Ищенко Геннадий Владимирович: другие произведения.

Друзья - правленый текст

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
  • Аннотация:
    Чужой для нас мир Сорта населён не только людьми, но и другим видом разумных – сорголами. Тысячи лет боги пользовались людьми, но пришло время перемен. Сорголам стало тесно на их материке, и настоящий хозяин планеты решил, что человечество должно исчезнуть, чтобы освободить свои земли для более развитого вида. Не знающие об угрозе уничтожения люди ведут свои войны, одна из которых круто меняет судьбу двух юношей – учеников старого мага


   Ищенко Геннадий 2017 г
   anarhoret@mail.ru
  
   Друзья
  
  
   Чужой для нас мир Сорта населён не только людьми, но и другим видом разумных - сорголами. Тысячи лет боги пользовались людьми, но пришло время перемен. Сорголам стало тесно на их материке, и настоящий хозяин планеты решил, что человечество должно исчезнуть, чтобы освободить свои земли для более развитого вида. Не знающие об угрозе уничтожения люди ведут свои войны, одна из которых круто меняет судьбу двух юношей - учеников старого мага
  
  
   Глава 1
  
  
   Стоявшие в воротах стражники приветствовали выехавшего из города всадника, который ответил им взмахом руки, и продолжили обсуждать прелести некой Ольши. Судя по тускло светившему через облака солнцу, время близилось к полудню, дорога радовала глаз отсутствием путников и обозов, а через пару свечей должны привезти обед и можно будет опустить решётку и немного отдохнуть от дежурства.
   Всадник был городским сотником Керимом из рода Варгов. Мужчина в расцвете сил, одетый в лёгкую броню, ехал на огромном чёрном жеребце, посадив перед собой мальчишку лет десяти. Красивое лицо Керима выглядело угрюмым, да и для мальчика эта поездка была не в радость. Оба молчали, пока окружавшие город вырубки не сменились росшим по обе стороны дороги густым лесом.
   - Ты будешь ко мне приезжать? - дрогнувшим голосом спросил мальчик.
   - Если вернусь, - ответил сотник. - Мы с тобой всё обговорили, сын. Не стал бы я отдавать тебя магу, если бы не война. Подумай сам, Дарк, что с тобой будет, если я погибну. Даже если город не подвергнется осаде, тебя быстро лишат дома и нашего золота. Ты ещё слишком мал, а у меня нет никого, кому можно было бы довериться.
   Они замолчали, и долгое время были слышны лишь перестук копыт, позвякивание сбруи и голоса птиц. Когда Керим увидел отходившую от дороги широкую и хорошо утоптанную тропу, он спешился и велел сыну пригнуться, чтобы ветви не выкололи глаза. Взятый под уздцы жеребец тоже наклонил голову и, ведомый хозяином, вошёл в лес. Шли недолго и закончили путь возле стоявшего на поляне большого двухэтажного бревенчатого дома, который добротностью и красотой отделки не уступал городским домам близких к графу людей. Сотник привязал коня к одному из закреплённых в стене колец, снял с седла Дарка и вместе с ним взошёл на крыльцо. Стучать не пришлось, потому что дверь им открыл мальчик такого же возраста, как и сотников сын. Судя по узору на рубашке, он был из купеческой семьи. Обычно дети не носили штанов, не было их и на обоих мальчишках.
   - Проходите в дом, - поклонившись, сказал сын купца. - Мастер вас ждёт.
   Приехавшие вошли в просторные сени и сняли сапоги и портянки. Маг встретил их в первой, самой большой комнате дома. Крепкий невысокий мужчина с красивым мужественным лицом выглядел лет на шестьдесят, но сотник точно знал, что ему больше ста. Как и у всех сильных магов, камень силы на его лбу светился даже сейчас, когда он не творил магии. Просторная рубаха была заправлена в кожаные штаны, доходившие до середины голени. В комнате было тепло, а полы покрывали шкуры, поэтому маг ходил босиком.
   - Приветствую великого Альпа! - поздоровался сотник.
   - И тебе привет, уважаемый Керим, - отозвался хозяин. - Хочешь вставить сыну камень?
   - Не только. Я хочу оставить его вам для учения. Через два дня войско покинет город, а городской предсказатель вытянул для меня чёрный камень.
   - Сарк редко ошибается, - сказал маг. - Мальчика не с кем оставить?
   - Жена умерла два года назад, других родственников нет, а те, кому я мог бы его доверить, уходят в поход.
   - У меня уже есть один ученик, но могу взять и вашего сына. Заплатите пятьдесят золотых за камень, а свою учёбу он отработает службой. Это камень лучше ставить малышам, а учёбу начинают с тринадцати лет или даже позже. Учтите, что вы лет на пять запоздали, поэтому ему не быть сильным магом.
   - Дарк с пяти лет носил повязку, - возразил Керим. - Я не хотел дырявить лоб малышу, а маг графа сказал, что достаточно прижать камень повязкой. Так делают большинство благородных. У меня самого такая.
   - И много вы можете? - с усмешкой спросил Альп. - Или вообще ничему не учились?
   - Могу предугадать удар и затормозить того, в ком нет силы, - ответил сотник. - Различаю ложь и ещё быстро затяну рану. Больше ничему не учился, потому что недосуг, да воину это и не нужно.
   - С повязкой большего и не будет, - сказал маг, - разве что проживёте дольше обычного. Ладно, платите деньги и можете ехать.
   Керим развязал кошель и отсчитал полсотни монет, а остальное золото отдал сыну, после чего, ни с кем не прощаясь, быстро ушёл.
   - Борис, покажи новичку его место, - приказал Альп. - Будьте готовы к тому, что я обоим сегодня поставлю камни. Боли не почувствуете, но два дня придётся полежать. На это время приглашу заменить вас кого-нибудь из деревни.
   Он забрал золото и вышел в другую комнату, из которой по лестнице поднялся на второй этаж.
   - Пойдём покажу нашу комнату, - сказал сын купца. - Это у тебя одёжа?
   - Рубахи, - ответил испуганный Дарк, прижимая к себе кожаную сумку. - Ты давно здесь?
   - Третий день, - ответил Борис. - На караван напали разбойники и убили отца. Мамка умерла, когда был мор, а сюда привёз старший брат. Заплатил за камень, а за учёбу буду четыре года прислуживать колдуну.
   - Магу, - поправил его Дарк. - Колдуны совсем другие. А почему не заплатили за обучение? Нет денег?
   - У брата много денег, - грустно сказал Борис. - Мы не обеднели даже после гибели каравана. Только он не захотел оставлять меня в семье. Через пять лет пришлось бы делиться, а теперь меня не примут в гильдию, а брат заплатит только за мою часть дома. Если к этому времени женится и наплодит детей, даст только пару сотен монет. Пойдём, а то сейчас придёт Мастер, и я получу по шее! Всё, что он приказывает, нужно делать бегом.
   Комната учеников оказалась самой маленькой в доме. В ней были одно окно, две кровати и несколько сундуков. Дарк положил в один из них сумку и сел на кровать.
   - Хорошо, что я здесь не один, - сказал он. - Расскажи, чем ты занимался, будет не так страшно ждать, когда этот Мастер придёт дырявить лоб.
   - Тем же, чем у нас в доме занимались слуги, - ответил Борис. - Каждый день нужно подметать полы, вытирать пыль и выносить мусор. Мастер готовит сам, но и на кухне приходится мыть и чистить овощи. Есть и много другой работы, но она не каждый день. Начинаю утром, а заканчиваю к ужину. Может, вдвоём будет легче.
   - А почему у него нет других слуг? - удивился Дарк. - Гребёт золото лопатой... Да за одну монету служанка нанялась бы на целый сезон!
   - До меня кто-то был, - понизив голос, сказал Борис. - А для чего ему платить, если есть я? А к готовке он никого не подпускает, потому что боится. Наверное, у Мастера много врагов, которые могут отравить. Вроде бы магия не распознаёт яды.
   - Я читал, что распознаёт. Может, он просто не умеет?
   - Прекратите болтать, - сказал открывший дверь маг. - Я раньше освободился, поэтому сейчас займусь вами. И не нужно так бледнеть, а то мне придётся тратить на вас силы. Быстро снимайте рубахи и ложитесь в кровати!
   Мальчики стянули рубашки и забрались на свои кровати. Альп подстелил под голову каждому разрезанный бычий пузырь, а на горло положил смоченную водой тряпицу. Начал с Бориса. Обмакнув в кувшин небольшой нож, он сделал надрез на лбу и раздвинул плоть. Видимо, мальчик не чувствовал боли, потому что даже не дёрнулся и не вскрикнул. Кровь текла слабо и впитывалась в мокрую ткань. Маг взял треугольную пластинку и начал с усилием вращать её в месте разреза, высверливая в кости коническое углубление для камня. От скрежета металла по кости Дарка начало трясти. Прервав работу, Мастер подошёл к мальчику и положил ему руку на лоб. Через несколько мгновений сын сотника уже спал.
   Сверление продолжалось свечу. Когда работа подошла к концу, маг стал очень осторожен. Он уже не так сильно давил на кость и часто простукивал углубление.
   - Пожалуй, хватит, - пробормотал Альп, промыл ребёнку лоб и взял в руки камень.
   Приклеив его в углублении смолой, он свел плоть и наложил тугую повязку. Последней была магия, которая обеспечивала отсутствие воспаления и быстрое заживление. При этом камень на лбу мага вспыхнул ярким голубым светом, и гораздо слабее засветился тот, который достался Борису. Его свечение было едва видно через повязку. Усыпив одного мальчишку, Мастер занялся другим. Всё повторилось, и через свечу спящий Дарк был благополучно прооперирован. Облегчённо вздохнув, маг вышел из комнаты. Иной раз установка камня проходила не так удачно и приходилось прикладывать большие усилия, чтобы сохранить ученика и его рассудок. Когда-то лоб сверлили насквозь и камень закладывали внутрь черепа, получая намного более сильных магов, только после этого умирал каждый третий мальчишка.
   Ученики проспали до утра. Первым проснулся Дарк и потянулся рукой ко лбу.
   - Убери руки! - сердито сказал стоявший в дверях Альп. - Чтобы никто из вас не смел прикасаться к повязке! Сейчас я кое-что сделаю, а вы скажете, что при этом почувствовали.
   - Я ничего не чувствую, Мастер! - сказал тоже проснувшийся Борис, испуганно глядя на пылающий камень мага.
   - А у меня лоб стал холодным, - добавил Дарк. - Как будто приложили кусок льда.
   - Видимо, повлияло то, что ты пять лет носил повязку, - сказал ему маг. - Борис будет магом средней силы, ну а ты можешь стать сильнее. Насколько - этого я пока не скажу. Обоим разрешаю вставать только для того, чтобы справить нужду. Есть сегодня не будете. Можете болтать, чтобы убить время, но лучше больше спать.
   В этот день работы по дому выполняла деревенская девушка, она же вынесла их горшки и принесла воду. Время тянулось медленно, заснуть не удавалось, а для долгих разговоров не было настроения. Дарк тяжело переживал разлуку с отцом и боялся того, что предсказатель окажется прав и он станет сиротой. Борис ещё не свыкся со смертью отца и поступком старшего брата, поэтому тоже не проявлял желания общаться. Сегодня не было изматывающей работы, поэтому в голову лезли тяжёлые мысли, а на глаза наворачивались слёзы.
   Альп появился у них после заката, увидел заплаканные глаза и усыпил обоих.
   На следующее утро они проснулись почти одновременно, с сильным чувством голода. За окном было темно, и пришлось долго лежать, пока рассвело и пришёл Мастер. Он намочил и снял повязки, а потом разрешил встать. Ещё одна проверка показала, что теперь и Борис чувствует холод. Камни на лбу у мальчишек довольно ярко светились.
   - При чужой магии свечение будет всегда, - сказал Альп, - а холод почувствуете только тогда, когда эта магия будет направлена на вас. Кое-каким мелочам научу через несколько дней, а основная учёба будет, когда вам исполнится тринадцать. Сейчас поедите и будете отдыхать. К работе приступите завтра.
  
   Прошли три года, занятые чёрной работой. То, что мальчишек было двое, не принесло им облегчения. Маг легко находил работу и следил за тем, чтобы слуги не бездельничали. Никто из них не занимался этим дома, но оба быстро привыкли к унизительной для их сословий работе. У Бориса не было семьи, а вскоре её не стало и у Дарка. Исполнилось предсказание Сарка, и в сражении с торийцами погиб его отец. Золото рода Варгов было предусмотрительно спрятано в надёжном месте, а лишившийся хозяина дом достался графу и был им кому-то подарен. Мастер Альп стал для обоих единственной надеждой на достойное будущее, вот только это будущее приходилось отрабатывать, забыв о гордости. К магу часто обращались за помощью богатые горожане Кошта и бароны графства, иной раз приходили и крестьяне из ближней деревни. В основном просили вылечить болезни и раны и вставить детям камни силы. Когда привозили мальчишек, Дарку с Борисом приходилось уступать им свою комнату и ночевать на сеновале. Просители расплачивались с Альпом золотом, исключением были крестьяне, платившие продуктами и сеном для коня мага.
   Борису первому исполнилось тринадцать, но маг занялся их учёбой только через две декады, когда порог зрелости переступил и Дарк. Нанятая в деревне девушка избавила ребят от уборки и многих других дел. Мастер не освободил их только от работы на кухне, которой сам теперь не занимался.
   Учёба сводилась к чтению нескольких книг и попыткам освоить прочитанное. Альп объяснял то, что у них не получалось понять самим, но делал это редко. Поначалу его ученики не могли похвастать большими успехами, и только через год в них проснулась сила.
   - Так и должно быть, - говорил Мастер. - Камень вас меняет, но для изменений нужно время. И ваши занятия этому способствуют. Теперь будет намного легче.
   В четырнадцать оба стали на голову выше и начали обрастать мышцами. Юноши ещё больше окрепли, после того как учитель заставил их выполнять воинские упражнения.
   - Магию хорошо подкреплять сталью, - сказал он, бросив на одну из кроватей два затупленных меча. - Пока обратитесь к силе и она убьёт ваших врагов, они порубят вас на куски. Заниматься будете сами, я лишь вложу в ваши головы необходимые знания и помогу вылечиться, если вы по дурости покалечите друг друга.
   Доучиться у них не получилось. Остался один сезон занятий, когда на королевство Доршаг напали торийцы. Новость узнали от купца, который привёз на лечение больную жену.
   - Плохо дело! - говорил он магу. - Они сильно потрепали королевское войско пять лет назад, но тогда удалось отбиться. Боюсь, что сейчас это не получится. И наших в два раза меньше, и во главе стоит не герцог Даргус, а сам король, который не участвовал ни в одном сражении. Наверное, уеду к соседям в Лебарию. Если наших разобьют, Кошт будет занят через три дня!
   Этот разговор подвинул Мастера подготовиться к бегству.
   - Я хорошо знаю торийцов, - сказал он юношам. - Тора в два раза больше нашего Доршага и не завоевала его только из-за вражды с урамцами. Но теперь эта вражда в прошлом, а королевские дома Торы и Урама породнились, так что, возможно, к нам придут две армии. Король слишком юн и сделал глупость, отправив в ссылку герцога Даргуса. Королевство завоюют, и с год в нём не будет закона и порядка. Я не собираюсь гибнуть или прогибаться под торийцов. Лучше уехать в Лебарию, как это сделал купец. Это большое и богатое королевство с сильной армией, которое не по зубам соседям. Мы верим в одних богов и говорим на одном языке, и с золотом там будет нетрудно устроиться. Дарк, возьми этот кошель и отправляйся в деревню. Найдёшь старосту и передашь, что я велел купить двух лошадей и телегу. Для путешествия будет мало одного Красавчика. Многое придётся бросить, но золото, книги и оружие я увезу. Если захотите, можете ехать со мной, а если останетесь, я найду других попутчиков. Я отправляю Долю в деревню, так что пойдёте вдвоём. И возьмите нормальные мечи вместо тех железок, с которыми тренировались.
   Им шили одежду в четырнадцать лет, и у Дарка не получилось надеть штаны. Он с трудом натянул их на ноги, но не смог свести в поясе. Пришлось идти так, как он ходил дома, - в одной рубахе. Для юноши это не было нарушением приличий, но он решил купить в деревне хотя бы крестьянские портки. Потом их можно заменить на более пристойные. Сапог тоже не было, поэтому отправился босиком. Доля, симпатичная девушка семнадцати лет, собрала свои вещи в узел и поспешила его догнать.
   - Не торопитесь так, господин! - попросила она. - Я за вами не успеваю.
   - Быстрее шевели ногами, - неприветливо буркнул Дарк, но пошёл медленней.
   Неприветливость объяснялась мыслями о том, как перед бегством забрать отцовское золото. К тому же он был неравнодушен к прелестям девушки, и она об этом знала. Дарк даже хотел предложить ей сходить на сеновал, но не успел из-за отъезда. Ей тоже нравился этот юноша из благородных. Молодой, но уже сильный, к тому же маг. Она видела его без рубахи и смогла оценить, а если учесть, что маги долго не устают в любви... И собой он был хорош - не сравнить с круглолицыми деревенскими парнями. Они ещё не вышли из леса, когда Доля решилась. Обогнав Дарка, она без разговора подняла его рубаху.
   У юноши не было опыта в любви, а девушке только два раза задирали подол, но они быстро приноровились друг к другу. К тому же Дарк применил магию, усилив желание Дарки и придавив своё, поэтому всё прошло просто замечательно. После этого свечу лежали на мху, а потом продолжили путь.
   - Мне ни с кем не было так хорошо, - отряхнув платье, сказала девушка. - Жаль, что вы уезжаете!
   - Мне тоже жаль, - отозвался он, думая, дать ей одну монету или перебьётся. Серебрушку дал бы, но давать золото не хотелось. Слишком жирно для одного раза.
   До деревни шли до полудня, и Дарк успел восстановить силы. Догнав ушедшую вперёд Долю, он задрал ей платье и пристроился сзади. На этот раз обошёлся без магии, но всё прошло ещё лучше.
   - Мне хватит, - придя в себя, сказала девушка, - иначе будет болеть нутро. И деревню уже видать, а если нас увидят за этим делом, вас могут побить. У нас есть такие парни, что не убоятся мага. Я провожу вас к дому старосты, а потом вернусь в свой.
   В деревне было меньше сотни дворов, поэтому хождения не заняли много времени. Староста был дома и отнёсся к Дарку без должного уважения. Камень на лбу был, но простая рубаха, отсутствие штанов и босые ноги не располагали к почтению. Забрав золото, он пообещал, что вскорости пригонит нужный магу воз. Юноша напился молока и ждал хозяина во дворе, сев на чурбан для колки дров. Посмотрев на одежду старосты, он передумал покупать у него штаны. Уж лучше походить в одной рубахе, чем носить такое...
   Вскоре он услышал приближавшийся скрип, который заглушал топот копыт. У ворот остановился большой воз, запряжённый двумя лошадьми. Скрипели ничем не смазанные деревянные оси.
   - Смажьте дёгтем! - сказал он спрыгнувшему с облучка старосте.
   - Не буду я этим заниматься, - отказался мужик. - Дам дёготь, а мажьте сами.
   Дарк так разозлился, что чуть было не применил магию. Сдержался в последний момент, вспомнив, что полагается по закону за магическое принуждение даже к крестьянам. Маг мог подчинять только при угрозе жизни. Этот закон не выполнялся в сражениях и схватках со всяким сбродом, в остальных случаях маг рисковал лишиться жизни. Конечно, из-за крестьян не убьют, но заставят заплатить большой штраф. Одному с колёсами не управиться, поэтому придётся до самого дома лишить себя слуха.
   Править повозкой - дело нехитрое, и юноша, не отвлекаясь на лошадей, до самого дома решал, уедет он с Альпом или будет спасаться самостоятельно. Ему до смерти надоело прислуживать Мастеру, но совместная поездка была безопасней и давала надежду закончить обучение. Если уедут завтра, а ему сегодня дадут коня, можно будет быстро забрать спрятанное золото. Вряд ли он когда-нибудь вернётся из Лебарии в родное королевство. В конце концов Дарк решил, что поступит так же, как и Борис. Они сдружились и не собирались расставаться.
   Когда строили дом Мастера, вдоль тропы вырубили деревья, чтобы могла проехать телега. Ехать мешали ветви, других препятствий не было. Кони наклонили головы и быстро привезли воз к самому дому. Перед тем как войти, он вернул себе слух.
   - Почему так долго? - недовольно спросил стоявший в сенях Мастер. - И что это за визг? Не мог заставить крестьян смазать колёса?
   - Пока я в таком виде, могу заставить только магией, - разозлился Дарк. - Мужики и те одеты лучше. Дали дёготь...
   - Разболтались, - сделал вывод Альп. - Наверное, узнали от Доли о моём отъезде. Ладно, смажем сами. Но ты прав: вас нужно нормально одеть. Сейчас съезжу в город и куплю штаны и несколько пар сапог.
   - Мне тоже нужно отлучиться, - решившись, сказал Дарк. - Отец спрятал деньги, без которых я не уеду.
   - Распрягите лошадей, - подумав, решил маг. - В конюшне есть второе седло. Оседлаешь одну из своих покупок и заберёшь отцовское золото. Только не забудь вооружиться и не загони лошадь. Она в последний раз бегала в далёком детстве.
   Следующие две свечи занимались с повозкой. Сняли упряжь, стараясь запомнить, что и как в ней крепится, а потом оседлали одну из лошадей. В последнюю очередь по одному сняли колёса и густо смазали оси вонючим дёгтем.
   - Надолго уедешь? - когда закончили, спросил друга Борис.
   - К вечеру должен вернуться, - ответил Дарк. - Мастер уже уехал, поеду и я, сейчас только вооружусь.
   Он сбегал за мечом, взял под уздцы крестьянскую лошадку и увел её по тропе.
   Когда друга скрыли деревья, Борис отвёл вторую лошадь в конюшню и вошёл в дом. Впервые за пять лет он был в нём один. Проверив, нет ли магических меток на лестнице, он поднялся к тем комнатам, в которых жил маг. Когда в них занимались уборкой, это всегда делалось в присутствии Альпа. Подходить к комнатам в его отсутствие запрещалось, и никому из них даже в голову не пришло, что можно нарушить этот запрет.
   Дверь в ближайшую комнату была приоткрыта, а на полу стояли небольшие кожаные сумки. Посмотрев магическим взглядом, Борис опять не увидел ловушки, попробовал поднять одну из них и с трудом смог это сделать.
   "Сколько же здесь золота? - подумал юноша. - Наверное, на него можно купить баронство. Как же Мастер оставил его без защиты? Или защита всё-таки есть, но такой неуч, как я, её не увидел?"
   Поставив сумку на место, он вернулся в свою комнату. Борис во всём уступал другу. Он не был так силён и красив, как Дарк, и не имел благородства рода и такой магической силы. А теперь выяснилось, что у друга есть золото. Было немного завидно, но эта зависть не рождала злости к Дарку, только жалость к себе. Сын сотника прочно занял в его жизни место, потерянное пять лет назад старшим братом. Пятнадцать лет - это не настоящая зрелость, и многим в этом возрасте хочется чьей-то заботы и покровительства. Если такой помощи не оказывали родственники, это могли сделать друзья. Наверное, когда-нибудь их дороги разойдутся, но пока Борис готов был сделать всё, чтобы этого не случилось.
   "Почему меня понесло в комнаты Мастера? - подумал он. - Посмотреть на золото? Я и так знал, что оно там есть. Неужели на меня так подействовали перемены, что стал делать глупости? Почему-то я уверен в том, что учитель узнает о моём проступке".
   Первым из города вернулся Альт. Он зашёл в комнату учеников и бросил Борису две сумки.
   - В одной ваши штаны, а в другой четыре пары сапог. Что-нибудь себе подберёте. Утром должны уехать. Я узнал, что была битва с войском Торы. Наших разбили, а король возглавил атаку и был убит в самом начале сражения. Скажи, ты поднимался на второй этаж?
   - Поднялся, но ничего у вас не взял, - признался Борис. - Сам не знаю, для чего это сделал.
   Даже маг не мог солгать другому магу, вот обладателю повязки можно было попробовать. Их способности проявлялись к обычным людям или таким же, как они сами, но не к настоящим магам.
   - Ладно, пойду отдыхать, - сказал Альт. - В моём возрасте лучше не снимать усталость магией, а просто поспать. Если у Дарка всё будет в порядке, ужинайте без меня, запирайте двери и ложитесь спать. Если он не приедет дотемна, разбудишь.
   Друг приехал, когда уже стемнело и встревоженный Борис собрался будить учителя.
   - Я не мог раньше управиться с этой клячей, - сказал он в оправдание. - Она может только идти шагом. Сберёг силы и не пришлось тащить золото самому, а по времени я добежал бы быстрее. Где Мастер?
   - Он бросил незапертой свою комнату и не поставил заклятия, - сказал Борис. - Я поднялся, а у него там стоят сумки с золотом. Попробовал поднять одну и чуть не надорвал пуп. Учитель, когда вернулся, спросил, был я у него или нет. Сам понимаешь, что я не мог соврать. Он даже не поругал, а пожаловался на усталость и ушёл отдыхать. Сказал, чтобы я разбудил, если ты не вернёшься.
   - Не помню, чтобы он когда-нибудь жаловался на усталость, - удивился Дарк. - Одежду привёз?
   - Сумки на твоей кровати. Я уже подобрал себе штаны и сапоги. Да, он сказал, что было сражение, в котором наших разбили. Король погиб, а значит королевство будет захвачено. Завтра утром уезжаем. Удачно съездил?
   - Держи, - Дарк протянул другу тяжёлый кожаный кошель. - В нём две сотни монет. Да бери же! Я отдаю не последнее, у меня ещё три таких же.
   - Спасибо, - поблагодарил Борис. - Ты расседлал лошадь? А то я могу сбегать.
   - Расседлал и накормил. Давай поедим сами и будем отдыхать. Я сегодня устал, а завтра нам могут понадобиться все силы.
  
  
   Глава 2
  
  
   Маг разбудил, когда за окном было темно. Первым делом поели, а потом занялись сборами. Быстро запрягли лошадей и подогнали воз к крыльцу. Первым погрузили золото. Носили вдвоём по одной сумке.
   - Укладывайте на самое дно, - приказал Альп. - Не знаю, сколько ты привёз золота, но, если поможете мне добраться до Лебарии, дам каждому тысячу монет. Само собой, вы сможете доучиться.
   После золота настал черёд оружия. У Мастера оказалось с полсотни мечей и кинжалов из прекрасной стали, богато украшенных золотом и камнями. Их тоже спрятали под сеном и мешками с овсом.
   - Арбалеты оставим себе, - сказал он, передавая им оружие. - Если на нас нападут, сможем завалить сразу трёх врагов. Вы из них не стреляли, но я вкладывал в ваши головы все воинские премудрости. А себе возьму две перевязи с ножами. Вы знаете, как их метать, но без тренировок за это оружие лучше не браться. Для него мало одного знания.
   Когда закончили с оружием, маг отобрал ту еду, которую нужно было отнести в воз, и занял этим учеников, а сам пошёл собирать свои вещи. У Дарка с Борисом не было ничего, кроме золота, поэтому, уложив в воз продукты, они побежали седлать Красавчика. Закончив сборы, забили гвоздями обе двери и выехали к дороге. Все сели в воз, а жеребца привязали за повод к заднему облучку. Ученики правили попеременно, а учитель лежал на сене и, судя по выражению лица, думал о чём-то невесёлом. Солнце ещё не взошло, но было уже достаточно светло, чтобы рассмотреть тропу.
   Воз едва заметно раскачивался, и неспешная езда на мягком сене навевала сон. Его можно было прогнать разговором, но юноши не хотели мешать учителю. Колёса после смазки едва скрипели, и вообще шум от движения был слабым и скоро к нему привыкли и перестали замечать. Когда выехали на дорогу, Альп поторопил сидевшего с вожжами Дарка:
   - Подгоняй лошадей, а то таким ходом мы и к вечеру не доберёмся до Кошта, а в нём ещё нужно кое-что сделать.
   После нескольких ударов кнутом лошади пошли быстрее. Кнут не только добавил скорости, он и прогнал у Дарка дрему.
   - Мастер, - обратился он к учителю. - Вы не расскажете о дороге? Я читал о Лебарии в детстве, но уже ничего не помню. Долго до неё ехать?
   - Дней десять будем ехать по Доршагу, а потом будет Лебария, - ответил Альп. - Нужно добраться до её столицы, а это ещё несколько дней пути. До дождей должны успеть. Путь трудный и опасный, особенно сейчас, поэтому вас двоих будет мало. В Коште купим шатры и наймём двух охранников. Выехать из него нужно сегодня, потому что завтра может подойти армия Торы. Я удовлетворил твоё любопытство? А теперь не мешайте: мне нужно подумать.
   Дальнейший путь проделали молча и за четыре свечи до полудня были у городских ворот Кошта. Стражники увидели мага и поспешили освободить проезд. С магов и благородных не брали въездного сбора, только с простолюдинов и купцов.
   - Правь на городской рынок, - приказал Альп. - Не забыл, где он?
   - Помню, - ответил Дарк. - По пути будет трактир "Гордость наёмника", может, сделаем остановку?
   - Охранников наймём на рынке, - ответил учитель. - Я не хочу брать членов их гильдии. На рынке один из вас останется с лошадьми, а другой пойдёт со мной. И не зевайте, а то мигом срежут кошели. Лучше вам прикрыть их рубахами. А людей на улице меньше обычного. Наверное, самые умные из горожан уже пустились в бега.
   Рынок располагался в центре Кошта, на одной из трёх городских площадей. Юноши были на нём много лет назад, но и они заметили, что горожане не столько делают покупки, сколько возбуждённо обсуждают новость о разгроме армии и гибели короля.
   Дарк остановил лошадей возле других повозок и остался их сторожить, а маг с Борисом ушли в толпу. Вернулись они две свечи спустя. Друг нёс тяжёлый свёрток, а рядом с Альпом шли два наёмника. Все с трудом уместились на возу, после чего учитель приказал ехать к трактиру "Счастливая дорога".
   - Если не помнишь, где он, наёмники подскажут. Им нужно забрать свои вещи и коней. После этого уедем из города.
   Оба наёмника были в летах, но выглядели очень крепкими. Каждый из них надел лёгкие доспехи из подшитой несколькими слоями ткани кожаной куртки, нагрудника и наручей со шлемом. Ноги защищали наколенники и сапоги с нашитыми железными пластинами. На поясе у каждого висели меч и кинжал, а за спиной - арбалеты в два раза меньше тех, которые забрали из дома. Более высокого и сильного звали Колем, а его напарника - Маршем. Дарк не знал дороги и правил, руководствуясь их указаниями.
   - Смотри, мой дом! - воскликнул Борис и показал рукой на большой одноэтажный особняк, окружённый высокими деревьями. - Ворота и калитка заперты, наверное, брат уехал из города.
   - К завтрашнему утру многие сбегут, если успеют это сделать до подхода торийцев, - сказал Коль. - Город некем защищать, поэтому им откроют ворота. Только вряд ли это убережёт жителей от насилия и грабежей. Вожди Торы не будут сдерживать солдат. Если бы не ваш наём, мы и сами сегодня уехали бы. Правьте вон к тому дому с вывеской.
   Дарк остановил лошадей возле трактира и вошёл в него вместе с магом и наёмниками. С лошадьми на этот раз остался Борис. Коль с Маршем поднялись по лестнице в свою комнату, а маг сел за один из столов трапезной и рукой подозвал к себе трактирщика.
   - Мне нужно копчёное мясо, любезный, - сказал он подбежавшему толстяку. - Можете продать? Если есть свежий хлеб, возьму несколько булок. И скажите, чтобы подали обед на троих. Пообедаем, пока соберутся ваши постояльцы.
   Трактирщик убежал на кухню и вскоре вернулся со слугами, которые поставили на стол блюда с мясом и овощами и принесли несколько сумок с хлебом и копчёностями.
   - Ешь быстрее, - приказал Альп, - потом отнесёшь сумки и пришлёшь сюда Бориса. Наёмники поедят в седле. Так, это что ещё за явление?
   К их столу подошёл невысокий юноша лет шестнадцати, в дорожной кожаной одежде и с серебряным обручем на лбу. На обруче едва заметно светился камень силы. На поясе у незнакомца висели легкий меч и кинжал в богато украшенных ножнах, а в руках он держал охотничий лук и колчан со стрелами.
   - Вы уезжаете из Кошта? - звонким голосом спросил юноша. - Могу я узнать куда?
   - Для чего вы это сделали? - не отвечая, спросил маг. - Для того чтобы девица притворялась мужчиной, должны быть веские основания.
   - Как вы узнали? - растерялась переодетая парнем девушка. - Я ведь закрылась магией!
   - У меня помимо магии есть опыт долгой жизни, - усмехнулся Альп. - Если вы мне не ответите, можете не рассчитывать на помощь.
   Остального разговора Дарк не услышал. Он успел съесть свой обед и был отправлен к лошадям. Вскоре из трактира вышел учитель с Борисом и девицей, которая повесила колчан на плечо и освободила руку для сумки. Вслед за ними, тоже с сумками в руках, появились наёмники и побежали к конюшне за лошадьми.
   - Это наш новый попутчик, - буркнул маг Дарку, забираясь в воз. - Зови Велом. Он, как и ты, благородный. Выдели ему место и не приставай с расспросами. Поехали, наёмники нас догонят. Чем дальше мы окажемся от этого города, тем будет лучше.
   Борис сел на облучок рядом с другом, освободив место для девушки. Они не успели проехать и двух сотен шагов, как услышали приближающееся цоканье копыт о брусчатку. Наёмники рысью догнали воз и перевели коней на шаг. Пока ехали по городским улицам, воз сильно трясло, но как только брусчатка сменилась накатанной до твёрдости камня дорогой, тряска прекратилась и учитель тут же уснул.
   - Кто она? - еле слышно спросил Дарк друга.
   - Не знаю, - так же тихо ответил тот. - При мне об этом не говорили. Учитель сказал, что это девушка, а больше ничего. Вел - это мужское имя, наверное, с ней нужно вести себя как с парнем. Хорошо, если она умеет стрелять. Сейчас трудно найти хорошего лучника.
   - Интересно, где заночуем? В трактире или в купленных вами шатрах?
   - Сегодня остановимся в трактире, - не открывая глаз, сказал маг. - Ещё затемно должны подъехать. Вот завтра будут шатры. И прекратите болтать, мешаете спать.
   "Интересно, что он сделал? - подумал Дарк. - Можно обострить слух магией, но для чего это учителю? Обычный человек не услышал бы нашего разговора. А девушка должна быть красивой, зря она так коротко обрезала волосы. И камень носит не в повязке, а на обруче. По слухам, так делают благородные в столице".
   Трудно придумать более скучное занятие, чем неспешная езда, когда нельзя скрасить дорогу беседой. Они несколько раз поменялись местами, прежде чем увидели придорожный трактир.
   - Вот в нём и остановимся, - открыл глаза маг. - Другой будет только завтра к обеду. Поторопите лошадей, я проголодался.
   Дарк въехал в распахнутые ворота, подождал, пока все покинут воз, и направил его к конюшне, спеша избавиться от лошадей. Конюх хотел, чтобы юноша сам их распрягал, но увидел камень и отстал. Когда он появился в трактире, спутники уже сидели за столами трапезной, а слуга бегом носил блюда с едой. Наёмники расположились отдельно от остальных, девушка тоже выбрала свободный стол, а маг сидел со своим учеником. Кроме их компании здесь же ужинали двое мужчин, судя по одежде и манерам, из благородных. Кивнув им, Дарк сел за стол рядом с другом. Он проголодался, а только что приготовленное мясо было умопомрачительно вкусным, поэтому во время еды ни на что не отвлекался. Когда закончил ужинать, увидел, что в трапезной нет никого, кроме Бориса.
   - Пойдём, - сказал друг, поднимаясь из-за стола, - покажу тебе нашу комнату. Мастер поселился отдельно, девушка - тоже, а наёмники перенесли золото и ушли на сеновал.
   - Я совсем о нём забыл! - воскликнул Дарк. - Учителя хватил бы удар, если бы украли!
   - Старик наложил на него какое-то заклинание, - объяснил Борис. - Конюх скорее зарезал бы родную мать, чем притронулся к сумкам. Но на ночь приказал принести в его комнату. У наёмников едва не отвалились руки. Мастер и на них подействовал, чтобы не возникла мысль нас прирезать. Ладно, главное, что наше всегда с нами. Как ты думаешь, учитель выполнит обещание? За тысячу золотых можно купить неплохой дом.
   - Я думаю, что выполнит. У старика столько золота, что он не заметит убыль двух тысяч. Мы крепко к нему привязаны и будем нужны не только в дороге. Даже если закончим учёбу, не нужно спешить с уходом. Одно дело, если бы мы остались в Доршаге и другое - на чужбине. Показывай комнату, а то я сейчас засну. Плохо, что так поздно поужинали, но я ничего не могу с собой поделать: глаза сами закрываются.
   Они поднялись по скрипучей лестнице на второй этаж, и Борис открыл дверь полученным у трактирщика ключом. В маленькой комнатке было темно, поэтому юноши на ощупь нашли кровати, сняли сапоги и легли спать.
   Утром Дарка разбудил друг. Ему приспичило справить нужду, но из-за скрипучей кровати это не получилось сделать тихо. Заснуть снова не смогли, и оба, почувствовав голод, спустились в трапезную. Трактирщик уже был на своём месте, а из постояльцев за столом сидела одна девушка. С кухни доносился стук и тянуло запахом жареного мяса, и юноши тоже заняли стол и стали ждать, когда их обслужат. К удивлению Дарка, девушка тут же пересела к ним.
   - Привет! - поздоровался он. - Не скажешь, как тебя звать, когда рядом нет посторонних? Велом - как-то неудобно.
   - Зовите Велой, - ответила она. - Вы кто такие? Вчера так и не представились.
   - Слышала, что сказал наш учитель? - спросил Дарк. - Мы не закончили обучение, поэтому стараемся с ним не спорить. Я сын сотника Кошта Дарк из рода Варгов, а это мой друг Борис. В отличие от нас, он из купцов, но для меня это ничего не значит. К тому же для магов главное не знатность, а сила и опыт в искусстве. А кто ты? Или это секрет?
   - Был секрет, - вздохнула Вела. - Хотела мужчиной пристать к какой-нибудь компании, но ваш учитель разгадал обман. Я дочь опального герцога Даргуса. Король не только выгнал отца из столицы, он отобрал наш дворец, и мне пришлось жить у тётки. У меня было своё золото, поэтому наняла одного из бывших дружинников отца и поехала к нему в Варум. Добралась до вашего Кошта и узнала о разгроме армии. Дружинник отказался ехать к границе с Торой и сбежал, забрав моего коня, а теперь бегу и я. Королевство быстро захватят, а в таких случаях обычно вырезают все герцогские семьи. Тем более не пощадят семью того, кто разбил их армию пять лет назад. Надеюсь, что отец тоже уедет в Лебарию и мы там встретимся. Он самый дорогой для меня человек. Мать умерла так давно, что я её совсем не помню. Есть ещё брат, но мы никогда не были близки. Дальних родственников много, но я никому из них не нужна. А что с вашими семьями?
   - У меня нет родных, - ответил Дарк. - Последним пять лет назад погиб отец в том сражении, когда разбили торийцев. А у Бориса остался брат, который выпер его из семьи на обучение магу, поэтому можно считать, что и у него никого нет.
   - Вы действительно умеете стрелять из лука? - почтительно спросил Борис.
   - Боевой не натяну, а из охотничьего за сто шагов попаду в сердце! - с гордостью сказала Вела. - Лук - это у нас семейное увлечение. Прадед взял в жёны дочь одного из ханов Зары, а там даже дети не ложатся спать без лука. Мечом работаю неплохо, только не хватает сил. Могу отбиться от разбойников, но не от мастера. А почему ты спросил?
   - В лесах много разбойников, для которых лук - это основное оружие. Караван отца тоже побили стрелами. У них паршивые луки, но когда из засады стреляет толпа, хватает и их. А у нас только арбалеты, из которых успеем выстрелить один раз.
   - А магия? - удивилась девушка. - Разве вы не почувствуете засаду?
   - Мастер, может быть, и почувствует, а мы такую магию ещё не учили.
   Прибежал слуга с подносом и принялся быстро ставить на стол блюда с завтраком, которым занялись, на время отставив разговоры. Когда уже заканчивали, в трапезную спустились маг и вчерашние дворяне, а немного позже подошли и наёмники.
   - Я вижу, что вы уже нашли общий язык, - сказал Альп, садясь за их стол. - Может, переоденетесь?
   - Мы путешествуем без кареты, поэтому в мужской одежде удобнее, - отказалась Вела. - Наверное, прекращу бинтовать грудь, а на чьё-то осуждение можно плевать. Вот когда приедем в Лебарию, придётся соблюдать приличия.
   - Как хотите, - не стал он настаивать. - Мне это безразлично. Уже поели? Тогда я вас не задерживаю. Как только мы позавтракаем, сразу же выедем.
   Когда выносили золото, в коридоре столкнулись с ещё не съехавшими постояльцами. Только полный кретин не понял бы, что с таким трудом тащат наёмники. Эти благородные не были кретинами, и Мастеру очень не понравился их интерес.
   - Кто эти двое? - спросил он трактирщика, махнув рукой в сторону лестницы.
   - Один из них управляющий нашего барона, - ответил тот, - а другого я не знаю. Постояльцы очень редко представляются.
   Конюх уже запряг лошадей в воз и оседлал Красавчика, поэтому подождали, пока наёмники управятся со своими конями, и выехали на дорогу.
   - В ближайшем городе купим карету и верховых лошадей, - хмуро сказал маг. - Я хотел это сделать в Коште, но на рынке не было карет на продажу, а мы не могли там задерживаться. Нас слишком мало, чтобы отбиться от большого отряда, а сейчас не на чем уйти от погони. К тому же карета движется в два раза быстрее этого воза.
   - Вы чего-то опасаетесь? - спросила Вела.
   - Управляющий барона Маля видел, сколько у меня золота, - нехотя ответил Альп. - Вряд ли столько наберётся у его господина. Это провинция, и здесь очень простые нравы, тем более сейчас, когда нет королевской власти. Боюсь, что за нами вышлют погоню. В таких случаях не оставляют свидетелей, так что повод бояться есть и у вас.
   - Барон наверняка отправился на войну с Торой и взял с собой почти всех дружинников, - сказал Коль. - Я говорю к тому, что погоня не будет многочисленной. Вряд ли за нами отправят больше десяти воинов.
   - Нам хватит и их, особенно если не бить их из засады. Если выкрутимся, куплю небольшие кошели и разложим золото в них. Каждый возьмёт, сколько сможет, а остальное можно оставить в сумках. Они уже не будут так бросаться в глаза.
   - Не боитесь, что мы сбежим с вашими кошелями? - спросил Марш.
   - Не сможете, - буркнул маг. - Я предупреждал при найме, что могу использовать силу, вот её и использовал. Когда приедем в столицу Лебарии, получите двойную плату.
   - Может, остановимся и подождём? - предложила Вела. - Если внезапно ударим стрелами...
   - Мне не хочется задерживаться, - отозвался Альп. - К тому же скоро по этой дороге побежит много людей. Будет плохо, если мы перепутаем их с дружинниками Маля. Сейчас мы без труда вселились в трактир, а если ждать полдня, нас опередят и не останется свободных комнат.
   - Тогда мне в голову приходит только одно, - сказал Коль. - От идущего галопом отряда будет много шума, который мы услышим за пол-лиги* и успеем вместе с золотом и лошадьми уйти в лес. Воз бросим. Если погоня войдёт в лес, мы её обстреляем. Дружинникам придётся идти в полный рост, а мы будем бить их, сидя за кустами. На дороге у нас нет шансов. Вам нужно было не жалеть золота и нанимать не двух охранников, а десяток. Тогда ехали бы, наплевав на местных баронов и разбойников.
   (*Здесь лига - это тысяча шагов или примерно семьсот метров)
   - Я очень долго прожил на одном месте и не собирался никуда бежать, - ответил ему маг. - Всё произошло неожиданно, и не было времени на подготовку. И я не мог нанимать многих, потому что на них не хватило бы сил, а доверять столько золота без магии... Я ещё не сошёл с ума! Примем ваш план, потому что в нашем положении не придумаешь ничего лучше.
   Лошади за ночь отдохнули, и им было нетрудно тянуть по хорошей дороге почти пустой воз, поэтому пообедали без остановки окороком и хлебом. Вскоре ехавший последним Марш сказал, что их догоняют всадники. Борис остановил лошадей, и все, кроме Велы, принялись носить золото к ближайшим кустам. Магу было жаль оружия, но его пришлось оставить. Последними с дороги увели Красавчика и лошадей наёмников. Топот копыт был уже близко, когда они засели в кустах и направили на дорогу арбалеты.
   Из-за поворота показались первые всадники. Увидев брошенный воз, они придержали коней и попытались выяснить, куда делись люди. На дороге собралось полтора десятка хорошо вооружённых мужчин. Чуть позже к ним подъехала карета, из которой, приоткрыв дверцу, выглянула молодая женщина. На козлах сидел не кучер, а дружинник.
   - Это не погоня, - сказал Мастер. - Видите высокого мужчину в сером? Это маг нашего графа, а женщина в карете очень похожа на графиню. Дарк, сходи к ним и выясни, кто они.
   Юноша оставил арбалет и направился к дороге. Его почти сразу заметили.
   - Кто такой и почему прячешься в лесу? - властно спросил мужчина лет сорока, который отличался от остальных более богатой одеждой. Как и у дружинников, у него на лбу была повязка с камнем силы.
   - Ученик мага Альпа Дарк. Я сын погибшего сотника Керима из рода Варгов. Вы граф Сарк?
   - Не врёшь, - сказал он. - Нет, я не граф, а капитан его дружины благородный Мар из рода Партов. Граф ушёл в поход с королём и пока не вернулся. Так что ты делал в лесу?
   - Мы едем в Лебарию, - ответил Дарк. - У моего учителя были подозрения, что его хотят ограбить. У нас только два охранника, поэтому, услышав топот, укрылись в лесу. Меня послали узнать, кто вы.
   - Какая сила у этого Альпа? - спросил капитан у мага графа.
   - Он намного сильнее меня, - ответил тот. - Нужно предложить ему помощь и потребовать службу. Его ученики и охранники тоже будут нелишними. Жизнь графини...
   - Довольно! - оборвал его Мар и обратился к юноше: - Всё слышал? Вот и передай своему учителю. С нами он будет в безопасности, но её нужно отработать службой графине Оле. Служба только до столицы Лебарии. То же касается и всех его спутников. И поспеши! Если вы затяните с ответом, мы уедем, а вы заботьтесь о себе сами!
   До кустов Дарк добрался бегом и пересказал магу свой разговор с капитаном.
   - Я вынужден принять его предложение, - решил Альп. - Надеюсь, что вы сделаете то же самое.
   - Герцогини не служат графам! - гордо сказала Вела. - Если мне откажут в помощи, пойду сама! Жаль, что я не купила у трактирщика лошадь!
   - Я думаю, что графиня будет рада такой спутнице без всякой службы, - успокоил её маг. - Берём сумки и выходим на дорогу. За лошадьми сходите потом.
   Когда они подошли к карете, графиня вышла из неё с помощью одного из дружинников.
   - Я помню вас, - сказала она Мастеру. - Муж предлагал службу, но вы отказались. А кто эта девушка? Кажется, я где-то её видела.
   - Это дочь герцога Даргуса Вела, - ответил Альп. - Ехала к отцу в Варум, а теперь спасается вместе с нами. Я надеюсь, что вы ей поможете. Юноши - мои ученики, а наёмники - охрана. Я согласен вам служить в обмен на защиту, но только до столицы Лебарии.
   - Меня это устроит, - кивнула графиня. - Леди Вела, прошу вас сесть в карету. Я рада этой встрече. Окажу услугу вашему отцу, которого у нас уважают, несмотря на опалу, а заодно скрасим дорогу разговором.
   Женщин посадили в карету, а к Альпу подошёл капитан.
   - Нужно избавиться от воза! - категорично сказал он. - Он сильно нас задержит. Что у вас в нём, кроме этих сумок?
   - Много дорогого оружия, - ответил Мастер. - Я хотел купить карету, но их не было в продаже.
   - Многие уехали несколько дней назад, как только услышали о разгроме, - объяснил капитан. - Тогда и раскупили все экипажи. Сделаем так. Сейчас отправлю человека за каретой в Багор, заодно он наймёт кучера. Тогда завтра, ещё до полудня, сможем избавиться от вашего воза! Я вижу, что у вас больше золота, чем в графской казне, поэтому платить будете сами. Не сейчас, а когда получите карету. Кто вам угрожал?
   - Есть подозрение, что на меня нападут дружинники барона Маля. В трактире остановился его управляющий, который видел золото.
   - Маль ушёл с королём, - сказал Мар. - Замок оставил на старшего сына, которому только пятнадцать. Управляющий с ним поладит. У них мало дружинников, но на вас их хватило бы. Теперь можете не беспокоиться.
   Карета тронулась, и вслед за ней выехали всадники. Замыкал движение воз, который сразу отстал. Капитан что-то крикнул сидевшему на козлах наёмнику и все перешли на шаг.
   - Поработай кнутом! - приказал Альп правившему конями Борису. - Мы всех задерживаем, а ты не загонишь этих кляч. Всё равно завтра их бросим.
   - Вы действительно намного сильнее мага графа? - спросил его Дарк. - Он сам так сказал капитану.
   - Раза в три, - ответил учитель. - К тому же у Тарка домашнее образование, а я лет сто назад закончил Академию в Лебарии. Граф пытался меня заполучить, но я ему отказал. Служба связывает, к тому же я сильно проиграл бы в деньгах. Теперь придётся прислуживать его жене.
   - Слышу топот! - крикнул Марш. - Опять кто-то скачет. Передайте капитану.
   Дорога то и дело сворачивала, огибая поросшие лесом холмы, поэтому всадников увидели, когда они подскакали совсем близко. Судя по топоту, коней гнали галопом. Появившиеся первыми увидели окружённый дружинниками воз и в нерешительности остановились. Самым последним прискакал юноша, не старше Дарка.
   - Что вы стоите? - срывающимся голосом крикнул он. - Рубите их!
   Два десятка прибывших с ним вооружённых оборванцев не горели желанием драться с дружинниками, поэтому никто из них не выполнил приказ.
   - Назовитесь! - приказал юнцу капитан. - Если вы этого не сделаете, я буду считать вас разбойниками и обстреляю!
   - Я не разбойник, а полноправный барон! - возмутился юнец, показав для убедительности баронскую цепь. - А те, кого вы защищаете, обокрали мой замок!
   - Жаль, что барон Маль воспитал такое дерьмо, - громко сказал Мар. - Врёт капитану своего графа и возводит хулу на его мага. Прикончить их всех!
   Пятеро дружинников разрядили арбалеты в оборванцев, выбив из седла троих. Достался болт и сыну барона. Юнец свалился с коня, а его свита обратилась в бегство.
   - Вы должник графа, - обратился капитан к Альпу. - Если бы не мы, вы бы от них не отбились. Надеюсь, что у графини не будет поводов для недовольства!
  
  
   Глава 3
  
  
   - Почему вы в мужской одежде? - спросила графиня. - Неужели к отцу нельзя было ехать в платье, как подобает? Взяли бы карету...
   Рядом с ней сидела молоденькая служанка, а гостью посадили на сидение напротив, на котором стояли сумки.
   - Для езды в карете нужен эскорт вроде вашего, - сердито ответила Вела. - Откуда у меня на него деньги? Король изгнал отца и захватил наш дворец со всем, что в нём было. Я смогла вынести только своё золото, да и то с помощью слуг! Герцог Даргус верно служил королю Яру и ничем не заслужил такой неблагодарности у его сына! Наверное, боги покарали Малька за жадность и глупость, отдав победу войску Торы!
   - Не стоит так говорить о короле, даже если он был к вам в чём-то несправедлив! - попеняла ей Оля. - Боги наказали не только его, но и нас. Я до сих пор не знаю, что с моим мужем, а вам неизвестна судьба отца. Это поражение разрушило жизни очень многих! Приходится бросать свои земли и замки и бежать на чужбину. Даже если есть золото, оно рано или поздно закончится, а кому нужны беглецы? Кому-то повезёт устроиться, но таких будет немного.
   - Может, вы и правы, но в этих бедах тоже виноват король! - не согласилась Вела. - Если бы армию возглавлял мой отец, он мог не выиграть сражение, но не допустил бы и разгрома! Можно было отступить, собрать силы и продолжить борьбу. А теперь этого уже не сделаешь!
   - Ладно, это уже случилось, - не стала спорить графиня. - Скажите, что вы намерены делать дальше. Вас не лишили титула?
   - Титул остался, - горько ответила девушка, - только я не дура, чтобы называть себя герцогиней. Уважение будет показным, а смех за спиной - искренним! Вот вы бы поступили так на моём месте?
   - Пожалуй, нет, - призналась Оля.
   - Вот и я не буду. Куплю платье в Багоре, чтобы не корили мужской одеждой, а в столице Лебарии что-нибудь придумаю. Золото на первое время есть, и, если жить скромно, его хватит надолго. Надеюсь, что отец сохранит жизнь и я с ним встречусь.
   - Если получится, постараюсь вам помочь, - пообещала графиня. - У меня почти такое же положение, как и у вас, только больше золота. Надеюсь, что муж уцелел и меня найдёт, но придётся отпустить почти всех дружинников и экономить деньги. Сейчас трудно строить какие-то планы. Я этим займусь в Орте. Первым делом куплю особняк. Ладно, об этом поговорим потом, а сейчас расскажите, как вы добирались из Аштага в Кошт. Не опасно было ехать с одним дружинником?
   - Конечно, опасно, только у меня не было выбора. Один раз чуть не нарвались на разбойников, и в Бургаде, в трактире, пристали караванщики. В остальном путешествие вышло скучным, наверное, мне просто повезло. Вот в вашем Коште везение закончилось. Я заплатила дружиннику половину обещанного золота, так он, когда сбежал, забрал в счёт платы моего жеребца. Если встречу - убью!
   Женщины разговаривали ещё несколько свечей, пока капитан не остановил отряд для ночлега. Местом для лагеря была выбрана обширная вырубка, рядом с которой протекал большой ручей с чистой водой. Здесь останавливались многие, о чём свидетельствовали чёрные пятна кострищ и остатки не сожжённых дров. Кто-то не поленился выкорчевать пни, поэтому без большого труда поставили шатры. Вскоре послышался стук топоров, а потом дружинники разожгли костры и стали готовить ужин.
   Для графини поставили самый большой шатёр, в котором могли укрыться пять таких женщин, как она. В этом же шатре ночевали служанка и принявшая приглашение Оли Вела.
  
   Мастер со своими людьми расположился в стороне от остальных. Продуктов было много и он не хотел жить чужой милостью, поэтому направил Бориса рубить дрова, а Дарка - кашеварить. Пока они возились с ужином, наёмники распрягли и накормили лошадей, а потом установили купленные шатры. В одном ночевал сам Альп, в другом - его ученики, а третий достался Колю с Маршем. Капитан ни слова ни сказал насчёт дежурства, а они не стали навязываться. Молчит - значит думает управиться своими дружинниками.
   Ночь прошла спокойно, а утром на них напали. Видимо, злоумышленники хорошо рассмотрели лагерь, потому что первыми были убиты часовые, а потом три десятка хорошо вооружённых и одетых в броню воинов набросились на оставшихся в живых дружинников. Силы были слишком неравные, и отчаянно отбивавшиеся люди Мара отступали к лесу и гибли один за другим. Он сам получил несколько ран и упал.
   Их всех порубили бы, если бы не Мастер. Старик вооружился двумя мечами и подбежал к напавшим с тыла. Действовал он быстро, и, прежде чем успели заметить враги, их стало на пять меньше. На Альпа навалились трое, но он удивительно быстро с ними справился. Несмотря на повязки, маг как-то влиял на своих противников. Они на мгновение замирали, и ему этого хватало. Он убивал с такой легкостью, что воины испуганно попятились. Вслед за Мастером в схватку вступили его наёмники.
   - Стреляйте в мага! - закричал высокий мужчина в богатых латах.
   - Наших уже не осталось! - Борис схватил за руку собравшегося броситься в сечу Дарка. - Сейчас убьют учителя, а потом возьмутся за нас. Берём Велу и бежим в лес! Брось меч, сейчас ольше пользы от арбалета!
   Дарк посмотрел на лагерь, признал правоту друга и бросился к стоявшим возле шатра женщинам. Впереди находилась Вела с мечом в руках, а за ней испуганно жались графиня и её служанка.
   - Где лук? - крикнул он девушке. - Бери его и бегите в лес! Оттуда будешь стрелять, если не отстанут!
   Вела оттолкнула графиню и скрылась в шатре, из которого появилась уже с луком в руках и помчалась к лесу. Вслед за ней, спотыкаясь и путаясь в юбках, бежали Оля и служанка. Звон мечей стих, и повернувшийся к врагам Дарк увидел, что Мастер и Коль лежат на земле, а семь уцелевших воинов стреляют в пытавшегося спастись Марша. Он бежал, дёргаясь из стороны в сторону, но поймал в спину болт и упал. Дарк вскинул арбалет и выстрелил во врагов, после чего бросился к лесу. Уже добежавший до деревьев Борис тоже разрядил свой арбалет, и вражеских воинов осталось пятеро. Кто-то из них успел зарядить оружие и выстрелить, но промахнулся. Попытка преследовать беглецов провалилась, потому что Вела пустила в ход лук. Она никого не убила из-за доспехов, но уцелевший предводитель решил не рисковать. Он увёл своих людей к карете, которую они и угнали вместе с несколькими лошадьми.
   - Там было всё моё золото! - рыдала графиня. - Кареты нет, дружинники погибли, осталось самой перерезать себе горло!
   - Не всё так плохо, леди, - сказал Дарк. - На лагерь напали не наши враги, а кто-то другой.
   - И чем это хорошо? - спросила Вела.
   - Они бросили лошадей и имущество, - ответил юноша, - а главное, не тронули наш воз, в котором, по словам капитана, золота больше, чем в графской казне. На неё и нацелились, потому что сразу побежали смотреть каретный ящик. Сейчас проверим тела, может быть, кто-то ещё жив, а потом разберёмся с золотом, конями и оружием. Нам бы только добраться до города, а в нём купим карету и наймём новую охрану. А может, не придётся ждать. Капитан отправил дружинника за каретой в Багор. Если он уцелел, завтра должен приехать.
   - У вас действительно много золота? - перестав плакать, спросила Оля.
   - Достаточно, - сказал Дарк. - Мы не собираемся им сорить, но не оставим вас без поддержки. А теперь давайте займёмся делом. Мы будем работать, а вы смотрите за дорогой. Вряд ли вернутся враги, но может подъехать кто-нибудь ещё.
   Проверка показала, что живы трое врагов и капитан, остальные были мертвы. Чужаков хотели добить, но вмешалась графиня.
   - Оставьте того, кто сможет говорить, - попросила она. - Хорошо бы у него узнать, кто на нас напал. Это не разбойники, а чьи-то дружинники. Вы умеете пытать? Подтащите его к костру, будем прижигать огнём!
   - В этом нет нужды, - ответил Дарк, которого замутило от её предложения. - Мы маги, поэтому обойдёмся без пыток.
   Они подлечили капитана и одного из врагов, а двух других Борис убил магией. После этого прошлись по лагерю, срезали кошели и собрали самое дорогое оружие, а так же арбалеты и болты. Лопаты не нашли, поэтому с большим трудом похоронили одного учителя, вырыв для него могилу мечами. Сумки с золотом лежали на дне воза под мешками, на которые, подложив сена, положили капитана. К заднему облучку привязали гуськом пять лучших коней, в том числе и Красавчика. С собой взяли и несколько шатров. Перед отъездом Дарк допросил пришедшего в сознание врага. Закончив, он не стал тратить магические силы и убил пленника кинжалом. Юноша второй раз отнял жизнь и впервые сделал это клинком, но благодаря магии спокойно нанёс удар.
   - Знаете барона Варкуса? - спросил он у графини. - Нападение на нас - это дело его рук.
   - Вот ведь сволочь! - зло сказала она. - Он единственный в нашем графстве не пошёл на войну, отправил вместо себя племянника с двадцатью дружинниками! Оправдался болезнью и тем, что дружинники охраняют его жену в её поездке к матери. Теперь видно, что это ложь, но тогда не было времени разбираться.
   - Давайте мы поможем вам сесть на воз, - предложил Дарк. - Вам самой будет неудобно...
   - Помогайте служанке, а я обойдусь! - отказалась Оля. - Как плохо, что мы не можем похоронить моих дружинников!
   - Нужно попросить трактирщика, - подсказала Вела. - Сам он не будет этим заниматься, но пошлёт кого-нибудь из слуг в ближайшую деревню. Крестьяне найдут чем здесь поживиться, а заодно забросают землей тела.
   Она первая забралась на воз и протянула руку графине. Та почему-то не хотела принимать помощь от юношей, но не отказалась от этой услуги и кое-как вскарабкалась на мешки. Служанку взял на руки Борис и легко забросил к остальным женщинам. Арбалеты зарядили и положили так, чтобы они были под рукой.
   - Можем уложить восьмерых, - довольно сказал Дарк. - Лишь бы не начался дождь, а то намокнет и ослабнет тетива. Мы с тобой теперь богачи, нужно только доехать с этим золотом до Лебарии. Плохо, что не закончили обучение.
   - Сможем нанять мага, - отозвался друг. - А можно доучиться по тем книгам, которые остались от учителя. Мы и так сами учились, старик почти не помогал. Хоть нам досталось золото, мне всё равно жаль, что его убили. Усиль свой слух.
   - Усилил. Что хочешь обсудить?
   - Ты действительно хочешь дать золото графине? - едва слышно прошептал Борис.
   - Очень немного, - прошептал в ответ Дарк. - Купим большой дом и предложим своё гостеприимство. Возможно, приедут её муж или отец Велы.
   - А если нет?
   - Посмотрим. Мы не знаем, что с нами будет завтра, поэтому думать сейчас о будущем...
   - А графиня намного красивее Велы.
   - Они обе по-своему красивы, но Оля лет на пять старше. Раз ты стал засматриваться на благородных женщин, нужно самому стать благородным. Когда приедем в Багор, заплатим королевскому наместнику. Вряд ли он сбежал.
   - Стоит ли на это тратиться? - нерешительно спросил друг. - Мы маги...
   - Стоит. Во-первых, ты пока не маг, а во-вторых, это для таких, как наш учитель, не было разницы, простак он или благородный, но не для нас. К молодым и не очень сильным совсем другое отношение, сам должен знать.
   - Зря мы не позавтракали кашей, - сказал Борис. - Трактир ещё не скоро, а живот уже подвело.
   - Достань одну из наших сумок, - предложил Дарк. - Мы не всё съели. Поедите, а потом возьмёшь вожжи, а я позавтракаю. А есть кашу в залитом кровью лагере... Не знаю, я не смог бы, разве что задавить тошноту с помощью магии.
   Борис сдвинул несколько мешков и добрался до сумок с провизией. Пустив в ход кинжал, он нарезал всем хлеб и мясо и стал торопливо жевать свою порцию, чтобы смог поесть друг.
   - Не спеши, - остановил его Дарк. - Я не голоден, а от спешной еды не будет пользы.
   Когда все поели, он без удовольствия позавтракал и прилёг на мешки, стараясь не мешать женщинам.
   - Не скажете, что будем делать с Маром? - спросила придвинувшаяся к нему Оля.
   - Оставим в трактире, - ответил юноша. - Мы подлечили магией, теперь ему нужно отлежаться. Дождёмся вашего дружинника с каретой и поручим ему капитана. Дадим золото, а дальше пусть крутятся сами.
   - Вы такой добрый, что всем раздаёте золото?
   - При чём здесь моя доброта? - удивился Дарк. - Если бы не ваши дружинники, мы бы уже были мертвы. Я считаю, что за жизнь можно и заплатить. К тому же я дам не своё золото, а то, которое срезали с поясов павших. Вы, кстати, тоже получите, чтобы были деньги в дороге. Мы не стали заниматься делёжкой в лагере, потому что нужно было быстрее уезжать. Сделаем это в трактире.
   - Сколько вам лет, Дарк? - поинтересовалась она. - По виду я не дала бы больше семнадцати, но рассуждаете как умудренный жизнью мужчина.
   - Мне только пятнадцать, - рассмеялся он. - Мясо на плечах наросло от воинских упражнений. Учитель считал, что часто сталь быстрее магии, а нам приходилось подчиняться. А рассуждения... Наверное, это действие камня.
   "А ведь её расстроил мой юный возраст, - подумал юноша, когда графиня вернулась на своё место. - Не верит в спасение мужа и присматривается ко мне? Красивая женщина, но зачем мне старуха?"
   Он незаметно задремал и проснулся от скрипа. Они доехали до трактира и сейчас Борис открывал ворота в его двор.
   - Пусть конюх занимается лошадьми, а ты пока посторожи воз, - сказал Дарк другу. - Мы вселимся, а потом заберём капитана и вещи.
   Трактирщик сидел на своём месте и с удивлением воззрился на вошедшую компанию. Впереди шёл юнец с камнем силы на лбу, а за ним следовали три молодые девицы. Первая, самая молодая и явно благородного вида, была почему-то в мужской одежде, а две другие, видимо, госпожа и служанка, имели растрёпанный вид. Измятые платья, испачканные сеном или соломой, и спутанные волосы...
   - Нам нужны две комнаты, - сказал увидевший его замешательство Дарк. - Скорее всего, мы уедем завтра утром. И ещё одно... С нами благородный Мар из рода Партов, которого изранили разбойники. Его подлечили магией, но после лечения нужно несколько дней лежать. Выделите комнату и ему, а я оплачу ваши услуги. Из Багора должен подъехать дружинник графа Сарка, который будет ухаживать за раненым. Когда вселимся, принесите тёплую воду, чтобы дамы могли привести себя в порядок. После этого будем обедать. Эй, любезный! Вы не заснули?
   - Сейчас сделаем, господин! - засуетился трактирщик. - Не скажете, где ваш раненый?
   - Лежит на возу возле вашей конюшни. Разбойники угнали карету, а у дам неподходящая одежда для езды верхом. Об этом поговорим, но позже.
   В трактире поднялась суета, забегали слуги, и вскоре были подготовлены три комнаты, в одну из которых положили капитана, в другую ушли женщины, а в третью маги отнесли сумки с воза.
   - Пять - с золотом, - сказал Борис, поставив последнюю из сумок на пол. - Две - с книгами, а в этих должны быть вещи учителя. Две наши, а продукты оставили на возу. Собак здесь нет, так что пусть там и лежат.
   - Давай разберёмся с его вещами, а потом посмотрим книги, - предложил Дарк. - Обеда не будет, пока не помоются дамы, так что у нас есть время. И нужно подумать, как уберечь золото. Наверняка у хозяина есть второй ключ и он догадался, что мы с тобой носили на полусогнутых ногах. Развязывай сумки и вываливай всё на пол.
   Когда содержимое трёх сумок оказалось на полу и отложили в сторону всю одежду, увидели небольшой ларец, кинжал в простых ножнах и легкий кошель. В ларце были драгоценные камни и золотые украшения, а в кошеле - очень крупные камни силы.
   - Как ты думаешь, для чего он возил этот кинжал? - спросил Борис, рассматривая клинок. - У нас их два десятка с камнями и золотом, не считая мечей, а на этом нет никаких украшений. А на лезвии какие-то царапины.
   - Осторожней! - схватил его за руку Дарк. - Я думаю, что это не царапины, а насечки для яда. За отравленное оружие с живого сдерут кожу, поэтому понятно, почему Мастер его прятал. Давай выбросим?
   - Не спеши, - сказал друг. - Кто будет сдирать кожу, если через несколько дней не останется никакой власти? Вот когда приедем в Лебарию, тогда и выбросим. Интересно, сколько стоят эти камни силы? Каждый раз в пять больше моего!
   - Я таких не видел и даже не знал, что они бывают. У большинства камни размером с мелкий горох, а эти в пять раз больше. Отец заплатил за мой много золота, а он в три раза меньше. Вот бы их поменять!
   - Слушай, Дарк, а если просто наложить с повязкой? Посмотрим, что будет с силой, а заодно скроем, что мы маги. Сейчас нас опасаются и могут убить, а кому страшны юнцы?
   Юноши использовали одну из рубашек учителя и сделали себе повязки. В тот день никто из них не почувствовал в себе никаких изменений. Ларец с драгоценностями и кинжал убрали в свои сумки, а большую для них одежду учителя решили оставить в трактире.
   - Теперь книги, - сказал Дарк, доставая их одну за другой. - Это "Начала Магии", которые мы уже выучили. "Лечебник" и "Полезные заклинания" тоже читали, а вот эту я ещё не видел. "За порогом смерти". Звучит страшновато. Так, эти три книги тоже смотрели, хотя старик торопил и кое-что могли пропустить. Опять новые. "Грани" и "Запретное". Интересно, о чём они?
   - Давай займёмся золотом, - отозвался друг. - Книги никуда не денутся, а оно может. Конечно, носить сумки будет легче...
   - Ты прав, - согласился Дарк. - Я наложу на наши вещи заклинание паралича. На него уйдут все силы, поэтому магия сегодня на тебе.
   Когда разобрались с золотом и вещами, оба почувствовали голод.
   - Давай пообедаем сами? - предложил Борис. - Мне не место за одним столом с графиней, и Вела стала воротить нос. Не думаю, что купленное благородство что-нибудь в этом изменит. Они тоже голодные, поэтому не должно быть никаких обид.
   - Пусть обижаются, - хмыкнул друг. - Нам их обиды ничем не грозят, а вот если обидимся мы... Ты для меня дороже этого благородного курятника. Я сейчас к ним постучу и узнаю, долго ли ещё ждать. Если долго, поступим по-твоему.
   На стук открыли дверь, и из комнаты в коридор вышли обе дамы и служанка. Они выглядели свежее, а одежда стала заметно чище. Не заперев дверь, графиня завладела рукой Дарка, и ему пришлось вести её в трапезную. Служанка села отдельно, а остальные расположились за одним столом. Других постояльцев в трактире не было, а обед уже приготовили, поэтому их быстро обслужили. Оля поморщилась, когда Борис сел рядом, но промолчала. Голод - прекрасная приправа к пище, а если она вкусно приготовлена... Ели торопливо, но не нарушая приличий, поэтому за столами не задержались.
   - Вы нам, кажется, что-то обещали? - спросила графиня, когда закончили с едой. - Разобрались с трофеями?
   - Я не называл бы это трофеями, - ответил Дарк. - Почти все кошели срезаны с поясов ваших дружинников. Мы с ними не разбирались, но это недолго сделать. Сейчас поднимемся к себе, и я к вам зайду.
   - У меня не осталось ни одного платья на замену! - пожаловалась она. - Хожу измятая, как простолюдинка! А у герцогини вообще ничего нет, только эта кожа. Когда приедем в Багор, я хотела бы кое-что купить... Надеюсь, что ехать будем в карете, а не в этом ужасном возу!
   - Это будет зависеть от вашего человека, - пожав плечами, ответил Дарк. - Я сам хочу ехать быстрее, но если он не привезёт карету... Наверняка этот дружинник остановится здесь для отдыха, а хозяин предупреждён. Идите отдыхать, а я поговорю с ним о погибших.
   Разговор был недолгим. Узнав, что неподалёку осталось много лошадей, доспехов и оружия, трактирщик не стал обращаться к крестьянам, а отправил к месту побоища своего сына и двух работников, пообещав, что они предадут земле тела.
   Поднявшись в свою комнату, юноша увидел, что Борис уже высыпал монеты из кошелей и разложил отдельно золото и серебро.
   - Четыреста пятнадцать золотых и триста двадцать серебряных, - сказал он другу. - Отдадим всё?
   - Перебьются, - отозвался Дарк. - Сотню золотых отдадим тому, кто будет выхаживать капитана. Этого ему хватит. Ну и по сотне получат Вела и Оля. Нужно отсыпать серебро служанке. Как её имя?
   - Не знаю, при мне не называли. Сейчас разложу монеты, а ты отнесёшь.
   - Почему так мало? - недовольно спросила графиня, получив золото. - И что вы дали Лиде? Зачем ей деньги?
   Вела бросила на него благодарный взгляд и молча повесила кошель на пояс.
   - У служанки только серебро, которое ей пригодится в дороге, - ответил Дарк. - Я оставил золото для вашего капитана и его дружинника. Позже получите ещё, а пока этого хватит. Я оплачиваю питание и постой, а дорожное платье стоит не больше двух золотых. Кстати, в пути могут быть непредвиденные расходы, а в Лебарии предстоят большие траты, поэтому начинайте экономить прямо сейчас.
   Едва он вышел из комнаты женщин, как увидел трактирщика вместе с дружинником графа. Они поднялись по лестнице и направились к его двери.
   - Привезли карету? - спросил у дружинника Дарк.
   - Нанял вместе с кучером, - ответил тот. - Как же это случилось? И где графиня?
   - Напал барон Варкус со своими людьми, - объяснил юноша. - Их было в два раза больше, и у каждого броня лучше вашей, да и напали неожиданно. Вам повезло не разделить судьбу товарищей.
   - А вам?
   - Мы поставили шатры в стороне, а барон нацелился на золото графа, поэтому навалились на вас, а нас оставили на потом. Мы тоже дрались, но их осталось слишком много. Погибли наш учитель и оба его охранника, а нам удалось бежать и спасти женщин. Уцелел и ваш капитан, которого мы подлечили магией. Вам следует остаться с ним. Деньги я дам.
   - А как же графиня? - недоверчиво спросил дружинник. - Я принёс клятву графу!
   - Можете с ней поговорить, а потом будете решать, - пожав плечами, сказал Дарк. - Графиня собиралась всех отпустить, как только прибудет в Лебарию, а сейчас у неё вообще нет денег для оплаты ваших услуг. Вы готовы служить ради долга? Я обещал ей, что помогу в дороге и потом, так что можете за неё не беспокоиться. В отличие от капитана, ей не нужна ваша помощь.
   Дружинник не поверил ему на слово и отправился к графине. Оля обрадовалась прибытию кареты и вознамерилась забрать его с собой.
   - Это мой слуга! - заявила она вынужденному вернуться для разговора Дарку. - За Маром проследят слуги трактирщика! И вообще карета нанята на мои деньги...
   - Я считал вас умнее, - сказал он. - Можете уезжать в своей карете и со своим дружинником. Интересно, на сколько вам хватить тех ста золотых, которые я подарил? Учтите, что больше не получите ни монеты и за постой в этом трактире расплатитесь сами. За капитана я, так и быть, заплачу. Ему я обязан, а вам нет. Или вы без споров делаете всё, что я решаю, или отправляетесь в путь самостоятельно. Желающие могут к вам присоединиться. Других слов у меня для вас не будет!
   - Ты сильно изменился, - сказал ждавший его в коридоре Борис. - Не скажешь, откуда в тебе эти предусмотрительность и железная воля? Недавно ты был другим. На меня тоже влияет камень, но я не чувствую в себе больших изменений. Неужели это из-за благородного происхождения?
   - Усилил слух магией? - спросил Дарк.
   - Его не нужно было усиливать, - засмеялся друг. - Ты говорил достаточно громко, а графиня вообще срывалась на крик. Не скажешь, зачем нам такая обуза? Дать ей немного золота, и пусть уматывает!
   - Если не поумнеет, так и сделаем. Я сам заметил, что во мне что-то меняется. Это началось после сражения в лагере, поэтому не может быть связано с новым камнем. Не знаю, что со мной происходит, но мне это нравится. Разве плохо стать умнее? Особенно это важно сейчас. Мы ведь не просто путешествуем, а спасаем свои жизни. Ладно, пойдём смотреть книги, а они пусть думают. Графиня наверняка попытается склонить Велу уехать. У неё есть карета и защитник, а у герцогини - довольно много золота. На дорогу хватит.
   - А что будут делать потом?
   - Ты хочешь, чтобы графиня сейчас думала о будущем? Задето её самолюбие - какие тут рассуждения! Только Вела не такая дура, чтобы оплачивать это путешествие, если его можно проделать за наш счёт. Я почти уверен в том, что они никуда не уедут. Нужно будет избавиться от этой женщины при первой же возможности.
  
  
   Глава 4
  
  
   Дарк открыл книгу "За порогом смерти" и прочитал:
   "Жизнь и смерть даны нам богами, и не существует одного без другого. Мы приходим в жизнь из вечного мрака и возвращаемся в него с её концом. Силой можно вернуть видимость жизни, но маг должен знать особенности этой магии, потому что цена ошибки будет поистине страшной! Лучшие результаты можно получить при оживлении только что умершего человека. Он полностью сохранит память и разум, а если убрать причину смерти, его трудно отличить от других людей. Воскрешённому доступны еда, питье и любовь. Он дышит и двигается подобно живым, но имеет потребность в силе поднявшего его мага. Из таких получаются лучшие слуги. Если между смертью и оживлением проходит время, воскрешённый начинает терять память, а вслед за ней и разум. Его тело уже неспособно дышать и поглощать пищу. Если он пытается есть, всё извергается обратно. Жизнь поддерживается только силой мага, которой требуется тем больше, чем дольше пролежало тело. Нужно не забывать препятствовать разложению, чтобы не было запаха и воскрешённый не распадался на части. Потерявшего память можно кое-чему научить, а потерявший разум не годен для услуг. У всех воскрешённых отсутствует страх смерти и высокая чувствительность к боли, что делает их идеальными воинами. Нужно помнить, что один маг не в силах питать больше пяти поднятых им мертвецов, иначе он может сам потерять жизнь. А теперь подробно разберём..."
   "Кому это нужно? - подумал он, закрывая книгу. - Хотя... Если бы не осталось раненых, мы не узнали бы о бароне Варкусе. Но если поднять убитого, допросить, а потом дать умереть... Пожалуй, эту книгу не помешает изучить. Учитель не стал бы хранить бесполезное".
   - Интересная? - спросил Борис, откладывая свою книгу.
   - Полезная, - ответил Дарк. - Из свежего мертвеца можно сделать хорошего слугу или охранника, и им не нужно платить, только делиться силой. Можешь убить и тут же поднять графиню, и она станет твоей любовницей. Только потом таких не прогонишь, нужно опять убивать. Можно кого-нибудь оживить и допросить. А протухшие мертвецы подойдут для запугивания. А что у тебя?
   - В "Запретном" написано о том, как повелевать природой, - сказал друг. - Мы с тобой не зажжём силой даже самый слабый огонь, но есть сущности, которым по силам спалить целый город. Их нельзя подчинить, но можно как-то заинтересовать или обмануть. Если верить книге, это очень опасная магия в первую очередь для самого мага. Ну и последствия могут быть не те, какие нужно. Ты шутил, когда говорил о графине?
   - Пока да, - улыбнулся Дарк, - но если она и дальше будет портить жизнь... Передай, пожалуйста, "Грани". Посмотрю, чего мы с тобой ещё не знаем.
   Юноши обменялись книгами и уткнулись каждый в свою. Уже начало темнеть, и для чтения осталось немного времени. Лампы сильно воняли, поэтому их не использовали без необходимости.
   "Есть множество обитаемых миров, - прочитал Дарк. - Мы живём в одном из них и сами не можем выйти за его границы. У каждого из миров есть свой Хранитель. Чтобы попасть из одного мира в другой, нужно договариваться с Хранителями обоих. Иногда они делают это сами для каких-то своих, никому не известных целей. Разумные обитатели могут быть разного вида, но очень редко в человеческий мир попадают чудовища. Взывать к Хранителям опасно. Они могут заинтересоваться вашей просьбой или оставить её без ответа, но порой за беспокойство отнимают жизнь. Хранители не подчиняются богам, наоборот, даже боги меняют миры только с их согласия".
   "Вот нужно это или нет? - подумал юноша. - Зачем нам другие миры? Неужели это всё, что есть в магии? Всего девять книг, а у учителя их было больше. И когда уезжали, полка была пустая. Не мог он забрать оружие и бросить книги, зная, что уже никогда не вернётся. Или мог? В конце концов, если есть золото, книги не так уж сложно купить. Нужно проверить сумки с золотом. Может, в них что-нибудь спрятано? Две по размерам больше других, а я не почувствовал разницы в весе. Сейчас проверю".
   Проверку пришлось отложить, потому что в дверь постучали. Когда он открыл, увидел дружинника графини.
   - Я остаюсь с капитаном, - сказал тот, переминаясь в смущении. - Вы обещали деньги... Графиня Сарк сказала, что она примет ваши предложения.
   Дарк сходил за кошелём и отдал его дружиннику. Заперев дверь, он вернулся к оставленной книге. Читали меньше свечи, а потом стало слишком темно.
   - Нужно учиться в карете, - предложил Борис. - Теряем много времени, которое можно занять учёбой.
   - Так и сделаем, - согласился Дарк. - Мне пришла в голову мысль...
   Он взял одну из двух подозрительных сумок, развязал и опрокинул на пол. Со звоном посыпались золотые монеты, вслед за которыми вывалилась книга размером в три раза меньше других.
   - У неё нет названия, - взяв в руки находку, сказал юноша. - Это вообще не книга, а чьи-то записи. Здесь заклинания с цветными рисунками! Наверное, это работа учителя. Сейчас проверим ещё одну.
   В другой сумке не было книг, только завернутая в ткань пачка писем.
   - Почерк похож, - посмотрев на пожелтевшие листы, заметил Борис. - Это даже не бумага, а пергамент. Тоже писал старик?
   - А я знаю? - пожал плечами Дарк. - Может, выясним, когда их прочтём. Но эта работа не для дороги. Давай всё уложим обратно. Когда приедем в Лебарию, нужно будет избавиться от части золота. Отдадим в рост в какой-нибудь торговый дом. Заканчиваем с этим и идём ужинать. Не знаю, как ты, а я валюсь с ног. Если сейчас не поедим, засну с пустым животом.
   - Да, день был тяжёлым, - согласился друг, ссыпая золото в сумку. - Я не очень устал, но голова какая-то дурная и сильно хочется спать. Не будем обновлять заклинание? В обед никто не забрался, но это могут сделать сейчас.
   - Оно ещё достаточно сильное, - отозвался Дарк. - Парализует любого, кроме нас, даже если грабителей будет двое. Я не восстановлюсь раньше утра, не хватало, чтобы и ты остался без магии!
   Они собрали монеты, расчесали волосы и вышли из комнаты, заперев за собой дверь. Женщин звать не стали, одни спустились в трапезную и быстро поужинали.
   - Что-то трактирщик больно нервный, - шёпотом заметил Борис, когда шли к лестнице. - По-моему, он даже вспотел.
   Когда подошли к открытым дверям в свою комнату, стала понятна нервозность хозяина. В двух шагах от сумок застыли двое. Одним из них был сын трактирщика, который утром уехал в залитый кровью лагерь, а вторым - работник, который его сопровождал. Видимо, в обед не было грабежа, потому что хозяин ждал возвращения сына. На полу лежал второй ключ от комнаты.
   - Посиди здесь, а я схожу к хозяину, - сказал Дарк, который с молчаливого одобрения друга стал сам решать большинство вопросов.
   Он спустился по лестнице и увидел, что толстяку совсем плохо.
   - Вот до чего доводит жадность, - обратился юноша к с ужасом смотревшему на него трактирщику. - Не скажете, что мне делать с вашим сыном? Только не орите, говорите тихо!
   - Пощадите! - взмолился тот. - Всё, что захотите...
   - У меня много желаний, - ухмыльнулся Дарк. - Ладно, считайте, что мы ничего вам не должны. Завтра, когда будем съезжать, заплатите сотню золотых. Это вас не разорит, но запомните, чем чреват грабёж постояльцев! Вы легко отделались, но учтите, что мы сразу узнаем, если в пище будет какая-нибудь гадость! В этом случае трактир придётся строить заново и не вам.
   - И в мыслях такого не было! - просиял трактирщик. - Всё сделаю! А что с сыном?
   - Стоит столбом и будет стоять, пока не отпустим. Можете ждать его здесь или подняться со мной. У вас есть кошели? Мне нужно десять из хорошей кожи.
   - Сейчас найду! - вскочил хозяин.
   Когда Дарк поднялся в свою комнату, в ней собрались все женщины, включая служанку. Борис не стал удовлетворять их любопытства, поэтому набросились на него.
   - Кто эти люди и что вы с ними сделали? - спросила Оля. - Они живы?
   - Вас пытались обокрасть? - вставила вопрос Вела. - Это не сын трактирщика?
   - Живы они, - ответил Дарк. - Сейчас разморозим. Действуй!
   Друг снял заклинание, и оба вора упали перед ними на колени.
   - Смилуйтесь! - так заорал сын хозяина, что заложило уши. - Демон попутал!
   Слуга молчал, но очень выразительно с силой стучал лбом об пол.
   - Вон оба! - приказал Дарк. - Чтобы я вас больше не видел!
   Мужики выскочили за дверь и бросились к лестнице, сбив с ног трактирщика.
   - Ваши кошели, господин! - подобострастно сказал появившийся в двери толстяк. Видимо, он сильно ударился, потому что лицо непроизвольно кривилось от боли.
   - Распорядитесь, чтобы дамам подали ужин, - отозвался Дарк. - И не забудьте, о чём мы с вами договорились!
   - А вы разве не пойдёте с нами? - спросила графиня, когда убежал хозяин.
   - Мы сильно проголодались и уже поужинали, - ответил он. - Сейчас запрёмся и будем отдыхать. Вы тоже быстрее ложитесь, чтобы завтра можно было раньше выехать.
   - Она опять ушла недовольной, - заметил Борис. - Завтра начнёт тебя обхаживать. Боюсь, что дамы не дадут заняться книгами.
   - Мы с тобой маги или нет? К утру восстановим силы...
   - Влиять магией на дворянок? Ты свихнулся!
   - А кто об этом узнает? - возразил Дарк. - Станут сонными и тихо посидят, никому не мешая. Им от этого не будет вреда, а нам - одна польза!
   - Ну не знаю...
   - Я всё сделаю сам. Это лучше слов, на которые обидятся. Давай, как и собирались, ложиться спать. Ты не чувствуешь действия камня в повязке?
   - Ничего не чувствую, - ответил Борис. - Может, для этого нужно время?
   Изменения оба почувствовали утром. Первым проснулся Дарк и долго лежал, пытаясь разобраться, что с ним не так. Итогом этих попыток стало понимание того, что его сила увеличилась самое малое вдвое. Стоило закрыть глаза, и в темноте начинал разгораться яркий огонь, пульсировавший в такт ударов сердца. Раньше было видно лишь едва заметное свечение. Вот это результат! Неужели никто такое не пробовал? Не может этого быть! Или весь секрет в величине камней, и от небольшого не получишь много сил?
   - Ты не спишь? - спросил проснувшийся Борис. - У меня распирает голову и сильно светится третий глаз. Раньше свечение было слабым. Мне кажется, что сила увеличилась в несколько раз. Ты что-нибудь о таком слышал?
   - Учитель об этом не говорил, и в книгах я не встречал. А с другими магами мы с тобой не общались. Может, это всем известно, только мало у кого есть такие большие камни?
   - Может быть, - с сомнением сказал друг. - Знаешь, а ведь я никогда не видел ни одного мага с такой повязкой. Для них она была бы признаком неполноценности. А мы повязали головы не столько в надежде на силу, сколько для маскировки. Нужно быстрее учиться, тогда найдём ответы на многие вопросы. Ты хотел раньше уехать?
   - Да, нужно вставать! - Дарк вскочил с кровати. - Заклинания больше нет, и я не вижу смысла тратиться на его обновление. Посиди здесь, а я разбужу кучера и женщин и закажу завтрак. Пусть несут сюда, чтобы мы никуда не отлучались.
   Кучер уже не спал, а чтобы поднять женщин, ему пришлось проявить настойчивость. Трактирщик принёс кошелёк и пообещал, что сейчас подадут завтрак. Юноша не верил в то, что их могут отравить, но на всякий случай выполнил недавно выученное заклинание определения ядов. В завтраке не оказалось ничего вредного, и он был быстро съеден. Золото из двух сумок пересыпали в кошели трактирщика, которыми обвешали пояса, а часть монет из трёх остальных сумок переложили в освободившиеся. Было по-прежнему тяжело, но сумки уже не так оттягивали руки.
   Всё отнесли в карету в два приёма и сложили не в каретный ящик, а под лавку. В ящик отправили оружие, которое лежало на дне воза, а арбалеты тоже забрали в карету.
   - Как же мы сядем? - растерянно спросила графиня. - Там же нет места!
   Места действительно осталось мало, но для трёх худеньких женщин его хватило. Когда уселись, кучер взмахнул кнутом и четыре лошади потянули карету с такой скоростью, о которой с возом можно было только мечтать. Вслед за ней бежали связанные ремнём и осёдланные кони, взятые ими из лагеря.
   - Вы будете читать свои книги, а чем заниматься нам? - сердито спросила Оля, зажатая с двух сторон девушками. - Вы не наврали о благородном происхождении? Или читаете только магические книги и не научены тому, как в присутствии дам должны себя вести кавалеры?
   - Мы не путешествуем, а спасаемся от врагов, - терпеливо ответил Дарк, решивший пока обойтись без магии. - К тому же в этих лесах водятся разбойники. Одни арбалеты от них не помогут, а охрану ещё нужно нанять. Наше искусство магов - это тоже оружие, поэтому сейчас намного полезней читать книги, чем любезничать с вами. Для этого будет более подходящее время.
   - Смотрите, вы обещали! - сказала она. - Вы можете меня усыпить? Если нечем заняться, лучше спать. Будет не так неудобно и быстрее пройдёт время. В Багоре разбудите.
   - Больше никто не хочет спать? - спросил юноша. - Для вас это действительно удобно.
   Служанка решила присоединиться к госпоже, и обе тут же уснули. Вела отказалась.
   - Я лучше посмотрю на вас, - сказала она Дарку, немного его смутив.
   До встречи с графиней она обращалась к обоим на ты, а потом перешла с ним на вы, а с Борисом больше не разговаривала.
   - Смотрите, - ответил юноша и вернулся к чтению книги. Он быстро увлёкся и прервался, когда почувствовал голод.
   Герцогиня спала, но проснулась, когда они стали обедать хлебом и ветчиной. Магический сон оказался сильнее, и другие женщины не реагировали на аппетитные запахи и чавканье. Вела присоединилась к юношам и с удовольствием поела.
   - Опять будете читать? - спросила она, вытерев губы платком. - Как вы только можете это делать при такой тряске! Может, хоть немного поговорим?
   - Немного можно, - согласился Дарк. - И о чём будем говорить?
   - Расскажите, как вы хотели помочь графине.
   - Купим большой особняк и возьмём её на содержание, - ответил он. - Вы тоже сможете в нём жить.
   - Вы благородны только по происхождению, - с сожалением сказала Вела. - Маг должен был обучить вас не только бою, но и манерам. Мужчины берут на содержание только шлюх, а не замужних женщин, да и для меня такое проживание будет бесчестьем! Я понимаю, что вы не имели в виду ничего дурного, но дворяне Орта нас ославят.
   - Мне кажется, что Оля не слишком заботится о своей репутации, - заметил Дарк.
   - Это здесь, - возразила девушка. - Она уже не верит в возвращение мужа и пытается зацепиться за вас. Этого никто не видит, кроме её попутчиков, поэтому она ничем не рискует.
   - Рискую я. Если вернётся граф... И зачем она мне? Я готов помочь, но не связывать с ней свою жизнь! Если не подходит особняк, когда приедем в Орт, придумаем что-нибудь другое. Вы тоже не верите в возвращение отца?
   - Верю, - улыбнулась она, - поэтому пока не вешаюсь к вам на шею. Вот когда не будет веры... Не прогоните?
   - Мы уже предложили вам свою помощь.
   - Мы?
   - Борис мой друг, и он для меня дороже вашей Оли, - сердито сказал Дарк. - Как только приедем в Багор, сразу же купим ему благородство! Вы с ним нормально общались, а теперь почему-то воротите нос. Это из-за графини?
   - Ну да, - подтвердила Вела. - Он мне нравится, но я не могу в её присутствии иначе общаться с простаком. Вы пока не маги, а ученики, и она это знает. Думаете, мне приятно выслушивать нотации?
   - Он и сейчас не простак, а из купцов.
   - Купите к своим книгам "Кодекс поведения", - со вздохом посоветовала она. - Для графа или герцога купец немногим отличается от обычного горожанина. Был бы он главой богатого купеческого дома, а не мальчишкой... Вы умный и сильный юноша и маг, но незнание этикета закроет для вас высшее общество столицы. Или вы не собираетесь общаться с благородными?
   - Спасибо за совет, - поблагодарил Дарк. - Я думаю, что пора кончать с разговорами. Поспите, а мы пока почитаем.
   - Если я высплюсь сейчас, чем заниматься ночью? Был бы любовник...
   Он посмотрел в смеющиеся глаза девушки, тоже улыбнулся и взялся за книгу.
   В этот день в дороге не случилось никаких происшествий и к вечеру уже были в Багоре. Кучеру было сказано везти их в лучший трактир, что он и сделал. Когда въехали в распахнутые ворота "Приюта для благородных", разбудили женщин. Кучер занялся лошадьми, а остальные с сумками в руках вошли в трактир.
   - Нам нужны комнаты, - обратился Дарк к сидевшему за отдельным столом хозяину. - Одну для нас и другую для дам. У вас есть комнаты для прислуги? Тогда в них нужно будет поселить эту девушку и нашего кучера. Уедем послезавтра.
   - У нас высокие цены, - предупредил его трактирщик. - Вы сможете расплатиться?
   Приехавшие не внушали ему доверия своим видом, поэтому в обхождении не было ни капли почтения.
   - Рассчитаюсь, как только вселимся, - ответил юноша. - Не судите о нас по одежде, в дороге случается всякое.
   - Да, конечно! - засуетился трактирщик. - Всё будет: и комнаты, и горячая вода, и ужин!
   Денег пришлось заплатить в два раза больше, чем с них брали в придорожных трактирах, но и комнаты были просторней и богаче обставлены, а готовили здесь так, что они невольно объелись. Дамы опять затянули с купанием, поэтому ужинали сами. Вернувшись в свою комнату, занялись учёбой. Стемнело, но на столе стояла лампа, заправленная очищенным маслом, от которой не было вони. Эти занятия прервал стук в дверь. Открыл Дарк.
   - Вы обещали мне своё внимание! - заявила ему стоявшая за дверью графиня. - Извольте выполнять! Сейчас пойдём в нашу комнату. Не бойтесь, герцогиня не помешает. Она побудет в трапезной.
   - Вы думаете о том, что мне предлагаете? - сказал невольно покрасневший юноша. - Ваш муж...
   - Я не видела его три декады и, наверное, уже не увижу, - ответила она. - Я больше не могу без мужчины! Вы молоды, но телом уже созрели. А если Ольгер всё же приедет, он об этом не узнает. Ну же, Дарк! Я предлагаю вам себя, а вы ломаетесь как... У меня просто нет слов! Я уродлива?
   - У меня не хватит слов, чтобы описать вашу красоту! - ответил Дарк, которого затрясло от её слов. Учёба и мысли отвадить графиню были на время забыты.
   - Наконец-то, ты заговорил, как подобает кавалеру! - прижавшись к нему, жарко зашептала Оля. - Пошли быстрее, я вся горю! Говорят, что маги неутомимы в любви. Давно хотела это проверить, но Тарк боялся мужа... Ты ведь знаешь нужные заклинания?
   Он знал и поспешил использовать, чтобы не опозориться. Других знаний в любви не было, но женщине не нужны были его ласки. Она и так была готова его принять, поэтому всё прошло просто замечательно.
   После первого раза был второй, потом третий...
   - Это было необыкновенно! - восторженно говорила Оля. - Мой муж по сравнению с тобой просто ничтожество! Никому тебя не отдам! Если он появится, вызовешь на дуэль и убьёшь! Скажи, что ты меня любишь!
   - Я тебя люблю, - послушно повторил он, зная, что она в таком состоянии не почувствует лжи. - Я пойду к себе. Неудобно перед герцогиней.
   - В следующий раз не экономь на комнатах. Если у меня будет своя, не придётся никого выпроваживать! Тогда тебе можно будет не уходить до утра.
   Юноша поспешно оделся и ушёл. Восторги любви остались в прошлом, и ему было стыдно не только перед Велой, но и перед другом. Говорил одно, а стоило графине поманить пальцем...
   К его приходу Борис закончил чтение и погасил лампу. Можно было увеличить чувствительность глаз, но Дарк различал в темноте очертания мебели и не стал использовать магию. Добравшись до кровати, он быстро разделся и лег спать.
  
   - Кажется, оторвались, - сказал герцог Даргус скакавшему рядом капитану Барку. - Сейчас войдём в лес...
   Кавалеристы Торы отстали ещё за холмами, а после того как они переправились через реку и сожгли мост, уже две свечи не видели всадников.
   - В этот лес легко войти, но из него можно не выйти, - отозвался коренастый, меченный шрамами Барк. - Зря я тебя послушал, Лар! Нужно было уходить вместе со всеми.
   Они были давними друзьями, поэтому наедине барон мог позволить себе фамильярность.
   - От нас отстали, а отряд будут преследовать, пока не догонят. Ты зря боишься здешних лесов. Запасов хватит на несколько дней, а воду найдём. Леса тянуться на две сотни лиг, если не идти на восток к горам. Это самое большее пять дней пути.
   - Посмотрим, - сказал Барк. - Не так-то просто найти здесь воду. И я слышал много неприятного о лесных дикарях. Пусть мы через пять дней выйдем к Торгу, а что дальше? Торийцы будут там раньше.
   - Как-нибудь выкрутимся, - ответил герцог. - Не думал, что они будут убивать всех благородных. И из-за чего? Неужели только из-за камней? Так нетрудно просто сорвать повязку!
   - Что-то не так с этой войной, - проворчал барон. - В битве участвовали урамцы, но они после победы почему-то вернулись в своё королевство. И эти убийства... Убивают не только благородных, я видел и тела купцов. И у них сняты повязки, а у убитых магов камни вырезали из головы. И это при том, что купцы Зары привозят их каждое лето. Слезаем с коней, а то останемся без глаз.
   Мужчины спешились, взяли лошадей под уздцы и вошли в лес.
  
   - Господин граф! - позвал Ольгера раненый в руку солдат. - Вас зовёт герцог!
   Герцога Гольдара положили в центре лагеря, а граф лежал у одного из костров. Пройти сто шагов нетрудно, если ты здоров, но здесь таких не было. Он поднялся с помощью палки и, морщась от боли в ноге, заковылял к шатрам.
   Герцога почему-то не внесли в его шатёр, а положили рядом с ним на плащ.
   - Я пришёл, - сказал Ольгер, присев рядом. - Вы что-то хотели, мой лорд?
   - Я не переживу эту ночь, - прошептал Гольдар. - Вы возглавите оставшихся. Убейте тех, кто не может идти, иначе не спасёте никого! Нужно сделать засаду на дороге и захватить лошадей. У вас будет мало бойцов, но без этого не выжить. Торийцы начали занимать королевство, и с этим нельзя медлить. Они заняты убийствами, иначе давно уже были бы в Аштаге! Вы сможете спастись только в Лебарии. Можно укрыться в Заре, но это более трудный путь и, по словам пленного, ханство тоже будет захвачено. Если у вас получится дойти, постарайтесь разыскать моих близких и помочь. Обратитесь к герцогу Парку, он друг короля Августа и мне обязан. Снимите с моей руки перстень. На правой - он там один. Это подарок Парка, который он должен узнать. У нас много золота из походной казны?
   - Точно не знаю, - ответил граф Сарк. - Примерно двадцать тысяч.
   - Возьмёте часть для передачи моей семье, а остальное разделите между теми, кто выживет. Не нужно хоронить со мной меч. Заберите его и, если получится, отдадите младшему сыну. Это единственный, оставшийся в живых мужчина рода Гольдаров. Проклятый Мальк! Изгнал Даргуса и погубил армию и королевство! Было бы намного лучше, если бы при родах умер он, а не королева. Новую династию мы пережили бы, а вторжение торийцев не переживёт никто. Если они захватят и Зару, когда-нибудь придёт черёд и Лебарии! Не знаю, почему такая жестокость и чего этим добиваются... - Герцог закашлялся и сплюнул кровь.
   - Помолчите, мой лорд! - сказал Ольгер. - Вам нельзя говорить.
   - Я ещё намолчусь, когда перейду хрустальный мост, - отдышавшись, прошептал умирающий. - Попробуйте убедить короля Августа в том, что с Торой не будет мира. Если он не вмешается сейчас, когда мы ослабили армию Гарха, потом будет поздно! Я не знаю, для чего королю Торы столько камней силы, но в этом должна крыться разгадка. Только сильный маг может драться лучше хорошо подготовленного воина, но их никогда не будет много, сколько бы ни было камней! Но они собирают камни, убивая всех подряд! Уцелевшие разведчики говорили, что из-за камней даже раскапывают могилы! Скажи... - Гольдар захрипел, и из его рта выплеснулась кровь. Несколько судорожных движений - и для него всё было кончено.
  
  
   Глава 5
  
  
   - Возьмите карету, - после завтрака предложил дамам Дарк. - Быстро объедете нужные лавки, и кучер поможет с покупками. А пока будете ездить, я займусь нашей охраной и другими делами.
   Начал он не с наёмников, а с визита к королевскому наместнику.
   - Придётся тебе сидеть с золотом, - сказал юноша Борису. - Купца к нему так просто не пустят, а мы не можем терять время. Если получится, сразу же займусь охраной.
   Для поездки он взял одну из верховых лошадей. Узнав у трактирщика, как проехать к дворцу наместника, Дарк повесил на пояс меч и два кошеля и отправился на конюшню. Получивший серебряную монету конюх в мгновение ока оседлал нужную лошадь и дал дополнительные объяснения насчёт дороги.
   Дворец, к удивлению юноши, никем не охранялся. Он не поехал к дворцовой конюшне, а привязал повод коня к одному из деревьев парка. У парадного подъезда на ступеньках сидел богато одетый слуга.
   - Господин граф собирается уезжать, - грустно ответил он на вопрос, где найти наместника. - Меня с собой не берут... Вам не нужен слуга, господин? Где искать? Наверное, вон в тех комнатах второго этажа. А можете подождать здесь, скоро ему подадут карету...
   Дарк не стал ждать и правильно сделал. Найденный им наместник уже собирался покинуть дворец.
   - Какой патент? - удивился он. - Его величество погиб, и я уже не наместник!
   - Вам не нужно золото? - делано удивился юноша. - Напишите патент с другой датой, и он будет действительным. Мне он нужен для друга, с которым мы едем в Лебарию. Кто его будет там проверять?
   - В самом деле! - оживился граф. - Я почему-то не подумал... А вам не нужен титул? Простаку дать не могу, но благородному...
   - Сколько? - спросил он.
   - Пятьсот за благородство вашего друга и тысячу будет стоить титул безземельного барона. Есть у вас такие деньги?
   - Пишите бумаги, а я буду считать золото, - решил Дарк. - Потом, если хотите, будете проверять.
   Вскоре он вышел из дворца хоть и не полноправным, но бароном и с патентом на имя Бориса. Слуга сидел на прежнем месте и с надеждой посмотрел на юношу.
   - Что умеешь делать? - спросил тот.
   - Всё, мой лорд! Лучше меня вы никого не найдёте!
   - Как тебя звать, самый лучший? - спросил Дарк. - Заодно расскажи, где у вас можно нанять охрану.
   - Я Зорин, - вскочив, ответил слуга. - Боюсь, что охрану так просто не найти. Вчера господин граф ездил в гильдию наёмников и забрал всех, кто там был. У него мало своих дружинников, а дорога опасна... После этого гильдия закрылась. Когда у нас узнали о зверствах торийцев, многие решили бежать, поэтому быстро разобрали наёмников. На городском рынке нанимаются воины попроще, которые не состоят в гильдии, но им меньше веры. Часто у таких нет доспехов, только мечи или луки.
   - А ты сам умеешь сражаться? Учти, что поедешь верхом.
   - Мечом умею, но плохо, - признался Зорин, - а из арбалета стрельну - дело нехитрое. Графа сопровождал верхом, он в свою карету сажал только дам.
   - Считай, что ты нанят, - решил Дарк. - Рынок далеко?
   - Если быстро идти, дойдём за половину свечи.
   - Значит, обойдёмся без кареты. Веди.
   Они вышли за ворота и быстрым шагом направились к рынку. Чтобы не вести за собой лошадь, её оставили в конюшне встречного трактира. Зорин начал рассказывать новому хозяину о местных достопримечательностях, но тот его прервал:
   - Мне это неинтересно, лучше расскажи всё, что знаешь о торийцах.
   - О них узнали только три дня назад, - с готовностью ответил слуга. - Обычно войны начинаются и заканчиваются на границе. Сойдутся, порубят друг друга, ну и проигравший заплатит золото или уступит победителю какие-то земли. Когда-то захватывали целые королевства, но это было давно. Все думали, что так будет и сейчас. А потом появились беженцы, причём не абы кто, а уважаемые и известные в королевстве, которые рассказали ужасные вещи. Рассказ о разгроме армии и гибели короля опечалил, а когда стали говорить о том, что торийцы творят с благородными, магами, купцами и многими горожанами, мы пришли в ужас! Им зачем-то нужны камни силы, и все, у кого они есть, убиваются без всякой пощады! Я понимаю, почему режут магов, но остальные? Разве трудно просто сорвать повязку? Для чего убивать, да ещё не только мужчин, но и женщин с детьми?
   - Рассказывали, где сейчас торийцы?
   - У них много кавалерии, а в Доршаге не осталось войска, поэтому, если бы не резня, могли бы быстро захватить королевство. Из-за убийств их армия медленно движется вдоль дорог. Но если народ побежит, они тоже пойдут быстрей. А точно никто ничего не знает. Мы почти пришли. Видите, сколько на улице горожан? Ещё один квартал - и будет рынок. Спрятали бы вы, мой лорд, свои кошели, а то не ровён час срежут. В толпе разве поймаешь!
   - Пусть попробуют, - отозвался Дарк. - Вряд ли найдётся вор, который сможет обокрасть мага. Можешь не смотреть на повязку, это маскировка. Когда придём, веди туда, где собираются стрелки.
   Толпа на глазах густела, у многих в руках были узлы и корзины. Впереди слышались шум и выкрики. Пройдя ещё немного, увидели запруженную людьми площадь.
   - Нам туда! - махнул рукой Зорин и первый вошёл в толпу, держась за кошелёк.
   Дарк выполнил отпугивающее заклинание и последовал за слугой. Теперь не нужно было распихивать людей, потому что они сами поспешно освобождали ему дорогу. Пройдя через весь рынок, подошли к стоявшим на краю площади лавкам. На них сидели два десятка небогато одетых мужчин. У большинства в руках были охотничьи луки.
   - Почти все из них крестьяне, - объяснил Зорин. - Поля убраны, а до охоты ждать целый сезон, можно подзаработать наёмничеством. Могут быть и разбойники, которые отбились от ватаги. Берут и их, если поклянутся с магом. Плохо, что только два мечника. Наверное, их и здесь уже разобрали.
   - Кто такие? - спросил Дарк у пожилого, но здоровенного, как медведь, мужчины, который сидел наособицу вместе с молодым парнем. Оба были вооружены мечами и кинжалами.
   - Крестьяне, - басом ответил тот. - В своё время послужил в дружине нашего барона и научился махать мечом. У сына была охота, поэтому я и в него вбил эту науку. Нужна охрана?
   - Нужна, но не здесь, - ответил он. - Мы уезжаем в Лебарию, а вы вряд ли надолго оторвётесь от хозяйства.
   - А нет никакого хозяйства, - сказал мужик. - Жена умерла, и всё, что у меня было, досталось старшему сыну. У младшего ветер в голове и никакой склонности к деревенской жизни. Можем поехать и в Лебарию, если сойдемся в цене. Только у нас нет коней.
   - Пять золотых в декаду, - назвал цену Дарк. - Получите деньги и сами купите коней. Годится?
   - Щедрое предложение. Мы его принимаем! Зовите меня Валем, а сына - Гертом.
   - Ну а я Дарк барон Варг. Есть среди лучников те, кто хорошо держится в седле и может надолго уехать из Доршага?
   Вызвались трое. Двое были братьями, а третий - их односельчанином. Они были проверены магией и признаны надёжными.
   - Значит так! - сказал Дарк. - Каждому даю полсотни золотых. Это не только на лошадей, но и на вашу одежду. Замените её на новую из кожи. Купите нагрудники, чтобы была хоть какая-то защита. И замените наконечники стрел на бронебойные. Завтра утром должны быть у трактира "Приют для благородных". Зорин, есть где переночевать?
   - Переночую во дворце, - ответил слуга. - Из него уже все сбежали.
   - Завтра придёшь к тому же трактиру. Конь для тебя будет. Возьми десять золотых. Это не плата, а деньги для покупки нормальной одежды и хоть каких-нибудь доспехов. Всё понятно? Тогда я с вами прощаюсь. Да, забыл предупредить, что я маг, а на каждом из вас теперь стоит моя метка. Вы мне не врали, но мало ли что может случиться за ночь! Если кто-нибудь решит сбежать с деньгами, я обещаю ему неприятности. До завтра!
   Выйдя с рынка, он увидел в одном из домов книжную лавку. Магических книг у её хозяина не оказалась, но Дарк за два золотых купил "Кодекс поведения". Вела дала хороший совет, и он собирался им воспользоваться. В детстве учили этикету, но только тому, который нужен мальчишке. Сейчас этого было мало. На обратном пути юноша дважды заходил в лавки и купил пару штанов, рубахи и сапоги. Друзья отличались только лицами и цветом волос, поэтому то, что подходило одному, годилось и для другого. Последней покупкой были шляпы. Себе он взял бархатную с пышным пером, какие обычно носили бароны, а Борису - чуть скромнее. Заходил и к ювелиру, но у того не оказалось баронской цепи. По словам старика, их делали только на заказ.
   - Это займёт два дня, а я завтра уезжаю из Багора, - сказал он Дарку. - Проклятая жизнь, в которой нужно бросать свой дом и бежать на чужбину! Можете купить баронский перстень, но и на нём нужно вырезать ваш герб. Это можно успеть сделать к завтрашнему утру.
   - Я только купил титул и пока не успел обзавестись гербом, - признался тот.
   - А вот это зря! - попенял ему ювелир. - Вы можете ходить без цепи и перстня, но обязательно должны иметь герб! Мой вам совет: прямо сейчас сходите в квартал писцов. Спросите старого Мерта, там каждый знает, где он живёт. Если старик не сбежал, он вам за несколько золотых подберёт герб, к которому не будет придирок. Это великий знаток геральдики! Как идти? Давайте я вам расскажу.
   К знатоку геральдики пришлось идти долго, да ещё с покупками, поэтому Дарк пожалел об оставленной лошади и о том, что не взял экипаж.
   "Вот что значит купленный титул, - думал он, добравшись до нужного квартала. - Полный кошель золота и сбитые ноги. Никакой привычки к удобствам! Если бы ехал в карете, не пришлось бы никого спрашивать".
   Первый же прохожий рассказал, куда нужно идти, а старый Мерт, на счастье Дарка, никуда не уехал.
   - И не уеду, - сказал он юноше. - Зачем бросать дом? Кому я нужен в Лебарии? Пока до неё доберусь, несколько раз ограбят и убьют. Я не благородный и не купец, а повязку недолго снять. Не будут же они, в самом деле, убивать всех подряд! Покажите вашу грамоту. Так, барон без земли. Сейчас я что-нибудь подберу. У геральдики свои законы, к тому же вам нужен такой герб, какого больше нет ни у кого.
   - Вы знаете гербы всех баронов? - удивился Дарк.
   - Конечно нет, - засмеялся старик. - Знаю гербы многих и то, что в них не внесут такие, как вы. Меч - это обязательно, а к нему добавим щит. Его редко используют в Доршаге. Здесь будет знак солнца, а сюда нарисуем рыбу.
   - Почему рыбу?
   - Потому что ни один барон не внесёт её в герб, но это не противоречит традициям. Большинство предпочитает красный фон, а вам сделаем голубой. Остался девиз. Многие используют такие слова, как честь, верность, сила и благородство. Может, придумаете сами? Молчите? Эх, молодёжь! Ладно, сейчас придумаю. У вас есть семья?
   - Только друг.
   - Вот мы так и напишем: "Вместе до конца!" Такого девиза точно ни у кого не будет. С вас двадцать золотых.
   Рассчитавшись, Дарк вышел из дома Мерта и остановил проезжавший по улице экипаж. Дорога в трактир заняла в два раза меньше времени, чем его хождения, и за время поездки юноша даже успел отдохнуть. Прежде чем подняться в свою комнату, он отдал трактирщику бирку и попросил послать слугу за оставленной лошадью.
   Борис читал книгу и спокойно отнёсся к своему благородству. Вот баронство друга его поразило.
   - Не ожидал! - сказал он, удивлённо уставившись на Дарка. - Я вообще не слышал, чтобы покупали титулы.
   - Я его не купил, а получил за услугу королю, - засмеялся тот, - Мои деньги пошли не в королевскую казну, а графу на дорожные расходы. Держи сумку. В ней для тебя штаны, рубаха и сапоги. А это дорожная шляпа. Нужно купить плащи, но это сделаем в Бургаде. Если хочешь, сходи сам, а то я сегодня уже находился. Взял лошадь и оставил её в другом трактире, чтобы не украли на рынке, а потом полдня бегал на своих двоих.
   - А зачем тебе рынок? - не понял друг. - Здесь же полно лавок.
   - Ходил за охранниками, - объяснил Дарк. - В городской гильдии разобрали наёмников и пришлось набирать крестьян. Ты уже обедал?
   - Как я мог обедать, если сидел на золоте? Будем накладывать заклинание? Может, повесим на дверь "Паутину"? Если полезет вор, он даже не успеет сбежать.
   - Можно и так. Делай и пошли обедать, а то у меня уже живот подвело. Дамы всё купили?
   - Они мне не докладывали, - отозвался Борис. - Заходила графиня, так она была в новом платье. Интересовалась, когда ты вернёшься. Всё сделал, можно идти.
   Они спустились в трапезную и увидели там обедавших Олю с Велой. Служанки с ними не было. Спросив разрешение, сели за их стол. Тут же подбежал слуга и забрал грязную посуду, а двое других принесли обед. Дамы дождались, пока юноши утолят голод, а потом утолили своё любопытство.
   - Что с нашей охраной? - спросила графиня. - Вы кого-нибудь наняли?
   - Двух мечников, троих лучников и одного слугу, - ответил Дарк. - Остальные не внушали большого доверия. Можете нас поздравить. Борис теперь благородный, а я стал бароном. Земли, правда, нет, но её нетрудно купить.
   - Как же так? - растерялась Оля. - Баронство не продаётся!
   - А кто говорил о покупке? - невозмутимо спросил он. - Купили благородство для Бориса, а я стал бароном за услугу королю. Какую? Я пока не придумал, но нам ещё долго ехать.
   - Взятка? - догадалась Вела. - Ловко! Когда приедем в Орт, такую грамоту никто не сможет оспорить. Уедем утром?
   - Вы купили всё, что хотели? - не отвечая ей, спросил Дарк.
   - Всё, на что хватило золота, - ответила графиня. - Вещей столько, что нужно будет убрать ваши арбалеты.
   - Уберём, - пообещал он. - Мы будем ехать верхом, а оружие возьмём с собой и отдадим мечникам, так что в карете будет место.
   - Вам тоже нужно одеться прилично! - категорично сказала она.
   - Нет времени, - ответил Дарк. - Выедем утром, а сегодня я уже никуда не пойду. Кое-что купили, а остальное докупим в Бургаде. До него нет ни одного трактира, так что на нас некому смотреть, кроме разбойников.
   - Вы шутите, а когда я ехала к отцу, столкнулась с разбойниками возле Бургада, - сказала Вела. - Говорят, что это самые разбойничьи места!
  
   Костёр горел еле-еле и почти не освещал поляну. Окружавший их лес вообще не было видно. Рядом стояли стреноженные кони и доедали остатки овса.
   - Еды достаточно, но воду нужно искать, - сказал лежавший на плаще Барк. - Может, погасим костёр? Мы поужинали, пока не холодно, а дым от него можно почувствовать за несколько лиг.
   - Лежите, - остановил его Даргус. - Чем вы будете его тушить? Воды нет, а затаптывать ногами... Скоро догорят дрова и сам погаснет. Скажите, Дар, в этом сражении действительно нельзя было победить или мы обязаны поражением глупости Малька?
   - Король сглупил, но там и вы ничего не сделали бы, - ответил барон. - Только торийцев было в два раза больше нас, не считая трёх полков Урама. И сражение развернулось на небольшом лугу, поэтому говорить о каких-то манёврах... Там даже негде было разогнаться кавалерии. Урамцы так и простояли, не вступив в бой, потому что для них не хватило места.
   - Их король пожалеет о своей женитьбе на сестре Гарха, - заметил герцог, - конечно, если успеет. От их союза выигрывает Тора, а Марта хоть и красива, но та ещё стерва. Смерть старшего принца Урама - это только начало. Пройдёт год, и этого королевства не будет. Зару всю не захватят, но оттеснят кочевников в степи. Не знаю, для чего Гарху столько камней силы, но предгорья он займёт. Зарийцы продавали камни всем желающим, а этот не будет. Если из-за них даже оскверняют могилы и убивают детей... Наверное, пришли последние времена, о которых написано в священных книгах. Таких жестокостей не было ни в одной из войн.
   - Камни нужны только для магии, - сказал Барк. - Неужели Гарх хочет сделать всех торийцев магами? Что это ему даст? Или цель в том, чтобы лишить магии остальных? Может, это как-то связано с его новым советником?
   - Что за советник? - заинтересовался Даргус. - Вы ничего о нём не говорили.
   - О нём сказал один из пленных, когда ему смолили пятки. Это было до сражения. С полгода назад граф Марк куда-то исчез и его место занял некий Вилли.
   - Странное имя. А какой у него род?
   - Пленный не знал, - ответил барон. - Сейчас этот Вилли уже граф Сабор. Было у Гарха свободное графство, теперь его нет.
   - Король Торы не из тех, кто раздаёт графства, - задумался герцог. - Советник должен был оказать ему большую услугу.
   - Что толку об этом думать! - сердито сказал Барк. - Пусть теперь ломает голову король Август! Мы потеряли своё королевство, а скоро можем потерять и жизни. Это вы считаете лесных дикарей мифом, а я почти уверен в том, что они существуют. Пришлось как-то послушать егерей, которым можно верить.
   - Проклятые кровососы! - выругался Даргус, прихлопнув на лбу комара. - Когда погаснет костёр, их будет ещё больше!
   - Дожди были давно, нет даже росы. Если летают комары, значит, поблизости есть ручей. Завтра нужно будет поискать. Кто первый дежурит?
  
   Скакавший рядом с графом солдат покачнулся и вывалился из седла. За спиной послышался глухой удар, а освободившаяся от всадника лошадь унеслась вперёд. Это не мог быть болт, скорее, мечник просто потерял сознание, теперь уже вместе с жизнью.
   Этим утром они совершили нападение на торийцев. Ольгер не стал убивать тех, кто не смог идти сам. Он велел оставить им всю еду и часть золота, а потом вызвал к себе младшего сына барона Таля.
   - У меня для вас поручение, Гербер! - сказал граф юноше. - Знаете, что мне перед смертью поручил герцог? Он сказал, что мы должны убить тех, кто не в силах идти. Что вы так побелели? Не нравится приказ? Не бойтесь, я не собираюсь его выполнять, тем более заставлять это делать вас. Наоборот, я поручаю вам их спасти. Мы оставляем вам продовольствие и золото, а засаду устроим вдали от лагеря, чтобы не подставлять вас под удар. Когда большинство доходяг встанут на ноги, пусть сами решают свою судьбу.
   - Я всё выполню, мой лорд! - поклялся Таль. - А вас прошу передать моё золото семье. Они должны были выехать в Лебарию... Отец и старший брат сложили головы, и с ними только слуги. Мать уже стара и начала терять разум, а у сестры ветер в голове... Вы хоть бы им подсказали... Если я застряну здесь...
   - Не беспокойтесь, Гербер. Если я доберусь и смогу их найти, постараюсь помочь всем, что в моих силах. А вы сохраните солдат и не вздумайте погибнуть! Король Торы не ограничится Доршагом, и эта война у нас с вами не последняя!
   Потом был долгий и трудный марш, больше похожий на ковыляние. Около сотни раненых солдат и офицеров с трудом шли лесом, стараясь не удаляться от дороги. К полудню сделали засаду. Два отряда торийцев пришлось пропустить из-за их численности. Первый был слишком мал, а второй, наоборот, насчитывал около тысячи всадников и был им не по силам. Напали на третий, в котором было полторы сотни солдат. Почти у каждого из сидевших в засаде был арбалет, поэтому большинство кавалеристов Торы повалились на дорогу ранеными или убитыми. Лежавшие повсюду тела и обезумевшие лошади мешали спасаться выжившим, поэтому ушли немногие. Успевшие перезарядить оружие поспешно стреляли, в большинстве случаев попадая в цель. Вскоре вражеский отряд перестал существовать, и окрыленные успехом солдаты Доршага принялись ловить лошадей. Те, кому это удавалось, садились в сёдла и догоняли убежавших коней для своих товарищей. Когда не осталось пеших, ушли в лес. Вдоль дороги шла полоса редколесья, поэтому ехать верхом было не трудно. Вечером сделали привал, а с наступлением темноты вернулись на дорогу.
   Шли рысью. Спасение было в скорости, но из-за ран не могли устраивать скачки. Утром собирались вернуться в лес, но не успели. За поворотом дороги нарвались на большой лагерь торийцев, через который пришлось прорываться с боем. Разрядив в неприятеля арбалеты, их бросали и выхватывали мечи. Итогом прорыва была гибель семи десятков бойцов. Лес стал намного гуще, а на хвосте висели вражеские кавалеристы, поэтому оставалось только пришпоривать лошадей, теряя товарищей из-за их слабости и летящих в спину болтов. Спасение пришло в виде съезда в одну из деревень.
   - Туда! - закричал граф и первый повернул лошадь.
   За ним последовали остальные, которых осталось не больше двадцати. На дороге их быстро догнали бы, но теперь появилась возможность уйти, потому что деревни никогда не устраивали вблизи густолесья. Лишь бы в этой не было вражеского отряда!
  
   - Где гонец? - спросил король Август.
   - Потерял сознание, ваше величество, - почтительно ответил канцлер. - Сейчас его приведут в чувство. Юноша скакал четыре дня без сна и еды и загнал десяток лошадей. Он написал донесение на случай смерти. Вот оно!
   Король нетерпеливо взял бумагу, развернул и прочитал.
   - Скверно! - сказал он и снова сел за стол. - Садитесь, граф, не стойте столбом! Вы читали?
   Канцлер сел на один из стульев для посетителей королевского кабинета и кивнул.
   - Читал, ваше величество. После заключения союза Торы и Урама поражение Доршага было ожидаемым.
   - Поражение, но не его захват и гибель короля! Зачем нам такой сосед, как Гарх? До сих пор все удовлетворялись спорными землями или золотом. К тому же здесь написано о Заре. Пока мы не по зубам Гарху, но если он захватит земли наших соседей и укрепится...
   - Гонец уехал сразу же после битвы, поэтому мало знает. Я думаю, что многие дворяне не останутся под Гархом. Ехать в Зару неудобно, да и что им делать у кочевников? Приедут к нам и привезут свежие новости. Когда будем больше знать, сможем принять правильное решение.
   - Вы всегда так невозмутимы?
   - Должность обязывает, ваше величество, - улыбнулся старик. - Вы хотите, чтобы я бегал по вашему кабинету? Пока мне многое неясно, и я не вижу необходимости в спешке. Если соседство с Гархом принесёт неприятности, это случится не завтра. Давайте определимся с тем, какую поддержку оказывать беженцам. Главы многих благородных семей погибли в сражении, поэтому приедут их младшие сыновья и женщины. Пользы от них немного, а беспокойство будет, особенно от тех, кто прибежит без средств. В столице много жилья на продажу, а привезённое золото разойдётся по сокровищницам. Вот те, у кого его не будет... Мы не можем им позволить впасть в нищету. Юношей можно определить на службу, а остальные...
   - Поможем и остальным, - решил король, - только умеренно. Создайте коллегию, которая будет этим заниматься. Если побегут горожане или купцы, пусть устраиваются самостоятельно. И соберите на завтра Королевский совет.
  
   - Я привёз камни, ваше величество! - почтительно доложил пожилой мужчина, низко кланяясь Гарху. - Только крупных больше трёх тысяч! - Он был в лёгких латах, надетых на потёртую, запылённую дорогой кожаную одежду.
   - Я доволен, барон! - сказал король. - Передайте всё графу Сабору и можете отдыхать. Позже расскажете с подробностями. Ваши старания не будут забыты!
   Барон ещё раз поклонился и направился к выходу из тронного зала.
   - Мальчишки подобраны? - спросил Гарх у стоявшего рядом с троном воина.
   - Пока меньше тысячи, ваше величество, - ответил тот. - Их приходится вести из Доршага в цепях, поэтому не все доходят. Без цепей за ними трудно уследить. Из первой партии многие сбежали.
   - Кто это придумал? - рассердился король. - Вы не нашли в Доршаге возов? Используйте цепи, но пусть едут в повозках! Любая задержка непозволительна! Если через две декады не наберёте доршагских щенков, возьмём ваших детей! Всё поняли?
   - Я всё понял, ваше величество! - сказал побелевший воин. - У вас не будет повода для недовольства!
  
  
   Глава 6
  
  
   После завтрака кучер подал карету к дверям трактира, а прибывший раньше других Зорин помог перенести вещи. К тому времени как конюх оседлал лошадей, охранники уже были в сборе. Одетые в новую кожаную одежду и защищённые нагрудниками, они выглядели намного лучше вчерашнего.
   - Неплохо, хоть и не мои дружинники, - оценила графиня. - Жаль, что их так мало. В Бургаде нужно добрать ещё. Барон, вы обещали забрать арбалеты.
   - Один оставим, а остальные сейчас разберём, - отозвался Дарк. - Валь, возьми себе и сыну по арбалету. Там же сумки с болтами. Зорин, закрепи на этих лошадях по два арбалета и один возьми себе... Все готовы? Тогда давайте отправляться.
   Вперёд пустили мечников, за ними ехали маги, читавшие на ходу свои книги, а окружённая лучниками карета замыкала движение. Вопреки опасениям герцогини, полдня ехали, не встретив ни одного разбойника. Незадолго до остановки для обеда и отдыха увидели стоявшего на обочине юношу. Он был года на два старше магов, но одного с ними роста и уже в плечах. Богатый бархатный костюм не годился для путешествия и был уже изрядно замаран. На голове красовалась баронская шляпа, а на поясе висели меч и кинжал. Довершал картину великолепный жеребец, который не был стреножен, но ни на шаг не отходил от хозяина. Дарк подъехал к незнакомцу и спросил, не нужна ли помощь.
   - Благодарю! - надменно ответил тот. - Со мной всё в порядке. Могу узнать, с кем имею честь говорить?
   - Я барон Варг, - представился Дарк. - Со мной благородный Даром, а в карете едут дамы. Если вам ничего не нужно, мы продолжим путь. Хотели сделать остановку, но здесь неудобное место и нет воды.
   - Подождите, - остановил его юноша. - Я барон Варкус. Не скажете, куда держите путь?
   - Мы едем в Орт, - ответил подъехавший к ним Борис. - Не скажете, барон, где ваш батюшка?
   - Я могу узнать, чем вызван ваш интерес к моему отцу? - взявшись за меч, зло спросил Варкус. - Извольте ответить!
   - Меня это тоже интересует, - спокойно сказал Дарк. - Видите ли, барон, с нами едет графиня Сарк. Вам это ни о чём не говорит?
   - Говорит, - ответил Варкус, вся враждебность которого разом пропала. - Мой отец совершил подлость, поэтому пришлось уйти из семьи. Он не стал бросать свои земли и замок. Сказал, что теперь есть чем откупиться от торийцев. А я думаю, что они возьмут золото, а потом и всё остальное. Кто соблюдает договоры с побеждёнными! Я не имею отношение к нападению на графиню Сарк, но готов принести ей свои извинения!
   - Принесёте на привале. Дорога опасна, поэтому предлагаю ехать с нами.
   - Я хочу поговорить сейчас!
   - Тогда делайте это на ходу. - Дарк махнул рукой и крикнул: - Едем!
   Они возобновили движение, а Варкус подъехал к карете и позвал графиню.
   - Мар? - удивилась выглянувшая в окошко Оля. - Что вы здесь делаете? И где ваш отец?
   - Отец в своём замке, леди, - пригнувшись в поклоне к шее коня, ответил барон. - Я узнал о том, что он отправил дружинников разбоем отнять у вас золото, поругался с ним и уехал! Позвольте мне извиниться перед вами за эту низость!
   - Вам не за что передо мной извиняться. Скажите, Мар, куда держите путь?
   - Как и вы, в столицу Лабарии, - ответил Варкус. - Барон Варг любезно предложил мне ехать вместе. Если позволите, я хотел бы оказывать вам знаки внимания...
   - Мне их оказывает Дарк, - засмеялась графиня. - Вы можете оказывать внимание герцогине Даргус. Вела, ты не против такого ухажёра?
   - Симпатичный, - сказала выглянувшая в окно девушка. - Разрешаю, пусть ухаживает.
   В это время подъехали к месту, которое многими использовалось для отдыха. Не очень чистый ручей соседствовал с большой, поросшей травой поляной, на которой можно было пасти лошадей. Судя по кострищам, отдыхали возле самой дороги. Карету на ней и оставили, повесив её лошадям на головы торбы с овсом, а остальных отвели на луг. Мужики быстро нарубили дрова и разожгли два костра. На одном приготовили обед для господ, а на втором кашеварили для себя. Пообедав, две свечи отдыхали. Барон Варкус не отходил от дам, всеми силами стараясь их развлечь.
   - Если все благородные похожи на этого, ты зря тратил на меня золото, - сказал Борис другу. - Сдам экзамены и буду магом, а грамоту куда-нибудь спрячу.
   - Этот петушок не может без кур, - засмеялся Дарк. - Он был бы таким и в купеческом сословии. Вот крестьяне обходятся без учтивости и не тратят время на ухаживания. Только нужно не ошибиться с тем, кому можно задирать юбку, а кому нет, а то можно получить по голове чем-нибудь тяжёлым.
   - А ты откуда знаешь? - удивился друг. - Насмотрелся, когда ходил в деревню? Так ты недолго в ней был.
   - Слушал разговоры отца и его друзей. Никто не знал, что я прятался под лежанкой. Я думаю, что уже отдохнули. Нужно ехать, иначе мы не успеем в Бургад до завтрашнего вечера.
   До остановки на ночлег ничего не случилось. Маги по-прежнему читали книги, благо двигались рысью или шагом, Варкус не отъезжал от кареты и вовсю работал языком, а остальные с опаской смотрели в лес, готовые пустить в ход луки. Ехали, пока не встретили обустроенную площадку для ночлега. Воды поблизости не было, но были утоптанная площадка без пней и пятна прогоревших костров.
   Быстро поставили шатры, после чего часть охранников занялась лошадьми, а остальные разожгли костры для готовки ужина. Трёх шатров не хватило, но ещё не похолодало и ночами можно было спать под открытым небом. Дарк пригласил Мара в свой шатёр, и тот с благодарностью согласился.
   Ночь прошла спокойно, а утром разогрели оставшуюся с вечера кашу с мясом, запили водой из фляг и начали собираться в путь. На этот раз Варкус не стал вертеться возле дам, а примкнул к своим благородным спутникам.
   - Это правда, что вы маги? - спросил он Дарка. - А для чего тогда повязки?
   - Будем магами, когда сдадим экзамен, - закрыв книгу, ответил недовольный разговором юноша. - А повязки нужны для маскировки. Магов будут опасаться, а кто станет проявлять осторожность к каким-то юнцам! - Он не стал говорить, что благодаря повязке стал в три раза сильнее, причём сила не убывала и после того, как убирали дополнительный камень. Обоим было интересно, к чему это может в конце концов привести. Пока в книгах не нашли ничего о повязках для магов.
   - А какую услугу вы оказали королю? - продолжал допытываться Мар. - Она должна быть очень весомой, чтобы получить такую награду!
   - Это секрет, - вышел из положения Дарк. - Я дал слово королю сохранить её в тайне!
   Вряд ли получилось бы соврать магу, но юный барон, несмотря на повязку с камнем, не почувствовал лжи. Скорее всего, это было следствие новой, ненормально большой силы. Борис по-прежнему был слабее, но ненамного.
   - Вы счастливец! - грустно продолжил Мар. - Маг, богач, а теперь и барон, пусть и без земли. А я называюсь бароном, пока отец не лишит титула. После нашей размолвки этого не придётся долго ждать. Буду простым благородным почти без средств. Надеюсь, что смогу устроиться на службу у короля Августа. Моё сердце разбила герцогиня, но кто я такой, чтобы надеяться на её благосклонность? А вам удалось пленить графиню Сарк!
   - Поменьше об этом болтайте! - предупредил Дарк. - Если уцелел в сражении муж графини, такие разговоры могут ей навредить!
   - Даю слово, что буду нем как рыба! - поклялся Мар. - Барон, мне, право, неудобно, но я уехал из замка почти без средств... Сможете одолжить на время?
   - Сделаем иначе, - предложил Дарк. - Я буду оплачивать ваши расходы в трактирах до самого Орта, а в столице займу такую сумму, которой вам хватит до устройства на службу.
   - Король в вас не ошибся! - просиял Варкус. - Вы по-настоящему благородный человек!
   - Нашёл! - воскликнул не участвовавший в их разговоре Борис. - Смотри, это заклинание, которое даст знать, если за тобой наблюдают! С его помощью нетрудно обнаружить разбойничью засаду!
   Найденное заклинание сработало в полдень и уберегло их от большой беды.
   - Засада! - сказал делавший его Дарк. - Человек двадцать вон в тех кустах! Что предпримем?
   - У вас много арбалетов, - сказал Мар. - У разбойников слабые луки, поэтому их можно расстрелять издали, не подставляясь под стрелы. Нужно только как-то выманить их из кустов.
   - Я уже знаю как, - засмеялся Дарк. - Барон, у нас в карете ещё один арбалет. Женщинам он не нужен, а вам пригодится.
   - Для вас и вашего друга я Мар! Спасибо за арбалет, сейчас возьму. А почему вы смеялись?
   - Увидите, - пообещал юноша и крикнул: - Всем приготовиться к стрельбе! - Он дождался, когда Варкус возьмёт оружие и использовал заклинание.
   Большинство магов могло действовать на людей за полсотни шагов. Такие, как погибший учитель, дотягивались и за сто, а Дарк был способен на большее. Он не проверял, на какое расстояние действует его магия, но был уверен в том, что оно больше дальности полёта разбойничьих стрел. Так и оказалось. Использованное заклинание вызывало нестерпимый зуд у любого, на кого его направляли. Разбойники терпели несколько мгновений, а потом выбежали из кустов и, бросив луки, принялись остервенело чесаться.
   - Это нечестно, - недовольно сказал Мар, перезаряжая арбалет. - Убиваем сами, не давая противнику возможности ударить в ответ!
   - Какая может быть честность с разбойниками? - удивился Борис. - Это вам не благородные противники! Они сами собирались убить нас из засады. Если бы не магия, у них это могло получиться. Наверное, прорвались бы, но не обошлись бы без потерь. Два десятка лучников для нас слишком много.
   - Вы правы, - согласился Варкус и нажал на спусковую скобу. - Двое удрали, а остальных мы перебили. Будем смотреть?
   - Если хотите, можете это сделать, - предложил Дарк. - Вам пригодятся их кошельки. Только будьте осторожней, чтобы не получить в живот чем-нибудь острым.
   - Я вас не задержу! - крикнул барон и галопом помчался к кустам. Он действительно быстро управился и вскоре продолжили путь.
   На обед не останавливались, чтобы быстрее добраться до города, и на ходу поели сухие лепёшки с копчёным мясом. Графиня отказалась от такой еды и терпела голод до вселения в трактир. В Бургад въехали дотемна и остановились в "Гордости Доршага". Город был заметно больше Багора, а выбранное заведение оказалось просто роскошным. К удивлению Дарка, с него и здесь взяли деньги вперёд, но меньше, чем пришлось заплатить в "Приюте для благородных".
   - Не удивляйтесь, - мрачно сказал трактирщик. - Я через два дня закрываюсь и уезжаю в Лебарию. Других постояльцев нет, а большинство слуг уже рассчитал. Обслуживание будет хуже, но вам нужно только переночевать...
   Женщинам и Мару взяли отдельные комнаты, а сами поселились в двухместную. Сделали это из-за золота и потому, что вместе было удобно заниматься магией. Слуг устроили в небольшие комнаты первого этажа, поужинали и разошлись отдыхать. Графиня сразу заявила права на Дарка, но ему удалось отсрочить визит в её комнату и заниматься магией четыре свечи. Учёба давалась легко, всё прочитанное легко повторяли, а рост собственных возможностей вселял в них уверенность и вызывал ещё большее желание учиться.
   Он без большой охоты сходил к графине, уже уверенно, почти по-хозяйски ласкал эту женщину и без сожаления ушёл, когда исчерпал свои возможности. Оля просила остаться, но юноша отказался. Отказ объяснил усталостью и тем, что лучше не давать лишних поводов для разговоров. Она любила, а он лишь получал удовольствие и знал, что эта связь только до столицы.
   Утром быстро позавтракали, после чего сразу же продолжили путь. Графиня хотела сделать покупки, в первую очередь приодеть Дарка, но он не согласился.
   - Нам лучше нигде не задерживаться, - сказал юноша. - Видите же, что уже бегут даже трактирщики. Это раньше торийцы не спешили, никто не знает, где они сейчас. Наверное, нужно ехать быстрее, чтобы не нарваться на неприятности. Солдаты - это не разбойники. Если догонят, на этом для нас всё и закончится. Для дороги годится и эта одежда, а наряжаться будем, когда приедем в Лебарию.
   Ехали намного быстрее вчерашнего, поэтому читать получалось только тогда, когда давали отдых коням. На обед остановились в придорожном трактире, в такое же заведение вселились для ночлега, когда совсем стемнело.
   - У меня много постояльцев, - сказал Дарку трактирщик. - Дам могу поселить в одну комнату, одна есть для вас, а слуги пусть ночуют на сеновале.
   Любви этой ночью не было, да и магией больше не занимались. Дорога утомила больше обычного, поэтому после ужина быстро заснули.
  
   Утром неожиданно натолкнулись на капище. Выехав на небольшую поляну, увидели на ней несколько вырезанных из дерева изваяний. Грубые изображения мужских лиц были вымазаны запёкшейся кровью, а вокруг каждого на вбитых в землю кольях скалились человеческие черепа.
   - Ты, кажется, не верил в дикарей? - выругавшись, спросил Барк. - Теперь нужно уносить ноги, чтобы на этих кольях не красовались наши головы!
   - Вон на том истукане свежая кровь, - заметил герцог. - Значит, это не заброшено. Ты был прав. Поспешим отсюда убраться, и на всякий случай приготовь лук.
   Они торопили коней, но скоро лес стал гуще и пришлось спешиться.
   - За нами кто-то крадётся, - тихо сказал барон. - Возьми моего коня и иди, а я полежу в засаде.
   Даргус взял повод его жеребца и ушёл. Вскоре послышался треск сухой ветки под чьей-то ногой, а потом появился и сам преследователь. Дикарь успел увидеть капитана, но не уклониться от его стрелы. Барк вытащил из колчана другую и замер, но не услышал никаких других звуков, кроме щебетания птиц. Подойдя к лесовику, он внимательно его осмотрел. Обычное, только слишком заросшее лицо, штаны и куртка, сшитые не из кожи, а из шкур, и нож на поясе из хорошей стали. Были и лук со стрелами, которые лежали рядом с телом. На запястьях мертвеца красовались серебряные браслеты, а на шее - ожерелье из звериных клыков. Барон взял колчан со стрелами и поспешил догнать друга.
   - Хорошо, если он был один, - выслушав его, сказал Даргус. - Трудно уйти от тех, для кого лес - родной дом. Да и возраст у нас неподходящий для бега, а по этому лесу не поскачешь. Ладно, всё в руках богов!
   Спешили изо всех сил и остановились на ночлег у небольшого ручья.
   - Пусть убивают, но я больше не сделаю ни шагу, - упав на мох, простонал герцог. - Ложись! Немного отдохнём, а потом займёмся конями.
  
   Деревня оказалась безлюдной, и её проскакали без задержки, торопясь к видневшемуся неподалёку лесу. Торийцы отстали, видимо, опасаясь засады. Когда входили в лес, увидели на дороге первых всадников.
   - Теперь не догонят! - сказал идущий рядом с Ольгером барон Самор. Он один уцелел из благородных и был легко ранен в плечо.
   - Не будут они гоняться по лесам за такими, как мы, - отозвался граф. - Достаточно контролировать дороги, чтобы не дать нам уйти.
   - Двадцать три, - посчитал спасшихся Самор. - Это считая нас с вами. У большинства не очень тяжёлые раны, но на ногах далеко не уйдут. Что будем делать?
   - А что нам остаётся? - сказал Ольгер. - Будем ехать на восток, а ночью выберемся на дорогу. Уходить придётся по ней, в лесу пропадём. Вряд ли ночью дорогу охраняют. Я бы этого не делал. Лишний риск, да и какой вред от беженцев вроде нас? Так и будем днём идти по лесу и отсыпаться, а ночами двигаться по дороге. Нужно только где-нибудь разжиться едой и овсом. Жаль, что не получилось задержаться в деревне, но их здесь должно быть много.
   - Вы правы, - согласился барон. - Мы оторвались от противника, и можно дать лошадям отдохнуть. Не возражаете? Привал! Парни, слазьте со своих кляч. Привяжите их к деревьям и ложитесь на мох. Отдохнём две свечи, а потом продолжим путь.
   Первый день почти не отдыхали, надеясь найти деревню или хотя бы ручей. Голод лишал последних сил, а лошадям срочно требовалась вода. Не нашли ничего и до темноты повернули к дороге. Выбрались с трудом, потому что лес стал гуще, и последние две лиги пришлось идти пешком, ведя лошадей в поводу. Ещё не стемнело, но на дороге никого не увидели, поэтому решили рискнуть. Вперёд пустили двух самых крепких солдат на лучших лошадях, чтобы они смогли предупредить об опасности остальных и уйти сами. Шли рысью, время от времени переводя коней на шаг. Уже совсем стемнело, когда один из солдат не выдержал скачки и выпал из седла. Это падение стоило ему сломанной шеи, но обеспечило их мясом. Конечно, съели не погибшего беднягу, а его лошадь. Сделали это, когда нашли воду. Было темно, но кто-то из солдат смог услышать шум ручья. Не таясь, разожгли костры и не только наелись жареной конины, но и приготовили мясо впрок. Вволю напившиеся лошади остаток ночи паслись на обочине дороги. С рассветом вернулись в лес.
   В этот день им повезло выйти к деревне. В ней были жители, которые за золото щедро поделились едой. Торийцы к ним заезжали, но не зверствовали. Забили пару коров и поваляли девок, после чего ушли. Здесь отдохнули до вечера, а к большаку выбрались по узкой, накатанной возами дороге. По ней крестьяне каждое утро возили продукты на рынок Багора. Ночью почти не отдыхали, торопясь как можно дальше уехать от занятого врагами города. А утром везение закончилось. Ускакавшие вперёд солдаты не вернулись и не подали никакого знака, а из-за поворота дороги в доршагцев полетели болты. Половину из них убили сразу и ещё несколько бойцов потеряли, когда пытались укрыться в лесу. Когда Ольгер остановил коня, рядом с ним был только один солдат.
   - Не видел, что с остальными? - спросил граф.
   - Все убиты, - понурив голову, ответил мечник. - Последними достали господина барона и Варка, когда они уже были в лесу. Мы с вами спаслись, мой лорд, только надолго ли?
   - Не знаю, как ты, а я отсюда выберусь! - разозлился Ольгер. - Как звать?
   - Далем, - ответил солдат. - Род называть?
   - Обойдусь без рода. Золото осталось?
   - Своего нет, а выданное бароном так и лежит в сумке, - ответил Даль. - Вернуть?
   - Не нужно ничего возвращать, - сказал барон. - Если хочешь бороться за жизнь, едем вместе, а если пал духом, я тебя не держу! Купишь у крестьян какую-нибудь одёжу и можешь безбоязненно ехать с ними в любой город. С золотом как-нибудь устроишься.
   - Я всё-таки попробую с вами, мой лорд! Уж больно я злой на торийцев, чтобы под ними жить!
   - Тогда будем действовать так же, как раньше, только без спешки.
  
   В королевский кабинет вошёл пожилой, но ещё крепкий мужчина в потертой кожаной одежде, на которую были надеты дорогие доспехи. К Августу пускали с оружием только самых доверенных вельмож, не было его и на поясе у вошедшего.
   - Садитесь, Умар, - предложил король. - Вас не оскорбляет такое обращение?
   - Нисколько, ваше величество, - ответил герцог Витар. - Король Яр называл так же, вот от молодого Малька пришлось наслушаться всякого.
   - Вы один из трёх герцогов Доршага, поэтому должны многое знать о прошедшей войне. Кто-нибудь из них уцелел?
   - Даргус был сослан в Варум. Этот город недалеко от границы с Торой, поэтому он был сразу захвачен. Наверняка герцог попал в плен или погиб. Герцога Гальдара ранили на моих глазах, но тогда такое творилось, что раненый просто не мог выбраться из сечи. Возможно, кто-то из них и спасся, но я в это не верю. Я многое знаю о войне, но только до разгрома. Пришлось спасать свою жизнь, поэтому о дальнейшем могу судить только по тому, что слышал от других.
   - И что вы слышали? - спросил Август. - Рассказывайте, не ждите моих вопросов. Нам с канцлером важно знать всё!
   Сидевший рядом с королём граф Марей с интересом наблюдал за заметно нервничавшим гостем.
   - После сражения полки Урама ушли, а оставшиеся торийцы перебили воинов Доршага, которые уцелели в битве и не смогли спастись бегством, - начал рассказывать Витар. - Пленных не брали. Закончив бойню, они по трём дорогам вторглись в королевство и начали занимать его города, безжалостно убивая всех владельцев камней силы, а часто и членов их семей. Обычные в таких случаях грабежи совершались уже после резни. Крестьян, как правило, не трогали, пострадали лишь горожане, в первую очередь благородные и купцы.
   - Мы знаем о страсти Гарха к камням, - нетерпеливо сказал король. - Как с этим сейчас?
   - С камнями ничего не изменилось, - ответил герцог. - Новостью стало то, что начали ловить мальчишек лет двенадцати. Их заковывают и сотнями вывозят в Тору. Сословие значения не имеет, главное - возраст и здоровье. Хотя из-за резни, там должны быть только крестьяне и дети горожан из бедноты. Богатые ставили своим детям камни, поэтому те попали под нож. Из городов началось повальное бегство, но опоздавшим трудно бежать, потому что торийцы взяли под контроль дороги. Захвачена треть королевства, а возможно, и больше.
   - Значит, мы должны ожидать наплыва беженцев, - сказал канцлер. - Когда?
   - Благородные и купцы уже приезжают, а горожане появятся позже. Беженцы будут прибывать дней десять, а потом торийцы перекроют границу.
   - И что вы сами об этом думаете? - спросил Август. - Меня интересуют камни силы и ловля мальчишек. Наверняка ломали над этим голову.
   - Ломал, - признался Витар. - Напрашивается мысль, что из пойманных мальчишек собираются делать магов. Ненависть и страх нетрудно убрать магией, а потом добиться подчинения и преданности. Непонятно, зачем Гарху столько магов. Учитывая возраст мальчишек, сильных уже не будет, а от слабых мало пользы. В войне её почти нет, разве что лечение ран... Наверное, об этом лучше спросить самих магов.
   - Спрашивали! - с досадой сказал король. - Они говорят то же самое, что только что сказали вы. Но это не ответ!
  
   - Это последняя партия, - преданно глядя на графа Сабора, отчитался барон. - Здесь две сотни мальчишек. С теми, кого доставили раньше, будет две с половиной тысячи.
   - Я заказывал три, - напомнил Вилли. - У вас какие-то сложности?
   - Марк Тибор сказал, что остальных можно прислать позже! - торопливо объяснил барон. - Его маги не справляются...
   - Этот вопрос решаю я, а не королевский маг, - сказал советник. - Даю вам ещё декаду, но это последний срок. Главное, чтобы эти щенки в нужном числе сидели в моих подвалах, а магов поторопим!
   Барон почтительно поклонился этому страшному человеку и поспешил выйти из подвала. Он не знал, зачем графу столько детей, и не ломал над этим голову. Чтобы её не потерять, нужно было беспрекословно выполнять его приказы. Неизвестно чем так понравился королю этот пришелец и как он смог добиться такой власти, только его недовольство грозило нешуточными последствиями даже титулованным дворянам, уже не раз доказавшим своей службой верность трону. Лучше было проявить рвение, чем рисковать своим положением и головой.
   "Демон бы побрал и этого пришельца, и главного королевского мага, вытянувшего его в этот мир на свою и на наши головы! - подумал барон, направляясь к дворцовым конюшням. - Не иначе как он околдовал короля. Гарх не хочет слышать ничего, что порочило бы его советника!"
  
   - Великий хан! - закричал одетый в замызганный и рваный халат кочевник, падая на колени перед Уклеем. - Да живёшь ты тысячу лет! Чтобы никогда не иссякла твоя мужская сила! Чтобы...
   По обычаю таких выкриков должно быть с полсотни, но сейчас хан
   не захотел слушать восхваления.
   - Поднимись и говори, - прервал он вестника. - Хвалу прокричишь в другой раз.
   - Слушаюсь, великий! Хан Угей приказал передать, что на границе королевств Тора и Доршаг произошла великая битва! Король Мальк повержен, а его воины потеряли сердце и были вырезаны все до единого! Такую же резню победители творят со всеми, у кого есть камни силы. Доподлинно известно, что король Гарх хочет завоевать и наши земли. Степи ему не нужны, только горы, в которых добывают камни!
   - Неприятное известие, - сказал Уклей. - Не трясись, тебя не будут из-за него казнить. Эй, стража! Найдите главного советника и моего старшего сына! Да, первого жреца тоже сюда! А вестника пусть накормят, дадут отдохнуть и отправят к Угею. Я им доволен!
  
  
   Глава 7
  
  
   В Лужар приехали вчера вечером. Для них это был последний город Доршага. До границы с Лебарией осталось проехать с полсотни лиг, поэтому беглецы почувствовали себя в безопасности и графиня уговорила Дарка задержаться на весь день и сделать покупки.
   Сразу же после завтрака всей компанией отправились обходить лавки, оставив в трактире одного Бориса. Охранников поселили в более скромное заведение, а на Зорина и Лиду не пожалели денег, чтобы слуги были под рукой. Они же утром сопровождали господ и несли покупки. Дарку пришлось сильно потратиться, зато все, кроме него, были довольны.
   - Теперь у вас будет достойная одежда! - сказала Оля. - Лучше бы, конечно, пошить, но для этого нет времени. Зря вы, барон, платили за герцогиню! У неё хватает своего золота. Всё равно Вела этого не оценит. Вот Мар будет вам благодарен и постарается отслужить. Это очень порядочный юноша. Даже удивительно, что такой мог вырасти в семействе баронов Варкус!
   Вернулись незадолго до обеда.
   - Я узнал, почему на нас так действуют камни, - сказал Борис вошедшему в комнату другу. - Решил отвлечься от магии смерти и посмотрел найденные письма. Их писал не учитель, а его друг. Возьми вот это, потом сам прочитаешь.
   - А ты забери свою одежду, - отозвался Дарк и бросил на кровать сумку. - Это не дорожная, а для хождения по гостям. Не хотел покупать, но Оля настояла.
   Он затолкал под кровать свою сумку с покупками и сел читать письмо.
   "Дорогой друг, - писал его автор, - прошу тебя сохранить в тайне всё, что ты от меня узнаешь! Я уже долго занимаюсь изучением камней силы и пришёл к поразительным выводам. Ты знаешь, что камни не являются источником магии, а только меняют наши головы, и чем крупнее камень и меньше возраст ребёнка, тем сильнее получится маг. Попытки использовать сразу несколько камней показали, что это не даёт никаких преимуществ. Я совершенно случайно обнаружил, что это справедливо для всех камней, кроме тех, которые добывают у подножия Стража. Так кочевники называют гору, которая издали похожа на голову их воина. Найденные там камни можно отличить от других по едва заметной желтизне. Камни из других мест серые, а эти на солнце отсвечивают золотом, и их добавление позволяет многократно увеличить силы, и не только ребёнку, но даже старому магу! И для этого необязательно сверлить череп, достаточно обычной повязки. Я стал сильнее в два раза, и сила продолжает прибывать, хоть уже и не так быстро. Представляешь, какие это даёт преимущества? Месторождение у Стража очень бедное, поэтому сбор ведут только две семьи. Вот уже три года я покупаю у них всю добычу. Мелкие камни дают небольшой прирост силы, который трудно заметить, поэтому я их потом продаю торговцам. Я помню о нашей дружбе и о том, что ты спас мне жизнь, поэтому вскоре пришлю тебе с верным человеком часть камней. Носи один из них в повязке, и лучше это делать ночью. Не только потому, что повязка на твоей голове может вызвать удивление, но и для ускорения роста силы. Камень увеличивает её ночью и почему-то немного уменьшает днём. Заметный рост будет первые две декады, потом действие камня сильно слабеет. Дорогой друг, помнишь..."
   Дальше в письме не было ничего интересного, и юноша положил его на кровать.
   - Читал другие? - спросил он. - Есть в них что-нибудь полезное?
   - Только в этом, - ответил Борис. - В других он пишет о тех, кого мы не знаем, и делится воспоминаниями. Видимо, этим письмам уже много лет.
   - Ты не снял повязку, - заметил Дарк. - Наверное, вынул камень?
   - Конечно. Ночью опять вложу. Я подумал... Мы со своей новой силой сможем поднять сотню мертвецов. Представляешь такую дружину? Её воины не боятся боли и смерти и не требуют платы. Потратимся, конечно, но немного.
   - Я не король Торы, чтобы этим заниматься, - брезгливо сказал Дарк. - Выучил, потому что может быть полезно, но обращусь к этой магии только при необходимости.
   - А при чём здесь Гарх? - не понял друг.
   - Помнишь, что говорил насчёт мальчишек встреченный нами купец? - напомнил Дарк.
   - Был такой разговор. Ну и что?
   - Если торийцы собирают камни и ловят мальчишек, наверное, они хотят сделать из них магов. В таком возрасте сильных уже не будет, только слабые. А для чего они Гарху, да ещё в таком числе?
   - Думаешь, что он хочет с их помощью поднять мёртвых? - догадался Борис.
   - Конечно! Если таких магов будут тысячи и каждый поднимет пять воинов...
   - Гарху никто не сможет противиться! - воскликнул друг. - Кочевники уйдут в свои степи, а Лебарию он захватит!
   - Раньше пятнадцати лет никого не обучают, - сказал Дарк. - У мальчишек просто не будет силы, и они не запомнят заклинания. Значит, у короля Лебарии есть ещё три года. Наших разбили, но и они сильно потрепали армию Торы. Если сейчас ударить...
   - Для этого нужно знать о замыслах Гарха.
   - Думаешь, один я такой умный? Наверняка маги короля обо всём догадались. Ладно, бросай свою книгу и пойдём обедать.
   Видимо, женщины занимались примеркой купленных нарядов, а Мар ими восторгался, потому что никого из спутников в трапезной не было. Юноши быстро пообедали и вернулись в свою комнату. Дарк решил, что "Грани" можно почитать позже и взялся за изучение написанной учителем книги. В самом начале Альп указал, что описанные в ней заклинания составлены им самолично. Первое же из них повергло юношу в изумление.
   - Оторвись от своей страшилки! - сказал он другу. - Смотри, что сотворил Мастер!
   - Что ты там раскопал? - спросил Борис, отложил книгу "За порогом смерти" и взял написанную учителем. Прочитанное подействовало на него сильнее бутылки крепкого вина.
   Альп писал, что заклинание позволяет принять любой облик, и обман не смогут выявить ни зеркала, ни другие маги.
   - Как такое может быть? - растерянно спросил Борис. - Зеркало распознает любую иллюзию, а после заклинания должны остаться следы, которые заметит любой опытный маг!
   - Может, дело в силе? - предположил Дарк. - У большинства магов её просто не хватит. Как же здесь всё сложно! Быстро такое заклинание не выучить. Ладно, я посмотрю, что здесь ещё, а потом буду учить. После этого попробуем.
   Всего оказалось полтора десятка заклинаний, но только одно из них привлекло внимание.
   - Смотри! - сказал он, протягивая другу книгу. - Довольно простое заклинание, разрушающее магию смерти. Интересно, для чего оно было нужно учителю?
   - Если оно работает, можно вернуть к смерти всю армию Гарха, - обрадовался Борис. - В книге нет ничего подобного!
   - Я думаю, что учитель хотел с его помощью убивать живых мертвецов, - высказал предположение Дарк. - Если подняли свежего покойника, его не отличишь от живого человека. Есть связь с магом, но её трудно увидеть, особенно днём. А это заклинание не навредит людям, но лишит магической жизни мёртвых слуг. А использовать его против армии... Сила действует на небольшом расстоянии, а магам просто не дадут приблизиться. Те же мертвецы расстреляют из арбалетов.
   - А мы?
   - Собрался воевать в одиночку? - насмешливо спросил Дарк. - Нас хватит на сто или двести мертвецов, а потом потеряем силу и жизнь. А может, убьют сразу, потому что армейский арбалет - это не разбойничий лук, он бьёт дальше нашей магии.
   Он занялся изучением первого заклинания в книге учителя и потратил на него больше четырёх свечей. Обычный человек не смог бы запомнить его узор, эту возможность давал магу камень, за несколько лет, развивая его память и воображение.
   - Ну и как я выгляжу? - спросил Дарк. - Видишь какие-нибудь следы заклинания?
   Борис посмотрел на друга и обомлел: вместо него на кровати седела графиня. Призывно улыбнувшись юноше, она приподняла подол, показав ему идеальные ножки.
   - Не вижу никаких следов магии, - придя в себя от изумления, пробормотал он. - Жаль, что у нас нет зеркала.
   - Как-нибудь проверим и с зеркалом, - мужским голосом отозвалась Оля, - но я уже сейчас верю всему, что написал учитель. А теперь мы это уберём! - Графиня исчезла, а вместо неё на кровати возник смеющийся Дарк.
   - Плохо, что заклинание не меняет голос, - сказал он, - но всё равно получилось здорово! Хотя... Кажется, насчёт голоса что-то было в заклинаниях иллюзий. Голосу не страшны зеркала, а маги пусть смотрят. Там используется так мало силы, что её следы трудно заметить. Где у нас "Магия иллюзий"?
   - Книга вон в той сумке, - показал рукой Борис. - Я не помню такого заклинания, но учитель так подгонял, когда читали, что мог и пропустить. Он считал этот раздел магии ненужной нам ерундой.
   Их занятия прервал стук в дверь. Когда Дарк открыл, увидел Мара вместе с молодым, богато одетым мужчиной.
   - Мы можем войти? - спросил барон. - Со мной благородный Гел Барус. Он представляет графа Тагора. Граф хочет вместе с семьёй выехать в Орт и предлагает нам присоединиться. У него три десятка дружинников, так что с ними можно не бояться разбойников.
   - Входите, господа! - пригласил Дарк и посторонился, пропуская гостей в комнату. - Можете сесть на эти стулья, а я, чтобы не стоять, сяду на кровать. Значит, нас пригласил граф. Не скажете, чем вызвано это приглашение? Из города уезжают многие, поэтому он мог найти попутчиков понадёжнее. Наша охрана - это крестьяне.
   - Это так важно? - спросил Барус. - Впрочем, если вам интересно, могу ответить. Управитель графа увидел в городе графиню Сарк и поспешил об этом доложить. Граф Тагор расположен к Ольгеру Сарку и решил оказать услугу его жене. Вы находите в этом что-то предосудительное?
   - Передайте графу мою благодарность за предложение, но мы не можем его принять, - ответил Дарк. - Есть необходимость задержаться в вашем городе.
   - Как хотите, - разочарованно сказал Барус. - Если передумаете, вам будет нетрудно найти графа. Мы выезжаем завтра до полудня.
   Коротко поклонившись, он вышел из комнаты. Следом выбежал недовольный Варкус.
   - Не скажешь, почему ты ему отказал? - спросил Борис. - Задержка - это только предлог?
   - Чаще смотри на людей магическим взглядом, - посоветовал друг. - С твоей новой силой это нетрудно и не будут мешать повязки. Мне сильно не понравился этот Барус, а от его предложения стало холодно в груди. Думаю, что у нас не только прибавилось сил, увеличились и другие способности, в том числе и предвидение. Во всяком случае, раньше я учил бы заклинание учителя дня два, а сегодня справился за несколько свечей. Не знаю, что задумал граф Тагор, но для нас будет безопасней ехать со своей охраной. И выедем, как только рассветёт. Нужно будет предупредить трактирщика, чтобы рано приготовили завтрак и еду в дорогу. Завтра будем ехать без остановок.
  
   Видимо, никто из лесных дикарей пока не посетил капище и они не нашли тело убитого Барком соплеменника, потому что не было погони. Беглецам повезло найти ручей, а потом барон застрелил косулю, поэтому единственным, чего им не хватало, был овёс. Кони подъедали чахлую траву на полянах, но не могли долго держаться на такой пище.
   - Как бы не заблудиться, - сказал герцог, пытаясь рассмотреть солнце.
   Уже несколько свечей не встречали ни одной поляны, а ставшие огромными деревья полностью закрыли небо, и было трудно увидеть солнце в царившем под их кронами полумраке.
   - Не заблудимся, - отозвался Барк. - Меня в детстве учили, как чувствовать север. Я был самым сильным в семье, но без дыры в голове не дотянул до мага. Ехать нужно туда. Если не будет корма, завтра придётся идти пешком. Нужно беречь лошадей, иначе их лишимся.
   Деревья начали мельчать только к вечеру. Стали попадаться поляны, на одной из которых заночевали. Коней не стреножили, и они до утра съели всю траву. Завтракали зажаренным впрок мясом косули, не трогая своих запасов. Когда двинулись в путь, почти сразу вышли к реке. Тёмная, покрытая ряской вода едва двигалась и пахла не речной свежестью, а болотом.
   - Не хочется мне в неё лезть, - проворчал барон. - Жаль, что нет топора. Срубили бы дерево... Здесь только три десятка шагов, его хватило бы.
   - Ты по нему пройдёшь, а кони? - возразил Даргус. - Мне от этой реки тоже как-то не по себе... Давай пойдём вверх по течению, может, найдём место поуже.
   Узкого места не нашли, зато натолкнулись на мост. Через реку были переброшены уложенные в ряд деревья. К мосту подходила хорошо утоптанная тропа, которая продолжалась на другой стороне реки. Перила отсутствовали, но пяти деревьев было достаточно, чтобы обойтись без них. Беглецы поспешили перебраться через реку и воспользовались тропой, благо её проложили в нужную сторону. Первым ехал Барк, который держал наготове лук. К счастью, им никто не встретился, а тропа вывела на поляну и исчезла. Продолжения не нашли и двигались, ориентируясь по солнцу, которое было уже хорошо видно. Обедать остановились у небольшого ручья с очень чистой водой. Поблизости увидели поросшую густой травой поляну, так что подкрепились и кони.
   - Нам бы только не натолкнуться на дикарей, - говорил барон, доедая свою порцию мяса. - Тогда дня через два должны выйти к Торгу. Косуля закончилась, но остались крупа и лепёшки. Других рек здесь нет, а та, через которую перебрались, наверное, впадает в какое-нибудь болото. Не знаю почему, но от неё тянуло такой жутью... Хорошо, что не пришлось переправляться вплавь.
   - Дикарей не должно быть много, - отозвался уже поевший герцог. - Большие селения не прокормятся охотой, а рыбы здесь нет. Будем осторожней и помолимся богам. Ты кого славишь, Дар?
   - Эхтая, - ответил капитан. - Его славят многие воины. Все мы после смерти попадём в его чертоги. Если верить жрецам, боги ничем не отличаются от смертных, кроме силы, поэтому могут отыграться на недостаточно почтительных. Лучше лишний раз помолиться, язык от этого не отвалится.
   - В Торге уже могут быть торийцы. Нужно найти деревню и узнать у мужиков, чья сейчас власть. Если город уже занят, поедем просёлками. Долго, но по большаку уже не проедешь, а лесом я сыт по горло!
  
   - Впереди застава, - доложил вернувшийся Даль. - Пять солдат сидят у костра и ещё один охраняет лошадей. Лес слишком густой, поэтому нужно возвращаться.
   - Я, кажется, придумал, как нам ехать днём, - сказал Ольгер. - Сейчас вернёмся в деревню, купим у мужиков их одёжу и обменяем коней на такую клячу, которая не вызовет у торийцев ничего, кроме жалости. Если понадобится, доплатим за воз и какую-нибудь еду. Крестьян не трогают и не мешают им продавать продукты.
   - У нас бритые лица, - осмелился возразить солдат, - а крестьяне бородатые.
   - Обрежем у какого-нибудь деда и приклеим. Если будем одеты в дерюгу, грязными и с бородёнкой, кто там станет рассматривать! А если вымазаться в навозе...
   Всё получилось как нельзя лучше. Деревенские мужики с охотой обменяли старую кобылу и неказистый воз на двух прекрасных жеребцов и за так отдали одежду. Пришлось заплатить за провизию, которой за один золотой принесли больше, чем мог вместить воз.
   - Хватит! - сказал им граф. - Куда нам столько? Ваша лошадь сдохнет раньше, чем мы выедем из деревни. Теперь насчёт бороды...
   Мужики выслушали, но никто не захотел позориться. Когда Ольгер уже решил обстричь одного из кобелей, предложили обкорнать бороду у умиравшего деда. Старик был бобылем, поэтому за него никто не вступился. Бороду разделили пополам и кое-как приклеили к лицам. После этого сходили в свинарник и вышли из него, благоухая навозом и мочой. На лица добавили сажу и выпили по глотку омерзительно вонявшей браги. Когда подошли к возу, вертевшиеся возле мужиков собаки сбежали.
   Лошадь без всякой охоты тянула воз и никак не реагировала на удары кнута, поэтому её оставили в покое. До полудня добрались до большака, а через свечу выехали к заставе. Подошедший их проверять солдат поморщился от вони и поспешно отбежал в сторону, даже не взяв ничего из продуктов. После этого до самого вечера ехали без проверок. Мимо проезжали небольшие кавалерийские отряды и один раз пришлось съехать на обочину, чтобы пропустить обоз.
   - Едем в два раза медленнее, но намного дольше, - сказал граф правившему лошадью Далю. Завтра должны приехать в Багор. В город нас не пустят, придётся его объезжать. Не мешает вонь?
   - Нет, я к ней привык, - ответил солдат. - Не скажете, мой лорд, мы так и будем ехать до самой границы?
   - Наверное. Вряд ли мы на этой кляче обгоним торийцев. Видел же, сколько их ушло вперёд, и все конные. Я думаю, что они закончили резню и теперь быстро займут королевство. Будем ехать до Лужара, а там бросим воз. Границу наверняка перекроют, поэтому пойдём лесом.
  
   - Ваша мудрость, к вам приехал герцог Парк! - доложил слуга. - Что изволите приказать?
   Для любого из слуг вельмож короля Августа вопрос был бы глупым, только не для слуги главного мага Верта Фаддея. Его господин мог отказать в приёме всем, кроме самого короля. Впрочем, Август никогда не поехал бы к своему магу, а вызвал бы его к себе.
   - Пусть войдёт, - приказал маг. - И больше никого не пускать!
   Встреча произошла не в рабочем кабинете, а в одной из гостиных. Маг ещё не потерял телесных сил, но не захотел идти через весь дворец. Герцог на сто лет моложе, пусть он и ходит.
   - Приветствую, ваша мудрость! - поздоровался стремительно вошедший гость.
   Киру Парку исполнилось пятьдесят лет, но благодаря крупному камню на обруче он выглядел и чувствовал себя на десять лет моложе. Высокий и широкоплечий герцог любил тёмную одежду, на нём и сейчас был костюм из чёрного бархата.
   - И я вас приветствую, лорд! - отозвался Верт. - Вы прибыли по своему желанию или по воле короля?
   - Меня попросил граф Марей, - ответил Парк. - К тому же у меня в этом визите есть свой интерес.
   - Я сегодня уже встречался с канцлером. Что случилось, если он прислал вас?
   - Попросил, а не прислал, - поправил мага герцог. - Прислать меня может только король! Насколько я знаю, не случилось ничего важного, просто вы до сих пор не можете сказать королю...
   - Уже могу, - с улыбкой ответил Верт. - Догадался один из моих учеников перед вашим приездом. Я как раз собирался отправить к канцлеру слугу, так что вы приехали кстати.
   - Ученик? - удивился Парк. - Как такое может быть?
   - Бывает, - пожал худыми плечами старик. - Я просто не ожидал такого от Гарха, а ученик его не знает, поэтому быстро сделал правильный вывод. Король Торы хочет с помощью тысяч слабых магов создать войско мёртвых. Не поняли? Слабый маг способен поднять пять свежих трупов и вернуть им видимость жизни. Ему придётся и дальше тратить на них силы, но не очень много.
   - Что за бред? В чём здесь преимущество? И где он возьмёт столько тел? Нужны именно воины, чтобы они умели сражаться!
   - Почему бред? - усмехнулся Верт. - Очень здравая идея. Просто вряд ли она пришла в головы Гарха и его окружения, наверное, нашёлся другой умник. Преимущества есть. Такие воины выполнят любой приказ. Их труднее убить, и они почти не чувствуют боли и не боятся смерти. А тела... Наверное, он что-то придумал. Нетрудно умертвить магией собственную армию, а потом вернуть её к жизни. Возможно, для этих целей используют уцелевших дружинников Доршага. Не сейчас, а через три года, когда будут готовы маги.
   - И вы так спокойно об этом говорите! - рассердился герцог. - Что можно противопоставить планам Гарха? Ведь ясно же, что единственной целью такой армии будем мы!
   - Нападите на него прямо сейчас, - посоветовал маг. - Наверняка армия Торы понесла большие потери, а теперь ещё рассеяна по Доршагу. Её будет нетрудно разбить, а король Август присоединит к Лебарии Доршаг и Тору.
   - Это все предложения?
   - Вы слишком многого хотите, - тоже рассердился Верт. - Я узнал о планах Гарха на свечу раньше вас. Чтобы что-то советовать, мне нужно время!
  
   - Расскажи, какой из него любовник! - с горящими глазами спросила графиня Лиза Загор свою подругу графиню Веру Нарбут. - Я перепробовала много мужчин, но среди них не было ни одного выходца из другого мира.
   - У меня не такой богатый опыт, как у тебя, - улыбнулась необыкновенно красивая и изящная Вера. - Вилли не маг, но он так же неутомим. А отличие в том, что он со мной вытворяет. У нас любят по-простому, а он это делает с фантазией. И ещё у него разрисовано всё тело. Это так возбуждает! Нет, не красками. Краска есть, но её вкалывают в кожу, чтобы уже нельзя было смыть.
   - А что он вытворяет? Покажешь?
   - Я лучше расскажу твоему кавалеру, пусть пробует.
   - Ладно, я пришлю к тебе Вельта. Скажи, граф не заводил разговор о браке? Это так почётно - стать женой советника короля!
   - Не было такого разговора, - без сожаления ответила Вера, - и знаешь, я не хочу, чтобы он состоялся. Я боюсь Вилли! Он любит так, что забываешь обо всём на свете, но жена - это не любовница. Я приехала, получила всё, что хотела, и вернулась к родителям. Жить в том дворце? Мне было бы страшно! Говорят, что запертые в подвалах дети кричат и воют по ночам. Как спать под их крики? Я разговаривала с магом отца, и он рассказал мне о Хранителях. Не знаешь, кто это? Эти твари в чём-то важнее богов! Вилли попал к нам не по своей, а по их воле. Маг сказал, что судьба таких выходцев страшна, поэтому лучше держаться от них подальше.
   - Пока страшна судьба тех, кто перешёл дорогу твоему Вилли, - рассудительно сказала Лиза. - Сколько из-за него пролилось крови! А Хранители... Кто их видел? И зачем мы тем, кто стоит выше богов?
   - Не знаю, - Вера перешла на шёпот: - Вилли сам боится! Он это скрывает, но иногда не выдерживает и становится бешеным! В такие минуты он может убить кого угодно! При мне выхватил меч и зарубил слугу. И у него ссора с самим Марком Тибором!
   - И чем ему не угодил королевский маг?
   - Я же говорю, что ничего не знаю об их делах. Просто хочется быть подальше от всего этого. Я бы вообще туда не ездила, только боюсь, что Вилли отыграется на родителях!
   Женщины сидели в небольшой, богато обставленной гостиной, на диване, к которому был приставлен столик с фруктами и вином. Обе замолчали и налили себе по бокалу вина. Когда выпили, разговор продолжился.
   - Могу предложить выход, - сказала Лиза. - Мужчины любят разнообразие, и граф Сабор в этом не исключение. Можно найти и подсунуть ему красотку не хуже тебя. Разве мало красивых дур? Если хочешь, я попробую это провернуть.
   - Попробуй, - неуверенно согласилась Вера. - Только бы он после этого меня не убил.
  
   - Смотрите, что я раскопал, учитель, - сказал первый ученик. - Это хроники времен Тёмных войн. Свиток такой старый, что может рассыпаться, несмотря на магию сохранности.
   - И что в нём такого ценного, чтобы отрывать меня от занятий? - спросил Марк Тибор.
   - Не мы первые пытаемся использовать мёртвых, - ответил ученик. - Были и другие попытки. Примерно две тысячи лет назад...
   - Короче! - оборвал его королевский маг. - Чем всё кончилось?
   - Общим безумием. Живые мертвецы потеряли рассудок и начали уничтожать друг друга и своих магов. Тех немногих, кто уцелел, добили их враги.
   - Написано, в чём причина безумия?
   - Летописец не знал. Но дело может быть или в чужой магии, или в количестве поднятых мертвецов. В магии смерти много непонятного. Мы знаем, как себя ведут десятки мёртвых слуг, но нигде не написано, что будет, если таких соберётся несколько тысяч.
   - Возможно, - пробормотал маг. - Вот что, Денис... Оставь мне свиток и иди заниматься своими делами. Об этом разговоре забудь!
   - Уже забыл. - Ученик почтительно поклонился и поспешно вышел из комнаты.
   "Враждебная магия... - задумался Марк Тибор. - Вряд ли магам Лебарии позволят приблизиться. А вот если самому... Никто не знает замыслов Хранителей, может, выходец попал в наш мир совсем для другого? Он захватил короля своими сумасшедшими идеями и подмял под себя всех, включая меня. Можно попробовать отыграться, только нужно связаться с королём Августом. Гарх свихнулся и должен умереть вместе со своим сумасшедшим советником! А Хранители, если я нарушу их планы, найдут для их воплощения кого-нибудь другого".
  
  
   Глава 8
  
  
   - Сила всё ещё растёт, - озабоченно сказал Дарк, когда собирались к завтраку.
   - Не слышу в твоих словах радости, - заметил друг. - Ты этим недоволен? Если да, то прекращай носить камень.
   - Какой маг откажется от силы? - ответил он. - Только наша меня немного пугает. Мы уже сейчас не слабее самых сильных магов королевства, а что будет дальше? Сила бесхозной не бывает, найдётся много желающих прибрать к рукам нашу, а я хочу сам решать свою судьбу!
   - Не будем выставлять её напоказ, - пожав плечами, сказал Борис. - По-моему, твои страхи преувеличены. Чем сильней маг, тем больше с ним считаются. Если учесть наше золото и отсутствие семьи...
   - Хочешь сказать, что на нас трудно нажать? Не обольщайся, часто силы и богатства недостаточно для независимости. Те, в чьих руках власть, легко могут осложнить нам жизнь.
   - Мы сами осложним любому, - ухмыльнулся друг. - Заканчиваем этот бесполезный разговор и идём завтракать. Сам же хотел быстрее уехать. Да, ты вчера читал "Магию иллюзий". Нашёл то, что искал?
   - Конечно, мой дорогой! - проворковал Дарк голосом графини. - Что-нибудь заметил?
   - Очень слабую магию. Если не присматриваться, не увидишь. И её никак не свяжут с твоим голосом. Сегодня же выучу эти заклинания. Возможность принять любой облик - это тоже сила. Удивляюсь нашему учителю! С его возможностями прозябать в такой дыре, как Кошт. Он мог стать личным магом любого из герцогов, а то и самого короля.
   - А зачем? Старик хотел покоя и не любил суету.
   Маги привели себя в должный вид и спустились в трапезную, где в компании Мара завтракали дамы.
   - Нас подняли ни свет ни заря, а сами опаздываете! - выговорила им Оля, недовольная поведением Дарка, который вчера уклонился от своих обязанностей любовника. - И почему вы не приняли предложения графа Тагора? Сказали, что задержимся, а сами решили уехать утром! Для чего этот обман?
   - Ваш муж дружил с графом? - спросил юноша, когда оба сели за стол.
   - Я бы так не сказала, - ответила она. - Мы с мужем несколько раз встречались с графом в Аштаге на приёмах и балах у короля, но они только вежливо раскланивались. С друзьями Ольгер вел себя по-другому. Мне даже показалось, что этот Тагор ему неприятен.
   - А мне было сказано о дружбе. И пришедший от графа Гел Барус вызвал опасение. Вы знаете о предвидении магов? Так вот, моё просто кричало о том, что нам не стоит ехать с графом.
   Слуги принесли их еду, и юноши занялись завтраком. Зорин поел раньше и уже носил в карету увеличившийся багаж. После обработки магией ему доверяли даже золото. Охранники собрались возле кареты, поэтому можно было не беспокоиться за его сохранность. Когда закончили с едой, пошли к лошадям.
   Ехали тем же порядком, что и в предшествующие дни. Лужар покинули, когда солнце только начало вставать из-за леса. Было прохладно, поэтому дамы мёрзли в своих открытых платьях. Увидевший это Варкус посоветовал им накинуть плащи. Барон по-прежнему гарцевал возле кареты к большой радости магов, которым его разговоры мешали учиться. Сегодня с учёбой не заладилось. Сначала торопили коней, а позже Дарк почувствовал разбойников.
   - Это не засада, - сказал он остановившим коней спутникам. - Разбойники не возле дороги, а неподалёку от неё в лесу. Если быстро проедем, они нам не страшны.
   - Как вы смогли заметить людей на таком расстоянии? - поразился Мар. - Наш маг тоже это умел, но только в том случае, когда прятались совсем близко!
   - У меня другое заклинание, - соврал Дарк. Учитывая новую силу, он мог бы скрыть правду даже от опытных магов.
   - Так, может, поедем дальше? - предложила графиня.
   - Давайте я попробую их подчинить, - сказал Дарк. - На всякий случай подготовьте арбалеты.
   Уехать было умнее, но сделать это мешало предчувствие. Оно не давало покоя и подталкивало вмешаться. Чем-то эти разбойники были для него важны. Дарк чувствовал, что они в сотне шагов от дороги, поэтому ехал без опаски. Заклинание заставило скрывавшихся в лесу людей выйти к магу и бросить оружие.
   "А ведь я мог точно так же подчинить и тех, кто скрывался в кустах, вместо того чтобы вызывать у них зуд, а потом тратить болты, - думал он, глядя на толпу оборванцев, среди которых выделялся богато одетый мужчина. - А эти разбойники не похожи на тех. Тоже оборваны, но больше смахивают на обитателей городского дна. Нужно будет поработать с Маром, чтобы он не болтал о том, что я с легкостью подчинил толпу..."
   - Кто вы? - спросил юноша у кавалера.
   - Благородный Лей Керрис, - ответил тот. - Я служу графу Тагору.
   - И что вас побудило собирать на себя паутину в этом лесу, да ещё в такой компании?
   - Мне поручили дождаться графа и натравить этих бродяг на его спутников, - ответил Лей. - Они должны ехать отдельно с несколькими охранниками из крестьян. Граф со своими дружинниками быстро уехал бы.
   - И в чём причина такой нелюбви к графине Сарк? - спросил Дарк. - Отвечайте!
   - Дело не в ней, а в её муже, - объяснил кавалер. - У моего господина с ним давняя вражда.
   - Возьмите оружие! - приказал юноша. - Спрячьтесь в лесу и ждите графа. Когда он появится, нападёте! Повторите.
   - Спрятаться и ждать, - безжизненно повторил Лей. - Когда появится граф, напасть.
   - Почему вы их отпустили? - с возмущением спросил Мар, когда Дарк вернулся к карете.
   - Это люди графа Тагора, - объяснил он. - У него вражда с мужем нашей графини, вот и решил сделать гадость. Его с дружинниками должны были пропустить, а на нас напасть. Учитывая неожиданность и их численность, нас быстро перебили бы. Как видите, наши повязки сыграли свою роль. Если бы граф знал о том, что мы маги, он придумал бы что-нибудь похитрей или вообще не стал бы с нами связываться.
   - Вы не ошиблись? - спросила Оля. - Такая низость...
   - Среди этих оборванцев есть человек графа, который был подчинён и всё рассказал.
   - Я вызову его на дуэль! - возмутился Мар. - Такие поступки нельзя оставлять безнаказанными!
   - На него нападёт его собственная засада, - сказал Дарк. - Конечно, оборванцы не перебьют всех дружинников, но доставят неприятности. Учитывая, что такого от них не ждут... А насчёт дуэли будет видно. Сначала нужно добраться до Лебарии и как-то устроиться, а уже потом заниматься сведением счётов. Давайте ехать, мы и так потеряли много времени.
   После этой остановки опять с небольшими перерывами для отдыха долго гнали коней. В полдень, не останавливаясь, перекусили взятой в трактире едой. Через две-три свечи после этого пересекли границу. Об этом свидетельствовал стоявший у дороги покосившийся столб.
   - Может, теперь не будем пропускать трактиры? - крикнула выглянувшая в окошко графиня. - Если мы уже в Лебарии...
   - А что изменилось? - отозвался Дарк. - Тот же лес и та же дорога. И здесь точно так же можно нарваться на разбойников. Или вы хотите, чтобы нас догнал взбешенный граф? Так его дружинники будут для нас не лучше разбойничьей ватаги. Вот когда приедем в город...
   В этот день до города не добрались, но на ночлег остановились в трактире, к которому подъехали в почти полной темноте. Учитывая скорость, с которой они ехали, и позднее время, графа сегодня можно было не ждать. Наверняка он остановился в одном из пропущенных ими трактиров. У хозяина остались только две свободные комнаты, в которые и вселились. Сеновал был занят, поэтому их слуги и охранники после ужина взялись за установку шатров. Незадолго до сна Дарк решил поговорить с трактирщиком. И внешним видом, и своим говором этот толстяк не отличался от хозяев подобных заведений в покинутом Доршаге.
   - Скажите, любезный, - обратился к нему юноша, - сколько дней нам ехать до Орта и какие города встретятся на пути?
   - Смотря как будете ехать, господин. У вас карета, поэтому раньше чем за пять дней не доберётесь. А если ехать верхом и менять лошадей, можно уложиться в три дня. Королевство большое, но наша столица близко от вашей границы. А города будет только два: Одер и Моршаг. Они оба не маленькие, но Моршаг красивее и богаче.
   - Разбойники озоруют? - спросил Дарк. - Спрашиваю, потому что у нас не очень большая охрана.
   - Возле нас давно не было, а на дороге встречаются. Только больших ватаг нет, поэтому нападают на одиночек или на кареты без охраны.
   Когда он после разговора поднялся в свою комнату, увидел копавшегося в их сумках Мара.
   - Вы жмот, барон! - возмущённо сказал тот, доставая из сумки жменю золотых монет. - Имеете столько золота, а мне отказали в займе!
   Варкус исчез и сменивший его Борис упал на свою кровать и расхохотался:
   - Видел бы ты своё лицо! Я уже думал, что ты меня убьёшь!
   - Интересно смотреть со стороны, - признал Дарк. - Когда я изображал графиню, сам её не видел. Здорово получилось. Только это внешний вид и голос, а нужно знать привычки и многое другое. Столкнёшься с кем-нибудь из его знакомых и пройдёшь мимо. Использовать можно, но с опаской. Хочешь принять мой вид и сходить к Оле вместо меня?
   - Это будет подло, - покраснев, ответил друг. - Если бы и хотел, всё равно не пойду. Неудобно перед женщиной, которая тебя любит. А если она поймёт, что это не ты? Придётся успокаивать магией. Мы с тобой и так не сильно придерживаемся законов. В Доршаге во время бегства это сошло с рук, здесь могут быть неприятности. А ты к этому привыкаешь.
   - Да, сказал глупость, - признал Дарк. - А насчёт привычки ты не прав. Когда я нарушал законы? Подчинил слугу графа Тагора? Так он сидел в засаде на нас вместе с разбойниками. Несколько раз применил магию к Оле, но не причинил ей вреда и об этом никто не знает. Здесь будем осторожней - в этом ты прав. Ладно, ложись спать, а я пойду ублажать графиню. Наверное, это будет в последний раз.
  
   - Я даже не верю в то, что мы добрались до Торга! - сказал Барк. - Может, не будем искать деревню, а просто понаблюдаем за дорогой?
   Город виднелся в двух лигах от них, поэтому борона можно было понять. Где на вечер глядя искать деревню? Если здесь нет торийцев, эта предосторожность обернется пустой тратой времени и сил.
   - Пока доедем, начнёт смеркаться, - возразил герцог. - Много мы увидим? У нас не осталось провизии и кони едва держатся на ногах. Нужно не только узнать новости о торийцах, но и немного отдохнуть, и удобнее это сделать в деревне. Для города у нас недостаточно денег, к тому же, даже если в Торге нет врагов, они могут нагрянуть в него в любой момент!
   - И где будем искать деревню?
   - Где-то там течёт река, - показал рукой Даргус, - и вдоль неё должно быть много деревень. Нужно проехать лиг пять, до темноты должны успеть.
   По вырубкам и лугам до реки добирались две свечи. Когда стемнело, услышали собачий лай. Проехав по берегу меньше лиги, увидели деревню. Барон постучал ногой в калитку крайней избы и спросил вышедшего на лай мужика, есть ли в деревне торийцы.
   - Нечего им здесь делать, - ответил тот. - Вот город заняли два дня назад. Но на рынок ездить не мешают и даже платят за еду. У нас пока никакого непотребства не было, а у соседей случались. Валяли баб, да с одного двора свели корову. Хозяин не давал, за что лишился головы. Бабы хуже не стали, а корову, конечно, жалко, только я вам так скажу, господа, что никакая животина не стоит жизни!
   - Можешь приютить на пару дней? - спросил герцог. - Нам нужно дать отдых коням, да и самим не мешает отдохнуть. Само собой, мы за это хорошо заплатим.
   - Боязно! - заколебался мужик. - Вы люди воинские - это сразу видать. Если прознают, укоротят на голову, а хату спалят.
   - Мы можем пожить на сеновале, а коней найдёшь куда спрятать, - предложил Барк. - За два дня заплатим три золотых. Тебе за эти деньги нужно горбатиться три декады.
   - Оно, конечно, хорошо бы... - почесал затылок хозяин. - Ладно, только деньги платите вперёд! Подождите, я уйму кобеля, потом заведёте коней.
   Прежде всего их очень вкусно и сытно накормили. За столом не говорили, разговор состоялся, когда хозяин повёл их на сеновал.
   - Ты уже был на рынке после прихода торийцев? - спросил Даргус. - Что о них говорят? Несколько дней назад они резали тех, кто носил камни силы. Как с этим сейчас?
   - Болтают всякое, - замялся мужик. - Магов точно забрали, их в городе больше нет. Камни носили благородные, но они сбежали. Повязки были у купцов, но они их поснимали, поэтому до сих пор ходят нерезаные. Кабы были какие-то зверства, о них говорил бы весь рынок. Если кого и убили, то втихаря. Меня больше интересовали цены на мясо и сметану...
   - Резня прекратилась, - сказал Барк, когда ушёл хозяин. - Сейчас захватывают города и наводят свои порядки. От Торга только три дня пути до Аштага. Наверняка столицу уже заняли. Дороги контролируют, а нам ехать через всё королевство.
   - Я сейчас слишком устал, чтобы думать, - отозвался герцог. - Займёмся этим завтра.
  
   Дорога сближает даже графа с простаком, тем более, что оба выглядели одинаково отвратительно. Ольгер даже правил лошадьми и занимался заготовкой дров, вот кашеварил только Даль. Они уже третий день ехали по большаку, делая ночью короткие остановки. На возу лежало много мешков с овсом, так что лошадь не голодала. Сами тоже питались сытно, но только самой простой пищей. Лошадка время от времени испражнялась, поэтому была возможность обновить запах. Сложности возникли с приклеенными бородами. Они плохо держались на поросших щетиной лицах, а когда подсохла смола, стали отваливаться. Выход придумал Даль, который сбегал в лес и вернулся со свежей сосновой смолой. Её запах даже приятно перебивал вонь навоза и давно немытых тел.
   - Непохожи на мужицкие бороды, - говорил граф. - У них борода лопатой, а у нас эти жалкие клочки. Хорошо, что торийцев отпугивает запах. Надо будет побрызгать обувку мочой, одного навоза мало. Если ничего не случится, завтра должны приехать в Бургад.
   - На дороге нет никого, кроме крестьян и торийцев, - сказал готовивший завтрак солдат. - Неужели и дальше не будут пускать купцов? Как же жить без торговли? С купцами можно было бы ехать без этой вони и заезжать в города.
   - Торговлю разрешат, - подумав, ответил Ольгер, - только позже. Сейчас купцы будут мешать, да и не до них. Вот ты бежишь со мной в Лебарию, а как же семья? Или думаешь потом вернуться?
   - А нет никакой семьи, мой лорд, - ответил Даль. - Мамка умерла, а батю убили. Сестёр выдали замуж, это уже не родня, а старший брат ушёл на заработки и сгинул. Не к кому мне возвращаться. Да и будет ли здесь нормальная жизнь? Сейчас начнут наводить свои порядки торийцы, а потом у них будет война с королём Августом. Кто бы ни победил, страдать будут доршагцы. Если здесь будет безопасно, то ещё очень нескоро! Скажите, вы говорите на языке Торы?
   - Хочешь, чтобы мы притворились торийцами? - догадался граф. - Увы, из этого ничего не выйдет! Я говорю, но не так хорошо, чтобы сойти за жителя Торы. К тому же на дорогах проверяют и их, и одних слов будет недостаточно, нужна бумага. Ты должен был видеть такую проверку вчера на заставе.
   - Если побьём их гонцов, будет и бумага, - возразил солдат. - Проверки только на заставах, которые можно объезжать лесом, а остальные торийцы не будут цепляться. И ехали бы в три раза быстрее. У нас могут перетряхнуть воз, а под мешками оружие. Тогда уж точно никуда не убежим, кончат на месте!
   - Можно попробовать... - задумался Ольгер. - Плохо, что у нас нет арбалетов. Как ты думаешь справиться с всадниками? Они в одиночку не ездят.
   - Это просто, - ответил Даль. - Большак часто поворачивает, а гонцы не ездят шагом, чаще несутся сломя голову. У нас есть длинная верёвка, которую можно привязать к деревьям. Если не хватит, используем упряжь. Двое или трое мигом вылетят из седел, а если кто остановится, приласкаем оглоблей.
   - Дельный план, - одобрил граф. - Ты прав, нужно рискнуть! На этой кляче мы даже до границы не доберёмся раньше, чем пойдут дожди.
  
   В сотне лиг от столицы, в одной из пещер Ургайских гор, жил маг, о котором знали все жители королевства Лебария. Даосом пугали не только детей, но и друг друга. Он в совершенстве освоил магию смерти и жил уже третью сотню лет. Наверное, смерть решила не забирать того, кто ей служит. Отец Августа хотел сделать Даоса королевским магом, но не преуспел. Старику была мила пещерная жизнь и претили дворцовые суета и интриги. Говорили, что в его пещере полно сундуков с золотом, но проверить это не взялись бы даже самые отчаянные разбойники. Впрочем, Даосу и без золота хватало для жизни подношений крестьян соседних деревень, которые привозили ему своих близких для исцеления. Приезжали к нему и вельможи, так что россказни о золоте могли оказаться правдой.
   - Господин, к вам приехал сам королевский маг! - испуганно сказал единственный слуга Даоса, войдя в самую дальнюю пещеру, которая служила старику спальней.
   - Не мог приехать пораньше, - проворчал маг, встал с кровати и накинул на костлявые плечи халат. - Что стоишь столбом! Зови гостя в круглую пещеру и приготовь нам еду. Наверняка Верт проголодался с дороги, ну и я чего-нибудь поем. - Проводив взглядом выбежавшего слугу, он шаркающей походкой вслед за ним пришёл в большую пещеру круглой формы, в середине которой стоял тоже круглый стол с несколькими мягкими стульями. Освещение помещений обеспечивал росший на потолке светящийся мох. Обычно он давал мало света, но этот питался магией и светил не хуже люстры со свечами.
   Сев на один из стульев, старик стал ждать гостя.
   - Приветствую своего учителя! - поздоровался вошедший Фаддей. - Рад, что ты ещё жив!
   - Конечно, рад, - ворчливо отозвался Даос. - Раз приехал, значит, я для чего-то нужен. Если бы умер, поездка прошла бы впустую. Садись и рассказывай, что у вас случилось.
   - Гарх захватил Доршаг и готовит для войны с нами мёртвое войско, - сев на стул, сказал королевский маг. - Собрал камни и схватил несколько тысяч мальчишек. Скоро у него будет армия, которая сметёт всё!
   - Я знал, что рано или поздно кто-нибудь до этого додумается. История ходит по кругу. За последние пять тысяч лет были такие попытки, и ни одна из них не привела к успеху.
   - И что помешало? - спросил Фаддей.
   - В каждом случае были свои причины, - ответил Даос. - Так же будет и с Гархом! Хранитель не допустит...
   - Ты не всё знаешь, - перебил его Фаддей. - Советником короля стал выходец из другого мира. Он забрал при дворе такую власть, что подмял под себя даже Тибора!
   - И Марк это допустил? - удивился Даос. - Похоже, в этом действительно заинтересован Хранитель. До сих пор он препятствовал такому использованию магии смерти. Интересно, что могло измениться.
   - Мне сейчас интересней знать, что делать королю Августу!
   - Я не делал бы ничего. Не понял? Ты был нерадивым учеником и это сказывается...
   - Можно без твоих шуточек? - разозлился королевский маг. - Если есть что сказать, я тебя слушаю!
   - Я учил вас думать, а не только пользоваться заклинаниями! - рассердился старик. - Но такие, как ты, только накачивали силу и учили созданное другими! Хорошо, я объясню. Любое заклинание закрепляет силу в том, на кого оно направлено. Если маг слабый, его заклинания тоже будут слабы. Когда ничего не мешает, и такое слабое заклинание будет работать. Но стоит ударить по нему силой...
   - Зачем говорить то, что всем известно? Кто нам позволит приблизиться, чтобы упокоить живых мертвецов?
   - Ещё раз перебьёшь, и уедешь с тем, с чем приехал! - крикнул Даос. - Неуч! Любой маг может ударить магией смерти, только для этого ему нужно приблизиться. Но такая же сила выделяется при смерти человека. И чем тяжелее эта смерть, тем больше силы! А теперь представь, сколько её будет, если несколько тысяч мертвецов будут рубить живых! Да скороспелые маги Гарха сразу же потеряют контроль над своими питомцами, а потом и их самих! Живые мертвецы не умрут сразу, но потеряют рассудок и станут рубить друг друга и тех мальчишек, которые их подняли. Нужно бежать с поля битвы и немного подождать. Живых мертвецов можно использовать в качестве охранников, и они будут прекрасно сражаться, но их не должно быть много.
   - Значит, затея Гарха обречена на провал, - задумался Фаддей. - Непонятно, зачем это нашему Хранителю.
   - Его вообще трудно понять, - пожал плечами Даос. - Гарх потеряет армию, но перед этим хорошо пустит вам кровь. Может, цель Хранителя в том, чтобы ослабить все королевства? Кочевники Зары могут вспомнить о тех временах, когда они ходили к нам за добычей, и всей силой навалиться на ослабленного войной победителя. Ты должен знать, что мы не единственные хозяева этого мира. Что если Хранителю надоели люди? Второй материк далеко, но у нас есть и другие соседи. Пока им мешают горы, но рано или поздно мы увидим их корабли.
  
   - Мне было хорошо в Штатах! - заплетающимся языком говорил Вилли сжавшейся в страхе девушке. - Думаешь, меня кто-нибудь спрашивал, хочу ли я поменять свою великую страну на ваше дикое королевство?
   Баронессе Инге Ортай, заменившей королевскому советнику скончавшуюся любовницу, было страшно смотреть на пьяного графа и слушать его непонятные выкрики. Все знали, что причиной смерти графини Веры Нарбут был сам Сабор, который убил её в припадке пьяной ярости, но даже родители не посмели пожаловаться королю. Какая она дура, что поддалась уговорам и согласилась сюда приехать! Этот пришелец совсем обезумел!
   - Молчишь... - продолжал Вилли. - Ну и чёрт с тобой!
   Он встал из-за стола и, покачиваясь, вышел из гостиной. Вскоре Инга услышала храп и, обмирая от страха, прокралась к дверям. Советник не добрался до спальни и заснул на одном из диванов. Пробежав мимо него, девушка уже медленней пошла к выходу из дворца.
  
   - Успокойтесь, мой лорд, - сказал Гел Барус. - Не вышло в этот раз, выйдет в следующий.
   - У этой суки оказался маг и я потерял девять дружинников! - крикнул граф Тагор. - За это мало просто убить!
   - Устроимся в Орте, а потом посмотрим, что можно сделать.
   Они вчера вечером вселились в этот трактир, а утром должны были уехать, оставив трактирщику двух раненых, которые не могли продолжать путь. Вчера граф был зол до предела возможного, но потом немного успокоился. И вот опять...
   - Надо будет кого-нибудь к ним подвести! - сказал граф. - Что-то нечисто с этим бароном. Прежде чем действовать, нужно с ним разобраться. Я не в том положении, чтобы позволить себе потери!
   - Эмил, мы долго будем сидеть в этом свинарнике? - брезгливо спросила открывшая дверь жена. - Даля капризничает, а у меня нет служанки.
   - Уже едем, - ответил он. - Бери дочь и садитесь в карету. Гел, трактирщику заплатили?
   - Я с ним рассчитался и оставил золото для раненых, - отчитался Барус. - Вещи погружены и дружинники готовы, так что можем ехать.
  
   Купеческий обоз втянулся в западные ворота Орта и, громыхая колёсами по брусчатке, двинулся к гостевому двору возле одного из двух столичных рынков. Тит Даром уже ночевал там во время своих торговых поездок, решил остановиться и сейчас, чтобы иметь возможность осмотреться и купить дом. Ему было нелегко покинуть родной Кошт, но правильный и своевременный выбор позволил сохранить состояние и без больших потерь добраться до Лебарии. Тем, кто затянул с отъездом, пришлось хуже, а кое-кто не доехал совсем. Когда собирались, у Тита мелькнула мысль послать кого-нибудь за младшим братом, но он не стал этого делать. Задержка с отъездом и возможные проблемы в будущем - зачем это нужно? Заботиться нужно о себе, а о брате пусть заботится маг.
  
  
   Глава 9
  
  
   В Одер въехали утром, после ночёвки в шатрах. Этот город очень походил на доршагский Лужар, только в нём было чище и не так сильно воняло. Непонятно, куда жители сливали нечистоты, но вдоль дорог не увидели ни одного сливного отверстия. Здесь решили задержаться на весь день и уехать на следующее утро.
   Остановились в трактире "Герцогский", который приятно удивил большими и богато обставленными комнатами и вкусной едой. В трапезной столы для чего-то застилали большими кусками серой ткани, а посуда была не только медная, но и из стекла!
   Когда доедали завтрак, по лестнице спустилась семья благородных.
   - Кого я вижу! - воскликнул пожилой мужчина в чёрном костюме с белым кружевным воротником и золотой цепью на шее. - Вы ли это, милая графиня?
   - Граф! - удивлённо и радостно воскликнула Оля. - Вы не представляете, как я рада вас видеть! К вам это тоже относится, графиня! А где ваши дети?
   - Они уже уехали, - ответил граф. - Сын купит в столице пристойный дом и наймёт прислугу. Дети не хотят задерживаться, а нам трудно ехать без отдыха. Представите ваших спутников? Я знаю молодого Варкуса, а остальных вижу в первый раз. - Он помог жене сесть за соседний стол и сел сам.
   - Рядом со мной дочь герцога Даргуса Вела, а это наши спасители - барон Варг и кавалер Даром, - перечислила Оля сидевших за столом. - Мар присоединился к нам в дороге. Господа, это наши соседи и друзья граф Фар Барток и графиня Эля!
   - Извините, герцогиня, за то, что не узнал, - обратился граф к Веле. - Нас знакомили, но это было шесть лет назад. Не скажете, где ваш отец? О вашем муже, Оля, не спрашиваю. Раз вы без него и в этой компании, значит, он не вернулся с войны. Такая же история и с нашим старшим сыном.
   - Не стоит извиняться, граф, - отозвалась девушка. - Это вы мало изменились, а я тогда была девчонкой. Об отце я так же ничего не знаю, как и графиня о своём муже. Надеюсь, что они уцелели и мы встретимся в Орте. Пока о нас заботятся эти благородные юноши.
   - Мне непонятно, почему вы должны пользоваться чьим-то покровительством, - сказал Фар. - У графини оставались дружинники и капитан Мар, который должен был обеспечить охрану. Тарк тоже...
   - Они заботились и защищали, - ответила Оля. - Тарк погиб, а капитан тяжело ранен. Его оставили в трактире под присмотром единственного уцелевшего дружинника. Барон Варг и его друг спасли нас и оказывают помощь и поддержку.
   - Разбойники?
   - Дружинники моего отца, - ответил за графиню Мар. - Его прельстило золото, заставив забыть долг и честь. Когда я об этом узнал, ушёл из семьи!
   - Вот как! - поразился Фар. - Барон, позвольте я вас поблагодарю! - Его слова были адресованы не молодому Варкусу, а Дарку.
   - Это был мой долг, - ответил тот. - Не скажете, граф, когда вы собираетесь продолжить путь? Если завтра, может, выедем вместе? У нас небольшая охрана, а у графини Сарк хватает врагов.
   - Согласен! - кивнул граф. - Оля, не будете возражать, если мы к вам зайдём? Я хочу кое-что обсудить.
   Разрешение было получено, и чета графов Барток занялась завтраком, а остальные отправились в свои комнаты отдыхать. Выпроводив сторожившего золото Зорина, юноши улеглись на кровати с книгами в руках. Читали пару свечей, после чего Борис решил сделать перерыв.
   - Как думаешь вести себя с графом? - отложив книгу, спросил он. - Я думаю, что этот Фар очень умён, а вот в Оле ума немного. Ему не потребуется много времени, чтобы вытянуть из неё всё, что она о нас знает, и подробности бегства. Мне не хочется применять к нему магию. Это будет преступлением, следы которого без труда обнаружит любой опытный маг. Уверен, что у семьи Барток такой есть.
   - С ним можно попробовать подружиться, - ответил Дарк. - У нас нет причин для вражды, так почему бы не помочь друг другу? Я уверен, что король Август и его окружение без восторга встретят толпу благородных беженцев из Доршага. Если и помогут, то не всем и немного. Придётся пробиваться самим, и любая помощь не будет лишней. К тому же путешествовать с графом намного безопасней. Я больше опасаюсь не разбойников, а других беглецов, если они отправились в путь с пустыми руками. Да и здешние бароны могут решиться на грабёж чужаков. У нас небольшая охрана, а у Бартока должны быть дружинники. В таких делах опасно полагаться на одну магию. Мы с тобой набрались знаний, но не имеем опыта. Справимся, если будет время подумать, а если нам его не дадут?
   - Сегодня потеряли время из-за дам, - сказал друг, - а если поедем вместе, надо будет задерживаться из-за графа и его жены. Как же надоела эта дорога! Ты уже думал над тем, чем займёмся в Орте? Я имею в виду не покупку дома, а работу.
   - Я слишком мало знаю, чтобы сейчас об этом думать. Не в магии, а в жизни столицы Лебарии. Нужно нанять какого-нибудь ловкого человека, который всё растолковал бы. Может, возьмёшь с собой Зорина и сходишь? У нас такие ловкачи ошиваются на рынках, вряд ли здесь с этим по-другому. Я же вижу, что у тебя нет желания учиться.
   - Устал, - признался Борис. - Несёмся сломя голову или читаем книги - и это уже вторую декаду! У тебя хоть была любовь, а я только один раз задрал подол служанке. Ладно, сейчас схожу. Ты прав: такого типа нужно нанять. И от задержки будет хоть какая-то польза, кроме отдыха наших дам.
   Слугу отыскал в его комнате и отправил за лошадьми, а потом справился у трактирщика, как добраться до рынка. Говорили здесь так же, как в Доршаге, только в некоторых словах по-другому делали ударение, вот письмо сильно отличалось, и его нужно было учить. По вывеске с трудом разобрали, что это трактир.
   До рынка добирались пол-свечи. Можно было за плату отдать коней сторожам и взять бирку, но Борис не собирался задерживаться, поэтому оставил их Зорину, а сам ушёл на запруженную людьми площадь. Пришлось несколько раз спрашивать торговцев, прежде чем он нашёл нужное место. На длинных лавках сидели те, кто нанимался на работу. Здесь были мужчины и женщины разного возраста и достатка. Те, кто побогаче, расположились отдельно от остальных.
   - Мне нужен прохиндей! - громко сказал Борис. - Есть здесь такие? Прежде чем отвечать, имейте в виду, что требуется не просто ловкач, а человек, хорошо знающий столицу. Мы едем в Орт и возьмём его с собой. Деньгами не обидим, но если не справится...
   - Здесь вы такого не найдёте, - ответил ему один из тех, кто был одет богаче других. - Если нужен знаток столицы, то и искать его нужно в Орте.
   Другого ответа никто не дал, поэтому поездка прошла впустую.
   - Жаль, - высказался Дарк о его неудаче. - Могли бы многое узнать в дороге. Чем сейчас займёшься? Будешь учить магию или почитаешь "Кодекс поведения". По-моему, ты ещё не брал его в руки.
   - Брал, - скривился друг. - Не читал ничего скучнее. Знаю, что нужно, но при её чтении глаза сами закрываются. У меня есть предложение. Перед тем как учить "Примеры", я её просмотрел и где-то в конце видел, как переписывать память. Обычно этим заклинанием пользуются при переносе знания языка, а я хочу...
   - Списать у кого-нибудь знание этикета, - понял Дак. - Мысль неплохая, если это можно сделать, не записывая в голову годы чужой жизни. Изучай, только тщательно и со всеми подробностями, а я потом посмотрю. Не хочется, чтобы с тобой что-нибудь случилось.
   - Граф не приходил?
   - Вряд ли он подойдёт в трактире. Такой разговор удобней вести в дороге.
   Дарк ошибся, и объяснение с графом состоялось сразу же после ужина. В трапезной не было никого, кроме их компании и Фара с супругой, поэтому не пришлось никуда идти. Дождавшись, когда юноша закончит есть, граф пригласил его поговорить за свой стол. Разговаривали так, чтобы не слышал сидевший в другом конце зала трактирщик.
   - Я понял из рассказа графини Сарк, что вы маги, - начал Фар. - Тогда для чего вам повязки? В чём причина такой скрытности?
   - Наверное, она плохо рассказывала, - ответил Дарк. - Если бы граф Тагор знал о нашей силе, мы не отделались бы так легко.
   - Значит, маскировка? И в повязках нет камней?
   - Ничего в них нет. - Юноша снял повязку и потряс ею над столом. - У нас малочисленная охрана и благородные дамы, поэтому приходится хитрить.
   - И какая у вас сила?
   - Нам трудно её оценить, потому что ещё не закончили обучения, но не маленькая. Наверняка графиня Сарк рассказала вам о подчинённых мною разбойниках, а их было больше десятка. Мой друг слабее, но не намного. Только попрошу ни с кем не делиться тем, что вы узнали, даже с сыном. Для нас это может быть опасным.
   - Не буду, - согласился граф. - Я надеюсь, что наше знакомство не оборвётся после приезда в столицу. Возможно, мне понадобятся от вас магические услуги, да и я могу быть вам полезным.
   - Можете на нас рассчитывать, - обнадёжил его Дарк. - Мы пока не имеем права на практику, но скоро станем полноправными магами.
  
   - Есть у вас в деревне охотники? - спросил герцог.
   - Так все охотятся, - почесав затылок, ответил мужик. - У меня самого есть лук. Только этим занимаемся зимой. Мало дел по хозяйству, и мех у зверей не сравнить с летним...
   - Нам нужен тот, кто живёт охотой и хорошо знает окрестные леса, - оборвал его Даргус, - а не любители от безделья бить белок.
   - Это вам нужно идти к соседям, в Узятницу, - сказал хозяин. - У нас таких нет, а у них аж двое. Как вы и сказали, живут этим делом и не вылазят из леса.
   - К трём золотым добавим два, - пообещал герцог, - а ты сходишь в соседнюю деревню. Уговори прийти хоть одного. Скажи, что мы нуждаемся в помощи и хорошо за неё заплатим!
   - Давайте золото! Сам не пойду, пошлю старшего сына. Если они не в лесу, прибегут.
   Этот разговор состоялся утром, а охотник появился после полудня. Перед ним вернулся посланный в Узятницу мальчонка и передал, что Марон второй день на охоте, а Устим обещался прийти. Беглецы не ходили по двору, и почти весь день сидели на сеновале. Туда же поднялся и пришедший от соседей мужик.
   - Нам нужен проводник, - не стал темнить Даргус. - Сможешь провести лесом в Лебарию? Мы припозднились с бегством, и торийцы успели перекрыть дороги. Отдадим всё золото, какое у нас есть!
   - Я не ходил лесом до Лебарии, - предупредил Устим. - Сколько у вас золота?
   - Дадим полсотни золотых, - пообещал Барк.
   - Пойду, - решил охотник. - Только учтите, что идти нужно пешком. Ваших лошадок придётся оставить. Будет много таких мест, где они не пройдут или падут от бескормицы. Купите у кого-нибудь лошадь, на которой повезём еду, а когда станет мешать, сама отправится в котёл.
   - Как мне не хочется расставаться с Дагуром! - в сердцах сказал капитан после ухода Устима. - Мы с ним вместе больше пяти лет! Если бы не он, я не смог бы выйти из битвы. Но убивать хуже, у меня просто не поднимется рука!
   - Мне тоже не хочется бросать своего жеребца, - отозвался герцог, - но я верю нашему проводнику и не вижу другого выхода. Мы не пройдём по дорогам, Дар! Иди договариваться с хозяином.
   В поход вышли на следующий день, ближе к вечеру. Задержал Устим, у которого были какие-то неотложные дела. Он двигался первым, ведя в поводу обмененную на жеребцов лошадь. Она была немолодой, но сильной, и без труда везла мешки с овсом и продовольствием. Проводник был вооружён луком и висевшим на поясе кинжалом. Два своих колчана со стрелами и топор он погрузил на кобылу. Шли без разговоров, так же молча готовились к ночлегу и варили ужин. Утром позавтракали оставшейся с вечера кашей и накормили кобылу овсом. Вчера встречались ручьи, поэтому пока не было сложностей с водой. Устима стали расспрашивать о здешних лесах и сами обмолвились о капище дикарей.
   - Эк куда вас занесло! - удивился охотник. - Вам очень повезло! Лесовики никого не щадят, а уж тех, кто осквернил их святилище...
   - Мы только прошли мимо, - возразил Барк.
   - Вы видели запретное! Одного этого достаточно, чтобы с живых сняли кожу. Это и страх для других чужаков, и развлечение. Но в наших лесах таких, слава богам, нет. Могут попасться небольшие деревеньки, но в них не лесовики, а правильный народ.
   - И долго нам идти? - спросил герцог. - Успеем до дождей?
   - Две декады, - для чего-то посмотрев в небо, ответил проводник. - Дожди начнутся раньше, но в лесу не бывает грязи. Как-нибудь дойдём.
   - Есть здесь опасные места? - задал вопрос капитан.
   - Есть топи, но мы их обойдём, - сказал Устим. - В самом лесу опасных мест нет, есть трудные, в которых слишком густой подлесок или отсутствует вода. Болтали, что где-то на востоке обосновались жрецы разрушенных храмов Ольмера, но я в это не верю. Что им делать в лесах?
   Больше пятидесяти лет назад бывший тогда королём ещё молодой Яр запретил в Доршаге культ бога смерти и выгнал жрецов из его храмов. Их нужно было не изгонять, а укоротить на голову, но венценосный юноша слишком поздно понял свою ошибку. Когда он попытался её исправить, ни одного из жрецов-убийц так и не удалось найти. Кое-кто из них обосновался в Лебарии, остальные исчезли.
   - Я тоже в это не верю, - согласился с ним Даргус.
   - Ты не верил и в дикарей, - возразил Барк. - Из всех королевств жрецов Ольмера не преследовали только в Лебарии, но и там жрецы других богов не пустили бы в свои земли этих убийц. В Заре их быстро вырезали бы. И что остаётся? Если хочешь знать моё мнение, я лучше прибегу безоружный к лесовикам, чем встречусь с этими изгоями. В них и раньше не было жалости и милосердия, а теперь не останется ничего, кроме злобы!
   Когда говоришь, дорога кажется короче, а в тот день говорили много. Обедали всухомятку взятой из деревни едой, а вечером встали на ночлег и разожгли костёр. Ночами было тепло, поэтому не стали тратить время на установку шатра и легли спать, укрывшись от комаров под тонкими одеялами.
  
   - Скачут! - крикнул выбежавший из-за поворота дороги Даль. - Натягивайте верёвку!
   - Сколько их? - спросил Ольгер, поспешно привязывая конец веревки к дереву.
   - Только двое! Нужно убить так, чтобы не запачкать одежду.
   Проливать кровь не пришлось, потому что верёвка смахнула с сёдел нёсшихся галопом гонцов и ни один из них не пережил падения. С большим трудом удалось остановить лошадей, которых сразу же увели в лес. Немного позже туда же унесли тела торийцев. После этого убрали верёвку и ушли сами, взяв из брошенного воза золото и заранее отобранную провизию.
   Этот поворот был выбран из многих других не случайно, а из-за найденного поблизости от него ручья. В нём долго мылись, сбросив с себя вонючие крестьянские тряпки. Бороды выбросили, а отросшую щетину кое-как сбрили кинжалами. Одежда гонцов только немного испачкалась в пыли и её надели, а потом почистили друг на друге. Найдены были и бумаги, которые граф не смог прочитать.
   - Я выучил только разговорную речь, - смущённо объяснил он солдату. - Ладно, заставы будем объезжать, а остальным нет дела до наших сумок. Быстрее уезжаем, пока никто не заинтересовался брошенным возом.
   Они почти всё время двигались мелкой рысью, но и этим неспешным аллюром дотемна проехали больше, чем в крестьянской повозке за все дни. Отдыхали очень недолго и только тогда, когда поблизости никого не было. Несколько раз встречали отряды торийцев, мимо которых проносились галопом.
   - Нужно накормить лошадей и поесть самим, - сказал Ольгер, когда начало темнеть. - Я думаю, что можно рискнуть заехать в трактир. Кони поедят в любом случае, а мы с тобой - только в том, если там не будет торийцев. Спросим у конюха, он должен знать. По-моему, скоро должны приехать.
   Трактир увидели, когда стемнело. Если бы не горевший над крыльцом фонарь, могли бы не заметить и проехать мимо. Конюшня оказалась пустой, а конюх спал на копне сена в одном из денников. Его растолкали и на ломаном доршагском приказали заняться лошадьми.
   - В твой трактир есть наша воины? - спросил граф. - Отвечай, животное!
   - Никого нет! - ответил испуганный мужик. - Приезжали днём, пообедали и умчались. Я не упомню, чтобы ваши останавливались на ночь.
   Ему бросили серебряную монету и пошли к трактиру.
   - Боязно! - сказал следовавший за Ольгером Даль. - Мы здесь будем как в ловушке!
   - Не бойся, - успокоил его граф. - Уже ночь, а в это время по дорогам не ездят, особенно сейчас. Утром позавтракаем и рано уедем.
   Беглецы вошли в заведение и, продолжая коверкать язык, потребовали себе ужин и комнату. Несмотря на позднее время, им быстро предоставили и то и другое. Когда поужинали и поднялись на второй этаж, услышали конский топот.
  
   Хан Уклей закончил развлекаться сразу с двумя наложницами и теперь отдыхал, прикрыв чресла женской рубашкой. Самая молодая из девушек ластилась в надежде на повторение, но он её прогнал. Лет двадцать назад хан внял бы просьбе, но даже камень силы, продлевая жизнь, не может сбросить с плеч прожитые годы. Юный вид - это не юность, и такие излишества были уже не для него.
   - Я могу войти, Великий? - услышал он голос своего советника Дажебая. - Есть важное известие. Со мной первый жрец.
   Дажебай был единственным, кто имел право беспокоить хана во время его отдыха. Других не подпустила бы стража.
   Уклей бросил девушке рубашку и потянулся за халатом. Повинуясь его жесту, обе наложницы выбежали из шатра.
   - Что у тебя за новость? - спросил хан вошедшего по его разрешению советника. - В последнее время они почему-то все неприятные. Ты хочешь раньше времени встретиться с предками? И для чего привел Барабая? Я уже возносил молитвы Великому Угоду.
   - Настали тяжёлые времена! - твёрдо сказал Дажебай. - На земли народа учи ступили завоеватели, а Великий Угод лишил нас своего покровительства!
   - Что ты несёшь? - удивился хан. - Наелся не тех грибов? Как от нас мог отвернуться бог, которого мы восхваляем тысячи лет? И какие ещё завоеватели? Не может Гарх после одной войны начать другую, когда вся его армия занята грабежом Доршага!
   - Он начал, Великий! Воины Торы и Урама в большом числе захватили предгорье, вырезав живших там учи! И Угод запретил нам проливать кровь захватчиков!
   - Он не мог такого сказать! - возмутился Уклей. - Наверное, первый жрец слишком стар и неправильно понял знаки бога! Нужно его удавить и заменить молодым!
   - Великий хан! - закричал жрец и упал на колени. - Я исполню твою волю и перетяну себе горло, но от Угода не было знаков! Впервые за моё служение он явился сам! И это видел не я один, а все служители!
   - И что он велел? - спросил хан, недовольство которого сменилось страхом.
   - Угод явился в образе воина учи высотой в три человеческих роста! - торжественно сказал Барабай. - Он был очень недоволен и говорил зло! Бог показал рукой на юг и сказал, что армии Торы и Урама заняли предгорья и убили тех, кто не успел бежать! Он запретил мстить и воевать с врагами. Сказал, что там нас ждёт смерть!
   - Значит, гонец...
   - Не было гонца. Эту новость узнали от бога.
  
   Это место внушило бы страх любому смертному. Равнина без конца и без края из чёрного камня и такое же чёрное небо над головой. Казалось, достаточно протянуть руку, чтобы его коснуться. Не мир, а чёрная комната, стены которой унеслись в бесконечность. Вместо мрака почему-то было светло.
   Внезапно на равнине возник мужчина. Видевшие кочевников признали бы в нём степного воина, но это был не учи, а их бог. Он послал призыв - и в тот же миг неподалёку стали появляться мужчины и женщины. Это тоже были не люди, а боги и богини мира Сорт.
   - Зачем звал? - спросил один из них Угода.
   - Нужна ваша помощь, - ответил тот. - Пора отбросить соперничество и действовать сообща! Речь идёт о нашем существовании!
   - И кто же нам угрожает? - спросила необыкновенно красивая богиня в облегающем платье до пола из серебристо-серой ткани.
   - По мнению Хранителя, люди должны исчезнуть, уступив место сорголам. Надеюсь, никому из вас не нужно объяснять, чем это нам грозит? Сколько каждый из вас сможет просуществовать без той силы, которую дают люди? Меня хватит лет на тридцать.
   - Он объяснил своё мнение? - спросил кто-то из богов.
   - Он сказал, что сорголы намного совершеннее людей, - ответил Угод. - Люди из-за магии остановились в развитии и бесполезно занимают место, которое нужно другим. Они пользуются малым и не будут ни с кем делиться. Самый неуживчивый вид, которому больше нет места на Сорте!
   - И как Хранитель думает их извести?
   - Хранитель никогда не убивает сам своих подопечных. По его замыслу, люди должны исчезнуть в результате войны. Он подбросил Гарху человека другого мира, которого король сделал советником.
   - Много насоветует какой-то выходец, не знающий мира, в который попал! - презрительно заметил кто-то из богов.
   - По его совету породнились короли Торы и Урама, - сказал Угод. - Разбит и занят Доршаг, захвачены горы моего народа и готовится мёртвая армия для завоевания Лебарии! Вы понимаете, что эта затея обречена на провал, но человеческие королевства так ослабеют в грядущей свалке, что люди не смогут дать отпор вторжению сорголов! Пройдут десять или двадцать лет, и они исчезнут, а потом придёт и наш черёд! Что скажешь, Ольмер?
   - Серьёзная угроза, - признал тот, кого люди отождествляли со смертью. - Я получу от этой бойни много силы, но потом придётся уходить. Хранитель поможет, вот только хватит ли моих запасов, чтобы найти свободный мир или у кого-нибудь его отобрать? Боюсь, что нет. Сорголы нам не подходят, потому что ни в кого не верят и не захотят подчиняться, а Хранитель не позволит применять силу. Он редко вмешивается в дела смертных, но и нам этого не позволит. Разрешил когда-то пасти людей и предупредил, что остальные разумные не для нас. Ты что-нибудь предпринял?
   - Запретил своим учи драться с Гархом, - ответил Угод. - Ему нужны только горы, а не степь. Большего я не сделаю.
   - Не хотелось вмешиваться самому, - с досадой сказал Ольмер, - а моих жрецов разогнали по лесам. Может, используем магов? Хранитель наложил ограничения на их число, а теперь магов убивают воины Торы. А от каждого мага мы получаем в сотни, а то и в тысячи раз больше силы, чем от обычного человека. Если открыть кое-кому из них наши секреты... Помогут, а потом их можно убрать.
   - Хорошо, так мы предотвратим побоище, - вступил в разговор атлетически сложенный юноша, единственный из богов вооружённый мечом. - Если наш континент подвергнется вторжению сорголов, отдельные королевства не смогут защититься, а мы получим только отсрочку. Нужно подумать над тем, как их объединить. Сорголов очень много, они плодятся быстрее людей и развивают технику. Если не усилить наших подопечных, им не поможет и объединение. Люди не готовы принять знания, и быстро это не изменить. Остаются одни маги. Но со своей теперешней силой и знаниями они нам не помощники. Я знаю только двух, которые уже сейчас сильнее остальных и будут и дальше наращивать силы, но они знают не больше других.
   - Золотые камни? - спросила богиня в серебристом платье. - Этого будет мало. Если мы хотим выжить, нужно делиться. А для начала давайте решим, кто возьмёт на себя эту работу.
  
  
   Глава 10
  
  
   Чету графов Барток сопровождали десять дружинников, но Дарк по-прежнему не расслаблялся. Разбойников можно было не опасаться, да и граф Тагор не позволил бы себе ничего лишнего при встрече, но оставалась опасность от местных баронов. Как он узнал у трактирщика перед отъездом, их дружины иной раз попадались на грабежах. С такими разбирались жёстко. Это не внушало оптимизма, потому что вряд ли кто-нибудь будет искать виновника, если исчезнут никому неизвестные беглецы из Доршага. Сын Фара попытается поднять шум, но он сам чужак. Большой соблазн ограбить тех, кто не сможет дать отпор и за кого не привлекут к ответу. Наверняка найдутся желающие. Барон Варкус ограбил своего графа, а здесь какие-то совершенно чужие беглецы, да ещё с золотом! Таких не ограбит только ленивый, а учитывая их благородство, живых после этого не оставят. Видимо, граф был очень внимательным человеком, потому что заметил беспокойство юноши.
   - Вы чего-то опасаетесь, барон? - спросил он, когда сделали остановку на обед в придорожном трактире.
   - Наша охрана защитит от разбойников, но не от баронских дружин, - неохотно ответил Дарк. - Если их встретим, я сразу же использую магию. Мне хватит одного урока!
   - Вы так считаете? - задумался Фар. - Может быть, вы и правы. Знаете какое-нибудь заклинание, чтобы бить не насмерть?
   - Не беспокойтесь, я никого не убью. Ударю параличом или погружу в сон. Это проще подчинения, хотя тоже строго наказывается.
   В этот день встречали лишь крестьянские возы и одиночных всадников и вечером заночевали в трактире. Комнаты были только для благородных, а их слуги с разрешения хозяина разбили шатры во дворе.
   Вот на следующий день они чуть не попали в переделку, причём рядом с Моршагом. Вдали показались стены и башни этого города, когда дорогу преградили чьи-то дружинники. Три десятка одетых в броню воинов, у половины из которых в руках были готовые к бою арбалеты, могли в мгновение ока перебить всю охрану, поэтому Дарк даже не стал выяснять, что им нужно.
   - Ну у вас и сила! - уважительно и даже с опаской сказал граф, глядя на заваленную телами дорогу. - Что с ними?
   - Спят, - ответил он. - Сейчас кого-нибудь разбудим и допросим. Если нам не хотели причинить вред, сотру им память. Не всю, конечно, а только об этой встрече.
   - Я дружинник барона Крама, - безучастно сказал разбуженный мужчина. - Вышли пощипать беглецов из Доршага. Нет, барон об этом не знает, он сейчас в столице. Капитан тоже отсутствует, а его помощник дал разрешение.
   - И что вы с нами сделали бы? - спросил вышедший из кареты граф.
   - Перебили бы и сволокли в лес, - ответил дружинник. - Кто же оставляет свидетелей таких дел? С женщинами позабавились бы, а потом тоже... - он провел рукой по шее.
   - Я вам позабавлюсь! - сердито сказал Дарк. - Слушай меня внимательно! Сейчас вместе с остальными вернёшься в замок и прикончишь своего командира! Когда появятся граф или капитан, расскажите о своих вылазках! О нашей встрече забудь! Ступай на обочину и жди, когда я разрешу идти.
   Он будил дружинников одного за другим и каждому делал такое же внушение. Когда закончил с последним, приказал им убираться.
   - Вы спасли нам жизнь! - с благодарностью сказал Фар, перед тем как сесть в карету. - Поверьте, я никогда этого не забуду! Они перебили бы моих дружинников болтами, а потом убили бы нас. Нужно будет купить всем арбалеты.
   - Надо было забрать их у дружинников Крама! - с досадой отозвался Дарк. - Я не подумал, а вы не подсказали.
   - Не такие это большие деньги, - махнул рукой Фар и рассмеялся: - Представляю, как они толпой побегут убивать помощника капитана.
   До ворот Моршага добрались без происшествий, но в город их не пустили.
   - Беженцам из вашего королевства въезд закрыт! - заявил старший караула. - Такое решение принял глава города граф Фальк после учиненного ими безобразия. Мы не имеем права вас пускать, поэтому поворачивайте обратно! Если едете в столицу, через лигу будет объездная дорога. У меня приказ графа, так что жалуйтесь на него хоть самому королю!
   Пришлось вернуться и объезжать город. Этим занимались большую часть дня, не останавливаясь для отдыха. На объезде не было источников воды, поэтому отдохнули только вечером, когда выехали на большак и увидели трактир.
   - Потеряли целый день! - сердился граф. - Я обязательно пожалуюсь королю! Как вы думаете, барон, может, здесь и заночуем?
   - Скоро стемнеет, и вряд ли в такой близости от города будут другие трактиры, - ответил Дарк. - Мы не сможем долго ехать и потратим много времени на обустройство лагеря. Комнаты здесь есть, поэтому лучше никуда не уезжать.
   Едва успели вселиться и спустились в трапезную на ужин, как распахнулись двери и в трактир вошёл злой как демон Гел Барус. Не обратив внимания на сидевших в зале, он направился к трактирщику.
   - У вас есть комнаты? - спросил кавалер. - Нужны две для семьи моего господина, и ещё три для капитана его дружины, мага и меня. Если сможете, устройте и восемь наших дружинников.
   - Свободны три комнаты, - ответил трактирщик. - Если хотите, можете разделить одну со своим капитаном и магом. А ваших дружинников мне селить некуда. Если у них нет шатров, могут переночевать на сеновале. Правда, для восьмерых там тесно.
   - Готовьте комнаты и ужин! - приказал Барус, повернулся и встретился взглядом с Дарком.
   - Привет, Гел! - окликнул его юноша. - Не скажете, почему у вашего графа такая небольшая охрана? Наверное, мы правильно сделали, когда отклонили его предложение ехать вместе. От кого могут защитить каких-то восемь дружинников?
   Кавалер не успел ответить, потому что двери отворились вторично и в трактир вошли женщина с маленькой девочкой и несколько мужчин.
   - Что с комнатами? - раздражённо спросил Баруса один из них, видимо, сам граф Тагор.
   - Для вас есть, - ответил тот, - а мне придётся делить комнату с Бормом и Колем. Только есть одно препятствие... Посмотрите на этих господ.
   - Граф и графиня Барток, - узнал Тагор. - Это, если не ошибаюсь, один из сыновей барона Варкуса. Остальных не знаю. Что за препятствие? Они заняли наши комнаты?
   Олю закрывал Борис, поэтому граф её не увидел.
   - За тем молодым кавалером сидит графиня Сарк, - объяснил Барус, - а этот юноша, по-видимому, и есть тот маг, которому мы обязаны потерей дружинников.
   - Разберись! - приказал Тагор одному из своих спутников, судя по камню на лбу, магу. - Мы не можем уехать, и я не хочу сейчас выяснять отношения!
   Дарк уже понял, что собрался сделать этот довольно сильный маг, поэтому не стал ждать атаки, а ударил сам. Маг шагнул и застыл с перекошенным страхом лицом.
   - Вы должны немедленно убраться из трактира! - сказал Дарк взбешенному графу. - Можете оставить до утра жену и дочь. Если не уйдёте по-хорошему, я применю силу! Вы первый нарушили закон и дали мне право ответить.
   - Мы уйдём! - зло ответил Тагор. - Но не думай, что я это забуду, мальчишка! Освободи моего мага!
   Приехавшие ушли, а Дарк крикнул расстроенному потерей клиентов трактирщику:
   - Милейший, включите в оплату те деньги, которые из-за меня потеряли.
  
   Идти по лесу с таким проводником, как Устим, было не в пример легче, чем самим. Он вёл их кратчайшим путем, даже не смотря на солнце. Когда капитан спросил, что служит ориентиром, мужик усмехнулся и ответил, что у него много примет.
   - Слишком долго объяснять, господин. Приметы разные, и иная из них может сбить с пути, поэтому я всегда использую две или три, а то и больше. И зависят они от самого леса. В еловом будут одни, а в таком, как этот, - совсем другие. Я натаскивал сына целый сезон, а вам это почто? Я и так доведу, а охотиться будете с лесничим или егерями.
   Два дня шли, как на прогулке, а на третий лес стал таким густым, что трудно было идти самим, не то что вести кобылу. Устим вывел их на поляну, где её и забили. После этого до конца дня занимались мясом. Часть зажарили, но больше закоптили.
   Утром разложили припасы в заплечные мешки. Получилось тяжело, а в густом лесу мешок постоянно цеплялся за ветки и сучья.
   - Больше ешьте, тогда и ноша станет легче, - пошутил проводник, - Такой густой лес редко бывает большим, так что нам недолго мучиться.
   Действительно, к концу дня деревья стали выше и росли дальше одно от другого, а подлесок почти исчез. Плохо, что мягко пружинившая под ногами еловая подстилка сменилась мхом, который предательски скрывал ямы.
   - Идите осторожней, - предупредил Устим. - Ноги ставьте мягче. Если вы их поломаете...
   Он не закончил фразу, но и без того было понятно, что со сломанной ногой лучше сразу перерезать себе горло. Нагружённые провизией спутники не смогут вынести, а бросить её - значит голодать и быстро лишиться сил. Зверей и птиц было мало, и охота на них требовала слишком много времени.
   Заночевали на огромной поляне, в центре которой выдрали мох и разожгли костер. Ужинали уже немного подкисшим жареным мясом, а возле костра только грелись, потому что в этом лесу было холодно и сыро. А утром встретили людей.
  
   - Быстро в комнату! - скомандовал Ольгер, открывая дверной замок. - Демон, как же нам не повезло!
   - Может, это не торийцы? - сказал Даль и с надеждой посмотрел на графа, как будто от того зависело, кто приехал в трактир.
   - А кто ещё здесь ездит? Заходи! - Втолкнув солдата в комнату, Ольгер заскочил следом и поспешно запер дверь.
   Попытка услышать, о чём говорят с трактирщиком, не увенчалась успехом. Граф даже не понял, на каком языке ведут разговор. Вскоре послышались скрип лестницы и звуки шагов поднимавшихся по ней людей.
   - Двое или трое, не считая хозяина, - прошептал Даль. - Может, нападём?
   - Порубят к демонам! - тоже шёпотом отозвался граф, хотя приехавшие уже вошли в свою комнату и не могли слышать их разговор. - Если придут к нам, нападём, а если поедят и лягут спать, тоже спим. Только встать нужно рано. Обойдёмся без завтрака, главное - унести отсюда ноги! Позже схожу к трактирщику, узнаю подробности.
   Беглецы стояли у двери и слышали, как торийцы вышли из комнаты и спустились ужинать, а потом вернулись обратно. К ним в дверь так никто и не постучал. Сходивший к хозяину Ольгер узнал, что приехали двое военных, один из которых чисто говорил на языке королевства. Он приказал, чтобы завтрак готовили раньше, потому что они спешат.
   - Мы уехать раньше, - предупредил граф. - Завтрак не надо, соберите есть в сумка. Твоя понимать?
   - Моя понимать! - закивал трактирщик. - Всё сделаю!
   - Нужно не проспать, - ложась в кровать, сказал Ольгер. - Они сегодня устали, поэтому было не до знакомств, а завтра могут зайти. Хоть и сказали, что спешат, для этого время найдут. Если неожиданно нападём, двоих убьём, но лучше не рисковать. Это меня учили драться с детства, а ты сражался мечом только в строю. Если нарвёшься на мастера...
   Эту ночь он плохо спал и часто просыпался, поэтому не понадобились услуги Даля по побудке. Встали раньше хозяина, и его пришлось ждать. Пока Ольгер рассчитывался и ходил на кухню за сумкой с продуктами, Даль сбегал на конюшню и привел к крыльцу осёдланных лошадей. Повесив на них сумки, вскочили в сёдла и выехали на дорогу.
   - Похолодало, - поёжился граф и развернул скатанный плащ. - Одевайся и ты, не хватало ещё простудиться. Холода пришли раньше обычного, надеюсь, что этого не будет с дождями!
   Этот день начался так же, как вчерашний. Они торопили коней и беспрепятственно ехали до самого Кальда.
   - В город не поедем, - ответил Ольгер на предложение солдата. - В нём полно врагов, в том числе и в воротах. Объедем просёлками. За ним будут Удор и Лужар. Других городов на этой дороге нет. Ищем съезд.
   Отходившую от большака дорогу встретили, когда до городской стены осталось не больше трёх сотен шагов. Через пару свечей она привела к небольшой деревне. За ней долго наблюдали, но не увидели на деревенской улице или во дворах никого, кроме крестьян.
   - Нужно проехать как можно быстрее, - сказал граф. - Не знаю, как себя поведут крестьяне, если увидят двух торийцев, но не хочу рисковать. Может, почешут затылки, но могут и пустить в спину стрелу. Почти у каждого мужика есть лук.
   По деревенской улице пронеслись галопом, распугав игравших на дороге мальчишек.
   - Нет здесь других дорог! - крикнул выехавший за околицу Даль. - Мой лорд, может, проедем лесом? Смотрите, какой он редкий.
   Сначала Ольгер не понял, почему его спутник припал к шее коня, но потом увидел торчавшую в нём стрелу. Не теряя ни мгновенья, он схватил выпавший из руки Даля повод и пришпорил свою лошадь.
  
   Марк Тибор недолго гадал, чем вызван приказ короля немедленно явиться в тронный зал: такие приказы обычно выполняли бегом, а Гарх сразу же приступил к делу.
   - Мне нужно, чтобы ты спас советника, - сказал он своему магу. - Вилли спивается и не желает меня слушать, а мне некем его заменить. У этого выходца голова работает не так, как у других. Он высказал столько ценных мыслей, сколько я не получал от вас за все годы своего правления!
   - Вы разрешаете применить к нему магию? - поклонившись, уточнил Тибор.
   - Только в этом! - ответил король. - Я знаю о твоей неприязни, но пока о ней придётся забыть. Когда граф Сабор перестанет быть нужным, я отдам его тебе!
   Гарх не любил, когда медлили с его поручениями, а нашлось бы много желающих доложить о таком промедлении, поэтому Марк поспешил к своей карете и приказал кучеру ехать во дворец графа Сабора. Его ворота охраняли солдаты короля, потому что новый граф не озаботился набором своих дружинников.
   Перед каретой королевского мага торопливо распахнули ворота, и она покатила по аллее парка к парадному входу дворца. Возле дверей вместо караула стоял лакей, который поспешил их открыть.
   - Где? - спросил Тибор.
   - Господин граф в розовой гостиной, - угодливо ответил слуга. - Он выпил много вина и отдыхает после обеда...
   Вилли отдыхал на полу, точнее, он на нём спал. Брезгливо скривившись от бившей в нос вони, маг сел на один из диванов и применил отрезвляющее заклинание. Оно сразу же убирало признаки опьянения, только потом за трезвость приходилось расплачиваться жуткой головной болью.
   - Зачем вы это сделали? - спросил сразу проснувшийся граф. - Столько вина выпито зря!
   - Приказ короля, - пожав плечами, ответил Тибор. - Это вы можете не выполнять волю Гарха, но не я. Нам нужно поговорить.
   - Поговорим. - Вилли поднялся с ковра и сел на соседний диван. - Начинайте, я вас слушаю.
   - Не скажете, что вам нужно от жизни? - спросил маг, вызвав у советника изумление. - Удивлены? Вы обласканы королём и оказали ему много услуг, но вскоре всё может измениться. Вы знаете, чего не переносит его величество? Так вот, наш король не прощает непослушания, а вы единственный, кто на это осмеливается и до сих пор сохранил жизнь. Думаете, это надолго?
   - Я не просил переносить меня в ваш мир и был счастлив в своём! - разозлился Вилли. - Вы не можете даже представить, чего меня лишили! Скажите, Марк, кто такой Хранитель?
   - Хозяин этого мира, - ответил маг. - Он позволяет нам в нём жить, а богам - управлять людьми. Хотя порой кажется, что нет никакого управления, а боги получают наше преклонение просто так. Почему вас это интересует? Ломаете голову над тем, для чего здесь очутились?
   - А вы не ломали бы? Я ведь не один такой? Какая судьба у выходцев?
   - Плохая у них судьба. Они редко появляются в нашем мире, и я не знаю случая, чтобы кто-то из них прожил больше нескольких лет. А ваше появление... Наверное, оно связано с теми советами, которые вы даёте королю.
   - Я почти ничего не придумываю сам, - признался Вилли. - Мой мир далеко обогнал ваш в развитии, и в нём давно было всё то, что есть и будет у вас. Я вспоминаю то, что может быть полезным, но чем дальше, тем трудней это делать. Когда советы закончатся, кончусь и я. У меня слишком много врагов! Гарх будет защищать, пока я полезен, а потом отдаст им на съедение. Думаете, почему я пью? Мне страшно, Марк! Иногда накатывает безумие и кажется, что я схожу с ума! Будь проклят ваш Хранитель!
   - Не стоит ругать Хранителя, - предостерёг Тибор. - У него свои, неведомые нам цели. Что для такого, как он, значат судьбы людей? Я хочу вам помочь. Вы правы в том, что будете жить, только пока нужны. Никто не отпустит того, кто так много знает, а король вас уже приговорил. Спасти может только его гибель! После неё всем будет просто не до вас.
   - Странно такое слышать от королевского мага, - с подозрением сказал Вилли. - Ждёте, что я вас поддержу, а потом передадите мои слова Гарху? Я не настолько глуп, чтобы...
   - Видимо, глупы, - перебил его маг. - Его величество уже отдал вас мне, правда, с отсрочкой. Вы наплодили врагов, которые спустят с вас кожу, стоит им узнать о королевской немилости.
   - И в чём ваш интерес? - спросил советник. - Или вы замышляете заговор против короля из любви к моей персоне?
   - Вы мне безразличны, - откровенно ответил Тибор. - Могу спасти, но только в ответ на вашу помощь. Я не верю в затею с армией мёртвых, но крови прольётся много! И я буду в числе тех, кого за неё притянут к ответу. Такому, как я, некуда бежать и негде прятаться, да и что это за жизнь?
   - Допустим, - согласился Вилли. - И какая вам нужна помощь?
   - Малолетние маги, которые сидят в вашем подвале, должны стать верными не королю, а мне! Я сделаю это сам, от вас требуется только одно - молчание!
   - Хотите получить себе армию мёртвых. Но для чего, если вы не верите в её успех?
   - Успеха не будет у вас в войне с Лебарией, а я найду ей другое применение. Решайтесь, Вилли! Если откажетесь, вы обречены! И учтите, что вы не сможете передать мои слова королю.
   - Магия? - догадался советник. - Никогда в неё не верил в своём мире. Завидую магам! Ладно, вы правы в том, что у меня нет выхода. Можете зомбировать мальчишек, я буду нем как рыба!
  
   - Мой лорд, к вам пришёл первый жрец Эхтая! - доложил слуга.
   Канцлер только что вернулся из королевского дворца и собирался отдыхать, но первый жрец бога войны был не из тех, кому отказывают в приёме. К тому же графу стало интересно, чем вызвано это посещение. За всё время службы первые жрецы навещали его два раза, этот визит был третьим.
   - Приведи его в малую гостиную, - приказал Марей, - и предупреди дружинников, чтобы никого туда не пускали! - После этого он осмотрел себя в висевшее на стене зеркало и не спеша отправился встречать гостя.
   Гостиная была рядом с его апартаментами, поэтому ходьба заняла мало времени. Жрец дольше добирался через весь дворец.
   Граф сел на один из четырёх диванов и принял позу, давно отработанную для таких случаев. Вскоре в коридоре послышались шаги, и в распахнутую слугой дверь вошёл Дан Эберней. Как и остальные жрецы, он носил серую мантию, только с золотым диском на шее.
   - Приветствую слугу Эхтая! - поздоровался Марей. - Вы можете сесть и говорить.
   - Благодарю канцлера! - коротко поклонился Эберней и сел напротив хозяина. - У меня короткий, но важный разговор. Мне поручили передать, что мой бог против вашей войны с Гархом!
   - Кем поручено?.. - растерялся граф, но тут же взял себя в руки.
   - Моим богом, - объяснил жрец. - Впервые на моей памяти он явился сам и сказал, что у людей появились сильные враги. Если мы не прекратим междоусобных войн, то будем уничтожены! Не нужно на меня так смотреть! Свидетелями его посещения были все жрецы нашего храма. Вы ведь собрались воевать?
   - Это самое разумное, - не стал скрывать Марей. - Гарх готовит войну, но пока к ней не готов. Глупо дать ему время на подготовку.
   - Не знаю, как это будет сделано, но Гарх не начнёт войну. Если король Торы не выполнит волю богов, ему помешают.
   - Почему же они его не убрали и допустили разгром Доршага? - спросил граф. - Сколько отличных воинов погибло в битве! Их не заменят деревенские мужики или трусливые горожане!
   - У богов свои законы, - сухо ответил Эберней. - Они редко вмешиваются в дела смертных. К тому же об угрозе узнали уже после войны.
   - Я не решаю таких вопросов, - сказал Марей, - могу только передать требование вашего бога королю Августу. Но учтите, что нужны доказательства того, что Гарх отказался от войны. Если их не будет... Угроза от Торы реальна, а неизвестные враги - это только ваши слова.
  
   Помещение в лесу трудно было назвать храмом. Храм - это величие вздымающихся к небу шпилей молельных башен и мрачная красота алтарного зала, предназначенного для жертвоприношений, а этот был сложен из брёвен, которые подняли на высоту в три человеческих роста. Вот алтарь был настоящим, спасённым из храма перед его разрушением. Сейчас на нём был распят охотник, которому не повезло приблизиться к поселению жрецов. Он дикими глазами смотрел на стоявшего с ножом Кера, но молчал. С кляпом во рту не покричишь, для его криков ещё будет время. Вопли жертвы угодны богу, но сейчас они помешали бы молитве.
   Возникший за алтарем мужчина в чёрной мантии едва не касался головой потолка. Он обвёл взглядом замерших в ужасе и восторге жрецов и показал рукой на жертву.
   - Этого освободить! И чтобы больше не было никаких убийств! Скоро на земли людей вторгнется неведомый вам и сильный враг! Внешне эти создания похожи на вас, только сильнее и с красной кожей. Есть и другие отличия, со временем узнаете сами. В этой битве потребуется много воинов, поэтому отныне запрещаю проливать человеческую кровь! Будете приносить в жертву пленных врагов! Вы должны идти в Лебарию и помогать королю Августу. У сорголов нет своей магии, и они ничем не защищены от вашей, но не думайте, что победа дастся легко! У них очень много воинов и сильное оружие, которое пробивает любые доспехи! Я всё сказал!
   Ольмер исчез, а потрясённый Кер, выполняя волю бога, освободил охотника от ремней.
  
   - Великий хан отказал! - с отчаянием сказал Дарбей. - Мне дали десять золотых и велели убираться!
   - Но почему? - не понял отец. - Как можно простить врагов, если они захватили твои земли и пролили кровь? Мы с тобой потеряли не только гору, которая кормила поколения наших предков, но и родичей!
   - Ты думаешь, Уклей что-нибудь объяснял? Кто я такой, чтобы что-то требовать? Мог вообще не принять и не давать золото.
   - Золото у нас есть своё, - горько сказал отец, - вот чести больше нет! Ты можешь остаться здесь, а я вернусь. Если поможет Великий Угод, убью хоть кого-нибудь из врагов и их кровью залью сжигающий изнутри огонь!
   - Вернёмся вместе, только не будем торопиться. Если хан не хочет битвы, этому должно быть какое-то объяснение. Нужно поговорить с другими и узнать новости. Мы не единственные, кому удалось спастись, другим могли сказать больше, чем мне.
   - Ждём три дня, - поставил условие отец. - А сейчас нужно купить шатёр, чтобы не уподобляться бездомным бродягам.
  
  
   Глава 11
  
  
   - Скоро приедем в Орт, - сказал Фар. - Барон, мы раньше не говорили о ваших планах... Может, поговорим сейчас? Я дважды был в столице Лебарии и мог бы кое-что подсказать.
   Граф почти весь путь проделал в карете и только сегодня, после обеденной остановки, сел в седло и сразу подъехал к Дарку.
   - Мы не определились с планами, - ответил юноша. - В отличие от вас, я не знаком со столицей Лебарии и её дворянством. Хотели нанять знатока, но пока не нашли. Первым делом купим особняк для себя и пристойное жильё для графини Сарк. Герцогиня пока не решила, воспользуется она нашим гостеприимством или нет. Мы почти закончили учёбу, поэтому через декаду уже можем сдать экзамены...
   - Я могу предложить другое. Вашим спутницам неприлично пользоваться покровительством молодых людей, а вот моё приглашение их не скомпрометирует. Мой сын должен купить большой дом, так что они нас не стеснят, а у вас будет меньше забот. Как я понял, Оля осталась без средств.
   - Всё её золото похищено бароном Варкусом, - подтвердил Дарк. - Я даю деньги, но понемногу, потому что графиня из тех женщин, которые тратят их, не считая. У нас много золота, но предстоят большие расходы, а когда ещё будут доходы! Я и в Орте думал ей помогать, выдавая небольшие суммы. Если вернётся её муж...
   - Это понятно, - сказал Фар. - Извините за то, что вас перебил. Если хотите, можете отдать золото мне, а уж я о ней позабочусь. И ещё одно... Может, вам не спешить с экзаменами? Деньги можно заработать и без них, а при проверке обратите внимание столичных магов на свою силу. Я не маг, но сразу понял, что она ненормально большая. Это неизбежно сузит для вас свободу выбора. Я не большой знаток двора короля Августа, но успел кое с кем познакомиться. Думаю, что смог бы обеспечить вас заказами. Можно работать и не состоя в гильдии магов, главное - не нарушать законов или делать это так, чтобы никто не смог придраться.
   - Спасибо за предложение, - поблагодарил Дарк. - Мы подумаем.
   Вскоре дорога сделала поворот, и увидели столицу Лебарии. У Орта не было городской стены, а вместо ворот на въездах стояли бревна с противовесами, которыми в случае надобности перекрывали дороги. Стражники брали плату только с возчиков и иногда проверяли грузы. Каретам и всадникам не чинили никаких препятствий, поэтому и их не задержали и не пришлось платить за въезд.
   Граф предложил остановиться на постоялом дворе, а уже потом решать дела, что и сделали. Господа вселились в заведение с помпезным названием "Королевский", а слуг и охрану отправили искать что-нибудь поскромней. Один из дружинников был послан к хорошо знакомому Фару барону Толю, которому сын должен был оставить весть о купленном доме. В особняке барона графа ждало письмо, которое через две свечи было доставлено дружинником.
   - Он всё сделал, - прочитав письмо, довольно сказал Фар. - Я уезжаю и приглашаю с собой дам. Дом прилично обставлен, и сын уже нанял слуг, поэтому у вас будут достойные условия жизни. А вы, господа, можете нас навестить в любое удобное для вас время.
   - У меня нет средств... - заколебалась Оля. Ей хотелось принять предложение, но было боязно потерять ту поддержку, которую обещал Дарк. С тем, что он потерян как любовник, графиня уже смирилась.
   - Я передам ваши деньги графу, - поняв причину её нерешительности, сказал юноша.
   - Тогда я согласна. Вела, составите мне компанию?
   - Составлю, если наши спутники обещают не забывать нас навещать, - улыбнулась девушка. - Я говорю серьёзно, Дарк! Если вы нас забудете, я откажусь от предложения графа и приму ваше!
   "Вот это новость! - подумал юноша. - Неужели она ко мне неравнодушна? Нет, не может этого быть! Влюблённая девушка вела бы себя по-другому. Мы вместе пятнадцать дней, и за это время не было ни одного намёка. И она спокойно смотрела на мою связь с графиней".
   - Конечно, мы будем приезжать, - ответил он, вернув ей улыбку. - Я уже обещал это графу.
   Когда попутчики дождались охрану и уехали, забрав с собой дам, Дарк почувствовал одновременно облегчение и чувство потери.
   - Как-то непривычно, - сказал Борис. - Больше не нужно ни о ком заботиться, но чего-то не хватает. Ладно, у нас с тобой много своих дел. С чего начнём?
   - Со знатока, - отозвался друг. - Ты уже ездил за ним один раз, съезди второй. Ему же поручим найти дом и нанять прислугу. Мы ничего здесь не знаем и долго провозимся. Зорин не появлялся? Я думаю, что можно его не ждать и съездить без слуги.
   В трапезной постоялого двора сидел не сам хозяин, а его управляющий, который подробно объяснил, как добраться до ближайшего рынка.
   - Вам будет нетрудно дойти пешком, - добавил он в конце разговора, - больше провозитесь с охраной лошади. А лучше взять экипаж, тогда вам не понадобятся мои объяснения. На нашей площади должны быть свободные. Только берегите свои деньги: в столице много воров, а рынки - их излюбленные места.
   Орт отличался от виденных Борисом городов шириной и чистотой улиц. По многим из них могли бок о бок ехать четыре экипажа! Нанятые квартальными люди весь день убирали навоз и другой мусор, а на многочисленных площадях, которые столичные жители любили использовать для гуляний, были установлены урны. Некоторые из площадей были украшены каменными статуями герцогов и королей. Дороги и тротуары вымостили тесанным камнем, а рядом с двухэтажными домами горожан побогаче красовались палисадники с цветниками. Деревья на улицах не росли. Как узнали позже, в столице парки были только у короля и семи герцогов. Городу не хватало воды, поэтому даже кусты возле домов встречались нечасто.
   Борис послушал совета и нанял открытый экипаж, в котором очень быстро доехал до рынка. Расплатившись с кучером, взялся рукой за кошелёк и вошёл в толпу. На вопрос о том, где нанимают работников, продавец колбас показал рукой в нужную сторону. Расталкивая покупателей и получая от них тычки, юноша добрался до молчаливо стоявших людей. Они не шумели, но на рынке хватало тех, кто кричал, расхваливая свой товар или торгуясь, поэтому и Борису пришлось кричать, чтобы его услышали.
   - Я такой знающий человек, - с достоинством отозвался хорошо одетый мужчина. - Благородный Гай из рода Вальтов. Могу оказывать услуги, но сразу предупреждаю, что они дорого вам обойдутся! Моя цена - золотой в день и оплата содержания!
   - Что входит в содержание? - поинтересовался Борис.
   - Комната в трактире и питание. Это вас не разорит.
   Других знатоков не нашлось или они не захотели ссориться с уже вызвавшимся, поэтому пришлось взять этого. Оба протолкались к выходу с рынка, где Борис быстро нашёл экипаж.
   - Езжай на постоялый двор "Королевский", - сказал он кучеру и обратился к слуге: - Можешь быстро найти приличный особняк?
   - Вам снять или для покупки? - спросил тот. - И попрошу обращаться ко мне, как к кавалеру!
   - Мы его купим, - ответил Борис, решивший не спорить со строптивым слугой и отделаться от него, как только приобретут дом и наймут прислугу.
   - Уже сегодня найду два или три, - пообещал Гай. - Вам нужно будет их осмотреть и решить, подходит ли цена. Я представился, а вы этого не сделали. Это нарушение этикета, к тому же мне нужно знать, что о вас говорить продавцам.
   Мысленно помянув демонов, юноша назвал себя и друга, сказал о найме слуг и до приезда задавал вопросы о столице и выслушивал обстоятельные ответы знатока.
  
   - Замрите! - прошептал Устим. - Смотрите туда!
   - Вроде какой-то дом, - присмотрелся герцог. - Только он ненормально высокий.
   - Это храм! - объяснил проводник. - Помните, что я вам говорил о жрецах Ольмера? Похоже, что это они и есть!
   - Ты же в них не верил, - сказал Даргус.
   - Я верю своим глазам! - огрызнулся мужик. - Если это так, мы все покойники! Жрецы - это не лесовики, от них не сбежишь!
   - Что-то я не вижу ничего, кроме стен, - сказал обнаживший меч Барк. - Может, всё это давно брошено? А ты не трясись, а приготовь лук. Никакая магия не защитит от стрел! Стойте здесь, а я сейчас посмотрю. - Он ещё раз осмотрелся и быстро побежал в сторону храма.
   - Я тоже не буду здесь отсиживаться! - Даргус вынул из ножен меч и бросился вслед за другом.
   Устиму было страшно, но и он с луком в руках последовал за господами. Дом действительно оказался храмом, только сейчас в нём не было ни одного жреца. В большом помещении стоял алтарь, а в малых остались священные золотые сосуды, но нигде не увидели ни одного изображения бога.
   - Здесь молились Ольмеру! - сказал проводник. - Видите пятна возле алтаря? Это кровь. Больше никому из богуов не приносят кровавых жертв!
   - Ушли недавно, - заметил барон. - Смотрите, здесь следы. Они совсем свежие.
   - Да, наследили вчера или даже сегодня, - сказал присевший на корточки Устим. - Но храм точно брошен. Оставили золото, но забрали изображения своего бога. Так никогда не сделают, когда уходят на время. Раз здесь обосновались жрецы, где-то неподалёку будет село. Жертвы Ольмеру обязательно должны быть человеческими, любые другие его оскорбят. Будем его искать?
   - Зачем? - отозвался герцог. - Еды достаточно, а вот время лучше поберечь. К тому же мне хочется оказаться подальше от этих мест.
   - Уходим, - решил Барк. - Мне здесь тоже не по себе.
   Они вышли из храма и лицом к лицу столкнулись с немолодым, одетым в мантию мужчиной. У него не было камня или повязки на лбу, но сильная магия мгновенно парализовала всех троих.
   - Вы не взяли золото и не осквернили храм, - сказал он, спокойно глядя в перекошенные страхом и злобой лица. - Не бойтесь, я не причиню зла. Только не надо хвататься за оружие. Мне запрещено приносить жертвы, но не защищаться.
   - И кто это запретил? - спросил герцог, когда снова смог двигаться. Меч он по-прежнему держал в руке.
   - Мой бог, - ответил жрец. - Ольмер явился сам и сказал, что скоро на земли людей обрушатся орды чудовищ, поэтому он запрещает ритуальные убийства и отправляет нас помогать королю Августу. Все ушли, а я вынужден был задержаться. Если хотите, можем идти вместе. Не спешите отказываться: в здешних местах есть деревни, крестьяне которых враждебны к чужим. И неважно, кто к ним придёт, служитель Ольмера или герцог Доршага.
   - Вы меня знаете? - спросил Даргус. - Откуда?
   - Сила нашего бога, - непонятно ответил жрец. - Не нужно, барон, подкрадываться ко мне с мечом. Я предупреждаю в последний раз, других предупреждений не будет. Не хотите идти вместе? Скажите - и я уйду.
   - Пойдём вместе, - решил герцог, вкладывая меч в ножны. - Уберите оружие, Дар! Если бы нам хотели причинить вред, мы уже были бы мертвы. Он прав: идти вместе безопасней. Заодно больше узнаем об этих чудовищах.
  
   Рыть могилу было тяжело даже на поляне. Мешали корни, да и меч не годился для такой работы. Вытерев пот, граф продолжил копать.
   Даля не убили, но когда Ольгер остановил лошадей и положил раненого на землю, он сразу понял, что ничем не сможет помочь. Наверное, с такой раной не помог бы даже сильный маг. Граф сел рядом и ждал до полудня, пока всё не кончилось, а потом вынул меч и вонзил его в землю. Когда яма была готова, он опустил в неё тело своего спутника и забросал землей, тщательно утоптав невысокий могильный холмик.
   Похоронив солдата, поел, накормил лошадей и, расстелив плащ, лег спать. Стреноженные кони не получили воды и нехотя жевали овёс, где-то неподалёку, заставляя их нервничать, бродил медведь и перекрикивались ночные птицы, но они не мешали измученному дорогой и мыслями Ольгеру.
   Проснулся он с первыми лучами солнца. Гонцы торийцев не ездили в одиночку, но граф решил действовать предельно нагло. Ему уже надоели дорога и необходимость прятаться, и из всех чувств остались только безразличие к собственной судьбе и злость к врагам. Почистив мундир, он через две свечи вывел лошадей на дорогу. Вторая лошадь мешала, но Ольгер пожалел её и не бросил в лесу. Забрав золото из сумок Даля, он вскочил в седло и погнал свою кобылу галопом, стараясь не пропустить места водопоя, которые отмечались на дороге камнями. Увидев такой указатель, граф спешился и отвел лошадь к небольшому лесному ручью. После этого дал ей немного отдохнуть, и гонка возобновилась. Встреченные солдаты Торы с удивлением провожали его взглядами, но никто не делал попыток остановить. Возле заставы Ольгер остановился сам.
   На обочине трое сидевших на бревне солдат играли в какую-то игру. Они увидели мчавшегося всадника, разобрали арбалеты и вышли на большак. Подскакав к перегородившим дорогу торийцам, граф остановил лошадь и спешился.
   - Вы кто? - спросил его один из них, видимо, старший. - И почему один? Что-то случилось с напарником?
   - Я граф Доршага, - ответил он, подходя к ним вплотную. - Вы мне мешаете.
   Прежде чем они опомнились, Ольгер успел убить двоих кинжалом. Он завел руку с ним за спину, поэтому нападение оказалось неожиданным. Третий солдат не успевал выстрелить, поэтому кинул арбалет под ноги графу и бросился к лошадям. Бросок кинжала его опередил.
   - Надо же, ещё не забыл, как их мечут, - проворчал Ольгер, забрал свой кинжал и пошёл к лошадям торийцев. - Всё просто, и не нужно никого обходить лесом. Вот только немного забрызгал одежду.
   Выбрав самого хорошего коня, он поменял на нём седельные сумки на свои и галопом продолжил путь. На вторую заставу выехал через три свечи такой скачки. Конь не выдохся, но был к этому близок. Здесь тоже были трое солдат, и они проявили беспечность, даже не взяв арбалеты. Кинжалом удалось убить одного, а двум другим пришлось отбиваться мечами. Два наспех выученных солдата не были соперниками одному из лучших фехтовальщиков королевства и быстро отправились к предкам. Выбранный конь попытался его укусить, получил по морде и обиженно заржал.
   К концу дня Ольгер вырезал третью заставу и ушёл в лес. Наверняка завтра заставы усилят, да и солдаты в них будут настороже. Ничего, Удор остался позади, а впереди, не так уж далеко, был Лужар. Дорога отпадает, но до города не так трудно добраться лесом, а граница рядом с ним.
  
   - Как продвигается работа с мальчишками? - спросил Гарх.
   - Мы почти закончили, ваше величество, - почтительно ответил Тибор. - Большинство из них уже преданы вашему величеству и отправлены в бараки. Учить начнём раньше обычного, но только через год. За меньшее время камни не успеют изменить их головы.
   Он соврал, но король был слаб в магии и ничего не заметил. Мальчишек обработали всех и сейчас два десятка магов Тибора сверлили им лбы и ставили камни. Дети действительно были преданы, только не королю, а его магу.
   - Что с моим советником? Он почему-то не появляется во дворце. Не пьёт?
   "А то ты не знаешь", - подумал Марк и ответил: - У графа стойкое отвращение к вину и браге. Он увлёкся новой любовницей, но с мальчишками оказывает всю возможную помощь.
   - Бабы подождут, а с детьми справитесь сами, - сердито сказал король. - Я соскучился по рассказам Вилли! Уже декаду от него нет ни одного совета. Передай, что у меня много желающих получить его место!
   Когда Тибор вернулся в свой дворец, он приказал привести одного из своих магов.
   - Подойди ближе. Улад! - приказал Марк. - У меня к тебе очень важное поручение. Возьмёшь это письмо и трёх дружинников и отправишься в Орт. Письмо отдашь лично Верту Фаддею и дождёшься ответа. Всё понял?
   - Отвезти и вручить ваше письмо главному магу Лебарии и привести ответ, - пересказал маг.
   - Потом заедешь ещё в одно место. Недалеко от столицы, в Ургайских горах, в пещере, живёт маг смерти Даос. Это личность известная, так что найдёшь. Ему тоже нужно отдать письмо. Вряд ли старик будет что-то писать. Запомнишь всё, что он скажет, слово в слово!
  
   - Подойди ближе! - раздражённо приказал Вилли, и слуга поспешил приблизиться. - У меня секретное дело, вот только не уверен в том, можно ли тебе его доверить.
   - Господин граф! - закричал слуга и упал на колени. - Я готов выполнить любое ваше поручение! Могу поклясться в этом всеми богами!
   Здесь это была серьёзная клятва, поэтому советник немного расслабился.
   - Найди где-нибудь в захолустье большой дом, - тихо сказал он. - Купишь его и переправишь туда казну. Перед этим найми охрану, и пусть клянутся в верности в присутствии мага! Если будешь верным, озолочу! Если нет... Ты у меня не один. Пожалеешь о том, что родился на свет! Всё понял? Только отвечай тихо, не ори.
   - Выполню по вашему слову, мой лорд! - истово пообещал слуга.
   - Получишь у моего казначея две тысячи золотых на покупку дома. Я не нанимал дружинников, а королевским нет веры, поэтому для начала возьми хотя бы двух наёмников, иначе лишишься золота и жизни.
   Когда слуга, почтительно кланяясь, вышел, Вилли едва не побежал за ним следом.
   "Если предаст, по меньшей мере лишусь золота, - подумал он, обхватив голову руками. - Запросто могу лишиться жизни, а здесь так казнят, что мне уже заранее дурно! И как быть уверенным в чьей-то верности, если во мне нет ни капли магии? И не обратишься ни к одному из магов! Господи, никогда в тебя не верил и не знаю ни одной молитвы, но, если ты есть, помоги! Верни меня домой или хотя бы не дай Дальгу предать!"
  
   Барабай вошёл в свой шатёр и, несмотря на царивший в нём полумрак, сразу увидел сидевшего на кошме мужчину. Охранявшие его жилище воины никого не пропустили бы, поэтому, прежде чем поднимать шум или обратиться к силе своего бога, старик попытался рассмотреть незваного гостя.
   - Не бойся, - сказал тот. - Я не мог прийти сюда в своём истинном облике, потому что у тебя недостаточно большой шатёр.
   - Славься, Великий Угод! - закричал первый жрец и упал на колени.
   - Не ори, - поморщился бог. - Садись и слушай! Пришли тяжёлые времена, и вы должны быть к ним готовы! Вскоре на земли соседей обрушатся полчища врагов, о которых вы ничего не знаете. Имя им - сорголы. Они похожи на людей, но сильнее вас и с красной кожей.
   - Помилуй нас от такой страсти, Великий! - испуганно вскричал старик. - За что ты обрушил на нас эту напасть? Или это наказание для наших соседей?
   - Не ори, а слушай! - рассердился Угод. - Если бы с ними могли справиться ваши соседи, меня здесь не было бы! Придётся всем вместе сражаться с этой напастью, потому что вас с легкостью раздавят поодиночке! Враги не просто сильнее, у них есть оружие, которое низвергает огонь и сталь! Бьёт оно дальше ваших луков и пробивает любые доспехи! Вот магии у них нет - в этом ваша сила.
   - Но магия действует на небольшом расстоянии, - осмелился возразить жрец. - Нас убьют, пока будем сближаться!
   - Боги не будут за вас сражаться, но кое-чем помогут, - пообещал Угод. - Твоя задача - рассказать услышанное великому хану. Пусть готовится к войне и помнит о том, что люди больше не должны убивать друг друга! У вас теперь общий враг!
   - И Гарх не будет убивать? - спросил Барабай. - Его воины заняли наши горы и убили много учи.
   - Мы накажем Гарха и всех, кто не выполнит нашу волю!
  
   - Собрался умирать? - услышал Даос чей-то ехидный голос.
   Старик привычно потянулся к силе, но ничего не увидел.
   - Ладно, покажусь, - сказал голос, и в центре пещеры возник мужчина в чёрной мантии.
   Превозмогая слабость, старый маг встал с кровати и преклонил колени.
   - Да, слаб, - сделал вывод Ольмер. - Ладно, поделюсь силой. Теперь готов служить?
   Хлынувшая в старое тело сила без следа смыла слабость, боль и безразличие. Внешне Даос не изменился, но стал сильнее, чем в молодые годы.
   - Эта сила ненадолго, - предупредил бог. - Побегаешь две-три декады, а потом уйдёшь к предкам. А теперь слушай, что мне от тебя нужно...
  
   - Вообще-то, это дом для благородных, - нерешительно сказал слуга.
   - Я не могу его купить? - спросил Тит Даром. - Почему об этом ничего нет в объявлении?
   - Можете, просто многим не понравится, что дом барона Реба принадлежит купцу.
   - Ваш хозяин промотал все деньги, доставшиеся ему от отца, - сказал Тит. - Так? И теперь он выставил на продажу этот дом. На него много покупателей?
   - Пока нет, но мы ждём приезда благородных из Доршага...
   - Или вы его продаёте, или я ухожу, - рассердился Тит. - К вашему сведению, я собираюсь закончить с торговлей и купить благородство.
   - В таком случае нет никаких препятствий! - обрадовался слуга. - Вы будете расплачиваться золотом или долговыми бумагами?
   Через две свечи брат Бориса стал хозяином большого двухэтажного дома в нижнем городе. Титу не нравилось, что не было парка и половина окон выходила на улицу, но такими были все виденные им дома столицы Лебарии. Прислугу он привёз из Кошта, так что уже можно было заняться своим благородством. Тит твёрдо решил порвать с торговлей и поступить на службу. И дело было не только в честолюбии, просто он понимал, что столичные купцы не дадут чужаку развернуться, и не хотел наниматься в чужой торговый дом приказчиком.
   "Вот бы брат на меня посмотрел!" - пришла в голову мысль, которую тут же вытеснили более насущные думы.
  
   Граф Тагор вместе с семьёй и своими людьми въехал в столицу и поселился в трактире "Угодник". Не самое престижное заведение, но Эмил не собирался в нём задерживаться. К тому же в "Угоднике" были не очень высокие цены, поэтому он взял комнаты даже для дружинников и слуг, чтобы они были под рукой. Он уже посещал Орт и имел в нём полезные знакомства, теперь их нужно было использовать с выгодой для себя. Сменив дорожный костюм на праздничный, он послал слугу нанять экипаж. Была своя карета, но кучер не знал столицы. Они и до трактира добирались две свечи, спрашивая дорогу и путаясь в улицах. Лучше потерять деньги, чем время.
   Вскоре он уже сидел в одной из гостиных графа Дана Эбера и беседовал с хозяином за бокалом крепкого вина. Услышав о просьбе поспособствовать с покупкой пристойного дома, Эбер вызвал своего управляющего.
   - Кар, нужно купить дом, в который было бы не стыдно вселиться графу! - приказал он. - У вас есть что-нибудь на примете? Дело не терпит отлагательств!
   - Сейчас же займусь, господин граф! - поклонился слуга. - Сегодня вряд ли успею, а завтра сделаю. Это устроит?
   - Когда найдёте, пошлите кого-нибудь в трактир "Угодник" за графом Тагором.
  
   - Зря мы уехали так рано, - неодобрительно сказал дружинник. - У вас, мой капитан, ещё не зажили раны.
   - Нужно было уехать раньше, - поморщившись от боли в груди, отозвался Мар. - Тогда мы с тобой не застряли бы в Лужаре. Торийцы прекратили убийства, но никого не пускают на дороги.
   Они остановились в дешёвом трактире возле рынка, но даже в нём денег хватало только на несколько дней. Хоть крестьяне и возобновили подвоз продовольствия, из-за войны сильно поднялись цены, а капитан изрядно потратился на лечение и дорогу.
   - Через границу придётся идти лесом, - возразил дружинник, - а у вас для этого нет сил!
   - Завтра расплатимся с хозяином, и на оставшиеся деньги купишь еду. Будет хорошо, если разузнаешь дорогу или найдёшь знающих попутчиков. В любом случае едем в Лебарию! Хозяин предупредил, что его обязали отчитываться о постояльцах. Если останемся, будет плохо!
  
  
   Глава 12
  
  
   - Меня в этом доме устраивает всё, кроме цены, - сказал Дарк, когда осмотрели второй этаж и по широкой парадной лестнице спускались на первый. - Тридцать пять тысяч - это слишком много. Давайте сойдемся на тридцати. Если не согласны, мы уезжаем. Сегодня нужно осмотреть ещё два дома.
   - Вы не единственный покупатель, - ответил граф Морс. - Из Доршага приедет много дворян, и им нужно где-то устраиваться.
   - Спрос на дома будет большой, - согласился Дарк, - но вы не учитываете того, что нашим дворянам пришлось бросить свои земли и бежать только с казной. И никто не станет тратить всё своё золото на покупку жилья, оно нужно для жизни. Бароны точно не купят, а графы... Подождите, может быть, кто-нибудь из них и заинтересуется.
   Он чувствовал, что молодому графу очень хочется продать этот ненужный ему дом, поэтому намеренно сбивал цену. Рядом с хозяином шёл его маг, из-за которого нельзя было использовать силу.
   - Тридцать две, - сказал Морс. - Это последняя цена! Если несогласны, уезжайте.
   Дарк понял, что граф больше не станет торговаться и согласился. Деньги были с собой, разложенные в кошели по пять тысяч монет, поэтому расчёт не занял много времени. Маг подтвердил, что покупатели не врут о золоте, поэтому его не считали, только отобрали из одного кошеля три тысячи монет. Важного вида господин написал бумагу о передаче прав собственности, после чего граф заверил её оттиском своего перстня. К удивлению Дарка, то же самое сделал и маг, после чего бывший хозяин дома убыл вместе со своей свитой.
   Торг вёлся только с бароном, потому что граф счёл ниже своего достоинства иметь дело с каким-то кавалером из Доршага, и Борису пришлось дожидаться друга в карете.
   - Теперь всё это наше, - сообщил ему Дарк. - Лишились кучи золота, но уже сегодня переедем сюда вместе со слугами. В доме осталась не только мебель, не сняли даже занавески на окнах. Уберём пыль, и можно жить. На заднем дворе есть конюшня, небольшой дом для слуг и кухня. Нужно нанять кухарку и двух служанок, а то у нас только охранники, кучер и Зорин.
   - Ты забыл причислить к ним нанятого мной слугу, - сказал Борис. - Думаешь от него избавиться?
   - Ещё не решил. От него может быть много пользы, только ведёт себя так, что непонятно, кто из нас двоих барон. Дай ему задание найти слуг, а сами займёмся переездом.
   То ли Гай старался показать свою незаменимость, то ли действительно был исключительно знающим и исполнительным, но к приезду новых хозяев в доме не только были нанятые им слуги, но они уже успели очистить от грязи жилые помещения и приготовить еду.
   - Его нужно не выгонять, а назначить управляющим, - сказал другу Дарк после вкусного и сытного обеда. - У меня больше доверия Зорину, но он здесь чужой. К тому же от благородного управляющего может быть больше пользы. Что скажешь? Потерпим его манеры?
   - Демон с ним, назначай, - согласился Борис. - Если не угодит, лишится работы. Гай достаточно умён, чтобы не выставлять напоказ благородство. Одно дело быть слугой и совсем другое - управляющим барона.
   Он оказался прав. Узнав о своём назначении, знаток не показал радости, но сразу же изменил поведение: со слугами стал более высокомерен, но в отношении хозяев преисполнился почтением. Этим же вечером, увидев их без повязок, Гай обратился к Дарку:
   - Извините, господин барон, но осмелюсь дать совет. Вы недавно в Орте и можете этого не знать... Все маги должны в обязательном порядке регистрироваться в своей городской коллегии. Не моё дело, по какой причине вы скрываете свои способности, только их почувствует любой сильный маг, а таких в столице много. После этого с вами будут разбираться, а такие разбирательства нередко плохо заканчиваются. У каждого есть свои секреты, а после допроса с подчинением у вас их не будет.
   - Придётся завтра обойтись без повязок и съездить в столичную коллегию магов, - сказал Борис, когда ушёл управляющий. - Маг графа явно почувствовал нашу силу, только не понял, что чувствует. Если нарвёмся на кого-нибудь более сильного и опытного...
   Оба стояли у одного из окон гостиной и знали, что в ней больше никого нет, поэтому удивились, услышав за спиной женский голос:
   - Не нужно ни перед кем отчитываться. Если будете мне помогать, ваши теперешние сила и знания увеличатся многократно!
   Сидевшая на диване девушка поразила магов своей красотой и непривычной одеждой, а её нежный голос почему-то вызвал озноб. Дворянки носили платья с пышными юбками, а эта красотка выглядела голой. Белая искрящаяся ткань облегала её как вторая кожа, лишь немного расширяясь от середины голени.
   - Неужели я такая страшная? - усмехнулась она. - Подойдите и сядьте рядом!
   - Кто вы, леди? - спросил Дарк, чувствуя, что не может противиться приказу.
   Друг, превозмогая страх, следовал за ним.
   - Я одна из богинь этого мира, - ответила девушка. - Люди зовут Гертой. Чего вы так испугались? Я дарю любовь и красоту, а не отнимаю жизни подобно Ольмеру.
   Дарк пытался давить в себе чувство страха, но это плохо получалось. Любой знал, как коротка жизнь тех, кто заинтересует богов, и неважно, кто из них решит использовать человека, воинственный Эхтай или кроткая богиня удачи Лана. Такое случалось редко, но всегда записывалось в хроники, а многое запоминали и рассказывали детям. Ни один из выбранных не прожил тихую и незаметную жизнь. Жизни этих героев были отмечены подвигами и потрясениями в тех королевствах, где они их совершали. И концом у всех без исключения была ранняя и страшная смерть!
   - С этим нужно что-то делать, - сказала богиня, задумчиво глядя на бледных как смерть юношей. - Если я использую подчинение, от вас будет мало пользы, поэтому постарайтесь сами побороть свой страх. Я могу выбрать других, но тогда накажу вас за потерю времени. Не можете успокоиться? Тогда используйте магию!
   - Я не могу вспомнить ни одного заклинания, - пробормотал Борис. - Попробуй ты!
   Страх был невыносимым из-за близости к Герте, поэтому Дарк отбежал к окну, где с трудом взял себя в руки и дважды сотворил заклинание, одно для себя, а другое для друга. Ужас отступил, оставив в душе почтение.
   - Это другое дело! - довольно сказала богиня. - Я давно не общалась с людьми и забыла о том, как мы на вас действуем. Ладно, со временем привыкните, а пока можете не приближаться слишком близко. Слушайте, что очень скоро ждёт человеческий род...
  
   - Страшные вещи ты рассказал, жрец! - Барк бросил сучья в костёр и снова сел рядом с Даргусом. - Какие-то краснокожие великаны... Кажется, в детских сказках было что-то такое. Вряд ли вам поверят.
   - Зови меня Гордом. Ты прав: поверят немногие, а остальных убедят боги. Наша задача - помочь королю магией, а вы будете махать мечами.
   - Я думаю, что Гарх не пойдёт на союз с Августом, а великий хан учи не поверит послам, - сказал герцог. - Или и их будут убеждать боги?
   - Я не бог, а простой жрец, - пожал плечами Горд. - Ольмер являлся дважды, но говорил недолго. Если бы мне нужно было объединить людей, я начал бы с их правителей.
   - Как воевать мечами с теми, кто убивает издалека? - со страхом спросил сидевший в стороне Устим. - Луками?
   С тех пор как к ним присоединился жрец, проводник потерял былую словоохотливость и молчал, если к нему не обращались, стараясь держаться подальше от страшного спутника. Это были первые слова, которые он сказал по своему почину.
   - Можно и луками, - ответил Горд, - только их оружие бьёт дальше. Пока сблизитесь на дальность полёта стрелы, понесёте большие потери.
   - А какая тогда польза от вашей магии? - задал вопрос Барк. - Магов и подавно выбьют!
   - Ольмер обещал, что поделится с нами силой. Боги почему-то не могут сами убивать сорголов, но им никто не помешает усилить людей.
   - Это мир Хранителя, - сказал Даргус. - Наверное, он запретил нашим богам трогать этих краснокожих, ну а мы имеем право защищаться! И боги нам в этом помогут! Если они от нас отвернутся, кто будет возносить им хвалу?
   - Дело не в ваших восхвалениях, - услышали они голос за спиной. - Верующие делятся с нами силой, ну и мы им помогаем... иногда. Если вы исчезните, придётся уйти и нам.
   Люди хотели обернуться, но из этого ничего не вышло: тела им больше не повиновались.
   - Сидите и слушайте, - продолжил голос. - Из вашей четвёрки меня интересует один герцог. Ты, Лар, выбран встать во главе общего войска королевств и степи. Об этом узнают все правители, а те из них, кто воспротивится нашей воле, недолго будут править. Кое-кто из людей получит часть нашей силы, будет подарок и для тебя. Магию давать бесполезно, ты её не удержишь, а вот искусство боя дам, а заодно добавлю сил. Это не помешает.
   - Кто вы? - спросил Даргус. - И почему скрываетесь?
   - Я тот, кому поклоняются воины. Мой вид внушит вам страх и помешает общению. Прими мой подарок!
   На герцога обрушился удар, погрузивший его в беспамятство. Стоявший на краю поляны облачённый в доспехи мужчина исчез, и вместе с ним пропала сковывавшая их сила. Сидевший на бревне Лар упал на землю, а пришедший в себя Барк поспешил склониться над другом.
   - Не трогай его, - сказал Горд. - Герцог принял дар бога и не нуждается в твоей помощи. Скоро он придёт в себя. Наш долг - помочь ему как можно быстрей добраться до столицы Лебарии!
  
   Ольгер вывел коня на дорогу, оставил его там и поспешил скрыться в лесу. В таких зарослях трудно идти человеку, и граф измучился, пытаясь провести жеребца. Его можно было забить на мясо, но не было времени и желания с этим возиться. И ещё он поймал себя на том, что просто жалеет убивать такого скакуна. Раньше Ольгер не замечал за собой подобной сентиментальности.
   После того как граф избавился от лошади, идти стало намного легче, несмотря на седельные сумки на плечах. Лужар остался за спиной, и где-то впереди была граница с Лебарией. До неё можно было доскакать за полдня, но лесом идти дольше. Ольгер, не соблюдал осторожности и старался идти как можно быстрее, обходя заросли. В полдень граф натолкнулся на небольшой ручей с чистой водой и решил сделать привал. Пообедать в одиночестве не получилось. Напившись воды, он развязал сумку с продуктами и сел на те, в которых были одежда и золото.
   - Эй, господин! - окликнули Ольгера из-за кустов малины. - Не хватайтесь за меч, мы хотим только поговорить!
   - Кто это "мы"? - спросил он, обнажив меч. - Выходите на открытое место!
   Из кустов выбрались три оборванца самого разбойного вида. Помимо луков у них хватало и другого оружия. Первым шёл детина на полголовы выше высокого графа. На его поясе висели меч и кинжал, на плече - лук и колчан со стрелами, а за спиной, кроме котомки, ещё и арбалет. Видимо, этого оружия было мало, потому что в правой руке он держал увесистую булаву. Следовавшие за ним висельники были гораздо ниже и вооружены только луками, кинжалами и боевыми топорами. Они остановились, не доходя до Ольгера.
   - Куда держите путь, ваша милость? - спросил детина. - В Лебарию?
   - А кто ты такой, чтобы я тебе отвечал? - отозвался граф, косясь на их луки. - Назовитесь, но знайте, что я сразу почувствую ложь!
   Луки были не боевые, а охотничьи, но при отсутствии доспехов хватит и их, чтобы убить, не подставляясь под его меч.
   - Я Патрик, - сообщил высокий, - а моих друзей зовите Фаром и Бардосом. Мы были в ватаге, но три дня назад нарвались на торийцев, так после этого одни и уцелели. Нас слишком мало для благородного разбоя, да и вообще из Доршага нужно делать ноги. Только боязно идти одним в Лебарию... Могут поймать и повесить. Взяли бы вы нас себе, ваша милость?
   - Как это себе? - растерялся Ольгер. - Зачем вы мне нужны?
   - Ну как же! - зачастил Патрик. - Вы человек благородный, да не какой-то там кавалер, а барон или граф - это сразу видно! Нешто вам помешают дружинники? Нам только сменить одёжу... У нас есть золото, только боязно самим соваться в города. Спросит стражник с повязкой и уже не соврёшь! А как дознаются о ватаге, так сразу и повесят!
   Выбор у графа был небольшой: согласиться или ответить отказом и стать для этой шайки не благодетелем, а добычей. К тому же если повязать магией, то от них может быть польза.
   - Я согласен, - сказал он, вызвав у вчерашних разбойников бурю ликования. - Только учтите, что вашу верность будет подтверждать маг! А пока этого не сделано, веры вам от меня не будет. Пойдём одной дорогой, но порознь, и держитесь от меня подальше!
  
   Мар с трудом двигался, опираясь на палку, следом за своим дружинником. Рана на ноге зажила не до конца, да и грудь болела так, что нельзя было сделать глубокий вдох. Нога попала в скрытую мхом яму, и капитан едва не упал. Резкое движение вызвало такой всплеск боли, что он не сдержал стона. Дружинник сочувственно вздохнул, но промолчал. Все слова уже сказаны, а задерживаться в Лужаре было опасно. Оставалось надеяться на то, что они дойдут до какой-нибудь лебарийской деревни, в которой Мар смог бы отлежаться.
   В этот день прошли только два десятка лиг. Продуктов взяли на три дня, и их нёс дружинник, а фляга у каждого была своя. Половину воды уже выпили и пока не встретили даже небольшого ручья.
   - Плохо! - встряхнув флягу, сказал капитан. - Её хватит только на завтра, а мы не знаем здешнего леса. Если пройдём мимо деревни и за два дня не встретим источника, можем пропасть.
   - У меня есть карта, - возразил дружинник. - Вроде идём правильно, поэтому завтра должны выйти к озеру. Лишь бы не пройти мимо. Вы не умеете чувствовать воду?
   - Я слишком слабый маг, - ответил Мар, - поэтому не получил даже домашнего обучения. Такое заклинание есть, но я его не знаю. Могу обострить обоняние и слух, но надолго меня не хватит.
   Ночи заметно похолодали, как всегда бывало перед дождями, а беглецы не могли нести с собой одеяла, поэтому развели небольшой костер. Капитан решил, что это безопасно. До границы было лиг десять, а что делать торийцам в глухом лесу? Дружинник разбросал вокруг стоянки сухие ветви, и оба крепко уснули.
   Пробуждение было неприятным. Мара куда-то тащили, причиняя при этом сильную боль. Что-то сказать не получалось из-за тряпки во рту, а затылок болел сильнее груди. Видимо, его ударили по голове, связали и засунули в рот кляп. Было ещё темно, поэтому капитан ничего не видел, только слышал тяжёлое дыхание нёсших его мужчин. Эта пытка продолжалась довольно долго. Наконец Мара бросили на землю, вызвав такой взрыв боли, что он едва не потерял сознание.
   - Живой? - спросил начальственный голос.
   - Живой, - отозвался кто-то. - Ударили так, чтобы не убить. Второй схватился за меч, пришлось кончить.
   Изо рта вынули кляп и капитан мучительно застонал.
   - Ториец? - спросил командир.
   - Спрашивайте сами, - ответил тот же голос, который говорил об убийстве дружинника. - Даже если горожанин, должен хоть что-то знать. Деревень поблизости нет, да и не похож он на крестьян: не та одёжа.
   - Ты кто? - обратился командир к Мару. - Отвечай и не лги: я почувствую ложь!
   - Я капитан дружины графов Сарк кавалер Мар Парт, - с трудом ответил тот. - Может, скажете, кто вы такие и по какой причине на нас напали?
   - Развяжите его и окажите помощь! - приказал командир и добавил для Мара: - Я граф Сарож. Мы находимся на занятой армией Торы территории Доршага и вынуждены соблюдать меры предосторожности. С вами немного перестарались, но я не собираюсь оправдываться. Если идёте в наше королевство, вам помогут. Что-нибудь знаете о торийцах?
   - Я был вынужден скрываться, поэтому знаю только то, что слышал от других. Но у меня две недолеченные раны, да ещё вы добавили, поэтому трудно говорить.
   - Вас уже развязали, а сейчас подлечит наш маг. Отдыхайте, поговорим утром.
  
   - Будьте осторожней, графиня, - посоветовала Вела. - Если вернётся Ольгер, найдётся немало желающих рассказать ему о ваших амурах. Я думаю, что он не узнает о дорожных развлечениях с Дарком, но вы и здесь ведёте себя не слишком скромно!
   - А что делать? - беспомощно отозвалась Оля. - Ну не могу я без мужчин и уже не верю в возвращение мужа. Вы, герцогиня, ещё девственны, поэтому вам меня не понять!
   Женщины сидели в комнате, которая была обставлена как гостиная. В большом доме графов Барток не было положенной им по статусу роскоши, скорее, такая обстановка могла быть у купцов, но каждой из дам выделили по две просторные комнаты и приставили служанок. Они пока отдыхали после дороги и занимались своим гардеробом, а графиня Сарк ещё и флиртовала с молодым дружинником кавалером Роже. До постели пока не дошло, но юноша отвечал на её страсть взаимностью, поэтому ждать оставалось недолго.
   - Дело ваше. - Вела поднялась с дивана и поправила платье. - Я только хотела предостеречь от неприятностей. - Она вышла из комнаты графини и открыла дверь в свою.
   "Стерва! - подумала девушка. - Если бы не она, Дарк был бы моим! Ей безразлично, для кого раздвигать ноги, а что теперь делать мне? Уже весь Орт знает, что прибыла дочь герцога Даргуса. Как теперь любить Дарка? Наплевать на приличия? Я готова, но что скажет отец? В отличие от Оли, я верю в его возвращение. Её муж погиб в битве, а мой отец в ней не участвовал. И я не знаю, приедет ли сюда юный барон и ответит ли он на мои чувства!"
  
   Марк Тибор вошёл в спальню и замер. На его кровати, заложив руки за голову, лежал какой-то юнец, одетый как горожанин средней руки. Сила не предупредила королевского мага о постороннем, а магическое зрение показало бесформенное чёрное пятно, от которого исходила такая жуть, что тело сразу же покрылось холодным потом.
   Сняв страх заклинанием, маг приблизился к кровати и поклонился.
   - Мне позволено будет узнать, кто из богов оказал честь своим посещением?
   - Мог бы и узнать, - насмешливо ответил юнец. - Я поменял только одежду. Ты молишься мне, хоть и не очень усердно, поэтому меня и отправили для разговора.
   - Я приветствую великого Гордоя! - воскликнул Марк и встал на колени. - Всё, что вы пожелаете, будет исполнено!
   - Надеюсь, - не меняя позы, сказал бог. - Иначе ты расстроишь не одного меня, а всех богов Сорта. В скором времени на земли людей придут страшные и безжалостные существа, которым уже давно тесно в их землях. Даже объединившись, вам будет нелегко отбиться, а до такого объединения далеко. И виноват в этом в первую очередь твой король! Его можно заставить действовать вместе с другими владыками, только ни у кого из них не будет к нему доверия, а это опасно! Гарх должен умереть вместе с наследником! На трон взойдёшь ты. Когда будет готова армия мёртвых?
   - Мальчишки созреют только через два года...
   - Они уже созрели и знают нужные заклинания. Чем ещё нужно помочь?
   - Я узнал, что мёртвых нельзя собирать в большом числе. При гибели...
   - Ваши неприятности происходят от незнания! - нравоучительно перебил Гордой. - Те заклинания, которые дал я, позволят собрать и использовать в бою хоть стотысячную армию! Но учти, что это дано только для сражения с сорголами! Если используешь мёртвых против других королевств или степи... Продолжать?
   - Я не выйду из вашей воли! - покорно обещал маг.
   - Действуй! - приказал бог. - Да, ещё одно... Королевский советник должен умереть! Его идеи слишком разрушительны для этого мира.
  
  
   Глава 13
  
  
   - Это мой друг, - представил Тагора граф Эбер. - Прошу вас, Монк, оказать ему всяческое содействие!
   - Я постараюсь, Дан, - заверил его глава коллегии. - Скажите, граф, что вам нужно? Если деньги...
   - Мне нужна служба! - ответил Эмил. - Если она будет, возможно, я обойдусь своим золотом.
   - Мы не распределяем должности при королевском дворе, - сказал глава. - Могу предложить службу в армии. В любом случае вам нужно написать прошение королю. Садитесь за вон тот стол и пишите. Ответ будет через два дня. Где вы остановились?
   - Вчера купил дом на площади Бешеного Барона, сегодня в него переехали. - Ответив, граф Тагор сел за указанный стол и быстро написал прошение королю Августу. Приложив к нему свой перстень, он отдал бумагу графу Монку.
   Выходя из коллегии, Эмил едва не столкнулся в дверях с юным бароном Варкусом.
   - Граф! - воскликнул Мар. - Хорошо, что мне не пришлось вас искать, чтобы сделать вызов! Так вот, считайте, что вы его получили!
   - Я принимаю ваш вызов, - поспешно ответил он. - Давайте выйдем отсюда и обговорим условия.
   Эмил не имел ни малейшего желания драться с молодым забиякой, но ему ещё меньше хотелось, чтобы о причине дуэли узнали толпившиеся в приёмной дворяне. Варкус не стал возражать и вслед за графами вышел в коридор. Они отошли к одному из окон и быстро договорились встретиться сегодня на площади Правосудия. Место встречи подсказал граф Эбер.
   - У нас все там дерутся. - сказал он дуэлянтам. - Там же казнят преступников. На этой площади всегда присутствуют стражники, которые проследят за тем, чтобы бой вёлся по правилам. Заплатите им пару монет...
   Мар коротко кивнул обоим и вернулся в приёмную, а Эмил подозвал дожидавшегося его в коридоре Баруса.
   - Гел, вы должны проследить за молодым Варкусом! Будет хорошо, если заодно узнаете, где устроились остальные из той компании. Только действуйте осторожно! Они вас знают, поэтому следите не сами, а кого-нибудь наймите. И учтите, что мне это нужно знать до полудня!
   - Кто этот юноша? - спросил граф Эбер, когда кавалер убежал выполнять поручение. - Он был так зол, что даже забыл представиться.
   - Сумасброд! - ответил Эмил. - Поругался с отцом, который после этого лишил его баронского титула, а потом сошёлся с компанией моих врагов.
   - Тогда зачем с ним драться? Он намного моложе - стоит ли рисковать? Удар кинжалом... Если хотите, я найду исполнителя.
   - Спасибо, граф, но я управлюсь своими силами, - поблагодарил Тагор. - Мои враги - бесчестные люди, из-за которых я лишился многих дружинников. Представляете, они подкупили разбойников, чтобы те на меня напали! Драться с такими на дуэли? Слишком много чести!
   - Вы правы, мой друг! Давайте я отвезу вас домой, а позже вы кого-нибудь пришлёте рассказать, чем закончилось дело.
   Две свечи спустя уже в новом доме графа Тагора состоялся его разговор с вернувшимся Барусом.
   - Варкус встретился с главой коллегии, после чего взял экипаж и уехал на постоялый двор "Королевский", - докладывал кавалер. - Там жили те, кого мы встретили в придорожном трактире, но граф Барток отбыл в купленный сыном дом...
   - Он меня не интересует, - оборвал его Эмил. - Рассказывай об остальных.
   - Я и рассказываю. Граф предложил гостеприимство дамам, и те приняли его приглашение. Барон Варг и его дружок купили дом на улице Хромого Генерала и вчера в него поселились. Пригласили и Варкуса, но он обещал приехать позже. Это всё.
   - Мы не будем трогать графиню, - подумав, сказал Эмил. - Магом займёмся, но позже. У меня в полдень дуэль с молодым Варкусом, так вот, делай что хочешь, но он не должен появиться на площади Правосудия! Это настырный юнец, поэтому нужно избавиться от него раз и навсегда!
  
   - Уже стемнело, а Мара до сих пор нет, - заметил Борис, когда после ужина расположились в гостиной.
   - Действительно, - отозвался Дарк. - Он обещал приехать до полудня. С новыми заклинаниями забываешь обо всём на свете!
   - Я только что попытался его найти и ничего не получилось! - забеспокоился друг. - Богиня сказала, что наших сил должно хватить на всю столицу. А ведь Мар не собирался из неё уезжать!
   - Сколько же всего она нам дала! Знаешь, я ведь не почувствовал твоей магии.
   - Я тревожусь о нашем бароне, а у тебя на уме одна магия! - рассердился Борис. - С ним наверняка случилось несчастье!
   - Не понимаю, почему ты так беспокоишься, - сказал Дарк. - Барон не друг, а попутчик, которому мы хотели оказать услугу. Если с ним случилось несчастье, я это как-нибудь переживу. Хочешь выяснить, что с ним? Тогда попробуй заклинание поиска мёртвых.
   Богиня вложила в головы юношей столько новых знаний, что теперь у них были заклинания на все случаи в жизни. Кроме этого, они увеличили силу и получили способность скрывать её от других магов.
   - Боязно! - передёрнул плечами Борис. - Связь с миром мёртвых - это не то, чем хочется заниматься. Ладно, всё равно полученное нужно осваивать.
   Чтобы говорить с мёртвыми, нужно было умереть самому. Заклинание отнимало жизнь, а потом её возвращало.
   - Мара убили, - ожив, сказал друг. - Он не знает, кто это сделал, но во время убийства шёл на дуэль с графом Тагором. Они встретились в коллегии, которая создана королём для помощи благородным беженцам из Доршага, и барон сразу же сделал вызов.
   - Это меняет дело, - отозвался Дарк. - Наверняка Варкуса убили по приказу графа, а это мстительная гадина! Из-за нас он лишился дружинников и был унижен при встрече в трактире, поэтому следует ожидать неприятностей.
   - Убьём магией? - предложил Борис. - Теперь нам это не трудно.
   - Забыл слова богини? Это на поиск или болтовню с мёртвыми тратится мало сил, а не на убийство. И силу она дала не для сведения личных счётов, а для борьбы с сорголами! Если нужно защитить свои жизни или убрать препятствие в этой борьбе, обоснованы любые траты, но я пока не вижу угрозы. Нужно узнать, где поселился граф, а потом нанести ему визит под чьей-нибудь личиной. Вот когда окажемся рядом, сможем убить сталью или магией, не тратя своего запаса.
  
   - Ты теперь слишком быстр и силён, - проворчал Барк, поднимая выбитый из руки меч. - Пробуй свои способности не на друзьях, а на врагах.
   - Болит рука? - спросил подошедший к ним Горд. - А теперь?
   - Всё прошло, - удивлённо ответил барон. - Маги так быстро не лечат.
   - Ладно, попробовали и хватит, - сказал Даргус. - Отдохнули? Тогда продолжим путь. Есть здесь поблизости вода?
   - Пока не чувствую, - отозвался жрец, - но если встретим, мимо не пройдём.
   Устим взял свой сильно полегчавший заплечный мешок и поспешил уйти вперёд. У мужика уже не было страха к Горду, но он старался держаться от него подальше. Остальные тоже разобрали мешки и быстро догнали проводника. Лес был редким, почти без подлеска, поэтому при ходьбе не тратили много сил. Еды осталось на два дня, вот воду должны были сегодня допить. В полдень, когда хотели сделать остановку для отдыха и еды, жрец почувствовал людей.
   - Там большая деревня, - сказал он, показывая рукой. - Зайдём или пройдём мимо? У крестьян можно купить еду и запастись водой, вот только мне почему-то не хочется к ним идти. Что-то вызывает тревогу.
   - Я готов идти без еды, но без воды долго не протянем, - отозвался герцог. - Если крестьяне будут настроены враждебно, наполним фляги и уйдём. С вашей магией и моей силой можно справиться с любой толпой.
   Остальные промолчали, поэтому обед отложили на потом и свернули к деревне. Шли меньше свечи, прежде чем увидели её околицу.
   - Большая, - удивился Барк. - Не думал, что в такой глухомани живёт столько народа.
   - Она здесь не одна, - сквозь зубы сказал жрец. - Давайте наберём воду в крайней избе и быстро уйдём!
   - Что вас тревожит? - спросил Даргус.
   - Не пойму, - ответил Горд. - Просто страшно.
   Во дворе не было собаки, поэтому открыли калитку и подошли к крыльцу. На стук выглянул мужик, одетый в кожаные штаны и меховую безрукавку. Привыкшему к почтительности герцогу было странно видеть неприязнь, которая появилась на лице хозяина при виде чужих, но он не стал его одёргивать, а только спросил, где можно набрать воду.
   - За домом, в бочках, - буркнул тот и, повернувшись, скрылся в доме.
   - Быстро набираем фляги и уходим! - поторопил жрец. - Этот мужик отправил кого-то к соседям! В доме есть ещё одна дверь...
   Как они ни спешили, уйти тихо не получилось. Когда подошли к калитке, возле неё стояли крестьяне. Здесь были одни мужики, которые зло смотрели на чужаков и сжимали в руках топоры и вилы. Горд хотел их разогнать, но ему помешали. Из толпы вышел невысокий, сильно заросший мужик, который, в отличие от односельчан, ехидно улыбался.
   - Это кто же нас навестил? - насмешливо спросил он. - Жрец Ольмера, два высокородных выродка и охотник! Мы рады гостям, только почему вы так быстро уходите? Водой сыт не будешь!
   - Это сильный колдун! - сказал спутникам Горд. - Вся моя сила уйдёт на то, чтобы не дать ему колдовать. Разгонять крестьян придётся вам!
   - Дай мне свой меч, - попросил Даргус друга. - Когда я выйду, закройте калитку. Они настроены нас убить, поэтому обойдёмся без разговоров.
   Когда он с двумя мечами вышел на дорогу, колдун перестал улыбаться и напрягся, а крестьяне взволнованно зашумели. Герцог почувствовал навалившуюся слабость, но вмешался жрец - и сила вернулась. Один удар меча - и голова колдуна отлетела под ноги крестьянам. Это не напугало толпу, а привело в ярость. Горд потратил силы в магическом поединке, поэтому Даргусу пришлось отбиваться самому.
   Крестьян было с полсотни, но они не знали боя и только мешали друг другу, а герцог двигался слишком быстро для человека и не тратил на каждого противника больше одного удара. Через несколько мгновений на дороге лежали два десятка тел, а уцелевшие бросились бежать, побросав оружие.
   - Они вас зацепили, - заметил вышедший на дорогу жрец. - Не трогайте руками, я сейчас затяну рану. На это моих сил хватит.
   - Не рана, а царапина, - ответил Лар. - Благодарю. Дар, возьми свой меч. Воспользуемся победой и наберём еду?
   - Нужно уходить, пока не опомнились крестьяне, - сказал Горд. - Наше счастье, что они не взяли луков, но это оружие должно быть в каждом хозяйстве. Еду как-нибудь добудем, а если нет, дойдём голодными. До границы Лебарии не больше трёх дней ходьбы.
  
   - Спрячьте оружие! - приказал Ольгер. - Вон те кусты подойдут. Если маг подтвердит вашу преданность, то купим что-нибудь получше, если нет - вернётесь и заберёте своё. В таком виде, да ещё с оружием, вас не пустят в Одер. Я сам сейчас выгляжу не графом, а бродягой, а ложь могут почувствовать, поэтому лучше обойтись без вопросов.
   До города было не больше лиги, и на дороге уже начали появляться люди, в основном крестьяне из окрестных деревень, которые везли продукты на рынок. Они со страхом смотрели на "дружинников" графа и торопились уехать, понукая лошадей криком и плетью.
   Бывшим разбойникам не хотелось расставаться с оружием, но хватило ума понять, что их господин прав. Спрятав свой арсенал, они вернулись к Ольгеру и поспешили к городским воротам. Дежурившие в них стражники с подозрением осмотрели оборванную компанию, но граф спросил, где в городе лучший трактир, и дал старшему золотую монету. После этого им не задавали вопросов и обстоятельно объяснили, как дойти до трактира.
   - Ищем одёжную лавку и переодеваемся, - сказал Ольгер, когда вошли в город. - Обувку тоже нужно менять. После этого сходим к магу и подберём вам оружие.
   - А когда жрать? - спросил Фар. - Брюхо совсем подвело!
   - В трактир пойдём в последнюю очередь, - ответил граф. - Надо бы где-нибудь помыться, но это отложим на потом.
   С покупкой одежды провозились долго и ещё дольше искали подходящую обувь. Фара и Бардоса одели быстро, задержка вышла из-за Ольгера, которому нужно было одеться сообразно статусу, и размеров Патрика, для которого нашли одежду только в четвёртой лавке. После этого настал черёд мага. Маги оказывали услуги в своих домах, о чём свидетельствовали вывески с их символом - тремя перекрещивающимися кругами. Первый такой дом показался графу слишком богатым, а второй, на который пал его выбор, напоминал лавку. Дверь с улицы вела в большую комнату. Увидев клиентов, пожилой маг не торопясь встал и радушным жестом пригласил садиться. В следующий миг ему в нос ударил запах четырёх немытых тел.
   - Я вас слушаю, господа, - поморщившись, сказал он. - Что от меня нужно?
   - Они выразили желание мне служить, - ответил Ольгер, показав рукой на спутников. - Это произошло при обстоятельствах, которые вызвали у меня сомнение...
   - Хотите, чтобы я закрепил их верность, - понимающе кивнул маг. - Сделано! Теперь они скорее дадут разрезать себя на куски, чем причинят вам хоть какой-нибудь вред! С вас три золотых.
   Выйдя от мага, направились за оружием, но первой увидели не оружейную лавку, а городскую баню.
   - Всем мыться! - скомандовал граф. - В таком виде нас не пустят ни в один порядочный трактир.
   В банях был цирюльник, поэтому по настоянию Ольгера не только помылись, но и подровняли отросшие волосы. Когда уходили, посмотрели на себя в большое бронзовое зеркало. Собственный вид так поразил вчерашних разбойников, что они даже на время забыли о голоде.
   Оружие Ольгер, не торгуясь, купил в первой же встреченной оружейной лавке. Каждый получил меч с кинжалом и боевой лук со стрелами. Из доспехов взяли только нагрудники и шлемы.
   - Неси сумку с золотом, - сказал граф и отдал Патрику одну из двух сумок с монетами.
   Маг не врал, а если есть надёжные слуги, зачем надрываться самому? Впрочем, вторую сумку он нёс сам.
   Вскоре увидели трактир, в котором хорошо пообедали и сняли две комнаты.
   - Идите отдыхать, - приказал Ольгер. - К вечеру сходим на рынок за лошадьми, а утром уедем. Если не нарвёмся на толпу разбойников, через три дня будем в столице.
  
   - К вам посетитель, ваша мудрость! - обратился слуга к Верту Фаддею. - Это довольно сильный маг, поэтому я счёл нужным предупредить вашу охрану. Назвался Уладом и сказал, что у него для вас важное поручение.
   - Вы всё сделали правильно, Влад, - одобрил главный маг. - Скажите ему, чтобы заходил.
   Слуга поспешно вышел и пропустил в кабинет невысокого мужчину лет сорока в запылённой дорожной одежде. Тот приблизился на положенные десять шагов и застыл.
   - И долго ты думаешь так стоять? - язвительно осведомился Верт. - Отвечай, от кого и с чем послан.
   - Жду разрешения говорить, - после низкого поклона ответил Улад. - Мне приказано Марком Тибором вручить это письмо лично вам в руки.
   - Положи на край стола, - приказал главный маг. - И без глупостей! На словах ничего не велели передать?
   - Нет, - покачал головой Улад. - Есть ещё письмо для мага Даоса, но с ним нужно ехать в Ургай.
   - Вот и отправляйся, - разрешил Верт. - Перед тем как будешь возвращаться в Тору, зайдёшь ко мне. Возможно, будет ответ.
   Гонец вышел, а маг, перед тем как вскрыть конверт, проверил его на опасность. Достав письмо, он внимательно прочитал его два раза и бросил в ящик стола. Тибор его удивил, но его предложения не имели практической ценности. До появления богов можно было выгодно сыграть вместе с ним, сейчас отпала необходимость в таких играх. С Гархом должны были расправиться без вмешательства Лебарии. Но готовность королевского мага Торы к союзу могла пригодиться. Никто не знает, как повернётся жизнь, и, если люди победят, она не ограничится сражением с сорголами.
  
   - Иди сюда! - позвала Вела служанку. - Садись на лавку и рассказывай!
   Многие дворяне возмещали отсутствие парков домашними садами. Сад - это, конечно, преувеличение, но в больших, заставленных кадками с кустами и деревьями, комнатах были скамейки, на которых любили отдыхать женщины. На такую скамейку и сели девушки.
   - Они купили очень большой дом на улице Хромого Генерала.
   - Ну и название! - фыркнула герцогиня. - Ладно, рассказывай дальше!
   - А о чём рассказывать? В дом набрали слуг и управляющего. Важный - жуть! В коллегию пока не ездили, ни в магическую, ни в ту, где дают деньги. Проехались по лавкам и сидят дома. Мне об этом рассказал Зорин. Он страсть как недоволен управляющим, но этот Гай местный, да ещё из благородных. Куда до него другим слугам!
   - Можешь передать барону моё письмо?
   - Меня саму не пустят, - испугалась Лида. - Могу передать через Зорина. Сегодня уже поздно...
   - Я сейчас напишу, а отнесёшь завтра!
  
   Вилли прочитал принесённые слугой бумаги. Это были документ на владение домом и расписка главы крупного торгового дома о получении для хранения ста тысяч золотых. Конечно, всё было оформлено на Дальга.
   - Господин граф, к вам прибыл королевский маг! - доложил вбежавший слуга.
   - Оба вон! - приказал Сабор слугам. - Маг пусть войдёт. - Открыв ящик стола, он бросил в него бумаги.
   Слуги наперегонки бросились к двери и чуть не сбили с ног вошедшего без приглашения Марка Тибора. Оба застыли в нелепых позах, а королевский маг приблизился к удивлённо смотревшему на него Вилли.
   - Хочу проститься, - сказал он, с безразличием глядя на королевского советника.
   - Куда-то уезжаете? - спросил граф, лихорадочно пытаясь сообразить, чем вызвано такое бесцеремонное обращение.
   - Вам пришла пора умереть, - объяснил Тибор. - Сейчас умрёте вы, а завтра утром то же самое сделает король. Хотите что-нибудь сказать?
   Не дождавшись ответа, маг вышел из кабинета, а подчинённый им Дальг подошёл к оцепеневшему Вилли и перерезал ему горло.
  
   - Мне мало твоих слов, старик! - сердито сказал великий хан Уклей. - Угод требует, чтобы я забыл обиды и поддержал соседей в войне с нелюдями! Я готов это сделать, но такой союз вызовет огонь ненависти в сердцах многих! Как бы этим огнём не опалило меня самого! Неужели богу трудно дать знак народу, который славит его тысячи лет?
   - Кто я такой, чтобы указывать богу! - воскликнул Барабай.
   Они говорили в шатре хана в присутствии одного Дажебая.
   - Почему указывать? - вмешался в разговор советник. - Попроси! Пришельцы из Торы пролили кровь учи, поэтому уши воинов закрыты для твоих слов о прощении! Они не поверят даже всем жрецам твоего храма. Вот если будет знамение...
   - Сядьте! - приказал возникший в шатре бог. Высоты шатра не хватало, и он досадливо горбился, чтобы его не развалить.
   - Прости меня за дерзость, Великий Угод! - закричал Уклей. - Для общего похода нужно собирать ханов, и многие из них попытаются использовать общее недовольство... Жрецам не верят, а многие затаили зло за то, что я выполнил твою волю и не повел их отвоёвывать горы!
   - Что вы все так орёте! - поморщился бог. - Соберёшь ханов, а я вправлю им мозги. Тех, кто выступит против тебя открыто, можно зарезать. Сейчас как никогда важно единство, поэтому здесь должна властвовать только твоя воля!
  
  
   Глава 14
  
  
   К большому двухэтажному дому подъехала карета. Из неё без посторонней помощи вышла молодая и красивая дама, которая поднялась по ступенькам и постучала в дверной молоток. Ей почти сразу открыли, а кучер завернул карету на площадку перед домом, чтобы не мешать проезду.
   Ни говоря ни слова, красавица прошла мимо застывшего слуги и торопливо поднялась по лестнице на второй этаж. Здесь она на мгновение остановилась, а потом решительно пошла по безлюдному коридору к нужной двери. Открыв, девушка не задержалась в первой комнате, а сразу вошла во вторую, за дверью которой был слышен мужской разговор.
   - Кто вы, леди? - удивлённо спросил её граф Тагор.
   Комната была обставлена как гостиная, но без пристойной для дворянских домов роскоши. На одном из двух диванов сидели граф и его гость - пожилой, богато одетый дворянин, который тоже с удивлением смотрел на вошедшую. Перед мужчинами стоял низкий столик с кувшином и чашами.
   Дама не стала отвечать на вопрос, повернулась и молча вышла. Обратный путь до входной двери был пройден ещё быстрее, и опять ей встретился только подчинённый слуга. Как только девушка села в карету, кучер сразу же выехал на дорогу.
   - Как прошло? - спросил сидевший в карете Борис.
   - Скучно, - ответил принявший свой облик Дарк. - Мага не встретил, а у графа был в гостях кто-то из местных. Ему стёр память, а Эмил сегодня ночью перережет себе горло. И потратил так мало силы, что её будет нетрудно восполнить.
   - Ты с ним говорил? - спросил друг.
   - С таким врагом не говорят, его убивают без лишней болтовни. Тагор сам задумал подлость с засадой и обязательно попытался бы отплатить за унижение, так что мы всё сделали правильно. Теперь едем в коллегию.
   Прежде чем попасть на приём к графу Монку, пришлось две свечи ждать в очереди. Кроме самого графа, в комнате сидели ещё двое благородных и писец, который записывал имена и адреса просителей.
   - В чём нуждаетесь? - спросил юношей глава после обмена приветствиями и представления. - Служба, деньги или какая-нибудь другая помощь?
   - Благодарим вас, граф, - ответил Дарк. - В деньгах нет необходимости и есть желание повременить со службой, но не хочется жить на правах гостей. Как нам принести присягу королю Августу?
   - Вы купили жильё в столице? - спросил Монк. - Значит, уже подданные нашего короля. А клятву принесёте, если обзаведётесь землей. Имейте в виду, что вакансии на королевскую службу остались только в армии. Жалоб нет? Тогда прощайте, господа.
   - Куда теперь? - спросил Борис, когда вышли из приёмной.
   - Давай навестим графов Барток и наших дам, - предложил Дарк. - Если всерьёз займёмся магией, будет не до визитов, а я им обещал.
   Их кучер не знал города, поэтому пришлось несколько раз спрашивать дорогу у прохожих. С этими остановками до нужного дома добирались больше свечи. Пришлось довольно долго стучать, пока им открыли. Встретивший юношей слуга отвёл их в гостиную и отправился докладывать графу.
   - Рад вас видеть! - сказал появившийся в дверях Фар. - Жена вместе с семьёй сына в гостях, а я неважно себя чувствую, поэтому остался дома. Наш маг уехал в свою коллегию и скоро должен вернуться, так что я не стал посылать за другим.
   - Сейчас лучше? - спросил сотворивший лечебное заклинание Дарк.
   - Вы не маг, а прямо волшебник из сказки! - расплылся в улыбке граф. - Так хорошо я чувствовал себя только в детстве!
   "Лучше не использовать заклинания богини, - мысленно предостерег друга Борис. - Если будешь их применять, да ещё со своей новой силой, быстро попадёшь в чудотворцы. Надо было его подлечить, как это делают все маги".
   Мысленную речь, которая была неизвестна людям, им тоже дала Герта. Обычно переговаривались вслух, а её использовали, когда нужно было говорить о чём-нибудь важном в присутствии посторонних.
   "Не думал, что оно подействует так сильно", - отозвался Дарк и обратился к Фару: - Вы были почти здоровы, поэтому такой результат от моего лечения.
   - Здесь вас ждёт дама, - сказал ему граф. - Нет, это не Оля. У графини Сарк очередной роман. Это наша герцогиня, которой скучно сидеть дома и стыдно ездить в гости. Я за ней уже послал. Садитесь, пообщаемся. Скоро накроют стол, и пойдём обедать. Расскажите о своих делах. Были в коллегии?
   - Только что из неё, - ответил Дарк. - Думали принести присягу и узнали, что в этом нет необходимости.
   - А в армию идти не хотите, - понял Фар. - Если до сих пор с повязками, значит, не были и в коллегии магов. Я прав?
   - Да, мы не спешим с коллегией, - подтвердил Дарк. - Скажите, граф, вы ничего не слышали о подготовке к большой войне?
   - Я пока не оброс связями и почти ни с кем не общался, - пожал плечами Фар. - Сын сказал, что король увеличивает армию, и к границе с Доршагом отправлены отряды для её охраны и разведки. Но это было ожидаемо после захвата Гархом нашего королевства. Ясно, что король Торы рано или поздно обрушится и на Лебарию. На месте Августа я ударил бы сейчас, когда он к этому не готов. Заодно можно отобрать Доршаг.
   - Этой войны не будет, потому что нам угрожает совсем другая, - сказал Дарк. - Скоро на земли людей придут чужаки, чтобы очистить их для себя. Встревожены даже боги. Они собираются прекратить наши распри и кое-чем помочь, но драться придётся самим.
   - Я не спрашиваю, как вы об этом узнали. - Граф задумчиво посмотрел на юношу и продолжил: - Если возникла опасность нашего истребления, понятно беспокойство богов. Им нужны люди, а чужие наверняка молятся кому-то другому. Значит, вас выбрали. Завидная и страшная участь! Видимо, враг очень силён, поэтому впереди много сражений и смертей. Эх, не вовремя король Торы развязал войну! Сколько погибло прекрасных воинов! Их не заменишь мужичьем или косорукими горожанами.
   Послышался приближающийся стук каблучков, и в гостиную почти вбежала Вела.
   - Наконец-то, вы выполнили обещание, барон! - с укором сказала она Дарку. - Не могли этого сделать без моего письма?
   - О каком письме вы говорите, герцогиня? - не понял он.
   - Сразу после завтрака отправила к вам Лиду с письмом. Неужели не получили?
   - Мы после завтрака уехали по неотложному делу, - сказал Борис, - потом были в коллегии, а из неё прямо к вам. В эти дни были заняты, так что вы зря упрекаете барона: у него не было времени для визитов.
   С новой силой можно было врать кому угодно, тем более этой девушке.
   - А я маюсь от безделья! - пожаловалась она. - Нужно было наплевать на приличия и остаться с вами! В моём положении титул - это не то, чем следует гордиться. От него одни неприятности! Если бы не надежда на возвращение отца, я бы от него отказалась. В коллегии раздают золото, а я не могу заставить себя за ним поехать!
   - Кавалер, - обратился граф к Борису, - пойдёмте, я покажу вам дом. - Он встал и не оглядываясь вышел из гостиной.
   "Объясняйтесь", - мысленно сказал друг и последовал за Фаром.
   - Умный старик! - с горечью сказала Вела о графе. - Что молчишь? Разве не видишь, что я влюблена как кошка? С твоими умом и способностями... Не хочешь связывать себя с такой, как я?
   - Дело не в тебе, а во мне, - ответил Дарк. - Нас с Борисом выбрали боги, а ты знаешь, какая судьба у таких избранников!
   - Сволочи! - обозвала богов девушка. - Ладно, вас избрали, но это не значит, что ты завтра умрёшь! Пройдут годы, и их можно прожить по-разному. Разве плохо любить и оставить после себя детей? Или лучше совершать подвиги и умереть пустоцветом? Или дело в моём титуле? Так ты только скажи - и я тут же от него откажусь!
   - Такое можно сказать, если есть любовь, а я её пока не чувствую.
   - И не почувствуешь, если мы будем жить в разных концах Орта!
   - Что ты предлагаешь? - спросил Дарк.
   - Я уеду с вами, и плевать на то, что обо мне скажут!
   - Тебе плевать даже на то, что скажет отец? Он ведь может вернуться.
   - Прошло много времени, - глядя в пол, сказала Вела. - Если бы он выжил, уже вернулся бы. Пока мы были в опасности, я убеждала себя в том, что он жив... Сейчас я в это почти не верю.
   - Давай подождём несколько дней? - предложил юноша. - Потом будешь решать.
   - Ты предлагаешь решать мне? - прищурилась она. - И без споров примешь моё решение? Хорошо, тогда ждём ещё три дня!
  
   Взятой в деревне воды хватило на весь следующий день, а потом отпала необходимость в поисках, потому что утром встретились с воинским отрядом Лебарии.
   - Я думал, что до вашего королевства ещё день ходьбы, - сказал Даргус командиру отряда барону Вонку. - Дадите лошадей?
   - Правильно думали, - ответил тот. - Нас послали провести разведку, а что можно узнать на границе? У нас есть лишние лошади, но я не хочу отправлять вас одних. Подождите, герцог, скоро должны вернуться разведчики. Если они хоть что-нибудь узнают, отправим вас вместе с гонцом и охраной.
   Разведчиков не пришлось долго ждать: они выехали из лагеря два дня назад и вернулись через три свечи после прихода Даргуса и его спутников. Секрета из результатов разведки не делали, поэтому доклад командовавшего разведчиками кавалера Шаля слушали все.
   - В деревнях торийцев нет, - рассказывал он, - поэтому в них можно заходить без опаски. К крестьянам заезжали запасаться продовольствием, но это было в самом начале. Сейчас они сами возят еду в города и продают на рынке. Покупают и горожане, и победители. Вообще для крестьян смена власти прошла почти незаметно. Может, были насилия на западе Доршага, но не здесь. Вот горожанам повезло меньше. Обладатели повязок узнали о зверствах солдат Торы и бежали к нам или сняли камни. Для размещения солдат и офицеров не хватило жилья беглецов, поэтому часть жителей выселили из их домов. Сами торийцы городами не управляют, а поручили это авторитетным горожанам из тех, кто остался. Поборы были, но терпимые. Узнали, что составлены списки тех, кто умеет сражаться. Я думаю, что таких учитывают для создания армии мёртвых. Как только подготовят мальчишек...
   Когда Шаль закончил отчитываться, герцог спросил, о каких мальчишках и армии мёртвых шла речь, и узнал то, о чём рассказали бойцам отправленных к границе отрядов. Накормив разведчиков, их командира вместе с благородными из Доршага и жрецом под охраной отправили в столицу. Устима оставили в отряде, пообещав отпустить, когда будут возвращаться в Лебарию.
   Редкий сосновый лес без подлеска не задерживал движения. К вечеру оказались в тех местах, где должна была проходить граница. Лес стал заметно гуще, но это было уже своё королевство, и маленький отряд без опаски свернул на юг, к дороге. В трактирах для нужд разведчиков были оставлены кони, поэтому в первом встреченном сменили своих уставших лошадей на свежих. Ночевать в нём не стали и уже в полной темноте подъехали к закрытым воротам Одера. Пришлось стучать в них ногой, а потом долго ждать, пока проснувшиеся стражники им откроют.
   На улицах через каждые сто шагов горели фонари, и хорошо знавшие город солдаты быстро нашли постоялый двор. Здесь тоже пришлось тарабанить в ворота, ждать слугу и объясняться с недовольным таким поздним вселением хозяином. После этого разошлись по выделенным комнатам и уснули.
   Утром Лар проснулся от голода. За окнами было темно, но, выглянув за дверь, герцог увидел, что в трапезной зажгли светильники. Когда он там появился, за одним из столов сидел кто-то из постояльцев. Его ещё не обслужили, но повар на кухне уже вовсю гремел посудой, и оттуда доносился запах жареного мяса.
   - Герцог! - изумлённо воскликнул вскочивший мужчина.
   При слабом освещении можно было рассмотреть, что он очень бледен, можно даже сказать, истощён. Лар его точно не знал.
   - Герцог Даргус, - подтвердил он. - Не скажете, кто вы? Я сам не могу вспомнить.
   - Вы меня не знаете, - сказал незнакомец. - Я кавалер Мар Парт. Служил капитаном дружины у графов Сарк. Отправляясь сражаться, граф оставил меня охранять жену и вывезти её вместе с казной в Лебарию, если дело обернется не в нашу пользу. А вас я видел в столице при коронации Малька. Вы стояли на балконе вместе с его величеством.
   - Было такое, - кивнул Лар. - Сразу после этого меня лишили имущества и отправили в ссылку. А почему вы так бурно отреагировали на моё появление?
   - Я очень недолго охранял вашу дочь...
   - Вела?! - воскликнул герцог. - Что с ней?!
   - Когда мы расстались, была жива и в безопасности, - успокоил его Мар. - Она ехала к вам и в Коште узнала о разгроме. После этого выехала в Орт вместе с магом Альпом и его учениками. В дороге они встретились с нами. Графиня Сарк разрешила вашей дочери и её спутникам ехать под нашей охраной. К сожалению, у меня было мало дружинников...
   - Что случилось? - перебил его Даргус.
   - Вассал графа барон Варкус послал дружинников за его казной. Напали утром, да ещё в броне, поэтому нас быстро перебили. Меня изранили, и о том, что было дальше, рассказываю с чужих слов. У мага, помимо учеников, были два охранника. Они убили немало дружинников барона, но те пустили в ход луки. В итоге спаслись только ученики, которые смогли увести в лес вашу дочь, графиню и её служанку. Когда их попытались догнать, отбились стрелами. Налётчикам было нужно золото, поэтому они оставили в покое беглецов и угнали карету. Из охраны уцелел один я. Золото мага досталось его ученикам, которые вместе с дамами отправились в столицу, а меня оставили лечиться в трактире. Заплатили...
   - Что за ученики? - поторопил его Лар.
   - Два юнца лет по шестнадцать, которые почти закончили обучение. Меня неплохо подлатали магией. Больше ничего о них не знаю. С ними общался дружинник, который ездил в город за каретой и не участвовал в сражении, но его убили лебарийцы. Если для меня оставили сто золотых, значит, имели возможность нанять охрану. Я думаю, что ваше дочь сейчас в Орте.
  
   - Как ты попал в разбойники? - спросил Ольгер Патрика.
   Они думали пообедать в Моршаге, но были завёрнуты городской стражей. Оказывается, их глава запретил пускать беженцев из Доршага. Матерясь, развернули коней и уже пять свечей объезжали негостеприимный город. Было голодно и скучно, поэтому граф решил скрасить дорогу беседой. Сильный и весёлый дружинник нравился ему больше двух других.
   - В разбойники редко идут своей охотой, - отозвался тот, - больше от безысходности. У Фара сгорел дом с молодой женой и ребёнком, а Бардос поцапался с управляющим барона. Не знаю, кто из них был прав, но не крестьянину судиться с благородным. Если бы он не сбежал, могла пострадать вся родня.
   - А что сгорело у тебя?
   - А у меня нет тяги к земле, - признался Патрик. - Делал всё, что говорил батя, но через силу. Наконец плюнул и отправился к барону. Думал наняться в дружину, да не повезло. Ему не требовались дружинники, тем более такие неумехи, как я, да и настроение было хуже, чем у вас сейчас. Наверное, я вернулся бы домой и до сих пор тянул крестьянскую лямку, если бы не дочь барона.
   - Засмотрелся на девушку и получил по шее? - предположил Ольгер.
   - Это она на меня засмотрелась, да ещё облизнулась! - возмутился парень. - Что я совсем без головы? Барон озверел, поэтому мне досталась хорошая порка! Подзатыльник я бы стерпел. Я и порку стерпел бы, но барон что-то сказал управляющему и показал на меня. Не стал я проверять, оставят меня в покое или сживут со света. И главное - ни за что! Сказал своим, что ухожу, и ушёл!
   Вскоре встретился трактир, в котором пообедали. Они не покупали продукты, когда завтракали в таком же заведении, потому что граф рассчитывал запастись ими в Моршаге. Когда он обратился с этим к трактирщику, тот сказал:
   - Конечно, вам соберут еду, которая не испортится за два дня, но я советую остановиться у меня на ночлег. Ещё светло и можно ехать, но вы не успеете до темноты добраться до другого трактира. Уже похолодало и вот-вот пойдут дожди - стоит ли ночевать под открытым небом?
   Ольгер признал его правоту и согласился. Других постояльцев не было, поэтому с него взяли за две комнаты половину обычной платы. Уединившись в свою вместе с золотом, он запер дверь, снял сапоги и лёг на кровать. Спать не хотелось, но нужно было отдохнуть и заодно подумать о том, что делать дальше.
  
   - Это ерунда! - заявил старый маг, прочитав письмо Марка Тибора. - Сядь на стул! Ты давно в пути?
   - Полторы декады, - ответил Улад. - Не скажете, почему вы так отозвались о письме моего господина?
   - Всё изменилось! - ответил маг, меряя шагами пещеру. - Над королевствами и степью нависла угроза захвата чуждыми нам существами! В этом случае уделом людей будет смерть! Боги всполошились и решили помочь нам в этой войне. Никто не станет договариваться с вашим Гархом, его уже, наверное, убрали! А Марк... Мёртвых можно использовать и для этого не нужно убивать живых. В грядущих сражениях мертвецов будет много! Тогда и пригодятся собранные вами мальчишки. От армии будет мало пользы, но можно действовать большими отрядами. Когда Марк тебя посылал, он ничего не знал об этой опасности, но ему уже наверняка вправили мозги. Возвращайся. Ответа не будет, можешь пересказать наш разговор!
  
   Гарх был слабым магом и очень редко пользовался своим даром. Зачем это делать, если рядом много сильных и готовых услужить? И предчувствия его не мучили... до сегодняшнего дня. С утра в нём проснулись неуверенность и чувство страха, которые усиливались, побуждая к действию. Он сделал всё, что мог. Во дворце усилили караулы, в которых, помимо бойцов королевской дружины, были включены маги. Его личные покои охраняли самые преданные из них. Король хотел вызвать своего личного мага, но передумал. С недавних пор поведение Марка Тибора стало казаться подозрительным. Он по-прежнему был почтителен и спешил выполнить его приказы, но что-то изменилось. Король не мог разобраться в своих ощущениях, но решил, что мага пора менять. Это не было сделано, потому что пока не нашли замены.
   Гарх сидел в кабинете, бездумно перебирал лежавшие на столе бумаги и не мог заставить себя заняться делами. Под рукой лежал готовый к бою арбалет с отравленным болтом, возле стола сидели два огромных, натасканных на людей пса, а во дворце было в три раза больше охраны, чем обычно, но тревога не отпускала.
   Внезапно без стука открылась дверь, но никто не вошёл. Король видел, как один из дружинников поспешил её закрыть.
   - Если бы ты знал, как давно я мечтал тебя убить! - сказал возникший возле стола королевский маг. - Страшно? Ничего, всё равно когда-нибудь пришлось бы умереть.
   Гарх попытался схватить арбалет, но не смог даже шевельнуться. Собаки почему-то не реагировали на Тибора, как и стоявшие в дверях маги. Марк не стал проливать кровь, он просто приказал королю перестать дышать. Маг мог это сделать и из своего дворца, но нужно было не только убить, но и перехватить власть, причём сделать это без резни и больших потрясений. И ещё ему доставил удовольствие страх в глазах того, кто заставлял выполнять свои прихоти долгих сорок лет.
  
  
   Глава 15
  
  
   - Сегодня уже второй день, - напомнил Борис. - Завтра Вела скажет своё решение. Ты готов его принять?
   Они только что поужинали и, как обычно перед вечерними занятиями магией, отдыхали в гостиной.
   - Она права, - ответил Дарк. - У меня нет времени искать любовь и уже, наверное, не будет. Вряд ли мы с тобой заживёмся, а мне хочется оставить после себя не только хвалы в летописях, но и детей. Я последний в роду Варгов, и если их не будет, род пресечётся. Я не люблю Велу, но любит она. Предлагаешь оттолкнуть отказом?
   - Вам нужно заниматься делом, а не бабами! - сердито сказал возникший на соседнем диване мужчина. В нём не было ничего примечательного, только магическое зрение показывало вместо человеческой ауры такое же чёрное пятно, как и в случае с Гертой.
   - Кто вы? - спросил Дарк, не спеша кланяться. Он сразу убрал заклинанием для себя и друга не только страх перед богами, но и почтительность.
   - Обнаглели, - сделал вывод бог. - Стоило получить силу... Ладно, можете звать меня Колем.
   Юноши встали и низко поклонились богу интриг и предательств. Ему же молились воры всех мастей и душегубы.
   - Это другое дело, - довольно сказал Коль. - Сядьте и слушайте! Мы работаем со многими магами, но вы получили больше других. Герта не объяснила, с чего вам такая честь, скажу я. В вас столько сил, что можете не только управлять людьми, но и сотнями жечь их огнём! Но ваших врагов будет в тысячи раз больше, а силу повторно не получите, поэтому нужно тратить разумно. Чтобы сжечь человека, её потребуется столько же, сколько и для убийства тысячи остановкой сердца! Но вся наша магия направлена на людей, и неизвестно, как она будет действовать на сорголов. Может, вы точно так же остановите им сердца или убьёте удушьем, но есть опасение, что они не заметят этой магии. Понятно, о чём я говорю? Её надо опробовать, но мы не можем привести сюда ваших врагов или доставить вас на соседний материк. Это вызовет гнев Хранителя, и нам придётся покинуть его мир. Так что вам нужно действовать самим.
   - И далеко этот материк? - спросил Дарк.
   - Поедете на юг, в портовый город Хурдал. Это примерно двести лиг от столицы. Возьмите эту коробочку. Как бы вы ни поворачивали, острие стрелки будет смотреть на север. Совместите его с белой точкой, а направление, в котором нужно плыть, отмечено красной. До соседнего материка три тысячи лиг. Если подчинить духа воздуха, можно доплыть за пять дней.
   - Нам не давали заклинания подчинения духов стихий, - возразил Дарк.
   - Коробочка может пропасть, - добавил осмелевший Борис. - Дайте ещё одну. - И нужно оплатить расходы...
   - Компас дам, - недовольно сказал бог, - золотом могу завалить, а заклинание подчинения ищите сами! Его передача людям будет нарушением договора с Хранителем. Ваши маги уже не один раз подчиняли духов стихий и делали это сами, без нашей помощи. Не получится с духами, поплывете без их помощи. Если погибните, найдём других помощников.
   - Хоть подскажите, где искать! - рассердился Дарк. - Или и это нарушит ваш договор?
   - Лет двести назад где-то на побережье, неподалёку от нужного вам Хурдала, жил маг Ольг Сатский. Так вот, он умудрился как-то подчинить духов воздуха, причём использовал не наше заклинание. Это всё, что мне известно. Поищите его потомков, может, что и найдёте.
   - С нами поедет девушка. Можете сделать её магом?
   - Мы не можем делать людей магами: это запрещено Хранителем. Можно лишь увеличить силы или сделать очень сильным бойцом. После этого ваша девица, не вспотев, прикончит пять мастеров меча. Только я не собираюсь сам этим заниматься. Запоминайте заклинание.
   - А она не потеряет своей привлекательности? - с опаской спросил Дарк. - Для такой силы нужна гора мышц.
   - Мышцы увеличатся, но немного, и это только добавит ей красоты, - ухмыльнулся Коль. - Учтите, что мы ни с кем так не носились, как с вами. Если позволите себя убить и не выполнить задание, вас накажут и в мире мёртвых! И судьба твоей девушки теперь связана с вашими, так что пострадает и она. Если сделаете всё, чего от вас ждут, получите награду и долгую жизнь.
   Бог исчез, а на пол гостиной с грохотом обрушились кошели с золотом. Когда их разбирали, нашли ещё одну коробочку, которую Коль назвал компасом.
   - Золота у нас с тобой теперь в десять раз больше, чем было, - невесело сказал Борис, - и даже обещали долгую жизнь. Осталось только победить.
   - Если не будет победы, не будет и жизни, - отозвался Дарк. - Я думаю, что нам не стоит задерживаться в Орте. Избавимся от лишнего золота, и нужно ехать к Бартокам. Веле придётся решать сегодня.
  
   - Что собираетесь делать? - спросил Шаль, когда проехали пост стражи и очутились в столице.
   - У нас нет золота, чтобы платить за постой, - ответил Даргус, - но наверняка в Орте много дворян из Доршага, у которых можно его занять. И мне нужно найти дочь. После этого мы вернём вам лошадей, скажите только куда.
   - Кони ваши, - сказал кавалер, - а насчёт золота... Давайте я провожу вас в коллегию, которая по приказу короля помогает вашим дворянам. Они дадут золото, и его не надо брать в долг. К тому же там собирают сведения обо всех дворянах и могут знать и о герцогине.
   - Едем! - заторопился Лар. - Это благородно с вашей стороны, Шаль!
   - Не спешите, - удержал его кавалер. - По улицам столицы не ездят галопом. Исключение делается только для королевских курьеров.
   Ехали немногим больше свечи и остановились на площади перед большим трёхэтажным зданием. Даргус уже посещал Орт, поэтому для него не было ничего нового в видах столицы Лебарии.
   Лошадей оставили сопровождавшим их солдатам, а сами прошли через небольшой портик с четырьмя колоннами и охраняемые стражей двери и по парадной лестнице поднялись на третий этаж.
   - Приём должен вести граф Монк, - просвещал Шаль доршагцев, пока шли по коридору к нужной двери. - Конечно, он не сидит здесь весь день, но всегда оставляет кого-нибудь вместо себя. Эти господа со мной!
   Последние слова были сказаны городским стражникам, стоявшим у больших двустворчатых дверей.
   - Приём только с утра, - нерешительно возразил один из них. - Граф уже уехал, да и другие... В коллегии один Берус.
   - Значит, поговорим с ним, - сказал кавалер и, бесцеремонно оттолкнув в сторону стражника, открыл дверь. - Прошу вас, господа!
   В приёмной, куда они вошли, не было никого, а в комнате приёма за заваленным бумагами столом сидел уже немолодой уставший мужчина.
   - Кавалер Берус? - спросил его Шаль, дождался подтверждающего кивка и добавил: - Это герцог Лар Даргус и барон Дар Барк из Доршага. Мы только что прибыли в столицу и не можем ждать утра. Вы можете выдать им пособия и сообщить всё, что известно о герцогине Даргус?
   - Барону могу, а герцогу придётся приехать завтра, - ответил Берус. - Я не имею прав выдать положенную ему сумму. Подождите, я вас запишу, а потом поищу нужные сведения.
   Он довольно долго возился с бумагами, потом протянул Барку кошелёк со словами:
   - Возьмите, барон, в нём триста золотых. Поставьте, пожалуйста, оттиск перстня на этой бумаге. Теперь о герцогине Веле Даргус. Означенная дама находится на содержании графа Фара Бартока и проживает на Золотой улице, в доме напротив оружейной лавки. Она не приезжала в коллегию и не забрала деньги, а сведения записаны со слов самого графа.
   - Я знаю, где это, - сказал Шаль. - Не пройдёт и свечи, как вы встретитесь с дочерью. Думаю, что граф Барток окажет вам гостеприимство по крайней мере до завтрашнего утра.
   Вечерело, и улицы были почти свободны от экипажей, поэтому кое-где шли галопом. Когда прискакали к дому графа, Даргус соскочил с коня и бросился к двери. На его стук открыли и впустили всех, кроме простившегося с ними кавалера и его солдат. Перед тем как уехать, они отвели господских лошадей в графскую конюшню.
   Сопровождавший гостей слуга шёл слишком медленно, и герцог чувствительно толкнул его в спину, прорычав:
   - Ты можешь идти быстрей? У нас срочное дело!
   Бросив на Лара испуганный взгляд, слуга добавил прыти, почти бежал, но тот всё равно дышал ему в затылок. Их привели в гостиную, куда вскоре пришёл хозяин.
   - Герцог! - удивлённо и радостно воскликнул он. - Слава богам, что вы уцелели! Постойте... Вы Дар Барток? Нас знакомили в Аштаге, но давно и вы были гораздо моложе! А чем я обязан визиту жреца Ольмера? Я знаю, что в Лебарии не запретили...
   - Всё потом! - перебил его Даргус. - Скажите, где моя дочь?
   - Недавно была здесь, - ответил граф. - Незадолго до вашего приезда её увёз жених.
   - Какой жених? - оторопел Лар.
   - Вела влюбилась в спасшего её барона Дарка Варга, - объяснил Фар. - Вашу дочь не остановило даже то, что этот юноша и его друг избраны богами. Они очень сильные маги и по-настоящему благородные люди. Я тоже обязан им жизнью.
   - Где они живут? - нетерпеливо спросил герцог.
   - Я как-то забыл спросить... - смешался Барток. - Они купили большой дом, а адрес можно будет узнать завтра в коллегии. Вас же прошу быть моими гостями. Всех, кроме жреца, который прежде должен дать объяснения!
  
   До темноты не успели въехать в столицу, но у Ольгера не было желания ночевать на дороге, поэтому обошли перегораживавшее её бревно и дальше двигались почти на ощупь. Как назло, на небе не было ни одной из двух лун, и его плотно обложили тучи, с которых то и дело срывались холодные капли дождя. И горожане так закрывали окна ставнями, даже на втором этаже, что совсем не пробивался свет. Одним словом, не было видно ни зги. Попытки купить фонарь провалились: на стук не открыли ни в одном из домов и даже не стали разговаривать. Мокрые и злые, они брели по улице, ощупывая ногами камни мостовой, пока впереди не забрезжил свет. Ещё немного - и вышли в ту часть Орта, которая освещалась фонарями. Некоторые из них уже погасли, но светивших хватало, чтобы хоть как-то ориентироваться. После долгих блужданий нашли трактир, в который их впустили. Его хозяин назвал цену своих услуг, забрал золото и ушёл досыпать, оставив им два ключа от комнат. Попытка завязать разговор была им проигнорирована. Естественно, не было и еды.
   Комнаты оказались двухместными, поэтому графу пришлось впустить в свою одного из дружинников. Он выбрал Патрика, потому что Фар с Бардосом сильно храпели. Они развесили на стульях мокрую одежду, потушили лампу и легли спать.
   Ольгера разбудил голод. Вчера очень легко пообедали и не было ужина, да ещё добирались до столицы не на лошадях, а своим ходом и под дождём. Лошадей у них украли во время ночёвки в трактире. Трактирщик клялся и божился, что не имеет никакого отношения к краже, и заплатил за пропажу, но у него не было лишних коней, а на золоте не поедешь.
   Граф заворочался и скрипом кровати разбудил Патрика.
   - Утро, что-ли? - зевая, спросил дружинник. - Пожрать бы, хозяин?
   - Мой живот говорит, что пора вставать, но за окном темно, - отозвался Ольгер. - Кстати, там вовсю идёт дождь. Вчера хоть и вымокли, но успели в столицу до ливней. Нужно облегчиться, а потом поторопим повара, а если его нет, вытряхнем из кровати трактирщика.
   Когда спустились в трапезную, хозяина не было, но повар уже готовил завтрак, а за одним из столов сидели дружинники. Вскоре появилась служанка, а потом и хозяин. Граф решил с ним поговорить и узнал, что беженцами из Доршага занимается коллегия графа Монка, и как до неё добраться. Всем благородным давали золото и помогали устраиваться на службу. Купцам никакой помощи не было.
   - И правильно! - сказал трактирщик. - Я и благородным не раздавал бы золото, а то так можно остаться без казны!
   Ольгер проигнорировал его высказывание и неприязненный взгляд и вернулся в трапезную. Вскоре был готов завтрак, а после него граф отправил Фара за каретой. Дружинник промок до нитки, но нанял нужный экипаж, на котором его хозяин поехал в коллегию.
   То ли из-за раннего времени, то ли из-за сильного дождя, но в ней не было никого, кроме стражника у дверей. Пришлось долго ждать, но зато Ольгер был первым в очереди, в которой собралось два десятка просителей. Пускать начали, когда приехал сам Монк.
   - Вам положены четыре сотни золотых, - сказал он графу. - Если нужна служба, могу предложить только военную. У вас будут просьбы?
   - Вы можете хоть что-нибудь сказать о моей жене и семьях герцога Гольдара и барона Таля?
   - Вам поможет кавалер Берус, - ответил глава, показав рукой на одного из своих помощников.
   - Графиня Оля Сарк... - пробормотал кавалер, перебирая бумаги. - Вот, отыскал! Она на содержании графа Фара Бартока. Положенное ей золото получила. Барон Таль?.. Есть баронесса Наля Таль. Писать адрес? А семья герцога Гольдара живёт у герцога Парка. Вам любой объяснит, как добраться до его дворца.
   Известие о том, что жена жива и находится в столице, не взволновало. Он почти не вспоминал о ней во время бегства и сейчас не стал торопиться с встречей. Между ними не было любви, и за пять лет супружества Оля не родила ни одного ребёнка, хотя он не пренебрегал своими обязанностями и доводил её ночами до изнеможения. Раз жива и не бедствует, может подождать. Сначала он отдаст долги, но для этого нужно съездить за золотом.
   Дождь закончился, и Ольгер без труда нашёл экипаж, на котором вернулся в трактир. Приказав кучеру ждать, он поднялся в свою комнату и взял заранее собранную сумку.
   Первая поездка была к сестре барона Таля. Она снимала комнату у некоего Рема на улице Копейщиков. Услышав этот адрес, кучер понимающе кивнул и взмахнул кнутом. Вскоре стояли у нужного дома. На стук появился хозяин, который проводил графа к своей постоялице. Баронесса оказалась симпатичной девицей не старше семнадцати лет. Она очень удивилась, получив от Ольгера увесистый кошель, а потом, когда он объяснил, откуда оно, расплакалась.
   - Сначала погибли отец и старший брат, - давясь рыданиями, говорила девушка, - потом умерла мама, а меня обокрал управляющий. И вы принесли весть о смерти Гербера! Я теперь совсем одна!
   Граф дал ей выплакаться, добавил ещё один кошель от себя и ушёл. До дворца герцога Парка ехали больше свечи. Ольгер объяснил старшему караула, кто он и своё дело, но пустили только тогда, когда показал отданный Гольдаром перстень. После этого вызвали слугу, который проводил его к самому герцогу.
   - Это мой перстень, - узнал драгоценность Кир. - Откуда он у вас?
   - Отдал умирающий герцог Гольдар, - ответил граф. - Это золото его семьи. Был меч, но я не смог его привезти.
   - Чем я могу вас отблагодарить? - спросил герцог.
   - Не нужно благодарности, - Ответил Ольгер, - я только исполнил свой долг! - Коротко поклонившись, он повернулся и направился к выходу.
  
   Как он и думал, захват власти прошёл легко и не привёл к кровопролитию. На время были забыты законы, и верные маги подчинили всех вельмож, которые могли ему помешать. Когда дело было сделано, их освободили. А сегодня Марк собрал королевский совет и рассказал об угрозе вторжения сорголов и поддержке богов. Многие не поверили, но это ненадолго. Они будут выполнять его приказы, а потом боги найдут способ убедить самых недоверчивых. Ему это обещали. Марк магией вызвал в кабинет сидевшего в приёмной секретаря и спросил, где граф Дорс.
   - Только что появился, ваше величество! - подобострастно ответил тот. - Звать?
   - Зови. И найдите барона Пребута!
   Секретарь выбежал из кабинета, и в него тут же вошёл Дорс.
   - Подойдите ближе, Мар! - обратился к нему Марк. - Сядьте на стул и слушайте. Вы поверили мне на совете и знакомы со многими вельможами короля Августа, поэтому поедете к нему с моим письмом. В будущем сражении придётся драться рука об руку с лебарийцами, а для этого между нами не должно быть непонимания и вражды! Династия королей Доршага пресеклась, и я не вижу смысла возрождать это королевство. Но мы не можем владеть им, не вызывая подозрений у соседей. Поэтому я предлагаю раздел. В письме есть карты и пояснения. Часть Доршага отойдёт нам, а остальное пусть забирает Август. Я думаю, что он это примет.
   - Хороший ход, - одобрил граф, - но многие ваши подданные будут недовольны, особенно те, кто вам не поверил.
   - Недоверчивых убедят боги, - усмехнулся король, - а те, кто посмеет мешать, просто исчезнут. Мы не в том положении, чтобы допустить неповиновение. Когда вы сможете выехать?
   - Сегодня уже поздно, - ответил Дорс. - Подготовлюсь и утром уеду.
   - Золото возьмите в казначействе, а охрану вам обеспечат. Прощайте, Мар, я на вас надеюсь. Когда будете в приёмной, скажите, что барон Пребут может войти.
   Вошедший в кабинет барон был на две головы выше низкорослого короля и в два раза шире его в плечах. Марк и выбрал его не за ум или преданность, а за редкую телесную мощь. Учи ценили в мужчинах в первую очередь силу, поэтому такой посол вызовет у них восхищение. После захвата гор это будет нелишним.
   - Вы уже слышали о грядущей войне с чужими? - спросил король.
   - Пусть приходят, - ответил здоровяк. - Побили доршагцев, побьём и чужих!
   - Мы были намного сильнее, да ещё помогли урамцы, - сердито сказал Марк, - потому и разбили соседей без больших потерь. А пришельцев будет как шишек в лесу, и каждый не слабее вас! Сами мы не справимся, поэтому будем заключать союзы. Поедете сначала в горы, а потом к великому хану Уклею. Передадите мой письменный приказ герцогу Лаштоку оставить горы! Хану скажете, что мы возвращаем земли учи и жалеем о пролитой крови. Виновный в этом Грах мёртв. Подробности будут в моём письме.
   - Поверит ли хан? - засомневался барон. - Я сам не до конца...
   - Вы не верите своему королю? - спросил Марк, заставив Пребута побледнеть. - Ах, верите! Это уже хорошо. Ваша задача не убеждать хана в грядущей войне с сорголами, а заключить с ним военный союз! Если у вас не хватит ума, просто отдадите моё письмо и принесёте извинения! Это понятно? Тогда идите! В канцелярии получите письма, а в казначействе - деньги. Выехать должны завтра на рассвете!
  
   Август уже собрался идти в спальню, когда его остановили.
   - Шлюха подождёт! - сказала появившееся в дверях низкая и необыкновенно красивая девушка. - Сначала уделишь внимание мне!
   От неё потянуло такой жутью, что король невольно попятился.
   - Наконец-то, посетили и меня! - справившись со страхом, ответил он. - Богиня Лана?
   - Угадал. - Она прошла мимо отшатнувшегося Августа и села на диван. Неприлично короткое платье задралось, показав идеальные ноги.
   - Мне уже передали ваш приказ через жреца, - отойдя в другой конец комнаты, сказал король. - Мы собираем силы, но должна быть уверенность в том, что Гарх...
   - Гарх мёртв, - перебила его богиня. - Новым королём Торы стал его маг Марк Тибор. Скоро к вам приедет его посол с предложением разделить Доршаг. Кочевникам вернут их горы и заключат военный союз. Останется один Урам, но им уже занимаются. Заключайте союзы с торийцами и с учи и копите силы. Скоро они вам понадобятся!
  
  
   Глава 16
  
  
   Когда Дарк сотворил подаренное Колем заклинание, Вела без чувств упала на пол. Подняв девушку, он отнёс её на диван.
   - Ты не ошибся? - с тревогой спросил Борис.
   - Если ошибся, то не я, а бог! - зло ответил испуганный друг. - Я только повторил то, что он нам дал! Она жива и не получила никаких повреждений. Наверное, нужно просто подождать.
   Пока они разговаривали, герцогиня пришла в себя и попыталась встать.
   - Лежи! - остановил Дарк. - Как себя чувствуешь? Ты сильно нас напугала! Бог дал заклинание и сказал о его результатах, а мы применяем его первый раз. Нужно было попробовать на ком-нибудь другом, но ты торопила...
   - Всё хорошо, - ответила девушка. - Немного кружится голова и шумит в ушах, но это быстро проходит. Я хочу быть сильной, и если нет магии, пусть будет бой!
   - Боги ни в чём не обманули, - сказал Борис. - Наверное, для действия заклинания нужно время. Ложитесь спать, а утром проверим.
   - Лягу, но не одна. - Вела подошла к любимому и взяла его за руку. - Пойдём, я намерена этой ночью стать женщиной!
   Они ушли в его спальню и поспешно разделись.
   - Я ничего не умею! - сказала девушка, когда легли в кровать. - Научи меня любви, только будь осторожен, а то мне немного страшно!
   Дарк использовал уже опробованные заклинание и долго занимался обучением, пока измотанная, но счастливая герцогиня не уснула.
   Утром он проснулся первым и долго смотрел на безмятежно спящую девушку. Не красавица, но очень мила и без сомнения его любит, если решила сменить герцогский титул на баронский. Вот только что ей принесёт их союз? Бог сказал своё слово - и теперь их судьбы связаны, хочет он этого или нет. Если они не выполнят задание или погибнут, не пощадят и её.
   - И давно ты так на меня смотришь? - не открывая глаз, спросила Вела. - Что молчишь? Если не хочешь говорить, займись делом! Мне вчера было хорошо, но от той любви остались одни воспоминания. Или мне нужно самой... - Она пустила в ход руки - и на следующие две свечи окружавший их мир исчез.
   Когда закончили с любовью, Дарк поспешил встать с кровати и одеться.
   - Ты тоже поднимайся, - сказал он девушке. - Мы хотим сегодня выехать к побережью, а для этого нужно шевелиться. Сейчас поужинаем и займёмся подготовкой. Подумай о том, что тебе нужно в дорогу. Лошадей возьмём, но поедем в карете, поэтому в дорогу можешь надеть платье.
   - Ну их, эти платья! - возразила она. - Я теперь воительница, поэтому надену кожу, а то и броню, и вся обвешаюсь железом. Плохо, что у меня только один дорожный костюм и нет времени шить запасной, но можно купить что-нибудь из готового. Что у вас с оружием?
   - Оружия много, но доспехов для тебя не будет. После завтрака возьмёшь слугу, съездите в карете на рынок и купите всё, что нужно.
   - Хорошо, - согласилась Вела. - Только кушайте сами, а я лучше немного полежу. Скажи, когда пойдём в храм Герты?
   - Наш брак в столице вызовет много шума, - ответил Дарк, - поэтому станешь женой в дороге. Заедем в первый же храм.
   Он закончил одеваться, расчесался и отправился завтракать. Войдя в трапезную, увидел уже заканчивавшего есть Бориса.
   - Привет! - поздоровался друг. - Проголодался и не стал тебя ждать. У вас любовь, а у меня нет даже возможности отлучиться в весёлый дом.
   - Привет! - отозвался Дарк. - Будет у тебя такая возможность. Нужно отвезти золото бога в один из купеческих домов, заодно сможешь развлечься. Только не бери карету, она понадобится Веле. Возьми с собой Зорина и двух охранников, а золото нагрузите на лошадей.
   Через две свечи в их дом пожаловали гости. Борис и Вела ещё не вернулись из поездки, поэтому принимал их один барон. О гостях предупредил слуга, который перед этим отвёл их в гостиную.
   - К вам прибыл герцог с бароном и каким-то жрецом, - сказал он хозяину. - Вот имен я не запомнил.
   - Где моя дочь?! - встретил Дарка вопросом мужчина лет пятидесяти, одетый в изрядно потёртый дорожный костюм.
   - Вы герцог Даргус? - растерялся он.
   - Да, я Лар Даргус! Вы не ответили на мой вопрос, барон!
   - Порядочные люди сначала представляются, - взяв себя в руки, сказал Дарк. - Вы этого не сделали, как я понимаю, из-за волнения. Моя жена поехала в город за покупками и скоро должна вернуться. Вы завтракали?
   - Каков красавчик? - возмущённо обратился герцог к сидевшему рядом с ним мужчине с баронской цепью на шее. - Я ещё должен оказывать ему уважение!
   Третьим гостем был жрец, который молча сидел на соседнем диване.
   - Я вас чем-то не устраиваю? - спросил Дарк. - Интересно чем? Тем, что спас вашу дочь или тем, что она меня полюбила? Наверное, причина возмущения в моём титуле, но вам придётся это пережить. Вела сама сделала выбор, кроме того, наши судьбы связали боги.
   - Как связали, так и развяжут! - вскинулся Даргус. - Это во власти жрецов! Дело не только в том, что вы барон, но и в вашем предназначении!
   - Теперь это и её предназначение, - невозмутимо сказал юноша. - Я имел в виду не жрецов, а самих богов. Один из них вчера сказал, что ваша дочь не переживёт нашу неудачу.
   - Это действительно так, - подтвердил жрец. - Здесь недавно был один из богов и до сих пор чувствуется его присутствие. Чему вы так возмущаетесь, герцог? Вас ведь тоже выбрали!
   - Я почти прожил свою жизнь, - горько ответил Лар, - а моя девочка только начала жить! И она у меня одна! А эти молодчики наверняка отправятся совершать подвиги, которые Вела не переживёт! Вы не хуже меня знаете, что все избранные быстро погибают.
   - Постараемся выжить, - сказал Дарк. - В случае выполнения задания нам обещана долгая жизнь. И зря вы так беспокоитесь о дочери. Нам показали заклинание, с помощью которого ей дали силы и умение на равных сражаться сразу с несколькими мастерами меча.
   - Себе тоже такое сделали? - спросил благородный спутник герцога. - Да, я не представился. Барон Дан Барк.
   - Я как-то не подумал... - растерялся юноша. - Надо будет попробовать.
   - С их силой это необязательно, - сказал жрец. - Она так велика, что уступает только силе бога! Если дали и знания... Разрешите представиться и мне. Я жрец бога Ольмера Горд Лабус.
   - А можете сделать мне? - спросил Барк. - Я думаю, что такие качества очень пригодятся в битвах с сорголами.
   - Это нетрудно, - ответил Дарк. - Только учтите, что вы можете на время лишиться сознания.
   - Лишь бы не жизни, - усмехнулся барон и, закрыв глаза, едва не упал с дивана на пол.
   - Я тоже лишился чувств, когда получил силу, - сказал поддержавший друга Лар.
   Ушли злость и возмущение, и в его душе остались только чувство потери и тоска.
   - Вела надеялась, что вы выживите и тоже приедете в Лебарию, и так этого ждала! - отозвался Дарк. - А в последние дни начала сомневаться, слишком уж долго вас не было. Не скажете, для чего вас выбрали? Вы ведь не маг.
   - Выбирают не одних магов, - ответил герцог. - Мне поручили возглавить объединённую армию королевств и Зары и дали мастерство боя бога и большую силу. А задержался из-за того, что шли лесами. Где ваш друг?
   - Боги наделили золотом, а оно оказалось лишним. Сегодня должны уехать, поэтому Борис повёз деньги купцам.
   - Надо было и мне сказать о золоте, - усмехнулся Даргус. - В моём положении оно не помешало бы. Куда вы собрались?
   - Золота возьмёте у нас столько, сколько будет нужно, - пообещал Дарк. - Можете остаться в доме вместе со спутниками. Мы едем к побережью, а потом на корабле поплывем к материку сорголов. Материк - это большая земля вроде нашей, окружённая водой.
   - И моя дочь поплывет?
   - Вела сказала, что ни за что со мной не расстанется. Мне было бы спокойней оставить в Орте, но в случае нашей гибели это её не спасёт.
   - И в чём цель такого плавания? - спросил Барк.
   - Боги хотят знать, подействует на сорголов магия или нет, - объяснил Дарк. - Сами они не могут это сделать из-за Хранителя. Магов собираются усилить, но это имеет смысл только в случае, если магию можно использовать в бою.
   - Если не возражаете, я поеду с вами, - предложил жрец. - Это очень важное поручение, и моя помощь будет не лишней.
   - Я тоже поеду, - сказал очнувшийся Барк. - У тебя, мой друг, найдётся много помощников, а я помогу им и присмотрю за твоей дочерью.
   - Я тоже поехал бы, - вздохнул Лар, - так ведь не дадут. Будет вместо помощи один вред. Спасибо за гостеприимство, но прежде чем его принять, я должен поговорить с дочерью. Горд, вы почувствуете, если она действует под принуждением? И не нужно так оскорбляться, барон! Я вас совсем не знаю, только кое-что слышал. Вам нетрудно подчинить любого, а я хочу убедиться в том, что дочь сделала выбор сама. Если это так, я потом перед вами извинюсь.
  
   Утром Ольгер взял с собой Патрика и поехал на нанятом экипаже разбираться с женой. Кучер очень быстро довёз их до дома графа Бартока и съехал с дороги на тротуар, чтобы без помех для других карет ждать клиентов. Знатные господа передвигались исключительно в экипажах или верхом, а остальные могли обойти его по дороге.
   На стук открыли сразу, и узнавший графа слуга едва не бегом повел его в гостиную. Когда пришли, он так же быстро ушёл звать хозяина.
   - Я так рад тому, что вы живы! - воскликнул вошедший Фар. - А как обрадуется ваша жена! Она тяжело переживала разлуку.
   - Я тоже этому рад, - усмехнулся Ольгер. - Спасибо, сосед, за помощь Оле. Где она?
   - Наверное, в спальне... - замялся хозяин. - Мы уже позавтракали, но графиня обычно поздно встаёт. Сейчас я пошлю слугу предупредить...
   - Не нужно никого посылать, - возразил он. - Пусть меня к ней проводят. Помилуйте, что в этом неудобного для мужа? В чём дело, Фар?
   - Оля может быть не одна, - нехотя ответил тот. - Прошло много времени, и она уже не надеялась...
   - Тем более я хочу посмотреть на того, кто развлекает жену. Должен же я оценить её вкус и поблагодарить кавалера!
   - Это мой дружинник, и я попрошу вас, сосед, не устраивать в моём доме разборки! Юноша не виноват. Ваша жена из тех женщин, которым трудно долго обходиться без мужчин. И вам нужно благодарить не меня, а барона Варга. Этот юноша спас вашу жену и содержал всё время пути из Доршага в Лебарию, а я только предложил ей в Орте своё гостеприимство. Когда Оля его приняла, получила от барона много золота. Правда, он отдал её деньги мне.
   - Предусмотрительный юноша, - с издёвкой сказал Ольгер. - Видимо, он успел хорошо изучить мою жену. Я тоже не подпускал её к деньгам. Не скажете, куда делась моя казна? Не могла же жена всё потратить!
   - На эскорт графини напала дружина барона Варкуса. Маг и дружинники были убиты, а золото увезено. Барон и его друг помогли женщинам уйти в лес и отбились от погони.
   - Ладно, об этом я сам поговорю с бароном, а сейчас идём в спальню!
   Графа отвели к нужной двери, в которую он вошёл без стука. Жена уже встала с кровати и торопила одевавшую её служанку. Ухажёр успел уйти, но достаточно было принюхаться, чтобы понять, чем здесь недавно занимались.
   - Ольгер! - воскликнула увидевшая мужа Оля. - Как хорошо, что ты жив!
   Радость в голосе была, но был и страх.
   - Закончились деньги? - спросил он. - Нет? Тогда зачем тебе я? Барток взял на содержание, а его дружинники развлекают по ночам, да и по утрам тоже. Сегодня же съезжу к жрецам Герты, и ты станешь свободной. Держи, это тебе от меня! - Бросив на кровать кошель с золотом, он вышел из спальни.
  
   Король собрался идти обедать, когда раздался стук и в приоткрывшуюся дверь заглянул слуга.
   - Ваше величество, к вам прибыл маг Даос! - со страхом сказал он. - Старика отвели в одну из комнат для отдыха, но он настаивает...
   - В какую из комнат? - спросил Август. - Да не трясись ты так!
   - В розовую, - ответил слуга. - Может, позвать магов?
   - Маг не помешает, - одобрил король. - Верт Фаддей ещё не уехал?
   Обычно главный маг ездил обедать к себе, а после отдыха возвращался в королевский дворец. Это не было связано с дворцовой кухней, просто он так привык.
   - Я думаю, что здесь. Звать?
   - Зови, - кивнул Август и не спеша направился к комнатам отдыха.
   Когда он подходил к нужной двери, увидел в коридоре спешившего по его зову главного мага.
   - Очень предусмотрительно, что позвали меня! - отдышавшись, сказал Верт. - Вряд ли Даос приехал с чем-то плохим, но всё равно... Давайте я войду первым.
   Вошли вместе и увидели недовольного ожиданием мага смерти.
   - Это тебе я обязан задержкой? - спросил он у Верта, не поздоровавшись с вошедшими. - Если король думает, что ты можешь от меня защитить, то он сильно заблуждается! Ты даже раньше не был мне соперником, а сейчас я мог бы вам навредить даже из своей пещеры!
   - Подарок богов? - с завистью спросил главный маг.
   - Подарок моего бога. Он дал мне силы жить, но это ненадолго, поэтому моё время слишком ценно, чтобы терять его на ожидание! Сядьте оба и слушайте! У Марка Тибора собрано несколько тысяч мальчишек, которых сделали магами.
   - Камни во лбу не делают мальчишек магами, - возразил Верт. - Прошло слишком мало времени, и они ещё не созрели...
   - Боги ускорили созревание и дали им нужные знания! - оборвал его Даос. - Армии мёртвых не будет, но не сильно повреждённые тела оживят и снова отправят в бой! Это удвоит наши силы!
   - Почему наши? - не понял король. - Мальчишки у Марка Тибора.
   - Мы будем сражаться бок о бок, - рассердился маг, - и кто вам мешает набрать таких мальчишек?
   - И боги сделают для нас то же, что сделали Марку? - спросил Верт.
   - Сделаю я! - ответил Даос. - Боги больше не будут помогать, потому что эта помощь вызвала недовольство Хранителя. Они нас помирили и дали силы и нужные знания. Да, вы должны знать, что во главе объединённой армии должен стоять герцог Даргус. Он уже в Орте.
   - Хороший полководец, - с неудовольствием сказал Август, - но у нас есть не хуже. И назначение доршагца вызовет неудовольствие...
   - Он воевал! - прервал короля маг, - а вы не занимались этим сто лет! И назначение лебарийца тоже может вызвать чьё-то неудовольствие. Так вот, это воля богов, а всех недовольных укорачивайте на голову! Вы ещё не поняли, с чем столкнулись! Если проиграем, это будет не просто падение королевства и смена династии, это будет конец всему!
  
   Король Урама с детьми от первого брака и молодой женой заканчивал свой обед в малой трапезной. Слуги убрали мясные блюда, принесли сладкое и удалились ждать вызова.
   - Я вижу, что вы уже наелись, - обратился к детям Парос. - Зерт, отведи сестру к няньке и можешь заняться своими делами.
   Двенадцатилетний принц поклонился отцу, взял за руку восьмилетнюю сестру и увел её в детскую.
   - Теперь можем поговорить, - сказал король. - Что с тобой? Почему ты такая бледная и почти ничего не ешь?
   - А то ты не знаешь причины! - нервно ответила Марта. - В Торе убили моего брата, а здесь скоро убьют меня! Меня и раньше у вас не любили, а теперь рассчитаются за потери Урама в войне с Доршагом, смерть королевы и гибель твоего старшего сына, которые приписывают брату!
   - Недовольные есть, - признал Парос, - но пока я король, тебе нечего бояться. Пусть только посмеют проявить недовольство, мигом лишатся голов!
   - Скажи, ты действительно хочешь заключить союз с убившим Гарха Марком?
   - Не хочу, но вынужден, - ответил король. - Это воля богов! Ты тоже слышала, что жрецы говорили о сорголах.
   - Жрецы - это не боги, - возразила Марта, - они могут и солгать!
   - Не будет краснокожих, не будет и союза, - пожал плечами Парос. - Мы ничего не теряем. Надо увеличить армию, но я и так собирался это сделать, когда убили твоего брата. Мы долго враждовали с Торой, и наш брак положил конец вражде. Со смертью Гарха она может вернуться. А если сорголы не выдумка, нам ещё долго будет не до распрей. Можем вообще не уцелеть.
   - Не верю я в каких-то краснокожих, - призналась королева. - Тысячи лет жили без них, а теперь нас пугают концом света. Мне кажется, что жрецы в заговоре с Марком. Такой союз предполагает большое доверие, и если им воспользуются...
   Над её чашей возникла рука, которая что-то бросила в вино и исчезла. Король ничего не заметил и предложил проводить жену.
   - Сейчас допью вино и пойдём, - ответила Марта. - Ты меня почти успокоил, но для полного спокойствия нужно усилить караул у моих дверей.
   - Поставим самых надёжных магов, - пообещал Парос. - Пей своё вино и пойдём.
   Этим вечером королеве стало плохо, и на умерла, несмотря на усилия магов.
  
   - Почему мы должны уйти? - не понял герцог Лашток. - Вы в своём уме, барон?
   - Прочитайте письмо короля, - пожал могучими плечами Пребут.
   - Писал главный маг, а печать почему-то королевская, - прочитав письмо, сказал герцог. - Это действительно приказ, но я не обязан подчиняться Марку Тибору. Король оторвёт мне голову!
   - Разве вам не сообщили? - удивился барон. - Сюда отправляли гонца. Гарх убит, и теперь у нас новый король, так что извольте выполнять приказ, а то действительно лишитесь головы. Король Марк настроен очень решительно, и, если правда то, что нам рассказали о чужаках, у него есть для этого все основания.
   - Что за чужаки? - спросил поражённый новостью Лашток. - Расскажите! Только сначала зайдём в шатёр. Я вспотел, а сегодня на редкость холодная и ветреная погода.
  
   - Мы чтим бога, но не верим его жрецам! - выкрикнул хан Угелай. - Если я поддержу союз с Торой, мои войны посадят на войлок другого хана, и вряд ли это будет мой сын! Угод не мог приказать простить врагам пролитую кровь учи!
   Собравшиеся на совет ханы одобрительно зашумели.
   "И что делать теперь? - думал бледный Уклей. - Приказать резать шеи? Воины выполнят любой приказ, но потом нас вырежет охрана ханов. Где обещанное знамение бога?"
   - Если люди не будут действовать заодно, нас убьют краснокожие сорголы! - крикнул он. - Отобьёмся, а потом будете разбираться!
   - Где эти сорголы? - тоже закричал хан Барзай. - Ты видел хоть одного? Может, Барабай рехнулся, а жрецы храма его покрывают!
   Ханы собрались у подножья высокого холма, образовав полукруг, в центре которого сидел Уклей. Позади них стояли три сотни его охранников. Остальным под страхом смерти запрещалось подходить к совету на расстояние полёта стрелы.
   Внезапно на войлоке рядом с великим ханом возник воин. В его лице и одежде не было ничего необычного, но шум среди ханов мгновенно смолк.
   - Захотели смерти? - тихо спросил он. - Я обещал великому хану знамение, но наша помощь людям вызвала недовольство Хранителя, поэтому обойдётесь мной. Я понимаю гнев ваших воинов, но не могу понять их глупости! Вы тысячи лет возносили мне хвалу и слушали своих жрецов, а сейчас не верите ни им, ни своему вождю! Может, вы не верите и мне? Гнев не должен лишать людей рассудка. Если соседи угнали у вас скот и убили пастухов, вы будете в гневе и постараетесь отомстить. Это правильно и достойно! Но если в это же время на землю учи придёт кровавый и безжалостный враг, вы и тогда будете мстить друг другу? Если да, то вы недостойны моих забот! Так могут поступать только глупцы, а для чего таким жить?
   - Это великий Угод? - шёпотом спросил кто-то из ханов. - По-моему, непохож.
   - А так похож?! - взревел бог, став в три раза выше. - Я не собираюсь вас уговаривать, но хочу, чтобы знали. Отказ от союза с королевствами для вас равносилен смерти. Если люди проиграют, вас вырежут сорголы, а если победят, пролив при этом реки чужой и своей крови, они не простят вам предательства. Все те, кто уклониться от общей борьбы, будут безжалостно уничтожены вместе с родственниками! Идите и скажите об этом своим воинам. Может, мои слова немного умерят их ярость!
  
  
   Глава 17
  
  
   Выехать удалось только к вечеру. Сначала были разборки отца с дочерью, а когда закончились обвинения, оправдания, объятия и слёзы, Вела заявила, что им нужна ещё одна карета.
   - Это прекрасно, что вы едете с нами и готовы проделать путь до побережья верхом, - сказала она Барку. - Летом я не сказала бы ни слова против, но не сейчас! Уже начались дожди, и они с каждым днём будут всё сильнее! Охранникам придётся мокнуть, но вам это ни к чему. Если не получится быстро купить карету, её нужно нанять.
   За каретой послали Зорина, а сами продолжили сборы. Когда слуга вернулся с нанятым экипажем и в него начали грузить багаж, возле дома остановилась карета, из которой вышел высокий мужчина в поношенном дорожном костюме.
   - Герцог! - удивлённо воскликнул он, увидев Даргуса. - Это ваш дом?
   - Граф! - в свою очередь удивился тот. - Я думал, что вы погибли. Моя дочь путешествовала в компании вашей жены, и графиня рассказала, что вы ушли с армией и не вернулись.
   - Как видите, вернулся. Так чей это дом? Мне сказали, что здесь можно найти барона Варга.
   - Пока ещё можно, - кивнул герцог, - но он сейчас уедет. Барон женат на моей дочери, поэтому временно этот дом переходит в моё пользование.
   - Мне нужно с ним объясниться, - сказал Ольгер. - Познакомьте нас.
   - Дарк, подойдите сюда! - крикнул Лар. - К вам приехали.
   На его крик подошли собравшиеся возле дома мужчины.
   - Кого я вижу! - воскликнул Барк. - Граф Сарк!
   - Приветствую вас, Дан, и вас, господа, - поздоровался Ольгер. - Скажите, кто из вас барон Варг?
   - Это я, - отозвался Дарк. - Чем могу быть полезным?
   - Хотел поблагодарить за то, что вы так потратились на мою жену, - усмехнулся граф. - Она хоть отработала в постели?
   - Ищите ссоры? - спокойно спросил юноша. - Если так, то зря: я не буду с вами драться. Нет, это не трусость, как вы только что подумали. Видите ли, меня избрали боги и дали не только свои возможности в магии, но и в искусстве боя. Я могу не напрягаясь убить десяток таких, как вы. И у меня не получится сражаться, не используя новые возможности. Это будет не дуэль, а убийство.
   - Интересно, чем вы так приглянулись богам? - спросил Ольгер. - Я даже в хрониках не читал, чтобы они столько всего давали человеку!
   - Это связано с грядущей войной с сорголами, - ответил Дарк. - Больше я вам ничего не скажу. Вам это не нужно, а мне недосуг.
   - Какие сорголы? - не понял граф. - Первый раз о них слышу.
   - Давайте я вам объясню, - вызвался Барк. - Видимо, вы только что приехали в столицу, потому что здесь все только о них и говорят.
   Они отошли в сторону, и барон быстро рассказал Ольгеру всё, что ему было известно о грядущем вторжении.
   - Это так важно, что я решил их сопровождать, - закончил он свой рассказ. - Вряд ли получится вернуться, но хоть умру с пользой.
   - Я хочу ехать с вами! - неожиданно заявил граф. - Я сильный боец, и у меня здесь три дружинника. Они уже должны были купить лошадей.
   - Договаривайтесь с бароном, - сказал Барк, показав рукой на Варга. - Он здесь самый главный.
   Дарк не стал возражать, но увеличение численности отряда привело к задержке. Граф уехал за дружинниками и вернулся только через три свечи. Он сел в карету к барону Барку и жрецу, а трое конных дружинников присоединились к Валю с Гертом. Отец с сыном, тоже верхом, отправились в дорогу, а остальные охранники остались в доме. Чтобы не обременять себя, не брали лишних лошадей. Путь к побережью проходил через пять городов, и в них нетрудно было купить то, что могло понадобиться в дороге.
   Перед тем как уехать, попрощались с герцогом. После прощания Вела села в карету вся в слезах.
   - Успокоить магией? - предложил Дарк. - Нет? Ну и зря! Учти, что в дороге мы будем тренироваться в магии. Может, пересядешь в другую карету? Там будет не так скучно.
   - Если захочу, пересяду! - всхлипнув, ответила девушка. - Занимайтесь своей магией. Когда будет первый город?
   - Завтра в полдень, - ответил Борис. - Не терпится затащить его в храм?
   - Не собираюсь я его тащить, - отозвалась Вела. - Сам, как положено, отнесёт меня в него на руках. Хочу купить книги, чтобы было хоть какое-то занятие. Собирались в спешке, и я о них не подумала. Ночевать хоть будем в трактире?
   - В трактире, - ответил Дарк. - Я говорил с управляющем и узнал, что их много возле столицы. Иначе мы не выехали бы так поздно.
   Они пропустили два трактира и вселились в третий почти в полной темноте. Охранникам повезло, и первые капли дождя упали, когда при свете фонарей переносили багаж, а шум ливня слушали уже в своих комнатах. Их взяли даже для кучеров и охраны, чтобы слуги хорошо отдохнули.
  
   - У нас уже есть кавалер Даром из Доршага, - просмотрев бумаги, сказал чиновник королевской канцелярии. - Его зовут Борисом.
   - Это мой брат... - растерянно отозвался Тит. - Я могу узнать, где он живёт?
   - Да конечно. Он вместе с бароном Варгом купил дом на улице Хромого Генерала. Записать полный адрес?
   - Можете просто продиктовать, я запомню, - ответил Тит, выслушал чиновника и спросил: - Его благородство является препятствием для моего?
   - Ну что вы, конечно, нет. Платите пятьсот монет, и я оформлю прямо сейчас!
  
   - Его нашли, - сказал канцлер.
   - И где же наш главнокомандующий? - с иронией спросил Август. - Говорите, граф, не ждите моих вопросов.
   Они беседовали не в кабинете, а в одной из комнат, которыми в королевском дворце пользовался Горд Марей.
   - Очень пикантная история, которая, несомненно, наделает много шума, - улыбнулся канцлер. - Дочь герцога влюбилась в барона Варга...
   - Что ещё за барон? - спросил Август. - Я о таком не слышал. Это наш или из Доршага?
   - Если правда то, что мне удалось узнать, мы ещё много о нём услышим. Он из Доршага, но такого баронского рода там нет было.
   - Самозванец?
   - Скорее, ловкий молодой человек. В нашей канцелярии предъявил грамоту, заверенную королевским наместником Багора о возведении в баронское достоинство за некую услугу трону. Наверное, во время бегства купил титул у графа Лерка. Сам граф в Орте не появлялся. Происхождения, несомненно, благородного, потому что граф не продал бы такую грамоту простаку.
   - И чем он ещё интересен?
   - Он очень сильный маг и избран богами. То же можно сказать и о его друге кавалере Борисе Дароме.
   - И почему они не у нас?
   - Я получил сведения только сегодня, а когда за ними послал, узнал, что оба отправились куда-то на побережье. Об этом сказал живущий в их доме герцог Лар Даргус. Его дочь плюнула на потерю герцогского титула и уехала с любимым. Отец не остановил, поэтому я думаю, что они поженятся в дороге. Появление такой пары в столичном храме вызвало бы большой шум. Видимо, было что-то ещё, но об этом завтра узнаем у герцога.
   - Со дня на день приедет посол Марка Тибора, - сказал Август. - Нам предложат половину Доршага, и это предложение нужно принять. Подумай над тем, кого туда пошлём. Надо узнать, кто из приехавших в Лебарию баронов и графов бежал из отошедших к нам земель, и вернуть, предварительно приняв клятву. Учитывая угрозу войны с сорголами, это должно быть сделано очень быстро! Что у нас с мальчишками?
   - Этим больше занимается ваш главный маг, - ответил канцлер. - Я знаю, что в столице ловят беспризорников, а потом с ними работают маги. Даос недоволен такой медленной работой, но быстрее не получается. Во все города отправили такой же приказ, но пока дойдут бумаги и раскачаются наместники... Гарху было проще, а мы не можем отнимать детей у родителей. Соберём, но на это понадобится время.
  
   Великий хан ждал донесения от посланных к ханам гонцов. Двадцать три из них прислали сломанные стрелы - символ повиновения и готовности выполнить любой приказ, двое ещё медлили.
   - Мне можно войти, великий? - услышал Уклей голос советника.
   - Входи, - разрешил он.
   Дажебай откинул полог шатра и сел у входа. Даже ему не разрешалось приближаться к хану без позволения.
   - Угелай не пришлёт вести, - сказал советник. - Как я и думал, он сбежал вместе со всем вонючим племенем ургезов. У маргезов резня. Барзай убит вместе с роднёй, а нового хана пока не выбрали, поэтому некому слать стрелу. Остальные подчинились.
   - Я сам вырежу сердце Угелаю! - прошипел хан. - Завтра у народа учи опять будет один голос! Собери магов, пусть ищут, куда сбежал этот шакал!
  
   - Сейчас зажжём второй фонарь, и станет светлее, - сказал один из спустившихся в подвал мужчин. - Давайте я войду первым.
   Он опустил фонарь и с усилием открыл тяжёлую дверь. Все вошли в небольшое квадратное помещение, в котором не было другой мебели, кроме стульев. В нише стояли фонари, один из которых зажгли от уже горевшего. Сразу стало светлее и уже можно было рассмотреть лица.
   - Садитесь на стулья, они чистые, - пригласил тот, кто говорил о фонаре.
   - Зачем надо было спускаться в ваш подвал, Собер? - брезгливо спросил один из гостей. - Вы так не доверяете своим слугам?
   - Садитесь, граф, ответил хозяин. - Сейчас я вам объясню. В этой комнате стены, потолок и пол - всё выложено ташмой. Ни один из магов или богов не узнает, чем мы занимаемся. Это посоветовал сам Хранитель, а ему виднее, как нам вести дела.
   - Неужели Хранитель опасается богов? - удивился граф. - Мне говорили, что он в своём мире сильнее.
   - Боги не навредят Хранителю, а вот нам могут, - ответил Собер. - Мы ничего не знаем об их отношениях, но, наверное, у них есть свои сложности, иначе Хранитель не связывался бы с нами.
   - А я и сейчас не уверен в том, что ему нужно помогать, - сказал один из двух до этого молчавших мужчин. - Он хочет помочь сорголам и избавиться от людей. И в чём здесь наша выгода?
   - Нам обещано, что Лебарию не тронут. Вы не хотите возвыситься, барон? Нас завалят золотом и окажут другую помощь! А для этого нужно убрать тех, на кого рассчитывают боги. Если исчезнут избранные, армия людей потерпит поражение, а мы получим свою награду!
   - Стоит ли верить Хранителю? - высказал сомнение тот, кто ещё не принимал участия в разговоре. - Кто мы такие, чтобы он сдержал слово? Кому вы пойдёте жаловаться, Собер, если королевство будет захвачено? Я не собираюсь никого выдавать, но не буду участником вашей затеи! - Он встал со стула, с трудом открыл дверь и вышел.
   - Больше никто не хочет уйти? - спросил хозяин. - Говорите сейчас, потом будет поздно!
   Ответом ему было общее молчание.
   - Тогда давайте распределим обязанности. В первую очередь нужно узнать, кого выбрали боги.
   - А разве Хранитель этого не знает? - удивился граф.
   - Хранитель не следил за людьми, - объяснил Собер. - У него свои дела. И ещё я думаю, что ему как-то препятствуют боги. А вот нам не помешает никто! Главное - действовать осторожно и подбирать надёжных исполнителей.
  
   Шторм свирепствовал два дня, и команда "Гордости Надя" давно потеряла возможность управлять кораблём. Парус сорвало ветром, а упавшую мачту освободили от остатков такелажа и выбросили за борт. Все силы уходили на откачку воды, которая сочилась через потерявший плотность корпус и стекала в трюм с палубы. Сорголы уже начали готовиться к смерти, когда один из матросов закричал, что видит землю.
   Действительно, на горизонте виднелась тёмная полоса.
   - Если не изменится ветер, до вечера должны доплыть, - посмотрев на неё в подзорную трубу, сказал Надь. - Лишь бы там был пригодный для высадки берег! Поставим новую мачту, запасемся водой и продовольствием и сможем вернуться домой. Ещё и откроем новую землю. Далеко, правда...
   Часть команды продолжила вычерпывать воду, остальные начали готовиться к высадке. На всякий случай сняли крепления у двух шлюпок, и распределили между собой приборы и инструменты. Главную ценность - запасной парус - отдали двум самым сильным матросам.
   Сорголам повезло, и, когда потерявший силу шторма ветер подогнал корабль к берегу, они увидели широкую полосу песчаного пляжа, за которым стеной стоял низкорослый лес.
   - Все на вёсла! - закричал помощник капитана Верк. - Выбрасываемся на берег!
   Киля у них не было, поэтому подгоняемый двумя десятками весел корабль без повреждения пропахал носом песок и слегка наклонился на правый бок.
   - Двум десяткам матросов проверить местность! - отдал команду Надь. - И не забудьте вооружиться. Это очень большой остров или даже материк. Других сорголов здесь не будет, но могут быть хищники. Постарайтесь найти воду! Остальные выгружают необходимое для устройства лагеря и ремонта корабля. Верк, осмотри носовую часть корпуса, нужно найти течь.
   Вооружённые саблями и пистолями матросы вошли в лес, а их товарищи очень быстро устроили лагерь. Вскоре на песке стояли палатки, а на кострах кашевары готовили ужин. Место течи нашли, но ремонт отложили на утро.
   Разведчики вернулись через два часа*.
   (*час сорголов примерно в полтора раза больше нашего)
   - Эти земли обитаемы, капитан! - сказал Надю старший матрос. - Мы нашли деревню. Жители похожи на нас, но с отвратительной белой кожей и какие-то недомерки. Самый высокий на голову ниже нашего Даля. Языка не знают, а нас испугались и начали разбегаться. Пришлось их убить. В деревне много скота, который нужно перегнать к лагерю. Реку мы не встретили, но воды много в деревенских колодцах. В амбарах нашли зерно, так что у нас будет еда на обратный путь. Дальше от берега лес не такой хилый, и можно будет подобрать дерево для мачты. Лучше всё сделать быстрее и уплыть. Местные хоть и слабы, но если узнают о смерти крестьян и навалятся толпой... Это мужиков легко резать, а если придут воины, придётся драться всерьёз!
   - Уже темнеет, поэтому ремонтом займёмся завтра, - ответил Надь. - Сейчас поедите и отдыхайте. Дежурить будут другие. Деревню тоже отложим на утро.
   Ночь прошла спокойно, а утром сорголы быстро позавтракали и набросились на работу. Большая часть команды отправилась в деревню за водой, зерном и скотом, несколько матросов достали запас пакли, растопили смолу и занялись корпусом, а остальные вооружились топорами и побежали рубить мачту.
   К обеду всё ценное из деревни было доставлено в лагерь, а на песке лежало уже очищенное от веток и коры дерево. Когда пообедали, занялись установкой мачты, ремонтом такелажа и укреплением ослабленных мест корпуса. Свободные от этих занятий матросы забивали скот и коптили мясо. Работы было много, поэтому её не успели закончить до темноты и продолжили с рассветом. До полудня закрепили парус и принялись разгружать корабль. Сняли даже балласт. Одни носили грузы, а другие спешно обкапывали корпус. К вечеру усилиями команды корабль удалось столкнуть в воду. Его закрепили канатами к деревьям, выставили охрану и легли спать.
   Утром началась погрузка, а когда закончили, сразу же отплыли. Корпус не тек, попутный ветер надувал парус, а в трюме было достаточно провианта и пресной воды.
   - Хорошая земля, - сказал Верк. - Очистить от белокожих и можно жить. Я думаю, что совет вождей поощрит команду за такую находку. У нас давно не хватает места для жизни, а здесь столько свободной земли!
  
   - Где мальчишки? - спросил Даос Верта.
   - С камнями - в старой конюшне, - ответил главный маг, - остальные сидят в подвале.
   - Как в конюшне? - не понял маг смерти. - Вы загнали их в стойла?
   - Конечно нет, - раздражённо ответил Верт. - Там давно нет лошадей и всё убрано. Поставили лежанки... Что вы на меня так смотрите? Это беспризорники, и их больше тысячи! Где им, по-вашему, жить? С чего начнём?
   - С ваших подвалов! - сердито ответил старик. - Если будущие маги сидят в камерах, я сейчас же возвращаюсь в Ургай!
   - А где им сидеть? - занервничал Верт. - В моём подвале только заполненные кладовые и пустующие камеры, а мальчишек нужно держать взаперти, иначе они разбегутся. Перед операцией их обработают магией и уберут страх.
   - Я говорил, что вы бездарь? Вы подчиняете мальчишек и снимаете им страх, а что будет после того, как исчезнет подчинение? Или вы не собираетесь его снимать? И как тогда их использовать? Вам нужны сознательные помощники, а вы готовите кукол, к каждой из которых нужно будет приставить кукловода!
   - Но Марк Тибор... - начал Фаддей.
   - Я не знаю, как выкрутился Марк, но скажу, что нужно делать вам! Уберите из казарм городскую стражу и переведите туда детей. Им нужно объяснить, что дадут эти перемены в судьбе, и только после этого снимать страх! Если будут те, кто предпочтет бродяжничество, гоните их прочь! Я думаю, что отсев будет не очень большим. Что вы молчите? Не сможете временно расселить стражу или у вас мало золота, чтобы создать детям нормальные условия? Небось, они у вас до сих пор в лохмотьях? Не скупитесь, Верт! Мне недолго осталось жить, потом возьмёте себе всё моё золото. Наверное, его не меньше, чем у вас.
  
   - Никогда не подумал бы, что мой сын станет ханом! - с гордостью сказал отец Дарбея. - Наше вынужденное бегство, потеря Стража и гибель родни привели тебя на золотой войлок маргезов!
   - Мы сами маргезы, - возразил сын, - и единственные родичи последнего хана. Если бы воины не перебили других, они никогда не позвали бы нас. И что теперь делать? Ломать стрелу? Хан хотел это сделать и потерял жизнь. А если я отправлю Уклею целую стрелу или не дам ответа, пострадает всё племя. Тогда нужно бежать в пустыню и мечтать о том, что о нас забыли. Мы даже не сможем молиться великому Угоду, потому что нарушим его волю!
   - Нужно подчиниться, - сказал отец. - И не только потому, что бегство - это не выход. В будущей битве потребуются и наши мечи. Если люди проиграют, нас не спасёт и пустыня, а если победят без нас... По-моему, это ещё хуже! Выйди к воинам и объясни, только сначала найди нужные слова.
  
   - Кто же сотворил такое злодейство? - растерянно спросил стражник, глядя на перерубленное пополам тельце мальчишки лет десяти.
   Деревенская улица была устлана телами, которые уже начали разлагаться. Немало их было и за домами, на огородах.
   - А этого непонятно как убили, - сказал его напарник, наклонившись над телом деревенского кузнеца. - Рана на груди не похожа на колотую, а других нет. Сюда нужно срочно привести кого-нибудь из городских магов и сообщить барону. Это его деревня, вот пусть он и ловит убийц!
   - Эй, парни! - окликнул их сержант. - Всё осмотрели? Мы нашли на берегу следы корабля и останки деревенского скота. Там же устроены коптильни.
   - Убить столько людей из-за мяса? - не поверил стражник.
   - На берегу рассыпано зерно, поэтому нужно проверить амбары. Если они пусты...
   Стражник согнулся, и его вырвало.
   - Не могу я этим дышать, вытерев рот, - сказал он. - Сообщите барону, пусть сам здесь проверяет!
  
  
   Глава 18
  
  
   Два дня ехали к побережью без каких-либо происшествий. Задержались только в Марбе, чтобы пробежаться по лавкам и сходить в храм Герты. Вела купила книги, одну из которых сейчас читала. Дарк уделял ей внимание только ночами, а остальное время вместе с Борисом изучал подаренные богами заклинания. Девушке было скучно, а менять карету не хотелось. Пока от скуки спасали книги.
   Она без волнения восприняла замужество и не испытала большой радости, когда любимый на руках внёс в молельный зал. Для неё он стал мужем, когда они в первый раз занялись любовью. Скорее всего, за такое спокойствие нужно было благодарить богов и их заклинания. Вместе с мастерством боя и силой Вела почувствовала, что стала более хладнокровной и рассудительной. В любви это не мешало, а в жизни могло оказаться полезным.
   С остальными спутниками виделись только на коротких дневных остановках и перед ночёвками в трактирах и почти не общались.
   - Впереди идёт бой, - сказал Дарк, который поддерживал одно из охранных заклинаний. - Я чувствую боль и смерть.
   - Да, дерутся, - подтвердил Борис. - Вмешаемся?
   - Конечно. Это хороший случай кое-что проверить. Ещё немного подъедем, и я их подчиню.
   Вела отложила книгу и ждала, когда подъедут к месту схватки. Долго ждать не пришлось.
   - Готово, - сказал Дарк, и тут же ехавший первым Валь крикнул, что на дороге много вооружённых людей.
   Борис открыл дверцу и крикнул в ответ, что от них не будет опасности, и приказал ехать дальше. Герт поспешил догнать отца, да и дружинники графа тоже пришпорили лошадей. Вслед за ними двинулись кареты. Когда подъехали ближе, вышли из экипажей.
   - Что вы с ними сделали? - поражённо спросил Ольгер, уставившись на сошедшихся в смертельной схватке людей.
   Удивлены были и остальные. Два десятка мужчин застыли подобно статуям, причём на ногах остались даже те, кто непременно должен был упасть. Одному из бойцов почти перерубили шею, но и он стоял и даже не выпустил меч. Искаженные гневом лица, оскаленные рты и занесённое над противником оружие...
   - У него не течёт кровь, - заметила Вела. - А этот боец с задранной ногой должен был опрокинуться на спину. Никогда не слышала о такой магии!
   - В карете женщина и ребёнок, - сказал Борис. - Сейчас узнаем, что здесь произошло и с кого нужно снимать заклинание.
   Дама оказалась баронессой Тиной Керн. Она с дочерью и охраной ехала в гости к своим родителям и за десять лиг от их замка попала в засаду.
   - Я думаю, что это не разбойники, - сказала она, когда убедилась в своей безопасности и выглянула из кареты. - Посмотрите на их латы и оружие! Наверняка это дружинники нашего соседа барона Дорга! У него вражда с моим мужем, но раньше таких нападений не было. Барон ограничивался угрозами и оскорблениями!
   - Вообще-то, за подобное обезглавливают, - заметил граф. - Жаль, что у нас нет времени на разбирательства.
   - Да, мы спешим, - подтвердил Дарк. - Покажите своих людей, и мы их освободим.
   - А дружинники Дорга? - спросила Тина. - Неужели так и отпустите? Они зарубили двух моих людей! По закону вы можете их убить!
   - Я придумал лучше, - ответил Дарг. - Мы заберём их с собой. Нам пригодится десяток хороших бойцов.
   Защитников баронессы освобождали по одному и сразу же подчиняли, чтобы не пострадали их противники. После этого простились с Тиной и занялись своими пленниками.
   - Ты кто? - спросил Дарк мужчину в богатых латах.
   - Я капитан дружины барона Дорга кавалер Герт Морис, - ответил тот, - поэтому обращайтесь ко мне с уважением! Кто вы и что с моими людьми?
   - Вам нужно беспокоиться не об уважении, а о своей шее, - обратился к нему Барк. - За нападение на жену барона Керна и его дочь вы заслужили смертной казни!
   - Ну и передайте нас на суд графа Борма! Это его земля!
   - Не буду я с ними разбираться и терять время, - сказал Дарк. - Подчиню и заставлю служить. Убедились в том, кто они, и этого довольно. Слушайте меня, Герт! Вы останетесь капитаном для своих девяти дружинников, только служить будете не барону Доргу, а мне!
   - Как скажете, - безразлично согласился подчинённый кавалер.
   - Где ваши лошади? - спросил Борис. - На дороге были только кони дружинников Керна.
   - Укрыли в лесу, - ответил капитан. - С ними один дружинник.
   Через свечу продолжили путь с уже утроенной охраной. Сильным дождь был утром, а сейчас он только слабо моросил. Дорога намокла, но на ней было много песка и камней, поэтому грязь почти не мешала. Во встреченном уже в сумерках трактире не было постояльцев, но комнат не хватило, и новые дружинники после ужина отправились ночевать на сеновал.
   - У меня к вам вопрос, барон! - обратился Ольгер к Дарку, когда увидел, что тот закончил есть и собирается уходить. - Вы можете сделать для меня то, что уже сделали для барона Барка? Клянусь, что не собираюсь с вами драться. Я хорошо знаю свою жену, поэтому не держу на вас зла. Когда я появился у графа Бартока, у неё уже был новый любовник. Хотел развестись, но не получилось из-за спешного отъезда.
   - Немного позже к вам зайду, - пообещал юноша. - Не стоит вам падать в обморок в трапезной.
   - А вы не думали сделать такими бойцами всех своих спутников? - спросил сидевший за соседним столом жрец. - Я и так мастер меча, к тому же не уверен в том, что ваша магия правильно подействует на служителя Ольмера. Говорю о ваших слугах и дружинниках графа. Я думаю, что после этого они порубят толпу сорголов. Неизвестно, как на краснокожих действует магия, а вот сталь подействует!
   - Заманчиво... - задумался Дарк. - Поговорю со своими слугами, и, если они согласятся принести клятву, так и сделаю. Давать такую силу слугам графа не буду, возможно обращу кого-нибудь из новичков. Но для этого ими нужно заняться, а в дороге этого не сделаешь. Вот приедем в Хурдал...
   - Можете забрать себе моих слуг, - предложил граф. - Это бывшие разбойники, которые при маге поклялись мне в верности. Я освобожу их от клятвы, а вы привяжете к себе.
   - Не скажете, барон, почему именно Хурдал? - спросил Горд. - На побережье несколько портовых городов, и вы выбрали не самый большой.
   - Хочу найти родственников одного мага, - нехотя ответил Дарк. - Для того чтобы быстро и без большого риска переплыть океан, нужно подчинить духа воздуха. Я не знаю нужного заклинания, а боги не могут подсказать из-за Хранителя. Маг, о котором я говорил, знал, как это сделать. Он уже умер, но мог передать свои знания родственникам. Наше плавание и так будет рискованным, не хочется рисковать ещё больше в надежде на попутный ветер.
   - Я знаю один способ, - сказал жрец. - Он довольно рискованный и требует человеческих жертв, но ради великой цели...
   - И в чём риск? - спросил Борис.
   - Духи так же сильно отличаются друг от друга, как и люди, - объяснил Горд. - Если попадётся спокойный, вы с ним договоритесь, а если не повезёт нарваться на недовольного, рискуете присоединиться к тем, кого принесли в жертву.
   - А зачем жертвы? - спросила Вела. - И если это так важно, почему не убьют сами? Неужели для них это трудно?
   - При смерти человека выделяется много силы, а когда она связана ритуалом, вся попадает духу, - ответил жрец. - Духи тоже ограничены законами, и один из них - это запрет на убийство. Вот на тех, кто их беспокоит, запрет не распространяется.
   - Всё равно не поняла, - сказала девушка. - Пусть при убийстве людей выделится много силы, но не столько же, чтобы днями подгонять корабль! В чём здесь выгода для духа?
   - Вы ели мясо, как обычную пищу, - засмеялся Горд. - Это еда, необходимая для жизни. А вот от пирожных получаете не столько пользу, сколько удовольствие. Так и у духов. Ту силу, которой они надуют парус, духи собирают сами, а сила жертв - это для них лакомство, которое нельзя добыть самостоятельно.
   - И много нужно... жертв? - спросил Ольгер. - Может, от новых дружинников будет больше пользы на алтаре?
   - Не будем об этом говорить! - прервал разговор Дарк. - Сначала поищем родственников мага, а потом будем думать о жертвах.
   Когда закончили ужинать, он вместе с женой поднялся в свою комнату и помог ей раздеться. В этом не было необходимости, но Веле нравилось, когда муж её раздевал. У Дарка по-прежнему не было любви, было чувство вины к этой любящей его девушке. Он не хотел расстраивать жену и изображал влюблённого, хотелось сделать её счастливой не только в постели, но не знал как. Быть нежным и предупредительным - это всё, что позволяла дорога.
   - Почитай книгу или потуши эту вонючую лампу и полежи просто так, - сказал Дарк, - а я схожу к графу. Ещё рано для любви, поэтому заодно зайду к слугам. Жрец дал хороший совет, и будет глупо им не воспользоваться.
   - А дружинники барона Дорга? - спросила Вела. - Разве можно их так усиливать? Ведь тебе придётся снять подчинение.
   - Поставлю их перед выбором, - ответил он. - Или продолжат служить с подчинением и почти наверняка погибнут, или принесут мне клятву и получат силу. Я выбрал бы второе, надеюсь, что среди них мало глупцов. Если не найдём заклинания, таких можно будет принести в жертву. Наш жрец готов рискнуть.
  
   Король шёл мимо выстроившихся в неровную шеренгу детей, пристально всматриваясь в их лица. Они выражали такую любовь и преданность, что ему было не по себе.
   - Вы не перестарались с любовью? - спросил он у идущего рядом мага.
   - Любовь или есть, или её нет, - пожав плечами, ответил тот. - Это единственный способ их использовать, кроме подчинения. Но оно...
   - Не нужно объяснений, - прервал его Марк и обратился к одному из мальчишек: - Выйди из строя! Как тебя зовут?
   - Дан, ваше величество! - ответил мальчик, счастливый тем, что обратил на себя внимание самого короля.
   - Ты готов мне помочь? Не спеши отвечать, возможно, эта помощь будет стоить тебе жизни!
   - Я готов отдать жизнь за короля! - с восторгом крикнул малец. - Вы только прикажите!
   - Я не хочу вашей смерти! - громко сказал Марк. - Но нам грозит страшный враг, и ваше искусство поможет с ним справиться! Никто не пошлёт в бой детей, но среди воинов будут большие потери, и ваша задача - поднять и отправить сражаться тех мертвецов, у которых будет мало повреждений. Вас защитят доспехами и будут оберегать воины, но кому-то может не повезти. Знайте, что их смерть вызовет у меня боль и печаль!
   - Слава его величеству! - заорал маг, заставив короля испуганно вздрогнуть.
   - Слава! - в совершенном восторге закричали мальчишки.
   - И что мне потом делать с уцелевшими? - тихо спросил он у мага. - Куда их девать... таких влюблённых?
   - Вряд ли их много выживет, - так же тихо ответил тот. - К тому же магическая любовь в большинстве случаев заканчивается помешательством, поэтому смерть для них - это не самый плохой выход. Будете смотреть других?
   - Они чем-то отличается от этих? - спросил Марк. - А если нет, то незачем терять время. Я уже насмотрелся на счастливые физиономии. Вы проверили их потенциал?
   - Да, ваше величество, - подтвердил маг. - Каждый способен поднять от пяти до двадцати мертвецов, если тела не будут иметь больших повреждений. Но от сильно порченных в бою мало проку. Вряд ли у нас будет столько качественного материала, поэтому убитых мальчишек будет нетрудно заменить.
  
   Король принял прибывшего в Орт графа Мара Дорса не в тронном зале, а в кабинете. Они были знакомы и Август знал, с чем именно приехал посол, поэтому не стал соблюдать политесы.
   - Садитесь, граф, - пригласил он Мара. - Нет, не на те стулья, а рядом со мной. Удивлены? Я знаю, что вы мне привезли, поэтому предпочёл принять вас здесь. Не обиделись?
   - Помилуйте, ваше величество! - воскликнул гость. - Какие могут быть обиды? Вы в своём праве, а здесь действительно удобней обсуждать дела. Удивительно, как вы о них узнали. Даже если у вас есть свой человек в окружении нашего короля, вряд ли он смог бы меня обогнать.
   - Сообщил один из богов, - не стал скрывать Август, - так что не будем терять время. Выкладывайте, с чем приехали.
   - Вот карта Доршага, - справившись с удивлением, сказал граф. - Красной линией отмечена новая граница между нашими королевствами. Если вы согласны, можете занимать свою половину. Как только вы пришлёте своих представителей, мы сразу же уйдём.
   - Примерно поровну, - изучив карту, оценил король. - Правда, на вашей половине больше городов, в том числе столица, но, в отличие от нас, вам пришлось за всё это воевать. Я согласен!
   - Условием передачи этих земель будет подписание союзного договора, - добавил Мар. - Вы ведь знаете о сорголах?
   - Знаю и готов подписать договор хоть сейчас, - ответил Август, усмехнулся и добавил: - Конечно, перед тем как ставить подпись, я его прочту. Возможно, внесу кое-что от себя. Где эти бумаги?
   - Вот они. - Граф положил на стол договоры.
   Король внимательно прочитал оба экземпляра, обмакнул перо в чернила и размашисто подписал.
   - Меня устроило всё, - сказал он, отдавая один лист послу. - Вы направили кого-нибудь в Зару? Спрашиваю, потому что вам намного легче добраться до хана Уклея. То же касается короля Урама Пароса.
   - С обоими этими владыками должны быть подписаны договоры, - ответил Мар. - В них будет упомянуто, что вы входите в число союзников. Но мало подписать договор, нужно готовить армию!
   - Мы готовимся. Скажу вам по секрету, граф, что к окончанию дождей наша армия численно увеличится в два раза! Когда займём свою часть Доршага, начнём набор и там. Готовим и магов. Передайте королю Марку, что мы придём на помощь тому, на кого обрушатся сорголы!
  
   Горы остались за спиной, и на второй день пути по ровной и уже засохшей степи барон встретил один из разъездов учи. С ним ехали три воина, а кочевников было два десятка, поэтому они даже не достали луков. Узнав, что он посол и едет к великому хану, тут же вызвались проводить. Видимо, за такую услугу их должны были наградить. Не было никакой неприязни, а когда Пребут сообщил, что им вернули горы, на лицах появились довольные улыбки.
   После гор прекратились дожди и стало заметно теплей, поэтому на ночёвках не ставили шатров. Их провожатые вели отряд короткой дорогой, и на третий день приехали в огромное стойбище, которое заменяло учи столицу. Единственным каменным зданием был храм богу кочевников Угоду. Даже великий хан жил в неказистом сооружении из жердей и шкур. Правда, оно было очень большим, а шкуры украсили цветными узорами. Возле входа стоял караул из трёх воинов с мечами наголо.
   Чтобы протиснуться в узкий вход, рослому барону пришлось согнуться, да ещё идти боком. Наверное, со стороны это выглядело смешно. Внутри было светло из-за десятка зажжённых светильников. Пребут сразу выделил хана Уклея по властному выражению лица и богатой одежде. Рядом с ним в позе покорности стояли два каких-то важных учи, видимо, советники.
   Как ему говорили, посол сделал пять шагов, стал на одно колено и поклонился. Подняв голову, он протянул хану письмо короля.
   - Прочитай, - на языке Торы сказал Уклей одному из советников.
   Тот взял у барона конверт, вскрыл и прочитал письмо:
   "Я приветствую своего брата и великого хана всей Степи Уклея и желаю ему долгих лет и славы! По вине прежнего короля между нами возникли вражда и непонимание. Надеюсь, что это в прошлом. Я приказал своим воинам покинуть горы и клянусь, что никогда впредь ни один из них не ступит на земли Зары! Исключением будут только охрана послов и мои гонцы. Я уверен в том, что мой брат знает о коварных планах сорголов уничтожить людей и захватить земли всех королевств и степь. Тора, Лебария и Урам уже заключили против них военный союз, я надеюсь, что в грядущей битве с нами будут и ваши мечи! Мой посол везёт договор о таком союзе. Боги помогут защитить наши земли и уничтожить врагов, но сражаться нужно самим, рассчитывая только на помощь соседей!"
   - Много правильных слов, но сказать можно было и покороче, - проворчал хан. - Где договор?
   - Вот он! - Пребут протянул советнику бумаги.
   - Я ознакомлюсь с тем, что там написано, а потом буду решать, - сказал Уклей. - Тебя известят о моём решении. А пока иди и отдохни от дальней дороги. Даже таким сильным воинам, как ты, нужен отдых. Всё, что тебе понадобится, дадут мои слуги!
  
   - Это все? - прочитав список, спросил граф Берес. - И почему мы с вами говорим об этом здесь, а не в вашем подвале?
   - Все, о ком смогли узнать, - ответил Собер. - Если мы то и дело будем ездить в мой подвал, много не сделаем, а у исполнителей и подавно не будет такой возможности. У богов вражда с Хранителем, поэтому они почти не появляются в мире людей.
   Они сидели в удобных креслах в комнате дворца, в которой граф любил отдыхать в послеобеденное время.
   - Я ещё не сошёл с ума, чтобы покушаться на главного мага, - с раздражением сказал Берес, - а трогать мага смерти... А это что за компания? Я таких не знаю.
   - Герцога должны знать. Он из Доршага, как и эта парочка благородных. Один из них барон, хотя это не достоверно.
   - И чем же они заинтересовали богов?
   - Герцог выиграл тяжёлое сражение с Торой и теперь должен возглавить объединённую армию, а юнцы... Право, не знаю. Оба для чего-то выехали к побережью. Сведения о них получили в службе канцлера.
   - Юнцов уберём. Где сейчас герцог?
   - Пока живёт на улице Хромого Генерала, но должен переехать в королевский дворец.
   - Им тоже займёмся, пока не переехал. А остальные... Честно говоря, не хочется связываться ни с кем из вашего списка.
   - Вы клялись, граф! - рассердился Собер. - Или думали, что боги будут усиливать нищих? Если правильно подобрать исполнителей, мы останемся в стороне даже в случае их неудачи!
   - Вот и займитесь! - тоже рассердился Берес. - Не мне же одному нанимать убийц! И есть ещё Лорис, которому это удобней сделать, чем нам. Если ему нужно золото, пусть скажет.
  
   - Никогда у тебя не был. - Эхтай с любопытством осматривал огромный зал дворца бога смерти. - Красиво, но, на мой взгляд, мрачновато.
   Действительно, выполненный из чёрного и красного камня зал давил на сознание и рождал тревогу. Это впечатление усиливал неприятный для глаз мерцающий красный свет.
   - Мне нравится, - ответил Ольмер. - Садись и говори, с чем пришёл.
   В зале возникли два похожих на трон стула.
   - Хранитель временно запретил мне посещать Сорт, - сообщил Эхтай. - Я выбыл из игры, поэтому действуй ты.
   - И что нужно сделать? - поинтересовался хозяин. - Меня ведь тоже во многом ограничили.
   - Мы хотели усилить многих магов, но не успели, а теперь этого не позволит Хранитель. Но есть выход. Если использовать золотые камни...
   - Те два мага, - догадался Ольмер. - У них мало камней, тысячи магов ими не усилишь. Был же ещё один старик. Вот у него камней много.
   - Он внезапно умер, а камни исчезли. Но из этого положения есть выход. Герта вложила в головы владельцев камней почти всю нашу магию, в том числе и заклинание подобия.
   - Она рехнулась! - рассердился Ольмер. - Зачем нам новые боги?
   - Для богов у них слишком мало сил, - успокоил Эхтай, - а после победы им можно почистить головы или их оторвать. Эти двое скоро доберутся до побережья, а потом поплывут на материк сорголов.
   - Да, я помню. И чего ты хочешь?
   - С ними твой жрец, поэтому тебе будет нетрудно подкинуть ему мысль, что с помощью заклинания подобия можно превращать обычные камни силы в золотые. Нужен только один золотой камень, а такие у них есть.
  
  
   Глава 19
  
  
   Дарк без стука вошёл в комнату и сел на один из стульев. Две свечи назад встретился трактир, в котором хватило комнат на всех, поэтому их взяли и для бывших дружинников. Завтра должны были приехать в Хурдал, и с ними нужно было что-то решать.
   Как всегда, когда не было приказов или забот о своих телах, подчинённые лежали в кроватях, без мыслей уставившись в потолок стеклянными глазами. Сняв подчинение, он стал ждать.
   Первым пришёл в себя капитан. Герт привстал на кровати и с изумлением осмотрел комнату.
   - Где это я? - спросил он, обращаясь к Дарку.
   - Что вы помните? - не отвечая, спросил тот.
   - Был бой... - неуверенно сказал капитан, - потом мне кто-то угрожал... Нет, ничего не помню! Кто вы?
   - Я избранный богами маг. Вы что-нибудь слышали о сорголах?
   - Ничего не слышал, - помотал головой Герт. - А кто это?
   Остальные три дружинника тоже пришли в себя и с интересом прислушивались к разговору. Дарк коротко рассказал о сорголах, а потом о нападении на баронессу Керн.
   - Вы уже три дня в подчинённом положении, - закончил он свой рассказ. - И теперь мне нужно решить, что с вами делать. Мы поплывем за море, к землям сорголов, чтобы выяснить, как на них влияет магия наших богов. Если я опять подчиню, вы вряд ли вернётесь из этого плавания.
   - А отпустить не хотите, - понял капитан. - И что остаётся? Клятва?
   - Клятва, - подтвердил юноша, - и мою не снимет ни один маг, только я! Если поклянётесь, я магией дам вам такие силу и искусство боя, что сможете справиться с несколькими мастерами меча! Это ваш шанс уцелеть и вернуться. После плавания, если захотите уйти, я вас отпущу.
   Герт вскочил с кровати уже с кинжалом в руке, да так и застыл.
   - Тоже хотите попробовать? - спросил Дарк у остальных. - Я самый сильный и знающий маг Сарка, и вы будете мне служить с клятвой или без неё. Во втором случае от вас будет мало пользы, и при необходимости вами пожертвуют без сожаления!
   - Это не выбор, - отозвался один из дружинников, - но если нет другого, то я принесу клятву.
   После колебаний остальные тоже выбрали клятву, в том числе и "размороженный" капитан. Приняв её, Дарк сотворил для каждого боевое заклинание и отправился во вторую комнату, где на кроватях таращились в потолок ещё четверо дружинников. После освобождения и разговора двое принесли клятву, а два других отказались. В третьей комнате были ещё трое, и здесь клятву выбрали два бойца, а один попытался плюнуть магу в лицо.
   "Имеем семнадцать запредельно сильных бойцов, - думал Дарк, возвращаясь в свою комнату. - Это если считать меня и не включать в их число жреца. Трое - ненужный балласт, и их нельзя отпускать. Может, действительно принести жертву?"
   - Барон! - окликнул его приоткрывший дверь Горд. - Остановитесь, нам нужно поговорить. Я вчера видел сон...
   - Я вижу сны каждую ночь, - отозвался юноша. - Наверное, ваш был чем-то необычный?
   - Очень необычный, - подтвердил жрец. - Я считаю, что его послал Ольмер. Богов ограничили в связях с людьми, но это во многом не касается их жрецов. Скажите, вы получили от них заклинание подобия?
   - Есть такое, - ответил Дарк, - но мы пока с ним не работали.
   - Бог сказал, что с помощью этого заклинания можно сотворить любую вещь по имеющемуся образцу. Для этого нужно взять какой-нибудь предмет. Чем меньше он отличаются от образца, тем меньше вы потратите сил. Например, свинец будет нетрудно превратить в золото, а на какой-нибудь камень потребуется много сил. Но если у вас есть золотой камень силы, такими же нетрудно сделать камни магов.
   - Да, это не обычный сон. Бог говорил, зачем это нужно?
   - Он сказал, что силу дали только немногим вроде вас, а усиливать остальных мешает Хранитель. Но если вы...
   - Я понял, - прервал его Дарк. - Придётся Борису остаться. Если мы оба уедем и не вернёмся, не будет никакого усиления.
   Друг наотрез отказался остаться, когда ему пересказали сон жреца.
   - Забыл наш девиз? - с возмущением говорил он. - Вместе до конца! Или мы оба вернёмся, или погибнем!
   - Ну и глупо, - не согласился Дарк. - Я справлюсь сам и постараюсь вернуться, а тебе нужно ехать к королю Августу! Наделаешь камней и объяснишь, как ими пользоваться. Надо усилить боевых магов не только в Лебарии, но и в остальных королевствах, а это потребует времени. Когда мы вернёмся, может быть поздно!
   Он всё-таки убедил Бориса и выделил ему в охрану Валя с сыном:
   - Для тебя не должно быть опасности, поэтому хватит двух слуг. Позавтракаем и разъедемся.
   Дарк не мог знать, что за их головами уже отправлены пять убийц из ночной гильдии. Они выехали на два дня позже, но использовали заводных коней и почти не спали. Завтра его должны были догнать. Заговорщики не обошли своим вниманием и герцога Даргуса.
  
   Лара разбудил приглушённый крик. Стояла глубокая ночь, а он из-за прохлады закрыл оба окна, поэтому ничего не мешало обостренному магией слуху чувствовать собственное сердце и... скрип половиц в соседней комнате.
   Герцог бесшумно поднялся с кровати и потянулся к лежавшему на стуле мечу. Скрип повторился возле самой двери, и её кто-то распахнул. В спальню проникли сразу трое, которых он прекрасно видел, несмотря на тёмную одежду и зачернённые лица. Вот они смутно видели лишь контуры мебели и с обнажёнными мечами бросились к кровати.
   Два удара - и два лишившихся голов тела падают на ковёр, заливая его кровью. Третий убийца успел отскочить, но не убежал, а набросился на Лара с двумя клинками. Его было нетрудно убить, но Даргус решил захватить пленника. Нужно же узнать, кому понадобилась его жизнь!
   Сначала он выбил у противника один из мечей, а потом ранил его в локоть, полностью обезоружив. Поняв, что его сейчас схватят, убийца здоровой рукой выхватил из ножен кинжал и вонзил его себе в грудь. Несколько судорожных движений - и всё было кончено!
   Шум боя разбудил слуг, которые бросились в его спальню. Герцог хотел зажечь лампу, но в комнату вбежал управляющий с фонарём.
   - Слава Лане, вы живы! - воскликнул он. - В коридоре лежит убитый Зорин. О боги, здесь повсюду кровь!
   - Я лягу в гостиной, - сказал Лар. - Распорядитесь, чтобы убрали тела и этот ковёр. Зорина завтра похороним, а этих надо вывезти за город и где-нибудь зарыть. Конечно, это тоже сделаем утром.
   - Необходимо вызвать стражу, - нерешительно возразил Гай. - Так положено... А вам лучше уйти в другие комнаты, здесь слуги долго не дадут уснуть. Пока всё уберут...
   Ночь он проспал спокойно, а утром нанёс визит начальник столичной стражи. Он приехал со своими дознавателями в трёх каретах и в первую очередь встретился с герцогом.
   - Я умоляю вас, мой лорд, переехать в королевский дворец! - взмолился толстяк. - Если откажетесь, за вас возьмётся канцлер, а я буду вынужден оставить здесь своих людей. Двух десятков должно хватить. Если вы их не впустите, будут ночевать на ступенях и под окнами! Это чудо, что вам удалось отбиться от убийц, в следующий раз всё может сложиться по-другому, а я буду вынужден перерезать себе горло!
   - Ладно, - нехотя согласился Даргус. Лар знал, что его возвышение вызовет зависть и ненависть многих столичных дворян, и уже успел это почувствовать. Но он не мог уйти от своего предназначения, поэтому оставалось не обращать внимания на шёпот за спиной и заниматься делом.
  
   - Это другое дело! - одобрительно сказал Даос, осмотрев уставленные кроватями просторные комнаты. - И кормите хорошо. Многие сбежали?
   - Каждый третий, - ответил Верт Фаддей. - Но сейчас много детей присылают из других городов. Мои маги едва успевают управляться.
   - Пусть постараются. Я не знаю, когда начнётся вторжение, но мне осталось жить не больше декады. Тех, кому не успеете сделать операцию, отпустим.
  
  
   Когда произошло нападение, король Марк обсуждал с герцогом Тарнеем, что можно сделать для увеличения армии. Без стука открылась дверь кабинета, и ворвавшийся в него мужчина вскинул небольшой арбалет...
   Подчинение почему-то не подействовало, поэтому испуганный король ударил огненным заклинанием и упал со стула на пол. Убийца действовал необычайно быстро, но медленнее Марка. Он успел выстрелить и попал болтом в спинку стула, а потом, охваченный огнём, сделал шаг назад и упал. Кабинет моментально наполнился дымом и смрадом горелого мяса. Пока прибежавшие дружинники всё потушили и убрали останки, герцог вывернул на пол недавно съеденный обед.
   - Уйдём в другую комнату, - предложил король, - а здесь пусть проветрят. Что с моим секретарем?
   - Убит, ваше величество! - ответил бледный офицер. - Рана небольшая, поэтому я думаю, что нож был отравлен.
   - Как он прошёл через ваш караул? - спросил Марк. - Спали?
   - Его никто не видел, - ещё больше побелел начальник караула. - В приёмную зашёл барон Рабус, а потом послышался шум. Барон тоже убит. Мы вбежали, но злоумышленник уже был в кабинете!
   - Интересная магия, - задумался король. - Вот что, голубчик, доставьте во дворец Дана Эбернея, и побыстрей!
   Первый жрец бога войны нашёл Марка в зимнем саду. Герцог уже уехал, а король расположился на одной из трёх лавочек и отдыхал перед ужином. В таких случаях из сада изгонялись даже члены его семьи.
   - Уже всё знаешь? - спросил он Дана. - Что можешь сказать?
   - Это не боги, - твёрдо заявил жрец. - Они сделали на вас ставку и довольны. Зачем им что-то менять? Магия невидимости нам неизвестна, поэтому я думаю, что убийца получил её свыше. Я задам вопрос, не знаю только, ответят или нет.
   - Если это не боги, остаётся Хранитель, - сделал вывод король. - Удивительно, что он не убил меня сам, а действовал через людей.
   - В этом мире он сильнее богов, но и они могут доставить немало неприятностей, - сказал Дан, - например, уничтожить или сильно сократить численность любимых им сорголов. Боги не сделают этого, пока он придерживается своих законов, но если будет нечего терять...
   - Значит, нужно ждать повторных покушений, и не на меня одного, но и на самых сильных магов, поводырей мальчишек и моих командующих. И такое противодействие может быть и у союзников. Нужно взять всех под охрану и послать гонцов в Урам и Лебарию. В Зару не пошлём: Уклей обойдётся без наших советов.
  
   - Кто это? - требовательно спросил Август. - Вчера покушались на герцога Даргуса, а сегодня убили одного из самых сильных боевых магов! Если нападение на герцога можно объяснить происками завистников, то убийство Клара этим не объяснишь! И в обоих случаях использовали ночную гильдию и отравленное оружие!
   Король до завтрака вызвал в свой кабинет канцлера, главного мага и начальника столичной стражи и сейчас ждал, что ему ответят.
   - Герцог убил исполнителей, - ответил бледный стражник, - а в случае с магом не осталось ни одного свидетеля, одни трупы. Если бы у меня были выходы на ночную гильдию...
   - С вами ясно, - сказал Август. - Что скажете вы, Верт?
   - По случаю с герцогом - ничего, - ответил главный маг. - Среди напавших не было магов, и прошло слишком много времени, чтобы мы могли поднять и допросить уцелевшее тело. А при убийстве Клара использовалась магия, причём, судя по остаточным следам, очень странная и нам неизвестная. Такое впечатление, что охранники не видели убийц, а наш маг их не почувствовал. Подошли и спокойно зарезали.
   - И кто же может знать такую магию?
   - Нужно задать этот вопрос первым жрецам. Пусть передадут его своим богам. Вся наша магия создана богами. Если не знают боги, значит, она идёт от Хранителя. Он почему-то недоволен людьми и выделил сорголов, поэтому заинтересован в нашей неудаче.
   - И такое могущественное существо действует через людей? - не поверил король. - Да стоит ему только пожелать...
   - Видимо, всё не так просто, ваше величество, - возразил Верт. - Он в незапамятные времена отдал нас богам. Они иной раз вмешиваются в наши дела, а о вмешательстве Хранителя в хрониках нет ни одной записи. Или мы его не интересовали, или он не имел таких прав.
   - И что же делать? - спросил Август. - Мы не можем приставить охрану ко всем, да и толку от этой охраны...
   - Защищаясь, войну не выиграешь, - вступил в разговор канцлер.
   - И что вы предлагаете, граф?
   - Бросим армию в нижний город, пусть косой пройдутся по притонам и "чёрным" кварталам, а потом допросим захваченных. Под подчинением расскажут всё, что знают. Будет много "пустышек", но выловим и убийц. Хоть что-нибудь да узнаем.
   - Так и сделаем! - решил король. - И поручим это герцогу Парку! Только бы при этой чистке не сожгли столицу.
   Через три свечи пять тысяч солдат, сопровождаемые городскими стражниками, двинулись чистить "чёрные кварталы". Убитых было мало, а сотни арестованных вывозили за город, где их фильтровали маги. Убийц, воров и грабителей, которые не знали ничего интересного, тут же кончали, а захваченных по ошибке жителей отпускали. К концу операции в сети попали два главаря городского дна и трое убийц, которые знали, кто заказал королевского мага.
   - Это кавалер Лорис с улицы Медников, - признался один из них.
   - Благородный и живёт в ремесленных кварталах? - не поверил дознаватель. - Врёшь!
   - Могу поклясться богами! - крикнул убийца. - Он послал своего человека, но у нас правило - знать заказчиков и где они живут, вот меня и отправили проследить.
   Когда кавалера доставили к магам, узнали много интересного.
   - Значит, граф Берес и барон Собер! - сказал Август. - Вы арестовали мерзавцев?
   - Только графа, - ответил начальник стражи. - Барон сбежал, когда начали чистить городское дно. Береса сейчас допрашивают.
  
   Собер узнал о чистке столицы ещё до начала, поэтому на всякий случай покинул её, захватив с собой казну. Полезно иметь осведомителей в городской страже. Он хотел отсидеться в своей деревне, но изменил планы, когда узнал об аресте сообщников.
   "И что теперь делать? - думал барон. - Я много потерял, но это пустяки по сравнению с тем, что обещано. Только получится ли дожить и получить награду? Пока удалось убить одного мага, и под вопросом те двое, которые уже должны быть на побережье. Этого мало, чтобы показать свою полезность. Если уцелела ночная гильдия, я её уже не использую, но есть ещё наёмники. И нужно найти мага, который помогал при убийстве Клара. Список у меня, кого-нибудь, да убьём!"
  
   - Я хочу видеть Дажебая! - приказал хан стражникам. - Как только приедет, пусть войдёт!
   Приказы Уклея исполнялись незамедлительно, но не всё зависело от воинов, поэтому он лёг на войлок и подложил под голову подушки, чтобы было удобно ждать. Ожидание затянулось.
   - Тебя пора менять, - недовольно сказал хан, когда откинулся полог и в шатёр на коленях вполз советник. - Постарел и обленился - заставляешь себя ждать. Молодой будет проворней.
   - На всё воля великого хана! - покорно отозвался Дажебай. - Я не знал, что потребуюсь величайшему, поэтому посмел отлучиться в семью старшего сына...
   - Нужен твой совет. Садись и слушай! На кого могут напасть сорголы?
   - У нас нет морских границ, - ответил советник, - а Урам выходит к морю далеко на севере, поэтому нападут или на Лебарию, или на Тору.
   - Если навалятся большими силами, нашим союзникам придётся плохо! - сказал Уклей. - Подписанные бумаги - это не армия, когда ещё подойдёт помощь! Мы сможем помочь Марку только через семь дней, а Августу - через десять.
   - Хотите привести воинов в горы? - предположил Дажебай.
   - В горах мало воды и нечем кормить армию. Молчи и слушай! Из-за войны соседей мы не купили пшеницу в Доршаге, поэтому в стойбищах мало еды. Я предлагаю отправить часть наших воинов в Тору. Пусть король Марк их кормит, а они будут у него под рукой.
   - Мысль мудрая, как и все мысли великого хана, - согласился советник, - только сначала нужно договориться с королём Торы. Посол ещё здесь, поэтому с ним можно передать письмо.
   - Напиши, а я проверю. Потом отвезёшь этому... Пребуту. Хватит ему валять наших дев! Договор получил, пусть берёт письмо и уезжает. И пошли воинов его проводить, чтобы ничего не случилось.
  
   - Мне нужно увидеть короля! - сказал первый жрец Гордоя Эль Марком. - Это требование моего бога!
   - Я всё понимаю, но его величество не может... - замялся секретарь. - И вообще его нет в кабинете...
   - Опять перебрал вина? - спросил Эль. - Можете не оглядываться: нас никто не слышит.
   - Просто беда! - секретарь всхлипнул. - С тех пор как умерла королева...
   - Где он? - спросил жрец. - Что жмётесь? Я найду и сам, но с вами будет быстрее.
   - Где-то в своих покоях. Как позавтракал, так из них не выходит. Велел принести вина и не беспокоить...
   Из приёмной Эль направился к королевским апартаментам. Подчинив стоявших у входа дружинников, он прошёл через две безлюдные комнаты в третью, где на одном из диванов лежал пьяный король. Не церемонясь, первый жрец не только убрал последствия пьянки, но и отвесил Паросу сильную затрещину, едва не сбросившую его с дивана.
   - Что случилось? - воскликнул король. - Почему я трезв? И как ты посмел поднять на меня руку?
   - Если не бросите пить и не займётесь армией, вас убьют, - спокойно сказал Эль. - Это решение богов, а за исполнителями дело не станет! Не то сейчас время, чтобы терпеть на троне ничтожество. Всё поняли?
   - Я не могу... - простонал Парос. - Вы убили Марту, а вместе с ней и часть меня!
   - Я не убивал королеву и не знаю, кто это сделал. Но если не можете править, уступите трон сыну! Тогда можете хоть захлебнуться в вине!
   - Так и сделаю, - согласился король. - Лежу уже шестнадцать, вот пусть он и правит! Надо было догадаться самому.
  
   Плаванье было на удивление удачным. Сильный попутный ветер не стихал и не менял направления, а начавшийся шторм почему-то внезапно стих. Команда "Гордости Надя" не прикасалась к такелажу и даже не трогала штурвал, который привязали ремнём. Капитан был доволен, а его помощника раздражало безделье команды.
   - Угомонись, - сказал ему Надь. - Палубу выдраили, а других дел ты им не придумаешь. Пусть отдыхают, они это заслужили. Выжили в такой шторм и открыли новую землю - что тебе ещё нужно? Если не изменится погода, через три дня будем в Бургасе. Хотя... Как ты думаешь, может, сразу идти в столицу? Если заявить о нашей находке в адмиралтейство, награда будет больше, да и получим сразу. Пока раскачаются морские чиновники Бургаса!
   - В столицу лучше, - согласился Верк. - Только если награда будет большой, многие матросы уйдут. Я слышал их разговоры...
   - Если уйдут эти, наймём других. Скажи, что ты думаешь о новой земле?
   - О ней не нужно думать, её надо занимать, - отозвался помощник. - У многих крестьян так мало земли, что урожая не хватает на прокорм, поэтому они ничего не продают скупщикам совета. Из-за этого дорожает еда в городах. Вырежем белокожих и займём их земли. Возможно, я сам туда перееду.
  
  
   Глава 20
  
  
   В Хурдал прибыли в полдень и остановились в единственном в порту трактире "Морской". Одной комнаты не хватило, поэтому трёх оставшихся в подчинении дружинников после обеда отправили на сеновал. Этот город был раза в два меньше родного для Дарка Кошта и намного грязней виденных им городов Лебарии. Здесь даже не было закрытого стока для слива нечистот и воздух вонял давно забытыми "ароматами", привычными для северных городов Доршага. В порту к этим запахам добавилась вонь протухшей рыбы.
   - Как они могут тут жить? - морщила носик Вела, когда шли по пирсу смотреть корабли. - Хоть бы подул ветер с моря, было бы легче дышать. А кораблей совсем мало.
   Действительно, в порту, который мог принять с полсотни кораблей, их стояло только три. Дарку приглянулся тот, который был больше других и имел две мачты. Сходни были убраны, а на палубе увидели спавшего матроса. Он проигнорировал их крики, и рассерженный юноша использовал магию. Получив магическую оплеуху, матрос вскочил на ноги и принялся вспоминать все ругательства, которые знал. Пришлось его подчинить.
   - Где капитан? - спросил Дарк. - И скажи, почему в вашем порту так мало кораблей.
   - Наш капитан в своём доме, - ответил матрос. - Сходите на улицу Утопших и спросите, где живёт капитан "Грозы моря", вам покажет любой. А кораблей мало, потому что здесь дорогая стоянка. Сейчас никто не плавает, а корабли отгоняют в порт Дерска. Это недалеко и можно выгадать полсотни монет.
   - В городе есть маги?
   - Конечно! Мы не деревня, а портовый город! Магов трое, и живут недалеко от порта, в центре Хурдала, на улице Бура.
   Бур был богом вод и покровительствовал молившимся ему морякам и тем, кому предстояло морское путешествие. В тёплые сезоны вдоль побережья плавало много торговых кораблей, ходили они и на находившиеся в пятидесяти лигах от берега острова. В океан не плавал никто.
   - Сначала идём к магам, а потом навестим капитана, - решил Дарк. - Вы с нами, граф, или вернётесь в трактир?
   - Что я не видел в этом свинарнике? - пренебрежительно отозвался о трактире составивший им компанию Ольгер. - Схожу с вами. Может, возьмём лошадей?
   - Матрос сказал, что маги недалеко от порта, а мне не хочется связывать себя лошадьми, - сказал барон. - А брать ещё и слуг... Нет, лучше наймём экипаж.
   - А они здесь есть? - спросила жена, когда вышли из порта. - Я не видела ни одной кареты.
   Дарк не ответил, потому что остановил прохожего и поинтересовался, как попасть на улицу Бура. Тот начал путано объяснять, и Вела вмешалась в разговор, спросив о наёмных каретах.
   - Действительно, вам будет проще нанять экипаж, - оживился горожанин. - И как я сам не сообразил! Где? Пройдёте ещё квартал и выйдете на Корабельную площадь. Обычно там стоят два-три экипажа.
   Трёх экипажей на небольшой и сильно загаженной навозом площади не оказалось, не было даже двух. Возле покосившегося столба с разбитым фонарём стояла одна карета, на козлах которой дремал кучер.
   - Милейший! - окликнул его Дарк. - Вы можете отвезти нас к кому-нибудь из городских магов? Нам сказали, что они живут на улице Бура.
   - Конечно, господа! - воскликнул тот. - Платите два серебряных и не успеете оглянуться, как будете на месте!
   - Жулик, - проворчал граф, когда садились в карету. - За такие деньги можно уехать на край света.
   Слова кучера не были бахвальством: улица Бура начиналась с этой же площади, а дом мага был третьим по счёту.
   - Подожди нас здесь! - приказал Дарк. - Когда освободимся, отвезёшь к дому капитана "Грозы моря". Знаешь, где это?
   - Кто же не знает славного Хурга Бортала! Я отвезу вас к капитану за три серебряных и два заплатите за ожидание. Если вас не устроит цена, ищите другую карету. Я вижу, что вы не местные, поэтому скажу, что это не такое простое дело. У нас небольшой город, и у всех богатеев свои кареты, а горожане стараются экономить и ходить пешком. В тёплое время бывают приезжие, а сейчас приходится работать себе в убыток.
   - Держи. - Юноша протянул ему пять монет. - Только не вздумай с ними уехать! Мне не потребуется много времени, чтобы найти и содрать шкуру!
   - Зря сорите деньгами, - высказался Ольгер. - Проще было его подчинить.
   - Я и так слишком часто подчиняю людей, - ответил Дарк, - поэтому лучше не делать это там, где проще заплатить. Стучите.
   Граф постучал в дверь привязанным молотком, и им почти сразу открыли. Судя по одежде, открывший был слугой.
   - Вы к господину магу? - спросил он. - Проходите, господа!
   Как и везде в домах, где оказывали услуги, комнатой приёма сделали ближнюю от входа. Она была меблирована несколькими стульями и небольшим столом.
   - Садитесь, господа, - пригласил слуга, - а я доложу о вас магу.
   Магом оказался невысокий мужчина лет сорока, с ничем не примечательным лицом, улыбка на котором сменилась испугом, стоило ему увидеть Дарка.
   - Для чего вы здесь? - выдавил он из себя. - Зачем с вашей силой обращаться к магу?..
   - Не бойтесь, - ответил барон. - Мне действительно не нужны магические услуги, я только спрошу, знаете вы хоть что-нибудь о маге Ольге Сатском? Он жил на побережье лет двести назад.
   - И что вы хотите узнать о моём прадеде? - спросил маг.
   - Это мы удачно зашли! - обрадовался Дарк. - Прежде чем продолжить разговор, давайте познакомимся. - Он назвал себя и представил своих спутников.
   Немного отошедший от страха маг сказал, что его зовут Владом Сатским.
   - Что вам известно о сорголах? - спросил барон. - Или в Хурдале о них не знают?
   - Из столицы сообщили, что они могут приплыть морем и захватить город, - ответил Влад. - В случае их появления приказано срочно слать гонца, не оказывать сопротивления и спасать жителей. О самих сорголах известно немногое. Они сильнее людей, с красной кожей и не владеют магией.
   - Я выбран богами, - сказал Дарк, - и сейчас выполняю их поручение. Нужно проплыть три тысячи лиг до материка сорголов и выяснить, действует ли на них наша магия. Плыть столько, рассчитывая на попутный ветер, будет очень рискованно, поэтому я хочу использовать духа воздуха. Ваш прадед это как-то делал.
   - Нет у меня секретного заклинания, - ответил маг, - и его не было у прадеда. Ольг использовал ритуал вызова, а духа приманил не силой жертв, а своей собственной. Он был сильным магом и очень быстро восстанавливался. Дух понял, что получит намного больше, если не убьёт, а будет забирать силы каждый день. Я не знаю, зачем это понадобилось предку, но, если верить оставленным им записям, они даже подружились. Конечно, ему повезло с духом, и всё могло закончиться смертью.
   - Вы не солгали, - разочарованно сказал Дарк. - Жаль, я рассчитывал на большее. Прощайте!
   - Я могу чем-нибудь помочь? - спросил Влад. - Что если обратиться к городским властям? Если в тюрьме есть приговорённые к казни, может, их отдадут вам? Тогда я рискнул бы провести ритуал. В случае неудачи никто из вас не пострадает.
   - Я подумаю, - ответил барон, подал руку жене и повел её к выходу.
   Граф хотел что-то сказать магу, но передумал и поспешил догнать спутников. Карета ждала у подъезда, а в маленьком Хурдале всё было рядом, поэтому вскоре стучали в дверь дома капитана "Грозы моря".
   - Хург Бортал? - спросил Дарк открывшего дверь мужчину.
   - Ну я, - ответил ему здоровяк, дыхнув на них запахом браги. - Что вам от меня надо? Если куда-то плыть, то только через три декады. Я уже оплатил стоянку и до тепла распустил команду.
   Говорить на пороге с подвыпившим хозяином не имело смысла, он уже собирался захлопнуть дверь. Использовав магию, барон приказал впустить их в дом. В комнате, в которую они пришли вслед за капитаном, тоже воняло брагой. Было заметно, что в ней давно не убирали, по пыли и разбросанной мужской одежде. Когда от неё освободили диван и сели, Дарк освободил капитана.
   - Что вы делаете в моём доме? - удивился тот, вытаращившись на незваных гостей. - И кто вы вообще такие?!
   - Я избранный богами маг, - ответил барон. - Вам это о чём-нибудь говорит? - Одновременно с вопросом он магией убрал у Хурга последствия пьянки.
   - Что вы со мной сделали? - сердито спросил протрезвевший хозяин. - Три кувшина браги выпиты зря! Мне наплевать на то, кем вы избраны и для чего, но если немедленно не уберётесь из моего дома... А-а-а!
   Ударившая по телу боль заставила капитана упасть на пол, свернуться калачиком и завыть. Немного подождав, Дарк убрал заклинание.
   - Хватит или хотите ещё? - спросил он медленно приходившего в себя Хурга. - Я правильно понял, что вы только что плюнули на морского бога?
   - Это наговор! - простонал тот. - Ни один моряк никогда не оскорбит Бура! А вы ответите за необоснованное применение магии! За такое наказывают смертью!
   - Ну как же! - насмешливо сказал Дарк. - Я предупредил о том, что избран богами, а значит, и вашим Буром, а вы ответили, что вам на них наплевать.
   - Что вам нужно? - спросил уже отошедший от боли капитан.
   - Я отвечу, но сначала скажите, что вам известно о сорголах.
   - Ничего не известно.
   - Наверное, последние дни не выходили из дома? - спросил барон. - О них знает весь город, один вы в неведении. Сорголы - это жители другого материка, которые скоро приплывут во множестве, чтобы захватить для себя все наши земли.
   - Как это все? - не понял Хург. - А как же мы?
   - А нас собираются истребить. И это может получиться, несмотря на то, что в военный союз объединились все королевства и Зара и нам помогают боги. Сорголы сильнее людей, имеют оружие получше нашего, и им покровительствует Хранитель.
   - А вас, значит, избрали. И для чего вам я?
   - Мне нужен корабль, чтобы проплыть три тысячи лиг до земель сорголов. Боги хотят знать, будет на них действовать магия или нет.
   - Три тысячи лиг в океане, да ещё сейчас? - уставился на юношу капитан. - Вы в своём уме? Мы потеряемся в бескрайних океанских просторах и погибнем! А если даже чудом попадём к вашим сорголам, нас там и закопают! Сами же говорили об их силе!
   - Боги дали одну вещь, которая позволит знать, в какой стороне находятся земли сорголов и куда нам возвращаться, - ответил Дарк. - Я думаю использовать духа воздуха, поэтому у вас будет попутный ветер. А насчёт закопать... Я не собираюсь там воевать. Выйдем к какой-нибудь деревне и, не открываясь сорголам, опробуем на них магию. И учтите, что если придётся драться, то вас будут защищать самый сильный маг во всех королевствах и полтора десятка бойцов, каждый из которых сильнее нескольких мастеров меча. Я дам достаточно золота, чтобы вооружить всю команду арбалетами. Как, по-вашему, есть у нас шансы?
   - Если всё так, как вы говорите, может получиться, если не попадём в сильный шторм или не столкнёмся с кораблями сорголов.
   - Корабли я сожгу, вот со штормом помочь не смогу.
   - Вы ведь меня подчинили? - спросил Хург. - Тогда почему сняли подчинение? Не нужно было бы уговаривать.
   - И какая мне польза от такого капитана? - сердито сказал барон. - Мне нужен товарищ, а не говорящая кукла!
   - Тогда давайте познакомимся, - предложил капитан. - Вы меня знаете, а я вас нет. И нужно утрясти вопрос денег. Я очень многим рискую, да и матросы поплывут только в том случае, если вы засыплете их золотом.
   - Я Дарк барон Варг, это моя жена Вела, с нами Ольгер граф Сарк. С остальными познакомитесь позже. Благодаря богам у меня сейчас столько золота, что я могу с вами не торговаться. Скажете свою цену - и я заплачу. Могу снять у ваших матросов страх перед плаванием в океане. Это не подчинение, поэтому на них никак не повлияет. Соберёте их вместе...
   - Ты ему тоже снял страх? - спросила Вела о капитане, когда на карете возвращались в порт. - Как-то он быстро согласился.
   - Не только, - ответил муж. - Я разжёг в Хурге жадность, когда разговор зашёл об оплате. Теперь он сделает всё, чтобы наше плавание состоялось. Осталось решить, как договориться с духом. Не хочется убивать дружинников, а просить у главы города преступников... Можно, но я сильно сомневаюсь в том, что он наберёт их в таком городишке.
  
   Борис встретил их в полдень в придорожном трактире. Пятеро чем-то похожих мужчин в тёмной одежде, у каждого из которых над плечами виднелись рукоятки двух мечей. Это его удивило. Клинки редко крепили на спине, а мастера, которые дрались сразу двумя, попадались ещё реже.
   Они заметили его интерес и проводили угрюмыми взглядами. Молчание этой компании и отсутствие на столе вина усилили чувство тревоги, которое возникло при приближении к трактиру и теперь подталкивало к действию. Борис дождался, пока ему и слугам принесут еду, а потом подчинил всех сидевших в зале. Трактирщик обмяк за своим столом, а явные душегубы, наоборот, напряглись, да так и застыли. В зале обедали ещё двое мужчин, судя по одежде и манерам, купцов, которые бросили еду и с безучастным видом сидели на табуретах.
   - Подойди! - приказал юноша одному из пятёрки. - Отвечай, кто вы и чем заняты!
   - Из ночной гильдии, - ответил тот. - Задание - найти и убить мага и его дружка. Известны имена, описание внешности и слуги, которых взяли с собой. Мы выехали позже, поэтому они уже, наверное, в Хурдале.
   - Кто сделал заказ? - спросил Борис.
   - Мы не знаем, - пожав плечами, ответил убийца. - Заказчика проверяли другие.
   "Это кому же мы перешли дорогу? - подумал он. - Ведь на этих висельников затратили большие деньги! Хорошо, что мы остановились в этом трактире, хотя вряд ли они навредили бы Дарку: у него предчувствие сильнее моего. Боги! Это же прекрасный повод вернуться! Тёмных всё равно нужно убить, но в Хурдале это можно сделать с пользой!"
  
   - Ваше величество, вас ждут послы! - доложил новый секретарь.
   - Какие послы? - спросил Марк. - Докладывай полностью!
   - Извините... - Секретарь покраснел от смущения. - Вернулись граф Дорс и Барон Пребут...
   - Что, оба сразу? - удивился король. - Буду принимать по старшинству, поэтому пригласи графа, барон подождёт.
   Когда в кабинет вошёл граф, Марк сразу понял, как он устал.
   - Говорите самое главное и езжайте отсыпаться, - с сочувствием сказал он. - Такие поездки уже не для вас, Мар, только дело слишком важное, а вы были лучшей кандидатурой.
   - Ваше предложение о разделе Доршага принято, договор подписан, - доложил Дорс. - В Лебарии удвоили армию и, как и мы, занимаются мальчишками. Там появился герцог Лар Даргус, которого боги выбрали главнокомандующим объединенной армии. Я с богами не говорил, передаю то, что узнал от Августа.
   - Да, мне о нём говорили жрецы, - сказал Марк. - Герцогу будет трудно, хотя завистники, конечно, найдутся. Я доволен вами, Мар, отправляйтесь отдыхать, потом получите награду. И скажите Пребуту, что я его жду.
   Барон выглядел свежим и при докладе был многословным, но главное было сказано сразу, а остальное можно было не слушать.
   - Я доволен, - прервал его король. - Отдайте бумаги секретарю и идите отдыхать. Я не забуду о вашей услуге. Возможно, вам придётся съездить в Зару ещё раз.
   - Ваше величество, в приёмной ждёт герцог Лашток, - доложил секретарь, когда посол вышел из кабинета.
   - Прибыл! - довольно сказал Марк. - Это кстати. Пусть войдёт!
   Герцог не только устал, он был раздражён и не скрывал настроения. Обычно чистая и выглаженная одежде помялась и пропылилась, грязь была даже на сапогах. Видимо, такой внешний вид был дополнительным свидетельством его недовольства новым королём.
   - Недовольны моим приказом, Эрбель? - спросил тот. - Вам ведь рассказали о сорголах? Горы, которые вам пришлось оставить, даже в мирное время не стоят вражды с кочевниками, а сейчас, когда нужна их помощь, и подавно!
   - Я не верю в эти сказки! - довольно резко отозвался о сорголах Лашток. - Красные великаны бывают только в детских страшилках!
   "Глуп, или за этими словами кроется что-то другое?" - подумал Марк и сказал: - Вы можете не верить богам и своему королю, но должны подчиниться приказу. Сегодня отдохнёте, а завтра со своими полками отправитесь на побережье. Вы должны его охранять и принять первый удар, когда он последует. Отправите мне гонцов, а сами поможете уйти крестьянам и населению трёх городов! Потом перекроете дороги и будете держаться до подхода нашей армии и союзников! Вам ясно? Тогда разрешаю удалиться!
  
   Берег родного Терма увидели на рассвете. Если бы сорголы верили в высшую силу, они встали бы на колени и помолились, на "Гордости Надя" радовались и раздавали друг другу дружеские шлепки.
   - Идём в порт Дорба! - приказал Надь рулевому. - Компас - вещь хорошая, но лучше без необходимости не удаляться от берега.
   Стоило рулевому переложить штурвал влево, как ветер сразу же изменил направление. Теперь он опять был попутным.
   - Чудеса! - воскликнул Верк. - Кому рассказать - не поверят. Такое бывает только в детских сказках.
   - Совпадение, - отозвался Надь, - но очень приятное. Нам не нужно возиться с парусом, да и скорость выше. А ты, оказывается, помнишь детские сказки, я их давно забыл. Помнить нужно полезное, а не выдумки. Когда увидим какое-нибудь селение, нужно пристать и узнать, как далеко от них до столицы.
   Рыбацкую деревню увидели через час с небольшим. Приспустили парус и бросили якорь. С правого борта спустили шлюпку, в которую спрыгнули восемь гребцов. Через полчаса они вернулись, и экипаж узнал, что корабль в пятидесяти карбах* от крупного портового города Марца.
   (*карб - это тысяча шагов взрослого соргола или примерно полторы тысячи метров)
   - Значит, в столице провинции будем завтра к вечеру, - прикинул Надь. - Можно на день встать для ремонта в Марце, но нам с такой мачтой в Дорбе будет больше славы.
   - Лучше не задерживаться, - ухмыльнулся Верк. - Матросы уже решили, на что потратят премии, и не простят нам задержки. Да и ветер может стихнуть или поменять направление, хотя я в это почему-то не верю.
   Они не только не стали заходить в порт Марца, не остановились даже для ночёвки.
   - Команда обратилась с просьбой идти ночью, - сказал помощник капитану. - Матросы не хотят терять время и возиться с парусом. Это их объяснение, а я думаю, что нашим парням не терпится получить золото адмиралтейства и промотать его в весёлых домах. Они уже пять декад не видели баб, от такого может разорвать яйца! Я считаю, что им можно пойти навстречу. Возьмём мористее и назначим вахтенного, пусть жжёт факелы.
   Надь дал согласие, и в огромный порт Дорба вошли на рассвете.
  
  
   Глава 21
  
  
   - Никуда с нами не поплывёшь! - сердито сказал Дарк другу. - Спасибо за этих убийц, но мы обошлись бы дружинниками. Из-за возвращения ты потерял два дня, а если бы капитан не провозился со сбором команды, вообще не застал бы нас в Хурдале!
   - Я его поблагодарю, - засмеялся Борис. - А ты не шуми, а выслушай. Я всё обдумал, когда возвращался. Предлагаю купить услуги кого-нибудь из городских магов. Наделаем камней, и пусть он отвезёт их королю Августу! Возьмём магическую клятву, а в охрану дадим подчинённых дружинников, которые в плавании будут обузой. Они не захотели плыть с тобой, но с удовольствием проводят мага в столицу. Потом он их освободит.
   - Ты представляешь, сколько нужно камней? - спросил всё ещё сердитый барон.
   - Не так уж много, - пожал плечами друг. - Всех магов усиливать не будут, только боевых, ну и других из самых сильных, которых можно использовать в бою. В любом из королевств таких не больше сотни, а в трёх и в Заре - в четыре раза больше. Кстати, камни нужны только на декаду, а потом их можно отдать другим.
   - Жизненный план, - с сарказмом сказал Дарк. - В нём только одно слабое место - сами камни. Где мы возьмём столько крупных камней силы, чтобы превратить их в золотые?
   - Такие подойдут? - спросил друг и протянул полную жменю золотистых камней размером с крупный боб. - Набрал на дороге и превратил, не слезая с коня. Может, на камни магов потратил бы меньше силы, но я и от сотни обычных не почувствовал её убыли.
   - Такие же, как наши, только крупнее, - осмотрев камни, сказал Дарк. - Почему-то я об этом не подумал. Ладно, убедил. Есть у меня на примете один маг, который уже предлагал услуги. Отправим его в Орт, а ты удвоишь нашу магическую силу. Граф, съездите с Борисом к Владу? А я займусь дружинниками. Только сначала сделаем камни.
   - Скажете, когда нужно ехать, - лениво отозвался сидевший на бухте каната Ольгер.
   С Борисом разбирались на палубе "Грозы моря", куда сегодня перебрались из трактира. Тут же присутствовал и Горд, а Вела с Барком захотели перед отплытием пройтись по лавкам и уехали в город в сопровождении двух дружинников.
   - Тогда я, с вашего позволения, займусь этими висельниками, - сказал жрец, имея в виду стоявших с безучастным видом убийц. - Их нужно подготовить к ритуалу.
   Борис в компании Валя с Гертом отправился на городской пляж собирать подходящие по размеру камни, Горд увел убийц на корму, а Дарк вошёл в одну из трёх кают корабля, где на узких койках сидели трое подчинённых дружинников.
   - Не передумали? - спросил он, сняв подчинение. - Тогда у меня есть к вам ещё одно предложение. Мы находимся на юге, в портовом городе Хурдале. Если поклянётесь, что проводите в Орт нанятого мной мага и будете его охранять, я не стану накладывать подчинение. Доведёте его до королевского дворца и свободны. Я вам заплачу, чтобы были деньги вернуться к барону Доргу. Согласны?
   - А если нет? - спросил один из дружинников.
   - Враги отправили за нашими головами пять убийц из ночной гильдии, - сказал Дарк. - Наверное, не поняли, с кем связались. Всю пятёрку пленили и принесём в жертву духу воздуха, чтобы всю дорогу дул попутный ветер. Но ещё предстоит возвращаться, и опять понадобятся жертвы. Что побледнели? Вы совершили преступление, и мы вправе вас казнить, а какая разница приговорённому, как именно отнимут жизнь?
   После этого разъяснения, они поспешили принять его предложение и принести клятву.
   Вскоре вернулся Борис со слугами, и друзья занялись превращением обычной гальки в золотистые камни силы. Сотворив по образцу три сотни таких камней, Дарк не почувствовал ни малейшей убыли в силах. Или эта убыль была небольшой, или она такой выглядела для его сил. К тому времени как закончили с камнями, вернулись уезжавшие в город, а когда карету разгрузили от их покупок, на ней отправились к магу Борис с графом. Влад Сатский сразу же согласился уехать в столицу.
   - По-моему, он жалел о своём предложении провести ритуал, - посмеиваясь, рассказывал вернувшийся друг. - Когда я сказал о поездке, Влад прямо просветлел лицом. Призыв духа мог закончиться смертью, а поездка с нашим поручением к королю закончится наградой. К тому же первым магом, который увеличит силу, станет сам Влад, он уже надел повязку. Сыграло свою роль и то, что мы даём охрану и оплачиваем путешествие. Давай отправим к нему дружинников с золотом и камнями и займёмся своими делами. Горд закончил подготовку ритуала?
   - Всё готово, - ответил Дарк. - Наш жрец сказал, что опасность грозит ему одному, и будет трудно убедить духа подождать, пока он сядет на корабль. На тот случай, если это не получится и уплывём без него, я узнал ритуал со всеми подробностями.
   - А кого будем приносить в жертву при возвращении? Сорголов?
   - Наверное, - ответил барон. - Давай быстро разделаемся с делами. Команда нервничает, несмотря на наше золото, а я не хочу сильно влиять на них магией, лучше поторопиться с отплытием.
   Через свечу трое освобождённых дружинников с золотом и камнями отправились к городскому магу, а команда "Грозы моря" вытащила на палубу оба якоря и подняла паруса. Сходни не убрали, и кроме них корабль связывал с причалом только тонкий канат.
   Горд отвёл убийц на две сотни шагов от корабля, воздел руки и начал кричать что-то невразумительное.
   - Я запомнил каждое слово, - сказал Дарк собравшимся на палубе пассажирам. - Для нас в них нет смысла, но не для духов. Призывают только так, а потом с духом можно общаться мысленно. Смотрите!
   Небо над жрецом стремительно светлело. Облака расходились в разные стороны, пока не показалось солнце. Душераздирающие вопли убийц ударили по нервам. Эти крики длились недолго и скоро смолкли. Едва жертвы упали, как жрец изо всех сил бросился к кораблю.
   Поднявшийся ветер ударил в паруса, заставив заскрипеть мачты. Корабль дёрнулся, но его удержал канат.
   - Быстрее! - заорал капитан Горду. - Я рублю канат! - Не дожидаясь жреца, он с силой ударил мечом.
   Канат лопнул после второго удара, но Горд всё-таки успел запрыгнуть на палубу. Сходни упали в воду, а корабль, быстро ускоряя ход, поплыл к выходу из бухты.
   - Вы можете сказать своему духу, чтобы дул не так сильно? - крикнул Хург. - Мачты долго не выдержат!
   - Дух хочет быстрее разделаться со службой, - ответил тяжело дышавший жрец. - Не бойтесь, он обещал, что не нанесёт повреждений кораблю. Сейчас наберём скорость, и ветер уже не будет таким сильным.
   - Куда уж больше! - продолжил кричать капитан. - И так несёмся, как галопом на лошади! Мой корабль скоро будет черпать носом воду!
   - Пусть команда перенесёт грузы на корму, - предложил Барк. - Нос должен приподняться.
   - Эй бездельники! - заорал на матросов Хург. - Если не хотите кормить рыб, быстро перетаскивайте грузы на корму!
   По мере того, как бочки и мешки переносились в заднюю часть корабля, он перестал зарываться носом в воду, а когда то же самое сделали в трюме, нос даже поднялся над водой.
   - Никогда не ездил так быстро! - сказал спутникам граф. - Паруса не лопнут? Смотрите, как они выгнулись!
   - Если дух сказал, что корабль выдержит, так и будет, - успокоил его Горд. - Он это как-то чувствует. Теперь мы доберёмся до цели меньше чем за два дня.
   Дарк подошёл к рулевому и проверил курс по закреплённому на подставке компасу. Шли правильно, а ветер дул в нужном направлении, так что матрос мог закрепить штурвал и идти отдыхать.
   - Я пойду в каюту, - отвернувшись от ветра, сказала Вела. - Слишком сильно дует, у меня из-за волос уже устала шея. Надо будет завязать их в узел, чтобы не развевались.
  
   Влад предложил дружинникам отдыхать, а сам занялся сборами в дорогу. В тот день переночевали в его доме, а утром выехали в столицу. Несмотря на то что он недолго носил повязку с золотистым камнем, магические силы увеличились вдвое!
   "Сказали, что они вырастут раз в пять, а то и больше, - думал маг. - Жаль, что придут сорголы, а я дал слово. Если никому не отдавать этих камней, я войду в число самых сильных магов, а отдав, буду одним из многих. Но король должен оценить услугу!"
   Они уже отъехали лиг на десять от Хурдала, когда сильный удар по затылку погрузил его в беспамятство. Когда вернулось сознание, Влад услышал чьи-то разговоры.
   - И что это за камни? - сердито спросил грубый голос.
   - Возьмём с собой, а потом спросим у Берка, - предложил тот, кто время от времени кашлял.
   - Давайте сначала разделим золото! - потребовал третий. - Камни подождут. Бок, а недобитый, кажись, зашевелился. Может, стукнуть его ещё раз?
   - Я сначала его расспрошу, а потом кончу, - отозвался грубый. - Заодно узнаю о камнях, может, их здесь же и бросим!
   Владу стало лучше, и он, собрав все силы, вложил их в заклинание, которое останавливало сердце. На подчинение сразу троих сил могло не хватить, а на убийство их нужно было намного меньше.
   Это усилие опять ввергло его в беспамятство. Вторично пришёл в себя в темноте. Видимо, остатки сил ушли на исцеление, потому что их не хватило даже на то, чтобы осмотреться магическим взглядом. Но голова почти не болела, да и в теле уже не было той слабости, какую он чувствовал, когда слышал разговор. Донимал ночной холод, поэтому Влад собрался с силами и встал. Магии по-прежнему не было, но удалось кое-что увидеть глазами. Через облака едва просвечивала меньшая из лун - Юпа, и можно было различить лежавшие тела. Невдалеке заржала лошадь и что-то звякнуло. Видимо, грабители не успели перед смертью расседлать лошадей.
   Влад присел рядом с одним из лежавших и проверил его рукой. Перевернув холодное тело, он освободил его от плаща, завернулся в него и лёг ждать утра. Незаметно подкрался сон.
   К рассвету маг совсем замёрз, несмотря на тёплую одежду и чужой плащ, но о вчерашнем ранении напоминала лишь небольшая слабость, которая вскоре прошла. Магические силы полностью не восстановились, но он уже мог себя защитить. Осмотр стоянки дал неожиданные результаты: из трёх лежавших на земле мужчин один оказался живым. Связав ему руки, Влад потратился на лечебное заклинание. Пришлось немного подождать, прежде чем оклемается его пленник.
   - Будешь отвечать сам или тебя нужно подчинять? - спросил он и для убедительности пнул связанного носком сапога.
   - Подчиняют маги, а у тебя повязка, - отозвался скривившийся от удара мужик. - Будешь кончать?
   - Сначала ответишь на вопросы, а потом я решу. Вопрос первый: что случилось с моими спутниками?
   - Побили стрелами, - ответил разбойник. - Тебя достали из пращи. Они люди воинские, а ты горожанин. Бок хотел тебя попытать, может быть, взяли бы выкуп.
   - Где наши вещи и золото? - спросил Влад.
   - Вещи в сумках рядом с лошадьми, а золото должно быть у Бока. Может, договоримся?
   - Это вряд ли, - ответил он, вынул из ножен на поясе пленника кинжал и вонзил ему в грудь.
   На осмотр разбойничьего лагеря ушло больше свечи, но удалось найти свои вещи, включая камни силы и золото. Денег было больше, чем он взял в дорогу, наверное, в кошель ссыпали и то золото, которое было у дружинников.
   "Шуточки Ланы, - подумал Влад о богине удачи, закрепляя сумки на двух конях, которых решил взять с собой. - Товарищи моих дружинников отправились в смертельно опасное плавание и наверняка пока живы, а эти решили, что отделались безопасной прогулкой, и лишились жизни. Нужно взять с собой меч и кинжал. Я не воин, но с оружием будет спокойней".
  
   Август редко засиживался в своём кабинете. Большинство дел, которые требовали вмешательства короля, выполнялись канцлером и его канцелярией, а остальное можно было решить на ходу в любом месте. Кабинет он использовал только для самых важных и секретных дел. Исключения были редки. Вот и сейчас, когда один из слуг передал, что в приёмной появился и ждёт аудиенции первый жрец Эхтая, Август приказал привести его в соседнюю с его любимой комнатой отдыха гостиную. Если Эберней ехал для встречи через всю столицу, пройдёт и через половину дворца. В самом деле, не королю же бежать из-за него в кабинет!
   - Приветствую ваше величество! - поздоровался жрец, когда Август решил, что гость уже подошёл, и открыл дверь в гостиную.
   В таких случаях должен был доложить слуга, но приход Эбернея наверняка был связан с сорголами, поэтому король приказал слугам удалиться.
   - Я вас слушаю, - сказал он, садясь напротив гостя. - Приехали с чем-то важным?
   - Судите сами, - ответил жрец. - Важно ли во много раз усилить боевых магов королевства и наших союзников?
   - Боги не успели этого сделать, - сказал Август. - Усилили, но очень немногих. Вам что-то передал Эхтай?
   - Вы знаете о двух избранных магах, которые уехали на побережье? - не отвечая, спросил жрец.
   - Знаю. Мне об их миссии рассказал герцог Даргус.
   - Так вот, они отправили к вам одного из магов Хурдала с камнями силы, которые позволят сделать то, что не успели выполнить боги.
   - Менять камни у магов? - удивился Август. - Разве такое возможно? Я читал, что стоит вытащить камень...
   - Маг знает, что нужно делать, - перебил его Эберней, - но он может не доехать! Убиты дружинники его охраны, и он сам пострадал от нападения разбойников. Нужно срочно выслать ему навстречу своих людей! И учтите, что у него на лбу будет повязка. Мой бог просил передать, что камнями должны воспользоваться маги всех союзников.
  
   - Он меня унизил! - бушевал герцог Лашток. - У этого выскочки нет ничего, кроме наглости и силы, а у меня пятнадцать поколений благородных предков!
   - Если будете так себя вести, они на вас и закончатся! - сердито сказал его маг барон Лаштай. - Я уверен в том, что король поручил за вами следить, а вы медлите с исполнением приказа! Ещё утром должны были выступить к побережью, а до сих пор сидите в своём замке. Не верите в сорголов? Если так, значит, вы не слишком умны.
   - Вы забываетесь, барон! - вскинулся герцог.
   - Это вы забываетесь, Эрбель! - возразил маг. - Стали бы боги мирить королевства, если бы для нас не было угрозы? Если сорголы обрушатся на побережье, когда на нём не будет ваших полков, с вас живого снимут кожу. Сегодня уже поздно, но завтра вы должны выступить с рассветом. Сводить счёты будете, если не случится войны!
  
   - Для чего тебя вызывали во дворец? - спросила сестра.
   - Король опять отправляет в Зару, - ответил барон Пребут. - Нужно отвезти его согласие принять у нас часть войска ханов.
   - Мог бы послать обычного гонца! - сердито сказала она. - Это их дело - возить письма, а не послов. Ты барон!
   - В обычное время так и сделали бы. - Он обнял недовольную предстоящей разлукой девушку. - Когда вернусь, обещали наградить.
   - Тебе уже обещали награду за прошлую поездку. И где она?
   - Дело не в награде, Нора, - сказал брат. - Я не хотел верить в краснокожих великанов, но пришлось. Не стал бы наш король принимать у себя столько воинов учи, если бы нам не грозила беда!
  
   Ветер стих, когда "Гордость Надя" со спущенным парусом подошёл к одному из причалов столичного порта и повернулся к нему правым бортом. Матросы бросили два каната, за которые дежурившие на пристани сорголы подтянули корабль к месту стоянки. Они же подтащили сходни.
   - Кто такие и по какой надобности прибыли в порт Дорба? - спросил пришедший с проверкой чиновник. - И что у вас за позорище вместо мачты?
   - Капитан и владелец этого корабля Надь, - представился капитан. - Вообще-то, мы из Бургаса, а сюда приплыли, чтобы сделать заявку в адмиралтействе на открытую землю. Мачта сломалась в бурю, а ремонт вызвал бы задержку...
   - А вам не терпится получить премию, - понимающе сказал чиновник. - Велика ли земля? Наверное, какой-нибудь, никому не нужный остров в океане. Ладно, это не моё дело. Ответьте, нет ли среди вас больных?
   - Нет ни больных, ни каких-либо товаров, - ответил Надь. - Команда может сойти на берег?
   - Идите, но до темноты все должны вернуться на корабль. Учтите, капитан, что вы отвечаете за своих матросов. За любой проступок накажут не только их, но и вас! Да, оружие должно остаться на корабле!
   - Слышали? - спросил команду Верк и показал огромный кулак. - Только попробуйте нарушить порядок! А если пострадает хозяин, лучше вам сюда не возвращаться!
   Первыми на причал сошли капитан и его помощник, а за ними потянулись матросы. Воры встречались редко, а на корабле не осталось ничего ценного, кроме запертых в каюте капитана пистолей, поэтому его охрану доверили портовикам. Когда шли к выходу из порта, остановились поглазеть на редкое для северных портов зрелище: от одного из причалов отходил паровой корабль. Сильно дымила труба, гудела машина, и за кормой оставался пенный след от винтов.
   - Красиво! - с восхищением сказал кто-то из матросов. - И быстрый ход, и никакой возни с парусом!
   - У них возня с углем, - возразил Верк и добавил: - Говорю для тех, кто не был в Дорбе! Поменьше глазейте по сторонам, если не хотите, чтобы над вами смеялись.
   Легко было помощнику говорить такие слова, когда он бывал во многих городах и даже служил на паровом корабле! А как не открыть рот бывшему деревенскому парню, когда он идёт по улице, застроенной домами в пять этажей? Открывали и стояли, запрокинув головы, вызывая смех и улыбки горожан. Надь с Верком сразу же отделились от команды и поспешили в адмиралтейство. Оно было недалеко от порта, поэтому не стали брать экипаж, а пошли пешком.
   В здании адмиралтейства не было охраны, как и в других органах власти, и вошедшим морякам пришлось стучаться в наугад выбранные двери. Они ни разу здесь не были и не знали, к кому обращаться. Первые две двери оказались запертыми, а выглянувший из третьей чиновник не только их выслушал, но и проводил в нужный кабинет.
   - Значит, вы нашли новую землю, - сказал его хозяин. - И большая земля? Небось, крошечный остров в океане?
   - Может, и остров, - ответил раздосадованный его недоверием капитан, - только огромный. С расстояния десяти карбов он закрывал весь горизонт! И там были свои хозяева вроде нас, только пониже и с отвратительной белой кожей, у которых нашли много изделий из хорошей стали. Скажите, может всё это быть на небольшом острове?
   - Расскажете подробно! - заинтересовался чиновник. - Только сначала я кое-кого приглашу. - Он вышел из кабинета и вскоре вернулся в компании троих сослуживцев.
   Когда Надь рассказал о плавании с подробностями, его забросали вопросами.
   - Мы были там очень недолго, - объяснил он, когда стали спрашивать о белокожих. - Главным было отремонтировать корабль и запастись продовольствием для возвращения. Белокожие не отдали бы нам еду и могли обратиться за помощью в город. Проще перебить крестьян, чем иметь дело с воинами.
   - Придётся вам плыть туда на нашем корабле, - сказал один из чиновников. - Нужно больше узнать об открытой земле, а для этого захватим её жителей. Сами вы там не погуляете, а у них многое узнаем. И попробуете плыть вдоль берега. Если это материк, вас засыплют золотом! Но уже сейчас вы получите по тысяче монет, а каждый матрос - по две сотни!
  
  
   Глава 22
  
  
   В первый день Дарк часто выходил на палубу полюбоваться морем, но сильный ветер быстро загонял в каюту. Из матросов наверху был только тот, кому выпало стоять у штурвала, но и он не стоял, а лежал, прикрывшись куском парусины. Время от времени поднимался проверить компас, но штурвал был крепко привязан ремнём, а ветер не менялся, поэтому не было и отклонений от курса. Остальные матросы спрятались в кубрике, а капитан, который делил свою каюту с графом Сарком, напился вдрызг. Дарк подумал было протрезвить его магией, но потом махнул рукой. Если не изменится погода, корабль и без команды доплывёт куда нужно. Мачты по-прежнему неприятно скрипели, но прочно держались в гнездах. Наверное, со стороны вид безлюдного корабля, плывущего по волнам быстрее галопирующего скакуна, казался таинственным и жутким. Его команду, несмотря на магию, терзали страх и мрачные предчувствия. У матросов можно было задавить любые чувства, но для этого их нужно было подчинить.
   Обедали всухомятку. Закончив есть, Дарк опять собрался на прогулку и пригласил с собой Велу, но она отказалась. Корабль слабо качало, но жене хватило и такой качки, чтобы чувствовать тошноту. Магия помогла убрать плохое самочувствие, но не улучшила ей настроение.
   Открыв дверь каюты, барон увидел стоявшего на палубе жреца.
   - Вышли подышать свежим воздухом или полюбоваться морем? - спросил Горд у подошедшего юноши.
   - Полюбоваться, - ответил тот. - Жена открыла окно, и в каюте свежо.
   - Можно укрыться от ветра за баком, заодно поговорим, если вы не против разговора.
   Они перенесли за настройку бухту каната, чтобы было на чём сидеть.
   - Здесь лучше, - довольно сказал Дарк. - Ветра почти нет. Так о чём вы хотели говорить?
   - Меня интересуют ваши планы, - ответил жрец. - Я слышал о деревне, но не уверен в том, что это получится. Даже с вашей силой нужно подобраться к околице, а возле деревень обычно сводят лес. Вас могут увидеть сорголы или почувствовать собаки, если они там есть. Хорошо если на них действует магия! Если нет, вы рискуете не вернуться. А идти туда всем...
   - Посмотрим, - ответил барон. - Нам ничего неизвестно о сорголах, поэтому сейчас строить планы... Возможно, сделаем засаду вблизи дороги. Давайте поговорим о другом. Скажите, Горд, почему вы стали жрецом Ольмера? Я не оскорбил вас этим вопросом?
   - Скорее, удивили. Я не выбирал, выбрали меня. Тогда в Доршаге ещё не преследовали его жрецов, поэтому они свободно ходили по деревням и выбирали способных к магии мальчишек. Будущим жрецам не ставят камни силы, магию пробуждает сила бога. Жрецы - единственные, кому разрешено давать магию договором с Хранителем.
   - И у вас никогда не возникало желание уйти?
   - Ну вы и спросили! - удивился Горд. - Почему оно должно у меня возникнуть? Из-за жертв? Так у меня другое отношение к смерти, а жрец - это навсегда. Мы служим, даже закончив жизнь.
   Долгое время молча смотрели на бескрайнюю водную стихию и ползущие по небу облака, а потом из своей каюты вышел граф.
   - Хочу подышать свежим воздухом, - сказал он, присев рядом с ними на корточки. - В каюте это не получается даже с открытым окном. Капитан выдул две бутылки крепкого вина, а потом оно вышло обратно вместе с обедом. Сейчас соберётся с силами и пойдёт в кубрик за матросами, чтобы убрали. Подействовали бы вы на него магией, а то к вечеру опять нажрётся как свинья.
   - Только что подействовал, - ответил Дарк. - Он трезв, полон сил и испытывает отвращение к выпивке, ну и ко мне заодно.
   Опять открылась дверь капитанской каюты, и из неё вышел Хург. Бросив неприязненный взгляд на пассажиров, он, слегка покачиваясь, направился в кубрик.
   - Странное плаванье, - сказал Ольгер. - Я говорю не только о скорости, но и об отсутствии экипажа. Я уже плавал несколько раз, но на палубе всё время были матросы, а сейчас плывем как на "Корабле мёртвых". Слышали о таком? Это одна из баек, которыми моряки любят пугать пассажиров. Надеюсь, что в океане нет мелей и на нашем пути не окажется другого корабля. Мы не успеем повернуть, а ночью вообще ничего не увидим. Я сегодня помолюсь Лане, ну и заодно Буру.
   Появился капитан в сопровождении трёх матросов, которые несли ведра с водой. Хург довел матросов до каюты, но сам в неё не зашёл. Потоптавшись на месте, он направился к господам.
   - Зря вы это сделали, - сказал он Дарку. - Пусть мне было плохо, но я на время заглушил страх! А теперь он охватил меня с новой силой, а из-за вас воротит от выпивки!
   - А чего вы так боитесь? - удивился Дарк. - Ветер будет дуть до конца плавания, из-за компаса мы не затеряемся в океане, а корабль достаточно прочный, чтобы выдержать такое путешествие.
   - Вы ещё мальчишка, хоть маг и барон, - ответил капитан и, укрываясь от ветра, тоже сел за бак. - У моряков океан и смерть - это одно и то же! Сотни лет никто не видел затерявшихся в нём кораблей! Плавали по рекам и вдоль берега, а плавание к островам - это уже риск, несмотря на то что до них только полсотни лиг и отправлялись только в хорошую погоду. Не знаю, что вы сделали, для того чтобы я согласился, но сейчас получили бы отказ! И дело даже не в возможности умереть. Среди моряков распространено поверье, что все сгинувшие в океане лишаются душ. Бур не одобряет таких плаваний, потому и карает наглецов!
   - Наше плавание одобрено богами, - сказал жрец, - так что можете не бояться за душу.
   - Это только ваши слова, - возразил Хург. - Вроде не лжёте, но таким, как вы, нетрудно скрыть ложь. - Он поднялся и, отворачиваясь от ветра, направился к своей каюте, из которой выходили закончившие уборку матросы.
   - Моряки очень суеверны, - сказал граф, - а сейчас они сильно напуганы нашим плаванием. Пытаться в чём-то убедить - это только бесполезно тратить время. Мне самому не по себе, только я давлю свой страх, а они не хотят этого делать.
   - Пойду в каюту, - поднимаясь, сказал Дарк. - На жену действует качка, а я, вместо того чтобы её жалеть, хожу на прогулки. Сейчас выйдет Борис, он составит вам компанию.
   Больше он в тот день не гулял. Ночь прошла спокойно, и утром не было причин для волнений. Матросы уже не испытывали прежнего страха и покидали кубрик не только справить нужду, но и размять ноги.
   - Я думаю, что сегодня должны приплыть, - сказал Дарк встреченному на палубе Борису. - Мне пришла в голову мысль: почему бы нам не напасть на какой-нибудь корабль? Подожжём, а когда сорголы начнут прыгать в воду, выловим и используем для проверки магии и жертвоприношения. С этим духом можно без риска договориться на корабле. Захватим пленника или двух и потом допросим. Если это получится, не придётся приставать к берегу.
   - А если используют оружие, которое убивает на большом расстоянии? - высказал опасение друг. - Думаешь, его не будет на корабле?
   - Может, и будет, - пожал плечами Дарк, - только вряд ли его сразу применят, сначала попробуют нас захватить. Если у сорголов будет небольшой экипаж, можно обойтись без огня.
   - Хочешь их подчинить? - догадался Борис.
   - Конечно! Проверим действие магии и возьмём пленных, а если не получится с подчинением, тогда останется огонь.
  
   Перед тем как покинуть разбойничий лагерь, Влад поменял одежду и смыл в ручье кровь с затылка, поэтому имел безупречный вид. Вот только одежда была не благородного кавалера, а обычного горожанина. В роду Сатских не было благородства, но уже двести лет все его мужчины были магами, а статус даже слабого мага был не ниже, чем у кавалера. Сейчас повязка на лбу не позволяла представиться магом, а почувствовавший рост сил Влад не хотел её снимать, поэтому и обращение к нему было как к простаку. Это неприятно кольнуло, когда он остановился для обеда в придорожном трактире. Подумав, маг решил наплевать. Что ему показное уважение случайно встреченных людей! Сила была важнее. Неизвестно, что ждёт впереди, а у него пока не было другой защиты, кроме магии. В городе можно будет нанять одного или двух охранников, а пока приходилось рассчитывать только на себя.
   - Далеко держите путь? - спросил его сидевший за соседним столом купец. - Спрашиваю на случай, если нам по пути. Так получилось, что я отправился в дорогу без охранника, а одному ехать опасно. Я вижу на вашем поясе меч...
   - Еду в столицу, - ответил ждавший еду Влад. - Я путешествовал со спутниками, но они пали от разбойничьих стрел. В Мадере думаю нанять хотя бы одного охранника, от меня самого защита плохая.
   - Я тоже собрался в Орт, - обрадовался купец. - Предлагаю ехать вместе. Одного охранника наймёте вы, а другого я - это позволит не сильно тратиться на охрану! Меня зовут Марк Брем.
   Он тоже представился и ответил согласием. Золота дали много, и можно было не экономить, но до Мадера ещё нужно добраться, а ехать вдвоём веселей и безопасней. У нового попутчика за поясом был кинжал, с которым купцов обучали сражаться с детских лет.
  
   Даргус прекрасно понимал, какую тяжёлую ношу взвалили на его плечи боги, назначив главнокомандующим. И признание Лара королями - это только половина дела, нужно было, чтобы его признали их герцоги, а с этим было плохо даже в Лебарии. Единственными, с кем он не ожидал сложностей, были учи. Приказа Уклея будет достаточно, для подчинения степного воинства. Но одного подчинения было мало. Как управлять воинами разных королевств, если они никогда не воевали вместе, а многие не воевали вообще? О какой слаженности можно говорить?
   Пока была хоть какая-то ясность с армией Августа, об остальных он не знал ничего. Неизвестно было и то, где, когда и какими силами высадятся сорголы, боевые качества их воинов и оружия. Незнание могло привести к большим потерям, но с этим приходилось мириться. Побережье двух королевств и присоединенного к ним Доршага протянулось больше чем на три тысячи лиг, многие его участки были слабо заселены и не имели дорог, поэтому о том, чтобы помешать высадке сорголов, не могло быть и речи.
   Пять дней назад Лар занялся знакомством с основными военными силами Лебарии. У Августа были трое командующих, которых король передал в его подчинение. Пока он нашёл общий язык только с герцогом Парком, а остальные получили приказ и тихо его саботировали. Жалоба уронила бы в глазах короля, а использование силы бога к герцогам могло вызвать его гнев. Подумав, Даргус нанёс визит канцлеру.
   - Герцоги Барос и Давлей? - сказал граф Марей. - Этого следовало ожидать. Эти господа неохотно подчиняются воле короля, а вы для них всего лишь герцог королевства, которого уже нет. Видимо, оба не верят во вторжение сорголов и вмешательство богов. Я бы на вашем месте показал зубы. Можете убить кого-нибудь из них в поединке?
   - Я могу, не напрягаясь, убить всех герцогов, - невесело пошутил Лар, - только что по этому поводу скажет его величество?
   - Если среди них не будет герцога Парка, он проникнется к вам уважением. Сейчас оно вызвано выбором богов, а будет заслуженное лично вами. Кир друг короля, а о мешающих вам герцогах этого не скажешь. Эти два рода давно и последовательно подрывают королевскую власть. Действуйте, герцог, только не дайте себя убить!
   Даргус начал с герцога Кая Бароса. Подчинённые ему полки располагались в южных городах, а герцог постоянно жил в столице, ненадолго отлучаясь из неё в родовой замок для охоты на оленей. При их первой встрече Барос даже не смог ответить на вопрос, кто вместо него управляет войском. Тогда Лар не стал обострять отношения, он сделал это сейчас. Взял с собой пять королевских дружинников и верхом отправился во дворец строптивого герцога.
   Охрана Бароса оказала ему почтение, и его слуги быстро и уважительно привели гостя в одну из дворцовых гостиных. На этом уважение закончилось, потому что Кая пришлось долго ждать.
   - Эй, любезный! - выйдя в коридор, позвал Даргус шедшего по каким-то делам слугу. - Я не собираюсь и дальше терпеть хамство вашего хозяина. Я уезжаю, а вы передайте, что он лишён звания командующего! Пусть и дальше воюет с оленями, если больше ни на что не способен!
   Слуга побледнел и бросился бежать по коридору. Лара намеренно оскорбили пренебрежением, и он ответил одним из тех оскорблений, которые смываются только кровью. Барус не сможет и не захочет уклониться от дуэли. Он мастер меча и на двадцать лет моложе, поэтому не станет осторожничать со стариком.
   Его догнали возле парадного выхода.
   - Господин герцог! - задыхаясь, крикнул бежавший по лестнице мужчина. - Герцог Кай Барус просит вас вернуться! Вам нужно объясниться!
   - Мне не о чем с ним разговаривать! - надменно ответил Лар. - Меня здесь оскорбили, а если ваш хозяин считает оскорблённым себя, он знает, где меня найти. Может не приезжать лично, а прислать своего представителя. Так даже лучше, потому что у меня нет никакого желания его видеть!
   Разговор со слугой состоялся без свидетелей, теперь их было предостаточно. Даргус прошёл мимо опешивших слуг и растерянных дружинников и направился к конюшне, где его ждал эскорт. Наверное, никто так не оскорблял герцогов Барус, да ещё в их собственном дворце. Несомненно, уже вечером об этом будет знать вся столица.
   Лар полагал, что взбешенный Кай не станет тянуть с вызовом, так и вышло. Не прошло и свечи со времени возвращения в выделенные ему в королевском дворце покои, как слуга доложил, что прибыл и требует встречи барон Воркер. Это тоже было оскорблением и нарушением этикета, по которому в таких случаях с вызовом присылали графа. Что может требовать от герцога какой-то барон?
   Даргус не хотел терять время, поэтому принял наглеца.
   - Ну? - обратился он к стремительно вошедшему барону. - Излагайте, с чем пришли. Можете не представляться.
   - Герцог Кай Барус вызывает вас на поединок за нанесённое оскорбление! - зло сказал барон. - Как оскорблённая сторона, он имеет право выбора времени и места встречи! Так вот, вас будут ждать через две свечи на площади Правосудия! Да, у вас должен быть один меч.
   Даже не кивнув на прощание, он повернулся и так же быстро вышел из комнаты.
   "Меня уже похоронили, - понял Лар. - Отсюда и такая наглость. Пусть я чужой, но всё равно герцог, а теперь и обласканный королём высший воинский начальник. Не стал бы хамить этот Воркер, побоялся бы за своё будущее. Ну что же, тем лучше! Нужно побеспокоиться о секундантах".
   Он знал уже многих благородных в столице, и кое с кем из них сложились неплохие отношения. Подумав, написал два письма и отдал их слуге со словами:
   - Эти письма нужно сейчас же отправить графу Доберу и барону Рапсу.
   Лар был уверен в том, что ему не откажут и не ошибся. Когда он в сопровождении дружинников прибыл на площадь, там уже ждали граф с бароном в большой компании других благородных.
   - Дорогой друг! - обратился к нему Добер. - Разумно ли в ваши годы принимать вызов герцога Баруса? Этот молодой забияка полдня машет мечом, а у вас нет такой возможности! Может, обратиться к королю? Учитывая обстоятельства, он наверняка запретит дуэль.
   - Не беспокойтесь, дорогой друг! - отозвался герцог. - Мой случай не из тех, когда требуется вмешательство его величества.
   К ним подошли за платой городские стражники, узнали, кто собирается драться, и поспешили сбежать. Вскоре с большой свитой прибыл Барос. Соскочив с коня, он бросил поводья слуге и направился к своему противнику.
   - Я не имею желания с вами разговаривать! - надменно сказал он. - Доставайте меч и начнём, меня ждут дела!
   - Вас ждут олени, - ухмыльнулся Лар и обнажил меч. - И ещё вас давно заждался Ольмер. Когда встретитесь, скажите, что я к нему не тороплюсь!
   Он не собирался показывать свою силу, наоборот, нужно было поддаться, а потом якобы случайно выиграть схватку. Тогда будет шанс получить вызов на поединок и от герцога Давлея. Если же он испугается...
   Даргус ускорил восприятие и без труда уклонялся от ударов противника или отводил их в сторону, не показывая силу и не пытаясь атаковать. Зрители видели, что он слабее и медлительней молодого герцога и с большим трудом отбивает его атаки. Никто уже не сомневался в исходе их схватки. Упав на одно колено от особенно сильного удара, Лар неуловимо быстрым движением кольнул Кая в сердце. Никто из зрителей так и не понял, из-за чего побеждавший в поединке Барос упал на брусчатку площади.
   - Благодарю вас, господа! - обратился герцог к своим секундантам. - Надеюсь, вы не откажете, если мне ещё раз понадобятся ваши услуги!
  
   На боевой корабль взяли одного капитана, а Верк остался в порту Дорба следить за ремонтом "Гордости Надя" и тем, как их матросы проматывают свою премию. Когда-то у сорголов были большие военные флоты, но, с тех пор как объединились последние два государства, необходимость в них исчезла. Часть кораблей оставили, и на них даже установили паровые машины и новые пушки, но таких было только два-три на каждый морской порт.
   - Это хорошо, что ты нашёл новую землю, да ещё с хозяевами! - хохотнул капитан "Свирепого" Вурх, дружески хлопнув Надя по плечу. - В совете хотели снять с наших кораблей орудия и продать их купцам! Зачем тратиться на боевые корабли, если не с кем сражаться? Надеюсь, что у твоих бледнокожих найдутся настоящие моряки! Сильный враг - это хорошо!
   "Неужели все вояки такие же чокнутые?" - подумал Надь, но ответил вежливо: - Мы были только в рыбачьей деревне и видели на берегу лодки. Наверное, есть и корабли, но мы лишились мачты и были заняты ремонтом, а потом поспешили уплыть. Если бы нарвались на корабли белокожих, вряд ли увидели бы родной Терм, а здесь не узнали бы о новой земле. Скажи, нам хватит угля или пойдём под парусами?
   - На две тысячи карбов хватит, - ответил Вурх, - но нужно плыть обратно и иметь запас топлива на случай шторма. Поэтому, если будет попутный ветер, заглушим машину и поставим паруса.
   - Когда возвращались, он у нас всё время был попутным, а матросы от безделья заплыли жиром.
   - Ветер поменялся, капитан! - сказал Вурху подошедший помощник. - Может, пойдём под парусом? Дует как по заказу.
   - А я заговорился и не заметил, - удивился тот. - Останавливайте машину и ставьте оба паруса. Командуй, Харс!
  
   - Мне нужно увидеть хозяев дома, - обратился Тит к открывшему дверь слуге. - Передайте кавалеру Борису Дарому, что его хочет видеть брат.
   - Очень сожалею, кавалер, но это никак нельзя сделать, - ответил слуга. - Ваш брат вместе с бароном Варгом уехал на юг, к побережью, и вернётся очень нескоро. Я могу узнать, оставлял ли он распоряжения управляющему на случай вашего появления.
   - Не надо, - отказался Тит, вернулся к поджидавшему его экипажу и приказал кучеру: - Возвращаемся!
   "Хороший дом у брата, не меньше моего, - думал он, трясясь на жёстком сидении от быстрой езды. - Правда, это совместное владение. Жаль, что не получилось застать Бориса. Видимо, он, в отличии от меня, нашёл себе занятие. Стоило тратить такие деньги на благородство, если я для всех здесь остался чужим? Предлагают идти в армию, но и там дают только чин сержанта! Поможет ли брат и сможет ли меня простить? Я бы, пожалуй, не простил".
  
   - Мы не станем ждать ответ короля Марка, - решил Уклей. - По договору это можно сделать и без него. Готовь войско!
   - И кто его поведёт? - спросил Дажебай.
   - Кто из нас двоих советник? - усмехнулся хан. - Ты? Вот и советуй.
   - Можно поставить хана маргезов Дарбея. Он из молодых, поэтому будет проявлять усердие.
   - Ставь, - разрешил Уклей, - но учти, что если он погубит моих воинов, то с тебя за этот совет снимут кожу!
  
  
   Глава 23
  
  
   Это произошло вскоре после полудня.
   - Посмотрите, - обратился к капитану гулявший по палубе Дарк. - Что там, впереди?
   - Пусть меня сожрёт акула, если это не корабль! - воскликнул Хург. - И он идет нам навстречу!
   - Значит, это сорголы! - воскликнул юноша. - Горд, вы можете договориться с духом, чтобы дул не так сильно? Если мы захватим этот корабль, не нужно будет плыть к материку сорголов, а для обратной дороги мы принесём их в жертву.
   - Попробую, - ответил сидевший на бухте жрец. - А вы бы вооружились на тот случай, если на них не подействует магия!
   Пока разговаривали, едва заметный корабль стал намного ближе, и его уже можно было хорошо рассмотреть. Ветер резко ослаб, а подгоняемые капитаном матросы разобрали арбалеты и приготовились к бою. Вскоре к ним присоединились Ольгер с Барком и дружинники. Последней из каюты вышла Вела.
   - Правь к кораблю! - приказал капитан рулевому. - Мы должны разойтись на два корпуса!
   Несмотря на опасность морского боя, он был доволен возможным окончанием смертельно опасного путешествия.
   - Они нас увидели и тоже идут на сближение, - заметил граф. - Корабль не меньше нашего, и на нём много матросов. Надеюсь, что ваша магия не подведёт и нас не отправят на дно. Хотелось бы умереть на суше, а не кормить рыб. Капитан, - обратился он к Хургу, - скажите матросам, чтобы спрятали арбалеты! Если их увидят, нам не дадут подойти. И вообще пусть не стреляют без команды.
   - Слышали? - проревел тот. - Вот и выполняйте!
   Больше никто не разговаривал, все с волнением и невольным страхом смотрели на приближавшийся корабль и столпившихся на его палубе краснокожих гигантов.
   - Ударим вместе! - сказал Дарк стоявшему рядом Борису, когда до вражеского корабля осталась сотня шагов. - Они поворачивают, чтобы не дать нам уйти. Ты опасался, что нас обстреляют издалека...
   - Не будут они стрелять, - отозвался друг. - Посмотри на их презрительные рожи. Нас не считают достойными противниками, поэтому не будут беречься. Я думаю, пора!
   Результаты магии сказались не сразу. Было видно, что сорголы пытаются сопротивляться чужой воле, но эта борьба закончилась не в их пользу. Чужие моряки расстегнули пояса и бросили их вместе с оружием на палубу, а потом побежали спускать паруса и не проявили враждебности, когда корабли сошлись бортами.
   - Не расслабляйтесь! - крикнул матросам Дарк. - Наша магия действует, но как-то не так, и на неё уходит слишком много сил! Сейчас заберём несколько краснокожих, подожжём их паруса и уйдём!
   - Может, безопасней всех перебить? - предложил Ольгер.
   - Нет, - сквозь зубы ответил Борис. - Вы не убьёте всех, а стрельбой нарушите подчинение. Стрелять можно, когда будем уходить.
   Пяти сорголам знаками приказали перейти на "Грозу моря", и они неохотно повиновались.
   - Расцепляйте корабли! - крикнул Дарк. - Когда отойдём, начинайте стрелять! Герт, пусть дружинники свяжут пленников! Горд, скажете духу, чтобы дул в ту сторону, куда будем поворачивать корабль. Как только удалимся от этого, сразу же принесём ему жертву! Борис, я жгу дальний парус, второй на тебе!
   Моряки схватили багры и оттолкнулись от вражеского корабля. Когда разошлись на два десятка шагов, в сорголов полетели болты и почти одновременно загорелись оба паруса. Дух опять поднял ветер, и стоявший за штурвалом матрос начал понемногу поворачивать разогнавшуюся "Грозу моря" на обратный курс.
   - Считайте, что мы уже закончили! - весело сказал капитану Барк. - Завтра к вечеру будем в вашем Хурдале!
   - Прогоните удачу! - сердито отозвался Хург. - Лана не любит тех, кто прежде времени празднует победу. Может налететь шторм, или нас бросит ваш дух. И краснокожие уже потушили свой корабль. Если у них есть запасные паруса...
   - Действительно, - присмотрелся барон. - Ничего, всё равно за нами не угонятся. Давайте посмотрим на наших пленников.
   Пятерых сорголов отвели на корму и связали им руки. Подчинение больше не действовало, но они не проявляли агрессивности, видимо, понимая безнадёжность сопротивления. Каждый из них был на голову выше самого высокого из матросов и намного шире в плечах.
   - Да, с такими трудно драться, - сказал Барк, подойдя к смотревшим на него с ненавистью краснокожим. - Плохо, что их заставили сбросить пояса, было бы интересно посмотреть, что за оружие на них висело. Магией можно выучить их язык?
   - Маг может передать другим знание любого языка, каким владеет, - ответил стоявший неподалёку Борис. - Мы научим этих красавчиков нашему языку, а уже потом с их помощью попытаемся узнать язык сорголов. Сначала принесём жертву, а потом будем работать с теми, кто останется.
   Подошедший жрец определил в жертвы трёх пленников и велел увести остальных.
   - Не стоит им смотреть на смерть приятелей, - сказал Горд. - Могут ожесточиться и отказать в помощи, а от подчинённых магией мало пользы.
   Когда сорголов разделили, они в первый раз взбунтовались. Руки были связаны, но ноги свободны, ими и пытались драться. Пленников повалили на палубу и связали так, что они не могли двигаться. Двоих унесли в каюту, а остальными занялся жрец. Этот ритуал обошёлся без криков.
   - В них не было необходимости, - объяснил Горд, когда его спросили. - Я уже связан с духом, поэтому нужно только отдать ему силу жертв. Теперь опять будем быстро плыть!
   Ветер усилился, и вскоре "Гроза моря" неслась, как чистокровный скакун, в сторону родных берегов. Матросы убрали оружие и ушли в кубрик, разошлись по своим каютам и остальные.
   - И долго они будут у нас лежать? - спросила Вела мужа, имея в виду связанных сорголов.
   - Сейчас попробую научить их языку, - ответил тот, - а потом подчиню и развяжем ноги. Таскать такие туши...
   Он сел на одну из коек, закрыл глаза и замер. Вела ждала, когда он закончит, но сеанс магии затянулся, и она легла дочитывать последнюю из купленных книг.
   - Освободи меня, сволочь! - проревел один из краснокожих, заставив её в испуге вскочить с койки. - Что вы сделали с остальными?!
   - Не ори, - устало сказал Дарк. - Если не будешь слушаться, станешь таким же, как твой приятель.
   Соргол повернул голову в сторону безучастно лежавшего собрата и уже тише спросил:
   - Что вы сделали с захваченными матросами, белокожий?
   - Они принесены в жертву духу воздуха, который движет наш корабль. У вас двоих есть шанс избежать такой участи. Если будете отвечать на вопросы...
   - И что потом? - спросил пленник. - Ваши вопросы когда-нибудь кончаться.
   - Жизни сохраните, - ответил барон, - а это главное. Мы ожидаем вашего нашествия, а когда оно случиться, отпустим так, чтобы могли присоединиться к своим. Сведения, которые у вас узнают, намного дороже вас самих, поэтому моё обещание будет выполнено.
   - Ничего не скажу! - зло ответил соргол. - Какая может быть жизнь у предателя? И капитан Вурх не будет говорить!
   - Так он капитан того корабля, на котором вы плыли? - поинтересовался Дарк. - Говори, в таких ответах нет вреда. Заодно назови себя.
   - Ты угадал, - сверкнув глазами, ответил краснокожий. - Я тоже капитан, только другого корабля. Можешь звать Надем.
   - Ну а я Дарк. У вас нет магии, поэтому ты не поймёшь без объяснения значения слова "маг". Я тот, кто подчинил вас подвластной мне силой.
   - У нас колдуны только в детских сказках, - сказал Надь. - Как только узнают о вашей силе, обязательно истребят! Она такая же отвратительная, как и цвет вашей кожи!
   - А без этого не истребят? - усмехнулся Дарк. - Что молчишь? Внешний вид ни при чём, вам просто нужно будет освобождать для себя наши земли. Ты тоже не кажешься мне красавчиком. Смотришь как на человека, с которого содрали кожу. Ладно, ты не хочешь отвечать на мои вопросы, но поможешь хоть выучить ваш язык? Прямого вреда в этом нет, так как я не смогу прикинуться сорголом, а польза может быть. Во время войны часто приходится о чём-то договариваться, а как это делать без знания языка?
   Магия учителя позволяла принять любой вид, но откуда об этом знать Надю, который не мог даже распознать ложь!
   - Научу, если развяжешь ноги, - ответил он. - Только из меня плохой учитель. Что нужно делать?
   - Если не станешь ими драться, развяжу, - пообещал барон. - Любое сопротивление в вашем положении - это глупость. А делать... Просто назовёшь десяток своих слов и их перевод на наш язык, остальное сделает магия.
   - Не буду я драться. Слова назову, это нетрудно. Слушай...
  
   - Разжигаем топку! - решил помощник. - Быстрее ставьте второй парус! При таком ветре, да ещё с машиной, будем проходить сорок карбов за час!
   - У них ход больше, - сказал кто-то из матросов. - Мы сожжём весь уголь, а надеяться на ветер при таких переходах... Белокожие убили треть команды и похитили капитана. Может, лучше вернуться? Мы уже можем подтвердить, что новая земля - это не выдумка команды Надя. И направление, в котором уплыл их корабль, совпадает с нашим курсом. Туда нужно идти многими кораблями! Если мы не вернёмся, никто так и не узнает, что произошло! Пошлют ли других?
   Собравшиеся вокруг помощника матросы одобрительно зашумели.
   - Ладно, возвращаемся, - нехотя решил он. - В том, что ты сказал, есть смысл, только такое возвращение - это позор, и оно будет стоить мне должности.
   Как только "Свирепый" лёг на обратный курс, ветер тут же услужливо поменял направление.
  
   В Модере наняли не двух, а трёх охранников. Расщедрился Влад, который решил не испытывать судьбу и не экономить на безопасности. Он взял бы и четвёртого, но в лиге больше не было свободных наёмников, а ехать за ними на городской рынок... Он не поехал, решив добрать охрану в следующем городе.
   - Хватило бы и двух, - для вида сказал Марк, который на самом деле был доволен решением попутчика. - Я уже дважды ездил в Орт и ни разу не сталкивался с разбойниками.
   - Ну а я еду в первый раз и уже потерял от их стрел трёх охранников, - возразил маг, - и сам получил из пращи по затылку.
   - И как же удалось спастись? - с интересом спросил один из наёмников.
   - Разбойники были без коней, поэтому удалось ускакать, - соврал Влад. - Вряд ли так повезёт ещё раз.
   Ему попался очень словоохотливый попутчик, жаль только, что в болтовне купца не было ничего интересного. Но в этом было и преимущество: достаточно делать вид, что слушаешь, и не нужно говорить самому. На дороге в столицу было много трактиров, поэтому путешествие проходило приятно, без готовки и ночёвок под открытым небом. Мешали только дожди, но у всех были плащи, а намокшая одежда к утру высыхала. На второй день после Модера ночевали в большом трактире, в котором едва не случилось несчастье. Виновником был остановившийся в этом же заведении молодой граф. Юноша ехал из замка отца в следующий на тракте город Солер в сопровождении мага и пятерых дружинников и перед ночёвкой попал под сильный дождь. Это ли было причиной или что-то не понравилось в трактире, но утром граф спустился в трапезную в самом дурном настроении. Его дружинники завтракали за отдельным столом, а маг почему-то задержался.
   Влад не поскупился на отдельную комнату, хотя купец намекал, что можно взять одну на двоих, поэтому и на завтрак отправился один, не дожидаясь попутчика. Не обратив внимания на раздражённого юнца, он сел за соседний стол и стал ждать слугу.
   - Что расселся! - крикнул граф, уставившись на наглого простака. - Вон отсюда! Убирайся, пока я не поем. От тебя так воняет, что невозможно есть!
   Может быть, Влад и ушёл бы, чтобы не нарываться на скандал, но он стал в три раза сильней, а тем, кто почувствовал вкус силы, нелегко терпеть хамство.
   - Я вам не мешаю, - отозвался он, стараясь говорить спокойно, - но, если хотите, могу пересесть за другой стол.
   - Не хочешь убраться по-хорошему, - сказал юнец, довольный тем, что есть на ком сорвать раздражение. - Эй, парни, вышвырнете его из трактира и заодно пересчитайте рёбра, чтобы знал, как следует разговаривать с графом Мартом!
   Уже позавтракавшие дружинники с ухмылками встали, да так и застыли.
   - Маг! - с испугом закричал граф. - Вы почему скрываете свою силу этой повязкой? Поедете со мной в Солер, и пусть с вами разбирается наместник!
   - Поеду, но не с вами, - ответил Влад. - Я не совершил ничего дурного, только защитил себя от ваших слуг.
   - Что здесь происходит? - спросил спускавшийся по лестнице пожилой маг. - Вы опять с кем-то сцепились, Робер?
   - Я думал, что он простак, а оказалось, что это прячущий свою силу маг! - с возмущением ответил юнец. - Посмотрите, что он сделал с моими дружинниками! А ведь у всех хорошие амулеты!
   - Обычное подчинение, - присмотрелся маг. - На них не пожалели силы, а в таких случаях амулеты не защитят. Я Кай Ордан, а кто вы? И почему на вас эта повязка?
   - Влад Сатский, - представился он. - Выполняю важное поручение короля и не могу рисковать. Не повезло нарваться на разбойников, которые стрелами перебили моих охранников. Я нанял других, но в лиге Модера было мало наёмников, а я не могу задерживаться. Приходится скрывать силу. Если бы разбойники увидели, что я маг, в лесу гнили бы не их тела, а моё.
   - Не врёте, - задумчиво сказал Кай. - Остыньте, Робер! Этот маг выполняет поручение самого короля! Вы не могли об этом знать, поэтому не несёте ответственности за нападение, но любое враждебное действие сейчас...
   - Пусть освободит моих людей! - буркнул граф и демонстративно занялся едой.
   Ожившие дружинники опустились на табуреты, с опаской поглядывая на завтракавшего Влада. Маг графа сел за отдельный стол, и его быстро обслужили. Вскоре в трапезную спустился Марк, а вслед за ним и три их наёмника. Когда поели, быстро собрались и выехали в путь раньше графа Марта и его свиты.
  
   - Ну как у вас дела? - спросил мальчишек Даос.
   - Всё получается, учитель, - ответил самый бойкий из них.
   С тех пор как их поместили в просторные казармы, выдали новую одежду и начали хорошо кормить, побегов почти не было, наоборот, его подопечные стремились освоить то, что давал им маг смерти. Старик не только записал в их головы те куцые знания, которые требовались для управления мертвецами, но и много полезной магии, которая могла пригодиться в жизни.
   - Это не делает вас настоящими магами, - говорил он детям. - Для того чтобы ими стать, нужно долго учиться самим. Но вы уже сможете лечить и делать многое другое, что позволит зарабатывать на жизнь. Война не будет длиться вечно, и я надеюсь, что многие из вас в ней уцелеют.
   Эти мальчишки были у него последними.
   - Учитель, а это правда, что вы скоро умрёте? - набравшись храбрости, спросил тот же мальчик.
   - Правда, - ответил он, потрепав его по волосам. - Закончу с вами и умру. А вот плакать не нужно. Я прожил очень долгую жизни и от всего устал. Вы - моя последняя работа и, пожалуй, самая полезная из того, что я сделал. Если послужите своему народу и королю, я буду доволен. Сейчас для вас делают доспехи, чтобы хоть как-то защитить в бою. Будут и щитоносцы, но и с ними для вас останется опасность.
   - За всё нужно платить, - с недетской серьёзностью сказал другой мальчишка. - Не сомневайтесь, учитель, мы не подведём!
  
   Марк собрал в тронном зале ближайших помощников и обсуждал с ними дела последний дней. Гарх никогда не устраивал таких совещаний и все важные дела решал сам. Так же начал править и новый король, но угроза вторжения сорголов заставила его прислушиваться к мнению самых знающих и авторитетных вельмож. Цена ошибок могла стать слишком большой и решать всё самому... Он был для этого слишком умён.
   - Что у нас с побережьем, граф? - спросил Марк. - Лашток не чудит?
   - Его полки патрулируют наиболее удобную для высадки часть побережья, - ответил недавно приехавший с юга граф Бартон. - Всё делается так, что я не смог придраться. Только в этом нет заслуги герцога, который безвылазно сидит в Мардоке и развлекается со шлюхами. Заправляет делами сын графа Дэша.
   - Главное - дело, а с герцогом со временем разберёмся, - сказал король. - Тарней, что у нас с пришедшим войском учи?
   - Обустроили лагеря и ждут, - ответил командующий. - Мы снабжаем их всем необходимым, кроме женщин. Пока не было беспорядков. Надеюсь на то, что эти двадцать тысяч у Уклея не последние. Очень хорошие воины и отличная дисциплина. Плохо, что на побережье мало таких мест, где можно использовать конницу, но учи могут сражаться и пешком. Степной лук сильнее нашего, а они прекрасные лучники.
   - Что с пополнением?
   - Выгребли всех, у кого есть хоть какой-то боевой опыт, - доложил граф Дорс. - Пробуем сделать то же самое в нашей части Доршага, но многие не верят... Я отправил гонца к королю Августу. У него есть авторитетные беженцы, хотя бы герцог Витар. Если о вторжении скажет он...
   - Правильно сделали, - одобрил Марк. - Что у нас с Урамом?
   - Там усиленно занимаются армией, - ответил его посланник при дворе короля Лежа граф Мэй. - В Ураме почти нет пригодного для высадки побережья, поэтому вся армия королевства с началом войны отправится на наше. Мы уже начали строить для них лагеря и готовить запасы продовольствия.
   - Надо торопиться! - сказал король. - У меня предчувствие, что у нас осталось очень мало времени!
  
   Смерть Бароса добавила Лару уважения в столичном обществе, но никак не сказалась на отношениях с герцогом Давлеем. С ним пришлось разбираться, и эти разборки тоже закончились дуэлью. На этот раз Даргус не изображал слабака и убил противника первым же выпадом. После этого о нём заговорила вся столица, король лично выразил восхищение, а в полках офицеры выказывали восторг и преданность. Осталось съездить на юг ознакомиться с побережьем и расположенными там войсками и можно было отправляться в Тору.
  
   Великий хан был погружён в безрадостные мысли. Его беспокоили отправленные в Тору двадцать тысяч воинов и возглавлявший их хан маргезов. Если война с краснокожими будет короткой и победоносной, вся слава достанется Дарбею, а это очень опасно! Больше трёхсот лет назад в войне с Доршагом прославился предок Уклея, которого воины посадили на золотой войлок, зарезав и правившего Курбазая, и всю его семью. Как бы не разделить его участь! Учи превыше всего ценили талант полководца и личную храбрость, а его желание остаться в столице могут посчитать трусостью. Итогом этих раздумий был вызов советника.
   - Скажи, что мне ждать от Дарбея, - сказал он вползшему в шатёр Дажебаю. - Не вскружит ли ему голову слава? Ты мне его посоветовал, значит, должен знать!
   - Отбросьте эти мысли, великий! - воскликнул советник. - У тех, кто встретит врагов, не будет лёгкой победы, иначе мы обошлись бы без помощи богов! Даже если победим вначале, сорголы придут вновь и, может быть, не один раз! Вряд ли уцелеет много тех, кто встретит первый натиск. Я отправил бы армию к горам, но идти всем в Тору рано! И помощь может понадобиться не Марку, а Августу.
   - Ты сказал - я услышал! Смотри, чтобы твои советы не стоили мне жизни! Ты умрёшь раньше!
  
  
   Глава 24
  
  
   - Сегодня должны приплыть в наш порт, - на языке сорголов сказал Дарк. - Капитан Вурх отказался отвечать на мои вопросы, теперь я хочу узнать, не изменил ли своего решения ты?
   - Почему я должен его менять? - удивился Надь. - Из-за того, что закончится плаванье? Так для меня это ничего не меняет! Я не боюсь твоего подчинения и смерти и не стану предателем!
   Барон мысленно выругался и использовал подчинение. Ему нравился этот капитан, поэтому опыты проводились на его приятеле. Вурх прекращал дышать, и у него останавливалось сердце, да и другая магия действовала так же, как на людей, только для неё требовалось тратить в два раза больше сил. Паралич, сон, боль и потеря сознания... Юноша проверял на сорголе известные ему боевые заклинания, кроме тех, которые вызывали необратимые повреждения и смерть.
   - Долго ты намерен с ним возиться? - спросила с койки жена. - Заклинания проверил, а это было главным. Ты уже понял, что никто из них не предаст своих, и даже многое узнал под принуждением, вот и продолжай задавать вопросы. Выясни об их порохе, по-моему, это самое важное.
   - Что толку о нём спрашивать! - сердито отозвался Дарк. - Непонятно, что в него мешают, кроме угля, и мы не успеем сделать эти их пушки или пистоли!
   - Ты умнее меня, но сейчас сказал глупость, - не согласилась Вела. - Война затянется, а у пороха может найтись и другое применение. И то, что мы с тобой не поняли их названий, ещё ни о чём не говорит. Другие могут понять по описанию.
   - Ладно, попробую, - согласился муж. - Надь, порох применяется только в пистолях, ружьях и пушках или ещё где-нибудь?
   - У него много применений, - равнодушно ответил капитан. - Если насыпать в какой-нибудь сосуд, а потом его закупорить, а порох поджечь через маленькое отверстие, сосуд разорвётся со страшным грохотом, а его осколки нанесут раны или убьют. Это оружие называется ручной бомбой и обычно изготавливается из железа. Большую бомбу не бросишь, но её можно заложить под стену замка, которая в результате взрыва будет разрушена. С помощью взрывов в карьерах добывают щебень для дорог и строительства.
   - Вот видишь! - довольно сказала Вела. - Железные сосуды - это не пушки, их могут быстро изготовить и наши кузнецы. Спроси, что такое сера и селитра.
   - Сера горит и страшно воняет, - ответил Надь. - Это камень жёлтого цвета. Часто камешки не крупнее песчинок и перемешаны с песком. Когда такой песок нагревают, сера плавится и стекает в сосуд. Потом нужно остудить и перемолоть. А селитра... Это такая соль, которая выделяется на дерьме. Обычно её смывает дождь, но в тех пещерах, где жили летучие мыши, в старом дерьме много соли. Если его промыть водой, а потом выпарить... Когда-то её так добывали, сейчас делают ямы с навозом и укрывают их от дождя.
   - Что-то он разговорился, - удивился Дарк. - Утром выдавливал каждое слово, а сейчас выкладывает секреты!
   - Боюсь, что у сорголов очень много таких секретов! - вздохнула жена. - Вряд ли капитаны знают их все, а нам трудно понять даже самый простой. Краснокожие намного сильнее людей, а со своим оружием будут для нас страшными противниками. Не зря так всполошились боги!
   - Им тоже будет нелегко. Из ружья или пистоля можно убить только одного, а для следующего выстрела их нужно долго заряжать! Пушки - сильное оружие, но в лесах от них мало толку. И они очень тяжёлые даже для сорголов. Им будет трудно подвозить подкрепления и припасы. Три тысячи лиг - это слишком много, а в океане часто случаются шторма. И наконец, у нас есть магия! Крови прольётся много, но мы выстоим!
   - Этих ружей может быть много! - Вела отложила книгу и подошла к мужу. - Если одни будут стрелять, а другие заряжать им оружие, к сорголам не подойдёшь в наших латах. Мы наверняка захватим ружья или пистоли, поэтому порох потребуется и для них. Когда закончится плаванье, нужно быстрее ехать в Орт. Мой отец должен узнать то, что знаем мы, а мастера Августа займутся порохом. Можно я спрошу?
   - Спрашивай, - согласился Дарк.
   - Скажи, Надь, у вас есть семьи?
   - Не у всех, - ответил капитан. - Женщин меньше, чем мужчин, поэтому холостяки ходят в специальные дома. За плату в них можно получить жену, но только на один день.
   - А много вас?
   - Много. Я не слышал, чтобы кто-то считал. В одной только провинции Масдок, где я живу, с полсотни больших городов, окружённых крестьянскими селениями, а таких провинций десятки. Терм очень большой, я не знаю и малой его части. Сорголов слишком много, а свободной земли нет, поэтому рождаемость ограничивают.
   - А много у вас оружия? - вмешался в допрос Дарк.
   - Я не знаю... - задумался Надь. - Мы уже давно объединились и ни с кем не воюем. Но до этого оружия было много, вряд ли его кто-то уничтожил, наверное, где-нибудь хранят. И оно есть на всех кораблях. В моей команде у каждого был пистоль. Пушки только на военных кораблях, а их осталось мало. Ненужные корабли продали купцам, но их нетрудно вернуть и вооружить.
   - К оружию нужны солдаты, - сказал барон.
   Соргол разговорился, и этим нужно было пользоваться.
   - Все мужчины учатся драться холодным оружием и стрелять. Вот артиллеристы только на боевых кораблях, но их нетрудно подготовить. Офицеры? О них ничего не скажу, потому что не знаю.
   - А кто вами правит? - спросила Вела. - Король?
   - Короли у нас были до объединения, - объяснил Надь. - Кто-то из них погиб во время войн, а остальные образовали совет вождей. Места в нём передаются по наследству, а главный вождь избирается на три года, потом его меняют. Были и титулы, вроде ваших графов и баронов, но их давно отменили. Нет, земли у благородных никто не отбирал, их выкупили и раздали крестьянам.
   - А кто у вас всё придумывает? Порох, ваше оружие, машины...
   - Я не знаю, кто выдумал порох, это было давно. С оружием то же самое, а машины делают мастера. Всех детей обучают грамоте, а самых смышлёных учат разным ремёслам. Большинство таких потом сами становятся мастерами, а некоторые занимаются науками. Что это такое? Это разные знания, которые позволяют придумывать новое.
   Внезапно Надь наклонился набок и упал на пол.
   - Спит, - с облегчением сказал испугавшийся за соргола Дарк. - Странная у него реакция на магию подчинения. Нужно будет попробовать с Вурхом. Если и он будет так же болтлив, узнаем всё и без их согласия.
  
   Дух спешил отделаться от людей, поэтому обратно плыли ещё быстрей. Забеспокоился даже вышедший отдохнуть от Хурга Ольгер.
   - Вы уверены в том, что дух не сломает мачты? - спросил он жреца. - Для нас это будет верная смерть! Послушайте, как они скрипят!
   - Не должен, - без большой уверенности ответил Горд. - Если лишимся парусов, ему придётся дуть в корму, а это большой расход сил. Не бойтесь: это человек может нарушить договор, а дух не предаст и не бросит. Но на всякий случай гуляйте так, чтобы не попасть под удар.
   - По такому ветру только гулять! - проворчал граф. - Пододвиньтесь, посижу рядом с вами на этих канатах. Зря я увязался за бароном Варгом. От вас хоть была польза, а я только потерял время. Думал, что будем драться, а наши юноши обошлись магией.
   - Нужно ещё добраться до столицы, - напомнил жрец. - Мало ли что случится в дороге! К тому же вы получили силу и теперь будете обласканы королём, значит, время потеряно не напрасно!
  
   - Для чего так спешить? - недовольно ворчал Марк Брем. - Я не спорю, что светло и можно ехать, но посмотрите на эти тучи над головой! Из них вот-вот пойдёт дождь, и немаленький. Лучше остановиться в этом трактире и переждать, чем опять сушить одежду. До следующего не успеем добраться, раньше вымокнем!
   - У меня есть причины спешить, - ответил Влад. - Если хотите, можете остаться, а я со своими охранниками поеду дальше.
   Он тоже не хотел попасть под дождь, но ещё меньше хотелось ночевать под одной крышей с графом Мартом и его свитой. Юнец явно затаил зло и мог сделать какую-нибудь гадость, от которой не прикроешься магией. Что ему королевское поручение, своя обида важнее! Да и вообще нужно было как можно быстрей доставить камни в столицу. Вряд ли в такую погоду на тракте будут разбойники, а если дорога безопасна, можно обойтись своими наёмниками и купец превращался в обузу.
   - Едем дальше, - со вздохом согласился Марк. - Только давайте поторопим лошадей, чтобы не искать трактир впотьмах!
   Дождь начался через две свечи, правда, не такой сильный, каким пугал купец, но и он успел до конца дня вымочить их до нитки. Встретивший промокших путников трактирщик быстро развёл их по комнатам и обеспечил горячей водой и ужином. Помывшись, поели, развесили на стульях мокрую одежду и легли спать.
   Утром спустившегося в трапезную Влада ждал сюрприз: половина столов была занята королевскими дружинниками, а вставший при его появлении маг спросил, не он ли следует в столицу с поручением барона Варга.
   - У меня есть поручение барона, - не стал скрывать Сатский, - но как вы об этом узнали?
   - Это неважно, - ушёл от ответа маг. - У меня приказ короля проводить вас в Орт, к нему во дворец. Позавтракаете - и выедем!
  
   Даргус успел проехать полпути от столицы до Хурдала. Этот не самый большой город на побережье был конечной целью его поездки. Герцог Парк предлагал ехать по дороге в Бордал, но Лар выбрал эту, потому что по ней уехали и должны были вернуться дочь и её муж.
   - Я при любом маршруте не осмотрю всё побережье и не проинспектирую все полки, - сказал он Киру, - но если вернуться уплывшие маги, я первый узнаю результаты их путешествия. Это важно для управления войсками, к тому же с ними моя дочь.
   Главнокомандующего хотели отправить с большой охраной, но Лар от неё отказался.
   - От кого меня охранять? От разбойников? Так для этого достаточно десяти ваших дружинников, - заявил он королю. - Вы разобрались с заговорщиками, а других опасностей для меня нет. Большую охрану не вселишь ни в один трактир, а дожди не прекратятся ещё две декады. Люди будут ехать мокрыми и ночевать в палатках, в которых сыро и холодно и не высушишь одежду.
   Август не стал спорить со строптивым герцогом и отправил с ним десять дружинников под командованием кавалера Брея и одного из своих магов - Ноя Артона.
   Сейчас Даргус с эскортом был в двух свечах езды от города Малька, а завтра планировали прибыть в Солер и там заночевать.
   - Стоит ли терять время в Мальке? - сказал ехавший рядом с герцогом маг. - Стоявший в нём полк уже должен быть на побережье, а пообедать можно в любом трактире, их здесь хватает.
   Ему хотелось как можно быстрее добраться до Хурдала и хоть немного отдохнуть от надоевших дождей, поэтому раздражала любая задержка.
   - Это ненадолго, - отозвался Лар. - Проверим, выполнил ли приказ полковник Зюгаль, поедим и отправимся дальше. Этот полк из тех, которые подчинялись герцогу Баросу, а многие его офицеры относятся к службе не лучше, чем относился их покойный командующий.
   К сожалению, упомянутый Даргусом полковник не выполнил поступивший два дня назад приказ, да и не собирался его выполнять.
   - Для чего эта спешка? - непонимающе спросил он злого герцога. - Сорголы? Извините, мой лорд, но я в них не верю! Но если они приплывут, то мой полк через три дня будет на побережье. Сейчас живём в домах, а на марше будем мокнуть... И неизвестно, как нас устроят в Хурдале. В этот город уже отправили два полка, так что нам не хватит жилья и придётся ночевать в палатках. Я думал уйти, как только закончатся дожди...
   - Вы должны не думать, а выполнять мои приказы! - отчеканил Лар. - Господа, я отстраняю этого мыслителя от командования! Кто помогал ему управлять полком?
   Собравшиеся в комнате офицеры зашумели, кто одобрительно, а кто и с возмущением. К герцогу протиснулся один из них.
   - Я помогал, мой лорд! - сказал он. - Барон Мар Трегус.
   - Теперь будете полковником! - приказал Даргус. - И учтите, барон, что завтра утром полк должен выйти из города! Я раньше вас прибуду в Хурдал и побеспокоюсь о жилье.
   Хороший обед немного улучшил настроение, но вскоре после выезда из Малька попали под сильный дождь. Мало того что все тут же вымокли, так ещё этот участок дороги был с глиной, которая раскисла и сильно затрудняла езду. Когда увидели трактир, кони уже выбились из сил, а их всадников начало трясти от холода. Лара не мучил холод, из-за которого его спутники лязгали зубами, и у него не вызывала раздражения мокрая одежда. Наверное, это было связано с полученной силой бога.
  
   - С чего начнём? - спросил приятеля Сарк.
   - С начала, - буркнул тот. - Эти маги приехали сюда не любоваться морем, а куда-то плыть.
   - В сезон дождей? - недоверчиво спросил он. - Кто же сейчас поплывет?
   - Вот и узнаем, кто из капитанов уплыл, - по-прежнему сердито сказал Бард. - Можешь предложить что-нибудь лучше? А если нет, то заткнись!
   Пять дней назад их нанял какой-то благородный, который заплатил сто монет и пообещал вдвое больше за голову каждого из своих врагов. У них это был не первый заказ на убийство, хотя до сих пор не доводилось убивать магов. Основным занятием этой пары была кража молодых девушек по заказам богатых клиентов. За убийства брались неохотно из опасения. Девчонок крали из семей простаков, поэтому если попадёшься на такой краже, то потеряешь только золото на уплату штрафа. А вот с убийством уже не отделаешься штрафом, потому что заказывали одних благородных. Это была верная виселица! Бард сам не знал, почему у него было такое нежелание браться за этот заказ. Он даже хотел отказаться, несмотря на необычно щедрую плату, но поддался на уговоры напарника, о чём сейчас жалел. Что-то было не так с этим заказом, иначе чем объяснить этот леденящий душу страх? Бард не считал себя трусом и бывал во многих переделках, но сейчас, когда не было явной опасности, ему почему-то хотелось бежать из этого города, наплевав на золото. А вот Сарк, похоже, ничего такого не чувствовал.
   Убийцы добрались до порта и зашли в трактир пообедать и расспросить трактирщика о кораблях. Хозяин этого неказистого заведения скучал за своим столом, поэтому с готовностью рассказал здешние новости.
   - Хотите нанять корабль? - спросил он. - Если так, то ничего не выйдет! Пока не закончатся дожди, ни один капитан...
   - Так уж и не один? - перебил его Сарк. - А если хорошо заплатить?
   - Попробуйте, - неуверенно сказал трактирщик. - Несколько дней назад на такое предложение согласился капитан "Грозы моря". Наверное, Хург свихнулся от жадности, но мне непонятно, как ему удалось уговорить команду. По-моему, никакие деньги не стоят жизни!
   - И кто же его нанял? - поинтересовался Бард.
   - Одна странная компания, которая снимала у меня комнаты, - ответил хозяин и замолчал, ожидая вопроса, в чём же заключалась странность его постояльцев. Когда Сарк его задал, он с видимым удовольствием продолжил разговор.
   - Может, в столице это обычное дело, но я был удивлён, хотя у нас с началом навигации кого только не бывает! Представьте себе двух молодых магов, один из которых ходит в обнимку с явно благородной девицей, затянутой в кожу и вооружённой не хуже вас! Теперь добавьте к ним двух благородных, да не кавалеров, а с титулами! Но это ещё ладно! Шестым в их компании был самый настоящий жрец Ольмера! И это только господа, а с ними были и слуги. Полтора десятка головорезов, которым тоже сняли комнаты!
   - Значит, у них было много денег, - сказал Бард, переглянувшись с напарником. - И эта компания наняла вашего капитана? Интересно, куда можно плыть в такое время?
   - Об этом до сих пор гадает весь город! - воскликнул трактирщик. - Вы не знаете главного! На второй день вернулся один из магов, который до этого куда-то уехал с двумя слугами, и привёз с собой подчинённых тёмных!
   - Ночных убийц? - вздрогнув, спросил Сарк. - Не может этого быть!
   - По-вашему, я вру? - обиделся хозяин. - Все были в чёрном и с мрачными мордами! А о том, что они из гильдии, сказал сам маг. Не мне, но я слышал! Я думал, что тёмных сдадут страже, но их никому не отдали и принесли в жертву!
   - Жрец принёс жертву богу смерти?
   - Жрец, только жертва была не Ольмеру, а духу воздуха!
   - А для чего им дух? - не понял Бард. - В страже за тёмных дали бы много золота!
   - Эх вы, сухопутные! - с сожалением сказал трактирщик, будто сам был морским волком. - Если договориться с духом, он будет дуть в паруса. Для корабля попутный ветер - это первое дело! Когда-то давно в одной из деревень жил маг-самоучка из крестьян, которому удалось подружиться с одним из духов. Дух гонял для друга корабли, а маг греб золото лопатой! Только эти привадили какого-то ненормального духа. Он с такой силой задул в паруса, что корабль умчался в океан быстрее любого коня! Я сам видел, как надулись паруса и выгнулись мачты, а "Гроза морей" зарылась носом в воду. Матросы, как сумасшедшие, таскали грузы на корму, а чем всё закончилось - этого я вам не скажу.
   - Так, может, они утонули? - высказал предположение Сарк. - Если такой ветер...
   - Это вряд ли, - покачал головой хозяин. - Даже если не выдержат мачты, дух всё равно пригонит корабль к цели. Вот об этой цели и гадают. Многие считают, что они поплыли к землям краснокожих великанов, которые должны на нас напасть. Король прислал в город два полка и должен подойти третий, значит, дело серьёзное! Ешьте свой обед, пока он не остыл, а поговорить можно и после.
   - Ты как хочешь, а я линяю, - сказал Бард напарнику, когда трактирщик вернулся за свой стол. - Думаешь, у нас получится то, на чём погорели тёмные? Вернёмся в столицу и займёмся девчонками. Не такое прибыльное занятие, зато не потеряем голову!
   - Ладно, - недовольно согласился тот. - Ты прав: от заказа разит дерьмом, не зря за его выполнение обещали столько золота! Переночуем у этого болтуна, а утром поедем в Орт!
  
   - Иди! - подтолкнул в спину Харса охранник совета. - Тебя ждут!
   Помощника капитана "Свирепого" ждали шесть членов совета провинции Масдок. Они собралась в огромном зале, размеры которого были обусловлены не необходимостью, а величием заседавших в нём вождей. Каждый сидел за своим столом в самом центре зала, а больше здесь ничего не было. Ухищрениями строителей это средоточие власти казалось ещё просторней, чем было на самом деле.
   - Подойди! - тихо приказал временный глава совета, и находившийся в сотне шагов Харс услышал и выполнил приказ.
   Неподалёку от вождей было небольшое возвышение, на которое он поднялся.
   - Рассказывай всё, что тебе известно о вашем плаванье! - продолжил глава. - И знай, что даже единственное слово лжи будет стоить тебе жизни!
   - Я не собираюсь лгать, великий! - поклялся соргол. - Вчера к нам на корабль привели капитана "Гордости Надя"...
   Рассказ Харса длился почти час, и за это время его никто не остановил и не задал ни одного вопроса. Это был хороший знак.
   - Значит, вас подчинили, когда корабли сошлись бортами, а обстреливали из арбалетов, - задумчиво сказал глава, когда помощник капитана закончил рассказ. - Это говорит о небольшом расстоянии, на котором действует подчинение, а стрелы - свидетельство дикости белокожих.
   - Я не делал бы таких поспешных выводов, - возразил один из вождей. - Меня беспокоит скорость, с которой двигался парусный корабль. Без сомнения, где-то на севере находится материк, заселённый похожими на нас существами. Дикари они или нет, но единственный приемлемый для нас способ действия - это очистка открытых земель от хозяев и их заселение! Мы давно не воевали, но сохранили большие запасы оружия и военную науку, а большинство наших мужчин - прекрасные воины! Нужно мобилизовать флот и увеличить число боевых кораблей, а так же затребовать из других провинций всех подготовленных офицеров!
   - Хотите вести войну силами одной провинции? - спросил глава. - Мы имеем такое право, но в этом случае и вся ответственность будет на нас. Я не возражаю, но считаю полезным отправить в разведку несколько кораблей. Прежде чем воевать, нужно лучше узнать противника!
  
  
   Глава 25
  
  
   - Кто это?! - закричал трактирщик и в ужасе полез под стол.
   - Успокойтесь, - сказал ему Дарк. - Это два краснокожих, о которых вам говорили. Они под нашим контролем и никому не причинять зла. У вас есть свободные комнаты? Мы переночуем, а завтра уедем в столицу.
   Неизвестно, что из сказанного понял перепуганный до мокрых штанов толстяк, но он молчал и не собирался вылезать из-под стола. Пришлось использовать магию.
   - Занята одна комната, - ответил подчинённый трактирщик. - Вас поселим, а что делать с этими? - Он имел в виду безучастно стоявших капитанов.
   - Тоже поселите в комнату и накормите ужином, - ответил барон. - Во всём относитесь к ним как к людям. Да, они понимают наш язык.
   Было уже поздно и все устали, поэтому поспешили поужинать и разошлись по комнатам. Дарк не был полностью уверен в своём подчинении, поэтому для сорголов выбрали комнату с решётками на окнах и на ночь заперли им дверь.
   - Мой отец собирался ехать к побережью, - сказала Вела, когда поднялись в свою комнату. - Нужно было спросить о нём у трактирщика. О приезде герцога должен знать весь город.
   - Завтра спросишь, - отозвался Дарк. - Не знаю, сколько разговоров вызовет появление твоего отца, а наше плавание здесь будут обсуждать год, конечно, если раньше не придут сорголы.
   - Капитан постарается, - фыркнула жена, - да и команда от него не отстанет. Как они обрадовались твоим словам!
   Сказано было о разговоре, который состоялся сразу же, как только пришли в порт Хурдала. Дух исчез, а им пришлось причаливать самим, потому что на причалах никого не было.
   - Чтобы я ещё хоть раз с вами связался! - сказал Хург перед расставанием. - Просто чудо, что мой корабль не погиб и мы вместе с ним!
   - Зря вы так настроены, - возразил граф. - Ваше имя и название корабля впишут в летописи. Это же историческое плавание!
   - А в книгу города вас всех занесут поимённо, - добавил Дарк. - Разве плохо стать почётным горожанином? Ну и мы к плате добавим премию. Только пришлите за ней кого-нибудь с утра, пока мы не уехали.
   Когда господа со своей охраной и сорголами сошли с корабля, с него побежали матросы. Капитану с большим трудом удалось задержать треть команды, чтобы спустить паруса.
   - Завтра придут все, - сказала жена. - Кто же доверит другим свою премию? Ты только не сильно разбрасывайся золотом. Мы и так много заплатили, а боги больше не расщедрятся.
   - Меня что-то тревожит, - поделился Дарк. - Даже не чувство опасности, а его тень. Вроде что-то было, а теперь уже ушло, только не до конца. Это трудно объяснить...
   - И не нужно. Если это не опасность, значит, подождёт до завтра. Милый, я устала и ничего не хочу. Давай ляжем спать?
   Они рано заснули и проснулись раньше трактирщика и его слуг. Дарк сходил к лестнице, убедился в том, что внизу темно и безлюдно, и вернулся в свою комнату.
   - Все спят, - сказал он жене. - С завтраком придётся подождать. Помнишь, вчера я говорил о тревоге? Так вот, когда проходил мимо комнаты, в которую поселили двух приезжих, это чувство усилилось.
   - Подчинишь и допросишь, - равнодушно отозвалась Вела. - Какие для нас теперь законы! Пока не закончим с сорголами, нужно заботиться о своей безопасности. Вы незаменимы для короля, да и для богов тоже, поэтому делай то, что считаешь нужным. Дарк, скоро приедем в Орт, и все узнают о нашей свадьбе. Как ты думаешь, будет много шума?
   - Шум будет из-за сорголов, - засмеялся муж. - Августу придётся нас наградить, а кто посмеет осудить обласканных королём? Тем более не посмеют лить грязь на такую героическую женщину, как ты.
   Они решили, что время пройдёт быстрее, если его чем-нибудь занять, и занялись друг другом. В молодые годы такое занятие увлекает и даже заставляет на время забыть о голоде. Они тоже увлеклись, и в результате пришли завтракать последними. Когда закончили с едой, подошёл Борис.
   - Вы сегодня заспались, - ухмыльнулся он, - а возле дверей трактира ждала толпа матросов во главе с их капитаном. Пришлось отдать им часть золота. Не нужно хмуриться, Вела, я не сорил деньгами. Хотите сюрприз? Знаете, кого, кроме нас, поселил трактирщик? Я ещё вчера почувствовал что-то вроде тревоги. Похожее чувство было при встрече с тёмными, только намного сильнее.
   - И кто же эта парочка? - спросила Вела. - Дарк говорил вчера то же самое, а сегодня хотел их допросить.
   - Я уже допросил. Это два мерзавца, которых прислали из столицы за нашими головами. Они расспросили о нас трактирщика, испугались и решили плюнуть на заказ. Опасности от этих висельников нет, а польза может быть. Не знаю, как тебе, а мне интересны люди, которым зачем-то нужна моя жизнь. Оба подчинены и составят нам компанию до столицы. Там посмотрим, будем ли заниматься заказчиком или поручить это слугам Августа.
   Из Хурдала выехали через свечу на двух каретах. Мест не хватило, поэтому Ольгер с Даром сели на лошадей. Сорголов решили прятать, чтобы привлекать меньше внимания, а недостающую карету купить или нанять в Солере. Небо с утра очистилось от туч, и была надежда, что сегодня не придётся мокнуть.
   Маги наконец освоили подарки богов, поэтому ехали не с каменными лицами, а беседовали с Велой и севшим в их карету жрецом. Во втором экипаже ехали краснокожие капитаны. Из-за их габаритов рядом можно было посадить мальчишек, но не двух взрослых мужчин.
   Незадолго до остановки на обед разговор зашёл о дальнейших планах.
   - Вы выполнили приказ богов и даже захватили живых сорголов, - сказал Горд. - И что дальше? Не нагло об этом спрашивать? Просто не хочется с вами расставаться. Один раз получилось помочь, может, от меня будет польза и впредь?
   - Я не знаю, - ответил Дарк. - Мы получили много знаний по магии, но не разрешение ими делиться. К тому же мало кто из магов сможет использовать заклинания богов из-за недостатка сил. Когда начнётся война, будем в ней участвовать, а пока... Наверное, нам что-нибудь предложат король или его главный маг. Если оставят в покое, поживём в Орте, отдохнём и хоть немного познакомимся со столичным обществом. Вы можете жить у нас, так же как и граф с бароном.
   - Благодарю, - поклонился Горд, - я приму предложение, если вы его не отзовёте.
   Когда обедали в трактире, Надь с Верком остались в карете. Еду им отнёс один из дружинников. После остановки увидели, что погода начала портиться.
   - Поторопи лошадей! - крикнул Дарк кучеру.
   Затягивавшие небо тучи беспокоили не только из-за ехавших верхом спутников, но и из-за дороги. Здесь она была с глиной и уже сильно раскисла от прошедших дождей. Собиравшийся ливень мог сделать её непролазной. Хотелось проехать как можно больше, чтобы завтра, до полудня, быть в Солере, но это не получилось. Свечи три ехали под потемневшим небом, а потом с него обрушились потоки воды. Скорость движения сразу же упала: лошади с трудом шли по превратившейся в болото дороге, а чтобы они тянули кареты, кучера вовсю работали кнутами. К счастью, скоро через пелену дождя увидели трактир. Карету не удалось подогнать к крыльцу, поэтому пассажирам пришлось бежать самим, прикрываясь плащами. Этого оказалось достаточно, чтобы они вымокли не меньше всадников. Сорголы шли без спешки и последними вошли в дом, напугав и этого трактирщика.
   - Это наши спутники, которых тоже нужно устроить! - сказал Дарк, привычно применив магию. - У вас есть комната с решётками на окнах?
   Как оказалось, в этом трактире зарешеченными были окна почти во всех помещениях, и подчинённый хозяин развел своих постояльцев по комнатам. Ужин приготовили быстро, а вот горячую воду для купания грели до ночи. Дружинники Мориса так её и не дождались, сняли мокрую одежду, закутались в одеяла и уснули. Засыпали под шум дождя, который закончился только к утру.
   - Долго на этой дороге будет глина? - спросил Ольгер, когда ждал в трапезной ужин. - Хозяин, я к вам обращаюсь!
   - Нет, господин, - почтительно ответил трактирщик. - Помучаетесь свечу или две, а потом до самого Солера будет мало грязи. Но дальше опять могут встретиться участки с глиной. Я сам в дожди не ездил, слышал, что говорили постояльцы. Можете переждать у меня день или два, пока сойдёт вода. Кажись, дожди пошли на убыль.
   - Не будем ждать, - решил Дарк. - Ещё холодно, да и дожди не унялись, поэтому двумя днями не обойдёмся, а сидеть здесь декаду...
   - Да, это много, - согласился Барк. - Лучше помучиться, но сегодня же приехать в Солер.
   Мучиться пришлось много, потому что глины на дороге хватало до самого Солера. В город приехали не в полдень, а уже к вечеру, перепачкавшись по уши в грязи и почти загнав лошадей. У трактирщика узнали, что герцог Даргус со вчерашнего дня гостит у городского главы. К нему сразу же отправили дружинника, а сами отдали грязную одежду в стирку и занялись мытьём. У сорголов не было сменной одежды, поэтому они ходили в одних трусах. В таком виде краснокожие и предстали перед примчавшимся герцогом, который после объятий с дочерью и короткого разговора с её мужем выразил желание осмотреть пленников.
   - Это очень хорошо, что вы их везёте! - довольно сказал Лар. - Многие до сих пор не верят в угрозу, вот пусть и полюбуются! Сильные бойцы даже без того оружия, каким нас пугали. Ладно, на них я налюбовался, дайте посмотрю на вас! Отправились в такую авантюру и вернулись живыми, да ещё намного раньше, чем рассчитывали! Что думаете делать? Я спрашиваю не о поездке в столицу, а о том, что будет после.
   - Это будет зависеть от того, что нам предложат при дворе Августа, - ответил Дарк. - Я говорю не о войне, а о мире. Когда придут сорголы, будем драться!
   - А если я предложу поехать со мной? Не сейчас, а когда закончу поездку к побережью и вернусь в Орт.
   - А куда ехать, отец? - спросила Вела.
   - Сначала в нашу часть Доршага, а потом в Тору и, может быть, в Урам. Нужно ознакомиться с тамошними армиями и изучить побережье Торы. Для вас в такой поездке есть преимущество. Геройство мало повлияет на столичное общество, слишком уж неравный ваш брак, который могут посчитать вызовом традициям. Со временем с ним смирятся, но это время лучше побыть вдали от столицы. Вы слишком сильны, чтобы терпеть насмешки и издевательства, а применить силу - значит ещё больше восстановить против себя тех, кто имеет влияние на короля.
   - Наверное, мы примем это предложение, - ответил Дарк, - но дожидаться вас будем в столице. Советуете не отвечать на оскорбления?
   - Это худшее, что можно посоветовать! Отвечай и очень жёстко, только сталью, а не магией. Две-три дуэли - и от тебя отстанут, а если пустишь в ход магию, от тебя начнут шарахаться и постараются убрать ядом или наймут убийц.
   - Уже нанимают, - засмеялся Борис. - Были несколько тёмных, которых скормили духу воздуха, и с собой везём парочку убийц, чтобы с их помощью найти заказчика.
   - Весело живёте, - покачал головой Лар. - И всё-таки я не советую вам всецело полагаться на магию! Она может не спасти от отравленного болта или какой-нибудь другой гадости, к которой вы будете неготовы. Вот к силе бога трудно придраться. Никто не заставит драться вполсилы, просто перестанут задевать. Я убил двух герцогов и у многих после этого завоевал уважение. Сейчас расскажете всё, что знаете о сорголах, и будете отдыхать. Тогда завтра уедете без задержки. Лиг тридцать помучаетесь с грязью, а потом будет нормальная для этого времени дорога.
   Ему подробно рассказали то, что удалось вытянуть из капитанов.
   - Значит, пушки смогут стрелять на лигу, - сделал вывод Даргус. - Плохо! Вы правильно определили их карб?
   - Это ядром и очень неточно, - возразил Дарк. - Попадут в цель, если расстояние будет в два раза меньше, а шрапнелью достанут за триста шагов. Примерно на такое же расстояние можно прицельно стрелять из ружей, хотя пули из них летят дальше ядер. А пистоли - это только для ближнего боя. В карбе, как и в нашей лиге, тысяча шагов, а шаг соргола в два раза больше нашего.
   - Всё равно много. Пока подойдут лучники...
   - Пусть не идут, а бегут, - предложил Борис. - С краснокожими не стоит устраивать больших сражений, да ещё на открытых местах. Нужно нападать из засад и захватывать их оружие. А если придётся драться там, где нет леса, пустите вперёд учи. Конница сблизится с врагом намного быстрее пехоты, а у кочевников луки сильнее наших.
   - Не по всякому лугу пустишь коня вскачь, - сказал Лар, а в толпу можно стрелять не целясь. Ладно, слишком многое неизвестно, чтобы сейчас что-то загадывать. Хорошо, что благодаря вам это оружие не будет для нас неприятным сюрпризом!
  
   Последняя война закончилась шестьдесят три года назад объединением земель. Лет десять, пока восстанавливали вызванные боевыми действиями разрушения, армии не трогали, а потом их начали понемногу сокращать. Тридцать лет назад ликвидировали последнее боевое подразделение, а охрану складов с оружием вменили в обязанность хранителям порядка. Оставили и немногих офицеров, которые должны были изучать военную науку. Мало кто знал, для чего это было сделано, а многие не знали о них вообще. Офицеров было мало, и они внешне не отличались от остальных. Все были потомственными военными и проходили обучение в семьях. Каждому продолжали платить за службу, которой не было. Они не любили говорить о своей принадлежности к касте военных, да и какая радость от таких разговоров? Былое уважение истаяло за десятилетия мира и сменилось брезгливым недоумением. Действительно, зачем платить бездельникам?
   - Для чего я вам понадобился? - спросил Крас главу совета.
   К нему домой отправили конный хранителей порядка с приказом немедленно мчаться в совет. Не ехать, а именно мчаться. И это после тридцати лет забвения!
   - Я очень надеюсь на то, что вы не пренебрегали своими обязанностями и изучали военную науку, - ответил глава, - потому что пришло время применить её на практике!
   Перед ним не демонстрировали величие, поэтому привели не в зал, а в одно из тех небольших помещений, в которых любили отдыхать члены совета. Кроме самого главы, в нём никого не было.
   - Все офицеры её знают, почему выбор пал на меня?
   - Используем всех, но этим будете заниматься вы, - сказал глава. - Вас должны интересовать не наши мотивы, а то, где и когда нам потребуется военная сила!
   - Это меня тоже интересует, - согласился Крас. - Так где и когда? Заодно можете сказать и против кого.
   Глава коротко рассказал о последнем плавании "Гордости Надя" и неудачной разведке "Свирепого".
   - Новый континент, да не пустой, а с врагами, - закончил он свой рассказ. - И теперь его нужно от них очистить!
   - Силами одной провинции? - спросил офицер. - А пользоваться плодами нашей войны будут все. Или нет?
   - Другие провинции дадут офицеров, - объяснил глава. - У нас достаточно оружия и бойцов, а если чего-то не хватит, привлечём других.
   - В первую очередь не хватит кораблей. Вы не сможете использовать купеческие суда, потому что они должны возить товары. Если война затянется, мы останемся без торгового флота. Я не знаю наших врагов, но у них могут быть боевые корабли, а у нас их не хватит для прикрытия десантов. Опять брать корабли у купцов и ставить на них пушки?
   - Корабли возьмём у соседей, - согласился глава. - Что нужно ещё?
   - Время. У нас много хороших бойцов, но толпа - это не армия! И надо готовить пушкарей. Если соседи дадут офицеров, уложимся за тёплый сезон. А пока заняты приготовлениями, нужно отправить группу из нескольких кораблей для разведки. Необходимо знать противника, его сильные и слабые стороны, и разведать побережье. И подчините капитанов толковому офицеру, а то они могут не вернуться.
  
   - Почему я узнал об этом только сейчас и не от вас? - холодно спросил Марк. - Вы проглотили язык, барон? Вам передали мой приказ?
   - Приказ был, ваше величество, - испуганно ответил бледный барон Дерк. - Просто я не связал... Кто же знал, что такое зверство учинили какие-то пришельцы. Я думал, что это морские разбойники. Говорят, что такие были на островах...
   - Вам доложили обо всех следах, - сказал стоявший рядом с королём граф Бартон. - Были там огромные отпечатки ног?
   - Были такие. О них сразу доложили герцогу.
   - Пока можете идти, - разрешил Марк, - но из столицы не уезжать! - Он подождал, пока Дерк выйдет из тронного зала и вопросительно посмотрел на графа.
   - Это, несомненно, сорголы, - сказал Бартон. - Отпечатки сапог в два раза больше моих. Хладнокровно вырезали деревню, не пощадив даже малышей, и забрали всё продовольствие. Наши могли повалять баб и ограбить деревню, пусть даже при этом кого-то убили бы, но устраивать бойню... Нет, не стали бы. Значит, герцог Лашток получил сообщение барона и не позаботился отправить его бумагу в столицу.
   - Эрбель не верит в краснокожих и зол на меня. Скоро у нас появится герцог Даргус, который должен командовать войсками всех королевств. Не думаю, что он сможет договориться с Лаштоком. Вот что, граф... Прикажите от моего имени им заняться. Только сделайте так, чтобы его смерть не связали со мной. Демоны! На носу война, а я должен разбираться со своими герцогами!
  
   Жилище Ланы не подавляло величием и ничем не походило на дворцы других богов. Это был довольно большой и удобный особняк с громадным парком, окружённым клубящимся туманом защиты.
   - Почему так скромно? - спросил Эхтай, садясь в предложенное хозяйкой кресло.
   - Не люблю больших помещений, - ответила миниатюрная богиня. - Разве ты этого не знал?
   - Откуда? Ты не говорила о своих предпочтениях, а я ни разу не был у тебя в гостях. Ладно, об этом можно поговорить как-нибудь в другой раз, если он будет. Давай обсудим наши дела.
   - Давай, - согласилась Лана. - Ты уже всех обошёл?
   - После тебя навещу Бура, с остальными уже говорил.
   - И какой результат разговоров?
   - Все, кроме Ольмера, склоняются к тому, чтобы бросить этот мир и уйти в другой. Хранитель не отступится, а результат драки может быть и не в нашу пользу. А если растеряем силы...
   - Дальше можешь не продолжать. Ты знаешь, что Хранитель жульничает? Удивлён? Он запретил нам помогать людям, а сам помогает сорголам!
   - И в чём заключается эта помощь?
   - Он заставляет духов воздуха двигать корабли, которые идут к материку людей. Мы выполняем условия договора, а он нет!
   - Это что-то меняет? - спросил бог войны.
   - Если решите уйти, то ничего, а если останетесь, можно обратиться к другим Хранителям. Они очень щепетильны в вопросах чести, поэтому могут заставить...
   - Ты уверена в том, что заставят своего родича, а не нас? У меня нет такой уверенности.
   - Я богиня удачи, - засмеялась она. - Не хочу никуда уходить. Если мы с Ольмером отвоюем людей, вся сила, которой они делятся, будет нашей!
   - Ну а я уйду! - разозлился Эхтай. - Нужно пользоваться тем, что Хранитель готов помочь. Если у вас не получится с жалобой, не будет и помощи! Сгинете, растеряв всю свою силу!
   - А люди?
   - Что люди? - не понял бог.
   - По-моему, вы зря махнули на них рукой. Они ведь могут и отбиться.
   - Смеёшься? - Эхтай встал с кресла и открыл для себя проход. - Люди без нас ни на что не способны. А если сорголов поддержит Хранитель...
   Бог шагнул в портал и исчез.
  
  
   Глава 26
  
  
   Позади остались шесть дней пути, и к вечеру должны были добраться до Орта. Вчера не пролилось ни одного дождя, а тот, который прошёл утром, только слегка смочил землю. Потеплело и дул довольно сильный ветер, поэтому дорога сохла на глазах. В Солере, как и собирались, наняли карету, и теперь верхом ехали только охранники.
   - Через две свечи приедем, - выглянув в окно, сказал Борис. - Будет хорошо, если стражники не увидят капитанов, иначе король узнает о нашем возвращении и потянут во дворец. А кто-то собирался туда утром.
   - Утром и поедем, - отозвался Дарк. - Пока доберёмся до дома, уже стемнеет. Если приедут от Августа, сошлёмся на усталость. Как-нибудь потерпит до утра.
   - Будет тебе награда, - засмеялся друг. - Кто же так обращается с королями?
   - Если верить моему отцу, у нас не получится жить в Орте, - подключилась к разговору Вела. - Стоит ли в таком случае добиваться расположения Августа? Я уехала бы в лебарийскую часть Доршага. Золота много, поэтому можно очень хорошо устроиться и жить без столичных зубоскалов.
   - Давайте сначала переживём войну, - сказал Дарк. - Даже для нас это будет непросто. А золото... Мы можем его делать не хуже богов, если не потратим силы на сорголов.
   К заставе успели до темноты, но её стражникам было безразлично, кто из благородных въезжает в столицу, и кареты не досматривали. Вот к своему дому приехали в темноте, вызвав переполох у отдыхавших слуг. Окон с решётками не было, поэтому их для сорголов заменили заклинания. Попытка выбраться на улицу погрузила бы любого из них в сон.
   Долгая дорога сильно утомляет, даже когда едешь в карете, так что дела отложили на завтра, слегка вымылись и легли спать.
   Утром начали приводить себя в порядок, а когда с этим закончили, отправили Гая с письмом в королевский дворец. Управляющий передал его одному из помощников канцлера, а до самого графа Марея бумага дошла, когда он пообедал и вернулся в свой рабочий кабинет. Вот после этого больше не было проволочек. Горд едва не бегом добрался до покоев Августа и отдал ему письмо.
   - И где они? - прочитав, спросил король.
   - Я послал за ними дружинников, - ответил канцлер. - Скоро должны прибыть. Сорголов приказано доставить во дворец.
   К королю капитанов везли в карете, иначе собрали бы на улицах полгорода. Дарк вместе с женой и другом ехал верхом. Вела не захотела надеть платье и неохотно сняла меч, когда прибывший с дружинниками офицер предупредил, что к королю не пустят с оружием.
   Когда приехали, стали с интересом наблюдать за тем, как на краснокожих реагируют охрана дворца и его обитатели. Стражники сначала растерялись, а потом схватились за оружие. Если бы не королевские дружинники и их офицер, пришлось бы применить магию. Но и офицера оказалось мало, поэтому послали за начальником дворцовой стражи.
   - Пропущу, но только в сопровождении своих людей! - заявил подошедший усач. - За охрану дворца отвечаем мы, а не дружинники!
   Отвечали и те, и другие, поэтому Дарк сделал вывод, что стражники не слишком ладят с королевской дружиной. Ему было плевать на их соперничество, раздражала задержка. Так и подмывало всех подчинить, но делать это было нельзя. А тут ещё начали собираться придворные, которые со страхом и восхищением пялились на сорголов.
   - Поступайте, как считаете нужным, барон, - сказал он усачу, определив его титул по цепи и гербу, - только учтите, что король ждёт и вряд ли будет доволен задержкой. Догадываетесь, с кого за неё спросят?
   До королевского кабинета шли через весь дворец в окружении десятка дружинников и в два раза большего числа стражников, а за ними с небольшим отрывом следовала толпа придворных, которая увеличивалась с каждым шагом. Когда подошли к охраняемым стражей дверям, в коридоре негде было упасть яблоку. Хорошо, что эта охрана не стала чинить препятствий и Дарка допустили к королю. Он вошёл в кабинет, оставив своих спутников в приёмной. Помимо самого Августа там сидели ещё двое. Барон предположил, что один из них - это канцлер, и не ошибся. Вторым, судя по силе и возрасту, был главный маг.
   - Значит, вы тот, с кем боги поделились силой и знаниями? - спросил король. - И это помогло добраться до земли сорголов и захватить двух из них?
   - Не совсем так, ваше величество, - поклонившись, ответил Дарк. - Силу и знания дали не только мне, но и моему другу, а к сорголам наш корабль гнал дух воздуха, с которым договорился помогавший нам жрец Ольмера. И мы не добрались до земель краснокожих, иначе не вернулись бы так быстро. Встретили идущий к нам корабль, подчинили команду и выбрали из неё двух пленников.
   - А почему только двух? - спросил канцлер. - Нужно было пригнать сюда их корабль!
   - Мы плыли во много раз быстрее обычного, - объяснил барон. - Дух воздуха не стал бы тратиться на второй корабль, а мы не смогли бы долго держать в подчинении его команду. Забрали двоих, подожгли сорголам паруса и ударили болтами.
   - Значит, на них действует магия, - сделал вывод Верт Фаддей.
   - Так же, как и на людей, - подтвердил Дарк, - только приходится тратить в два раза больше силы. Выяснение этого было главным заданием богов.
   - А откуда у вас взялось столько камней? - спросил главный маг. - Крупные, как булыжники, да ещё редкого вида!
   - Сделали сами, - не стал скрывать правду барон. - Только учтите, что нам запретили делиться своими знаниями, да и не хватит у вас сил даже на один такой камень.
   - Вы сделали их несколько сотен, - глядя на юношу широко открытыми глазами, сказал маг. - Выходит, что вы в сотни раз сильнее меня? Не верю!
   - Я не собираюсь вас в чём-то убеждать, - ответил разочарованный таким приёмом Дарк. - Мы выполнили задание богов и оказали вам услугу. Можете забрать сорголов: они нам не нужны. Мы уже договорились с герцогом Даргусом сопровождать его в поездке в Тору. Там от нас будет больше пользы, чем в Орте.
   - Я хочу вас отблагодарить, - сказал Август. - Чего вы хотите? Может, золота?
   - Благодарю вас, ваше величество, нам достаточно своего.
   - Может, вам узаконить баронский титул, купленный у графа Лерка? - спросил король. Было видно, что ему интересно, что ответит этот необычный юноша.
   - А кто вам сказал, что я его купил? - ответил вопросом Дарк. - Пожалуй, мы не только проводим главнокомандующего в Тору, но и останемся у короля Марка. Я могу идти?
   - Это была шутка, граф! - обратился к нему Август. - Ваш друг получит баронский титул, а чем наградить своих спутников - решайте сами. Отказа не будет. Вы можете ехать с герцогом, когда он вернётся в столицу, но пока его нет, поработаете на меня. Сможете сделать столько же камней?
   - Только один раз, - предупредил он. - Впереди война, поэтому не хочется тратить силы. Боги предупредили, что не будут их восполнять.
   - А вы сами? - спросил Верт. - Неужели не можете?
   - Наша собственная сила такая же, как у вас, - ответил Дарк, - её мы восполним. А если бы могли восполнять силу бога, сами стали бы богами. Я думаю, что мы потратим её в сражениях.
   - Когда будут камни? - поинтересовался канцлер. - Это очень важное и срочное дело!
   - Пусть нам привезут подходящую по размерам гальку, - сказал юноша. - Для нас это работа на одну свечу.
   Получив разрешение, он вышел из кабинета и вместе с женой и другом направился к выходу из приёмной. Всё ещё толпившиеся в коридоре придворные поспешно освобождали им дорогу.
   "Теперь ты у нас барон, а я дорос до графа, - пока шли к выходу из дворца, мысленно сказал Борису Дарк. - Остальных король разрешил наградить нам. Сказал, что не будет отказа, но взглядом предупредил, чтобы не наглели".
   "Титулы им не нужны, значит, остаётся золото, - так же мысленно отозвался друг. - У нас его навалом, поэтому обойдёмся без королевских щедрот. Чем меньше ими пользуешься, тем лучше".
   В парке можно было говорить без риска быть услышанным, и Дарк быстро пересказал жене содержание разговоров в королевском кабинете.
   - Значит, я уже графиня, - улыбнулась Вела. - Осталось спасти королевство в войне с сорголами - и снова стану герцогиней. Золото не предлагал?
   - Предлагал, но я отказался. И наших спутников отблагодарим сами, без помощи короля. И не нужно хмуриться! Золота столько, что мы не потратим его за две жизни.
   - Если будешь им разбрасываться, не хватит и для одной, - недовольно сказала жена. - Ладно, я согласна озолотить графа с бароном и нашего жреца, но ты всё-таки будь бережливей. Вряд ли у вас останется столько сил, чтобы тратить их на золото. Что по двум висельникам?
   - Я не стал о них говорить, - ответил Дарк. - Напишу письмо и, когда привезут камни, передам его для канцлера. Пусть он решает.
  
   - Что можете сказать? - спросил Август, когда юноша вышел в приёмную.
   - Он действительно так силён? - спросил канцлер у Верта.
   - Не знаю, - ответил маг. - Я не смог разглядеть его ауру, только чёрное пятно, от которого тянет жутью. - Мне довелось разговаривать с богом, так у него было то же самое, только намного больше!
   - В нём совсем не чувствуется страх, - сказал Горд. - Наверное, это следствие его силы.
   - Или молодости, - буркнул Верт. - Никакая сила не защитит от выпущенного в спину болта. Он не дурак и должен это понимать, просто не придаёт значения.
   - А ведь к нему будут цепляться, - сказал Август. - Их путешествие и сорголы привлекут внимание всех благородных столицы. Добавьте сюда графский титул и брак с дочерью Даргуса, о котором очень быстро узнают... Многие будут в восторге и постараются сблизиться, но найдутся и те, у кого он вызовет неприязнь. Когда вернётся герцог?
   - Примерно через декаду, - ответил канцлер. - Предлагаете на время убрать их из столицы?
   - Ни в коем случае, - ухмыльнулся король. - Чтобы я упустил такое развлечение! К тому же у меня есть виды на эту парочку. Даже если они растратят силу бога, останутся в числе самых сильных магов. Я прав?
   - Правы, - ответил Верт. - И у них будут знания, которых нет ни у кого из магов.
   - А Даос? - спросил Август. - Ему ведь тоже дали знания.
   - Он сегодня умер. Закончил заниматься с последним из мальчишек и ушёл в свою комнату. Там его и нашли. Я закрутился и забыл доложить. Но старик тоже ни с кем не делился теми знаниями, которые получил от богов. Сказал, что это ему запретил Ольмер, да и вообще магия богов не для людей, потому что у них для неё просто не хватит сил. Ладно, с людьми разобрались, давайте теперь посмотрим на сорголов. Только сначала нужно позвать арбалетчиков. Я не проверял свою магию на краснокожих и не могу доверять чьим-то словам, когда речь идёт о вашей безопасности!
  
   - Скоро должна появиться новая земля, - сказал Верк стоявшему на палубе офицеру.
   Когда семь дней назад собирались выйти из порта Дорба, этого коренастого и молчаливого соргола представили команде как генерала Эрха. Никто из матросов не знал значения слова "генерал", да и Верк, которого, к его удивлению, назначили помощником капитана на "Стремительный", смог вспомнить только то, что оно как-то связано с давно забытыми войнами.
   - Скажите наблюдателю, чтобы не спал, - отозвался генерал. - Это у нас тёплый сезон, а здесь довольно холодно, да и ветер... Вряд ли многие плавают в такую погоду, но если встретим корабль и дадим ему уйти, сорвём разведку. Нужно быть идиотом, чтобы после этого соваться к чужому берегу только с тремя кораблями!
   "А он не такой молчун, каким казался, - подумал Верт. - Наверное, нужно загнать в "гнездо" ещё одного наблюдателя. Всю дорогу идём при попутном ветре и даже ни разу не возились с парусами. Матросы бездельничают, пусть хоть немного займутся делом".
   Землю увидели, когда начало темнеть.
   - Если позволит глубина, станем на якорь! - сказал капитан Фок. - Сигнальщик, передай о моём решении на другие корабли!
   Глубина была только три десятка локтей, поэтому вскоре на кораблях спустили паруса и бросили по два якоря.
   - Не больше двух карбов, - прикинул смотревший в подзорную трубу генерал. - Дикое место!
   - Для нас лучше дикое, - откликнулся изучавший берег капитан. - Есть песчаные пляжи, на которые нетрудно высадиться, и довольно большой лес. Кажется, вон там бухта. Найдём укрытие для кораблей, а потом разведаем окрестности. Берег удобный, скорее всего, где-нибудь поблизости будет хоть одно селение. Что будем делать, если найдём?
   - Возьмём на корабли десяток мужчин, остальных вырежем, - ответил Эрх. - Нужно определить места для высадки десанта, потом можно уйти. Дома разберутся с их языком и допросят пленных.
  
   Верт Фаддей зашёл в одну из казарм, в которых жили юные маги. Даос постарался, и каждый из мальчишек не только прилично освоил управление мертвецами, но и часть общей магии, в том числе и исцеление. После этого они перестали быть расходным материалом. Немного усилий - и у него в руках будут две тысячи не таких уж слабых магов. Завтра сюда передадут камни, и за три декады можно будет усилить всех.
   Первым главный маг навестил Влада, который заменил умершего сегодня старика.
   - Как дела? - спросил он вставшего при его появлении Сатского.
   - Камень уже не работает, - ответил Влад. - Я носил его декаду и стал сильней раз в пять.
   - Молодость! - с завистью сказал Верт. - Я не увеличил силы даже в два раза, и тоже уже бесполезно носить повязку. Ладно, слушайте, что нужно сделать! Завтра привезут пять сотен камней, и вы начнёте ставить повязки первой группе. Отбирайте самых сильных. Если успеем, то же сделаем с остальными. И пусть начинают изучать боевую магию, хотя бы самые простые заклинания. Это поможет им выжить. Латы привезли?
   - Пока на тысячу. Кузнецы просят ещё три декады.
   - Завтра пришлю дружинников, - пообещал главный маг. - Они будут учить мальчишек надевать латы, разным построениям и самым простым приёмам боя.
   - Не рано? - высказал сомнение Влад. - Мне понятна польза построений, но какие из них бойцы! От магии будет больше...
   - Слушайте, что вам говорят! - оборвал его Верт. - Ваши подопечные не будут всё время учиться, а безделье не приведёт к добру. Пусть учат. Как они пережили смерть старика?
   - Многие плачут. Он удивительно быстро вошёл в их сердца.
   - Пусть занимаются, - повторил Верт. - Это поможет им справиться с потерей.
  
   - Они ушли? - спросила Лана возникшего перед её домом Ольмера.
   - Жалкие трусы! - презрительно сказал бог. - Не думал, что останусь с тобой. Не скажешь, что тебя побудило остаться? Сила?
   - Нет, - покачала головой богиня. - Им бы не ответила, а тебе можно. Я очень устала от своей бессмертной жизни, Оль! Не настолько, чтобы прервать самой, но достаточно, чтобы за неё не цепляться! Я больше других общалась с людьми и вижу в них не только источник силы. И мне страшно не хочется уходить из этого мира и начинать всё сначала! Если люди проиграют, когда-нибудь потеряю свою силу и стану обычной смертной. Найти бы подходящего мужчину, который от меня не шарахнется. Знаешь, как иногда хочется почувствовать себя любимой?
   - Могу помочь, - ухмыльнулся Ольт. - Нет, это не то, о чём ты подумала. Есть два парня...
   - Я о них знаю, - сказала Лана. - Герта говорила.
   - Так в чём же дело? Они почти такие же, как мы, только меньше сил и нет возможности их восполнять. Один уже женат, но второй пока свободен. Я бы на твоём месте не мешкал, а то и он кого-нибудь найдёт. Если не пожалеешь силы, твой возлюбленный проживёт сотни лет, а если захочешь, сделаем его богом. Освободилось столько мест!
   - Ты смеёшься, а я возьму и сделаю! Сотворю заклинание бессмертия и извещу людей о новом боге.
   - Попробуй, - пожал он плечами. - Я не собираюсь мешать. Только парни очень дружны и могут не захотеть расставаться. И из второго вылепишь бога? Тогда придётся лепить и богиню. Если этим займёшься, поставь ограничение в силах. Не нужно так сверкать глазами! Они не нашей крови, и мы не можем быть уверены в том, что со временем не возникнут проблемы. А с моим советом твои питомцы не смогут причинить вред. Это просто гарантия безопасности.
   - Возможно, так и сделаю, - задумчиво сказала богиня. - Но пока я ничего не решила.
  
   - И что хорошего в этих горах? - задрав голову, спросил сидевший на лошади Уклей. - Кормиться не стадами, а сбором камней! Разве это мужское дело?
   - У них были и стада, великий! - сказал следовавший за ханом Дажебай. Его жеребец оступился на камнях и чуть не упал, напугав советника.
   - И травы здесь мало, - продолжал брюзжать хан. - Как будем пасти лошадей? Вода есть только в двух местах...
   - Я предупреждал, великий! Вы сами решили перенести столицу, чтобы быть ближе к Торе. Травы хватит, а после дождей должно хватить и воды. Вот только всем будет тесно в двух долинах.
   - Я хочу знать, когда начнётся эта война! - сердито сказал Уклей. - Нельзя к ней подготовиться и ждать годами!
   - Я не Барабай, - ответил советник, - и не говорю с богом.
   - Старик свихнулся, - продолжил жаловаться хан. - Твердит о том, что наш бог покинул этот мир! Как только построим новый храм, отправим жреца на встречу с предками, а с Угодом пусть говорит кто-нибудь помоложе!
  
   На берегу стояли двое. Меховая одежда и луки выдавали в них охотников. Светало, и усиливавшийся ветер быстро сдувал туман.
   - Может, Васю почудилось? - сказал тот, кто был помоложе.
   - Он был трезв и ещё не стемнело - откуда морок? - не согласился старший. - Здесь они, брат! Давай отойдём к лесу и подождём.
   - И кто это, по-твоему, может быть? - спросил младший, когда укрылись за кустами.
   - Добрые люди не станут прятаться, - хмуро ответил старший. - Лихих много на островах, но до них далеко. Да и что им у нас делать? Если бы был один корабль, я сказал бы, что это купец. Они тоже не всегда возят товары, а когда нет торговли, промышляют разбоем. Но три корабля... Не знаю, у кого их столько. В деревне только скотина и зерно - разве это добыча!
   - Может, кто-то решил развлечься с бабами? - предположил молодой.
   - Ты думай раньше разговора! - рассердился брат. - Чтобы валять наших баб, нужно прежде перебить мужиков. Стоят они этого? В любом городе достаточно любительниц этого дела, а цена их услуги - два медяка. Вот что, Аксен... Беги в деревню и обо всём расскажи Броду. Он нам не поверит и вряд ли уведёт людей, но сказать надо. А потом бери всех наших и веди их на заимку.
   - А ты?
   - Прослежу за ними, а потом подамся к вам. Не бойся: не стану я подставляться. Беги!
   - Сначала посмотрю, потом побегу. Брод обязательно спросит, видел ли я татей, и что отвечать?
   Туман таял на глазах, и вскоре братья увидели три корабля, которые с поднятыми парусами плыли к берегу.
  
  
   Глава 27
  
  
   Королевские дружинники привезли гальку ближе к вечеру, подождали, пока её превратят в камни силы, и забрали вместе с письмом для канцлера. Больше в этот день никто не беспокоил.
   - С чего начнём знакомство со столицей? - спросил Борис, когда после ужина собрались в гостиной.
   Ольгер получил свою награду и переехал в трактир, а Дар с Гордом приняли предложение остаться и сейчас участвовали в разговоре.
   - Ждите, пока вас пригласят, - предложил Барк. - Я думаю, что это случится завтра. Жизнь многих скучна, а вы своим появлением разожгли их любопытство. Уже сегодня о вас будут говорить во многих домах, а завтра постараются узнать подробности. Это будет нетрудно, потому что люди канцлера не будут держать язык за зубами.
   - Да, вы встряхнёте столицу! - добавил жрец. - Юноши, которым удалось сразиться с сорголами и привезти пленных королю, будут желанными гостями в большинстве домов. Но найдутся и те, кто не пожелает с вами общаться, и к этому нужно быть готовыми.
   - Из-за меня? - спросила Вела. - А это ничего, что Дарк теперь граф?
   - Когда он взял вас в жёны, был всего лишь бароном, - сказал Барк. - К тому же и этот титул не наследный, а подаренный королём, как и теперешний графский. И об этом быстро узнают. А вот вы - герцогиня в пятом поколении! Если бы я вас не знал и судил со стороны, мне это не понравилось бы. Молодёжь, наверное, будет от вас в восторге, а вот те, кто постарше... Интерес будет и у них, но будет и порицание. Кто-то промолчит, но такими сдержанными будут не все.
   - Если оскорбят, вызывайте на дуэль, - предложил Горд. - Оскорблять будут те, кто может за себя постоять. Убийство бретёров только добавит вам уважения.
   - И их родственники не будут мстить? - спросил Борис.
   - О вашей магической силе не знает никто, кроме короля и его окружения, а они будут молчать, - сказал Горд. - Если кто-нибудь решит мстить, отомстят мальчишке-магу. Вам нужно продержаться декаду, потом уедете.
   Первое приглашение пришло рано утром, во время завтрака. Когда господа закончили есть и начали расходиться, к Дарку обратился управляющий:
   - Господин граф! Прибыл посыльный от графа Добера с письмом! Вот оно.
   Письмо было следующего содержания: "Господин граф! Я сдружился с отцом вашей жены и был его секундантом на двух дуэлях, поэтому считаю своим долгом оказать Вам помощь и поддержку. Вы не знаете нашей столицы и её высшего общества и по этой причине можете попасть в неприятности. Приглашаю Вас и всех тех, кого Вы захотите взять с собой, приятно провести вечер в обществе моей семьи. Постараюсь рассказать о тех, от кого можно ждать удара. Вы вольны не принимать предложение, но я сделал его от чистого сердца и буду огорчён отказом".
   - И во сколько этот приём? - спросил Дарк. - Слуга ещё здесь?
   - Он ждёт, что вы решите, - ответил Гай. - А приёмы обычно начинаются, как только стемнеет. Если вы согласитесь, граф Добер сам пришлёт за вами карету или две.
   - Вы поедете? - спросил Дарк у гостей.
   - Барон пусть едет, - ответил Горд, - а я останусь. Жрецов Ольмера в Лебарии только терпят, и присутствие одного из них в вашей компании вызовет недоумение и неприязнь.
   - Как хотите, - сказал граф и обратился к управляющему: - Передайте, что мы принимаем приглашение и будет достаточно одной кареты.
   Сразу же встал вопрос: в чём ехать.
   - Никакой кожи и оружия! - заявил Дарк жене. - Сошла с ума? Ты у нас, кажется, прирождённая герцогиня, вот и поступай как подобает!
   - Тогда только то платье, которое я повсюду возила с собой, - сказала Вела. - Оно не подойдёт для визита в гости герцогине, но для графини будет в самый раз, особенно если ты не пожалеешь золота на украшения.
   - В ближнем к окнам сундуке лежит сумка, - отозвался муж. - Возьми в ней ларец с украшениями, только не трогай свёрток с кинжалом: он отравлен.
   - Зачем вам эта гадость? - спросила она о кинжале и достала ларец.
   - Кинжал остался от учителя, как и эти висюльки, - ответил Дарк. - Что-нибудь подберёшь или нужно ехать к ювелирам?
   - И ты ещё спрашиваешь! - с восхищением воскликнула девушка. - Скажи лучше, почему не показал раньше? У тебя есть совесть? Драгоценности, которые у нас отобрали по приказу Малька, были намного хуже этих!
   - Значит, тебе ничего не нужно, - сделал вывод муж. - А вот у нас с Борисом с этим хуже. Сейчас спрошу Дара, есть ли у него приличная одежда, и отправимся за покупками.
   - Я с вами! Жаль, что нет времени сделать заказы и придётся выбирать из готового: совсем не тот вид!
   Кучер плохо знал столицу, поэтому с собой взяли управляющего. Места в карете не было, и он ехал верхом, показывая дорогу. По лавкам ездили до обеда и не только купили всё нужное для поездки к Доберам, но и заказали пошив одежды. Последней посетили ювелирную лавку, в которой купили золотые цепи.
   - Её нужно всё время носить? - спросил надевший баронскую цепь Борис. - В "Кодексе поведения" об этом ничего не написано.
   - Я надевал в редких случаях, - ответил тоже купивший цепь Барк. - Обычно достаточно герба и перстня, но у вас пока нет ни того ни другого.
   После ювелира приказали кучеру возвращаться домой. Сразу по приезде сели обедать, а потом занялись прическами. По настоянию графини вызвали цирюльника. Мастер недолго возился с мужчинами, а с прической Велы работал почти до самого отъезда. Дар не носил усов или бороды, а у юношей они пока не росли, поэтому цирюльник только подрезал им сильно отросшие волосы.
   Когда жена показала свою прическу, Дарк был разочарован, но решил её не расстраивать. Мастер заплел волосы в три десятка кос и свил из них что-то вроде гнезда.
   - Правда, красиво? - рассматривая себя в бронзовом зеркале, спросила девушка. - Такие причёски сейчас самые модные!
   - Тебе идёт, - соврал муж. По его мнению, её прежняя прическа смотрелась намного красивее.
   - А ты почему не переоделся? - спохватилась Вела. - Уже темнеет!
   Когда приехала карета, были готовы и отправились без задержки. Дороги заполнили экипажи и всадники, поэтому двигались медленно. Дарк ожидал, что такая езда займёт много времени, но они уложились в половину свечи.
   - Оказывается, дом Доберов рядом, - сказала Вела, когда карета остановилась возле двухэтажного дома с ярко освещёнными окнами, - и он у них почти такой же, как наш.
   - Шикарный для барона, но скромный для графской семьи, - добавил Барк. - Даже у нас жившие в Аштаге графы имели дворцы, а здесь должны жить богаче.
   Кучер спрыгнул с козел и предупредительно распахнул дверцу. Первым вышел Дарк и помог жене, которая и с его помощью с трудом спустилась на мостовую из-за пышного платья и каблуков.
   - Я успела отвыкнуть от платьев, - шепнула она мужу. - Вам хорошо в штанах!
   Дом отличался от купленного ими на улице Хромого Генерала более красивой отделкой и наличием парадного подъезда, двери которого были приглашающе открыты. В них гостей встретил богато одетый слуга, который низко поклонился и пригласил следовать за ним.
   Вид внутренних помещений по роскоши мало уступал королевскому дворцу. Ковры и гобелены, лепнина и полированный камень полов, статуи и красивая удобная мебель. Повсюду горели светильники, позволяя хорошо всё рассмотреть.
   - Беру свои слова назад, - негромко сказал шедший последним Барк. - Дом, конечно, не очень большой, но его хозяева не нуждаются в деньгах.
   Их привели на второй этаж в большую комнату, которая совмещала гостиную и зал для танцев. В ней гостей уже ждали хозяева.
   - Позвольте, представлюсь сам и представлю свою семью, - сказал вставший при их появлении крепкий мужчина лет пятидесяти, с некрасивым, но приятным лицом. - Я Лей, а это мои жена и дочь. Есть и сын, но он сейчас в армии.
   - Элла, - с улыбкой сказала красивая женщина, которой трудно было дать больше тридцати. - Мою дочь зовите Валей.
   Девушке, которая очень походила на мать, было лет пятнадцать. У неё, как и у отца, на лбу красовался обруч с камнем силы, а вот графиня была магом, причём сильным. Этим и объяснялся молодой вид. Юноши сразу увидели прикрытый прической камень, а у Велы такая молодость вызвала удивление.
   - Молодо выгляжу? - поняла её Элла. - Мне в детстве поставили камень, а потом даже кое-чему научили. Магом не стала, но не так быстро старею. Хотела, чтобы камни поставили детям, но муж воспротивился.
   - Обойдутся обручами, - сказал недовольный её словами Лей и поменял тему разговора: - С бароном Барком нас познакомил герцог Даргус, его дочь очень похожа на отца, а юношей легко распознать по цепям, так что им необязательно представляться. К вам можно обращаться по именам? Это привычное обращение для друзей, но пока дружбу предложил только я.
   - Кто же отказывается от дружбы! - ответил Дарк. - У вас замечательная семья, Лей, а у нас в этом королевстве есть всё, кроме друзей. Точнее, теперь есть и друзья, но они сами приехали издалека.
   - Я рад, что вы приняли мои предложения нас навестить и дружбы, - довольно сказал граф. - Сейчас немного пообщаемся, а потом сядем за стол. Если будет желание потанцевать, пошлём за музыкантами. Дарк, пусть они разговаривают, а вы уделите мне немного внимания. Давайте выйдем в соседнюю комнату.
   В небольшой комнате, где они расположились для разговора, почти не было мебели. Возле окна стояли кадки с цветущими кустами и три кресла с небольшим столом.
   - Садитесь и слушайте! - отбросив шутливый тон, сказал Лей. - Вы очутились в очень неприятном положении, Дарк! Прежде чем я продолжу, скажите, вы такой же хороший боец, как и отец вашей жены?
   - Если и слабее, то ненамного. То же самое можно сказать и о моих спутниках. Если хотите, сделаем вас таким же.
   - Обо мне поговорим позже. Это хорошо, что сможете постоять за себя сталью, а как у вас с магией?
   - Не слабее вашего Верта Фаддея, - уклончиво ответил Дарк. - Может, перейдём к сути?
   - Суть проста. Лар убил в поединках глав двух герцогских родов, - сказал Лей. - Не было никаких нарушений, но это ничего не меняет для их родни. Старший сын Кая Бароса покинул свой полк и приехал в столицу, а наследник Давлея никому не служит и уезжает из Орта только на день-два для охоты. Это беспринципные и мстительные люди, и то, что Лар своим мечом расчистил им дорогу к наследству, ничего не меняет. Отомстить для них дело принципа! Даргус успел уехать, и тут появляетесь вы!
   - Его дочь не тронут, а вот зять - это очевидная цель, - продолжил Дарк. - Так?
   - Могут тронуть и дочь. И учтите, что если вас вызовут, то не лично, а подошлют забияк из тех, кто ложится спать с мечом. Если вы с ними справитесь, обратятся к наёмникам или найдут других душегубов. Я думаю, что могут использовать даже яды. Вы долго пробудете в Орте?
   - Примерно десять дней.
   - У вас не получится провести их дома. Уже завтра начнёте получать приглашения, а если станете отвечать отказами, быстро увеличите число врагов. Хочу дать совет... Если получится, постарайтесь обойтись без магии.
   - Спасибо за предупреждение и совет, - поблагодарил Дарк. - Мы будем осторожны.
  
   Краснокожие верзилы не поджигали дома, это сделали сами жители. Слабый ветер почти не сносил чёрные клубы дыма, которые поднимались высоко в небо. Это хорошо: соседи должны увидеть.
   Лежавший за кустами охотник видел всё от начала и до конца. Брату не удалось убедить упрямого старосту, и к приходу краснокожих крестьяне занимались своими делами. Деревню окружили, а потом начали убивать. Верзилы направляли на людей короткие палки, из которых с грохотом вылетал дым. Видимо, кроме дыма, было что-то ещё, потому что мечущиеся в страхе люди падали на землю один за другим. Тех, до кого могли дотянуться, рубили мечами. Нескольких мужиков сбили с ног и связали. Потом этих пленников угнали в сторону моря. Странно, что убийцы не воспользовались ни одной женщиной. Хотя, учитывая размеры, деревенские бабы могли им не подойти. Охотник заметил, что всем распоряжается тип, у которого красной была не только кожа, но и одежда. Выбрав самую надёжную стрелу, он прицелился и сразу же после выстрела бросился в лес. Уйти не дали. Что-то обожгло спину, а потом был удар в голову - и мир исчез.
  
   - Лежал за кустами, - сказал матрос, который приволок тело убившего генерала белокожего. - Судя по одежде и луку, охотник.
   - Хорошо, Бер, - отозвался капитан Фок. - Ты застрелил убийцу Эрха и будешь поощрён.
   "А вот меня теперь выгонят из капитанов, - думал он, подгоняя грабивших деревню матросов. - Перед отплытием так и сказали, что если хоть один волос... А что я мог сделать? Это меня подчинили генералу, а не наоборот. Я предлагал ему остаться на корабле, и этому есть свидетели. Вопрос в том, будет ли их кто-нибудь слушать? Попёрся в деревню и нарвался на стрелу, а мне теперь отвечать! Ладно, пленных взяли и теперь нужно разведать побережье и быстрей отплыть. Если больше не будет потерь, может, простят".
  
   - Мы нашли его, мой лорд! - доложил вошедший в кабинет старший дознаватель. Как и все в его службе, он был магом.
   - Это хорошо! - довольно отозвался канцлер. - За полдня проделать такую работу... Подготовьте список отличившихся, я их поощрю. Вышли через висельников?
   - Да, они следили за заказчиком и узнали дом, в котором он скрывается. Видимо, опасались, что не получат вторую часть вознаграждения. Барон Собер даже не изменил внешность, поэтому его сразу же взяли. Уже был допрос, на котором он признался, что работал на Хранителя и был в их группе последним.
   - Я в это не верил... - задумался Горд Марей. - Граф Берес сошёл с ума после пыток, поэтому ему не поверили. Как-то это мелко для Хранителя.
   - Вместе с бароном захватили казну, - добавил дознаватель. - Хотелось бы знать, что делать с золотом и взятыми у магов висельниками?
   - Выдайте по сто золотых тем, кто участвовал в этом деле, и не забудьте себя. А висельников отправьте на виселицу, она их заждалась. Королевский суд оформит приговор задним числом.
  
   Верт Фаддей сел в карету, чтобы вернуться в свой дворец, но передумал и решил сначала заехать в казармы. Он придавал очень большое значение живущим там юным магам и старался появляться у них каждый день. Даос мешал прибрать к рукам их растущую силу, со смертью старика для главного мага исчезли все препятствия.
   Как обычно, его посещение началось с визита к Сатскому.
   - Приветствую вашу мудрость! - сказал Влад, встав с кровати при виде начальства. - Сегодня вы поздно приехали.
   - Что с повязками? - спросил Верт, желая быстрее закончить разговор.
   - Как только передали камни, так сразу и сделал, - ответил маг. - Я очень удивлён, но уже есть результаты.
   - Какие могут быть результаты за полдня? - удивился Верт.
   - Самые слабые увеличили силу в два раза. У более сильных результаты скромнее, но тоже есть. Видимо, эти камни сильнее влияют на детей, а с возрастом их влияние уменьшается.
   - Кого же мы с вами вырастим? - спросил главный маг, и Влад почувствовал в его голосе зависть и страх. - Вы возитесь с мальчишками больше меня. Они не выйдут из подчинения?
   - Это исключено, - твёрдо ответил он, подумал и добавил: - Благодарите за это мага смерти. Каждый из детей готов отдать жизнь за свой народ и победу в войне. Но и мы должны относиться к детям так, как это делал Даос!
   - Значит, наша любовь будет гарантией их верности?
   - Вы правильно сказали, - подтвердил Влад. - Большинство этих детей вообще не знали любви и заботы, поэтому они так сильно на них отзываются.
  
   Многие залы совета строили одинаково, не был исключением и зал в столице провинции Сардена. Вот членов в совете этой провинции было больше. Сегодня они обсуждали инициативу соседей.
   - Хотелось бы узнать ваше мнение, - говорил глава. - Мне не жалко оружия и наших офицеров, но те, кто вынесет на своих плечах груз войны, будут первыми пользоваться плодами победы. Так ли велики открытые земли? Что, если их не хватит на всех? Вы знаете, сколько у нас лишних ртов. Совет Масдока сократит их число в войне, а потом переселит остальных на новый материк, заняв лучшие земли!
   - Им ещё нужны корабли, - добавил один из членов совета. - И это до начала войны, а сколько всего потребуется потом? Опять давать в надежде, что потом о нас не забудут?
   - И что вы предлагаете? - спросил глава. - Не оказывать помощи?
   - Я предлагаю воевать самим. Пусть совет Масдока захватывает свои земли, а мы захватим свои!
   - Поддерживаю! - крикнул другой член. - Направление известно, а кораблей у нас не меньше, чем у соседей. Они отправили разведку, а мы можем обойтись без неё! Пусть осторожничают слабые!
  
   У герцога Дея Бароса было отвратительное настроение. Сегодня пришёл вызов от короля, и к нему пришлось ехать. Мало того что отчитали за то, что без разрешения уехал в столицу, так ещё не подтвердили его право на те полки, которыми командовал отец! А у кого спрашивать разрешение? У его убийцы или у самого Августа? И сколько времени заняла бы такая переписка? В конце концов, он герцог, а война, которой всех запугали, даже не началась! До сегодняшнего дня Дей в неё вообще не верил, пока не увидел краснокожих. Заодно узнал о тех, кто их привёз. Пока не удалось рассчитаться с убийцей отца, но судьба направила в Орт его дочь и её мужа. Нужно разделаться с обоими и сделать это как можно быстрее, пока его не опередил Марк Давлей!
   Молодой герцог позвонил в колокольчик и приказал вбежавшему слуге:
   - Мар, быстро найди Брена!
   Такие приказы в доме Баросов выполнялись бегом, но на этот раз Брена пришлось долго ждать, что не добавило настроения. Кавалер Сарк Брен был очень ловким и совершенно беспринципным человеком, за что его здесь и ценили.
   - Вы меня звали, мой лорд? - спросил он, заглянув в приоткрытую дверь.
   - Где тебя носит? - недовольно сказал Дей. - Войди в комнату и закрой дверь! Тебе что-нибудь говорит имя Дарка Варга?
   - Новый граф, о котором болтает вся столица, - невозмутимо ответил Сарк. - Взял в жёны дочь Даргуса, причём женился на герцогине будучи бароном. Это взволновало общество не меньше, чем привезённые им сорголы. Купил на пару со своим другом довольно большой дом, в котором живёт вместе со спутниками по путешествию. Это какой-то барон из Доршага и жрец Ольмера. Был ещё один граф, но он от них съехал.
   - Меня интересуют только сам граф Варг и его жена! Можешь устроить им последнюю неприятность?
   - Вообще-то, он маг, - замялся кавалер, - и я слышал, что не слабее Верта Фаддея. Но это не точно.
   - В поединках убивают и магов! А если он так же ловок с мечом, как и его тесть, то можно найти других исполнителей. Берёшься?
   - Куда я денусь! - со вздохом сказал Сарк. - Только учтите, что за такие услуги придётся много платить исполнителям!
   - Заплатим! Честь дороже!
  
  
   Глава 28
  
  
   С утра получили целых пять приглашений, и одно из них от герцога Мая Давлея.
   - Что будем делать? - спросил Дарк, когда вся компания после завтрака собралась в гостиной. - Один герцог, три графа и барон.
   - Барон отпадает, - сказала Вела. - Приглашения на одно время? Тогда едем к герцогу, а к кому-нибудь из графов можно съездить завтра.
   - Я с большим удовольствием поехал бы к барону, - сказал посмотревший приглашения Дар. - Вы не знаете, но это тоже один из приятелей вашего отца. Барон Кир Рапс был у него секундантом. Но отказать герцогу и поехать к барону... После этого вы не получите ни одного приглашения.
   - Барону можно предложить встретиться на обеде, - высказался Горд. - Я думаю, что вечера у вас будут заняты.
   - Так и сделаем, - решил Дарк. - Графам предложим разные дни, и это будет прекрасным предлогом отказать остальным. Пойду писать письма.
   Дальнейший разговор вели уже без него.
   - Не ожидал, что вас пригласят к Давлеям, - сказал жрец. - Я думаю, что такое приглашение удивит и столичное общество. Ясно, что затеяна какая-то каверза, но вряд ли её сделают во дворце.
   - Нам всё равно разбираться с этой семейкой, - пожал плечами Борис. - К чему затягивать? Яд мы опознаем...
   - Опознаете, если его положат в пищу, - возразил Горд, а если будет иголка или просто нанесут на какой-то предмет, который вы возьмёте в руки? Понятно, что вы не умрёте во дворце...
   - У богов есть заклинание, которое определит любой яд. Есть даже такое, которое убережёт от всего, кроме стали и магии. У большинства магов не хватит сил, но мы без труда защитим всех.
   Дальнейшее обсуждение визитов пришлось отложить, потому что управляющий доложил, что к господину барону прибыл брат.
   - Какой ещё брат? - удивился Борис.
   - Назвался кавалером Титом Даромом, - уточнил Гай.
   - Действительно, брат... - растерялся Борис, но тут же взял себя в руки. - Проводите его в гостиную.
   После этого все, кроме него, разошлись по своим комнатам.
   - Здравствуй, брат! - сказал открывший двери Тит. - Я уже один раз приходил, но ты был в отъезде.
   - Здравствуй, - отозвался Борис, с трудом узнавший в этом мужчине старшего брата. - Управляющий не говорил о твоём визите. Входи и садись. Значит, ты теперь кавалер? А как же торговля?
   - Бросил, - ответил Тит и сел на диван рядом с братом. - Не дали бы мне здесь торговать, а идти к кому-то в приказчики... Купил благородство и дом, а теперь не знаю, чем заняться. Кавалер из Доршага для местных не отличается от простака. Скажи, ты по-прежнему на меня в обиде?
   - Мне повезло, поэтому я доволен тем, что попал к магу. Но ты это сделал не ради меня, а чтобы избавиться от обузы, поэтому и к тебе не осталось любви. Чего ты хочешь? Денег?
   - Денег хватает, - ответил Тит, - мне нечем себя занять. Не хочу идти в армию сержантом, а больше ничего не предлагают...
   - С этим постараюсь помочь, но не прямо сейчас, - пообещал Дарк. - Мне нужно кое с кем посоветоваться. Где ты живёшь?
   - Мой дом на улице Храмов. - Тит встал, поклонился и поспешно вышел из комнаты.
   "Не ожидал, что наша встреча расстроит его до слёз, - подумал Борис. - Помогу устроиться, а дальше пусть живёт как хочет".
   Он не испытывал к брату никаких чувств. Любовь и обида за предательство - всё это перегорело в детской душе много лет назад.
  
   Письма были написаны и отданы ждавшим ответа слугам. Герцог не обещал кареты, поэтому нужно было ехать на своей. Дарк вызвал управляющего и поручил ему съездить к дворцу Давлеев, чтобы кучер запомнил дорогу. Учитывая советы графа Добера, до самого вечера просидели дома. По словам кучера, он ехал до дворца больше свечи по почти свободным от экипажей улицам, поэтому на приём отправились засветло. Двигались быстрее вчерашнего, но на двух узких улицах не смогли разъехаться с встречными каретами и потеряли много времени.
   - Идеальное место для засады, - высказался по этому поводу Барк. - Его нельзя объехать?
   - Не знаю, - ответил Дарк. - Я приказал Гаю показать самый короткий путь. Смотрите, парк! В Орте я видел такой только у короля.
   - Парки есть и у герцогов. Наверное, приехали.
   Карета свернула к открытым воротам и остановилась.
   - Извините, господа, но я должен знать, кто приехал, - требовательно сказал приоткрывший дверцу офицер.
   - Граф Варг с женой и друзьями по приглашению герцога Мая Давлея, - ответил Дарк. - Друзей представлять?
   Офицер отказался от проверки и крикнул дружинникам, чтобы пропустили карету. Дорога привела к одному из двух парадных подъездов двухэтажного дворца.
   - Красивый! - сказала выглянувшая в окошко Вела. - У нас был очень похожий. Украшений поменьше, чем у герцога, но зато парк - не чета здешнему!
   На ступеньках портика ждали двое слуг, которые почтительно встретили гостей и отвели их в большой зал.
   - Похоже, что здесь весь цвет столичного общества, - тихо сказал Барк, рассматривая толпящихся празднично одетых мужчин и женщин. - А это, наверное, сам хозяин!
   К ним шёл юноша, которому вряд ли было больше двадцати лет, высокий и красивый, с приветливой улыбкой на лице.
   - Рад, что вы приняли моё приглашение! - обратился он к остановившимся у входа гостям. - Я хозяин дома, а эти дамы и господа приехали сюда для знакомства с вами! Граф, вы наверняка слышали о дуэли между отцом вашей жены и моим. Так вот, если у вас есть мысль о том, что я хочу отомстить, да ещё не Даргусу, а вам, выбросьте её из головы! Я любил отца и был опечален его смертью, хоть она принесла мне большие выгоды, но чту кодекс, а он ни в чём не был нарушен! В этом зале много тех, чьи родственники тоже сражались на площади Правосудия, но в их сердцах нет ненависти, как и в моём. Может быть, герцог Барос думает по-другому, а я только так!
   - Хорошо, если так, - ответил Дарк. - Я не знаю причины дуэли, но искренне сочувствую вашему горю. Сам ещё ребёнком потерял родителей.
   "У герцога очень сильная защита, - мысленно сказал Борес. - Он уверен в том, что мы не почувствуем ложь".
   "Да, ставил очень сильный маг, - согласился Дарк. - Сейчас я поставлю нашу защиту, а ты запоминай особенности его внешности и голоса".
   - Именно так! - воскликнул Май. - Пойдёмте, я вас представлю!
   Когда стали в центре зала и герцог во всеуслышание объявил о том, кто приехал, их сразу окружила толпа любопытствующих гостей. Они представлялись сами и попутно задавали вопросы, на которые приходилось отвечать. Это продолжалось довольно долго, пока хозяин не вывел Дарка из толпы. После этого и остальных развели в разные стороны, и вопросы посыпались градом.
   - Пусть общаются, - сказал Май, - а я поговорю с вами. Скажите, граф, будет ли война с краснокожими или можно её избежать? Мне это важно знать!
   - И вы поверите моим словам? - удивился Дарк.
   - А почему мне не поверить тому, кого выбрали боги? - глядя ему в глаза, спросил герцог. - Удивлены? Да, мне удалось кое-что о вас узнать. Нужно быть идиотом, чтобы мстить таким, как вы, я и не собираюсь. Я по понятным причинам не испытываю к вам дружеских чувств, но и не собираюсь вредить.
   Вот теперь он говорил правду, хоть и не всю.
   - Война будет, и не в наших силах её отменить, - ответил Дарк. - Краснокожих слишком много, и они вцепятся в открытые земли. Боги говорят, что им покровительствует сам Хранитель. Якобы он разочарован в людях и считает сорголов более достойными. Понимаете, чем это нам грозит?
   - Уничтожением! - сказал Май. - Я надеялся, что разговоры о войне не всерьёз, а преследуют какую-то другую цель!
   - Всё всерьёз, иначе боги не меняли бы королей и не сводили народы. Я выучил язык сорголов и долго допрашивал двух из них. Это противники, страшные своей силой, оружием и многочисленностью.
   - У нас есть шансы победить?
   - Мы их не победим, но есть шансы отбиться и отвадить их от наших берегов.
   - Идите к гостям и веселитесь. Сейчас появятся музыканты, и начнутся танцы. Я подойду позже.
   Как только Дарк отошёл от герцога, к нему сразу устремились те, кому не хватило его друзей.
   - Не убегайте, граф! - взяла его за руку красивая девушка в таком богатом наряде, что рядом с ней его жену можно было принять за служанку. - Уже пришли музыканты, и сейчас будем танцевать! Надеюсь, что вы ответите на мои вопросы. После вашего приезда все просто изнывают от любопытства, и я в этом не исключение!
   - Имейте совесть, графиня! - сказал ей пожилой мужчина в чёрном бархатном костюме, единственным украшением которого была герцогская цепь. - Ещё не начались танцы, а вы уже украли украшение сегодняшнего вечера! Дайте и нам пообщаться!
   - Общайтесь, герцог, - разрешила красавица, не выпуская его руки, - но только до музыки! Граф, что вы озираетесь по сторонам? Ищите жену? Успокойтесь и не мешайте ей веселиться. Вы само совершенство, но ей не помешает немного разнообразия!
   - Когда я представлялся, вы беседовали с хозяином, - обратился к Дарку герцог, - поэтому я повторюсь. Вы имеете честь говорить с герцогом Владом Доршаном. А теперь попрошу ответить на вопрос: что вас подвигло на такой сумасшедший подвиг?
   "А почему не сказать правду? - подумал юноша. - Она напугала герцога Давлея, может, испугается и Барос? Что мы теряем? По-моему, ничего".
   - Я не любитель совершать подвиги, тем более сумасшедшие, - сказал он, вызвав смех собравшихся рядом гостей. - А путешествие, о котором вы спросили, было приказом богов.
   - И кто же из богов вас послал? - переждав шум, спросил Доршан.
   - Все вместе, - ответил Дарк. - Завалили золотом, дали силу и предупредили, что приказ должен быть выполнен. Сказали, что за невыполнение накажут даже после смерти. После такого наказа пришлось геройствовать.
   - И в чём заключался приказ? Да подождите, графиня, успеете со своими танцами!
   Последний возглас был связан с тем, что севшие на свои места музыканты начали настраивать инструменты, а услышавшая это девушка ухватила Дарка и за вторую руку.
   - Боги хотели знать, действует ли на сорголов наша магия. Мы выяснили, что действует, а пленных взяли для допроса. Извините, герцог, но я обещал графине танец.
   Музыканты заиграли одну из тех мелодий, под которые в королевстве танцевали. Делали это одним способом: пара крепко обнималась и начинала кружиться по залу, стараясь не сталкиваться с другими танцующими.
   - Я спасла вас от Старой Зануды, - смеясь, сказала графиня. - Это стоит вашей благодарности? Не пугайтесь: речь пойдёт не о спальне, а всего лишь о вопросе. Скажите, как вы решились на такое безрассудство - взять в жены герцогиню? У нас все впали в изумление! По-моему, такого нет даже в хрониках!
   - Избранный богами выше человеческих законов, его защищает от них данная ими сила, - ответил Дарк. - Мне нет равных в бою и в магии, и, пока не кончится война, я буду незаменим.
   - А потом? Ведь вы когда-нибудь потратите свою силу.
   - Потом стану герцогом, - засмеялся юноша. - А если нет, уедем куда-нибудь подальше от столицы. В провинции не такие строгие нравы, да и привыкнут уже к нашему браку.
   - Но все избранные жили очень недолго...
   "У нас неприятности, - услышал он мысленный вызов Бориса. - Что-то с Велой. Я иду к ней".
   - Извините, графиня, но мне нужно идти, - сказал Дарк, размыкая объятия. - И танец уже закончился. - Оставив растерянную таким бесцеремонным обращением девушку, он поспешил к жене.
   Заклинание не только защищало, но и служило маяком, поэтому её не пришлось искать.
   - Шлюха! - услышал он мужской возглас, потом звук хлесткой пощёчины, и стоявшие у одного из окон гости взволнованно зашумели.
   Привычно использовав магию, Дарк заставил их разойтись в стороны и освободить проход.
   - Что здесь случилось? - спросил он у закрывшего Велу Бориса.
   - Графиню оскорбил этот щенок, а она врезала ему по морде, - отбросив учтивость, объяснил друг и показал рукой на стоявшего в трёх шагах мужчину.
   Тот едва сдерживал бешенство, а на бледном лице был хорошо виден след узкой женской ладони.
   - Я не могу убить её, - дрожащим от ненависти голосом сказал оскорбитель, - но я убью вас обоих! Считайте себя вызванными!
   - Не скажете, герцог, кто этот придурок? - спросил Дарк у подошедшего на шум Доршана. - Мне его не представляли.
   - Это старший сын барона Вонка, - ответил Влад. - Будьте с ним поосторожней, граф! Он убил в поединках два десятка противников!
   - Я встречался с бароном Каром Вонком, - сказал протиснувшийся к ним через толпу Дар. - Это было на границе с Доршагом.
   - Это мой отец! - выкрикнул бретёр. - Вас я тоже убью! Сегодня же на площади Правосудия!
   - Драться при факелах? - сказал Дарк. - Он совсем сошёл с ума. И потом не хочется ехать на ночь глядя на эту площадь. Может, хозяин будет так любезен, что разрешит убить мерзавца где-нибудь здесь? Свидетелей, по-моему, больше чем достаточно.
   - Пропустите! - услышал он голос Мая. - Что здесь произошло?
   Давлей раздвинул не успевших расступиться гостей и подошёл к дуэльянтам.
   - Ничего страшного, герцог, - ответил Дарк. - Этот мальчишка оскорбил мою жену, а она ответила пощёчиной. Он хочет драться, и я не против его убить, вот только не хочется в такое позднее время тащиться на вашу площадь Правосудия. Может, мы выясним отношения в вашем парке?
   - Надеюсь, никто из присутствующих не думает, что я имею отношение к этой дуэли? - громко спросил Давлей. - Я пошёл бы вам навстречу, граф, но не хочется проливать кровь в парке. К тому же в поединках случается всякое. Вы уверены в победе, но если погибните в моём доме, пойдут разговоры...
   - Можно обойтись без крови, - выйдя из-за спины Бориса, предложила Вела. - Давайте разберёмся прямо здесь. Оскорбили меня, поэтому я его и вызову. Пусть использует любое оружие - мне это неважно. Я убью его голыми руками, поэтому даже не запачкаем полы. Вы разрешаете?
   Пользуясь тем, что все, включая хозяина, застыли в изумлении, она шагнула к Вонку. Тот оскалился и выхватил меч. Девушка одной рукой отбила удар, а другой сломала барону шею. Всё было проделано так быстро, что никто, кроме друзей, не понял, почему возмутитель спокойствия лишился меча и мёртвым упал на пол. Выбитый с неженской силой меч отлетел в толпу. К счастью, никто не пострадал, кроме одного из мужчин, но и он отделался ушибом.
   - Извините, - сказала ему Вела. - Надо было бить не так сильно. Герцог, распорядитесь, чтобы его убрали. Я думаю, мы ещё потанцуем?
   "Больше не будет ни одного вызова, - думал Дарк, глядя на восхищённых выходкой жены гостей. - Если нас будут убивать, сделают это из-за угла".
  
   Побережье разведали на день плавания. К удивлению сорголов, ветер всё время дул в нужную сторону, поэтому не было необходимости в возне с парусами или работе машин. Матросы бездельничали, а запасы угля так и остались нетронутыми. Суеверные люди сразу поняли бы, что попутный ветер - это результат благосклонности Ланы или Бура, но краснокожие не верили в богов, поэтому просто радовались удачной погоде. Во время плавания видели несколько рыбачьих деревень, но к берегу больше не приставали. Кораблей не встретили, хотя установилась тёплая и благоприятная для мореплавания погода.
   - Нужно возвращаться, - сказал Фок на совете капитанов. - Мы выполнили задание и потеряли одного генерала. Правда, ветер неудачный, но у нас много угля.
   - Мне кажется, что он станет попутным, когда повернём к Терму, - усмехнулся капитан Леж. - Не знаю, с чем это связано, и никогда с таким не сталкивался, но он нам помогает. Впору поверить в детские сказки. Ну а если я не прав, тогда разожжём топки. Я согласен с тем, что нужно уйти, пока хорошая погода и не появились вражеские корабли.
   Никто не возражал, и в тот же день взяли курс на Дорб. Почти сразу изменил направление и ветер.
   В это же время из портов провинции Сардена вышли две сотни кораблей с десантом. Почти столько же судов везли продовольствие и боевые припасы. Собравшись в условленном месте, этот флот ушёл в океан.
  
   - Возвращаемся, - решил герцог Даргус. - Я ознакомился с войсками и не вижу смысла в том, чтобы терять время на исследование побережья.
   - Уедем прямо сейчас? - поинтересовался Ной Артон.
   - Утром, - ответил магу Лар. - Предупредите Брея, чтобы завтра не было задержки!
  
   Мальчишек разбили на отряды по возрастам, надели им латы и сейчас тренировали вместе со щитоносцами. Отряды один за другим выходили на плац, где их обстреливали тупыми стрелами. Несмотря на отсутствие боевых наконечников и защиту взрослых, в отрядах уже были потери.
   - Сколько? - спросил наблюдавший за тренировкой Марк. Это приходилось делать скрытно, потому что вид любимого короля лишал детей собранности и увеличивал потери.
   - Около сотни погибших, - ответил Улад. - Раненых быстро возвращаем в строй. Самые большие потери были в первые дни, сейчас дети приобрели необходимую сноровку.
   - Знать бы ещё, что за оружие будет у сорголов, - пробормотал король. - Возможно, все эти занятия впустую.
   - Дети привыкают к дисциплине и учатся выполнять команды, - осмелился возразить услышавший его маг. - Это при любом оружии должно уменьшить потери.
   Марк не ответил и, сопровождаемый дружинниками, направился к карете.
  
   "Этот за сегодня седьмой, - думал Влад, осматривая молодых магов. - Усиление в самом разгаре, а они уже сейчас сильнее Верта Фаддея. Он и так боится этой затеи, а когда узнает всё, будет в панике. Как бы не решил убрать самых сильных. Я, как и Даос, прикипел к этим мальчишкам и не хочу для них такого конца. Барон Варг вернулся в столицу, был обласкан королём и стал графом. Обратиться к нему? Пусть попробует подействовать на главного мага через Августа".
  
   - С меня хватит! - затопал ногами Уклей. - Видеть не могу эти горы! Сегодня уже поздно, но завтра идём в Тору! Почему не отзывается Угод?
   - Сменивший Барабая жрец тоже твердит, что бога больше нет в земных сферах! - испуганно ответил Дажебай. - Он даже сказал, что наш бог сбежал!
   - Значит, обойдёмся без бога и жрецов! - рассвирепел хан. - Втравил нас в эту войну и исчез! Ну а учи бежать некуда, и мы никогда не нарушали договоров!
   - Будет ли король Марк кормить весь наш народ? - осмелился возразить советник.
   - Если ему дорога жизнь и нужны наши мечи, накормит! Иначе уйдём в свои земли, и пусть отбивается сам! Эти сорголы могут и не пойти в степь, а если придут, напоют её своей кровью! Ну и нам привычней умирать на родной земле!
  
  
   Глава 29
  
  
   - Ты сегодня не похож на себя, - заметил Дарк. - Ходишь с задумчивым видом, а сейчас глупо улыбался. Влюбился?
   Они собрались на обед к барону Рапсу и ожидали в гостиной, когда кучер подаст карету.
   - Не знаю, - ответил Борис. - Вчера на приёме познакомился с замечательной девушкой, а после убийства её уже не было в зале...
   - Покажи, - попросил граф. - Интересно посмотреть на ту, которая тебя зацепила.
   - Смотри, - ответил друг, и на его месте возникла невысокая изящная девушка с очень красивым лицом.
   - Как вы это делаете? - поражённо спросил Дар. - Необыкновенная красота, для описания у меня не найдётся слов. Странно, что я её не видел. Там было много красавиц, но от такого лица трудно отвести взгляд.
   - Эта девушка слишком совершенна, - сказал Горд. - Заметили, что на ней довольно скромное платье и совершенно нет украшений? Они ей просто не нужны. Кого-то она мне напоминает...
   - Я тоже не помню такую, - озабоченно сказал Дарк. - Да убери ты этот образ: он мешает думать! Скажи, в ней было что-нибудь необычное, кроме красоты и скромного наряда?
   - Не знаю, - ответил вернувший свой облик друг. - Когда мы были вместе, я плохо соображал.
   - Бедняжка! - пожалела его Вела. - Эта стерва...
   - Это почему же я стерва? - холодно спросила возникшая на свободном диване девушка. - Я не применяла магии и не виновата в том, что так действую на мужчин!
   - Лана! - воскликнул жрец. - Так вот почему мне показалось знакомым лицо! - Он первым вскочил с дивана и встал на колени. С небольшим опозданием к нему присоединился Дар.
   В комнате стало тихо и почему-то холодно.
   - А вы почему остались сидеть? - спросила богиня. - Получили силу и возгордились? Да и сила только у вас двоих, у неё её нет!
   - Вы хотите, чтобы мы встали на колени? - спросил Дарк. - Нам уже доводилось общаться с богами, и никто из них этого не требовал.
   - Ваши боги ушли, - не отвечая, сказала Лана. - Остались лишь я и Ольмер. Но никто из них не стал бы помогать в войне, так что для вас ничего не изменилось. Не знаю, почему не ушёл Ольмер, а мне просто надоела моя жизнь и не хотелось начинать всё сначала в чужом мире.
   - И что будет дальше? - спросил поднявшийся с коленей Дар.
   - Это зависит от вас, - ответила богиня. - Если сумеете отбиться, будете жить на своей земле, если нет, вас сметут сорголы. Вы не нужны им даже в качестве рабов.
   - Я могу спросить? - нерешительно сказал Борис. - Для чего вы пришли вчера?
   - Хотела, чтобы ты утешил одинокую девушку, - усмехнулась Лана, - но и в этом помешали! И кому? Богине удачи! Чему вы так удивились? Когда женщине плохо, она ищет мужчину, на которого можно опереться.
   - На меня? - удивился он.
   - А ты разве не мужчина? Или ты из тех, кому не нужны женщины? Вы двое - единственные, у кого я не вызову страх, но твой друг уже любит, поэтому остаёшься ты. Или я тебе не по нраву? Вчера ты говорил такие слова... Даже не хотелось уходить, но пришлось.
   - Я не могу вас любить, - собрав все силы, отказался Борис. - Это будет очень неравный союз. К тому же я не могу бросить друга. Пока не закончится война...
   - И в чём неравенство? - спросила богиня. - В моей сущности? Так это можно сгладить. Я увеличу ваши силы и дам бессмертие. А любить можно и во время войны. Бери пример со своего друга.
   - Бессмертие? - не поверил Дарк. - Его никогда не давали людям!
   - Сейчас происходит многое из того, чего ещё не было, - сказала Лана. - Бессмертие, о котором я говорю, не даст телам неуязвимость. Вас смогут убить, хоть это будет не так просто сделать, но если убережётесь, то будете жить без старости тысячи лет. Вы двое уже сейчас ближе к богам, чем к людям, а на эту девчонку с невоздержанным языком придётся сильно потратиться. Думайте, только не очень долго, потому что первые корабли сорголов уже вышли в поход!
   Диван опустел, и стоявший на коленях Горд встал на ноги. Некоторое время все молчали.
   - Завидная доля, - нарушил молчание Барк. - Если бы её предложили мне, принял бы без колебаний!
   - Боги сбежали, - задумчиво сказал жрец. - Видимо, побоялись связать с нами свою судьбу. Ольмер остался, но он не станет драться.
   - Нам с самого начала сказали, что только помогут, а сражаться придётся самим, - отозвался Дарк. - Они и помогали, пока не вмешался Хранитель. Так что Лана права: для нас ничего не изменилось. Сюда идут. Наверное, это кучер.
   Раздался стук в дверь и открывший её слуга доложил, что карета голова и господа могут ехать.
   До дома барона Кира Рапса ехали долго, несмотря на почти свободную от экипажей дорогу. Все молчали, и только перед приездом Дарк мысленно спросил друга о решении.
   "Приму, - ответил тот. - Слишком много она обещала, и не нам одним. Новую силу можно будет использовать против врагов. Вот получится ли полюбить? Ей будет мало постели".
   "Женщин любят за нежность и красоту. Красоты у Ланы в избытке, я думаю, что и нежности тоже, иначе она не искала бы любви. Так что и ты..."
   "Вела красивая девушка, - перебил его друг, - и нежности у неё через край. Не скажешь, где твоя любовь?"
   Остановились у не очень большого двухэтажного дома, и оба прекратили неприятный разговор. Первым вышел Дарк, потом он, как всегда, помог жене, а вслед за ними покинули карету и Борис с Даром. У дверей баронского дома не было слуг, поэтому в них пришлось стучать.
   - Прошу вас, господа! - сказал открывший им юноша и отступил в прихожую, освобождая проход. Он проводил гостей в небольшую, но уютную и обставленную дорогой мебелью гостиную, где уже ждал хозяин.
   - Я рад, что вы нашли время нас навестить, - низким, чуть хрипловатым голосом сказал невысокий, но на вид очень крепкий мужчина лет пятидесяти, с баронской цепью на шее. - Один слуга отправлен в лавку, а другой заболел, поэтому вам открывал сын. Это мой младший - Марк, а старший служит в армии. Есть ещё один слуга, но его вид вас напугал бы. Это мой бывший солдат, которого сильно попортили в рубке. Я ведь когда-то тоже служил королю и даже пролил кровь! Моя жена? Она умерла пятнадцать лет назад при родах этого юноши. Я не женился вторично. Хозяйство в надёжных руках управляющего, сыновей мне хватит, а для утех есть весёлые девки. Зачем связывать себя браком?
   - Действительно, незачем, - улыбнулся Барк. - Мне представить ваших гостей?
   - Не нужно, Дар! - расхохотался барон. - Я пока не ослеп и прекрасно вижу их цепи. Садитесь, господа, пообщаемся, а потом пойдём в трапезную!
   Было видно, что хозяин любит поговорить и у него хорошее настроение. Когда все расселись, он продолжил:
   - Вся столица обсуждает вчерашний вечер у герцога Давлея. Графиня, вы всех поразили! Убить мастера меча голыми руками, да ещё в платье и с такой лёгкостью! Даю голову на отсечение, что вы не получите больше ни одного вызова!
   - Поединок не связывают с герцогом? - спросил Дарк.
   - Конечно, нет! - удивился вопросу Кир. - Май для этого слишком умён. Он вас ненавидит, но этим приёмом показал, что не собирается сводить счёты. Вот Дей Барос может попробовать, но и он постарается расправиться с вами не в своём доме и чужими руками. Правда, теперь будет трудно найти исполнителей.
   В гостиную вошла служанка и после поклона сообщила, что стол уже накрыт. Барон пригласил отобедать и первым, показывая дорогу, отправился в трапезную. В доме Рапсов была хорошая повариха и не жалели денег на еду, поэтому два десятка разных блюд, которые украшали стол, были так вкусны, что гости немного переели.
   В присутствии слуг говорили о пустяках, а серьёзные разговоры начались, как только вернулись в гостиную.
   - Вы ждёте отца? - спросил Кир у Велы. - А почему его непременно нужно ждать в Орте? Здесь вас постараются убить, и это может получиться. Езжайте на юг и поселитесь в Савенне. Герцог не проедет мимо, и если договориться со стражей...
   - Убийц могут послать и туда, - возразил Дарк. - Их посылали даже в Хурдал. Прятаться от врагов - не лучшее занятие. Если бы не было сил, я бы уехал, но они есть! Нужно сделать так, чтобы покушение было неудачным и последним делом в жизни и заказчиков, и исполнителей. Один-два урока - и можно будет жить спокойно.
   - Вам видней, - с сомнением сказал барон, - а я бы уехал. Рисковать собой, когда вот-вот начнётся война... Могут спрятаться и выстрелить из арбалета. Убережёт от болтов ваша магия? Раньше так не убивали, а недавно кто-то додумался и всадил болт в барона Дорна. Стреляли с чердака одного из домов улицы, по которой он часто ездил. Конечно, стражники никого не нашли.
   - Мы почувствуем угрозу, - ответил Борис. - От болта трудно уклониться, но мы не ездим верхом, а в карете только одно уязвимое место - окна. Их нетрудно защитить, хотя такая магия требует много сил.
   - Вам видней, - повторил Кир. - Вы лучше знаете свои возможности, но я буду спокоен, когда вы отсюда уедете.
  
   Среди двух сотен кораблей было пятнадцать паровых, но и они не жгли уголь и шли под парусами, потому что днём и ночью дул сильный попутный ветер. В тёмное время не сбавляли ход и плыли с зажжёнными факелами, чтобы избежать столкновений. Хранителю пришлось приложить немало усилий, чтобы привлечь столько духов воздуха и не допустить ссор этих драчливых созданий, которые неминуемо закончились бы гибелью флота.
   Стояла тёплая солнечная погода, небольшие волны лишь едва покачивали корабли, и матросы бездельничали, мечтая о новых землях, подвигах и славе. С каждым днём расстояние до неведомой земли сокращалось на четыре сотни карбов. Если ветер не изменится, она скоро покажется на горизонте! Война не страшила, потому что противник был слаб и до сих пор использовал стрелы. Конечно, кому-то не повезёт, но каждый считал, что уж он-то попадёт в число счастливчиков, тех, кто подарит своему народу землю и уцелеет. Многие хотели оставить службу и вместе с семьями переселиться на новый материк. Будет трудно, но трудности освоения лучше, чем прозябание на выделенном советом клочке земли. Выращенного на нём уже не хватает, чтобы прокормиться самим, а от них ещё требуют уплаты налогов! О тех, кого придётся уничтожить, никто не думал. Зачем в этом мире слабые, если в нём тесно сильным?
  
   - Что-нибудь придумал? - спросил герцог Дей Барос Брена. - Нет? Ты меня разочаровал, Сарк!
   - Это не так легко! - начал оправдываться тот. - Этих парней уже заказывали ночной гильдии, и не вернулся никто из посланных за их головами! Тёмные отказались от заказа, а после убийства барона Вонка не возьмётся никто из забияк. Остаются наёмники, которые не состоят в гильдии, и душегубы. Такие есть, но их нелегко найти, и им самим понадобится время. Есть одна мысль...
   - Что за мысль?
   - В этот сезон дождей на улице Мечников убили младшего барона Дорна. Он ездил к любовнице по одной и той же улице, поэтому сделали засаду...
   - Да, я помню, - перебил его герцог. - Барона застрелили из арбалета. Он ездил верхом в сезон дождей?
   - В том-то и дело, что нет! Кто-то выстрелил из необычно мощного арбалета, болт которого пробил и стенку кареты, и самого Дорна! Конечно, стрелявший не видел цель и мог промахнуться, но барону не повезло.
   - Стрелять в окно бесполезно, - задумался Дей, - а заказывать такой арбалет долго, они раньше уедут. К тому же заказ оставит след... Нужно найти стрелявшего в Дорна! Если тёмные не взяли заказ, пусть поищут среди своих. Я хорошо заплачу.
  
   Марк только что отобедал и теперь отдыхал в дворцовом парке. Дожди закончились и наступила по-настоящему тёплая погода, поэтому король не сидел на одной из двух веранд дворца или в любимой беседке, а прогуливался по аллеям. Искавшему его секретарю пришлось попотеть.
   - Ваше величество! - задыхаясь от быстрого бега, крикнул он. - Срочное сообщение!
   - Что случилось? - Марк повернулся к запыхавшемуся толстяку.
   - Учи валом валят в королевство! - воскликнул тот. - Граф Рамс прислал гонца. Великий хан Уклей со всем своим народом пришёл воевать с краснокожими!
   - Понятно, - усмехнулся король. - Наша война с Доршагом помешала купить зерно, и теперь нечем кормить подданных. К тому же из-за засухи у них был падёж скота. Это у нас лили дожди, в степи с ними плохо. Придётся делиться продовольствием. Составь указ для наместников. Оказывать помощь союзникам и следить за тем, чтобы они не учинили безобразий. Где сам Уклей?
   - Великий хан с войском идёт к столице.
   - Свяжись с герцогом Тарнеем и передай, чтобы степное войско шло в Марж, в столице им делать нечего! Уклея с охраной пустим, но не остальных.
  
   Став королём, принц Леж быстро понял, что можно возглавлять королевство и ничего при этом не делать. Достаточно подобрать толковых и верных помощников, а после этого можно не вылезать из спальни, возле которой ждали жаждущие отдаться девицы. Король был щедр, к тому же обладал немалой магической силой, что позволяло стойко выдерживать все излишества. В день через его руки проходило не меньше десятка красавиц, но эта забава пока не приелась.
   Сегодня ему помешали. Никто в здравом уме не посмел бы беспокоить Лежа в спальне, но ему приходилось тратить время не только на женщин, но и на еду, чем и воспользовался канцлер.
   - Ваше величество! - обратился он к королю, когда тот вышел из малой трапезной. - Есть дело, которое нельзя выполнить без вашего личного участия!
   - И что это за дело? - нетерпеливо спросил Леж. - Говорите, граф, только быстро!
   - Меня навестил Дан Эктай. Это один из уцелевших жрецов Ольмера. Ваш отец разрешил им вернуться...
   - Можете короче? - рассердился король, топнув ногой. - Что ему нужно?
   - По словам жреца, все боги, кроме Ольмера и Ланы, покинули Сорт. Его бог сообщил, что к берегам Торы идёт большой флот краснокожих. Вам нужно самому вести армию на помощь королю Марку!
   - Что за бред?! - возмутился Леж. - Для чего мне герцог Дорин, если он не может без меня воевать?
   - Он посмел угрожать... Сказал, что если вы не выполните приказ бога, то у королевства будет новый король. Мол, ваш отец уже пренебрегал своими обязанностями и в результате был вынужден отдать трон вам. Если и вы...
   - И кому передадут трон? - засмеялся король. - Двенадцатилетнему Зерту?
   - Нет, ваше величество, - утерев пот со лба, ответил канцлер. - Бог отдаст его одному из герцогов.
   - А что говорят жрецы других богов?
   - Их боги молчат, - со страхом сказал граф. - Похоже, что они действительно ушли!
   - А Лана?
   - Главная жрица сказала, что чувствует присутствие богини, но та запретила её беспокоить. Старуха не смеет преступить запрет.
   - Я не могу верить на слово какому-то жрецу! - сердито сказал Леж. - Прикажи главному магу проверить его на ложь! Если он не солгал, завтра доложи. А Дорин пусть готовит армию к выступлению. Демоны бы забрали этих сорголов!
  
   - Что это за письмо? - спросил Август. - На конверте нет никаких пометок.
   - Ваше величество, эта записка поступила от мага Влада Сатского, который заменил в казармах умершего Даоса, - ответил секретарь. - Он просил о личной встрече, но вас в то время не было в столице.
   - Смотрели?
   - Конечно. Я счёл это достаточно серьёзным, чтобы...
   - Понятно, - прервал его король. - Постойте здесь, Парк, пока я прочитаю. - Он достал письмо и углубился в чтение. Закончив, вопросительно посмотрел на секретаря.
   - Я полагал, что ваше величество захочет поговорить с главным магом, - сказал тот. - Его мудрость сейчас в приёмной.
   - Заменить бы вами канцлера, - с усмешкой сказал Август. - Жаль, что вы только кавалер. Скажите главному магу, что я его жду.
   Секретарь поспешно вышел, а вместо него в кабинете появился Верт Фаддей.
   - Садись, - приглашающе махнул рукой король, - и расскажи, как идут дела с усилением детей.
   - Нормально идут, - ответил маг. - Две группы усилили, сейчас занимаемся третьей. Я могу спросить, в связи с чем задан этот вопрос?
   - И насколько сильными будут детишки? - не отвечая, спросил Август.
   - Вот оно что, - помрачнел Верт. - Уже доложили? Кто? Наверное, Сатский?
   - Ты не ответил, - напомнил король.
   - Каждый третий будет магом средней силы, остальные сильней. Десятка три из первых двух групп намного сильнее меня.
   - И что ты решил с ними сделать?
   - Пока ничего. Сатский убеждён в том, что мальчишки будут повиноваться, а у меня нет такой уверенности. Вспомните, откуда мы их взяли! К ним будут приставлены щитоносцы, которые при малейшем...
   - Понятно, - прервал Август. - Значит так! Отдашь мальчишек Владу, у тебя достаточно своих дел. А уж он будет решать, кто проследит за детьми и нужно ли это делать. Сам и ответит головой за ошибки. Всё понял?
  
   Никто из членов совета провинции Масдок не помнил, чтобы их собирали в такой спешке.
   - Нас обошли! - гневно сказал глава, как только все заняли свои места. - Совет Сардены отправил большой флот к открытой нами земле. Мы не получим от них ни офицеров, ни кораблей! И мне донесли, что в провинции Лабра думают сделать то же самое! У других провинций для этого не самое удобное расположение, но и их советы зашевелились! И пока никто не ответил на нашу просьбу о помощи.
   - А наша разведка? - спросил один из членов совета. - Офицер Крас...
   - Если будем ждать ушедшие корабли, останемся без земли! - возразил другой. - Я за немедленное выступление! Если по белокожим ударят силы нескольких провинций, можно не осторожничать и обойтись без разведки!
   - Немедленно не получится, - сердито сказал глава. - Нужно хотя бы два дня на подготовку. Но после этого флот должен выйти!
  
   - Вот что я упустил! - стукнул себя по лбу Лар.
   Две свечи назад вселились в один из трактиров Малька, отклонив приглашение главы города, и сейчас ужинали в трапезной.
   - Можно было стучать не так сильно, - ухмыльнулся Брей. - Голова ваша, но за неё отвечаю я.
   - Отвечаем оба, - сказал Артон. - О чём вы говорите, герцог?
   - О связи, - сердито ответил Даргус. - Нужно было первым делом установить эстафету между столицами Лебарии и Торы, а потом сделать то же самое для побережья! Гонцы потратят на дорогу в три раза больше времени.
   - Вы представляете, сколько понадобится постов? - спросил кавалер. - И для большинства нужно строить хоть какие-то укрытия и обеспечивать кормёжку людей и лошадей! И это на много тысяч лиг.
   - Брей прав, - поддержал его маг. - Вряд ли сорголы сразу уйдут от берега, сначала они на нём закрепятся, так что время у вас будет. И вообще непонятно, когда начнётся эта война, может, придётся ждать годы. И всё то, о чём вы говорили, делать впрок? Это потребует сумасшедших денег и большого числа солдат и строителей. Вряд ли король согласится.
   - Да, очень большие расстояния и расходы, - согласился Лар, - но эстафета помогла бы выиграть много времени и сильно уменьшить потери.
   - Ну так предложите Августу, а когда приедете в Тору, поговорите с Марком. Может, и согласятся.
   - Не знаю почему, но я чувствую, что у нас совсем не осталось времени.
  
  
   Глава 30
  
  
   Сегодняшний день был седьмым с момента их приезда в столицу. Вчера пришло приглашение на обед от графа Монка, а вечером надо было ехать на приём к графу Берту. Утром Вела взбунтовалась.
   - Я не могу ездить на приёмы в одном платье! И драгоценности ничего не изменят. Тебе понравится, если меня назовут нищенкой? В глаза такое не скажут, но подумают многие!
   - Мы же заказали одно платье, - вспомнил Дарк. - Неужели до сих пор не готово?
   - Такие платья долго шьют, - буркнула жена. - Нужно поездить по лавкам и посмотреть, что в них есть из готового. Иногда отказываются от заказов и попадаются очень приличные вещи. Главное, чтобы был мой размер.
   Он не мог отпустить её одну, поэтому взяли с собой четверых охранников и захотевшего прогуляться Горда и объездили полгорода, прежде чем Вела нашла подходящее платье из голубого шёлка. Оставшееся до званого обеда время она провела, подбирая к нему украшения.
   Граф прислал свою карету, в которую сели вчетвером. Жрец по-прежнему избегал высшего общества. Нападение произошло, как только выехали на площадь Правосудия.
   - Это та самая площадь, на которой на двух дуэлях дрался ваш отец, - сказал Веле Барк. - Можете посмотреть...
   - Прочь от окна! - закричал Дарк. - Опасность!
   В следующий миг мир изменился. Карета перестала трястись по брусчатке и вообще двигаться, а звуки за стенками смолкли.
   - Можете выйти и размять ноги, - услышали они женский голос. - Такое редко видят смертные.
   Дарк распахнул дверцу и увидел насмешливо смотревшую на него богиню. Он взглянул на площадь и замер в изумлении.
   Чтобы не ждать, Дар вышел из кареты через другую дверцу.
   - Вот это да! - озираясь, сказал он.
   Люди и лошади превратились в статуи, даже летавшие над площадью голуби остались висеть в небе. Само небо стало зелёным, а солнце исчезло, хотя было светло.
   - Не туда смотрите, - усмехнулась Лана. - Смотреть нужно на него!
   - Что это? - спросил взявший себя в руки Дарк.
   - А вы посмотрите, - предложила она. - Я думаю, что это ваша смерть. Вы ведь сидели с края? И не нужно надеяться на стенку кареты. Арбалет, из которого его выпустили, намного сильней обычного. Не трогайте рукой наконечник: он отравлен.
   Барк обошёл карету и с любопытством осмотрел висевший в воздухе болт, который был в два раза больше обычных.
   - Стреляли вон с того чердака, - проследив направление, определил Дарк. - Но я не чувствую там человека.
   - Я заморозила время, поэтому вы не почувствуете жизнь, - сказала Лана и обратилась к спрыгнувшему на брусчатку Борису: - Ты что-нибудь решил или всё ещё думаешь? Учти, что я спасаю вас в последний раз.
   - Я согласен, - ответил он. - Буду стараться, но не уверен в том, что получится полюбить.
   - Полюбишь, - пообещала богиня. - Любовь придёт сама, стоит лишь её захотеть. Я не стала лишать жизни убийцу, так что вы можете его допросить. Постарайтесь дожить до ночи, чтобы я исполнила своё обещание!
   Болт вспыхнул и исчез вместе с Ланой, а размороженное время понеслось вскачь. Дёрнулась их карета, заставив отпрыгнуть Барка, задвигались люди и лошади, а воздух наполнился цоканьем копыт и грохотом окованных железом колёс.
   - Езжайте вон к тому дому! - показав рукой, крикнул Дарк. - Я подчинил стрелявшего, сейчас посадим его в карету и допросим. - Он бросился бежать через площадь, не обращая внимания на удивлённых таким поведением горожан.
   Пока объяснялись с кучером и садились в карету, граф уже подбежал к нужному дому. Двери были закрыты, но подчинённый убийца уже спешил их открыть.
   - Нужно ли было бегать? - спросил Барк, когда юноша впихнул свою добычу в карету и сел сам. - Сняли бы хоть графскую цепь. Разговоров будет...
   - Пусть болтают, - отмахнулся Дарк. - Зато я уже знаю заказчика и всех исполнителей, а заодно изучил столицу по памяти этого висельника.
   - Дей Барос? - спросил Борис.
   - Организовал его доверенный человек. Конечно, убийце не говорили о заказчике, но он проследил за нанимателем и видел, как тот вошёл во дворец Баросов.
   - Что хочешь сделать? - спросила жена. - Для чего притащил этого типа, если тебе уже всё известно? Кончил бы его в доме. В карете и без него тесно, и ещё эта вонь... Так я изомну платье!
   - Тебе мало разговоров горожан о моём беге? - засмеялся Дарк. - Хочешь, чтобы весь город судачил о том, что я убил этого мерзавца? К тому же он мне ещё пригодится. Сейчас по пути свернём к одному дому, где с ним должны расплатиться. Аванс был золотом, и убийца верил, что таким же будет и расчёт.
   - Рассчитаются ударом кинжала, - сказал Барк.
   - Вы правы, - согласился граф, - поэтому пойду вместе с ним. Этот висельник прикончит нанимателя, с моей помощью примет его вид и пойдёт к герцогу с отчётом. Я думаю, что Дей не переживёт его визит. Нужно будет кое-что узнать, но это не займёт много времени, и мы не сильно опоздаем к Монку.
   Он следил за улицей и возле нужного дома крикнул кучеру остановиться.
   - Может, мне пойти с вами? - предложил Борис.
   - Там не будет ничего интересного, - ответил Дарк, - и я быстро управлюсь.
   Он вместе с убийцей вышел из кареты и скрылся в доме. Прошло немного времени, и граф появился на улице в компании молодого, прилично одетого мужчины. Здесь они разделились: юноша сел в карету, а принявший облик нанимателя висельник отправился пешком к дворцу герцогов Барос.
  
   На обеде у графа Монка были его многочисленные родственники, а из приглашённых - только компания Дарка. После знакомства ушли в трапезную, а когда заканчивали обедать, появился управляющий и срывающимся голосом сообщил о злодейском убийстве молодого Дея Бароса.
   - Это какой-то кошмар! - утирая пот, говорил он. - Я там, естественно, не был, но говорил с одним из герцогских слуг. Он утверждает, что в комнатах Дея не было посторонних, и совершенно непонятно, откуда в них взялся бродяга, который буквально порезал несчастного юношу на куски! Теперь титул герцога Барос перейдёт к его дяде.
   - Хоть покойник и не принадлежал к числу наших друзей, но было бы неприлично продолжать веселье, - сказал Дарк хозяину. - Ещё скажут, что я радуюсь убийству или даже сам его подстроил. Поэтому позвольте вас поблагодарить и откланяться!
   Монк был расстроен новостью и не смог скрыть радость по поводу поспешного отъезда гостей. Сразу же заложили карету, и хозяин сам проводил их до выхода из дворца. Убийство герцога взволновало не только высший свет столицы, оно оказалось волнующей темой и для многих горожан, которые выходили из домов, чтобы обсудить её с соседями.
   - Я ещё не видел на улицах столицы столько людей, - удивился Дар.
   - Давайте из-за этого убийства не поедем к графу Берту? - предложила Вела. - Какое сейчас веселье? И я уже устала от этих приёмов!
   - Так и сделаем, - согласился Дарк. - Нас не осудят, а граф пусть обижается. Меня сейчас больше интересует не столичное общество, а наша встреча с Ланой!
  
   Корабли сорголов провинции Сардена использовали для высадки полосу берега протяженностью больше двух карбов. Капитаны спешили занять лучшие места, а их матросы стремились побыстрее выбраться на берег и размять ноги. Неподалёку оказалась деревня белокожих, поэтому не ограничились одной разминкой. Когда генерал Берг попытался навести порядок, дома уже пылали.
   - Стоит ли так шуметь? - сказал ему прибывший с десантом член совета Кожель. - Нам не нужна эта деревня.
   - Здесь командую я! - зло ответил генерал. - Мне плевать на убитых крестьян, но для чего сожгли дома? Пожаром вы оповестили врагов о нашем прибытии! Этот дым виден далеко!
   - Вы будете командовать в сражении, - с издёвкой сказал Кожель, - а я здесь отвечаю за всё! Не нам бояться дикарей, пусть они трясутся от страха! А вы организуйте разгрузку кораблей и строительство лагеря. Оставим здесь команду, которая будет охранять грузы и соорудит в бухте небольшой порт.
   Берг плюнул ему под ноги и направился к стоявшим неподалёку офицерам.
   - Что он сказал? - спросил один из них.
   - Ничего хорошего, - сердито ответил генерал. - Нас не захотели слушать дома и здесь повторяется то же самое! Нужно время, чтобы превратить вооружённую толпу в подобие армии, но нам его не дадут. Ладно, постараемся сделать всё, что в наших силах!
   Их усилиями матросы были направлены на разгрузку кораблей, а десантники разобрали пилы и топоры и отправились валить лес. Три сотни сорголов освободили от этих работ, свели в четыре отряда и отправили разведать местность. Примерно столько же солдат охраняли подходы к месту высадки.
   Вернувшиеся разведчики доложили, что найдена ещё одна деревня.
   - Она брошена жителями, - рассказывал соргол, который был старшим в отряде. - Скот они угнали. Видимо, уходили в спешке, потому что в домах осталось много добра. Зерно тоже не вывезли. От деревни начинается дорога. Судя по следам, по ней часто ездят.
   Когда стемнело, поужинали, а после еды генерала позвали к Кожелю. Для члена совета и сопровождавших его чиновников установили большую палатку, возле которой они и сидели на складных стульях.
   - Для чего я вам понадобился? - спросил Берг. Ему не предложили стула, но офицеру претило разговаривать с сидевшими стоя, поэтому он сел на лежавшее возле палатки бревно.
   - Зря вы на него сели, генерал, - сказал один из чиновников, - запачкаете одежду. Вас пригласили ненадолго, могли бы и постоять. Мы хотели услышать ваше мнение о наших действиях. Чем нужно заняться по вашей науке?
   - Я укрепил бы плацдарм и накопил силы, - ответил Берг. - Пока подвезут пополнение, можно тренировать тех, кто уже прибыл. Место не такое уж дикое, как можно судить по побережью. От второй деревни отходит наезженная дорога, которая наверняка ведёт к городу. О нас уже знают, поэтому уже можно ожидать противодействия. Я не относился бы к белокожим так пренебрежительно. Мы сильнее и у нас лучше оружие, но здесь только восемь тысяч вооружённых мужчин, которым ещё предстоит стать солдатами. Путь до Терма долог и сильно зависит от погоды, а у противника всё под рукой...
   - Достаточно! - прервал его Кожель. - Здесь не только восемь тысяч бойцов, а целых восемь! Чувствуете разницу? Кроме десанта, оставим часть матросов, а это ещё две тысячи. У нас полсотни орудий и много пороха! Через два дня должен прибыть десант Лабры, а потом пришлёт флот Масдока! И они тут же отправят корабли за подкреплениями. Что могут противопоставить такой силе какие-то дикари? Поэтому нам не нужна ваша осторожность! Мне тоже не нравится, что наши бойцы не прошли тренировки, но на это не было времени. Ничего, будете учить в наступлении! Завтра возьмёте пять тысяч бойцов и половину орудий и проведёте разведку по найденной дороге. Если поблизости расположен город белокожих, попробуйте его захватить. И сообщайте обо всех своих действиях, чтобы мы могли своевременно оказать помощь.
   Возражать было бесполезно, он и не стал. Только нарвёшься на оскорбления, а чиновники сделают по-своему. Генерал вернулся в свою палатку и лёг спать. Его офицеры организовали ночную охрану лагеря и кораблей, а остальное могло подождать до утра.
  
   Герцога Лаштока разбудили ночью.
   - Вставайте, Эрбель! - сказал потрясший его за плечо маг. - Только что доложили, что на побережье высадились сорголы! Они сожгли деревню рыбаков...
   - Идите к демонам, барон! - рассердился герцог. - Сейчас ночь! Даже если вам не соврали и пришли эти краснокожие, они потерпят до утра!
   Вечером Лашток развлекался сразу с двумя девушками и очень поздно заснул. Этот Лаштай совсем рехнулся - будить его в такое время!
   Маг сорвал с шеи своего господина амулет и запретил ему дышать. Герцог попытался сбросить одеяло и встать, но не смог из-за навалившегося удушья. Дождавшись, пока затихнут судороги, барон вернул амулет на шею убитого и поспешил в дом, который занимал молодой граф Дэш.
  
   Армия Урама второй день шла по двум дорогам в королевство соседей. Король собирался приехать позже, а пока маршем командовал герцог Дорин. Вперёд были посланы гонцы, которые известили глав городов, и те спешно собирали обозы с продовольствием. Солдаты ни в чём не нуждались, да и шли без большой спешки, поэтому к концу дня сохранили бодрый вид. Когда встали лагерем вдоль тракта, к герцогу прибыл Дан Эктай. Главного жреца Ольмера сразу же проводили к палатке командующего.
   - Что случилось? - встревожился увидевший его Дорин.
   - У моего бога иссякло терпение и теперь в Ураме новый король, - ответил жрец. - Поздравляю, ваше величество! Умер не только Леж, мертва вся его родня, а совет герцогов проголосовал за вас!
   - Сами объявите армии, - сказал командующий. - Мне не жаль этого жеребца, но Стелу с Зертом можно было не убивать.
  
   Горд Марей уже собрался уехать из королевского дворца в свой, когда ему доложили о прибытии первого жреца Эхтая.
   - Веди его сюда, - сказал канцлер слуге.
   Не было желания из-за позднего визитёра идти в кабинет. Комната, в которой он отдыхал, не прослушивалась, а жрец, несомненно, прибыл с чем-то важным. Вряд ли он обидится на такой приём.
   Вошедший Эберней поразил сначала своим видом, а потом словами. От обычной заносчивости не осталось и следа. Высокомерие и непробиваемая уверенность в себе сменились растерянностью и страхом.
   - Извините за поздний визит, - сказал он. - Ко мне обратился главный жрец Ольмера с просьбой сообщить вам, что сорголы высадились на побережье Торы, в районе города Леба. Пока там две сотни кораблей, но в ближайшие дни должны приплыть и другие. Латрея не пустили бы во дворец, поэтому...
   - А что говорит Эхтай? - спросил взволнованный канцлер.
   - Мой бог покинул Сорт, - ответил Эберней. - Закончилась наша служба, а вскоре кончится жизнь. Бог не только даёт своим слугам силу, они крепко с ним связаны. Мы уже начали терять магию, а вместе с ней уйдёт и жизнь.
   - Неужели умрут все жрецы? - ужаснулся Горд. - И как же мы без богов? Они обещали помочь...
   - В нашем мире остались Ольмер и Лана. Их жрецы уцелеют, остальные умрут. Прощайте! - Эберней повернулся и, приволакивая ноги, вышел из комнаты.
  
   Кай лежал на кровати и вспоминал о том, как сегодня оживляли покойников. Для этого их небольшими группами возили в мертвецкую. Свежих тел не было, только несколько уже посиневших и покрытых пятнами. Чтобы не чувствовать вони, на время занятий лишали себя обоняния магией. Ребята только поднимали мёртвых, последствия заклинаний убирал наблюдавший за ними Влад. Он отнял видимость жизни у поднятого мертвеца и подозвал Кая к упавшему трупу.
   - Подними его ещё раз! - приказал маг. - Не бойся: это тело уже не способно думать и не причинит вреда. Поторопись!
   Мальчик послушно создал заклинание и вложил в него силу. Покойник задёргался и попытался подняться. Не сразу, но это у него получилось. Мёртвые глаза уставились на Кая, а потом на страшном лице появилась улыбка. Кажется, он даже попытался что-то сказать, но учитель разрушил заклинание и подозвал к упавшему телу следующего. Дело шло к вечеру, а в их группе не прошли испытание тридцать мальчишек, поэтому Влад торопился.
   - Иди сюда! - оторвал от воспоминаний лежавший на соседней кровати Маль, - Нужно поговорить.
   В комнате жили десять мальчишек, но сейчас в ней не было никого, кроме них двоих. Остальные ещё не пришли после ужина.
   - Ну пришёл, - сказал Кай, садясь рядом с приятелем. - О чём разговор-то?
   - Я решил удрать, - признался Маль. - Пойдёшь со мной?
   - Рехнулся? - постучал себя по голове Кай. - Кто же нам позволит сбежать? И потом мы обязаны помочь в войне!
   - Мы умрём! - сердито сказал Маль. - Война не для детей, а наши латы не защитят даже от боевых стрел! Я со своими силами подниму три десятка убитых, а здесь много тех, кто сильнее. И зачем нас столько? Думаешь, для всех найдут тела? Да в армии не будет столько солдат, сколько мы сможем поднять! А это значит, что нас набрали в расчёте на большие потери.
   - Нас будут защищать щитоносцы! Кому-то не повезёт, но таких будет мало.
   - А если так, то наше бегство ни на что не повлияет. Соглашайся! Один я не смогу усыпить охранников из-за их амулетов, а вдвоём всё получится! Подумай, как мы сможем жить со своей силой и знаниями!
   - Забыл о законах для магов? - напомнил Кай, - Многие из них придётся нарушить, а за это могут лишить жизни. Никому из наших не хочется умирать! Если тебе на всех плевать, можешь бежать, но только без меня! Тебя поймают, Маль! Если позволить сейчас убежать одному, можно потом недосчитаться многих. По следу пустят магов, а потом нам покажут твою голову. Влад говорил, что всех выживших после войны доучат и возьмут на королевскую службу!
   - Ладно, пока останусь, - пошёл на попятную приятель. - Посмотрю, какая будет война. Если многих убьют, тогда и убегу!
  
   - Куда вы так торопитесь, герцог! - недовольно сказал Ной Артон. - Мы и так сократили поездку и едем почти без отдыха, а вы ещё купили в Мальке сменных лошадей!
   Разговаривали в придорожном трактире, в котором остановились на обед. Сидевший рядом Брей молчал, хотя тоже был недоволен гонкой.
   - Если вам тяжело ехать одвуконь, завтра оставим в Савенне, - сердито ответил Даргус. - Наймёте карету и без спешки доберётесь до столицы. Я чувствую, что у нас не осталось времени, а вы печётесь об удобствах! Осталось два дня пути, так что как-нибудь обойдёмся без мага.
   - Знаете же, что я вас не брошу, - вздохнул Ной. - Даже если с вами ничего не случиться, меня после этого укоротят на голову!
  
   Дажебай дождался разрешения и открыл охраняемую воинами дверь. Хан отдыхал во второй комнате, поэтому через эту советник пробежал и только у дверей опустился на колени.
   - Мог бы и не стучать, - недовольно сказал Уклей. - Я уже позволил войти. Что заставило так бежать?
   - Война, великий! - задыхаясь от бега, выкрикнул Дажебай. - Жрецы одного из богов доложили королю Марку, что краснокожие высадились на его побережье и начали убивать! Герцог Тарней уже отправляет своих воинов к городу Леб, а нам нужно выйти утром!
   - Наконец-то! - довольно сказал хан. - Союзники стараются нам угодить, но здешняя жизнь не для учи! Мне противны их вонючие города, от непривычной еды пучит живот, а женщины быстро устают от любви. Пошли гонцов ко всем ханам. К завтрашнему утру они должны быть здесь!
  
  
   Глава 31
  
  
   Сегодня поужинали быстрее обычного. Все думали об ожидаемом приходе богини, и ни у кого не возникло желания задержаться в гостиной для разговоров.
   - Мне страшно, - призналась Вела, когда пришли в спальню и сели на кровать. - Она обещала силу и бессмертие, а у меня почему-то вместо радости страх...
   - Ну и зря, - сказал Дарк, притянул к себе жену и посадил на колени. - Боишься сильно измениться? Мы уже менялись, когда получили силу, но не стали от этого хуже. Тебе дадут не только бессмертие, но и магию. Учитывая войну...
   - На многое не рассчитывайте, - предупредила возникшая в спальне Лана. - Дам только долголетие, а твоя жена будет по человеческим меркам магом средней силы.
   - Вы обещали бессмертие, - напомнил юноша. - Что-то изменилось? - Он ссадил жену с коленей и они, оказывая почтение богине, встали с кровати.
   - Сядьте! - сказала Лана и сама села на возникший за спиной стул. - В мире не существует ничего вечного, в том числе и бессмертия! Вы сможете жить тысячи лет, но рано или поздно найдётся тот, кто сумеет прервать вашу жизнь, или вы это сделаете сами. Я с вами закончила. Учтите, что изменения будут происходить постепенно, а их результаты почувствуете только через декаду.
   - А моя магия? - спросила Вела.
   - Через десять дней, - повторила богиня. - Камень меняет человека за годы, я это сделала быстрей. Учить тебя будет муж. Когда закончите меняться, покажу заклинания. Вашего друга я забираю.
   - Я хотел у неё спросить... - сказал Дарк, глядя на то место, где только что сидела Лана. - Ладно, сделаю это в следующий раз.
   - Ты не заметил, какое на ней было платье? - спросила жена. - Я почему-то ничего не помню, кроме её слов...
   - Я смотрел в лицо, - отозвался он. - Да и какая разница, во что она одета?
  
   С утра отделили тех, кто должен был отправиться в разведку, и разбили их на десятки, сотни и тысячи. Тысячи возглавили офицеры, они же назначили десятников и сотников. Пушкарей взяли с боевых кораблей. Вслед за колонной сорголов повезли орудия и припасы. Коней для обоза взяли в сожжённой деревне. У матросов хватило ума жечь только дома и не трогать постройки для скота.
   Пришлось приложить много усилий, чтобы бойцы шли не толпой, а колонной, не смешиваясь с чужими сотнями, но этот порядок продержался недолго. Вперёд с небольшим отрывом отправили сорголов, которых отобрал лично генерал. Они должны были обеспечить боевое охранение.
   - Сотни опять перемешались, - пожаловался Бергу тысячник Раг. - Как ими командовать, если никто не знает условных сигналов? Может, всё-таки поговорите с советником? Нам нужно хотя бы три дня...
   - Попробую, - ответил генерал, - но только после этой вылазки. Подождите, кажется, впереди стреляют!
   Стрельба ненадолго усилилась, а потом стихла. Все ускорили шаг, и вскоре шедшие в голове колонны офицеры встретили отступивших бойцов охранения.
   - Нас обстреляли из леса, - доложил их командир. - У меня один убитый и двое раненых. Мы не смогли вынуть стрелы...
   - Вы убили кого-нибудь из нападавших? - спросил генерал.
   - Несколько белокожих упали, но их унесли остальные. Врагов скрыли деревья, поэтому мы больше не стреляли. Это случилось, когда увидели на дороге завал из стволов.
   - Пойдёте первыми, - приказал Берг, - но уже без отрыва от основных сил. Зарядите оружие! Если впереди засада, используем пушки!
   Дорога шла не прямо, а с поворотами, за одним из которых увидели наваленные в беспорядке сосновые стволы. За этой баррикадой заметили прячущихся врагов. Пушкари сноровисто установили два орудия и ударили вдоль дороги картечью. После стрельбы деревья оттащили на обочину. Туда же бросили с десяток тел убитых белокожих.
   Больше сорголов никто не задержал, и через полчаса увидели город. При приближении к нему лес сменился вырубками, а потом и крестьянскими полями. Сразу за ними была видна большая деревня.
   - Идём к городу! - решил генерал. - Ускорить шаг!
   Город был небольшой, но с высокой каменной стеной и массивными, запертыми сейчас воротами. За зубцами стены прятались лучники. Краснокожие шли очень быстро, почти бежали, но были вынуждены остановиться в сотне шагов от ворот из-за обстрела. На этот раз от стрел не пострадали, но они вонзились в опасной близости от шедших первыми бойцов охранения.
   - Не стрелять! - крикнул Берг, и сотники повторили приказ. - Передайте пушкарям: пусть бьют из пяти орудий по воротам!
   Лафеты корабельных пушек не имели колёс и перевозились на укреплённых возах. Для стрельбы их поставили на землю, а лошадей отогнали, чтобы не пугать шумом. Для ворот хватило десяти выстрелов. Тяжёлые ядра разломали одну из створок, которая недолго висела на одной петле, а потом с грохотом упала на землю.
   - Всем там нечего делать, - сказал генерал тысячникам. - Будем только мешать друг другу. Город небольшой, и в нём не должно быть много защитников. Главное - не подставляйтесь под стрелы и убивайте в первую очередь воинов, горожан зачистим потом. На штурм пошлём тысячу Эрха, а остальные окружат город, чтобы перехватить беглецов. И не подходите близко к стенам, если не хотите поймать стрелу!
   Сорголы опять сбились в толпу, поэтому на построение потеряли много времени. После этого атакующая колонна пошла к разбитым воротам, а остальные побежали вдоль стены. Управлять бегущими не получилось, и до многих бойцов не дошёл приказ или они не придали ему значения, поэтому мало кто проявлял осторожность. Защитники города ударили стрелами, и с полсотни сорголов упали. Разъяренные потерями краснокожие открыли такой огонь по лучникам, что те, кто не успел укрыться за зубцами, были убиты.
   Тем временем бойцы штурмовой колонны ружейным огнём перебили сидевших на стене белокожих и через разбитые ворота вышли на узкую, застроенную одноэтажными домами городскую улицу. Не встретив сопротивления, они убрали на тротуары мешавшие тела защитников и двинулись к центру города. У ворот оставили два десятка бойцов, чтобы воспрепятствовать бегству горожан.
   - Тысячник, не скажешь, зачем нам этот город? - спросил Эрха идущий рядом соргол. - В домах неудобно жить из-за низких потолков, а имущество жителей никому не нужно. Его не получится взять с собой и некому продать. Нужно было поставить караулы вдоль стены и ждать, когда у осаждённых закончится еда. Нас слишком мало, чтобы чистить город, и здесь легко попасть в засаду.
   - С этим вопросом иди к Кожелю, - зло ответил офицер. - Может, тебя он послушает, а нас не стал. А сейчас помолчи, и без тебя тошно! - Он тоже считал этот штурм ненужным, тем более с такими неподготовленными бойцами, и теперь мучился предчувствием беды.
   Вскоре впереди показалась большая площадь, окружённая двухэтажными домами. До сих пор не видели ни одного живого белокожего.
   - Сотники ко мне! - крикнул Эрх. - Сейчас займём площадь и будем с неё отправлять отряды на прочёсывание улиц. Похоже, что жители сбежали, но это нужно проверить. Не расслабляйтесь и держите оружие наготове! При малейшей опасности стреляйте!
   На их счастье, у защитников города не выдержали нервы и они начали атаку, не дождавшись, когда сорголы соберутся в одном месте. На крышах домов показались лучники и арбалетчики, и в успевших выйти на площадь краснокожих полетели сотни стрел и болтов. Стрельба велась в упор, поэтому от ружей было мало проку. Выстрелив, боец должен был тратить много времени на перезарядку, а лучники быстро пускали стрелу за стрелой. Всё же сорголов было намного больше, поэтому они быстро перебили вражеских стрелков, потеряв при этом две сотни своих. В числе павших был и находившийся в авангарде Эрх. Уцелевшие сотники решили уйти из города. Перед отходом собрали ружья убитых. Во время возвращения не было ни одного нападения, а возле ворот почему-то не оказалось оставленных бойцов. Когда часть сорголов уже покинула город, на остальных обрушился град камней. Как оказалось, белокожие сумели подтянуть камнемётные машины и остаться при этом незамеченными. Убитых было мало, но ранения получили сотни. Можно было ружейным огнём перебить прислугу метателей, но все сотники уже покинули город, из-за чего оставшиеся без управления бойцы побежали к воротам, устроив возле них давку. Те, кого оглушило камнями, так и остались лежать и были добиты врагами. При этом пропали их ружья.
   - Вы достойны смерти! - зло сказал генерал уцелевшим сотникам. - Я своей властью лишаю вас званий и отдаю на суд члену нашего совета! Сколько у вас осталось бойцов?
   - Пять сотен без ран и больше ста тех, кто не может сражаться, - ответил один из обвиняемых. - Тяжёлых мало, большинство можно быстро вылечить. А что будет с городом, генерал?
   Берг не стал отвечать, но, вернувшись к штабу, приказал отступать к месту высадки. Тяжёлых раненых положили на возы, остальным помогали идти их товарищи. Настроение было подавленным, поэтому шли молча. В лагере генерала ждал разнос.
   - Как вы посмели оставить город, да ещё потерять при этом четыре сотни солдат?! - орал на него Кожель. - Мало того, вы бросили там сотню ружей!
   - Я передаю командование вам, - спокойно сказал генерал. - Надо было это сделать сразу, а ещё лучше - вообще сюда не плыть. У войны свои законы, на которые вы плюёте. Нужно было не спешить и потратить время на создание настоящей армии вместо этой толпы! Сможете ими управлять? Вот и управляйте!
   - Почему оставили город? - спокойней спросил один из чиновников.
   - А что я мог сделать? - повернулся к нему Берг. - Посылать в него другой отряд или вообще всех? И с кем бы я вернулся? Оставить окружение? Так для него нужно было использовать всех, кого я взял с собой. И это не помешало бы осаждённым ночью прорваться и уйти! Вы заставили меня идти в бой с неподготовленными бойцами, а теперь вините за результаты. И зачем вам этот город? Я бы вообще его сжёг!
   - А если повторить штурм? - спросил тот же чиновник.
   - Повторяйте, только без меня, я уже сдал командование. Из города до штурма ушли его жители, а сейчас уходят и уцелевшие защитники. Во всяком случае, я на их месте ушёл бы.
  
   - Я против того, чтобы уходить! - крикнул один из молодых офицеров. - Мы убили сотни сорголов и убьём их ещё больше!
   Совещались в самом большом из городских домов, принадлежавшем графу Гуру. Командовавший полком граф Брод не мог принять решение, остаться в городе или уйти, и сейчас слушал мнение своих сотников.
   - Ерунду говорите, барон! - возразил его помощник. - Сорголы вели себя глупо и потеряли четыре сотни солдат, но только наивный человек может рассчитывать на то, что они ещё раз так подставятся. Мы потеряли в два раза больше, а могли погибнуть все! Если бы враги действовали осторожней... И я уверен, что именно так и будет!
   - Я не боюсь!
   - Никто не подвергает сомнению вашу храбрость, Тит, - сказал полковник. - Конечно, можно отправить королю трофейное оружие и кого-нибудь из вас, чтобы он всё рассказал, а самим остаться и попытаться нанести противнику больший урон, но это может не получиться. У нас убиты лучники и некому стрелять со стен. Ушедших врагов больше, и вряд ли это были все их силы. Если при штурме города используют разведку, мы не сможем устроить засады, а в открытом бою будем быстро уничтожены. Есть у вас мысли, как сократить число сорголов и уцелеть?
   - Мне приходят в голову только засады на дороге, - отозвался барон Подар. - Но у нас не осталось лучников, а оружие краснокожих не даст приблизиться. Здесь довольно редкие леса, поэтому...
   - Достаточно, - прервал его полковник. - Больше никто не хочет высказаться?
   - А что, если напасть самим? - предложил Тит. - Если они так беспечны, может, не будет большой охраны? Можно ударить не по лагерю, а приплыть со стороны моря и попытаться захватить и сжечь корабли.
   - Вы готовы это возглавить? - спросил полковник. - Тогда займётесь со своей сотней, а мы отправим трофейное оружие королю Марку и будем отступать по дороге. Если найдём удобное место, сделаем засаду.
  
   Влад прибыл во дворец короля Торы, когда тот отдыхал, поэтому пришлось оставить охрану в дворцовых казармах, а самому три свечи ждать в приёмной.
   - Рад вам помочь, но не могу, - развел руками секретарь. - Его величество приказал не беспокоить. Придётся ждать.
   Верт Фаддей послал своего слугу с камнями к королю а не к его магу, чтобы их получили не только торийцы, но и другие союзники.
   - Я плохо знаю Улада, - сказал он на прощание. - Конечно, он поделится камнями, но может часть утаить. Лучше действовать через короля.
   Они мчались почти без отдыха, часто меняя лошадей, и сильно устали, поэтому его злила эта задержка. Хотелось выполнить поручение и завалиться спать. Им разрешили отдыхать только в день прибытия, на следующий нужно было возвращаться. Влад не знал, почему такая спешка, но в последнее время в окружении канцлера, главного мага, да и самого короля спешили все, а многие слуги даже бегали по коридорам. Среди чиновников царили страх и неуверенность, хотя с побережья не было ни одной тревожной вести.
   Король попадал в свой кабинет, не проходя через приёмную. Видимо, когда он это сделал, как-то с помощью магии связался с секретарем. Влад сам был магом и после усиления камнем неслабым, но почему-то не почувствовал чужую магию.
   - Король у себя, - сообщил ему секретарь. - Сейчас я о вас доложу. - Он встал из-за стола и скрылся за дверями.
   Ждать не пришлось, потому что хранитель королевского кабинета тут же вернулся. Судя по его покрасневшему лицу и капелькам пота на лбу, король Марк был не в духе и поделился своим настроением со слугой.
   - Пожалуйста, проходите! - сказал он, показав рукой на дверь. - Король ждёт!
   - С чем прибыли? - нетерпеливо спросил Марк, когда Влад оказался в кабинете.
   - Прочитайте это письмо, ваше величество! К письму прилагаются камни силы.
   В кабинете не было собак, поэтому гонец, повинуясь жесту короля, без боязни подошёл к столу и протянул конверт.
   Марк быстро прочитал короткую записку, и, несмотря на хорошее самообладание, было видно, что он взволнован.
   - Сорголы уже высадились на нашем побережье, - король бросил письмо на стол и протянул руку. - Давайте камни. Вы немного опоздали, но мы попробуем усилить всех, кого успеем. Передайте вашему главному магу мою благодарность. Да, его беспокоило, что камни могут не дойти до других союзников. Успокойте: мы с ними поделимся. Учи уже здесь, а армия Урама подойдёт завтра. Я надеюсь, что скоро рядом с моими полками будут стоять и ваши.
  
   Брей хотел отвезти герцога в королевский дворец, но Даргус решил в первую очередь навестить дочь и настоял на своём. Когда приехали, он забрал свои сумки и пошёл стучать в дверь, оставив коня охране. Отдав ношу открывшему слуге, Лар поспешил подняться по лестнице и пробежался по пустому коридору. Он не успел постучать: двери распахнулись, заставив отшатнуться, и на шею бросилась Вела.
   Когда у дочери закончились слёзы, Лару рассказали о своей жизни в Орте, включая события последних дней. Рассказывал Дарк, а Вела вставляла свои замечания.
   - Вы меня поразили своим договором с богиней! - признался Даргус. - Но главное, что уже началась война с сорголами. Мне нужно срочно ехать в Тору, и не одному, а вместе с войском. Не хотите составить компанию?
   - С удовольствием уедем из столицы, - ответил Дарк. - Здесь мы бесцельно проводим время на приёмах, а у Марка уже сражаются. Боги дали нам силу для борьбы с сорголами, вот мы её и используем! Чем вы сейчас займётесь?
   - Нужно встретиться с королём и канцлером и готовить войско к походу. С собой возьму те полки, которые можно быстро собрать, а остальные продолжат охрану побережья и будут в резерве. Война только началась, поэтому пока неизвестно, где развернутся основные сражения.
  
   - Ну и как я тебе? - улыбнувшись, спросила Лана и отбросила простыню, вызвав у Бориса такое желание, что он едва сдержал стон.
   Магия помогала себя контролировать с обычными женщинами, она помогала и сейчас, иначе он давно опозорился бы, но запредельное совершенство богини било по его мужской сути, ломая магические барьеры.
   - А то ты не видишь! - ответил он. - Я просто схожу с ума!
   - Пока это только влечение тела, - вздохнула она. - Мне этого мало! Нужно, чтобы ты смог полюбить не только мою внешность, а меня всю. Нетрудно вызвать у себя наслаждение магией - для этого не нужен мужчина. Но любовь - это не только постельные радости, но и единство душ. Если бы ты знал, как мне одиноко!
   - Я не могу пока думать о чём-то другом, кроме внешности, - признался он. - Хочется сливаться с тобой вновь и вновь! Твой вид сводит с ума, а ласки доставляют такую радость, для которой в языке не найдётся слов! Если это не любовь, то что же?
   - Любовное безумство, - ответила Лана. - Когда оно пройдёт, ты сможешь заглянуть в мою душу! А пока... - она потянулась к Борису - и мир исчез.
  
   - По-моему, это город, - сказал член совета провинции Лабра Кеш. - Посмотрите сами, Карс.
   - Или большая деревня, - отозвался капитан флагмана, убирая подзорную трубу в чехол. - У берега туман, поэтому плохо видно. Что вы предлагаете?
   - Главный здесь вы, а на берегу будет командовать генерал Хуг. Я здесь на тот случай, если вы не справитесь, так что решайте сами.
   - Город у моря - это порт, - сказал Карс. - Высадка десанта и разгрузка трёхсот кораблей на неподготовленном берегу займут много времени, даже если нам не помешают белокожие. Я думаю, что для нас выгодней захватить город и сделать его своей базой. Поговорю с Хугом, а потом приму решение.
   Капитан ушёл, а Кеш обвёл взглядом белый от парусов океан и отправился в каюту. Здесь было холодней, чем в родном Терме, тем более сейчас, когда солнце едва просвечивало сквозь облака. Пусть решают, а он пока отдохнет в тепле.
  
   Главный маг только что вернулся из королевского дворца в собственный. Существовало заклинание, которым можно было снять усталость, но оно вредило телу, особенно в его возрасте. Лучше было поужинать и отдохнуть в кровати. Отдых пришлось отложить из-за приезда младшего брата. Герату было на тридцать лет меньше, но он уже состарился. Верт был единственным сильным магом в семье, поэтому выглядел намного моложе.
   К парадному подъезду подкатила карета с графским гербом Фаддеев, из которой с помощью слуги выбрался высокий и худой старик, не имевший сходства со спустившимся по ступенькам Вертом.
   - Здравствуй, брат, - сказал он. - Решил тебя проведать и узнать новости. - В нашем Эквидале намного лучше жить, хотя бы из-за парков, вот узнаём обо всём с опозданием. Я вижу, что ты устал. Только что вернулся?
   - Перед твоим приездом, - ответил Верт. - Пойдём вместе поужинаем, а потом сядем в зимнем саду и поговорим.
   - От ужина не откажусь, а сидеть лучше в гостиной. В твоём саду слишком жёсткие лавки.
   Разговаривали в малой гостиной, куда старику помог добраться слуга.
   - Совсем не осталось сил, - отдышавшись, сказал Герат. - Скоро ты меня похоронишь. Но пока в этом теле есть жизнь, ему не безразлично будущее внуков и правнуков. Скажи честно, мы выстоим?
   - Сорголы высадились на побережье Торы, - ответил Верт. - Завтра отправим на помощь Марку девять полков и тысячу мальчишек.
   - Почему так мало?
   - Потому что они могут высадиться и у нас. И потом Марку помогают урамцы и учи. С войском уедет герцог Даргус, он и решит, нужна ли ещё помощь или нет.
   - Ты не ответил на мой вопрос, - напомнил Герат.
   - И не отвечу, пока не узнаю результатов боев. Делаем всё, что возможно, а что из этого получится...
   - Не боишься того, что ваши мальчишки разбегутся? Всё-таки бывшие бродяжки. Захотят ли они умирать по вашему приказу? Ты говорил, что среди них много сильных.
   - Август подчинил их другому магу, - с досадой сказал Верт. - Тот сам ещё мальчишка и верит в их благодарность...
   - А ты не веришь. Неужели ничего не предпринял?
   - Их охраняют. Среди охранников есть несколько верных мне магов. Если мальчишки откажутся повиноваться или начнут разбегаться, будут убиты.
  
   Глава 32
  
  
   Колонна из девяти полков и тысячи юных магов растянулась на одиннадцать лиг. Обозов не брали, чтобы как можно больше сократить время марша. Предупреждённые главы городов собирали провиант и готовили места для отдыха. В них ели сваренную горожанами кашу с мясом, на других привалах питались всухомятку.
   Как ни спешили, но дорога до соседнего королевства должна была занять семь дней, и столько же нужно было идти до занятого сорголами побережья.
   Впереди ехали сто кавалеристов. Им приказали двигаться в отрыве от остальных сил и очищать для них тракт. Встреченные обозы загоняли на обочину, где обозники ждали, пока пройдёт колонна. В авангарде шли бойцы полка, которым командовал граф Берус, а следом за ними двигался командующий со своим штабом. Там же находился увязавшийся за Варгами жрец. Они сами больше времени проводили с Владом Сатским и его воспитанниками. С Владом общался Дарк, а Вела, спешившись, шла с мальчишками, которые почему-то липли к ней, как к родной матери. Когда останавливались для ночлега, они возвращались к Лару. У него был большой шатёр, поэтому можно было не ставить свой.
   После появления богини и исчезновения Бориса прошло пять дней, и они пока не почувствовали действие её магии, а вот отсутствие друга чувствовалось.
   - Он мне как брат, - говорил на вечернем привале Дарк. - Я, конечно, рад тому, что у него любовь, но одному как-то...
   - У тебя есть я, - перебила его Вела, - а Борис обязательно вернётся, если его не заездит Лана. Зачем ему терять время в дороге, когда его можно провести намного приятней? Смотри, какое чудное облако! Правда, оно похоже на собаку?
   - Фантазёрка! - он посмотрел на лохматое облако, которое на глазах меняло форму, и обнял жену. - Сегодня хорошо шли. Было не так жарко, как вчера, и ветер сдувал пыль в сторону, а не нам в лица. Надоело её глотать, а у богов нет ни одного подходящего заклинания.
   - Может, это потому, что они не бродят по дорогам? - засмеялась девушка. - Лана обещала какие-то новые заклинания. Надеюсь, что среди них будет и то, с помощью которого они ходят в нашем мире. Представляешь, сделал шаг - и ты уже в Аштаге! Бывшая столица - мой родной город, знаешь, как я по нему скучаю? Дарк, а откуда боги берут силу?
   - О чём беседуете? - спросил подошедший к костру Лар.
   - Жена хочет узнать, откуда боги черпают силы, - ответил Дарк. - Мы станем во всём похожи, вот силой больше не поделятся.
   - Один из богов говорил, что источник их силы в людях, - объяснил герцог. - Если сделаете так, чтобы вам молились...
   - Не хочу, - сказала дочь. - Что это будет за жизнь? Для преклонения людей нужно им помогать или так напугать, чтобы к алтарям гнал страх.
   - Это ты сейчас не хочешь, - вздохнул Лар. - К силе быстро привыкают, а желание стать сильней свойственно каждому. Вот потратит твой муж в этой войне всё, чем его наделили... А у вас впереди такая долгая жизнь, что можно измениться до неузнаваемости. Я говорю не о внешности, а о сути. Сейчас вы боитесь смерти не больше других...
   - Хотите сказать, что мы больше теряем, поэтому не будем собой рисковать? - спросил Дарк. - Не знаю, может быть, когда-нибудь, когда я привыкну к долгой жизни, появится такая осторожность, пока я только знаю о своём бессмертии и не собираюсь праздновать труса.
   - Только попробуй умереть! - пригрозила жена. - Мигом перережу себе горло!
   - Дурные слова, - осудил отец. - Никакая любовь не будет жить тысячи лет, даже сотни. Всё приедается, дочка, и вы тоже когда-нибудь надоедите друг другу. Ни у кого из богов нет постоянной пары, а ведь, наверное, когда-то были. Гибель любимого - это горе, но если не сделаешь обещанной глупости, то поправимое. Время залечит сердечную рану и даст другую любовь. Это тебе по молодости лет кажется, что будет иначе. Ладно, можете кормить комаров, а я пойду отдыхать.
   - Никакого уважения к божественности! - рассмеялся Дарк, прихлопнув севшего на лоб комара. - И против этой напасти нет заклинаний. Пойдём отдыхать, а то завтра будем чесаться.
  
   - Захватили живыми хоть одного поджигателя? - спросил Кожель.
   - Никто из них не захотел сдаваться, - зло ответил сотник. - Да и наши парни были в ярости. Сжечь три десятка кораблей! Всех убили!
   Незадолго до рассвета было совершено нападение на стоявшие на рейде корабли. Экипажи спали на берегу, а на каждом из кораблей должны были нести вахту два-три матроса. Вахтенные тоже спали, за что и поплатились. Белолицые приплыли на небольших плотах, забрались на борт по якорным канатам и, не разбудив матросов, перерезали им глотки. После этого разожгли в трюмах костры и стали делать то же самое на палубах. Дыма было много и от лагерных костров, поэтому дежурившие на берегу сорголы не сразу отреагировали на диверсию. Когда запылали первые корабли, в лагере подняли тревогу. К этому времени враги спустились на плоты и вознамерились повторить захват, но вахты были разбужены криками на берегу и заревом пожаров, поэтому матросам удалось отбиться. Карабкавшихся на корабли белокожих расстреляли из пистолей, а тех, кто поплыл прочь от берега, догнали на лодках и порубили.
   - Хорошо, что сожгли только транспортные корабли, - сказал подошедший генерал. - Это дополнительное подтверждение моим словам! Пока не наведём дисциплину, будем нести потери!
   - Чем хорошо? - неприязненно спросил Кожель. - Половину этих кораблей не успели разгрузить, и мы лишились припасов!
   - Было бы намного хуже, если бы загорелись те, на которых стоят орудия и много пороха, - ответил Берг. - Объяснять почему? Вы взялись за дело, в котором ничего не смыслите, и делаете ошибку за ошибкой. Смотрите, корабль!
   Вдоль берега на большом удалении от него плыл трёхмачтовый парусник с паровой машиной.
   - Наш, - с облегчением сказал Кожель. - Наверное, проводит разведку кто-то из другой провинции.
   Он угадал, и через час они смогли узнать подробности о высадке флота провинции Лабра. Корабль подошёл к берегу и бросил якорь.
   - Ну у вас и вонь, - поморщился сошедший с него капитан. - Зачем жечь столько костров? И что это за мусор на воде?
   - Потом объясним, - уклонился от ответа Берг, - сначала расскажите, как воюете.
   - С ходу захватили город, - с охотой начал рассказ лабриец. - В нём было много солдат, но они дрались нерешительно и бестолково. В уличных схватках опасны лучники и те, у кого есть арбалеты, их в первую очередь и валили. Нас было намного больше и не жалели пороха, поэтому быстро захватили порт и центральную часть города. Сильно мешали горожане, причём не только нам, но и защитникам. Попробуйте воевать, когда они носятся по улицам, да ещё со своим барахлом!
   - А почему не убивали? - удивился Кожель.
   - Убивали только тех, кто попался под руку. Мы не могли на них отвлекаться и не хотели потом убирать тела. Проще было дать им возможность сбежать. Наш генерал сказал, что много беженцев - это хорошо. Они посеют страх в сердцах белокожих, внесут неразбериху и правителям придётся тратиться не только на армию, но и на них. А убить можно и когда-нибудь потом, сейчас важнее очистить землю и на ней закрепиться. Я тоже думаю, что порох лучше тратить на солдат, чем на баб. Когда ещё подвезут запасы!
   - У вас тренируют солдат? - спросил Берг.
   - Конечно, тренируют, - подтвердил капитан. - Как только захватили город и выставили охранение, так наши офицеры и взялись всех гонять. Генерал сказал, что без учёбы никто никуда не пойдёт. Отправили корабли за припасами и подкреплением, а пока не вернутся, будут тренировки. Много недовольных, но подчинились. Наш глава из совета пригрозил, что за непослушание будут отправлять на Терм без права вернуться.
   - С сегодняшнего дня приступите к тренировкам! - глядя в сторону, приказал Кожель, когда отошёл капитан. - Разгруженные корабли будем отправлять за подкреплением, здесь оставим пять боевых. Хватит их для обороны с моря?
   - Должно хватить, - ответил генерал. - Орудия с остальных лучше отправить в город. Пока укрепим ими оборону, а когда перейдём в наступление, возьмём с собой.
  
   - Вы обязаны подчиниться! - заорал граф.
   - Вам я обязан только нашим поражением, - ответил всадник, у которого полковник вознамерился забрать коня. - Вы бросили свой полк и сбежали! Советую уйти в лес и свести счёты с жизнью, королевские палачи сделают то же самое, но уже без спешки.
   Видевшие их перепалку солдаты и беженцы не останавливаясь брели по дороге, стараясь как можно дальше уйти от захваченного сорголами Золема. Почти у всех солдат были раны, наспех замотанные обрывками одежды. Многие мужчины несли узлы или маленьких детей, те, кто постарше, шли сами. Когда бежали из города, ребятни было больше, но многие потеряли родителей, а долгая дорога и палящее солнце лишили их сил и желания жить. Кому-то помогли те, у кого не было своих детишек, но таких было мало. Остальные были обречены на смерть.
   - Я это запомню! - пообещал граф, ожёг всадника ненавидящим взглядом и ушёл по дороге, отпихнув попавшегося на пути мальчишку.
  
   Как только корабли пришвартовались к причалам столичного порта, Фока срочно вызвали в совет. Назвали и имя генерала Эрха, которое отозвалось у капитана дрожью в коленях.
   - Как вы допустили его смерть?! - кричал на него один из трёх присутствовавших в зале членов совета. - Вам что было сказано?
   - Я командовал на кораблях, - позволил себе огрызнуться Фок. - На суше разведку проводил генерал, и я ему в ней не указ! Возле деревни была засада, которую пропустили разведчики. Стрелявшего убили, но и Эрх был убит наповал! Я в это время был возле кораблей.
   Последнее утверждение не соответствовало действительности, но ему уже нечего было терять. Ясно же, что отберут корабль, а то ещё в назидание другим наложат огромный штраф. К его удивлению, не произошло ничего страшного. Ему приказали отчитаться о результатах разведки и отпустили.
   - Сегодня можете отдыхать, - сказал допрашивавший его член совета, - а завтра займётесь своим кораблём. Через два дня поплывете с десантом к землям белокожих. Подробности узнаете у капитана порта!
   Прежде чем ехать домой, пришлось вернуться в порт. Его капитан редко отлучался из канцелярии, был он в ней и сейчас.
   - Да, не повезло, - посочувствовал он, выслушав Фока. - Столько трудов - и всё напрасно! И ещё допустили смерть генерала!
   - Я ему не начальник! - рассердился капитан. - И почему зря? Мы разведали побережье и захватили пленных.
   - Да, вы же, наверное, ничего не знаете! - спохватился хозяин. - Никто не стал дожидаться результатов вашей разведки. Семь провинций, включая нас, отправили флоты с десантом! И ходят слухи, что в этой войне хотят поучаствовать многие, просто у них слишком отдалённое побережье или его нет вообще. Такие уже обращались к нам за помощью. И какая цена вашей разведке? Наверное, и пленных убьют: кому нужно с ними возиться, если весь этот народ будут вырезать подчистую? Разве что посадить в клетки, чтобы могли посмотреть те, кто не поплывёт к новым землям. Думаете, почему вас не наказали за смерть генерала? Да потому, что сейчас не хватает капитанов! Корабли строят быстро, а пока ещё выучат молодёжь!
   - А что это за плаванье через два дня?
   - Повезёте нашему десанту подкрепление и припасы. В плаванье отправятся около сорока кораблей. Нужно спешить, пока стоит хорошая погода и попутный ветер.
  
   Марк Тибор закончил разговор с герцогом Тарнеем и сейчас отдыхал в своём кабинете. В последние дни навалилось много забот и у него не получалось отдыхать, как привык, в парке.
   - Ваше величество, - приоткрыл дверь секретарь, - в приёмной граф Бартон. Он о чём-то говорил с командующим, а сейчас просит...
   - Пусть войдёт, - приказал король.
   У вошедшего в кабинет графа был донельзя уставший, даже болезненный вид.
   "Неужели и у меня такое же лицо? - подумал Марк. - Когда я смотрел в зеркало в последний раз? Нужно будет взбодриться магией".
   - Я пришёл не по своим делам, - поклонившись, сказал Бартон. - У меня появился Дан Эберней...
   Они уже виделись дважды, утром и на королевском совете, поэтому граф не стал приветствовать по всей форме и ограничился поклоном.
   - Он ещё жив? - удивился Марк. - Мне сказали, что умерли жрецы всех ушедших богов.
   - Жив, но еле ходит. Эхтая по-прежнему нет, но к нему обратился главный жрец Ольмера.
   - Опять что-то передал его бог? - спросил король. - Нужно будет разрешить ему посещать дворец.
   - Не нужно, - ответил граф. - Бог передал, что пал Золем и сорголы высадились ещё в двух местах у нас и в одном у Августа. И на подходе два флота. Я сообщил об этом герцогу Тарнею. Он просил передать, что направит к Золему армию Урама. Да, бог сообщил не только это. Хранитель запретил ему и Лане делиться с нами сведениями о сорголах, поэтому и такой помощи больше не будет.
   - Обойдёмся без богов, - вздохнул Марк. - Они и так нам помогли. Граф, съездите к Уклею и с почтением передайте, что пробил час учи. Что бы ни захватили на побережье сорголы, вглубь королевства они смогут идти только по пяти дорогам. Мы не будем пока устраивать больших сражений, поэтому пусть делают засады. Лучники могут нанести врагу большой ущерб и замедлить его продвижение. Для нас главное - выиграть время и дождаться подкреплений из Лебарии.
  
   Брат обещал помощь в устройстве личных дел, но так ничего и не сделал. Когда Тит, плюнув на гордость, приехал к нему в особняк, узнал от управляющего, что хозяева надолго уехали в Тору. Едва он вернулся к себе, как пришёл квартальный и сообщил, что по приказу короля все благородные, не имеющие титула и приехавшие из бывшего королевства Доршаг, должны либо вступить в армию, либо вернуться туда, откуда сбежали.
   "И что теперь делать? - думал он. - Идти в армию сержантом? Я так сражаюсь, что убьют в первом же бою! Возвращаться в оставленный в Коште дом? Можно, но там я могу заняться только торговлей. И как торговать благородному? Могут ведь и наказать за умаление чести".
   Намаявшись с такими мыслями, он после обеда поехал в коллегию.
   - Граф уже давно сюда не приезжает, - сообщил о Монке какой-то чиновник. - Неужели вы до сих пор не получили своё золото?
   - Дело не в золоте, - начал объяснять Тит. - Я купил благородство здесь, поэтому его не выдадут. Приехал узнать, не появилась ли служба...
   - А в армию идти не хотите.
   - Дело не в трусости, как вы, должно быть, подумали! - рассердился он. - Я умею драться только кинжалом! И какая от меня польза? Только погибну зря!
   - Вы неправы, - возразил чиновник. - Таких, как вы, обучают с использованием магии. Неумех в бой не пошлют - это только напрасная трата средств. Записать? Другой службы вы не найдёте, и придётся уезжать из столицы.
   Запишите, - вздохнув, согласился Тит.
   - А вы не вздыхайте. Сейчас вы чужак, да ещё с купленным благородством, а после службы, если уцелеете, станете своим. Вот увидите, как к вам изменится отношение!
  
   Ольгер получил из рук Дарка много золота и решил, что негоже графу жить приживальщиком в чужом доме. На свой, да ещё подходящий по статусу, денег не хватало, но у него появилась мысль вернуться в Доршаг. Графство назад не вернут, но можно попытаться устроиться в бывшей столице. Пусть она отошла Марку, но резня давно прекратилась, а с королём Торы установились союзнические отношения. Многие из бежавших уже вернулись, и не только на восток, но и на запад. Найдутся знакомые, а может быть, и друзья, а его денег хватит надолго. Это в Орте сумасшедшие цены, в провинции, в которую превратилась столица поделённого королевства, народ жил скромней. Ольгер не собирался устраняться от драки с сорголами, но сначала решил уладить свои дела. Нужно было развестись с женой и найти попутчиков в Доршаг. На эти поиски могло уйти много времени, поэтому он первым делом снял комнату. Поход в храм занял пару свечей и сделал его свободным, а вот поиски спутников не заладились. Те, кто хотел уехать, давно это сделали, да и купеческие обозы уже ушли. Наверное, были желающие вернуться, но попробуй их найти!
   Поиски затянулись, и маявшийся от безделья граф сдружился с жившим по соседству бароном Гертом Катаром. Тот тоже бежал из Доршага, но, в отличие от приятеля, не собирался возвращаться. Барон записался в армию, получил своё золото и теперь проматывал его в увеселительных заведениях столицы. Герта почему-то до сих пор не отправили в полк, а он сам не спешил о себе напомнить.
   Ольгер часто ездил на приёмы. Эти поездки были не для веселья или экономии средств, а одним из способов найти попутчиков. Вот и сейчас граф возвращался с такого приёма у барона Роша. Поездка вышла пустой, но это не сильно портило настроение. Он уже решил, что если никого не найдёт в ближайшие пять дней, то будет нанимать охрану. Тратиться не хотелось, но не сидеть же в Орте до дождей!
   - Граф! - окликнул его Герт с другой стороны улицы. - Подождите, есть разговор.
   Ольгер спешился и подождал, пока барон перейдёт улицу.
   - Вы такой мрачный, мой друг, - сказал он. - Что-то случилось?
   - Сорголы валом валят в Тору, - ответил приятель. - На нас тоже напали и захватили Бордал! Меня призвали в полк. Сегодня уже поздно, поэтому уйдём завтра утром! Бросили бы вы маяться дурью и шли с нами. Место такого бойца на войне! Если мы проиграем, вся жизнь пойдёт прахом!
   - Я не записывался... - немного растерялся граф.
   - Кого сейчас интересуют формальности! - возразил Герт. - Полковник будет только рад, а мы с вами скрепим дружбу в бою. Если хотите, я потом даже вернусь с вами в Аштаг.
   - Пойду! - решил он. - Сейчас оставлю золото у купцов и съезжу в коллегию записаться. Как зовут вашего полковника?
  
   В последнее время Август плохо спал. Мешали мысли о возможном поражении. Сбежали почти все боги, а невзлюбивший людей Хранитель запретил оставшимся вмешиваться в войну. Из последнего сообщения Ольмера узнали, что счёт соргольских кораблей идёт на тысячи! Передавший это Латрей добавил, что его богу запрещено делиться с людьми сведениями, поэтому и в разведке нужно рассчитывать только на себя. Армию увеличили в три раза, и можно было не бояться соседей, но её могло не хватить, чтобы остановить и отбросить накатывавшийся вал краснокожих гигантов. Заключённый союз не внушал больших надежд. Помощь приходилось оказывать Марку, потому что основные силы врагов высадились в Торе. Это сильно уменьшило собственные возможности. Если сорголы во множестве высадятся на его побережье, помощи от союзников не будет.
   - Вы вызывали главного мага, ваше величество! - сказал открывший дверь секретарь, заставив задумавшегося короля вздрогнуть от неожиданности. - Пускать?
   - Пусть войдёт! - приказал Август.
   - Я уже собрался уезжать, - сказал вошедший в кабинет Верт Фаддей. - Что могло случиться за две свечи?
   - Можешь сесть, - устало предложил король. - Мне нужен совет. Скажи, мы сможем уцелеть в каком-нибудь крепком месте, если не получится удержать всё королевство?
   - Нет, - покачал головой маг. - Может быть, отобьёмся в одной из крепостей, да и то вряд ли. Рано или поздно закончатся продукты, а нам не позволят заняться сельским хозяйством. Возможно, получилось бы отсидеться на островах, но для этого нужно бросить королевство и предать союзников. И этим нужно было заниматься раньше, теперь уже поздно.
   - Значит, будем драться до конца, каким бы он ни был.
   - Я всё-таки дам совет, - сказал Верт. - Почему вторжение сорголов должна отражать одна армия? Стоит вопрос выживания нашего рода, поэтому война должна стать делом всех! Женщин и детей на неё не пошлём, но есть сильные мужчины, которым можно дать в руки оружие. Его много в арсеналах, и ещё есть время на подготовку. Может, таким и не придётся воевать, но у нас будут резервы. Это лучше, чем надеяться на одних поднятых мертвецов.
   - Завтра соберу совет, - решил Август. - Послушаю, что скажут другие.
  
  
   Глава 33
  
  
   Сорголы провинции Мадура высадились на пустынное побережье и только на второй день отыскали первую деревню белокожих. Она была брошена жителями, которые не оставили захватчикам ничего ценного. Деревню сожгли и начали продвигаться на север по найденной дороге. По обеим сторонам рос такой густой лес, что через него с трудом смог бы идти вооружённый и одетый в доспехи человек, тем более этого не могли делать краснокожие. На расстоянии дневного перехода на дороге ставили небольшие укрепления на полсотни воинов. По замыслу генерала, такие заставы должны были обеспечивать безопасность доставки припасов с побережья. В авангарде наступления шла тысяча Гоша. В ней не было пушкарей и кавалерии, только стрелки. Сам тысячник - потомственный офицер - сейчас шагал в середине колонны, окружённый готовыми передать любой приказ вестовыми.
   Мадура была единственной провинцией, в которой собранных для войны добровольцев сначала обучили офицеры, а уже потом их погрузили на корабли и повезли воевать. Здесь каждый знал своё место и обязанности, и даже на марше колонна выглядела не толпой, как у других, а радовала глаз порядком и готовностью к бою. Они не потеряли ни одного солдата, и Гош был уверен в том, что и дальше не будет больших потерь.
   Тысячник так и умер с этой уверенностью, получив в глаз вылетевшую из леса стрелу. Обстрел вёлся с обеих сторон по всей протяженности колонны, и в первую же минуту сорголы потеряли убитыми и ранеными больше трёх сотен. Уцелевшие попытались отстреливаться, но они были на виду, а враги прятались в зарослях. Потеряв ещё сотню бойцов, краснокожие обратились в бегство.
   Едва стих топот ног, как из леса начали выбираться воины учи. Одним из первых к дороге вышел богато одетый молодой мужчина.
   - А вы не хотели садиться в засаду, - сказал ему шедший следом здоровяк с баронской цепью на шее. Смотрите, хан, сколько их побито, а у вас только несколько раненых. Если бы атаковали верхом, то только задержали бы краснокожих. Пока они расчистили бы себе дорогу от ваших тел!
   - Вам нужны пленные? - спросил хан.
   - Магам нужны тела, у которых мало повреждений, - ответил Пребут, - поэтому раненых добивайте аккуратно. Заберём оружие и всё, что у сорголов на поясах и в котомках. Мастера разберутся.
   - Мы не унесём их в лес, - покачал головой Дарбей. - Вы сами едва там не застряли, а они крупней.
   - Нам не понадобится лезть в лес, - объяснил барон. - В лиге отсюда должен ждать обоз, который заберёт тела и трофеи, и туда же должны подогнать ваших лошадей. Пошлите кого-нибудь пробежаться, чтобы нам не надрываться и не сбивать ноги. Пусть гонят телеги и коней сюда!
   Им никто не помешал дождаться обоза, обобрать тела и погрузить на возы самые подходящие, по мнению прибывшего к месту побоища мага, а так же оружие и амуницию сорголов. Заодно маг предохранил трупы от разложения. Эта магия действовала недолго, но мертвецов собирались вскоре использовать. Привезённые для этого мальчишки уже ждали вместе с погонщиками учи и их лошадьми.
   - Сможете их поднять? - спросил граф Дэш, когда прибыли возы.
   - Поднять сможем, - ответил один из детей, - а что дальше? Мы не знаем их языка и не сможем отдать ни одной команды. Если пойдём по дороге, сможем их увести, но драться не будут.
   - А если вас убьют? - спросил граф. - Сколько они продержатся?
   - Свечу, - ответил тот же мальчик. - Но это, если не попадут в голову.
   - Хан, есть работа для ваших клинков, - повернулся Дэш к Дарбею. - Сейчас наши маги поднимут краснокожих и поведут их к побережью, а вы поедете следом. Сорголы не оставят тела и пришлют за ними большой отряд. Когда они поймут, кто к ним идёт, начнут стрелять. Пока разберутся, куда целиться, и уложат на дорогу своих покойников, разрядят оружие. Шум от стрельбы и криков будет такой, что не сразу услышат топот ваших лошадей. Дальше продолжать?
   - Не нужно, - невозмутимо ответил учи. - Мы потратили стрелы, но мечи ещё не пили крови! И враги не смогут уйти в лес, побегут по дороге. На ней тесно и будут мешать тела, поэтому пошлём только одну тысячу. Я сам возглавлю атаку!
  
   - Что будем делать, Бес? - спросил генерала член совета Лашек. - Белокожие и дальше будут устраивать засады. Никто не знает, как далеко простираются эти леса, а мы не можем себе позволить такие потери!
   - Мы уже забыли, когда воевали луками, - ответил массивный даже для соргола Бес. - Простые доспехи могли бы снизить потери в два, а то и в три раза, но для их изготовления нужно время. Рассчитывали на превосходство нашего оружия и ничего не знали об этой земле.
   - Не нужно оправдываться, - рассердился Лашек. - Причины я знаю и без вас, вы лучше скажите, как будем наступать!
   - Изготовим щиты в рост наших солдат, - сказал генерал. - При плотном построении они закроют колонну с обеих сторон, и пусть белокожие переводят стрелы. Так же защитим и обозы. Вот гонцов смогут отстреливать, и с этим нужно что-то делать. Возможно, будем вырубать деревья. Долго, правда...
   - А изготавливать щиты не долго?
   - Можете предложить что-то другое? У нас есть дисковые пилы, которые сейчас устанавливают, так что досок будет много. А для небольшого отряда используем корабельные запасы. Нужно сегодня забрать тела. Оружия там уже наверняка не будет.
   Три часа спустя за убитыми отправили отряд сотника Дука. В нём были две сотни воинов, каждый из которых нёс сколоченный из досок щит. Отошедший к краю вырубки Бес не увидел ни одного солдата, только двигавшийся по дороге забор из щитов. Конечно, посланным было не под силу забрать всех павших, но принесут хоть часть, уложив на те же щиты, а заодно испытают новшество. На последнее генерал не слишком рассчитывал. Скоро стемнеет, а белокожие вряд ли до сих пор сидят в этом лесу.
   Сотник шёл одним из первых, первым он и отдал приказ остановиться, увидев шедшую навстречу толпу.
   - Кажись, наших не всех побили! - радостно сказал стоявший рядом боец. - Смотри, сотник, они гонят белолицых! Только это не взрослые, а их щенки.
   - Они еле идут, - заметил другой соргол. - Сотник, надо помочь!
   Было ещё светло и медленно идущие мертвецы почти не поднимали пыли, поэтому были хорошо видны. Расстояние сократилось до полусотни шагов, и Дук почувствовал неладное.
   - Никто никуда не пойдёт! - с прорезавшимся страхом крикнул он подчинённым. - Посмотрите на вон того! У него вывалился глаз, а у идущего рядом свисают кишки!
   - Действительно... - растерянно пробормотал кто-то из вестовых. - Смотрите, парни, это же наш Парк! У него перерезано горло!
   С дороги забирали почти целые тела, но перед маршем с ними поработали учи. Нужно было нанести такие увечья, которые не мешали бы ходьбе, но показали, что в возвращающихся воинах нет жизни. Для не верящих в богов сорголов вид бредущих мертвецов был за гранью понимания и родил общий ужас.
   - А-а! - заорал один из стоявших первыми солдат и вскинул ружьё.
   Громыхнул выстрел, и пуля ударила в грудь того, кого утром звали Парком. Естественно, что убитый не остановился.
   - Они мертвы! - крикнул сотник. - Стреляйте же!
   Ужас и растерянность привели к тому, что стреляли только по своим, не обращая внимание на детей. Только одного из них зацепило пулей, и он упал на дорогу и засучил ногами. Стрелять могли только те, кто был во главе колонны, и они, разрядив ружья и бросив мешавшие щиты, отступили, уступая своё место стоявшим сзади. Выстрелы и ор не позволили сорголам расслышать топот копыт, поэтому вырвавшаяся из-за поворота дороги конница стала для них неприятным сюрпризом.
   К этому времени из сотни мертвецов на ногах осталось три десятка, которые не сильно помешали всадникам. Почти все ружья оказались разряжены, а солдаты превратились в толпу, которая уже не слушала команд. У краснокожих были сабли, которыми они умели неплохо сражаться, но воин - это не только сила, оружие и умение им владеть, это ещё и сильный дух, а он оказался сломлен.
   Учи не потребовалось много времени, чтобы порубить бежавших сорголов, при этом они потеряли не больше десятка своих. Из восьми мальчишек уцелели трое, остальные нашли смерть от случайных пуль и лошадей кочевников.
  
   - Захвачены четыре города, - сказал Марк сидевшим в его кабинете членам королевского совета. - Не знаю, сколько уничтожено деревень, но их счёт идет на десятки. Что скажете, герцог?
   - Это было ожидаемо, - ответил Тарней. - Мы не знали, где, когда и какими силами высадятся враги, и не могли защитить побережье. Плохо, что почти все сорголы обрушились на нас, а Лебарии досталось намного меньше. Через несколько дней мы получим помощь от Августа и сможем воспрепятствовать продвижению...
   - А почему не можем остановить сейчас? - перебил командующего король. - Не хватает своих сил или вы их бережёте, чтобы подставить союзников?
   - Я не могу лишиться армии, - недовольно ответил Тарней. - Её большая часть уже сражается вместе с учи и урамцами, остались только маги и резервы.
   - На юге очень густые леса, - сказал Марк. - Захватчики могут продвигаться вглубь нашей территории только по дорогам. Причём у них почти нет связи друг с другом, и это нам на руку. На сто лиг северней уже редколесье и много свободных от леса мест. Вам объяснять, как ухудшится наше положение, когда сорголы туда дойдут? Они уже не будут так привязаны к дорогам, наладят связь друг с другом и смогут действовать сообща. И в полной мере проявится превосходство их оружия! Тогда нам не помогут никакие союзники! Пускайте в ход всё, что у вас есть! Мы формируем ещё двадцать полков, так что не останетесь без резервов.
  
   - Что вы хотели показать? - спросил Август, с любопытством осматривая подвал.
   Довольно большое помещение с высоким потолком было укреплено десятком колонн и хорошо освещено расположенными вдоль стен лампами. Здесь же стояли столы с какой-то посудой. Воздух пах пылью, дымом и ещё чем-то неприятным.
   - Подойдите сюда, ваше величество, - позвал мастер и сам подошёл к одному из столов. - В этой чашке насыпан порошок, который сорголы называют порохом. Сейчас мы его подожжём. - Он взял лучину, зажёг её от светильника и бросил в чашку.
   Сильная вспышка заставила короля зажмуриться, а от сгоревшего пороха к потолку поднялся чёрный дым.
   - Значит, получилось, - открыв глаза, сказал он. - Сколько вы можете его сделать?
   - Такой порох мало на что годится, - ответил мастер. - Мы показывали его пленным сорголам, так, по их словам, настоящий должен гореть лучше. Нужно как-то дорабатывать соль, а потом смесь молоть жерновами, чтобы из порошка получить крупинки. Мельницу мы сделаем, а о соли капитаны сами ничего не знают. Для этого нужны другие пленники.
   - Совсем не будет стрелять? - спросил Август.
   - Будет, но раза в три слабее. Бомба тоже взорвётся, но взрыв будет слабым. Это уже пробовали.
   - Пленные... - задумался король. - Ладно, сегодня пошлю гонца герцогу. С ним те, кто знает язык и сможет выбрать нужных.
  
   Торийцев встретили, когда стало смеркаться. Кавалеристы задержали охрану посланника, а его самого проводили к Даргусу.
   - Кавалер Тах Лабер! - представился рослый худощавый мужчина лет тридцати. - Отправлен к главнокомандующему королём Торы с поручением и письмом!
   - Давайте письмо, - протянул руку Лар. - Я герцог Даргус. Говорите, что велел передать король.
   Рядом с ним находилась большая свита, но король ничего не говорил о секретности, поэтому посланец передал его слова:
   - Вам нужно идти к Тарску. Этот город расположен на тракте в сорока лигах от захваченного сорголами Барма. Их нужно остановить и постараться отбить захваченный участок побережья. Тогда вы сможете оказать помощь войску Урама, двигаясь вдоль берега. Там нет дорог, но можно пройти, и ваше появление будет неожиданным для неприятеля.
   - Так... - герцог надорвал конверт и, быстро прочитав короткое письмо, сказал: - Здесь написано то же самое. Если я правильно запомнил карты, Тарск примерно в пятидесяти лигах отсюда.
   - Лиг на двадцать больше, - поправил его Лабер, - но дня за два дойдёте. Утром встретите дорогу, которая соединяет этот тракт с идущим к Барму.
   - Передайте королю, что мы выполним его пожелания, - сказал Лар и обратился к тысячникам: - Господа, поспешим! Уже темнеет, а до реки ещё три лиги.
   - Хватит уже идти пешком, - сказал Дарк жене. - Бери коня и поедем рядом с отцом.
   Они вместе с другими офицерами слушали королевского посланника, а когда колонна возобновила движение, забрали своих лошадей у коноводов и до остановки на ночлег продолжили путь верхом.
   Этим вечером было так жарко, что решили ночевать под открытым небом. Даже близость реки не давала прохлады.
   - Хорошо, что мало комаров, - лёжа на одеяле, сказала Вела, - а нас, наоборот, много. Будут кусать тех, кто лёг ближе к воде, - нам меньше достанется. Дарк, сегодня уже девятый день, а я по-прежнему ничего не чувствую.
   - Сила уже есть, - отозвался лежавший рядом муж. - Скоро ты её почувствуешь. И ещё у тебя начала меняться аура. Она потускнела, а в центре появилось тёмное пятно.
   - А у тебя?
   - Я почему-то не вижу свою ауру, но Борис говорил, что она очень похожа на божественную, только меньших размеров. У него тоже не было никакого свечения, только чёрное пятно.
   - Летает, зараза... - прислушалась девушка. - Интересно, Лану кусают комары?
   - Спросишь при встрече, - зевнув, ответил Дарк. - Дорогая, давай спать? Завтра твой отец, чтобы выиграть время, будет гнать нас весь день.
  
   - Отвечай! - повысил голос Марк. - Это правда?
   - Правда, - нехотя признался Улад. - Но, ваше величество, мы же решили использовать все средства! Если этого не сделать, какая польза от мальчишек? У нас не получается вынести своих мёртвых с поля боя...
   - И ты придумал убивать тех, кого мы завербовали в своей половине Доршага! Ты в своём уме? Если об этом узнают...
   - Стараемся делать так, чтобы не узнали, и убиваем не всех подряд, а выборочно. Через два дня должны опробовать их на сорголах.
   - Если узнают, я тебя сам убью, подниму и отправлю воевать! - пообещал король. - Такие убийства прекратить! Создавайте команды сборщиков тел, а часть мальчишек отправляйте туда, где уже сражаются. И не забудьте о щитоносцах!
  
   Столица государства сорголов была одновременно и столицей провинции Кош - некогда самого большого из королевств, подмявшего под себя соседей и возглавившего коалицию, одержавшую окончательную победу в войне за объединение. Средоточием центральной власти был не совет Коша, а небольшой дворец, в котором жил и работал верховный глава. По закону он мог отменить решение совета любой из провинций, но такое случалось не каждый год. Для вмешательства требовались очень веские причины, а за злоупотребление своими правами главу могли переизбрать. Сейчас хозяином дворца был бывший глава совета провинции Марта Кэбел Самкей. Поначалу он не вмешался, когда приморские провинции занялись завоеваниями вновь открытых земель, решив, что их советы справятся самостоятельно, а ему выгодно выждать. Не было ясности ни с размером новых территорий, ни с их хозяевами, ни с тем, как пойдёт война. Эта тактика оказалась неудачной.
   - Вы зря не вмешались! - сердито выговаривал ему приехавший глава совета провинции Бошкай. - Мой генерал разочарован тем, как идёт война! Никакой подготовки войск и их взаимодействия! Каждый что хочет, то и делает! Это чревато не только большими потерями, с которыми ещё можно как-то мириться, но и задержкой!
   Этот глава был уже пятым за последние три дня, и он не сказал ничего нового: все визитёры говорили одно и то же.
   - Не беспокойтесь, Эрбль, - ответил он. - Уж кто-кто, а вы должны знать законы. Советы провинций вправе осуществлять захваты открытых ими земель, но обязаны делиться захваченным.
   - Они поделятся, - проворчал глава, - только вначале займут лучшие земли! И у тех, кто не воевал, будет шаткая позиция!
   - Что вы предлагаете? - спросил Кэбел.
   - Мы уже готовим войска, но не имеем своих возможностей их переправить. И мы такие не одни! Есть и другие провинции с побережьем и большим флотом, но им придётся огибать весь Терм и пользоваться чужими портами.
   - Ваши войска переправят, - пообещал верховный, - только потом их нужно снабжать, а в этом мне могут отказать. У флотов воюющих провинций ограниченные возможности. Их советы используют много купеческих кораблей, а от этого страдает торговля. Вы говорили о несогласованности в действиях, но увеличение численности войск только добавит неразберихи. На вашем месте я бы подождал.
   - И чего мне ждать? - рассердился Эрбль. - Пока разберут лучшие земли?
   - Почему вы думаете, что война будет быстрой и закончится победой? - тоже рассердился Кэбел. - Пока в ней нет больших успехов. Захватили почти незаселенное побережье и с трудом продвигаются по нескольким дорогам, неся большие потери! Как бы ещё не обратились к вам за помощью!
   - Во всех провинциях перенаселение, и эти потери...
   - Стрелков они заменят, - согласился верховный, - а офицеров? Оружия много, но не для такой войны. И пороха скоро не хватит. Запасы невелики, и не всё можно использовать из-за длительного хранения, а пороховые заводы обеспечивали карьеры, а не воюющие армии. Судя по тому, что мне сообщили, открытые земли очень велики и заселены многочисленными воинственными народами. У нас лучше оружие, но они прекрасно знают свою землю и легко восполняют припасы, а нам мешают леса и нехватка кораблей. А если испортится погода? Все рассчитывали на быструю победу, поэтому кинулись за океан без должной подготовки и помощи. Подождите, её ещё попросят.
   - А если нет?
   - Тогда пусть воюют сами, а потом делятся завоёванным!
  
   - Сейчас пойдёте! - сказал мальчикам сержант. - По дороге прутся краснокожие, на которых опробуем ваше "мясо". Будете идти сзади, поэтому покойнички вас прикроют и не понадобится другой защиты. Если их побьют, прячьтесь в лесу!
   - Сколько там сорголов? - спросил старший из трёх ребят.
   - Не знаю, я их не считал. Сделаете это сами!
   У каждого в подчинении было три десятка поднятых покойников, которые внешне ничем не отличались от живых. Вот только убить их вторично было не так легко. Такой покойник сражался без страха и усталости, не чувствуя боли, пока у него целая голова.
   Получив команду, мёртвые воины вышли на дорогу и обнажили мечи. Ещё одна команда - и они быстрым шагом пошли навстречу сорголам.
   - Как вы думаете, нас убьют? - задыхаясь от бега, спросил самый маленький из мальчишек.
   - Не болтай, а то отстанешь! - оборвал его старший. - Если потребуется умереть, умрём во славу нашего короля! Лично я буду счастлив!
  
  
   Глава 34
  
  
   Как и предсказывал Дарк, весь день торопились и шли почти без отдыха. В Тарск прибыли ночью, сэкономив таким маршем один день. Выспаться не получилось, потому что сорголы были уже в лиге от города и герцог поднял всех с рассветом. Солдаты ночевали на городских площадях, а офицеров поселили в казарме городской стражи. Там же остановился и Даргус, отклонивший гостеприимство городского главы. Совещались в самом большом помещении казарм - трапезной. Здесь же присутствовали городское начальство и возглавлявший остатки посланных к Барму солдат Торы граф Кёльм.
   - Расскажите об обстановке, - обратился к нему Лар.
   - Нас сегодня должны были смять, - медленно подбирая слова чужого языка, ответил граф. - Краснокожих раз в пять больше и их оружие не сравнить с нашим, поэтому держались только за счёт магов. Враги боялись мёртвых и не знали, как с ними бороться, но это уже в прошлом. Поднятых покойников успешно отстреливают, а нам мешают забирать убитых. С засадами тоже ничего не получается, потому что у каждого соргола теперь есть щит, который не пробьют стрелы. Можно достать болтами, но для этого нужно сблизиться, да и мало арбалетов...
   - Значит, только открытый бой... - задумался герцог. - Пробовали устраивать баррикады?
   - Бесполезно! - махнул рукой Кёльм. - Краснокожие стреляют в них из каких-то труб и убивают защитников. А растащить стволы с их силой ничего не стоит. Дважды пробовали ставить метательные машины, но враги издали расстреляли их прислугу. Оставляем заслоны на поворотах дороги, но к этому готовы и используют тяжёлые щиты на колёсах. Их не пробивают болты, а вот наши доспехи врагам не мешают. Сходились и в рубке, но и в ней сорголы побеждают за счёт силы. Мы наносили им большой урон нападением из засад и мертвецами, но это уже в прошлом.
   По мере того как он говорил, с лиц офицеров Даргуса исчезли улыбки.
   - Что можете предложить? - спросил Лар у Дарка.
   - Сколько у вас мертвецов? - спросил тот у Кёльма.
   - Вечером было около сотни, - ответил граф.
   - Предлагаю засаду, - сказал юноша. - За поворотом дороги поставите мертвецов, а для меня сделаете гнездо на одном из деревьев. Я должен видеть дорогу, а сам оставаться невидимым. Дети не нужны, я буду управлять поднятыми.
   - Мертвецы убьют с десяток сорголов и будут перебиты, - возразил граф. - Вас не увидят, если не станете стрелять, но и вы...
   - Сделайте! - надавил на него Дарк. - И лучше бы вам поторопиться, пока мы не сели в осаду!
   Через свечу он сидел в кроне росшей возле дороги ели, а в сотне шагов от неё с мечами в руках застыли живые мертвецы. За поворотом дороги слышались крики и звуки стрельбы, которые быстро приближались. Вскоре появились защитники, многие из которых были ранены. Не обращая внимания на поднятых, они поспешили в сторону города.
   За этим участком дороги наблюдали многие, в том числе и жена, но делали это с безопасного расстояния, не открываясь врагам.
   Когда из-за поворота дороги выкатился поставленный на два колеса большой щит, мёртвые молча бросились на спрятавшихся за ним краснокожих. Кого-то сорголы сбили с ног, нескольких нападавших свалили выстрелами в голову, а с остальными им пришлось драться врукопашную. У врагов было преимущество в силе, но мёртвые не обращали внимания на раны и их было больше, поэтому они быстро перебили своих противников. На крики избиваемых прибежали их товарищи, которые начали теснить поднятых, убивая их вторично одного за другим. Сами они при этом тоже несли потери. Дарк поднимал красные тела и заставлял их воевать на стороне людей. Отдавать приказы поднятым можно мысленно, главное - знать язык. При этом он использовал не известное магам заклинание, а полученное от богов. Первое связывало труп с поднявшим его магом и тянуло из него силы, а при втором оживлённый мог питаться сам. Для этого нужно было кого-нибудь убить. Чем больше было убитых, тем меньше становилось различий с прежней жизнью. Заживали раны и можно было есть и дышать, только еда не отменяла потребность в силе. Восполнить её убийством или получить от мага, решал уже сам оживший.
   Сначала никто из сорголов не понял, что произошло, потом они растерялись. Только что поднятые мертвецы не потеряли сноровки и не чувствовали страха, в отличие от своих ещё живых товарищей, число которых стремительно сокращалось. Убитые тут же вставали и включались в сечу. Огнестрельное оружие уже разрядили, поэтому уцелевшим краснокожим приходилось драться мечами. Те, кто выбегал из-за поворота, так и не успевали понять, что происходит. Они падали убитыми и пополняли число бойцов Дарка. Когда таких стало больше сотни, он поспешил слезть с дерева и повел их в атаку. Естественно, маг шёл не первым, а самым последним.
   Пока сорголы поняли, с кем они дерутся, их стало на две сотни меньше. Гремели выстрелы, и в дорожную пыль падали окончательно убитые тела, но вскоре ружья и пистоли были разряжены и потерявшие сердце гиганты обратились в бегство.
   Приказав толпе мертвецов идти по дороге и убивать всех, кого они увидят, Дарк вернулся к месту засады и увидел бегущую к нему Велу, вслед за которой торопливо шли офицеры во главе с Даргусом. Подбежав, жена бросилась ему на шею.
   - Зачем плакать? - сказал он. - Я обещал тебе не рисковать?
   - А зачем ушёл вместе с убитыми? - уняв слёзы, спросила она. - Мог даже случайно нарваться на пулю!
   - Между мной и стрелками стояла целая толпа - какие пули? А пушек там не было.
   - Дочь, потом будете обниматься! - сердито сказал подошедший Лар. - Отчитайтесь, граф!
   - Сорголы потеряли три сотни бойцов, - ответил Дарк. - Я поднял их и погнал на юг. Будут идти по дороге и убивать тех, кого увидят. Эти мертвецы могут получать силу убитых. Если учесть, что такого никто не ждёт, дел они натворят. Могут убить не одну сотню своих, да ещё сильно напугают. Несколько дней мы точно выиграли. Если хотите, можно попытаться занять свободную сейчас часть дороги.
   - Граф! - обратился герцог к полковнику Берусу. - Узнайте, где наши кавалеристы и отправьте их в разведку. Пусть двигаются по дороге и собирают брошенное оружие. Да, снимайте с тел пояса и котомки. Как только услышат шум драки или увидят неприятеля, пусть тут же возвращаются! Если никого не встретят, пускай едут с таким расчётом, чтобы вернуться до темноты!
  
   Эмурдай выбежал из палатки с ружьём в руке и с удивлением уставился на орущих солдат.
   - Что случилось? - спросил он у стоявшего неподалёку тысячника.
   - Всё плохо, генерал, - ответил офицер. - Это те, кого послали в разведку и оставили в укреплённых постах. Они перепуганы до невменяемости и требуют, чтобы их отправили обратно на Терм!
   - Эй вы! - крикнул толпе Эмурдай. - Кто-нибудь объяснит, почему вы оставили свои посты и нарушаете дисциплину?
   Крик был достаточно громкий и привлёк к нему внимание большинства солдат. Не прошло и минуты, как генерал оказался в их окружении.
   - Я объясню! - громко, но не срываясь на крик, сказал один из них. - Нам говорили, что белолицые слабы и не знают пороха, но умолчали о том, что наши павшие станут нас же убивать! Они не просто оживают, как уже было раньше, а бросаются на нас словно дикие звери! Убить таких можно, только прострелив им головы, а это не так легко сделать!
   - Почему? - удивился Эмурдай. - У нас нет даже шлемов, как у белокожих.
   - Потому что это не покойники белокожих, а наши! - закричал сотник Баркой. - Они не подставляют головы под пули, они их прячут и уворачиваются!
   - Как же вы позволили забрать тела? - спросил генерал. - И неужели было так много павших?
   - На это отвечу я! - протолкался к нему один из солдат. - Я единственный уцелел из отряда сотника Борзая и видел, как убитые тут же поднимались и набрасывались на своих товарищей! Как можно воевать с таким противником? А потом они бежали за нами, убивая одного за другим! Ближние посты вырезаны, здесь собрались только с дальних. И эти... скоро будут здесь! Можете воевать, генерал, а я хочу вернуться! Лучше жить дома впроголодь, чем быть убитым здесь и после этого убивать их!
   Солдаты, на которых он показал рукой, одобрительно зашумели.
   - Что здесь происходит? - спросил подошедший член совета.
   - Случилось что-то непонятное, Эхтой, - сказал ему Эмурдай. - Наши погибшие сами встают и начинают убивать сорголов, и не так тупо, как это делают убитые белолицых, а не давая стрелять себе в голову. Если это действительно так, я не знаю, как воевать дальше.
   - Может, они врут? - спросил Эхтой, вызвав взрыв возмущения у солдат. - Ну а если правда, постарайтесь не допускать потерь. - Было видно, что он растерян.
   В дальнем конце лагеря послышались отдельные крики, слившиеся в многоголосый ор, донеслись звуки выстрелов, а потом бой стал быстро приближаться.
   - Посмотрим, что там за покойники! - сказал генерал. - Зарядите оружие! Или вы готовы подставить под клинки свои глупые головы?
  
   - Как тяжело! - сказал Кардей, стряхнул с меча кровь и вложил его в ножны. - Тебя куда?
   - В сердце, - ответил Ленкей. - А почему тяжело? Твоя рана уже затянулась.
   - Тяжело убивать своих, - объяснил соргол. - Проще перерезать себе горло, но почему-то не поднимается рука! Нас не простят, да и как остановиться? Я с удовольствием убивал бы белокожих, но поблизости только наши, а у меня нет сил терпеть!
   - Я чувствую то же самое, - отозвался бывший приятель. - Жажда жизни и знание, что для неё нужно убивать. Найти бы того, кто нас поднял! Могли бы обойтись без крови.
   Три сотни оживших сорголов только что вырезали четвёртый по счёту пост. Солдат было слишком мало, поэтому получить силу смогли немногие. Им с этим повезло.
   - Не копайтесь! - окликнул их Борзай. - Были сбежавшие, поэтому больше на постах никого не убьём. Пища только в лагере и лучше не дать ей время для защиты!
   - Уже идём, - ответил бывшему сотнику Линкей. - Слушай, старший, может, перебьём поднятых белолицых?
   - Смерть поднятых не даст нам силы, - сказал Борзай, - это уже проверено. В лагере пустим их первыми, чтобы не подставляться под пули. - Он нагнулся к убитому и забрал его пороховницу.
   Сразу после оживления почти не было связных мыслей, только жажда крови, но, когда её пролилось много, затянулись раны и вернулся рассудок. Треть сорголов ещё плохо соображала, но остальные уже могли пользоваться огнестрельным оружием. У каждого из них было по два, а то и по три ружья и по нескольку пистолей, поэтому ехавшим за краснокожими разведчикам людей почти не досталось трофеев.
  
   Жители покидали Тарск, а в пустующие дома селили солдат. Причина исхода была в неверии в способность армии удержать город. Уходили не все, но многие.
   Дарк с Велой нашли для постоя дом с хозяевами, точнее, хозяйкой.
   - Кому я нужна! - сказала им пятидесятилетняя Клара, когда спросили, почему она осталась. - Лучше умереть в своём доме, чем скитаться бесприютной нищенкой. Деньги есть, но их не хватит на новый дом. К тому же нет ни мужа, ни детей. Ограбят и убьют, а могут и обесчестить.
   Сговорились на две комнаты и стол и тут же удалились в спальню пробовать кровать. На марше обходились без любви, поэтому сейчас себя не сдерживали. В результате такой необузданной страсти у кровати отвалилась одна из спинок. Едва привели себя в порядок, как в дверь постучали.
   - Пакет от короля! - сказал гонец, когда Дарк вышел в гостиную. - Приказано передать лично вам в руки!
   В пакет было вложено письмо следующего содержания: "Граф! Срочно захватите соргола, который знает особенности производства пороха. Получаемую соль нужно как-то обрабатывать, а ваши капитаны не знают подробностей. Без этого порох не имеет нужной силы. Можете узнать сами и написать, чтобы не везти мне пленника. Гонец доберётся быстрее. Август".
   - Завтра будем геройствовать, - подумав, сказал Дарк. - Нужно искать сорголов, подчинять и допрашивать о порохе.
   - Думаешь, твои мертвецы всех разогнали? - недоверчиво спросила жена.
   - Вряд ли, - ответил он. - Я сам удивился тому, как легко они избивают живых краснокожих, но трёх сотен будет мало для полного разгрома. Их уже, наверное, перебили. Но я бы на месте сорголов испугался. Вот если дотянуться до основных сил в месте высадки... Я ведь могу убить и тысячу, а потом их поднять. Это могло бы привести к разгрому, конечно, не всех сил, а только одного большого отряда.
   - И надолго тебе при таких тратах хватит подаренных сил?
   - Не знаю. На наших врагов их уходит больше, чем на людей, особенно на убийство, поэтому и не убивал сам, ждал, когда это сделают другие. Вела, по-моему, ты уже должна чувствовать магию. Проверим? Сейчас есть время для учёбы, потом его может не быть.
   Он оказался прав, и остаток дня прошёл в учёбе. Когда поели и стали готовиться ко сну, жена уже могла пользоваться одним боевым заклинанием.
   - На юг поедем вместе, - пообещал Дарк. - Пока доберёмся до побережья, выучишь ещё что-нибудь. Это не сделает тебя магом, но сильно увеличит возможности.
  
   Марк нетерпеливо ходил по кабинету, дожидаясь прихода королевского мага. У него были причины для волнений. Если верить поступавшим донесениям, люди проигрывали войну, а вместе с ней и своё будущее. Успехи первых дней сменились неудачами и большими потерями. Четыре дня назад Улад предложил новый способ использования молодых магов и вместе с ними отбыл к Золему. Королю только что доложили о его возвращении, и он не смог усидеть в кресле.
   - Мне сказали, что можно зайти без доклада, - сказал открывший дверь маг. - Приветствую своего короля!
   - Говори о результатах! - прервал его Марк. - Что-нибудь получилось?
   - Получилось, ваше величество! - подтвердил Улад. - Сорголы потеряли больше тысячи воинов, а у нас погибли полсотни мальчишек.
   - Всё прошло так, как ты задумал?
   - Да, я не отступил от плана. Вдоль дороги выкопали ямы, в которые спрятали детей. Потом их прикрыли ветвями и присыпали землей. Когда сорголы заполнили этот участок дороги, их подчинили. Без усиления это не получилось бы, а с ним сил хватило. После подчинения пришли солдаты графа Карма и убили краснокожих.
   - А почему у нас потери? - удивился король.
   - Это как-то связано с убийством подчинённых сорголов, - ответил Улад. - Когда их начали убивать, мальчишкам стало так плохо, что самые слабые не выжили. Я раньше с этим не сталкивался. Ничего, детей много, и они обречены. Редко кто сохраняет рассудок после магической любви. Теперь этот приём нужно применить к другим краснокожим. Войну так не выиграем, но ослабим врагов и внушим им страх. И эти победы поднимут дух нашим воинам.
  
   Корабли входили в бухту и один за другим бросали якоря. Вскоре с одного из них отчалила лодка. Приехавших встречали член совета Лабры Кожель и два его чиновника. Первым из лодки выбрался член совета той же провинции Гольц. После взаимных приветствий отошли в сторону для приватного разговора.
   - Много привезли солдат? - поинтересовался Кожель.
   - Две тысячи, - ответил Гольц. - У меня только пятнадцать кораблей, половина из которых загружена порохом и продовольствием. Вы запросили много продуктов, и это вызвало недоумение. Неужели нам не подходит еда белолицых? Я слышал, что экипаж открывшего эти земли корабля, когда возвращались...
   - Еда подходит, - перебил его Кожель, - только белокожие увозят её или травят. Мы потеряли две сотни солдат от яда и больше не едим то, что они оставляют. Здесь мало деревень и почти нет городов. Все поселения привязаны к дороге, и при нашем приближении из них уводят жителей. Я не думаю, что здесь повсюду леса, вот когда из них выберемся... Скажите, почему так мало кораблей? Мы отправили вам больше пятидесяти.
   - Часть пришлось вернуть купцам, - объяснил Гольц. - Мы забрали у них половину кораблей, и это плохо сказалось на снабжении городов. Остальные возят солдат провинции Бошкай.
   - Не понял! - удивился Кожель. - С какой стати мы помогаем Эрблю, да ещё себе в ущерб?
   - Верховный поставил нас перед выбором: делиться с другими провинциями своими завоеваниями или возить сюда их солдат. Совет решил, что проще перевезти. Не придётся делиться землей, и они оттянут на себя часть сил белокожих. Сейчас из-за этих земель идёт грызня между советами. Многие боятся, что те, кто воюет, заберут себе лучшее.
   - Делят не убитую дичь, - покачал головой Кожель. - Куда делось единство сорголов? Как бы нам не пожалеть об открытии этих земель!
  
   - Двенадцать кораблей, - подсчитал Роже. - Они сильно загружены, поэтому вряд ли привезли даже тысячу солдат, а других сорголов здесь нет. Непонятно, почему пришли в таком малом числе. В Бордале их тысяч десять, а на побережье Торы намного больше.
   - Нужно доложить полковнику! - взволнованно сказал Тит.
   - Вот и поезжайте, сержант, - предложил Роже, - а я останусь и понаблюдаю. Через пару свечей начнёт темнеть, тогда и уйду.
   Они лежали на краю леса, обрамлявшего небольшую бухту, расположенную в двадцати лигах от Хурдала. Ею иногда пользовались купцы, поставившие на берегу неказистые домишки, но постоянного населения здесь не было.
   Роже служил сотником в полку барона Мара Трегуса, а Тит был в нём всего лишь сержантом, к тому же он не горел желанием оставаться рядом со страшными сорголами, поэтому послушно отполз в лес, встал и побежал к дороге, где были привязаны лошади. Офицеры полка квартировали в городе, а солдат поселили в палатках на его окраине. Для того чтобы добраться до полка, кавалеру Дарому не потребовалось много времени. Почти весь путь был проделан галопом, и лишь перед самым Хурдалом Тит перевёл взмыленного коня на шаг. Трегуса в полку не оказалось, но сержант почти сразу натолкнулся на его заместителя - тоже барона Герта Валлея. Выслушав разведчика, он велел играть тревогу и послал вестовых в город за отсутствующими офицерами.
   Через три свечи полк выступил к побережью. Солнце уже зашло, но дорогу можно было рассмотреть без фонарей. Когда прошли половину пути до бухты, их пришлось зажечь. Вскоре встретили возвращавшегося сотника.
   - Их меньше тысячи, - докладывал он полковнику. - Столько же моряков, но они ночуют на своих кораблях. Лагерь не укреплен, а сорголы спят под открытым небом рядом с грузами.
   - Много разгрузили? - спросил Трегус.
   - Я думаю, что меньше половины, - ответил Роже. - Если сейчас нападём, корабли смогут уйти.
   - Главное - сами сорголы, а не их добро, - вмешался Валлей. - Завтра они могут выслать разведчиков и укрепить лагерь. Неожиданного нападения уже не получится, а у нас только двойное превосходство в численности...
   - Ладно, - нехотя согласился полковник, - нападём этой ночью. Вперёд пошлём лучников и тех, у кого есть арбалеты. Жаль, что мало времени и мы не сможем помешать уйти кораблям!
  
  
   Эпилог
  
  
   - Генерал! - крикнул ворвавшийся в палатку соргол. - Наши бегут!
   - Кто бежит? - не понял Берг. - Доложи как положено!
   Солдата трясло от страха, но он смог взять себя в руки и объяснил, что берегом с востока к лагерю вышли около тысячи сорголов.
   - Это все, кто уцелел от десанта трёх провинций! Говорят, что наши мёртвые встают без магии белокожих и начинают нас убивать и убитые тут же оживают и набрасываются на своих же! Их сейчас тысячи, и они идут сюда! Спасшиеся думают, что мы заразились от белокожих какой-то болезнью...
   - Там есть кто-нибудь из офицеров? - спросил побледневший Берг.
   - Из генералов только Эмурдай, но он тяжело ранен, а офицеры есть, только я не знаю, сколько их. Да вы посмотрите сами!
   Генерал поспешил выйти из палатки и увидел возле лодок большую толпу. Пришедшие оттеснили охранявших лодки солдат и заносили в них тех, кто был ранен. До берега пришлось пробежаться.
   - По какому праву? - крикнул он, расстегивая на бегу кобуру. - Кто из вас старший?
   - Среди нас пять тысячников, - повернулся к нему соргол с повязкой на голове, - я один из них. Не пытайтесь нас остановить, генерал! Мы немедленно погрузимся на корабли!
   - Вы же офицер! Как можно бежать, наплевав...
   - Можно! - сорвался на крик тысячник. - Я всю жизнь учился воевать, но здесь не действует наша наука! Как сражаться, если мёртвые обретают жизнь и становятся врагами? В такой войне невозможно победить!
   - Что за бред? - растерялся Берг. - Мёртвые не могут сами вставать. Достаточно прострелить голову...
   - Рядом со мной убили сотника, - уже тише сказал офицер. - Поблизости не было ни одного из белокожих, но он встал и попытался смахнуть мне голову мечом! Ему я голову прострелил, а с другими это трудно. Они умнее тех трупов, с которыми воевали раньше. Многие вооружены ружьями и прекрасно стреляют. А сейчас они захватили наши орудия и припасы! И таких покойников не меньше пяти тысяч!
   - Даже если это правда, должен быть порядок!
   - Уберите руку от кобуры, генерал, пока вас случайно не застрелили, - устало посоветовал тысячник. - Сейчас мы уплывём, а вы, если сможете, наводите свои порядки! Здесь все прошли через такое, что им ваши угрозы...
  
   Они собрали вещи, расплатились с Кларой и во дворе её дома ждали прибытия отряда охраны в поездке к побережью.
   - Далеко собрались? - спросил возникший в трёх шагах Борис.
   - Наконец-то! - радостно воскликнул Дарк, подошёл к другу и обнял. - А мы всё гадали, когда ты появишься.
   - Мы едем к побережью, - ответила тоже обрадованная Вела. - Нужно выполнить поручение короля. У тебя всё хорошо?
   - Я сейчас оттуда, - сказал Борис и чему-то засмеялся. - Что у вас за поручение? А то, может, уже и не нужно ехать?
   - Королю потребовался соргол, который знает особенности производства пороха, - ответил Дарк. - Попробуем подобраться к их лагерю и кого-нибудь умыкнуть.
   - Пока вы доберётесь до побережья, на нём не останется ни одного краснокожего! - расхохотался друг. - Что вы на меня так уставились? Когда я там был, на лагерь сорголов напала толпа оживлённых, ну я и поднял заклинанием богов всех, кого они убили, а чтобы в меня не пальнули, принял вид одного из краснокожих. С ними и бежал по берегу от одного лагеря к другому и пакостил, когда их догоняли мертвецы и приходилось драться. Когда ушёл, было уже тысяч пять оживших. Думаю, что война на этом закончится. Уцелевшие потеряли сердце и мечтали только о том, как быстрее попасть на корабли. Подождём, пока сбегут все живые, а потом заберём силу у мёртвых.
   - Здорово! - восхитился Дарк. - А я до этого не додумался. Прятался на дереве, вместо того чтобы использовать заклинание учителя. Ты сильно помог, но этот разгром ещё не конец войне. Мертвецы не пройдут по берегу до всех мест высадки сорголов. На западе помешают горы, а до Лебарии слишком далеко.
   - Сколько там тех сорголов! - возразил Борис. - За горами только один лагерь, а в Лебарии краснокожие захватили Бордал и не смогли развить наступление. Было ещё одно место высадки, но там их сегодня перебили. Теперь справятся и без нас.
   - Лана сказала? - спросил Дарк и замер в изумлении.
   Двор Клары исчез, и все трое очутились в гостиной своего столичного дома. Вместе с ними перенеслись и сложенные на земле сумки. Открылась одна из дверей, и в комнату вошёл мужчина лет сорока, одетый в чёрный бархатный костюм без каких-либо украшений.
   - Вы не в Орте, а у меня, - сказал он не пришедшим в себя друзьям. - Не стоит обращаться к магии, здесь она не подействует.
   - Точно, нет силы... - растерялся Борис. - А вы кто?
   - Я Хранитель, - ответил он и сел на один из диванов. - Садитесь, будем решать, что с вами делать.
   - Вы же не вмешиваетесь в дела людей, - сказал пришедший в себя Дарк. - Были основания нарушить правила?
   - Такие, как я, сами устанавливают правила, - усмехнулся Хранитель. - Кроме того, вас уже нельзя отнести к людям. Пока вы ими были, я вас не трогал.
   - Убьёте? - спросила Вела. - Из-за нас ваши сорголы проиграли войну...
   - Война не проиграна. Из-за вашего вмешательства она на время прервётся, потом сорголы придут в большем числе и постараются учесть свои ошибки. Если их опять разобьют, я буду разочарован. Люди многое узнали, поэтому у них появился шанс на развитие, но я не верю, что он будет использован. Ладно, это уже не ваша война. Я не оставлю вас в своём мире. Уйдёте в один из тех, в которых нет ни богов, ни Хранителя. Он населён людьми, поэтому вам будет нетрудно устроиться. Там можете резвиться, здесь я этого не позволю. Так, ко мне ещё один гость, точнее, гостья.
   Рядом с Борисом возникла Лана. В магическом зрении у неё не было видно ни чёрного пятна, ни обычной человеческой ауры.
   - Вы всё-таки вмешались! - сказала она Хранителю. - Спасибо за то, что разрешили прийти, но знайте, что я никуда не уйду без этого юноши!
   - Значит, уйдёте вместе с ним, - ответил хозяин. - Надо же! Прожили тысячи лет и не разучились любить! Вы меня удивили.
   - И куда вы нас изгоняете? - спросила богиня.
   - Очень интересный мир, - усмехнулся Хранитель. - Населён людьми, которые отличаются от здешних большим разнообразием видов и довольно высоким уровнем развития. Такого, как я, там никогда не было, а боги... Может, когда-то и были, но сейчас никого нет, хотя в них по-прежнему верят. Если захотите, можете занять их место, но не советую. Почему - узнаете, когда окажетесь на месте.
   - Я могу проститься с отцом? - спросила Вела.
   - Нет, - отказал Хранитель, - но он будет знать о том, что вы живы. Отправитесь сейчас.
   Комната сменилась небольшой поляной, окружённой деревьями привычного вида. При переносе земля ударила по ногам, но никто не упал. Воздух был чистым и пах лесом.
   - Прохладно! - поёжилась Вела.
   - Согрей себя магией, - посоветовала Лана. - Сил у тебя много.
   - Я не умею, - отозвалась девушка. - Муж только начал учить...
   - Здесь утро, - не слушая её, сказала богиня. - Неподалёку есть люди. Нужно этим воспользоваться и выучить язык. Заодно узнаем об этом мире всё, что знают они. Здесь не меньше силы, чем на Сорте, так что мы без труда восполним потраченное.
  
  
   Конец
  
  

240

  
  
  
  
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Лерой "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"