Ищенко Геннадий Владимирович: другие произведения.

Именем бога - правленый текст

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
  • Аннотация:
    Церкви Единого мешает объединиться дворянство двенадцати королевств, образовавшихся на материке Гандером после распада империи. Помогавшие этому распаду триста лет назад священнослужители замышляют заговор с целью вернуть единое государство. Их жертвами становятся король Эльтара и всё высшее дворянство этого королевства, кроме малолетней принцессы Воли. Рекой льётся кровь, святые отцы стремятся удержать власть, а на разваливающийся Эльтар набрасываются соседи. Трудно уцелеть, если тебе всего тринадцать лет, а за голову уже заплачено наёмным убийцам


   Ищенко Геннадий 2018 г
   anarhoret@mail.ru
  
  
  
   Именем Бога
  
   Церкви Единого мешает объединиться дворянство двенадцати королевств, образовавшихся на материке Гандером после распада империи. Помогавшие этому распаду триста лет назад священнослужители замышляют заговор с целью вернуть единое государство. Их жертвами становятся король Эльтара и всё высшее дворянство этого королевства, кроме малолетней принцессы Воли. Рекой льётся кровь, святые отцы стремятся удержать власть, а на разваливающийся Эльтар набрасываются соседи. Трудно уцелеть, если тебе всего тринадцать лет, а за голову уже заплачено наёмным убийцам
  
   Предисловие для верующих
  
   В книге описан другой мир и другой культ, лишь внешне похожий на христианство. Если кого-то возмутит отношение автора к служителям бога, пусть вспомнит земные крестовые походы, преступления инквизиции, отлучение Папой Григорием IX императора Священной Римской империи Фридриха II и зверства конкистадоров. Проповедуя милосердие, огнём и мечом уничтожали миллионы еретиков, схизматиков и иноверцев, а святая инквизиция за 300 лет сожгла больше 200000 женщин. Это было в древности? Ну так и у меня изображён мир Средневековья
  
  
   Глава 1
  
  
   Обогнув холм, Роланд увидел странную пару. На дороге стояли юноша лет пятнадцати и девчонка года на два моложе. У юнца на поясе висел слишком большой для него меч, а его спутница держала охотничий лук. Кроме того, у обоих имелись кинжалы, а у лучницы - два колчана.
   Увидев конного рыцаря, оба приготовились драться. Юноша довольно ловко выхватил меч, а девчонка сделала то же самое со стрелой, наложила её на тетиву и направила ему в лицо. Было видно, что они испуганы и без колебания пустят в ход оружие.
   - Мир! - крикнул Роланд и остановил коня.
   Ему не навредила бы и толпа таких юнцов, но забрало было поднято, а попытка его опустить могла спровоцировать нападение. Пусть у них не боевые стрелы, но с такого расстояния и охотничья могла нанести увечье, а то и убить. И главное, у него не было причин для боя.
   Крик сделал свое дело, и девчонка опустила лук.
   - Кто ты? - спросила она, добавив своим обращением ещё одну странность.
   Если судить по одежде, эту парочку можно было принять за горожан или купцов, но мужчинам этих сословий разрешалось брать в путешествие только кинжалы, а их женщины не носили штанов. Дорога соединяла столичный Амгард с большим городом-портом Барма и в этой части проходила в безлюдной местности, а у встреченных им путников не было лошадей, у них отсутствовали даже котомки. И спрашивать его имя должен был мужчина, а не эта сопля, которая обратилась к нему, как к равному.
   - Я рыцарь Роланд, - ответил он, не называя родового имени. - А кто вы и почему здесь в таком виде? Как можно путешествовать с ребёнком без припасов и охраны? Неужели нельзя было пристать к купцам?
   - Мы вынуждены бежать из Амгарда, - ответил юноша. - Король и вся его семья убиты, а власть захвачена братством Святого Тора. В столице грабежи и резня, а все дороги перекрыты братьями. Мы едва спаслись и не рискнули свернуть ни в одну деревню.
   - Братство захватило власть? - не поверил рыцарь. - И как братья могут грабить горожан? Ты повторяешь чьи-то слова или видел сам?
   - Королевский дворец захватили наёмники, - вмешалась в разговор девчонка. - Они же убили короля, его семью и всех, кто их защищал, и сейчас грабят Амгард. Но мы точно знаем, что их нанял магистр Берг, а право на грабёж оговаривалось как часть оплаты, поэтому братья им не препятствуют. Королю сообщили о набеге кочевников, и герцог Огенор ушёл с армией их усмирять. В столице осталась стража, а дворец защищали полсотни гвардейцев. Нападение оказалось неожиданным для защитников, поэтому их быстро перебили.
   - Кто вы? - настойчиво спросил Роланд. - Простаки так себя не ведут.
   - Зачем вам это? - отозвался юноша. - Езжайте в столицу, а мы пойдём своей дорогой.
   - Может, скажем? - обратилась к нему девчонка. - Нам не помешает его помощь, а рыцарская честь...
   - Кто произвёл вас в рыцари? - спросил Роланда юнец. - Ответьте на мой вопрос, и тогда я отвечу на ваш.
   Можно было не отвечать наглецу, но его заинтересовали беглецы. К тому же было полезно больше узнать о событиях в столице. Если там действительно резня, разумней было повернуть коня.
   - Граф Бешмей. Теперь ваш черёд.
   - Графство в двухстах лигах отсюда, - ответила девчонка на вопросительный взгляд своего спутника и обратилась к Роланду: - Твой господин был вассалом убитого короля Марка - моего отца. Я принцесса Воля, а этот юноша - благородный Марш Лемар, мой придворный маг! Для тебя дело чести - помочь нам добраться до столицы Сантии. Её королева моя кузина. Я уверена, что при дворе короля Кея по достоинству оценят твой подвиг! - Закончив разговор, она показала королевский медальон.
   - Приветствую, ваше высочество! - рыцарь в поклоне пригнулся к шее коня. - Я согласен вас проводить, только это будет нелегко из-за вашего спутника.
   - И чем тебе помешал Марш? - надменно спросила принцесса.
   - Вас я могу взять в седло, а маг отстанет или сильно нас задержит, - объяснил Роланд. - До ближайшей деревни два дня пути, а у вас нет никаких припасов. Я думал к вечеру быть в столице, поэтому не экономил еду и в котомке только сухари. Если братья стоят за убийством королевской семьи, вас будет искать, поэтому нужно как можно быстрей добраться до Барма и отплыть в Сантию.
   - Два дня без пищи - это немного, - сказал юноша. - Привяжете мой меч к седлу и позволите держаться за стремя. Если поедете рысью, не отстану и сильно не задержу. Принцессе ещё не раз понадобится моё искусство.
   - Дай мне свой меч, - разрешил рыцарь. - Закреплю вторым на поясе. Потом поможешь её высочеству сесть в седло.
   - Обойдусь без помощи! - сказала принцесса, забросила лук на плечо и подошла к Роланду. - Дай руку!
   Он нагнулся, взял её за руку и вздёрнул в седло.
   - Почему ты без оруженосца? - спросила девочка, пытаясь устроиться поудобней. Это было нелегко, потому что в седле осталось мало места, а на рыцаря было неудобно опираться из-за его доспехов.
   - У меня мало денег, - признался Роланд. - Был оруженосец, но я не мог его содержать, поэтому пришлось отпустить. Ехал в столицу, чтобы поправить свои дела...
   - Считай, что ты их уже поправил, - перебила его Воля. - У нас хватит золота на дорогу, а Кей наградит тебя за верность и доблесть! Пока мы в пути, разрешаю звать себя Милой. Это моё имя для близких.
   - Давайте отправляться, - поторопил рыцаря маг. - За нами действительно может быть погоня!
  
   У многих посетителей королевский кабинет оставлял впечатление мрачного и даже страшного помещения, но Бергу он нравился. Большое окно было закрыто от солнца разросшимися деревьями парка и освещало только рабочий стол короля, а всё остальное тонуло в полумраке. Стены оббили чёрной тканью, чёрным был и потолок, да и каменный пол почти не отражал света. Стулья для посетителей стояли возле дверей, здесь же висели фонари. Сидевшему за столом было прекрасно видно лицо просителя или допрашиваемого, а вот они могли рассмотреть только себя и чёрный силуэт на фоне зеленоватого окна.
   Магистр взял со стола колокольчик и позвонил.
   - Где герцог? - спросил он вбежавшего брата.
   - Сейчас должны привести! - доложил тот. - Вводить?
   - Да, пусть войдёт вместе с охраной, - приказал Берг. - И подготовьте сводку по остальным.
   Герд Амеран, которого вскоре ввели в кабинет, был одним из двух герцогов королевства Эльтар и единственным, в чьих жилах текла кровь Маркоров, дававшая ему право претендовать на трон. Ушедший в поход Огенор не имел родства с семьёй убитого Марка.
   Уже немолодой, но не потерявший силу и красоту мужчина в бархатном костюме, без герцогской цепи и с порванным кружевным воротником, остался стоять, не считая нужным скрывать от братьев свои ненависть и презрение. Его руки были связаны за спиной, а пояс с оружием сняли при аресте. И даже такого, безоружного и связанного, его стерегли два брата, готовые пресечь любое неповиновение.
   - Ты можешь сесть, Герд, - мягко сказал Берг.
   - Ублюдки! - крикнул герцог. - Вы нарушили свои клятвы! Как ты мог убить короля? Ты же воспитывал его ещё мальчишкой!
   - К сожалению, не я один, - ответил магистр. - Из Марка получился плохой король! В этом есть и твоя вина. Но мы его не убивали. Виновные в этом преступлении уже наказаны, а наша задача - не допустить смуты и кровопролития.
   - И ты хочешь, чтобы я в это поверил? - удивился Герд.
   - Или ты в это поверишь и принесёшь мне клятву верности, или род Амеранов исчезнет весь до последнего человека! - отчеканил Берг. - Ты готов пожертвовать своей семьёй и семьёй брата? Ты сам был недоволен правлением Марка и неоднократно упрекал его в излишней жестокости!
   - Пустой разговор! - с ненавистью сказал герцог. - Я не буду вам клясться! Лучше смерть, чем потеря чести. А семья... Я думаю, что они поймут и примут смерть, как подобает членам нашего рода! Скажи, неужели ты не боишься Его суда? Ведь на нём нет места лжи.
   - А почему я должен его бояться? - отозвался магистр. - Мы действительно хотим прекратить кровопролитие и навести порядок в этом королевстве. Всякая власть даётся Его соизволением, а наша предпочтительней власти неумного и жестокого короля. Мы уничтожим всё, что противно Богу, и лучше других защитим жителей Эльтара от скверны.
   - И уничтожение начали со знати, - едко сказал Герд. - Сколько золота влилось в казну братства в результате вашего преступления?
   - Арестованы только те, кто не принял нашей власти, - возразил Берг, - а золото... Зачем оно мёртвым? Мы пустим его на благие дела! Ладно, ты выбрал свою участь и дальнейший разговор - это пустая трата моего времени. Уведите его!
   Когда братья с высокородным пленником вышли из кабинета, в него вошёл глава чистильщиков Нурс Моам.
   - Ты интересовался нашими делами, - сказал он и положил на стол лист бумаги. - Это сводка.
   - Что тут у вас... - Берг взял бумагу. - Это только главы родов?
   - Да, главы родов всего высшего дворянства столицы, - подтвердил брат. - Не согласился ни один. Надеюсь, что в провинции...
   - Что с магами? - перебил его магистр.
   - Их не арестовываем, а ездим по домам и кончаем на месте, - объяснил Нурс. - Магов трудно брать под стражу, да и зачем? Семьи не трогаем, кроме щенков, у которых тоже есть богомерзкие способности. Ценности...
   - Об этом потом, - сказал Берг. - Золото интересует меня сейчас меньше всего. Что с семьёй герцога Огенора?
   - Пока охраняются братьями в своём дворце. Может, перевезти их в наши подвалы?
   - Пусть сидят у себя, - решил магистр. - Нужно договориться с Амиром, а мы не сможем это сделать, если тронем его близких. У герцога пять тысяч мечей, а мы пока не получили поддержку дворянства. Наёмников мало, а собственных сил может не хватить. Что с книгами?
   - Забираем их у всех торговцев, - сказал Нурс. - С книгами много возни. Пока разберёмся... Может, всё сожжём?
   - Нет, - подумав, отказался Берг, - у вас достаточно срочных дел, ими и занимайтесь, книги могут подождать. Не будем вызывать недовольство там, где без этого можно обойтись. Что со столичной стражей?
   - Готовы служить, - ответил чистильщик. - Мы и не ожидали другого. Горожане обижены из-за действий наёмников, но никто из них не посмеет открыть рот. Пожаров не было, да и убитых совсем немного, а добро ещё наживут.
   - Значит, со столицей почти закончили, - подвёл итог магистр. - Осталось разобраться с дворянскими дружинами и можно заняться провинцией.
   - С этим закончим сегодня. Многие дружинники убиты при аресте их господ, остальные разбежались. Удалось задержать меньше сотни. Я думаю, что почти все будут служить.
   - Плохо, что вы упустили принцессу! Девчонка много видела и может доставить неприятности в будущем. Наверняка она попытается добраться до родни. Сантия ближе других королевств, там у неё кузина.
   - Нам помешал маг, - пожал плечами Нурс. - Мальчишка задурил братьям головы, а потом как-то вывел Волю из дворца. У меня мало братьев и слишком много дел. Как только освободимся...
   - Не нужно за всё хвататься самим, - отчитал магистр. - Пошли кого-нибудь в городской магистрат. У стражи должны быть выходы на городское дно. Нужно договориться с гильдией убийц. Перед тем как мы их вычистим, совершат хоть одно богоугодное дело.
  
   В Единого верили во всех двенадцати королевствах материка Бергам, хотя кое-где, в глухих местах, ещё сохранилась языческая ересь. Были братья по вере и на втором материке этого мира - Гандероме, но там господствовали другие культы. Центра, который мог бы объединить всех верующих, не существовало. Неоднократные попытки его создать терпели неудачу из-за противодействия высшего дворянства. Короли и их окружение готовы были молиться Единому и почитали его слуг, но опасались их усиления и всячески ему противились. Ни в одном из королевств не было даже верховного священнослужителя, только духовные главы провинций - аторы. В столичных провинциях, как правило, запрещались боевые братства.
   Триста лет назад, когда разросшаяся империя занимала весь Бергам, вера Единому была лишь одной из многих, а религиозные распри частенько решались не в словесных спорах, а силой оружия. Император и его наместники смотрели сквозь пальцы на жреческие дружины и боевые церковные братства и старались не вмешиваться в их разборки. После развала империи, когда её провинции стали королевствами, долго не стихали войны. Сейчас воевали редко, но в таких случаях братства должны были вливаться в королевские армии.
   Атором Амгарда был Гнеш Сатх - уже стоявший на пороге старости худой и высокий мужчина с неприятным лицом, который, в отличие от многих других служителей Единого, не носил никакой другой одежды, кроме серой шерстяной мантии. Его столичный особняк не отличался большими размерами и богатством. В Амгарде такие были у многих баронов. Атор пользовался им для отдыха от дел или тайных свиданий. Сегодняшняя поездка была связана со встречей. Можно было уже не скрываться, но Гнеш не спешил отринуть осторожность. Открытая встреча могла навредить гостю, а после неё можно и отдохнуть. Пусть грязную работу делает Берг.
   - Ваше святейшество, - тихо сказал приоткрывший дверь слуга, - прибыл граф.
   - Впусти, - ответил сидевший в кресле атор, - и проследи, чтобы в коридор никто не входил!
   Слуга исчез, а через несколько минут в комнату вошёл одетый в дорожный костюм граф Эл Эбер - доверенное лицо короля Камелии.
   - Приветствую, атора! - коротко поклонился он, осмотрел комнату и без приглашения занял свободное кресло.
   Для них это была не первая встреча, поэтому на подобные мелочи не обращали внимания.
   - Вас пришлось ждать, - сказал Гнеш. - У короля какие-то сложности?
   - Я два дня в Амгарде, - ответил гость. - Ждал, пока вы возьмёте власть. У вас не так много сил, поэтому могло случиться всякое.
   - Где грамота? - спросил атор.
   - Вот она! - граф достал спрятанный на груди футляр и протянул собеседнику.
   Гнеш вынул вложенную бумагу и внимательно прочитал.
   - Почему здесь подпись и печать канцлера? - спросил он. - Наш договор должен был подтвердить сам Жубер!
   - А если бы со мной что-нибудь случилось в дороге? - возразил Эл. - Эта грамота могла попасть к Марку. С подписью нашего короля мы получили бы войну, к которой сейчас не готовы. Маги постарались, и королевскую печать нельзя подделать, а вот на печати канцлера нет такой защиты. Неприятности были бы и в этом случае, но больше для вас. И потом, чего вы боитесь? Вы объявляете о том, что королевство Эльтар отдаётся королю Жуберу, и становитесь его наместником и духовным главой всех аторов. Платя треть налогов, будете находиться под защитой нашей армии. Если королевство расширится ещё больше, получите духовную власть в присоединённых землях!
   - Если я буду каждый год отправлять в Камелию три миллиона золотых, через десять лет в Эльтаре не останется золота.
   - Развивайте торговлю, - посоветовал граф. - Это у вас нет золотых рудников, но их немало у соседей. Возможны и другие средства расчёта. Вы давно согласились с этим требованием. Пока у вас много золота, а если возникнут какие-то сложности, решите их со своим королём.
   - Вы можете возвращаться, - сказал атор. - Я объявлю о присоединении, когда мы разберёмся с дворянством. Думаю, что уложимся в две декады. Вскоре вернётся ушедшая в поход армия, и мне будет намного проще говорить с герцогом Огенором, если он не узнает о наших планах.
   Посланник Жубера встал, кивнул на прощание и удалился.
   "Дайте мне утвердиться, - думал проводивший его взглядом Гнеш. - Убрали одного короля, уберём и другого. Жаль, что не получится повторить нашу хитрость для армии, но мы придумаем что-нибудь другое. Править миром должны слуги Господа - те, кто чище и лучше других понимает, как это делать. Это не жажда власти, а желание чистоты! В королевствах развелось слишком много мерзости, и мы вычистим её всю! Исчезнет богомерзкая магия и сгорят в огне ненужные людям книги - источник ереси и развратных мыслей. Ради духовной чистоты нужно идти на жертвы, поэтому придётся запачкаться уничтожением еретиков и нарушением клятв. Я готов принять заслуженную кару, но надеюсь, что Он всё поймёт и простит! Великая цель должна оправдывать любые средства для её достижения!"
  
  
   Глава 2
  
  
   Видимо, дом сгорел давно, потому что совсем не было запаха гари, а кое-где пожарище уже поросло травой. Между бывшим жильём и деревьями большой рощи было с сотню шагов, поэтому они не пострадали от огня. На границе королевства преобладала степь, и эта роща служила для крестьян единственным источником топлива. Стволы для строительства изб привозили из леса, до которого нужно было ехать весь день. Армия стояла возле реки, рядом с деревней, а сюда герцог Огенор выбрался с немногочисленной свитой.
   - Что будем делать, ваша светлость? - обратился к нему ехавший рядом граф Маруш. - Крестьяне не знают шевалье Балька, а мы не нашли никаких следов набега. Этот дом действительно сожгла какая-то степная шайка, но это было в прошлом году!
   - Да, нас обманули, Ведер, - согласился герцог. - Кому-то потребовалось, чтобы я увёл армию из столицы. И ведь так убедительно врал, мерзавец! Даже раны были настоящими. Не знаю, кто за этим стоит, но нам нужно срочно возвращаться.
   - Может, пошлём разведчиков? - предложил граф.
   - Это не помешает, - согласился Огенор. - Выберите людей понадёжней и пусть возьмут сменных лошадей. И вот ещё что, Ведер... Посылайте их порознь и в тайне от всех. Если в столице спокойно, пусть доложат канцлеру о наших делах, а уже потом возвращаются.
  
   Сходка убийц Амгарда, как всегда, состоялась в доме главы их гильдии. Когда-то очень давно было решено, что нельзя принимать больше десяти членов, и с тех пор этому следовали неукоснительно. Тем, кому отказали в приёме, предлагали покинуть столицу. Несогласных очень скоро находили с перерезанным горлом.
   - Я собрал вас для того, чтобы сообщить две новости, - сказал девяти мужчинам невысокий и круглолицый Бар Мартин. - Первая - это заказ братства Святого Тора на жизнь сбежавшей принцессы Воли. Передали две сотни золотых и обещали ещё три при расчёте.
   - Хороший заказ, - одобрил молодой парень с неприметной внешностью. - Я бы взялся.
   - Возьмёшься, - согласился глава гильдии. - Дослушайте до конца, а потом решайте, только уже без меня. Не поняли? Я выхожу из гильдии и уезжаю из королевства.
   - От нас не уходил ни один глава, - задумчиво сказал самый старый из убийц. - Причина в смене власти?
   - Ты умнее молодых, Амор, - ответил Бар. - Если братья удержат власть, то нас очень скоро вычистят. Они сами убивают очень многих, но делают это из благих побуждений и во славу Бога. А мы с вами скверна, не имеющая права на существование! Братья уже заняли магистрат и подчинили стражу. Мы находили общий язык с городской верхушкой, наивно надеяться на такие же отношения со святошами.
   - А заказ? - возразил молодой. - Разве это не доказательство нашей полезности?
   - Это сделали из-за недостатка сил и только один раз, - объяснил глава. - Они разберутся с дворянством и подтянут силы других братств, только принцесса за это время успеет покинуть королевство. Вряд ли ты получишь остальное золото. Выслушают и отблагодарят чем-нибудь острым.
   - У ушедшего в поход герцога большая армия, - сказал кто-то из убийц. - Братья могут и проиграть.
   - Могут, - не стал спорить Бар, - только нам от этого не легче. Столицу возьмут штурмом и при этом прольют много крови. Будут и пожары. Я не хочу при этом присутствовать. Здесь долго не будет нормальной жизни. Ты не воевал, а мне пришлось. В общем, я сказал всё, что хотел. У каждого из вас достаточно золота, чтобы добраться до соседей и нормально устроиться. Кто хочет, может остаться. Это аванс братства. - Он бросил на стол тяжёлый кошель, встал со стула и первый вышел из комнаты. Следом за бывшим главой сходку покинули ещё трое.
  
   Атор провинции Тирия Гонтар Береж уже поужинал и собирался удалиться для отдыха в свои комнаты храма, когда вбежавший брат сообщил, что к нему приехал и требует встречи Барт Приам. Уважая магистра братства, его приняли без промедления.
   - Да не померкнет твоя чистота, святейший! - приветствовал хозяина стремительно вошедший гость. - У меня очень важные известия!
   - И тебе светить во славу Господа! - отозвался атор. - Садись, поговорим, пока для тебя готовят ужин.
   - Разговор только для твоих ушей, - предупредил севший в кресло магистр, и присутствовавшие при встрече братья поспешно вышли из комнаты.
   - Теперь мы одни, - сказал Гонтар. - Чтобы мчаться к нам на ночь глядя, нужно иметь веские причины! Что у вас случилось?
   - Не у нас, - ответил Барт. - Ко мне прислали гонца от Гнеша Сатха. Он с помощью братьев Берга Рамона захватил столицу и просит помощи.
   - Как это захватил? - не понял атор. - А король?
   - Марка и всю его семью вырезали наёмники, - объяснил магистр. - Гнеш подослал к королю кого-то из братьев под видом дворянина с границы с известием об очередном набеге кочевников.
   - Ловко! - оценил Гонтар. - Армию, конечно, бросили на границу. Наёмникам было не трудно расправиться с гвардейцами до подхода стражи, а после гибели короля Гнеш с Бергом без труда подчинили магистрат. Но ведь армия вернётся.
   - У них есть план и для герцога Огенора, но нас просят помочь.
   - Свершилось, - задумчиво сказал атор. - Слуги Господа берут на себя управление его рабами. И кто станет во главе? Гнеш?
   - Мне это безразлично, - мотнул головой Барт. - Главное - взять власть, а Гнеш или кто-нибудь более достойный - это можно решить потом. Дворянство долго вязало нас по рукам и ногам! Во имя Господа, сколько можно терпеть! Я приказал братьям готовиться к походу, а сам помчался к вам. Дашь храмовую дружину?
   - Мог бы и не спрашивать. Когда поужинаешь, они будут готовы.
  
   Маг принцессы смог бежать рядом с конем весь остаток дня, но после этого, когда остановились на ночлег, упал как убитый, и Роланду пришлось самому освобождаться от доспехов, собирать дрова и разжигать костёр.
   - Зачем ты с ним возишься? - спросила сидевшая рядом с Маршем девочка. - Мы не замёрзнем и без костра.
   - Нужно заварить чай, - ломая сучья, объяснил рыцарь. - Вода в ручье не такая чистая, чтобы пить без кипячения, да и сухари не для ваших зубов, если их не размочить. К тому же дым отгонит комарьё. Вы завернётесь в моё одеяло, а мы только так... Лучше глотать дым, чем завтра весь день чесаться, тем более что мне это трудно делать в броне.
   - Ты настоящий рыцарь, - благосклонно сказала Воля. - Через год я вступлю в возраст и приглашу тебя посетить свою спальню.
   За такое проявление милости следовало благодарить, что он и сделал. Это сейчас она девчонка, через год будет считаться девицей. Толку от таких молодых мало, но им уже можно заводить любовников, что многие и делают. А эта... Мало того что лишилась семьи, положения в обществе и богатства, так нет и красоты. Скуластая, со вздёрнутым носом и слишком тонкими губами... Вся в веснушках, да ещё рыжая - и откуда только такая взялась в роду Маркоров! Фигурка, правда, хорошая и пышные волосы, но этим могли похвастать многие дворянки. Марк был красавцем, а его первая жена считалась одной из самых красивых женщин королевства. Наверное, справедливы слухи о том, что она имела любовника и была убита королём вскоре после родов. Этой рыжей не позавидуешь, но держится на удивление уверенно. Сохранила только титул, а до родни ещё нужно добраться. И как её там примут?
   "Дурацкие мысли, - подумал Роланд. - Нужно решать, как жить дальше, а с принцессой я скоро распрощаюсь. Провожу своих спутников в Барм, посажу на корабль... Не нужны мне Сантия и милость короля Кея, которая может ограничиться брошенным кошелём. Здесь все родственники и те, кто считает другом и может помочь, а там нет ни одного близкого человека. И нужно продавать Бола, потому что с конем не пустят на корабль. Вот только как жить, если святоши сохранят власть и узнают, что я помогал сбежать Воле? Меня тогда точно прикончат. Плохо, что слуги Единого взяли власть, да ещё с убийством короля. У них и раньше были натянутые отношения с дворянством, а сейчас могут испортиться вконец. Тогда достанется и рыцарям вроде меня".
   Костёр разгорелся, и вскоре закипела вода в подвешенном над ним котелке. Рыцарь заварил чай из прибавляющих сил и мужества сушённых ягод теи и налил его для принцессы в свою кружку.
   - Ешьте, Мила, - сказал он, отдавая питье с сухарём. - Мы поедим позже. Пусть ваш маг пока отдыхает, а я схожу нарезать веток, чтобы было удобней спать.
   Для ночлега ушли с дороги в небольшой лес, в котором посчастливилось быстро найти поляну. На ней росло много травы, которой кормился стреноженный Бальк, и сучья с ветками были под рукой, а воду до темноты набрали в ручье.
   Роланд быстро управился и вскоре вернулся с охапкой веток. Его спутники уже спали. Девочка с головой укуталась в одеяло, а Марш заснул там же, где упал, даже не притронувшись к котелку. Рыцарь не стал трогать Волю, но растолкал мага, дал ему напиться чая и поделился ветками. Тот отказался от предложенного сухаря и сразу уснул.
   "Вряд ли он и завтра побежит с такой же прытью, - подумал Роланд, устраиваясь на своих ветках. - А мне придётся спать вполглаза и следить за костром. Ладно, не привыкать".
  
   Воля проснулась под утро, когда только начало светать. Она не сразу поняла, где находится, а только когда сбросила вонючее одеяло. Рядом на ветках спал Марш, а рыцарь устроился возле костра. Огня уже не было, но куча углей слабо дымила, отпугивая крылатую мерзость. Девочка вспомнила события вчерашнего дня и непроизвольно передёрнула плечами. Смерть страшит всех, а вчера с ней пришлось несколько раз сойтись лицом к лицу. Если бы не маг...
   Отец её не любил. Он признал Волю принцессой, но относился к дочери равнодушно, как к чужому человеку. Отношения с мачехой были ещё хуже, а брат... Он попытался затащить шестилетнюю сестру в одну из закрытых занавесками ниш, в которых часто занимаются любовью те, кому было невтерпёж. На крики малышки обратил внимание кто-то из придворных и объяснил наследнику, что так не подобает, что для утех есть служанки... После этого случая она стала бояться брата больше всех остальных родственников. Когда их убивали наёмники, в душе не было места жалости, лишь страх, что может исчезнуть наложенный магом защитный морок.
   Решение бежать в Сантию к кузине возникло сразу. Этот путь был короче других, а Тая до отъезда к жениху относилась к ней с симпатией. Других родственников за границами королевства девочка знала только понаслышке.
   Воля наступила на сухую ветку и треском разбудила рыцаря.
   - Рано проснулись, - зевнув, сказал он. - В лесу ещё темно. Хотите есть?
   - Что у вас с сухарями? - спросила она.
   - Осталось три. Вчера ваш маг не стал есть.
   - Отдайте ему два и один съешьте сами, - решила Воля. - Я сегодня поголодаю.
   - Это благородно! - проникся уважением Роланд. - Я пока не голоден и тоже воздержусь от еды.
   - Я так сказала не из-за благородства, - призналась принцесса, которая имела виды на рыцаря и посчитала выгодным быть с ним откровенной. - Я благодарна Маршу за жизнь, но главное - это его польза. Если братья прибудут в Барм до нашего отплытия, мы не обойдёмся без мага. К тому же ваши сухари действительно не для моих зубов, а размоченные - это такая гадость! У меня от них может быть несварение.
  
   Обычно Гнеш рано просыпался и подолгу лежал, обдумывая в кровати дела прошедшего дня и то, что нужно делать в нынешнем. Он и сегодня очнулся от сна, когда мгла за окном спальни сменилась предвещавшей скорый рассвет серостью. Думать о вчерашнем дне не хотелось. Как ни оправдывай убийства их нужностью для дела веры, когда счёт убитым идёт на сотни и большинство из них женщины и дети, оправдания теряют убедительность. Поэтому вчера истреблением семейств высших дворян столицы занимались не рядовые братья, а чистильщики Нурса. Тел было столько, что их не стали хоронить надлежащим образом, а свалили в наспех выкопанную яму и засыпали землёй. Ещё один грех, который пришлось взять на душу ради утверждения Его величия. Гнеш был уверен в прощении после смерти, но пока он жил, и вынужденная жестокость тяжким грузом ложилась на душу. Нечего было и думать скрыть то, какой ценой служители Единого брали власть. Рты можно заткнуть, но даже богомерзким магам не дано читать мысли.
   Со столицей закончили и нужно было заниматься провинциями. Собственных сил не хватит, даже если на его просьбу откликнуться все аторы королевства и отдадут храмовые дружины вместе с двумя другими братствами. Поэтому с дворянством нужно находить общий язык. Всем объявят, что герцог Амеран с помощью наёмников убил короля и занял трон, а служители бога покарали убийцу и взяли власть в свои руки. Жаль, что графы столицы своей верностью Марку вынудили проявить жестокость, которую трудно объяснить. И было бы из-за кого отдавать свои жизни и подставлять под удар семьи! Убитый король был слабым и излишне жестоким правителем и не отличался большим умом. Это тоже сыграло свою роль в решении взять власть, хоть и не было определяющим. Гнеш не ожидал такой повальной верности и просчитался. Ладно, главное, чтобы у недовольных не нашлось авторитетного предводителя, тогда действительно будет плохо! Наверное, не стоит играть с герцогом Огенором. Вряд ли он окажется сговорчивей других, поэтому пусть примет их судьбу! О таком исходе заранее побеспокоились, поэтому достаточно было отдать приказ.
   За окном совсем рассвело. Пора было вставать и заниматься самым важным делом за всю его долгую жизнь.
  
   Братство временно разместилось в королевском дворце, поэтому по приказу Берга старшие братья собрались в считанные минуты.
   - Мы выполнили первую часть плана, - осмотрев двенадцать внимавших ему мужчин, сказал магистр, - теперь нужно так же хорошо закончить вторую. Фальк, отправишь гонца в армию Огенора. Он должен передать брату Парку моё благословение, поэтому найди того, кто знает его в лицо.
   - Травить пять тысяч бойцов! - воскликнул один из старших. - Неужели нет другого выхода? Если об этом узнают, нам не поможет и сила Единого!
   - Поменьше болтайте - и никто ничего не узнает! - оборвал его Берг. - Будут посланы братья, которые помогут нашему кашевару. Кто-то может не съесть свою порцию, а умереть должны все! В каждого всадят стрелу, похожую на те, какими пользуются кочевники. Сейчас никто не станет разбираться с пропавшей армией, а после дождей там не останется ничего, кроме смердящих трупов и степных стрел. Оружие и доспехи заберём, пригодятся. Теперь задание для тебя, Герд... Возьмёшь два десятка братьев и отправишься в провинцию Бора. С её графами договорились о поддержке. Борийцы вечно не в ладах с Маркорами, поэтому признают нашу власть и выделят дружинников. Скажешь, что наши договорённости остаются в силе. Получив помощь, займёшь графства казнённых Торгара и Фарса. Сначала захватите их замки, а потом приведёте к покорности баронов. И чтобы не было осад! Мы не можем терять время и людей. Действуйте хитростью. Братьев обязаны пустить на отдых, поэтому захватывайте ворота, а замки пусть занимают дружинники. На месте посмотришь, как это лучше сделать.
   - А что с другими братствами? - спросил Нурс.
   - Братство Святого Мальта прибудет завтра, а братьям Опрета понадобятся ещё два дня. Вслед за ними будут подтягиваться и храмовые дружины. Если всё получится с войском Огенора, сил хватит. Больше нет вопросов? Тогда слушайте, что делать остальным.
  
   Над головой послышались шаги, приоткрылась подвальная крышка, и Берт сказал, что всё готово и пора расплачиваться за помощь.
   - В вашем доме никого нет, - добавил он. - Братья убили детей, а ваша жена обезумела и бросилась на них с ножом, поэтому тоже заработала удар мечом. После того как увезли тела, дом разграбили. Вы уверены в том, что сохранилось золото?
   - Получите свое золото, - неприязненно сказал маг. - Купили всё, что я заказал?
   - Купил вам неплохой меч и сумку с продуктами, - ответил сосед. - Может, возьмёте коня? Одного могу продать.
   - Я не выберусь с ним из города, - отказался Май. - Берите фонарь и идите первым. Если там засада, вам ничего не сделают.
   Засады не оказалось, и маг приподнял купленным мечом две скрывавшие тайник доски. Один из лежавших там кошелей отдал Берту, а пять уложил в котомку.
   - И куда вы теперь? - спросил сосед. - Не бойтесь, я никому не скажу, иначе не стал бы вас прятать.
   "И не получил бы золото", - подумал Май и сказал то, что не считал нужным скрывать: - В Эльтаре оставаться нельзя. Удержат братья власть или нет, но за магов они взялись всерьёз. Уеду, а при случае постараюсь отдать им долги!
   - И не побоитесь? - поинтересовался Берт. - Всё-таки слуги бога.
   - Слуги бога - это ещё не сам бог, - ответил маг, - тем более самозваные.
   - Что вы такое говорите? - удивился сосед.
   - Что думаю, то и говорю! Ни в одной из священных книг не написано, что бог поручил братьям говорить от своего имени и ему служить! Церковь Единого присвоила себе эти права. Платите золото - и вам отпустят любой грех, вот только отпускать будут люди - при чём здесь сам Единый? Они объявляют своих умерших святыми, и я не знаю ни одного случая, чтобы небеса это подтвердили. А сейчас нарушаются клятвы и рекой льётся кровь, и всё это ради власти, хотя оправдаются тем, что творимые мерзости и не мерзости вовсе, потому что творятся во славу бога. Скажите, зачем всесильному существу наши восхваления? Неужели ему ласкают слух славословия его рабов?
   - Об этом не стоит даже думать! - испугался Берт. - Так было всегда и не только с Единым. Жрецы точно так же вещали от имени своих богов, и ни у кого не возникало сомнений в их праве! Идите, сосед, и постарайтесь выжить! А для этого лучше не связываться со святошами и придержать язык! Вы один ничего не измените в этом мире, только лишитесь головы или языка!
  
  
   Глава 3
  
  
   У Марша после вчерашнего бега так болели ноги, что он не сдержал стона, когда поднялся.
   - Сейчас всё пройдёт, - улыбнулся маг встревоженной принцессе. - Мне нетрудно убрать боль.
   Боль он убрал, бодро вышел к дороге и потом смог бежать больше двух свечей, пока не кончились силы.
   - Жаль, что не получилось, - сказал юноша, с трудом доковыляв до обочины. - Придётся вам, Мила, во всём положиться на нашего рыцаря. Обо мне не беспокойтесь: отдохну, а потом как-нибудь потихоньку дойду.
   - Что делать? - беспомощно спросила девочка Роланда. - Его нельзя бросить!
   - Подождите, - отозвался тот. - Кто-то едет со стороны Барма.
   Едва слышный стук копыт быстро приближался, и вскоре из-за поворота дороги показалась карета, сопровождаемая тремя всадниками. Они не проехали мимо, а остановили коней, не доезжая до рыцаря. Один из всадников спросил, не нужна ли помощь и добавил, что этим интересуется его хозяйка - графиня Таш.
   - Помоги слезть с коня, - попросила Воля, была спущена на дорогу и подошла к карете.
   - Лиза, вы можете выйти? - крикнула она графине. - Мне нужна помощь, а вам нельзя ехать в Амгард!
   - Принцесса! - поразилась выглянувшая из кареты молодая женщина. - Вы здесь и в таком виде! Почему? Гай, помогите мне выйти!
   Один из всадников спешился, подал ей руку и помог выбраться из кареты.
   - Представьте мне своих спутников, - попросила графиня. - Я вижу, что они благородного происхождения. Кажется, я знаю этого юношу. Это не ваш придворный маг?
   - Да, это шевалье Ремар, - подтвердила Воля. - Второй мой спутник - благородный рыцарь Роланд Брей. Лиза, братство Святого Тора обманом выманило армию из столицы и захватило власть. Мой отец и другие родственники убиты, а все графы, в том числе и ваш муж, сидят в камерах нашего дворца. Я слышала разговор двух братьев о том, что не принявшие власть святош будут казнены вместе с семьями. Мне очень жаль, но, скорее всего, никого из ваших близких уже нет в живых. Для вас самой смертельно опасно появляться в Амгарде!
   - Страшное известие! - побледнев, сказала графиня. - Я окажу вам всю возможную помощь, а потом поеду в столицу. Если не случилось самого страшного, буду с семьёй, а если муж и дочери убиты... Мне тогда незачем жить! Скажите, чем вам помочь. Может, деньги?..
   - Я взяла немного золота, - ответила принцесса. - Надеюсь, что его хватит. Нужен конь для моего мага. Он вчера весь день бежал, держась за стремя, а сегодня лишился сил.
   - Отдайте свою лошадь, шевалье! - приказала Лиза Гаю. - Вы поедете со мной в карете. Ваше высочество, возьмёте золото? Я ездила в гости к подруге - баронессе Мураль, поэтому с собой только сто золотых. Мы к вечеру будем в столице, так что я обойдусь без денег.
   - Барон Мураль! - стукнул себя по лбу Роланд. - Как я забыл, что его замок где-то здесь!
   Удар латной перчатки по шлему получился громким, напугал лошадей и заставил вздрогнуть стоявших на дороге людей.
   - Скоро будет съезд, по которому быстро доберётесь до замка, - сказала графиня. - Барон поможет вам больше, чем я. А мы сейчас же уезжаем! У меня все мысли только о семье. Прощайте! Если останусь жива, я за вас помолюсь. Гай, помогите сесть в карету, а потом отдадите принцессе мой кошель.
   Они уехали, а маг с помощью рыцаря взобрался на подаренную лошадь.
   - Больно, но терпимо, - ответил он на вопрос Воли, сможет ли ехать. - Если замок Муралей недалеко, доберусь.
   Двигались шагом и вскоре увидели съезд, о котором говорила графиня. После недолгой езды по узкой и очень плохой дороге увидели башни и стены баронского замка. Когда подъехали к воротам, Марш уже не сидел на лошади, а лежал, обхватив её шею.
  
   Встреча на дороге не только дала возможность спасти мага, она на время уберегла принцессу от наёмных убийц. После сходки их осталось трое. Один не захотел связываться с братьями, а два других взялись выполнить заказ.
   - За двести монет можно потратить десять дней на поездку в Барм и обратно, - сказал Мерк Лерой по кличке Никто Борису Краю, носившему кличку Красавчик. - Наверняка Воля направится туда, потому что это самый простой и быстрый путь сбежать из королевства. Я думаю, что Бар чересчур осторожничает. Заплатят братья и остальное. Что для них три сотни монет! Не станут святоши убивать из-за них таких полезных людей, как мы. Я в это не верю, но на всякий случай побережёмся. Отправим к ним какого-нибудь мальца с головой девчонки, а золото передадут по одному из наших адресов. Если не будет слежки - заберём, а если пострадает хозяин дома, то у нас их в запасе ещё три.
   - Дело говоришь, - отозвался Борис. - Возьмём заводных лошадей, маленько не поспим и уже на четвёртый день будем в порту. А можем догнать принцессу в дороге.
   Они не теряли время даром и тем же вечером отправились в путь. Когда принцесса со своими спутниками свернула на съезд к замку Муралей, она разминулась с убийцами на несколько минут.
  
   Королю Камелии Жуберу было за шестьдесят. Сила незаметно ушла, и время на глазах стирало остатки мужской красоты. Женщины уже не интересовали, приелись охота и прочие забавы, а место всего этого прочно заняли интриги. Когда в прошлом году его навестил столичный атор соседнего Эльтара и сделал свое предложение, король не колебался ни минуты. Он ничего не терял, а за поддержку святош удваивал свое королевство. Вряд ли такое усиление понравится соседям, но все ограничатся словами. У него очень сильная армия, да и братья окажут помощь, а вот соседям такой помощи не будет. Гнеш это обещал, и Жубер ему поверил. Впервые братья смогут объединиться, и никто из своих не станет этому мешать. Многие рвутся к власти, и святоши в этом не исключение. Пусть оправдываются богом, эти оправдания для недалёких умом. Король считал, что видит их насквозь.
   - Ваше величество, к вам прибыл канцлер! - сказал приоткрывший дверь слуга.
   - Пусть герцог войдёт, а ты проследи, чтобы у дверей никто не вертелся! - приказал Жубер.
   Он отдыхал после завтрака в малой гостиной и не хотел идти в кабинет. Слуга надёжен и, даже если что-нибудь услышит, будет молчать. Гостиная только называлась малой, в ней можно было принять и два десятка гостей, поэтому вошедший канцлер остановился, выбирая, куда сесть. Выбор был из пяти кресел и трёх диванов. На четвёртом сидел сам король. Для них это была третья встреча за день, поэтому герцог обошёлся без положенных приветствий. Ему было лет на десять больше, чем Жуберу, но оба выглядели ровесниками.
   - Сам не отдыхаешь и мне не даёшь, - попенял гостю король. - Неужели нельзя было подождать совета?
   - Об этом нельзя говорить на вашем совете, - ответил канцлер. - У меня была встреча с Каем Алмарком. Святоши как-то узнали о вашем договоре с Гнешем.
   - И кто же у нас такой говорливый? - зловеще спросил Жубер.
   - Пока не выяснил, - ответил герцог. - Нужно привлекать мага, а мой в отъезде. К вашему нет доверия, потому что он входит в число знающих. Атор доволен договором, но не желает подчиняться Гнешу. Говорил довольно дерзко, можно даже сказать, угрожал...
   - Обнаглели, - сделал вывод король. - Гнеш дарит нам королевство, поэтому и станет моим наместником... пока. Ладно, пусть святоши разбираются между собой, а я посмотрю, кого из них поддержать!
  
   Выбравшись из столицы, Май отправился ночевать в одну из окружавших её деревень. Другой не рискнул бы идти в такую темень, но обострённое магией зрение позволяло ему неплохо видеть дорогу.
   Май Кожень был одним из самых сильных магов королевства, поэтому в свои шестьдесят пять лет выглядел не старше сорока. Он поздно женился на пятнадцатилетней девушке, а двойняшкам, которых она ему родила, исполнилось только восемь. И вот теперь никого из них нет! В детях была магия, поэтому их убили сразу, а Мари этого не выдержала. У Мая хватило бы сил подчинить трёх братьев, но за его жизнью приехали десять чистильщиков, поэтому он ничего не смог сделать для семьи. Пришлось спасаться самому, благо у соседа жадность пересилила страх. Ничего, он ещё отомстит! Май и раньше не любил святош, а сейчас его неприязнь превратилась в ненависть.
   Он хорошо знал окрестности Амгарда, поэтому без труда добрался до деревни, перелез через плетень крайней избы и забрался на сеновал. Стороживший двор пёс не обратил внимания на чужого человека.
   Утром пришлось применить магию не только к собаке, но и к её хозяевам. Мая накормили вкусным завтраком, после чего глава семьи отвёл к старосте, у которого можно было купить приличного коня. У других крестьян были неплохие лошади, но они не годились для скачки. До полудня маг покинул деревню верхом на купленном жеребце и, торопя свою покупку, помчался по тракту в направлении Барма.
  
   - Что ты такой хмурый? - весело спросил брат Крид. - Не заболел?
   Брат Тельм, с которым он был дружен, действительно выглядел непривычно угрюмым и за полдня не сказал ни одного слова.
   - Не вижу причин для радости, - оглянувшись, негромко ответил Тельм. - Льём кровь, как воду, да не только богомерзких магов, но и невинных детей!
   - Так ведь ради будущего, - растерялся Крид. - Ты же слышал, что говорил святейший Берг!
   - Для меня важнее то, что написано в наших книгах! И если магистр...
   - Рехнулся? - постучал себя по голове друг. - Мне тоже не всё нравится, но я закрыл рот на замок. Молчи и ты, если не хочешь свести близкое знакомство с чистильщиками Нурса!
  
   В столицу возвращались в ещё большей спешке, чем шли к границе. На второй день марша к герцогу Огенору доставили встреченного кавалерийским дозором всадника.
   - Я видел вас в свите графа Боля, - сказал узнавший его Амир. - Он вас ко мне послал?
   - Беда, ваша светлость! - ответил едва живой от усталости шевалье. - Святоши с помощью наёмников убили короля и всю его семью, а перед тем как я бежал из столицы, арестовали моего господина. Мне пришлось уходить пешком. Уже позже взял лошадей у барона Верна. Одну из них загнал...
   - Вот, значит, как! - помрачнел герцог. - Больше ничего не хотите сказать?
   - Сказал всё, что знаю. Если бы задержался в Амгарде, до вас уже не добрался бы. Тракт на юг перекрыли в первую очередь.
   - Поешьте и отдохните, пока мы стоим, - сказал Амир и приказал своему вестовому собрать офицеров.
   Армия не сильно растянулась по тракту, поэтому на исполнение приказа ушло минут пятнадцать.
   - Господа! - обратился к офицерам командующий. - Нас предали! Братья Единого презрели клятвы и честь, обманом выманили нас из столицы и захватили власть! Король и вся его семья убиты, скорее всего, такая же судьба и у тех, кто не признает власть святош! Три сотни лет они служили дворянству, теперь будет наоборот! Вы клялись в верности Марку, но он мёртв. Я собираюсь прийти в столицу и насмерть драться с его убийцами! В других случаях я не спрашивал бы ваше мнение, но этот касается веры. Каждый должен решить, сможет ли он поднять меч на её служителей. И решать должны не только вы, но и наши солдаты. Пусть те, в чьих сердцах страх и неуверенность, уйдут сейчас, а я смогу положиться на оставшихся!
   - Мне нечего решать, - отозвался первым граф Маруш. - Служители Единого - это не сам бог, а измена лишила их чистоты! Я с вами до конца!
   - Убивать братьев?.. - растерялся один из молодых офицеров. - Такого никогда не было! Мы же погубим свои души!
   - Вы плохо знаете историю, Томас, - возразил граф Мордей. - В имперский период бывало всякое, да и после... Братья приложили руку к распаду империи и уже тогда замахивались на власть, только в те времена у Единого было не так много приверженцев, поэтому они умылись кровью.
   - Решайте, - повторил Огенор, - и скажите об этом же своим бойцам!
   Вскоре сократившаяся на треть армия продолжила свой марш.
  
   Дел было столько, что уже к обеду Берг почувствовал сильную усталость. Возникла необходимость пообщаться с Гнешем, и он, решив совместить еду и разговор, уехал в храм.
   Единый порицал чревоугодие и любые излишества в жизни, поэтому на трапезах не объедались вкусной пищей, подобно дворянам, а ели очень скромно, в основном каши. Доев свою, магистр поспешил к комнатам атора. Гнеш уже пообедал и сейчас отдыхал в спальне, поэтому пришлось подождать, пока он приведёт себя в должный вид.
   - Что случилось? - спросил он у гостя. - Какие-то сложности?
   - Хотел обсудить два вопроса, - ответил Берг, заняв кресло напротив атора. - Мы не ожидали такой враждебности от баронов столичной провинции. У нас нет сил штурмовать их замки, и они это знают. Борийцы окажут поддержку, но мы не можем воевать со всеми дворянами королевства! Для этого не хватит сил и времени. К тому же дворяне нужны для управления королевством и его защиты.
   - Понятно, - сказал Гнеш. - Это первый вопрос. Что нужно ещё?
   - Подчинение нам всех аторов Эльтара и их магистров. Нам обещали поддержку, но я узнал о том, что амбиции...
   - Куда же без них! - криво усмехнулся Гнеш. - Триста лет назад мы подтолкнули к отделению многих наместников императора, но были едины только пока существовал общий враг. Как только уничтожили дружины жрецов и их самих, так и начался разброд. Закончилось это большой кровью, и дворяне это запомнили. Если быстро подчиним королевство, наше главенство не станут оспаривать... более достойные. Я не держусь за власть, но мы с тобой сделали больше всех остальных. С какой стати отдавать всё тем, кто пришёл на готовое? К тому я не уверен в готовности рвущихся к власти аторов принести в жертву свои интересы, если этого потребует дело веры. И поддержка короля Жубера обещана мне, а не другим. У нас впереди сложности с братьями Камелии, плохо, если и здесь не будет единства.
   - Так что всё-таки будем делать с баронами? Нужно спешить, пока у них нет предводителя и никто не ставит под сомнение ваше право на верховную власть!
   - Придётся раздавать недовольным земли казнённых графов, - со вздохом сказал атор. - Молчи, знаю, что хочешь сказать! Все налоги пойдут через нас, поэтому золота будет много, а без земли пока обойдёмся. Главное - удержать власть, а потом мы многим припомним их недовольство!
  
   - К нам гонец из столицы, - радостно сказал вошедший в молельный зал старший брат Галиш. - Гнеш с Бергом убили короля, захватили Амгард и просят нашей помощи. Такие гонцы посланы и остальным аторам! Я не сомневаюсь в вашем ответе, поэтому уже распорядился насчёт дружины.
   В большом, полутёмном в вечернее время зале находился только атор провинции Кар Баркор. Он закончил молитву и сейчас отдыхал на своем стуле рядом со статуей Единого. Это было против правил, но для него делали исключение. Когда людям больше восьмидесяти, им не хватает сил для долгой молитвы, а сан атора давался пожизненно.
   - Захватили власть, а нас поставили перед фактом. - отозвался старик. - Зря! Дальняя и не самая большая провинция, да и дружина у нас меньше, чем у других. Наверняка думали, что обойдутся без нашей помощи. Если прислали гонца, значит, что-то не сложилось. Не получили согласия дворянства?
   - Я не знаю... - растерялся брат. - Можно спросить у гонца. Я вижу, что вы чем-то недовольны. Неужели тем, что к нам не проявили должного уважения?
   - Нужно мне их уважение! - сердито сказал Кар. - Я хотел сделать тебя своим преемником, но вижу, что ты для этого недостаточно умён!
   - Объясните, святейший! Я не понимаю...
   - Чтобы понять, нужно лучше знать историю. Когда триста лет назад империя развалилась на провинции, у нас было больше воинов, чем у служителей других культов, но намного меньше верующих. Мы истребили не только жрецов и их дружинников, но и мириады язычников, пролив больше крови, чем все имперские легионы! Единый завещал вести к нему людей любовью, а наши предшественники вели страхом смерти. Прошло больше двухсот лет, но об этом не забыли. Многие из тех, кто стучит лбом о пол нашего храма во славу Единого, придя домой, достают своих идолов и мажут их кровью. И не все дворяне ревностны в вере и переносят свое почтение к Богу на его служителей.
   - Тем более нужно брать власть! - воскликнул Галиш.
   - А для чего? - спросил Кар. - Что это даст для дела веры? Опять прольём много крови и будут страх и ненависть! Какая уж тут любовь! Да, у братств будет больше власти и золота, но всё это было бы и без кровопролития и нарушения клятв! Пусть не при нашей жизни, а лет через сто, когда все люди были бы крепки в вере! Не всегда правильны самые простые решения, а Гнеш поторопился со своим захватом власти. Наверное, я многого не знаю и он с кем-то договорился, потому что у нас самих мало сил, чтобы подчинить дворянство. Если его затея провалится... Боюсь, что нас просто вырежут. Вера останется, останутся и храмы со священными книгами, а у Единого будут другие служители. Есть и ещё одна опасность.
   - Какая? - убито спросил старший брат.
   - Власть развращает, а обилие золота со временем приведёт к отказу от скромной жизни. И в кого тогда превратятся братья? Если сейчас нашли слова, чтобы объяснить нарушение клятв и убийства интересами веры, позже объяснят и всё остальное. Люди не слепые, и какая у них будет вера тем, кто проповедуют одно, а сам делает другое?
  
  
   Глава 4
  
  
   - Теперь, когда поели, может, поговорим о ваших дальнейших планах? - спросил барон Мураль.
   Когда они прибыли в его замок, совсем обессилившего Марша унесли слуги, а остальные рассказали хозяину о событиях в столице и были отведены в эту трапезную.
   Роланд из-за отсутствия титула предпочитал молчать и отвечал только на заданные ему вопросы. Изголодавшаяся Воля переела и её подташнивало, но девочка не стала проявлять неуважения.
   - Уеду к сестре в Сантию, - ответила она. - Вот только не хочется оставлять у вас Лемара...
   - Мой маг осмотрел вашего и сказал, что к утру он сможет сесть в седло, - успокоил барон. - Если не станете гнать лошадей, к вечеру ваш шевалье выздоровеет. Отправил бы вас в карете, но в ней уехала жена. Вместо кареты дам в охрану пять дружинников. Сейчас нет больших ватаг, а малая не посмеет напасть на такой сильный отряд. Само собой, помогу золотом. Нужно что-то ещё?
   - Спасибо, Наль! - отозвалась девочка, у которой на глаза навернулись слёзы. - Больше ничего не нужно. Поверьте, я никогда этого не забуду!
   - Это мой долг, - сказал Мураль. - Я не смог помочь королю, которому клялся, помогу хоть его дочери.
   - А вы сами? - спросила она. - Что думаете делать?
   - Сейчас даже не знаю, - задумался барон. - Я никуда не денусь от своих земель, а признавать власть святош или нет... Поначалу упрусь, а потом посмотрю, чем у них закончатся разборки с армией герцога. У Огенора столько же бойцов, сколько служителей Единого во всём королевстве, но братьев ещё нужно свести вместе, а у герцога все силы в кулаке. Если начнётся драка, ему многие помогут, в том числе и я. С другой стороны, Гнеш - очень умная сволочь, поэтому он должен был это предусмотреть. Да, мой маг хочет уехать с вами. Не в Сантию, а только в Барм. Посидит там и посмотрит, чем всё закончится. Заодно развяжет мне руки, если придётся договариваться со святошами. Ну и вам он может пригодиться в дороге.
   После этого разговора слуги отвели гостей в выделенные им комнаты. Зайдя в свою спальню, Воля закрыла дверь на засов, бросилась на кровать и разрыдалась. Нелегко показывать всем свои бесстрашие и уверенность, когда тебе всего тринадцать и ты приговорена к смерти служителями Бога! В дороге она держалась, а здесь, в безопасном замке барона Мураля, не выдержала. Угораздило же родиться в семье Маркоров, да ещё девчонкой! Впрочем, мальчишку король отправил бы к предкам вместе с королевой. Принцесса знала, от чего умерла мать, и не сомневалась в том, что ей сохранили жизнь только из-за полной никчемности. Марк не оставил бы в живых наследника, в котором нет его крови. Дети Воли тоже могли претендовать на трон, но король никогда не выдал бы её замуж за того, кто захочет и сможет этим воспользоваться. А может, с ней через год случилось бы какое-нибудь несчастье. В самом деле, для чего "отцу" лишние хлопоты? Так что девочка не переживала из-за смерти родственников и вынужденного бегства в Сантию. Возможно, там будет лучше, чем в родном Эльтаре. Вот только продолжал терзать страх за свою жизнь, который никуда не денется и в другом королевстве! У служителей Единого хорошая память и длинные руки, и им не нужна при дворе Кея ненавидящая братьев принцесса.
   Роланд тоже лёг в кровать и задумался. Мысли были невесёлыми, конечно, без слёз. Если раньше он хотел проводить своих спутников только до корабля, то теперь это не получится. Слишком много людей в замке Мураля узнали о том, что он оберегает принцессу от святош, а со временем это станет известно всем. Если победит Огенор, новый король может наградить баронским титулом. Землю, конечно, не дадут. И что? Среди рыцарей были и сыновья баронов, но с каждым из них ездила свита, а у него нет даже оруженосца! Такой титул не честь, а смех. Смеяться будут не в лицо, а за спиной, но ему от этого не легче. А служители Единого не простят. Всех не истребят, кто-нибудь да останется. Рано или поздно его пырнут чем-нибудь острым или отравят еду. Так что придётся ехать ко двору Кея. Если королева любит сестру, возможно, благодарность её мужа не ограничится брошенным кошелём.
   Ужин в замке ничем не отличался от обеда, за исключением того, что на нём познакомились с магом - благородным Эриком Датмером, которому, как и барону, было уже за пятьдесят. Небольшие способности к магии не защитили его от старения, только помогли сохранить телесные силы.
   После еды опять разошлись по комнатам и вскоре заснули. Утро началось с завтрака, на котором присутствовал уже здоровый Марш. Быстро поели и пошли к лошадям. Немного задержал Роланд, которому нужно было облачиться в броню. У пяти дружинников барона тоже были прекрасные доспехи, поэтому с такой охраной можно было ехать спокойно, не боясь ни братьев, ни разбойников.
   Так и ехали, без разговоров и остановок, до самого вечера. Когда стало смеркаться, увидели съезд к деревне, в которой и заночевали. Под крышей спала одна Воля, о которой позаботился староста, а остальные не захотели идти в тесные и душные крестьянские избы и спали во дворе, подложив под себя сено. Утром хорошо поели, расплатились со старостой и выехали на тракт.
   - Можно побеспокоить, ваше высочество? - спросил подъехавший к принцессе Датмер. - Вы уже думали о том, где остановитесь в Барме?
   - Пока мы в дороге, называйте Милой, - разрешила та. - Я об этом не думала. А разве в этом городе мало трактиров?
   - Барм не намного меньше Амгарда, так что трактиров в нём хватает, - ответил маг. - Я был в нём и неплохо знаю. Трактир в порту - настоящий притон для всякой швали, в чёрных кварталах вам тоже не место, а в заведениях возле городских рынков трудно снять комнату, да и публика там не отличается хорошими манерами. Вам не стоит обращать на себя внимание, поэтому стража барона проводит до города и вернётся.
   - Неужели там нет приличных заведений? - удивилась Воля.
   - Есть одно для дворян и богатых купцов, но в нём вас быстро найдут. И потом, извиняюсь, вы для него неподобающе одеты.
   - Мы не собираемся там жить, - вступил в разговор Роланд. - Остановимся в порту, найдём корабль и сразу уплывём. Не знаете, как часто плавают в Сантию?
   - Довольно часто, - ответил Эрик. - За три дня могут отплыть и два корабля, но не все капитаны берут пассажиров. Могут предложить место на палубе, но до нужного вам Габра плыть дня три, поэтому не соглашайтесь. Если пойдёте договариваться, шевалье Лемар должен находиться рядом с принцессой! И ни в коем случае не спускайтесь в трапезный зал, прикажите, чтобы еду принесли в комнату. Днём там относительно безопасно, но не советую задерживаться до вечера или тем более ночевать! Если не будет корабля, переселяйтесь в другое место.
   - А вы сами? - спросила Воля.
   - У меня есть знакомый в чёрных кварталах, - ответил маг. - К сожалению, для вас у него не найдётся места. - Он поклонился принцессе и придержал коня, пропуская её вперёд.
   В этот день встретили пять деревень и заночевали в придорожном трактире. Завтра, к полудню, должны были прибыть в Барм.
  
   Мерк с Борисом добирались до Барма три дня и одну ночь. Волю в дороге так и не встретили. Они ехали одвуконь с небольшими остановками для отдыха, поэтому наверняка опередили принцессу и её мага. Видимо, те свернули в лес для ночёвки. Убийцы не собирались искать свою жертву по всему городу. Зачем лишние усилия, если она появится в порту? Там только один трактир, в который и вселились. Других постояльцев не было, поэтому заняли лучшую комнату.
   - Настоящий свинарник, - высказался о заведении Мерк. - Осмотрись здесь, а я схожу к причалам и узнаю, когда отплывают в Сантию.
   В порту стояли пять кораблей, один из которых должен был уйти в Габр.
   - Пока не знаю, - ответил его капитан на вопрос Лероя, когда отплытие. - Если уложимся с погрузкой, сегодня и уйдём. Вам нужна каюта? У меня есть две свободных.
   - Я ещё не решил, - отозвался убийца. - Нужно избавиться от лошадей и кое-что купить в дорогу.
   - Лошадь можете продать Хромому Нику, - посоветовал капитан. - Это здешний трактирщик. Если поспешите, успеете. Я дорого не возьму. Следующий корабль будет не раньше чем через три дня.
   Ответив, что приложит усилия, чтобы успеть, Мерк поспешил вернуться в трактир.
   - Я договорился со слугами, - сказал выслушавший его Борис. - Если в трактире появится девчонка, нас предупредят. Но эта парочка может сразу же отправиться к кораблям.
   - Будем по очереди дежурить возле причалов, - предложил напарник. - Трактир прекрасно видно, поэтому можно было и не договариваться. Никуда она от нас не денется.
   - Пока тебя не было, вселился ещё один постоялец. Похож на мага, но намного старше того мальчишки, о котором нам говорили.
   - Плевать! - сказал Мерк и сам плюнул на грязный пол. - Он нам не помешает, а если попытается, завалим и его.
  
   Май с брезгливостью осмотрел трапезный зал трактира и приказал подать обед в комнату. Он уже сходил к причалам и договорился с капитаном Хаем Дортом о плавании на его "Красотке". Можно было не лезть в этот свинарник и поселиться в каюте, но двухмачтовое судно качало даже на небольшой волне, а маг плохо переносил качку. Перед его приходом один из матросов умудрился сломать ногу, а найти замену не успевали, поэтому злой как демон капитан перенёс отплытие на следующий день. Придётся переночевать здесь. Поднимаясь по лестнице, он разминулся с красивым парнем, от которого явственно потянуло угрозой. Маги не могли читать мысли, вот чувства не были для них тайной. Этот красавчик только демонстрировал беззаботность, которой у него не было и в помине.
   "Не похож на наёмника, - думал Май, зайдя в свою комнату. - Пираты здесь не появятся, поэтому или авантюрист, или убийца из городской гильдии. Ладно, мне он не опасен".
  
   Как ни спешили добраться до Амгарда, приходилось делать остановки на отдых. Во время одной из них Парк отбежал к кустам облегчиться. Отливали на обочину, но ему нужно было сходить по большому. Присев, кашевар быстро сделал свои дела и уже собрался вернуться в колонну, когда его остановили.
   - Не спеши, - сказал чей-то голос, - сначала выслушай благословение магистра! Я уже долго иду за вами, да не по дороге, а по этому лесу. Если бы ты не пришёл сам, мы увиделись бы только вечером.
   - Брат Хожель! - воскликнул обернувшийся Парк. - Ты ничего не напутал с благословением?
   - Не хочешь пачкаться, - понимающе сказал посланник Берга, - а придётся! Если ты их не потравишь, армия послезавтра подойдёт к столице, а мы ещё не собрали силы. Герцог настроен драться, а после сражения убитых будет не меньше! Мы тоже понесём большие потери, а можем и проиграть. К вечеру вы подойдёте к реке и заночуете. Там ждут две сотни братьев, чтобы добить тех, на кого не подействует твой яд.
   - Я выполню свой долг! - ответил кашевар и побежал к начавшей движение армии. Догнав свой обоз, он забрался на одну из телег.
   Парку дали очень сильный яд, но на такую прорву народа получилось столько, что не потаскаешь на поясе. Пришлось подвесить кошели с порошком к днищам двух телег. Верховые лошади были только у офицеров и дозорных, остальные бойцы шли пешком, поэтому обоз не задерживал и его не бросили. Пришлось приложить усилия, чтобы нужные ему телеги не оставили тем, кто отказался воевать. Ему действительно не хотелось убивать столько людей, но вера и долг перед братством пересилили сомнения. Выполнить приказ нетрудно. Еду готовили в одном месте, откуда потом разносили котлы. Костровые постоянно отлучались в лес за дровами, да и кашевары не всё время следили за готовкой.
   "Господи, укрепи меня грешного! - помолился Парк. - Ради Твоей славы и укрепления веры иду на преступление! Будь благосклонен ко всем этим людям в их посмертии!"
  
   Амгард был охвачен страхом. Гибель короля и столичных графов прошла для большинства горожан незаметно, но с магами братья не церемонились, оставив городской страже убирать три сотни тел. Сначала слухи о приходе к власти служителей Единого вызвали растерянность. Такого никогда прежде не было, поэтому никто не знал, к худу или к добру эта перемена. Марк не отличался умом и порой проявлял не свойственную прежним королям жестокость, но всё это никак не влияло на жизнь столицы, разве что частые казни служили развлечением для обывателей. Убийства магов напугали, но позже пришло понимание того, что уцелевший герцог Огенор не простит святошам убийств короля, графских семей и своих родственников. Братья стягивали в столицу свои боевые отряды, но у герцога была огромная армия. Он наверняка возьмёт город, а такие штурмы не обходились без пожаров и гибели горожан. Магов было жалко, но угроза собственной гибели приводила многих в ужас. Те, у кого была такая возможность, поспешно покидали столицу. Братья им не препятствовали.
   Решил уехать и торговец книгами Герд Валей. Братья очистили от товара обе его лавки и забрали в доме три сотни книг, которые он собрал для себя. Хорошо, что не убили самого и не тронули семью. Сейчас жена со старшим сыном заканчивали сбор вещей, а он не мог помогать, потому что прихватило сердце. Рядом с сидевшим на диване отцом пристроилась младшая дочь.
   - Папа, а почему убили соседей? - спросила малышка.
   - Потому что они маги, - ответил он и задумался.
   Первые маги появились в королевствах немногим больше ста лет назад. Никто не знал, в чём причина их искусства и откуда оно взялось, но его быстро оценили. Конечно, в первую очередь магией пользовались дворяне, но и простаки могли вылечиться от самых разных болезней за не очень большую плату. Возможности магии не ограничивались лечением, только остальным пользовались сами маги.
   Служители Единого встретили появление носителей новой силы с нескрываемой неприязнью. Ни в одной из их книг не было упоминания о магии, а значит, она не имела права на существование! Святоши сами исцеляли силой Бога, но делали это изредка, для очень немногих и всегда при большом стечении народа. Были попытки расправ, которые жёстко пресекались королевской властью из-за того, что маги очень быстро показали свою полезность и стали незаменимыми. Невозможность расправы превратила неприязнь в ненависть. Наверное, её причиной было не только лечение, но и способность магов подчинять других людей, которой, если верить святым книгам, обладали только посланцы Бога.
   - Герд, к тебе пришли, - окликнула его жена и впустила в комнату соседского мальчишку.
   - Надь! - удивился торговец. - Как же тебе повезло уцелеть?
   - Меня послали на рынок, - ответил мальчик, которому на вид было лет десять. - Когда прибежал, стражники уже увозили... - Он сглотнул, жалко скривил лицо, но смог удержаться от слёз.
   - Понятно... - сказал Герд. - И чего же ты хочешь?
   - Вы ведь уезжаете? - спросил Надь. - Возьмите меня с собой! Я не буду обузой. У меня есть золото.
   - Ты ведь, кажется, маг? - спросил торговец. - Я хочу помочь, но если тебя обнаружат братья, может пострадать моя семья.
   - Братья не чувствуют магии, - возразил мальчик. - Это могут делать только сами маги. Среди чистильщиков Нурса есть такие... со способностями. Взрослого мага можно определить по глазам, а детей - только по скрытой силе.
   - А что ты можешь? - поинтересовался Герд.
   - Очень мало. Если раньше времени использовать силу, она перестанет расти, поэтому отец ничему не учил. Так, кое-что вычитал из книг... Скажите, а вы уезжаете из Эльтара или только из столицы?
   - А зачем тебе это знать? - не отвечая, спросил торговец.
   - Нужно уезжать из королевства! - убеждённо сказал Надь. - Братья никому не отдадут власть, а вам разрешат торговать только священными книгами. И много их купят? А магов изведут, даже тех, кто сейчас служит братству.
   - Возможно... - задумался Герд. - Ладно, поедешь с нами. Я думаю устроиться в Барме и подождать, чем закончатся разборки братьев с дворянством. Если они победят, можно и уехать.
  
   - Завтрашний день будет решающим, - сказал Берг приехавшему в бывший королевский дворец Гнешу. - Мы сделали всё, что в наших силах, теперь нужно ждать, уцелеет или нет армия Огенора. Если у Парка получится с ядом, можно сказать, что мы победили. Если нет...
   - Не должно быть никаких "нет"! - жёстко отозвался атор. - Сражение с армией - это не только недопустимые потери, это война с дворянством! Как договариваться с баронами, если мы убьём их сыновей? Поэтому армия должна погибнуть от стрел кочевников! А мы пообещаем отомстить за павших. Соберём ещё одну армию и поведём в степи. Там живут одни язычники, число которых давно пора сократить! Ладно, что у нас с провинцией Бора?
   - Прошло слишком мало времени, - пожал плечами магистр. - Люди посланы, а о результатах узнаем через декаду.
   - Что с принцессой?
   - Гильдия взяла заказ. Обычно они всё выполняют. Я ещё посмотрю, вычищать их всех или оставить кого-нибудь для своих нужд. Борьба за власть не ограничится Эльтаром, и в ней будет немало подобной работы. Лучше пусть её делают убийцы, чем наши братья. Среди них и так уже есть те, кто высказывает недовольство.
   - И много... недовольных? - поинтересовался Берг.
   - Пока нет. Для нас важен каждый меч, поэтому таких пока не трогаем. Сейчас не время для чисток, главное - победа!
  
  
   Глава 5
  
  
   - Пойдёмте, я покажу комнату, - сказал хозяин и первый, звеня ключами, стал подниматься по скрипучей лестнице.
   Воля обошла плохо отмытую блевотину и последовала за ним, стараясь не касаться перил. Роланд повёл лошадей в конюшню трактира, поэтому с ней был только Марш.
   Комната оказалась не такой страшной, как ей представлялось. Грязновато, но просторно и есть всё необходимое.
   - Пусть принесут обед, - приказал маг. - И скажите слугам, чтобы вытерли стол!
   - Конечно, господин, - ответил трактирщик. - Сейчас сделаем.
   Он вышел, а Марш хотел закрыть дверь на засов, но её распахнули и ворвавшийся в комнату мужчина ударил его мечом. Воля закричала от страха и хотела выстрелить в убийцу, но встретилась с ним взглядом и на тело навалилась обморочная слабость. Она поняла, что сейчас умрёт и больше уже не будет ничего - ни хорошего, ни плохого. Девочка всё-таки попыталась защититься, но правую руку обожгла такая боль, что она не смогла удержать оружие. Вслед за первым мужчиной в комнату вбежал второй.
   - Не надо было хвататься за лук, - сказал подошедший к ней очень красивый парень. - Все когда-нибудь умирают, тебе просто не повезло.
   - Хватит болтать, Красавчик! - крикнул второй убийца. - Кончай её и сматываемся!
   - Когда ещё доведётся убить особу королевской крови, - ухмыльнулся тот, кого назвали Красавчиком. - Конюх задержит рыцаря, но ты на всякий случай запри двери. Нам ещё рубить ей голову.
   Второй убийца выругался и хотел задвинуть засов, но почему-то застыл, как изваяние. То же случилось и с поднявшим меч Красавчиком. Воля ничего этого не видела. Она сидела на полу, закрыв голову руками и моля бога о том, чтобы всё быстрей закончилось.
  
   Май почувствовал всплеск чужой боли и понял, что в соседней комнате кого-то убили. Он поискал по образу показавшихся ему подозрительными постояльцев и понял, что они за стеной. Не пожалев сил, маг обездвижел убийц и вышел в коридор. Здесь никого не было, поэтому он открыл дверь и осмотрел комнату. Напротив него, мешая пройти, застыл один из ухорезов, а второй собрался рубить сидевшую на полу девчонку. Видимо, в неё бросили нож, чтобы обезоружить, а потом решили добить. Ещё один мужчина, почти мальчишка, лежал в луже крови и, без сомнения, был уже мёртв.
   Май толкнул типа с неприметным лицом и, когда тот упал, вошёл в комнату.
   "А ведь нож отравлен, - подумал он, привычно проверив рану. - Девчонке повезло, что он выпал и много отравы вытекло с кровью. Но она сейчас потеряет сознание из-за кровопотери".
   Девочка упала на бок, при этом из выреза рубахи показался небольшой золотой диск.
   "Принцесса Воля! - дошло до мага. - А убийц, скорее всего, послал Берг. Ну нет, вы её не получите!"
   Он почувствовал чьё-то приближение, а потом услышал звук торопливых шагов. Обернувшись, Май отпрыгнул назад, уходя от удара меча. У мага не было времени что-то объяснять взбешенному рыцарю, поэтому и его пришлось обездвижить.
   - Я не враг, - объяснил он застывшему Роланду, - а маг, живущий в этом трактире. Я почувствовал смерть вашего друга и подчинил его убийц. Принцесса ранена, а вы мешаете ей помочь. Поняли меня?
   Прежде чем убрать магию, он на всякий случай отошёл подальше. Эта предосторожность оказалась излишней, потому что получивший возможность двигаться рыцарь первым делом зарубил обоих убийц, а потом, не обращая внимания на мага, начал бинтовать руку принцессе взятой из сумки перевязкой.
   - Я уже подействовал на рану, - сказал Май. - Принцесса потеряла много крови, поэтому лечение затянется на два или три дня. Вы хотели плыть в Сантию? Если да, то нужно торопиться. Скоро должен отплыть корабль, на котором есть свободная каюта. Вторую я оплатил для себя. Вам повезло в том, что капитан задержал выход, а я вернулся в трактир за вещами. Следующий корабль прибудет только через несколько дней, а братья могли не ограничиться этими убийцами.
   - Побудьте здесь, я сейчас вернусь, - попросил Роланд и, перед тем как выйти, вонзил меч в лежавшее у двери тело. Держа его так, чтобы с лезвия стекало меньше крови, он спустился в трапезный зал и подошёл к побледневшему трактирщику.
   В зале сидели клиенты, которые оставили еду, чтобы не пропустить разборки взбешенного постояльца с Хромым Ником. Обслуживавший их слуга при виде рыцаря с окровавленным мечом сбежал на кухню.
   - Прощайся с жизнью! - сказал Роланд и стряхнул кровь с лезвия на трактирщика. - Из-за тебя, тварь, убили моего друга и ранили сестру!
   - А при чём здесь я? - севшим голосом спросил толстяк. - Если кто-то убил, с ним и разбирайтесь! А я могу только заплатить за беспокойство.
   - Сто золотых! - назвал цену рыцарь. - И пришли двух слуг, которые помогут донести вещи до корабля. Мне придётся нести раненую сестру. Похоронишь моего друга, да смотри, чтобы всё было прилично! Я не последний раз в этом городе, обязательно проверю и в случае обмана обрежу уши! Учти, если сейчас сбежишь, я сожгу этот свинарник!
  
   Нутро горело огнём, в глазах было темно, а ставшие ватными ноги не держали. Мысли с трудом прорывались через терзавшую тело боль, заставляя идти, вопреки слабости.
   С трудом выбравшись из шатра, герцог споткнулся о чьё-то тело. Повсюду слышались стоны, а за его спиной раздался крик, полный боли и отчаяния.
   "Значит, отравили не меня одного, - подумал Амир. - Ещё никто не травил столько людей разом, надеюсь, что Господь воздаст своим слугам за эту подлость огнём, холодом и сталью! Ночь или уже утро? Ничего не вижу... Теперь семью точно убьют. Проклятье! Как же хочется самому..."
   Один из идущих по лагерю братьев всадил ему в спину стрелу, оборвав вместе с жизнью и мучения, и последние предсмертные мысли.
   Когда закончили зачистку, брат Хожель велел найти Парка.
   - Что ещё нужно? - зло сказал бледный как смерть кашевар.
   - Сколько осталось яда? - не обращая внимания на его тон, спросил старший.
   - Только два кошеля, - буркнул Парк. - Лежат на одной из телег.
   - Вернёшься к той части армии, которая отказалась драться! - приказал Хожель. - Скажешь, что передумал. Раз так мало яда, обойдёшься без телеги.
   - Этих-то за что травить? - пришёл в ужас брат. - И потом мне не хватит на них порошка!
   - Армию перебили кочевники! - жёстко сказал старший. - Если оставшиеся придут завтра в лагерь, об этом объяснении можно забыть, а от нас отвернуться все дворяне королевства! Представляешь, сколько тогда прольётся крови? И поторопись, у тебя мало времени! Пусть они не умрут, а только потеряют силы - достаточно и этого. Нас здесь слишком мало, чтобы справиться со здоровыми!
  
   - Господин Валей, - прошептал мальчик, - на дороге засада! Трое или четверо - я отсюда не разберу. Они нас слышат, поэтому уже не отстанут.
   - Готовимся! - сказал Герд сыну. - Не копайся, Крид!
   Оба достали из-под мешков арбалеты и быстро их зарядили, прикрыв сверху одеждой.
   - Возьми вожжи, - приказал Надю торговец, - будешь править лошадью. Мала, пересядь к дочерям!
   Маленький маг поменялся местами с Кридом, а женщина перебралась в конец воза.
   - Где они? - спросил Герд.
   - Возле поворота, - ответил мальчик. - Сейчас выйдут!
   - Можешь что-нибудь сделать своей магией?
   - Не знаю... Может, удержу их, но очень недолго. Два-три удара сердца...
   - Вот и держи, когда я крикну.
   Затрещали кусты, и на дорогу выбрались трое мужчин разбойного вида. Потёртая и местами продранная кожаная одежда, ржавая броня и топоры за поясом. У самого здорового на вид в руках был кинжал размером с небольшой меч, двое других держали охотничьи луки.
   - Убираем лучников, - прошептал Герд. - Твой тот, что справа.
   - Останови лошадь! - крикнул тип с кинжалом. - Выметайтесь из воза! Мы его осмотрим, тогда поедете. Бабу оставите нам, потом догонит... если захочет.
   Смех его подельников сменился стонами, когда они упали на дорогу с болтами в груди.
   - Вы что наделали?! - взревел вожак. - Всех порешу!
   - Давай! - крикнул Герд и толкнул мальчика.
   Успевший добежать до воза разбойник застыл на пару мгновений, а потом опрокинулся на спину с ножом в горле.
   - Молодец, сынок! - похвалил торговец, вытер вспотевший лоб и добавил для Надя: - Хорошо, что мы тебя взяли. Надеюсь, что от тебя и дальше будет польза. Крид, собери оружие и посмотри, что у них в кошелях. Пообедаем лепёшками, а готовить будем вечером. Нужно подальше отъехать от столицы.
  
   - Мы дали слово, - сказал брату Герду граф Мальк. - Это южане могут обещать, а потом подвести в трудную минуту, борийцы не такие. Я дам вам три сотни бойцов, а всего получите около двух тысяч. Это целая армия! Надеюсь, что атор Гнеш Сатх тоже выполнит наши договорённости.
   - Мне сказали, что они остаются в силе, - подтвердил брат. - Когда будут готовы воины?
   - Придётся ждать три дня, - ответил Мальк. - Я уже отправил гонцов, но на сборы нужно время. Идите, о вас позаботятся.
   Разговаривали в тронном зале графа в присутствии его мага Баля Мортена. У графов не было в обычае заводить тронные залы, но Бора сильно отличалась от остальных провинций, а её дворянство считало себя выше остальных благородных.
   - Зря вы их поддержали, - недовольно сказал Баль, когда Герд поклонился и вышел. - Святоши будут соблюдать договоры только до тех пор, пока не возьмут власть. Они ненавидят магов, поэтому мне нужно уехать.
   - Не торопись, - усмехнулся граф. - В части соблюдения договоров мы ничем не отличаемся от святош. Сейчас нам выгоден союз, но это ненадолго. Очень скоро в королевстве начнётся свара всех со всеми, какие тогда договоры! А магов в любом случае не дадим в обиду.
  
   - Ваше величество, прибыл граф Эбер! - доложил слуга и застыл, ожидая, что скажет король.
   Жубер прервал разговор с канцлером и приказал впустить графа.
   - Вы сильно задержались, Эл, - сказал он своему посланнику, когда тот вошёл в кабинет, приблизился на положенные десять шагов и низко поклонился. - Были причины?
   - Очень сложная обстановка в Эльтаре, - ответил Эбер. - Я не мог во всём полагаться на братьев, поэтому многое пришлось узнавать самому.
   - И что же вы узнали? Рассказывайте.
   - Гнеш выманил войско из Амгарда и захватил власть. Убит король и уничтожено высшее дворянство столицы.
   - И в чём причина такой кровожадности? - спросил канцлер. - С Марком понятно, с его семьёй - тоже, но остальные? Отказались признавать власть святош?
   - Вы правы, герцог, - ответил граф. - У братства большие проблемы с дворянством, и я думаю, что со временем они будут только множиться.
   - Выманить войско нетрудно, - сказал король, - но ведь оно вернётся.
   - Я узнал, что навстречу войску отправили отряд в две сотни братьев. Столицу не готовят к осаде, а магистр Берг Рамон демонстрирует непоколебимую уверенность в своих силах, хотя у него не больше тысячи мечей. Думаю, что о войске побеспокоились заранее.
   - Яд? - спросил Жубер. - По-моему, это единственное, что можно придумать.
   - Наверное, - ответил Эбер. - Я тоже подумал о яде. Посланный отряд должен зачистить все огрехи, а гибель армии наверняка спишут на кочевников. Только многие всё равно догадаются.
   - Братьям этого не простят, - сказал канцлер. - Я говорил, ваше величество, что вы зря связались с Гнешем. У святош не получится перехватить королевскую власть, они её только разрушат, скорее всего, вместе с королевством.
   - Я ничем не рискую, - не согласился король. - Под договором стоит ваша подпись, которую не так уж трудно подделать, а оказывать помощь или нет - это мы решим позже. Продолжайте, Эл.
   - Гнеш договорился с графами Боры, - сказал Эбер. - Они должны дать своих воинов в обмен на земли соседей.
   - Смутьяны, - вставил герцог. - Этим они точно восстановят против себя дворянство и подставят Гнеша. У дворян много дружинников, а после этих захватов не будет недостатка в предводителях.
   - Давайте дослушаем графа, - остановил его Жубер. - Вы знаете больше нас, Эл, чем, по-вашему, закончится?
   - Общей свалкой, - ответил Эбер. - Братья упустили принцессу Волю, которая наверняка отправилась в Сантию. Я думаю, что король Кей это использует.
   - У него нет общей границы с Эльтаром, но хорошие отношения с королём Дарнии, - сказал Жубер. - Если в Эльтаре разгорится война, они без труда захватят королевство и быстро наведут порядок. А потом его можно и поделить. Это не то, на что я рассчитывал.
   - Давайте и мы захватим приграничные провинции, - предложил канцлер. - Кей с Гором будут недовольны, но не станут драться. У них и без нас немало сложностей. Когда развалилась империя, границы королевств менялись сто лет, и всё это время в них шла борьба за власть. Это увлекательное дело так затягивает, что трудно остановиться. Эльтар не империя, но и с ним придётся потрудиться.
   - Возможно... - задумался король. - Мы это ещё обсудим. Гнеш умный и предусмотрительный человек, так что не нужно хоронить его раньше времени. Братья наверняка послали кого-нибудь за головой сбежавшей принцессы, поэтому она может и не попасть в Сантию. Если у них ничего не выйдет, попробуем прибрать Эльтар к рукам раньше других. И нужно принять меры к тому, чтобы ослабить наших святош и отбить у них тягу к власти.
  
   Съев обед, Гнеш почувствовал сильную слабость. Ноги не держали, одежда намокла от пота, а в глазах всё расплывалось.
   - Срочно привезите магистра! - сделав над собой усилие, приказал атор и больше не сказал ни слова.
   Когда в храм примчался взволнованный Берг, он был уже мёртв. Маги из числа чистильщиков Нурса проверили тех, кто имел доступ к еде, и признали их чистыми. Когда взялись за проверку остальных братьев, выяснилось, что один из них исчез.
   - Мерк был принят в братство два года назад, - докладывал Нурс. - Он младший сын барона Гарма и, как мы только что выяснили, друг убитого при чистке графа Эрика Таша.
   - Так это отравление - месть за смерть друга? Как он мог поставить какую-то дружбу выше служению Богу? И как вы могли такого принять? Твоим магам надоело жить?
   - Два года назад у меня не было магов, - напомнил глава чистильщиков, - а за Мерком не числится ни одного взыскания. У нас треть братьев из благородных, так что, теперь их гнать?
   - Сведём в отдельную сотню, - решил Берг. - Используем для самых рискованных дел, а выживших со временем заменим. Как это не вовремя! Карс не заменит Гнеша, а я не могу разорваться! И потом атор вёл дела с королём Камелии, а я почти ничего о них не знаю!
   - Мёртвого не воскресишь, - пожал плечами Нурс. - Обойдёмся теми, кто есть. Что думаешь делать с отцом Мерка?
   - Где это баронство?
   - В двух днях пути от столицы.
   - Сейчас не до них, но нужно не забыть отблагодарить за сынка и самого барона Гарма, и его семейство!
  
   Многие из обитателей Купеческого квартала сильно удивились бы, если бы им сказали, что лавочник Эрбль Дамор на самом деле дарниец, да ещё благородного происхождения. Семь лет назад шевалье Эрбль Картуш по воле своего короля сменил военный мундир на одежду горожанина и поселился в столице соседнего Эльтара. Он даже женился и имел от этого брака двоих детей. Одного из присланных для связи агентов он взял в свой дом работником. Теперь пришла пора использовать его по назначению.
   - Передашь это письмо в дворцовую канцелярию, - втолковывал он долговязому и не слишком сообразительному парню. - Помнишь, что нужно передать на словах?
   - Конечно, помню, хозяин, - ответил тот. - Не сомневайтесь, сделаю в лучшем виде!
   - Купишь второго коня, - сказал Эрбль. - Держи кошель. И не экономь, бери самого лучшего! Ты должен как можно быстрее добраться до Можа. Чем быстрее у нас узнают о событиях в Эльтаре, тем больше возможностей захватить это королевство. Всё понял? С богом!
   "Можно считать, что я уже барон, - думал он, провожая взглядом своего посыльного. - Брошу эту семью и уеду из столицы в какой-нибудь провинциальный городок. Здесь слишком легко потерять голову".
  
  
   Глава 6
  
  
   Воля очнулась только к вечеру. Плечо не болело, но во всём теле чувствовалась страшная слабость. В нескольких шагах от неё на узкой кровати лежал рыцарь.
   - Роланд, мы умерли? - тихо спросила девочка.
   - Почему вы так решили? - удивился он. - Вас ранили в плечо отравленным ножом. Маг подлечил, поэтому рана уже затянулась.
   - Совсем нет сил и всё качается, - пожаловалась принцесса. - Так Марш жив? Как это может быть? Ведь ему разрубили шею...
   - Качается, потому что плывём на корабле, - объяснил Роланд. - Ваш маг погиб, но, на наше счастье, в соседней комнате был другой. Он вмешался и подчинил убийц. Позже я их зарубил. Это столичный маг Май Кожень, который, как и мы, бежит от братьев в Сантию.
   - Счастье... - всхлипнула девочка. - Его у меня никогда не было и не будет! Марш заботился, спас жизнь, а теперь потерял свою! Лучше бы меня убили вместе с ним. Скажи, Роланд, для чего жить? Богатства нет, красоты - тоже, да ещё рыжая! Нет ни одного близкого и родного человека! Бегу к кузине потому что она несколько раз улыбнулась при встрече и один раз пожалела. Мне тогда было пять лет, а ей на десять больше. Посадила на колени, погладила по голове и что-то сказала. Слов не помню, запомнила эту ласку, потому что она была для меня единственной в жизни!
   - Всё у вас будет, - сказал смущённый её откровенностью рыцарь. - Король Кей обязан помочь родственнице...
   - Поможет, - согласилась она. - Опять будут чужой дворец, жизнь из милости и сочувственные или насмешливые взгляды в спину! Если бы ты знал, как мне это надоело! Скажи, только честно, ты мог бы меня полюбить?
   - Не знаю, - ответил он то, что думал. - Пока вы для меня не женщина, а только ребёнок. Я буду вас защищать и, если потребуется, отдам свою жизнь, но это не любовь, а долг.
   "И у этого только долг! - закрыв глаза, думала Воля. - Так хочется любви, а для всех я не человек, а титул. Для одних это повод убить, другие берутся защищать, а я хочу, чтобы посадили на колени, обняли и сказали что-нибудь ласковое. Неужели это так трудно?"
   Хандра длилась до ужина, который принёс один из матросов. Запах жареного мяса ударил в нос, наполнил рот слюной и заставил болезненно сжаться пустой желудок. Собравшись с силами, она села на кровати и взяла из рук Роланда свою миску. Когда с мясом было покончено, принцессе потребовалось облегчиться.
   - Мне нужно посетить туалет, - покраснев, сказала она. - Я никогда не плавала и не знаю...
   - Для пассажиров под койками стоят ночные вазы, - объяснил рыцарь. - Я выйду, а вы делайте свои дела. Потом вылью за борт и ополосну.
   Девочке было стыдно, но пришлось так и сделать. Чтобы скрыть смущение, она отвернулась от Роланда и быстро уснула. Утром от вчерашней слабости не осталось и следа. Так же бесследно исчезло и съеденное мясо. Воля и проснулась от голода, а потом не смогла уснуть. Видимо, Роланд услышал, как она глотает слюну.
   - Пойду к повару, - встав с койки, сказал он. - Попробую что-нибудь раздобыть. Завтрак не скоро, а вам после ранения нужно больше есть.
   Принесённый им кусок колбасы был быстро съеден.
   - Спасибо, - поблагодарила Воля. - Когда мы встретились, я тоже была голодна, но легко терпела, а сейчас почему-то так хотелось есть, что аж затрясло! Пойду прогуляюсь по палубе. Вчера так торопились в трактир, что даже не посмотрела на море.
   - Не ходите на корму, - предупредил Роланд. - Это у вас ваза, а матросы справляют нужду там. Давайте я пойду с вами, чтобы никто не обидел. Да, капитану сказали, что вы моя сестра.
   - Пока согласна на сестру, - улыбнулась девочка, - но как только подрасту, возьмёшь в жёны! Попробую вытянуть из кузины больше золота, а её мужа попрошу сделать тебя бароном. А потом уедем куда-нибудь далеко-далеко, где меня никто не знает. Купим землю и построим замок. Как тебе мой план?
   - Посмотрим, - уклончиво ответил он. - До этого времени ещё нужно дожить.
   Уже рассвело, но солнце пряталось за тучами, которые с пугающей быстротой плыли по небу, подгоняемые сильным ветром. Море было таким же серым, к тому же по нему чередой шли высокие волны, которые сильно раскачивали "Красотку". Корабль капитана Дорта был не больше шестидесяти шагов в длину, и третью часть занимала надстройка с каютами. Видимо, весь груз не уместился в трюме или его поленились в него спустить, потому что на корме высился штабель тюков. Единственное место, где можно было гулять, не мешая снующим по палубе матросам, находилось на носу, и там уже стоял маг.
   - Позвольте представиться, - сказал он принцессе, кивнув обоим в знак приветствия. - Май Кожень.
   - Спасибо за жизнь, - отозвалась она. - Я не забуду вашей услуги и постараюсь отблагодарить.
   - Не нужно меня благодарить, - улыбнулся Май. - Для меня это было не трудно. Решили подышать свежим воздухом? Постарайтесь ни к чему не прислоняться, а то испачкаете одежду в смоле. Принцесса, я могу спросить? Вы уже думали, как доберётесь до своей кузины?
   - А разве это так трудно? - удивилась Воля. - Корабль идёт в Габр...
   - Не трудно, если братья ограничились только двумя убийцами, - ответил маг. - Они ждали вас в порту Барма, но ведь такие же могут ждать и в Габре. Рыцари не возят с собой девчонок, а благородные дамы не бегают в штанах и не путешествуют без служанок. Вы сразу привлечёте к себе внимание, а этого лучше избежать. Я предлагаю вам стать мальчишкой и оруженосцем. Спрячете волосы под колпак, а я магией подправлю лицо. Над таким юным оруженосцем могут посмеяться, но наш рыцарь это переживёт.
   - Как это подправите? - с опаской спросила девочка. - И на кого я буду похожа?
   - Кожа станет грубее, - объяснил Май. - Это только на время. Даже если я не уберу магию, всё восстановится за несколько дней.
   - Если восстановится, тогда делайте! - махнула рукой Воля.
   - Господа! - обратился к ним подошедший капитан. - Приближается шторм, поэтому вам лучше укрыться в каютах. С завтраком пока повременим.
   - Сейчас уйдём, - ответил маг и обратился к спутникам: - Я снял тошноту, так что вы легко переждёте качку. Корабли очень прочные и редко гибнут от ветра и волн, поэтому не нужно бояться. В это время года не бывает сильных и длительных штормов.
   Когда возвращались в каюты, увидели, что матросы уже убрали все паруса, кроме самого маленького.
   - Как противно воет! - передёрнула плечами Воля, имея в виду ветер. - И море такое, что на него страшно смотреть.
   - Заходите, не будем мешать команде! - поторопил Роланд.
   Закрывшаяся за ними дверь приглушила рёв моря и крики матросов. Оба легли на свои койки, но качка была такой сильной, что лёгкую принцессу сбросило на пол. Рыцарь помог ей подняться, уложил и привязал специальным ремнём.
   - Немного напоминает качели, - закрыв глаза, сказала девочка. - На них тоже взлетаешь вверх и вниз.
   Он хотел что-то сказать, но снаружи раздался сильный треск, а мгновением позже корабль содрогнулся от страшного удара.
  
   Брат Герд в сопровождении слуги поспешно вошёл в тронный зал и с удивлением остановился. Вместо графа Малька его ждал знакомый по прошлой встрече Баль Мортен. Он стоял рядом с троном и смотрел на Герда с такой заносчивостью, какой не позволял себе его хозяин.
   - Где граф? - не приветствуя мага, спросил брат.
   - Он повёл армию в провинцию Кальпа, - ответил Баль. - Я вызвал вас, чтобы сообщить, что вы можете возвращаться в Амгард.
   - А как это сообразуется с нашим договором? - спросил пришедший в бешенство Герд. - Ваши графы клялись Единым!
   - Клялись, - согласился с любопытством наблюдавший за ним маг, - только клятвы были лично атору Гнешу Сатху. Вы ещё не знаете, что он внезапно скончался. В отличие от вас, борейцы не нарушили никаких клятв, более того, мы единственные признаём вашу власть и оказываем помощь. Зачем вести наших бойцов в графства Торгар и Фарс? Их хозяева казнены, а с баронами можно разобраться меньшими силами. Наши соседи тоже не хотят вас признавать, поэтому их гибель пойдёт вам на пользу.
   - Вы понимаете, что этими захватами восстановите против себя дворян королевства?! - крикнул брат.
   - Я только маг, - пожал плечами Баль. - Думаю, что наши графы учли возможные риски. В ближайшее время дворянству будет не до нас, потому что оно займётся вами. А победителю, кем бы он ни был, придётся учитывать интересы борейцев. Сила на нашей стороне, а вот о вас этого не скажешь.
   Плюнув на мраморный пол, Герд повернулся и выбежал из зала.
  
   - Осмотрите ещё раз тела! - приказал Хожель. - Не дай бог, вы кого-нибудь пропустили!
   - Все мертвы, - мрачно возразил забрызганный кровью брат. - Уходим, старший! Братья недовольны бойней. Мало тебе повесившегося Парка? В первом случае были враги и мы только прекращали их страдания, а сейчас убивали своих сторонников!
   - Проверьте! - повторил Хожель. - А недовольных потом перечислишь поимённо!
  
   - Магистр, прибыла дружина Кара Баркора во главе с ним самим, - доложил Бергу один из братьев.
   - Атор возглавил дружину? - не поверил тот. - Да он же не выдержит дороги! И для чего нам здесь эта старая развалина?
   Разговаривали в королевском кабинете, который магистр сделал своим. По его приказу обрезали часть ветвей, и в помещении было уже не так темно. В остальном всё осталось без изменения.
   - Не бойся, - сказал вошедший вслед за братом Кар, - я не собираюсь делить с тобой власть. Таких и без меня достаточно.
   - А для чего приехал? - неприязненно спросил Берг. - Я не нуждаюсь в советчиках. Наверное, и опоздали из-за тебя.
   - Я ехал в карете и не задержал дружину, - ответил старик, не обращая внимания на тон магистра. - Нас известили последними, а ехать пришлось через всё королевство. Да, кстати, нас хоть кто-нибудь признал?
   - А почему ты спрашиваешь? - не отвечая, поинтересовался Берг.
   - Выйди! - приказал атор брату, без приглашения уселся на стул и обратился к хозяину: - Спрашиваю, потому что столкнулся с откровенной враждебностью баронов. До Фарса нас принимали в замках, как и велит закон, а вот потом не впустили ни в один. Объяснить почему?
   - Узнали о смерти короля, - помрачнел магистр. - Плохо! Мы думали, что дворяне умнее.
   - Они умнее вас, - сердито сказал Кар. - Дворяне с имперских времен правили миром, а мы им в этом помогали. Вы решили стать первыми, а их сделать своими слугами. И кому из них это понравится? Сейчас ждут возвращения герцога Огенора. Он ведь не вернётся? Что вы придумали для армии?
   - Яд, - ответил Берг. - Исполнители вот-вот вернутся.
   - Я что-то такое и предполагал. Ладно, ты дурак, но почему на это решился Гнеш? Выжил из ума?
   - Из ума выжил ты! - рассердился магистр. - Армию перебили кочевники, и этому будут доказательства! К тому же нам обещана помощь графов Боры.
   - И многие поверят вашим доказательствам? - закричал на него старик. - Наверное, воткнули в каждое тело по стреле? Последний раз нашу армию разбили больше ста лет назад и при этом были разграблены две провинции! А что сейчас? Перебили армию и ушли, никого не тронув? Или ты послал братьев жечь деревни?
   - Если будут проверять, то не сейчас, а после дождей, - уже не так уверенно возразил Берг.
   - С тобой бесполезно разговаривать, - махнул рукой Кар. - Договорились с борейцами! Я буду сильно удивлён, если вам удастся их использовать, скорее, используют вас! Вам не простят столичной резни и гибели армии, поэтому скоро у Единого будут другие слуги. Жаль не вас, а тех, кого вы втравили в эту бойню именем Бога! И ведь это только начало. Когда покончат с вами, начнут делить высшую власть. При этом прольётся столько крови, что тебя и Гнеша будут сто лет вспоминать с содроганием! А другим королям хороший урок - держать слуг Единого как можно дальше от власти.
   - Мы ещё живы! - упрямо сказал магистр. - Бог не допустит...
   - Это ненадолго, - перебил его старик. - Я поеду в храм и буду ждать, чем закончится. За советом можешь не обращаться: у меня больше нет для тебя слов.
  
   Всё тело терзала боль, что было не удивительно, потому что его ударили копьём и вогнали две стрелы. Томас с вечера занемог животом и отказался от еды. Яда он избежал, но выпущенная братьями стрела попала в спину и сбила с ног. Потом кто-то из них походя ткнул копьём, а при последней проверке ещё раз ударили стрелой. Ему удалось сдержать крик, поэтому братья сочли мёртвым и больше не тронули.
   Молодой офицер лежал до утра, а потом ползком начал осматривать тела, пока не нашёл флягу. Вода придала сил, и он смог подняться и идти, опираясь на найденную палку. В пяти лигах от места стоянки была небольшая деревня. Он понимал, что не дойдёт, но не хотел умирать. Сил хватило на целых две лиги, до самого съезда к деревне. К вечеру ещё живого Томаса нашли деревенские ребята, возвращавшиеся домой с мешками собранных орехов.
  
   - Завтра приедем в Барм, - сказала Аника. - Не скажешь, чем думаешь заняться?
   - Чем может заняться мальчишка! - ответил Надь. - Я нашёл бы кого-нибудь из магов и заплатил за обучение, но не хочу оставаться в Эльтаре.
   На ночёвку расположились рядом с трактиром. В нём поужинали, но семейство торговцев не стало тратиться на ночлег. Ночи были тёплыми, поэтому решили спать под открытым небом. В костре не было нужды, и с ним не стали возиться. Надь хотел спать, но старшая дочь Герда выспалась днём и пристала со своими вопросами.
   - А если отец не захочет плыть в Сантию? - не унялась девчонка. - Неужели отправишься сам?
   - Боязно, - честно признался мальчик. - Могут отобрать золото, а меня выбросить за борт. Кто будет церемониться с мальчишкой, за которым нет взрослого! Но оставаться страшнее. Вас, может быть, и не тронут, а магов изведут.
   - Я тоже испугалась, когда нас догнали братья, - сказала Аника. - Старший так на меня зыркнул, что я чуть не пустила воду!
   Днём их нагнал отряд из пяти братьев. Они остановили повозку и осмотрели каждого, уделив особое внимание дочерям Валеев.
   - Не похожы, - сказал их старший. - Никакой маг так не изменит внешность.
   - Может, убьём? - предложил один из пятёрки.
   - Угомонись, - отказал старший, бросив угрюмый взгляд на побледневшего Герда. - Уезжаем!
   И они, пришпорив лошадей, унеслись по дороге в сторону Барма.
   - А что ещё умеешь? - спросила Аника. - Ты почувствовал разбойников и смог остановить их вожака. Неужели это всё?
   - Я же говорил, что ничему не учился, - уклончиво ответил Надь.
   Эта семья не испытывала к нему сочувствия, поэтому и он не считал нужным быть с ними до конца откровенным.
   - Прекрати болтать! - крикнул дочери Герд. - Выспалась и теперь мешаешь спать другим. Мала, завтра проследи, чтобы она не спала в повозке!
  
   - Я приехал за советом, ваше сиятельство, - обратился барон к графу Бешмею. - Ко мне заявились братья...
   - Садитесь, Хенк, - граф показал рукой на кресло и сам сел в такое же. - Требуют признать их власть? Так вы не один такой, они были у многих. Все тянут время в ожидании появления герцога Огенора.
   - А если герцог не появится? - спросил гость. - Я узнал, что святоши убили его семью. Такого не делают, если собираются о чём-то договариваться, а для сражения у них недостаточно сил.
   - Вот как! - нахмурился граф. - Не знал. Аторов можно обвинить в чём угодно, только не в глупости. Если всё так, как вы сказали, они как-то справились с армией. У Амира пять тысяч мечей, а у них не наберётся и четырёх и силы собраны в столице.
   - Если нашествие кочевников не выдумка святош, у герцога будут связаны руки. Армия может понести большие потери, да и не все решаться драться со служителями бога.
   - Не верится мне в это нашествие... - задумался Бешмей. - Кочевники нападают редко и небольшими отрядами, а сейчас пришли тысячи, да так вовремя для святых отцов. В их сговор с кочевниками верится ещё меньше. Вот что, Хенк, отдохните с дороги, а я тем временем кое с кем посоветуюсь. Вы правы: ждать больше нельзя, пора определяться с тем, что будем делать!
   Дождавшись, пока барон выйдет из гостиной, он взял со столика колокольчик и позвонил.
   - Сходи за Баром, - сказал граф вбежавшему слуге. - Скажи, что он срочно нужен.
   Не потерявший ясность мысли к своим восьмидесяти трём годам, начитанный и умный старик, долго служивший управителем роду Бешмеев, давал на редкость удачные советы. Его пришлось ждать.
   - Извините, господин граф, - сказал Бар после поклона, - но быстрее никак невозможно. Проклятые ноги не хотят ходить...
   - Нужен твой совет, - сказал хозяин. - Садись и слушай.
   Рассказав всё, что посчитал нужным, он спросил, что нужно делать.
   - Ничего, - ответил старик. - Нужно ждать. Очень скоро кто-нибудь из соседей захватит королевство, они и разберутся со святыми отцами. Вас не тронут, а вот земли казнённых графов достанутся победителю.
   - Почему ты так думаешь? - удивился Бешмей.
   - В мире нет ничего нового, - ответил Бар, - всё уже когда-то было. На месте королевств возникла империя, потом она распалась, а сейчас опять пришло время объединяться. Ни одно из королевств не обладает подавляющим превосходством в силах, поэтому столько времени не было больших войн. Все боялись ослабнуть в борьбе и стать жертвой соседей. Лишив Эльтар армии и королевской власти, святоши сделали его такой жертвой. Захвативший нас король со временем так усилится, что сможет продолжить захваты.
   - И остальные будут на это смотреть и не вмешаются? - с сомнением сказал граф.
   - Соседи могут объединиться или передраться из-за Эльтара, - согласился Бар. - В любом случае судьбу королевства решат они. Святоши подтолкнули империю к развалу, теперь их действия опять станут причиной войн.
   - Ты их не любишь, - заметил Бешмей. - А как же вера?
   - А никак, - усмехнулся старик. - Я уже давно не верю ни в каких богов. Люди слабы, и им трудно примириться со смертью, поэтому они с древних времен придумывали тех, кто может помочь и продлит существование. Чем Единый лучше двух десятков богов, которые были до него? Тем, что у его слуг было больше бойцов, а короли сочли, что им выгодней один бог, утверждающий их власть? Проще договориться с его служителями, чем с кучей жрецов, у каждого из которых свои интересы. Эти слуги - обычные люди, присвоившие себе право говорить от имени бога. Если бы боги существовали и хотели править людьми, им достаточно было захотеть, и сразу появились бы и наделённые силой слуги, и другие зримые свидетельства их власти над миром! А если ничего этого нет, значит, либо нет богов, либо мы им не нужны.
   - Единый был, - неуверенно сказал граф. - Есть свидетельства...
   - Был человек, который проповедовал идеи добра и умер, преданный своими сторонниками, - пожал худыми плечами Бар. - Ему приписывают сверхъестественную силу, которая почему-то не помогла спастись от рук палачей. Сохранились записи его проповедей, которые послужили основой для наших святых книг. К тому же нет никакой уверенности в том, что сказанное не переврали.
   - Значит, ты предлагаешь ничего не делать и ждать?
   - Это самое выгодное, - подтвердил старик. - Можете направить небольшой отряд на поиски армии герцога Огенора. Пять тысяч бойцов не исчезнут без следа.
   - Так и сделаю, - решил Бешмей. - Завоюет нас кто-нибудь или нет, но я не хочу признавать власть аторов, а сведения об армии помогут объединить дворян провинции. Кто бы ни заявил права на королевство, считаться будут с сильными!
  
  
   Глава 7
  
  
   Вошедший в каюту Май Кожень поспешил закрыть дверь.
   - Льёт как из ведра, - объяснил он, вытирая лицо рукой. - Не могу сказать ничего хорошего. Упавшая мачта смахнула за борт шестерых матросов и раздавила ещё двух. Пятеро лежат в кубрике с переломами. Я подействовал на них своей силой, но такое лечится не за один день. Команда режет снасти, чтобы сбросить мачту за борт.
   - Мы утонем? - спросила Воля.
   Недавно она жалела, что не погибла вместе со своим магом, а сейчас так захотелось жить, что на глаза навернулись слёзы.
   - Корпус цел, - пожал плечами Май. - Нас несёт ветром вдоль берега, а больше ничего не узнаем до рассвета. Если изменится ветер, может унести в океан или разбить о прибрежные скалы. Здесь очень плохой берег.
   - А шлюпки? - спросил Роланд. - Я видел их на палубе.
   - С ними тоже не повезло, - ответил маг. - Две повреждены мачтой, осталась только одна. И в такой шторм плыть на шлюпке - это не самый лучший способ самоубийства. Вот если стихнет волнение...
   - Вы весь мокрый, - заметила девочка. - Есть во что переодеться?
   - Сейчас вернусь в свою каюту и переоденусь, - ответил он. - А вам нужно быть готовым добираться до берега вплавь. Конечно, не сейчас, а утром. Вряд ли команда пустит нас в шлюпку, а у меня не хватит сил подчинить уцелевших матросов.
   - Я не умею плавать, - призналась принцесса.
   - А я не могу бросить свои доспехи, - сказал Роланд. - Может, сколотим плот?
   - Постараюсь вас вытащить, - сказал маг Воле, - а вам, мой друг, нужно забыть о своем железе! Будет удачей, если получится сберечь меч и деньги. Я обойдусь кинжалом и тоже возьму золото. Главное - спастись самим, остальное купим потом. Нам придётся долго идти пешком, и далеко вы уйдёте со своими латами без коня?
   Когда он вышел, рыцарь вытащил из-под койки доспехи и сложил их в самую большую из сумок.
   - Зачем это? - спросила девочка. - Ты же с ними утонешь.
   - Корабль может прибиться к берегу, - объяснил Роланд. - Маг прав: я не смогу долго нести такую тяжесть, но сумку можно спрятать. Это доспехи деда. Они тяжелее тех, какие куют сейчас, но очень надёжные. И это единственная память о семье. Наруч и кинжал возьму в любом случае.
   - Извини, - сказала она. - Все твои беды из-за меня!
   - Кажется, уже меньше качает, - заметил Роланд. - Вам не нужно расстраиваться, лучше попытайтесь уснуть.
   Он сам лёг на койку и то ли действительно заснул, то ли сделал вид, что спит. Поведение рыцаря успокоило принцессу, и она вскоре тоже заснула, убаюканная качкой и шумом стихающего шторма. Утром их разбудил вошедший без стука капитан.
   - Вставайте! - сказал он своим пассажирам. - Матросы сбежали на уцелевшей шлюпке, а корабль вот-вот выбросит на берег. Если повезёт, можем уцелеть. Раненые погибнут в любом случае, поэтому я сейчас их прикончу. Это милосердней того, что их ждёт.
   Роланд встал с койки и развязал Волю. Качка так уменьшилась, что девочка могла ходить, не рискуя быть сбитой с ног. Первым из каюты, с сумками в руках, вышел рыцарь. Море по-прежнему штормило, но волны были намного ниже вчерашних, небо - светлее, а стихающий ветер гнал корабль к ощетинившемуся камнями берегу.
   - Можем и проскочить, - сказал подошедший к ним маг. - В камнях есть разрывы. Если повезёт...
   Им не повезло. Когда до берега осталось с сотню шагов, раздался треск и сильный толчок сбил всех с ног. Корабль наклонился и задёргался под ударами волн, не двигаясь с места. Воля вскочила и ухватилась рукой за тоже вставшего Роланда.
   - Капитан прыгнул за борт, - сказал маг, вытирая кровь с рассеченного лба. - Пора и нам, пока корабль не начал разваливаться. Главное - не налететь на камни и суметь выбраться на берег. При таком прибое это непросто. Да бросьте вы свое железо! Вы с ним камнем пойдёте на дно! Принцесса, где ваши вещи?
   - В этой сумке, - показала она. - В ней только кошели с золотом и плащ.
   - Давайте сюда, - Май снял со спины большую котомку с лямками, развязал и засунул в неё сумку Воли. - Теперь станьте ко мне спиной и ничего не бойтесь. Когда прыгнем в воду, задержите дыхание и не вздумайте хватать меня руками! - Он прижал девочку к себе и прыгнул за борт.
   Вода была тёплой, а глубина - не больше пяти локтей, но принцесса всё-таки наглоталась воды. Она не захлебнулась только потому, что маг сильно оттолкнулся от дна и почти сразу всплыл на поверхность. Держа кашлявшую девочку одной рукой, он медленно поплыл к кромке прибоя. Вслед за ними в воду спрыгнул Роланд. Качаясь на волнах, они медленно приближались к берегу. Вскоре мужчины смогли встать на ноги, но для Воли было слишком глубоко, поэтому Май держал её на руках. С трудом преодолев прибой, они отошли от воды и легли на сухой песок.
   - Немного отдохнём, а потом пойдём дальше, - сказал тяжело дышавший маг. - Кто-нибудь видел капитана?
   - Мне было не до него, - отозвался рыцарь, которому с большим трудом удалось спасти меч и кое-что из доспехов. - Моряки хорошо плавают, поэтому он должен был выбраться.
   - Ладно, полежали и хватит, - Май тяжело поднялся и помог встать принцессе. - Ветер не холодный, но сильный, поэтому нужно срочно сушить одежду.
   Берег был высоким и обрывистым, но в том месте, где они выбрались на сушу, он частично обвалился и можно было, хоть и с трудом, подняться наверх.
   - Здесь уже кто-то прошёл, - сказал Роланд. - Видите следы? Наверное, это капитан.
   Песок осыпался под ногами, поэтому помогавшему Воле магу было не до спасшегося капитана Дорта, и он ничего не ответил. Когда оказались наверху, увидели поблизости большую рощу.
   - Идём туда! - решил Май, озабоченно глядя на потемневшее небо. - Если пойдёт дождь, будет плохо! Мы не сможем развести костёр и обогреться. Если принцесса заболеет, моей магии будет недостаточно. Нужен должный уход, а мы вряд ли найдём здесь деревню.
   - Зовите Милой, - выбивая зубами дробь, разрешила девочка. - А почему вы думаете, что здесь никто не живёт?
   - Быстрее! - поторопил маг и объяснил: - Возле моря могут быть только рыбацкие деревни, но не на таком берегу. К тому же мы где-то на границе с королевством Дарния, а в таких местах редко селятся. Неподалёку от побережья должен проходить тракт, но трактиры строят только рядом с деревнями, так что нам дня два идти на моих запасах.
   До рощи пробежались. Уже на подходе почувствовали запах дыма. На небольшой поляне увидели капитана. Он сидел на большой кожаной сумке возле костра и подбрасывал в него сучья.
   - И когда только успел? - удивился Май и крикнул капитану: - Уважаемый Хай, мы можем воспользоваться вашим костром?
   - Конечно, - ответил тот. - Обогреетесь, а потом соберёте дрова. Только учтите, что у меня мало еды. Брал только для себя.
   - У меня есть своя, - успокоил его маг. - Не знаете, здесь кто-нибудь живёт? - Он бросил котомку возле костра и усадил на неё принцессу.
   - Откуда мне знать? - пожал плечами Дорт. - Я много плавал вдоль побережья, но ни разу не ездил по тракту. Обсохнем и нужно его искать.
  
   Сегодня въехали в Барм, и Герд велел сыну править в чёрные кварталы.
   - Там можно дёшево снять комнату, а то и дом, - объяснил он Надю. - Если хочешь, оставайся с нами. Я не думаю, что мы уедем из королевства.
   - Пока останусь, - решил мальчик. - Потом попробую найти попутчиков.
   - Это правильно, - одобрил торговец, - только за жильё нужно платить. Ты, кажется, говорил, что взял золото?
   - Только несколько монет, - насупился Надь. - Заплачу за день или два, а потом уйду.
   Чёрные кварталы занимали всю южную часть города и тянулись от одного из двух рынков до порта. В них жили мастеровые и беднота, там же находилось и городское дно - средоточие преступников всех мастей. О сдаче и продаже жилья можно было узнать на рынке или у кого-нибудь из квартальных. Герд решил выбрать второй способ. Двух квартальных не было дома, а третий ответил, что к нему никто не обращался. Повезло с четвёртым, уже к вечеру.
   - Поезжайте по этой улице, - сказал он торговцу. - Отсчитаете три десятка домов по правую руку и спросите, где живёт Малик. Он говорил, что хочет сдать комнату. Только вас больно много.
   Нужный дом нашли быстро. Хозяин осмотрел семейство Валеев, перевёл взгляд на слезшего с повозки Надя и тоже сказал, что их много.
   - Комната большая, но не для пятерых. В ней сейчас живёт постоялец, который уедет завтра утром.
   - Нас четверо, - не глядя на мальчика, сказал Герд. - Он уйдёт. Давайте мы переночуем во дворе, а завтра займём комнату. Если в ней будет тесно, со временем найдём что-нибудь получше. Скоро стемнеет...
   - Заезжайте, - решил хозяин и открыл ворота.
   Маленький маг хотел уйти, когда его окликнул подошедший к калитке мужчина.
   - Надь? - удивлённо спросил он. - Как ты здесь очутился?
   - Господин Датмер! - обрадовался мальчик. - Как хорошо, что вы здесь! А я бежал из столицы вместе с этими людьми. Всю семью убили братья, а я в это время был на рынке. Вы тоже убежали?
   Увиденный им маг барона Мураля был хорошим знакомым, можно даже сказать, другом его отца и в своих поездках в столицу останавливался в их доме.
   - Не будем говорить об этом на улице, - сказал Эрик. - Заходи в калитку. Я снимаю здесь комнату.
   Дальнейший разговор состоялся в большой, почти пустой комнате, для которой был сделан отдельный вход.
   - Садись на кровать, - пригласил маг и сам сел на стул. - Значит, спасся только ты. Жаль, я был дружен с твоим отцом и расположен к вашей семье. Ты спросил о моём отъезде... Я узнал о событиях в столице и решил подождать в Барме, чем закончится.
   - А почему тогда уезжаете? - спросил Надь. - Хозяин сказал, что его постоялец съезжает.
   - Передумал, - ответил Эрик. - Завтра уезжаю каретой с бароном.
   - А почему не на корабле? - удивился мальчик. - Плыть быстрее и безопасней.
   - Я тоже так думаю. Вчера поехал в порт и чуть не попался братьям. Они проверяют тех, кто хочет сесть на корабли. Ты пройдёшь проверку, а у меня это не получится.
   У взрослых магов почему-то краснели глаза, и магией это не убиралось. Нельзя было даже прикрыться иллюзией. Внешность можно было менять, но глаза по-прежнему отсвечивали красным.
   - А можете взять меня? - спросил Надь. - Я заплачу за проезд.
   - В карете есть свободное место, - кивнул Эрик. - Спрячь свои деньги, они тебе пригодятся. Отец так ничему и не учил? Тогда научу я. Пусть у тебя будет немного меньше сил, сейчас больше пользы от знаний.
   - А почему бежит барон? - Мальчика не интересовал ответ, спросил, чтобы скрыть слёзы.
   - Не знаю, он передо мной не отчитывался, - засмеялся маг. - Дорога опасна, поэтому кучера не ездят без охраны, за которую приходится платить нанимателям. Чтобы меньше тратиться, многие договариваются с попутчиками. Барон едет со взрослым сыном, и оба хорошие рубаки. Я тоже неплохо владею этой штукой, - он похлопал ладонью по мечу, - это уже трое. Ещё возьмём двух конных наёмников. У кучера есть арбалет, а шесть бойцов не по зубам мелким шайкам.
   - А если встретим большую?
   - Они не так часто встречаются, - ответил Эрик и взлохматил ему волосы. - Сейчас пойдём в трактир ужинать, а потом здесь переночуешь. Хозяин мой приятель, так что будет тебе и кровать. Вытри слёзы, они не к лицу мужчине!
  
   Днём Берг демонстрировал уверенность, которой у него уже не было, но вечером его до самого сна терзали тяжёлые мысли и предчувствия. Гнеш был сердцем заговора, а теперь вся его тяжесть свалилась на магистра. И главное, что пока никак не удавалось подмять под себя дворян. Они или прямо отказывались признавать власть слуг Единого, или тянули время. Помощь из Боры не пришла, а обращаться за ней к королю Камелии... Тогда не стоило нарушать клятвы и лить кровь.
   Он уже поужинал и готовился ко сну, когда приехал атор Мухад. Его дружина прибыла два дня назад, и никто не сказал, что приедет сам святейший.
   "Для чего ему потребовалось со мной встречаться? - думал Берг, надевая мантию. - Аторы прислали дружины, но сами держатся в стороне. Приехал только Кар Баркор и теперь этот".
   Он видел Мухада только один раз и это было давно, поэтому не сразу узнал сидевшего в кресле старика.
   - Приветствую, ваша святость, - первым поздоровался гость. - Гадаете, для чего я приехал?
   - И вам светить во славу Господа, ваша святость, - отозвался Берг. - Зачем гадать о ваших мотивах, если вы скажете о них сами?
   - Мы проигрываем? - спросил старик. - Говорите начистоту, это важно.
   - Мы неверно оценили дворянство, - признался магистр. - О проигрыше говорить рано, но он возможен.
   - Значит, проигрываем, - понял Мухад. - Дворянство упёрлось, а у нас мало сил, чтобы давить недовольных. Так? Тогда почему вы не обратитесь к соседям?
   - К каким соседям? Есть договорённость с королём Жубером, но он должен обеспечить только внешнюю безопасность. Усмирить дворянство - наша задача.
   - Я имею в виду служителей Единого в других королевствах, - объяснил атор. - У них много бойцов, а наша победа важна для всех!
   - Гнеш считал это нежелательным, - ответил магистр. - Соседи не будут подставляться, не получив ничего взамен. За такую помощь они могут пострадать от своих королей.
   - Можно заплатить золотом или землями, - сказал Мухад. - Не хотите? Неужели лучше проиграть и подставить нас под удар? Вы пролили столько благородной крови, что теперь никто из нас не может рассчитывать на снисхождение! Зря я оказал вам помощь!
   - Я не позволю отчитывать меня словно мальчишку! - разозлился Берг.
   - Вы не мальчишка, а властолюбивый дурак! - припечатал старик. - Я сегодня же уезжаю из Амгарда! Жаль, что так не вовремя умер Гнеш, с ним я нашёл бы общий язык, а с вами говорить бесполезно!
   Он ушёл, а взбешенный магистр вернулся в свою спальню. Этим вечером добавилось неприятных мыслей и заснуть удалось позже обычного, а утром он узнал, что вместе с атором Мухадом из столицы ушла и его дружина.
  
   Король Гор Дарнийский не мог решить, что ему делать с сообщением шевалье Картуша. Было соблазнительно прибрать к рукам Эльтар, только для его захвата потребуются все силы. Как бы этим не воспользовались соседи. Никому из них, даже Кею, не нужно такое усиление Дарнии, что уже говорить о Жубере и Марое! Так и не приняв решения, он захотел выслушать мнение канцлера. Разговор состоялся в парке королевского дворца. Оба прогуливались по одной из аллей в сопровождении державшейся в отдалении охраны.
   - Можно заключить союз с королём Сантии, - выслушав короля, предложил граф Эльм. - Если действовать одним, желательно подождать, пока дворянство сцепится со святыми отцами. Чем больше прольётся крови, тем быстрее признают нашу власть. К тому же вам нужно поощрять своих вассалов, а не только приобретать новых. Для этого можно использовать освободившиеся графства, но лучше выждать, когда число благородных родов сократится ещё больше. Заодно дворяне пустят кровь слугам Единого. После всего, что они учинили, это обязательно нужно сделать, но лучше чужими руками.
   - Дождёмся, что их захватит кто-нибудь более нетерпеливый, - проворчал Гор. - Тот же Жубер может рискнуть.
   - Может, - согласился канцлер, - но мы в любом случае успеем занять несколько самых ближних провинций, а потом пропустим армию короля Сантии и окажем ему помощь. Если Жубер зарвётся, он может лишиться и своего королевства! У него, кроме нас, есть и другие соседи.
   - А не получится общей свалки? - задумался король.
   - Она может случиться и без нашего вмешательства, - возразил граф. - Большой войны не было двести лет, но к ней готовы. Если заключим союз с Кеем и захватим часть Эльтара, получим преимущество перед соседями. А пока я советую всячески усилить армию. Собрать свободных наёмников и договориться с главами городов. Можно использовать часть городских стражников из тех, кто помоложе. И пошлите гонца к королю Сантии. Я думаю, что Кей согласится заключить договор и будет его выполнять.
   - Так и сделаем! - решил Гор. - А шевалье нужно поощрить. Отправьте ему баронскую грамоту.
  
   - Почему так получилось? - спросил староста знахарку.
   - Я ничего не могла сделать! - ответила женщина. - У этого дворянина три таких раны, что мне непонятно, как он вообще мог идти. Наверное, ему не помогли бы и маги, не то что мои травы. Что думаешь делать?
   - Ничего, - ответил мужик. - Если о нём узнают святые отцы, деревню сожгут. Ты этого хочешь? Вот и молчи! Я и остальным прикажу то же самое! А его похороним на нашем кладбище. - Он закрыл умершему Томасу глаза и прикрыл тело одеялом.
  
  
   Глава 8
  
  
   В день кораблекрушения смогли выбраться на тракт и пройти по нему пять лиг. Начал накрапывать дождь, поэтому нашли удобное место для ночлега и стали спешно строить укрытие. Получилось что-то вроде большого шалаша. Веток не пожалели, и внутри было сухо и тепло.
   Утром позавтракали сухарями из котомки мага и запили их водой из ручья. Капитан ел отдельно от остальных такие же сухари. Когда вышли на тракт и прошагали меньше лиги, увидели съезд.
   - Ну вот и деревня, - довольно сказал Хай. - Вы как хотите, а я сверну. Может, получится купить лошадь, да и продуктами нужно запастись.
   - Пойдём вместе, - отозвался Май. - Я не рассчитываю на лошадей, но еда не помешает. Когда ещё найдём жильё!
   Дорога очень скоро привела к большому дому, огороженному частоколом. Почуяв чужих, во дворе залилась лаем собака. Тут же услышали чьи-то шаги, лязгнул засов, и в приоткрывшуюся калитку выглянул ражий мужик.
   - Будь здоров, хозяин! - приветствовал его капитан. - Принимай путников. Мы хорошо заплатим за еду, а если продашь лошадей, то и за них тоже.
   - И вам не болеть, - оглядев их компанию, сказал тот. - Лошадь у меня одна и не продаётся, а харчи продам. Подождите, сейчас привяжу пса.
   Когда вошли в калитку, увидели большой хлев, амбар и другие хозяйственные постройки. Дом был раз в пять больше обычных крестьянских, и крышу крыли не соломой, а черепицей. Даже стёкла в окнах были прозрачные, как у зажиточных горожан.
   - Богатое хозяйство, - оценил Хай. - А почему живёшь наособицу?
   - Мы вообще одни, - ответил мужик. - Поблизости живёт отшельник, а деревень здесь нет. А вы, извиняюсь, кто такие и почему идёте пешим ходом?
   - Позже поговорим, - сказал маг и толкнул капитана локтем.
   Хозяин завёл их в дом и оставил в большой комнате.
   - Садитесь, гости дорогие, - показал он рукой на лавку возле стола. - Мы уже поели, а вам нужно готовить. Хозяйки у меня нет, так что придётся самому.
   - Неужели живёшь один? - удивилась Воля.
   - Нет, не один, - ответил мужик, не выказав удивления тем, что вопросы задаёт такая сопля. - Живу с сыном, но он сейчас занят. Повремените маленько, я быстро управлюсь.
   Он вышел, а путники сели на лавку.
   - Не слишком с ним откровенничайте, - сказал Май. - В этом мужике есть что-то мутное. Мои глаза вызвали у него сильное недовольство. Вообще непонятно, как они здесь живут только вдвоём, вдали от людей. Ни поля, ни огорода - вокруг один лес. Зерно можно привезти, но на какие деньги делать покупки? И непонятно, чем он кормит свою живность.
   - Неподалёку могут быть луга, - возразил капитан. - Магов многие не любят, а здесь вам никто не помешает забрать нужное без всякой платы, вот он и боится.
   - Мне он тоже не понравился, - сказала Воля. - Как он на нас зыркал! Мне даже стало страшно.
   Дальнейший разговор пришлось прекратить, потому что вернулся хозяин.
   - Горячее будет не скоро, а пока поешьте это, - сказал он и поставил на стол две миски. - Сейчас принесу ложки.
   Мужик сходил за ложками и опять ушёл, а проголодавшиеся путники принялись есть кашу, сваренную с приторно-сладкими плодами марго.
   - Вкусно! - облизав ложку, сказала девочка. - Жаль, что её так мало. - Внезапно она побледнела и упала с лавки на пол.
   - Май, нас отравили! - крикнул Роланд и ухватился за капитана. Тому, видимо, тоже стало плохо, потому что оба тут же оказались на полу.
   Маг чувствовал дурноту и слабость, в глазах потемнело и не получалось сконцентрироваться, но ему всё-таки удалось применить силу. Постепенно очистилось сознание и вернулось зрение. Когда открылась дверь, он уже не чувствовал слабости.
   В комнату вошли двое. Май сидел, привалившись к стене и закрыв глаза. Магия позволяла ему видеть и сквозь веки.
   - Кончай мага! - сказал хозяин крепкому, похожему на него парню, видимо, сыну. - Вон он сидит. Потом зарежешь остальных, только во дворе, а то сам будешь отмывать полы.
   Сын вынул из-за пояса нож и, отодвинув стол, шагнул к "беспамятному" гостю. Не ожидавший подвоха детина не успел защититься, когда Май убил его точным и быстрым ударом кинжала. Хозяин потянулся за своим ножом и застыл, подчинённый магом. Оставив его, Кожень бросился к принцессе. Воля была без сознания и без помощи могла умереть в любой миг. Он успел, и девочка начала приходить в себя. Остальные пострадали не так сильно, поэтому на них ушло меньше сил. Когда все очнулись, Май вызвал у них рвоту.
   - Хорошая была каша, - сказала Воля, вытерев рот. - Что будем делать? Я не могу идти.
   - Прикажу хозяину, и он нас повезёт, - ответил Май. - Потом его кончим и поедем сами. Как тебя зовут, лиходей?
   - Мехал, - отозвался мужик. - Род нужен?
   - Достаточно имени. Нам нужен твой воз. Иди запрягать коня. Проедешься с нами, потом вернёшься. Да, собери всю еду, какую не нужно готовить. И смотри, чтобы в ней не было отравы!
   Хозяин быстро запряг своего жеребца, а потом с полчаса загружал воз провизией, пока его не остановили.
   - Хватит, - сказал маг. - Открывай ворота, а мы пока усядемся. - Он помог сесть принцессе, а остальные сделали это сами.
   - А что будет с его живностью? - спросила девочка, показав рукой на хлев. - Они же умрут. Может, отпустим?
   - Меня мало интересуют его свиньи и коровы, - сказал Хай. - И собака пусть сдохнет, а вот убитого надо бы похоронить. Не по-людски бросать его в доме. К чему такая спешка? Могли бы заодно посмотреть, что здесь есть ценного.
   - А по-людски, когда хозяева травят гостей? - сердито ответил маг. - Для двоих здесь слишком большое хозяйство и дом. Я боюсь, что может заявиться толпа таких же разбойников, поэтому спешу убраться подальше. Трогай!
   - Ты сказал правду об отсутствии деревень или соврал? - спросил капитан, когда выехали за ворота, но правивший конем мужик промолчал.
   - Он отвечает только мне, - объяснил маг и повторил вопрос Хая.
   - До ближайшей нужно ехать полдня, - ответил Мехал, - и она уже у дарнийцев. Неподалёку только святой отшельник, о котором я говорил.
   - Так чем ты живёшь? - поинтересовался Май.
   - Сыновья держат ватагу, - сказал мужик. - Их у меня ещё двое. Если разбойничать с умом и грабить только тех, за кого не привлекут к ответу, а не всех подряд, можно получать неплохой доход. А когда есть деньги, будет и всё остальное. Плачу, и знакомые обозники привозят. За это им не бывает обиды.
   - Я как чувствовал! - воскликнул маг. - Правильно сделали, что покинули это разбойничье гнездо! Отвечай, где сейчас ватага?
   - Караулят где-то на тракте, - безразлично ответил мужик. - Если увидят нас, должны выйти.
   - Скажешь, что везёшь знакомых к отшельнику, - приказал Май. - Послушают тебя сыновья?
   - Из моей воли не выйдут, - подтвердил Мехал. - Только боязно ехать к Вагу. Мы стараемся с ним не встречаться. Он так и сказал, что любого из нас пришибёт при встрече.
   - Вас много и боитесь одного отшельника? - удивился Роланд. - Неужели так страшен?
   - Дюже сильный и умелый воин, - ответил разговорившийся мужик. - Его боятся даже людоеды. Ваг убил двоих и посадил их головы на колья, так другие теперь не приближаются. Близко к нему не подберёшься, потому как учует любого не хуже собаки. Наверное, это из-за святости. И стрелы мечет так, что вмиг перебьёт половину ватаги. Зачем тогда связываться? Хозяйство у него справное, но мы без потерь больше наберём на тракте.
   - У вас сохранились людоеды? - с любопытством спросила Воля.
   - Не у нас, - помотал головой Мехал. - Их немного в горах, но иной раз заходят и в тот лес, где живёт отшельник.
   Воз выехал на тракт, и разговор прекратился. Несмотря на помощь мага, все плохо себя чувствовали и не были расположены к болтовне. Принцесса вскоре уснула, да и остальных клонило в сон.
   - Поспите, - предложил Май, который прогнал свою сонливость магией. - Так быстрее пройдут последствия отравления. Нам дали не яд, а сонное зелье, правда, так много, что можно было и загнуться.
   Рыцарь с капитаном перестали бороться со сном и быстро уснули. Не успели проехать и лиги, как из леса вышли двенадцать мужиков. У каждого на поясе висели меч или кинжал, многие вооружились копьями и топорами, а у троих были охотничьи луки.
   - Куда это ты собрался, батя? - удивился один из них. - И кто эти люди?
   - Полезные люди, - буркнул Мехал. - Отвезу их к Вагу и вернусь.
   - А если он тебя убьёт? - забеспокоился сын. - Может, пусть эти полезные идут своим ходом? До темноты должны добраться.
   - Я не дурак, чтобы лезть к отшельнику, - ответил отец. - Подвезу их до холмов, а оттуда пойдут сами. Всё, недосуг мне точить с вами лясы. Прячьтесь, а мы поедем.
  
   - Он поедет с нами, - сказал Датмер и подтолкнул Надя к карете.
   - Не возражаю, - отозвался барон, - но тогда платим поровну.
   Эрик без спора заплатил кучеру полсотни золотых и сел в карету на одно сиденье с мальчиком. На другом с трудом уместились их попутчики. Барон с сыном были крупными мужчинами, к тому же оба надели доспехи. Багаж ещё раньше сложили в каретный ящик, поэтому, как только пассажиры заняли свои места, сразу же тронулись. Вслед за каретой скакали два наёмника в броне.
   - Тоже маг? - спросил Надя барон. - Наверное, убежал из столицы?
   - Маг, - не стал скрывать мальчик. - Надь Фалей, к вашим услугам!
   - Ишь ты, - усмехнулся здоровяк. - Твои услуги мне без надобности, но деньги ты нам сберёг. Зови меня бароном Альбом, а сына просто по имени - Кридом. Дорога дальняя и опасная, в ней может случиться всякое, может, и от тебя будет какая-то польза.
   - Кридом звали моего отца, - грустно сказал Надь. - Ваша милость, а почему вы выбрали карету? Ведь плыть кораблём быстрее и безопасней. Это не из-за денег?
   - Ну ты, братец, нахал! - расхохотался Альб. - Ладно, так и быть, отвечу. Всё равно нужно как-то убить время, можно и поболтать. Дело не в деньгах, а в качке. Никогда не плавал? А вот мне довелось. Кто-то её переносит, а я всю еду отдавал рыбам. Я ответил на твой вопрос, а вот ты на мой - нет.
   - Убежал, - нехотя ответил мальчик. - Семью убили, а мне повезло.
   - Не хочешь об этом говорить, - понял барон. - Да, тебе можно посочувствовать. Святые отцы пролили не только кровь магов, но и много благородной. Марк был никчемным королём, но ему клялись все, включая наших аторов. Они могут сколько угодно оправдываться своими благими помыслами, но дворяне не примут их оправданий. Клятва должна быть нерушимой - на этом держится вся наша жизнь. Если вассалы начнут предавать своих сюзеренов, закончится всякий порядок, поэтому таких не прощают.
   - Их признали графы Боры, - возразил его сын.
   - Лучше помолчи! - нахмурился отец. - Не было там никакого признания. Эти стервецы воспользовались отсутствием власти и захватили половину провинции Кальпа! Ничего, как только появится король, Бора умоется кровью! Сколько уже можно терпеть их выходки!
   - Я думаю, что нас кто-нибудь завоюет, - сказал Надь, заставив взрослых удивлённо на него посмотреть. - Человек, с которым я ехал, считает, что королевской армии уже нет. Герцог Огенор мог бы легко захватить столицу, поэтому братья не стали бы затевать убийство короля, ничего не придумав для армии. А дворяне сидят в своих замках и ждут, когда кто-то наведёт порядок. Если этим воспользуется один из соседних королей, некому будет давать отпор. Многие ещё и обрадуются, если их не тронут.
   - А ты не по годам умён! - Альб взъерошил ему волосы. - Всё может случиться, когда рушится привычная жизнь. Эльтар сейчас лёгкая добыча, поэтому появится много желающих его завоевать. Будет плохо, если соседи припрутся к нам выяснять, кто из них самый сильный!
   Он о чём-то задумался, а Эрик не имел склонности к разговору, поэтому дальше ехали молча. Пообедали в придорожном трактире, после чего продолжили путь. В первый день ехали без происшествий. Как только стемнело, встретили трактир, в котором и заночевали.
  
   - Магистр, с вами хочет встретиться атор, - доложил дежуривший в приёмной брат. - Вы приказывали никого не пускать, но это...
   - Пусть войдёт, - устало разрешил Берг.
   Его усталость была не от работы, а от осознания поражения и близости смерти. Всё стало безразлично, поэтому он оставил дела помощникам и закрылся в кабинете.
   - Как это понимать? - сердито спросил вошедший Карс. - Почему ты не воспротивился бегству дружин?
   - Сядь, - сказал магистр. - Все бегут, а аторы объявляют дворянству о том, что не знали о нашем мятеже и никогда его не поддерживали! И клянутся в этим Единым. Видимо, оправдывают эту ложь желанием спасти веру, а спасают лишь свои шкуры. Очень скоро я узнаю, как это оценивает сам Бог.
   - Собрался умирать, - понял атор. - Ты вместе с Гнешем втравил всех в этот заговор и связал нас пролитой кровью! Всё во имя Бога! Вам поверили - и что в итоге?
   - Ты так боишься смерти? - равнодушно спросил Берг.
   - Я не боюсь, - возразил Карс, - мне и так уже немного осталось, но большинство братьев молоды, а ты потянешь в могилу и их! И главное, что мы перебили уйму народа без всякой пользы для веры! Наоборот, то, что сделано по вашему приказу, отвратит от неё многих дворян! Я не рассчитываю на снисхождение на божьем суде, и тебе не стоит!
   - Что сделано, то сделано, - пожал плечами магистр. - Бог свидетель, что мы добивались власти не для себя. Я уже ничего не могу сделать, да и не хочу. Если бы самоубийство не было грехом, хоть сейчас бросился бы на меч! В душе всё выгорело. Больше десяти лет мы готовили этот заговор, жили только им и мечтали о том... Ладно, всё равно уже ничего не исправить. Ты сказал всё, что хотел?
   - Будьте вы прокляты! - крикнул атор. - Жди, когда тебе перережут горло. У меня нет власти над братством, но постараюсь сберечь хотя бы храмовую дружину!
  
   Столичный дворец короля Кея был предметом его гордости. Большое и красивое здание в три этажа вызывало восхищение у любого, кто его видел. Личные комнаты королевской семьи, кабинет и трапезная находились на верхнем этаже. Вход на него был запрещён всем, кроме немногих слуг и придворных. Такими были два подавальщика, которые сейчас обслуживали королевскую чету, и подошедший к концу обеда дворецкий. Детей за столом не было. Принца и обоих принцесс кормили няньки в их комнатах.
   - Извините, что мешаю, ваше величество, - обратился к королю дворецкий, но мне надобно ваше распоряжение. От короля Гора прибыл гонцом барон Марох...
   - Барона послали гонцом? - удивился Кей. - Я знаю Герта Мароха. Это кто-то из его сыновей?
   - Старший сын, - ответил слуга. - Он просил принять без промедления...
   - Закончим с обедом - и приму. Отведи его в малую гостиную и выгони из наших комнат слуг.
   - Я могу присутствовать при вашем разговоре? - спросила Тая.
   - Конечно, дорогая, - разрешил король.
   Он был намного старше жены, которую так сильно любил, что даже не заводил любовниц. По обычаю королевы не правили, редко интересовались государственными делами и не влияли на них через своих мужей. Таю тяготила скука придворной жизни, которая для высокородных дам сводилась к борьбе за её благосклонность и сплетням. Участие в делах мужа давало возможность прикоснуться к миру мужчин, которые жили более яркой и интересной жизнью.
   Как только закончили с едой, сразу же направились в свои комнаты. Барону, который стоя ждал их в гостиной и почтительно поклонился, было около тридцати лет.
   - Можете сесть, - разрешил король и вместе с женой сел на один из диванов. - Что у вас произошло?
   - Вот письмо, - сказал Марох и подал Кею пакет. - Извините, но я из-за спешки не сменил дорожную одежду. Она недостаточно чистая, чтобы здесь сидеть.
   Король быстро прочитал послание Гора и передал его жене.
   - Мерзавцы! - воскликнула побледневшая Тая. - Они убили короля! Барон, может, вы знаете, что с семьёй его брата?
   - Всё, что нам известно о мятеже, написано в этом письме, - ответил Марох. - Сожалею, ваше величество, но я ничего не знаю о судьбе ваших родителей.
   - В таком случае идите отдыхать, - сказал Кей. - О вас позаботятся. Когда будет ответ, отвезёте его своему королю.
   Барон низко поклонился и вышел из гостиной.
   - Что думаешь делать? - спросила Тая, когда они остались одни. - Воевать?
   - Ещё не решил, - ответил муж. - Поговорю с канцлером, а потом созову совет герцогов. Гор предлагает поделить Эльтар, и я с ним согласен. В нём нет ни короля, ни армии, скорее всего, не осталось никого из герцогов, поэтому не встретим и сопротивления.
   - Мои родители редко навещали столицу, - сказала королева. - Они отдали дворец в Карсе брату, а сами почти всё время проводили в замке. Может, они ещё живы?
   - Вряд ли святоши не позаботились о тех, кто имеет право на трон, - обняв жену, ответил Кей. - Если они убили твоих близких, я за них отомщу!
  
  
   Глава 9
  
  
   - Мы долго будем ехать без остановок? - спросила Воля мага. - Мне нужно отойти.
   Дело шло к вечеру, все успели выспаться, а впереди уже виднелись холмы, за которыми, по словам Мехала, жил отшельник.
   - Останови, - приказал Май мужику и, когда воз остановился, сказал девочке: - Делайте свои дела, только не удаляйтесь от дороги.
   Она уже не чувствовала слабости, поэтому пробежалась к росшим у края леса кустам и присела за одним из них. Что-то так сильно рвануло за рубаху, что треснула ткань и чуть не оторвалась голова. Воля успела завизжать и оказалась прижата к чему-то волосатому и вонючему. Схватившее её существо мчалось через подлесок, не выбирая дороги, с треском ломая кусты и молодые деревья. При каждом прыжке принцессу так сильно встряхивало, что сразу же вернулась тошнота. Она не могла сказать, сколько времени длился этот бег, но к тому времени, когда он закончился, готова была потерять сознание.
   - Убежал, - прорычал похититель, и Волю с приличной высоты бросили на землю.
   Девочка не ушиблась только потому, что удачно упала на толстый слой мха. Подняв глаза, она пришла в ужас. Рядом стоял огромный волосатый мужик, который был на две головы выше её рыцаря. Его волосы бурого цвета, почти мех, покрывали тело, кроме лица и ладоней. Принцесса никогда не видела людоедов, только читала о них в книгах, но сразу поняла, кому попала в лапы. Низкий лоб, маленькие круглые глаза и массивные челюсти с выпирающими клыками - всё как в описаниях! Его тело бугрилось мышцами, а когтям могли позавидовать охотничьи гепарды.
   - Пахнешь самкой, - сказал похититель, - только какая-то мелкая и не видно груди. Съесть, тебя, что ли?
   - Я ещё вырасту! - выпалила Воля первое, что пришло на ум.
   - И долго ждать? - с сомнением спросил людоед. - У меня давно не было самки, а ему хочется.
   Он взял рукой свой уд и показал его девочке, которая едва не лишилась сознания от страха. Даже в расслабленном состоянии он был больше, чем у любого из жеребцов.
   - Он слишком большой! - закричала она, отползая от чудовища. - Ты меня убьёшь!
   - Для наших самок он маленький, - печально сказал людоед. - Ни одна не захотела согреть мою пещеру, поэтому пришлось красть лысых, таких, как ты. Вот они кричали от счастья, только одна почему-то умерла, а вторую пришлось съесть. В горах плохо с едой, не то что здесь. Лысые были со мной три года и даже научили вашему языку.
   - Я тоже чему-нибудь научу, только не ешь! - взмолилась Воля.
   - Ладно, подожду, - решил он. - Залезай в дом, а я сбегаю за мясом.
   - В какой дом? - не поняла девочка, у которой зародилась надежда спастись.
   Маг с рыцарем не бросят в беде, лишь бы этот не сожрал до их прихода.
   - Не видишь, что ли? - прорычал людоед и спихнул в какую-то дыру.
   Опять пришлось падать, но на этот раз внизу не было мха и она сильно ударила колено. К тому же в глубокой яме было совершенно темно.
   - Здесь темно! - крикнула Воля.
   Похититель ничего не сказал, но наверху раздался треск, на голову посыпалась земля, и в появившуюся щель проник слабый луч света. Теперь можно было хоть что-то видеть. Яму выкопали на глубину в три её роста, а из конца в конец было шагов десять. Крышу своего "дома" людоед сделал из стволов с обломанными ветвями, на которые навалил мох и землю, а дыра входа была закрыта неподъёмными для девочки брёвнами. На полу лежали вонявшие падалью кости и большая кожаная сумка. Осмотрев себя, она не нашла ран, кроме ссадины на колене. Кошель с золотом висел на поясе, а вот кинжал исчез. Остались только бесполезные ножны. Рубаха на спине была порвана по всей длине, но когти людоеда даже не поцарапали кожу.
   "Сама я отсюда не выберусь, - подумала Воля и развязала сумку. - Может, в ней есть оружие? Только я и с кинжалом ничего не сделаю этому амбалу".
   Внутри было много самых разных предметов, видимо, отобранных у жертв людоеда, но ничего такого, чем можно было бы защититься.
   "А чего я так испугалась? - задумалась девочка. - Всё равно хотела умереть. Он же не станет жрать меня живой? Наверное, сначала убьёт. Один миг - и всё исчезнет, а потом пусть судит Бог. Если Его суд справедлив, после смерти должно быть лучше того, что было в моей жизни. Только жаль, что не получится вырасти и стать женщиной".
   Она села на сумку и стала ждать. Часа через два послышался звук тяжёлых шагов, и людоед, освободив вход, протиснулся в яму. В ней сразу стало тесно и добавилось вони.
   - Вот, принёс! - гордо сказало чудовище и показало ей уже объеденную тушку косули. - Жри, а то останешься такой же мелкой.
   - Я поем позже, - торопливо ответила Воля. - Скажи, у тебя есть имя?
   - Зови Угом, - разрешил людоед. - У меня есть и другие имена, но это самое красивое.
   - Мила, - представилась девочка. - Это моё имя.
   - Самке имя ни к чему, - проворчал он, бросил ей мясо и лёг, подложив под голову сумку. - Поешь и спи. Если вздумаешь убежать, оторву ноги!
  
   - Что будем делать? - спросил Роланд.
   Попытка догнать похитителя принцессы ни к чему не привела. Маг мог идти по следу, но, учитывая разницу в скорости передвижения, это было бесполезно.
   - Смиритесь, - высказался капитан. - Пора ехать, мы и так потеряли много времени.
   - Кто это мог быть? - спросил Май мужика, игнорируя капитана.
   - Людоед, - ответил тот. - Парня точно съел бы, а девчонку, может, и не убьёт. Сами вы ничего не сделаете. Если хотите спасти, идите к отшельнику. Ваг не любит волосатых, поэтому точно поможет.
   - Ты знаешь, где он живёт?
   - Сам я там не был, - сказал Мехал, - знаю по рассказам. Возле одного из тех холмов, на дороге, лежит большой камень. Раньше от него была тропинка, только она уже заросла. Но там редколесье и идти недолго, так что найдёте.
   - Убей, - разрешил маг рыцарю. - Он нам больше не нужен. Только отведи в сторону от дороги.
   Роланд схватил мужика за рукав рубахи и рывком сдёрнул с воза. Подчинённый разбойник не сопротивлялся, дал себя увести к лесу и покорно подставил шею под меч.
   - Вы всё ещё хотите её искать? - спросил капитан, когда продолжили путь. - Девчонку наверняка съели, а мы только зря потеряем время.
   - Ещё раз скажешь о потере времени и дальше пойдёшь пешком, - предупредил правивший конем рыцарь. - Наша девчонка дороже ста таких, как ты! Это принцесса Воля.
   - Ищем отшельника, - решил Май. - Послушаем, что он скажет. Наверное, у него заночуем, а завтра займёмся поисками. А вы сможете уйти, конечно, без коня.
   Дальше до самого камня ехали молча.
   - Да, приметное место, - сказал маг, подойдя к валуну высотой в пять локтей. - Интересно, как он здесь оказался.
   - Меня интересует другое, - буркнул злой на спутников Хай. - Как мы здесь проедем?
   - Никак, - ответил Май. - Нагрузим коня продуктами и возьмём их сами, сколько сможем. Остальное придётся оставить. Вряд ли на это добро позарится кто-нибудь из проезжающих, разве что попортят звери.
   Быстро темнело, поэтому они поспешили распрячь коня. Еду удалось забрать всю, но на лошадиную спину погрузили только половину, а остальное пришлось нести самим в мешках. Дом отшельника не искали. Сначала прошли между двумя холмами, а потом маг увидел тропинку, которая и довела до стоявшей на поляне большой избы. Из трубы вился дымок, а когда подошли к двери, её открыл сам хозяин.
   - Привяжите коня к крыльцу, - сказал путникам на редкость могучий, уже немолодой мужчина. - Позже я им займусь. Проходите в дом, а свои мешки оставьте в сенях.
   Знакомство состоялось в первой и самой большой из комнат.
   - Вы уже знаете моё имя, - обратился к своим гостям отшельник. - Назовите себя.
   - А почему вы решили, что мы его знаем? - поинтересовался маг.
   - Вас привёз сюда один из разбойников, а они меня знают, - ответил хозяин. - Наверняка вы его расспросили, прежде чем убить.
   - Вы действительно святой? - почтительно спросил Роланд.
   - В моей жизни не было ничего святого, - сказал Ваг, - а вот способности есть. Появились после удара мечом. Я не отшельник, а беглец. Служил в дружине одного из герцогов Дарнии и еле унёс оттуда ноги. Давайте сядем и поговорим, а потом я вас накормлю.
   Они сели на стоявшие возле стола табуреты и назвали свои имена.
   - У вас неприятности, - решил Ваг. - Вряд ли это разбойники. Как вы с ними справились? Магией?
   - Нас пытался отравить их вожак, - ответил Май. - Я его подчинил и заставил везти сюда. Когда подъезжали к холмам, напал людоед и похитил девочку. Это принцесса Воля, которую мы сопровождаем ко двору короля Кея, к её сестре.
   - Как среди вас очутилась принцесса? - не понял хозяин.
   Пришлось рассказывать о событиях в Эльтаре.
   - Я чувствовал, что у соседей должно стрястись что-то гнусное, поэтому и остановился в этом безлюдном месте, - сказал Ваг. - Уже во время моего бегства, два года назад, с юга тянуло кровью. Я столько её пролил, что не было желания опять махать мечом.
   - Вы поможете? - спросил Роланд.
   - Попробую. Если принцесса жива, её держат в норе. Нужно дождаться утра и найти это логово, когда людоед отправится на охоту. Тогда обойдёмся без драки и он не убьёт свою пленницу.
   - Вы хорошо устроились, - заметил Май. - Наверное, нелегко было обживаться вдали от людей?
   - У меня было много золота, - ответил хозяин. - Сначала жил в шалаше, а потом договорился с обозниками. Они привезли инструмент и за плату помогли построить дом. И сейчас привозят всё, что заказываю.
   - Я не понял насчёт удара мечом, - сказал рыцарь. - Как это связано со святостью?
   - Я верно служил старому герцогу, но не захотел после его смерти служить молодому, - начал рассказывать Ваг. - Нужно было тихонько уехать, а я имел глупость сказать правду, когда он спросил о причине. Герцог оскорбился, но со мной не стали сводить счёты во дворце. Недалеко от этого места догнали убийцы. Я справился со всеми, но и сам получил удар в голову. Выжил с трудом, а когда поправился, начал замечать... странности. Сейчас-то к ним привык, а поначалу было чудно.
   Было видно, что Вагу хочется общаться с людьми, к которым он испытывал доверие. Несмотря на беспокойство о судьбе принцессы, рыцарь с магом тоже разговорились, да и капитан на время забыл свою злость и принял участие в разговоре. Вскоре сделали перерыв и поужинали, а потом продолжили беседу.
   - Всё это очень плохо кончится, - задумчиво сказал хозяин. - Теперь Эльтар захватят соседи. Даже если при этом не подерутся, те, кому повезёт так усилиться, со временем продолжат захваты. У нас давно не было больших войн, похоже, что спокойное время подходит к концу.
   - Святые отцы доиграются! - зло добавил Май. - Во времена империи было много культов и ни один не замахивался на власть. Они боролись друг с другом и славили императора. И после распада главным было дворянство. Этот мятеж напугает дворян, и они сделают всё, чтобы подобного никогда не произошло в их королевствах!
   - Да, они поспешили, - согласился Ваг. - Вера не так сильна, поэтому с братьями не будут церемониться. Вот лет через сто... Не захотели ждать, а результатом может стать воскрешение низвергнутых богов. Я точно знаю, что у них остались последователи.
   - Свеча догорает, - заметил капитан. - Зря вы их переводите. Поговорить можно и в темноте.
   - У нас будет время для разговоров, - сказал хозяин. - Уже пора спать, а мне ещё возиться с вашим конем. Завтра надо рано вставать.
  
   Утром, во время завтрака, к ним подошёл молодой, хорошо одетый и вооружённый мечом мужчина, глаза которого явственно отсвечивали красным.
   - Приветствую вас, господа! - поздоровался он. - Услышал, что вы едете в Габр, и хочу присоединиться. Еду в карете в сопровождении двух бойцов и только что узнал у трактирщика, что где-то неподалёку орудует большая ватага разбойников. Думаю, что безопасней ехать вместе. Позвольте представиться, шевалье Гарт Балер!
   - Эрик Датмер, - назвался маг и спросил: - Вы не родственник Ольмера Балера?
   - Это мой отец, - ответил Гарт. - Вы его знали?
   - Когда-то были друзьями. Ему не повезло?
   - Да, он был в столице, когда случился мятеж, и не смог выбраться. Так как насчёт совместной поездки?
   - Буду только рад, - улыбнулся ему Эрик, - но я еду не один.
   - Не имею ничего против вашей компании, тем более если возможна встреча с разбойниками, - сказал Альб и представил себя и сына.
   - Я тоже не возражаю, - присоединился к ним Надь, вызвав на лицах взрослых улыбки.
   Новые попутчики не завтракали, поэтому их пришлось подождать, после чего две кареты в сопровождении четырёх всадников выехали на тракт. Вместе с шевалье путешествовали жена и дочь, но дам увидели мельком, когда они садились в экипаж. Познакомились ближе, когда обедали в небольшом трактире неподалёку от границы с Дарнией. Женой шевалье была очаровательная невысокая женщина лет двадцати пяти, а их дочь оказалась ровесницей юного мага.
   - Мои жена Эльза и дочь Мала, - представил их Гарт. - Господа, я узнал у трактирщика, что до города Клема не встретим ни одного заведения, а это два дня пути. Есть две деревни, но уже на территории соседей, и до них долго добираться. Я заказал у него продукты в дорогу и советую вам сделать то же самое. Пока пообедаем, он всё приготовит.
   Эрик с бароном последовали его совету, поэтому в дальнейшем уже не беспокоились о еде. К вечеру встретили место, где обычно ночевали путешествующие по тракту. Небольшая, свободная от пней площадка со следами костров и протекающий рядом ручей с чистой водой позволили быстро приготовить ужин и хорошо выспаться. Было тепло, а дым костров отгонял комаров, поэтому спали под открытым небом, подстелив под себя одеяла. Охрану обеспечили дежурившие посменно наёмники.
   Утром, не тратя время на готовку, позавтракали взятыми в трактире колбасами и хлебом и поспешили продолжить путь. Часа два ничего не происходило, а потом увидели из-за деревьев клубы чёрного дыма.
   - Не похоже на лесной пожар, - сказал барон. - Я на них насмотрелся.
   - Да, горит в одном месте, - подтвердил Эрик. - И это хорошо, потому что давно не было дождей, а тракт не спасёт от лесного пожара.
   Вскоре увидели съезд и лежавшего на нём мужчину. Кареты остановились, и возле тела собрались все, кроме женщин шевалье Балера.
   - По виду настоящий разбойник, - заметил Альб. - Он хоть жив?
   - Умирает, - ответил Гарт. - Две смертельные раны, которые не вылечит никакой маг. Можно привести в чувство и допросить, но для этого потребуется слишком много сил. Проще подождать, пока он умрёт, и поднять. Неприятно, правда, но не так затратно.
   - Не будем терять время на ожидания, - сказал барон и с силой ударил раненого ногой в висок. - Я думаю, что этого ему хватит.
   - Мёртв! - констатировал Эрик. - Можно было бить не так сильно. Если вы повредили мозг, не сработает магия. Надь, может, сядешь в карету? Нет в этом ничего интересного, наоборот, очень неприятное зрелище.
   - Я с вами, - отказался уйти мальчик. - Когда ещё такое увидишь!
   Труп зашевелился и попытался встать.
   - Сиди! - приказал Гарт. - Скажи, кто тебя убил и в чём причина пожара.
   - Кто-то ударил в спину, - не открывая глаз, скрипучим голосом сказал убитый. - Вчера пропал наш вожак, а когда вернулись домой, нашли тело его старшего сына. Только они двое знали, где наше золото. Сыновья вожака хотели идти на его поиски, но ватага отказалась. Решили, что шагу не сделаем, пока не найдём свои деньги и не поделим. Тайник быстро отыскали, а с делёжкой не получилось. Сыновья вожака заявили, что большая часть золота принадлежит их отцу, и схватились за ножи. Больше я ничего не помню.
   - Сколько вас в ватаге? - спросил Эрик.
   - С убитыми было десять и ещё четверо, - ответил разбойник и повалился на дорогу.
   - Хватит, - сказал Гарт и вытер вспотевший лоб. - Предлагаю без промедления ехать дальше. Пока разбойники заняты делёжкой...
   - Да, поехали, - поддержал его Альб. - Было бы нас больше, я бы наведался в разбойничье гнездо. И золото не помешало бы, и можно было бы добить этих душегубов. Но сейчас не будем рисковать.
  
  
   Глава 10
  
  
   Ночью Воля долго не могла заснуть. Она притерпелась к вони, но лежать на земле было жёстко и холодно. К тому же мешали храп Уга и собственные переживания. Помучившись, она незаметно для себя провалилась в сон и проснулась из-за падавшей сверху земли. Похититель выбрался из "дома", бросил на лаз брёвна и куда-то ушёл. Вчерашней косули не было, а на полу прибавилось костей. Сумка тоже отсутствовала. Позже, когда рассвело, девочка увидела, что людоед повесил её на один из сучков крыши. Ломило спину, першило в горле и болела голова, но больше донимал пустой живот.
   Принцесса не знала, сколько прошло времени, когда её кто-то окликнул.
   - Я здесь! - закричала она, рискуя сорвать голос.
   - Не шумите! - предостерёг тот же бас. - Людоед может быть близко. Сейчас мы вас освободим.
   Опять посыпалась земля, и с лаза убрали бревно. Сразу стало намного светлей. Сверху спустили верёвку и заглянувший в яму Роланд сказал, что она должна обвязать себя под мышками. После этого девочку осторожно вытянули наружу. Здесь были все спутники, кроме капитана, и здоровенный мужчина, который и говорил басом.
   - В яме есть что-нибудь ценное? - спросил он у принцессы.
   - Есть сумка с какими-то вещами, - ответила она. - Я рылась в ней, но искала только оружие, а на остальное не обратила внимания. Когда людоед уходил, он подвесил к крыше, чтобы я не достала.
   - Я не представился, - сказал здоровяк. - Ваг Гуммер, к вашим услугам! Подождите немного, сейчас мы отсюда уйдём. Май, помогите убрать эти деревья. Людоеды обирают своих жертв, и в его сумке могут быть интересные вещи. Это не займёт много времени.
   Мужчины убрали два ствола, и Ваг, просунув руку в образовавшийся проём, нащупал и извлёк сумку.
   - Людоед уже близко, - сказал он, тревожно осматривая лес. - Можно убить, но лучше уйти без драки. Он не отпустит нас возле своего жилища, но не сунется к моему.
   Они поспешили уйти с одной поляны и через полчаса пришли к другой, на которой стоял большой крестьянский дом. Если Уг успел обнаружить, что его ограбили, он не рискнул напасть на троих мужчин. Хозяин дома накормил Волю кашей и сделал предложение:
   - Путь в столицу Дарнии для меня закрыт, но могу проводить до Клема. Там купите коней и избавитесь от своей телеги.
   - Буду рад, если вы нам поможете, - сказал Май. - И почему бы вам не остаться в Клеме или не поехать с нами в Сантию? Это лучше, чем жить здесь одному. Если нужны деньги...
   - Деньги у меня есть, - перебил его Ваг, - а свое будущее я решу сам. Я пойду за вашим конем, а вы пока выносите мешки с едой.
   Пройдя по редкому лесу, они миновали холмы и увидели брошенный воз. Пока остальные нагружали его продуктами, отшельник быстро запряг коня. Когда выехали на тракт, услышали приближающийся топот копыт.
   - Остановите, - сказал Ваг сидевшему на козлах рыцарю. - Подождём, пока они проедут.
   Из-за поворота дороги выехали всадники, за которыми следовали две кареты. Увидев вооружённых мужчин, они остановились и схватились за мечи.
   - Неужели приняли нас за разбойников? - удивился Май. - Так, в одной из этих карет едет мой знакомый. Подождите, я с ними поговорю.
   Он спрыгнул с воза и зашагал к приехавшим. Переговоры длились недолго, после чего кареты подъехали к беглецам. Из них выбрались несколько мужчин и мальчик.
   - Господин Датмер! - удивилась Воля. - Вы же не хотели уезжать из Барма!
   - Приветствую вас, принцесса! - поклонился маг. - Были причины изменить мои намерения. Благодаря этому я теперь могу вам помочь.
   - В карете нет свободного места! - недовольно сказал массивный, одетый в латы мужчина. - Вы же не захотите бросить своего мальчишку?
   - Я не оставлю своих спутников! - отозвалась девочка.
   - Тем более! - сказал недовольный. - Мы не можем тащиться за этим возом! Мне нужно быстро решить дела в Габре и вернуться!
   - Для вас небольшая задержка важнее спасения дочери короля Марка? - спросил Эрик. - Вы что-то говорили о нерушимости клятв, барон?
   - Король мёртв, и наши клятвы потеряли силу! - сорвался в крик Альб. - А она вообще не его дочь! И не вам меня поучать! Если хотите, пересаживайтесь в этот воз вместе со своим щенком! Только учтите, что вам не вернут деньги!
   Слова барона больно ударили принцессу. Она с трудом сдержала слёзы и ничего не ответила на оскорбление. Ответил Май, опередив схватившегося за меч рыцаря.
   - Обойдёмся без вас, - сказал он взбешенному Альбу. - Можете ехать в Габр, только я на вашем месте поспешил бы вернуться в свой замок. Уезжать в такое время в чужое королевство - это не самая умная затея. Доездитесь, что будет некуда возвращаться. Эрик, вы не торопитесь? Тогда не будем задерживать этих господ. Перебирайтесь к нам и возьмите с собой этого юного мага. Места хватит для всех.
   - Я тоже не тороплюсь, - сказал незнакомый Воле маг. - Мы поедем в карете, только медленно. Завтра в Клеме можно купить лошадей и нанять ещё один экипаж. Если потребуются деньги, я готов помочь. Принцесса, если хотите, можете ехать в моей карете, в ней есть свободное место.
   - Спасибо, - ответила девочка. - До города я доеду со своими друзьями, а в нём купим лошадей. Деньги у нас есть.
  
   Возле королевского дворца пылали костры, в которые братья бросали взятые у торговцев и магов книги.
   - Подожди, - сказал пожилой брат молодому и забрал у него одну из книг. - Это же Обмер!
   - Ну и что? - не понял молодой. - Они все горят одинаково.
   - Написавший её умнее сотни таких, как ты, - объяснил пожилой.
   Этот разговор услышал стоявший неподалёку магистр.
   - Брось её в огонь, Наль! - приказал он, подойдя к братьям. - Не знал, что ты поклонник этого богомерзкого философа.
   - А для чего мы их жжём? - зло спросил брат. - Скоро умирать, так вы решили сделать гадость тем, кто придёт резать нам шеи?
   - Ты думаешь, что и кому говоришь? - не повышая голоса, спросил Берг.
   - Я не думал, когда убивал по твоему приказу! - закричал Наль. - Ты присвоил себе право говорить от имени Бога! Я не дорожу своей жизнью, но мне не всё равно, что будет после неё! Я не хочу из-за тебя вечно гореть или стыть на морозе! Властолюбивая сволочь! - Он плюнул в лицо магистру и пошёл к дворцовым воротам мимо опешивших братьев. Никто из них не посмел его задержать, а чистильщики Нурса вчера куда-то исчезли вместе с ним самим.
   - Если среди вас есть те, кто думает так же, они могут уйти, - вытерев плевок, сказал Магистр. - Остальные работают!
   Он повернулся и ушёл во дворец, не увидев, что примеру Наля последовали два десятка братьев.
  
   Бешмей выступил в поход на столицу только с тремя сотнями дружинников. Прошли два дня, и под его началом была уже армия в тысячу мечей. Если учесть, что из Амгарда бежали дружины аторов, сил для его взятия хватало с избытком. Граф был слишком умён, чтобы замахиваться на трон, но и слава освободителя Эльтара - это очень много. И не важно, что для этого нужно просто войти в столицу и вырезать тех братьев, у которых не хватило ума сбежать. Главное, что он выступил первым и это оценит тот, кто взойдёт на трон. Томас ему не завидовал. Наверняка утверждаться придётся в тяжёлой и длительной борьбе. Пусть этим занимаются другие, а он избавит королевство от клятвопреступников и убийц, заработает себе авторитет и отойдёт в сторону.
   - Ваше сиятельство, мы задержали братьев! - доложил офицер, осадивший коня рядом с графом. - Они из братства Святого Мальта. Их магистра сейчас доставят.
   - И сколько пленных? - спросил Бешмей.
   - Около сотни. В братстве было в два раза больше бойцов, но многие разбежались. Их уже спешили и обезоружили. Магистр объяснил, что его братья не поддержали мятеж и не участвовали в убийствах, а сейчас возвращаются в свою Тирию.
   - Говорить можно всё, что угодно, - высокомерно сказал граф. - Интересно, для чего они ездили в столицу, если не поддерживали мятеж? Просто прогулялись через половину королевства? И для чего бежать его братьям, если за ними нет вины?
   Он ехал в голове колонны вместе со своей свитой, поэтому магистра не пришлось долго ждать. Обезоруженный Барт Приам подъехал в окружении охранявших его кавалеристов.
   - Я хочу знать, почему с нами так обращаются? - возмущённо сказал он Бешмею. - Я уже говорил вашему офицеру, что на нас нет крови, и это чистая правда! Если хотите, могу поклясться Единым!
   - Цена вашим клятвам - медная монета, - ответил граф. - Вы не просто так приехали в Амгард, а по призыву мятежников. И бегство не оправдывает измены. Я не могу вас отпустить и у нас нет времени с вами разбираться, поэтому приказываю всех казнить! Что вы так побледнели, Барт? Неужели боитесь смерти? Скоро вы предстанете перед Богом, которому так усердно служили. Жаль, что я не узнаю, как он оценит ваше усердие!
  
   На ужине Кей заметил, что у жены припухшие веки.
   - Выйдите! - приказал он слугам, дождался, пока те поспешно выбежали из трапезной, и спросил: - Опять плакала? И из-за кого в этот раз? Из-за родителей и брата или из-за меня?
   - Из-за всего вместе, - ответила Тая. - Родственники наверняка погибли, а тут ещё ты уходишь в этот поход. Накатила такая тоска, что я не смогла сдержать слёз. Было ощущение, что прежняя жизнь закончилась, а в новой уже не будет ничего хорошего!
   - Ну и глупо, - попенял он. - С твоими родителями могло не стрястись беды, а мой поход почти безопасный. Придётся не столько сражаться, сколько договариваться с дворянами Эльтара и с Гором, а это лучше делать королю.
   - Меня пугает это "почти", - призналась она. - Не бывает безопасных походов, а в Эльтар могут прийти и другие.
   - Со мной будут двенадцать тысяч бойцов, - успокоил король, - и у Гора большая армия. А если возникнет опасность, займём две-три провинции и встанем на их границах. Я не собираюсь умирать, но если случится беда, у тебя останется сын и наследник трона.
   - Зачем рисковать своей жизнью и подвергать опасности войско? - с тоской сказала Тая. - Разве нам мало своего королевства, чтобы замахиваться на чужое? Когда женщине хорошо, она сделает всё, чтобы в её жизни ничего не менялось. Почему вам, мужчинам, вечно всего мало?
   - Потому вы и не правите, - усмехнулся муж. - Мне скучна жизнь, если в ней нет места опасности, а армия для того и нужна, чтобы воевать!
   - Давай не будем об этом говорить, - попросила королева. - Ты уже принял решение и не станешь его менять. Знаешь, я вчера ходила в храм, но так и не смогла помолиться. Для молитвы нужна любовь, а у меня в сердце была только ненависть. Как посмотрю на слуг Единого, так сами сжимаются кулаки! Ведь наши ничем не отличаются от эльтарских. Боюсь, что пролитая ими кровь - это только начало. Если будет много желающих воспользоваться слабостью Эльтара, ты можешь не удержать границу. Если с тобой что-нибудь случится, я умру без сожаления, жаль наших детей!
   - Если я не попытаюсь усилиться, это сделают другие, - сказал Кей. - Кто после этого станет считаться со слабыми соседями? Вот тогда придёт пора умирать! Крестьян не тронут и горожане мало пострадают, возможно, сохранят свои владения многие дворяне, а вот нас уже не будет! Поэтому прекращай плакать, пока это видно одному мне!
  
   Гор Дарнийский напутствовал возглавившего войско графа Мала.
   - Мы затянули с выходом, поэтому вам нужно спешить, - сказал он своему командующему. - Дворянство Эльтара разобщено, но братья в столице теряют власть, и могут найтись желающие этим воспользоваться. Сейчас есть шанс обойтись без драк, а если опоздаем, придётся сражаться. Сегодня прибыл шпион из Камелии, который сообщил, что Жубер собирает армию. Понимаете, что это означает?
   - Мы поторопимся, - пообещал граф. - Хорошо бы поторопить и сантийцев. У нас не так много сил, чтобы действовать без союзников. Эльтар мы захватим, но если в него войдёт армия Жубера, будет плохо, а если появится кто-нибудь ещё, можем не удержаться.
   - Если сложится угрожающее положение, отходите к границе! - приказал король. - Займите две или три приграничные провинции и держитесь! Что занимать - решите сами и сразу же шлите гонцов! Идите, граф, и да поможет вам Бог!
   Когда Мал вышел, в кабинет заглянул слуга.
   - Ваше величество! - обратился он к Гору. - Герцог Долгой просит его принять.
   - Скажите канцлеру, чтобы заходил, - разрешил король, - и пусть нам никто не мешает!
   Вошедшего в кабинет герцога нельзя было назвать стариком, но он был к этому близок. Они уже виделись, поэтому обошлись без приветствия.
   - Садись, - недовольно сказал Гор. - Из-за твоего совета задержались с выступлением, и теперь почти наверняка придётся драться с Жубером!
   - Я советовал другое, - напомнил канцлер. - Эта война - ошибка. Там не только союзный тебе Кей или враждебный Жубер. Я уверен, что в Эльтаре сойдутся в битве все его соседи. Победить можно только отсидевшись в стороне. Но ты уже принял решение, поэтому я пришёл с другим вопросом.
   - Святоши? - спросил король. - И что ты придумал?
   - У святых отцов нет власти, поэтому их не в чем ограничивать, - ответил Долгой. - Приказать распустить дружины и братства - значит показать, что мы напуганы событиями в Эльтаре и не верим их клятвам. Я придумал другое. В лесах провинции Жель до сих пор укрываются жрецы Борема. Нужно вывести их из лесов и защитить от братьев. Сила священнослужителей Единого в их незаменимости. Если...
   - Ты долго думал? - удивился Гор. - Кто же сейчас молится древнему богу? А если такие найдутся, то немного. К тому же святоши опять сцепятся с жрецами, а я не собираюсь охранять каждый храм или терпеть их разборки! И потом, как к такому отнесётся Единый? Не боишься за свое посмертие?
   - На чём основана вера? - задал вопрос герцог и сам ответил: - Есть только одна книга, написанная со слов самого бога, остальные писали его последователи. Их толкования и ритуалы - это выдумки людей. Бог говорил, что для него самое важное - это следование заветам, а в них нет ничего такого, что запрещало бы молиться другим богам.
   - Интересный взгляд на веру, - хмыкнул король. - Жрецы не требовали ничего, кроме поклонения и подношений, и обещали помощь в жизни, а после неё - место в чертогах своих богов. Значит, соблюдай заповеди Единого и он не накажет за восхваление Борема?
   - Других богов запретили люди, - пожал плечами Долгой. - С какой стати я должен им верить? Только потому, что они объявили себя служителями Единого? По-моему, сам Бог ни разу не проявил к ним свою благосклонность. Да, среди аторов много святых, но эта святость - выбор ещё живых!
   - Ты сам-то веришь? - спросил Гор.
   - А почему мне не верить? Единый действительно жил в древности и творил свои чудеса, и его заветы направлены на благо. От веры было много пользы, пока её служители не захотели подмять под себя дворянство. Пусть и дальше служат, только не одни. Пока у них будут враги, мы можем не опасаться заговоров.
  
   "И что мне теперь делать? - думал Жубер. - Доверился Гнешу и поддержал заговор, а атор взял и умер! Святоши терпят поражение, и скоро в Эльтаре соберутся армии соседей. Выждать, чем закончится их разборки, или тоже ввязаться в эту свалку?"
   Он привык сам решать важные вопросы, вот и сейчас обдумывал, отправлять или нет уже собранную армию, прогуливаясь в парке королевского дворца. Советники были выслушаны, но их советы его не устроили. И что-то нужно было предпринять в отношении своих священнослужителей. Слуга с длинным языком лишился головы, но Кай Алмарк узнал о заговоре и поделился своими знаниями с остальными аторами. Жубер знал, что многие из них восприняли это известие с восторгом. Он не проявлял большого рвения в вере, но старался соблюдать её установления. Служители Единого были необходимы и полезны, только до обращения Гнеша ему и в голову не приходило, что они могут замахнуться на высшую власть. Повезло в том, что первым пострадал Марк, а ведь жертвой мог стать и он! Теперь все короли примут меры, чтобы контролировать своих святош. Дружины и братства нужно запретить, но этого мало. Братья сдадут оружие и пойдут служить в храмы. Отданное недолго вернуть, а вместо набега кочевников придумать что-нибудь другое.
   "Ладно, об этом можно подумать позже, - решил король, - вот что делать с Эльтаром? Выгодней было бы прийти в него первым, но это уже не получится. Может, подождать, пока соседи сойдутся в сече, а потом выбрать момент и ударить наверняка? Не хотелось бы идти туда самому, но ещё меньше хочется доверить судьбу королевства кому-нибудь из герцогов!"
  
  
   Глава 11
  
  
   После ужина все собрались у костра. Спать было рано, а других дел, помимо общения, ни у кого не было. К тому же большинству хотелось лучше познакомиться со спутниками.
   - Я осмотрел всё, что было в сумке вашего людоеда, - сказал принцессе Ваг. - В ней одно барахло, кроме этой вещи. - Он показал небольшой золотой диск.
   - Людоед, скорее, ваш, чем мой, - улыбнулась Воля. - Вы там жили, а я только проезжала. И что ценного в этом предмете? Золото?
   - Золота в нём на пару монет, - ответил он. - Это амулет, который защищает от действия магии. Довольно редкая штука, но для вас бесполезная, потому что королевский знак даёт такую же защиту.
   - Не мой, - сказала девочка. - Мне дали простой, без защиты.
   - Тогда возьмите. На меня и так не действует магия, а у каждого из магов своя защита.
   - Отдайте Роланду, - попросила Воля, - ему он важнее, как моему защитнику и будущему мужу.
   - Вы хорошо подумали? - спросил Май. - Говорю не об амулете, а о замужестве. Дворянство не примет такой неравный брак.
   - А мне плевать! - рассердилась она. - И на дворянство плевать, и на мой титул! Я не собираюсь всю жизнь прозябать приживалкой у кузины. Выпрошу у неё баронский титул для Роланда и немного золота, а потом уедем!
   - Если откажетесь от титула принцессы, не будет сложностей с дворянством, - вступил в разговор Эрик. - Только вы слишком молоды для любви, а это решение навсегда. После отказа уже не вернёте нынешнее положение в обществе.
   - Скажите, а что для вас главное в жизни? - спросила девочка. - Вот был бы у вас титул графа без имения и средств. Родственники дадут кров и накормят, но на большее можно не рассчитывать. Нужен вам такой титул, который не вызовет ничего, кроме насмешек? Или лучше найти счастье без титула, но с любимым человеком?
   - Да, вам сильно досталось, - признал маг, - но всё равно странно слышать такие рассуждения от ребёнка. А что думаете вы, Роланд?
   - Был такой разговор, - ответил рыцарь. - Я не сказал ни да ни нет. Защищать буду, а остальное... Пусть сначала вырастет, а там посмотрим. Вы правильно сказали, что принцесса ещё ребёнок.
   - Дети тоже могут любить! - подал голос Надь, вызвав одобрительный взгляд Воли и улыбки взрослых.
   - Давайте отложим разговор о любви и поговорим о более важном, - предложил Ваг. - Завтра мы уже будем в Дарнии и до полудня доберёмся до Клема. Это небольшой город, но в нём нетрудно купить лошадей и даже нанять карету. Вряд ли кучер поедет в Сантию, но довезёт до границы. Стража на воротах потребует себя назвать. И что вы им ответите?
   - Назовусь благородной Волей Брей, - пожала плечами принцесса. - Милый, ты не против?
   - Будете сестрой, - согласился Роланд. - Пожалуй, действительно лучше скрыть ваш титул и не привлекать к себе внимания.
   - Обойдёмся без кареты, - продолжила девочка. - Купите мне смирную кобылу, и поеду верхом. Через Дарнию ехать дня три, а в Сантии посмотрим.
   - Учтите, что я тоже назовусь другим именем, - предупредил Ваг. - К сведению тех, кто меня не знает, это вызвано ссорой с одним из герцогов Дарнии. Это было в столице и прошло много времени, но лучше проявить осторожность.
   - Мне непонятно, почему медлят короли соседей, - сказал Гарт. - Ладно, у Кея Сантийского нет с нами общей границы, но о чём думает Гор Дарнийский? В Эльтаре нет власти и армии, а вот шпионы соседей должны быть.
   - Может, они и не медлят, - отозвался Ваг. - Если Гор поведёт армию, то не этим трактом, поэтому мы не встретим его солдат. То же и с другими. Вот Кею удобно идти здесь, но вряд ли его пропустят. В Эльтаре всё будет очень плохо, поэтому вы правильно сделали, что уехали. Война может выйти за его пределы, но в Сантии ещё долго будет безопасно. Уже стемнело и пора отдыхать, только сначала нужно договориться об охране. Первую половину ночи пусть дежурят наёмники, а потом их надо сменить.
   Ночь прошла спокойно, а утром быстро позавтракали копчёным мясом и вчерашней кашей, покормили и напоили коней и тронулись в путь. К полудню встретили съезд в деревню, но продуктов было много, поэтому проехали мимо. Вскоре Воля обратила внимание на обожающие взгляды, которые исподтишка бросал Надь. Когда он впервые её увидел, не было никакого интереса, скорее, мальчишку интересовала дочь шевалье Балера Мала. Интерес, быстро перешедший в любовь, появился, когда он узнал, что невзрачная девчонка - это беглая принцесса.
   "Как на всех действуют титулы, - подумала Воля. - Вот кто бы со мной возился и защищал, если бы я была простой горожанкой? Да никто! Роланд уже не бросит, а раньше проехал бы мимо. Жалко терять свой, но я от него избавлюсь. Пока буду принцессой, не дадут жить так, как хочется".
   До самого вечера ехали без происшествий и почти без разговоров. Сделали только одну остановку для обеда в трактире, а к вечеру подъехали к Клему. У этого города была такая низкая стена, что из-за неё виднелись крыши даже одноэтажных домов. В воротах никого не было, но на стук копыт подошли двое стражников. Они быстро собрали деньги за въезд и опять удалились в расположенную за стеной караулку.
   - А вы говорили, что спросят имена, - сказала Воля Вагу.
   - Раньше спрашивали, - отозвался он. - Удивительное разгильдяйство. Наверное, сменился городской голова. Роланд, дайте мне вожжи. Я знаю, где неплохой и недорогой трактир. Заночуем, а завтра сделаем покупки и уедем.
  
   В огромном, срубленном из столетних сосен храме было почти темно. Свечи не рассеивали тьму, а только слабо освещали стол и лица собравшихся за ним мужчин. Стены из потемневших от времени брёвен не имели украшений и полностью поглощали слабый свет. Одежда жрецов тоже была чёрной, поэтому создавалось жуткое впечатление плававших во мраке лиц.
   - Время пришло! - торжественно провозгласил главный жрец Борема Отак. - Скоро в Эльтаре закипят сражения, которые непременно затронут и его соседей! Короли обязательно ослабят служителей Единого, а войны дадут нам шанс с ними разделаться!
   - Так говорили и тогда, когда мы создали первых магов, - возразил один из жрецов. - Сколько сил было потрачено, а маги вместо борьбы с нашими врагами стали прислуживать дворянству!
   - Это спасло их от уничтожения, Сар! - сказал глава. - Они доказали свою полезность и смогли передать часть нашей силы своим детям. Мы ещё потребуем вернуть этот долг. Сейчас удар по Единому будет намного сильнее! Мы потратили двадцать лет, чтобы внедрить в храмы Эльтара своих людей и подтолкнуть аторов к этому мятежу! Пока о нём знают только короли соседей и уже принимают меры. Повсеместно запрещают братства и храмовые дружины! У наших врагов вырывают зубы и когти! Это не значит, что с ними легко справиться, но такая возможность уже есть!
   - Скоро Эльтар разорвут на части и обо всём узнают в остальных королевствах, - добавил сидевший рядом с главой жрец. - Даже если не получится общей свалки, слуги Единого будут во многом ограничены в правах! Возможно, наиболее дальновидные из правителей восстановят наши! Если кто-нибудь из них окажется недостаточно умён, мы о себе напомним.
   - Хорошо, враги ослабели и пришло наше время. И что же нам делать? Ты ведь для этого нас собрал?
   - Ты прав, Сар, - кивнул глава. - Можно подождать, но я предлагаю вмешаться и ускорить события. Слушайте...
  
   До Амгарда остался дневной переход, и Бешмей уже считал себя победителем, когда всё изменилось. Из столицы примчался один из его людей, который сообщил, что границу перешло войско Камелии.
   - Это случилось два или три дня назад, - говорил он графу. - Тот, кто сообщил о вторжении, не знает, был ли в войске сам король Жубер.
   "Дня через два они подойдут к Амгарду и мне придётся его сдать, - задумался Бешмей. - Прослыву не избавителем от мятежников, а предателем и пособником Жубера. Такой славы мне точно не нужно. Вряд ли соседи позволят королю Камелии захватить весь Эльтар, поэтому скоро здесь станет жарко. Мои силы не для таких разборок".
   Итогом его размышлений был приказ повернуть лошадей.
  
   Книги закончились, и Берг не знал, чем занять оставшихся с ним братьев. Мыслей бежать и найти где-нибудь пристанище, чтобы спасти жизнь, не было. Последние годы он жил мечтой о власти и величии братства, о том, как это величие позволит избавляться от скверны, не ограничивая себя законами королевства. Мятеж провалился - и жизнь кончилась. Магистр не хотел никого видеть и почти не выходил из бывшего королевского кабинета. Каждый день братья бежали из дворца, но ему об этом не докладывали. Сидевший в приёмной брат приносил еду, забирал грязную посуду и пускал в кабинет только тех, кому нельзя было отказать. Этот случай был из таких.
   - Что нужно? - подняв голову, спросил Берг у вошедшего брата.
   - Плохие новости, - ответил тот. - В королевство вторглись армии Дарнии и Камелии. Дарнийцы пришли раньше, но Камелия ближе к столице...
   - И когда здесь будет Жубер? - равнодушно спросил магистр.
   - Армия может подойти уже завтра, - ответил брат, - а о королях не говорили.
   - Войск Гаснии и Болема пока нет?
   - А разве придут и они?.. - смешался гонец.
   - Иди, - приказал Берг. - И пусть сюда никто не заходит.
   Когда брат выбежал из кабинета, магистр взял со стола небольшой каменный флакон, подержал в руках и поставил обратно.
   "Не хочу принимать яд, - подумал он и вынул из ножен меч. - Так лучше. Вряд ли Единый простит тысячи загубленных по моему приказу жизней, поэтому грех самоубийства уже ничего не изменит".
  
   Мужа не было второй день, и королева не знала, чем себя занять, чтобы делом заглушить терзавшие её тоску и мрачное предчувствие. Она сторонилась придворных дам, ни с одной из которых не сошлась близко, и не любила завывания бардов. Остались вышивание и прогулки в дворцовом парке. Первое Тая не любила, а второму мешали не вовремя пошедшие дожди и сильный ветер. Подумав, она решила больше времени проводить с детьми. Этому решению обрадовался один сын, а дочери были слишком малы, всё время проводили со служанками и не оценили заботы матери, которую даже не узнали. В этом была виновата не королева, а обычай, согласно которому малолетними принцами и принцессами должны были заниматься слуги. Исключение делалось для наследника, но и с ним больше общался король.
   - Мама, а куда делся отец? - спросил пятилетний Амир.
   - Он ушёл на войну, - ответила Тая. - Давай не будем об этом говорить?
   - Почему? - не понял сын. - Битвы - настоящее занятие для мужчин!
   - Кто тебе такое сказал? - поинтересовалась мать.
   - Бар говорил, - сказал принц о своем воспитателе, - и отец подтвердил, когда я спросил. Он ко мне часто заходил, не то что ты.
   - А ты хочешь, чтобы я была рядом? - спросила Тая, получила торопливый кивок сына и предложила: - Может, поедешь со мной в наш охотничий дом?
   - Поеду! - с восторгом согласился Амир. - Я там ещё не был!
   - Велите, чтобы заложили карету и приготовили охрану! - приказала королева ждавшему в соседней комнате слуге. - Я с сыном еду в охотничий дом. Вы, как воспитатель принца, едете с нами.
   "Плевать на обычаи, - подумала она, проигнорировав неодобрительный взгляд Бара. - Дочери уже не узнают, так побуду хотя бы вместе с сыном".
  
   Войско Дарнии второй день шло по землям Эльтара. Степи позволяли не сковывать себя трактами, а часто встречавшиеся рощи обеспечивали топливом для костров. Единственным, что осложняло движение, был недостаток воды. Ручьи хороши для одиночек, а не для девяти тысяч бойцов и пяти сотен лошадей, а реки пока не попадались. Королевство в этой части было слабо заселено, поэтому встретили только несколько баронских замков и два десятка деревень. Бароны открывали ворота и без возражений делились своими запасами, а у крестьян брали всё, что считали нужным, и пользовались водой из колодцев. Сегодня подошли к первому городу - Мардусу. Городом его можно было назвать с натяжкой, скорее, это была очень большая деревня с головой и положенной по статусу стражей. Стена отсутствовала, поэтому глава узнал о вражеском войске, когда оно дошло до его резиденции.
   - Конечно, я окажу всяческое содействие! - заверил Мала обильно потеющий толстяк. - Признать короля Гора? Я готов, но нужно получить разрешение нашего барона...
   - Вам сообщат, что нам нужно, - сказал ему граф. - Сегодня мы заночуем в вашем городе, а к утру всё должно быть готово! Недостающее возьмём сами, а вам потом придётся оправдываться перед горожанами. Впрочем, за неповиновение можем и повесить. Тогда оправдываться будет ваш помощник. Ясно?
   Голова оказался сообразительным, и к утру на единственную городскую площадь снесли всё затребованное.
   - Ваше сиятельство, - обратился к Малу один из офицеров. - С вами хочет поговорить один из наёмников. Он сказал, что знает нечто важное.
   - Ведите его сюда, - разрешил граф, - и быстрее разбирайтесь с грузами. Нам скоро выходить, а у вас ничего не готово!
   Наёмником оказался невысокий, но крепкий мужчина лет пятидесяти, с помеченным шрамом лицом.
   - Говори, что хотел! - поторопил его командующий.
   - Я вчера приехал из Мальда, - сказал наёмник. - Уехал потому, что стало известно нечто такое, что и вам полезно узнать. Но я хотел бы...
   - Сколько стоит твоё "нечто"? - спросил Мал. - Ну же! Не испытывай моё терпение!
   - Сто золотых, - назвал цену эльтарец. - Для вас это действительно важно!
   - Если важно - заплатим, - пообещал граф. - Но если ты зря отнял у меня время, то будешь битым!
   - Судите сами. Войско короля Жубера заняло три провинции и сейчас должно быть в Амгарде.
   - Да, это важно, - согласился Мал. - Знаешь, кто ведёт войско Камелии и сколько в нём бойцов?
   - Только то, что в нём нет короля, - ответил наёмник. - Сам я их не видел, но говорят, что войско очень большое.
   - Держи, - граф снял с пояса кошель и бросил эльтарцу.
   Золото не дороже жизни, а этот наёмник уберёг их от больших неприятностей. Идти без разведки стало опасно, а самым умным было остановиться и подождать подхода войска короля Сантии.
  
   Король Ольг Гаснийский отдыхал после обеда в одной из своих комнат, когда в неё буквально ворвался его старший сын Эльгар.
   - Отец, Парт вместе с войском ушёл из Болема в Эльтар! - выпалил наследник и без разрешения сел в одно из кресел. - Я только что выслушал гонца!
   Подобная вольность свидетельствовала о сильном волнении принца.
   - Сколько раз я запрещал бегать по дворцу? - спокойно сказал Ольг. - Такое поведение не пристало наследнику.
   - О моём поведении поговорим потом! - отмахнулся сын. - Сначала давайте решим, что будем делать!
   - Ничего, - ответил отец. - Эльтар для многих лакомый кусок, поэтому от желающих за него воевать не будет отбоя. Парт решил к ним присоединиться? Вот пусть и воюет. Мы не сделаем такой глупости.
   - Я говорил не об Эльтаре! - возразил Эльгар и развернул свиток. - Смотрите на карту. Вот это наша граница с Болемом...
   - Которая непроходима из-за гор и лесов, - отозвался король. - Два тракта и оба перевала перекрыты заставами, которые проверяют купеческие обозы. Наверняка Парт так их усилил, что там задержат целую армию.
   - Я не предлагаю штурмовать границу с Болемом! - рассердился принц. - Да посмотрите же на карту! Что нам мешает войти к соседям через Эльтар? Ведём войско в провинцию Тирия и уже по ней добираемся до пограничного Зарма! А от него идёт тракт до самой столицы.
   - А если Парм это предусмотрел и поставил там сильный заслон? - с проснувшимся интересом спросил Ольг.
   - Ну и пусть, - ответил Эльгар. - Там редколесье, которым можно провести армию. Мы со всех сторон, кроме Эльтара, защищены от соседей горами, поэтому можем использовать все силы! Пар наверняка понесёт большие потери и уже не сможет отвоевать свое королевство с тем, что у него останется!
   - Интересный план, - признал отец. - Не всё так просто, как тебе кажется, но можно попробовать. Скажи Ортею, что я приказал отправить гонцов к герцогам. Пусть будут у меня завтра к полудню. Учти, что я не пущу тебя в поход. И не нужно так сверкать глазами. Можно собрать другую армию, а ты у меня один.
  
  
   Глава 12
  
  
   В Клеме только переночевали, да ещё Роланд с Маем купили на городском рынке пять лошадей и одеяла. Надю не досталось коня, и расстроенного мальчика посадили в карету к Балерам. Выехали в полдень и до вечера двигались без остановки. Трактиров не встретили и, как только стало темнеть, нашли удобное место и разбили лагерь. Немного похолодало и поднялся ветер, но на поляне не дуло, а возле костров было тепло, поэтому спали под открытым небом, завернувшись в одеяла. Первыми дежурили наёмники, которых сменил Ваг. Утром, пока все спали, он сварил кашу и напоил лошадей, так что с отправкой не задержались. Двигались с час, когда ехавший первым Гуммер остановил коня.
   - Стойте, - сказал он остальным. - Здесь недавно убили человека.
   - Я ничего не чувствую, - Май, спрыгнул с лошади и прошёл вперёд, внимательно осматривая дорогу. - Не видно никаких следов. Вы не ошиблись?
   - Следы убрали, - объяснил Ваг. - Помолчите, я попробую найти тело.
   Он закрыл глаза и с минуту сидел неподвижно, после чего спешился и вошёл в лес. Долго искать не пришлось, потому что убитый лежал в двух десятках шагов от тракта.
   - Это же наш капитан, - узнал Май, когда бывший отшельник положил тело на дорогу. - Убит стрелой.
   - Ограбили и забрали коня, - сказал Ваг. - Наверняка это разбойники.
   - Мы не можем уйти с тракта, и ехать опасно, если это большая ватага и у них есть луки, - высказался Роланд. - Может, подождём попутчиков?
   - Ждите здесь! - решил за всех Гуммер. - Я посмотрю, что это за разбойники. Если смогу, справлюсь сам, иначе придётся вернуться и ждать какой-нибудь обоз. - Он натянул свой лук и скрылся в лесу.
   - Давайте отъедем от этого места, - предложил Эрик. - Ваш друг уверен в своих силах, а у меня нет такой уверенности. Если его убьют, нам тоже не поздоровится. Магия не защитит от стрел, а у нас больше нет лучников.
   - У меня был лук, - вспомнила Воля, - но он остался на корабле. Нужно было купить другой, когда ездили за лошадьми, а я не подумала.
   - Вас никто не пустит драться, - сказал Роланд. - Мне стыдно, что приходится отступать перед разбойниками, да ещё прикрываться нашим отшельником, но мы не можем рисковать вами и другими детьми. Уезжаем!
   - Ещё раз обзовёте ребёнком, и я не знаю, что с вами сделаю! - рассердилась принцесса. - Отъедем, но шагов на сто. Здесь почти все маги, неужели они не почувствуют толпу разбойников?
   Отъехали не на сотню шагов, а на две, и долго ждали, пока на тракте не появился Ваг. Увидев его целым и невредимым, поспешили приблизиться.
   - Мы за вас переживали! - воскликнула Воля. - Больше не смейте так собой рисковать!
   - Не было никакого риска, - улыбнулся ей Гуммер, взял у Мая повод коня и вскочил в седло. - Здесь обосновалась шайка из пяти бродяг. Луки были только у двоих, и никто даже не понял, что их убивают. Взял немного золота, а больше у них не было ничего ценного. Поторопимся, мы и так потеряли много времени.
   - А где лошадь капитана? - спросила девочка. - И разве мы его не похороним?
   - Лошадь забили бродяги, - ответил Ваг. - Её жарили, когда я там появился. А капитана я опять отнёс в лес. У нас нет лопат, а без них долго провозимся с рытьём могилы.
   Этот день был богат сюрпризами и очередной ждал их, едва отъехали на две лиги от места убийства капитана. Это была распростёртая на дороге молодая женщина со стрелой в груди. Когда подъехали ближе, Воля поразилась красоте убитой.
   - Какая уродина! - с отвращением сказал рыцарь. - По-моему, она притворяется мёртвой.
   - Вы правы, - сказал спешившийся Ваг. - Вставай, ведьма!
   Принцесса посмотрела на ехавших сзади Мая и Эрика и увидела, что их лица перекосило от отвращения. А вот обогнавшие карету наёмники смотрели на женщину с восхищением, к которому примешивалось сожаление о гибели такой красотки.
   - Святоша! - с ненавистью сказала ожившая красавица. - Надо же, как мне не повезло! Убьёшь?
   - К твоему счастью, я не из них, - усмехнулся Гуммер. - Убивать не стану, но придётся отработать. Куда ты собралась?
   - Хотела найти попутчиков в Эльтар, - сказала успокоенная его словами незнакомка. - Там должно пролиться много крови. К чему пропадать такой силе? А у вас странная компания. Рыцарь, девчонка с королевским медальоном и толпа магов. Да и с тобой много странностей. Вижу все признаки святости, а говоришь, что не слуга Единого. Ты не похож на жреца прежних богов, тогда откуда эта сила?
   - Сам не знаю, - ответил Ваг. - Для тебя главное, что она есть. Для начала сними морок.
   - Сняла, - прошамкала древняя старуха в замызганном платье. - И что дальше? Долго мне на вас горбатиться?
   Стрела куда-то исчезла, как и прежний дорогой наряд.
   - Проводишь до границы с Сантией и свободна, - сказал Гуммер. - Только сначала поклянись силой Ихтара в том, что не причинишь вреда никому из этих людей и выполнишь наш договор!
   - Ишь ты! - удивилась она. - Много знаешь! Ладно, клянусь силой Ихтара и тёмным небом во всём, что ты сказал. Только я не побегу за вами. Возьмёшь в седло?
   - Я ещё не ездил с такой красоткой, - засмеялся Ваг. - Садись на место рядом с кучером. И побыстрее, а то мы не успеем доехать до трактира.
   - Ночевать будем в замке, - проворчала старуха, довольно шустро забралась на козлы и сказала отшатнувшемуся кучеру: - Потеснись, красавчик. Не трясись, я рыжими не питаюсь.
   Они двинулись дальше, а Гуммер придержал коня и поравнялся с Волей.
   - Вижу, что вы не поняли, кого мы подобрали. Читали что-нибудь о ведьмах?
   - Ничего не читала, - помотала головой девочка. - Скажите, а почему я видела морок, а Роланд нет?
   - Из-за амулета, - ответил Ваг. - Ведьмы не могут действовать своей силой на них, а ещё на магов и таких, как я, но в состоянии задурить голову толпе обычных людей. Если бы на нас напала большая ватага разбойников, эта старуха подчинила бы их всех. Я не могу быстро действовать на людей, а маги повяжут своей силой одного-двух, самое большее трёх. Ведьмам недоступна обычная магия, но у них есть своя. Никто, кроме них, не может заглянуть в будущее. У меня бывают предчувствия, но это не точное знание.
   - А что она говорила о силе?
   - Кроме пищи ведьмам нужна жизненная сила людей, которая делает их сильнее, позволяет омолаживать тела и очень долго жить. Этой старухе лет двести, а то и триста. К счастью, они не могут сами убивать людей, точнее, могут, но в этом случае не получат от них силу. Да и мало её в одном человеке. Но они чувствуют, где прольётся много крови, и тянутся в эти места. Вообще-то, от ведьм мало вреда, но их не любят с имперских времен, а братья ищут и убивают. Она приняла меня за святого и простилась с жизнью.
   - Ваг, я не поняла, почему мы будем ночевать в замке. Это как-то связано с предвидением?
   - Наверное, - пожал могучими плечами Гуммер. - Вряд ли ведьма сможет объяснить то, что увидела. Можете сами с ней поговорить.
   Принцесса не преминула воспользоваться этим предложением. Она придержала свою кобылу, пока та не поравнялась с каретой Балеров.
   - Я Воля Маркор, - обратилась она к ведьме. - Скажите, как вас звать?
   - В тебе нет крови Маркоров, - скрипучим голосом отозвалась старуха, - хотя на груди висит их диск. Меня можешь звать Гарлой.
   - Объясни, Гарла, что ты говорила о ночлеге в замке?
   - Объясню, но сначала расскажешь о том, что приключилось в Эльтаре. Вы оттуда бежите, значит должны быть причины. У тебя не отвалится язык, а мне полезно знать.
   Принцесса подавила в себе раздражение, вызванное вопросами ведьмы и её манерами, и коротко рассказала о перевороте. Любопытство и желание пообщаться перевесили злость.
   - Совсем рехнулись! - высказалась старуха о святых отцах. - Это не просто так. Среди аторов дурных не было, а если появились, значит им кто-то помог поглупеть!
   - Почему ты так думаешь? - заинтересовался Ваг.
   - Плохой король или хороший, но он хранитель дворянских вольностей, - объяснила ведьма. - Королевство держится на дворянах, которые никогда не пойдут в услужение жрецам любого бога. За дворянами военная сила и накопленные за века богатства, а за братьями только служение Единому, которое они сами взвалили на свои плечи. Может, когда-нибудь вера и пересилит, а может быть, и нет! Не так уж трудно вспомнить, что были и другие боги, жрецы которых не посягали на права дворян, или взывать к Единому без посредников.
   - Умна, - признал Гуммер. - Так что по замку?
   - А ничего, - ответила Гарла. - Что увидела, о том и сказала. Если бы я всё знала о будущем, не попала бы к вам в услужение.
   - А всё-таки, - не отстал он. - Можешь хоть что-то сказать? Мы не собираемся пользоваться чьим-то гостеприимством, а для насильников есть ты.
   - Я не могу вечно дурить головы, - возразила ведьма. - Если там будет толпа, меня хватит на одну свечу. Могу заставить их подставить свои шеи под твой меч и буду рада даровой силе, но этому что-нибудь помешает.
   - И это всё, что ты можешь сказать?
   - Я могу говорить долго, только мог бы подумать сам. Это я не знала о ваших безобразиях, а дворяне уже знают. Кто-нибудь из баронов мог решить подработать. Сам он на тракт не пойдёт, но может послать одного из сыновей с частью дружины. Бежать из Эльтара будут дворяне или маги и не с пустыми руками. Можно хорошо поживиться и крепче привязать к себе дружинников. Я чувствую, что у вас мало золота, но они-то этого не знают! А когда узнают, никого из вас уже не будет в живых. Когда решаются на такое, свидетелей не оставляют.
   - Но вы с ними справитесь? - спросила Воля.
   - Справлюсь, девочка, - ответила Гарла, - толку-то! Если таких перебить, очень скоро об этом узнают в замке и пошлют погоню, а если только задурить голову и уехать, то через свечу поймут обман и погонятся сами. В дружинах много арбалетов, поэтому нас издали начинят болтами. Прятаться в здешних лесах - последнее дело: в них могут сгинуть даже такие, как я.
   - И что бы ты посоветовала? - спросил Ваг. - Тебя ведь убьют даже раньше нас.
   - Единственное, что приходит в голову, - это внушить им дружелюбие или любовь, - сказала старуха. - Это не морок, поэтому сохранится долго, особенно если мне подыграют маги. На хозяев замка их должно хватить. Тогда не убьют, а пригласят в гости, а потом отпустят, да ещё и проводят. А свой молодой вид я могу сохранять три дня.
   - Только не такой красивый, - буркнул помрачневший Гуммер, - иначе хозяева передерутся за право затащить тебя в постель, а потом счастливчика хватит удар.
   - Тогда не отвлекайте болтовней: я буду править заклинание.
   Ведьму оставили в покое и опять обогнали карету, чтобы не дышать пылью. До остановки на обед в придорожном трактире не произошло ничего особенного. Когда заканчивали есть, трактирщик предупредил о разбойниках.
   - Их никто не видел, но на тракте находили экипажи и убитых путников. Вас много, но я на вашем месте подождал бы попутчиков.
   - От судьбы не уйдёшь, - сказал Ваг спутникам. - Давайте не терять время. Попутчики не спасут от дружины, но могут добавить сложностей.
   С ним никто не спорил, поэтому расплатились и пошли к выходу, сопровождаемые осуждающим взглядом хозяина.
  
   Командовавший армией Камелии герцог Пер Мактор, как только вошли в Амгард, сразу же занял королевский дворец. В нём не осталось братьев, но никто из горожан не воспользовался отсутствием охраны и не позарился на обстановку и предметы роскоши. Правда, слуги Единого сами изрядно навредили бывшему великолепию дворца. Во дворе чернели пятна кострищ, а в дворцовых помещениях было грязно и исчезли шёлковые гобелены и другая драгоценная утварь.
   - Свиньи! - обругал братьев Пер. - Пошлите людей в городской храм. Пусть пригонят всех святош, я заставлю их вылизать эту грязь!
   С вылизыванием ничего не получилось, потому что из храма привезли одного летописца.
   - Куда делись ваши служители? - рявкнул на него раздражённый задержкой герцог.
   - Все сбежали, - ответил старик. - Меня оставили. Кому я нужен...
   - Кто у вас городской глава? - спросил Пер.
   - Был граф Макгор, - сказал летописец, - но его казнил Берг. Многие дворяне покинули столицу. Я тоже сбежал бы, если бы было куда.
   - Убрать! - махнул на него рукой командующий. - Гоните сюда горожанок, и чтобы до вечера навели порядок!
   Согнанные женщины, многие из которых уже пострадали от камелийцев, без возражения принялись за работу. Амгард не штурмовали, но это не спасло его жителей от солдатни. Армия состояла из дружин вассалов и подчинялась герцогу только в сражениях. В других случаях слушались, когда это было выгодно, так что он даже не пытался защитить горожан. Боя не было, не было и потерь, и солдаты почти не убивали. Но отсутствие ярости у победителей не спасло побеждённых от грабежей и насилия, вот пожаров не было, потому что Пер обещал вешать за поджоги.
   - Отправьте разъезды по трактам! - приказал он графу Фанку. - Если кто-нибудь из соседей вторгнется в Эльтар или найдётся вождь у дворянства, я должен заблаговременно об этом знать! Я назначаю вас военным комендантом Амгарда! Выберите себе авторитетного помощника из местных и наводите порядок. Заставьте стражников заняться делом. Если будут отказы, берите в заложники их семьи. И посмотрите, что нужно сделать, чтобы укрепить оборону города. А сейчас пришлите ко мне барона Парда.
   Пард был в свите командующего, поэтому не заставил его ждать.
   - Слушайте, что нужно сделать, барон! - сказал герцог. - Главное для нас - быстрее перетянуть на свою сторону местное дворянство. Мы не можем позволить себе осаду и штурм замков, потому что этим обязательно воспользуются соседи. Возьмите с собой чью-нибудь дружину и проводника и начинайте объезжать имения, начиная с ближних. Обещайте от моего имени любые вольности, потом посмотрим, что можно оставить. Вам всё ясно?
  
   Утром отряд жрецов Борема оказался в Эльтаре, а к вечеру служители древнего бога остановились для ночлега на большой поляне.
   - Обустройством лагеря займёмся позже, - сказал их старший. - Сейчас проведём ритуал, чтобы узнать, что здесь творится. Слушающим будешь ты. Пей!
   Выбранный жрец взял из рук Высшего глиняную бутылку, откупорил и выпил её содержимое. Его только что приговорили к смерти, но это была достойная жертва во имя величия дела, которому они служили.
   - Садись, - приказал старший. - Остальные замыкают круг. Если понадобится, отдадите ему силы, а я буду задавать вопросы.
   Выпивший эликсир сел на траву, а семь других жрецов окружили его и взялись за руки. Все застыли, и если бы за поляной мог наблюдать посторонний, он принял бы живых людей за изваяния.
   - Чувствую! - низким голосом сказал сидевший. - Армия Камелии заняла здешнюю столицу.
   - Король? - спросил старший.
   - Жубера там нет. Чувствую ещё одну армию. Это дарнийцы, которые заняли небольшой городок рядом с границей. Они там со вчерашнего дня, но не спешат уходить. Я не могу сказать, с ними король или нет - слишком далеко.
   Эликсир давал сверхъестественные способности, но жизнь того, кто им пользовался, измерялась минутами. Жрец на глазах старел, да и стоявшим в круге явно было нехорошо.
   - Ещё! - поторопил старший.
   - Больше ничего, - прохрипел старик, покачнулся и упал.
   - Готов, - сказал жрец из круга. - И у нас не осталось сил.
   - Кое-что узнали, - подвёл итог Высший. - Непонятно, почему остановились дарнийцы, но нам нужно двинуть их на Амгард. Пусть, забыв осторожность, сцепятся с армией Жубера. Для этого достаточно подействовать на командующего.
   - А если там сам король? - возразил один из жрецов. - Мы не пробьём его амулет.
   - Гор не рискнёт бросить королевство, - уверенно сказал старший, - но если он сделал эту глупость, она должна стать для него последней в жизни! Кто пойдёт?
   - Могу я, - вызвался самый старый жрец, - но нужно идти вдвоём. Мало ли что случится в пути, один я могу не дойти.
   - Ты пойдёшь с ним! - выбрал Высший. - Уйдёте завтра. А сейчас закопайте Поля и займитесь лагерем.
  
  
   Глава 13
  
  
   Засада была устроена за одним из поворотов тракта. Видимо, дружинники наблюдали за дорогой, потому что путников встретили уже готовыми к бою. Их было три десятка одетых в броню воинов, и у каждого имелся арбалет. Командовал сидевший на коне юноша лет двадцати. Лошади остальных были привязаны к деревьям.
   - Шевелись, старая! - крикнул Ваг, но Гарла не нуждалась в понуканиях.
   Сидевшая рядом с кучером красотка обворожительно улыбнулась и помахала рукой. Дружинники опустили арбалеты, а их предводитель спешился и, отдав повод коня одному из воинов, поспешил подойти к приехавшим.
   - Средний сын барона Стива Фальга Макор! - представился он, приветливо улыбнулся и добавил: - Дозвольте узнать, кто вы, и предложить гостеприимство замка Фальгов!
   - Здесь принцесса Воля Эльтарская и её свита! - ответила ведьма. - Благодарим за добрые слова, но принцесса спешит ко двору Кея Сантийского к своей сестре.
   - Тем более вы должны принять моё предложение! - просияв, воскликнул юноша. - Дорога опасна, а у принцессы малочисленная охрана. К тому же скоро начнёт темнеть, и вам придётся прервать путь и заняться обустройством лагеря, потому что поблизости нет трактиров. Переночуете у нас и дальше поедете с хорошей охраной. Если и потеряете время, то немного.
   - Я согласна оказать вам такую честь, - надменно сказала Воля. - Езжайте первым, барон, мы последуем за вами.
   Обрадованный Макор крикнул дружинникам, чтобы отвязывали лошадей, и сам поспешил сесть в седло. Когда все были готовы, он возглавил движение, приноравливаясь к скорости кареты. Сначала недолго ехали по тракту, потом свернули на съезд к баронскому замку.
   - Какая наглость - устраивать засады так близко от замка, - очень тихо пробормотал Ваг, но принцесса расслышала.
   - А зачем куда-то ездить? - сказала она. - Обобрали тела и унесли в лес. Кто станет разбираться и обвинять барона?
   - Прикусите языки! - прошипела ведьма. - Учтите, что я потратила силы и хозяев замка придётся обрабатывать магам!
   Ехали с полчаса по петлявшей между холмами дороге. За одним из поворотов увидели не очень большой замок. Ров отсутствовал, но стены были в три человеческих роста и довольно толстые, судя по ширине боевого хода. В этом убедились, когда проезжали ворота. Стоявшие в них дружинники с удивлением уставились на посторонних, а их старший хотел что-то сказать Макору, но был подчинён Эриком и промолчал. Во дворе лошадей забрали слуги, а нагружённых сумками гостей повели к одному из двух входов. Впереди шёл сын барона, за ним следовала Воля с не отстававшей ведьмой, потом двигались её спутники и замыкал это шествие шевалье Балер с семейством. Его наёмников отправили ночевать в казарму. Вещи несли только мужчины.
   Как снаружи, так и внутри замок не блистал красотой. Голый камень без штукатурки и какого-либо украшательства, плохо подогнанные плиты пола, отсутствие занавесок на окнах и пыль, которую вряд ли убирали чаще, чем раз в декаду.
   По скрипучей лестнице поднялись на второй этаж и подошли к комнатам барона.
   - Подождите здесь, - сказал Макор. - Мне нужно предупредить отца.
   Он скрылся за дверью, которую вскоре открыл пожилой, но ещё крепким мужчина с неприятным взглядом глубоко посаженных глаз.
   - Кто из вас принцесса? - спросил он, осмотрев обеих девочек и игнорируя остальных.
   Май применил магию и неприязнь хозяина замка тут же сменилась дружелюбием.
   - Это я! - ответила Воля и показала знак. - Со мной дворяне и маги, которым предложил гостеприимство ваш сын. Если вы не подтверждаете его приглашения, мы немедленно уедем. Мы к вам не напрашивались.
   - Конечно же я его подтверждаю! - улыбнулся он её горячности. - Сейчас прикажу, чтобы приготовили комнаты, а вас, ваше высочество, прошу пока отдохнуть в моих.
   Стив отвёл девочку в гостиную и отправил ждавшего там сына заботиться о гостях. Вот в комнатах барона было много дорогих и красивых вещей, которые делали их приятными для глаз. Пока слуги готовили комнаты и поздний обед, хозяин расспросил Волю о событиях в Эльтаре. Он слышал о вызванных святыми отцами беспорядках и гибели короля, но хотел знать подробности.
   - Вот оно как! - хмуро сказал барон, выслушав гостью. - Не ожидал. Я думаю, что наш Гор найдёт управу на братьев. Ишь чего захотели - всем править! Сам Единый сказал, что всякая власть от бога, но не от его слуг! Он не ставил их на служение, сами взялись, вот пусть и знают свое место! Я помогу вам чем смогу. Скажете, если нужно золото. И завтра поедете с моей охраной. Во времена смут и войн на дорогах неспокойно, даже если всё это не у нас, а у соседей. А сейчас прошу к столу.
   На обед подали жареное кабанье мясо, копчёную птицу и уже остывшую кашу. Из закусок были только солёные грибы и лук. В трапезной, кроме гостей, присутствовали хозяева, их управитель и капитан дружины. Они уже обедали, поэтому сейчас ели мало, больше общались с новыми людьми. Волю посадили рядом с младшим пятнадцатилетним сыном барона Ольдом, который старательно за ней ухаживал, вызывая ревнивые взгляды Надя. Когда поели, разошлись по своим комнатам. Ведьма представилась служанкой принцессы, поэтому отсутствовала за господским столом. Когда Волю отвели в её комнаты, там же оказалась и "служанка".
   - Так вам безопасней, - объяснила Гарла, когда остались вдвоём, - и ко мне не станут приставать.
   - А каково это - быть ведьмой? - спросила девочка.
   - Я не выбирала свою судьбу, за меня это сделали другие. Ведьмами нас назвали слуги Единого, сами мы называем себя жрицами Ихтара. Слышали о таком боге?
   - Кажется, что-то читала... - наморщила лоб девочка. - Нет, не помню.
   - Аторы постарались, чтобы исчезла даже память о древних богах, но в народе о них помнят. Это дворянам помогли забыть.
   - А как же ты служишь этому... Ихтару, если в него никто не верит? - не поняла Воля. - И он даёт тебе силу? Сколько же ты живёшь?
   - Хотите, открою секрет? - усмехнулась ведьма. - На самом деле никто из богов, в том числе и Единый, не нуждается в какой-то службе и преклонении. Их сила идёт не от людей, а от чего-то другого, о чём мы не знаем. Древние боги редко интересовались людьми, которые научились к ним взывать и что-то выпрашивать. Жрецы пользовались своим положением, принимая подношения и обещая помощь своих богов, но очень редко выполняли обещанное. И слуги Единого точно такие же, хотя многие из них думают иначе. Вряд ли их бог слушает людские молитвы и хоть в чём-то помогает.
   - Это при жизни, - неуверенно сказала девочка, - а что будет после смерти?
   - Пыток или блаженства точно не будет, - ответила Гарла. - Подумайте сами, какие пытки для душ и для чего это богу? Умерших лучше не сделаешь, поэтому остаётся устрашать живых. Но люди не могут жить страхом, а у многих нет веры в то, что записано в книгах. Писал-то не сам бог, да и записанное столько раз переписывали и правили... Какая этому вера?
   - Бог - это любовь! - возразила принцесса.
   - Вы много видели любви? - спросила ведьма. - О ней только болтают, а живут по другим правилам! Кто сильный - тот и прав. И свою правоту утверждают огнём и сталью, а не любовью, в том числе и сами слуги Единого. Любить можно родителей или мужа, а не того, кто жил сотни лет назад и проповедовал добро и справедливость. Я уже давно никому не служу и не получаю силу своего бога. Служила когда-то, больше двухсот лет назад, а потом жила только для себя. Смерть людей даёт много силы, но я никого не убиваю, а сражения редки. Приходится довольствоваться казнями и наведываться на городские бойни. От животных мало силы, но и она помогает жить. Ничего, скоро кровь польётся рекой. Жаль, что вы меня задержали, но войны - это надолго.
   - Как можно жить без веры? - растерялась девочка.
   - Вера нужна слабым. Они не могут противостоять сильным и уповают на бога. Молитвы и подношения дают надежду на высшие силы и уверенность, с которой легче жить. Даже если всё плохо, остаётся надежда на справедливость после смерти. Сильному человеку это ни к чему. Маги не верят в богов, но вынуждены ходить в храмы к ненавидящим их святошам. Люди не любят тех, кто живёт иначе. Сильных приходится терпеть, а слабым лучше не выделяться.
   - А почему ты обращалась ко мне по-простому, а сейчас уважительно? И разговор изменился.
   - Это нужно вам и хозяевам замка, - объяснила Гарла, - мне самой ближе простое обращение. Завтра, когда уедем, опять стану тыкать. Хотя... С нами будет охрана барона, поэтому придётся и дальше изображать служанку.
  
   - Сомкните ряды! - закричал граф Мальк. - Арбалетчики, вперёд!
   Одна из густо летевших стрел попала ему в грудь между пластинами панциря и вошла до самого оперения. Это оказалось последней каплей, и воины Боры побежали.
   - Потерпите, мой господин, - лихорадочно бормотал слуга, оттаскивая графа на обочину. - Сейчас...
   Проскакавший мимо кавалерист смахнул ему голову мечом, а другой для верности ударил лежавшего латника копьём.
   Декаду назад графы Боры взяли штурмом замок барона Меджая, захватив почти всю Кальпу, а через несколько дней пришлось вступить в сражение с объединённым войском дворян трёх провинций. Силы не успели собрать в кулак и терпели одно поражение за другим. Сегодняшний разгром стал последним. Оставленные в захваченных городах и замках гарнизоны ничего не решали из-за своей малочисленности.
   - Они бегут, - сказал Бешмей графу Больмару. - Я думаю, что до темноты успеем добить всех.
   - И что дальше? - спросил тот. - Провинцию освободим быстро. Может, захватим Бору? У её дворян осталось мало дружинников.
   - Слишком рискованно, - не согласился Бешмей. - Я думаю, что нужно укрепиться в Кальпе, поделить её земли и договариваться с захватившими столицу камелийцами.
   - А почему не с дарнийцами? - присоединился к разговору граф Далгой. - Мне Гор нравится больше Жубера.
   - Войско Камелии заняло три провинции и столицу, а дарнийцы топчутся на границе, - объяснил Бешмей. - Могут прийти и другие соседи, поэтому нам выгодно примкнуть к сильнейшему и оказать ему помощь. Если на наших землях начнутся сражения, потеряем всё!
  
   Герцог Пер Мактор должен был принять решение о дальнейших действиях своей армии и не мог этого сделать. В занятых провинциях лишь треть дворян соглашалась его поддержать, да и то тянули время, не оказывая реальной помощи. Остальные заперлись в своих замках и ждали, кто из вторгшихся в Эльтар возьмёт верх. Таких было уже много. Армия Гора не ограничилась одной провинцией, но командовавший ею граф Мал пока не рвался к столице. Короля Парта интересовали провинции, граничащие с Болемом, которые он спешил занять. Но у него была армия в пятнадцать тысяч мечей, и при желании болемцы могли подойти к Амгарду только за пять дней. По слухам, на границе видели армию короля Гаснии Ольга, но посланные разведчики пока не вернулись. В довершении всего Пер узнал, что сами эльтарцы устроили между собой сражения, причём крупными силами. Продолжать захваты было глупо, за отступление пришлось бы отвечать перед королём, а топтание на месте тоже ничего не давало. Рано или поздно придётся драться, возможно, сразу с несколькими противниками. Герцог с неохотой возглавил армию, потому что не мог отказаться без потери лица. Он предполагал, что может очутиться в подобной ситуации и предпочёл бы заключить с кем-нибудь союз и поделить Эльтар, но Жубер поссорился с соседями, поэтому договариваться было не с кем.
  
   - Это не город, а деревня, - сказал Трам, осматривая Мардус с холма. - И я почему-то не вижу дарнийцев.
   - Он и должен быть небольшим, - отозвался Эгей, - а войско куда-то ушло. Спустимся и узнаем у горожан.
   Жрецы спешили изо всех сил, но дорога заняла два дня, и теперь нужно было искать командующего армией Дарнии а другом месте. Когда вошли в город, узнали, что армия сейчас в Мальде, а здесь остались лишь два десятка кавалеристов.
   - Это около десяти лиг, - прикинул Трам. - Успеем до темноты, а на следующий день займёмся графом.
  
   Охотничий дом королей Сантии был большим двухэтажным зданием, огороженным высоким забором. Рядом с ним построили дом для слуг, а в другом конце двора - конюшню и загон для ручных оленей, в котором проводил время сын. Ему быстро надоели прогулки с матерью и ходившим за ними тенью Баром, в отличие от возни с оленятами и ездой на взрослых оленях. Конечно, принц ездил не сам, а вместе с лесничим. Таю устраивало и это. Лес, отсутствие придворных и игры с сыном облегчали ей разлуку с мужем.
   Всё было хорошо два дня, пока не приехал брат мужа герцог Лен Ондай со своей свитой. Сам деверь и трое его дворян не мешали королеве, мешало присутствие в их компании старого святоши. Лен был не похож на других герцогов королевства и большую часть времени тратил не на охоту и шлюх, а на книги и беседы с теми, кого считал умней себя. Видимо, этот старик в серой шерстяной мантии со знаком Единого на груди был одним из таких. Приехавшие поселились на первом этаже и старались не мешать королеве, как только поняли, что она ищет уединения, но Таю раздражал сам факт присутствия святого отца. Святым старика назвал Лен и добавил, что интересуется не его святостью, а умом и знаниями.
   - Зря ты так настроена ко всем святошам, - сказал он во время их первого и последнего разговора. - Наши не имеют отношения к тому, что творится в Эльтаре, а Марк уже давно не служит в храмах. Это очень умный старик и по-настоящему святой. Но если не хочешь общения, я сделаю так, что вы не встретитесь. Потерпи пару дней, потом мы уедем.
   Встреча всё же состоялась, причём при довольно трагических обстоятельствах. Амир умудрился сбежать от надоевшего воспитателя и пробраться к оленям, когда рядом не было никого из взрослых. Пятилетний мальчик смог вскарабкаться на самого высокого из самцов, который послушно возил гордого своей выходкой принца по загону. Наверное, всё обошлось бы, если бы Тае не захотелось пообщаться с сыном. Увидев пустую комнату, она нашла Бара и уже вместе с ним продолжила поиски. Быстро осмотрев дом в тех местах, где мог играть Амир, они бросились к оленям. Королева увидела сына верхом на огромном рогаче и так закричала, что испугала оленей. Животные бросились в дальнюю часть загона, при этом принц не удержался на гладкой спине и упал на землю. Копытами его не топтали, но хватило и удара головой, чтобы потерять сознание. Воспитатель принёс мальчика в дом и положил на лавку, возле которой быстро собрались дворяне и егерь.
   - Пропустите! - громко сказал подошедший старец. - У принца повреждена голова. Если ему срочно не помочь, потом будет поздно!
   Тая ничего не слышала. Обхватив сына руками, она горько рыдала, проклиная себя за эту поездку. Чьи-то руки мягко взяли за плечи, и горе сразу же сменилось равнодушием.
   - Посидите рядом, - сказал ей Марк. - Всё будет хорошо!
   Он опустился на колени перед мальчиком и взял его голову в руки. Результат появился почти сразу. Исчезла бледность, Амир начал глубоко дышать и открыл глаза.
   - Почему плачет мама? - спросил он старика.
   - Потому что взрослых нужно слушаться, - строго сказал тот. - Вы, ваше высочество, чуть было не умерли. Это и есть причина плача королевы. Не вставайте! Я вас подлечил, но сегодня нужно лежать.
   - Спасибо! - горячо поблагодарила Тая, у которой прошло безразличие. - Вы вернули мне сына!
   - Возвращать мёртвых труднее, чем исцелять живых и это не всегда получается, - ответил Марк. - К счастью, я успел. Я сожалею о том, что произошло с вашими родными в Эльтаре, но не судите о всех слугах Единого по тем, кто причинил вам боль. Люди разные, это справедливо и для братьев. Нужно служить богу, а не действовать от его имени, это не всегда понимают даже умные люди. И потом мне кажется, что с вашим королевством не всё так просто. Об этом можно поговорить позже, когда выздоровеет ваш сын.
  
   Кар Баркор с трудом поднялся на второй этаж к своим комнатам. После возвращения из столицы сил стало ещё меньше, и он усиленно готовил брата Галиша на свое место.
   В спальне атор с облегчением сел на кровать и хотел раздеться, но ему помешали.
   - Войдите, - разрешил старик, услышав стук в дверь.
   - Это я, учитель, - сказал вошедший Галиш. - Брат Монк привёз плохое известие...
   - Сейчас все известия плохие, - проворчал Кар. - Что у вас на этот раз?
   - Дворянам стало известно, что мы отравили всю королевскую армию. Раньше только подозревали о чём-то таком, но братья Берга грязно сработали и кому-то удалось выжить. Позже он умер, но успел всё рассказать. Новость вызвала возмущение, а кое-где даже убивают братьев. У нас пока тихо...
   - Уйди, - тихо приказал атор. - Пусть меня не тревожат!
   "Грязно сработали! - подумал он, когда брат пятясь вышел из комнаты. - Повсюду одна грязь, от которой уже не отмыться. Пусть что хотят, то и делают, но уже без меня!"
   Грудь болела и наливалась огнём, а навалившаяся слабость заставила лечь одетым.
   "Наверное, так даже лучше, - успел подумать старик. - Им не придётся меня одевать".
  
  
   Глава 14
  
  
   Командовавший десятью дружинниками шевалье Бурм решил оградить принцессу от любой возможной опасности, даже от случайно пущенной из леса стрелы. Когда выехали на тракт, по его приказу латники окружили Волю, отгородив от остальных спутников.
   - Уберите своих людей: они мне мешают! - рассердилась она. - Я не собираюсь дышать пылью и поеду впереди, вместе с господином Гуммером! Он у нас святой и издалека почувствует засаду. Если не согласны, можете возвращаться в замок!
   Шевалье пожал плечами и разделил дружинников на две пятёрки. Одна уехала вперёд, чтобы разведать дорогу и не пылить остальным, а другая замыкала движение. Сам Бурм развлекал себя болтовней с рыцарем. В кавалькаде хватало магов, которые должны были предупредить об опасности, поэтому он счёл возможным расслабиться.
   - Не нужно называть меня святым, - тихо попросил Ваг принцессу, когда они обогнали карету. - Я не хочу, чтобы о моих способностях узнали служители Единого.
   - Хорошо, не буду, - согласилась Воля. - Скажите, как вы относитесь к вере. У меня был разговор с Гарлой...
   Они ехали в двух десятках шагов от остальных и могли не бояться быть услышанными.
   - Могу представить, что она вам наговорила, - усмехнулся Гуммер. - Уточните, что вам интересно.
   - Она сказала, что Единому не нужны наши молитвы и восхваления. Но ведь для того и вера! Все славят бога и о чём-то молятся!
   - Я давно не молюсь, - ответил Ваг. - Я из очень богомольной семьи и когда-то ни одно дело не начинал без молитвы. Жизнь сложилась неудачно, а мои мольбы остались без ответа. Не повезло родиться младшим сыном, поэтому получил в наследство от отца только кошель серебра и старый меч. Это сейчас я так силён, что могу один разогнать охраняющих нас дружинников, а раньше был не сильнее любого из них. Когда поступил в дружину, пришлось вынести много издевательств. Это обычное дело, но и там мне досталось больше других. Уже позже женился, но жена заболела и умерла. После этого я понял, что в жизни нет справедливости, а есть право сильного. Хочешь преуспеть? Стань сильным! Я и стал. А молитвы... Бог их не слушает или не считает нужным отвечать. Когда-то он установил законы, пригрозил муками за их нарушение и больше не вмешивается в нашу жизнь. Вы спросили о восхвалении... Я думаю, что всемогущему существу оно совершенно не нужно. Люди судят по себе. Лесть греет сердца многим, вот они и считают, что и богу приятно, если славить его всем миром.
   - Значит, и вы не верите... - убито сказала девочка.
   - Я этого не говорил, - возразил он. - По-моему, вера заключается не в молитвах и восхвалениях, а в следовании законам. Я знал многих, кто верил в Единого и при этом нарушал его установления. Они часто молились и славили бога, считая, что этим искупают свою вину.
   - Быть сильным и следовать законам Единого?
   - Конечно! Сила позволит устроить жизнь, а если следовать законам, то и устраивать будешь своим трудом, а не за счёт других. Это трудно сделать подлецу, но не порядочному человеку.
   - Мой отец часто казнил...
   - Не убий? С этим требованием очень сложно. Я ведь тоже убивал. Воину нельзя не ответить ударом на удар или не выполнить приказ. А короли... Как править и не казнить насильников и грабителей? Вот если казнят тех, кто им мешает, это грех, но его простят служители Единого. Ведь всякая власть от бога, а властителям позволено многое из того, что запрещено для остальных. Не знаю, как это оценит сам Единый.
   - Вы говорите одно, а в священных книгах написано другое.
   - Книги писались людьми, - пожал плечами Ваг. - Церковь и её ритуалы - это человеческая придумка. Она нужна людям, а не богу. Я могу без этого обойтись, а многим нужны красота и торжественность храмов, молитвы, которые рождают уверенность и помогают жить, то же славословие бога, которое наполняет их души восторгом. Всему этому сотни лет и церковь уже давно стала частью нашей жизни.
   - Я запуталась, - призналась Воля. - Не знаю, как нужно верить. И мне неприятны сами братья. Пусть я не любила родню, но после того, что довелось увидеть...
   - Служители бога - это не сам бог, - объяснил Гуммер. - Если бы клятву нарушил кто-нибудь из герцогов, вы сторонились бы их всех? Конечно, вдвойне отвратительно, когда такое делают те, кто учит других любви и смирению, но они такие же люди, как и все прочие. А вера... С ней вы должны решить сами.
   Впереди послышался приближающийся топот копыт, и из-за поворота появился один из уехавших для разведки дружинников.
   - Весь тракт забит войском! - крикнул он. - Его возглавляет сам король Сантии! Мы сообщили, что охраняем его родственницу. Меня отпустили предупредить, что сейчас за ней приедут.
   - Кто за мной приедет? - нервно спросила принцесса. - Я еду со своими спутниками и не нуждаюсь в других провожатых!
   - Не знаю, - ответил дружинник. - Передали, что вы должны съехать на обочину и ждать.
   - Подождём, - согласился Гуммер. - Наверняка армия заняла весь тракт. Мы никуда не поедем, пока она не пройдёт.
   Вскоре опять услышали скачку, на этот раз нескольких лошадей. За Волей прислали молодого офицера и пятерых солдат. Они остановились рядом с каретой и путниками и спешились.
   - Я барон Собер! - представился офицер. - Кто из вас принцесса Воля Эльтарская? Его величество приказал доставить её к нему.
   - Я принцесса! - сказала девочка, показав медальон. - Только я не собираюсь с вами ехать. Мы подождём короля здесь!
   - Но у меня приказ... - растерялся он.
   - Вам приказали доставить меня силой, барон? - уточнила девочка. - Ах нет! Ну тогда пошлите одного из своих людей к королю с моим ответом, а сами можете подождать здесь!
   Собер понял, что принцесса упёрлась, и не стал спорить. Один из его солдат пришпорил коня и умчался по тракту, а остальные вместе с самим бароном съехали на обочину.
   На этот раз ждали дольше. Наконец послышался шум, который медленно приближался. Из-за поворота дороги показались всадники, вслед за которыми шли занявшие весь тракт солдаты. Какого-то порядка на марше не наблюдалось: королевские полки и дружины вассалов перемешались, каждый шёл, как ему было удобно. Видимо, подобный бардак был из-за нахождения на территории союзного королевства и отсутствия какой-либо опасности, иначе с ним вряд ли мирились бы. Король двигался в середине колонны, в окружении самых знатных вассалов и своих офицеров. Увидев стоявших на обочине людей, Кей вместе со своей свитой выбрался к ним из армейской толпы.
   - Это вы моя строптивая родственница? - спросил он Волю.
   - Не вижу строптивости в своем желании продолжать путь с теми, кто спас мне жизнь, - ответила она, опять показав медальон. - Приветствую, ваше величество! Пользуясь случаем, хочу спросить, окажут ли мне гостеприимство в вашем дворце или нужно устраиваться самой?
   - Конечно, мы рады вас принять, - ответил король, сменив насмешливый взгляд на удивлённый. - Это все ваши спасители? Я не считаю своих солдат.
   - Можете не считать и дружинников барона Фальга, - сказала Воля. - Они с нами с сегодняшнего утра и должны ехать только до границы с вашим королевством. Семья шевалье Балера в карете - это просто попутчики, остальные - мои друзья и защитники. Рыцарь Роланд Брей и маг Май Кожень спасли меня от убийц, а шевалье Ваг Гуммер - от людоеда. Был ещё маг, который помог бежать из столицы, но он погиб.
   - Их заслуги не будут забыты, - пообещал Кей. - Кто старший у дружинников?
   - Я старший, ваше величество! - поклонился Бурм.
   - Вы можете возвращаться, - сказал король. - Принцессу проводят мои люди. Передайте своему барону мою благодарность. Ваших спасителей, родственница, я отблагодарю, когда закончу поход.
   - Можете дать баронский титул моему рыцарю? - спросила девочка. - Или мне просить королеву? Из-за меня Роланд лишился своих доспехов и коня и неоднократно рисковал жизнью!
   - Это нетрудно, - ответил Кей и обратился к одному из офицеров: - Баль, быстро оформите баронство и выделите в охрану десять кавалеристов. Проводят принцессу в Габр, а потом пусть догоняют армию.
  
   После исцеления сына неприязнь королевы к старому священнику сменилась чувством искренней симпатии. Выбрав время, когда сын был под надзором своего воспитателя, она решила пообщаться с его спасителем. Старик часто прогуливался один по лесу, не отдаляясь от охотничьего дома, поэтому Тая решила совместить свою прогулку с разговором.
   - Марк! - окликнула она священника. - Подождите! Вы не против, если мы погуляем вместе? Хочется с вами поговорить.
   - Как я могу быть против! - улыбнулся он. - Желание королевы для меня закон. Задавайте вопросы, постараюсь на них ответить.
   - Вы можете объяснить, почему служители Единого в Эльтаре нарушили свои клятвы и пролили столько благородной крови?
   - Я с ними не общался, поэтому могу только предполагать, - ответил Марк. - Сами они наверняка оправдывали свои действия тем, что, убрав не слишком умного и жестокого короля и подчинив дворянство, искоренят в королевстве всю скверну и получат другие возможности нести слово божье всем его сословиям.
   - А разве у них было мало возможностей? - удивилась Тая. - Кто мог мешать?
   - Много, - согласился он, - но людям хочется большего. Церковь считает магию богомерзкой, но братьям запретили трогать магов. Дворяне в своей страсти к наслаждениям и красивой жизни часто нарушает божественные заповеди, считая, что можно вымолить прощение и откупиться подношениями храмам. А они стоят на ступеньку выше духовенства, даже те, у кого нет титулов. Простого шевалье можно обличать, а с бароном уже сложнее. Чем выше положение человека, тем больше он себе позволяет, в том числе и в вере, а вот у нас, наоборот, меньше возможностей на него действовать.
   - Значит, вы их оправдываете?
   - Я этого не говорил, - возразил старик. - Вы задали вопрос, и я пытаюсь ответить. Я порицаю в дворянском сословии разврат, излишнюю жестокость к тем, кто ниже, и философскую ересь, которая так модна у вас в последнее время. Но порицаю словами, как и многие другие. Король Жубер не лучше убитого Марка, но ведь восстали священники Эльтара, а не Камелии! И их не поддержал ни один из аторов соседей. Во всяком случае, мне ничего неизвестно о такой поддержке.
   - А как вы сами относитесь к этому... восстанию? - спросила она.
   - Конечно, я его не поддерживаю, - ответил Марк. - Знаете почему? Причин много, и нарушение клятв среди них не самая главная. Клятвы нарушают и дворяне. Главное - это вред власти для веры.
   - Как же так?.. - растерялась Тая. - Вы же сами говорили о возможностях!
   - Возможности растут, - согласился священник, - но растут и искушения. Власть пагубно влияет на очень многих людей, а слуги Единого такие же люди, как и все остальные. Единый проповедовал простоту и порицал роскошь. Уже сейчас об этом предпочитают не вспоминать, а если получат больше власти и золота? Не исчезнет ли простота, заменённая роскошью? И оправдания найти не так трудно. Народу нравятся красота храмов и блеск их служителей, так почему бы не пойти ему навстречу? Ведь это прямая польза делу веры!
   - А это не так?
   - Не так. Мало того что нарушаются заветы Единого, его служители отдалятся от тех, о ком должны печься! Возможно, со временем в них останется не больше благочестия, чем сейчас в дворянстве! Я думаю, что лет через двести у церкви будет намного больше власти, чем сейчас, но власти духовной. Нужно владеть умами, а не властвовать, как это делают короли. Такая власть позволит найти управу и на любого из земных владык, не поднимая на него руку.
   - Вы это сказали, а мне почему-то стало холодно, - поёжилась королева. - К добру ли такая власть?
   - А к добру ли власть королей? - возразил старик. - Всё зависит от того, кто правит. Власть может быть благом или стать проклятием. Да и незачем нам думать о том, что случится когда-нибудь, хватает своих забот.
   - Ваша правда, - согласилась Тая. - Хочу спросить о войне. Чем, по-вашему, она закончится?
   - Я не могу ответить на этот вопрос, - сказал Марк. - Возможно, Эльтар поделят его соседи или они из-за него передерутся. В эту борьбу могут включиться и более дальние королевства. Король Кей уже принял такое решение. Не исключаю и того, что на месте королевств в результате этих войн опять возникнет империя. Единственное, чем я могу вам помочь, - это помолиться о здравии вашего мужа.
  
   - На нём амулет! - зло прошептал Трам. - Откуда он взялся у графа? Святые делали их только для королей, герцогов и своих аторов!
   - А тебе не всё равно, если он есть? - отозвался Эгей. - Завалим этого командующего, а потом подчиним того, кого выберут офицеры.
   Жрецы Борема прибыли в Мальд к утру и обнаружили, что и в этом городе оставлен лишь небольшой гарнизон, а армия куда-то ушла. Поиски заняли весь день, но увенчались успехом. На подходе к лагерю их остановил конный патруль. Кавалеристов подчинили и двух заставили раздеться, а потом всех умертвили. Когда подъехали к палаткам, избавились от лошадей и отправились искать командующего. Идущие по лагерю солдаты никого не заинтересовали, поэтому не пришлось тратить силу для отвода глаз. Палатка графа была в центре лагеря, а он сам вместе с тремя офицерами сидел рядом с ней за наспех сколоченном столом.
   - Обойдёмся без убийств, - решил Трам. - Новый командующий может надеть амулет этого. И что тогда, валить их одного за другим? Как бы раньше не завалили нас с тобой! Дождёмся, когда он уйдёт в палатку, войдём следом и силой завладеем амулетом. Заставим его вести армию на Амгард и дать нам охрану.
   - Попробуем, - неуверенно согласился Эгей. - Этот Мал выглядит крепким и ещё не старым. Если не повезёт и он поднимет крик, нас разорвут на куски. Я не подчиню больше троих, а тебя хватит на десяток. Думаю, что на вопли командующего сбежится больше народа.
   Он как в воду глядел. Воплей не было, но графу удалось ударить одного из ворвавшихся в палатку жрецов кинжалом. Трам упал мёртвым, но Эгею удалось оглушить Мала эфесом меча. Сняв с командующего амулет, жрец привёл его в чувство, подчинил и огласил свой приказ. Он не потребовал себе охрану, за что и поплатился. Лагерь удалось пройти незаметно, но до тракта он не добрался. Жреца увидели бойцы одного из пеших патрулей. Эгею приказали остановиться, но у него не хватало сил на подчинение, поэтому попытался скрыться. Уже начало смеркаться, а в сотне шагов росла большая роща, поэтому были шансы уйти. Беглеца приняли за дезертира и выстрелили в него из трёх арбалетов. Один из стрелков оказался метким.
  
   Герцог Пер Мактор прислал только двух гонцов. Один сообщил о том, что армия перешла границу с Эльтаром и движется дальше, не встречая сопротивления, второй - о занятии Амгарда. Других гонцов не было, и последние дни Жубера мучили мрачные предчувствия. Войну нужно было закончить как можно быстрее, чтобы отсутствием армии не успели воспользоваться соседи, в первую очередь король Больвии Эктор. В Эльтар отправили лучших, так почему же не шлёт гонцов Пер? Причиной могли быть только трудности или неудачи, потому что с донесениями о победах не медлят.
   - Ваше величество, прибыл граф Эл Эбер, - доложил слуга. - Вы велели принять, как только...
   - Ну и какого демона ты спрашиваешь, если есть мой приказ?! - рассердился король. - Где он?
   - Сейчас войдёт! - слугу как ветром сдуло, и тут же в оставленную им открытой дверь вошёл граф.
   - Ну! - требовательно крикнул Жубер.
   Чтобы понять его нетерпение, нужно знать, что Эбер был отправлен в столицу Больвии с приказом следить за её королём. Он должен был отправлять гонцов, а сам мог уехать только в одном случае...
   - Эктор собирает армию, - устало сообщил граф. - Перед самым отъездом стало известно, что тем же самым заняты и в Аргени. Слухи о событиях в Эльтаре успели распространиться далеко за его пределы. Я едва успел бежать. Дороги перекрыты, а в столице задерживают наших дворян и купцов. Может, аресты проводят и в других городах, но у меня не было возможности это проверить. Когда пересёк границу, видел наш заслон. Мне он не показался большим.
   - В нём три тысячи мечников, - сказал король. - Должны подойти стрелки, а на трактах возводят укрепления.
   - Они не задержат армию, - возразил Эбер. - Эктор явно нацелился на нас, возможно, и не он один. Во всяком случае, никто не ловил аргенийцев. Мы сможем вернуть армию?
   Видимо, графу сильно досталось в последней поездке, если он посмел возражать Жуберу, но и тот на время забыл об этикете.
   - Не знаю, - сказал он. - Очень не хочется терять всё, что успели захватить. Попробую потрясти вассалов. Они не отдали мне всех своих дружинников, и никто не заинтересован в том, чтобы нас завоевали. Сколько у тебя осталось солдат?
   - Отдал сотню и осталось столько же, - ответил Эбер. - Но если останусь без дружинников, этим могут воспользоваться соседи.
   - Они тоже отдадут всех! А я издам указ, запрещающий любое сведение счётов! Казню позорной смертью тех, кто его нарушит!
   - Кого-то нужно оставить, - попросил граф. - Дворяне не могут обходиться без личной охраны. Без неё нельзя даже ездить по трактам.
   - Оставлю. Иди отдыхать. У меня будет разговор с канцлером, тогда расскажешь о своей поездке в подробностях.
  
  
   Глава 15
  
  
   До столицы ехали пять дней без каких-либо происшествий. Одну ночь провели под открытым небом, остальные - в трактирах. Когда охранявшим Волю кавалеристам не хватало свободных комнат, они разбивали палатки, но двое посменно дежурили у дверей в комнату принцессы. Так о ней не заботились даже во дворце отца. При въезде в Габр отпустили Гарлу и простились с семьёй шевалье Балера, который решил устраиваться самостоятельно.
   Город не произвёл на девочку большого впечатления, потому что мало чем отличался от родного Амгарда, а вот дворец понравился: у Гобларов он был больше и красивее отцовского. Командовавший десятком офицер сдал всех мажордому, простился и вместе с солдатами помчался догонять армию.
   - Можете звать меня Агустом, - поклонился принцессе пышно одетый мужчина. - Королева с наследником уехала в охотничий дом, поэтому вы встретитесь позже. Сейчас вам приготовят комнаты и накроют столы. Мальчик из благородных, маг или слуга?
   - Маг, - ответила Воля. - Готовьте комнаты, а с застольем повременим: мы недавно ели и не успели проголодаться. Пошлите лучше гонца к королеве, чтобы она узнала о моём приезде.
   - Конечно, - ещё раз поклонился мажордом. - Прошу вас пройти со мной на второй этаж. Гостевые комнаты у нас там. Возможно, вас, ваше высочество, поселят возле комнат королевы, но это она решит сама, когда вернётся.
   Комната понравилась. Меньше её гостиной в Амгарде, но с более красивой обстановкой. Уходя, Агуст посмотрел на котомку и спросил, есть ли у принцессы платье или ей нужен портной.
   - Да, совсем забыла! - спохватилась Воля. - Платье есть, только его нужно выгладить.
   - Сейчас пришлю вашу служанку, - пообещал мажордом. - С ней решите вопросы. Потом устрою ваших спутников и отправлю гонца к королеве. Мы уже обедали, а на ужин вас пригласят.
   - Выделите барону Брею отдельную комнату, - попросила она. - Это мой рыцарь, который получил титул от вашего короля.
   - Сделаю, ваше высочество! - он поклонился в третий раз и вышел.
   "Дома передо мной не гнули спину, - подумала девочка, подошла к кровати и легла, положив руки под голову. - Едва кивали, даже слуги. Жалко уезжать, если сохранится такое почтение, но всё равно не останусь здесь из-за Роланда. Баронство я ему выбила, теперь нужно достать золото. Интересно, может ли Ваг сделать меня старше? Если судить по тому, что болтают о святых, то должен. Нужно узнать. Надоело быть девчонкой, хочу стать женщиной!"
   В дверь постучали, и её приоткрыла симпатичная девушка лет семнадцати.
   - Можно войти, ваше высочество? - спросила она. - Я ваша служанка Леда.
   Такие манеры были связаны с толщиной дверей. Чтобы прислуга расслышала разрешение, Воле пришлось бы кричать. Те, кто не хотел появления посторонних, закрывались на засов.
   - Входи, - разрешила Воля. - Поможешь мне расчесаться и отнесёшь платье в глажку. Нужно, чтобы оно было готово к ужину.
   - Тогда я, с вашего позволения, сначала отнесу платье, - сказала служанка. - До ужина осталось немного времени.
   Она получила разрешение, забрала платье и ушла.
   "Нужно расспросить её о дворе, - подумала девочка. - Слуги знают больше иных дворян, главное - вызвать их на откровенность. Иногда за болтовню можно поплатиться головой, поэтому откровенничают только среди своих".
  
   Роланд поменял пропылённую одежду на чистую и лёг на огромную кровать. Ложа, которыми ему приходилось пользовался, были намного меньше, из-за чего возникло ощущение неловкости. Подумалось, что мажордом может вернуться и переселить его в комнату поскромнее.
   Улыбнувшись нелепой мысли, он задумался о своей судьбе. План проводить принцессу и уйти провалился. Король отправился воевать, поэтому его обещание наградить за спасение родственницы надолго откладывалось. Роланд получил баронский титул, причём от самого Кея и за заслуги, а не просто из милости. Это меняло дело, потому что к бедности такого барона отнесутся с пониманием и можно не ожидать насмешек. Деньги тоже были. С учётом золота, которое он выбил из трактирщика в Барме, и отданного ему Волей кошеля барона Фальга, набиралось три сотни золотых. Сотни хватило бы на новые латы и коня, а на остальное можно без мотовства жить целый год. Остаться заставляла не затея принцессы выйти за него замуж - к подобному рыцарь относился с иронией. Отнестись серьёзно мешали её положение и возраст. Он уже не обращал внимания на невыразительную внешность. Для большинства дворян было достаточно стройной фигуры и благородной крови, если к ним прикладывались любовь или большое приданое. Любви у него не было, а в обещание достать много золота не верилось. Одно дело приютить дальнюю родственницу, и совсем другое - делиться с ней казной. А если Воля откажется от титула... Ей это сойдёт с рук, а его могут и наказать. Такой поступок родственницы короля бросает тень и на него. Казнят и за меньшее. Значит, придётся забиться куда-нибудь в глушь или уехать в соседнее королевство.
   "О чём я думаю! - рассердился Роланд. - Эта девчонка придумала себе любовь, но у меня-то её нет! Но как можно обмануть и уйти?"
   За время путешествия встреченная на дороге принцесса стала для него кем-то вроде младшей сестрёнки.
   "Посмотрю, как к ней, да и ко мне, отнесётся королева, - решил он, испытав облегчение от того, что можно отложить решение. - Если обласкает, пока поживу во дворце, а там будет видно".
  
   Остальных гостей поселили в две гостевые комнаты. В одной из них обосновались маги, в другой - Гуммер с Надем. Мальчик впервые очутился в такой роскоши и поначалу немного робел. Он переоделся в чистое и нерешительно подошёл к кровати, на которую можно было уложить десяток мальчишек его возраста.
   - Ложись, - усмехнулся Ваг. - Сними только обувь. Скоро ужин, поэтому не стоит раздеваться.
   В пути Надь старался держаться возле Эрика, а со святым не перебросился даже словом. Гуммеру это было не нужно, а мальчик почему-то побаивался этого здоровяка, на которого не действовала ничья магия. А поговорить хотелось, только не хватало решимости.
   - А вы взаправду святой? - спросил он. - Я знаю, что вы не хотите, чтобы об этом знали, и никому не скажу. Это нужно для меня.
   - Не святой, но могу многое из того, что им приписывают, - отозвался уже лежавший Ваг. - Что тебе нужно?
   - Можете сделать меня взрослым? - спросил Надь, с замиранием сердца ожидая ответа.
   - Зачем это тебе? - удивился Гуммер. - Можно ускорить рост тела, но ум останется тем же, а проживёшь меньше.
   - Мне надо! - упёрся мальчик. - Сделаете?
   - Уже сделал. За год повзрослеешь на три. Недоволен? Быстрее взрослеют только в сказках. Через два года станешь самостоятельным, но и проживёшь на четыре года меньше. Потом рост замедлится.
   - Спасибо, - поблагодарил Надь. Голос дрожал от сдерживаемых слёз. Он рассчитывал совсем на другое.
   - Принцесса влюбилась в нашего рыцаря, - сказал раскусивший его Гуммер. - Ты ей не нужен и взрослый. Если она сделает глупость и откажется от своего титула, останется благородной девицей, а ты даже не дворянин. Поэтому не мучайся дурью и выбери для обожания кого-нибудь попроще.
   Мальчик не ответил, повернувшись к стене, он плакал, стараясь, чтобы не было слышно. Никто во всём свете не мог понять терзавшего его горя! Зачем жить, если запрещают любовь?
  
   - Что думаешь делать? - спросил Эрик.
   За время путешествия он близко сошёлся с Маем, можно сказать, подружился.
   - Принцессе мы не нужны, - отозвался тот, - а при дворе хватает своих магов. Я не буду ждать возвращения короля ради его благодарности. Деньги есть, поэтому сниму комнату и познакомлюсь с местными магами, а потом найду себе какое-нибудь занятие.
   - Можем снять одну на двоих, - предложил Эрик, - или купить небольшой дом. Хотя ты прав с тем, что сначала нужно осмотреться. Да и не хочется мне связывать себя домом. Неизвестно, чем закончится война, возможно, придётся бежать и из Сантии. А насчёт ненужности принцессе... Я бы не спешил уходить. Я дал себе слово сберечь эту девочку и при случае отомстить братьям. Если она хорошо устроится и будет в безопасности, можно подумать и о своих делах.
   - Слово в слово мои мысли, - хмыкнул Май. - Я тоже не собираюсь прощать святошам гибель семьи и обещал помочь Воле. Роланд всем хорош, но у него нет ни капли магии. Подождём приезда королевы и её решения. Учитывая наши заслуги, на дверь не укажут, но отношение может быть разным.
  
   Амгард, как и другие города Эльтара, был плохо приспособлен к обороне. Высоких стен не строили, потому что это был неподъёмный труд из-за их очень большой длины. К тому же в таком строительстве не было смысла, потому что для обороны всего периметра не хватало защитников и их нельзя было быстро перебрасывать на те участки, где намечался прорыв. А если стену защищает мало солдат, её всё равно захватят, высокая она или нет. Этим сейчас и занималась армия Дарнии. Сильно мешало предместье, но бойцы под прикрытием арбалетчиков атаковали на многих участках и кое-где уже удалось прорваться.
   - Пер Мактор сделал ошибку, - сказал командующему один из ушедших в поход графов. - Ему нужно было не цепляться за столицу, а встретить нас на марше.
   - Да, глупо, - согласился Мал. - Он рассредоточил свои силы, поэтому не сможет воспользоваться численным преимуществом. Город мы возьмём, лишь бы он при этом не сгорел.
   - Смотрите, ваше сиятельство! - крикнул один из его вестовых, показав рукой. - Похоже, что наши смяли камелийцев!
   - Действительно... - присмотрелся командующий. - Вот что, Баль, скачи к барону Грону, пусть срочно ведёт туда резерв!
   - Не рано ли? - осторожно возразил кто-то из свиты. - Может, подождём результатов разведки?
   - Войско Жубера нужно ломать! - отмёл его возражение Мал. - Когда вернутся разведчики, мы уже будем за городской стеной!
   Возможно, он был бы осторожней, если бы не магия жрецов Борема. Желание одержать победу над камелийцами стало нестерпимым.
   Три тысячи резерва позволили захватить большой участок стены и переправить в город сильный отряд, который, сметая вражеские заслоны, стал быстро продвигаться к ближайшим воротам. В предвкушении победы командующий со своей свитой подъехал к ним на две сотни шагов. Находиться ближе было опасно из-за вражеских арбалетчиков.
   - Пропустите! - услышали они чей-то крик.
   Солдаты охраны разбежались в разные стороны, и к Малу галопом подскакал один из разведчиков.
   - Беда! - крикнул он. - Враги вышли через другие ворота! Нужно срочно уводить наших от городских стен и собирать все силы в кулак!
   - Сколько там камелийцев? - спросил побледневший командующий. - И из каких ворот они выходят? Мы же поставили напротив каждых сильный отряд!
   В городской стене было шесть ворот, и они действительно охранялись снаружи несколькими сотнями кавалеристов.
   - Тысячи! - со страхом ответил разведчик. - Наш заслон расстреляли и сейчас уничтожают тех, кто штурмует стены! Я думаю, что герцог Мактор оставил в городе немного солдат, чтобы связать нас боем, а остальных из него вывел!
   В стороне ворот раздались крики и звон мечей, и они начали медленно открываться.
   - Собирайте всех, кого сможете! - приказал Мал свите. - Пусть заходят в город через эти ворота! Нужно занять большую часть столицы и очистить её от солдат противника. Нас обхитрили, но это не поражение!
  
   Даже отсюда, с расстояния в четверть лиги, было трудно дышать. Амгард был охвачен пламенем, и дым сносило ветром к остаткам армии камелийцев. Войско их противников вошло в приготовленную ловушку, после чего оставленные в городе солдаты подожгли его во многих местах. Центр был построен из камня и почти не пострадал от огня, но на окраинах каждый второй дом строили из брёвен, а из-за узких улиц и плотной застройки пожар быстро охватил город в огненное кольцо.
   Как только стало известно о подходе дарнийцев, герцог Мактор приказал объявить горожанам, что столицу сожгут. Они должны были собраться у южных ворот и под охраной уйти в соседний Монт. Многие поверили и, нагружённые вещами, ушли по тракту, но немало упрямцев осталось и разделило судьбу сгоревшей армии графа Мала. Сгорели не все, но выбегавших из двух ворот воинов и горожан расстреливали лучники. Среди убитых нашли и командующего.
   Победа далась дорогой ценой: после подсчёта выяснилось, что уцелело меньше шести тысяч солдат и каждый третий имел ранения или ожоги. Пер приказал не брать пленных, за что и поплатился. Из допроса дарнийцев можно было узнать, что они ждут союзное войско короля Кея, сейчас же его появление стало смертельной неожиданностью.
   - Сантийцы идут к столице, - докладывал герцогу старший поста на дарнийском тракте. - Не знаю, сколько их там, но много! И войско ведёт сам король. Наши остались задержать авангард, чтобы я смог уйти.
   - Сколько у нас времени? - спросил Мактор.
   - Меньше свечи, ваша светлость. Мы не успеем даже построиться и выйти на тракт. Уйти сможет только кавалерия.
   - Ждём здесь! - решил командующий. - Наши королевства не воюют, возможно, Кей разрешит нам уйти без боя. А если нет, тогда будем сражаться!
  
   - Подведите ко мне пленного! - приказал Кей.
   Встреченные на дороге камелийцы оказали сопротивление и все, кроме одного, были перебиты. У уцелевшего разрубили плечо, но он, хоть и с трудом, держался на ногах.
   - Отвечай, где ваша армия и сколько в ней мечей?
   - Армия возле столицы, - с трудом сказал солдат, которого, несмотря на рану и отсутствие оружия, держали за руки два бойца королевской охраны. - Я не знаю, сколько в ней мечей. Сейчас, наверное, меньше десяти тысяч.
   - Не врёт, но говорит уклончиво, - ответил на вопросительный взгляд короля состоявший при нём маг. - Скорее всего, их намного меньше.
   - Чем закончилось сражение с армией Дарнии? - спросил Кей. - Отвечай правду, если не хочешь, чтобы тебе сожгли пятки.
   - Дарнийцы уничтожены, Амгард сожжён, - ответил пленный. - Большую часть жителей мы из него выгнали.
   - Добейте, - приказал король. - Не будем терять время. Герцог Мактор напал на наших союзников и сжёг столицу уже нашего королевства. Если бы он не понёс больших потерь, напал бы и на нас. Нужно воспользоваться слабостью врага и уничтожить! Когда ещё Жубер соберёт новую армию, а мы приобретём симпатии многих эльтарцев, наказав тех, кто сжёг их Амгард!
  
   В небольшой, роскошно обставленной комнате беседовали двое мужчин. Одному время уже посеребрило виски, а второй был не старше двадцати лет. В их лицах трудно было найти сходство, тем не менее разговаривали отец с сыном. Граф Алик Брей получил власть над провинцией при жизни своего отца Сувора и сейчас сообщил ему о своём решении побороться за корону Эльтара.
   - Не ожидал от тебя такого безрассудства, - покачал головой отец. - В королевстве две армии соседей...
   - Которые вот-вот вцепятся друг другу в глотку! - перебил сын. - Меня поддержали одиннадцать графов, в том числе герой сражений с борийцами Бешмей, а это пять тысяч мечей, не считая стрелков и кавалерии!
   - Сборище дружин - это не армия. Дружины будут в любом войске соседей, но основная сила - это королевские полки! Что будешь делать, если соседи не передерутся, а договорятся и начнут делить королевство?
   - Сражение будет! - уверенно сказал сын. - Вряд ли после него у победителя останется много сил.
   - А почему за корону не борется сам Бешмей? - поинтересовался Сувор.
   - Не знаю, - ответил Алик, - мне это не интересно. Графы договорились, что королём стану я. По-твоему, лучше выяснять, кто достойней короны, с оружием в руках?
   - А теперь послушай меня, - сказал отец. - Бешмей старше и умнее тебя, и у него не меньше честолюбия и сил. Знаешь, почему он предложил графам тебя? Даже если соседи сойдутся в сражении и вам повезёт добить уцелевших, придут другие. Неважно, пришлют армии Жубер с Гором или кто-то другой, но их приход станет твоим концом. Для того чтобы утвердиться, нужно много времени, золота и поддержка большинства дворян. Те, кто её обещал, ничем не рискуют. Если тебя возведут на трон, потребуют расчёта за услуги, а если придёт кто-нибудь сильнее, они просто уйдут, оставив тебя одного. Тебе только обещали поддержку, а не давали клятву, которую трудно нарушить. При этом никто из них не пострадает, чего нельзя сказать о тебе. В случае проигрыша претенденты на трон лишаются головы. И не сбежишь, потому что этим навеки опозоришь свой род! И убьют не только тебя, но и нас!
   - Я не могу упустить такой шанс! - упрямо возразил сын. - Жена с дочерью уедет к барону Дамгу. Отправлю с ними верных людей и дам много золота. Если не повезёт, укроются в Больвии.
   - Власть лишает тебя рассудка! - рассердился Сувор. - Зачем тебе трон? Тебе мало золота, нашей провинции и лизоблюдов?
   - Вы ничего не понимаете, отец! - тоже рассердился Алик. - Такая возможность появилась впервые за триста лет!
   - Это ты ничего не хочешь понять. Ладно, вижу, что тебя не переубедить. Делай что хочешь, а я уеду вместе с Элией. В отличие от тебя, я, несмотря на старость, ценю жизнь больше власти!
  
  
   Глава 16
  
  
   Шёл третий день пребывания во дворце. Вернувшаяся королева очень обрадовалась Воле и тепло отнеслась к её спутникам, а принц прилип к Надю, который тяготился таким вниманием. Первый день Тая провела с кузиной, а на второй встречались только в трапезной. Выпытав всё, что известно девочке о событиях в Эльтаре, королева потеряла интерес к общению. Опять навалились тяжёлые думы о муже и хандра. Воля была рада тому, что её оставили в покое. Она тоже с радостью встретила родственницу, но мрачное настроение и разница в возрасте отбивали охоту к совместному времяпровождению. Выговорившись и наплакавшись в объятиях кузины, принцесса задумалась о дальнейшей жизни.
   Маги были заняты своими делами, Надь проводил время с принцем, а Роланд её избегал. Среди придворных дам были одни взрослые, которых пока избегала сама Воля. Сегодня она решила поговорить с Гуммером и выяснить, сможет ли он помочь со взрослением. Говорить нужно было без свидетелей, а она не могла, не нарушая приличия, одна идти к нему в комнату. К счастью, здоровяк для чего-то зачастил в зимний сад, которым никто не пользовался в это время года. Вот в дожди в нём трудно было найти пустую скамейку.
   Подойдя к дверям, девочка оглянулась и, не увидев никого в коридоре, быстро вошла. Почти всю крышу сделали стеклянной, поэтому в большом помещении сада было светло. Во дворце отца тоже был зимний сад, только раза в три меньше этого. От дверей расходились две дорожки с посаженными в деревянных бочках деревьями. Некоторые из них так разрослись, что под их кронами царил полумрак. Под такими стояли скамейки с удобными спинками. Было тихо, только в конце сада слышались тихие женские стоны.
   "Святой! - покраснев, подумала она. - И нашли же место! А мне теперь нужно уйти и подождать, когда они закончат".
   Ждала в оконной нише напротив нужных дверей, задёрнув портьеру. Пришлось довольно долго стоять, прежде чем из парка вышла молодая девушка, судя по одежде, дворянка. Дождавшись, когда она скроется за поворотом коридора, девочка опять вошла в сад и села на первую же скамейку. Гуммера не было так долго, что Воля уже решила его искать, когда произнесённые над ухом слова едва не заставили вскочить от неожиданности и испуга.
   - Говори, для чего я тебе нужен, - сказал Ваг, садясь рядом с ней. - Могла бы прислать служанку, вместо того чтобы караулить меня в нише.
   - А откуда вы узнали о нише? - покраснев, спросила принцесса, не придав значения тому, что к ней обратились на ты.
   - Платье в пыли и паутине, - усмехнулся он. - Ну и кое-что из моих способностей. Так зачем я понадобился?
   - Я хочу быстро повзрослеть, - прямо сказала она. - Поможете?
   - Ещё одна, - вздохнул Ваг. - Ну куда вы спешите? Жизнь и без того короткая, зачем её укорачивать?
   - А кто вас просил? Надь? Зачем ему?
   - Спрашивай у него сама. На сколько ты хочешь повзрослеть и за какое время?
   - Хотя бы на год, а лучше на два, - ответила Воля, - и чем быстрей, тем лучше!
   - Если быстро, будет больно! - предупредил он. - Не спеши говорить, что готова терпеть. Это две декады без передышки, даже во сне. Могу сделать то же за полгода без всякой боли. А лучше вообще не прибегать к моей помощи и не терять год жизни.
   - Пусть будет боль! - упрямо сказала девочка. - Я ведь не буду всё время кричать?
   - Терпеть можно, - с неудовольствием ответил он, - но боль сильно изматывает. К концу срока будешь очень скверно выглядеть. Потом придётся ещё столько же отъедаться и отсыпаться. Учти, что эту пытку уже не удастся прервать. И лучше тебе обо всём сказать королеве.
   - Я готова! Ваг, поверьте, что я никогда не забуду того, что вы для меня сделаете!
   - Как же скверно любовь действует на мозги, даже когда она детская! - сказал Гуммер и поднялся с лавки. - Я уже сделал. И не нужно меня благодарить. Не забудьте, что я вас отговаривал, и не проклинайте. Да, боль почувствуете к завтрашнему утру. Постарайтесь больше есть и двигаться - будет немного легче.
  
   - Может, хватит бегать по дворцу? - предложил Надь. - Мы с вами облазили всё, кроме подвала.
   - За подвал мне влетит, - вздохнул Амир. - Слушай, давай пойдём к святому! Это старик, который вылечил мне шею, когда я свалился с оленя. Мать пригласила его к нам, но он скоро уедет.
   - Можно, - согласился юный маг, подумав, что этот святой может сделать для него больше Гуммера. - А он нас не прогонит? Со святыми считаются даже короли, что ему мальчишки!
   - Не-а, - ответил наследник. - Он сказал, что я могу приходить в любое время, а ты мой гость.
   Святого поселили рядом с покоями королевы, а мальчики были в противоположном конце дворца, возле гостевых комнат. Идти было долго, поэтому они пробежались.
   - Мать запрещает бегать, - задыхаясь, сказал Амир, когда добежали до нужной двери, - и Бар тоже. Это мой воспитатель. Но мы не встретили никого из тех, кто наябедничает, так что, может, и не влетит.
   Он постучал в дверь и сразу же открыл. Надь нерешительно вошёл вслед за принцем и оказался в комнате, в два раза большей той, в которой жил сам. И убранство в ней было богаче. В кресле возле окна сидел старик в серой мантии.
   - Можно войти? - спросил Амир, уверенность которого при виде святого сменилась робостью. - Я со своим гостем...
   - Садитесь на диван, - с улыбкой пригласил старик. - Говорю для твоего гостя, что меня зовут Марк.
   - Надь, - тихо представился Фалей.
   - Интересная картина, - святой с любопытством осмотрел мальчика. - Мало того что маг, так ещё изменённый святой силой! И для чего же тебе понадобилось так сокращать свою жизнь?
   - Мне надо, - потупился Надь, только сейчас сообразивший, что этот святой, в отличие от их Гуммера, принадлежит к служителям Единого, которые терпеть не могут магов. - Потеряю только четыре года, зато раньше стану самостоятельным.
   - Даже для магов четыре года не пустяк, - покачал головой Марк. - Плохо, что ты этого не понимаешь. Не бойся, я не отношусь к тем, кто ненавидит магов, тем более таких малолетних. И кто же тот святой, который влил в тебя столько своей силы?
   - Я обещал, что буду молчать, - смутился мальчик. - Можно вас попросить?..
   - Не хочешь ждать два года, - понял старик. - В этом я тебе не помощник. Если ускорить рост, ты не выдержишь и сойдёшь с ума от боли.
   - А мне? - с мольбой сказал Амир. - Я тоже хочу быстро стать взрослым!
   - А вам, ваше высочество, нужно спросить разрешение у королевы. И я не советую это делать. Вы не маг, а люди и так живут очень недолго.
   - Сейчас спрошу! - принц вскочил с дивана и выбежал из комнаты.
   - Передай тому, кто тебя изменил, что я хочу с ним поговорить, - сказал Марк. - Для него не будет опасности в нашей встрече.
  
   Выслушав сбивчивый рассказ Надя, Гуммер смерил его недобрым взглядом, но не стал уклоняться от нежелательного разговора или бежать из дворца. Не стал он и затягивать со встречей с так некстати появившимся святым. Ваг почти не знал дворца, поэтому до нужной двери его довёл Фалей. Отпустив мальчишку, он вошёл в комнату, коротко кивнул сидевшему у окна старику и без приглашения сел в свободное кресло.
   - Не любите священнослужителей, - сделал вывод святой.
   - Я любил одну жену, - сухо ответил Гуммер. - Вы хотели поговорить? Я вас слушаю.
   - Мне было любопытно на вас посмотреть, - признался Марк. - Знаете, сколько святых во всех королевствах?
   - Надо думать, что их немного, - усмехнулся Ваг, - а я, судя по вашим словам, большая диковина.
   - Вы даже не представляете какая! - подтвердил старик. - В королевствах девять святых. Я не считаю себя, потому что уже давно никому не служу. Были ещё трое подобные вам.
   - Были? - поднял брови Гуммер.
   - Один принял предложение стать атором, а двое других оказались не такими сговорчивыми и исчезли. Сила, подобная вашей, должна идти только от слуг бога. Думаете, почему так не любят магов?
   - Это понятно, - ответил Ваг. - А как же вам удалось порвать с церковью?
   - А кто вам сказал, что я с ней порвал? Можно сказать, что я контролирую её и оберегаю, только со стороны.
   - Вот как! - удивился Гуммер. - Так это вы подтолкнули аторов Эльтара убить своего короля?
   - К сожалению, в Эльтаре не было своего святого, а то не было бы и этого мятежа, - ответил старик, - а я не могу охватить все королевства. Думаю, что аторов подтолкнул на это безумство кто-то из их врагов. Власть будет в руках служителей Единого, но это случится очень нескоро. Вряд ли вы до этого доживёте, несмотря на всю свою силу.
   - Кто же эти враги? - спросил Ваг. - Мне приходят в голову только маги. У них есть для этого сила, но такое восстание не в их интересах. В Эльтаре магов первыми пустили под нож.
   - Вы упустили жрецов, - сказал Марк. - Что смотрите с таким удивлением? Не знали, что они ещё сохранились? Маги - это их работа. Предполагалось, что с их помощью можно подорвать веру в Единого, но обращённые не захотели жертвовать собой. Их всё равно уничтожили бы, если бы не дворянство. А вот жрецам выгодны мятеж и войны, которые он вызовет. Чем больше беспорядок и кровопролитие, тем больше у них возможностей занять наше место или завоевать своё, как это было когда-то, во времена империи.
   - Допустим, что вы правы, - согласился Гуммер. - Виноваты жрецы, а аторов можно винить только в доверчивости. Мне непонятно, для чего вы это говорите.
   - Дело не в доверчивости. Магия или сила жрецов, которая ей сродни, действует очень недолго. Если человека заставить делать что-либо против его воли и уйти, пройдёт немного времени и он освободится от внушения. Вот если подталкивают к тому, что и так хотят сделать...
   - И почему вы со мной так откровенны? - спросил Ваг.
   - Хочу, чтобы вы мне помогли, - ответил Марк. - Вам придётся искать занятие, почему не это? Если откажете, не будет никакого принуждения и я никому о вас не скажу. Вы держите свои способности в тайне и не станете вредить, поэтому не навредят и вам. Жаль, если без пользы пропадёт такая сила! Наступают тяжёлые времена, а мы с вами могли бы уменьшить кровопролитие.
   - Мне нужно подумать, - ответил Гуммер. - Я обещал защитить принцессу...
   - От кого защищать? - удивился старик. - Неужели вы думаете, что этой девочке угрожает опасность? Её могли убить вместе с семьёй или во время бегства, но сейчас то, что она видела, уже не несёт угрозы, а она сама никому не нужна. Династия Маркоров уничтожена, и дети Воли не имеют никаких прав на трон Эльтара, а если бы даже имели... Право не действует, если оно не подкреплено силой.
   - Я подумаю, - повторил Ваг, - а чтобы мне было легче принять решение, расскажите о том, чем будем заниматься.
  
   Маги поочередно отлучались из королевского дворца для устройства своих дел. Вчера Эрик ездил узнавать, где и за какие деньги сдаются комнаты, а Май присматривал за принцессой, а сегодня он уехал знакомиться с городскими магами, оставив дежурить Датмера. Когда вернулся, рассказал о поездке.
   - Здесь много магов и без нас, - говорил он, удобно устроившись на кровати. - Меня приняли вежливо, но дали понять, что нам лучше поискать себе другое местечко. Наш шевалье Балер уже уехал в соседний Хорас.
   - А что говорят о святошах? - поинтересовался Эрик.
   - Здешние не замечены в смуте, но их на всякий случай прижали. Король запретил братства и забрал братьев в поход. Я думаю, что они из него не вернутся. Ты не придумал, что будем делать?
   - Похоже, что наша принцесса никого здесь не интересует, - ответил Датмер. - Если для неё нет опасности, то мы зря теряем время. Недовольны столичные маги? Ну и демон с ними! Я думаю, что мы без труда устроимся в любом другом городе, ещё и сэкономим на жильё. Нужно только перед отъездом поговорить с Волей.
  
   После уничтожения остатков войска Камелии Кею пришлось решать, куда вести армию. Столица сгорела не вся, но была завалена пеплом и так смердела, что вошедшие в ворота бойцы тут же выбежали обратно. Эти заботы мигом вылетели из головы, когда отвечавший за разведку барон Собер доложил о захвате провинции Ольба армией королевства Болем.
   - Мы взяли пленного, - рассказывал барон. - Когда поджарили пятки, он разговорился. Войско ведёт сам король, а эта провинция у них третья. Судя по разговорам офицеров, которые ему довелось услышать, следующей должна быть Баштей.
   Провинция Баштей граничила со столичной, а бойцов у Парта было не меньше, чем у Кея, поэтому ему было о чём подумать. Собственно, вариантов было только два: договариваться или сражаться.
   - Вот что, барон... - сказал король, - я напишу письмо, а вы отвезёте его королю Болема. Предложу ему поделить Эльтар, чтобы не повторить судьбу герцога Мактора. Кто бы ни победил в нашем сражении, он так ослабнет, что будет думать не о завоеваниях, а о том, как бы не стать жертвой кого-нибудь из соседей. Я думаю, что это понимает и Парт, тем более что у него не очень хорошие отношения с Ольгом Гаснийским. А мы на всякий случай начнём готовиться к сражению.
  
   Зарм горел вместе с населением и оставленным Партом Болемским заслоном. Командовавший армией Гаснии герцог Протус решил не тратить время и силы на сражение и не рискнул оставить за спиной тысячу вражеских бойцов. Проникшие в городок под видом крестьян гаснийцы подожгли его сразу во многих местах, а ставшая вдоль стен армия завалила ворота и добила тех немногих, кто пытался спастись. От деревянного Зарма осталась одна потрескавшаяся от страшного жара стена. Путь в королевство Болем был свободен.
  
   Прошло уже много времени с момента убийства Марка Эльтарского, и купцы успели разнести эту новость во многие королевства. Позже стало известно о сражениях между дворянами разных провинций Эльтара и о вторжении в это королевство армий Дарнии и Камелии. Все знали об отношениях Жубера и Гора, поэтому не было никаких сомнений в том, что их войска сойдутся в битве. Эта война ничем не грозила другим королевствам, а большинству королей было плевать на Эльтар, но они тут же стали созывать дворянское ополчение и вербовать наёмников. Слишком долго разборки сводились к схваткам небольших отрядов на границах. Все успели забыть войны прошлого и набрать жирок. Кто-то из королей решил увеличить свои владения и богатства, другие готовились защищаться и срочно искали союзников. Пришло время кровавых перемен, и ни у кого не было уверенности, что удастся отсидеться в стороне от разборок.
  
   Гарт был недоволен столичными магами. Он уже приценился к понравившемуся дому, когда посланец гильдии фактически выпер их из Габра. Пришлось ехать в тоже большой Хорас. Вот здесь его встретили совсем по-другому.
   - Нас мало, поэтому вам рады, - сказал ему глава гильдии. - Ещё не нашли дома? Тогда могу посоветовать один рядом с моим. Все маги города живут в этом квартале, он так и называется кварталом Магов. Несколько лет назад магов хватало, но потом многие перебрались в столицу.
   - Буду рад, - ответил Балер. - Главное, чтобы устроила цена.
   - Если не хватит денег, дадим, - пообещал глава. - В городе много клиентов, поэтому вы быстро их вернёте. В доме даже осталась обстановка от прежних хозяев, и вам не придётся ничего покупать.
   Цена оказалась терпимой и дом понравился, поэтому Гарт не торговался. После покупки осталось с полсотни золотых, но для жизни было всё необходимое, нужно только заказать вывеску о своих услугах. Жена была так рада тому, что у них наконец появился свой дом, что не стала ждать, когда муж наймёт служанку, и взялась наводить в нём чистоту и порядок. Мала заняла свою комнату, разложила вещи и легла на кровать. Родителям сейчас не до неё и у девочки не было никаких занятий, поэтому она вспоминала то немногое, что интересовало в их бегстве. Почему-то больше другого вспоминался Надь. Она видела, что понравилась мальчишке, пока не появилась принцесса.
   "И что хорошего в этой Воле, кроме титула, который лишает смысла любовь? - подумала Мала. - А у меня есть красота и способность к магии, пусть и слабее, чем у него. Правильно говорит мать, когда рядом нет отца, что мужчины все дураки!"
  
  
   Глава 17
  
  
   Как и предупреждал Гуммер, боль была сильной, но терпимой. Во время еды она немного уменьшалась. Упражнения, которые показал Ваг, уменьшали её ещё больше, но не будешь же весь день приседать или отжиматься! Приходилось сидеть в своей комнате, выпроводив служанку, и тихо стонать или гулять по зимнему парку, когда в нём не развлекался её святой. Бледное лицо, покрытый бисером пота лоб и искусанные губы... Такого состояния не могли не заметить, поэтому последовали вопросы. Королева всё знала и лишь сочувственно вздыхала, Гуммер отводил взгляд, а Надь где-то пропадал вместе с Амиром, поэтому с ним встречались только в трапезной. Первым спросил Май.
   - Вы больны? - обратился он к Воле, когда шли с завтрака. - Я чувствую, что вам нехорошо. Почему не обратились ко мне?
   - Это не болезнь, а изменение, - прекратив кусать губы, ответила она. - Ваг сказал, что мою боль не убрать магией.
   Эрик не присутствовал при этом разговоре и позже задал такой же вопрос. Принцесса ответила, и маги больше не беспокоили. Она ждала, когда же спросит Роланд, но так и не дождалась.
   "Он совсем на меня не смотрит, - с горечью думала девочка, идя в зимний парк. - Знал бы, какую муку приходится из-за него терпеть!"
   Подойдя к нужной двери, она постояла, но не стала заходить. Ноги сами привели к гостевым комнатам. По настоянию кузины Воля перебралась в одну из комнат рядом с королевскими апартаментами, но здесь жил её рыцарь... Лучше бы она осталась в саду! Когда до заветной двери осталось с десяток шагов, она отворилась и мужская рука втянула шедшую по коридору служанку. Такое было делом привычным, поэтому красотка даже не подумала сопротивляться.
   "Сволочь! - думала принцесса, глотая слёзы. - Ладно, я страдаю, но и ты у меня будешь страдать!"
   Девочку трясло от бешенства, поэтому она не успела вовремя отшатнуться от распахнувшейся двери в комнату Гуммера и получила чувствительный удар по лбу.
   - Я не хотел... - выдавил из себя чуть не сбивший её с ног Надь.
   Мальчишка готов был умереть от смущения и стыда, но Воля не обратила на него внимания. Что значит какая-то шишка, когда боль терзает душу и тело! Войдя в комнату, она захлопнула за собой дверь.
   - Это я могу вылечить не хуже магов, - сказал Ваг, имея в виду ушиб. - У вас что-то случилось?
   - Нужна ваша помощь! - ответила принцесса. - Сделаете так, чтобы мой рыцарь не мог любить женщин? Не насовсем, только на две декады.
   - Роланду сказать, кому он этим обязан? - спросил Гуммер.
   - Мне это безразлично, главное, чтобы возле него не было ни одной юбки!
   - Если не сказать, он бросится за помощью к магам. А если сказать... Я думаю, что его дружеские чувства сменятся неприязнью. После этого он не будет вам мужем.
   - Так что же делать? - заплакала Воля. - Я люблю, а он развлекается со шлюхами! Любви нет и не будет, даже когда я вырасту! С таким лицом... Да здесь служанки красивее меня!
   - Этому горю нетрудно помочь. Я могу сделать ваше лицо красивее. Оно и так милое, а если немного поработать с носом и убрать веснушки...
   - Можете увеличить груди? - перебила девочка. - Почему-то на них западают все мужчины. Я не отказываюсь от красивого носа, но его может не хватить.
   - С большими грудями неудобно самим женщинам, - предупредил Ваг.
   - Потерплю! - отрезала принцесса. - Ради любви идут и не на такие жертвы!
   - Сделал, - сказал святой. - И не злитесь на Роланда. Он мужчина, а вы для него только девочка, которую взялся оберегать. Вот когда повзрослеете...
  
   В душе Надя не осталось ничего, кроме отчаяния и желания умереть. Если бы он мог, сделал бы это прямо здесь, во дворце, но Гуммер научил отнимать жизнь только у других. На себе эта магия не работала, а резать горло... На такое не поднималась рука. Нужно уйти куда-нибудь в чёрные кварталы. В них много всякой швали, вот пусть они и режут!
   Вспомнив бешеный взгляд принцессы, мальчик всхлипнул и побрёл к ближайшему выходу из дворца. Гвардейцы знали, что он входит в свиту принцессы, поэтому не чинили препятствий ни на входе, ни в воротах. Оказавшись на Королевской площади, Надь выбрал первую попавшуюся улицу и пошёл куда глаза глядят. Когда он миновал один из городских рынков, улица стала заметно уже, а шедшие по ней горожане уже не могли похвастать богатством и красотой нарядов. Под стать одежде были и лица: озабоченные, угрюмые, а то и злые. Улица стала уже, а где-то впереди послышались крики и звон клинков.
   "Вот туда и пойду, - подумал мальчик. - Один удар - и всё!"
   Надь ускорил шаг, почти бежал. Шум стал громче, а вскоре он увидел дерущихся. В переулке два оборванца разбойного вида напали на невысокого крепкого мужчину, судя по одежде, купца. Сражались кинжалами, которыми все трое отлично владели. Купца прижали к стене дома и уже ранили в плечо.
   - Эй вы! - крикнул Надь. - Оставьте его, не то пожалеете!
   Он ещё не использовал боевую магию, поэтому на всякий случай вынул из ножен кинжал. Пусть убивают, но он постарается помочь. На том свете зачтётся, да и негоже просто подставлять шею, лучше погибнуть в бою, как мужчина!
   - Разберись, - бросил один оборванец другому и усилил натиск на начавшего слабеть купца.
   Второй повернулся и бросился на мальчика.
   - Сами напросились! - закричал тот - и грабитель повалился на брусчатку, зазвенев выроненным кинжалом.
   Надь не стал больше действовать магией, боясь зацепить купца, он размахнулся и метнул кинжал в спину оборванцу. Попал рукояткой, но этого хватило. Головорез замешкался и получил удар в грудь.
   - Вовремя ты появился! - переступив через его тело, сказал купец. - Маг?
   - Какое это имеет значение! - отозвался мальчик. - Я хотел, чтобы они меня убили, а из-за вас не получилось. Может, убьёте вы? Самому страшно...
   - Ничего себе! - ошарашенно сказал мужчина. - Давай я предложу другое. Сейчас пойдём ко мне, и ты расскажешь, из-за чего хочешь умереть. Ты спас мне жизнь, а я постараюсь выручить тебя из беды.
   Не слушая возражений, он подобрал кинжал Надя и взял мальчика за руку.
   - Вы ранены, - заметил тот. - Нужно перевязать...
   - Пойдём, - сказал спасённый. - Рана пустяковая, хоть я и потерял из-за неё много крови. Но сейчас почти не кровит, а здесь лучше не задерживаться.
   - А как вы здесь оказались? - поинтересовался Фалей.
   - Я купец Альд Фокель из Хораса, - начал рассказывать мужчина, торопливо уводя его от места побоища. - Приехал на несколько дней по торговым делам, а здесь оказался из-за плохого знания столицы. Предлагали проводить до трактира, но я понадеялся на память и где-то не туда свернул. Ты удивил меня своей магией. Насколько я знаю, таких маленьких не учат. Это как-то связано с потерей сил.
   - Я тоже так думал, - сказал мальчик, - а оказалось, что причина в другом. Я остался без семьи, вот и научили, чтобы мог себя защитить. Да, меня зовут Надь Фалей.
   Научил Ваг два дня назад, когда перед сном расспрашивал о родных и жизни в Амгарде.
   - Ты не прав, - возразил святой, услышав объяснение Надя о нежелании отца учить магии. - Дело не в будущей силе, которая никак не изменится. Просто магия - это то же оружие, и её не дают малышам. Ты много видел их, бегающих по улицам с кинжалами? Дети плохо себя сдерживают, и обида, боль или злость могут заставить их применить силу. Её у тебя не очень много, но хватит, чтобы убить трёх взрослых мужчин. Отец просто не захотел неприятностей. Но сейчас нужно научиться себя защищать.
   - Вот и познакомились, - довольно сказал купец. - Так, эти люди с корзинами идут с рынка. Кажется, вышли, отсюда я и без расспросов найду свой трактир. Позабочусь о ране, а потом поужинаем и будем разбираться в твоих несчастьях.
  
   Простившись с принцессой, Гуммер решил, что будет не лишним поговорить с рыцарем. Комната новоиспечённого барона была рядом, поэтому ему и без жалобы Воли было нетрудно понять, чем в ней занимаются. Чтобы меньше ждать, он своей силой ускорил процесс, поторопил девушку и заставил одеться Роланда. Ваг не использовал способности святого без крайней нужды, но сейчас был зол на Брея и не стал с ним церемониться. Открыв дверь, бывший отшельник без приглашения уселся на один из двух стульев.
   - Можете сидеть, - сказал он вставшему с кровати Роланду. - Есть важный разговор о вашей судьбе. Скажите, как вы относитесь к затее принцессы выйти за вас замуж?
   - Никак, - ответил раздражённый вмешательством в свою жизнь рыцарь. - Она ещё девчонка, к тому же принцесса. У меня нет ни любви, ни желания усложнять себе жизнь! И мне неприятно, когда её берутся устраивать другие! Пусть это даже...
   - А теперь послушайте меня, - перебил Ваг. - Воля меняется и через декаду и восемь дней станет обворожительной молодой женщиной. Сейчас вас любит ребёнок...
   - Она выдумала себе эту любовь! - взорвался Роланд.
   - Ещё раз перебьёшь и будешь наказан! - перешёл на ты Гуммер. - Ради выдуманной любви не будут терпеть сумасшедшую боль, а она терпит! Королева знает о планах принцессы и не станет ей мешать. Более того, когда уедете, даст тысячу золотых. Немного, но это её личные деньги. Чтобы получить больше, нужно обращаться к казначею и объяснять причину, а она не хочет.
   - Титул... - начал Роланд.
   - Молчи и слушай! Знаешь,что во дворце гостит ещё один святой? Так вот, у меня был с ним разговор. Это я до всего дохожу своим умом, а святые церкви собирали знания сотни лет и умеют намного больше! Я только что-то предчувствую, а они могут заглядывать в будущее. Он сказал, что пришло время империи и первым императором станет Кей Сантийский! Ты представляешь, что значит стать родственником императора?
   - Какая родня, если Воля откажется от титула? - спросил ошеломлённый рыцарь. - Да с меня сдерут шкуру за оскорбление!
   - Если будешь дураком, так и случится, - кивнул Ваг. - Кей подгребёт под себя все королевства, и ему потребуются верные помощники. Титул можно и вернуть, а до этого дать тебе графский. Не часто, но графы женятся на принцессах. Всё будет зависеть от тебя. Волю приняли очень хорошо, а её любовь - это не основание для опалы! У неё есть своё золото, как и у тебя. Уедете из столицы, например, в Хорас, и предложишь свои услуги кому-нибудь из графов. С вами отправится Май, а с золотом и магической поддержкой можно хорошо устроиться! И жена у тебя будет не просто красивой, но умной, верной и любящей. От такого отказывается только полный дурак. Я надеюсь, что ты не из таких.
   - А Эрик?
   - Тебе мало одного мага? Эрик слабее и не так опытен, как Май. Он уже договорился с королевским казначеем. Я тоже не поеду, потому что буду занят. И учти, чтобы больше не было никаких забав со служанками! Воля увидела твои шашни и пришла ко мне вся в слезах. Ей и так нелегко, а тут ещё это. Хочешь, чтобы её любовь превратилась в ненависть? Вот тогда тебе точно не позавидуешь.
   - Ладно, воздержусь, - пообещал Роланд. - Остальное буду решать, когда она станет взрослой.
  
   Маги хотели поговорить с принцессой сразу же после ужина, но она пришла к ним сама. Такое тоже не приветствовалось, но, учитывая их возраст и род занятий, не было позором, к тому же девочка выждала в нише, пока опустеет коридор, а уже потом стала стучать.
   - Хочу с вами посоветоваться, - сев, обратилась она к Маю. - У вас огромный жизненный опыт, а у меня его почти нет.
   - Говорите, - отозвался маг. - Помогу чем смогу.
   - Скоро я стану взрослой, - начала девочка. - Если Роланд захочет взять меня в жёны, уедем вдвоём, если нет - уеду одна. Королева даст тысячу золотых и есть триста моих. Примерно столько же у нашего рыцаря. Можете посоветовать, куда лучше уехать и чем заняться?
   - Я был в Сантии очень давно, - сказал Кожень, - да и вообще плохо знаю это королевство. Не думаю, что будет хорошей мыслью забиться куда-нибудь в глушь. Лучше уехать в один из крупных городов поблизости от Габра. Там больше возможностей хорошо устроиться и не мозолить глаза столичному дворянству. Я советую Хорас. Он ближе других, к тому же в этот город уехал шевалье Балер, магическими услугами которого можно воспользоваться.
   - А вы? - спросила Воля. - Неужели меня бросите? Я привыкла к вам как к родному человеку.
   - Тогда и обращайтесь как к родному, - улыбнулся маг, - а то выкаете как нашему святому. Я поеду и помогу в первое время, а дальше будет видно.
   - А я договорился с королевским казначеем и останусь при дворе, - добавил Эрик. - Если узнаю о чём-то важном для вас, постараюсь сообщить.
   - Вы хотели узнать насчёт занятий, - продолжил Май. - Ваших денег хватит купить хороший дом и лет на пять скромной жизни. Скромной для дворян, простакам их хватило бы до самой смерти. Поэтому вашему мужу придётся поступить на службу. Вы ведь не хотите, чтобы он опять отправился рыцарствовать?
   - Я его тогда убью! - пообещала принцесса. - Конечно, я выбираю службу. А кому служить?
   - Барон может служить графу или герцогу. Герцогов в Хорасе нет, а графов хватает. Король увёл большинство их дружинников, да и наёмников вербовали везде, где они были, поэтому хороших бойцов не хватает и Роланд устроится без труда.
   - А если он мне откажет?
   - Золота вам хватит, - пожал плечами Май, - а занятием будут поиски мужа. Найду такого, что быстро забудете своего рыцаря. Я шучу: какой же мужчина в здравом рассудке откажется от такого сокровища, как вы?
  
   Парт Болемский принял приглашение Кея о переговорах и пообещал прислать герцога Деснея. Время шло, а обещанного герцога не было. Ясность внёс барон Собер, который примчался в лагерь на взмыленном коне.
   - Ваше величество! - крикнул он, вбежав в королевскую палатку. - Болемцы ушли из провинций Баштей и Ольба! Я оставил своих разведчиков, но подробности узнаем только дня через три. Могу сказать, что армия Болема бросила захваченные ценности. Они отступают так, будто по пятам гонится сильный враг!
   - Ясно, что отступают не из-за нас, - сказал Кей. - Я думаю, что походом Парта воспользовался Ольг Гаснийский и это стало известно. Какие могут быть завоевания в чужом королевстве, если можно лишиться своего! Я на его месте тоже всё бросил бы и вернулся. Пока не будем входить в брошенные Партом провинции, займёмся другими.
   Этот день был богат на сюрпризы. Вторым стал приезд в лагерь графа Бешмея с большой свитой дворян. Он попросил аудиенции и был немедленно принят.
   - Приветствую, ваше величество! - поклонился граф. - Я представляю дворянство семи провинций, которое выразило желание видеть вас своим королём! Если вы примете наши предложения, через пять дней усилите свою армию на семь тысяч мечей!
   - И что мне предлагают? - спросил Кей.
   - Святоши казнили наших графов, - объяснил Бешмей, - а мы сами наказали захвативших чужие владения графов Боры. Освободилось много земли, у которой теперь другие хозяева...
   - Это я утвержу, - пообещал король. - Говорите дальше.
   - Мы предлагаем захватить Гаснию и Болем, - сказал граф, удивив Кея. - Ольг напал на соседей и успел занять почти всё королевство Болем, когда в него вернулся Парт. Не знаю, чем у них закончилось, но при любом исходе вы не встретите серьёзного сопротивления, тем более с нашей помощью.
   - И в чём ваш интерес? - спросил король.
   - В этих королевствах тоже освободится немало владений, которыми вы можете наградить своих дворян и тех, кого мы приведём в помощь, - ответил Бешмей. - Но это не все выгоды. У вас будут четыре королевства и, как нам известно, король Гор Дарнийский в союзниках. Вряд ли найдётся много желающих выступить против такой силы. Иначе рано или поздно придут другие соседи, а нам не нужны сражения на наших землях!
   - Неужели у вас не нашлось желающих надеть корону? - поинтересовался Кей.
   - Умные отказались, - улыбнулся граф, - а глупцы... Мы сделали ставку на одного, но после вашего прихода передумали. Он тоже передумал и принесёт вам присягу.
   - Если пришлёте помощь, я приму ваши предложения, - согласился король. - А вы постарайтесь договориться с теми из графов, кто ещё не определился. Прольём меньше крови, и я смогу быстрей заняться королевствами соседей.
  
  
   Глава 18
  
  
   - По-моему, у тебя исчезли веснушки, - сказала Тая. - Подойди ближе! И нос стал прямей. Больше ничего не заметила?
   Они пришли после завтрака в комнаты королевы и сейчас беседовали в её гостиной.
   - Выросла на три пальца и появились груди, - ответила Воля. - Только они ещё маленькие. Когда проснулась, веснушек уже не было, а на нос не обратила внимания.
   - И не обратишь, если не будешь отходить от зеркала, - улыбнулась королева. - За десять дней изменений могло быть и больше. А ну-ка, повернись! Знаешь, ты немного раздалась в бёдрах. Я заметила, что ты уже почти не грызешь губы. Привыкла к боли?
   - К ней нельзя привыкнуть, - отозвалась принцесса, вертясь перед зеркалом. - Спать стала лучше, а в остальном всё то же самое. Нужно сказать Леде, чтобы мерила и бёдра.
   Наверное, она всё-таки притерпелась к боли, потому что в первые дни было не до внешности, но об этом почему-то не захотелось говорить.
   - Я не смогла бы отказаться от титула, - покачала головой Тая. - Любить можно и не выходя замуж. За любовника не так осудят, как за отказ...
   - У нас были разные семьи, - перебила Воля. - Тебя любили, а меня только терпели. И замуж тебя выдали за короля, а мне подсунули бы какого-нибудь графа, а могли вообще отравить. Кажется, стучат.
   Они выпроводили служанок и заперли входную дверь, поэтому пришлось открывать самим. В коридоре ждал королевский секретарь с бумагой в руке.
   - Ваше величество! - поклонился он Тае. - Только что прибыл гонец с письмами от короля. Это адресовано вам...
   Не дослушав, королева выхватила из его рук пакет и убежала в спальню читать. Вскоре она вернулась в гостиную, заплаканная, но счастливая.
   - Муж жив и не получил ни одной царапины! Его признали графы Эльтара и привели свои дружины! Короли Гаснии и Болема затеяли войну, так он захватил и Болем. Сейчас наше войско покоряют Гаснию, но Кея там нет. Амгард сожжён камелийцами, поэтому муж остановился в Славле.
   - А твои родственники? - спросила Воля. - Он что-нибудь написал?
   - Дворец брошен, а они сами исчезли неизвестно куда. Кей надеется, что мои родители и брат могли сбежать, и пишет, что приказал искать Нурса Моама и вообще всех, кто уцелел, из братства Святого Тора.
  
   Гуммер не стал стучать в дверь. Он мысленно спросил разрешение, получил такой же отклик Марка и вошёл. Маги не умели обмениваться мыслями, не умел и он, пока вчера не получил это знание от святого. Себя он по-прежнему не считал святым.
   - Соскучился? - усмехнулся Марк. - Или надоело сидеть во дворце и хочется заняться делом?
   - Второе, - ответил он, опускаясь в кресло. - Принцессе уже не нужны мои услуги, а других занятий нет.
   - Для нашей работы не пришло время, - сказал старик. - Кей захватил три королевства, но об этом пока никому неизвестно. Вот когда узнают, начнётся самое интересное.
   - Опять заглядывал в будущее? - спросил Ваг. - Интересно, как вы это делаете?
   - Догадываюсь, - прищурился Марк. - Не стоит слишком часто беспокоить высшие силы, чтобы не лишиться их помощи. Я думаю, что Кей вместе с Гором захватят и поделят Камелию. Жубер перессорился с соседями, поэтому ему никто не поможет, наоборот, постараются урвать себе одну-две провинции. Нового императора может остановить только союз нескольких королевств, причём прямо сейчас, пока он не успел укрепить свою власть, а я не верю, что такой союз можно создать быстро.
   - Так что всё-таки насчёт ясновидения?
   - Нет в нём никакого секрета, - нехотя ответил старик. - Ты поклялся, что будешь помогать мне десять лет, да и потом не станешь вредить церкви. Я передам часть своих знаний, чтобы от тебя было больше пользы.
   "А потом я исчезну как те двое, - подумал Гуммер. - Ладно, до этого времени нужно дожить. Хорошо, что нельзя читать мысли, только слышать, когда их обращают к тебе".
   - Нужно задать вопрос и убрать из сознания все мысли, - продолжил Марк. - Если придёт ответ, то не словами, ты сразу получишь нужное знание. Иногда это происходит быстро, чаще приходится ждать. После этого не забудь помолиться. И спрашивай только о других, на вопросы о своей судьбе не получишь ответов. Нужно говорить о том, что этими знаниями нельзя делиться?
   - И с тобой?
   - Я имел в виду людей и магов. Что так смотришь? Да, я не считаю нас людьми. Кто из людей имеет такую силу и может прожить пятьсот лет? С нами не сравнятся ни маги, ни ещё живые жрецы! Так что со мной можешь делиться, как я делюсь с тобой. Не терпится попробовать?
   - Я редко тороплюсь, - ответил Ваг, - но если нет работы, то прямо сейчас и попробую, конечно, не здесь, а у себя.
   Надь куда-то пропал, поэтому он жил один и не пришлось никого выпроваживать. Очутившись в своей комнате, Гуммер лёг на кровать, задал вопрос и приказал себе не думать. Ответ пришёл сразу.
   "Это с кем же я связался? - подумал он о святых. - Надо же было так намутить!"
   Основания для таких мыслей у него были. Оказывается, жрецы Борема настроили аторов Эльтара на убийство короля и захват власти не по своему почину, а по принуждению Марка. Церкви мешали границы королевств и сами короли, поэтому святые решили ускорить объединение.
   "Ловко! - думал Ваг. - Подставить церковь Эльтара, а потом доказать императору, что во всём виноваты жрецы. Да он после этого запретит все культы, кроме веры в Единого! Понятно, почему не использовали одних жрецов. Их только два десятка, а у святош намного больше сил и возможностей. Жрецы могли убить короля и выманить армию, но у них не вышло бы её уничтожить или захватить столицу. Армия вернулась бы и командовавший ею герцог стал бы новым королём. Не было бы ни безвластия, ни связанных с ним беспорядков. У аторов это получилось, только дворянство не захотело им служить. Интересно, как такое кровопролитие оценит сам Единый".
  
   Надь дал себя уговорить на поездку в Хорас, а теперь жалел.
   - Ты не виноват в том, что ушиб принцессу, - говорил перед отъездом Фокель. - Это вышло случайно, и она тебя давно простила. Но оставаться во дворце глупо, а ещё глупее - сводить счёты с жизнью. Ты слишком юн для любви, да и зачем любовь, над которой будут смеяться? Предлагаю поехать со мной. У меня есть два сына, будешь третьим.
   С поездкой не уложились в один день. Ехавший в карете мальчик был занят своими переживаниями и не смотрел в окно, поэтому не увидел ничего, кроме трактира, в котором ночевали. Мысли о погибшей любви донимали его до приезда в дом купца. Приняли Надя хорошо, особенно когда узнали, что он маг и спас Альда. Его жена Вара даже прослезилась. Старший сын был в отъезде, а младший сразу увёл нового брата к себе.
   - Вы уже завтракали? - спросил он. - Тогда пойдём со мной, а с матерью поболтаешь потом.
   Пришлось рассказывать свою историю, но с Болем, так звали брата, он не стал откровенничать, и рассказ получился очень коротким.
   - Врёшь! - не поверил мальчишка, который был на год старше. - В магов я могу поверить, их и у нас много, а святой в королевстве один. И рыцарей уже нет, это не мои слова, а отца. Он говорил, что сейчас никто не таскает на себе столько железа. Принцессу и людоеда тоже выдумал?
   - Не хочешь - не верь, - равнодушно отозвался Надь. - У вас действительно много магов?
   - А то! - подтвердил Боль. - Недавно приехал ещё один. У него очень красивая дочь. Квартал Магов рядом с нашим, так я её уже дважды видел.
   - Это не семья шевалье Балера? - поинтересовался Надь.
   - Точно! - поразился брат. - А ты откуда их знаешь?
   - Ехал в их карете. Если хочешь, познакомлю с Малой. Узнаешь у неё, врал я тебе или нет.
   - Заметано! - хлопнул его по спине Боль. - Пошли прямо сейчас!
   До дома знакомых магов было действительно недалеко. На стук открыла служанка. Узнав, что ребята пришли к дочке хозяина, она позвала Эльзу.
   - Надь! - удивилась и обрадовалась та. - Как ты здесь оказался? Это твой товарищ? Проходите в дом, там поговорим.
   Когда их завели в большую комнату, туда же зашла Мала.
   - Мама, кто-то пришёл? - спросила она и только тогда увидела мальчиков. - Ой Надь! Ты с кем приехал?
   - С его отцом, - ответил мальчик. - Познакомься, это Боль из купеческой семьи Фокель. - Они приняли меня к себе сыном.
   - А как же ты бросил принцессу? - спросила она, добавив в голос ехидства. - Неужели разлюбил? А мне казалось, что у тебя к ней любовь до гроба!
   Её слова растравили душевную рану, и Надь выбежал из дома. Не хватало ещё, чтобы эта язва увидела его слёзы! Мальчик шёл, не выбирая дороги и жалея, что поддался на уговоры Альда и не свёл счёты с жизнью, пока его не догнал брат.
  
   Роланд не рвался встречаться с Волей, да и она его избегала. Даже еду носили в её комнаты. Когда он спросил у Гуммера о причинах, тот ответил, что страдания, быстрый рост и плохой сон плохо сказываются на внешности и питают склонность принцессы к уединению.
   - И ещё она на вас сердита, - добавил Ваг. - Не спешите, увидитесь, когда Воля посчитает нужным.
   Рыцарь по-прежнему не принимал всерьёз будущих отношений с принцессой и плохо переносил длительное воздержание, поэтому начал выезжать в город и развлекаться в весёлых домах. Поскольку он не чувствовал любви, то и не считал это изменой. Шлюхи обходились не дороже королевских служанок, а Воля о них не знала, поэтому не было слёз и жалоб святому.
  
   Гор читал после ужина недавно купленную книгу. Чтение было одним из любимых занятий короля, которому он предавался в небольшой и уютной комнате для отдыха, бывшей по совместительству и личной библиотекой. Обычно в это время не беспокоили, сегодня это правило было нарушено.
   - Ваше величество! - обратился к нему приоткрывший дверь секретарь. - Прибыл гонец из войска!
   - Что у них? - бросив книгу, вскочил король. - Где гонец?
   Его нетерпение можно было понять, потому что это был второй гонец от возглавлявшего армию графа. Первого командующий отправил в самом начале похода, а потом словно забыл о своём повелителе. Когда у того кончилось терпение, в армию был послан офицер с надёжной охраной и приказом разобраться и доложить, что же происходит в Эльтаре.
   - Я знал, что вы ждёте известий от графа Мала, - ответил секретарь. - Гонец в коридоре у ваших дверей.
   - Пусть войдёт! - приказал Гор и опять сел в кресло.
   Он неоднократно видел вошедшего в комнату офицера, но не знал ни его имени, ни титула.
   - Приветствую ваше величество! - гаркнул тот. - Сотник Марж Леброй!
   - Вольно, Марж, - доброжелательно сказал король. - Рассказывайте, с чем вас прислал командующий.
   - Я, собственно, не от него... - смешался гонец. - Граф Мал погиб вместе с армией, а королевство захватил Кей Сантийский...
   - Что за чушь? - не понял Гор. - Как Кей мог на нас напасть, если он мой друг и союзник? Ты встретил моих людей?
   - Встретил вчера, - сглотнув, ответил сотник, - но они мне не поверили.
   - Я тоже в это не верю. Придётся тебя арестовать.
   - Ваше величество! - закричал Марж. - Всё было совсем не так! Нашу армию разбил герцог Пер Мактор! Он занял Амгард, а граф Мал повёл армию на штурм. Мы уцелели, потому что были оставлены в Мальде. Это небольшой город рядом со столицей... Я не знаю подробностей битвы, но уцелевших камелийцев побил король Кей, который занял после этого сначала весь Эльтар, а потом и Гаснию с Болемом.
   - А захваченная вами провинция? - спросил помрачневший король.
   - Мы были вынуждены уйти, - понуро ответил сотник. - Её дворяне принесли клятву верности Кею, как и все остальные. Король Сантии отправил к вам барона Собера с письмом и охраной, но мы их опередили.
   - Когда должны прибыть сантийцы?
   - Завтра утром или ближе к полудню - смотря как будут ехать. Они, в отличие от нас, не сильно спешили.
   - Иди отдыхай, - отпустил Маржа Гор. - Я не забуду твоё усердие.
   Тот поспешил выйти, а король отшвырнул ногой столик с книгой и дал волю гневу.
   - Сам убью эту гадину! - рычал он, имея в виду Жубера. - Пусть всё достаётся Кею, лишь бы он помог отомстить!
  
   Проклинаемый королём Дарнии Жубер узнал о гибели своей армии на три дня раньше. Чёрную весть привёз один из камелийских купцов. Конечно, купец пошёл с ней не к самому королю и даже не к канцлеру, а к главе купеческой гильдии Марату Брою, а уже тот после расспросов доложил обо всём брату ушедшего в поход герцога Мактора. Кай был поражён известием о разгроме армии и гибели Пера и потребовал встречи с самим вестником, после которой сам помчался к Жуберу.
   - Значит, Кей! - с ненавистью сказал король, выслушав герцога. - Мало того что добил нашу армию, так ещё подчинил себе три королевства!
   - У него союз с Гором, - добавил Кай, - Это уже пять королевств против одного нашего. Не сомневаюсь, что король Дарнии попытается расквитаться за свои потери. Мы сможем найти союзников? Одни точно не выстоим!
   - Какой союз! - тоскливо ответил Жубер. - На нас вот-вот нападут Эктор с Мардоем. Войско Больвии уже собрано, а в Аргени соберут через день-два! Я тоже собирал силы, но их не хватит даже для этих соседей. Расчёт был на ушедшую армию, а теперь вместо подкрепления получим новых врагов, которым не нужны наши графы и герцоги. Пролито слишком много благородной крови, чтобы можно было рассчитывать на снисхождение!
   - Вернёте моих дружинников? - спросил герцог. - Армия вам больше не нужна, а они пригодятся мне в дороге.
   - Для бегства мне достаточно своей охраны, - сказал король. - Возьмите хоть всю армию, если не жалко золота на содержание и сможете провести её через земли соседей.
  
   Кей работал в кабинете дворца, который до мятежа принадлежал графам Маруш. Глава семейства ушёл в поход с армией герцога Огенора и не вернулся, а остальных казнили братья. Здесь же, во дворце, располагались штаб и походная канцелярия. Славль был плохой заменой сгоревшему Амгарду, но больше и удобней других городов столичной провинции.
   - Ваше величество! - приоткрыл дверь дежурный адъютант. - По вашему приказу изловлен и доставлен Нурс Моам!
   - Отлично! - обрадовался король, которому надоело возиться с прошениями. - Ведите его сюда!
   Вошедшего мужчину, одетого в порванную крестьянскую одежду, держали за руки два гвардейца. При задержании пострадала не только рубаха: глава чистильщиков был сильно избит.
   - Отвечай, мерзавец, что случилось с семьёй герцога Амерана? - спросил Кей. - И советую не врать, потому что тебя допросят в присутствии моего мага.
   - Все, кто был в столице, казнены, - равнодушно ответил Нурс. - Казнён и сын герцога в Карсе. В их фамильном замке осталась одна пятнадцатилетняя дочь, которой кто-то помог сбежать. Её так и не нашли, как и принцессу Волю.
   - Уведите, - махнул рукой король. - Его показания проверит Балт. Если не соврал, зарубите. Хотя нет... Пусть посидит в подвале. Возможно, он ещё понадобится. И скажите, чтобы разыскали графа Бешмея.
   Отдавший ему Эльтар Томас стал одним из самых доверенных вельмож и военачальников. Именно он собрал армию из воинов присоединённых Гаснии и Болема. В этих королевствах не зверствовали и почти не лили кровь. Её хорошо пустили дворянству их ныне покойные короли, поэтому армия Сантии и помогавшие ей графские дружины Эльтара почти не встречали сопротивления.
   Граф был во дворце и не замедлил явиться.
   - Для вас есть очень ответственное поручение, - сказал Кей почтительно замершему Бешмею. - Возьмёте семь тысяч бойцов сборного войска и три тысячи моего и выступите в поход на Камелию. Я послал письмо Гору Дарнийскому и уверен, что он вас поддержит. Но у моего союзника сейчас мало сил, поэтому больше рассчитывайте на свои. У Жубера тоже нет полноценной армии, поэтому главная опасность может исходить от его соседей. Пожалуй, я дам ещё тысячу кавалеристов, а вы подумайте над тем, кого можно привлечь здесь. В Камелии погибло много дворян и погибнет ещё больше, поэтому у вас будет чем поощрять желающих. Я даю вам это право. Если не подведёте, станете герцогом!
  
  
   Глава 19
  
  
   - Ну вот и всё, - сказал Гуммер. - Скорость роста снизилась почти до нормальной, но вы своего добились.
   - А почему не ушла боль? - спросила Воля. - И груди меньше, чем я хотела!
   - До ночи должна прекратиться, - пообещал Ваг. - Груди будут расти лет десять. Вы ещё пожалеете о своём заказе. Они и сейчас не маленькие и очень аккуратные, а вы сами красивее, чем я думал.
   Сказанное было бальзамом на душу исстрадавшейся принцессы. Воля узнала о том, что святой уезжает, и прибежала в его комнату, наплевав на приличие. Она действительно сильно похорошела и выглядела лет на шестнадцать. Изумительная фигура и очень красивое лицо, которое портили синяки. Но если уйдёт боль, вернётся нормальный сон и исчезнут признаки перенесённых мучений.
   - Советую сегодня же встретиться с Бреем, - сказал Гуммер. - Вы сразите его красотой и вызовете сочувствие. Когда исчезнут синяки, у него не будет чувства вины.
   - Спасибо вам за всё! - горячо поблагодарила девушка. - Скажите, чем я могу отблагодарить?
   - Будьте счастливы, - улыбнулся он. - У меня есть всё, что нужно, а вот вам не помешает один мой подарок. Только вы должны сами решить, получать его или отказаться.
   - Что за подарок? - загорелась любопытством Воля.
   - Такие, как я, могут наделять людей необычными способностями. Вам я хочу дать различение лжи. Это делается очень редко и только для своих. Святые церкви делают такими аторов и магистров.
   - Очень полезное умение, - сказала принцесса. - А почему я могу от него отказаться?
   - Люди не умеют жить без вранья, - объяснил он. - Лгут по самым разным поводам и не обязательно к своей выгоде или кому-то во вред. Бывает так, что сказать правду стыдно или от неё больше вреда, чем от лжи. Хотя многим для неискренности не нужны поводы. Для них такая манера разговора привычна и удобна. Вам будет неприятно общаться с окружающими, а если узнают о вашей способности, начнут сторониться. С другой стороны, станет легче разбираться в людях, а иной раз распознанная ложь может спасти от больших неприятностей. Мне трудно сказать, чего здесь больше, хорошего или плохого, - это вы должны решить сами.
   - Мне и думать нечего, - сказала Воля. - Делайте, пока вы здесь. Может, я больше никогда вас не увижу. Если нетрудно, можете дать что-нибудь ещё.
   - Уже сделал. Заодно улучшил зрение. Будете видеть в темноте не хуже кошки. Когда соврут, почувствуете холод в груди. Это уже работает, а зрение улучшится через несколько дней.
   - Можно я на прощание вас поцелую? - спросила девушка.
   - Идите с богом, - ласково сказал Ваг, взял её за плечи и поцеловал в лоб. - Торопитесь, сейчас в коридоре никого нет.
   Выпроводив принцессу, он быстро собрал вещи и направился на задний двор. Туда должны были подать карету для гостившего у королевы святого, с которым Гуммер уезжал в Эльтар.
  
   В коридоре действительно не было ни души. Воля подошла к двери в комнату рыцаря, постучала и потянула на себя. Роланд лежал на кровати и вскочил при её появлении. Несколько мгновений он пытался сообразить, кто эта благородная дама, потом понял. Вместе с пониманием пришло потрясение, придавшее его красивому лицу глупое выражение.
   - Вижу, что вы рады моему появлению, - довольная произведённым эффектом, сказала девушка. - Не передумали на мне жениться? Или вам по-прежнему достаточно шлюх? Что молчите?
   - У меня нет слов! - опомнился Брей. - Не ожидал, что у вас получится! А шлюхи... Они мне уже давно не нужны.
   "Да, неприятно, - подумала принцесса, переждав волну холода в груди. - Так вот куда он ездил каждый день! Ну и кобель!"
   - Лжёте, но я прощаю, - сказала она. - У вас не было любви и веры в мою затею. Но прощение не означает того, что я готова, как дурочка, навязываться вам в жёны! Побудете пока в прежнем качестве рыцаря, а там посмотрим. Если появится любовь, будет о чём говорить, а если нет... отпущу и устраивайте свою жизнь, как хотите!
   - Так мы никуда не уедем? - спросил Роланд, испытавший смешанное чувство сожаления с облегчением.
   - Я такого не говорила, - ответила Воля. - Завтра же уезжаем в Хорас. При отречении от титула принцессы можно выбрать любой другой. Я выбираю графский. Графиня может выйти замуж за барона и без одобрения короля, и такой брак уже не вызовет много шума. Род возьму у семьи матери - Марои. Из наших спутников едет один Май, а королева даст охрану. Понятно, что не насовсем, а только добраться до Хораса. Устроимся в хорошем трактире, а потом посмотрим, что лучше делать.
   Девушка бросила оценивающий взгляд на растерянный объект своей страсти, повернулась и вышла из комнаты. Боль заметно уменьшилась, но всё ещё мучила и отбивала желание к общению. Пересилив себя, она направилась к королеве. Пока дошла, не раз ловила на себе удивлённые взгляды придворных и слуг. Служанка рассказывала, что все во дворце поражены затеей и терпением Воли, а среди гвардейцев уже появились первые жертвы её красоты.
   "Ничего, быстро излечатся, когда узнают, что я отказалась от титула, - думала она, слушая эти сплетни. - Магия титула сильнее магии Мая, а без неё исчезнет и любовь. Просто красивых дворянок много, а им подавай принцессу! Перебьются".
   Возле дверей в покои королевы маялся от скуки гвардеец, который ударом руки в грудь отдал честь, отступил в сторону и проводил девушку восхищённым взглядом.
   - Объяснилась? - встретила вопросом королева. - Садись на диван и рассказывай!
   - Он опять бегал по девкам! - сердито ответила Воля. - Врал, но мой святой на прощание сделал подарок. Теперь я вижу насквозь лгунов!
   - Хороший дар, но о нём лучше молчать, - сказала Тая. - А измены... Мужчины одинаковые. До моего приезда возле спальни Кея толпились девицы, которых туда запускали одну за другой. Вот после нашей свадьбы всё, что перепадало этому курятнику, досталось мне одной. И ты можешь требовать верности, когда у твоего рыцаря появится любовь или вас свяжет брак.
   - Мне не нужен брак без любви! - мрачно заявила девушка. - Не полюбит - и пусть катится куда хочет!
   - Тогда зачем сейчас отказываться от титула?
   - А кто меня с ним возьмёт? Такой брак даже с графами - вызов обществу, а у ваших герцогов нет подходящих женихов! Или твой муж подберёт мне принца? Я думаю, что после всех войн останется только один - ваш Амир! Откажусь и сделаю это до возвращения Кея. Ему может не понравиться моя затея, а мне хватит и графини! Кому нужна принцесса без имения и золота...
   - Я дам больше золота, чем рассчитывала, - обрадовала Тая. - Недавно говорила с казначеем и намекнула... Одним словом, получишь две тысячи. Учитывая то, что у вас есть, этого должно хватить.
   Воля не успела поблагодарить: этому помешал вбежавший в комнату наследник.
   - Мама, барон Монк не хочет искать Надя, - со слезами на глазах пожаловался он, - а мне не с кем играть!
   Монк был капитаном дворцовой стражи и, по мнению Амира, должен был давно найти пропавшего друга.
   - Я с ним поговорю, - пообещала королева. - А пока найди себе дело и не мешай.
   - В самом деле, куда делся Надь? - поинтересовалась девушка, когда принц выбежал из комнаты. - Мне было не до него...
   - Никто не знает, - пожала плечами Тая. - Гвардейцы видели, как он вышел за ворота. Один заметил, что у мальчишки было заплаканное лицо. Думаю, что его кто-то сильно обидел, но это и к лучшему. Твой Надь не годится в друзья сыну, а пропасть не должен - всё-таки маг. Давай вернёмся к тебе. Не хочешь взять с собой кого-нибудь из моих людей? Он помог бы устроиться на новом месте и давал бы советы. Ты ещё девчонка, несмотря на взрослый вид.
   - Я не чувствую себя девчонкой, - ответила Воля. - Детство как-то сразу закончилось после резни во дворце. К тому же со мной будет не только Роланд, о котором ты почему-то не очень высокого мнения, но и Май, а этому магу, наверное, лет сто. С твоей помощью я должна неплохо устроиться.
   - Ладно, - не стала настаивать королева. - Дам для охраны трёх гвардейцев. Дорога безопасна, так что вам не нужен большой эскорт, он только привлечёт внимание. Карета останется вам, а вот кучера ищите сами, мой вернётся вместе с охраной. И не держи всё золото в трактире, если не хочешь его лишиться. Отдай на сохранение в какой-нибудь купеческий дом. Когда устроишься, дай знать.
  
   Роланда ошеломил новый вид принцессы. Невзрачная девчонка превратилась в красивую молодую женщину, от одного вида которой в нём сразу же проснулось желание. И это только внешность, а какая сила воли нужна, чтобы столько терпеть боль! Если к этому прибавить ум и её любовь к нему... Повезло? Во всём этом был только один недостаток - их неравенство. Даже если она станет графиней, все будут знать, что его жена в прошлом дочь короля, а он сам всего лишь шевалье с дарёным баронским титулом! И как ещё на этот брак посмотрит вернувшийся император!
   "Демоны, как же просто было жить до нашей встречи! - думал лежавший в кровати юноша. - Наверное, будь у меня любовь, были бы совсем другие мысли. Но любви нет, несмотря на её красоту. Вот как можно полюбить по желанию?"
   Рыцарь готов был платить за любовь деньги и ещё не созрел для того, чтобы заплатить за неё жизнью. Он мог умереть ради принцессы, потому что видел в этом свой долг. Умирать ради графини, к которой не было никаких других чувств, кроме привычки заботиться и охранять...
   "Что-то я не о том думаю. Ладно, поедем мы в этот Хорас. Деньги будут, так что как-нибудь устроимся, тем более что поможет Май. И что дальше? Мне ходить хвостом за Волей в надежде на любовь? А как к этому отнесётся городское дворянство? Нужно устраиваться на службу, потому что рыцарство отпадает. Здесь оно не в почёте, к тому же придётся рвать с принцессой... тьфу, с графиней! Непонятно почему, но мне этого не хочется. Дворец на наши деньги не купишь, только дом, и вряд ли очень большой. И как нам жить вместе? Ославят так, что не спасёт и будущий брак! Обзовут приживальщиком - и что тогда?"
  
   Надь вышел во двор и вылил грязную воду в сливную яму. К бочке с чистой был привязан черпак, которым он быстро наполнил ведро и понёс в дом. У каждого члена семьи Фокель, кроме её главы, были свои обязанности по дому. Приёмному сыну поручили помогать служанке Фае, когда она дважды в декаду делала генеральную уборку. Маленькая, только на голову выше своего помощника, но крепкая, красивая и жизнерадостная девушка работала быстро, и ему приходилось часто менять воду. Других забот, кроме учёбы, не было.
   На следующий день после его бегства из дома Балеров к купцам пришёл Гарт. Альд отсутствовал, поэтому маг говорил с Варой, после чего она позвала Надя.
   - Здравствуй, - сказал шевалье и обнял мальчика. - Не обижайся на мою дочь. Ты ей понравился, а прилип к принцессе, вот она и сказала слова, о которых теперь жалеет. После твоего ухода Мала даже плакала. Но я пришёл не для того, чтобы вас мирить. Если захотите, помиритесь сами. Хочу спросить, согласен ли ты пойти ко мне в ученики? Правила гильдии требуют выучить двух магов, а я пока учу только дочь. За науку принято платить или отрабатывать после учёбы, но для тебя всё будет бесплатно.
   Надь даже не стал думать. Не с его деньгами платить за учёбу, а остаться недоучкой или работать потом на учителя целых пять лет... Он согласился, и первое занятие состоялось уже на следующий день. Учились в небольшой комнате, которая служила хозяину кабинетом. Ученики сидели рядом, на маленьком диване, а учитель - в своём кресле. Мала старалась делать вид, что Надя здесь нет, ну и он отвечал ей тем же. Мало ли что сказал Гарт, главное - это её отношение. Не хочет мириться - и не надо!
   В магии было всего с полсотни приёмов, но учили их два, а то и три года. Мало понять и запомнить объяснения, главным было научиться воспроизводить выученное в своём сознании. Учитель контролировал выполнение приёма и указывал на ошибки, но работать со своим сознанием могли только сами ученики. Они отличались друг от друга не только силой, но и сообразительностью, памятью и воображением. И было ещё одно отличие. Не все маги могли работать быстро, таким нужно было долго настраиваться на нужный приём. Во многих случаях эта медлительность не играла большой роли, вот в бою она становилась фатальной. Даже самые медленные могли увеличить скорость своей магии, но для этого требовались годы упорных тренировок.
   У Малы была прекрасная память, намного лучше, чем у Надя, но она безнадёжно проигрывала мальчику в воображении и скорости. За прошедшие шесть занятий он уже выучил и мог применять приём, которым можно было погрузить в сон любого человека или животное, а девочка, запомнив три приёма, пока не могла воспроизвести ни одного. Этот был у Надя четвёртым. Третий, которым мальчик убил грабителей, святой как-то вложил в его голову без учёбы. Торможению, спасшему в дороге от разбойника, научил один из приятелей, и был ещё один, который он выучил по книгам тайком от отца. Любовный приворот знали все маги, несмотря на то что его запрещалось применять. Наказать могли кастрацией или смертью. Эта магия действовала только на того, кто уже созрел для любви и успел её вкусить. И ещё сами маги продавали амулеты от этой и другой запрещённой магии. Запретов было мало, а стоили такие амулеты дорого, поэтому их редко покупали.
   Мысли о принцессе как-то незаметно для него сменились мечтами о Мале. У маленького мага была потребность в любви, вот он и взялся обожать красивую, хоть и вредную дочь шевалье Балера. А вчера у Надя получилось её поцеловать! Учитель оставил их одних пробовать заклинание сна, вот он и попробовал. Мала начала зевать и заснула. Лицо сразу потеряло надменность и стало таким нежным и беззащитным, что мальчик не выдержал.
   - Как же тебя наказать? - услышал он насмешливый голос Гарта. - Хотя... кажется, я не успел сказать об ограничениях, которые налагаются на этот приём. Расскажу дочери, что ты обманом вырвал у неё поцелуй, а наказание она придумает сама.
   Завтра нужно было идти на занятия, вот Надь и ломал голову, что для него придумает эта красивая вредина.
  
   Кей не усидел в Славле и через шесть дней после ухода армии отправился за ней следом. Уцелевшие дворяне завоёванных королевств приняли его власть, поэтому можно было передать управление вызванному брату. Он оставил герцогу Ондаю семь тысяч бойцов и столько же взял с собой. Шли несколько дней, пока не встретили посланного Бешмеем гонца.
   - Мы победили! - доложил он королю. - Жубер и высшее дворянство бежали, а остальные изъявили покорность. В Камелию вторглись армии Больвии и Аргени, но, когда их командующие узнали о наших успехах, они поспешно отступили в свои королевства! Вот пакет.
   Кей надорвал бумагу и прочитал донесение Томаса, в котором было написано то же самое, только с подробностями.
   - Возвращаемся, - сказал он собравшимся возле штабной палатки графам и добавил для гонца: - Езжай обратно и передай своему командующему, что он теперь герцог Эльтарский! Пусть укрепляет мою власть в Камелии и почаще сообщает о своих успехах. Если потребуется помощь, её окажут!
  
   - Что с тобой, мой дорогой? - встревоженно спросила жена вошедшего в спальню Эктора. - Ты такой мрачный...
   - Неприятные новости, - сказал король. - Герцог срочно возвращается с войском! Армия Мардоя тоже отошла к границам Аргени!
   - Наших разбили и они бегут? - испугалась королева.
   - Хуже! - раздражённо ответил Эктор. - Кей Сантийский захватил четыре королевства, включая Камелию, а Гор Дарнийский у него в друзьях! Умеешь считать?
   - Шесть королевств! - прошептала Делия. - Они сомнут остальных одного за другим! Мы не успеем заключить союзы, а когда захватят и нас, соседям будет поздно объединяться! Неужели и нам бежать, как бежал Жубер?
   - Есть одна мысль. Можно присягнуть Кею, если он поклянётся, что не станет вмешиваться в наши дела. Стать великим герцогом лучше, чем беглецом. Наверняка от нас потребуют бойцов для дальнейших завоеваний. Я готов их дать и сам поучаствую. У Кея огромная армия, которая сметёт врагов. Это будет победоносный поход, и больше других выиграет тот, кто раньше подставит плечо будущему императору.
   - Кей будет соблюдать клятву, - задумчиво сказала королева, - но он не вечен. Империя - это не вассальные клятвы бывших королей, которых назовут великими герцогами или наместниками. Его наследники захотят большей власти.
   - Пусть с ними разбирается наш сын, когда я передам ему корону. Умный император договорится с теми, кто его поддерживает. Наверное, ты права и придётся чем-то поступиться, но это лучше смерти или бегства.
   - И кого пошлёшь?
   - Поеду сам! - решил Эктор. - Кей это оценит. И ехать нужно быстрее. Не один я такой умный, а надо добраться до императора раньше других!
  
  
   Глава 20
  
  
   - Возьми грамоту, - сказала королева, протягивая Воле свёрнутый лист бумаги. - Теперь ты графиня Мила Марои. Учти, что сможешь вернуть титул принцессы, только пока не вышла замуж. Потом решит Кей, в том числе и судьбу твоего мужа. Я замолвлю слово, но его решение может вам не понравиться.
   - Спасибо за всё! Я не доставлю вам хлопот! - взяв грамоту, поблагодарила бывшая принцесса, после чего вышла из комнаты и поспешила к парадному входу, куда уже должны были подать карету и эскорт.
   Карета была без королевского герба, запряжённая четвёркой отличных коней. К ней привязали гуськом трёх осёдланных жеребцов. Рядом ждали трое конных гвардейцев в облегчённых доспехах с пристегнутыми к сёдлам армейскими арбалетами. Май с Роландом встретили её на лестнице подъезда.
   - Я решил ехать верхом, - сказал маг. - Когда надоест, составлю вам компанию. Это новая грамота?
   - Да, теперь я графиня, - ответила девушка. - Забудьте Волю. Перед вами Мила Марои! Вы поможете, барон, или садиться самой?
   Кучер распахнул дверцу кареты, а Роланд помог Миле сесть на мягкое сидение и сел сам. Когда слуга забрался на козлы, а маг отвязал своего коня и сел в седло, двинулись к воротам.
   - Этот дворец будет для меня всегда связан с болью, - грустно сказала графиня, глядя в заднее окошко. - До сих пор не верится, что всё закончилось!
   - У вас железная сила воли, - уважительно отозвался рыцарь.
   Перед отъездом он воспользовался разрешением королевы взять в арсенале недостающие доспехи, но, учитывая безопасность дороги и охрану, не стал их надевать. Всё оружие, кроме его меча, а так же их багаж, сложили в каретный ящик.
   - Хороший комплимент для любимой девушки, - засмеялась Мила. - Хотя я поспешила с "любимой".
   - А за что вы меня полюбили? - спросил Роланд.
   Неожиданный вопрос привёл его спутницу в замешательство.
   - Разве любят за что-то? - отозвалась она после паузы в разговоре. - Вы показали свои храбрость и верность и не обижены силой и красотой, а это убийственно действует на девчонок, какой я была.
   "А ещё у меня не было ничего, кроме никому не нужного титула, - подумала Мила. - Была бы красивой... Хотелось за кого-то уцепиться, вот я это и сделала! Сначала игралась, а потом сама себя убедила в любви, но ему этого не скажешь".
   - Сейчас вы уже не девчонка.
   - Когда мы наедине или с Маем, изволь обращаться ко мне на ты, - сказала девушка. - Роланд, расскажи о себе. А то жених, почти муж, а я ничего о тебе не знаю. Май не просто так сел в седло, а чтобы мы могли поговорить.
   - Тебе это действительно интересно? - спросил он, увидел подтверждающий кивок и начал рассказ: - Я уже говорил, что не был наследником. Младшие братья обделены не только наследством, но и вниманием, и даже родительской любовью. Возятся со старшим, а им достаются крохи. Конечно, меня прилично одевали, да и ел не хуже других членов семьи, но учили только грамоте и почти не уделяли внимания. У нас было небольшое поместье с двумя деревнями, поэтому отец содержал только пять дружинников, которые помогали следить за порядком и собирать арендную плату. С ними же он отправлялся к нашему графу Бешмею, когда тому требовалась помощь вассалов. Вот один из этих вояк и учил меня в свободное время обращению с оружием. Конечно, делал он это не бесплатно. Отец не мешал нашим занятиям, но не стал их оплачивать, поэтому приходилось отдавать дружиннику все деньги, какие мне дарили по праздникам. Когда вырос и захотел уйти, дали доспехи, этот меч и Бола. Это мой конь, которого пришлось продать в Барме. Да, был ещё кошель с серебром.
   - И долго ты занимался рыцарством? - спросила Мила.
   - Два года. Рыцарей мало, и они дорого ценят свои услуги, поэтому нанимаются только к графам или герцогам. Остальные предпочитают бойцов попроще, которые обходятся намного дешевле.
   - А я думала, что ты просто ездишь и совершаешь подвиги...
   - Когда-то были и такие, - улыбнулся Роланд. - Наверное, ты вычитала о них в книгах. Рыцари - это бойцы, которые умеют сражаться любым оружием лучше наёмников, а за счёт доспехов могут противостоять десятку обычных воинов. Такие доспехи дорого стоят и очень тяжелы, а люди ленивы, поэтому рыцарство умирает.
   - Скажи, чего ты хочешь от жизни?
   - Наверное, того же, чего хотят другие, - не задумываясь, ответил он. - Богатый дом, красивую любящую жену, детей...
   - Дом будет, красивая и любящая жена, считай, уже есть, а дети без любви не появятся. Вот и думай!
  
   Надь подумал, что ослышался, но Мала повторила, с насмешкой глядя в его вытаращенные глаза. Отец дал ей право самой придумать наказание, вот девчонка и придумала. Когда закончилось занятие и Гарт куда-то ушёл, она подставила губы и заявила, что он должен целовать сто раз!
   - Может, что-нибудь другое? - покраснев, спросил мальчик.
   - У тебя хватило нахальства меня усыпить, а потом целовать! Трус!
   Надь многое мог стерпеть от Малы, только не обвинения в трусости! Схватив её за плечи, он притянул к себе и припал к губам. Поцелуй следовал за поцелуем, но оба в силу своего возраста не испытывали ничего, кроме смущения.
   - Ты как-то не так целуешь, - отстранившись, сказала она. - Я видела, как наш конюх целовал служанку, так та стонала от наслаждения! И в книгах написано, что умеющий целовать может легко склонить женщину к близости, а ты только обслюнявил!
   - Это потому, что ты не женщина, - пробурчал Надь. - Я тоже видел, как их целуют и при этом гладят грудь, а у тебя нечего гладить. Я для того и расту в два раза быстрее, что хочу поскорее стать взрослым!
   - А как тебе это удалось? Я тоже хочу! - загорелась Мала. - Я почему-то не видела в книгах такого приёма.
   - Маги так не умеют, - ответил он. - Мне сделал наш святой. Это тот здоровяк, с которым мы ехали.
   - Ты знаешь, где он сейчас?
   - Не-а, - помотал головой Надь. - Я треснул принцессу дверью по лбу, расстроился и ушёл из дворца. Хотел умереть, а в результате спас торговца и стал его сыном.
   Мала стала требовать подробностей, и пришлось рассказать. Ссора была забыта, а задержавшегося в гостях мальчика усадили ужинать.
  
   Вчера, когда выехали из Габра, Марк заменил мантию на взятые из котомки штаны и рубаху.
   - Там, куда мы едем, многие не любят священнослужителей, - объяснил он своё переодевание Гуммеру. - У нас слишком важная миссия, чтобы рисковать ею из-за одежды.
   - Можно посмотреть будущее, - предложил тот. - Я посмотрю твоё, а ты - моё.
   - Попробуем, - согласился святой, - только не сейчас, а когда остановимся на ночлег. Тряска не даст сосредоточиться, да и нет в этом срочности. Сегодня дорога должна быть безопасной. Ватаги не промышляют в такой близости от столицы, а для одиночек у нас хорошая охрана.
   День прошёл скучно, без общения и происшествий. Они уже наговорились во дворце, к тому же у Марка почему-то испортилось настроение. Ваг хотел хоть что-то узнать об их миссии, но мрачность спутника отбивала желание задавать вопросы.
   Ночевали в придорожном трактире. Поужинав, разошлись по своим комнатам. У трактирщика не было других постояльцев, поэтому он смог поселить и гвардейцев эскорта.
   В крохотной комнате не было ничего, кроме кровати. Протиснувшись между ней и стеной, Гуммер разделся и лёг. Хозяин предлагал лампы, но он хорошо видел и без вонючих светильников. Было полнолуние, и для его глаз в небольшое оконце попадало достаточно света. Расслабившись, Ваг задал первый вопрос. Он ждал ответа пару свечей, но так и не дождался. Второй вопрос почти сразу вызвал в душе холод и страх. Почему-то путались мысли и было трудно сосредоточиться. Спросив в третий раз, наконец-то получил вразумительный ответ.
   "Завтра у нас будут большие неприятности, - думал он, прервав общение с высшими силами. - Судя по последнему ответу, Марк их не переживёт".
   Утром встретились в трапезной. Пока ждали завтрак, обменялись результатами вчерашнего ясновидения.
   - Я ещё в дороге чувствовал что-то неприятное, - сказал в заключение Марк. - Мне не впервой попадать в опасные ситуации, но в таких случаях загодя чувствовались холод и страх. Вчера же словно кто-то мешал предвидению. У меня тоже путались мысли, когда пытался разобраться с ответами.
   - Кто же может мешать слугам Единого? - удивился Ваг.
   - Единый он только для нас, - криво улыбнулся святой. - Богов много, по крайней мере, так было когда-то. Большинству из них люди не нужны, но кое-кто их использовал и делился силами со своими помощниками.
   - Жрецы?
   - Скорее всего, - кивнул Марк. - Завтра нас попробуют убить. Ты это сможешь пережить, а я - вряд ли. Если так и будет, езжай к королю Сантии и дай ему все способности, какие сможешь. Послужи делу объединения королевств и постарайся, чтобы оно было не очень кровавым. Отринь свои предубеждения и иди к аторам. Святых мало, и тебя примут с распростёртыми объятиями. Церковь создана не богом, а людьми, а все их творения в чём-то ущербные. Став святым церкви, ты сможешь исправить допущенные ошибки и предупредить новые.
   - Может, вернёмся? - предложил Гуммер. - Наймём большой отряд...
   - То, что мы узнали, обязательно сбудется. Возможно, опасность не впереди, а сзади. Повернём - и случится то, что должно, только раньше. И ждать здесь тоже не выход. Трактир не крепость, а обычные люди, если их мало, плохая защита от жрецов. Я могу сделать с ними всё, что захочу, но для этого нужно время, которого у нас нет. Поэтому наша сила только защитит от жреческой магии.
   - Придётся рассчитывать на оружие, - сказал Ваг. - По твоим словам, жрецов не должно быть много.
   - Они могут подчинить отряд головорезов, - возразил Марк. - Ты молод, силён и проворен, но из меня плохой боец, а наши пять гвардейцев беззащитны против магии. Не нужно мне сочувствовать, лучше постарайся выжить и выполнить то, о чём я сказал. Я прожил три человеческие жизни и хочу жить дальше, но на всё Его воля! Позавтракаем и в путь! Ожидание смерти часто мучительней её самой.
   Они поели первыми, подождали, пока поедят гвардейцы и конюх, и рассчитались с трактирщиком. До полудня ехали без происшествий, а нападение случилось, когда густой еловый лес сменился более редким сосняком.
   Предчувствие сработало за пару мгновений до атаки. На Вага навалился такой страх, какого он ещё не испытывал. Не мешкая, он упал на пол кареты, потянув за собой Марка. Падение спасло жизнь, но только ему. На полу хватило места для одного, поэтому святой упал на спину Гуммеру и один из пронзивших тонкие стенки кареты болтов пробил старику висок.
   - Мы убили старую сволочь! - услышал Ваг чей-то торжествующий вопль. - С остальными тоже покончено!
   - В карете есть кто-то живой, - сказал другой голос. - Добейте!
   Здоровяк положил тело Марка на сидение, взял в руки меч и кинжал и присел на корточки. Когда один из убийц распахнул дверцу, Гуммер прыгнул, сбив с ног и его, и двух стоявших рядом с арбалетами в руках. На ноги вскочил он один. Сзади живых не было, а возле лошадей стояли трое. Старик был вооружён одним мечом, а молодые держали в руках арбалеты. Убийство Вагом трёх жрецов вогнало остальных в ступор.
   - Что ты сотворил, мерзавец! - придя в себя, заорал старик. - Убейте его!
   Единственное, что смог сделать Гуммер, - это прикрыться телом убитого жреца. Один болт вонзился покойнику в спину, а второй пробил две руки: мёртвую и живую. Выдернув его, чтобы не мешал, Ваг метнул кинжал в горло одного из стрелков и с мечом бросился на другого. Он не принял в расчёт старика, из-за чего едва не поплатился жизнью. Уцелевший стрелок уступал в силе и мастерстве мечника и был бы быстро убит, если бы не ввязавшийся в сечу старый жрец. Сил у него осталось мало, но мечом владел лучше Гуммера. Пришлось напрячься, но в результате души обоих жрецов отправились к своему богу, а он получил ещё две раны. Тело лечило себя само, без участия сознания, Ваг только убрал боль, чтобы не мешала. Кучер и гвардейцы лежали на дороге и были убиты не оружием, а магией. Он занёс их тела в карету и, преодолевая слабость, забрался на козлы. Надо было осмотреть жрецов, но для этого уже не было сил. У убитых могли быть сообщники, поэтому нужно уехать подальше от этого места и найти другое, где можно отлежаться, пока не затянутся раны.
  
   Мардой разбирался с просителями в зале малых приёмов, когда вбежавший мажордом доложил, что прибыл герцог Макморд. Король побледнел и срывающимся голосом приказал всем убираться. Стоявший рядом с отцом принц был отправлен за герцогом. Испуг короля нетрудно понять, если знать, что Макморд возглавил посланную в Камелию армию.
   - Что с войском?! - крикнул Мардой, увидев командующего. - Сын, выйди!
   Вошедший вторым принц выбежал из зала и закрыл двери.
   - У нас нет потерь, - сказал приблизившийся герцог.
   - Тогда почему ты здесь? - не понял король.
   - Армия уже в королевстве. Через пять дней она подойдёт к столице. Я не стал тащиться с обозами, потому что хотел доложить лично.
   - Ну так докладывай! Что должно было случиться, чтобы мой полководец бежал вместе с армией, даже не начав сражения!
   - В этом виноват Кей Сантийский... - начал доклад герцог, но был перебит Мардоем.
   - Чем мог помешать король Сантии? - с недоумением спросил он.
   - Его можно назвать новым императором, - объяснил Макморд. - С занятой Камелией под его властью уже пять королевств и Гор Дарнийский в союзниках. Ушли не только мы, но и армия Больвии.
   - Понятно... - растерялся Мардой. - Сколько у них войск?
   - Около двадцати тысяч. Только Кей никогда не послал бы в поход все свои силы, тем более против потерявшего армию Жубера. Воевать было безумием, а прав на переговоры у меня не было. И о чём говорить? Просить, чтобы нам разрешили оставить захваченную провинцию? Так такая просьба могла стать поводом для вторжения.
   - Думаешь, Кей не вторгнется без повода?
   - Вторгнется, - уверенно сказал герцог, - только это будет не сейчас. Ему нужно укрепить свою власть и подготовиться к большой войне. Выстоять можно только в союзе с соседями. Одних нас разобьют за несколько дней.
   - Пошлю гонца к Эктору, - решил король. - Если он пойдёт на союз, тогда будем говорить с другими.
  
   Кей очень быстро понял, в чём разница между управлением родным королевством и теми, которые удалось завоевать. Он выстраивал свою власть, использовав взятых с собой дворян и тех из местных, кто, по его мнению, заслуживал доверия, и всё равно многое замыкалось на него лично. Приходилось даже урывать время у сна. Раньше он никогда так не работал. Если бы в королевствах выпадал снег, можно было бы сравнить навалившиеся дела со снежным комом.
   "Вот нужно было их завоевывать? - тоскливо думал будущий император, сидя за заваленным бумагами столом. - Понятно, что наведут порядок, только сколько на это уйдёт времени? А если завоюем ещё кого-нибудь? В Эльтаре сохранилось дворянство, а в других королевствах многие погибли или бежали, и тем, кому я отдал их владения, тоже нужно время разобраться и навести порядок, а многие из них в армии..."
   Он соскучился по семье, но не мог вернуться даже на время, тем более везти их сюда.
   "Как же не хватает людей. Порядочных и способных мало и в Сантии, но там порядок установлен предками, а здесь всё разрушено. Взятые с собой дворяне разъехались по королевствам, а местные... Желающие служить есть, но мало кто годен к делу. Все хотят что-то урвать для себя и наперебой клянутся в верности. Научиться бы распознавать ложь! Жаль, что пришлось отправить своего мага в Гаснию, а здешним нет веры. Затребовал у канцлера, но когда ещё их пришлют! И не хватает золота. Какой-то дурак написал, что на войне можно озолотиться, а у меня от неё пока одни расходы".
  
   "Все погибли, даже Отак! - думал последний жрец. - И что теперь? Пытаться одному делать то, что не получилось у многих? И бог отозвался только один раз, а сейчас молчит. Если не получу ответа, не будет и новой силы, только та, что есть. И ради чего тогда жертвовать собой?"
   Жрецы Борема, в отличие от магов и жриц Ихтара, не могли самостоятельно восстанавливать силу или черпать её от гибнущих созданий. Они были намного сильнее других, но только с поддержкой своего бога.
  
  
   Глава 21
  
  
   После их разговора Роланд за весь день не сказал ни слова и так же молча ушёл отдыхать, когда остановились на ночлег в трактире. Он не стал ужинать со спутниками и приказал слугам, чтобы еду принесли в комнату.
   - Не скажете, что с ним? - спросила Мила мага, когда закончили есть.
   - Сами виноваты, - ответил тот. - Не нужно было так давить. Фактически предъявили на своего рыцаря права, не интересуясь его мнением, а у него нет любви, зато хватает самолюбия, по которому вы топчетесь. Это можно было терпеть от девчонки, потому что ваши слова никто не принимал всерьёз. Сейчас другая ситуация.
   - Я его люблю! Столько страдала...
   - У вас не любовь, - огорошил Май. - Можете мне поверить: мы не умеем читать мысли, но хорошо разбираемся в эмоциях. Вы выбрали мужа и сейчас убеждаете себя и других в своих нежных чувствах. А страдали не из-за него, а для того, чтобы быстрее стать взрослой. Влюблённость есть, но это не настоящее чувство.
   - Если с ним что-нибудь случится, я перережу себе горло! - горячо возразила девушка. - И это, по-вашему, не любовь?
   - По-моему, это глупость, свойственная многим молодым, - улыбнулся он. - Даже если любовь настоящая, она не стоит жизни. Её можно отдать, чтобы защитить любимого человека, но не покончить с собой из-за его смерти. Любовь ещё будет, а вот жизнь у всех одна-единственная, даже у святых.
   - Гуммер подтвердил, что я люблю!
   - Любите, - согласился маг, - только не Роланда, а придуманный образ. Вы не знаете нашего барона, а внешность... Могут полюбить и её, но не такие умные и расчётливые женщины, как вы. Подождите обижаться, сначала обдумайте всё, что услышали.
   - Хорошо, допустим, вы правы, - поборов раздражение, сказала Мила. - И что я должна делать?
   - Отпустите, - посоветовал Май. - Пусть устраивается самостоятельно. Денег у него достаточно, но можете дать ещё. Вы сейчас для Роланда не любимая, а вроде сюзерена, поэтому он не обидится. Он хорошо изучил вас в дороге и насмотрелся на новый образ, поэтому в дальнейшем присутствии нет необходимости. Сейчас вы только мешаете его любви. Нельзя торопить чувства, они должны родиться сами.
   - А если не родятся?
   - Полюбите кого-нибудь другого. И не нужно так сверкать глазами. Скажите, вы много видели умных и приятных в обращении кавалеров? Я имею в виду не девчонкой, а девушкой. Вот то-то! Сейчас у вас на уме один барон Брей, а когда войдёте в дворянское общество Хораса, появится выбор. Если сохраните чувства и вам на них ответят - прекрасно! Если нет...
   - Я где-то читала, что маги могут вызвать любовь...
   - Это запретный приём, - нахмурился Май. - Навязанная любовь сродни настоящей, только исключает измены. За подобное можно потерять голову. К тому же я уважаю Роланда и не хочу насильно влюбить его даже в такую замечательную девушку, как вы!
   - Я не предлагала ничего подобного! - рассердилась Мила. - Зачем мне вызванная магией любовь? Спросила, потому что боюсь, что ваш приём могут применить ко мне!
   - Эта магия не действует на тех, кто не испытал близости, - объяснил маг. - А на будущее сделаю вам амулет. Подойдёт любое украшение с камнями, хотя бы ваши серьги.
   - Возьмите, - девушка сняла серьги с небольшими изумрудами и отдала Маю. - Спасибо за советы. Пойду отдыхать.
   Придя в свою комнату, она заперла дверь, бросилась на кровать и разрыдалась. Никто не мешал плакать, а когда закончились слёзы, на душе стало легче.
   "Неужели Май прав и это не любовь? - думала Мила. - Почему же его слова вызывают боль? Хорошо, завтра отпущу Роланда и отдам ему часть золота. И что дальше? Станет он, зная о моих чувствах, шляться по весёлым домам? Если да, мне больше не нужен такой жених!"
   Она долго думала о своей любви, пока не заснула, так ничего и не решив. Утром настроение было лучше вчерашнего. Рыцарь не стал сторониться её общества и завтракал вместе со всеми. Когда двинулись в путь, Май опять сел в седло, дав им возможность объясниться.
   - Мы скоро приедем, - сказала девушка. - Я подумала и решила вас отпустить. Дам пятьсот золотых, и устраивайтесь самостоятельно. Если ответите на мои чувства, можете прийти, если нет - я это как-нибудь переживу! Ненависти к вам нет, но и на дружбу можете не рассчитывать.
   - Может, я сначала помогу вам устроиться? - предложил Роланд.
   Его не огорчило предложение, наоборот, барон выглядел довольным.
   - Мне хватит помощи Мая, - отказалась графиня. - У вас достаточно своих дел!
   После этого молчали до конца поездки. Когда показался Хорас, ненадолго остановились и в карету сел маг.
   - Договорились? - спросил он Милу, получил в ответ утвердительный кивок и сказал: - Нужно решить, чем займёмся в первую очередь. Я хочу избавиться от лишнего золота, да и вам лучше сдать своё в один из купеческих домов. С векселем легче иметь дело, и его бессмысленно красть. Без вашей записи о передаче прав это просто бумажка. После купцов нужно поселиться в хороший трактир, а уже потом займёмся покупкой дома.
   - Так и сделаем, - согласилась графиня. - Нужно у кого-нибудь узнать, где здесь хорошие трактиры.
   - Я уже спрашивал во дворце. Советовали трактир "Королевский". Цены выше, чем в других, но нам он нужен на день или два.
   Хорас отличался от других городов тем, что в нём сохранилось много деревьев. В отдельных местах их было столько, что улицы можно было принять за небольшие парки.
   - Я видел много городов, но ни в одном не было столько зелени, - сказал Май. - И здесь почти не воняет дерьмом.
   - Да, воздух чистый, - подтвердил повеселевший Брей. - Немного пахнет навозом, но это нормально.
   Расстроенная близким расставанием Мила не смотрела в окно и не приняла участия в их разговоре.
   Гвардейцы эскорта узнали у прохожих, где находятся крупные купеческие дома, и вскоре карета остановилась у одного из них.
   - Купеческий дом братьев Мольбар, - сообщил приоткрывший дверцу кучер. - По словам тех, кого спрашивали, он один из самых надёжных. Подойдёт или едем дальше?
   - Подойдёт, - решил за всех маг. - Скажи гвардейцам, пусть двое спешатся и помогут с золотом.
   Своё он нёс сам, а остальное вполне мог донести Роланд, но для барона такая работа была умалением чести. К тому же присутствие королевских гвардейцев придавало солидности клиентам. Их быстро обслужили в присутствии мага торговцев, приняв на хранение золото и выдав несколько бумаг, которые, по уверениям одного из братьев Мольбар, невозможно было подделать.
   - Кроме моей печати есть магическая метка, - сказал он графине. - Ваш маг может подтвердить, что её не подделаешь. А в наших отделениях тоже есть маги, поэтому ваши деньги будут в полной сохранности. И если расплатитесь нашими бумагами, делайте это в присутствии одного из магов, которые имеют право подтверждать такие сделки.
   Они вышли из дома, и Мила отдала Роланду вексель, оформленный на его имя.
   - Спасибо, - поблагодарил он. - Если вам не нужны мои услуги, я, пожалуй, прощусь.
   - Прощайте! - сказала она. - Помните, о чём я говорила. И не забудьте забрать одного коня: он ваш. Да, сейчас вам неудобно возиться с доспехами. Заберёте, когда найдёте жильё.
  
   Роланд решил сначала ознакомиться с городом и его дворянским обществом, а уже потом покупать дом. Для этого достаточно было снять комнату, что он и сделал. Знающих о таких комнатах можно было найти на рынке. Узнав дорогу, он добрался до ближайшего, заплатил за охрану коня и быстро нашёл двух знатоков, которые зарабатывали на жизнь, отвечая на вопросы клиентов. У одного не нашлось ничего подходящего, а другой дал два адреса.
   - Если соврал, вернусь и обрежу уши! - предупредил барон, расплатился и забрал коня.
   Ближайшая комната оказалась уже сдана и пришлось ехать по другому адресу. Ему понравился большой двухэтажный дом, стоявший в глубине двора в окружении развесистых деревьев. Конечно, не парк, но лучше обычных домов обывателей. Калитку открыла такая красивая девушка, что у Роланда закипела кровь. Девице было не больше семнадцати, но она даже не покраснела под вожделённым взглядом барона. Впрочем, он так и не заказал баронскую цепь, а одежда не отличалась красотой и богатством отделки.
   - Я могу видеть хозяина? - спросил он, умерив свой пыл. - Мне нужно снять комнату.
   - Я хозяйка, - ответила она. - На какое время хотите поселиться, господин?
   - Если вы не замужем, то до конца своих дней, - пошутил Роланд и подумал, что она красивее принцессы.
   Такая жена не станет перечить мужу, и с ней не будет неравенства и неприятностей, связанной с семьёй императора. К демонам! Ну не получается у него любить по приказу!
   - Мне уйти? - не приняла его шутки хозяйка. - Или вы ответите на вопрос?
   - Я думаю остаться у вас до конца сезона, - отбросив шутливый тон, ответил он. - Возможно, задержусь и больше, если не буду вам мешать и сойдёмся в цене.
   - Пять серебряных в декаду, - назвала она цену. - Комната на втором этаже, думаю, что она вас устроит. От неё есть отдельный выход во двор. Будете смотреть?
   - Конечно. Позвольте представиться, барон Роланд Брей!
   - Благородная Эмма Эльк, - отозвалась хозяйка и добавила: - Мужа убили на дуэли. Это сказано не для того, чтобы вы распускали хвост. Теперь знаете, что вам не с кем здесь договариваться, кроме меня.
   Комната оказалась очень просторной, уставленной красивой и удобной мебелью. Повсюду была такая чистота, какой он не видел даже в гостевых комнатах королевского дворца.
   - Вам придётся выгонять меня силой, - улыбнулся Роланд. - Чтобы не возиться с серебром, буду платить сразу за две декады.
   - Это только за комнату, - предупредила Эмма, получив у него золотой. - Я не собираюсь вам готовить. В квартале от нас находится хороший трактир. Возьмите ключи.
   Сказав это, она повернулась и вышла.
   "Не бывает неприступных женщин, - думал барон, слушая удаляющийся стук каблучков. - И эта откроет для меня дверь своей спальни, нужно только подобрать ключ к её сердцу. Вот этим и займусь, а остальное подождёт!"
  
   Мала услышала разговор отца с матерью и теперь её распирало от желания поделиться подслушанным со своим другом. Ждать до вечера, когда он должен прийти на занятия, было никак невозможно!
   - Мама, я сбегаю к Фокелям, - сообщила она матери. - Это ненадолго.
   - Не вздумай бегать, - предупредила Эльза. - Ломать кости больно даже магам. И чтобы до обеда была дома!
   Конечно, девочка не послушалась. Идти шагом три квартала? Вот ещё! На башмаках почти не было каблуков, а мостовые в центре города специально выравнивали. Нужно быть кривоногой дурой, чтобы на них падать! С ногами у Малы было всё в порядке, поэтому через пять минут она, запыхавшаяся, но целая, уже общалась с Надем. Боля не пригласили, поэтому он обиделся и ушёл в свою комнату.
   - Я тебе такое скажу! - пообещала подруга. - Только перед этим признавайся, как относишься к принцессе!
   - Уже никак, - ответил удивлённый мальчик. - Клянусь, что я до гроба люблю одну тебя! Если хочешь, могу поцеловать.
   Они два дня целовались, и он даже гладил Малу в том месте, где должны вырасти груди, но безрезультатно.
   - С поцелуями нужно заканчивать, - с сожалением сказала девочка. - Я расспрашивала служанку, и она сказала, что мы получим от них удовольствие только через два или три года. Учти, ты поклялся!
   - Да что случилось-то? - встревожился Надь. - Ты так взволнована...
   - Отец сказал матери, что в нашем квартале купили один из пустующих домов. Знаешь, кто покупатель?
   - Откуда мне знать? - ответил он. - Наверное, какой-нибудь маг.
   - А вот и нет! Маг там тоже есть, но дом купила бывшая принцесса. Теперь она графиня Мила Марои!
   - Вот это да! - удивился Надь. - А почему купили в вашем квартале? Сама же говорила, что у вас продают только магам.
   - Отец сказал, что пустуют пять домов и наверняка не приедет столько магов. А графине служит сильный маг, которого ты знаешь. Это Май Кожень.
   - А почему купили дом, а не особняк или дворец?
   - Откуда мне знать? - рассердилась Мала. - Может, у неё мало денег. И не так просто найти на продажу особняк в центре города, а свободный дворец только один. Ты меня отвлекаешь, поэтому не узнал самого главного! Бывшая принцесса уже не девчонка, а взрослая женщина! Я сама не видела, видел отец. Он сказал, что дал бы ей не меньше шестнадцати. И ещё сказал, что это работа святого, потому что в магии нет такого приёма.
   - Это работа Вага! - с завистью сказал Надь. - А мне не стал так делать! Запугал тем, что умру. Он с ними?
   - Отец сказал только о маге.
   - А рыцарь... ну наш барон Брей? Они всё время были вместе, по-моему, принцесса его любит.
   - О нём тоже не говорили. И больше не называй её принцессой!
  
   Кей собрался завтракать, когда один из адъютантов сообщил о приезде дарнийского короля.
   - Сейчас для них готовят комнаты, - добавил он. - Если...
   - Передайте Гору Дарнийскому, что я хочу его видеть! - приказал король. - Сходите сами, Берд, и приведите его сюда. И скажите кому-нибудь, что мы будем вместе завтракать, пусть предупредят поваров!
   Гор был единственным, кого Кей мог назвать своим другом, а для королей дружба - большая редкость. Последняя встреча состоялась больше года назад, и он успел соскучиться. Кроме того, с Гором нужно было обсудить много вопросов. Он хотел отправить в Дарнию доверенного человека, а тут такой сюрприз!
   Комната, в которой они встретились, служила будущему императору местом отдыха и в последнее время почти не использовалась. Гор остановился, не доходя до друга положенные по этикету пять шагов, и поклонился.
   - Выйди! - сказал вставший с кресла Кей адъютанту и, когда тот выбежал из комнаты, обратился к гостю: - Ты обрадовал меня своим приездом! Только непонятно, к чему это показное почтение?
   - Оно не показное, - ответил Гор. - Я тоже рад встрече, но вассалу не положено обниматься с императором даже без свидетелей.
   - Рехнулся? - обиделся Кей. - Я пока не император и, надеюсь, по-прежнему твой друг! Какой вассал? Ты приносил мне клятву верности? Я такого не помню.
   - Это нетрудно исправить. Для того и приехал.
   - Сядь на диван и объясни свои слова! - рассердился Кей. - Неужели обиделся на то, что я выиграл несколько войн, а ты свою проиграл?
   - Нет никакой обиды, - ответил Гор, подошёл к дивану и сел. - Вы очень скоро присоедините к своему королевству остальные, а я не хочу мешать созданию империи нашей дружбой. Независимое королевство - плохой пример для остальных, и его независимость сохранится только до тех пор, пока мы живы. Я не хочу подвергать опасности жизни своих потомков.
   - И что ты предлагаешь?
   - Когда-то, очень давно, в империи были великие герцоги, которых потом сменили наместники провинций. Не знаю, в чём причина замены, но сейчас удобно сделать такими герцогами подчинившихся вам королей. Они продолжат править королевствами, которые станут великими герцогствами, а вы удовлетворитесь частью налогов и, в случае необходимости, их армиями. А уже завоёванные королевства войдут в ваш личный домен.
   - Ты можешь не выкать хотя бы без посторонних?
   - Ладно, если ты этого хочешь, - согласился Гор. - Я думаю, что многие на это пойдут. Можно не опасаться войны с соседями и не держать больших армий, а часть вырученных от их сокращения средств отправлять тебе. Может быть, когда-нибудь твои потомки тоже вернутся к наместничеству, но сейчас за него придётся платить большой кровью.
   Послышался стук в дверь, она приоткрылась и заглянувший в комнату адъютант доложил, что прибыл король Эктор Больвийский.
   - Других королей нет? - спросил Кей. - Вот и славно! Выделите ему пристойные комнаты и поселите свиту. Пусть завтракают, а со временем приёма определюсь позже.
   - Видишь, как я угадал, - усмехнулся Гор. - Скоро короли будут толпиться в коридоре, чтобы принести тебе присягу, но я стал первым!
  
  
   Глава 22
  
  
   Хорас был купеческим городом. Его основали предки герцога Ника Пашербока, но уже его отец перебрался с семьёй в столицу, поближе к королевскому двору. Эта семья построила в Габре два дворца, а оставленный в Хорасе пустовал полвека и недавно был выставлен на продажу. Купить это большое, но немного обветшалое строение могла одна из двух графских семей. Для городских баронов явно заниженная цена в семь тысяч золотых была неподъёмной. У семьи графов Барк был свой дворец, которого им вполне хватало, а графы Мардок жили в двух поменьше, но не уступавших ему в роскоши. Старший из братьев Мардок - Герд - собирался как-то купить герцогский дворец для себя, а свой отдать одному из сыновей, но потом оставил эту затею.
   - А теперь посмотрите на свой дом, - сказал Май, который рассказал эту историю. - Он не меньше тех, какие имеют многие бароны, но уступает им в роскоши, что уже говорить о графских дворцах! Здесь всё удобно и красиво, но многое нужно менять, если вы не собираетесь всю жизнь просидеть в этих стенах.
   - У меня не так много золота! - ответила Мила. - Моё замужество под вопросом, а сама я умею только тратить.
   - Пока вы потратили немного, - возразил он. - Скажите за это спасибо Варгу Эдкорбу. Такой дом стоит сотен семь, а вы заплатили в два раза меньше.
   Шевалье Эдкорб был городским главой, к которому обратились за помощью. Варг был поражён историей бывшей принцессы, причём его больше ошеломили не её происхождение и родство с королевским домом, а отказ от титула. Он развил бурную деятельность и быстро нашёл нужный дом в центре города и надавил на магов, которые не хотели продавать жильё в своём квартале какой-то аристократке, да ещё так дёшево. Помог и Кожень. Видимо, уехавшие в столицу хозяева не рассчитывали получить за оставленный дом больших денег, а таких сильных магов, как Май, в Хорасе было только трое, поэтому сопротивление быстро сломили.
   - Сколько нужно золота? - сдалась Мила.
   - Не так уж много, - ответил маг. - Нужно украсить эту гостиную, трапезную и прихожую с лестницей и коридором. Мою комнату можно не трогать, а вот одну из гостевых надо переделать.
   - А моя спальня?
   - Чем она вас не устраивает? - улыбнулся Май. - Я назвал помещения, которые увидят ваши гости. Если поведёте кого-нибудь в свою спальню, их будете интересовать вы, а не её интерьер. Кстати, хочу предупредить. Если не хотите вынашивать ребёнка, старайтесь избегать близости. Вы сейчас постоянно готовы к зачатию. Наверное, это последствия магии нашего святого. Я предупрежу, когда такая готовность пройдёт.
   - Я не собираюсь ни с кем сближаться! - покраснела она. - Вы не ответили о золоте.
   - Думаю, что можно уложиться в пятьсот золотых.
   - Это намного больше того, что я заплатила за дом! - возмутилась Мила.
   - Не жадничайте, - попенял Май. - У вас останется тысяча золотых, а это годовой доход небольшого баронства. Если хотите, половину могу внести я.
   - Это будет половиной ваших денег, - возразила девушка. - С какой стати вам так тратиться?
   - Я долго живу на свете и потерял всех близких, - вздохнул маг. - Помимо тех денег, которые отданы на сохранение Мольбарам, есть и другие. Здесь нет нужного торгового дома, но за золотом нетрудно съездить в столицу. Если сильно потратитесь, можете рассчитывать на меня.
   - Почему вы мне помогаете? - спросила она. - Мои спутники разбежались, остались одни вы. В чём причина? Вы сделали для меня больше родни! Как бы я хотела иметь такого отца!
   - Вот и считайте отцом, только молчите об этом "родстве", - предложил он. - Моей семьи больше нет, а жизнь для себя - скучное занятие, мне оно приелось лет сорок назад.
   - Тогда начинай мне тыкать, - сквозь слёзы улыбнулась Мила. - Ладно, домом займёмся.
   - Наняли только служанку и кучера, а этого мало, - напомнил Май. - Нужен ещё один слуга. Если не возражаешь, я им займусь.
   - А я займусь платьями. Было приличное, из которого я выросла, и одно пошила у кузины. Нужны ещё три или четыре, чтобы не прослыть нищенкой. Пока не обновлю гардероб, придётся сидеть дома.
   - Сегодня был у Балеров и узнал новость о вашем Наде. Оказывается, он живёт неподалёку в семье какого-то купца. Спас ему жизнь и был усыновлён. Удивительно, но многие из ваших спутников опять собрались в одном месте.
   - Что-нибудь узнали о Роланде? Он почему-то не спешит забрать свои доспехи.
   - Наверное, чем-то занят, - пожал плечами маг. - Устроит свои дела и придёт.
  
   Роланд опять прильнул к губам Эммы и, не прекращая ласкать грудь, ускорил движения. Девушка выгнулась ему навстречу и застыла.
   - Ну и кто из нас лучше? - спросил он, когда закончили с любовью и лежали в обнимку. - Я или твой бывший муж?
   - Ты сильнее, - призналась она. - Лен не мог больше одного раза, да и тогда всегда торопился. С тобой так хорошо, как мне ещё никогда не было! Ты ведь не уйдёшь?
   - А сопротивлялась целых два дня, - самодовольно сказал барон. - Конечно, я не уйду. Если хочешь, можешь хоть сегодня стать моей женой.
   - У меня всё состояние - только этот дом, - предупредила она, - и совсем нет родственников. Точнее, есть, только дальние где-то на западе королевства. Но я их не знаю, только слышала от отца.
   - А что случилось с отцом?
   - Убили разбойники, - ответила Эмма. - Он вместе с матерью и братом поехал в Дормас к родственникам мужа и не взял охрану. У нас давно не разбойничали, вот он и расслабился.
   - Так что насчёт моего предложения?
   Вместо ответа она поймала его губы своими и пустила в ход руки. На время разговоры были забыты.
  
   Свободного времени было много, и Надь в тайне от всех проводил его в квартале Магов, вблизи дома, который купила бывшая принцесса. Сам себе мальчик объяснял это дежурство любопытством, а скрытность оправдывал желанием не обидеть Малу. Если дама сердца узнает, что он караулит объект своей прежней страсти, то насмерть обидится. Первый день прошёл безрезультатно, а вот на второй Надю повезло. К дому подкатила карета, в которую села красивая молодая женщина, отдалённо похожая на ту девчонку, которую он в первый раз увидел в мальчишеской одежде. Увиденное вызвало зависть и облегчение. Всегда неприятно, если кто-то легко получает то, в чём тебе отказали. Понятно, что мальчик не знал, какой ценой досталась принцессе взрослость. Облегчение было вызвано тем, что вид красавицы не вызвал в его душе и тени прежнего чувства. Ну красива, но мало ли таких!
  
   Сантию Гуммер проехал за три дня без каких-либо происшествий, вот в родной Дарнии поджидали неприятности. Первый день его нигде не задерживали, а на второй не повезло нарваться на бдительных стражников. Это случилось в воротах города Бартоша.
   - Посмотри на этого громилу, Алик, - сказал один стражник другому, - по-моему, он похож на убийцу из розыска герцога Старка.
   - Наверное, он и есть, - согласился напарник и навёл на Вага арбалет. - Я подержу на прицеле, а ты сбегай за нашими. Двоих он убьёт и не заметит!
   У святых был приём и на такой случай, но уж больно не хотелось его применять. К тому же предчувствие молчало, а значит, его жизни ничего не угрожало, наоборот, появилось ощущение, что следует подчиниться. Убежавший стражник вернулся с толпой других. Гуммеру велели спешиться и хотели обыскать, но он сам отдал оружие и кошель с золотом. Два других были спрятаны в одежде и никак не выделялись, поэтому обрадованные добыче стражники не стали лапать арестанта. Его отвели в городскую тюрьму, запихнули в одну из пяти камер и на время оставили в покое.
   "Так вот для чего мне нужно было здесь очутиться, - подумал он, мысленным взором осмотрев своих соседей. - Пожалуй, всё сложилось удачно".
   Две камеры были пусты, в одной из соседних сидел какой-то оборванец, а напротив него за решёткой, спала Гарла.
   - Эй, старая! - окликнул он. - Проснись, есть разговор".
   - Кому это не спиться? - спросила ведьма, прищурив глаза из-за чересчур яркого фонаря. - Святой! А тебя-то за что посадили?"
   - Спустился, чтобы повидаться с тобой, - усмехнулся Гуммер. - Не надоело здесь сидеть?"
   - Завтра сожгут, - ответила она. - Коротала время во сне, а ты разбудил. Что за разговор?
   - Хочу предложить сделку. Я выведу тебя отсюда и поделюсь силой. Сможешь вернуть молодость и закрыться от святош. Хочешь?
   - Мог бы и не спрашивать, - оживилась Гарла. - Что хочешь взамен?
   - Послужишь мне, пока не отпущу. Моя сила всем хороша, только медленно действует, у тебя с этим лучше. Проводишь меня в Эльтар к королю Кею. Ты вроде бы и так туда собиралась.
   - Жизнь лучше смерти. Я согласна! Тебе клясться?
   - Не нужно, - отказался Ваг. - Я и так знаю, что не обманешь. А теперь можешь спать, а я буду работать.
   Он помнил лица стражников, которые его арестовывали и сторожили тюрьму. Наверное, это были не все вояки Бартоша, но ему их хватило. Это жрецов или магов нужно было опутывать днями, для тех, у кого не было сил, хватило двух свечей. Когда святой почувствовал, что его магия сработала, он оправил зов. Пришлось немного подождать, прежде чем послышались звуки приближавшихся шагов и скрежет отпираемого замка.
   - Чего звал-то? - спросил один из двух спустившихся стражников.
   - Отпирай мою камеру и ещё вон ту! - приказал он. - Где ключ от ошейника?
   - Этого я не знаю, - ответил отпиравший камеры стражник. - Ведьму окольцевал кто-то из святых отцов, у них и спрашивай.
   - Ладно, обойдусь без ключей, - проворчал Ваг. - Подойди, старая!
   Гарла с трудом приблизилась и он, немного повозившись, сломал надетый на грязную шею обруч. Такие вытягивали магические силы и действовали на всех, кроме святых, которые их и делали. Влитая в ведьму сила сотворила чудо: на глазах изумлённых стражников сгорбленная старуха за пару минут превратилась в ослепительно красивую девушку.
   - В жрицы брали только самых красивых, - сказала она, довольная восхищением в глазах Гуммера. - Ещё бы смыть с себя грязь и поменять эти тряпки на что-нибудь приличное. И ты обещал больше сил. Этих мне хватило только на молодость, а кто прикроет от святош?
   - Бери ещё, - согласился он, добавил силу и обратился к стражникам: - Золото вы растащили по своим кошелям, а где моё оружие и конь? Показывай!
   Они вышли из подвала и направились в комнату, в которой хранили всё отобранное у арестованных. Ваг нашёл своё оружие, да и Гарла выбрала для себя узкий пояс с кинжалом и плащ, которым прикрыла обноски.
   - Не хочу тратить твою силу на иллюзии, - объяснила она. - К тому же можем встретить магов. Что думаешь делать дальше?
   - Возьмём коня и уедем из города, - ответил он. - Обо мне могли доложить начальству, поэтому лучше побыстрей убраться. В первой же деревне искупаешься и поменяешь одежду. Когда приедем в Клем, купим тебе что-нибудь приличное.
   Его коня не успели забрать из тюремной конюшни, поэтому вскоре уже скакали прочь от города, провожаемые приветственными криками стоявших в воротах стражников. Ваг не рискнул ехать через весь город, поэтому его теперь нужно было объезжать просёлками. Не доезжая до деревни, наткнулись на небольшую речку.
   - Останови, - попросила ведьма. - В деревню лучше приехать чистой.
   С поездкой пришлось повременить. Когда Гарла искупалась в реке и подошла к спешившемуся святому, она не стала кутаться в плащ.
   - Куда нам спешить? - сказала красавица, облизнув губы. - Будешь раздеваться сам или тебе помочь?
   Хорошо, что Ваг привязал коня, иначе тот сбежал бы, испугавшись его рёва и воплей ведьмы. Соитие, подогретое магией обоих, было совершенно безумным и длилось, пока не стало темнеть.
   - Святые все такие? - хрипло спросила девушка, когда они оторвались друг от друга. - Я никогда не испытывала ничего подобного! Не уверена в том, что смогу встать.
   - С женой обходились без безумств, - отозвался обессиливший Гуммер. - Только я тогда не был святым. Ты забрала не только телесную силу, но и почти всю магическую!
   - А тебе и жалко! Ничего, ты быстро её восстановишь. Слушай, Ваг, у тебя есть в котомке какая-нибудь одежда? Лучше я буду похожа на пугало, чем одевать эту грязь.
   Он порылся в седельной сумке и бросил ей рубаху.
   - Надевай. Завернёшься в плащ, и будет нормально. Переночуем в деревне, там же купим штаны. В платье неудобно ехать верхом. Если получится, у них же возьмём лошадь.
  
   - Слава императору! - закричал Гор и опустился перед другом на одно колено.
   Глядя на него, то же самое сделал принёсший присягу вторым Эктор.
   - Слава! - заревела толпа.
   Гор настоял, что присягу нужно приносить при большом стечении народа, что они и сделали на Графской площади Славля.
   Гвардейцы оттеснили народ и образовали проход ко дворцу, по которому ушёл император в сопровождении обоих королей, ставших сегодня великими герцогами. Вскоре после этого Эктор попрощался и уехал.
   - Побуду с тобой дней пять и тоже уеду, - сказал Гор, когда они остались вдвоём. - Думаю, что обойдёмся без войн. Нужно быть идиотом, чтобы воевать против такой силы. Готовься встречать королей. И учти, что к каждому нужно отправить своего проверяльщика, иначе у них мало что изменится. И с налогами обманут - я в этом не сомневаюсь.
   - С людьми плохо! - отозвался Кей. - Мало того что не вернулся мой маг, а здешним мало веры, поэтому трудно проверять тех, кто рвётся служить, так ещё много нареканий к уже приставленным к делу. Не хотелось, но придётся строго наказывать!
   - Руби головы, это покажет, что ты не собираешься потакать бездарям, - посоветовал друг. - Несколько проверенных служак пришлю, но не насовсем, а на время. Потом заменишь их своими. Уже решил, где будет столица империи? Этот город не подходит. Я не выбирал бы для неё Эльтар, лучше подойдёт Камелия.
   - Ты прав, - согласился император. - Наведём порядок, а потом возьму семью и перееду. Думаю, что это будет не раньше чем через год.
  
   Гонец был отправлен шесть дней назад и уже должен был вернуться, поэтому Мардой нервничал и старался больше времени проводить в своём кабинете или в парке. Работавшего или гулявшего короля было не принято беспокоить. Он уже наорал на канцлера, сорвавшись по пустячному, в общем-то, поводу, а чувствовавший его состояние секретарь вздрагивал от малейшего шума. Ему было приказано сообщить о прибытии гонца, даже если тот приедет ночью. К счастью, до такой крайности не дошло и пропыленный офицер появился в приёмной, когда Мардой читал прошения. Секретарь постучал в дверь кабинета, открыл и впихнул гонца внутрь.
   - Что сказал Эктор?! - вскочил из-за стола король.
   - Эктор Больвийский уехал в Эльтар! - доложил офицер. - Я отдал ваше письмо королеве. Она прочитала и сказала, что они не будут воевать с императором! Вы, ваше величество, приказали торопиться, поэтому я не смог разузнать подробности. Слышал только, что король отбыл в большой спешке чуть ли не со всеми гвардейцами.
   - Иди! - приказал Мардой и почти упал в кресло.
   "Трус! - подумал он о короле соседей. - Но теперь у Кея в руках семь королевств! Наверняка будут и другие признавшие его власть, а если их наберётся много, ни о каком союзе не может быть и речи. Не буду спешить, сначала узнаю, с чем приедет Эктор. Со спешкой легко потерять голову".
  
   - Что будем делать с Жубером? - спросил канцлер и герцог Альбер Морк своего короля.
   Сидевший на троне Норм Эдорбский был напуган свалившимися на голову новостями, но старался скрыть свой страх.
   - Очень неожиданное известие, - сказал он, медленно выговаривая слова. - У этого Кея шесть королевств, поэтому он может собрать огромное войско и давить нас одного за другим. Я не верю соседям и не могу на них рассчитывать, и такое же положение у многих других. Создавать союз... Боюсь, что быстро этого не сделать, а потом будет уже поздно! Сколько солдат у бывшего короля Камелии?
   - Полсотни гвардейцев.
   - Вот что, Альбер... - король запнулся, потом продолжил: - Предложите им службу, а Жубера с семьёй где-нибудь заприте. Ценности заберём себе, а что делать с беглецами, решим позже. Возможно, обезглавим, а головы отдадим Кею. Но прежде нужно отправить в Эльтар надёжного человека, который узнает всё, что возможно. И надо подумать о том, чтобы запретить церкви боевые братства. У святых отцов нет врагов, от которых нужно защищаться, поэтому нет и необходимости в бойцах. Пусть только посмеют проявить недовольство после всего, что произошло в Эльтаре!
  
  
   Глава 23
  
  
   Олли закончила помогать госпоже и отошла, чтобы та могла полюбоваться на себя в зеркало. Новое платье, сшитое из розового шёлка, обтягивало Милу до бедер, расходясь ниже широкой пышной юбкой почти до самого пола. Здесь не были приняты декольте, и платья для дворянок шили без вырезов со стоячими воротниками. Одежду обычно отделывали кружевами, а в торжественных случаях использовали бусы и кулоны. Женщины украшали руки кольцами, а браслеты были чисто мужским украшением. Вот серьги носили все, только мужчины чаще вешали одну в правое ухо, а женщины использовали оба. Некоторые модницы прокалывали уши во многих местах и украшали их несколькими серёжками. У бывшей принцессы были проколоты только мочки.
   - Как я выгляжу? - спросила она, рассматривая себя сзади.
   Олли раньше служила баронессе и хорошо разбиралась в нарядах и прическах.
   - Замечательно, - оценила служанка. - Такие платья прекрасно смотрятся на красивых девушках, а вы очень красивы!
   - Пойду покажусь Маю, - решила Мила. - Это уже второе платье. Привезут ещё одно, и можно начинать знакомства!
   Магу платье понравилось.
   - Ты в нём слишком красива, - пошутил он. - Хочу дать совет: не стремись выглядеть богатой, наоборот, для тебя выгодней казаться беднее.
   - Не поняла... - растерялась девушка. - Почему ты так думаешь? Все хотят выглядеть лучше!
   - В городе много молодых дворян, которые хотели бы поправить свои дела выгодным браком, - объяснил Кожень. - Хочешь подвергнуться осаде? Или тебе важно, чтобы оценили тебя саму, а не твоё золото? И не нужно вспоминать о своём бароне. Если бы у него было желание тебя навестить, давно пришёл бы, хотя бы за доспехами.
   - У тебя просто талант - портить настроение! - расстроилась Мила.
   - Я его подниму, - с улыбкой пообещал Май. - Не спеши переодеваться. Сейчас съездим к городскому главе и поговорим о том, как тебе быстрее войти в местное общество. Я видел его утром и получил приглашение. Герт уже послан за каретой.
   У многих дворян не было возможности держать дома верховых лошадей и экипажи, поэтому их отправляли в одну из городских каретных. Их услуги не требовали больших денег, только нужно было или ждать, пока приедет карета, или заблаговременно посылать за ней кучера.
   С выездом задержались, потому что Миле пришлось делать причёску. До резиденции шевалье Эдкорба было только три квартала, поэтому доехали за несколько минут. В большом двухэтажном здании заседал не один глава, но и его помощники, включая начальника стражи и городского казначея. У его входа скучали два стражника, которые поспешили освободить проход знатной даме и сопровождавшему её магу.
   Варг был на своём месте и обрадовался их приезду.
   - Дорогая графиня! - воскликнул он, встав навстречу Миле. - Рад вас видеть! Это касается и вас, Май, несмотря на нашу утреннюю встречу. Ваш приезд - главная тема разговоров дворян Хораса! Садитесь на эти стулья.
   - И что же о нас говорят? - спросила девушка, сев на предложенный стул. - Знать могут только то, что мы рассказали вам, а наш разговор был совсем коротким.
   - Вообще-то, больше обсуждают приехавшего с вами барона Брея, - уточнил шевалье. - Вы мне действительно очень мало сказали.
   - Что натворил Роланд? - встревожилась Мила.
   - А вы разве не знаете? - удивился он. - Ваш барон женился на третий день после приезда на Эмме Эльк!
   - А что в этом особенного? - спросил Май, потому что его спутнице из-за услышанного стало не до разговоров.
   - Да, вы же не местные и можете не знать! Эта очень красивая девица год назад уже выходила замуж за шевалье Сола Элька. Вскоре после свадьбы её родителей и брата убили разбойники. К несчастью, на Эмму положил глаз младший сын графа Герда Мардока Эльб.
   - На жену шевалье? - не поверил маг. - У вас такое принято?
   - Конечно, нет! - возмутился Варг. - Только молодому Мардоку было плевать на приличия. Это очень красивый и совершенно безнравственный юноша. Ко всему прочему он ещё лучший фехтовальщик в нашем городе.
   - Дуэль? - догадался маг.
   - Да, он под надуманным поводом вызвал на дуэль и убил мужа Эммы. Только это не сломило девушку, наоборот, она возненавидела убийцу, а когда тот потерял всякий стыд и попытался затащить в карету, ударила его кинжалом! Так совпало, что, когда Эльб вылечил рану, король начал собирать войско для похода в Эльтар, вот старый граф и отправил своего непутёвого сынка вместе с дружинниками в столицу. Уже известно, что поход обошёлся без тяжёлых сражений и потерь, так что этот шалопай скоро вернётся. Такие, как он, не умеют прощать, поэтому ваш барон Брей уже всё равно что покойник!
   - А для чего ему убивать Роланда? - спросила выдержавшая удар Мила. - Ведь эта девушка не уступит.
   - Месть, графиня! - воскликнул шевалье. - Эльб пойдёт на всё, чтобы сделать её несчастной. Отец уже лишил его наследства, а больше он ничего не может сделать.
   - Давайте закончим обсуждать барона Брея и поговорим о другом, - предложил Май. - Нужно познакомить графиню со здешним обществом. Вы нам поспособствуете?
   - Могли бы и не спрашивать! - просиял Варг. - Все только и ждут, когда графиня выйдет в свет! Я сегодня же договорюсь о приёме с кем-нибудь из графов и сообщу вам слугой.
   Когда спускались по лестнице, у Милы почему-то закружилась голова и она была вынуждена ухватиться за мага. К головокружению добавились шум в ушах и давление на лоб. Последним, что почувствовала девушка перед тем как потерять сознание, было отвратительное ощущение, будто кто-то засунул руку в голову и всё в ней перемешивает.
   - Что со мной? - спросила она слабым голосом, очнувшись в своей кровати. - Май, я умираю? Наверное, это из-за преданной любви!
   - С тобой случился обморок, - хмуро ответил сидевший рядом маг. - Он уже прошёл, а смерть придёт лет через двести, если кто-нибудь не убьёт раньше.
   - Почему так много? - удивилась Мила и попыталась сесть.
   - Лежи! - остановил Кожень. - Случилось что-то странное. Для потери сознания не было причин, а после неё на тебя почему-то не действует магия. Такая нечувствительность есть только у святых.
   - Как никаких причин? А моё разбитое сердце? - запротестовала девушка. - Не ожидала от Роланда такой низости!
   - Я говорил, что ты его не знаешь, - пожал плечами маг. - Переживала из-за выдуманной любви, но эти переживания никак не связаны с обмороком. Мы говорим не о том. Магия действует даже на мага, если он не защищается своей силой, что уже говорить об обычных людях! А на тебя она не действует вообще! И почему-то исчезла моя сила в твоих серьгах. Это сильно напоминает чудо.
   - Хочешь сказать, что меня сделали святой? - не поверила Мила. - Я никому не нужна, а в женщинах не бывает святости!
   - Не буду спорить, - сказал Май. - Я в растерянности. Прислушивайся к себе, может, почувствуешь что-нибудь необычное. Да, из-за твоего обморока Варг Эдкорб отложил знакомство.
  
   Роланд вытер жене слёзы и прижал к себе.
   - Никуда мы не уедем, - ответил он на просьбу покинуть Хорас. - Я не собираюсь показывать трусость и прятаться от твоего графа. Если он не уймётся - лишится головы!
   Объяснялись в спальне, поэтому им не мешали нанятые вчера слуги.
   - Ты не понимаешь! - опять заплакала Эмма. - Этот мерзавец родился с мечом! Такие, как он, машут им с утра до ночи, и твоё мастерство рыцаря для него ничего не значит! Если я тебя потеряю, сначала закажу Эльба убийцам, а потом покончу с собой! Зачем мне жизнь, если в ней не будет тебя? Может, закажем его прямо сейчас? Деньги пока есть...
   - Такое убийство хуже побега, - отказался он. - Деньги у нас есть, но уже не очень много. Знаешь, что я сделаю? Сегодня же предложу свои услуги его отцу. В этом городе остались только три наёмника, а бароны и графы отправили королю почти всех дружинников. Послужу графу и подожду возвращения этого Эльба. Кстати, с войны возвращаются не все, так что ты рано меня хоронишь.
   - Как ты можешь такое говорить! - крикнула она и стала осыпать поцелуями его лицо.
   Это был уже второй разговор на тему отъезда, и он, как и первый, закончился в постели любовными играми.
  
   - Я не напрасно с тобой вожусь, - довольно сказал Гарт. - Мне не встречались маги, которым было бы под силу так быстро работать. В этом ты превзошёл меня. Из тебя выйдет прекрасный боевой маг!
   Мала сидела рядом с покрасневшим от похвал Надем и молча завидовала. Женщины не могли похвастать проворством в магии, и она, как ни старалась, не могла угнаться за другом. Такая медлительность бесила и была большим испытанием для их дружбы.
   - Занятие окончено, - отпустил их учитель. - Учтите, что завтра проверю всё, что дал вам за декаду.
   Дети вышли в гостиную и сели на диван.
   - Не обижайся, - сказал подруге Надь. - Это не ты медлительная, а я слишком быстрый. Слышала же, что сказал твой отец. Я уже обогнал и его! Зато у тебя такая память, какой никогда не будет у меня. И ты умнее всех девчонок, каких я знал.
   - И бывшей принцессы? - ревниво спросила Мала.
   - Она уже женщина, - ушёл от ответа мальчик. - Я хотел сказать до занятий и не успел. Ты знаешь, что наш барон Брей женился?
   - Неужели на графине? - всплеснула руками она. - Как это романтично!
   - Если бы! - ответил Надь. - Он выбрал в жены Эмму Эльк! Сегодня об этом говорили родители. Отец сказал, что об их свадьбе болтает весь город. Многие бьются об заклад, когда его убьёт граф Мардок.
   - Ты ещё здесь? - спросила приоткрывшая дверь в гостиную Эльза. - Останешься с нами ужинать?
   - Нет, спасибо, я побежал домой, - отказался мальчик.
   - Иди шагом, - посоветовала она. - Носитесь, как сумасшедшие, - далеко ли до беды?
   Он попрощался с подругой и её матерью и поспешил домой. Надь редко ходил, как обычно ходят по улицам, вот и сейчас он спустился с крыльца, оглядел пустую улицу и бросился бежать. Уже начало темнеть, а фонари ещё не зажгли, поэтому мальчик не успел отреагировать на вышедшего из-за угла мужчину.
  
   Граф Герд Мардок дочитал жизнеописание императора Тора, отложил книгу и собрался идти в спальню, когда его побеспокоили.
   - Что у тебя, Мар? - спросил он заглянувшего в комнату отдыха мажордома. - Говори, только быстрее.
   - Извините, ваше сиятельство, - смущённо ответил тот, - только во дворец прибыл ваш младший сын.
   - Судя по твоему виду, с Эльбом что-то не так. Я угадал?
   - С ним всё не так. Лучше вам посмотреть самому.
   - И где же мой сын?
   - Он приказал согреть воду и собирается...
   - Пусть приведёт себя в порядок и зайдёт ко мне! - приказал Герд. - Я буду в своей гостиной. Скажи ему, чтобы поспешил.
   Мажордом не мог не передать слов о спешке, но Эльба пришлось ждать свечу. Рассерженный граф уже хотел идти спать, а с непутёвым сыном разбираться завтра, когда тот, наконец, соизволил явиться.
   - Ну и вид! - оценил отец, подняв лампу, чтобы лучше видеть. - Подойди ближе!
   На лбу юноши красовалась большая шишка, правый глаз был подбит, а щека темнела свежей ссадиной. Когда он шёл к дивану, заметно припадал на одну ногу и кривил лицо от боли.
   - И кто же тебя так отделал? - с насмешкой спросил Герд.
   - Это в столице, - неприязненно ответил сын. - Тебе необязательно знать.
   - И щека? По-моему, у тебя свежая ссадина.
   - Сбил на мостовую какой-то щенок, - процедил Эльб. - Может, прекратим меня обсуждать?
   - Сбил вместе с конем? - удивился отец. - Здоровый, должно быть, щенок.
   - Я шёл пешком. Трактирщик отказал в постое, а когда заночевали на дороге, сбежал слуга. Моего коня прихватил в счёт оплаты. Поймаю - с живого сдеру шкуру!
   - Постой! - нахмурился граф. - Так ты пришёл один и без денег? А где мои дружинники?
   - Наверное, в Эльтаре. Меня не взяли в поход.
   - И в чём причина?
   - Убил на дуэли одного мерзавца. Это не понравилось королю, и он запретил мне появляться в войске. Рана не до конца зажила, поэтому меня это устроило.
   - Значит, ты за две декады промотал в столице золото и вернулся за новым? - недобро глядя на отпрыска, спросил Герд. - Не скажешь, для чего мне такой позор, как ты? Наследства я лишил, осталось отлучить тебя от семьи. Ещё одна выходка - и клянусь богом, я это сделаю!
   - Посижу тихо, - согласился Эльб, - только сначала найму людей и навещу тот трактир. Повешу трактирщика и всё там сожгу! Я не собираюсь прощать его наглость!
   - А с какой стати ему обслуживать такого, как ты? Денег нет, а вместо лица морда, от вида которой разбегутся клиенты.
   - Какой-то трактирщик позорит семейство Мардок, а ты смеёшься!
   - Его позоришь ты! Если уедешь сводить счёты с трактирщиком, можешь не возвращаться! И ещё одно. Жена убитого тобой шевалье Элька вышла замуж за приезжего барона. Попробуй только вызвать его на поединок! Выгоню из дворца и брату скажу, чтобы гнал прочь!
   - Там будет видно, - с ненавистью глядя на отца, отозвался Эльб. - Я устал и хочу спать. Если у тебя есть ко мне вопросы, задашь их завтра.
  
   - Проснись, Мила! - услышала она взволнованный голос Мая.
   - Что случилось? - испугалась девушка.
   - Можно войти? - спросил маг. - Я оставлю лампу и выйду, а ты быстрее одевайся. Потом всё объясню.
   Когда закрылась дверь, она натянула на себя платье и, придерживая его руками, выбежала в гостиную.
   - Я не могу без шнуровки. Объясни, что случилось, иначе не сдвинусь с места!
   - Принесли избитого мальчишку, - ответил Май. - Это ваш Надь. У него порваны внутренности и поломаны рёбра. Скорее всего, кто-то бил ногами. Я могу вылечить, но для этого нужно много времени. Мальчик столько не проживёт. Его положили в комнате для слуг.
   - Изверги! - воскликнула девушка, у которой на глаза навернулись слёзы. - Что же делать, Май?
   - Есть только один способ, - глядя ей в глаза, ответил он. - Если я прав, тебе достаточно положить руки на раны и захотеть его исцеления!
   - Ты сошёл с ума! - беспомощно сказала Мила, ощутив слабость в ногах. - Я же не могу...
   - Надь умирает. Ты можешь спуститься в таком виде. Его приёмный отец ждёт в другой комнате.
   Прислугу на ночь отпускали, поэтому некому было помочь со шнуровкой. Придерживая платье и ругаясь про себя как извозчик, она спустилась по лестнице и пробежалась в людскую. Там, на столе, разметав руки, лежал мальчик. Рядом стояла лампа, освещавшая его залитое кровью лицо.
   - Руки на живот, - подсказал маг. - Он жив, но это ненадолго.
   Содрогаясь от жалости и страха, Мила положила ладони на измаранную кровью и грязью рубашку и прижала их к животу Надя.
   "Всё зря! - в отчаянии подумала она. - Май рехнулся, а я пошла у него на поводу!"
   Внезапно бледное и осунувшееся лицо мальчика порозовело, он стал глубоко дышать и открыл глаза.
   - Хватит, - сказал Май и, видя, что его не слышат, сам убрал её руки. - Мила, он уже почти здоров. Осталась мелочь, которая пройдёт сама.
   - Здравствуйте, - поздоровался испуганный Надь. - А как я к вам попал?
   - Здравствуй, голубчик, - насмешливо отозвался маг. - Неужели ничего не помнишь? И того, как тебя пинали ногами?
   - Я бежал... - стал вспоминать мальчик. - Было темно и я в кого-то ударился. Потом ничего не помню.
   - И хорошо, что не помнишь, - успокоил его Май. - Сейчас я отведу графиню в её комнаты, а тебя заберёт отец. На будущее запомни, что лучше не носиться сломя голову по тёмным улицам. Тебя чуть не убили, в следующий раз может и не повезти.
  
   - Давай обнимемся, пока одни, - сказал Кей и, не дожидаясь согласия, обнял друга. - Не хочешь породниться? Твой старший уже женат, но у Мара нет жены. Или уже есть?
   - Когда уезжал, не было, - разорвав объятия, ответил Гор. - Без меня не женится. Только он не будет ждать, пока вырастут твои дочери.
   - У меня есть почти взрослая принцесса, - улыбнулся император. - К нам из Эльтара сбежала дочь убитого Марка. Ей тринадцать, а год или два можно и подождать.
   - Кем она приходится твоей жене? - спросил друг. - Сестрой?
   - Кузиной. Но это уже родство, а когда вырастет мой Амир, женим его на твоей Лире. Она старше его только на год.
   - Я согласен, но нужно поговорить с женой и сыном. Пора ехать. Ещё увидимся, если меня не убьют за то, что променял королевство на великое герцогство.
   - Ты серьёзно?
   - Шучу, хотя недовольные будут. Прощай!
  
  
   Глава 24
  
  
   Младший сын Гора открыл дверь в гостиную матери и увидел стоявшего рядом с ней брата. Видимо, у Власа были свои планы, которым Мар помешал своей просьбой собраться, потому что он не скрывал раздражения и желание быстрей освободиться.
   - Я не отниму у вас много времени, - сказал принц больше наследнику, чем королеве, у которой не было поводов для спешки. - Вы должны знать, что я решил уйти из семьи!
   - Как уйти? - не поняла Нелли. - О чём ты, сын?
   - Это как-то связано с поездкой отца? - спросил брат.
   - Не хочу становиться герцогом, - объяснил Мар и сел на диван рядом с матерью. - Что вас удивляет? Отец поехал приносить присягу Кею. Был королём, станет великим герцогом. Вряд ли он почувствует разницу. Ты тоже мало потеряешь, когда займёшь его место, а вот я из принца стану обычным герцогом, которых у нас десяток!
   - Уйдя от нас до приезда отца, ты сохранишь титул, - согласился Влас, - только потеряешь семью и многое другое. И кому ты будешь нужен?
   - Что я потеряю, кроме вас? - поинтересовался принц. - За мной останется подаренное отцом графство, которое никто не сможет отобрать. Я не дам вам для этого повода. Это ты унаследуешь трон, мне больше не достанется ничего!
   - Я остался вместо короля и могу наложить арест на твои деньги! - пригрозил брат. - Дождёшься отца и будешь разбираться с ним!
   - Я уже забрал их у Крамов, - ухмыльнулся Мар. - Ты не сможешь ни наложить на них арест, ни задержать меня. Если отдашь такой приказ, гвардейцы откажутся подчиняться.
   - А мы? - спросила мать. - Неужели мы для тебя ничего не значим?
   - Конечно, значите, мама, - он обнял королеву и поцеловал в висок. - Разрыв чисто формальный. Я всё равно не собирался всю жизнь просидеть в тени брата. Сама знаешь судьбу младших. Вы дали мне всё, что могли, а теперь хотите забрать титул. Я понимаю мотивы отца и сам на его месте поступил бы так же, просто забочусь о себе. И эта забота ничем вам не грозит.
   - Пусть уматывает, - сказал Влас королеве и добавил брату: - Побеспокойся о своём сопровождении, а то хватит ума уехать одному. Учти, гвардейцев не дам, обойдёшься наёмниками!
   "Хорошо, что я заранее позаботился о деньгах, - думал Мар, возвращаясь в свои комнаты. - И управляющий будет отдавать на хранение часть доходов от графства, поэтому без золота не останусь".
   Он уже нанял охрану и решил, куда поедет. Юноше надоела опека семьи, а от неё трудно избавиться в королевстве. Отец обязательно разыщет и кого-нибудь пришлёт, чтобы вытирал сопли. Хватит! В семнадцать лет нужно жить своим умом! Далеко уезжать не хотелось, поэтому была выбрана соседняя Сантия. С собой брал младшего сына погибшего в войне барона Грона. Орг был товарищем в детских играх и позже, когда они подросли, участвовал в придуманных принцем забавах. Наказание за проделки тоже принимали вместе, что только укрепляло их дружбу. Друг был на год старше, так же хорошо владел оружием и имел небольшие магические способности. Учитывая трёх наёмников в броне, можно было не бояться разбойников.
  
   Приём был назначен на вечер, но к нему собрались заблаговременно и теперь ждали в гостиной, когда пришлют слугу. Обычно на такие приёмы приезжали с опозданием, но графине Марои была оказана особая честь. Граф Герд Мардок обещал, что пришлёт за ней своего мажордома. Собственно, это увеселительное мероприятие и затевалось для знакомства верхушки городского дворянства с приезжей графиней. Ей даже предложили карету, но Май посоветовал отказаться, что и сделали.
   - Волнуешься? - спросил он о чём-то задумавшуюся Милу. - Или думаешь о своей силе?
   - Второе, - ответила она. - Я помню рассказы Вага о его способностях. Почему-то у меня многое проявляется по-другому.
   - Это может быть связано с тем, что ты женщина, - предположил маг.
   - Может и так, - согласилась она. - Непривычно чувствовать такую силу и боязно из-за святых церкви. Что они сделают, если узнают? Ваг согласился на них работать, а я не хочу.
   - Не ломай голову, - посоветовал он. - Святых очень мало, а тот, который жил в Сантии, уже уехал. Другой может появиться через много лет, и вряд ли ты с ним встретишься. К тому же братья убили твою семью и хотели убить тебя - какая после этого может быть служба?
   - Я так им и скажу, - улыбнулась девушка. - Май, а почему я? Не может быть, чтобы ты об этом не думал.
   - Не знаю, - ответил маг. - Когда-то, очень давно, прочитал книгу, в которой писалось о святых. Там было много ерунды, но и кое-что интересное. Автор подсчитал, что святых во все времена было одиннадцать. Стоило одному из них погибнуть, как вскоре появлялся кто-то другой.
   - А как он их считал? - спросила Мила. - Я не знаю никого, кроме нашего Вага и того старика, с которым он уехал.
   - Наверное, был близок к кому-нибудь из аторов, - пожал плечами Май. - В книге приводились имена и королевства, только это забылось за сорок лет. Были и рассуждения о том, как производится отбор, но если верить утверждениям о святости их жизни, почему выбрали Гуммера?
   - Или меня, - добавила она. - Я была скромной только из-за своего положения в семье и возраста. Как я завидовала другим и ненавидела родню! Какая уж тут святость.
   - Считается, что высшие силы не ошибаются, а ты получила больше, чем Ваг. Вряд ли это подарок для устройства личных дел, так что когда-нибудь придётся отрабатывать. А сейчас старайся ничем не выделяться.
   Разговор прервал вошедший слуга, который сообщил, что в своей карете прибыл и ждёт мажордом графов Мардок. Занимавшие эту должность в графских дворцах относились к благородному сословию, но, посланные в качестве провожатых, не должны были представляться гостям. Этот тоже не назвался, встретил у дверей, поклонился и проводил до кареты, после чего сел в свою и приказал кучеру трогать.
   Езда в карете по булыжной мостовой не доставляет удовольствия даже с мягкими сидениями, поэтому Мила обрадовалась, когда подкатили к воротам графского дворца.
   Дворяне не считали магов равными себе. С ними считались и даже приглашали на приёмы вроде этого, но только тогда, когда это было нужно самим хозяевам. Маг мог богатством одежды и манерами ничем не отличаться от какого-нибудь шевалье или барона и относились к нему подчёркнуто уважительно, но если бы нашёлся невежа, который пригласил даму на танец, он получил бы отказ и все были бы возмущены подобной наглостью.
   Май знал, что его захотели увидеть только в качестве рассказчика, но это не оскорбляло. Прожив большую по человеческим меркам жизнь, он давно с равнодушием относился к тем, кто считал себя выше других только по праву рождения. Конечно, это равнодушие скрывалось под маской почтения.
   Оба экипажа проехали через парк к парадному подъезду дворца. Мажордом вышел первым, подождал, когда карету покинут гости, и повёл их в зал приёма. Милу не заинтересовал графский дворец, после королевских он не впечатлил. Интересны были сами собравшиеся в зале дворяне. Их было не больше двух десятков, поэтому знакомство не заняло много времени. Началось оно с хозяев. Представлял тот же мажордом.
   - Граф и графиня Мардок! - провозгласил он. - Их наследник и его супруга! Младший сын...
   Имена не назывались, а на младшем сыне почему-то вышла заминка. Встретившись взглядом с красивым юношей, Мила почувствовала обдавшую её волну холода.
   "Этот мерзавец чуть не убил Надя, - поняла она, воспользовавшись одной из новых способностей. - Ладно, пока пусть живёт".
   Когда прекратились выкрики мажордома, началось более тесное знакомство. Ей называли свои имена и задавали вопросы. Хотели узнать, как она спаслась из дворца во время бунта аторов, и подробности путешествия. Ещё больший интерес вызвали отказ от титула принцессы и смена столичного дворца на непрезентабельный дом в Хорасе, но подобные вопросы не задавали из боязни показаться невеждой.
   - Не буду рассказывать о резне во дворце, - сказала Мила. - Я потеряла семью и не хочу вспоминать, как это было. А о путешествии можно рассказать: в нём было немало интересного. Но лучше, если это сделает мой спутник, спаситель, а теперь и личный маг Май Кожень.
   Эти слова вызвали прилив интереса и уважения к магу. Личным магом могли похвастаться не все графы, а этот, судя по цвету глаз, был из сильных. Рассказ слушали затаив дыхание. Май красочно описал сражение в порту, кораблекрушение, попытку отравления и похищение людоедом. Он добавил от себя немало выдуманных подробностей, но в подобных рассказах это только приветствовалось. Закончил встречей с королём Кеем.
   - Дальше, если захочет, расскажет сама графиня, - сказал он в заключении. - Но я не думаю, что она станет это делать. В таком рассказе много личного, о чём говорят только с друзьями.
   - Я думаю, что мы ими станем, - глядя Миле в глаза, сказал Эльб. - Вы подарите мне танец, графиня?
   - Почему бы и нет? - ответила она и протянула ему руку.
  
   С тех пор как его исцелила графиня, Надь зачастил в её дом. Это не было влюблённостью, как раньше, просто его сюда тянуло. Из-за этого едва не поругались с Малой. Ревнивая девчонка заявила, что, если хоть ещё раз... Мальчик вышел из положения, предложив ей поклясться в верности. Они уже научились чувствовать ложь, поэтому Мала согласилась.
   - И для чего ты к ней мотаешься, если не любишь? - успокоившись, спросила девочка. - Рассказывай, тогда прощу!
   - Со мной занимается Май, - признался Надь. - Знаешь, у него это получается лучше, чем у твоего отца. Но я не отказываюсь и от наших занятий. Всё равно много свободного времени.
   Он не соврал, просто не сказал всей правды. Занятия с магом было не главным. Во время пребывания в доме графини чувствовалось какое-то приятное тепло, а на второй день мальчик заметил рост магических сил. О таком не писали ни в одной из прочитанных им книг. Если кому-нибудь рассказать, обзовут вруном или фантазёром. Но сдерживало не это, а неизвестно откуда возникшее понимание, что обо всём, связанном с бывшей принцессой, нужно молчать.
  
   - Я останусь в Марде, - сказала Гарла, когда Ваг стал собираться к отъезду. - Ты обещал отпустить в Эльтаре.
   Её идеальную фигуру обтягивал кожаный костюм наёмницы, на поясе помимо кинжала висел лёгкий меч, а с другой стороны его оттягивал подаренный святым кошель.
   - Есть причины? - спросил Ваг, не прекращая сборы.
   - Мне нечего делать в окружении императора, - объяснила ведьма. - Там много святош, могут появиться и святые, от которых я не закроюсь. К тому же моя красота принесёт тебе неприятности. Мы не сможем быть вместе, а ко мне начнут приставать. Твоей силы хватит надолго, а тебе уже не нужна помощь. До Славля доберёшься за два дня, а попутчиков здесь хватает.
   - Останешься в этом трактире? - спросил он. - Может, нужны ещё деньги?
   - Обойдусь тем, что есть, - ответила девушка, подошла к Вагу и поцеловала его в губы. - Ты и так отдал мне половину своего золота. Я найду кого подчинить и заставить поделиться. Прощай!
   Он кивнул, забрал свои сумки и ушёл.
   "Нужно поискать, к кому прилепиться", - подумала Гарла, села на одну из кроватей и расслабилась.
   Поиск дал неожиданный результат.
   "Жрец! - удивилась она. - И как только хватило наглости сюда прийти! Так, звать Онтаром... Надо же! Оказывается, он последний из жрецов Борема! Связи с богом нет, но осталось много силы. Она мне не помешает".
  
   Онтар ненадолго опустил тяжёлые сумки, чтобы дать отдых рукам, потом опять взял золото и двинулся дальше к уже хорошо видимому Марду. Коня два дня назад убили стрелой какие-то твари, поэтому пришлось вкалывать самому. После сражений по лесам шлялись уцелевшие воины разбитых армий, грабили крестьян и путников, почти всегда убивая свои жертвы. Напали и на него, когда возвращался от тайника со жреческим золотом. Тратить силы на грабителей было жалко, справился мечом, но при этом потерял коня.
   Мард не имел стены, поэтому не было и ворот с непременной стражей. Никем не замеченный, жрец вошёл в город, отводя глаза, чтобы не привлекать внимание городских стражников видом тяжёлых сумок. В таких городках они мало отличались от разбойников. Если поймут, что он несёт, обязательно постараются отобрать, а его сунут в тюрьму, а потом задушат. Бог ушёл и, видимо, навсегда, а отданную им силу лучше было поберечь. Вместе с ней из него уйдёт и жизнь.
   Трактиры обычно располагались в центре города, туда он и направился. Здесь такое заведение было только одно. Надписи на вывеске не было, только грубо намалеванная карета. Когда жрец пересекал площадь, почувствовал ненавистную силу Единого.
   "Святой! - подумал он, сбавив шаг. - Нет, не похоже... Слишком мало силы, и она какая-то мутная. Ладно, сейчас разберусь".
   Онтар не только прятался в лесах, в своё время он много путешествовал по свету и часто останавливался в трактирах. Почему-то все встреченные им трактирщики отличались лишним весом, и этот не стал исключением.
   - Что нужно, господин? - спросил вставший при его появлении толстяк.
   - Комнату и завтрак, - ответил он. - Еду отнесёте наверх. Наверное, я задержусь на пару дней.
   Хозяин взял ключи и повёл постояльца на второй этаж. Поднялись по скрипучей лестнице и прошли по коридору до самого конца.
   - У меня много свободных комнат, - отпирая дверь, сказал трактирщик. - Вас поселяю в самую светлую и просторную. Сейчас принесут завтрак.
   Он удалился, а Онтар положил сумки в сундук, запер его навесным замком и вышел в коридор. Силой тянуло от комнаты напротив.
   - Заходи, - пригласила очень красивая девица, распахнув перед ним дверь. - Не бойся, я тебя не съем.
   - Жрица! - удивился он. - Не думал, что вы уцелели. Не скажешь, почему от тебя тянет белой силой?
   - Или ты заходишь, или я ухожу, - сказала она, пропустила его в комнату и заперла дверь. - Я тоже узнала о вас недавно от не совсем обычного святого. От него же получила силу. Моему Ихтару так же не нужен этот мир, как и вашему Борему, а без силы не проживёшь.
   - И он тебя не убил?
   - Он спас меня от сожжения, - засмеялась девушка. - Дал силу, чтобы вернула молодость, а остальное я добрала любовью.
   - Действительно, необычный святой, - согласился жрец. - Зови меня Онтаром. Учти, что я не собираюсь тебя любить и делиться силой.
   - Гарла, - представилась жрица. - С любовью ясно, а как с золотом? Зачем тебе столько? Может, договоримся? Я тебе послужу, а ты оплатишь мою помощь.
   - Какие у тебя планы? - не отвечая, спросил Онтар.
   - Думаю уехать в Сантию, - сказала Гарла. - Дарния мне не понравилась, а у их соседей будет спокойней.
   - А чем плохо здесь?
   - Из Эльтара нужно уносить ноги. Скоро к императору повалят святые, и я не хочу испытывать судьбу. Собиралась сюда за силой, но опоздала. Других сражений не будет, а силы уже столько, что больше не удержу.
   - Поеду с тобой, - решил жрец. - Только сначала принесём друг другу клятвы. Золото дам, но пока немного. Раз в тебе столько силы, беру назад слова о любви. Сегодня будем отдыхать и развлекаться, а завтра купим мне коня и уедем.
  
   Император ждал приезда короля Мардоя Аргенского, о котором его предупредили утром, когда дежуривший в приёмной секретарь доложил, что прибыл Ведер Махрой и просит его принять. Этот шевалье был королевским магом, и его долгожданный приезд вызвал радость.
   Вошедший в кабинет маг не смог бы её оценить, не прибегая к своей силе.
   - Ты не мог задержаться ещё больше? - недовольно спросил Кей. - Потратил больше двух декад на простое дело! Потом будешь кланяться, сначала отчитайся!
   - Половина времени ушла на дорогу, - стал оправдываться Ведер. - И потом не так уж просто было проверить назначенных вами дворян. Опять много времени провёл в седле.
   - И какой результат, - уже без недовольства поинтересовался император. - Многих пришлось казнить?
   - Я всего лишь шевалье, хоть вы и дали мне большую власть, - ответил маг. - Кровь не лил, просто выгнал десятка три бездельников, пьяниц и мздоимцев. С последних взял штраф - двадцать тысяч золотом. На место выгнанных поставил тех, кто прошёл проверку.
   - Мне тебя не хватало, - пожаловался Кей. - Набежала толпа магов, но за каждым стоят те, кого нужно проверять. Как таким верить? Если бы я мог сам различать ложь!
   - Я не могу давать людям наши способности, - сочувственно сказал Ведер. - Вам, ваше императорское величество, нужно обратиться к святым. Вот они это могут. Сам встречался с одним магистром, которого научили чувствовать враньё.
   - Я уже сказал здешним аторам, но в королевстве нет ни одного святого, а пока ещё доедут их гонцы!
  
  
   Глава 25
  
  
   Мила не знала, как ей избавиться от назойливого ухаживания молодого Мардока. После первого танца последовал второй, потом третий, а когда она проявила настойчивость и бросила своего кавалера, он упрямо ходил за ней весь вечер. Следующий день начался с присланных цветов, а к обеду пожаловал и сам граф, разумеется, без приглашения. Его приняли холодно, но молодой наглец сделал вид, что этого не заметил. В последующие два дня ухаживания продолжались с настойчивостью, выходящей за рамки приличий. Мила получала много приглашений от городских баронов и не хотела никого обижать отказом, поэтому Эльбу было нетрудно осложнить ей жизнь. Если бы не новые способности, она по-другому оценила бы этого красавчика, особенно после измены Роланда, сейчас ей было неприятно находиться в его обществе.
   - Может, ты что-нибудь придумаешь? - обратилась она к Маю. - Я могу только убить.
   - Ваг говорил о возможности менять поведение, - вспомнил маг. - Сказал, что может подчинить толпу, только для этого нужно время.
   - Я не знаю, как это сделать! - рассердилась девушка. - Могу убить сразу или какой-нибудь болезнью и внушить такой страх, что сбежит любой храбрец. Но этим я раскрою свои способности. Если есть что-то ещё, мне об этом не известно!
   - Я не могу действовать магией, - пожал плечами Май. - У этого юнца сразу два амулета, и оба сильные. Подожди, когда у него заживёт рана. Вряд ли этот Эльб упустит случай подраться, поэтому обязательно вызовет на дуэль нашего Брея.
   - Это ещё один повод для спешки, - мрачно сказала Мила. - Как бы я ни сердилась на Роланда, но он спас мне жизнь!
   - Нашли такую болезнь, чтобы отстал и долго не мог хвататься за меч, - посоветовал он. - Это лучше убийства.
   - Мои болезни не лечатся даже магией. Заставить мучиться всю жизнь? Он хоть и мерзавец, но влюбился по-настоящему. Наверное, лучше убить. Сделаю это на одном из приёмов, а все решат, что смерть приключилась из-за слабости сердца.
   - Как хочешь, - не стал возражать маг. - Завтра нас пригласили к графам Барк. Там будет весь цвет здешнего общества и, конечно же, твой ухажёр. Вот и избавишься от него раз и навсегда. Мне претит такое применение силы, но не к нему. Забить мальчишку ногами может только мерзавец. К тому же за ним числятся больше десяти убитых в поединках дворян, вызванных по пустячным поводам.
   Приём у графов Барк начался, как только стемнело, и на нём собралось намного больше гостей, чем их было у Герда Мардока. Мила знала почти всех и теперь обменивалась с ними кивками. Исключением стали сами хозяева и двое мужчин в серых мантиях с золотыми дисками на груди. Когда девушка их увидела, едва не выбежала из зала. С трудом взяв себя в руки, она подошла к святым.
   - Поразительно, - спокойно сказал один из них, с удивлением рассматривая девушку. - Мало того что с вами поработал один из нас, вы и сами такая. После распада империи Бог не наделял такой силой ни одну из женщин.
   - А до распада? - спросила Мила, которую немного успокоил разговор.
   - Были две, - ответил другой святой. - Но мы проявили неучтивость и не представились. Я Фальк Редер, а моего друга можете звать Маршем Заугом. Не скажете, принцесса, кто вас менял?
   - Я уже не принцесса, а графиня, - ответила она. - Прошу вас говорить тише. Я не хочу, чтобы о моей святости знал весь город! А изменял... Вы его не знаете. Это Ваг Гуммер, с которым я познакомилась в пути.
   - И где он сейчас? - спросил Фальк.
   - Когда я покидала Габр, он тоже уехал в Эльтар со святым Марком. Извините, но я не знаю рода этого старика.
   - Так вот в чём дело! - непонятно сказал Марш, и святые переглянулись.
   - Вообще-то, я приехала развлекаться, - напомнила о себе Мила.
   - Вы знаете, что все святые должны принадлежать церкви? - спросил Фальк. - Судя по вашему рассказу, Марку удалось убедить в этом вашего Гуммера.
   - Хотите убедить меня? - рассердилась девушка, у которой почему-то пропал страх. - Сейчас я принадлежу только самой себе! Потом... Я подумаю и, может быть, прислушаюсь к вашим словам. Только вы должны знать, что церковь убила мою семью. Вам придётся постараться, чтобы искупить эту вину! Для начала научите меня всему, что знаете сами!
   - Мы знаем о ваших отношениях с семьёй, - сказал Марш, - а вы должны знать, что заговор в вашем королевстве был не добровольный, а навязанный аторам жрецами Борема! Мы готовы подождать и кое-чему вас научить, только не нужно ничего требовать. Я давно отвык от такого тона.
   - Как скажете, - не стала спорить Мила. - Когда начнёте учить?
   - Как только закончите веселиться, - усмехнулся святой. - Пригласите нас к себе, там и научим. Через день мы тоже уедем в Эльтар, а вы осваивайте свои способности и думайте о моих словах!
   Графиня долго не развлекалась и, станцевав три танца, уехала, сославшись на головную боль. Все понимали, что это только предлог, хотя бы из-за наличия мага, который мог убрать любую боль, но хозяева не обиделись, а недовольство молодого Мардока было проигнорировано. Святые остались, предупредив, что подъедут позже. К их приезду Олли подготовила две гостевые комнаты.
   - Скромно живёте, - оценил Фальк. - Если будете служить церкви, забудете слово "скромность". Конечно, я имею в виду не поведение, а средства.
   - А как же заветы Бога о скромной жизни? - позволила себе съязвить Мила. - Или они не для всех?
   - Если уйдёте в какой-нибудь храм, будете жить так же скромно, как и его служители, - усмехнулся Марш, - но я думаю, что вам больше по душе служение в миру. Вы даже не хотите, чтобы знали о вашей святости. Дворянству не свойственна скромность, а графини не живут в таких домах. Если вы с церковью, до нашего отъезда получите десять тысяч золотых. Учитывая возраст, вас не тронут несколько лет, потом придётся помогать.
   - Сначала учёба! - сказала девушка. - Я не буду спешить и готова жить скромно. Неожиданное богатство вызовет много вопросов.
   - Учёба будет завтра. Сегодня для неё слишком поздно.
  
   Вместе доехали только до Клема. Гарла пользовалась каждым удобным случаем, чтобы затащить Онтара в кровать или отдаться ему при ночёвке на лесных полянах. Поначалу жрец держался настороженно и терял над собой контроль только в самом конце любовных игр. Этого времени было мало, чтобы свершить задуманное. После перехода границы с Дарнией её спутник расслабился, а в трактире даже выпил вина.
   - Хочу любви! - заявила ведьма, когда остались одни в своей комнате. - Нам с тобой некуда спешить. Запри дверь, а я пока разденусь.
   Любовь - дело во всех отношениях приятное, но для Гарлы она была только средством получить золото и силу Онтара. Выпитое вино и прелести девушки заставили его потерять сначала голову, а потом и жизнь.
   - Зачем тебе это? - прохрипел умирающий старик. - Я бы и так поделился!
   - Ты отдал бы немногое, а я взяла всё! - ответила ведьма и спрыгнула с кровати. - Главное в жизни - это свобода, с тобой её у меня не было бы. Прощай!
   Одевшись, она забрала сумки с золотом и направилась на городской рынок. Нужно было нанять карету, слугу и охрану. Новая сила позволяла ехать одной и никого не бояться, но верхом неудобно везти золото, к тому же дорога была длинная, а скоро должны пойти дожди. Для чего мокнуть, если золото даёт возможность не экономить на удобствах?
  
   Со дня на день ожидали дожди, поэтому старались не задерживаться в дороге и уже на третий день пересекли границу с Сантией. Погода портилась, и к вечеру начался дождь, пока не сильный. К этому времени успели добраться до придорожного трактира. Наёмников оставили заниматься лошадьми, а сами пошли договариваться с трактирщиком.
   - Нужны три комнаты, - сказал принц вставшему при их появлении толстяку. - Две для нас и ещё одна для трёх наёмников и кучера. И приготовьте ужин!
   - Всё сделаю, ваше сиятельство! - подобострастно ответил хозяин, обратившись к важному гостю как к графу. - Извольте пройти со мной!
   Он взял ключи и отвёл юношей в самые лучшие комнаты, пообещав позаботиться о слугах и приготовить еду.
   - Запри золото в сундук и спускайся в трапезную, - сказал Мар Оргу. - Поужинаем, а потом поболтаем. Ещё рано для сна.
   Трактирщик поторопил слуг, поэтому еду не пришлось ждать. Ели вместе, только господа за отдельным столом. Когда заканчивали, отворилась дверь и в трактир вошла такая красивая девица, что у всех мужчин, включая хозяина, оттопырились штаны. Тонкая кожа костюма обрисовывала каждую мышцу идеальной фигуры, а с прекрасного лица с насмешкой смотрели такие глаза...
   - У меня сейчас лопнут яйца, - прошептал принц другу. - Эта стерва не могла надеть что-нибудь другое? Невозможно терпеть!
   Покрасневшие лица остальных свидетельствовали о том же самом.
   - Трактирщик, мне нужна комната! - бросив на стол хозяину золотой, сказала довольная произведённым эффектом девушка. - Сейчас подойдут мои слуги, устройте и их. И не забудьте приготовить ужин!
   Смотрели только на неё, поэтому никто не обратил внимания на тяжёлые сумки, которые красавица почему-то не доверила слугам.
   - Я без неё не уеду! - с восхищением сказал Мар. - Какая женщина! Во дворце отца много красавиц, но им далеко до этой!
   - Ты видел их в платьях или нагишом, а это совсем не то, - отозвался Орг. - Затяни любую в такую же одежду... Хотя у этой есть что-то ещё, что трудно описать словами. В её глаза хочется смотреть до конца жизни. Нужно спросить хозяина, нет ли у него молодых служанок, а то я сейчас не засну без женщины.
   Служанок не оказалось, и расстроенные юноши поднялись к своим комнатам.
   - Не спешите, - остановил их женский голос. - Мне на эту ночь нужна компания.
   Повернувшись, оба увидели стоявшую в дверях незнакомку, на которой на этот раз не было другой кожи, кроме собственной. Призывно улыбнувшись, прелестница ушла в комнату, и друзья молча последовали за ней.
   - Запри дверь! - приказала она Оргу. - Постоишь здесь, пока не позову. А ты, красавчик, почему до сих пор в одежде?
   Мар торопливо разделся, подбежал к красавице и притянул её к себе.
   - Не спеши, - шепнула та и подарила принцу такой поцелуй, что он чуть не опозорился.
   Пока юноша приходил в себя, она быстро сдёрнула с его шеи амулет.
   - Теперь вы оба мои, - довольно сказала девица. - Амулет твоего друга продавить не трудно, но не твой. Это хорошо, что ты принц и при деньгах. Мне пригодится и то и другое. Барону тоже найду применение.
  
   Одним из южных государств континента было королевство Карма. Новости о событиях на севере дошли сюда позже, чем к соседям. Последние привёз приехавший из Эдорба граф Маркок.
   - Значит, Норм тоже присягнул Кею, - выслушав его, мрачно сказал король. - Благодарю вас, граф, вы оказали мне услугу, и это не будет забыто. Скажите секретарю, что он мне нужен.
   Маркок поклонился и вышел из королевского кабинета, в который после его ухода вбежал дежуривший в приёмной секретарь.
   - Отправьте карету за старшим из баронов Бокер! - приказал Кольм.
   Выполнения приказа пришлось ждать больше свечи, и это ожидание не улучшило и без того плохого настроения. Знавшие короля могли ожидать, что на барона обрушится немало гневных слов, но доставленный во дворец Ортей не услышал ни одного.
   - Садись и слушай! - сказал ему Кольм, махнув рукой на стул. - Мне опять понадобились твои услуги. Поедешь к Кею.
   - Опасная выйдет поездка, - осторожно отозвался барон.
   - Получишь графский титул и десять тысяч золотом, - пообещал король. - Если он не умрёт, в моём королевстве больше не будет баронов Бокер! Мне безразлично, как ты это сделаешь, главное, чтобы не знали заказчика! Его империя должна распасться, но если этого почему-то не произойдёт... Дальше продолжать?
   - Я всё понял! - согнулся в поклоне Ортей. - Сегодня же выеду.
   Вернувшись в свой особняк, он не бросился готовиться к отъезду. Задание было смертельно опасным, и нужно хорошо подумать над тем, как его выполнить. Король подождёт, главное - сделать дело и вернуться живым.
   У каждого из королей время от времени появлялась необходимость кого-то убить, и не всегда это можно было сделать открыто. В таких случаях прибегали к услугам людей, которые могли выполнить такой заказ и не стали бы болтать о нём до самой смерти. Этим убийцей у Норма стал шевалье Бокер, получивший за свои услуги много золота и баронский титул. Король Кармы прибегал к услугам убийцы чаще других и умел ценить такого полезного человека, как Ортей.
   "Убить короля - сложная и опасная задача, - думал барон, - что уже говорить об императоре! Я убью, вопрос в том, как после этого унести ноги. Может, империя и развалится после убийства, но до этого с меня успеют содрать кожу. Для начала нужно больше узнать об этом Кее".
  
   Кей принимал дворян только тогда, когда этого просил ставший наместником герцог Томас Эльтарский. Бывший граф Бешмей прекрасно справлялся с делами, и императора беспокоили редко. В других захваченных королевствах тоже были поставлены верные люди, и жизнь постепенно входила в привычную колею. Появилось много свободного времени, а вместе с ним и мысли о семье и смене столицы. Пусть наместник отстраивает сгоревший Амгард, а он переедет в столицу Камелии - Эльму. Кей хотел сам съездить в Габр за женой и детьми, но его советники в один голос отговаривали от этой затеи. В Эльму был отправлен Ведер Махрой, и, прежде чем решать с переездом, император ждал результатов его поездки. Маг должен был проверить слуг королевского дворца и охрану и заменить ненадёжных.
   - Ваше императорское величество, - потревожил его адъютант. - К вам пришли...
   Вид обычно бравого офицера был растерянным, как будто он сам не может поверить в то, что только что сказал.
   - И кто ко мне пришёл? - удивился император. - Да что с вами, Берд?
   - Это я, - отодвинув адъютанта, сказал вошедший в кабинет, чем-то знакомый здоровяк. - Мы с вами уже встречались. Я один из тех, кто сопровождал в Габр вашу родственницу.
   - Было такое, - вспомнил Кей. - Я ещё обещал вас наградить. Пришли за наградой?
   - Не нужно меня бояться, - сказал Гуммер. - Я святой и послан оказать вам помощь. Я не смог бы попасть к вам через канцелярию, поэтому пришлось потратиться на охрану. Магам с этим проще, но у нас есть свои преимущества.
   - И чем же вы мне поможете? - спросил немного успокоившийся император.
   - Я передам вам кое-что из своих способностей, - ответил Ваг, - например, сможете различать ложь. Такого не очень много, но можно помочь по-другому. Мы не умеем читать мысли, но можем допрашивать другим способом. Вы только почувствуете обман, а я смогу докопаться до правды. При этом допрашиваемый не узнает о своём ответе.
   - Как такое может быть? - не поверил Кей. - Покажите!
   - Сколько у вас золота в походной казне? - спросил Гуммер.
   - Тридцать тысяч, - с усмешкой ответил император. - К чему этот вопрос?
   - Вы не знаете точно, а примерно его там в пять раз больше, - улыбнулся святой. - Вы не заметили своего ответа, но он был. Кстати, вы уже можете чувствовать, когда соврут. В груди возникнет неприятный холод.
   - И как можно проверить вашу святость? - поинтересовался Кей. - Я должен быть в вас уверен.
   - Можете позвать магов, и они подтвердят, что на меня не действует их сила, - предложил Ваг. - При этом не почувствуют ни моей магии, ни амулета. Если бы я хотел навредить, мог бы сделать с вами всё что угодно, не заходя во дворец или здесь одними руками. Если не верите, я уйду. Я не рвался вам помогать, это просьба ехавшего к вам святого. Он погиб в пути от рук жрецов.
   - Как его звали?
   - Марк. Он, как и я, какое-то время был гостем вашей жены.
   - Такой священник был в окружении брата, - вспомнил император. - Лен что-то говорил о святости, но я не поверил. А что за жрецы? Неужели они сохранились?
   - Борема. Я убил последних, о которых знал. До этого они вынудили аторов Эльтара убить короля и захватить власть.
   - Хотите, чтобы я поверил в невиновность церкви? Виноваты какие-то жрецы, а братья и не думали бунтовать?
   - Я не принадлежу церкви и не вру, вы можете это чувствовать, - пожал плечами Гуммер. - А братья... Не так уж сложно подтолкнуть к тому, о чём мечтаешь. Аторы мечтали о власти, и этим воспользовались, убрав у них все запреты.
   - В это можно поверить. Ладно, подождёте возвращения моего мага, а я пока проверю ваш подарок.
  
  
   Глава 26
  
  
   - Слава богу, уехали! - довольно сказала Мила, вернувшись в гостиную. - Если бы ты знал, какое я испытываю облегчение!
   - Приятные люди и тебя многому научили, - усмехнулся сидевший на диване Май. - Какая чёрная неблагодарность к святым!
   - Да ну тебя! - отмахнулась девушка. - Нет в них никакой святости, а меня научили только влиять на людей. Сами знают намного больше и не хотят делиться. Жмоты! Научим, говорят, когда будешь с нами. А я не хочу служить церкви и не просила давать мне эту силу.
   - Мне поплакать вместе с тобой? - спросил маг. - Скажи лучше, что собираешься делать с молодым Мардоком.
   - Пока не думала, - ответила Мила. - Пододвинься, я сяду. Понимаешь, легко заставить человека делать то, что он хочет, а если его ломать... Когда нужно исправить мерзавца, надо всё время быть рядом с ним и действовать своей силой, пока он не станет порядочным или не свихнётся.
   - Так в чём же дело? Выйдешь замуж за влюблённого в тебя юношу и сделаешь его порядочным. Заодно решишь вопрос с домом. Ты же приехала сюда устроить личную жизнь? Вот и устраивай.
   - Я его не люблю, и вообще почему-то расхотелось искать мужа.
   - Тогда сделай так, чтобы Эльб куда-нибудь уехал, - предложил Май.
   - Не получится. Он, конечно, уедет, но потом, когда перестанет действовать моя сила, вспомнит о своей любви и вернётся. Ещё решит, что ты как-то подействовал на него своей магией. Мало мне одного Роланда, так бояться ещё и за тебя! Тебя он не вызовет на дуэль, а закажет ночным убийцам. Май, скажи, в чём для тебя смысл жизни?
   - Ну ты и спросила, - удивился он повороту в разговоре. - Об этом начинают думать не в начале жизни, а в конце.
   - Не будь противным! У тебя уже не начало.
   - Надеюсь, что не конец. Я мог бы отослать тебя к книгам философов, лучше к Обмеру, только ты утонешь в их рассуждениях. Если поверишь на слово, скажу, что в жизни нет никакого смысла, только цели, которые у всех разные, и они со временем могут меняться.
   - Спрошу по-другому. Что в ней для тебя самое важное?
   - Сейчас уже и не знаю, - задумался Май, - а раньше было, как у других: богатый дом и большая крепкая семья. Все стремятся к счастью, а оно в любви, достатке и безопасности. Для людей ещё важно здоровье, но маги не болеют.
   - Мне этого уже мало, - вздохнула Мила. - Вот зачем он дал мне эту силу? Всё было так просто...
   - Простая жизнь только у деревенских дурачков, - возразил маг. - У тебя она никогда не была лёгкой, а простота... Кто приставал с вопросами к Гуммеру? Не ты? Думать о мотивах высших сил - не самое умное занятие. Если тебе суждено что-нибудь сделать, это всё равно произойдёт. Так зачем же ломать себе голову? Учись владеть своей силой и жди. Тебе подарили сотни лет молодости...
   - Постой, - перебила девушка. - Я как-то не подумала... А как же мой муж? Я буду молодой, а он состарится и умрёт?
   - И что в этом плохого? - улыбнулся Май. - Молодая жена - это мечта любого старика, а у тебя появится возможность выйти замуж не один раз.
   - Я говорю серьёзно, а ты смеёшься! - обиделась она.
   - Нет ничего вечного, - назидательно сказал маг, - это касается и любви. Любят первые десять или двадцать лет, а потом любовь переходит в привязанность. По-моему, ты не о том думаешь. Кто плакался, что мало пошитых платьев?
   - Ну я, - призналась Мила. - Я их меняю, но всё равно... Уже косятся и наверняка осуждают. Заказала ещё два, но пока не пошьют, придётся отказываться от приглашений.
   - От них придётся отказываться в любом случае. Не поняла? Ты посетила уже все графские и баронские семьи. Помнишь этикет? Теперь нужно приглашать самой, а тебе некуда. Дом не годится и после ремонта.
   - Тогда зачем на него тратились? - не поняла девушка.
   - На тот случай, когда приглашать всё-таки придётся, как этих двух святых. Помнишь, что они сказали о скромности?
   - И что же делать?
   - Ты познакомилась со всеми, теперь нужно с кем-нибудь подружиться. Тогда можно общаться, не мороча себе голову этикетом. Выбери тех, кто понравился, и для ускорения используй свою силу. И не забудь об Эльбе, пока он не вспомнил о Роланде!
   Дружбой она занялась в этот же день. Никто в графских семьях не подошёл. Её принимали как равную, но на самом деле относились с пренебрежением, которое Мила прекрасно чувствовала. Она понимала, что причина такого отношения в отсутствии богатства. Сначала был интерес, но, когда утолили любопытство, пропал и он. Единственным, кто рвался с ней общаться, был Эльб. Им она тоже сегодня займётся, но первой в очереди была баронесса Эли Гарб. Бароны приняли новую графиню более благосклонно, а Эли была от неё в восторге. Самой Миле эта девица не приглянулась, но надо же с кем-то общаться! Среди дворянок редко встречались некрасивые, а она была из таких. Стройную фигуру и пышные светлые волосы портило на редкость грубое лицо. Достоинством Эли для Милы было отсутствие родни. Баронесса жила одна с тремя слугами в таком же доме, как и купленный в квартале Магов, только с более бедной обстановкой. Родители погибли при нападении разбойников, а мужа Эли убил на дуэли молодой Мардок. Когда Мила узнала эту историю, она была поражена сходством с судьбой Эммы Эльк, только Эмма смогла вторично выйти замуж, а у баронессы не было никаких шансов. Женихов хватало, только их нечем было привлечь. Баронство отца отошло его брату, а Эли довольно скромно жила на золото, отданное родителями на сохранение в один из купеческих домов.
   Мила вызвала в памяти два образа: баронессы и свой и связала их нитью силы. Если не спешить, этого было достаточно. Завтра Эли почувствует неудержимое желание увидеться и приедет. С Эльбом возилась дольше. В результате в его голове за два дня должен был вызреть запрет на причинение вреда семье Брея. Его нужно обновлять через декаду или придумать что-нибудь другое.
  
   День проходил за днём, но для принца и его друга ничего не менялось. Лишившись золота и воли, они послушно угождали Гарле в дороге и по очереди ублажали любовью, когда останавливались в трактирах. Охранявшие их наёмники никак не реагировали на красотку, как будто её не было. От их восхищения при первой встрече не осталось и следа. Стоило кому-нибудь случайно посмотреть в сторону ведьмы, как он тут же поспешно отводил взгляд.
   Всё изменилось на следующий день после пересечения границы с Сантией. Ещё не начало темнеть, когда встретили трактир, в котором и остановились, чтобы не ночевать в лесу. Других постояльцев не было, а Гарла не скупилась на комнаты для наёмников, поэтому быстро договорилась с трактирщиком. Когда был готов ужин, слуга предупредил об этом стуком в двери. Как всегда, хозяева ели за своим столом, а охранники заняли два других.
   Едва принялись за еду, как отворилась дверь и в трактир вошли двое мужчин в серых мантиях и трое воинов в броне. У Гарлы хватило бы сил закрыться от так некстати появившихся святых, но она растерялась и упустила время. Поняв по их лицам, что её раскусили, ведьма бросила в атаку наёмников и сама извлекла меч из ножен. Опрокинув табуреты, пять её защитников сошлись в бою с взявшимися за мечи латниками святых.
   - А вы чего ждёте? - с искаженным страхом лицом крикнула она друзьям. - Убейте их!
   Святым понадобилось время, чтобы использовать свою силу, поэтому в начале боя численный перевес позволил наёмникам убить одного из их защитников и ранить другого. Помимо мечей в схватке участвовала и магия. Ведьма была полностью поглощена борьбой с серыми, поэтому её уже не хватало на управление людьми. Тем не менее наёмники продолжали бой, а минутой позже к ним присоединились и принц с другом. Сковывавшая их магия исчезла, но остался приказ, а головы по-прежнему не могли ясно мыслить. Яростные крики и звон мечей загнали трактирщика под стол, где он и сидел до самого конца, обмочившись от страха. Развязка наступила, когда на пол упал изрубленным последний латник, а два уцелевших наёмника и Орг бросились на святых. Принц к этому времени уже не участвовал в сражении. Получив удар кружкой в голову, он потерял сознание.
   Никто из людей не имел амулетов, и святые уже опутали их своей силой, поэтому все трое тут же умерли. Серые подобрали с пола мечи и двинулись к Гарле, тесня в дальний от двери конец зала. Поняв, что сейчас умрёт, она схватила табурет и с не женской силой бросила его в одного из святых, после чего ударила мечом. Его напарник воспользовался выпадом ведьмы и пронзил ей сердце. Убедившись, что жрица мертва, он почему-то бросил меч и выбежал из трактира.
   Схватка длилась не больше пяти минут, и её результатом стали восемь окровавленных тел и один бесчувственный Мар. Когда прошло беспамятство и он с трудом поднялся, хозяин всё ещё сидел под столом, а слуги прятались на кухне. Ощупав голову и сморщившись от ударившей в неё боли, принц поднял свой меч и присел на корточки возле тела друга. Убедившись в его смерти, Мар осмотрел залитую кровью Гарлу, забрал ключ и поднялся по лестнице к комнатам. Постояв перед дверью в свою, передумал и открыл ту, куда поселили ведьму. Здесь он нашёл не только своё золото, но и две неподъёмные для него сейчас сумки с монетами. Голова по-прежнему болела, кружилась и плохо соображала, поэтому принц запер дверь, лёг на кровать и провалился в похожий на обморок сон.
   Очнулся ночью. В окно светила луна, но в комнате было бы светло и без неё, потому что каждый предмет испускал слабый голубой свет. Светился и он сам, причём намного ярче всего остального. Опустив голову, Мар увидел, что грудь сильно вспыхивает голубым в такт ударам сердца. Думалось легко, и он почему-то сразу понял, что не спит. Тело было лёгким, как пушинка, казалось, достаточно оттолкнуться от пола, чтобы взлететь. Встав с кровати, принц отпер дверь и направился к лестнице. Здесь тоже всё светилось и стояла тишина, нарушаемая только звуками собственных шагов. Спустившись, Мар осмотрелся. В зале по-прежнему лежали не убранные тела, а за своим столом сидел трактирщик. И ещё здесь была компания призрачных вояк, которые пировали за столами. Отдельно от них сидел призрак Орга, который улыбнулся другу печальной улыбкой. Страха не было, пока Мар не подошёл к ведьме, которая светилась сильнее других. Внезапно покойница открыла глаза и попыталась что-то сказать. Это был уже не призрак, и увиденное заставило облиться потом.
   - Помоги встать, - еле слышно попросили мёртвые губы.
   Нужно было бежать, но он послушно нагнулся, обнял её за плечи и посадил.
   - Подними, - прошептала Гарла. - Мар, ты принял часть моей силы и стал магом. Такую услугу нужно отработать. Моего бога здесь нет, а твой закрыл пути. Помолись обо мне!
   Принц согласно кивнул и помог мёртвой встать на ноги. Качаясь из стороны в сторону, она подошла к телу святого и присела на корточки.
   - Пора, Марш! - уже громче сказала жрица. - Нас ждут!
   Святой заворочался и перевернулся на спину. Мар, не дожидаясь просьбы, нагнулся и помог ему подняться. Мёртвые взялись за руки и дёргающейся походкой направились к дверям. Когда они вышли во двор, там так полыхнуло, что принц чуть не ослеп. Пришлось ждать, когда восстановится зрение. Призраки исчезли, а хозяин трактира уже не сидел за столом, а лежал, обхватив его руками.
   Толстяк оказался мёртвым, а когда юноша наведался в конюшню, в ней были только лошади, которые нервничали, шарахались от человека и пытались кусаться. Ему стоило больших усилий запрячь двух из них в карету. Было непонятно, куда делись кучер с конюхом, но Май не стал их искать. Слуги могли испугаться звуков боя и сбежать верхом на конях латников. Придётся править самому.
   Он в два приёма перенёс в карету вещи и вернулся за телом друга. Остальных пусть хоронит кто хочет, но Орга он здесь не бросит! Положив его на сидение, он взобрался на козлы и хлестанул лошадей оставленным здесь кнутом.
  
   К счастью, конюх ещё не выпряг лошадей, поэтому Фальк вскочил в карету и приказал отправляться.
   - Гони так, как будто за тобой гонится демон! - приказал он перепуганному мужику.
   После смерти жрицы и Марша вся их сила должна была выплеснуться на обитателей трактира и тех, кому не повезёт оказаться поблизости. Обычные люди могли заработать умственное расстройство, а для магически одарённых это была верная смерть. Истечение силы случалось не сразу, и святой не знал, сколько у него времени, и не хотел рисковать. Пусть тела хоронит трактирщик, если не свихнётся, а он лучше уедет подальше. Золото и вещи были в каретном ящике, а ночевать там, где убили святого... Такого не пожелаешь и врагу!
  
   Когда Гор вернулся в свою столицу, первыми, с кем он встретился, были вышедшие к парадному входу жена и старший сын, а в его комнатах к ним присоединилась невестка.
   - А где Мар? - спросил он, обняв севшую рядом Нелли. - У меня для него приятный сюрприз.
   - Он уехал, - ответил Влас. - Давай ты расскажешь о поездке, а о младшем поговорим потом. Принёс присягу?
   - Кей не хотел принимать, но я уговорил. При мне присягнул король Больвии, а скоро таких будет много. Теперь говори, куда уехал Мар.
   - Он заявил, что хочет остаться принцем, и порвал с семьёй, - нехотя ответил наследник. - Разрыв формальный, но младший должен был уехать из королевства до твоего приезда. Он и уехал по дороге в Сантию. Я послал своего человека проследить, но пока не получал докладов.
   - Что за глупость! - рассердился Гор. - От Мара можно было ожидать такой выходки, но не от тебя! Почему ты его не остановил?
   - А как? - тоже рассердился Влас. - Он заранее забрал деньги у купцов, а гвардейцы не стали бы задерживать принца. Может, выполнили бы твой приказ, но не мой!
   - С кем он уехал?
   - Со своим дружком бароном Гроном. Взяли с собой карету и наёмников.
   - Ладно, - успокоился отец, - я найду кого за ним послать. Кей предложил породниться и выдать за Мара уцелевшую принцессу Волю. Она приходится сестрой его жене и сейчас живёт в Габре.
   - Она ведь ещё ребёнок, - сказала жена.
   - Через год можно женить, если найдём и уломаем сына. Такой брак может уменьшить недовольство моей присягой.
   - Недовольных мало, - добавил Влас, - но ты прав: родство с императором заткнуло бы им рты.
   - Где грамота о выходе Мара из семьи? - спросил Гор. - Кто её заверял?
   - Их две, - ответил сын. - Одна у меня, а другая у нашего атора. Он и подтвердил. Я хотел забрать, но Меркус упёрся. Может, отдаст тебе.
  
   Вернувшийся из Эльмы Ведер Махрой нашёл императора в парке. Два дня не было дождей и потеплело, поэтому Кей пользовался хорошей погодой и отдыхал в беседке. Увидев своего мага, он сильно обрадовался.
   - Садись! - император хлопнул рукой по скамейке рядом с собой. - Рассказывай, почему так задержался. Я ждал, что ты вернёшься раньше.
   - Приветствую ваше императорское величество, - поклонился Ведер и вошёл в беседку. - Пришлось менять всех слуг, а многих не по одному разу, поэтому быстро не получилось.
   - Не понял, почему такая морока.
   - Не всем по душе смена власти, - объяснил маг. - Я столкнулся с тем, что на набранных слуг стали влиять магией. В таких случаях долго разбираться и что-то менять, проще заменить самих слуг.
   - Серьёзное преступление, - нахмурился Кей. - Нашли виновных?
   - При мне не нашли, - ответил Ведер. - Нужно много времени и нужны маги. Вам будет трудно общаться с дворянством Камелии. У многих в войне погибли родственники, и не все готовы это простить.
   - Разберусь. Ты ещё не знаешь, что ко мне приехал один из святых. Я его не приблизил, потому что ждал тебя для проверки, но кое-что уже получил. Могу не хуже тебя различать, когда врут.
   - И много таких... врущих? - позволил себе вопрос маг.
   - Почти все, - со смешком ответил Кей, - правда, врут больше в мелочах, наверное, по привычке, но нескольких мерзавцев прогнал, а двоих укоротил на голову. Скажи, ты сможешь проверить этого святого?
   - Только то, что он святой. На них не действует магия, поэтому я не распознаю его ложь и не смогу узнать, для чего он приехал. Церковь уже показала себя в Эльтаре не с лучшей стороны.
   - Он сказал, что аторов подтолкнули на бунт жрецы Борема, - вспомнил император. - Вроде бы он убил последних.
   - Может и так, - пожал плечами Ведер, - только аторы долго готовились, а менять поведение на годы... Это возможно, если подталкивать к тому, чего хотят сами. И жрецы должны были жить в Эльтаре.
   - Меня это сейчас не интересует. Скажи, что тебе известно о святых. Я читал о них, но уже давно, и не всё помню. И потом верить церковным книгам...
   - Я считаю, что они не связаны с Единым, - удивил императора маг. - Церковь ищет святых и прибирает к рукам, а несогласные исчезают. В жизни тех, о ком хоть что-то известно, не было никакой святости. У них есть общее - перенесённые страдания, но нет главного - жертвенного служения богу. Среди священников много тех, кто искренне верит в Единого и посвятил ему всю жизнь, но таких почему-то не выбирают. Не стоит верить всему, что говорит ваш святой, но его нужно использовать. Если бы он захотел, давно убил бы вас или подчинил. Главный недостаток магии святых в её медлительности, но если есть время, от неё не защитят амулеты.
   - Получается, что они могут подчинить любого? - с опаской спросил Кей. - Почему же тогда правят короли, а не церковь? И зачем убили Марка, если его можно было превратить в слугу?
   - Я не святой, - ответил Ведер. - У магии много ограничений, наверное, свои запреты есть и у святых. И потом церковь не едина, в каждом королевстве она своя.
  
  
   Глава 27
  
  
   Ортей Бокер не стал спешить с выполнением приказа своего короля. Получив в казначействе тысячу золотых аванса, барон поехал не в Эльтар, а в прямо противоположную сторону, в небольшой город Семар в дне пути от столицы. В нём жил приятель, с которым Ортей обделывал немало сомнительных делишек ещё в свою бытность шевалье. Арт Борзай был магом, и довольно сильным, и дружба с ним помогла оказать услугу королю и получить титул. Обычно маги предпочитали не нарушать законы, но были и исключения. Когда таких ловили, наказанием была смерть, поэтому они очень дорого ценили свои услуги и оказывали их только тем, в ком были уверены. Арт холодно встретил бывшего приятеля.
   - Что должно было случиться, чтобы ты обо мне вспомнил? - не здороваясь, сказал он гостю, когда вышел приведший его слуга. - Садись, сейчас тебе принесут вино.
   - Есть очень выгодное, но опасное дело, - сев на стул напротив хозяина, ответил Бокер. - Это задание Кольма.
   - И что же тебе поручил король? - спросил Арт.
   - Нужно убить нового императора. Если я этого не сделаю, он расправится с моим родом. В случае выполнения заплатят десять тысяч. Если поможешь, отдам половину.
   - Наверное, обещал сделать графом? - насмешливо сказал маг. - Ты должен знать, что я уже отошёл от прежних дел. Не стоит рисковать жизнью, особенно магу, а золота у меня много.
   - Шесть тысяч, - предложил Ортей.
   - Все десять, - озвучил свои условия Арт. - Хотя... Тебе ведь выплатили аванс? Вот его можешь оставить себе, если там не больше тысячи.
   - Рисковать собой из-за тысячи? - не согласился барон. - Я не идиот!
   - Тебе мало получить титул графа и сохранить родню? В таком случае можешь уезжать. Вряд ли у тебя что-нибудь получится, поэтому давай на всякий случай простимся.
   - Согласен, - выдавил из себя Ортей. - Пять тысяч получишь сразу, а остальное - когда со мной рассчитаются.
   - Это другое дело, - улыбнулся маг. - Ты уже что-нибудь узнал о новом императоре?
   - Только то, что у него трое маленьких детей.
   - Немного, - нахмурился Арт. - Ладно, давай рассуждать. Такое убийство - это почти верная смерть для исполнителя, поэтому нужно найти тех, кто согласился бы разменять свою жизнь на жизнь императора.
   - Где я найду таких болванов? - возмутился барон.
   - Ты не найдёшь, найду я. В Камелии много дворян, которые хотели бы отомстить Кею за гибель родни. Если их подтолкнуть магией...
   - Хорошо придумал! Если у них получится...
   - Не перебивай, - недовольно оборвал его Арт. - Мы сделаем это, но я не сильно рассчитываю на успех. Почти наверняка возле императора околачивается кто-нибудь из святых.
   - Ну и что? - не понял Ортей. - Не всё же время они рядом.
   - По-моему, ты знаешь о святых не больше, чем о Кее, - с издёвкой сказал маг. - Стоит святому задать вопрос об опасности императору, как он тут же получит ответ!
   - Откуда ты это знаешь? - с недоверием спросил барон.
   - Вычитал из одной книги. Слышал о Зарге? Это один из лучших философов. На севере больше ценят Обмера, но я не нашёл в его книгах ничего стоящего.
   - Как какой-то философ мог разнюхать тайны святых, если их охраняет церковь?
   - Я понял, что Зарг подружился с одним из святых, когда тот ещё не служил церкви. Не знал, что бывают такие? Тот разоткровенничался и наболтал лишнего, а философ это записал. Книга редкая, я не видел других.
   - Получается, что если возле Кея святой, то бесполезно посылать убийц?
   - Возможности святых ограничены. Им не ответят о собственной судьбе, а о других... Ответ будет, если убийца окажется поблизости.
   - Он наверняка часто спрашивает.
   - Значит, убьём святого. Отправим убийц сначала к нему, а потом к императору. Но этого мало. Наверняка жена и дети Кея остались в столице Сантии.
   - Я не брал бы в поход семью, - согласился Ортей. - Но мне их не заказывали.
   - Было бы неплохо захватить их в заложники, - объяснил маг. - Когда люди боятся за жизнь близких, они совершают ошибки. Родных можно использовать для ловушки или получить выкуп, если сорвутся покушения. Кольм отыграется на твоей семье и брате, но хоть будешь с деньгами.
   - Их наверняка хорошо охраняют...
   - Вот и посмотрим. Видел я однажды нашу королеву на прогулке. Трое охранников, которых нетрудно убить или подчинить. Не думаю, что в Сантии жену Кея охраняет вся гвардия. Вот детей могут не вывозить из дворца, но нам хватит их матери.
  
   В первом же городе Мар похоронил друга и нанял кучера и охрану. Он больше нигде не задерживался и на второй день прибыл в Габр. В планах было остановиться инкогнито в одном из столичных трактиров. Нужно было выбрать что-нибудь подальше от центра, а он по привычке велел везти себя в самый лучший, где и встретился с графом Хаем Ортазом. Граф несколько раз появлялся в их дворце и, естественно, его знал.
   - Принц! - изумлённо воскликнул он, заставив оглянуться стоявших неподалёку дворян. - Как же так? Вы здесь и без должной свиты!
   - Не шумите, граф, - недовольно отозвался Мар. - Мне достаточно охраны, и я не хочу, чтобы о моём приезде знал весь город!
   - Так вы хотите здесь остановиться, - понял Хай. - Учтите, что этим вы обидите императрицу. Рано или поздно о вас узнают. Лучше нанесите ей визит вежливости, а потом, если хотите, можете прятаться.
   - Вы думаете? - впал в замешательство принц.
   - Я в этом уверен! - усилил нажим граф. - Давайте я провожу и сам доложу мажордому. Так быстрей, хотя о вас всё равно узнают. Не скажете причину вашего появления? Неужели поссорились с отцом?
   - Садитесь в карету, - пригласил Мар и крикнул кучеру: - Езжай к королевскому дворцу!
   - К императорскому, - поправил его севший рядом Хай. - Я совершил промашку, затеяв этот разговор возле трактира, но сейчас-то можете сказать? Я помогу вам всем, что в моих силах!
   - Не было никакой ссоры, - нехотя ответил юноша. - Я не наследник, поэтому имею право жить так, как пожелаю. Уехав из Дарнии, я сохранил титул и приобрёл свободу. Этого достаточно?
   Граф рассыпался в извинениях и сказал, что его не так поняли. Причина была нужна не лично ему, а для доклада императрице. Дальше, до самого приезда, молчали. Когда остановились перед воротами во дворец, Ортазу пришлось выйти из кареты и объясниться с охраной. Второе такое объяснение произошло возле парадного подъезда, после чего вызванный мажордом поспешил предупредить императрицу о приезде знатного гостя. Кучеру указали, куда отогнать карету, наёмников отправили в гвардейские казармы, а принца с увязавшимся за ним графом повели в большую гостиную, куда вскоре пришла Тая.
   - Приятная неожиданность, принц, - сказала она вставшему юноше. - Когда мы виделись четыре года назад, вы были мальчишкой. Будьте моим гостем и объясните, с чем связан ваш приезд. Всё ли благополучно в семье?
   - Спасибо, - поклонился он. - Когда я уезжал, у семьи не было неприятностей, если не считать присяги отца вашему мужу. Я одобряю его поступок, но не хочу лишаться своего положения, поэтому порвал с родственниками.
   - Вот как! - нахмурилась императрица. - Выходит, мой муж своими завоеваниями лишил вас семьи!
   - К этому всё шло, - пожал плечами Мар, - Кто-то должен был победить и основать новую империю, а ваш муж - друг моего отца. У него самого это не получилось бы из-за потери армии. К тому же я не наследник и не остался бы во дворце. Может, уехал бы немного позже и не так далеко.
   - И что вы собираетесь делать? - спросила Тая. - Или это секрет?
   - У меня осталось графство и много золота, - ответил он, - поэтому обойдусь без помощи. Куплю или построю дворец и, может быть, женюсь. Потом уже будет видно, как жить дальше.
   - Спасибо, граф, за помощь моему гостю, - обратилась императрица к Ортазу. - Я с вами прощаюсь, а вас, принц, прошу пройти со мной.
   Хай поклонился и поспешил уйти.
   - Поговорим здесь, - сказала Тая, когда они остались вдвоём. - Мои слова об уходе были для графа. Удивительно прилипчивый и болтливый тип! Считайте, что о вас уже знает вся столица.
   - Я с этим смирился, - ответил Мар. - У меня не получится долго хранить инкогнито. Только не хочется задерживаться в вашем дворце и жить в Габре. Не подскажете, куда лучше уехать?
   - Я советую Хорас. Это большой город в дне пути от столицы. Недавно туда уехала бывшая принцесса Воля.
   - Почему бывшая? - не понял он.
   - Она отказалась от титула. Попросила одного святого сделать её женщиной...
   - Как же так? - покраснел Мар. - Она же ещё девчонка!
   - Вы неправильно поняли, - рассмеялась Тая. - Он своей силой ускорил созревание. За две декады Воля стала года на три старше. Это уже зрелая и красивая девушка. Взрослеть было очень больно, но она выдержала. Сейчас это графиня Мила Марои. Если бы не её любовь, я посоветовала бы вам к ней присмотреться. Впервые встречаю такое сочетание ума, воли и красоты.
   - И кого же она полюбила? - поинтересовался принц.
   - Сопровождавшего её рыцаря, которого мой муж сделал бароном. Только любовь была у Воли, а барон не был влюблён. Может быть, его тяготила разница в их положении.
   - Она из-за него отказалась от титула принцессы?
   - Это у вас есть графство, - пожала плечами императрица, - а у неё не было ничего, кроме нескольких сотен монет. И кому нужна такая принцесса? Её отсюда не гнали, уехала сама. Конечно, я ей помогла, но я не могу черпать золото из казны. Отдала свои деньги, которых хватит на покупку дома и прожить год или два. С графским титулом у Воли будет шанс выйти замуж.
   - Мне подойдёт Хорас, - решил Мар. - Вы знаете, когда вернётся император?
   - Он выбрал столицей империи Эльму и ждёт, когда там всё приготовят для переезда. От мужа были только три гонца, поэтому я не знаю, сам ли он за нами приедет или кого-нибудь пришлёт.
  
   Сегодня Надь попался. Он уже несколько дней всё время держал защиту, чтобы учитель не заметил выросшей силы. Когда занимались магией, её приходилось ослаблять, и это сильно мешало. Сегодня осваивали очень сложный приём, и мальчик не смог закрыться.
   - Как такое может быть? - поражённо спросил Гарт. - Ты в пять раз сильнее меня! Я вообще не встречал магов такой силы!
   - Я не знаю... - смутился Надь. - Это началось вскоре после моего излечения.
   - И ты скрывал!
   - Я боялся. Учитель, мне словно кто-то сказал, что нужно молчать. Если узнают, это может навредить графине!
   - Я с ней поговорю, - решил маг. - Наверное, ты прав в том, что другим лучше об этом не знать. Слышала, дочь?
   - Не дура! - буркнула Мала. - А мне она может увеличить силу или для этого нужно, чтобы меня так же избили?
   - Я спрошу, - пообещал отец. - Тренируйтесь сами, а мне нужно уйти.
   - И это твоя любовь до гроба? - обвинила девочка, когда они остались вдвоём. - Где твоя совесть? Неужели не мог мне сказать? Я не болтушка!
   - Мне кто-то запретил, - покраснел Надь. - Я готов доверить тебе свои секреты, а этот был чужим. Я и сейчас никому не сказал бы, если бы не заметил твой отец.
  
   Дружба у Милы, как и любовь, получилась ущербной. Эли прилипла так, что оторвать можно было только с кровью, а у неё самой не было такой приязни к молоденькой баронессе. О чём разговаривать с девушкой, интересы которой вертятся вокруг городских женихов? Теперь Мила была в курсе сплетен Хораса, но за это приходилось терпеть общество болтливой и не очень умной Эли. И разорвать созданную магией связь почему-то не получалось.
   "Может, сделать её красавицей? - подумала Мила. - Выйдет замуж и не будет так приставать. А то на уме и на языке одни мужчины. Ваг улучшил мою внешность, значит, смогу и я. Нет, красавицей нельзя, это вызовет слишком много шума. Достаточно исправить нос и увеличить глаза. Вот только как? В магии святых для любого действия нужно представить того, на кого влияешь. Попробую и я изменить её образ".
   Вызвать в памяти уже надоевшее лицо баронессы Гарб не составило труда, а вот с изменениями пришлось повозиться. Закончив, она добавила в полученный образ свою магию. А дальше случилось неожиданное: её создание вмиг втянуло в себя всю силу.
   "Как же так? - растерялась девушка. - Со мной такого ещё не было!"
   Она немного увлеклась и изменила овал лица и расстояние между глазами, а изменение формы черепа уже взрослого человека требовало очень много сил. Потерять свои способности даже на время было так неприятно, что Мила дала себе зарок не работать с внешностью, пока не узнает, как это правильно делать.
   - Госпожа, пришёл ваш сосед шевалье Балер, - сказала открывшая дверь служанка. - Вы его примите?
   - Отведи его в гостиную, пусть там подождёт, - ответила расстроенная графиня. - Потом вернёшься и поможешь с причёской и платьем.
   Она предпочитала носить дома свободное платье без шнуровки и нижних юбок, которые так и называли "домашними". Это было очень удобно, но в таком виде показывались только слугам и родственникам, вместо которых у неё был Кожень. Наведение красоты заняло минут десять, после чего Мила поспешила к гостю. После приветствий и обязательных комплиментов хозяйке Гарт перешёл к цели визита.
   - Я хотел поговорить с Маем, но ваша служанка сказала, что его сейчас нет, - сказал шевалье. - Дело касается излечения Надя.
   - А что с ним не так? - не поняла девушка. - Вчера он провёл у нас весь вечер и чувствовал себя здоровым.
   - Он стал ненормально сильным. До лечения этой силы было раз в десять меньше.
   - Я не маг, - сказала Мила. - Его лечил Май, с ним и нужно говорить. Только у нас не было ничего, кроме лечения. Я вообще в первый раз слышу, что можно как-то увеличить силу.
   - Так и сделаю, - согласился Гарт. - Я спросил на всякий случай.
   Маг соврал, но лишённая сил девушка этого не заметила, а вот он почувствовал её ложь.
   "Стоило переодеваться ради пустого разговора, - сердито думала Мила, когда гость простился и ушёл. - А к Надю нужно присмотреться. Неужели это результаты моего лечения?"
   "Графиня врала, когда говорила о лечении мальчика, - думал возвращавшийся домой маг. - Но кто же его лечил, если не Май? По его словам, Мила общалась не только с Вагом, но и со святым, который тоже гостил у королевы. И двое других, прибывших в Хорас, поехали к ней ночевать, вызвав неудовольствие предложившего гостеприимство Барка. Я и подумал, что такое внимание может быть как-то связано с её способностями. Но если бы они были, я не почувствовал бы её ложь".
  
   Фальк прибыл в Славль, когда император собрался из него уезжать.
   "Нужно было задать несколько вопросов, - с досадой думал он за завтраком в трактире, где и услышал эту новость. - Подождали бы императора в Гарбе, и не было бы ни этой ненужной поездки, ни гибели Марша. Я не подумал, потому что мысли вертелись вокруг новой святой, но Зауг? Он в два раза старше и должен был проявить предусмотрительность".
   Святым, как и магам, для работы нужно было знать образ. Чтобы добраться до императора, надо было подчинить его охрану.
   "Прошу показать образы тех, кто охраняет императора Кея", - мысленно обратился Фальк к высшим силам.
   Он позаботился, чтобы не беспокоили посетители трактира и слуги, и расслабился в ожидании ответа. Когда начали отвечать, кто-то вмешался.
   "Ты кто?" - прозвучал в голове чей-то голос.
   "Гуммер? - догадался святой. - Скажи, что случилось с Марком".
   "Ты не ответил".
   "Я Фальк Редер. Теперь ответь ты".
   "Да, я Ваг Гуммер. Марк погиб в засаде жрецов Борема. Я убил всех".
   "Ты согласился служить церкви?"
   "На время. Получил знания и по просьбе Марка охраняю императора".
   "Я займу твоё место, а для тебя будет другая работа".
   "Не получится, - отказался Ваг, и Фальк понял, что собеседник ухмыльнулся. - Кей не доверяет церкви и не подпустит к себе её святых. Доверие придётся зарабатывать".
   "А ты?"
   "Я прошёл проверку временем и императорским магом. Сказал о роли жрецов Борема в эльтарском мятеже, но, по мнению Кея, это не снимает с вас вины".
   "Ладно, продолжай охранять, - подумав, ответил Фальк. - Я заменю тебя в Эльме".
  
  
  
   Глава 28
  
  
   "Кажется, я перестаралась, - думала Мила, глядя на новое лицо подруги. - Но ведь моя внешность менялась больше десяти дней, а здесь один день - и такой результат! Шуму будет..."
   - Меня не узнала служанка! - захлебываясь словами, говорила Эли, которую внезапно появившаяся красота привела в полное смятение. - Я и сама себя не узнаю! Сначала думала, что сплю, а потом порезала руку ножом... Смотри, разве такое бывает во сне?
   - Не красавица, но очень симпатичная мордашка, - сказала она. - Сейчас попрошу моего мага залечить порез на ладони.
   - А что скажут люди? - не унялась баронесса. - У меня потребуют объяснений!
   - Ты была на последнем приёме у графов Барк? - спросила Мила. - Вот видишь! А там же присутствовали двое святых. Кто-то из них тебя пожалел и подправил внешность. Меня тоже меняли в королевском дворце. Теперь тебе нетрудно выйти замуж.
   - Я почему-то об этом не подумала... - сказала Эли. - Где у тебя зеркало? Ах, вот оно! Да я сейчас просто красавица! Так и буду говорить, что это работа святых. Они уехали и вряд ли появятся в нашем городе. Как ты думаешь, я понравлюсь барону Фару?
   - Он будет в восторге, а если кто-нибудь не поверит, я подтвержу. Всем известно, что святые ночевали в моём доме.
   - Ты настоящая подруга! - баронесса от избытка чувств поцеловала Милу в щёку. - Побегу заказывать новое платье! Мои не подойдут к этому лицу!
   Ушла она не бегом, но очень поспешно, забыв обратиться к магу с порезом.
   "Что со мной происходит? - думала оставшаяся одна Мила. - Всё стало серым и скучным. Наверное, потому и изменила ей внешность. Пусть будет шум, зато хоть какое-то разнообразие. Дорога до Гарба грозила смертью, но это была настоящая жизнь, а здесь... Пока со всеми знакомилась, была новизна, а сейчас никого не хочется видеть. Наверное, зря я уехала из столицы. Нужно было уйти из дворца и купить дом. Правда, там всё дороже, но хоть много подходящих по положению дворян. Глядишь - и вышла бы замуж. А если и после замужества будет так же скучно? Неужели это чувство из-за моей силы?"
   Эти печальные мысли прервал стук в дверь. Стучал Май.
   - Что ты такая грустная? - спросил маг. - Что-то случилось? Выглядишь так, будто кого-то похоронила.
   - Это от скуки, - ответила она. - Понимаешь, я совершенно не знаю, чем себя занять. Всё, что приходит на ум, вызывает тоску...
   - Это из-за новых способностей. Тебе дали силу, которой обладают лишь несколько мужчин, а приходится жить прежней жизнью и скрывать свои возможности. А многие из них ты не знаешь - отсюда и хандра. Сейчас расскажу о том, что услышал утром от Балера. Оказывается, наш Надь, как маг, стал в десять раз сильнее. И начался этот рост после твоего лечения.
   - Он приходил с каким-то странным разговором о Наде и упомянул об этом росте. Так ты думаешь, что это результат лечения?
   - Я думаю, что между вами образовалась какая-то связь. Этот мальчишка прибегает каждый день и получает от тебя силу. Он ставил защиту, поэтому я ничего не заметил.
   - А ты сам?
   - Наверное, ты так действуешь только на детей, - подумав, ответил Май. - Попробуй положить ладони на мою грудь и пожелать, чтобы я стал сильнее.
   - Ну положила, - с улыбкой сказала Мила. - Что-нибудь чувствуешь?
   - Не убирай! - сдавленным голосом ответил маг. - Сила заметно растёт! Ты не чувствуешь её убыли?
   - Ничего не чувствую. Сколько было, столько и есть.
   Они простояли с полчаса, прежде чем Май почувствовал, что приток сил прекратился.
   - Я стал вдвое сильнее, - с волнением сказал он. - Теперь нужно потратить эту силу, чтобы узнать, восполню я её сам или нет. Если восполню...
   - То будешь одним из самых сильных, - закончила за него Мила. - Церковь ненавидит магов, поэтому вряд ли её святые делятся с ними силой. Не удивлюсь, если они даже не знают, что такое возможно.
  
   - Не забудь, что сегодня должен приехать твой брат, - напомнила Вара. - Не задерживайся на своих занятиях.
   - Я не задержусь, мама, - пообещал Надь и умчался к Балерам.
   Мальчишку не очень интересовал старший брат, которого он ещё не видел. Никуда этот Парк не денется! Сегодня у него было не занятие с Гартом, который куда-то уехал, а поход к графине с его дочерью. Мала несколько раз об этом просила и даже предупредила, что откажет в любви, и он решился. Хождения были к Маю, а бывшую принцессу повезло увидеть только два раза. Так почему не отвести подругу к знавшему её магу, особенно когда угрожают любви?
   - Ты не мог прийти раньше? - недовольно встретила Надя празднично одетая девочка. - Жду уже две свечи!
   - Когда отпустили, тогда и пришёл, - ответил он. - И так всю дорогу бежал! Дай руку.
   Взявшись за руки, они подбежали к дому Марои. На стук в дверь открыла Олли. Надь поздоровался со служанкой и повёл подругу к магу. Дети поднялись по лестнице, свернули направо и прошли до конца коридора.
   - А где графиня? - шёпотом спросила Мала.
   - Там, - махнул рукой мальчик. - Я ни разу не был в её комнатах.
   Постучав, он услышал неразборчивый возглас и потянул на себя дверь.
   - А ты сегодня не один, - сказал встретивший их Май и спросил Малу: - Отец знает?
   - Он для чего-то уехал в столицу, - ответила девочка.
   - Ладно, может у вас и получится, - непонятно для детей сказал маг. - Давайте заниматься.
  
   Маг наотрез отказался ехать на лошадях.
   - Я уже как-то ездил в Эдорб, - сказал он Ортею. - Мы не спешили и добрались за декаду и пять дней. Со сменными лошадьми и спешкой можно доехать быстрее, но до Камелии ещё дальше! Полетим на драконе, или ты поедешь один!
   Драконы обитали только в горах Кармы, куда они попали с соседнего материка, и их иногда подчиняли маги. Такое использование этих кошмарных созданий было опасным занятием. Нужно было подобраться к летающим зверям, причём так, чтобы они этого не заметили. Подчинение требовало времени, а неловкие и медлительные маги тут же съедались.
   - И сколько до них ехать? - спросил барон.
   - К утру доберёмся, - ответил Арт. - Возьмём моего слугу, и он позаботится о лошадях.
   - Ехать ночью? - удивился Ортей. - Да мы там сломаем шеи!
   - До сих пор никто не ломал. Днём нас прикроет лес, а в горах можно идти только в тёмное время, иначе сожрут. Не бойся, я усилю чувствительность глаз. Главное - добраться до нужной пещеры, а к драконам пойдём под утро.
   С собой брали только золото и оружие, поэтому сборы не заняли много времени. Выехали в сопровождении двух слуг.
   - Я передумал, - сказал по этому поводу маг. - Одному трудно вести через лес трёх лошадей. К тому же там иной раз попадается всякий сброд, а к двоим не прицепятся.
   Сначала ехали рысью по тракту, потом в нужном месте спешились и вошли в лес. Огромные деревья почти полностью закрывали небо, но росли редко и не мешали движению.
   - Могли бы и здесь ехать, - пробурчал недовольный ходьбой барон. - Без толку теряем время.
   Не заметив прикрытую мхом яму, он споткнулся и грязно выругался.
   - Кажется, ты боялся сломать шею? - ехидно спросил Арт. - Если хочешь, можешь сесть в седло.
   Шли очень долго. Когда начало темнеть, лес стал мельчать.
   - Быстрее! - торопил маг. - До ночи нужно успеть выйти на открытое место.
   Лес закончился, когда стало совсем темно. Для луны было рано, а редкие звёзды почти не давали света.
   - Я ничего не вижу, - сердито сказал Ортей. - Может, и мне улучшишь глаза?
   - Маги могут улучшать только самих себя, - ответил Арт. - Сейчас оставим коней слугам, возьмёмся за руки, и я тебя поведу.
   - А зачем мы вели лошадей, если они не нужны? Без них дошли бы быстрее.
   - И что я делал бы, если бы ты сломал ногу? Хватит болтать! Давай руку и пойдём!
   Оба уже устали, а до гор было ещё далеко. Шли без отдыха и разговоров, пока не стало светать.
   - Не успеваем! - с досадой, к которой примешивался страх, сказал маг. - Когда придём к пещере, уже рассветёт. Давай поспешим. Может, и не сожрут.
   - А могут и сожрать? - спросил барон, который уже начал спотыкаться от усталости. - Я не могу быстрее! Затея с драконами твоя, вот пусть тебя и жрут!
   - Я им это скажу, - пообещал Арт. - Утром прохладно, а драконы любят тепло и ждут, пока пригреет солнце. Если повезёт, доберёмся.
   Им повезло, хотя улететь сегодня не получилось.
   - Прошлый раз я добрался быстрее, - сказал маг, помогая приятелю подняться к пещере. - Не думал, что ты такой дохлый. Теперь придётся ночевать в горах, а у нас нет еды.
   - А вода есть? - спросил тяжело дышавший Ортей. - Фу, какая вонь! И здесь ночевать?
   - Вода рядом. Вонь от летучих мышей. До вечера потерпишь, а заночуем в другом месте.
   Долго отдыхали, лёжа на засохшем мышином дерьме. Когда барон смог нормально ходить, выбрались из пещеры и добрались до ручья. Маг с опаской смотрел в небо, но, к счастью, не увидели ни одного дракона.
   - Может, их здесь и нет? - напившись, спросил Ортей. - Если придётся возвращаться пешком, я тебя убью!
   - Утром увидишь, - пообещал маг. - Напился? Пойдём искать место для ночлега.
   Ночь прошла ужасно. Мучил голод, а из-за сна на камнях всю ночь переворачивались с боку на бок.
   - Лучше бы я спал на дерьме! - злился барон, когда Арт сказал, что пора идти. - Демон бы тебя забрал! Неужели было так трудно взять с собой продукты и одеяла?
   - В следующий раз возьму, - ответил тоже злой приятель. - А теперь прекращай болтать. У драконов плохое чутьё, но прекрасный слух.
   Сначала шли почти в полной темноте, опять держась за руки, потом рассвело. Идти в горах намного трудней, чем на равнине. Всё кажется рядом, а добираться приходится, карабкаясь вверх или спускаясь вниз, да ещё с обходами неудобных мест.
   - Пришли, - прошептал маг. - Вон за той горой. Надо её обойти и подождать, пока останется один дракон, двоих я не осилю.
   Его "пришли" вылилось в два часа ползания по камням. При этом сильно пострадала одежда. Сейчас они были похожи не на господ, а на двух бродяг. Дракон, как по заказу, был один, но такой, что у не видевшего этих тварей Ортея душа ушла в пятки. Тварь была раз в десять больше лошади, а когда открывала пасть и показывала похожие на кинжалы зубы... Больше всего она напоминала чудовищно огромную летучую мышь. Воду он не пустил, но был к этому близок.
   - Сейчас я его подчиню, - в ухо приятелю прошептал Арт. - Бежишь следом за мной и карабкаешься к его ушам. Это не очень трудно, если хвататься за шерсть.
   - А нас не сдует? - спросил тот. - Смотри, какой он гладкий!
   - Говори тише! - прошипел маг. - Дракон при полёте прижмёт уши, ну и нас с тобой. Конечно, нужно и самим держаться за его шкуру.
   Лежавшая на камнях тварь приподняла голову и зевнула, а потом замерла, как изваяние. Бежать за магом оказалось нелёгким делом. Нужно было смотреть под ноги, чтобы не переломать их на камнях, но Ортей не мог отвести взгляда от зубастой пасти. Два раза споткнувшись, он устоял на ногах, подбежал к волосатой туше и полез наверх. Ноги скользили по шерсти, поэтому пришлось действовать одними руками. Под огромными ушами были небольшие вмятины, в которые они и забрались.
   - Держись крепче! - уже во весь голос сказал Арт. - Сейчас взлетим.
   Уши твари прижали так, что барон с трудом дышал, но хоть не было страха упасть. Он почувствовал сильный толчок, а потом сзади послышались гулкие удары, в такт которым они то поднимались, то проваливались вниз.
  
   Тая уговорила Мара переночевать во дворце. Утром он решил съездить к графу Ортазу. Ехал на королевской карете, потому что его кучер не знал столицы. Граф оказался в своем дворце и сразу же приказал готовить стол, а сам уединился с гостем в одной из своих комнат.
   - Позже познакомлю с семьёй, - сказал он принцу, - а сейчас рассказывайте, какая у вас ко мне нужда. Вряд ли вы приехали ко мне из-за завтрака. У меня хорошие повара, но у императрицы они лучше.
   - Вы правы, - подтвердил Мар, - у меня к вам дело. Вы вчера обещали...
   - Обещал и не отступлюсь от своих слов! Говорите своё дело.
   - Их два. Вы хорошо знаете Хорас?
   - Думаю, что неплохо, - ответил Хай. - Был раз десять.
   - Мне нужно купить там дворец.
   - В этом городе дворцы только у графов. Есть ещё один, который больше и богаче других, но в нём уже давно никто не живёт, кроме нескольких слуг. Бросившие его герцоги Пашербок не могут найти покупателя. Я думаю, что у вас не потребуют много золота.
   - Отлично! - обрадовался Мар. - Вы поспособствуете с продажей?
   - Могли бы и не спрашивать. У вас было ещё одно дело?
   - Слуг я найду в Хорасе, а здесь хотелось бы нанять охранников. Мои наёмники сговаривались служить только до Гарба и уже уехали. Смогу я найти десять хороших воинов?
   - Думаю, найдём, - обнадёжил его граф. - Служить в дружине - мечта многих наёмников, а император забрал не всех.
   Может, Хай и был первым сплетником столицы, но он очень быстро решил вопросы с дворцом и охраной. Перед завтраком Мара познакомили со всем семейством Ортазов, кроме ушедшего с императором старшего сына, а после еды поехали к владельцам дворца. Их принял сам Ник Пашербок, который обрадовался покупателю, а когда узнал, что приехал сын Гора Дарнийского, уменьшил цену на тысячу золотых. Принц в дороге посчитал доставшееся ему золото, поэтому сразу же согласился. После покупки у него оставалось больше двух тысяч монет, поэтому не было необходимости обращаться в торговый дом Одаров за хранившимся в нём золотом. Пока он рассчитывался с герцогом, слуги Хая договорились с наёмниками.
   - Советую выехать завтра утром, - сказал граф на прощание. - Уже поздно, поэтому вы не успеете дотемна добраться до трактира. Конечно, можно заночевать и на обочине, но куда вам так спешить?
  
   Гор гулял с женой в парке, когда их догнал наследник.
   - Отец, нам нужно поговорить! - оглянувшись на гвардейцев, сказал Влас. - Лучше это сделать без свидетелей.
   - Надеюсь, я для тебя не свидетель? - спросила Нелли.
   - Конечно нет, мама, - ответил он, - я имел в виду охрану.
   - Большой разговор? - спросил Гор. - Может, сядем на скамейку?
   - Давайте поговорим здесь, - нервно сказал Влас. - Вернулся тот, кого я посылал проследить за Маром.
   - Что-то случилось с сыном? - встревожилась королева.
   - Не знаю, он его потерял. Остановился ночевать в одном трактире с Маром и его другом, и больше ничего не помнит.
   - Как это ничего? - не понял Гор. - Твой человек потерял память?
   - У Кораса выпали из неё два дня. Трактирщик сказал, что он потребовал, чтобы не беспокоили, и заперся в своей комнате. Когда очнулся, почувствовал сильный голод, а одежда была загажена.
   - Маги не умеют чистить память, - сказал король. - Нужно узнать, есть ли такие яды. Рассказывай, что было дальше.
   - Он привёл себя в порядок и бросился догонять Мара.
   - Может, скажешь, что с братом, без описания приключений этого Кораса? - предложила Нелли.
   - Я не знаю, мама. На четвёртый день он добрался до трактира, в котором нашёл одного слугу. Тот рассказал, что постояльцы устроили бойню, в которой полегла вся их охрана и от слабости сердца скончался трактирщик. Сами господа уехали в своих каретах, оставив лежавшие в трапезной тела. Их ещё не зарыли, поэтому Корас смог опознать наёмников Мара. Вот после этого он и повернул назад.
   - Сейчас же прикажу, чтобы на поиски сына отправили знающих людей с хорошей охраной! - решил король. - Зря я понадеялся на твоего человека и потерял столько времени!
  
  
   Глава 29
  
  
   Новость о приезде в Хорас сына Гора Сантийского потрясла не только дворянское общество этого города, но и всех его жителей. Сохранивший титул принца молодой человек появился у Варга Эдкорба с бумагой на право владения герцогским дворцом и попросил подобрать ему толкового управляющего. Изумление не отшибло ум у главы, и он тут же предложил гостю своего старшего сына. Срочно вызванный Лей был благосклонно принят и, засучив рукава, взялся за работу. Он в тот же день нанял слуг и тех, кто занялся ремонтом дворца и других строений. Охрану принц привёз из столицы, но он принял на службу и предложившего свои услуги барона Брея, подчинив ему десять дружинников. Мар Сантийский был хорош собой и, видимо, не нуждался в деньгах, потому что собирался жить на широкую ногу. И самое главное - он был холост! В его возрасте женились из-за денег только те, у кого их не было, остальные предпочитали любовь, которая у мужчин не считается с титулами. Дворянские семьи, имевшие девиц на выданье, пришли в страшное возбуждение. Стать принцессой могла любая, поэтому нужно было ожидать серьёзных баталий за это право!
   - Все просто сошли с ума с этим принцем, - рассказывал Май после очередной поездки по городу. - Хорошо, что ты успела пошить платья, сейчас лучшие портные завалены заказами.
   - Мне он уже не нравится, - высказалась Мила. - Порвать из-за титула с семьёй... Пусть он младший сын, всё равно это чёрная неблагодарность.
   - Госпожа, - вмешалась в разговор приоткрывшая дверь гостиной Олли, - к вам прибыл юноша, который утверждает, что он Мар Сантийский...
   Было видно, что служанка находится в полной растерянности. Такой визит без приглашения или предварительного уведомления к незнакомой даме был грубым нарушением этикета.
   - Он сказал о цели визита? - спросила графиня.
   - У принца к вам письмо, - ответила Олли. - Я предложила свои услуги, но он хочет отдать сам.
   - Приведи его сюда, - приказала Мила и удержала вставшего с дивана мага. - Май, останьтесь! Я не хочу, чтобы весь город судачил о том, что я принимаю одна незнакомых мужчин.
   Служанка убежала и вскоре вернулась вместе с высоким и красивым юношей, скромно одетым в поношенный дорожный костюм. Войдя в гостиную, он поклонился хозяйке дома, оставив без внимания мага.
   - Вы действительно Мар Сантийский? - спросила графиня. - Не очень-то похожи на принца.
   - Вы имеете в виду одежду? - улыбнулся юноша. - Учитывая общий интерес к моей персоне, я постарался скрыть этот визит. У него две причины. Первая - это письмо императрицы. Я в некотором роде её порученец, поэтому могу здесь присутствовать, не нарушая приличий.
   - Дайте мне письмо и излагайте вторую причину, - сухо сказала Мила, протянув руку.
   - Почему вы относитесь ко мне с неприязнью? - отдав конверт, спросил Мар. - Второй причиной была моя просьба о помощи, но я вижу, что с ней нужно обращаться к кому-нибудь другому.
   - Чем я могу помочь такому, как вы? - спросила графиня.
   - Это очень личный вопрос, - ответил принц. - Я не могу довериться особе, которой чем-то не нравлюсь, хотя не давал никаких поводов для неприязни.
   - Причина - ваш разрыв с семьёй, - не стала скрывать Мила.
   - Он чисто формальный, - пожал плечами Мар. - Я не ссорился с родителями, так, немного поругался с братом.
   - Это другое дело, - подобрела она. - Говорите свою просьбу.
   - Так получилось, что я стал магом. Глаза почему-то не меняют цвет, поэтому хотелось бы скрыть этот факт от других. В то же время нужно хоть чему-то научиться, иначе какой мне прок от силы?
   - И вы хотите воспользоваться услугами моего мага, - поняла Мила. - Май, что ты скажешь?
   - Я не чувствую в нём силы, - пожал плечами маг. - Её не видно и у святых, но в принце нет и святости, потому что на него действует магия.
   - Я не давал вам право проверять себя магией! - вскинулся Мар.
   - На вас никто не действовал, - ответил Май. - Я так сказал, потому что чувствую ваши эмоции. Магия не появляется просто так, это врождённое свойство. Дворян проверяют в детстве, а позже силу выдают глаза. Магов нет ни в одном королевском семействе, и мне непонятно, чего вы хотите добиться.
   - Хотите сказать, что я лгу? - нахмурился юноша. - А как же ваша способность чувствовать обман?
   - У вас королевский амулет. Такие скрывают ложь, а защиту от чтения чувств могли не поставить. Если хотите, чтобы вам помогли, придётся быть откровенным.
   - Май не слуга, - ответила Мила на возмущённый взгляд принца, - он мой друг. Вам нужно договариваться с ним, а не со мной.
   - Ладно, расскажу, - после внутренней борьбы согласился Мар. - Слушайте...
   Его рассказ был довольно подробным, принц умолчал только о ночных забавах с ведьмой.
   - Ничего не понял, - выслушав, сказал Май. - Когда погибает святой, его сила убивает способных к магии и не вредит остальным, но почему-то вы живы, а умер трактирщик. К тому моменту, когда произошёл выброс силы, вы уже были магом, а он нет.
   - Я не разбираюсь в таких вещах! - ответил Мар. - Скажите лучше, будете меня учить или нет.
   - Ведьма назвала убитого Маршем? - переспросила Мила. - Значит, Зауг убит, а Редер уцелел. Жаль, лучше бы убили обоих!
   - Откуда такая кровожадность? - удивился принц. - Это не из-за того, что братья убили вашу семью?
   - Эти святые ночевали у меня и узнали одну тайну, - объяснила графиня. - Я не хочу, чтобы она стала известна церкви. Май, ты поможешь нашему гостю?
   - Попробую, - неуверенно ответил маг. - Для управления силой нужны очень хорошие воображение и память. Обычно учат детей, я не знаю случая, когда это делали бы в зрелом возрасте. Научу простым приёмам вроде распознавания лжи, а сложные... Боюсь, что с ними не получится.
   - Пока хватит простых, - обрадовался Мар. - Вы можете приехать в мой дворец? Я с удовольствием навещал бы графиню, только об этом скоро узнают. Такие поездки не навредят мужчине, но могут скомпрометировать женщину.
   - Это нетрудно, - согласился Май. - Скажите только, когда мне приехать.
   - Поедем сейчас, - предложил принц. - У меня с собой карета.
   Мужчины ушли, а Мила надорвала конверт и прочитала короткое письмо Таи. Кузина ругала за отсутствие писем и сообщила о скором отъезде в далёкую Эльму. Ждали императора, который должен был назначить своего наместника в Сантии и забрать семью.
  
   Улица Благородных была одной из самых зелёных в Хорасе и располагалась в десяти минутах ходьбы от дома шевалье Балера. Несмотря на название, дворян на ней жило мало, но для облюбовавших её детей главное было то, что собственники домов понастроили возле них лавочек и не возражали, когда ими пользовались горожане. Обилие больших развесистых деревьев, свежесть и редкие прохожие - всё это позволяло хорошо отдохнуть и пообщаться без помех со стороны взрослых. Малу ни за что не пустили бы сюда одну, а с Надем разрешили ходить даже в порт. Ставший необычно сильным мальчик мог без труда разогнать толпу взрослых мужчин.
   - Сила перестала расти, - грустно сказала девочка. - Прямо не знаю, что делать!
   - Радоваться, - отозвался Надь. - Ты стала в два раза сильней за каких-то пять дней.
   - Я намного слабее отца, не говоря уже о тебе! - рассердилась она. - Май тоже стал намного сильнее. Где это видано, чтобы маг всё время держал защиту, а у него она есть! Значит, скрывает свою ненормально большую силу!
   Действительно, защиту использовали редко, чаще в случае опасности или когда хотели что-то скрыть.
   - Поговори с ним, - предложил мальчик. - Может, Кожень уломает графиню. Наверное, они боятся, что об этом могут узнать. Представляешь, какой поднимется шум? Сюда сбегутся маги, да не только сантийские, а со всей империи!
   - Придумала! - Мала хлопнула себя по лбу. - Нужно принести клятву! Ты уже сильный маг, а если такой сделают и меня... Когда вырастем и поженимся, всё равно будем кому-то служить, почему не твоей графине?
   - Можно попробовать... - задумался Надь. - Знаешь что? Скажи лучше своему отцу. Он точно пойдёт договариваться насчёт себя, может заодно поговорить о тебе.
   - Ты думаешь?..
   - А что тут думать! Он и раньше подозревал графиню, а из-за твоей силы убедился в своей правоте. И какой маг откажется от возможности стать сильней? Я его никогда раньше не видел таким задумчивым. Наверное, прикидывает, как это лучше проделать.
   - Нет, Надь, - отказалась Мала. - Я не знаю, когда он пойдёт и не хочу ждать! Сегодня же поговорю с Маем!
  
   Хлопки крыльев стали реже, и летящая тварь начала быстро терять высоту. Завыл ветер, и сжавшийся в ужасе барон ощутил побежавшую по ноге влагу. Тело было легче пуха, а нутро так скрутило, что он чуть не изгадил штаны.
   "Разобьёмся! - в отчаянии подумал Ортей. - Летим полдня, наверное, у дракона кончились силы. Сволочь этот Борзай!"
   Чудовище часто замахало крыльями, а потом последовал такой сильный удар, что не помогли даже державшие его уши. Барон пролетел по воздуху и так приложился об землю, что потерял сознание. Привели в чувство удары по щекам.
   - Очнись! - орал хлеставший его Арт. - Я потерял управление драконом, и сейчас он вернётся! Нужно бежать в лес, там нас не сожрут!
   Ортей с трудом поднялся и не смог сдержать стона. Тело болело так, будто его долго били ногами. Твари тоже досталось: она сидела в ста шагах от приятелей и очумело трясла головой. Приземлились на небольшом лугу между двумя рощами, одна из которых была рядом. Бежать не получилось, но они успели скрыться за деревьями, когда дракон перестал дёргаться и осмотрел луг налитыми кровью глазами. Никого не увидев, он молча взлетел.
   - А я думал, что у него закончились силы, - удивился барон. - Почему же мы упали?
   - Силы кончились у меня, - объяснил приятель. - Никогда не летал так долго, вот и не рассчитал. На остатках заставил его сесть.
   - И где же мы? - спросил Ортей.
   - А я знаю? - огрызнулся Арт. - Я задал только направление и, так же как и ты, ничего не видел. Отлежимся и пойдём искать людей.
   - Будет плохо, если до них далеко, - сказал уже лежавший барон. - Мы два дня ничего не ели, а теперь ещё эти ушибы. Можем и не дойти.
   - Ты забыл, что я маг, - напомнил Борзай. - Отдохну и подманю какого-нибудь зверя. Огниво с собой, поэтому не пропадём. В первой же деревне отберём лошадей и доберёмся до города. Купим карету, наймём охрану и дальше поедем, ни в чём себе не отказывая.
  
   Как только въехали в Эльму, Фальк Редер отпустил взятых в Славле наёмников. Он не собирался скрываться и сразу же направился в столичный храм. Охранявшие его братья при виде святого встали на колени. Фальк оставил им коня и двинулся к комнатам атора Эрика Феса. Тот был уже предупреждён о госте и ждал его вместе со своим экономом.
   - Да не померкнет твоя чистота, святейший! - в один голос сказали хозяева, при этом атор встал со стула, а его помощник, наоборот, опустился на колени.
   - И тебе светить во славу Господа, - приветствовал святой Эрика. - Мне не нужны деньги и ваши отчёты, поэтому Альд может уйти.
   Эконом вскочил на ноги, поклонился и выбежал из комнаты.
   - Я ждал кого-нибудь из вас, - сказал Эрик гостю. - Как только император выбрал столицу...
   - Давайте сядем и поговорим, - остановил его Фальк. - У нас большие изменения. Сон Горуш поехал в Эдорб и бесследно исчез, и погибли ещё двое. В Дарнии жрецы убили Марка Эброя, а в Сантии в схватке со жрицей погиб Марш Зауг.
   - Страшная новость! - побледнел атор. - Известно, кого выбрали вместо них?
   - Только двое. Один охраняет императора и готов служить церкви, а вот вторая...
   - Женщина? - поразился Эрик. - Как такое может быть?
   - Когда-то выбирали и их, - пожал плечами Фальк. - Сейчас выбрана сбежавшая из Эльтара принцесса Воля. Она прошла улучшение и повзрослела, поменяла свой титул на графский и живёт в Хорасе. Это город в дне пути от столицы Сантии. Графине Миле Марои можно дать шестнадцать или семнадцать лет, но, в сущности, это ещё ребёнок. Она не отвергает служения, но пока к нему не готова. Мы дали ей кое-какие знания и время подумать. С родственницей императора приходится деликатничать.
   - Она не скрывает свои возможности?
   - Скрывает. У неё не так уж много знаний, но их достаточно, чтобы поставить на уши весь город. Император может оставить свою родственницу в покое или использовать. Во втором случае, он наверняка узнает о её святости. У Кея предвзятое отношение к церкви, поэтому мне трудно судить о его действиях. Вам нужно отправить в Хорас двух опытных братьев. Пусть последят за святой и в случае необходимости окажут ей помощь.
   - А если она отринет служение? - спросил атор. - Эта девочка сильно пострадала по вине братьев Эльтара. Наверняка она перенесла неприязнь к убийцам семьи на всех нас.
   - Ей известно, кто стоял за мятежом, - объяснил Фальк. - Она умна и знает, что мы не оставим в покое. А в самом неблагоприятном случае ваши братья должны её убрать.
   - Жубер запретил братства и храмовые дружины, а после его бегства герцог Эльтарский подтвердил запрет, - пожаловался атор. - Разрешил оставить два десятка братьев для охраны храма.
   - Эти запреты введены во многих королевствах, - сказал святой. - Пусть укрепляется власть императора, со временем мы сможем на него влиять и вернём часть своих прав. Братства в империи не нужны, а дружины будут.
  
   Завтра собирались выехать в Габр, а сегодня нужно было доделать то немногое, что не хотелось оставлять наместнику. В приёмной сидели те, кого император вызвал для разговоров. Опередив других, к нему без доклада вошёл герцог Лен Ондай.
   - Для чего ты собрал такую толпу? - спросил брат. - Неужели Томас не может управиться сам? Зачем тогда нужен такой наместник?
   - Ты пришёл по делу или просто поболтать? - недовольно сказал Кей. - У наместника достаточно дел, а эти я хочу решить сам.
   - Сейчас уйду. Хотел сказать, что возвращаюсь с тобой. Везде правят наместники не хуже Томаса, а я уже декаду маюсь от безделья!
   - Я хотел предложить то же самое, - обрадовал его император. - Станешь моим наместником в Сантии. Там всё известно, а большую часть работы, как и прежде, будет выполнять канцлер, так что у тебя останется время для бесед с мудрецами.
   - Зря смеёшься, - не обиделся на подначку Лен. - Я посижу в твоём дворце, только недолго. Найдёшь кого-нибудь другого или оставишь наместником канцлера. Скажи, что ты собираешься делать со своим святым?
   - Возьму с собой. А почему ты о нём спросил?
   - Лучше отправь в Эльму, - посоветовал брат. - В поездке тебе хватит мага, а от Вага больше пользы в столице. Подобранных слуг могли подчинить маги, вот пусть он и проверит их ещё раз, а заодно всех защитит. Амулеты святых не по зубам даже сильным магам.
   - Дельный совет, - одобрил Кей. - Так и сделаю. Скажи кому-нибудь из адъютантов, чтобы нашли Гуммера, а я пока подожду с приёмом.
   Ваг был в своих комнатах и не заставил себя ждать.
   - Хочу отправить тебя в Эльму, - сказал император вошедшему святому. - Нужно проверить охрану и слуг моего дворца и сделать всем амулеты. Если кто-то из них подчинён, попробуй найти тех, кто это сделал. Казнишь их так, чтобы там пришли в ужас! В Камелии слишком много обиженных, чтобы такое прощать!
   - Я не умею делать амулеты, - ответил Гуммер. - К тому же такая поездка может плохо кончиться. В Эльме вас ждёт святой церкви, которому может не понравиться...
   - Слушай меня внимательно и передай святым отцам! - сердито перебил Кей. - Если они будут мешать или предъявят на тебя права, я повешу всех аторов Камелии! Если хотят, чтобы я забыл их выходки в Эльтаре, пусть помогают! А святого заставь научить тебя этим амулетам, и оба садитесь их делать! С тобой поедет граф Мордей, которому будут даны большие права. Вера - важное дело, но порядок в империи важнее. И если я заменю церковную верхушку, небо не упадёт на землю, а верующие этого даже не заметят. Всё понял?
   - Передам в точности, - пообещал Ваг. - Людей проверю, а остальное будет зависеть от аторов.
  
  
   Глава 30
  
  
   Прошёл приём у принца Мара Дарнийского, на котором присутствовало всё взрослое благородное население Хораса. Огромный зал дворца был так полон, что танцевать смогли только тогда, когда место освободили ушедшие старики. Рядом был зал поменьше, где накрыли столы и поставили мягкие диваны для отдыха. Пообщавшись с хозяином, на них перебрались те, кто из-за возраста не рвался на танцы. В этот вечер разбились вдребезги надежды многих девиц, потому что принц с начала приёма выбрал одну из них и больше не отпускал до самого конца. Этой счастливицей была графиня Мила Марои, которая моментально нажила себе много недоброжелателей. Нажил одного и сам Мар. Когда гости начали покидать дворец, к хозяину подошёл взбешенный граф Эльб Мардок и, не объясняя причину, вызвал его на поединок до смерти.
   Мила узнала об этом, когда дуэль уже состоялась, поэтому ничего не смогла предпринять. Наверное, это было к лучшему, потому что принц управился и без её помощи, убив первого городского задиру с такой лёгкостью, что все сразу поняли, что других вызовов у него больше не будет.
   Внимания Мара к графине Марои изменило отношение к ней у графских семейств. Опять начали присылать приглашения, от которых девушка вежливо отказывалась. Её не тянуло к принцу и не доставляли удовольствия его ухаживания. Отношения со многими дворянами были испорчены, общаться с графами не тянуло, а подруга загуляла с каким-то бароном. Приходилось сидеть дома или выезжать вместе с Маем за город. Поначалу принц присылал цветы и подарки и набивался в гости, но получил отказы и перестал оказывать знаки внимания. А сегодня он встретился с девушкой на загородной прогулке.
   Леса вокруг Хораса давно свели, поэтому те, кому было мало городской зелени, отдыхали в одной из двух, сохранившихся рощ. Их не вырубили из-за отдалённости и отсутствия дорог, но добраться до этой благодати можно было только верхом, потратив много времени на объезд заросших молодняком вырубок.
   Когда появился принц, Мила лакомилась малиной, а маг сидел рядом с лошадьми. Огромные ели и берёзы не мешали езде, но подо мхом попадались ямы, из-за которых обычно ходили пешком, а коней вели в поводу. Чтобы не тратить время на поиски, Мар взял с собой охотничью собаку. Когда он появился на поляне, отреагировал только маг, который встал и поклонился, после чего сел на прежнее место.
   Май изрядно помучился с принцем, но смог научить его узнавать ложь. Ещё один приём, который удался, позволял закрываться от чужой магии, но то же самое выполнял амулет. Других успехов не было, но эти занятия сблизили их, поэтому наедине маг обходился без показной почтительности.
   Отпустив повод уставшей собаки, которая тут же легла отдыхать, Мар подошёл к продолжавшей обрывать ягоды девушке.
   - Приветствую, ваше сиятельство, - волнуясь, сказал он. - Может, вы хоть сейчас уделите мне немного своего времени?
   На принца демонстративно не обращали внимания, поэтому и он обошёлся без поклона.
   - Чего вы от меня хотите? - спросила бросившая своё занятие Мила. - Неужели до сих пор не поняли, что я не хочу дальнейших встреч?
   - Но почему? - с болью в голосе спросил он. - Чем я вас обидел? Вы не можете не видеть, что я в вас влюблён!
   - Никакой обиды не было, Мар, - ответила она, - хотя ваше внимание вышло мне боком. Из-за него многие не желают со мной общаться. Вы влюбились, но у меня-то нет любви! Вы знатный, богатый и красивый юноша, но почему-то это не трогает моё сердце.
   - Это не из-за вашего барона?
   - Если вы имеете в виду Брея, то он, скорее, ваш, чем мой. Я его не люблю и раньше не любила, хотя думала иначе.
   - Может, это из-за быстрого созревания? - предположил принц. - Вы стали женщиной только телом, а в душе остались ребёнком.
   - Даже если и так, что это меняет?
   - Я могу подождать, когда в вас проснётся потребность в любви!
   - Ждите, - пожала плечами Мила, - только делайте это в отдалении.
   - А может, вам выйти за меня замуж? Я знаю тех, кто женился по сговору родителей и без всякой любви, но потом у них были и любовь, и счастье!
   - Вы делаете мне предложение?.. - растерялась она. - Я не готова дать ответ. Давайте я подумаю, а потом Май передаст моё решение.
   - Думайте, - согласился Мар. - Только учтите, что своим отказом разобьёте мне сердце! Если станете моей женой, сделаю всё, чтобы вы были счастливы!
   Он поклонился, подобрал собачий поводок и ушёл.
   - Долго собираешься думать? - насмешливо спросил маг. - Этот брак - решение всех твоих проблем.
   - А любовь? - возразила девушка.
   - Будет и любовь, - тем же тоном сказал он. - Маги в ней неутомимы, а принц и без магии тот ещё жеребец. Погоняет тебя ночь-другую, сама никому его не отдашь. Кстати, такой муж проживёт лет двести. Меньше тебя, но в два-три раза дольше обычного человека. Плохо, что тебя не научили заглядывать в будущее, могла бы узнать о своей свадьбе.
   - Ваг говорил, что о себе не отвечают.
   - Спросила бы о Маре.
   - Не хочу жить по чьим-то подсказкам. Во что превратится жизнь, если всё время подсматривать будущее? Ладно, я уже надышалась свежим воздухом, наелась малины и даже получила предложение руки и сердца. Поехали домой!
  
   После неудачного приземления дракона пришлось два дня брести по лесу, прежде чем пришли в небольшую деревню. Здесь узнали, что находятся в великом герцогстве Аргени, поблизости от границы с бывшим королевством Камелия. О том, что они живут не в королевстве, а в империи, крестьянам сообщили заезжие торговцы. В деревне не было ни верховых лошадей, ни сбруи для них, поэтому до ближайшего города пришлось добираться на крестьянском возу. Его даже не стали отбирать, наняв хозяина за горсть серебра. В городе первым делом поменяли одежду и купили двух неплохих жеребцов. Хозяин трактира, в котором остановились переночевать, отсоветовал ехать одним.
   - Очень опасная дорога, - втолковывал он своим постояльцам. - Да вижу я, что вы маг, только магия не действует на стрелы. На нашем тракте объявились сразу две ватаги, и обе не маленькие. Давно у нас не было этой напасти, видно чем-то прогневали бога!
   - Предлагаете пристать к купцам? - спросил Ортей.
   - Точно, господин барон, - подтвердил трактирщик. - У нас, почитай, каждый день кто-нибудь едет в Камелию, а обозники никому не отказывают. Чем больше народа, тем проще отбиться, а на большой обоз могут и не напасть.
   Обоз, вслед за которым ехали по тракту, был не маленьким, но на них почему-то напали. Разбойников разогнали и с десяток порубили, но и сами потеряли столько же от их стрел. Больше других пострадали те, кто ехал в голове обоза, но досталось и Арту: разбойничья стрела разодрала ему щёку. Магия помогла быстро вылечить рану, но остался шрам, который должен был со временем исчезнуть.
   Вскоре после пересечения границы пошли обжитые места, в которых не было разбоя, поэтому поспешили покинуть купцов. В первом же городе купили сменных лошадей и помчались одвуконь, стараясь быстрее добраться до Сантии. Можно было направиться в Эльтар через Дарнию или ждать императора в Эльме, но маг решил иначе.
   - Мы не знаем, где сейчас Кей и когда прибудет в новую столицу, может, это будет через год! Я не хочу терять столько времени. В Сантии узнаем новости и займёмся его семьёй. Даже если не выполним твой заказ, не останемся без денег.
   - Чтобы красть баб и требовать выкуп с родни, необязательно тащиться на другой конец мира, - ворчал барон. - И потом я не хочу терять семью и имущество! А шантажировать императора - не самая удачная из твоих затей.
   - Посмотрим, - не стал спорить Арт. - Я не отказываюсь от твоего заказа. На месте решим, заниматься моим предложением или нет.
   Первым городом Сантии, в который они попали, был Бельм. В нём немного отдохнули и узнали, что император должен приехать в Гарб за семьёй.
   - Думали, что он кого-нибудь пришлёт, а решил ехать сам, - говорил им в трактире подвыпивший купец. - Можете не сомневаться, я недавно был в столице. Её сейчас украшают к его прибытию.
   - Как бы нам не опоздать, - высказал опасение Ортей, когда вернулись в свою комнату. - Придётся потом переться за ними в Эльму через три королевства!
   - Если Кей приедет в Габр, то не для того, чтобы через день уехать, - возразил маг. - За семьёй проще было послать надёжных людей. Наверняка у него много дел в Сантии.
   Новость заставила поторопиться. Два дня гнали коней, останавливаясь в трактирах только для сна. На третий, ещё до полудня, прибыли в Хорас. Гонка измотала, поэтому решили отдохнуть, а в столицу выехать утром. В трапезной трактира обратили внимание на необычное оживление. Сидевшие в зале горожане не столько ели, сколько о чём-то спорили, размахивая руками и срываясь в крик.
   - Что у вас происходит? - спросил Арт хозяина.
   - Родственница императора дала согласие на брак с сыном Гора Дарнийского, и через два дня их свадьба! - ответил тот.
   - Ну и что? - не понял маг. - Разве это повод, чтобы так орать? А вон тому вообще съездили в морду.
   - Ах да, вы же приезжие! - сказал трактирщик. - Дело в том, что эта пара поселилась в нашем городе! Сначала приехала графиня Марои, а вслед за ней и принц Мар! Многие даже делали ставки на эту свадьбу, будет она или нет.
   - И где живёт эта графиня? - вступил в разговор Ортей. - Наверное, переехала во дворец к жениху?
   - Нет, она отказалась, - помотал головой толстяк. - Сказала, что переедет после свадьбы. У неё большой дом в квартале Магов. Господа, вы будете обедать? Тогда я освобожу один из столов.
   - Пусть отнесут обед в комнату, - сказал маг. - В зале слишком шумно.
   - Что ты опять придумал? - спросил барон, когда поднимались по лестнице.
   - Как ты думаешь, сколько золота могут отвалить за родственницу императора и невесту сына его друга?
   - Если заплатят, то много. Но ведь могут попытаться вернуть и без платы, а с нас в таком случае сдерут кожу.
   - Император не станет рисковать, - не согласился Арт. - Вот когда вернём графиню, тогда устроит охоту. Ну так мы проделали немало подобных дел и сумеем уйти. Нужно узнать, где этот дом и кто в нём живёт, и купить карету.
  
   Стемнело и Мила бросила чтение. Можно было зажечь лампу, но не хотелось идти за огнём. Неожиданно открылась дверь и в гостиную вошла Олли. Следом за ней появились двое незнакомых мужчин, один из которых толкнул служанку, и та, словно кукла, упала на ковёр.
   "Она подчинена магией, - поняла графиня. - Значит, один из них маг".
   - Я не могу её подчинить из-за амулета! - крикнул тот, у кого на щеке был шрам.
   - Пойдёте сами или бить по голове? - спросил девушку второй.
   Май был в гостях у Балеров, и кухарка приготовила ужин и ушла, но эту парочку нельзя было убить из-за Олли. Единственная доступная для святых магия, которая действовала моментально, убивала всех вокруг на два десятка шагов. Осталось подчиниться, а потом повязать их своей силой.
   - Кто вы? - спросила она, не рассчитывая на ответ.
   - Обойдёшься без имён, - грубо сказал помеченный шрамом.
   "Я Арт Борзай, а мой приятель - барон Ортей Бокер", - прозвучал в голове его голос.
   - Откуда вы и чего хотите? - вторично спросила Мила и вытянула руки, которые меченый быстро связал ремнём.
   Ей не ответили, но тот же мысленный голос рассказал, что оба приехали из королевства Карма убить императора и захватить для выкупа его родню.
   - Иди за мной и не вздумай кричать! - предупредил маг. - Крик не поможет, а у тебя будут неприятности.
   - Может, проще снять с неё амулет? - предложил барон. - Подчинишь...
   - На шее ничего нет, - раздражённо ответил Арт. - Уходим, пока не появился её маг. Амулетом займёмся потом!
   Мила послушно пошла за похитителями, вышла из дома и села в карету. Рядом с ней был маг, а барон забрался на козлы. Не успели тронуться, как девушка почувствовала отклик своей силы. Обострённые магией чувства подсказали, что поблизости нет посторонних, которые могли попасть под удар.
   - Сдохните, твари! - приказала она и на всякий случай отпрянула от мага.
   Предосторожность оказалась не лишней, потому что он умирал несколько мгновений и, если бы не впал в панику, мог ударить кинжалом. Вот барон сразу же выполнил приказ и упал с козел на мостовую. Кони всхрапнули и дёрнули карету, но тут же остановились.
   Когда дети принесли клятву и Мала получила силу, между ними возникла связь, которая позволяла общаться образами. До Надя было далеко, но с его подругой можно было связаться. Девушка вызвала в памяти образ Малы, а когда почувствовала отклик, передала ей образы Мая и бегущего мужчины. Теперь можно было расслабиться и подождать мага.
  
   - Я не верю своему счастью! - обняв мужа, прошептала Тая. - Я не видела тебя целую вечность!
   - Я ехал верхом и весь в пыли, - сказал Кей и отстранился от жены. - Сначала помоюсь и сменю одежду, а потом будем обниматься.
   - После мытья будет обед, потом поговоришь со своим канцлером, и я заберу тебя в спальню до утра!
   - Договорились, - засмеялся он. - А за обедом расскажешь, как вы жили без меня.
   Разговор состоялся, когда закончили есть.
   - А почему за столом нет моей родственницы? - спросил император.
   - Выйдите! - приказала Тая слугам, а когда те выбежали из трапезной, продолжила уже для мужа: - Воля отказалась от титула принцессы и уехала жить в Хорас. Нет, её никто не обижал, наоборот, я отдала всё своё золото, да ещё зачерпнула из казны. Теперь она графиня Мила Марои.
   - Не захотела быть приживалкой, - понял Кей. - Но как же ты отпустила девчонку?
   Императрица коротко рассказала о затее своей кузины.
   - Какая сила воли! - удивился он. - Но это даже к лучшему. Я договорился с Гором выдать её за его младшего, а теперь не придётся ждать. Только вот этот барон...
   - Барон Брей отказался отвечать на её чувства и женился на другой.
   - Умён! Знал, что за такой брак может лишиться головы. Надо сказать Лену, чтобы к нему присмотрелся. А за Милой нужно послать. Раз созрела для брака, пусть отправляется в Дарнию.
   - Ты не всё знаешь, - засмеялась Тая. - Ей нет нужды отправляться к Мару Дарнийскому, потому что он живёт в том же Хорасе.
   - Не понял... - удивился Кей. - Этот-то как там оказался?
   - Не захотел терять титул принца и формально порвал с семьёй. Приехал ко мне, ну а я отправила его вслед за Милой. Купил дворец Пашербоков и влюбился в нашу графиню. Она прислала два письма, поэтому я знаю об их отношениях.
   - Удивительно, как судьба играет людьми, - задумался муж. - Вряд ли это вышло случайно. Я так и не нашёл наместника в Сантию, а канцлер всем хорош, только уж больно стар...
   - Хочешь назначить Мара? - догадалась Тая. - Это сильней свяжет тебя с Гором.
   - Не сразу. Пока побудет брат, а канцлер займётся нашим принцем. Сегодня же прикажу графу Соберу отправить за ними людей. Сейчас быстро раскручусь с делами и приду к тебе!
   С канцлером пришлось повременить, потому что доложили, о прибытии гонца от великого герцога Дарнийского. Встревоженный Кей приказал немедленно вести его в кабинет. Вошёл уже знакомый ему барон Марох.
   - Что у вас случилось, Орг? - нетерпеливо спросил он, отмахнувшись от приветствий барона.
   - Пропал младший сын моего господина, - ответил Марох. - За принцем отправили человека, но он его потерял. Мар ехал в Сантию, поэтому великий герцог просит содействия вашего императорского величества. У меня с собой отряд, но...
   - Успокойтесь, Орг, - усмехнулся Кей. - Нашлась ваша пропажа. Ваш хитрый принц завтра будет в столице, так что сможете его увидеть. Гор не передавал письмо? Тогда идите отдыхать. О вашем отряде позаботятся.
  
  
   Эпилог
  
  
   Прошёл год. В разгар сезона дождей к воротам в дворец наместника подъехала карета. Из неё никто не вышел, но выбежавшие под ливень охранники поспешили развести створки, даже не спросив, кого принесло в такую погоду, да ещё на ночь глядя. Похожую картину можно было наблюдать у парадного подъезда. К приехавшему выбежал сам господин Агуст с огромным зонтом, а один из гвардейцев забрался на козлы к кучеру и показал, куда отогнать карету.
   Мила уже собралась спать, когда кто-то мысленно попросил уделить ему внимание.
   "Кто вы?" - отозвалась она, тщетно пытаясь использовать силу, чтобы хоть что-то узнать о госте.
   "Такой же, как и вы, - ответил старческий голос. - Я сейчас в одной из гостиных. Ваш мажордом сказал, что она у вас самая маленькая".
   "Вам придётся подождать, потому что я никого не ждала так поздно".
   "Не буду извиняться за поздний визит. Моя жизнь измеряется не годами, а только днями, поэтому приходится торопиться. Если вы в домашнем платье, можете не тратить время на переодевание. Женщины не интересуют меня уже лет триста".
   - Передай мужу, что я задержусь, - сказала Мила служанке и, поправив причёску, направилась в гостиную.
   Она ожидала увидеть старика, более древнего, чем Марк Эброй, но вставшему при её появлении мужчине трудно было дать больше пятидесяти лет.
   - Пошутили насчёт трёхсот лет, чтобы я вас не задерживала? - спросила принцесса, садясь в одно из кресел.
   - Мне больше четырёхсот лет, - ответил он и тоже сел. - Я Сон Горуш.
   - Вы хорошо сохранились, - с иронией сказала Мила. - Постойте, вы ведь погибли в Эдорбе!
   - Пропал, - поправил святой. - От кого узнали?
   - Недавно приходил столичный атор. Хотел проверить мою готовность к служению, ну и кое-что рассказал.
   - Я сделал это специально, - объяснил Сон. - А моя внешность... Видите ли, я слишком долго жил и, в отличие от большинства таких, как мы с вами, не столько служил церкви, сколько искал знания. Это не очень трудно, если уметь правильно задавать вопросы.
   - И для чего же вы приехали? - спросила она. - Нужна помощь?
   - Меня привели сюда любопытство и желание помочь, - объяснил святой. - Ваша помощь не нужна. Мне осталось жить пять дней, будет обидно, если пропадут накопленные за сотни лет знания. Другим я не давал ничего, вам могу отдать всё.
   - Чем же я такая особенная? - заинтересовалась Мила.
   - За четыреста лет вы третья женщина, которой дали силу, и единственная, допущенная к правлению. Две другие были из простонародья и закончили жизнь в храмовых подвалах, несмотря на согласие служить.
   - Если вы так много знаете, может, скажете, для чего Единый дал мне силу? - спросила девушка.
   - А кто вам сказал, что это его дар? Вы пытались спрашивать об устройстве нашего мира?
   - Зачем? - удивилась Мила. - Как это связано с моей судьбой?
   - Женщины! - с улыбкой сказал святой. - Впрочем, большинство получивших силу мужчин такие же... не любопытные. Давайте я коротко расскажу, иначе вы меня не поймёте.
   - Расскажите, - согласилась она, - только, может, сначала поужинаете?
   - Мне уже не нужна пища. Давайте, не будем отвлекаться. Мир - это огромный шар, который вращается и плывёт в бесконечной пустоте. Он притягивает к себе всё, что его окружает. Наш вес - результат такого притяжения. По этой же причине вода занимает самые низкие места. Этот шар окружён воздухом, которым мы дышим, и пространством посмертия. В него уходят души умерших людей и там пребывают до следующего рождения. Что смотрите с таким недоверием?
   - Такого нет ни в одной священной книге!
   - Они писались со слов Ольва Мортаба, которого мы зовём Единым, - хмыкнул Сон, - а кое-что придумано ещё до него такими же дикарями.
   - Как можно говорить такое о боге?.. - растерялась Мила.
   - В то время он был не богом, а святым вроде нас, который проповедовал добро, за что и был убит. Богом стал, когда верующие вместе с молитвами стали отдавать ему свою силу. Это основа любого культа. Если захотите стать богиней, достаточно увлечь людей каким-то учением и оставить последователей, которые убедят всех в вашей божественности. Чем больше будет верующих, тем больше наберёте сил. Если о вас забудут, растеряете силу и опять станете обычной душой.
   - Значит, молиться бесполезно?
   - Молитва нужна самому верующему. Она очищает душу и даёт надежду на лучшее. С верой проще жить, хотя за эту простоту приходится платить, и не только деньгами служителям бога, но и исполнением религиозных запретов.
   - Так кто же тогда даёт силу? - спросила она. - И что может бог, который существует стараниями людей?
   - По первому вопросу у меня нет ответа, - покачал головой святой. - Есть нечто такое, что невозможно понять разумом. Иногда оно даёт людям силы и ответы на вопросы, а больше никак не вмешивается в их жизнь и смерть. А боги... Наверняка укрепляющие веру храмовые чудеса - это их работа, которая щедро оплачивается силой верующих. В хрониках есть достоверные сведения об их вмешательстве, но такие примеры можно пересчитать по пальцам рук. Боги - хозяева пространства посмертия и могут как-то влиять на души, только это не придуманные людьми ад и рай, а нечто другое.
   - Вы наговорили много, но я так и не услышала, для чего мне дана сила.
   - Так ли это важно? - ушёл от ответа Сон. - Вы знаете, что святых очень мало?
   - Да, мне об этом говорили.
   - А вам говорили о том, что когда-то их было много? Я знал больше сотни, хотя жил только на юге империи. А вот когда церковь объявила святых своей собственностью, их число очень быстро сократилось. Я думаю, это связано с тем, что носителей силы стали собирать вместе. Не верите? Вспомните последние примеры. Марк Эброй объединился с вашим Гуммером и погиб от рук жрецов, а Марш Зауг пригласил в поездку к императору Фалька Редера и тоже погиб в схватке со жрицей. У меня много таких примеров.
   - Вы всё время уводите разговор в сторону! Чего вы от меня хотите?
   - Не хочется умирать в трактире, - откровенно ответил он. - Я дам знания, которые сделают вас самой сильной в империи, неужели это не стоит благодарности? Посидите рядом и подержите руку, пока я не умру.
   - Вас никто не гонит, - сказала Мила, - и за руку я вас подержу. Больше ничего не хотите сказать?
   - Не стремитесь докопаться до своего предназначения. Просто живите и направьте свой дар не на службу церкви, а на помощь людям. У вас есть для этого все возможности.
   - Аторы не отстанут.
   - За вами следили два брата, которых я только что нашёл и приказал вернуться в Камелию. Понимаете теперь, какую власть приобретёте с моими знаниями? Не вам нужно будет бояться аторов, а им вас! Жизнь - это борьба, смысл которой в возможности жить так, как это угодно вам, а не кому-то другому. Делайте добро, копите знания и соблюдайте осторожность.
   - Сейчас вас отведут в комнату, - сказала вставшая Мила. - Отдыхайте, а завтра начнём учёбу. Не знаю только, как вы собираетесь за пять дней дать мне знания, которые копили всю жизнь.
   - Вы уже учитесь, - ответил Сон, - и такая учёба будет продолжаться пять дней. Когда закончим, начнёте осознавать всё, что запомнили.
   Вызванный слуга увёл старика, а принцесса не спеша направилась в спальню. Голова пухла от мыслей и волновали будущие возможности, но всё это было на время забыто при виде мужа. Может, в жизни и не было смысла, но в ней была любовь, и ради неё стоило жить и бороться за своё счастье!
  
  
   Конец
  
  

172

  
  
  
  
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-3. Сила"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) О.Британчук "Да здравствует экология!"(Научная фантастика) Ф.Юлия "Я смертная."(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) MarkianN "Небо Ждёт. Притча о будущем"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"