Ищенко Геннадий Владимирович: другие произведения.

Ответ

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


  • Аннотация:
    Подстроенная катастрофа и программирование личности полностью меняют жизнь сына предпринимателя Олега Третьякова, превращая его в Оливера Сеймура. Новая семья и другая страна, мучащая его амнезия, да к тому же еще Третья мировая война...


   Ищенко Геннадий 2017 г
   anarhoret@mail.ru
   Ответ
  
  
   Подстроенная катастрофа и программирование личности полностью меняют жизнь сына предпринимателя Олега Третьякова, превращая его в Оливера Сеймура. Новая семья и другая страна, мучащая его амнезия, да к тому же еще Третья мировая война...
  
   Глава 1
  
  
   - Может, слетаем на моей? - предложил Исаак Липман, имея в виду свой "Роллс-Ройс".
   - На моей доберемся быстрее, - отказался Джон Сеймур, мысленным приказом открывая дверцы "Ленд Ровера 2000". - Садись быстрее, а то Алис вся на нервах.
   - Зря вы хотите взять русского, - недовольно сказал Исаак, сев на сидение рядом с другом. - Дикий и неуравновешенный народ. Не скажешь, когда с ними разделаются?
   - Теперь уже скоро, - отозвался Джон. - Это зависит не от нас, а от янки. Мы, скорее всего, вообще не будем воевать. Подожди, сейчас настрою автопилот, потом поговорим.
   Мысленное общение с техникой требовало концентрации внимания, а разговор отвлекал. Получив адрес центра, автопилот включил турбины и запросил номер эшелона. Джон задал третий и в подтверждение права показал ему свою карту.
   - Использование служебного положения в личных целях, - усмехнулся друг. - Когда-нибудь ты на этом погоришь. Могли бы долететь и вторым.
   Третий эшелон был скоростным и наименее загруженным, но он использовался только правительственными чиновниками, старшими офицерами при исполнении служебных обязанностей и теми немногими, кто был согласен за это платить.
   - В полиции знают, что мы используем карты и давно с этим смирились, - сказал Джон. - Дослужись до командира эскадрильи, тоже сможешь многое нарушать.
   - Я лучше заплачу, - засмеялся Исаак. - Ты мне так и не ответил.
   - Полет займет десять минут, так что можно поговорить. Тебя интересовали русские? Сам понимаешь, что меня не посвящали в планы грядущей войны, иначе ты ничего не услышал бы. Американцы добились подавляющего превосходства и собираются этим воспользоваться. Двадцать тысяч гиперзвуковых ракет за несколько минут уничтожат большинство средств управления, противодействия и ответного удара. Если у русских уцелеют ракеты, они будут уничтожаться на старте, а все их подводные ракетоносцы отслеживаются новейшими средствами и тоже будут потоплены. Вот после этого могут подключить нас. У русских неплохая армия, но у нас всего в десять раз больше, а у них еще будет нарушено управление. Через две-три недели Россия капитулирует. Не тот там сейчас народ, чтобы сражаться с нами до конца!
   - Я знаю этот план войны не хуже самих русских, - сказал друг, - и спрашивал только о сроках. И потом ты ничего не сказал о хранящихся на дне сюрпризах. Вы можете лишить русского медведя зубов, но если не остричь когти... Мне нет дела до миллионов американцев, которых смоют цунами, но ведь они дойдут и до нас!
   - Наверняка эти фугасы как-то отследили, - пожал плечами Сеймур, - или заняты ими сейчас. Возможно, что задержка с войной связана с этими работами.
   - Ну хорошо, оставим в покое Россию и поговорим об одном русском, - согласился Исаак. - Я знаю о том, что у вас больше не будет детей и мало одной Сандры, но зачем усыновлять этого мальчишку?
   - Я еще не дал согласия, - ответил Джон. - Меня заверили, что у ребенка исключительно развит мозг и идеальное здоровье. И его внешность отвечает нашим требованиям, а то, чего ты боишься, будет заблокировано программированием. В центре обещали сделать из него англичанина, а все, связанное с его бывшей родиной, будет заперто в глубине сознания и недоступно для восприятия! Я обратился к тебе не для того, чтобы выслушивать нотации, а чтобы ты тоже смог его оценить и высказать свое мнение. По-моему, уже прилетели.
   Гул турбин стал тише, и машина начала быстро снижаться. Внизу промелькнул небольшой парк, и "Ленд Ровер" завис над зданиями центра. Получив разрешение на посадку, автопилот опустил машину возле одного из них. Сеймура уже ждали.
   - Рад вас видеть, майор! - обратился к нему мужчина лет пятидесяти, одетый в традиционный для медиков белый халат. - Вы не пожалеете о том, что воспользовались нашими услугами. Представите мне своего спутника?
   - Член правления компании Хевен груп Исаак Липман, доктор Тео Эртон, - представил мужчин Джон. - Показывайте свой товар, док. Посмотрим, а потом решим, брать его или обратиться к кому-нибудь другому. Вы и так сильно затянули с моим заказом.
   - Идите за мной, - пригласил Эртон. - Ваш заказ, майор, был не из простых и потребовал времени.
   Они вошли в здание, сели в кабину лифта и спустились на несколько этажей.
   - Нам сюда, - сказал доктор, подходя к одной из четырех дверей, которая при его приближении бесшумно ушла в стену. - Садитесь в кресла. Это не стекло, а экран, поэтому юноша нас не увидит.
   - Красавчик! - оценил Исаак, рассматривая высокого плечистого юношу с красивым лицом и густыми черными волосами. - Ему действительно четырнадцать? Не похож на русского.
   - Вы знаете, что по этому поводу сказал их президент? - усмехнулся Эртон. - "Русский тот, кто с гордостью произносит слово "Россия". У этого государства и раньше была такая история, которая перемешала все живущие в нем народы, а теперь, когда они открыли границы... Одним словом, русский - это не национальность, а состояние духа. А парню исполнится четырнадцать через пять дней. Он хорошо развит, потому что много занимался спортом.
   - Он мне нравится, - сказал Джон. - Расскажите о его семье.
   - Их уже нет, - ответил Эртон. - Третьяковы приехали к нам отдыхать всей семьей. Машина упала с большой высоты, после чего воспламенился накопитель. Не часто, но такое бывает. Русскому консулу показали все, что от них осталось, так он даже не стал разбираться.
   - Это официальная версия, а как все было на самом деле?
   - А вам не все равно? - отозвался переставший улыбаться доктор. - Мы выполнили заказ, и теперь вам нужно принять его или отказаться. В машине сгорели родители и десятилетняя сестра. Олега мы программировали шесть дней. Теперь он Оливер Сеймур, потерявший часть памяти после падения с лошади в имении вашего брата. Вас он только знает, потому что мы пока не научились программировать любовь. Ее вам придется добиваться самим.
   - Беру, - решил Джон. - Сколько я вам должен?
   - Полтора миллиона, - ответил Эртон. - Мы выставим счет обычным порядком. Будете забирать Оливера?
   - Мне нужно подготовить семью, поэтому привезите сами завтра, в двенадцать. И сбросьте на мой комм его фотографию.
  
   - Я так рада тому, что тебя вылечили! - сказала Сандра. - Плохо только, что ты многое забыл. Мы тебя любим, а в тебе не чувствуется никакой любви!
   Оливер на самом деле не чувствовал любви к этой рыжеволосой веснушчатой девушке, которая была старше на год и приходилась ему сестрой. Было заметно, что он ей интересен, но этот интерес не походил на те чувства, которые испытывают сестры. Эти оценивающие взгляды... В ней самой не было никакой красоты: обычная, ничем не примечательная фигура и лицо, которое он назвал бы грубым и некрасивым. Отец с матерью тоже не казались родными, хотя они отнеслись к нему с большей теплотой и любовью, чем сестра. Оливера привезли сегодня, к ланчу, и он пока не видел других родственников, но был уверен в том, что не узнает и их. В памяти зияла огромная дыра, и это сильно напрягало и рождало мучительное ощущение потери чего-то важного и дорогого. В медицинском центре делали все, чтобы вернуть ему воспоминания, но в конце концов пришли к выводу, что это невозможно.
   - Не нужно так расстраиваться, - утешал Оливера много работавший с ним помощник доктора Эртона Артур Леман. - Основное у вас сохранилось, даже школьные знания, а все забытое восстановите, когда вернетесь в семью.
   Он действительно прекрасно помнил все, что учил в школе, и это удивляло. Не собственная память, на которую Оливер никогда не жаловался, а такая выборочная амнезия. И еще, вызывало настороженность то, что от школы сохранились только полученные в ней знания, а все остальное исчезло. Он не мог вспомнить ни саму школу, ни тех, с кем в ней учился. В памяти осталось много знаний об окружающем мире, обо всем, кроме того, что касалось лично его. Сначала Оливер доверял врачам и верил всему, что ему говорили, позже пришло недоверие, которое удалось скрыть.
   - Я вас еще полюблю, - пообещал он сестре. - Не скажешь, почему я свалился с лошади? Неужели такой плохой наездник?
   - Я тогда не была у дяди, - ответила Сандра, - а потом не интересовалась. Мы были слишком напуганы, чтобы разбираться. Наверное, отец позже справлялся, поэтому спрашивай у него. Или узнаешь у дяди Гранта, когда будем в Сеймур-Хаус.
   В ее ответе было что-то неискреннее, но разобраться помешал позвавший на ужин дворецкий. Долговязый Себастьян Тёрнер выпал из памяти точно так же, как и остальные слуги Сеймуров: симпатичная молодая экономка Эрин Адамсон и ничем не примечательная кухарка София Девис. Была еще девушка, убиравшая в их двухэтажном доме, но ее Оливеру не представили.
   Обедали в том же помещении столовой, где он уже ел ланч. За длинным, уставленным блюдами столом сидели родители, к которым они поспешили присоединиться. Ели какой-то жидкий суп, бифштексы с тушеными овощами, сандвичи с бужениной и бобы с цветной капустой. Были еще соусы, ни один из которых Оливеру не понравился. И вообще он предпочел бы в такое позднее время еду полегче, но не есть же одну траву! В конце ужина София подала горячий чай с пирожными.
   - Ну что, сын, узнал хоть что-нибудь? - спросил отец, когда закончили с десертом.
   - Нет, не узнал даже свою комнату, - ответил Оливер. - Может, сохранился мой комм? Наверняка в нем много такого, что может мне помочь.
   - Увы, он оказался не таким прочным, как ты, - пошутила мать. - Нам сказали, что не стоит надеяться на быстрое восстановление памяти. Кое-что может вспомниться, но для этого нужно время. До школы еще больше месяца, так что у тебя будет время отдохнуть. Если не получится вспомнить, будешь со всеми знакомиться заново. А новый комм будет утром.
   После ужина его, наконец-то, оставили одного. Юноша поднялся на второй этаж в свою комнату и лег на кровать, заложив руки за голову. Теперь можно было обдумать то, что он узнал за день. Многие на его месте давно бросили бы ломать себе голову над странностями такой амнезии, но аналитический ум Оливера упорно пытался в них разобраться. Он знал о многом из того, с чем сегодня столкнулся, но только как о наборе фактов. В памяти не осталось ни лиц, ни других образов. Похоже, что все эти факты ему просто записали в мозг. В связи с этим возникает вопрос: для чего это сделано? То ли для того чтобы помочь восстановить утерянное, то ли заменили этими записями события, которые заставили забыть. Если верно второе, то сможет ли он когда-нибудь разобраться и хоть что-нибудь вспомнить?
  
   - Он очень славный, но какой-то странный, - сказала мужу Алис, когда дети вышли из столовой. - И мне кажется, что ему трудно смириться со своей болезнью.
   - Мне обещали, что он быстро привыкнет, - отозвался Джон. - У них было много таких ребят, и все они прекрасно прижились в новых семьях. Ну что хорошего было у этого парня в России? Возможно, любящая семья, но мы сможем их заменить. Мне не нравится то, как себя ведет дочь. Оливер выглядит старше своих лет и очень красивый парень, а у нее сейчас самый дурной возраст. Как бы Сэнди в него не влюбилась.
   - Я с ней поговорю, - пообещала Алис. - Тебе когда на службу?
   - Еще не скоро. Отпуск закончится через двенадцать дней.
   - Вот и слетай с Оливером к брату. Только не берите с собой дочь.
  
   - Опять потеря в Англии, - прочитав сводку, сказал начальник Следственного управления центрального аппарата Службы Безопасности России генерал-лейтенант Скворцов. - Кто на этот раз?
   - Семья крупного предпринимателя Виктора Третьякова, - ответил начальник отдела внешних операций полковник Никитин. - У него производство ширпотреба и крупные торговые сети. Мы сейчас не выпускаем за границу никого из режимного списка. В остальном, Сергей Николаевич, нет ничего такого, о чем стоит докладывать.
   - Что выяснили по Третьякову?
   - Из консульства передали, что машина упала с высоты двухсот метров, а потом воспламенился накопитель. В том, что от них осталось, не стали разбираться. Близких родственников нет, поэтому взяли прах и организовали похороны.
   - Какая машина? - спросил генерал.
   - "Волга 3000", - ответил Никитин. - Он был очень богатым человеком и не привык себе ни в чем отказывать.
   - Не слышал, чтобы у нас разбилась хотя бы одна машина этой марки, - задумчиво сказал Скворцов. - А вспыхнувший накопитель - это из области фантастики. Наверное, англичане путают нас с индусами. Дети были?
   - Мальчик, почти юноша, и девочка на четыре года младше. Других подробностей по этой семье у меня нет.
   - Девять происшествий за год, и во всех погибших семьях есть дети. И все оформлено так, чтобы наши дипломаты не стали рыться в останках. Раньше работали аккуратней.
   - Они нас уже похоронили, для чего себя утруждать тонкой работой, - усмехнулся полковник. - Хотите, чтобы мы щелкнули их по носу?
   - По носу нужно не щелкнуть, а так врезать, чтобы умылись кровью! - приказал генерал. - Мы не можем запретить такие поездки или во всеуслышание заявить об их опасности, так хоть сократим число любителей устраивать нам подлянки!
  
   - Сэр, вас искал отец, - сообщил по комму секретарь. - С вами почему-то не получилось связаться.
   Исаак посмотрел на свой комм и мысленно выругался. Перед поездкой к Сеймуру он приятно провел время в компании одной из своих подружек и, чтобы никто не мешал звонками, на пять часов отключил связь. Вызвав отца, он дождался соединения.
   - И где ты был на этот раз? - ехидно спросил Давид Липман. - Опять валял девчонок? Не забыл, что у тебя есть дело?
   - Девчонка была утром, - признался сын. - Из-за нее выключил связь, а потом забыл включить. Друг попросил помочь, и я не мог отказать.
   - Кто на этот раз? - по-прежнему с издевкой спросил отец.
   - Джон Сеймур. Он попал в Сомали под ядерный удар и получил приличную дозу. Медики спасли, но детей у него больше не будет.
   - Я знаю эту семью, - отбросив ёрничество, сказал отец. - У них только одна дочь, а твоему Джону нужен наследник. Так?
   - Угадал. Он обратился в один из центров, а сегодня попросил меня помочь оценить сына.
   - Оценил? И кого ему выбрали?
   - Классного парня из русских. Честное слово, стало так завидно, что захотелось самому...
   - Они когда-нибудь доиграются! - неодобрительно сказал старший Липман. - Мальчишки не роботы, чтобы их программировать, тем более русские. А ты заканчивай маяться дурью и ищи жену. Получишь от нее то же самое, что сейчас получаешь от своих шлюх, ну а я, может быть, получу внука и наследника семейного дела. На тебя в этом слабая надежда. А сейчас бросай свои дела и лети в правление. Есть разговор не для комма.
  
   - Вы знаете, для чего здесь собрались, - обратился президент Николай Мурадов к собранным в комнате мужчинам, многие из которых были в военной форме. - В связи со спецификой сегодняшнего совещания на него приглашены главнокомандующий ВМФ адмирал Татаринов и его первый заместитель и начальник штаба вице-адмирал Беляев. Мы с вами должны дать рекомендацию Совету безопасности, стоит ли и дальше ждать, пока на нас обрушат удар США и их союзники или нанести его самим. Первым предоставляю слово Федору Юрьевичу.
   - Установлено, что руководством США уже принято решение о нанесении нам полномасштабного удара всеми силами и средствами в ближайшие два-три месяца, - сказал директор Службы внешней разведки Фролов. - С придвинутых к нашим границам американских баз, морских носителей ракетного оружия и стратегической авиации будут выпущены гиперзвуковые крылатые ракеты, способные в считанные минуты достигнуть целей и поразить их даже в условиях повышенной защиты. Прогнозируемое число таких ракет составит двадцать тысяч, а наши потери могут достигнуть восьмидесяти процентов в средствах противоракетной обороны и примерно пятидесяти процентов ракет ответного удара. При этом у противника появится возможность поражать наши ракеты на активных участках траектории, а то и на стартовых позициях. Из-за нарушения управления войсками и потерь в ракетных частях и авиации уменьшится возможность противодействия вторжению сухопутных сил стран НАТО. У них даже сейчас в десять раз больше численность личного состава, в пять раз больше бронетехники и всех видов артиллерии и более чем в двадцать - авиации. Если мы понесем большие потери, не сможем отбиться даже с применением тактического ядерного оружия. Оно, между прочим, есть и у наших противников и, без сомнения, будет пущено в ход. Все, что я сказал, не учитывает наших военно-морских сил, но они смогут только перехватить часть ракет первого удара с ракетных крейсеров и подводных лодок и усилят ответный удар по территории США и Европы. Считаю, что нам нет смысла так подставляться. Этим мы никому ничего не докажем. В мире считаются с сильными, а нас без всякой вины так облили грязью, что для многих слова "Россия" и "зло" - это синонимы. Если победим, ни одна сволочь не посмеет гавкнуть, а если проиграем... Я думаю, что всем и так все понятно.
   - Раз разговор зашел о наших военно-морских силах, пусть его продолжит Владимир Сергеевич, - сказал президент.
   - Мы сможем перехватить от десяти до двадцати процентов всех крылатых ракет морского базирования, - начал отчет Татаринов, - и потопить две трети надводных кораблей, которые могут выставить страны НАТО. Их потери в подлодках будут меньше. Вот возможности нанесения ответного удара у нас существенно выше. Противник отслеживает положение известных ему подводных ракетоносцев при помощи созданных им систем акустических станций, спутников локации в сверхдлинном диапазоне радиоволн и дронов-прилипал и планирует их уничтожение боеприпасами с ядерной боевой частью. Часть лодок мы выведем из-под удара, остальными придется пожертвовать. Они уже полгода ходят без экипажа и боевых ракет. Сохраненных ракетоносцев хватит для трехкратного уничтожения всех основных намеченных целей с учетом противодействия американских систем ПРО. Но это резервный вариант, который чреват сильным заражением атмосферы. В первую очередь будут применены наши подводные сюрпризы.
   - А их не найдут? - спросил председатель Государственной Думы Карцев. - Не дураки же американцы, чтобы так рисковать!
   - Непременно найдут, Алексей Васильевич, - улыбнулся адмирал. - Уже нашли и сейчас подготавливают уничтожение. Только это ложные цели, а реальные термоядерные фугасы уже заглублены в грунт в местах тектонических разломов и ждут сигнала.
   - Мы просчитывали возможные потери при условии, если ударим первыми, - сказал президент. - Ознакомьте всех, Игорь Павлович!
   - Они будут в два раза ниже в частях ПРО и в пять раз меньше в средствах ответного удара, - отозвался начальник Генерального штаба Берестов. - Прогнозируемые потери среди гражданского населения около двадцати миллионов. Людей будем вывозить из зараженных районов в Сибирь. Жилой фонд и запасы продовольствия для этого имеются.
   - Вне зависимости от того, кто начнет первым, война будет вестись с применением ядерного оружия! - сказал президент. - Крылатые ракеты - это только средство первого удара! Американцы рассчитывают справиться с нами за неделю, поэтому не планируют наносить ударов по городам, только по крупным войсковым соединениям. Зачем что-то разрушать и заражать радиацией, если это уже свое? А население можно сократить потом менее разрушительными средствами. Если сдадимся, так и будет. А вот при длительном сопротивлении достанется и городам. Это азбука современной войны. Помимо рассмотренных вариантов ее ведения, есть еще один - выставить усиленную оборону и при нападении нанести встречный удар, не дав противнику использовать все его возможности. К сожалению, нам трудно соревноваться с американцами и их союзниками в производстве ракет. Мы значительно усилили свою экономику, но не можем соперничать со всеми странами Запада. Сейчас каждому из вас дадут папку с документами, в которых подробно расписаны все три варианта ведения войны. Вам нужно с ними ознакомиться и сделать выбор. А потом мы проголосуем.
  
   - Нельзя так убиваться, дочка! - Мать достала платок и вытерла Зое глаза. - Олег погиб, и с этим уже ничего не поделаешь. Я не знаю, дружба у вас была или любовь...
   - Все ты знаешь! - отдернулась девушка. - Мама, тебе обязательно нужно ехать во Францию? Я тебя редко о чем-то прошу...
   - Рассказывай, что придумала, - сказала Ольга Павловна, сев на кровать рядом с дочерью. - Если хочешь заменить Францию Англией и составить мне компанию, то можешь дальше не продолжать!
   - Но почему?
   - Чего ты хочешь? - спросила мать. - Если только поплакать на его могиле, то это слишком незначительный повод, чтобы я из-за него меняла планы.
   - Нам больше не о чем разговаривать! - крикнула Зоя, вскочила с кровати и, прежде чем мать успела ее остановить, выбежала из комнаты.
   Зоя Вершинина познакомилась с Олегом Третьяковым в первом классе, когда их усадили за одну парту. Знакомство очень быстро переросло в дружбу, которую они уже несколько лет считали любовью. Известие о гибели Олега ввергло в отчаяние, и девушка две недели провела в слезах. Сегодня слезы закончились. У нее ничего не получилось с матерью, но можно было надавить на отца!
   - Папа, мне нужна твоя помощь! - сказала Зоя, соединившись с ним через комм.
   - Мать мне уже звонила, - отозвался он. - Загорелось ехать в Англию? Хочешь припасть к могиле или не веришь в его смерть?
   - Вы поможете мне хоть раз в жизни? - воскликнула она. - Если не хотите поехать сами, отправь со мной одного из своих телохранителей! Наши расходы для тебя пустяк, а до школы еще больше месяца! Между прочим, я в этом году еще нигде не отдыхала, кроме нашей дачи.
   - Значит, мы тебе не помогали, - хмыкнул Алексей Николаевич. - Ладно, я подумаю, что можно сделать.
  
   - У нас новое задание, - посмотрев на дисплей комма, сказал Сергей. - Помнишь последнюю сводку по пропавшим?
   - Третьяковы? - отозвался Николай. - Не могли почесаться раньше! Теперь будем ловить конский топот.
   Они были офицерами Службы безопасности России и уже пять лет работали в Англии под прикрытием от отдела внешних операций. Оба были совладельцами и работниками небольшой детективной конторы, расположенной в лондонском Хакнее. Воскресенье обычно проводили не в своем не слишком престижном районе, а в одном из парков. Стивена Крайтона и Марка Сондера, которых они заменили, закопали где-то в джунглях Анголы, а офицеров после коррекции внешности и внесения нужных изменений в базы данных отправили заниматься нелегким трудом частных детективов и по совместительству выполнять деликатные задания Следственного управления. Заказов в конторе было немного, а родное управление вспоминало о них еще реже, поэтому жилы не рвали.
   - Что у нас по пропажам? - отложив журнал, спросил Николай.
   - Год еще не закончился, а их уже девять, - отозвался работавший с коммом напарник. - Если учесть, что в последние годы сюда мало ездят, и характер происшествий...
   - А что не так с характером?
   - От всех погибших осталось так мало, что трудно было идентифицировать остатки. Никто этим и не занимался. И погибли только семьи с детьми.
   - Мы уже пятнадцать лет никому не отдаем своих детей, - сказал Николай. - Интересно, почем сейчас дети на черном рынке? Арабов или негров можешь не смотреть.
   - Не знаю, - ответил Сергей. - Есть объявления желающих получить ребенка, но пока не нашел объявлений о продаже. Видимо, продавцы выходят прямо на покупателей. Нужно работать, сходу мы ничего не выясним. Я найду всех денежных покупателей, а потом будем их отслеживать. Вряд ли таких будет больше сотни. И они не возьмут тех детей, которых изымают из неблагополучных семей. Как только снимут объявление, возьмем в разработку. А ты попытайся поработать с базами социальных служб. Завтра надо узнать все, что сможем, о похоронах Третьяковых и пройтись всей по цепочке.
   - Нужно проверять те фирмы, которые имеют возможности прямой записи информации в мозг, - предложил Николай. - Если наших детей похищают для продажи, им будут менять память. Учитывая здешние ограничения, таких фирм не должно быть много.
  
  
   Глава 2
  
  
   Заканчивали завтракать, когда отец сказал, что через час вместе с Оливером улетает в имение брата.
   - А как же я? - с обидой спросила Сандра. - Всегда брал с собой, а сейчас хочешь оставить! Почему?
   - Есть причина, - ушел от ответа Джон. - Мы будем отсутствовать два дня, а ты за это время пообщаешься с подругами.
   Девушка встала из-за стола и, ни на кого не глядя, вышла из столовой. Оливер, получив разрешение отца, выбежал следом и догнал сестру.
   - Надеюсь, что ты злишься не на меня, - сказал он, взяв ее за руку. - Я был бы только рад лететь вместе.
   - Ладно, два дня пройдут быстро, - вздохнув, ответила Сандра, - но я буду скучать. Наверное, действительно навещу кого-нибудь из подруг, а то почти все лето общаемся только по комму. У дяди не осталось твоих вещей, поэтому возьми у Себастьяна сумку, а я сейчас отложу ту одежду, которая может понадобиться.
   Оливер сходил к дворецкому и выбрал большую спортивную сумку, в которую сестра собрала его вещи. Когда она вышла из комнаты, в нее зашел отец.
   - Собрался? - спросил он, кивнув на сумку. - Это хорошо. Держи свой комм. Пароль для входа - четыре единицы, потом изменишь. Я занес все коды связи, а больше в нем пока ничего нет. Через полчаса жду тебя во дворе.
   Юноша вошел в операционную систему комма, посмотрел коды для соединения со всеми родственниками, прислугой и тревожными службами и поменял пароль. Личная папка, как он и думал, оказалась пустой. В оставшееся время пробежался по новостям, посмотрел погоду и трейлеры двух новых фильмов. В десять надел комм на запястье правой руки, повесил на плечо сумку и спустился к машине.
   - Точность - вежливость королей, - сказал ему отец и подтолкнул к открытой дверце "Ленд Ровера". - Садись в кресло водителя. Через год, когда тебе исполнится пятнадцать, получишь эту машину, а я куплю себе что-нибудь другое. У тебя в комме есть код Сеймур -Хауса, вводи в автопилот. Нам некуда спешить, поэтому полетим вторым эшелоном.
   Оливер посмотрел нужный код и мысленно передал задание. У его удивлению, автопилот не запросил подтверждения полномочий.
   - Не удивляйся, - улыбнулся ему севший рядом Джон. - Я установил для тебя полный доступ. Только не нужно этим злоупотреблять. Если куда-нибудь улетишь без взрослых, штраф полиции будешь платить из своих карманных денег.
   - А они у меня есть? - вернул улыбку сын. - Вряд ли я хранил наличные, а все остальное пропало вместе с коммом.
   - Когда вернемся, сброшу на твой комм пару тысяч. Ну что, отправляемся?
   Машина оторвалась от земли и ушла вверх, разворачиваясь на нужный курс.
   - Лететь десять минут, - сказал отец. - Давай решим, где будешь учиться.
   - А почему нельзя продолжить учебу в моей школе? - спросил Оливер. - У меня в ней были какие-то проблемы?
   - Ты в ней кое с кем поссорился, - объяснил Джон. - Это не обычные школьные разборки, а кое-что похуже. Неприятные и не слишком умные сыновья очень влиятельных родителей, которые могут доставить много неприятностей. Я не настаивал бы на замене, если бы не твоя потеря памяти. Тебе и так будет нелегко, а тут еще эти придурки.
   - Как скажешь, - не стал возражать Оливер, у которого разговор о школе только усилил возникшие в медицинском центре подозрения. - Раз я всех забыл, безразлично, где учиться. Везде придется со всеми знакомиться. Наверное, новая школа будет лучше. В старой меня знают, а в новой у одноклассников не будет такого преимущества.
   "Со школой так можно выкрутиться, - подумал он, - хотя позже я могу поинтересоваться своим классом и тем, почему у меня нет ни одной школьной фотографии. Наверное, не было времени сделать фальшивки или просто не сочли нужным. Это нетрудно даже с помощью комма. Но ведь в моем окружении будут не только родственники, которые заинтересованы в том, чтобы я никогда не узнал правду. И никто никогда не шепнет ее мне на ухо? На что же они рассчитывают? На то, что я получу миллионы, положение в обществе и любовь новой семьи и все прощу? Может, и прощу, только сначала нужно узнать, что прощать".
   - О чем задумался? - спросил отец.
   - Неужели у меня в классе были одни враги? - спросил Оливер. - Может, все-таки были друзья или девушка?
   - Настоящих друзей у тебя не было, так, приятели. А девушка была, но, увы, не твоя. Ты у нас, конечно, красавчик, но такой не один. Так что твой случай из тех, когда забвение - это благо. Будут еще вопросы?
   - Почему я упал с лошади? Я спросил сестру, но она посоветовала обратиться к тебе.
   - Потому что выпендривался, - ответил Джон. - Разогнался на Амаре и попытался перепрыгнуть ограждение загона. В результате жеребец сломал ногу, а ты чуть не свернул себе шею и сильно ударился головой. Были еще ушибы, но их быстро вылечили. Уже прилетели. Смотри, это и есть Сеймур-Хаус!
   Оливер выглянул в окно и увидел двухэтажный дом с двумя башенками, небольшой парк и какие-то хозяйственные постройки. Помимо этого в имении был большой луг, разрезанный пополам идущей к воротам дорогой.
   Автопилот получил у регулятора разрешение на посадку и опустил машину на площадку перед домом. Когда покидали салон, из парадного входа вышел пожилой мужчина, который с приветливой улыбкой поспешил им навстречу.
   Вчера Оливер смотрел семейные фотографии и удивился тому, как непохожи братья. Отец был высоким и худощавым, с резкими чертами лица, а его старший брат отличался полнотой, низким ростом и круглым расплывшимся лицом. У обоих были светлые волосы, но дядя и здесь выделился, сильно облысев.
   - Как поживаешь? - спросил он племянника. - Меня хоть вспомнил? Ладно, ответишь потом, а сейчас пойдем в дом. К сожалению, Алекс сейчас в Штатах, а Изабель с семьей во Франции и не смогла приехать, но Элизабет здесь и очень по тебе соскучилась.
   - Одна? - улыбнулся в ответ Оливер. - А где ее малышки?
   Он уже изучил биографии всех родственников и знал, что его старшая кузина развелась с мужем, и от брака с ним у нее остались две дочери.
   - Люси приболела и дочь оставила обеих с няней. Это вы рядом, а ей целый час лететь из Манчестера.
   Отсутствие девчонок, старшей из которых было всего восемь лет, скорее всего, объяснялось не болезнью, а тем, что малышки не смогли бы убедительно изобразить любовь к неизвестно откуда взявшемуся родственнику. Оливер уже почти не сомневался в том, что ему все лгут.
   Элизабет ждала его в холле, обняла и изобразила поцелуй, дотронувшись губами до виска.
   - Как ты нас напугал! - сказала она, отступив от кузена. - Отец, не вздумай подпускать его к лошадям! Станет немного старше и умнее, тогда пусть ездит. Дорогой, я не видела тебя полгода, но как же ты вырос за это время! Уже не мальчишка, а юноша. Но твой поступок говорит о том, что ты вырос только телом.
   - Хватит его распекать, - остановил дочь Грант. - Лучше покажи все в доме, чтобы не ждать, пока он вспомнит сам, а я поговорю с братом.
  
   "Кого навестить? - думала Сандра, после того как улетел "брат". - Подруг много, но не с каждой можно поделиться, а мне нужен совет! Надо же было отцу выбрать именно этого юношу, который сразу запал в сердце! И что теперь делать? Не могу я смотреть на него как на брата! Полечу к Кейт. Родители запретили болтать, но ей можно довериться!"
   - Мама, тебе нужна машина? - соединившись с матерью, спросила она. - Я думаю слетать к Мейсонам.
   - Сейчас не нужна, но может понадобиться позже, - ответила Алис. - Возьми такси, я его оплачу, а то вы будете болтать полдня. И помни о том, что тебе говорили насчет брата!
   Девушка одела другое платье, расчесалась и осмотрела себя в зеркале.
   "Если нет красоты, не поможет никакая одежда! - с раздражением подумала она. - И до двадцати лет не разрешают менять внешность, а мне нужно сейчас! Кому я буду нужна через пять лет!"
   Сндра взяла подходящую к платью сумку, спустилась во двор и вызвала такси. Через несколько минут во дворе приземлился оранжевый "Ягуар-1050". Девушка села в салон и с помощью своего комма подтвердила возраст, а оплату перебросила на комм матери. Передав автопилоту код Мейсонов, она пристегнулась ремнем безопасности и во время полета обдумывала, что сказать подруге. Предупрежденная Кейт встретила ее во дворе.
   - Идем ко мне или посидим в беседке? - спросила она после приветствия и положенного поцелуя в щеку. - Мои все разъехались, так что в квартире будем вдвоем.
   - А твои родители не включают регистраторы? - спросила Сандра.
   - Может, и включают, - пожала плечами подруга. - Кому интересны наши разговоры?
   - Тогда лучше поговорим здесь. У меня разговор не для чужих ушей. На всякий случай лучше даже выключить комм.
   Девушки зашли в беседку, и Сандра коротко рассказала об Оливере.
   - Ну ты даешь, подруга! - с сочувствием высказалась Кейт о ее рассказе. - Я вижу для тебя только один выход - срочно в кого-нибудь влюбиться!
   - Как это? - растерялась Сандра. - Я уже люблю!
   - Ты любишь глазами, - возразила Кейт, - а я говорю о другом органе! Если хочешь, могу познакомить с таким парнем, с которым ты забудешь о своем "брате". С девственностью мы с тобой расстались прошлым летом, а с таблетками нет никакого риска. Он из очень приличной семьи и сейчас свободен, поэтому ваша любовь может закончиться браком. Два года будете встречаться в отелях, а потом можете пожениться. Мы с ним недолго занимались любовью, сейчас у меня другой парень. Я тебе точно говорю, что Майк заставит тебя потерять голову! А с Оливером тебе не светит ничего, кроме мимолетной интрижки.
  
   Алис получила на свой комм счет за поездку дочери, подтвердила оплату, а потом соединилась с Джейн Кроссман. Они не были подругами, но лет пять назад много общались. Потом в семье Джейн случилось несчастье с дочерью, и общение прекратилось. Этот звонок был связан с тем, что она узнала от мужа, что Кроссманы приобрели новую дочь в том же центре, который готовил для них Оливера. Алис не могла сказать, почему сын вызывал у нее беспокойство, и хотела узнать, как дела у Джейн с дочерью.
   - Алис? - удивилась звонку бывшая приятельница. - Это сюрприз. Не думала, что ты обо мне вспомнишь.
   - По-моему, это ты перестала мне звонить, - сказала Алис. - Я сочувствовала твоему горю и не в обиде. А звоню из-за твоей дочери. Мы недавно получили сына из того же центра. Надеюсь, что этот разговор останется между нами...
   - Какие-то проблемы? - догадалась Джейн. - Можешь не беспокоиться: я не собираюсь об этом болтать.
   - Мальчик ведет себя нормально, но мне как-то не по себе... Все время кажется, что он обдумывает каждое наше слово и только делает вид, что верит в нашу любовь.
   - И сколько он у вас?
   - Сегодня третий день.
   - Можешь не беспокоиться, - сказала Джейн. - У нашей дочери в первые две недели тоже были странности в поведении и ее сильно беспокоила потеря памяти. Со временем все это пройдет. Он у вас русский? Сколько ему лет?
   - Да, взяли русского. Ему только четырнадцать, хотя выглядит старше.
   - Постарайтесь его полюбить, а не только говорить о своей любви, тогда и он вас полюбит. Надеюсь, что твой звонок не будет последним. Если захотите, можем познакомить детей. Оформите сына в ту же школу, в которой учится наша Паула.
  
   - Ты у себя? - связался с ним отец. - Поднимись ко мне!
   У Иссака были другие планы, но в семье Липманов никто не спорил с ее главой, поэтому он поспешно вышел из кабинета и направился к лифту.
   - Долго ходишь, - встретил упреком Давид, когда сын через три минуты появился в его кабинете. - Садись рядом со мной!
   Кабинет главы компании был раза в два больше знаменитого Овального, только без масонских извращений с формой. Возле огромного, во всю стену, окна был устроен небольшой сад, а в противоположном конце стоял стол, за которым сидел худой старик. Вот этот стол был овальным. Длинной худой шеей, выпуклыми глазами и загнутым носом старик сильно напоминал грифа. Исаак подошел к столу и сел в свободное кресло. Как только он это сделал, из пола выдвинулась перегородка, которая отделила сидевших за столом мужчин от остального кабинета.
   - Слушай внимательно! - сказал Давид. - Мы уже полвека строим убежища и даже подземные города. Особенно наш бизнес оказался востребован в последнее десятилетие, когда американцы, не скрываясь, начали готовить войну против России. Я совершенно точно узнал, что они начнут через два месяца.
   - И стоило предпринимать такие меры безопасности? - показав рукой на перегородку, спросил Исаак. - Я думаю, что это уже не секрет и для самих русских.
   - Ты будешь когда-нибудь думать головой, а не яйцами? - рассердился старик. - Это обыватели могут считать, что США легко и быстро разделаются с Россией, а на Европу не упадет ни одна бомба! Так вот, с Россией уже пытались проделать блицкриг, причем не один. Не получилось у Наполеона и Гитлера, не получится и у Камбелла! Даже если русских сломают, мир сильно изменится, и эти изменения не понравятся никому! На нас обрушатся или гигантские цунами, или дождь из ядерных бомб, а может быть, и то и другое вместе! Америки больше не будет, и один бог знает, что останется от Европы, да и от всего остального человечества!
   - Возможный сценарий, - согласился сын. - Для этого мы и строим...
   - Еще раз меня перебьешь и выйдешь вон! - разозлился Давид. - Ты представляешь, что будет с мировой экономикой и долларом? И для чего десятки лет собирать богатства, если все собранное мгновенно превратится в мусор? Человечество не погибнет, и через десять или двадцать лет уцелевшие начнут восстанавливать разрушенное. И единственным средством накопления будет золото! Я уже давно его скупаю и переправляю в один из построенных в Африке городов. Цунами там не будет, и вряд ли русские потратят на наши города часть своих ядерных арсеналов, а все остальное в них можно пережить. Для тебя будет задание. В последние месяцы я усиленно распродавал активы компании и везде, где только можно, покупал золото. Это довольно трудно, потому что на него сильно вырос спрос.
   - Но как это можно сделать, чтобы не заметили члены правления? - удивился Исаак.
   - Кое-кто в деле, остальных обошли, - усмехнулся старик. - Когда через месяц поднимется шум, мы уже будем в своем городе, но ты будешь в нем раньше. Твоя задача - отвезти в убежище тонну золота и всю семью, кроме меня. Я доберусь самостоятельно. Уже куплен корабль и нанята охрана, поэтому для тебя осталось не так уж много работы.
   - Я могу кое-кого предупредить?
   - В городе убежища на тридцать тысяч человек, поэтому там тебе хватит баб.
   - Я говорю не о бабах, а о семье своего друга.
   - Сеймуры? Не возражаю, но только семья друга без всех его родичей!
  
   - Внимание всем! Чужой дрон возле объекта Б12! Включаю камеры! - сообщил женский голос, и сразу же на всех мониторах в зале слежения за объектами проекта "Волна" Национального центра управления обороной России появилось изображение участка океанского дна и лежащего на нем объекта.
   - Какой он по общему счету? - спросил приехавший в центр секретарь Совета Безопасности.
   - Десятый, - ответил сидевший рядом с ним майор. - Остались еще два. Смотрите, виден дрон.
   К лежавшему на дне муляжу ядерного фугаса спустился похожий на небольшую торпеду подводный дрон, освещавший дно своим прожектором. От него отделился диск, который подплыл к объекту, и сразу же стало темно.
   - Как и на всех остальных, магнитная мина, - сказал майор. - Два километра не такая уж большая глубина, могли бы спуститься и забрать. Если бы это были наши фугасы, при их разрушении загрязнили бы большой участок дна рядом со своим побережьем.
   - Как вы их контролируете? - спросил секретарь. - Неужели кабельная связь?
   - От каждого объекта проложен кабель оптической связи, - объяснил майор. - Длина от двадцати до пятидесяти километров, а дальше сигнал идет по очень тонкому и прочному кабелю через цепочку погруженных на разную глубину дронов на спутник связи. Это самая сложная и уязвимая часть всего проекта. Проще было минировать разлом и подбросить муляжи, чем обеспечить их контроль. Управление связью и подрыв ядерных зарядов осуществляются через тот же спутник в низкочастотном диапазоне радиоволн на ближний к поверхности дрон, а потом по кабелю. Дроны приходится заглублять при сильном волнении или приближении кораблей. Есть и резервное управление, но оно не обеспечит передачу изображения.
   - Остались два муляжа, - сказал кто-то из офицеров. - Их поиски не займут больше месяца, и еще столько же будут наращивать силы.
   - Да, примерно два месяца, - согласился майор, - а потом начнется!
  
   - Скоро будет Ла-Манш, - сказал Павел Меньшов, - а потом еще пять лететь до контрольного центра. Вы уже решили, что будете делать дальше?
   Вопрос был задан Зое, сидевшей в соседнем кресле летящей в Англию "Самары-1100", а сам Павел, работавший в частном агентстве "Московский детектив", был нанят отцом девушки для ее сопровождения и охраны.
   - Сначала кладбище, - ответила она, - а потом будет все остальное. Их похоронили в Челсфорде, у меня есть номер могилы.
   - И многое входит в "остальное"? - спросил парень. - Поймите правильно, Зоя, я должен обеспечить вашу безопасность, а для этого нужно хотя бы приблизительно знать, чем будем заниматься. Алексей Николаевич сказал, что я должен выполнять все ваши капризы, но только если они не будут мешать моей работе.
   - Я не буду капризничать, - улыбнулась девушка. - Вы ведь детектив, Павел? Или вас обучали только работе телохранителя?
   - Меня учили понемногу чему-нибудь и как-нибудь, - вернул он улыбку. - Неужели хотите с моей помощью узнать причину гибели своего парня?
   - Я говорила со специалистами, - ответила Зоя. - Так вот, из пятидесяти с лишним тысяч машин "Волга 3000" в России не упала ни одна! Был случай отказа основного накопителя, но машина приземлилась на резервном. Все остальные аварии произошли на земле при столкновении с другими транспортными средствами или при покушениях.
   - Мне тоже кажется странным это падение и последующий пожар, - согласился Павел, - но у нас нет никаких зацепок. К тому же очень сложно работать в чужой стране без прав и знания ее особенностей, и эта работа не для молоденькой девушки. Если их кто-то убил, вы рискуете своей жизнью, а я - репутацией.
   - Это у других нет зацепок, а у меня они есть! - возразила она. - Я каждый день много общалась с Олегом, и вечером, за день до катастрофы, он сообщил, что отец встретился с замом бывшего мэра Москвы, который обещал устроить им экскурсию в старинный замок с настоящими приведениями. Из этой экскурсии они и не вернулись. Это зацепка?
   - Пожалуй, - вынужден был согласиться Павел. - У мэра были два заместителя, остается выяснить, с кем из них встречались.
   - Я уже выяснила. Это Федор Иванович Угрюмов. У Третьяковых нет близких родственников, но остались друзья. Я знаю жену одного из них. Она и сказала, что Виктор Николаевич был в хороших отношениях с Угрюмовым, а к Фрадкову, наоборот, чувствовал неприязнь. На запрос получила ответ, что никого из них сейчас нет в России. И еще я знаю, что Третьяковы остановились в старом "Хилтоне" и в каком номере! Скачала и распечатала фотографии обоих замов, и есть фото семьи Олега. С этим уже можно работать?
   - Давайте договоримся, что я попробую кое-что выяснить, а вы в это время, как примерная девочка, посидите в номере? Иначе я и сам не смогу работать, и вам не дам.
   - Договорились, - согласилась Зоя. - Под нами вода. Это не Ла-Манш?
   - Ла Манш, - ответил он и невольно уже не в первый раз залюбовался девушкой.
   В России было много красивых женщин, потому что не так уж сложно собрать пятьдесят тысяч рублей на коррекцию внешности и просидеть два вечера в кабинете косметолога. Можно даже выпрямить кривые ноги, только это гораздо дороже и дольше. Вся эта красота была обманкой для мужчин, потому что не закреплялась в генах и не передавалась детям. А у Зои она была природная, да такая, что притягивала взгляды уже в ее четырнадцать лет. В этой девушке не было изъянов, и для ее описания не годились слова. На нее просто хотелось смотреть, как на произведение искусства. Он и смотрел, решив для себя, что ни за что не позволит ей собой рисковать.
  
   - Вариант с кладбищем ничего не дал, - сказал Николай. - Прах привезли работники консульства, они же все оплатили. Из архивов полиции тоже не выудил ничего интересного. Узнал, что они поселились в триста двенадцатом номере старого "Хилтона", а машина упала за городской чертой. Один из работников отеля показал, что в номер к Третьяковым два вечера подряд приходил какой-то мужчина. Заходил вместе с Виктором, поэтому у него не проверили документы. Они даже составили фоторобот, но по полученной картинке можно опознать каждого третьего лондонца.
   Он только что приехал в агентство и сразу же отчитался напарнику.
   - Базы данных социальных служб тоже не дали ничего интересного, - отозвался работавший с коммом Сергей. - Объявления обработали и составили список медицинских центров. Всего полторы сотни потенциальных клиентов и тридцать два центра с нужными возможностями. Из них восемнадцать находятся в Лондоне и его окрестностях. Я попробовал забраться в их базы данных и получил по рукам. Хорошо, что работал с левым коммом, а то уже засветился бы.
   - У меня появилась идея, - ухмыльнулся Николай. - Давай поженимся и дадим объявление на ребенка? Для такой пары это естественное желание.
   - Вообще-то, можно... - задумался Сергей, - только такие дети должны дорого стоить.
   - Через несколько месяцев вся валюта превратится в мусор. Вот пусть и отстегнут нам пару миллионов, которые все равно сгорят в огне войны. Соваться самим в эти центры... Там должна быть такая служба безопасности, которая пустит нас на ремни. Сделать им гадость не так уж трудно, трудно разбираться с их делами. Вариант с клиентами неплох, но он может занять много времени.
   - Я отправил запрос, - сказал Сергей. - Пока они решают, делать меня миллионером или нет, давай подумаем над тем, кто из нас будет предлагать руку и сердце, а кто - задницу.
  
   - Вас можно поздравить, господа? - спросил президент США Артур Камбелл вошедших в его кабинет министра обороны Гарри Брауна и министра ВМС Льюиса Перри. - Садитесь и рассказывайте!
   Министры сели в ближние к столу президента кресла, и Гарри Браун доложил о завершении работ по поиску в океане русских фугасов:
   - Согласно агентурным данным по проекту "Волна" русские заминировали разлом Чарли-Гиббса двенадцатью термоядерными зарядами, мощностью по десять мегатонн каждый. Два дня назад вам докладывали, что найдены десять из них. Мы настроились на длительные поиски, но все удалось закончить за сегодняшний день. Заряды будут разрушены перед ударом по территории России. Одновременно уничтожим семнадцать спутников, через которые, по нашим сведениям, могут управлять подрывом ядерных фугасов.
   - Значит, можно начинать подготовку?
   - Мы фактически начали ее два месяца назад, - сказал министр обороны. - Ракеты уже на базах, туда же перебрасываются самолеты. Осталось перевезти в Европу необходимое усиление сухопутных сил и двигать к границам России ударные соединения ВМС. Хотя я опять скажу, что против переброски наших войск. Вместо этого нужно заставить воевать европейцев. Уменьшим свои потери и не так сильно напугаем русских. Дополнительные силы можно отправить, когда Россия будет разбита. Русские ждут войны, поэтому мы можем встретить сильное противодействие. Может, их хоть немного успокоить дипломатическими мерами?
   - Я свяжусь завтра с их президентом и предложу подписать договор о ненападении и сократить наши ядерные арсеналы, - согласился Камбелл. - Он, конечно, откажется и тем самым еще раз покажет всему миру, кто противится разоружению и готовит новую войну. После нашего удара отпадет необходимость в каких-либо ухищрениях, потому что Америка будет безраздельно править миром! Китайцы промолчат, а потом будут вынуждены принять наши предложения. Мир большой, его можно и поделить... на время.
  
  
  
   Глава 3
  
  
   Два дня в гостях у дяди тянулись долго. К лошадям его не подпустили, кузина оказалась до невозможности скучной особой, а нравоучения самого Гранта не вызывали ничего, кроме раздражения. Больше общался с отцом, но многое из того, что он рассказывал, было почему-то неприятно слушать. Вечером собирались вернуться в Лондон, а сейчас сидели в гостиной у телевизора и слушали новости. Это можно было делать и с помощью комма, но Оливера позвал дядя, и ему было неудобно отказать.
   - Президент Соединенных Штатов в очередной раз обратился к господину Мурадову, чтобы предложить договор о ненападении и радикальное сокращение ядерных арсеналов, но получил отказ, - вещал с экрана комментатор BBC News. - Тем самым российский президент еще раз подтвердил агрессивную сущность...
   - Давно пора разделаться с этими русскими! - эмоционально отреагировала Элизабет. - Не понимаю, почему американцы их так долго терпят!
   - А если они вмажут в ответ? - спросил Оливер, у которой слова кузины вызвали очередной всплеск неприязни. - Надоело хорошо жить? У дяди хорошее убежище, в котором можно просидеть несколько лет, вот только понравится ли потом, когда придется выйти?
   - У нас хорошая противоракетная оборона, - переглянувшись с отцом, сказал дядя вместо шокированной его высказыванием кузины. - Если бы русские хотели мира, с ними давно договорились бы, но они уже тридцать лет готовятся к войне, а в драке часто выигрывает тот, кто бьет первым.
   Отца кто-то вызвал по комму, прервав неприятный разговор. На развернувшемся голо-экране появился военный, рассмотреть которого мешала сидевшая между ними Элизабет.
   - Привет, Джон! - поздоровался он, обвел взглядом гостиную и добавил: - Добрый день, господа! Джон, вынужден огорчить, но тебя отзывают из отпуска. Завтра ты должен быть на базе. Я слышал, что у тебя прибавление в семье...
   - Я позже перезвоню, - поспешно сказал отец и прервал связь. - Грант, придется нам улететь сейчас. Если начали отзывать из отпусков, значит, все начнется раньше, чем я думал. Побеспокойся о том, чтобы собрать семью. Алекс не прилетит, но остальным лучше пересидеть в убежище. Я предупрежу Алис. Пойдем, сын!
   Оливер сбегал за сумкой и поспешил сесть в машину. На этот раз Джон воспользовался своей картой, поэтому обратно летели выше и намного быстрее.
   - Не забудь насчет карманных денег, - напомнил юноша, когда вышли из машины. - Улетишь на службу, а мне нечем будет расплачиваться с копами.
   Он окончательно убедился в том, что ему врут о причинах потери памяти, был встревожен разговорами о войне с русскими и хотел получить в свое распоряжение хоть какие-то деньги.
   - Я это уже сделал, - ответил отец. - У тебя на комме пять тысяч. Только вряд ли они понадобятся. Через несколько дней улетите в Сеймур-Хаус и будете жить там вместе с семьей дяди. У него очень хорошее убежище.
   Закончив разговор с сыном, Джон поднялся на второй этаж и направился к комнатам жены, но был вынужден задержаться из-за вызова.
   - Привет! - поздоровался с ним Иссак. - Хотел позвонить вчера, но отец загрузил работой. У меня срочный и очень важный разговор, но говорить нужно лично. Не возражаешь, если я сейчас прилечу?
   - Жду, - ответил Джон. - Встречать не буду, сам поднимайся в гостиную.
   У него было минут десять до появления друга - достаточно времени, чтобы переговорить с Алис. Она смотрела какой-то сериал и была удивлена ранним возвращением мужа.
   - Оторвись, - сказал он, сев на диван рядом с ней. - Меня отзывают. Передали, что завтра должен быть на базе. Не хотел тебе такое говорить, но, кажется, Оливер догадывается о том, что мы ему не родные. Я и раньше замечал его подозрительность и отстраненность, а тут еще звонивший с базы Лэрд спросил о прибавлении в семье! Интересно, от кого об этом узнали?
   - Я сказала только Джейн Кроссман, но она не будет болтать и никак не связана с твоими сослуживцами, - отозвалась взволнованная жена. - Может, это Сандра? Она странно себя ведет после вашего отъезда. Ходит с мечтательным и глупым видом и отвечает невпопад. Сегодня опять куда-то улетела, причем я за нее не платила.
   - Попробую ее найти. - Джон соединился с коммом Сандры в режиме "инкогнито", но объектив был чем-то закрыт, и родители услышали стоны дочери и чье-то сопение.
   - Эта дура развлекается! - рассердилась Алис. - Надеюсь, что у нее хватило ума принять таблетки!
   - Пусть лучше развлекается на стороне, чем в кровати Оливера. Через два дня созвонишься с Грантом, и все переберетесь к нему. Вот-вот начнется война, и я должен быть уверен в том, что с вами все в порядке. Пойду говорить с Липманом, он уже должен был прилететь.
   - У меня очень мало времени, - недовольно сказал встретивший его в гостиной Исаак. - Ты знаешь, что война начнется через два месяца?
   - Может, даже раньше, - ответил Джон. - Меня сегодня отозвали на службу.
   - Я завтра отплываю в Африку. Мы построили в Танзании два подземных города, в которых у семьи имеются убежища. Все строилось с большим запасом...
   - Если хочешь нас пригласить, то это лишнее, - сказал Джон. - Я не могу бросить службу, а семья укроется у брата. Как я с ними соединюсь, если развалится мир, а они будут в Танзании? Спасибо, но мы останемся. А тебе желаю добраться в ваш город и пережить все, что нас ждет. Будет жаль, если мы больше не увидимся!
  
   - Ты что-нибудь узнал? - спросила Зоя вошедшего в номер Павла.
   После посещения кладбища они взяли два номера в том же отеле "Хилтон", в котором останавливались Третьяковы, и Меньшов уже два дня занимался поисками Угрюмова, а девушка, как и обещала, сидела в номере, выходя из него только в ресторан.
   - Пока выяснил, что у них был Угрюмов, - сев в кресло, ответил парень. - Вчера у меня было совсем мало времени, а сегодня не прошло и полдня. Как ты думаешь, легко за это время найти человека в таком городе, как Лондон, если он этого не хочет? А он точно не хочет, потому что не отмечен ни в одной справочной службе. Если надоело сидеть в номере, можно на время отставить поиски и куда-нибудь съездить.
   - Посмотрим, - недовольно сказала девушка. - Ты не голоден? А я проголодалась. Пойду пообедаю.
   - Тогда составлю тебе компанию. Телохранитель я или погулять вышел?
   Когда заселялись в отель, Зоя, которой надоело подчеркнуто уважительное обращение Павла, предложила перейти на ты и после этого вела себя с ним, как с другом. Ну и он, когда они были вдвоем, относился к ней, как к своей младшей сестре. Не очень обычные отношения для телохранителя и опекаемого им ВИП-клиента, но оба были довольны.
   Они пришли в ресторан, сделали заказ и успели пообедать, когда подошел незнакомый мужчина лет сорока и на чистом русском языке попросил разрешения присесть за их столик.
   - Вы ведь дочь Алексея Николаевича? - спросил он, сев напротив Зои. - Я видел вас с ним два года назад, но не запомнил имени. - Я один из его постоянных клиентов Игорь Бодров. Увидел вас и решил оказать услугу. Я понимаю, что это немного против правил и может вызвать у вас подозрение, но нетрудно позвонить отцу.
   - Как ваше отчество? - спросила она. - И скажите, о какого рода услуге вы говорили.
   - Как и вашего отца - Николаевич. А услуга... Я хорошо знаком с одним англичанином, который владеет большой усадьбой с очень старым замком. Замок настолько старый, что в нем водятся приведения. Не верите? И совершенно зря, потому что я видел их собственными глазами!
   - А поблизости не было голо-проектора? - ехидно спросила Зоя. - Наверное, ваш знакомый так разыгрывает гостей.
   - Не заметил, - улыбнулся Бодров. - А вам не все равно? Огромная усадьба с парком и старинный замок с приведениями. Поверьте, что, когда вы в него войдете, отпадет всякое желание искать скрытую технику.
   - И сколько будет стоить это удовольствие? Отец снабдил меня деньгами, но впереди еще месяц отдыха, так что я найду, на что их потратить.
   - Какие деньги? - удивился он. - Это бесплатная услуга, а не коммерция.
   - Ну если бесплатная, то можно слетать, - согласилась Зоя. - Когда это будет?
   - Если вы ничего не запланировали на завтрашнее утро, можно в десять. До замка лететь минут пятнадцать, а время экскурсии будет зависеть от вас. Если понравится, можно там задержаться и пообедать.
   Когда договорились, Бодров попрощался и вышел из ресторана. Пока не пришли в номер, не вели никаких разговоров. Закрыв за собой дверь, Павел приложил палец к губам и вынул из кармана пиджака несколько небольших цилиндров, которые разложил в разных местах спальни. Потом он немного повозился с коммом, и девушка почувствовала неприятное давление на уши.
   - Зато теперь ничего не услышат, - сказал парень. - Кажется, с тобой хотят провернуть такую же операцию, как и с твоим другом. Даже использовали тот же самый прием.
   - Какую операцию? - не поняла Зоя. - Третьяковых убили из-за Виктора Николаевича, а кому нужна я? Все очень похоже...
   - Я тоже так думал, а теперь сильно сомневаюсь. Разделаться с Третьяковым можно было и в России, и при этом необязательно убивать всю семью. В нашей паре я никому не нужен и, скорее всего, завтра буду убит. Но обставят все так, чтобы не было никаких сомнений в том, что ты тоже мертва. После этого тебя можно будет использовать.
   - В борделе? - испуганно спросила девушка. - Или разберут на органы?
   - Меньше нужно смотреть западные фильмы, - нравоучительно сказал Павел. - В бордели сейчас не затаскивают, в них многие бегут наперегонки, а из желающих сдать органы в бедных странах выстраиваются очереди. А то, что нельзя продать, возьмут и так. Вот где взять такую умную, красивую и холеную девочку? А ведь найдется много желающих выложить за нее большие деньги. Правда, для этого тебе придется кое-что подправить в голове. Запретят вспоминать прошлую жизнь и запишут нужное для продажи в семью клиента.
   - Постой! - воскликнула Зоя и схватила его за руку. - Ты хочешь сказать, что то же самое проделали с Олегом?
   - И с его сестрой. А машину сожгли, чтобы замести следы. Кто в нашем консульстве будет разбираться в останках, если хорошо горело?
   - Мы должны их найти! Только ты завтра окажешься в опасности...
   - Ничего, я все-таки детектив, а не предприниматель. Плохо, что нет оружия, только шокер, но я что-нибудь придумаю.
   - Не нужно ничего придумывать, - сказала Зоя, открыла сумку и вытащила из нее пистолет. - Я взяла один из отцовых. Есть еще пачка патронов. Все пластиковое, даже пули, поэтому прошел контроль, но на небольшом расстоянии...
   - Сошла с ума? - Павел взял пистолет и проверил обойму. - Это боевое оружие, за ввоз которого тебе светит десять лет! И не помогли бы ни отец, ни твои четырнадцать лет!
   - Но ведь пригодился же! Если ты боишься, я могу сама...
   - И не мечтай: ты его больше не получишь. И вообще завтра полетим только в том случае, если ты будешь беспрекословно слушаться!
   В этот день они не покидали отеля, а из номера вышли только для ужина. Когда вернулись, Павел ушел к себе, запретив своей подопечной выходить или кому-либо открывать дверь. Утром позавтракали и стали ждать приезда Бодрова. Вчера Зоя позвонила отцу и показала тайком сделанную коммом фотографию Игоря Николаевича.
   - Есть такой, - озабоченно сказал Вершинин. - Как подсказывает мой комм, он сейчас за границей. Но ты лучше держись от него подальше. Тот Игорь, которого я знаю, тебе не навредит, но сейчас нетрудно подделать не только документы, но и внешность. Все-таки зря я тебя отпустил в эту Англию, да еще с одним Павлом. Где он?
   - Уже довольно поздно, поэтому он в своем номере, - ответила дочь. - А за меня можешь не волноваться: я не авантюристка и никому здесь не верю. Да и твой Павел не позволит ничего лишнего.
   Бодров оказался пунктуален и позвонил ровно в десять:
   - Здравствуйте, Зоя! Наверное, я не буду заходить в отель, а подожду вас перед входом. Не передумали? Тогда спускайтесь. На какой машине полетите, на моей или на своей?
   - Полетим на своей, - ответила девушка. - Через несколько минут будем на стоянке. Вы можете передать код имения, а тот, кто прилетит первым, немного подождет.
   Лететь отдельно не получилось, потому что "форд" Бодрова следовал за ними, как привязанный.
   - В замок входить нельзя, - сказал Павел. - Там нас легко спеленают, и не поможет твоя пушка. Ударят чем-нибудь по голове или выстрелят шприцем. Тебе достанется снотворное, а для меня выберут что-нибудь посильнее, чтобы уже не проснулся. Подойдем, а потом сделаешь вид, что испугалась. Пойдем обратно к машине и посмотрим, как на это отреагируют. С такими лохами, как мы, не должны осторожничать.
   - Мне не нужно делать вид, - отозвалась Зоя. - Я уже заранее боюсь, но не отступлю! Сделаю все, как ты сказал, только не нужно с ними деликатничать. Если на нас бросятся, вали всех на фиг!
  
   - Вы не передумали насчет торжественной регистрации? - недовольно спросил регистратор. - Вам пошли навстречу с положенным сроком...
   - Мы за это хорошо заплатили, - возразил Сергей. - Обойдемся без ритуала. Главное - результат! И, пожалуйста, побыстрее: мы спешим.
   - Не всегда спешка идет во благо! - назидательно сказала помощница регистратора. - У господина Сондера такое же мнение?
   - У меня с супругом теперь одно мнение на всю жизнь! - с пафосом ответил Николай.
   - Будете составлять имущественный договор или вас устроит стандартная форма?
   - Устроит, - подтвердил Сергей.
   Больше с ними не разговаривали и за полчаса оформили документы о супружестве. С объявлением на ребенка пришлось провозиться. По Сети его не приняли, а когда с одной из контор соединились по комму, узнали причину отказа.
   - Мы должны видеть семейную пару, - объяснил занимавшийся объявлениями чиновник. - Вас зарегистрируют и проверят, в том числе и платежеспособность. Не скажете, почему не хотите воспользоваться услугами социальных служб? Это быстрее и не придется платить больших денег.
   - Не напоминайте мне об их детях! - брезгливо ответил Сергей. - Мы с супругом выбираем лучшее!
   Подавать заявление слетали в ту же контору, куда звонили, и говорили с тем же чиновником.
   - Проверка прошла, - сказал он, посмотрев на свой комм. - Вы вполне добропорядочные граждане и в состоянии оплатить наши услуги, с чем я вас и поздравляю! Теперь давайте поговорим о ребенке. Кто вам нужен? Пол, возраст и другие пожелания, если они у вас есть.
   - Девочка в возрасте от десяти до четырнадцати лет, - ответил Николай.
   - Умная и красивая, - добавил Сергей.
   - Я помню, господин Крайтон, что вы выбираете лучшее, - улыбнулся чиновник. - Но учтите, что такой ребенок будет стоить около миллиона. Точной суммы я пока не скажу, потому что не знаю сам.
   - Мы не экономим на детях! - высокомерно сказал Николай. - Записывайте.
   - Мы свое дело сделали и можно опять читать журналы, - подвел итог Сергей, когда они шли к автомобильной стоянке. - Теперь ты мой на всю жизнь. Интересно, кого нам подберут?
  
   - Президент ждет, Валерий Алексеевич! - сказал секретарь вошедшему в приемную министру обороны. - Проходите, пожалуйста!
   У генерала армии Сергеева сегодня был очень тяжелый день, и он сильно устал, несмотря на свой относительно молодой возраст, но взял себя в руки и бодро вошел в большое, почти свободное от мебели помещение президентского кабинета. Поздоровавшись с его хозяином, министр с облегчением сел на предложенный стул.
   - Вижу, что устали, - сказал Мурадов, - но то, о чем будем говорить, нельзя доверить даже нашей связи.
   - Решили? - спросил Сергеев. - По-моему, вы не собирали Совет безопасности. Или меня на него не пригласили?
   - Я принял решение единолично, - признал президент. - У Совета безопасности оно было бы таким же, но обсуждение этого вопроса могло вызвать утечку. Не вам говорить, чем это грозит. Это нарушение Конституции будет на моей совести. У вас есть возражения?
   - Я тоже за то, чтобы ударить первыми, и выполню ваш приказ, - ответил министр. - Мы уже собирались, хоть и не полным составом, и тогда не было разногласий.
   - Что у нас на сегодняшний день? - спросил Мурадов. - Аналитики не пересмотрели свои прогнозы?
   - Американцы спешат. Они очень быстро нашли два оставшихся муляжа, определились с нашими спутниками и уверены в том, что смогут нас разбить и не понесут при этом больших потерь. Видимо, сейчас не будут перебрасывать через океан дополнительную технику и войска, а задействуют европейцев. По нашим прогнозам начнут через три недели, когда на исходные позиции подойдут корабли и подлодки первого удара. А прогнозы зависят от сроков. Чем раньше начнем, тем больший нанесем урон. Вся техника, которую собираются использовать, включая крылатые ракеты, уже на базах. Если подорвем фугасы и подтвердятся расчеты ученых, на побережье США обрушится волна высотой от ста до пятисот метров. Такой разброс связан с тем, что никто точно не знает, как поведет себя разлом Чарли-Гиббса. Но даже стометровая волна уйдет далеко вглубь континента и уничтожит десятки миллионов американцев. Погибнет и большая часть кораблей их ВМС. Если волна будет существенно выше, то сильно достанется и многим странам Европы. Одновременно ядерными ударами уничтожаем все американские базы. На последнем совещании решили не трогать англичан и французов. С этим что-нибудь изменилось?
   - Ничего, - ответил президент. - Война со Штатами, а их союзники просто не успеют вмешаться. Если им достанется, то только от цунами. Но наши прогнозы могут оказаться ошибочными, поэтому все цели в Англии и Франции должны по-прежнему оставаться под прицелом. При первых же ракетных пусках начинаем обстрел. Когда вы сможете начать?
   - Не раньше чем через три дня. Нужно подготовить не только войска, но и всю нашу гражданскую оборону, и эвакуацию населения. Даже при самых благоприятных условиях потери будут исчисляться миллионами, но если плохо сработаем, они возрастут многократно.
   - Мы не должны плохо сработать! - жестко сказал Мурадов. - Не знаю, как поступите вы, а я в таком случае застрелюсь!
  
   - Лейтенант! - связался с Бенсоном майор Остин. - Прибыла последняя партия ракет, а Марлоу у соседей, поэтому придется вам их принять.
   Дэвид ответил, что сейчас же займется, и в свою очередь вызвал по комму сержант-майора Деррика:
   - Сержант, поднимайте своих бездельников и вместе с ними бегите в южный сектор. Там вас ждет разгрузка ракет. Я сейчас тоже туда подойду.
   "Проклятая служба! - подумал он, в очередной раз почувствовав страх. - Надо было уволиться после галмугудского инцидента! Послать в жопу присланного психолога и написать рапорт. Но кто же знал!"
   Когда они вместе с англичанами попали под удар двух ядерных мин сепаратистов, первому лейтенанту Бенсону очень повезло. Погибших было мало, но многие получили ранения, ожоги и большие дозы радиации. Эвакуировали не только пострадавших, а вообще всех. Тогда он первый раз подумал о том, что нужно уйти из армии. Если бы была гражданская специальность, так бы и сделал, а куда идти такому, как он? Теперь ушедших со службы раньше положенных по контракту десяти лет не брали даже в полицию.
   Уже стемнело, но возле складов было светло как днем из-за многочисленных прожекторов. Возле шести огромных транспортных машин суетились его солдаты и ездили погрузчики.
   - Сэр, приняли пятнадцать ракет! - доложил встретивший его Деррик. - Всего их сорок восемь, так что управимся за час. Смотрите, какие красавицы! Парни с нетерпением ждут, когда они полетят в сторону русских. Это будет незабываемое зрелище!
   - Много болтаете, сержант! - неприязненно отозвался лейтенант. - Идите к своим парням, пока они не уронили одну из этих красавиц на бетон. Слишком спешите, я даже отсюда вижу, как небрежно работают водители погрузчиков!
   "Идиот! - подумал он о подчиненном. - И все здесь идиоты, включая меня! Смотаться, что ли, в Рамштайн и дезертировать? Все равно скоро состоится конец света, и первыми после русских его увидим мы. Нет, сейчас все слишком хорошо контролируется, и меня быстро найдут, а потом будет поздно!"
  
   - Когда летишь за девочками? - спросил Грант дочь.
   - Сейчас и полечу! - сердито ответила Элизабет. - Зря я сюда прилетела и потеряла два дня! Не скажешь, зачем нам нужен этот русский мальчишка? Джон заплатил на него сумасшедшие деньги, которые лучше было потратить на продовольствие или на что-нибудь другое!
   - У меня и так большой запас, а с учетом теплицы еды хватит лет на пять.
   - А то хватило бы на десять! - не унялась дочь. - И этот мальчишка тоже будет есть! Дядя хочет видеть в "Оливере" сына, но я не увидела у мальчишки желания видеть его отцом! Умный и стервозный, подождите, он еще покажет свою сущность!
   - Он такой же Сеймур, как и ты! - жестко сказал Грант. - И не тебе решать, кого я пущу в убежище, а кого нет! Отправляйся за дочерьми и постарайся не задержаться, а я сейчас срочно займусь расконсервацией. Чтобы ты была спокойней, закажу еще пять тонн продовольствия. Денег на счетах много, и нет смысла их экономить.
   Элизабет вздернула подбородок и ушла собирать вещи, а он направился к входу в убежище.
   "Строилось на два десятка человек, - думал Грант, набирая код замка, - а будут спасаться только десять. Если докуплю продовольствие, здесь можно будет с комфортом прожить лет десять. Неужели Оливер прав и нам может сильно достаться? Не хотелось бы так долго сидеть под землей, а потом увидеть развалины своего дома. Ладно, от таких мыслей нет пользы, одно расстройство. Будем надеяться на лучшее. Это убежище защитит от всего, кроме цунами".
  
   - Рад вас видеть, Джон! - приветствовал Сеймура полковник Хейли. - Жаль вашего отпуска, но вас отзывал не я. Через неделю начнем, причем мы с вами будем в первых рядах. Принято решение использовать часть нашей авиации для нанесения первого удара. Основную работу будут делать парни из девятой, двенадцатой и тридцать первой эскадрилий, а на нас их прикрытие. Еще пять дней сидим тихо, а потом перебазируемся в аэропорт Варшавы. Все гражданские лайнеры оттуда уберут. Военных аэродромов не хватает, поэтому на поляков пришлось надавить.
   - Боятся ответного удара русских? - догадался Джон.
   - Конечно! Вы бы на их месте тоже боялись. Они гораздо ближе к русским, чем мы, а Варшава прикрыта хуже любой из американских баз. А в ней два с половиной миллиона жителей, большинство которых некуда эвакуировать.
   Они сели в стоявший возле ворот "Джип 510" и через несколько минут приземлились возле офицерской гостиницы. Джон добрался до базы на такси, а свою машину оставил семье. Оливер должен был отогнать ее в Сеймур-Наус.
   - Устраивайтесь, а мне нужно в штаб, - сказал Хейли. - К своим обязанностям приступите завтра. Пока нет необходимости в спешке.
   - Спасибо за то, что встретили, - поблагодарил Джон, - но можно было отправить кого-нибудь из сержантов.
   - Им запрещено водить летающий транспорт без сопровождения офицеров, - оглянувшись, тихо сказал полковник. - Об этом не объявляли, но на базе уже был случай дезертирства! Вы единственный, кому так не повезло с отпуском, поэтому я слетал лично. Дел пока немного, так что вы не сильно меня от них не оторвали.
   Сеймур вошел в гостиницу, ответил на приветствие дежурившего сержанта и поднялся на второй этаж к своим комнатам. Код замка не был его секретом, поэтому во время отпуска в них проводилась уборка. Джон положил сумку в один из шкафов, снял китель и лег на кровать. Когда захотел позвонить жене, комм затребовал дополнительный код, и для его получения пришлось связаться с оперативным дежурным.
   - Готовимся к переезду, - ответила Алис. - Нужно собрать и упаковать много вещей. Я с дочерью собираю, а Оливер занимается упаковкой. Кстати, ему купили только самое необходимое и у обоих нет ничего на вырост, поэтому я с ними слетаю в какой-нибудь торговый центр и куплю недостающее. Это будет быстрее, чем заказывать по каталогам, а потом ждать доставку. Завтра будем у Гранта, так что о нас можешь не беспокоиться. Береги себя, а с нами ничего не случится.
  
  
   Глава 4
  
  
   Первой возле дома приземлилась машина Бодрова, а потом автопилот "самары" запросил разрешение на посадку и регулятор имения почему-то выделил им место в сотне шагов от "форда". Дом не был замком, но выглядел очень старым и своим видом внушал тревогу. Стены с забранными решетками окнами поросли мхом и плющом, а возле ступенек к дверям лежали два каменных льва с закрытыми глазами, при взгляде на которых сразу чувствовалось, что им по меньшей мере сто лет. Дом со всех сторон окружали огромные деревья, затеняя и добавляя ему мрачности. Перед тем как вышли, Меньшов что-то прилепил к дверцам салона.
   - Если их вскроют, мы об этом узнаем, - объяснил он в ответ на вопросительный взгляд Зои. - Все помнишь? Тогда вперед!
   - А почему нас посадили так далеко? - спросила девушка, выбравшись из салона. - Бодрову дали место возле входа в замок, а нам - на краю поляны.
   - Выскажешь свои претензии хозяевам, - ответил Павел и взял ее под руку. - Мы с тобой тыкали друг другу, поэтому меня приняли за твоего бойфренда. Вот пусть и дальше так думают. Если узнают, что я телохранитель, будет плохо. Пойдем, Игорь Николаевич или тот, кто его изображает, уже прыгает от нетерпения.
   - Идите сюда! - крикнул им Бодров. - Почему сели так далеко?
   - Куда посадили, туда и сели, - сказала Зоя, когда они подошли к входу. - Это и есть ваш замок? Я представляла их совсем другими. А львы почти такие, как в Питере.
   - Это в Средневековье были крепостные стены, подъемные мосты и башни, - возразил он, - а этому замку меньше трехсот лет. Пойдемте, я познакомлю вас с хозяином.
   - Я думала, что меня познакомят с приведениями, - язвительно сказала девушка, заходя в большой полутемный холл. - Знаете, Игорь Николаевич, мне здесь не нравится. Я на вас не в обиде, но, пожалуй, прерву экскурсию. Пойдем, Павел!
   Они вышли в оставшуюся открытой дверь и поспешили к своей машине.
   - В нее кто-то забирался, - посмотрев на свой комм, - сообщил парень. - Не будем торопиться и подождем нашего гида.
   - Постойте! - крикнул Бодров. - Чего вы испугались? Для вас там совершенно безопасно!
   - Мне расхотелось смотреть ваш замок, - сказала Зоя подбежавшему к ним мужчине. - Имею я такое право?
   - Конечно, имеете, - ответил он. - Мне жаль, что так получилось и вы потеряли из-за меня столько времени. Можете возвращаться, а я пойду объясняться с хозяином.
   - Одну минуту, - остановил его Павел и ткнул шокером. Подхватив падающее тело, поднес его к машине и усадил на сидение водителя.
   Как только он захлопнул дверцу, в салоне зашипел какой-то газ и начавший подавать признаки жизни Бодров опять обмяк.
   - Павел! - крикнула Зоя. - Стреляй!
   Он повернулся уже с пистолетом в руке и несколько раз выстрелил в бежавших к ним людей. Четверо упали и остались лежать, а пятый застыл на месте.
   - Подойди! - приказал Павел. - Если не будешь дергаться и ответишь на вопросы, останешься жив. Руки вытяни вперед! - Он подождал, пока испуганный мужчина подойдет, а потом одной рукой ловко сковал ему руки наручниками.
   - Где ты их взял? - поинтересовалась уже отошедшая от страха девушка.
   - Кто вы? - не отвечая ей, спросил парень у скованного. - Меня не интересует ваша биография, расскажите о своей работе. И поторопитесь! Зоя, открой дверцы, пусть машина проветрится.
   - Мы работаем в медицинском центре, - ответил их пленник. - Вам не хотели причинять вред!
   - Так дело не пойдет, - сказал Павел и ударил отшатнувшегося мужчину. Нагнувшись к упавшему, он закрепил на его виске небольшой диск.
   - Что это? - спросила Зоя. - Кажется, я где-то видела такую штуку.
   - Могла видеть в кино, - ответил Павел. - Это что-то вроде детектора лжи. Если этот тип соврет, загорится красный свет, и это будет последним, что он увидит в жизни. Я ясно выразился? Куда дели детей Третьяковых? Были такие?
   - Были, - пытаясь встать, ответил мужчина. - Мальчика неделю назад отдали в семью, а девочку должны забрать сегодня.
   - Лежи! - прикрикнул на него Павел. - Кому продали Олега и как его сейчас зовут? Считай, что я задал такой же вопрос о его сестре.
   - Назвали Оливером и передали Джону Сеймуру. Я о нем знаю только то, что служит в Королевских ВВС, потому что один раз прилетел к нам в форме. Девочку назвали Дейзи и должны передать какой-то семейной паре геев. Эта сделка идет через посредников, поэтому я ничего о них не знаю.
   - Код и адрес вашего центра? - спросил Павел, выслушал ответ и дважды выстрелил в лежавшего.
   - Может, снимешь наручники? - спросила отвернувшаяся от убитого Зоя. - На них остались отпечатки... Ты обещал ему жизнь...
   - Сниму, но не из-за отпечатков, - ответил он и быстро освободил тело от наручников и диска. - Все это еще может пригодиться. Нас уже засняли камерами во всех видах, поэтому толку от этих отпечатков... Мне теперь недолго гулять на свободе, а его жизнь могла сильно сократить это время. Садись в машину! - парень вытянул из салона все еще находившегося в бессознательном состоянии "Бодрова" и занял его место. Осмотревшись, он нашел и выбросил устройство для распыления газа.
   Как только Зоя села в кресло, "самара" быстро набрала высоту и на большой скорости полетела в сторону Лондона.
   - Что будем делать? - спросила девушка.
   - Мы не сможем помочь Вере, но можно попытаться найти Олега, - ответил работавший с коммом Павел. - Нашел! Джон Фредерик Сеймур, командир эскадрильи Королевских ВВС, первая авиагруппа, эскадрилья 6 Sqn. Так, он у нас еще лорд и барон... Я ввел код его лондонского дома.
   - Опять будешь стрелять? Тогда хотя бы перезаряди пистолет.
   - Постараюсь обойтись без стрельбы. Это просто богатая семья, а не боевики криминального центра. И неизвестно, как к ним относится твой Олег. Хорошо, если твое появление прочистит ему мозги, а если нет, может отказаться уехать. А пистолет я уже зарядил.
   - Когда только успел! - удивилась Зоя. - Слушай, а ведь этого Джона, наверное, не будет дома. Раз он военный и с нами собрались воевать...
   - Нам же лучше, - отозвался Павел. - Есть, правда, один не очень хороший вариант. Если глава семьи улетел воевать, он должен был побеспокоиться о безопасности семьи. Семья богатая, значит, у них где-то есть убежище, и вряд ли оно находится в Лондоне. Ладно, не будем раньше времени ломать голову, может, все решиться проще.
   Летели около двадцати минут, а когда зависли над нужным домом, не получили разрешения сесть. Регулятор дома сообщил, что хозяев нет дома.
   - В дом не полезем, он наверняка на контроле полиции, - сказал Павел. - Сейчас вылетим за город, и я попытаюсь разобраться с этими Сеймурами. В базах должны быть описания всех аристократических семей.
   Искать пришлось долго, но в результате нужное место было найдено.
   - Летим в Сеймур-Хаус, - решил Меньшов. - Это их семейное гнездо, которое находится в собственности брата Джона. - Там есть и убежище. Наверняка в нем собрались все Сеймуры, кроме майора. Надо пользоваться тем, что нас пока не объявили в розыск. Как только это сделают, придется оставить машину и отключить твой комм.
   - Почему только мой? - не поняла Зоя.
   - Потому что его легко засекут, - объяснил он, - а у моего есть дополнительные, очень полезные возможности, например, отключение ответа на запросы полиции.
   Летели недолго, и к концу полета девушка с трудом могла держать себя в руках. Ее всю трясло от волнения и ожидания встречи с воскресшим другом. Все остальные перипетии сегодняшнего дня были на время забыты.
   - Прилетели, - сказал Павел. - Это вон тот двухэтажный дом. Нам дали разрешение сесть.
   Возле дома уже стояло несколько машин, поэтому "самару" посадили на дороге. Когда подошли к входу, их уже ждали.
   - Хотел бы узнать, чем вызван ваш визит, - спросил вышедший из дома полный лысоватый мужчина с круглым лицом. - В такое время редко летают в гости, тем более без приглашения.
   На поясе у хозяина усадьбы висела расстегнутая кобура с пистолетом, с которой он не убирал руки.
   - Медленно вытащите пистолет и бросьте его за машины! - приказал Павел. - Заберете, когда мы улетим. Ну же!
   Не сводя испуганных глаз с наставленного на него пистолета, хозяин достал свой и бросил, куда велели. По всей видимости, это и был брат Джона.
   - Вам не нужно опасаться за свои жизни и имущество, - сказал Меньшов, если не считать имуществом купленного вами юношу. Его придется отдать.
   - А если Оливер не захочет улетать? - спросил Сеймур.
   - Давайте мы с ним поговорим, - предложила Зоя. - Не нужно никуда идти, позовите его коммом.
   Он послушно сделал вызов и попросил Оливера выйти во двор. Через минуту из дома показался Олег. Следом за ним вышла некрасивая, очень молодая девушка, которая испуганно уставилась на незнакомого вооруженного мужчину. Зою она заметила, когда к ней бросился Олег.
   - Я знал, что здесь все фальшивое! - лихорадочно говорил он, обняв подругу. - Все постоянно врали, но я не мог ничего о себе вспомнить. И сейчас вспомнил только тебя и свое имя! Неужели мне стерли память?
   - Все восстановят, - успокоил его Павел. - Выборочное стирание памяти очень сложно и рискованно: можно получить идиота, поэтому на какие-то воспоминания просто ставят запреты. Все, молодежь, обниматься будете потом, а сейчас нужно уносить ноги. - Он убрал пистолет и спросил: - Вы Грант Сеймур?
   - Да, - ответил хозяин. - Вы его заберете?
   - У этого юноши убили родителей, но у него остались друзья и право на свою жизнь, - сказал Павел. - Та ложь, которой его здесь пичкали, ее не заменит. Я могу рассчитывать на вашу порядочность?
   - Хотите, чтобы я не обращался в полицию? - догадался Грант. - Я вынужден это сделать из-за брата, но могу выждать полчаса. Хватит вам этого времени?
   - Дядя, почему ты хочешь отдать им Оливера? - закричала девушка. - Да я сама позвоню в полицию!
   - Попрошу тебя этого не делать, - обратился к ней Олег. - Я в любом случае здесь не останусь, скорее умру!
   - Улетаем! - прервал их разборки Павел. - Быстро идите в машину.
   Когда взлетали, Зоя выглянула в окно и увидела, как Грант бросился искать свой пистолет, а так эмоционально реагировавшая на уход Олега девушка работает со своим коммом.
   - Наверное, звонит в полицию, - сказала она. - Олег, кто эта рыжая?
   - Сандра? - спросил он. - Это единственный ребенок в купившей меня семье. Отец схватил в Африке приличную дозу радиации, поэтому им запретили иметь детей. Я ей понравился. И не нужно так сверкать глазами: между нами ничего не было. Вряд ли она звонит в полицию, скорее, пытается дозвониться до отца.
   - Нам все равно, кто из них предупредит копов, - проворчал Павел. - Скорее всего, это сделают люди центра. Главное - успеть добраться до Лондона. Сейчас выключайте свои коммы и потише болтайте, мне нужно кое с кем поговорить. Да, можете перейти на русский язык.
   - Расскажи мне о семье, - тихо попросил Олег. - Они все погибли?
   - Уцелела твоя сестра, - ответила Зоя, - но те, с кем мы говорили, не знают, кому ее отдали. Сказали только, что это семья педиков.
   Они несколько минут общались, пока Павел не прервал разговор.
   - Мы уже в розыске, - сказал он. - Я связался с нужными людьми, и нам помогут. Сейчас я сяду, а вы включите коммы и переведете мне все деньги, какие у вас есть. После этого опять выключите и не вздумайте больше включать. Зоя, покажешь Олегу мой код. Машину бросим и будем ждать того, кто за нами прилетит. Лондон напичкан камерами, поэтому нас высадят у порога какой-то конторы. Придется в ней пожить, пока не отправят домой.
  
   - Это твои новые родители, - сказал чиновник и слегка подтолкнул замешкавшуюся девочку. - Они будут тебя любить.
   - Мы уже ее любим, - сказал Сергей и обнял испуганно дернувшегося ребенка. - Не нужно бояться, Дейзи! Все плохое, что с тобой было, уже прошло. Пойдем, я отвезу тебя домой.
   - Надеюсь, что вы довольны, - сказал в спину чиновник. - Умная и красивая, в полном соответствии с заказом!
   "Идиот! - подумал о нем Сергей. - Говорить такое при девчонке!"
   Они вышли из здания конторы и через несколько минут были на автостоянке. Несколько минут полета - и машина приземлилась во дворе дома, в котором детективы снимали квартиру. Девочка нервничала, но послушно пошла вслед за Сергеем к лифту. Когда поднялись на свой этаж, их встретил Николай.
   - Здравствуй, красавица! - сказал он и распахнул перед ней дверь. - Заходи в квартиру. Я уже приготовил стол, но вам придется обедать без меня.
   - А что случилось? - спросил Сергей.
   - Криминальная история, - усмехнулся напарник. - Мы с тобой до сих пор ничего толком не нарыли, а двум дилетантам удалось найти и освободить сына Третьякова. Один, правда, не совсем профан в розыске, но все равно нам не ровня. В Лондон прилетела девушка Олега в сопровождении своего бодигарда. Вот они все и провернули, но немного грязно, и теперь находятся в розыске. Пошли по следам Третьяковых, а когда их собрались брать, парень положил пятерых из лечебного центра, а потом разыскал и освободил Олега. После этого связался с отцом девушки, а тот через своих друзей вышел на наше управление. Одним словом, их нужно забрать, временно отвезти в наше агентство, а потом помочь добраться домой. Не знаю, обрадую тебя или нет, но нас отзывают, так что вернемся с ними. Вот-вот разразится война, поэтому решили, что нам больше нечего здесь делать.
   - Машина во дворе, - сказал Сергей. - Лети, мы с Дейзи тебя подождем. - Он провел девочку в гостиную и посадил на диван.
   На стоявшем здесь же столе было много еды, и от ее запахов у голодной "дочери" стала обильно выделяться слюна.
   - Придется немного подождать, - заметил ее реакцию "родитель", - Тебе нужно принять одну процедуру, а ее лучше делать на голодный желудок. Это не займет много времени, да и Марк скоро вернется. Тогда и отпразднуем твое прибытие.
   Сергей сходил в спальню и вернулся с обручем, который подогнал по размеру и закрепил на голове Дейзи. Девочка испуганно дернулась, но тут же застыла.
   - Ты должна выполнять все, что я сейчас скажу! - приказал он. - Я снимаю все запреты на память твоей жизни. Можешь не делать того, что тебе приказали в клинике! А теперь назови свое имя на родном языке!
   - Вера Третякова, - по-русски ответила девочка.
   "Вот тебе раз! - удивился Сергей. - Совпадение как в романах, которые любила читать бывшая жена. Зря я ее этим упрекал. Ладно, теперь нужно вывести "дочь" из транса".
   Когда Вера пришла в себя и узнала о гибели родителей, она до приезда Николая лежала на диване и тихо плакала. Рассказ о брате на нее не повлиял, а утешения чужого мужчины были не нужны.
   - Доставил, - отчитался Николай. - Олег многого не помнит, поэтому придется и ему снять запреты. Ты к ним слетаешь? Вот и сделаешь. Заодно нужно отвезти что-нибудь из не требующей готовки еды и купить мобильный холодильник. Плита у нас есть, а больше им ничего не нужно.
  
   - Папа, они забрали Оливера! - захлебываясь слезами, говорила дочь. - Прилетел какой-то Джеймс Бонд, разоружил дядю и потребовал брата! С ним была смазливая сучка, к которой он бросился на шею! А потом они улетели, а дядя даже не стал звонить в полицию!
   - Вы сами целы? - спросил Джон. - Это хорошо. Разорви связь, я поговорю с братом.
   - Сандра уже нажаловалась? - услышал он голос Гранта. - Пойми, я ничего не мог и не хотел делать!
   - Мне понятно, почему ты не мог, а почему не хотел?
   - Потому что ваша затея с сыном глупа! - рассердился брат. - Я не знал, к кому ты обратился, иначе постарался бы помешать! Если вам запретили иметь детей, а тебе так нужен сын, могли бы обратиться в социальные службы! У них много разных детей, можно было выбрать кого-нибудь поприличнее. Твой "сын" вспомнил, кем он был, и бросился обниматься к своей подруге. И ты хочешь, чтобы я его от нее отрывал и силой запихивал в убежище? Да он меня потом просто зарезал бы! Мне сказали, что у мальчика убили родителей. Я понимаю, что ты не принимал в этом участия, но косвенно виноват! Если бы за таких детей не платили больших денег, не было бы и убийств! Оливеру подправили мозги, но явно недостаточно, так как он не доверял нам и до прилета этой парочки. Я не стал звонить в полицию, потому что не хотел ему зла. Знаю я наших копов и то, чем, скорее всего, закончилась бы их погоня. Если хочешь, можешь его искать, только без меня!
   - Как Алис? - помолчав, спросил Джон.
   - Плачет. Она полюбила этого мальчишку и теперь будет страдать. Ладно, закончим с этим. Скажи лучше, как у тебя дела.
   - Если не касаться секретов, то мы будем в первых рядах и очень скоро, - ответил он. - Возможно, через два-три дня не будет связи, поэтому не нужно волноваться.
   - Мы будем волноваться, пока ты не вернешься домой, - вздохнул Грант.
   Когда закончился разговор с братом, Джон несколько минут решал, звонить в полицию или этого не делать. В отличие от жены он не успел полюбить свою покупку и надеялся на то, что любовь придет позже. Было жаль Алис и потраченных денег, но брат прав в том, что сына ему никто не вернет, скорее всего, если начнут преследовать машину, ее просто собьют. Приняв решение, Джон отключил комм.
  
   Исаак не понимал, зачем отцу понадобился отправлять их морем. Было бы намного проще перебросить всех в убежище самолетом, а корабль купить в той же Африке. Плыть две с половиной тысячи миль! Ему не нравился корабль, не казалась надежной охрана, да и вообще с самого отплытия было такое настроение, что ни с кем не хотелось общаться. Мир катился в пропасть, а он оказался к этому не готов, хоть и подготовился лучше многих других. Он мысленно поблагодарил отца, перед заходом в Суэцкий канал, когда узнал о войне между двумя Суданами. Войска Южного Судана успешно наступали и были уже рядом с провинцией Северный Дарфур, в которой были построены убежища. Американцы эвакуировали свою базу, а охраны городов было недостаточно, чтобы защититься от южан. И что теперь делать ему? На этот вопрос ответил связавшийся по комму Давид.
   - В Судан не пойдете, - сказал он сыну. - Идите в порт Джидда к Саудитам, вас там встретят. Я уже распорядился, чтобы все наше золото и припасы перевезли на новое место. Охраны достаточно, но и ваша не будет лишней. Убежища не хуже тех, на которые я рассчитывал, а место гораздо надежней. Договорись в порту насчет стоянки корабля, он нам потом пригодится.
  
   - Зря вы сюда приехали, Николай Дмитриевич! - сказал президенту министр обороны. - У вас идет та же информация, а убежище защищено лучше нашего центра.
   Оба находились в одном из залов Национального центра управления обороной России.
   - Тоскливо и страшно, - признался Мурадов. - Нас с вами заставили поставить крест на современной цивилизации. Ее могильщиком стали США, но начнем все-таки мы. И все, кто выживет, будут об этом знать и передадут свое знание детям. Можно оправдываться и приводить свои доводы, но для большинства это ничего не изменит. Я вам не помешаю, посижу в сторонке и посмотрю на работу ваших людей.
   - Давайте сядем вместе, - предложил Сергеев. - Я здесь тоже не нужен. Все расписано по секундам и каждый знает свое дело. Вот свободные места.
   Они сели за столы с выключенными мониторами и стали наблюдать за большим, во всю стену, экраном, на котором отображалась оперативная обстановка.
   - Еще три минуты, - сказал министр. - Мне тоже страшно, как и всем в этом зале. Большую часть жизни готовился к войне и надеялся, что ее все же не будет.
   - Внимание! - раздался громкий мужской голос. - Все войска России приведены в полную боевую готовность! Система гражданской обороны в полной готовности! Через две минуты начнутся оповещение и общая эвакуация населения всех городов списка "А" в убежища и зоны безопасности. Всем службам первого удара объявляется минутная готовность!
   В зале за такими же столами сидели около сотни офицеров, которые ждали, когда истекут последние секунды мирного времени. И они истекли.
   - Подрыв всех ядерных зарядов на побережье прошел! - отчитался кто-то из группы проекта "Волна".
   - Активированы средства уничтожения спутников связи и навигации!
   - Пущены в ход полсотни "Невидимок", - объяснил президенту Сергеев. - За каждым закреплен свой спутник, который будет уничтожен в считанные минуты.
   - Старт ракет первой очереди!
   - Эти уничтожат американские базы и гражданские объекты в Европе, временно занятые войсками, - добавил министр. - Сейчас объявят старт ракет для уничтожения дальневосточных баз.
   - Старт ракет второй очереди!
   - Все силы флота и береговой обороны наносят удары по кораблям и подводным лодкам противника!
   - Пошло оповещение населения!
   - Служба оповещения о ракетном ударе. Пока не замечено ни одного старта.
   - Служба космического мониторинга. Пошла волна цунами. Фронт около восьмисот километров, начальная высота волны - десять метров, скорость - семьсот километров. Время подхода - шесть минут, прогноз по высоте волн на берегу - до трехсот метров, по скорости - до ста пятидесяти.
   - Пущенные ракеты успешно преодолевают американскую ПРО. Потери ниже десяти процентов. С учетом резерва даем прогноз на полное уничтожение всех целей.
   Отчеты следовали один за другим и сопровождались выводом на экран сопутствующей информации.
   - Отмечены первые старты шахтных ракет с территории США!
   - Отмечены старты ракет с уцелевших подводных лодок.
   - С баз не зарегистрировано ни одного пуска.
   - Волна дошла до береговой черты. Параметры близкие к расчетным.
   - Первые боеголовки в зоне досягаемости средств ПРО! Наблюдаются многочисленные ложные цели. Прогноз по уничтожению - восемьдесят процентов.
   - Это не окончательный прогноз, - объяснил Сергеев. - Отработали противоракеты, а прорвавшимися блоками займутся перехватчики. Ну и отдельными...
   Зал заметно тряхнуло, а спустя десять секунд все услышали ослабленный расстоянием и защитой центра гул.
   - Ядерный взрыв в тридцати километрах на северо-запад, - отчитался кто-то из офицеров. - Мощность около ста килотонн.
   - Это в районе Клина, - сказал Сергеев. - При такой мощности достанется и Зеленограду.
   - Все намеченные к уничтожению спутники ликвидированы!
   - Отмечаются отдельные взрывы боеголовок в европейской части России. Информация на экране.
   - Уже два десятка! - озабоченно сказал президент. - И их число растет.
   - Не страшно, - тоже не сводя взгляда с экрана, отозвался министр. - Стартов с территории США больше нет, их союзники молчат, а уцелевшие подводные лодки уже отстрелялись. Если у противника остались стратегические бомбардировщики, им не позволят прорвать оборону, поэтому эти взрывы последние. Американцам досталось намного сильнее! Фактически война уже выиграна, теперь нужно будет разбираться с последствиями. Вооруженные силы будут оставаться в полной боеготовности, но границу не перейдем. У соседей творится такое, что я не удивлюсь, если они забудут свою неприязнь и дружно переселятся к нам. Почти в каждой семье есть летающий автомобиль, так что это будет нетрудно. В Прибалтике точно не выживут, и сильно пострадает Польша. Вот если побегут немцы, то не к нам, а к французам.
   - Мы стреляли не по ним, а по американцам. - Мурадов потер лицо руками и поднялся с кресла. - Никто не заставлял европейцев делать свои страны плацдармом для нападения на Россию. Ладно, полечу, как вы сказали, разбираться с последствиями.
  
  
   Глава 5
  
  
   "Везение это или все-таки нет? - думал Дэвид Бенсон, сидя на мягкой лавке убежища базы Рамштайн. - Если бы во время тревоги не оказался рядом с убежищем, распылило бы на атомы, а так смог сохранить жизнь и даже не облучился. Вопрос в том, сможем ли мы отсюда выбраться и что делать потом? Судя по сотрясению и шуму, взрыв был ядерным, значит, базы больше нет. И не осталось ни одной из тех ракет, которыми так восхищался сидящий рядом Деррик. И вряд ли ударили по одной нашей базе, я на месте русских раздолбал бы их все. Следовательно, помощи не будет. Если не завален вход, мы просидим здесь до тех пор, пока не кончатся пайки, а потом наденем костюмы радиационной защиты и попытаемся выйти. Может, даже удастся выбраться к людям, не набрав смертельной дозы. И кому мы там нужны? Немцам? У них было до черта наших баз, и если на месте каждой теперь радиоактивные развалины, они сами драпанут куда-нибудь подальше, например, к французам. И нам не скажут за это спасибо, запросто могут убить и бросить на обочине. Но пусть даже случится чудо и не будет никакой враждебности, как вернуться в Штаты? Без помощи и денег... Вряд ли получится воспользоваться коммом. Индикатор показывает полное отсутствие связи, скорее всего, из-за того, что русские уничтожили спутники. Да и будут ли брать доллары, если их удастся достать?".
   - Как вы думаете, сэр, нам помогут? - спросил растерявший свой оптимизм сержант. - Я боюсь, что могли обстрелять Штаты. Если дома сейчас рвутся бомбы, вряд ли о нас кто-нибудь вспомнит. И немцам мы не нужны, может, помогут англичане? Говорили, что они послали своих летчиков в Польшу...
   - Молитесь, Деррик, - невесело усмехнулся лейтенант. - Нам сейчас может помочь только Всевышний!
   Спаслись два десятка солдат, ну и он, а убежище было рассчитано на полторы сотни человек, так что сидеть они могли долго.
  
   Когда прозвучал сигнал "Воздушной тревоги", Джон находился на летном поле варшавского аэропорта. Здесь было небольшое убежище, для служащих, но до него пришлось бы бежать минут десять. Глянув на комм, майор увидел полное отсутствие связи и все понял. Русские не стали ждать, пока их обстреляют, и сработали на опережение. Почему-то считалось, и он сам придерживался такого же мнения, что они не посмеют этого сделать. Наверняка начали со спутников, а потом ударили по базам. Он не стал гадать, причислят к базам гражданский аэропорт или нет. Русским не составило труда рассмотреть из космоса, какая на нем техника, а раз включили сирену, значит, и для них есть опасность.
   Неподалеку стоял "джип", а бросивший его сержант изо всех сил бежал к далекому зданию аэропорта. Джон быстро очутился в машине, вручную ввел свой код и получил допуск к управлению. Взлетев, он на максимальной скорости повел машину прочь от города. Боеголовка взорвалась через минуту, когда Сеймур удалился от аэропорта на четыре километра. Полыхнуло так, что он чуть не ослеп, хоть и смотрел в противоположную сторону. Стекла "джипа" потемнели, и теперь полет шел вслепую. Сбросив скорость, Джон повел машину вниз. Удар был такой, что он на несколько мгновений потерял сознание. По счастливой случайности "джип" упал в бетонированный поливной канал. Воды в нем было немного, и она не смягчила посадку, но его прикрыла от ударной волны проходившая рядом дорога. Даже ослабленный расстоянием и насыпью удар был страшен. Машину едва не опрокинуло, а все стекла покрылись трещинами. Пострадавший при падении майор опять потерял сознание, на этот раз надолго. Когда пришел в себя, стекла восстановили прозрачность, но увиденное не обрадовало.
   Сильно потемнело, по небу с бешеной скоростью неслись облака, а в стороне города виднелось зарево далеких пожаров. Дозиметр показал, что он получил дозу радиации около двух зивертов. Не так уж много, но если учесть предыдущее облучение и то, что, возможно, придется добираться до дома через зараженные территории... Джон не был идиотом и не собирался возвращаться к Варшаве. Столице сильно досталось, поэтому полякам будет не до чудом спасшегося майора. И это в лучшем случае, могут ведь и отыграться на нем за свои беды. На базе явно никто не выжил, так что на помощь сослуживцев можно было не рассчитывать. И вообще ему лучше забыть о службе. Даже если медики помогут и на этот раз, его наверняка уволят по состоянию здоровья.
   Осмотрев "джип", Сеймур не нашел каких-либо серьезных повреждений. Стекла в трещинах, но еще держаться, и сдох резервный накопитель, но под завязку заряжен основной. Нет связи и не работает навигатор, но есть карта и можно лететь по компасу. В багажнике должны быть четыре продовольственных пайка и бутыль с водой, которых при бережном расходовании хватит на неделю. Проверив турбины на малых оборотах, он поднял машину в воздух.
  
   - Не успели! - с досадой сказал Николай. - Наши уже нанесли удар.
   Он увеличил громкость своего комма, чтобы слышал напарник.
   - Русские развязали ядерную войну! - кричал комментатор одного из новостных каналов. - Они превратили в радиоактивные пепелища страны Восточной Европы и взорвали в океане свои фугасы! В результате возникли мегацунами, смывшие целые города! Мы не имеем пока никакой информации из Соединенных Штатов, но из космоса можно оценить масштаб катастрофы! Во многих местах волна ушла на сушу на сотни миль! Специалисты министерства обороны считают, что такая масса воды могла повлиять на разлом Сан-Андреас и вызвать разрушительное землетрясение! Но отвлечемся от американцев и подумаем о себе. Обратная волна идет на Европу! Она должна быть меньше, но тоже наделает бед! Всем жителям прибрежных районов нужно срочно их покинуть! Примерное время подхода волны - три часа! Мы сейчас тоже эвакуируемся...
   - Выключи этого крикуна, - сказал хмурый Сергей. - Связи с нашими нет, наверное, из-за того, что уничтожили часть спутников. Лондон затопит, поэтому нужно срочно улетать, а у нас только одна машина. Улететь можно и на ней, но будет тесно и может не хватить заряда накопителей.
   - Купим или угоним вторую у бельгийцев, - предложил Николай. - Забираем все продукты и делаем ноги! Представляешь, что сейчас будет твориться в Лондоне?
   Когда они с сумками в руках вместе с Верой выбежали во двор, небо над городом было заполнено машинами. Хорошо, что уцелели обеспечивавшие навигацию спутники и все летели на автопилоте, иначе трудно было бы избежать столкновений. До своей конторы добирались дольше обычного.
   - Быстро собирайте все съестное и бутыли с водой и садитесь в машину! - приказал Сергей. - Олег, потом будешь обниматься с сестрой. У нас война и цунами скоро смоет Лондон!
   - Поднимемся выше, а город пусть смывает, - отозвался Меньшов, быстро опустошая холодильник.
   - Умник! - сказал Николай. - Это у вас была машина, в которой ты мог отключить все ограничения, а у нас обычный "форд". Летает не выше ста метров и не быстрее ста пятидесяти км. Неизвестно, какая будет волна, запросто может не хватить высоты или скорости! Если не копаться, через два часа должны быть Антверпене!
   - Зачем нам Бельгия? - спросила Зоя. - Может, будет лучше Франция?
   - Ту часть Франции, до которой мы успеем дотянуть, точно затопит, - ответил Сергей. - Нужно достать еще одну машину и лететь дальше в Германию. В Бельгии это проще сделать.
   Мужчины разобрали сумки с едой и поспешили выйти к машине, бутыли с водой нес Олег, а женская часть их компании бежала налегке. Передние сидения заняли "детективы", а сзади находились Павел с Олегом, на коленях которых сидели девочки.
   - Хорошо, что я в свое время купил четырехместный "форд", - сказал Сергей напарнику, - а ты хотел взять спортивную модель на двоих. Хрен бы мы в нее все влезли!
   Справочный сервис не работал, поэтому вместо кода Антверпена пришлось искать этот город на курсовой карте. Выбрав второй эшелон, он приказал автопилоту лететь на максимальной скорости.
   - Твою мать, сколько их! - выругался Меньшов, когда автопилот в третий раз увернулся от столкновения с несущимися на восток машинами. - Скорость меньше ста! Неужели из-за перегрузки? Наверное, у вас весь багажник забит продуктами.
   - Это из-за маневров, - сквозь зубы сказал тоже нервничавший Николай. - Сейчас вольемся в общий поток, и она станет выше. А продуктов еще может не хватить. Значительная часть Германии будет заражена радиацией, не говоря уже о таких странах, как Польша, а нам через них лететь.
   - А почему через Польшу? - спросила Вера. - Можно через Чехию и Словакию, а потом через Украину. В этих странах, по-моему, не было американских баз.
   - В Чехии были, - ответил Николай, - немного, но сколько там той Чехии! Но дело не в них, а в Украине. Там и раньше не было нормальной власти, а теперь будет беспредел, а у населения не намного меньше оружия, чем во всех армиях НАТО. У украинцев мало летающего транспорта, только у самых богатых Буратин, так что могут сбить из-за одной машины. Саданут чем-нибудь убойным из классовой ненависти или для того, чтобы пограбить, и кончится наша одиссея братской могилой в украинском черноземе.
   - У них сейчас будет кого грабить, - хмыкнул Павел. - Туда кинутся спасаться чехи, поляки и братушки-болгары, у которых тоже навалом радиации, может быть, даже немцы. И у всех будут машины, хотя они не откажутся и от нашей.
   - Это Ла-Манш? - спросила Вера, показав рукой в окно.
   - Северное море, - ответил Сергей, - пролив западней. Теперь с час лететь над водой. Когда прилетим, в запасе будут минут сорок. За это время нужно найти машину. Кстати, за нами летит совсем мало машин. Я думал, что англичане умнее и их будет больше, но все бросились во Францию.
   - Спастись можно и там, - возразил Николай. - У них достаточно времени в запасе. Интересно, как на это нашествие отреагируют французы, особенно когда волна зальет две трети Франции?
   - Мне их не жаль, - зло сказала Зоя. - Может хоть теперь поумнеют!
   - Ты имеешь в виду отношение к нам? - спросил Павел. - Так оно станет еще хуже. Им полвека твердили, что придут русские варвары и разрушат их жизнь. Вот мы и пришли в полном соответствии с прогнозами.
   Дальше до бельгийского берега летели молча. Сергей вынул из сумки какой-то прибор и пытался с его помощью связаться с Россией, но из этого ничего не вышло. Остальные были заняты своими мыслями, а Вера задремала.
   - Берег! - сказал Николай. - Минут через двадцать будет Антверпен. Павел, на вас безопасность машины и наших юных друзей. На охоту пойдем мы. Постараемся обойтись без криминала, но все может быть. Если не вернемся через сорок минут, улетайте!
   - Сдохла навигация, - объявил Сергей, переходя на ручное управление. - Плохо! Мы не сможем делать покупки, потому что нет ни доступа к счетам, ни наличных. Хотя здесь наличными никто не расплачивается лет десять.
   Вскоре показался город, который занял все видимое пространство. В небе над ним было совсем мало машин. Внизу замелькали городские кварталы.
   - Нам не нужен центр, - сказал Николай. - Пролетим над городом и опустимся где-нибудь на его восточных окраинах.
   - Это Шельда? - спросила проснувшаяся Вера.
   - Наверное, - ответил ей Олег. - Здесь нет другой реки. Красивый город, жаль, что ничего этого больше не будет!
   - А мне жаль зверей. Здесь такой зоопарк! Мы не летали в Бельгию, просто смотрела фильм.
   - Сейчас на всех не хватит никакой жалости, - сказал Вере Сергей. - Вот подходящая улица. Садимся!
   Машина плавно затормозила и приземлилась на дорогу, по обе стороны которой стояли огороженные невысокими заборами двухэтажные коттеджи. Не было видно ни людей, ни других машин, кроме четырехместного "пежо" возле одного из домов.
   - Похоже, что ее бросили, - сказал Николай. - Мы посмотрим, а вы сидите в машине!
   "Детективы" вышли из своей машины и осмотрели чужую. Она не имела видимых повреждений, но была заперта. Сергей подошел к коттеджу и нажал на кнопку звонка.
   - Что вам нужно? - спросил мальчишеский голос на французском.
   - Нам нужна машина. Скажи, родители дома?
   - Никого нет, - ответил мальчик, - я один. У меня есть ключи, но почему-то перестал работать комм! Я просил соседа меня забрать, но у них в машине не было свободного места. Вы меня возьмете?
   - А куда тебе нужно? - спросил Николай.
   - Мне все равно! - Он всхлипнул. - Здесь я скоро умру.
   - Заберем, - пообещал Сергей. - Выходи с ключами, только побыстрей.
   В коттедже распахнулась дверь, и на крыльцо выбежал мальчишка лет десяти со спортивной сумкой в руках. Он испуганно посмотрел на мужчин, но потом переборол страх и вышел к машине, протягивая им электронный брелок.
   - Это ключ! Вы меня точно возьмете?
   - Не бойся, парень! - взлохматил ему волосы Николай. - Конечно, мы тебя увезем. А что с твоими родителями? Почему ты застрял здесь один?
   Пока они разговаривали, Сергей открыл все дверцы и проверил заряд накопителей. Оба были заряжены под завязку.
   - Родители два года назад улетели в Австралию заниматься серфингом, - ответил мальчик. - Меня оставили с семьей дяди. Какой-то придурок ночью поджег отель, чтобы совершить теракт. Его застрелили полицейские, пожар потушили, но отец с матерью задохнулись в дыму. А дядя с женой неделю назад улетел в Соединенные Штаты. Их дети уже самостоятельные и живут во Франции, а других родственников нет.
   - Понятно, - сказал Сергей. - Помнишь свой код?
   - Конечно. А для чего он вам?
   - Чтобы получить доступ к управлению машиной. Набирай на этой панели. Заодно скажи свое имя.
   - Я не знал, что его можно вводить руками. Все, набрал. Я Аксель Бах.
   - Садись на заднее сидение, композитор. - Николай подтолкнул мальчика к машине. - Мы русские и возвращаемся домой. Можем отвезти тебя в Германию или Польшу.
   - А в Россию? Я успел услышать, что ваши обстреляли ракетами все страны Восточной Европы и Германию. Кому я сейчас там нужен? А в России будет лучше всего. У вас нет ни радиации, ни этих цунами.
   - Можем и в Россию, - согласился Сергей, - тем более что ты со своим транспортом. Коля, поведешь машину, а я сейчас пришлю к вам Павла. Время еще есть, поэтому тормознем у какого-нибудь супермаркета и запасемся водой и продуктами. Жаль, что нет дозиметра и его долго искать!
   - У мня есть, - сказал Аксель. - Достать?
   - Потом достанешь, сейчас нужно торопиться.
  
   - Часть радиостанций еще работает, но никто ничего не знает, - выключив комм, сказал Грант. - Если волна будет не выше пятидесяти метров, мы уцелеем.
   - А если выше? - с испугом спросила Сандра. - Не лучше ли подождать в воздухе? Если волна сюда не дойдет, опять спустимся в убежище.
   - Имеет смысл, - подумав, согласился он. - Передавали, что она должна быть меньше американской, поэтому нам может хватить высоты второго эшелона. Во всяком случае, это шанс. Быстро выходим и садимся в машины, у нас меньше получаса! Элиза с девочками и Сандрой садятся в мою, остальные - к Марку.
   Остальными были Алис и семья Изабель. Муж дочери взял на руки трехлетнего Чарльза, а малышки Элизабет бежали сами. Перед тем как сесть в машину, Грант закрыл обе двери убежища.
   Волна пришла, когда они провисели над Сеймур-Хаусом минут пятнадцать. Горизонт помутнел, и полоса мути начала быстро приближаться. Через несколько минут стало видно, что на них с большой скоростью накатывается стена воды.
   - Она ниже, - с облегчением сказал Грант. - Нас не заденет, но может ударить ветром. Мы сохранили жизни, но потеряем убежище.
   - И как жить? - беспомощно спросила Сандра, с ужасом смотревшая на волну.
   - Пока будем ночевать в машинах, - ответил дядя. - Часть продовольствия должна сохраниться, попробуем до него добраться. Если не будет ядерных взрывов, должны выжить. До зимы еще далеко, поэтому есть время к ней подготовиться или улететь туда, где можно будет переждать.
   Высота воды была метров семьдесят, и все могло закончиться благополучно, если бы не удар воздуха, из-за которого Марк потерял управление.
   - Мама! - отчаянно закричала Сандра при виде исчезнувшего в бешеном водовороте "ситроена". - Дядя, сделай же что-нибудь!
   Занятый машиной Грант ничего не ответил. Кричала внучка, ревели две другие, дочь была в шоке, а он пытался сохранить управление и удержать высоту. Это удалось сделать с большим трудом. Ветер стих, а под ними повсюду была вода. Она стала намного ниже, но по-прежнему с большой скоростью текла с востока.
   - Это надолго, - сказал он, стараясь, чтобы не дрожал голос. - Сейчас полетим в Чевиот-Хилс и подождем, пока спадет вода. Нужно беречь заряд накопителей, неизвестно, когда сможем их зарядить.
  
   - Вы Иссак Липман? - спросил офицер. - Где остальные члены вашей семьи?
   Они пришли в порт Джидда полчаса назад, и первыми взошли на борт корабля солдаты в светлой камуфляжной форме с черепами и перекрещенными мечами на нашивках.
   - Я, - ответил он, невольно чувствуя беспокойство. - Семья в трех каютах дальше по коридору.
   - Меня можете звать майором, - представился офицер. - Я должен сопроводить семейство Липман, ваше золото и охрану в выделенное для вас место. Кстати, насчет охраны. Все ваши люди должны сдать оружие. Его вернут, когда вы прибудете на место. И давайте все сделаем побыстрее!
   - Я должен позаботиться о корабле, - нерешительно сказал Иссак. - Это имущество семьи, которое еще может понадобиться. И нужно как-то устроить команду...
   - Это сделают без вас! - нажал на него майор. - Идите! Через десять минут вы все без оружия должны быть на палубе. Потом покажете, где золото и ваш багаж, я их доставлю своими силами.
   Из порта всех везли большим автобусом, за которым следовал армейский грузовик с золотом и солдатами. Быстро проехали город и с час двигались по прекрасному шоссе в пустыне. Остановились в небольшом оазисе и приказали всем выгружаться.
   - Здесь жить? - спросил Исаак у сержанта.
   - А что вас не устраивает? - на плохом английском ответил тот. - Здесь три дома: для вас, вашей охраны и прислуги, есть даже апельсиновая роща. Электричество свое от солнца, а воду качает насос. Ее не стоит пить, но питьевую будут привозить вместе с провизией. Вашей охраны вполне достаточно, а вам хватит четырех служанок. Это женщины из Европы, так что если вашим парням вздумается их повалять, отказа не будет.
   - Охранять тонну золота пятью охранниками? - возмутился Липман. - Вы долго думали?
   - Охранять будут вас, - ухмыльнулся сержант, - а ваше золото полежит в другом месте под более надежной охраной. Скажите своим парням, чтобы забрали оружие, нам надо ехать.
  
   Артур Девид Кембелл сидел не в уничтоженном цунами Овальном кабинете, а во временно занятом его администрацией отеле. Он был растерян, зол и одновременно чувствовал страх. Вызванные чиновники запаздывали и это тоже нервировало.
   - Сэр, они пришли, - постучав, сказал открывший дверь секретарь.
   - Пусть заходят, Патрик! - отозвался он, стараясь принять уверенный вид.
   Вошли трое, один из которых был в генеральском мундире.
   - А где остальные? - не здороваясь, спросил президент. - Почему среди вас нет Уилсона?
   Он не привык решать военные вопросы без председателя объединенного комитета начальников штабов, а тот не соизволил явиться!
   - Я не знаю, где он сейчас, - ответил генерал. - Министр обороны погиб при землетрясении, адмирал Бакер был на одном из авианосцев шестого флота и, по всей видимости, тоже погиб, а остальные находились в Европе. У нас пока нет связи ни с одной отправленной туда воинской частью, только с правительствами Англии и Франции. Общая обстановка ясна, а кто смог выжить... Наверное, узнаем через несколько дней.
   - Это хорошо, что вам хоть что-то ясно! - дал волю гневу Кембелл. - Мне, например, не ясно ничего! Сядьте на стулья! Кто меня убеждал в том, что мы без больших усилий справимся с русскими? Вы тоже были в этой компании, Моллиган!
   - Никто не ожидал от них такой наглости, - пожал плечами начальник штаба воздушных сил США Томас Моллиган. - Все виды разведки свидетельствовали о том, что русские строят эшелонированную оборону и собираются защищаться. Ответный удар принимался во внимание, но мы должны были его многократно ослабить своими действиями.
   - А почему не было нашего ответного удара? Стартовали несколько ракет - и все!
   - Не совсем так, сэр! - возразил Моллиган. - Мы выпустили с полсотни ракет, да еще столько же добавили уцелевшие подводные лодки. Многие шахты вышли из строя из-за землетрясения или оказались в зоне затопления и были покинуты персоналом.
   - Ваши люди бежали! - закричал президент. - И почему не нанесла свой удар стратегическая авиация?
   - Мы не можем заставлять своих подчиненных тонуть, - мрачно сказал генерал. - А авиация... Многие аэродромы и часть самолетов были повреждены землетрясением, а посылать оставшиеся... Атака такими силами была заведомо обречена на неудачу и не нанесла бы русским большого ущерба. А вот они в этом случае могли бы ответить. У нас и так много проблем с потопом, так к ним добавилась бы ядерная бомбардировка!
   - Что у вас с потерями? - уже тише спросил Кембелл. - Дайте хоть примерные цифры.
   - Почти весь флот и половина авиации. Я не считаю ту технику, которую отправили в Европу, только то, что потеряно здесь. Наши базы обстреливались ракетами с ядерными боеголовками, поэтому на них вряд ли хоть что-нибудь сохранилось. По личному составу сейчас трудно что-нибудь говорить даже приблизительно. У нас и в Штатах нет полной ясности из-за нарушения связи и потопа, тем более я вам не скажу о тех, кого отправили воевать с русскими. Многие здесь могли бежать от волны и уцелеть. И в Европе были убежища.
   - А почему так плохо сработала наша ПРО?
   - У меня нет информации, - вторично пожал плечами Моллиган. - Наверное, русские применили что-то новое и стреляли большим числом ракет. Их нападения не ожидали из-за слабости в обычных вооружениях и недооценки решимости начать ядерный конфликт. Русский президент даже не созвал Совет безопасности, а это грубое нарушение их конституции.
   - Я ему это выскажу при случае, - язвительно сказал президент. - Ладно, с теми из вас, кто уцелел, еще будут разбираться. Я не собираюсь отвечать за ваши промахи! Теперь поговорим с вами, Джейк. Что у нас по потопу? Только не нужно говорить об отсутствии связи. Хоть примерно оцените последствия.
   - Только очень примерно, - ответил министр внутренней безопасности Хардман. - От волны цунами и вызванного ею землетрясения погибли от тридцати до пятидесяти миллионов жителей двадцати двух штатов. Как только везде восстановят связь, можно будет сказать точнее. Материальные потери подсчитаем намного позже. В разных местах волна ушла вглубь суши на разное расстояние - от ста до шестисот километров, уничтожив вообще все. Многим удалось спастись на летающем транспорте, но города, предприятия и дороги - все погибло. Бегство сопровождалось большими жертвами из-за плохой навигации и очень большого числа транспортных средств. В места затопления можно будет попасть не раньше чем через два месяца, сейчас там непролазная грязь, а во многих местах еще не сошла вода. После этого потопа вряд ли можно будет использовать для сельского хозяйства многие земли. Плодородный слой смыт, да и соль... Восстанавливать уничтоженное придется десятилетиями.
   - Нам дадут такую возможность? - спросил Кембелл. - Что вы по этому поводу думаете, Дилан?
   - Скорей всего, других ударов уже не будет, - ответил государственный секретарь Фишер. - Если бы их хотели нанести, нас бы давно добили. Наверняка мы уничтожили у русских города, пусть они даже смогли укрыть часть населения. Все равно у них сейчас будет много проблем. Если мы о себе не напомним, о нас постараются забыть. Не знаю, чем все это закончится, но можно не опасаться вторжения в Европу. Скорее, соседи русских будут искать у них спасения. Им должно было сильно достаться. После войны с европейцами будет сложно общаться. И как еще себя поведет Китай...
   - Меньше всего меня сейчас интересуют китайцы, - раздраженно сказал президент. - Нужно думать о том, что сказать американцам, чтобы нас не разорвали в клочья! Часть штатов не пострадала, а в некоторых из них были сильны сепаратистские настроения. Боюсь, что теперь, когда ослабела федеральная власть, а к ним на голову свалятся миллионы беженцев, эти настроения могут вылиться в попытки отделиться! Этого нельзя допустить!
  
  

31

  
  
  
  
  
  
  
  


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Юмористическое фэнтези) | | О.Гринберга "Отбор для Темной ведьмы" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Приключенческое фэнтези) | | Я.Зыров "Твое дыхание на моих губах" (Любовное фэнтези) | | Я.Ольга "Допрыгалась" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест 2" (Любовное фэнтези) | | К.Амарант "Будь моей игрушкой" (Любовное фэнтези) | | А.Россиус "Ковен Секвойи" (Любовное фэнтези) | | А.Черчень "Джентльменский клуб "Зло". Безумно влюбленный" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"