Искатель Евгений Валериевич: другие произведения.

Глава 1.1 Странник или Чужие Проблемы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   Пустоши... Каким образом нечто, что воплощает в себе смерть и безликую сухость, смогло обрести глубинный смысл для некоторых? Откуда берутся эти безумцы, что словно пророки странствуют в настоящем аду и говорят, что суть Пустошей нужно понять? Как им удаётся найти красоту и смысл в этом ужасном месте? Знойная жара, мерзкий горячий ветер, песок и пыль, всякого рода жуткие твари, радиация, бесчисленные опасности. Что прекрасного можно найти в этом Богом забытом месте? Те живые, что каждый день с трудом вырывают свои минуты жизни у этого воплощения зла, не понимают таких, кто видит в Пустошах нечто. "Безумцы!" - вот и всё объяснение, да и не нужно тратить силы и пытаться понять глупцов. Ибо в Пустошах важна каждая капля твоей силы, просто, чтобы выжить ещё один бессмысленный день.
   После Великой Войны остались лишь Пустоши, как расплата за грехи и безумие прошлого. И живущим в них нет смысла, блаженный тот, кто нашёл его в это время. Они радуются возможности хоть что-то поесть, не сильно мерзкое на вкус, выпить и забыться, а ещё провести с кем-то ночь, кто посимпатичнее, или просто хоть с кем-то. Блаженные те, кто придумал, как заработать в это время, или обрести власть, они в основном все подонки, но у них есть цель в этом новом мире, где всем правят Пустоши. Есть те, кто нашёл цель в заботе о других, но они почему-то не долго задерживаются в Пустошах. Кто-то радуется голове своего врага, насаженной на кол, или выпусканию крови и внутренностей ближнего своего, которых и так осталось не много. И они почему-то обычно живут дольше предыдущих, как будто Пустоши принимая их жертвы, продлевают им жизнь. Но всех ждёт только конец, и даже сейчас большинство трясутся над своей жизнью, и готовы опуститься ещё ниже, чтобы сохранить своё бесцельное существование. Но можно ли их обвинять в страхе? Мир всегда был безумен, и мир никогда не меняется, даже когда кажется, что уже хуже некуда.
            Этого пустынного странника многому учили с самого детства. Первое, это не бояться. Не ведать страха и не поддаваться ему. Учили придерживаться очень тонкой грани между бесстрашием и бессердечностью, состраданием, милосердием и суровой необходимостью. Он не всегда понимал, как поступить лучше, но его учили желать поступать лучше в сердце, не думая о себе. Отец этого незнакомца был его первым и главным учителем, как в плане мышления, так и армейской подготовки и искусству выживания. Именно отец говорил, что страх перед смертью, является отцом всех остальных страхов. "Ни смерти, ни боли, ни поражения, ни унижения...ни тьмы" - слова, звучащие словно религиозная молитва, которую странник часто повторял про себя. Ему было всего двенадцать лет, когда он занёс револьвер своего отца над головой его раненного убийцы. "Ни тьмы" - это были последние слова, которые услышал бандит из Пустошей. И с тех пор странник стал совсем другим, мудрость отца всегда прибывала с ним, он чувствовал её и его самого в сердце, он знал, что смерти нет...
   Влюблённого в таинства и дух Пустоши, его всегда злило, что люди, не понимающие их сути, клеймили его и ему подобных безумцами. Он хотел им объяснить, те чувства, что буйствовали в его душе, когда он стоял посреди "мёртвой" земли, под бескрайним небом, смотря в бесконечный, зовущий горизонт, но не мог. Не знал, как это всё передать, не мог найти нужных слов. Он не мог победить в споре, а потому научился не спорить, во благо себе и окружающим. Теперь, когда в каком-то баре вновь начиналась старая тема, он просто молчал, улыбался и молчал, или иногда говорил: "Да. Возможно, ты прав приятель". Но в душе он знал правду, и он делился ею с собой и с отцом, и иногда с теми людьми, кто был ему хоть как-то дорог, хотя таких было совсем немного. Едва ли этот странник и сам себе мог объяснить, что же такое Пустоши на самом деле. Он знал наверняка, что это непросто выжженная земля. Не все люди ценили прекрасные и великие города, зелёные леса и поля, жизнь и свободу, которые были у них тогда. А теперь такие же люди не ценят и Пустоши. Даже если они и странствуют по ним, то сил им придаёт лишь мысль о том, что однажды этот кошмар закончится, и они доберутся хоть до какого-то подобия прошлой "прекрасной" жизни, цивилизации. Они не ценят Пустоши, но ненавидят всем сердцем, жару, зной, песок, пыль, жажду, мутантов, и всё её "сюрпризы".
   Лишь иногда в своих странствиях, он встречал людей как будто бы просвещённых мудростью, мудростью, что может даровать Пустошь. Странник часто задумывался, что возможно это естественно, ведь странствуя в Пустоши ты предаешься постоянным раздумьям о окружающем мире, о том, что было и что есть теперь, как не странно о самой жизни и бытии в целом. Ты словно сливаешься с Пустошью и своей дорогой. Раздумья, странствия, увидеть что-то новое, встретить кого-то нового, отыскать нечто забытое старое, открыть свою Судьбу и познать множество иных судеб, даже сейчас в это время, когда царит Пустошь. "Жизнь не меняется" - думал он. "Мы живём, чтобы познать эту истину, судьбы и бытия, и даже сейчас это возможно. Отец рассказывал, что всегда так было, даже в райском прошлом. Кто-то жил и имел судьбу, путь. А кто-то влачил жалкое и бессмысленное существование. Вот потому и сейчас так, одни видят и способны почувствовать это чуть ли ни мистическое таинство, а другие нет..." Он принял окончательное решение в самом себе, сейчас, когда конец казался таким близким и неотвратимым.
            Сильный, закалённый Пустошью, странник с трудом волочил ноги. Он владел не многим. Старый полицейский бронекостюм, зашарпанный непрекращающимися странствиями, длинный кожаный пыльник, комбинация из стального шлема и техно-противогаза, часть этого же костюма. Из оружия крупнокалиберный револьвер, обрез и штурмовая винтовка 5мм с оптикой. Все "они" - его старые спутники в мире Пустоши, спутники его сражений, скитаний и поисков. И, конечно же, верный друг - Чуба, массивный пёс с короткой шерстью рыжеватого цвета. Даже его хозяин не знал наверняка был ли он подвержен мутации или эта порода псов и должна быть такой массивной. Ах да, ещё была серебряная звезда рейнджера, которая принадлежала ещё его отцу, а к отцу пришла от деда, а тому от прадеда. Он любил её. Он действительно именно любил этот кусочек металла, и называл именем матери, имя которой выцарапал на ней ещё его отец.
            Странник остановился, чтобы всмотреться сквозь пыль, поднятую ветром. Кровь сочилась из его правого бока, и уже изрядно испачкала и его туловище, и его левую руку, которую он прижимал к ране. Но он не стал лечить рану, хотя знал как, а лишь только слегка перебинтовал тряпкой. У него не было времени, в данной ситуации рана хоть и была болезненна, не была главной проблемой. Проблемой был яд, что попал в его кровь, что вскоре парализует его, и он заснёт навсегда, не умрёт, а именно заснёт, что ещё страшнее. Единственная надежда, чтобы в такой ситуации выжить, упасть там, где его возможно кто-то найдёт, и подарит немного милосердия в виде помощи или кусочка свинца. Странник думал, стоит ли спрятать его звезду - Анию, что выдавала в нём рейнджера, человека закона. Мир стал слишком суровым, таких как он чаще ненавидели, чем любили. Но рейнджеру нравилось быть искренним, и посмотрев Чубе в сокрытые защитными очками глаза, а потом в скрытое пылью небо, решил оставить. Сейчас странник больше волновался не за себя, а за своего верного друга.
- Ты же не пропадёшь, малец? - говорил рейнджер и слегка гладил своего скулящего от жалости пса, который и сам был одет в некое подобие брони со множеством маленьких сумок. - Если что-то не так брось меня и уходи, хорошо? Не строй из себя героя хоть в этот раз.
            Рейнджер ещё раз посмотрел вдаль. Ему казалось, что там далеко впереди что-то есть, быть может возвышенности, а быть может строения. Но завеса из поднятого ветром песка и собственное затуманенное сознание, не позволяли рассмотреть точно. Рейнджер достал из медсумки специально заготовленные стимулятор, и шприц, наполненный смесью химикатов, способных "поднять мертвеца". Странник сделал себе оба укола, но даже это могло разве что ещё немного оттянуть неизбежное. Он ещё раз тяжело вдохнул и отправился дальше, преодолевая чувство тяжести в своих ногах. Ветер и тучи песка окружали его, били в его уставшее тело и в стеклянные глазницы противогаза. Рейнджер всегда любил наблюдать, как сильный ветер колышет эти жёлтые, серые, и оранжевые волны. Наблюдать за различными рисунками и узорами, которые создавали песок и пыль.
   "Хорошо, что в моменты бури, хотя бы нет большой опасности со стороны мутантов. Хотя, помню однажды, в такую же бурю, тварь утащила парня прямо из палатки. Парень был опытный боец, и успел даже один раз выстрелить из пистолета. Как же его звали? Берт... Браун... Интересно, попал ли он тогда в эту мерзость, что бы она знала, что с людьми связываться опасно? Хотя может лучше, что бы она и не знала. А может она знала на самом деле... И почему интересно, тварь выбрала именно его? Он был болен, или был самым слабым? Сложно сказать, ведь он даже успел выстрелить, а я бы возможно не успел. А как после этого боялась Дана? Нужно признать, что она очень миленькая, когда боится, или улыбается. Хотя, к сожалению, улыбается она намного реже. Интересно жива ли она? И чем сейчас занимается? Тогда она не подпускала к себе парней и близко, а теперь возможно влюблена в кого-то. Как, наверное, это хорошо, уметь любить в этом мире. Отец всегда говорил, что любил мать, и она его любила. И что я благословение, какая глупость... Помню Верт рассказывал мне о них, он их хорошо знал... А его пистолет. Его пистолет был такой необычный... Быстрее всего очистить логово крыс можно огнём, я всегда это знал... Ночью немного прохладно, но хоть не жарко... Маленький Чуба всегда боялся этих жуков... Нужно будет купить обязательно буффамина, или как его там...".
            Неожиданно слева от пустынного рейнджера, проходя сквозь тучи взбешенного песка, появился седой, усатый и полноватый человек. Он был легко одет, в чистую, довоенную одежду, но буря словно не могла навредить ему. Он направлялся в сторону рейнджера, но тот не останавливался, хотя и был поражён увиденным. Человек проходя мимо, говорил с рейнджером:
- Самая лучшая цена мистер! Вдобавок, я добавлю вам эту верёвку, людям вашей профессии она пригодится... - задорно говорил человек и улыбался.
            Но рейнджер не отвечал. Его правая нога уже подчинялась с трудом, и теперь тянула его к земле. Он не останавливался, а лишь смотрел на мужчину, и хотя тот стоял на месте, но одновременно словно двигался. А потом справа появился другой, в кожаной чёрной куртке и с лихой причёской:
- ... а ты словно возомнил из себя правого! Мы убьём и тебя, а потом и тех ублюдков, что нашептали тебе... - и этот мужчина грозно тыкал пальцем, и также стоял на месте, но проплывал мимо.
            В этот раз рейнджер не только смотрел на него, его слова задели некую старую рану, и он выкрикнул мужчине в ответ:
- Это были всего лишь две маленькие девочки! Маленькие девочки!! Ты ублюдок!! - и инстинктивно потянулся правой рукой к пистолету, который он прятал в кобуре под плащом. Раньше он мог выхватить и выстрелить в мгновении ока, но сейчас рука была словно каменная, поэтому он отвернулся, но всё также продолжал передвигать ногами. А потом слева вновь появилась личность, это была девушка одетая очень вызывающе:
-... это не так дорого, не так ли? - говорила она и кокетливо улыбаясь, крутила пальчиком прядь своих волос.
- Как меня зовут?! - немного с ужасом произнёс рейнджер. - Как меня зовут, проклятье?!
            Но девушка продолжала своё:
- Ты очень красивый, и эта скидка только для тебя, честно говоря, ею я хочу просто тебя завлечь... - и также скрылась.
            А после справа от него появился парень в армированной кожаной броне и с очень грязными и неухоженными волосами. Ему было всего лет шестнадцать, он стоял со страхом в глазах и поднятыми руками:
- Как меня зовут?! - кричал к нему рейнджер, но тот в ответ жалобно повторял лишь одно:
- Пожалуйста, не стреляй! Прошу не стреляй! Умоляю, не стреляй!
            Рейнджер продолжал двигаться вперёд, слева показался толстый усатый мужчина с наставленным на него пистолетом. Он смеялся без удержу. Рейнджер хотел и у него спросить, как его зовут, но не смог пошевелить губами. Он с трудом мог сделать шаг, а усатый мужчина резко перестал смеяться, сделал злобную гримасу на лице, и выстрелил. Рейнджер дёрнулся, словно от резкой боли, но образ усатого также исчез, а новой раны не было. Рейнджер перестал понимать, куда ему нужно идти. Неожиданно справа появилась молодая девушка с длинными чёрными волосами, одетая в синее лёгкое платье. Она ничего не говорила, а только молчала, смотрела на рейнджера, и казалось слёзы вот-вот выльются из её глаз. Рейнджер хотел сказать ей хоть что-то, как сильно он любит её, но не мог, он лишь двигался дальше, как мог. Он даже не мог вспомнить, кто он и куда ему нужно идти. "Как меня зовут? Как меня зовут? Моё имя? Моё имя..." - думал он про себя, и чувствовал, что слёзы струятся из его глаз. Слева вновь показался мужчина, неприятный на внешний вид, он гордо говорил:
- ... мы не боимся этого Края, как только мы его встретим, то.. - но рейнджер уже даже не смотрел на него.
            Вдруг впереди показался чёрный силуэт крепкого мужчины, прямо на дороге рейнджера. Они оба остановились, но лица мужчины не было видно. И он промолвил голосом, который звучал словно вокруг странника, и внутри него:
- Ни смерти, ни боли, ни поражения, ни унижения...ни Тьмы... Запомни, Билли.
            Рейнджер почувствовал, как ветер подхватил его и отнёс в небо. Он парил, а через несколько секунд под ним появился океан, могучий, синий, полный жизни и красоты, как и небо, голубое и прекрасное, полное белых облаков, чистого воздуха и мягкого солнца.
            А в это время Чуба жалобно скулил над своим упавшим хозяином, то и дело тыкая мордой то в одном, то в другом месте. Он даже пытался облизывать его лицо, в противогазе, но даже это запрещённое действо не помогло. Пёс лёг недалеко от его головы, и жалобно смотрел в скрытое лицо...
  
               За всё прошедшее время мало кто помнил, откуда взялось название для этого маленького поселения - "Смоки". Оно располагалось вдали от оплота цивилизации в этом регионе, и живущие в нём люди считались "провинциалами". Каждый из его жителей, которых не наберётся и пятидесяти, поведает каждый свою историю, от самых обычных до самых невероятных. Но самая правдоподобная из них о том, что однажды на месте этого поселения была стоянка для очень редких караванов, первых в своё время, когда этими краями пролегали маршруты. Но со временем то ли исчезли поселения, что торговали, то ли по какой другой причине, но маршруты были закинуты. Считается, что стоянку было видно издалека по маленькой струйке дыма, и что ещё много лет назад это место прозвали "Смоки".
   Большие общие дома, построенные непонятно из какого вещества, смеси земли и уплотнителя, забор, из того же материала, колодец, с грязной водой, несколько сараев и ферма с полями. Еды жителям едва ли хватало для себя, торговать ею они не могли себе позволить. Все они тяжело работали, под порой безжалостным солнцем, с суровой землёй, что была такой скупой, а взамен требовала так много жизненных сил. Но жители Смоки были цивилизованными. Их община сформировалась из крепких, и трудолюбивых людей, и этот общий, тяжёлый труд и взаимопомощь, помогли им возвести стены вокруг поселения, обезопасить себя, отгородится от жестокого мира, помогли им выжить. Может они не были способны выжить в Пустоши, но в границах своих стен они были в относительной безопасности, сытости, и среди них царил порядок. Большую часть времени...
   Единственное, что спасало это забытое место - это какие-то неизвестные по происхождению даже самим жителям Смоки, кустарники, обильно росшие в их краях, и периодически плодоносящие маленькими чёрными ягодами. Они называли их Пустынными ягодами. Ягоды сами по себе несъедобны, а быть может даже ядовиты, но ещё очень давно, какие-то умельцы научились делать из этих ягод закваску, а из неё самогон с очень даже неплохим и своеобразным вкусом. А из цветов этого растения, ещё до того, как они станут ягодами, можно было сделать вкусный бражный напиток, используя тот же метод закваски. Эти два напитка и были тем редким и единственным товаром, который они могли предложить. А этот товар постепенно набирал уровень спроса по всем окружающим цивилизованным поселениям, которые поддерживали друг с другом связь. И всё бы хорошо, можно было бы жить и ожидать светлого будущего, если бы это не было в мире Пустошей, да ещё и рейдеры любили иногда навещать и без того постоянно испуганных жителей, хотя сейчас у жителей "Смоки" с ними было заключено крепкое "соглашение".
            Каждый житель "Смоки", даже дети, выполнял свои обязанности. Треть всех жителей считалась ополченцами, и поочерёдно дежурили в охранных вышках, расположенных вдоль стен поселения. Они не были профессиональными солдатами, да и не было возможности тратить бесценные боеприпасы на тренировки, но в случае опасности могли постоять за свой дом. Чужаки очень редко, но появлялись, и конечно многие из них были недружелюбны. Бывало, наведывались и другие рейдеры, с которыми нет соглашений, или набеги мутантов, или людоедов, тогда на защиту вставали все, кто мог держать оружие в руках. Оружие правда в Смоки было самое паршивое: самодельные однозарядные винтовки и ружья, пару пистолетов и пару старых винтовок и ружей заводского производства, но вместе с отвагой людей оно делало своё дело.
   В этом регионе было две большие группировки рейдеров. После многих лет борьбы, жители Смоки закрепили соглашение с ближайшей, и за постоянную дань находились под "защитой" рейдеров. Но нужно признать, что кроме как защиты своей "кормушки" от других, рейдеры иногда и вправду помогали бороться с дикарями и людоедами, а также мутантами, что постоянно гнездятся недалеко от поселения. Но, тем не менее, это соглашение приносит и множество трудностей и напряжения. А в целом жизнь в Смоки довольно-таки скучна, особенно для некоторых его жителей, что в сердце жаждут чего-то большего.
            Арчер, начальник стражи Смоки, ещё спал, когда молодой парень, раздвинув занавески вбежал, запыхаясь в его комнату. Не успев отдышаться, он пытался что-то объяснить Арчеру, но всё ещё сонный начальник не мог понять и слова.
- Успокойся Люк! Сделай три глубоких вдоха и говори! Я ни черта не понимаю! - говорил Арчер, а в душе у него уже росла тревога, он думал, что его дочь опять что-то натворила.
- Сэр там собака!! Не просто собака, а огромная и злая! Она лает! Она подбежала ко входу, а там Рон и Адам! Они наставили на неё оружие, а она стоит на месте рычит и лает!!
- Что ещё за собака? Мутант или дикая просто? - недовольно ворчал Арчер, привстав с постели, он первым делом потянулся за чашкой с напитком из Пустынной ягоды.
- Я не знаю сэр! Но она какая-то не такая! Она большая, но не похожа на мутанта! И зубища такие огромные! И она в одежде!
- Успокойся парень! Иди и скажи, чтобы не стреляли, пока она не рыпается. Я сейчас приду и посмотрим, что там за мерзость.
            Молодой парень быстро убежал, потом вновь вернулся, но ничего не сказав, опять убежал. Арчер одел свою изрядно изношенную одежду, прихватил винтовку и направился ко входу, попутно здороваясь со своими односельчанами. Они дружелюбно приветствовали его, он дружелюбно с улыбкой отвечал, иногда они перекидывались несколькими дружелюбными фразами, хотя про себя Арчер для каждого делал замечания. "Доброе утро!" (Какое оно нахрен доброе! Придурок! Когда с утра мне нужно видеть твоё мерзкое тупое лицо!). "Здравствуй Салли! Как поживает твоя мамочка?" (Когда же уже сдохнет эта старая ведьма, и перестанет тратить наши ресурсы?!). "Сид, поишь браминов? Молодец приятель!" (Ленивый ублюдок! Лучше бы занялся настоящей работой! Задница!). "Привет Брайан!" (Вонючий урод! Как ты меня раздражаешь!). И тому подобные вещи мелькали в голове раздражённого Арчера. Он не любил, когда что-то шло или делалось "не так", а так было почти всегда, соответственно Арчер всегда был раздражён.
   Возле входа уже собрался десяток зевак, а громкий лай было слышно ещё издалека. Собака и вправду была огромная, намного больше тех, что ему доводилось встречать. Она зубоскалилась и рычала на окружающих, ему показалось, что она держит что-то в зубах. Также он заметил на ней ошейник, и нечто вроде собачьей брони.
- Вы что, не можете разобраться с псиной?! - спросил Арчер у стражников и снял с предохранителя свою винтовку.
- Арч, посмотри на неё, она какая-то необычная, к тому же кому-то принадлежит. Я решил сначала посоветоваться с тобой.
- Принадлежит, говоришь? Посмотри на эту образину! Это явно бешеное отродье башенных. Нужно усмирить её, пока она кому-то не навредила. Адам, это твоя смена, так разберись, а я прикрою.
            Адам кивнул в ответ, приказы Арчера обычно не обсуждались. Он зарядил свою рукодельную одно зарядку и нацелил на пса. Всего за секунду собака сорвалась с места и накинулась на Адама, выбив его винтовку и укусив его за плечё. Арчер, который явно не ожидал такого, начал палить в пса, и успел выстрелить три раза, но всё мимо, а потом не рискнул стрелять, чтобы не задеть Адама. Люди вокруг застыли, словно вкопанные, но Арчер знал, что должен действовать. Он напал на собаку, используя свою винтовку в качестве дубины. Пёс, оставив кричащего Адама в покое начал бороться с Арчером, уворачиваясь от его неуклюжих атак, выжидая момента для атаки. Но резкий и пронзительный свист заставил пса отвлечься, он обернулся в сторону звука и увидел невысокую молодую девушку. На вид ей было лет шестнадцать, смуглая кожа выдавала её латинское происхождение. Она была одета в грязный балахон, её черные длинные волосы были очень грязны и спутаны. У неё не было безымянного пальца на левой руке, а на шее было нечто похожее на железный ошейник с грузками для утяжеления. Девушка очень медленно подходила к собаке, держа на вытянутой руке сосуд с водой. Она вновь свистела приговаривая:
- Тише малыш, успокойся. Всё будет хорошо.
            Арчер закричал девушке:
- Люси, чёрт побери! Какого хрена ты делаешь?! Отойди сейчас же в сторону!!
            Но Люси как обычно никого не слушала, а всё также продолжала подзывать пса. Он же вначале с недоверием и опаской пару раз посмотрел на неё, и когда увидел, что его противник успокоился, подошёл ближе к девушке. Он принюхался к сосуду и к его содержимому, и ещё раз взглянув на Арчера, принялся лакать воду. Люси вначале с опаской прикоснулась к собаке, пока тот пил, а потом всё смелее и смелее гладила его. Арчер теперь не знал, как реагировать, он опустил винтовку, посмотрел на окружающих и вспомнил о кричащем Адаме.
- Заберите его и перевяжите! Попросите у Даккара хорошо продезинфицировать рану, может пёс бешеный. Люси лучше не трогай его, он может оттяпать тебе руку за один щелчок!
            Но Люси нагло продолжала гладить собаку, и, сделав ироничную физиономию, сказала:
- Быть может просто ты не в силах его понять? Чуть что сразу хватаешься за свою игрушку.
- Эта сука чуть не убила Адама!! Я ещё успею выпустить ей пулю в голову!
- Это кобель, и он не только чуть не убил Адама, а быть может и тебя! Это необычная собака, я надеюсь ты не так глуп, чтобы не понять этого...
- Эта... сука... - Арчер не успел договорить. Он хотел рассказать что-то о рейдерах Башни, и о том, что их мерзкая псина может навредить кому-то, но блеск на земле привлёк его внимание. Нечто серебристое, явно рукотворное лежало на земле, возможно именно его собака держала в пасти. Это была звезда в кругу с надписью АРИЗОНСКИЙ РЕЙНДЖЕР, а позади неё было выцарапано имя Ания. Арчер внимательно осматривал звезду, десятки мыслей словно одновременно пробежали в его голове. Когда пёс допил воду, и заметил, что его звезду подняли, он подбежал в Арчеру и начал лаять и подпрыгивать на одном месте. Люси подошла к Арчеру и также внимательно посмотрела на эту странную вещицу.
- Не думаю, что это могло принадлежать рейдерам... - сказала она, посмотрев на Арчера. - Отец, я думаю, пёс хочет, чтобы мы пошли за ним. Возможно, где-то недалеко, кто-то нуждается в помощи...
- Я не так глуп, как ты думаешь, Люси. Этот медальон...если я не ошибаюсь, это символ людей закона, их до войны так называли - рейнджерами. Словно шерифы, но ездят повсюду. - Арчер говорил всё тише, он впал в глубокие раздумья и воспоминания.
- Быть может это пёс одного из них.
- Ага. Или какого-то головореза, что где-то откапал эту вещицу! Я знаю, что ты задумала, девочка! Но после бури в Пустошах слишком опасно, мутанты выходят на охоту. Ты знаешь это не хуже меня! Мне нужно поговорить со старостой, если он согласится, мы соберём бойцов и поищем...
- К тому времени, может быть уже поздно.
- Это может быть банальная ловушка! Нельзя сломя голову бежать в пустошь, потому что мутант принёс тебе красивую брошку!
- Отец! - прикрикнула Люси, сверля Арчера глазами, но тот был непоколебим.
- Я иду к старосте! Будь тут! Не заставляй меня... - но Арчер не договорил, не хотел задевать больную тему.
            Но из стражников на входе остался только молодой Люк, и он боялся того, что может произойти, когда Арчер уйдёт. Он хорошо знал характер Люси. А характер был у неё порой сквернее чем у отца, местного начальника стражи, почти что шерифа. У Люси был дар, который правда был противоположный репутации и стремлениям её отца. Ко всему прочему Люси искренне любила применять свой дар, а потому в "Смоки" она была чем-то вроде изгоя, которого не убили только потому, что она все-таки считается частью их общины. Но Люси постоянно "создаёт неприятности", убить и выгнать её нельзя, а потому ей постоянно придумывают различные наказания, в частности и её отец. Палец ей отрезали в тринадцать лет, за кражи, тяжёлый ошейник одели за нечто подобное, как в прочем ограничили в рационе и в личной гигиене. Но чем больше жители Смоки пытались сломить девочку, тем больший отпор она им давала, и опять создавала неприятности. Если бы не уважение к её отцу, от неё бы избавились ещё лет в семь. Арчер же был хорошим человеком, в целом, но к сожалению, ему не всегда это удавалось, хоть он и старался. Ещё сложнее ему давалась роль отца.
            Люси посмотрела на Люка и сказала:
- Ты же знаешь, пока они будут решать, тот человек, где-то там, может погибнуть. Возможно настоящий рейнджер!
            Люк был немного младше Люси, да и вообще был очень стеснительным парнем, а потому часто терял дар речи при общении с ней.
- Ааа... чего? Стрелок что ли?
- Нет! Это такие шерифы! Только они ездят повсюду. Ну, точнее ездили...
- Люси... Арчер, в смысле твой отец... Ты же слышала его, он говорит разумные вещи.
Люси сделала шаг в сторону парня, от чего он на шаг отступил назад.
   - Люк! Не будь таким же узколобым как все они! Ты хороший парень. Разве ты никогда не мечтал стать шерифом, бороться с бандитами? Быть может это наш шанс! Разве не тебе было тут скучно? Пошли со мной. Не бойся ни Арчера, никого другого. Они ничего нам не сделают...
- Уххх, тебе легко говорить, ты же... Прости я не хотел... Я не могу! Я не могу так предать твоего отца. Прости.
            Люси тяжело выдохнула, потом посмотрела на пса и исподлобья взглянула на Люка.
- Как знаешь, мальчик. А я пойду, и ты не остановишь меня.
- Люси... Ты что хочешь, чтобы они посадили тебя на цепь?! Тебе это нужно?! Или чтобы тебе отсекли ногу?! Или сразу голову где-то там?
- Люк я иду! Ты дашь мне оружие?
- Я не могу, Арчер убьёт меня! Или чего хуже больше никогда не позволит работать в страже!
- Как знаешь... - сказала Люси и направилась к выходу. Она могла бы силой забрать у Люка винтовку, ведь там и вправду было опасно, но не стала. Она вообще уже слишком устала от всего, чтобы бояться чего-то. К тому же необъяснимое чувство влекло её вперёд. Пёс увидев, что девушка уходит в Пустошь, казалось всё понял, и побежал немного впереди неё, своим лаем подгоняя вперёд.
  
               Ветер уже практически стих, давая о себе знать лишь редкими порывами, не способными поднять много пыли и грязи. Можно было идти быстро, не сгибаясь от его ударов, но сразу же стало значительно жарче. Холодный период закончился совсем недавно, бури в это время были не редкостью, но и жара ещё не достигала своих самых мучительных даже для опытного путника значений. Люси достаточно часто выходит в Пустоши ещё с детства, с отцом и без него, поэтому она была привычна к её нравам, и знала в какие щели не стоит совать свой любопытный носик. Но сейчас ей было почему-то страшно, хотя это был не совсем страх, но очень сильное волнение. Единственное, что помогало успокоиться, это как ни странно эта злобная собака. Она постоянно убегала вперёд, а когда замечала, что Люси отстала, возвращалась и громко лаяла, подгоняя девушку. Люси чувствовала от пса некую уверенность, то, что этот пёс очень хорошо знает Пустоши, и даже сможет помочь ей в случае опасности, если не проголодается и не перегрызёт горло.
            Девушке показалось, что прошёл целый час, а может и больше. Это была та граница, которую переходить было очень опасно. Здесь можно было встретить не только жутких монстров, но и рейдеров, которые порой оказывались ещё большими монстрами, чем мутанты. Встретить путника в этих краях было практически невозможно, но и Башенные и Питоны бывало охотились здесь на мутантов, либо рылись в каких-нибудь руинах, из которых за последнюю сотню лет со времён войны, ещё не всё растянули.
   В это время на северо-западе было мало поселений. После того, как упали бомбы, на западном побережье было мало выживших. Намного больше было тех, кто пришёл с востока, с тех земель, которые апокалипсисом задело меньше всего. Они, полностью потерянные в раненном атомном пламенем мире, не думая об опасностях, рвались туда, где находились великие Хранилища. В них было всё необходимое, что могло понадобится тем, кто чудом уцелел в адском огне. Медикаменты, запасы пищи и воды, оружие, электроника и химикаты, одежда и даже такие великие достижения передовой науки, как роботы. Только благодаря найденным уцелевшим Хранилищам, многим удалось не только выжить, но и быстро организоваться. Не прошло и десяти лет, как появилась большая часть из ныне существующих поселений, а благодаря группе предприимчивых довоенных бизнесменов, тогда же началась и активная торговля. Первые исследователи этого изменившегося мира даже доходили далеко на юг, и встречали там таких же, пытающихся выжить невзирая на все ужасы, людей.
   Но новый мир был другим, в нём больше не было бесплатной стабильности или надежды. Теперь всё это нужно было вырывать силой, порой из холодных, когтистых лап смерти. Прошло ещё около двадцати лет, и большая часть подымающихся сообществ исчезла. Остались только самые сплочённые и большие, самые защищённые или приспособленные. Но по прошествии сорока лет, со дня Великой Войны даже они с трудом выстояли Великое Нашествие мутантов с севера, и постоянные междоусобицы. В эти дни установилось своеобразное "равновесие". Люди научились уживаться с миром Пустоши, научились сдерживать себя и себе подобных, научились не только решать всё силой оружия, но и силой слова. Правда, не все. Надежды не было. Движущей силой для человека, тем, что даёт ему желание жить, стали новые вещи. И одной из них стала Свобода. Совсем новая свобода, не такая, какой она была даже в "прекрасном мире". Свобода духа, свобода силы, времени. Свобода жить, или умереть, бороться или сдаться, свобода вечного поиска и познания всей глубины перемен. Свобода Пустоши, но для тех, кто мог её понять и совладеть ею.
   Поначалу уверенная в себе, и разгорячённая спором с отцом и Люком, Люси начала падать духом. Дурные мысли в её голове сменяли одна другую. А за ними как обычно пришли сомнения. Это было не похоже на неё, но Люси уже подумывала вернуться обратно, хотя неизвестно как бы отреагировал на это пёс. Скорость, с которой она двигалась, была слишком непривычной для девушки, а быть может также сказалось и волнение, но Люси очень устала, ей был необходим отдых. Она присела под едва ощутимой тенью сухого дерева, и тут осознала, что, торопясь сбежать, она не подумала о самом главном - воде. Люси долго ругала сама себя, называя дурой и всеми теми словами, которыми её называл отец, к тому же и пёс убежал далеко вперёд, и не возвращался. Всматриваясь во все стороны, она не увидела пса, но заметила что-то другое недалеко от себя, что-то очень непонятное. Кто-то как-то сказал Люси: "Твоё любопытство тебя погубит...", но она ничего не могла поделать со своей природой. Она подходила всё ближе к объекту интереса, огромной куче чего-то рыжего, и всё больше понимала, что это. И когда Люси смогла рассмотреть кое-где виднеющиеся из биомассы белые косточки, сомнений не осталось. Это была чия-то добыча, к тому же полу съеденная и не очень давно. В голове промелькнула мысль: "Нужно уходить отсюда", и она чуть ли не побежала подальше от этого места, попутно обсыпая всю себя пылью, но девушка не успела отойти и на пятьдесят метров, как услышала лай. Слух у Люси было очень сильным, девушка сразу поняла, что лай этот совсем не такой, как у её пса спутника, намного тоньше и даже слабее. Люси пригнулась пониже к земле и быстро спряталась за ближайшим валуном, торчащим из земли.
            Она аккуратно выглянула из-за камня, но долго не могла заметить хоть кого-то. Девушка даже начала думать, что всё хорошо и опасность миновала, как вдруг заметила первую дикую собаку, которая что-то активно вынюхивала, а затем и остальную стаю. Их было пятеро, Люси вновь активно начала обсыпать себя пылью, а в остальном старалась даже тише дышать. Она боялась, очень боялась, хотя в подобной ситуации уже была не в первый раз. Остатки добычи были чем-то крупным и сильным, и даже эта стая едва ли могла так расправиться с тварью. Скорее всего, они унюхали кровь, и пришли на запах полакомиться остатками. У Люси был шанс остаться незамеченной, и в таком случае выжить, если собаки уйдут. Но день обещал быть не простым, вначале псы увлеклись добычей, начали терзать остатки туши, а иногда дрались между собой. Туша отняла всё их внимание, можно было бы даже попробовать тихонько улизнуть, но один пёс оказался достаточно шустрым, и, наверное, что-то унюхал. Он принюхивался к земле, недалеко от того места, где Люси стояла, а потом резко посмотрел в её сторону.
   Люси спряталась за камень, в мыслях проклиная весь этот нелёгкий день. Собаки грозно залаяли, а один из них протяжно завыл. Девушка вновь аккуратно выглянула, и увидела, что вся стая уже бежит в её сторону. Инстинктивно она рванулась вперёд, но собаки были слишком быстры даже для такой быстрой и ловкой девушки как Люси, не говоря уже о тяжёлом грузе у неё на шее. Ко всему прочему она ещё и споткнулась о камень, да и неудобный балахон сыграл свою роль, и когда она встала, первая собака уже была в нескольких метрах от неё. Пёс без остановки прыгнул на Люси, но даже не смотря на все ограничения Люси молниеносно увернулась от прыжка пса, но вновь чуть не упала на землю. Не успела она даже повернуться к нему лицом, как пёс снова напрыгнул. Люси почувствовала, как что-то её толкнуло, и резкую боль в левой руке. Она упала наземь, боль в руке усилилась, и она ощутила, как разорвалась её плоть. Люси издала крик боли и отчаяния, но неожиданно болезненное давление на ране и на ней самой исчезло.
   Пока девушка приходила в себя и поняла, что произошло, Пришлый пёс, как его окрестила сама Люси, уже дрался с вожаком дикой стаи. Но бой этот не продлился и десяти секунд, преимущества Пришлого над обычным диким псом были слишком велики. Люси сидела на земле с согнутыми ногами, держась правой рукой за рану. Ей было очень больно, слёзы и кровь не прекращали течь. Перед ней бился в конвульсиях вожак стаи с перегрызенным горлом, а Пришлый напряжённо стоял и рычал, словно чудище на окруживших его четверых псов. Собаки стояли так минуту, рыча и смотря друг другу в глаза. Но дикие псы дрогнули перед свирепостью Пришлого, и понемногу начали отступать, продолжая лаять, словно проклинали и оскорбляли друг-друга.
            Когда дикие скрылись, Пришлый подошёл к Люси и жалобно посмотрел прямо ей в глаза. Он смотрел так, как смотрят люди, и его взгляд не был лишён искреннего сострадания. Пришлый вначале аккуратно, но потом всё настойчивее начал лизать рану, пробиваясь своим шершавым языком сквозь пальцы девушки. Ей было больно, и она пыталась оттолкнуть пса, но как-то несерьёзно, Люси всё ещё была в шоке. Она минут с пять сидела на земле, в пыли, и рыдала, находясь в полном отчаянии. Девушка сдалась, и не хотела что-либо делать, даже для того, чтобы помочь себе. Но потом проснулся её инстинкт, часть её скрытых талантов, который уже не один раз помог ей выжить. Она смогла убедить себя, что сидя и рыдая делу не поможешь, что рану нужно промыть и перевязать. Воды конечно с собой не было, оставалось только оторвать кусок от своего балахона и хоть как-то перевязать им болящую и кровоточащую рану. Люси потеряла немало крови, перевязка была очень болезненна, да и делалась почти одной правой рукой, с минимальной помощью левой. Едва ли она закончила, как сильное головокружение и слабость, словно стена, навалились на девушку, ей очень хотелось спать. Люси попыталась встать, но встав на четвереньки, она упала на бок и поддалась сну.
            Люси лежала на земле, слышала щебетание и ощущала прохладу. Она думала о чём-то хорошем, вспомнила что-то, что забыла. И это что-то действительно делало её счастливой. И в тот момент, когда она подумала, почему лежит на месте, над ней появился человек, мужчина, образ которого казался очень размытым, но приятным для неё. Она думала, что это её отец, хотя он не был похож на него. Мужчина тихо смотрел на неё, а когда она хотела что-то спросить, сказал:
- Ты пойдёшь со мной? - после чего он протянул к ней ладонь, которая была вся в крови. - Вот, смотри!
            Этот сон так сильно взволновал девушку, что она ощущала даже в ногах, как бьётся её сердце. Её пульс был очень учащён, а сознание словно очищено водой. Пёс облизывал ей лицо пытаясь пробудить к жизни, и по-видимому уже давно, так как она была изрядно перепачкана его слюной.
- Отстань от меня, ты кучка мерзостей! - причитала Люси, грубо отталкивая пса. Но он не обижался на неё, но опять начал громко лаять и прыгать на месте. "Хотя если бы не ты, я бы уже была мертва" - думала она. "Или наоборот, не было бы всех этих хлопот. Но так нельзя. Здесь и так слишком много безразличия". - решила Люси и почесала пса за ухом.
   Пришлый немного по наслаждался лаской, заскулил, но всё же отошёл в сторону и принялся вновь подгонять Люси. Превозмогая усталость и боль в теле и руке, Люси смогла подняться, и пёс тут же побежал вперёд. Она не понимала, как сможет помочь его хозяину, если он ещё жив, ведь ей самой было тяжело передвигаться, но теперь даже перед угрозой смерти она не могла бы повернуть назад. Прилив уверенности наполнил девушку силами, и она должна была сделать хоть что-то.
            Ещё через пол часа пути Пришлый перестал бегать далеко вперёд, и в основном крутился возле Люси. Ей пришла мысль, что это говорит о том, что они уже не далеко. И в правду, вскоре они подошли к устью давно высохшей реки. Теперь на её дне оставались только валуны да кустарники. Оно было где-то пятидесяти метров в ширину, и почти по центру лежало тело, уже изрядно засыпанное песком и пылью. По следам было видно, что пёс пытался тащить своего хозяина, но, по-видимому понял, что сам не справится и решил искать помощи. Пришлый побежал к хозяину, и начал лаять возле него, смотря на Люси. Она почувствовала, как вновь ускорилось её сердцебиение, и забыв об усталости побежала вначале вниз по склону, а потом и дальше по вязкому песчанику. Люси села на колени возле незнакомца и первым делом очистила его от песка. Она попыталась снять противогаз, но он был как-то хитро закреплён. Бесцельно провозившись рядом с незнакомцем минут пять, она поняла, что едва ли сможет сделать хоть что-то, не имея с собой медикаментов или воды. Радовало только то, что ей казалось, что он всё ещё дышал. "Как же тебя угораздило, незнакомец?" - размышляла она. "И что же мне с тобой делать?" Люси посмотрела на пса, который смотрел на неё словно с надеждой в глазах.
- Что ты смотришь, словно я доктор Даккар, Адам и Арчер в одном лице? - сказала она, а пёс жалобно заскулил ей в ответ. Люси улыбнулась, погладила его, и сказала: - Ну не расстраивайся Пришлый, мы что-то придумаем.
            Люси осмотрела вещи в рюкзаке незнакомца, заметно уменьшила его запас воды, и болеутоляющего. Утолив жажду, она встала и направилась в сторону кроны виднеющегося мёртвого дерева. Вначале пёс хотел побежать за ней, но она указала пальцем на Незнакомца и сказала ему сидеть и беречь его, и пёс словно понимая каждое её слово, повиновался. В голове юной девушки созрел план, и она не ошиблась. Недалеко от первого дерева было ещё несколько, на них она нашла несколько подходящих веток. Осталось их только как-то отломать. Люси отыскала камень потяжелее, но такой, чтобы она могла поднимать, и принялась отбивать ветки. Удивляясь самой себе, откуда она берёт силы, Люси продолжала работать, при этом изрядно шумя. Конечно она понимала, что шуметь - это не самое разумное дело в данный момент, но иного выхода не было. Потом ей показалось, что она слышала какой-то треск, да и вообще ощущала, что кто-то словно следит за ней.
   Это смутное волнение усиливалось, но вскоре ей удалось отбить три довольно крепкие ветки. Люси вернулась к Незнакомцу и Пришлому, пёс нервно бегал в стороны и к чему-то прислушивался и принюхивался. Люси сняла с Незнакомца рюкзак, винтовку и с трудом плащ, сняла с винтовки ремень, и ремень самого Незнакомца, а также нашла в рюкзаке обрывок верёвки. Утолив жажду ещё раз, и немного повозившись, девушка смастерила что-то наподобие носилок, но дажё пёс смотрел на них как-то с сомнениями.
- Да ладно, не всё так плохо. - говорила она ему в ответ на его взгляды. - Ведь так?..
            Огромных усилий стоило затянуть Незнакомца на носилки, если сам парень был не из крупных, то в купе с его бронёй, это было намного сложнее. Она закрепила его, как могла, и попыталась тянуть. Тут то и сказалась её усталость, Люси едва ли смогла протянуть Незнакомца на пять метров, как хлопнулась на землю. "Как же так, должен же быть выход...". Видя беспомощность девушки, пёс схватился зубами за один из ремешков, Люси вновь собравшись с силами взялась за другой, и вместе они вновь потащили Незнакомца. Носилки скрипели, словно вот-вот поломаются, да и Люси протащив Незнакомца ещё метров десять, вновь чуть не упала обессилев. Она хотела выругаться, проклиная этот день и отца, но какой-то свино-гортанный визг перебил её. Люси и пёс насторожились, волнение вновь охватило девушку, но оно не сковывало, а наоборот активизировало. Люси замерла не дыша, и пёс тоже. Этот визг явно не сулил ничего хорошего.
            На другом конце русла, позади них, на вершине показались два огромных кротокрыса. Люси никогда не видела в жизни чего-то подобного, ужасного и мерзкого. Разбрызгивая слюну твари по очереди повизжали, и не смотря на свою крупную комплекцию, быстро и даже очень проворно побежали в их сторону. "О Боже, только не это!" - подумала девушка, и с реакцией кошки подняла винтовку Незнакомца, но это не было простое оружие, к которому она привыкла, это было качественное и особенное, автоматическое оружие, с оптикой и тактическими модулями. Интуитивно она клацнула переключателем предохранителя, передёрнула затвор и нажала на спусковой крючок. Но вышло нечто другое, не то, что она ожидала. Вместо выстрела раздалось сразу много выстрелов, и винтовку подкинуло сильно вверх. Но на второй раз девушка уже знала, чего ожидать, и выпустила всю обойму в ближайшую тварь. Из всех пуль в кротокрыса попало не больше трёх - четырёх, что только разозлило его. Поддаваясь инстинкту, Люси бросила винтовку и начала убегать. Да, это было не очень храбро и эгоистично по отношению к Незнакомцу, но она не могла придумать ничего получше. Первого кротокрыса, который уже настигал Люси, перехватил Пришлый, вступив с ним в схватку насмерть. Вначале пёс вцепился ему в область шеи, но кожа и мышцы были слишком прочны и толсты в обхвате. С третей попытки кротокрыс стряхнул пса, и они сошлись лицом к лицу. Пришлый был намного проворнее кротокрыса, хотя и тот был весьма ловок, но пёс никак не мог понять, куда же кусать эту жуткую тварь, чтобы хоть как-то ей навредить. Даже храбрый Пришлый начал сомневаться в победе, но он сражался, не думая о смерти, ему просто больше ничего не оставалось.
            А в это время второй кротокрыс не отвлёкся на Незнакомца, но погнался за убегающей жертвой. Он догнал Люси как раз перед склоном, и ударил лапой. Люси почувствовала резкую рваную боль и мощный толчок, и как земля ушла из-под её ног. Если бы не склон перед ней, она бы упала на землю, а так столкнулась с ним и тут же начала карабкаться наверх, хотя не могла вдохнуть лёгкими воздух. Она бы конечно не успела добраться до вершины, с отчаянием девушка смотрела вверх и хваталась за камни. цеплялась пальцами за землю, а чудище, схватив её за ногу, тянуло вниз. На этом всё могло бы и закончиться, но Люси все же повезло в этот день.
   Вверху показалось пятеро мужчин с оружием наготове. "Стреляйте!" - крикнул кто-то из них, и они открыли огонь из всего своего арсенала. Мутант тут же ощутил ужасную боль, но был чертовски живуч и рванулся на вершину склонна. Не добравшись до самого верха, он одним взмахом лапы сбил вниз сразу двоих, а потом полез к другим. Он скинул вниз ещё двоих, а Арчер спрыгнул сам. Едва поднявшись на ноги, они вновь продолжали стрелять. Окровавленный мутант растерялся, но успел настигнуть Рона и вцепиться зубами ему в бок. Рон какое-то время кричал, но потом потерял сознание, а Арчер, Адам, и ещё двое их односельчан, продолжали стрелять. Они не боялись попасть в Рона, они знали, что если они не убьют мутанта, то Рона уже точно ничего не спасёт. Но кротокрыс не выдержал долго, он выпустил Рона из пасти, завизжал и упал, истекая кровью из множества ран. Не успели мужчины даже перезарядить своё оружие, как второй мутант уже атаковал их и ранил когтистыми лапами Адама и ещё одного жителя Смоки. Арчер и ещё один мужчина успели сделать несколько выстрелов, но кротокрыс напрыгнул на Арчера, прижал к земле и обездвижил своим весом, а его слюнявая, зловонная пасть занеслась над его головой.
- Нет отец!!! - крикнула беспомощно лежавшая Люси. Но её крик оборвал громоподобный хлопок явно крупнокалиберного оружия.
            Смесь из костей, зубов, и мозгов забрызгала Арчера, попадая в лицо, глаза и рот. Массивная туша, потоптавшись немного на нём, рухнула сверху. Все, кто мог, обернулись в сторону звука. Там на коленях стоял Незнакомец, держа в левой руке свой крупнокалиберный револьвер. Он шатался, а его всё ещё вытянутая рука тряслась:
- Помогите... Инсектор... - едва слышно сказал он искажённым противогазом голосом, и упал вновь, словно и не вставал. А Пришлый, ковыляя подошёл к нему, и жалобно скуля положил на него свою окровавленную мордашку...
  
   Люси не помнила, как они добрались обратно в "Смоки". Она была одним из тех раненных, которого несли на руках, вероятно её же отец. Очнулась девушка уже в доме доктора Даккара, её раны ныли и щипали от лекарства, а умелые руки их очень хорошо перевязали. Комната была просторной и очень чистой, по меркам жителей Смоки. Вокруг пахло медикаментами, в большие окна проникало много солнечного света. Девушка попыталась встать и пройтись немного, но холодный пот, боль от ран, и сильное головокружение свалили её на пол. Радовало, что мучительный ошейник с неё сняли. В это время, услышав шум, в комнату зашёл Люк. Он быстро спохватился и помог Люси встать и добраться обратно до кровати. Уложив её, он взял старый, скрипящий стул и присел рядом. Люси посмотрела на встревоженного Люка и измучено улыбнулась.
- Мы выжили?! Как остальные? - спросила девушка, преодолевая хрипоту в горле.
- Наверное, всё в порядке. Правда Арчер злой как та твоя бешеная собака. - сказал Люк и указал пальцем в угол, где мирно спал также перевязанный Пришлый. Наверное, ему вкололи порядочную дозу какого-то лекарства, так как он вообще ни на что не реагировал. - Не знаю, как он тебя накажет в этот раз, но это будет что-то сверх ужасное! Мне тоже досталось, ты хорошо меня подставила.
- Ты же знаешь, я не могла иначе... - даже немного раздражённо ответила Люси, и отвернулась.
- Док оперирует Рона, ему досталось больше всех, не считая конечно Незнакомца. Но док говорит, что он, наверное, выживет. У тебя также останется несколько шрамов, но всё будет хорошо.
- А что Незнакомец?
- Док пока не лечил его...
- Какого хрена?! - встревожилась Люси и даже попыталась встать, но была слишком слаба, поэтому Люк с лёгкостью удержал её. - Ему же нужна помощь!
- Успокойся, лежи и не вставай! Ты же знаешь Даккара, он сказал, что пока не поможет всем нашим, за Незнакомца не возьмётся. Его жена уже осмотрела этого...рейнджера. Но они чем-то недовольны. Она даже успела подлечить собаку.
- Помоги мне встать...
- Люси перестань, что ты за человек такой?!
- Помоги мне Люк! Пожалуйста... Прошу, хотя бы сейчас не спорь со мной! Мне нужна твоя помощь... - Люси сказала это с таким жалостным выражением на лице, что парень не выдержал. Он помог ей подняться и поддерживал пока они шли. Головокружение Люси от этого не уменьшилось, но она держалась.
            Двое молодых людей зашли в операционную доктора Даккара. Темнокожий док как раз заштопывал рану Рона, который был словно в наркотическом дурмане. Арчер и Адам, всё так же грязные, но с вымытыми руками и лицами, помогали Дакару держать пациента. Они встретили вторженцев явно не добрыми взглядами.
- Какого хрена!! - прикрикнул Арчер. - Сейчас же вернись на койку ты глупая девка! А ты тупой брамин, зачем привёл её?
- Сэр я...
- Какого чёрта отец?! Ради чего мы вытащили его? Чтобы дать помереть у дока в доме?!
- Ты!! Мерзкая дрянь!! - подавляя крик и с трудом сдерживая себя, шипел Арчер - "Мы вытащили", какая же умная! Я говорил тебе носа не высовывать?!! Посмотри, что ты наделала!!
- Она возможно спасла рейнджеру жизнь! - встрял Люк, но после предупредительного взгляда Арчера заткнулся.
- И чуть не угробила ещё несколько жизней! За что мне такое проклятье?! Почему ты не можешь быть нормальным человеком?!
- А почему ты не можешь быть нормальным отцом?
- Успокойся Люси! - нервно сказал Даккар, но быстро взял себя в руки. - Жанна поможет ему, но дело не в ранах. Он в порядке, но чем-то отравлен. Я почти закончил с Роном, и тут же осмотрю этого Незнакомца. А сейчас сделай нам всем одолжение, ты всё же обязана этому парню жизнью, и отправляйся в кровать, мы обо всём позаботимся.
- А отец обязан жизнью ему... Я иду к Незнакомцу, поторопитесь док.
            Люси попросила Люка помочь ей ещё раз, он отвёл её на кухню, под неодобрительные взгляды Арчера. Жанна - жена дока, также темнокожая женщина, уже как раз раздела Незнакомца, не без огромного труда разобравшись в хитростях его бронекостюма, и привела его раны в порядок. Остался только противогаз, с которым она не управилась. Люк посадил Люси на стул, а сам подошёл к Незнакомцу и начал пристально осматривать его.
- Как он? - волнительно спросила девушка.
- Сложно сказать. - отвечала Жанна, осматривая Незнакомца с ног до головы. - Пульс едва ощутимый, дыхания насколько я могу судить с этой штукой, почти нет. Инфекции кажется тоже нет, но я не пойму умирает он или просто полуживой.
            Люси обратила внимание на множество шрамов на теле этого странника. По его внешнему виду и "закалённому" трудностями странствий телу, можно было сказать, что он странствует по Пустоши давно. Люк игрался с противогазом, что-то нажал на нём, послышалось лёгкое шипение, и его хватка ослабла.
- Подожди. - сказала Жанна и придержала руку Люка. - Дай мне.
            Очень аккуратно, понемногу, она снимала шлем и противогаз, убеждаясь, что голова и лицо невредимы. Молодые люди затаили дыхание, по мере того как лицо Незнакомца открывалось. Под техно-противогазом оказался молодой человек, лет тридцати на вид, с крепкими чертами лица и тёмными волосами. Люси казалось, что она уже видела его раньше. Внешне складывалось впечатление, что он совсем не дышит. В этот момент в комнату как раз вошли Арчер и Даккар, а Адам по-видимому остался наблюдать за Роном.
- Как дела, милая? Тебе удалось снять шлем? - заботливо спросил Даккар и поцеловал свою жену в щеку, вытирая чистой ветошью вымытые от крови Рона руки.
- Это благодаря Люку. Мы сняли его как раз перед вашим приходом.
- Крепкий малый! - с долей уважения сказал Арчер. - Не рослый, но и не сопляк, как некоторые... - говоря это Арчер на секунду укоризненно глянул в сторону Люка. - Видимо судьба хорошо его потягала. Рад, что хоть внешне он не смахивает на проходимца...
- О Боже, отец! Он же спас тебе жизнь! Имей хоть немного уважения!
- Вот он оклемается, я его допрошу и тогда решу, заслуживает ли он НАШЕГО уважения!
- Перестаньте! - остановил их доктор. - Я слишком устал от этого вашего... общения. Думаю, моя жена тоже. Как показатели?
            Жанна тяжело выдохнула. Пожала плечами и сказала:
- Всё также, как когда вы его принесли. После обработки ран самую малость повысилась температура и давление. А так не понятно, толи он умирает, толи словно глубоко спит. Понятия не имею, что происходит.
- Он ещё шевелился, - сказал Арчер, - когда мы его несли, пару раз даже пытался что-то сказать, но на пол пути замер. Я думал подох...
   - Дааа... - задумчиво сказал Док, осматривая Незнакомца. - Ты хорошо проверила раны в глубину?
- Никаких явных следов. Всё чисто.
- Так, что ты думаешь, док? - спросил Арчер, приподняв веки голубоглазого Незнакомца, его глаза практически полностью закатились.
- Чёрт его пойми, что с ним. Нужно будет проверить его вещи, чтобы точно понять, чем он не пытался себя лечить. Хотя, может он и не знал, чем...
- Нееет док. Он должен был знать. Он похож на парня, который знает пустоши насквозь! Он успел сказать что-то о каких-то инсектоидах, или инсектидах...
- Он говорил о инсекторах. - поправила Люси.
- Хммм, инсекторы? - сказал док. - Честно говоря, слышу впервые. Ну, это явно что-то жукоподобное, а у них могут быть самые разные яды. Можно точно сказать, что он отравлен чем-то. Возможно это форма парализатора. Я прогоню через него иммунологи и разные антитоксикаторы, это может помочь. Думаю, если он не умрёт, это будет говорить о том, что организм борется. Наверное...
- Не очень-то обнадёживающе док... - сказал Люк, роясь в вещах Незнакомца.
- Да не очень... - сказал доктор и забрал рюкзак Незнакомца у Люка. - Я читал в старых книгах, что есть такое состояние на границе жизни и смерти, не то и не другое. Часто такое бывало от травм головы и порой от самых разных вещей. Но вся суть в том, что люди могли пробыть в таком состоянии годами, и не факт, что мог ли бы прийти в себя.
- Он сильный док. - сказала Люси. - Он придет в себя, не бросайте его, даже если он пролежит так год.
- Пойми Люси, даже в старом мире с такими больными не долго возились, не представляю как мы можем поддержать его жизнь долго.
- Я помогу, если понадобится. Даже если нужно будет отправиться куда-то караваном.
- Люси я тебя не узнаю? - раздражённо заговорил Арчер. - К чему столько жертвенности непонятно из-за кого? Это даже начинает меня беспокоить...
- Ух ты, что это?! - неожиданно выкрикнул Люк, он держал что-то непонятное в руках, что он нашёл среди одежды и оружия Незнакомца. Это что-то засветилось зелёным цветом.
- Дай сюда! - выкрикнул Арчер и забрал у парня штуковину. - Тебе же сказали ничего не трогать!!
            Все собрались вокруг таинственной штуки, даже Люси немного привстала, опираясь о стол.
- Это очень похоже на компьютер. - удивлённо сказал Даккар.
- Да, но только он висел у него на руке. - сказала Жанна. - А что такое Волт-Тек?
- Смотрите на нём написано: ПипБой. - сказал Люк, которого родители когда-то научили читать, вместе с Люси.
- Я слышал о таких штуковинах! - сказал Арчер. - Много слышал, но никогда раньше не видел. Это одна из крутых технологий прошлого. Как компьютер, только можно носить с собой и долго не подзаряжать. Внутри очень сильная батарея! Такая хреновина стоит огромных денег и товаров, вместе взятых!
- Надеюсь, вы не собираетесь обобрать Незнакомца, как последние отбросы? - спросила Люси, смотря правда только на отца.
- Нет. Но спасение его жизни уж точно чего-то стоит. Мы многим заплатили, а его лечение обойдётся нам возможно ещё больше.
- Это всё не так важно. - сказал Даккар. - Сейчас важнее помочь ему, а в будущем, думаю мы придумаем как разойтись так, чтобы все остались довольны. Было бы хорошо, если бы кто-то смог покопаться в этой штуке, мы бы могли найти ответы на многие вопросы.
- Да ты прав док. - сказал Арчер, клацая кнопки на ПипБое. Тот, издав писк, выдал сообщение об ошибке и потух. - У меня с такой ерундой никогда не получается. Может, ты док попробуешь?
- Честно говоря Арч, ни я ни жена, мы особо не смыслим в подобной технике. Я сейчас слишком устал, чтобы заниматься ещё и этим, думаю Жанна тоже.
- Понимаю Док. Нужно будет расспросить вокруг, но особых умельцев по этому делу едва найдёшь ли. Особенно у нас...
- Я могу, отец. Я думаю, у меня получится! - охотно вызвалась Люси, нельзя было не заметить огонька в её глазах.
   Все знали, что у Люси был в некотором роде фетиш на разные довоенные штучки, книжки и частично уцелевшие одежонки, игрушки, плакатики и картинки, и разного рода мелочи вроде игрушек или столовой утвари. Каждый приход в Смоки бродячего торговца был настоящим праздником для девочки, очень редким, но очень светлым. И торговцы любили Люси, так как за украденную ею выпивку они отдавали всякую никому ненужную дрянь. Разве могла девушка упустить такую возможность соприкоснуться с таинственным, манящим, и чудесным миром прошлого?
- Что?! Ты?! Ты что меня за дурака принимаешь? Смотрите, как ожила сразу!
- Я смогу! Ты же сам понимаешь, что никого не найдёшь. А я думаю, что у меня вполне может получиться.
- Вообще-то ты наказана, юная леди. И наказание тебя ждёт СТРАШНОЕ!
- Может так она исправит часть своей вины... - пытался что-то сказать Люк, но гневный взгляд Арчера опять заткнул ему рот.
- Отец, ты не можешь отрицать, что если у кого-то и есть талант к подобному в Смоки, то это я, как бы ты не хотел, что бы это было не так.
            Арчер посмотрел на Жанну и Даккара, и доктор пожав плечами сказал:
- Она юная, а молодые всегда лучше воспринимают новое, чем мы.
- Ну, тогда я может должен отдать эту хреновину Люку?
- Ты же сам всё время говоришь, что Люк словно тупой брамин. - сказала Люси не подумав. - Прости Люк, я ничего дурного не имела в виду. - и Люси ободряюще положила ему руку на плечё.
            Арчер молчал и пристально смотрел то на дочь, то на прибор с пол минуты, словно пытался понять, не замышляет ли его мышка что-то вновь.
- Ну, хорошо... - выдавил он из себя. - Я надеюсь, что ты не подведёшь меня и в этот раз, и тогда твоё наказание не будет столь жестоким... Возможно!
            Арчер взял рюкзак Незнакомца, его оружие, и сказал:
- Староста назначил совещание, по поводу этих хреновых событий. Там мы тщательно осмотрим его вещи, и решим, что будем делать дальше. Ты док тоже приди обязательно. Так что Люси, до заката вытяни что-то из этой штуковины.
- Люси я пойду с тобой! - было обрадовался Люк, но Арчер посмотрел на него ухмыляясь и сказал:
- А ты, мой дорогой брамин, иди на пост до самого заката. Ребятам нужно отдохнуть. И не вздумай мне отлучаться хоть на минуту, лишу всякого пайка на три дня!
            Люк явно обиделся, но, стиснув зубы, сказал: "Да Арч", и ушёл на пост разочарованный. Люси ещё немного присматривалась к Незнакомцу, словно пытаясь понять его тайны, а потом спряталась от всех в своём любимом, но уже давно для всех не тайном месте, старом сарае, который почти не использовался. От прибора и его зеленоватого монитора словно исходило таинство. Девушка не понимала почему, но её тянуло к этой штуке, до душевной боли и разочарования, за отсутствие чего-то подобного в своей жизни. "Должно быть что-то, что заставит эту штуковину заработать", - думала Люси, и клацала все подряд кнопки и крутилки. Потом она обнаружила единственную красную кнопку, и секунду поразмыслив, уверенно её нажала. Прибор вновь ожил, монитор засветился зелёным цветом, на нём появился необычный символ с надписью: "Волт-Тэк". Потом первую картинку сменила вторая, с глупым человечком со странной причёской и надписью: "Пип-Бой 2750". Ну а после второй картинки открылся какой-то список.
            Время пролетало быстро. Вначале Люси не могла понять, как вообще работать с этой штуковиной, и заставить её делать, что тебе нужно. Но понемногу, она понимала всё лучше функцию каждой кнопки и каждого переключателя, ну или хотя бы приблизительно. Уже вскоре девушка начала находить первые записи, карты, сообщения, заметки. Прибор был забит различной информацией, зачастую смысл которой Люси понимала едва ли. Она даже нашла функцию радиоприёмника и сумела активировать её. Был слышен только таинственный шум, но он доставил очень много радости девушке, она никогда не слышала подобного. А потом Люси нашла сообщение с надписью: "Билли, мне нужна твоя помощь!" и активировала его прочтение, но неожиданно из прибора раздался человеческий голос. Вначале Люси даже испугалась, но потом вслушалась в слова и поняла, это то, что нужно.
            После заката Люси зашла в дом старосты, который, по мнению девушки был уже весьма немолод, и всё чаще принимал решения, ведущие к спокойствию и миру, во избежание всякого рода трудностей. Именно он был автором мирного договора с рейдерами. Девять мужчин в доме уже активно проводили заседание, и пили напитки из пустынной ягоды. Комната была очень грязна и набита разными довоенными изношенными вещами, но в Смоки подобное считается роскошью. Когда отец увидел дочь, то облегчённо выдохнул, он уже явно нервничал из-за её задержки. Люси, стараясь не привлекать к себе внимания тихонько села за стол. Она вся словно сияла, так ей не терпелось рассказать всё, что она узнала. Но когда она посмотрела на Арчера, тот грозно помахал ей пальцем, а потом приложил его к губам.
- Я не говорю, что этот человек опасен. - продолжал свою речь староста. - Просто подобные странники из Пустоши часто приносят с собой неприятности. Он явно далеко с востока или юга, что он тут забыл? И какая тварь ранила его? Я за все свои года таких не видел и про таких не слышал. Получается, он привёл её с собой? И не известно жива ли она? Я понимаю, что мы люди, но возможно мы поступили не разумно. Возможно... нам стоит избавиться от него?
   - Речь идёт о безопасности нашей общины! - в сердцах выкрикнул толстый браменевод Бреди, которого Люси всегда считала тусом и дерьмом. Он всегда её подозревал в чём-то, даже когда девочка ничего плохого не делала, и выгонял из самых интересных мест.
            Раздалось много неодобрительных возгласов, старший фермер сказал:
- Спасая его жизнь, мы чуть не потеряли несколько человек, но если этот Незнакомец и вправду законник, мы же не можем с ним так поступить!
- Законник или жулик, какая нахрен разница! - выкрикнул высокий и худой Дойл, помощник Арчера. Его Люси считала ничтожным мудаком, и тем, кто подставляет свои задницы другим мужчинам. Она бы никогда не забыла, с какой радостью он выполнял все те наказания, что ей приписывали, с самого малого её возраста. - Все они одинаковые! Мы тут не это, стороны не занимаем и в чёрно белых не играем! Не наша это забота!            
   Староста покачал головой и сказал:
- Может он и законник, но это не гарантирует нам безопасности. К тому же док говорит, что он может никогда не проснуться! Разве мы можем позволить нашей скромной коммуне следить за полу живым пусть даже законником?
- Какое-то время мы бы могли, если продать часть его барахла. - сказал Арчер. - Правда его нужно будет выгодно обменять в городе. Быть может, удастся даже что-то разузнать и о твари, что его ранила и о нём самом. В его рюкзаке мы нашли много патронов, есть еда, лекарства с какой-то химией. Пару непонятных нам вещей, которые правда могут быть довольно недёшевы. Нужно только что бы кто-то сходил в Лилсити.
- Это слишком опасно, - продолжал волноваться староста, - и точно может привлечь внимание, нежелательных элементов... Ты считаешь, что мы должны его оставить? Думаешь, он может выздороветь?
- Быть может, мы должны дать ему шанс. - после паузы сказал Арчер, неожиданно для Люси заняв сторону Странника.
- В рюкзаке нет ничего такого, что открывает его цели?
- Нет, ничего необычного. Есть журнал, или дневник, или что-то такое. Но там какой-то бред написан. Но у него была эта хреновина... Как её... "Пайп-Бой". Эта та самая хрень, которую можно добыть, только хорошо напрягшись. Думаю, если у него есть такая, то он не простая персона. Я позволил дочери поиграться с этой железячкой, что бы она что-то узнала оттуда. По её настроению можно сказать, что она наверное достигла успеха. - сказал Арчер и пристально посмотрел на Люси.
- Ты готова говорить, Люси? - заботливо спросил староста.
- Да староста.
- Тогда приступай, тебе удалось что-то узнать?
- Вначале я долго не могла понять, как работать с этим "Пип-Боем", но потом, всё оказалось не так сложно. Я думаю, он очень давно странствует по Пустоши, и думаю, он точно рейнджер. В ней сохранены сообщения, и карты, а также есть записанные голоса. Есть одно сообщение, которое проливает свет на многое.
- Он мог снять эту штуковину с убитого законника, так что не будем спешить с выводами. - продолжал упорствовать старик. Обычно к этому слову Люси любила добавлять приставку "вонючий". По поводу старосты девушка часто удивлялась, так как не думала, что люди способны столько жить. - Но сообщение мы прослушаем, если ты считаешь его важным. Включи его Люси.
           Люси встала, нажала пару кнопок, и положила "Пип-Бой" на середину стола. Через пару секунд раздался голос, по-видимому пожилого человека, временами искажающийся помехами.
            "Билли, мне нужна твоя помощь! Ты, наверное, всегда считал меня немного сумасшедшим, и я не могу полностью отрицать этого, но я хочу, чтобы ты знал, что сейчас я говорю АБСОЛЮТНО серьёзно и осознанно. Билли...Я нашёл его...Я нашёл САММЕРЛЕНД Билли!! Я не шучу! Я видел его своими собственными глазами! Я готов поклясться любой клятвой, которую ты спросишь с меня! Но в одном ты был прав, мой молодой друг... Они все погибли... Все... Из-за меня и из-за тайны. Но теперь я знаю наверняка! Надеюсь, это сообщение найдёт тебя. Драу наступает мне на пятки. Ты же понимаешь, что будет, если он доберётся сюда первый. Если он найдёт меня, то найдёт и Саммерленд, и получит все мои данные, и ещё кое-что совершенно бесценное, а этого не должно случиться, мой мальчик, любой ценой нужно избежать этого! Я нашёл то, что искал, но ограничен в возможностях. Умоляю тебя, поторопись! Найди помощь! Это не шутка, клянусь! В назначенный срок прибудь в место, под названием Литлсити, что на землях северян у океана, я буду ждать. Ты моя последняя надежда... И возможно не только моя, ты же понимаешь, Билли? Прошу тебя поторопись. Твой профессор Блэкстоун".
            Когда записанная речь закончилась, первые секунд тридцать в комнате стояла тишина, каждый из присутствующих о чём-то размышлял, но никто не знал, что сказать. Первым тишину нарушил Арчер, иногда в нём просыпался талант говорить разную чепуху.
- Билли значит... Ну по крайней мере мы знаем, как зовут этого засранца!
- Как тебе не стыдно отец! Он тебе жизнь спас!
- Сейчас не время для этого! - перебил разрастающийся спор староста. Но на какое-то время вновь настала тишина, и староста, ощущая свою обязанность как-то действовать, неуверенно сказал: - У кого-то есть какие-нибудь идеи по этому поводу?
            Мужчины неуверенно переглядывались между собой, и всё больше взглядов останавливалось на Арче.
- Ну его наверняка зовут Биллом. - сказал Арч.
- Он назвал его Билли. - нарушила надвигающееся молчание Люси. - Тот, кто представился профессором стоуном. Он говорил, как дедушка, и голос был не молод, соответственно он стар. Он что-то искал. Что-то, что назвал "Саммерлендом", и решил, что нашёл. Он отправляет сообщение опытному рейнджеру, чтобы тот выручил его. Наверное, он в беде.
            Староста прокашлялся и сказал:
- Да Люси ты права, но это хоть и необычно всё, но понятно. Если это не розыгрыш какой-то. Если профессор это не бандитское прозвище, то возможно он хороший человек. Кто-то слышал когда-нибудь что такое "Саммерленд"?
            Все присутствующие отрицательно помотали головами.
- Я не знаю, что такое эта "Саммерленд". - сказал Абрам. - Но я знаю, кто такой Драу.
            Абрам темнокожий парень, пришедший с далёкого северо-востока в "Смоки" в поисках покоя. За свою жизнь он успел побывать и бандитом, и полицейским в каком-то городке, а теперь нашёл своё место в этой тихой общине.
- Там, откуда я пришёл, его наверное знают во всех поселениях. Он никогда не появлялся в нашем, скорее он был чем-то вроде легенды, что наделала шуму в своё время. Он предводитель Вампиров, наверное, самой опасной банды рейдеров. Их немного, но это не просто бандиты, но профессиональные бойцы. Они покрывают тело необычными татуировками, и пьют кровь своих жертв. Их путь был слишком кровавым, даже для Пустошей, ходили слухи, что они захватили целый город, и взяли власть над выжившими. Но их беззаконие привлекло внимание какой-то тайной и сильной группировки, о ней так же рассказывают много легенд. В общем, с ними решили раз и навсегда покончить, с этими проклятыми упырями. Неизвестные вошли в их логово, и перебили, но видимо не всех. На какое-то время Драу и его Вампиры пропали, но ходили слухи, что потом они появились вновь. Это настолько опасная банда отморозков, что они напали на ту таинственную организацию, что чуть не уничтожила их, имея лишь остатки своих сил, и не безрезультатно. Чем это всё окончилось, я точно не знаю.
            Староста вновь прокашлялся, и сказал:
- Больше похоже на пьяные барские легенды. Значит это сообщение возможно устаревшее? Люси можешь что-то сказать по этому поводу?
- Я не знаю как установить дату сообщения, но, судя по картам и установленным маршрутам, Незнакомец, или Билли, направлялся с юга на север, сюда к нам. Если я конечно не ошиблась. К тому же это последнее звуковое сообщение в этом приборе. Я слушала остальные, они совсем не понятные, но по ним можно судить, что этот Билли и вправду законник. Там идёт речь о каких-то делах, охотах за кем-то, просьбы о помощи, и по-видимому разные древние записи.
- Да бывают и такие ребята, путешествую по Пустошам... - сказал Абрам. - Несут помощь с законом и справедливостью, и всё такое. Пока их не пришьют...
            Староста вновь задумался, а когда пришёл в себя сказал:
- Если это всё правда, я не думаю, что это безопасно связываться с такими опасными людьми.
- Мы уже связались. - сказал старший фермер.
- К тому же это очень далеко. - сказал Абрам. - Не думаю, что Вампиры когда-либо бывали поблизости или когда-нибудь будут. В этих краях кроме конкуренции они ничего не найдут.
- У нас опять тупиковая ситуация. - сказал Арчер, откинулся на стуле и закинул ноги на стол. - Я уже догадываюсь, чем всё закончится.
            Староста покивал головой и сказал:
- Это не может быть ответственность одного человека. Мы будем голосовать!
            Староста достал из старого комода маленький мешочек, и высыпал содержимое на стол. Там было много маленьких чёрных и белых шариков, сделанных из чего-то похожего на стекло. Он вручил каждому по одному белому и чёрному, всем кроме Люси.
- А я что не буду голосовать? - обиженно спросила она.
- Деточка. - сказал староста. - У тебя нет такого права, скорее ты заслуживаешь наказания.
- Я не согласен. - сказал Даккар. - Хотя Люси поступила очень неправильно, и подставила других своими действиями, я всё же думаю, что сегодня она заслужила это право.
            Староста внимательно посмотрел на Даккара, а потом на Арчера, тот жуя что-то, сначала посмотрел на Даккара, потом на Люси, а потом на старосту, и через пару мгновений утвердительно кивнул.
- Ну хорошо. - сказал староста, и дал Люси два шарика. - Но только потому, что Рон ранен. Значит так! Белый - за то, чтобы оставить Незнакомца. Чёрный... Мешочек справа от меня - для голосований.
            Каждый из присутствующих кинул по шарику в каждый мешочек, но никто точно не знал, кто за что голосует. Люси кинула белый шарик, хотя, наверное, никто не сомневался какой шарик она бросит. Староста протянул мешочек для голосований Арчеру, и тот быстро сосчитал голоса.
- Ну что готово? - спросил староста, и Арчер посмотрев тяжело на дочь, кивнул головой. Сердцебиение Люси участилось, на удивление самой себе она очень разволновалась. - Что там?
   Все с нетерпением ждали, что скажет Арчер, а он словно специально выдержал драматическую паузу, после чего ответил:
- Поровну.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"