Искатель Евгений Валериевич: другие произведения.

Глава 2.1 Удивительный или Долгая Дорога Домой

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   Стоя посреди Пустоши, можно ощутить её, особую свободу. Человеку, живущему во времена после Великой Войны, сложно оценить это её качество. Большинство видят в Пустоши лишь угрозу, или испытание, трудности. Да и довоенные люди, если бы каким-то образом смогли здесь оказаться, отметили бы её суровость и мягко говоря, неприветливость. Но во все времена, во всём мире были те, кто в глубинной сути своей был Странником. Они искали необъяснимое "то самое", за недостижимым концом горизонта. Были они и в это время.
   Свобода эта была не только физической, это ещё и свобода для духа. Во все стороны для глаз человека открывается картина пространства, земного, и бескрайнего, бесконечного неба. Далеко на востоке виднелись горные цепи, порывы ветра трепали редкую растительность, что изо всех сил пыталась выбороть себе право на жизнь, у этой, казалось бы, мёртвой на вид земли. Пустошь напоминала триумф декаданса, сухая, безжизненная. Всюду можно было встретить мёртвые деревья и травы, разрушенные здания и дороги, иногда целые руины городов или промышленных комплексов. Раньше, в них было движение, жизнь. Они были заполнены различными вещами, рабочими машинами, дорожными знаками и рекламами, фонарями, автоматами с пищей и газетами, людьми. Теперь всё это было свалено в одну кучу, перемешано, погребено под осколками зданий и под землёй. Это был триумф отчаяния и падения. Живая цивилизация восхищала, но было нечто прекрасное и в её смерти. Печальное, горестное, но недостижимо прекрасное.
   Было похоже, что этот мир уснул. Он тихо и размеренно дышал, но дыхание это было едва ли заметным для невнимательного глаза. Жизнь не сдавалась. Мир не умер, он изменился, и жизнь изменилась вместе с ним. Она приспособилась под новые условия, и с каждым годом укреплялась всё сильнее, увеличивая свою власть. Мир не умер, он, словно шептал, но шёпот этот могли услышать лишь некоторые. Он разносился подобно невидимым волнам, повсюду вокруг тебя, и туда, далеко за горизонт, куда вновь и вновь зовёт твоё сердце. И ты, повинуясь зову, продолжаешь идти этой дорогой, у которой нет конца, чтобы встретить новых людей, новые места, и новые судьбы.
   Поднялся ветерок, и растрепал тёмные волосы рейнджера. Билл глубоко вдохнул его свежесть, этот воздух насыщал. Рейнджер чувствовал этот шёпот жизни. Пустошь, она словно проникала в него, пронизывала насквозь своим духом и зовом, и порой ему казалось, что он сам становился Пустошью, всеми её просторами и всею её жизнью. Но сейчас рейнджер был грустным, он страдал. Рядом стояли его уставшие спутники, их лица были полны печали. Генрих протянул Биллу факел, а блондинка Лэсси зажигалку. Рейнджер поджёг факел, Люси подбадривая обняла его за левую руку. Бетон горько плакал, прямо как маленький ребёнок. Гартун сострадательно пытался успокоить этого "великана", и Бетон крепко обнял дикаря, сжимая так сильно, что у того захрустел позвоночник, и он едва ли мог вдохнуть воздух. Перед ними, на целой пирамиде из древесины лежало искалеченное тело Чубы.
   - Прощай, мой друг... - тихо сказал Билл. - Спасибо тебе, за всё.
   Рейнджер воткнул факел в основание конструкции, и пламя начало быстро распространяться по сухой древесине. Вскоре всё загорелось, так сильно, что за столбом из огня уже невозможно было различить тела пса. Люси всхлипнула несколько раз.
   - Где бы ты не был, пусть тебе будет хорошо...
   Заканчивался день после переполоха в Литлсити. Был закат, и лучи заходящего солнца окрашивали облака в розовое. Мягкий свет заливал пространство Пустоши и уставших путников.
  
   "Что угодно бы отдал, лишь бы оказаться сейчас в другом месте!" - думал про себя Энтони Редсворд, судорожно перезаряжая трясущимися руками 10 миллиметровый пистолет-пулемёт, с увеличенной обоймой и оптикой. Ему было около сорока лет, вытянутое лицо, рыжеватые, стриженые волосы, щетина, и светлые глаза. Энтони был одет в довоенную, боевую броню с каской, всю перепачканную смесью из грязи и крови. Он сидел на земле, спиной прижимаясь к своему укрытию в виде истерзанной туши брамина, гружёного коробами. Внутренности животного лежали вокруг него, рядом из винтовки отстреливался один из охранников, лицо которого выражало сильный испуг. Энтони окинул взглядом во все стороны. Их караван был разбит. Слева и справа от него, вдоль разрушающейся трассы, лежали два десятка убитых браминов, вокруг был разбросан их груз, коробки и поклажа, и изувеченные тела множества наёмных охранников. Раздался взрыв, горячая волна, песок и грязь ударили в лицо Энтони, проникли в носоглотку и лёгкие. Он закашлялся, выплёвывая всё это из себя, из глаз потекли слёзы. Энтони совсем не привык к такому обращению с его персоной!..
   Совет Семерых - так называлась организация, главенствовавшая в Синема. Именно Синема было тем сердцем, что задавало ритм жизни в этой местности. Группа предприимчивых людей, владевшая в прошлом огромным богатством и властью, не сдалась в изменившемся мире, и, применяя свой опыт и знания, попыталась восстановить свой статус. За исключением будущих жителей Феникса, большая часть других выживших ещё даже не успела организоваться, как Коммивояжёры Синема уже начали свои опасные странствия. Они приносили то, что было необходимо, помогали выжить другим, налаживали маршруты новой торговли в новом мире. Для многих они были спасителями, подобно ангелам, приносящими воду, пищу или лекарства своими караванами, взамен за, казалось бы, теперь бесполезные вещи. Но никто не догадывался об их далеко идущих планах обрести нечто большее, чем просто власть. Влияние Синема начало быстро нарастать, старые методы частично работали и после апокалипсиса, но многое пошло не так. В новом порядке анархии было много других, кто желал власти, желал установить свой порядок. Но Совет Семерых не сдавался. Они были терпеливы, не меньше, чем их жадные предки. Тот, кто владеет правом создавать деньги, владеет и всем остальным.
   Энтони был одним из Семерых, не самым умным, но активным и решительным, и по праву, перешедшему от отца, занял свой пост и был посвящён в таинства менял. Личное присутствие одного из Советников, было необходимым, для этого предприятия. Теперь, когда рейдеры Башни были разбиты, не без тайного финансирования со стороны менял, открывались новые перспективы на юге. Литлсити набирал силу, и из маленькой дыры всё больше превращался в крупный центр. Влияние Синема в нём было невелико, и это нужно было исправить как можно скорее. К тому же, без осторожного контроля и направления, Литлсити мог стать союзником или вассалом Дримленда, что могло серьёзно пошатнуть равновесие между тремя "опорами цивилизации". Совету ещё предстояло решить, что делать с этой новой силой, помочь ей возвыситься, или попытаться задушить в зародыше...
   Но Энтони был оптимистом. Он, конечно же, был предан идее и плану своих предков, но верил, что их действия даже необходимы, чтобы помочь миру не сойти с ума от своей свободы и отсутствия контроля, особенно в это время. Энтони верил, что план можно осуществить без лишнего кровопролития, и считал, что влияние Синема принесёт ещё больше процветания для Литлсити. Он совсем не боялся этого путешествия, размышлял, планировал, общался со своими информаторами, узнавал детали о тех, кто главенствовал в этом городе. Никто, в здравом уме не стал бы нападать на караван Синема, охраняемый более чем сорока профессиональными охранниками и наёмниками, хорошо вооружёнными и экипированными. Но Энтони не учёл особенностей нового мира преподносить неожиданные сюрпризы.
   - Что это за дерьмо?! - сквозь слёзы ныл охранник, укрывающийся рядом с Энтони. - Что это за твари?! Почему они не дохнут?!
   Энтони промолчал в ответ. Он всё же сумел перезарядить своё оружие, и, набравшись решимости, слегка высунулся. Одно из существ как раз было открыто для его обстрела. Огромное, человекоподобное, с зеленоватой кожей и зловещим видом, защищённое массивными металлическими деталями, развешанными вдоль тела. Существо так же было вооружено миниганом, и с лёгкостью управлялось с ним. Энтони прицелился, и зажал гашетку. Короткие и приглушённые очереди одна за другой накрывали мутанта, большая часть попавших пуль не пробивала броню существа, и рикошетировали, а те, что находили слабые места, входили в плоть монстра, но казалось, только злили его, не причиняя вреда. "Умри!! Умри же!!" мысленно кричал Энтони, вновь и вновь нажимая на спусковой крючок. Вскоре его обойма опустела, а монстр с рёвом навёл свой миниган на стрелявшего.
   - Вот чёрт! - невольно вырвалось у Советника, и он вновь спрятался за тушей.
   Миниган загудел, и поток пуль ударил по укрытию Энтони, вздымая пыль, куски земли и окровавленной плоти брамина. Энтони в ужасе кричал, лёжа на земле, скрутившись калачиком и прячась за тушей. Он слышал, как пули вонзаются в землю, в мёртвого брамина, в короба, и с ужасом ожидал, когда горячие, смертоносные пули пронзят и его. Энтони ощутил сильный удар в спину, в голове пробежала мысль "Вот оно...", после чего яркая вспышка словно оглушила.
   Это могла бы быть смерть, но Энтони очнулся. Раздавшийся неподалёку взрыв вернул его в сознание. Спина и голова очень болели, но он был жив, мог дышать, хотя и постоянно кашлял. Энтони осторожно оглянулся. Его укрытие было изорвано в клочья, а лежащий рядом охранник мертв. Три пули пронзили его тело, две попали в голову, расколов её словно горшок. Энтони снял свой шлем. Пуля оставила большую вмятину и частично застряла. Он был уверен, что защитная пластина на спине остановила и другую пулю, хотя ушибы от столкновений были столь сильны, что он мог двигаться с трудом. Энтони осторожно осмотрелся. Ещё десяток укрытий, вроде его собственного, продолжали вести огонь. Двое монстров были мертвы, истерзанные множественными попаданиями. Но остальные не спеша приближались, продолжая вести огонь и что-то кричать. Мелькали вспышки лазеров и плазмы, вновь раздался взрыв, эти существа были хорошо вооружены. "Что вы чёрт побери за твари такие?!" - думал Энтони, ища своё оружие в пыли. Он понимал, что нужно было что-то делать, кто бы не были эти существа, они слишком сильны.
   За одним из укрытий двоё наёмников долго возились с пулемётом. Энтони видел, как они извлекают его из чехла, ищут в ящиках патроны, заряжают. Установив пулемёт поверх туши брамина, наёмники выждали какое-то время, и когда мутант подошёл ближе, открыли огонь. Очередь за очередью накрывала существо, многие пули рикошетировали, металлическая защита кусками отлетала от мутанта, плоть разрывалась, извергая тёмную кровь. "Ну же! Ну же!! Давай!" - молебно повторял про себя Энтони, и вскоре мутант, простонав, упал на землю. Энтони радовался, а пулемёт уже накрывал следующую цель, казалось, что появилась надежда. Но ненадолго. Послышался звук выстрела из ракетницы, Энтони видел, как заряд в мгновении ока врезался в цель, разметав в стороны и укрытие, пулемёт, и его наёмников. Ещё через минуту из десятка огневых позиций осталась только половина, а неизвестных мутантов всё ещё было семеро. Теперь Энтони оставалось только попытаться сбежать. Что-то подсказывало ему, что этих существ совсем не заинтересуют все его выгодные предложения или щедрые взятки.
   Советник уже прикидывал маршрут, которым будет "валить отсюда", но внезапно в его глаз ударил солнечный блик. Что-то отражало от себя свет, что-то большое, чего по началу Энтони испугался ещё больше чем "страшных мутантов с пушками". Это была силовая броня, такая, как на картинках, но живая, настоящая! Она двигалась, шумно шагая по земле, издавала необычные звуки, которые за перестрелкой ранее были не слышны. Позади неё был виден металлический ранец, в руках воин прошло, крепко держал миниган. Он остановился, подал знак рукой продвигаться вперёд, и зажал гашетку своего смертоносного оружия. Через мгновение, раскрутившийся миниган начал извергать пули. Солдат поливал огнём злобных мутантов одного за другим. Как правило, после нескольких попаданий те старались за чем-нибудь укрыться. Вскоре из-за холма появились ещё трое солдат в силовой броне, вооружённые таким оружием, которое Энтони видел только на картинках. Советник вполне мог позволить себе купить нечто подобное, самодельное или даже довоенное, но те образцы, которые он встречал, были больше похожи на тестовые экземпляры, небольшие, и не очень надёжные как на вид, так порой и на деле. Эти же ребята были вооружены передовыми, в своё время, образцами, разработанными специально для военных целей, мощные и сокрушительные.
   Красные и зелёные вспышки лазерного и плазменного оружия летели в обе стороны. Среди паладинов разорвался фугасный заряд ракетницы, но это только на мгновение отвлекло их, после чего они вновь продолжили огонь. Энтони видел, как лазерный луч попал в одного из мутантов, пробил его защиту, в виде канализационного люка, прожёг и саму плоть. Потом заряд из плазменного ружья, задел туловище и искалечил руку мутанта. Потом вновь лазер, и большое, зелёное чудище упало на землю, слабо истекая кровью из своих обожженных ран. Паладин и мутант, оба вооружённые миниганами, сошлись в поединке, словно два дуэлянта в эпоху дикого запада. Но это не был поединок на скорость. Они навели своё оружие и просто зажали гашетки, поливая друг друга потоком пуль. Одна за другой они врезались в мутанта, отрывали части его брони, врезались в плоть. Чудище кричало, но продолжало стрелять. Одна за другой пули врезались в паладина, и рикошетили от его брони в виде множества искр, врезались в его миниган. Оружие паладина заклинило, в нём что-то хлопнуло, разорвав розочкой большую часть стволов. Но и сам мутант пошатнулся, и через мгновение упал на сухую землю, испуская последние, тяжёлые дыхания.
   Самый свирепый из зеленокожих существ попытался атаковать, прицельно ведя огонь по одному из паладинов из лазерного оружия. Смертоносные лучи, раз за разом попадали в цель, но их сила по большей части словно рассеивалась на силовой броне, оставляя большие чёрные пятна гари. Раненному, мутанту пришлось атаковать вблизи. Толкнув паладина плечом, он опрокинул последнего на землю, и что было сил бил ногой, словно хотел проломить эту металлическую скорлупу, вокруг человека. Ошеломлённый, паладин ничего не мог предпринять, но один из братьев прикрыл его огнём из импульсного ружья. Несколько попаданий, и зеленокожий, с оторванными от тела кусками плоти, рухнул. Перестрелка продолжалась не долго. Подавленные, мутанты принялись отступать. Эти массивные существа не были быстрыми, но и скорость преследовавших их паладинов так же была не велика, и оставшимся чётырём мутантам удалось скрыться.
   Когда бой затих, выжившие охранники и наёмники с удивлением переглядывались, но никто не осмелился покинуть укрытие. Паладины вернулись, и принялись осматривать тела убитых мутантов, и казалось, совсем не интересовались уцелевшими людьми. Энтони был первым, кто показался из укрытия. Убедившись, что воинам братства нет до него никакого дела, он быстро подбежал к одному из деревянных ящиков на земле, из-под которого растекалась большая лужа. Внутри была выпивка, но большая часть содержимого была уничтожена. Одну за другой Энтони выкидал наружу разбитые бутылки, но наконец-то нашёл одну целую. Открыв её, он тут же начал жадно поглощать содержимое, словно обычную воду. Упав седалищем на землю, Энтони продолжал глотать выпивку, часть лилась мимо рта на его одежду и землю, но пока бутылка не опустела, он не останавливался. Откинув бутылку в сторону, Энтони прокашлялся. Он тяжело дышал, сидел на земле, и потирал рукой мокрые волосы на своей голове. Его люди так же оживились, и принялись оказывать помощь раненным, тем из них, кому можно было помочь. Почти весь груз был уничтожен, но эти огромные убытки не пугали Советника, сейчас он никак не мог поверить, что остался в живых, пройдя через подобное.
   Но расслабляться было некогда. Энтони понимал, что нужно было пообщаться с их спасителями, поэтому, отдав несколько распоряжений своим людям, он, струшивая с себя пыль и грязь, не спеша, направился к воинам братства. Совету Семерых конечно же было известно о существовании такой могущественной группировки как Братство. Организация, обладающая таким огромным техническим потенциалом, могла бы стать главной опасностью для планов Совета. Они попытались наладить контакт, но братство проигнорировало все их попытки наладить взаимовыгодные отношения. Это было первым, что удивило Совет. Вторым было то, что, обладая таким могуществом, братство даже не пыталось обрести какую-либо власть или влияние, но просто скрывалось. Энтони не знал, как именно отреагируют эти люди, поэтому не ощущал себя в безопасности, приближаясь к ним. На всякий случай он подошёл, приподняв вверх руки, но безликие визоры молча смотрели на него. Один из братьев, вооружённый импульсным ружьём, тяжелой поступью сделал несколько шагов ему на встречу.
   - Меня зовут Энтони Редсворд! - начал говорить он ещё издалека. - Я один из Советников Синема!
   Энтони подошёл близко к паладину, после чего опустил руки.
   - Просто хотел поблагодарить вас ребята... Если бы не вы, мы бы все здесь погибли. - сказал Энтони и протянул руку в знак приветствия и благодарности.
   Но паладин всё так же молча взирал на него. Прошло несколько тяжёлых секунд, прежде чем человек в силовой броне перекинул своё ружьё в левую руку, и осторожно пожал руку Советника в ответ. Энтони ощущал мощь костюма даже в таком осторожном пожатии. Этот солдат с лёгкостью мог бы раздавить его кисть, если бы захотел.
   - Почти весь наш груз уничтожен... - продолжал неуверенно говорить Энтони, нервно поглядывая во все стороны. - Но, если мы можем вас чем-нибудь отблагодарить, только скажите.
   Но паладины всё так же молчали, некоторые из них принялись перепроверять оружие, что немного пугало Энтони.
   - Вы можете прислать своих людей в Синема. Там мы точно сможем отблагодарить вас за вашу помощь, как полагается. Наверняка у нас есть что-то, что будет вам полезно, или заинтересует вас.
   Паладин, стоявший перед Энтони, сделал полуоборот в сторону своих людей, словно что-то говорил им, но не было слышно ни единого слова. Через секунду один из братьев снял кожаную сумку с разгрузочного жилета силовой брони, кинул её командиру, а тот передал Энтони.
   - Здесь усиленные стимуляторы. - неожиданно заговорил механический голос паладина. - При правильном использовании, они способны спасти жизнь даже при очень тяжёлых повреждениях. Помогите вашим людям.
   Энтони удивлённо поглядывал то на сумку, то на паладина. Он попытался что-то сказать, но только несколько раз открыл беззвучно рот.
   - Основной состав нужно вколоть непосредственно ближе к ране, усиленный физраствор нужно вколоть в вену. - объяснял паладин.
   - Да... Я знаю... Спасибо вам... - удивлённо говорил Энтони. - Мы не дикари. У меня между прочим семь дипломов Феникса по разным наукам, в том числе и по медицине. Это не Гарвард или Йель, но в наше время сложно найти что-то лучшее. - сказал Энтони и улыбнулся, но тут же прекратил улыбаться, подавленный молчанием и безликими взорами братьев.
   - Будьте осторожны. - продолжал паладин. - Эти существа очень опасны. Сейчас их группы рассредоточены повсюду в этой местности. Предупредите остальных. Всё их вооружение мы конфискуем.
   Энтони молча кивнул несколько раз, после чего сказал:
   - Благодарю вас. И всё же, мы были бы рады приветствовать ваших послов в Синема, сэр. Я думаю, нам бы было о чём поговорить.
   - Помогите своим людям, Энтони. - слегка раздражённо сказал паладин, и вновь взял ружьё обеими руками. - Ваше промедление может стоить жизней.
   Советник кивнул ещё раз, и подавленный своим поражением в этой хотя и неожиданной, но всё же перспективной встрече, поплёлся к своему разбитому каравану. Несколько раз он оглянулся, чтобы запечатлеть в своём сознании эту картину солдат из прошлого, собирающих трофеи с павших, жутких мутантов. Груз потерян, и теперь Энтони нужно было решать, продолжать ли дорогу в Литлсити с тем, что уцелело, или возвращаться домой. Ему уже не терпелось рассказать другим Советникам о всём, что произошло.
  
   Была середина дня. Ощутимые порывы ветерка трепали кусты травы, большая часть которой была высохшей, и лишь местами виднелись зелёные островки. В этом месте было много травы, огромное поле, окружённое разрушенным забором из железобетона. Это было похоже на волны, на морскую гладь, что была потревожена ветром. Всюду возвышались потемневшие, мертвые древа, в своё время плотно насаженные друг к другу. Раньше здесь был парк, или что-то в этом роде. Гонимые жаждой и голодом, Шарк, и его малолетние подопечные, надеялись найти хоть что-то полезное в нескольких зданиях в этом месте. Пока мужчины искали, Мелисса сидела под высоким высохшим деревом, молча глядя в одну точку. Вся её одежда была перепачкана кровью. Грязные, растрёпанные волосы тревожил ветер. Девочка казалась подавленной, и за последние дни практически не говорила. Они не ели уже два дня, и очень мало пили. У Шарка было оружие, его смертоносная дубина и два крупнокалиберных пистолета, которые он успел забрать у Девастатора во время их бегства. Но возможности поохотится не было. Сейчас они были бы рады встрече даже с опасными хищниками, в надежде сделать из них самих добычу.
   Поиски были безрезультатными. Перевернув кучи хлама, переискав множество довоенных шкафчиков и столов, им не удалось отыскать ничего съедобного или ценного. Уставшие и растерянные, Шарк и Дэнни сели рядом с Мелиссой. Девочка всё так же смотрела в одну точку. Дэнни из-подо лба глядел то на неё, то на Шарка. Рейдер нервно крутил на земле свой блестящий шлем, всё быстрее и быстрее, пока не встал, и со злостью и проклятьями пнул его ногой. Дэнни молча взглянул на него, Мелли всё так же смотрела в одну точку. Шарк успокоился.
   - Мы сможем. - сказал он. - Не волнуйтесь. Вы должны выдержать.
   - По-моему, - сказал тихонько Дэнни, - мы сильно заблудились...
   - Нет! Ещё немного на северо-восток, и мы вернёмся в ваши края. Это проклятое, пустое место, но оно не так велико.
   Дети ничего не ответили. "Пол часа на отдых, и идём дальше". - скомандовал Шарк, и отошёл в сторону. Дэнни не хотел тревожить Мелиссу, но ему было скучно сидеть на одном месте, и он глазами искал, чем бы себя развлечь. Мальчик обратил внимание на зелёную траву. Он оторвал немного и начал жевать, потом всё больше и больше. Когда Шарк вернулся, Дэнни ползал по земле на четвереньках, рвал клочья травы и с жадностью пережёвывал её глотая раз за разом.
   - Какого чёрта ты делаешь?! - выкрикнул рейдер. Дэнни испугано уставился на него. Из его рта торчали травинки, а зелёный сок сбегал по подбородку.
   - А что? - спросил он набитым ртом. - Она очень сочная, и даже вкусная! Попробуйте!
   Мальчик так смешно выглядел со стороны, что даже на лице "разбитой" Мелли мелькнула тень улыбки.
   - Мальчик, ты что действительно болен?! - нервничал Шарк. - Я что, похож на сраного брамина? Может тебе ещё гульего дерьма отсыпать?
   - Но ведь брамины едят её, так? - спорил Дэнни. - Значит она съедобная! Они ещё и такие большие вырастают!
   Мелли сорвала несколько травинок, немного пожевала, но ей подобная пища не пришлась по вкусу. Шарк с отвращением глядел на мальчишку, пока тот продолжал жевать траву.
   - Дэннис из племени Придорожных... - неожиданно сказала Мелли с осторожной улыбкой. - Это так по-вашему, Дэннис.
   - Придорожные... - проговорил Шарк так, словно выругался. - Я сразу понял, что у вас какая-то своя, сложная история. Уж сильно вы разнились на вид.
   - Мы нормальные... - обижено проговорил Дэнни.
   - Да. Скажи это своему ковбою, малыш-брамин... - съязвил Шарк, на что мальчик обиделся ещё больше.
   Но, заметив, как оживилась Мелли, Шарк решил продолжить эту тему. Он уже начал волноваться за неё, опасаясь, что психическая травма девушки была слишком сильной, и смогла сломить даже её сильный, и благородный дух.
   - Расскажите мне. - продолжил он. - Каким чёртом вам вообще удалось встретиться?
   И дети принялись рассказывать. В основном с задором говорил Дэнни, Мелли говорила мало. Каждый начал свою историю сначала, и постепенно всё сложилось в один необычный рассказ, заканчивавшийся на встрече с Шарком и Башенными. Иногда Шарк переспрашивал детали, стараясь больше задавать вопросы девочке. Дэнни же ему приходилось даже иногда "затыкать", так как мальчик любил с задором выдавать множество лишней информации.
   - Значит, Гарри погиб? - спросил Шарк, но в интонации его голоса не было ни тени злости или упрёка. Мелли в ответ молча кивнула, и, стыдясь за свой обман, опустила в землю глаза.
   - Я не лгала. - сказал она. - Мои соплеменники заплатили бы обещанное, даже без моего отца. И сейчас они вознаградят тебя достойно.
   - Я делаю это не ради наград. И не ради генераторов я затевал сделку с вами. Просто так было нужно, чтобы защитить вас.
   - Мы знаем... - проговорил Дэнни. Мелисса промолчала, но взглядом подтверждала слова мальчика.
   После этого разговоры прекратились, отдых закончился, и подгоняемые "бодрящими" словами рейдера, они продолжили дорогу. Через час пути Дэнни затошнило, и долго рвало не усвоенной травой. "Брамины едят! Вкусная, блядь!" - прикрикивал на мальчика Шарк, пока желудок Дэнни вновь и вновь опорожнялся от неподходящей пищи. Но обошлось без серьёзного отравления, и вскоре мальчик был вновь на ногах, если не считать ещё более усилившихся жажды и усталости. Они продолжили путь далее на северо-восток. После нескольких дней бегства в южном направлении, они надеялись, что им удалось скрыться. Теперь только нужно было собрать в себе все свои силы, и добраться к Форту. А сил оставалось немного, и прежде, чем добраться к поселению, они вполне могут погибнуть от жажды.
   К их счастью приблизительно в том же направлении вела старая, асфальтная дорога. Она не была широкой, местами куски асфальта были словно вырваны, или из-под него пробивались целые кусты травы. Обратив на них внимание, Мелисса рассказала остальным, что сила жизни настолько велика, что обычные травинки способны пробить асфальт насквозь. Дэнни и Шарк отнеслись к этому скептически, утверждая, что это глупость, и невозможно, что бы мягкая трава могла пробить асфальт. Шарк же считал, что травы растёт много под асфальтом. Но потому, что земля вращается, она незаметно вибрирует, иногда даже заметно. От этой вибрации асфальт и разрушается, где потом произрастает трава. Шарк посоветовал Мелиссе не верить всякой чепухе, пусть она даже написана в этих "сраных, туалетных книгах". Девочка пребывала в грустном настроении, поэтому решила не спорить.
   Но, какова бы не была правда, асфальтная дорога со своими загадками привела их к разрушенной заправочной станции. Здание было полностью уничтожено, и внутренней пространство было завалено крышей. Уцелела только стоянка, множество автомобилей и заправочные автоматы. Хотя "уцелели" они весьма условно. Большая часть машин была разбита, или повреждена от времени и погодных явлений. Беглецы решили остаться здесь на ночь, так как большое количество автомобильных каркасов создавало некое подобие стены вокруг. Прежде, чем солнце зашло за горизонт, они собрали древесины, разожгли костёр, обыскали автомобили. Ничего ценного не нашлось, за исключением старых, обветшалых покрывал, и нескольких мелочей, которые представляли ценность разве что для Дэнни. Они использовали автомобильные сиденья как кровати, и укрывались старыми тряпками. Беглецы были уставшими, поэтому все заснули, совсем забыв о караулах. И лишь случай помог им.
   Шарк и дети, были разбужены звуком удара. Прозвучала ругань, кто-то сказал другому заткнуться. Когда преследователи подошли близко, Шарк уже ждал их, а малыши, испуганные, спрятались за одним из автомобилей. Он несколько раз выстрелил, ориентируясь на мелькающие тёмные силуэты, и чуть не попал. В его сторону посыпались угрозы и проклятья, преследователи открыли ответный огонь. "Шарк! Проклятый предатель! Мы убьём тебя, тварь!" - кричали они. Это были Башенные, около шести человек. Как и предполагал Шарк, они не оставили их в покое, и взяв с собой подкрепление отправились в погоню несколькими отрядами. И, похоже, одному удалось найти их.
   Перестрелка была долгой. Сражающиеся укрывались за автомобилями, стреляли практически наугад, ориентируясь по вспышкам, но постоянно меняли позиции, и большая часть пуль летела мимо. Но поединок был неравным. Шарк стрелял из крупнокалиберного пистолета, выстрелив все три обоймы, ни в кого так и не попал. В ответ же его обстреливали с четырёх сторон из автоматического оружия, и оружия с одиночными выстрелами. Когда боеприпасы подошли к концу, и остался только крупнокалиберный револьвер, Шарк начал осторожно приближаться к противнику. В прочем, Башенные так же приближались к нему, следуя своей уже давно отработанной тактике. Шарк и двое из них встретились внезапно. Башенные выстрелили несколько раз чуть ли не в упор, Шарк дёрнулся, но смог продолжить атаку. Первым же ударом дубины он попал одному из нападающих по голове, и даже в темноте было видно, как брызнула тёмная кровь. Второй успел сделать несколько выстрелов, Шарк закричал от боли, но смог ударить сверху, с размаху. Башенный попытался прикрыться, дубина Шарка врезалась ему в правую руку, и та громко хрустнула. Башенный упал на землю. Разгневанный Шарк замахнулся вновь, желая добить жертву, но остановился, узнав в ней темнокожего парня, с которым они были в последней вылазке. "Нет..." - взмолился рейдер сквозь боль. И Шарк остановился. Их нельзя было назвать друзьями, но они уже не раз ходили вместе в рейды, и этот парень был одним из тех, кто действительно уважал Шарка.
   Рядом мелькнули тёмные образы ещё нескольких рейдеров, и они открыли огонь. Шарк, постанывая, и хромая, отбежал, и укрылся за одним из автомобилей. Этот каркас стоял в стороне, на открытом пространстве. Рейдеры знали, что Шарк там, перебежать, не попав под пули, было невозможно. Шарк прятался, а рейдеры обстреливали со всех сторон его укрытие. Он всё пытался что-то придумать, приготовил револьвер, готовясь к последнему бою.
   - Бегите! Бегите дураки!! - кричал Шарк своим малолетним подопечным, но те медлили, то ли сильно привязавшись к нему, то ли от страха.
   Но последний бой не состоялся. Внезапно в автомобиле, за которым Шарк укрывался, что-то громко зашипело, и показались языки пламени. С криками, рейдеры принялись убегать в разные стороны, убегал и Шарк, хромая, забыв о всей своей боли. Через десяток секунд автомобиль взорвался. Мощная взрывная волна раскидала в стороны ближайшие автомобили, заправочные автоматы, и разный мусор, что валялся вокруг. Пока Башенные ещё лежали на земле, Шарк и дети продолжали убегать в ночь, совершенно не думая о том, в каком направлении они бегут. Они и сами не могли точно сказать, сколько так бежали, но остановились только тогда, когда Шарк обессиленный упал на землю, и полностью потерял сознание. Через какое-то время он пришёл в себя от резкой боли. Мелисса туго затягивала повязку на его ноге, куском своего платья. Дети сняли с него военный панцирь, из груди текла струйка крови.
   - Что со мной? - спросил Шарк.
   - Они попали пять раз... - сказала Мелисса. - Но только две пули задели тебя. На груди проникла не глубоко, можно достать ножом. Я боюсь за твою ногу. Там сквозное, но кровь не останавливается.
   - Это не похоже на артерию... - неожиданно блеснул медицинскими знаниями Дэнни. - Я как-то видел, что бывает, когда перерезать артерию...
   - Тогда хорошо... - проговорил Шарк, и легонько сжал кисть руки Мелиссы. - Всё будет хорошо. Спасибо...
   Сказав это Шарк опять потерял сознание, и не приходил в себя до самого утра. Когда он очнулся, солнце уже вставало над горизонтом, дети спали рядом с ним прямо на голой земле. Вокруг было много следов крови, повязка на ноге пропитана ею насквозь. Нога Шарка опухла и болела, но кровотечение прекратилось. К ране на груди была плотно прижата ещё одна тряпка с платья девочки. Горло пересохло, и Шарку пришлось прокашляться несколько раз, прежде чем он смог разбудить детей. Уставшие, не сумевшие нормально отдохнуть, голодные и терзаемые жаждой, дети с трудом поднялись. Раненному рейдеру было ещё сложнее, и детям пришлось помочь ему встать. Шарк прикрикивал от боли в ноге.
   - Что теперь? - спросил устало Дэнни. В глубине себя мальчик уже готовился к смерти.
   - Я не знаю где мы... - сказал Шарк, огорчённый. - Но мы видим солнце. Всё же, боюсь мы сильно отклонились.
   - Они найдут нас... - сказала Мелли, осторожно поглядывая во все стороны.
   - Уже нашли бы. Кровь, и волочащиеся следы позади, всё равно, что дорожные указатели.
   - Тогда где же они? - испуганно спросил Дэнни.
   - Похоже, не стали преследовать. Я пожалел одного из них. Может, они просто отпустили нас.
   Со стороны казалось, что дети готовы упасть прямо на этом месте и больше никуда не идти, пусть даже они умрут. "Нужно двигать!" - как можно бодрее сказал Шарк, уверяя своих подопечных продолжать бороться за жизнь. Он заставил их найти в себе силы, но сам с трудом мог идти, и с каждым часом его скорость становилась только меньше. Но Шарк боролся, пересиливая себя, усталость, и боль, продолжал идти вперёд. К полудню вновь запекло солнце, вместе с жаждой они навеивали тяжёлый дурман. Дэнни несколько раз падал, но Мелли и рейдер помогали ему встать, и вновь толкали идти вперёд. А потом, словно сама вселенная смилостивилась над ними, и небо затянуло тяжёлыми, свинцовыми тучами, надвигающимися с запада. Тучи скрыли жаркое солнце, задул прохладный ветерок, и он немного оживлял.
   - О боже! Пусть только пойдёт дождь, пожалуйста! - тихонько причитала Мелисса.
   - И добрый волшебник Нюка-Кольный Николас, заколдовав ветер, послал им дождевые тучи... - продолжал творить историю их путешествия Дэнни.
   Но дождь не спешил проливаться на их головы. Шарку же становилось всё тяжелее устоять на ногах, а голова всё сильнее кружилась. Вдали виднелась чёрная полоса оголённых деревьев, до которой они добрались ещё часа за два пути. В прошлом, это был лес из лиственных деревьев. Теперь, все они были сухи и мертвы, и только местами между ними были заметны пышные кусты, но без каких-либо плодов. Было в этом лесу нечто зловещее, и путники на какое-то время остановились перед ним, опасаясь входить вглубь.
   - Там может быть что угодно. - сказала Мелли, грустно смотря на черные, безлистные ветви.
   - Он... Он какой-то... словно заколдованный! - испугано добавил Дэнни, со страхом поглядывая на древа, в мрачных образах которых ему виделись неизвестные, чёрные чудища, тянущие свои костлявые лапы в разные стороны.
   - Мне он тоже не нравится. - сказал Шарк, и тяжело взглянул в лево и вправо. Лес преграждал им дорогу, и конца его не было видно ни, с одной стороны. - Но, если будем обходить, на это уйдут быть может целые дни. Северо-восток за ним. Нам, нам больше ничего не остаётся.
   Шарк не хотел как-то показать этого детям, но он был близок к отчаянию. Он понимал, что вскоре силы оставят их, и только слепая воля к жизни заставляла его идти дальше, куда-нибудь, пусть даже через подобное, небезопасное место. Должна быть хоть какая-то цель, иначе сразу конец. Шарк не понимал, о чём говорят другие, вспоминая этого бога. Оно казалось ему какой-то такой штукой, которая по необъяснимой причине вынуждена оказывать помощь людям. Это казалось ему глупостью, но кажется, внутри него начала рождаться та самая "вера". И если бы он умел, он бы попробовал помолится. Настолько всё плохо складывалось.
   Когда они входили в лес, в небе блеснула молния, и зловеще ударил гром, прямо над ними. Ветки, и остатки растительности трещали под их ногами. Местность достаточно хорошо просматривалась во все стороны, но было как-то тревожно. Особенно боялся Дэнни. Ему казалось, что вот он повернёт голову, и там, за одним из деревьев будет ЧТО-ТО прятаться! Шарк почувствовал сильную усталость. Он был уверен, что сможет преодолеть и её, и боль, что он сумеет выдержать, применяя свою сильную волю. Он ничего не успел понять, как просто провалился в темноту бессознательности.
   Разные образы мелькали перед его взором, лица, крики, боль. Холод, казалось, пронизывал до костей, а боль не давала покоя. Среди лиц мелькнуло лицо его брата, до того, как могучий Кракен надел свою маску. Светило солнце, всё вокруг было ярким и красочным, брат улыбался, трепал его по плечу, они вспоминали что-то смешное. Но после всё помрачнело. Набежали тучи, из неба пролился тёмный ливень. Брат вновь предстал перед ним в своей маске, и он злился, кричал на Шарка, а потом его кожа вскипела, и он загорелся, словно факел. Кракен тряс своего брата и кричал, и с пламенем в пространство извергалась и его злоба.
   Шарк очнулся. Вокруг была ночь. Шёл сильный дождь, дети плотно прижимались к нему с обеих сторон, дрожа от холода. Дрожал и Шарк. Их одежда была насквозь промокшей. Он хотел было сказать им, что бы они собрали дождевой воды, но не смог произнести и слова, и вновь отключился. В следующий раз он очнулся уже утром. Вначале он ощутил прохладный сосуд, прикоснувшийся к его губам, а потом влагу. Шарк жадно глотал воду, и с каждым глотком всё больше оживал. Мелисса поила его из его собственного шлема. Но понадобилось ещё с пол часа, прежде чем он смог говорить. Малыши не подвели. Когда начался дождь, они принялись собирать спасительную воду всеми мыслимыми способами. В его шлем, в найденные недавно куски полиэтилена, стеклянные и пластиковые бутылки. Они собирали воду своей собственной одеждой, и даже вырыли множество ямок в земле. Дети казались вполне бодрыми, хотя и часто чихали, или кашляли. Самого Шарка сильно лихорадило, но он уже не мог понять от чего именно, от простуды, или воспаления. Опухоль и боль в ноге совсем не уменьшились.
   - Вы молодцы. - сказал он ребятам. - Я думаю... Вам нужно продолжать идти. Со мной, вы только теряете драгоценное время.
   - Мы не бросим тебя! - обиженно прикрикнул Дэнни.
   - Мы поможем тебе. Соберись с силами. - подбадривала рейдера Мелли, поглаживая по крепкому плечу.
   - Вы что, тупые? - не выдержал Шарк. - Со мной вы будете двигаться в пять раз медленнее! И это если я смогу двигаться! Теперь, когда у вас есть немного воды, вы выиграете несколько дней!
   - Не ругай нас, пожалуйста... - обиделся Дэнни ещё больше.
   - Дэнни прав. - сказала Мелли. - Мы теперь одна команда.
   - Чего?! Вы что, задумали сдохнуть тут?! Ты же не можешь быть такой же глупой, как он?! - сказал Шарк, и крепко схватил Мелли за руку, болезненно сжав. - Ты же понимаешь, что речь идёт о жизни и смерти! Вы должны сделать так, как будет правильно!
   - Отпусти! Мне больно! - испуганно крикнула девочка, и на её глазах показались слёзы.
   Шарк растерялся, и отпустил руку Мелиссы. Он не хотел ей навредить, просто хотел объяснить важность этого решения. А объяснять он умел только угрозами и силой.
   - Простите... - выдавил из себя Шарк. - Вы должны. Проклятье, эти ваши глупые принципы! Дети! - выпалил он после паузы, так, словно выругался.
   - А ты... - замямли Дэнни, после чего набрался смелости, и с трясущимися руками сказал: - Ты! Дурной рейдер!
   - Чего?! Ты что себе позволяешь, маленький засранец?! - разозлился Шарк, и попытался схватить Денни, но мальчик быстро отодвинулся назад. - Стукни его Мелли, не то я сейчас встану, и надеру ему его мелкую задницу!
   Но спор вскоре прекратился. У Шарка уже не было сил на это.
   - Мы идём... - сказал Мелисса, всё ещё обижаясь. - Идём все вместе. Ты понял?!
   Шарк лишь поворчал немного, обозвал детей крысятами, но больше ничего не говорил. Его юные спутники нашли подходящую ветку, что бы он мог использовать её для дополнительной опоры, и помогли встать. Шарк, с трудом устоял на ногах. С каждым шагом он слабел всё больше. Не привычные для него слабость, боль, тошнота, быстро утомляли, и были сильнее его. Шарку казалось, что он чувствует, как жизненные силы уходят из него. Ему всюду было плохо и больно, и сам разум устал от этих чувств, которые словно пытали, за все грехи, что очерняли его душу. Местность начала опускаться вниз, уже был виден конец леса, и именно в этот момент страдания так сильно истощили Шарка, что он буквально ощутил конец своих сил. Бессилие, словно овладело его уставшим телом, и Шарк просто упал лицом в землю, и не мог даже пошевелиться. Дети пытались помочь ему, но Шарк ничего больше не мог сделать, и вскоре отключился.
   И Мелли и Дэнни заплакали от безысходности.
   - Мы должны сделать что-то... - успокоившись первой, сказала Мелли. Дэнни с надеждой смотрел на неё. - Мы попробуем найти помощь... Мы спрячем его, а потом пойдём дальше... И найдём кого-то. Или придём ко мне домой. А потом вернёмся за ним...
   Дети в глубине себя понимали, как глупо это звучит, но ничего другого им не оставалось. У них не было сил, чтобы тащить Шарка на себе, они и сами то с трудом стояли на ногах от усталости, болезни и голода. Дети спрятали Шарка в кустах, укрыли двумя покрывалами, оставили рядом несколько бутылок с дождевой водой, и, забрав его оружие и часть снаряжения, с тревогой в сердце отправились дальше.
   - А что, если мы никого не встретим? - спрашивал Дэнни, постоянно оборачиваясь назад. - А что, если там ничего нет? А что, если мы не найдём дорогу к тебе?..
   - Я не знаю! - крикнула на него девочка, не сумев удержать слёз. - Хорошо? Я не знаю!
   И Дэнни умолк, и так же молча продолжал идти, лишь утирая рукавом слёзы и сопливый нос. Они шли в угрюмом молчании, подавленные своим бедственным положением. Но когда дети дошли до края леса, в их сердцах поселилась робкая надежда. Внизу, там, где спуск оканчивался просторной долиной, виднелось большое озеро. Вода радостно блестела в лучах полуденного солнца. Берега вокруг озера были усеяны густыми кустарниками, травой, и даже живыми деревьями, высокими хвойными, и несколькими видами широколиственных. Дети вновь заплакали, но в этот раз от радости и счастья. И хотя сама по себе эта находка не решала всех их проблем, а быть может, даже добавляла новых, найденный оазис вселил в их сердца надежду и уверенность, желание продолжать борьбу.
   Откуда только взялись силы у этой измотанной ребятни? Они едва ли ни в припрыжку побежали к воде, прикрикивая от радости. Воздух рядом с озером пах водой и водяными растениями. Там, где растительность не росла в непосредственной близости к воде, золотились и белели песчаные пляжи. Мелли придержала Дэнни за шиворот, готового припасть губами к воде, чтобы вдоволь напиться.
   - Она может быть грязной! Или даже заразной. - говорила девочка, но Дэнни продолжал вырываться.
   - Но я только чуточку! Самую капельку!
   - Нет! Даже чуточки хватит, чтобы отравиться так сильно, что вода польётся у тебя отовсюду, и ты умрёшь!
   - Во мне уже и воды то не осталось так много, чтобы отовсюду выливаться!
   - Осталось. Ты почти целиком состоишь из воды. Ты, и вообще все люди.
   Дэнни замолк на десяток секунд, задумался, после чего сказал:
   - Это не может быть правдой. Мы хотя и мягкие, но совсем не такие как вода. Если мы состоим из воды, тогда почему мы твёрдые?!
   - Потому что... Малюсенькие частицы могут быть очень плотными, и не очень... Мы как вода, только очень плотная...
   - Это тупо... - подытожил мальчик.
   - Не тупо! Просто так бывает. К тому же, возможно озеро очень радиоактивное.
   И Мелли извлекла из рюкзака самодельный счётчик Гейгера, который они одолжили у Шарка. Девушка включила его, и провела практически над самой водой. Прибор запищал и затрещал, на маленьком электронном экранчике показались две цифры.
   - Ну?! - с нетерпением спросил Дэнни. - Это много? Её можно пить?
   - Я не помню... - выдавила из себя Мелисса, после короткого молчания.
   - Ну, и что теперь?! Будем пить?
   Мелиссе понадобилось время, чтобы принять решение. Где-то в километре вдоль берега, виднелся полуразрушенный, деревянный домик, пристройка с покатой крышей которого уходила прямо в воду. Дети решили осторожно проверить здание на наличие опасностей, и возможно устроить там лагерь, перекипятить воду. И если им повезёт, они бы могли перетащить в это место и Шарка. Пока они не спеша приближались к цели, Мелисса с грустью смотрела на лёгкие волны, тревожимые ветром на водяной глади. Озеро казалось большим и глубоким. Слышимый шелест травы, листвы кустов и древ, шелест волн, всё это убаюкивало, радовало, но навеивало девушке болезненные воспоминания о доме. Для Дэнни же тут всё было в новинку. Проще всего он смог описать это место, называя его "Раем". Глазами мальчик бегал во все стороны, каждая мелочь вызывала у него интерес. Возможно поэтому он первый заметил приземистое дерево, ветви которого были словно сгорбленные, но всё оно пышно обросло небольшими, светло-зелёными листочками. Среди этих листьев местами виднелись большие, округлой формы, зеленоватые плоды. Мелисса даже не успела понять, что произошло, как Дэнни подбежал к дереву, сорвал плод, и принялся его с жадностью поедать, чавкая и плямкая.
   - Подожди! - крикнула она на него. - Нельзя так просто хватать, и есть всё подряд!
   - Это можно. - сказал Дэнни с набитым ртом. - Я знаю эту штуку. Она очень вкусная! А ещё мама говорила, что она очень полезная!
   - Ты что-то подобное уже говорил про траву, Дэннис!
   - Нет! В этот раз всё взаправду! Я уже не раз ел их! Просто, мне редко их давали, потому что в основном родители делали из них бухло.
   - Бухло? - удивилась Мелли. - Ты имеешь в виду самогон?
   - Самогон слишком долго говорить. "Бухло", говорится легче.
   - Самогон более правильно и литературно. Только плохие люди, и невоспитанные дикари так говорят.
   - Мы не дикари! - обиделся Дэнни. - Какая разница, как говорить, литерадурно или ещё как-то? Если и так понятно, и проще, то, какого чёрта?
   Мелисса промолчала, и только недовольно покачала головой, про себя подумав, что отец был прав, и с нецивилизованными людьми бессмысленно спорить.
   - Попробуй, а потом будешь говорить! - сказал Дэнни, и протянул девушке плод.
   Вначале Мелли хотела отказаться, но она была такой голодной, а наблюдения за чавкающим Дэнни пробудили её животик, и тот сильно заурчал. Девочка откусила кусочек. Плод был действительно вкусным и немного сладким. Когда его сок коснулся губ и внутренней полости её рта, Мелли поняла, что уже не сможет остановится. В результате, дети провели возле дерева чуть ли не пол часа, заметно облегчив ветки растения, от их ноши.
   Они сидели на земле, Мелли подтянув под себя обе ноги, а Дэнни подтянув колени к подбородку. После того как они насытились, их придавила усталость, захотелось посидеть спокойно в траве возле водички, а то и поспать. Но мрачные картины того, как Шарк умирает в одиночестве, терзали сознание девочки.
   - Пойдём. - сказала она, и пересилив себя всё же смогла подняться. - Нельзя терять время. Шарку нужна помощь.
   Дэнни тяжело простонал, хотел было запротестовать, но Мелисса подняла его за руку, и мальчик понял, что сопротивляться бесполезно. Набив свои дорожные сумки плодами дерева под самую завязку, они вновь направились к виднеющемуся домику. Дэнни шёл позади девушки, что-то бормотал, и казалось, вот-вот заснёт прямо на ходу. Мелиссе так же было тяжело даже думать, а мягкая травка под ногами так и манила полежать. Песочный человек всё больше и больше овладевал ими, и это был только вопрос времени, когда не в силах бороться с его чарами, они упадут и уснут прямо на месте. В сонном состоянии, Дэнни всё же взглянул на воду, и через мгновение заверещал как девчонка.
   - ОНО В ВОДЕ!!! - прокричал мальчик, указывая пальцем в сторону угрозы.
   Мелисса сразу заметила, то, что так испугало Дэнни. Что-то чёрное, похожее на овальное пятно медленно плыло под поверхностью воды, в их сторону. У обоих сон улетучился мгновенно, словно его и вовсе не было. Мелли испугалась не меньше мальчишки, и в страхе отступила ему за спину, крепко сжав за предплечье. Но, не смотря на страх, Дэнни извлёк из кармана револьвер Шарка, а Мелисса, трясущимися от страха руками, отстегнула от сумки его дубину.
   - Что?! Что это, Мелли?! - чуть ли не шёпотом, испуганно спрашивал мальчик опять и опять.
   - О боже! О боже! - только и твердила девочка в ответ.
   Вскоре пятно приблизилось к берегу. Вначале показался овальный, блестящий от капель воды панцирь. Существо выползло на песок, и выпрямилось на задних лапах. Это было словно большое, морское насекомое с двумя клешнями, и оно побежало, почти как человек! И побежало очень быстро.
   - Беги! - прокричала Мелисса, наконец-то освободившись от пут страха, и приняв единственно правильное решение.
   Дети, что было сил, принялись бежать обратно к лесу, на ходу бросив свои сумки на землю. Но водяное создание настигало, к тому же Дэнни заметно отставал от девушки.
   - Нет! Нет! Пошло нахрен, вонючее чудовище! - кричал мальчик, но существо приближалось всё ближе.
   - Быстрее! Быстрее Дэннис! Не болтай!
   Но Дэнни понял, что ему не сбежать. И в этот момент, когда казалось, что это точно конец, он вдруг осознал, что должен сделать.
   - Беги! Беги Мелли! И не останавливайся!
   Он слышал, как девушка что-то крикнула ему, запротестовав, но Дэнни остановился, присел на колено, и, прицелившись в существо, прокричал ей:
   - Я сказал, беги, и не спорь! Спасайся.
   Мальчик знал, что у этого оружия отдача будет намного сильнее той, с которой он уже был знаком. Но их противник был достаточно крупной целью, и был совсем близко. Дэнни выстрелил, и существо дёрнулось, на мгновение остановилось, и вновь атаковало с ещё больше яростью. Мальчик смог попасть, и наполнившись уверенностью, он начал нажимать на курок раз за разом, как только выравнивал ствол обратно на цель. Все шесть выстрелов попали в цель, с разной степенью травматичности для водяного существа, хотя и не в те места, куда целился мальчик. Зеленоватая кровь выплёскивалась из ран с каждым попаданием, оно закричало от боли, смесью визга и писка, заметно замедлилось, но недостаточно для того, чтобы мальчишка смог убежать. Дэнни пытался, ужас заполнил его сердце, когда он услышал шаги мерзкой твари прямо у себя за спиной.
   "Я смогу! Пожалуйста! Ещё чуть-чуть" - думал мальчик, и с каждым мгновением ему казалось, что сейчас он оторвётся от раненного преследователя. Дэнни почувствовал, как что-то схватило его за ногу, и не преодолимая сила, превосходящая его собственную в десятки раз, потянула. Мальчик цеплялся пальцами за траву и землю, пытался ухватиться хоть за что-то, но сила с легкостью вырывало его вместе с ними. В борьбе Дэнни перевернулся. Могучая и страшная тварь возвышалась над ним, подтянула ближе к себе, и занесла над мальчиком вторую клешню. Дэнни закричал, но также послышался и крик Мелиссы. С большого размаху, она ударила водяного жука, хотя с трудом могла управиться с дубиной Шарка. Существо вновь запищало, отпустив ногу Дэнни, но прежде, чем успело что-то предпринять, Мелли ударила вновь, черпая из глубины себя какие-то силы, ей обычно не свойственные, и о существовании которых она и не догадывалась. Послышался треск и мокрый шлепок. Девочка попала шипами дубины прямо в треугольную морду атакующей их мерзости.
   Существо вырвало оружие из рук Мелли, но побежало в сторону, пока дубина так и продолжала торчать в нём. Оно пищало, бегало в разные стороны, мерзкая кровь лилась на землю и песок. В какой-то момент водяной смог вырвать дубину из своей плоти и откинул в сторону. Дети испуганно наблюдали за тварью, потом попытались вновь убежать, опасаясь повторного нападения. Но водяное существо не преследовало их. Оно направилось обратно к воде, но, не дойдя до неё, плюхнулось на песок. Великанский жук ещё барахтался, вспахивая лапами песок, но всё слабее и слабее, пока не застыл вовсе.
   - Ебать... - произнёс ошарашенный Дэнни, он и Мелли смотрели на лежащее существо, и тяжело дышали.
   - Не говори плохих слов Дэннис...
   - Я думал, мне конец... Спасибо тебе... - сказал мальчик, и чуть не расплакавшись, крепко обнял девушку.
   Мелисса была слишком встревоженной, чтобы размышлять над тем, что подобное поведение может оказаться не позволительным. Она просто крепко обняла его в ответ. Нога Дэнни была ранена и слегка кровоточила, и Мелли пришлось обработать рану мальчика. Дэнни жаловался и ёрзал, не давая ей нормально перевязать его. С опаской они поглядывали на неподвижно лежащее существо из воды. Набравшись смелости, они подошли ближе, тыкали в него палкой, но никакой реакции не последовало. Собравшись с силами, дети, не смотря на возможную опасность, решили всё же проверить домик у воды. Они продолжили путь, в этот раз слабо наслаждаясь красотами и прелестями этого места. Всё их внимание было направлено на воду, в ожидании новой угрозы. Они старались идти подальше от пляжей, чтобы в случае опасности, у них было преимущество в расстоянии.
   Они добрались к деревянному домику без происшествий. Здание одной половиной стояло на земле, а его вторая часть на невысоких, деревянных колонах, и с двух сторон окружено просторной верандой. Дети приближались очень тихо, не спеша, внимательно прислушиваясь и присматриваясь к каждой детали, как учил их Шарк. Во время их путешествий, он не раз оказывался прав, замечая опасности задолго до того, как сама опасность заметит их, и такие прелести как мины, или ловушки, нестабильные места. Было очень тихо, дети осторожно заглянули в окна, но внутри не было видно никакого движения. Обе двери были крепко закрыты, но одно окно было выбито, сквозь которое они, словно два маленьких мышонка, тихо пролезли внутрь. По внутреннему убранству дома стало ясно, что когда-то это было жилище. Но всё вокруг было грязным, частично разбитым, обветшалым, запылившимся. Приблизительно в центре здания, крыша и чердак провалились внутрь. Тут пахло сыростью, болотом и грязью, внутри было очень мрачно, но каких-либо угроз казалось, не было.
   Мелли и Дэнни всё ещё стараясь не шуметь, прошлись вокруг. Мальчик заглядывал в шкафы и тумбочки, пытаясь найти что-то ценное или полезное, девушка в это время в большей степени осматривали картины и фотографии, висящие на стенах, и те, что уже упали на пол.
   - Похоже, тут совсем пусто... - сказал Дэнни. - Думаю, стоит проверить чердак.
   Мелли ничего не отвечала, увлечённая фотографиями семейства, по-видимому, обитавшего здесь когда-то. Они были разными, чёрно-белыми и цветными, и запечатлевали самые разные моменты их жизни. Папа, мама, трое детей, младше её и Дэнни, пожилые люди. Много фотографий, где семейство разным составом, рыбачит. Они улыбались, выглядели очень счастливыми и радостными. Проникаясь историей их жизни, всматриваясь в их улыбающиеся лица, Мелли невольно улыбалась в ответ. Но после каждой фотографии ей становилось всё грустнее, словно это не только те люди потеряли всё, и время, и свои радостные жизни, но и Мелисса вместе с ними.
   - Слышишь это? - спросил Дэнни. - Словно что-то монотонно жужжит. Тикает?
   Мелли лишь на мгновение взглянула на мальчика, и пожала плечами.
   - Что там такое? - спросил Дэнни, удивлённый тем, что так отвлекло его спутницу.
   Он подошёл к девушке, и так же просмотрел несколько фотографий.
   - Круто! - сказал он. - Я раньше уже видел такие штуки. У нас дома в подвалах их ещё можно найти. Интересно, как они так делали, что бы картинка реальности застыла на одном месте?
   - Долго объяснять. Хотя не уверена, что смогу. - сказала Мелли, и тоже прислушалась, словно смогла уловить то, о чём говорил Дэнни.
   - Чего ты так застыла, словно это твои родные? - спросил мальчик.
   - Не знаю. Просто, это кажется таким знакомым... Проникаешься их историей, и кажется, что это и твоя семья.
   - Смотри! Они едят эту штуку! Это же отмороженное, правда? Гляди сколько! Счастливые... - сказал Дэнни с глубокой завистью. - Я даже в глаза его не видел!
   - Я тоже. Но если доберёмся домой, я обязательно угощу тебя шоколадом!
   - Правда?! - обрадовался Дэнни. - Как бы я хотел сейчас его попробовать! Говорят, он очень-очень вкусный, и очень-очень сладкий.
   Неожиданно, совсем рядом послышался шум. В завале, в гостиной здания что-то зашевелилось. Дэнни дёрнулся от испуга, Мелисса вновь вжалась в его плечё, у обоих волосы поднялись от страха. Что-то откинуло часть упавшей крыши, и оно шевелилось! Разум детей первое время не мог понять то, что они видят, и от этого, оно казалось ещё более страшным. От испуга, они вжались спинами в стену, боясь сделать хотя бы движение. Непонятное жужжало, и светилось тусклым светом, что напоминало призрака из страшных историй.
   - Пожалуйста. Не бойтесь. - заговорил механический голос. - Я, не опасный.
   Но детям от этих заверений не стало лучше. Мелли вновь взяла в руки дубину Шарка, а Дэнни поднял с пола разбитую чашку, готовясь метнуть ею в угрозу. Но то, что казалось угрозой, молча жужжало, и словно смотрело на детей своей треснутой, стеклянной частью. Понемногу страх отступал, и на его место приходил интерес.
   - Это же робот?! - шептал мальчик Мелиссе на ухо. - Правда?! Это же настоящий робот!
   Но девочка в ответ зашипела на него, что бы он молчал.
   - Вы дети! - проговорил робот. - Я так рад! Я очень давно, не видел, детей!
   - Можно тебя потрогать?! - радостно спросил Дэнни, и хотел было подойти, но Мелли удержала его.
   - Он может быть "свихнувшимся"! - сказал Мелисса мальчику. - Не веди себя, как дурак!
   - Прошу прощения, юная леди. - продолжал робот. - Мой статус: "Критически повреждён". Но не, "свихнувшийся". Я GWP - 14/2. Я робот-садовник. На базе, модели, "протектрон". Я не предназначен, для нанесения, вреда.
   Дети осторожно приблизились. Робот был завален мусором, его левая рука, и правая нога отсутствовали, левая нога была завалена. Бледно-зелёная краска робота очень выцвела, всюду на корпусе были видны ссадины, вмятины, ржавчина, и даже несколько трещин. Стеклянный щиток на лицевой части был треснут, а его свет очень тусклым. Робот с трудом мог шевелить своей правой рукой, и, судя по всему, и вправду едва ли мог представлять угрозу.
   - Пожалуйста. Не убегайте. Мне очень, повезло, встретить вас.
   - Что ты тут делаешь? - спросила Мелисса, опустив своё оружие. - Давно ты тут?
   - Больше девяти, десятков, лет. Я прислуживал, семейству, Обрайанов. Когда случилась, "большая беда", я был тут. Меня завалило. С тех пор, я не покидал, этого места.
   - Ты не мог себя откопать? - спросил Дэнни, и осторожно прикоснулся к корпусу робота.
   - Слишком большие, повреждения. Но, прошу вас! Расскажите мне, что там, снаружи?
   - Ты разве не знаешь? - спросила Мелли, с долей сочувствия к машине.
   - О! Я знаю, многое! Ещё до, "большой беды", я начал замечать, странности потока, своего кода. Я стал иногда, "замечать" этот поток. Это не входило, в мою программу. Но я, не говорил, об этом никому, чтобы меня, не отправили, на свалку.
   - Ты обрёл разум! - радостно заметил Дэнни. - Это как в истории про Капитана Космоса, в "Великом восстании на планете машин!".
   - Это опасно. - сказала Мелли. - У таких роботов как он, такого не должно быть.
   - Вы правы. Юная леди. Не знаю, как так, вышло. Ошибка ли, это, или шутка программиста, или какая-то модификация. Но я, никогда не представлял, угрозу. Мне нравилось, служить семейству, Обрайанов. Они, хвалили меня. Дети иногда, играли со мной. А однажды, маленькая Энни, подарила мне, имя! Железяшка! Это было, прекрасным, собственным, именем! Но я продолжал, стричь кусты, и газоны, скрывая о зачатках, своего потока. Потом, что-то случилось. Я оказался тут. В ловушке. Я продолжал, размышлять, имея лишь скудную, информацию извне. И понемногу, стал понимать, что произошло. А потом, я сумел, "заглянуть в себя". И там, было много, информации. О мире, о вещах, и программ, других видов роботов, на базе, моей модели. Обычно, такого не должно, быть. Сумев, понять скрытое, я лучше понял, что случилось. Я рад, вновь встретить, людей! Особенно, детей!
   - Мы уже не дети! - сказал Дэнни. - Мы способны постоять за себя, и даже выжить в пустоши!
   - Пустоши?! Пожалуйста. Расскажите мне, о том, что изменилось. Расскажите, что знаете, а я, поделюсь с вами, своими, знаниями.
   - И за всё это время, ты не встречал других людей? - спросила Мелли.
   - Лишь дважды. Через, семь лет, после "беды". Я пытался, говорить с ними, но они, совсем меня, не слушали. Они искали, "полезности". Во второй раз, люди влезли в дом, через сорок-девять лет, после "беды". Когда я, попытался заговорить, с ними, они закричали. Несколько раз, выстрелили в меня, и убежали, обратно, через окно. Я так рад, встретить снова, людей!
   - А водяные твари не трогают тебя? - спросила Мелли.
   - Последние, двадцать лет, я слышал, "кого-то, в воде". "Кто-то, из воды", не подходят, к дому. Наверное, опасаются меня.
   - Значит, тут безопасно? - спросила Мелли. - Мы сможем остановиться здесь, на время?
   - Думаю, да. Это, было бы, просто, замечательно! Мы бы, могли вдоволь, поговорить!
   Мелли задумалась, с волнением посмотрела на робота, потом на Дэнни. Мальчик так устал, и был сильно увлечён роботом, что был готов остаться тут, не смотря на близость "хрени из воды".
   - Мы не одни. - сказала Мелли, обращаясь к роботу. - Недалеко отсюда находится наш раненный друг. Ему нужна помощь. Где-то в доме есть стимуляторы?
   - Ещё человек? Какая, хорошая новость! Мы должны, помочь ему! Стимуляторы отсутствуют, но у мистера, Обрайана, есть несколько, аптечек. Поищите, в лодочном ангаре, или на, чердаке, или, в подвале. Используя, заложенные, программы, медицинского робота, я смогу, помочь вам, советом.
   - Нужно сделать какие-то носилки! - сказал Дэнни. - Не представляю, как мы будем тащить Шарка сюда.
   - Поищите, в садах. - сказал Железяшка. - Там, должна быть, моя садовая, тележка. Она может, оказаться, полезной.
   Открыв изнутри входную дверь в домик, дети осторожно вышли наружу. Мелли придержала мальчика, внимательно осматривая местность вокруг, каждый куст и дерево, и всю водяную поверхность. Казалось, что вокруг было тихо, только несколько птиц каркали сидя на ветках. Дети осмотрели территорию и лодочный домик. Полезного практически не было. Дэнни отыскал себе кусок металлолома в виде трубы, который он собирался использовать в качестве оружия. Мелисса, в зарослях кустов нашла тележку, о которой говорил робот. Тележка была большой, на четырёх колёсах, и не плохо сохранилась, если не считать одного колеса, которое было слегка искривлено. Толкать её вверх по склону холма было утомительно для детей, но необходимость помочь их другу, и не плохой обед, придавали сил. Они волновались. Даже за столь сравнительно небольшое время, на которое они оставили Шарка одного, могло произойти много плохо. Но, к счастью, и их облегчению, рейдер лежал в том же состоянии, в котором они его оставили.
   Переворачивать Шарка, или даже тянуть по земле, им ещё как-то удавалось. Но настоящим испытанием стали попытки просто приподнять его, не говоря о том, чтобы хоть как-то уложить в садовую тележку. Около часа они пытались, разными способами и направлениями, несколько раз рейдер, уже наполовину лежавший в тележке, падал вновь на землю, то сам, то вместе с тележкой. Мелли и Дэнни с ужасом охали в такие моменты, боясь, как бы их попытки помочь случайно не добили несчастного. Оба подростка ругались, даже Мелли, и если бы Шарк только знал, что они с ним делали, пока он был без сознания, то как минимум, выдал бы каждому по десятку подзатыльников. Но упорство в конце-концов дало свой результат, и ценой огромных усилий и терпения малышей, Шарк целиком оказался в тележке.
   Обратный путь был проще. Благодаря тому, что они вновь спускались по холму, тележку приходилось даже придерживать. Вместе с Шарком они вернулись к домику, смастерили из досок покатый подъём для тележки, и с большим усилием, но преодолели несколько ступенек, подняв его вверх, к входным дверям. Уже в самом домике, последним испытанием стало переложить Шарка из тележки в обветшалую кровать, что стояла в спальне. И тут, слишком уставшие дети вновь "уронили" своего товарища, что ко всем его болезням могло прибавить ещё и головную боль. Истощённые, они больше получаса так и сидели под его кроватью, не говоря ни слова. Первой вновь оживилась девочка. Расспросив робота, где, и что искать, она принялась осматривать остатки чердака, отправив ноющего Дэнни в подвал. На чердаке, кроме мусора и древнейшего, бесполезного хлама, ничего не нашлось, и Мелли только зря потеряла время. Для Дэнни, путешествие в подвал оказалось настоящим приключением.
   Этот подвал был ещё страшнее, чем все подвалы у него дома, хотя и значительно меньше. Вокруг было много разных вещей, смысл половины из которых был непонятен мальчику, но в целом, можно было отыскать что-то полезное для обмена. Вокруг было темно, очень пыльно, и порой, вещи вокруг казались чем-то страшным. "Тут нет духов! Тут нет духов!" - бубнил себе под нос Дэнни, особенно боясь посмотреть в один из углов, где, как он был уверен, окажутся два светящихся глаза, смотрящих на него! В одной из коробок, он обнаружил три разноцветных, игрушечных машинки. И хотя Дэнни уже считал себя взрослым, он почему-то забрал их себе. Как и говорил робот, в подвале стоял деревянный стол, в большей степени служивший местом работы с рыболовными снастями. В столе, как и предполагалось, лежала аптечка, вплотную набитая разными "штуками". Следуя привычке, Дэнни осмотрел остальные ящики в столе, не особо ожидая найти что-то ценное. Но его ждал неожиданный сюрприз. Под стопкой бесполезных, и скучных бумаг, был спрятан журнал, на лицевой стороне которого красовалась блондинка с вьющимися волосами, в голубом купальнике, сидя на крыле летающей машины. Дэнни пролистал несколько страниц, тяжело сглотнул, в голове у парня застучал пульс. Это была его самая лучшая находка в жизни! Дэнни спрятал журнал за пазуху, и, забрав аптечку, быстро побежал наверх, пока "со светящимися глазами" не схватил его сзади!
   Следуя советам робота, Мелисса обработала раны Шарка, плотно перебинтовала, вколола антибиотик. После такого безумного дня, хотелось просто отдохнуть, но и сейчас Мелли не дала спутнику такой возможности.
   - Нам понадобится еда. Нужно всё сделать, пока она не пропала.
   - Что сделать? У нас есть плоды!
   - Нам нужна плотная, питательная пища.
   Дэнни не понимал, где Мелисса собиралась её взять, а когда понял, то ощутил рвотный позыв от одной только мысли о таком роде пищи.
   - Ты безумная! Их нельзя есть!
   - Они такие же съедобные, как и большая часть всего живого. Главное правильно разделать, и отделить съедобные части от несъедобных.
   - Ты раньше разделывала таких тварей?
   - Нет... - неуверенно ответила девушка. - Но придётся быстро учиться.
   Забрав у Шарка нож, и спросив у робота, знает ли он как разделывать "морских уродцев", ребята направились к своей недавней жертве. Существо в панцире лежало неподвижно, его зеленоватая, вонючая кровь, перемешалась с песком, и высохла.
   - О боже! - жаловался Дэнни. - Мне даже смотреть на эту тварь противно.
   - Думаешь, мне не противно? Но без еды нам не дойти до дома.
   И они приступили. Первые пятнадцать минут, новоиспечённые разделыватели не знали с чего начать. Казалось, что весь водяной состоит из одного только панциря. Применяя нож, камни, остатки сил, они находили слабые места, проникали внутрь. Из существа вытекали мерзко пахнущие жидкости, Дэнни не смог сдержать приступа тошноты, и вырвал. Те внутренности, до которых им удалось добраться, выглядели мерзко, и неясно какие функции они выполняли. Только в больших клешнях они обнаружили желеподобное мясо, сложили в деревянную коробку. Дэнни говорил, что эту "жидкую хрень" он есть не станет, но Мелли была уверена, что после отварки оно должно быть даже вкусным. К тому времени, как они окончили, солнце скрылось за холмами и начало темнеть. Оба подростка были перепачканы кровью и внутренностями водяного, от них несло резким запахом кислятины и болота.
   Наступающая темнота быстро окутывала окружающее пространство. Обратно в домик возвращались настолько быстро, насколько позволяли уставшие тела. Дэнни плюхнулся на стул, и через пару минут заснул. Мелисса выбрала место для костра, недалеко от покалеченного робота, и обезопасила его кусками черепицы. Используя кремень в мультитуле, и кусочки бумаги, она развела костёр, перекипятила воду, сварила бульон из мяса болотника, по совету робота используя уцелевшие специи. Всё это время она общалась с Железяшкой, рассказывая друг другу истории о своих жизнях. Девочка заметила, что робот думал не так, как обычно думают люди, но с каждым часом их общения он становился для неё более живым, а не просто куском запрограммированного металла.
   Через пару часов Мелли разбудила Дэна, и подала ему глубокую миску с похлёбкой. Спросонья, потирая глаза, он ещё не понял, что происходит, как в его руках уже была горячая миска, из которой паром разлетался вкусный запах. Похлёбка была немного желтоватой, в ней плавали большие пятна жира, и затвердевшие при варке, кусочки белого мяса. Солёная, душистая, с необычным вкусом, мальчику она показалась просто вкуснятиной, и после первой миски, Дэнни подсел к костру, за второй. Ребята наедались, общались с Железяшкой, за рассказами робота просидели до глубокой ночи.
   Следующий день они так же пробыли в доме. Утром осторожно осмотрели окружающую местность, на наличие опасностей. А потом сидели у костра, ели, слушали истории Железяшки о всяком, о прошлом в основном, и о таких чудесных вещах, о которых раньше и не слышали. Робот знал так много интересного, что они вновь беседовали до глубокой ночи. Похоже, с ним и вправду кто-то поработал, скрыв в корпусе протектрона нечто большее. А на третий день очнулся Шарк. Услышав, как он скрипит кроватью, дети вбежали к нему. Рейдер, встревожено осматривался по сторонам, казалось, испугался самих детей, но потом словно узнал.
   - Где я? Как я тут оказался? И?.. - он принюхался, и скривил лицо. - и, что чёрт дери, случилось с вами?
   Обрадованные, Мелли и Дэнни принялись рассказывать о всём, что произошло, опуская только моменты, где Шарк ударялся головой. Их спутник был удивлён, даже поражён тому, как они справились со всеми трудностями. Шарк хвалил их, и искренне благодарил. Он попытался встать, но не устоял на ногах и упал. Мальцы помогли ему лечь на кровать, Мелли принесла миску похлёбки. Шарк сильно ослаб, и теперь нужно было время, пока он восстановит силы.
   Железяшка был рад, что их друг поправляется. В этот вечер он, как и ранее рассказывал детям о разном, но, ближе ко сну сказал:
   - Я, очень рад, что мне, повезло, встретить вас. Вы стали, для меня, настоящими, друзьями. - дети так же заверяли его в дружбе, и благодарили за помощь. - Я, хочу попросить вас, о помощи. Я хочу, чтобы вы, отключили, меня.
   Мелли и Дэн удивились. Они пытались заверить робота, что не стоит отключаться самому, ведь это наверняка равносильно смерти, пытались переубедить, но Железяшка настаивал.
   - Прошу, вас. Это, очень, тяжело, всегда быть, на одном, месте, и, не ходить. Мой корпус, ржавеет. Мои детали, и микросхемы, выходят, из строя. Я, не подлежу, ремонту. Это только, вопрос, времени, когда я, отключусь. И это, будет, весьма скоро. Это большая, удача, что я, встретил вас. Вы можете, извлечь мой, "блок личности". Извлечь безопасно, отключив меня, когда я, готов. Если, я отключусь, сам, внезапно, я опасаюсь, потерять важную, информацию. При наличии, специальных, периферийных устройств, вы можете загрузить, меня, в рабочий, промышленный компьютер.
   Железяшка детально объяснял детям, как вскрыть его корпус, где находится блок, и как его отсоединить. Они старались переубедить робота, но тот стоял на своём. Дэнни прослезился, с тяжёлыми сердцами, они принялись вскрывать Железяшку.
   - После того, как отключите меня, можно будет, прикасаться, ко всему, внутри. Спасибо вам, мои юные, друзья. И, я надеюсь, до свидания.
   Пока Дэнни всхлипывал, Мелисса, собравшись с силами, решительно нажала на скрытый под корпусом тумблер. Послышался угасающий писк, и слабое свечение протектрона погасло совсем. Не без труда, они извлекли блок памяти Железяшки, обернули многими тряпками, и положили в деревянную коробку из-под сигар. Мрачная грусть опустилась на обоих подростков. Костёр медленно затухал, освещая останки поломанного робота. Теперь, он смотрелся так же естественно, как и обветшалая мебель вокруг, битые осколки, и гора мусора, в месте проломанной крыши. Очень грустные, они легли спать. Мелли слышала, как ночью Дэнни кричал во сне, пару раз, мучимый дурными снами.
   Но на четвёртый день их пребывания в этом доме у озера, Шарк смог встать, и даже перебрался к костру. Откормленный похлёбкой Мелиссы, он быстро набирался сил. Дэнни уже становилось скучно в этом месте, и он частенько выбирался то на чердак, то на улицу, Мелли так же часто гуляла на крыльце, или даже у самой воды, наслаждаясь окружающей природой. Когда возвращались в дом, они вновь подсаживались к огню, и понемногу, пытались разговорить молчаливого Шарка. У рейдера было припасено так же не мало историй. Правда, большая часть из них была не совсем для молодых ушей. Спутник хвалил мальцов, за то, что смогли одолеть болотника, хотя и утверждал, что им очень повезло. Рассказывал много историй о том, как он, и другие отважные моряки, боролись в океане с этими существами. Мелисса слышала однажды, что и Кракен, брат Шарка был моряком в их родном городе - Сисайде. Но когда она спросила об этом у своего спутника, тот резко отрезал, что Кракен ему не брат. Спрашивать о их сестре, Мелли не осмелилась.
   На пятый день Шарк уже был на ногах. Ещё утром он куда-то ушёл, и вернулся через час, с полным мешком яиц болотника.
   - Нашёл притопленный островок с корягой, рядом с тем местом, где оно на вас напало. Эти бляди всегда откладывают яйца в подобных местах. Вы, похоже, подошли слишком близко. Но, это так же говорит, что оно здесь не одно. Так что, долго нам здесь лучше не задерживаться.
   - Знать бы ещё, где мы. - пробормотал Дэнни, которому не хотелось никуда уходить, и тут жилось не плохо. - Может, ещё хоть пару деньков отдохнём?
   - Хочешь дождаться, пока бляди найдут сюда дорогу? Представь, что будет, когда они начнут ломиться внутрь. И не одна, или две, а сразу с десяток.
   - У нас будут с собой припасы, дня на три, может немного больше. - сказала Мелисса. - Надеюсь, мы найдём правильную дорогу как можно быстрее.
   После нескольких сытых дней, возможность повторных, голодных странствий пугала.
   - Найдём! - заверил Шарк. - Выходим завтра на рассвете. А пока... Я перетяну ванну в лодочный домик, нагреем воды, и мы все хорошенько выкупаемся. Особенно вы двое! От вас до сих пор несёт гнилым болотником.
   Дети пытались протестовать, но, похоже, это решению обсуждению не подлежало.
   - Что вы, как дети?! - успокаивал их Шарк. - Не все же сразу мы будем мыться. За мелкого засранца не волнуйся. - сказал он, имея в виду Дэнни. - Я буду рядом с ним, что бы он не подсматривал.
   - Я и не думал! - возразил Дэнни, хотя на самом деле подумывал над этим.
   - Ну, вот и хорошо. Главное, чтобы Мелисса не подсматривала, и тогда всё будет хорошо.
   - Это не смешно! - сказала Мелли.
   Но Шарку казалось наоборот, и он весело смеялся. Они перетянули ванну, долго грели воду в огромном, прямоугольном сосуде, который раньше предназначался для работы на полях. Нужно было выстирать и одежду, и если Мелиссе сменная была нужна лишь на время, а потом она вновь собиралась одеть свою, то обноски Дэнни было решено выбросить. Они обыскали дом на наличие какой-нибудь одежды, но ничего подходящего для Дэнни не нашлось, всё было либо слишком большим, либо очень маленьким. Пришлось обрезать штанины на найденных джинсах, и рукава на голубой, узорчатой кофте, которая была женской. Шарк заверял мальчишку, что никто не поймёт, женская она, или нет, хотя сам то и дело подшучивал над Дэнни по этому поводу. Ещё пару рыбацких жилеток они взяли с собой, на случай, если будет прохладно.
   Первой вымывалась Мелисса, что у неё забрало, чуть ли не час, после чего она, просто укутавшись в несколько покрывал ждала, когда высохнет её одежда. Что бы не стеснять девушку, Шарк сидел на улице, а Дэнни вскоре и сам пошёл мыться. Мальчик справился намного быстрее, и после очередного раза смены воды, мылся Шарк, дольше всех, чуть ли не два часа. Мелли уже и забыла, как это, когда у тебя чистые волосы. Ощущение чистоты на всём теле казалось чем-то непривычным, и даже повышало настроение. Вечером, незадолго до сна, они жарили омлет из нескольких яиц болотника, приправленный солью, он был весьма неплох на вкус, хотя и имел странный привкус. Довольные, с полными животиками, дети быстро уснули. Спали хорошо. Лишь один раз, Мелли проснулась среди ночи, и бросила мимолётный взгляд на сидящего у костра Шарка. Он смотрел в сторону, в одну точку, и, может ей показалось, но кажется, в его глазах были слёзы.
  
   Это был тревожный сон, где мучительные видения терзали сознание спящего. Обрывистые образы сменяли друг друга, задерживаясь лишь на короткий миг. Но и этого мига хватало, чтобы понять, о чём они. Особенно выделялось одно, тёплое, нежное, где его щёку с любовью кто-то целует. "Будьте осторожны. Берегите себя". - пропел сладкий голосок, а он в ответ гладит её руку. Вновь образы, тревога, боль, борьба. Воспоминание молодой, чисто одетой девушки, которую держит небритый бродяга, подставив нож ей к горлу. "Ты сделаешь так, как я сказал!" - кричал со злостью мужчина. "Иначе клянусь, что она умрёт!". "Только тронь. И тогда вы все умрёте!" - жестоко отчеканил суровый голос в ответ. И вновь хаос, образы, тревога, и страх. Происходит что-то непоправимое, настолько ужасное, что выворачивает душу на изнанку. Боль, неизбежная, непоправимая боль, равно которой он не знал, и собственный крик разорвал саму плоть реальности. "Рейчел!!!".
   Мелисса испугалась от того, как резко дёрнулся Шарк, и простонал. До этого он мирно спал под сухим деревом, опираясь спиной о ствол, и укрывшись покрывалом. Шарк отрывисто дышал, зрачки были расширены, а в глазах застыла влага. Девушка держала над костром небольшую, дорожную сковородку, и жарила омлет из яиц болотника.
   - Ты в порядке? - спросила она заботливо. - Ты кричал во сне.
   Шарк ничего не ответил, медленно встал, стряхнул пыль с одежды, и немного размялся. Он спросил, куда делся мальчик, Мелли предполагала, что он "где-то в кустах", неподалёку. Это был второй день пути, после того, как они покинули домик у озера. Не смотря на длительный, практически отдых, уже с утра стало ясно, что ритм их продвижения будет не быстрым. Длинное приключение без длинного, нормального отдыха и питания, болезни и перенесённые трудности, всё это понемногу лишало их сил, понижало высшую точку их выносливости. Пища расходовалась быстро. Расстояние до дома Мелиссы им было неизвестно, но Шарк интуитивно ощущал, что далеко, и припасы закончатся быстрее. Особенно вода. Они наполнили ею все сосуды, которые им удалось найти, но расходовалась она быстро. Призрак грядущих жажды и голода был в нескольких днях от них, но неуклонно приближался. Вслух, свои опасения, бывший рейдер не выражал.
   Они неплохо перекусили. Тщательно пережёвывая кусочки омлета, Шарк смотрел в сторону севера и востока, размышлял над тем, где именно они могут сейчас находиться, и в какую сторону им идти.
   - Тут так тихо. - сказала Мелли. - Люди совсем не живут здесь?
   - Это всё ещё Западное Запустелье. - ответил Шарк. - Тут едва ли встретишь живого человека. Миролюбивого, ещё реже. Ваши поселения севернее. Где-то на северо-востоке Соапвиль, Колосс, Башня юго-восточнее, далеко на юге Литлсити. Возможно, Соапвилль ближе, чем Форт, или помойная яма, в которой живёт Дэнни. Он находиться прямо на довоенной магистрали, но эта старая трасса опасное место.
   - Там грабят Башенные? - спросил Дэнни.
   - Иногда. Чаще просто пустынные бандиты или дикари. Башенные не грабят своих торговцев. Кракен понимает, что без торговли не построить своей "империи". А если мы на самом деле вдруг выйдем на участке ближе к Юджину, то на этой части магистрали можно встретить ещё и всякую смертоносную мерзость.
   - Юджину? - спросила удивлённо Мелли. - Мы же не могли уйти так далеко на юг?
   - Не к самим руинам, конечно, но я подозреваю, что мы, убегая от моих бывших товарищей, ушли очень далеко. Обычно, исследуя западные земли, мы обходили Юджин с севера. Проклятье, как можно севернее! Помните Немёртвых? Руины их города все разумные люди обходят миль за двадцать. А ведь это просто руины маленького городка. А Юджин это был большой город. Там всякие твари обитают сотнями, может и Немёртвые там есть. В общем, я западные земли неплохо знаю. А всё это, - и Шарк окинул взглядом местность вокруг, - мне кажется совершенно незнакомым.
   Дети молча размышляли. И если Дэнни просто мечтал о чём-то своём, то Мелисса волновалась. По рисованным картам её соплеменников, она помнила, насколько далеко на юге от её дома руины Юджина. И если Шарк был прав, она могла себе представить сколько дней изнурительного пути их ждёт. Ещё она не хуже самого Шарка понимала, что еды и воды у них столько нет. "Нужно шевелиться" - сказал их предводитель, как только малыши дожевали свой завтрак, и, взвалив себе на спину большую часть их груза, выдвинулся. "Да! Мы сможем!" - радостно добавила Мелли, стараясь подбодрить своих ребят, и развеять атмосферу обречённости. Пока они шли, девушка что-то тихонько напевала себе под нос.
   Эта местность была богата на холмы и возвышенности, которые приходилось обходить, либо подниматься наверх. В прошлом, она была ещё и богата на растительность. Высохшие, обгоревшие, и поваленные деревья были повсюду, росло много кустарника. После очередного холма, впереди оказалась просторная долина, и следующие возвышенности виднелись далеко на севере. Долину пересекала трасса, вдоль которой немного восточнее виднелись руины придорожной закусочной. Шарк с четверть часа наблюдал за интересным объектом в бинокль, стараясь высмотреть опасность. Дети дружно предлагали, что нужно обязательно проверить такое место. Шарк же утверждал, что это первое место, где могут остановиться на отдых рейдеры, бандиты, гули, или что-то ещё.
   После короткого спора, они пришли к соглашению. Первым пошёл в разведку Шарк. Закусочная выглядела как овальное, металлическое здание, с облезлой краской, и всюду ржавеющее. Все стёкла были разбиты, внутри были видны столы, и столовая утварь. На стоянке перед зданием стояли остатки двух автомобилей. В пикапе Шарк обнаружил скелет в остатках женского платья, на капоте другого, с разбитой, стеклянной кабиной, лежал скелет в мужской одежде. Он осторожно вошёл внутрь, пол и столы были в земле и пыли, всюду валялась сухая листва. Ещё два скелета всё ещё сидели за столами, в вечном ожидании своего заказа, третий лежал в зале между столами. Убедившись, что здание пусто, Шарк подозвал своих спутников. Ребята принялись обшаривать всё вокруг, даже такие места, в которые сам бывший рейдер никогда не подумал посмотреть. Кофейные машины, автомат Нюка-Колы, кассовые аппараты, охотничий автомат по продаже патронов. Но ничего особенно ценного. Две фарфоровые кружки, один стеклянный стакан, пол пачки моющего средства абраско, с сухим навозным жуком внутри, и вилка. На кухне так же ничего ценного не было. Похоже, что это место обыскивали уже не один десяток раз. Такие вещи, как сложенный из мусора матрас, кости животных, и следы от костров, подтверждали слова Шарка.
   Если бы не любопытство Дэнни, путники ушли бы практически ни с чем. На кухне, за плитой, лежал ещё один скелет, засыпанный частью провалившейся крыши. Дэнни не любил скелетов. Он хотя и понимал, что они, даже если вдруг захотят пошевелится, то рассыплются при попытке, все равно побаивался их. Пересиливая свой страх и отвращение, он потянулся к скелету, заметив что-то цветное под ним. Это была коробка "макарон с сыром", вскрытая, но большей частью полная. Дэнни получил заслуженную похвалу своих спутников. Благодаря нему, их акт мародёрства мог считаться весьма успешным, хотя и не решал их проблем с провизией. Малыши высказали идею остаться в этом месте на ночь. Но до ночи было ещё далеко, да и Шарк не хотел здесь задерживаться, опасаясь таких же умников, как и они. К тому же, им теперь было необходимо проходить как можно большую дистанцию за день, а может и ночь.
   Они двинулись далее на север. В долине было мало деревьев, и местность хорошо просматривалась на многие километры вдаль. Земля здесь была очень каменистой, и если Шарк своими металлическими сапожищами мог передвигаться уверенно, то его юным спутникам было не просто. Вдали, среди зарослей кустов, они видели, как медленно перемещался хвост крупного радскорпиона. Шарк приказал юнцам пригнуться, и они гуськом попытались обойти опасного противника, обогнув большим крюком. Им повезло, столь опасный мутант не заинтересовался ими. "Это был скорпион! Правда?! Такой большой!" - с задором засыпал расспросами Дэнни, не понимая всей серьёзности, грозившей им опасности. Ещё, прямо посреди долины, они обнаружили заброшенный, бежевый автомобиль. Дети такого раньше не видели. Шарк объяснил им, что в прошлом, это была одна из самых дорогих моделей. Шины авто были спущены, одна дверь приоткрыта. Внутри ничего ценного не обнаружилось, а два ядерных блока, прогнившие, стояли на месте, в моторном отделении. Шарк предположил, что авто забросили, когда у него закончилось топливо.
   Приближался вечер, Шарк размышлял над тем, где им придётся ночевать. Подобный выбор никогда не был прост. Спать под открытым небом опасно, мутанты или недоброжелатели могут свободно к тебе подкрасться. Пытаясь проникнуть в какие-нибудь руины для ночлега, можно было напороться на ещё большие неприятности. И если раньше, Шарк путешествовал с сильными воинами, и не задавался особо такими вопросами, то сейчас, когда он был с двумя детьми, этот вопрос становился едва ли не первостепенным. Не отягощенный никакими тяжёлыми решениями, а только своей фантазией, Дэнни первый заметил, как с севера, кто-то шёл к ним на встречу.
   - Смотрите! Там кто-то идёт!
   Путники замерли, всматриваясь в идущего далеко впереди человека. Он был совсем один, шёл не спеша, уверенно, и так, словно прохаживался улицами в парке.
   - Видишь. - улыбнувшись, сказала Мелли. - А ты говорил, что тут люди не встречаются.
   - Никто не путешествует этими землями. - сказал Шарк, с подозрением поглядывая на чужака. Что-то в этом страннике ему очень не нравилось.
   - Это просто особая встреча! - радостно сказал Дэнни. - Ну, знаете, как это бывает, когда часто путешествуешь по Пустошам, можно встретить кого-то необычного, или найти что-то необычное, или что-то необычное может случиться. Мы, в диких местах, встретили таинственного незнакомца. Вот это действительно особая встреча!
   - Да, но мы не знаем кто он. Может, он опасен.
   Но, дети считали, что в данный момент таинственный незнакомец опасается их больше, чем они его. Это была странная личность, в длинном, бежевом плаще, и фетровой шляпе, костюм, который для путешествий подходит не очень. Но, кажется, он был совсем не вооружён. Дети радовались. Встретить другого человека, и он появился так неожиданно, это тревожило их сердца. Когда они подошли достаточно близко, Мелли крикнула ему:
   - Не волнуйтесь, мистер! Мы не злые люди!
   - Мы так рады встретить вас, - радостно добавил Дэнни, - в этих землях!
   Шарк молчал, не спешил приближаться. Таинственный незнакомец казался мирным, но бывшему рейдеру, всё ещё очень подозрительным.
   - А я как рад! - весело выкрикнул незнакомец в ответ. - У меня для вас, как раз кое-что есть, ребятишки! Очень вкусное!
   Таинственный незнакомец был доброжелательным, дети радовались, и улыбались. Приблизившись, они поздоровались.
   - Эй! - радостно прикрикнул незнакомец. - Смотрите сюда!
   И быстро откинул в стороны края своего бежевого плаща. Под плащом ничего не было, кроме худого, волосатого тела, с длинным, эрегированным членом. Мелли запищала от испуга, и убежала прочь, как можно дальше. Дэнни, вначале замер, словно вкопанный, и выпучил испуганные глаза.
   - Эй! Смотри сюда, приятель! - прокричал таинственный незнакомец, и подбежал к нему, держа свой плащ раскрытым.
   Дэнни закричал, сорвался с места, и, спотыкаясь, побежал прочь, в противоположную от Мелиссы сторону. Незнакомец радостно смеялся, сначала бежал за остановившейся на мгновение Мелиссой, потом вновь за Дэнни. Похоже, он был очень счастлив в этот момент. В приступе глубокого удовлетворения, незнакомец в плаще решил напугать своей откровенностью и Шарка. Но, бывшего рейдера это совсем не смутило. "Смотри сюда, приятель!" - радостно крикнул ему незнакомец, Шарк совсем не убежал, но сделал несколько шагов вперёд. Незнакомец удивился, а потом крепкий кулак прилетел ему прямо в челюсть. Таинственный незнакомец упал словно подкошенный, на спину, при этом его ноги согнулись в коленях. Поднявшийся ветерок слегка тревожил края его плаща.
   - Больные ублюдки... - проговорил Шарк, и сплюнул в сторону.
   Шарк больше ничего не говорил, а просто пошёл дальше на север. Дети побежали за ним, то и дело, оглядываясь с опаской в сторону незнакомца. Уставший, Шарк не стал их не ругать, не объяснять им.
   - Ну мы же не могли знать... - оправдывалась Мелли, вновь и вновь оборачиваясь назад.
   - Он казался дружелюбным... - оправдывался и Дэнни.
   - Кто мог вообще предположить такое?.. - продолжала оправдываться девочка, но Шарк ничего не отвечал, и только пробубнил, что бы они поторапливались, так как скоро начнёт темнеть.
   Они практически успели пересечь долину, к тому моменту, как солнце окончательно скрылось за горизонтом. Поднялся лёгкий ветерок, тревожил волосы детей, успокаивал раздражение Шарка. В нескольких километрах на северо-западе виднелись руины завода. По разбитой вывеске, и его внешнему виду, было похоже, что в нём производили что-то съедобное. Большая часть конструкций была почерневшей, в прошлом завод целиком выгорел в большом пожаре. Искать там что-то ценное было бы бессмысленно, оставаться на ночлег, скорее всего опасно. Отойдя от него подальше, путники решили остановиться прямо на земле, слегка скрывшись за невысокой возвышенностью. Рискнули развести небольшой костёр, поджарили омлет из яйца болотника. За последние дни этот вид пищи изрядно надоел, с каждым днём неприятный привкус такого омлета становился всё сильнее. Всё же, это было лучше, чем ничего. Воды и пищи оставалось немного, а Шарк всё не мог понять где же они именно находились.
   Ночью все заснули. Первым должен был дежурить Дэнни, но путники так сильно устали, что крепко спали все втроём. Хотя прошло много дней с того момента, как Девастатор совершил над Мелиссой столь страшное насилие, девочка никак не могла полностью забыть пережитое. Оно возвращалось перед сном, когда Мелли оставалась наедине со своими мыслями, а порой в самих снах. Ей и самой не верилось, что всё это было взаправду, словно не с ней. Но остался неизвестный до этого страх, жуткий, пробирающий до самых костей. Вот и этой ночью, девочка неожиданно проснулась, вновь ощутив этот ужасный страх, хотя и не сразу поняла, по какой причине тот вновь вернулся. Рядом с ней никого не было, и Мелли почувствовала большое облегчение. Но уже через мгновение, как только она решила, что это был просто спонтанный испуг, Мелисса услышала шорох. Вновь, он повторился несколько раз, а потом в темноте промелькнуло движение. Сердце застучало как сумасшедшее, захотелось закричать, но крик застрял в горле. Что-то чёрное рылось в сваленных дорожных сумках их отряда. Мелли задрожала, замычала, её рука нервно шарила по земле, в поисках чего-нибудь. Она нащупала камень, тяжёлый, но испуг словно придавал сил. Мелли кинула камнем в темноту, и только после этого смогла прокричать:
   - Нет! Уходи! Прочь! Прочь!
   Послышался осиплый хрип и стон. Мелисса ощутила огромное облегчение, когда услышала, как в темноте зашевелились Шарк и Дэннис. Послышалась возня, вокруг забегал луч света, испускаемый фонариком бывшего рейдера. Луч на мгновение поймал что-то непонятное, но похожее на человека. Шарк начал кричать, неизвестный пытался скрыться, но был настигнут. Послышались тупые удары, опять возня, Шарк катался по земле, вцепившись в незнакомца. Но рейдер быстро одолел его, и, возвысившись, нанёс несколько ударов.
   - Не убивай! Пощади! - взмолился неестественно хрипящий голос.
   Дэнни поднял фонарик с земли, и передал Шарку, а тот осветил незнакомца. В луче света оказался гуль, одна часть его лица была изуродована больше другой, и скрыта за длинной прядью золотистых волос.
   - Я тебя помню! - крикнул Шарк, и вновь занёс свой могучий кулак, чтобы разбить голову несчастного.
   - Не бей его, Шарк! - крикнул Дэнни. - Это же Голди!
   Шарк остановился, вновь осмотрел гуля, и крикнул:
   - И что теперь?! Какого ты хрена тут делал?! - спрашивал он, и тряс за шиворот стоящего на коленях гуля. Голди закрывал руками голову, ожидая неминуемых ударов.
   - Ясно что... - сказал грустно Дэнни. - Жрать искал.
   - Я... - едва ли слышно, попытался ответить гуль, но Шарк вновь тряхнул его.
   - Жрать?! Ты ещё и еду у нас хотел спиздить?! - и Шарк вновь занёс кулак.
   - Я... - вновь промямлил гуль.
   - Не надо, Шарк! - крикнул Дэнни. - Пожалуйста, не бей его! - рейдер остановился, поглядывал то на мальчишку, то на Голди, вновь и вновь то подымая, то опуская свой кулак. - Не надо, Шарк! Посмотри на него... Он и так несчастный. Не нужно усугублять ещё больше! Ему страшно...
   Шарк окончательно опустил свою руку, и отпустил шиворот Голди. Заметив про себя, что он стал "размякать", рейдер всё же отвесил гулю хороший подзатыльник. Голди в ответ хрюкнул, но разумно смолчал. И только когда их возня закончилась, мужчины услышали плачь, и тихие всхлипывания. Шарк осветил Мелиссу, девочка сжалась сидя на своём матрасе и тихонько плакала.
   - Всё хорошо Мелли... - заговорил он, подошедши к девочке, но Мелисса с криком отстранилась назад.
   - Не подходи! Не трогай меня!
   Шарк, Дэнни, и даже Голди замерли.
   - Всё хорошо, сладкая... - как можно нежнее заговорил Шарк, присел на колени, и медленно подполз к девочке, но Мелли вновь отстранилась с ещё большим криком.
   Шарк не стал настаивать, хотя по началу хотел сжать её в объятиях, пока девочка не успокоится. Он дал знак Дэнни, и мальчик осторожно приблизился к Мелиссе, но и на него девочка закричала, и заплакала ещё сильнее.
   - Не трогайте меня! Пожалуйста, не трогайте!
   Шарк смотрел то на землю, то на Дэнни. Чувство безвыходности овладевало им. Невозможно было без боли в сердце смотреть на испуганную Мелиссу. В глубине себя рейдер понимал, что девочке всю свою жизнь придётся жить с этим нервным расстройством. И неизвестно, как много нежности и любви нужно будет вложить в её сердце, чтобы погасить силу этой болезни. Сейчас же он боялся, что Мелли вновь впадёт в ступор, из которого она так долго выходила, а то и ещё большей истерики, чем было тогда.
   - Видишь, что ты наделал гуль! - прикрикнул Шарк, и отвесил Голди ещё один сильный подзатыльник.
   - Я... - простонал Голди.
   - Что нам теперь делать? - чуть ли не плакал Дэнни. - Мелли... Милая... Не бойся, мы же рядом!
   - Прекрати! - одёрнул его Шарк. - Ты своими соплями растревожишь её ещё больше!
   - Я не хотел... - раскаиваясь, прохрипел гуль. - Я и не думал кого-то пугать...
   - Да заткнись ты уже! - крикнул Шарк, вновь схватив гуля за шиворот, но тут же отпустил.
   Когда немного успокоились, рейдер перевязал руки и ноги Голди. Вновь развели костёр и молча расселись вокруг него. Мелисса пряталась на самом краю освещённого пространства, Дэнни с заплаканными глазами поглядывал на неё. Шарк сидел молча, потирая выбритую голову, и лишь иногда бросал на гуля полные отвращения взгляды. Но усталость и сон сломили и Дэнни, и даже Шарка, и, не смотря на своё неудобное положение, лёжа на земле уснул и Голди. Он же проснулся первым. Начинался рассвет, и темнота отступала под давлением серого света. Мелисса сидела на земле, потупив в неё взгляд, и сильно дрожала. Не в силах на неё смотреть, Голди встал, мелкими шажками подошёл к куску чего-то мягкого, что девочка использовала как матрас, и с трудом поднял её покрывало. Голди не спеша, подошёл к ней, Мелли вновь замычала, и испугано вытаращилась на гуля.
   - Не нужно! Не кричи, пожалуйста, иначе этот псих убьёт меня...
   - Не подходи!.. - негромко проговорила Мелли, и всхлипнула.
   Голди замялся, потом хрипло сказал:
   - Я хочу сказать тебе спасибо, девочка. Тебе и тому мальчишке. Вы тогда спасли меня, а я даже не поблагодарил. Просто, когда ты гуль, быстро учишься выживать, и быстро забываешь о таких вещах как благодарность.
   Голди сделал несколько маленьких шажков к девочке, и та испугано поползла назад, после чего гуль продолжил:
   - Ты помнишь? Помнишь, как вы спасли меня? - в ответ Мелли быстро закивала головой, всё ещё не смотря на гуля, и всё ещё дрожала. - Если бы не ты, я бы был уже мёртв. Спасибо тебе. И прости меня, я совсем не хотел тебя напугать. Я просто хотел... украсть у вас еды...
   Голди вновь сделал несколько шажков, Мелисса отползла немного назад.
   - Я знаю, что выгляжу как чудовище. Но ты не должна меня бояться. Я никогда не обижу тебя, или кого-то из твоих друзей. Ну, кроме разве что Шарка. Этот кретин даже перевязать меня не смог нормально. Я бы легко мог ночью убежать, но я не хотел оставлять тебя такой...
   И вновь несколько шажков, Мелли немножко отползла.
   - Может ты мне не поверишь, но раньше я был очень красивым парнем. - сказал Голди, и хихикнул. - Я жил ещё во времена до войны, и помню, каким был этот мир. У меня нет своих фотографий, но есть фотография моей матери. Хочешь посмотреть?
   Голди достал из кармана серебряный медальон на длинной цепочке, открыл его и бросил девушке. Не сразу, но Мелисса всё же подняла его и посмотрела. На потрёпанной фотографии улыбалась симпатичная женщина с золотистыми волосами.
   - Моя мама. - сказал гуль. - Красивая? - в ответ Мелли закивала головой. - До войны я был музыкантом, играл в группе. Мы выступали в барах, и на разных мероприятиях. Может, теперь ты мне не поверишь, но раньше девчонки на меня так и клеились. Но я любил только одну. Её звали Диана. Она была очень красивой. Тёмные волосы, карие глаза, а как же она улыбалась... Ты когда вырастешь, будешь такой же красавицей, как и она.
   Мелисса продолжала дрожать и смотреть на фотографию матери Голди. Она долго молчала, и гуль был практически готов отступить, но всё же заговорила.
   - Ты и вправду жил тогда? - спросила Мелли дрожащим голосом.
   - Да. Разве ты не слышала? Многие из гулей пережили войну. Нас изуродовало, но теперь мы медленно стареем. Знаешь, мне кажется, что я выжил только потому, что мне было очень страшно умереть. Я и сейчас очень боюсь умереть. Смелый человек, оказавшись на моём месте, просто убил бы себя сам. А я не смог. И готов жить так, - сказал он, проведя перед собой ладонью, - лишь бы жить.
   - То есть... - залепетала Мелисса. - Ты жил до войны? Именно в то самое время? Когда были автомобили, и летали самолёты?
   - Да. В те самые дни. На самом деле, сотня лет, это совсем не много. Это таким молодым как ты, кажется, что пятнадцать лет это огого! Иногда, мне кажется, что та, прошлая жизнь, была и не со мной вовсе. Но да, я жил именно тогда. Хочешь, я что-нибудь расскажу тебе о прошлом?
   В ответ Мелисса неуверенно закивала головой.
   - Только позволь мне накинуть покрывало. Ты вся дрожишь. Я только накину, и сразу отойду, я обещаю. Хорошо?
   От его слов Мелисса испугалась, но с согласием закивала головой. Девочка вся съежилась, когда Голди набрасывал покрывало, а потом гуль подсел недалеко от неё.
   - Так нормально? - спросил Голди, и Мелли, всё ещё не смотря ему в глаза, согласилась.
   Голди начал первым, рассказывал о том, какими были люди до войны, как много их было, чем они жили, о чём мечтали, чего добивались, как одевались. Потом уже и сама Мелисса принялась задавать робкие вопросы, о жизни гуля, о музыке, о его семье, о его любимой, о войне, об ужасах первых лет хаоса, и о всём остальном. Шарк и Дэнни уже давно не спали, но только делали вид, и волей-неволей так же слушали истории Голди. В разговоре, незаметно для Мелиссы, они подошли к ней самой.
   - Почему ты боишься? - спросил осторожно Голди. За время общения он понемногу подвигался ближе к девочке, и теперь сидел, чуть ли не в плотную.
   - Я... не знаю... - всхлипнув, ответила Мелли.
   - Тебя, наверно, кто-то очень обидел, и испугал. Но нет причин боятся, ты в безопасности.
   - Я не знаю... я не могу... Оно не моё, но словно во мне... У него был нож, и он резал им всюду, и заставлял просить об этом... - проговорила Мелли, и заплакала.
   - Это прошло, милая. - утешал её Голди. - Теперь это всё в прошлом, и больше не нужно бояться. Ты не виновата. Это не твой страх. Я же вижу, что ты не боишься и знаю, что ты очень смелая, но этот страх, ты должна прогнать его. Это просто зло, и оно заразное. Такие злые люди, вроде твоего обидчика, они прогнили злом насквозь, и начинают сеять его в других, чтобы приумножить. И только ты сама можешь остановить это зло.
   - Но как? Как мне с ним бороться? - спросила Мелли, и её глаза, полные надежды, застыли на гуле.
   - Борись. Не поддавайся страху. Отпусти его. Главное знай, что это не ты, и страх не твой. Вокруг люди, которые тебя любят, и не дадут в обиду. Поначалу тяжело, но потом ты будешь становиться сильнее. Поверь старому гулю. Кому, как не такому уроду как я, знать об этом наверняка.
   В ответ, Мелисса пододвинулась к Голди, и крепко обняла его, заплакав.
   - Ты не урод! - зарыдав, сказала Мелли. - Ты очень хороший, и тебе просто не повезло!
   - Всё хорошо. Тише. - говорил Голди, осторожно обнимая девушку, и поглаживая по голове. - С тобой всё будет хорошо, милая. Вот увидишь. Я, наверно, воняю жутко?
   - Немножко. - ответила Мелли, всё ещё плача. - Но это не страшно.
   - А, ну тогда хорошо. Тогда хорошо. - говорил гуль, продолжая успокаивать девочку.
   Когда Шарк и Дэнни поднялись, Мелисса хотя и оставалась грустной, но уже готовила завтрак. Шарк спросил в порядке ли она, и Мелли улыбнувшись, ответила, что всё хорошо. Но по отношению к Голди рейдер был не умолим. Он крепче перевязал верёвки на руках и ногах гуля, на что Голди заметил, что "подслушивать не красиво". Шарк несколько раз оскорбил его, но бить не стал. За скромным завтраком ощущалась напряжённая атмосфера. Вопрос о дальнейшей судьбе Голди ещё никто не озвучил, но каждый в тишине обдумывал его. Дети догадывались, что их мнения с мнением Шарка разойдутся.
   - Мы должны поделиться с ним... - робко проговорила Мелли.
   - Не должны! - резковато ответил Шарк. - Если бы ты не заметила его, мы бы уже умирали от голода!
   - Он нам не враг... - добавил Дэнни.
   - Нет. Но и не друг. Особенно... гуль. - брезгливо выговорил Шарк.
   - Только немножко... - мямлила Мелли. - Пожалуйста. Я не могу так...
   - Делай, как знаешь! - сдался Шарк.
   - Не беспокойся. - сказал Дэнни. - Мы обязательно что-то придумаем.
   Шарк в ответ только фыркнул, и что-то тихонько пробормотал. Мелисса выделила небольшую порцию и покормила Голди сама, так как Шарк не собирался перевязывать гулю руки по несколько раз. Когда завтрак подошёл к концу, Шарка внезапно осенило, и он, закончив начищать тряпкой свой блестящий шлем, спросил:
   - Гуль. Где твой рюкзак?
   - У меня нет рюкзака. Зато есть имя, и не очень сложное, даже для рейдера.
   - Да, да. Если не рюкзак, тогда сумка, или что-то ещё. Ты не мог быть с пустыми руками. Более того, я помню, как ты тараторил про золотой слиток. Учитывая обстоятельства, в которых ты тогда оказался, я посмею предположить, что ты говорил чистую правду. Значит, слиток всё ещё у тебя, и ты всё ещё должен его мне. И сам пришёл прямо мне в руки. Как ты там говорил: "сраная ирония".
   - Можем мы просто оставить его в покое? - спросила обижено Мелисса.
   - Мне тоже нравиться Голди, - сказал Дэнни, - но он и вправду чуть не лишил нас еды, а тебя напугал.
   - Ну не станем же мы его теперь мучить? - продолжала спорить Мелли.
   - Я отдам тебе сраный слиток. - сказал Голди. - Вот только с водой или пищей он вам не поможет. На тебя мне плевать. - сказал гуль, озлобленно смотря на Шарка. - А вот детишек жалко. Ты же понятия не имеешь, где вы сейчас, так? И даже не догадываешься, что отсюда к Форту топать дней пять, в лучшем случае, и это если вас ничего не задержит...
   - Заткнись уже, ладно? - выпалил Шарк. - Или тебе зубы лишние жмут?
   - О да, правильно... - прохрипел гуль. - Зачем слушать гуля. Нет доводов, не беда! Дал в зубы, и спор окончен!
   - Давайте, мы не будем ссориться, ладно? - устало проговорила Мелли.
   Ненадолго все затихли, молчаливо поглядывая друг на друга. Голди первый нарушил тишину.
   - Идти в Соапвилль, сейчас небезопасно, из-за множества разрозненных банд, да и дольше, чем в другое место. Недалеко отсюда есть поселение, день-полтора пути. Это город, построенный изгоями. Там вы сможете купить припасы, и спокойно дойти домой. Я, конечно, мечтал обменять слиток более выгодно. Поселение бедное, но для многих "не таких" это единственное место, где можно хоть что-то обменять.
   - Поселение изгоев? - удивлённо спросил Шарк.
   - Да. Немного западнее отсюда. Мы основали его недавно.
   - И как нас там встретят?
   - Ты про себя спрашиваешь? Или про детей? - лукаво улыбаясь, спросил Голди. - Ты то теперь один из нас, хочешь того или нет.
   Шарк презрительно фыркнул, и пробормотал, что хоть он и поссорился со своими соплеменниками, куском гнилого мяса он пока не стал.
   - Погоди! - чуть ли не радостно заговорил Голди. - Так ты ничего не знаешь? - Шарк от его слов насторожился, хотя услышать дальнейшее, не ожидал вовсе. - И вправду! Откуда же тебе знать?! Нет больше Башни! Её в порошок растёрли! И всех твоих соплеменников, и твоего чокнутого братца! Вас поимели так, что горящие от траха задницы, горели ещё не одну неделю!
   Голди, радуясь возможности первым рассказать Шарку столь "радостную" новость, совсем забыл о собственной безопасности. Он весело засмеялся, но Шарку совсем не понравилось сказанное. Он резко поднялся с земли, в пару мгновений оказался рядом с гулем, и успел несколько раз его ударить, прежде чем дети облепили рейдера, умоляя остановиться.
   - Следи за своим поганым языком, тварь обожженная! - злобно кричал Шарк.
   Голди сплюнул кровь, но продолжал смеяться.
   - Что, не ожидал такого да? Вот тебе и "ирония", ублюдок! Ты со своей разрисованной мордой изгой всюду, где хоть капельку слышали о тебе или твоём дохлом братце.
   - Он мне не брат... - неожиданно поникши, сказал Шарк.
   - Надеюсь, тебе понравится твоя новая роль! - продолжал злорадствовать Голди. - Теперь то ты поймёшь, каково оно нам!
   - Это невозможно... - пробормотал Шарк, сев на землю.
   - Зачем переживать? - спросил Дэнни. - Ты же сам говорил, что больше не один из них.
   - Не один из них. Но ведь они тоже люди. Женщины, дети.
   - Они рейдеры, Шарк. - сказала Мелли, с сожалением. - Мне жаль, но, а как иначе?
   Бывшему рейдеру было не чем парировать. Община Башни со временем стала ему значимой. Но Мелисса была права, и Шарк понимал это. Если бы Башенных не остановили, они бы продолжали свой террор, и даже усилили его. Ещё он не мог поверить в это, потому что Башенные были значительной силой. У них была не одна сотня бойцов, много оружия, и даже техника, был практически готов хотя и не совсем, но танк, или что-то похожее.
   - Как? Кто уничтожил их?
   - Похоже, ты пропустил целую войну. - сказал Голди, уже без смеха. - Много народа по-тихому собирали, с разных поселений.
   Голди рассказывал долго. Упоминал и засаду для рейдовой группы Башни, какую-то там девчонку из Смоки, что заминировала чуть не половину поселения рейдеров, битву, законника-рейнджера, который и "завалил" Кракена. Рассказ гуля не совсем соответствовал действительности, так как, переходя из уст в уста, понемногу менялся. Но в целом вся суть происшедшего, и размах эпичной битвы, были ясны.
   - Я должен был быть там... - проговорил грустно Шарк.
   - Ты бы скорее всего погиб. - сказала Мелисса. - И зачем? Ты же сам хотел уйти.
   - Да. Но вы не поймёте. Погиб бы, и не потому, что Кракену верен, просто должен был.
   Шарк некоторое время размышлял, а потом потребовал, чтобы Голди вёл их к слитку, иначе он переломает ему ноги. Чтобы дойти до Форта, нужны были припасы, и Шарк согласился вести детей в город изгоев. Он развязал верёвку на ногах Голди, и пинком ускорил его движение.
  
   Всю дорогу Голди напевал песенки своей молодости, веселя Мелиссу и Дэнни. Гуль рассказывал весёлые истории, радовал детей, и это раздражало Шарка. Он бы никогда не признался в этом даже самому себе, но рейдер ревновал. Его юные спутники всё своё внимание уделяли Голди, он только молча слушал, словно какой-то аутсайдер в их компании. Дорожная сумка гуля была припрятана недалеко от их бывшего лагеря, но к месту, где находился схрон Голди, пришлось идти до самого обеда. Он был спрятан возле разрушенного, одинокого здания, которое раньше было административным для большой фермы. Очертания бывшего, огромного поля, всё ещё угадывалось выделенное пунктиром из остатков проволочного заграждения. Здания, где хранили зерно и скот, все были разрушены и несли на себе отпечатки большого пожара. Можно было заметить несколько разбитых, аграрных машин и пикапов. В колодце всё ещё можно было набрать воды, но Голди утверждал, что её "тёплый привкус" его новым друзьям не понравится. Административное здание так же было разрушено, и окружено кучами мусора. Под одной из них был спрятан жестяной мусорный бак, в котором гуль и прятал своё "добро".
   Но, по полю не спеша, блуждали три иссохших тельца в обрывках одежды. Шарк подготовил свою смертоносную дубину, и сказал, одевая блестящий шлем:
   - Будьте тут. Это не займёт много времени.
   - Развяжи мне руки! - попросил Голди, показывая их рейдеру. - Я могу помочь.
   - Помочь, сопля. - с презрением ответил Шарк, и толкнул гуля, от чего тот упал на землю. - Смотри, как я разхерачю твоих братцев, гуль.
   - Эй, мы не такие!.. - пытался что-то говорить Голди, но Шарк его уже не слушал, направляясь в сторону диких гулей.
   Первый, заметив бывшего рейдера, прорычал что-то, и быстро направился к Шарку, прихрамывая на одной ноге. Этот был лёгкой целью. Первый же удар справа попал гулю по туловищу, от чего мутант подпрыгнул, и чуть не упал на землю. Через мгновение последовал удар слева, и дубина разнесла гулю пол головы. Второй мутант уже приближался, Шарк ударил, и гуль отлетел на землю, а его левая рука полетела в другую сторону. Но третий гуль приблизился быстрее, чем рейдер ожидал, и, ударив лапой, попал по броне Шарка. Рейдер ударил в ответ другим концом дубины, кулаком, дикий гуль упал на землю, но тут же вцепился в ноги Шарка, пытался рвать пальцами, грызть оставшимися зубами. Шарк не мог нормально ударить в ответ, отбивался кулаком, как мог дубиной, но пока он терял время, поднялся второй, теперь уже однорукий гуль, и напал, нанося удар за ударом. Шарк упал на землю, где началась возня с гулями. Голди радостно смеялся, пока гули терзали рейдера, но, когда дети побежали ему на выручку, с ними побежал и Голди. Но Шарк сумел разделаться с обоими мутантами, отбиваясь кулаками, камнями, вбивая голову одного из них в землю.
   Тяжело дыша, он встал, нервно отвечая на все вопросы, что он "блядь в порядке", но кровавые пятна просачивались сквозь его одежду и защиту в нескольких местах. Пришлось обрабатывать раны, Шарк нервничал ещё больше от злорадных ухмылок Голди. Когда оказание первой помощи завершилось, они подошли к тайнику Голди, и рейдер освободил гулю руки, чтобы тот доставал всё сам. Голди успел накопать неплохую коллекцию, в основном электронные запчасти, цветной металлолом и довоенные мелочи. Дети с интересом осматривали некоторые железячки, Шарк язвительно комментировал, поторапливал гуля, со словами: "Где там уже твой чёртов слиток, гуль?!". Но Голди заметно медлил, даже немного нервничал, от чего Шарк ждал какой-то глупости с его стороны. Но потом Голди вытянул довоенный журнальчик об оружие, и бросил его в сторону, недалеко от детей, со словами: "Смотрите ребятишки, какой мне удалось нарыть крутой журнал!". Дети принялись с радостью его осматривать, чуть ли не вырывая друг у друга из рук. Мелли комментировала изображённое на фото оружие, рассказывая Дэнни о его особенностях. Пока детишки увлечённо радовались, Голди достал настоящий золотой слиток, неуверенно глянул на него, оценив увесистость.
   - Давай! Давай его сюда, не жадничай, гулья твоя морда! - улыбаясь сказал Шарк.
   Голди злорадно улыбнулся, и бросил его к Шарку, со словами: "Держи, гладкомордый!". Шарк подошёл к слитку, бормоча что-то про наглость гуля, и случилось то, чего не ожидал ни Голди, ни рейдер. Шарков счётчик Гейгера резко и очень быстро затрещал, уведомляя о большой угрозе. Голди не ожидал и не подумал, что у рейдера он есть, Шарк просто не ожидал подобного. Он уже наклонялся, чтобы поднять слиток, но тут же быстро отпрыгнул в сторону.
   - Ты чё сука?! - прокричал Шарк, взяв в руки свою дубину, но Голди тут же нырнул к слитку, и направил его в сторону рейдера.
   Дети испугано отстранились. Шарк пытался обойти гуля со стороны, но тот словно волшебным артефактом, прикрывался слитком. Рейдер начал кидаться камнями в гуля, Голди ответил тем же, и так они продолжали несколько минут, крича друг-другу проклятья и угрозы. Всё это время Мелли и Дэнни молча наблюдали, прижимаясь друг к другу, опасаясь, что сейчас может случиться что-то страшное. Но потом хихикнул Дэнни, потом ещё пару раз, пока не залился задорным смехом. Мелисса вскоре заразилась смехом от него, и так же принялась хихикать. Рейдер и гуль поглядывали на них, успокоились.
   - Чего вы зубоскалитесь?!- раздражённо рявкнул на них Шарк, но дети продолжали смеяться.
   - Вы бы видели себя со стороны! - сквозь смех сказала Мелисса.
   - Как два придурка! - радостно добавил Дэнни. - Но по-настоящему смешные!
   Голди и Шарк были смущены их смехом, и прекратили свою вражду, опустив мирно руки.
   - Ты! - прикрикнул Шарк на Дэнни. - Следи за своим языком, ты... маленький писюн!
   Но на его слова дети засмеялись ещё сильнее, а с ними вместе и Голди. Шарк немного растеряно поглядывал в сторону, раньше, он бы несколькими ударами успокоил бы всех вокруг. Теперь, он так уже не мог, и точно не с этими детишками, а как сказать иначе, или что сделать он не знал, и вновь ощутил себя аутсайдером.
   - Он хотел меня убить! - жаловался рейдер. - Этот чёртов слиток радиоактивный, словно лежал где-то среди ядерных отходов! Он и вас мог заразить!
   - После всех побоев и обид, чего ты ещё ожидал от Голди? - спросила Мелисса. - К тому же, это вряд ли бы убило тебя, по крайней мере быстро. Но, правда, Голди, это было глупо с твоей стороны!
   - А ты думаешь, почему я его не продал?! - сказал Голди, обращаясь к Шарку. - Никому такое золото не нужно. Я думал, может как-то смогу очистить его, вымыть в антирадине. Но хрен его знает, могло бы и не помочь, а антирадин стоит огромных денег. Если его и купят, то только в нашем городе, но и там много не дадут.
   - Посмотрим. - сказал Шарк. - Но помни гуль! Ещё одна такая выходка, и даже детишки тебя не спасут!
   В ответ Голди грустно улыбнулся. Он был избран, чтобы нести слиток, и большую часть своего добра, которое должен был отдать за припасы своих пленителей. После недавней ссоры Голди и Шарк старались друг друга не замечать, но напряжение между ними не проходило. Дети весело общались, расспрашивали Голди о его городе, о том какой он, что там есть, и в особенности о том, можно ли у них выменять что-то вкусненькое. Весь этот день ветер дул с востока, что было непривычно для местности, столь близкой к океану. Опытный в странствиях Шарк не придал этому значения, отвлечённый и утомлённый этим днём. После обеда ветер усилился, и уже через пол часа на востоке появилась огромная туча несомого ветром песка, столь высокая, что казалось, способна достать до облаков. Словно огромное, волнистое чудовище, оно впечатляло своим величием, и пугало до костей своим ужасом.
   Шарк приказал им бежать, но в близи не было видно каких-либо зданий или укрытий и вскоре эта страшная туча нагнала их, обрушившись силой порывистого ветра и всюду проникающего, пронизывающего кожу песка. Дети и Голди обмотали головы и лица тряпками, но едва ли могли передвигаться. Мерзкий песок проникал в глаза и ослеплял, попадал под одежду, трещал на зубах, прорывался в лёгкие и горло, вызывая приступы кашля. Мелли и Дэн постоянно падали, пока Шарк не бросил свой рюкзак и их сумки Голди, и не взял их под мышки. Гуль кричал что-то о том, что нужно остановиться или найти укрытие, с трудом таща все дорожные сумки и рюкзаки. Но Шарк толи не слышал его, толи делал вид, что не слышит. Пока его несли, Дэнни про себя заметил, что хотя со стороны песчаная буря казалась очень страшной, всё же, когда она налетела, то уже так сильно не пугала, только бесила.
   Уставший Голди так разозлился на Шарка, что был близок к тому, чтобы бросить чёртовы сумки, уйти, или долбануть рейдера увесистым камнем. Перед ними возникла небольшая насыпь, по которой тянулась рельсовая дорога. Видимость была практически нулевой, но Шарк поторапливал гуля, словно что-то знал или видел, чего не видел сам Голди. Вскоре из волн песка появился грузовой вагон, за ним другой, и третий. Все они были разного цвета, и Шарк, поставив детей на землю, пытался открыть каждый из них. Замок на одном из оранжевых, был разбит, дверь полностью не закрывалась, но вагон всё ещё оставался просто замечательным убежищем. Внутри было грязно, валялось битое стекло, обрывки бумаги, разный хлам, несколько прогнивших матрасов, и к неудовлетворению Дэнни, скелет, в остатках сгнившей одежды. Путники долго откашливались, пили жадно воду, пока за стенами стального вагона завывал ветер, и шуршал по ним песчинками.
   - Твоим когтям не достать нас тут. - тихонько прошептал Дэнни, довольный их маленькой победой над суровым монстром, порождённым в глубинах Пустоши. Но стоило мальчику подумать про скелет, лежащий в другом конце вагона, как ему сразу показалось, что тот пошевелился! Чувство обретённого покоя ушло и вновь сменилось ощущением опасности, а мрак, царящий в вагоне, только усиливал это ощущение. Фантазии о том, как ночью, когда они уснут, скелет восстанет и просунет свою костлявую руку в его горло, лезли в голову сами по себе.
   - Не люкс, но бывали места и похуже. - сказал Голди, но на его слова все промолчали.
   Буря затянулась, и длилась до самого вечера, утомляя путников скучным ожиданием. Когда ветер стих, и большая часть песка осела, до темноты оставалось несколько часов, которые можно было потратить на дорогу. Шарк торопил своих спутников, но те предлагали остаться на ночлег в вагоне, чтобы больше не искать другое место на ночь. Утомлённые недоеданием, долгим путешествием, и тяжёлой бурей, дети и Голди не слушали доводы Шарка. Единственным условием Дэнни было то, что нужно избавиться от скелета. Пока Голди очищал вагон, а Шарк собирал древесину, дети осматривал окружающую местность, надеясь отыскать что-то интересное. Вокруг было много разного мусора и хлама, крупных железяк, но ничего ценного не нашлось. Ряд грузовых вагонов оканчивался локомотивом, который Дэннису показался чуть ли не космическим кораблём.
   Он был огромным, необычной формы, и от него странно пахло. Мальчик прикоснулся к нему рукой, ощутил холод металла и скрытую мощь этой замершей штуковины. Дэнни залез внутрь, и принялся представлять себя капитаном Космосом. Мелисса осматривала мусор вокруг, но ничего полезного не нашлось, кроме сильно пожелтевшей газеты в кабине локомотива. Девочка принялась читать, и в этот миг словно немного переносилась в тот день, в то время, когда кто-то другой держал эту газету в руках. Она предложила Дэнни, но тот отказался, узнав, что там почти нет картинок. Мелисса читала вслух. В газете рассказывалось об аварии на каком-то заводе, нескольких преступлениях, что-то о технологических штуковинах, о том, как счастливы канадцы, находиться в составе США, и много разного о войне с коммунистами. Где-то далеко послышался животный вопль, сменившийся визгами боли, и испуганные дети убежали обратно к своим товарищам.
   На ночь развели небольшой костёр, и на нём тушили с листьями остатки подгнившего мяса болотника. Перекусили, воды осталось совсем немножко. Шарк требовал, чтобы Голди определился наверняка, сколько им ещё идти, чтобы знать, тратить время на поиск воды, или поспешить вперёд. Они долго спорили, опять поссорились, но до драки не дошло. Перед сном они потушили огонь, и закрыли дверь вагона как можно плотнее. Дэнни спалось плохо, а потом приснился страшный сон. Кто-то сильно стучал в дверь их вагона. Дэнни понял, что это скелет! Он кричал, что его зовут Боб, и требовал, чтобы его впустили внутрь, иначе его съедят коммунисты! Дэнни проснулся от испуга, и потом долго не мог уснуть вновь, частенько с опаской поглядывая на щель в дверях.
  
   Маршал Блуберри проснулся раньше всех своих товарищей. Над окружающей Пустошью царила ночь, звёзды только-только начинали исчезать с небосвода, далёкие горы на востоке скрывали светлую полосу занимающегося рассвета. Большая часть волкодавов спала, и только один дежурный товарищ маршала, периодически осматривал местность при помощи прибора ночного виденья. Блуберри подкинули дров в тлеющие угли, и поёжился от ночной прохлады.
   - Всё спокойно, сер. - тихо доложил молодой дежурный, новобранец, совсем недавно принятый в ряды Маршалов "Хоупа". - Только разная мелочь, ничего серьёзного.
   Блуберри кивал в ответ, и уселся рядом с набирающим силу костром. Глава Маршалов размышлял с пол часа, не отводя взора от языков пламени, медленно пожирающих старую, сухую древесину. Когда "ритуальная медитация" Алана была окончена, он принялся подымать своих людей. С неохотой они покидали тепло и относительное удобство своих дорожных матрасов, разминались, посещали окружающие кусты, проверяли оружие и амуницию. Маршалы одевались в плотную, кожаную броню, укреплённую внутри кольчугой, а снаружи металлическими листами. Все они были хорошо вооружены винтовками, и пистолет-пулемётами, созданными совсем незадолго до Великой Войны, передовым оружием в своё время, отличного качества, точным, лёгким, скорострельным, смертоносным.
   Поселение "Хоуп" было сформировано борцами за порядок, и хранителями закона. Тем, кто сумел пережить первые ужасы войны, было совсем не до закона. В один день окружающая человека среда стала враждебной, и, хотя содружества на северо-западе пострадали меньше многих других территорий страны, людям было с чем бороться. Прошли годы, прежде чем вновь стали появляться достаточно смелые и сильные люди, готовые взять в свои руки ответственность за защиту и поддержку закона. Как это часто бывает, подобные "законники" не всегда оказывались правы, а иногда действовали в своих эгоистичных интересах. Но не Маршалы, согласно их собственному убеждению. В "Хоуп" людей обучали сражаться, и понятиям закона и справедливости, и почему их стоит отстаивать. Прошедших это обучение охотнее принимали в ряды полицейских, шерифов, охранников, но "диплом" "Хоуп" мог послужить и хорошим аргументом, при вступлении в ряды преступников. Лучших же из учеников, за умения, способности, и искреннее желание возродить справедливость, принимали в ряды Маршалов.
   Основатели "Хоуп" оставили идущим за ними хорошие методы обучения и мотивации, неплохую ресурсную базу, но они даже не представляли с какими трудностями столкнуться их потомки. Вначале многим эта идея показалась глупостью, но только до того момента, когда Маршалы Хоуп спасали их никому ненужные жизни. Рейдеры, бандиты, грабители, убийцы и насильники, работорговцы и мутанты, всюду была нужна помощь Маршалов, людей, посвятивших свои жизни служению другим. Но их количество совсем не соответствовало огромному числу запросов о помощи, и даже расширение количества служащих за счёт добавления менее подготовленных подразделений полицейских, не могли целиком исправить ситуацию.
   Дальновидные политики Феникса однажды попытались сделать Хоуп частью своей системы, использую методы дипломатического влияния. Но сотрудничество это длилось не долго, до первой войны Дримленда и Феникса. Старшие Маршалы быстро осознали, что ими пытаются манипулировать в своих интересах в бессмысленной борьбе, и отделились от каких-либо структур, чтобы служить только справедливому закону. В результате простые люди в большинстве своём уважают эту группу, в то время как разного рода лидеры не особо любят какие-либо их требования, и редко считаются с ними. И это касается не только Дримленда, где по понятным причинам Хоуп и его маршалов большинство считает врагами, но даже обитателей более цивилизованных мест.
   Блуберри стал лидером рано, ему даже не было сорока. Его предшественник был уважаемым хранителем закона, но погиб в бою, и Алан, будучи помощником, занял его место. И он не подвёл имя своего учителя. Алан оказался дальновидным и способным лидером, товарищи и жители Хоуп любили и уважали его. Как и учитель, он лично участвовал в самых ответственных операциях, и при его лидерстве сила закона возросла на большей части Пустоши. Он был искренним, честным мужчиной, по-настоящему верящим в свою идею. Но в то же время, с каждым годом он становился молчаливее, задумчивее. Люди не знали, что в глубине своего разума, он всё больше поддавался мрачным мыслям о том, есть ли место закону в этом мире. В голове Алана часто возникало ощущение, что их борьба бессмысленна, и воцарившееся беззаконие уже не одолеть. Только лица других людей, спасённых им и его товарищами, придавали ему духовные силы для новой борьбы.
   Быстро позавтракав, их отряд двинулся в дорогу, задолго до рассвета. Точной цели у этого похода не было. Они блуждали по Пустоши уже две недели, в надежде найти следы тех, кого выслеживали. Отряд из пятнадцати Маршалов успел потерять двоих бойцов, дважды столкнуться с группой рейдеров, пять раз с большими группами мутантов, и множество раз с одиночными, когда обыскивали очередной интересный объект. Иногда они находили улики, следы преследуемых, но даже эти следы могли оказаться не точным знаком. Это было подобно поиску другого человека в абсолютно тёмной комнате, при этом человек постоянно передвигался, и вы не могли ни услышать его, ни почуять никак иначе.
   В своих поисках Блуберри и его люди добрались к северо-восточной части бывшего штата Вашингтон. Место это было редко кем исследуемо, очень опасно, кишело редкими мутантами, и опасными группировками двуногих хищников. Так же здесь было не мало необычных мест для поиска чего-то ценного из прошлого, которые ещё никто не обследовал из-за "горячести" региона. Алан понятия не имел, почему преступники отправились в этот край, ведь даже для тайного логова можно было отыскать место поудобнее. Росло и недовольство его людей, ведь на протяжении всей операции действовало правило "сухого закона", который распространялся и на разного рода "увеселительные" вещества. Отряд частенько делал привал, чтобы на электронных плитках накипятить отвар из китайских трав. Но это, конечно же, не могло полноценно погасить их жажды расслабиться, и развеселить.
   К полудню небо затянуло грозовыми облаками и какое-то время шёл ливень, гремел гром, били молнии. Гроза не успела закончиться полностью, как лидер поднял своих людей, и они продолжили путь, пока не наткнулись на огромную электростанцию. Это была одна из первых своего вида, где электричество в огромных количествах добывалось при помощи ядерных реакций. Это была передовая технология, которая отличалась от паровой турбины так же, как автомобиль внутреннего сгорания отличался от предвоенных автомобилей на ядерном двигателе. Новая технология стала спасением для США в момент великого кризиса, и послужила рывком во многих других сферах, особенно робототехнике. Но каковой же могла быть цена? Предыдущая цивилизация не успела дожить до того момента, когда случилась хотя бы одна авария на подобной электростанции. После Войны, многие из них были повреждены, что обычно заканчивалось колоссальным взрывом, превращающим в зону смерти десятки квадратных миль. Эта станция так же несла на себе следы аварии, но возможно сработали средства предотвращения, и в целом она уцелела, хотя местность вокруг была порядком заражена, и сильно фонила.
   Алан долго осматривал в бинокль заброшенное серое здание, напоминающее ступенчатую пирамиду, с огромными чёрными дырами, ведущими внутрь. Вокруг сохранились множественные антенны, и столбы высоковольтной передачи, с оборванными проводами. Следы отряда людей, хотя и сильно пострадали от грозы, всё же чётко прослеживались, и вели к ней.
   - Не понимаю... - сказал Алан, продолжая осматривать здание в бинокль. - Зачем они могли полезть туда? Даже отсюда видно, что там огромное гнездо радскорпионов. И вся эта радиация.
   - Это можно поправить. - лениво ответил Пибоди, главный помощник Алана. У него была густая, чёрная борода с усами, а вместо левого уха технологический протез. Скучая от очередной паузы, он закинул в рот жевательную резинку, и громко причмокивая, наслаждался ею. - Закинул пару таблеток рад-х, а потом капельницу антирадина сделал, тогда можно и даже в таком месте полазить. Был бы с этого прок.
   - В этом то и дело... - задумчиво подтверждал Алан.
   - Не думаю, что они там задержались. - продолжил Пибоди, и извлёк из-за сапога раскладную, подзорную трубу. - Нужно торопиться, брат. Может, найдём след, который укажет нам в какую сторону они ушли.
   Пибоди был прав, отряд Алана даже разделился пополам, обойдя вокруг станции на безопасном расстоянии. Они встретились севернее, но никаких следов не обнаружили. С собой у них было мало медикаментов для борьбы с повышенной радиацией, а посылать несколько человек в логово мутантов было самоубийством. Поэтому Алан не решился проверить этот объект внутри, и выбрал путь, показавшийся ему самым правильным, далее на северо-восток. После того, как след преступников был окончательно упущен, людям Алана это казалось выстрелом в пустоту, поиском здорового участка кожи на теле гнилого гуля. Люди, как и положено Маршалам не роптали, но несколько человек уже намекнули Пибоди, что "всё это как-то неправильно".
   Гроза закончилась, но осколки тёмных туч продолжали плыть по небу мрачными громадинами. К вечеру их отряд вышел к Чёрному лесу. В отличии от Красного леса, который находился намного южнее этого, Чёрный был живым. Большая часть его древ не была сухой. Многие деревья искривились в причудливых формах, лес в целом приобрёл не свойственные ему особенности, и не свойственных обитателей. На фоне горизонта его полоса непривычно чернела из-за присутствия листвы и иголок на деревьях. А после грозы с ветром к Маршалам доносился необычный запах хвои и листьев. Лес этот был опасным местом даже для группы вооружённых людей, и Маршалам совсем не нравилась перспектива его исследования. И словно в подтверждение их мыслям, не успел отряд Маршалов войти в лес, как из его чащи показались испуганные звери. Четверо горных львов один за другим выскочили прямо на их отряд, и тут же атаковали. Один зверь успел вцепиться в одного из людей Алана, но отлично тренированные, они быстро сгруппировались, и автоматическим огнём винтовок и ружей быстро ликвидировали всех львов.
   Пока остальные оказывали медицинскую помощь раненным, под руководством Пибоди, Алан замер, всматриваясь в лесную чащу, ожидая чего-то. Они показались из лесу практически бесшумно, держа наготове винтовки и копья. Смуглокожие люди, с длинными, чёрными волосами, и перьями в них, и пронзительным, молчаливым взглядом. Они были одеты в плотные кожи, украшенные дикарскими амулетами, и другими творческими побрякушками. В отличии от групп дикарей, что проживали намного дальше на юге, в бывшем штате Орегоне, эти не изменили древним традициям своих предков, и даже помнили имя своего народа. Но, и того единства с новой природой, что было свойственно южным дикарям, у них так же не было, и их сердца всё ещё пылали "праведным гневом" к белолицым людям. Это племя обитало в глубинах Чёрного Леса, но всё же оно больше выживало и боролось, подобно белолицым, чем пыталось обрести новую гармонию.
   С минуту люди Алана и дикари мерили друг друга взглядами, пока вперёд не вышел вождь, украшенный целой гривой из перьев.
   - Блуберри... - сказал он не то с уважением, не то с презрением. - Много лет прошло с тех пор, как ты осмелился войти в наш лес, белолицый вождь. Ты пришёл с войной, местью, или тебя привела другая дорога?
   Алан осмотрел своих людей, прошептал, что всё хорошо, но подал едва заметный знак быть наготове.
   - Приветствую тебя вождь Чёрного Леса. Я пришёл не с войной, я искал совета, ибо твой народ многое видит, и многое слышит.
   Вождь улыбнулся, после чего засмеялся, и его соплеменники поддержали этот надменный смех.
   - Блуберри... Твоё имя похоже на имя одного из наших предков, белолицый. Как знать, может однажды давно, крепкий хер одного из моих предков, хорошенько овладел твоей белолицей прабабкой!
   Дикари поддержали вождя радостным смехом, Алан натянуто улыбнулся, насмешки дикаря похоже совсем не задевали его.
   - Значит, мы с тобой в роде как родственники? - спросил он, и от его слов вождь дикарей засмеялся, а потом и все его соплеменники.
   - Мы гнали этого зверя несколько часов. - начал вождь другую тему, резко прекратив шутки. - То, что он испуганный, выпрыгнул на вас, не даёт вам на него права. Но вы убили их, и в праве забрать тушу одного из зверей. Трое остальных мы забираем себе.
   - Справедливо... - ответил Алан, хотя ему до горных львов не было никакого дела. - Я ищу кое-кого. - начал он напрямую, пока вождь дикарей не завёл других бессмысленных разговоров или насмешек. - Я ищу Драу, вождя группы Кровососов. Я знаю, что он бывал в этих краях... В ваших краях.
   Вождь дикарей лукаво улыбнулся, осмотрел своих людей, он не спешил отвечать, недолго поразмышляв.
   - Он не вождь. - сказал дикарь. - Он не достоин такого звания. Тот, кто пожирает плоть, и пьёт кровь собрата, душа того проклята. Ты прав, "Тот, что проклят" был в этих краях. Был долго. Но это всё, что я скажу тебе, белолицый вождь Блуберри.
   Алан усмехнулся, сорвал с пояса мешочек с серебром, и бросил вождю дикарей. Тот взвесил его в руке, ухмыльнулся, но его глаза выдавали огонёк жадности.
   - Знаешь Блуберри. Даже в таком случае, я не стал бы помогать белолицему. Но если ты собираешься сражаться с "Тем, кто проклят" и его проклятыми слугами, ты получишь свой ответ. Этот мерзкий выродок принёс нам немало зла, и стравить вас услада для нашего народа.
   - Что же, спасибо, наверное... - ответил Алан, после чего почтительно молчал, ожидая продолжения.
   - Почему бы тебе не заняться другим делом, Блуберри? - говорил вождь посмеиваясь. - Слышал ли ты о тех, кого называют Владыками Зверей?
   - Что-то. Слухи в основном. - ответил Алан. - Больше похоже на выдумки.
   - Это не выдумки, Блуберри. Это странные, но сильные люди. Они умеют повелевать волей зверей. Мы натерпелись от них не меньше, чем от "Того, кто проклят". Их племя ушло на юг, и скоро твои белолицые собратья заговорят о них громче! Они будут пожирать вашу плоть, воровать, и брать силой ваших скво, чтобы те приносили других таких как они. Владыки Зверей увели с собой много опасных зверей нашего леса, и даже нам не ведом предел их силы.
   - Пока, я охочусь за Драу и его людьми. Не знаю насчёт этих "Владык", но, если упыря вовремя не остановить, его кровавый след перебьёт любой другой.
   - Как знаешь, Блуберри. - проворчал вождь дикарей. - Ты будешь медлить, и потом они станут сильнее. "Тот, что проклят", несколько недель обыскивал земли неподалёку. Я не знаю, что именно он ищет, но делает он это тщательно. У него в отряде около тридцати воинов, половина из них проклятые. Так же у них есть живой металл, и смертоносное оружие.
   Люди Алана испугано переглянулись. Им бы потребовалось очень много подкрепления, чтобы справиться с такой силой. Не секрет и то, что, не смотря на свою храбрость и ненависть к банде Драу, многие из них боялись его.
   - Как видишь, Блуберри, он тебе не по зубам. Но вождь Чёрного Леса даст тебе совет. "Тот, что проклят" разделяет отряд на части, чтобы охватить большую территорию. Сейчас они разделились на три группы. Наш народ покажет тебе дороги, которыми они ушли, и расскажет то, что слышали наши уши, и видели наши глаза. Если поторопишься и будешь мудрым, сможешь подловить "Того, что проклят" в тот момент, когда он будет слаб. Но помни, что он хитёр, и духи зла на его стороне.
   Главный Маршал и его люди выслушали рассказ дикарей и их разведданные. Алан поблагодарил вождя, и забрав тушу одного из львов, Маршалы первыми ушли прочь, подставив дикарям и их насмешкам свои спины. Пибоди кривил лицом, едва сдерживая свой гнев.
   - Клянусь, сейчас развернусь, и всажу в его пернатую голову всю обойму.
   В ответ Алан улыбнулся, и сказал:
   - По крайней мере, обошлось без крови. Их информация хорошо послужит нам.
   - Да, но терпеть эти насмешки...
   - Забудьте, это всего лишь кучка дикарей. Как будто вам действительно важно их мнение?
  
   - Вот увидите! Там классно! - хрипел радостно Голди, и вновь начал рассказывать истории о том, как они, гули, организовавшись, начали бороться с жестокостями этого мира, преодолевая трудности, опасности, и проделки гладкокожих... то есть нормалов.
   Утомлённые солнцем и жаждой, дети с трудом волочили ноги. Шарк постоянно требовал, чтобы гуль заткнулся, но проходило несколько минут, и Голди продолжал вновь.
   - А вы слышали историю, об одноруком Филиппинце? Нет?!
   - Я знаю другую историю! - перебил его Шарк. - Об одноглазом монстре. И как только я найду подходящего неудачника, клянусь, запихну его в твой рот!
   - Так вот! - не обращал на него внимания Голди. - Говорят, этот человек подвергся влиянию не только радиации, но и какой-то страшной силы, и превратился в супергуля!
   - Ну же, Голди! - не выдержала Мелисса. - Это же такой бред! Так не бывает.
   - Ещё как бывает! Просто ты никогда не общалась в кругу гулей. Ты даже не представляешь, что доводилось видеть и слышать многим из нас! Мы бывали там, куда не сможет попасть ни один нормал!
   - А что такое Филиппинец? - спросил Дэнни. - Это такое звание?
   - Нет. Это была такая страна, на другом конце планеты. Она состояла из островов, на которых проживали смуглые, но не очень высокие люди.
   - Они мутировали из-за радиации? - удивился Дэнни.
   - Нет! Они такими были всегда. Просто такой народ.
   - А почему его назвали этим Пилипинцем, да ещё и одноруким? - продолжал мальчик.
   Голди задумался, прежде чем отвечать.
   - Честно говоря, я никогда не задумывался, почему его называют Филиппинцем. Но, одноруким потому, что у него есть только правая. Он огромный, уродливый, кожа свисает лохмотьями! В правой руке он сжимает огромный тесак мясника, которым рвёт нормалов на кусочки! А иногда, он затыкивает их до смерти культёй левой руки!
   Мелисса и Шарк весело засмеялись, а Дэнни замечтался сильнее прежнего.
   - Что тут смешного? - обиделся Голди. - Я правду говорю! Если бы вы его встретили, вам бы было не до смеха!
   - Могу себе представить, эту страшную, смертоносную культю! - сквозь смех говорила Мелисса.
   - Могу себе представить, - добавил Шарк, - чем он там ещё может "затыкать нормалов", по гульему мнению!
   Голди недовольно проворчал, и, обидевшись, решил больше не рассказывать.
   - Вообще-то это типа круто. - сказал Дэнни. - Этот супергуль и его описание, это так похоже на злодея из комиксов. Осталось только, чтобы появился мститель, который будет сражаться с этими злодеями современности, во имя справедливости, и правосудия!
   - Такого психа пристрелят сами законники. - сказал Шарк, смотря куда-то вдаль.
   - Но ведь этого так не хватает нашему миру! - продолжал мечтательно Дэнни. - Супергероя, с маской и плащом! Круто было бы, правда?
   - Ага, и кто же, как не Дэнни, станет им? - игриво сказала Мелли.
   - Точно! - продолжил Шарк. - Супергерой, Заболтайтус! Будет забалтывать до смерти своих врагов!
   Спутники Дэнни дружно смеялись, но мальчик, словно не обращал на них внимания, и продолжал своё.
   -Я бы мог! Я бы придумал что-то крутое! Такое, чтобы пугало других, и было круто! Может, Дэнни Чёрный Мститель! - дружный смех усилился ещё больше. - Или нет! Дэнни... Дэнни Нетопырь! Да, вот это круто! Я бы сделал костюм, который напоминал нетопырей, и нужно что-то придумать, чтобы летать, и взламывать чужие мозги! Дэнни Нетопырь! А Шарк, мог бы стать моим верным помощником! Шарк Гроза Русалок!
   - Девочек, похоже, в такие игры не принимают? - наиграно обиделась Мелли.
   - Уверен, для тебя всегда найдётся место, на супергеройской кухне. - язвил Шарк.
   - Да, а Голди мог бы быть "верным автомехаником"! - хихикала Мелли, но все их шуточки не могли развеять мечтательного настроения Дэнни.
   Момент общего веселья придавал им сил, но понемногу усталость возвращалась. Дети часто спрашивали, далеко ли ещё, но Голди постоянно отвечал, что почти пришли. Местность и вправду менялась. Она выравнивалась, становилась всё более песчаной, с очень редкой растительностью. С запада долетал отчётливый запах воды, в небе встречались белые птицы, живущие ближе к ней. Всё это говорило о том, что они уже не далеко от океана.
   - А хотите ещё одну историю? - вновь спросил Голди, и начал рассказывать, не обращая внимания на негативный ответ Шарка. - Эта самая настоящая, серьёзно! Мне рассказал её мой хороший знакомый. Далеко на севере, есть такие места, где обитает... Слизь!
   Дети и Шарк принялись дружно хихикать, но Голди оставался очень серьёзным.
   - Её можно встретить в руинах, пещерах, и других заброшенных, тёмных местах! Это такая тёмная, оранжевая, желеподобная биомасса, но у неё есть разум! Она может быстро ползать по полу, стенам, и потолку! Набросившись на жертву, Слизь обволакивает её собой, и начинает заживо растворять! Жертва долго не умирает, и остаётся в сознании, пока её плоть медленно растворяется живой слизью! Мой знакомый видел это своими собственными глазами!
   - Это так тупо... - подытожил Дэнни. - Слизь не может быть живой.
   - Нет! Это правда! - спорил Голди. - Говорят, она может заживо растворить даже тролля! И без лазерного или плазменного оружия её невозможно уничтожить! Другие мутанты бояться её больше, чем огня, и почуяв, тут же бегут прочь!
   - Тогда Дэнни придётся вооружиться лазерным и плазменным пистолетами! - весело заметила Мелли. - Иначе не одолеть ему Слизь, Чёрную повелительницу мутантов!
   Дэнни радостно поддержал эту мысль, довольный тем, что Мелли прониклась этой темой. Теперь он твёрдо решил, что должен воплотить идею Дэнни-Нетопыря! Со временем, конечно. На замечания Шарка о том, что когда его кто-то увидит в "дибильном" костюме с таким редким оружием, то сначала высмеют, а потом "вздрючат", мальчик решил не обращать внимания.
   - Почему вы назвали свой город Базар? - спросил он у Голди, стараясь переменить тему, и прекратить насмешки Шарка.
   - Бизар. Бизар-Сити. - ответил гуль с гордостью. - Вообще-то, его так назвала кучка гладкомордых бандитов, настолько необычной им показалась сама суть нашего города. А нам понравилось название, так оно и прицепилось.
   Затуманенным, утомлённым жаждой и жарой рассудком, Шарк не сразу осознал, что происходит. Песок под его ногами стал очень мягким, и он погрузился в него чуть ли не по колена. Рейдер принялся ворчать проклятьями и руганью, пытался сойти в сторону, но ноги погружались в песчаную ловушку всё глубже. Он крикнул остальным, чтобы они остановились. Голди выругался, Мелли удивлённая, застыла на месте, а Дэнни испуганно прикрикивал: "Что его схватило?!". Шарк медленно погружался всё глубже.
   - Успокойтесь! - крикнул он на своих товарищей. - Найдите чёртову ветку, и протяните мне! Но смотрите куда ступаете!
   Пока дети искали подходящую ветку, Шарк и Голди ругались. Рейдер обвинял гуля в том, что "подлый ублюдок" привёл их сюда специально, в ответ Голди начал насмехаться над Шарком. Но как бы не злился бывший рейдер, от нервных рывков он только быстрее погружался в песок. Вокруг не было ни одной подходящей по длине или крепости ветки, и с каждой секундой дети нервничали всё больше.
   - Забудьте! - крикнул им Шарк. - Снимайте ремни с поясов, с рюкзаков, крепко свяжите их вместе, чтобы получилась верёвка!
   Он старался звучать спокойно, но заметно нервничал, так как погрузился до самой груди. Мелли и Дэнни принялись срывать отовсюду ремни и быстро связывать их, кричали Голди, чтобы он помог, но обиженный гуль сидел безучастно в стороне. Дети упрекали его, просили о помощи, но Голди оставался непреклонным.
   - Зачем этот негодяй вам нужен? - отвечал он. - Мы прекрасно справимся без него. Он заслужил подобного удела.
   Но детям некогда было спорить с гулем. Они продолжали быстро работать, и в то время, когда Шарк погрузился по самый подбородок, бросили ему связанный канат. Шарк ухватился за него руками, его голова начала погружаться. Дэнни и Мелисса, упёршись ногами в песчаную землю, потянули, но, сколько бы они ни старались, странный песок сильно всосал рейдера, и не хотел отпускать, а его не лёгкая броня только усложняла ситуацию.
   - О Боже, Голди! Помоги нам! - взмолилась Мелисса, но гуль продолжал упрямо смотреть в сторону, хотя его руки дрожали.
   Детям казалось, что это конец, и им не спасти Шарка, отчаянно уцепившегося за самодельный канат. Но Голди не смог убить его своим безучастием. "Гуль должен уметь быть безразличным, если хочет выжить" - так он не раз говорил сам себе и другим своим собратьям. Он ненавидел Шарка, но почему-то не мог и убить его. Позже, самому себе он утверждал, что дело было в детях, и уж точно не в его совести, которая, по его мнению, умерла вместе с его прежним, внешним видом. "Спасать этого ублюдка, чтобы он опять унижал меня..." - ворчал Голди, но, всё же схватив конец каната, со злостью на самого себя, потянул. Общими усилиями, им удалось вырвать Шарка из песчаного плена. Рейдер жадно хватал ртом воздух, кашляя, и выплёвывая песок. В какой-то момент их канат чуть не развязался в одном месте, но вскоре Шарк был на твёрдом песке, и они все повалились на него, тяжело отдыхиваясь.
   - Им удалось вырвать верного помощника из зыбучих лап Песчаного Бога!.. - проговорил Дэнни, продолжая творить.
   - Да заткнись уже, ладно?! - выпалил Шарк, продолжая выплёвывать песок.
   - Мог бы и поблагодарить... - проворчал обиженно мальчик.
   - Может тебе теперь ещё и дунуть?! - продолжал злиться Шарк.
   - Можешь дунуть Голди, если хочешь! - дерзко отвечал Дэнни. Шарк недоброжелательно покосился на него, но ничего не сказал.
   - Я забыл о них. - оправдывался Голди. - Я правда забыл об этих штуках. Я пойду первый, а вы ступайте за мной. Давайте, осталось недалеко.
   Гуль был прав. Не прошло и часа, как Бизар-Сити показался впереди, после того, как они преодолели очёредную песчаную дюну. Шарку его внешний вид напоминал о Башне. Потрёпанные палатки и перекошенные хижины из мусора, окружали водонапорную вышку, на вершине которой был выстроен дозорный пункт. Поселение планировали окружить стеной из хлама, но сейчас была построена только её малая часть, а остальная была намечена столбцами, вбитыми в песок. Когда их приближение заметили, забили тревогу, стуча металлическим прутом по куску рельсы. Им навстречу вышел отряд гулей. Их умело собранные из хлама броня и оружие, говорили о том, что это местные воины, в которые набирали только самых крепких гулей.
   - Голди! - выкрикнул один из них, его внешний вид был не таким ужасным, как у большинства других, что по меркам гулей делало его красавцем. - Я не понял! Кто кого пленил, ты его или он тебя?! И кто эти мелкие засранцы?!
   - Эй, мы не засранцы! - обиженно ответил Дэнни. - После всего, через что мы прошли, вы не должны так!..
   - Да, да заткнись уже! - перебил его гуль. - Назови мне хоть одну причину, по которой я не должен пристрелить тебя? - спросил он, явно обращаясь к Шарку.
   - Не знаю... - притворно задумался Шарк. - Может, чтобы ты случайно не отстрелил себе свои шары?
   - Ха-ха! Очень смешно! - разозлился лидер стражи, и навёл на Шарка самодельную винтовку, его подчинённые сделали то же самое. - Вот сейчас посмеешься, ублюдок!
   Но внезапно Голди встал между гулями и своими спутниками, выставляя вперёд руки.
   - Эй, Торвальд, ребята, тише! - успокаивал он их. - Они здесь чтобы торговать, и сразу уйдут. Он лишь помогает этим детям добраться домой.
   Гули дружно засмеялись, отпуская в сторону Шарка злые выражения, но оружие опустили.
   - Ты, что спятил, Голди? - спросил Торвальд, тщательно всматриваясь в лицо золотоволосого гуля, надеясь высмотреть какой-то знак, или признаки наркотического прихода. - Тебе что, память отшибло?!
   - Нет. Не важно, кем он был, теперь Шарк другой. Теперь он Изгой, один из нас.
   Гули засмеялись сильнее прежнего, смеялись несколько минут, хватаясь за животы, пуская слюни, хрюкая и хрипя. Шарку это заметно не нравилось, но он терпеливо молчал, понимая всю бедственность их положения.
   - Просто помогите ему привести этих детей домой. - продолжил Голди, когда его товарищи немного успокоились. - Ради нашего же будущего, и ради того, чтобы доказать ему же в первую очередь, что такое правильно, давайте поможем им.
   Гули отпускали колкие замечания в сторону Шарка, Голди и детей. Гуль пытался оправдать как-нибудь своего "ненавистного товарища", рассказал о том, что эти дети однажды спасли ему жизнь. Но на окончательное решение Торвальда повлиял тот факт, что Мелисса была дочерью Гарри из фортеров. Лидер стражи поначалу не поверил девочке, но после короткого допроса убедился в правдивости её слов. Самой Мелли идея рассказать правду о её происхождении поначалу не понравилась, ведь девочка опасалась, что её могут взять в качестве заложника. Но в этом плане гули оказались честными, и не стали предпринимать ничего такого.
   - Надеюсь, твой отец и твоё племя запомнят нашу доброту. - сказал ей Торвальд. - Но, мы тут выживаем с трудом, поэтому бесплатно ничего не будет.
   - Я отдал им свой слиток. - сказал Голди. - Третепалый был готов купить его, и за вырученные деньги, они смогут купить воды и пищи.
   - Плохие новости для вас, ребята! - сказал один из гулей, злорадствуя. - Третепалого неделю назад кротокрысы порвали, когда он хлам отдирал на северной "Красной Ракете".
   - Да. - подтвердил Торвальд. - Так что, если ваша девка не продаётся, похоже, платить вам за вход нечем.
   - Я дочь Гарри!.. - оскорблено выпалила Мелли.
   - Да, да! - перебил её Торвальд. - И чего здесь такого? Тебе чего, в новинку? Или мы лицом не вышли?
   - Я вырву глаза тому, кто хоть покоситься на неё! - сказал Шарк, положив руку на рукоять своей дубины.
   Гули рассмеялись, но их доброжелательность стала ещё меньше.
   - Ну, раз так, - продолжил Торвальд, - похоже, вам особо нечем платить. Так что желаю удачной дороги домой! А она очень долгая, ребята.
   Спутники рассеяно мялись на одном месте, поглядывая друг на друга. Голди ничего не мог придумать, Шарк подумывал продать свой военный панцирь и револьвер, но это сделало бы их уязвимыми. Мелли пыталась придумать как можно более убедительное обещание "великих даров" её отца, если гули согласятся помочь, но после её отказа, она была уверена, что те откажутся из мести. Был план и у Дэнни. Мальчик был готов пожертвовать своим "великим сокровищем" ради общего блага, но никак не мог преодолеть чувство стыда.
   - Может... У нас кое-что есть... - начал он робко.
   - Что?! - прикрикнул Торвальд. - Чего ты там бубнишь, мелочь?!
   - Не влезай, малой. - сказал ему Шарк.
   - Дэннис, пожалуйста, не сейчас... - затыкала его и напряжённо размышлявшая Мелисса.
   Но их слова только разозлили мальчика, и их поведение, словно он маленький, и ничего путного сказать не может, и эта злость позволяла ему преодолеть робость.
   - Я сказал, что у меня есть кое-что! - выкрикнул он так внезапно, что все остальные заткнулись, и уставились на него. - Я нашёл его... В смысле, недавно... Не сказал, не потому, что... В смысле...Может этого хватит, чтобы мы могли поесть... В общем, вот.
   Из-за пазухи он достал потрёпанный журнал, на обложке которого красовалась не совсем одетая особа, на крыле поршневого самолёта.
   - Дай сюда! - сказал Торвальд, вырывая журнал из рук раскрасневшегося Дэнни. Гуль принялся просматривать содержимое. - Твою мать! Я такой киски сто лет не видел!
   - Эй, дай мне! - сказал другой гуль, вырывая журнал из рук Торвальда. - Вау! Я и забыл, как они выглядят! А это кружевное бельё!
   Журнал быстро переходил из одних гульих рук в другие, и иногда дело едва ли не доходило до ссоры. Щёки Дэнни продолжали пылать, пока спутники допрашивали его о том, откуда он взял журнал.
   - Маленький извращенец! - посмеивался Шарк.
   - Дэнни, это так... неприлично. - кривя личиком, вычитывала его Мелисса.
   - Перестаньте. - неожиданно, в защиту Дэнни встал Голди. - Он может спас вас.
   - Блядь, тут страницы склеились! - крикнул один из гулей.
   - Это не я! - выпалил мальчик. - В смысле, я не знаю, почему оно так!
   Спутники подождали немного, пока интерес гулей к журналу раскалиться, после чего Шарк спросил:
   - Так что, у нас будет сделка?
   - Да, да! - отмахнулся Торвальд, пытаясь рассмотреть через спины товарищей, "этот проклятый, бикини купальник". - Как задаток сойдёт. Скажите, чтобы Баронесса накормила вас, а позже мы решим.
   Полуразрушенные лачуги и палатки находились близко друг к другу, оставляя лишь узкие проходы, большая часть из которых была завалена разным мусором, покрышками, стиральной машиной, и даже небольшим трактором, который постепенно разбирали на металлолом. Дэнни и Мелисса старались не смотреть гулям в глаза, ведь многие из них выглядели ужасно, и было сложно сдержать реакцию, и не выдать своего испуга или отвращения. Почти все они сидели на земле или на рваных, подёртых стульях, креслах, диванах и матрасах. О чём-то общались, иногда хрипло смеялись, пили очень мутную, и очень резко пахнущую выпивку. И почти все они замолкали, и молча смотрели на Шарка, не сводя с него взгляда. Мелли боялась, что местные начнут закидывать его камнями и бутылками, но они совсем никак не реагировали, только смотрели. Кроме гулей были здесь и другие изгои общества, карлики, люди с различными отклонениями и уродствами, которых обычно называли мутантами, уродцами, или выродками.
   Всюду были установлены навесы, растянутые на высоких палках куски ткани или брезента, всё это колыхалось на ветру, словно паруса, но создавало много тени. Под одним из таких навесов гули поставили настоящий стол для бильярда! Некоторые его части были прикручены болтами, или заклеены изолентой, но свою функцию он выполнял, собрав вокруг себя целую толпу игроков. Многие другие просто играли в карты за разного рода столами, от офисных до кухонных. Со всех сторон доносились запахи, многие из которых были не очень приятными, или были неприятными вовсе. Казалось, что это просто помойка, из которой, как из куска глины, кто-то попытался вылепить горшок.
   Большая часть дурных запахов приходила из тщательно загороженных помоек, куда скидывали всякий мусор и отходы. Позже дети смогли рассмотреть, что в этих загонах что-то шевелиться. Дэнни затошнило, волоски на коже Мелли встали дыбом. Это были фермы тараканов, огромных и мерзких. Рядом с одной такой фермой стояла группа гулей, одетых в мусорную защиту. Длинными металлическими прутами они пытались проткнуть своих питомцев, при этом, стараясь держаться от них подальше. Одна ошибка, одно неверное движение, или падение внутрь помойной фермы, могли привести к серьёзным травмам, и даже смерти неудачливого "фермера". Среди помоев были видны обглоданные скелеты, что не могло не испугать юных гостей этого необычного поселения.
   Голди привёл их к водонапорной вышке, которая была окружена небрежно склёпанной стойкой. Это место служило и баром, и столовой, а немного дальше находились палатки торговцев, но в данный момент все они были пустыми. К водонапорной вышке был приделан насос, трубы которого уходили глубоко в землю. Уставшие путники наконец-то присели, скрываясь от солнца в тени шумящих на ветру покрывал. Шарк осторожно поглядывал по сторонам. С того момента, как они вошли, его счётчик Гейгера легонько трещал.
   - Тут есть фон. - сказал он тихо, обращаясь к Голди.
   - Конечно, есть. - ответил гуль. - Ты прикрути чувствительность этой штуки. Чтобы на вас повлияло, нужна как минимум неделя, а вы здесь столько не задержитесь.
   - Есть хочется... - проныл Дэнни, поглядывая на гулей вокруг, и на то, что они там едят.
   Голди ответил, чтобы мальчик терпел. Через минуту к ним подошла женщина-гуль, с причёской в виде колонны. Она приветствовала Голди, расспрашивала о том, где он так долго пропадал, не стыдясь глазела на Шарка, своими тёмными глазами.
   - Так это и есть тот самый, Шарк? - прохрипела она, издевательски посмеиваясь. Дэнни она напоминала злую ведьму, возможно, своей странной причёской. - Как переменчива судьба, не так ли? Хотя, я представляла тебя... хуже.
   Шарк ничего не отвечал.
   - Молчишь, да? - продолжала Баронесса. - Наверно, нечего сказать. Понимаю. Ну, а кто эти милые малыши?
   От её слов Дэнни съежился, а Мелисса опустила глаза, стараясь приветливо улыбаться. Голди вкратце рассказал историю их знакомства, стараясь опускать некоторые детали. Пока он говорил, Дэнни всё ожидал, что Баронесса злодейски засмеётся, прикажет их связать, а потом сварит из него жаркое, или бросит живьём в помойную ферму!
   - Мы, кое-что дали Торвальду, и его парням... - сказал Голди, завершая рассказ. - Он сказал, что ты можешь покормить нас. Всех нас.
   - Я бы и без его мнения покормила вас. - ответила Баронесса, начиная возиться с кастрюлями и тарелками. - Бедняжки, через столько прошли... - сказала она, стараясь улыбнуться как можно более доброжелательно, но от её улыбки по спине Дэнни пробежали мурашки.
   Первым делом, она поставила Шарку и Голди по стакану, и наполнила их мутной выпивкой. Голди выпил, довольно кривясь, Шарк поначалу принюхивался, но потом резко опустошил свой стакан. Его глаза сжались, выступили слёзы, он тяжело простонал.
   - Вы что, решили меня отравить? - спросил он без зла. - Можно было просто пристрелить...
   Голди и Баронесса удовлетворённо хихикали, обещая бывшему рейдеру, что он привыкнет к этому вкусу со временем.
   - Выбор не велик. - ответила Баронесса, закурив сигарету при помощи деревянной щепки, подожженной от огня, на котором что-то готовилось. - Мы благодарны и этому.
   Выдав стаканы и детям, она поставила перед путниками стеклянный графин с водой, и принялась наполнять их тарелки. Путники набросились на воду, опустошая стакан за стаканом.
   - Не волнуйтесь. - сказала она. - Вода чистая. Относительно. Хотя лично мне, такая не по вкусу.
   Перед детьми выставили тарелки, на которых было что-то в зелёной подливке. В этом чём-то угадывались неестественные очертания плоти и внутренностей насекомого, несмотря на то, что хитин был отделён. Лицо Дэнни скривилось в отвращении, а Мелли побледнела, и едва успела отпрыгнуть в сторону, не сдержав приступ рвоты. Шарк кривился, пытаясь проткнуть пищу вилкой.
   - Простите... - оправдывалась Мелли, вытирая рот тряпкой.
   - Ха, а вы ещё даже не укусили! - хихикала Баронесса.
   - Вообще-то на вкус намного лучше. И даже питательно! - сказал Голди, отправляя в рот кусочек за кусочком, и жадно пережёвывая. - Баронесса готовит их лучше всего!
   Но, пока Голди удовлетворённо причмокивал, его спутники не смогли запихнуть в себя и кусочек. Баронесса продолжала шутить, говоря, что они просто ещё не настолько голодны, чтобы есть местную пищу.
   - Наверное, для этого нужно действительно умирать от голода. - сказал Дэнни, забывая о приличиях.
   Но местный повар не обижалась, а только добродушно хихикала.
   - Я понимаю. - сказал она. - Я что-то придумаю, что будет для вас более приемлемым.
   Но то, что путники могли нормально есть, в Бизаре считалось деликатесом. Не смотря на свой пугающий внешний вид, Баронесса была очень доброй женщиной, и ради своих гладкокожих гостей была готова пожертвовать ценными ресурсами. Она забалтывала их, расспрашивала об их родных поселениях и приключениях, пока тушила крысиное мясо с корешками, приправляя это всё откопанной в руинах специей, что называлась корица. Жаркое пахло прекрасно, и на вид и вкус было более привычным для вкуса гладкокожиков. Теперь дети ели с жадностью, по несколько раз прося добавки. Баронесса добавляла и Шарку, хотя он не осмелился об этом просить.
   - Это самое вкусное жаркое, что мне доводилось есть, мэм! - радостно благодарил Дэнни, а Мелли хихикая, соглашалась с ним.
   После того как гули накормили Дэнни, мальчик стал бояться их значительно меньше, но всё же не доверял им. Поведение некоторых из местных жителей вскоре подкрепило его волнение. Четверо гулей и один карлик сели рядом с ними левее от Шарка. Один из них резко всадил заточку в стойку, совсем рядом с рукой бывшего рейдера. Шарк молча взглянул на гуля, но ничего не сказал.
   - Глядите парни! Это же Шарк! Большой, и страшный, сраный Шарк!
   Гули и карлик засмеялись, а Шарк в ответ как-то зло ухмыльнулся. Похоже, компания была не совсем трезвой, а потому способной более действенно выразить недовольство многих других местных жителей.
   - Ага! Раньше он наших убивал! А теперь припёрся как псина с поджатым хвостом! - сказал другой гуль, и смачно плюнул Шарку в тарелку.
   - А чего его терпеть?! - прохрипел басом третий. - Пырнём пару раз, и на ферму в качестве удобрения!
   - Мальчики! - вмешалась Баронесса. - Мы здесь так не поступаем! У нашего города есть правила!
   - В жопу правила! - крикнул первый.
   - Это же смешно просто! После всего, что эта псина натворила, приютить эту гадюку в нашем доме?! - гремел басом третий гуль, да так громко, что привлёк внимание всех вокруг, на что он и рассчитывал.
   - Мы получили разрешение у Торвальда и его ребят! - вмешался Голди. - Вы не имеете права вмешиваться...
   - А он имел право убивать?! - крикнул второй гуль.
   Мелли и Дэнни испугано прижались друг к дружке, казалось ещё секунда, и начнётся поножовщина. Но Шарк смело встал во весь рост, и спокойно сказал:
   - Вы можете высказать, всё, что у вас наболело, ребята.
   Гули удивлённо переглянулись, и по одному принялись оскорблять и проклинать Шарка, и с каждой секундой всё смелее и смелее.
   - Ублюдок! Педик кастрированный! Рейдерская погань! Немытая, гладкомордая срань! Долбанная, бессовестная мразь! Дешёвый, слабоумный членолюб! Маленькая сучка Кракена! Трусливая дочь сточной крысы!..
   И многое, многое другое. В целом гули оказались очень остроумными в плане придумывания оскорблений, хотя некоторые из них были весьма непонятными для обычного человека. Дети ожидали, что сейчас во все стороны полетят гульи головы, а потом их всех убьют и съедят. Но Шарк спокойно ответил:
   - Вы правы ребята. Это так. - и, сел обратно за стойку, допивать свою порцию жуткой выпивки.
   Гули вновь удивлённо переглянулись, похоже неожиданный спокойный ответ их противника на какое-то время лишил их дара гульего красноречия. Придумав лишь несколько простейших оскорблений, они ушли, расхваливая друг друга за смелость, креативность, и за то, "как они показали этому ублюдку".
   - Прости... - тихонько пробубнил Голди, чувствовавший себя виноватым за поведение своих товарищей. - Народ так просто не забудет всего прошлого.
   - Всё хорошо. - ответил Шарк. - В конце-концов, они во многом правы.
   Никто не опроверг слов Шарка, хотя им хотелось как-то поддержать его. Только Баронесса страшновато улыбнувшись, добавила ему ещё порцию выпивки и жаркого, пытаясь подбодрить этим жестом. Но так как Шарк на самом деле вовсе не обиделся, вскоре их компания начала забывать это событие и даже немного веселела. Гули рассказывали гостям историю о том, как был основан их городок, с какими трудностями они столкнулись, как не один раз им приходилось прибегать к смекалке, собирая фермы и насосы. Рад-тараканы конечно же не были самой вкусной пищей в мире, но разводить их и держать под контролем было намного проще, чем гигантских крыс. Было в поселении и несколько браминов, требовавших значительного питания и большого количества воды, а также умелого ухода, и их сохраняли как источник молока. За всё это время гулям, на пути созидания столицы изгоев всего мира, попалась только одна проблема, которую они не могли решить. И, по словам Баронессы, занимавшей в их сообществе не последнее место, она догадывалась, о чём попросит Шарка их собрат Торвальд.
   - Всё не так просто, как может вам показаться. - сказала она, хитро поглядывая на Шарка. - Торвальд ненавидит тебя, как и многие другие тут. Но ты нужен ему.
   В ответ Шарк молчал, но его взгляд выражал удивление и требовал дальнейших объяснений.
   - Она права. - сказал Голди. - Ты сильный, и опытный боец, с именем. Пусть, и прославился в основном дурными делами.
   - Ага. - кивая головой, продолжала Баронесса. - Это подымет статус нашего предприятия, а когда он вырастет достаточно высоко, с нами буду считаться. И только представь, сколь многие смогут найти здесь свой дом, и утешение, из тех, кого сейчас нормалы изгоняют из своих общин. А если с нами будут торговать, мы выживем.
   Резкий порыв ветра поднял тучу песка, которой накрыло чуть ли не весь городок, в том числе и сидящих за стойкой.
   - Это если вам будет что предложить. - умно заметила Мелисса, выплёвывая песок.
   - Главное начать. - сказала женщина-гуль. - Конечно, тараканьи потроха не будут пользоваться спросом, но может наши умельцы смогут что-то придумать.
   - Может я теперь для других и изгой, - сказал Шарк с грустью, - но здесь я остаться не могу. И дело даже не в том, что я среди... просто, в этом месте. Здесь фон, и если я не сдохну от радиации, то точно стану гулем.
   - А что? - захихикала Баронесса. - Из тебя бы вышел очень симпатичный гулик. - говорила она, откровенно флиртуя.
   Они ещё долго беседовали, Шарк неуверенно отклонял их варианты, а гули описывали прелести их будущего процветания, и то важное место в их истории, которое он может занять. Вскоре детям эти разговоры показались скучными, особенно когда речь зашла о политике и "всяком таком". Напившись и наевшись, их души потребовали какого-нибудь развлечения. Местные лавки как раз открылись, и торговцы выложили на деревянные прилавки свой нехитрый товар. Особо интересно тут ничего не было, но это было веселее, чем молча слушать скучные разговоры.
   Мелисса и Дэнни ненадолго составили компанию местному скульптору, что ваял из глины "гулье величие, застывшее в гульем величии". Но со стороны было больше похоже на пучеглазого уродца, вскинувшего в небо руки не от волны вдохновения, но скорее умоляя о пощаде или помощи. Потом они слушали парочку музыкантов, играющих на двухструнном банджо, и треснутой флейте, молотя при этом ногами по кастрюлям. Соответственно и музыка вышла не самой удачной, но пели они не плохо и даже весело. А какой-то одноногий бродяга предлагал им поиграть в кости, и клялся, что совсем не будет мухлевать. После большого количества выпитой воды, Дэнни захотелось в туалет, и, руководствуясь советами местных жителей, ему с трудом удалось отыскать это место, больше по запаху, чем по их советам. Выглядели они ужасно, хуже, чем у него дома, и Дэнни было жалко тех, кому тут приходилось убирать. Чуть не задохнувшись от вони, он быстро сделал своё дело и направился обратно.
   Возвращаясь, Дэнни немного заблудился, оказался в каких-то переулках между лачугами, где воняло почти как возле туалетов, было много мусора, ругались пьяные гули, а один ширялся прямо у него на глазах. Испугавшись, мальчик выбрал, казалось самую безопасную дорогу, узкий переулок, ветвившийся в несколько сторон. Он не успел выйти на более людные места, как какой-то гуль перекрыл ему дорогу, и уставился на Дэнни. Мальчик попятился назад, в голове мелькнула мысль, что сейчас его точно сожрут, но он оказался в ловушке! В каждом из возможных выходов из этого переулка, стояло по гулю, пристально смотрящему на испуганного Дэнни. В панике, мальчик осматривался по сторонам, и почему-то боялся даже крикнуть. Гули направились к нему, одновременно со всех сторон, не говоря ни слова, словно ожившие мертвецы. Дэнни даже вздумал забраться на крышу одной из лачуг, попытался подбежать к ней, но гули перегородили ему путь.
   - Эй, пацан! - сказал один из них. - Не бойся, мы тут, чтобы помочь...
   Слова незнакомого гуля удивили Дэнни. Но он всё ещё со страхом смотрел то на одного из чужаков, то на другого, ожидая, что сейчас они начнут его резать ножами на мясо, или просто рвать зубами.
   - Всё хорошо милый. - прохрипела одна из незнакомок. - Ты можешь не бояться и всё нам рассказать.
   - Чего... рассказать?.. - удивлённо спросил мальчик, вытаращивая глаза.
   - Ты должен доверять нам парень. - сказал третий гуль. - Мы твои друзья.
   - Чего?.. - продолжал Дэнни.
   - Скажи нам милый, - продолжила женщина гуль, - дядя, с которым вы путешествуете, он обижал вас?
   - Чего?..
   - Мы психологи из ассоциации по защите детских прав. - сказал первый гуль. - Ты можешь рассказать нам. Дядя, с которым вы путешествуете, он трогал тебя?
   - Кто?! Шарк?! - спросил Дэнни, удивляясь ещё больше.
   - Он заставлял вас что-нибудь делать для него? - вновь спросила женщина гуль.
   - Если стесняешься, не обязательно говорить. - сказал первый гуль. - Ты можешь показать на кукле, где именно дядя трогал тебя. - и, гуль протянул Дэнни плетёную игрушку, по форме напоминающую человечка.
   - Нахуй пошли! - крикнул внезапно мальчик, выбил куклу из рук гуля, и побежал прочь. - Вы чего совсем больные что ли?! Придурки! Вам что, делать нечего?! - крикнул он им, немного отдалившись, и быстро побежал обратно к своим.
  
   Гостей Бизар-сити поселили в местной гостинице. В отличии от большинства местных домов, её здание было тщательно склёпано из досок, а в нескольких номерах даже имелась удобная мебель. Шарк и дети успели немного отдохнуть на относительно мягких кроватях, но вскоре появился Торвальд со своей странной просьбой, за исполнение которой он обещал расплатиться припасами. Основной угрозой местным жителям были даже не "гладкомордые", дикари, или мутанты. Процветание гулей основывалось на основных потребностях. Какой-никакой выпивке, воде, и пище, и именно в таком порядке. Случись что-то с одним из этих столпов, всё рухнет, и это место покинут. За тараканами было проще следить, их можно кормить чем угодно, они быстро плодятся, и если правильно построить заграждения, им не хватит ума убежать. Но недавно Бизар-сити столкнулся с новой проблемой.
   - Светлячок... - протянул Торвальд, как можно грознее, но это только вызвало смех у Дэнни. Гуль бросил на мальчика недовольный взгляд, и продолжил: - Пусть его имя не обманывает вас! О, он опасен, и даже смог загрызть одного из наших ребят! Это огромный таракан, настолько напитавшийся радиацией, что стал светиться и излучать её на расстоянии!
   - Он что не сдох от облучения? - спросил Шарк, потягиваясь в кресле.
   - Это толком пока никто не изучал. - начал Голди. - Но говорят, что не все на самом деле могут стать гулями. Говорят, что дело в какой-то мутации ДНК... Это внутри человеческого тела... В общем, большинство умирает от облучения, но есть такие, на кого влияет не так сильно, и они могут стать такими как мы.
   - Может и у животных с насекомыми есть что-то такое. - продолжил Торвальд. - Иногда, он пролазит к нам в поселение, или подкрадывается ближе к нему, и тогда тараканы на фермах словно сходят с ума! Начинается хаос, они вырываются, нападают на наших людей, прорываются сквозь заграждения, и стараются убежать из города. Однажды, их сбежало так много, что это грозило нам голодом!
   - И вам нужен кто-то, чтобы прихлопнуть этого таракана? - даже как-то разочаровано предположил Шарк, словно ожидал чего-то большего.
   - Да! Но он не так прост, как кажется. Мы догадываемся, где он может обитать. Убей его, и мы снабдим вас припасами до самого Форта.
   Прихлопнуть жучка казалось Шарку чем-то совсем уж глупым и простым, и он, не вдаваясь в подробности, согласился. Но после ночи отдыха и кое-какого завтрака, начались сюрпризы. Во-первых "взбунтовались" "крысята". Шарк не собирался подвергать своих юных товарищей опасности, но они вызвались идти с ним, и закатили целый скандал, что он не должен идти сам и ему на всякий случай нужно хоть какое-то прикрытие. К удивлению Шарка Голди так же вызвался помочь, прикрывая это заботой о своём поселении.
   Вторым сюрпризом стала обещанная Торвальдом "поддержка". Никто из остальных гулей конечно же не собирался помогать Шарку, даже ради Бизар-сити. В качестве оружия Торвальд выдал им самодельные винтовки, больше похожие на мушкеты, они были однозарядными, и стреляли пистолетными патронами. Шарк высмеял это очень уж ненадёжное оружие, потребовал что-то лучшее, но Торвальд уступил только в том, что заменил их на похожие, но "многозарядные", у которых был механизм для маленькой обоймы на пять патронов. Дэнни и Мелиссе достались однозарядные, а общее число боеприпасов, выделенных на их предприятие, не превышало ста, да и их качество оставляло желать лучшего. Но даже это не пугало Шарка, который всегда мог положиться на крепость своей брони, во всяком случае, уж против тараканов наверняка, и на сокрушающую силу своей дубины.
   Но был и третий сюрприз, а именно место предполагаемого обитания этого Светлячка. По мнению многих, Бизар-сити был помойкой, но на самом деле настоящая помойка была в нескольких километрах от него. Весь мусор, гниль, и отходы, а так же дерьмо из туалетов, всё свозили на огромную мусорку, где так же были видны ржавые бочки с отходами из плутониевых колодцев. О, и она была большой! Похоже, что здесь утилизировали мусор ещё до войны, и именно гули, пытавшиеся отыскать на ней нечто, что поможет им выжить, основали зачатки Бизар-сити. От мусорки жутко воняло, местами очень фонило, было слишком грязно, и Шарк был уверен, что можно было подхватить чуму, оспу, "живую гниль", паразитов, и может даже половых блох. И перчатки тут не помогут, ведь вся эта гадость и грязь словно сливалось в нечто единое целое, и оно покрывало не только землю, но словно напитывало и воздух вокруг. Ещё издалека был виден чёрный столб дыма, уходящий высоко в небо. По словам гулей, это тлела одна из гор мусора, несколько лет назад случайно подожжённая.
   На подходе к этому жуткому месту, даже Голди немного затошнило, что же можно было говорить об остальных? Он и дети надели на себя мусорную защиту, закрыли лица самодельными противогазами. Шарку так же пришлось снять свой любимый, блестящий шлем, и заменить на похожий противогаз. Эти самодельные устройства из тканей, пластмассы, и труб не были способны полностью исправить ситуацию, но дышать без какой-либо защиты здесь было невозможно. Шарк с омерзением осматривал внутренности противогаза, представляя, как этот предмет соприкасался с гульей головой. Он заметил, что Дэнни таращится на него. Мальчишке нацепили на грудь панцирь из телефонных справочников, обмотали руки плотными слоями ткани, и проволоки, ноги защищали штаны, прошитые пластиковой защитой, и кусками покрышек. Кисти его рук защищали плотные, резиновые перчатки, а на голове красовался противогаз из ткани, со шлангами и одной стеклянной глазницей, сквозь которую Дэнни смотрел на Шарка, и сопел с каждым дыханием. В нечто подобное была одета и Мелисса, но в её противогазе не пожалели стекла и сделали даже две глазницы.
   - Ты выглядишь, как полный придурок! - не выдержал Шарк, слегка срывая на мальчике накопившуюся злость.
   - А вот и нет! - ответил Дэнни, приглушённым голосом. - Это мой техно-костюм Альфа-Центавра 15/1!
   - Да, точно... - ворчал Шарк, натягивая мерзкий противогаз на голову, пока Голди тихо посмеивался.
   Какое-то время их небольшая компания беспомощно осматривала мерзкую помойку. Ни у кого из них не было идей по поводу того, с чего начать поиск, или как приманить насекомое. Шарк пошёл первый, остальные продвигались за ним. Приходилось часто обходить странные лужи с грязной водой, где зелёные и коричневые цвета были перемешаны между собой. Осмотрев более свежую гору мусора, созданную в последние годы, они продолжили двигаться вглубь помойки, между других гор. Одна была создана из смеси гнилой бумаги, пластика, и стекла, другая представляла из себя гору металлолома и электроники, третья осколки строительного мусора, чётвертая какой-то химический шлак, свозимый сюда с одного из заводов. Ещё одна гора мусора фонила так сильно, что к ней нельзя было приблизиться на сотню метров. Тлеющая гора была самой высокой. Чёрный дым вырывался столбом из её вершины, и ещё в нескольких местах немного ниже по склону. По словам Голди, один из старателей залез на самый верх, и неосторожно выбросил окурок, превратив её в некое подобие вулкана, гармонично вписывающийся в мрачную местность. Всё это огромное пространство напоминало ландшафт безжизненной планеты, из довоенных комиксов.
   Вначале помойка казалась совсем не обитаемой. Но потом их отряду встретились полуразрушенные лачужки, стены которых были собраны из разнообразных материалов, разбитых кирпичей, кусков бетона, частей автомобилей, и гнилых тряпок. Похоже раньше, здесь жилы мусорщики, со временем переехавшие в Бизар-сити. В одной из лачуг Дэнни удалось отыскать заплесневелую книгу, название которой обещало научить вас как стать коммуникабельной личностью. В другой, кто-то оставил стеклянную вазу, с отбитым кусочком, цветами в ней служили разноцветные, блестящие кисточки, о предназначении которых современные жители могли только догадываться. Встречались им и кости, и даже целый скелет, в сгнивающей мусорной защите, рассыпавшиеся пальцы которого всё ещё старались сжать самодельный нож, вырезанный из куска металлолома. Подобная находка настораживала, ведь означала, что тут опаснее, чем могло показаться.
   Дэнни попытался отрыть поломанную игрушку, но Шарк крикнул на него, чтобы мальчик не отставал от остальных. Лица бывшего рейдера не было видно за противогазом, но Мелисса уже научилась замечать его настороженность. Движения Шарка становились более резкими, нервными. В отличии от неё и Дэнни, которые воспринимали это немного как игру, Шарк был готов ко всем опасностям, и ожидал удара в любую секунду. Он и Голди много советовались, если таракан был здесь, нужно было его как-то выманить. Но бессмысленное брожение между гор мусора заняло не мало времени, солнце начало клониться к закату, а никаких тараканов нигде не было видно. Шарк нервничал, срывался на Дэнни, который всё больше увлекался вещами вокруг, а не их миссией. Но именно любопытство мальчика в конце-концов помогло им.
   Дэнни заметил старый мусоровоз, наполовину погрузившийся в мусор, и немного наклонившийся на бок. Разве мог мальчишка пропустить возможность посидеть в его кабине? Конечно нет! Дэнни, забыв об угрозах их предводителя, открыл двери, и забрался на место водителя. Кабина была очень пыльной, а стёкла грязными. Но для Дэнни это была не помеха, ведь он вёл настоящий грузовик, вращая во все стороны большим рулём!
   - Да босс! - говорил он в радио, нажимая на одну из кнопочек. - Я скоро буду на месте, босс! С дороги, твою мать!
   На секунду отвлёкшись на крики спутников, он решил обыскать бардачок и другие интересные места. Нашёл практически пустую и пожёлтевшую пачку сигарет, ключи, с интересным брелком, с логотипом какой-то компании, и немного рваный плакат, с не совсем одетой девушкой. Увлечённый своими находками и играми в "водителя", он делал вид, что курит сигарету, и рассказывает девушке на плакате, как он надрал задницу "тем ребятам" в баре. Дэнни поначалу не заметил характерного шороха, и странного попискивания, доносящегося где-то из кузова мусоровоза. Потом прислушался, но, не смотря нас свою фантазию, сразу не сообразил, что к чему. Наоборот, фантазия разогревала его любопытство. Выйдя из кабины, он подошёл к дверцам позади грузовика. Несмотря на то, что они были приоткрыты, поднять одну из дверей ему стоило огромных усилий. Дэнни откинул её в сторону, заглянул внутрь, и прежде чем успел что-то рассмотреть, был атакован рыжей бестией!
   Таракан ударил мальчика в грудь, и вцепился жвалами в словари и телефонные справочники на его защите. Дэнни закричал, упал на мусор, каким-то образом смог отбросить в сторону мерзкое насекомое, но вместе со своей винтовкой. Быстро поднявшись, он побежал прочь, продолжая кричать изо всех сил, чтобы его спасли. Товарищи быстро примчались ему на помощь, Дэнни спрятался за спину Шарка, таракан продолжал преследовать его. Голди прицелился, тишину помойки нарушил выстрел его винтовки, и пуля, пробив хитин таракана, отбросила насекомое в сторону.
   - Какого чёрта?! - кричал Шарк сквозь свой противогаз, слегка тряся Дэнни. - Я же сказал быть рядом! Где твоя чёртова винтовка?!
   Мальчик только указал пальцем в сторону мусоровоза. Пока их отряд приближался, из кузова показался целый десяток насекомых, и тараканы без промедления атаковали. Шарк, Голди, и Мелисса, сделали по несколько выстрелов, сумели поразить большую часть насекомых, оставшихся пришлось добивать прикладами. От вида тянущихся, зелёных внутренностей, испачкавших винтовку Шарка, Мелиссу затошнило, но девочка сдержалась, лишь отвернувшись в сторону.
   - Ты в порядке? - спросил Шарк.
   - Да... - ответила Мелли, кивая головой, и поправила свой противогаз. - Просто это чертовски мерзко смотрится!
   Услышав, как Мелисса ругается, Дэнни весело засмеялся, и добавил:
   - Я бы сказал, это просто чертовски срано смотрится!
   - Замолчи! - крикнул на него Шарк. - Пока ты верещал, как девчонка, Мелли подстрелила пару мразей! Пойди лучше забери свою винтовку!
   - Окей... - обижено пробубнил мальчик, и послушно вернулся к мусоровозу.
   - Теперь мы хотя бы знаем, что эти твари тут водятся. - сказал Голди, осматривая окружающие их горы.
   Их короткая потасовка подняла немало шума, и теперь гулю казалось, что за ними наблюдают. Но вокруг ничего не шевелилось, только чёрный дым тлеющей горы продолжал подыматься в небо. Дэнни что-то ворчал, рылся в мусоре в поисках своего оружия. Несмотря на то, что он помнил, где стоял в момент нападения, винтовка вылетела из его рук в сторону, и словно спряталась от мальчика, зарывшись в мусор. Отыскав винтовку, Дэнни поддался искушению заглянуть в кузов мусоровоза ещё раз. Осторожно, ожидая внезапного нападения вновь, он приоткрыл дверцу, заглянул внутрь, и тихонько выругался.
   - Эй! Эй, посмотрите сюда! - крикнул он своим товарищам. По одному они подходили и, заглядывая внутрь, негативно реагировали.
   - Какая же мерзость... - проговорила сквозь зубы Мелисса.
   - Да ладно, просто тараканьи кладки. - сказал Голди. - Недавно отложенные, их если аккуратно приготовить...
   - Ни слова больше! - перебила его девочка.
   - И дерьмо тут же. - заметил Шарк. - Жрут, гадят, размножаются, всё в одном месте.
   - Почти как у тебя дома!.. - весело заметил Голди, но потом резко замолчал, поняв, что перегибает палку подобной шуткой.
   - У меня кажется появилась идея. - сказал Шарк, и залез в кузов мусоровоза.
   Покопавшись внутри с минуту, он вынес наружу пару яиц. Положив их на твёрдую поверхность, он приказал остальным вынести их всех. Мелисса на отрез отказалась, заметив, что это очень мерзкая идея, и её животик не выдержит весь процесс её реализации. Они вынесли все яйца наружу, и Шарк первый раздавил несколько штук, но никакой реакции не последовало. Парни принялись усиленно топтать наполненные биологической жижей мешочки, а в это время Мелисса отбежала подальше, боясь даже глянуть в их сторону, но, по её словам, её тошнило даже от самого звука. А вот Дэнни было весело, и он принялся швырять яйца в разные интересные на его взгляд объекты, в том числе и в мусоровоз. Шарк заметил, что Дэнни "хреново" бросает, и несколько раз показал ему, как нужно. На это уничтожение ушло не мало времени. Обувь и брюки охотников были сильно испачканы, содержимым мешочков было выпачкано и всё вокруг. Казалось, ребята так сильно увлеклись, что совсем забыли, зачем они это делали.
   Мелисса стояла в стороне, и уже в который раз повторяла про себя, что её тошнит. Она совсем не верила, что идея Шарка сработает, ведь считала тараканов глупыми тварями. Но она ошиблась. Девочка не заметила, как одно из насекомых вылезло из мусора рядом с ней. Внезапно, оно вцепилось жвалами в её ногу, Мелли запищала больше от омерзения, чем от страха или от боли. Ударив тварь несколько раз прикладом, она быстро побежала к своим. Тараканы начали выползать из разных щелей вокруг, и, стрекоча, приближались к вторженцам. Защёлкали винтовки, пули врезаясь в цель, разбивали хитин, отсекали лапки, внутренности насекомых разлетались вокруг.
   - Сюда! - крикнул Шарк остальным, и забрался на кузов мусоровоза, за ним Голди, и вместе они помогли забраться детям.
   Радтараканам было сложнее достать их в подобном месте, не было возможности напасть на людей одновременно со всех сторон, и Шарк успевал отбивать их по одному своей дубиной, пока остальные отстреливались. В какой-то момент тараканов было так много, что отбиваться в ближнем бою пришлось и всем остальным. Местность вокруг мусоровоза словно затопила рыжая волна, и она пыталась поглотить и сам автомобиль, и несчастных людей, что на нём сражались.
   - Мы не сдадимся! - внезапно прокричал Дэнни, придавив прикладом винтовки очередное насекомое. - Мы отряд "уничтожения"! И мы победим!
   Остальные не очень-то нуждались в его словах воодушевления, просто сражались за жизнь из последних сил. Ноги и руки каждого из них были не раз укушены, крыша мусоровоза была скользкой от внутренностей, патроны заканчивались. Но в какой-то момент давление тараканов ослабло, и появился он! Огромный радтаракан, светящийся зелёным светом изнутри! Он забрался на горку мусора, и злобно застрекотал в сторону вторженцев. Даже на расстоянии в пятьдесят метров счётчик Шарка предупреждающе затрещал. Повелитель тараканов застрекотал как-то по-особенному, словно командовал своим собратьям атаковать с удвоенной силой. И они вновь усилили давление на людей, не считаясь со своими жизнями.
   - Дерьмо, он огромный! - успел крикнуть Шарк между атаками насекомых.
   Мелисса предпочла не тратить момент на разговоры, и, прицелившись, выстрелила. Пуля сверкнула рядом с "повелителем этих мерзких тварей", и в сторону отлетела одна из его крупных лапок. Насекомое быстро застрекотало в приступе боли и злобы, и на секунду раздувшись в своём животике, плюнуло в сторону людей коричневым сгустком выделения. Дистанция оказалась великоватой, плевок был не метким, и только его часть попала на ногу Голди. Гуль закричал от боли, пытался стереть рукой коричневую дрянь, объясняя с руганью, что "оно сука жжёт"! Очистив ногу, Голди, поддавшись злобе, выстрелил в сторону таракана всю обойму, но не разу не попал, и в то же время спугнул "светящегося" с открытого места. Тараканий повелитель смешался в толпе своих собратьев, и понемногу приближался вместе с ними. Его вновь раздуло, и ещё один сгусток опять полетел в сторону людей. Шарк успел пригнуться, и пригнуть вниз Мелиссу, но девочка поскользнулась, и чуть не упала с крыши мусоровоза.
   Всё было плохо, и дело приближалось к печальному концу. Боеприпасы почти закончились, их силы были на исходе, плевки светящейся твари становились всё более меткими. Шарк понимал это, и то, что никаких путей к спасению нет, кроме разве что одного.
   - Спаси их! - крикнул он Голди, потом, схватив за плечё, повторил ещё раз.
   Разогнавшись немного, он спрыгнул вниз, давя сапогами тараканов. Без промедления он помчался к "светящемуся", не обращая внимания на насекомых, что цеплялись за его руки и ноги. Дважды Шарк чуть не упал, скользя и спотыкаясь на роящихся под ногами существах. Казалось, что "светящийся" в трепете замер, не ожидая от человека подобного поступка. У него был всего одни выстрел, и, раздувшись, он вновь плюнул. У Шарка не было возможности уклониться, и мерзкая жижа выделений "светящегося" попала ему в грудь. Жгучая боль пронзила тело бывшего рейдера, но Шарк не остановился. Сквозь боль и помутившееся сознание, он замахнулся, и ударил. Потом ещё раз, и ещё, и каждый раз ощущал, как его оружие вонзается во что-то плотное, но одновременно хрупкое. Боль стала такой сильной, что человеческий разум не мог её вынести, и горы мусора под ногами Шарка словно поглотили его в свою мягкую, но грязную глубину.
  
   Мрачные образы быстро сменяли друг друга, пока не обернулись одной картиной, ожившей вокруг него. Шарк узнавал этот страшный вечер. Вокруг в пыли лежали окровавленные, искалеченные тела людей и их перевёрнутые повозки. Его товарищи, мрачно опустив головы, ходили среди мертвецов, в поисках чего-нибудь ценного. Кракен стоял на коленях немного поодаль, перед ним лежала молодая, красивая девушка, с перерезанным горлом, застывшая в бледной скульптуре смерти. Шарк осмотрел себя, его руки были по локоть в крови, весь он, вся его одежда. Слёзы ручьём бежали из глаз, сердце не желало принимать действительность происходящего. Шарк подошёл к брату, и чем ближе он подходил, тем темнее становилось вокруг, пока окружающий мир не сменился полной темнотой. Кракен так же был с головы до ног в крови, его взор неподвижно замер на теле девушки. Шарк прикоснулся к его плечу, и сквозь слёзы и боль сказал:
   - Этого не может быть, брат! Этого не может быть! Как?! Как так вышло?!
   - Прекрати пускать нюни. - ответил Кракен спокойно. - Ребята увидят, и примут это за слабость.
   - Я не могу... - чуть ли не всхлипывая говорил Шарк. - Как, как ты так можешь?..
   - Я тоже буду пускать нюни, брат. Но потом. Ночью. Когда все будут спать. И буду делать это так тихо, чтобы никто даже не заподозрил...
   Сквозь боль и горесть, Шарк неожиданно осознал, что всё это уже было. Он понял, что это сон, который почему-то казался реальнее настоящей жизни. Сон не развеивался, и, хотя он понимал, что это глупо, всё же решил поговорить с братом, словно с живым.
   - Мы так ошиблись, Кракен. - сказал он, и внезапно брат посмотрел на него, взором полным жизни и осознанности. - С этого момента мы изменились... Чёрная пустота поглотила нас...
   - Я знаю, брат. - ответил Кракен, и вновь отвернулся к телу девушки. - Тогда, я умер здесь, и чтобы не делал, как бы не убегал, я всё время возвращался сюда. И теперь я здесь, навсегда, и буду умирать вновь и вновь вместе с ней... А ты уходи, Питер. И сделай что-нибудь хорошее, чтобы Рейчел не было стыдно за нас обоих...
   Шарк хотел сказать ещё что-то, но собранность сна пошатнулась, замелькали образы, кто-то улыбался, словно солнце. Его сознание залил свет облегчения и счастья, обернувшийся совсем реальным светом жаркого солнца пустоши, и хлопками по его щекам.
  
   - Чё, очнулся? - прохрипел знакомый голос. - Ты слышишь меня? - спросил он, и добавил пару пощёчин.
   Разозлившись, Шарк откинул в сторону будившего его. Понемногу зрение восстанавливалось, в груди всё ещё болело, но уже не так сильно. Военный панцирь лежал рядом, заметно обожженный этой странной биологической кислотой. Голди и дети были рядом, без противогазов, и они уже не были среди гор мусора, но на приличном от помойки расстоянии.
   - Вот тебе и спасибо... - проговорил обиженно Голди.
   - Прости... - выдавил из себя Шарк, болезненно потирая грудь. - Я тогда ещё не пришёл в себя.
   - Да всё хорошо. - ответил Голди и хихикнул. - Это и была знаменитая атака берсерка?
   - В каком-то роде... - невнятно ответил бывший рейдер.
   - У Голди был стимулятор! - радостно сказала Мелисса. - Он не пожалел для тебя.
   Шарк ничего не ответил, но как-то одобрительно посмотрел на гуля, от чего Голди даже засмущался.
   - Могло и не помочь. - сказал гуль. - Повезло тебе Шарк, что большая часть плевка попала на броню.
   - А Светлячок? - спросил Шарк.
   - Ты его размазал! - радостно ответил Дэнни. - Круто так, его и целую кучку тараканов!
   - А потом они начали разбегаться! - добавила Мелисса. - И мы вытянули тебя оттуда! О боже! Я думала, что нам конец!
   - А я знал, что мы их сделаем! - радовался Дэнни. - Видели, как я одним выстрелом сразу двоих?!
   Пока Шарк набирался сил, а его раны ускоренно заживали, победивший могучего противника отряд "уничтожения", радостно делился впечатлениями. Смеялся и Шарк, как один из них. Впервые за много лет он почувствовал себя нормальным человеком способным жить с другими нормальными людьми. Ну, почти что нормальными. По его же мнению, после всего зла, что он совершил своими руками, счастье могло быть только короткими вспышками в его жизни, и только для того, чтобы сделать тягости ещё более мучительными. Именно в этот момент, когда они дружно шутили и смеялись, радовались этой "великой" победе, Шарк впервые задумался над тем, к чему приведёт эта поистине длинная дорога, которую они прошли вместе, изменив свои судьбы, а быть может и не только свои. Но он знал это, знал с самого начала, беря в свои руки ответственность за юных "крысят". Просто с каждым днём, который они провели вместе, будущее становилось ещё больнее для бывшего рейдера.
   Дети и Шарк пошли вперёд, а бедному Голди пришлось тащить одному слишком радиоактивную тушу Светлячка. Пока их отряд добирался обратно к Бизар-сити, наступила ночь, и тело мёртвого повелителя радтараканов засияло в темноте. Толпа гулей-зевак собралась задолго до того, как они вошли в поселение. Они шептались, кто-то благодарил бывшего рейдера и детей, кто-то всё равно кричал ему гадости, многие обсуждали ужасный внешний вид охотников, который подтверждал, что эта победа была нелёгкой. Радовался и Торвальд, преисполненный положительными эмоциями он случайно проболтался, что со своими людьми несколько раз пытался поймать усатую тварь, но все их попытки провалились.
   В тот вечер в Бизар-сити была вечеринка в честь этой славной победы, пожалуй, самая странная из всех вечеринок, что в своей жизни испытали Шарк и его юные спутники. Гули выстроили в круг несколько десятков столов, самого разного происхождения, и начали попойку, подкреплённую различными блюдами из тараканьего "мяса". Потом начался "концерт". Вначале некоторые гули пели весёлые песни, потом другие играли, был среди них и Голди. Потом выступали рассказчики историй, и даже жонглеры. Мелли и Дэнни так же немного пили жуткий местный самогон, а потому вторую половину праздника помнили плохо, впервые в жизни сильно напившись. Но было весело, по словам Мелиссы, "почти как дома". Над её словами задумался Шарк, ведь Голди и некоторые из гулев были во многом правы. Теперь он был изгоем, и быть может, его место и вправду было здесь. Но нужно было довести детей домой, а потому окончательное решение Шарк решил принять позже.
   Несмотря на колоссальное количество потраченных на вечеринку ресурсов, Торвальд сдержал обещание, и выделил храбрым гостям вдоволь припасов, хотя и в одну сторону. Голди так не хотел расставаться с новыми друзьями, что вызвался отправиться с ними. Наконец-то их ждала прямая дорога, строго на северо-восток, без петляний и побегов, без неизвестности и недостатка воды и пищи, без страшных и странных мест, ужасных чудищ, чудных роботов, и таинственных извращенцев. Всё располагало к лёгкому и счастливому пути, погода, отсутствие опасных угроз, и что самое главное - хорошее настроение. Дружеские беседы, истории, разделённые мысли и мечты словно сократили вдвое дистанцию, которую предстояло им пройти.
   Эта длинная дорога подходила к концу, но чем ближе они приближались к Форту, тем молчаливее и угрюмее становился Шарк. Чистое небо обещало хорошую погоду, поэтому грядущую ночь они решили провести на втором этаже дома, крыша которого съехала в сторону. Они развели огонь, доедали остатки вяленой крысятины, любовались небом и звёздами. Дети весело общались, предвкушая скорое возвращение домой. Дэнни иногда вспоминал, что у него дома не совсем всё и сладко, но Мелисса обещала ему, что мальчик сможет гостить в Форте столько, сколько пожелает, а возможно даже сможет жить у них. Мелли фантазировала, что в будущем, они смогут жить все вместе, ну или, по крайней мере, её народ сможет помочь народу Придорожного. Она не понимала, насколько это более сложный вопрос, но вместе с Дэнни искренне верила, что теперь они смогут многое изменить, вместе с помощью Шарка и даже Голди. Ужин был скудноватым, но Мелисса уверяла остальных, что как только они доберутся домой, их ждёт праздничный ужин. Её рассказы о том, какие вкуснятины у них бывают, вызывали восхищение у Дэнни. Девочка обещала им многое показать, многому научить, и всё в таком духе. Дэнни радовался, Голди добродушно хихикал, бросая пронзительные взгляды на молчащего Шарка.
   Дети проснулись задолго до рассвета, и быстро собравшись, они двинулись в дорогу с такой бодростью, словно не было тех тяжёлых недель за их спинами. Голди продолжал рассказывать истории о прошлом, легенды и истории Пустоши, Мелли делилась своими историями, а Дэнни оставалось только удивляться всякому, о чём он ещё пока не слышал. Шарк говорил редко и мало, и как-то по-особенному смотрел на детишек, с несвойственным его характеру теплом. К полудню дом Мелиссы показался вдалеке.
   - Вот он! Мой дом! Мы дома Шарк! - сказал она радостно, по очереди всех обнимая.
   Последний час пути даже болтливый Голди практически молчал. Дети тяжело дышали от усталости, практически бежали, спотыкались, и со смехом продолжали идти. Вскоре дозорные поселения-крепости заметили их приближение. Мелли начала махать обеими руками ещё издалека, в надежде, что те её узнают. И они узнали. Через пару минут ворота поселения распахнулись, и какой-то мужчина буквально бежал к ним, а отряд вооружённых людей с трудом за ним поспевал. Мелисса замерла, боялась сама себе дать надежду, но лысую голову своего отца смогла бы узнать и на расстоянии в несколько километров. Девочка сорвалась с места и побежала ему на встречу. Через несколько минут они столкнулись друг с другом и сжались в крепких объятьях. Гарри рыдал, прижимая дочь к себе с такой силой, словно боялся, что она вот-вот растворится как видение. Мелли плакала, постоянно повторяя:
   - Папочка! Ты жив! Папа! Ты жив!
   Похожее хотел сказать и Гарри, но был не в силах вымолвить и слово. Он упал на колени, прижимая дочь ещё крепче. Понемногу остальные приближались к ним, Шарк, Голди, и Дэнни, бойцы поселения, впереди которых бежала рыжеволосая женщина, в домашней одежде. Она так же упала на колени рядом с Гарри и Мелиссой, и захлёбываясь слезами, обняла их обоих.
   - Мама! Мамочка! - сквозь слёзы повторяла Мелисса. - Я вас так люблю! Я так сильно скучала по вам!
   Гарри, всё ещё стоя на коленях, испуганно вытаращивался то на свою дочь, то на Шарка, и других её спутников. Одежда девочки износилась до неузнаваемости, он никак не мог понять, что произошло.
   - Ты... Ты в порядке?!.. - смог выговорить он, с опаской поглядывая на рейдера, и свою дочь.
   - Да! Всё хорошо! - захлёбываясь от эмоций, отвечала девочка. - Пап! Это Дэннис! Тогда на складе, если бы не он, я бы погибла! Мы вместе выживали, а потом нас спас Шарк! Он дрался с бывшими товарищами, чтобы защитить нас! А это Голди! Он хотел украсть у нас еду! А потом он помог нам! Без него мы бы не добрались сюда! Пап, если бы не Шарк, мы бы никогда не вернулись домой!
   Гарри, продолжая обнимать дочь и жену, с глазами полными удивления и неверия таращился на бывшего рейдера. Остальные жители Форта так же смотрели на него, не в силах поверить в то, что всё это правда.
   - Похоже, вашей дочери будет что рассказать, мистер. - заметил Голди, в такой большой компании "нормалов" он чувствовал себя очень неловко. - Но я могу подтвердить... если вы конечно станете слушать гуля. Шарк действительно не жалел себя, чтобы помочь ребятишкам.
   - Как тебя зовут, мальчик? - спросил Гарри у Дэнни, и тот немного нервничая, ответил. - Ты же из Придорожных, так? Мне так неловко за всё. Так глупо вышло, мы столько потеряли по глупости... Спасибо вам всем. - сказал он, взглядом выделив всех троих.
   - Пойдёмте! - радостно говорила Мелисса. - Нам нужно столько рассказать! Мы через столько прошли! Пап? Мам? Можно мы устроим сегодня праздник? Пожалуйста!
   - Дэнни... - сказал Гарри, и потрепал мальчонку за плечё. - Ты можешь остаться у нас, сколько пожелаешь. Теперь ты навсегда наш друг. В будущем, возможно, мы сможем что-то изменить.
   Потом Гарри долго смотрел на Шарка, на своих людей, и всё ещё не вставая с колен, и не отпуская свою дочь, сказал:
   - Я никогда не смогу отблагодарить тебя достойно, Шарк. Проси всё, что пожелаешь.
   - Мне ничего не нужно, Гарри. Я делал это не ради наград. - ответил Шарк, и улыбнулся Мелиссе и Дэнни.
   - Нет... - проговорила Мелли, разжимая объятия с родителями, и смотря то на отца, то на Шарка. - Нет... Пожалуйста... Вы не можете так! Он спас нас! Он почти умер, чтобы спасти нас!
   - Шарк?... - промямлил Дэнни, ещё не совсем понимая, о чём идёт речь, но догадываясь.
   - Всё хорошо, милая. - ответил Шарк, его интонация совсем изменилась, словно не было и тени суровости в сердце рейдера. - Так и должно было быть, Мелли. Они не могут принять меня. Не после всего, что было.
   - Но...Но ты изменился! - крикнула Мелли, и из её глаз потекли слёзы горечи. - Пап, он изменился! Он больше не такой!
   - Это так сэр, я клянусь! - добавил Дэнни. - Он уже совсем не злой! Он теперь хороший, и помогает другим!
   - Нельзя так просто избавиться от прошлого... - с горечью сказал Гарри, всё же ощущая себя виноватым. - Я знаю это на своём горьком опыте.
   - Нет! Нет, нет, нет! - плакала Мелли, и сжала Шарка в объятьях. - Ты спас нас! Ты спас нас! Ты теперь часть семьи!
   Дэнни так же заплакал, и обнял их обоих.
   - Мы же теперь должны быть вместе!.. - промямли он сквозь слёзы.
   Шарк отвёл в сторону взгляд, но не дал воли эмоциям, после чего, обнял обоих детишек, а когда отпустил, сказал:
   - Я никогда не забуду нашего приключения, крысята. И вас не забуду, весёлых, счастливых, и пискливых....
   Шарк улыбался, погладил девочку по волосам, и сказал:
   - Всё хорошо Мелли. У тебя доброе сердце, и пусть оно всегда останется таким, милая. Ты сильная, и сможешь помочь многим в этом мире. - потом Шарк потрепал Дэнни по волосам, и сказал: - А ты утри сопли, вонючка! Иначе Мелисса никогда не выйдет за тебя замуж!
   - Это не смешно! - сказали дети, практически одновременно, вытирая носы и глаза.
   Когда настал момент молчания, Голди сказал, что он и не рассчитывал на какие-либо награды, и даже не собирался проситься жить с ними, ведь его ждали дома. Но, не смотря на отказ Шарка, по мнению гуля, было бы неплохо дать тому хотя бы припасов в дорогу. Гарри не собирался отпускать бывшего рейдера без благодарности. Все вместе они вернулись в Форт, где Шарку и Голди набили рюкзаки провизией, боеприпасами, выдали оружие, различные редкости и ценности. Гарри сказал, что Мелисса вся его жизнь, и пообещал Шарку, что если тому будет нужна помощь, он может обратиться к ним. Так же он пообещал Голди, что в будущем они смогут установить торговые связи, и строгий мир между гулями и его людьми.
   Расставание было тяжёлым. Мелисса не прекращала плакать, Дэнни так же периодически поддавался слезам. Когда Шарк и Голди уходили, дети и бывший рейдер обнялись в последний раз.
   - Берегите себя! - говорили им дети, предлагали встретиться позже на нейтральной территории, и Шарк обещал, что может как-то позже.
   На все вопросы, куда он теперь отправится, Шарк отвечал, что пока не знает и сам, но, скорее всего туда, где не помешают крепкие руки. Большая часть жителей Форта с удивлением на глазах провожали странных гостей, в этот странный, но счастливый день.
   Уходя, Шарк долго не оборачивался, но в конце-концов не выдержал, и помахал своим бывшим подопечным рукой. В этот день жители Форта устроили праздник, но Мелли и Дэнни совсем не было радостно. Позже, когда горечь расставания прошла, мальчик удивился многим вещам в этом поселении. Судьба связала Дэнни и Мелиссу крепкими узами, и в будущем их действия и решения изменили судьбы многих других к лучшему.
   Голди и Шарк отправились на юг, армейские рюкзаки, набитые добром были для них не лёгкой ношей. Гуль не спрашивал у Шарка, куда они идут, но в данный момент им было практически по пути. Первые пару часов оба молчали. Шарк был грустным, словно опустошённым, а Голди совсем не мог придумать, даже с чего начать их разговор. Отсутствие детей рядом с ними казалось обоим чем-то странным и даже неестественным. Жизнь Шарка, обретшая новый цвет и смысл, за последнее время, вдруг вновь стала пустой, лишённой цели. С момента расставания с "крысятами", её реалии, все события и последствия, весь мрак и пустота, легли на его плечи. Но он более не собирался идти на поводу у жестокой судьбы, на поводу собственных слабостей. Теперь Шарк видел их, и был готов бороться не старыми методами, но новыми. Не привносить в этот мир ещё больше боли, страдая от собственной, но быть сильным, и перебарывать мрак силой собственной воли, и положительными мыслями.
   Шарк заговорил первым, во время привала. Он попросил у гуля прощения, за всё то зло, что успел причинить ему. Голди так удивился этому, растерялся, и первое время не мог ничего ответить. Потом они разговорились, словно старые знакомые, много шутили, и даже сумели найти общие темы для разговоров. Шарк оказался не меньшим любителем историй о прошлом, чем их бывшие, юные спутники. Общие темы нашлись и среди философии, психологии человеческой личности, прошлого и теперешнего мироустройства, большое внимание они уделили теме взаимоотношений между "нормалами" и гулями. Оба имели немного свою точку зрения, оба заставляли друг друга задуматься над такими вещами, о которых сами не догадывались, оба просвещали друг друга. Казалось, что теперь, после всех их рассуждений и дебатов мир должен был измениться сам по себе, гармонизироваться под новые понимания этих двух индивидов. Они общались так до самой ночи, и долго не могли уснуть, продолжая свои рассуждения, глядя на звёздную бесконечность у себя над головами.
   Начало следующего дня не стало исключением, хотя споры уже не были столь активными, как в предыдущий день. Далее на юг на их пути оказалась зона смерти. Заражённая радиацией местность, подвергшаяся удару сразу нескольких ядерных бомб или ракет. В ней мало что могло уцелеть, почти всё было обращено в пепел, среди которого скапливались светящиеся зелёным лужи воды. Счётчик Шарка затрещал на расстоянии в десяток километров от края самой местности. Он проглотил две таблетки рад-х, и они решили обойти зону как можно восточнее. Голди частенько повторял с наслаждением: "Ох, каким же сладким ветерком повеяло", когда порывы приходили со стороны того места.
   Незадолго до обеда, когда зона смерти осталась в десятке километров позади, им встретился покинутый лагерь военных. Спаленные наблюдательные вышки окружали его, как и осколки забора из колючей проволоки. Сгоревшие грузовики, бронемашины, несколько танков, остатки палаток и пары деревянных домов, скелеты в обрывках формы. Всё полезное, что представляло хоть какую-то ценность, из этого места давно вынесли, но Шарк предложил пройтись сквозь давным-давно покинутый лагерь, влекомый любопытством. Гуль и человек взяли в руки новые винтовки, и не спеша прохаживались мимо остатков прошлого.
   - Интересно... - сказал Шарк, оглядывая всё вокруг. - Как сложилась их судьба? Они погибли во время бомбардировки, или потом? Как они боролись, и с чем им предстояло столкнуться? Как они погибали, как покидали это место, пока оно окончательно не опустело.
   - Можешь поверить, что им было не сладко. - ответил гуль задумчиво. - Я первое время выживал в канализации. В нашей группе были военные, если бы не они, думаю, нам бы был конец.
   Голди перевернул ногой большую железяку, на половину вросшую в землю, после чего залез под танк, потом на него.
   - Зачем было всё это строить? - спросил он не то у Шарка, не то у самой судьбы. - Ведь оно даже не понадобилось. Теперь ржавеет, и будет ржаветь ещё сотни лет. Уже не будет никого из нас, даже таких уродцев, вроде меня... Иногда и сам удивляюсь, как смог выжить. Я ведь никогда не был таким крепышом как ты. Знаешь, я всегда был таким не высоким, щупленьким музыкантом. Странно это...
   - Ты сильнее, чем думаешь. - сказал Шарк совсем не подбадривая гуля, но искренне выразив свою точку зрения.
   Шарк осторожно расспрашивал его о прошлом, о том, как Голди выживал первое время, как боролся с трудностями изменившегося мира. Вначале два года под землёй, потом снаружи, потом с одичавшими бандами других выживших, которые за банку консервы были готовы убить десяток человек, или и самих этих людей, пустить на консервы. Голди рассказал о том, как начал изменяться, что чувствовал тогда и каково ему теперь. После всех этих рассказов, бывший рейдер по какой-то причине ощутил себя мальчишкой по сравнению с ним, и одновременно проникся к Голди новым чувством сострадания.
   Когда пара спутников выходила из территории покинутого лагеря, Шарк уловил движение среди кустов травы, раздались выстрелы, пуля неизвестного нападавшего ударила прямо в нагрудную пластину его брони. Шарк упал на землю, скорчился от боли, и Голди пришлось помогать ему отползти в укрытие. Рейдер быстро пришёл в себя. Пуля была некачественной, а его броня способная выдержать и не такие. Когда внезапная боль от удара прошла, Шарк разозлился, и, крича угрозы вперемешку с проклятьями, принялся стрелять в ответ, укрываясь за выступающими вперёд катками танка.
   -Давай Голди! Стреляй! Стреляй! - кричал он гулю, пока тот прижимался спиной к стальному чудовищу прошлого.
   Перебарывая свой страх, гуль осторожно высунулся, сделал несколько выстрелов, спрятался вновь. Нападающие, похоже, были местными ребятами, их было не более восьми человек, но они были опасны. Их одежда состояла из сшитых между собой обрывков военной униформы, в качестве защиты служили осколки армейской брони и стальные детали, самодельные шлемы, маски, противогазы. В вооружении преобладало оружие кустарного производства медленное и ненадёжное. Было что-то армейское и в их тактике. Их пули били по танку, рикошетировали, о после нескольких минут безрезультатной перестрелки, банда двинулась в атаку, обходя незваных гостей с двух сторон.
   - Обходят! Шарк, обходят! - кричал Голди, с трудом перезаряжая свою винтовку дрожащими руками.
   Шарку удалось подстрелить одного из них, Голди зажав спусковой крючок, поливал очередью и молился, на время задержав атаку с другой стороны. Но ещё минута, и противники вскоре обошли бы их со стороны.
   - Кидай гранаты! Гранаты кидай! - кричал Шарк гулю, вспомнив о подарке Фортеров.
   Не сразу, Голди сообразил, о чём речь, сбросил свой рюкзак, и метнул три гранаты в сторону наступающих. Послышались крики среди местных бандитов, и они отступили, хотя ни одна из гранат не взорвалась. Воспользовавшись моментом их замешательства, Шарк, схватив Голди за руку, побежал прочь. Они убегали на восток, и, не смотря на тяжесть своих рюкзаков не останавливались с пол часа, пока обессиленные не упали на землю. Немного отдышавшись, Шарк сказал:
   - Повезло нам, что они испугались... Не повезло, что гранаты не взорвались. Наверно, у них там, на складе уже всё гниёт. А ты метко бросал их, Голди. Видимо твои спортивные игры в детстве дали результат.
   - Да... Бейсбол... Отличная была игра... - с трудом отвечал гуль, всё ещё тяжело дыша.
   - Если бы рванули, наверняка кого-то бы накрыло. И как ты только успел за пару секунд кинуть все три, кольцо сорвать, прицелиться. Ты, наверно, был чемпионом в этом базаболе.
   - Кольца? - спросил Голди. - Блядь, я совсем про них забыл...
   Первые десять секунд они оба молчали, потом Шарк начал смеяться, и с каждой секундой всё сильнее. Засмеялся и Голди, они оба легли на землю, и смеялись до самых слёз несколько минут.
   - Хотел бы я посмотреть на их ёбанные лица, - сказал Шарк сквозь смех, - когда они найдут эти сраные гранаты с кольцами!..
   После, истощённые весельем, они решили перекусить, осторожно поглядывая в сторону покинутого лагеря, и продолжили двигаться на юг, весело общаясь и рассуждая на тему происшедшего. Вечером, они приблизились к небольшому комплексу из нескольких невысоких зданий. Это место было посвящено истории какого-то чудака из прошлого, о котором ничего не знал даже Голди. В честь него, тут даже стояла статуя, с отбитой рукой, и всё это место служило ориентиром для немногих путешественников западного запустелья. Голди и Шарк остановились одновременно, словно по команде, взглянули друг другу в лицо, долго молчали.
   - Наверно, это бесполезно... - начал Голди, поглядывая на запад, - пытаться уговорить тебя пойти со мной. Не обещаю, что тебе всегда будет уютно, но думаю там... - и гуль указал взглядом на восток, - тебя не ждёт ничего хорошего, Шарк. А Бизару сейчас не помешает такой крепыш, вроде тебя. Пусть и не всеми любимый.
   - Возможно однажды, Голди... - ответил рейдер, и грустно улыбнулся. - Не знаю, но пока что, мне кажется мой путь там. Я знаю, как на меня будут смотреть, и что будут думать. И на всё это есть причины.
   - Куда отправишься? Есть какие-то планы?
   - Не знаю. Пока в Соапвилль, а дальше на север, может в Дримленд.
   - Соапвилль?! Ещё та помойная яма! - сказал Голди и хрипло засмеялся. - Ну, ладно тогда. - гуль протянул Шарку руку. Рукопожатие естественным порывом обернулось объятием и похлопыванием по плечу. - Береги себя, и если нужно будет где отдохнуть, заходи к нам. До встречи, Шарк.
   - До встречи, Голди. Ты тоже береги себя. И поменяйте наконец-то меню, кухня у вас просто отвратительная.
   Оба товарища засмеялись, Голди подтвердил, что это так, и они ушли каждый в свою сторону. Больше они никогда не встретились вновь.
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"