Искатель Евгений Валериевич: другие произведения.

Глава 1.3 Благословенный Духами или Проклятье Тёмных Сил

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   Той ночью над деревней племени Кукинай была полная, чистая луна. Своим мистическим светом, она освещала её кожаные палатки, и оголённых до пояса жителей, их суровые лица, с задумчивым выражением на них. Это был праздник крови, посвящение в воины, и духи войны и крови танцевали ритуальный танец вместе с живыми. Жители деревни развели большой костёр, они били в барабаны, выбивая ритмичную, боевую музыку. Их тела были разукрашены боевыми рисунками, они танцевали танцы войны, они взывали к предкам и духам, дабы те стали свидетелями. И духи в ту ночь были с ними, и с Гартуном... духи никогда не покидали Гартуна.
            Самым разукрашенным и эксцентричным на вид был конечно же шаман. Шаман был тем - кто общается с духами, он был мудрым мужем среди племени, учащий племя духовным Путям и хранителем традиций и ритуалов, он учил остальных жить в гармонии с миром. Шаман танцевал ближе всего к костру, и стучал по своему маленькому барабанчику. Он пребывал в глубоком трансе, он разбирался во многих таинственных вещах, знал секреты трав. Многие из цивилизованного населения считают этих шаманов законченными наркоманами, но почему-то дикие жители таких племён ощущали присутствие духов рядом с шаманами, и не только дикие люди. Порой и цивилизованные люди ощущают от таких нечто, что можно было бы назвать аурой.
            Возле костра стоял ритуальный брамин, он вёл себя спокойно, ибо даже не догадывался, какая печальная судьба его ждёт. Не выходя из транса, и не прекращая свой впечатляющий танец, шаман, кружась, добрался до брамина, и двумя резкими и умелыми движениями вспорол ему оба горла. Животное издало дикий крик, который почти мгновенно сменился булькающими звуками, кровь пролилась на землю, но часть шаман собрал в специальное блюдо, из которого вылил её на тотем духов огня, войны и крови. После этого шаман сделал ещё несколько впечатляющих движений, потряс телом, издал несколько непонятных, кричащих звуков и остановился. Словно по команде затихло всё племя, все барабаны, казалось замерла вся вселенная. И мудрый муж молвил:
- Сегодня великий день братья! Духи огня довольны жертвой! Духи крови утешили свою бездонную жажду. Духи войны восхищаются нашими воинами. Выйдите же!
            И ближе к костру вышел десяток дикарей в ритуальных одеяниях, с копьями и нерушимым взглядом. Они были горды собой, а их братья восхищались их величием. Шаман окропил жертвенной кровью воинов и сказал:
- Духи нарекают вас воинами, братья! Идите с честью своим Путём, и не знайте страха, ни в охоте, ни в войне.
            Соплеменники приветствовали воинов криками и ударами в барабаны, но не долго, ибо после слов шамана, воины удалились обратно в тень, так как пришло время главного ритуала.
- А теперь пришло время испытания Шакти. Склоните головы братья, ибо воин Гартун, наш претендент, приступает.
            И они склонили головы, все кроме шамана. Воин Гартун вышел на свет, он был украшен более впечатляюще, чем кто-либо из воинов, его взгляд был невообразимо гордым. Это был молодой парень, на вид семнадцати лет, с жилистым, но не очень мускулистым телом.
- Гартун прошёл тяжелейшие испытания духа и тела! Он соревновался против всех, и доказал, что достоин считаться лучшим воином племени! Но что бы стать Шакти... - что в переводе означало приблизительно: славный, величайший воин - защитник. - Чтобы стать Шакти, он должен пройти последнее испытание! Смотрите же!
            Человек десять дикарей подтащили к костру большую клетку, накрытую покрывалом. Из клетки слышались рычащие звуки, издаваемые диким зверем. Когда покрывало сбросили, внутри оказался Тропрот, дикий зверь похожий на огромную собаку с массивной мускулатурой. Гартун понимал, как ему повезло. Ещё никогда в истории племени никто не проходил испытание Шакти с Тропротом, в лучшем случае с самыми большими породами гекко или кротокрысами. Шаман говорил Гартуну, что он станет самым великим Шакти в истории племени и Нового Мира. Вот и испытание ему выпало достойное. Ворота клетки открыли, и существо настороженно вышло наружу. Тропрот конечно же был достаточно крепко привязан двухметровыми канатами к клетке, что бы не напал на того, кого не нужно. А ещё шаман напичкал его изрядной порцией разных секретных трав, что бы подавить волю безумно дикого зверя.
- Докажи, что ты достоин Гартун! - сказал шаман, и вручил ему церемониальное копьё, благословенное духами войны, огня и крови, и украшенное разными мистическими вещами.
            Жители племени вновь застучали в барабаны и запели песнь победы. Гартун взял копьё духов, он крепче сжал его, всё его тело напряглось, а воля заострилась, словно острие копья. "Я достоин этого! Я это заслужил! Я великий воин! Я Шакти!!!" - кричал Гартун про себя, и словно в него вселился дух юркого кротокрыса, в два прыжка добрался до тропрота. В одно мгновение, словно гнев духов грома он несколько раз поразил страшного зверя, в тоже время увернувшись от его чудовищных когтистых лап. После чего Гартун остановился и замер на мгновение, словно скала. Зверь не успел вновь сконцентрировать своё внимание на воине, как Гартун словно змей, вновь поразил его несколько раз. Зверь обильно истекал кровью, он едва ли двигался... Отточенным ударом копья, Гартун поразил его прямо в горло, и зверь упал, медленно испуская свой дух в земли предков, дабы там охотится или стать добычей. Шаман собрал в сосуд дикую кровь зверя, и поднёс к претенденту.
- Выпей же кровь сражённого тобой чудовища!
            Не задумываясь, Гартун испил всю чашу. Тёплая кровь проникала в него, он чувствовал, как дух зверя проникает в него вместе с ней. Он пил так быстро, что залил кровью всего себя, его глаза блестели яростью и силой.
- Смотри те же жители Кукинай! Духи войны наши свидетели! Перед вами Шакти!! Равного ему ещё не было!! Теперь ты стал бессмертен Шакти!! Восхвалите Шакти!!
            Всё племя кричало в трансе, сознание Гартуна помутилось, он словно прибывал в мире духов. Возможно, это волшебные травы в крови зверя, проникли и в него. Видения заполнили сознание Шакти, его посещали духи. Он кричал, кричал как неизвестный зверь, всё племя склонялось пред ним...
   В этом году охота была особо хороша. Новый Шакти вёл охотников вперёд, не ведая страха, его уверенность укрепляла волю остальных. И даже в самых непредсказуемых и опасных ситуациях, великий Шакти не терял самообладания, и спасал других, применяя свою силу и смекалку. Хотя нужно признать, что Гартун и сам не понимал, как это всё у него получалось, ведь зачастую всё получалось словно само по себе, а его слава и сила росли. Этот год был хорош, и даже духи не ожидали того, что всё так резко перемениться, и сколько бед он принесёт.
            Гартун стоял посреди серой земли, она была очень похожа на обычную пустошь, но всё было каким-то не таким. Всё было серым, он искал что-то, и почему-то тревога поселилась в его сердце. А потом он увидел большой тотем, изображающий по-видимому злого духа. Гартун несколько раз оглянулся, и начал говорить с тотемом, который не заметно для него самого превратился в огромного богомола. Но этот огромный зверь не нападал на него, а просто смотрел, не сводя своих жутких глаз. И Гартун испугался, он сам не понимал почему, но очень испугался, страх пробудил его. Чуть ли не в момент его пробуждения, в его палатку вошёл Кардо, он был отличным воином, лучшим, после Шакти конечно. Перед последним испытанием Гартун и Кардо сражались за право называться претендентом. Обычно в подобном бою остаётся лишь один живой, да и друзьями они никогда не были, а скорее соперниками. Но когда раненный Кардо лежал у уставшего Гартуна под ногами, Гартун подарил ему милосердие, ибо восхищался воинскими навыками Кардо. Он считал, что подобная гибель такого великого воина была бы расточительством. Кардо же достойно оценил этот дар, и поклялся верно служить Шакти, до последнего дыхания. Кардо видел, что ночное путешествие Шакти было тяжёлым, он ничего не сказал, хотя это было проявлением слабости Шакти.
- Я пропустил рассвет? - спросил Гартун, стараясь скрыть свою тревогу.
- Нет Шакти, твой дух вернулся как раз вовремя. Тревожный был путь?.. - решился спросить Кардо, он не хотел сплетничать, просто старался проявить дружбу. Шакти вначале немного замялся, он не хотел проявлять слабость даже перед Кардо, но потом сказал:
- Дурной сон с дурным предзнаменованием. Злой дух смотрел мне в душу, словно смотрел на жертву.
- Путь Шакти - всегда опасность и тревога. Но Шакти это не должно тревожить. - дружелюбно поддерживал Гартуна Кардо.
- Я не тревожусь за себя. Шакти бессмертен. Не хочу, чтобы это был дурной знак для всех нас.
- Воистину Шакти связан с духами. Дурной знак уже прибыл к нашему племени Шакти.
- Что случилось? Все в порядке?
- Шаман с трудом вернулся из мира духов. Он выглядит так, словно его дух изорван дикими зверями. Он собирает Совет, что-то важное случилось. Шакти стоит поторопиться.
- Благодарю тебя брат. Я только омоюсь, поблагодарю духов воды, и сразу приду.
            Кардо молча кивнул в ответ и вышел. Он знал, что Шакти не станет задерживаться, более чем необходимо. Он уважал Шакти, служить ему было честью для Кардо, в особенности Великому Шакти. Когда Гартун закончил омовение и молитву, сразу же отправился к шаману, палатка которого находилась немного вдалеке от всего племени. Входить в неё было строжайше запрещено, иначе тёмные духи могли на месте поразить глупца, осмелившегося сотворить такое. Говорят, что в доме шамана множество таинственных и волшебных вещей, и порой из него доносятся самые разные звуки, иногда жуткие и ужасные. Говорят, что это шаман борется со злыми духами, или общается с добрыми. Когда-то очень давно Гартун входил в палатку шамана по поручению отца, но сейчас он уже едва ли помнил все те чудеса, что видел там.
   Когда Гартун шёл по деревне, никто не осмеливался смотреть ему в глаза, все опускали лица, даже воины. Только Кардо было позволено смотреть в глаза, но даже он не мог выдержать долго взгляд Шакти. Жители приветствовали Шакти, и тут же возвращались к своей работе. Каждый чем-то занимался, безделье не приветствовалось в племени Кукинай. Домами жителям служили различного размера палатки из шкур зверей или иногда из плотных тканей, что удалось откопать в развалинах или из-под земли. Кукинайцы редко пользовались довоенными вещами, чтобы не навлечь на себя проклятья злых сил, что заразили собой мир во время Великого Падения. Только личное дозволение шамана после "щёлкающего" ритуала позволяло оставить в племени ту или иную вещь Погибшего Мира.
   Народ этот был смуглый, многие брились на лысо, другие же делали себе необычные "дикарские" причёски. Их одежда так же в основном состояла из шкур и украшений, добытых охотой или прошедших проверку довоенных вещей, которые до этого могли использоваться самым различным способом. Здесь было мало стариков, в основном большинству не было и тридцати лет. Хотя племенные жители умели выжить в Пустоши, и пребывали в плотном симбиозе с этим изменившимся миром, всё же смертность в племенах оставалась большой. Кто-то погибал от различных тёмных сил, кто-то на охоте или от болезней. Многих унесло проклятое оружие бледных сердец, так племенные жители называли всех чужих, рейдеров, изгнанников или цивилизованных.
   Деревня жила, из многих палаток сквозь отверстие сверху, тянулись тонкие струйки дыма, пахло кукурузной кашей с мясом. Женщины носили воду в свои палатки, или проверяли вялящееся на жердях мясо. Кто-то занимался выделкой шкур, в кузнице уже были слышны удары молота и скрежет точения. Немного в стороне на поляне тренировались воины, а присматривающие за браминами дети, пытались подражать их движениям. Некоторые молились перед тотемами предков и духов, приносили небольшие жертвы в маленьких, глиняных горшочках. Кто-то из соплеменников Гартуна любезно преподносил своему защитнику дары, и Гартун не отказывался, ведь принимать дар такая же великая честь, как и преподносить, даже если это нечто незначительное.
   В этот день Шакти получил подарок и от красавицы Анаи. Юная девушка, обладающая значительной красотой и ста пятьюдесятью полными лунами позади, преодолевая робость и неуверенность, скрывая свою дрожь, подарила Шакти белый цветок. Бледное сердце только бы посмеялось над таким подарком, но Гартун знал, что куст, дающий такой цветок, делает это очень редко, и что подарок этот значителен. Аная опускала свои глаза, а её румянец не могли скрыть не смуглая кожа, ни слой грязи на лице. Кто-то мог бы посмеяться над неряшливостью девочки, и над тем, что свой подарок она преподносит, даже не умывшись. Но Шакти знал, что именно пытаясь достать свой подарок для Шакти, девушка перепачкалась, а её нежная кожа была исцарапана ветвями.
   - Прими этот подарок, наш храбрый защитник... - произнесла она, боясь взглянуть в глаза Великого Шакти.
   - Благодарю тебя, юная красавица... - произнёс Гартун после продолжительной, и мучительной для девушки паузы.
   Принимая дар, Шакти прикоснулся к руке девушки, от чего Аная невольно вздрогнула.
   - Твой подарок прекрасен, как и ты сама... - добавил Гартун, сохраняя свою непоколебимость и "возвышенность" в голосе и стойке, хотя про себя отметил некое волнение в своём духе.
   Ответив улыбкой, что с трудом пробилась сквозь неуверенность и волнение, девушка убежала, боясь обернуться хотя бы разок. Гартун невольно улыбнулся, Аная казалась очень милой и забавной, неуверенной, но искренней. Но дух Шакти тут же вытеснил личные чувства Гартуна, и укрепив себя в серьёзности и целеустремлённости, он продолжил идти к палатке шамана. Своё копьё-духов Шакти никогда не оставлял, но всегда носил с собой, даже в мире духов. Шакти часто молился, воткнув перед собой в землю это священное, благословенное чистыми духами, копьё. Подходя к дому шамана, он остановился для короткой молитвы, так делал каждый, прежде чем ступить на землю мудреца. Возле палатки шамана уже собралось много соплеменников Гартуна, воины, старейшины, мудрые-матери, все старшие члены общества. Они чувствовали себя неуютно рядом с домом шамана, ведь тут обитало много разных духов, и никто не любил соприкасаться с ними. Жители старались даже случайно не прикоснуться к разным тотемам, что множеством своим окружали палатку шамана. Увидев Шакти, они все расступились, чтобы пропустить его как можно ближе к шаману. Через какое-то время, опираясь о палку, уставший, словно побитый пёс, мудрый муж вышел к толпе. Его окружали духи большой тревоги, и даже смятения. Подняв свою руку, он молвил:
- Братья! Этой ночью я странствовал в мире духов! И я видел там ужас! Наши собратья... Кажется что-то ужасное произошло в их деревне.
            Поначалу жители деревни не совсем понимали шамана, но они знали, что подобная его тревога предвещает нечто плохое. Но они даже представить себе не могли, да и он сам, насколько плохое, ведь подобные видение пришли к нему впервые. На юге, далеко за большими холмами была ещё одна деревня дикарей. Она называлась Читринад, и в целом её жители были очень похожи на жителей Кукиная как образом жизни, так и традициями, так как имели общих предков, а шаманы их были кровными братьями. Две деревни дружили и обменивались добычей, порой искали себе жён друг у друга, объединялись для борьбы с общим врагом, и всякая вражда, что естественным способом могла возникнуть в мире Пустошей, для них была неведома. Было ещё и третье племя, но оно поддалось скверне тёмных сил и демоническому влиянию, и жители Кукиная и Читринада враждовали с ним.
- Видения были не точны. - продолжал шаман. - Но, кажется, я видел нечто... Нечто тёмное... Злое... Я думаю, мы должны отправить воинов к нашим собратьям, и узнать наверняка, что хотели сказать духи. Конечно, если Шакти согласен.
            Жители деревень были дружны, они не могли бросить своих собратьев. Они не раз сражались плечом к плечу с общими врагами, но подобное решение было большой ответственностью, и оно возлагалось на Шакти. Гартун не долго думал, и ответил своим ожидающим соплеменникам:
- Племя Читринад - наши друзья и братья. Возможно единственные в мире. Мы не можем оставить их в трудную минуту. Наши пути связаны.
- Шакти говорит мудро. - сказал шаман, он словно знал, что Шакти так и скажет. - Возможно бледные сердца напали на них... а может и что-то более страшное. Я просто хочу, чтобы вы были готовы, встретится с чем угодно. Не бойтесь, я буду рядом с вами, в мире духов, и помогу вам. Возьмите с собой "пожирающее пламя".
            Шакти посмотрел мудрецу в глаза, он знал, что шаман не подведёт их, после чего молвил к соплеменникам:
- Пусть воины соберутся!
            И медлить они не стали. Вместе с собой Шакти взял самых лучших воинов, около трёх десятков людей. Это могло бы показаться как слишком много для разведки, но Шакти знал, что если это бледные сердца, то ему понадобится много воинов, ибо они используют нечестивое оружие злых духов, которое рано или поздно завладевает ими самими. Дикари были очень выносливы и полны сил, в Читринад они бежали своим ходом, и почти не чувствовали усталости. День пути, для быстрых и выносливых ног, и вот вдалеке были видны струйки дыма от костров Читринада. Но дыма было слишком много, и он был черен. Духи шептали что-то Шакти, они предвещали дурное. Кардо уловил этот необычный взгляд Шакти, обращённый вдаль, туда, где виднелся дым.
- Ты что-то чувствуешь Шакти? - спросил Кардо, он уже умел понимать многие привычки своего великого собрата. Гартун, как это бывает чаще всего, не отвечал словами, слова были слишком ценны для него, чтобы тратить их попусту. Шакти лишь кивнул в ответ, как это бывает чаще всего.
- Быть битве. - всё же сказал он. - Предупреди остальных, что бы были готовы.
            Кардо молча кивнул в ответ, но это не привычка, перенятая у великого Шакти, просто нужно заметить, что дикари сами по себе всегда были не многословны. Кардо сказал нескольким, те передали другим, и так по цепочке. Все были предельно насторожены, ведь Шакти не мог ошибиться в предчувствии битвы. Он чувствовал даже на таком расстоянии, что Земля молчит, Пустошь сама по себе намного молчаливее то древней Земли, что разрушили духи огня, войны и крови, но сейчас она была слишком молчалива. Гартун вдыхал запах дыма, ему казалось, что он чувствует ещё что-то, что-то незнакомое. Когда воины подошли близко к Читринаду, Шакти приказал всем укрыться и ждать сигнала, а одному отряду обойти, с другой стороны. Он же ещё с десятком воинов вошёл в деревню первый, чтобы разведать, что там произошло. Они двигались, словно тени в ночи, без шума, укрываясь как мелкие крысы, скрытые от слабого глаза. Нужно признать, что в скрытном перемещении и в мастерстве засад, дикари были настоящими профессионалами.
            Почти все палатки были разрушены или спалены, вся домашняя утварь была разбросана в округе, словно могучий и разъяренный дух ветра опустился на Читринад в столбе ярости. Увидев это, Гартун сразу подумал, что это не дело рук бледных сердец. А потом они нашли первое тело, это была женщина, по-видимому воин, ибо мёртвой хваткой она держала своё обломанное копьё. Её тело было изорвано, часть внутренностей вывалилась наружу, залипнув в засохшей крови. Это было похоже на нечестивое оружие бледных сердец, но что-то тут было не так, Гартун не мог понять, что именно, но он чувствовал это. Не шаман ли предостерегает избранного воина? Гартун подал знак остальным остановиться, он вышел из своего укрытия, и его взору открылась центральная площадь Читринада, украшенная обелиском, и от увиденного даже его могучий дух на секунду дрогнул.
   Площадь была усеяна телами, растерзанными, и порой казалось рванными на части какой-то неведанной ему до этого, силой. Не пощадили никого, ни детей, ни стариков, ни женщин, которых даже не пытались взять силой. Шакти заметил, что здесь погибло явно не всё племя, были видны множественные следы бегства. А потом он увидел местного шамана, его было легко определить по окраске, полной символов. Его тело проткнули каким-то большим прутом, и прибили к обелиску в центре площади. "Это точно не бледные сердца..." - размышлял про себя Шакти, и словно завороженный медленно направился прямо к площади, к прибитому шаману. Что-то перевернулось в его душе, он не мог себе объяснить, по какому Вселенскому закону произошел этот ужас. Даже духи войны, да что там говорить, даже бледные сердца, не опускаются до такой черни. Но дух Гартуна не успел поддаться отчаянию, и он быстро вспомнил наставления своего шамана, и о своём долге Шакти перед другими братьями.
            Бездействие Гартуна было прервано, в реальный мир его вернул жуткий крик, или рёв, словно зов самой Тёмной Бездны. Он услышал тяжелейшую поступь, и после нескольких секунд на другом конце площади показался...демон. Он был огромен и ужасен на вид, его кожа была зеленоватой, а глаза были самой той Бездной. Демон носил на себе некое подобие доспехов из мусора, и был вооружен огромный демоническим молотом. Гартун не верил в происходящее, его глаза расширились так широко, как никогда ранее. С таким противником он ещё не встречался, да и не думал, что однажды встретит. Демон медленно, вызывающе двигался к нему, извергая в пространство свою великую злобу. Теперь Шакти понял, о чём говорил шаман, и о каких великих испытаниях, что выпадут на его удел. "Я Великий Шакти!" - молитвенно произнёс Гартун про себя, и покрепче сжал своё копьё духов, сейчас как никогда ранее ему была нужна помощь всех его предков. Шакти выпрямился, и смело вышел навстречу демону. Он знал, что они могущественны, но смелый отпор и могучая воля могли остановить это зло.
- Жалкая крыса! - едва смог разобрать слова Шакти, вылетевшие из нечестивого рта.
            Он боялся, ужасно боялся, но ещё в нём кипела злоба, он хотел отомстить. Демон атаковал своим молотом, но Гартун с ловкостью змея увернулся в сторону. Он тут же попытался контратаковать, но к его великому удивлению, демон, промахнувшись молотом, тут же ударил Шакти кулаком. Удар этот был так силён и тяжёл, что дух Шакти вылетел из тела на небольшое время. Чудище тут же убило бы его, но воины, которых вёл Шакти пришли ему на выручку. Угроза его жизни заставила перебороть их свои страхи. В демона полетели копья, несколько из них попали в цель, но плоть чудовища была столь сильна, что он даже не вскрикнул. Кардо подал знак свистом, и со всех сторон начали сбегаться их воины, первые секунды они замирали ступором, но честь и необходимость выживания тут же двигала их вперёд. Их отряд мог бы быстро разделаться даже с этим демоном, взяв его большим количеством, но из-за горящих руин показался ещё один жуткий демон. Он был вооружен толстым копьём, которое он держал сзади за две ручки. Копьё издало странный звук, блеснуло зелёным светом, и пучок демонической силы попал прямо в одного из воинов, буквально растопив его на месте. Даже храбрые воины дрогнули бы от такого ужаса, но они вдохновляли друг друга сражаться, а присутствие Шакти не давало им поступить бесчестно, словно трусы. Чудище продолжало извергать демоническую силу из своего копья, хвала духам, что не сильно часто, и не сильно метко. Даже в такой ситуации воины могли бы одолеть нечестивых тварей Бездны, но показался ещё один демон, с железной сумкой за спиной и ещё одним демоническим копьём. Оно зажужжало и завертелось, и через секунду извергло десятки невидимых глазу семян смерти, которыми пользуются и бледные сердца. Почти сразу он скосил двоих воинов. Дикари укрываясь, старались добраться как можно ближе к демонам, чтобы метнуть в них свои копья, и при возможности вступить в ближний бой, но мощь демонов была поражающей.
            Когда Гартун пришёл в сознание, он собравшись тут же ринулся снова в битву. Демон с молотом крошил его воинов. Гартун сжал своё копьё духов крепче, разогнался, и что было сил, воткнул благословенное копьё чудовищу в спину. Копьё зашло очень глубоко, демон заревел, он пытался выдернуть копьё, но не мог достать. Тогда в ярости он мощно оттолкнул Шакти, и тот так сильно ударился о зёмлю, что даже потерял ненадолго дыхание. Демон уже почти занёс свой смертоносный молот над Шакти, но ещё один храбрец набросился на него, и воткнул своё копьё демону в правый бок. Это был Кардо, он, как и подобает его верной клятве спас Шакти, но ценой своей жизни. Обозлённый демон нанёс ему смертоносный удар в грудь молотом, Кардо отлетел далеко назад, и можно было услышать, как треснули его кости. Воины окружили демона, словно псы, он пытался атаковать их, но они в основном уворачивались, и старались задеть его, пока он стоял к ним спиной, но успевали не всегда. А в это время несколько храбрых воинов сумели добраться к демону, что извергал из копья демоническую силу, и закидать его "пожирающим огнём", изготовленным шаманом, горшками с секретным содержимым, и приделанным фитилём из сукна. Несколько горшков попали прямо в демона, несколько рядом, и его объяло искрящееся пламя. Чудище кричало своим неземным голосом и упало на землю, пытаясь потушиться, и уронило копьё. Пока демон горел, воины разили его копьями во все слабые места, исколов его до смерти. Только к демону с жужжащим копьём так и не смог никто добраться, или попасть в него горшком со страшным пламенем.
            Изранив ноги демона с молотом, воины практически обездвижили его, но даже в такой ситуации он сумел забрать жизнь ещё одного храбреца. Но постепенно чудище двигалось всё медленнее, а ударов получало всё больше. Шакти также разил его, хотя сам уже потерял немало крови от ран. Воины сломили демона, они проткнули ему правую руку несколько раз и ноги насквозь. Чудище медленно упало вначале на одно колено, потом на другое, потом на четвереньки, и всё это время воины яростно разили его, пока демон не был исколот лежа на земле насмерть. Победа над демоном разгорячила их сердца как никогда ранее, но когда Гартун оглянулся, то увидел, что остался только он и ещё пятеро воинов рядом с ним, а с другого конца к ним медленно шёл последний демон, с жужжащим копьём. Воины крепко зажали свои копья, Шакти посмотрел им в глаза, дав понять, что делать даже без слов. С боевыми криками на устах они напали на демона, но его жужжащее копьё вновь завертелось. Гартун почувствовал, как земля вокруг него словно вспенилась, и поднялось облако пыли. Он замер, а когда облако немного растаяло, он увидел, что его пятеро братьев лежали на земле, некоторые растерзанные.
   Демон стоял недалеко от него, его копьё всё также жужжало и вращалось, но больше не извергало семена смерти. Шакти напрягся, и метнул копьё, угодив демону прямо в грудь. Тот вскрикнул, но это не нанесло ему серьёзной раны. Он выдернул копьё из своей груди, откинул своё копьё и железный рюкзак в сторону, достал из-за пояса большой тесак, и медленно направился в сторону Гартуна. Шакти немного растерялся и медленно попятился назад, а потом всё быстрее и быстрее. Нервно он искал на земле копьё, или хоть что-то, что можно использовать в качестве оружия, пока не споткнулся и не упал. Гартун быстро встал, и обнаружил, что под ноги ему подлезло демоническое копьё. Демон приближался всё ближе, и времени на раздумья не было, но Гартун медлил, он знал, что если подымет нечестивое копьё в свои руки, то навлечёт на себя огромное проклятье. Но Гартун хотел жить, а ещё он хотел победить, пусть даже такой ценой! Шакти поднял демоническое копьё, и взял его так, как это делал сам демон. Чудище вначале на секунду остановилось, а потом засмеялось скрипуче-рычащим звуком.
- Ничтожный червяк! - прогремел демон своим мерзким голосом и продолжил двигаться вперёд, тяжкой поступью.
            Шакти совсем растерялся, он не знал, как сражаться этим копьём. Он дёргал его, тряс, но ничего не помогало. В панике он делал всё, что приходило в голову, пока что-то не клацнуло, и копьё вновь издало необычный звук, блеснуло зелёным, и пучок демонической силы влепился прямо в надвигающегося демона. Чудище захрипело, из его рта хлынула тёмная кровь, Гартун заметил, как в его теле образовалась большая сквозная дыра. Демон пошатался немного на одном месте, и шлёпнулся с размаху на землю, уже не дыша. Гартун стоял после этого на одном месте, держа демоническое копьё, несколько минут. Какие только мысли не пронеслись в его рассудке, и не только мысли, но словно целые видения. Ему казалось, что копьё говорит с ним, едва ощутимо вибрируя. И только зов долга вновь вернул его в реальность. Он должен был помочь тем, кто уцелел в этой бойне, и убедиться, что демоны больше не встанут.
  
   Их выжило всего восьмеро, вместе с Шакти. Несколько воинов было непоправимо покалечено, все они заплатили кровью за эту великую победу. Шаман обучал Шакти искусству врачевания, обучал, как и из каких трав создавать волшебные лекарства, и мудрость его спасла жизни этих отважных воинов, что столкнулись с самими силами зла. С великим трудом добирались воины домой, одного искалеченного брата Шакти на своих плечах притащил обратно в их деревню. С ужасом великим и отчаянием были встречены выжившие герои, рассказ их взбудоражил самих духов, и день этот был днём скорби объявлен. Великой скорби! Все с непониманием и опаской смотрели на Шакти и его новое копьё, другим он стал в их глазах, но никто не смел озвучить свои мрачные мысли по этому поводу. Тела павших выжившие воины предали огню на месте их смерти, как и тела мерзких демонов, но всю ночь в Кукинае горели факелы, проводились ритуалы сопровождение в долину мертвецов, удобрялись духи потустороннего мира, сегодня их было много как в Читринаде, так и в Кукинае. А после всех ритуалов, шаман позвал Шакти в свой шатёр, он должен был поговорить с избранным воином о всём происшедшем. Шаман видел, что дух Шакти пошатнулся, он не мог позволить этого...
            Гартун на несколько мгновений замер перед входом в шатёр шамана. В другой ситуации он бы возможно почувствовал то странное и давящее, даже немногое пугающее чувство местных духов, но сейчас Гартун был полон других болезненных чувств. Может он и победил плоть демонов, но видимо демоны умирая истерзали его дух. Даже его могучий дух! Гартун вошел, и в ту же секунду в его нос ударил запах волшебных трав, сжигаемых на алтаре, а взору его открылись чудеса! На какое-то время Гартун ощутил, как вернулся в своё детство, вспомнил, что он уже видел всё это.
- Входи и присаживайся, Шакти. - молвил шаман. Он молился духам сидя у алтаря, а когда Шакти присел, шаман присел рядом с ним. Шаман ничего не говорил, он ждал, пока Гартун освоится, ибо чудеса в его шатре очень удивляли Шакти.
            Гартун видел множество волшебных вещей, сделанных руками шамана, но и множество очень необычных, словно сделанных самими богами. Многие из волшебных вещей были живыми! В них плясали огоньки, они издавали необычные звуки. А в дальней стороне стоял большой волшебный предмет, похожий на большой сундук. В нём жил могучий дух, он грозно гудел, светился светом, и протягивал повсюду щупальца.
- Какое волшебство... - сорвалось с уст Шакти, он словно ребёнок был сильно удивлён.
- Никому не говори о духах, что обитают тут. Ибо каждый захочет на них взглянуть, но духи убьют их. Только мне можно заходить сюда, и иногда тебе, Шакти.
- Не грех ли скрывать от других такие чудеса?! - говорил Шакти, продолжая с удивлением смотреть на эти вещи.
- Это необходимость Шакти. Чтобы избежать страшного проклятья для всех нас.
- Я понимаю, о мудрец. Но дух мой не может успокоиться...
- Я рад, что твой дух отвлёкся. Все заметили, и тревожатся о тебе, они видят боль в твоих глазах. Но Шакти не должен позволять такому случаться! Дух Шакти - дух всего племени! Ты же понимаешь всю ту ответственность, что лежит на тебе?
- Да мудрейший. Но... Мне кажется, демоны изорвали мой дух. Они вселили в меня что-то скверное. Или же это моя вина...
- Понимаю тебя Шакти. Ты принёс в деревню проклятую вещь. - сказал шаман и соединил пальцы в волшебной форме. - Это очень плохо. Это навлечёт на нас беду. И ты считаешь, что навлёк на себя проклятие демонической злобы?
- Возможно, мудрейший. Груз их нечисти не даёт мне покоя, как и лица павших братьев. Но если бы я не поднял копьё демонов, не было бы даже такой победы, и не свершилось бы мщение за множество жизней наших собратьев.
- Я не виню тебя Шакти. - молвил шаман после короткой паузы. - Я слышу и понимаю тебя, но вот не все соплеменники поймут тебя. Я поговорю с ними, и мы вернём тебе твой дух. Но ты должен перестать думать о случившемся. Иначе это откроет скрытые пути демонической скверне в твой дух. Никто не ожидал того, что вы встретили там, но вы отважно встретили это, выступили против зла и одолели его. Одолели в такой тяжёлой битве, в которой бы не выдержали даже бледные сердца, с их нечестивым оружием. Это была славная битва, и героическая смерть, поэтому не жалей павших, но помни их подвиг!
- Да мудрец! - вскрикнул Гартун, встал на одно колено и опустил голову перед шаманом, при этом молебно поднял руки к небу. - В память о наших героях я создам рисунки в их честь на своём теле, и пусть их дух и отвага никогда не покидают нас!
            Шаман одобрительно кивнул в его сторону пару раз, после этого Гартун сел обратно и продолжил:
- Но что мне делать с демоническим копьём? Быть может, стоит его уничтожить?
- Не торопись Шакти. Поступок твой опасный, но быть может так вышло не зря, и так решило Колесо Вечности. Я сразу понял, что ты Великий Шакти, и что твоя судьба свершить то, что ещё никто до тебя не совершал. И ты уже ни раз доказал, что это так. Быть может тебе суждено справиться со скверной, что живёт в этом копье, и использовать его в грядущих испытаниях, ибо к сожалению, нас ожидают тяжёлые времена.
- О мудрейший, это демоническое копьё едва ли повинуется мне. Оно разит не всегда, когда мне нужно, и не всегда, куда мне нужно. Но если ты так говоришь, то я сделаю всё, чтобы укротить его! Но что ты имел в виду, когда говорил о грядущем, ибо ужасно прозвучали слова твои.
- У меня было страшное видение... - молвил шаман голосом, изменившемся до неузнаваемости. - Те жуткие демоны, которых вы сразили, были только началом. Далеко на юге, на земле, которую не видели наши глаза и не топтали наши ноги, объявилось великое зло. На землю пришло божество зла, и голод его не знает границ. Вскоре придут сотни, а быть может и тысячи демонов. Они, и воля их повелителя уничтожат все на своем пути.
- Но откуда мудрейший?! - говорил Шакти потрясенным голосом. - Не может ли это быть ошибкой?
            Шаман лишь печально покачал головой.
- К сожалению, это ужасная правда. Я не знаю, откуда взялось это существо, но оно ужасно.
- Нам не выстоять против сотен демонов...
- Ты мыслишь мудро... Шакти. Поэтому нам нужно действовать.
- Лучше нам сразиться и пасть в бою, но мы не должны поддаться их злу! - крикнул Шакти и взволнованный резко поднялся.
- И сейчас ты прав и отважен, Шакти. Но мы в ответе за все племя и наших потомков. В данной ситуации будет более правильно уйти. Я не знаю, как повернет Колесо Судьбы далее, но сейчас, пока есть возможность, мы должны покинуть родные земли и уйти дальше на север...
            Гартун хорошо знал, что на севере должно быть очень много свободных земель. Но на пути лежали земли Плотоедов - племени людоедов, телами которых владеют злые духи. Шаман говорит, что так происходит с каждым, кто вкусит человеческой плоти.
- Но ведь племя безумных Плотоедов не даст нам пройти с миром...
- Ты прав. И, к сожалению, даже в общей для нас опасной ситуации эти безумцы останутся глухи к голосу разума, и не станут объединяться с нами. Да и вообще им нельзя верить. И платить им кровавую дань - это также мерзость в глазах предков. Поэтому мы вынуждены сразиться с ними и пробить себе дорогу на север. Как знать, быть может нам даже придется установить связь с бледными сердцами, что живут в руинах. Возможно, они будут более мудры.
- Плотоедов много, они свирепые воины, а мы недавно потеряли много воинов, особенно наши собратья из Читринада. Сможем ли мы одолеть их в такой ситуации?
- Их много и они свирепы, но у нас есть Шакти, у которого есть копье демонов. Это то, чего они никак не ожидают. К тому же у нас нет другого выбора, поэтому мы обязаны победить. Вопрос в том, готов ли ты?
- Да, я исполню свой долг. - уверенно сказал Гартун. Он не колебался и секунды.
- Хорошо... Теперь я излечу твой дух, и проведу обряд очищения, над твоим трофейным копьём. Готовься сам, и приготовь наших воинов. Нам нельзя медлить.
            Шаман обернулся к огню и подпалил от него небольшой пучок сушеных трав, притушил их, чтобы они дымили, и долго обкуривал ими Шакти со всех сторон. Шакти чувствовал, как заживает его дух, израненный демонами. Он почувствовал облегчение и отправился в мир духов, полный дивных видений и скрытых предчувствий.
            После совета и благословений мудрого шамана Шакти обратился к своим соплеменникам у общего костра. Он рассказал племени ужасную правду о грядущем, тяжелым грузом она легла на сердце каждого. Перед грозящей битвой нужно было подготовиться и провести много обрядов. Днем - приготовить оружие и провизию, волшебные травы и горшки с волшебным огнем. А ночью перед кострами принести жертвы, восхвалить духов и попросить предков о помощи. Влюбленным же стоило предаться любовным утехам, ибо для многих ночь эта могла стать последней встречей. Ну и разумеется нужно было успеть поспать. Когда племя уже готовилось ко сну, Шакти еще раз посетил шамана дабы получить совет и благословение духов. И прежде чем отправиться спать, Гартун решил посетить свое любимое место. В детстве он всегда любил приходить туда, вдали от деревни, где на просторном, открытом месте, стояла большая, но уже мертвая железная повозка. Шакти взбирался на ее крышу, оттуда бесконечное, много-звездное небо казалось ближе, и при поднятой голове ни земли, ничего на ней не было видно. Гартуну казалось, что он улетал в эту бесконечность, прикасался к звездам, парил в пустоте... Часами он мог проводить тут время. Он бы и сейчас остался тут надолго, но ему помешали.
            Гартун услышал поступь, легкую, но совершенно не осторожную. Он встал на ноги и всмотрелся в тьму ночи. Это был хрупкий человечек, женщина, и когда она приблизилась достаточно близко, он узнал в ней Анаю. Гартун про себя вновь заметил её красоту. Через сезон или два ее выдадут замуж, и наверняка многие будут бороться за ее любовь, ведь несмотря на юность, она считается самой благословенной духами красоты. Сегодня весь день она вела себя странно. Гартун не один раз ловил ее взгляд искоса на него. Она танцевала напротив него, и ритуальную трапезу тоже принесла она. Теперь же она и сюда пришла...
- Что ты здесь делаешь? - удивленно спросил Шакти, и даже как-то агрессивно, ведь она вторглась на его так сказать "сакральную территорию".
- Не злись на меня, Шакти. - говорила она своим мелодичным и нежным голоском. - Мне было интересно, куда Шакти уходит по ночам. Быть может у него встречи нежности? - сказала она и игриво засмеялась.
- Глупая ты! Тебя могли разорвать ночные звери.
- Но ведь ты же ходишь? И даже без копья. А еще я знаю, что звери не ходят так близко к нам.
- Я же мужчина! К тому же Великий Шакти! Звери боятся меня. И что бы ты знала, звери здесь водятся, и ты легко могла на них попасть.
- Но ведь теперь я в безопасности, ведь ты рядом. - сказала Аная, и опять игриво улыбнулась. Гартун плохо видел в темноте игривость ее улыбки, но зато хорошо заметил игривый блеск в ее глазах. От ее слов он почему-то смутился. Ночь скрывала его зарумянившиеся щеки. - Если ты кого-то ждешь, то я могу уйти.
- Я никого не жду, глупая. Просто мне тут нравится. Здесь я могу летать в небесах и прикасаться к звездам. - приоткрыл он ей свою душу, неожиданно даже для себя самого. "Почему именно ей?". А еще Гартуну почему-то совсем не хотелось, чтобы Аная уходила. - К тому же я не могу тебе позволить уйти самой, ночью тут и правда опасно.
- Я... - запнулась Аная. - Я тоже хочу прикоснуться к звездам...
            Ее слова вновь смутили его, но Гартун почувствовал к этой девочке даже некое уважение, за то, что она проявила интерес к его личному сакральному переживанию.
- Ты сможешь залезть сама?
- Да нет, наверное...
- Тогда хватайся покрепче. - сказал Гартун и протянул ей руку, всё так же оставаясь сверху на крыше повозки.
- Я так могу вытянуть руку от собственного веса. Я же не крепкая охотница. Тебе придется подтолкнуть меня снизу. - капризничала Аная.
            У Гартуна словно ком в горле застрял. Он мгновенно представил все способы, которыми ее можно подтолкнуть вверх, и все они предусматривали прикосновения к разным местам. Шакти не отступал перед чудовищами, и перед этим "испытанием" он также не собирался отступать, а потому смело спрыгнул вниз. Аная стояла близко к нему... очень близко. Он мог бы положить ей руку на плече. К своему удивлению он тут же ощутил страх, или сильное волнение, исходящее от девушки. Он чувствовал ее тепло. Почему-то Аная быстро дышала и немного прерывисто. При этом у нее было очень странное выражение на лице. С каждой секундой, когда он ощущал ее чувства, его собственные также наполнялись тревогой. Подобное он чувствовал, когда увидел демона. Теперь и его дыхание участилось. Он не знал, что сказать ей на этот взгляд, едва выдавил из себя:
- Что?!
            Аная какое-то время молчала, потом Гартун заметил в ее теле легкую дрожь.
- Скажи... - она попыталась сказать, но ее голос дрогнул. Ей понадобилось несколько мгновений, чтобы вновь собраться. - Скажи, почему в ночь перед битвой, когда другие предаются ласкам нежности, Великий Шакти в одиночестве прикасается к звездам? - она говорила и едва заметными движениями приближалась к нему.
            Гартун не дрожал, зато сильно дрожал его голос.
- Я... Я же Шакти... Мне... Мне не позволено... заводить жену. Что бы... Что бы не бояться смерти... - мямлил Гартун, словно мальчишка.
            Гартун не понял, как это произошло, но в какой-то момент их тела соприкоснулись. Он ощутил, как его окутывает ее тепло и наполняет ее нежность через мягкость ее ароматного тела. Он ощущал, как её мягкие грудки упираются немного ниже его собственной груди. Аная тоже что-то чувствовала...
- Разве Шакти не считает, что это слишком не справедливо для того, кто защищает нас? - спросила она, и ее лицо потянулось к его лицу.
            Их губы сомкнулись в замке поцелуя. Такие нежные. Мягкие. Влажные. После долгого поцелуя она прошептала ему на ухо:
- Аная хочет подарить свою нежность Шакти, в эту ночь...
- Аная... - словно стон сорвалось ее имя с его уст. - Я не могу сорвать твой Цветок Крови. Мне не позволено взять тебя в жены, и я не могу опозорить тебя перед твоим будущим мужем.
- Не волнуйся. Я сегодня говорила со старшей девушкой, она уже давно жената, и она научила меня, как дарить нежность, не срывая брокка. - сказала Аная и вновь сомкнулась в поцелуе с Шакти.
            Гартун поверил ей с радостью. Даже битва никогда не разжигала в нем такую страсть как сейчас. Теперь он не мог остановиться. Его руки скользнули вниз и быстро освободили молодые грудки девушки от грудной накидки. Аная смотрела ему в глаза и стеснительно улыбалась. Ей нравилось, как Шакти смотрит на ее нежные места. Руки Гартуна уверенно обхватили теплые, и нежно-мягкие сферки. Из уст Анайи вырвался стон, Гартун ощущал, как сильно бьется ее сердце, как в прочем билось и его. Кровь ударила ему в голову, в висках били барабаны, казалось, что голова вот-вот разлетится как горшок. Ему хотелось большего... Его руки скользнули дальше вниз к бедрам, убедившись в их нежности они стянули набедренную повязку вниз. Гартун прикоснулся к брокку Анаи. Он был такой разный. И такой необычный. А еще очень мокрый, все было мокрым... Аная дышала очень быстро, легкие стоны один за другим вырывались из нее. У нее "там" было очень, очень жарко. Чем дальше он проникал, тем горячее было. А потом Гартун нащупал что-то, оно упиралось, но крепкого нажатия не выдержало, поддалось. Аная издала болезненный тихий крик и отдернула руку Гартуна.
- Нет, не так Шакти!
            Она развернулась к нему спиной, и немного прогнулась в пояснице, опершись о древнюю железную повозку. Перед Гартуном предстала вся красота женщины, во всех изгибах и формах, совершенство ее природы. Он гладил руками ее прекрасные нижние сферы, почему-то они были смазаны жиром, но в данный момент это было не важно. Ему казалось, что это сон. В ответ на его ласки, Аная прикоснулась к его "копью" и... направила к себе. Гартун понял, чего хочет девушка, но он никогда не слышал, что нежности можно предаваться таким способом. Аная закрыла глаза, кончик копья соприкоснулся с ней. И Гартун надавил вперед. Но обитель не хотела впускать его. Он надавил еще сильнее, но и тогда она упорствовала. И когда Гартун уже хотел сказать, что так нельзя сделать, с помощью Анаи он вошел... Лишь слегка, обитель продолжала упорствовать, и сопротивляться. Но он не сдавался, а по чуть-чуть пробивал ее упругую оборону. В какой-то момент он словно обезумел от эйфории, и уже не страшась навредить девушке, со всей присущей мужчине силой начал проникать вперед.
   Аная издала болезненный стон, но Гартуна это не испугало, он уже не смог бы остановиться. Проникнув насколько это было возможно, он на несколько секунд остановился, после чего медленно начал двигаться, как ему инстинктивно подсказывала природа, преодолевая сильное давление и сопротивление, но и нежно ласкающее, тёплое, оно сопротивлялось и поглощало одновременно. Эти ощущения нравились ему, это было даже приятнее чем мир духов. Аная громко стонала, от чего Гартуну хотелось двигаться все быстрее и быстрее. Ее лицо посменно выражало то страдание, то удовольствие, стоны боли и наслаждения сменяли друг друга, от чего Гартун не мог понять хорошо ей или плохо. Но как бы там не было, он причинял ей это не долго. Едва ли прошла минута, как Гартун почувствовал мощный прилив и давление. Спазмы овладели его телом, волна ударила его в промежности и вырвалась наружу, а другая волна пробежала по всему телу, и ударила прямо в голову, от чего мир вокруг закружился, и всем телом он облокотился об Анаю. Гартун на короткое время улетел к звездам. Ее приятный запах сейчас почему-то был особенно приятным. Она не сбрасывала его с себя, но наоборот ласкала руками. Она ждала, пока ее Шакти отдышится и придет в себя. Отдышавшись, он спросил:
- Тебе?.. Тебе было больно?
            Аная обернулась к нему и страстно поцеловала.
- Все хорошо, мой Шакти. Тебе же было приятно?
- Я никогда не чувствовал ничего приятнее. - говорил Гартун сквозь отдышку эйфории. - Даже победа над демоном и уважение соплеменников не сравнится с этим, Аная... - сказал он и погладил ее волосы. Девушка радостно улыбнулась в ответ, явно довольная собой.
- Хорошо Шакти, но в следующий раз держи свою руку тут. - сказала Аная, и направила руку Гартуна себе между бедер. - Это лепесток брокка, и он доставляет счастье...
            Почти до самого рассвета они были вместе, дарили друг другу свою нежность. В ту ночь Гартун и Аная улетали к звездам много раз...
   На рассвете следующего дня Шакти повел воинов на битву. Семьи в гордости и молчании провожали своих сыновей и дочерей. Копья были наточены. Молитвы были пропеты. Сотня воинов уверенно шла за Шакти, их тела были украшены боевыми рисунками, их глаза горели огнем доблести. Два дня их воинство шествовало на север, пока их ноги не ступили на земли Плотоедов. Шакти не видел вражеских дозорных, но он знал, что врагам уже известно, что они идут. И когда огненное колесо уже катилось к горам, в холмистой местности, полной колючей травы, они встретились. Плотояден не прятались и не делали засад, во всем своем ужасе они вышли на встречу вторженцам. Их тела были измазаны кровью, их щиты были украшены лицами демонов и злых духов, их копья пугали своей необычной и смертоносной формой. Плотоеды были так же готовы. Их вел в бой вождь, облаченный в доспех из костей, а шлемом ему служил череп неизвестного зверя. Да, и Плотоедов было больше, намного больше, чем воинов племени Кукинай. Оба племени остановились на вершинах холмов, что смотрели друг на друга, только небольшое углубление разделяло их. Вождь Плотоедов, источая ужас и ярость, вышел вперед и промолвил:
- Зачем вы пришли на нашу землю, Племя Без Вождя? Неужто, в ваших сердцах нет уважения, а в головах разума? Или вы пришли накормить нас? - насмехался вождь Плотоедов. И многие сердца Кукинай. и вправду дрогнули, но Шакти вышел вперед.
- Может у нас нет вождя, но зато есть Великий Шакти! Ты говоришь, что у нас нет разума, но есть ли он в вас, и если так, то мы пришли говорить, а не воевать!
- Шакти... Ха! Кто сказал, что ты великий? Или ты сам это выдумал? - продолжал насмехаться устрашающий вождь плотоедов. - Я съел уже нескольких Шакти из ваших южных племен. Последнего я пожирал живьем, и лично видел всю его настоящую сущность, его ужас и боль. Я три дня отрывал от него по кусочку, и куда только его отвага и делась, когда я отгрыз ему руку! Но ты говоришь о разуме! Скажи же тогда, зачем вы пришли?!
- С юга, с тех земель, что не топтали наши ноги, приближается великая угроза! - громко заговорил Шакти, так, чтобы его слышали все воины обоих племён. - На юге проснулся бог зла, и вскоре его демоны наводнят все наши и ваши земли! Мы уже встречались с ними в бою. Они огромны и очень выносливы, и владеют волшебным оружием! В одиночку нам не выстоять, зло это уничтожит всех нас! У нас с вами общие предки! А теперь и общая угроза! Но если вам не хватит разума, чтобы понять потребность нашего хотя бы временного единства, мы пришли заявить, что уходим на север. Мы пройдём, не неся с собой войны!
            Вождь Плотоедов рассмеялся, вначале слегка, а потом все сильнее и сильнее. Он выкрикивал своим воинам насмешки над Шакти и всеми южными племенами.
- Я не сказал ничего смешного! Я Шакти и никогда не лгу, так что все, что я сказал, является правдой!
   Лицо вождя Плотоедов наполнилось злобой и безумием.
- Я верю, что ты не лжешь! - прокричал он гневно. - Ибо слышу страх в твоих словах, и твой язык я пожру первым! Теперь ваши племена слабы, а мы сильны! И мы с радостью прейдем к вам и пожрем вас и ваших детей!
Крики вождя в костяных доспехах поддержали все его воины, когда они затихли Шакти преисполненный разочарования, сказал:
   - Воистину, безумию вашему нет меры! Демоны не пожалеют и вас в том числе! А мы пройдем, или клянусь Колесом Судьбы, мы истребим ваше мерзкое племя!
            Вождь опять рассмеялся в ответ, а потом сказал:
- Ну же, попробуй тараканьчик! Хотите пройти, платите дань крови, в том числе это касается и тебя мерзкий выскочка!
- Мы не будем вам ничего платить, либо мы пройдем, либо ты заплатишь жизнью за свою наглость, червяк!
- Прежде чем ты сделаешь свою последнюю ошибку Шакти, я хочу, что бы ты и твои воины кое-что увидели! Приведите пленника!
            Двое элитных воинов Плотоедов, так же в костяных доспехах, как и их вождь, силой притянули мужчину, который был одет странно. Внешне незнакомец был очень похож на бледное сердце, и дух его был явно грязный. Он пытался вырваться, но его крепко держали, пока не подвели к вождю и не кинули перед ним на колени. Бледное сердце встал с колен и сказал:
- Ебанный дикарь! Ты понятия не имеешь, с кем связался! Тебе лучше отпустить меня, пока мои друзья...
            Но вождь не слушал незнакомца, он смотрел Шакти в глаза, вглядывался в его дух, а потом улыбнулся и резким движением своей когтистой, правой руки, пробил незнакомцу живот. Незнакомец заорал на километры вокруг, глаза его казалось вот-вот вылезут из орбит. Вождь вцепился незнакомцу зубами в горло и начал грызть с наслаждением. Кровь забрызгала его с головы до ног, зубами он вырвал все то, что было скрыто в шее незнакомца. Не вытягивая руки из живота, он поднял бледное сердце одной рукой, после чего бросил на землю, вырвав при этом кишки наружу. Лежа на земле, незнакомец дергался в конвульсиях, его глаза постоянно моргали. Такое ужасное зрелище пошатнуло сердца всех воинов Кукинай, всех, но не Шакти.
- Какие же вы все-таки мерзкие твари! Вы не заслуживаете жить! - без тени страха молвил Шакти, и снял висящее за спиной копье демонов. Он направил его на вождя Плотоедов, и через секунду копье издало странный звук и сгусток зеленой, демонической силы вырвался из него. Но Шакти промахнулся, сгусток не попал в вождя, но попал в толпу его воинов, за секунду превратив одного в зелёную жижу.
            Теперь уже воины Плотоедов были ошарашены. Ошарашен был и их вождь, но только на несколько мгновений, после чего ошеломление сменилось злостью, и он прокричал боевой клич.
- Вперед воины! Пожрите их сердца!!
- Смерть нечестивым! Не щадите никого! - кричал с другой стороны Шакти.
            Обе толпы помчались вниз по склонам на встречу друг другу, чтобы в кровавом танце встретиться во впадине между холмами. Вначале они метали копья и камни, многие падали на землю так и не успев сойтись в поединке. Воины Шакти метали сосуды с волшебным огнем шамана, сам Шакти остался на возвышенности холма и разил врагов демоническим копьем. Вождь Плотоедов не спешил встречаться с Шакти на поле битвы, он просто не мог понять, как же противостоять его колдовству. И вот когда уже пролилось много крови с обеих сторон, когда даже одержимые Плотоеды уже почти дрогнули сердцем под натиском ужасного разжижающего оружия, неожиданно случилось непредвиденное. Копье извергнуло сгусток, который упал чуть ли не под ноги Шакти, после чего перестало извергать свою силу. Гартун тряс его, стучал по нему, нажимал на нем все его непонятные штуки, но копье только пищало, пыталось засветиться, но ничего не происходило. Ничего другого не оставалось, Шакти взял обычное копье и рванулся в бой.
   Жители Кукинай сражались храбро, но натиск людоедов был слишком яростный, а их вождь умел нагнать страху. Когда он понял, что колдовство Шакти иссякло, он смело прорвался к нему на встречу, и они сошлись в поединке. Поначалу Шакти яростно атаковал, словно юркий крыс, нанося удар за ударом. Вождь едва успевал отбивать их щитом, и все же несколько ударов он пропустил, и только его костяные доспехи спасли ему жизнь. Но яростный напор даже самого Шакти не мог длиться вечно, и вождь выждал момент, когда Гартун был не крепок в ногах, и толкнул его щитом и всем своим весом. Но даже тогда Шакти не упал, он лишь оступился немного, но был готов отразить удар, но удар вождя показался совсем не там, где Шакти его ожидал. Своим дубино-топором людоед ударил его по ногам, чуть ли не около земли, и Шакти упал. Он даже не успел приподняться, как почувствовал удар по спине, потом еще один, а потом сильный удар по голове, и яркая вспышка оборвала связь с этим миром. В это время из засады напал еще десяток людоедов с сетями для ловли пленных. Это было немного, но напали они сзади и окончательно сломили боевой дух воинов Кукинай. И они бежали, те, кто мог, или те, кто смог, остальные стали пищей. Никто не вспомнил о чести и не помог Шакти...
  
   Вначале он почувствовал боль, и сразу же попытался открыть глаза, но все плыло, и было расплывчатым. Понадобилась не одна минута на то, чтобы его зрение и сознание относительно нормализовались. Была уже ночь, звуки празднества доносились отовсюду. Это была деревня Плотоедов, выстроенная вокруг нескольких деревянных зданий. Всем своим устройством она была похожа на деревню Читринад или Кукинай, но была более грязной, и повсюду можно было заметить рисунки и тотемы злых духов. И довоенные символы, которые использовали порочные Плотоеды, хотя и не понимали их смысла.
   "Я жив..." - первое, о чем подумал Гартун. Но сейчас ему не хотелось жить, он был бы рад смерти. Позор! Позор разъедал ему душу. Он сидел в клетке, рядом в клетках сидели другие пленники, они все молчали лишь иногда искоса поглядывали на своего Шакти. Людоеды веселились, они праздновали свою победу, кидали в пленников помои, плевали в них, радовались. Казалось, что их совсем не волнует то, что они потеряли много воинов, они просто радовались своему величию и добыче. Сегодня ночью они будут много есть. В целом праздник напоминал Гартуну их собственные, разве что он был намного более кровавым. Периодически к клеткам приходили воины и вытаскивали пленного, уводили его и через время раздавались крики ужасной пытки. Однажды Гартун в тенях от костра видел, как некто вырезал сердце его воину, и еще трепещущее пожрал. Весь воздух в деревне был пропитан странным запахом, от которого Гартуна подташнивало, или это просто его сильно ударили по голове. Рядом с кострами в огромном количестве коптилось сочное мясо...
            До рассвета было еще далеко, когда за ним пришли, четверо воинов. Они вытянули Гартуна из клетки и потянули за собой, он бы хотел с честью пойти сам, но не смог устоять на ногах. Его притянули к дому вождя, который был украшен десятками окровавленных голов, многих Гартун узнавал. Как раз в этот момент на кол насаживали голову его собрата, которого еще десять минут назад он видел живым в клетке. Когда его заволокли внутрь и бросили на пол, первое что он ощутил это странный запах, очень проницательный, одновременно приятный и не приятный. В доме вождя находилось много людей, по-видимому приближенных воинов и лучших самок. Все они пили что-то очень пахнущее, и оно очень одурманивало их.
   Они веселились и смеялись. Сам вождь сидел на своем костяном троне с большим кубком, у него на коленях сидела юная девушка, она обнимала его за шею и с трепетом смотрела в глаза своему вождю, пока он пальцами проникал в ее сокровенные места. Потом Гартун заметил много прозрачных сосудов вокруг, которые называют бутылками, но они выглядели словно новые, а не так как те, осколки которых он иногда находил в Пустошах. А позже он заметил целые ящики, наверняка заполненные бутылками с едкой жидкостью, но где людоеды их взяли, он не мог догадаться, пока не увидел незнакомку. Это была избитая девушка в разорванной одежде, она выглядела не так, как обычно выглядят женщины, которых встречал Гартун. А еще у нее были светлые волосы! Точнее говоря, она была блондинкой, таких Гартун никогда не встречал. По ее виду и отчаянию можно было наверняка сказать, что вождь хорошо с ней позабавился. Теперь Гартун понимал, это была жгучая вода бледных сердец, наверное, глупцы зашли на земли Плотоедов, они нередко так делали, желая сократить дорогу в своих путешествиях. Вождь поиграв с девицей на коленях, сказал Гартуну:
- Ну что "великий"? Видишь, теперь ты словно посмешище стоишь передо мною на коленях. - вождь насмехался над Гартуном, а его приближенные поддерживающе смеялись. - Я и раньше убивал Шакти, что приходили с юга, но ты был самым слабым и ничтожным из всех!
            Вождь говорил, людоеды смеялись, ели мясо и упивались жгучей водой. От подобных оскорблений Гартун очень разозлился, он был готов разорвать врагов голыми руками, если бы они не были связаны. Сейчас он не думал о смерти, он знал, что уже обречен. Он дерзко встал и с гордостью в словах и вызовом в глазах сказал:
- А ты прикажи меня развязать и сразись со мной, и посмотрим, на что я способен, трус!
            Вождь людоедов только рассмеялся в ответ, но искры гнева уже запылали в его глазах. Он оттолкнул от себя девчонку, и нагнувшись в сторону Гартуна, сказал:
- Ты уже показал, на что способен, Великое Ничтожество! Если бы не ваше колдовство, ты и твои слабаки не выстояли бы мгновения! Но даже оно не помогло вам. Теперь я владею тобой и собираюсь съесть твое мерзкое лицо. Ты недостоин называться не то что Шакти, ты недостоин даже звания мужчины, и я еще подумаю не сделать ли тебя женщиной! Ты будешь мыть мне ноги, а я буду иметь тебя!
      В доме вождя стоял оглушительный смех, Гартун был полностью растерян и не знал, что сказать. "Наверное, это проклятье за то, что я поднял демоническое копье..." - думал он. Его посещали мысли, что он должен был умереть еще тогда от рук демона, а не опускаться до такого ничтожества, теперь все так вышло из-за него. Все чего бы он сейчас хотел, это просто отомстить, любой ценой. Но Гартуну не пришлось долго думать, что сказать, или долго сожалеть о своей судьбе.
            Тихие звуки ночи и громкие звуки празднества вокруг деревни людоедов пронзил странный гул. Его звучание было столь необычным, что большинство сразу же обратили на него внимание, несмотря на свои дела или празднования. А через несколько мгновений, в дом вождя словно врезался огромный камень, при этом он сильно взорвался. Внутри все перемешалось, осколки вещей и самого здания, люди, их кровь и их конечности. Смех сменился криками ужаса и воплями боли. В голове Гартуна звенело, ему было очень сложно даже приподняться. В его тело вонзилось много осколков стекла, болели ребра справа, но в целом он остался цел. Не прошло много времени, как после первого взрыва раздался еще один, а потом еще один, но теперь они взрывались в других местах деревни. А потом застучали хлопки, и все пространство деревни заполнили семена смерти.
   Дом вождя начал гореть. Гартун, несмотря на свои раны был одним из первых, кто выбрался на открытый воздух. Их было очень плохо видно в темноте, но огоньки их нечестивого оружия выдавали их. Это были бледные сердца, и они окружили всю деревню, но было трудно сказать насколько их много. У них были железные повозки, и на одной из них стоял человек с большим дымоходом. Он что-то делал с ним, после чего из дымохода с дымом и гулом извергался огненный ящер, который ударяясь о землю превращался в огненный шар. Разрушенные взрывом, догорали остатки клеток с соплеменниками Гартуна. Шакти перерезал верёвки на своих руках осколком стекла, инстинктивно он прижался к земле, в царившем хаосе пытался найти лазейку, чтобы прошмыгнуть через бледных сердец. Но потом он вдруг услышал крик о помощи, и этот голос был необычный на звук, как и язык, на котором он говорил. Голос кашлял и задыхался в дыму, и, хотя Гартун не понимал почему, но он сразу же направился на помощь, прижимаясь как можно ниже к земле. Вокруг было много криков, но этот очень выделялся и мог принадлежать только одному человеку. Блондинка... Ее привалило осколками крыши, и пламя с дымом уже подбирались в плотную. В ее глазах был ужас и отчаяние, но когда она увидела Гартуна, тут же ее лицо словно осветило солнце.
- Прошу тебя, помоги мне! Умоляю! Помоги! - слезно просила она и все пыталась стянуть с себя балку. Гартун не медлил, он тут же ухватил этот осколок крыши и попытался поднять, но тот оказался слишком тяжел, и так вышло, что он его только подвинул, от чего блондинка закричала еще сильнее. Но она не ругала его за это, но наоборот продолжала говорить: - Пожалуйста, не бросай меня! Давай еще раз, малыш!
            Гартун попробовал, но снова ничего не вышло. Но все же не собирался сдаваться, он скорее всего сгорел бы вместе с блондинкой, но ее бы не бросил. Он отыскал подходящее место и не жалея своего раненного тела и хрустящего позвоночника с присядки рванул балку вверх. Осколок крыши поддался силе Шакти, достаточно для того, чтобы блондинка смогла выскользнуть. Они смогли, но ее нога была травмирована, они не смогли бы убежать с такой раной. Гартун помог девушке выбраться из горящего дома, и вместе они спрятались за его стеной от шальных пуль, но он понимал, что им нельзя останавливаться.
- Идти! Должны уходить! - пытался он объяснить девушке, и это было не так просто, ведь бледные сердца не говорили на языках племен. К своему удивлению он услышал от нее совсем странное в ответ, такое, что даже в начале решил, что понял что-то не так.
- Нет! Нет, малыш! Нам лучше остаться здесь!
- Нужно идти женщина! Семена смерти! Бледные сердца убивают всех! - но блондинка взяла его руки в свои, проявляя при этом нежность, что даже смутило Гартуна.
- Слишком опасно, малыш. Все будет хорошо, просто верь мне. Хорошо? Ты понимаешь? Доверься мне. Просто не делай резких движений и делай, как я скажу.
            Гартун удивленно смотрел ей в глаза и понимающе кивал, не понимая, почему она так говорит и хочет. И они так и остались сидеть в укрытии, даже когда рейдеры начали смыкать свой круг и вошли в деревню со всех сторон, стреляя во всякого, кто шевелился. Но вождь не собирался сдаваться без боя. Когда он выбрался из своего дома, то собрал в подземном укрытии несколько десятков своих воинов, и теперь они решили пробиться сквозь окружение, неожиданно напав. Они напали из горящих руин, как раз в тот момент, когда рейдеры перестали стрелять. Дикари атаковали столь стремительно и с таким напором, что передовой отряд рейдеров из пяти человек они смели, позволив им сделать лишь несколько выстрелов. Но освещенные пламенем они стали легкой мишенью для тяжелого пулемета, и он буквально разорвал в клочья половину из них. Под руководством своего вождя они словно безумные продолжали атаку.
   На пути к спасению стояла вторая группа рейдеров. Их было всего шестеро, обороняющихся возле железной повозки, и их нужно было уничтожить до того, как другие бледные сердца поспешат на помощь. Вождь видел только горстку трусов, и стремительно приближался к ним сквозь огонь смертоносного пулемета и автоматического оружия, не страшась взрывов динамита и гранаты. Он наметил цель и метнул свое копье, и оно насквозь пронзило одного из трусов, и тот вопя даже не мог упасть на землю. Вождь не заметил, что остался один на ногах, а все его воины уже истекали кровью на земле. Нечестивое оружие бледных сердец как раз перестало стрелять, почти одновременно у них закончились патроны в обоймах. Перед глазами вождя были только его цели. Их короткой задержки ему хватит, чтобы ворваться в их ряды и устроить там танец смерти. Но на пути вождя встал лысый рейдер в металлической броне, обильно украшенной шипами, в железной маске, вооруженный двумя пиломечами. Все произошло слишком быстро, вождь атаковал своим дубино-топором, но тут же получил удар пиломечем по руке, и почти мгновенно и по плечу второй руки, что держала щит. Вождь выронил и оружие, и щит, обе руки были искалечены. Но не успел он осознать всю боль от этих ран, как пиломеч вонзился ему прямо в живот, превращая в фарш все его содержимое. Вождь упал на колени, он хотел вытянуть эту ужасную вещь из своего живота, но руки не слушались его, и вскоре жуткая боль сломила всю его волю.
            Через пару минут стрельба утихла. Деревня людоедов пылала пламенем, отовсюду доносились крики боли и насилия. В бликах огней виднелись тела, повсюду была кровь. Когда не осталось тех, кто был готов сопротивляться, а остальные либо пали, либо бежали, рейдеры начали "упаковывать" тех дикарей, которых успели пленить. Тяжело раненных просто добивали, как и особо упорных. Напряжение боя рейдеры снимали прямо на месте, используя уцелевших дикарок, и едва ли они довольствовались одной. Но вождя уже не волновал весь тот ад, что обрушился на его племя. Он продолжал стоять на коленях в луже собственной крови и мочи с калом, хрипел и едва дышал, испуская кровавую пену изо рта. Он ничего не мог сделать, когда массивная фигура подошла к нему, не мог пошевелить ни единой мышцей. С трудом он смог поднять вверх глаза. Перед ним стоял бритоголовый мужчина в впечатляющей броне, поверх которой он одевал кожаный плащ. Это не было что-то сделанное кустарными умельцами Пустошей, но это была броня, сделанная явно по древней технологии, и используемая спецподразделениями. Можно было понять, что под этой броней скрываются сильные и даже пугающие мышцы. Его лицо было частично скрыто железной маской, напоминающей ошейник, закрывающий рот, нос и затылок. Маска эта была похожа на огромную пасть с железными зубами.
- Ты и твое сучье племя все-таки вывели меня из себя! - говорил мужчина в маске своим громоподобным голосом, немного измененным самой маской. - Вы больше никогда не перейдете нам дорогу!
            Если бы вождь мог, он бы, наверное, что-то ответил рейдеру, даже если бы не понял и единого слова. Но он мог только томно смотреть, с каждой минутой боли ему становилось все холоднее. Рейдер наклонился к нему лицом к лицу, и взяв за затылок подвинул ближе к себе.
- Ты не волнуйся дикарь, ты еще не умрешь, пока нет. Ты будешь долго умирать. - рейдер говорил и гладил вождя по голове, предварительно удалив его костяной шлем. - Мы вколем тебе пару веселых вещей, и ты вот так сидя тут будешь умирать весь грядущий день. Я хочу, чтобы ты насладился удовольствием сполна, слышишь меня, ты мерзкий примат. Ты на своей паршивой туше ощутишь, как всех нас заебал!
            Рейдер встал с полуприсяду и вытер руку об штанину, словно он только что прикасался к чему-то грязному.
- Шредер! - обратился он к тому рейдеру, что сражался с вождем пиломечами. - Возьми в машине пакет Весельчака, и вколи этой мрази. Смотри, что бы он не подох! Эй вы! Найдите мне Тень! - крикнул он двум другим, которые развлекались с дикаркой, и после короткого, секундного спора один из них побежал вглубь горящей деревни.
            Тень появился уже через пару минут. Это был молодой парень с лихой прической набекрень в крепкой кожаной курточке, обитой железом. Он шел не спеша, и вытирал тряпкой от крови свои метательные ножи, улыбался и всячески излучал свою самоуверенность. Рейдер с зубастой маской, стоял скрестив руки, его глаза выдавали раздражение, вечное раздражение.
- Ты что на прогулке?! Можно было бы шевелить жопой и быстрее!
            Тень улыбнулся в ответ, он любил улыбаться.
- Все уже закончилось, вожак. Ты звал меня?
- Докладывай!
            Тень секунд пять молчал, собирая в своей голове все воедино, и вставляя на места свои ножи, после чего сказал:
- У нас шестеро убитых, пять раненных, но думаю, они выживут. Их мы пока не считали. Да и нужно ли?
- Выпивку нашли?
- Почти все пропало, наш налет сыграл не последнюю роль в этом.
- Пленники?
- Думаю засранцев сорок наберется.
            Вожак отошел в сторону, задумчиво почесывая железный подбородок своей маски.
- Вот что. Проследи, чтобы эти олухи не перегнули палку. Мне нужен каждый ебаный дикарь целым и здоровым! Прошерсти дикарей, как ты это умеешь, может кто сгодится в ряды наших бойцов.
- Я все понял.
- И еще одно! Пока не поздно, найди мне среди дикарок молоденькую "целку", нужно отдохнуть. И смотри, чтобы мои сучки ничего не просекли, а то они ее выпотрошат.
            Тень понимающе улыбнулся в ответ.
- А что с уцелевшей выпивкой? - спросил он.
- С бухлом? Раздай ребятам. С "целкой" передашь пару бутылок и мне.
            Тень молча кивнул и ушел. Теперь он заметно торопился, иначе ни одной "целки" мог не застать, а огорчать вожака, когда ему уж ее захотелось, было бы крайне нежелательно. Он бы даже мог заставить их, искать такую по всем Пустошам. Когда Тень ушел, вожак молча смотрел на агонизирующего вождя. Под его маской не скрывалась издевающаяся улыбка, он вообще никогда не улыбался. Он наблюдал за дикарем, и делал какие-то одному ему понятные выводы. А еще через пару минут к нему привели двоих, какого-то дикаря, и светловолосую девушку, ее лицо он узнавал.
- Вожак. Мы тут нашли двоих, они прятались. Говорят, что были пленниками у дикарей. Эта шлюшка говорит, что знает тебя.
- Надо же, какая встреча! - говорил вожак с наигранной напыщенностью. - Какой... сюрприз.
            Дикарь молчал, и, наверное, к лучшему. С недоумением на лице он только старался вникнуть в суть разговора. Блондинка вышла немного вперед, их руки были связаны, но в целом их не упаковывали как остальных. Аккуратно она начала говорить, словно старалась не сказать что-то не так. И в этом она была очень права.
- Кракен... Ты и твои ребята подоспели очень вовремя, иначе нам бы был конец...
- Лэсси! Не заговаривай мне зубы! Где черт побери Конопатый?! И что это за уебок с тобой?!
- Этот дикарь не из этого племени. Он мой... помощник. Мой человек. В смысле прикрывает меня...
- Ебешься с дикарями?! Ну, это твое дело. - продолжал злится Кракен. - Где этот конопатый ублюдок?
- Дикари убили его. Они напали на караван под горой на северо-западе отсюда. Его, меня и еще двоих взяли в плен, остальных убили в драке. Они все забрали.
- Хуевая вышла история, правда же Лэсси?
- Да, есть немного...
- Упаковывайте их как следует, и к остальным рабам! - скомандовал Кракен, и его люди тут же принялись к делу.
Лэсси и Гартун пытались сопротивляться, но их быстро поставили на колени и начали перевязывать, как и остальных рабов.
   - Подожди Кракен! Прошу! - кричала и не сдавалась Лэсси, пока её связывали. - Мы... Мы можем быть тебе полезными! Мы можем продолжать работать на вас, охранять ваши караваны! А если нет, то дай нам время, мы подработаем на самых опасных маршрутах на юге и востоке, и отдадим, сколько скажешь!
- После того, как тебя перетягали все местные дикари, ты мне ни чем не можешь быть полезна. Мы понесли большой ущерб, и я его возмещу, так или иначе!
- Кракен, но мы ведь невиноваты! Это дикари забрали груз, мы и не думали подставлять тебя!
- Да дикари виноваты, но и вы тоже! Кто проебал груз?!
- Но мы сражались! Мы бы никогда добровольно не отдали бы его! - кричала блондинка, но Кракен не знал милосердия, особенно последние годы.
- Херово вы сражались, сучка, раз половина из вас осталась в живых! Все! Не еби мне мозг! Засуньте ей что-то в пасть!
            И ей обвязали какой-то грязной тряпкой рот, но в данной ситуации это было еще не самое страшное, из всех возможных вещей и способов. Пленников, уже и так изрядно обмотанных, перевязывали еще и общей веревкой, приблизительно по десять человек на каждую. Их гнали словно браминов куда-то на север, почти без передышек, с минимальным количеством получаемой воды, не позволяя ходить даже в туалет, так что приходилось делать все на ходу. Но, тем не менее, Тень внимательно следил за состоянием каждого пленника, ведь речь шла о деньгах. Тень был правой рукой Кракена, красноречив, надежен, и что важно умен, даже сведущ в медицине, не так как Весельчак, их доктор, который был скорее "повелителем наркоты", но все же Тень знал, как привести в чувства человека, или как быстро лишить его всех чувств, при помощи ножа. Еще важной персоной был Шредер, которого словно пса-мясорубку спускали на растерзание врагов, и у него это хорошо получалось. У Кракена было немало приближенных, а их банда была самой многочисленной и организованной на всех северо-западных Пустошах.
            Гартун и подумать не мог, как необычайно повернется его колесо судьбы. Теперь, шествуя в веренице пленников у него было много времени, чтобы подумать над всем случившемся, и он пришел к выводу, что ему всё же не стоило подымать проклятое копье. Он не понимал эту светловолосую женщину, почему она решила остаться и попасть в лапы бледных сердец. Быть может, она ему не доверяла больше чем даже своим порочным соплеменникам? А еще она называла его этим обидным словом "дикарь", а ведь он не сделал ей ничего плохого. Он не боялся смерти, Шакти никогда не боится ее. Он горевал о своем племени и павших братьях, которых подвел, и едва ли можно найти способ как искупить эту вину. Это было странно, но ещё его беспокоила судьба беловолосой, что шла немного впереди него. Он бы хотел попытаться поговорить с ней, но бледные сердца били тех, кто пытался заговорить, и уже через пару часов пути никто из пленников не говорил и слова. Пять дней они шли на северо-запад. Даже Шакти невыносимо устал, не говоря уже о других. Сейчас он был бы рад и клетке, лишь бы отдохнуть. А потом показался город, окруженный ржавыми металлическими стенами. Посреди него возвышалась башня...
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"