Искатель Евгений Валериевич: другие произведения.

Глава 2.3 Советник или Любовь в Воздухе

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   Свежий ветер вновь обдувал их лица. После чуть ли не трёх недель, проведённых в Соапвилле, продолжить своё путешествие казалось настоящей благодатью для путников. Они успели по-своему полюбить этот замученный судьбой городишко, хотя он оставлял и не мало мрачных воспоминаний. Но что только не будешь готов стерпеть ради жаркой ванны и чувства чистоты, которое не исчезает после первого же дня путешествия. Жители Соапвилля были спасены, к своему же благу, или несчастью. За это спасение было заплачено большими страданиями, отчаянием, и даже кровью, но город успел произвести достаточно мыла, чтобы продлить своё существование на долгий срок. Многие будут смывать дорожную грязь и пот со своих уставших тел, намыливая тела этим мылом, и даже не будут догадываться история какой борьбы скрыта в каждом кусочке этого воняющего дерьмом продукта.
   После тяжёлой осады, путники несколько дней отдыхали в Соапвилле, принимали ванны, поедали припасы, привезённые Гарри и его людьми, допивали оставшуюся выпивку. Была большая вечеринка, перед отъездом Фортеров, шумная попойка с гитарами, губными гармошками, и танцами, где каждый солдат пробовал бороться на руках с Бетоном, конечно же, безуспешно, а пьяная и одурманенная Лэсси "уединилась" с двумя, или тремя солдатиками. И только Люси не участвовала в вечеринке, заботливо дежуря возле кровати Билла. Рейнджер поправлялся, но даже в день их выхода всё ещё не восстановил всех сил. Уезжая, Гарри и его люди оставили жителям и путникам немного боеприпасов, и теперь к следующей своей цели им не придётся идти с совсем уж пустыми обоймами.
   На вопрос остальных, что он теперь будет делать дальше, Шарк ответил, что возможно станет охотником за головами, если его только не поймает кто-то другой. А потом с улыбкой добавил, что дождётся, когда его юный друг станет "мстителем", и запишется в его "верные помощники".
   - Ты можешь пойти с нами. - сказал Билл, сидя на ящике, и перетягивая ремни своего рюкзака. Он всё ещё выглядел уставшим и бледным. - Я не знаю, как сложится наша судьба, но нам бы не помешал верный товарищ уже сегодня.
   Шарк с согласием закивал, по крайней мере, до того момента, как они прибудут в Дримленд, а дальше он посмотрит по обстоятельствам. Когда они готовились к выходу, нагружали повозку припасами и своим товаром, рядом неуверенно мялся Хардсон, тревожимый тяжёлыми мыслями. В конце концов, он подошёл к путникам, нервно подёргивая ремешок винтовки, и сказал:
   - Я знаю, что иногда бываю как заноза... - Лэсси подтверждающее хмыкнула его словам. - Видите ли, меня здесь не ждёт ничего нового, только приближающаяся немощность и не дай Бог смерть от старости! Мне нравится твоя цель, Билли-Бой, она достойна. Мои цели все окончены, и я бы хотел послужить твоей. К тому же, в Сиэтле у меня есть внуки и правнуки... Должны быть, по крайней мере. Я бы хотел их увидеть. Может, вы бы взяли меня в свой отряд?
   Лэсси пыталась запротестовать, но рейнджер согласился, сказав, что для него это была бы честь. Люси радостно обняла старика, Генрих в целом переносил охотника нормально, Гартун уважал, несмотря на то, что Хардсон использовал в охоте "не благородное" оружие. А Бетону было всё равно, он просто улыбался, пока по небу бежали белые облака, то закрывая, то открывая яркое солнышко, которое словно играло с ним, то прячась, то вновь показываясь из-за укрытия. Все ещё испуганный брамин, поначалу упирался, и не хотел выходить за городские стены, но грозный вид Бетона, подталкивающего сзади, заставил животное подчиниться, и идти вперёд.
   Первый день был очень радостным. Радуясь свежему ветру и открытому простору, Люси много смеялась, напевала песенки, Хардсон рассказывал истории из своей жизни, Лэсси дразнила его колкими замечаниями, но старик держался достойно. Через несколько часов они сделали первый привал. Рейнджер выглядел усталым, но, пытаясь показать себя сильным и достойным лидером отряда, не жаловался, поэтому о привале объявил Генрих, ссылаясь на то, что за последние дни отвык от тяжести своих "лат". Пользуясь моментом общей радости, решили немного выпить, хотя время для употребления алкоголя было слишком ранним, да и его запасы были катастрофически низкими, и до Колосса их бы не хватило. Дружно решили, что по дороге обязательно что-то встретиться, где можно будет нарыть бутылочку чего-то покрепче.
   - Тут вы ничего не нароете. - ворчала Лэсси, отпивая из своего стакана, как и все остальные. - Тут уже всё давно пересмотрено, да и места эти до войны были пустоватыми. Чтобы что-то найти придётся свернуть с пути. Свернём, будем дольше идти в Колосс.
   - А куда нам спешить? - дразнил её Генрих.
   "Ну да, им же не куда спешить!" - ворчала блондинка, пока остальные смеялись. Шарк большую часть времени молчал, чувствую себя чужим в компании. В момент, когда беседа путников затихла, он внезапно заговорил, обращаясь к Биллу.
   - Ты был прав, когда задавал мне те вопросы. - сказал Шарк. Он готовился к искренней речи, а искренность всё ещё давалась ему с большим трудом. - Я... не всегда был таким, какой сейчас...
   Члены отряда, словно по команде затихли, и уставились на Шарка, удивляясь какой-то летучей перемене в образе рейдера. Было заметно, что ему неловко, но пелена мрачной жестокости вокруг его личности, внезапно исчезла, хотя и только на время.
   - Я и Кракен, мы не всегда были... такими. В Сисайде мы были моряками. Кракен был старше, и в то время, когда я начал выходить в море, он уже успел заработать репутацию сурового бойца. Конечно же, я старался подражать ему, и оказалось, что способен бороться с русалками не хуже его. Морские твари порой целой кучей залазили на наши баржи и лодки, моряки отстреливали их, а мы с братом плечом к плечу сражались в ближнем бою. Прекрасное было время.
   Шарк умолк, погрузившись в приятные, и одновременно болезненные воспоминания.
   - Нам уже говорили, - сказал Билл, - что некоторые почитают Кракена как героя.
   - Он не всегда был такой безумный... - тихо промямлила Лэсси.
   - Это так. - продолжил Шарк. - Вскоре мы поняли, что заложенной в нас силы хватит не только для Сисайда. Так вышло, что мы покинули дом, странствовали, и, верите или нет, помогали другим. По-разному, но чаще всего как воины. Да, быть может уже тогда, мы где-то перегнули палку, но в целом мы делали добро. И мне нравилось это. Мне нравилось помогать другим, нравилось чувствовать, знаете, что я живу не зря. Брат стал лидером нашего отряда "героев", и тогда я любил его, и уважал.
   - Прости приятель, - сказал Генрих улыбаясь, - но знаешь, когда я его встретил впервые, я подумал, что это сам дьявол вырвался из ада в этот мир. Да и городок ваш на ад вполне был похож.
   - Это так. - ответил Шарк спокойно. - Кракен всегда был резок и склонен к приливам злости. Но пока они служили добру, и дело не доходило дальше, чем до пьяных драк, мало кто жаловался. Пока мы помогали другим, сражались со всяким отребьем и мутантами, всех это устраивало. Но потом кое-что произошло. Нас наняли разобраться с группой кочевников. Убивать кого-то было необязательно, нужно было просто вернуть награбленное. Но ребята эти, каким-то образом узнали, что за ними охотятся Кракен и Шарк, и сделали глупость. Они украли нашу сестру, Рейчел. Она была как ангел, добрая, милая, любила своих близких, никому не желала зла. Для нас она была словно луч света и надежды, я и Кракен, мы искренне любили Рейчел. Когда мы настигли кочевников, их лидер схватил её, показал нам, приставив нож к горлу. Я всё думаю, могло ли сложиться иначе... Они угрожали, требовали, чтобы мы ушли, а брат словно с катушек слетел, кричал, что если они её не отпустят, то он их всех убьёт. Как это произошло, я и сам не могу понять... Шум, угрозы, крики. Они угрожают, Кракен стоит на своём. И в какой-то момент из её шеи вырывается струя крови...
   В глазах Шарка застыли слёзы, его голос дрогнул, но он прокашлялся и сдержался.
   - Весь мир, он словно замер. Всё остановилось. Я поверить не мог, что это всё взаправду... И мы начали убивать. Всех подряд, без разбору, не слушая молений, криков. Стариков, женщин, детей... С тех пор Кракен стал другим. Я стал другим. Мы все изменились. Всё больше наши добрые дела стали заменяться безответственными. Забавно, как это происходит... Ты даже не замечаешь, как из героя, превращаешься в негодяя. Потом мы пытались осесть в Дримленде, но всё ухудшающийся нрав Кракена был слишком неуместным даже для этого места. И нас попросили удалиться. Кракен перессорился со всеми. Бандитами Дримленда, торговцами Синема, людьми Феникса и Эмпайр, с защитниками закона, и с преступниками. Мы были кучкой яростных воинов, одни, против всего мира. Когда Башенные пленили нас, Кракен сумел разозлить предыдущего их лидера. Он был так же свиреп, но глуп как насекомое. Кракен убил его на арене, и стал лидером Башенных. Какое-то время среди них мы были словно дома. И Кракен действительно сумел взять под относительный контроль это змеиное гнездо. Правда позже, его планы стали боле масштабными. Башня была не тем местом, что будет полезно для душевного здоровья. Со временем он действительно обезумел, желал захватить весь юг, построить рейдерскую империю, и даже более этого. Такое чувство, что он хотел отомстить всему миру. В какой-то момент я начал понимать, что это всё не то, чего я хочу на самом деле. Я жалею, что так долго подавлял в себе... совесть, наверное. Мне следовало уйти от них раньше. Но мне больше некуда было уходить...
   - Теперь это всё прошлое. - сказал Билл. - И, если ты пожелаешь, можешь оставаться с нами, сколько угодно. Я не хочу выглядеть занудным законником, Шарк, но у нас есть правила. Мы стараемся поступать правильно. И если хочешь остаться с нами, ты должен держать себя в руках.
   - Это больше не проблема. - ответил Шарк. - Я надеюсь.
   После подвига откровения, спутники старались подбодрить Шарка. Лэсси и Люси заверяли, что теперь важны только его настоящие поступки. Гартун прочёл целую лекцию о духах, переменах, равновесиях, восстановлении гармонии, из чего Шарк понял только половину, но за добрые слова обещал парню в благодарность смастерить "крутую", защитную маску. Хардсон ничего не говорил, а только задумчиво поглядывал на бывшего рейдера, потягивая дымок из трубки. Было заметно, что история Шарка затронула старого охотника. Бетон ограничился мрачными словами о том, что однажды был как сам Шарк.
   Генрих предложил, что к его дубине и револьверу нужно подыскать что-то более подходящее для длительных перестрелок. Шарк не любил винтовки, хотел что-то скорострельное, компактное, и одновременно способное сделать больно. Выбор пал на самодельный автомат, или пистолет-пулемёт, короткоствольный, питающийся от обоймы слева от ствола, и стреляющий патронами калибра 5.56. По мнению Генриха, оружие казалось не очень надёжным, но обладало хорошей скорострельностью, и быстро перезаряжалось. После короткого теста, стало ясно, что оружие бьет не точно на больших дистанциях, но в целом, привыкший драться на ближних дистанциях, как и большая часть рейдеров, Шарк остался доволен новой игрушкой.
   Возможности испытать своё новое оружие, долго ждать ему не пришлось. После отдыха, они продолжили идти, заметно повеселев и расслабившись. После долгого времени, проведённого за стенами поселения, они отвыкли от чувства опасности в Пустошах. Раздался тонкий писк, едва услышав который Хардсон упал на землю, а Люси быстро спряталась под повозкой. Через секунду что-то промелькнуло у них над головами, отбрасывая на землю большие и страшные тени. Первый нетопырь попытался схватить когтями Гартуна, но благодаря своей реакции парень перекатился в сторону и уклонился. Второй мутант попытался спикировать на Лэсси, но путники уже открыли огонь и отпугнули зверя. Третий хотел схватить брамина, но на его пути возвышался Бетон. Он успел выстрелить дважды, и благодаря картечи смог задеть нетопыря практически не целясь, в то время как для других поразить летающую тварь было трудно.
   Нетопырь противно пискнул, и отлетел в сторону, скорость его полёта заметно уменьшилась, и теперь большая часть путников стреляла по нему. После попадания Хардсона, мутант перевернулся в воздухе, и его туша устремилась к земле. Пока большую часть членов отряда отвлекал пролетевший над их головами зверь, второй нетопырь метнулся вниз на Шарка. Бывший рейдер закричал, зажал гашетку автомата, и не отпускал, пока зверь с разгона не врезался в него, и они вместе покатились по земле. Оставшийся мутант зловеще пропищал, и быстро набрав высоту, улетел прочь. Какое-то время путники с опаской осматривали небо, ожидая появления новых монстров, но всё было тихо.
   Шарк был без сознания, но сумел поразить нетопыря, прежде чем они столкнулись, поэтому зверь не пронзил его смертоносными когтями, а только с разгона ударил. После первой помощи и дозы стимулятора Шарк очнулся, но ходить мог с трудом. Он попросил дозу мед-х, но на вопросы спутников, где у него травма, после паузы ответил, что "глубоко у него в душе". Билл не поощрял употребление столь редких медикаментов в подобных целях, но, посчитав, что в подобной ситуации это будет уместно, согласился. Всё ещё с тревогой осматривая небо, ребята продолжили дорогу. Хардсон принялся рассказывать истории о нетопырях, об особенностях охоты на них, и о том, что "бляди" никогда не летают в одиночку, а потому до конца дня, и ночью, им нужно быть настороже. Не мало историй рассказала и Лэсси, слышавшая многие за время своих путешествий. По мнению караванщиков, нетопыри были одними из самых опасных их противников. После приёма медикамента Шарк заметно оживился, и теперь даже участвовал в разговорах, хотя его рассказы всегда отличались мрачностью.
   Заночевали в мёртвом лесу, среди густо стоящих древ, чтобы ветки укрыли их от возможной опасности. На углях костра готовились шашлыки, разнося приятный аромат вокруг. Мяса на нетопырях было не много, оно было жёстким, и не очень приятным на вкус, но путники были рады разнообразить свой рацион даже таким образом. Допили остатки выпивки, легли спать, по очереди дежуря. Утром долго вставали, уставшие тела отвыкли от долгих странствий и протестовали лёгкой болью. Пока остальные приводили себя в порядок и готовились, Хардсон успел поохотиться, поймать трёх крупных крыс, и разделать их. Путники с лёгким отвращением поглядывали на его добычу, но во время обеда с аппетитом ели жареную крысятину.
   Приближались тёплые месяцы, и жара всё больше усиливалась. Ношение броне костюмов под жарким солнцем превращалось в дополнительное испытание. Вся одежда пропитывалась потом, налипала грязь, о чувстве чистоты не могло быть и речи. Но и снимать свою броню было слишком опасно. В любой момент могли напасть мутанты, или можно было угодить в ловушку других людей. Вопрос наличия питьевой воды становился ещё острее. На поиск её более или менее пригодного источника, обработку, уходило время, а значит, и время их пути увеличивалось. Ближе к вечеру, именно потребность в воде заставила путников свернуть, и прочесать руины маленького городка. Непримечательные, они выделялись только множественными складскими помещениями, на своей окраине. Маленькие, двухэтажные домики были тщательно обысканы, и буквально всё в них было кем-то вынесено. Металлические стулья забрали на лом, деревянные на дрова, и так далее, комнаты домов были пустыми. Со стороны складов послышался громкий стук, словно кто-то разбивал что-то, и путники направились туда, держа оружие наготове.
   Склад был защищён собранным из хлама забором, на охранных вышках стояли гули, защищённые мусорной бронёй, и вооружённые таким же оружием. После взаимных предупреждений и лёгких угроз, гули и путники успокоились, и опустили оружие. Главный гуль, которого товарищи называли Спенсер Старший, внимательно осмотрел каждого из путников, неприятно поморщился, заметив Шарка, и сказал хриплым голосом:
   - Мы знаем, что ты помог нашему городу, но это не значит, что все, такие как мы, простили тебя, дикарь.
   Шарк разумно промолчал, рейнджер предложил бартер, и гули, испытывающие дефицит в торговцах, желающих иметь с ними дела, согласились. Им открыли ворота, Спенсер встречал отряд рейнджера с целым взводом бойцов. Атмосфера была напряжённой, как в комнате, заполненной газом, где в любую секунду может вспыхнуть маленькая искорка. Возле складских помещений гули выстроили несколько домов для ночёвки, установили водяной насос, качающий живительную влагу из глубинных, подземных источников. Рабочие разбивали разный хлам, перебирали мусор, тщательно сортировали и складывали его в ангарах. Гули были одеты в разношёрстные обноски, многие из них были сильно изуродованы, некоторые с трудом передвигались. Под конвоем, путников привели к большому прилавку, накрытому тряпичной крышей. На прилавке была представлена "всякая всячина", большей частью казавшаяся бесполезной, но был целый отдел, заваленный книгами, журналами, и комиксами. Глаза Люси засияли, и она с радостными возгласами принялась осматривать "бесценный" отдел. Взаимное недоверие и настороженность спали, когда гули и спутники с улыбками наблюдали за ребяческим поведением девушки.
   - Смотрите! Целый журнал с автомобилями! А тут мода и крутые причёски! А этот об оружии! Целая куча комиксов! Это так мило! - радовалась Люси, закусывая губки.
   Лэсси принялась торговаться. У гулей можно было приобрести воды, хотя и не очень чистой. Из пищи преобладало закопченное тараканье "мясо", но у большей части путников одна только мысль об этой пище вызывала тошноту. Всякое множество различных мелочей и безделушек, запчастей. Они выменяли маленькую баночку машинного масла, чтобы смазать механизмы уже изрядно скрипящей повозки, запчасти, чтобы подлатать её. Благо у гулей была выпивка. Подозрительный самогон, и несколько бутылок дешёвого, но крепкого "пойла", отдалённо напоминающего виски. За десяток журналов, набранных Люси, гули захотели чуть ли не целый арсенал, ссылаясь на редкость неплохо сохранившейся литературы. Но Лэсси закатила такой скандал, что мера бартера была выровнена в их пользу, и гулям пришлось значительно сбросить свои абсурдные цены. Пока остальные рассматривали разный хлам, а Генрих с Бетоном латали повозку, Билл завёл беседу с местными обитателями.
   - Мы слышали, что ваше поселение находится где-то возле океана. - сказал Билли, беседуя со Спенсером Старшим.
   - Это да. - прохрипел гуль, внимательно осматривая новоприобретённый десятимиллиметровый пистолет. - Знаю, мы далеко забрались. Но это было одно из тех мест, в которое гладкомо.., в смысле нормалы, редко заглядывают. Сейчас в Бизарсити нужна крепкая древесина и металл. Не просто будет конечно, доставить это всё туда, но это необходимо сделать.
   - Эй! Не хотите подзаработать, а?! - пробормотал один из гулей, пуская слюни из перекошенной челюсти. - Если сопроводите наш караван, как охрана, мы хорошо заплатим!
   - Заткнись Спенсер! - прохрипел Спенсер Старший. - Я тут босс! Нас ждёт несколько длинных ходок, за каждую мы заплатим. Как хорошие бойцы, вы будете полезны в борьбе с мутантами, а то, что вы нормалы, предотвратит возможные конфликты с другими нормалами. По крайней мере, мы так думаем.
   - Простите. - ответил виновато Билли. - Боюсь сейчас, мы совсем не располагаем на это временем.
   - Жаль. - сказал гуль. - Это бы многое упростило. Ну, если передумаете, возвращайтесь, у вас в запасе есть пара месяцев.
   "Ага конечно!" - подумала про себя блондинка, громко фыркнув. "Этого ещё не хватало! Водить караваны "чумазиков", чтобы нам потом всюду кололи этим в глаза!". Лэсси несдержанно засмеялась своим мыслям, и гули недоброжелательно покосились на неё. Вскоре бартер был окончен, и скреплён крепким рукопожатием рейнджера и гулей. Спенсер Младший потянул руку первый, но Спенсер Старший отвесил ему подзатыльник, вновь напомнив, что он тут главный. Лэсси не скрывала отвращения на своём лице, когда они пожимали руки. А когда их отряд покинул лагерь старателей гулей, блондинка смочила в крепком виски тряпку, и заставила Билла тщательно вымыть руки.
   После того, как путники отказались от тараканьего мяса, их ожидал скудный ужин. "Пойло" оказалось крепким напитком, а у самогона гулей был странный, металлический привкус. Люси расспрашивала Лэсси о Колоссе, о том, какие там бывают вкуснятины, и при этом пережёвывала сухарик, смазанный жиром. Большая часть пути была ещё впереди.
  
   Изувеченное тело лежало на земле вниз тем, что раньше было лицом. У туловища не хватало двух ног и правой руки, само оно было пробито в нескольких местах. Всюду было много крови, кровавые следы уходили далее, в сторону деревьев. Путники насторожились, подготовили своё оружие, рассредоточились. Хардсон и Билл принялись осматривать следы.
   - Кожаная броня. Не плохая. - сказал охотник. - Такую носят в основном караванщики. Или наёмники.
   Билл осмотрел погнутый дробовик мертвеца.
   - Сутки, почти двое. - сказал он, осматривая тело.
   - Не так уж и много, чтобы гарантировать безопасность. - сказал Генрих.
   - Нужно проверить, возможно кто-то уцелел. - продолжил рейнджер.
   - А может и не нужно! - протестовала Лэсси.
   - Разорван, словно крупным зверем. - сказал Хардсон.
   - Но карманы вывернуты... - заметила Люси.
   - Деньги всем нужны. - попытался пошутить Генрих, но на его шутку спутники отреагировали непониманием. - Может очень умный зверь, мутант...Неважно...
   Люси первой осторожно направилась в сторону окровавленных следов. Билл старался не отставать от неё, но девушка была проворнее. Следы вели к небольшой поляне, на которой виднелись остатки костра и недавнего лагеря. Ещё четыре тела лежало вокруг, изувеченные лишь в меньшей степени, чем первое. Лагерь был разграблен. Часть странных следов уходила на запад, но множество других указывали на восток. Путники заняли круговую оборону, пока рейнджер и охотник осматривали следы.
   - Что-то очень странное здесь произошло. - сказал Хардсон. - Возможно мы тут уже не первые.
   - Может, у неё спросим? - неожиданно сказала Люси, указывая пальцем вверх.
   Путники подняли головы, Лэсси дёрнулась и выругалась, встревоженная увиденным. Кроны двух, высоких, почерневших древ, переплетались, и среди них вниз головой, висела перевязанная девушка. На ней не были видны какие-либо повреждения, но сказать наверняка, жива ли она, было нельзя.
   - Дери в зад папу брамина! - выругался Шарк. - Каким это чёртом она там оказалась?
   - Нет крепления к земле. - прошептал Гартун. - Я не представлять, как её привязать там.
   - Эй детка! - крикнул Шарк, от чего дёрнулась Лэсси. - Сладкая! Ты там жива?!
   Но девушка никак не реагировала. Струйка запёкшейся крови тянулась от её носа вниз по лбу.
   - Нужно как-то снять её. - сказал Билли, вешая за спину винтовку. - Слишком много крови прилило в её голову, она возможно ещё жива, просто без сознания.
   - Кто-то уже отрастил себе крылья? - спросил Генрих с улыбкой. - Иначе я не представляю, как это сделать.
   - Придумаем что-то... - проговорил рейнджер, хотя поначалу понятия не имел, что можно предпринять.
   Немного поразмыслив сообща, решили поймать её, растянув несколько покрывал. Но среди большого обилия веток не было видно большей части верёвки, на которой висела девушка. Даже точные выстрели Хардсона ничем не могли помочь, но был и другой вариант. Героем дня решил стать Гартун, умевший неплохо лазить, в том числе и по деревьям, хотя ранее он никогда не лазил на столь высокие. Парень разделся до нижнего белья, обмотал себя куском верёвки, и начал взбираться. Это заняло у него около двадцати минут, осторожный подъём, выбор подходящих веток, закрепление верёвки, и вновь повтор этих действий. Дважды, Гарти чуть не сорвался, Люси и блондинка тревожно охали в такие моменты. В нескольких местах он повредил себе кожу о кору дерева, но всё же сумел добраться до необходимой высоты. Путники растянули покрывала, готовясь ловить несчастную девушку.
   - Если она так и полетит строго вниз головой, - заговорила Лэсси, - мы её точно добьём.
   - Или если порвутся покрывала... - добавил Генрих.
   - Так может пусть и дальше висит, как мешок сушёных грибов? - проворчал Хардсон.
   - Достать!.. - крикнул Гартун, и при помощи мачете Генриха, перерезал верёвку.
   Девушка полетела вниз, какой-то миг строго головой, от чего Лэсси зажмурилась, но на пол пути она перевернулась, и упал спиной на покрывала. Путники осторожно опустили её на землю, принялись перерезать обмотавшие её верёвки, осматривать на наличие повреждений. Увлечённые девушкой, они совсем забыли о своём спутнике, и никто не обращал внимания на то, с каким трудом Гартун спускался обратно, вновь чуть не сорвавшись вниз дважды. Незнакомка выглядела очень необычно. Её длинные, каштановые волосы были сплетены в одну косичку, милая лицом, с веснушками, она была одета в коричневые шорты, белую майку, и кожаную курточку, обильно армированную стальными пластинами. На поясе девушки, и к её бёдрам, ремнями крепились две кобуры, с пистолет-пулемётами "Гризер" в каждой, с барабанными обоймами.
   Ощущался слабый пульс, дыхание незнакомки было едва ли заметным. Путники вкололи ей стимулятор, поливали губы водой, но первое время темноволосая совсем не реагировала, пока её кровообращение не нормализовалось. Через пятнадцать минут девушка зашевелила конечностями и губами, глазные яблоки забегали под закрытыми веками. Прошло ещё столько же, прежде чем она открыла глаза. Испугавшись окружающих лиц, незнакомка заволновалась, пыталась двигаться, но с трудом могла шевелиться. Путники уверяли её, что всё хорошо, и они ей не навредят, но поначалу девушка им не верила.
   - Вы... Вы кто?.. Где я?.. - с трудом спрашивала она, пока рейнджер и ко., пытались отпоить её водой.
   Казалось, что девушка потеряла память, но чем больше рассказывали ей путники, тем больше она вспоминала и приходила в себя. Темноволосая с косичкой попросила, чтобы они помогли ей сесть, по её словам, её очень тошнило, и кружилась голова, но она быстро поправлялась.
   - Не знаю, для кого это особая встреча, для меня или вас... - промямлила она. - Но мне очень повезло. Спасибо вам.
   Жгучий интерес узнать, что же здесь произошло, терзал спасителей девушки, но они сдерживали свой пыл, стараясь не утомлять незнакомку. Но девушка оживала с каждой минутой, и стало ясно, что она любит поболтать, возможно, даже слишком. У неё был тонкий голосок, манера быстро говорить, быстро думать, перебивать, и задавать целую кучу вопросов в единицу времени. Вскоре, девушка начала засыпать путников ими, в таком количестве, что они едва ли успевали отвечать, напрочь потеряли инициативу в общение, пока Генрих не перебил её, спросив, кто же она такая.
   - Я? - удивлённо спросила девушка. - Простите мне мою невоспитанность! Это так грубо с моей стороны, не представиться своим дорогим спасителям! Меня зовут Дарла Джонс, я самый знаменитый учёный исторических наук, первооткрыватель, и археолог нашего времени! Пожалуй, единственный археолог. Я занимаюсь историей, и поиском артефактов довоенного времени.
   - Археолог?! - удивился Генрих. - Настоящий археолог?
   - Да! Самый, что ни на есть! - радостно ответила Дарла. - Представляете, как вам повезло! Я уже упоминала, что я знаменитость? Вы, возможно, слышали о статуи пятьдесят седьмого президента США? Это я нашла её. А ещё знаменитый, позолоченный шар для боулинга. Мы считаем, что этим шаром владел чемпион мира по боулингу, и отдавал его в случае потери титула...
   - Мы? - перебил её Генрих.
   - Ну, я, и мои коллеги, представители исторических наук, возможно так же философских. Правда, их мнения конечно же нельзя полноценно учитывать, особенно при воссоздании тех или иных моделей традиций наших предков и их странных укладов жизни... Кстати, а вы слышали о парадоксе виниловых дисков? Нет?! Несмотря на технологическую продвинутость наших предков, они были склонны к странным суевериям! Например, в барах, и других общественных местах, а порой и не только, они развешивали виниловые диски с маленькой резьбой по всей их поверхности. Мы предполагаем, что они служили им в борьбе со злыми духами, запечатывали "потусторонние туннели". Правда, мы пока не можем объяснить, почему на некоторых из них присутствуют наклейки с именами музыкальных исполнителей. Возможно, таким образом, по их мнению, диск обретал положительную энергию. Правда странно?! И это только начало!..
   - Погоди секундочку, Дарла. - перебил её Билл. - Расскажи нам, что тут произошло? Ты не беспокоишься о своих друзьях?
   - Друзьях? - удивилась девушка-археолог, осматривая изорванные тела своих товарищей. - Ой, они мне вовсе не друзья, так что всё хорошо! Это просто наёмники. Я платила им, так как в пути возникают всякие опасности, да и крепкая тяговая сила так же не будет лишней. Кроме того, они то и дело пытались склонить меня к разным гадостям! Предлагали "повеселиться втроем, вчетвером"! Какая глупость! У настоящего учёного и искателя, такого как я, нет времени на подобные глупости! Все мои мысли и желания посвящены археологии и поиску старых ценностей ушедшего мира! Никакие там "оргазмы" не заменят чувства открытия затерянного артефакта! Я уже говорила, что знаменита?..
   - Дарла, ты можешь внятно рассказать, кто их убил? - перебила её Лэсси. - И каким образом ты оказалась перевязанная на самой вершине?
   - Какой-то вонючий мех-старикан в обмотках. Мы как раз только проснулись, и готовились к новому радостному дню, полному приключений и открытий, как вдруг появился он. Мы предложили ему позавтракать с нами, так как тогда он показался бедным бродягой. А он начал нести разную чепуху, вроде: "нужно страдать", "урок этого мира должен быть выучен каждым", и "муки тела очищают человеческую душу"... Сколько ошибочных глупостей, и всё сразу! Я не могла стерпеть такую некомпетентность, даже со стороны старого бродяги! Посмеявшись над его глупыми постулатами, начала рассказывать правильные утверждения, примеры наших довоенных предков, указала на то, что его мнения научно совсем не обоснованы, и совсем не совпадают с собранными мною данными. Я же не виновата, что некоторые люди совсем не переносят критики, и вместо того, чтобы признать ошибочность своих воззрений, пытаются доказать их силой, хотя это совсем противоречит научному методу и поиску непредвзятой истины! В общем, он поначалу слушал, а потом принялся рвать ребят на части. Они стреляли в него, но старику даже серьёзные ранения были нипочем. У него пол тела оказалось металлическим! Потом он схватил меня, я сказала ему, что моя смерть ничего не изменит, и что если он не может принять истины, то разрывание в клочья других людей не решит его проблем и является криком беспомощности от его рухнувшего взгляда на мироустройство! А он сказал, что "не собирается наказывать меня, ведь я уже наказана тем", что у меня мол: "отсутствует вторая половина мозга!" Можете себе представить?! Вот так именно и сказал! Я разозлилась, ну, и тут нужно признать, поддавшись чувствам, я дала гневу волю, и стукнула его битой Эдди. А через мгновение, он всю меня перемотал верёвкой, чувство полёта, и я каким-то образом вешу вниз головой на большой высоте! Представляете?!
   - Прямо вниз головой?! - сострил Генрих, но Дарла не заметила его подколки.
   - Да! И я так висела день, ночь, потом опять день! И это было совсем не безболезненно, скажу я вам! Я даже не предполагала, что если долго висеть головой вниз, это может превратиться в такую пытку! Помню, я как-то очнулась, а внизу какая-то банда, роется в наших вещах! Думала позвать их на помощь, но когда услышала фразу в духе: "Нужно её снять, может она ещё тёплая", претворилась самой, что ни есть холодной. Они поленились или побоялись лезть за мной. Так что спасибо вам ребята ещё раз! Вы просто самые классные! Кстати, теперь, когда в моей свите освободились вакантные места, не желаете поработать на меня? Вы можете стать частью приключений, и поисков исторических артефактов!
   - Тебе повезло милая, что мы вообще оказались рядом. - сказала Лэсси. - Могло случиться и так, что те бандиты были бы последними людьми, которых ты встретила.
   - Я бы лучше испытала на себе опыт подобной смерти, чем опыт быть игрушкой для половых утех кучи грязных, грубых, и вонючих бродяг! Года два держали бы меня где-то в своём логове, на диете из очень природного белка, пока бы я окончательно не сгнила заживо! У-у! Подобное не для меня! Боже! Какая я же всё же не воспитанная! Даже не поинтересовалась, как вы здесь оказались?! Вы же не рейдеры? - с тревогой спросила Дарла, но потом опять улыбнулась. - Хотя конечно нет! Такие классные ребята вроде вас, не могут быть рейдерами по определению! Я уже поблагодарила вас за спасение?! Голова вновь заполнилась мыслями, куда и зачем мы шли с ребятами. А как только археология просыпается во мне, я тут же забываю обо всём на свете! Когда-то я не ела пять дней! Представляете?! Всё время забывала, так как всё, о чём я могла думать, почему индейка? У наших странных предков был один праздник, который они называли: "День благодарения". Мы предполагаем, что в этот день они дарили друг другу случайные подарки, а потом передаривали подаренные им, и так до восьми вечера! Чем больше подарков тебе удалось передарить, тем более успешным считался праздник! А потом, после восьми вечера, они садились за праздничный стол, на котором обязательно присутствовала тушёная индюшка! Причин этой традиции выяснить нам точно не удалось, но мы предполагаем, что это было задумано с целью увеличить объём продаж индюшатины!
   - Мне нужно помолиться... - чуть не простонал Гартун, до этого сидевший, опустив голову, и поддерживая её руками, он встал и ушёл.
   - Мне нужно покурить!.. Отлить схожу... Пойду разведаю, чтоб никого вокруг... Я с Хардсоном!.. - Один за другим вскрикивали спутники рейнджера, и удалялись. Отдуваться за всех пришлось рейнджеру, Лэсси, которая прониклась сочувствием к Дарле, и невосприимчивому к её болтливости Бетону. И они стали жертвами "беспощадной Дарлы Джонс".
   Девушка-археолог расспрашивала их о всех деталях, о том, с чего началось их путешествие, каждого из них. Как они встретились, какие трудности им выпали на пути, откуда они все родом, кто, чего, почему, зачем, а как же, а что если, и всё это вперемешку, с прыжками от одного к другому, потом к третьему, четвёртому, и вновь к первому. Когда Билли рассказал, что ищет "Кризалис", он ожидал не только удивления "самого знаменитого археолога", но и доли уважения к своей персоне. Но оказалось, что Дарла не только понятия не имеет, что это за вещь, она к тому же высмеяла рейнджера, утверждая, что "это всё глупость, какая-то мифологическая выдумка, и подобной вещи попросту не может существовать". Билли совсем не считал себя археологом, а свои поиски научными изысканиями, но слова Дарлы смогли даже немного обидеть его. Он пытался рассказать что-то о профессоре Блэкстоуне, о его поисках и жертве ради науки, но всё это вызывало только снисходительные улыбки девушки-"учёного". В подтверждение своих слов, рейнджер мог только предъявить три осколка от бесценного артефакта.
   - Оу! Вот это по-настоящему странно! - удивилась Дарла. - Несколько месяцев назад, мне удалось отыскать подобную вещь. Я бы даже не обратила на неё внимание, но её форма... В общем она показалась мне странной, я подумала, может этот кристалл обладает ценностью, и его можно будет обменять. - девушка какое-то время помолчала, задумавшись. - Но это ничего не доказывает! Для того, чтобы подтвердить вашу теорию наличия подобного артефакта, или принадлежность этих осколков к нему, понадобиться провести полный анализ исторических данных и...
   - Дарла! - перебил её рейнджер. - Где он?! Где осколок?
   - Был где-то тут... - недовольно проворчала девушка, осматриваясь вокруг. - В моём рюкзаке. Которого нет. Совсем. Я полагаю, те пустынные бандиты утащили его, вместе с остальными вещами.
   Билли устало потёр лоб, Лэсси переспрашивала девушку, о том, как выглядел предмет, но находка Дарлы была практически идентична с продолговатыми кристаллами рейнджера. Билл созвал "сбежавших" членов отряда, и рассказал им происшедшее, под уместные, или не совсем, комментарии Дарлы.
   - Я не могу пройти мимо него. - сказал Билл после короткого совещания. - Никто из вас не обязан помогать мне в этом...
   - Но помощь тебе не помешает. - сказал Хардсон улыбаясь, и перепроверил готовность своей винтовки.
   Остальные поддержали мнение охотника, и только Лэсси недовольно пробубнила, "что всё это глупая затея и пустая трата времени". Хардсон на пару с Гартуном принялись высматривать следы и выслеживать пустынных бандитов.
   - Я иду с вами! - весело заявила Дарла Джонс, но путники принялись на перебой заверять девушку, что ей стоит отдохнуть после пережитого, и они справятся сами. - Вы все такие милые! Но, эти бандиты утащили все мои ценности, найденные артефакты и всё снаряжение! Без них мне будет сложно добраться до базы, если вообще возможно. Я не могу оставить их так, и молча сидеть, пока вы делаете всё за меня! Нет-нет! Только не Дарла Джонс! К тому же, пропустить такое приключение?! А-а! А вы знаете, что статуэтки "хула-гёрл" использовались для фиксирования колебаний земной коры?..
   Выстроившись цепочкой, отряд выдвинулся вперёд, "вдохновляемые" историями Дарлы. Впереди всех очень быстро старались читать следы Гартун и Хардсон, позади всех шёл Бетон, подгоняя ленивого брамина с повозкой. Люси старалась больше смотреть по сторонам, чтобы их группа не попала в ловушку, или чтобы заметить искомых бандитов раньше, чем те заметят их приближение. Они уходили всё дальше на северо-восток, от относительно равнинной местности, и вскоре показались первые холмы, сменяющие друг друга. В этой местности следы читались плохо, Хардсон и Гартун не раз спорили, какой же путь более правильный. С вершины одного холма виднелась только гряда последующих, а между ними леса мёртвых деревьев, и не было видно ни каких-либо руин, ни других примечательных объектов. Даже довоенные дороги казалось, полностью отсутствовали в этой дикой местности. Далеко, по направлению их движения, виднелась белая вершина горы, одиноко стоящая великаном среди всех этих волн из холмов и малых скал. Высоко в небе кружила пара орлов, и, не считая порывов ветра, их необычные крики были единственными звуками, тревожащими тишину окружающей природы.
   После нескольких часов пути следопыты оторвались немного вперёд, рядом с ними была Люси, остальные отставали. Больше всех отстал Бетон, так как здоровяку постоянно приходилось помогать бедному брамину, тащить повозку вверх по холмам. Как-то негласно, и с общего согласия, ответственность за повозку, груз, и брамина легла на его широкие плечи. Многие ощущали себя виновато, оставляя все эти заботы на Конти, но брать на себя их часть никто так же не спешил. Дарла постоянно что-то спрашивала, а ещё больше рассказывала о своих "открытиях". О том, почему на самом деле "предки" пользовались карандашами, в то время, когда прогресс давно позволял их заменить, о секрете очков, с обычными стекляшками вместо линз, о традиции носить "праздничные колпаки" на днях рождения, которая уходила своими корнями во времена древнего Египта, и множестве различных "суеверий". На замечание Генриха и Билла о том, что возможно ещё рановато заниматься археологией, основанной на исследовании довоенной цивилизации, Дарла только фыркала. По её мнению, сотня лет, это был предостаточный срок, а материала и мест для раскопок было не счесть. Уставшие от её болтовни, члены отряда всё больше отставали, в результате чего их колонна удлинялась. В конце-концов девушка-археолог каким-то образом оказалась в конце колонны вместе с Бетоном, и с радостью обнаружила в нём неутомимого слушателя. Правда, Бетон был очень молчалив, и не всегда отвечал на вопросы, но внимательно смотрел на девушку, пока она "просвещала" "неучёного бедняжку" на все темы вселенной. быилась бчм и ей самой, и произнести егоь любимого. "ин плакала, жалуясь на то, что не сможет перед смертью у платформы.жящая масса.на север и восток, где Хардсон с задором отстетая в облаках мыслей о поцелуях, и всяком таком, Люси не сразу заметила подозрительный звук. то будет, словно как поцелуй!
   Когда остальные члены отряда догнали своих следопытов, те отдыхали сидя на земле, возле необычной конструкции. Это был столб, сложенный из множества, предположительно, человеческих костей. В его основании, середине, и на вершине, были заложены десятки человеческих черепов. Конструкция выглядела жутко, но и обладала некой художественной красотой.
   - Наконец-то. - сказал Хардсон, подпаливая от спички табак, в своей трубке. - Первые признаки цивилизации! - хихикая, указал он головой в сторону жуткого столба.
   - Это тотем Плотоедов. - сказал Гартун, его глаза поблескивали после "приёма" шаманской смеси трав. - Граница их северо-западных земель. Тут много дурных духов, жаждущих мести.
   - Так мы ищем ди... - сказал рейнджер, но осёкся. - Людоедов?
   - Эта Дарла типаная, - продолжил охотник, - словно ужаленная осой. И такая болтливая, что чума кажется мелочью, по сравнению с её языком. Но я не думаю, что она настолько глупа, чтобы не отличить Плотоеда от бандита, или рейдера.
   - Они уходить. - сказал Гартун. - После битвы с мои племя, и нападения бледных сердец Человека в Маске, я думаю, они сбежать. Я думаю, нам не стоит опасаться их нападения.
   - Значит, у них будут пушки. - сказал Генрих. - Будь это людоеды, у нас бы было серьёзное преимущество.
   - Воспользуемся гранатами. - сказал рейнджер, и они с Генрихом перепроверили ремневые сумки, в которых те находились.
   Облегчив свою ношу, они выдали каждому по одной, под наставления Билла о том, что их нужно использовать с предельной осторожностью. "Чё там сложного?" - подумала Люси. "Кольцо сорвал, и кидай. А то словно с маленькими!". Решили сделать привал и по-быстрому перекусить, пока Дарла и Бетон приближались. Но, быстро не вышло, готовка слегка затянулась, и поглощать пищу пришлось под рассказы Дарлы. Девушка знала много вещей о довоенной пище, о разных изысканных блюдах и фаст-фуде, о том, какой вкусной и разнообразной пища была тогда. Учитывая то, что в данный момент путники поглощали что-то вроде кашицы из кукурузы и грибов, перетёртых в порошок, их пища перестала соответствовать разогретому историями аппетиту.
   - Сейчас бы нюка-колы... - проговорила свои мысли вслух Люси. - Хоть несколько глоточков.
   Многие сглотнули при упоминании напитка, а Дарла прочитала целую лекцию о том, что остатки нюки, особенно лимитированных версий, нужно сохранять как историческую ценность, и ни в коем случае не распивать! Отдохнув, они продолжили поиск. Через час времени неуверенных поисков следов, они вышли к густому, мёртвому лесу, раскинувшемуся на большой равнине между двух холмов. С повозкой было невозможно пройти, обходить было долго, и путники решили рискнуть оставить брамина и груз одних. Они не знали, с каким числом бандитов столкнуться, поэтому не могли оставить в охране даже одного бойца, а Дарла на отрез не желала пропускать предстоящее событие.
   - Они должны быть недалеко. - сказал Хардсон. - Они точно вышли к лесу, но проблема в том, что отыскать здесь их след будет тяжело. Если возможно.
   Ветки хрустели под их ногами, перекрывали путь, иногда словно сеть, и сквозь них приходилось пробиваться, наполняя треском весь лес. Но, в то же время следопыты могли легко отыскать следы тех, кто подобно им самим пробивался сквозь него до этого. В лесу частенько мелькал мелкий мусор, которому здесь было не место. Консервные банки, покрышка, кусочки металлолома, битые бутылки и рваная бумага, всё это оказалось в лесу после войны. А через десять минут, отряд вышел к тонкой реке, пробегающей сквозь этот мёртвый лес. В ней не было и метра ширины, даже водоросли практически отсутствовали, но это был источник воды, а значит, лагерь бандитов должен был быть рядом. Теперь путники продвигались не спеша, держа наготове оружие, и стараясь шуметь как можно меньше. Вскоре Гарти что-то заметил, все напряглись, и осторожно приближались к лагерю. Но через пару мгновений стало ясно, что он покинут, и очень давно. Несколько рваных палаток, два кубических объекта из гнилой древесины, остатки кроватей, мусор, и наполовину засыпанный землёй котелок. Ничего ценного, место пересматривалось падальщиками не один раз. Хардсон подал знак остальным, чтобы они остановились.
   - Видишь какие-то следы? - прошептал Билли.
   - Да... Но не те, что мы ищем. А теперь, тихонечко уходим отсюда...
   Спутники охотника не требовали объяснений и доверяли его опыту. Но объяснения и не понадобились. Через несколько мгновений, прямо посреди лагеря, что-то выскочило из норы в земле, и метнулось в сторону путников, а за ним второе, и третье. Это были радскорпионы, большие и быстрые, один из них выделялся хитиновыми наростами возле морды, на туловище и клешнях, вокруг хвоста. Но опытный отряд это не застало врасплох. Они тут же открыли огонь со всех своих стволов. Первый из скорпионов получил большую часть всего свинца. Пули пробивали его панцирь, и зеленоватые внутренности брызгами вылетали наружу. Мутант не успел даже подползти к стрелкам, как его изувеченное тело замерло на одном месте.
   Второму повезло больше, и он успел добраться к Генриху. "Умри, сука!" - прокричал житель убежища, зажав гашетку автоматического дробовика, и в этот момент жало ударило его в живот. Генрих согнулся, второй удар пришёлся ему в голову, и он оказался на земле. Вопреки ожиданиям большинства членов отряда, Дарла совсем не осталась в стороне. Обойдя скорпиона слева, девушка открыла огонь из обоих "Гризеров", поливая его дождём из пуль. Пока скорпион пищал и пытался приблизиться к девушке, Билли и Лэсси прикрыли её, и вскоре второй так же был остановлен.
   С третьим было сложнее всего. Его хитиновые наросты действовали как дополнительная броня, а ещё он был куда проворнее своих собратьев. Люси не только не ожидала, что существо быстро доберётся до неё, она так же планировала увернуться от его атаки. Но этого не случилось, страшное жало ударило её в грудь, от чего девушка отлетела на пару метров, и, соприкоснувшись с землёй, отключилась. В себя она пришла, когда рейнджер придерживал её голову, и осматривал тело. "Всё хорошо!" - перекрикивал он окружающую стрельбу. "Он пробил панцирь, но плотная кожа сдержала удар!" - успокоил её Билли, и тут же вернулся в бой. Но удар был столь сильным, что грудь Люси болела, было больно дышать, и она попросту не могла встать.
   Бетон накинулся на скорпиона сзади, схватив за хвост, и, что было силы, потянул. Скорпион не мог ужалить здоровяка, но дёрнул хвостом с такой силой, что даже Бетон не смог устоять на ногах и взмыл в воздух. Болезненно приземлившись на тело мутанта, всё же он не выпустил хвост из рук, и скорпион никак не мог ужалить. Вместо этого он сжал ногу Бетона клешнёй, и здоровяк закричал на весь лес. Стрелять было опасно, Лэсси активировав "Потрошителя", подбежала к скорпиону со стороны, и вонзила его между пластин. Насекомое запищало немногим слабее Бетона, и резко развернувшись, второй клешнёй схватило блондинку за ногу, и начало волочить по земле из стороны в сторону.
   Теперь уже рейнджер сблизился с монстром, чтобы всадить весь барабан из револьвера практически в упор. Скорпион отпустил Лэсси, потом Бетона, на мгновение растерялся, попятился назад, открываясь для огня револьвера Шарка, пистолет-пулемётов Гартуна и Дарлы, и что важно, разрушительных выстрелов Хардсона. Билл сделал залп из обреза, потом, оттаскивая Лэсси, стрелял одной рукой из карабина. Скорпион хотел атаковать их, но от всех ран с трудом мог перемещаться. Путники продолжали обстреливать его, даже когда мутант замер, не подавая признаков жизни. Не успели они отдышаться после боя, как Дарла принялась рассказывать истории, воспоминания о которых пробудила в ней эта стычка. Пока уцелевшие помогали раненным, Хардсон оставался на чеку, осматривал местность, желая убедиться, что это были все мутанты.
   Генрих был в порядке. Его броня сдержала оба удара, не дав острому жалу достигнуть плоти, и один стимулятор вскоре поставил его на ноги. Несмотря на то, что Лэсси "порядочно потягали по земле", обошлось без серьёзных травм, и ей с Люси хватило одного стимулятора на двоих. А вот на ноге Бетона был очень глубокий порез, и его рану пришлось не только лечить довоенной медициной, но и перевязывать.
   - Их называют гоплиты. - сказал Хардсон, осматривая бронированного скорпиона. - Сейчас такую тварь редко встретишь. Во времена Нашествия было много. Не мало они погубили людей. До сих пор не ясно, то ли это вид другой, другая мутация, или они иногда такими рождаются.
   - Похер. - сказал Шарк, ковыряясь ножом в маленьких глазках мутанта. - Чем меньше, тем лучше. И если такие исчезнут совсем, никто о том не пожалеет. Может только Гарти. - сказал он, и засмеялся.
   - Вот так удача! - имитируя радость, держась за голову, сказал Генрих. - Надеюсь, нас не арестуют, ведь "вымирающий вид", и всё такое...
   - Не, мужик. - продолжил Шарк, улыбаясь. - Последняя служба защиты прав животных сгорела в атомном огне. И туда ей и дорога!
   - Истреблять, всегда плохо. - сказал Гартун.
   - Либо они нас, либо мы их. - ответил Шарк. - Я предпочитаю второе...
   Гартун хотел было рассказать о гармонии в природе, во вселенной, между живыми существами, Великом Колесе, и "Рое Жизни", о сосуществовании, где все и всё взаимосвязаны, и большие нарушения влекут большие последствия. Но, закономерно решив, что большинству плевать на это, решил отложить эту беседу на потом. И хотя столкновение было коротким, многим был необходим отдых. Рейнджер беспокоился, что те, кого они выслеживали, могли быть предупреждены звуками их перестрелки. Далее двигались рассредоточившись, но в поле зрения друг-друга. Они вышли из леса, обошли высокую скалу. Пол часа продвигались в тишине, даже неугомонная Дарла молчала, словно в предчувствии надвигающейся опасности. Тишину нарушила Люси, подав остальным знак рукой и вскрикнув.
   - Тут капкан! - прикрикнула она, осторожно разгребая кучку веток и мусора, и обезвредила угрозу деревянной палкой. - Большой. Ноге точно был бы конец!
   Знающие, чего ожидать, теперь каждый шаг они делали, внимательно смотря под ноги. Были ещё капканы, а в кустах на их пути, были установлены несколько растяжек. Вокруг были заметны гниющие трупы нескольких собак, кротокрысов, и одного человека, по внешнему виду, он вполне походил на одного из бандитов. Путники ощущали, что подошли близко к своей цели, и когда заросли высокого кустарника закончились, показалось странное здание. Пять этажей в высоту, где каждый последующий был меньше предыдущего, а пятый казался лишь несколькими комнатами, и на вершине всего этого находилась большая сфера из железа и бетона. Здание было окружено пятиметровым бетонным забором овальной формы, с густыми мотками колючей проволокой на вершине. Войти можно было только через массивные, двустворчатые, железные ворота, установленные зачем-то под наклоном. Их бежевая краска была облущена, всюду выступала ржавчина, никаких панелей или рычагов, открывающих их, видно не было. Неизвестный объект был плотно окружён высокими деревьями, которые будучи живыми, практически скрывали его от обзора. На расстоянии десяти метров, здание окружал ещё один невысокий забор, из металлической сетки, на котором местами мелькали предупреждающие знаки.
   Путники замерли, скрываясь в кустарнике, осторожно осматривали здание в бинокли или оптические прицелы. Оно казалось покинутым, большая часть окон была скрыта бетонным забором, но в остальных никакое движение заметно не было. Пятый этаж больше всего был погож на наблюдательный пункт, но даже там не мелькнула ни одна тень.
   - Что скажешь? - спросил Хардсон, недовольно кривя лицом. - Я раньше не встречал ничего подобного.
   - Я тоже. - ответил рейнджер, продолжая всматриваться в бинокль. - Это должно быть какой-то военный объект. Но я не представляю, какого его предназначение. И, похоже, оно открывается только изнутри.
   - Отличное место для логова. - сказала Люси. - Возможно одно из лучших. Неприступное.
   - Подождём, пока кто-то выйдет? - предложил Генрих. - Можно спрятаться прямо под стенами. Если конечно у них нет электричества, и те камеры по периметру не работают.
   О том, что делать дальше, как попасть внутрь, днём или ночью, выманить или ждать, по-тихому, или штурмом, путники спорили с пол часа, и за всё это время никакого движения так и не случилось. Таинственность этого места, отсутствие передвижений, создавали атмосферу зловещности. Путникам казалось, что они имеют дело с профессионалами, и быть может инициатива уже давно не в их руках, а они о том даже не знают. Напряжение росло, кто-то уже осторожно поглядывал по сторонам, ожидая внезапного нападения, Лэсси твердила, что это может оказаться ловушкой, и они только и ждут, пока их отряд войдёт в неё. Блондинка психовала, упрекала Билла, Люси его защищала, Дарла вновь приступила к своим историям, Шарк угрожал, что сейчас пойдёт и просто постучит им в дверь, если остальные не перестанут. Не отвлечённый спором, первое движение заметил Бетон, и приглушённым басом успокоил остальных.
   - Вон смотрите!.. - говорил он, тыча пальцем в сторону странного здания.
   На пятом этаже что-то передвигалось, потом к первой тени добавилась вторая. Они двигались резко, прерывисто, ломаной траекторией, словно не живые люди, или быть может, вовсе не люди... Путники все без исключения затаили дыхание, "Призраков не бывает..." - тихонько шептала Дарла себе под нос. Потом, одно из окон резко открылось, и наружу что-то вылезло! Послышался безумный смех, в вылезшем "нечто" можно было узнать человека, но очень грязного, не бритого, и давно не стриженного. Его одежда состояла из рваного набора спортивного и бизнес стилей, вся в пятнах и грязи самого разного происхождения. Безумный смех продолжался, и вместе с незнакомцем смеялся кто-то ещё.
   - Я просто в гавно!!! - прокричал он в Пустошь, и они со своим товарищем залились очередной порцией неконтролируемого смеха, после чего незнакомец скрылся.
   Напряжение среди отряда рейнджера спало. Некоторых терзало чувство стыда за тревогу или страх, которым они поддались, значительно преувеличив опасность тех, кого выслеживали.
   - Мои медицинские запасы... - с досадой проговорила Дарла. - В руинах у океана, мы нашли больницу, а там целый склад медикаментов и огромную партию Мед-Х. Чтобы в неё пробраться, пришлось столько лазить, ползать и прыгать, а теперь они всё выкайфуют!
   - "Партии" медикаментов, это тоже исторические ценности? - съязвил Генрих.
   - Нет. Но экспедиции, предприятие не из дешёвых, знаете ли. Да и просто, нужда в медикаментах вещь постоянная, особенно в эти дни. А они себе вечеринку устроили, эти... засранцы!
   - Думаю, придется ждать. - сказал Билл. - Иначе я не представляю, как туда попасть. А то, что они "под кайфом", нам скорее на руку.
   - Нет! - взмолилась Дарла. - Мне даже представить страшно, что они делают с моими находками! Эти... варвары!
   - И сколько будем ждать? - спросила Лэсси. - А что, если у них там еды и воды вдоволь, что, скорее всего так и есть. Может пройти не одна неделя, пока их вечеринка окончится.
   - Вершина стены округлая. - сказал Гартун. - Она вся быть построена так, что даже с железным когтем на неё не взобраться.
   - К чёрту коготь! - злилась Дарла. - Дарла Джонс и не такие преграды преодолевала! Пока вы будете спорить, они уничтожат весь мой труд!
   Билли хотел, было успокоить девушку-учёного, но прежде, чем успел сказать слово, Дарла сорвалась с места, и, пригнувшись, быстро рванула к стене. Всё случилось так быстро, что никто из отряда не успел остановить её. Девушка добралась до стены, прижалась, и двигалась вдоль неё, пока не нашла что-то. "Она долбанутая" - проговорил Шарк посмеиваясь. Но Дарла уцепившись чуть ли не фалангами пальцев в маленькую опору, потянулась вверх, потом ещё раз, потом прыжок вдоль стены, и она зацепилась рукой за отверстие, где выпала часть бетона. Подтянувшись обеими руками, она достала до следующей опоры, и через мгновение добралась до вершины в том месте, где колючая проволока была оборвана. Некоторые путники смотрели на неё, затаив дыхание и открыв рты. Дарла опустилась вниз с другой стороны стены, держась руками за вершину, и найдя несколько опор, сократила расстояние до земли на пару метров, после чего спрыгнула вниз и перекатилась.
   - Будь я проклят! - удивлённо проговорил Шарк. - Эта писька смогла!
   - Готовьте оружие! - сказал Билли, беря в руки винтовку, и быстро направился к воротам здания.
   Спутники цепочкой последовали за ним, кровь в их венах забежала быстрее, участилось дыхание, сердце тревожно застучало, в ожидании приближающейся драки. Но ворота ещё несколько минут не открывались, заставив путников волноваться о судьбе болтливой Дарлы. И в то время, когда Лэсси была уже готова вновь начать свои ворчания, послышалось шипение приводов, и ворота с шумом начали неспешно открываться. Дарла встретила их у входа, держа наготове оружие.
   - Долбанный терминал! - прошептала она. - Каким придурком нужно быть, чтобы придумать пароль: "Все штаты США повышают продуктивность козлиных ферм"!
   Но рейнджер и ко., не обращали внимания на её причитания, были заняты тщательным высматриванием угрозы. Не смотря на шум открываемых ворот, сопротивления никто не оказывал. Из кучи мусора и ржавых бочек показался один из местных бандитов, с трудом стоящий на ногах, он с недоумением смотрел на вооружённый отряд незнакомцев, и никак не мог понять, на кой хрен он их впустил.
   - Эй вы! Вы блядь кто такие, а?! - проговорил он, пытаясь нащупать пистолет в кобуре, но пистолета не было.
   Кивком головы рейнджер указал на стражника ворот, давая знак, чтобы его обезвредили. Ближе всего к нему продвигалась Лэсси, и она что было сил, ударила его ногой в пах. Бандит упал на колени, громко застонал, держась за свои мужские принадлежности, проблевался, продолжал стонать, пока Генрих не вырубил его прикладом.
   - У тебя что, какие-то комплексы? - прошипел он на Лэсси. - Нужно было обезвредить его!
   - А я что, не обезвредила?!..- протестовала блондинка, но оба спорщика умолкли, когда Люси "шикнула" на них.
   Вход в здание закрывали крепкие, двойные металлические двери, так же открывающиеся изнутри. Отряд растянулся вдоль здания, они осматривали окна, выискивали других противников, которые могли скрываться за множественными ящиками и контейнерами вокруг. "Смотрите за ними!" - сказал Билл, указав на одну из сферических турелей, но они все казались отключёнными. Во внутреннем дворе кроме стражника ворот больше никого не оказалось. Под дождём и солнцем прогневало множество повозок, отобранных у караванщиков вместе с грузом многие годы назад. Путники продолжали с опаской наблюдать за окнами верхних этажей, но, не смотря на весь созданный ими шум, тревоги не было.
   - Нужно найти путь внутрь... - сказал Билл, но не успел даже договорить, как Дарла вновь полезла вверх.
   Взобравшись выше по сточной трубе, она боком полезла по карнизу второго этажа, подтянулась, и, цепляясь за сомнительные крепления камер и кондиционеров, добралась до третьего. Подтянулась на выступе, выпячивая округлости своей пятой точки, с разбега перепрыгнула на подоконник. Вскарабкалась на четвёртый этаж, вновь полезла боком, к другому окну, чтобы на его подоконнике свиснуть вниз, спрыгнуть, и в полёте ухватиться за подоконник окна на третьем этаже. Это было единственное окно, на котором отсутствовала решётка, и добраться до него иначе было невозможно. Можно было только удивляться каким образом в голове Дарлы смог возникнуть столь изощрённый план проникновения. Похоже, она действительно была очень опытна в этом, ведь остальные не могли даже представить, как добраться до того окна. Девушка скрылась, и первое время всё было тихо, но где-то на пол пути её продвижения к первому этажу, что-то произошло, и послышалась стрельба. Но Дарла не ввязывалась в перестрелку, и пока одурманенные обитатели этого места осознавали, что происходит, она прорывалась к входу. Вскоре, металлическая дверь открылась.
   - Мне даже стыдно сказать, какой здесь установили пароль!.. - радостно улыбаясь, говорила она, всё ещё неровно дыша.
   Но Билли грубо нагнул её к полу, и тут же открыл огонь, по показавшимся в коридоре бандитам. Первого он сразу же задел, второй спрятался за углом, и палил вслепую из пистолет-пулемёта. Между его очередями и перезарядками, путники по одному входили в коридоры здания, искали укрытия, стреляли в ответ, но бандит совсем не показывался. Билл метнул гранату, и прежде чем сдерживающий их боец смог сбежать, раздался взрыв. Рейнджер быстро продвинулся вперёд, осторожно заглянул за угол, но в следующем коридоре лишь лежало изорванное осколками тело. Бойцы его отряда осторожно осматривали каждую комнату первого этажа. Здесь были и заброшенные офисы, и технические помещения с системами водоснабжения, отопления, и генераторная, комнаты, набитые каркасами от компьютерной техники, казармы. Но на первом этаже никого не было. И только трое местных, прибежавшие с верхних этажей, вошли с ними в бой. Их быстро подавили огнём, и, обойдя с фланга, Люси и Билл обезвредили их.
   Отряд рейнджера разделился на две группы. Они смогли преодолеть лестницы и подняться на второй этаж, где им наконец-то оказали достойное сопротивление. Бандиты всё же осознали, что происходит. Развязался не шуточный бой, в котором они сдерживали каждую комнату, укрывались, использовали гранаты, хотя и значительно меньше, чем спутники Билла. Некоторые из них кололись или нюхали по нескольку дорожек, и вступали в бой. Для некоторых это было ошибкой, так как, не смотря на возникающее при этом чувство неуязвимости, вставание в полный рост и безумная стрельба, совсем не сдерживали пуль путников, и поражённые они падали на пол. Их броня была плохой, и редко сдерживала какие-либо попадания, но раненные, если могли, выходили из боя, кололи себе стимуляторы, и вновь вступали в сражение. Спутникам Билла так же доставалось. Как обычно несколько пуль задели Генриха, но не пробили брони. Осколок взорвавшейся гранаты попал Хардсону в живот, стимулятор спас его жизнь, но вывел из сражения. И, конечно же, не обошлось без ранений Бетона, но благодаря его яростному напору и огню из ружья, путникам удалось зачистить сразу несколько комнат.
   Меньше десятка бандитов, раненных и нет, дрогнули, и отступили на третий этаж. Рейнджер, не жалея себя рискнул преследовать их с наскока, задел двоих, но и сам поймал две пули. Одна попала в грудь, где была остановлена отличной бронёй, но вторая в правую ногу. Вторая не прошла на вылет, она была крупного калибра, и ударила с такой силой, что рейнджеру показалось, переломала его ногу. Даже после стимулятора и десятиминутного отдыха он почти не мог передвигаться, но благодаря его рывку, их отряд смог прорваться на третий этаж, не дав бандитам укрепиться на лестнице и сдержать их. Пока путники переподготавливали оружие и подлечивали своих раненных, они слышали крики и споры бандитов, доносящиеся из других комнат. Кто-то хотел сдаться, кто-то предлагал сбежать и бросить "долбанного "шёлкового" ко всем чертям", но, используя грязнейшую ругань и силу, одному из старших удалось восстановить порядок.
   - Мы этих сук разорвём в клочья! Соберитесь, и не будьте пёздами, проклятые выродки!
   Бандиты собрались с духом, и с криками ярости рванулись в атаку. Рейнджер и ко. не ожидали контрнаступления, и были даже застигнуты врасплох, в то время, когда искалеченный рейнджер пытался в "полевой обстановке" помочь Хардсону. Но бандиты переоценили свои возможности, и недооценили спутников Билла. Генрих сумел задержать их, хотя в него вновь попали, и в этот раз одна из пуль смогла пробить крепкую броню. Остальные успели надёжно укрыться, и шальная атака была сдержана огнём с разных направлений, несколькими гранатами, и "пулевым штормом" Дарлы. Пули .45-го калибра пробивали и обветшалую мебель и даже некоторые стены, и когда её пистолет-пулемёты стихли, в ответ больше никто не стрелял.
   - Мы сдаёмся! - послышался чей-то крик.
   - Нихера!! - послышался другой. - Вам всем пиздец, ублюдки! Мы вас выпотрошим, поимеем, а потом вновь порежем на кусочки!..
   Тишину в комнатах разрезала автоматная очередь.
   - Мы сдаёмся! Пожалуйста, не убивайте нас!
   Вновь стало тихо, и были слышны только стоны и крики раненных. Гартун, Дарла, Люси и блондинка осторожно приблизились. Двое из бандитов стояли на коленях, с поднятыми вверх руками, рядом истекал кровью их мёртвый командир. Их связали, и пока Билл и Дарла лечили раненных, остальные занимались допросом.
   - Кто ещё остался наверху?! - спросила Люси, стараясь сделать это как можно грознее в её случае.
   - Там только наш босс, Шёлковый Повелитель! Он совсем обдолбался, и дурной! Пожалуйста, не убивайте нас!
   Лэсси сняла с ремня свой "потрошитель", и приставила его к паху допрашиваемого.
   - Это всё?! Ещё кто-то есть?! Где вещи отряда, который вы вчера обобрали?!
   Найдя правильный подход, блондинка получила желаемый результат. Пленник принялся рассказывать всё, что знал, даже те вещи, которые путников откровенно не интересовали. Бандит предупредил их, что Шёлковый Повелитель хорошо вооружён, что у него там "электронные штуки" и вся добыча. Гартун и Люси освободили местных рабов, пять женщин, и даже двух мужчин, рейнджер закончил с Генрихом, ранение которого оказалось не слишком серьёзным, и он даже смог вернуться в строй.
   - Давайте доведём дело до конца. - сказал Билл, и одевая шлем, похромал к лестнице.
   Люси пыталась остановить его, говоря, что он и так с трудом двигается, но рейнджер, конечно же, не мог позволить себе остаться в стороне. Оставив позади Хардсона, они поднялись на четвёртый этаж. Здесь уже было не много комнат, центральная напоминала овал, заставленный остатками компьютерной техники, голографического оборудования, и радаров. Посреди неё стоял трон, сделанный из кожаного кресла, украшенного черепами и поломанным оружием. На троне сидел худощавый, грязный мужчина, с красными глазами, чёлкой, крашеной в розовый цвет, и в военной броне, половина элементов которой была заменена защитой, собранной из металлолома. Шёлковый Повелитель вдохнул со стола длинную дорожку.
   - Сука! Я вас ненавижу! Всех вас! Умрите! - поприветствовал он гостей, и резко встал.
   Рядом с троном лежала ракетница, и особо не целясь, босс бандитов выстрелил. Ракета взорвалась недалеко от укрывающихся путников. Местная мебель не могла служить надёжным укрытием, поэтому после взрыва путники отступил назад, разбежались в разные стороны. Через десяток секунд послышался свист ещё одной ракеты, и вновь взрыв, силой которого чуть не накрыло Лэсси и Гартуна.
   - Я вам ссссука покажу кто тут главный! Я вас ссссука научу, как нужно воевать!
   И вновь залп, в этот раз в другую комнату, куда скрылись Бетон и рейнджер. Взрывом разорвало одну из стен, ударная волна и её осколки опрокинули рейнджера на пол, и Бетон оттащил его как можно дальше. Шёлковый Повелитель вдохнул ещё одну дорожку, и вновь начал перезаряжать ракетницу.
   - У меня ещё много тут таких, вы бляди! Вы пожалеете, что осмелились сюда забраться, мать вашу! Я Шёлковый Повелитель! Я Шёлковый Повелитель!
   Генрих и Лэсси попытались обстрелять его, блондинка сумела попасть в левое плечё бандита, от чего он дёрнулся, и следующая ракета полетела не в них, но в потолок над ними. Взрыв и сколки разлетелись во все стороны, окатив обоих, заставив их, оглушённых и дезориентированных, отступить. Бандит вновь начал перезаряжать своё оружие, используя при этом руки и ноги, поднял ракетницу на плечё, и только теперь заметил черноволосую девушку, показавшуюся из-за угла. Повелитель не успел даже выругаться, как Люси выстрелила, и её пуля пробилась в живот безумца. Бандит вскрикнул, согнулся, уронив ракетницу, и побрёл в сторону, Люси же предпочитая не рисковать, спряталась за угол. Шёлковый Повелитель ругался и проклинал весь мир, пока колол себе несколько стимуляторов, пару доз Мед-Х, глотал зелёные таблетки, вдыхал белый порошок прямо из пакета. Он подошёл к одному из компьютеров, и быстро ввёл несколько команд.
   - Умрите!!! Умрите ссссуки!!!
   В некоторых стенах открылись скрытые ниши, и наружу вылетели небольшие роботы, старой модели "робоглаз", с ножкой, под своим эллипсоидным корпусом, из которой они разили противника лезвием. Из потолка в каждой комнате показались сферические турели, и путникам пришлось вновь менять укрытия, чтобы прятаться от их огня. Один из роботов быстро приблизился к Люси. Удивлённая девушка не успела отреагировать, как робот ударил её в живот лезвием. Люси почувствовала боль и жжение, и недолго думая, начала убегать. Робоглаз быстро настигал её, но его перехватил Шарк. Ударив по роботу дубиной с силой профессионального бейсболиста, Шарк дезориентировал его, и, воспользовавшись моментом замешательства, ударил ещё несколько раз, от чего робот упал на пол. Но вскоре показались ещё несколько ботов, и ему так же пришлось убегать, и отстреливаться. Его и Люси поддержал Гартун, сбежавший из комнаты, где его зажала турель. Он ловко уклонялся от большинства ударов роботов, разил в ответ топором и мечём, Люси и Шарк прикрывали его стрельбой и в ближнем бою, но большая часть роботов атаковала их, и им была нужна помощь.
   Одна из турелей задела Лэсси, но, используя стимулятор, блондинка могла продолжать сражаться, и помогла Генриху уничтожить большую часть турелей. Пока кто-то из них отвлекал турель на себя, второй стрелял, и так вновь и вновь, пока турель не разрывалась на части в электрической вспышке. Услышав шум борьбы, они пришли на помощь Гартуну и остальным, обстреливали приближающихся роботов, один из которых пробил ногу блондинки. Пули и удары пробивали корпус роботов, оставляя отверстия, и пробоины, добирались к механизмам, повреждали их, от чего роботы пищали, и падали на пол, истекая лужами чёрного масла. Не успели они разделаться со всеми роботами, как вновь засвистела ракета, и ударная волна с осколками стены сбила их с ног, снесла несколько роботов.
   На долю Билла, Бетона, и Дарлы досталась меньшая часть опасных роботов и турелей, но большая часть внимания Шёлкового Повелителя. После одного из выстрелов бандита, рейнджер попытался добраться к нему, успел взять в прицел и дать короткую очередь, попав в грудь, но Шёлковый выстрелил в ответ, и от близкого взрыва Билл потерял сознание. Дарле и Бетону пришлось вместе бороться с роботами. Для Конти эти небольшие, но подвижные противники оказались не простыми. Он с трудом мог увернуться от их быстрых выпадов, и зачастую они успевали уклониться от его могучих кулаков. Дарла прикрывала его огнём из обоих стволов, имея возможность стрелять, укрываясь за могучей спиной Бетона, она могла быстро разделаться с роботом. Но вскоре робоглаз ранил и её, и несколько раз Бетона. Здоровяк разозлился, и, прокричав зверем, попал кулаком прямо по одному из них. Робот отлетел в сторону, ударился в стену, и разбитый упал на пол. Подхватив его, Бетон принялся им размахивать, бить других роботов, но только до очередного выстрела Шёлкового. Лидер бандитов даже под наркотой с трудом управлялся с ракетницей. Его выстрелы были неточными, но подобное оружие компенсировало это своей большой мощью.
   Весь этаж был большей частью разрушен, верхний мог провалиться в любой момент, но Шёлкового Повелителя это совсем не беспокоило. Не отличающийся умом или сообразительностью даже на трезвую голову, но выделяющийся свирепостью, после употребления такого огромного количества наркоты и лекарств, не могло быть даже проблеска здравомыслия в его голове. Ракет оставалось немного, он выстрелил ещё раз в сторону Люси и ближайших к ней путников. Полностью подавленные, никто из них не стрелял в него, и Шёлковый Повелитель понимал, ещё несколько выстрелов, и он их всех похоронит.
   - Я же говорил вам, выблядки! - кричал он, вновь перезаряжая ракетницу. - Вы не с тем связались! Я вас всех на куски разорву!
   Он поднял ракетницу, но сильно кружащаяся до этого голова, закружилась вдвое сильнее, затошнило вдвое сильнее, он пошатнулся, выронил ракетницу на пол. Его глаза буквально налились кровью, и, качнувшись в сторону, Шёлковый Повелитель упал вначале на панели радаров, после чего сполз на пол, и более не шевелился. Подавленные и раненные, путники несколько минут не покидали своих укрытий, не понимая, что же произошло. Перекинулись несколькими фразами, Люси метнулась к рейнджеру, и помогла Бетону и Дарле привести его в чувства. В это время остальные осторожно приближались к главарю бандитов, но их грозный противник более не подавал признаков жизни.
   - Безумец. - сказал Генрих, приподняв голову бандита. - Похоже, инсульт, и очень сильный.
   - Я думала, нам конец. - сказала Лэсси, и сплюнула на Шёлкового. Её броня была обильно испачкана кровью, из быстро подлеченных стимулятором ран. - Ублюдок. Если бы не все эти штуки, мы бы тебе жопу...
   - Не говорить плохо о мертвецах. - сказал Гартун. - Ты давать его дух дорога к себе для мщения.
   - В жопу его дух! - выругалась блондинка, и ушла посмотреть, как там Билл.
   Шёлковый Повелитель был подобен чудищу, охраняющему гору сокровищ. Рядом с его троном находились вещи Дарлы, коробки с довоенной пищей и различные сосуды с водой, военные короба для боеприпасов, большей частью полупустые, медикаменты, и различная мелочь, от домашней утвари до украшений. Эта группа уже давно грабила и мародёрствовала, успешно укрываясь за стенами этого странного комплекса. Дарла тут же принялась пересматривать принадлежащее ей, постоянно причитая о том, какой ущерб нанесли "эти животные". В том месте, где хранилось разное тряпьё, им удалось отыскать осколок Кризалиса. Билл активировал радио частоту, на которую был настроен Пип-Бой профессора Блэкстоуна, и из динамика раздался необычный шум. Он был похож на писк, который словно волна накатывался на песчаный берег, и потом отступал назад. Звук был громким и очень отчётливым, специальная подпрограмма, записанная в Пип-Бой, распознала его как "Фрагмент N17". Четвёртый, пятый, и одиннадцатый фрагменты, Биллу передал профессор, и благодаря нескольким командам, реакцию прибора на них можно было отключить. До этого рейнджер не был уверен, стоит ли ему даже начинать эти поиски кучки иголок среди необъятного пространства Пустоши. Но не теперь, чудесное стечение обстоятельств, пробудило в нём готовность к этой борьбе, а внезапность находки чувство вины перед погибшим другом, которому он дал слово.
   На первый взгляд каждый осколок казался лишь обычной стекляшкой, но на дневном свету можно было заметить, что у каждого есть свой оттенок. Глубоко внутри каждого осколка имели место части электроники, длинные проволоки и очень маленькие микросхемы. Никто из спутников Билла, даже искушённая в артефактах Дарла, не могли понять, каким образом фрагменты должны соединяться между собой. Девушка-археолог продолжала высказывать сомнения по поводу того, какого же истинное предназначение этих стекляшек. Путники решили отдохнуть в этом месте день или два. Бетон, Гартун, и Шарк, отправились за оставленными в одиночестве брамином и грузом оружия, остальные подлечивали раненных бандитов, чтобы потом посадить их в камеру, в которой до этого находились рабы. Осознав, что таинственная группа захвата не собирается стать их новыми хозяевами, первым делом бывшие пленники набросились на пищу, быстро поедая её, и попутно заливаясь слезами. Люси не сдержалась, и пустила одинокую слезинку, наблюдая за ними.
   - Это неправильно... Это совсем не правильно. - тихонько шептала она, но сидящий рядом Генрих расслышал её.
   - Не правильно. - подтвердил он, снимая массивный панцирь со своего измученного тела. - У людей всегда так было. Даже очень давно, задолго до довоенного времени. Огромные государства существовали за счёт рабов, или полурабов. Когда цивилизация рухнула, мы вернулись к старым методам.
   - Мир отстой. - сказала девушка, вытирая нос найденной рядом тряпкой. Но потом на одно мгновение взглянула на Билла, и добавила. - Ну, может не всегда. Или не во всём. Но разве можно мириться с этим?
   - Ты и сама знаешь ответ. - болезненно простонав, сказал Генрих, и сбросил рубашку.
   - Это неправильно! Не знаю, как, и когда, но однажды я это изменю, богом клянусь! Ну, или попытаюсь хоть что-то изменить. Ты можешь только представить, что они с ними делали, годами, как мучили их? - в ответ бывший адвокат с согласием промычал. - О Боже! Только посмотри на себя!
   Тело Генриха было покрыто большими синяками и следами заживающих порезов. Он осторожно прикасался к ним, болезненно кривя лицом.
   - Всё в порядке. После лекарства я чувствую, как они заживают. Но блядь, как же они всё-таки болят! - сказал он, и они вместе с Люси засмеялись.
   - Тебе нужно быть более осторожным. Твоя броня не сможет полностью уберечь тебя.
   - Знаю. - грустно ответил Генрих. - Ты только не говори никому, но мне кажется плевать. С того момента, как покинул дом, я не ощущаю потребности в жизни. Если бы не ваша компания, я бы, наверное, просто отключился, как робот, у которого вытянули источник питания.
   Немного помолчав, Люси грустно улыбнулась, и спросила:
   - А как же Лэсси?
   - Да она кошмар любого мужика! - ответил Генрих, и они снова рассмеялись. - Но, я рад, что она рядом. Иногда. Только не говори, что я так сказал.
   - Ты нужен нам, Генрих. Без тебя мы бы не справились. - сказала Люси, и добродушно похлопала его по плечу, от чего Генрих болезненно вскрикнул. - Ой! Прости! Прости!
   Они закопали мертвецов в одну братскую могилу, недалеко от военного комплекса. Группа, ушедшая привести брамина, задерживалась, что вызывало опасения у остальных членов отряда. Они пришли после заката, уставшие, но к счастью их верное животное уцелело, не став чьей-нибудь добычей за время отсутствия хозяев. Правда, брамин успел нашалить, погнавшись за группой диких браминов. Не имея возможности отцепиться от повозки, брамин раскидал всё оружие путников, и ребятам пришлось собирать свой груз по окрестности, что и объясняло их длительную задержку. Весь вечер и ночь они лёжа отдыхали, ели, выпивали, а Лэсси и Люси, спрятавшись на пятом этаже, попробовали Каина, не обращая внимания на недавний, плохой пример с местным боссом. Для блондинки это был далеко не первый опыт, для Люси наркотик стал открытием, и весьма приятным, вызывал необычные ощущения, и казалось, в мире всё начинало двигаться медленнее.
   Большую часть второго дня так же отдыхали, Билл и Люси успели послужить ассистентами Дарлы, пытавшейся узнать секреты этого странного места. Но тайна не открылась "самому знаменитому археологу этого времени". Новоиспечённые исследователи смогли добраться до массивной двери в подвалах здания, вскрыть которую не смогли не предыдущие хозяева этого места, ни гений Дарлы. На утро следующего дня, отдохнувшие, и залечившие свои раны, путники собирались в дорогу.
   - Вы такие классные, ребята! - радостно откровенничала Дарла. - Ох, как бы я хотела путешествовать вместе с вами!
   Но путники дружно заверяли девушку, что если она откажется от своих исследований, то это станет настоящей потерей для научного мира! На робкое и осторожное замечание Билла, что возможно они должны помочь девушке добраться до её штаб-квартиры, товарищи рейнджера уверяли, что такая смелая и сильная личность как Дарла Джонс сумеет справиться, и ей не нужна чья-либо помощь!
   - Вы такие милые! - радовалась Дарла. - Не волнуйтесь, я уверена, что кто-то из бывших пленников согласится работать на меня. Ведь по большому счёту, у них ничего нет, и ничего иного им не остаётся! Но вас я достойно отблагодарю!
   Дарла щедро отдала большую часть завоёванных припасов, и даже некоторые личные ценности, "исторические артефакты", реальная ценность которых могла быть до смешного мала. Дарла нежно прощалась со всеми путниками, но с Шарком ограничилась только лёгким рукопожатием, при этом опускала в землю глаза. Разленившийся за несколько дней брамин, поначалу упирался, и отказывался идти дальше. Но "вдохновляющая" ругань Шарка заставила животное шевелится, хотя он всё ещё протестующе мычал. Дарла Джонс радостно махала рукой в след своим новым друзьям.
   - Надеюсь, мы ещё встретимся! - крикнула она.
   - Шевелитесь! - прошипела Лэсси. - Во имя всего святого, скорее сваливаем отсюда!
   Первый час шли молча. Погода портилась, и с запада набегали тёмные облака, предвещая грозу. Гартун и Хардсон указывали дорогу. Теперь их отряду нужно было вернуться на протоптанные тропы, ведущие к Колоссу. Решив как-то порадовать себя, и разогнать тоску пути, Люси достала из увесистого рюкзака бутылку с нюка-колой, содержимое которой словно светилось. Девушка удовлетворённо мурлыкала себе под нос, наслаждаясь ярким спектром вкуса напитка.
   - Она что, не пожалела тебе бутылку этой "исторической ценности"? - с завистью спросила Лэсси.
   - Нет. - ответила Люси, после чего выдержала паузу, и сказала со смехом: - Я украла её!
   - О боже, Люси! - проворчал рейнджер. - Зачем? Разве мы в бедственном положении?
   - Нет. Но мне так хотелось! А эта зануда никогда бы не позволила взять и одной.
   - Даже одной? - спросил Генрих. - Значит, тебе была нужна и не одна?
   - Не волнуйтесь! У неё там много было. Я взяла только половину, так что она может и не заметит.
   - Заметит! - посмеиваясь сказал Шарк. - Ведь я украл вторую половину!
   Кто-то радостно хихикал, другие разочаровано мотали головами и что-то бормотали себе под нос.
   - Как? Как ты это сделал? Она не заметила тебя? - спрашивала Люси с удивлением, ведь она и не ожидала от Шарка, что он сумеет повторить подвиг, подобный её собственному. - Я час прокрадывалась в комнату, потом пол часа пряталась в углу за ящиками, ожидая момента. Вытягивала под одной бутылке, потом снова пряталась! Как ты смог обхитрить её?
   - Мне даже прятаться не пришлось! Я подошёл к ней, предложил заняться сексом, и поцеловал. Она залилась краской и убежала прочь. Ну, а её вещи остались без присмотра, так что я подумал, что ей ведь так много не нужно, правда?
   - Мне даже страшно спрашивать, - сказала Лэсси, - что первое ты задумал, отвлечь её, таким образом, или просто хотел залезть ей в шорты?
   Шарк не ответил, только смеялся. До самой грозы путники обсуждали странную девушку, а когда засверкали молнии, и полил дождь, их мысли были направлены в сторону поиска укрытия. Похоже, гроза обещала быть долгой, но никто даже не предложил вернуться обратно к военному комплексу.
  
   После двух дней постоянной грозы, многих усилий стоило путникам развести костёр, используя влажную древесину. Пытались по очереди, Генрих, потом Билл, потом Лэсси, прибегая к силе проклятий и иным злословиям. Под конец за дело взялся Шарк, который поджигал при помощи бумаги влажную набивку подушки дивана. Пламя с большим трудом поедало влажные дрова, в виде местной мебели, и найденной вокруг древесины. Костёр испускал густой, белый дым, заставлял путников кашлять, но в своих промокших одеждах они жались к набирающему силу огню, чтобы хоть немного нагреться и обсохнуть. За эти два дня они прошли немного, большей частью искали укрытия, чтобы хоть немного спрятаться от хлынувшей с неба воды. У половины уже проявлялись признаки простуды, тепло огня вызывало дрожь в теле.
   С последним укрытием так же не повезло. Следующим местом для посещения в списке рейнджера и ко., было поселение Колосс. Но находилось оно восточнее от большого северного пути, в слабообжитых местах, где холмы сменяли друг друга, и здесь редко встречались интересные места. Атомный взрыв уничтожил небольшой город неподалёку, превратив его в скелет с торчащими костями, к тому же до сих дней пропитанный радиацией. Рядом с городом путники отыскали руины маленького заводика, на котором в прошлом производили кожаную обувь. Крыша здания была разрушена, как и почти все стены. Оставался только один угол, самый дальний от эпицентра взрыва, но едва ли защищающий от холодного ветра с запада. Они с трудом нашли относительно ровное место, немного расчистили его, но грядущую ночь путники будут вынуждены спать на кирпичных осколках.
   Ужин состоял из довоенной еды, любезно выделенной Дарлой для своих новых друзей. Несколько пакетов вермишели, пюре, и Солсбери стейков, всё это тушили в одном котелке, превращая в биомассу сомнительного вида и сомнительной питательности. Дополнительное согревание обеспечивала бутылка довоенного виски, по словам Генриха напитка слишком благородного и качественного для теперешней трапезы. Но Люси совсем не была согласна с ним, именуя этот вечер "довоенным", и получала какое-то особое чувство морального удовлетворения, поглощая в себя еду и выпивку прошлого. Билл вновь обратил внимание на свой Пип-Бой, отыскал волну Грустного Чака. Из прибора послышалась блюзовая мелодия, настолько старая, что было слышно шипение виниловой пластинки на заднем фоне. Темнокожий мужчина мало пел, но музыка была красивой, и все члены отряда умолкли, слушая её. Следующая песня была более весёлой, о любви и радости, и казалось, дополнительно согревала, вместе с выпивкой и теплом костра. Когда песня окончилась, заговорил Чак:
   - Ну что же, мои дорогие Всадники. Последние деньки выдались не очень солнечными. Не завидую сейчас тем из вас, кто находится в пути, а не в уютном доме...
   - Ещё бы, бля! - сказал Шарк. - Словно про нас говорит!
   - ...так что сегодня я подготовил для вас особого гостя, ребята, песни которой хотя и не такие грустные, как мы обычно любим, но способны согреть вашу душу теплом своих волшебных слов, и радостью мелодий.
   - Спасибо тебе Чак... - раздался подозрительный голос, похожий на голос темнокожей женщины, и кокетливый смех. - Так приятно слышать сладкие слова твоей похвалы, что я даже зарумянилась!
   - Ваша красота, мисс "ИМЯ", осветила стены моей мрачной обители, словно сияющее солнце! - Где-то на заднем фоне вновь послышался кокетливый смех. - Знаете ли мисс "ИМЯ", в наше время всё так изменилось. О да, я звучу как старик! И до Апокалипсиса в мире хватало жестокости и страха, сейчас же всё это стало обыденным.
   - Да Чак, это очень грустно... - вновь послышался голос темнокожей женщины. - Особо ужасно то, что людей осталось так мало. Особенно порядочных людей. Конечно же, нельзя однозначно сказать о ком-то, мол он плохой или хороший. Ну, так или иначе, обычно в человеке преобладает что-то одно, правда? И знаете Чак, что больше всего меня тревожит в эти дни?
   - Нет, поведайте нам...
   - Любовь, Чак. Как сложно стало любить в это время. Знаете, по-настоящему, с романтикой. Когда не нужно бояться за что-то. За будущее. Ах, как бы я хотела, чтобы все современные молодые люди могли познать это прекрасное чувство!
   - Чтобы вы хотели сказать нашим сегодняшним слушателям, мисс "ИМЯ"?
   - Любите... - ответил второй голос, после паузы и тяжёлого вздоха. - Пожалуйста, любите. Попытайтесь. И не только своих возлюбленных, но и других людей. Хотя я знаю, как это стало тяжело! И может однажды наша общая любовь вернёт этот мир к жизни!
   - Господи, как красиво вы говорите! - сказал Чак. - Я чуть было не заплакал.
   - Не нужно слёз, Чак! - ответил женский голос. - Давайте я вас немного развеселю, и спою весёлую песню. Она называется: "Фуджи Мама".
   - Да, немного веселья нам не помешает!
   Началась быстрая и ритмичная мелодия, где девушка необычно пела, и песня и вправду подбадривала, и веселила уставших слушателей. Несколько рюмок обжигающего виски, горячая еда, и даже истощение тяжёлыми погодными условиями ушло на второй план, напоминая о себе только периодическими чиханьями и потягиванием влажными носами. Мисс "ИМЯ" исполнила ещё несколько песен, весёлых и грустных, после чего волна Чака вновь заполнилась грустью блюза, с периодическими вставками его философии, с которой спорил Шарк, словно Чак мог услышать его.
   - Насколько же ему должно быть грустно самому, что он пришёл к этому. - сказал задумчиво Хардсон, размышляя о своём собственном одиночестве, когда большая часть отряда уже ютилась на своих дорожных матрасах.
   - А как по мне, - ответила зевая Лэсси, - так ему там очень даже весело! Он теперь откроет бутылочку вина, и устроит "романтический вечерок" с этой своей "гостьей".
   Кто-то хихикнул на шутку блондинки, но большая часть путников уже засыпала. Среди ночи послышался ужасный вопль, и все члены отряда резко проснулись, хватая в руки оружие, и испуганно всматривались в ночь. Но после этого было тихо, только слышались порывы ветра. Рейнджер вызвался дежурить, заметив, что это была оплошность с их стороны, не оставить дозорного.
   Билл вновь включил Пип-Бой, на малой громкости, чтобы как-то развеселить себя. Он выключил его после того как Чак пожелал своим слушателям доброй ночи, и, подкинув несколько кусков древесины в костёр, принялся работать со своей книгой. Рейнджер всё глубже погружался в мысли, многие из которых были приятными воспоминаниями или даже мечтами, иные терзали его, не давая покоя. Он с тоской поглядывал на спящую Люси, которая казалась такой хрупкой и уставшей, нуждавшейся в тёплых, любящих объятьях.
   - Почему Билли? - спросил строгий голос. - Почему ты опять хочешь бросить их?
   Из мрака ночи, кто-то приближался, в броне, и при оружии. Но тень остановилась на границе света, и так и осталась едва различимым образом на фоне ночной темноты.
   - Вновь желаешь сбежать, пока остальные спят. Ничего не объясняя, ничего не говоря, из того, что сказать было бы должно. Почему опять хочешь быть один?
   - Я не хочу этого... - тихонько прошептал рейнджер в ответ, неловко осмотревшись вокруг, словно его могли поймать за каким-то грязным, неприличным делом. - Я не могу отвечать за них!.. - сказал он чуть громче, и осёкся, после чего продолжил ещё тише. - Я не хочу, чтобы они пострадали из-за меня!
   - Никто не может сражаться один. - продолжила строго тень. - И ты не в праве выбирать за них. Даже смерть за великое дело, это благородная цель.
   - Они слишком дороги для меня, чтобы жертвовать ими...
   - А что насчёт девочки? Зачем мучишь её? Видишь же, что она влюблена. Лжёшь сам себе, о своих чувствах.
   - Я никогда не прощу себе, если с ней что-то...
   - Она сильная. Сильнее, чем ты. Боишься потерять её?
   - Я умею жить с болью потерь... - горько ответил Билли. - Умри я, а не она, даже тогда, я причиню ей неизгладимую боль, которую она понесёт через всю свою жизнь...
   - Любовь стоит многого. - сказала тень, с примирением. - Взаимная любовь оставляет неизгладимое счастье, которое мы пронесём даже через смерть, и далее, в рождённых в любви.
   Билли молчал, его взгляд застыл на переливающихся угольках костра.
   - Боишься... - подытожила тень. - Терять, и приносить боль... Боишься, и это причина. Страх, заставляет тебя совершать неправильные поступки. Ты вновь нарушаешь свою веру... Но ты всегда знаешь правильный ответ, Билли.
   На короткий момент оба утихли, после чего заговорили в унисон:
   - Ни смерти, ни боли, ни поражения, ни унижения, ни тьмы... не убоится сердце моё.
   Лэсси уже давно не спала, и вслушивалась в тихие бормотания рейнджера. "Ещё один лунатик..." - подумала она без зла. "Хотя, если подумать, кто сейчас нормальный?". И вновь закрыла глаза, отчего-то ощутила себя в ещё большей безопасности, чем прежде, и быстро уснула.
  
   Утро встретило путников приятным и долгожданным теплом. Люси весело расчёсывала свои волосы, напевая части вчерашних песен, сидя лицом, на встречу восходящему солнцу. После быстрого завтрака, Лэсси немного поспорив с Хардсоном, указала дальнейший путь. Вдали виднелась цепочка холмов, что обещало непростую дорогу. Но где-то там среди них скрывалось поселение Колосс, где путники могли бы пополнить припасы и отдохнуть. Но по заверению Хардсона, под путеводительством блондинки они скорее дойдут до Канады, так "ничерта" не отыскав. Остальные тихонько хихикали, пока эти двое спорили, а Бетон заверял, что слышал, что Колосс очень большой, а значит, они наверняка не пройдут мимо.
   Утомлённые плохой погодой последних дней, путники поначалу воспринимали набирающую силу жару с радостью. Но длилась она не долго. С каждым часом становилось всё жарче и к полудню, из благого спасителя, солнце обернулись ещё одним мучителем. Оно не просто грело их тела, оно буквально пыталось их спалить, и даже воздух вокруг стал горячим, от чего становилось тяжело дышать. Относительно равнинная местность закончилась, впереди их ждали холмы разной высоты, и большую часть из них приходилось обходить из-за "чёртовой" повозки с грузом. Пока остальные обходили возвышенность, рейнджер, не жалея сил подымался на верх, и пользовался возможностью осмотреться вокруг. Для Люси подобные подъемы были тяжелы, но тайное желание остаться наедине с Билли, влекли девушку идти с ним.
   - Ты всегда такой осторожный... - попыталась она сделать ему комплимент, и тут же смутилась его взгляду, боялась, что он не так её понял. - В смысле, я не хочу сказать, что ты всегда опасаешься... Просто это правильно... В смысле, ты всегда беспокоишься за нас, и всё такое...
   Вдобавок к чувству неловкости, Билли ничего не ответил, а только странно улыбнулся, от чего девушка растерялась, и начала забивать голову мыслями типа: "какая я дура, зачем я это сказала, почему он молчит?", и прочее. На высоте "чёртово" солнце палило, и они быстро спустились в надежде найти какую-нибудь тень, и немного охладиться в ней. Их товарищи принялись понемногу раздеваться, кто-то сбрасывал курточки, элементы защиты, шлемы, и с каждым часом всё больше. Рейнджер сделал им замечание, что это небезопасно, но иначе его спутники уже не могли.
   Между двух высоких холмов им встретилась дорога, старая трасса, ведущая куда-то на восток и север. Недалеко вдоль неё находилось что-то интересное. Раньше это была стоянка для дальнобойщиков. Несколько старых зданий, закусочная, гостиница, большой гараж, стоянка, и множество грузовиков и больших фур, замерших рядом с ней. В этих краях живые люди появлялись редко, поэтому путники решили посмотреть, не найдётся ли тут чего-то ценного.
   На подходе казалось, что всё тихо. Грузовики разных марок, со спущенными шинами, и повреждённой краской, покрытые пылью и землёй, казались Люси умершими великанами, что замерли, и окаменели от вспышек атомных бомб. Часть из них врезались друг в друга, часть сгорели, другие казались не тронутыми, как в прочем и их фуры, и далеко не все были открыты. Местные постройки также хорошо сохранились, и даже окна в основном были целы. Казалось, что со времён катастрофы, в них никто никогда не заходил, а это было многообещающим.
   Но не успели они подойти близко, как затрещали счётчики рейнджера и Шарка, и чем ближе они подходили к зданиям, тем сильнее становился фон.
   - Нет. - сказал Билл. - Дальше нельзя. Слишком быстро растёт.
   - Ага. - добавил Шарк. - Десять-пятнадцать минут, и добро пожаловать в рай. Или ад. Или куда вам там...
   - Откуда тут быть радиации? - спросил задумчиво Хардсон, и закурил трубку. - Не в таком месте. Следов от взрыва бомбы не видать.
   Старый охотник конечно же был прав. Опыт его странствий мог предугадать место, в котором может быть радиация, а в котором не должно, и стоянка дальнобойщиков в этом плане должна быть безопасной. Рейнджер согласился, что это очень странно. При помощи Бетона он взобрался на одно из сухих деревьев, и осмотрел местность в бинокль.
   Не сразу, но он сумел заметить причину. Один из грузовиков столкнулся с другим, и его белая фура с красным знаком повалилась на бок, рассыпав свой странный груз. Металлические бочки, часть из которых повредилась, и их содержимое, зелёная жижа, вылилась наружу. Причина стала ясна, непонятной была маркировка на фуре. Красный листик дерева, название организации: "Счастливая Канада", и улыбающийся белый мишка.
   - Вон. - сказал Билл показывая пальцем. - Может вам не видно, но из той фуры вывалились бочки с отходами. К зданиям точно не подойти.
   - Это что на рисунке? - спросил удивлённо Гартун, закрывая рукой от солнца глаза. - Это похоже на белого яо-гая!
   - Медведь. - сказал Генрих. - Тогда ещё они просто назывались медведями. А белые были самыми большими и опасными из них, но обитали далеко в северных снегах.
   - Хотел бы я поохотиться на такого. - грустно сказал Хардсон.
   - Давайте подойдём со стороны стоянки! - предложила Люси, взволнованная возможностью прикоснуться к прошлому, и так сказать порыться в нём.
   - Можно попробовать. - неохотно согласился Билли. - Там фон точно слабее, но не отходите от меня!
   Рейнджер шёл первый, постоянно сверяясь с показателями на Пип-Бое. Другие осматривали автомобили, их фуры, но всё же здесь они были не первыми, и большую часть ценного кто-то вынес до них. Люси послышался какой-то шорох, и словно из неоткуда, рядом с ней появился дикий гуль! Девушка дважды выстрелила, гуль напрыгнул на неё, но она уклонилась в сторону. Тут же рядом с ней появилась Лэсси, и несколькими выстрелами из карабина помогла ей добить мутанта. Из-под грузовика выполз ещё один гуль, двое других приближалось из-за фуры, один царапнул блондинку, и Лэсси болезненно вскрикнув упала на асфальт.
   По одному спутники подбегали к ним, по одному со всех сторон появлялись дикие гули и нападали. Очень быстро Шарк выстрелял всю обойму и кинулся с дубиной в бой. Рейнджер чуть ли не грудью защитил Лэсси и Люси, Генрих попытался им помочь, но снял почти всю свою броню, и после первого же удара так же оказался на асфальте, и старался руками закрыть рваную рану. Вся эта потасовка могла бы плохо закончиться, но важную роль вновь сыграл Бетон, раскидывающий гулей в разные стороны, и убивающий их с одного-двух ударов прикладом или кулаками.
   В целом драка, напоминающая игру регби, только со стрелковым оружием, длилась не долго, но стоила путникам крови. Своими металлическими сапогами Шарк добивал раненных гулей, и весело комментировал словно спортивный комментатор. Рейнджер и Люси помогали пострадавшим, а Хардсон залез на одну из фур, чтобы убедиться, что вокруг не осталось больше тварей. После того, как рану Лэсси обработали, она сказала, что нужно выпить, и вернулась к повозке, остальные продолжили осматривать автомобили и груз. В одной из фур слышались удары и писки диких гулей. Путники резко открыли её дверцу, и четверо мутантов, в остатках современной, кожаной брони, рванулось им на встречу. В этот раз их быстро обезвредили дружным огнём. Похоже, для этих несчастных фура служила чем-то вроде убежища. Тут даже стояла тумбочка, несколько кроватей, немного оружия и боеприпасов. Но возможно у них не было счётчика, и это обернулось для них неприятным сюрпризом.
   Они осмотрели всё, более не найдя ничего ценного, и только Люси продолжала возиться с замком на дверце одной из фур. Путники уговаривали её бросить это дело, но девушка словно загорелась фанатичным желанием попасть внутрь, "пусть ей даже придётся взорвать эту чёртову дверцу!". Для Люси это стало настоящим вызовом, к тому же жажда наживы подсказывала девушке, что внутри ещё никто не побывал, а значит, можно было надеяться на что-то хорошее. И в тот момент, когда другие уже обедали и потеряли в неё веру, Люси внезапно вскрикнула как меленькая девчонка, и залилась радостным смехом, вперемешку с дорожной руганью, направленной в сторону замка и его "подлости".
   Путники, держа оружие наготове, осторожно откинули дверцу вверх, но внутри не было ничего опасного, а только полу-гнилые картонные коробки. Сквозь маленькие дырочки в потолке, проеденные ржавчиной, внутрь попадала вода и уничтожила большую часть груза. Люси принялась осматривать остальное, и вдруг начала странно себя вести. Крики удивления, радости, какой-то непонятный экстаз охватил девушку! Она позвала к себе Лэсси, и вскоре блондинка заразилась той же болезнью. Это был груз обуви, который так и не добрался до своего магазина. Здесь была и спортивная обувь, и молодёжная, и мужские туфли, и женские, и даже что-то изысканное, совсем уж не применимое в современных условиях. Большая часть обуви была уничтожена погодой и временем, часть пострадала, но нашлось не мало отлично уцелевшей, во многом благодаря качественной упаковке.
   Мужчины молча смотрели на своих изменившихся спутниц, пока те радостно показывали друг другу "обувь", что-то хвалили, и говорили друг дружке, как хорошо на них будет смотреться то или это. В общем, это всё заняло какое-то время, много времени. К грузу оружия добавился груз "бесценной" обуви, но мужчины были рады, что наконец-то смогли "ко всем чертям" убраться от этого места.
   Даже к вечеру жара не спадала. Хардсон уверял, что это какая-то аномалия, ведь после зимы первые месяцы не должно быть так жарко. По словам его отца, в этих местах температура никогда не повышалась слишком сильно, но и зимой не было слишком холодно, и всё это было как-то связано с океаном. Одурманенные жарой и утомлённые недавней дракой, путники находились в подавленном состоянии, и даже радость девушек по поводу их недавней находки совсем улетучилась.
   А потом запахло водой. Гартун и Люси первые почуяли её, и направили остальных буквально по запаху. С приближением запах воды ощутили и остальные. Это было озерцо, сформировавшееся в ложбине между двух холмов. Здесь росло много сочной травы и высоких кустов, а также немного карликовых деревьев. Вода в озере казалась чистой, и недалеко от берега были даже видны водоросли на дне. Путники ожили от прилива радости, но первее всех у воды оказался именно брамин. Когда животное утолило жажду, тут же взялось за окружающую траву. Опытный фермер, взглянув на это животное со стороны, сразу бы догадался, что отряд путников очень плохо разбирается в том, как нужно ухаживать за животными.
   Люси первая вбежала в воду по самые коленки, за ней Лэсси. Кув на это животное со стороны сразу бы догадался, что отряд путников то-то высказал мнение, что было бы круто окунуться и хорошенько охладиться. И неожиданно блондинка загорелась этой идеей.
   - Вот чёрт, да что же нам мешает?! - крикнула она, и желая насытить тело прохладой принялась раздеваться.
   Она успела немного оголить грудь, и тут же остановилась, заметив взгляды мужчин. Ей на самом деле было далеко не в первый раз обнажаться рядом с другими и купаться без одежды, но перед её теперешними спутниками она почему-то смущалась.
   - Жаль, что у нас нет тех штук... - с досадой проговорила Люси. - Всегда мечтала о такой. В которых девушки купались на пляже.
   - Купальники? - спросила Лэсси. - А ведь я даже знаю где можно такое приобрести! Знаете что? А что нам мешает их сделать самим?
   Остальные молчали, понятия не имея как их там делать.
   - Правильно! Ничего! - продолжила блондинка. - У нас есть ткани. Мы с Люси сделаем себе повязки сверху и снизу, а вам, у кого нет белья, достаточно обмотаться чем-то.
   Спутники Лэсси не проявляли того же энтузиазма, да и для них это как-то было не очень знакомо и даже странно. Но всё же они согласились с нею. Лэсси выбрала себе и "младшенькой" подходящую ткань, парням же осталось что попало.
   - А мне что без дела сидеть? - проворчал Хардсон. - Вы из этой воды до ночи не вылезете. Если там конечно не водится какая-нибудь дрянь.
   - Вероятно, будешь купаться с нами. - ответил Генрих.
   - Ну уж нет! - сказал Хардсон, и повесив на плечё винтовку, начал уходить. - Я пойду, подстрелю что-то съедобное, расставлю ловушки. Иначе нам скоро не будет чего и есть.
   - Хардсон наверно стесняется своего тела. - сказала Лэсси без тени сарказма, просто сделала наблюдение.
   - Чего? - прохрипел старик, и посмотрел на неё так, словно она несёт бред. - Стесняюсь своего тела?!.. И смогла же такое сварить в своём звенящем котелке... - ворчал охотник, удаляясь.
   Вся эта идея невероятно будоражила Люси, ведь это так напоминало настоящую пляжную вечеринку довоенных времён. Лэсси возилась с тканями, примеряла на девушку, и Люси радовалась, но только до того момента, когда прозвучала, словно команда: "раздевайся".
   - Раздеваться?.. Совсем?..
   - А как ты собралась в воду то лезть? В одежде что ли?
   Об этом Люси как-то сразу и не подумала, что нужно будет раздеваться и ходить почти неодетой перед своими спутниками. Перед мужчинами, которые так же буду не совсем одеты. Теперь она уже не так хорошо понимала девушек прошлого, и их открытости. Щёки девушки залились красной краской, и глазки позорно скрылись, упёршись взглядом в землю.
   - Ну же, давайте без этих глупостей! - сказала Лэсси. - Ты взрослая девушка, и не должна смущаться своей женственности.
   - Но они же будут смотреть...
   - Конечно же будут, и ещё как! Этого ты не должна смущаться тем более. Твоё красивое тело должно будоражить мужчин, и это должно нравиться тебе. Как знать, может это даже заставит кого-то действовать, и попытаться сорвать с тебя этот долбанный купальник!
   От слов блондинки теперь у Люси покраснели даже ушки. Но Лэсси умела быть настойчивой, и чуть ли не заставила девушку действовать. И если при блондинке Люси просто очень смущалась раздеваться, то самое страшное ждало её впереди. Пока девушки возились со своими "купальниками" и их подгонкой, их спутники быстро сделали что-то вроде набедренных повязок и успели ополоснуться в прохладной воде пару раз, при этом словно мальчишки подняли не мало шума. Потом показались их спутницы, и всё словно по команде затихло.
   Их повязки закрывали таз и грудь, и если повязка Люси была стянута не сильно, чтобы создать иллюзию большего объема, то повязка Лэсси была затянута туго, и её немаленькая грудь словно пыталась вырваться из этой повязки. Люси казалась худенькой, но при этом очень стройной. Её кожа была заметно смуглой, и казалась очень гладкой, длинные, смоляные волосы распущенными спадали на нежные плечи. Кожа Лэсси была заметно светлее, а фигура заметно плотнее, но без лишнего жира, а словно налившийся соками сочный фрукт. Мужские взгляды замерли на своих спутницах, которых до этого они словно вовсе не воспринимали женщинами. Люси инстинктивно закрылась руками, но Лэсси тихо скомандовала ей опустить их, чтобы не казаться дурочкой.
   Люси не помнила толком, как они подошли к своим, как сели рядом, и о чём говорили. Она поджала под себя ножки, долго не знала, что делать с руками. Первые десять минут она боялась отвести в сторону взгляд, и если бы не природная болтливость Генриха и Лэсси, эта пляжная вечеринка вполне бы была похожа на вечеринку немых.
   - Люси! - внезапно её пробудил чей-то окрик, и девушка нашла глазами Генриха. - Я говорю, ты просто очаровательна. Правда, Билли?
   Рейнджер что-то промычал в ответ, а Люси выдавила из себя улыбку, и быстро спрятала в сторону глаза. Ей понадобилось ещё время, прежде чем она успокоилась и немного освоилась. Люси начала кидать осторожные взгляды в стороны. До этого дня, она практически не видела обнажённых мужчин, если не считать нескольких случаев в доме доктора Даккара. Теперь они были так близко, и она внимательно осматривала их тела, казавшиеся чем-то необычным, сильным, крепким. Украдкой она замечала, чем они отличаются, по строению, похожие, но немного разные. Особенно отличались Гарти и Бетон, и если тело парня было заметно моложе остальных, не таким массивным, но жилистым, то тело Бетона казалось слишком массивным, доходя до меры чего-то, что кажется не привлекательным. А так, со стыдом, сама для себя Люси заметила, что они волнуют её, все, но, конечно же, ей даже хотелось, чтобы Билли посмотрел на неё.
   Каким-то образом Лэсси усадила её так, что рейнджер сидел рядом. Люси набралась смелости посмотреть ему в лицо, и тут же поняла, что он невероятно смущён! Ощущение неизведанной до этого, её собственной женской силы, впервые открылось ей. И Люси действительно понравилось это. Как же она завидовала Лэсси, которая могла так непринуждённо болтать в подобной обстановке! Спутники девушек ёрзали, меняя свои позы, словно старались что-то спрятать.
   Чем свободнее ощущала себя Люси, тем больше она замечала. Девушка отчётливо ощутила запах Билла, Гартуна, остальных. Пахли они как-то иначе, не так как обычно. Ей захотелось прилечь на плечё рейнджера, и потереться о него волосами. Организм девушки реагировал сам по себе, и запах сидящего рядом Билла казался всё более привлекательным. Так же она заметила, кто и как смотрит на неё. Когда Люси почти отворачивалась, Билл осматривал её с ног до головы, и от этого взгляда по ней словно бежали мурашки. Генрих практически не обращал на неё внимания, как впрочем и на блондинку. Гартун периодически пожирал глазами грудь Лэсси, но и заглядывался на животик Люси. Шарк косился на бёдра блондинки, кидал взгляды на Люси, но она была немного скрыта от его взора. Ещё она ощущала что-то в воздухе, и с момента их появления оно словно росло. Какая-то невидимая энергия страсти, желания, которую излучают все вокруг, и с каждой минутой её становиться всё больше. Она опьяняет, вскруживает молодую голову Люси, и хочется поддаться ей целиком, сделать что-то совершенно безрассудное!
   Билл и вправду был смущён, и всячески пытался подавить в себе это чувство. Он осматривал фигурку Люси, такую грациозную, нежную, хрупкую, и ему хотелось обласкать её прикосновениями, покрыть поцелуями. Проникнуть руками под эту повязку на её бёдрах, ощупать там всё, что можно, или нельзя. Билл хотел убежать от этих мыслей, от запаха этой смуглой кожи и чёрных волос, скрыться в воде озера, но безумная эрекция не позволяла ему не то что встать, но даже изменить позу, в которой он замер. А тело юной девушки словно напрашивалось на ласку, требовало её. Люси посмотрела ему в лицо, и невинно улыбнулась. Её ножки устали от одной позы, и она поменяла её, оказавшись ещё ближе к Биллу. Будь сейчас они наедине, рейнджер понимал, что он бы не сдержался, и начал бы её целовать, понемногу укладывая на землю, и уже не стал бы останавливаться.
   Лэсси попросила Бетона принести им остатки выпивки. Всеобщее волшебство страсти казалось, совсем не могло на него повлиять, и он воспринимал окружающих, как и прежде, вне зависимости от того, насколько меньше на них стало одежды. После нескольких порций виски, Люси наконец-то смогла раскрепоститься, и даже осмелиться вместе с блондинкой пойти поплавать. Она ощущала на себе взгляды полные желания, и чувствовала сама, что её ягодицы даже двигаются не так, как обычно.
   Вода была замечательна своей прохладой. Они плавали, ныряли, и эта прохлада сумела остудить градус их возбуждения, заставляя горячую кровь отойти от самых чувствительных мест девушек. Пока они плавали, их спутники так же смогли немного "остыть", и теперь даже могли встать, разжечь костёр, подальше от воды, и приготовить чего-то перекусить. Хардсон оказался прав. Они и вправду веселились, чуть ли не до самой темноты, вновь возвращались в воду, потом обратно к костру. Люси училась быть смелее, меньше смущаться. Общее страстное "напряжение" то росло, то вновь немного спадало, и девушке нравилось это чувство. Она заметила, как Билли пытался поговорить с ней немного наедине. И не только он! И Гартун, с его неловкими комплиментами, и даже Шарк, внимание которого правда, вызывало в ней чувство тревоги. А позже она и сама искала этого уединения с рейнджером, и даже ожидала чего-то с его стороны, какого-то действия, а быть может даже прямого предложения. И Люси не была уверена, что сказала бы ему "нет", и плевать на все эти приличия и правила!
   Но, на самом деле ничего не произошло, и все сдержали себя в рамках приличия, хотя и не раз практически поддавались страстному порыву. Все продолжали делать вид, что они всего лишь спутники, не вызывающие друг в друге никаких желаний. Девушки скрывали свою страсть и желание быть "согретыми", мужчины скрывали свою эрекцию, и желание овладеть их сексуальными телами. Даже с наступлением ночи, жара не отступала, и путники периодически возвращались в воду, где Шарк пытался щупать Лэсси, а та в ответ хихикала как девочка. Они ещё долго сидели у костра, общались о жизни, и разных вещах, практически свыкнувшись с возбуждением в своих венах. Они разложили матрасы, и по одному отправлялись спать. Про себя Люси отметила жуткое чувство разочарования, практически холодящее, и нежелание идти спать, но словно ждать чего-то, что может случиться.в воду, где Шарк пытался щупать Лэсси, а та в ответ хихикала как девочка. Они ещё долго сидели у коставила девушку действовать. И если при блондинке Люси просто очень смущалась раздеваться, то самое страшное ждал
   ставила девушку действовать. И если при блондинке Люси просто очень смущалась раздеваться, то сИ лишь когда перевалило за полночь, температура начала падать, и становилось вновь прохладно. Люси несколько раз просыпалась, пробуждённая прохладой, но ей так не хотелось просыпаться полностью и искать своё покрывало, что она ещё сильнее скручивалась калачиком на своём матрасе, обхватывала себя руками, и вновь засыпала. На третье подобное пробуждение, Люси перевернулась на бок, но не успела уснуть вновь, как её привлёк странный шум. Он напоминал трение ткани, среди которого периодически слышались всхлипывания, лёгкие, приглушённые стоны, и хлопки плоти о плоть.
   Костёр давно погас, и на его месте лишь тлели красные угольки. Они не давали много света, луны не было, ночь была практически абсолютно чёрной. Люси привстала, и тщательно вглядывалась в ночную тьму, но даже её чувствительные глазки едва ли могли что-то разглядеть. Звуки доносились со стороны матраса Лэсси, и несколько раз девушке удалось уловить там какое-то неясное движение, среди общей неподвижности густой темноты. И всё бы могло быть приемлемо, если бы не подлая мысль, пробравшаяся в её голову, кто же именно сейчас с Лэсси. Казалось, что ответ очевиден, и это должен быть Генрих, или Шарк, но любопытство, и в особенности страх, что это не он, но Билли наполнили её сердце такой тревогой, что Люси чуть ли не решилась на глупость.
   Ей очень захотелось встать, и тихонько пробраться к матрасу блондинки или рейнджера, и убедиться наверняка. Но страх того, что её поймают за таким делом, и поймут неправильно, останавливал. Убеждая себя, что ей это только кажется, Люси применяя свою волю, перевернулась на бок, принялась засыпать. Послышались несколько приглушённых, и очень сладострастных стонов. Ниже живота Люси уже давно всё пульсировало, и на этот раз, это было уже слишком. Осмотревшись вокруг, и убедившись ещё раз, что темнота непроглядная, Люси скользнула рукой под свою набедренную повязку. Она думала о Билли, о том, как подкрадывается к его матрасу, и просовывает руку под его повязку. Эти мысли быстро сменялись воспоминаниями всего того, что случилось в Соапвилле, им на смену приходили фантазии о том, как сам Билли подкрадывается к её матрасу, чтобы сорвать её набедренную повязку, и дать волю своей руке. Не прошло и двух минут, как Люси сжато выдохнула несколько раз, и её расслабленные мысли незаметно обернулись глубокими снами.
   Утром, первой проснулась Лэсси, задолго до того, как показалось солнце. Небо серело, кто-то из её спутников тихонько посапывал. Лэсси устало осмотрелась, потрепала свои волосы, отыскала свою нагрудную повязку. Её матрас был обильно перепачкан в белое, как и всюду на её коже, виднелись пятна засохших белков, следы двух гостей, посетивших блондинку этой ночью. Она постаралась вытереть свою кровать, после чего, укутавшись в покрывало, укрыла неосторожно раскинувшуюся Люси, и отправилась обратно к озеру. Дул свежий ветерок, и её кожа покрылась точечками. Лэсси не медлила, желая полноценно искупаться в воде, без всяких там повязок, пока все остальные спят. Отбросив в сторону покрывало, она неспешно вошла в воду, и принялась плавать, несколько раз окунулась с головой. Запах утра и воды, приятная прохлада и свежесть насыщали блондинку.
   Что-то хрустнуло среди зарослей кустарника, обильно росшего вокруг озера. Лэсси стояла к ним спиной, громко засмеялась, продолжая отмывать свои волосы. Она несколько раз обернулась, уловив среди кустов движение, опознала в таинственном наблюдателе Гартуна.
   - Гарти, смотри там не оторви себе ничего, ненароком! - со смехом сказала она.
   Гартун показался, встав во весь рост. Он тяжело сглотнул, но держался достойно.
   - Я подглядывать, но не прятаться! Если бы я прятаться, то не допустить шума. И я не давать воля своим рукам. - сказал он даже с гордостью.
   - Что, правда? - продолжала хихикать Лэсси. - Да брось, милый! Для мальчишек это нормально. В дороге все мальчуганы всегда пытались подглядывать за мной, и всегда всё так и заканчивалось.
   - Я не мальчишка! - вдруг обиженно возразил Гартун, и, преисполнившись решимости, направился в воду, всё ближе и ближе к Лэсси. И чем ближе он подходил, тем меньше становилось её веселье. Блондинка обернулась к нему, закрывая руками свою грудь.
   Гартун подходил не спеша, пробираясь сквозь воду. Было заметно, как он сдерживает свою обиду, но, похоже, в этот раз, что-то взяло верх, чем бы оно не было, мужеством, или несдержанностью. Гартун на время остановился, посмотрел в сторону, потом в глаза Лэсси, и сказал с совершенно цивилизованным выражением на лице:
   - Ты всегда грубить мне! С день наше знакомство. Ты всегда говорить гадости, даже когда я не заслуживать этого!
   - Слушай Гарти! - сказала Лэсси. - Только не нужно преувеличивать, ладно?!
   - Ты никогда не слушать меня! - уверенно перебил её дикарь. - Ты всегда перебивать меня, не давать сказать слова! - сказал он и приблизился ещё. - Я всегда стараться быть к тебе ласковый и добрый, а в замен, я получаю только злоба и пренебрежение.
   - Гарти... - растеряно проговорила Лэсси. - Я никогда так тебе не говорила...
   - Я всегда уважать тебя! А ты говорить, что я дикарь, словно это делает из меня плохой человек. В то же время, хвалить действительно злых людей, в которых нет добра сердца, и обычное благородство!
   - Гарти... - виновато проговорила Лэсси, и Гартун подошёл ещё ближе.
   - Я всегда любить тебя, какая есть. За то, какая ты, и собой, и золотом волос, и всегда прощать незаслуженное зло, которое ты мне дарить. Я всегда жертвовать собой для тебя, а в ответ только холод, и неуважение. Ты всегда оскорблять меня мальчишкой, когда мужество моё превосходить большую часть из тех, кому ты дарить своё тепло!
   - Гарти... промямлила растроганная Лэсси, и несколько слезинок скатились по её лицу. - Прости... Прости меня...
   Гартун стоял практически вплотную к Лэсси, горя "праведным гневом", блондинка стыдилась смотреть в его глаза.
   - И что теперь? - спросила она. - Убьешь меня за все свои обиды?
   "Нет" - мрачно ответил Гартун, схватил её за талию, и подтянул к себе, крепко прижав. Лэсси охнула, и, несмотря на то, что она была заметно выше него, Гарти дотянулся к её лицу, чтобы своими губами вцепиться в её губы. Поцелуй длился не долго. Лэсси оттолкнула его, с протестом: "Что ты себе блядь позволяешь!" Но Гартун не сдался, сжал её ещё крепче, вцепился губами с силой зверя, и блондинка ослабла от такого напора. Вскоре руки Гартуна откинули руки Лэсси в стороны, и он принялся сжимать её пышную грудь. Пальцы парня, от мягкой плоти переходили к затвердевшим соскам. Вскоре он, забыв о её губах, утонул в груди девушки всем лицом. Гартун целовал их, ласкал языком, покусывал, потом накидывался на соски, и вновь мягкую плоть. Гарти наслаждался ароматом кожи этой женщины, втирал его в себя. Руками он гладил её плечи, её живот и бёдра, её влажную кожу. Лёгкие оханья Лэсси всё чаще сменялись стонами, её безвольно весящие руки ухватились за парня, крепко сжимали его голову, волосы, плечи, гладили спину.
   Эти самозабвенные ласки пышной груди Лэсси, продолжались более пяти минут, и её стоны становились всё чаще, сильнее, и откровеннее. Руки Гартуна нырнули под воду, и обхватили округлые ягодицы блондинки, пока он продолжал всем лицом утопать в её груди. Пальцы парня скользнули в ложбину между упругих горок, нащупав отверстие, моментально сжавшееся от его прикосновения. Тогда, он перенёс внимание на поляну впереди, и, прорываясь пальцами сквозь мокрые волоски, добрался к Лэссиному "лепестку цветка". Несмотря на прохладу воды, лицо блондинки пылало жаром, она вжимала парня в себя, растаяла, её бёдра сжали его кисть с силой крепкого рукопожатия. Ласки груди были слабым местом Лэсси. Но мало кто из её любовников знал об этом, так как мало кто в это время заботился о разнообразии и глубине удовольствия своей женщины. "Ты там кончила?" - пик снисхождения, открывающийся в одном вопросе. И иногда солгать "да", было более разумно, чем сказать правду.
   Гарти поднял её на руки, и понёс к берегу. После подобной прелюдии, продлись которая ещё несколько минут, и можно было бы обойтись без любви, Лэсси была готова на всё. Ну, практически на всё, что она могла ожидать от "дикаря". Гартун осторожно положил её на песок, пробежался руками по её телу, перевернул на живот, в ответ Лэсси тихонько мурлыкала. Гарти приподнял её попу, согнул ноги в коленях, так, чтобы её ягодицы и всё между ними, маняще выпирали. Прежде чем сквозь дурман истомы и страсти, Лэсси успела понять его замысел, Гарти упёрся в неё своим невероятно крепким членом, не считаясь с силой, надавил, и почти мгновенно вошёл в неё. Попку Лэсси пронзила боль, тут же смешавшаяся с удовольствием, гуляющим по телу. Блондинка болезненно простонала, но растаявшая под ласками, словно свеча, была не в силах сопротивляться.
   - Нет!.. Я никому... не позволяю так... Гарти!
   Обезумевший от страсти Гартун, ничего не слышал из её протестов. Только она, её жар, стоны и дух, и он в ней, и удовольствие, разливающееся по телу. Лэсси не сжимала его так же сильно, как и юная Аная, во время их "ласковой ночи", но ощущение того, что он заполучил долгожданное сокровище, насыщали парня, и словно усиливали и страсть, и её удовлетворение. Гартун двигался всё быстрее, от чего Лэсси всё сильнее сжималась. В одно мгновение нарастающая страсть взорвалась, и выплеснулась целиком между упругих ягодиц девушки. Гартун улёгся на блондинку, Лэсси продолжала стонать, но была рада, что он кончил достаточно быстро.
   Гартун вдыхал запах этой женщины, запах её волос и тела, руками гладил её кожу, с наслаждением мял её грудь. Его дух вновь целиком растворился в ней. Быстро уменьшающийся член парня, начал вновь наливаться кровью, и, не успев покинуть попку Лэсси, вновь начал движение. "Не может быть!" - простонала блондинка, но смиренно повиновалась, всё нарастающему темпу Гартуна. Через пять минут действа, парень двигался так быстро и глубоко, что его яички ударялись о промежность Лэсси с каждой секундой. Блондинка прикрикивала, стонала то от боли, то от удовольствия, закусывала губы, из её глаз струились слёзы. Руками она сжимала мокрый песок, тем самым, вырыв две большие ямы. "Глупый мальчишка" - простонала Лэсси, после чего, Гартун вскоре кончил.
   Они долго ещё лежали на берегу, Гартун, утомлённый выплеснутой страстью в объект своего обожания, и Лэсси, физически и духовно разбитая, его страстью и силой. Очнувшись от дурмана любви, она вновь сполоснулась, и, укутавшись в покрывало, ушла к лагерю. Она не ругала его, не злилась, и атмосфера вокруг неё не электризовалась. Гартун знал, что это не последний их раз, и Лэсси знала, что они ещё не раз будут вновь тайными любовниками.
  
   По очереди, они подымались на холм, оставив внизу повозку и брамина, который тут же принялся жевать траву. Местные холмы были невысокими, между ними было много пространства, в прошлом покрытого лесами. Теперь большая часть старых деревьев была погибшей, кое-где росли невысокие и тоненькие современные деревца. Колосс был отчётливо виден километрах в пяти на северо-восток. Огромная, деревянная постройка прямоугольной формы, возведённая на основе из двух вышек высоковольтной передачи. Между двумя вершинами вышек, посреди здания, находилась ещё одна. Вышки, конечно же, не могли находиться так близко друг к другу. Похоже, кто-то разобрал третью вышку, и использовал её каркас во время строительства Колосса, а вершину установили между двумя основными. Используя конструкции вершин как опоры, были построены платформы, башни, мостики, верёвочные лестницы, соединяющие их. Всё пространство над Колоссом было превращено в боевое укрепление, с которого можно было удобно вести огонь с преимуществом над противником, а окружающая местность хорошо просматривалась на много километров вокруг. Колосс был окружён полями, теплицами, деревянными загонами для животных, и деревянной стеной.
   - Дом, милый дом! - грустно проговорила Лэсси, и сплюнула на землю.
   - Ты никогда не рассказывала, что родом отсюда! - удивилась Люси.
   - На гроб похоже. - мрачно заметил Генрих. - Такой большой, большой гроб.
   Лэсси недоброжелательно покосилась на Генриха, хотела оскорбить его, но сдержалась.
   - Не всё так плохо. - сказала она, взяв у рейнджера бинокль. - Внутри конечно тесновато, душновато, темновато, но куда лучше, чем где-то среди руин, с радиацией и мутантами.
   - Я бывало, останавливался здесь. - сказал Хардсон, и закурил. - Когда ранен был, или слишком уставал. Обычно я эти "цивилизованные" места обходил самой дальней дорогой. У них там всё так плотно, что мне приходилось спать чуть ли не на улице под открытым небом!
   - В Колоссе есть гостиница. - оправдывала свой дом Лэсси. - Но в ней редко бывают пустые места. Свободных комнат так же не бывает. Часть людей занимается земледелием и скотоводством, другая часть производит что-то для торговли. Ну и кучка охраны, конечно же. Вы сами всё увидите. Главное, не пытайтесь залезть в теплицы, я серьёзно! В вас сразу же начнут стрелять. Там в основном выращивают картофель, и даже за попытку стащить одну штуку, вас скорее всего убьют. Понял Гарти?! Не вздумай всунуть туда свой нос!
   Гартун пытался оправдываться, что он даже и не думал, но блондинка обвиняла его в излишнем любопытстве, и объясняла, что никто не станет разбираться в истинных причинах его проникновения. На шутливое замечание Шарка, о том, что убивать за картофелину это слишком жестоко даже для общины рейдеров, Лэсси спросила у бывшего рейдера, знает ли он, сколько она сейчас стоит.
   - Давно ты была здесь? - спросил Билл, надевая шлем и маску.
   - Очень. Часто мы даже не останавливались, а просто проходили мимо. Особенно когда мой начальник каравана начал "сотрудничать" с Башенными.
   - Ты стала караванщицей, потому что тут мало места? - спросила Люси.
   - Нет. Не совсем. Жизнь в подобном месте, безопасна, но скучна, очень. Ничего интересного, нечем заняться. Круг общения очень мал, особенно твоего возраста. В двенадцать, ты уже начинаешь открывать первые таинства взаимоотношений. В четырнадцать, ты уже во всю их практикуешь. А к шестнадцати большинство женится, заводят семью, и придумывают себе занятие, чем бы подзаработать, чтобы хоть как-то вылечиться и прокормиться. А если ты не можешь... завести семью, по каким бы то ни было причинам, что тебе остаётся? Вот я и начала ходить в караванах с семнадцати лет. По правде говоря, я никогда не жалела. Жизнь караванщика опасна, но в ней много разнообразия. Уж точно лучше, чем сидеть всю жизнь на одном месте! Вы то, думаю, меня поймёте.
   Неожиданно, Пип-Бой рейнджера затрещал в необычной мелодии, где волны нарастающего и спадающего звука сменяли одна другую. Путники переглянулись, и уставились на Билла.
   - Похоже, мы вовремя пришли сюда. - сказал он, и путники спустились вниз, обратно к брамину.
   Обходя холмы, отряд быстро направлялся к поселению. Желание долгожданного отдыха и вкусного обеда подгоняло уставших путников вперёд. Периодически, солнце закрывали белые облака, и на какое-то время жара слабела, тем самым сохранялись и силы путников. Лэсси рассказывала, что бань у них нет, но вот обмыться с сосудом для воды и мочалкой, в маленькой душевой, было возможно. С каждым километром пути сигнал в Пип-Бое звучал всё интенсивнее, и сомнений, где именно находится осколок Кризалиса, не оставалось. Уставший брамин недовольно мычал, иногда упирался, не желая идти с большой скоростью. Но Бетон всегда находил нужные аргументы, легонько шлёпая животное по спине ладонью.
   - Ваше поселение независимо? - спросил Билл, делая шумы в Пип-Бое потише.
   - Не совсем. - ответила Лэсси. - Когда-то было. Но Колосс хотя и крепок, слишком мал, чтобы в одиночку сопротивляться с большой угрозой. Мне было лет пять, когда у нас началась война с Башенными. Это ещё задолго до Кракена, и его предшественника. Они и кучка других рейдеров, хотели разграбить Колосс, но наши люди, укрываясь за стенами, отбили все их атаки. Рейдерам удалось поджечь город в нескольких местах, но пожар удалось остановить. И сложилась безвыходная ситуация. У них не было сил захватить поселение, у нас не было сил выйти и прогнать их. И пища с водой у нас быстро заканчивалась, уж не знаю, как там было у них. До сих пор помню моменты того времени... Темноту, испуганных людей прижимающихся друг к другу, взрывы, пальбу, крики.
   - Как же всё закончилось? - с любопытством спросила Люси, вырывая блондинку из грустных размышлений.
   - К нам на помощь пришли отряды из Дримленда, и рейдеры, конечно же, отступили. Но, как вы, наверно, понимаете, Колосс стал подчинённым Дримленда. Мы вырвались из одних лап, чтобы попасть в другие. Но выбора особо не было, да и Дримленд требует с нас не слишком много, а их гости практически не создают неприятностей. Практически...
   На близком расстоянии Колосс смотрелся ещё более впечатляюще. Его деревянная часть была около пятнадцати метров в высоту, а в длину он достигал ста пятидесяти. Вокруг на фермах и пастбищах, разными делами занималось множество людей, деревянные башни над крышей поселения были набиты стражниками. Лэсси заметила, что их количество очень увеличено, это могло означать, что что-то произошло. На воротах не высокой стены поселения их попустили быстро, бегло осмотрев внешне и груз. Работающие на полях люди практически не обращали на них внимания. В некоторых загонах для животных находились какие-то мерзкие твари. Завидев и унюхав их, Люси начала жаловаться, что сейчас вырвет. Лэсси объяснила, что это свинокрысы, которых в Колоссе разводят как домашний скот.
   - То, что в их названии есть слово свинья, ещё не делает их съедобными! - жаловалась Люси, закрывая лицо повязкой из тряпки. - Они очень похожи на кроткорысов!
   - И всё же, они во многом другие. - продолжала спокойно объяснять блондинка. - Их так прозвали не только за внешность. Их мясо намного вкуснее кротокрысового, и на них много питательного жира. Бекончик...мммм. - сказала Лэсси и облизнулась, от чего Люси передёрнуло.
   Но, всё же, в будущем она согласилась, что мясо этих мутантов и вправду весьма вкусно и съедобно. Пока путники подходили к главным воротам города, краем уха они слышали странные разговоры местных жителей о каком-то важном госте, и о том, какой большой приём в его честь готовится. У ворот же, путников ждал отряд вооружённых автоматическими винтовками стражников. Весь их вид говорил о том, что ждут они именно путников. Впереди всех стоял их старший, мужчина сорока лет с вытянутым лицом, светлыми, короткими волосами, такой же бородкой, и седоватой щетиной, в кожаной, армированной курточке, и с потёртым армейским шлемом на голове.
   - Когда мне сказали, что Лэсси вернулась, я немного удивился. - сказал он, внимательно осматривая гостей. - Думал, что ты уже погибла давно. Но когда мне сказали, что с тобой этот ублюдок Шарк, вот тогда я по-настоящему удивился!
   - Привет. - холодно процедила Лэсси в ответ. - Пока жива. А ты всё так же строишь из себя умника? Кстати, это Торч. - сказал она, представляя старшего стражника Биллу. - А это рейнджер Билл Край. Он наш предводитель, я всего лишь его спутница.
   Билл протянул руку старшему стражнику, и тот недолго помедлив, пожал её, одновременно со злобой косясь на Шарка.
   - Наслышан о вас, рейнджер. - сказал он. - О вас уже поговаривают. Что в двойне странно, почему этот с вами. - сказал Торч, некультурно тыча пальцем в Шарка.
   - Он теперь наш товарищ. Шарк изменился, и доказал свою верность, рискнув своей жизнью ради наших.
   Торч продолжал молчать и осматривать Шарка и остальных.
   - Чёрт знает что! - сказал он, и сплюнул на землю. - И что я теперь должен делать? Впустить его в город? В такой день? К нам прибыл Советник! Вы понимаете? Советник Синема! Я отвечаю за его безопасность!
   - Торч, прекрати! - начинала злиться Лэсси. - Какая там безопасность?! Он её сам себе обеспечит! А ты строишь из себя саму незаменимость!
   - Эй! Эй! - перебил всех Шарк. - Слушайте, если это проблема, я могу уйти за стены вашего поселения, ок? Или там, в собачарне вашей поспать, среди свинокрысов, или куда там ещё вы мечтаете меня запихнуть. Вы только ребят пропустите, и не нужно этих драм, ок?
   Лицо Торча скривилось в злобе. Шарк пытался и вправду всё уладить, но казалось, сделал только хуже.
   - Чёрт с тобой, ублюдок. - неожиданно, спокойно сказал Торч. - Но только дай нам повод, и мы быстро воспользуемся им. Странно это выглядит. Лэсси сотрудничала с Башенными, а теперь в одном отряде с братом Кракена!..
   - Он мне не брат... - заметил Шарк.
   - Ага, теперь уж точно не брат! - язвительно заметил Торч. - Но с вами рейнджер, который вроде как Кракена этого убил! Это словно какой-то наркотический приход!
   Наступила мрачная пауза. Стражники повесили винтовки на плечё, но атмосфера была напряжённой. Казалось, что отношения между гостями и местными были непоправимо испорчены. Генрих решил предпринять что-то, чтобы хоть немного исправить положение.
   - Послушайте. - заговорил он, необычно и активно жестикулируя руками. - Я, все мы, можем с уверенностью заверить вас, джентльмены, что мы ничего дурного не планировали, и уж точно вредить вашему драгоценному гостю. Мы просто ищем приюта, после долгого пути, отдыха, обмена. Мы порядочные люди, и поверьте мне, Шарк теперь исправился, иначе мы бы никогда не приняли его в свой отряд.
   - Шарк теперь хороший человек. - проговорил Бетон, и Генрих испуганно сжал глаза, ожидая что "большой малыш" сейчас "ляпнет" что-то не уместное. И он, конечно же "ляпнул". - Я когда-то был как он. Но мы исправились, и теперь поступаем хорошо.
   От его слов стражники вновь привстали, некоторые из них сняли с плеча винтовки, но в целом слова Бетона скорее запутали их ещё больше, ведь интонация у здоровяка была невинна, как у маленького ребёнка.
   - Вы говорите совсем как Советник Редсворд. - сказал Торч, обращаясь к Генриху. - Выдай вы себя за одного из них, я бы наверняка поверил. Я верю, что вы не лжёте, так что проходите.
   Билл поблагодарил стражников за доверие, и, пользуясь моментом искренности и открытости, спросил, не знают ли они что-нибудь о вытянутом кристалле.
   - Да. У нас есть такой. - признался Торч. - Зачем он вам?
   - Ну... - помедлил Билл, посматривая на своих спутников. Солгать он не смог. - Он часть одного прибора, который мы ищем. Мы были бы рады, если бы вы продали нам его. Он очень нам нужен.
   Торч кивнул головой, но заявил, что отдаст его взамен за услугу, о которой он расскажет позже. Он заметно повеселел, и предложил гостям пока отдыхать, пообещав найти в гостинице места для них. Лэсси сразу же заявила, что ей это не нравиться, и что этот бездельник что-то задумал.
   - Это же твой дом. - сказала Люси. - Мы бы могли помочь им и просто так, не будь у них осколка.
   - Я в этом доме уже много лет как не живу. Вляпаться в очередные неприятности... Неважно. Ведь Биллу же нужен этот чёртов осколок.
   - Спасибо Лэсси. - сказал Билл, улыбаясь, и положив ладонь ей на плечё, благодаря блондинку за понимание.
   - Как я устала от этого всего... - промямлила Лэсси, давая понять, что больше не хочет об этом говорить.
   Стена Колосса возвышалась над ними. Окна здания закрывались вертикальными ставнями, но сейчас все они были открыты, как и массивные, двойные ворота поселения. Из самих окон, или из отверстий рядом с ними, выходили множественные трубы, разной ширины и длины. Из всех них наружу выходил дым из маленьких печек местных жителей. Вдоль всей длины Колосса, тянулся один большой коридор, немногим больше метра в ширину. По левую и правую сторону от него были видны многочисленные двери жилых комнат и складских помещений, в нескольких местах находились лестницы, ведущие на второй и третий этажи. Внутри было мало света, и, не смотря на открытые окна, было душно, и дурно пахло в целом. Здесь старались извлечь пользу из каждого метра пространства. Внутри комнат кроме кроватей, мебели практически не было. Одежда, разный хлам, вяленое мясо, и многое другое, висело на верёвках прямо посреди комнат, и на стенах. На первом этаже один конец Колосса отводился под склады, рынок, и закусочную. Вокруг царила теснота, проходя мимо друг друга люди толкались, ворчали. А когда кто-то катил тележку с грузом, всем приходилось прижиматься вплотную к стене, и следить, чтобы ему не отдавили ноги.
   Свою повозку путники оставили в специальном загоне, взяв с собой только небольшую часть товара. Первым делом, нужно было зарезервировать место ночлега. Гостиница находилась на третьем этаже, но вначале, Лэсси повела товарищей на второй. Здесь в основном находились жилые комнаты, и вокруг было шумно, бегало немало ребятни. В одной из пыльных комнат кто-то распевал песни, в другой назревала драка, а из третей доносились приглушённые стоны. Лэсси поглядывала по сторонам, словно старалась уловить как можно больше вещей, что могли измениться за время её отсутствия. Выражение её лица было уникальным, до этого ни разу не замеченным её товарищами. Смесь грусти, сожаления, тоски, и одновременно радости. Словно здесь, она на мгновение обрела забытую часть себя самой, скрытую, от всех остальных. Один из маленьких мальчишек, врезался в неё, преследуя своих весёлых товарищей. Лэсси добродушно улыбнулась, погладила мальчонку по голове, всматривалась в грязное личико, словно пыталась узнать. Мальчик ответил доброй улыбкой, и, не сказав ни слова, снова убежал. Лэсси привела спутников к одной из двери. Она была приоткрыта, из комнаты за нею доносились звуки жужжания и работы, но Лэсси медлила, прежде чем войти.
   Генрих хотел было спросить, что происходит, но блондинка шикнула на него, набралась решимости, и постучала в двери. В маленькой комнате, на стуле сидел мужчина, тридцати лет на вид, со светлыми волосами. Нажимая ногой на педаль, он тем самым вращал диск "точного" камня, предавая металлической заготовке форму острия лопаты. Позади него, на маленьком столике, темноволосая женщина нарезала пищу, готовя обед. В соседней комнатушке, которая была ещё меньше первой, девочка лет тринадцати сшивала куски тканей в некое подобие одежды. Волосы девочки были длинными, и такими же золотистыми, как у Лэсси. Ещё одна темноволосая девочка лет семи, играла со светловолосым мальчиком, лет пяти на вид. Все жители комнаты с тревогой и удивлением уставились на пришельцев, на Лэсси, и её грозных на вид путников, толпящихся позади блондинки, и норовящих заглянуть, что же там внутри.
   - Лэсси! - наконец-то проговорил мужчина, преодолев шок от удивления. - Я думал... что ты погибла!..
   - Ну, здравствуй, братец... - ответила Лэсси, по ней было заметно, что она ощущает себя неловко. - Пока жива... Как видишь. Мы тут просто по пути... Задержимся, на день, может два. Я подумала, что нужно навестить вас.
   - Проходите... - робко говорил брат Лэсси, так же ощущавший себя неловко.
   Путники вошли, те, кто сумел. Две комнатки были настолько маленькими, что половине отряда пришлось остаться в коридоре. Кровать родителей находилась в первой комнатушке, рядом со столом, дети спали во второй, где три лежанки, крепились к стене, одна над другой. Четвёртая "постель" лежала в углу на полу, и представляла собой что-то мягкое, накрытое покрывалом. Общая площадь обоих комнат была слишком маленькой даже по меркам Колосса, и было похоже, что кто-то из соседей однажды забрал себе метр или два их жизненного пространства.
   - Простите... - виновато оправдывался Алекс. - Свободное место у нас в дефиците. Особенно, когда речь идёт о гостях. Надеюсь, сестрёнка, ты тут не затем, чтобы забрать свою часть наследства, иначе я не представляю, что нам тогда делать... Мы не ожидали, но вы, наверное, голодны, с дороги... - говорил он, растеряно поглядывая на жену.
   - Всё хорошо! Оставь это, Алекс. - сказала Лэсси. - Я уверена, что вам и самим то с трудом хватает. И я здесь не за наследством, братец. Просто... Я не знаю...
   Какое-то время, они молча стояли, боясь смотреть друг другу в лицо. Биллу казалось, что их последнее расставание было конфликтным, особенно если учесть характер Лэсси.
   - Мы боялись, что ты погибла. Хорошо, что с тобой всё хорошо. - сказала Жозефина, жена Алекса, и тепло улыбнулась. - Поприветствуйте свою тётушку.
   Первой подошла светловолосая девочка, а малыши выстроились за ней, с любопытством осматривая свою "тётушку".
   - Энни. - ласково сказал Лэсси, гладя девушку по волосам. - Как же ты выросла! Ты ещё помнишь меня?
   - Конечно, тётя! - ответила девушка, и крепко обняла Лэсси, пряча заслезившиеся глаза.
   - Вы столько играли, пока она была маленькой, - сказала Жозефина, - разве могла она забыть. А это Камилла. Ей было года два, когда вы виделись в последний раз, боюсь, она не помнит.
   - Но я о вас слышала! - смело сказала темноволосая девочка. - Папа часто вспоминал вас!
   - Это Марк. - сказал Алекс, выдвигая вперёд светловолосого, испуганного мальчика. - Наш младшенький.
   Лэсси погладила его по голове, потом вновь остальных детей.
   - А малыш Роб? - спросила она с тревогой.
   - Малыш Роб уже совсем взрослый. - улыбаясь сказал Алекс.
   - Ему уже шестнадцать. - продолжила Жози. - Он сейчас работает на ферме. У Анны хорошо получается шить. Они стараются и очень помогают нам.
   Воссоединившиеся родственники продолжали любезничать, пока в разговор не влез Хардсон, заметив, что он и подумать не мог, что у Лэсси есть такие милые родственники. Блондинке пришлось представлять своих спутников одного за другим, вкратце рассказывая, кто они, и какова их история. Но дети тут же задавали десяток вопросов, одни вопросы цепляли другие. Короткий рассказ о судьбе самой Лэсси, о её непростых приключениях, и всё это затянулось на час. В комнате становилось более душно, и путники ушли, пообещав, что ещё наведаются в гости, если смогут тут обустроиться.
   - Ты же не откажешь мне? - тихо спросила Лэсси у рейнджера.
   - Ты про наркотики? Хочешь купить в этом Дримленде и продать в другом месте?
   - И это тоже. - ответила Лэсси, погрызывая ногти на руке. - Понимаешь, так будет проще. Я надеюсь! Мне так стыдно, Билл. Мы не виделись много лет, и я пришла с пустыми руками! Всё то время, что я была караванщиком... я так ничего и не заработала. А я так хотела преподнести им подарки. Я не хотела вот так вот, как бродяжка!.. Хочу, чтобы ты позволил мне что-то приобрести для них...
   - Наш груз, он и твой так же. Ты имеешь на это полное право. - сказал Билли, после чего начал утешать блондинку. - Похоже, твоим родственникам и самим не сладко. Думаю, они поймут тебя в любом случае.
   - Я знаю, можно подумать, как люди вообще могут здесь жить...
   - Напоминает мой дом! - нагло встрял Генрих, бессовестно подслушивая. Лэсси бросила на него злой взгляд, но не стала ругаться.
   - Но здесь безопасно. - продолжила она. - Трудно. Каждый, кому не досталось место на фермах, пытается найти себе занятие, чтобы хоть что-то выторговать на еду. Но это лучше, чем выживать там, среди мутантов и всякой погани.
   - А чем занимается твой брат? - спросила Люси, казалось, разговор блондинки и рейнджера уже давно перестал быть приватным.
   - Он мастерит лопаты. Только не смейтесь, прошу. Глупое занятие, но ему удаётся что-то подзаработать. Жози в основном хлопочет по дому, и с каждым ребёнком, её труд становился только тяжелее. Некоторые вон из глины чего мастерят, другие из дерева, металла. Тут даже бывали люди, которые оружие делали, патроны, хуже, чем в Эмпайр, конечно, но лучше, чем ничего. Другие идут в старатели, но это и слишком трудно и слишком опасно.
   - Почему бы вам не уходить? - спросил Гартун, не прекращая во все стороны вращать головой. - Можно найти место, где есть пространство. Посвободнее. И все хорошо.
   - Не так всё просто, Гарти! Я сама не раз над этим думала, пока жила здесь. Сейчас, эти люди объединены какой-то идеей, чем-то общим. А попробуй их переместить, так они разбредутся кто куда. Большая часть из них, наверно, и перехода не переживёт, многие всё равно откажутся уходить. Когда началось нашествие мутантов, настоящие герои построили это место, и это был подвиг. Не их вина, что теперь всё сложилось так. И не наша вина, что теперь больше нет тех, кто знает, как строить вот так! Людям проще жить в тесных, не простых условиях, в обжитом, известном месте, чем рискнуть всем непонятно ради чего.
   "У них же четверо детей!" - подумала Люси. "Интересно, как они собираются устроить их судьбы? Плюс дети других семей? Всё равно, кому-то придётся уйти, в том числе и в Пустошь". Гостиница находилась на третьем этаже. Как только они вошли в прихожую, милая женщина-менеджер, сообщила путникам, что в связи с внезапным прибытием Советника Редсворда и его телохранителей, все места заняты. По-сути, части из них пришлось искать ночлега либо в комнатах жителей Колосса, либо за пределами его крепких стен. Внезапно, кто-то закричал о пожаре. Двери в одну из комнат выбили, из неё повалил чёрный дым. Сообща, жильцы города принялись тушить пламя, заранее подготовленной, грязной водой. Их действия были сложены и хорошо отработаны, как у опытных пожарных.
   - Это бывает. - сказала спокойно Лэсси. - Для местных пожары не в новинку. Даже небольшое пламя, вырвавшееся из-под контроля, способно спалить всё поселение. Это призывает людей к общей ответственности.
   Через пару минут из комнаты вынесли старика. Вскоре его привели в чувства, и отнесли в местный лазарет.
   - Заснул, или напился. - продолжила Лэсси. - Лучше бы задохнулся. Теперь его ждёт куча неприятностей. Могут даже выселить за стены, в какую-нибудь лачугу из досок.
   Путники хотели уходить, но в разговоре между собой упомянули обещание Торча, которое тот по-видимому не сдержал. Услышав их разговор, менеджер начала извиняться, за то, что не узнала их, ведь её предупреждали.
   - Я думала, вас будет меньше... - сказала она разочаровано. - Но мы постараемся придумать что-то, раз уж вы работаете на нас.
   Эта фраза не понравилась путникам, но спорить было бессмысленно. Через пол часа им выделили места. Обычного размера комната, по стандартам Колосса, делилась, чуть ли не на четыре более маленьких отсека, в каждом из которых находилось по две двухэтажных койки, разделённые маленьким пространством в ширину с человека. Плотнее чем в казарме, заметил рейнджер, койки были деревянными, не очень широкими. Но, это было значительно лучше, чем спать на земле. Возможно. Путники разложили вещи, успели сполоснуться в "ванной комнате", маленькой, не освещённой, со стоком в центре, при помощи тряпки и ведра тёплой воды, успели переодеться, как к ним пожаловали гости. Суровые охранники Синема, в качественной броне и при хорошем, автоматическом оружии. Рейнджер и ко., поначалу решили, что сейчас будет спор по-поводу занятых коек, но причина визита была иной.
   - Советник Редсворд желает видеть вас. - сказал их старший, с такой интонацией, что любая форма отказа не предусматривалась. - Всех вас.
   Путники испугано замолчали, не понимая, чего ожидать, и поглядывали на своё оружие, лежащее в разных местах вместе с их вещами. Охранники же Синема вели себя надменно, посмеивались если не ртами, то своими наглыми глазками, и словно провоцировали на конфликт.
   - Мы чем-то помешали уважаемому советнику? - спросил Билл, вставая, и гордо расправляя плечи.
   Стражники продолжали самоуверенно посмеиваться, но только до того момента, пока к Биллу не подошёл Бетон, в одной набедренной повязке. Его гипертрофированные мышцы и большое количество шрамов, его спокойное, но при этом угрожающее выражение на лице, всё это заставило их смутиться.
   - Послушайте, это не угроза. - сказал старший стражник, косясь на своих товарищей. - Подобное приглашение, это большая честь. И всё же, я бы не рекомендовал вам отказываться. Советники не те люди, кого можно оскорблять безвозмездно.
   - Мы подумаем. - ответил рейнджер, и стражники Синема, недовольные, ушли.
   Большинство членов отряда было за то, чтобы свалит из этого места как можно быстрее, по возможности стащив при этом кусочек Кризалиса. Хардсон начал рассказывать истории о том, какие плохие люди, эти советники, и с какими зловещими историями связаны. Но Лэсси, встревоженная возможностью встречи с настоящим Советником, сумела убедить остальных встретиться с ним, ведь подобная возможность могла выпасть только раз в жизни! Окончательное слово как обычно свалили на рейнджера. Билл с пол часа размышлял, но, посчитав, что их бегство выглядело бы глупо, решил, что нужно попробовать. Путники нарядились в обычную одежду, самую роскошную, какая у них только была. Конечно же, это не касалось Бетона, ведь кроме его кожаной брони с броне листами, у него ничего не было.
   Советник ожидал их в "Родоссе", местном "ресторане", для важных гостей, и просто людей при деньгах. От обычной закусочной на первом этаже, он отличался как автомойка от семейного ресторана. Это касалось и внешнего оформления, и отношения, и что самое важное качества приготовленной пищи. В "Александрии" имелись собственные комнаты с хорошими удобствами и большими, просторными, мягкими постелями. Но и цена всех этих удовольствий была очень значительной. Сам ресторан находился так же на третьем этаже, подальше от "черни", и в другом конце от гостиницы.
   Пройти по коридору, от одного места к другому, было делом не долгим, но за это короткое расстояние путники успели расслышать множество разговоров. Люди важно хвалились, какая это удача, что Советник навестил их, при этом объяснить внятно Генриху почему, не могли. Рассказывали, что в Пустошах его караван атаковали какие-то чудища, и что с большим трудом даже каравану Синема удалось отбиться от них! Рассказывали, что в честь Советника будет оказан роскошный приём, а его людям будет также накрыт пышный, праздничный стол. Ходили слухи, что Советник хочет добраться далеко на юг, и установить там связь с местными людьми, и теперь в Колоссе скоро многое измениться!
   В приёмном зале Советник был не один. Здесь присутствовали "важные" люди Колосса и гости из других мест, хорошо одетые в сохранившуюся, довоенную одежду. Когда путники вошли, стражники перегородили им дорогу, но Редсворд приказал пропустить их.
   - Пожалуйста. Оставьте нас наедине. - сказал он неожиданно, обращаясь к своим "важным" гостям.
   Все они покинули зал, и осталось только трое вернейших стражников, и две девушки в роскошных вечерних платьях, подчёркивающих их идеальные формы. Одна из них был брюнеткой, другая блондинкой, обе были очень ухожены, выглядели "горячо", а их фигуры казались чем-то неземным на фоне подавляющего большинства других женщин, живущих в это время. Рыжеволосый Советник был одет в дорогой костюм, его пронзительный взгляд просканировал каждого из путников, не каждый смог выдержать этот осмотр, чтобы не смутиться.
   - Я вас приветствую, друзья. - сказал Советник, со свойственной ему тактичностью и деликатностью. - Меня зовут Энтони Редсворд. Я член Совета Семерых. Спасибо вам, что вы пришли. Все вы. Надеюсь, Крид не был слишком груб? Давно он не получал достойного отпора! - сказал Энтони и слегка засмеялся, поглядывая на главного стражника.
   Крид громко фыркнул, и что-то проворчал себе под нос.
   - Вы всегда конвоируете своих гостей под прицелом? - спросил Хардсон, с самого начала старый охотник не скрывал своего предвзятого отношения к "величию" Советника.
   - Нет, конечно, нет! - обольстительно улыбаясь, отвечал Энтони. - Вы должны простить его и меня. Иногда, люди придают слишком большое значение персонам Советников, а их поручениям столь значительную важность, что перегибают палку. Крид бывает грубоват, не всегда умеет подобрать нужные слова, но он верный телохранитель, и профессионал. Редко у кого хватает смелости отказать ему, даже среди безумных обитателей Пустоши. За тебя, старина! - сказал Энтони, приподнял бокал с виски, и отпил немного.
   Советник пригласил гостей сесть, и они заняли места вокруг овального стола. Столовые приборы были уже на местах, и роскошные девушки Советника, принялись наполнять бокалы гостей высокоградусной выпивкой, при этом обольстительно виляя бёдрами.
   - Мы не хотели показаться грубыми, уважаемый Советник! - начала оправдываться Лэсси. - Просто это случилось так внезапно! Мы не успели понять, чего ваши господа от нас хотели!
   - Можно просто Энтони. - мило улыбаясь, сказал Советник. - Я понимаю. Путешествовать в Пустоши, это меняет человека. Вы всегда наготове, и тут кто-то вваливается к вам с оружием в руках. Я бы не удивился, если бы вы начали стрелять до того, как было сказано хоть слово. К слову! Наш караван направлялся в Литлсити, и был внезапно атакован монстрами с тяжёлым вооружением!
   - Монстрами? - переспросила Люси.
   - Да! - начал горячо рассказывать Энтони. - Такие же большие, как и ваш друг! Может даже больше! Но с зелёной кожей и уродливые!
   - Демоны... - тихонько проговорил Гартун.
   - Я так же встречал их! - несдержанно выпалил Шарк.
   - Не знаю насчёт демонов!.. - продолжил Энтони. - Но вооружены они были порядочно! Разворотили наш караван, перебили большую часть моих людей! Мы и предположить подобного не могли, а наша сеть осведомителей достаточно большая! - Советник какое-то время помолчал, потом продолжил: - Если бы не солдаты Братства, думаю, я бы сейчас не сидел здесь перед вами. Вот это было зрелище!
   - Братство существует и здесь? - спросил удивлённо Билл, но на его вопрос Советник почему-то помедлил отвечать.
   - Да. Раньше мы не встречались с ними, только слышали, что где-то в Калифорнии у них есть главная база. Они нелюдимые, местами даже дикие, нам повезло, что эти "супермутанты", как они их называют, враги Братству. Эта их броня, просто впечатляет! Наверно, большинство местных жителей смотрит на них, как на богов...
   - А разве на вас смотрят иначе, Советник? - попытался съязвить Хардсон.
   - Скорее, как на короля. - пошутил Энтони, вызвав у остальных смех. - Будьте осторожны в пути! Солдаты Братства рассказывали нам, что отряды этих монстров сейчас можно встретить в Пустоши, особенно на старых дорогах. Они очень опасны, и лучше сразу бежать, при встрече с ними.
   Настала пауза. Путники осматривались вокруг, украдкой поглядывая на Энтони. Советник внимательно осматривал их, поглядывая то на Крида, то на своих девушек. Молчание становилось всё более неловким.
   - Вам, наверно, интересно, зачем я потревожил вас? - наконец-то заговорил Энтони.
   - У вас наверняка есть дела и поважнее, чем мы. - шутливо сказал Генрих.
   - Дел у Советников всегда хватает.
   Энтони встал из-за стола, и немного прошёлся в сторону окна, потирая один из своих необычных перстней.
   - Странные наступают времена, друзья. - сказал он задумчиво. - Я бы даже сказал опасные. Лично меня одолевают ощущения, наверно, похожие на те, что ощущали люди до ядерной войны.
   - Вы думаете, те другие люди уцелели, и желают нам зла? - спросила Люси, по-детски испуганная и увлечённая словами Советника.
   - Нет. Я полагаю. Мы не уверены, что они уцелели. Во всяком случае, дела у них должны быть не лучше, чем у нас. В наше время опасностей хватает и без них. Посмотрите на знаки. С юга пришла армия этих странных монстров, убивают и пожирают нам подобных. Другие мутанты активизировались, увеличились в количестве. Со всех концов слышны жалобы. Это так напоминает времена Нашествия, и как знать, переживём ли мы как вид ещё одно. До меня дошли слухи о каком-то механическом человеке, который убивает и калечит людей, проповедуя о конце. И многое другое. Люди ожидают от Совета поддержки, так как мы единственная нейтральная организация, которая беспокоится о них порой больше, чем их собственные лидеры.
   - Кхм! Странно! - нагло встрял Хардсон, недовольно скривив лицо. - Не хочу показаться грубым, мистер Советник! - соврал он, не обращая внимания на шиканья Лэсси. - Но вы, возможно не слышали десятки других историй, в которых вашу "уважаемую" организацию выставляют, скажем так... в "другом свете".
   - Мы, к сожалению, не без греха. - спокойно ответил Энтони. - Многим не нравится, когда мы почему-то не делаем так, как им хочется. Другим, когда наш банк отказывает в кредите. Большинство других историй, которые вы слышали, наверняка видоизменены до неузнаваемости. Вам, сэр, следовало бы судить нас по нашим поступкам.
   - Точно, я так и делаю... - тихонько пролепетал Хардсон, сдерживая свой гнев. Он понимал, что провоцировать конфликт в данный момент неуместно.
   - Так что же такое, ваша организация? - спросил Билл.
   Энтони вновь уселся за стол, скрестив пальцы рук.
   - Мы потомки бизнесменов. Очень успешных. В довоенное время они имели огромный вес, и с ними приходилось считаться и политикам, и военным, и всем остальным. - горделиво, и даже немного радостно начала Советник, но заметив свою интонацию откашлялся, и продолжил значительно скромнее. - Они понимали сложившуюся обстановку довоенного времени, и у них были ресурсы обеспечить свою безопасность, и своих вернейших сотрудников. Но всё оказалось значительно сложнее, и только половина их всех выбралась из собственного бункера. У них были координаты ближайшего Ресурсного Хранилища, построенного и снаряжённого за их счёт. Но отчаянная ситуация, сложившаяся в послевоенном мире, требовала действий целеустремлённых и предприимчивых людей. Они не могли стоять в стороне, и должны были постоять за то, что было всем так дорого. Вначале обосновались в заброшенном городке, маленьком, не очень пострадавшем от ужасов войны. Поселение назвали Синема, в честь уцелевшего кинотеатра, который к слову до сих пор работает. Используя Синема как штаб-квартиру, наши коммивояжёры отправились в путь, на поиски других выживших.
   - Конвичто? - спросила Люси.
   - Караванщики. - ответила ей Лэсси. - Караванщики Синема так называют себя.
   - Да это так. - продолжил Энтони. - Но они называли себя так, потому что ими и были до войны. Коммивояжёры, это были такие торговцы самым разным товаром. Они приносили его людям прямо домой, и вы могли приобрести необходимые вещи, даже не выходя на улицу! Люди с нетерпением ждали их прихода, радостно встречали, осматривая их товары или различные услуги. После войны, они, по сути, сформировали первые караваны, проложили первые маршруты, и наладили малую связь между островками цивилизации. Руководили нашей организацией старшие члены от каждой из семи семей-основательниц. Когда умер мой отец, я занял его место. Благодаря моей семье, другим семьям, и всем нашим сотрудникам, удалось сберечь множество жизней, наладить финансовые взаимоотношения, дать многим цель в безумном мире, и сохранить порядок там, где иначе был бы хаос. И поверьте, многие из них потеряли свои жизни, во имя этой добродетели.
   Девушки вновь принялись наполнять бокалы выпивкой. Их округлые формы соблазнительно перекатывались под тканью обтягивающих платьев. Генрих бесстыже наблюдал за ними затаив дыхание. Все наблюдали, и Шарк, и Гарти, стыдливо опускавший глаза, и весь съежившийся, когда светловолосая наполняла его стакан. Даже Хардсон косился, делая вид, что не косится. И к великому разочарованию Люси, глазел на них и Билли. Рейнджер делал вид, что смотрит на Энтони, но глаза периодически следили за девушками. "Зрачки!" - кричала про себя Люси. "Его бесстыжие зрачки меняются, когда он смотрит на них!". Обида и ревность стаей крыс грызли девушку в душе. Она хорошо помнила то, что чуть не произошло в Соапвилле, и слова Билли. Люси в голове провернула не мало вариантов того, как же это может случится вновь, но Билла словно подменили. Рейнджер вёл себя так, словно "тогда" ничего не было, и бедной девушке это просто померещилось от недостатка пищи и воды. А теперь он нагло пожирал глазами этих "потаскушек", как и остальные кабели. Люси посмотрела на Лэсси, глазами полными гнева и обиды, и блондинка-спутница ответила ей грустной улыбкой, пожав плечами, словно говорила: "Мужчины...".
   - Возвращаясь к тому, почему я попросил вас прийти. - продолжил Энтони. - Я знаю, что местные жители пообещали вам осколок Кризалиса, взамен за услугу. Я так понимаю, ваш друг передал вам эстафету поиска этого артефакта. Могу я поинтересоваться, как вы узнали, что он здесь есть? Если это конечно не секрет?
   Билл молчал, стараясь не выдать Советнику своего удивления. Энтони добродушно улыбался, словно пытался показать, что он друг рейнджеру.
   - Вы удивительно осведомлены, Энтони. - сказал Билли, стараясь не давать прямых ответов.
   - Это не удивительно! - продолжил Советник. - Когда все торговые маршруты пролегают через Синема, вся информация, так или иначе, становится нам известной. Может не вся, конечно, но большая её часть. - Советник отпил немного виски, после чего продолжил: - Ваш друг посещал нас, Билл. Его благородная цель удивила нас, и мы предложили свою помощь, но у него были и ресурсы и главное знания, чтобы справится и без нашей поддержки. Мы слышали, о событиях на юге, о том, что перед смертью вы виделись. Насколько мне известно, группа рейдеров напала на вашего друга, и Кризалис каким-то образом оказался разобранным и разбросанным. Логично предположить, что он просил вас о помощи. А тот факт, что вы договорились с местными, говорит сам за себя.
   - Признаться... - задумался рейнджер, - до недавнего, я всерьёз не задавался этой целью. Искать осколки в Пустоши, это даже звучит безумно.
   - Но всё же, это возможно! - радостно добавил Энтони. - Особенно если у вас есть какой-то секрет... Но, не будем об этом! Просто, если вам будет нужна какая-нибудь помощь, вы можете обратиться к нам, рейнджер. Мы всегда помогаем тем, у кого благие цели, направленные на общее благо, и восстановление порядка.
   Билли не отвечал. Всё словно затихло, и было в этом молчании что-то зловещее. Рейнджер и Советник смотрели друг другу в глаза, словно боролись, пытались выведать секреты и истинные намерения. Билл почему-то не хотел никакой чужой помощи, по многим причинам, пусть она могла оказаться и очень полезной. Но и отказ Советнику мог иметь плохие последствия. Люси ощущала, как это молчание становится всё более угрожающим, но ситуацию спас "подвешенный" язык Генриха.
   - При таком щедром предложении, Советник, сложно придумать с чего начать! - слова Генриха вызвали лёгкий смех, который наконец-то развеял жуткое напряжение. - Мы все, пока не пришли к общему мнению о наших дальнейших действиях. Лично я готов помочь Биллу в его поисках, и думаю позже, ситуации, при которых нам понадобиться поддержка, возникнут. Для начала, было бы очень любезно с вашей стороны, рассказать нам о местных достопримечательностях, ведь большая часть из нас этих мест не знает. А мы слышали, что эти места необычны, но и опасны.
   - Ха! Думаю, вы правы! - сказал Энтони улыбаясь, подозвал к себе "потаскушку" брюнетку, прошептал ей что-то на ухо, и через пол минуты она принесла портсигар. - Вы слышали о Титанах? Знаете, эти места даже до войны не были очень популярны. - сказал Энтони, закуривая сигару, готовясь к длинному рассказу. - Большая часть людей жила на юге и ближе к побережьям. А северо-запад мало чем выделялся, в культурном плане. Здесь всегда была красивая природа. Океан, горы, дикие леса, реки среди холмов, красота. Большая часть населения этого содружества жила в Сиэтле и его пригородах. Он стал одним из десяти крупнейших метрополисов США, сердцем всего региона. Чтобы сделать Сиэтл более привлекательным и культурно значимым, был предложен проект постройки Титанов.
   - Оооо. - протянула Лэсси. - Увидев такое, больше никогда не забудешь!
   - Статуи? - спросила Люси, ранее уже слышавшая о Титанах.
   - Не просто статуи. - улыбаясь сказал Энтони. - Это огромная скульптура, размером не уступающая небоскрёбам Сиэтла. Одну минуту, пожалуйста! - Советник подозвал к себе одного из телохранителей, и быстро отдал указание. Через минуту тот вернулся с рюкзаком Энтони, порывшись в нём, Советник достал потёртую открытку, и передал Биллу. - Вот, взгляните.
   На ней был изображён город, на фоне заходящего солнца. Множество небоскрёбов возвышалось в его центре, некоторые из которых были соединены между собой эстакадами на большой высоте. В стороне от города, в океане, стоял огромный, круглый пьедестал, на котором возвышались огромные статуи трёх мужчин. Они были обнажены, совершенны в своём строении, и стояли друг к другу спинами. Их лица были суровы, но в то же время мудры. Смотрящий на север, возносил в небеса обе руки. Смотрящий на запад, грозно выставлял вперёд ладонь. Смотрящий на юг, держал распахнутую книгу, с почтением опустив голову.
   - Просто великолепны, не правда ли? - с вдохновением сказал Энтони. - Сейчас, к сожалению, они уже не так целы, но всё ещё выглядят впечатляюще. Могу представить себе, как это влияло на людей того времени! Как вдохновляло их! Величие человека, застывшее в поистине великой скульптуре!
   - И великая гордыня. - пессимистично заметил Хардсон. - Которая привела к великому падению.
   Энтони недовольно покривил лицом, но спорить со стариком не стал. Генрих и Билл поинтересовались, как же смог уцелеть город, и Советник продолжил.
   - Он не совсем уцелел. Насколько нам известно, эту часть США бомбили не так сильно, как южную. Противовоздушная оборона сработала достаточно хорошо, но несколько бомб всё же взорвались недалеко от Сиэтла. С востока и юга он задет ударными волнами, северо-восточная часть метрополиса вообще очень разрушена, и там до сих пор зона смерти.
   - И всё же, выжившие люди решили осесть в нём? - спросил Билли.
   - Не сразу. Метрополис успел опустеть и даже наполниться первыми мутантами. Будущие жители Феникса, руководимые бывшими военными, смогли получить доступ к двум Ресурсным Хранилищам. Они основали новое сообщество, и тогда руины бывшего, великого города, казались хорошим вариантом. Есть много уцелевших зданий, доступ к ресурсам, возможность восстановить водопровод, какую-никакую инфраструктуру, да и просто идея, что цивилизация не погибла, возрождение человеческого величия, и американской нации. Так они основали Феникс, прямо среди руин Сиэтла. Люди продолжали приходить с востока, присоединялись, и понемногу образовалось новое общество, восстанавливался порядок. Караваны Синема уже активно путешествовали всюду, изучая новый мир, поддерживая новые общины, и образование Феникса укрепило и нашу организацию.
   - А вам известно, как появился Дримленд? - спросил Генрих, и Энтони предложил ему сигару, распознав в нём джентльмена.
   - Дримленд, это руины Портленда, если вы ещё не поняли. Поначалу, там всем заправляла бывшая итальянская мафия. Знаете, несмотря на то, что они считались антисоциальными криминальными элементами, ребятам хватило ума, предприимчивости, и организации, для чего-то положительного. Они подготовились к грядущему, переждав первые несколько лет в личных бункерах. Выйдя вновь в изменившийся мир, где уже царили анархия и хаос, они оказались упорядоченной структурой, что сразу привлекло к ним других уцелевших. Они решили создать поселение в руинах Портленда, но вскоре их ждал настоящий сюрприз! Вооружённые отряды людей китайской национальности. В основном это были бывшие военнопленные, американские граждане китайского происхождения, загнанные в концентрационные лагеря, и не только китайцы, но и просто люди азиатской внешности. Поначалу, сразу после войны, узкие глаза были меткой смерти, думаю тут не нужно объяснять. Но после нескольких стычек, им хватило ума не устраивать друг другу окончательное истребление, но понять, что пришло совсем другое время, и что нужно выживать сообща. Так в бывшем Портленде появилась большая азиатская диаспора.
   - Из того, что я слышал, - сказал Билл, - оба города вскоре начали враждовать.
   - О! И это не удивительно! - продолжил Энтони. - Когда вокруг царили хаос и смерть, в Фениксе были ресурсы, но и быстро сформировалась "верхушка", которая управляла большинством. В Дримленде с самого начала была острая нехватка всего, а основатели подавали дурной пример, и вскоре общество превратилось в содружество банд, где не было каких-либо законов, кроме силы и нескольких правил. Одни, пытались восстановить старый порядок ушедшего мира, другие пытались приспособиться к новому порядку изменившегося мира. У одних было много, у других мало. Их конфликт был неизбежным. В основном это были мелкие стычки, столкновения патрулей, набеги банд Дримленда на караваны и группы старателей Феникса, всё это растянулось на годы. Наша организация старалась поддержать мир, но это удавалось лишь в малом. Пока дело не дошло до открытого столкновения. Поначалу, имеющие преимущество в ресурсах и качестве, воины Феникса разбили армию Дримленда, и приближались к самому городу. Но в Дримленде уже тогда было очень много жителей. Множественные правила, и диктат Феникса нравились далеко не всем, а Дримленд был полон свобод. Китайцы выращивали разные травы, разного, так сказать, предназначения. Мафия обеспечивала всеми развлечениями. В Дримленде собрали ополчение, и подготовили успешную ловушку для солдат Феникса, уничтожили их запасы провизии и воды, после чего последним пришлось отступить. Но, вскоре началось Великое Нашествие Мутантов, и людям стало не до войны друг с другом.
   Пища была готова. Девушка-официантка, сама хозяйка заведения и две её дочери, все прислуживали Советнику и его гостям. Вначале подали две бутылки вина, и красивые бокалы необычной формы, украшенные стеклянной, узорчатой росписью, золотистого и серебристого цветов. "Вау!" - вырвалось у Люси, поражённой красотой этих предметов. На многогранной ножке бокала виднелся маленький символ стеклодувов Феникса, изображавший сияющий кристалл. Советник Редсворд собственноручно открыл обе бутылки, его девушки разливали вино по бокалам. Энтони принюхался к содержимому, оценил цвет продукта, немного попробовал.
   - Да. В прошлом, оно бы считалось рядовым. Сейчас же, это элитный продукт с хорошей выдержкой! - сказал он хихикая. - За ваше здоровье!
   Никто не отказался от вина. Не успели они опустошить свои бокалы, как начали подавать тарелки с пищей. Это был настоящий пир! Жаренный картофель с яичницей, приправленные свинокрысовым жиром, кукурузная каша, тушёная с жирным кусочками свинокрысового мяса, грибы в подливе из земляного корня и моркови, с пряностями, большие браминьи отбивные, и даже жаренная рыба. Многое из этого, некоторые из отряда рейнджера пробовали впервые. Поначалу Люси сдерживала себя, но, позже не стесняясь, пробовала всё, и по несколько раз. Даже ворчливый Хардсон не брезговал таким угощением, уделив особое внимание крупной рыбе. Похоже, чтобы ублажить столь редкого гостя в своём поселении, жители Колосса не плохо опустошили свой продовольственный склад. Советник платил золотом, и платил хорошо. Беседа продолжилась, особенное внимание Энтони уделял Биллу и его рассказам.
   - А как насчёт Эмпайр? - задал вопрос рейнджер, когда за расспросами Советника выпала такая возможность. - Я слышал, что это третий "большой" город в этих краях? У них, наверное, есть что-то вроде короля?
   - Нет. - улыбнулся Энтони. - Не смотря на название, у них нет императора, или короля. Я бы скорее охарактеризовал их общество как "кастовое". - некоторые понимающе кивали, совсем не понимая, что имел в виду Советник. - У них есть что-то вроде совета, где от каждой касты имеется представитель. Эмпайр, это лишь буквы EMPR, сохранившиеся на крыше их небоскрёба, который раньше принадлежал одной корпорации. Кто-то начал называть это место более красочно, и название прижилось.
   - Небоскрёб? - пережёвывая пищу, спросил Генрих.
   - Да. Одинокий, и очень заметный на фоне остальных небольших зданий, в руинах небольшого городка. Это целая история! Если вкратце, то лет сорок назад Дримленд и Феникс, каждый сам производили и восстанавливали вооружение и боеприпасы. Нужно ли говорить, что в обоих городах было много недовольных людей, недовольных как сложившимися устоями, так и постоянной борьбой. Особенно много таких было среди "ремесленников". Благодаря нескольким активистам, им удалось составить план совместных действий, и они ушли, прихватив с собой не мало оборудования. Здание Эмпайр это высокотехнологический небоскрёб, который сам производит энергию. Просто идеальное место. Так из недовольных, получилось третье общество, очень быстро разрастающееся. Поначалу и Феникс и Дримленд, пытались силой вернуть своих граждан, но беглецы дали отпор. Нашествие мутантов только прекратилось, на серьезную борьбу тогда не было сил, и их оставили в покое. А немногим позже они восстановили системы Эмпайр, и начали производить оружие, боеприпасы, и даже медикаменты, став основными поставщиками для всех вокруг. Возможно они самое маленькое сообщество из трёх, но у них столько ресурсов, что воевать с ними было бы очень трудно, и что важно, ущербно для самих Дримленда или Феникса.
   Ненадолго разговор утих, когда официантки принесли подносы с кружками, и комнату заполнил необычный аромат. Это был кофе, настоящий, довоенный кофе из кофейных зёрен, горячий и сладкий, с молоком и просто чёрный, такой необычный продукт на десерт. Большинство путников никогда в жизни не пробовали его, и засыпали Энтони вопросами, и тот объяснил, что Сиэтл всегда славился столицей кофе, и даже в это время старался не отставать от своей славы. Но, по словам Советника, большая часть кофе делалась из кореньев или других заменителей, а настоящее могли позволить себе лишь люди при деньгах, по вполне понятным причинам.
   - Сколько интересных совпадений, не находите? - спросил Хардсон, словно сам у себя, отпивая из кружки горячий напиток, и продолжая прервавшийся разговор. - Сами решили уйти, сами организовались, сразу нашли подходящее место, и смогли отразить нападения больших городов! Я слышал, что на их стороне было много наёмников. Всегда удивлялся, откуда у беглецов были ресурсы, чтобы платить им, когда они и сами то должны были выживать с трудом. И так вышло, что появилась третья сила, и большим городам стало не с руки бороться друг с другом.
   - Эволюция. - улыбаясь сказал Энтони. - История человечества знает сотни подобных примеров.
   "Эволюция..." - тихонько пробубнил Хардсон, после чего погрузился в свои мысли. Беседы продолжались. Путники спрашивали про Саммерленд, но Советник практически ничего не знал о нём кроме слухов, перетекающих в легенды. Энтони любил рассказывать о прошлом, исторические факты и тайны, особенно о войне с Китаем или о политике США. Лэсси и Люси большей частью не понимали, о чём шла речь, Бетон и Гартун и того хуже. И только в лице Генриха и Билла Советник Редсворд мог найти сносных собеседников и хороших слушателей, не сильно уступающих ему в умственном и культурном развитии. Праздник подходил к концу. Про себя Люси заметила, что уже давно они не ели так хорошо и вкусно. Когда настала пауза, Энтони почувствовал, что пора прощаться, и спросил:
   - Так, каковы ваши планы? Если это, конечно же, не секрет? Продадите оружие, а дальше будите искать осколки Кризалиса?
   - Я полагаю, да. - неуверенно ответил Билли, поглядывая на своих спутников. - Я думаю, нам ещё предстоит это обсудить.
   Энтони покивал головой, после чего продолжил:
   - У вас благородная миссия, рейнджер. И если вам будет нужна помощь, дайте знать. Постоянно носить осколки при себе, это и опасно, и неудобно. Если желаете, вы можете оставить их на сохранность в нашем центральном банке, в Синема. Это самое безопасное место в мире. Для вас мы сделаем скидку в девяносто процентов! - сказал Энтони и засмеялся. - Я даю вам слово, что пока вы живы, к ним никто не прикоснётся, и вам их вернут по первому требованию.
   Билл хотел что-то сказать, осторожно и учтиво отклонить предложение Советника, но Энтони перебил его извиняясь.
   - Никто не в праве указывать вам, Билл, как поступить с этой вещью. И я не хочу выглядеть попрошайкой, или навязчивым, и не стану скрывать, что мы бы хотели, чтобы вы отдали Кризалис нам. Не ради денег, Билл. Не ради власти. Ваш друг был прав. Знания, скрытые в Кризалисе, способны помочь человечеству. Синема со времён основания служит тому, чтобы помочь человечеству подняться с колен. И благодаря Кризалису, мы бы могли восстановить всеобщий порядок. Просто подумайте об этом... Мы предлагали вашему другу очень хорошо заплатить за этот артефакт, если он преуспеет. Двести килограмм золота. - Лэсси не сдержала стона удивления, услышав о такой сумме. - Не двести монет, но именно двести килограмм. Вы, ваши друзья, и даже ваши дети, не будут ни в чём нуждаться. Вы бы могли основать собственный город, где бы царил закон и справедливость, и все угнетённые, и просто хорошие люди, могли найти приют. Подумайте над всем этим.
   - Я подумаю. - пообещал Билли. - К сожалению, пока, ещё слишком рано об этом думать.
   Энтони добродушно улыбался на его слова.
   - Не волнуйтесь рейнджер! - радостно подбадривал он Билла, и его спутников. - У вас, ребята, всё получится. Я вижу, что вы сильные, волевые, предприимчивые. Как я уже говорил, если вам нужна помощь, только скажите. По правилам нами же установленными, мы не можем помогать вам безвозмездно, иначе этого попросят и все остальные. Но мы сможем выдать вам беспроцентный кредит, деньгами или ресурсами, который вы можете вернуть лишь частично, чем угодно. Но, это только между нами... - шёпотом сказал Энтони, весело изображаю заговорческую таинственность на своём лице.
   Они попрощались с Советником, который каждому пожал руку, и высказал напутственную мысль. "Берегите его, юная леди!" - тихо сказал Энтони, когда целовал ручку Люси. Советник попал прямо в точку, от чего девушка смутилась, но одновременно была очень довольна. Энтони всем понравился, его обходительность, сладкие речи, и культурное отношение. Только Хардсон всё так же оставался непробиваем для чар Советника. Пока шли обратно в гостиницу, Лэсси с вдохновением рассказывала о том, какой же он необычный, "особенный", и наделяла его множеством других возвышенных титулов, хотя мужчины их отряда больше думали о спутницах Энтони. По мнению Лэсси, это была лучшая встреча в её жизни, и соответственно в жизнях её спутников.
   Отдохнув немного на скромных кроватях, путники принялись заниматься каждый своими делами. Гартун, Бетон, Люси и Билл, много прогуливались на всех уровнях Колосса, выходили на его крышу, и даже залазили на самые высокие вышки. С них открывался хороший обзор, и Люси казалось, что если хорошо всматриваться, то она сможет рассмотреть свой дом. Но даже с биноклем Билла, далеко на юго-востоке виднелась лишь однообразная картина из скал, холмов, и леса сухих деревьев. Зато далеко-далеко в северном направлении даже без бинокля была видна большая гора, с вершиной покрытой снежной шапкой, и ещё одна с восточной стороны. Среди общих волн холмов и каменных возвышенностей, эти горы и их снежные вершины смотрелись необычно, словно одинокие великаны. Насмотревшись с высоты, спутники продолжили прогулку по местам вокруг Колоса, изучая местный жизненный уклад. На картофельные теплицы их не пустила охрана, и они могли посмотреть на них только издалека. Посетили загоны с браминами и толстыми свинокрысами. Люси, пересилив своё отвращение, даже покормила одного из них, со словами: "И всё равно они мерзкие!".
   Ночью, они полным составом сидели у костра за стенами основного здания. Несмотря на сытный пир во время обеда, к ночи голод вновь вернулся. За два хорошо сохранившихся, довоенных пистолета, Лэсси смогла выторговать браминьего и свинокрысового мяса, и ящик пива, сваренного в каком-то небольшом поселении на севере. По мнению блондинки, это был настоящий грабеж. В Колоссе, после падения Башни, оружие не пользовалось спросом, как и в Литлсити.
   - Если мы будем покупать здесь припасы, то в Дримленд будет нечего везти! - негодовала она. - Чтобы не попросил Торч, кроме осколка нужно требовать и их.
   Генрих пообещал, что они с Биллом придумают что-то. Путники принялись жарить над костром мясо, нанизывая на тонкую арматуру кусочки, чередуя браминье с свинокрысовым. Пиво было совсем не таким, как в Литлсити. Оно было темнее, сварено не из кукурузы, и в целом, в качестве заметно уступало, но при этом было значительно крепче. В каком-то смысле, обеденный пир продолжился. Наевшись и повеселев, они какое-то время общались, выслушивая разговоры Лэсси о Советнике и "двухсот килограммах", а потом принялись высматривать созвездия, на которые указывал Генрих. Лэсси и Люси, смогли рассмотреть и представить только простейшие из тех, о которых говорил Генрих. Гартун сказал, что "их" созвездия называются совсем не так, и совсем другие. Хардсон заверил, что ему "насрать" на созвездия, и главное знать, где полярная звезда. Пьяный Шарк просто смеялся над остальными. И только Конти с удивительной лёгкостью быстро находил каждое.
   Рейнджер лёг спать над кроватью Бетона, который на своей помещался лишь на половину. Вторая двухэтажная кровать, находилась в метре от их, между ними сквозь окно в стене отрывался вид на ночную Пустошь. Гарти хотел взобраться на верхнюю койку, но Люси тихонько попросила лечь его на первой, и оказалась с Билли на одном уровне. Когда все остальные уже спали, они ещё продолжали общаться, поглядывая в окно. Не смотря на замкнутость помещений в Колоссе, воздух не казался спёртым, и порой даже улавливались запахи ночи, что говорило о наличии некой системы вентиляции. В разговорах вспоминали каждый свой дом. Люси задумывалась над тем, что же сейчас делает её отец, Люк, и другие члены общины. Билл лишь вкратце рассказал о базе рейнджеров, которая служила ему домом большую часть жизни. Потом обсуждали события прошедшего дня.
   - Что ты думаешь об этом Советнике? Энтони? - спросила Люси.
   Рейнджер пожал плечами.
   - Он кажется джентльменом. А что? С ним что-то не так?
   - Нет. Кажется. Просто он мне сказал... Ну знаешь... в смысле, я даже не думала, что он знает. Словно угадал мои мысли.
   - Он хороший... Забыл слово. Психолог. Это такие люди, которые хорошо разбираются в психологии, мотивах и мыслях других людей.
   - Ты почти не улыбался, после общения с ним. - сказала Люси, немного замявшись. - Он тебя чем-то расстроил?
   - Нет. - ответил Билл подумав. - Просто... Он, кажется, хороший человек. Но, что-то в нём мне не понравилось. Даже не знаю. Только Лэсси не говори, иначе она меня возненавидит!
   И они оба хихикнули. Какое-то время молчали, думая о своём. Билли посмотрел на мягкие губки девушки, вспомнил их вкус, её запах, скользнул взглядом по изгибам фигуры, укрытой покрывалом. Вспомнил её грудки, мягкую, смуглую кожу, и то, как она охала, когда он целовал её соски. Билли подумал, что если сейчас он пригласит Люси прогуляться по ночным окрестностям Колосса, она вероятно согласится.
   - Что? - хихикая спросила Люси. - Ты так смотришь на меня... - и резко затихла, смутилась, словно догадалась о мыслях Билла.
   Послышался далёкий щелчок, равномерный гул генератора стих, и большая часть лампочек на третьем этаже погасла.
   - Похоже, всем пора спать. - сказал Билли, и они с Люси пожелали друг-другу доброй ночи.
   Ночью кто-то тихонько лёг на кровать рейнджера и скользнул под его покрывало. Они начали целоваться, Билли ощутил знакомые губы, и знакомый запах. Его руки гуляли по мягкому телу девушки. Но сладость момента нарушило осознание реальности, вызванное пониманием того, что он должен спать на верхнем ярусе маленькой койки, и скользнуть к нему в кровать никто не мог. Билли проснулся, и находился там, где и заснул, и к его сожалению в одиночестве. Сквозь темноту он смог разглядеть мирный образ спящей на соседней койке Люси. Рейнджер неуверенно протянул к ней руку, и погладил по обнажённому плечу, от чего девочка вздрогнула, но казалось, продолжала спать. Сердце Билли застучало, помедлив, он убрал руку, и отвернулся к стене.
  
   Вспотевшая, уставшая Лэсси, уселась на осколок разбитой стены дома, вытирая платком лицо, опустошала свою флягу. Прохладный в начале, день обернулся жарой с того момента, как солнце поднялось высоко вверх. Ветер трепал кусты жёсткой травы, скрипело сухое дерево рядом с домом, и казалось вот-вот должно упасть от очередного дуновения. Блондинка была одета в обычные обноски, собранные из разнообразной одежды довоенного времени. Вместе с Люси, своим братом Алексом, и его старшим сыном Робом, она уже пол дня работала, обыскивая руины маленького поселения. За два дня работы, их мешки наполнились всякой всячиной, которая могла представлять хоть какую-нибудь ценность. Знавшие рейнджера и ко., могли бы удивиться столь странной переменой. Но Лэсси и юная Люси не покинули отряд, чтобы теперь жить вместе с семьёй её брата. Всё это было шоу, приманка для тех, кто с недавних пор начал терроризировать старателей и путников Колосса. "Их называют Владыками Зверей!" - рассказывал Торч, объясняя путникам, в чём суть их задания, за выполнение которого он обещал отдать осколок Кризалиса. "Странные дикари, охотятся на людей. Говорят, они могут говорить с животными, и те повинуются их воле!". Многие не верили ему, но Гартун подтвердил, что его соплеменникам доводилось встречать этих "дикарей". Торч не скрывал, что они опасны, но знал, как надавить на жилки рейнджера, и заставить согласиться, рассказывая о замученных и пропавших жителях Колосса, и о том, как сильно они нуждаются в помощи, живя в постоянном страхе.
   Мало кто из переживших нападения Владык Зверей возвращался домой. Стражники поселения не имели понятия, где находится логово этих дикарей, даже с какой стороны они приходят. Был только один вариант, опасный, требующий терпения и внимания - ловушка, охота на живца. Приманка, должна была исполнять роль обычной семьи старателей, жадно переискивающих руины в поисках, чем бы поживиться. Вот только половина приманки состояла из опытных бойцов, а остальные члены отряда скрывались неподалёку в засаде. Несколько дней перед операцией, путники бездельничали в Колоссе и его окраинах, много общались с семьёй Лэсси, и холод между родственниками значительно отступил. Поражённая рассказами путников ребятня единогласно вызвалась помочь, и Лэсси пришлось крепким словом отбивать у них подобное желание. Но рейнджеру и ко., была нужна помощь, а никто из местных не желал подставляться, поэтому, не смотря на недовольство Лэсси, пришлось принять помощь храбрецов Алекса, и его сына Роба.
   У Роба была ещё одна причина быть смелым, о которой не сложно догадаться. С того момента, как он познакомился с Люси, мальчик был сам не свой. Поражённый рассказами тёти и её друзей, он тут же захотел стать героем, чтобы как-то впечатлить Люси. В его глазах девушка была воительницей Пустоши, и привлечение её внимания требовало от него беспрецедентной храбрости. Во всяком случае, так думал он, не догадываясь о тёплых чувствах в сердце девушки к другому мужчине. Даже сейчас, не смотря на гнетущее чувство опасности, он то и дело отрывался от работы, бросая на Люси полные истомы и желания взгляды. Молодые люди быстро подружились, Роб умел слушать её рассказы, часто хихикали, обсуждали прошлое.
   - Пожалуйста, будь холодна к нему. - внезапно сказала Лэсси, обращаясь к Люси, когда та присела рядом, чтобы попить воды и отдохнуть. Девочка удивлённо вытаращилась на блондинку. - Ты же не можешь не понимать... - продолжала Лэсси с укором.
   - Я ничего такого не думала... - виновато ответила Люси.
   - Я знаю, милая. Я понимаю. Дело не во флирте. Просто, ты можешь толкнуть его на глупости. Даже если он не отправится за тобой, то может решить, что Пустошь - это хорошо, захочет быть как ты. А Пустошь - это плохо. Он там погибнет.
   Люси задумалась, была немного обижена, и ответила резковато:
   - Так что, мне делать?! Послать его ко всем чертям?! Сказать, чтобы держался от меня подальше?!
   - Нет... - задумалась Лэсси, и погладила девушку по плечу. - Прости. Скажи ему правду. Что у тебя есть мужчина.
   Люси испуганно отвернулась, откровенность заявления блондинки смутила её.
   - У меня есть только моё одиночество. - ответила она обижено.
   - Вам нужно как-то решать это. Вы только попусту тратите время. - Люси попыталась что-то сказать, но Лэсси продолжила. - Я знаю, дело не в тебе. Он нарочно избегает тебя.
   Люси замолчала, уставившись в глаза блондинки. Вскоре, в глазах девушки появились слёзы.
   - Что, неужели я такая мерзкая?! - обижено лепетала Люси, слёзы скатывались по её щекам. - Конечно, я не такая, как те шлюшки Советника. Я даже не такая женственная как ты...
   - Ты прекрасна, глупенькая. - сказала Лэсси, взяв девушку за руку. - Просто он защищает тебя. Его путь опасен, и обычно ведёт в один конец. Он способен защитить тебя от твоей смерти. Но не способен защитить тебя от своей.
   Люси долго молчала, заливаясь слезами и всхлипывая, но потом успокоилась, и сказала:
   - И всё же, я бы предпочла испытать любовь, чем прожить, или умереть, не зная её...
   После того, как драматический перерыв был окончен, они вернулись к работе. Люси, исполняя просьбу Лэсси, старалась меньше будоражить Роба своим поведением, призналась, что влюблена в рейнджера, и почти соврала, что у них уже "что-то было". Разочарованию парня не было предела! Это ударило его так, словно внезапно рухнувшее небо! До самого вечера он оставался подавленным и расстроенным.
   - Их совсем не видно... - сказал Алекс, осматривая местность со второго этажа дома. - Я надеюсь, они не оставили нас одних.
   - Всё хорошо. - ответила Лэсси, осматривая комод и содержимое его шкафчиков. -Так и задумано. Если ты сможешь их заметить, значит и эти ваши зверолюбы тем более.
   - Пусть только покажутся! - злобно произнёс Роб, готовый выместить на враге всю свою обиду на мир, и достал старый револьвер из кобуры. - Мы их всех перестреляем, правда пап?!
   - Спрячь это на своё место! - крикнула на него Лэсси, и хлопнула по заднице, чем вызвала смех у Люси и брата. - Это тебе не игрушка!
   - Тётя! Я уже не маленький! - обижался Роб.
   - Вот натрахаешь своих собственных детей, тогда будешь рассуждать! А пока делай, как сказано, и не доставай оружие без причины, особенно рядом с другими!
   Вульгарные речи Лэсси, вызывали румянец на лице Роба, Люси, и даже у Алекса. Но в них не ощущалась злоба, но наоборот опека и тепло. Свои драмы были и среди тех, кто скрытно прикрывал их. Находиться часами на одном месте, практически неподвижно, под жарким солнцем, это само по себе было испытанием. И если первый день люди находили чем занять своё мучимое сознание, то на второй это было намного сложнее. Ещё сложнее было Торчу, и отряду его людей, которые прикрывали отряд рейнджера. Несдержанные, капризные, непривыкшие к суровости внешнего мира, вскоре они стали вести себя слишком заметно, и рейнджеру пришлось попросить их сменить свои позиции, как можно дальше от позиций его отряда.
   Билл и его товарищи распределились так, чтобы полукругом огибать руины, в которых работала их приманка. Рейнджер часто осматривал товарищей, и окружающую местность в бинокль, волновался. Про себя он отметил, что не будь среди приманки Люси, он бы волновался значительно меньше. Ещё в первый день, не любившие сидеть на одном месте Хардсон и Гартун решили найти следы этих "любителей зверей", не тратя времени на все эти глупости с "приманками". И им удалось, но вскоре оба следопыта поругались, ссорясь по поводу того, какие следы верные, и куда им следует идти.
   - Я охочусь всю свою жизнь, сынок! - ворчал Хардсон на Гартуна. - Мне лучше знать верный след и его значение!
   - Ты хорошо знать, но ты ничего не знать о "дикарях", и о том, как мы уметь путать след, делать ложный! Ты упрямо попадать ловушка, и всё!
   К единому мнению прийти не удалось, и Биллу пришлось просить своих товарищей успокоиться, забыть их план "Б", и указал им позиции, на разных концах их полукруга. Страшнее всего было ночью. Рейнджер боялся, что кто-то заснёт, или они попросту не заметят, как их противник подползёт ночью к ним, или тем, кого они были обязаны прикрывать. Волновался настолько, что с наступлением темноты, подумывал спуститься ниже по склону, и переночевать вместе с подставными жертвами. Он сдержался, но практически не спал всю ночь, осматривая местность в инфракрасном спектре, тем самым возможно выдавал и себя. Но рисковать жизнью Люси он бы не посмел. Теперь приближалась и вторая ночь, и сердце рейнджера вновь поддавалось тревоге.
   Крыша последнего дома была разрушена, поэтому "старатели" решили проверить следующий дом, и возможно переночевать там. Окна первого этажа были разбиты, и грязь, пыль, и влага, уже давно уничтожали мебель и отделку внутри, хотя на первый взгляд, могло показаться, что здесь всё совсем как до войны. Пять крупных крыс занимали первый этаж, но после короткого сражения ножами и дубинами, три из них были убиты остальные, убежали в норы. Осмотрев второй этаж, в спальне хозяев они обнаружили на кровати двух скелетов в странных позах. Похоже, в момент смерти пара была занята чем-то приятным.
   - Простите, за беспокойство! - пошутил Роб, и весело засмеялся. Лицо Люси залил румянец, но она так же засмеялась.
   - Это не смешно. - мрачно сказал Лэсси.
   - Может, они умерли в самый приятный момент. - добавил Алекс.
   - В каком-то смысле это очень романтично, хотя и грустно. - сказала Люси.
   - Вы невыносимы! - злилась Лэсси, после чего вытолкала их из комнаты. - Займём другие. Ляжем все в одной. Так будет безопаснее.
   "Осталось только трахающихся браминов встретить, и можно не ложиться спать!" думала про себя Лэсси. Она беспокоилась за играющую в венах кровь, ответственных ей подростков, опасалась, что те могут открыть друг в дружке интерес. Прошлую ночь она слышала, как они мило болтали и хихикали, и по своему опыту знала, что обычно второй уже достаточно, чтобы дать волю своему интересу. Да, Люси пообещала, была влюблена, но, когда вспыхивает внезапная страсть, даже влюблённость может быть подавлена силой желания, жаждущего быть погашенным любым путём. Это так же был её личный, и довольно частый опыт.
   Когда потемнело, они завалили крысиные норы, развели в комнате костёр, устроив его на металлической стенке духовки, и жарили мясо недавно убитой добычи. Когда еда была готова, они принялись поедать ещё горячие кусочки крысиного шашлыка.
   - Не плохо. - сказал Роб жуя. Он сидел как можно ближе к Люси. - Если бы не запах крысиной мочи, и не зверолюбы, тут бы было даже мило. Кажется, мне начинает нравиться жизнь за пределами дома.
   - Нет, не начинает! - сказала Лэсси. - Это только вначале так, а потом всё наоборот! Представь, ты две недели в пути, хочется домой, кушать, пить, отдохнуть, а ты не можешь, ведь идти нужно ещё две! Всё болит, ноги, голова, мозоли на ногах! И постоянная опасность! Мутанты могут напасть в любой момент! Или чего хуже, какие-нибудь ублюдки одичалые! Твои спутники погибают! Это страдание, мальчик!
   Роб от этой эмоциональной речи приник, вопросительно поглядывал на отца и Люси.
   - Она права. - сказала девушка, отвечая на взгляд парня, просящий о поддержке. - Дома лучше. Как бы там не было. Особенно если этот дом безопасный.
   - Тогда я вас не понимаю! - сказал Роб, и продолжил обиженно поглощать жареное мясо. Своим взглядом и лёгкой улыбкой Лэсси поблагодарила свою юную спутницу.
   Люси что-то снилось, что-то неприятное, оно мучило её сознание мрачными видениями. Для такой ситуации, когда ты находишься в постоянном волнении, бессонная ночь даже естественна. Мрачные сны девушки резко перешли в реальность, настолько резко, что первое время она не могла понять, очередной ли это сон или пугающая истина.
   - Что это было?! - испугано проговорил Алекс, осматриваясь по сторонам. Лэсси проснулась вместе с ними, и только Роб устало зевал.
   Где-то вдалеке послышался множественный треск автоматического оружия, потом одиночные выстрелы. Но прежде, чем они успели взять в руки своё оружие, Люси уловила движение в их комнате, тёмное пятно на фоне серых стен.
   - Похоже на них напали... - успел сказать Алекс, после чего в его левый бок вонзилось копьё, и он вскрикнул.
   Не прошло и пары мгновений, как Роба атаковала собака, запах которой Люси только уловила. Изуродованное радиацией животное вцепилось в руки мальчика, опрокинуло на пол, и принялось терзать. На Лэсси накинулась ещё одна тень, но блондинка успела уклониться в сторону от шипастой дубины, и, схватив нападающего за руки, начала с ним бороться. Люси ощутила, как страх буквально впрыснулся ей в кровь, как застучало сердце, и на первые несколько секунд всё словно замедлилось. Она в одно мгновение успела подхватить дубину в виде куска металлической трубы, и прежде чем тень с копьём успела отреагировать, в прыжке обрушила на голову противника всю её тяжесть. Первая тень пошатнулась, и упала на пол, и девушка тут же метнулась к своей дорожной кровати, вытащила спрятанный револьвер, и трижды выстрелила по грызущей мальчика собаке. Пёс вскрикнул, отскочил в сторону, но прежде чем поднялся на лапы, Люси добила его ещё тремя выстрелами.
   Времени на перезарядку не было, а вторая тень прижала Лэсси к стене, и почти склонила к полу. Прыгая за пистолетом, Люси уронила на пол свою дубину, времени на её поиски не было, и нужно было действовать. Все метательные ножи, что выточил ей Генрих, крепились к специальной подкладке из куска кожи, что в свою очередь крепилась на ремень. Вытянув один из них, девочка напрыгнула на вторую тень сзади, левой рукой зажимая противника под горло. Незнакомец тут же ударил её о стену, но Люси продолжала держаться, а Лэсси не отпускала его рук. Они продолжали бороться, напавший толкал о стену то одну, то другую из девушек, Люси ударила несколько раз ножом, но размах был слишком мал, и она ощущала, как её оружие с каждым ударом упирается во что-то, что не в состоянии пробить, куда бы она не наносила удары. Лэсси выдыхалась, голова Люси сильно закружилась, и она чувствовала, как уставшие руки предательски начинают отпускать врага. Но она не сдавалась, и попробовала ещё одно место, засадив нож незнакомцу прямо в задницу.
   Вторая тень завыла от боли и на несколько мгновений ослабла, чего хватило Лэсси, чтобы ударить незнакомца по лицу несколько раз, а Люси, чтобы нанести несколько ударов ножом по голове и в область шеи. Незнакомец быстро слабел, вскоре упал на пол, но у девушек не было времени на отдых. Люси метнулась к фонарю и своей винтовке, а Лэсси к пистолет-пулемёту и своим раненным родственникам. Она осветила нападающих, это были двое мужчин, с короткими ирокезами, облачённые в плотные кожи, местами закрытые металлическими пластинами, всё это было обрисовано странными символами. Оба ещё шевелились, и если порезанный ножом казалось, пытался встать, то первый, с вмятиной на голове, дёргался в конвульсиях с слегка прикрытыми глазами. Вокруг была кровь, Алекс и его сын продолжали кричать от боли. Каким-то чудом Люси удалось уловить лёгкий шелест и тихий рык, она посветила фонарём в сторону коридора, и его луч открыл взору троих чёрных, мохнатых существ, скалящих зубы, их глаза блестели, реагируя на свет. Волки метнулись вперёд, Лэсси зажала гашетку своего оружия, пули врезались в тела зверей, они вскрикивали и спотыкались, падая на пол по несколько раз.
   - Люси, прикрой коридор, пока я буду помогать им! - крикнула блондинка, откинув оружие в сторону.
   Люси подошла к двери, осторожно выглянула в коридор и посветила до спуска на первый этаж. Пока никого не было, она начала перезаряжать револьвер, и только тогда заметила, что её волосы склеились от крови, а на голове была рана. Её спутница, дрожа от волнения, вколола Робу и Алексу по дозе стимулятора, после чего принялась перевязывать их раны. Алекс вскоре потерял сознание, а Роб продолжал кричать и плакать. Лэсси не могла сдержать слёз, бормотала себе под нос, что ей не следовало позволять им этого. И только когда Люси осмелилась пожаловаться, что у неё сильно кружится голова, блондинка с не меньшей тревогой обработала и её рану. Всё это время была слышна стрельба и теперь сердце молодой девушки не переживало за себя, но за то, что происходит там, где их товарищи прятались в засаде.
   - Что нам теперь делать? - спросила она у Лэсси, пока та перевязывала ей голову.
   - Не знаю...Держаться... Или лучше попытаться сбежать... - отвечала блондинка, не представляя, как им лучше поступить, она и подумать не могла, что они останутся без прикрытия.
   С двумя раненными парнями и раненой Люси им едва ли удастся быстро улизнуть. Но и оставаться в доме было по-своему опасно, ведь их товарищи могли быть разбиты внезапным нападением, и тогда им никто не поможет. Повесив пистолет-пулемёт на плечё, и взяв в руки карабин, Лэсси сказала:
   - Будь тут, сладкая... - Люси пыталась протестовать, но блондинка приложила пальцы к её губкам, успокаивая. - Защити их, а я только осмотрюсь, есть ли там кто внизу. Осторожно осмотри всё вокруг через окна, мы должны точно знать есть ли тут ещё эти ублюдки и их твари.
   Слегка пошатываясь, Люси направилась к окну, и пока Лэсси осторожно продвигалась вдоль коридора, молодая девушка успела крикнуть ей, что ничего подозрительного не видно. Лэсси спустилась немного вниз по лестнице, и тщательно всматриваясь в неосвещённую комнату первого этажа, искала опасность. Всё казалось тихим, но или это был типичный страх в подобной ситуации, или некое чутьё, блондинка была уверена, что они здесь не одни. Она осторожно спустилась вниз, приседая к полу, и прижимаясь к стене, вышла в комнату, выглянула в соседнюю, и прежде чем успела вернуться в исходно положение, раздались выстрелы, пуля ударила ей в левую руку, другие забили в стену совсем рядом. Несколько противников прятались уже в проверенной комнате, и выжидали, когда же их жертва отвернётся. Лэсси, одной рукой, сделала несколько выстрелов в сторону противника, и быстро поползла обратно вверх по лестнице. Владыки зверей продолжали стрелять, блондинка пыталась скрыться, делая по одному редкому выстрелу, со страхом осознавая, что перезарядить оружие она уже не сможет.
   Дикари понемногу приближались, их было как минимум четверо, одновременно Лэсси слышала, что Люси так же стреляет через окна. Она позвала её на помощь, но даже не была уверена, что девочка услышала её крик. Первый из "владык" показался перед Лэсси, и она выпустила короткую очередь в его сторону, но тот успел скрыться за стену. В обойме оставалось меньше половины, и когда следующий дикарь попытался высунуться и пристрелить блондинку, в его укрытие ударили пули, которые Люси выпускала из револьвера. Владыки зверей кричали что-то друг другу на своём непонятном языке, потом девушки услышали монотонное бормотание, и через десяток секунд послышался множественный вой, и шлёпанье пёсьих лап. Обе спутницы могли представить, что сейчас случится, и Лэсси быстро взглянув на Люси, сказала:
   - Беги, и забаррикадируй за собой дверь!
   - Я тебя не брошу!.. - отвечала Люси, но спорить, кто ради кого должен пожертвовать собой, было уже бесполезно, так как стая собак и волков уже вбегала в дом, и пожертвуй Лэсси собой, вторая едва ли успела бы сбежать.
   Но в это же время чёрный вход на кухню был выбит могучим ударом, и в зал вбежали двое, огромный, и второй меньше его, но в тяжёлой броне. Загромыхали выстрели автоматического дробовика Генриха, и весь зал, и прилегающую к нему комнату, накрыли "облака" картечи. Послышались крики и вопли животных. Атакованные с фланга, владыки зверей были застигнуты врасплох, и им пришлось бежать. Но прежде чем они скрылись, картечью искалечило одного из них, и перебило большую часть их животных. Только два волка сумели добраться к Бетону, один вцепился в его правую ногу, другой в левую руку, но ни одному из них не удалось серьёзно прокусить броню и крепкую плоть здоровяка. Конти поднял руку вверх, оторвал волка от пола, пытался стряхнуть, но тот вцепился крепко. Бетон прорычал, ударил его в живот, и на мгновение волк согнулся почти что пополам, после чего словно выпотрошенная шкурка повис на его руке, так и не разжав челюстей. С размаху, наотмашь, он ударил второго волка, и нижняя челюсть зверя улетела в сторону, в то же время, голова почти оторвалась, и кровь фонтаном обрызгала здоровяка.
   После коротких расспросов и оказания помощи Лэсси, Генрих и Бетон помогли спутницам забрать раненных родственников блондинки, и направились обратно к своим. Поначалу Люси испугалась, подумав, что "её" рейнджер пострадал, и не пришёл к ним на помощь, ведь в первую очередь ожидала увидеть именно его. Но владыки зверей вначале атаковали прячущихся стражников Колосса, а Билли, не зная наверняка, что угроза существует и для их "приманки", бросился на помощь стражникам, считая, что подставил их под удар. Всё же, он отправил Генриха и Бетона в качестве подмоги "на всякий случай", и эта подмога оказалась очень уместной. Похоже, владыки зверей сумели разглядеть засаду суетливых стражников поселения, но не сумели заметить вторую группу, и Билли, вместе с Гартуном, Шарком, и Хардсоном, ударили им во фланг.
   Вторая часть их отряда вместе с раненными на руках, приближались осторожно, опасаясь внезапного нападения, но ещё на пол пути перестрелка практически затихла. На востоке горизонт уже вовсю светлел, а с запада дул прохладный ветер. Место боя, где зверолюбы атаковали людей Торча, было видно издалека. Множественные тела собак и волков, тела людей, кровь, гильзы, всё это перемешалось. Владыки зверей атаковали со стороны Колосса, тем самым отрезая стражникам путь к отступлению, но и сами вскоре были атакованы со стороны. Бой окончился, и Люси смогла насчитать семь тел дикарей. В лагере их ждал Гартун с перевязанной рукой. Четверо стражников погибли, двоих загрызли, двоих достали пулями, ещё четверо были ранены.
   - Остальные отправились в преследование. - сказал Гартун, затягиваясь косяком со "священными травами". - Билли? Он хорошо. Шарк сильно покусать, он сражался сразу с тремя зверьми, но его быстро перебинтовать, и он снова хочет драться! Я оставайся, чтобы вам сказать, и проводить по следу.
   Лэсси и Генрих уговаривали Люси остаться, но сердце девушки изнывало от тревоги, и ей было проще сражаться, чем сидя ждать, что будет дальше. Убедившись, что родственники Лэсси будут в порядке, их часть отряда немного отдохнула, и, забрав с собой одного из раненных стражников, что вновь пожелал сражаться, они пошли по следам, оставленным убегающими зверолюбами и преследовавшими их, своими товарищами. Им понадобился чуть ли не час, чтобы прибыть на место. Здесь местность была скалистой, и следы привели их возвышенности, у основания которой начиналась пещера. Она казалась неприметливой, никаких признаков обитания у её входа не наблюдалось, вроде мусора или построек. Но зоркий глаз вполне мог заметить множественные, разнообразные следы, животных и людей, которые не были скрыты. Товарищи, Торч, и пять стражников ждали их у входа, отдыхали, подготавливали оружие, и о чём-то оживлённо говорили. Рядом с ними лежало тело одного из зверолюбов, которого, похоже, успели изрядно помучить, прежде чем убили. По довольной гримасе Шарка, можно было с уверенностью сказать, что ему отводилась роль палача.
   - Билли?! Ты в порядке?! - испугано спросила Люси, заметив на теле рейнджера след от раны.
   - Я?! Всё хорошо. Люси? Как ты Люси?! - спросил рейнджер, заметив повязку е неё на голове и перепачканные кровью волосы, и неожиданно обнял.
   Девушка очень удивилась, встревожилась, но потом обняла его в ответ. По голосу Билла, она сразу поняла, что что-то не так. Заглянув в его глаза, она испугалась. Даже лицо рейнджера немного изменилось, он стал какой-то "холодный", похожий на робота. К ним подошёл Шарк со злой усмешкой, и кивком указал на мёртвого зверолюба.
   - Эта мразь сказала, что вход только один, и других выходов нет. - по нему было видно, что его сознание так же очень нетрезво.
   - Что с вами такое? - спросила Лэсси, с тревогой заглядывая в их лица.
   - А чё? - спросил Шарк, засмеялся, и обнял рейнджера за плечё. - Билли был ранен, ему нужно было, но он настоящий мужик, поделился со мной по-братски! - и Билл поддержал смехом слова Шарка. - Психо, баффаут, дерьмо, это просто забой. Не хватает только Каина для полного улёта!
   - Вы бы не увлекались... - сказал Генрих с тревогой.
   - Да ладно, просто так было реально нужно... - оправдывался Шарк.
   - Мы теряем время. - сказал Хардсон.
   - Он прав. - сказал Билли холодным голосом. - Нужно действовать, с каждой минутой они приходят в себя. Внутри есть ловушки, но мало, и всё же смотрите под ноги! И будьте осторожны! Прежде чем мы... закончили допрос, он смеялся, и угрожал, что мы все умрём. Это не просто так, значит, у них есть ещё что-то. Давайте, нужно покончить с этим раз и навсегда!
   Когда они подготавливали оружие, Билли ПРИКАЗАЛ двум стражникам И Люси остаться у входа для прикрытия, но девушка тут же вступила с ним в спор, отказываясь сидеть в стороне.
   - Как знаешь... - ответил Билли, и, передёрнув затвор винтовки, надел шлем, и включив инфракрасный режим зрения, отправился первый в пещеру.
   Слова его прозвучали так безразлично, что Люси показалось, словно её окатили ведром холодной воды. Её обида быстро переросла в злость, она и сама не понимала на кого или на что именно эта злость была направлена в первую очередь. Они включили свои фонарики, Генрих приделал свой к шлему, другие держали в руках, стеклянные глазницы шлема рейнджера вспыхнули красным светом в темноте. У Торча и ещё одного стражника были приборы ночного виденья, но Лэсси чуть ли не отобрала у них один, заявляя, что ей нужнее. Пещера была довольно просторной, и вскоре целиком поглотила их отряд в свою утробу, повеяла на чужаков своей вонючей прохладой. Запах не был совсем уж нестерпимым, но чувствительный нос Люси переносил его с муками, мешал концентрироваться, и девушка решила воспользоваться недавно приобретённым для неё, самодельным противогазом, ненадёжным, собранным на основе медицинской, кислородной маски.
   - Пахнуть гниль, - сказал тихо Гартун, - отходы, костёр, животные...
   - Ничерта не видно! - жаловался один из стражников, скользя лучом фонаря по стенам и вдаль пещеры. - Смотрите, чтобы они не прятались за углами и ящиками.
   - Пока чисто. - сказал Билл, в данный момент видевший всё лучше остальных. Он резко вскинул руку в сторону, останавливая другого стражника Колосса.
   Стражник посветил на пол, на грязевой поверхности которого был заметен небольшой бугорок.
   - Сука... - проговорил он, осторожно обходя возможную ловушку.
   Ещё несколько минут они медленно продвигались, обходя мины, после чего рейнджер подал знак рукой остановиться. Впереди была преграда, но большинство других её пока не могли видеть. Это была заградительная стена, спешно сваленная из деревянных и металлических ящиков, мебели, и другого мусора. Среди этой горы при помощи инфракрасного зрения он видел движение.
   - Они ждут нас. - сказал Билл, приседая.
   - Так чего мы ждём? - весело прошептал Шарк. - Давайте дадим им то, чего они ждут.
   - Сынок, не стоит их недооценивать. - прошептал Хардсон, и попытался в прицел разглядеть что там впереди, но убрал винтовку от лица, разочаровано бормоча. - Ничерта не видно!
   - Наше племя сталкиваться с ними раньше. - сказал Гартун. - Несмотря на их дар и единение с Миром, мы считать их врагами, так как они вкусить плоть человека. Старые воины говорить, что они впитывать в себя дух зверя, хорошо видеть во тьме, лучше, чем воин с тренированными глазами.
   - Нужно что-то придумать. - предложил Генрих. - И, кажется, у меня есть идея. Правда, Конти она может не понравиться.
   Владыки Зверей, обороняющиеся на первом заграждении, давно учуяли приближающихся врагов. Враги мешкали, несмотря на то, что скрывались за поворотом туннеля. "Пытаются что-то придумать" - шептались они между собой. "Глупцы! Им не пройти, не подставившись под выстрелы нашего оружия!". Прошло не мало времени, после чего послышался странный шум, словно что-то тяжёлое волочили по каменистому полу пещеры. Владыки и вправду очень хорошо видели в темноте, но даже их зрение лишь различало движение мрачных образов. Что-то большое показалось в проходе, но они не стреляли, так как не могли понять, что это. Большое замерло, после чего медленно поползло в их сторону, от его трения по полу иногда вылетали искры.
   - Стреляйте! Стреляйте в них! - выкрикнул старший среди Владык, и они открыли огонь по непонятной цели.
   Звуки выстрелов заполнили пещеру, вспыхивали светом на укреплениях "зверолюбов", пули ударялись в неясную цель, разлетались искрами и осколками камня во все стороны. Бетон прокричал, но сделал ещё один толчок куска скалы вперёд. До этого они толкали её целым отрядом, теперь же даже для него это было не лёгкое испытание. В одно мгновение рейнджер выглянул из-за угла, и тут же выстрелил, попав одному из Владык в голову. Хардсон так же сделал выстрел, ориентируясь на чужую вспышку, и его пуля, пробив заграждение в виде деревянного кресла, настигла ещё одну цель. Путники и стражники, одновременно открыли огонь, накрыв укрепление "зверолюбов" градом пуль. Владыки стреляли в ответ, но интенсивность огня вторженцев была слишком велика, чтобы сделать даже несколько выстрелов. Большая часть их пуль всё так же врезалась в скалу. Одна попала в ногу укрывающегося за ней Бетона, и здоровяк больше не мог хорошо упереться в пол, чтобы продолжать толкать её.
   Послышался дикий крик Владык. Это было похоже на заклинания, хотя Гартун утверждал, что они управляют зверьми при помощи мысли. Некоторые из путников услышали шорох. Перед ними и позади них в стенах пещеры было не мало небольших отверстий, в которые не смог бы пролезть человек. Но зато волки и псы вполне смогли, по одному, и не жалея собственных жизней атаковали. Первые из них не успевал добраться до цели, но их становилось всё больше, и вскоре пёс вцепился в руку Люси, а волк повалил на землю одного из стражников. Гартун, уже давно заявивший себя самому себе телохранителем девушки, во имя верности рейнджеру Биллу, тут же примчался ей на помощь. Шарк, хищно улыбаясь, несколькими ударами дубины прикрыл стражника, после чего они вместе с Гартуном защищали тыл своего отряда. Хардсон, не имеющий возможности эффективно стрелять из винтовки в ближнем бою, прикрывал их из пистолета, и своей шипастой дубинкой.
   В тот момент, когда звери напали с двух сторон, их владельцы смогли увеличить интенсивность своего огня, ещё раз задели Бетона, попали в Генриха и Торча, но их защита смогла значительно смягчить удар. Остатки псов и волков, не жалея себя, отдавали жизни за своих хозяев, но вскоре они закончились, и путники вновь накрыли Владык интенсивным огнём. Генрих бросил гранату, но та не смогла перелететь через стену, и, скатившись к её основанию, взорвалась, не нанеся серьёзного урона. А вот граната одного из Владык, брошенная в сторону путников, могла бы нанести катастрофический ущерб. Но рейнджер знал об этой опасности, и, ожидая подобного момента, сумел пресечь его. Чтобы граната смогла долететь к путникам, "зверолюбу" пришлось бы высунуться из укрытия. И один из них попытался, и тут же получил пулю в грудь, не успев толком замахнуться. Граната пролетела лишь пару метров, не долетев и пол пути до куска скалы, за которой прятался Бетон.
   Огонь Владык слабел. Билл видел их окровавленные тела, распластавшиеся повсюду на укреплении. Он начал продвигаться вперёд, остальные следовали за ним, и чем ближе они подходили, тем реже стреляли в ответ дикари. Вскоре они дрогнули, и, бросив большую часть раненых, начали отступать в глубь пещеры. Рейнджер и его товарищи осторожно подымались на стену, откидывая в стороны тела убитых, стреляли вслед убегающим, но преследовать не спешили. Им был нужен отдых, переподготовка снаряжения, медицинская помощь. Шарк принялся добивать тяжело раненных "зверолюбов".
   - Шарк... - обратился к нему Билл, после того, как бывший рейдер вогнал дубину в голову одной из жертв.
   - Что? - пожал тот плечами. - А что нам с ними делать? Разве можно оставлять их в живых?
   - Даже если возьмём в плен, - сказал Торч, осматривая трупы на наличие боеприпасов, - они какую-нибудь гадость приманят прямо в наши дома. Может стаю нетопырей? Или чего похуже.
   - Как-то это всё неправильно... - признала даже Лэсси, с отвращением наблюдая как Шарк добивает очередного раненого.
   - Они каннибалы. - сказал один из стражников, и пристрелил очередного раненого. - С ними невозможно о чём-либо договариваться.
   Билл молчал, не в силах принять правильного решения в этой ситуации. Заметив, что Лэсси перевязывает руку Люси, он подошёл к ним, и спросил, как она себя чувствует.
   - Тебе разве не всё равно... - обижено процедила девушка.
   - Я что-то пропустила? - удивлённо спросила блондинка, не понимая, почему эти двое так странно себя ведут.
   Билл ничего не ответил, его красные глазницы какое-то время смотрели на Люси, потом он отвернулся, заметив Гартуна. Многие из зверей были ещё живы, и жалобно скулили, выли, истекая кровью. Гартун подсел к одному из волков, осторожно гладил, пока зверь быстро и прерывисто дышал, и смотрел на парня жалобными глазами.
   - Какой благородный зверь... Жаль их... - сказал он задумчиво. - Они подчинять их воля, и использовать их. Они владеть дар, но использовать его совсем неверно.
   - Да, как и все мы. - сказал Хардсон грустно.
   - Давайте ребята! - подбадривал остальных Торч, перезаряжая винтовку. - Нужно доделать это до конца! Иначе они никогда не оставят нас в покое!
   Рейнджер согласился кивком головы и мрачным молчанием. Он опять пошёл вперёд, остальные следовали за ним, пытаясь высветить фонарями окружающее пространство. Далее пещера немного ветвилась, но большая часть её ходов были короткими, и вели в тупики. Чем глубже в них они заходили, тем больше становилось мусора, загонов для зверей, дерьма, и костей, среди которых было очень много человеческих. Лэсси выругалась, кто-то из стражников Колосса молился, кто-то проклинал дикарей.
   Пока одна группа проверяла очередную ветку пещеры, остальные ждали их, прикрывая тыл. В одном из тупиков они нашли живых людей, пристёгнутых цепями к стенам пещеры. Все они были девушками, измученными и испуганными, одна из них была жительницей Колосса, другая караванщицей, а третья из поселения на севере. Освободив их, путники указали им выход из пещер, предупредив о товарищах, охраняющих вход. На тех, у кого ещё оставались сомнения по поводу этого истребления, освобождение пленников подействовало вдохновляюще, а их истории о насилии и поедании других людей владыками, пробуждали желание отмщения злодеям.
   Вскоре они вышли в огромную пустоту, подобную большой комнате. Она была хорошо освещена множественными факелами, посреди неё горели три больших костра. Во многих местах были видны алтари, в других местность была разделена небольшими стенами, что формировало подобие комнатушек, в которых лежали матрасы. Всё это располагалось ступенчато в несколько этажей, и выбитая в камне кривая лестница вела к трону, окружённому черепами людей и животных. Путники осторожно входили в эту комнату, искали укрытия, внимательно осматривали всё вокруг, но она казалась спешно покинутой. Над одним из костров всё ещё булькал котелок, но путникам совсем не хотелось задумываться над тем, что именно в нём готовилось.
   Вождь "зверолюбов" показался на верху, бесстрашно во весь рост, защищённый панцирем из тяжёлой армейской брони, кусками металла, и костями. Голова крупного, горного льва служила ему подобием шлема, и шкура свисала вдоль спины, как плащ. Вождь строил гримасы, угрожал, проклинал, говорил что-то о смерти для всех чужаков, и мести, о приходе времени зверей и другой "чепухе". Остальных дикарей не было видно, но путники были уверены, что вождь не остался в одиночку. Они слушали его, силясь понять, что именно тот кричит, но речь вождя была такой непонятной, что даже Гартун не мог разобрать его слов, и со стороны часто походила на смешное щебетание и стрекотание. В конце концов, Хардсон не выдержал этого лепета, и быстро прицелившись, выстрелил. Пуля попала вождю в грудь, он упал на пол, болезненно простонав, его люди показались из-за скрытых укрытий, и принялись обстреливать вторженцев.
   Большая часть из них были вооружены небольшими арбалетами, и лишь немногие огнестрельным оружием. Нужно учесть, что и укрытия, которые они использовали, вроде деревянных ящиков, бочек, или листового металла, не отличались надёжностью, и первые же ответные выстрелы путников пробив их, настигли свою цель. Хардсон и Билл в первую очередь старались ликвидировать те цели, что были вооружены огнестрельным оружием. Для того же, чтобы укрыться от стрел арбалетов, путникам хватало и деревянной защиты. У владык зверей не было гранат, но у них был неплохой запас горючей смеси, бутылки с которой они, правда, не могли далеко метать. И всё же, когда путники предприняли первую атаку, и попытались немного продвинуться, десяток таких бутылок, полетевших в их сторону, остановил попытку, и перестрелки из укрытий продолжились.
   Билли знал, что подобная "окопная война" затянувшись, увеличивает шанс потерять кого-то из своих. Он уже раздумывал над тем, куда именно нанести резкий удар, и при этом не подставиться, выйти им во фланг, или заставить отступить. Он подозвал Генриха к себе, и вместе с ним хотел предпринять прорыв, но у владык были и свои планы. Чтобы не была это за сила, которая позволяла им управлять волей животных, они вновь прибегнул к ней. Вначале послышался шорох, потом писк и стрекотание.
   - Я знаю эти звуки! - испугано проговорила Люси, всматриваясь в тоннель, который находился на другом конце зала, сверху.
   - Я тоже... - грустно добавил Хардсон, и достал из кобуры пистолет.
   Сплошным потоком твари повалили из того туннеля. Это были большие крысы, и радскорпионы разных размеров. Не жалея своих конечностей, эти мутанты спрыгивали вниз, и тут же бросались в сторону путников и стражников. Ситуация изменилась, и вскоре уже нападавшая сторона начала отступать под давлением этих животных. И если крысы не казались большой угрозой, и быстро выводились из строя, то среди скорпионов мелькали большие особи. Расталкивая собой в стороны мелких крыс и собратьев, один из них рванул вперёд, не обращая внимания на огонь. Он успел подбежать к путникам, и пырнуть жалом несколько раз одного из стражников. Пока Торч с товарищем оттаскивали раненого, остальные добивали скорпиона.
   За ним последовал следующий, но сконцентрированному огню из дробовиков Генриха и Бетона удалось отсечь большую часть его лапок, и прежде чем существо подползло к путникам, его успели убить. Но за это время более мелкие особи и крысы успели приблизиться крупной волной, и вцепиться зубами в тела атакующих. Путники отступали всё дальше, Гарти старался сражаться, но в этот раз крысы оказались проворнее даже его. Несколько человек было ужалено скорпионами, и если их яд и был слабее крупных особей, но действовал практически мгновенно, ослабляя всякий боевой потенциал ужаленного. Жало вонзилось и в ногу Люси, и девушка вколола себе рядом с раной порцию стимулятора, таким образом, надеясь уменьшить влияние яда. Несмотря на это, её голова вскоре закружилась, зрение раздвоилось, вдобавок накатывала тошнота, но она не отступила и продолжала сражаться. Билл встал перед ней, и легонько оттолкнул назад рукой.
   - Люси, тебя ужалили! Вернись назад, это может быть опасно!
   - Ты мне не папочка! - обижено ответила девушка, оттолкнув руку Билла в сторону, и вернулась в бой с ещё большей яростью, хотя и с трудом держалась на ногах.
   Билл попытался схватить её за плечё, но показался ещё один большой скорпион, и времени на драмы не было. Понемногу, давление мутантов слабело, и к тому моменту, когда у атакующих стали заканчиваться боеприпасы, существ осталась лишь горстка, которую добили оружием ближнего боя. Люси перезарядила винтовку, чуть не упала, но тут же направилась обратно в комнату, ступая по ковру из тел крыс и скорпионов.
   - Давайте! Нужно добить этих ублюдков! - кричала она.
   - Люси, не спеши... - сказал Генрих.
   - Нет! Сейчас! Пока они не приманили ещё тварей!
   - Люси стой! - крикнул ей рейнджер. - Тебе нужен отдых!
   - Тебе то какое дело, Билли?! - обиженно сказал она, и, споткнувшись о большого скорпиона, вновь чуть не упала. - Тебя же затрудняет моё присутствие, не так ли? Зачем вообще считаться с моим мнением?! С моими чувствами?! Я же всего лишь маленькая девочка, которой любят указывать, но на руках у которой столько крови!
   Накопившееся в сердце Люси напряжение выплеснулось наружу. Рейнджер был ошеломлён. Билл не знал, что ей сказать на всё это, хотел успокоить, но первая сказала Лэсси.
   - Девонька, это совсем не подходящий момент для подобного...
   - Он всегда такой, проклятье! К чёрту! Я пошла, а вы как хотите! Я просто хочу, чтобы это закончилось!
   Хардсон что-то проворчал, но пошёл следом за ней, и по одному все остальные, кроме сильно отравленного и раненного стражника. Они вернулись в зал, ожидали засады, но её не было. Остатки владык забаррикадировались внизу, даже не на верхних этажах. И сам этот факт уже настораживал тех из атакующих, кто что-то смыслил в тактике боя. Вновь завязалась перестрелка, путникам удалось подстрелить ещё двоих из дикарей, и они вновь принялись продвигаться вперёд от укрытия к укрытию.
   - Может, стоило заморить их голодом? - посмеиваясь, спросил Генрих у рейнджера, пока они вместе перезаряжали оружие.
   - Надеюсь, ты не серьёзно. - проворчала Лэсси.
   Кажется, она хотела ещё как-то оскорбить Генриха, за его неуместный юмор, но "зверолюбы" задумали очередной трюк. Один из них отдал команду двум другим, и те перебили мечами несколько верёвок. Противовесы из камней, холодильников, и кусков станков рванулись вниз, и толстые ворота из металла, закрывавшие целую часть этого зала, с шумом скрипя по каменному полу, открылись. Из неосвещённого мрака что-то приближалось. Его когтистые лапы ухватились за дверь, и часть стены, и через мгновение на свет показался тролль, его тело было защищено листами металла. Животное проверещало своим жутким голосом, на его шее висела деревянная конструкция, вроде большой корзины, в которой сидел вождь владык зверей. Оседланный тролль вышел в зал, за ним следующий, а потом третий. Всадники что-то кричали, не то своим животным, не то путникам, размахивали оружием, и словно по команде, тролли рванули в атаку, а вместе с ними и оставшиеся "зверолюбы".
   Атакующие вновь попятились назад. По команде рейнджера они забросали тварей всеми имеющимися гранатами, и только это и затормозило серокожих, огромных, но худощавых существ. Вождь и два других всадника стреляли из оружия, их товарищи обстреливали путников из арбалетов. Большая часть огня атакующих была сконцентрирована на ближайшем существе, но, не считая их собственной живучести, броня на троллях так же усложняла ситуацию. Путникам не удалось смертельно поразить и одного из них, первый тролль приблизился и ударом лапы снёс Генриха в сторону.
   - Цельтесь в голову! - кричал рейнджер, и большая часть членов его отряда последовала совету.
   Оттягивая за собой Генриха, атакующие отступили вглубь пещеры. Тролли немного пригнувшись могли протиснуться в неё, но тут с трудом помещалось двое из них. Путники не жалели оставшихся боеприпасов, но тролль вождя вновь атаковал, мгновенно разорвав когтями одного из стражников на две половинки. За ним атаковал второй тролль, когтями ударил по спине Торча, разорвав броню и кожу последнего. Несколько арбалетных стрел пронзило одного из стражников, и тот упал на пол и не мог встать. Вскоре, израненный тролль вождя упал на землю, досталось и самому всаднику, но предводитель дикарей успел спрыгнуть, и, прихрамывая, быстро убежал к своим. На место первого тролля тут же встал третий. Он попытался ударить когтями Хардсона, но старый охотник успел сделать выстрел, и голова его всадника разлетелась как спелый фрукт. Животное прорычало, испуганными глазами осмотрело всё вокруг, оттолкнуло в сторону второго тролля, разорвало когтями одного из "зверолюбов", и, не обращая внимания на огонь путников, сквозь них побежало как можно скорее прочь из пещеры.
   От толчка убегающего монстра, Хардсон улетел в сторону, и ударился о стену пещеры. Люси, желая повторить подвиг старого охотника, вышла на встречу последнему монстру, выстрелила, но промахнулась. Через секунду арбалетная стрела попала в левую часть её живота, девушка пошатнулась и упала на пол. Она попыталась встать, "зверолюбы" хотели её добить, но рейнджер защитил девушку собой, обняв, и подставив спину под стрелы. Люси ощутила, как Билли трижды дёрнулся, прокричал, и повалился на неё сверху. Тролль был отвлечён стрельбой оставшихся в строю бойцов, и не мог подойти к ним, чтобы добить. Но что-то было не так. Это не были просто стрелы. Они были отравлены, и яд быстро действовал. Сознание девушки быстро слабело. Она видела, как Билли откатился на бок, снял шлем, и его испуганные глаза смотрели на стены вокруг, словно он не понимал, что с ним происходит. Люси протянула ему руку, и Билли сжал её в ответ своей.
   - Прости меня... - проговорил он с трудом, и словно отвечая на её недавние слова, и продолжил: - Просто я полюбил тебя... По-настоящему полюбил...
   Всхлипнув, девушка не успела улыбнуться ему в ответ, и отключилась. Вскоре Билли так же потерял сознание, и они уже не видели того, как товарищи оттаскивали их назад отступая, и несколькими меткими попаданиями в голову, добили последнего тролля. Со смертью последнего монстра, выжившие "зверолюбы" отступили обратно в зал.
   - Долбанные романтики! - боясь за жизни рейнджера и "дурной девки", ругалась Лэсси.
   - Быстрее, им нужно что-то, чем можно очистить организм! - кричал Генрих, первым догадавшийся, что стрелы владык отравлены.
   Лэсси шарила в аптечке рейнджера, и шептала про себя названия медикаментов, которые могли помочь в такой ситуации. Нос Генриха был разбит от удара о пол, рука была толи сломана, толи травмирована. Недалеко стонал Хардсон, приговаривая, "что такие полёты, не для его старых костей!". Дыхание девушки и рейнджера слабело, и всё внимание блондинки и Генриха было обращено на них. Выжившие стражники и Торч были ранены, Шарк и Гартун могли им помочь лишь уколов стимулятор. Поняв, что доделывать дело до конца не кому, Шарк решил взять лидерство на себя.
   - Пойдёмте, "отряд изнасилования"! - крикнул он Бетону и Гартуну, и приготовил свою дубину и револьвер. - Закончим это раз и навсегда!
   - Шарк! - крикнула Лэсси, желая остановить их, но потом сказала: - Просто, будьте осторожны, хорошо?
   В ответ рейдер улыбнулся, надел шлем, и вместе со своим "отрядом" начал преследование. Выжившие "зверолюбы" были растеряны, больше не оставалось сюрпризов, и вождь принял решение бежать. По ведущему вверх туннелю, они выбрались наружу, но ранения вождя замедляли их, и туннель этот был прямым без каких-либо ответвлений. Преследователи быстро настигли их. Шарк успел выстрелить весь барабан, и убил одного из "зверолюбов". Те стреляли в ответ, но успели сделать лишь несколько выстрелов из арбалетов, и всё мимо, прежде чем "отряд изнасилования" налетел на них как ветер. Вместе с вождём уцелело восемь дикарей. Не смотря на преимущество в количестве, и не плохие навыки ближнего боя, "отряд" рассёк их на части, используя "бронебойную" силу Бетона. Шарк и Гартун напали по флангам, и после короткого, и жестокого боя, владык стало на четверо меньше.
   Завязалась командная драка троих против пяти, и в этот раз уже никто не остался без раны. Шарку порезали руку, Гартуну разбили голову, но вскоре дубина Шарка искалечила ещё одного противника, оружие Гартуна отрубило руку и проткнуло другого, а кастеты Бетона пробили череп третьему. Оставшийся "зверолюб" бросил своего вождя и попытался сбежать, но Гартун помчался за ним, и метнул в спину топорик. "Зверолюб" упал на землю, пытался молить о пощаде, и закрываться руками от меча парня. Вскоре меч Гартуна превратил руки враждебного дикаря в месиво, и после нескольких ударов по голове, жертва перестала сопротивляться, и только периодически вздрагивала, разбрызгивая кровь во все стороны.
   Вождь "зверолюбов" поднял свой двуручный меч, Бетон хотел напасть на него, но Шарк удержал здоровяка со словами: "Этот мой!". Началась "дуэль". В основном бойцы уклонялись от выпадов друг друга, и лишь иногда скрещивали оружие. Они сражались минуту, пока вождь не попытался сделать слишком размашистый удар, в то время как удар Шарка был более коротким. Не очень сильный, он попал вождю прямо в голову, и тот продолжал поединок шатаясь. Его выпады стали медленными и предсказуемыми. Отклонившись в сторону, ударом дубины Шарк переломал ногу дикаря. Вождь закричал, но накачанный наркотиками, пытался стоять на травмированной ноге. Шарк сделал ложный выпад, и тут же атаковал с другой стороны, ударом дубины выбил меч из рук вождя, одновременно искалечив одну из них. Вождь упал на колено, после чего смог подняться, и в бессильной ярости прокричал. Но через секунду дубина Шарка ударила с большого размаха, снеся дикарю пол лица.
   Жестокая драка окончилась, и её последствия могли вызвать рвоту и потерю сознания у не подготовленного человека. Место сражения было всё измазано кровью. Искалеченные тела, со страшными ранами, части тела вокруг, мозги, и даже внутренности. Гарти добил одного из смертельно раненых врагов, шепча про себя молитвы покаяния.
   - Это был красивый бой. - сказал он, обращаясь к Шарку, и в знак уважения положил руку на его плечё. - Ты хорошо сражаться.
   - Все мы... - ответил Шарк, вкалывая в кровоточащую руку порцию лекарства.
   Они вернулись к товарищам, чтобы сообщить, что всё кончено, и помочь с раненными. Когда они покидали пещеры, двое стражников, остававшиеся на входе, и спасённые пленницы, ещё оставались там. Штаны одного из них были мокрыми. Горя от стыда, он оправдывался, что ещё никогда не видел такого, чтобы настоящий тролль убегал без оглядки, словно испуганная крыса.
   - Радуйся! - ответила ему Лэсси. - Это далеко не самая страшная рана, которую он мог тебе нанести! - и она устало засмеялась, бросив тревожный взгляд на Бетона, что нёс на руках Билла, и Шарка, несущего Люси. "Парочка" всё ещё была без сознания.
  
   Пока заживали все раны её товарищей, у Лэсси было время, которое она могла провести с родственниками. Дети тянулись к ней, как к магниту, а их постоянные расспросы о приключениях тётушки выдавали их тайные желание отправиться в путешествия вместе с ней. Её брат и племянник быстро выздоравливали, ситуация с Люси и рейнджером была сложнее, так как яд несколько дней не покидал их организм. Медицинский блок Колосса состоял и четырёх маленьких комнат, девушка и Билл лежали в разных и друг друга не видели, а их товарищи по очереди посещали больных. Рейнджера посетил и Торч, как только смог нормально ходить. Как и было обещано, он отдал Биллу осколок Кризалиса, программа в Пип-Бое рейнджера распознала его под номером 19. Не рассчитывая на согласие гостя, Торч всё же предложил Биллу остаться у них, в роли почётного защитника, но рейнджер сослался на то, что у него ещё слишком много своих дел.
   После нескольких дней на больничной койке, при желании и Билли и Люси могли бы навестить друг друга, но оба не спешили. Неловкость сдерживала их, немного страх, ведь теперь лицемерить Биллу было бы бессмысленно, а Люси ощущала себя виноватой в своём несдержанном поведении. Необходимость прояснить ситуацию между собой пугала обоих. Когда же пришло время покинуть медицинский блок, и готовиться продолжить путешествие, оба "романтика" инстинктивно применили старый трюк, сделав вид, что ничего не произошло. Оба быстро приняли правила этой уже старой игры, их спутники также, и атмосфера былого единства в их отряде быстро возобновилась.
   Поселение Колосс за заслуги своих гостей наделило их скидкой, но даже в этом случае путникам пришлось потратить всё своё серебро и даже несколько "пушек", чтобы хорошо подготовиться к переходу в Дримленд. Смотря на старую карту, что висела на стене местного рынка, Люси заметила, что до их следующего места прибытия, судя по ней, совсем недалеко. Но уже опытная в странствиях, она хорошо знала, насколько длинным может оказаться путь в реальности, даже если на карте он занимает всего несколько пальцев. Заготовив много провизии, воды, и боеприпасов с медикаментами, с учётом их уже сосем не маленькой группы, путники покинули деревянные стены Колосса. Родственники Лэсси всей семьёй провожали их, и товарищи блондинки делали вид, что не замечают её слез, когда она обнимала брата, его жену, и всех их отпрысков.
   Вскоре крики фермеров и визжание свинокрысов остались позади. Хардсон рассказывал истории о своих самых необычных "противниках", в лице разного рода мутантов, и как он однажды едва живым сбежал от роя ос. Охотник взял на себя роль болтуна, потому что все остальные молчали, и эта тишина была непривычной для их группы. Как бы не пытались делать вид рейнджер и Люси, что всё хорошо, определённое напряжение оставалось, а основной болтун Лэсси, была подавлена расставанием со своими близкими. Но, по крайней мере, погода была хорошей. Небо было ясным, не было ни жарко, ни уж тем более прохладно, и белые кусочки облаков весело катились по небосводу. К закату они успели покинуть холмистую местность, и дорога следующего дня обещала быть проще.
   На ужин они решили устроить маленький праздник, поджарив картофель вместе с "беконом", и подкрепили вечер хорошим виски. Когда большая часть бутылки была уже пуста, рейнджер и ко. общались между собой с более присущей им открытостью, Хардсон начал напевать вульгарные песенки в стиле кантри, а Шарк вспомнил с десяток пошлых шуточек. Несмотря на весёлое настроение, волны обиды периодически накатывались на Люси. Она отгоняла их, отметала как назойливую муху, делала вид, что их нет и всё хорошо. Но стоило девушке заметить, что Билл даже не смотрит на неё, как очередная волна опять указывала ей на свою реальность. Они вновь поймали радиоволну Грустного Чака, тот говорил что-то о важности милосердия и тепла, а потом включил несколько песен, среди которых была одна о девушке, которую оставили за бортом корабля любви, пока её возлюбленный плыл вместе с той, что его на самом деле не любила. Люси не выдержала, заплакала, и скрылась в темноте, делая вид, что она отошла по малому делу.
   Понемногу все ложились спать, легла и Люси, но долго не могла уснуть, и, поспав чуть больше часа, проснулась вновь. Она лежала спиной к Биллу, зелёное свечение Пип-Боя которого слегка освещало местность вокруг. Девушка поймала себя на мысли о том, что боится повернуться в его сторону. Не в характере Люси было терпеть притеснения, обиды, или страхи, и хотя это был другой случай, но сердце девушки устало терпеть муки. Она резко повернулась в сторону Билла, и даже привстала, рейнджер сидел немного дальше от их лагеря под ветвистым деревом, и писал что-то в блокноте. Взгляд Билли застыл на ней, взгляд Люси раздражённо смотрел на него. Обида помогла ей преодолеть тот невидимый барьер перед рейнджером, который раньше лишал её воли к каким-либо действиям. Встав, обнимая себя руками, хотя было совсем не холодно, она смело направилась к нему, стараясь скрыть свою дрожь.
   Билли нерушимым взглядом смотрел на неё. Его глаза не выдавали страха, но по его взгляду можно было понять, что рейнджер осознал неизбежность грядущего разговора. Люси молча подсела на его матрас, Билли слегка подвинулся, и с минуту они просто молчали. Он заговорил первым.
   - Я давно подумываю уйти. - сказал Билли спокойно, отложив в сторону блокнот. Люси молча посмотрела на него, и не сдержала слёз. - Я не лгал тебе... - неуверенно продолжил рейнджер. - Я не мог поверить в тепло, которое порождало в моём сердце твоё присутствие, Люси. Я не мог поверить, что такая как ты, существует в этом мире. Я давно не чувствовал подобного, очень давно, и не думал, что когда-либо почувствую вновь.
   - Тогда почему уйти?! - приглушённо, с трудом сдерживая эмоции, и не сдерживая слезинок, спрашивала девушка.
   Билли взял её за руку, и нежно сжал в своих ладонях.
   - Я больше не могу терять, Люси. Во мне больше нет сил мириться с этим. Я готов был отказаться от всего и скрыться в бесконечном пути от всего мира. Но не мог отказать Блэкстоуну, и теперь не могу не исполнить его просьбу. Но я не хочу терять кого-то, насколько благородной не была бы эта цель.
   - Тебе не нужно никого терять! С чего ты взял, что вообще кого-то потеряешь?! Пока всё было хорошо... Почти что...
   - Все вы, - сказал Билли, окинув взглядом спящих в темноте товарищей, - уже не раз оказались в смертельной опасности. Я не хочу такой цены, моя милая Люси. - сказал Билли, поцеловав её руку, словно это могло хоть немного утолить жажду его сердца. - Гартун говорит, что хочет умереть за меня. Хардсон боится умереть от старости. Генрих говорит, что ему плевать на жизнь. Шарк говорит, что он хотя и не рейдер, но путь обязывает его погибнуть в бою, как подобает берсерку. Я знаю храбрецов Люси, я знал многих таких, и многие из них погибали рядом со мной. Я больше не могу так, милая моя девочка.
   Дрожа от волнения, Люси прижалась к Билли, поджав под себя ноги, словно старалась утешить его, но и сама часто всхлипывала.
   - А теперь есть то, что потерять для меня хуже, чем потерять всё золота мира, все Кризалисы, всю вселенную. - продолжил Билли, неуверенно прижимая к себе Люси, словно боялся дать себе слабость.
   - Уйдя, ты тем более потеряешь меня... - сказал она грустно. - И я потеряю тебя. Я не умею так красиво говорить, как ты Билли, но я влюбилась в тебя, как только увидела. Я никогда не любила, и никогда не верила, что полюблю. Я видела только грусть, мрачность, и обречённость. А ты подарил мне свет, Билли. Мне не нужна жизнь без тебя, пусть это и прозвучит, как слова глупой маленькой девочки...
   Несколько минут они молчали, и немного успокоились. Люси больше не всхлипывала, согретая тёплыми объятьями, а Билли осторожно гладил её по волосам, словно котёнка.
   - Как она погибла? - спросила Люси, неожиданно, под вспышкой вдохновения осознав что-то из прошлого Билли, о чём он никогда не упоминал, но это сквозило в его словах.
   - Это было давно. - признался Билли. - Возможно, это и не была настоящая любовь, но между нами было тепло. Она умерла на моих руках. Так не должно быть... никогда... И точно, не с тобой, любой ценой, Люси.
   На этот раз слёзы появились в глазах рейнджера. Люси посмотрела на него, повернула лицо Билли к своему, и сказала:
   - Уйдя, ты погубишь нас обоих. Я больше никогда не смогу полюбить, и всегда буду любить только тебя. А потом умру, от грусти, болезни, или от обиды кинувшись в бой. Я чувствую себя, чувствую тебя, я знаю это истинно.
   - Я тоже, Люси. Это так.
   Билли провёл большим пальцем по щеке Люси, стерев слезинку. Блестящие глаза девушки слегка мерцали в зеленоватом свечении. Энергия мыслей и эмоций словно бурей вылетела из груди рейнджера, от чего он слегка вздрогнул, и её место занял тёплый свет, до этого настойчиво вытеснявший бурю. Билли принял решение.
   - Твои глаза, Люси... Ты просто прекрасна...
   Губы обоих смокнулись в нежном поцелуе, осторожном и не смелом. Быть может это только иллюзии романтиков, но обоим казалось, что сама земля под ними, и само бесконечное небо над их головами, ветер и звёзды, благословляют их, пронизывая невидимым шёпотом своих тайных сил. Билли крепко прижал Люси к себе, в ответ девушка с жадностью насыщалась его губами, словно оба боялись, что реальность происходящего развеется, подобно прекрасному сну. Не разрывая поцелуя, Билли положил Люси на матрас, через несколько минут свет его Пип-Боя погас, и темнота скрыла таинство их первого единства от чужих глаз.
   Это случилось совсем не так, как Люси представляла. Ни один из её романтичных сценариев не произошёл, но реальность оказалась даже прекраснее, хотя и проще. Она больше не боялась, под влиянием взаимных откровений и эмоций, утонувшая в тепле счастья, Люси забыла все свои страхи. С покорной робостью, и тихими вздохами страсти она отзывалась на каждое действие рейнджера. Расцеловав её лицо и шейку, Билл осторожно расстегнул кожаную курточку, оголяя грудь девушки. Он целовал её животик, грудки, ласкал их языком и губами, а Люси всё сильнее прижимала его к себе. Сердце девушки застучало с утроенной силой, когда рейнджер расстегнул её пояс. Она ощущала себя неловко, стыдилась, но гремучая смесь страсти и девичьей робости, тепло всё больше обнажающегося тела Билли, лишали всякой воли, горели на её лице раскалённым металлом, лишали воли, словно обрывали связь с реальностью.
   Осторожно Билли снял кожаные брюки Люси. Его поцелуи не спеша опускались вниз от грудок девушки к её животику, и ниже, пока Билли не оказался совсем внизу. Люси попыталась возразить, чуть не умирая от стыдливой тревоги, но её просьба превратилась в стон, когда поцелуи рейнджера коснулись её бёдер, а потом и самых нежных мест. Билли чувствовал жар и влагу её интимной зоны, её запах, её вкус. С жаждой он целовал её, он хотел доставить ей пронизывающее удовольствие, подарить нежнейшее тепло, но даже это не могло выразить всех его чувств к Люси. Виноватые стоны сорвались с губ девушки, и она тут же прикусила свой палец, взывая в мыслях к Богу. Это было так ново для неё, и всё так необычно и страстно, что минуты пролетали словно секунды. Её тело пронзило знакомое девушке чувство, но более сильное. Столь сильное, что звёзды в небе на какое-то время померкли, в голове застучало молотом, и весь мир казалось, исчез, и только нежные, осторожные поцелуи пробивались в её сознание.
   Они крепко обнялись, прижимаясь обнажёнными телами. Вновь их губы сомкнулись, Люси гладила спину Билли руками, словно давала понять, что желает большего. После короткого промедления, она ощутила его давление, в этот раз боль была так далека, что нельзя было наверняка сказать, что именно это за чувство, действительно боль, или просто ощущение. Билли неспешно вошёл, и влажный жар поглотил его, жадно сжимая. С губ рейнджера срывались стоны, ноготки Люси крепко врезались в его кожу. Люси ощутила непривычное, словно неестественное присутствие в себе, но одновременно столь горячее, и до безумия желанное. С каждым движением боль отступала, и сладость занимала её место. Ощущения удовольствия, жар, запах, мягкость и крепость друг друга, страстное единство поглотило их. Люси с трудом могла сдерживать свои стоны, так желавшие перейти в крик, от ощущений и эмоций. Билли сильно прижал её к себе, ещё сильнее вошёл в её нежную мягкость, и страстно простонал, извергая свою страсть и тепло. Люси ощущала, как оно растекается внутри неё, и это делало её счастливой.
   Забыв обо всём на свете, они ещё долго лежали так, улыбались друг другу, целовались, нежились. Впервые, они были так счастливы. А потом Билли попросил у неё прощения, но Люси не сразу поняла, в чём дело. Она уже стала взрослой девочкой. Это было странно, но и во второй раз была кровь. Её страхи оказались пустыми.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"