Искатель Евгений Валериевич: другие произведения.

Глава 1.4 Быстро Повзрослевшая или Плохая Компания

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


               Солнце было особенно жарким в этот день. Жители Смоки тяжело трудились, кто изо всех сил вырывал у полумертвой земли ее дары, проклиная ее жадность и не желание отдавать их просто, кто-то набирал грязную воду, разносил ее жителям в дома и на огороды, кто-то что-то мастерил или пытался отремонтировать. Все были чем-то заняты, и оно было к лучшему для жителей Смоки. Люди что-то делали, а значит у них была цель, и она помогала многим просто жить и при этом не сходить с ума от собственного бессилия или собственных несчастий, от ограниченности и скованности их жизни. Эти люди не знали изобилия их предков, для них оно было таким далеким, словно выдумка, сказка, которой то и не было на самом деле. Все были чем-то заняты, но были и бездельники, например, такие как Люк. Он дежурил в дозоре на вышке недалеко от ворот, предаваясь мечтам. Он мечтал о том, как станет крутым парнем и будет карать недоносков, как обретет славу, и все будут предлагать ему деньги, но Люк - "Гроза Пустошей" не будет их принимать, ведь он будет служить справедливости, и станет законником, и вместе с незнакомцем они будут карать недоносков. Незнакомцу придется признать его мастерство! А лучше он создаст свою организацию охотников за головами, еще круче, чем любые другие! Их будет знать и боятся вся Пустошь! Ну, в смысле все недоноски в Пустошах и городах!
   Находясь на самом пике своего величия, он вдруг отвлекся от мечтаний, заметив Люси, девушка тянула тяжелое ведро с водой. Люк обратил внимание на ее красивый женский стан, скрытый под ношеным балахоном, изгибы ее бедер и два виднеющихся холмика, разделенных небольшой впадинкой... У него пересохло в горле, и он тяжело сглотнул, в области паха ощутил приятные импульсы, а в груди словно что-то радовалось. Теперь он мечтал и о том, как будет Люси им восхищена, как он возьмет ее в жены, и в день, когда она будет готова, но он как настоящий рыцарь не будет ее торопить, он овладеет ею. И дальнейшие мечты уже касались скорее только этой темы. "Может мне помочь ей с ведром?" - словно кто-то говорил в голове Люка, но в груди что-то дернулось от такой мысли. "Ну я бы мог конечно, но вдруг Арчер или кто-то другой заметит, что я покинул пост? Мне ведь нельзя покидать пост... А так я еще докажу что достоин её! Я буду для нее самым лучшим и нежным... Буду ее от всего защищать и сделаю самой счастливой!". Люк прямо-таки подпрыгнул, когда рядом с ним завыл Пришлый. Пес очень быстро поправился и начал "радовать" всех жителей Смоки своими выходками. Но избавиться от него они как-то не решались, да и Люси бы им не позволила.
- Тупая собака! Тебе что, не хрен делать?! Испугала меня до чертиков!
            Но Пришлый не обращал внимания на нытье Люка, он смотрел на север и тревожно лаял. Люк попытался найти источник тревоги тупого пса, он думал, что это может какой-то кротокрыс пробежал, но оказалось, что пес лаял не зря. К поселению стремительно приближалось два "воскрешенных" авто рейдеров Башни, боевое и полу-грузовое, на котором они возили грузы и людей. Не будь пес таким внимательным, Люк мог не заметить их и на расстоянии пятисот метров. От испуга парень чуть не свалился с вышки кувырком, изрядно ударив руку в спешке, он быстро подбежал к тревожному колоколу, и начал лупить в него, что было силы. Все жители понимали, что по пустякам поднимать тревогу никто не будет, даже такой "глупый брамин" как Люк. У каждого уже был готов свой план действий, кто-то прятался в погребах, кто-то готовился подносить боеприпасы, а кто-то хватал свое оружие, или спешил за ним в арсенал, и занимал места на вышках. Арчер всегда был готов к тревоге, а потому не прошло и минуты, как он уже был на стене, и разглядывал в свой потёртый бинокль надвигающуюся угрозу. На одной вышке с ним был Абрам, который поспешно раскладывал рядом с собой патроны для своей винтовки. И Даккар, который также поспешно подготавливал медикаменты в своем кейсе и аптечки, которые он раздавал другим бойцам.
- Их немногим больше десяти, какого черта им нужно? - говорил Арчер с окружающими его. - Обдолбались что ли, и ищут приключений?
- Я взял с собой динамит. - сказал Абрам.
- Только не используй его по чем зря! Он и так дорого нам обошелся. Если что, бросай под машины.
- А вдруг они приехали за рейнджером? Что нам тогда делать? - нервно спросил Даккар.
- Они не могли. - отвечал Абрам. - Мы с Арчем лично меняли его барахло в Лилсити, и сделали все не вызывая подозрений. Да и откуда кто-то мог узнать, кому оно принадлежит?
- В Лилсити хватает проныр и проходимцев! - продолжал нервничать доктор. - Мы должны знать, что предпринять, если они вдруг начнут расспрашивать про него.
- Я не знаю док... - немного растеряно говорил Арчер, и задумчиво смотрел вдаль. Но он врал, он знал, и конечно же не собирался рисковать своей общиной ради этого "рейнджера".
            Арчер внимательно осмотрел их "линию обороны". На вышке слева от себя, Арчер среди обороняющихся заметил макушку головы Люка. Даже по ней было заметно, что парня сильно трусит.
- Люк! Люк, радскорпионова мать! А ну пшёл вон с вышки!
- Все окей Арч! - отзывался дрожащий голосок, который старался звучать уверенно и "круто". - Я готов крушить черепа! - неуверенно и запинаясь проговорил он свой девиз, будущий девиз, который вскоре узнает вся Пустошь!
- Пшёл вон с вышки, браминья твоя душонка! Если понадобится, притащишь мне патронов или поможешь доку!
            Но Люк хотя и хотел уйти сам, но почему-то не торопился, боролся с собой, и даже три секунды пытался спорить с Арчером, до следующей партии ругани в свою сторону. Арч сразу понял, что тут что-то не так. Он очень пристально осмотрел все вышки, и на самой дальней справа от себя, заметил, как мелькнули длинные волосы угольного цвета.
- Люси! Люси, сто китайцев тебе в печень! Я видел тебя! А ну быстро сползай вниз!
            Но в ответ была только тишина, только когда мышонок Арчера понял, что ее разоблачили, в ответ раздалось уверенное "Нет".
- Сейчас не время для этого дерьма! Спускайся вниз, не заставляй меня идти за тобой!
            Другие не встревали в этот спор. У них и так было чем занять свои головы, например, размышлениями о скорой смерти. Но Люси не собиралась сдаваться так просто, она стала так, что бы отец ее хорошо видел, и прокричала ему:
- Отец, я для этого рождена, и это моя обязанность! Я уже не маленькая, и сама в праве...
            Назревал отличный и веселый спор между отцом и дочерью, некоторые нужно сказать иногда любили их "представления". Но он был резко прерван громкими, железными хлопками пулемета. Жители Смоки прижались к своим укрытиям, нужно заметить, что они знали, каким серьезным оружием располагают "Башенные", а потому вышки были изрядно укреплены листовым металлом. Пулеметчик концентрировал интенсивный огонь вначале на одной башне, после чего через пять секунд на другой, и так по всем. Пули не пробивали укрепленную башню, лишь разрушали ее внешнее покрытие, зато нагоняли на людей немало страха, и только самые опытные бойцы в момент затишья сразу же стреляли в ответ. Укрепленный грузовик рейдеров двигался за боевой машиной до самых ворот, после чего они остановились и десяток рейдеров, укрываясь за грузовиком, присоединились к перестрелке.
            Люси укрылась за плотной стеной башни в тот же момент, как застучал пулемет, хотя огонь открыли не по той башне, где она находилась. Внутренний голос шептал ей, что пора бы подняться и выстрелить в ответ из своей винтовки, но ей было страшно, и она медлила. Нелегко было ей перебороть это сосущее ощущение, но она решилась. И как раз в тот момент, когда девушка хотела подняться и сделать выстрел, пули из пулемета забили и в ее башню. Реши она встать на долю секунды раньше, ее наверняка бы задело. Люси зажалась калачиком на полу, пули стучали в стену как раз за спиной, было страшно, но со страхом росла и злость. Как только пулеметчик перенес огонь на другую башню, Люси резко поднялась, и почти не целясь, выстрелила. Злость придавала ей силы, и, наверное, меткости тоже, так как ее выстрел пришелся как раз по пулемету. Он конечно не мог повредить такое крепкое оружие, но заставил задуматься рейдера стрелка не будет ли он следующим. Люси мгновенно снова присела, перезарядила винтовку, снова поднялась, секундное прицеливание и выстрел. И так раз за разом, словно тренированный солдат, правда, не очень результативный солдат.
            Перестрелка длилась меньше двух минут, но воюющим они казались очень долгими. В результате прицельным выстрелом из винтовки рейнджера, Арчер сумел ранить одного из рейдеров, но и один из жителей Смоки не успел вовремя спрятаться и был ранен. Один из рейдеров метнул к воротам тройную связку динамита. Арчер хотел что-то крикнуть, чтобы ребята хотя бы попытались потушить запал, но в глубине он понимал, что это уже бесполезно. Через пять секунд раздался оглушительный взрыв. Ворота были изрядно продырявлены, разбиты и очень осели, но в целом выстояли, хотя со стороны казалось, что теперь их можно вынести порядочным пинком. После взрыва рейдеры перестали стрелять, все защитники Смоки также замерли укрываясь. Никто не хотел выглядывать первый, ведь они думали, что рейдеры ждут их, держа бойницы в прицелах. Через секунд десять послышались удары ногами о металл, словно кто-то залазил на крышу грузовика, а потом послышался голос, молодой, насмехающийся, надменный.
- Эй крысы! - произнес голос и рассмеялся, его поддерживал множественный смех сотоварищей. - Эй Арчер! Покажись, старый ты хрен! Повеселились чуть-чуть и хватит, мы больше не будем стрелять!
            Арч медлил, Люси мысленно умоляла его не делать этого, но Арчер был смелым мужчиной, поэтому не мог не ответить на этот вызов. Он медленно поднялся, оценивающе посмотрел на улыбающихся рейдеров и их машины, и на молодого парня в черной армированной кожанке, что так нагло дерзил.
- Тень... - произнес Арчер со сдержанной интонацией, однако он не мог скрыть в ней своего отвращения. - Что это вы ребята без предупреждения? Или захотелось повеселиться?
            Тень улыбался в ответ, ему чем-то нравился этот "старый хрен", он умел достойно ответить.
- Стоит ли ради веселья переться в такую даль? Мы к вам по делу.
- Так разве ж по делу шмаляют во все стороны? Разве раскидываются динамитом? По делу это когда приходят и спокойно говорят, или не как не выучишь?
            Тень выдержал паузу, он все так же улыбался.
- Вам от Кракена привет, он просил передать "горячий", от всей так сказать души.
- Правда?! У него оказывается и душа даже есть... Не знал... Точнее, не заметил.
- Ты хреново в людях сечешь. Кракену не нравится, что вы перестали выказывать свое уважение. Перестали дарить ему подарки, в знак уважения.
- Хм... - хмыкнул Арч и посмотрел на своих односельчан. - Может Кракен забыл, но подобные вопросы ему нужно решать с Грязным и его людьми.
- Арч, Арч... Ты не думаешь, что вы ошиблись с выбором? По-моему, свое уважение не стоило дарить Грязному и его оборванцам, у которых ценностей меньше чем у дикарей на востоке. Быть может, стоило дружить с нами, а Арч?
            Арчер опять хмыкнул и сказал:
- Я не знаю, может тебе спросить у моей жены? Она тут недалеко похоронена, могу "провести" к ней.
- "Ты меня утомляешь". - выделяющее свою фразу произнес Тень, словно хотел сказать что-то очень грубое но сдерживался. - У меня нет никакого желания смотреть на твои слезы, папаша. Две недели. - голос Тени стал более жестоким. - Через две недели Кракен ждет свою дань. Иначе в следующий раз мы доиграем до конца. Ты знаешь, мы можем.
- У нас дого...
- Я не хочу слушать "эту неинтересную мне информацию". Делайте, что хотите, решайте как хотите, у вас две недели. Привозите груз, можешь сам привезти. Я даю тебе слово... и Кракен тоже, что твои люди не пострадают. Если конечно будут вести себя хорошо.
            Арчер не ответил, он сурово смотрел на этих "отбросов Пустошей", молча смачивая слюной губы.
- Ну... - продолжил Тень. - Если не приглашаете на рюмочку, то мы, пожалуй, поедем. Не забудь мои слова!
            Тень договорил и залез в кабину грузовика, остальные рейдеры погрузили раненного и потом погрузились сами, пока пулеметчик продолжал держать башни под прицелом. Двигатели их машин зашипели, грузовик завелся не сразу, и они умчались на большой скорости обратно в Пустошь, оставляя за собой поднятые тучи пыли. Понемногу успокаиваясь, люди слезали с башен, доктор Даккар и еще несколько человек оказывали первую помощь своему раненному защитнику. Арчер перекинулся несколькими словами со Старостой, решение было принято быстро. Они позвали к себе Абрама, он был одним из немногих, кому можно было поручить не простое задание, ведь сам Арчер должен был на всякий случай остаться в поселении.
- Амбрам, мы на тебя рассчитываем. - взволновано сказал Староста.
- Возьми с собой двоих, и оружие получше. - советовал Арчер. - Возьмите побольше воды и припасов, и немедленно выдвигайтесь к Питонам. Поговори с Грязным, пусть отрабатывают свой налог, или мы будем платить другим. Но только будь осторожен со словами.
            Абрам не задавал вопросов, он уже не один раз бывал у Питонов вместе с Арчером и хорошо знал, как себя нужно с ними вести.
- Быстро они... Не медлят и минуты. - как-то пассивно сказал Люк. Стадия шока прошла, после него обычно у Люка начиналось угрюмое спокойствие. В крови же Люси до сих пор буйствовал адреналин.
            Она посмотрела на Люка, он был весь в пыли и грязи, словно участвовал в многодневных боях. Люси смотрела на него и не смогла сдержать улыбки, похоже, что он так сильно прижимался к земле, что чуть не зарылся в нее с головой.
- Что? Ты чего улыбаешься? - удивлялся Люк, и на его лице также появилась улыбка, которой он заразился от девушки.
- Ничего. Они просто боятся, Люк. К Биллу на помощь они так не торопились.
- Ты круто... в смысле ты молодец. Подстрелила кого-то?
- Нет. Думаю, нет. А жаль. Я бы этих подонков всех бы перебила. Боже, неужели это никогда не кончится? Неужели в этом проклятом мире нет спокойного места?
- Будет Люси. Обязательно будет. - мечтательно проговорил Люк, смотря в небо. - Однажды мы перебьём всю пустынную шваль, и заживём, как раньше жили!
            Подобные слова звучали очень обнадёживающе, на мгновение Люси ощущала то приятное будущее, когда не нужно будет ни за что бояться. "Жить, как жили раньше... Как, наверное, хорошо тогда было..." Но приятные мысли омрачил голос из далёкого уголка подсознания девушки. "Жили хорошо, а именно они виной всему..." И мечты накрылись тенью, каким-то злым пониманием, что так не хотелось принимать, что ничего не изменится, что всегда будет плохо и будет чего бояться. В такой момент хочется убить себя сразу и не мучиться, но проходит несколько секунд и силы к жизни вновь возвращаются, и эта ужасная неизбежность забывается. Люк заметил, как глубоко задумалась Люси, её лицо выражало нечто болезненное. Ему захотелось обнять девушку, как-то поддержать, развеять тоску, но он не мог решиться, боялся, что она отвергнет его, скажет что-то в духе "Ты чего творишь?!" и ещё пнёт в пах в придачу.
- Ты точно в порядке? Может, может воды принести? - спрашивал он заботливо.
- Всё хорошо. Просто... просто как-то грустно, всё это. Я устала, и не пониманию от чего.
            Люк не знал, что ей сказать, он уже терял над собой контроль. Но у него в кармане был один козырь. У него была идея, как пригласить Люси на свидание, при этом оставляя скрытыми свои истинные намерения.
- Знаешь, я как-то украл на складе бутылку с выпивкой. Это как-то случайно вышло, не целенаправленно, и никто не заметил. Если бы Арч узнал, он бы задал бы мне трёпки, это уж точно... В общем, я её сохранил, думал подарить тебе ко дню рождения, но после сегодняшнего стресса, если хочешь, можем немного развеяться.
            Люси игриво посмеялась, погладила Люка по плечу и сказала:
- Хорошо. Давай ближе к сумеркам на западной окраине. Я пока умоюсь и отдохну немного.
- Там где "царство звёзд"?
            Люси хмыкнула в знак согласия, и ушла, а Люк почему-то начал волноваться, и с каждыми десятью минутами всё больше и больше. Голову парня разрывало от мыслей, планов и страхов. В конце-концов он пришёл к выводу, что нужно сделать вид, что она его подружка, или даже сестра, и таким образом смог хоть немного себя успокоить и взять в руки.
   Солнце было скрыто за горизонтом лишь наполовину, как Люк уже был на месте. Тёмно-оранжевый, практически красный диск, понемногу скрывался, предавая облакам в небе розовый оттенок. Ветерки стали прохладнее, они шумели кустами травы, что обильно росли вокруг Смоки, периодически подымали с земли в своих потоках пылевые облака. Немного далее на запад, находилось небольшое озерцо в естественной впадине. Детьми, Люк и Люси любили туда ходить, как и в "Царство Звёзд". Место было прохладным, обильно обросшее травой, и весьма романтичное, но после заката, к сожалению, слишком опасное. Именно там росло множество кустов Пустынной Ягоды. Иногда, вместе с ветерком оттуда долетал запах свежести и воды, особенно во время сумерек, после жаркого дня. И этот запах бодрил, и без малого наполнял жизненными силами.
   Люк успел неплохо подготовиться, насобирал дров, достал кое-какой еды. Как только солнце зайдёт он начнёт разводить костёр, маленький, едва заметный, чтобы немного защитить их от ночного холода. От любопытных глаз со стороны посёлка их защищала разрушенная стена, находящаяся в пятидесяти метрах от стены поселения. Здесь был открытый обзор, и в детстве им казалось, что небо в этом месте смотрится как-то по-особенному, и они назвали его "Царством Звёзд". Когда-то Люк поцеловал Люси именно в этом месте. Это было давно, они ещё были детьми и сделали это играючи, но с тех пор это место стало для Люка ещё ценнее. Люси тоже очень любила это место, звёзды навеивали на неё романтические настроения, побуждали к мечтам и надеждам.
- Бууу!! - раздалось неожиданно за спиной Люка, парнишка чуть не подпрыгнул от испуга. Первые секунд десять его лицо выражало испуг, на радость хихикающей Люси. Она умела незаметно подобраться даже по шумящей поверхности.
            Когда испуг Люка прошёл, Люси всё ещё продолжала смеяться, он очень засмущался, но морально готовился не зря и смог собраться.
- Нельзя же так! Проклятье, это же Пустошь Люси, так можно от страха и скончаться или чего хуже штаны испачкать! Вот садись. - ворчал Люк, и положил с другой стороны от себя поношенное покрывало, сложенное несколько раз.
- О, это же Пустошь! - говорила Люси сквозь смех, пародируя манеру речи Люка. - Смертельная Пустошь полная мутантов и рейдеров! Опасная Пустошь в десяти шагах от дома!
            И хотя Люси посмеивалась над Люком, он и сам не смог сдержать улыбки, к тому же понимал, что девушка делала это по-доброму. Но, всласть натешившись своим ребячеством, Люси вскоре успокоилась, и её глаза и чувства сконцентрировались на знакомых, но всё ещё будоражащих вещах вокруг: ветре, прячущемся солнце, наступающей прохладе и свежести уходящего холодного периода. Люси дышала полной грудью, глубоко и не спеша. Всё это вокруг, оно словно наполняло её жизнью.
   - Чувствуешь это? - спросил Люк улыбаясь. Он и сам был способен чувствовать всё это, хоть и не так глубоко, как Люси
   - Как давно мы здесь не были?.. Мне страшно представить, что однажды мы, как и наши старшие, за работой и хлопотами обо всём этом забудем.
   - Нужно выживать. - промямлил Люк заученную фразу Арчера и многих других. - Иначе мы просто погибнем.
   - Помнишь?.. - мечтательно пропела Люси. - Помнишь, как мы мечтали? Как будем путешествовать? Как найдём много интересного, встретим много других людей. Какие будут у нас приключения. - сказала Люси и по-детски засмеялась.
   - Ага! А ещё о том, что найдём место, где всё было как на картинках. И как там классно всё будет. Так глупо...
   - Совсем нет! Помнишь, как мы придумывали по очереди, что и как там должно быть? Сколько всяких замечательных вещей.
   - Но это всё фантазии, Люси. - сказал Люк, и принялся при помощи импровизированного кремня, разжигать маленькое пламя из пучка сухой травы, чтобы им поджечь запасённые дрова. - Всё совсем не так. Мир не такой. Тебе ли не знать.
   Люси на секунду взглянула на свой отсутствующий палец, смутилась, и тут же убрала взгляд в сторону.
   - Надеюсь, ты не станешь таким как они... - тихонько проговорила девушка. - Мечты, это не только фантазии, Люк. В них есть что-то настоящее, и даже полезное.
   - Правда?
   - Даже обычная вылазка в Пустошь, может быть мучительной пыткой или прогулкой, полной ярких впечатлений и чего-то нового. И всё это зависит от умения мечтать. По крайней мере, мне так кажется.
   - Чудная ты. - сказал Люк после протяжённого молчания. - Это ты с отцом ходила тут повсюду, может тебе виднее. Я не против путешествий, хотя, как по мне это больше необходимость. Что может быть лучше домашнего уюта? Это? - спросил Люк, поднял с земли камень, и бросил в сторону, подняв небольшое облачко пыли. - Или твари там обитающие? Я бы хотел побывать в других местах. В настоящих городах, про которые рассказывают менялы!
   Сухая трава загорелась, от извлекаемых парнем искр. Ещё через мгновение от травы начали загораться и мелкие ветки, а за ними и дрова. Пока костёр набирал свою силу, Люк открыл бутылку самогона из Пустынной Ягоды, и налил понемногу в две глиняные чашки. "За нас!" - радостно проговорили тост юнцы, и понемногу отпили, сильно кривя лицами.
   - Знаешь, - проговорил Люк, всё ещё кривясь, - иногда мне кажется, что там ничего нет. Вон там, если уйти за горизонт сильно далеко, то дойдёшь до Великого Ничто.
   - А как же люди, что к нам приходят? А их рассказы? А все те чудные вещи из прошлого, что мы видели?
   - Не знаю. Иллюзии? А люди эти просто порождаются эти Великим Ничто, а потом так же пропадают. Просто мне кажется, что есть только Смоки и всё. Словно больше ничего на самом деле не существует.
   - В каком-то смысле так и есть. - грустно сказала Люси. - На сотни километров вокруг и вправду ничего нет. Ну, кроме дикой жизни. И разных руин...
   - И вонючих Питонов... - добавил Люк, и они вместе засмеялись.
   - Видишь. - сказала Люси и вновь обрадовалась, как будто подтвердила ошибочность мрачной теории Люка для самой себя в первую очередь. - Я верю, что наш мир огромен, как на картинках! И что если долго путешествовать, то можно встретить много всего классного и интересного!
   Продолжая свои разговоры, Люк и Люси принялись насаживать кусочки сушёного браминьего мяса на кусочки металлической проволоки, чередуя мясо с кусочками твёрдого сыра. После, весь этот шашлык заворачивался несколькими листами капусты. При правильной готовке получалось необычное на вкус блюдо. Жители Смоки искренне полагали, что рецепт этого "изысканного" блюда был их достоянием, но нечто подобное готовили и в нескольких других местах. Пока шашлык потихоньку размякал и поджаривался, наполняя приятным и аппетитным запахом пространство, Люси и Люк ударили ещё по одной.
   Молодые люди расслабились, их головы приятно охмелели, Люк и сам не заметил, что перестал обращать внимание на свои волнения. Они говорили о самых разных темах, и о прошлом, и о будущем, быстро сменяя одну за другой, много смеялись и в целом отлично проводили время. Их отсутствие было замечено, и в первую очередь Арчером. Как и всякому отцу, в голову Арчера лезли дурные мысли, ему не нравилось, что "эти двое" проводят вместе время. Он конечно же был уверен, что "ничего такого" случиться не может, особенно если учесть характер Люка. С другой стороны, решительность своей дочурки не давала отцу покоя. Иногда Арчера посещали мысли о её будущем. Люси уже была взрослой девочкой, которой в пору было подумать о своём будущем и даже семье.
   Отец надеялся, что ответственность семейных уз утихомирит его дочь. И не смотря на всю нелюбовь к мальцу Люку, которого он искренне считал глупым, как браминье дерьмо, более подходящей пары в Смоки для Люси не было, если только не подбирать ей пару старше её лет на пятнадцать и более. Конечно же, был ещё и Литлсити, где обитала "целая куча народа", но от одной только мысли о том, чтобы отпустить свою дочь жить туда, Арчеру становилось не по себе. "Не хватало ещё, что бы какой-то из проклятых Ползунов вскружил ей голову! Попользовался ею, и потом бросил!" - гневно думал он про себя. Арч бывал там не раз, и был хорошо наслышан о нравах "городской" молодёжи. У самого Арча были женщины до жены, но позже он оказался преданным мужем, правда и мать Люси была женщиной особенной. После её смерти Арчер больше не пытался завязывать отношения, хотя ходили слухи, что, привозя дань Питонам, он очень "весело" проводил у них время.
   Темнело не спеша. Даже после того, как солнце скрылось за горизонтом, небо ещё довольно долго оставалось светлым. Ночная темнота продвигалась, с востока на запад, и в какой-то момент восточная половина неба была уже практически ночной, в то время как западная была осветлена. Начали появляться первые звёзды, с каждой минутой всё больше и больше, а вскоре засиял и молодой месяц. За своими разговорами и рассуждениями, а порой и спорами, Люк и Люси не заметили, как настала ночь, всё вокруг погрузилось во мрак, а небо усыпало ковром из звёзд. Их костёр стал единственным, что не давало ночи окутать и их самих. Костёр грел, приятный запах вкусной пищи распространялся, а молодые головы кружились от высокоградусного напитка. Люси заметила ночь, когда согревающие мурашки пробежали по её телу. Ночью было всё ещё прохладно, тепла костра не доставало, поэтому они накинули на себя ещё по покрывалу. Девушка обратила внимание на небо, и на несколько минут растворилась в его звёздном величии.
   - Как же красиво... - пропела она. - Как же всё так получилось?.. - было начала Люси одну из своих любимых тем о том, как ей жалко людей прошлого и всё то прекрасное, что было потеряно.
   Обычно Люк с радостью слушал теории Люси на эту тему, иногда даже добавлял какие-то свои мысли. Но в этот раз парень перебил её, не дав даже начать.
   - Забудь это! - сказал он, и принялся снимать с огня их "Смоки Экселентс", и выкладывать на глиняные тарелки. - Что толку о том жалеть. Это всё ушло. Арч правду говорит, что они сами виноваты. Были глупцами, а глупцы всегда всё теряют.
   - Просто я не понимаю. - продолжала Люси. - Как, видя всё это, - сказала она, смотря на небо, - можно было не понимать, и сделать всё так... как они сделали. Почему? Как смели они рискнуть, этим и всем, что у них было.
   - Нам их не понять Люси. Они были не такие, как мы. Мы разные.
   Люси пристально посмотрела на Люка, и через несколько мгновений рассмеялась. Парень с недоумением смотрел в ответ.
   - Что?
   - Ты просто, словно мой отец! Тебе нужно меньше общаться с ним, Люк. А то ты всё больше походишь на него.
   - Может он во многом прав? - засмущался Люк. - А может я просто расту, и становлюсь более мужественным...
   От его слов Люси внезапно расхохоталась. В этом смехе нельзя было не заметить влияния алкоголя. Через мгновение, всё так же сквозь смех, но девушка принялась извиняться и оправдываться, что мол не хотела обидеть Люка.
   - Я серьёзно... - не скрывая обиды сказал Люк, подавая Люси её тарелку.
   - Я знаю... - ответила она через десяток секунд уже успокоившись, очень серьёзным голосом.
   Они принялись есть свои "Смоки Экселентс", кусочки мяса и плавленого сыра были очень вкусной комбинацией. Первое время ели молча, постепенно разговоры всё больше набирали обороты. Когда же пища закончилась, они вновь принялись наполнять свои рюмки. Так просидели больше часа. От холода подсели друг к дружке, прижались плечами, говорили. Набитые животики приятно грели изнутри. Через какое-то время Люси положила свою голову на плечё Люка. Вновь говорили о всём подряд, много вспоминали. Сердце Люка громко и ускоренно стучало, но девушка не обратила на это внимания.
   За своими мыслями, алкогольным опьянением, и просто от неожиданности Люси заметила "чудо" не сразу. Она встала так внезапно, что чуть не опрокинула Люка на землю, и тот испуганно принялся повторять: "Что такое? Что случилось?". Взгляд девушки был нерушимо обращён куда-то в ночное небо. Какое-то время она убеждалась, что это ей не привиделось, а потом принялась тыкать пальцем в небо и повторять:
   - Смотри Люк! Туда! Там, высоко среди звёзд!!
   - Что?! Где?! Что там?! Где там?!
   - Там! Там! Она летит! Смотри!..
   Люси долго пыталась правильно направить взгляд парня, но он не понимал, о чём говорила девушка, пока сам не заметил это. Звезда. Она летела. Все они и большие и маленькие, яркие и не очень, все они стояли на одном месте, мерцая. Но эта парила среди них, словно плыла по ночному небу. Люк издал какой-то неясный звук удивления, что-то похожее на "Вау". Они не отрывали от звезды глаз, пока та не улетела так далеко, что скрылась вдали.
   - Почему? - лепетал Люк. - Почему она летела?! Это же не была падающая звезда, правда?
   - Нет. Наверное! Как необычно! Надеюсь, она ещё пролетит над нами! Похоже, это настоящее чудо! Я раньше никогда не видела чуда!
   - Я видел... - сбиваясь, чуть ли не дрожащим голосом сказал Люк.
   Девушка посмотрела на парня, хотела вновь вернуть свой взор к небу, но что-то в Люке заставило её остановить взор на нём. Странный момент, который она явно ощутила, хотя чувство это было незнакомом ей, и одновременно знакомо...
   - Твои глаза Люси... - чуть ли не мямлил парень, его руки заметно дрожали. - Вся ты... Ты настоящее чудо...
   На лице Люси на мгновение появилась насмешливая улыбка, но тут же испарилась, когда она поняла, что именно Люк имеет в виду и всю серьёзность этого момента. У неё тут же засосало под ложечкой, вспотели ладони, дрожь пыталась овладеть телом девушки.
   - Люк... - промямлила она, пытаясь как можно скорее развеять этот момент, подобрать слова, убежать. Взгляд парня был таким романтичным и полным желания, что Люси не могла смотреть Люку в глаза, и тут же отвернулась.
   - Я так счастлив... Счастлив... Что ты рядом... - мямлил Люк, и что бы не потерять остатки воли окончательно решил действовать.
   Он сделал шаг вперёд, он рискнул всем, позволив себе обнять Люси руками. Девушка оробела, но не сопротивлялась, и они одновременно потянулись губами друг к другу, повинуясь высшему инстинкту. Первую минуту нахлынувшая буря эмоций и волнения была столь сильной, что не о чём другом они не думали, концентрируясь на своих новых ощущениях. Но по природе более сильная воля Люси вернулась первой, и девушка начала обращать внимание на то, как неловко и неумело всё делает Люк, на его волнение и глупое выражение на лице. Парень неуверенно обнимал её за талию, решимости дать волю своим рукам, Люку не хватило. Они останавливались трижды, но Люк вновь и вновь тянул своё лицо к Люси, а девушка отвечала в ответ даже тогда, когда уже хотела прекратить. Лишь на четвёртый раз ей хватило решимости, чтобы остановить парня, слегка уперев руки ему в грудь.
   - Прости... - прошептал Люк дрожащим голосом.
   - Всё хорошо... - прошептала Люси в ответ, она соврала, ведь что-то было не так, но девушка и сама не понимала, что именно.
   После случившегося, они уже практически не разговаривали. Лишь иногда поглядывали друг на друга, и стыдливо прятали взор. Решили, что пора идти домой, по дороге перекинулись лишь несколькими фразами. Было заметно, что на пороге дома Люси, Люк намеревался повторить свой подвиг, но она совсем не была на это настроена, холодно распрощалась, и быстро закрыла за собой дверь, словно убегая от опасности. На следующий день было неловко, но оба делали вид, что ничего не случилось. Люк пригласил её вновь провести вечер вместе, Люси дала неоднозначный ответ, ей нужно было время, чтобы "разобраться во всём". Люси ощущала что-то к Люку, но это же не могла быть любовь, ведь её она представляла себе совсем, совсем иначе.
  
   Абрам и двое его спутников, жителей Смоки, вернулись через пять дней. Питоны не тронули их, но по выражению лица чернокожего дипломата поселения, можно было судить, что встреча была очень неприятной. Староста собрал совет, было слышно, что мужчины что-то горячо обсуждают, но сути разговора скрывающаяся под окном Люси, понять не могла. Арчер молчал, ничего не рассказывал своей дочери, другие жители не говорили тем более. Над Смоки нависло угрюмое ожидание чего-то нехорошего. Все жители были напряжены, взволнованы, кто-то даже подумывал уйти, хотя уходить то особо было некуда, как и просить о помощи. "Вот бы Билл очнулся!" - мечтала Люси. "Он бы точно помог нам и усмирил этих негодяев!" Но рейнджер Билл не приходил в себя, и казалось, не собирался вообще, что ещё больше подливало масла в огонь, ибо никому не было выгодно ухаживать за этим "живым мертвецом".
            Но через два дня свершилось то, что принесло смешанные чувства как облегчения, так и напряжения. В Пустошах показались четверо путников, и они направлялись прямо в Смоки. Люси как раз набирала в различные сосуды воду из колодца, когда она услышала крики стражников, их разговор с кем-то на другой стороне забора, и видела, как неуверенно они открывают ворота. Было очень жарко, солнце слепило в глаза сильнее прежнего, но, несмотря на это Люси смогла хорошо разглядеть пришельцев, и они вызвали в её сердце неподдельный интерес. Подобное она ощущала очень давно, когда впервые выходила в глубину Пустошей вместе с отцом, а потом, когда повторила это в одиночку. Пришельцы ошеломили её, казались чем-то совершенно необычным на вид, но впечатляющим. Одетые в странную одежду, с оружием на ремнях и рюкзаками за спинами, в их внешнем виде сразу же угадывалась рейдерская суть, но они были не такие как рейдеры Башни. По крайней мере, так казалось Люси. Их энергетика, их поведение, и манера общения воплощали в себе силу и свободу, то, чего девушке всегда не хватало. Для Люси они были очень опасным примером для подражания, но она восхищалась ими. Ей пришла в голову мысль принести им воды, наверняка они были измучены жаждой, хотя на самом деле ей очень хотелось, чтобы её заметили.
            Люси схватила наполненное водой ведро и древний, стеклянный стакан, и быстро направилась к пришельцам, пока их не успел перехватить кто-то из имеющих в Смоки власть. Чем ближе она подходила, тем сильнее волновалась, даже сердце билось учащённо. На полпути к ним, Люси уже могла хорошо разглядеть пришельцев. Это было двое мужчин и две женщины. Тот, в котором угадывалась роль вожака, был одет в Пустынную, многослойную броню из кож брамина, уплотнённую и защищённую металлическими листами в некоторых местах. Одежда девушек больше была похожа на обноски, чередующиеся с шипованными щитками из металла. Главарь был светловолос, с кучерявыми волосами, которые он пытался зализать на бок. Он был очень мужественным на вид, и с впечатляющей внешностью в целом. Две девушки держали его под руки и постоянно смеялись, одна была весьма высокой, и на её голове красовался зелёный ирокез, другая же была ростом с Люси, её половина головы была выбрита. Четвёртый путник был слегка сгорблен, худощавый, и почти голый до пояса, тоже с ирокезом на голове, но совершенно неухоженным и растрёпанным во все стороны, со стороны казалось, что он очень обижен на кого-то. Они излучали такую уверенность, и даже дерзость, что жители Смоки были полностью сломлены, никто не смел поднять глаз, и даже стражники что-то невнятно бормотали им в ответ. Они были так круты, что Люси ощущала эту крутизну в воздухе, и они словно ощущали себя хозяевами, или какими-то знаменитостями из прошлого. Главарь раздувал своё мужество вокруг ещё больше, а женщины смеялись сильнее и вели себя более игриво, только четвёртому было словно всё равно.
            Люси подошла к ним, когда рейдеры были уже на полпути к дому старосты. Они словно не замечали её, пока девушка не подошла достаточно близко, чтобы ясно дать понять, что чего-то хочет. Рейдеры остановились и дружно осмотрели её с ног до головы.
- Опа. А это что за серенькое несчастье? - улыбаясь, говорил главарь. Люси сразу заметила его сильный и мужественный голос, его пронзительный взгляд. "Наверное, он очень сильный..." - думала она.
- Никакого ухода, так вот какие они, эти блядь монашки! - сказала рейдерша с бритой на половину головой, и пришельцы дружно засмеялись.
            Люси полностью растерялась, она не ожидала такой грубости и насмешек над собой.
- Я...Я принесла вам воды... Вы, наверное, хотите пить?..
            Светловолосый сделал выражение лица говорящее "Вот это уже лучше" и сказал:
- Видите, какая хорошая девочка, не то что вы. Жаль конечно, что не бухло, но и так сойдёт.
            Рейдеры по очереди осушили по стакану воды, а светловолосый продолжал пристально смотреть на Люси.
- Трахни меня если я ошибаюсь, но ты наверняка дочь Арчера! - сказал он, указывая на неё пальцем.
- Я...Я... "Трахни меня?... Откуда он знает про отца?" - думала растеряно Люси.
- Точно! - опять вмешалась бритая. - Также тупит, как и он. Видимо у них очконутость в крови.
- Я... Я не тупая! - не без злости вырвалось у Люси, это были не те люди, которым можно было бы грубить, но натура девушки не могла мириться с гадостью, направленной в её сторону даже в такой ситуации. - И я не блядь-монашка! Если вам неприятно моё присутствие, я с радостью оставлю вас, и не буду мешать!
            Рейдеры замерли, и телом, и ртом, и даже глазами, словно змеи, Люси уже успела даже пожалеть о своих словах, а через несколько секунд они снова дружно рассмеялись. Это обескураживало Люси ещё больше.
- Глядите! У кисы есть коготки! Сто пудов ты дочь Арчера, этот хрен тоже умеет язвить! - радостно говорил светловолосый в кожаной броне.
- Да ладно, что вы накинулись на девочку! - неожиданно в защиту Люси выступила женщина с зелёным ирокезом. Её взгляд был ещё более пронзительным, чем даже у светловолосого, и голос грубоватый, она тоже казалась очень сильной. - Папочка девочку за забор видимо не отпускает, она и не знает каков он, наш мир, и не понимает, на что нужно обижаться, а на что хер забить.
- Люси... Сто пудов. Тебя так зовут! - сказал светловолосый и щёлкнул пальцами. - Люсиента, или как-то так...
- Вы... знаете моё имя? - Люси не могла поверить, что они знают её!
- Твой отец не раз бывал у нас в гостях. - сказала женщина с ирокезом. - И в плену у нас был, и по делам приходил. Бьюсь об заклад, он тебе и не рассказывал, а ведь у нас ему даже нравилось. Бухал с нами, как со своими, баб наших трахал. Про тебя рассказывал, и даже жаловался. И про жену тоже... Короче долгая это история, малыш.
            Рейдерша подошла к Люси и осторожно, и даже нежно взяла за подбородок и приподняла голову, словно хотела рассмотреть глаза. Люси очень смутилась, даже щёки немного подрумянились, она не понимала, откуда она это знала, но каким-то образом ощущала, что эта женщина прикасается к ней скорее как мужчина, она почувствовала исходящее от неё желание.
- У тебя есть характер. Таким как ты сложно ужиться в клетке, пусть и безопасной.
- Сто пудов. - сказал светловолосый. - А ведь мы тут, что бы решить вопрос с "Пидрилами", и изначально рассчитывали на твою помощь.
- Меня?.. На мою?..
- Не мало мы о тебе наслышаны, девчушка. У тебя есть врождённые таланты, и это блядь как раз то, что нам нужно. - продолжал блондин. - Назревает буря, сто пудов. Настоящая блядь война. И ты поможешь нам, ради блага своей общины и всё такое!..
- Но... Я же не солдат... То есть, я умею стрелять, но...
            Полубритая фыркнула, резко подошла к Люси, и схватив за левую руку попыталась закрутить за спину, но девушка инстинктивно сделала шаг назад, схватилась за руку полубритой и какое-то время они яростно тянули друг друга. Бандитка конечно же одолевала Люси, но та держалась достойно. Потом полубритая так же внезапно отпустила Люси, и толкнула в плечё. Девушка упала своей попой на землю, но тут же встала. Рейдеры молча смотрели на Люси, обе бандитки ехидно улыбались.
- Как кошка. - сказала бандитка с ирокезом.
- Вот видишь, в тебе есть воля и напор. - сказала полубритая. - Видимо характерец как у папаши, так что ты не совсем сучий вяленый кусок мяса.
            Люси вновь растерялась, она была совсем не привыкшая к такому роду общения, вульгарному и грубому. Блондин смочил губы, растопырил свои плечи ещё шире и протянул руку Люси.
- Меня зовут Майк. Майк Стопудов. Эта вот милая киска, с бритой головкой - Мана, а эта кобра с ирокезом - Клем. А этот молчаливый парень - Рваный.
- Приветик киса. Не теряйся, ха-ха. - сказал неприятным, одурманенным и писклявым голосом Рваный.
            Люси неуверенно пожала руку Майка, его рука и вправду была крепка.
- А...а почему рваный? - в недоумении неуверенно спросила Люси. В ответ рейдеры только вновь залились смехом, все кроме Рваного, который уже привык кривить лицо, когда все смеялись над его прозвищем.
- Не важно. - сказал Майк. - Веди нас к своему отцу. Я уверен, что он не очень-то нам обрадуется, сто пудов.
            Люси пошла вперёд, рейдеры плелись за ней, во все стороны отпуская язвительные и пошлые комментарии по поводу жителей Смоки, и по поводу самого Смоки и всего в нём находящегося. Люди, которых они встречали, ошарашено смотрели на эту странную и опасную компанию, и Люси, сопровождавшую их. Ей почему-то было очень неловко, она старалась не ловить глазами косых и встревоженных взглядов. Но после слов Майка к одному из парней, который всегда был "люсиненавистником", её мнение изменилось. "Ты чего вылупился? Это наша киса, понял?!" - сказал Майк, после чего парень быстро удалился, пряча взгляд. Она испытала странное чувство, словно она часть чего-то большего, и сильного. И ей нравилось это ощущение причастности, и уверенности, нравилось, что есть кто-то, кто её защищает. Неожиданная мысль возникла в голове девочки, сама её возможность была чем-то, пугающим для её души, чем-то грязным, но одновременно приятным и впечатляющим. Люси осознала, что хотела бы быть такой же сильной и крутой как эти ребята, хотела бы, что бы они её уважали и принимали, как свою... хотела бы стать одной из них.
            Неожиданно из одного из домов выбежал с сияющей улыбкой Люк, на встречу к Люси. Он хотел что-то сказать, но внезапно увидел нежданных гостей. Его глаза стали словно в двое больше, дар речи пропал, и кажется, он даже слегка задрожал. "О нет, где же ты взялся?" - с тревогой подумала Люси. Ей почему-то стало очень стыдно за Люка, словно его глупый вид имеет прямое отношение и к ней самой.
- Опа! А это ещё кто?! - насмешливым тоном выпалил Майк. - Это что, твой трахарь?!.. - голос Майка прервался, Клем ощутимо толкнула его в бок локтём. - Я хотел сказать... парень.
- Кто, я?.. - испугано промямлил Люк, смотря на Майка снизу-вверх.
- Ты, ты блядь. Ты же её тра... парень, сто пудов.
- Нет! - очень эмоционально выпалила Люси. - Мы просто друзья! Мы с самого детства вместе... дружим.
            Мана смотрела на Люка, так, словно ей его и жалко, и одновременно противно видеть. Клем молча слегка улыбалась, но глаза её сверкали, словно как у змеи. А Рваному было "пофиг", он был занят высыпанием на тыльную сторону ладони какого-то порошка, и его занюхиванием, лишь изредка он издавал запоздалые смешки.
- Ой да ладно, можешь мне не втирать. - продолжал Майк. - Вы уже трахались?
            У Люси перехватило дыхание, Люк побледнел, и начал что-то мямлить.
- Я... я и мы... Я бы не стал...
- Ты что, только по мальчикам? Ты похож на педрилу. Как такая киска может не нравиться? - продолжал сокрушать Люка Майк.
- Ха-ха. Только по мальчикам... - пропищал Рваный, и зашмыгнул ещё одну дорожку.
- Она... нравиться... Но я бы... не посмел оскорбить Люси... Она мой друг...
            Майк и Мана засмеялись так сильно, что аж схватились за животы, и у них выступили слёзы, Клем вела себя более сдержанно. Когда все утихли, словно крыса засмеялся Рваный, а потом вновь впал в ступор. Люси залилась краской. В другой ситуации слова Люка не показались бы ей "неправильными", но сейчас почему-то всё было наоборот.
- Что ты к ним придрался. - сказала Клем, и потянула Майка и соответственно и Ману дальше. - Не все же такие пропащие мерзавцы, как мы. - говорила она с иронией. - У них так не принято.
- Да ладно! Чё я такого сказал то?! Они ж уже бля не дети, сто пудов!
- Пошли. - сказала Мана и вместе с Клем, не навязчиво потянула разошедшегося Майка дальше.
            Люси быстро пошла за ними, пытаясь их опередить, Люк попытался придержать её за локоть, хотел расспросить, что тут происходит, но девушка ответила ему "Не сейчас" и отстранилась. Окончательно подавленная и расстроенная, Люси вела их дальше, а нежданные гости плелись за ней. Она привела их к своему дому, построенному из глиняных кирпичей, с крышей из поржавевшего листового металла. Конечно же "питоны" не удержались и в этом случае от нескольких язвительных комментариев, по поводу жилища Люси, но в целом они соглашались, что порой им приходилось спать в местах и похуже. Люси открыла дверь и немного растеряно зашла в пыльное помещение, лучи света пробивались сквозь маленькие отверстия в крыше, несколько сделанных из подручного мусора кроватей и пару столов с тумбочками, кресло, вот, пожалуй, и всё их добро. Люси не была уверена, что поступает правильно, заводя по сути четырёх рейдеров в свой дом, но она не могла решиться сказать пришельцам, что бы те ждали снаружи. Хотя именно сейчас, они бы вполне могли послушаться, но Люси ещё не знала, не понимала, что Арчер пользуется весомым уважением в их рядах, не знала и о том, что её отец порой может быть очень похож на этих пришельцев, девочка многого не знала о внутреннем мире своего отца. С волнением и тревогой в сердце она не торопясь открыла шторки в комнату отца, Арчер как раз работал с кожами браминов, мастерил одежду. Арчер даже не посмотрел в её сторону, он не обижался на дочь, просто был занят делом и ждал, что она скажет.
- Я... я не знала, как сделать лучше... - попыталась начать разговор Люси, но тяжёлая атмосфера, окружавшая Арчера, лишала уверенности её речь.
            Не отрываясь от иголки с ниткой и шва, Арчер после нескольких секунд молчания спросил:
- Кто-то пришёл? Люси, я надеюсь, ты не вляпалась опять в неприятности?
- Нет... И да. У нас гости.
            Арчер снял очки и посмотрел на Люси, он всегда занимался подобной работой в очках, возраст уже влиял на качество его зрения, но в плане стрельбы пока не подводил. Через секунду за спиной Люси показалась большая фигура Майка, он улыбался, нагло, с вызовом.
- Аааа, вот оно кто. - Арчер говорил с нескрываемым недовольством в голосе, к такого рода гостям, толи не мог скрывать, толи не хотел. - Ну что же, мы ждали вас, даже раньше.
            Арчер отложил своё занятие в сторону, и вышел в прихожую комнату, он никому не пожал руки, а "питоны" видимо и не ждали этого.
- Охрененно вы тут устроились, серо и занудно, но всё же не херово. Давно хотел побывать у вас в гостях, хотя у вас тут в принципе нехер делать, сто пудов.
            Арчер угрожающе нахмурился и сказал:
- Я кажется предупреждал, не сквернословить в границах нашего дома. Раз уж гостите у нас, извольте вести себя сдержанно.
- Сто пудов. Без трёпа. - сдерживая улыбку и подняв ладони к верху сказал Майк.
- Четверо? - прохрипел Арчер. - И всё? Это типа помощь?
- Расслабься папуля. - сказала Мана. - Мы тут по делу, и есть разговор. Важный.
            Рваный слегка хихикнул пару раз, после чего заговорила Клем.
- Наступают перемены Арч. Нужно многое обсудить.
- Обсудить значит... Ну хорошо. Пойдём в дом старосты, там и обсудим. Люси, принеси нам напитков, думаю наши "гости" слегка устали с дороги, Пустошь это тебе не дурь курить и нюхать, и не бухло жрать...
- И не баб трахать! - дополнил Майк и вместе с Маной засмеялся, Клем как обычно слегка улыбнулась, а Рваный был полностью поглощён рассматриванием какой-то деревянной штуковины на столе, предназначения которой он не мог никак понять.
            Арчер опять посмотрел на него глазами зверя, и тот кашлянул и сказал:
- Ну да, молчу, молчу.
            Арчер, источая недовольство, вышел на улицу, "питоны" пошли за ним. Им пришлось забрать у Рваного деревяшку, иначе он так бы и стоял на месте несколько часов. Люси не хотела пропустить ни одного момента, она быстро схватила несколько не очень умело сделанных из глины кувшинов, и побежала в погреб, где хранились запасы обеих напитков из пустынной ягоды. Ей совсем не понравилось, что Арчер обращается с ней, как со слугой перед этими ребятами, но она решила не спорить с отцом в такой момент. В погребе было прохладно, и в детстве Люси любила прятаться в нём от жары, но ей частенько доставалось за это по шее, ведь все думали, что она ворует их "драгоценное пойло". По правде говоря, бывало и такое, но в основном она просто искала хоть небольшой прохлады. Сейчас можно было воспользоваться моментом и немного остыть, но интерес подгонял её и не давал задержаться. Она наполнила два кувшина закваской из пустынной ягоды, третий самогоном, и быстро направилась к дому старейшины.
            Ещё на входе она заметила, что внутри уже собралось не мало "доверенных людей", которых посвящают в планы поселения. "Питоны" чувствовали себя совсем как дома, заняли самые мягкие места, закинув ноги на стол, Майк пару раз даже плюнул на пол, пока Арчер взглядом вновь не дал ему понять, что бы тот прекратил. Пока разговоры явно не шли о чём-то важном, жители Смоки с трудом приучали себя к близости подобной нежелательной компании. Люси поняла, что напитков на всех не хватит, она не стала дожидаться пока Арчер сделает ей замечание, и ругаясь про себя вновь побежала в погреб. В этот раз она пришла как раз вовремя, речь шла о сути их прихода. По выпяченным глазам старосты, Арчера и других присутствующих жителей поселения, можно было сказать, что весть, которую принесли "питоны" их точно не радовала. Майк, уже видимо изрядно попробовавший местного самогона, с ногами на любимом столе старосты, и какой-то скалкой в роли зубочистки, как раз говорил:
- А чего вы ждали? Ты сам прислал Абрама говорить, и просить о помощи. Как будто подобные мысли не посещали и тебя. - говорил он, явно обращаясь в Арчеру, после чего продолжил уже говоря всем окружающим. - Грязный уже давно планировал это дело. Сейчас настал момент. Не сделаем сейчас, дальше будет ещё сложнее, если вообще будет.
- Нам не нужно большое кровопролитие! - свирепствовал Арчер.
- Нам не нужна война! Просто пришлите людей помочь нам отбить их! - хрипел старый староста.
            Майк в ответ иронично улыбнулся, остальные рейдеры не поддерживали разговора, Клем казалось слушала, но полностью была поглощена своими истерзанными на руках ногтями, Рваный заснул, и храпел на стуле в углу, а Мана вертела на столе военный нож, словно заворожённая его вращением она не замечала, что делает большую дырку в любимом столе старика. В общем, им было очень скучно.
- И что? Ну отобьём их раз, ну может второй, а дальше конец. С "Башенными" нужно покончить раз и навсегда. Это блядь не так невозможно, как кажется, сто пудов. Они не такие непобедимые, как они сами думают. Если подойти к делу с толком, мы их порвём к ху... В общем на хрен порвём, сто пудов!
- Не стоит их недооценивать. - спорил Арчер. - Кракен не дурак, и чуйка у него есть.
- Арч, ты точно должен понимать. Рано или поздно "Башня" завоюет всё вокруг. Всех. У нас есть информация, что они нашли себе чувака, который сечёт в древних технологиях. Он справляет их машины, справит и вышку. Когда у них будет дохуя машин, и дохера газа, они будут колесить по окрестностям быстрее, чем трахаются ваши брамины. С их организацией и ресурсами, они сначала изморят и задушат нас, но вам от этого легче не станет. После нас они задушат вас, другие высраные браминами кучки, вроде вашего Смоки, а потом возьмутся и за Литлсити. Короче они поставят раком всех, сто пудов! Кто выживет, будет под властью ебанутого Кракена, и других отморозков, ты их хорошо знаешь. - говорил Майк и пальцем указывал на Арчера. - Они создадут маленькое государство, в котором будет править тот пиздец, которого вы все так боитесь... Хотя, как по мне, то мне вообще на это насрать, сто пудов.
            Казалось, что Майк наконец-то выговорился, жители Смоки молчали, у них не было аргументов. Только староста через томительную минуту заговорил:
- Хорошо. Допустим, вам удалось перебить их банду, допустим. А что тогда? Вместо царства Кракена настанет царство Грязного? Нам от этого легче станет?
- Дедуля, хорош ныть! - выпалила Мана. - Мы не такие, как они. Теперь уж точно. Мы не ищем лишнего кровопролития. Если всё получиться, Грязный решил, что после этого, пора нам уйти на покой. Он хочет основать поселение в руинах Хамптона, заняться "чем-то полезным". В общем, он серьёзно настроен устроить великие перемены. Хочет создать большой город, с торговлей и всё такое, но без закона и шерифов... и всё такое.
- И построит Великий Притон! - проязвил Арчер.
- А тебе какая разница? - в серьёз обиделся Майк. - Притон - не притон, город, с этой вашей "цивилизадцией". Честная торговля, предоставление опытных наёмников...
- За нашу жратву, всё как обычно! - продолжал язвить Арчер.
- А что ты хочешь?! - уже злился Майк, даже выпрямился на старом стуле. - Хочешь, чтобы мы подохли от голода?!
- Ты слышал когда-нибудь о работе, тяжёлой работе, с землёй и браминах, или только о их дерьме?!
- Расслабься Арч! - вновь встряла в разговор Мана. - Мы здесь, а значит свои обязательства выполняем! - сказала она и с размаху воткнула нож в стол. - А что будет в будущем - посмотрим. Главное, что не будет как раньше. И как знать, может вы от того выиграете больше нас. Лично мне новые идеи Грязного нравятся не очень.
            На некоторое время все вновь замолчали, пили закваску и самогон, а Люси тихонько сидела в уголке, незаметная, как мышонок. Многие и вправду не замечали её, словно старую часть мебели. Люси ощущала свою причастность к неким глобальным событиям в их жизнях, да и не только в их, а и видимо всех живущих в известных окрестностях. Рейдеры "Башни" уже давно были чем-то привычным в их жизнях, если бы они все исчезли, это было бы словно если бы в довоенное время, исчезло целое государство. Соответственно и назревавшая война казалась ей чуть ли не мирового масштаба, ну по крайней мере в рамках их собственного мира.
- Ну хорошо, допустим вы говорите правду. - нарушил общую тишину Арчер. - Но я надеюсь, вы не собираетесь тупо, как дауны, ломиться на их стены?
            Майк молчал, кажется он обиделся, поэтому на вопрос Арчера пришлось отвечать Клем.
- План есть. Толковый. Но всем придется чем-то пожертвовать. - загадочно окончила она.
            Арчер задумался о чём-то и молчал, староста не стал устраивать голосования, он ощущал, что время жертв пришло, но быть может они и вправду будут принесены не зря. Староста словно собравшись с силами, положил локти на стол, поддерживая потяжелевшую голову руками.
- Говори.
            Клем посерьёзнела, и обращаясь ко всем присутствующим сказала:
- Вначале мы ослабим их. У них сегодня начинается рейд, большая группа уйдёт в пустоши. Грязный сейчас собирает добровольцев и не очень со всех окружных поселений, в том числе и с Литлсити. Ваши тоже должны отправиться на место встречи, не менее двадцати человек.
- О Боже! Ты, должно быть шутишь?! - ошарашено произнёс староста. - Двадцать?! Да это почти половина нашего населения!
- Вы как никто другой заинтересованы в участии, иначе "Башенные" придут к вам в гости раньше, чем к остальным.
- Девочка моя! У людей здесь семьи! Я... Возможно мы бы могли выделить десятерых из нашей постоянной стражи, они хоть что-то умеют, но не двадцать!
- Вам бы стоило всем поднять свои задницы, это для вашего же блага... - прошипела Мана.
- Решайте. - продолжила Клем. - У Кракена не одна сотня бойцов. Нам нужен каждый человек. Мана права, вам бы всем стоило пойти, но зная вас... Но это не всё. Перед главным нападением Грязный со всеми добровольцами... и не очень... разобьёт рейдовую группу, в это время мы должны пробраться в "Башню" и установить там целый мешок взрывчатки. Под машины, под вышку, под стены. Устроим им хаос. Пока Кракен придёт в себя, и поймёт, что его рейдерам конец, а бомбы не просто пощёчина, мы уже в полном составе явимся к "Башне" и поимеем и его, и всех его ублюдков. Мы между прочим вложили в это предприятие кучу средств, у нас даже есть миномёт, сделанный умельцами из "Эмпайр". Так что им конец. Но всё зависит от того, откликнутся ли жители в других поселениях. Тот же Литлсити, им всё пох... похрен. Они считают, что Кракен их не тронет, потому нам нужны добровольцы со всех поселений поменьше, они более трезво смотрят на ситуацию.
- На первый взгляд звучит не очень плохо. - сказал Арчер. - Я вот только не пойму, как вы собрались попасть за стены "Башни"? Или у вас четверых есть особые приглашения?
- Я же говорила, мы вложили кучу последних средств, мы рискуем всем. - продолжала Клем. - Нам удалось прикупить парочку милых вещей. К тому же нас будет не четверо.
            Все опять замолчали, и Арчер тоже, но потом он заметил, как все "питоны", кроме Рваного конечно, смотрят именно на него, его словно осенило, им даже не нужно было говорить те слова, которые они не знали, как ему сказать. Он подскочил со стула, и гневно глядя то на одного, то на другого нервно кричал:
- Хрен вам! Достаточно с моей семьи этой херни! Это ваша проблема и разбирайтесь с ней сами, сукины выродки!
            Арчер говорил откровенно обидно, но было заметно, что рейдеры не обижаются на него, они действительно понимали его.
- Арч успокойся! - перебил его Майк. - У нас есть несколько этих ремешков, они делают человека невидимым, сто пудов! Я сам видел! Но если дать их человеку, который и так имеет инстинкты и талант быть невидимым, то ремешки эти станут в двойне эффективными. А если их дать кому-то неповоротливому, вроде меня, то он и с ними всё запорит!
- Эти проклятый твари убили мою жену!! А вы хотите, чтобы я отдал им ещё и свою единственную дочь?!! Нет!! Нет!!! Никогда!!
            Люси словно ударило током. "Так вот, о чём говорил Майк!". Она была взволнована и испугана одновременно. Они и вправду говорили о ней!
- У твоей дочери есть талант Арч! - сказала Клем. - Девочка, которая самостоятельно смогла выбраться из логова мутантов... это талант. Она уже сидит тут пять минут, а ты даже не заметил её, как и большинство остальных. К тому же мы будем рядом. Мы поможем ей и позаботимся. Мы не собираемся сливать её или подставлять. Я тебе клянусь Арч, прими то, что от нее возможно зависит судьба всех нас, прими как дар, а не как несчастье.
- Ты! Ты нихера не понимаешь! У тебя есть дети?! Нет?! А у тебя?! - говорил Арч, обращаясь к Мане. - А у тебя Майк?! Нет?!
- У меня есть! - отозвался из конца комнаты Рваный.
- Так что не вам мне рассказывать о судьбе и о моей дочери!
- Арч, мы ВСЕ кого-то теряли, и любимых тоже. - сказал Майк. - Или ты думаешь, что мы совсем как звери? К тому же никто не собирается терять твою дочурку. Нам она нужна живой, и не пойманной, иначе мы слишком многое упустим. Если Кракен поймёт всё раньше времени, делу пиздец. И правда, для неё это великая честь, да я уверен, что она для этого была рождена, сто пудов! Уверен, что она сейчас не ссытся, а единственный кто не видит очевидного - это ты.
            Арчер злобно посмотрел на Майка, потом окинул взглядом всех присутствующих, поймал взгляд Люси, который он уже очень хорошо знал. Он выражал смесь удивления и интереса, и всегда это предвещало её глупости. Он понял, что его дочь согласится.
- Этот разговор окончен. Выметайтесь из моего города! - сказал Арчер и подошёл к выходу, открыл двери и остановился в проходе. - Пойдём Люси! Пошли, эти глупцы не понимают, о чём говорят.
            Но Люси медлила, перед ней вновь встал тяжёлый выбор. Это был тот момент, когда взрослая девочка уже могла дать отцу отпор и сказать своё "Нет", и в этот раз никто бы не вступился за Арчера, а быть может даже наоборот. Это был тот момент, когда она могла показать этим крутым ребятам, что достойна их уважения, и быть может даже прославиться. Люси встала, она колебалась, но хотела сказать отцу, что бы он шёл домой без неё.
- Пошли Люси! Эти психи все получат свою пулю, но ты не должна умирать или страдать за них! Ради своей матери, не вмешивайся в это!
            И она не смогла, воля отца, давившая её с самого детства, вновь взяла верх. Накатывались слёзы, и Люси предпочла быстро выйти на улицу. Ей нужно было побыть наедине с собой, не дома, и не с отцом, не пока он на взводе, иначе ей бы пришлось несколько часов выслушивать его рассуждения. Когда Арчер увидел, что его дочь идёт в другую сторону, он окликнул её, но Люси не отозвалась, она шла в сторону ворот, к тихому месту под разрушенной стеной. Здесь всегда было тихо, на земле ещё оставались следы их тайной пьянки с Люком. Люси с час водила палкой по пыльной почве, вырисовывая разные фигуры, погружённая в свои размышления. "Царство Звёзд" успокаивало. Мысли так быстро сменяли друг друга, приятные и не приятные, о возможном будущем, о том, что было. С одной стороны, ей очень хотелось бы поучаствовать в грядущих событиях, с другой стороны от одной только мысли об этом ей становилось не по себе. Да и Арчер в целом был очень прав, и даже сквозь завесу многолетней злости к отцу, она не могла не понять его правоты и его боли. "Башенные" убили её мать, когда Люси было около трёх лет, и теперь он должен был отпустить свою дочь прямо в их логово. Она не хотела страдать, или погибнуть, но Люси знала наверняка, что если сейчас она откажется, то сколько бы не прожила в дальнейшем, будет жалеть, что скрылась от этой пусть и опасной, но всё же захватывающей возможности. А немного позже ей казалось, что лучше остаться дома, однажды найти свою любовь, завести собственных детишек, или научиться у доктора Даккара медицине и стать врачом в Литлсити, или даже странствовать по Пустошам и лечить других, бесплатно, просто, что бы мир стал хоть немножко лучше.
            Люси и не заметила, как быстро пролетело время, солнце уже вновь неотвратимо приближалось к горизонту. Цвета заката успокаивали девушку, понемногу, незаметно для неё самой, её мысли о случившемся в этот день стали сменятся более глобальными. Люк так и не пришёл, а ведь он знал, где скрывается Люси, но почему-то он предпочёл оставить её наедине. С удивлением для себя она признала, что ей обидно. Чаще всего этот назойливый парень её так раздражал, но именно сейчас она хотела, чтобы он был рядом. К её собственному сожалению Люси не могла оставаться на этом месте вечно, как к сожалению, не мог быть вечным и этот закат. Она успокоилась, и была готова к грядущему поединку. Люси понимала, что это не будет, так как раньше, в этой битве с отцом решится нечто большее, чем просто очередной спор. Она не спеша шла домой, кроме стражников на стене, на улице почти никого не было, жители опасались нежеланной встречи с не очень желанными гостями, хотя рейдеры уже скорее всего пьяные спали в доме старосты. Люк не пришёл, а ей так хотелось высказаться, поделиться с кем-то своими переживаниями, и прежде чем прийти домой, она вновь зашла к доктору Даккару. Рейнджер всё так же лежал без сознания, казалось, даже не дышал. Он и стал тем самым слушателем девушки, которого ей так не хватало. Он уже давно стал им, чуть ли не с первых дней, как они вытащили его из Пустоши, и почему-то именно ему мышонок открывал такие секреты и переживания, о которых никто больше не знал.
            Когда Люси вернулась домой, Арчер сидел на выцветшем кресле у некого подобия камина, и задумчиво разглядывал старый серебряный медальон. Отец Люси казался очень мирным, похоже, он, как и его дочь, за прошедшие несколько часов успел поразмыслить и успокоится, и совсем не собирался плеваться пеной. Он ничего не говорил, вообще никак не реагировал. Люси тихонько подошла к нему и поджав ноги присела рядом, теперь они молчали вместе. Это уже было чем-то необычным, совсем им не свойственным.
- Знаешь... - заговорил Арчер, но взгляд его так и не оторвался от медальона. - Я всегда понимал, что не был хорошим мужем. Вначале всё было хорошо, мы искренне любили друг друга с твоей матерью. Страстно. Я и не думал, что такой красавице может приглянуться такой агрессивный раздолбай как я. Но я полюбил её сразу, как только увидел, и позже сам не мог поверить своей удаче. Ты можешь мне не поверить, но мы были счастливы, вначале. Но позже... Всё немного изменилось. Это теперь я способен понять, но тогда мы были молоды и глупы, и особенно был я, а ещё и агрессивным. Твоя мать говорила, что никакие отношения, не должны лишать человека свободы, но я не понимал этого, да и сейчас не считаю это правильным. Я даже несколько раз поднял на неё руку... Сейчас, я бы... Я бы никогда не сделал этого опять. Ты можешь спросить почему? Ну, тогда мне причины казались справедливыми. Твоя мать была слишком хорошей женщиной, что бы бросить такой кусок дерьма как я.
            Глаза Арчера заблестели в свете огней камина. К голове и сердцу Люси словно подкатила волна, на её глазах появились слёзы. Она положила голову на правую руку отца. Люси очень давно не делала такого, возможно в далёком детстве, а может даже никогда.
- Но даже тогда, по молодости, я бы никому не позволил навредить ей, я бы жизнь отдал, что бы спасти её. - говорил Арчер и с силой сжал старый серебряный медальон. - А потом родилась ты, и ты взяла всё самое лучшее от своей матери, быть может даже и свой скверный характерец, но он такой твой... Когда она... Когда я держал её окровавленную на руках... - продолжал Арчер, и теперь и из его глаз текли слёзы. - Она сказала только одно: "Не повторяй ошибок". И Бог свидетель я старался. Но ты всегда была не послушной, как ещё я мог донести до тебя важность тех или иных вещей. И быть может, я повторил их с тобой, Люси.
- Нельзя... Нельзя так отец. Нельзя угрозами и принуждением, или притеснениями сделать человека счастливым, или вызвать в его сердце что-то кроме гнева. Я знаю, ты всегда делал как лучше, так как для меня будет лучше, ты хотел, чего хотят и все родители, счастья для семьи. Но ты никогда не спрашивал лично у меня, какое моё счастье. Ты всегда выбирал его вместо меня...
- А как ты бы объяснила ребёнку, что нельзя лезть в гнездо змей, нельзя бить других. Ребёнок спрашивает: "Почему нельзя?", а ты не знаешь, как это объяснить, ведь эти правила нигде толково не написаны, они существуют в наших душах. Единственный пример, который я знал, это пример подобного. Если ты обидела кого-то, я должен был тоже повторить с тобой, наказать, что бы ты поняла, почему так нельзя. Это и объясняет необходимость послушания, и почему старших нужно слушать, потому что они могут знать что-то, чего ты не знаешь.
- Но и они забывают о чём-то, что так необходимо младшим. И пытаясь постоянно указать правильное, перестают замечать, как превращаются в тиранов. К тому же, а что если "правильно" для всех различно, и старшие попросту ошибаются?
            Арчер не кричал в ответ, как это было раньше. Впервые на памяти его дочери, он проявил хотя бы малую толику уважения к её мнению.
- Твоя мать никогда не была моей собственностью. А ведь я считал наоборот, какое-то время. Видимо именно это она и пыталась объяснить мне, говоря о свободе. Но всё же ты моя дочь, и я, наверное, не раз перегибал палку... быть может даже бывал не прав. Но каждый раз наказывая тебя, я страдал вместе с тобой, никогда это не приносило мне какой-либо радости, Люси. Возможно со временем, ты лучше поймёшь меня, дочь, когда и у тебя будут дети. И я бы хотел этого. Пусть, я буду драть задницу каждому проходимцу, который попытается заполучить тебя, но рано или поздно ты найдёшь достойного человека. И я хочу, чтобы вы были счастливы, у вас были детишки, было будущее. И я не задумываясь умру за ваше счастье, и за ваше будущее. Я хочу, чтобы у тебя была лучшая жизнь, Люси. Просто, что бы она была. А потому и не хочу, чтобы ты хоть каким-то самым малым краем ввязывалась в то дерьмо, которое создают вокруг подонки и ублюдки.
- И потому, ты опять забываешь спросить меня, чего я хочу, и как. Ты опять выбираешь за меня.
- Я сделаю это, если им нужна жертва. По большому счёту вообще не важно, кто именно залезет в это змеиное логово, это могу быть и я.
- Но ты же понимаешь, что у меня больше шансов. - говорила Люси, и ощущала, как оба они всё больше успокаиваются. - Ты всегда хотел, чтобы я была сильная, ты многому научил меня, и теперь, когда пришёл момент применить свой потенциал, ты всячески ограждаешь меня. Мы все будем бороться за своё счастье и будущее, также и я должна сделать свой вклад... отец. Иначе всё что было, будет бессмысленным. Ты же сам говорил, что однажды я останусь одна, и должна быть сильной. И я сильная, и уже взрослая, и давно готова к жизни. И я не собираюсь погибать, я знаю, что смогу. Ты просто должен принять это, отец. Принять, и перебороть свой единственный страх.
            Потом они вновь замолчали, надолго. Арчер периодически смотрел то на медальон, то на пламя в камине, то на свою дочь. За полчаса они открылись друг другу больше, чем за всё время до этого.
- Да. Ты сильная. И, полагаю, я должен дать тебе волю. Мой отец почти никогда не говорил мне, что делать, и я тоже стал сильным, хотя наделал немало ошибок. Но всё же, я прошу тебя отказаться от этой затеи.
            Арчер встал, и одел серебряный медальон своей жены, Люси на шею. До этого он запрещал дочери даже прикасаться к нему. Он хотел уйти в свою комнату, за занавесками, но остановился, и стоя спиной к Люси, лишь немного повернул голову и сказал:
- Я люблю тебя, Люси.
            Арчер стал медленно уходить, но его дочь внезапно обняла его со спины, и со слезами в глазах прошептала:
- Я знаю, папа.

            Люси и сама не могла в это поверить. Утреннее совещание, угрюмое молчание всех жителей Смоки и особенно её отца. Отец отпускал её! Отпускал на встречу смертельной опасности! Люси не могла поверить в это, и в то, что он так изменился за одну ночь. Арчер избегал её взгляда, всё время куда-то задумчиво смотрел. Со стороны казалось, что ему сообщили о скорой собственной кончине. Неверие не прошло даже когда Питоны, уже начали паковать свои дорожные сумки, а Арчер собственноручно паковал рюкзак Люси. Молчал и Люк, его взгляд был полон смятения и паники. Арчер пытался завести тему о том, что ему следует отправиться вместе со своей дочерью, но он заранее знал, что скажут остальные. Они не могли отпустить его, он был опорой их самообороны, и кому как не Арчеру сопровождать бойцов Смоки в будущем сражении. Абрам вызвался идти вместо него, и, хотя этот чернокожий парень был не менее важен, чем сам Арчер, отпустить девушку саму с подобной компанией было бы не правильно. Люди понимали, что это самое малое, чем они могут помочь своему начальнику стражи, Арчер доверял Абраму, и тот пообещал, что защитит его дочь любой ценой.
            Уже незадолго до выхода Люси молчаливо осматривала свою пыльную комнатушку, искала взглядом что-то, что может пригодиться ей в дороге. Но все её вещи были скорее хламом и в пути стали бы только обузой. В этот момент дом почему-то стал особенно родным. Лучи света, что пробивались сквозь крышу и окна хорошо освещали комнаты. Тот комфорт и уют, к которому Люси привыкла и перестала замечать, сейчас вновь обрёл свою силу и важность. Что-то внутри её протестовало, не хотело уходить и требовало отказаться от этой "глупой" затеи. Хотелось заплакать, но она не могла. Если бы кто-то заметил её слабость, на этом бы всё её приключение окончилось. Не смотря на все свои волнения и страхи, Люси хотела этого, хотела поучаствовать в этом "великом" событии, будучи его важной частью.
   Арчер умело распределил всё необходимое в её рюкзаке: воду, пищу, чистые ткани, некоторые дорожные мелочи, вроде жестяной миски, ложки, и ножа. А ещё он подарил ей нечто действительно ценное. Едва ли он мог сделать его за одну ночь, но на утро её ожидал броне-костюм из кожи брамина, с усиленными пластинами из многослойной кожи, на самых вероятных местах поражения. Он был сшит как раз на неё, нигде не обвисал и не жал, не скрипел, что в предстоящем ей испытании было очень важным. Люси посетила странная мысль, что этот костюм отец готовил давно. Было ли это случайное совпадение, или провидение, или Арчер предполагал, что его "безумную" девчонку рано или поздно позовёт дорога, но он явно позаботился об этом заранее. Она смотрела на своё собственное отражение, в найденном в мусоре куске зеркала, и удивлялась, как же в этом костюме она круто выглядит, словно охотник за головами. Люси собрала свои чёрные волосы в один пучок, в виде конского хвостика, покрутилась немного, она совсем не была похожа на подростка, сейчас она выглядела словно суровая странница Пустошей, взрослая, сильная, решительная. А ещё она сама для себя открыла то, как подросла, свои уже далеко не детские формы. Раньше балахон скрывал это, но этот костюм был весьма откровенен, это было настолько непривычно для Люси, что она даже засмущалась, но продолжала рассматривать себя с разных сторон, и ей нравилось это чувство, быть привлекательной.
            Люси не заметила, что отец наблюдает за ней, так увлеклась самолюбованием, что дёрнулась, когда рассмотрела в полу-мутном зеркале образ отца за спиной. Он не сердился, но как-то обречённо слегка улыбнулся.
- Жаль, что она не увидела, какой ты стала...
            Люси повернулась к отцу и застенчиво замялась.
- Будь осторожна с ними. Они никогда не были нам друзьями. Никогда не прогибайся, всегда давай отпор. Вот... - сказал Арчер и протянул Люси револьвер. - Если что пойдёт не так, не мешкай. Стреляй сразу. И я имею в виду не только Башенных. У тебя на поясе есть кобура.
            Люси подержала пистолет в руке, .32-ой калибр, оружие было удобным и не тяжёлым, и положила в кобуру, которая была свёрнутым куском кожи с застёжкой.
- И это возьми. - сказал Арчер и достал из-за угла свою винтовку .308 калибра. - Когда дойдёте до места, с собой её лучше не бери, это так, против тварей которых вы можете встретить в пути. Патроны у тебя в рюкзаке.
            Люси взяла винтовку, молча кивнула, и повесила на плечё. Девушка виновато улыбалась, так много хотелось ей сказать, но она почему-то не могла перейти какой-то невидимый барьер.
- Я вернусь. Я обязательно вернусь. - сказала Люси, но в глубине себя она сама в это почему-то не верила, или точнее говоря не была в этом уверенна.
            Арчер неожиданно улыбнулся ей, и улыбка эта была добродушной, ему казалось совсем не свойственной. Он взял её за плечи обеими руками и слегка сжал.
- У тебя всё получится. Я знаю, у тебя всё выйдет. Ты и вправду рождена для чего-то такого. Но не подставляйся. Сделай своё дело и уходи обратно в Смоки. Потом придем мы, и доделаем дело до конца. И всё это прекратится, всё.
            Им обоим было не просто переносить это расставание, поэтому Люси утвердительно помахав головой, и улыбнувшись в ответ, сказала: "Пора", и они вместе с отцом вышли на улицу. Питоны уже ждали, Майк рылся в сумке, Рваного тошнило. Почти все жители заполнили улицу, чтобы проводить их. Люси видела, как они смотрят на неё, это нельзя было назвать восхищением, но никогда до этого подобного не было. Люк был всё так же поражён, словно не мог поверить, что это всё на самом деле, что девушка, которая ему так нравиться, так сильно преобразилась. Она казалась такой сильной, и такой прекрасной. Ему так хотелось пойти вместе с ней, но он не мог, не знал, не понимал. И да он завидовал. Чувствовал себя очень ущемлённым, что она уже воплощает в своей жизни то, о чём он так давно мечтает. Она участвует в этом по-настоящему большом событии, а он остаётся тут. Люк на фоне этой обиды возможно вполне бы решился пойти на войну, чтобы доказать ей и всем, что он тоже может, но знал, что его никто не возьмёт. А теперь Люси уходит, с этими отбросами, такая взрослая, и сильная, и прекрасная. Он завидовал ей и одновременно таил большую обиду, всё пошло совсем не так, как должно было! Люк совсем не понимал, как Люси страшно, как уместны были бы сейчас его слова поддержки, его какая-нибудь очередная глупость, не понимал, что его отстранение только добавляет тяжести ей на душу.
- Вы готовы? - спросил староста, неуверенно глянув на Арчера, тот кивнул в ответ, Абрам тоже, мнение Питонов его откровенно не интересовало. Потом староста посмотрел на Люси, он всё ещё боялся своего решения, а потому не мог без боли во взгляде смотреть на неё. Но девушка с улыбкой кивнула ему в ответ.
- Хорошо. Тогда я хочу... - хотел сказать староста что-то напутственное, но Люси резко перебила его.
- Нет! Ещё один момент. Я хочу...проведать свою собаку... - сказала Люси и посмотрела на Арчера.
- Что?! Ну же детка! Мы и так уже запарились ждать! - недовольно выкрикнул Майк.
- Я быстро! Всего минутку.
            Арчер кивнул и сказал:
- Если ты так хочешь. Но не тяни.
            Люси сбросила рюкзак и винтовку и побежала в дом доктора Даккара. Люк видел и понимал, что сейчас он бы мог поговорить с Люси, но не мог решиться. С каждой минутой это становилось только сложнее. Пришлый был закрытым в подвале доктора, вместе со своим хозяин, что так и оставался без сознания. Люси знала, где доктор прячет ключ, она вошла внутрь, и пёс тут же набросился на неё со своими играми и слюнями. Люси поласкала его немного, и подошла к столу, на котором лежал странник. Он был накрыт покрывалом, над ним возвышалась капельница с каким-то раствором. Люси погладила его по голове потом по плечу, пёс радостно лаял.
- Жаль Билли, что мы так и не увиделись, если тебя так зовут. Я иду на войну, правда звучит даже как-то глупо? - говорила Люси и продолжала гладить его голову. - Но если мы сегодня не сделаем это, то завтра они придут за нами. Ты, наверное, уже не раз участвовал в подобном, и ничего не боишься. Жаль, что ты не пришёл в сознание, ты бы наверняка помог нам, и с тобой мы бы точно победили. - Люси замолчала на какое-то время, но потом опять продолжила. - Но это ничего, ты главное поправляйся, и я надеюсь, мы ещё с тобой увидимся. Пожелай мне удачи.
            На прощание Люси поцеловала незнакомца в лоб, ей показалось, что он едва дёрнул пальцем на руке, но возможно это просто шаловливый Пришлый толкнул стол. Люси опять поласкала пса, на прощанье, и приказав ему сидеть рядом с хозяином, ушла.
- Ну что погладила свою псину на прощанье?- спросил раздражённо Майк.
- Да. Он мне как друг, понимаешь?
- Да ну на хер это. Пошлите уже!
            И Майк, широко шагая, пошёл вперёд, его спутники Питоны похватали сумки, запасное оружие, снаряжение и припасы, и зашагали за ним, Люси и Абрам неуверенно тоже. Люси не ждала, что жители поселения будут провожать их криками и возгласами радости и воодушевления, ей было достаточно и их необычных и непривычных взглядов. Уже перед самыми воротами Арчер неожиданно прокричал:
- Это моя дочь! Моя дочь!
            Люси была польщена, её это подбодрило, а потом ещё и фраза, которую выкрикнул в ответ Майк:
- Это не твоя дочь! Это Воительница Пустошей, сто пудов! - прокричал он и засмеялся, а вместе с ним и остальные Питоны. Люси тоже не могла сдержать улыбки.

            Они отправились на северо-запад, их ждал долгий путь длиною дольше недели. Они делали частые привалы, чтобы не истратить слишком много сил. Столько дней пути по пустоши, способны измотать даже самого опытного странника, а им сразу после перехода ещё предстояло действовать. Но Люси уже за первый день очень устала, видимо слишком много времени она проводила в Смоки без серьёзных испытаний. И это правда, уже давно она не путешествовала по пустоши вместе с отцом, слишком редко выходила на охоту, и если бы не случай с незнакомцем, то она бы давно забыла каковы они эти трудности на вкус. Её рейдеры - спутники хотя не мало путешествовали, но также казались слишком уставшими, как и Люси, но во время ночлега они активно расслаблялись выпивкой и различными веществами. Только Абрам хорошо держался по сравнению с другими.
            Первый день они шли молча, почти не общались, Люси чувствовала себя не ловко, не привычно в такой компании, Абрам своим духом и характером нагнетал обстановку, усталость также не улучшала настроения. Даже Майк "Сто пудов" почти не извергал свои пошлые шуточки и замечания, а его всегда смеющиеся спутницы смеялись лишь для приличия, коротко и с трудом. На ночь они разожгли костёр, у рейдеров было две самодельные палатки, у Люси и Абрама были спальные матрасы. Первым должен был дежурить Майк, но Абрам, казалось и не собирался ложиться спать, поэтому Майк ушёл спать и больше никто не вставал для дежурства. Даже не смотря на усталость, Люси долго не могла заснуть, слишком не привычной была обстановка, слишком слабым чувство безопасности. Потом она начала засыпать, но ненадолго, пробуждалась каждые полчаса, и только после долгих мучений ей удалось на пару часов заснуть.
            По небу парили чёрные птицы, Люси видела вдали знакомую разрушенную стену. Она бежала к ней, но почему-то почти стояла на месте, а ей так хотелось прикоснуться к ней, укрыться в её тени. Как будто этого было мало, на пути возник огромный рот, без головы, глаз или носа, но словно зубастая дыра в земле. Рот рос и безмолвно открывался и закрывался. Потом её испугал выстрел, она посмотрела в его сторону и увидела отца, стоящего на скале с винтовкой. Он стрелял, стрелял в птиц в небе, и при этом говорил: "Не хочу, чтобы снова было больно". Прицел, и снова выстрел: "Сколько крови..." - сказал он и вновь перезарядил свою винтовку. В этот момент раздался какой-то страшный звук, это рот в земле, который до этого молчал, растянулся и протяжно застонал. Всё естество Люси сжалось от страха, она посмотрела на свой живот, и увидела, что сквозь домашний балахон выступает кровь. Люси прикоснулась к ней, и запачкала руки в кровь. Рот продолжал протяжно стонать, и этот ужасный звук приближался всё ближе. Люси ощущала, что вот-вот заплачет от неизбежности, но её кто-то окликнул, не по имени, и даже словно не словами. Она обернулась, у неё за спиной стоял чёрный человеческий образ, с круглой головой и стеклянными глазами. Он казался страшным, но не пугал её, медленно он положил ей на плечё руку, и страх ушёл...
            Люси проснулась, ей так хотелось оказаться дома, вскоре пришло осознание реальности. На востоке уже виднелись проблески рассвета, Абрам всё так же сидел у костра, словно и не ложился спать. Хотя может он спал в данный момент, но Люси было не важно, следит кто-то за безопасностью их стоянки или нет, она хотела поспать ещё хотя бы немного.
            Ей повезло, Питоны не привыкли слишком рано вставать, даже ради более прохладной дороги. Но, тем не менее утром было тяжело, она мало успела отдохнуть, и в то время как остальные ещё бодро шагали вперёд, Люси уже немного отставала. На второй день они были уже более общительные, рейдеры говорили между собой, иногда что--то спрашивали у Люси, а иногда и она у них, только Абрам в основном молчал, "радуя" всех своим недовольным выражением лица. Как-то среди разговора, Мана указала взглядом на Люси и сказала:
- И что, она должна нам помочь, возможно даже решить исход всего грядущего дерьма?
            Майк посмотрел на Люси и сказал:
- Херово обстоят дела. Пока мы придём, она уже не будет ни на что годна. Нужно помочь ей. - и Майк подошёл к Люси и забрал у неё рюкзак, она даже не сопротивлялась. - Давай Абрам! Ты должен был первый додуматься до этого, чёрная твоя морда.
            Лицо Абрама исказила злая гримаса, Люси даже показалось, что сейчас он схватит своё ружьё и пристрелит Майка. Но Абрам подошёл к Люси, и забрал у неё спальный мешок и винтовку, после чего сказал:
- Послушай меня, ты кучерявый блондинчик! Ещё раз скажешь что-то, или просто намекнёшь на цвет моего лица, я клянусь, наша дорога на этом и окончиться!
- О, так ты уйдёшь?!
- Да! Но вначале всажу тебе пулю в голову, что бы ты уже больше не мог тявкать как сучка!
            Майк завёлся, это сложно было бы заметить со стороны, но Люси это понимала, чувствовала. "Кучерявый блондинчик" со стороны казался совершенно спокойным, но его тело напряглось, плечи слегка расправились, дыхание стало более заметным, словно он как зверь готовился к прыжку. Все ощутимо устали, и это только ещё больше расшатывало нервы ребятам, но перепалка не продолжилась.
- Стойте! - сказала Люси и встала между ними. - Сейчас совсем не тот момент, когда мы можем себе это позволить! Всё, что от вас требуется, это сделать то, что необходимо, и как знать, может позже, вы больше никогда не увидите друг друга. Слишком многое на кону, чтобы всё запороть по глупости.
            Мужчины молча смотрели друг другу в глаза, Мана также вмешалась в разговор:
- Малышка права! Хватит тут членами махать! Хотя детка, это всё из-за твоей хилости!
- Не вмешивай её! - выпалил Абрам. - Ты разве не понимаешь?!
- Понимает. - спокойно сказала Клем. - Успокойтесь все, не хватало и вправду пустить прямо тут друг другу кровь. Девочка не привыкла к такой херне, плюс постоянные нервы. Вспомните себя, когда впервые оказались в такой ситуации. А тут ещё и вы выёбываетесь.
- Сто пудов.
- Рваный. - продолжила Клем. - Смешай что-то ей. Что-то несильное, так бодрящее.
            Рваный хихикнул и лукаво заулыбался. Всего за пару секунд он уже сообразил, что нужно "набадяжить". Ему очень хотелось посвятить в таинства веществ эту новую "последовательницу".
- Не вопрос! Щас она просто запорхает! - сказал он и полез в свой рюкзак и начал доставать оттуда разные коробочки, в том числе и довоенные.
- Нет! - крикнул Абрам и крепко сжал ружьё. - Никакой гадости, ты слышишь меня?! Арчер вам яйца поотрывает за такую хуйню!
- О! Ты заговорил, как и подобает проходимцу вроде тебя! - заязвил Майк. - Строишь из себя такого праведного! Законника блядь! Хотя все знают, что ты творил раньше!
- Это не твоего ума дело, Мэри Сью! Может когда-то я и вёл себя, как такой отброс как ты, но я хотя бы теперь другой!
- Не начинайте опять этой хуйни, я вас прошу! - сказала Мана и взялась руками за голову. - У меня уже блядь голова от вас болит! Чего ты паришься? Ничего с ней не случиться, она уже не девочка, пора вкусить прелести взрослой жизни.
- Сто пудов!
- Не злите меня! Я сказал нет!
- А может у Малышки спросим? - сказала Клем и подошла к Люси.
- Отойди от неё! - сказал Абрам и выставил руку на встречу Клем.
- Лучше так не делай, здоровяк. Я могу и ужалить.
- Да?! А я могу сорок пятый прямо в задницу засадить!
- Что это? Что ещё за вещества? - спросила Люси, подошла к Абраму и медленно опустила его руку.
- Детка, ты что не знаешь? - радостно пропищал Рваный. - Химка, лечки, штыриво, торчалово, белладонна! Хотя почему их иногда называют белладонной, я понятия не имею...
- Люси! Под этими "веществами" они подразумевают наркоту. Это может быть что угодно, и грязь из прошлого, или какое-то дерьмо из наших дней, и хорошо, если оно не убивает мгновенно. Употребив такое дерьмо раз, можно испоганить и без того дерьмовую жизнь!
- Тише здоровяк! - говорил Рваный, весело кружась вокруг Абрама и Люси. - Я знаю что делаю!
- Он сечёт в этом очень хорошо. Можно сказать что Рваный наш химик, и доктор, в одном лице. - сказала Клем.
- Я знаю, что делаю, и не собираюсь травить Малышку. Смотри.
            Рваный сел на голую, сухую землю, и разложил на коленях пару коробок и пакетов. Он высыпал из каждого из них по чуть-чуть в стеклянную колбу.
- Вот смотри! Это всего лишь стимка. А это для раслабона. Это вот витаминка и вытяжка из праздничной нюки, чтобы не жрать только скрытый резерв, но добавить энергии из вне. - Рваный посмотрел на уставшую Люси, и досыпал ещё "витаминки". - Может немного сердце будет колотиться, но ничего страшного. Так, и напоследок этого, для бодрости, и этого для веселья! Всё вуаля!
            Рваный соединил стеклянную колбу с ингалятором.
- Видишь. Ничего тяжёлого. И отходняков почти не будет, даже с учётом того, что она чистая, и никакой ломки! Слегка повеселеет, прибодриться, ну может слегка штыронёт, а так не страшно.
            Абрам тяжело посмотрел на Рваного, а потом на Люси.
- Я не вру, бро! Чтоб мне до смерти приходов не было, если вру!
            Абрам покачал головой, смотря на Люси, но она сказала:
- Если это поможет, пусть будет так. Просто, просто не говори отцу.
- Я обещал Люси! Обещал!
- Даже мой отец дал мне свободу Абрам. Как ты можешь претендовать на неё? Это моё решение. - сказал Люси сурово... она уже менялась.
- Молодец Малышка! Наша девочка! - сказал радостно Майк, словно его правда взяла верх.
            Клем как обычно слегка улыбалась, а Мана грызла ногти на руке, она всё не могла поверить, что эта соска согласиться, и ожидала, что та вот-вот пойдёт на попятную. Рваный радостно рассказал, что нужно делать. Люси взяла в рот носик ингалятора, она медлила, но подавила всякие сомнения совести, и не без усилия воли нажала на кнопку. В одно мгновение смесь вылетела и устремилась по её пищеводу в желудок и даже в лёгкие, царапая и обжигая слизистую. От непривычки Люси закашлялась так сильно, что согнулась пополам. Рейдеры дружно засмеялись, Абрам скривил лицо в недовольстве ещё больше. Клем протянула Малышке баночку с водой, а Майк крепко обнял за плечё, пока Люси продолжала кашлять. Рваный всё так же сидя на земле с гордостью смотрел на свою молодую ученицу
- Вот видите! Это наша девчонка! - кричал Майк и тряс Люси.
            Через пару минут Люси перестала кашлять, и начала заливать мерзкий вкус водой. На вопросы: "Ну как? Чувствуешь что-то?" она только молча, отрицательно махала головой. Она и вправду пока ничего не чувствовала. На душе был неприятный осадок, но она оправдывала себя тем, что ей это было необходимо, чтобы исполнить миссию и не подставить других, хотя нельзя было не сказать, что в глубине души она этого хотела. Люси почувствовала эффект через минут пять. Сердце застучало сильнее, кровь по венам забежала быстрее. Тело приятно расслабилось, и ощущения усталости пропали. Стало как-то легко в пространстве и весело, хотелось смеяться. Даже окружающий мир стал словно ярче, и всё вокруг казалось таким хорошим. Но Люси старалась не порхать как бабочка, хотя ей и хотелось. Она понимала даже в угаре, что нужно беречь силы, да и выставлять свой "приход" на показ ей не хотелось, но со стороны перемены в ней были заметны, что дало новую пищу для шуток. Смеялась и Люси, искренне, почти не сдерживаясь, выдавая себя этим всё больше.
            Теперь смешными казались даже те шутки, которые задевали даже очень родные для сердца Люси вещи, о её доме и её односельчанах, об отце и Люке, которого рейдеры окрестили Мистер Недотёпа, Майк же почему-то называл его Правая ручка.
- Ну и парня ты себе выбрала, Малышка. - Майк продолжал обсуждать Люка. - Такой тебя не защитит от этого сурового мира, но тебе придется постоянно защищать его. Ещё то зрелище со стороны.
- Я же говорила уже, он не мой парень. - говорила Люси и хихикала. - Мы просто с детства дружим.
- Э не Малышка, я секу в этой теме. Мы самцы, видим друг друга насквозь. Он тебя хочет, просто он размазня, и ему тёлка видимо не светит вообще. - Майк ехидно смеялся со своих "остроумных" замечаний.
- Дай угадаю. - сказала Клем и хитро заулыбалась. - Зачем Малышке такая размазня, когда есть такой бравый самец как ты, также?
- Эй! Я этого не говорил! Но да, в целом ты права. Также Малышка? Я же лучше, ты не сможешь это оспорить, так что давай я буду твоим парнем.
            Люси очень засмущалась, она никак не могла придумать, как отшутиться из этой ситуации.
- А ещё... - таинственно протянул Майк. - Я знаю, как сделать девушке приятно. - сказал он и подошёл к Люси, и осторожно обнял за плечё, смотрел прямо в глаза.
            Люси полностью растерялась, она хотела как-то вырваться из этого пошлого объятья, показать ему, что с ней так нельзя обращаться, но не знала, как. В этот момент напрягся Абрам, он уже готовился что-то сказать, как неожиданно заговорила Мана:
- Да он знает, как впечатлять девочек своими десятью сантиметрами.
            Мана и Клем залились задорным смехом, не сдержалась и Люси, от чего засмущался и сам Майк. Он отпустил Люси, и казалось, даже немного покраснел. Это вероятно была просто шутка, но шутки на эту тему были слабым местом кучерявого блондина.
- Да пошла ты. Чего несёшь, какие десять? Не меньше пятнадцати! У Правой ручки и того нет!
            Какое-то время все молчали, но потом загадочно сказала Мана:
- Пятнадцать точно есть...
            И вновь они задумались, что Мана имела в виду. Первая сообразила Клем:
- Ты что, трахалась с ним? - удивлённо спросила она.
- Ты перепихнулась с этим зародышем? - до глубины души был удивлён и Майк.
            Мана вначале молчала, только игриво смеялась, а глаза её блестели. Люси была поражена, ей поскорее хотелось услышать, что это шутка. Она бы не призналась себе в этом, но её словно окатило холодной смесью из ревности и сожаления, и даже весёлое состояние, вызванное наркотиками, не могло ослабить этого болезненного ощущения.
- Я как-то вышла из того дома, куда они нас загнали, по нужде. Мы уже тогда были навеселе... В общем иду я, в каком-то захолустном углу, за одним из домов, и тут опа, сидит это несчастье, чуть ли не плачет! - Мана говорила, и с каждой новой рассказанной деталью улыбалась всё больше. Позже вместе с Клем они игриво смеялись, а Майк пренебрежительно кривил лицо. Если бы не вещества, Люси бы откровенно побледнела и выглядела ошарашенной. - Он меня увидел, чуть ли не подпрыгнул. От него так и веяло страхом, руки задрожали. Вначале я хотела его слегка пнуть под дыхало, что бы он расслабился, но потом во мне проснулось игривое настроение, и я решила с ним поиграть.
- Какая мерзость! - с отвращением сказал Майк.
- Тебе не понять. - сквозь смех говорила Клем. - Он такой хлюпик, как сопля, но есть в нём что-то милое. Его и вправду хочется то ли пожалеть, то ли раздавить. Но я понимаю Ману.
- Ну-ну. - продолжала Мана. - Я подошла к нему, он чуть не задрожал, бьюсь об заклад, он как раз соображал в какую сторону убежать. Я подошла ещё ближе, и стукнула его в плечё, и сказала: "Чего ты тут приуныл, пупсик! Не расслабляйся и будь всегда начеку!"
Я его вроде слегка только, но он схватился за плечё, простонал, покраснел, и вообще почти обезумел. Начал что-то мямлить: "Я это, я-то", и тут во мне проснулось ещё большее желание обескуражить его. Я подошла почти в плотную, он прижался к стене, и погладила его по голове...
            Во время разговора Мана часто поглядывала на Люси. Этой женщине нравилось играть с чувствами других людей, как она получала удовольствие от растерянности Люка, так же ей доставляло радость выражение лица Люси.
- Ну и этого щеночка конкретно втеряло, ещё больше чем Рваного от наркоты. Я даже думала, что он сейчас обоссытся от волнения. "Ты что бабы испугался?" - сказала я ему и прижала к себе в плотную, "Или тебе нравится, когда тебя берут силой?". Он опять начал что-то мямлить, типа: "Я не это, я не то", глаза у него намокли. Я подумала, что ему может никто и не даст никогда, если его вообще не убьют вскоре, и стало мне его как-то жалко, захотелось хоть как-то приобщить к "радостям жизни". Ну, я и запустила ему руку в штаны, о видели бы его лицо! Как у дикой зверушки, которая не понимает, что с ней сейчас будет, убьют её или приласкают. Парень, несмотря на весь ужас был крепок, но через пару секунд хорошенько испачкал и свои штаны, и мою руку, его бедолагу аж подкосило. Он, по-моему, ожидал, что сейчас я ему сделаю больно за это, но я сказал ему: "Слабовато, с такой выдержкой ты себе подружку не найдёшь". Он опять что-то замямлил, и тут я резко пустила его штаны вниз, он пытался их удержать, да только порвал. "Расслабься пупсик, больно не будет, почти..." - сказала я и присела на корточки...
- Не может быть! Ты ему отсосала?! - брезгливо кривя лицом, сказал Майк. - Я больше никогда не поцелую тебя, проклятье, сто пудов!
- Шлюшка... - хихикая сказала Клем, в ответ Мана показала ей язык, и игриво продолжила.
   - Как только я прикоснулась к малышу, он тут же снова окреп, и с каждым движением начал постанывать, как сучечка. Но потом он вошёл во вкус, скажу я вам. Обхватил меня рукой за голову, и начал подталкивать, неуверенно так, с опаской, но меня это только веселило. В этот раз он уже продержался больше минуты, но гадёныш даже не предупредил, испустил стон, и брызнул мне прямо в горло. Какое-то время я продолжала его ласкать, пока ноги у него реально не подкосились.
- Он хороший малый, а ты со своими блядскими замашками испоганила его первый раз. - неожиданно сказал молчавший до этого Абрам.
- Ой да ладно! Ты хоть сам веришь в то, что говоришь? Ты бы лучше спасибо сказал, может он теперь станет более мужественным.
- Мана права. - сказала Клем. - Ему досталась ласка от такой горячей штучки. В лагере парни готовы убить за такое.
            Мана вновь радостно засмеялась и продолжила:
- В общем, я подождала, пока он очухается, немного завелась, думала трахнуть его или нет, но он сам решил свою судьбу. Быстренько натянул рваные штаны, и даже не поблагодарив, сказал типичную фразу всех кобелей: "Я пожалуй пойду, мне пожалуй пора", а я в ответ только молча улыбалась, как девочка, и он свалил.
- Он растерялся. - оправдывал Абрам Люка. - Он вообще ещё не знает, как себя вести в такой ситуации, а ты как хищница повела себя с ним!
- Парням обычно такое нравиться. - сказала Клем. - Если бы знал, как себя вести, думаю он бы часа два от Манны не отходил. Вам их что ли воспитывать нужно, объяснить, что как.
            Рейдеры смеялись, дальше было много шуток на тему "целомудренного Смоки", про то, что местные "тёлки" "никому не дают", а мужчины слишком близки со своими браминами. Абрам и Люси хотели как-то вступиться за свой дом, но первый не хотел тратить на бесполезные разговоры свои силы, а вторая была слишком растеряна, и никак не могла поверить, что рассказанное Маной было правдой. И так до следующего привала, они поели и немного отдохнули за ночь под рощицей почерневших деревьев, пили чай из бодрящих трав, Рваный утверждал, что веществ в них нет, "только природные витаминные комплексы". Люси заметила, что этот парень частенько употребляет "странные" слова, хотя говорит и не часто. Утром они лениво продолжили путь, и Люси решила немного разговорить этого странного парня. Оказалось, что по сравнению с другими, он владел глубокими познаниями в науках, и не только в том, как "забадяжить" улётный коктейль, он ещё смыслил и в медицине и в химии в целом, разбирался в взрывчатке, и немного в технике.
- Раз уж ты первая начала. - сказал Рваный, он уже принял что-то "для бодрости", а потому периодически хихикал или резко умолкал на несколько секунд. - Пора бы объяснить тебе, как работать с этой хренью.
            Рваный с трудом снял свой дорожный рюкзак, не без помощи Люси, но в конце концов уронил на сухую землю. Девушка вздрогнула, когда рюкзак упал, но ничего плохого не случилось.
- Вот... - Рваный достал из рюкзака большую связку динамита, обмотанную проводами с таймером и детонатором. - Всего пять хреновин. Смотри, жмёшь это, потом сюда, потом ставишь время. Это мы уже по обстоятельствам решим. Нам нужно, что бы бахнуло аккурат перед тем, как припрётся Грязный с ребятами, это где-то утром. У тебя будет пять штук, установишь в моторном парке, две или одну на стене, и на складе с оружием, главное на боеприпасах, и там, где они газ хранят. Лабу взорви... ну короче ты поняла, на этих... "важных стратегических объектах". Взрывчатка конечно не военная шняга, да и детонаторы хуйня старая... но думаю бахнет.
            Люси представила, как она будет ползать по базе Башенных, и всё это искать. Чем ближе они подходили к городку рейдеров, тем больше рос её страх и неуверенность.
- Но как... Как я туда попаду?
- Да точно... - говорил Рваный, и начал слегка шататься. "Видимо его торкнуло" - догадалась Люси. - Тебе нужно попрактиковаться с этой парашей. Он опять порылся в рюкзаке и достал стелсбой. - Натягивай на клешню, ха-ха.
            Люси одела странный прибор с разными штуками, Рваный пытался ей помочь, но только мешал.
- Жми эту хуйню... ой прости... ха-ха-ха.
            Люси с опаской посмотрела на парня, но позволила ему подойти ближе. Рваный нажал кнопку активации, прибор "ожил", воздух вокруг Люси заискрился, и через пару секунд девушку окружило едва заметное поле искажения.
- Всё? Я исчезла?
- Ну типа да... Только не ёрзай. Дернешься резко и пиздец... ой прости... гы-гы.
            Рваный неожиданно икнул, резко отвернулся в сторону и проблевался. Отвращение исказило лицо девушки, но ненадолго, кажется, она всё больше привыкала к этому парню. Рваный откашлялся и продолжил, как ни в чём не бывало.
- Короче поле искажения заметно, поэтому нужно быть как тень, или тебя выпасут. Я слышал ты весьма ловкая малышка, да Малышка?! - сказал Рваный и просунув к Люси руку ущипнул её за плечё, от чего девушка вскрикнула. - Вот видишь...
- Оно... оно долго может работать? - спросила Люси потирая плечё.
- Да хрен его знает, смотря как там с батареей. Ну, у тебя их будет три штуки, так что должно хватить. В общем, ты там не тупи, и действуй быстро.
            Люси выключила прибор, и молча кивнула. Даже сквозь угар Рваный не смог не заметить её бледного лица, и чуть ли не отчаяния в глазах.
- Ты не парься, они не ожидают, главное не натупить... И это... не ссысь, тогда всё будет ок... Кстати, кажись я обоссался... Забыл отлить... Но если что пойдёт не так, лучше застрелись, живьём не сдавайся. Или взорвись со взрывчаткой. Ну, ты в общем не бойся...
            Рваный искренне попытался подбодрить девушку, как мог, Люси выдавила из себя улыбку ему в благодарность.
- Если это, тебе чего для храбрости нужно, то ты скажи, я набадяжу. - прошептал Рваный.
            Люси кивнула и прошептала, улыбаясь в ответ:
- Только так, что бы Абрам не увидел. И не что-то, от чего тебя выворачивает...
            Рядом с ними упал небольшой камень, его бросил Майк. Пока Рваный и Люси тренировались, остальные растянулись от них метров на семьдесят, и теперь сидя на земле ждали, когда те закончат.
- Может мы уже пойдём?! Я заебался вас ждать! - грубил Майк, но Люси не обижалась, она уже научилась понимать, когда он говорил гадости по-дружески.

            Цвета вокруг стали очень яркими, стало очень легко, Люси ощущала себя эдаким живчиком, было весело и хотелось танцевать, но мысли о Люке и том, что сделала с ним "эта бешеная сука Мана" до конца её не покидали. После последнего привала Рваный сделал вид, что проходит мимо, и незаметно бросил Люси что-то завёрнутое в кусочек бумаги. Там было несколько таблеток разного цвета, Люси убедившись, что Абрам не смотрит, быстро закинула их в рот и запила водой из фляги. Девушка поняла, что будь у неё такая возможность, она бы с радостью прибывала в подобном состоянии вечно.
- Ублюдок. - сказала Мана, но это оскорбление никому не предназначалось, это была часть игры.
- Казлина. - пришла очередь Майка.
- Уже был козёл! - негодовала Клем.
- Ну и чё! Казлина и козёл это два разных слова!
- Ты жульничаешь! - продолжала злиться Клем.
- Да, казлина, ты реально жульничаешь! - подливала масла в огонь Мана.
- Да пошли вы! Эй Рваный! Казлина и козёл, это же разные маты?
- Ха-ха, казлина и козёл...
- Понятно... - разочаровано сказал Майк и посмотрел на Люси, но потом всё же перевёл взгляд на Абрама. - Эй Аби, казлина и козёл разные маты?
- Иди в жопу, малышка Сью. - злобно отвечал Абрам.
- Понятно... Похуй! Это два разных, спросите у Грязного!
            Клем рассмеялась и сказала:
- Ты жалок. Ну ладно, так и быть, только не плачь.
- Да пошла ты!
- Аналолиз. - немного подумав сказала Клем, но Майк недовольно посмотрел на неё
- Чего? Нет такого слова вообще!
- Учись, хоть немного пополнишь свой ограниченный запас слов! - сказала Мана и засмеялась.
- Учись... хоть немного пополнишь... - перекривлял её Майк. - Давай бритая, твой черёд!
- Заебись! - сказала Мана и остановилась.
- Хаха! Уже было! Было, твою мать! - радостно злорадствовал Майк, но он поспешил.
- Посмотри вперёд, придурок. - озлоблено сказал Абрам.
            Майк хотел рассказать "этому нигеру", что он о нём думает, но впереди и вправду было что-то интересное. Это был старый, военный грузовик, который по-видимому врезался в машину с трейлером, и они вместе рухнули с холма. Рядом лежало несколько скелетов, засыпанных землёй, и было разбросано много всякого мусора.
- Похоже, там на холме, когда-то была дорога. - сказал задумчиво Абрам.
- Херня. Там нет, мы там бывали. - сказала Клем, все путники замерли на одном месте.
- Бывали и грунтовые дороги. - раздражённо говорил Абрам. - Такие бы не достояли до наших дней.
- Кажется, тут ещё никто не рылся. - сказала Мана.
            Майк вышел вперёд со словами:
- Так, нехер терять зря время, быстренько шерстим и забираем всё ценное...
- Стойте! - чуть ли не выкрикнула Люси.
            Все словно замёрзли на месте, а Рваный даже подпрыгнул от неожиданности.
- Что такое? Что случилось? - нервно повторял Абрам.
- Ты чего орёшь, как ужаленная? - спросила Мана.
- Там что-то есть... - неуверенно сказала Люси.
- Конечно есть! Там наверняка что-то есть! - радостно говорил Майк и посмеивался.
- Малышка. - спокойно сказала Клем, она ощутила, что Люси засмущалась. - Обычно так кричат, когда увидят мину, или ловушку.
            Люси осторожно подошла вперёд, и показала на землю.
- Смотрите. - говорила она почти что шёпотом. - Что это за следы? Они очень... одинаковые что ли.
- Симметричные и последовательные. - прогудел Абрам.
- Ну так херач туда! Ты же у нас разведчица. - сказал Мана и засмеялась.
- Я пойду. Я догадываюсь, кто это. - сказал Абрам, и пошёл осторожно вперёд.
            Но Люси остановила его рукой.
- Нет, всё хорошо Аб, я смогу. - на что Абрам хотел что-то сказать, но Люси приблизила ладонь к его рту и продолжила. - Давай не будем, меня ждёт и нечто более серьёзное, хорошо?
- Запах... - пропищал Рваный, он сидел на земле, и кажется, ему было плохо. Все молчали, подумали, что он опять в бреду, только Люси переспросила у него. - Запах. Если это зверь... стелсбой не всегда скроет тебя... от зверя.
            Рваный тяжело простонал, держась за голову.
- Это логично. - сказала Люси. - Будьте тут.
            Девушка медленно и осторожно пошла вперёд, держа наготове свою винтовку. Люси не активировала стелсбой, берегла заряд, к тому же она и так умела быть незаметной. Она не задела ни одного осколка мусора, некоторые предметы вызывали у неё интерес, но нужно было вначале всё проверить. Люси осторожно обошла место старой аварии с правой стороны, тут показались кости, много костей, некоторые весьма свежие, а далее, в основании холма виднелась пещера. Девушка сразу догадалась, что это было логово, она замерла, пыталась понять, в какую сторону дует ветер, и вдруг среди костей уловила движение. Это был скорпион, сравнительно небольшой, он не заметил её. Возможно, дело было в наркотиках Рваного, но по какой-то причине Люси решила, что нужно убить тварь до того, как та её заметит. Она осторожно прицелилась, было легко и ей было приятно и казалось, что она плыла. Через несколько секунд Люси выстрелила, пуля попала скорпиону прямо в "лицо", пробила его, разорвала половину глаз, наружу брызнуло что-то зелёное. Люси улыбалась, это был очень хороший выстрел, но в затуманенный рассудок девушки так и не дошло, почему это была плохая идея, пока она не услышала сильное шуршание в пещере, и на солнечный свет не показалась огромная и блестящая панцирем тварь. Огромный скорпион задержался лишь на секунду, чтобы обнаружить девушку, и сразу же атаковал, за ним вылез ещё один, а потом ещё пятеро более малых.
            Остальные насторожились, ещё когда услышали выстрел, а когда Люси побежала к ним изо всех сил, стало сразу ясно, что это неприятности. Словно по команде, они схватили в руки оружие, все кроме Рваного, он от волнения и наркоты упал носом в землю и отключился.
- Беги! Беги скорее! - крикнул Майк, в отличии от остальных он вышел вперёд и зарядил свой самодельный пистолет, для стрельбы 40мм гранатами, но он не мог стрелять, пока скорпионы были слишком близки к Люси.
            Радскорпионы быстрые твари, но Люси побежала так быстро, как быстро не бегали люди ещё с довоенных времён. Она ощущала себя очень странно, чувствовала своё бьющееся сердце повсюду, она сама была словно целое сердце. Люси казалось всё немножко заторможенным, но на самом деле она была очень резка и быстра. Потом она ощутила хлопок позади себя, граната угодила прямо в радскорпионов и на несколько мгновений это их притормозило. За первым взрывом последовал ещё один, потом ещё один, а потом зазвучали выстрелы. Абрам зарядил свою длинноствольную двустволку пулевыми патронами и выжидал, пока скорпионы приблизятся. Майк палил из своего крупнокалиберного пистолета, Мана сразу из двух поменьше, Клем стреляла одиночными из 10мм пистолет-пулемёта. Когда Люси добежала к ним, тоже открыла огонь из винтовки, но нормально прицелиться не могла, всё вокруг резко поплыло.
            Радскорпионы не знали страха и быстро приближались. Но на каждом из них гранаты Майка оставили след, и вскоре всех более мелких тварей разорвало пулями. Крупные же особи были намного выносливее, да и их панцирь плохо поддавался пулям мелкого калибра. Первому приблизившемуся скорпиону Майк выбежал навстречу, выхватив свой меч, похожий на мачете. Он отклонился от первого удара ядовитого жала, и тут же ударил тварь несколько раз в область морды. Абрам выстрелил из ружья прямо в жало, Клем подбежала чуть ли не в упор и зажала курок, выпуская целую очередь пуль. Израненный скорпион отступил назад, но Клем, чуть не угодив под пули Маны, напрыгнула на него, используя в качестве оружия хорошо заточенный штырь. Она вогнала его прямо в морду, не успела даже выдернуть обратно, как скорпион, чуть не сбросив её с ног быстро отбежал в сторону, чтобы побегать там, словно слепой, некоторое время, и в конце концов упал испустив дух.
            Другой большой радскорпион приближался медленнее. Одна граната угодила ему около лап, и большая часть из них была непоправимо изувечена. Он напал на Клем, женщина успела выпустить в него очередь из пистолет-пулемёта, прежде чем жало ударило её прямо в грудь, с такой силой, что отбросило на несколько метров назад. В ярости Майк напал на скорпиона, рубя его мечём, Абрам перезарядил ружьё и выстрелил в область морды, Мана продолжала стрелять, держась в стороне. Майку опять удалось увернуться от жала, но этот скорпион оказался проворнее предыдущего, и прежде чем Майк успел встать полностью на ноги, хвост с жалом пырнул его. Майк инстинктивно пытался отразить жало мечём, но удар хвоста лишь слегка соскользнул, и жало ударило Майка в плечё. Его рука выронила меч, он не успел отреагировать, скорпион схватил его клешнёй за голову и потянул за собой. Он бы запросто мог оторвать парню голову, но Абрам снова сделал выстрел, чем полностью отвлёк на себя внимание твари. Он бы не успел перезарядить ружье ещё даже раз, поэтому он побежал, но даже раненный, скорпион быстро настигал Абрама.
            Люси поняла, что скорпион настигнет его, она бросила свою винтовку и побежала скорпиону вдогонку, по пути подхватив с земли меч Майка. Ей не было страшно, она даже толком не понимала, что делает, ей казалось, что всё это происходит не с ней, а с кем-то другим. "Быстрее! Быстрее! Ещё чуть-чуть! Давай, ещё немножко!" - говорила она себе, пока скорпион словно подплывал к ней. Когда дистанция стала подходящей, Люси тут же рубанула тварь прямо по хвосту, с силой, которая была ей не свойственна. Скорпион тут же попытался развернуться к ней, но она кружилась вокруг него словно ветер, и наносила удар за ударом. Как только скорпион поворачивался так, чтобы ужалить девушку, она, вращаясь вокруг себя, тут же меняла позицию, и он не мог поразить её. Со стороны это смотрелось очень впечатляюще, словно Люси танцует вокруг скорпиона. Несколько ударов по морде, потом по лапам, и левая сторона скорпиона была почти недейственна. Потом она оказалась опять у него в хвосте, и четыре раза ударила скорпиона по предыдущему месту, разрубила хвост почти что пополам, от чего он хрустнул и упал на одну сторону. Скорпион подлез ей под ноги, от чего она упала и даже сквозь дурман ощутила, как её голова ударилась об крепкий хитин твари. Люси не было особо больно, боль была очень заглушена, но в глазах всё потемнело, и она не могла встать. Радскорпион не успел отомстить девушке, Абрам подбежал как можно ближе и пальнул ему в морду сразу из двух стволов. На морде скорпиона пули разорвались, словно начинённые взрывчатым веществом, и оставили после себя месиво и горящее пламя. Радскорпион начал отползать в сторону, но Мана продолжала стрелять по нему, пока он не скрипнул и не упал. Какое-то время он ещё дёргался, извергал из ран мерзкую, зеленоватую жижу.
            Что было потом, Люси почти не помнила. Она хотела встать, но не могла, ей было плохо, тошнило, и наркотик слабо облегчал это состояние. Она помнила крик Маны, та звала Рваного, после чего темнота. Потом Люси пришла в себя, когда над ней возвышался Абрам и Мана, женщина перевязывала ей голову, и снова темнота. Потом, пока она пришла в себя на десять секунд, успела услышать, как кричит Рваный и Мана: "Пей воду детка, ну же, ещё...". А при следующем пробуждении Люси успела расслышать проклятья и ругань Клем, вперемешку с жалобами Майка, в перерывах между рвотными позывами.
            Очнулась Люси от укола, Рваный вводил ей в вену какую-то дрянь, от которой Люси быстро пришла в себя, и первые пять минут её сердце сильно билось. Майк и Клем сидели на земле, опираясь спинами о камень. Их раны были перебинтованы, каждому в вену ввели иглу с резиновым шлангом, который тянулся к пакету из-под крови, он был наполнен жёлтой жидкостью. Люси не видела этого, но ребята рассказывали, что до этого Рваный заставил их выпить белый порошок. Мана также сидела на земле, опустив голову чуть ли не до колен. Она выглядела очень уставшей, как в физическом, так и в психическом смысле А Абрам разделывал скорпионов, частенько тихонько поговаривая "Неплохой уловчик...".
- Вы... Вы проверили грузовик?.. - Люси было трудно говорить, язык плохо поворачивался, да и горло пересохло.
            Клем и Мана устало засмеялись.
- Из тебя выйдет грозная баба, Малышка. - сказала Мана. - Не успела оклематься, как сразу за наживу заговорила. Вырастили чудовище...
- Не волнуйся за грузовик. - сказала Клем, она слегка двинулась, но рана сразу болезненно дала о себе знать. - Он там провалялся сраную сотню лет, полежит и ещё немного, пока мы залатаемся.
- Ты лучше скажи, нахера ты начала в них стрелять?! - сквозь боль спросил Майк.
- Я... А что, смотреть на него? Нам так или иначе пришлось бы либо драться с ними, либо пройти мимо.
- Ну бля не так же, сто пудов! Нужно было... ааааа сука!!.... Нужно было продумать...
- Ну-ну, тебя отправили просто разнюхать. - сказала Мана и провела рукой по своим растрёпанным волосам, желая их уложить обратно на своё место. - Ты если так же сделаешь в Башне, там и тебе и нам пиздец.
- Отстаньте от девочки! - сказал Абрам, и кинул на землю свой рюкзак, набитый частями тел скорпионов. - Лучше бы поблагодарили её! Она вам ублюдкам жизни спасла, и мне тоже.
- Ну да спасла... - протянул Майк. - Я бля даже не спорю, сто пудов. Но жизнь ценнее сраных консерв, в которых всё нахер прогнило давно. Если бы мы знали.... аааа блядь!!.. Если бы знали, то нахуй, могли бы и пройти мимо...
- Похуй! - сказала Мана. - Что было, то было! Живы, почти целы, и так хорошо. Давайте только помолчим хоть немножко, у меня башка раскалывается.
            Химические познания Рваного и довоенные лекарства делали чудеса, уже через пару часов раненные путники были на ногах, и с интересом начали осматривать свою добычу. Почти весь груз обоих авто, что высыпался на землю, был непоправимо уничтожен суровым климатом Пустоши, а возможно и её дикими тварями. Как такового ценного было немного, но и не мало, в основном хоть что-то сохранилось в трейлере и кузове грузовика. Им досталось пять сносно сохранившихся пакетов MRE, две бутылки вина, Рваный был порадован несколькими горстями медикаментов, Абрам закинул в рюкзак пару железячек, из которых он собирался извлечь ценнейшие запчасти. Также они нашли несколько уцелевших металлических коробов с боеприпасами, от чего очень обрадовался Майк, и начал причитать, как бы хорошо их похвалил Грязный за такую ценнейшую находку. В кабине грузовика находился изломанный скелет, в остатках кобуры которого они нашли хорошо сохранившийся пистолет, а среди костей перед логовом радскорпионов они нашли не раз возвращённую к жизни винтовку, для стрельбы патронами 5.56, и горстку патронов к ней, в сумке из кожи брамина.
   В общем, это была действительно ценная находка, всё то, что необходимо путнику, да и вообще любому человеку, и стоило это всё больших денег. Люси также радовал их успех, она впервые испытала это необычное и сладкое чувство, когда тебе удаётся отыскать настоящий клад среди руин. Она уже давно хотела отыскать нечто необычное, а может и съестное, что люди ели тогда, во время процветания, о чём она так много слышала. Малышка жадно рылась в мусоре, и также жадно всматривалось в остатки упаковок от еды прошлого. Иногда картинки на них неплохо сохранялись, они вызывали в душе девушки необычайные чувства, прикосновение к прошлому, подтверждение которому она держала в своих собственных руках. На мгновение ей казалось, что она переносилась туда, в то прекрасное время, и Люси словно таяла в этом призрачном чувстве. К примеру, коробочка с надписью BlamCo "Макароны с сыром" - с чем-то совершенно непонятным внутри, консервированные яблоки Dandy Boy, которые она собиралась рискнуть попробовать, чипсы Spring Valley. Сегодня для Люси был особенный день.
            Настроение у всех приподнялось, никто больше не ссорился. Они потеряли немало времени, и до заката не успели пройти много, и вскоре пришлось опять раскладывать палатки и дорожные кровати, и разводить костёр. Они хорошо поели, словно это был настоящий праздник! Люси впервые в жизни попробовала шоколад, небольшое количество которого можно было найти в каждом из этих необычных пакетов с надписью MRE. Вначале девушке даже не понравился на вкус, этот поистине легендарный продукт, но чем больше она его ела, тем больше ей его хотелось. Также впервые Люси попробовала вино, и к её удивлению оно было очень приятным на вкус, пилось очень легко и хорошо одурманивало. Сытые и согретые рейдеры дурачились, толкали друг-друга и били в плечё, Абрам копался в штуке, которую называл "тостером", а Люси пересматривала коллекцию своих зашарпанных картонок, среди которых были и оторванные кусочки от упаковок с пищей, и старые открытки, и другие "ценности".
   Так прошло около часа, Рваный едва успел добраться к их общей с Майком палатке и отрубился, его дружки добивали вино, и изрядно увеселенные продолжали хихикать. Люси очень устала за этот день, она, как и подобает девушке из приличного общества, пожелала всем доброй ночи и ушла к своей дорожной кровати. Абрам пожелал ей доброй ночи в ответ, питоны, перебивая друг друга наговорили чего-то в духе: "Ага! До завтра! Не замёрзни! Угу!" - и это было уже не плохо, по крайней мере, они больше не смотрели на неё с глубоко удивлённым выражением на лице, когда она желала им доброй ночи или доброго утра. Прошло ещё пол часа, Люси и Рваный крепко спали, Абрам устало и задумчиво смотрел на костёр, а Питоны тихонько шептались. Казалось, что они о чём-то спорили, в конце-концов первой встала Клем, и кинув Майку подозрительную фразу: "Будешь должен....", широко улыбаясь, потянула за руку Ману, которая шла за ней очень неохотно. Обе женщины подошли к Абраму, и встали у него за спиной с обеих сторон. Абрам внешне казался спокойным, не выдавал ни волнения, ни суеты, но исходящее от него напряжение ожидания ощущалось. Какое-то время они стояли молча и лукаво улыбались, Клем скрестила руки на груди и её щёки почему-то порозовели, а Мана нервно покусывала ноготок на большом пальце.
- Аб, а ты храбро дрался сегодня... - начала разговор Клем, и запнулась от того, что Мана залилась игривым смехом. - Не слушай эту дурачку, она просто пьяная.
            Но Абрам игнорировал их, он всё также продолжал таинственно ковыряться палкой в костре. Клем продолжила:
- А ты чего такой напряжённый? Не выпиваешь, не отдыхаешь? Нужно отдыхать, иначе сил потом не хватит...
            Мана тяжело вздохнула и перебила Клем:
- Короче... Аб, трахаться хочешь?
            Абрам молчал, Клем и Мана тихонько и игриво хихикали, они уже давно были взрослыми девочками, и их не смущали подобные темы, но с Абрамом было очень сложно просто общаться, не то что соблазнять. Клем подошла осторожно, и начала массажировать его крепкие плечи, периодически скользя руками к его животу иногда очень низко... Но лицо Абрама совсем не изменилось, ничто не выдавало и малейшей перемены в нём, словно женщины его и вовсе не интересовали.
- Ну же Аб, ты что стесняешься? Давай с пользой потратим этот вечер. - язвила Мана.
- Тогда пойди и трахни кучерявого, или того наркомана задолбанного. - продолжал упрямствовать Абрам, но не отгонял от себя Клем. Она нагнулась и сказала ему на ухо полушёпотом:
- Аб, возможно скоро нас всех убьют, давай не будем тратить зря возможность развлечься, перед столь опасной миссией. К тому же, Мана даёт в зад. - сказала Клем с ехидной улыбкой. В ответ Мана недовольно скривила лицо и оскорбила её, назвав сучкой.
            Неизвестно какие именно аргументы переубедили Абрама, но после коротких сомнений, он встал и отправился в палатку Клем и Маны. Майк остался в полном одиночестве, хотя делал вид, что идёт спать. Он закурил сигарету, роскошь даже для такого важного человека среди Питонов, каким был он. Ароматный дым заполнял его, это был хороший табак, и Майк мог только представлять каким же хорошим и душистым он был тогда, восемь десятков лет назад. Майк не нервничал, он был одним из тех людей, которые не сильно сожалели о содеянном, или не думали об угрозе для собственной жизни, а про жизни других тем более. Он просто осторожничал, а может это было важно для него, но непотребные мысли Майк прогонял, предвкушение разогревало его кровь. Из палатки женщин звуки почти не доносились, лишь лёгкие шуршания. Майк даже думал, что мрачность Абрама испортит процесс, не дав ему даже начаться.
   Сложно было сказать, насколько Абрам был инициативен в процессе, понадобилось чуть ли не пять минут, прежде чем послышались первые лёгкие стоны женщин, вначале Манины, а ещё через пару минут и Клем. "Ну, теперь они вряд ли остановятся" - подумал про себя Майк, встал, и не спеша, осторожно побрёл к дорожной кровати Люси. Девушка крепко спала, она очень вымоталась за этот необычный день. Майк смотрел на её молоденькое, симпатичное, округлое личико и тёмные волосы, он чувствовал нежный запах её мягкой кожи. Личико было очень милым, словно по-детски, он уже давно не встречал таких красивых девушек, как Люси. Майк не собирался делать ей больно, он хотел позаботиться о Люси, согреть, успокоить. Он понимал, что она могла бы начать кричать, отбиваться, и тогда он бы скорее всего остановился, или даже пришлось бы сцепиться с вдвойне озверевшим Абрамом, но Майк уже хорошо знал людей, он знал, что Малышка сильная девочка, его это очень привлекало в ней, но также знал, что воля у неё куда слабее чем его собственная.
            Люси проснулась, когда он лёг рядом и обнял её со спины, ей понадобилось целых пять секунд, чтобы со сна понять, что тут вообще происходит. Майк не считал нужным что-то объяснять, его влажные губы коснулись её щеки, и тут же опустились вниз по изгибу шеи, а руки проникли сквозь одежду к миленькому животику. Люси испугалась, не то что бы она не могла начать кричать или выдираться, но не могла по какой-то другой причине, может боялась что тогда все услышат, но воля её была мгновенно сломлена.
- Нет, прошу, нет Майк, не надо... - умоляюще шептала Люси, стараясь оторвать от себя руки Майка.
- Малышка, перестань... - отвечал он ей чуть ли не дрожащим голосом. - Ты такая хорошенькая, я сделаю тебе хорошо детка, я умею...
            Майк держал её крепко, Люси чувствовала его всего, его большую силу и как она словно обволакивает её, неизбежно пленяя, чувствовала его мужской запах с примесью алкоголя и табака. Руки Майка неотвратимо скользнули вверх, и пальцы начали методично ласкать небольшие, молодые грудки, уделяя особое внимание соскам. Было ли Люси приятно? Да, она ощущал некую эйфорию, даже заводилась, ибо природа женщины брала своё, но страх и не желание происходящего заглушали всякое удовольствие. Люси слегка вскрикнула, и снова принялась отдирать руки Майка от себя, но это было бесполезно, как и её молитвенные просьбы остановиться.
- Не бойся детка... Всё хорошо, это приятно... Ты же уже не девочка, не так ли?.. Я знаю, знаю, как сделать девушке хорошо, сто пудов. - нашептывал он.
            Левая рука Майка крепко обхватила горячее тело Люси, её торс был уже наполовину обнажён. Майк собирался ошарашить девушку своими любовными навыками. Его правая рука неотвратимо скользнула в узкие брюки, и под бельё, чтобы пальцами нащупать столь желанную святыню, горячую и влажную. Пальцы Майка были грубы и напористы, от чего Люси громко вскрикнула, но тут же закусила губу. Люси и сейчас было частично приятно, да и подобные ласки были ей знакомы, но всё же не в такой грубой форме, и уж точно не при таких обстоятельствах. Она пыталась умолять Майка, но не могла сказать и слова, ни единого не могла сформировать, чтобы не сбиться. Из палатки донеслись громкие стоны и даже крики Маны, по-видимому она и вправду давала в зад, а Абрам решил взять обещанное. Эти крики заводили Майка ещё больше, само осознание того, что рядом ещё кто-то занимается любовью, наверное, никогда ещё он не испытывал такой сильной страсти. Люси тоже их слышала, но ей было совсем не до того.
- Ты просто прелесть, как же я тебя обожаю, Малышка... - шептал Майк и страстно целовал девушку, но он больше не мог терпеть.
            Майк нервно расстегнул её пояс и так же нервно спустил её усиленные кожаные брюки почти до коленок. "Прошу, не надо..." - успела простонать Люси, после чего сильная рука Майка подогнула ей ноги, и что-то горячее и твёрдое начало прикасаться к её бутону. В голове Люси успели промелькнуть десятки самых разных мыслей, людей, ситуаций, слов, воспоминаний. Правая рука Майка пропала, левая всё так же крепко сжимала девушку. Нечто твёрдое очень надавило, и словно назойливое животное искало своё место, а когда нашло, тут же рвануло вперёд. Люси вскрикнула, нечто болезненно упиралось, оно словно было в десять раз больше того места, куда так рвалось, казалось, что проникнуть туда ему попросту невозможно. За первым толчком последовали ещё два болезненных, после чего Люси ощутила сильное напряжение. Четвёртый толчок она ощутила плохо, так как её внезапно пронзила острая боль, словно что-то несопоставимое по размеру разрывало её.
   Оно было внутри неё, и казалось, словно ему там совсем не место. Майк также сгорал от нетерпения, а потому не дал ей много времени на адаптацию, и принялся двигаться, с трудом она позволяла ему это. У него ещё никогда не было такой девушки... Люси прикрикивала от каждого движения Майка, слёзы струились из её глаз маленькими ручейками, от боли она сжимала руками свою кровать. Боль не прекращалась, все мысли были лишь о том, когда же это закончиться, и неверие в происходящее. Лишь ближе к концу Люси начала ощущать нечто необычное, желание, может даже удовольствие, тепло, и не только от того, что Майк был в ней, но и от того, что это вообще происходит. Она даже сжала его руку, стоны удовольствия периодически проскальзывали между стонами боли. Майк ускорился, и после трёх-четырёх быстрых толчков взорвался. Люси чувствовала всю его горячую страсть, она словно растекалась внутри её живота. Он двигался ещё немного, после чего вторженец покинул её святыню, и та словно с радостью и облегчением вернулась в своё привычное состояние, хотя боль всё ещё не проходила.
            Когда Люси отошла от стресса, Майк всё ещё обнимал её и гладил животик, шепча на ухо: "Моя маленькая киска. Ты моя, я никому не дам тебя обидеть, ни одной твари", но от милых признаний Майка, Люси не становилось легче. Наоборот, на неё накатила волна обиды, она вдруг почувствовала себя очень грязной и виноватой. Ей хотелось оттолкнуть этого "кучерявого ублюдка", а быть может даже схватить свой пистолет и прострелить его член, а потом и голову, но Люси сдержалась, по многим причинам. Она осторожно оттолкнула от себя Майка, теперь он был намного податливее, и привстала. Её кровать и одежда, и сама она была повсюду перепачкана в крови, влаге и семени Майка. Люси оторвала от своего покрывала кусок ткани, взяла банку с водой и тихонько отошла подальше от лагеря, Майк не спрашивал зачем. В палатке продолжалось веселье, теперь отрывисто стонала Клем, постоянно приговаривая: "Да, да, да, давай же ублюдок!". Люси не спеша отмывала себя и свою одежду и при этом не переставала плакать. На это несложное задание ей понадобился чуть ли не час. Кровь и их выделения отмывались, но душевная боль от этого совсем не проходила. Казалось бы, ничего плохого не произошло, но случилось то, что должно было, и это нечто природное и естественное. Да и Люси интересовалась этим ещё с тринадцати лет, и Майк ей очень нравился, пусть целиком она этого не понимала. Люси и сама удивлялась от чего же ей тогда так больно и грустно, и тяжело на душе, быть может потому, что это случилось совсем не так, как ей бы хотелось...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"