Искатель Евгений Валериевич: другие произведения.

Глава 2.7 Луч Света или Распутывая Змей

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   В комнату рейнджера и Люси влетел Хардсон, похоже, старик был ужасно раздосадован чем-то. Молодые любовники были застигнуты врасплох, и ещё не успев проснуться, старались прикрыть свою наготу общим покрывалом. Но охотник был так раздражён, что в целом даже не обратил своего внимания на этот маленький конфуз. Он нервно ходил по их комнате в разные стороны, пыхтя что-то под нос, и словно ожидал, пока к нему обратятся первому.
   - Хардсон, всё хорошо? - спросил Билли, потирая кулаками глаза, отвыкшие от дневного света. Люси в это время, словно котёнок потягивалась рядом, и, прикрываясь ладошкой, сладко зевала.
   -Хорошо?! - раздражённо отвечал Хардсон. - Ты спрашиваешь меня, всё ли хорошо?! Неужто Биби, ты забыл, что было вчера? - Люси и Билли виновато переглянулись, но никакие идеи не приходили им в голову. - Я подскажу! Разврат! Падение! Грех!.. - с особым отвращением проговорил Хардсон.
   Щёчки Люси покраснели от стыда, Билли виновато чесал голову, но претензии старика касались не только их. На все эти крики "сползлись" остальные, Лэсси и Генрих, натягивая одежду, заспанные, из комнаты, где они ужинали, и Шарк из своей, в которую он каким-то чудом сумел добраться прошлой ночью. Растеряно, они силились понять, что так встревожило их товарища, но Хардсон выдавал слишком много "сложной" информации, по крайней мере, для этого сложного, обеденного утра. Но понемногу, смысл его претензий пробивался сквозь все речи о "недостойном поведении", и "осквернении достоинства".
   - Ты, наверное, общался с моим знакомым, Вайтом? - шутливо заметил Билли, но Хардсон зыркнул на него с таким раздражением, что Билли невольно смутился.
   - Хардсон, сядь и расслабься. - выступила в его защиту Лэсси, стараясь быть как можно более доброжелательной. - Позавтракай, выпей, или может, ты хочешь попробовать Каина?
   - Нет, проклятье! Я же именно об этом и говорю! - вызверился он на неё.
   В конце концов, методом личного подхода, Генриху удалось немного упокоить старика, заставить его выпить рюмку виски, и разговорить о том, что же произошло, и что его так тревожило.
   - Я проснулся на какой-то... "хате". - рассказывал Хардсон, кривя лицом, словно он был сам себе невообразимо противен. - А рядом со мной в кровати две девушки, в обнимку... прости меня моя милая супруга... А этот змей Стинки, валяется полуголый возле кровати, сжимая бутылку, и ботинок одной из девушек!
   - Они что, были слишком стары для тебя? - попытался пошутить Генрих, но Хардсон подошёл к нему вплотную, словно хотел ударить, и сердито сказал, прямо в лицо:
   - Слишком молоды, проклятье! И всё что вчера было... Местами, нужно признать, было интересно, хотя и совсем мне не свойственно. Людям в казино искренне нравились мои истории о каждом "великом" звере, на которого я охотился, и о жизни, даже споры с твоим знакомым "святошей".
   - Наш старичок испытывает угрызения совести, за то, что позволил себе немного веселья. - хихикая заметил Шарк. - Харди, теперь тебе придётся быть втрое суровее к себе и остальным, чтобы исправить эту ошибку!
   - Не подшучивай надо мной... мальчик! - грубил Хардсон в ответ. - Тебе не понять всей глубины того, к чему это может привести!
   Его товарищи старались изобразить понимание, смутные воспоминания прошедшего праздника и особенно ночи, отдавались тяжёлым чувством стыда даже в разуме не слишком скромной Лэсси. Как же легка была несдержанность, как же легки были поступки в тот момент, как же легко было позволить себе безрассудство, слова и просьбы. Вот она, разрушительная сила Каина во всей своей красе! Да, блондинка чувствовал себя особенно стыдливо, ведь теперь в глазах остальных она вполне могла показаться дорожной шлюшкой. Но и молодая Люси горела от стыда и чувства вины. И хотя её несдержанные эмоции, и интимные вольности оставались только между нею и рейнджером, всё же ей казалось, что она морально опустилась в его глазах, и глазах остальных. Чем яснее проступали эти воспоминания, тем сложнее товарищам было смотреть друг другу в лицо, хотелось, чтобы всё что было, забылось как можно скорее, но до этого было ещё далеко. Моральные проповеди Хардсона только усложняли ситуацию, словно увеличивая груз этих и без того нелёгких чувств.
   - Так всегда и начинается! - констатировал охотник. - И я не виню вашу молодость, даже понимаю вас. Но если дать волю подобным вольностям, очень скоро это всё разрушит! Поэтому... - сказал он и гордо выпрямился, осматривая спутников полным мудрости взором. - Либо вы все поклянётесь больше никогда так не поступать, либо я покидаю ваше доброе общество, так как не смогу смотреть на этот тлен и разложение!
   Путники молчали, по правде говоря, большинство из них и не знали, что сказать старику. Почесав бородатый подбородок, Билли сказал:
   - Ты конечно прав Хардсон. Но я не думаю, что это способно стать нашей проблемой. Мы не так часто позволяем себе отдых, и это было скорее исключение. Но дать подобную клятву для меня не будет проблемой.
   Остальные горячо поддержали его, заверяя старика, что они и не думали устраивать подобное каждый день. И только Шарк неуверенно запротестовал, ссылаясь на то, что химия, особенно Каин, столь же важная составляющая его воинского пути берсерка, как и сила его собственных мышц и костей.
   - Да, вот так всегда! - продолжал вычитывать его Хардсон. - Такие как ты, ищут себе оправдания! Я понимаю Шарк, что ты долго жил в таком обществе, но это не оправдывает твоего нежелания бороться с собой! - бывший рейдер попытался убедить старика, что это только "необходимость", так сказать составляющая часть его профессии, и похоже охотник не желал с ним спорить. - Как знаешь. Но не вздумай устраивать себе "необходимость" регулярно, или подбивать остальных, участвовать в ней!
   Шарк хотел было заверить старика и остальных, что он если и будет употреблять, то только "когда будет нужно", и может ещё "только разок сегодня, чтобы немного расслабиться", но на пороге комнаты, за спинами Лэсси и Генриха возникло нечто. Это нечто было похоже на грязную особь маленького человека, мужского пола, в грязной, рваной одежонке, драной бейсболке, во рту чернели пробелы недостающих зубов. Мальчишка дерзко протолкался сквозь преграды, и, войдя в комнату, так же дерзко осмотрел всех присутствующих.
   - Это вас дикарь загасенный спит у слюх селесного Ссэма?
   И само явление маленького незнакомца, и его странные вопросы немного обескураживали путников в это и без того непростое утро. Они молча смотрели на мальчишку, пытаясь понять, что он тут вообще делает, и чего ему от них нужно.
   - Вы чего, совсем глупые или сто? Ясыка не снаете, или банда немых браминов? Сколько мне рас повторить, пять, или дессять? Вас дикарь у слюх?
   - Какое слюх, мальчик? - устало переспросила Лэсси. - Я понять не могу, что ты говоришь.
   - О боже, Гартун! - выпалила Люси. - Где Гарти?
   - Говорю се, дерьмо! У Ссэма в "Ремень и Кнут" слюхи не могут добудиться дикаря, говорят, что вроде вас. Говорят, стобы вы его сабрали, пока охранники не выкинули его в какую-нибудь канаву. А мне пару ссеребрянников за усслугу весстового!
   - Держи. - сказал Генрих, и отыскав в кармане две серебряные монетки современной чеканки, отдал мальчишке.
   - Это вссё?! Вы сто слобы, или сто?! Снаете сколько мне прислось вас исскать?!
   - Беги домой, маленький герой-вестовой. - выпроводил Генрих мальчишку, подталкивая в спину, и не смотря на всё недовольство, вестовому пришлось уйти с тем, что есть, шепча обидные гадости на своих клиентов.
   - Писсюны! - крикнул он из конца коридора и быстро убежал вниз и на улицы.
   Путники разбежались по своим комнатам, быстро одевались, в том числе и на всякий случай надевали броню, подготавливали оружие. Теперь нужно было найти, куда подевался Бетон и Гартун, ведь оба по своей "наивности", вполне могли вляпаться в неприятности. В это время дня людей на улицах Дримленда было немного, из некоторых окон высотных домов доносился шум пьяных гулянок, и любовных утех. Обеденное солнце бликами отражалось на уцелевших стёклах небоскрёбов в центре руин, на ветру колыхалось красное знамя поселения. В баре на противоположной стороне улицы, кажется затевалась ссора, кучка ребятишек играла с местными дворнягами, кидая палки в переулки между домами. В такие моменты могло показаться, что этот восстановленный среди руин городишко вполне приятное и приличное место, приемлемое для жизни людей, стремящихся инстинктивно жить в большой группе. Но стоило солнцу скрыться за ломанными зубами небоскрёбов, как вся его жестокость и порочность бесстыдно открывались.
   Бетона не пришлось искать долго. Стоило путникам спуститься вниз, всячески изображая собой, что прошлой ночи не было, и порочный дух города не прикоснулся к ним, как один из пропавших товарищей показался. Бетон приближался к ним по дороге с восточной стороны, в компании двух незнакомцев, двух очень странных незнакомцев. Двое мужчин, молодой негр, и немолодой белый, в чистых чёрных костюмах, за которыми виднелись белые "РУБАШКИ", с лакированными туфлями на ногах, и с чёрными очками на лицах. Поначалу товарищи Бетона решили, что тот попал в серьёзные неприятности, но троица не выдавала какого-либо напряжения. Не доходя к путникам, они остановились, и по-очереди пожали здоровяку могучую руку.
   - Спасибо тебе Бетон.- весело сказал темнокожий парень. - Ты очень помог нам.
   - Мы дадим тебе знать, если ты вдруг опять понадобишься. - сказал белый. - Нам было приятно сотрудничать с тобой.
   - Не за что. - спокойно ответил Бетон. - Я был рад помочь.
   - Да, и ещё одно... - неловко начал чернокожий незнакомец. - Прости, но просто так необходимо. - сказал он, и поднял к лицу Конти металлический предмет, внезапно сверкнувший красной вспышкой. Потом этот незнакомец что-то нашептал в ухо Бетона, и, попрощавшись, странные чужаки ушли.
   Растерянный Бетон неспешно возвращался, и заметил своих товарищей, только столкнувшись с ними в упор. Его лицо растянулось в радостной улыбке, и в сердцах он принялся обнимать своих друзей, похрустывая их спинами.
   - Хорошо, что за чёрт это только что был? - спросила Лэсси, приводя свою одежду в порядок, после крепких объятий. Остальные своими взорами требовали от Конти ответов, где он был, и что это за особая встреча у него произошла.
   - Эти? - оглянулся он в сторону чужаков в дорогих костюмах, но от них уже не осталось и следа. - Они мои друзья. Они помогли мне вернуться домой. Без них я бы никогда не смог! Я так устал, рейнджер Билл! Словно прошла не ночь, а целый год! Я так рад видеть вас!
   - Но где ты был? - удивлённо спрашивал Билл. - Где ты их встретил? Вы ничего плохого не делали?
   - Я... не помню. - виновато отводя в сторону взгляд, отвечал Бетон. - Что-то было, что-то хорошее и интересное, я так хотел вам рассказать! Но, ничего не помню...
   Было решено допросить Бетона позже. Товарищи отпустили его в комнату, чтобы тот мог выспаться, а сами отправились на поиски второй пропажи. Путники практически не разговаривали между собой, только Хардсон что-то тихо бубнил себе под нос. Иногда им встречались маленькие группы местных "крутых" парней, которые поздравляли Генриха с победой, хотя его прозвище и несло в себе слово закон. А один раз на него налетела целая стайка молодых, хихикающих девиц. Они целовали Генриха в губы и щёки, обнимались с ним, и по очереди просили на их теле оставить автограф, на самых разных частях тел. Путники прошли мимо местной статуи, полуобнажённой, крылатой девицы, прошли мимо ферм на юге, где трудились, пожалуй, самые порядочные люди Дримленда, и местных винокурен. Банда "Весёлых Петушков" сделала вид, что не заметила их отряд, и пропустила по своей улице без прерикательств. На центральной же улице, китайские пушеры, и местные блудницы наблюдались даже в это время, а из казино раздавались звуки игровых автоматов. Из лавок торговцев пищей доносились приятные ароматы, дразнящие не успевших позавтракать путников.
   "Ремень и Плеть" не пришлось долго искать, так как заведение находилось практически на центральной улице, недалеко от казино и "приличных" питейных заведений. Ближе к центру встречались кучки местных гангстеров, но большинству не было дела до рейнджера и ко., так как все обсуждали некого "мстителя". Судя по обрывкам диалогов, долетающих до ушей проходящих мимо путников, на ночных улицах города объявился таинственный мститель, которого прозвали Ночным Волком! Его пугающий вой разносилась по улицам, он карал ублюдков, и трахал до потери сознания девок, щедро рассыпая по сторонам "порошком". Всё, о чём могли мечтать маленькие и взрослые мальчишки Дримленда, воплотилось в одном образе, и теперь каждый хотел лично встретиться с этим загадочным героем, чтобы сразиться, или помочь ему. Кто-то даже заявлял, что Ночной Волк станет ещё одной силой Дримленда, и будет непосредственно влиять на политику города, восстановит равновесие, и "отхерачит всех пидрил из Феникса". Но даже путники всё больше привыкали к местным странностям, а потому почти не обратили на эти разговоры внимания.
   Розовая с фиолетовым вывеска искомого заведения, обещала клиентам воплотить все их тайные мечты, в городе мечты. Днём "Ремень и Плеть" не охранялись на входе, но на улице несколько местных сотрудниц как раз курили "спиргресс", и путникам удалось пообщаться с ними. Как только речь зашла о Гартуне, девушки весело засмеялись.
   - О, так это вы его друзья? - спросила одна темноволосая, осматривая путников полным желания взглядом, всех путников без исключения, словно уже придумала какую-то весёлую забаву.
   - Вам повезло, что мы сообразили, что он с вами. - сказала девушка-азиатка. - Босс говорил о вас, а так как дикари в Дриме редкость, мы решили, что он, скорее всего ваш.
   - Надеюсь, он не доставил вам неприятностей? - виновато спросила Люси, пряча свои глаза от пронзительных взглядов этих казалось горящих похотью, бесстыжих девиц. В ответ эти бесстыжие девицы дружно захихикали, а их глазки заблестели ещё сильнее.
   - О, он много чего нам доставил! - весело заметила третья. - Только мне доставил трижды! А потом ещё пару раз!
   - Теперь нам пришлось взять выходной. - сказала первая. - Чтобы восстановить силы.
   - Вы заберите его. - ласково сказала азиатка. - Боссу не понравиться, если его здесь найдут.
   Генрих, Билл, и Шарк отправились внутрь, где обнаружили Гарти, валяющегося в "мягкой комнате", среди разноцветных подушек. С трудом они привели его в чувства, но встать парень не мог.
   - Я не могу ходить... - прошептал Гарти. - Я вообще ничего не могу. Тело всё болеть, и совсем не слушаться... И у меня кровавые мозоли на shushuket... Он болеть так, словно уже отвалиться...
   Подняв обессиленного Гартуна под руки, друзья поволокли его на улицу. В это время блондинка, Хардсон, и Люси нервничали, ожидая своих товарищей, опасаясь какой-то ловушки. Внезапно, девушка, заговорившая с путниками первой, подошла к Люси, похотливо улыбнулась, и, наклонившись, прошептала что-то на ухо.
   - Куда засунуть?.. - тихонько проговорила Люси, испугано глядя на блудницу, и мгновенно залившись румянцем. - Это вообще возможно?..
   - И не такое возможно! - весело заметила сотрудница Железного Сэма. - Я тебе и не такое открою о твоём теле, милая моя!
   Люси на какое-то время замерла, несколько раз попыталась что-то сказать, но, не произнеся и слова, развернулась и ушла прочь от этого места, как можно дальше! "Ах, какая скромненькая!" - страстно проговорила блудница ей вдогонку. Благо вскоре остальные так же покинули заведение, волоча Гарти под руки, и дружной компанией они отправились обратно в гостиницу. Перекусили остатками своей вчерашней трапезы, пытались разговорить Бетона, но здоровяк никак не мог точно вспомнить, где он был, и что делал всю ночь, а только жаловался на сильную усталость. Гарти причитал, что, кажется, умирает от истощения. На расспросы, где он был, отвечал, что тоже ничего не помнит, при этом нагло врал, испытывая муки совести, но рассказать правду для него было ещё постыднее. Всем хотелось просто отдохнуть после вчерашнего безумного дня, но новый день так же не дал им покоя.
   Вскоре после их возвращения к путникам прибежал задыхающийся Стинки, с какими-то важными новостями. Но первое время старик Хардсон не давал бедолаге сказать и слова, накинувшись на карлика с выговорами о том "как неправильно всё вчера было". Стинки пытался оправдываться, но охотник перебивал его вновь и вновь пока не закончил изливать свои душевные тревоги.
   - Да хорошо! - не выдержал карлик, в конце концов. - Да понял я! Понял! Больше никогда не буду веселиться с тобой! Доволен?!
   Хардсон тут же вспылил вновь, объясняя "глупому" карлику, какой тот глупый, "ничерта не понял", и вообще, что "этот город и сам Стинки развращает его "добрых товарищей"". Их спор начинал слишком давить на некоторые больные головы, поэтому их перебил Генрих, желая прекратить эту ссору.
   - Стинки, ты зачем прибежал? Что-то важное?
   - Да нет! Совсем не важное! - обижено проговорил карлик, но тут же сел за стол, и налил в ближайший стакан из ближайшей недопитой бутылки. Порывшись среди тарелок и мусора на столе, Стинки быстро отыскал, чем бы перекусить. - Я всего-навсего узнал, где именно находится эта ваша стекляшка! Я опять стараюсь для вас, жизнью рискую, а получаю только выговоры и обиды!
   После этих слов карлик громко отрыгнул, но, заметив несколько улыбок, сконфузился, и пробормотал извинения. Люси захихикала, но потом подошла к нему, слегка обняла, поцеловала в щёку, поблагодарила, чем совершенно смутила Стинки. Но, после такого, он сразу забыл об обидах, и начал весело рассказывать. Шныряя и общаясь в районе интенсивного сигнала, ему наконец-то удалось раздобыть важную информацию. Предположения оправдались, осколок кризалиса находился где-то в доме состоятельного тимстера Ричарда "Просто Сделай Это". Одна из его служанок рассказала Стинки о том, что у Ричарда появилось "совершенно странное увлечение", сидеть ночью в "рабочей комнате", и смотреть на "какую-то странную хрень", от которой повсюду бегают разноцветные лучи. По мнению карлика, это должно было быть как-то связано с искомым осколком, и после короткого раздумья рейнджер согласился с ним.
   - Осталось всего лишь попросить его нам дать осколок? - ехидно улыбаясь, сказал Генрих. - Или продать? Или вернуть?
   - Думаешь, это бесполезно? - спросил Билл, распознав сарказм в словах бывшего адвоката.
   - Вы уже один раз попробовали попросить! - сказала Лэсси. - И всё только усложнилось! Мне кажется, нужно придумать что-то... другое. - добавила она, взглядом и интонацией выделяя последнюю фразу.
   - Мне эта идея нравится не больше, чем участие в опасных гонках. - ответил Билл.
   - Можем ли мы предугадать его поведение, Биби? - спросил Хардсон. - Он богатый человек. Может он нам и бесплатно отдаст осколок. А может, почует возможность, и попросит просто огромную сумму!
   - А может и вовсе откажется отдавать. - сказала Люси, задумавшись. - Знаете, у моего отца есть зажигалка, и он может целый час смотреть на её горящий огонёк. Потом, ему приходилось покупать горючее вещество и фитиль. Когда я спросила, зачем он так переводит зря ценный ресурс, и просто не запалит костёр, папа ответил, что я не пойму. Сама я люблю смотреть на воду. И если для этого Ричарда это что в этом роде, то я не думаю, что он нам отдаст или продаст его.
   - Добровольно... - добавил Шарк, и они вместе со Стинки засмеялись.
   Рейнджеру только оставалось выражать свои опасения, сомнения, и ощущения того, что это как бы неправильно. Но все его товарищи, и даже "поступай правильно" Хардсон оказались на одной стороне. Стинки пообещал раздобыть какую-нибудь полезную информацию, путники решили несколько дней понаблюдать за тем, как именно охраняется дом тимстера, и совершить проникновение и воровство. Кандидатура, которая должна была осуществить этот "подвиг" даже не обсуждалась, и это нравилось рейнджеру ещё меньше. Но Люси была уверена, что всё пройдёт хорошо, успокаивала тревоги Билла, но заявила, что им нужно раздобыть Стелсбой, а лучше два, или даже пять.
   - Это сложно, ребята. - покачав головой, сказал Стинки. - Раздобыть подобную вещь в Дримленде?.. Тут постоянно кто-то, кого-то грабит, убивает, и всё такое...
   Путники успели немного отчаяться, полагая, что всё значительно усложняется. Но карлику в голову пришла внезапная идея.
   - Узкоглазые! - предположил он. - У них есть один старичок, у которого в лавке продаётся разная хрень. Они называют его Шушу Дз..ан..пин... Или как-то так, сложно, в общем. Он хотя и не главный среди них, но узкоглазые почему-то очень уважают старика, часто приходят к нему за советом, даже старейшины семей и этот их председатель. Если у него нет Стелсбоя, то, возможно он знает, где их можно найти. Уверен, у китайцев в их запасах должны быть, они знаете такие, всё предусматривают.
   - Осталось только убедить его постараться ради нас. - неуверенно проговорила Лэсси. - Я не раз слышала о нём в дороге. Правда, узкоглазые всегда немного особняком от остальных. Им бы лишь сплавлять нам дурь, а всё остальное не важно.
   Стараясь не затягивать до темноты, путники, большим составом решили отправиться в путь, оставив Бетона и Гартуна на попечение друг друга. Посетить китайский квартал, да и просто что-то необычное, вроде необычного магазинчика, особенно когда у тебя есть что тратить, было бы весело. Но веселье, не успев начаться, было омрачено. Путники, немного ожившие планированием новой операции, с весельем спускались вниз по лестнице, и вывалились на улицу Дримленда... где их уже ждали. Больше десятка мужчин серьёзного вида, вооружённые пистолетами и пистолет-пулемётами, и одетые в уже знакомые, поношенные, довоенные костюмы. Это были члены Элкинс клана, и хотя они были при оружии, всё же, оно либо было спрятано в кобуру, либо за спину, либо просто лежало рядом. Путники мгновенно затихли. В сознании Люси пронеслась картинка того, как их расстреливает стенка автоматчиков, и она невольно вцепилась в плечё Билли. Сам рейнджер сразу же испугался, что или его или Шарка узнали, и хотят отомстить, либо что-то натворил Бетон, и у них теперь большие неприятности. Мафиози повставали со своих мест, повыбрасывали в стороны недокуренные сигареты, кто-то взял в руки автоматы, но дальше этого их враждебность не продвинулась. Вперёд неспешно вышел высокий и полный мужчина, в дорогом, хорошо сохранившемся костюме, и, конечно же, фетровой шляпе.
   - Всё хорошо. - заговорил мужчина, и начал подходить, слегка подняв руки в вверх в знак добрых намерений.
   Его манера речи была необычной, и был заметен странный акцент, словно во рту у него находились ватные тампоны. Похоже, он был каким-то важным членом клана, а десяток бойцов должны были подчеркнуть всю серьёзность этой организации. Подойдя ближе, полный мужчина осмотрел путников с улыбкой, и сказал:
   - Зовут Энрико. Босс хочет поговорить.
   Несколько секунд путники молча переглядывались, пытаясь понять, что происходит, и как лучше ответить.
   - А можно попросить больше деталей? - спросил Генрих, единственный кто сумел сохранить дар спокойно и умно говорить в напряжённый момент.
   - Не думаю, что бы вы хотели слышать о деталях тут. - ответил посмеиваясь мужчина, и осмотрелся вокруг.
   Убрав руки в карманы пиджака, Энрико достал платок, и вытер им вспотевший лоб.
   - Вам не за что беспокоиться. - продолжил он. - Если бы мы желали вам зла, никто бы уже не говорил. Приходите к боссу, у него есть дело.
   - Мы везде вместе. - ответил Билл. - И с оружием. Это наше постоянное условие.
   - Понимаю. - сказал Энрико. - Как хотите. Но на территории Элкинс клана вам ничто не угрожает, и оно вам не понадобиться. Не задерживайтесь, босс не любит этого.
   И мафиози ушли, пытаясь не терять свой шарм суровых и опасных парней. Стинки громко выдохнул, и сообщил остальным, что "чуть не обосрался" от испуга. Лэсси причитала, что ей всё это не нравится, но в целом путники не решились бежать прочь из города, и всё же согласились сходить на эту встречу. Рискнув оставить бедного Гарти одного, они забрали с собой всё ещё растерянного Бетона, и Стинки повёл их в "особняк" Элкинс клана, но сам предпочёл держаться подальше от этого места. Особняк находился недалеко от казино клана, за несколькими домами, и на самом деле был зданием полицейского участка. Похоже, это место было выбрано не случайно, как главный штаб клана, и этот факт доставлял мафиози какого-то сорта удовольствие. На их улицах было практически пусто. Весь мусор, и довоенный хлам были тщательно убраны, кроме нескольких осветительных столбов, что были в рабочем состоянии, неплохо сохранившегося полицейского автомобиля, используемого в качестве достопримечательности, и нескольких восстановленных мусорных бочков.
   На страже входа стояло четверо парней, немного посверлив путников своими "суровыми" взглядами, они практически без слов пропустили их внутрь. В здании так же всё было тщательно убрано, большая часть офисной мебели была заменена на домашнюю, вытянутую из соседних, брошенных домов. Здесь были далеко не только бойцы клана. Слышался детский лепет, женская речь, на повышенных тонах, иногда с уже знакомым путникам акцентом, а иногда и на каком-то другом языке вовсе, который казался Люси совершенно непонятным, но куда более мелодичным, чем их собственный. Тут пахло парфюмом, куревом и выпивкой, так же доносились нотки какой-то приятной, домашней стряпни. Вооружённые ребята провели путников мимо бывших тюремных клеток, где сейчас находилось двое несчастных на вид мужчин, и по лестнице на третий этаж. Вниз по лестнице, на встречу их большому отряду, пробежали трое ребятишек, чуть не сбив собой половину народа. Троица играла, вооружённая настоящими пистолетами, но кажется, не заряженными. Один из них врезался в рейнджера с такой силой, что Билл ощутил удар в живот, и испугался, что малец серьёзно пострадал. Но, потерев лоб, темноволосый мальчишка засмеялся, и сказал:
   - Воу! А у вас крутая броня, мистер! Когда я вырасту, то обязательно куплю себе такую же! Вы будите работать на дядю Джуно?!
   Но прежде чем Билл успел что-либо ответить, один из людей клана отвесил сорванцу подзатыльник, и заругал его.
   - Ты должен называть его Падре! - сурово напомнил мафиози. - Не забывай об уважении! И хватить бегать тут, как безумцы! Разве вы не видите, что взрослые работают?!
   Мальчишка пробубнил извинения, и троица быстро скрылась, пока им не досталось ещё больше. Кабинет Падре находился на третьем этаже, и раньше вероятно служил главному полицейскому. Внутри, на двух невысоких диванах изысканной работы сидели двое мужчин в дорогих костюмах. Между их диванами находился невысокий столик, на котором были разложены деньги, карты, пистолеты и патроны, выпивка и стаканы, пепельница, с тлеющими сигарами, и даже немного порошка Каина. У одного из них, сильного на вид, на лице был небольшой шрам, другой был в фиолетовом костюме, и выглядел как кинозвезда на довоенном плакате. Костюм прямо кричал о том, кто тут главный, но сам мужчина выглядел весьма молодым, по крайней мере, все путники представляли "босса" или "Падре" старше и суровее. Мужчина со шрамом на лице с ухмылкой поглядывал на гостей, а вот второй расплылся в приветливой улыбке и предложил путникам сесть.
   - Вы можете идти. - сказал он звонким голосом, обращаясь к своим людям.
   Те немного медлили, с подозрением взирая на гостей, но "босс" сказал, что "всё будет хорошо". Какое-то время путники собирали по всей комнате стулья, и рассаживались, немного растерянные от всей этой ситуации странной приветливости.
   - Виски? Кофе? Воды? Водки? Вина? Каина? - приветливо предлагал "Падре", но путники растеряно молчали.
   - Кофе! - неожиданно, переборов скованность, выпалил Генрих, которому очень нравился этот напиток, а после него решимости набралась и Люси.
   "Босс" выкрикнул имя одного из своих людей, и тот быстро влетел в комнату, держа наготове томми-ган, но внутри к его удивлению всё было тихо. "Падре" что-то проговорил на другом, мелодичном языке, и его человек кивнув головой, скрылся.
   - Как вам наше казино? Вам понравилось? - весело спросил Падре, и путники дружно закивали головами, общим хаосом голосов вознося разного рода похвалы. - Хорошо, друзья мои! Мне всегда приятно, когда наше заведение радует культурных людей, которые обладают достаточными умом и воспитанием, чтобы его оценить! Спасибо вам!
   Были ли это просто приличия, или главарь клана и вправду был так вежлив и приветлив, но от подобного отношения путники смущались ещё сильнее. "Босс" представился как Мистер Джуно, и пока темноволосая девушка не принесла на подносе десяток чашечек кофе, расспрашивал путников о всякой всячине. Кофе очень приятно пахло, и в конце-концов всем путникам досталось по чашке, как и самому Джуно. И только его товарищ, которого представили как Марко, остался без кофе, но, похоже, оно ему и не было нужно. Сам Джуно так же пил скорее для вида, но старался больше общаться со своими гостями. Потом приличия окончились, и Падре Джуно стал серьёзнее. Он окинул пронзительным взглядом путников, периодически переводя его на своего товарища со шрамом, после чего настала продолжительная пауза.
   - Надеемся, Энрико не был слишком неприветливым? - спросил Марко, раскидывая между собой и боссом карты.
   - Он был весьма мил... - ответила Люси. - Хотя и с отрядом автоматчиков.
   Оба мафиози заулыбались и захихикали, и Марко продолжил.
   - Простите его. Энрико хороший каппо, умеет быть ласковым, когда нужно, и суровым, когда необходимо. Но он иногда любит покрасоваться. Мы знаем, кто вы. - сказал он, неожиданно, и взглянул на рейнджера. - Но не беспокойтесь, ваша предрасположенность к легавому закону не тревожит Мистера Джуно.
   Билл взглянул на "босса", но Джуно только улыбался в ответ.
   - Знаете, рейнджер... - продолжил Марко. - Времена меняются. Вы несёте закон в Пустоши, и даже я соглашусь, что он там не помешает. Мы же закон здесь. И пока вы соблюдаете наши законы, в нашем городе, вы здесь уместный гость.
   - Вы сохраните мою личность в тайне? - напрямую спросил Билл.
   - Наверняка у вас есть недоброжелатели. - без улыбок заговорил Мистер Джуно. - Неосторожно с вашей стороны считать всех глупцами в этом городе.
   - Я так не считаю. - ответил спокойно Билл.
   - Тогда, вы были просто неосторожны. - продолжил Падре. - Хотя, возможно у вас и не было другого выхода, это конечно можно понять. Но не думайте, Билл, что мы вызвали вас и ваших друзей, чтобы запугивать, или что-то в этом роде. Похоже, вы не плохо проводите здесь время, а ваш товарищ даже победил на гонках этих полудиких "О".
   - Мистеру Джуно нужна ваша помощь. - заговорил Марко, перемещая свои карты. - Мистер Джуно хочет попросить вас об услуге, которая должна остаться в тайне. В ответ он щедро отблагодарит вас, сохранив так же и вашу тайну.
   Биллу сразу же не понравились намёки Марко, ведь он ожидал услышать о каком-то грязном деле.
   - Не волнуйтесь, законник. - сказал Джуно, перекладывая свои карты. - Мы в определённой степени уважаем ваше чувство правил, и не стали бы просить о чём-то, что идёт в разрез с ними.
   - Если это так, - проговорил Билл, - ваша тайна будет так же сохранена.
   - Спасибо вам, рейнджер Билл... - с грустной интонацией и после паузы проговорил Мистер Джуно, и сделал первый ход, отпив из стакана с выпивкой. - Вы знакомы с историей нашего города?
   - Нам рассказывали, что именно ваши предки начали восстановление. - ответил Билл.
   - Да, благодаря Элкинс клану это прекрасное место существует! Элкинс клан основал его, Элкинс клан сделал его цивилизованным и наполнил смыслом. А ведь вы хорошо знаете, какова она жизнь там, в Пустоши. Элкинс клан главная сила в этом городе, дружба с нами весьма полезна, и ваша услуга никогда не будет забыта, будь вы хоть трижды законником.
   - Меня тревожит только лишнее кровопролитие. - осторожно намекал Билл.
   - Пока оно не планируется, рейнджер. - заговорил Марко, делая ответный ход, и несколько затяжек своей сигары. - Вам всего лишь нужно провести расследование. Думаю, законнику вроде вас не нужно объяснять значение этого слова.
   - Что у вас произошло? - спросил Билл, но мафиози не спешили отвечать, а долго переглядывались.
   - Пропала... - заговорил Падре, - моя дочь. Джессамина. Чуть выше вашей девушки, смугловатая, и так же с чёрными, длинными волосами. Глаза карие, но выглядит моложе на пару лет. Ей недавно исполнилось пятнадцать... - с трудом скрывая тревогу, говорил отец.
   В этот момент образ лидера крутой мафиозной организации дрогнул. Глаза Джуно искали поддержки в неизменно суровом взгляде его телохранителя со шрамом на лице.
   - Это очень красивое имя. - сказала Люси, стараясь в чём-то подбодрить грустного отца.
   - Красивое, и благородное. - ответил Джуно. - Жаль, характер ей достался совсем не благородный. Не раз я ей твердил, чтобы без охраны никуда не ходила! И разве я запрещал ей веселья?! Нет! Гуляй, сколько тебе влезет, но в наших заведениях!
   - Кроме борделей... - добавил Марко, доливая бренди в стакан.
   - Кроме борделей! - согласился Падре. - Но нет! Ей нужно было ходить самой, потому что иначе это "чёртова слежка"! И да, при этом обязательно нужно ходить в какие-то сомнительные места, в которые даже больные психи заглядывают с опаской!
   - И вы позволяли дочери? - спросила Лэсси, тут же проникшись историей бедной девочки.
   - А что я мог? Запереть её? Посадить на цепь? Как бы вы поступили на моём месте? К тому же я понимаю, что она хотела быть счастливой. Но чем больше я позволял, тем больше она срывалась с этой чёртовой цепи!
   - Девушка воспитывалась хорошо. - заговорил Марко, когда Джуно притих. - Но характер у неё очень суров, как на девушку, особенно если учесть, что её мать настоящая леди. В молодости такое бывает. Но Джесси уже перегибала палку. Нельзя проявлять неуважение к собственному отцу, особенно когда твой отец ОЧЕНЬ уважаемый человек.
   - Однажды я ударил её... - признался Мистер Джуно. - Так, пощёчина, за то, что она оскорбила меня перед моими людьми. С тех пор наши отношения стали ещё хуже. И я, признаться, не совсем понимал, как всё исправить. Я готовил ей большое будущее, не здесь, в Фениксе, полагая, что Джесси воспримет положительно идею находиться подальше от меня. А со временем может что-то даже поймёт. Почему семья, это самое дорогое в наших жизнях.
   - После всего этого, вы исключаете вариант побега? - спросил Билл, записывая какие-то детали в блокноте.
   - Полностью нет. - ответил Марко. - Но найти каких-либо следов не удалось, а Рейтар и наши люди патрулируют вокруг города даже ночь. Она прямая и наглая, но это, пожалуй, было бы слишком даже для Джесси. Мы склоняемся к варианту похищения. Правда дело в том, что никто в здравом уме, да и не в здравом, не прикоснётся к ней даже пальцем! Все знают, чия это дочь.
   - Пользовалась ли она этим? - спросил Генрих, на что отвечал Джуно:
   - Нет. Я думаю, быть особенной из-за своего отца, ей было... противно. Неприятно. И с другими людьми она вела себя сдержанно, даже с прислугой.
   - Есть и ещё одна деталь. - продолжил Марко. - Мы по-тихому предприняли поиски. Конечно же, никто ничего не нашёл, ведь наши люди хорошо известны, как и те, кто с ними сотрудничает. Но, похоже, двое наших ребят нашли какой-то след, а мы нашли их мёртвыми в старой канализации. Обыскали всё, но ничего. Ни следа.
   - Поэтому, мы склоняемся к варианту похищения. - продолжил Падре. - А это значит только одно. Кто-то пытается повлиять на меня. Мы бы могли вверх дном перевернуть весь город, но это может привести к конфликтам, и разрушить всё наше равновесие. Я люблю Джессамину, но рисковать честью и репутацией всего Элкинс клана не могу даже ради неё!
   - И потому вы настоящий лидер. - поддержал его Марко. - Важно сохранить произошедшее в секрете, особенно пока мы не знаем ради каких целей её похитили, и кто. Она пропала пять дней назад. Просто вышла из дома, в переулках скрылась от приставленных к ней ребят, и всё. Никто ничего не видел, и не знает, или не хочет говорить. Я бы лично пытал всех подряд, но у нас даже нет подозреваемых.
   - Это... не просто. - честно признался рейнджер, намекая на то, что, имея такую скудную информацию, и необходимость скрывать кого они ищут, это чуть ли невозможно.
   - Вы законник, вероятно ближайший на сотни миль во все стороны. - сказал Джуно с грустью. - Вы чужие в городе, и я надеюсь, что это поможет вам узнать что-то, что-то не расскажут нашим парням. Если это возможно, прошу вас, найдите её. Какова бы ни была её судьба. Если жива, спасите! Если нет... истребите её обидчиков! Если сбежала, верните. Я не стану бить её или привязывать к батарее. Мне важно знать наверняка. Я очень щедро отблагодарю вас и ваших людей за работу, и за молчание.
   - Мы сделаем всё возможное. - ответил Билл.
   - И даже больше этого! - добавила с тревогой Люси.
   - Спасибо вам. - грустно отблагодарил их Падре Джуно, и подал со стола небольшой мешочек с монетами, сказав, что это задаток.
   Даже задаток был весьма щедрым. Путники поначалу отказывались, ссылаясь на то, что пока ещё ничего не сделали, но Марко настоял, намекая, что их отказ, может быть воспринят как оскорбление. Провожая путников, он рассказывал им разного рода детали происшествия, и добавил, что принятый задаток немного успокоит мистера Джуно, так как уверит его в том, что нанятые им люди искренне постараются. Люси заметила телохранителю, что они бы сделали это и бесплатно. Но, когда рейнджер и ко. покинули "особняк" клана, Лэсси заметила, что от щедрого предложения было бы глупо отказываться.
   - Теперь уже и не откажемся. - хихикнув, сказал Шарк. - А если ничего не найдём, мне кажется, на всякий случай стоит покинуть Дримленд.
   - Тогда нужно поторопиться и со вторым осколком. - заметил Генрих.
   - С чего будем начинать? - спросила Люси, искренне переживая за судьбу девочки, и готовая к действиям прямо с этого момента.
   - Со всего сразу! - хихикнув, сказал Хардсон. - В таком большом городе, и чтобы никто ничего не видел? Так не бывает. Нужно только подумать, где искать, и как правильно спросить.
   - Начнём с канализации. - сказал Билл, с сожалением вспоминаю утрату своего старого друга Чубы, который наверняка сумел бы что-то вынюхать. - Нужно так же найти Стинки.
   Вскоре их "глаза и уши в городе" отыскал их сам, и путникам пришлось посвятить своего верного карлика в ещё одну тайну, несколько раз напомнив, чтобы он не вздумал никому болтнуть лишнего. Но Стинки не нужно было объяснять подобное. Он не раз слышал слухи, и даже был свидетелем того, как мстит Элкинс клан, а потому хорошо понимал всю серьёзность набирающих силу событий. Он пообещал очень осторожно "разнюхать" что-то на эту тему, особенно, по его мнению, на бедных окраинах могли быть какие-то свидетели, которые не стали бы иметь дел с людьми клана. Канализация же не дала ни единой зацепки. На одной из стен всё ещё были следы крови одного из мафиози, которых по-тихому изрезали ножами. Как и люди из Элкинс клана, путники прошлись далеко вдоль тоннелей, столкнулись с агрессивными крысами, но натыкались только на тупики, завалы, или провалы, и старые скелеты. Лазанье по вонючим канализациям утомило их, и, решив, что на этот день достаточно приключений, они вернулись в гостиницу, отмываться.
   Когда рейнджер и Люси занимались любовью перед сном, девушка была не особо вовлечена в совместное действо. Позже ночью она плохо спала, терзаемая мыслями о судьбе несчастной девочки. Билл обнял Люси, и она грустно прошептала, что боится даже представить себе, что может происходить с дочкой старшего мафиози. Рейнджер хотел бы успокоить любимую, пообещать, что они обязательно найдут что-то, но пока даже не мог представить себе с чего начать. Но сердце подсказывало ему, что они и даже сам отец девочки что-то упустили, возможно, даже нечто простое или очевидное. С этими мыслями Билл неспокойно заснул.
  
   Железный Сэм с нетерпением и раздражением ожидал, когда же окончится "этот чёртов вечер", и изнывал от предвкушения. Как спонсор сегодняшних боёв, он присутствовал на арене, и без интереса наблюдал за тем, как опытные бойцы лупят друг друга, стреляют, сражаются с выловленными в Пустошах мутантами. Толпа зрителей сидела на высших ярусах, и кричала словно безумная. Их тени, отбрасываемые прожекторами вокруг арены, напоминали бесформенную массу движения и щупалец, ползающих по песчаному полу. Тут пахло немытыми телами и алкоголем, и, похоже, никому не было скучно. Кроме спонсора, о котором между боями напоминал ведущий, и толпа вновь благодарила Сэма за вечер. Наконец-то закончился последний бой, где толпа опытных гладиаторов разыгрывала из себя неопытных караванщиков, на которых напали "кровожадные мутанты". Испуганную живность выгнали из встроенных в стены клеток при помощи электрокнутов. Подставные караванщики в кожаных и армированных бронекостюмах, отстреливались из двуствольных дробовиков и устаревшего оружия, скрываясь на повозках, некоторые радскорпионы и кротокрысы пытались их атаковать, другие просто бегали по арене, стараясь найти какое-нибудь укрытие. Самые смелые из гладиаторов, с самодельными мечами в руках отправились в ближний бой, чтобы порадовать толпу зрелищем. Несколько взмахов, и крупный радскорпион ползает по песку, пуская зеленоватую жижу и внутренности по арене. Толпа ревёт, приветствуя "караванщика" - гладиатора, другой пытается так же заслужить немного славы, и разбивает как горшок голову одного из зажатых к стене кротокрысов.
   В конце все воздают хвалы Сэму, а он быстро благодарит народ Дримленда, отбросив в сторону "сраный" микрофон, и опираясь о трость, хромая, чуть ли не бежит в своё заведение, да с такой скоростью, что его ребятам приходиться почти догонять его. Сэму достали то, о чём он просил. Смуглая дикарка с чёрными волосами, но тёмными глазами. Лицо так же не было идеальным, да и атмосфера вокруг этой особы была не такой, как вокруг недавней гостьи Сэма, но выбирать было не из чего. Сэм говорил дикарке что делать, она кривила лицом от одного только вида толстяка, но, похоже, ей были очень нужны деньги, да и по мнению хозяина "Ремня и Плети" экзотика в их заведении не помешает. Вскоре, Сэм страстно овладел ею прямо на столе, пока другая девушка, светловолосая и куда более опытная, ласкала его пухлое тело в других местах. Через несколько минут толстяк совсем забылся, и полностью погрузился в удовольствие от овладения своей фантазией. Под крики и стоны "новенькой" Сэм ускорялся всё быстрее, пока в страстных конвульсиях не залил тело дикарки, со словами, как ему хорошо.
   - Теперь ты сюда! - прикрикнул он на блондинку, и перекинул её через стол. - А ты, одень это, и возьми меня! - сказал Сэм, передавая дикарке что-то внешне напоминающее искусственный член.
   Лицо "новенькой" скривилось ещё больше от удивления и омерзения, и она уставилась на свою наставницу блондинку. Но наставница только подтвердила слова Сэма, и объяснила, что нужно делать. Шепча себе под нос дикарские проклятья, девушке пришлось повиноваться, преодолевая ужасное омерзение. Сэм застонал, а потом скомандовал:
   - Теперь возьми нож, и подставь под моё горло! Да, вот так! Сильнее! Но осторожно! Не то будешь кормить червей прежде, чем я стеку кровью!
   Дикарка вновь прошептала ругань на своём языке, и сделала, как ей говорили. Если бы здоровый человек внезапно увидел "весёлый паровозик", который устроил Сэм со своими девушками, пожалуй, прежней его жизнь бы не стала никогда. Понимание Сэма о "грязненьком" в интимных отношениях явно превосходило силу фантазии всех живущих на земле в те дни. Когда же "веселье" было кончено, Сэму сообщили, что прибыла ещё одна особа, которую он ждал. Закутавшись в халат, Сэм с гордым видом направился в местный кабинет, хотел сесть за стол, но вздрогнул от испуга, заметив движение в темноте, среди стульев.
   - Твою мать! - проворчал он, разозлившись на свою гостью. - Я чуть не обосрался от страха! Как ты сюда влезла?!
   В ответ раздался игривый смех, гостья клацнула включателем лампы, и на свет показалось милое, улыбающееся лицо, с короткой стрижкой.
   - Сэм, милый. Ты такой напряжённый! Раньше ты был спокойнее, увереннее в себе.
   - Да! Да! Спокойнее! - ворчал толстяк, сел за стол, и закурил. - То, что ты была одной из моих любимых сотрудниц, ещё не значит, что ты можешь позволять себе такие вольности!
   Как ты сюда проникла, сквозь окно?!
   - Стелсбоем мимо охраны, вскрыла отмычкой дверь. Опустим детали... Поверь, как я и обещала, против тебя я никогда не пойду.
   Ниобе села за столом ещё раскованнее, игриво поглядывая на Сэма пока тот нервно курил и ворчал на своих "бесполезных охранников".
   - Ну, так расскажи мне, зачем ты меня звал? Поверь, у меня хватает своих забот. У тимстеров почти всегда есть для меня работа. Но, по старой дружбе, я готова тебе помочь. - пропела девушка, катаясь на стуле то в одну, то в другую сторону.
   Сэм помедлил с ответом, выпустил дым, и пристально взглянул в лицо девушки.
   - Хочу попросить тебя об одной маленькой услуге...
   - Маленькой?.. - игриво хихикая, повторила Нео.
   - Хочу, чтобы ты проследила за одной интересующей меня особой. Никого не нужно убивать, просто постарайся разузнать о ней всё возможное.
   - И всё? - разочаровано пропела девушка. - Скукота! Хотя... Она симпатяшка?
   - Не вздумай! - тут же обиделся толстяк, чем вызвал прилив очередного смеха у своей ночной гостьи.
   - О, кто-то запал в твоё железное сердце, да, милый?
   - Хватит издеваться! Ты поможешь?
   - Ну, если подумать, это может быть по-своему весело. Я надеюсь.
   Сэм заулыбался, довольный согласием шпионки.
  
   Утром, когда путники заканчивали завтракать, прибежал Стинки, и без какого-либо приглашения просто уселся за их стол, и принялся поедать остатки. С торжественным возгласом он сообщил своим товарищам, что купил ароматное, довоенное мыло, и впервые в жизни хорошенько отмылся! На вопросы о том, удалось ли ему что-то узнать про девочку, карлик ответил:
   - Я половину внешнего города порасспрашиваль! - ответил Стинки, с жадностью пожирая мясо и хрящи на лапке какого-то существа, явно относящегося к виду грызунов. - Неть, я не говорил, о ком именно расспрашиваю, не всегда вообще упоминал о девочке. Никто ничего подозрительного не видель. Но есть одна штука, о которой мафиози вам не рассказали. Да они, наверное, в неё и не верять.
   В комнату постучались, это была девушка, сотрудница гостиницы, и она наконец-то принесла заказ Люси. Целая миска какао с сахаром, куда добавили воду и чего-то жирного. О, за это пришлось щедро заплатить, но счастливая девушка застонала от удовольствия уже от первой ложки. Лэсси быстро присоединилась к угощению, и другие также, один за другим. С долей раздражения Люси поглядывала на своих товарищей, лезущих своими ложками к её шоколаду! "Раз так, закажу ещё одну! А может и две!" - подумала она обижено, а после сладкого ей захотелось солёных овощей, которые раньше она терпеть не могла.
   - Ну, во-первых, - продолжал Стинки, - в городе уже давно поговаривають, что появился маньяк. Зверски убивает людей, и всё такое.
   - Тут у вас, наверное, каждый день зверски кого-то "убивають". - заметил Генрих, попивая травяной отвар вместе с Биллом.
   - Не каждый! Не всегда зверски. Но просто есть что-то необычное в этих некоторых убийствах, словно они со смыслом. Кто-то уже даже успел напридумать историй о том, что наш местный мститель, "Ночной Волк", появился, чтобы бороться с этим маньяком-убийцей!
   - Ха-ха, вот так глупости, правда?! - нервно выпалил Гартун, его товарищи с удивлением посмотрели на парня, но не обратили внимания. - Чего только люди не придумывать, когда им скучно, правда? Мстители! Маньяки! Глупость! Ха-ха.
   - В любом случае, - продолжил Стинки, - если маньяк есть, убить и растерзать невинную, почти что, девочку, где-то в тёмных переулках, да ещё и дочь крутого босса, пожалуй, было бы для него типа как достижение.
   - Нет тела. - сказал Билл, на что карлик вначале удивился. - Он бы оставил тело.
   - А может и нет! - облизывая пальцы, с энтузиазмом детектива, продолжал Стинки. - Может она сейчас в его логове?! Всё ещё жива, но покалечена, истерзана?! Может он её насилует, и при этом отрезает кусочки плоти!..
   - Хватит Стинки! - не выдержав, вскрикнула Люси. - Ты что болен, или что?! Или может ты и есть тот самый маньяк?!
   Путники дружно хихикали, хотя ситуация была совсем не смешной, и они понимали это.
   - Прости... - промямлил карлик. - Я только предполагаю. Будь она хоть дочкой самого плохого засранца за всю историю города, но всё же не заслуживаеть такого. Есть у меня одна идея... Но вам она, наверное, не понравиться. Есть у нас тут на задворках один парень, его называют Джонни Псионик. Он типа шаман, или калдун, или что-то такое. Говорять, он может "видеть" вещи, чувствовать прошлое и будущее. Да, смейтесь-смейтесь! - сказал он, обращаясь к Лэсси, и некоторым другим членам отряда. - Но если бы у него не было "дара", люди бы о нём не говорили!
   - Силы и духи - реальность. - с мудростью проговорил Гартун.
   Рейнджеру эта идея не совсем понравилась, и, по его мнению, не понравилось бы и отцу девушки, что он нанял людей, занимающихся такими глупостями. Как не странно, Гартуна поддержала Люси, которой во многом просто хотелось посмотреть на ещё одну местную диковинку. Но, пока они раздумывали над посещением "Псионика", решили навестить тот магазинчик китайца, о котором упоминал Стинки. Карлик заверял, что проблем на территории азиатов быть не должно, но всё же предупреждал своих друзей, чтобы они вели себя сдержаннее, ведь "узкоглазые" "любят вежливости и такую хрень".
   В районе азиатов было не так много интересных особенностей. Многие здания, которые им достались, до войны имели административное назначение, и были украшены статуями суровых, обнажённых мужчин, и вдохновлённых женщин, одетых в длинные платья. Была на их территории и школа, в которой теперь жили люди, завод, и водоочистная станция. Станция всё ещё использовалась городом, насколько это было возможно, но в большинстве её подземелий и подземелий местного завода китайцы выращивали травы, из которых делали наркотики или медицинские препараты странного способа изготовления. В бывшей церкви были заметны люди, что занимались странными, боевыми искусствами, а среди них встречались выбритые наголо монахи. Было у китайцев всё как-то по-своему, необычные украшения, таблички магазинов и заведений с ихними письменами, которые казались Люси, да и подавляющему большинству её товарищей "какой-то дикой хренью", и было не ясно, как они вообще могут "это" понимать. Были тут и свои торговцы едой, и даже если в ней использовались уже знакомые ингредиенты, вкус, всё же, мог быть иным.
   На окраинах Дримленда у азиатов были свои возделываемые поля, которые упирались практически вплотную в ближайшие ветрогенераторы тимстеров. Китайцы были готовы обрабатывать большие участки земли, но суровые условия Пустоши губили большую часть их урожаев. Поэтому было проще получить хороший результат на маленьком, но тщательно ухоженном клочке земли. Нужно заметить, что в их районе было не мало европейцев, живущих тут, идущих по каким-то своим делам, либо просто слоняющихся без дела. На двух местных мастерских работало не мало не китайцев, да и в целом, не смотря на заметное размежевание между разными народами, сотрудничество их так же было весьма значительным.
   Когда путники двигались убранными от большинства хлама улицами, некоторые "опасные" местные ребята с подозрением поглядывали на их отряд, но никакой агрессии не проявляли. Кроме палаток с едой, здесь встречались и другие, с растянутыми вокруг покрывалами, в тени которых люди пили травяные отвары, и алкогольный напиток, окрашенный травами в зелёный цвет. Рядом с одной из таких палаток возвышался один из китайцев, используя в качестве пьедестала кучу деревянных ящиков. Вокруг него собралось не мало народу, он что-то пропагандировал на их языке, часто жестикулируя. На вопрос путников, кто это, Стинки ответил:
   - О, это как бы главный узкоглазый. - без зла сказал он. - Они называют его Председатель Вейдун. Не самое сложное из их странных имён! У них типа разные семьи, но он что-то вроде выбранного старейшины. Говорять, он часто им мозги полощить, мол, нужно лучше работать, больше, помогать друг другу, и не забывать, что они едины. Ну, и всякую чушь в этом роде! Вроде они и сами не понимають, что к чему?
   Люди слушали Председателя, иногда молча, иногда что-то кричали ему в ответ, местами речи Вейдуна казались даже какими-то агрессивными, но с другой стороны их язык казался вообще очень эмоциональным. Лавка торговца находилась чуть ли не на северо-восточных задворках Дримленда, в комплексе разрушенных зданий, где более-менее уцелело одно помещение с подвалом. Здесь и находился магазинчик с цветастой вывеской, где кроме китайских иероглифов была и надпись на английском: "Магазынчык Дядюшка Цзяньпин. Добро вам пожаловать!". Люси хихикала с такой вывески, а Генрих указал пальцем на виднеющиеся вдали ветряные мельницы, на одной из которых явно работали люди. Ему захотелось посмотреть на это чудо довоенных технологий, но Стинки разочаровал бывшего адвоката, сообщив, что территория с восстановленными генераторами огорожена колючей проволокой, тщательно охраняется тимстерами и их охранной, и что чужих туда не пропускают.
   Несмотря на то, что магазинчик находился среди заброшенных руин, внутри было весьма прибрано. И вправду, здесь была всякого рода всячина, и о предназначении некоторых предметов, можно было долго гадать. Кому могло понадобиться покупать такой хлам? Это оставалось загадкой, но зато Люси было что посмотреть! Во-первых целая куча книг! Были тут и цветастые комиксы, но в основном серьёзные книги в хорошем состоянии, многие из которых были о серьёзных вещах, вроде продвинутой электроники или механике. Много разной посуды, некоторые экземпляры были коллекционными, рекламными заманухами прошлого, что-то было современного производства. Статуэтки и безделушки, довоенные игрушки, хорошо сохранившиеся ткани, и неплохо одежонки. Немного рваные плакатики, картины, и даже стопки пыльных фотографий, иногда сделанные с каким-то смыслом, а иногда просто портреты людей, семей, вещей. Была здесь и довоенная электроника, радио, стиральная и сушильная машины, пара компьютеров, утюги, фены, плитки, разбитые камеры, и даже фрагменты тяжёлой машинерии, в своё время управляющей вентиляцией, отоплением, или электроэнергией. Большинство из этой электроники казалось совсем не рабочей. Были тут и вещи странные, вроде мусорных бочков, автомобильных колёс, рыболовецких снастей, и всякого рода хлам. Всё это было свалено кучами, часто в пыли, но в то же время, всему было предан некий порядок, что вместо ощущения помойки создавало тёплое и приятное чувство какого-то неуловимого уюта.
   Когда путники открыли дверь, мелодично зазвонили колокольчики. Люси быстро прекратила все свои насмешки. Вот оно, царство её мечты! Да, по большей степени это был хлам, но она словно попала в храм, посвящённый прошлому! Очень быстро девушка совершенно забылась и начала с восхищением осматривать лавку и её товары. Гартун так же с интересом прикасался к вещам вокруг, и словно пытался проникнуться местными духами. Многие вещи так же привлекли внимание Генриха, а Шарк оседлал стоящий в углу мотоцикл, попытался завести, но, похоже, тот совсем не работал. Внимание Лэсси привлекла в основном только одежда, Бетон осматривал игрушки, а Хардсон уделил внимание фотографиям прошлого. Вскоре, беззвучно, словно тень, появился и хозяин магазина. Старичок дружелюбно улыбался, у него были длинные седые бородка и усики, кожа морщилась, и сам он казался худым. Но, не смотря на старость и худобу, старик совсем не казался немощным. Более того, Билл сразу заметил его вытянутую осанку, жилистость и крепость рук. Можно было ощутить силу постоянных тренировок, скрытую в, казалось бы, старом теле.
   - Ni Hao! - сказал радостно старик, и вытянул вперёд обнятый левой ладонью правый кулак. - Доброе утро, и добро пожаловать! Как приятно, когда посетители приходят с самого утра! Ещё приятнее, когда они что-то покупают! - сказал старичок, и весело засмеялся.
   Его смех и улыбка были столь позитивны и доброжелательны, что путники не могли не улыбнуться в ответ. Большей своей частью они тут же ощутили расположение к этому "Дядюшке", который своей энергетикой словно насыщал других позитивом.
   - Меня называют Дядюшка Цзяньпин! Вы можете просто Дядюшка. Ну, или как вам будет угодно. Проходите, и смотрите! Уверен, вы обязательно найдёте здесь что-то, что понравится вашему сердцу!
   - У вас тут столько всего! - с сияющими глазами, заговорила Люси, сердце которой было покорено этим местом. - Вы тоже собираете?.. Хм, пожалуй, нет...
   - Ха, вы не первая, из любителей прошлого, кто сюда приходил! - весело ответил старичок. - Не удивляйтесь, это заметно сразу. Вы так милы в своей искренней реакции! Знаете, что? Возьмите себе любую вещь здесь, какая понравится, бесплатно!
   Глаза Люси засияли сильнее, и забегали ещё быстрее. Финансы позволяли им купить всё, что ей только захочется, но выбрать что-то бесплатно, это было ещё веселее и приятнее! Пока девушка увлечённо перебирала всякий мусор торговца, остальные так же продолжали осмотр, и только Билл сохранил свою бдительность. В какой-то момент он ощутил на себе пристальный взгляд китайца, их глаза застыли друг на друге, оценивая, и проникая в скрытое. В этот момент Дядюшка Цзяньпин показался рейнджеру чем-то иным, чем-то большим, чем он казался большинству простаков. Более серьёзным, более опасным. Казалось, Цзяньпин уловил мысли Билла, улыбнулся ему, но совсем не так, как дружелюбно улыбался всем остальным до этого, но словно говорил: "Ну да, ты прав, парень".
   - Вижу вас не удивить простыми вещами. - серьёзно сказал он, всё ещё смотря на Билла. - Что ж, прошу простить. К сожалению, наш скромный магазин может предложить только это, странник.
   - Это не страшно, уважаемый Дядюшка. - ответил Билл сдержано. - Но мы надеялись приобрести у вас несколько Стелс-Боев.
   - Стелс-Боев?! - удивился китаец. - С чего вы взяли, что они у нас есть?
   - Нам сказали, что искать их у... в других местах бесполезно. Посоветовали обратиться к вашему народу, сославшись на его экономность. А ваш магазин единственное место, где продают что-то кроме еды и препаратов.
   - Да, и правда так! - с улыбкой заметил Дядюшка. - Слишком много зла можно наделать при помощи таких штук. Можно поинтересоваться, зачем они вам нужны?
   - Мы стараемся не делать зла... - ответила Люси, всё ещё задумчиво перебирая довоенные безделушки, но при этом внимательно слушала разговоры. - Я умею использовать их, особенно в бою. Нам уже не раз пришлось бороться за свою жизнь, и не только за свою.
   - Понимаю... - ответил старичок, немного помялся на одном месте, размышляя, и добавил: - Я верю вам, вы не похожи на злых людей. - сказав это, он взглянул на Шарка и Бетона. - В целом... Думаю, для вас я сумею найти несколько штук, иначе моё старческое сердце не сможет оставаться спокойным, опасаясь за жизнь столь милой девушки!
   Люси улыбнулась и поблагодарила в ответ Дядюшку. Пока старичок ворчал, и возился под прилавком, извлекая из груды ящиков разный хлам, пытаясь найти электронику, путники определились с сувенирами, которые желали приобрести.
   - Вот! - устало выдохнув, сказал Цзяньпинь. - Разные модели, эта вообще военная, но все рабочие. Правда, в наше время вещь это редкая, и вы уж простите, но низкой цена быть не сможет.
   - Ну, ещё бы... - недовольно проворчала Лэсси.
   Некоторые из путников подошли к прилавку, поглазеть на стелс-бои. Вокруг кассы и позади старика на множественных, пыльных полках была расставлена разная мелочь, которая должна была привлечь внимание и хотелку покупателя, даже если сам человек ничего такого покупать не планировал. Игривый взгляд Люси застыл на нескольких журналах со скудно одетыми девицами на обложках, она захихикала, и бедный старик, заметив её взгляд начал неловко оправдываться, что такие штуки пользуются спросом. В этот момент в магазинчик забежал молодой, китайский парнишка, чем-то встревоженный, и, заметив целую кучу народа рядом с Цзяньпином, растерялся.
   - О, Веньян! Ты чего так встревожен? Заходи, заходи, не смущайся.
   Но молодой парень всё так же глядел растерянно на путников, и немного успокоился, смущённый видом этих европейцев, несмотря на то, что путники всячески пытались ему улыбаться, и казаться приветливыми.
   - Чего молчишь? Не стой как истукан, заходи и говори! Это хорошие люди, пусть и странники из Пустоши.
   - Shushu... - промямлил что-то парнишка, и застрекотал на азиатском языке. Его речь казалась такой забавной, что Люси невольно захихикала, пока Цзяньпин не окинул её строгим взглядом, от чего девушка засмущалась.
   - Чуньшень прекрасная девушка, Веньян. Здесь не нужна мудрость, чтобы понять, что вы будете счастливы вместе.
   - Но Shushu! - чуть не разрыдался парень, и вновь принялся быстро стрекотать, горячо на что-то жаловаться, иногда в его речи проскакивали и английские слова, или похожие на них, вроде: горяча, тяжело, и много: что если.
   - Веньян... - тяжело вздохнув, ответил Дядюшка. - Ты так с каждой будешь боятся того, что позже встретишь ещё более любимую. Если любишь Чуньшень, то вы оба будите счастливы. Она прекрасна, добра, и чутка. А ты добрый и честный парень, который позаботится о ней. Ничего не бойся, и действуй!
   Сказав это, Цзянпинь достал из-под прилавка прекрасное ожерелье, и сложил его в небольшую коробочку. После этого, он вручил коробочку в дрожащие руки парня.
   - Ей не нужны твои подарки, и богатства, главное твоё доброе сердце, Веньян. Но, потому она заслуживает хорошего знака внимания, правда?
   - Спасибо, мастер! - крикнул парень, принялся кланяться, благодаря Дядюшку на китайском, и полубезумный от радости и тревоги, побежал прочь.
   - Удачи вам! - выкрикнула ему вдогонку Люси, после чего прижалась к плечу рейнджера. - Свадьба, это так мило правда? Я бы тоже очень хотела! Ну, в смысле, это необязательно, я просто к слову... - растеряно проговорила Люси себе под нос, понимая, что "её" рейнджер может, ничего такого и не планировал.
   Но Билл обнял девушку, поцеловав куда-то в волосы, и что-то прошептал, так тихо, что она и сама не услышала, но была уверена, что если это было и не согласие, то что-то в этом роде.
   - Свадьбы и настоящие семьи такая редкость в наше время! - весело улыбаясь, сказал Цзяньпин. - Суровое время, и за светлое будущее приходиться бороться! Но я рад каждому моменту счастья в мире!
   - У вас есть кофе? - спросил скорее ради шутки Генрих, когда Дядюшка мечтательно умолк, но внезапно Цзяньпинь ответил утвердительно. - Кофе? Тот самый, настоящий кофе?!
   - Ну, да. - пожав плечами ответил Дядюшка, словно для него самого в этом факте не было ничего не обычного. - Да, это редкий товар, но вот, понюхайте!
   Старик извлёк белую банку с полки, открыл крышку, и поднёс к лицу Генриха, которого мгновенно поразил аромат.
   - Чувствуете? - спросил, улыбаясь, старичок. - Ещё даже есть запах! Вы, европейцы такие забавные люди! - добавил он весело, но потом сразу поправился. - Не подумайте, что это оскорбление, прошу вас! Люди одинаковые, и всё же мы немного разные. Даже не знаю, можем ли мы действительно жить вместе, но надеюсь, что вещи нас объединяющие, окажутся важнее всего остального!
   Это были мудрые слова, которые прозвучали очень мудро, пожалуй, даже слишком мудро для некоторых из товарищей Билла. На вопрос о стоимости, Дядюшка назвал такую цену, что Лэсси даже охнула от удивления.
   - Вы же говорили о кофе так, словно в нём нет ничего особенного! - тут же вспылила она.
   - Да, милая девушка! - добродушно улыбался в ответ Цзяньпинь, пытаясь умело сгладить гнев покупателя. - Но вы должны понять, что это всё же редкий товар. Он не валяется под ногами, и ничего подобного вы не отыщите в окрестных домах. Старатели могу принести подобное из самых глубин метрополиса, рискуя не только здоровьем, но и жизнями. А некоторые из них, так и не возвращаются. К тому же, кофе не обладает вредными эффектами, как алкоголь или "лекарства"...
   - Да, но оно и не вставляет, так как следует! - весело хихикая, заметил Шарк, и на эту шутку улыбнулся даже Хардсон.
   - Может и так... - продолжил старичок. - Но, я надеюсь, что вы поймёте, что высокий риск для жизни стоит хорошей оплаты.
   - Мы возьмём! - заявил Генрих.
   - Нет, мы не будем брать! - перебила Лэсси.
   - В часть моей доли! - спорил Генрих. - Проклятье, пусть это будет хоть вся моя доля, мне больше ничего не нужно!
   - А твоя еда?! А медикаменты?! А боеприпасы, на твой мини склад пушек?!
   - Кофе в пути и вправду может оказаться полезно. - неуверенно добавил Хардсон.
   Лэсси ещё хотела что-то сказать, но потом фыркнула, устало выдохнула, и помахала перед собой руками, сопровождая это действо рыком недовольства. "Устав от своих спутников", ей даже надоело спорить, с ними, и она умолкла, на время.
   - О, вы не пожалеете, уверяю вас! - весело говорил Цзяньпин, доставая с полок сразу несколько плотно закрытых банок.
   - Вам бы только толкать нам всякое дерьмо, чтобы заработать на этих "европейских сосунках"! - несдержанно выпалила блондинка.
   Настало неловкое молчание, и даже сама Лэсси немного смутилась, чувствуя, что болтнула лишнего, но просить прощения, конечно же, не собиралась.
   - Простите её. - попытался сгладит ситуацию Билл. - Лэсси обидно за нашу несдержанность, а она наш голос разума.
   Старик Цзяньпин улыбнулся в ответ, и казалось, совсем не обиделся.
   - Всё хорошо. - мирно сказал он. - К тому же, ваша милая блондинка во многом права.
   - Ну конечно я права... - проворчала очень тихо Лэсси. - А потом, всё кончается тем, что мы питаемся подножным дерьмом, и изнываем от жажды, либо лазим в руинах, надеясь отыскать несколько пулек среди старой грязи!
   Ситуацию немного сгладила Люси, удивлённо спросившая, почему Дядюшка называет их европейцами? Цзяньпин провёл с девушкой чуть ли не целый урок, показывая на глобусе Европу, Китай, США, и многое другое, рассказывая о прошлом. По правде говоря, урок этот был весьма поучительным не только для Люси, но и для всех остальных, в том числе и Хардсона. Дядюшка знал многое из истории, его рассказами путники искренне увлеклись, заварив первые порции кофе прямо в магазинчике Цзяньпиня. Старик рассказывал им о истории Китая, о том, как основали США, как формировалось европейское содружество, о коммунизме и социализме, о предвоенном времени и даже о самой войне.
   - Вам не грустно? - спросила Люси. - Жить тут, а не на своей родине?
   - А современные китайцы тоже комми? - спросил Хардсон, дымя трубкой.
   - Странно, происходить из одних земель, и жить в других. - ответил Дядюшка. - Мы не забываем свои традиции, китайская нация была великой. Наши традиции и культура существовали задолго до коммунизма. А насчёт войны, я могу только сожалеть. Не думаю, что в ней кто-то победил. Я думаю, мы все проиграли.
   Какое-то время старик и путники молчали, предаваясь грустным размышлениям о судьбах своего мира. Потом Цзяньпин продолжил:
   - Наша родина, вероятно всего, лежит в руинах, как и ваша. А теперь для нас, живущих в это время здесь, и есть родина. Не судите строго наши умения и познания в травах. Мы лишь предложили то, что было востребовано местными людьми. Кроме того, наши лекари оказывают умелую помощь. Не думаю, что без нашего народа, это место бы сохранилось. Наше прибытие смогло уравновесить баланс сил, иначе все эти банды уже просто бы перебили друг друга. А если даже нет, то город был бы ещё более жестоким и опасным. Между нашими народами сложилось полезное сотрудничество, от которого выигрывают все стороны. И я надеюсь, мы сумеем оценить это и сохранить в будущем.
   Когда закипел чайник, старик приготовил путникам ароматные напитки из сушёных трав. Разговоры с Дядюшкой Цзяньпином обретали всё более откровенный характер, он тщательно опрашивал путников, но те старались отвечать сдержанно. Но и сам старичок любил рассказывать истории особенно из истории Китая, о каких-то совсем уж древних временах. Среди этих разговоров, Генрих более в шутку спросил, не знает ли Дядюшка что-то о местном маньяке. Хитрый старик тут же схватился за ниточку, и почти прижал путников к стене, заставив говорить об их поисках. Отказать в ответе было как-то некрасиво, и Биллу пришлось рассказать, что они ищут пропавшую в городе девочку. Билл скрыл почти все детали, старался подать всё нейтрально, но в какой-то момент ему показалось, что из сказанного, Дядюшка понял куда больше, чем путники говорили. Старик задумался, затянул длинную паузу, после чего сказал:
   - К сожалению, мне ни о чём таком неизвестно, я могу вас заверить! И среди наших людей никто ничего не упоминал. Но если я вдруг хоть что-то узнаю, то могу послать вам весточку... где бы вы там не остановились. Удалось ли вам узнать что-то полезное?
   Билл не спешил отвечать, немного юлил, но, по правде говоря, особо хвастаться было нечем, но старик словно уловил его манёвры. Он вдруг снова задумался, и на время его весёлость сменилась глубокой серьёзностью, в чём-то даже пугающей. Потом он снова улыбнулся, вновь обернувшись в добродушного старичка.
   - Не мне вам советовать, путники. - сказал он. - Но если бы я искал ребёнка в Дримленде, то начал бы с аркад-автоматов. Все дети города бывают там, и у всех там есть друзья.
   В ответ Билл кивнул головой, и на время всякое общение прекратилось. Всеобщую тишину нарушила Люси, наконец-то она сумела выбрать свой подарок. Это была безделушка, что-то вроде крупной брошки, сделанная в виде странного существа с красной, чешуйчатой кожей. Люси не знала, мутант это, или что-то выдуманное, но она ей очень понравилась и умелой работой, и просто самой зверушкой.
   - Я бы хотела взять это! - весело сказала Люси, передавая брошку в руки Цзяньпиня.
   Внезапно, старик удивился, и даже немного растерялся, но тут же вновь улыбнулся, и, испытывая неловкость, сказал:
   - Откуда это здесь взялось? Простите, милая моя, но, пожалуй, моё обещание не распространяется на эту вещь... - немного растерянный, он поглядывал то на брошь, то на Люси, которая успела тут же огорчиться. - Хотя... Ах, даже не знаю... Но, если подумать... Случайности, не случайны, верно? Пусть будет так, моё милое дитя.
   Сказав это, Цзяньпин передал брошку в руки Люси, и нежно их сжал. Дядюшка задумчиво улыбался, но путники так и не поняли, что именно он имел в виду. Старичок провожал своих гостей и прямо расстилался в благодарностях, как самый приветливый хозяин, принимающий самых почётных гостей, на которых к тому же очень хорошо заработал. Маленькая торговая сделка заняла куда больше времени, чем они планировали в начале. Лэсси не прекращала ворчать на Генриха за то, что тот "потратил целую кучу серебра на какую-то херню!", а Хардсон внезапно выступил в его защиту, заявив, что часть стоимости они могу вычесть и из его доли. Путники продолжали спорить, стоит ли идти к Джонни Псионику. Шарк и Лэсси заявляли, что их только поднимут на смех, Гартун и Люси продолжали стоять на своём, каждый, правда, по своей причине. Пока остальные спорили, разум Билла терзали слова старика, и ему всё больше казалось, что его совет и есть правильное решение. Но, в конце-концов, рейнджер не смог устоять под ласковыми просьбами своей любимой, и путники решили перекусить, и пусть ради шутки, но навестить местного "провидца".
   Еда китайцев не только необычно пахла, она была необычна и на вкус. Дело было в специях, травах, которые они выращивали в своих подземных теплицах. Пряная кукуруза, пряные, запечённые мутафрукты, какое-то странное мясо, которое, казалось, происходило из царства насекомых, но вкусно сваренное с мутафруктами и разного рода травяной растительностью. И, конечно же, лапша с несколькими видами жидкого соуса, порция которой была настолько сытной, что всё остальное можно было и не есть. В китайской харчевне их к тому же бесплатно угостили высокоградусной выпивкой, настоянной на травах, но путники так и не поняли за какие заслуги. Хозяева харчевни и их персонал были одеты странно, в яркие и необычные одежды, но были очень приветливы и гостеприимны. Объевшихся, с трудом идущих, у входа в харчевню путников встретила банда местных ребят, которых называли "Ксины". Но никаких угроз не было, их просто спросили, понравилось ли им, а несколько парней попросили автографы у Генриха, которого почему-то называли Шэнли.
   Насмотревшись на диковинки китайского района, путники отправились в обитель "провидца" Дримленда. Эта особая встреча ожидала их в месте стыка внешнего и внутреннего "городов". "Провидец" обитал в сколоченной из досок, маленькой хижине, среди разрушающихся жилых домов, где попахивало нечистотами. На пороге его домика стоял фонарный столб, вокруг которого было обмотано множество разного рода и цвета тряпок, трепещущих на ветру словно флаги. Одетый практически в обмотки, "провидец" сидел у входа в свою хижину, и развлекал себя, играя с доской пэдболла. Периодически он прекращал стучать доской по мячику, и мгновенно, глубоко о чём-то задумывался, практически выпадая из реальности.
   - Ага... Да... - задумчиво проговорил он, находясь где-то за гранью реальности, но тут же вернулся в неё, и вновь застучал по мячику.
   У Джонни были длинные, чёрные волосы, худое, вытянутое лицо, щетина, круги вокруг глаз, и сам он выглядел неопрятно. Его лицо казалось очень грустным, и даже не от того, как он живёт, но словно "провидца" наполняла какая-то особенная, всемирная грусть и меланхолия, призывающая задуматься о мире и вещах в нём. Но в тёмных глазах парня казалось, горело пламя и бодрость, обычно не свойственные людям, скатившимся до его уровня жизни. В принципе, большая часть обитателей внешнего города выглядела так же, но странности Джонни были налицо, и тут же выдавали в нём своего рода безумца. Постучав немного доской по мячику, он пристально осмотрел грозную толпу приближающихся к нему путников, но вовсе не встревожился.
   - Ага... - проговорил он им. - Да...
   - Это Джонни. Джонни Псионик, как мы его называем! - проговорил Стинки, не без какого-то трепета в своих интонациях.
   - Да... - добавил "провидец", и вновь постучал по мячику.
   - Джонни, эти люди - странники. - представил своих товарищей карлик. - Это хорошие люди, которые могут беспокоиться не только о самих себе.
   Генрих не сумел сдержать смех, когда Джонни в очередной раз застучал по мячику, Шарк засмеялся после него, улыбалась и Люси, но пока ещё не успела сделать окончательные выводы, а потому вела себя более сдержанно.
   - Да... - продолжил Джонни. - Знаю... Знаю...
   - У них к тебе вопрос, Джонни. - продолжил Стинки. - Они кое-кого ищуть, и им нужна помощь твоего дара.
   - Он вообще может разговаривать? - с интересом осматривая "провидца", спросил Хардсон.
   - Конечно может! - неожиданно выпалил Джонни, и фыркнул. - Я что, похож на безумца?
   - Ну, вообще-то да. - неуверенно ответила за остальных Лэсси, пока Генрих вновь смеялся.
   - Возможно... Возможно... - недовольно проворчал Джонни. - Это всё вина вора! Кто-то украл мою шапочку! Шапочку из фольги! Знаете, как не просто найти фольгу? Без неё мои мозговые волны опасны! Мне приходиться сдерживать, подавлять себя! Видите?! - чуть ли не выкрикнул он, вытянув вперёд доску пэдболла, и мячик повис на резинке.
   Какое-то время все путники молча смотрели то на шарик, то на доску, то на самого "провидца", но ничего такого не увидели.
   - Нет... - рискнула высказаться Люси.
   - Нет! - с досадой выкрикнул Джонни. - В этом то и дело! Понимаете?! Дельфины больше не хотят шептать мне тайны, скрытые в глубинах моего глубокого разума!
   От смеха Генрих чуть не упал на землю, они смеялись вместе с Шарком, и поддерживали друг-друга, и их веселье проникало и на лица их товарищей.
   - Вы, действительно можете... "видеть" вещи? - неуверенно спросил Билл, ощущая вину за смех товарищей, и потому желал поскорее покончить с этим.
   - Вокруг него есть духи, но странные. - тихонько прошептал Гартун.
   - Конечно могу. - спокойно ответил Джонни, смотря в ответ на рейнджера абсолютно трезвым и осознанным взглядом. - Иначе меня бы не называли Псиоником, верно?
   - ДА УЖ ТОЧНО! - сквозь смех и слёзы выкрикнул Генрих, держась за живот.
   - А в чём именно ваш "дар"? - спросила Люси.
   - Во многом, милая моя. У меня много способностей в чувствовании и в том, что обычно называют сверх способностями. Сами по себе они редко проявляются, и обычно нуждаются в "топливе". Многие не знают, но этот мир "ненастоящий". Точнее, "нереальный". Этот мир - "Алгоритм". Это, ну типа, когда гнётся не мой столб, но я сам. Сечёте? Я часто сражаюсь с разного рода враждебными силами. Когда ты понимаешь, что мир нереален, то можешь делать "вещи". Если я съем ментаты, то могу видеть времена и мудрости бытия. Если нюхнуть каина, я могу делать так, что всё замедляется, и пули такие словно плывут по воздуху! А, а если вколоть мед-х, то я становлюсь такой неуязвимый, сколько бы меня не били! А если психо, то у меня открывается пирокинез, и я могу спалить своего врага взглядом! Вот это круто, правда?! - с задором рассказывал Джонни, словно сам охреневал от собственной крутизны.
   - А ели всё вместе использовать? - хихикая, спросил Шарк.
   - Тогда всё серьёзно! Я обретаю свободу, и становлюсь Избранным! Я могу голыми руками избивать целые отряды противника, а они при этом не могут попасть в меня даже одной пулей! Я всех метко расстреливаю из пистолета, и мне ничего не могут сделать в ответ из автоматов! Я могу быть кем угодно, но всегда очень крутым! Вот так вот я крут! И пусть только попробуют тронуть мою собаку!
   Высказавшись, Джонни вновь застучал по мячику, и задумался, пока рейнджер, задав вопрос, не вернул его в реальность.
   - Не знаю, может это глупо... Но мы ищем девочку, она пропала. Может... Вы бы как-то могли подсказать нам, где её искать?
   - Мы можем попробовать. - серьёзно кивая головой, ответил Джонни. - Но нужно топливо. Ментаты. Лучше, конечно, всё сразу, чтобы я стал Избранным. Но можно и просто ментаты.
   В запасах Лэсси завалялось пол упаковки этого препарата, хотя она и сама уже не помнила, где его раздобыла. Но, несмотря на это, блондинке было жалко отдавать медикаменты на "такую херню", что, по её мнению, было равносильно тому, что она их выбросит в ближайшую выгребную яму. Но, уже всем было интересно просто посмотреть на то, что будет, потому совместными усилиями им удалось уговорить Лэсси. Джонни накинулся на таблетки, словно голодающий на лепёшку кукурузного хлеба, быстро разжёвывал их, и с выражением блаженства на лице, глотал. Через минуту Джонни впал в транс, выронил свою игрушку, и, качаясь в стороны, заговорил:
   - Спрашивай.
   - Мы... - неуверенно начал Билл, ощущая себя идиотом от всего происходящего. - Ищем девочку. Она местная, не бедствует. Ушла гулять, и не вернулась домой. Нам нужна зацепка. Хоть что-то.
   - Вижу... - произнёс таинственно Джонни, качаясь в разные стороны. - Вижу разум неконтролируемых, и контролируемых изменений! Ему бы всё изменить! Но закостенелое не хочет меняться! Свобода... Нельзя идти против свободы!
   Генрих вновь рассмеялся, путники шептались, подшучивая над Джонни.
   - А... - продолжил неуверенно Билл. - А что насчёт девочки?
   - Вижу... - продолжил провидец. - Вижу гнев, среди волн океана! Гнев и чёрные птицы летят из своего гнезда среди вод! Но они не живые! Им всё чужое, всё враждебно тут! И они никого не пожалеют, чтобы всё было по-ихнему!
   Генрих уже даже устал смеяться, и уселся на стул из покрышек, закурил, пока Джонни продолжал пророчествовать. Остальные хихикали и шептались, но также продолжали наблюдать это "шоу".
   - Джонни, а девочка? Девочка, которую мы ищем?
   - Вижу... Вижу место, что омывает другая вода! Тут было сердце флага! Сердце решений, приведших к нашим дням! Что самое главное в Пустоши? Но сможет ли откровение подарить фонтан жизни?
   Хотя слова Джонни звучали сильно, подкреплённые мистическим тоном его голоса, некоторые уже начали уставать. Билл сдался, но инициативу подхватили другие.
   - Это всё хорошо, приятель. - сказал весело Шарк. - А про девчонку там чего-то видать?
   - Вижу... Вижу укрощённую реку, и разные силы. Но силы ничерта не могут сделать сами. Все лижут зад одному, словно он какой-то избранный! Есть только один избранный! - злобно проговорил Джонни, словно спорил со своим собственным видением.
   - Джонни? - решила попробовать Люси. - Мы ищем девочку, а не избранных. Её... её зовут Джессамина. Ты видишь её? - рискнула Люси назвать её имя, надеясь, что провидцу удастся "почувствовать" хоть что-то.
   - Вижу... Вижу далеко... Город... Не, бред какой-то... - внезапно, не открывая глаз, но ясным голосом проговорил Джонни, словно укорял своё собственное видение. - Какие на хер искусственные люди?! Такое не привидеться даже в самом наркоманском угаре!
   - Хватит, нам уже пора идти. - сказал Хардсон, и часть путников последовала за ним.
   - Обман! - продолжал нервно пророчествовать Джонни. - Обман на севере!
   - Спасибо Джонни. - ответил Билл. - Но нам действительно пора.
   Повернув голову на голос рейнджера, Джонни успокоился, и неспешно открыл глаза. Он с грустью осмотрел путников, и сказал:
   - Берегите себя. Над вами нависла угроза. Берегите себя.
   - Ты что-то видел? - спросила с интересом Люси.
   - Что-то видел... - ответил Джонни, и застучал опять по мячику. - Вас видел, разных... и по-разному. Тебя видел. - сказал он, улыбаясь Люси. - Видел тебя двое...
   - А девочку? - спросил Билл, и Джонни очень серьёзно посмотрел на него в ответ.
   - Не видел. Но ты и так знаешь, где искать... - сказал он таинственно, после чего с усилием встал на ноги, и направился к своей хибаре. - Простите, устал... Нужно очень отдохнуть...
   И больше Джонни не сказал им и слова, но, плюхнувшись на матрас из тряпок и другого мусора, лёг на бок к ним спиной, и заснул. Провидец или нет, Джонни оставил у каждого из путников своё личное впечатление. После всех путешествий по "достопримечательностям" Дримленда путники вернулись в гостиницу, желая отдохнуть. На улице становилось всё шумнее, с закатом солнца город вновь начинал просыпаться и приходил в движение. Это был день больших гладиаторских соревнований. В бессмысленное существование большинства жителей Дримленда это привносило какой-то смысл, и какую-то событийность. Сумевшие раздобыть деньги, или заработавшие выпивку и химию напрямую, люди начинали украшать свою бессмысленность, окрашивали её серость в яркие цвета. Было слышно, как они обсуждают предстоящие драки, кулачные, с оружием, с мутантами, бойцов и их качества, кто кого сможет одолеть, а кто будет "сосать" у другого. Спутники Билла так же принялись обсуждать возможность поглазеть на битвы гладиаторов, но некоторым хотелось просто отдохнуть в гостинице.
   Но делать выбор не пришлось. Верный данному слову, и чувству товарищества, прибежал Стинки, спеша рассказать раздобытую им информацию. Под предлогом "нюхнуть вместе каина", карлик смог выведать у служанки Ричарда "Просто Сделай Это", о разговорах, которые она подслушала среди его стражников. Большая часть охраны Ричарда, как и предположительно сам богатей, собираются смотреть гладиаторские игры, а значит, его дом будет практически пустой.
   - Не знаю, как вам... - говорил Стинки. - А мне кажется, что лучшего момента для дела у вас и не будет.
   Но толи усталость, толи страхи, толи дурные предчувствия после встречи с Псиоником, но путникам как-то совсем не хотелось заниматься кражей со взломом именно сегодня. Но карлик был прав. Лучшей возможности могло и не быть, и Люси согласилась. В дни каких-либо особых празднеств, вроде гонок, или больших гладиаторских игр, обитатели города немного оживали. Китайских торговцев дурью становилось больше, не китайских перекупщиков так же, и их товар мог быть даже дешевле, но более разбавленным. Иногда некачественный товар китайцы по-дешевке отдавали европейским дилерам, чтобы не бросать тень на самих себя и не портить хорошую репутацию своих товаров. Все местные винокурни так же увеличивали свои продажи, а так как многие жители могли что-то заработать только, роясь в мусоре, была востребована и дешёвая выпивка, пусть и очень жуткая на вкус. Большая часть местных заведений, от элитных казино Элкинс Клана до самых грязных забегаловок, готовились работать до самого утра, принимая страждущих зрителей.
   Чтобы отвести от себя подозрения, путники решили разделиться. Поначалу, все они отправились смотреть гладиаторские бои, и двигались на арену среди групп жителей и бандитов города, с опаской поглядывая по сторонам. Они так же старались веселиться, быть заметными, но благодаря Бетону с этим проблем не возникало. Наблюдая за боями гладиаторов против мутантов, рейнджер и ко. украдкой осматривали сотни присутствующих людей, пытаясь отыскать Ричарда и его телохранителей, но в такой толпе им это не удалось. В самый разгар боёв, рейнджер и Люси решили посетить уборную, из которой они не вернулись на представление, но не без помощи стелсбоев скрылись в ночных улицах.
   "Поместьем" Ричарду "Просто Сделай Это" служил обычный, многоквартирный дом, находящийся полностью в его распоряжении. Здание было ограждено высоким забором, ворота охранялись тремя стражниками, но, судя по тому, что во всём здании свет виднелся только в нескольких окнах, большая часть обитателей поместья отсутствовала. Билл крепко обнимал Люси, несколько раз переспросил, уверена ли она, но девушка была настроена решительно.
   - Главное, чтобы собаки уснули... - проговорила девушка, рассчитывая на то, что ночная диверсия Стинки с использованием мяса и лекарств, была успешной.
   Пересиливая себя, рейнджер наконец-то смог отпустить свою девушку, Люси активировала военный стелсбой, и при помощи рейнджера смогла взобраться на забор. Во внутреннем дворе никого не было, собаки не лаяли, и места хотя было и немного, но ничто лишнее не лежало под ногами. Набравшись решимости, девушка соскочила вниз, выдав себя только лёгким, глухим ударом ног. Люси очень волновалась, но, это было совсем не так сложно, и кажется, опасно, как однажды в Башне. Проблемой было то, что вход в здание был один, он охранялся всё теми же стражниками, и вероятно всего был закрыт. Вход в подвал был заколочен, как и окна первых двух этажей, добраться до третьего не представлялось возможным, особенно в окружающей темноте.
   Но Люси не спешила, и медленно проверяла каждое окно, пыталась отыскать какие-нибудь выступы. Кое-кто допустил одну маленькую ошибку. Одно из окон коридора было заколочено небрежно, и между досок имелись просветы. Конечно же, человеку, забивающему эти доски, и в голову не пришло, что вор сумеет пролезть в такую щель. Но Люси была худенькой, невысокой девушкой в облегающей коже, и если какой-нибудь ребёнок, проживающий в Дримленде, никогда бы в жизни не рискнул лезть в дом Ричарда, то она была вполне решительна. Стекло негромко треснуло от толчка револьверной рукоятки. Девушка замерла, прислушиваясь к ночи и звукам вокруг, оглядела звёзды на небе, выждала некоторое время, но никакой реакции не последовало. Не без усилий, ей удалось протолкнуть себя внутрь частями, после чего Люси, словно мышка, тут же спряталась в угол, прислушиваясь к звукам в здании.
   Едва были слышны разговоры стражников у ворот, пара мужских голосов долетела откуда-то с верхних этажей. Было так же ещё что-то, что она не могла понять, какая-то возня и тоненькие голоса. Коридоры были темны, и очень редко освещались одинокими лампочкам. Так же её дело упрощали старые ковры, которыми были устланы местные полы. Следуя по коридору, минуя десяток комнат за закрытыми и открытыми дверями, Люси направилась прямо к лестнице, и оказалась на втором этаже. То же самое, коридоры, двери слева и справа, из темноты всплывали очертания чего-то необычного. Это были вазоны, большие, в которых росла ухоженная, живая растительность. "Мужчина со вкусом значит, да?" - подумала про себя Люси, и внезапно испугалась, заметив очертания человека в броне, сидящего рядом с одним из таких вазонов. Похоже, стражник спал, опираясь локтём о вазон. "Так бы всегда..." - подумала девушка, и, стараясь не шуметь даже шорохом ковра, направилась обратно к лестнице, ещё этажом выше.
   Странный шум доносился отсюда. Большая часть комнат здесь были закрытыми, и только из одной из открытых лился столб мягкого света. Прижимаясь к стеночке, Люси добралась до комнаты, в которой кто-то во всю веселился, и заглянула внутрь. Это были ребятишки, мальчик и девочка, примерно одного возраста, и ещё один мальчишка значительно младше остальных. Ребятишки хихикали, и тыкали палками в привязанного к столбу, измученного мужчину. Бедняга постанывал от каждого такого толчка, пока ребятишки продолжали хихикать и подшучивать над ним.
   - И вы... Тогда вы поговорите со своим отцом, правда?.. - устало спрашивал он.
   - Да! Если скажешь, то да! - хихикая, подтверждали ему ребятишки.
   - Я... Я грязная попка... Не мытая целую неделю, попка...
   Его слова тут же вызвали всеобщее веселье и смех среди детворы.
   - Пожалуйста!.. У меня дома такие же детишки, как вы!.. Я отдам всё, что должен вашему отцу!..
   - Скажи, что ты любишь какашки! - и вновь дружный смех. - И любишь их есть на завтрак, обед, и даже ужин!
   Мужчина помедлил, но влекомый призрачной надеждой, и подталкиваемый тычками палок, повторил всё, как ему было велено, что вызвало очередную порцию веселья и смеха. Люси любила детей, всегда испытывала желание защищать и заботиться о них. Но сейчас ей захотелось задать хорошей трёпки этой маленькой, дьявольской троице, оттягать за уши и хорошенько отшлёпать по их мягким местам. "Какие родители могут позволять такое детям?!" - молчаливо возмущалась Люси. И пока желание восстановить справедливость не взяло в ней верх над здравым смыслом, девушка тихонько ушла, добравшись до чётвёртого этажа.
   Кабинет Ричарда наверняка был здесь. Весь холл этажа был украшен картинами, призрачные образы которых смотрели на Люси из темноты. Кое-где встречались небольшие статуэтки, стоящие на деревянных, высоких подставках. Здесь был огромный зал, сделанный из нескольких квартир, между которыми разрушили стены, оставив только часть в виде массивных, квадратных колон. Но в заставленном мебелью зале было темно, да и по мнению Люси личный кабинет, где Ричард любил уединяться, должен был выглядеть не так. Долго искать не пришлось. Здесь была только одна дверь, из-за щелей которой виднелись странные вспышки, и звучала льющаяся, необычная мелодия. Люси поняла, что это и есть та самая, классическая музыка, о которой до этого она только слышала. Мелодия звучала совсем не как кантри или рок-н-ролл, это было что-то нежное, и оно сменялось сильным, напористым, и опять перетекало в нежное. По телу девушки пробежали мурашки, и на несколько минут, она словно забыла, зачем пробралась в этот дом, и просто слушала мелодию, прижимаясь к двери.
   Ощутив себя виноватой за свою слабость, и за то, какой опасности она себя подвергла вот так вот замерев как заворожённая, Люси преисполнилась решимостью, и попыталась тихонько отпереть дверь, которая оказалась закрытой. "А как же иначе..." - подумала она, и принялась вскрывать замок, в темноте, надеясь, что музыка заглушит шорохи её отмычки и клацанье замка. Но здесь ей повезло. Замок на этой двери если и менялся с довоенного времени, то на такой же не сложный. Для Люси это уже не было большим вызовом. Тихие щелчки и клацанье замка, от чего сердце девушки казалось, замерло, но никакой реакции с той стороны двери не последовало. Тихий поворот ручки, и осторожное приоткрытие двери так же осталось незамеченными находящимися в комнате. И это не удивительно, ведь у обоих было своё занятие.
   Кабинет Ричарда не был большим, и был довольно скромно обставлен слегка потрёпанной, деревянной мебелью с резьбой. Небольшой диванчик, стол, шкафчик с книгами и несколько полочек. Сам хозяин "поместья" сидел в латаном, кожаном кресле, рядом на столике находился полупустой стакан, бутылка виски, и дымилась сигара. В комнате было темно, но вокруг бегали разноцветные огоньки, вращаясь калейдоскопом по стенам комнаты и всему, что в ней находилось. Это действительно был осколок Кризалиса, вставленный в самодельную подставку, на комоде. Внутри этой подставки генерировался свет, лучи которого проходили через весь осколок, и выходили из его граней в виде разноцветных огней, вращающихся во все стороны, сменяющих друг друга, меняющих свои формы и оттенки.
   В комнате был ещё один странный предмет мебели. Вертикальная, тонкая жердь, параллельно которой сверху была приделана ещё одна. Ко всему этому устройству была прицеплена маленькими цепями обнажённая девушка. На голове девушки была кожаная маска, закрывающая её лицо, особенно глаза, и фиксирующая во рту что-то, что напоминало Люси большую сигару. В темноте было сложно разглядеть, но кажется, что-то похожее было не только у неё во рту. Воришка замерла, пытаясь воспринять всё то, что видит. Сам же Ричард, погружённый в собственные мысли, наблюдал за волнами цветов, текущих по всей комнате. Девушка-мазохистка пошевелилась, звеня цепями, и как-то странно простонала, не то страдая, не то от удовольствия, но Ричард даже не обращал на неё внимания. Сделав несколько затяжек, и глотков виски, он вновь вернулся к медитативному разглядыванию перетекающих друг в друга разноцветных волн, и необычных фигур.
   "Какого хрена?!" - подумала про себя Люси, при этом в её голове пробежала тревожная мысль, а не предыдущая ли воришка сейчас заключена в цепях и коже. Как поступить далее, девушка понимала не совсем. Она надеялась, что осколок будет находиться где-то в тишине и одиночестве, а теперь ей придётся ждать, пока Ричард не закончит свои странности, и не пойдёт спать. Планы были излишни. Через несколько минут Ричард повернул голову в сторону двери, и его взгляд с интересом замер прямо на Люси. Сердце девушки замерло, она говорила сама себе, что он, конечно же, не может её видеть, но взгляд мужчины упрямо уставился прямо на неё. Вскоре лицо Ричарда исказила гримаса испуга, его руки судорожно сжались на кресле, а из груди вырвалось что-то вроде стона и крика.
   - Заткнись! - прошипела Люси, в одно мгновение оказавшись рядом с Ричардом, и приставила к его голове револьвер. - Один грёбанный звук, и твои мозги станут ещё одним украшением твоей сраной комнаты!
   Ричард потерял дар речи, с ужасом смотрел на скрытое стелс-боем нечто, но, в то же время самообладание понемногу возвращалось к нему.
   - Ты, вор?! - прикрикнул он, и тут же получил рукояткой по губам.
   - Я говорю заткнись, ублюдок! - сурово угрожала Люси, хотя сама едва ли не дрожала от испуга.
   - Хорошо... - простонал Ричард. - Я слышу тебя, проклятье! Я просто думал, что вижу призрака!..
   "Чего?!" - подумала Люси.
   - Ты что, больной?! - не выдержав, спросила она, при этом пыталась всячески изменить свой голос, сделать его как можно грубее. - Ладно. Проехали... Если будешь молчать, и хорошо себя вести, никто не пострадает.
   - Ты хоть представляешь, к кому влез в дом?! - попытался парировать Ричард, но ствол пистолета болезненно ткнул его в шею.
   - Может спросить у твоих детишек?!
   - Не нужно! - сразу же спасовал тимстер. - Бери всё, что хочешь, только не примешивай сюда детей! Прошу... - добавил он покорно.
   На какой-то момент Люси растерялась, понимая, что нельзя вот так сразу требовать осколок.
   - Давай деньги! Капусту сюда! Ублюдок! - говорила она, пытаясь подражать манере речи гангстера.
   - Стелс-бой, да? - неожиданно вновь заупрямствовал Ричард. - Дорогая штучка. Интересно, с кем ты работаешь, а?
   - Ричард! - прикрикнула девушка, придушила его рукой, и взвела курок. - Это тебе не блядские шуточки! Ещё одно слово, и я стреляю, веришь ты мне или нет! Не доводи до этого, проклятье!
   - Здесь не много... - начал он, и указал головой на стол. - В первом ящичке есть кое-что ценное...
   "Сидеть!" - скомандовала Люси, и больше для вида обыскала стол Ричарда, но всё же прихватила деньги, какие-то украшения, и всякий хлам, вроде антикварной ручки. Немного отдышавшись и сообразив, девушка продолжила играть роль.
   - И всё? Это всё?
   - Ещё есть сейф. Но он внизу. Довольствуйся этим, или можем спуститься ниже.
   - Тогда я возьму это! - сказала Люси, услышав приблизительно то, что и ожидала, и вырвала осколок из подставки.
   - Прошу! Эта штука не представляет никакой ценности! Только для меня, и ты сам видел почему.
   - Это мне решать, понял!
   Ричард попытался встать с кресла, намереваясь уговорить своего "ночного посетителя" не отбирать его кристалл - увлечение. Люси инстинктивно отреагировала, заскочила на стол, чтобы компенсировать недостаток своего роста по отношению к Ричарду, и ударила его пистолетом по голове. Ричард со стоном упал обратно в кресло, держась за кровоточащую рану.
   - Не вынуждай меня!.. - пыталась угрожать Люси, но едва ли могла говорить, поражённая жестокостью собственного поступка. - Ну почему ты не можешь просто молча сидеть?!
   Пытаясь сообразить, как выбраться из дома, Люси подумывала привязать Ричарда, заткнуть ему рот. Но тимстер казался таким беспомощным и покалеченным, её же руками, что девушка не могла не проникнуться к нему состраданием, хотя и понимала, что возможно он и не слишком заслуживает на него.
   - Ты сам довёл до этого! Так нельзя! Нельзя так воспитывать своих детей! Нельзя держать у себя рабов! Где ключ от цепей девушки?!
   - Она здесь добровольно... - простонал в ответ тимстер, но Люси не поверила. - Спроси её!
   В подтверждение его словам привязанная цепями девушка что-то промычала и закивала головой. Люси чувствовала её страх, видела её дрожь, и вдруг поняла, что до этого их не было. "Что за больной город!" - подумала устало она. "Я начинаю его ненавидеть!".
   - А тот внизу, тоже добровольно?!
   - Нет... Но он мне должен... Я собирался утром отпустить его... Хотел просто припугнуть, чтобы он понял, что всё серьёзно...
   - Ты видел, что твои дети пытают его?!
   - Пытают?! - отвечал Ричард, пытаясь смотреть в сторону голоса, его лицо кривилось от боли и текущей на глаза крови. - Ты что, пыток не видел никогда?! Да они просто дразнят его!
   - Ты блядь больной!
   Потом послышался топот сапог, по коридору за дверями приближалась группа людей, и что-то подсказывало Люси, что это точно не ребятишки Ричарда. Каким-то образом она не заметила, как тимстер сумел дотянуться до кнопки тревоги, и даже не предусмотрела такой возможности.
   - Вот сука! - крикнула она, и Ричард тут же опрокинул кресло на спину, оттолкнувшись ногами от пола, а оказавшись на полу пополз под стол, пытаясь укрыться от ожидаемых пуль.
   Но на его благо, ожидания оказались ложными. Люси собиралась ударить его ещё разок за такую подлость, но стрелять совсем не хотела. Пока Ричард укрывался на полу и под столом от несуществующих пуль, Люси за одно мгновение успела пересмотреть несколько планов бегства, но все они казались неуместными. Дверь в комнату вылетела от одного удара, и пятеро крепких, вооружённых мужчин в броне, влетели в комнату.
   - Не стрелять! Не стрелять, вашу мать! - кричал Ричард, справедливо полагая, что иначе эти раздолбаи сейчас нашпигуют свинцом и воришку, и шлюху, и его вместе с ними. - Он где-то в комнате! У него стелс-бой!
   Люси навела пистолет на одного из охранников, но понимала, что успеет обезвредить от силы двоих, прежде чем её расстреляют на месте. Второй вариант быть взятой в плен и занять место шлюхи, так же не подходил по вполне понятным причинам. Попытаться прорваться между пятью мужчин, закрывающих собою весь вход, было всё равно что сдаться без боя. В одну секунду Люси ощутила себя обречённой, представила, что буду делать её друзья, когда узнают, что всё провалилось, и какой подымут шум на весь город, и как плохо всё это закончиться. От этих мыслей сердце девушки охватил ужас, и буквально парализовал.
   - Что, уже не такой умный, да?! - прокричал с обидой Ричард, всё ещё прячась под столом. - Он где-то тут! Если я пострадаю, пытайте его несколько месяцев, ясно?!.
   Но, столь непростая ситуация разрешилась неожиданным вмешательством со стороны. Кто-то привлёк внимание охранников, внезапно издав шипящий звук из коридора. Охранники направили стволы на дверной проём за спинами, там ничего не было, но им под ноги покатился металлический цилиндр, очень похожий на гранату.
   - Вот сука!.. - успел выругаться один из них, и раздался взрыв! Точнее хлопок.
   В иной ситуации, в комнате не выжил бы никто. Но взрыв был совсем не таким, как обычно. Это была скорее белая вспышка, и вся комната мгновенно заполнилась белым, густым дымом. Лёгкие и глаза Люси словно обожгло, она не прекращала кашлять, а слёзы текли практически ручейками, что полностью парализовало девушку, и она очутилась беспомощная на полу. Но, судя по звукам вокруг, точно такие же последствия испытывали и все остальные присутствующие в комнате. Потом послышались удары, пара охранников отлетела в стороны, разметав собой кресло, перевернув стол, раздалось пару выстрелов, но все они ушли мимо каких-либо целей. А через несколько мгновений кто-то подхватил Люси под руки, и потянул за собой, мимо кашляющих мужчин, обратно в коридор, к лестнице, и дальше вниз, и вниз. Люси не могла сопротивляться, не понимала, что вообще происходит, и что важно, не могла видеть своего похитителя, или спасителя, и дело было даже не поражённых газом глазах.
   Такая же невидимка, как и сама Люси, внезапно остановилась, прижала девушку к стене, и тихонько шикнула. Невидимка не отпускала Люси, пока ещё несколько охранников не пробежали мимо них на подмогу товарищам. Но и после этого, девушку не отпускали, и словно желая ошеломить её ещё больше, сделали что-то, чего Люси совсем не ожидала. Внезапно, мягкие и влажные губки, прикоснулись к её собственным, в лёгком, но продолжительном поцелуи. Её дыхание замерло, и всё происходящее начало казаться каким-то безумным сном. Рука второй невидимки скользнула под брюки Люси, к самым интимным местам.
   - А ты тоже ещё та штучка, правда?.. - прошептал игриво девичий голосок, пока невидимые пальцы продолжали нежные прикосновения.
   Послышался лёгкий смешок, и всё так же внезапно прекратилось, а вторая невидимка абсолютно беззвучно исчезла, оставив ошарашенную Люси одну. Собравшись, девушка сумела быстро выбраться через главный вход, куда уже крался Билл, с оружием наизготовку. Увидев его, Люси отключила стелс-бой, и, спотыкаясь, почти рухнула ему в руки. Рейнджер требовал объяснений, но Люси ответила, что она не ранена, и им нужно быстро выбираться. Позже, она с удивлением рассказывала о случившемся, конечно же, опуская несколько пикантных деталей. Путникам оставалось только гадать, кто же стал её внезапным спасителем.
  
   Зал аркад-автоматов, пожалуй, был самым крутым местом во всём Дримленде, по крайней мере, с точки зрения молодых людей. До этого Люси была поражена красотой и шиком казино Элкинс Клана, но "Пэкмен" был чем-то иным. Детишки и подростки Дримленда были готовы отдавать последние ценности за горстку жетонов, лазить в канализации, руинах, а может даже воровать. Когда Люси и Гартун вошли в невысокое здание, то были оглушены всякого рода звуками, электронными и звенящими. В нескольких залах были собраны три десятка игровых автоматов, некоторые из них электронные, другие просто механические, время игр на которых обходилось дешевле. В них металлический шарик ударялся о преграды, и сама машина постоянно издавала звенящие звуки. Электрические автоматы представляли из себя что-то необычное, и на них можно было играть в совсем другие игры. Отбивать вторжение инопланетян, защищать свои города от падающих ракет коммунистов, гонять на автомобилях, летать на самолётике, и уклоняться от наземных сил ПВО! И многое, многое другое, в том числе и блуждание по узким коридорам крепостей, но эта игра Люси совсем не понравилась, ведь там было слишком много писанины, а не действий. Все эти игры обладали скудной графикой и примитивным игровым процессом, но в головах местных игроков это превращалось в целые миры и настоящие приключения.
   Банда Геймеров следила за порядком в "Пэкмене", и в основном состояла из подростков, которые, повзрослев, и вдоволь наигравшись, уходили искать свою судьбу в более серьёзных делах. Сам зал в своё время организовал какой-то мужчина, который хотел немного отстранить молодежь от пороков города. С его смертью заведение перешло под управление Геймеров, но ходили слухи, что ребята эти находились под прямым влиянием Тимстеров Дримленда. Люси и Гартун сели за один из столиков возле небольшого бара, и первое время просто наблюдали за происходящим. Несмотря на то, что ограбление зажиточного тимстера прошло не совсем успешно, и не без настораживающих странностей, путники не решились покидать город, не попытавшись отыскать Джессамину. Лэсси и Хардсон призывали остальных уходить как можно скорее. Но основную роль в споре сыграла Люси, и настояла на том, что они должны хотя бы попытаться помочь. Билл предполагал, что пропавшая девушка на самом деле скрывается от отца, и возможно среди её друзей можно узнать что-то полезное. Но для этого нужно подослать кого-то, кто покажется им "своим". Поэтому Гартуну и Люси пришлось отыгрывать роль "парочки", решившей "позависать" в знаменитом заведении Дримленда.
   - Они что, бухло тут продают? - с удивлением спросила Люси, обращаясь к Гартуну, но ей ответила местная девчушка-официантка.
   - В основном пиво. - сказала она, удивляясь претензии Люси. - Есть и покрепче, но ребята редко такое заказывают, только клиенты постарше.
   - Вы продаёте бухло? Детям? - переспросила Люси.
   - Да эти дети знают побольше вашего!.. Да ты и сама то не очень и взрослая... - фыркнув, ответила официантка. - Вы чё-то будите?
   - Пиво... - ответил Гарти, и девушка, закатав глаза, удалилась.
   Какое-то время Люси присматривалась к происходящему вокруг. Все эти звуки, звон, всё пиу-пиу, азарт детей и людей постарше, всё это создавало уникальную атмосферу этому месту. Какой-то малыш, разочарованный тем, что его космический кораблик вновь сожрала куча жуко-подобных пришельцев, стукнул кулаком по игровому автомату. Но не прошло и пары мгновений, как виновник "кощунства" получил подзатыльник от одного из Геймеров, и был пинком выгнан на улицу, за нарушение правил. На стене висело объявление, о том, что заведение ищет "чувака, смыслящего в электрисике прошлого, чтобы подлатать парочку машин", и Люси задумалась, смог ли бы Генрих помочь местным ребятам? Волшебство прошлого наполняло это место. Здесь было очень просто забыть о реальности, ещё сильнее, чем забывала сама Люси, когда читала, и смотрела свои картинки. Неудивительно, что местная ребятня вновь и вновь возвращалась в Пэкмен, особенно если учесть особенности Дримленда, и особенности реальности, которая окружала город. Гартун был поражён ещё больше, чем Люси. Он первым попробовал несколько игр, но почему-то у него получалось совсем плохо, настолько, что даже пятилетние детишки смеялись над его "скиллом".
   Пока Гарти постигал основы геймерства, Люси внимательно наблюдала за людьми вокруг. Здесь было несколько компаний, и в целом люди хорошо знали друг друга. Многие просто сидели и общались, выпивали, и только иногда уделяли время непосредственно играм, часто создавая между собой мини соревнования. Похоже, игры, уже давно стали способом дружбы для них, а Пэкмен чем-то вроде духовной обители, где можно было проводить время днём, пока не откроются другие интересные места. Была среди всех компашек одна, на которую Люси сразу же сделала ставку. Яркие, дружные между собой, дух которых, казалось, возвышался над остальными. Необычная одежда из кожи и довоенных элементов, иногда использованных не совсем стандартно, много украшений, порой сделанных из довоенных вещиц, использованных на манер Гартуна, не по назначению. Родители этих ребятишек явно не бедствовали, по меркам этого времени, и Люси была уверена, что Джессамина точно должна была быть частью их компании. Дело оставалось "за малым", привлечь к себе внимание.
   Вскоре, возможность представилась. Один из парней, высокий и светловолосый, в кожанке и разноцветной банданой, вместо шарфа, явно занимал одно из главных мест в их группе. Он и его товарищ принялись отстреливать пришельцев, соревнуясь в том, кто больше набьет очков, при этом колкими замечаниями пытались помешать друг другу. Когда же "соревнование" окончилось, светловолосый парнишка отошёл в другой игровой машине, где принялся сбивать падающие на города атомные бомбы коммунистов. Шепнув Гарти на ухо, Люси пошла вперёд, стараясь не упустить момент, хотя, не совсем представляла, что ей делать. Она расстегнула кожаную курточку пониже, закатила её низ, чтобы оголить животик, спустила чуть ниже брюки. Не шик, но заметности ей это явно прибавляло. Встав позади парня, она решила не терять времени, опасаясь поддаться тревоге.
   - И это всё? - спросила она у него, и тот бросил на Люси короткий взгляд, вернулся к монитору, но потом бросил ещё один, и более продолжительный.
   - Что значит, всё? - спросил ворчливо парень, полностью вернувшись к игре. Ворчливо он говорил всегда, потому что искренне считал, что со стороны это кажется круто.
   - Реакция. - продолжила Люси. - Слабовата у тебя реакция. Уверена, что долго ждать не придётся. - сказала она, намекая на то, что ожидает своей скорой очереди занять его место.
   - Думаешь, сможешь обставить меня?! - спросил он "дерзко", как и полагается "крутому парню".
   - Конечно. - уверенно ответила Люси, хотя не играла ни единого раза.
   Светловолосый проворчал что-то, и начал играть серьёзнее, по крайней мере, так казалось по его лицу, корчащему смешные гримасы. Люси пыталась прятать свои улыбки, при этом старалась вникнуть в секреты игры. Их было не много, и суть была в том, чтобы правильно рассчитать скорость падающих бомб, и выбрать правильно цели. Через пять минут, с руганью и ворчанием парень всё же проиграл последнюю жизнь.
   - Ну ладно! Думаешь, сможешь перебить меня? - спросил он с вызовом у Люси.
   Но она не ответила, а просто принялась за игру. Суть Люси поняла правильно, и поначалу играла не хуже парня, при этом ощущала спиной то, как он разглядывает её.
   - Что, уже не так просто да? - язвил он, когда скорость и количество бомб значительно выросли.
   Но Люси продолжала держаться, хотя в конце-концов проиграла всего в несколько сотен очков. Парень фыркнул, сказал, что было больше разговоров, чем дела, но на его лице Люси сумела прочесть некую форму уважения.
   - Ты же не местная? - спросил он, сменив позу и тон на более обаятельные.
   - По мне так заметно? - улыбнувшись, спросила Люси.
   - Раньше не видел просто. А этот с тобой? - спросил он косясь на Гартуна.
   - Мой спутник. Один из них. Мы... торгуем оружием.
   - Чё, серьёзно? Типа крутые ребята, да? - спросил он, раздувая грудь и плечи в ответ на угрозу его достоинству. - Я Джейкоб.
   - Люси.
   - Прикольное имя. Может... - сказал он, посмотрев на своих друзей. - Может, подсядете к нам? Мы редко общаемся с теми, кто странствует.
   Вначале друзья Джейкоба только окинули новичков холодными взглядами, как и подобает встречать чужаков. Заказали ещё пива, и пока не опустели их бутылки, Люси и Гартун только молча слушали их разговоры, не всегда понимая всю суть. Первой к гостям обратилась темноволосая девушка, со множеством тонких косичек вокруг неаккуратной копны волос. Она была в чёрной коже, с веснушками на лице, ножами, скрытыми в рукавах и под курточкой, и просто висящими на виду, и серёжками, в виде ножей, заметив которые Люси тут же захотела такие же. Девушка была молчалива, но от неё исходили сильные уверенность, и чувство свободы, большие, чем даже от парней в их компании, но казалось, она совсем не претендует на какие-либо лидирующие роли.
   - А это что за бродяги? - спросила она немного грубовато, но Люси заметила, что ребята эти частенько так общаются между собой.
   Джейкоб вкратце рассказал, что они бойцы каравана, торгующего пушками. Кто-то, как и Джейкоб ранее, сразу же расправил плечи, кто-то присвистнул. Но вся компания всё ещё относилась к ним даже немного пренебрежительно. Но, потом любительница ножей Карла, начала расспрашивать их о том, что они видели, другие так же подкидывали вопросы, и отношение к Люси и Гартуну заметно менялось. По крайней мере к Люси, над Гартуном парни начали частенько подшучивать, а так как он из-за своей дикарской, благородно-наивной манеры общения не знал, как им правильно ответить, шутки эти становились всё чаще. Позже Люси предложила угостить всех остальных, как бы пытаясь доказать, что она очень даже не плохо зарабатывает, и продолжала угощать, пока все изрядно не захмелели, в том числе и сама Люси. Компания весело общалась, кто-то пил, курил, кто-то отходил поиграть, но потом возвращался. Воспользовавшись моментом, когда речь зашла об Элкинс Клане, Люси, уже словно совсем "своя" в компании, невзначай сказала:
   - Я слышала, что у их главного дочь крутая. Она не из вашей компании?
   Кто-то одобрительно закивал головами, в основном парни, девушки пробормотали какие-то гадости, видимо не считали её крутой, да и просто от зависти.
   - Она яркая девушка. - сказал Джейкоб, сделал несколько затяжек, и каким-то образом его рука оказалась на коленке Люси, от чего последнюю словно парализовало, и первое время она не знала, что ей лучше сделать.
   - С таким отцом, думаю, её все уважают. - сказала Люси, и решившись, сбросила руку парня со своего колена. - Заслужено, или нет...
   - Она и сама по себе не слабачка. - сказала Карла. - Хотя, конечно бывает заносчивой.
   - А можно её видеть? - выпалил Гартун, которого в ногу, тыкнула пальцем Люси.
   Но вопрос парня тут же поднял смех и очередную порцию шуток, что мол ему, дикарю, такой киски не получить при любых раскладах. "Я не дикарь" - обижено проговорил уже не трезвый Гарти, и вышел на улицу, проветрится.
   - Давненько мы её кстати не видали. - сказал одна из девушек.
   - Наверное, папочка узнал, что дочурку кто-то трахает, и закрыл ко всем чертям дома. - насмешливо добавила ещё одна.
   - Трахает? - с удивлением спросила Люси.
   - Да, ну это знаешь, когда туда-сюда. - шутливо добавил Джейкоб, поднимая общий смех, и его рука опять оказалась на коленке Люси.
   - А раньше... Разве у неё не было парня?
   - Может и был. Она и про этого никому не говорила. - сказала Карла, и достав сигарету, пошла покурить на улицу.
   - Прикинь, завалилась однажды сюда, с целым букетом цветов! - сказала одна из девушек, хвастаясь перед Люси успехом Джесси.
   - Цветы? - с удивлением спросила Люси, вновь сбрасывая руку Джейкоба. - Настоящие цветы?
   - Да, детка. - сказал один из парней, опорожняя бутылку. - Ты чё не знала? Дрим город роз!
   - Такие розовые, красивые! - добавила ещё одна девушка. - Мне ни одного ни разу не дарили! А они такие красивые.
   - Да на хер они нужны? - высказался Джейкоб, вновь пробуждая общий смех, и его рука оказалась на внутренней стороне бедра Люси. - Стоят, почти как пушки. Девушкам другое нужно дарить! Крепкое и сильное!
   - Дорого! - с завистью, мечтательно добавила одна из девушек. - Прикинь, а ей целый букет! Наверное, кто-то при деньгах, и всё такое! Может Тимстер какой-то. Или крутой охранник.
   Люси сразу же ощутила, что это может быть зацепкой. Но задавать ещё вопросы было невозможно. Рука Джейкоба атаковала её всё чаще и всё настойчивее, позволяя себе всё более интимные прикосновения. Нужно было выбираться, но, боясь уйти грубо, Люси была вынуждена выпить ещё, и ответить ещё на целую кучу вопросов. В это время на улице стоял обиженный Гартун, и опирался спиной о стену здания, размышляя над тем, почему природа некоторых людей делает их такими грубыми, и заставляет забыть о благородстве. Он и не ожидал того, что опасная на вид Карла подойдёт к нему, и заговорит, покуривая сигарету, и поглядывая на Гарти с каким-то животным интересом.
   - Забей на них. - сказала она, и так же опёрлась о стену. - Им бы лишь поржать над кем-то.
   - Это не красиво... - ответил Гартун задумчиво, и Карла хмыкнула.
   - А ты прикольный. Не слушай их. Они же как дети, хотя и думают, что крутые, и сильные. А вот по тебе видно, что ты по-настоящему опасный. Настоящий убийца. - сказала Карла, и вновь окинула Гарти звериным взглядом. - Видно, что они тебе не ровня, вот и дразнятся.
   - Убивать плохо. - сказал Гартун, и ощутил, как её рука прикоснулась к его, когда Карла пододвинулась в плотную. - В этом, на самом деле, нет чести. Честь в благородный бой, когда защищаешь тех, кого любишь.
   Карла молча смотрела на него, словно не верила в то, что слышит, а потом с грустью сказала:
   - Ты же скоро уедешь, да? А эта, Люси, она твоя девка, верно? - в ответ Гартун промолчал, не желая лишний раз лгать. - Даже если так. Если хочешь, мы можем потрахаться. Что скажешь? У меня есть квартирка, там никто не помешает? И никто не узнает.
   - Прости... - с горечью ответил Гартун, решивший, что это, пожалуй, было бы неверно, и противоречит их плану.
   - Но ты же хочешь. - сказала девушка, и уверено поцеловала Гарти в губы, потом ещё раз, и ещё, пока он не начал кусать её в ответ, хватая руками за ягодицы.
   "Делай что хочешь! Я вся твоя!" - прошептала она ему на ухо, уже полностью находясь во власти страсти, и новоиспечённые любовники направились к ближайшему переулку, где притаились за мусорными ящиками. Гартун совсем забыл о Люси, и после ящиков не остановился, но направился домой к Карле, чтобы получить всё остальное. Приблизительно в это же время в Пэкмене, когда за столиком стало потише, Джейкоб сказал Люси, что "хочет ей что-то показать", и изрядно опьянённую, потащил за собой. Даже в таком людной месте как Пэкмен, оказалось, есть укромные, тёмные места, в одном из которых и оказалась Люси, прижатая горящим от страсти парнем. Все попытки с ним говорить оказались бесполезными, Джейкоб её не слушал, постоянно пытался целовать, лапал за все места, к которым только мог дотянуться. Бедная девушка ощущала, что её силы к сопротивлению уменьшаются с каждой секундой, и непоправимое вот-вот произойдёт. Вина и стыд парализовали её, но эти же чувства стали внезапным источником ярости, когда она думала о Билли, и о том, что не может вот так глупо предать его. Джейкоб уже предвкушал овладение новой девушкой, уже представлял, как будет с гордостью рассказывать ребятам, как он "трахнул ту цыпочку-путешественницу". Не зная, что делать, Люси, в каком-то смысле даже пошла Джейкобу на встречу, и схватилась рукой за его "мужские достоинства". Приятное поначалу, вскоре, прикосновение обернулось неким подобием стальных тисков, безжалостно зажимающих его яички. Джейкоб быстро слабел, выпуская из груди стоны, которые, правда, не несли в себе никаких ноток удовольствия. Он медленно опустился на колени, держась обеими руками за место парализующей боли, и продолжал постанывать.
   - Я же сказала тебе остановиться! - прикрикнула Люси, приводя свою одежду в порядок, её лицо пылало румянцем.
   - Какого... хуя?! - простонал Джейкоб сквозь боль.
   - У меня парень есть... Я люблю его... Прости... - ответила неловко Люси, ощущая себя даже немного виноватой, ведь отчасти воспользовалась Джейкобом.
   Стыд и испуг были так сильны, что Люси чуть ли не убежала прочь из Пэкмена, даже не став искать исчезнувшего Гарти. "Больной город" - часто твердила она себе, и пыталась успокоиться, чтобы Билли не дай Бог, чего не заподозрил. Он, Генрих, Лэсси, Шарк и Стинки ждали в одном из баров неподалёку, на тот случай, если что-то пойдёт не так. Ну, как оказалось, помочь бы они вполне могли не успеть, особенно в пикантной ситуации, в которую попала девушка. Люси все жё не смогла удержать эмоций, и чуть ли не бросилась в объятья Билла. Его вопросы о том, что случилось, остались без ответов, и, решив не настаивать, он просто приласкал её. Успокоившись, Люси сказала, что всё хорошо, и она просто очень устала от этого места, и поведала историю, которую ей удалось узнать.
   - Целый букет?! - удивился карлик. - Это так недёшево! Проще было десять шлюх снять, и наверно не один раз!
   - Да что ты понимаешь?! - неожиданно вспылила Лэсси. - Это если про одну только щёлку думать! А тут явно кто-то хотел показать, что девочка важна для него!
   - Или заманить её в ловушку... - задумчиво добавил Генрих, и у блондинки не нашлось аргументов, чтобы заткнуть ему рот.
   Как бы там не было, решили идти в этот магазин, который был под протекцией именно Элкинс Клана, и считался местной достопримечательностью, товар которой, правда, был бы не по карману подавляющему большинству современных жителей городов, или тем более, Пустошей. А потом все внезапно вспомнили про Гарти! Но Люси могла только предполагать, что парень обиделся, и ушёл искать уединения. Всё же, рейнджер тревожился за него, и попросил Стинки "сгонять" в гостиницу, и вместе с Хардсоном и Бетоном поискать Гартуна. Проблем с поиском магазина не было. Он находился в северо-западной части внутреннего города, не очень далеко от улицы с казино и особняком Элкинс Клана, в районе, считавшемся самым спокойным, но, пожалуй, и самым скучным для любителей выпить и погулять. Большая часть окрестных зданий служила жилыми помещениями, не смотря на своё довоенное предназначение. В основном в этом районе селились последователи культа Нового Солнца, да и просто люди, желающие больше покоя и тишины, чем остальных прелестей их прекрасного города, среди руин однажды прекрасного метрополиса.
   Вывеска магазина была окрашена в приятный, жёлтый цвет с нарисованными цветами, а у входа стояла металлическая статуя, выкрашенная в тёмный цвет. Она изображала девушку в очень лёгком платье, практически воздушном, вокруг которой, словно змеи, вились колючие стебли, оканчивающиеся распустившимися бутонами. Похоже, однажды эта конструкция была частью фонтана, и заметно пострадала, но всё ещё сохраняла в себе особую красоту, и что важно тревожила что-то в душе своим образом.
   - Красиво... - сказала Люси, и провела рукой по изгибу стальной девушки. - Кажется, что она живая.
   - Другой стиль. - пояснил Генрих, так же проведя рукой по статуе, на что Лэсси заметила, что "ему бы только лапать". - Перед войной был популярен другой. Суровость, сила, застывшие в таких же образах. Возвеличивание человека. Можно сказать, его обожествление. А это словно воздушная фантазия.
   - Точно... - добавила Люси.
   - Можно было бы и полностью раздеть! - хихикнув, заметил Шарк. - И какая-то худенькая. На довоенных картинках девки обычно куда более отожранные. Я бы довоенную пышечку уложил и так...
   - Прекрати!.. - скривив лицо попросила Лэсси, чем вновь развеселила Шарка.
   Войдя внутрь, Люси и Лэсси не смогли сдержать восторга, и дружно охали и ахали. Это было так странно, что и вправду напоминало сказку. Всюду стояли полки, уставленные вазонами, в которых росли молодые цветы. Не только розы, но их было большинство, немного разные по форме, разноцветные, ароматные. Запах, наполнявший магазин, можно было сравнить только с тем, что Люси чуяла в довоенных бутылочках из-под духов. Но это был не призрачный аромат прошлого, но настоящий, запах самой жизни. Боясь даже прикоснуться к такой красоте, Люси позволяла себе только нагибаться к ним, осматривать каждый лепесток, и наслаждаться ароматом. Две молодые девушки в рабочих одеждах возились с некоторыми вазонами, используя небольшие лопатки, а взрослая женщина, с пышными, рыжими волосами, осторожно поливала их. Пожалуй, путники выглядели немного угрожающе в таком месте, и лица женщины и её помощниц тут же выдали испуг.
   - Простите за оружие. Мы без дурных намерений. - поспешил успокоить их рейнджер.
   - Разве возможно в таком месте думать о чём-то дурном? - добавила Люси. - О Боже! У вас здесь как в раю!
   Рыжеволосая женщина и девушки мило улыбались, польщённые радостью Люси.
   - Я раньше не бывала у вас. - сказала Лэсси, вдыхая аромат очередного цветка. - Это была большая ошибка! Здесь просто... как это слово? Великолепно!
   - Наверное, не мало воды у вас уходит, на такую "красоту". - сказал Шарк кривя лицом, пока пытался вдохнуть аромат одного из вазонов.
   - Это так. - спокойно ответила рыжеволосая женщина. - Знаю, в дни, когда вода может быть ценнее жизни, тратить её вот так, может показаться кощунственным расточительством! Но многие согласны с тем, что подобная красота стоит этого!
   - Пока ты не сдыхаешь от жажды в Пустоши... - тихонько заметил Шарк, не желая спорить.
   - Как? Как вы смогли сохранить их?! - спросила Люси, продолжая восторженно осматривать всё в магазине.
   - Надин. - мило улыбнувшись, представилась женщина. - Это было не просто. Знаете, до Времени Конца, этот город называли "столицей роз". Люди любили цветы, и ценили их. Поэтому, даже в самое суровое время нашлись те, кто сохранил их. И только им мы обязаны тем, что во Время Начала можем насладиться этой красотой. Раньше их, правда, было больше. Значительно больше. Целые поля. Но мы благодарим Новое Солнце и за то, что имеем сегодня, ведь теперь вырастить их не так просто, и за каждым цветком нужно ухаживать, почти как за ребёнком.
   - Вы молодцы. - сказал Генрих, поддавшись внезапному порыву. - Нет, действительно, это хорошая работа.
   Несколько минут все молчали, продолжая осматривать "царство цветов". Потом Люси уставилась на Билла широкими, увлажнившимися глазами, но ей даже не пришлось спрашивать.
   - Выбирай, какие захочешь. - прошептал он ей на ушко, и стараясь незаметно поцеловать. - Только поделись с Лэсси.
   После обнимашек, девушка схватила блондинку под руку, и принялась выбирать. Это не было просто. Хотелось все и сразу, а лучше выкупить весь магазин с его сотрудницами и их секретами!
   - У вас, наверное, хорошие покровители. - сказал Шарк, едва заметно улыбаясь. - Всё это, и секреты того, как вы их выращиваете, думаю, стоят недёшево.
   - Хочется верить, что у всего есть своя мера. - ответила спокойно Надин. - И люди поймут, что есть вещи, вмешиваться в которые это кощунство. Выберите себе любой из них. - внезапно сказала она, проведя рукой по плечу Шарка. - Бесплатно, за счёт заведения.
   Это неожиданное проявление доброты смутило Шарка, и он заметно растерялся.
   - Вы не так меня поняли. - проговорил он виновато. - Это не угрозы, и не насмешки, и вам не нужно откупаться от моей наглости. Я бы никогда не стал, как вы сказали, делать что-то кощунственное. Цветы мне не к лицу, а та, кому я бы мог подарить его, слишком далеко.
   - Я знаю. Вы не злой, несмотря на это. - сказала Надин, и нежно провела пальцами по щеке Шарка, по узорам его татуировки. - Даже это не может скрыть ваших добрых глаз.
   Этого было достаточно, чтобы полностью "сокрушить" сурового, бывшего рейдера. Шарк громко хмыкнул, чтобы "напустить дыму невозмутимости", и, прикрываясь этой завесой, "сбежал" в другой конец магазина, подшучивать над своими спутницами и их "девчачьими заморочками". Надин же добродушно ему улыбалась, и казалось, "завеса" Шарка совсем не смогла ввести её в заблуждение. Улыбались и Генрих с Биллом, забавляемые тем, как Надин сумела "растопить" их сурового товарища.
   - Всё же, цветы не наша основная цель визита. - начал рейнджер, так же ощущая себя виноватым. - Нам нужна ваша помощь. Приблизительно неделю или две назад у вас покупали сразу большой букет.
   Глаза Надин вспыхнули тревогой, и чувствительная женщина попыталась отвернуть взгляд, но и сама поняла, что уже выдала себя. Заметив её замешательство, Билл ощутил себя очень неловко, и казалось, не мог решиться продолжать этот "допрос".
   - Уверен, у вас не часто покупают сразу букет. - сказал Генрих, и старался проявлять как можно больше дружелюбия.
   - А если я откажу вам в ответе, что тогда? - смело и напрямую ответила Надин, но всё ещё мирно и как-то даже покорно.
   - Тогда девушка, которой предназначался букет, может погибнуть. - прямо ответил Билл, ощущавший сердцем, что с этой женщиной можно говорить напрямую. - Она пропала, и тот, кто подарил ей букет, наша единственная зацепка.
   Надин задумалась, и немного растерянная, отошла в сторону, чтобы поправить руками один из нагнувшихся цветков.
   - Он не мог ей навредить. Мальчик... - осеклась Надин. - Понимаете, он очень влюблён в неё. Не знаю её имени, но он говорил, что она настоящая королева, и достойна королевского подарка. Он несколько месяцев собирал деньги, недоедал, всюду работал, в том числе и на полях наших собратьев, чтобы сделать такой подарок. Я пошла ему на встречу, и сделала скидку. Но разве можно было не пойти навстречу таким чувствам, нежным, искренним? Его любовь похожа на луч света в этом царстве ночи, что окружает нас всех здесь. Понимаете?
   - И вы уверены, что "мальчик" не мог навредить нашей девочке? - спросил Генрих. - Любовь часто оборачивается ненавистью, поверьте, я не мало об этом знаю.
   - Только не в этом случае. - уверенно ответила Надин. - Он настоящий романтик, никогда не говорил кто она, но рассказывал мне почти всё, советовался. К тому же у него доброе сердце, по сравнению с большинством мужчин Дримленда. Доброе, и очень чувствительное...
   Надин задумалась, словно вспоминала слова парня, и потом по её лицу пробежала тень, словно боль, от понимания чего-то, что раньше она не смогла заметить.
   - О Новое Солнце! Настоящая королева! - с болью проговорила она. - Глупый, наивный мальчик! Если подумать, во всём Дримленде есть только одна "королева", попадающая под все его слова! Что же теперь будет?! - говорила она, искренне сокрушаясь, и с тревогой спросила: - Вы уверены, что её... "родственники", не держат девочку где-нибудь взаперти?
   - Они ищут её. - тихо признался рейнджер. - Но это должно оставаться в секрете.
   - Ни слова больше! - чуть ли не со слезами, тихонько проговорила Надин, косясь на своих встревоженных сотрудниц. - Не хватало, чтобы улицы города залила кровь! Я уверена, что Одиночка не мог причинить ей вред. Так его называют, Одиночка Уэйд. Насколько мне известно, девочка ответила ему искренней взаимностью, и это было ещё до цветов. Возможно, они решились на какую-то глупость, сбежать вместе, или что-то ещё. О Новое Солнце! Эти молодые сердца, они так чисты и сильны в своих порывах, но такие глупенькие!
   Дальше последовали типичные вопросы, которые задают в такой ситуации. Кто такой, откуда, где проводит время? Но, информации о парне было не так много. Уэйд был сиротой и уже давно, но, несмотря на это смог не только выжить в Дримленде, но даже как-то устроить свою жизнь. У него был музыкальный талант, он умел играть на гитаре и любил музыку в целом. Он долго учился, "зависал" в одном не самом популярном заведении Дримленда, а когда смог купить свою собственную гитару, начал там выступать. Но уже несколько дней как Уэйд не появлялся ни в гостях у Надин, ни на полях её собратьев. Теперь единственной зацепкой для путников был "Тупик", место, где парень проводил большую часть своего времени. Когда "допрос" был окончен, Билл заметил стоящую рядом Люси, с большим букетом разноцветных роз и не только их. Но чем больше деталей слышала девушка, тем больше уменьшалось её настроение, как и от практически плачущей Надин.
   - Очень красивый букет. - сказала она, обращаясь к Люси, и сидя на одном из ящиков, вытирала платком нос. - Вы очень красивы, а вместе с цветами кажетесь просто прекрасной.
   - Почти как ваша девушка-статуя... - виновато проговорила Люси.
   - Прошу, не печальтесь! Я вижу, что у вас добрые сердца. И вы просто замечательная пара. - сказала она, улыбаясь Люси и Биллу. - Пусть у вас всё будет замечательно! Только прошу вас... - сказал она, взяв Генриха и Билла за руки. - Не убивайте его. И если это только возможно... не дайте убить его. Их чувства, это не преступление. И уж точно цена за них не должна быть столь высокой.
   - Главное, чтобы они оба были целы. - ответил рейнджер, осторожно сжимая руку Надин. - Мы что-то придумаем, и сообщим вам, если что-то узнаем.
   Надин искренне благодарила их, сказав "что верит, что у них всё получится". По дороге в гостиницу, Люси обнимала Билла, наслаждаясь красотой и ароматом своего букета, ну и конечно немножко завистливыми взглядами проходящих мимо людей. Гартун отыскался сам собой, и уже был на месте, и пока путники обедали, Стинки рассказывал то, что знает об этом "Тупике". Не очень популярное заведение, в котором "зависают" в основном музыканты и агрессивные ребята, любители слушать "жёсткий рок-н-ролл, про стрельбу и драки", вроде того, что частенько крутят на своей волне Секси Машинганз. Благодаря такому направлению музыки, и контингенту, ошивающемуся в "Тупике", людей там бывает обычно не много, за исключением больших концертов, которые, по словам Стинки, редко оканчивались без массовой драки, а то и стрельбы.
   Именно по дороге в "Тупик" у Люси появилось ощущение того, что за ними наблюдают. Ей бы очень хотелось, чтобы это были всего лишь пустые опасения, вызванные странным происшествием в доме Ричарда "Просто Сделай Это". Но всё было так реально, отчётливое ощущение, словно предупреждение. Как будто ей удалось унюхать что-то, услышать или увидеть, что осталось скрыто от её осознания, но всё же было замечено подсознанием. Едва ли не ради шутки, она спросила об этом Гартуна, и тот так же утверждал, что "ему что-то не нравится". Девушка поделилась мыслями с рейнджером, но теперь, когда в судьбе пропавшей девушки начало что-то прояснятся, они не могли повернуть обратно тем более. Генрих предложил, отдать информацию отцу Джессамины, а самим свалить из города, но теперь не всем была безразлична история любви молодых любовников. А Хардсон пошёл даже дальше этого и выдвинул теорию, от которой на головы путников обрушилось внезапное осознание. Что если девочка не просто сбежала, а в её пропаже мог быть связан кто-то из ближайших людей Мистера Джуно? Тогда, всякая информация была бы нарочно похоронена, и более того, чтобы в таком случае исключить влияние возможных предателей со стороны Элкинс Клана, или их пособников, разобраться во всём нужно было самим путникам.
   Заведение было названо в честь того, что находилось у перекрёстка дорог, в уже дважды заброшенном здании, где раньше располагалась современная пивоварня. Толька одна дорога этого перекрёстка вела хоть куда-нибудь, все остальные заканчивались либо тупиком, либо завалами. Больше всего в этом районе было пивоварен, а потому людей здесь было не много, особенно вечером. Оставив Стинки "в засаде" за мусором и бачками, путники направились к заведению. У входа в "Тупик" стояла группа если не самых крепких, то всё же опасных на вид парней, и даже пару девушек. Все они были одеты в кожу, украшенную разного рода металлическими висюльками, некоторые "украшали" себя пирсингом или татуировками. Они пристально и угрожающе смотрели на путников, приближающихся, и входящих в "их заведение", но рейнджер и его товарищи уже привыкли к таким испытывающим взглядам. Внутри было мрачно, и так как близился вечер, внутри так же были ребята, похожие на тех, что стояли у входа, и пили пиво. Была здесь барная стойка, примитивная сцена в углу, и самодельная мебель из металлолома и мусорной древесины, грубой, некачественной, современной работы. Но, похоже, другая мебель в этом заведении не существовала долго в целом состоянии.
   На сцене разогревалась троица парней, поигрывая какую-то не очень талантливую мелодию, в стихах к которой чаще всего встречались слова: "мечта", "ебать", и "мой дом". Высокий, худощавый бармен, с чёрной повязкой на голове, протирал стойку. У него было несколько шрамов на лице, пару колечек, а руки покрыты татуировками. Мужчина был не молод, и пучок длинных волос, свисавший у него за спиной, уже изрядно седел. Когда путники подошли к стойке, бармен поставил большой стакан перед собой, налил в него выпивки, и выпил сам, чем вызвал у Лэсси цоканье языка.
   - Ага. Чё? - поприветствовал он путников, и в этот момент в заведение вошли ребята с улицы, как и все сидящие за столами так же встали, и немного подошли.
   Почти все они были вооружены самодельными и довоенными пистолетами, ножами и заточками, и, хотя не извлекали их, но демонстративно к ним прикасались. Они все не смотрелись так грозно как отряд рейнджера, но всё же их было вдвое больше, а потому в "Тупике" повисла атмосфера угрозы.
   - Нас предупреждали, что у вас очень гостеприимное заведение. - сказал Генрих, с насмешкой оборачиваясь на людей позади.
   - Как посмотреть. - хрипловато ответил бармен, и достал из-под прилавка обрез помпового ружья, но просто положил его перед собой. - Вы чужие. Видно по вам. И в Дриме чужие, и просто, не одни из нас.
   - Ты лучше скажи своим петушкам осесть. - грозно, но спокойно сказал Шарк. - Иначе от них сейчас одни ошмётки останутся.
   В ответ бармен натянуто улыбнулся, но была заметна судорога, пробежавшая у него по морщинистому лицу. Билл попытался всех успокоить.
   - Мы не ищем неприятностей...
   - Как раз похоже наоборот. - перебил его бармен, но рейнджер строго продолжил.
   - Мы ищем Одиночку. Одиночка Уэйд.
   Худощавое лицо бармена растянулось в лукавой ухмылке.
   - Его тут нет. А был бы, я бы то же самое сказал. Мы своих не выдаём.
   - Послушай... - начал рейнджер, опёршись о стойку обеими руками. - Мы не желаем ему зла. Но если ты не скажешь где он, мальчишка может пострадать.
   В ответ лицо бармена вновь растянулось в противной улыбке, он хотел что-то съязвить, но вперёд выскочила Люси, и неожиданно схватила его за руку.
   - Послушай сюда, ты, придурок! Пропал человек, и этот твой Уэйд может знать что-то! И если мы не решим эту проблему сейчас, после нас сюда придут люди Падре Джуно, разорвут в клочьях всех вас до единого, а потом найдут мальчишку, и вывернут его кожу на изнанку! Поэтому, если тебе хоть каплю дорога его судьба, убери со своего лица эту чёртову ухмылку, и говори!
   Бармен попытался ухмыльнутся, но не смог, пронзённый болью сжатой руки, и взглядом зеленоглазой, "злобной девки".
   - Пусти, чё, не здоровая, что ли?! - обижено, промямлил он. - Ты серьёзно про Мистера Джуно?
   - Уже блядь серьёзнее некуда! - злобно фыркнула в ответ девушка.
   - Мне проблемы с Элкинс Кланом не нужны. Уэйд славный малый. Он хороший парень. Чё вам от него? Оставьте в покое, а?
   - Это не ложь. - спокойно ответил рейнджер. - Он в опасности. И не только он. Нужно найти пропавшего человека, и Уэйд должен знать, где он. Мы хотим решить всё без крови.
   - В натуре? - с подозрением смотря в лица путников, спросил бармен. - Он же одиночка, и всегда был особняком от всякого дерьма. Хороший музыкант. Сам выступает, но песни у него классные, со смыслом. Мы даже подумывали записать, и отослать утыркам, из Секси Машинганз, до этого парочка наших ребят уже засветились там.
   - Мы не можем оглашать детали. - сказал Генрих. - Тебе придётся поверить на слово, что мы не желаем парню зла.
   Бармен всё же помедлил, махнул головой уже порядочно нервничающим посетителям и друзьям, и те неуверенно расселись по местам, а глупая песня вновь зазвучала со сцены.
   - Проклятый город. - сказал он, и налил себе опять. - Как будто у меня есть большой выбор! Но верьте или нет, я не знаю где этот малый. Пару дней назад он забёг сюда, перепуганный, как крысёнышь. Гитару забрать хотел. А как он без неё? Я понял, что что-то стряслось, но он ничего толком не сказал, а только упоминал, что ему нужно где-то залечь на дно. Я успел предложить тут, но это и вправду была бы херовая идея.
   Кривя лицом, бармен долил себе опять, и прежде чем путники успели разочароваться, вновь заговорил.
   - Но, если вы в натуре ему поможете... Есть у меня одна идейка. Он же сам по себе, давно, и нет у него нихера. Только дар, и любовь к музыке. Уэйд же раньше не такой был. У него и прозвище было не Одиночка, а Мечтатель. Я как впервые его увидал, подумал, что он тут и пары дней не протянет. Хилый, сопливый, на сосунка похож. Над ним и подшучивали, но малый прижился, а потом его и уважать стали. А раньше у него друзья были. Утырки, какие-то. Ну, то есть, в натуре утырки. Они там книги какие-то читают, страшилки. Придурки, короче. Больше в натуре ничего не знаю, хоть выворачивайте на изнанку.
   Путники поблагодарили бармена, но прежде чем они ушли, он кашлянул, и сказал:
   - Слушайте. В натуре. Помогите ему. Не валите парня. В Дриме и так не много хороших людей. Приведите сюда. Может, как-то решим. Договоримся, чё бы там не случилось. Дар у него, понимаете?
   Заверив его ещё раз, что у них только самые благие намерения, путники ушли, под всё те же пронзительные, полные неуважения взгляды. Судя по описанию бармена, зацепка вполне попахивала тупиком. Но, внезапно, вновь помог Стинки, заверив, что знает наверняка, о ком идёт речь. Было в Дримленде и такое, о чём и не подумаешь, узнав город поближе. Но это было только на первый взгляд. Были в нём не только крутые парни, и суровые бандиты, но и скромные, добрые люди, увлекающиеся "чистой" жизнью, и, по мнению большинства других, самые обычные "придурки". В основном это были дети тех семей, настоящих, полноценных семей, которые старались жить жизнью без насилия и зла. Большинство из них были членами культа Нового Солнца, но порой в нечистотах города порождались и добрые сердцем особи, так и не склонившиеся под давлением грязи, и жестокости. Конечно, большинство считало их просто слабаками, не догадываясь, что неприятие общего образа жизни и насилия, скорее иная форма силы. И порой именно из таких "придурков" формируются по-настоящему великие люди. Если научаться выживать в окружающем их мире...
   Стинки привёл путников к пятиэтажному зданию, и судя по виднеющемуся свету в окнах, занятыми в лучшем случае были первые три этажа. Находилось оно в тихом районе, между районом азиатов и последователей Нового Солнца, и, пожалуй, это было едва ли не самое тихое и безопасное место во всём Дримленде. Не удивительно, что объединенные общим, литературным влечением, молодые парни и девушки зависали именно в этом районе. Единственной угрозой в этом месте казались руины совсем покинутых, и разрушающихся построек, вплотную прилегающие к этому зданию. Отсутствие движения жизни в этом месте, и давящее ощущение запустения из руин с юга и востока, создавали иллюзию отшельничества, и немного зловещей угрозы непознанного. Когда рейнджер спросил, нужно ли им входить с оружием, Стинки только весело расхохотался, но не стал ничего объяснять, сославшись на то, что они сами всё увидят.
   Оставив Стинки внизу, путники начали подымать наверх. На третьем этаже они пришли к массивной двери, на которой висел довоенный, рекламный постер, приглашавший людей посмотреть фильм ужасов, и изображал скользкую морду чудища, со щупальцами вместо рта. Похоже, всю правую часть этажа и все квартиры занимала одна компания. Рейнджер громко постучал в дверь, но только через время с той стороны послышался испуганный, девичий голосок, спрашивающий, что им нужно.
   - Откройте, прошу. - сказал рейнджер. - Нам нужно поговорить о Уэйде. Только поговорить.
   К удивлению всех, дверь открылась, и за ней оказалось двое молодых парней, и одна девушка в очках. Они были одеты в поношенную, довоенную одежду, и одного взгляда хватало, чтобы понять, что это очень скромные ребята. Ещё один полненький мальчишка так же был в очках, другой был весьма худ, и его лицо было обильно покрыто прыщами. Троица испугано уставилась на путников, и, казалось, никто из них не мог промолвить и одного слова.
   - Мы ищем Уэйда. - сказал Билл, и по лицам бедолаг пробежал испуг.
   - Это книжный клуб... - испугано промямлила девчонка.
   - Давай лучше я! - весело улыбаясь, сказал Шарк, пролезая сквозь товарищей к испуганным ребятам.
   Билл, конечно же остановил Шарка, но тот прошептал, чтобы рейнджер доверился ему. У ребят были добрые сердца, но тревога, и простота доброты сразу же выдали их. Никто не смог бы пытать их по-настоящему, а они просто бы молчали, так ничего и не сказав, потупив взгляд в пол.
   - Мы знаем, что он тут! - громко заговорил Шарк, полностью отдаваясь в свою старую роль жестокого рейдера.
   Нагло входя внутрь, он осторожно толкнул ребят и повёл вперёд перед собой. Выражения их лиц было невозможно передать словами, но они стоически молчали, полностью поражённые страхом. Услышав шум в комнате, в которой виднелся свет, Шарк повёл их туда, и там оказался ещё один парень с книжкой в руках.
   - Ага! А это тут у нас кто?! Светлые волосы, на описание Уэйда не похож! Ты кто ещё блядь такой?!
   Поначалу парень выглядел куда увереннее остальных, и внешне, был похож на члена одной из банд, который пришёл в это место в тайне от своих товарищей. Шарм Шарка тут же сломил всю его волю, и парень неуверенно залепетал, как и остальные члены клуба.
   - Я... Я Хромус... - ответил он, и Шарк выхватил у него из рук книгу.
   - Чё читаем?! Чё это за херня, а? Монстры? Комиксы куда интереснее!
   - Комиксы для глупых детишек, а книги для сформированных личностей... - внезапно в защиту книг выступил полный мальчишка.
   - Что?! - наиграно вспылил Шарк. - Чё ты там говоришь?! Это ты тут личность?!
   Одного за другим Шарк усадил ребят на диван и молча смотрел на них, пока другие путники осматривали комнату. Здесь было много стеллажей с книгами, много постеров и плакатов, изображающих слюнявых монстров с щупальцами, иногда небольших, а иногда просто огромных. Всё это место было похоже на маленький храм, посвящённый какому-то направлению в фантастике.
   - У вас тут прикольно. - сказала Люси, читая названия книг, и искренне восхитившись ими и этим местом, но тут же расположила детишек к себе.
   - Это Книжный Клуб! - радостно заговорил прыщавый парень. - Дримленд не только для тех, кому нравится питаться нечистотами! У нас есть места и для культурных людей. Вы всегда можете приходить к нам, у нас просто огромная подборка...
   - Каких нечистот?! - перебил его Шарк. - Ты себя видел, а?! Тебя же наверное в рот насилуют, когда ты выходишь на улицу!
   - Эй, если вы что-то нам сделаете, мы будем кричать! - смело заявила девушка, но её смелость тут же растаяла, когда Шарк подошёл к ней.
   - И что тогда, а?! Пока сюда кто-то прибежит, мы успеем сделать с вами всё, что захотим!
   От его слов девочка сильнее сжала коленки и платье между ними, принялась перебирать его пальцами, и тут же её лицо покрылось румянцем. Но она вновь и вновь пыталась смотреть Шарку в глаза, словно проверяла, насколько тот серьёзен в своих словах, и было в этом взгляде что-то кроме испуга.
   - Шарк, прекрати! - не выдержала Лэсси. - Они и так нам всё расскажут, правда, милые?
   - Мы знаем, что Уэйд ваш друг. - сказал Генрих. - И мы знаем, что вам что-то известно.
   - Да! И вы скажите нам!.. - вновь вырвался вперёд "плохой парень" Шарк. - Иначе клянусь своей дубиной, что мы вас всех тут лишим невинности, одного за другим!
   Парни испуганно опустили глаза в пол, девушка наоборот вновь принялась поглядывать на Шарка, с той же смесью страха и тайного желания.
   - У вас тут преобладает одна тематика. - заметил Билл, перелистывая несколько книжек. - Думаю, не просто было это всё собрать.
   - Да, но это же Лавкрафт! - заметил полный парнишка, с искренним восхищением. - Его произведения и вселенная уникальны!
   - Раньше в Портленде даже проводили фестиваль! - добавил прыщавый. - Раз в год, в честь Мистера Лавкрафта и его великих произведений!
   - Мы пытались возродить традицию, но пока нас очень мало. - продолжил толстый парень. - Мы собираемся вместе, читаем, и обсуждаем его работы, и другую фантастику, и это так весело! А однажды мы взяли с собой пиво, и мы были даже пьяные! Только родителям не говорите...
   - А ещё мы пишем! - добавила с восторгом девушка, и вновь посмотрела на Шарка, чтобы узнать оценит ли он её таланты. - Любительские произведения по его вселенной, они называются фанфики. Так, появляется что-то новое, и труд Мистера Лавкрафта продолжает жить и развиваться!
   - Да, и у Ханны хорошо получается! - поддержал её полный парень. - Почти так же, как и у Мистера Лавкрафта! А вы читали его "Долину Чёрного Мрака"?! Одна из самых крутых книг, в которой присутствует не только мрачный сасспиенс, но и глубокая, философская мысль!
   - Придурки! - весело засмеявшись, сказал им Шарк, и это сразу же стёрло всякий восторг ребятишек. - Знаю я одного писюна, ну очень на вас похожего!
   - Зря ты так, приятель. - добавил третий парень, который выглядел тут как не в своей тарелке. - Большинство людей не понимают, насколько это круто. Ты словно проникаешь в эти миры, полностью погружаешься в них. Книги это круто, и они действительно делают тебя умнее. Помогают узнать то, о чём бы ты никогда не узнал.
   Шарк поначалу даже растерялся, услышав такой выпад в свою сторону.
   - В последний раз спрашиваю, где Уэйд?! - грозно спросил он первое, что пришло на ум, и прежде, чем Билл успел прекратить этот глупый "допрос".
   - Вот я. - послышалось позади, у входа в комнату.
   К удивлению обернувшихся путников, Уэйд и вправду стоял там. Темноволосый парнишка с необычной причёской, в кожаной безрукавке, рваных джинсах, с татуировкой плачущей девушки на левом плече, и с пирсингом в левом ухе. За его спиной виднелась гитара, а в правой руке был небольшой револьвер, который он наставил на Шарка.
   - Вы никого из них не тронете, ясно! - смело заговорил он певучим голоском. - Ищите меня?! Так вот я! Да только так просто я не дамся, ясно?!
   - Уэйд, опусти оружие. - спокойно сказал ему Билл, но парень не спешил выполнять эту просьбу.
   - Мы не желаем тебе зла, Уэйд. - сказал Генрих. - Но если ты сейчас выстрелишь, то мы уже ничем не сможем тебе помочь.
   - Джесси пропала. - сказала Люси. - Ты последний, кто видел её.
   - Что значит, пропала?! - спросил парень удивлённо. - Куда пропала?
   Рука Уэйда неуверенно задрожала, внезапно он выронил пистолет, и упал на колени.
   - Будь я проклят! - сказал он, слегка заплакав. - Джесси! Чёртов я кретин!
   Уэйд продолжал ругать себя, и, будучи творческой личностью, впал в состояние смятения, и первое время не слышал ничего, что ему говорили. Путники подвели его к дивану и усадили, друзья принесли ему воды, но потребовалось время, прежде чем парень снова смог отвечать на вопросы. Когда Билл присел на корточки рядом с ним, посмотрел ему в глаза, подняв за подбородок, и спросил, готов ли он говорить, Уэйд молча кивнул головой.
   - Она пропала неделю назад. Когда ты видел её в последний раз?
   - Тогда. Вечером. Мы были вместе. Мы старались не попадаться на глаза людям её отца. Она очень боялась, что если Мистер Джуно узнает о нас, то убьет меня.
   - Что случилось тем вечером? - спросил Генрих.
   - Я не знаю... растеряно ответил парень. - Она первая заметила, что за нами следят. Ребята из Гувер Криминалс. Они несколько раз выполняли работу для её отца, вот мы и подумали, что Мистер Джуно подослал их убить меня! Какой же я кретин! - выкрикнул он, вновь заплакав.
   - Всё хорошо, мальчик. - приласкала его Лэсси, и попыталась немного успокоить. - Соберись, и продолжай.
   - Мы испугались! Я испугался, проклятый трус! Джесси сказала, что мне нужно спрятаться, а она, раздобыв денег или ценностей, позже придёт ко мне. Мы планировали сбежать, но шли дни, а Джесси так и не появлялась! Я подумал, что отец не выпускает её из дома! Я даже не подумал, что это следили за ней, а не за мной! Что за болван?!
   - Ты не мог знать. - попыталась его успокоить Лэсси. - Никто не посмел бы связываться с её отцом.
   - Что только наталкивает на мысль о том, что Джуно предали его собственные люди. - предположил Генрих.
   Какое-то время путники молча переглядывались. Как лучше поступить в такой ситуации, они не знали, как и не знали, кому теперь можно доверять, а кому нет. Все уставились на рейнджера, а сам Билл искал поддержки в лице своей любимой.
   - Если Джесси жива, главное спасти её. - с сочувствием в голосе, сказала Люси. - И пусть её отец потом сам решает, где здесь предатели.
   - По крайней мере тогда, он уже не будет чем-либо связан. - заметил Хардсон, закурив, и вызвав приступ кашля у местных членов клуба.
   - Я готов! - выкрикнул Уэйд, резко встал, вытирая слёзы, излучая столько решимости в пространство, что его друзья тут же с восхищением уставились на него. - Где мой пистолет?! Вы со мной?! Я убью их всех до единого! Если они!.. Если они хоть что-то с ней!..
   Уэйд вновь поддался слезам, но тут же решительно отмахнул их в сторону, и потребовал, чтобы путники дали ему автоматическую винтовку. Весь его хотя и искренний, но всё же артистизм, вызывал добрые улыбки на некоторых лицах путников.
   - "И", оставайся пока здесь. - сказал ему рейнджер, похлопав парня по плечу.
   - Нет! Как я смогу?!. В стороне?! Пока она?!. Нет! Я буду драться на смерть! Если потребуется! Я изглажу свою трусость! Смою кровью! Если потребуется... - вновь взлетали храбрые слова, и вызывали восхищение среди любителей почитать.
   Казалось, уже и сами друзья Уэйда были готовы отправится в бой, чтобы помочь своему "брату" бороться в битве за похищенную любимую. "Как романтично!" - не сдержав вздоха, сказала Ханна, уже представляя сцены для своего будущего фанфика.
   - Не сегодня, приятель. - всё же успокоил Уэйда рейнджер. - Если она жива, мы вытащим её. А ты пока оставайся здесь, как бы не было тяжело. Когда Джесси вернётся, ты будешь нужен ей.
   Не сразу, но Биллу, Генриху, Лэсси и Люси, удалось урезонить парня. На самом деле пока путники и не могли знать наверняка, как всё сложится дальше. Но то, что придётся прибегнуть к насилию, в этом они были почти уверены. Пока они уходили под наставления "И", и его рассказы о том, кто такие эти Гувер Криминалс, Ханна осторожно придержала Шарка за локоть, и когда он обратил на неё внимание, чуть ли не затряслась от тревоги. Бывший рейдер бросил на неё удивлённый взгляд, но почти сразу смягчился.
   - Я это... начал он неуверенно, ощущая, что вроде как нужно извинится.
   - Приходите к нам... - сквозь робость, смогла промямлить Ханна, тут же залившись румянцем. - Если захотите почитать... У нас тут много интересного. Уверена, вам очень понравится. Это волшебный, и чудесный мир. И нам бы было приятно, и полезно, если бы такой человек как вы, стал нашим членом... В смысле, товарищем, по клубу...
   - Ты же это?.. так же неуверенно отвечал Шарк. - Ты же поняла, что я не специально? - частично врал он. - Вы нормальные. Ну, в смысле не придурки. И ты нормальная, но только водишься с такими придурками... А вообще, то вы молодцы. Книги, и всё это, это правильно!
   Ханна стыдливо опустила блестящие тревогой глаза, получив, на её взгляд, целую кучу комплиментов. Когда Шарк нежно погладил её по щеке, девушка стыдливо вздрогнула. Нужно ли говорить, как закружилась её голова, и подкосились ноги, когда губы Шарка прикоснулись к её собственным. Бывший рейдер не пытался склонить девушку к интиму, просто он хотел как-то искренне проявить свои извинения, и то, что он оскорблял Ханну понарошку. Шарк помог ей не упасть, и пока друзья Ханны провожали путников вниз, сама девушка с вскружённой головой лежала на диване, пытаясь переварить всё произошедшее, и одновременно безудержно фантазируя на романтические и приключенческие темы.
   Но пока одни могли позволить себе немного счастья и счастливых фантазий, на других лежало тяжёлое бремя. "И" вновь порывался участвовать в налёте на Гувер Криминался, но отборные, матерные слова ожидающего внизу Стинки быстро успокоили парня с его воинственным пылом. Быстро объяснив, куда "И" нужно идти, карлик наконец-то смог вернуть его к друзьям, пообещав, что он лично прибежит к нему с новостями, "на своих коротеньких ногах, словно он грёбаный бегун". На вопросы товарищей, что это за банда такая, Стинки грустно покачал головой.
   - Плохо дело. Большая это банда, и ребята жестокие, способные на всё. Портленд Гувер Криминалс. Их сразу узнают по голубым повязкам, на руках или голове. Говорять, такая банда много лет существовала ещё до войны, и они вроде как сохраняют традицию. У них только чернокожие ребята, злобные, вооружённые.
   - Вопрос не только в оружии, а и в том, насколько хорошо они умеют им пользоваться. - сказал Генрих.
   - Даже если не так хорошо, как вы, то чё? Вы ломанётесь на их улицу, и начнёте всех мочить? За них тут многие тоже встанут, а с половиной города вам тягаться не получиться.
   - Если девочка жива, её точно не будет на их улице. - сказал Хардсон. - Было бы глупо держать её там, где они обитают.
   Слова охотника показались большинству вполне вероятными. Билл совсем не хотел устраивать здесь маленькую войну, к тому же не зная наверняка, кто и зачем всё это начал. В любом случае, быстрый штурм, хотя и казался неплохим решением, без разведки был бы неверным. Билл задумался, и терзаемый мрачными предчувствиями, и странностью происходящего, подкинул бедному Стинки, с его коротенькими, и уже уставшими от беготни ножками, новую работёнку.
   - Помнишь парня в казино, с белым воротничком?
   - Тот зануда страшный? - шморгнув носом, спросил Стинки.
   - Да. Утром скажи ему, что я прошу о помощи. Пусть возьмёт с собой Джо, и приведи их к нам.
   - Правильно! - радостно сказал Шарк. - Давайте разхерачим там всё, а всю информацию выдавим из умирающих!
   - Нет. Мы будем наблюдать за ними. Возможно, понадобиться проникнуть к ним. - признал Билл против своего желания, с опаской поглядывая на Люси.
   Не смотря на опасность, его любимая была готова на этот риск. Но, уже на следующий день выяснилось, что это необязательно. Первые же осторожные наблюдения показали, что члены банды ведут себя подозрительно, и что важно, на их улице их было значительно меньше, чем обычно. Священник и Джо без возражений согласились помочь своему старому товарищу. И если Счастливчик и рейнджер просто молча обнялись, то Вайт с упрёком покачал головой, ворча себе под нос: "Билли-Билли". К вечеру стало ясно, что некоторые из Гувер Криминался маленькими группами уходят в западные части метрополиса, иногда с припасами. Но проследить за ними было сложно. Гангстеры скрывались в подземельях метро и канализации, и, похоже, хорошо знали эти тайные тропы среди руин. Но и это не остановило решимость путников. Закупив несколько дополнительных приборов наблюдения, они, разделившись на несколько групп, проникали в заброшенные, высокие постройки, и пытались высмотреть среди руин огромного города членов банды.
   Делать всё это, оставаясь незамеченными, было не просто. Мало того, что здания иногда находились в аварийном состоянии, порой, они бывали и обитаемыми. Чтобы не шуметь, путникам приходилось, большей частью, бороться с местными тварями, не пользуясь огнестрельным оружием. И если в случае с крысами, небольшими скорпионами, и дикими собаками это не было слишком сложно, то местная популяция гемогоблинов доставила не мало хлопот. Они оказались не менее агрессивными, чем те, с которыми путникам уже доводилось встречаться. К тому же, жизнь поблизости с большим местом обитания людей откладывала на них определённый отпечаток. Местные гемогоблины были поумнее своих собратьев, более организованы, и иногда даже ухитрялись использовать огнестрельное оружие, но стреляли так, словно и сами боялись этого оружия. Нужно отметить и их склонность к установке ловушек, порой неумелых, порой очевидных, но, всё же опасных для неосторожного старателя или мародёра. Хардсону пришлось признать, что он ошибался касательно гемогоблинов. Хотя раньше они и были всего лишь не агрессивными падальщиками, необходимость бороться с человеком, в первую очередь, заставляла их меняться.
   Не смотря на несколько случаев пальбы, путники надеялись, что их шпионские игры остались незамеченными. Но, далеко не все верили в успех. Люси не прекращала переживать. Ей казалось, что они понапрасну теряют время, подвергая девочку лишним страданиям. С другой стороны, ей до дрожи нравилось смотреть на разрушенный метрополис. С высоты крыш, на него открывался просто захватывающий вид. Это было словно стоять на высокой горе, под которой в даль уходили более мелкие, и так до самой линии горизонта. Здесь же были здания, разрушенные небоскрёбы в центре города, улицы, кажущиеся ущельями.
   Люси пыталась представить себе, как это было, когда здесь всё находилось в движение. Текущие, словно вода в ущельях автомобили и автобусы, текущие рядом с ними неисчислимые тысячи людей, поезда монорельсов, и самолёты в небе. Правда в фантазии девушки их было куда больше, чем когда-либо в реальности, да и летали они значительно ниже. Представляя прошлую жизнь, на ум Люси приходил всеобщий шум всего этого, который в её голове превращался в тихий звон. В одном месте большой самолёт рухнул прямо на высокие дома, и его блестящие осколки усыпали всю улицу. Почему-то ей представилось, как же, пожалуй, это было страшно, быть в самолёте, когда он падал на землю, и от этих мыслей ей стало неловко находиться на высоте. Она вдруг поняла, что их место стоять крепко на земле, а все эти высокие дома, самолёты, и корабли, было чем-то не правильным.
   Эти тайные наблюдения могли бы продолжаться очень долго, и всё равно это не обещало успеха. Но успех пришёл намного раньше, уже на второй день слежки. Не смотря на уверенность Хардсона в том, что именно он первый заметит гангстеров, своим опытным глазом охотника, вышло иначе. Первым членов Гувер Криминалс заметил Джо, находившийся с Вайтом и Гартуном на крыше высокого здания, в прошлом офиса корпорации Steam Whistle. Джо приспичило отлить, и он, наплевав на необходимость скрытности, решил сделать своё дело прямо с крыши, отойдя немного в сторону. В квартале от них, на другой крыше, находилась другая команда. Лэсси, заметив поведение Счастливчика в бинокль, успела высказать Генриху своё мнение про "этого Джо", но внезапно ковбой начал махать ей руками, показывая пальцами куда-то между домами южнее. Не сразу, но вскоре и Генрих с Лэсси заметили несколько раз, как среди разрушенных построек и гор мусора мелькнули чёрные парни, с голубыми повязками.
   Вскоре, они потеряли их из вида совсем, но теперь у них была зацепка. Ушло не мало времени, прежде чем все члены отряда смогли собраться в одном месте. Но когда Билл и Люси прибыли к остальным, Гартуну и Хардсону удалось найти следы членов банды, и место, где те укрывались.
   - Бывший банк. - сказал Хардсон, рисуя на пыльной земле палкой схему улицы, и построек. - Улица достаточно широкая, но в своё время попала под взрывную волну. Здания там очень ненадёжные, кроме именно этого. Если девочка не там, я даже не представляю, какого чёрта им там делать.
   - Тут и тут дозорные. - добавил Гартун, рисуя крестики на кубиках схематических домов. - Но все дома невысокие. Если Хардсон сесть тут, он запросто сможет подстрелить всех. Хотя это и не очень благородно...
   Вайт и Джо тихонько хихикали над словами Гарти, Шарк добавил, что "бедолаге Харди, придётся поступить совсем неблагородно". Сообща, путники набросили план нападения, в котором, окружив здание банка с двух сторон, путники быстро его штурмуют, под прикрытием Люси и Хардсона, но лицо Билла выдавало сомнения.
   - Что не так? - спросила его Лэсси. - Обычно это моя работа, строить кислое лицо.
   - О! И не только это, милая! - попытался подшутить Генрих, но блондинка тут же приказала ему заткнуться.
   - Что, если её там нет? - выразил свои сомнения рейнджер. - Мы устроим бойню просто так? Даже не зная наверняка?
   - Кажется, всё указывает на то, что она там, Биби.
   - И мне что-то подсказывает бро, - добавил Джо, - что эти приятели совсем не станут обговаривать с тобой правду.
   - Как по мне, - сказала Люси с тревогой, - жизнь Джесси важнее, чем все они. Не думаю, что их принуждали к этому дерьму, в которое они ввязались.
   - Как и нас... - отстранённо добавил Вайт.
   - Ладно... - выдавил из себя рейнджер, надевая шлем, и скрывая боль за маской с красными глазами. - Будьте осторожны. Все вы.
   Сказав это, он ещё раз осмотрел своих товарищей, проверяя их решительность и готовность. На всех лицах было уже хорошо знакомое рейнджеру выражение. Какая-то обречённая, но всё же уверенность и решительность, только Шарк становился перед битвой каким-то нервным, озлобленным. Здание банка находилось в середине линии домов, и путники приготовились к штурму, с обеих сторон улицы. Дождавшись, пока Люси и Хардсон займут свои позиции, на крыше высокого здания с другой стороны улицы, они быстро направились вперёд. Немного удачи было на их стороне, и, несмотря на то, что дозорные Гувер Криминалс не дремали на своих местах, они не очень то и ждали каких либо нападений.
   - Твою мать! - крикнул один из них, нервно дёргая пистолет-пулемёт за затвор. - Парни! Тревога! Вставайте, прокля...
   Темнокожий парень не успел привести своё оружие в порядок, как и не успел выговориться до конца. Раздался выстрел винтовки Люси, и кровь гангстера забрызгала его голубые одежды. Но, через пару секунд все они как один поднялись по тревоге. Дозорные на крыше, дозорные в окнах соседних домов, и около двух десятков бойцов на всех трёх этажах здания банка. Но их посты были расставлены неудачно, и не умело. Вести огонь по путникам могли не все, дозорные на крышах падали один за другим, сражённые Хардсоном и Люси. Из путников в первую очередь вновь досталось Бетону. Он вёл штурмовую группу с левой стороны от здания, и внезапно показавшийся в окне, на другой стороне улицы, бандит, открыл по нему огонь из пистолет-пулемёта. Броня сдержала пулю на туловище, хуже защитила левую руку "большого мальчика", но сам боец Гувер Криминалс не успел даже спрятаться, как его подстрелили.
   С правой стороны всех вёл рейнджер, и им пришлось немного задержаться, чтобы очистить одно из зданий по пути. Пара гангстеров вела огонь из окон, и без штурма путники никак не могли их подстрелить. Но, через пару минут боя, крыши были очищены от бандитов, а те, кто защищал крышу банка, спрятались подальше в глубь здания. Не одновременно, но путники смогли добраться до здания банка с обеих сторон, полностью ликвидировав всякое сопротивление в зданиях вокруг. Фасад банка имел выпуклую форму, что делало его весьма удобным для обороны. Гувер Криминалс пытались обстреливать путников из окон, почти незащищённых на открытой улице, но снайперский огонь удерживал и их самих. Вскоре, повреждённая пулями, вниз упала большая вывеска с надписью DCBank, и её стеклянные части разлетелись во все стороны.
   Гангстеры всё же отступили от окон, и, переворачивая уцелевшую мебель и металлические шкафы внутри помещений, быстро соорудили укрепления. Путники не давали им передышки. Не смотря на несколько ранений, они подошли к окнам вплотную, и продолжили перестреливаться. Рейнджер больше всего боялся того, что девочку будут использовать в качестве живого щита. Он осторожно заглянул внутрь разрушенных залов первого этажа, но кроме хаоса и разрухи, и укрывающихся бойцов Гувер Криминалс, ничего не было. Джо поджёг связку динамитных шашек, и кинул внутрь, не расслышав крики Билла не делать этого.
   - Девочка!.. - кричал Билл ему на ухо. - Джо, что ты творишь?!
   - Прости, я и забыл про малую!
   - Проклятье, Джо...
   Но, мощный взрыв разметал часть укреплений гангстеров, ошеломил часть из них, хотя само здание опасно задрожало, и целые его куски осыпались сверху вниз. Опасаясь за здание, рейнджер рванул вперёд, пользуясь моментом замешательства среди противника. Остальные пошли за ним, быстро подавляя всякое сопротивление огнём. Генрих получил пулю в грудь, но все гангстеры были расстреляны. Только двое из них успели убежать на второй этаж. Там, их всего оставалось пятеро, но они уже не пытались сражаться. Не жалея своих ног, они прыгали вниз прямо со второго этажа, и пытались скрыться прочь, прижимаясь к зданиям на другой стороне улицы. Один из них травмировал ногу и не успел скрыться, подстреленный снайперами путников.
   Всё закончилось, вокруг только стонали раненные Гувер Криминалс. Шарк успел добить одного из них, прежде чем рейнджер вырвал у него из рук дубину.
   - Нет Шарк! Не так! Не снова!
   Лицо бывшего рейдера исказила злоба, но сразу же изменилось, и он успокоился.
   - Да... Ты прав... Прости.
   - Ты должен перед ним извиняться. - спокойно ответил рейнджер, указывая на мёртвого, темнокожего парня, с вмятиной в голове.
   Вернулись Хардсон и Люси, и охотник вместе с Гартуном, почти сразу поднялись на верхний этаж, чтобы заняться наблюдением. Не всем это нравилось, но части путников пришлось связывать раненных и колоть им стимуляторы.
   - Собственные мы тратить не будем! - ворчала Лэсси, пока делала укол одному из бандитов. - Так что у кого нет, готовьтесь подыхать!
   Не смотря на внешнюю крутизну, уцелевшие гангстеры не жалели сил, умоляя о пощаде, и обещали сделать всё, лишь бы им сохранили жизнь.
   - Где девочка?! - крикнул рейнджер, прижимая револьвер к голове одного из них. - Иначе отдам всех вас ему! - добавил он, показывая на Шарка, дубина которого была покрыта частицами мозга.
   Четверо гангстеров дружно затараторили, показывая пальцами в одну сторону, на массивную, металлическую, прямоугольную дверь. Билл растеряно встал перед ней, потребовал ключ, но уцелевшие члены банды клялись всем, что считалось у них священным, утверждая, что у них не было ключа, и внутрь заходил только их главный.
   - Там хранилище с деньгами. - сказал Вайт. - Это только первая дверь. Но если её закрыли внутри хранилища, пробраться будет очень сложно. Если вообще возможно.
   Рейнджер промолчал, но кивком согласился с ним. Оставалось надеяться, что всё не так плохо. Билл постучал кулаком в железную дверь, позвал девочку по имени, но первое время никто не отвечал.
   - Кто вы?.. - через минуту неуверенно спросил юный, испуганный голосок.
   - Это ты, Джесси?! - спросил рейнджер, не скрывая радости, и голос ответил утвердительно.
   - Ты в порядке?! - спросила Люси. - Ты не ранена?! Они не обижали тебя?!
   - Нет! И я здесь не одна! Со мной тут ублюдок жирного Сэма!
   - Не называй меня ублюдком, вонючая потаскуха! - послышался мальчишеский голосок и возня с другой стороны. - Эй вы! Вытащите меня отсюда! Быстрее! И мой отец хорошо отблагодарит вас!
   - Не надейся мелюзга! - послышался голос Джесси. - Твоему папочке нет никакого дела, до очередного мелкого, жирного ублюдка!
   Путники удивились. Они и не ожидали, что пленников двое, к тому же о пропаже сына Сэма никто ничего не слышал, как в прочем, и о его существовании.
   - Ты сын Сэма?! Железного Сэма?! - переспросил Билл.
   - Да, мой папа вас!..
   - Да!.. - вновь пробился девичий голосок. - Вы что тупые?! Говорю же, это один из его ублюдков!
   - Да пошла на хуй, сучка! - вновь прорвался голос мальчика, но после этого за дверью были слышны только возня и приглушённые оскорбления.
   - Сейчас мы вытащим вас отсюда! Держитесь! - сказал Билл, после чего беспомощно осмотрел дверь, и уставился на Люси.
   - Ничего не выйдет... - растеряно ответила девушка, осматривая замок. - Это электронный замок. Я понятия не имею, как их вскрывать.
   - Нужно найти ключ, возможно у кого-то из них он есть. - сказал Джо, закинув винтовку на плечё, и закурив самокрутку.
   Путники обыскали всех убитых и раненных, но ничего и похожего на ключ у них не было. Шарк предложил найти где у них тут генератор, но Генрих предположил, что тогда дверь может заблокироваться.
   - Мы не можем взрывать её динамитом. - сказал Вайт. - Слишком опасно. Даже если ребятишек не заденет взрывом, вдруг там что-то рухнет?
   Оставалось только последнее. Используя всю свою грубую силу, путники начали ломиться в крепкую дверь, но ни мощь Бетона, ни железяки и тараны не смогли помочь им пробить её. Пыль сыпалась с потолка от сильных ударов, и казалось, что скорее рухнет само это здание, чем выбьется "чёртова" дверь. Они успели сделать лишь несколько вмятин, как вдруг находящийся в дозоре Гартун крикнул, что кто-то приближается. Путники прильнули к разбитым окнам, занимая позиции на всех трёх этажах здания. И тут их ждал ещё один сюрприз. Подмога к Гувер Криминалс приближалась с обеих сторон улицы, ещё темнокожие ребята с синими повязками и платками, и азиаты... Большой отряд китайских парней в лёгкой защите и с лёгким вооружением, с красными повязками на руках, и во главе которых был Вейдун, Председатель всей азиатской диаспоры Дримленда. Всего их было больше трёх десятков человек, и по современным меркам такой отряд казался маленькой армией.
   - Билли! - выкрикнул Хардсон с третьего этажа вниз. - Билли, что-то совсем не правильно!
   - Какого хрена они делают вместе?! - так же удивлённо крикнул Шарк.
   - Собираются нас убивать... - ответил Генрих, перезаряжая штурмовую винтовку.
   - Билли, старина! - весело хихикнув, сказал Вайт, так же перезаряжая барабан револьвера. - Говорил же тебе, дубина! Не сунь нос в чужие дела! Кажется, ты нарыл нечто большее, чем предполагал!
   - Кажется... - добавила грустно Лэсси. - Нас живыми с этим знанием отсюда не отпустят!
   Джо хихикнул, подкинул монетку, потёр счастливую косточку, и сказал:
   - Ну, и шмать им под хвост! Я говорю! Давайте выбьем побольше головешек, глядишь у них пропадёт желание на нас наезжать, ай?
   Пока гангстеры Гувер Криминалс и бойцы Вейдуна занимали позиции на улице, укрываясь за автомобилями, и металлическими конструкциями, а другие в зданиях напротив, Билл пытался кричать им, и в особенности Вейдуну, что они не имеют ничего против китайского народа. Предлагал решить всё по-хорошему, пока обе стороны не наделали ещё больше глупостей. На его крики никто не обращал внимания, все готовились к затяжной перестрелке, но в конце-концов Вейдун не выдержал речей рейнджера, и ответил, почти без акцента:
   - Теперь ничего не будет по-хорошему, sao bi! Вам не следовало совать нос в чужие дела! Бросайте оружие, и умрёте быстро!
   Подобные условия были неприемлемыми для путников, да и сами азиаты и Гувер Криминалс похоже не сильно хотели принимать их капитуляцию. Тогда Шарк сделал контрпредложение Вейдуну "отсосать его "достоинство", и подставить узкоглазую задницу под тяжёлый трах", но был проигнорирован. Джо открыл огонь первым, и сразу же разнёс голову одному из китайцев Вейдуна. Началась перестрелка. Пули забили в стены вокруг окон, влетали через них внутрь, где врезались в пол. Похоже, большая часть бойцов обоих противников путников не были достаточно опытными воинами, а потому потеряли сразу пятерых. Но после этого они старались больше укрываться, меняли позиции, и с учётом их большого количества, каждый из отряда рейнджера находился практически под постоянным обстрелом. Первый этаж путников находился под прицелом у верхних этажей через дорогу, и Билл, спустившийся вниз Гартун, Лэсси и Бетон практически не могли стрелять в ответ. Но после того как Хардсон снёс троих, а Люси четвёртого, желание высовываться в окна у китайцев и их союзников поубавилось.
   Но Вейдун конечно же не был глупцом. У него и его людей было два ящика самодельных гранат, консервных банок, с небольшим количеством взрывчатки, но набитых резанными гвоздями и осколками металла. Первые несколько бросков не были удачными, сказывалась значительная дистанция. Гранаты падали под окнами путников и взрывались, разбрызгивая осколки во все стороны, оставляя веер следов на стенах, но своей главной цели не достигали. Но, атакующий первый этаж путников отряд понемногу приближался. Через минуту офицер Вейдуна заставил одного из китайских парней закинуть гранату прямо в цель. Не сразу, но парень повиновался, и ценой собственной жизни сумел добраться ближе, и кинуть гранату прямо в окно.
   Самодельное, взрывное устройство приземлилось недалеко от Лэсси и Бетона с Гартуном. Последний успел упасть на пол, скрываясь за гниющим креслом, а Бетон без раздумий обнял блондинку, встав спиной в сторону гранаты. Раздался взрыв, Бетон вскрикнул, вскрикнул и Билл, в ногу которого влетело сразу же два небольших осколка. Большую часть осколков остановила защита Бетона, но его ноги и руки, и спина были ранены во многих местах, и Лэсси пришлось лечить здоровяка прямо во время боя. Другим спутникам Билла так же доставалось. Две пули попали в Генриха, но броня смогла погасить их силу. Ещё одна попала прямо в нагрудную пластину Вайта, и так же не смогла нанести смертельного вреда. В атаку рванулось сразу двое китайских храбрецов с гранатами, и если одного путники успели задеть и остановить, то второй сумел метнуть гранату на третий этаж, желая ликвидировать обоих снайперов рейнджера. Залетев прямо в одно из окон, бросок всё же не был удачным, и Хардсон с Люси оказались защищены стенами.
   Но это ещё были не все сюрпризы. Отряд китайцев по соседним крышам пробрался на крышу здания, где оборонялись путники. Услышав топот сверху, Хардсон и Люси успели сбежать этажом ниже, как раз в тот момент, когда люди Вейдуна начали залезать сверху в их окна. Какое-то время они вместе с остальными товарищами на втором этаже сдерживали ещё и лестницу, ведущую на третий этаж. Предприняв несколько безуспешных атак сверху, китайские бойцы закинули пару гранат в окна второго этажа. Люси вскрикнула, ощутив резь в левом боку, Вайт вскрикнул, а Джо в последний момент отпрыгнул в сторону, и предназначенные ему осколки попали в Генриха.
   - Прости приятель! Я и правда не специально! - оправдывался Счастливчик, пока помогал хромающему и скрюченному Генриху спуститься на первый этаж, оставляя за собой кровавый след.
   Китайцы смогли прогнать их и со второго этажа, но больше гранат у атакующих с крыши не было. Но и оборона путников уменьшилась всего до нескольких окон первого этажа, половины боеспособных бойцов, а Гувер Криминалс и Вейдун продолжали атаку, и подходили всё ближе. Всё же, ситуация оставалась неясной, и Вейдун понимал, что за захват первого этажа заплатит большой кровью. Рассчитывать на оставшихся членов Гувер Криминалс он не мог, а потому, потянув за шиворот одного из парней, приказал ему бежать за подкреплением. Гонец сумел пробежать сотню метров, но внезапно остановился, разбрызгивая во все стороны артериальную кровь. Прежде чем Вейдун или кто-то другой сумел сообразить, что происходит, кровь брызнула у одного из Гувер Криминалс, и он с воплем упал на землю.
   Они умирали один за другим, бойцы Вейдуна, гангстеры Гувер Криминалс, словно их убивала какая-то невидимая, дьявольская сила, быстро перелетая от одного к другому. Один из китайцев упал со второго этажа, ещё один что-то кричал про демонов, пока его тело, словно само по себе не покрылось длинными и глубокими ранами. Вейдун и его люди начали стрелять во все стороны наугад, смерти, казалось, прекратились, чтобы через несколько секунд начаться вновь. Невидимая сила изрубала их всех, оставляя на земле и бетоне изрубанные, истекающие кровью тела. Остался только сам Вейдун и четверо его бойцов. Они палили вокруг себя, прижавшись к спинам друг друга, перезаряжали пистолет-пулемёты, и вновь палили. В момент, когда только двое из них вело огонь, сила вновь начала резать их. Кровь забрызгала китайского лидера с головы до ног, и сам он был ранен. Согнутый, он всё ещё стрелял, крича на китайском какие-то проклятья, пока внезапно, его голова не слетела, отделённая от шеи. Тело Вейдуна упало, выбрызгивая струи крови, а голова, с застившим выражением ужаса на лице, откатилась в сторону.
   Путники были поражены происходящим. Но, зловещая, невидимая сила оказалась среди них ещё до того, как было покончено с их противниками. Люси крикнула, что "тут кто-то есть", но прежде чем путники успели отыскать какую-нибудь цель для своего оружия, их начали опрокидывать на пол. Кто-то сопротивлялся, Шарк вскрикнул, полоснутый мечём. Рейнджера обезоружили каким-то необычным приёмом, но он сумел вырваться из захвата, выхватить обрез, и наставить его прямо на мерцающую тень.
   - Не делай этого! - властно проговорил голос, казалось, принадлежащий азиату.
   Рейнджер слегка повернул в сторону только одни глаза, и увидел, как ещё одна тень держит Люси, прижимая к её горлу что-то, напоминающее меч. В плену так же были Генрих, Хардсон, а вот Гартун как раз наоборот, держал в плену одну из теней.
   - Сделаешь это, и она умрёт! - вновь проговорила тень, прижав меч сильнее к горлу девушки. - Бросайте своё оружие!
   - Не делайте этого! Убей его, Билли! - крикнула Люси, и тут же вскрикнула, ощутив, как лезвие скользит по её коже.
   - Следующий раз будет глубже! - крикнул голос. - Бросайте оружие!
   Уставшая, вспотевшая Лэсси, первая отбросила карабин в сторону. Их разоружили, заставили поднять руки к голове, и вывели на улицу, где истекали кровью тела их недавних противников. Десяток мерцающих теней окружил пленных путников, словно призраки войны, учинившую эту жуткую расправу вокруг, и теперь жаждущие крови рейнджера и его друзей. Тень, которую сумел пленить Гарти, похоже, очень оскорбилась таким унижением, и, издав боевой крик, ударила парня в живот. Гартун простонал и упал на колени, так и не опустив рук. Неожиданно, одна из теней громко крикнула на первую, что-то сказала на китайском, сильным, отточенным голосом, но каким-то знакомым.
   - Это бесчестие, поступать так! Особенно после того, как он сумел одолеть тебя! - добавила строгая тень уже на английском.
   - Простите, учитель... - виновато оправдалась тень, ударившая Гарти. - И ты прости чужак. Можно, мы теперь их убьем?
   Одна за другой, тени начали отключать свой камуфляж. Это были парни в масках, серых костюмах, вооружённые китайскими мечами, и использующие стелс-бои. Тень перед путниками, оказалась чем-то непонятным, словно чёрный робот с оранжевым, овальным лицом. Всё же не робот, но человек в необычном костюме с маской, костюме, который мог становиться невидимым. Ещё одна тень, что удерживала Люси, так же была в таком же костюме. Строгий предводитель теней неспешно снял маску, под которой оказалось знакомое лицо старика.
   - Дядюшка Дзяньпин?! - удивлённо спросила Люси. - Вы же!.. Вы?!.
   В ответ дядюшка улыбнулся, всё так же тепло, но с грустью, и молча оглядывал путников, пронизывая своим острым взором. Второй человек в костюме так же снял шлем, и под маской оказался китайский парень с лёгкой бородкой и усиками, и большим шрамом на лице. Дядюшка тяжело вздохнул, посмотрел на своего первого ученика, на остальных своих учеников, и кучу трупов вокруг.
   - Ну и наделали вы шуму... - проговорил он грустно.
   - Нужно убить их, мастер. - проговорил спокойно первый ученик. - Опасно оставлять их в живых.
   - Убивать просто, Чан. - возразил мастер. - Мало того, что каждая смерть ужасное преступление, так ещё и не предвидишь всех последствий совершённого убийства! Достаточно ли ты мудр, Чан, чтобы видеть все последствия?
   - Нет, сифу. - ответил спокойно первый ученик.
   - Вот и я, Чан, недостаточно!
   Учитель, размышляя, прошёлся вдоль трупов, смотря в их лица, и искренняя боль терзала его.
   - Я знал многих из них. - сказал он, обращаясь к ученикам и даже к путникам. - Защищали своего лидера до последнего! Какая преданность! Но как ужасно погибать вот так, будучи подбитым на глупости очередным "лидером", жаждущим перемен! Думающим только тревогой, а не покоем, если вы понимаете, о чём я.
   - Так вы будите убивать нас, или нет? - спросил Джо. - А то монетка показала, что всё должно быть хорошо. По крайней мере, со мной.
   - Джо, тише! - прошипел на него священник.
   - Мне бы такую монетку... - проговорил задумчиво Дзяньпин.
   - Чтобы это не была за история, вам нет нужды убивать нас. - сказал Билл, с тревогой поглядывая на Люси.
   - Я признаться совсем не желаю убивать вас. - ответил "дядюшка", стоя ровно, словно стрела. - Как и остальных не желал. Но с ними уже нельзя было иначе. С вами... возможно можно. Девочка жива?
   Путники рассказали Дзяньпину, что кроме девочки был похищен и мальчик, сын Железного Сэма, что немного удивило его.
   - Вейдун зашёл слишком далеко. - сказал он.
   - Ребята? А вы кто вообще такие? - спросил Шарк, что вызвало улыбку на лице старика и его первого ученика.
   - Вы разве не вместе с этим Председателем? - добавил Хардсон.
   - Как видите, не совсем. Это не просто... - ответил Дзяньпин. - Мы хранители старого учения, военного ремесла нашего народа, которому обучали лучших из лучших. Мой дед был Красным Драконом. Это что-то вроде профессиональных диверсантов. В то время, как ваши предки изобретали силовую броню, наши создавали эти костюмы. Но дело далеко не только в них. Это целое учение.
   - Вы потомки Китайских диверсантов, которых выкинули в США перед войной? - угадал Билл. - Вы всё же коммунист?
   - Нет. - уверенно ответил старик. - Я вам не лгал. Хотя до войны политическая ориентация спецвойск конечно же была в одном фанатичном русле, но это было в прошлом. Повторюсь: в последней войне мы все проиграли. И новый мир нельзя строить старыми методами. К сожалению, Вейдун этого не понимал... - сказал "дядюшка", и посмотрел на изувеченное тело Председателя. - Хорошо, что такие люди, как мой дед, всё быстро поняли. Они помогли выжить пленникам концлагерей, сплотили их, но не для того, чтобы продолжать воевать, но, чтобы выжить. Старый мир погиб, и погибли бы мы все. И я рад, что им хватило ума не продолжать войны с выжившими американцами, но найти способ сосуществовать.
   - Просто мы все потеряли слишком много. - качая головой, сказал Вайт, который так же часто любил размышлять о горестных судьбах мира. - Слишком много, чтобы что-то уже имело значение.
   - Да. - согласился Дзяньпин. - Теперь мы просто пытаемся сохранить гармонию и тайну собственного существования. Поэтому меня знают в основном как причудливого старика, или учителя боевых искусств, но не более того. Вейдун же хотел стать чем-то большим, и повести наш народ отчасти старыми путями. Я не знаю, зачем он выкрал этих детей, но наверняка для того, чтобы манипулировать их родителями. Причины, нам ещё предстоит выяснить их.
   - Нам? - спросил неуверенно рейнджер.
   - Да. Ведь мы же теперь друзья, верно? Не бойтесь, я не стану вас обязывать к чему-либо. Просто мне кажется, что вы, как и мы, служим одной цели. Общей гармонии. Пусть и немного разными способами. Но есть два условия. Наша тайна. Если только болтнёте хоть где-то лишнее слово... Ну, тогда, как вы там говорите... Без обид.
   - Мы понимаем. - сказал Билл, осмотрев своих товарищей. - В этом ваша сила.
   - Это так, рейнджер Билл. - ответил старик, тепло улыбаясь.
   - И всё же, я считаю это ошибкой, сифу. - добавил Чан. - Но пусть будет так.
   - Так же, в тайне нужно сохранить всё произошедшее здесь. - тревожно сказал Дзяньпин. - Если кто-то узнает правду, вы понимаете, чем это может окончиться? Войной во всём Дримленде, и если не его крахом, то полным хаосом. Никто не должен говорить об этом под страхом смерти! Мы скажем, что девочку и мальчика похитили Гувер Криминалс, а Вейдун и его верные люди, узнав благодаря вам, где находятся дети, попытались отбить их, но большая часть из них геройски погибла. Конечно, умные люди поймут, что что-то не так. Отец девочки наверняка что-то заподозрит. Поэтому вам лучше исчезнуть, по крайней мере до того момента, пока всё не уляжется.
   Путники, раненные и уставшие, переглянулись, не совсем понимая, как в таком состоянии и без припасов, они могут куда-то идти.
   - Ах, да. - сообразил Дзяньпин, заметив их смущение. - Понимаю. К тому же, вы вроде как заслужили обещанную Элкинс Кланом награду. Хорошо. Мы проведём вас в одно из наших укрытий, вы сможете там отдохнуть пару дней, и привести себя в порядок. И мы щедро снабдим вас всем необходимым. Так же, в честь нашей новой дружбы, у меня для вас есть ещё один подарок. Информация. Вот уж не знаю зачем вы так отчаянно сражаетесь за эти устройства, и даже воруете их при помощи наших стелс-боев... - сказал "дядюшка" с укором смотря на Люси.
   - Простите... - виновато проговорила девушка, опуская глаза. - Мы действительно, обычно такого не делаем.
   - Понимаю... Ну, пусть будет так. В общем, одно такое устройство мои люди видели в Расте. Это поселение племени Сварщиков. Они странное племя, но, возможно вы сможете сторговаться с ними.
   - Спасибо. - ответил Билл. - Мы вам очень признательны.
   - Чан, проведи их, пожалуйста. А нам нужно навести тут порядок. Много порядка...
   Не без опасения путники последовали за половиной учеников Дзяньпиня. Заметив их тревогу, Чан сказал вновь, что считает "что их лучше было бы убить, но против воли сифу не пойдёт, а сифу очень благороден". И Дзяньпин сдержал слово, помог им восстановиться, вернул их вещи, и хорошо снабдил ресурсами. Путники покидали город через большие, канализационные туннели, выходящие на север, далеко за его пределы, и в лабиринтах, которых сами никогда бы не разобрались. Дримленд был необычным и ярким местом, но все они испытали облегчение, покинув его.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"