Искатель Евгений Валериевич: другие произведения.

Глава 1.7 Падший Герой или Война Не Меняется

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   Это было подобно туману. Нелогичное казалось логичным, несовместимое - совместимым, непонятное - понятным. Ей казалось, что всё это время она что-то делала. О чём-то с кем-то говорила, что-то происходило, хотя она и была словно никем. Люси осознала, что пришла в себя или проснулась, так внезапно, словно шлёпнулась с неба на землю. Девушка мгновенно поняла, что все те туманные видения были нереальными, мгновенно же их забыла, и чувствовала себя такой растерянной, словно в реальной жизни оказалась в первый раз. Она глубоко и прерывисто дышала, глаза плохо видели, в ушах звенело, а лицо выдавало непередаваемый словами испуг, словно она не знала кто она, где она, и что вообще происходит. Но понемногу зрение и слух начали восстанавливаться, память начала возвращаться, причём не последовательно, а рывками. Вначале память про боль, потом что-то из детства, потом про насилие Майка, что-то о доме и отце, и непосредственно воспоминания о последнем столкновении, и полное нежелание разума принимать, что всё это было на самом деле. Люси испугано посмотрела себе на грудь, её одежда была расстегнута, грудь была забинтована чистым, белым, настоящим бинтом, сама она лежала на синеватой, дорожной кровати, которая показалась ей чем-то знакомой. Рядом лежал пустой шприц, соединённый тонким шлангом с прозрачным пакетом-капельницей, внутри которого оставались маленькие капли лекарства. Рана болела, болела и перебинтованная нога, но, похоже, что обе пули извлекли из её ран, умело, явно рукой, которая имела в этом деле опыт.
   Первым она заметил дикаря, его рана также была обработана, но он уже крепко держался на ногах. Гартун заметил, что Люси пришла в себя, и подхватив с земли полу пустой мешок с водой, видимо собственность одного из рейдеров, ковыляя принёс девушке. Гартун открыл мешок и протянул ей, и Люси с жадностью принялась наполнять своё обезвоженное тело.
- Ты еда хотеть? - заботливо проговорил он.
- Ты жив?! - удивлённо спросила Люси. - Как?.. Нам удалось? Кто ещё выжил?
            "Странные эти женщины, что живут в руинах". - в который раз подумал про себя Гартун, не благодарят, не отвечают на его вопросы, но постоянно что-то требуют от него.
- Жив. Жива Солнцеволосая Лэсси, и жив Буйный Жеребец, и ваш шаман. Мне очень жаль твои друзья. Я скорбеть с тобой. - сказал Гартнун, и положил руку на плечё девушки. Люси вначале с опаской посмотрела на его руку, потом на него самого. Этот дикарь и вправду был очень странным, как она о них и слышала. Говорил странно, но при этом казался очень простым, без всяких скрытых замыслов и подлостей, словно ребёнок, и то не всякий.
- Они... Все мертвы?
- Их смерть храбро. Я благодарю тебя и их дух за наше спасение. - сказал Гартун и низко поклонился головой.
            Руки Люси задрожали, раны словно заныли ещё больше, ей хотелось заплакать, хотя она и знала этих людей не долго, всех кроме Абрама, но не могла, словно аппарат, что позволяет людям плакать полностью отключился в ней. Люси не знала, что сказать этому парню, она с грустным лицом похлопала парня по руке. Её внимание привлекли странные шумы, это были связанные рейдеры, раненные, выжившие в этой драке. Их раны так же были осмотрены, хотя и не так тщательно, как её собственные. Те из рейдеров, кто мог хоть как-то шевелиться, лишь недовольно ворчали своими связанными ртами. Складывалось впечатление, что они были весьма буйными вначале, но сейчас уже устали шуметь.
- Какая сейчас часть дня?.. Сколько я была без сознания?
            Гартун обдумывал слова девушки, видимо понимание трудных слов ему давалось с трудом, хотя он в целом знал местный язык, который старшие почему-то называли английским. Люси никогда не могла понять, почему в их стране говорили на чужом языке.
- Позднеет... Скоро закат. Но волшебные лекарства благородного воина хорошо очень помогать. Наш мудрый шаман имел похожие, но у него всё же более сильные. Я сам? когда пробудился, не поверить...
            Люси быстро перестала слышать, о чём говорил дикарь. Поток неконтролируемых мыслей был слишком силён, её голова жутко болела, подташнивало. Растерянным взглядом она осматривала округу, сердце сжало, когда на глаза попались семь тел, лежащих в ряд неподалёку, накрытые разными покрывалами и одеждой, сквозь которые проступала кровь. Вначале она хотела подойти ближе, как-то попрощаться, но сама мысль о том, чтобы хоть немного отодвинуть эти покрывала, и лично взглянуть на своих товарищей, отбила всякое желание вообще подходить к телам. Люси никак не могла поверить, что это правда, не могла поверить, что этих людей больше нет. Абрама, которого она хорошо знала уже давно, остальных ребят, которых она узнала совсем недавно, но успела даже полюбить, в каком-то смысле. "Я не хочу. Не хочу смотреть" - думала Люси. "Не хочу их видеть такими. Не хочу. Хочу помнить их живыми". В какой-то момент Гартун прекратил говорить о чём-то, что-то об отваге и героизме, и как обычно что-то о духах.
- Тебе хорошо? Ты устать или ещё болит рана сильно? - продолжил говорить Гартун. Люси поняла, что он заметил, что она его совсем не слушает, Люси стало очень неловко.
- Всё хорошо... - сказала она, но от этих слов ей почему-то становилось только больнее. - Спасибо тебе за заботу... друг. Я в порядке. Быть может, твоя помощь нужна остальным.
            Гартун после короткого вдумчивого молчания кивнул, и не спеша ушёл. "Мне нужно поговорить с Рваным" - подумала Люси. Почему-то сейчас ей очень захотелось увидеть именно его. Внезапно в её сердце потеплело, когда она услышала задорный
лай, и тяжёлые удары лап по земле. "Не может быть, не может быть" - с трепетом думала девушка, с надеждой взирая в сторону холма, из-за которого он доносился. Рыжий слюнявый пёс подбежал вначале к Гартуну, тщательно принюхиваясь, а когда заметил, что Люси пришла в сознание, с радостным лаем помчался к ней, махая во все стороны своим очень коротеньким хвостом. Пёс чуть не опрокинул девушку на землю, шершавый, слюнявый язык настойчиво прорывался к её лицу. Девушка кричала на него, отталкивала, но одновременно очень радовалась и даже смеялась. За приставаниями Чубы Люси не заметила, как он подошёл, только когда пёс немного угомонился, девушка увидела рейнджера, как-то неловко стоящего поодаль со своей винтовкой на плече. Он молчал, его глаза были скрыты за красными, стеклянными глазницами техно-противогаза, но Люси знала наверняка, что он смотрит на неё. Рейнджер не спеша начал подходить только тогда, когда Люси преодолевая свою слабость начала вставать, и ещё быстрее, когда она шатаясь начала подходить к нему. Люси несколько раз пошатнулась, рейнджер несколькими быстрыми рывками оказался рядом с ней, как раз в тот момент, чтобы подхватить девушку. Она обхватила его, обнимая изо всех сил, словно самого родного человека в этом мире.
- Билли... - чуть ли не прошептала Люси, не ослабляя своего обхвата.
            Рейнджер, не спеша и очень неуверенно, слегка обнял её, словно по какой-то причине он не мог себе позволить этого, или не мог понять, почему она ведёт себя так фамильярно. Но когда девушка начала всхлипывать, Билл осторожно, но уверенно прижал её к себе.
- Не волнуйся... - проговорил приглушённый голос. - Всё хорошо. Ты в безопасности.
            Они стояли так минуту, похоже Люси вовсе и не думала разрывать эти объятия. Посчитав этот момент подходящим, со всех сторон начали сходиться те, кто выжил, оглушённый Генрих, бледная как стена Лэсси, дикарь Гартун, с неизменным пронзительным и целеустремлённым взглядом, и Рваный, которого опять тошнило, но в чём-то он выглядел живее остальных. Несколькими манипуляциями рейнджер снял свой шлем и маску-противогаз, но никто не удивился его лицу, похоже все уже видели его без них. Он был почти таким же, каким его видела Люси тогда, просто тогда он был без сознания, а сейчас в здравии, улыбался, посматривал на всех вокруг своими голубыми глазами и живым лицом, ветерок трепал его чёрные волосы. Люси отпустила его только когда остальные подошли и обступили их. Биллу стало немного неловко, и, хотя на него так смотрели не в первый раз, пристальное внимание, пусть даже благодарное, всё же слегка смущало парня.
- Я осмотрел всё вокруг. - сказал он. - Разведал всё в сторону того города, о котором вы говорили. Похоже, преследователей больше нет.
            Было в его словах, или точнее в интонации что-то доброе и даже обворожительное. То как он гордо стоял, его внешность и впечатляющая броня, его уверенность, она словно наполняла и остальных вокруг надеждой.
- Да и им сейчас не до вас. - продолжил он, Люси заметила его странную интонацию голоса, очень необычную, спокойную но твёрдую, хотя и слегка скрипучую. Иногда Билл слегка затягивал произношение некоторых слов.
- Что там у Грязного? - чуть ли не простонал Рваный.
- Похоже, их атака захлебнулась. Они окружили город, но больше никто не атакует.
- Грязный? - удивилась Люси. - Они уже штурмуют город?!
- Ты многое проспала. - сказал Билл слегка улыбаясь.
- Девочка, - заговорил Генрих, было заметно, что ему было тяжело говорить, - судя по звукам, там была настоящая битва.
- Небесный гром... - проговорил Гартун немного с трепетом.
- Да. Похоже у них там миномёт. Они обстреливали город, вышли на штурм, долго перестреливались, но похоже пока что безуспешно. Я как раз занимался вашими и их ранами. - Билл махнул головой в сторону пленников. - А так возможно я бы помог им.
            Генрих хотел что-то сказать, но Люси грубо перебила его:
- Мой отец?! Он там?! Мне нужно его увидеть!
- Тише. - сказал Билл. - Ты главное не волнуйся, хорошо? - от его слов на лице Люси появился испуг. Она боялась услышать ещё одну плохую новость в этот день.
- Что с ним?! - пропищала Люси, её фразу чуть не сорвал всхлип.
- Он жив. Был серьёзно ранен, но жив. Я едва ли помню, но слышал, как ты говорила со мной. Помню, как неприятно мне стало, когда ты говорила о войне. Не знаю точно, но похоже, что я пришёл в себя через несколько дней, после того, как ты ушла. Едва удалось восстановить моторику, как вышел наружу, а ещё через минуту меня окружила толпа удивлённых людей. В общем, я говорил с вашим старейшиной, и поспешил вдогонку. Я неправильно понял вашего старика, думал ты ушла вместе с отцом. Нагнал их недалеко от места засады, они меня чуть не пристрелили. Твой отец был удивлён ещё больше чем все остальные. Нехотя, но всё же отдал мою винтовку, рассказал о твоей миссии. Я хотел сразу отправиться к вам, но они меня не отпустили, боялись, что я предупрежу этих рейдеров. - сказал Билл и снова махнул в сторону пленников. В общем, мне пришлось им помочь, нам удалось разбить большую рейдовую группу, но во время боя твоего отца ранили. Несколько стимуляторов и неплохой лекарь спасли ему жизнь, хотя он был близко...
            Билл умолк, Люси села на лежавший недалеко камень, держась за голову, кажется, её тошнило.
- Ну потом я не медля направился к вам, так быстро, как только мог, и похоже успел. - сказал Билл и улыбнулся, но через мгновение смущённый неловкостью убрал её со своего лица, так как в ответ смотрели всё те же уставшие и измученные лица.
            Все молчали, почувствовав, что теперь можно говорить, за остальных решил сказать Генрих:
- Мы очень благодарны тебе Билл. Просто, мы не знаем, как выразить это словами. Ты спас наши жизни, спас дважды, заступившись за нас и оказав нам помощь, не жалея своих сил и ресурсов, рискуя жизнью. Я здесь не так давно, но уже успел понять, что подобного в мире едва ли сыщешь. Думаю, что выражу мнение большинства присутствующих, сказав тебе спасибо. - и Генрих пожал Биллу руку.
            По очереди его поблагодарили Лэсси, Рваный, показав странный жест, прикасаясь кулаком к груди, молодой Гартун, уважительно положив руку на плечё рейнджера, и Люси в самом конце. Ей было очень неловко, она хотя и не кричала от счастья и благодарности, но понимала, насколько она обязана Биллу очень многим. Люси не хотела говорить простые, пустые слова, она хотела бы выразить сдержанную бурю эмоций в своём сердце словами, но не могла, не могла ничего придумать. Настойчиво напрашивалась только одна идея, но о ней сказать что-либо в слух девушка так же не могла.
- Спасибо тебе Билли...- сказала она, не вставая с камня, лишь подняв голову. - Прости меня, я просто не знаю... Я благодарна.
            Билл заметно засмущался, даже щёки слегка зарумянились, а взгляд часто опускался вниз на землю, тщательно во что-то там всматриваясь. Он постоянно повторял им: "Не за что. Никаких проблем. Всё хорошо", в роли героя ему было явно неуютно. После всех этих благодарностей они ещё говорили о разных мелочах, не долго, можно было ощутить, что рейнджер ищет момент, чтобы уйти. Люси ощущала это, и почему-то очень не хотела этого. Билл подобрал момент и уверенно, не нагоняя волнения сказал:
- Ну, похоже вы все приходите понемногу в себя. Я думаю, что вам нужно отойти подальше от этого места, хотя пленники и закопали все тела своих, есть звери, которые могут попытаться выкопать их. В общем, тут небезопасно. Сделайте что-то со своими друзьями, а я отведу пленников в лагерь ваших... Или не ваших....
- Ты уходишь?! - заволновалась Люси. - Прошу останься! Ты же не должен... - Люси недоговорила. Она поняла, что позволяет себе слишком многое.
- С вами всё будет хорошо. А я должен быть там. Не то что бы должен, - заулыбался Билл, - но я могу им помочь. Хотя у меня много сомнений по поводу всех этих ваших событий. Я здесь человек чужой, вам ещё придётся многое объяснить мне. Но кажется, у вас не было другого выбора, и я думаю, что могу помочь, и точно не могу остаться в стороне. Возможно, я смогу помочь, что бы можно было избежать ненужных убийств. Хотя ваши "хорошие" ребята вызывают сомнения. - Билл замолк, ощущая, что не может нормально выразить свои мысли, а его речь начинает походить на безумную.
- Может нам стоит пойти с тобой? - спросил Генрих, сверля Билла глазами.
            Люси хотела было поддержать его идею, но не успела. Билл выставил вперёд ладонь, словно давал указания успокоиться, и сказал:
- Нет, нет. Вы уже своё отвоевали. Поверьте, мне, как показывает мой скромный опыт, даже если лекарства хорошо помогли, после такого вам лучше остаться в стороне, пока полностью не восстановите силы. От подобных мест в подобное время, - Билл указал головой в сторону Башни, - лучше держаться подальше, особенно тем, кому и так досталось немало. В общем, там очень небезопасно... - всё пытался он словами отгородить их от безумия, хотя они и сами прекрасно понимали, что там небезопасно.
            Биллу удалось их уговорить, хотя они не очень то и сопротивлялись, только Рваный был не согласен с рейнджером.
- Я помогу ребятам, провести своих друзей. Если не трудно, передай Грязному, что я приду позже.
   В ответ Билл молча кивнул несколько раз утвердительно головой. Похоже, пока Люси была без сознания, Билл успел познакомиться с остальными, и Рваному не пришлось объяснять, что он один из Питонов. Билл ещё какое-то время был вместе с ними, хотя он заметно медлил, всё же попрощавшись, ушёл, ведя впереди себя пленников, из членов Башенных. Биллу не приходилось подгонять их или запугивать, похоже, что они были так ошеломлены, что морально совсем сдались.
  
   К лагерю осаждающих, Билл и его пленники пришли ночью. В осаждённом городе почти не горели огни, рейдеры опасались, что по ним будут наводить огонь миномета, или стрелять из другого оружия. Светились лишь огни в лагере Грязного, и во втором малом лагере, который следил за другой стороной города. В Билла и его пленников чуть ли не открыли огонь, но рейнджеру повезло, что его запомнили, и как только он назвал своё имя, опустили оружие. Даже в темноте можно было рассмотреть лежащие тела, перед стенами Башни, и столбы дыма, вырывающиеся в ночное небо из самого города. В лагере были слышны крики и стоны раненных, раны многих из них были слишком ужасными, чтобы быть залеченными даже чудодейственной медициной прошлого. Настроение большинства было мягко говоря невесёлым, а запрет командиров на употребления различного рода "увеселяющих" средств только увеличивал всеобщее уныние, хотя конечно не все слушались своих командиров. Билл прибыл вовремя, бойцы Грязного сообщили ему, что капитаны как раз совещались о своих дальнейших действиях. Какое-то время стражники у входа в большую палатку не хотели впускать рейнджера, Билл успел подслушать споры капитанов и их обвинения друг друга в неудачах, прежде чем его пропустили.
- Ааа, это ты, рейнджер... - протянул Грязный, с какой-то странной интонацией, странной тем, что Билл не мог понять рады ему или нет. - Не ожидал, что ещё увижу тебя.
            Грязный обращался к рейнджеру, но было заметно, что его мысли блуждали где-то совсем в другом месте. Он сел за дорожный столик, задумчиво потирая свой бородатый подбородок. Билли никак не мог понять, почему этого человека окрестили Грязным. Возможно из-за волос, ведь они у него были длинными, чёрными, но при этом растрёпанными и неухоженными. В купе с густой, чёрной бородкой и усами он казался дикарём, не таким, какие жили на юго-востоке Земли Свободы, а на дикарей, которые обитали в этом мире очень давно в лесах Европы. Сам по себе Грязный был куда чище собой и одеждой, чем большинство остальных людей, живущих в это время. Хотя подобное прозвище можно было получить и за "грязные" методы к примеру убийства своих врагов, или ещё чего-то подобного. Странным казалось и само его лидерство, ведь внешне он казался слабее, да и был меньше многих своих людей, хотя Билл не мог не ощутить атмосферу уверенности и решительности вокруг этого человека, некую грубую форму привлекательности его личности, чем он скорее всего и завоевал право лидерства.
            Также в палатке присутствовали ещё четверо. Одним из них был капитан наёмников, смуглый, очень суровый и даже жестокий человек на вид, тщательно выбритый, со странным именем или прозвищем - Бальтазар. Он был при оружии, плазменной винтовке, в тяжёлой кожаной броне, сидел нагнувшись вперёд, жевал табачные травы, и на всех смотрел с примесью злости и пренебрежения, особенно на вошедшего Билла. Казалось, что ещё мгновение, и он словно барный драчун начнёт задирать рейнджера с целью спровоцировать того на конфликт. В общем, человек этот внешне, по повадкам и нраву больше походил на бандита, чем на воина. Также рядом с ним сидел молодой парень, также хорошо вооружённый, достаточно новой на вид лазерной лёгкой винтовкой, его помощник. Присутствовал также какой-то неизвестный человек, по-видимому представитель от криминальных элементов, что участвовали в этом набеге. Незнакомец был одет в кожаную броню угольно чёрного цвета, с ним Билл не желал общаться, как в принципе и сам этот незнакомец не собирался общаться с законником. Подальше от всех остальных, на старом стуле сидел Триггер, коротко постриженный, давно небритый, немолодой мужчина, молчаливый и до пугающего спокойный на вид, с пронзительным, давящим взглядом. Он был главным охранником в Литлсити, и говорил за всех добровольцев из окружающих поселений. Грязному пришлось обратиться к этому человеку, хотя они и слыли врагами, чтобы с его помощью в тайне набрать добровольцев. Также здесь должен был присутствовать и Арчер, но судьба сложилась иначе.
- Ну что, - продолжил Грязный, когда понемногу начал отвлекаться от своих мыслей, - нашёл девку Арчера? Моих людей встречал?
- Да. Я едва успел, они как раз отбивались от преследования. С его дочкой всё в порядке, но все твои люди, кроме химика, что представился Рваным, погибли. Соболезную.
- Неужели? И вправду соболезнуешь? - проязвил с долей злости Грязный. Но после тяжёлого выдоха мрачно продолжил: - Они были хорошими ребятами. Нужно было как - то прикрыть их, проклятье!! - Грязный ударил кулаком по столу. - Мы планировали, что они сумеют уйти.
- Сумели бы, но у этих ваших Башенных уцелели два грузовика, и они конечно настигли их.
- Это всё та шлюшка виновата! - чуть ли не заорал Бальтазар своим прокуренным голосом, после того как тяжело сплюнул на землю. - Нихуя она не сделала! Машины уцелели, пушки уцелели, стены почти целые! За каким хером она вообще туда лазила?!
- А ты бы смог лучше? - вступился Билл за Люси. - Не уверен в этом.
- Чего?! Ты крыса! - задёргался Бальтазар. - Ты мне не рассказывай, ты кусок!.. Ты думаешь, можешь плевать на меня, сучий выродок?!..
- Успокойся! - повысил свой голос Грязный.
- Не затыкай мне рот, дерьмо!
            Неожиданно засмеялся неизвестный представитель криминалитета. Бальтазар хотел было и на него выругаться, но его смутило непонимание причин этого смеха.
- Представляю реакцию Кракена, - заговорил неизвестный. - если бы он вас только видел. Он то, наверное, думает, что его облапошили, наебали, и загнали в угол. Если бы он только знал, как мы близки к краху.
- А он узнает. - заговорил спокойно Триггер. - Узнает, это только вопрос времени. - Триггер сделал несколько глотков какого-то мутного пойла, и продолжил, со всей присущей ему флегматичностью. - Кто-то из наших ему всё и расскажет, особенно если вы тут будете кричать так громко.
- Давить его суку надо! - кричал Бальтазар. - Давить к хуям! Пока он получил по челюстям и не стоит на ногах!
- Это понятно, - продолжал неизвестный, - завтра, или ещё денёк, народ больше не выдержит. А девчонка молодец, работа отличная. Я собираюсь её найти и приобщить к нашим... - хотел было он похвастаться, но потом резко умолк, почувствовав, что наговорил лишнего. Он не сразу понял, что присутствующим лучше и не знать, какого ценного кадра он собирается завербовать. - В общем, она своё дело сделала, но вы же не думали, что этого хватит, что бы сломить Кракена?
- Не хватит. - сказал Грязный. - Но ещё они потеряли много народа во время рейда. Да! Ты говорил, что мои люди отбились. - обратился он к Биллу. - Сколько там было Башенных?
- Больше двадцати. Я привёл семерых пленных. Кстати говоря о них, мне нужны гарантии, что их не перережут как скот.
            После его слов Бальтазар громко рассмеялся, а незнакомец тихо.
- Я не зверь, и не позволю, что бы используя мои действия, прибегали к звериному поведению.
- Чего?! - вскрикнул Бальтазар.
- Ты типичный законник. - сказал неизвестный и продолжал посмеиваться. - Хотя знаешь, я так понял ты где-то с юга пришёл, ты здесь чужой. Ты больше законник, чем даже от тебя требуется. Может они и не все ебанутые отморозки, но как узнать? Знаешь ли ты, что творили некоторые из этих ребят? Блядь, даже у меня от одной только мысли об этом мурашки по коже.
- Он прав. - вновь спокойно заговорил Триггер. - Мы конечно не знаем, но не собираемся же попросту вырезать весь город? Всех подряд? Мы не звери.
- Даже если отпустить пленных и бегущих, - сказал неизвестный, - они начнут создавать проблемы везде, где расползутся. Пленных в рабство, а если кто спасётся, ну значит везунчик.
- Я не позволю отдавать кого-то в рабство. - с нотками угроз проговорил Билл. - Пусть даже среди них есть те, кто на это заслужил!
- Да ну. - встал Грязный и присел на край стола, сложив руки на груди. - А что ты сделаешь? Мне никогда не нравилась самоуверенность таких как ты, законник. Такие как ты уверенны, что все должны делать так, как вам хочется, что-то требуете, даже когда это расходиться со здравым смыслом. Готовы даже в одиночку прийти в лагерь людей совсем с вами не толерантными, и что-то требовать, диктовать условия, хотя мы можем тебя убить, и если мы рассердимся, то у тебя не будет никаких шансов выбраться отсюда.
   Билл какое-то время молча смотрела Грязному прямо в глаза, после чего сказал:
- Да можете. И живым мне не выбраться. Но прежде чем кто-то из вас успеет выхватить оружие, я успею убить всех вас.
            Бальтазар опять начал ругаться, незнакомец смеяться, но Грязный ударом руки о стол успокоил всех.
- Не важно, повеселились и хватит. Давайте вернёмся к главному вопросу. - сказал Грязный и вновь сел за стол. - Значит, в целом наш план сработал хорошо. И ребята мои хотя и погибли, но не зря, помогли нам дважды. Теперь дело за нами.
- Ну так, какова ситуация? - спросил Билл, и все присутствующие одарили его вопросительными взглядами.
- Тебе какое дело! - прошипел Бальтазар. - Это не твои проблемы, так что шёл бы ты отсюда, пока цел.
- Я помогу вам. Думаю, я могу помочь вашим людям пробиться.
   Незнакомец опять рассмеялся, даже Грязный с Триггером заулыбались.
- Ёбанный герой! - вновь рассвирепел Бальтазар. - Вот кем ты себя возомнил?! Ебучим героем?!
- Я удивляюсь, - спокойно отвечал Билл, - как ты до сих пор жив. - после его слов Бальтазар вновь яростно посмотрел на рейнджера, со злобой сжимая кулаки. - Ты такой нервный, а ведь человек от нервов может и умереть.
- Знаешь, что я тебе сейчас скажу... - медленно проговорил Бальтазар, при этом так же медленно вставая, его помощник машинально встал вместе с ним.
- Бальтазар! - прикрикнул Грязный. - Успокойся.
            Чуть ли не пыхтя от злости и шипя проклятья, капитан наёмников всё же сел на место, после чего Грязный продолжил:
- Зачем это тебе? Я тебе не доверяю, чужак. И пока остаётся моё недоверие, тебе нет места рядом с нами, будь ты хоть и вправду полезен.
- У меня есть причина. - сказал Билл после коротких раздумий. - У них в плену мой друг. Хороший друг. Я должен вытащить его живым, должен проследить за его безопасностью.
            Грязный какое-то время пристально смотрел на рейнджера, после чего сказал:
- Ты что-то скрываешь. Ну, хорошо, допустим так. Ты хоть понимаешь, во что ввязываешься?
- Ты же снайпер, - спросил Бальтазар, - так? Трусливый ублюдок! Это тебе не в кустах сидеть и шмалять по-тихому. Там мясо на куски рвётся! Думаешь, мы без тебя не пробьёмся? Думаешь, не сможем, сукин ты сын?! Думаешь, мы не сможем победить их?! Или думаешь достаточно только пробиться, и всё, мы победили?!
- У меня есть опыт в боевых действиях. Их и не нужно всех побеждать. Нужно всего лишь отсечь змее голову, а остальные и сами сдадутся. - спокойно сказал Билл.
- Нельзя недооценивать Кракена! - кричал Бальтазар. - Ты чужак, ты ни хера не знаешь о нас и тем более о нём, и на что он способен! Он в одиночку способен разогнать толпу! Его соплеменники любят его, и с ним будут драться как бешенные собаки, а возможно и без него!
- Я повсюду встречал таких "крутых парней". Куда бы я не заходил, в городишко или мелкое поселение, или просто в дороге, повсюду есть свои "крутые парни". И я давно понял, что если в тебе есть силы перешагнуть через "силу личности" таких парней, то пули разят их не хуже, чем всех остальных.
- Хочешь сказать, что мы трусы?! - вновь взревел Бальтазар.
- Прекрати! - не выдержал незнакомец. - Уже и я не могу терпеть твои вопли!
- Так может потерпишь мой нож в своём брюхе?!
            Удар рукой о стол и крик Грязного, вновь всех утихомирил. Пользуясь коротким затишьем, заговорил Триггер:
- Законник прав, и ситуация казалось бы полностью в нашу пользу, но ты должен понимать, что Кракен, это тот ублюдок, который способен обратить ситуацию в свою сторону. Бальтазар тоже прав, его нельзя недооценивать.
            Билл подошёл к столу, отодвинул пустой стул и сел за стол, внешне казалось, что он вовсе не смущен тем, что неизвестный бандит и капитан наёмников сидят у него за спиной.
- Я знаю о чём говорю. - сказал он спокойно и даже примирительно. - И я готов выслушать вас. Да я законник. Да, в иной ситуации я мог бы стать вашим врагом. Я уже помог вам один раз, просто так, потому что мне кажется, что на вашей стороне правда, хотя я уже научен жизнью, не связываться, с такими как вы. - Билл окинул всех присутствующих беглым взглядом, вертясь на стуле. - Большинство из вас. Я готов вам помочь, хотя я и чужак, и не хочу вмешиваться в ваши дела, но у меня есть свои причины. А пленники, они мои, и мне решать, что делать с ними.
- Мы можем, - заговорил Триггер, - отправить всех пленных и раненых в Литлсити, в тюрьму. Сделаем новый корпус в одной из руин. Потом отправим запрос в город законников, попросим помощи в суде Феникс Сити, решим этот вопрос как-то сообща и менее кроваво.
            Незнакомец вновь рассмеялся, и сказал:
- Тригг, неужели ты тоже становишься грёбанным идеалистом? Ты собираешься привести этих отморозков прямо в город?
- Под конвоем и под охрану... - оправдывался начальник стражи Литлсити.
- Похуй. Ты подвергаешь людей опасности, готов тратить силы и ресурсы. Я должен тебя учить?
- А ты тоже поработаешь. - задумчиво парировал Триггер, слегка кивая головой. - Ты, и друзья твои.
            Незнакомец в ответ рассмеялся, и проговорил сквозь смех:
- Понятия не имею, о чём ты.
- Конечно имеешь...
- Хватит! - вновь повысил голос Грязный, но в этот раз без удара о стол. - Я тоже не хочу кровавой расправы, но мои ребята ждут награду. Им нужны трофеи, всё, что представляет хоть малую ценность, хотят поиметь хорошеньких сучек, если у них такие есть. Я не могу лишить их этого, особенно после такого месива. Но это если они сдадутся, а если будут драться о каком милосердии может идти речь, а законник? - сказал Грязный, кинув на Билла озлобленный взгляд.
- Всегда есть другие пути... - спокойно ответил Билл.
- Другие пути... Может у тебя бродяги и есть... - продолжал причитать Грязный, потом вновь задумался и умолк на какое-то время. - Первая стычка прошла успешно, ты сам видел, потери были небольшие. Но тут всё было не так гладко. Мы пришли, город дымится, стены побиты, завалены конечно наспех, но это уже не было проблемой. Мы окружили город, установили миномёт, начали обстрел, никто не ответил. Рванули в атаку с обеих сторон, и тут началось месиво...
- У них было четыре вышки. - со злобой высказался Бальтазар. - На всех пулемёты, на двух попроще, а ещё на двух 50-ый калибр. Сссуууки!
- Наши не медлили, - продолжил Грязный, когда Бальтазар перестал ругаться, - быстро добрались до стен, но успели покосить многих наших. Добрались до стен, начали закидывать взрывчаткой, минировать завалы и стены с внешней стороны. Во многих местах повредили, но недостаточно, но оба завала пробили. Пошли в атаку, а они там повсюду, но мы не останавливались. Застряли с обеих сторон, едва могли продвинуться вперёд, начали опять обстреливать с миномёта, по своим чуть не попали пару раз. Разбили им два пулемётных гнезда, там повсюду всё дымилось. Решили задавить, пробились далеко вглубь с обеих сторон, а они рванули в рукопашную. В общем, наши ребята не выдержали, пришлось отступать, в вдогонку перебили кучу наших. Вот, пожалуй, и всё. Убитыми и раненными потеряли около трети наших сил.
- Да и им досталось! - опять заревел Бальтазар. - Не могло не достаться! Там всё взрывалось, в перестрелке, да я сам лично пятерых уложил!! Давить их нужно!! Там одни только калеки остались!
- Не знаю, сколько их там осталось, - продолжи Грязный, - Но ещё одна такая атака, и мы потеряем всё. Вон Триггер предлагает отступить. Говорит, что так мы сохраним силы, а Башенные после такого не скоро встанут на ноги, а если и встанут, то мы сможем дать им отпор. И это звучит логично, правильно. Если потеряем всё, будет только хуже.
- И так потеряем! - продолжал кричать капитан наёмников. - Что, всё зря?! Ладно твои наркоманы, так и моих ребят тоже много полегло! Тоже зря? А сколько ты средств на это потратил?! Тут победа, или смерть!
- Если отступите, - сказал Билл, - может защититься сами сможете, и город этот ваш, Литлсити, тоже защититься, а вот маленьким поселениям вроде Смоки он будет мстить уже завтра.
- Не мстить, - фыркнул незнакомец, - он не оставит там ничего целого и живого, уничтожит всё, истребит.
- Да и Лилсити ваше спалит, - сказал Бальтазар, - так же как и вы спалили и разрушили его город, и стены вам не помогут!
- Кто-то из вас был внутри? - спросил Билл?
- Я был! - заревел Бальтазар, едва ли Билл успел договорить. - И ребята мои были там! Мы первые пошли, потому что его сброд, - говорил он и пренебрежительно смотрел на Грязного, - не хотели, ссались сучки! Я парням говорю: "Давайте! Покажешь этим пёздам трусливым как нужно воевать!"
- Были там. - заговорил незнакомец. - Только Грязный остался на базе. Командовал. - сказал он и засмеялся.
            Было заметно, как у Грязного свело скулы и мышцы на руках, но он сдержанно спросил, обращаясь одновременно к незнакомцу и Бальтазару.
- Вы хотите меня в чём-то упрекнуть?..
            Они не хотели оскорбить его, назвав трусом, скорее они просто шутили, и им хватало ума не продолжать эту тему.
- А Триггер, - продолжал посмеиваться незнакомец, - он со своими домашними зайчиками до стен допрыгал, а в сам город их не повёл. - Триггер казалось хотел что-то сказать, но незнакомец перебил его и продолжил. - Да не оправдывайся. "Нельзя заходить всем сразу. Под моей ответственностью жизни чужих людей". И всё такое.
- Тогда скажи мне... - заговорил Грязный и наклонился в сторону незнакомца, сверкая злобой в глазах. - Если вы все такие храбрые, а мы такие наркоманы и трусы, почему больше всего погибло именно моих парней, а не таких смельчаков как вы?!
- Мне нужно кое-что знать! - перебил всех Билл. - Кракен, вы его видели? Он участвовал в бою, или скрывался?
- Он не такой человек, мальчишка, - сказал Бальтазар, - что бы скрываться. Вперёд конечно не лез, он не дурак. Без него им конец. Я видел его лично, он сидел в своей сраной башне, постоянно стрелял, постоянно отдавал приказы, ревел как какое-то чудовище в ночной Пустоши.
- Это хорошо. - продолжил Билл. - Вы пробовали разрушить вышку?
- Да. - ответил Грязный. - Но она крепкая. Миномёт этот очень неточно стреляет. Мы попали раза четыре, но только повредили её.
- Мы возьмём их вышку штурмом. Пробьёмся в середину, часть будет сдерживать Башенных, а я и ваши лучшие ребята, пробьёмся в вышку и достанем этого Кракена. Я думаю, его люди дрогнут, если его пленить или убить. В любом случае, это уже будет половина вашей победы.
            Все присутствующие молчали, даже озлобленный Бальтазар, поэтому Билл после короткой паузы продолжил:
- Мне нужны патроны 5мм, хорошие, качественные и желательно бронебойные. Нужны также 45-70 для моего револьвера, и крупная картечь для обреза. Нужны гранаты или динамит.
- Может тебе ещё нетронутую девственницу? - прошипел Бальтазар.
- Может, но позже. Я напишу список необходимых ингредиентов. Когда вернётся ваш химик, мы подготовим то, что нам поможет. А сейчас, я бы рекомендовал бы вам отдохнуть, и не тратить силы на бессмысленную грызню. - сказал Билл и встал, слегка поправил ремешок винтовки на плече. - У нас будет сложный день, но всё получиться.
- Хорошо... - задумчиво произнёс Грязный. - Вот только я не пойму одного, рейнджер. Как ты можешь знать наверняка, что твой друг жив? После такой мясорубки, взрывов и нашего обстрела?
- Я уверен. Он жив. Он нужен им...
            Грязный с недоверием смотрел на рейнджера, тот явно что-то недоговаривал. Билл не мог рассказать им правду, иначе все эти люди, разгорячённые потерями и трудностями, не стали бы разбираться в глубине вины его друга, а просто бы отомстили. После того как Билл окончил с медицинской помощью всем раненным, он начал знакомиться с выжившими, Люси в тот момент ещё была без сознания. Билл очень удивился, когда узнал, что Генрих из убежища, за всю свою жизнь рейнджер встречал лишь несколько таких людей "из консервной банки", и часто им было что рассказать. А Генрих уже давно не болтал по душам, ему не хватало внимательных слушателей, чей уровень цивилизованности не уступал ему самому. Они долго рассказывали друг-другу разные истории, пришедшие словно из двух разных миров, Билл о неизведанном, новом и диком мире, а Генрих многое о прошлом и неизвестном для Билла. Но рейнджера ждал ещё один сюрприз, когда он заговорил с бывшим пленником об этих рейдерах, которых называли "Башенными". Билл хотел узнать побольше о том, что тут в этом крае вообще происходит, он знал только то, что ему нужно найти некое место, о котором он условился со своим другом, профессором Блэкстоуном заранее, его называли Литлсити. "Они пленили меня" - говорил ему Генрих, "Я сказал, что у меня есть знания, а им был нужен кто-то, чтобы справить их машины, и они оставили меня в живых. Моих знаний об автомобилях и газовых установках было недостаточно, но мне опять повезло, и меня не собирались убивать сразу. А потом они привели человека, очень умного, и заставили его исправить машины. У него вышло, и Башенные тут же принялись утверждать свою власть".
            Страшная мысль закралась тогда в голову Билла, он начал расспрашивать Генриха, как же выглядел этот человек, и Генрих рассказал: "Ну, он был уже весь седой, можно даже сказать старый". "Неужели это он?" - с ужасом думал Билл. "Неужели это Блэкстоун?". Профессор был таким типом человека, который любил помогать окружающим, и любил блеснуть своими знаниями. Но мог ли он засветиться? Мог ли кто-то сдать его рейдерам? Или они поймали его в пустыне? Интуиция подсказывала рейнджеру, что совпадения быть не могло. Билл не был уверен, что застанет Блэкстоуна в Литлсити, но по-видимому старику не только удалось вырваться из лап Драу, но не добраться до заранее назначенного места, и уже в дороге каким-то образом угодить в неприятности. "Это в его стиле" - устало подумал тогда рейнджер, "С ним никогда не бывает просто".
            Так как больше никто ничего не говорил и не спрашивал, Билл ушёл, напоследок успев расслышать шипение Бальтазара: "Убил бы сссуку!". Ему так же нужно было успеть отдохнуть, а впереди было ещё слишком много работы. Рейнджер подыскал себе место возле одного из костров, разложил свою надёжную компакт-палатку, произведённую какой-то довоенной организацией Travell'n Joy, перекусил местной похлёбкой, в которой чего только не плавало, из представителей местной флоры и фауны, но на вкус было весьма сносным. Билл заснул, усталый Рваный пришёл только под утро, но рейнджер не дал ему отдохнуть после тяжёлого дня и ночи, его помощь была нужна ему в одном деле. Невзначай Билл несколько раз спросил, как там остальные, как там Люси, но до того момента как Рваный ушёл, им так и не удалось решить, что делать дальше и куда идти. Похоже, что они всерьёз раздумывали над тем, чтобы всем вместе уйти в Смоки. Билл объяснил свою идею Рваному, тот внимательно просмотрел на схему, наспех нарисованную карандашом на куске туалетной бумаги. Её создали ещё во времена до пустошей, и в это время этот продукт очень ценился, хотя и использовался в основном не по назначению. Иногда можно было бы найти старую, а быть может даже чистую бумагу, прицепленную к планшету, что завалялся под горами мусора, но она в основном не сохранялась а сгнивала, в отличии от рулонов туалетной бумаги, тщательно упакованной в обёртку и хранящуюся в толстых, картонных коробках.
- Ты уверен, что это сработает? - неуверенно спросил Рваный. У него был опыт смешивания не только наркоты, но о подобном "рецепте" он не знал.
- Да. Он у меня записан. - сказал Билл и улыбаясь указал на свой Пип-Бой.
- Хорошо. Мы всё подготовим. Надеюсь, что ты прав, так как второй неудачи мы уже не выдержим.

            С первыми лучами восходящего солнца, осаждающие начали готовиться к атаке: проверяли оружие, немного увеселялись "для храбрости", подходили ближе к городу, сильно прижимаясь к земле, иногда даже подползали. Башенные не стреляли, как и в прошлый раз, они не собирались тратить патроны впустую, но собирались дать своим врагам подойти ближе. Подготовка велась в обеих лагерях, как и вчера, они собирались напасть с двух сторон. Группу с северной стороны, должны были повести незнакомец и Бальтазар, а основную с юга Триггер и рейнджер. Грязный специально отправил недоброжелательно настроенных к рейнджеру капитанов с другой группой, что бы случайно не произошло какое-нибудь "недоразумение". Тонкие струйки дыма всё ещё продолжали исходить из города в небо, но даже в бинокль невозможно было рассмотреть и малейшего движения, словно Башня полностью опустела. Все вокруг шумели, собирались, готовились, маленькими группками выдвигались вперёд, пока Билл не спеша брился, периодически кидая взгляд в какую-то книгу. Бойцы Грязного прошли недалеко от него, неся в руках ящики, наполненные старыми жестяными банками, захлопнутыми сверху крышками, и с подведёнными внутрь фитилями. А за ними не спеша шёл и сам Грязный, курил, какое-то время молча поглядывал на Билла, поправляя своё обмундирование.
- Ты уверен, - заговорил он, - что не умрёшь сегодня?
- Что? - не понял Билл, не сам вопрос, но скорее цель, с которой он задавался.
- Бреешься. Я не против конечно, но ты уж пойми мы не на вечеринку идём. Зачем бриться, если вскоре можешь умереть?
- Не знаю. - задумался Билл. - Наверное, это привычка. - Билл хотел было рассказать, что и его отец постоянно брился даже при самых неуместных казалось бы условиях, что они оба похоже чувствовали себя грязными, не сделав этого вовремя, но решил, что это оскорбит волосатого Грязного.
- Повезло, что у нас с собой было всё необходимое и караваны с припасами не опоздали. Надеюсь, это сработает, законник, иначе ты будешь нам должен круглую сумму.
- Сработает, я уверен, если правильно всё сделано. Да и крышки у меня с собой есть, так что я не боюсь. - говорил Билл и продолжал бриться.
   Неожиданно Грязный рассмеялся, Билл вопросительно посмотрел на него, и сам не смог сдержать улыбки.
- Что? Что я не так сказал?
- Крышки! - сквозь смех выдавил Грязный. - Вы чужаки, смешные ребята. Многих из вас не раз подняли тут на смех. Для нас это уже местная шутка.
- Не понимаю.
- Один торгаш как-то во время пьянки, рассказал мне одну историю, он к нам товар привёз. У него есть магазинчик в Лилсити. В общем, приехал как-то один с юга, решил посмотреть, что тут да как, у вас там, на юге почему-то думают, что тут и живых людей нет. В общем, приехал он давай продавать, менять, к торговцу этому зашёл, решил у него купить что-то. Тот говорит ему, что дорогой товар, а чужак в ответ: "Ничего, у меня с собой "денег" много есть, и высыпает из мешка гору бутылочных крышек. Торговец говорил, что он и его охранники со смеху вдвое скрутились, чуть штаны не обмочили. Я думал, что это так шутят, хотя подобные истории слышал нередко, пока однажды сам не стал свидетелем. Мы в рейде были, далеко на юг ушли, искали место, где покапать чего-то можно было бы, и нарвались на группу южан, старателей. В общем, бой завязался, мы их быстро успокоили, один почти удрал с мешком таким небольшим. Мы его догнали, а он в мешок вцепился, пушку на нас наставил и орёт: "Не отдам! Умру, но не отдам!". Мы все и сами уже удивились, что там такое у него, не золото ли случайно. В общем, мы ему говорим: "Бросай мешок на землю, и оставим в живых". Он так долго размышлял, словно там вся жизнь его в этом мешке, я всё думал, что вот-вот и он начнёт стрелять. Но всё же бросил, мешок упал, развязался, и гора крышек вывалилась наружу. Мы, наверное, пять минут смеялись, я не помню, что бы вообще когда-нибудь в жизни так смеялся.
            Грязный ещё какое-то время посмеивался, но молчал, задумчиво глядя на Башню.
- Вы его убили? - спросил Билл, а когда отвлечённый Грязный вопросительно посмотрел на рейнджера, добавил: - Парня этого, с мешком крышек?
- Нет. После такого веселья в него уже никто не мог выстрелить. Да... - сказал Грязный, и вновь всё его внимание было поглощено осаждённым городом.
- В Калифорнии они вместо денег. - сказал Билл, и Грязный опять вырванный из своих размышлений растеряно посмотрел на Билла. - Там на юге, они заменили деньги. Крупные торговцы в одном из больших городов продают за бутылочные крышки товары и воду. Не знаю почему, но думаю, что у них их было очень много, и они создали на них искусственный спрос.
- Да я уже понял, но тут такое дерьмо не сработает. Не хватало мусором расплачиваться совсем бесполезным.
- А что же у вас вместо денег? - спросил Билл, и встал, вытирая своё лицо тряпкой.
- Деньги. Старые, главное, чтобы состояние было сносное... Ну или валюта Синема, но с ней сложно, они её из меди, железа, серебра и золота клепают, и на всё это свои расценки.
            Грязный умолк, отвлечённый Чубой, который принёс в зубах огромную крысу, и после ласки хозяина принялся её с жадностью поедать.
- Бумажными деньгами, - продолжил он, - можно хотя бы поджечь что-то, или зад подтереть. Синема, как ты говорил "город крупных торговцев". У них как-то сохранилось много денег, вот они и пустили их опять в оборот. Крышки...
- Ну, я понимаю, почему это кажется смешным. Я и на юге чужак, и первое время тоже не мог понять этого. - сказал Билл и подцепил на ошейник Чубы кожаный ремешок, который привязал к обугленным остаткам дерева, под жалобное скуление пса. Билл надеялся, что в этот раз Чуба не сможет сорваться, так как в предстоящем сражении ему было лучше не участвовать.
- Да? Так откуда же тебя к нам занесло?
- Из Аризоны, ещё мой прадед был оттуда, он был настоящим рейнджером, пережил ядерный ад. Он и его друзья собрали группу, со временем прибились к бывшим военным. В общем, длинная история. Наша организация сформировалась давно, чтобы как-то помочь нуждающимся, поддержать порядок. Уже во времена моего деда и отца влияние рейнджеров распространилось и на соседние штаты, особенно в нём нуждались в Неваде.
- И как там в Неваде, что-то интересное есть?
- Да в целом как и везде, отцу деды рассказывали, что там с самого начала выжило может даже немного больше чем на западе, и с самого начала началось безумие, которое продолжается и сейчас. Насилие, огромное количество рейдеров, разных полу одичалых поселений, людоедство. Хаос. В Лас-Вегасе, это когда-то был очень великий город, там много людей поселилось, но полная Тьма. Рейнджеры пытаются хоть как-то огородить поселения, сохраняющие признаки цивилизации, от этих кровавых орд, но кажется, всё только становиться хуже. Мне даже интересно чем всё это закончиться, и не перебьют ли там все друг-друга, так что и в живых никого не останется.
- Можно ли их судить, законник? Люди выживают как могут. Думаю, и у нас ты не мало такого найдёшь. Я бы не сильно заморачивался на твоём месте.
            Они опять умолкли на какое-то время, оба понимая, что не знают что сказать, что бы продолжить разговор, уж слишком разным было у них мировоззрение.
- Так что там, у тебя дома, вместо денег? Или такие все дикие, что нет ничего такого?
            Билл какое-то время размышлял, потом ответил:
- Вода. Бутылки с водой. И что бы ты понял насколько всё плохо, добавлю и второй заменитель денег - зубы.
            Грязный ничего не сказал, лишь понимающе покачал головой.
- Дико. Я не стану строить из себя хорошего человека, по твоим меркам мы тоже сброд и заслуживаем смерти. Но что бы тебе стало легче рейнджер, сравни нас с ними. - и Грязный указал движением головы в сторону Башни. - Они живьём сдирали с людей кожу, и резали тела на кусочки. Мы может и отбросы, убивали, насиловали, грабили, но только когда по-другому было нельзя, что бы ты там себе не думал. До зверств подобных мы не опускались. Так что, твоя совесть может быть чиста, ведь эта Тьма не лучше той, что у тебя дома, законник.
            Билл во многом не был согласен с Грязным, но решил избежать всяких бесполезных споров, и промолчать. Закончив бриться, Билл принялся подготавливать своё оружие, подчищал, перепроверял исправность, проверял свой боекомплект и развешивал на ремневых сумках так, чтобы всё лежало там, где нужно.
- Странно, - заговорил он, обращаясь к Грязному, - что ваши "крупные торговцы" до сих пор не наладили связи с югом.
- Не знаю. Возможно расстояние слишком далёкое, к тому же границу между нами и югом сложно перейти. Башенные рейдят эту местность, разные группы изгоев, людоеды, дикари, ну мы в конце концов. Влияние Синема тут слишком слабо. Но Лилсити и окружающие его поселения понемногу крепнут, возможно, ему удастся стать четвёртым большим городом, тогда возможно и с южанами удастся связь наладить. Но это всё непросто, вся эта политика.
- Ты даже знаешь такое слово. Не подумай, что пытаюсь нагрубить, просто почти все его забыли в эти дни.
            Грязный скрестил руки на груди, довольно улыбнулся, даже немого горделиво, и сказал:
- А ты думал, что если "рейдер" значит дикарь или тупица? Между прочим, я много читал, когда был моложе, часто путешествовал в одни руины, где неплохо сохранилась библиотека, дома у меня навалом книг. Я тогда был правой рукой Гадюки, суровый был мужик, ты бы точно не поладил с ним. Это он придумал название нашей банде "Питоны", был помешан на всём змеином. Ловил огромных змей в ущельях на востоке, и из их кож ему шили одежду и броню, яды их любил. А раньше, наша группа называлась: Ястребы Миртл-Крик, не знаю даже в честь какого хрена. Хотя оно мне нравиться всё же больше. Чем больше у меня появлялось обязанностей, тем меньше времени оставалось на чтение, но кое-что мне удалось успеть познать. А как Гадюка сдох, мерзкий ублюдок, как-то незаметно я вскоре стал лидером, лидером своего народа.
- Ты говорил, что тебе не безразлична судьба своего народа, говорил, что хочешь перемен. Я знаю, что читать морали неблагодарное дело, но тот путь, которым вы идёте, он всё равно ведёт к концу, рано или поздно.
- Перемены будут. Вот только этих мразей вырежем, что б жить спокойнее. Как я говорил, возможно Лилсити поднимется, после Ползунов они вряд ли примут нас, но мы найдём способ взаимодействия. Справедливый. Очистим себе дыру, получше той, что у нас сейчас, что бы путешественники и торговцы не боялись приходить к нам.
- Знаешь, первый, кто наладит связь с югом, получит огромное влияние. Если организовать хороший сбор крышек, прихватить с собой товары, наладить торговый маршрут с югом, это всем принесёт только выгоду. Я знаю, что ты не глупый человек, и это то, что могло бы поднять твой народ на новый уровень, а это ваше Лилсити получило бы возможность из дыры областного масштаба стать чем-то серьёзным, и они были бы вынуждены открыть перед вами двери.
- Не всё так просто, законник. И ты знаешь это не хуже меня. - с грустью сказал Грязный. - Я думаю, время покажет.
            Билл молча кивнул в ответ. Далее искать тему для разговоров не пришлось, так как к ним уже приближалась группа людей, во главе с Триггером. Билл понял, что это и есть его штурмовая группа, хорошо экипированы, суровые, уверенные в себе.
- Знакомьтесь. - начал Триггер. - Это законник, Билл, со странным прозвищем Край. Но не смотря на прозвище, он кажется сильный парень. Он поведёт вас в бой. Билл, это одни из самых серьёзных наших парней... и девушек. - среди них были и две женщины. - Многие из них знатные, храбрые воины. Не подставь их.
- Не подставлю. - ответил уверенно рейнджер.
            Как только Триггер окончил, Грязный окликнул его и сказал:
- Время пришло. Приступайте.
            Триггер кивнул и быстро ушёл. Билл гордо выпрямился перед своей группой из четырнадцати воинов пустоши, по-видимому, здесь присутствовали представители самых разных профессий, поэтому и реагировали они на пустынного рейнджера по-разному. Кто-то смотрел с интересом, кто-то с недоверием, некоторые даже с презрением, одна из женщин с явным увлечением. Это были сильные, закалённые телом и духом люди, многие из них имели долю славы, в этих землях, некоторые слыли врагами друг-другу, некоторые наоборот друзьями. Здесь присутствовал и знаменитый Стингер, что носил броню сделанную из панцирей крупных радскорпионов, и известная Искра, суровая женщина с огнемётом, и одноглазый снайпер-наёмник Бласт. Все они были небезызвестными воинами если не для всех Пустошей, то для определенных поселений наверняка.
- Это всё неважно. - сказал им Билл, словно продолжал в слух свои мысли, хотя их подобные слова вначале удивили. - Что бы вы обо мне не думали, это не важно. Главное, что сегодня у нас есть общая цель. Мы попытаемся закончить всё быстрее и с меньшими жертвами. Сейчас мы все пойдём в атаку, войдём в город, и в тот момент пока остальные будут прикрывать нас, мы ворвёмся в башню Кракена, перебьём всех его стражников и пленим или убьём его самого. Сделать это нужно будет быстро. Промедлим, вероятнее всего потерпим неудачу. Поэтому действуем быстро, но слажено, и одновременно не торопясь. Хотя я не думаю, что вам нужно это объяснять. - в ответ отряд неожиданно для самих себя дружно и даже немного весело подхватил: "Нет! Конечно нет!" - Мне сказали, что вы одни из лучших. Я рассчитываю на вас.
            Раздался громкий хлопок, а после него удаляющийся свист, и через несколько секунд заряд миномёта влетел в одно из зданий города и взорвался. Это не были сильные по мощности заряды, но всё же весьма смертоносные, начинённые множеством осколков. У осаждающих было не много таких, около шестидесяти штук, что и так стоило им огромных средств. Большинство снарядов они выстреляли ещё вчера, оставшиеся на этот день использовались в основном для того, чтобы заставить Башенных засунуть свои головы куда подальше, пока остальные будут приближаться к городу. За всё это время, миномёт нанёс много вреда и городским постройкам, и самим людям Кракена, но намного меньше, чем ожидали новоиспечённые "союзники", ведь у Кракена оставались сюрпризы, о которых они не ещё знали. Слова механиков Эмпайр о том, "Что там и в живых никого не остается!" были далеки от правды.
            Почти сразу за первым, раздался второй хлопок, и опять свист, окончившийся взрывом где-то между построек города. Грязный начал кричать во все стороны призывы к бою, подталкивал самых нерешительных своих людей. Его союзники в другом лагере так же начали продвигаться вперёд. Первыми вперёд выдвинулись бойцы с самодельными гранатами, которые всю ночь собирал Рваный со своими помощниками. Они поджигали фитили, кидали гранаты далеко вперёд, и сразу припадали к земле, так как тяжёлый пулемёт Башенных застрочил, ведя по ним огонь. Крупнокалиберные пули врезались в землю, вырывая из неё большие куски, но на большом расстоянии стрелки Кракена не смогли ни в кого попасть. Через несколько секунд, гранаты начали взрываться слабыми хлопками, и испускать густой белый дым, иногда чёрный, в зависимости от использующихся материалов, которых и так было в притык. Следующие гранаты бойцы Грязного кидали уже находясь под прикрытием дымовой завесы, дальше к Башне, и так несколько раз. Очень скоро всё расстояние, от лагерей, осаждающих до города, было заполнено этим густым дымом, и "союзники", закрывая свои дыхательные пути и глаза различного рода повязками и масками, под завесой быстро двинулись вперёд. Кракен и его люди быстро поняли, что происходит, и вскоре открыли безумную пальбу во все стороны, которая по большей мере была лишь пустой тратой боеприпасов. Отряд защищающий стену Башни даже не ожидал, что атакующие так быстро доберутся к ним. Совершенно внезапно для них из дымного тумана открыли ответный огонь, вспышки которого были очень близки и виднелись сквозь дым.
            Осаждающие добрались до стен Башни практически без потерь, подойдя ближе, успели подстрелить несколько защитников города, но в ответ получили залп из гранат и динамита, что тут же остановило первую волну атакующих, но за ней уже двигались следующие волны. Обороняющие стену не могли сдержать такого яростного натиска, и после того как шашки динамита начали лететь в их сторону, они отступили. Билл и его отряд находились немного вдали от основной атакующей группы, хотя конечно поддерживали их огнём, по оружейным вспышкам на стене города, которые им удавалось заметить. Как только Башенные отступили, осаждающие начали минировать баррикады в проломах, другие закидывали крюки с канатами на удалённых участках стен, чтобы переправить часть бойцов для атаки с неожиданного направления. Раздалось два сильных взрыва, что немного расчистило проходы, в которые тут же накидали взрывчатку, после чего первые отряды начали прорыв в город. Но их встретил ожесточённый огонь со всех сторон. Башенные укрепились вокруг проломов, и в домах, и за баррикадами на земле так, чтобы вести огонь со всех сторон по тем, кто узким проходом пытается ворваться в город. Из пяти человек, вошедших в пролом, троих успевали подстрелить до того, как они доберутся до какого-нибудь укрытия. Но понемногу огонь осаждающих нарастал, и Башенным приходилось всё чаще прятать головы.
- Кажется это провал!! - кричал Триггер рейнджеру сквозь оглушительную стрельбу, в тот момент, как они вместе отстреливались сквозь пролом. - Нужно отступать! Нужно спалить это гнездо к чертям!!
            Билл и его штурм-группа начали перезаряжать оружие, и в этот момент ещё один отряд бойцов рванул в пролом, сквозь яростный обстрел. Двоих подстрелили ещё на входе, и рейнджеру и ещё нескольким ребятам пришлось лезть прямо под пули, чтобы вытащить раненных бедолаг. Вернувшись к Триггеру, Билл перезарядил свою автоматическую винтовку и сказал:
- Ещё рано! Мы сможем! - и прикрываясь осколком стены продолжил стрелять в укрывающихся Башенных.
            Дымовой туман держался не долго, но заполнил большую часть городского пространства. Под его прикрытием нескольким небольшим отрядам удалось преодолеть стены по канатам, и организованно ударить с нескольких направлений. Это дезориентировало обороняющихся, казалось что бойцы "союзников" были повсюду.
- Вот оно! Это наш момент!! - прокричал Билл прижимающимся к стене бойцам своей группы. - Все вперёд!!
            Рейнджер рванул в пролом и его отряд, как и все остальные группы, сплошным потоком ринулись в город, другая часть армии, что штурмовала другой пролом, немного позже последовала их примеру. Внутреннее пространство сразу за стеной города было устлано раненными и убитыми, и их кровью, хотя и по всему городу можно было рассмотреть множество тел его жителей. Билл и штурм-группа, ведя шквальный огонь, двигались вперёд, ища места, где укрылись их люди, идущие позади них, захватывали пустые здания и отстреливались из них, отряды, забравшиеся по канатам, продолжали атаковать с других сторон. Весь город погрузился в хаотичную перестрелку, но Башенные не могли выдержать такого порыва и количественного превосходства. Неся большие потери, они отступали со всех сторон глубже в город, иногда оставляя сразу по несколько построек. Победоносный порыв охватил осаждающих, они словно хищные звери, опьяненные охотничьим азартом и превосходством, желали только настигнуть и убить свою жертву. В этот момент, наверное, только Триггер проявил беспокойство. Он остановился на одном месте и внимательно осматривал всё по сторонам. Он знал, что им удалось нанести большие потери Башенным, но не настолько, их было слишком мало, и это было подозрительно. Триггер понимал, что рейнджер не сможет понять этого, он решил, что их стремительный порыв нужно замедлить, пусть его даже вновь обвинят в трусости.
            Билл, как и все остальные, прибывал в боевом азарте, его разум был отключён, он словно машина быстро реагировал, стрелял, продвигался, а его люди следовали за ним. Немного в себя он пришёл только когда увидел саму башню города перед собой, и того самого Кракена, в его ужасной маске, который стоял где-то на вершине и стрелял из редкого пистолет-пулемёта H&K P-90, который до этого рейнджер видел только на картинках древнего журнала, и по-видимому без устали кричал проклятья в их адрес. Затихли обе уцелевшие пулемётные башни, и одну из них, на которой был установлен пулемёт калибра 7,62, им даже удалось захватить. Первый порыв атакующих слегка угас после нескольких залпов из гранатомётов, башня ощетинилась оружием во все стороны и её защитники собирались сражаться до последнего. Одного гранатомётчика сумел подстрелить Бласт, из отряда Билла, оставшийся был укрыт лучше, но стрелял не часто, и это уже не сильно пугало атакующих.
- Хорошо, слушайте ребята!! - кричал Билл, и вновь перезаряжал свою винтовку. - Мы войдём в ту дверь, сшибём её взрывчаткой и ворвёмся внутрь! Скажите всем, кого найдёте вокруг, что бы стреляли по той стороне здания, во все окна и бойницы! Не прекращаем огонь, пока не доберёмся! Приготовьтесь!!
            Под прикрытием концентрированного огня Билл и его отряд быстро и без потерь прорвались к двери здания, она не была прочной, и небольшой заряд динамита без проблем снёс её с петель. В первой же комнате за дверью было много хорошо окопавшихся Башенных, врываться внутрь под столь мощный обстрел было бы глупостью. Билл закинул в комнату свою последнюю гранату, свою последнюю шашку динамита и гранату закинули остальные из штурм-группы, раздались три оглушительных взрыва, послышался даже чей-то крик боли, но как только рейнджер лишь слегка выглянул в дверной проём, рейдеры вновь открыли шквальный огонь. Билл успел заметить множество вспышек за баррикадами внутри здания, взрывчатка не помогла так, как бы ему хотелось. Какое-то время он в растерянности размышлял, Биллу очень не хотелось отступать сейчас, пусть даже ненадолго.
- Эй! А ну отойдите в сторону! - раздался суровый женский голос. Это была Искра, она не спеша подошла к рейнджеру, и с игривой улыбкой на лице сказала ему: - Ну что, без меня никак? Прикройте! Сейчас мы их прикурим, блядь!
            Бойцы из штурм-группы отвечали на её слова кровожадными улыбками, они выстроились по три человека с каждой стороны от входа, и по команде, стараясь как можно меньше высовываться, начали стрелять наугад внутрь комнаты, стоя лесенкой. В одно мгновение Искра подползла к входу, и зажав курок своего огнемёта, пустила в комнату струю пламени. Она не останавливалась, пока не прекратилась ответная стрельба, а в комнате не послышались жуткие вопли обгоревших. Как только Искра прекратила, штурм-группа слаженно ворвалась внутрь, подавляя огнём всех тех, кто ещё сопротивлялся. Башенные отступали на верхние этажи, и лично Билл их хорошо понимал, он знал насколько пугает людей пламя, особенно подобные струи из огнемёта, выжигающие всё на своём пути, и при этом ослепляющие, не дающие стрелять в ответ. Рейнджер видел, как люди из его отряда не церемонятся с раненными. Это не было в духе его политики, но он понимал, что сейчас не время пытаться как-то предотвратить эти ужасы. Башенные пытались удержать лестничную клетку, ведущую на второй этаж, отстреливались, кинули несколько пороховых зарядов, но были вновь отброшены огненными струями, вырывающимися из огнемёта с шипящими звуками и под безумный смех и крики огнемётчицы. Билл и его отряд продолжали наступать, подстрелили ещё четверых на втором этаже, после чего рейдеры начали отступать на третий. До главной комнаты на четвёртом этаже, где находился сам Кракен, оставалось совсем немного.
            В это время снаружи, Триггер пытался хоть как-то координировать действия своих подопечных. Башенных было меньше, но они ожесточённо сопротивлялись. Он ощущал, как устали их бойцы, он понимал, что люди вымотаны и им нужна передышка, как в прочем нельзя было и отступать, иначе их вновь бы ждал очередной кровавый штурм, или даже поражение. Не страшась получить пулю, вновь показался Кракен, шум стрельбы не позволял услышать его слов, но наверняка это было что-то устрашающее. Триггеру показалось, что он подал знак, но казалось, что ничего особенного не происходило. Только через время он услышал подозрительный шум и крики с той стороны, откуда атаковали люди Бальтазара, Триггер пытался рассмотреть, что там происходит, но не успел. Вначале взорвалась заложенная позади них взрывчатка, несколько зарядов большой мощности, а после этого к Башенным подошло подкрепление, отряд из вооружённых стрелков, который не напугал атакующих, так как их всё равно было намного больше. Но потом внезапно со стороны стены появились несколько больших отрядов Башенных, словно из-под земли, вооружённые различным оружием ближнего боя. Они атаковали, не жалея своих жизней, и вскоре повсюду перестрелки начали превращаться в кровавые драки. Но Триггер ощущал, что несмотря на столь неожиданное нападение и большие потери его люди смогут выстоять, пока не понял, что их практически заманили в ловушку. Ещё один отряд стрелков без остановок прорывался по стене прямо к месту пролома, куда они ворвались, единственное место, куда они могли выйти, и уже постреливали им в спины. Триггер ощущал растерянность, пытался что-то придумать, но это был конец. Кракен тактически разбил их.
- Назад!.. - неуверенно он закричал. - Все назад!! Отступаем!!
            Он бежал, а за ним и большая часть остальных, под постоянным давлением Башенных, со всех сторон, и значительными потерями. Несколько групп остались в ловушке, в городе, Билл и его штурм-группа, ещё одна группа, что захватила башню с пулемётом, и множество раненных, которых не сумели забрать с собой. Что происходило со второй группой атакующих, на другой стороне города Триггер не имел и малейшего понятия. Он и его люди выбежали за стены обратно в пустошь, не прекращали отстреливаться. Теперь ему нужно было решить, отступать или быстро перебежать на помощь Бальтазару, или держаться тут. Он не знал, многие из его людей уже сами сделали свой выбор и изо всех оставшихся сил пытались сбежать как можно дальше, ситуация полностью выходила из-под его контроля. А потом он увидел нечто, что удивило его ещё более.
            Билл не мог поверить в слова одного из бойцов своего отряда, и лично подошёл к окну, чтобы проверить. Они бежали, все они, Башенные стреляли им вдогонку, и рубали насмерть всякого, кого им удавалось догнать и сбить с ног. Башенные заполнили все улицы города, повсюду. Их не было очень много, но Билл и его уже двенадцать человек не смогли бы прорваться. Вскоре в окна главного здания вновь начали стрелять, но теперь уже по Биллу и его людям. Инстинктивно они разбежались врассыпную, к окнам и различным дырам в здании, отстреливались и укрывались, хотя понимали, что это конец.
- Что теперь? - обратился к нему Бласт, пока перезаряжал свою винтовку.
- Сдохнем достойно! - ответил вместо Билла Бизон Хэнк Неприятность, здоровый парень с очень недоброжелательным лицом.
            Остальные молча на них смотрели, но как-то разочарованно и с обидой. Билл был поражён, он не знал что сказать, и лишь задумчиво промямлил:
- Не отдайте свои жизни задёшево...
- Ха! - хмыкнул Бизон, и тут же застрочил из своего пистолет пулемёта в сторону лестничной клетки, откуда с первого этажа уже подымались Башенные.
   Они атаковали практически одновременно, стреляли в окна и в дыры здания, ломились с первого этажа и одновременно остатки атаковали с третьего, но Билл и его люди давали яростный отпор, Башенные не могли пробиться. Несколькими огненными струями, Искра отбросила атакующих с первого этажа, превратив одного из них в горящий факел, и не давала им подняться. Атакующих с третьего этажа сдерживал вооружённый лазерной винтовкой боец, косящий высунувшихся рейдеров прицельными выстрелами, пережигал им ноги или руки, или даже их самих. Штурм группа отстреливалась из окон во все стороны, стараясь сдерживать пробивающихся ко входу в это здание. Казалось, что, если бы не ограниченный боезапас они бы так смогли отбить и несколько сотен человек. Но потом в ход вновь пошёл динамит, и покрытые ржавчиной консервные банки, начинённые порохом, а на десерт бутылки, наполненные горючей смесью. Броски эти были не точные, некоторые заряды, обороняющиеся успевали бросить обратно, прежде чем те взрывались, но так не могло продолжаться бесконечно.
   Вначале под ногами одного из штурмовиков взорвался пороховой заряд, от чего он упал на пол, обе его ноги были серьёзно повреждены. Раненный кричал, не мог встать, но, не смотря на боль, пытался отыскать в своей сумке какие-то медикаменты. Следующего задело сразу тремя бутылками с горючей смесью, которые были брошены практически одновременно в одно и то же место, а третьего выбило взрывом динамитной шашки. За всё это время ещё двоих задело пулями, ответный огонь штурм группы ослаб, да и боеприпасы были уже на исходе. Билл не знал точно, как много времени прошло, ему казалось, что совсем немного, но как он уже знал в подобные моменты на самом деле пол часа или час могли пролететь очень быстро. Рейнджер понял, что всё подходит к концу, как только у Искры закончилось топливо в огнемёте, все они поняли это. Она тут же открыла огонь из своего самодельного пистолет пулемёта, но яростный напор Башенных это не могло удержать, они подстрелили её как раз в тот момент, когда Искра пыталась перезарядить оружие. Рейдеры напали одновременно, с верхнего и нижнего этажей, и завязалась драка в ближнем бою.
            Это был такой момент, когда разум рейнджера практически отключался, ему казалось, что он всего лишь сторонний наблюдатель. Все инстинкты и воля максимально напряжены, он двигался и реагировал быстро и умно. Вначале Билл отключил одиночные выстрелы на своей винтовке, и очередями выстрелял все оставшиеся в обойме патроны. Его атаковали, он отбивался прикладом, пока в подходящий момент не смог выхватить свой обрез и револьвер. В целом в них было мало патронов, но каждый такой точный выстрел был достаточно мощным, чтобы обезвредить или даже убить противника. Как только закончились патроны в револьвере, Билл выхватил свой военный нож, и уже даже слабо различая, что происходит у него перед глазами, отбивался, как мог. За время этой кровавой и жестокой драки он почувствовал, как в него несколько раз попали, но надёжная довоенная броня, сокровище из прошлого, остановила все пули. Билл несколько раз падал на пол, его несколько раз ударили по голове, и, хотя шлем защитил его голову, но сама сила удара всё равно была достаточно дезориентирующей. А потом он ощутил, как что-то острое полоснуло его по спине, пробило костюм, но он возможно опять спас ему жизнь. Рейнджер и не думал, что выберется живым, он был готов, ожидал, что вот-вот, где-то, как-то случиться этот болезненный последний удар. Его опрокинули на пол, били дубиной и ногами, он старался защищаться руками, подкатился под рейдера с трубой, сбил его с ног, и подхватив что-то первое попавшееся на полу начал бить по голове, пока рейдер не перестал подавать признаки жизни. Билл поднял его трубу, но его не атаковали. Заляпанные кровью глазницы шлема не позволяли хорошо всё рассмотреть, но рейдеры убегали, даже прыгали в окна и в пробитые в здании дыры. С трудом дыша Билл встал, пол вокруг был усеян раненными и убитыми, он и сам не мог точно понять, скольких так или иначе обезвредил. Пылая от злости, он захотел подхватить какое-нибудь оружие и добить каждого стонущего на полу ублюдка, но злость быстро отступала, так с ним было всегда, что и было одной из причин, за что он получил такое странное прозвище. Нужно было помочь раненным, и разобраться, что вообще происходит.
            Билл не видел того, что так удивило Триггера, не видели и Башенные, вначале они услышали гул знакомого газового двигателя. В пролом стены на большой скорости влетел грузовик. Впереди него было приделано что-то наподобие заострённого тарана, из двух толстых листов металла, которым он расталкивал то, что не мог переехать. Грузовик был укреплён листовым металлом ещё больше чем прежде, с полностью закрытым крышёй кузовом, и бойницами, для сидящих внутри бойцов. Ближе к кабине была на спех сделанная, защищённая бойница для пулемёта, который застрочил во все стороны, как только грузовик ворвался в город. Так же, огонь открыли из всех бойниц в кузове, а за грузовиком двигались последние резервы Грязного, во главе с ним самим. Башенные были поражены, у них больше не оставалось подобных сюрпризов, выдержать такую внезапную атаку они не могли. Грузовик без остановки прорывался вперёд, отстреливаясь во все стороны, кто-то пытался попасть ему динамитом под колёса, но все попытки были провальными, и динамит взрывался либо слишком рано, либо поздно. Это был тот самый последний, решающий момент, когда остатки боеспособных "союзников" и остатки боеспособных Башенных столкнулись друг с другом в последней схватке, и после не долгого сопротивления Башенные начали отступать, со всех частей города к одному месту, последнему "сюрпризу". Это был скрытый вход в старые пещеры, и тот, кто знал их хитрые переплетения, мог быстро выбраться далеко за пределы города. Именно в этом месте Башенные ожесточённо сражались до последнего, что бы все уцелевшие и раненные успели сбежать.

            Весельчак и его резервная группа всё время находились в тылу, и в тот момент, когда Башенные начали отступать, они первыми оказались у входа в шахты, и укрепились. С первыми же отступающими появились и первые отряды преследователей, и началась перестрелка. Весельчак не был стар, его волосы были коротко подстрижены, была маленькая и не густая бородка с усиками, а ещё он носил небольшие, круглые очки, и по его виду, его сдержанности и даже некому благородству, можно было наверняка сказать, что этот человек что-то смыслит в науках или медицине. Рядом с ним стояли двое его личных телохранителей и пожилой, седовласый человек с седой густой бородой с Пип-Боем на руке, в странной на вид броне, внешне похожей на халат учёного, но всюду укреплённый броне-тканью и полимерными материалами, а также обвешанный электроникой.
- Это конец. - заговорил старик. В его глазах можно было рассмотреть отражённый ужас всего, что вокруг происходило. - Я же говорил, говорил всем вам. Это не правильный путь, он всегда приводит к подобному. Я уже давно это хорошо выучил. Нужно меняться, что бы выжить, меняться в лучшую сторону. А это не выход.
            В ответ Весельчак только мрачно посмотрел на старика.
- Но ты ещё можешь всё изменить! Ты можешь спасти свой народ. Ты должен! Особенно когда ваш лидер слеп к гласу рассудка. Ты не такой. У тебя есть разум и что важно - душа.
            Весельчак фыркнул. Он ждал. Всё больше пребывало отступающих, многие из них тянули на себе раненных и покалеченных. Весельчак дождался одного из командиров, что уцелели в этой битве, тот был так же ранен.
- Это конец! - начал оправдываться издалека одноглазый командир. - Все бегут! Их слишком много! Они повсюду, и у них наш грузовик!
- Где Кракен?! - перебил его Весельчак, повышая при этом голос, но не для того, что бы орать, а скорее для того, что бы перекричать звуки нарастающей перестрелки. Фактически, этот человек оставался спокойным и флегматичным почти в любой ситуации.
- Он остался в Башне! Они почти добрались до него, но мы отбили их, но потом они подтянули подкрепление! Весельчак, нам нужно быстро решать! Ты можешь собрать здесь отступающих! Мы ещё можем ударить в ответ! Кракен, кажется, он специально не уходит, заманивает их к себе. Я думаю, он хочет применить Чудище.
            Весельчак молча смотрел на него в ответ, но было заметно, что он активно размышляет.
- Мы можем поддержать Кракена, тогда у нас будет шанс! Слово за тобой!
            Весельчак окинул взглядом их разрушенный город, разбросанные повсюду тела убитых, стонущих раненных, которых уносили в пещеры, атакующих врагов. Было заметно, с какой болью в глазах он смотрит на всё это, на свой народ.
- Собирай людей... и веди через главный тоннель в долину.
            Одноглазый капитан смотрел на него с явным несогласием, но быстро сдался, в его единственном глазу и взгляде можно было рассмотреть тяжёлую борьбу.
- Кракен либо справиться сам, - продолжил Весельчак, и положил руку на плечё капитана, - либо мы и так ему не поможем. Уводи людей. Берите с собой столько медикаментов и припасов, сколько сможете.
            Капитан так разволновался, что у него даже сбилось дыхание, но он молча кивал головой, хотя его борьба с преданностью или страхом перед Кракеном выдавалась лёгкой дрожью в теле. После принятого решения мрачность Весельчака только увеличилась.
- Ты поступил правильно. - довольно заговорил профессор Блэкстоун. - Не нужно больше бессмысленных жертв, и для вас, и для них. Мы все братья, мы все люди, и это всё, что произошло здесь, уже однажды убило этот мир. Мы не должны повторять безумие.
- Вы очень умны и мудры, мистер Блэкстоун. - сказал Весельчак после короткой паузы. - Я рад, что мне выпала возможность сотрудничать с вами, хотя у вас и не было особо выбора.
- Это уже не важно... - с горечью в словах произнёс профессор, ещё раз окидывая взглядом окружающую картину.
- Мы так и не отблагодарили вас... - сказал Весельчак, но Блэкстоун не обращал внимания на его слова, поэтому не заметил, как Весельчак отцепил свой плазменный пистолет, словно собранный из остатков старого пистолета и различного металлолома с проводками, и без предупреждения четырежды выстрелил.
            Плазма заблестела зелёными вспышками, все четыре заряда попали в Профессора, расплавляя его броню и плоть до внутренностей и костей. Старик успел лишь слегка вскрикнуть, после чего упал на пыльную землю, периодически дёргаясь в конвульсиях. Весельчак и его телохранители ушли в пещеры, им нужно было торопиться, теперь у него было очень много дел.

            Билл подошёл к окну, остатки Башенных убегали, знакомый ему грузовик остановился как раз возле башни, сидевшие в нём люди вышли наружу. Среди них была Люси, она с наготовленным в руках оружием первая вбежала в башню, за рулём сидела та самая блондинка Лэсси, а за пулемётом "консервированный человек", который представился Генрихом.
- Эй, сюда! - кричал им Билл. - Скорее! Здесь нужна помощь.
            Билл не терял зря времени, он искал боеприпасы, которые могли бы подойти к его винтовке, но так как в этих краях в основном использовалось самодельное оружие, то и сами боеприпасы были чаще не подходящими для столь качественного оружия. Люси вбежала на второй этаж самая первая, и застыла на входе. В её глазах был испуг, осматриваясь по сторонам, она неуверенно подошла к рейнджеру. Биллу показалось, что девушка хотела обнять его, но не решилась, он же хотя и был рад её видеть, не думал, что смеет сделать подобное.
- Я же просил вас... Вам следовало уйти. Вам не следовало...
- Всё хорошо. Не знаю, как там принято в ваших краях, рейнджер Билл, но мы тут не оставляем своих друзей в беде, и не стоим в стороне, пока другие решают проблемы. - Люси говорила и грустно улыбалась.
            Вскоре за ней поднялись и остальные "знакомцы" Билла, и отряд людей Грязного. Они начали осматривать раненных, пытались как то помочь, связывали пленных Башенных.
- Мы работали всю ночь. - продолжила говорить Люси, пока Билл достал из сумки стимулятор, и после короткой подготовки вколол себе дозу в правую ногу. - Этот Генри, он смыслит немного в этих делах. Мы решили, что грузовик мог бы быть полезным...
            Люси замолчала, она не видела глаз рейнджера за маской шлема, ей показалось, что он совсем не слушает её, так как Билл молчал, перепроверял своё оружие, готовился. Рейнджер заметил сложившуюся неловкость, пристально посмотрел на девушку, про себя заметив странные тёплые чувства, которые она вызывало в его духе.
- Спасибо тебе, Люси. - он только начал говорить, как глаза девушки мгновенно заблестели от сдержанных слёз. - Я не успел сказать тебе это вчера. Спасибо тебе, ты спасла меня уже дважды.
- Ну, это не только я... Это Генри, и Лэсси... Кажется она много путешествует...
- Ты же понимаешь о чём я. Тогда в пустыне, во время бури, если бы не ты, ну и конечно твои односельчане, я бы никогда не выбрался живым.
- Ну а тогда Пришлый... - голос девушки всё больше слабел, её уверенность таяла, Люси прятала взгляд. - В смысле Буча, или как ты его называешь. И ты... Ты тоже спас мне жизнь.
            Рейнджер поддался нахлынувшей волне эмоций, он сделал шаг вперёд и крепко обнял девушку, в ответ услышав несколько всхлипываний.
- Всё хорошо. - говорил он.
- Не хорошо! - отозвалась Лэсси, которая активно перевязывала раненного Бласта, но всё же бесстыдно подслушивала. - Кракен всё ещё там! - и она взглядом указала на потолок.
            Билл оторопел, он и подумать не мог, что главарь Башенных не воспользовался возможностью сбежать.
- Ты уверена? - спросил её рейнджер. - Как такое возможно?
- Да уверена. Я его сама видела. Он там. Ты его совсем не знаешь, рейнджер, он странный.
- А как же Грязный? Остальные? Нужно было взять его, окружить.
- Похоже, - заговорил Генрих, - никто не хочет с ним связываться. Все решили обойти стороной. Хотя может в пылу битвы и не заметили. Там снаружи хаос.
- Ну да... - промямлил Билл. - Я же один кто подписался на это.
            Билл задумчиво помолчал с минуту, после чего опять заговорил, обращаясь ко всем окружающим.
- Нужно воспользоваться шансом. Кто пойдёт со мной?
            Многие молча смотрели на него, некоторые прятали взгляд, присутствующие не проявляли никаких признаков желания помочь.
- Я пойду. - сказала Люси и передёрнула затвор на своей винтовке.
- Я не думаю, что это хорошая идея, Люси. - сказал Билл.
            Едва он успел договорить, как множество из людей Грязного вызвались сразу за девушкой, пристыженные её отвагой. За ними вызвались и Лэсси с Генрихом, но рейнджер отказал им и всем тем, кто уже и так едва держался на ногах или был ранен, как и самой храброй девушке.
- Этот парнишка Гартун пошёл бы с тобой, - сказала Лэсси, - но он где-то там "ищет достойной битвы". Я могу поискать его..
- Не нужно. - отвечал Билл и подготавливал свою винтовку. - Готовьтесь.
- Я пойду! - возразила Люси. - Всё равно пойду, что бы ты не говорил! Ты не можешь задерживать меня!
            Рейнджер не хотел этого всей душёй, но спорить у него не было ни сил, ни желания, ни тем более времени. Он, Люси, и ещё десятеро бойцов из людей Грязного, осторожно и не спеша поднялись на третий этаж, держа оружие на изготовке, каждую секунду ожидая что вот-вот покажется противник. Но на третьем этаже, с изрядно разбитыми стенами, никого не было, кроме двух мертвецов, по-видимому погибших от ран. Рейнджер продолжал двигаться вперёд к следующей лестнице, за ним все остальные. Звуков выстрелов становилось всё меньше, теперь почти все они звучали на одном конце города. Билл первый поднялся по лестнице и слегка заглянул на четвёртый этаж, идущая позади него Люси и остальные ожидали, что он объяснит, что там. Но рейнджер внезапно оттолкнул их собой с криком: "Ложитесь!", и через мгновение послышался хлопок, 40мм граната взорвалась недалеко от них. Билл быстро приходил в себя, хотя в голове ужасно звенело, он спешно проверил себя на наличие повреждений, но кажется, кроме лёгкой контузии ничего не было. Он вспомнил про девушку, она и ещё один рейдер из Питонов были без сознания, и если рейдер был серьёзно ранен, то на Люси было видно только небольшое рассечение на голове. Пока рейнджер восстанавливал силы, и оказывал помощь Люси, его спутники уже начали перестрелку с Башенными, закидывали их взрывчаткой, какая у кого оставалась. Билл не мог долго оставаться в стороне, он не знал насколько серьёзно ранена девушка, но должен был помочь. Он осторожно подложил ей под голову свою уже пустую сумку для лекарств, и с гневом в сердце подключился к перестрелке.
   Их позиция на лестничном проходе была очень неудобной, но своим яростным напором Билл пробил дорогу в саму комнату. В какой-то момент началась перестрелка "стенка на стенку", не тактичная, но кровожадная и безумная. Билл впервые отчётливо увидел Кракена, огромного, с железной, жуткой маской на лице, и что важно в таком же бронекостюме, как и он сам, но сильно изодранном, множество раз латаном, и в некоторых местах дополненным типичными для рейдеров элементами брони, ну ещё и почему-то перекрашенным в какой-то желтоватый цвет. С Кракеном в боеспособном состоянии оставалось пять человек, но они укрывались за баррикадами. Перестрелка продолжалась меньше десяти секунд, с обеих сторон бойцы падали один за другим, несколько попаданий досталось и Биллу, но пули маленького калибра не смогли пробить его броню, хотя и опрокинули его на пол, а сила удара сковала его болью на некоторое время. Своим прицельным огнём рейнджер тем не менее успел внести свою лепту и подстрелить двоих Башенных, пробивая их баррикады благодаря своему качественному оружию. К тому моменту как патроны в обоймах закончились, люди Грязного потеряли пятерых, а Кракен остался один, и он совсем не медлил, откинул свой пистолет-пулемёт в сторону, и отцепив с пояса большой кистень атаковал оставшихся. Никто не успел перезарядиться, они едва успели выхватить своё оружие для ближнего боя, как Кракен словно машина для убийств набросился на них, первыми же двумя ударами убив двоих, остальные сумели сопротивляться ещё секунд десять прежде чем мощные удары кистеня опрокинули их на пол.
            Они остались один на один, их взгляды встретились, но казалось, что Кракен совсем не удивился этому незнакомцу, и не раздумывал над причинами, по которым тот здесь находился. Кракен добрался бы к Биллу в один рывок из трёх шагов, у рейнджера было всего мгновение, чтобы действовать, и он умел пользоваться такими мгновениями. Молниеносно Билл выхватил из кобуры на ноге свой обрез, и выстрелил сразу из двух стволов крупной дробью в занесённую руку Кракена, чия израненная рука тут же выронила своё смертоносное оружие на пол, но он не остановился. Рейнджер так же не собирался, и в то же мгновение, когда он доставал одной рукой обрез, другой он уже тянулся к своему револьверу, но только успел обхватить рукоятку, как Кракен не отвлекаясь на свою рану, набросился на Билла. Первый же удар сбил рейнджера с ног, и Билл полетел спиной к стене, выронив своё оружие. К перчаткам Кракена были приделаны тяжёлые кастеты, они не могли пробить техно-противогаз, но сила ударов Кракена была столь велика, что Биллу показалось, что никакой защиты на нём и вовсе нет. Но, не смотря на ошеломительную мощь ударов, рейнджер блокировал все остальные уйдя в глубокую оборону, а через мгновение понял, что Кракен хотя и ужасный, но защищаться или не умеет, или не считает нужным.
   Внезапно рейнджер контратаковал, и все его удары и по голове, и по корпусу Кракен пропустил, хотя казалось, что удары Билла тому совсем не причиняют вреда. Возможно Кракен и не умел обороняться, но в атаке он точно что-то умел, его необычные удары локтями коленями и ногами может и не были в новинку рейнджеру, но их последовательность и непредсказуемость чередований и направлений говорили о умелых боевых навыках рейдера, а быть может даже о доли таланта. Но Билл хорошо оборонялся, умело гасил эффективность большинства ударов Кракена то сближаясь, то отдаляясь, блоками не давал ему наносить мощные и правильно проведённые удары. Билл ощущал, как болит всё его тело, ощущал, как слабеет, нужно было срочно действовать. При первой же представившейся возможности рейнджер провёл несколько отвлекающих ударов, оттолкнул Кракена, и воспользовавшись мгновением его замешательства нанёс пять ударов по голове и туловищу, после которых Кракен попятился назад, едва устояв на ногах. Рейнджер хотел добить рейдера, но Кракен не собирался сдаваться так легко. Он подхватил с пола винтовку, и ударил рейнджера сверху с размаху. Билл прикрылся обеими ударами, но за ударом сверху тут же последовал удар ногой в живот, от толчка которого рейнджера откинуло на несколько шагов назад. Билл не успел крепко встать на ноги, как Кракен атаковал его боковым ударом ноги по его левой ноге. Билл мог стерпеть боль, но нога словно чужая подогнулась от чего согнулся и сам рейнджер, и в то же мгновение Кракен подхватил его и перебросил через себя. Сразу же после жуткого соприкосновения с полом рейнджер ещё пытался встать, но громадина уселся на него, и принялся избивать изо всех оставшихся сил. От первых ударов рейнджер ещё пытался как-то защититься руками, но он обессилел, ничего не видел, ощущал, как от боли слабеет его сознание.
- Отцепись от него!! - послышался крик, но Кракен совсем не обращал на него внимания, как и на приближающуюся Люси.
            Девушка, совершенно забыв о последствиях, которые могут вызвать для неё её же вмешательство, выхватила свой револьвер и выпалила в Кракена весь барабан. Рейдер содрогался от каждого удара и упал на пол, испуганная Люси думала, что сейчас он встанет и свернёт ей голову одним рывком своих могучих рук. Кракен встал, но вместо того, чтобы отомстить, начал поспешно удаляться, прихрамывая, держась рукой за бок, хрипя и постанывая. Она не видела крови, и не могла сказать точно, пробила ли хоть одна пуля броню рейдера, но как минимум сила удара от пуль явно что-то повредила в теле Кракена. Люси не стала преследовать главаря Башенных, он вышел на крышу к самой башне, и через мостик направился в соседнее здание, после чего скрылся с её виду. Люси с трепетом в сердце опустилась на колени над неподвижным Биллом. Она запомнила, как снимается шлем, осторожно сняла противогаз, под которым скрывалось окровавленное лицо рейнджера, опухшее от гематом. От этого ужасного зрелища она полностью растерялась, пыталась найти хоть какое-нибудь лекарство, вокруг стонали другие раненные. Смахивая нахлынувшие слёзы, она побежала за помощью к Лэсси и Генриху, двумя этажами ниже, едва ли смогла объяснить им, что произошло, и хотя они так и не поняли её, Лэсси схватив остатки своих медикаментов, потянула Генриха с собой на верх, приказав Люси найти ещё кого-то в помощь из людей снаружи.
            Девушка вышла из здания, но снаружи был полный хаос. Всё ещё доносились крики и выстрелы, не обращая ни на что внимания маленькие отряды куда-то бежали, множество раненных бойцов поддерживая друг-друга уходили куда потише, повсюду были слышны крики боли. Город был усеян искалеченными телами убитых, кто-то ходил и искал среди них ещё живых, чтобы помочь, кто-то уже мародёрствовал, никому не было дела до каких-то там проблем девушки. Люси никто не замечал, хотя возможно это даже было к лучшему, так как разгорячённые битвой суровые мужчины были способны на разного рода глупости. Люси почувствовала себя в опасности, и быстро начала перезаряжать свой револьвер. Она едва успела закончить, как чей-то грубоватый голос окликнул её, от чего девушка вздрогнула, и испугано посмотрела на того, кто её звал.
- Да! Я к тебе обращаюсь.
            Это был Триггер, он был ранен, двое его товарищей помогали ему идти. Люси не знала его, он показался ей знакомым, но девушка не могла вспомнить, где видела этого человека, и ожидала, что сейчас её станут настойчиво приглашать отпраздновать победу.
- Ты же девка Арчера, так? - сказал слегка грубо Триггер, раздражённый раной на ноге. Но когда он заметил, как смутилась девушка, то почувствовал себя неловко, и его обычная флегматичная натура к нему вернулась. - В смысле ты же его дочка, так?
- Д-да. - отвечала Люси, её стойка и взгляд выражали сильное напряжение.
- Я Триггер, начальник стражи в Литлсити. Ты молодец, девочка, твой дурной папаша будет гордиться тобой. Он просил, что бы я присмотрел за тобой, так что, если что, обращайся.
            Люси была удивлена, молча кивала в ответ, а потом внезапно вспомнила про раненных в башне.
- Там, там Билл, рейнджер, и ещё куча народа, много раненных, им помощь нужна...
- А Кракен? Где Кракен? Они убили его? - с неожиданным энтузиазмом затараторил Триггер.
- Нет... Он сбежал. Я сама видела. Билл кажется ранен...
- Как сбежал? Куда? Мы гнали их аж до шахты, но его там не было?! - кричал Триггер, но не на девушку, а так, с досады. Потом он продолжил, обращаясь к одному из своих сопровождающих. - Беги обратно к Грязному! Скажи этому оборванцу, что бы подымал своих мародёров и искал Кракена, этот ублюдок ещё возможно где-то тут! Скорее! Да, и скажи, что у нас тут куча раненных, пусть пришлёт помощь.
            Люси молча кивнула в знак одобрения и благодарности.
- Пошли, - обратился Триггер к своему второму спутнику, - пошли скорее к нашим, нужно снять эту чёртову боль!
            В какой-то момент Люси начала бесцельно блуждать вокруг, всё её внимание было поглощено происходящим. Девушке с трудом верилось, что всё это происходит на самом деле. Место стало совсем не таким, каким оно ей казалось всего какие-то сутки назад, всё это было ужасно, и теперь казалось бессмысленным и совершенно ненужным. В тот момент, как она решила вернуться и проверить как там Билл, она заметила нечто более жуткое, чем всё то, что она видела до этого. Вначале она замерла на месте, не могла поверить своим глазам, её мозг не мог понять то, что видит. Это было тело маленького мальчика, точнее то, что от него осталось, изуродованная половина туловища и обезображенное лицо, одна искалеченная ручка, а другая была напрочь оторванная. От ужаса Люси закрыла рот ладонями, она не могла дышать, а слёзы двумя горячими струйками побежали вниз по запачканному грязью лицу, оставляя светлые борозды.
   Медленно, слегка спотыкаясь, она подходила к телу с каждым шагом безумная истерика в ней усиливалась. Девушка опустилась на колени рядом с тельцем, протянула к нему руку, но от ужаса не смогла прикоснуться. Люси рыдала, сквозь стоны продолжала повторять: "Нет, нет, нет. Нет, пожалуйста нет. Только не это...", её сильно затрусило, словно от ледяного холода. В сознании что-то продолжало повторять: "Это твоих рук дело. Это твоих рук дело...", и судя по характеру повреждений и осколкам вокруг, можно было сказать, что мальчика убил взрыв газового склада. Люси не знала, как долго просидела там рыдая, она умоляла кого-то, что бы всё это была неправда, жуткий, мерзкий сон, что бы всё это прекратилось. Трясущейся рукой она достала из кобуры свой револьвер, едва удерживая его обеими руками, поднесла к подбородку, взвела спусковой механизм, но прежде чем успела нажать на крючок, чия-то сильная рука схватила её руки и отвела оружие в сторону, после чего вырвала пистолет из её рук. Это был Гартун, весь перепачканный в крови, и с выпученными толи от страха, толи от удивления глазами. Он сидел на коленях напротив Люси, и постоянно смотрел то на неё, то на оружие, кажется его непонимание людей из руин, особенно женщин, дошло до максимально возможной черты. Он молчал, не знал, что сказать, но вскоре девушка сама обняла его, упав подбородком на плечё, и не прекращала рыдать, и приговаривать: "Нет! Этого не может быть!!".
- Ракту... Ракту... - говорил он, осторожно поглаживая Люси по голове. - Всё быть хорошо. Всё быть хорошо.
            Люси ощутила резкую усталость, сильную тошноту и головокружение. Она разорвала объятья с дикарём, быстро встала, чтобы отойти в сторону, боялась, что её сейчас вырвет, но головокружение было столь сильным, что девушка чуть не упала. Люси сделала несколько шагов, но всё расплылось, земля словно стала скользкой, но вместо соприкосновения с землёй, её подхватили чии-то руки и помогли устоять на земле. Когда зрение немного восстановилось, она тут же узнала костюм, подняла голову и взглядом встретила взгляд рейнджера. Его избитое лицо старалось улыбнуться, но получалось не очень.
- Не бросай меня, Билли. - простонала Люси, попыталась обнять рейнджера, но вновь чуть не упала, теряя сознание.
            Билл взял её на руки и крепко прижал к себе.
- Скажи, скажи что это не правда... - успела промямлить Люси, прежде чем окончательно отключилась.
            Гартун молча смотрел на Билла, рейнджер на него, потом Билл увидел тело ребёнка, и оружие в руках Гартуна, и сразу догадался, что едва не произошло.
- Ей не нужно винить себя. - проговорил дикарь. - Так решило Колесо Судьбы, это не её вина.
- Друг, мне нужна твоя помощь. - с трудом говоря, обратился Билл к Гартуну, после короткого размышления. - Прошу, возьми её, и отнеси в безопасное место. Забери блондинку и того мужчину из убежища. - и Билл передал Люси на руки Гартуну.
- Она сразу спросить за тебя, когда её дух вернуться.
- Мне нужно закончить начатое. Нужно найти этого Кракена, и моего друга.
- Ты храбрый, но ты тоже устал. Я вижу блеск волшебных трав в твоих глазах. Они поднять тебя на ноги, но уже не сделать сильным.
            Билл опять попытался улыбнуться. Этот "дикарь" проявлял больше мудрости и благородства, чем большинство из тех, кто мнил себя "цивилизованным".
- Всё хорошо, мой друг. Прошу тебя, позаботься о ней, я верю, что с тобой она будет в безопасности.
            Глаза Гартуна заблестели, этот благородный воин проявил к нему глубокое уважение и доверие, что вызвало искреннее восхищение в сердце Шакти.
- Это честь для меня. Можешь ни за что не переживай, друх.
            Гартун ушёл с Люси на руках, а Билл, прихрамывая, пошёл туда, откуда слышались последние выстрелы. Он уже видел вход в шахту, доносящиеся из неё выстрелы по преследователям, даже сумел разглядеть Грязного, который собирал своих боеспособных людей в отряды и отправлял в разные стороны на поиски Кракена. Но потом послышался громкий и очень необычный звук, словно загремело самое настоящее чудовище.

            Раздался громкий гул, словно приглушённый рык какого-то жуткого зверя. Он то затихал, то вновь усиливался, все насторожились в удивлении, вопросительно смотрели друг на друга, но не у кого не было идей, что это за страшный звук. Он исходил из пещеры прямо возле города, в ход в которую был тщательно замаскирован стеной из мусора и земли. Чудовище тараном разнесло эту стену на кусочки и вырвалось в пустыню, оно гремело, пыхтело чёрной копотью из выхлопных труб, на земле оставляло глубокий след своими гусеницами. Это было нечто похожее на танк, сделанное на базе старой промышленной, гусеничной машины, с металлической надстройкой прямоугольной формы. Это был настоящий смертоносный ужас, с вмонтированной в корпус 120мм гаубицей, и двумя пулемётными турелями, для тяжелого и лёгкого пулемётов. Конечно же, этот самодельный танк не выстоял бы в бою с настоящим танком военной эпохи, но по теперешним условиям он вполне подходил на свою роль. Страшный, и не слыханный до этого звук, привёл атакующих в полное замешательство. Послышались первые крики удивления и ужаса от тех, кто оставался за стенами города. Новоиспечённые захватчики города с тревогой в сердце ждали, что же сейчас произойдёт.
   Оно пробило собой стену, могучие гусеницы вдавливали в землю всё, что попадалось у них на пути. Чудище ворвалось в город и тут же его пулемёты застрочили во все стороны. Оно сметало собой здания, задавило несколько человек, и только их потроха остались повисшими на гусеницах танка. Большинство из бойцов в ужасе тут же начали бежать, некоторые с выкаченными от страха глазами палили по танку, но его железная броня без труда останавливала почти все пули, даже бронебойные. Танк остановился, и через мгновение с оглушительным громовым грохотом выстрелила его гаубица. Осколочный снаряд своим взрывом разнёс одно из зданий в щепки, и заодно ещё и троих бойцов Грязного.
   Кто-то пытался бежать, кто-то спрятаться, по началу лишь единицы пытались бороться со стальным чудовищем, но многие понимали, что как бы быстро и в какую бы сторону они не бежали, оно скорее всего настигнет их. Билл также спрятался, он тоже был потрясён до глубины души, но не смотря на своё потрясение уже пытался сообразить, как остановить монстра. Вначале, укрываясь за всевозможными укрытиями, рейнджер приблизился как можно ближе, но так, чтобы оставаться максимально незаметным. Билл подошёл к танку со стороны левого борта, внимательно осматривал всю машину на наличие слабых мест, но казалось, что таковых нет. Даже если какой-нибудь удачной пуле и удавалось пробиться, то только в самых тонких местах, в различном обвесном оборудовании, что по-видимому служило дополнительной защитой, но основная часть хорошо защищала внутри сидящих своей сталью. Для верности Билл выстрелил всю обойму, но продырявив только различный мусор, он тем самым привлёк внимание стрелка 12-го калибра. Быстрым рывком рейнджер побежал к ближайшему зданию, и укрываясь за его стенами, из листового металла, припал к земле. Он слышал, как смертоносные пули врезаются в здание, некоторые пробивали тонкие стены и попадали в землю недалеко от рейнджера, но не одна не настигла его. Билл встал и быстро побежал к Грязному, надеясь, что, хотя бы ему удастся собрать своих людей, и как-то остановить Чудище, иначе оно могло бы перебить почти всех.
            Танк Кракена вновь остановился, привлечённый интенсивным огнём пулемёта, что был вмонтирован в бронированный грузовик, над которым поработал Генрих. Не спеша, он повернулся орудием в сторону грузовика, и прежде чем отважный пулемётчик успел покинуть грузовик, громоподобно выстрелил. Фугасный снаряд влетел прямо в авто, разорвавшись на нём мощным взрывом, откинул остатки грузовика на пять метров в сторону. Кто-то бросал динамитные шашки или даже целые связки в танк, даже если они взрывались рядом с ним, в основном не наносили каких-нибудь повреждений. Билл не нашёл Грязного, но встретил прячущегося в ужасе Рваного с группой бойцов. Рейнджер спросил, где их лидер, но те были слишком шокированы, чтобы нормально ответить ему. Билл схватил Рваного за одежду и подтянул к себе с криком:
- Ты слышишь меня?! Рваный, ты слышишь меня?!
            Химик утвердительно закивал головой, после чего выдавил из себя:
- Я не знаю, мужик! Я видел, как они бежали! Я не знаю, приятель!
            Билл успокоился, отпустил Рваного, и взяв осторожно за плечё сказал:
- Послушай меня Рваный. Если ничего не сделать, всё это будет зря! Когда танк вас прогонит, они выйдут из пещер и всех нас перебьют. Нужно уничтожить эту штуку.
- Н-но как, приятель?! Она блядь неуязвимая вообще!
- Соберись, слышишь меня?! Ты сейчас очень нужен всем нам. Бери всех своих ребят, скажи, пусть соберут взрывчатку, пусть бросают под танк. Скажи кому-то, что бы они заняли вышку с 50-м калибром, а в башне Кракена должен быть ракетомёт. Найди его, слышишь меня? А я попробую отвлечь их!
            Рваный утвердительно кивал, но дрожал. Своими дрожащими руками, он достал из сумки бумажный свёрток и засыпал себе в рот всё его содержимое, хотя обычно использовал его за три-четыре раза. Почти мгновенно его лицо приобрело безумный вид, глаза покраснели, а зрачки превратились в одно большое чёрное пятно. Рваный тяжёло и очень быстро дышал, встал и стоя смотрел на Билла словно бык, а когда его мозг как-то сумел справиться с переменами и сенсорные системы вернулись под контроль, чуть не заревел:
- Вперёд!! За мной! Все за мной!!
            Перебарывая свой страх, его соплеменники шли за ним, Рваный отдавал приказы, и лично направился к башне, где должен был быть ракетомёт. Билл остановил одного из Питонов, и забрал у него связку динамита из трёх шашек. Быстрыми перебежками рейнджер подошёл к танку сзади, стрелок из пулемёта калибра 7,62, который по-видимому и должен был прикрывать тыл, увлечённо стрелял в другие цели. Билл зажёг фитиль заранее, выдержал некоторое время, подбежал к танку и метнул взрывчатку под его днище. Динамит взорвался как раз под танком, мощный взрыв выкинул тучу из земли и пыли во все стороны. Чудище резко повернулось в сторону и остановилось, хотя его двигатель всё ещё гудел и пыхтел. Билл, не задумываясь о собственной безопасности, быстро взобрался на танк, схватил за ствол 12-ти мм пулемёт, попытался вытянуть или наоборот затолкать внутрь, но оружие было хорошо прикреплено. Пулемётчик пытался как-то выкрутить своё оружие в сторону рейнджера, но Билл не позволял. Какое-то время они боролись, но в тот момент, когда Билл уже хотел достать свой револьвер и через щель турели пристрелить пулемётчика, внезапно открылся люк, и один из сидящих внутри башенных, не высовываясь наружу, открыл огонь из своего самодельного пистолет-пулемёта. Билл ощутил два мощных толчка в правую руку, один из них сопровождался горячей болью, и рейнджер понял, что его задели. Что бы избежать остальных выстрелов Билл откинулся назад, споткнулся об какую-то коробку из обвесного оборудования танка, и полетел вниз к земле. От соприкосновения ему перехватило дыхание, но Билл тут же покатился к ближайшему укрытию, как можно подальше от танка.
            Через несколько мгновений танк опять ожил, и его окровавленные гусеницы вновь начали давить всё под собой. На захваченной Питонами башне застрочил крупнокалиберный пулемёт. Мощные пули забили по танку, кусками открывая от него обвесное оборудование и выхлопные трубы, некоторые пули иногда даже пробивали основную броню, но казалось, что внутри никого и ничего не задевали. Появился Грязный с отрядом бойцов, они так же открыли огонь по танку, кидали в него взрывчатку и гранаты, которые удалось найти. Танк ответил ещё одним залпом из пушки, раскидав в стороны ещё пятерых бойцов. Захваченный 50-ый калибр продолжал обстреливать танк, в какой-то момент его пули смогли пробить броню турели с лёгким пулемётом в нескольких местах, и вся турель забрызгалась кровью стрелка. Танк не спеша, повернулся в сторону захваченной пулемётной вышки, и следующий могучий выстрел угодил прямо в неё, от чего вышка частично разлетелась во все стороны, и частично рухнула вниз. Пока танк медленно поворачивался во все стороны, к нему подбежал отряд Питонов и начал закидывать бутылками с горючей смесью. На какое-то время танк объяло облако пламени, но уже через минуту почти всё погасло, лишь ближе к двигателю что-то продолжало гореть. Затих и оставшийся пулемётчик, одежда которого загорелась, но как только он её потушил, то вернулся к стрельбе с ещё большей яростью, обожженный и озлобленный, он уже не думал о жизни. Танк неумолимо приближался к разбросанным Питонам, где-то там на земле валялся и Грязный, но теперь Чудовище двигалось заметно медленнее. Пулемётчик продолжал стрелять, танк вновь остановился и сделал ещё один выстрел из пушки, раскидав тем самым последнюю собранную группу Питонов.
            Билл беспомощно наблюдал за происходящим из укрытия. Он очень хотел что-то предпринять, но был ранен и после удара о зёмлю едва ли мог стоять на ногах. Ужасное чувство беспомощности овладело им, он был готов умереть, лишь бы остановить этого монстра, но ничего не мог придумать. Рейнджер заметил движение на башне Кракена.
- Ну, давай же! Давай! - молитвенно говорил он сам себе. Билл узнал Рваного, и похоже тот сумел отыскать ракетомёт и боеприпасы к нему, и даже лично собирался выстрелить.
            Раздался хлопок, и в одно мгновение ракета вылетела из оружия и врезалась в правый борт танка. Фугасный заряд разорвался на броне танка, раскидав в стороны кучу мусора. Пулемётная турель танка окончательно затихла, остановился и сам танк, так как взрывом перебило повреждённую гусеницу. Пока Чудище пыхтело, пыталось как-то повернуться на одной гусенице, раздался ещё один хлопок, и ещё одна ракета угодила почти в то же место. Вновь раздался сильный взрыв, на этот раз осколки в значительном количестве проникли внутрь танка. Чудище замерло, через полтора десятка секунд чёрный дым повалил из стороны двигателя, а ещё через пятнадцать двигатель затих полностью. Потом из танка показалось пламя, оно не было сильным, но говорило о том, что внутри больше нет выживших.
            Люди с опаской выглядывали из своих укрытий, кто был посмелее, то осторожно и не спеша, подходил к танку.
- Назад! - кричал им Билл. - Снаряды могут рвануть!
            Рейнджер был прав, оставалась такая возможность, но как бы там не было, этого не произошло. Выжившие и раненные с удивлением приближались к грозному зверю, в том числе прихрамывая, подошёл и Билли. Они не могли поверить, что это конец, и их последнее испытание, которое казалось непреодолимым, горело и дымилось перед их глазами. Не могли поверить и в то, что знаменитый Кракен мёртв, никто не сомневался в том, что главарь Башенных лично командовал экипажем танка. Они не чувствовали презрения, почему-то их сердца преисполнились странного и даже тоскливого уважения перед своим врагом.
   Билли Край, измотанный физически и морально, словно избитый кот отошёл в сторону, к ближайшей стене полуразрушенного здания Башни. Он сел на землю, снял свой шлем, открывая свежему, но пропитанному гарью воздуху, своё израненноё лицо и мокрую, словно облитую водой голову. Билл посмеивался, раненная рука кровоточила, но не сильно, хотя будь иначе, он всё равно не стал бы её лечить сейчас. Огромное напряжение сменилось полной апатией ко всему происходящему, в том числе и к боли, и крови, и даже собственной жизни. Странные улыбки рейнджера мгновенно сменялись угрюмостью, когда он смотрел на разруху, страдания, и смерть вокруг. Сейчас он был беззащитен, словно щенок, раненный, без патронов, Билл вполне допускал, что именно в этот момент кто-то вполне может отомстить ему, если захочет. Вокруг все суетились, кто-то пытался как-то помочь раненным, кто-то обрабатывал пленных, в том числе женщин Башни, которые не сбежали и были схвачены в бою, кто-то активно мародёрствовал, лишь немногие подобно рейнджеру задумчиво стояли или сидели.
- Ну чего? - заговорил знакомый, женский голос. - Лечить будем, или пусть само заживает?
            Билл посмотрел на женщину и улыбнулся. Это была Лэсси, перепачканная в пыли и грязи, в окровавленной одежде, недалеко находился и Генрих, осматривал убитых, пытаясь обнаружить у кого-то признаки жизни.
- Пуля... Пуля не прошла на вылет. Придется оперировать. - сказал рейнджер и засмеялся, Лэсси заразившись от него смехом так же расплылась в широкой улыбке.
- Ты говоришь как джентльмен. - заговорила Лэсси слегка игриво. - "Пуля не прошла на вылет". Обычно люди говорят что-то в духе: "Это дерьмо застряло в моей чертовой руке!".
            Они оба похихикали немного, после чего Лэсси продолжила:
- Прости, тебе наверное больно?
- Даже не знаю... Ничего не могу понять. Словно, словно меня здесь вовсе нет...
            Лэсси опять улыбнулась, но на этот раз грустно.
- Держись приятель. Сейчас посмотрим, что тут у нас осталось.
            Она достала из рюкзака один из немногих, оставшихся стимуляторов, производства Эмпайр.
- Пока так, а чуть позже займёмся тобой серьёзнее. - говорила Лэсси и не спеша вкалывала лекарство практически в саму рану, пробиваясь иглой в пулевое отверстие на броне.
            Рана отвечала на лекарство приятной болью практически мгновенно. Билл хотел поспать, хотел так сильно, что был готов заснуть прямо на этом месте, лишь бы его не трогали. Он успел только закрыть глаза и слегка расслабиться, как вновь ещё один знакомый голос отвлёк его. Его звал тот молодой парень, которого все вокруг называли дикарём. Билл разволновался, первое, что пришло ему на ум, была мысль, что с тёмноволосой девушкой что-то произошло. Превозмогая боль и усталость, при поддержке Лэсси, рейнджер встал на ноги.
- Край! Край Билл! - кричал Гартун, он продолжал кричать, даже когда его глаза встретились с глазами рейнджера. - Скорее! Нужно спешить!
            Гартун подбежал к Биллу и Лэсси, и без того сложное произношение парня стало ещё тяжелее разобрать от его одышки. "Что случилось? Что произошло?" - чуть ли не одновременно они засыпали Гартуна расспросами, но поначалу ответы были совсем не ясны.
- Что-то случилось с Люси?! - заметно заволновался Билл.
- Где она?! Что произошло? - переспрашивала Лэсси.
- Ничего плохого. Девушка воин всё хорошо. Но нам нужно идти Край! Она просить меня искать тебя, и мы пошли обратно в город, но, с другой стороны. А потом пришёл этот железный зверь! Никогда не видел живого железного зверя, да и ещё дракона! - восторженно делился впечатлениями Гартун.
- Говори, что дальше было?! - перебила его Лэсси. - Где Люси? Что с ней?
- Она всё хорошо, говорю же я! Я уносить её подальше, но как только всё закончилось, она опять требовать возвращаться. Эта девушка полна духов тревоги!
- Да говори уже по делу, глупый мальчишка! - не выдержала Лэсси.
            Гартун на мгновение замешался, он ощущал в этих словах грубость и даже оскорбление, хотя и не понимал их, но после всего, что он узнал о женщинах из руин, он уже не обращал сильного внимания на их несдержанные резкости.
- Она просить отвести её к Краю. Мы думали, что Край там, куда убегали бледные сердца, и мы пошли туда. Но там не было Края...
- Да ну... - подъязвил Генрих, подошёдший к компании.
- Не было, но там было нечто иное! Там был человек, его волосы были млечными от старости, и он был так ранен, словно демоническое копьё поразило его!
            Все остальные с полным удивлением и непониманием смотрели на Гартуна.
- Нужно спешить! Люси узнать его, узнать, что он твой друг! Говорить, что он прислал тебе новость!
            Первые пять секунд Билл всё никак не мог понять о чём говорит Гартун, но, когда его разум сумел сложить этот пазл, Билл словно ужаленный дутнем побежал ко входу в пещеры, точнее очень быстро похромал. Гартуну и Генриху пришлось помочь рейнджеру, они взяли его под руки и помогли быстро добраться до нужного места. Билл совсем забыл про Блэкстоуна, к тому же он предполагал, что бегущие рейдеры заберут его вместе с собой. Возле входа в пещеры уже столпилось много народа, по самым разным причинам, но большинство хотели посмотреть на чудо, Неумирающего, как уже успели окрестить профессора. Он лежал на земле, дрожал, всё его туловище было жутко изуродовано, наружу торчали и внутренние органы и даже кости. Блэкстоун смотрел на своё изуродованное тело с интересом и ужасом. Рядом сидела Люси и крепко держала его за руку, её глаза были влажными от слёз, а лицо очень грустным.
- Что ты... - услышал Билл скрипящий голос своего друга. Он очень изменился, раньше этот голос был жизнерадостным и сильным, теперь он оттягивался, и сила его угасала. - Не нужно лить слёзы за глупого старика, девочка. Тебе нужно больше улыбаться... - и профессор закашлялся.
            Люси увидела приближающегося Билла, её мрачное лицо тут же словно осветилось вспышкой света.
- Я же говорила! - сказала девушка умирающему старику, и погладила его по голове. - Он тут!
            Ошарашенный Билл упал на колени рядом с Блэкстоуном, взял его за вторую руку и тоже крепко сжал. Он не знал что сказать, Билл никогда не думал, что подобное произойдёт.
- Пусть теперь скажут, что Бога нет! - прохрипел профессор, попытался засмеяться, но вместо смеха из его уст вырвался болезненный кашель. - Билли! Мальчик мой! Я... я не могу поверить!.. - и очередной приступ кашля заставил его замолчать.
- Не говорите! Тише! Мы... Мы что-то придумаем. Только подскажите мне! Кто как не вы, знает что делать?
            Блэкстоун улыбнулся, после чего сказал:
- Это всё не важно Билли! Важно, что ты здесь! Это самое важное. Сама судьба помогла нам.
- Мы поможем вам, только скажите, что нужно сделать или принести...
- Тише, мой мальчик. Успокойся. Это конец...
            Билл хотел запротестовать, но профессор перебил его:
- Соберись. Мне уже не помочь, Билли. Если бы не множество имплантатов, и не мой костюм с океаном химикатов в крови, я бы уже умер. Это ничем не вылечить, Билли, никакие лекарства не помогут. Поэтому прошу тебя, выслушай меня, пока мой мозг не отключился окончательно. Я виноват Билли! Это моя вина! Я, чтобы спасти свою шкуру, помог этим плохим людям! Я помог исправить им их машины, и мне стыдно. Всё это... - Блэкстоун опять закашлялся. - Это я виноват.
- Не нужно винить себя...
- Не перебивай! У нас мало времени. Это не важно. Возможно, это было не зря, мой друг. Я нашёл Саммерленд! Я был там! И если бы не этот чёртов Драу, со своими вампирушками! Мы вырвались, но почти все мои ребята и все роботы полегли. Там и без того опасно. Нам пришлось повернуть обратно, и вырываться из их засады. Возьми... - старик вновь закашлялся, и с трудом, с помощью рейнджера и Люси снял свой "ПипБой". - Возьми его. Там есть координаты...
   Профессор не договорил, со следующим кашлем кровь струйкой брызнула из его рта.
- Так мало.. времени... Но даже это не важно, Билли, всё это... Я пришёл сюда не за Саммерлендом, я искал нечто другое и нашёл. Кризалис! - так его называли наши предки. Великое устройство созданное на основе голографических и микро-технологий. Оно похоже на огромный овал, сделанный из множества кристаллов вытянутой формы. Оно хранит в себе все знания наших Предков, все технологии, весь опыт нашей цивилизации!..
            Блэкстоун закашлялся и выплюнул в сторону кровь.
- Билли! Оно способно спасти наш мир! Ты должен, должен найти его Билли!! - кричал профессор, даже немного приподнявшись.
- Всё хорошо! Я всё сделаю, только успокойтесь!
- Билли я не могу! Я бы позволил им убить себя, но не мог! Это более чем важно! Кризалис способен всех спасти! Но если он попадёт в злые руки, Билли! Тогда... - он опять выкашлял кровь. - Тогда он принесёт ещё больше зла!
- Где он? Где вы спрятали его? Я найду его, и не дам в злые руки!
- Я знаю, мой мальчик. Но я не мог спрятать его. Драу загнал нас в ловушку, на одной высокой горе на севере. Я не знал, сумеем ли мы выбраться. Я не мог ни спрятать его, не пробовать прорваться с ним. Если бы эта тварь заполучила его, то рано или поздно узнал бы, что это, либо продал бы и Кризалис мог попасть не в те руки! И тогда мне пришла в голову очередная "гениальная" мысль.
   Профессор затих. Он слабел с каждыми десятью секундами, и теперь ему нужно было собраться с силами, что бы продолжить.
- Хотя возможно в той ситуации это было правильно... Я разобрал его. Разобрал на все двадцать четыре кристалла, собрал небольшие ракетки, прикрепил каждый кристалл к ракетке... Потом я запустил их во все стороны... Да прости... Наверное, я старею. Хотя я думаю, что ты уже привык к моим "идеям". Но я должен был убедиться, что этот ублюдок ничего не найдёт и не выведает из меня или остальных.
- То есть, они разлетелись в разных направлениях?
- То есть, они разлетелись по всей местной грёбанной Пустоши. Я понятия не имею, где они, Билли. Хотя так и было задумано... В основном я направил их в сторону юга, как можно дальше от горы. В них встроены передатчики, они все испускают одинаковый радиосигнал. Мой "ПипБой" настроен так, чтобы улавливать их. Если поймаешь сигнал, значит, где-то в радиусе пяти километров есть один. Чем ближе будешь подходить, тем интенсивнее будет сигнал...
- Могут уйти годы, чтобы найти все. Вы уверенны, что этот прибор после такого вообще будет функционировать?
- Билли, я ни в чём не могу быть уверен... Но я уверен, что с твоей сноровкой и талантом, ты сможешь их найти... Всех их. Только будь осторожен, прошу тебя...
            Профессор отпустил руку рейнджера, и из потайного кармана костюма с трудом вытянул три кристалла в виде шестигранной палочки, которая немного расширялась к верху и закруглялась.
- Если ты сможешь, это спасёт тысячи жизней. Сотни тысяч жизней, все наши грядущие поколения. Быть может даже спасёшь наш мир...Только это теперь имеет значение...
            Блэкстоун сильно закашлялся, после чего его взгляд стал очень блуждающим.
- Я почти ничего не вижу... Прошу тебя, попробуй... Это стоит того, ты слышишь?.. Билли, ты слышишь меня?..
- Я сделаю это, профессор! Я найду его и соберу воедино. Я не остановлюсь, и не успокоюсь, пока не сделаю этого!
- Хорошо... Но ты должен так же знать...
            Блэкстоун резко вдохнул, после чего последовал медленный выдох, одновременно его тело расслаблялось на глазах. Его взгляд застыл на месте, пепельные глаза не шевелясь смотрели в небеса.
- Он... он... - залепетала Люси.
            Билл молча кивнул, и закрыл глаза своего старого друга.
- Всё хорошо. - сказал Билл обращаясь к Люси. - Он не боялся этого. Он был очень храбрым. Прощай, мой друг.
            Среди многих, кто стоял вокруг и глазел на Неумирающего, был и Грязный. Он тактично молчал и не встревал в разговор, но уже через минуту после смерти профессора он с совершенно недружелюбной интонацией сказал, обращаясь к рейнджеру.
- Так это и есть твой друг? Значит, именно ему мы обязаны всем этим? Этому ублюдку повезло, что его убили до того, как он попал к нам в руки!
- Всё не так просто. - отвечал Билл не смотря на Грязного. Он встал с колен, но всё ещё продолжал смотреть на Блэкстоуна, периодически переводя свой взор на Люси. - Это случилось бы так или иначе. Кто-то бы рано или поздно исправил Кракену его машины, да и война ваша была неизбежной. Ты ведь не глупый человек, и понимаешь это.
- Это мало что меняет. Вина есть вина, законник, тебе ли этого не знать. Ты помог нам, признаю это, так что часть его вины загладил.
            В это время к Люси и Биллу подошли уставшие Генрих, Лэсси и Гартун, своим внешним видом они показывали свою поддержку рейнджеру, наперекор всем остальным людям вокруг, которые обступили их, явно выражая своё недовольство и агрессивные намерения.
- Вы честно получите свою долю с добычи, - продолжил Грязный, - но после этого ты уйдёшь, и не смей более появляться на наших глазах, так как с завтрашнего дня нас больше ничего не будет связывать. У тебя нет здесь друзей, и тебе тут не рады.
            Билл молчал, все молчали. Через несколько мгновений Грязный продолжил:
- Вижу, вы ребята спелись. - он пронзительным взглядом посмотрел на всех новых друзей рейнджера. - Мне до вас дела нет, но не вздумайте шалить на моей земле. Это теперь наша земля. С вами тут никто церемониться не будет.
- Звучит знакомо... - съязвил Генрих, но Грязный промолчал.           
   Билл и остальные продолжали молчать, Грязный не знал, что ему сказать более, и он демонстративно ушёл.
- Мне жаль... - прикрикнул Билл ему вдогонку, от чего Грязный на секунду остановился.
- Мне жаль твоих людей. Всех тех, кто погиб или пострадал...
            Грязный громко хмыкнул, но ничего не сказал в ответ, и ушёл к шахтам. Билл продолжал молча смотреть на профессора ещё несколько минут, пока Люси не обратилась к нему, осторожно и негромко произнеся: "Билли. Нужно что-то делать". Билл окинул взглядом своих новых знакомых, и сказал:
- Нужно что-то найти или смастерить, носилки или тележку. Вы поможете мне? Нужно похоронить его достойно.
            В ответ они молча кивали, но какое-то время продолжали стоять и смотреть на этого незнакомого, пожилого человека. Он вызывал интерес, загадка его судьбы привлекала, хотелось узнать кто он такой, события в его жизни, его путь. Пока они размышляли, к ним хромая подошёл Рваный, растрёпанный и испачканный больше прежнего.
- Хороший выстрел. - сказал ему Билл. - Оба хорошие.
- Повезло. - отвечал Рваный, кажется он был совсем трезв, и до глубины души потрясён окружающей картиной. - Я впервые в жизни стрелял из такого. Если бы не дурь, думаю, в жизни бы не попал.
            Билл добродушно улыбнулся, Рваный продолжил.
- Слушай. Я это... Я конечно за своих ребят, и всё такое. Но думаю Грязному не стоило так с тобой, того. В общем, я рад, что мне довелось познакомиться с тобой, и, если что между нами всё ок. Ок?
            В ответ Билл крепко пожал руку Рваного.
- Я тоже рад.
- Вы это ребята, - продолжил Рваный, обращаясь ко всем остальным, - не пропадайте там зря. Будьте на стрёме.
            Люси подошла к Рваному и обняла его, а после того как объятья прекратились, сказала:
- Мне жаль твоих друзей Рваный. В чём-то они были классные и весёлые ребята.
- Да. И засранцами они тоже были порядочными. Помни про них только хорошее, Малышка, и по возможности, про меня тоже.
            Они улыбнулись друг другу, после чего Люси продолжила:
- Ты хороший парень Рваный. Теперь мы друзья. Я надеюсь, мы ещё встретимся.
- Я тоже Малышка. Береги себя. - сказал Рваный и хрюкая засмеялся.
            Они опять улыбнулись, Рваный протянул к ней свой кулак, и Люси слегка ударила его в ответ.
- Я пойду. - сказал Рваный вновь обращаясь ко всем остальным. - Впереди куча работы.
            Биллу и его товарищам удалось соорудить носилки из куска оторванного листового металла, что оторвался от одного из местных зданий. Они погрузили на них тело профессора Блэкстоуна, и унесли далеко от Башни, в место, где сохранилось несколько живых деревьев и зелёная трава. Там они сожгли его, и над погребальным огнём Билл провёл ещё целый час, погрузившись в размышлениях. Напоследок он тихо прошептал, крепко сжимая стеклянные палочки в руке: "Прощай друг. Встретимся там". Пока они хоронили профессора и подлатывали свои раны, победители прочёсывали всё то, что осталось от города на наличие трофеев. Люди с предпринимательской хваткой умудрялись забрать или разобрать почти всё, что представляло хоть малейшую ценность, а оборудования, для работы с техникой в Башне было не мало. Когда рейнджер и его товарищи вернулись в город, один из людей Грязного провёл их к большой куче оружия самого разного характера.
- Это всё ваша доля. - сказал человек Грязного. - Главный просил заметить, что весьма щедрая.
- Не вижу тут ничего по-настоящему ценного. - сказала Лэсси, склонившись над трофеями. - Есть оружие, неплохое по ценности, но в основном всякая дрянь. Ни ценностей, ни хорошей химии, ни запчастей.
- Как по мне, - продолжал человек Грязного. - Тут наживы на огромные деньги...
- И не важно, - перебила его Лэсси. - что сейчас вся округа, каждый торговец будет завален оружием, и никому оно не нужно...
- Всё хорошо. - сказал Билл. - Передай нашу благодарность своему главному.
            Они решили собрать пару повозок из окрестного мусора и остатков колёс от машин, пока их не забрал кто-то себе. Во время всеобщего дележа произошло несколько споров, некоторые из которых закончились выстрелами. Все хотели, как можно быстрее отхватить свой кусок и разбрестись по своим делам, так как напряжение между столь колоритным сборищем людей быстро нарастало. Не стоит забывать, что многие из них по сути были врагами друг другу. Нужно было торопиться, и до заката уйти как можно дальше от этого места, и желательно не оставляя следов. Здесь сражались и люди очень жадные к наживе, и ещё до того, как взойдёт солнце следующего дня, произойдёт не мало стычек в пустошах во все стороны от Башни.
            Люси вновь ощущала странное напряжение, исходящее от Билла, так как это было тогда, после того как он помог им, и выискивал момент, чтобы уйти. Рейнджер сразу сказал, что ему ничего не нужно, и помогал он им скорее в знак благодарности за то, что они помогли ему похоронить профессора. Сейчас их объединяла общая цель собрать свою долю и уйти подальше от этого места, но, наверное, каждый из них понимал, что дальше их пути расходятся. Каждый из них так думал, но было что-то, что-то необъяснимое, что уже связало их. Никто не говорил этого в слух, но расставаться они не хотели. Люси знала, что ей нужно вернуться домой, пусть не со своими односельчанами, что уцелели в этой войне, но она вернется в Смоки к раненному отцу, расскажет Люку целую кучу разных историй, и дальше будет жить своей мирной жизнью в своём любимом доме, хотя эти мысли почему-то пугали её.
   Генрих уже размышлял о том, как вернется в своё Убежище к своей желанной и любимой, как расскажет всё то, что ему довелось увидеть, как будет жить с позором или со славой единственного выжившего героя или труса. Как там под землёй, окружённый стальными стенами, будет вспоминать небо и воздух, и ночные костры под звёздами. Гартун также думал о доме, о судьбе своего народа. Бежали они или сражались, о жизни, какая ждала их народ после всех этих перемен, и о том, как же встретят его самого. Как своего Шакти, что выжил и прошёл через невообразимые испытания, навлечённые на него проклятьем демонического копья, или наоборот, как неудачника, что привёл их к поражению, и убьют на месте, закидав камнями.
   Лэсси размышляла над тем, как бы продать свою долю получше, отправиться на север, размышляла на чём можно попробовать заработать и начать всё сначала, конечно после того, как она хорошо вымоется в ближайшей купальне, напьётся до посинения в ближайшем баре, и позволит себя подцепить за ночь как минимум троим симпатичным и желательно молодым парням, что бы у них хватило сил "затрахать её так, словно в последний раз". Общее пережитое словно повязывало, казалось, что они родные друг другу, словно уже давно были знакомы. Ко всему прочему их ещё крепче связывали узы совсем иного характера. Юного Гартуна магически манило к блондинке, а мысли молодой Люси о том, что рейнджер вскоре уйдёт, отзывались тянущей болью где-то в груди, где-то очень глубоко, в месте, которого в теле словно и нет вовсе. Каждый из них подумывал отправиться вместе с рейнджером, но не у кого не хватало решимости на подобное.
   Путники построили две повозки, и погрузили на них все свои трофеи. Лэсси первая озвучила мысль о том, что они являются весьма привлекательной целью для ночного набега, но Биллу можно было этого и не говорить, он и сам хорошо понимал подобные вещи. А ещё он понимал, что успел нажить себе множество врагов, и опасался мести, поэтому он предложить уйти на восток, и потом свернуть на опасный юг, в ту сторону, где не было ничего на сотни километров, по возможности заметая за собой следы, а после того как они скроются, решать, что дальше. И они отправились в путь, уставшие, толкая свои нагруженные повозки вперёд.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"