Искатель Евгений Валериевич: другие произведения.

Глава 2.8 Дар или Прогулка у Реки

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   Наконец-то беспокойный Дримленд был позади. В нём было всякое, и хорошее, и плохое, были волнения с опасениями, но были и радости с весельем. И всё же, этот городок казался большинству путников не самым подходящим местом для жизни, которое рано или поздно привнесёт в неё нечто дурное. "Скромный отряд" рейнджера, в своё время привыкшего чуть ли не к одиночеству, разросся ещё больше. Теперь их было десятеро, и хотя Билл был рад каждому своему другу, были в этом количестве и определённые трудности. Маленький отряд из нескольких человек по-тихому вполне может пробраться там, где не сможет пройти большой. Количество необходимых припасов росло, взаимоотношения между членами группы усложнялись, Лэсси уже ссорилась со священником, но с Джо у неё казалось, проблем не возникало. Вайт и сам любил немного погрызться, "почитать морали, и проповеди", рассказывать какой он правильный, и как правильно поступает. Джо ко всему относился наплевательски, и словно жил в каком-то своём мирке, не лез в чужие. Был вроде как с группой, шутил, общался, сопереживал, и в то же время, словно сам по себе. Эта разгильдяйская свобода халявщика в чём-то даже нравилась блондинке, и такая личность как Джо редко "переходила ей дорогу".
   Как это бывало и прежде, после нескольких недель, проведённых в относительном уюте и комфорте города, возвращение в Пустошь было чем-то непривычным. Нужно заметить, что чем дальше путники уходили на север, тем больше менялась и сама Пустошь. Более пустынные земли, с редкой растительностью, сменялись более "живой" землёй, где трава и другая растительность встречались намного чаще, как и живые деревья. По словам Хардсона, не так далеко от этих мест находились целые леса, большие, живые. На востоке находился Красный лес, состоящий из хвойных деревьев, иголки которых покраснели от воздействия радиации. Далеко на севере был Чёрный лес, очень большой, и живой, хотя и очень опасный. Было что-то и в самом воздухе. Это что-то улавливал чувствительный носик Люси, хотя она не могла понять, что это именно. Может его чистота, или едва улавливаемые частицы запаха каких-то растений, которые не росли в более суровых, южных и восточных местах.
   Следующей их целью была Железная Долина, где обитало племя Сварщиков. Про них ходили разные слухи. Племя это хотя и происходило от цивилизованных людей, порой вело себя агрессивно с чужаками, без видимых на то причин. Большая часть путешественников и разного рода криминального сброда, обходили их владения стороной, как и многие торговцы, коммивояжёры Синема, и только тимстеры Дримленда иногда навещали это племя. Большей частью Сварщики торговали довоенной электроникой и запчастями, хорошо разбирались в них, и иногда им удавалось воскресить какую-нибудь "реликвию" прошлого, на которой могли неплохо заработать. Железная Долина скрывала на своей поверхности, а ещё больше в своих глубинах, какие-то довоенные тайны, что были сверхсекретными ещё в прошлом. Сварщики утверждали, что в глубинах долины скрывается Зло, и только храбрость их племени удерживала его распространение по Пустошам. Не смотря на опасность долины и её обитателей, рейнджер и ко. должны были посетить это место, ведь там они могли найти полезные ответы на вопросы, на которые не успел ответить Блэкстоун, и ещё один осколок Кризалиса.
   Первый день пути их отряд не спешил, втягиваться в новое путешествие нужно было постепенно. Вайт и Джо много и шумно общались с Биллом, делясь впечатлениями последних лет, тем самым практически вытесняли всякое общение "старой" компании. К вечернему привалу ситуация немного изменилась, Вайт начал играть на губной гармошке, чем заинтересовался Хардсон, и все мужчины начали налаживать общение между собой. Впервые за их совместные путешествия, Люси ощутила тотальное превосходство мужества в их групповой атмосфере. Она и Лэсси в основном молчали, и невольно принимали роли молчаливой, женской покорности, более свойственной прислуге, домашним жёнам, но не спутницам в пути и на поле боя. Вайт явно не жаловал Шарка, они просто не могли мирно сосуществовать, имея разные полюса. Занудная праведность священника, и наглая, грубая свобода бывшего рейдера не могли поместиться в рамках одной компании, не притесняя друг друга. Зато Вайту понравился Генрих, который напоминал ему актёра древних врёмен, постеры которого висели у него дома когда-то давно. Вайт первый расспросил Люси о судьбе девушки, при этом игриво поглядывал на рейнджера. В свою очередь Люси искренне интересовала история Счастливчика. Девушка не призналась бы себе, но он ей нравился, в чём-то был похож на Билли, но одновременно совсем другой, свободный и не серьёзный баловень судьбы.
   Были у большой компании и определённые плюсы. Теперь всякая возникшая угроза стала бы ещё менее опасной, а также ночные дежурства становились всё реже для каждого отдельно взятого члена группы. После событий в Дримленде, ни Джо, ни Вайт ясно не выразили своих позиций ни касательно времени пребывания в отряде, ни касательно того, будут ли они поддерживать рейнджера в его пути и поисках, будут ли принимать его хотя и не явное, но всё же лидерство.
   На следующий день мужчины общались более открыто, даже Вайт с Шарком, хотя и были на ножах, всё же иногда спорили в духе: "кто прав на самом деле". Лэсси и Люси принимали в разговорах всё большую активность, но ситуация с мужским доминированием не прошла. Люси казалось, что это уже почти как дома, и она ощущала едва ли не потребность вести себя как хорошая девочка, более сдержанно, делая то, что ей скажут. Другое дело Лэсси, которая начала вести себя даже более агрессивно, словно тигрица, сражающаяся за остатки своёй территории с самцами.
   До обеда путники успели наткнуться на руины маленького поселения, обыскали их, угодив в гнездо радскорпионов. Большая часть мутантов была маленькими, но было и несколько крупных особей. Заскучавшие за активными действиями, Джо и священник первыми начали драку, с радостными возгласами кичились друг перед другом кто кого как завалил. Столкновение обошлось без крови, только в один момент сразу двое больших скорпионов загнали пол отряда в разрушенный дом, но понемногу, отстреливаясь из всех стволов, путники отбились. Указав на потребность кормить много ртов, Хардсон предложил не пожалеть времени, и разделать крупных особей, с целью извлечь что-то питательное из них. Многим такая идея показалась мерзкой, но сильный голод всё же был неприятнее.
   Маленькое приключение утомило их, хотя в то же время по-своему развеселило. Вскоре после обеда, удалившись от небезопасного места, путники решили сделать большой привал и перекусить. Билл занялся чисткой оружия, некоторые пожелали не тратить зря времени и отправились на охоту. Лэсси и Генрих решили "поохотиться" вместе, Шарк пошёл сам, скорее желая побыть наедине и подальше от "тупого святоши". Разводили костёр, начали готовить пищу, тушёную капусту с солёным, рыбным филе, решили немного выпить. После того как путники избавились от своей повозки, дорога стала проще, и они могли больше пройти за сутки, если не слишком отвлекались на интересные места. Но, весь груз, припасы и боеприпасы, теперь приходилось нести на себе. Путники изрядно запаслись выпивкой, как довоенной, так и современного производства. Каждый нёс в рюкзаке по две бутылки, а Бетон и того больше.
   Понемногу, компания веселела, Хардсон рассказывал истории о своих охотничьих приключениях, ведь и Вайт и Джо знали об этом не так уж много. На костре булькал металлический чайник, в котором заваривался ароматный кофе. Периодически кто-то из путников подливал себе немного в чашку, а когда кофе заканчивался, и зачастую очень быстро, заваривали новую порцию. Теперь уже Генриха никто не ругал, ибо кофе полюбили все, и количество употребляемого путниками спиртного значительно снизилось. В основном готовкой занимались Гарти и Люси, как самые молодые, Бетон же молча полировал свои кастеты. Джо веселил девушку, смешно рассказывая что-то из своего прошлого, его "фермерская" манера речи и природный позитив очень смешили Люси.
   - А я ему говорю: "Ты плохо дёрнул его за хвост, проклятье!" - смеясь, рассказывал Джо. - "Дёргай сильнее, ты отродье кровосмесителей!" И знаешь, что? Это кретин берёт, и дёргает его со всей своей дури! Я и крикнуть не успел: "Я пошутил, безмозглая твоя башка, срань!" И брахма как лягнет его задними копытами! Мужик, ты бы видел, как он полетел! "Не знай я тебя больше десяти лет", - сказал я, - "Подумал бы, что ты птичка, только жирная как задница моей третьей тётки. А она чертовски жирная!".
   Люси хихикала до самых слёз. После историй Джо, ей и самой казалось, что она пол жизни прожила на ферме, и является одной из сестёр Счастливчика. Потом девушка расспрашивала, как они познакомились с Билли, ответом послужили ещё несколько смешных историй, где Джо обыграл в карты весь отряд тогда ещё молодого Билла. Рейнджеры были уверены, что их соперник мухлюет, Джо, ко всему прочему, жутко насмехался над ними, рассказывал, какими были их лица, когда он в очередной раз уделывал их. Когда же один из рейнджеров не выдержал и схватился за пушку, Билли заступился за Джо, сказав, чтобы его товарищ спрятал оружие, и перестал выставлять себя дураком. Следующим на очереди был Вайт, до этого покорно молчавший, и не встревавший в рассказы Счастливчика.
   - Я уверен, что из любезности, Билли не рассказывал, как мы познакомились. - сказал Вайт, достал из рюкзака щётку, и принялся очищать свою одежду.
   - Нет. - ответила Люси и посмотрела на рейнджера. - Просто сказал, что вы старые друзья...
   Вайт хрипло засмеялся, повторяя несколько раз слово "друзья". Счастливчик Джо так же слегка улыбнулся, но в целом был поглощён скручиванием травяной сигареты.
   - В таком случае, Бетон тоже его друг, Бог свидетель! - хрипел Вайт сквозь смех.
   - Рейнджер Билл хороший человек. Мы с ним друзья. - угрюмо сказал Бетон, полируя тряпкой свои кастеты.
   - Конечно же, сынок! Я и не смел подумать иначе. - сказал Вайт, а когда прекратил посмеиваться, то вновь посерьёзнел, и спокойно продолжил. - Я не скрываю тех ошибок, что совершил в прошлом, девочка моя. В них много полезных уроков!
   - Вы были врагами... - негромко сказал Гартун, играя палкой с пламенем костра.
   - Да сынок, ты прав. - сказал Вайт с неожиданной долей уважения к дикарю. - Были. Не долго...
   Недалеко послышался спор. Это Генрих и Лэсси возвращались с охоты. Причиной спора вновь была какая-то глупость, в духе, кто же прав на самом деле. Добычи было немного, лишь несколько игуан и пять яиц, но из всего этого можно было приготовить неплохую похлёбку. Про себя Люси заметила, что охота забрала у них намного больше времени, чем должна бы была.
   - Вы же знаете, что означает этот белый воротничок? - спросил Вайт, дергая пальцами за свой ворот. - Это знак священника. Сам я родом из Туннелей Святой Девы. - Джо засмеялся, услышав вновь это название. - У тебя только одно на уме, мелкий, безбожный засранец!
   Они недолго посмеялись, подъязвили друг друга несколько раз, после чего Вайт продолжил.
   - Это небольшое поселение, в центре Аризоны, не очень далеко от границ Вегаса. Просторные канализационные туннели, соединённые частично с тоннелями метро. Там много людей спряталось сразу после Армагеддона. Когда я был рождён, люди уже научились выживать.
   Далее Вайт около получаса рассказывал о том, как было устроено их поселение, как выживала его родня, чем они зарабатывали на жизнь, каково это было жить в туннелях, все нюансы и трудности.
   - Много у вас было жителей? - спросила Люси, всё это время она тщательно представляла дом Вайта, не упуская каждую деталь, о которой священник упоминал.
   - Во время моей молодости около трёх сотен, а то и больше. В основном мирные люди. Гости к нам приходили редко, наши же караваны выходили в походы ещё реже.
   Вайт улыбнулся своим воспоминаниям, приготовил одну из "сигар", что скручивал Джо, и, закуривая, продолжил.
   - Помню, не мог дождаться, когда же выйду в свой первый поход. Как же я был рад, когда время пришло. И не зря! В свой первый раз я впервые убил двух человек и нескольких мутантов, впервые увидел другое поселение людей и его жителей, впервые напился до беспамятства, впервые познал женщину, точнее добрую половину борделя... всего и не припомнишь, что случилось тогда впервые. Это было в Нуэво Лос Мочес, так вышло, что в том месте обосновались в основном мексиканцы. Джо думаю, там бывал.
   Джо кивал в ответ, наслаждаясь своей "сигарой".
   - Ага. Не раз! - сказал он. - Настоящий оазис. А девки там что надо... Словно пламя во плоти! Любовь с такими не забывается до конца дней!
   Джо и Вайт оба засмеялись.
   - Эй! Джон Вейн! - крикнул Вайт, обращаясь к Генриху. - Бьюсь об заклад, что у тебя бывали мексиканки. Правда же, что никто не бывает так горяч в постели, как они?
   - В моём Убежище было несколько латиноамериканских семей. - сказал Генрих, разделывая игуану под "важные" наставления Лэсси. - Одной из женщин была дочь главного слесаря, другой... жена доктора. Они и вправду очень страстные, горячие, а жена доктора, во время секса начинала кричать на своём языке. Как же меня это заводило...
   Джо и Вайт вновь рассмеялись, Люси ощущала себя очень неловко, когда мужчины в её присутствии говорили вот так о женщинах.
   - Что в них такого особенного?! - фыркнув, спросила Лэсси. - Между ног как-то слаще, чем у других?
   Но на её выпад мужчины ответили дружным смехом.
   - Эй Билли! - прокричал Вайт к рейнджеру. - Билли!..
   Люси была уверена, что сейчас он и у Билла будет спрашивать, спал ли тот с этими "горячими" латинками. Она боялась услышать ответ, услышать, что и у Билла есть где-то там такая, которую он не забывает. Люси понимала, что рейнджер не мог не бывать в этой "ну его ночес". Но Вайт поймал взгляд девушки, и когда Билл отозвался, махнул рукой и сказал, что не важно.
   - Девка есть девка! - продолжала спорить Лэсси. - Чего они такого могут, чего не могут другие?
   - Я как-то трахался с африканкой... - сказал задумчиво Джо, чем рассмешил Генриха и до слёз Вайта.
   Когда смех затих, неуверенно спросила Люси:
   - Они... Они красивее других?
   - Ну... - протянул Вайт. - Дело ведь не только во внешней красоте. Дело в духе, страсти, женственности. Они другие... Хотя внешне просто чуть более смуглые. Если учесть, что мы тут все в грязи и под палящим солнцем, то этого можно и не заметить.
   - Как кабели соберутся, так начинают свои байки рассказывать. - ворчала Лэсси. - Вас противно слушать.
   - Все женщины разные и особенные. - неожиданно заговорил Гартун. - Вот, к примеру, Лэсси иметь золотые волосы и не маленькую грудь.
   Пока остальные тихонько хихикали, Лэсси, вместо того, чтобы похвалить Гарти за практически комплимент, накинулась на него с криками, как же он может говорить о ней, как о какой-то вещи, и что все кабели одинаковые, даже если они дикари из пустыни. Люси же смутилась, ведь "не маленькую" грудь Лэсси тут больше не с кем было сравнивать. Пока она переживала свои женские страхи и смущения, Генрих как-то задумчиво поглядывал то на неё, то на Билла, словно поняв ход её мыслей. И когда спор вокруг почти затихнул, он сказал, обращаясь к Люси.
   - Тебе не нужно волноваться, сладкая. - в ответ Люси грустно улыбнулась. - Разве ты себя не видела? Ты и сама одна из них.
   - Я? - поражённо спросила Люси. Остальные с удивлением на неё посмотрели, а Вайт даже приставил к глазу свой монокль. Девушка и вправду никогда не задавалась вопросом о своей расовой принадлежности.
   - Да. Может не оба родителя, но один точно.
   - Ты уверен? - спросил Вайт, внимательно вглядываясь в покрывшуюся от такого внимания румянцем, Люси.
   - Ну, сейчас может плохо видно, - говорил Генрих, - но да. Я сразу так подумал, как увидел тебя в не таком ярком освещении. А когда в Литлсити мы хорошенько отмылись от грязи, так всё было очевидным. Я думал, что и Гарти из мексиканцев, но он, похоже, индейских кровей.
   Люси слюной смыла грязь с тыльной стороны своей ладони. Теперь её кожа и вправду казалась заметно смуглой, да и сама она ещё в детстве заметила, что у её отца кожа была намного светлее, но не предала этому значения. Арчер часто говорил, что Люси "вся пошла в мать", теперь только она поняла всю глубину его слов.
   - Надо же. - сказала Лэсси. - Я и сама встречала таких людей. Думала, что они просто более загорелые, или из дикарей. Слышала, как люди употребляли слова, "латинос", "мексиканец", но думала, что это о выживших из страны на юге.
   - Тогда, может ты нам и расскажешь... - хихикая начал говорить Вайт, обращаясь ко всё ещё удивлённой Люси, но затих, когда Джо кинул в него маленьким камешком. - Что? Я только почистил его, чёртов ты засранец!..
   Люси начала погружаться в эгоистичные, но приятные мысли о том, что она страстная, горячая, и незабываемая. Особенно она хотела быть такой для того, кто всё больше становился для неё важным. Теперь ей хотелось научиться, как это быть такой женственной и страстной, и даже найти того, кто научит её словам её предков. Особенно таким, которые можно если не кричать, то хотя бы тихонько нашептывать. Кричать она ещё очень смущалась. Люси покинула свои размышления, когда Гартун обратился к Вайту.
   - Ты так и не сказать, что значит белая лента вокруг шеи и про ваше встреча. - сказал он и указал пальцем на шею Вайта.
   - Чёртова память и грешный мой язык! - сказал Вайт, слегка ударив себя по седой голове. - Начал об одном, а закончил совсем другим!..
   - И как обычно, девками... - дразнил его Джо.
   - Ну, да... - протянул Вайт после затяжки.
   Священник хотел было начать говорить, но появился Шарк, возвращаясь из одинокой охоты. Прикрепленная к поясу дубина была вся в крови, а в качестве добычи он тянул дикую собаку, забитую насмерть этой самой дубиной. Шарк был ранен. Похоже, этот или другой пёс укусил его за руку. Все молча смотрели на него, только Люси спохватившись встала, нашла в рюкзаке рейнджера аптечку, и, не ожидая просьб, принялась обрабатывать его рану. Шарк пытался сопротивляться, но несколько крепких слов девушки урезонили его.
   - Я не собираюсь есть псину! - тут же запротестовал Вайт. - Будешь есть её сам!
   - Похер... - спокойно отвечал Шарк. - Когда начнёте голодать, у меня будет еда. А там посмотрим папаша, на что ты будешь готов ради куска собачатины...
   - Несчастный грешник!.. - было начал Вайт свою проповедь, но Джо вновь кинул в него камешком. - Что за чёрт?! Джо перестань! Иначе в следующий раз будешь чистить сам!
   - Оставь его в покое. - спокойно ответил Счастливчик. - Личная неприязнь ещё не повод, чтобы задираться по поводу и без. - сказал он, и выдохнул в сторону Вайта дым.
   - Ну ты и засранец... - кивая головой сказал Вайт. - Всё время пользуешься тем, что я тебя люблю и уважаю. Засранец... В любом случае, нормальный человек не станет такое есть!
   - Я стану. - сказал Билл, закончив со своей работой.
   - И не такое приходилось есть. - сказала Лэсси, а Генрих поддержал её угрюмо хмыкнув.
   Вайт скривил от недовольства лицо, пробормотал про себя: "Грешники...", и сказал:
   - Не важно. Ах да, я же рассказывал, как познакомился с Биллом и что значит воротничок. В общем, немного повзрослев после первых вылазок, я примкнул к группе ребят из нашей общины, у которых вера была особенно сильна. Я стал священником, жрецом нашей веры, берущей своё начало ещё до войны. Этот ворот означал эту принадлежность ещё много лет назад. Ну и мы как истинно праведные люди, решили помочь безумному миру, принести веру и порядок, туда, где нуждались в помощи.
   - Да точно, оттраханные герои, мать их... - сказал Джо с насмешкой, но без зла.
   - Тоже мне святой нашёлся! - обиженно проговорил Вайт, и кинул увесистым камнем в Джо. В ответ Счастливчик только посмеялся. - В общем, вооружившись мечём и верой, мы странствовали в Пустоши, боролись с отбросами, помогали местным поселениям. Всё было в роде правильно. Те многие вещи, что происходили... мне тогда почему-то казалось, что так и должно быть.
   - Какие вещи? - искренне увлечённо спросила Люси.
   - Ну... Это сложно объяснить, сладенькая. Просто вскоре мы начали судить и в самих поселениях, искать там грешников и карать их. Убили несколько колдунов и ведьм, и одержимых дьяволом. Доходило и до того, что силой брали то, что нам нужно во имя нашего Крестового Похода. А однажды мои товарищи изнасиловали девушку, немного старше тебя возрастом... И много подобного, на что сразу и не обратишь внимания.
   - И вы даже не поняли, что это плохо? - удивлённо спросила Люси.
   - Говорю же, это сложно объяснить...
   - Они же были "святые"... - съязвил Джо.
   - Ну, - продолжил Вайт, - и это тоже. Почему-то мои товарищи, и я, полагали, что поступаем правильно. Знаешь, в молодости, когда я читал первую часть Священных Писаний, мне не казалось неправильным то, что Бог требует кровавых жертв, алчет власти, избирает один народ, ненавидя остальные, убивает тысячи, в том числе из своего "возлюбленного" народа, потому что ему что-то не нравится. Мне казалось, что раз уж это "тот самый" Бог, то ему можно, и что это правильно. Лишь с возрастом я стал понимать, что это совсем не правильно и что важно, очевидно, и что "тот самый" должен быть воплощением добродетелей.
   Билл подошёл к огню, уставший после работы, присел рядом, и сказал:
   - Вайт хочет сказать, что даже вера и религия, перейдя в форму фанатизма, способна творить много зла...
   - Не меньше чем само зло... - грустно промямлил сам священник.
   Что бы привлечь внимание, Лэсси вновь громко фыркнула, после чего сказала:
   - А, по-моему, дело не в этих верах там и всё такое. По-моему, если ты ублюдок по своей природе, то и эти штуки не только не помогут, а только усугубят. А если ты хороший человек, тогда это на пользу. А может и не нужно вовсе.
   - Гордыня, дитя моё! - пропел Вайт. - Гордыня, так и сквозит в твоих словах! Вот и я тогда был во власти гордыни. Я пал, и ты, девочка моя падёшь, если не обличишь себя и не переборешь свою гордыню!
   - Гар...что? - раздражённо спросила Лэсси скривив лицо. - Знаешь что, Вайт? и тебя туда же! Я хороший человек, и мне не нужно волноваться по поводу этой вашей "веры"!
   На мгновение настала тишина, которую сменил тихий и дружный смех. Даже сама блондинка не сдержалась и улыбнулась. "Грешница..." - опять тихо промямлил Вайт, после чего продолжил рассказ:
   - Ублюдок я или нет, пусть рассудит Бог. Хорошим я тогда точно не был, но мы все думали наоборот. Мы слышали, что где-то в пустошах странствуют эти самые рейнджеры, и делают работу подобную нашей. И честно говоря, это очень льстило, что в мире ещё есть силы, борющиеся со злом, как и мы. Нужно ли говорить, как мы удивились, когда эти ребята пришли к нам, чтобы осудить. Каким же гневом пылали наши "праведные" сердца! Какими же негодяями мы их считали. Целый день мы сражались, отступая от укрытия к укрытию, пока рейнджеры не перебили большинство из нас.
   - Схавали, дедуля? - злорадно, дразня Вайта, сказал Джо.
   - "Схавали!" - подтвердил Вайт, кинув в смеющегося Счастливчика ещё один камень. - Свою пулю получил и я, лежал на земле, думал, что умираю. Потом надо мной показался загорелый мальчишка, с тёмными волосами и голубыми глазами, совсем юный. "Добей этого мерзавца!" - услышал я приказ, обращённый юному рейнджеру. Но мальчик не убил. "Ты же знаешь, сколько зла они причинили другим, и всё же жалеешь его?!" - продолжал ужасный голос. Мальчик замотал головой, его глаза увлажнились, и он ответил: "Я же не такой. Мы... Мы не такие...". "Плакса!" - оскорбил его голос, но мальчишка опустил своё оружие, и пощадил меня.
   - Да! Это был наш малыш Билли! - радостно сказал Джо, слегка пнув в плечё застеснявшегося рейнджера.
   - На меня это... - сказал Вайт ухнув, и замотав руками перед собой. - На меня это так подействовало! В тот же миг. Голос тот был словно голосом самого дьявола, что приговорил меня, а мальчик, мальчик показался мне самим Спасителем. Именно в нём я и увидел ту добродетель, о которой забыл. И я осознал... всё. Многое. Меня словно молнией поразило. "Вот она, наша истина!" - сказал я себе. А не то, что мы думали, то, что считали верой. Наша системная вера была пустой, а в нашем случае даже вредной. Но мои глаза открылись и с тех пор я начал постигать истину, настоящую добродетель, и настоящего Бога.
   - Бьюсь об заклад, - заговорила Лэсси. - твоё дерьмо то от этого пахнуть лучше не стало!
   Джо от слов блондинки залился задорным смехом, хлопая в ладоши, Вайт кинул на Лэсси недоброжелательный взгляд, но ни гневу, ни обиде опытный священник не поддался.
   - Не скажу, что после того случая я не совершал дурных поступков. Мы все грешные. Но настолько слепым я больше не был. Я помог своим выжившим собратьям залатать их раны, но вскоре покинул их. Теперь я искал свою истину и свои откровения. И поверьте, их было не мало. В основном я искал заработка как законник или охотник за головами, иногда помогал людям, чем мог. Я не снял воротничка, и даже продолжал проповедовать, но истинно, не так как раньше. И сами Писания я начал понимать иначе. Словами я не вкладывал в сердца слушающих страх или фанатизм, я старался поделиться с ними надеждой.
   - Знаете... - сказал Джо, обращаясь ко всем вокруг. - Во всех борделях, которые только есть, Вайта называют: "Тот милый зануда". - Информация была воспринята дружным смехом. - Даже блудницы устали слушать его проповеди. Им нужно брать с тебя двойную плату, дедуля!
   В ответ Вайт начал кидаться в Джо камнями, Счастливчик отвечал тем же. Перепалка веселила путников, но длилась не долго. Когда старые знакомые рейнджера прекратили, Люси обратилась к Священнику:
   - Так вы знаете, как Билл познакомился с Бетоном?
   Спрашивать подобное у самого Бетона казалось ей бессмысленной затеей, Билл так же был бы краток, а девушке нравилось, как рассказывает Вайт. Священник на мгновение посмотрел на обоих участников истории, те не возражали.
   - Бетон хороший парень, но в прошлом им можно было манипулировать. У Драу это хорошо получалось...
   - Драу плохой человек... - со злостью проговорил Бетон, сильно сжимая кулаки.
   - Тот самый бандит? - удивилась Люси.
   - Тогда Драу был правой рукой Герцога. Их банда называлась "Тьма".
   - Страшно, просто пиздец! - заметил Джо посмеиваясь.
   - Ага. Но ребята они были всё же страшные. Что бы не вдаваться в подробности, скажу только, что почти всякую ужасную гадость, которую ты только можешь представить, они совершали на самом деле. Всё кончилось тем, что добрые люди устали от их бесчинств, и собрали отряд "законников", чтобы разобраться с этими дьяволами раз и навсегда.
   - Билли наверняка был там! - радостно заметила Люси.
   - Да был, с кучкой рейнджеров. И я был с ними, и даже засранец Джо. После того как Билли пощадил меня, мы пару раз пересекались, даже подружились. В общем, мы сумели застать этих тварей врасплох, но нас было меньше, и я думаю, только благодаря колдуну нам удалось одолеть их.
   - Колдуну? - радостно удивилась Люси.
   - Старик. Учёный! У него была целая куча всякого довоенного барахла. Лучи, роботы, всякая чертовщина! Пока мы отвлекали основным ударом, он со своими колдунскими штуками зашёл с фланга. Это нужно было видеть! Всё вокруг взрывалось, лучи туда-сюда! - рассказывал Вайт, махая руками.
   - Это был профессор Блэкстоун! - смеясь, угадала Люси. Она на мгновение взглянула на рейнджера, но Билл только грустно улыбался. Девушка оробела, но всё же добавила: - Он много о нём рассказывал...
   - Да, ещё тот кудесник! - радостно сказал Вайт, после чего затих на несколько мгновений, а на его лице появилось грустное выражение. - Много тогда народу полегло, и с нашей стороны и с их. Герцога вообще на куски разорвало, пусть его душа вечно горит в аду!
   - А крепыша вы не убили? - спросила Лэсси, искренне увлекшись историей.
   - Бетон был ранен в нескольких местах, но посмотри на него! Его, наверное, только взорвать можно! Мы хотели его добить, прости старина... - сказал Вайт, обращаясь к Бетону, и похлопал его по плечу, - но Билли за него заступился. Пока Бетон выздоравливал, Билли объяснял ему, почему тот поступал плохо. Бетон легко поддавался злому влиянию, но и хорошему так же.
   - Они были обманщиками! - с детской искренностью пытался пояснить Бетон. - Они лгали! Герцог лгал! Драу лгал! Они всего меня опутали этой ложью! - пояснял Бетон, изображая руками путы вокруг своего могучего торса. - И они были злыми! А добрые люди должны делать добро!
   - Аминь, приятель! - сказал Вайт, и сильно затянулся.
   - А как выжил Драу? - спросила Люси, пока осторожно снимала ножичком шкурку с игуаны.
   - Я не смог одолеть его... - с искренним сожалением сказал рейнджер.
   - Вещи случаются! - сказал раздражённо Вайт. - И хватит уже себя винить! Ты не отвечаешь за его злодеяния.
   - Я сражался с ним, и проиграл. - сказал Билл. - Если бы я приложил немного больше усилий, или даже пожертвовал собой, он бы не сбежал, и не совершил столько зла на этой земле.
   - Я уверена, что ты сделал всё возможное... - неуверенно сказала Люси, пряча свои глаза от взгляда рейнджера.
   - Они неплохо нашпиговали друг-друга свинцом. - сказал Джо. - Но, похоже, что Драу повезло немного больше, и он хотя и раненный смог сбежать.
   - Да. - подтвердил Вайт. - А со временем появились слухи, что он сбежал далеко на северо-запад. Тогда по этому маршруту наши странники впервые добрались до вас, и обратно. Мы и не думали, что он выживет. А он ещё и свою банду тут сколотил и начал чудить не хуже Герцога. Хотя я никак не могу понять, откуда у него все эти ресурсы и люди. Что-то тут не чисто... Я слышал, что он перешёл дорогу Братству Стали, если вы знаете, кто это этакие. Братство разбило их банду, но вместо того, чтобы сбежать и спрятаться, Драу напал на них с остатками своих людей, после чего исчез на несколько лет.
   - А мы думали, - сказал Шарк, разделывая собаку, - что Братство Стали это выдумка.
   - Я видел их в Калифорнии. Так что они вполне реальны. - ответил Билли. - Эта организация не очень-то и скрывается, там, на юге, но чужаков к себе не подпускает. А Драу вновь пропал, а потом вновь появился. И опять с людьми, и опять с ресурсами.
   - Может, нашёл одно из Великих Хранилищ? - предположила Лэсси.
   - Чего тогда не зажил себе беззаботно? - предположил Вайт. - И как он пересёкся с твоим другом, колдуном?
   - Не знаю. - сказал Билли. - Профессор не успел многое рассказать. Теперь только сам Драу сможет нам рассказать это.
   - Будешь его искать? - спросил Джо, в этот раз в его голосе не было ни единой весёлой нотки.
   - У меня есть плохое предчувствие. - после слов рейнджера, все с тревогой уставились на него. - Я читал некоторые записи профессора, и знаю Драу. Я уверен, что он уже ищет нас.
  
   Когда на окраинах Дримленда прозвучали первые выстрелы, никто не удивился. Ссоры, переходящие в перестрелки, налёты, дуэли, всё это было не в новинку для города. Немного удивляло, что выстрелы слышались достаточно долго, когда обычно всё заканчивалось быстро. Новость о том, что на город напали, пронеслась подобно молнии. Все спрашивали друг у друга, кто посмел так дерзнуть, но никто не знал точного ответа. Было известно наверняка, что это не люди Феникса или Эмпайр, их было едва ли больше десятка, внешне похожие на отряд хорошо вооружённых законников. Не прошло и полу часа, как на разрушенных улицах была собрана сотня разношерстных добровольцев, обычных бандитов и хулиганов, не причисляемых к старшим бандам. Преисполненные желанием проучить "тупых" ублюдков, они с криками напали на обидчиков. Но обидчики не дрогнули. Началась перестрелка, которая длилась около двадцати минут. Ополченцы Дримленда атаковали с наскоку в лоб, но, потеряв много бойцов отступили. Окопались, пытались атаковать по флангам, но их вновь и вновь отсекали. Казалось, что они сражались не против людей, но настоящих дьяволов, что, прорвав завесу реальности вторглись в этот и без того жестокий мир.
   Ополченцы дрогнули, и словно побитые псы, поджав хвосты, отступили за стены своего города, потеряв раненными и убитыми около двадцати человек. Непонимание происшедшего было всеобщим, как и уныние. Все призывали лидеров главнейших группировок собирать армию, выдвинуть Гладиаторов, Тихих Братьев, и других "элитных" бойцов города, чтобы стереть в порошок и самих ублюдков, и тех, кто их послал. Прислушавшись к свидетельствам нескольких участников битвы, Железный Сэм быстро догадался кто эти незнакомцы, и к всеобщему удивлению, отправился на переговоры с ними в одиночку.
   Такому толстяку как Сэм, с его изувеченной правой ногой, выйти за стены города было настоящим испытанием. Он кряхтел, сопел, тяжело дышал, сильно потел, но всё же смело, шаг за шагом приближался к незнакомцам, опираясь на свою трость. Они не стреляли, но, гордо выпрямившись, ждали его. Ждали так, словно были уверены наверняка, что он придёт. Сэм с опаской поглядывал на изувеченные тела ополченцев, лежащие в разных концах поля боя. Некоторые были изорваны пулями, другие обожжены энерго оружием, кого-то изуродовала сила взрыва. В нескольких местах что-то продолжало гореть, испуская в воздух чёрные струйки дыма. Сэм подошёл, и опёршись на трость какое-то время пытался отдышаться. Незнакомцы терпеливо ждали, пронизывая толстяка своими "демоническими" глазами. Сэм внимательно осмотрел их. Десяток бойцов и два человекоподобных, охранных робота. Все экипированы в довоенную броню, и хорошо вооружены. Довоенные, штурмовые винтовки, с различными модификациями, пулемёты, гранатомёты, лазерное оружие. И всё это в отличном состоянии. Сами бойцы были преисполнены особой гордостью, и казались бесстрашными. От них так и веяло какой-то неестественной силой.
   - Меня называют Железный Сэм. - начал говорить толстяк, вытирая платком свой потный лоб. - Я хочу поговорить с вашим старшим.
   Вперёд вышел мужчина, с коротко стриженными тёмными волосами. На месте левого глаза у него виднелась чёрная повязка, на левых руке и ноге были заметны металлические части высокотехнологичных протезов. Кожа левой стороны лица была обожжена, казалось, что когда-то что-то взорвалось рядом с ним. Выражение его лица было жестоким, всё время, и никакие другие эмоции даже на мгновение не мелькали на нём.
   - Ты знаешь, кто мы? - спросил он спокойно, но Сэму казалось, что в каждом слове сквозит смертельная угроза.
   - Да. - ответил он, стараясь держаться как можно увереннее в себе.
   - Хорошо. - продолжил мужчина. - Это сэкономит время.
   Ненадолго все умолкли и только пристально смотрели друг на друга, после чего одноглазый продолжил.
   - Я знаю тебя. И знаю, почему ты пришёл. Ты не дурак, в отличии от большинства местных.
   - Что вам нужно? - спросил Сэм, желая, как можно быстрее закончить эту встречу.
   - Мы ищем законника. Рейнджера. Странника с юга. Тот, который помогал штурмовать Башню. И больше ничего.
   Сэм понял о ком идёт речь, так как слышал не мало историй о войне с Башней, но настолько удивился этому вопросу, что на мгновение даже растерялся. Он ожидал услышать всякое, но не это, а неправильно сказанные слова, в этот момент, могли бы стоить ему жизни.
   - Ты Драу? - спросил Сэм, на что одноглазый хмыкнул, слегка скривив рот в зловещей усмешке. Остальные его люди тихонько смеялись.
   - Конечно же нет, ты кретин! Меня называют Палачом. И поверь мне, тебе лучше не знать за что. Драу близко. Но вам лучше не заставлять его приходить сюда, иначе мы вам устроим такую бойню, что всё предыдущее покажется нежной лаской!
   - Вы конечно с лёгкостью справитесь со мной. - сказал Сэм, и постарался выпрямиться. - Но угрожать всему Дримленду как минимум неразумно. Вы знаменитые воины, но у нас сотни бойцов готовых сражаться до самой смерти. И не мало тяжёлого вооружения. Драу одобряет ваши действия и ваши угрозы?
   - Не бойцов, а гнилых туш. - грозно сказала черноволосая девушка, в больших, чёрных очках со снайперской винтовкой в руках. - Смерть - это то, что мы вам и подарим. Если думаешь, что сотни бойцов или стены защитят вас, то плохо нас знаешь. Вы атакуете, мы отступим, убивая вас десятками, оставляя за собой ловушки. А ночью, мы будем нападать на ваш гнилой городок, взрывать и сжигать целые кварталы, всё то, что уцелело в Великом Огне!
   Одноглазый на мгновение взглянул на девушку, после чего вновь обернулся к Сэму.
   - Видишь. - сказал он. - Вайпер права. Мы ваше паршивое городишко сотрём с лица земли. Ваше, или Феникс, или Эмпайр. Любого уёбка, который встанет у нас на пути! И это воля Драу, можешь не сомневаться, ты, вонючий кротоскрыс.
   Железный Сэм старался держать себя в руках. Будь с ним отряд его наёмников, он бы убил этого наглого ублюдка, пусть даже и погиб сам. Сэм хотел было съязвить, и спросить у Кровососов о том, говорили ли они тоже самое группировке "придурков в силовой броне", прежде чем те чуть не стёрли в порошок их самих. Но сдержался, хотя ненависть казалось ему, вырвется в виде взрыва из его собственного живота.
   - Тогда передай Драу, что искать этого законника в Дримленде, это всё равно, что искать телёнка в гнезде радскорпионов. Его здесь не было, а если бы и был, то живым бы он отсюда не выбрался.
   - Чушь! - выкрикнула Вайпер. - Мы точно знаем, что он, и его отряд вошли в город!
   - Тебе, и твоим ублюдкам лучше не играться с нами, слышишь меня?! - крикнул Палач. - И не заставляй меня спрашивать блядь дважды!
   Сэм был ошарашен. Это казалось каким-то бредом.
   - Вы что-то путаете... - промямлил он, понимая, что всё складывается очень плохо. Потом его словно осенило. - Ебучие ублюдки! - сказал Сэм и хрипло засмеялся. - Я знал, что с ними что-то не чисто!
   Кровососы поначалу не поняли, от чего ухмыляется эта свинья. Палач хотел было проучить Сэма, но история, которую толстяк рассказал, и предположение о том, что законник скрыл свою личность, удивила даже его.
   - Так что мы не знали, кто он. - говорил Сэм. - Они ушли на север, меньше недели назад. Я не знаю куда. Они ищут что-то, что-то довоенное, какую-то технологию. Я знаю, что им рекомендовали посетить Эмпайр. Так что ребята, уж там вы его точно встретите.
   Все опять замолчали. Упыри переглядывались, Сэм нервно вытирал пот, роботы пищали и поворачивались из стороны в сторону.
   - Хорошо. - заговорил Палач, перекинувшись несколькими короткими фразами со своими ребятами и Вайпер. - Мы верим тебе. Вы не виноваты в том, что такие тупицы, и дегенераты! Хотя будь моя воля, я бы вам за вашу тупость вырвал бы всем глаза и языки! Ты можешь идти. - добавил он через время.
   Сэм собрался было уходить, но потом остановился, и осторожно, предупреждая Упырей, что бы те не стреляли, достал из кобуры револьвер .44-го калибра.
   - Вот. - сказал он. - Его зовут "Месть". Передай его Драу. Скажи, пусть завалит эту суку из этого пистолета.
   Палач хмыкнул, но принял подарок для своего лидера. Вампиры начали уходить, а Сэм похромал домой, потея и проклиная то "упырей", то законника, то "сраное солнце". Но вскоре он перестал обращать внимание на свою ненависть, и его разум полностью занял другой вопрос. Как же Дримленд будет сражаться с Эмпайр или Фениксом, если они не смогли справиться даже с маленьким отрядом? Большая часть бойцов была слаба, и плохо подготовлена, притом, что Дримленд позиционирует себя, как город опаснейших головорезов. Если их враги узнают о подобной слабости, то быстро воспользуются ситуацией. И Сэм крепко решил, что нужно это менять.
  
   Этим ранним утром Лэсси проснулась одной из первых. Хардсон дымил своим табаком, и готовился поспать немного после смены ночного дежурства. Немного поодаль от лагеря упражнялся Гартун, вставший даже раньше её, и уже успевший закончить свои утренние молитвы и медитации. Блондинка освежилась, умылась, собрала немного веток и древесного мусора, чтобы подкинуть в огонь, и наполнила котелок водой. Нужно было приготовить что-то к завтраку, лёгкую похлёбку, чтобы не перегружать желудок с самого утра. Её девичьи части до сих пор ощущали на себе последствия ретивой любви Генриха, возжелавшего близости перед сном, когда она отошла "в кустики". Перемешивая продукты в котелке, Лэсси осматривала других членов отряда. Кто-то похрапывал, кто-то ещё крепко спал, прячась под покрывалом от нарастающего света. В какой-то момент среди потока мыслей блондинка ощутила нечто новое. Ей совсем не было в тягость и в злость готовить для других, даже для тех, кого она недолюбливала. Она вдруг ощутила тепло к этим людям, но вместе с ним пришёл и страх за их жизни. Это было всего лишь мгновение, за которое она успела ощутить и тепло, и страх, и одновременно прогнать всё это прочь, забывая всё разом, пряча свою душу от этих чувств.
   Лэсси видела, как последние пятнадцать минут Люси ворочается на своём матрасе, что-то явно не давало ей спать. В какой-то момент молодая девушка резко встала, с широко открытыми глазами, и с трудом сдержав рвотный позыв, убежала прочь от лагеря, в густой кустарник. Встревожившись за свою "младшенькую сестрёнку", Лэсси пошла за ней, опасаясь, что что-то произошло. Не спешно она следовала за Люси, и обнаружила её встающей с четверенек. Девушка встала на коленки, и с испугом уставилась на Лэсси, её глаза "остеклились", словно она вот-вот заплачет.
   - Всё хорошо? - спросила Лэсси, тут же заразившись тревогой от испуганной Люси, в ответ "малышка" отрицательно замотала головой.
   - Что-то не так... - сказала она испугано. - Со мной что-то не так...
   - Живот болит? Ты вчера ела что-то кроме общего ужина?
   Люси вновь замотала головой, её губки задрожали, а в глазах появились слёзы.
   - Я... Кажется, это другое... совсем... - ответила она, уже не в силах сдержать слёзы.
   Лэсси подошла к ней, и, встав рядом на колени, крепко прижала к себе, пытаясь утешить. Люси заплакала, и прижималась к блондинке, словно к родной матери.
   - Мне страшно, Лэсси! Мне очень, очень страшно! - причитала она.
   - Перестань глупенькая! - успокаивала её блондинка, поправляя волосы, и вытирая слезинки со щёчек. - Всё хорошо. Это нормально, милая. Это прекрасно.
   - Как же теперь?.. А вдруг, что-то не так?.. А вдруг он будет болен?..
   - Нет, всё будет хорошо, слышишь меня? - успокаивала её блондинка, продолжая гладить по голове и лицу испуганную Люси. - Всё пройдёт хорошо. Он будет здоровый и красивый, как ты и... - замялась Лэсси на секунду. - Ты же была только с Биллом, так?
   Люси смутилась, и чуть ли не дрожа от волнения, отрицательно замотала головой, чем вызвала волну испуга в сердце блондинки. Она боялась услышать что-то о настойчивости Генриха, в меньшей степени о Шарке или Гартуне, воспользовавшихся моментом слабости девушки, или даже о своём племяннике.
   - До этого... Это было с Майком... Но ведь это было давно, правда? - испугано лепетала Люси, с надеждой взирая на Лэсси.
   - Майк? Тот кучерявый придурок? - спросила она с облегчением выдохнув. - Нет, милая, это было очень давно. Так что тебе не нужно переживать. Мы скажем всё Билли, и он...
   - Нет! - перебила её Люси, и слёзы вновь хлынули на её покрасневшие щёки. - Пожалуйста, не говори ему ничего! Прошу, не говори ему!..
   Лэсси пыталась объяснить ей, успокоить её, но Люси продолжала умолять, чтобы блондинка оставила всё это в секрете.
   - Он скажет, чтобы я ушла! - испугано умоляла Люси. - Он заставит меня вернуться домой!
   - Глупенькая, он никогда не бросит тебя! - сказала Лэсси, и вновь принялась обнимать и успокаивать Люси. - Он любит тебя, и всегда будет с тобой. И он будет рад. Ты подаришь ему самый прекрасный подарок, который только может подарить женщина... - говорила Лэсси, сама не в силах удержать слёзы. - Вы оба будете счастливы, и у вас всё будет хорошо, вы будете любить друг друга. Ты будешь отличной мамой, и прекрасной женой, поняла?
   - Он никогда не остановится... - с горечью ответила девушка. - Он захочет, чтобы я была в безопасности. Он не бросит, но и не позволит быть всюду рядом с ним!
   - Сладкая, с твоей стройненькой фигуркой, и ростом, ты очень скоро не сможешь этого скрывать...
   - Может... А может всё ещё не получится... Ведь всякое бывает, правда?.. О Боже, что же теперь будет?..
   Понемногу Лэсси удалось успокоит истерику Люси. "Дарить жизнь, это прекрасно", сказала она, и Люси перестала плакать, дрожать и боятся. Понадобилось время, чтобы блондинке удалось подавить все возможные страхи юной смуглянки, и даже наполнить её сердце надеждой, и ощущением чего-то возвышенного, что совсем недоступно для понимания мужчине. Всё же, ей пришлось дать клятву, на мизинцах и "без шуток", что она никому не проболтается, и даже будет прикрывать странное поведение Люси, пока "малышка" сама не решит, что делать дальше. Сухая логика говорила Лэсси, что Билл должен знать, что происходит, но теперь она не могла причинить боль этой девочке. Она помогла Люси привести себя в порядок, и они вернулись к лагерю. Яркое солнце уже показалось из-за линии холмов на востоке, просыпающиеся путники хвалили запах булькающей похлёбки.
   Завтрак вышел вкусный и весёлый. Вайт и ещё несколько человек, решили немного развеселиться, с самого утра, ударив по паре рюмочек. Поначалу Люси была заметно мрачной, но вскоре общая весёлость начала разгонять её девичью грусть. Во время завтрака, она подсела к Биллу и прижалась к нему, словно котёнок, желающий быть обласканным.
   - Всё хорошо? - спросил он, заметив её тревогу, и прижимая девушку к себе, гладил по волосам, целовал.
   Но Люси в ответ закивала головой, и выдавила из себя улыбку, тем самым приспала внимание рейнджера. Пока все завтракали, девушка украдкой наблюдала за его лицом, взглядом полным какой-то особой гордости, и успокаивалась. Приступы же тревоги она старалась скрывать, или гасить их при помощи обещаний Лэсси, что всё будет хорошо. Люси постоянно расспрашивала блондинку о том, что и как должно быть, и от этих рассказов ей то становилось легче, то ещё хуже. Она старалась не думать, что в её животике зреет новая жизни, но осознание неизбежного накатывалось вновь и вновь, и даже весёлость священника и Джо, не могли отвлечь разум Люси надолго.
   Вначале они двигались вдоль реки, тянущейся на восток прямо из руин Портленда. В случае, как и с Северным Путём, по словам Лэсси, река Колламбия могла бы стать удобным и быстрым маршрутом, ведущим из Дримленда прямо в Эмпайр. Но, как и разрушенная автомагистраль, грязная река была непригодна для путешествий. Во многих местах она была перекрыта завалами мостов или зданий, местами пересохла или обернулась болотцами, а иногда вместо воды оставались только лужи заражённой жижи. Растительность и невысокие, живые деревца, заросли камыша, пытались закрепиться на речных склонах, и иногда весьма успешно, разрастаясь до целых островков жизни. Здесь им встречалась живность самого разного рода, и стаи диких собак, и кротокрысы с болотниками, радскорпионы и мерзкие многоножки, и даже злобные яогаи.
   Большую часть неприятных встреч удалось избежать, но потом путники свернули немного севернее, на одну из довоенных дорог, между гор и холмов. Теперь им нужно было преодолеть линию гористой местности, и это были не просто холмики, но настоящие каменные волны, высокие и острые, сменяющие одна другую. Даже с высоты одной из них, казалось, что конца этой горной полосе нет. На севере виднелись три белых горных пика, и тот, что Лэсси назвала "НГ", был больше всего и находился не очень далеко. Где-то среди тех гор находился городок-крепость законников. Свернуть севернее оказалось так же не самой хорошей идей, ведь этой дорогой часто пользуются караванщики, путешествующие из Синема и Эмпайр в Дримленд, или наоборот. Путники попали в засаду, не очень умелую, и не очень организованную. Дорожные бандиты были не самыми опытными воинами, и плохо экипированы. После короткой перестрелки они потеряли двоих бойцов, и, осознав, что переоценили себя и недооценили своих "жертв", быстро скрылись. Но рейнджер и ко. решили не искушать судьбу, и продолжили путь по пересечённой местности, ещё севернее от обычных маршрутов. Эта идея так же оказалась не самой хорошей, но в этот раз уже по совсем иным причинам.
   К ночи погода начала портиться, на горизонте показались тёмные облака, зловещие в наступающих сумерках. Большие молнии вспыхивали среди них, и Люси с восхищением наблюдала эти завораживающие, чуть ли не волшебные вспышки. Но только до того момента, пока чёрные тучи не оказались у них над головами, и, загремев страшным громом, извергли ливень. Эти же самые молнии, из прекрасного зрелища обернулись угрозой, а прохладная вода вскоре промочила их одежды и вещи насквозь, ведь в этой местности негде было укрыться. Ливень не был долгим, но успел промочить не только путников, но и всю древесину вокруг. С ночью стало ещё холоднее, оружие и припасы нужно было срочно высушить, да и просто отдыхать и спать в мокром было бы мукой. Отряд рейнджера продолжал движение, в надежде наткнуться хоть на какую-нибудь заброшенную постройку, но холмистая местность была дикой даже в довоенное время.
   Они продолжали двигаться даже ночью. Вскоре ветер разорвал тяжёлые тучи, и в образовавшихся просветах были видны звёзды, нарастающая луна, и ночное небо.
   - Да, спасибо! - со злостью процедила Люси, смотря на звёзды сквозь них. - Теперь то оно чистое!
   Билли утешал девушку, но его сладкие слова и нежные ласки всё же не могли высушить одежду и снаряжение. Всё больше членов отряда поддавалось усталости, и они решили всё же сделать привал, как есть, спустившись в одну из долин между холмами. Но тут их ждало маленькое чудо, точнее неожиданная, особая встреча. В долине горел огонёк костра, не сильно большой, но в данный момент до безумия желанный. Осматривая, что там, при помощи своего ночного зрения, Билл сообщил, что у костра всего два человека.
   - Так чего мы ждём? - спросил Вайт, и в очередной раз отпил из фляжки, чтобы "немного согреться".
   - Может им не понравится, что мы желаем присоединиться? - предположил Хардсон.
   - Да кто их будет спрашивать! - сказал Шарк, и сплюнул. - Нас впятеро больше, так что я думаю, они будут "весьма любезны" и не откажут нам.
   - А вас не настораживает, что их всего двое? - спросил Счастливчик и хихикнул. - Может это нам нужно опасаться?
   - Тогда иди и разведай, умник! - проворчал на него Вайт.
   - Чего?! Я что похож на твоего сына? Сам иди, дедуля! Не обижайся Хардсон... - вдруг сообразил Джо. - Я не тебя имел в виду, и всё такое, хорошо?
   Но старый охотник в ответ только покачал головой, и пробормотал что-то о том, что "мальцу нужно учиться манерам". Назревал очередной спор, где темы стали быстро менять друг друга, взаимные упрёки сыпались "из-за одного забора за другой", всё это подпитывалось насмешками и сарказмом. Люси хихикала, Билл устало молчал, но общая усталость давала знать, и вскоре все путники умолкли.
   - Предложим им что-то. - сказала Лэсси. - Так будет честно, правда? - спросила она, поглядывая на Билла.
   - Пойдёмте... - ответил рейнджер, и двинулся вперёд, надевая шлем и маску.
   Не смотря на его ожидания, незнакомцы не были испуганы их приближением. Более того, они почти никак не реагировали, лишь иногда перекидывались короткими фразами. Ещё издалека Билл сообщил, что они дружелюбны и просят погреться у огня, но в ответ было слышно только противное хихиканье. Подобная реакция казалась странной, непонятной, а соответственно настораживала. Но только до того момента, пока Лэсси не вскрикнула.
   - Я знаю этих придурков! - сказала она, и кашлянула. - Они часто прибиваются к чужим стоянкам... типа как мы сейчас.
   - Они опасны? - спросил Генрих.
   - Нет! - ответила блондинка так, словно он сказал полную глупость. - Честно говоря, не представляю, как они до сих пор живы. Они не опасны, но полные кретины! Постоянно шутили о моих сиськах!
   Генриха рассмешили её слова, но после того, как Лэсси посмотрела на него как на ещё одного кретина, он тут же успокоился. Незнакомцы были одеты в сильно поношенные кожаные одежды, волосы одного были тёмными другого светлыми. Оба были весьма уродливыми на вид с длинными и острыми носами, и удлинёнными лицами. И хотя внешне они были различны, их словно что-то объединяло как родных братьев.
   - А вас много! - сказал темноволосый, но без какой-либо тревоги, после чего оба захихикали, словно две крысы. - У вас есть тёлки?
   - Тёлки! Такие сладкие цыпочки! - добавил второй, и они вновь захихикали, как, пожалуй, делали постоянно, после каждой своей фразы, а иногда и после чужой.
   - Мы дружелюбные. - сказал Билл. - Нам очень нужно обсушиться, и отдохнуть. Мы можем отблагодарить вас.
   Незнакомцы вновь ответили дружным, противным хихиканьем, после чего тёмноволосый сказал:
   - Отблагодарить, это круто! Но вы расслабьтесь, и подсаживайтесь.
   - Эй чуваки! Чуваки! - нервно прокричал светловолосый. - А у вас есть бухло?! Хоть немного? А то мы своё потеряли!
   После его слов Биркинс и Баркинс вновь захихикали, что понемногу начинало раздражать даже обязанных им путников. Всё же, благодарные за тепло огня, они щедро поделились с незнакомцами, а те в ответ подкинули в огонь целую охапку сухих дров.
   - Вау, круто! - сказал темноволосый Баркинс, отпив из бутылки с виски. - Настоящее, и хорошее бухло, в которое никто даже не отливал!
   - Никто не отливал, как в барах Дримленда! - добавил светловолосый Биркинс, и оба "кретина" вновь запищали своим смехом.
   - Вы случайно не братья? - спросил Генрих, сбрасывая с себя броню по частям.
   - С чего ты взял? - удивился Баркинс. - Чувак, мы даже не похожи друг на друга. Вон у Биркинса мамаша вообще была шлюха!
   - Пошёл на хрен, Баркинс! - обиделся светловолосый. - Ещё одно слово про мою маму, и я тебе врежу, понял! - и оба вновь захихикали.
   - Идиоты... - тихо проговорила Лэсси, закатив глаза, чем только привлекла внимание.
   - Эй, я помню тебя! - вдруг заметил Баркинс.
   - Мисс титти... - тихо проговорил Биркинс, и оба товарища радостно захихикали.
   От большого количества дров огонь разгорался всё сильнее, прогревая путников и их имущество. Первым делом над огнём установили чайник, чтобы заварить свежего кофе. Если бы не противный смех и глупые разговоры, путники вполне могли бы насладиться отдыхом и ужином.
   - Что вы вообще здесь делаете? - спросил Хардсон у парней, в чём-то даже сочувствуя им.
   - А на что это похоже? - ответил Баркинс удивлённо. - Мы путешествуем, типа как вы.
   - Куда? - продолжал допрос охотник.
   - Везде! - ответил Биркинс.
   - Понятно... - сдался Хардсон, тяжело выдохнув.
   - Путешествовать круто. - сказал Бетон, смотря на огонь, и "парочка кретинов" поддержала его дружным смехом.
   - Эй, а этот чувак крут! - сказал Баркинс, показывая на Бетона. - Круто быть таким здоровым!
   - Ага! - добавил Биркинс. - Можно никого не бояться, и всем надирать задницу, и всё такое!
   Рейнджер и ко. понемногу раскладывали свои матрасы, располагались, и успокаивались, утоляя свою усталость и голод, наслаждались ароматным, крепким кофе. Со временем они стали привыкать к смеху и разговорам, и даже находили что-то забавное в общении с двумя странниками. Вайт пытался немного вразумить этих ребят доброй проповедью, но только до того момента, пока они высмеяли его попытки.
   - Он сказал "задница, наш спаситель" !.. - весело хихикая, заметил Баркинс, и Биркинс поддержал его смехом и улюлюканьем.
   - Я не говорил задница! - тут же уязвился священник. - Я сказал: "Как наш спаситель..."
   Но оба друга засмеялись ещё сильнее, и Вайт махнул на них рукой. А после него со странниками решил поговорить Джо.
   - Если путешествовать без цели, то никуда не придёшь. - сказал он, подставляя ботинки ближе к огню.
   - Почему без цели? - ответил Баркинс. - У нас есть цель, и всё такое.
   - Мы идём туда, где всё круто! - добавил Биркинс.
   - Куда это, в Феникс что ли? - спросила с удивлением Лэсси. - Это дальше на север.
   - Да, точно. Туда, на север. - сказал Баркинс, указывая рукой куда-то в сторону юго-востока.
   - Это юг. - заметил Генрих.
   - Север, юг, какая разница, правда? - сказал Биркинс. - Главное, чтобы было весело!
   Путники оставили парочку в покое, и занимались своими делами, готовились ко сну, не обращая внимания на их хихиканья и глупые замечания. Билл решил поклацать что-то в Пип-Бое, и, заметив его действия, Биркинс вскрикнул:
   - Эй Баркинс! Баркинс! Смотри, у него та штука! Пипка-Бой, и всё такое!
   - Круто мужик! - хвалил Баркинс рейнджера. - Давай врубим музон! Мы давно не слушали музон!
   - Кайф! - крикнул Биркинс, вскидывая вверх руку, и что-то напевая под нос.
   - Хорошо. Думаю, можно. - ответил Билл, и принялся ловить волну Грустного Чака.
   Потратив с пять минут времени, ему удалось, но Биркинс и Баркинс оба скривили лица в недовольстве.
   - Это отстой! - сказал Баркинс.
   - Это полный отстой! - заметил Биркинс.
   - Почему? - улыбнулся рейнджер. - Похоже нормальная музыка.
   - Не мужик, Грустный Чак это отстой! - сказал Баркинс. - Его волна сосёт!
   - Другую! - нервно кричал Биркинс. - Давай другую волну!
   Повращав переключатели пару минут, Билл с удивлением обнаружил, что его прибор действительно регистрирует ещё одну частоту. Настроившись на неё, он включил погромче звук, и из динамика разнеслась быстрая, напористая, но не во всём мелодичная музыка. В песне было много возгласов, которые подхватывали Биркинс с Баркинсом, и дружно повторяли. Люси раньше не слышала ничего подобного, эта музыка очень отличалась от всей остальной, и быстрого рок-н-ролла, кантри, и в особенности от лирических песен, или блюза. Это было грубо, но одновременно чем-то привлекало.
   - Музыка для отбросов. - заметил Шарк улыбаясь.
   Но двум новым знакомым путников она, похоже, очень нравилась, и они совсем забылись, полностью отдаваясь грубой мелодии.
   - Кто это? - спросила Люси с удивлением.
   - Это волна Секси Машинганз, детка! - ответил Баркинс, продолжая наслаждаться мелодией.
   - Эти ребята самые крутые во всей Пустоши! - добавил Биркинс, тряся головой в такт мелодии.
   - Банда придурков, - пояснила Лэсси своим товарищам, - каким-то образом проникшая на военную базу у океана. Теперь сидят там, и транслируют всякую хрень в эфире. Такую музыку любят рейдеры, бандиты Дримленда, и другие ублюдки. За их банду даже объявлена награда, но никто так и не смог пробиться к ним, там вся база напичкана автоматическими пулемётами и лучемётами.
   - Да, за них объявлена награда, и это реально круто! - заметил Баркинс.
   - И музон у них ультра пупер крутой, правда Баркинс?! - добавил Биркинс.
   - Ходят слухи, - сказал Шарк, видимо слышавший эту волну и раньше, - что у них там ещё одно Ресурсное Хранилище, ну или минимум заваленные добром военные склады. Счастливые ублюдки сорвали куш и теперь живут в своё удовольствие! Но это и лакомый кусочек для завистников.
   Уже не молодым членам отряда, вроде Хардсона и Вайта, эта музыка совсем не понравилась, а священник вообще окрестил её "дьявольщиной". Бетону казалось понравился мотивчик, и он начал напевать мелодию вместе с Баркинсом и Биркинсом, чем заслужил ещё больше их уважения. После этой песни последовала другая, так же казавшаяся не совсем музыкальной, но очень быстрой и жёсткой, с суровым смыслом о том, как какие-то ребята борются за свою свободу с каким-то там "правительством". Люси в чём-то нравилась эта песня, и даже такая музыка, но из-за значительного обилия нецензурных слов в песне, ей было стыдно высказать это вслух. А вот новые знакомые путников совсем не стеснялись наслаждаться ею, и при этом выражать своё удовольствие окриками и возгласами, вскидывая вверх руки. А когда песня закончилась, настала тишина, потом из динамика послышался шум, ворчание, и одурманенный смех, и наконец-то заговорил голос:
   - Эй чуваки! С вами снова Кенни Стояк! И вы, на тот случай если обдолбались и забылись, на волне запрещённой во все времена музыки - Секси Машинганз!
   Биркинс и Баркинс, вместе с Бетоном весело поддержали его слова возгласами, а Шарк залился здоровым смехом. Люси так же тихонько хихикала, так, чтобы Билли не видел. Ей было сложно удержаться, ведь этот Кенни звучал так необычно и весело, хотя и вульгарно, что не могло не заразить весельем.
   - Пропащие... - с мудростью проговорил Вайт, а Хардсон поддержал его, кивая головой, и дымя из трубки.
   - Про последнюю хрень мы уже сегодня трепались... так... Про трах тоже. Об оружии... Тоже. Про легавых пидоров... Тоже было! А значит, правильно! Время читать ваши письма!
   На заднем фоне заиграла негромко музыка, послышался шелест бумаги, скрип кресла, возня, и, прокашлявшись, вскоре Кенни продолжил.
   - Такая херня, значит... Ах да, пока не забыл! Свои письма вы можете оставлять в Профсоюзе Тимстеров, конкретно нескольким ребятам, с которыми мы только и ведём дела. Да, за это просят деньги, но так вас сможет услышать вся Пустошь, а мы будем знать, что нас хоть кто-то слышит даже в наше сложное время! Так, и первое, тут, в общем, такое, типа чувак по прозвищу Догборн, передаёт привет тёлке по имени Элисс, и он её хочет, и всё такое... - Биркинс и Баркинс весело захихикали, услышав такое. - Похоже, нормальный мужик этот Догборн, так что Элисс, ты уж не откажи ему в ласке, правильно?! Так потом, Хеллвей Стренджер спрашивает: Типа, "Стояк, какой у тебя самый любимый ствол?". Ха, хороший вопрос, Стренджер! Раньше я любил шмалять из гризера, но как-то всегда не хватало мощи, патронов в магазине, точности. Знаешь, я всегда ощущал какой-то дискомфорт по этому поводу, чувствовал себя неуверенно. А вот когда мы переехали сюда, о, тут я нашёл нечто другое!
   Послышался скрип, лязг металла, и голос Кенни в отдалении от микрофона:
   - А теперь у меня новая игрушка, только послушай!
   За коротким гудком последовал сплошной шум из выстрелов, и лязг десятков пуль, ударяющих о что-то металлическое. Оружие Кенни стреляло очень быстро и очень шумно. Когда стрельба затихла, он весело продолжил, посмеиваясь:
   - Да, вот так вот, детка! Наконец-то я нашёл то, что отвечает всем моим требованиям! Я назвал свою малышку: "Хуярня", и не завидую тем, кому однажды выпадет удача встретиться с ней, я вам скажу! Так, и дальше там... - вновь послышался скрип. - Так, пишет нам, так коряво пишет просто херня! Но, я понимаю, в наше время хорошо, если знаешь десяток букв, не то что все слова! Моими первыми были мама, бухло, и ебаться! Именно в таком порядке! Ах да, пишет нам Странный Стив. Пишет, что у него вроде как была тёлка, и отношения с ней, и всё такое. Но потом она ушла к другому чуваку, потому что у того был лазерный пистолет. Стив жалуется, что она шлюха, потому что даже даёт тому в зад, а Стиву не давала... Мужик, ну что тут сказать? Будь сильным Стив! Любовь сложная вещь, и её сложно объяснить. Ебать, как знать! По этому поводу, у нас, кстати, есть песня, от крутых чуваков прошлого: "Потерянное Поколение". Называется она: "Умри, моя милая!".
   И после короткой тишины началась напористая, и жёсткая мелодия. Мужской голос пел по-хулигански, о том, как пристрелил свою девушку, толи за измену, толи ещё за что-то. Это было совсем не романтично, но Люси признавала, что в этом взгляде на жизнь тоже есть какая-то истина, и что важно свобода отверженности, сила независимости. Но её рейнджер, похоже, не разделял эту точку зрения.
   - Каким же нужно быть больным, - сказала Лэсси, покачав головой, - чтобы такое даже пришло в голову?!
   - Это всего лишь способ выразить себя. - сказал Генрих, и на его слова блондинка фыркнула, закатав глаза кверху.
   - Такое дерьмо... - сказал Джо, затянувшись косячком. - Знаете, оно мне напоминает поведение недорослей. Ну, типа когда они хотят казаться взрослыми, и сильными, а мелят разную чушь и на деле хрень творят.
   Но, не смотря на то, нравилась им музыка или нет, путникам пришлось выслушать ещё несколько песен о драках на улице, разбивании сердец "цыпочек", гонках на автомобилях с полицией, и разном таком. Утром, когда все просыпались, оказалось, что от Биркинса и Баркинса не осталось и следа, как и от части их выпивки.
   - Забавные ребята... - сказал рейнджер, простив им это маленькое воровство.
  
   Путники вышли к высокому тотему, отмечающему границу владений Сварщиков. Это был высокий и тонкий столб, на который были нацеплены части корпусов роботов, и их запчасти, и всё это было сложено в некоторую художественную форму, с торчащими во все стороны механическими манипуляторами и деталями.
   - Немного пугающе. - призналась Люси, осматривая это странное произведение искусства.
   - Видимо, так и задумано. - улыбаясь сказал Генрих, держа наготове дробовик.
   - Насколько они опасны? - спросил Билл, осматривая странную скульптуру.
   - Слухи разные ходят. - ответила Лэсси. - Я бывала тут только пару раз. Они диковатые, не очень гостеприимные, и раздражаются по малейшему поводу. Так что, лучше иногда промолчать, чем вообще что-то говорить.
   - Они вначале говорят, прежде чем стрелять. - сказал Хардсон, и пользуясь паузой, закурил. - Но я слышал, бывало и другое. А нас как бы не приглашали.
   После благодарности дядюшки Дзяньпина и его людей у путников было не мало припасов, патронов, и разного рода снаряжения и ценностей, которые можно было бы выменять на что-то полезное. Основной целью был, конечно же, осколок Кризалиса, но пока ещё путники не верили до конца Дзяньпину ведь, кем бы он там не был на самом деле, мог ли он знать наверняка о том, где находится осколок? И наконец-то горные цепи были позади! Ещё днём ранее сменяющие друг друга каменные волны начали редеть, а расстояние между ними увеличиваться. До этого, если вдруг на пути между двух высот оказывалось какое-нибудь препятствие в виде мутантов или радиации, приходилось возвращаться и искать безопасный маршрут, а то и вовсе подыматься вверх на высокие склоны! Теперь местность становилась практически ровной, на севере и юге виднелись высоты, но это были просто небольшие холмики, в сравнении с горными цепями на востоке от Дримленда.
   Путь стал проще, но был и один минус. Даже до войны эти места были сухими прериями, сейчас же они стали ещё суше. Здесь было заметно жарче, по сравнению с западом, и вскоре путники стали мечтать о проливных дождях. Но словно по воле какого-то злого бога погоды, даже обычные облака были редкостью в этих краях, от чего голубое небо, нависшее над равнинами, казалось ещё одной пустыней. По пути им встречались небольшие руины одиноких построек, покинутый, палаточный лагерь, в котором, похоже, пытались сплотиться уцелевшие, и разбившийся вертолёт. Судя по знакам, Генрих заявлял, что этим воздушным транспортом пользовалась новостная служба, чем сделал открытие для большинства товарищей, не представлявших, что в прошлом и такое было. Внутри было два скелета, и действительно, не мало громоздкого оборудования. Испытывающий тайное влечение к подобным артефактам прошлого, Генрих извлёк уцелевшие плёнки из камер и фото камер, мечтая отыскать место, где ему помогут их проявить. Товарищи упрекали его в том, что им и так есть что нести, а "всё это дерьмо" ещё и не лёгкое. Но когда Генрих предположил, какие необычные вещи могли быть на них запечатлены, Люси и Лэсси тут же согласились с ним, и даже вызвались помочь с их переносом. Больше всего юная Люси мечтала увидеть какой он, ядерный взрыв на самом деле, но и не так, чтобы это было последнее, что она увидит своими глазами.
   Чем ближе путники подходили к Железной Долине, тем чаще встречались тотемы Сварщиков. Пока отстающие настигали вырвавшихся вперёд, Джо жевал травинку, и хихикая поглядывал на один из тотемов, расспрашивая о чём-то Гартуна. Вспотевшая, и уставшая Лэсси, кинула свой рюкзак на сухую землю, и легла, используя его в качестве подушки. Гартун рассказывал что-то о выражении своей духовной природы, и о связи с духами, но как обычно, его почти никто не понимал.
   - Всё равно не пойму. - сказал Джо. - Почему роботы? У них что намокает в штанах от них? Или они думают, что это страшно?
   - Для них это таинство. - ответил Шарк, запивая водой зелёную таблеточку. - Живые машины, эти компьютеры и всё такое. Построили на этом целый культ.
   - Ещё их называют Охотниками на роботов. - сказал Хардсон. - Они тем и живут, что продают в Эмпайр электронный хлам.
   - А чё делать, когда роботы кончутся? - продолжал интересоваться Джо.
   - Молиться... - предложил Вайт, так же распластавшись на земле, но его предложение Счастливчик высмеял.
   - Там что-то есть. - проговорил Хардсон задумчиво. - Под землёй. Роботов много очень. И Сварщики утверждают, что появляются новые, современные, которых до войны не существовало. Они и боятся этого, и одновременно восхищаются.
   - Как только люди не сходят с ума... - проговорил Джо, так же садясь на землю, и скручивая косячок.
   Попросив у Вайта гармошку, он принялся напевать пошлые песенки о слишком "тесных" взаимоотношениях внутри какой-то семьи фермеров. Счастливчику удалось вызвать улыбки даже на самых уставших лицах, и даже "старые ворчуны" их отряда не были исключениями. Окончив с песенками, Джо разочаровано заметил, что не хватает банджо. Попив воды, отряд рейнджера продолжил путь. Лэсси и Хардсон всё ожидали внезапного если не нападения, то появления Сварщиков, но, продолжая всё глубже заходить на их территорию, путники никого не встречали. Ещё через пол часа путники пришли к какому-то особенному месту. Здесь были нарисованы круги, вдоль основного из них стояли сразу три тотема, а вокруг красной и синей красками были выведены разного рода символы. Путникам они были не знакомы, но Билл помнил, что видел нечто подобное, когда Блэкстоун занимался программированием. Внутри круга на железных штырях было распято тело мужчины с изуродованным птицами лицом. Были тут и уже обветренные черепа, с которых спорхнули вороны при приближении путников.
   - А так достаточно страшно? - спросил Генрих, обращаясь к Джо. Кривя лицом, он осмотрел тело распятого.
   - Это их алтарь. - сказала Лэсси с опаской осматриваясь. - Нам лучше не задерживаться в этом месте.
   - Прости меня за задержку... - с сарказмом заметил Генрих. - Но тут, проклятье, мёртвый мужик на штырях!
   - Рейдер... - угрюмо заметил Шарк. - Скорее всего. Они иногда приносят в жертву людей.
   - Только рейдеров? - с тревогой спросила Люси.
   - Чаще всего. - ответил Шарк. - Но всякое бывает.
   Блондинка напомнила остальным, что нужно просто вести себя очень вежливо, не умничать, заметила она, обращаясь к Генриху и Джо, и не болтать о верах и о том, в чём правы Сварщики, а в чём нет. Но по её же признанию, даже в таком случае можно было не рассчитывать на гостеприимство. Показались ограды, сделанные из древесины, листового металла, и украшенные останками роботов. Это были поля Сварщиков, на которых они выращивали кукурузу, морковь, травы, в довоенную эпоху не считавшиеся съедобными, и "травы для разума", которые были хорошо известны Гартуну. Рядом у большого костра сидели люди, начищенная и отполированная до блеска броня которых, отражала солнечные лучи.
   - Это ещё зачем? - прищуриваясь, спрашивала Люси. - Чтобы быть как можно более заметным? - сказала она и хихикнула себе самой.
   В её понимании это была бы полнейшая глупость, некоторые из её спутников предположили, что это такая традиция племени, либо просто "ради понтов". Но вновь выручила рациональность Лэсси, которая раньше посещала это племя.
   - Они считают, что это помогает против лазеров. - члены отряда с удивлением смотрели на неё, ожидая продолжения. - Не знаю, насколько это правда, ведь лазеры и свет, типа как-то там по-научному связаны. И они думают, что это ослабляет силу лазера.
   - В этом есть логика. - сказал Хардсон. - Ведь машины чаще всего вооружены именно лазерным оружием. А когда охотишься на машины, будешь искать все способы для защиты от них.
   Не смотря на все слухи о жестокости и агрессивности этого племени по отношению к чужакам, сидящие у костра Сварщики никак не реагировали на путников, которых наверняка заметили, и даже не взяли в руки оружие. Только когда рейнджер и ко. приблизились на пол сотни метров, один из них вышел им на встречу. Высокий и широкоплечий как Генрих, с лысой головой, но длинной и густой косичкой на затылке. Его лицо и видимые из-под брони части одежды, были окрашены техническими и математическими символами. Его броня, как и броня соплеменников, во многом состояла из частей корпусов роботов, умело подогнанных, и закрывающих большую часть их тел. Иногда было трудно смотреть в его сторону от ослепляющего, солнечного света, который особенно сильно отражал панцирь. Сварщик был вооружён длинным копьём, к которому были прикручены батареи и провода, а на его поясе висело самодельное оружие большого калибра. Он молча осматривал странников, его взгляд был уверенным, строгим, но не злым.
   - Меня зовут Шифт-Делет. - сказал он грубым голосом, с интонацией, напоминающей речь Гартуна. - Вы прибыли торговать, или в наши земли вас привела иная цель?
   Путники молчаливо переглянулись, устремляясь взорами на своего предводителя. Билл медлил, снимая маску и шлем, желая выиграть секунды, за которые можно было подумать, как лучше ответить. Рейнджер опасался рассказать прямо о своей цели, опасался он и выдумывать откровенную ложь.
   - Мы ищем некоторые редкие вещи для обмена... - сказал он, неуверенно поглядывая на товарищей, и особенно Лэсси с Хардсоном. - Нам посоветовали навестить вашу общину.
   Билл не плохо подобрал слова, но вот лицо Шифт-Делета от чего-то скривилось в недовольстве.
   - Ты так говоришь, словно считаешь нас глупыми дикарями! - заявил он, горделиво задирая голову. - Если думаешь, что я не способен ощутить твои уловки, то в двойне оскорбляешь меня! Оскорбляя одного из Сварщиков, ты унижаешь всё наше племя, стоя своими ногами на нашей земле!..
   "Твою же мать!.." - тихонько выругалась Лэсси, уже готовая скинуть с плеча свой карабин, Джо и Шарк отошли подальше от остальных, пытаясь немного рассредоточиться. Шифт продолжал на что-то жаловаться, обвиняя рейнджера в неуважении и в том, что тот почитает Сварщиков за наивных детей. Другие члены племени уже недовольно смотрели на своих гостей, но без команды лидера не проявляли враждебности. Билл пытался как-то оправдаться, но Шифт не давал ему сказать и одного слова. Когда же сварщик окончил свои речи, неожиданно заговорил Гартун.
   - Ты не прав, воин. Этот человек с большим уважением относиться к другим людям и народам.
   Шифт-Делете с недовольством взглянул на Гартуна, но потом его лицо смягчилось, и он спросил:
   - Ты. Ты же один из сыновей племён? Назовись!
   - Я Гартун, сын племени Кукинай.
   - Что ты делаешь с этими людьми? - удивлялся Шифт. - Я бы мог подумать, что ты стал как живущие в руинах, но ты всё ещё несёшь на себе знаки своего народа! Молви же, дорогой гость!
   Гарти немного растерялся, услышав такие вопросы. Он устало выдохнул, и ответил:
   - Я их спутник, уважаемый Шив-Дилэт. Этот человек - рейнджер Билл. Он спас мне жизнь, и теперь я верно служу ему. Все эти люди мои друзья, а рейнджер Билл славный воин, сражающийся за правду.
   Шифт с подозрением оглядел рейнджера, остальных, и, несмотря на то, что казалось, верил словам Гартуна, отказывался принимать их.
   - Ты истинный сын своего народа, Гартун! - похвалил его Шифт. - Благородный и честный. Пойдём к огню. - пригласил он Гарти подавая знак рукой. И только его. Остальных, похоже, это приглашение не касалось.
   Гартун неуверенно поглядывал на товарищей, Билл подал ему знак кивком головы. Дальше началось интересное действо. Пока товарищи Гартуна, словно домашние собаки стояли в стороне, демонстративно игнорируемые Сварщиками, Гартун у костра знакомился с остальными. Сварщики расспрашивали его о пережитых путешествиях и событиях племени, хвалили. Гарти пытался расспросить их о Кризалисе, но Сварщики задавали один вопрос за другим, и, как и сам Шифт, с подозрением поглядывали на "незнакомцев", когда тот хвалил своих товарищей. Добрые дела, и храбрые поступки, которые описывал Гарти, впечатляли их, но то, что это сделали эти "незнакомцы" им никак не верилось. Когда же Гарти наконец-то сумел спросить о Кризалисе, неловко выдавая опасные детали, Шифт и остальные сварщики удивлённо переглянулись.
   - Пусть покажет! - заявил Шифт, который оказался одним из боевых предводителей племени.
   Рейнджер медлил, опасаясь, что Сварщики пожелают отобрать у него осколки. С другой стороны, ситуация была опасна, и отказ мог точно привести к конфликту. Достав из рюкзака один из кристаллов, рейнджер поднёс его к Шифту, который даже не привстал, проявляя таким образом своё отношение. Осмотрев осколок, он сказал, напрочь игнорируя присутствие рейнджера:
   - Ты прав Гартун. У одного из членов нашего племени было нечто похожее. К сожалению, он погиб, погубленный собственной жадностью, посреди Сизого Поля Железной Долины.
   - Может можно что-то сделать? - спросил рейнджер, как можно более миролюбиво, но Шифт окатил его недовольным взглядом, и, отвечая, демонстративно обращался к Гартуну.
   - Тебе Гартун придётся поговорить со старейшинами. Они ответят на твои вопросы более детально. Ты можешь идти, наша деревня далее на восток по этой тропе.
   - Мы всегда вместе... - как можно более доброжелательно сказал Гарти.
   - Пусть будет по-твоему! - недовольно проворчал Шифт-Делет, махнув рукой в сторону рейнджера и остальных спутников Гартуна. - Но им бы лучше соблюдать алгоритм приличий!
   Гарти и рейнджер поблагодарили их, и не без опасений отряд продолжил свой путь по тропе. Билл что-то клацал в Пип-Бое, сигнала от осколка пока не было. Лэсси ворчала что-то о дикарях и их совместной толерантности, хотя Сварщики, по словам Гартуна не являлись представителями культуры ни его племён, ни племён, обитающих на севере. Похоже, эти люди избрали отдалённый от цивилизации образ жизни не по зову крови, но по каким-то другим причинам. По мнению Лэсси, причиной этой было "слабоумие их предков, явно передавшееся по наследству". Севернее виднелась дозорная башня, наблюдавшая за передвижениями роботов в долине. Её основа была собрана из автомобильных корпусов, частично вкопанных в землю. Дозорные наблюдали за "чужаками" в самодельные подзорные трубы, и не проявляли какой-либо тревоги или агрессии.
   - Здесь почти нет следов зверя. - проговорил Хардсон, мудрым взглядом осматривая местность и долину севернее. - Растительности ещё меньше, чем в других местах.
   - Может, опасаются этих дика... Сварщиков этих? - предположил Шарк, уже давно выглядывавший какого-нибудь укрытия чтобы "отлить", и заодно занюхнуть дорожку каина.
   - Всегда есть следы. - мрачно ответил Хардсон. - Пустошь хотя и кажется мёртвой, но какие-нибудь букашки, или мелкие грызуны где-то, да и проползут, оставят след. А тут ничего. Словно всё живое избегает этого места.
   - Ага, кроме тупых "Сварщиков"! - заметила Лэсси и засмеялась.
   На западе были видны высокие горные хребты, несколько крупных вершин, и одна очень большая, покрытая снежной шапкой. Люси подумалось, как же вероятно красиво выглядит мир с такой вершины. Но рассказы её товарищей о том, как сложно дышать на такой высоте, и насколько тяжелее становятся нагрузки, об отмороженных пальцах и конечностях, сразу же отогнали подобное желание, хотя она и не совсем поняла, почему так происходит. Через час пути показался "Раст", так "чужаки" называли поселение Сварщиков. Сами же хозяева поселения называли его "Накопитель", и смысл этого названия был ясен, пожалуй, только самим Сварщикам. Стены Раста были всего метра три в высоту, сложенные из частей автомобилей и корпусов роботов, и казались весьма крепкими. Те части роботов, что не пошли на стены, использовались в качестве деталей для сотни тотемов, расположенных на стенах. Издалека Раст был похож на колючего, металлического ежа, который поблескивал, отражая солнечный свет. Кое-где на стенах виднелись лазерные и пулемётные турели, но, кажется, они были совсем выключены для экономии энергии.
   Путникам не было необходимости представляться. Похоже, у местных ребят был способ какой-то связи. Когда они подошли ближе, стража на стенах поприветствовала "своего доброго гостя" Гартуна, и сообщила, что старейшины уже ожидают его визита. Со скрипом и хрустом, стражники открыли двойные ворота, украшенные несколькими крупными головами роботов, с большим красным глазом каждая. Билл немного разбирался в этих старых игрушках прошлого, но такие головы были ему не знакомы. Судя по месту, где их повесили, для Сварщиков эти трофеи имели большое значение. Внутри стен находилась хорошо утоптанная земля, и мало где можно было заметить хотя бы один кустик растительности. Все местные постройки были собраны Сварщиками из металлолома и древесины, в разной степени небрежности. В качестве украшений в домах часто использовались всё те же части роботов, но и компьютеры, и их детали. Это редко выглядело красиво, пучки проводов переплетали платы с лампами, и всякого рода технику или электронику.
   Жилые дома не были большими, и внешне были похожи на колючие полусферы. Значительно больше были "кузницы", где крепко сложенные мужчины, иногда полностью нагие и перепачканные в машинное масло, лупили молотками, разбивали механические тела роботов. Или наоборот, что-то мастерили, сваривая вместе разные детали, или предавали им новые формы ударами молота. Одна из кузниц была особенной. В ней находилось несколько довоенных генераторов, трансформаторов, и других механизмов довоенной промышленности. В этом месте Сварщики собирали своё электрическое оружие, которое даже для продажи использовалось лишь в редких исключениях. Тайна этого мастерства ревностно охранялась Сварщиками, хотя для умелого мастера не была секретом. Было и две большие постройки. Одна служила "тайным храмом", в который не впускали не только "недостойных", но и большую часть собственных соплеменников. Другая постройка был "общинным домом", где и собирались старейшины.
   Молчаливые стражники с угрюмыми лицами и странными символами по телу, проводили путников к дому старейшин. В целом, это поселение было похоже на большую часть остальных, хотя и с собственной культурной составляющей. Люди жили, занимались своей работой, шумели, слышались детские окрики. Пахло готовящейся пищей, человеческими телами, и, конечно же, отходами. Но небольшое поселение хорошо продувалось ветрами, а большая часть всей грязи и нечистот всё же убирались. Отдельно нужно отметить не только странные письмена на телах членов племени, но и их странные причёски. Их волосы были скручены в разного рода неодинаковые косички, перевязанные проводами, в которые вплетались мелкие детали от электроприборов. Такие е же детали вшивались и в кожаные одежды, иногда совсем небрежно, но иногда с красотой и мастерством, формируя целые рисунки с метафорическим смыслом.
   Стража пропустила путников в дом старейшин, попросив только оставить оружие снаружи. Это настораживало рейнджера и товарищей, расставаться с оружием даже на время они очень не любили, но просьба была вполне понятна. Дом старейшин напоминал обычный жилой дом в Расте, но он был значительно больше. Вдоль круглых стен здания стояли стражники, в центре, вокруг костра, на разного рода коврах и подстилках сидели немолодые мужчины племени. Их одежды носили более церемониальный характер, а не воинственный, и зачастую они выглядели весьма странно. Недалеко сидела группа женщин, и пока мужчины пили горячие напитки из не совсем обычных трав, курили не совсем обычные сушёные травы, женщины полировали броню воинов, начищая её щётками и маслами до зеркальной поверхности.
   Один из старейшин заметно выделялся на фоне остальных. Его уже седеющие косички формировали некое подобие сплюснутого риджбека, на шее висел амулет из нескольких десятков пластиковых на вид, плоских квадратиков. У него был свой Пип-Бой, одна из старых, более громоздких моделей, к тому же внешне устройство выглядело плохо, и, похоже, прошло через многое. Он сидел в центре, другие старейшины, порой выглядящие как огородное пугало, словно окружали его, и часто кивали, соглашаясь с его словами.
   - Меня зовут Сияние Процессор! - громко поприветствовал их старейшина. - Входи Гартун, сын племён, мы рады приветствовать тебя!
   Кланяясь, и бормоча приветствия, Гарти подошёл ближе к старейшинам, остальные путники так же немного подошли, но не приглашённые, остались позади парня. Старейшины тихонько шептались между собой, обсуждая Гартуна и его товарищей.
   - Поправь нас Гартун, сын племени, если мы ошибаемся, но, судя из того, что ты говорил нашим охотникам, мы сделали вывод, что перед нами Шакти, избранный воин племён.
   - Это так... - с грустью сознался парень. - Это было так, когда-то...
   - Шакти, всегда остаётся Шакти, Гартун. Это странно, что ты путешествуешь с чужаками, но для нас это всё же большая честь принимать такого гостя.
   Сияние Процессор крикнул несколько слов стражникам, один из них передал сообщение, и вскоре в дом вошёл один из мастеров сварщиков. На подносе мастера лежал лазерный пистолет старой модели, но неплохо сохранившийся.
   - Прими это оружие в дар, уважаемый Шакти. Так же, мы с радость улучшим твоё оружие ближнего боя нашими "священными" усилениями. Пусть наши дары сослужат тебе добрую службу, Шакти.
   Гарутн кланялся, и всячески благодарил старейшин, их мудрость, и всё доброе племя Сварщиков. После церемониальных приветствий старейшины начали расспрашивать своего гостя, игнорируя его спутников, о его путешествиях и целях визита. Гарти чувствовал себя неловко, часто поглядывал в сторону рейнджера, что вызывало недовольство на лице Процессора и других старейшин. Как и охотников до этого, истории Гарти впечатляли их, единственным казусом было участие остальных путников в этих историях. Старейшины нахваливали парня, часто называя его друзей "чужаками".
   - Они не чужаки. - внезапно, уставший от допроса Гарти, выступил в защиту своих товарищей. - Вас восхищают мои "подвиги", но их я совершал вместе с этими людьми. По большей степени, подвиги совершали они сами. Это хорошие люди, храбро сражающиеся не только за свои интересы. И вы бы оказали большую честь всей нашей компании, указав нам на то, что мы ищем. Колесо Судьбы повернуло так, как я бы не хотел. - признался с грустью Гартун. - Я дал слово верно служить этим людям, ибо обязан им жизнью.
   - Твоё сердце полно чести, Шакти. Но как же твоё племя, Гартун? - спросил Процессор, пыхтя из трубки кальяна.
   - Судьба моего племени так же тревожит меня. Если вам что-то известно, прошу вас, откройте мне это.
   - Судьба твоего племени огорчает нас. - сказал ещё один из старейшин. - Мы знаем наверняка, что они бежали со своих земель, и возможно были преследуемы. Даже некоторые из наших охотников были убиты "злом с юга".
   - Демоны? - встревожено спросил Гартун. - Мне доводилось сражаться с ними, и они могучи в бою!
   - Это так. - задумчиво проговорил Процессор. - Но их армия прошла восточнее от нас. С тех пор мы не встречали никого из твоего племени, или других племён с юга. Опасное наступило время... - грустно проговорил он, и другие старейшины, кивая головами, соглашались с ним. - Ладно. Пусть твой друг говорит.
   Билл подошёл к ним, и теперь Сварщики начали допрашивать его. Но, всё ещё испытывая неприязнь к "чужаку", старейшины были кратки. Вскоре Билл получил право задавать вопросы.
   - Я ищу нечто такое. - сказал он, извлекая из рюкзака один из осколков Кризалиса. - Нам сказали, что у вас есть нечто похожее.
   - Ты прав странник. - ответил Сияние Процессор, и отпил из кубка, грубо сделанного и сваренного из детали робота. - Не знаю, кто мог поведать тебе это. Но что нам с того, что тебе нужно, или что ты ищешь?
   - Я хочу оживить этот древний артефакт. - ответил рейнджер с задумкой расположить Сварщиков к себе. - Это великая технология прошлого. Восстановить её само по себе величественно. Но я готов щедро заплатить за деталь. Как бы там не было, я смиренно прошу вас лишь о малой услуге.
   - Ты не похож на того, кто восхищается артефактами. - сказал один из старейшин племени. - Что тебе с обладания артефактом?
   - Пожалуй, ничего... - задумчиво ответил Билл. - В нём хранится великая мудрость прошлого. Мудрость, которая может быть полезна в наши дни. Полезна всем. И я дал слово хорошему другу, который погиб, пытаясь отыскать и защитить этот артефакт.
   - Единица и ноль, странник. - ответил Сияние Процессор, после непродолжительной паузы. - Вот и вся мудрость, необходимая человеку.
   Остальные "мудрые старейшины" кивали головами, тихонько вторя его словам. Вместе с ними кивал и рейнджер, просто, чтобы казаться любезным и солидарным с "великой мудростью". Но, после очередной паузы, Процессор всё же продолжил:
   - Но, если таков ваш путь, из уважения к чести и доблести Гартуна, мы поможем вам. Артефакт, который ты ищешь, был здесь. У одного из членов нашего племени. Его звали Блэкаут, он был свирепым и смелым воином, странник. Но, жадность сломила его. Желая заработать больше серебра, он и его товарищи отправились в место, в котором наше племя обычно не охотится. Блэкаут и его друзья были опытными охотниками, и сильными воинами, но так и не вернулись. Вероятно, Бог-Машина отнял их жизни.
   - Кто это? - удивился рейнджер.
   - Владыка големов. - продолжил старейшина. - Его царство находится где-то там, в просторных подземельях долины. Артефакт, который ты так желаешь заполучить, был у Блэкаута, когда он ушёл. Если ты желаешь, можешь попытаться отыскать его останки.
   - Вы можете подсказать мне, где именно та местность?
   Какое-то время старейшины тихонько совещались, периодически отпивая из кубков резко пахнущий самогон, и заедали свежеиспечёнными лепёшками. Они не спорили, но по каким-то моментам не могли прийти к общему мнению. Путникам пришлось терпеливо ждать, пока мужчины смогут принять общее решение, как можно более подходящее под все мнения.
   - Пусть придёт Граф Ноль! - прокричал Процессор нескольким стражникам, и те поспешили исполнять указание.
   Пока продолжалось ожидание, старейшины продолжили расспрашивать Гартуна о его племени и последних событиях в мире. Когда Гарти рассказывал о Дримленде, Сварщики часто плевались на стенку большого, медного котла, выражая таким образом своё призрение и недовольство к этому городу, людям, в нём обитающим, и их традициям. Билл с испугом заметил, как тихонько хихикает Люси, пряча лицо за рукой, ведь со стороны это действо казалось глупым и забавным. Но к счастью, вызванный Сварщик вскоре прибыл, и "неуважительное отношение" девушки никто не успел заметить. В общий дом вошёл худощавый парень в чёрной, кожаной одежде, сшитой белыми проводами. Его причёска была сделана в виде неряшливого риджбека, и смотрелась совсем не так, как странные причёски всех остальных Сварщиков. Парень чувствовал себя неловко, часто отводил в сторону или опускал взгляд, но и сами Сварщики относились к нему с заметной долей пренебрежения.
   - Это Граф Ноль. - сказал Сияние Процессор, указывая рукой в сторону парня. - Он брат Блэкаута. И хотя в отличии от своего брата Ноль не обладает достоинствами, он должен отомстить за него.
   Ноль молча слушал, сцепив зубы, и только бросал на старейшин злые взгляды. Похоже, он не собирался мстить, и совсем не хотел иметь ничего общего с этими делами, но не мог возразить.
   - Он проводит вас в Импульс-6, местность, куда отправился Блэкаут, и поможет в бою, тем самым воздаст за его смерть.
   Граф Ноль попытался что-то сказать, но один и старейшин крикнул на него, и напомнил, что "логика старейшин не обсуждается". Парню оставалось только молча сжимать кулаки, пыхтеть от злобы, и проворчать заученную фразу: "Повинуюсь вашей логике!", но не без доли отвращения.
   - Бог-Машина не даст вам спокойно пройти. - сказал ещё один из старейшин, полный немолодой мужчина, в плоской шапочке из фольги. - За наглость и неуважение к своим детям он может обрушить на ваши головы несколько десятков големов! К тому же Импульс-6 и вся Сизая Долина местность не исследованная, и может быть так, что там в его власти есть и грозные слуги, и инструменты! Но за щедрую плату вы можете помочь себе сами, и упростить свою задачу.
   Двое стражников принесли ближе длинноствольное, довоенное оружие. Генриху стало настолько любопытно, что он, забыв об осторожности в плане приличий, подошёл к рейнджеру, и тщательно осмотрел оружие.
   - Это противотанковое ружье. - сказал он улыбаясь. - Китайского производства.
   - Это могучее оружие. - продолжил толстый старейшина. - В сильных руках знакомых с техникой, оно способно разить големов особенно сильно. За щедрую плату вы можете взять его в аренду, а за ещё более щедрую ваш тыл прикроют наши "избранные воины".
   Судя по растерянным взглядам рейнджера и путников, старейшины с недовольством осознали, что странники не имеют ни малейшего представления, кто такие "избранные воины". Поворчав какое-то время, они вновь послали стражников, чтобы те "воззвали к доблестным воителям племени, и вопросили их явиться на это заседание, и проявить себя невежественным чужакам". Вскоре послышалась тяжёлая поступь и машинная пневматика. Путники удивились, так как это оказались воины в неком подобии силовой брони. Оригинальный каркас был облеплен защитными элементами, сваренными из металлолома защиты роботов, и всё это было зачищено до яркого блеска. Воины были без шлемов, их лица выражали безграничную гордость и уверенность.
   - Помощь "избранных воинов" стоит весомо, но с ними можете не бояться за свои тылы.
   Билл не знал наверняка, с чем им придётся столкнуться, поэтому решил не экономить на безопасности, и, не обращая внимания на ворчания Лэсси, согласился на сделку. Генрих тут же вызвался быть стрелком из противотанкового ружья, а старейшина в шапочке из фольги, прежде чем получить плату заметил, что сопровождать их воины имеют право только до "точки невозврата". Они подошли к путникам, и представились:
   - Моё имя Малыш Фаерволл. - сказал первый, чёрные волосы которого были заплетены во множество маленьких и сплющенных косичек. - Мы будем рады прикрывать вас в бою.
   - Да. - добавил второй, практический лысый, и только с одной небольшой косичкой. Товарищ представил его как Гору Продолжительность.
   - А меня зовут Сладкий Принтер! - весело добавил третий, самый молодой из них, с длинными светлыми волосами, которые не были заплетены в косички, но на них так же было много разного рода украшений.
   Принтер игриво улыбался к Люси и Лэсси, и, хотя девушкам его вид казался глупым, всё же они не могли не ответить улыбками его обаянию.
   - Отправимся мы вместе в бой; эй, неуверенность долой; отыщем древний артефакт; да будет так! - внезапно проговорил он, от чего путники заметно растерялись, и только Бетон заулыбался и даже весело хихикнул.
   После знакомства с избранными воинами племени Сияние Процессор, довольный щедрой платой чужаков, проникся к ним внезапным теплом и сочувствием, и "заявил свою логику":
   - Сегодняшний цикл подходит к концу, странники. Пусть будет есть, и вы останетесь на ночь среди нашего племени, отдохнёте и наберётесь сил. А завтра приступайте к своим трудам. Вам выделят гостиную хижину, она маловата для вашей компании, но, надеюсь, вам будет комфортно! Пусть Ноль ведёт вас, пока вы гостите среди племени.
   Рейнджер и его товарищи благодарили старейшин, Гартун низко кланялся им, хваля их мудрость и щедрость. "Пойдёмте..." - пробормотал грустно молодой сварщик, раздосадованный очередной "логикой старейшины". Выйдя из общинного дома, путники тихонько обсуждали насколько это вообще безопасно, остаться на ночь среди Сварщиков. Хардсон и Лэсси конечно же выражали всякого рода сомнения в этой затеи и предлагали заночевать где-то подальше. Но Гартун напомнил, что если они уйдут, то это воспримут как оскорбление. Потом они вспомнили, что среди них стоял один из членов племени, но когда путники в растерянности уставились на молодого парня, тот внезапно расплылся в улыбке.
   - Не парьтесь! - весело сказал он, чем тут же удивил путников. - Идите за мной!
   Граф Ноль повёл всю вереницу путников узкими прохода между округлых домов, куда-то севернее, в заброшенную часть поселения, где не было видно ни одного человека, а были только заброшенные дома и мастерские. Осмотревшись вокруг, Граф прижался спиной к ржавой стене, согнув одну ногу в колене, и достав из заднего кармана помятую пачку сигарет, закурил от самодельной, электронной зажигалки.
   - У вас же такое не приветствуется. - неуверенно проговорила Лэсси, остальные члены отряда начали искать, где бы присесть, некоторые так же закурили, нервно поглядывая по сторонам, словно подростки.
   - Не приветствуется. - подтвердил Ноль, как-то посмеиваясь. - Я блядь рад хоть немного пообщаться с нормальными людьми! Вы даже не представляете, как мне блядь тут живется, ребята!
   Люси и Генрих улыбались, слушая парня. Девушка заметила, что Граф говорит совсем не так, как его соплеменники, не с каким-то "дикарским акцентом", но просто, как обычные подростки из Дримленда.
   - Хотел бы я родиться в Дримленде! - сказал он и глубоко затянулся. - Я слышал, там тоже не сладко, но здесь!.. Вы же сами видите, какие они... придурки. - сказал Граф, косясь в сторону общинного дома.
   - Они твоё племя. - сказал Хардсон, словами, напитанными мудростью лет. - Твоя семья. Нужно ценить и уважать это, даже если они не идеальны.
   - Харди прав, конечно... - сказал Джо, затягиваясь косячком. - Но мужик, они и вправду придурки!
   Граф и Счастливчик весело захихикали, на пару отпуская колкие шуточки, похоже эти двое понравились друг другу. Вайт хотел добавить какой-то мудрости, но не успел, так как Граф заговорил первым.
   - Не пойму, почему они такие?! Мой брат был конечно смелым и сильным, но бля, такой же придурок, как и они. Постоянно задрачивал меня своей сраной философией! Дрессировал. А я, между прочим, личность! У меня есть своё мнение, и своя воля, блядь! То, что я родился в дыре слабоумных, ещё не значит, что должен стать таким же, как они! Или делать так, как они хотят! Парень, мне нужно сваливать отсюда, вот только подкоплю серебра! Вам, кстати, дурь нужна, а? У меня тут разное есть.
   И из спрятанной за спиной ремневой сумочки, Граф принялся доставать пакетики с порошками и таблетками, и даже несколько шприцов. Вайт тут же разразился "праведным гневом", и парню пришлось прятать всё обратно. Судя по рассказам Ноля, путники предположили, что парень изгой в племени, и совсем не участвует в охоте на "големов". Ведя тёмные делишки с редкими торговцами и караванщиками, Ноль пытался что-то подзаработать, перепродавая запрещённые в поселение вещи. Но, из-за этого, и репутации бунтаря, парень становился ещё большим изгоем в племени.
   - Мне даже до сих пор не дали, представляете? - чуть ли не всплакнув, признался Граф. - Все местные тёлки считают меня отбросом, и насмехаются надо мной! А я!.. Я блядь умнее большей части их ёбарей! Я! Именно я тут особенный, и потому мать его изгой! И от этого, блядь, обиднее вдвойне!
   Генрих, используя трюки психологов, пытался немного успокоить бедного парня, многим другим не понравилось его самомнение, но в целом, они не могли не проникнуться хоть каплей сострадания к нему, находящемуся явно не на своём месте.
   - Проклятье! - продолжал изливать душу Ноль. - Будь я в Дриме, я бы каждый день трахался с новой цыпочкой!
   После этого Граф начал чуть ли не упрашивать путников купить у него хоть что-то. Когда речь зашла о деньгах, Лэсси решила уточнить, сколько Билл заплатил Сварщикам за их поддержку, и чуть не упала в обморок. Тут же начался скандал, но, так как деньги уже нельзя было вернуть, спорить было бесполезно, но рейнджеру пришлось выслушать длинную лекцию о том, "как правильно тратить деньги".
   - Нужно отблагодарить парня. - заявил Генрих. - Всё же, он полезет в неприятности вместе с нами, и не по своей воле.
   - Да, в натуре, мужик, ты прав! - подхватил идею Граф, почуяв расположение в свою сторону. - Там кстати небезопасно, совсем бля небезопасно! Если подумать, то я не совсем уверен, что и переживу это дерьмо!
   Позже парень провёл их в гостиный дом, и до самой ночи "зависал" с путниками, найдя в этих странниках и их историях отдушину. Сам Граф так же рассказал немало о Железной Долине и её странностях. Чем больше он рассказывал, тем неспокойнее становилось на сердцах путников.
  
   Мало кто способен, даже в эти необычные дни, понять психологию человека, жившего под землёй. Генрих был рождён в Убежище, и прожил в нём почти всю свою жизнь. Вся реальность и все его смыслы были искажены не естественной формой существования. А потом всё изменилось, и во всём мире, казалось, не было человека, способного понять бывшего адвоката, и то, через какие перемены ему пришлось пройти. Он изменился, искалечился, стал чем-то иным. И только встреча с другими странными людьми, и их внезапно порождённая общность смогли вернуть его к жизни. Генрих часто вспоминал дом, он часто размышлял над реальным миром и его свойствами. Убежище всё ещё вызывало в его сердце тёплые чувства, но теперь он понимал одну важную, но в то же время в чём-то страшную истину. Генрих больше не хотел возвращаться обратно. Ужасный и жестокий, но теперь он не мог променять этот реальный мир на поверхности, на ту жизнь под землёй. И с каждым днём своей новой жизни Генрих всё больше смирялся с тем, что никогда не вернётся домой.
   Но одна ночь сумела посеять в его сердце новые сомнения. Это был всего лишь сон, но настолько реальный, настолько наполненный каким-то посылом, что Генрих уже не мог выкинуть тревогу из головы. Убежище и прошлая жизнь и раньше снились ему, но это было нечто иное. Ему виделись подземные коридоры, люди в комбинезонах, знакомые лица, и неизвестные. С самого начала сон был наполнен какой-то тревогой, но его начало Генрих помнил плохо. А потом были трубы, которые начали трескаться, и чернейшая вода под большим давлением начала вырываться из трещин. Он пытался как-то удержать воду, пока испуганные жители что-то кричали, но вода всё прибывала, затопив комнату Генриху по пояс. "Бегите! Выбирайтесь отсюда!" - кричал он каждому встречному, пока сам бежал коридорами к лифту, вверх, как можно выше и ближе к выходу! Он кричал, но люди не слышали его. Их страх был настолько велик, что они просто не могли контролировать себя. Генрих толкал их, тянул за собой, но те лишь испугано кричали.
   Спасая себя, каким-то образом он оказался на поверхности, среди сухой Пустоши. Горечь быстро сменилась испугом и настоящим ужасом, когда земля под его ногами оказалась застывшей грязью, из которой торчали человеческие руки. Генрих хватал их, пытался вытянуть, но грязь застыла, словно бетон. Он что-то кричал, на глаза навернулись слёзы, но все его усилия были тщетными. Сильный толчок в бок пробудил Генриха от кошмара, принеся мгновенное облегчение от осознания того, что это был сон. Пробуждение принесло облегчение, но не покой. Уже тогда он понял, что покоя больше не будет.
   - Что, кошмар? - проворчала недовольно Лэсси, но потом её лицо смягчилось. - Ты кричал. Это что, слёзы?
   - Это от внезапного пробуждения... - попытался соврать Генрих.
   Блондинка решила не выпытывать его, опасаясь за и без того серьёзно расшатанную психику своего спутника. С самого утра Генрих выглядел рассеянным и встревоженным, и пока остальные просыпались, приводили себя и оружие в порядок, он просто сидел на одном месте, курил, тупо глядя в одну точку. Периодически, к нему подходили товарищи, Люси, Гартун, Лэсси, спрашивали в порядке ли он, а Генрих в ответ улыбался. Его забавляло то, что другим казалось, что он сходит с ума.
   - Всё хорошо. Я в порядке. - отвечал он, и только подсевшему рядом Биллу, добавил: - Они беспомощны. Мои соплеменники. Беспомощны, и не знают об этом. Да, я знаю, что говорил, что чувствую стыд, и не могу вернуться. И не очень-то и хочу. Но, кажется, я выполнил свою миссию. Теперь мои знания могут что-то изменить.
   - Ты свободный человек Генрих. - улыбаясь, сказал рейнджер. - Твоя судьба в твоих руках.
   - Я пока не знаю. Не понимаю, как лучше... Мне кажется, я должен вернуться, но не хочу уходить от вас. И пока, не знаю, как вернуться... Я, кажется, я растерян.
   Билл отошёл к своему рюкзаку, и извлёк оттуда свой Пип-Бой. Теперь, когда он пользовался модифицированным Пип-Боем профессора Блэкстоуна, он подумывал отдать свой старый Люси, так любившей "играться" с такими "штуками". Но, рейнджеру показалось, что Генриху он нужен больше.
   - Вот, возьми. В качестве скромной благодарности. На нём есть карты, с которыми тебе будет проще найти дорогу. Если сможем раздобыть голодиски, ты сможешь сохранить свои знания при помощи технологии.
   "Спасибо..." - пробормотал в ответ Генрих, растерявшийся от такой внезапности ещё больше. В голове промелькнули мысли о том, что подарок этот уж больно похож на прощальный. Испугавшись этих мыслей, он попытался отказаться от подарка.
   - Прошу, возьми. - настоял Билл. - Это малое, что я могу для тебя сделать. Мы примем любое твоё решение Генрих.
   Напуганный собственными мыслями, теперь Генрих боялся оставить своих товарищей. Джо пытался уговорить его сделать пару затяжек "волшебной" самокрутки, но Генрих на отрез отказался, но не постеснялся выпить несколько рюмок горячительного. Алкоголь, общая суета и подготовка к походу всё же смогли немного развеять его мысли. А потом пришёл Граф Ноль и "избранные" воины Сварщиков, и принесли с собой противотанковое ружье. Генрих сделал несколько пробных выстрелов. Ему удавалось хорошо управляться с этим странным видом вооружения, но тяжёлая отдача была ощутима даже сквозь его металлическую броню.
   Трое воинов в самодельной, силовой броне были готовы к походу. Даже Граф Ноль немного преобразился, одев "почётную" броню брата, собранную из полимеров, и вооружившись из его запасов самодельной, импульсной винтовкой. "Избранные" воины
   недовольно кривили лицами, видя, что Ноль облачился и вооружился как почётный воин, но на их ворчания рейнджер заметил, что жизнь парня стоит больше, чем правила. Это было весьма неосторожно, ведь такая точка зрения тут же оскорбила "избранных" воинов. Пришлось вмешаться Генриху, предложив, что, таким образом, Граф скорее почтит память павшего брата, чем оскорбит его. Эта "мудрость" настолько сильно взволновала сердца и умы сварщиков в силовой броне, что они начали спорить между собой о её глубине и правоте. Спор продолжался даже тогда, когда путники вышли в дорогу, и прошли большую часть пути к Импульсу-6.
   - А что это такое? - спросил Генрих у Сварщиков, стараясь перебить уже "задолбавший всех вокруг" спор. - Это звучит как какое-то довоенное название, промышленное даже.
   - Мы точно не знаем. - уверенно ответил Малыш Фаерволл.
   - Да. - добавил задумчиво Гора Продолжительность.
   - В "священных чертогах" хранится старая карта этих земель, и она разбита на участки... - начал было с энтузиазмом рассказывать Сладкий Принтер, но Фаерволл гаркнул на него.
   - Опять ты болтаешь, Принтер! Секреты "священных чертогов" секретны даже для наших соплеменников! А для чужаков и подавно!
   - Мы кстати тут недалеко стоим... - заметил Джо, но сварщики не обратили на его замечания никакого внимания.
   - Порой так трудно тайну сохранить!; И как же жить? Скрываю красоту и таинства!..
   - Хватит болтать, Принтер! - громким басом заговорил Гора Продолжительность. - И хватит этих стихов! За что Логика наказывает нас?!
   Но Принтер пытался отстаивать свою позицию, часто используя стихи, в результате чего "избранные" воины продолжали спорить между собой, вызывая тихое хихиканье среди путников и Ноля.
   - А чё оно секретно? - спросил Шарк, и пыхнул немного от косячка Джо.
   - Секретно, и всё. - ответил Фаерволл.
   - Знания, хранящиеся в "священных чертогах" священны! - фанатично добавил Гора, и тут же приказал Принтеру не болтать, когда тот вновь только открыл было рот.
   - Ну, должны же быть какие-то причины, так? - продолжал доставать их Шарк, пытаясь просто "позадалбливать", а довольные ухмылки Ноля только подбадривали его. - Не может же какая-то херня просто так стать "священной"?
   - Знания, хранящиеся в "чертогах", не херня! - испугано проговорил Гора Продолжительность, да так испугано, словно стал свидетелем самого большого во Вселенной кощунства.
   - Эти знания доступны только для избранных. - с гордостью добавил Фаерволл. - Чужаку, невежественному... никогда не понять ни этих знаний, ни их священности!
   - Да? Но хоть о чём они? - не сдавался Шарк. - Вон у Вайта есть целая книга со священным там всяким, а если послушать, то какая-то херня!
   Кто-то тихонько хихикал, Вайт промямлил что-то о "несчастном грешнике". Шарк успел задать ещё несколько неудобных вопросов, но рейнджер попросил его прекратить.
   - Да ладно. Я же не со зла там, ребята! Мне реально интересно. А у вас прямо всё тайны.
   - Не всё, чужак. - сказал Сладкий Принтер. - Один и ноль!; О столбы творения!; И Алгоритм!; Весь мир был соткан из тебя!
   - Чё бля? - едва не рассмеявшись, выпалил Джо?
   - Эх! Невежества порок! - пропел вновь Принтер, чем как бы "пристыдил" невежественных чужаков.
   - У мудрости много обличий. - неожиданно сказал Билл, чем вызвал несколько колких замечаний. - Люди редко уважают мудрости других. Но нужно уметь уважать.
   Принтер, довольный, улыбался, тихонько что-то комментируя, его товарищи промолчали. Но потом заговорила Люси, не сдержав своего любопытства.
   - Если у вас есть информация о тайнах Долины, возможно, было бы справедливо поделиться ею? Вдруг там есть что-то о Жнеце? Слышали о нём? Говорят, он ходит где-то в Пустошах и убивает беззащитных.
   "Избранные" воины молча переглядывались между собой, в их глазах промелькнул тень неуверенности.
   - Ну же! - вдруг выкрикнул Граф Ноль. - Расскажите им, как он напугал вас!
   - Ты не знаешь, о чём говоришь Ноль. - спокойно ответил Малыш Фаерволл. - Ты вообще, мало что понимаешь.
   - А, ну да! Куда же мне до вас!
   - Вы встречали его? - спросила Люси, но Сварщики не спешили отвечать.
   - Мы не испугались. - заговорил через минуту Принтер. - Скорее удивились. Мы уверены, что глубины Железной Долины породили его. И это было нечто новое, чего нам ещё не доводилось встречать.
   - Вам не понять отношения нашего народа к таинствам этого места. - проговорил Фаерволл. - Не понять и половины его истории и мудрости. И не понять нашей реакции. Бог-Машина ещё никогда не создавал такого. Мы не знаем, почему этот Жнец несёт зло в мир. Големы атакуют тех, кто заходит вглубь территории Долины, и тем более тех, кто пытается войти в подземелья. Мы всегда полагали, что Бог-Машина не враждебен для внешнего мира. Что он как логика, не добр, не зол, но действует согласно правилам и законам.
   - Может, вы ошибались? - спросила Лэсси, и её вопрос как-то особенно задел воинов, заставив задуматься.
   - Тайны Долины мы уж точно не будем обсуждать с чужаками. - отрезал Гора Продолжительность.
   - Вот тут ты не прав, приятель. - сказал Хардсон. - Этот Жнец уже проблема "внешнего мира".
   Тотемы Сварщиков не редко встречались им на пути, и похоже, отмечали так же и разные участки долины. Было странно, что вокруг не встречалось ничего живого, несмотря на то, что сама долина прилегала к опасным местам. Билл пытался включить радио, чтобы засечь сигнал осколка, но ничего не ловилось, и были слышны только одни помехи. Малыш Фаервол, обратив внимание на возню рейнджера с Пип-Боем, сказал, что это бесполезно, так как над долиной "вещи искажаются". Принтер продолжал болтать, рассказывая путникам о разных знатных охотах, что бывали в их племени, приправляя рассказы своими короткими стишками. Впереди показался комплекс из многоэтажных построек.
   - Административ 5. Думаю, стоит проверить. - сказал Фаервол, указывая задумчивым взглядом на заброшенные постройки. - Скорее всего, там ничего нет, и Блэкаут ушёл дальше. Но проверить не помешает.
   Комплекс состоял из шести зданий, часть из которых были соединены между собой воздушными коридорами. Вокруг комплекса можно было заметить десяток люков, в которых в прошлом скрывались боевые турели. Сейчас от них ничего не осталось, а на стоянке не было ни одного автомобильного остова. Похоже, за время своего существования Сварщики разбирали практически всё, что состояло из металла, чтобы возвести стены и постройки Раста. Снаружи, и даже внутри зданий было мало человеческих останков, да и часть из них явно принадлежала новому времени. В рюкзаке одного из неудачливых исследователей этих руин путники даже обнаружили полезную электронику, и горстку 10мм патронов. Вся мебель внутри комнат и кабинетов была перевёрнута, многое было унесено, либо догнивало, один из корпусов комплекса был полностью сгоревшим, и два его верхних этажа провалились внутрь.
   Тяжёлая поступь "избранных воинов" крошила мусор под их металлическими ногами. Они всегда ожидали опасности, и держали своё оружие наготове. Пулемёт, самодельная, лазерная винтовка в руках Фаервола, ракетомёт, и пневмомолоты. С таким арсеналом можно было запросто разметать целую рейдовую группу. Рядом с этими ребятами путники ощущали себя в безопасности, не смотря на все жуткие истории про долину и её опасности, которые успели услышать. Но опасностью тут даже не пахло. Место настораживало своими размерами и своим запустением, но здесь не было ничего живого, или механического, что могло бы стать угрозой. На замечание Люси, что тут очень тихо, Фаервол сказал:
   - Это так. Как я и предполагал. Эти места обычно тихие, мы уже давно здесь охотимся. Но нужно было проверить. Мы не знаем наверняка, где именно погибли наши соплеменники. Тело одного из них мы нашли недалеко от нашей территории, ему не хватило совсем немного. Но направлялись они в Импульс-6.
   Весь комплекс казался серым, унылым, и однообразным, к тому же внутри не было ничего примечательного и интересного, а потому даже Люси не пожелала тут задержаться. Оставив его позади, отряд двинулся дальше на северо-запад, глубже в Железную Долину. Ближе к обеду они пришли к высокой, решётчатой вышке, вершина которой обломалась и рухнула вниз, прямо на массивные трансформаторы, и тысячи осколков стекла и керамики разлетелись на десятки футов вокруг. Тут путники пообедали, рассматривая в бинокли комплекс Импульс-5, виднеющийся в пяти милях к востоку. Постройки там были меньше чем в Административ-5, но некоторые из них выглядели необычно. Так же виднелись какие-то странные конструкции, возможно генераторы, или излучатели, разных форм, иногда очень гладкие, а иногда покрытые антеннами, словно шипастые чудовища.
   После всех угроз и страшных рассказов, спокойствие и тишина в долине даже немного разочаровывали. Шарку и Джо становилось всё скучнее, а Люси даже огорчилась, что ей так и не увидеть "живого" робота. Истину о том, что со своими желаниями нужно быть осторожным, девушка ещё пока не успела уяснить. Далее на север им встретились глубокие и длинные траншеи. Это были тоннели подземных помещений, крыша которых провалилась. Большая часть из них была засыпана сверху осколками потолка, или песком с землёй, но местами можно было рассмотреть, какими были эти коридоры. Покинутые, запустелые, стены из бетона, вдоль которых тянулись металлические трубы, виднелись засыпанные мебель и электроника. Возле некоторых из них был повышен радиационный фон, но никто из путников и без того не желал спускаться вниз.
   - Роботы не вылезут отсюда? - спросил Билл, на что ответил Фаерволл:
   - Эти тоннели заброшены. Мы не знаем наверняка, являются ли они частью всех подземных конструкций. В любом случае, исследовать их невозможно.
   Странные, засыпанные помещения остались позади, а через пару часов, за невысоким холмом показались строения Импульс-6. Он так же был похож на руины пятого комплекса, те же здания, странные, башенные конструкции, но выделялся высокой, стальной башней-антеной, с большой, блестящей сферой на вершине, из стекла и металла. Здесь начиналась местность, которую Сварщики называли Сизой Долиной, за цвет часто встречающейся растительности, маленьких кустиков с бледными, серо-синими цветочками. Пушистая растительность колыхалась от малейшего ветерка, словно дрожала, испуганная его порывами.
   - Слышите? - спросила Люси, тщательно вслушиваясь в окружающую тишину. - Нет? Что-то, словно гудит? Не пойму где. Под землёй, или прямо в воздухе?
   Но кроме девушки никто ничего не слышал, и только Гартун согласился, что так же едва улавливает нечто подобное. Но, по мнению некоторых, после трав Гарти мог и не такое услышать, а потому словам девушки поверили не все, в том числе и Сварщики.
   - В голове часто шумит, особенно если есть магнитные поля. - сказал с безразличием Фаерволл.
   - Нельзя отрицать шума совсем. Никому не известны все тайны Долины! - высказался Сладкий Принтер, но Фаерволл избежал очередного спора, и только молчаливо взглянул на своего улыбающегося товарища.
   Большие и странные механизмы Импульс-6 становились всё ближе. Путники находились в пути уже большую часть суток, но так и не встретили ничего живого. От этого все их ожидания словно уснули, а потому неожиданно послышавшаяся песенка, показалась громом среди ясного неба. Она исходила из большой кучи мусора, которые часто встречаются по всем Пустошам. Несколько разбитых почти до основания стен, гора битого бетона и кирпича, остатки металлических труб, машин и автомобилей, стекло, и автомобильные покрышки. Из этой кучи слышалось пение, но оно не казалось живым, но раздавалось, словно из динамиков. Кто-то ожидал обнаружить уцелевшее радио, всё ещё работающее, за счёт своей ядерной батареи, но потом показалось и движение.
   Это был робот, мистер помощник, в ужасном состоянии. Его коричневый корпус был помятым, исцарапанным, и даже треснутым. Один глаз отсутствовал полностью, другой свисал отбитый, а третий был погнут. Манипуляторы робота так же пострадали. Остались только два, волочащийся за ним по земле, и ещё один немного переломанный, которым машина рылась в куче мусора, напевая песенку, из своих трещащих динамиков. На сферическом корпусе робота лежала рваная, и дырявая фетровая шляпа, на разбитых манипуляторе и глазах свисали коричневые тряпки. Мистер "помойник" долгое время не обращал на путников внимания, неспешно летал от одной кучи мусора к другой, пытаясь там что-то отрыть.
   - Ууууммм. - надрывались трещащие динамики. - Парень тяжёлой судьбы... Ааааахх, не вернется больше домой! Но душа осталось большой! Путь без конца, больше нет дороги домой! Ууууммм! Хобо, весь мир у тебя под ногой!
   Зрелище это был столь необычное, что никто не мог сказать и слова, пока внезапно не засмеялась Люси, которой оно показалось невыносимо смешным. Робот дёрнулся в воздухе, зашумели его болтающиеся детали, а оставшийся глаз уставился на путников, перепрыгивая с одного из незнакомцев на другого. Заметив, как воины в импровизированной силовой броне наставляют на него оружие, машина издала звук, напоминающий кашель, хриплость которому добавили неисправные динамики.
   - В этом нет необходимости, ребята! Вилли безобидный. И у Вилли нечего брать.
   - Опустите оружие! - вступилась за робота Люси, продолжая весело хихикать. - Он такой милый!
   - Ты ничего не знаешь об этом месте, девочка. Здесь опасно всё. - напомнил ей Фаерволл, но всё же опустил ствол лазерной винтовки немного ниже.
   - Вилли совсем не опасный, ребята! - сказал робот, и немного подлетел к путникам, от чего некоторые из них направили на него оружие. - Ваши собратья называют меня Вилли - Бомж. Но друзьям можно просто Вилли.
   - Ты не под влиянием Бога-Машины? - спросил Фаерволл, с подозрением всматриваясь в робота.
   - Бога? - спросил Вилли в ответ, и хрипло хихикнул. - Вилли любит быть под влиянием свеже-найденой, тщательно отрытой в мусоре батареи! Знаете, если её засунуть в... не важно куда, ощущаешь усилившийся поток данных, сенсорную активность, и... Ну, в общем, это приятно.
   - Ты забавный! - хихикая, сказала Люси. - Ты совсем один?
   - Вилли всегда на ногах! Ну, в смысле в дороге. До этого Вилли общался и с людьми, и с другими роботами, которые не совсем свихнувшиеся. Но часто встречал неоправданную недоброжелательность. А здесь странное место, но почти никого нет. Только иногда другие роботы, они хотя и совсем не общительные, но и не трогают старика Вилли. К слову! У Вилли есть не мало интересных вещиц, которые могут вам приглянутся. Чего только не отроешь порой в хламе! Ну, обмен?
   И робот, отлетев в сторону, притянул к путникам погнутую тележку из супермаркета, заваленную всякой всячиной, и всё это было больше похоже на очередную кучу мусора. Он принялся предлагать путникам разный хлам, пытаясь описать те или иные преимущества очередной безделушки, пытаясь выторговать взамен деньги или в первую очередь, батареи. Нужно заметить, что стоимость некоторых вещей Вилли измерялась в миллионах, в его понимании, а логические доводы о своей не правоте, робот не воспринимал. Только Вайту удалось подобрать нужные слова, и заставить Вилли пересмотреть свои цены согласно современным расценкам. И хотя машина была совсем не живой личностью, многие из путников прониклись к ней сочувствием, и выбрали себе что-то из вещей Вилли. В том числе пару коробок с довоенной едой и бутылок пива, взамен поделившись с роботом пустеющими ядерными и электронными батареями.
   - Голем, встречал ли ты здесь других людей? Или, их останки?.. - спросил Малыш Фареволл, и, спрашивая, он словно приказывал.
   - Вы о тех смелых парнях, что пошли дальше на север? Вилли не причастен к их гибели, уверяю вас! - поспешил оправдаться робот. - Это было ошибкой, ведь другие роботы в этом месте, почему-то совсем неприветливы с людьми, или с другими существами. Вилли должен признать, что рылся в вещах убитых, ведь я не думал, что их кто-то будет искать. И если вы идёте следом за ними, могу только посоветовать вернуться обратно.
   - Видел ли ты среди их вещей нечто такое? - спросил Билл, показывая роботу осколок Кризалиса.
   - Да, вы правы! Жаль, я не знал, что он может кому-то пригодиться, поэтому оставил его рядом с телом одного из убитых. Мне показалось, что эта вещь не имеет никакой ценности.
   Всё же, Вилли сумел указать более точно местонахождение убитых, и в чём-то помог путникам сэкономить кучу времени. Робот пожелал им доброго пути, посоветовал ещё раз повернуть обратно, и напевая: "Когда я был хобо, хобо!..", полетел на запад, толкая вперёд скрипящую тележку с добром.
   - Чокнутый робот! - сказал Граф, когда их отряд вновь двинулся в путь. - Чего же вы не завалили его? - спросил он, обращаясь к "избранным".
   - Нет смысла поднимать лишний шум. - ответил Фаерволл. - Если бы это была просто охота, мы бы могли убить этого голема, и уже возвращаться домой, пока Бог-Машина не натравил на нас других. Но у нас ещё есть дело.
   - Да. - добавил Гора Продолжительность.
   - И всё же, он прилетел сюда сам. - сказал Джо. - И не был одним из местных роботов. Может, вы и не должны на таких охотиться?
   - Можно было его завалить, и забрать весь его хлам. - посмеиваясь заметил Шарк.
   - Не смейте его трогать! Хорошо? - заволновалась Люси. - Если он не делает никому зла, то не нужно его обижать. Он такой чудной!
   - Ага, чокнутый! - хихикая, напомнил Граф.
   Вилли указал верное направление, и ещё через час пути путники обнаружили тела погибших Сварщиков. До Импульс-6 оставалось всего несколько миль, но Блэкаут и его товарищи даже не сумели добраться до необычных башен. Путники обнаружили их тела в бинокли, и даже на расстоянии было ясно, что с ними зверски расправились, жестоко изувечив тела. Башни объекта становились всё больше, блестящая сфера на вершине антены уже могла ослепить своим блеском. Путники подошли к спуску в долину, которая была немного ниже, и там, среди камней, лежали останки погибших Сварщиков. Здесь, перед спуском, находилось небольшое, каменное плато, на котором стоял один из тотемов.
   - Ну, вот и всё. - неожиданно проговорил Фаерволл, и путники с удивлением уставились на него, не понимая, что именно он имеет в виду. - Вот она, "точка невозврата". Дальше мы с вами не пойдём.
   Джо и Граф начали хихикать, Шарк спросил, "что это значит", добавив к этой короткой фразе целую кучу красочных, нецензурных выражений.
   - Мы же вам заплатили. - напомнил рейнджер.
   - Хорошо заплатили! Даже слишком! - добавила Лэсси, и Фаерволл, тяжело вздохнув, ответил:
   - Вас предупредили, только до точки невозврата.
   - Что за чёрт, партнёр? - сказал Джо. - Но вы же ни хрена не объяснили, что это значит на самом деле!
   - Мы думали, что это очередное ваше выражение, или что-то такое! - добавила Люси.
   - Мне эта ситуация так же не нравиться, странники. - ответил Принтер. - Но должен признать, что наши правила и законы должны строго соблюдаться. Суров порядок, но такова уж суть у жизни! Храни закон, он нерушимый сохраняет всё!
   - Да на хуй закон, и ваши тупые правила! - перебил его Шарк. - Это что, шутка какая-то?! Да мы бы блядь и без вас сюда бы добрались!
   - Никогда не знаешь... - хотел было сказать Фаерволл, но Шарк перебил его.
   - Да заткнись, на хер уже! - и направил своё оружие прямо в открытую голову сварщика.
   Не сразу, но Принтер и Гора так же подняли оружие на путников, а Фаерволл молча смотрел на Шарка, и ни одна мышца не дёрнулась на его спокойном лице. Потом Билл попросил Шарка убрать оружие.
   - Фаерволл... - начал он, устало выдохнув. - Посмотри. Здесь какие-то сотни метров до ваших павших товарищей. Есть правила, но есть ещё и ваш собственный выбор.
   Но сварщик отрицательно помотал головой, и ответил:
- Мне очень жаль.
   - Ну и хрен с вами. - сказал Шарк. - Мы же всё равно пойдём? Пусть остаются тут, трусы.
   Путники, приготовились к пути, но Фаерволл неожиданно добавил:
   - Священное оружие так же должно остаться тут...
   Джо и Шарк засмеялись, кто-то откровенно выругался на "избранных воинов", а бедный Билл даже не знал, что и сказать.
   - Я останусь. - сказал Генрих, обращаясь к рейнджеру. - Я останусь тут, и прикрою вас. Благо, мощь этой штуки позволяет стрелять далеко. Хотя я не уверен, что и метко так же. Это же, я надеюсь, не нарушит ваши тупые правила?!
   "Правила не тупые!" - злобно прошипел Гора Продолжительность, а Фаерволл в ответ только помотал головой. Уходя, путники бросали на сварщиков обиженные взгляды, а Граф сказал соплеменникам, что ему стыдно за их племя. С каждой сотней метров, что они приближались к истерзанным телам, росло напряжение путников, и их взоры метались по земле вокруг, камням и траве, пытаясь уловить малейшее движение. "Вижу одного" - неожиданно заговорила Люси, первая уловившая среди травы металлический отблеск небольшого робота. Он был похож на паука, с восемью ногами и целой кучей маленьких линз, а где-то в области рта машины, находилось лазерное оружие. Робот не был большим, меньше метра в длину, и меньше половины в высоту, но в самой его форме, и механическом движении было что-то зловещее. Первым выстрелил Хардсон, и хотя до робота было далековато, для опытного охотника эта дистанция была не новой. Обычная пуля влетела в лицо робота, и детали разлетелись во все стороны.
   - Хватило и одного. - сказал Хардсон, перезаряжая винтовку. - По крайней мере, они не слишком крепкие.
   - Скорее! - сказал рейнджер. - Хватаем осколок, и сразу же сваливаем отсюда!
   Их отряд рассыпался, и они практически побежали в сторону погибших Сварщиков. "Началось" - сказал спокойно Малыш Фаерволл лежащему рядом, на каменном плато, Генриху, но тот только молча взглянул в ответ, и припал глазом к оптическому прицелу противотанкового ружья.
   Избранный воин был прав. Товарищи Генриха ещё не знали этого, но он уже видел, как один за другим появляются эти металлические тараканы, и со всех сторон приближаются к прорывающимся вперёд путникам.
   - Они попадут в ловушку... - проговорил испугано Генрих.
   - Конечно попадут. - ответил Фаерволл, хотя слова Генриха были просто мыслями, сказанными в слух.
   Генрих выстрелил, и этот выстрел раздался, словно удар грома. Он попал, и один из лапки одного из робо-пауков разлетелись во все стороны. Кажется, его товарищи догадались, что опасность надвигается со всех сторон, но назад не повернули. Вскоре заблестели красные вспышки лазеров, один угодил в Гартуна, но мощность вооружения пауков не была большой, и парень отделался ожогом. Путники начали отстреливаться. Джо, стреляя из рычажной винтовки, уже четвёртым выстрелом разбил ещё одну машину, Билл и Люси совместным огнём, не сразу, но умертвили ближайшего паука. Первая волна роботов была отбита, но путники не видели того, что видел Генрих. Чем больше пауков убивали его друзья, тем больше их появлялось, словно из-под земли, и направлялось в их сторону. Один из пауков замер, успел сделать выстрел, но, остановившись на месте, робот стал лёгкой жертвой для Генриха. Снова раскат грома, и от паука осталась только искрящаяся половина.
   - А твои друзья не плохо держаться. - заметил Принтер. - Но они слишком задерживаются, а это большая ошибка.
   - Да неужели?.. - проворчал в ответ Генрих, и снова выстрелил, но в этот раз промахнулся, и пуля вырвала целую груду земли недалеко от одного из роботов.
   Некоторых из путников уже задело, но вскоре они приблизились к останкам Сварщиков, и пока рейнджер обыскивал их, его товарищи занимали позиции за камнями и неровностями земли, ржавыми остовами автомобилей, сдерживали, и отстреливали жутких роботов. Послышался гул и шипение, и на подмогу робо-паукам появились протектроны, сразу десяток. Выстроившись полукругом, они атаковали путников, словно стараясь пресечь им дорогу на объекты импульса-6.
   - Застряли... - проговорил спокойно Принтер.
   - Скорее всего, твои друзья погибнут. - так же спокойно проговорил Фаерволл, наблюдая за битвой.
   - Спасибо! - язвил в ответ Генрих. - Ваша помощь, просто неоценима!
   Осколок валялся просто на земле, словно отброшенный в сторону, недалеко от тела, по-видимому Блэкаута, того, что от него осталось. Программа распознала его как 13-ый. Но пока Билл копошился, у него за спиной появился один из пауков, и только благодаря Вайту рейнджер остался невредим. Выстрелом из ружья, и несколькими из крупнокалиберного револьвера, священник уничтожил робота, но сам попал под луч другого. Его частичная броня не закрывала того места, и Вайту прожгло достаточно глубокую рану. Билл оттащил его за ржавый остов автомобиля, и пытался подлечить, пока раненный священник призывал господа к мести над "проклятыми железками". Товарищам рейнджера удалось разбить двух протектронов, ещё двух уничтожил Генрих, которому хватало и одного выстрела, чтобы смертельно изувечить робота, если он, конечно, попадал в цель. Хардсон подавил целый отряд пауков, ударивших во фланг путников, пока Бетон и Шарк прикрывали его самого из огнестрельного оружия, и даже в ближнем бою.
   - Держитесь! - кричал Билл товарищам. - Мы сможем! Как только сделаем брешь, сразу же уходим!
   Путники оборонялись, перебегали друг к другу в укрытия, чтобы помочь, но машины напирали со всех сторон, и приближались всё ближе. Теперь Билли жалел, что не подумал лучше о деталях гибели старшего брата Графа. Рейнджер не задумался над словами Сварщиков о том, что Блэкаут и его спутники, были сильными и опытными воинами, и погибли они вероятно не просто так. Прячась за камнями и ржавыми, автомобильными корпусами, рейнджер и его товарищи активно отстреливались, защищаясь от неспешно приближающихся протектронов, и пауко-подобных роботов. Машины вздрагивали от кинетического удара каждой пули, их корпуса гнулись, пробивались, отлетали целыми участками, оголяя электронные и механические внутренности. Иногда отлетали целые детали, прежде чем робот замирал, искря электричеством, или падал на землю.
   В последний момент Джо сумел уклониться от лазерного луча одного из протектронов, и луч попал прямо в Хардсона, что отстреливался в одном укрытии рядом со Счастливчиком. Старик вскрикнул, луч прожёг его кожаные и меховые защиты, и достал до плоти. Хардсон ворчал на Джо разного рода гадости и морали, пока тот виновато оправдывался, и пытался помочь старику при помощи бинтов и стимулятора. Прогремел ещё один громоподобный выстрел противотанкового ружья, и ещё один робот-паук отлетел в сторону, вместе с разлетающимися в сторону деталями.
   Была надежда, натиск машин слабел, но, к сожалению, предчувствие не подвело рейнджера. В двухстах метрах от них в сторону отъехал огромный валун, а под ним оказался большой, прямоугольный люк. Вскоре он отрылся, из-под земли поднималась платформа лифта, который не был пустым. Постепенно показывалось нечто новое, широкие плечи робота с круглой головой между ними, и одним большим красным глазом. Далее корпус, и руки, вместо одной миниган, вместо другой ракетомёт, и две массивные ноги с пневматическими мышцами. Робот был большим, и имел явно боевое предназначение. Оказавшись на поверхности, он тут же направился к путникам, неспешно ступая своими массивными ногами.
   - Теперь твои друзья наверняка умрут. - спокойно сказал Малыш Фаерволл. - Теперь мне ясно, почему погиб Блэкаут. Это голем-охранник. Он не так подвижен и вынослив, как те, что предназначались для войны, но также слишком смертоносен. Это очень опасный и уважаемый противник!
   - Да, точно... Уважаемый... - проворчал озлобленно Генрих, стараясь перезарядить как можно быстрее ружьё. - Лучше подскажите, где у него слабые места! Вы же чёрт вас дери должны знать!
   - Зачем тратить зря патроны? - удивлённо спросил Гора Продолжительность. - Теперь твоим друзьям точно не сбежать, даже если они побегут, забыв о всякой логике. Этот голем разорвёт их на куски прежде, чем они пробегут и десять шагов.
   - Да, спасибо за столь ценное замечание, "друзья!" - процедил с ядом Генрих, и тут же сделал выстрел, стараясь отвлечь на себя этого страшного робота.
   - Ты сильно тревожишься, чужак Генрих. - сказал спокойно Сладкий Принтер. - Твои друзья погибнут храбро, в неравном бою! Это большая честь! Велик был бой; Красивое сраженье; Неумолим финал; Осталось только сожаленье! Немного жаль, конечно, ведь им удалось одолеть столько големов, сколько нам не удавалось во время охоты уже давно!
   - И правда жаль. - задумчиво проговорил Малыш Фаерволл.
   Генрих не слушал их пустую болтовню, целился в круглую голову машины, в идеале прямо в её глаз, но дистанция была слишком большой, и, похоже, такое мощное оружие как противотанковое ружъё, совсем не предназначалось для боя на больших дистанциях. Пуля при каждом выстреле отклонялась настолько сильно, что даже просто попасть в крупного робота было уже успехом. Ко всему прочему плечо Генриха уже невыносимо болело от тяжёлой отдачи оружия, и в качестве исключения ему пришлось вколоть себе немного мед-х. Болеть стало меньше, но ясность сознания затуманилась, к тому же Бен вдруг начал засыпать его своими не совсем уместными советами, и всё это повлияло на точность его стрельбы ещё больше.
   Роботы сжимали кольцо вокруг рейнджера и остальных, робот-охранник поначалу не стрелял, но просто сокращал дистанцию к противнику. Всё внимание Хардсона, Билла, и Гартуна было обращено на смертоносную машину. Похоже, робот был запрограммирован на бои в помещениях, и пока он пытался приблизиться, путники безнаказанно обстреливали его. Пули наносили ему лишь незначительный урон, как в прочем и периодически попадания Гартуна из его новой "игрушки". Попадания Генриха были более травматичны, оставляли заметные следы, иногда проникали сквозь броню, но машина продолжала неумолимо приближаться. Подойдя ближе, чем на сотню метров, робот выпустил ракету в укрытие рейнджера и Шарка. От взрыва камни разлетелись во все стороны, Билла и Шарка оглушило, причём бывший рейдер не мог даже встать с земли.
   Следующая ракета полетела в автомобильный корпус Джо и Хардсона, но дистанция была больше, и ракета отклонилась в сторону, ударила в головы взрывной волной, и изрядно осыпала землёй. Один из роботов-пауков подобрался к Лэсси и Вайту, плюнул в блондинку из лазера в грудь, но священник успел прикрыть её, выстрелив крупной дробью из обоих стволов. Детали робота разлетелись во все стороны, но всё же Лэсси была ранена, и ей, как и Генриху, пришлось прибегнуть к обезболивающему, чтобы иметь возможность продолжать бой. Когда робот-охранник подобрался ещё ближе, Граф Ноль с криком: "Это тебе за Блэкаута, сука!", открыл огонь по нему из импульсного самострела. Медленное оружие Ноля успело сделать несколько выстрелов с ощутимыми для машины внутренними повреждениями, и робот обрушил на угрозу град пуль, открыв огонь из минигана.
   Две пули попали в Графа и пробили его блестящую, металлическую броню. Раненый Ноль упал не землю, пули продолжали с искрами влетать в автомобильный корпус, за которым он и Люси укрывались. Сердце Билла сжалось, когда он увидел град пуль, обрушившийся на укрытие его возлюбленной. Забыв обо всём на свете, он встал чуть ли не в полный рост, стреляя в робота из секвои. Вскоре и он стал жертвой лазерного луча одного из робо-пауков, и, хотя его броня смогла погасить большую часть силы этого попадания, его тело парализовал болезненный ожог. Лёжа на земле, и пытаясь вколоть стимулятор, он продолжал смотреть на Люси, которая в свою очередь оказалась целой, и пыталась помочь Нолю. Похоже, выстрелы оружия этого молодого парня сумели сжечь что-то внутри смертоносной машины, что понемногу устраняла бойцов рейнджера. Робот-охранник замедлился в движениях и в скорости принятия решений. Но не настолько, как показалось Гартуну. Пытаясь навредить роботу как можно сильнее, Гартун смело палил из лазерного пистолета, призывая духов мести и крови, от чего его выстрелы почему-то стали исключительно точными. Всё же ярость и исступление немного ослепили его, и Гартун не успел укрыться, когда машина обрушила на него шквал пулемётного огня. Гарти поймал пулю немногим выше сердца, и его броня не смогла бы сдержать хоть и маленький кусочек смерти, но всё же весьма способный к проникновению.
   Но в неудаче Гартуна была и удача для Генриха. Патронов у него оставалось немного, и, развернувшись в сторону укрытия Гартуна, робот стоял практически боком к Генриху. Но эта модель имела множество конструкционных недостатков. Если смотреть на робота с боку, его голова выдвигалась вперёд, и не была защищена даже руками, которые находились ниже уровня головы. После постоянных неточных попаданий, Генрих даже не ожидал, что его очередной выстрел окажется таким эффективным. 14-ти миллиметровая пуля попала прямо по макушке головы робота, от чего голова треснула, и из трещины вырывались голубые искры. После такого попадания робот замедлился ещё больше, но продолжал отстреливаться, и даже пустил две ракеты в сторону Генриха. Обе ракеты попали значительно мимо цели, но летящие в его направлении, успели испугать Генриха, и заставили вжаться в землю.
   В целом ситуация для путников была плохой. Повреждённый, робот-охранник оставался грозной силой, вокруг продолжали обстрел другие роботы, а рейнджер и его бойцы, почти все были ранены. Даже если бы путники могли победить в этом сражении, не обошлось бы без потерь. Но судьба сделала резкий поворот, оставив неизвестным его исход. Послышалась громкая поступь силовой брони, и вскоре кумулятивная ракета влетела в тело робота-охранника. Раздался громкий взрыв, детали машины разлетелись в стороны вместе с одно рукой, а кумулятивная струя пробилась глубоко в её внутренности. Робот зашипел, брызнул чёрным маслом, загорелся, и заискрил, и, попытавшись сделать пару шагов, с грохотом плюхнулся лицом в землю. Трое "Избранных Воинов" Сварщиков атаковали остальные машины, стреляя из пулемётов и лазерной винтовки, разили их своими пневматическими молотами. За пару минут они смели остатки роботов, избежав смертей или тяжёлых ранений.
   Путники искренне радовались. Люси, Билл, Хардсон и Вайт щедро благодарили Сварщиков, полагая, что им без малого спасли жизни. Но, их радость была немного омрачена, когда Сварщики, совершенно не обращая внимания на их благодарности, не пытаясь помочь их раненным, просто пробегали мимо. "Избранные Воины", благородство которых так часто восхвалялось, подхватили под руки останки робота-охранника, и потащили за собой. Сварщики спешили, пока "Сущий" не пробудил на них ещё больше големов, в особенности самых опасных своих "порождений". Спешили и рейнджер с товарищами. Более "целые" члены отряда помогали убегать своим раненным. Измотанные, они остановились только на "точке опоры", где радостно обнимали и благодарили Генриха, руки которого тряслись, пока он курил уже третью сигарету.
   - Блядь! Мы сделали это, да?! - тяжело дыша, говорил Граф. - Мой брат типа отмщён, и всё такое! А вы достали то, что искали! И это было весело, бля!
   - Парень, да мы чуть не подохли там! - озлобилась на него Лэсси.
   - Проклятые роботы! - ворчал Хардсон, начиная набивать трубку табаком. - Не знаю, была ли в прошлом от них значительная польза, но теперь от них только одни неприятности! Безответственные предки!
   - Ага! - добавил горячо Вайт. - А ещё в этом есть что-то греховное! Попытка подражать божественному творению! Вот, теперь мы расплачиваемся за этот грех! Нужно покаяться...
   Но, сколько бы ни жаловались путники, для Сварщиков это был "День благословения" Бога-Машины. Правда, о вкладе рейнджера и его друзей в это благословение Сварщики как-то не вспоминали, не благодарили, и даже никак не похвалили их. Напротив, прозвучало несколько намёков на то, что: "вы, мол, свои дела сделали, пора бы и сваливать!". Графу было очень стыдно за своих соплеменников, но он рекомендовал путникам не задерживаться на земле своего народа. Пока они вновь собирались в дорогу, парню всё же удалось раздобыть немного пищи, чтобы путники могли перекусить. Без повозки количество припасов, которое они могли взять, сократилось, и теперь рейнджер и его товарищи были благодарны всякой подобной возможности сэкономить провизию. Граф провёл их до границы Сварщиков, отмеченной ещё одним тотемом, повёл зачем-то на юг, поначалу ничего не объясняя.
   - Они вам не сказали кое-что. - сказал Граф, воровато оглядываясь назад, словно кто-то мог подслушать их посреди пустоши. - Не захотели, или и вправду забыли. Иногда мы торгуем с группой людей, живущих южнее, через реку, и там, где снова начинаются горы. Там у них давно заброшенная шахта, или что-то такое. У одного из них был такой же кристалл, как и у брата. Никто не захотел менять его на что-то, так что не знаю, что они с ним сделали. Но может, вам удастся выяснить.
   - Спасибо Граф. - ответил ему Билл, пожимая парню руку. - Береги себя.
   - Ребята, вам спасибо! - сказал тот напоследок, прощаясь с остальными. - Простите моих соплеменников. Но, боюсь, они неисправимы.
   - Живыми уходим, и на том спасибо! - посмеиваясь заметил Шарк.
   - Железная Долина опасное, но необычное место. - сказала Люси. - Надеюсь, однажды вы откроете её тайну, Граф.
   Парень указал на карте Пип-Боя приблизительное местоположение маленького поселения на юге, за рекой Колламбия. По словам Графа люди эти жили так бедно, что наверняка отдадут осколок едва ли не за символическую плату. Билл улыбался его словам, но в душе был не согласен с ним. Рейнджер больше не верил в то, что хотя бы один осколок достанется им задаром. Наоборот, чем дальше они уходили на восток, тем сильнее его одолевали мрачные предчувствия. Что-то приближалось...
  
   Когда Пибоди вернулся с товарищами из похода, Алан уже был дома. Лидер маршалов сидел в своём кабинете, и, опёршись локтем о стол, задумчиво глядел в окно. Пиб без отдыха, в броне и перепачканный в дорожную грязь сразу же направился к нему, желая узнать свежие новости.
   - Ты уже здесь? - спросил он радостно, снимая с рук перчатки, и сбивая с них грязь.
   - Только вчера вернулся. - ответил Алан, встал из-за стола, и они крепко обнялись. - Что такое стряслось? Все говорят о каких-то мутантах с пушками. Стоило мне только удалиться, как у вас сразу же бардак!
   - Смейся, смейся! - отвечал Пибоди, и со стоном усталости упал на стул перед столом Алана. - Это головная боль, которая вскоре станет и твоей, дружище!
   Они закурили по сигаре, и какое-то время пыхтели, наслаждаясь ароматом. Алан достал бутылку довоенного бренди, спрятанную под замком в одном из отсеков стола. После молчаливого наслаждения приятными вредностями, Пибоди вскоре продолжил разговор.
   - Со всех краёв, где только есть разумные люди, до нас дошли сообщения о тварях этих. Говорят, огромные они, и с оружием серьёзным. Кого-то на месте убивают, кого-то с собой волокут. Я всех наших на три группы поделил, мы рации взяли, и пошли искать.
   - Все целы? - спросил Алан, выпуская изо рта кольцо дыма.
   - Да не нашли мы нихрена! - жаловался Пиб, добивая своё бренди. - Следы кое-какие нашли, но самих тварей нет. След их теряется где-то на востоке, и южнее Эмпайр. Мы дальше не пошли, и припасов было мало, да и земли те, сам знаешь, опасные. Говорят, на внешний дозор Эмпайр напали. Там же и псих этот старый засветился... Жнец, членомордый. А ещё в тех краях видели отряд придурков в консервных банках, и рейдеров каких-то. В общем, просто безумие.
   - Мир сошёл с ума... - подытожил Алан.
   - Это уже давно, братишка! - хихикнув, сказал Пибоди, и долил себе бренди. - Но теперь прямо напасть какая-то! Ставлю бутылку виски, что всё это не просто так! И что-то у меня предчувствие какое-то нехорошее... Что твари нам эти не по зубам, Алан. Судя по рассказам, мы ещё с таким не встречались.
   - Только ребятам такого не говори. - сказал тише обычного Алан. - Пока будем наблюдать, если угроза серьёзная, будем просить о помощи. Может в Эмпайр нам пойдут на встречу охотнее. Да и братство там не просто так крутилось. Что-то придумаем.
   Они опять немного помолчали, предаваясь куреву и выпивке, после чего Пибоди пристально взглянул на своего командира, и сказал:
   - Ну, а ты как съездил? Вижу, тревожит тебя что-то братишка. Поделишься со старым другом?
   Алан какое-то время размышлял, после чего заговорил.
   - Мне удалось поговорить с Советом Синема. Они даже выразили некое уважение... - сказал Алан иронично, делая вид, что наклоняет перед кем-то голову, что вызвало смех у Пибоди.
   - А полезное чё-то сказали?
   - У них сейчас в заднице свело от этих тварей мутировавших. Может, знают о них что-то, чего не знаем мы? В общем, они их точно опасаются, и пока не знают, как эту проблему решить.
   - Дай угадаю? - сказал Пибоди, откинувшись на спинку стула, отчего старое дерево заскрипело. - Предлагали нам, Маршалам, возглавить отряды наёмников для борьбы с внезапной угрозой! - сказал он с пафосом.
   - Намекали на это. Да вот только в мире не так много глупцов, готовых идти на такой риск даже ради денег. А ты знаешь, как Советники не любят сильно разбрасываться золотом, даже когда нужно. Но ты же понимаешь, будут наёмники, или нет, а мы должны среагировать. - в ответ Пибоди кивал головой. - Нужно защитить людей, но на рожон лезть не будем. Я завтра набросаю план действий. Пойдёте большими группами.
   - Пойдёте? - спросил с интересом Пибоди.
   - Да. А я возьму с собой отряд ребят, и продолжу охоту.
   - Они чё-то рассказали тебе про Драу?
   - Нихрена. Намекнули, что я слишком одержим этим ублюдком, когда есть дела поважнее.
   Сказали только то, что его или его людей видели там, или в другом каком месте. То, что мы знаем и без них.
   - Но?..
   - Но я поговорил с одним доверенным лицом. Один из помощников одного из Советников. Мой старый знакомый, которого я однажды выручил. Он рассказал мне кое-что интересное. Помнишь, когда-то появился у нас один старик, учёный, с роботами и лазерами? Искал он какую-то хрень довоенную. Так вот какое получается совпадение интересное, Пиб. Драу появляется вместе с этим учёным, и начинает на него охотиться.
   - На кой хрен он ему сдался? - спросил Пибоди, искренне увлечённый историями и теориями Алана. - Он несколько лет на дне лежал, а теперь вылез?
   - Видимо учёный этот хрень свою нашёл, не зря же пёрся через пол континента! И видимо хрень эта Драу очень нужна. И что-то там случилось Пиб. Что-то, чего я пока не пойму, но это что-то заставляет Драу лазить по всем Пустошам и что-то искать.
   - При битве за Башню видели кого-то похожего на того учёного. Говорят, там он и погиб.
   - Правильно, братишка. А помнишь, кто хоронил старика?
   - Хрен какой-то с юга. Вроде законник тоже.
   - Да. Рейнджер. - сказал Алан, закатывая к верху глаза. - Повидаться эти ребята успели, да вот только рейнджер этот, вместо того чтобы домой уйти тоже тут начал лазить.
   - О нём уже говорят. - сказал Пибоди немного одобрительно. - Из того, что я слышал, он, скорее наш друг.
   - Я тоже готов пожать ему руку за многое, Пиб. И возможно такая возможность случится. Мне кажется, я догадываюсь, кого теперь ищет Драу. Поэтому, нам нужно искать не самого ублюдка, но этого рейнджера. Раньше или позже, они пересекутся, и мы должны быть рядом в этот момент.
   - Интересный план. - сказал Пибоди, покачиваясь на стуле. - Можно и ответы получить, и с упырём покончить раз и навсегда.
   - Правильно. - подытожил Алан, так же откидываясь на спинку стула, и закинув обе ноги на стол. - Жаль, что не вовремя всё это складывается... Твари эти мутировавшие с пушками, полу-механическая нечисть нападает на людей, мутанты повсюду активизировались.... Столько всего сразу навалилось, что мы не можем сконцентрироваться на одном. Но мы справимся. - сказал Алан улыбаясь, и они с Пибоди ударили стаканами.
  
   После долгого перехода Люси первой предложила сделать привал. Она вдруг ощутила слабость и головокружение, и всячески попыталась скрыть своё недомогание от остальных. Пока большинство мужчин после короткого обеда отправились на охоту или разведку, девушка осталась на месте, чтобы отдохнуть. Сейчас ей бы очень хотелось вновь засыпать вопросами Лэсси, но "плохая" блондинка так же ушла, и Люси догадывалась, что совсем не на охоту. Оставшись наедине с собой, она поддалась мыслям о том, что с ней происходит, и не просто с ней, но теперь "с ними". Само осознание этого факта было чем-то необъяснимым. Она представляла себе это маленькое существо, саму беззащитность и хрупкость, растущую в ней самой, являющееся частью её самой. Всё это было слишком тревожно и одновременно восхитительно.
   - Может, желаешь исповедаться? - спросил её вдруг Вайт, отпив из фляжки с водой. Лицо священника скривилось в недовольстве, ведь вода на вкус совсем не была похожа на виски.
   - Исповедаться? Я не сделала ничего плохого. - сказала она немного испугано, боясь, что Вайт узнал её тайну.
   - Исповедаться, в том смысле, что облегчить душу. Это важное таинство, способное очистить твоё сердце. Сложно не заметить девочка, что тебя что-то терзает. - сказал Вайт, всматриваясь в лицо Люси. - Я священник Люси, пусть и не самый святой, но в наше время выбор не так уж и велик. А может в наше время священники и должны быть такими, как я... - задумался он на пол минуты. - Но, ты можешь рассказать мне всё, что тебя тревожит, дитя. Я не осужу тебя, и дарую прощение.
   - А разве можно простить всё, что мы делали? - спросила с грустью Люси.
   - Нет. - уверенно ответил Вайт. - Но я верю, что можно всё исправить. А всякое исправление начинается с раскаянья.
   - Духи слушать наше раскаянье. - неожиданно заговорил Гартун, который, оказывается, нагло подслушивал разговор священника и девушки. Хотя священник не верил в его духов, парню почему-то нравилось слушать его истории мудрости.
   - Духи, духи! - заворчал недовольно Вайт. - Язычник! - выругался он, но потом быстро поправился. - И тебя выслушаю, заблудшая, дикарская душа.
   Люси вдруг очень захотелось поговорить с Вайтом, рассказать ему все страхи, тайны, тревоги, и разделить своё чувство вины, но пока она не могла решиться. Вайт решил утешить её душу другим способом, и предложил почитать вместе священные писания, в надежде на то, что они облегчат сердце девушки. Возможно, именно тайна, которую Люси скрывала в себе, подтолкнула её согласиться на предложение Вайта. Всё же, святые писания в книге священника оказались интереснее, чем она ожидала. Они были написаны странно, не совсем как история, но и не как историческая книга, и в них было много забавных историй. Почти все они сводились к чему-то "мудрому" и "божественному", особенно ей понравилась история про царя со странным именем - Соломон, который вместо власти и богатства попросил мудрости. Она представляла его таким же красивым, каким ей казался Билл, таким же смелым, и таким же мудрым и добрым, настоящим лидером, и призналась священнику, что назовёт своего сына, если тот вдруг когда-то будет, именно таким интересным именем.
   Эти места напоминали Люси о доме. Они ушли достаточно далеко на восток, тут было жарче, земля была суше, усыпанная жёлтыми камнями, и встречалась только редкая травянистая растительность. Были здесь и холмы с возвышенностями, но по сравнению с местами на западе, эти можно было условно считать чуть ли не равнинами. И сами местные холмы очень отличались от западных. Если там земля была и более сырой, и коричневой на вид, с мёртвыми остатками порой целых лесов, на этих холмах не росло ничего кроме тёмной травы, окрашивающей их в бордовые цвета. Земли вокруг Смоки были очень похожи на эти, и на многие мили вокруг ровными без единственного холмика. Люси ощутила себя виноватой перед отцом и соотечественниками, возможно, они не знают наверняка, жива ли она. Что стало с её отцом? А ведь он даже не предполагает, что его дочь вскоре и сама станет матерью. Девушка ругала себя, за то, что не придумала никакого способа отослать домой весточку, и крепко решила исправить эту вину при первой же возможности. Все обиды, вся ненависть, которые раньше имели место быть, впервые она поняла, что их больше нет.
   Несмотря на то, что местность была ровнее, длинный привал забрал много времени, и путники не успели за этот день отыскать указанное поселение. На самом деле понадобилась ещё большая часть и следующего, чтобы они смогли уйти достаточно далеко на юг, и заметить возможный знак, который настораживал больше, чем радовал.
   - Один, два, три... - считал Шарк, рассматривая в бинокль подымающиеся в небо столбы дыма. - Четыре. Там точно что-то горит.
   - Возможно, мы не успели. - сказал Генрих, присаживаясь на землю, чтобы немного отдохнуть, пока случилась незапланированная остановка.
   - Если на них напали, - добавил Вайт, - думаю, мы не должны пройти мимо.
   - А знаете, что тревожит меня? - спросила Лэсси. - Что хрень Билла молчит. Если осколок у них, какого чёрта его железка на руке не ловит сигнал?
   - Ну, есть только один способ узнать! - весело сказал Джо, закурил, и взял в руки винтовку.
   Приготовив к бою оружие, путники рассредоточились, и внимательно осматривая местность вокруг, продвигались на встречу вероятному пожару. Обогнув невысокий холм справа, они вышли на открытую местность, где дальше на юге виднелось несколько возвышенностей. Перед холмами лежала старая дорога, основание одного из них было огорожено остатками забора из гнилых досок. Довоенная дорога подымалась прямо на холм, и обрывалась на пол пути к вершине. Там, на ровной площадке, были видны несколько одно и двухэтажных зданий, два из которых дымились. Вдоль дороги и склона холма были построены укреплённые точки, несколько из которых догорали, испуская в небо дым. Похоже, людям, живущим на этом холме, не хватило древесины и металла, чтобы возвести полноценную стену, а некоторые укрепления и вовсе были построены из камней и земли, и каркасов автомобилей. Путники осматривала вершину и подножие холма в бинокли и прицелы, лишь несколько раз они заметили движение сверху, несколько укреплённых точек были испачканы в кровь.
   - Похоже, у них тут была драка. - сказал Хардсон. - Ага. Будем надеяться, что кто-нибудь уцелел.
   Путники смело приближались к холму, надеясь, что кто бы на нём не жил, они не воспримут их как врагов. Местность вокруг хорошо просматривалась, далеко справа, у дороги, гнил каркас грузовика, а слева от путников ржавел экскаватор. Билл, как и большая часть его спутников, всматривались на склон холма, стараясь заметить угрозу среди его построек. И только одну Люси тревожил почему-то именно экскаватор, среди ям в земле как-то неловко наклонившийся в сторону, словно потерявший равновесие человек, который должен вот-вот упасть. Эта странная "игрушка" прошлого, конечно влекла к себе любопытных, но девушке казалось, что дело не только в этом. Люси отчётливо видела голову толи в маске, толи в противогазе, выглянувшую на одно мгновение из-за стальных гусениц.
   - Там! - крикнула она, указывая пальцем в сторону экскаватора, и тут же присела на одно колено, беря в прицел неизвестную цель.
   Остальные члены отряда поступили так же, какое-то время они всматривались в прицелы, но ничто не шевелилось.
   - Эй! - крикнул Билл. - Вы, там! Мы вооружены, но не желаем никому зла! Нам нужно просто поговорить!
   Рейнджер едва ли успел выразить свои требования, как послышались выстрелы, и пули ударили в землю вокруг путников. Рейнджер и ко. прижались к ней, и первое время не могли понять, что стреляют из-за грузовика, что находился возле дороги. Через минуту огонь открыли и укрывающиеся за экскаватором, тем самым зажимая отряд Билла с двух сторон, на практически открытой местности. Но дистанция была великоватой для стрелков и их оружия, поэтому их огонь был очень неточным. Вскрикнул Бетон, которому пуля угодила прямо в защиту на спине, а Шарку пуля попала в плохо защищённую руку, и он завертелся на земле, пытаясь зажать рану, и проклиная злодеев разного рода руганью. Ещё одна пуля угодила в землю прямо перед лицом Счастливчика, забив ему глаза и рот пылью, но Джо выплюнув их, смеялся сквозь кашель.
   Оценив ситуацию, Билл раздал несколько быстрых команд товарищам, и путники открыли ответный огонь. Их пули осыпали старый экскаватор, и интенсивность стрельбы укрывающихся за ним заметно снизилась. Со стрелками, скрывавшимися за грузовиком, было сложнее. Они были достаточно далеко и для путников, а под таким обстрелом Хардсон не мог нормально прицелиться. Помощь пришла со стороны холма, на нём так же послышались выстрелы нескольких ружей и винтовок. Кто бы на нём не обитал, они стреляли по тем, кто укрывался за грузовиком, и заставили их укрыться.
   - Я возьму их! - крикнула Люси рейнджеру, тот пытался протестовать, но, похоже, это была вовсе не просьба.
   Активировав стелсбой, девушка, прижавшись пониже к земле, рванула в сторону грузовика. Слушая своё безумное сердцебиение и стук в голове, Люси старалась не думать о том, что её силуэт кто-то заметит, и попадёт в неё. Лэсси и Генрих обстреливали грузовик, стараясь не дать противнику высунуть нос, и тем самым помочь Люси. Большим крюком ей удалось обойти укрывающихся за грузовиком с фланга, и, упав среди камней, она взяла их в прицел. Это были типичные рейдеры, в плохой защите, в основном с плохим оружием, но у всех были маски-противогазы. Один из них был ранен стрелками с холма, трое других вели периодический огонь на обе стороны. Судя по крикам рейдеров, они совсем не ожидали внезапных гостей в виде рейнджера и ко, и атаковали инстинктивно, словно испуганные псы.
   Люси сделала первый выстрел, попала в шею или голову, и кровь ближайшего из рейдеров забрызгала всё вокруг грузовика. Остальные поняли не сразу, что убило их товарища, и девушка успела выстрелить ещё раз, пробила броню следующего, но только ранила. Рейдеры начали палить в её сторону, но не видели Люси, и пули вновь и вновь ударяли недалеко от неё. С холма продолжали стрелять, и пуля ударилась о броню на спине третьего рейдера. Пока они растеряно вращали головами и палили то в сторону холма, то в сторону девушки, Люси прицелилась, и выстрелила ещё раз. Рейдер вскрикнул, сжался на один бок, и вскоре из-под его брони показалась кровь. Ещё выстрел, но Люси промахнулась. Нервы последнего из них сдали, он стал во весь рост, выкрикивая ругань, и пуля Люси прошила ему обе ноги.
   Пока девушка храбро сражалась с одной стороны, её товарищи вели перестрелку с теми, кто укрывался за экскаватором. Билл боялся за неё, и, воспользовавшись моментом короткого затишья, решил, что нужно действовать.
   - Вперёд! - крикнул он, и, приподнявшись, начал продвигаться вперёд, продолжая стрелять короткими очередями.
   Остальные последовали его примеру, и быстро приближались к экскаватору. Почуяв опасность, четверо рейдеров открыли дружный огонь, голову одного из них тут же прошила пуля, разбрызгав мозги во все стороны. Но и для путников этот штурм не обошёлся без вреда. Пуля угодила рейнджеру в живот, он согнулся, и упал на землю, поражённый кинетической силой удара. Ещё одна пуля попала Генриху в ногу, металлический щиток вогнулся, он упал на колено, пытался встать, но не мог даже сделать шаг от боли. Рейдеры выбросили несколько самодельных гранат из консервных банок, осколки не долетели к путникам, но заставили их на мгновение укрыться. Этих секунд троим рейдерам хватило, чтобы убежать прочь, при этом проявив себя на уровне олимпийских чемпионов.
   Их не преследовали. Уставшие после внезапного сражения, путники залечивали раны. Люси, быстро вернувшаяся к товарищам, с сильной тревогой порхала вокруг раненного рейнджера, а Билл успокаивал её, говорил, что всё хорошо, ведь пуля не пробила броню, а только хорошенько "врезала" ему. Генрих ожидал подобной заботы со стороны Лэсси, или хоть какого-то внимания, но раздражённая блондинка бросила ему стимулятор, со словами чтобы "он не морочил ей голову". Двое раненных рейдеров уцелели. Вначале, немного подлеченный Шарк собирался убить обоих, но Билл остановил его. Рейнджер не мог позволить им "подохнуть" как диким собакам, и, не смотря на протесты Лэсси, их так же подлечили.
   - В этом великое милосердие! Великое милосердие! - причитал Вайт, на что Хардсон проворчал, что "пуля так же часто бывает милосердием".
   Пока путники приводили себя в порядок, с холма спустилось трое мужчин, и приблизились к ним. Незнакомцы были вооружены, в современных одеждах из кожи, шкур, и ткани разного происхождения, грязные, и очень уставшие на вид.
   - Будь я проклят! - проговорил один из них с деревенским акцентом, светлоглазый, и светловолосый, с круглым лицом. - Да вы их разделали просто как маленьких щенков! Вон как побежали хвосты поджав, сукино-шлюхины сыновья, драть их!
   - Служба спасения! - ответил им Генрих, подходя ближе, и кривя от боли лицом с каждым своим шагом. - Мы всегда приходим в самый необходимый момент!
   - Момент и вправду самый что ни на есть подходящий!
   - Нужно уходить! - сказал один из спутников первого незнакомца. - Они скоро вернуться!
   - Это не все? - спросил Билл, осматриваясь вокруг.
   - Нет! - ответил круглолицый. - Их намного больше! Это были только дозорные. Вам и вправду лучше пойти с нами, их лагерь где-то недалеко.
   - Ага, и оказаться в ловушке вместе с вами! - фыркнув, сказала Лэсси. - Они вас уже с неделю в осаде держат, я права?
   - Да... - признался мужчина, и разочарование смыло с его лица призрак надежды. - Но вы же не можете бросить нас!.. - встревожено признался он, не скрывая своих намерений. - Прошу, у нас там женщины, дети, раненные. Мы почти что погибли!
   - Дети! Женщины! Раненные! - злилась Лэсси, уставшая "от чужих проблем", ведь была уверена, что этих слов хватит, чтобы привлечь Билла на сторону пострадавших.
   - Я не верю, что такая женщина как вы, не ощущает к нам сострадания... - проговорил круглолицый с невинными глазами.
   - Знаешь, что!.. - начала было блондинка, но тут же умолкла.
   Правда была в том, что она ощущала, и с годами просто устала от боли, в том числе и боли других людей. Лэсси больше не смогла найти слов, и Генрих пару раз хихикнул, тем самым обратив на себя гнев блондинки.
   - Пойдёмте... - сказал Билл, и они вместе с жителями холма двинулись к их убежищу.
   - Мы теперь этих пидаров ещё и на руках должны носить! - жаловался Шарк, пока его товарищи тянули за собой раненных.
   Он замахнулся дубиной на одного из них, и тот едва ли не расплакался, умоляя пощадить их, оба давали все возможные клятвы покончить с бандитизмом и завести семьи, если их пощадят. Все эти клятвы вызывали ухмылку на лице Шарка, и он обещал натравить на них "священника", с его страшно нудными проповедями. Круглолицый представился Барри Квидом, и благословил свою покойную мамашу за такое хорошее имя. На вопрос рейнджера, что случилось, он сказал:
   - Эти бляди, - указал он на раненных рейдеров, - дери их глотки раскалённая кирка, напали на нас! Их называют "Чумными Братьями". Два брата, проклятых ублюдка, чтоб они подавились дерьмом кастрированного тролля, у них за лидеров. Они раньше потише себя вели, а как Башня пала, вдруг решили подняться, сукины дети! Собирают вокруг себя других отбросов в маленькую армию. У нас община совсем маленькая. Что за чёртовы времена настали? То мутанты зашевелились, то появились какие-то огромные твари, и забрали несколько наших, а теперь эта напасть, чтоб им всем подохнуть в радиоактивном пердеже гулифицированного санты!
   - У вас хороший словарный запас. - сказал Генрих, не то подшучивая, не то в серьёз. - Много читает?
   - Да, простите, ребята... - устало проговорил Барри. - Просто действительно, до этого было не просто выжить, а теперь что-то совсем.
   - У вас есть что брать? - спросил Билл, размышляя над словами Барри.
   - Нет. А что нужно, чтобы начать собрание собственной армии? Конечно же, хорошая мастерская! Наше поселение дыра, даже названия нет, мы просто зовём его домом. Но там раньше что-то в земле копали, и сохранилось кое-какое оборудование. Знаете, жить подальше от других, иногда это безопаснее чем в том же Дримленде. Но иногда совсем плохо. Раньше мы могли отогнать всякую шваль из Пустоши, но не когда они объединяются в такие большие группы.
   - Почему их так назвали? - спросила Люси, увлёкшаяся историей.
   - Да потому что они пидары гнилые, правда?! - прокричал Барри, пнув ногой одного из пленников, и тот согласно закивал головой, и клялся, что с братьями совсем недавно. - Один, тот, что умнее, того кличут Тифоном, а тот, что псих больной, того Сифилисом. Они, когда банда поменьше была, всякую грязную хрень делали, вроде как воду заражали, использовали ядерные отходы в качестве оружия, и что-то такое. А теперь им в трахнутые головы что-то стукнуло, что если нет Кракена, то можно самим стать могучей бандой. Те, кто в городах обитают, им то насрать, что тут в Пустошах твориться, пока пули не начнут на собственную голову сыпаться дождём, тогда они только и пошевелятся!
   Поселение осаждённых казалось настолько бедным и грязным, что любое нападение на них было бы просто бессмысленным, и никакие затраты сил и ресурсов того не стоили. Несколько разрушающихся построек, всюду грязь, кучи мусора, и ржавеющее оборудование. На восточной стороне склона имелись маленькие участки с полями, а одно из зданий было отведено под теплицы, но выращиваемой пищи не хватило бы и местным жителям. Одна постройка была больше похожа на ангар, именно здесь и находились довоенный станки, и оборудование для очистки руды. В эти дни оно не представляло какой-либо ценности, но остатки инструментов и части рабочего оборудования позволяли этой маленькой общине выжить. До этого Люси предполагала, что её дом был самой заброшенной дырой, где-то на краю известного мира. Но тут было даже хуже, чем у неё, и людей было ещё меньше. Все они прятались в двухэтажной постройке, которая когда-то была складом. Несколько слабых стариков, нездоровых, исхудавших детей, раненные мужчины и женщины, их внешний вид не мог не вызвать жалости в сердце, в котором остался хотя бы призрак доброты. Испуганные, и утомлённые, в грязной, драной одежде и броне, они с глубокой и робкой надеждой поглядывали на незнакомцев, ничего не произнося, но сам этот взгляд говорил о многом.
   - Я выйду... - сказала Лэсси, она не смогла пробыть в этом здании, под этими взглядами и нескольких минут.
   Генрих сбросил со спины рюкзак, и тут же принялся подзывать к себе испуганных, местных детишек, и раздавать им часть припасов. Люси, и Вайт с Хардсоном пытались помочь раненным, а Джо попытался развеселить народ несколькими шуточками, но смог только вызвать пару усталых улыбок.
   - Я буду смотреть за врагами. - сказал Гартун, и бросив на местных тоскливый взгляд, полез на крышу этого склада.
   - Мы поможем вам. - сказал Билл, осматривая людей. - Но, нам нужно знать про одну вещь. Продолговатый кристалл, он был у вас, но сейчас, как я понимаю, его нет.
   - Сварщики сказали вам, не так ли? - удивившись, спросил Барри. - Ну, это понятно, а вот как вы узнали, что его нет, это странно.
   Билл не спешил объяснять, но Барри и не настаивал, боясь хоть как-то оскорбить своих спасителей.
   - Мы продали его, одному страннику. - сказал Барри, и глубоко задумался, вспоминая ту встречу. - Странный был человек. Непонятно откуда он тут и взялся. В довоенной броне, какой я не видывал, с огромной винтовкой, как стояк у брамина, а то и больше, я вам скажу! Предложил медикаменты, много, больше, чем кристалл того стоил. Я думаю...
   - Как давно это было? Он не сказал, куда отправился, или зачем ему кристалл? - спросил рейнджер, удивившись.
   - Недели две назад. Сказал, что на север идёт. Я ему говорю, что видать в Эмпайр, так как там ничего то и нет больше, а он, мол, нет, мол, у него тут свои дела. Я, уж простите, настаивать не стал. Мы ему рассказали, что тут твари недалеко объявились огромные! На вид вроде люди, но уродливые и огромные ублюдки, а он сказал, что знает. Проклятье! Если так подумать, ведь он как вы, знал, что у нас та штука есть. Я, тогда, и не обратил внимания.
   Рейнджеру оставалось только догадываться, кто и каким образом мог знать об осколках Кризалиса, да ещё и их секрет. Биллу это не нравилось. Хотелось всё бросить, и быстро бежать на север, чтобы разобраться, что за чертовщина творится, и кто этот неизвестный конкурент. Во всяком случае, он, должно быть, не принадлежал к числу людей Драу, это облегчало, но и создавало новые вопросы. Но бросить местных жителей в такой сложной ситуации было невозможно.
   - Нам придется действовать. - сказал Генрих, и подошёл, тяжело хромая. - Тут они просто заморят нас жаждой и голодом.
   - Если убьем братьев, думаю остальные разбегутся. - сказал Шарк. - Но тогда нужно делать вылазку.
   Билл был согласен с ними. Путники расспрашивали местных о количестве бойцов братьев, и их тактиках. К сожалению, теперь их атака не могла быть сюрпризом. Более того, по словам Шарка, их наверняка поджидала засада. Сообща, путники пытались придумать план, где большая роль отводилась разведке Люси, хотя Биллу эта идея совсем не нравилась. Но это было излишне. У обоих братьев был плохой нрав, и слабое терпение. Они пытались травить жителей поселения, предприняли две атаки с обстрелом зажигательной смесью из катапульты, но местные давали отпор, и не собирались сдаваться. По большому счёту, братья и не предлагали им какие-либо условия капитуляции. Братья не хотели терять людей и рисковать понапрасну, пытались придумать план Б, а пока решили ослабить их осадой. Но прибытие отряда хорошо вооружённых бойцов на помощь осаждённым явно не входило в их планы, и терпение лопнуло. Прошло несколько часов, начинало темнеть, как вдруг Гартун закричал:
   - Они идти! Приходить с севера! У них белая ветошь на палке!
   С холма, путники осматривали осторожно приближающуюся банду рейдеров, за собой те тянули умело собранное метательное устройство. Их было много, больше тридцати, все в масках-противогазах, иногда с хорошим оружием, но в плохой броне. Большая часть из них остановилась далеко от холма, а маленькая группа продолжила двигаться чуть ли не к самому подножию. С ними было нечто, что должно было означать белый флаг, они остановились, давая понять, что хотят говорить. Путники, и несколько местных жителей заняли позиции на укреплениях, а Билл, вместе с Люси, Шарком, Генрихом и Кеном, отправились на переговоры. Чумные Братья с шестью бойцами молчали, когда путники подошли, они с минуту осматривали, и оценивали друг друга. Один из братьев был крупным, в тяжёлой броне из кожи, обитой листами металла, он был как-то неестественно лыс, а кожа на лица испещрена, словно после болезни. Второй брат был худощав, с голым торсом, его тело было покрыто странными татуировками, у него были маленькие бородка и усы, а на голове торчал риджбек. В целом, худой казался похожим на нервного наркомана, в то время как крупный был пугающе спокоен.
   - Я знаю, кто ты. - прогремел он басом, смотря на рейнджера. - Я Тифон. И у меня есть предложение. Я даю вам возможность уйти, сейчас, тебе и твоим людям. Чёрт, я даже дам уйти части этих придурков! - сказал он, указывая пальцем на явно нервничающего Барри. - Но часть нам нужна, для работы и... других дел.
   - Мы не отдадим никого из наших! - разозлившись, крикнул Барри. - И нам некуда идти! Это наш единственный дом, а там, - сказал он, указав рукой в сторону пустыни, - только смерть.
   - Там у тебя есть шанс. - продолжил спокойно Тифон. - А тут вы все подохните. И чем сильнее будет наше раздражение, тем хуже будет для вас.
   - Вы никого не получите, понял?! - выкрикнула Люси, пылая гневом. - И откуда только берутся такие как вы?!. Твари и выродки! - проговорила она с омерзением. - Твари, без душ, с чёрной гнилью внутри... одна только гниль. Зачем вам власть?! Зачем вы всё время лезете и рушите чужие жизни?
   Лицо Тифона исказилось от злобы, но, тут же успокоившись, он ответил:
   - А вы не чёрные? Все вы тоже чёрные.
   - Мы просто пытаемся выжить! - спорила Люси. - И не за счёт других!
   - Это ты та сучка, что убила несколько моих людей? - продолжил Тифон. - Ты должна знать, шлюшка, что эти довоенные трюки работают только один раз! Так что лучше убирайтесь отсюда, пока ты ещё в состоянии ходить!
   - Тебе лучше заткнуться со своими угрозами! - не выдержал Билл. - У вас только один вариант - проваливать ко всем чертям, пока живы. Можешь считать это последним предупреждением.
   - Уродец блядь! - пропищал вдруг Сифилис, схватил тесак с пояса, и сделал несколько шагов к рейнджеру.
   Все схватились за оружие, но Тифон остановил рукой нервного брата.
   - Спрячь! - сказал он ему строго. - Есть ещё одно предложение. Информация, которая может стоить жизни тебе и твоим друзьям. Так сказать, ВАШЕ последнее предупреждение.
   Спокойное лицо Тифона, и нервное Сифилиса расплылось в таких усмешках, что Билл сразу ощутил, что это не шутка. Люси эти слова так же почему-то встревожили, но она понимала, что Билл, конечно же, не пойдёт на встречу подобным предложениям.
   - Времена меняются, законник. - продолжил Тифон, с настораживающим спокойствием, и скрестил на груди руки. - Есть вещи, о которых ты по определению знать не можешь. Планы, чужие планы, которые вдохновили нас к действиям. И нам нужна эта чёртова мастерская. Я кое-что знаю, и, если просто уйдёте, расскажу вам. Поверь мне на слово, оно того стоит.
   Билл переглянулся с товарищами, с Барри, испуганное лицо которого умоляло не предавать его несчастных людей.
   - Ты ошибаешься. - сказал вдруг Шарк. - Ты этого законника совсем не знаешь.
   - Да будет так. - сказал Тифон, расставив руки в стороны, и подтолкнув своего брата, они начали отступать, не поворачиваясь спинами к путникам. - Вы будите гнить!
   Все вновь схватились за оружие, Билл даже подумывал пристрелить обоих братьев на месте, но рейдеров было много, и он боялся рисковать своими товарищами. В это время люди братьев быстро приближались, толкая вперёд катапульту и несколько бочек. Путники поняли, что ещё минута, и они явно окажутся в проигрышной ситуации, и поспешили укрыться среди укреплений на склоне. Несколько бойцов Кена и люди рейнджера прятались за укрытия, подготавливали оружие к бою. Хардсон уже пододвинулся глазом к прицелу, но Билл кричал ему не стрелять.
   - Что?! - удивился старый охотник. - Какого чёрта не стрелять?
   - Нужно, чтобы они не знали о тебе и твоих выстрелах! - пояснил рейнджер, но эта его затея казалась старику глупостью.
   Но Чумные Братья не спешили атаковать. Подтянув катапульту на уже пристрелянную позицию, они начали натягивать её канат, набирая в него силу для броска. Самые хорошие стрелки путников открыли огонь, но катапульта была защищена листами стали, уверенно отражающими пули. Рейдеры зарядили свою метательную машину бочкой, раздался щелчок, и желтоватого цвета сосуд, покрытый ржавчиной, взмыл в воздух, и упал между укреплений. От удара бочка погнулась, её крышка отлетела в сторону, а радиоактивное содержимое разлетелось по сторонам.
   - В стороны! - крикнул рейнджер. - Держитесь как можно дальше от той дряни!
   Через минуту, вслед за первой полетела вторая бочка, потом третья и четвёртая. Все они падали в зоне укреплений, а содержимое одной расплескалось опасно близко к жилым домам местных жителей. Вопреки ожиданиям путников, атака не последовала, но Братья скрылись, утащив за собой катапульту. Радиоактивные отходы ни в кого не попали, но даже нахождение рядом с ними имело последствия для некоторых путников. Генрих был ближе всех, и проблевался прямо на свои укрепления, у Лэсси очень кружилась голова, и похоже немного досталось и Вайту. Так же признаки облучения были у ещё двоих местных жителей, и путникам пришлось израсходовать почти все свои запасы антирадина. Хардсон ворчал, жалуясь на то, что Билл не позволил ему стрелять, хотя он бы мог прошить парочку ублюдков даже сквозь защиту.
   - Тебя ждёт особая охота. - ответил спокойно рейнджер. - Нападать на них слишком опасно. Мы воспользуемся тем, что они не знают, что среди нас есть отличный снайпер. Ты убьешь Тифона.
   Старик покривил лицом, после чего сказал:
   - Ну, охота всегда остаётся охотой, вне зависимости от условий, правда? Какие уже только испытание вы мне не подкидывали.
   - Я думал, это то, чего ты хотел. - сказал Генрих, сидя под капельницей, всё ещё бледный.
   - И то правда... - проворчал Хардсон, и ушёл подготавливать свою винтовку, и "присматриваться к ветру".
   Весь оставшийся вечер и ночью путники наблюдали за окружающей местностью, опасаясь внезапного нападения. Билл утверждал, что видел дозорных рейдеров, скрывающихся далеко среди зарослей или камней. Похоже, они так же ожидали какого-нибудь трюка от команды рейнджера, и пристально наблюдали, чтобы владеть ситуацией. Еды оставалось мало, и она была скудновата, ведь теперь путники не могли охотится. Пока рейнджер высматривал в темноте передвижения противника, Люси сидела в общем доме, и молча смотрела на измученных детишек.
   - Ты выглядишь усталой. - сказал Джо, и девушка ответила ему приветливой улыбкой.
   Стряхнув многолетнюю пыль с полуразбитого электроприбора, Счастливчик присел на него рядом с Люси. Джо любил в какой-то момент выбрать одного из товарищей, и начать с ним разговор по душам. Люси давно заметила, что нечто подобное делал и Билл, тем самым скреплял духовное единство группы, по крайней мере, в большинстве случаев. По мнению девушки, Джо так же мог бы быть хорошим лидером, но его любовь к свободе, которая выражалась во всех его проявлениях, была всегда на первом месте. Похоже, она же не позволяла ему брать на себя лидерскую роль или обязанности лидера. Джо закурил свою самокрутку, и горький запах ударил Люси прямо в мозг, в желудок, и приступ рвоты тут же накатил на девушку. Всеми силами Люси сдержала этот позыв.
   - Эй, да тебе становится хуже прямо на глазах! - сказал он заботливо, не поняв истинных причин. - Ты уверена, что тебя не облучило?
   - Всё хорошо. - устало ответила Люси. - Я была далеко от той дряни.
   - Да, вроде так... - продолжал Счастливчик, и, расслабившись, опёрся спиной о бетонную колону. - Хотя хрен его знает, как оно точно работает, да? Может ветром могло надуть в твою сторону? Чего ты хихикаешь? Я серьёзно! Мы ведь не знаем всех деталей. Чёрт, готов поспорить и в прошлом всего не знали, а тогда знали много, я тебе скажу! Я вот слышал, что радиация бывает живой, и может собираться в такую хрень, типа как духовную личность! И ходить нападать на людей, и всё такое!
   Слушая научные теории Джо, Люси заливалась по-детски радостным смехом, что не совсем соответствовало угрюмой и мрачной ситуации. У местных жителей был ядерный генератор, но его потенциал экономили для работы с техникой, поэтому всё большое помещение освещалось лишь от нескольких жировых ламп. Помимо того, что они давали немного света, ещё одним их недостатком был не очень приятный запах.
   - Джо, не кури в помещении. - сказала Лэсси, сдержано ворча, но в тайне защищая Люси. - Особенно не при ней. И не при детях... И вообще не в этом помещении, тут и так воняет.
   - Ладно, ладно... - сдался Счастливчик, и, не споря, удалился на улицу, где тут же принялся с кем-то шутить.
   - Ты должна следить за вещами... теперь. - сказала блондинка, заняв место Джо. - Чем меньше будет вредного влияния на твоё здоровье, тем лучше. Хотя, в наших условиях... В общем, это всё неправильно, милая.
   - Я пока не готова... - виновато ответила Люси, понимая, на что намекает блондинка.
   - Не затягивай. - сказала Лэсси, и обняла девушку за плечё. - Это не та тайна, которую можно скрывать вечно.
   Ночь тревожных ожиданий закончилась, наступило утро. Путники успели осмотреть местные пещеры, не только по причине любопытства, но и в целях поиска возможных путей отступления. В бывших шахтах было темно, влажно, всюду ржавело и гнило шахтёрское оборудование и техника. Здесь росли большие, зелёные грибы, но путники не решились к ним прикасаться. Даже местные жители понятия не имели, как далеко уходят эти тоннели и как ветвятся, есть ли выходы в других местах. По замечанию рейнджера, отступление в эти шахты могло бы загнать их в ещё большую ловушку, поэтому было решено обороняться до последнего на поверхности.
   Чумные Братья не заставили ждать долго их появления. Поспав, поев, напившись и наглотавшись разного рода лекарств, они были готовы к бою. Их было больше тридцати человек, они неспешно приближались, делясь на несколько групп, и толкая перед собой катапульту и нечто новое. Пять больших контейнеров, с приделанными колёсами от грузовиков, собранные из листового металлолома. Укрываясь за ними, рейдеры начали толкать их в сторону холма. Удивлённые путники открыли огонь, но надёжно укрытые за такой защитой, рейдеры оставались недосягаемые. Щёлкнула катапульта, и горящая бочка, взлетев в небо, упала между укреплений обороняющихся, расплескивая огонь. Чумные Братья успели сделать ещё три выстрела, прежде чем их товарищи сумели подтянуть самодельные контейнеры к подножию холма. Под обстрелом, они пытались подтолкнуть их выше, но ничего не получалось, уж слишком тяжёлыми были эти самодельные повозки. Клацнув опорами позади них, они закрепили их на одном месте, и под обстрелом, резко рванули обратно к своим, потеряв одного человека.
   Конечно же, путники догадывались, что в этих повозках что-то есть. Иногда, когда пули пробивали металлические стенки конструкций, они задевали кого-то за ними, и были слышны странные возгласы. "Будьте готовы! Мы сможем выстоять!" - успел крикнуть Билл, прежде чем Тифон нажал кнопку на пульте, и дверцы каждой из этих передвижных клеток, поднялись вверх. Каждый строил свои предположения о возможной угрозе, от голодных, озлобленных крыс, до страшных и злых троллей, которые, на самом деле не могли бы поместиться в такую клетку. Когда дверцы открылись, стало ясно, что в контейнерах держали диких гулей, диких, и очень, очень злых, не меньше чем те же тролли. Привлечённые стрельбой и движением в лагере обороняющихся, изуродованные существа одно за другим визжали, и бросались в сторону путников и их товарищей.
   - Волосатый лобок тёти Марты! - испугано прокричал Барри. - Геморрой им в сраные головы! Да как они вообще смогли?!.
   - Будет весело!.. - сказал Генрих посмеиваясь.
   Не боясь за себя, он встал в полный рост, беря в руки автоматический дробовик, и откинул в сторону недокуренную самокрутку Джо. Гулей было много и разных. Какие-то из существ были полностью обнажены, на других можно было рассмотреть остатки ещё довоенной одежды или униформы, на третьих остатки бронекостюмов современного производства. Какие-то более искалеченные, другие более крепкие, некоторые настолько напитанные радиацией, что позеленели, и казалось, даже светились. Развеселившиеся рейдеры принялись кричать насмешки, и это отчасти сыграло против них, так как привлекло внимание группы гулей. Не обладающие слишком ясным сознанием, существа тут же бросились в их сторону, и крики радости вскоре сменились проклятьями и стрельбой.
   Хотя группа мутантов отделилась, путникам было не легко. Гули рвались вперёд, совсем не обращая внимания на увечья, наносимые им. Первые полтора десятка существ обороняющиеся успели расстрелять, но пришлось вступить в рукопашную. На обороняющегося впереди рейнджера накинулось сразу двое, а потом и третий, и только храбрость Бетона, его дробовик, могучие кулаки, и словно стальное тело, спасли Биллу жизнь. В бой вступил и весёлый Генрих, разрывая плоть мутантов на куски дробью, отрывая им руки, ноги, превращая головы в ошмётки. Но когда патроны в барабане закончились, ему пришлось пустить в ход пистолет и мачете, но очень быстро Генриха опрокинули на землю. Гули успели сорвать часть его брони, серьёзно порезать, но бывшего жителя убежища спасли Шарк и Гартун, в боевой ярости работая на пару, сокрушали мутантов оружием ближнего боя.
   Умеющие хорошо сражаться в ближнем бою члены отряда рейнджера, спасли жизнь Билла и Генриха, но, обратив всё внимание на своих товарищей в беде, они не успели помочь одному из местных бойцов. Тот отстреливался, как мог, его прикрывали огнём остальные, находящиеся выше по склону, но гули прорвались к его укреплению, и быстро изорвали несчастного на части. Часть диких существ прорвалась далеко за первую линию обороны, но почти всех бойцы выше по склону успевали остановить стрелковым оружием. Вайт ощутил "божий промысел", иными словами потребность того, что пришёл его час выступить вперёд и остановить приближающихся мутантов, защитив тем самым остальных. Он встал во весь рост и вышел вперёд, под бодрящие крики Джо: "Куда ты старый чёрт попёр?!". Пока гули нападали по одному, священник успевал сделать залп из обоих стволов ружья, и перезарядить его. Один раз ему пришлось добить гуля, ударив каблуком ботинка в голову, но потом их напало двое, и Вайт пустил в ход крупнокалиберный револьвер. Священник орудовал им как умелый ковбой, и сумел остановить шестью выстрелами двоих мутантов. Но у увлечения ковбойской тематикой был один большой минус - количество боеприпасов в оружии. Гуль вцепился в руки Вайта, тот в свою очередь в его руку, а второй схватил за горло, и пустил в ход "гнев Господень!" Как и ожидалось, это помогло не очень, и, если бы не точный выстрел Люси в голову гуля, священник вполне мог познать на собственном опыте, насколько точна была его вера.
   Когда с гулями было практически покончено, и только недобитые из них ползали по земле, атаковали и сами Чумные Братья. По их плану, их нападение должно было произойти раньше, но отделившаяся группа диких гулей сдержала их собственное наступление. Всё же, атакуя несколькими группами, даже находясь на открытой местности и практически без укреплений, они накрыли путников таким огнём, что быстро подавили. Билл был ранен в руку, от чего та полностью онемела, Бетон поймал две пули и кривил лицом от боли. Ещё одна влетела Шарку а нагрудную броню, а другая пробила слабую броню Гартуна, и парень потерял сознание до самого конца боя. Чумные Братья практически смели остатки первой лини обороны. Раненные, Генрих и Шарк, вколов Гартуну порцию стимулятора, подхватили его под руки и потянули на верх. Рейнджер и Бетон отступали за ними, и, будучи отличной мишенью, здоровяк сумел поймать ещё две вражеские пули, причём одна пробила ему ногу. Обороняющиеся выше старались прикрыть отступающих, а рейдеры не останавливаясь рвались к вершине, хотя так же потеряли несколько человек.
   Грозный Тифон отдавал указания, надёжно укрытый за отрядами своих товарищей. Он был великим воином, которого боялись не зря, и которого казалось, берегла какая-то злая воля. До этого дня. Он показался буквально на мгновение, верхушкой головы. Он был высоким, и вышло так, что на секунду поднялся чуть выше голов своих товарищей. Раздался громоподобный щелчок-выстрел, и шлем-маска Тифона отлетела в сторону, вместе с половиной его головы. Какое-то время тело лидера банды подрагивало, опорожняясь, а его люди и брат не могли поверить в произошедшее. Сифилис упал на колени рядом с братом, поднимая с земли части мозга Тифона, после чего протяжно завыл.
   - Убить! Всех убить! Всех!!! - крикнул он, и повёл людей в безумную атаку.
   Рейдеры сомневались, им не нравился Сифилис и его лидерство тем более, но момент для раздумий был неподходящим. Всё же, повинуясь некой инстинктивной субординации, они следовали его указанию. Атака была неумелой, простым напором, который можно было бы сравнить с расстройством желудка, и будь она первой в этом наступлении, была бы запросто отбита. Но путники и их союзники были утомлены, ранены, и стеснены, а Чумные Братья находились уже на склонах холма, и даже точная стрельба Хардсона уже не могла остановить такой напор. Рейдеры напирали толпой, поливая огнём во все стороны, и путники были вынуждены отступать, оставляя позади укрепление за укреплением. За каждым отступлением следовала маленькая оборона, и перестрелка, после чего рейдеры вновь напирали, а путники были вынуждены отступать. Барри был ранен, ещё двое его бойцов было ранено, а ещё двоих убили, но и отряд рейдеров так же заметно уменьшился.
   Обороняющихся прижали к самим зданиям. Путники спустили вниз на рейдеров несколько шахтёрских вагонеток, гружёных булыжниками, но это задело только одного из них, а в остальном не возымело желаемого результата. Заняв здания, оставшиеся в строю защитники могли бы долго обороняться, но в запасе рейдеров имелись и гранаты. Тут, среди построек должно было случиться последнее месиво. Путники отстреливались из окон, бойцы братьев пытались подобраться поближе, чтобы забросить внутрь гранаты.
   - Я вырежу имя брата на их поганых шкурах! - кричал Сифилис, размахивая тесаком. - Я кастрирую каждого ублюдка! Отымею каждую шлюху! Перережу горло каждому мелкому засранцу! Я!.. Я!!! Я заставлю вас страдать!..
   Пока Сифилис истерично кричал, ни он, ни его люди не заметили мерцающей тени, нагло забравшейся прямо в их ряды. Обнажённый и слабо защищённый, татуированный торс выглядит очень круто и угрожающе, но всё же такая мода не подходит для сражений. Мерцающая тень взмахнула большим, самодельным лезвием, из заточенного куска металла, и кожа и мясо на спине Сифилиса лопнули, словно сами по себе. Испуганные рейдеры начали "шмалять" во все стороны, пытаясь подстрелить "тёлку-невидимку", но только всадили несколько пуль в Сифилиса и друг друга. Тифон ошибся дважды. Трюк с невидимостью все-таки сработал и во второй раз, но буквальное отсутствие мозгов уже не позволяло ему осудить собственную точку зрения. Истекающий кровью Сифилис хрипел, и пытался выговорить: "Убить... Всех убить...", но самые умные из его ребят уже прикидывали ситуацию. Даже победа в это драке, пожалуй, не осуществит их целей, а вот шанс присоединиться к мертвякам, был всё ещё велик. Всё как-то так же инстинктивно, они решили, что продолжать бой не стоит, и принялись драпать, потеряв ещё двоих во время отступления, и не особо беспокоясь о своих раненных товарищах.
   Прошло несколько минут, прежде чем рейнджер и его спутники, вместе с местными жителями поняли, что это победа. Из рейдеров спаслось немногим больше десятка человек, часть раненных осталась во власти победителей. Путники радовались победе, обнимали друг друга, поздравляли, оказывали помощь раненным. Все искали Люси, и внезапно осознали, что их героической спасительницы ситуации нет рядом. Поняв, что она не вернулась, рейнджер, словно безумный, рванул на улицу, вместе с ним и некоторые из его товарищей. Они звали Люси, но та не отзывалась, и потратили не мало времени, прежде чем нашли девушку. Она сидела на земле, между двумя зданиями, прислонившись спиной к обгоревшему, прижимая руки ниже пупка, а между пальцами текла кровь. Девушка словно застыла, и на мгновение рейнджеру показалось, что случилось непоправимое. Билл замер, его дыхание остановилось, и он с трудом смог выдавит из себя её имя. Но Люси пошевелилась, и как-то виновато и испугано посмотрела на него.
   - Люси... - чуть ли не дрожа, проговорил рейнджер, и упал рядом с ней на колени.
   Другие замерли немного позади, Лэсси показалось, что она сейчас упадёт в обморок.
   - В меня попали... - неестественно спокойно проговорила девушка.
   - Всё хорошо. - говорил Билл, стараясь скрыть испуг. - Мы всё исправим, милая.
   - Боюсь, не всё... - ответила девушка, и две слезинки пробили светлые бороздки на её запачканном лице. - Это ударило так сильно... Всё болит там...
   Билл взял Люси на руки, и отнёс в более уединённое место. Девушка всюду ощущала кровь под одеждой, и ей казалось, что случилось что-то непоправимое. Сейчас она поняла, насколько важным для неё было то, что она считала непоправимым до этого. Рана на животе была неглубокой, и пуля не достала до внутренних органов. Люси потеряла много крови, но это была только кровь и ничего больше. Билл видел её странную реакцию, но не хотел выпытывать, а сама Люси так и не смогла найти в себе силы, чтобы признаться ему. Вскоре, характерная тошнота вновь дала о себе знать, но теперь девушка была ей даже рада.
   После тяжёлой битвы путники отдыхали три дня, хотя рейнджер рвался в путь, желая нагнать таинственного незнакомца, что стащил осколок Кризалиса у них перед носом.
   - Спасибо вам, ребята! - искренне благодарил их Барри, провожая, и обнимал каждого из путников, кроме Лэсси, которая не позволила себя обнять. - Мы, все мы, никогда не забудем вашего подвига! Пусть меня сожрёт анус косолапой собаки, если вру хоть на капельку! Если мы переживём этот сложный период, сделаем что-то вроде памятника в вашу честь! Так что, будете рядом, навестите нас.
   Путники улыбались, "Надо же! Целый памятник!", - тихонько ворчала Лэсси, привыкшая к более "полезному" проявлению благодарности. Они ушли на север, той же дорогой, которой ушёл и незнакомец. Рейнджер надеялся, что ещё сохранились хоть какие-то его следы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"