Искатель Евгений Валериевич: другие произведения.

Глава 1.9 Маленький Город или Оплот Цивилизации

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   Маленький чёрный жучок, не более пяти в длину, резво бежал по сухой земле, перебегая от одного интересующего его места к другому. В начале это был сухой куст, в нём можно было спрятаться от жары, но жучку это в данный момент было не интересно. От сухого куста он быстренько побежал к большому камню, но и там не оказалось того, что он искал, поэтому, не теряя времени жучёк направился к куче ветхого мусора, состоящего из ржавой металлической бочки, нескольких покрышек и гнилых деревяшек. Здесь что-то приятно пахло, но всё же искомого не нашлось. Он немного побегал вокруг этого интересного объекта, но пришлось отправляться дальше в Пустошь, на поиски пропитания. То, на что большинству противно даже смотреть, для этого малыша было благодатью, пищей и домом, подарком для любимой, и в целом всем смыслом его существования. Сейчас же настали такие времена, что даже поиск самого обыкновенного дерьма, может отнять у живого существа все последние силы. Впереди у жучка открывалось огромное пространство, на котором практически не было укрытий, и это его очень тревожило, так как даже в столько искалеченном войной мире было в достатке хищников, которые были не против им полакомиться, несмотря на столь "неприятную" репутацию этого насекомого. Опасность могла прийти с неба и даже из-под земли, поэтому при малейшей вибрации жучёк с опаской замирал и тщательно прислушивался к каждому движению волн в почве, которое большинство других существ были не способны уловить.
   Малыш был полностью поглощён какими-то своими мыслями, быстро преодолевая большое и пустынное пространство, как вдруг уловил сильный и приятный запах, столь свежий, столь необычный, и аппетитный. Он понял, что так пахнут только дары от мясоедов, но жучёк знал наверняка, что подобного он ещё никогда не пробовал. Никто так как он не сможет по запаху определить, чем же питается тот, кто приносит ему дар. Жучёк спешил, он боялся, что если запоздает, то ему может ничего и не достанется. Вскоре дар предстал перед его многогранным взором, большой, нет огромный! Сам, он бы мог несколько лет питаться подобным даром, конечно же если бы дары не имели неприятного свойства высыхать, впитываться со влагой в землю и тому подобного, не говоря уже о конкуренции, которой хоть и не было в данный момент, но всё же это был только вопрос времени.
   Нужно было торопиться. Столь великий и ароматный дар вскоре привлечёт внимание не только его собратьев, с которыми в худшем случае он мог бы только потолкаться и побороться за самые злачные кусочки. Но могли прийти и другие. огромные, покрытые мощной бронёй и с мощными и острыми жевалами на рту, не брезгующие жевать ими всё живое и даже не живое, всё, что можно хоть как-то переживать, чтобы сожрать. Жучёк принялся отрывать от дара кусочек и с мастерством опытного гончара вылепливать из него сферу. Да, кроме множества иных достоинств, он не был лишён чувства возвышенного и творческого начала, и обладал самым настоящим талантом. Он любил свои творения, любил обращать прекрасные и ароматные дары в эти совершенные сферы, от чего дар обретал ещё больший смысл и красоту, а жучёк не менее чем настоящий художник наполнялся чувством творения и созидания прекрасного.
            Будучи полностью захваченным вдохновением и радостью от своей удачи, он не сразу ощутил вибрацию, волны которой так отчётливо протекали в почве. Когда же он обратил внимание, то был поражён, он раньше никогда не слышал подобного, вибрации были очень сильны и напоминали ритм. Это неизведанное так сильно впечатлило его, что малыш замер на одном месте, трепеща перед непознанным величием этой страшной вибрации. Источник приближался, вибрация становилась всё мощнее и мощнее, в какой-то момент шум начал оглушать его, и казалось, что вся земля труситься в ужасе, под его малюсенькими лапками. С трепетом, находясь под мощным впечатлением, он взирал, как на горизонте появилось оно... божество. От непонимания увиденного, от всех тех непознанных и мощных чувств, что его захватили, жучёк застыл на месте, и будь у него коленки и ручки, он бы припал на них, вознося свои лапки к небу. Божество появлялось понемногу, вначале светящаяся солнцем сфера, потом она расширялась, и перерастала в большую, но потом вновь сужалась. Их было много, много божеств, они содрогали под собой землю, они сияли в ослепительном свете, и возносили в пространство могучие крики. Никогда ещё жучёк не видел ничего более прекрасного.
- А вот и последнее доказательство. - сказал паладин Братства.
   Он шёл впереди остальных, облачённый в силовую броню модели Т-51, и пальцем указывал на дерьмо, лежащее неподалёку. Его голос, заглушённый шлемом, едва ли можно было расслышать со стороны, но братья отчётливо слышали друг друга благодаря внутренней связи. Некоторые из его спутников тихонько смеялись, один из них немного раздражённо сказал:
- Я был уверен Френк, что если ты что-то и найдёшь, то оно будет похоже на это.
            Их спутники вновь рассмеялись, даже сам Френк пару раз хихикнул. Их было пятеро, пятеро человек закованных в силовую броню, трое в модель Т-51, другие двое в Т-45. Все они были серьёзно вооружены таким оружием, что способно разорвать обычного человека на кусочки, а то и вовсе превратить в кучку обугленного пепла. Здесь, на Земле Свободы мало кто слышал о братстве, как и практически повсюду, все их операции проходили скрытно, а большинство современных жителей при виде этих "воинов из прошлого" в страхе разбегались. Только немногие знали, кто эти ребята и имели с ними какие- либо отношения, большинство из таких были торговцами, да и вся инициатива от таких отношений исходила от братства. Чаще всего братству не было дела до всего, что происходит в современном мире. Обычно, они занимали какой-то из скрытых бункеров военного периода, и, опираясь на эту позицию, проводили необходимые им поиски. Среди них в основном бытовало мнение, что этот мир нельзя изменить, что звериная природа человека всегда берёт своё. Поэтому они старались сохранить крупицы священных знаний прошлого, и старались не допустить того, чтобы уцелевшие опасные изобретения разрушительной природы человека попали в чужие руки, а такими руками были все те, кто не принадлежал братству.
            Конечно же, они тоже были людьми, причём такими, кто сохранил образ мышления человека, живущего в цивилизованном мире, поэтому они очень часто не могли пройти мимо, когда где-то кто-то нуждался в помощи. Важным было не пересечь допустимую грань, выходя в патруль, паладины братства могли помочь какому-то поселению отбить нападение особо рьяных преступников или диких мутантов, но они бы никогда не стали искать нуждающихся в помощи, или помогать в ответном набеге на этих самых преступников. Братство могло бы помочь медикаментами всем больным или раненным в этом поселении, но сделали бы так, чтобы получать подобную помощь не вошло бы в привычку у самих жителей деревни. Что бы новые жители нового мира умели быть сильными, а не полагались на чужую помощь, которая несла бы в себе и чужую власть. В общем, они придерживались строгого нейтралитета и позволяли всему течь своим чередом, при этом, стараясь как можно меньше привлекать к себе внимания.
   Братство не жаждало власти, хотя пока мир понемногу "приходил в себя" их организация вполне бы могла воспользоваться своими преимуществами и даже навязать свою волю. Но власть, и сама её жажда были им противны, не приветствовались, и более того, многие из них именно в этой гордыне и находили причины того, почему погиб столь прекрасный "Прежний мир", и почему страдает этот новый. Именно потому их организация превратилась в нечто, что напоминает закрытый монашеский орден, посвящённый величию человеческого интеллекта и его творений. Как показало будущее, они во многом оказались правы.
            Но в этот день их миссия несла в себе не поисковый характер, сегодня они должны были оказать прямую помощь и живущим в новом мире, и возможно даже себе самим. Когда паладины перестали смеяться, Френк продолжил:
- Командор, посмотрите на эту кучу внимательнее... - его спутники вновь засмеялись, а командор ответил: "Френк, ты такой мерзкий". - Нет, я серьёзно. Человек точно не мог наложить такую гору, даже если бы целый месяц не опорожнялся.
- И без твоей "улики" ясно, что сообщение было верным. - сказал командор, по его голосу можно было понять, что этому мужчине уже перевалило за пятьдесят. - Роберт прав, размеры следов, и их глубина говорит о том, что эти твари огромны, люди не бывают такими огромными.
- Может великаны, сер? - спросил Френк, шуточные нотки в его голосе всё ещё присутствовали.
- Ага, или бугимены, целый взвод бугименов. - сказал насмешливо один из братьев.
- Прекратить шуточки! - прикрикнул командор. - Я хочу, чтобы вы вели себя серьёзно и были предельно собраны! Что бы это не было, воспринимайте это в серьёз. Вспомните Ренди, он считал, что кровососы всего лишь выскочки, а эти выскочки достали его, несмотря на его веру в собственное величие и превосходство технологии.
            Паладины умолкли, память о трёх павших в засаде рейдеров братьях всё ещё была свежа. По сути, с тех пор братство более не теряло своих паладинов, не считая одного, погибшего во время прочёсывания бывшей военной базы, где орда мутантов разорвала его на кусочки. Местное отделение было небольшим, и потеря троих паладинов в одной битве считалась катастрофической утратой.
- Пойдёмте... - сказал командор, ощущая, что он задел своих людей за живое, он и сам немного смутился. - Они должно быть уже не далеко.
            Отряд солдат в силовой броне продолжил своё движение. Командор шёл впереди, остальные следовали за ним в ряд, на небольшом расстоянии друг от друга. Какое-то время сосредоточенность и молчание сохранялись, но вскоре Френк вновь не выдержал и начал трепаться.
- Сер, а это, это не может быть какая-то ошибка? Я имею в виду сигнал, я слышал, что он был очень нечётким и обрывистым. Может мы что-то поняли не так?
- Посмотри на следы. - сказал один из паладинов позади Френка. - Это не может быть ошибка.
- Огромные мутанты с пушками? Нет серьёзно?
            Братья успели перекинуться несколькими шуточками, пока командор молчаливо размышлял, когда шуточки понемногу утихли, он сказал:
- Сообщение и вправду было едва понятным. Если бы не талант этой девушки, Виктории, не удалось бы разобрать и того, что мы разобрали.
- А Виктория хорошенькая. - сказал Френк и слегка засмеялся.
- Не вздумай, засранец. - сказал один из братьев. - Я первый положил на неё глаз!
- Чего?! - чуть ли не прокричал третий, по интонации его голоса можно было понять, что он чернокожий парень. - Она со мной пришла к вам, я её знаю давно, так что она моя.
- Тише парни! - продолжал хихикать Френк. - Согласно субординации, мы все должны уступить место командору.
            Сказав это, Френк чопорно поклонился перед своим командиром, который молча посмотрел на Френка, выдержал паузу, и сказал:
- Ты и вправду засранец Френк.
            Братья вновь рассмеялись, командир продолжил идти вперёд, а за ним и все остальные, шумя сервоприводами своих костюмов и своей тяжёлой поступью.
- Дайте ей время. - продолжил говорить командор. - Девочка и так словно перепуганная лань. Если кто из вас засранцев обидит её, клянусь, выкину в пустошь без брони и оружия.
Она молодец. - продолжил он после паузы. - Очень талантливая...
- Так что там с сообщением? - вновь заговорил Френк, когда командор ненадолго умолк.
- Ничего. Ничего хорошего. В частности, от совета пришёл приказ остановить группу хорошо вооружённых мутантов, их описание, предостережения, но добрую половину из всего этого восстановить не удалось. В приказе указывалось, что это задание первостепенной важности, что у этих выродков возможно имеется биологическое оружие.
- Где они там взялись? - спросил один из братьев. - Они что сами не могли их остановить?
- Видимо не могли. Да и приказы не обсуждаются. Если говорят, что они опасны, и необходимо ликвидировать эту угрозу, значит это так, иначе совет не стал бы тратить даже наши силы и время.
- Чушь какая-то. - сказал Френк, после того как устало выдохнул, и посмотрел на солнце. - И вправду могли бы заняться чем-то более полезным.
- Поспать? - язвил один из братьев.
- Пусть даже поспать.
- А я рад, - сказал чернокожий брат, - это хорошая возможность размять ноги. Там, в штабе, редко выпадала такая возможность. Поэтому, когда меня приписали сюда, я был даже рад. У вас тут конечно ещё меньше пространства, чем дома, но зато с вами я постоянно хожу в разведку и на различные операции. Жизнь становиться не такой скучной.
- А я уже задолбался от этих вылазок. - проныл Френк. - Не против вернуться в Лост-Хиллз, но как же командор без меня?! Нет без меня он никак.
- Да Френк. - сказал командор. - Ты ещё та заноза в заднице.
            Отряд вновь дружно рассмеялся, после чего командор продолжил:
- Если бы я только мог, уже давно бы отписал тебя куда-нибудь подальше.
- Это он любя. - хихикая сказал Френк, когда остальные перестали смеяться. - Хотя знаете, иногда, когда приходиться засидеться на базе, мне тоже становится как-то скучно. Я скучаю за этим. - сказал он и свободной рукой постучал по панцирю своей Т-51. - Проклятье, в этой штуке я ощущаю себя чертовски хорошо. Я чувствую её мощь, силу, крепость, словно закован в настоящую цитадель, которая живёт и дышит вокруг твоего собственного, хрупкого тела. Ощущаю себя словно какое-то божество. А если добавить это. - и Френк встряхнул свой миниган. - Люблю ощущать убийственную силу этой штуки. Простите за выражение, я чуть ли не испытываю оргазм, когда она заводиться, начинает вибрировать, и извергает десятки пуль за секунду, при этом разрывая в клочья какую-нибудь тварь.
- Я уже говорил, что ты болен? - спросил командор, хотя и так знал ответ.
- Да говорили, и не раз. - продолжал мечтательно говорить Френк. - Но я действительно обожаю технологии. Читая про разные штуки из прошлого, видя нечто подобное перед своими глазами, когда мы находим их, я испытываю некий экстаз. Я действительно ощущаю величие технологии, её мощь и силу, её душу...
- Ну вот, поехали... - устало проговорил один из братьев.
- Я люблю это величие, люблю видеть трепет в глазах разных пустынных дикарей, когда они смотрят на нас, или когда бегут от нас, после того, как их жалкие пульки отскакивают от моей брони, а мой один залп разрывает на кусочки его жалких товарищей! Да, я люблю величие технологии!
- Что это за запах? - насмешливо проговорил один из братьев. - Что-то пафосом развонялось вокруг, чувствуете ребята?
- Я не удивлюсь Френк, - сказал ещё один из братьев, - если ты один из тех ребят, что молятся на технологии.
- Скорее, - сказал командор, - он один из тех ребят, что любят оставаться наедине со своими "сомнительными" журнальчиками.
   Ребята смеялись, а Френк продолжал:
- Да, да смейтесь! Но я не верю, что вы не ощущаете чего-то подобного. Даже командор, уверен, что даже он ощущает это.
- Иногда. - признался командор после длинной паузы, и это признание вызвало лёгкое одобрение и у всех остальных. - Но не нужно так драматизировать Френк, словно ты грёбаный фанатик-писец. Не думаю, что Максон в своё время одобрял этот религиозный настрой.
            Френк попытался что-то сказать, о том, что ходят слухи, что сам Максон и придумал этот культ, но командор перебил его.
- Я серьёзно. Нам нужна гордость, но не гордыня. Гордыня уже однажды привела нас к поражению, помните это. Соберитесь наконец-то, кажется, я вижу дым.
            Сказать наверняка было не просто, видимость через визор шлема силовой брони была не самой хорошей, но командор Сермилион был уверен, что видел характерный для пожара чёрный дым.
- Будьте на чеку. - сказал он очень серьёзно, и щёлкнув включателем активировал свою гаусс-винтовку.
   Его люди хорошо знали такую интонацию, их шуточное настроение тут же сменилось на самый серьёзный военный настрой, у всех, даже у "шута" Френка. Они так же подготовили к бою своё вооружение. В их распоряжении была тяжёлая лазерная винтовка, миниган, реактивный ракетомёт, и тяжёлое плазменное ружьё, и вдобавок ко всему этому гранаты и более лёгкое вооружение. С такой огневой мощью их отряд был способен обратить в бегство и пол сотни рейдеров, а может и больше, поэтому паладины чувствовали себя достаточно уверенно. Они прошли ещё пол километра, после чего дым стал виден отчётливо.
- Согласно нашим записям, - сказал один из братьев, щёлкая переключатели на своём Пип-Бое, - в этих краях должно быть поселение туземцев, отмеченное как дружелюбное.
- Дружелюбное... - задумчиво повторил Сермилион, взирая на всё увеличивающийся поток чёрного дыма.
- Может покрышки палят? - предложил Френк, после чего командор на секунду посмотрел на него и отвернулся. Френк был уверен, что командор хотя ничего и не сказал, но хотел сказать что-то нехорошее. - Они часто так делают. - пытался он оправдаться.
- У меня почему-то нехорошее предчувствие, по поводу этого... - сказал один из братьев.
- Кажется, я видел солнечный блик! - перебил его брат с голосом чернокожего парня.
- Блик? - переспросил командор. - Я чертовски не люблю блики.
            Сермилион выждал недолго, после чего скомандовал:
- Рассредоточиться! Быстро продвигаемся вперёд, но следите, куда ступаете!
            Теперь они продвигались от укрытия к укрытию, настолько быстро, насколько им позволяла их силовая броня. Также, при всём их желании их приближение не могло остаться незамеченным. Не только от того, что сами по себе они были массивной целью, но и по причине значительного шума, который создавала эта самая броня во время движения. Само поселение представляло из себя группу построек уцелевшей в своё время фермы, рядом с которыми были достроены ещё несколько зданий. По-видимому, здесь обитала очень маленькая община, больше похожая на одну большую семью, и занималась всем тем, чем тут занимались в своё время до войны. Виднелся закрытый крышкой колодец, вокруг было разбросано не мало сельскохозяйственной утвари, созданной ещё до войны и уже в это время. Часть земли, на которой можно было что-то взрастить, была отведена под маис, и капусту, другая под сочную траву, которой иногда баловали привезённых в своё время с юга браминов. Здесь имелся так же и небольшой сад, состоящий из почти десятка деревьев, на которых росли мутировавшие плоды. Находясь уже недалеко от поселения, Сермилион подал знак остановиться, и присел на одно колено, укрываясь за камнями, остальные из отряда последовали его примеру.
- Тихо, слишком тихо, даже для такого маленького поселения. - сказал командор как можно тише, забыв что его шлем и так заглушал его.
- Особенно с учётом того, что у них похоже горит амбар. - сказал один из братьев.
   Тёмного цвета дым распространялся по округе вместе с запахом гари. С их позиции загон для браминов был плохо виден, но казался абсолютно пустым. Кроме того, похоже, что он был весь перепачкан кровью.
- Обойдём с нескольких сторон... - начал говорить Сермилион, но тут же его прервал странный шум.
- Что это было? - спросил один из братьев.
- Похоже... Похоже на звук перезарядки... сказал Френк, но настороженно затих, как и все остальные. Они услышали что-то, и это что-то казалось приглушённым грубым голосом.
- Отходим назад... - скомандовал Сермилион. Наученный уже однажды, он не собирался повторять своих ошибок. - Обойдём с юга на восток. Обзор с той позиции будет намного лучше.
            Сохраняя порядок, отряд закованных в силовую броню паладинов, тактическим шагом начал отступать назад. Даже отступая, они продолжали укрываться за различного рода укрытиями и внимательно осматривали местность вокруг себя. Первым угрозу заметил брат с голосом темнокожего парня. "Там!" - успел он крикнуть, когда заметил нечто массивное, показавшееся из-за камней на возвышенности слева от них. Оно было вооружено, и уже через мгновение раздался хлопок. За одну секунду заряд ракетницы добрался к паладинам, и разорвался, врезавшись в землю совсем рядом с одним из них. Братья упали на землю, тот, рядом с которым взорвался заряд, был толи ранен, толи просто оглушён взрывом, и как только Френк и Сермилион отошли от внезапности этого нападения, то оттянули его в укрытие.
            Послышались крики, жуткие нечеловеческие крики. Казалось, что это какие-то дикие животные, пытаются говорить человеческим языком. Крики доносились отовсюду, крики и тяжёлый топот множества ног. Кто бы не были эти твари, они окружали их со всех сторон. Сермилион осторожно выглянул из-за своего укрытия.
- Много... сказал он. - Чертовски много. Огромные твари!
- Вооружены? - спросил Френк, подготавливая свой миниган к работе.
- Да. У них есть тяжёлое вооружение. Носят броню, что-то в роде рейдерского хлама, но более массивная. Готовьтесь ребята! Будем прорываться при первой же возможности!
            Мутанты приближались, кричали разнообразные угрозы в духе: "Я сАжру ваши внутренАсти! АтАрву вам ноги! ПерелАмаю все кости! Буду рвать вас на кусочки! Бейте людей! За Создателя! Месть!" и тому подобные вещи, в самых разных их вариациях. Мутанты стреляли, просто стреляли, несмотря на то, что паладины находились в укрытии и совсем не показывались. Раздался ещё один хлопок, и ещё одна ракета взорвалась, врезавшись прямо в камни, за которыми укрывались братья. Казалось, что паладины братства сломлены, но на самом деле они выжидали. Как только отряд мутантов подобрался достаточно близко к ним, паладины единым фронтом открыли ответный огонь. Выстрел из ракетницы, очередь из минигана и огонь из энергооружия уложил на землю сразу четверых мутантов, которые были достаточно глупы, чтобы приближаться на открытой местности во весь рост. Трое из них умерли почти сразу, несмотря на их защиту, их тела были истерзаны смертоносным оружием братьев, чётвёртый лежал на земле и покалеченный истекал кровью. Завязалась перестрелка, мутанты понемногу напирали, часто глупо продвигались вперёд, не используя укрытий, но обычно до первого ранения, после которого некоторые из них умнели.
- Не такие они и крутые! - кричал Френк, перезаряжая ленту в своём перегревшемся минигане. - На вид мерзкие и страшные, а куски плоти отлетают, как и положено...
            Не успел он договорить, как пуля врезалась прямо ему в голову. Шлем выдержал такой удар, повредились только некоторые механизмы на нём, но Френк упал на четвереньки, уронив при этом свой миниган.
- Вот дерьмо!.. - простонал он, вставая с земли.
- Некогда расслабляться! - кричал командор, помогая ему подняться. - Вставай на ноги солдат, и в бой!
            Френк даже не ответил "сер, да сер!", но быстро поднял свой миниган, и показавшись из укрытия выпустил смертоносную очередь в одного из уродцев. Получив несколько пуль, чудище вскрикнуло и спряталось за каменным укрытием. Вновь ещё один заряд из ракетницы разорвался рядом с братьями, осколки которого смогли пробить доспех темнокожего парня. Пули всё чаще попадали в паладинов, но силовая броня уверенно сдерживала их смертоносную силу. Им удалось убить ещё четверых мутантов, многих ранить, но чудища приближались, и чем больше сокращалась дистанция между ними, тем точнее становилась стрельба у этих странных существ.
- Кажется, меня задело! - прокричал один из братьев, пока менял ядерную батарею в своей лазерной винтовке.
- Держитесь! Продолжайте сражаться! - подбадривал Сермилион своих людей, хотя уже и сам страдал от боли в боку. Похоже, сердечнику бронебойной пули удалось найти лазейку, и проникнуть сквозь его броню. - Если нужно колите стимуляторы! Главное держитесь!
            Сермилион вытянул из поясной сумки плазменную гранату, и активировав метнул к трём очень близко подобравшимся тварям. Через несколько секунд раздался хлопок, сопровождающийся вспышкой зелёного свечения, и сверх раскалённое вещество разбрызгалось в разные стороны. Двое мутантов обожженные упали на землю, третий подошёл ещё ближе, и уже открыл подавляющий огонь из автоматической винтовки крупного калибра. Сермлион прицелился через оптику своего гаусс-ружья, и выстрелил. Игла, разогнанная мощным магнитным полем, голубоватой вспышкой влетела мутанту в область шеи и прошла насквозь. Мутант схватился руками за рану, что-то хрипел, и упал на землю, истекая своей тёмного цвета кровью. Командор отбил эту атаку, но мутанты приблизились и с другой стороны. Темнокожий парень выстрелил по ним из ракетницы, заряд разорвался возле чудищ, оторвал одному из них ногу, но раненные мутанты продолжали атаковать, подавляя своим огнём. Один из братьев приподнялся что бы отстреливаться из своего плазменного ружья, и вскоре в один миг был поражён зарядом какого-то самодельного оружия. Паладин упал на землю, раскинув ноги и руки в разные стороны. На грудном щитке его брони виднелось небольшое отверстие, окружённое чёрным ореолом, словно его поразил кумулятивный снаряд. Паладин не подавал никаких признаков жизни.
- Чёрт... - проговорил Френк, и откинул в сторону свой миниган и патронный рюкзак, с опустевшим боекомплектом. Он поднял плазменное ружьё убитого и перепроверил его питание. - Капитан, нужно выбираться.
            Сермилион тяжело дышал, он молча кивнул головой.
- По моей команде огонь на подавление, и быстро за мной!
            Братья ненадолго перестали отвечать на огонь противника. За это время некоторые из супермутантов подобрались ещё ближе. По команде командора Сермилиона, паладины одновременно показались из укрытия и беглым огнём накрыли всех ближайших к ним противников. Это дало им несколько секунду, за которые можно было скрыться.
- За мной! - крикнул командор, и устремился на юго-запад.
            У Сермилиона был всего короткий миг, за который нужно было оценить ситуацию, и принять решение, в какую же сторону предпринять отступление. Конечно, на юго-западе тоже были мутанты, но казалось, что их там намного меньше. Они бежали на пролом, насколько это позволяла силовая броня, сквозь град летящих в их сторону пуль и зарядов. Не будь мутанты такими же большими и медлительными, как солдаты в силовой броне, у братьев не было бы и малейшего шанса, чтобы сбежать. Многие мутанты попадали в цель, но силовая броня либо сдерживала удар, либо практически гасила его мощь на нет. Чернокожий парень бежал позади остальных, за несколько секунд он был поражён сразу несколькими крупнокалиберными пулями, лазерным и плазменным зарядами. Паладин упал на землю, он не мог подняться, поэтому братьям пришлось тащить его за собой. Им удалось оторваться от большинства супермутантов, но один отряд преградил им дорогу.
   Пока командор и Френк оттаскивали раненного в укрытие, четвёртый брат храбро атаковал, чтобы пробить дорогу остальным. Сермлион хотел приказать ему вернуться, но не успел. Паладин успел обезвредить лишь несколько мутантов, стреляя из свое мощной лазерной винтовки, но отвлечённый интенсивной стрельбой оставшихся двоих противников, не заметил, как с фланга приближался третий, вооружённый армейским огнемётом. Продолжительная струя испепеляющей горящей смеси достаточно быстро смогла пробиться сквозь повреждения и слабые места силовой брони. Паладин запылал, упал на землю, пытаясь сбросить с себя пламя, но чудовище продолжало окутывать его огненными волнами. Вскоре его жуткие крики стихли, тело замерло, продолжая пылать словно факел. Френк и Сермлион, оставив раненного лежать на земле, попытались добить преграждавших путь мутантов. Они успели сделать несколько выстрелов, прежде чем были так же отброшены пламенем армейского огнемёта, обратно за укрытия. Их броня горела, жар ощущался даже сквозь неё. В некоторых пробитых или повреждённых местах огонь на прямую обжигал плоть, в огне было и их оружие. Используя пыль и землю, и свои собственные руки им удалось потушить или сбросить с себя пламя, но мутант продолжал посылать в них струи горящего вещества, и оставшиеся в строю братья попросту не могли высунуть нос.
            Трое оставшихся на их пути супермутантов продолжали сдерживать их, в то время, когда остальные чудища уже приближались к ним на помощь, выкрикивая свои странные зловещие фразы. У них оставался только один шанс. Сермилион собирался пожертвовать собой, но помочь Френку уйти по возможности вместе с раненным, чернокожим парнем. Он подозвал к себе Френка, но не успел сказать и слова, как раздался громоподобный выстрел. Мощная, крупнокалиберная пуля на огромнейшей скорости прошила и самого супермутанта, и сам огнемёт, пробив его баллон с горючей смесью. Раненный мутант запылал, начиная с рук, пламя, вместе с растекающейся повсюду горящей смесью, быстро перешло на него всего. Пока Френк и Сермилион пытались понять, что произошло, выстрел повторился, и пуля разорвала плоть ещё одного из мутантов, что преграждал им дорогу.
- Вперёд! - крикнул командор, и дёрнул Френка за руку. - Хватай раненного, и пошли.
            Они подняли темнокожего парня под руки с обеих сторон, оставив позади своё тяжёлое вооружение. Оставшийся мутант попытался заградить им дорогу, но паладины изувечили его до смерти, стреляя из своих лазерного и плазменного пистолетов. Супермутанты уже настигали их и стреляли вдогонку, но неизвестный снайпер несколькими выстрелами сдержал преследователей. Паладины отрывались, не смотря на свою не лёгкую ношу, раненный продолжал стонать, но держался, подпитываемый суперстимулятором.
- Кто это чёрт его дери?! - кричал раненный Френк пыхтя, и слегка хромая на левую ногу.
- Не знаю... - ответил Сермилион. По звуку и солнечному блику он понял, откуда вели огонь, с холма, в сторону которого они теперь отступали. - Не знаю, кто это Френк, но мы будем благодарить его изо всех наших оставшихся сил...
            Зевала тоже видел блик, а благодаря своему электробиноклю, собранному кустарно из разных запчастей, даже видел самого стрелка, скрывавшегося на вершине холма. Это был человек в тяжёлой армейской боевой броне со снайперской винтовкой такого огромного калибра, который Зевале ещё не доводилось встречать. Кроме бинокля, который он практически не снимал, ещё у себя за спиной он словно рюкзак постоянно носил "компактный" ядерный генератор, искрившийся энергией из своих двух антенн. Зевала находил его очень полезным во многих ситуациях, к тому же он подпитывал некое подобие его силовой брони, собранной словно из тяжёлых частей металлолома. Зевала был немногим крупнее своих собратьев, в армии Создателя служил главным разведчиком, и всегда участвовал в различного рода вылазках. Столь важное положение он занял благодаря тому, что был умным, опять же в сравнении со своими собратьями. Именно потому, когда свершилось то, во что он и сам до сих пор не может поверить, несмотря на всеобщую растерянность, Зевала сумел сплотить вокруг себя большую группу парней и повести за собой. Как разведчик, он избрал самый непредсказуемый на его взгляд маршрут - север, ведь ему казалось, что эта местность должна быть практически безлюдной. Но шествие его маленькой армии было слишком шумным и заметным, если не сказать кровавым, а потому даже далеко на севере их не оставили в покое.
- Зевала! Зевала! - окликнул его один из бойцов. - Люди бегут к холму. Там снайпер! Нам преследовать или нет? Кажется, мы их всех задели. Двое мертвы совсем. Эти людишки перебили кучу наших парней, а ещё кучу придётся латать!
            Зевала продолжал задумчиво смотреть на снайпера, который поспешно покидал свою позицию.
- Попробуйте настигнуть их! Но далеко не заходите.
- Но Зевала! Они перебили кучу наших! Нужно преследовать их до конца!
   Зевала повернулся, и пристально посмотрел на справедливо негодующего бойца своей армии.
- Я знаю. Наши противники великие воины, сильнейшие из тех, которые только существуют! Мой план сработал, ловушка захлопнулась, и мы разбили их! - сказав это он вновь повернулся и засмотрелся вдаль, в сторону холма. - Они придут вновь, и мы вновь будем их ждать.

- Посейдон энержи... - не спеша, прочла Люси, смотря через бинокль Билла в даль, и выделяя каждую букву.
- Заправка. - сказал Билл, пока Люси осматривала в бинокль старое здание, Билл сидел на земле, опёршись спиной о повозку, и не спеша перепроверял свой крупнокалиберный револьвер.
- Раньше, машины заправлялись там. - сказал Генрих. - А заодно и продавали пищу и разные штуки.
- Неа... - сказала Люси, продолжая смотреть в бинокль. - Да её за это время перекопали уже сотню раз. Нет там ничего.
- В таких местах обычно есть скрытые подсобные помещения. - сказал Билл. - Про них в наше время мало кто знает, и есть шанс найти хоть что-то.
- К тому же её местонахождение. - сказала Лэсси, поглаживая брамина. - В этих краях почти никто не ходит. Это нас придурков занесло сюда, пока улепётывали ото всех подряд! Я надеюсь там хоть что-то есть...
            Лэсси тяжело выдохнула и присела на землю рядом с Биллом.
- Мы так давно ничего не ели.
- Вы же говорить, что этот город уже близко? - спросил Гартун.
- Близко. - ответила Лэсси. - Всего то два дня пути. Проклятье! Я умру с голода за это время!
            Остальные промолчали, но выражения их лиц говорили о том, что они очень понимают Лэсси и её недовольство.
- Ну, детка, - сказал Генрих, слегка посмеиваясь, - те военные сухарики всё ещё с нами, можешь опять попробовать.
            В ответ Лэсси только молча, но очень недоброжелательно посмотрела на Генриха. Сухари эти были такими черствыми, что казалось окаменели, и даже вода не могла значительно их размягчить. Да и после этого они оставались такими мерзкими на вкус, что проще было жевать браминью траву, чем есть такие сухари.
- Давайте надеяться, - сказал Билл, - что это не чье-то логово. Осторожно заходим, осматриваемся, и принимаем решение.
            Остальные молча кивали, и подготовили своё оружие. Билл встал, одел противогаз и шлем, и сказал: "Я захожу первый. Пошлите!" Осторожно путники приближались к обветшалому зданию заправочной станции. Рейнджер внимательно осматривал местность вокруг, не было никаких следов, похоже эта местность никем не посещалась уже очень давно. Все заправочные автоматы были разбиты, но Генрих уже знал, что как только разведка будет закончена, он обязательно хорошенько пороется в их начинке, в надежде отыскать необычную детальку. Билл подошёл к входной двери, она едва держалась на своих петлях. Люси осторожно поглядывала в разбитые окна, и отрицательно помахав головой дала рейнджеру понять, что не видит никакой опасности.
Билл старался лишь слегка отодвинуть дверь, и заглянуть внутрь, но дверь так сильно заскрипела, что будь внутри кто-то опасный, он бы уже знал о их приближении. Рейнджер открыл дверь, и какое-то время стоял на одном месте и ждал. Внутри, заправка, и все её стеллажи, были такие же обветшалые, было много грязи и песка, в окна проникали лишь несколько столбиков света, но место это оставалось тёмным.
            Билл осторожно вошёл, остальные по очереди заходили за ним, на дозоре остался только вилявший коротеньким хвостом Чуба. Тут было совсем немного пространства, поэтому путники быстро осмотрели его, внутри не было никого и ничего опасного. На прилавке остался стоять проржавелый кассовый аппарат, давно ограбленный, все стеллажи были пустыми, только на полу в песке, оставалось несколько выцветших обвёрток и рекламных постеров. Путники спрятали своё оружие и расслабились, внутри так же не было никаких следов, а толстые и нетронутые слои песка и пыли говорили о том, что это место не посещалось уже не один год. Путники разочарованно поглядывали по сторонам, Люси принялась откапывать из песка бумажки, в надежде найти что-то для своей коллекции. Немногим позже именно она первая обратила внимание на то, что не смог заметить даже Билл, хотя и знал, что искал. Один из стеллажей был опрокинут и завален сверху грудой упавшего бетона с потолка. Люси внимательно осмотрела завал со всех сторон, и в тот момент, когда остальные ворчали что-то о неудачи, громко захихикала. Остальные с вопросительным выражением на лице посмотрели на неё.
- Разве вы не видите? - сказала она в ответ. - Картина не полная! - и вновь захихикала.
            Билл снял свой шлем и противогаз, и так же, как и Люси, внимательно осмотрел завал. Он улыбнулся, глядя на девушку и сказал остальным:
- Наверное, теряю сноровку. Там за стеллажом, возможно там дверь в подсобное помещение.
            Гартун и Генрих с подозрением посмотрели на завал, а Лэсси решила высказаться за них и за себя в слух.
- А если нет? Или если там пусто? Потратим драгоценные силы на завал?
- Да тут всего кучку больших валунов отбросить. - сказал Билл. - Вы только немного поддержите.
            Так и вышло, куски бетона в основном ворочал рейнджер, пока остальные по очереди помогали ему. Было мрачно и очень плохо видно, но как только они смогли освободить стеллаж и выровняли его, за ним и вправду оказалась металлическая дверь, словно вовсе не тронутая временем. Теперь остальные помогали рейнджеру гораздо охотнее, каждый из них старался заранее не радоваться, не только потому, что внутри могло ничего не быть, но и потому, что, наверное каждый задумался над тем, а смогут ли они открыть эту явно крепкую дверь. Вскоре они откинули стеллаж в сторону, Билл дёрнул дверь, но та была крепко накрепко закрыта.
- Может разобьём замок? - спросил Генрих, неуверенно поглядывая на замочную скважину.
- Это может помочь, - сказал Билл, - а может и наоборот намертво заблокировать. Я попробую вскрыть его отмычкой.
            Билл улыбаясь вытянул из волос Лэсси металлическую заколку, потом ещё одну, блондинка не сопротивлялась, хотя конечно не могла и просто смолчать. Разогнув обе заколки в две разные формы, Билл принялся работать с замком. Безрезультатно он провозился около десяти минут, после чего Люси смогла пересилить свою неуверенность, и сделав рейнджеру замечание, что он делает не так как нужно, вызвалась попробовать. Билл не спорил, он знал, что не владеет подобным искусством, и по сути если и мог вскрыть, то самые простые замки, без разного рода хитростей. Люси пыталась вскрыть замок ещё пять минут, пока не лопнула нижняя заколка. "Дерьмо!" - послышалось сразу от нескольких из путников.
- Мне нужно что-то крепкое. - сказала Люси. - Что-то, что пролезет вниз, но выдержит нажим.
            Потребовалось не мало времени на поиски подходящего предмета. Ничто не подходило, но сумел помочь Генрих, быстро сделавший из старой консервной банки длинный кусок жести, и сложив его несколько раз хорошенько сплющил молотком, после чего вышла тонкая и длинная заточка. Люси понадобилось ещё чуть ли не десять минут, и в тот момент, когда вера в успех уже практически покинула даже рейнджера, замок не без тяжёлого усилия Люси, щёлкнул, и дверь сразу же приоткрылась. Лэсси как глупышка рассмеялась, хлопнув в ладоши, но тут же смутилась, заметив своё поведение. Билл похлопал довольно улыбающуюся Люси по плечу.
- Ты молодец. Этот замок был не из простых.
- И не самый страшный. Последние зубчики были самыми сложными, но я подобное проворачивала не раз на замке нашего склада! Там всегда можно было спрятаться, если чего начудишь!
   Люси радостно рассказывала, довольная своим достижением. Она и не заметила, что рука рейнджера всё ещё лежит у неё на плече, а когда заметила, то мгновенно растерялась и стыдливо спрятала глаза. Вначале ей хотелось сбросить руку Билла, но одновременно она боялась его оскорбить.
- Пойдёмте. - сказала она и не спеша встала с коленей, от чего рейнджер убрал свою наглую руку сам.
            Металлическая дверь со скрипом открылась. За ней находился спуск вниз, ведущий в небольшую комнату. Тут было темно, воздух был очень спёртым и воняло чем-то странным. Рейнджер освещал комнату подсветкой на своём Пип-Бое, а Генрих использовал фонарик, который лично собрал из разного барахла незадолго до этого. Комната была практически пустой, стояли четыре большие стеллажа, а в дальнем углу лежал скелет человека. Среди его костей валялись четыре пустые бутылки из-под различного алкоголя, и пустая коробочка из-под пальцевых шприцов с морфием, такой использовали в своё время военные. Похоже, что этот человек, кем бы он не был, не смог вынести резких перемен в мире и приблизил свой конец. Эта комната явно была кладовой, но по-видимому её уже давным-давно разграбили.
- Бедняга... - сказал Генрих задумчиво глядя на этот скелет. Когда он встречал какие-нибудь необычные остатки прошлого, в нём больше чем в ком-то другом пробуждались таинственные чувства. - Есть в этом... Есть в этом нечто, прекрасное что ли...
            Остальные посмотрели на Генриха с очень необычными выражениями на лицах.
- Нет! Я имею в виду... - пытался он оправдаться. - Это как-то необычно. Отыскать подобную картину, картину из прошлого, и в ней застыла целая история. Я не знаю, как это выразить точнее...
            Его спутники словно заразившись от Генриха странными откровениями так же уделили "картине" своё внимание.
- Я понимаю тебя. - сказал Билл, глядя на скелет практически так же задумчиво как и сам Генрих. - Я в своих странствиях встречал много подобного. Наверное. просто зачерствел. Порой мне кажется, что прошлое оно так близко. Словно, словно оно никуда не делось, но это мы смотрим на его признаки из другого мира.
            Через несколько секунд Лэсси пренебрежительно фыркнула, смутив этим Генриха и Билла, но тем самым полностью разогнала странную атмосферу мистического прозрения, что овладела мужчинами.
- Из другого мира... - ворчала Лэсси, и принялась обыскивать пустые полки, в надежде отыскать хоть что-то. - Я сейчас охрененно голодная, и голод этот совсем не из другого мира!
- Да. Точно. - сказал Билл виновато улыбаясь. - Давайте попробуем тут хорошо поискать, хотя я не думаю...
- Нашла! - радостно засияла Люси, и преподнесла своим друзьям небольшую, потерзанную временем картонную коробочку, которую внимательная девушка отыскала под одним из стеллажей. Эта коробочка была бежевого цвета, и на её картинке был изображён пожилой ковбой, с длинными седыми усами и седой бородкой. В его руках находилось огромное блюдо, на котором лежала зажаренная курица, щедро обсыпанная овощами и зеленью. Ковбой доброжелательно и тепло улыбался, словно родной отец или дядюшка, преисполненный родительской опекой и любовью.
- Старина Фермер Том. - не спеша читала Люси, что там было написано на этикетке. - Куриный Були он, приготовленный с любовью. А чё это такое вообще?
- Куриный бульон. - поправил её Билл.
- Оно... съедобно?
- Как и любое довоенное дерьмо. - недовольно ворчала Лэсси. - Но в нашей ситуации это хоть что-то.
- Бульон, - сказал Генрих, - это навар, сделанный на мясе, может быть вкусным и питательным.
            Люси с интересом потрясла коробочку, послышался шелест бумаги, или что-то подобное.
- Навар? - сказала она. - Там внутри явно не бутылочка, или баночка. А на этикетке написано: "Десять пакетиков".
- Это как со всей довоенной едой. - сказал Билл. - Почти всё, что дошло до нашего времени, было полуфабрикатами или было набито консервантами. Это сухой бульон. Его сначала приготовили, а потом дегидрировали. В смысле полностью извлекли воду, высушили.
            Лэсси, Гартун и Люси внимательно слушали, чуть ли не с открытыми ртами.
- Пока оно не превратилось в порошок. - добавил Генрих. - Теперь его нужно просто залить кипятком, и оно опять превратиться в готовый бульон.
- Странно! - продолжала удивлённо рассматривать коробочку Люси. - Тут есть список, из чего оно сделано. Среди прочего написано: "Кукурузный крахмал". Не знаю чё это, но зачем в мясной навар пихать кукурузу?
- А ты думаешь, - сказал Билл улыбаясь, - что остальная "пища в коробках" даже в своё лучшее время делалась без примесей? В них пихали кучу всякого полу-съедобного барахла, чтобы сэкономить на пище. Во времена перед войной, во многих местах была нехватка продуктов.
- Может, в нём можно будет размягчить наши сухари? - предложил Генрих. - Сам по себе бульон утоляет голод ненадолго, а мы и так давно не ели.
            Пока остальные размышляли над тем, что делать с первой находкой, Гартун обнаружил ещё одну. Это была маленькая и тоненькая коробочка, завалявшаяся на верхней полке одного из стеллажей.
- Смотрите! Чего это?! - радостно спрашивал Гартун, передавая коробочку Генриху.
   Через несколько секунд, Генрих расплылся в улыбке, а чуть позже залился смехом. Остальные вопросительно на него смотрели, совсем не понимая, чего это он так.
- Джимми Хетс!! - чуть ли не выкрикнул Генрих. - Синие, ребристые.
   Едва он успел договорить, как поток несдержанного, сильного смеха, вырвался из него. Генрих смеялся до самых слёз, и только когда немного успокоился, то смог вновь говорить.
- Прости приятель!.. - сказал Генрих, продолжая посмеиваться. - Но этим мы не сильно насытимся!
            Гартун слегка смутился, пока остальные так же хихикали, заразившись от Генриха его истеричным смехом, хотя и не понимали, что его так веселит.
- Что там? Что там такое? - не выдержала Лэсси. - Покажи!
- Да это презервативы! - сказал Генрих и показал коробочку остальным, всё ещё смеясь.
- Что это такое? - искренне удивилась Люси.
            Внезапно после её слов Генрих засмеялся ещё сильнее, от чего девушка смутилась, ей это совсем не понравилось. Генрих не хотел обижать Люси, просто не смог удержаться.
- Прости. Прости милая. - сказал он. - Я не хотел тебя оскорбить. Просто, у нас это все знают, и... Ну просто...
- Ну я же не виновата, что у нас не все! - насупившись ворчала Люси, но не уходила в негодовании, а лишь отвела свой взгляд от Генриха, делая вид что вновь активно что-то ищет.
- Это контрацептивы. - сказал Билл, но не Лэсси, не Люси, и тем более Гартун, совершенно не поняли его. - Ну это такие... Такие... - замялся рейнджер, от чего Генрих вновь начал хихикать, пока Лэсси слегка не толкнула его в плечё.
            Генрих прокашлялся, и решил помочь рейнджеру.
- Это такие вытянутые капюшончики из резины, как надувные шарики.
- Я видела такие на картинках! - сказала Люси.
- И чё? Чё их надувают? - спросила Лэсси.
- Их... - на секунду замялся Генрих, но быстро отогнал от себя всякое смущение. - Их мужчина одевает на свой член.
- Зачем?.. - искренне удивилась Люси.
- Ну что бы во время близости, его семя не попало, куда нужно...
- В смысле, - продолжала удивляться Люси. - что бы не было детей?
- Видишь, ты смышлёная девочка! - сказал Генрих улыбаясь.
- Зачем кому-то делать такую херню? - искренне удивлялась Лэсси.
- Ну, как зачем? - слегка растерялся Генрих. - Ну что бы их не было, детей. После того, как займешься любовью...
            Генрих пытался объяснить, но Лэсси, Гартун и Люси продолжали смотреть на него как на идиота, или того, кто принимает за идиотов их самих.
- Ты что, серьёзно? - продолжала удивляться Лэсси. - Это же как сделать оружие, которым нельзя убить.
- И такое было. - продолжал свои попытки Генрих. - Было и не летальное оружие, и презервативы. Ты же не будешь делать ребёнка каждый раз, как тебе захочется заняться сексом?
- Нет конечно! - продолжала спорить Лэсси. - Но его и не может быть за каждый раз, особенно если мужчина спускает семя регулярно или вовремя достаёт. Это и так все знают! А про оружие это вообще глупость какая-то!
            Генрих с надеждой посмотрел на Билла, казалось рейнджер понимал его самого и его желание объяснить этим невеждам. что к чему, но поддерживать в споре совсем не собирался. Генрих устало выдохнул и сказал:
- Не важно! Возьму их себе. Ну что, похоже. тут всё? Хоронить этого парня не будем?
- Мы и так потревожили его могила... - задумчиво сказал Гартун, нагоняя мурашки на остальных.
- Похоже тут всё. - сказал Билл, и спрятал пистолет в кобуру. - Пойдёмте. Попробуем приготовить этот "бульон".
            Путники решили отойти подальше от заправочной станции, и расположились лагерем среди холмистой местности, так что бы со всех сторон быть скрытыми от враждебных глаз в ночи. На этом настоял Билл, другие ворчали на него, но послушно шли следом. Просто им очень хотелось есть, и в это время сдержанный и предусмотрительный рейнджер их очень раздражал. Вскоре после остановки, покрытая чёрным слоем гари кастрюлька с кипящей водой, была крепко закреплена над костром. Все стояли вокруг костра, и истекая слюной наблюдали за тем, как рейнджер высыпал желтоватое содержимое пакетов в булькающую воду, и начал не спеша помешивать. Вода быстро окрасилась, появились плавающие жировые пятна, и заметные кусочки сушёной зелени. Вокруг ощущался сильный запах этого варева.
- Пахнет... - сказала Лэсси, слегка кривя лицом. - Пахнет, но как-то не аппетитно.
- Все эти полуфабрикаты, - сказал Генрих, - похоже хорошо сохраняются, но я думаю на вкус они всегда были дерьмовыми.
            Он задумчиво посмотрел в сторону заката, после чего добавил:
- У нас дома, много было подобного дерьма, целые склады, рассчитанные на много-много лет. Конечно не от тех знаменитых производителей, а что-то по-видимому военное. Но на вкус всегда было паршиво. Была правда и пища, созданная в наше время... Тоже дерьмо, но сейчас я по ней очень скучаю.
- Да хватит уже! - сказала Лэсси. - Это не то! То не то! Как не пожрёшь пару дней, то рад и такому "дерьму". Помню, как-то добирались мы с севера в Лилсити, и еда закончилась. Оставалось либо брамина резать, а часть груза сбрасывать и потом тянуть на своих спинах, либо надеяться, что не упадём обессиленные, пока как-то доберёмся. Решили поискать чего-то, и нашли, в руинах гипермаркета. Это была небольшая коробка, с надписью: "Перчённые яйца", или что-то в этом роде. Я так и не поняла, что за биомассу съела, но голод хоть немного утолился, и появились силы идти дальше. Конечно на вкус было паршиво, это тебе не закусочная "Что-то Есть", где даже крысу приготовят так, что будешь твердить всем, что ничего лучшего не ел до этого. Но даже подобное способно помочь тебе выжить.
            Генрих молчал и в ответ только улыбался так, словно ему плевать на всё вышесказанное, и у него есть другая точка зрения. Лэсси почувствовала это, хотела оскорбить Генриха, но ограничилась только фразой: "Да иди ты...".
- Давайте кинем сюда тех сухарей. - сказал Генрих. - В этой штуке есть жир, может он их размягчит?
            Никто не был против, в конце концов эти сухари всегда можно было выкинуть из кастрюли, например, в костёр, в качестве каменных углей. Бульон с сухарями продолжал некоторое время кипеть, путники с нетерпением готовили свою посуду, и слегка торопили рейнджера с "его" вознёй. Вскоре у каждого в посудине исходил паром ароматный бульон. Путники расселись по своим местам и принялись понемногу пробовать этот продукт. Нужно сказать, что каждый остался доволён. Это конечно же не был натуральный навар с какого-либо мяса, пусть даже и крысиного, но продукт был более-менее вкусен и питателен, особенно для голодающих странников, что давно ничего не ели. Только Чуба с подозрением принюхавшись к бульону, напрочь отказался пробовать это чудо. Бульон утолил их сильный голод, каменные сухари, прокипев, достаточно размякли, что бы можно было попробовать их погрызть. Довольные, путники стали заметно веселее, и как нельзя кстати Генрих вытянул из своего рюкзака припрятанные остатки жуткого самогона Башенных. Алкоголь развеселил их ещё больше, путники шутили у костра, вспоминали свои приключения, каждому было что рассказать о жизни такого, чего не знали другие.
            Время летело быстро, и через два часа посиделок у костра все устали, одурманенные самогоном, и горячим бульоном. Люси уже с пол часа молча сидела на своей дорожной кровати и задумчиво глядела на огоньки пламени, крепко сжимая всё ещё горячую кружку в своей руке. Ей было очень уютно среди этих людей, уютнее, чем даже дома. Она размышляла о многом, и о доме и уходе из него, о всём том, что довелось ей пережить, и о разных вещах и событиях вокруг, но девушка не жалела, в каком-то смысле от всего этого она была счастлива. Когда Люси наконец-то вырвалась из круговорота своих мыслей, то вокруг уже стало тихо. Генрих и Лэсси уже легли спать, Гартун ушёл в ночь, проводить свои молитвы и обращения к духам, а Чуба ушёл далеко в Пустошь, видимо, чтобы найти чего-то съестного. Из всех интересных объектов для наблюдения оставался только рейнджер. Билл что-то увлечённо царапал карандашом в своём большём, оплетённом кожей блокноте. Люси уже не раз замечала его за этим делом, но никогда не спрашивала, чем это он таким занимается.
   От самой мысли о том, что они в каком-то смысле остались наедине, девушку охватило приятное волнение. Но вместе с ним рука об руку шла и странная робость, которая обычно разбивала концентрированную волю девушки на мелкие кусочки, и Люси начинала что-то мямлить, или говорить глупости, и ей сразу же хотелось куда-нибудь убежать и спрятаться. Но в эту ночь что-то изменилось. Люси уже давно "накручивала" себя на то, что нужно что-то менять в своём детском поведении, она считала его неправильным и, наверное, потому решила пойти на встречу этому страху. Алкоголь так же сыграл в этом не последнюю роль, и девушка сама не веря в свою решительность, не спеша, направилась к рейнджеру, изо всех сил борясь со своим волнением. В какой-то момент она не выдержала, растерялась и остановилась, сделала вид, что выливает себе остатки бульона в кружку, и за это время вновь вернула своё самообладание.
            Билл рисовал. У него не было таланта в этом деле, но он старался. Рейнджер был так поглощён своим занятием, что даже не замечал потока собственных мыслей, которые были полны анализа, планов, предположений и возможных вариантов развития событий. Он не заметил странного поведения Люси, но обратил на неё внимание только тогда, когда девушка села рядом с ним, и сразу же отодвинулась немного подальше. Билл поприветствовал её молчаливой улыбкой, Люси ответила тем же, какое-то время они молча сидели, Билл продолжал рисовать, а Люси очень не спеша, пила свой бульон.
- Всё хорошо? - спросил Билл, продолжая царапать свой рисунок. - Тебе понравилась эта гадость?
- Это? - спросила Люси, подымая чуть выше свою кружку. - Да. Ну, в смысле, оно не похоже на мясо. Конечно, тут мяса то и нет. В смысле должно было бы быть, не мясо, но мясное что-то. - Люси замолкла, прокашлялась, после чего продолжила: - В общем, я рада, что сегодня у нас есть хотя бы это. И это ты уговорил нас разведать, иначе не было бы и этого. Так что спасибо тебе. Я хочу сказать, без твоей настойчивости ничего бы не вышло, и всё такое...
            Билл заметил, что Люси говорит как-то странно, он решил, что это из-за того жуткого пойла, которое они никак не могли допить даже все вместе. Биллу нравилась эта девушка. В ней было что-то искреннее, что-то живое, что-то настоящее, и даже романтичное... Но, как только его мысли доходили до этой черты, они отклонялись словно какой-то программой, вписанной в его рассудок. Билл не отклонял тёплые чувства других людей, и даже отвечал тем же, но он не позволял этим чувствам закрепиться в нём. Защищал рейнджер таким образом себя или их, Билл уже давно не помнил, но эта программа стала его типичной бессознательной реакцией. К тому же, хотя рейнджер и выглядел молодо, всё же он был старше Люси на добрый десяток лет, и ему почему-то казалось, что заглядываться на девушку, которая настолько моложе его, даже неправильно.
- Всё же, - сказал он, продолжая "рисовать", - это только благодаря тебе мы сегодня имели хоть что-то на ужин. Я бы не смог открыть тот замок, и не думаю, что нам бы удалось вышибить дверь. Так что, это я должен благодарить тебя. - сказал Билл и добродушно улыбнулся к Люси, задержав свой взгляд, улыбку, и выраженную благодарность на несколько секунд. За эти секунды Люси чуть не провалилась под землю.
            После вновь настало молчание, которое очень давило на девушку, и она, что бы хоть как-то поддержать разговор, выпалила чуть ли не первое, что пришло ей на ум.
- Давно хотела спросить, почему тебя прозвали Край? Это в смысле плакса, или плачь? - спросила Люси, ругая саму себя в мыслях за идиотский вопрос.
            Билл улыбнулся, после чего оторвался от своего занятия, и, смотря на звёзды сказал:
- Даже не знаю точно и сам. Я ещё был мал, как это прозвище прицепилось ко мне. В детстве были моменты, когда мне довелось попускать нюни, может за это и прозвали. А может, имелся в виду плачь, тогда это звучит даже как-то грозно. А вообще, меня всегда обвиняют в мягкосердечности, может кто-то провёл множество параллелей и таким образом решил намекнуть, что я нюня. Я даже не помню, кого мне за это "благодарить". А потом это всё стало не важно.
- Прости. - сказала Люси, боясь поднять свой взгляд выше земли. - Я не хотела тебя обидеть... просто, было интересно.
- Что ты, ты совсем не обидела меня. Я же говорю, это уже давно стало не важно.
- Знаешь, - вновь заговорила Люси после паузы, стараясь загладить свою "вину", - а ведь те ребята, которые помогали мне проникнуть в Башню, они прозвали меня Малышкой. Представляешь, что бы было, если бы они не погибли и разнесли моё прозвище повсюду. Я бы всегда была малышкой. - сказала Люси и слега захихикала.
- Не самое плохое прозвище, особенно среди тех, что дают друг другу рейдеры. Оно же может означать не только маленькую детку, но и, как бы это сказать... "горячую штучку".
            Билл и Люси дружно засмеялись.
- Всё же, - продолжил он, - было бы куда симпатичнее, чем прозвище Край, где в первую очередь думают, что тебя прозвали плаксой или нытиком, и только некоторые считают, что это значит "наводящий плач", или какую-то "грозную" вещь в этом роде.
            Они вновь захихикали, но после опять настало молчание. Билл перестал рисовать, он смотрел то на звёзды, то на Люси, то ещё куда-нибудь, и от этого это молчание было для девушки ещё более обременяющим. "Блокнот!" - пролетела у неё в голове спасительная мысль. "Его блокнот, дура!".
- Ну, так что ты там рисуешь? - поинтересовалась Люси и краешком глаза попыталась подсмотреть.
- Рисуешь? Ну, можно назвать это и так. - Билл не скрывал своего "творчества", и в открытую показал девушке.
- Что это за монстр? Это, это тролль?! - радостно прикрикнула Люси, от чего Генрих нервно зашевелился на своём дорожном матрасе.
- Рад, что ты смогла его узнать. Я боялся, что получается очень плохо. Всё же, может не настолько.
- Так ты в нём рисуешь?
- Иногда. Вообще-то это книга. Она была написана в наше время. Я лишь дописываю в конце свои собственные открытия и размышления, иногда пытаюсь сопровождать их рисунками.
- Книга? О чём она? Кто написал её? - искренне заинтересовалась Люси, и, забыв о всяком смущении бессознательно пододвинулась ближе к рейнджеру. Люси любила не только старые журналы, она так же любила книги, и в своё время пересиливала себя и училась чтению вместе с Люком, как раз ради того, чтобы уметь читать книги. К сожалению, за всю свою жизнь она видела их лишь немного, поэтому всякого рода носители информации пробуждали в ней страсть познания.
            Билл пододвинул блокнот ближе к ней, пролистал несколько страниц во все стороны, кое-где мелькали картинки и карты, нарисованные куда более талантливо, чем рисовал рейнджер.
- Её написал человек, по прозвищу Игрок. Очень интересная и даже таинственная личность. Это странник, он путешествует по Пустошам уже много лет, и знает о них очень многое. В этой книге он и описал многие свои путешествия, и что важно знания, которые помогут выжить неопытному страннику. Мой отец многому научил меня, а его учил мой дед, но вторую половину всех своих знаний и умений я почерпнул именно из этой книги. Так же этот Игрок очень просвещённая личность. В книги он описывает глубокий духовный, и даже мистический смысл пути странника и современного мира, настоящие философские откровения, чем я так же немного страдал с самого детства. Что-то в духе Культа Пустошей. Наверное, потому, эта книга мне так приглянулась.
- Игрок?.. - задумчиво протянула Люси. - Погоди! Ведь это о нём говорил Артур.
            Билл улыбнулся, интерес девушки и её внимание к тому, что ему нравится, и к таким деталям, что-то очень радовал в его сердце.
- Да. Я сам не поверил. Эта легендарная личность сейчас где-то в этих краях. Но он одиночка, шансы, что наши дороги пересекутся, слишком малы. Повсюду о нём слышали, и в Аризоне, и в Неваде, и в Калифорнии, но о нём существует больше выдумок и легенд, чем правды. Никто не знает, ни как он выглядит, не все даже сходятся в том, мужчина он или женщина, и внешность всегда описывают разную. Но, в любом случае, сама мысль о том, что он сейчас исследует ваши земли, мне приятна, ведь и я сам здесь.
- Значит, у нашего героя Билла Края и самого есть кумир? - сказала Люси и игриво засмеялась. За последние пять минут она узнала о рейнджере больше, чем за все недели с момента встречи. Ей казалось это странным, но теперь, узнав его внутренний мир лучше, она стала чувствовать себя увереннее в его присутствии и значительно смелее.
- Кумир? - слегка засмущался Билл. - Ну, это сильно сказано, но да, я чувствую к этому человеку сильное уважение. Может это глупо, ведь мы даже не незнакомы, но порой мне кажется, что мы знали друг друга всегда. По его словам, по тому, как он излагает свои мысли, словно учит и одновременно пророчествует, мне кажется, что это хороший человек. Если хочешь, можешь брать и читать её когда захочешь. - сказал Билл и протянул книгу девушке, испытывая в этот момент странное и мистическое чувство, словно он посвящает её в какое-то тайное учение или культ.
- Да, я с радостью прочту... - Люси замялась на секунду, после чего продолжила. - Хотя, я бы хотела, чтобы мы читали её вместе, если ты конечно не против, и конечно, когда у тебя будет время и желание. Сама я мало что пойму, поэтому тебе наверняка придётся не раз мне что-то объяснять...
            Ночь скрывала сильный румянец Люси, она неловко замолчала, сердце неистово колотилось в ожидании ответа, где отказ, по мнению девушки, значил бы, что её полностью отвергли. А Билл, как на зло, как-то странно посмотрел на неё, и этот взгляд на какое-то время неумолимо застыл на Люси.
- С радостью. - сказал Билл. - Но только не смейся, если окажется, что я и сам чего-то не знаю. - они вновь дружно хихикнули, после чего рейнджер пододвинул книгу ещё ближе к девушке и открыл на первой странице.
- У нас ещё есть пол часа времени, пока костёр не погас. В общем в начале, он рассказывает немного о себе...
            Первое чтение длилось не долго, пламя костра быстро слабело, и вскоре даже Люси с её отличным зрением не могла разобрать буквы и даже большую часть картинок. Но энтузиазм девушки не пропадал, они читали с Биллом во время каждой остановки на отдых, они не пошли даже на поиски воды и пищи, и остальным троим путникам и Чубе, пришлось заботиться о провизии без Билла и Люси. Их спутники не могли не заметить странной перемены в этой парочке, но каких-либо особенных эмоций это у них не вызывало. Разве что Генрих иногда ехидно улыбался, смотря на то, как рейнджер и "воришка" хихикают и улыбаются друг другу, читая книгу Билла, улыбался так, словно знал что-то наперёд. И перед тем как лечь спать они опять читали, но не долго, так как путь был не прост, и усталость была слишком велика.
            Несмотря на утомление, длительное влиянии голода и жажды, на следующее утро их группа двигалась достаточно бодро. Знаменитый оплот цивилизации на сотни километров вокруг был уже не далеко, и каждый уже размышлял над тем, каких именно благ, недоступных в иных местах, он вкусит. Ближе к полудню город показался вдалеке. Даже на большом расстоянии можно было рассмотреть, что город окружён стеной и разрушенными зданиями, а также несколько караванов, идущих в его сторону с разных сторон. Путники заметно повеселели, особенно Лэсси прямо сияла от счастья.
- И у этих защитная стена. - сказал Билл тщательно рассматривая поселение в бинокль. - Неужели Башенные вам так жутко допекали.
- У нас даже фермы, и те за стенами. - слегка надменно сказала Лэсси, справедливо посчитав, что рейнджер обращается к ней. - Не знаю, как там у вас на юге, а у нас после Войны выжило не так уж и мало людей, особенно дальше на востоке, и все конечно же попёрлись к побережью. Да только вот незадача, не прошло и сорока лет, как с севера попёрли прямо-таки сраные орды мутантов. Говорят, что из всех выживших тогда больше всего погибло не от последствий войны и взаимной конкуренции, но как раз от нашествий разного рода мутировавших тварей. У нас потому до сих пор не принято ходить на север. Вот чё я думаю, что твой друг профессор нагородил бреда. Люди тут с трудом выжили, а там тем более никто выжить не мог.
- Я не с юга. - сказал рейнджер через минуту, после речи Лэсси, продолжая смотреть в бинокль.
- Какая разница. Главное, что не отсюда. Давайте сразу договоримся. Говорить буду я. Я город хорошо знаю, меня в нём знают. Если решат, что мы ещё одни отбросы, пришедшие повеселиться после разрушения Башни, то нам даже ворот не откроют. Главное никуда не сворачивайте, держитесь рядом, и не мелите чепухи.
- Он не такой уж и большой. - сказал Генрих. - В нём точно не заблудишься.
- Дело не только в этом. Просто не ведите себя, как прибацанные. Окей?
            С блондинкой никто не спорил, её спутники старались не давать лишних поводов для её нестабильных нервов. Отряд всё ближе приближался к городу, недалеко от них впереди двигался маленький караван торговцев. Лэсси принялась подгонять своих спутников, она хотела догнать караван и вместе с ними подойти к воротам, надеясь на то, что так к ним будут меньше придираться, и пропустят заодно с караваном. Стены Литлсити не были низкими, около четырёх метров в высоту, и похоже состояли из строительного материала разрушенных зданий, скреплённого новым раствором. Дозорные посты находились только на углах прямоугольной стены, ну и на самих воротах, которых в Литлсити было двое. По словам Лэсси в городе проживало около тысячи человек, хотя возможно и больше, ведь точных подсчётов никто не проводил, не говоря уже о постоянных странниках и торговцах, приходящих и покидающих город.
   Путникам повезло, они, стараясь не создать неправильного впечатления, смогли настигнуть караван торговцев, и вместе с ними подошли к воротам города, но стражники, уже хорошо знали все подобные уловки, и чётко разделили оба каравана. Торговцев бегло осмотрели и пропустили в город, когда же пришёл черёд Лэсси и её спутников, лица стражников резко сделались недовольными, а руки мягко легли на висящее на ремешках оружие. Они носили укреплённую кожаную броню самой разной схемы производства, но выглядела она довольно гармонично и умело сделанной, цивилизованной, в сравнении с тем, что в основном носили к примеру рейдеры Башни или Питоны, не говоря уже про их любовь украшать свою броню всякой дрянью, цепями, металлическими сетками, колючей проволокой, и тому подобным. "Цивилизованная" же броня делалась из многих слоёв толстой кожи, и дополнительных накладок из кожи, металлических пластинок, и других прочных материалов, но всё это было красиво подогнано, гладко и ровно. Вооружены стражники были не мусором, но достаточно качественным и убойным стрелковым оружием, как довоенным, так и кустарным.
- Кто такие?! - спросил один из стражников, нагло выпячивая свою грудь, и растопыривая во все стороны плечи. Он был не маленьким, и, похоже был старшим среди остальных, речь была суровой, но временами проскакивал фермерский акцент. - Чего притянули сюда свои вонючие хвосты?
- Как дружелюбно. - сказал Генрих в ответ. - И очень цивилизовано!
- Чего?! А чего ты думал, ты тут так нужон что прям щас все рассыплются в приветствиях и приглашениях, рюмку нальют? Я вот что скажу тебе, партнёр, уж больно вы похожи на бродяг, а мы тут таких не любим. Так шо поворачивайте и давайте отсюда! - говорил суровый стражник, и при этом отмахнулся рукой, словно прогонял от себя назойливых мух.
- У тебя нет права прогонять нас! - мгновенно раздражилась Лэсси. - Мы пришли торговать. Или теперь торговцев в Лилсити не пропускают и гонют с порога?
- Литлсити! - отчётливо произнёс стражник, сурово глядя в глаза блондинке, но Лэсси не поддавалась ему. - Терпеть не могу этих безъязыких болтунов! Всё лезете в Литлсити, а не могёте даже нормально название произнести! Бродяги, будь вы неладны! - сказал стражник и сплюнул на землю.
- Посмотри сюда, дубина! - сказала нервно Лэсси, подошла к повозке и сняла с неё покрывало. - Видишь? Эти рогатые, это брамины. Это с колёсами, называется повозкой...
- Телегой. - перебил её стражник, и вновь сплюнул на землю.
- Сам ты телега! А в повозке, видишь, там товар! Так что открывай ворота, мать твою, и не морочь мне голову!
- Сейчас сюда каждый засранец, бродяга и плут лезут, со всяким барахлом. Я вот что скажу, леди... - стражник опять сплюнул. - Забирай своих браминов, свои телеги, своих бродяг и плутов друзей, и идите в пекло аж по самый горизонт, троллю в самую задницу! Надоело нам, целую неделю таких как вы выкидать из города.
- Да как ты смеешь! За кого ты нас принимаешь?! Ты... фермерский мальчик! Ты знаешь кто я?! Да я один из самых знаменитых торговцев в Лилсити...
- Литлсити!
- Пофиг! Смотри, с нами тот человек, что убил Кракена! - сказала Лэсси, указывая на Билла, но на мгновение, взглянув на Генриха. - А меня здесь пол рынка знает, и я имела дела почти со всеми предпринимателями города и странствующими торговцами!
- Догадываюсь я, о каких делах ты говоришь...
- Что с тобой говорить?! Какой дурак поставил на входе такого болвана?!
- Хорошо, - сказал Билл, - а если мы заплатим за проход, может тогда ты изменишь своё мнение о нашей компании?
- Чего?! - ещё больше рассвирепела Лэсси. - Заплатить за то, что должно быть бесплатным?! Никогда!! Я лучше пристрелю его прямо тут, на этом долбанном месте!
- Можете попробовать, дамочка, если жизнь вам не дорога!
- Послушай, - продолжил Билл, - у нас сейчас денег нет, поэтому, либо возьми оружием, либо позволь нам пройти, и когда нам удастся что-то продать, мы отдадим, что должны.
- Нет! - отрезал стражник. - Эти сладенькие песенки тут не пройдут! Если бы я верил каждой такой истории, то меня бы проходимцы по пять раз на дню подсерали бы. Придумайте что-то, что бы доказать, что вы люди порядочные и надёжные. - говоря это его взгляд на мгновение пробежал по Лэсси, пробежал снизу вверх, что она расценила по своему.
- Так вот чего ты захотел, троллья морда?! - закричала Лэсси. - А рейдерского болта между булок не хочешь?! Вонючий кротокрыс!
- Что?! - заорал в ответ стражник. - Да кому ты впала, крыса беловолосая! Я вот что тебе скажу, чем иметь с тобой какие "дела", то я лучше поцелую радтаракана в задницу!
            Спутники Лэсси молчали, другие стражники смеялись, наблюдая за представлением. Внезапно, сверху на стене появился Триггер. Видел ли он их ещё издалека, или был привлечён ссорой и узнал по голосам, но по его взгляду можно было сказать, что он знал, кого увидит под стеной.
- Ну надо же. - сказал Триггер своим спокойным, или даже флегматичным голосом, помешивая ложечкой в чашке какой-то чай. - А вы всё ещё вместе. Я думал, что уже никогда и не увижу вас. Думал, может вас прибили где-то в Пустошах. Погоди... - сказал он, обратив внимание на повозки с оружием. - Так это вы только добираетесь сюда, после падения Башни? Как по мне, словно не один месяц прошёл. Проклятье, где же вас носило всё это время? Загуляли где?
            Все молчали, опасаясь сказать что-то не так. Триггер был важным человеком в Литлсити, и если бы он захотел, то путники никогда бы не смогли попасть в город, а в этом они сейчас жизненно нуждались. По крайней мере, они сами так думали.
- Это всё блондинка... - решил пошутить Генрих. - Сказала, что знает короткий путь...
   Несколько секунд все присутствующие молчали, но после того как послышалось первые сдержанные смешки, один за другим начали срываться на смех. Лэсси практически побагровела и бросила на Генриха полный яростной злобы взгляд. Слегка хихикал даже сам Триггер, а после того как все успокоились, он крикнул старшему стражнику:
- Впусти их Герберт. Пусть проходят.
- Но! Но они!.. - пытался что-то мямлить Герберт, но Триггер перебил его.
- Впусти их, взяточник ты наш.
            Герберт испугано опустил взгляд, и подал знак остальным стражникам открыть ворота. Подгоняя своих браминов, путники один за другим заходили в городские чертоги. Последней шла Лэсси. На последок посмотрев на старшего стражника, как на свежие экскременты, она сказала:
- Герберт... Герберт...мать его...
            Герберт злобно смотрел в ответ, но ничего не говорил. В какой-то момент Билл и Лэсси поравнялись, и рейнджер улыбаясь сказал:
- Если ты так же торгуешься, как и договариваешься, тогда давай лучше бартером займусь я.
            В ответ Лэсси на него сурового взглянула. Всё ещё разгорячённая спором с деревенщиной на входе, она могла нагрубить кому угодно, даже Биллу, но всё же сдержалась.
- Не бойся, я всю свою жизнь этим занимаюсь. Всякое бывает. - сказала она.
- Ты уверенна? Тут важно спокойствие...
- Да я блядь спокойна!.. - вырвалось у Лэсси, после чего она фыркнула и ускорила шаг. Билл ничего не сказал, только молча пожал плечами.
            Лэсси множество раз бывала в Литлсити, чаще, чем где-либо ещё, не считая родного поселения. Люси так же несколько раз приходила сюда с отцом, но ещё в детстве, а для Билла, Гартуна, и Генриха, посещение этого поселения было впервые. С другой стороны, Билл за время своих многочисленных странствий не раз бывал в подобных местах и даже в более населённых, Генрих сам жил в многонаселённом месте, хоть и под землёй, да и племя Гартуна было не маленьким, но без "цивилизации", поэтому, зайдя за стены этой по словам Лэсси чуть ли не "святыни", они не были слишком удивлены. Конечно, в сравнении с маленькими поселениями это было "нечто", но всё же вся похвала, которую воздавали этому месту многие из тех, кого рейнджеру посчастливилось повстречать в этих землях, была завышена.
   Сразу за стенами было много пространства. В основном люди жили в неплохо сохранившихся многоэтажных домах, со множеством квартир. Эти здания находились на значительном расстоянии друг от друга, а между ними было либо пустое пространство, либо другие разрушенные здания, иногда валялись остатки довоенного транспорта. Мусор здесь был, но его было немного, и он скорее был собран со всех сторон в большие кучи. В этом городе явно убирали, но лишь поверхностно, поэтому он всё так же оставался достаточно грязным. Центральную часть конечно же убирали намного лучше, да и жили там богатые люди, поэтому всё что находилось за центром, больше походило на трущобы. Так же на окраинах, в пустых пространствах между домов, можно было встретить первые лавки бедных торговцев, они не смогли приобрести себе право торговать в центре. Так же здесь присутствовали разного рода дешёвые заведения, и несколько мусорных дворов, на которых возвышались горы металлолома, разного мусора, автомобилей, бочек, самых необычных вещей, что остались в наследство новым поколениям.
            Центральная часть города была обнесена ещё одной стеной, но эта стена была совсем не высока, и скорее просто проводила границу, чем служила оборонным целям. Ещё до того, как упали бомбы, центром этого города был перекрёсток из двух широких дорог. Обе были длинными, вдоль них по обе стороны располагались одноэтажные частные дома, в которых жили богатеи, "элитные" лавки и заведения, палаточные рынки, склады, и другие важные места. Конечно же, на перекрёстке всегда было людно, так как всё общение между людьми происходило именно там, даже если у этих людей не было ничего ценного. Стражники, торговцы, "важные" персоны, гости, странники, молодежь, девушки и парни разного возраста, резвились, "зависали", развлекались... Также странные личности, которые старались походить на "бандитов", скрытые настоящие бандиты, бродяги и попрошайки, ну и конечно обычные люди, и фермеры.
   В границах города было лишь несколько полей и животных ферм, большая часть всего этого находилась за стенами Литлсити. В общем, здесь всегда было движение и для человека, жившего в окружении небольшой группы одних и тех же людей, жизнь в Литлсити могла показаться жизнью перенаселённого мегаполиса, и здесь он и вправду мог встретить много вещей, событий, судеб, информации, которая могла быть доступна только людям довоенного времени. Город не был слишком ярким и броским, но на перекрёстке почти все заведения имели необычные вывески, собранные из мусора, порой целые статуи и другие необычные вещи, призванные привлекать внимание. Неона было совсем немного, зато почти повсюду перекресток был украшен разноцветными гирляндами из пластиковых флажков, что висели на верёвках и украшали почти все здания. Сложно было даже предположить, где жителям Литлсити удалось найти так много этого материала, да и выглядел он как-то немного неловко и по провинциальному, но большинство простых людей это могло впечатлить.
            За время существования города в его теперешнем виде, родилось множество людей, что были выращены и воспитаны в духе цивилизации, почти вся молодёжь, что теперь "зависала" на перекрёстке. Они общались почти совсем так же, как общались молодые люди до войны, испытывали те же переживания и жизненные ситуации, были более развиты, чем живущие в маленьких поселениях. Большинство из коренных жителей Литлсити любили свой город, ценили его и понимали, насколько это важное явление в современном мире, хотя, конечно же было много и тех, кто мечтал о чём-то большем, например, о легендарном Феникс Сити, или как его ещё называют Эмеральде. Община Литлсити была в целом дружна и сплочена, и не очень радовалась чужакам, хотя и не была слишком нетерпима по отношению к ним.
- Ну так, - заговорил Триггер, попивая свой чай, - куда пойдёте вначале? Думаю сразу на рынок, или всё же отдых после тяжёлого пути?
- У нас плохо с деньгами. - сказал Билл.
- Совсем плохо. - добавила Лэсси.
- Понимаю. Хотя, на последнем собрании самые влиятельные из торговцев упоминали, что оружие сильно упало в спросе.
- Насколько сильно? - взволновано спросила Лэсси.
- Ну, скажем так, вам придётся постараться и побегать по рынку, что бы найти желающих купить или обменять его, да ещё и по хоть как-то приемлемой цене. - Триггер на секунду посмотрел на повозки путников. - Да и так много у вас никто не возьмёт.
- Ты можешь нам помочь с этим? - спросил Билл, надеясь осторожно уговорить Триггера.
- Помочь? В смысле поговорить с кем-то, найти покупателя и убедить его? Да, возможно я бы мог. Но не стану. Стоит вмешаться раз, воспользоваться своим положением, и начнёшь так делать всегда. Я уже много лет начальник стражи, только потому, что делал своё дело как следует. У нас тут у каждого своя ответственность.
- Понимаю. - сказал Билл. В этот момент они зашли глубоко в город, мало кто из местных жителей обращал на них внимание, только некоторые приветствовали Триггера. - Мило тут у вас, похоже, безопасно.
- Весьма. Но я бы на вашем месте сохранял бдительность, ребята. У нас тут... криминалитета нет. Мы много лет работали сообща, чтобы сделать город безопасным, и настроить наше общество на общий лад.
- А не официально? - спросил Генрих.
   Триггер мрачновато взглянул на него, но всё же ответил:
- Если быть неосторожным, а что ещё важнее, вести себя грубо, то найти неприятности не составит труда, даже в Фениксе. У нас тут много приезжих.
- А эти ребята? - спросил Билл, указывая на троих мужчин, в драной одежде, со странными причёсками и татуировками. - Эти по поведению похожи на местных, они тоже разделяют ваши устои?
- Это бывшие Ночные Ползуны. Не так давно, они, как и Башенные, и Питоны, были одной из самых больших рейдерских общин. Раньше они обитали дальше на севере, их так назвали за любовь к ночным вылазкам. Суровые ребята, опасные. Это длинная история, но что бы прекратить кровопролитие и жизнь под страхом, мы решили приютить их общину к себе.
- И что, они даже не попробовали взять власть в свои руки? - спросил Билл, проявляя искренний интерес к этой истории.
- Нет. У нас тут нет власти.
- Совсем нет?
- У нас есть совет, в него входят важные люди нашей большой общины. Это могут быть и важные торговцы, и даже фермеры или люди, которые владеют хорошими навыками крафта. Или к примеру начальник стражи. Право заседать на совете получают преданные городу люди, влияющие на его будущее, и вместе, мы решаем проблемы или принимаем решения, всё сообща. Здесь нет места личным интересам или политике. Это наш дом, и все мы ради нашего дома сделаем всё необходимое. Ползунам заранее было выдвинуто условие о приёме наших жизненных ценностей. Вначале было конечно трудно, но большинство из них быстро освоились, и не удивительно, ведь жизнь тут просто райская, в сравнении с жизнью в пустыне. Первое время они сами решали вопросы с теми из своих, кто не мог жить спокойно и мирно. Знаете, я понял одну вещь. Если дать даже пропащему человеку достойные условия, он вполне может измениться. Конечно, на совете есть место для представителя коммуны Ползунов, но с каждым годом это исключение теряет свой смысл, ведь они превращаются в полноценных членов нашей коммуны. По крайней мере, в большинстве случаев.
- Анархия... - сказал задумчиво Генрих.
- Что-что?
- Анархия, вроде как. Так называется ваш общественный строй. В нём есть свои прелести, но это как ходить по лезвию ножа, всегда в одном шаге от неприятностей.
- Ну, называть это можно как угодно. Я же предпочитаю называть это нашим образом жизни. Мы стараемся делать так, чтобы всем было хорошо, а для этого иногда каждый должен чем-то жертвовать или уступать. Но не подумайте, у нас тут никто никого ни к чему не принуждает. Многие из бойцов Ползунов сейчас работают стражниками, и поверьте, следят за порядком не хуже старожилов, при этом не плетут каких-то интриг за нашими спинами. И на войне с Башней, они отлично себя проявили.
- А разве когда плетут интриги у тебя за спиной, - сказала Люси, - то ты способен заметить это?
            Триггер молча посмотрел на неё, после чего сказал:
- Ты прямо как твой отец. Он был поражён нашим решением больше чем наши собственные жители. И до сих пор как не встретимся, всё мне говорит: "Вам нужно выкинуть этих бродяг в пустыню за стены, иначе ждите беды" - сказал Триггер, пародируя голос Арчера.
- Я говорил с Грязным. - сказал Билл. - Вы не думали приютить к себе и Питонов?
- С ними история немного другая. Но я думаю, что это было бы излишним. Всё же Литлсити не зря так называется. Нам ресурсов едва на себя самих хватает, вот тогда всё и может рухнуть. Грязный хотел основать город, ну пусть попробуют, мы готовы сотрудничать с ними, даже возможно готовы чем-то помочь, безвозмездно. Теперь, когда Башни нет, а Ползуны часть нашей общины, они уже не угроза для нас. Теперь вообще многое я полагаю измениться.
   Не торопясь, они подошли к одним из ворот, что вели к перекрёстку. Махнув головой, Триггер подал сигнал стражникам, открыть путникам двери.
- Это всё ребята, - сказал он, обращаясь к путникам, - что я могу для вас сделать, дальше сами. Успеха вам и держитесь подальше от неприятностей.
            Триггер ушёл, оставаясь всё таким же флегматичным, как и всегда, не проявив и капельки позитива, и не улыбнувшись даже уголками рта на прощание. Неуверенно поглядывая друг на друга и на людей, слоняющихся по перекрёстку, путники погнали своих браминов вперёд. Чубу пришлось посадить на поводок, ведь как только он увидел обилие живых людей вокруг, его хитрые глазки тут же забегали во все стороны. На странников мало кто обращал внимание, здесь у каждого были какие-то свои дела, даже у неимущих бродяг, пусть даже этими делами было простое сидение у обочины. Кто-то из молодёжи и подозрительных личностей обратил внимание на броню рейнджера, тихонько шепчась между собой, кто-то из молодых парней обратил внимание на Люси, сделав несколько положительных, но всё же непристойных замечаний, по поводу того как "горячо" она выглядит в своём кожаном костюме.
   Пока остальные бегали своими глазами по всевозможным зданиям и заведениям Перекрёстка, Лэсси точно знала, что искала. С некоторыми торговцами на палаточном рынке она даже общалась, заходила в несколько магазинов, некоторые сразу проходила мимо, в виду заметного обилия у них того товара, что странники могли предложить. Периодически доносились приятные запахи еды, среди палаток с товаром встречались палатки, где на огне прямо у клиента на глазах приготавливали пищу, жарили мясо, пекли кукурузные, тонкие лепёшки, тушили ароматное жаркое с мясом, капустой, кукурузой, и другими всевозможными продуктами. Во многих местах цены были невелики, и даже малоимущий человек мог позволить себе что-то купить, но у путников не было средств даже на одну кукурузную лепёшку. Несколько раз Чубу пришлось силой оттягивать от прилавка.
            Прослонявшись бесцельно около часа, путники вместе со своими повозками отошли на обочину дороги. Они были уставшие, мучимые голодом и жаждой, а к их товару никто не проявил интереса.
- Забавно... - устало проговорила Лэсси. - Я всё же надеялась, что хоть кто-то предложит что-то серьёзное. Не отдавать же пистолет-пулемёт за лепёшку или коробку с сухой вермишелью...
- Может, мы будем вынуждены... - так же устало проговорила Люси, складывая вываленный язык пса обратно ему в пасть.
- Забавно то, - сказал Генрих, - что пройдёт какое-то время, и всё это оружие вновь станет очень дорогим.
- А мы умирать к тому дню... - сказал Гартун и протяжно застонал.
   Уставшие бороться с надвигающимся бессилием, путники молча сидели у обочины, и печально взирали на проходящих мимо людей, на бары, из которых выходили "увеселённые" люди, вновь и вновь вдыхали запахи ароматной пищи. Генрих нервно крутил в руках отвёртку, кажется, он несколько раз хотел что-то сказать, но замолкал, так не издав и звука.
- Чё приуныли, бродяги? - внезапно раздался тоненький, нахальный голосок.
   "Бродяги" были настолько уставшими, что не желали даже нагрубить в ответ. Их взору открылась маленькая девчушка, лет тринадцати на вид, с рыже-розовыми волосами, кончики которых были выкрашены в фиолетовый цвет, одетая в довоенные обноски, с любовью перешитые в некое подобие разноцветного костюма. Люси сразу сообразила, что девочка сделала это сама и даже немного позавидовала такой фантазии и умению.
   Путники одарили девчонку уставшими взорами, только Генрих слегка заулыбался от её вида. Наглая девчонка ко всему прочему нагло жевала жевательную резинку, и не без мастерства надула из неё шарик, который с хлопком лопнул.
- Я Гвендолин, можно просто Гвен. - девчонка продолжала жевать резинку, и тщательно осматривала каждого из путников. - Чё молчите? Помощь нужна? Я тут всё знаю, из того, что можно, и чего нельзя. За скромную плату дам хороший совет, а может даже помогу, у меня тут есть связи.
            Путники продолжали молчать, только Генрих всё так же улыбался.
- Чё?! - спросила Гвен, смотря на Генриха.
- Ничего... - спокойно сказал Генрих, но продолжал улыбаться. - Просто ты очень милая...
            Девчонка сложила на груди руки и недовольно сказала:
- Значит так, сразу для ясности! Я телом не торгую, так что если ты из "этих", то мне твоя похабень не интересна!
            Внезапно Генрих засмеялся, заразил смехом и Люси, хотя она не могла понять, почему Генрих смеётся. Улыбки появились на лице и у всех остальных, даже у самой Гвен, а Чуба подошёл к ней и облизал руку, в надежде найти в незнакомке нового товарища для игр. Гвен осторожно погладила его в ответ, от чего пёс радостно заскулил.
- Не волнуйся. - сказал Билл. - Он тебя не укусит. Он считает, что ты хороший человек.
- Да кто его знает, чего он меня облизывает! Может просто так, а может перед тем, как отцапать пол руки! Вы вроде ребята нормальные, хотя я раньше вас тут не видела.
- А ты всех знаешь в лицо? - спросил Генрих.
- Нет. Не совсем. Но всё же вы тут словно чужие. Я видела, как блонди тут бегала повсюду, сразу решила, что, либо она у вас старшая, либо тут бывала.
            Гвен бесцеремонно подошла к одной из повозок, и, приподняв покрывало начала рассматривать оружие там лежащее. Среди всего её внимание привлёк "Пустынный Орёл", она взяла его в руки, прицелилась в голову брамина, и не без напряжения спустила курок. Оружие просто громко щёлкнуло, но было не заряженным.
- Круто! Дофига у вас тут пушек! Где так много набрали? Вы тоже дрались с Башенными?
            Билл встал, и подошёл к девушке, забрал у неё пистолет и сказал:
- Осторожно, он мог быть всё ещё заряженным.
- А вы чё разве не разрядили их? Первым делом нужно разряжать! - сказала Гвен и достала очередную пушку, пока Билл положил на место первую. - Чёрт, таким можно изрешетить человека насмерть!
- Точно. - сказал Билл и забрал и следующее оружие, но Гвен сразу же хватала что-то другое.
- Это круто, когда есть так много пушек! Вот только поздно вы пришли, сейчас почти некому их втюхать, в наличии много, спрос очень низкий.
- Похоже, ты профессиональный "указатель". - сказал Билл, и забрав в очередной раз у девушки оружие, быстро накрыл всё покрывалом.
- Типа того. В общем, похоже у вас плачевное состояние, а у меня есть пару идей, ну так как, мы договорились?
            Путники какое-то время молчали, поглядывали то на Гвен, то на Билла.
- Боюсь, ты в нас ошиблась Гвен. - сказал Билл. - У нас всё так плохо с деньгами, что нет даже доллара, что бы расплатиться с тобой.
- Может еда? - спросила девушка, на что Билл отрицательно покачал головой. - Медикаменты? Дурь?.. Ну, во всяком случае, у вас есть пушки! Давайте так, я вам совет, а вы мне того орла!
            Девочка смотрела на Билла широко открытыми блестящими глазами, в надежде, что вот-вот получит свою "крутую" игрушку. Билл в ответ улыбнулся, он сбросил со спины свой рюкзак, и, залезши в его глубины, через минуту извлёк небольшой выкидной нож, с тоненьким, но очень острым лезвием. Его рукоятка была покрыта стеклоподобным, прозрачным материалом красного цвета, и с обеих сторон внутри блестела золотая розочка.
- Вау! - радостно прикрикнула Гвен, а её глазки заблестели ещё больше. - Вот это крутая штука! Ты мне её отдашь?
- Да, он принадлежал одной моей старой знакомой, но я не уверен, встретимся ли мы ещё когда-нибудь, так что я думаю, она будет не против. Ты бы ей понравилась.
- Хорошо... - радостно промямлила Гвен, тут же принявшись махать своим новоприобретённым оружием. В процессе битвы со своим невидимым противником, она поймала улыбающийся взгляд рейнджера, и прекратила. - Ах да, чуть не забыла про свою часть сделки. Ну, обнадёживать я вас не стану, шансов у вас совсем не много. Возле того склада, - Гвен указала пальцем в другой конец улицы, - есть водопой. Там вода не самая чистая, но зато там принимают любой товар. За неё берут лишь символическую плату, что бы каждый бродяга мог себе позволить самое основное в жизни. Просто дайте молча стражникам какой-нибудь пистолет, и можете пить сами, напоить своих браминов, и даже набрать с собой. На ферме Рори я стащу для вас несколько пачек травы для браминов, но с едой боюсь ничем не могу вам помочь, мы и сами уже два дня как практически ничего не ели...
- У тебя есть родители? - спросила Лэсси, в её голосе звучали искренние сострадание и жалость.
- Папа погиб давно, наверное, около семи лет назад. Мама у меня честная женщина, поэтому ей и так не просто заработать, а сейчас она приболела, так что вы понимаете... Ну, а насчёт покупателя, есть один вариант, но не простой, и уж точно никаких гарантий я вам дать не могу.
- Давай попробуем. - сказал Генрих.
- Есть один торговец - Старикан Пью...
- Я слышала о нём, - сказала Лэсси, - особенно часто говорят, что он ещё та боль в заднице.
- Ну, да... Его чаще называют Старый Ублюдок, или Старый Пердун, или Старая Мумия, или чего похуже, так как у него очень сложный характер. Он очень жадный и вообще противный и не сдержанный, но у него есть связи и просто отличная жилка торговца. У Старика Пью всегда есть редкий товар, и он всегда знает, как продать то, что никому не нужно. Его никто не любит, так что если кто и остался, не завален оружием так это он.
- Девочка права. - сказала Лэсси. - Это может быть шанс. Если старикан не поимеет нас.
- Хорошо. Вашему парню, - сказала Гвен и указала на Гартуна, - лучше повести браминов на водопой. Но один пусть не идёт.
            Путники молча переглянулись между собой.
- Хорошо. Я пойду с Гарти. - сказал Генрих.
- Окей. - продолжила Гвен. - Остальные пойдут со мной, вас я потом найду. Я проведу вас к лавке Пью, но потом ты блонди пойдёшь со мной. Рори нравятся девушки с довоенными причёсками, пусть даже с такими потрёпанными в пути.
- Что это ты такое задумала? - недовольно проворчала Лэсси.
- Ничего. Просто заболтай его, придумай что-то. А я быстро стяну пару пакетов травы, главное не дай ему меня заметить! Окей, пойдёмте, а вам туда! - указала девочка пальцем в сторону водопоя.
            Генрих и Гартун повели гружёных браминов на поиски водопоя, остальным не пришлось далеко идти, так как магазин Старика Пью был недалеко, но даже за эти десять минут неспешного шествия, девочка успела засыпать путников вопросами.
- Так вы тоже дрались за Башню?
- Типа того. - сказал Билл. - Хотя думаю, все мы были там не ради добычи, просто так вышло.
- Круто! Говорят, там такое было! Во всех барах только о том и разговоры. О кровавой мясорубке, о стрельбе, драках насмерть, о осаде и бомбах, пулемётах и страшном металлическом танке! Круто! Жаль, что меня там не было! А ты тоже там была? - спросила Гвен обращаясь к Люси.
- Да. Поверь, когда ты там, то в первую очередь хочется оказаться в таком милом месте как это. Там страшно, вокруг кровь, смерть и ужас, ничего на самом деле крутого и хорошего.
- Правда? А как послушать разговоры так само веселье.
- Для людей это естественно. - сказал Билл. - Когда весь этот ужас прошёл, они начинают его восхвалять и радоваться.
- Кроме тех, кого там искалечило. - сказала Лэсси. - Или чию судьбу это сломало, или тех выживших башенных, кто сейчас умирает в Пустошах. Или тех, кто там побывал, и теперь всю жизнь не сможет нормально спать. Честно говоря, не понимаю, кому вообще нечто подобное может нравиться?
- Им нравиться что они там побывали, и выбрались оттуда живыми. - сказал Билл.
- Вообще-то вы правы. - сказала Гвен после паузы. - Я слышала, что чуть ли не половина мужчин, что ушли с Триггером, не вернулись. Это конечно страшно. - заметно помрачнела девочка. - Мой отец погиб в одной из стычек с Ползунами. А сейчас это племя живёт вместе с нами. Если бы в тот день, когда они пришли сюда, я была старше, наверное, ненавидела их бы до сих пор. Но я думаю, что хорошо, что всё так закончилось, теперь они тоже жители Литлсити, и у нас мир. Теперь нет Башенных, и это тоже хорошо... Наверное.
- Будем надеяться. - сказал Билл подбадривая девочку улыбкой.
- Странная у вас компашка собралась. Вы такие... разные что ли. И пёс прикольный. А где вы взяли дикаря? Ему не грустно с вами, одному без пары?
- В смысле без пары? - спросила Лэсси.
- Ну вы же в парах, а он один, хотя видно, что парень смелый...
- Я не встречаюсь с рейнджером, если ты об этом. - сказал Лэсси так недовольно, словно её оскорбили.
- Я поняла. Он встречается с ней, это сразу видно, милая парочка.
- Нет! - запротестовала Люси. - Мы не встречаемся! С чего ты взяла, что мы парочка?
- Милая парочка! - хихикнула Лэсси.
- Я не знаю... - сказал Гвен, ещё раз пристально посмотрев на Билла и Люси.
- Мы точно не парочка, Гвен! - сказал Билл. - Ты ошибаешься.
- Правда? Ну, окей тогда. Хотя вы очень мило смотритесь, и из вас бы вышла неплохая парочка, хоть она старше меня всего то на несколько лет.
- Гвен...
- Это не плохо! Я имею в виду, что в этом нет ничего плохого, я полагаю... К тому же она уже кажется достаточно взрослой. - глаза девочки нагло пробежали по фигурке Люси, по каждому изгибу, подчёркнутому её слегка обтягивающей, кожаной бронёй. - О парень, ты такая красивая. - сказала Гвен с завистью прикусив нижнюю губку.
            Люси и Лэсси рассмеялись, после чего блондинка сказала:
- Не волнуйся, пройдёт пару лет, ты станешь такой же горяченькой как и Люси. Я кстати в коже тоже смотрюсь не плохо...
- Ты уже взрослая. Все взрослые девушки красивые. Надеюсь, когда я вырасту, у меня будет такая же хорошенькая фигурка, как у Люси.
- Прошу, ты смущаешь меня... - сказал Люси, слегка хихикая, её щёчки налились розовой краской.
- А грудь бы я хотела такую же как у тебя. - продолжала Гвен, обращаясь с Лэсси. - Ты не подумай, Люси. У тебя она то же привлекательная, но у блонди всё же больше. А заметная грудь, это так красиво! - сказала мечтательно Гвен и посмотрела на Билла.
   Рейнджер заметил, что все его спутницы смотрят на него. От их разговоров он был слегка смущён и лёгкий румянец появился и на его щеках.
- Что я могу сказать... Вы лучше у Генриха спросите, я думаю, ему будет что рассказать.
- Генрих это тот чёрненький с носом?
- Да. - сказала Лэсси.
- Значит, ты не встречаешься с ним?
- Нет! Не хватало. Он как болван. Он кстати из Убежища, если ты знаешь, что это. Втерянный такой... Не, не вариант!
- Тогда окей. Вот мы уже почти и пришли...
            Магазинчик стоял в тихом и мало приметном месте, похоже, здание и раньше служило этой цели, и ещё до войны не знало даже косметического ремонта. На входе имелась неприметная вывеска с надписью: "Всякая всячина".
- Вам туда. - сказала Гвен указав пальцем. - Главное ведите себя скромно. Хотя, я думаю у вас это хорошо получиться само по себе. А мы с блонди пойдём и раздобудем вашим браминам чего поесть.
- Мне не нравиться эта идея... - недовольно проворчала Лэсси.
- Да не бойся ты! Я же не переспать с ним тебя прошу. Просто поговори, пофлиртуй, курточку свою слегка расстегни пониже, а как я дам знать - уходи. Пошли.
            Лэсси ворчала, но всё же шла за девочкой. Билл и Люси переглянувшись, переспросили друг друга о готовности, и, собравшись с силами, направились к магазину. Но их сил хватило ненадолго. Не успели они подойти к деревянной лестнице, что вела к входным дверям, как дверь внезапно распахнулась, и пылающий злобой бритоголовый мужчина, сбежал к ним на встречу. Мужчина был так зол, что не обратил на рейнджера и Люси никакого внимания. Он на секунду остановился, и прокричал обратно в сторону магазина.
- Старый ублюдок! Три к пяти?! Три мать его к пяти?!! Бабскую щёлку тебе вместо рта! Да я лучше выкину их в ближайшую радиоактивную яму, чем отдам тебе! Вонючий пердун!
            Через мгновение во входе показался пожилой, худощавый человек, с вытянутым лицом, седыми волосами, седой щетиной, и хриплым голосом. Он так же был на взводе, похоже эти двое уже давно ругались.
- Пшёл отсюда, сраный молокосос! Иди торгуй с гулями, и шлюхами, компания как раз по тебе! Я лучше пойду подотрусь этими бумажками, но не заплачу тебе ни долларом больше, трахнутая твоя задница! Гнилозубый дармовщик! Игуаний хрен тебе на вертеле старый друг, а не я!
            После ещё нескольких выпадов, "деловая встреча" по-видимому, была окончена, и оба торговца разошлись, излучая в окружающее пространство злобу и раздражение. Вновь переглянувшись, "парочка" и их пёс направились в магазин. Они вошли, рейнджер быстро соображал с каких слов начать.
- Добрый день, мы ищем старейшину Пью...
- У нас уже закрыто! - перебил его вредный старикашка. - Уходите!
            От его крика Люси даже слегка вздрогнула, а Билл растерялся, не мог подобрать даже одного слова. Рейнджер и сам дёрнулся, когда Чуба радостно побежал к Старику Пью. Чуба несколько раз пролаял, после чего молча стоял с вываленным языком, смотря на Пью.
- Фу! Что за пакость?! - начал было раздражённо Пью, но через секунду слегка подобрел. - Чего тебе? Иди вон.
            Но Чуба всё так же стоял и смотрел, не сводя своих тёмных глаз со старика. Пью осторожно прикоснулся к собаке, после чего погладил, а уже через минуту старик с улыбкой на лице дурачился с Чубой. Пью достал из тарелки на своём столе что-то съестное, и кинул собаке, и оно в мгновении ока было с радостью проглочено.
- Хех, забавный пёс... - Сколько? - спросил он, обращаясь к рейнджеру.
- Извините, что?
- Сколько хочешь за собаку? Я дам хорошую цену.
- Простите, но он не продаётся.
- Сынок, в наше время можно купить всё, если деньги есть в достатке.
- Простите, он не просто пёс, он мой друг. Чуба не раз спасал мне жизнь.
- А... - проворчал что-то себе под нос старик. - Понимаю. У меня тоже когда-то был такой вот друг, правда, попроще, но тоже преданный. Жаль, что они бедняги живут меньше, чем всякие недоноски нашего племени. - сказал Пью, налил себе пол стакана виски, и опустошил одним глотком. - Твой явно породистый. Мутант. Но я узнаю черты его породы... увлекаюсь, теперь уже историей собаковедения, знаешь ли.
            Ренйджер и Люси молчали, не знали, что им сказать.
- Как ты там меня назвал, сынок? Старейшина Пью?! - и старик хрипло засмеялся. - Такой вежливый. Меня так ещё не называли. Ладно... Что у вас там за дело?
- Торговля. - осторожно сказала Люси, всё ещё слегка прячась за спиной рейнджера.
- Я так и понял, сладенькая. По другим делам ко мне обычно не ходят. Выкладывайте.
            Пью сел за стол, Билл и Люси подошли к нему, а Чуба продолжал подлизываться к старику, и не безуспешно, вскоре Пью кинул ему ещё один кусочек чего-то съестного.
- Нам посоветовали обратиться к вам, - сказал Билл, - так как мы попали в неловкое положение. У нас две среднего размера повозки с оружием.
            Пью на секунду задумался, сложив на животе руки, повертел пальцами, после чего сказал:
- Понимаю. Ситуация у вас и вправду паршивая. Сейчас в Лилсити за металлолом можно больше выручить! - Пью хихикнул, и налил себе ещё немного виски, выиграв пол минуты времени, пока наполнял и опустошал стакан. - Но да... Да ребята. У нас может быть сделка. Не самая привлекательная, но поверьте лучшая из тех, которые вы сможете тут заключить. Что за оружие то?
- Лёгкое стрелковое. Большая часть довоенного производства.
            Неожиданно в магазин вошёл молодой парень лет двадцати пяти на вид. Половина его головы была выбрита, на другой стороне волосы были уложены в некое подобие нестандартной причёски, словно он пытался походить на рейдерский стиль Ползунов. Парень был одет в кожаную броню, умело укреплённую многослойными кожаными элементами. По его внешнему виду и поведению можно было догадаться, что парень коренной местный житель, и работает стражником. Он принёс что-то на накрытом подносе, и положил на тумбочку. Как только он вошёл в магазин, взгляд Пью замер на нём, такой очень недоброжелательный взгляд.
- Какого чёрта ты тут делаешь?! - вновь закричал старик. - Тебя кто-то приглашал сюда?!
- Тут просто, мать передала... Там есть сыр, ты же любишь...
- Пшёл отсюда! Чёртовы подлизы, как бродяги, даже хуже! Уходи и не надоедай мне своими приходами!
            Парень мгновенно растерялся, неуверенно попятился обратно к выходу, пытался что-то сказать, но вопли Пью не давали ему. Только находясь уже в самом выходе, он смог выкрикнуть:
- Как ты так можешь?! Я твой сын, а не какой-то подзаборный бродяга!
- Сын?! Ты мой сын?! Да то, что я брызнул в чию-то пихву ещё ни к чему меня не обязывает! Пшёл отсюда!
            Парень пыхтя от злости выбежал прочь, Люси и Билл ошарашено смотрели на Пью.
- Да не обращайте внимания! - решил пояснить Пью. - Только и ждут, когда я сдохну, что бы прибрать к рукам всё моё имущество. Сыночек, мать его! Занялся лучше бы делом, чем жопу просиживать в страже.
            Пью, опять налил себе виски, и не спеша, выпил.
- Нервная у вас работёнка. - осторожно сказал Билл.
- Есть немного, но порой необходимо, иначе всё прахом накроется.
- А тот лысый тоже ваш родственник? - спросила Люси.
- Тот вонючий брамин? Не хватало! Это мой старый приятель, мы уже давно ведём с ним дела.
- Я так понимаю, - сказал Билл, - вы сегодня с ним поссорились?
- Ах, вы про это? Да этот плут завтра вернётся. Три к пяти конечно не справедливая цена, он немного уступит, я уступлю, и сойдёмся в цене. Мы часто так торгуемся, однажды спорили на протяжении месяца, пока не сторговались.
- Понимаю... - сказал Билл, хотя совсем не понимал, зачем же тогда всё так усложнять и портить друг другу нервы.
            Старик Пью ненадолго задумался, после чего сказал:
- Не берите ненужного в голову. - сказал он махая рукой в сторону дверей. Давно вы ели? Судя по тому, как ваш пёс слопал весь мой обед, с едой у вас проблематично.
- Простите. Мы и вправду давно уже не ели нормально, так, подножный корм.
- Понимаю... Ладно. Пойдемте для начала поедим, и заодно обговорим сделку. Я думаю вас больше чем двое?
- Вообще-то нас пятеро, не считая собаки...
- Ну, если все они так же вежливы, как и вы, то проблем не будет. Пойдёмте.
            Пью долил себе ещё немного виски на дорожку, после чего накинув курточку из браминьей кожи, вышел вместе со своими гостями. Он закрыл двери, ворча что-то о воришках, остальных членов отряда пришлось ждать. Пью не любил ждать, но ждал, иногда перекидываясь с рейнджером несколькими словами о их путешествиях. Минут через десять появились и остальные, Гвен как только заметила Пью, тут же удалилась, но недостаточно быстро, что бы быть незамеченной.
- Так вот кто ваш информатор. - сказал Пью с такой интонацией, что было невозможно понять рад он или наоборот зол. - Ещё та проныра, и навязчивая как болячка. Да и выглядит как пугало фермерское. - Пью сплюнул на землю. - А в остальном, неплохая девочка, пока что.
- Она кажется очень милой. - сказала Люси.
- Ага. Если бы не её мать, уже давно бы вляпалась в неприятности. Жаль её отца...
Старик Пью окинул остальных суровым взглядом, заметив про себя все их недостатки, но не ворчал.
- Ладно. Пойдёмте поедим.
   Все остальные оживились, услышав его слова, даже Лэсси, которая выглядела заметно раздражённой. Путники следовали за Стариком Пью, Люси о чём-то беседовала с ним, пока рейнджер слегка отстал, чтобы пообщаться с остальными. Генрих и Гартун набрали с собой много воды, и успешно напоили браминов, потом Билл обратился к Лэсси.
- Ну, как всё прошло? Вас не поймали? - спрашивал он, хотя сам отчётливо видел несколько пачек спрессованной сухой травы, но настроение Лэсси говорило о чём-то плохом.
- Эта... Гвен! - Лэсси умолкла, словно не хотела рассказывать, что случилось, но потом всё же не сдержалась. - Я отвлекла этого Рори...
- Он не был симпатичным? - решил подшутить Билл, но тут же осёкся, когда Лэсси окатила его пронизывающим, неприветливым взглядом. - Прости...
- Не был. Не самый уродливый, но грязный, воняет браминами, волосатый и с животом. Я кокетничала и флиртовала, как могла, строила из себя дурочку, думаю: "Где же эта Гвен?!". Этот брамин уже начал лапать меня! А я вместо того, чтобы увалить его со всей своей силы, как дурочка смеялась и улыбалась! Фу!
- Но ты же как-то выкрутилась?
- Ага! Стою, хочется под землю провалиться, думаю: "Где же ты, чёртова девчонка?!".
От безысходности смотрю во все стороны, а эта писька стоит сзади в десятке метров, и смеется! Можешь себе такое представить?! Этот вонючий брамин лапает меня, уже чуть ли не пытается отыметь, а она молча стоит и смеётся!
- Да ладно. - влез в разговор Генрих. - Неужели тебе совсем не понравилось? Так необычно и даже, экстремально!
- Ты такой козёл, Генрих! - злилась Лэсси, на что Генрих только сильнее улыбался. - А тебе там, в клетке понравилось, когда каждая грязная шлюха на тебя залазила? - она на какое-то время умолкла, после чего продолжила: - Я забыла! Лучше не отвечай! Мне даже страшно представить твои больные мысли!
- Так грубо... - спокойно сказал Генрих.
- Да пошёл ты, Генрих... - сказала Лэсси, и прекратила этот диалог, вырвавшись вперёд остальных.
            Генрих посмотрел на Билла, и молча, пожав плечами, сказал:
- По-моему у неё какие-то комплексы.
- Всё же, я думаю, это было неприятно.
- Она взрослая девочка... Хотя, ты прав.
   Странники и Старик Пью покинули границы Перекрёстка, и направились в трущобы Литлсити. Первой сообразила именно Лэсси, куда их ведёт Пью, ведь она хорошо знала, что в трущобах есть только одно заведение, где можно поесть, не считая мелких палаток, где продают "всякую всячину", порой едва ли съедобную. Хотя и в самом "Что-то Есть" пищу готовили из того, что среди нормальных людей не считается едой вообще. "Старый скряга и вправду скряга, пытается по-тихому сэкономить..." - подумала про себя Лэсси, и при первой же возможности собиралась поделиться своими мыслями с остальными, благо в этот момент ей хватило ума промолчать, пока не пришла в голову идея вывести старикашку на чистую воду обходным манёвром.
- Значит, мы идём в "Что-то Есть"? - спросила Лэсси, как бы в невзначай.
   Пью, с подозрением посмотрел на неё, при этом по привычке прищурив правый глаз.
- Да. Это конечно не ресторан на Перекрёстке, но там намного лучше, чем обычно говорят всякие богатеи.
- Я не раз бывала там. К сожалению, караванщики на редкость могут позволить себе обедать в ресторане.
- Тогда ты должна понимать. В конце-концов какая разница, какое мясо ты ешь, главное, чтобы не человеческое. В "Что-то Есть" готовят так вкусно и умело, и при этом не дорого, что любой полу-разумный человек будет есть там, а не где-то, где берут в три дорого. К тому же хозяин заведения мой должник, и я думаю, что вам сейчас особо без разницы, что есть.
            В его словах был непрямой намёк для Лэсси, который она поняла и пораженчески умолкла. "Старый скряга, ещё решил и накормить нас там бесплатно! Торговая жилка, мать его!" - раздражённо думала про себя блондинка. У заведения была ещё одна особенность, уникальная для трущоб - разноцветная вывеска, сияющая огнями сотни лампочек, по крайней мере, тех из них, что были в рабочем состоянии. Периодически выходили небольшие, весёлые компании, сытые и пьяные, некоторые люди бросали мимолётные взгляды на Старика Пью, но мало кто обращал внимание на путников. Они зашли внутрь, оставив браминов и повозки на охраняемой стоянке. Внутри было душно, и очень приятно пахло сразу несколькими блюдами. Столы и стулья состояли из потрёпанных довоенных, вперемешку со сделанными уже после войны из различного мусора. Люди вокруг ели и пили, иногда кто-то щипал официанток, и это могло повлечь за собой самую разнообразную реакцию.
   Было шумно, но люди в основном не скандалили, и что важно до драк дело не доходило. В "Что-то Есть" было много народа, внутри и снаружи здание, как и все остальные в трущобах, было обветшалым и поврежденным, но в заведении была своя необъяснимая, положительная атмосфера и даже некое подобие уюта. Мрачноватое, но интимное освещение, создаваемое ядерным генератором, вносило в эту атмосферу свой значимый вклад. Путники заняли один из пустующих столиков, дополнительные свободные стулья пришлось собирать отовсюду. Несмотря на то, что тут было много интересного, Чуба послушно сидел рядом со своим хозяином, вывалив язык, и махая головой во все стороны, реагируя на каждый звук. Официантки не подходили к ним, но сразу же показался хозяин заведения Флойд. Вся его семья работала в "Что-то Есть", в купе с нанятыми работника кухни и сервиса. Нужно сказать, что этот бар-ресторан занимал важное место в жизни трущоб Литлсити.
- Старик Пью! - заговорил Флойд стараясь скрыть своё недовольство приходом "старого скряги". - У вас большая компания...
- Да Флойд... - заскрипел Пью своим голосом, уютнее располагаясь на потрёпанном стуле. - Эти ребята уже несколько дней нормально не ели. Накормишь нас всех хорошенько? Это, конечно же в учёт наших с тобой дел.
- Конечно. - любезничал Флойд, но его лицо совсем не выказывало какой-нибудь радости, а скорее наоборот. - Только дайте нам немного времени.
- Конечно... Сколько необходимо, мой дорогой Флойд.
            С кислым выражением на лице Флойд быстренько удалился.
- Что за дибильное имя... Флойд! - проворчал Пью, но его гости почтенно молчали.
            Всё внимание путников было поглощено аппетитными запахами, заполняющими весь ресторан. Люси не успевала глотать слюну, а её животик начал урчать так сильно, что остальные не могли не расслышать этого. Правда она такой голодной была не одна, и если бы не шум в самом заведении, то путники вполне бы могли устроить музыкальное представление урчанием своих голодающих животов.
- Я никогда не слышать подобные запахи. - сказал Гартун тщательно внюхиваясь. - Я чую знакомые, но много новых. Не характерных, но связанных со старыми...
- Ну, молодой человек, - сказал хвалебно Пью, словно уже давно выжидал момент, что бы кольнуть в дикаря своей "цивилизацией", - скоро ты не только учуешь разницу, но и попробуешь её на вкус!
   Старик Пью хихикнул пару раз, после чего продолжил:
- В "Что-то Есть" у нас есть соль, и некоторые другие специи. Некоторые из них не существовали до войны, или не использовались, я точно не знаю, это стараются держать в тайне те, кто зарабатывает на пряностях. А вот соль, это редкость, но у нас в Лилсити она есть даже тут, в трущобах. Уверен, что вам понравиться.
            Пока пища ещё готовилась, две уже уставшие за этот день официантки, в первую очередь принесли пиво, каждому по две бутылки. Это был продукт современного производства, сваренный на основе кукурузы, и качеством и вкусом был намного лучше большинства того, что рейнджеру доводилось пить за время своих странствий.
- Ну как, нравиться? - хихикая спросил Пью у рейнджера, который с интересом рассматривал тёмную бутылку.
- Да, оно очень хорошо на вкус. Я бывал на юге, в Калифорнии, у них там пиво совсем гавняное.
- Ха! Ко мне приходили пару раз торговцы с юга, другие с чужаками не очень хотят водить дела, да и редко кто из них добирался в наши края.
- Предлагали вам крышки? - улыбаясь спросил Билл, на что Пью в ответ искренне расхохотался, ударив ладонью по столу.
- Ты чё, слышал?! - говорил он сквозь смех. - Вот потеха! Бутылочные крышки!
- Я говорил с Грязным. - продолжил Билл когда, Пью прекратил смеяться. - Это главарь Питонов. У него есть неплохая идея о том, что Литлсити мог бы наладить связь с южанами. Я видел, у них там есть несколько больших городов, значительно больше, чем даже Литлсити, один так целый торговый центр. Это могло бы улучшить положение для всех, а Питоны могли бы обеспечить эту связь и поддерживать её, и из банды рейдеров смогли бы стать чем-то полезным для... Для всех что ли.
- Я знаю этого шлюхиного сына - Грязного. Слышал, что он решил Питонов "переделать".
            Пью нагнулся ближе к собеседникам и продолжил едва ли не шёпотом:
- Я был совсем не рад, когда сюда позволили войти этим бродягам и проходимцам -Ползунам. Как по мне, так лучше б их всех перебили где-то по-тихому. А эти Питоны, - продолжил он уже громко, - ещё одни сукины дети, которые нам скорее станут проблемой, чем пользой. А южане, так с ними не зря дел никто водить не хочет. Прошло чуть более сорока лет после войны, как с Канады сюда попёрли орды самых разных тварей. Многие бежали на юг, прямо в "солнечную" Калифорнию, да говорят, что большинство там свой конец и нашло, и я имею в виду не хеппи-энд. Мои мамочка и папочка, как раз незадолго до того, как меня заделать, тоже хотели бежать на юг, повезло им, что они так не сделали, и ещё раз повезло, пережить нашествие тварей.
- Думаете, их там местные перебили? - спросила Лэсси.
- А кому ещё?
- Говорят, - влилась в разговор и Люси, - что между нами и югом смертельная зона, вроде как у нас с Канадой, и что пройти попросту практически невозможно. Много смертоносных мест, оставшихся после взрыва больших бомб.
- Но были же те кто смог? - сказал Пью. - Я сам с ними говорил. Не знаю, смогли ли они и обратно вернуться, но сюда доходили. Да и друг ваш, как-то же прошёл?
- Я пришёл не оттуда. - сказал Билл. - Я бывал там раньше, пробился на запад из Аризоны, и даже смог вернуться обратно, я и ещё несколько человек из целого каравана.
- Аризона... - промямлил Пью. - Подумать только. Я и не думал, что там хоть кто-то в живых есть. Я слышал, что кто-то из ваших краёв протоптал тропинку сюда. Слышал, что уже не мало ваших сюда припёрлось. Не пойми меня неправильно, сынок...
- Ну, у нас там сложная ситуация. И везде, куда не сунься носом, "смертельные зоны" во все стороны. Поэтому, когда нашли безопасную тропу к вам, многие сразу же ею воспользовались. Хотя, на этой "безопасной" тропе я чуть не погиб несколько раз.
            Пью иронично улыбнулся, сделал глоток пива и сказал:
- Надеюсь, оно того стоило. Планируешь возвращаться домой?
- Не знаю... Похоже теперь у меня тут есть дело, возможно даже не одно. Но всё же думаю да, тут у вас отличное пиво, и еда думаю, будет не хуже, но там людям помощь нужна. Там действительно всё плохо.
- Правда? Ну, за цивилизацию нужно бороться! Пиво отличное, не такое дерьмо как на юге, потому что сделано с душою, для других, если ты понимаешь о чём я... У нас тут парни сразу всё взяли в свои руки, и начали налаживать связь. Конечно, всё проходило не так гладко, но понемногу мы всё же смогли! Были свои ублюдки, сейчас правда их меньше уже стало, да и большие города всегда на грани войны, но люди стремятся к лучшему, а для этого нужно находить взаимопонимание.
- Если бы не Синема, - сказала Лэсси, - то не было бы здесь взаимопонимания...
            Пью кинул на неё суровый взгляд, сделал ещё один глоток и спокойно сказал:
- Я так не думаю... Хотя конечно в этих словах есть доля правды.
            Спор не успел разрастись, одна за другой девушки-официантки начали приносить разнообразные сосуды, довоенные металлические, фарфоровые, и современные деревянные и глиняные, наполненные свежеприготовленной пищей. Едва сдерживая всю похоть и неприличие своего разъяренного аппетита, путники принялись за еду. Первым на их пути оказалась похлёбка из капусты и картофеля с потрохами, горячая и ароматная, очень гармонично сочетающаяся с кукурузными лепёшками. Вторую линию обороны занимал мясной гуляш, с кубиками мяса, капусты и ещё чего-то овоще подобного, и вкуснейшей подливой, изрядно приправленный. Ну и напоследок оставались гамбургеры, которые представляли из себя небольшую булочку из кукурузной муки и приготовленную на гриле котлету, состоящую конечно же из фарша, соответственно было практически невозможно определить, из какого мяса она сделана. Хотя может это было и к лучшему... Вся пища была приправлена солью, от чего она становилась значительно вкуснее. Пью терпеливо ждал, пока его новые друзья по бизнесу насытятся, иногда подкидывая Чубе чего-то съестного. Ему не пришлось ждать долго, странники с трудом успевали пережёвывать пищу, прежде чем их жадный, изголодавшийся желудок требовал поскорее всё глотать, что оказалось во рту. Оставшееся пиво допивали, когда все блюда были пусты.
- Ну как? - спросил Пью закуривая сигарету, которую он не торопясь извлёк из затёртой и пожелтевшей пачки. - Вкусно?
            Путники принялись на перебой расхваливать и благодарить, держась за свои набитые животы.
- Это хорошо. Я же говорил вам, тут очень хорошо готовят. Ну... - протянул Пью, устраиваясь на стуле со спинкой как можно удобнее. - Что там у вас за игрушки? Надеюсь не слишком в дерьмовом состоянии?
- Вы видели повозки, его там очень не мало. - сказал рейнджер.
- Видел сынок, но оружие оружию рознь. Например, есть самодельное барахло, сделанное чуть ли не из металлолома, и иногда кажется, что оно стреляет только благодаря усилию воли. Есть самодельное, сделанное на основе оригинальных запчастей. Тоже не ахти, да ещё каждый пытается то увеличить используемый калибр, то наоборот уменьшить, в общем, извращается, как только может, но оно обычно получше первого дерьма. Есть довоенное, но в самом разном состоянии, но обычно оно всё же цениться лучше, да и если что его можно подлатать. А довоенное в хорошем состоянии - это вообще радость.
- Ну, - сказал рейнджер, - думаю у нас всего понемногу, но больше всё же третьего. Несмотря на то, что с Грязным мы расстались не совсем дружно, он щедро поблагодарил нас.
- Думаю, - сказала уже слегка опьянённая Лэсси, - это он так тебе благодарен, за то, что ты по сути вальнул Кракена.
- Там много кто его "вальнул"... - пытался оправдаться Билл, но блондинка тут же его перебила.
- Ну ты же знаешь о чём я... - сказал она и закурила тихонько выпрошенную у Пью сигарету.
- Лэсси хочет сказать, - сказал Генрих, - что без твоей помощи у них бы, может, ничего и не вышло. Грязный хоть и поссорился с нами, но рассудил справедливо.
            Пью выдержал небольшую паузу, сделал несколько затяжек, после чего сказал:
- Так вы значит крутые ребята, да? Это хорошо, но на вашем месте я бы лучше поменьше распространялся об этом. Достаточно сказать, что далеко не все не любили или ненавидели Кракена.
- Он же был убийцей. - сказала Люси. - Убийцей и насильником, и все они принесли много зла другим.
- Воины уважать великих воины... - промямлил уже изрядно опьяневший Гартун. - Даже злой воины...
- Он был, сладенькая. Это бесспорно. - продолжил Пью. - Но не всё так просто. Он не всегда был таким, да и за всех психов и ублюдков, что жили в Башне, он так же отвечать не может. Даже такой человек как он, с трудом держал это демоническое гнездо в руках.
- Пью прав... - задумавшись, сказала Лэсси. - Кракен и вправду был когда-то другим...
- Хотя это всё не важно... - перебил её лепет Пью. - Я хочу сказать, что об этом лучше помалкивайте, у него всё ещё много друзей и поклонников.
            На какой-то момент настала тишина, Пью затушил об стол остаток своей сигареты, и сказал:
- Ладно, у нас есть свои дела. Значит, что я могу вам предложить, ребята. Вы хорошие люди, обманывать я вас не стану, поэтому... - Пью наклонился к ним ближе, какое-то время задумавшись помолчал, и продолжил: - В любом случае, всё ваше оружие я не смогу у вас купить. Мне его попросту не сбыть, а собирать караван я сейчас не стану, пока весь этот хаос вокруг не утихнет, не хочу рисковать. Может треть... И конечно же я хотел бы выбрать то, что сохранилось лучше всего. Со своей стороны, я оплачу вам этот обед, договорюсь за ночлег на пару дней. С деньгами сейчас сложно, но немного для вас найду. Ещё взамен хочу предложить вам броню, как вы понимаете её сейчас так же в избытке у торговцев этого профиля. Она в хорошем состоянии, всё собрано хорошими ребятами, очень умелыми. Приходите завтра с утра, мы каждому подберём что-то подходящее. Ну кроме тебя разве что... - сказал Пью указывая на рейнджера. - У тебя и так с этим всё нормально, чего не скажешь о твоих спутниках.
- И это всё? - не сдержалась Лэсси, думая про себя: "Вот старая мумия, тут договорился, там договориться, хлам в замен подсунет, а заберёт кучу пушек! Сраная торговая жилка!".
- Милая моя, я предложил вам взамен всё то, в чём вы нуждаетесь, и поверь, это лучшее, что вам сейчас кто-то может предложить. А ещё дам совет. Вы ребята собранные и опасные, так что будь я на вашем месте, я бы отправился в Дримленд, и обратился к Железному Сэму, ну ещё его называют Жирный Сэм, или Сэм Членосос... Но только вы так ему не говорите...
- Что бы нас там пришили, и даже тел не нашли?.. - всё больше начинала злиться Лэсси.
- Девочка, сейчас все свой хлам приволокли в Лилсити, если где-то в нём и есть нужда, так это там. Жирдяй тем и занимается, что торгует и восстанавливает довоенное оружие. Конечно Дримленд опасное место, но не для крутых ребят. И поверь, Сэм как раз очень заинтересован в том, чтобы потенциальные клиенты могли спокойно входить и покидать город. Да и люди же как-то там живут то, в конце концов...
- Это слишком опасно... - волнительно сказала Лэсси, обращаясь к Биллу. - Никогда не знаешь, как сложиться ситуация. Посещать или жить в Дримленде, это как быть ловцом змей, только вопрос времени, когда тебя ужалят.
- Ты бывала там раньше? - спросил Билл.
- Да. Не раз. И почти всегда были какие-то неприятности. Это город бандитов, шлюх, и наркоманов. Там мало "обычных" людей, одни банды, где каждый пытается показать, какой он крутой, и круче всех остальных, отсюда и все вытекающие последствия. Да и сам этот Сэм мрачная и скользкая личность, я не мало о нём наслышана. Он как раз один из тех, кто ради большой партии товара может просто перебить нас всех, вместо того, что бы торговаться.
- Блондинка преувеличивает! - сказал недовольно Пью. - Утрирует. Всё совсем не так плохо. Там есть контроль, старшие банды всё контролируют. Я часто имею дела с Дримлендом, и с Жирным ублюдком тоже, и как видите до сих пор жив. Главное как себя поведёшь...
- Дела? - спорила Лэсси. - Ни через эти ли "дела", отморозки и ублюдки Дримленда, узнают о делах в Лилсити?..
- Чего?! - разозлился Пью. - Ты на что намекаешь, белая стерва?!..
- Тише! - властно остановил их Билл. - Прекратите, прошу вас. Как бы там не было, мы вам очень благодарны Пью. - на эти слова Лэсси демонстративно фыркнула, со словами: " Ага, ну да...". - Вы пошли нам на встречу, и очень помогли. Спасибо. А насчёт этого... Дримленда... Мы посоветуемся и решим.
- Хорошо. - довольно заулыбался Пью, кидая на Лэсси взгляд говорящий что-то в духе: "Съела, стерва!".
   Из потайного кармана своей куртки, он извлёк маленький мешочек, и вытянул из него четыре грудки золота. Они были не большими, не были похожи на самородки, скорее это бесформенные кусочки, небрежно созданные из переплавленных, золотых изделий.
- Это задаток. Не растратьте глупо, их нужно выгодно менять.
            "Если бы я не спорила с ним, - думала про себя Лэсси, - он бы никогда не сделал этого, старый скряга!".
- Держите Браминов и повозки на охраняемой стоянке, это лучший способ сберечь груз от воришек. Поторгуйте, а позже приходите в "Три Звезды", это хорошее место для ночлега, одно из лучших... - сказал Пью с укором смотря на Лэсси. Потом Пью встал из-за стола и продолжил: - А с утра, как договаривались. Ну, до встречи ребята!
            Путники сидели в молчании после того, как Пью ушёл. Нельзя сказать, что они были расстроены, кроме разве что Лэсси, но лёгкое и неприятное чувство того, что ими манипулируют, имело место.
- Ну? - не выдержала первой нервная Лэсси. - Что теперь? Дримленд? Вы ребята конечно хорошие, и я даже как-то к вам привыкла, но я не собираюсь переться с вами в Дримленд!
- Это далеко? - спросил Билл.
- Далеко. Дальше чем от Башни сюда, раза в два-три дальше. Да и там место опасное. Жизнь не стоит того, что бы сильно рисковать, и с очень ценным грузом переться в Дрим.
- Ты же караванщица. - сказал Генрих. - Ты же сама говорила, что не раз там бывала. Мы просто сделаем это ещё раз.
- Генрих, я хотела пока остаться тут. Думала, мы всё продадим, и я смогу отдохнув опять подняться, возможно, на каком-нибудь маршруте попроще!
- Мы не виноваты, милая... - даже как-то ласково сказал ей Генрих. - Мы же не знали, что так выйдет. Ты не хотела с нами и сюда идти, но всё же хорошо.
- Хорошо? Генрих, да мы чуть не сдохли несколько раз. Мне... Мне даже как-то страшно представить дорогу с вами, да ещё туда!
- Город бандитов, как по мне самое лучшее место для продажи оружия. - сказала Люси.
- Да, и самое опасное. Да и к тому же, детка, разве тебя дома не ждут? Что твой папаша? Твой забытый миром Смоки? Разве ты не хочешь домой? А ты Билл? Разве ты не собирался "спасать мир", отыскав ту херню, что потерял твой друг? Простите меня за бестактность, ребята, но кто-то должен всё это озвучить!
- Чем дольше я буду странствовать в этих землях, - сказал Билл, - тем больше средств мне понадобиться. Так что я готов идти, да и в любом случае, мой путь лежит туда.
- Я скучаю за домом, - сказала Люси, - но так же хочу... свободы. И деньги мне не помешают. И... просто мне хорошо с вами... хотя и опасно.
- Мне некуда идти... - улыбаясь сказал Генрих, когда остальные посмотрели на него. - Я не могу вернуться домой, да я и не уверен, что смогу его теперь найти. Уж если жить на поверхности, то лучше с деньгами. Хотя ведь их надолго не хватит, правильно? Честно говоря, я даже не знаю, куда теперь пристроить свою задницу, так что я с радостью побуду с вами, приятели.
- Мне так же некуда идти... - сказал молчаливый Гартун. - Я в позоре. Только с вами, у меня есть цель и искупление...
- Оу Гарти! - проворчала Лэсси. - Ты хоть не драматизируй! Попрятались где-то твои дружки дикари, если захочешь, то сможешь их найти!
- Я осрамлён. Больше нет мне чести. Билл храбрый и благородный воин, я служить ему в его благородная цель...
- Гарти, я благодарен тебе за доверие и ту честь, что ты оказываешь, но я не в праве влиять на твою свободу или судьбу. - сказал Билл.
- Колесо Судьбы уже свело нас, благородный Билл, духи, я всё больше чувствую, как они говорят во мне... - Лэсси опять устало простонала, а Генрих не смог сдержать улыбки. - И они говорят, что рядом с тобой моё искупление...
- Лэсси, мы не станем тебя заставлять. - сказал Генрих. - Ты сама говорила, что эти пушки много стоят. Если там нам удастся их выгодно продать, разве не тогда ты получишь свою возможность встать на ноги?
            Лэсси отвернула свой болезненный, раздражённый и усталый взгляд, в сторону. Она размышляла, внезапно её глаза сузились, и на лице пробежала тень предпринимательской хватки.
- Хорошо. Я опять позволю вам унести мою часть доли, чёрт знает куда, но при одном условии. Вы пообещаете помочь мне. На мою долю, вы поможете мне кое-что купить в Дримленде, а потом поможете это "кое-что" продать, может даже в самом Фениксе, ну или хотя бы тут. Не знаю, как вам, а тебе Билли всё равно туда топать. Если всё получиться, я сразу же смогу встать на ноги.
- Хорошо. Я обещаю, что помогу тебе. - сказал Билл, хотя ему и не нравилось как прозвучало это "кое-что".
- Окей. - сказала Лэсси. - Значит договорились. В любом случае, нам нужно как-то повлиять на этого старого скрягу. Этого... - Лэсси указала на золото, - не хватит нам на припасы даже в одну сторону, даже если старик даст нам ещё столько, а, судя по нему, он может больше ничего и не дать.
- Мы попробуем придумать что-то. - сказал Билл. - Ты только не дави на него.
            В тот момент даже они сами не заметили, как резко повеселели, прейдя к общему выводу двигаться и дальше вместе. Путники принялись обсуждать, как с умом потратить их золото, что в первую очередь необходимо приобрести, как действовать в дальнейшем и какой маршрут лучше избрать. С подачи Лэсси было решено в первую очередь посетить вечером бар, быть может, даже не один. Путники настраивались на хороший отдых, но прежде необходимо было пристроить браминов с грузом, и сделать необходимые покупки. Когда путники встали из-за стола, Генрих отозвал Билла в сторону, и они о чём-то шептались. Лэсси всячески старалась вникнуть в разговор, но улавливала лишь несколько слов из целых предложений. Генрих говорил Биллу что-то о своей доле, о благодарности, и, похоже, рейнджер с ним соглашался. Билл отдал Генриху один из золотых кусочков, конечно же блондинка была этим очень недовольна, но выразив это только на своём лице, Лэсси всё же смолчала. В конце концов, сегодня она и сама собиралась хорошенько "развлечься".


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"