Искатель Евгений Валериевич: другие произведения.

Глава 2.9 Снова Война или Выживает Сильнейший

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


  
   Феникс - слово это ещё недавно казалось Мишель воплощением силы и тех идеалов, к которым стремится их сплочённое общество. Мишель была взрослой женщиной и всю свою жизнь прожила в этом городе. Её родители так же были рождены там, что делало Мишель коренной жительницей, и позволило занять важный пост. Нет, она не была одной из тех, кого обычно в их обществе называют "политиками", скорее связующим звеном между обычными трудягами, творцами и ремесленниками, и теми, кто всем управлял. Ей повезло родиться в месте, единственном в своём роде на всём северо-западе, а быть может и во всём мире. Она хорошо знала все достоинства их города и общества, достоинства и блага, которых не имели все остальные в известном ей мире. Это стоило того, чтобы благодарить судьбу за такой дар. Конечно же, Мишель слышала и много других историй, выставляющих Фенкис, а особенно правящую верхушку в очень дурном свете, но, как и все те, кто был ослеплён благами города, не хотела верить им. До того дня, когда она окончательно убедилась в том, что и её возлюбленный город подвластен коррупции, как и другие места, в это время общего запустения и великих тягот.
   Из новой истории как-то быстро исчезли сведения о том, кем на самом деле были первые основатели Феникса. Это была большая группа людей, каким-то образом получившая доступ сразу к двум Ресурсным Хранилищам. Ходили слухи, что каким-то очень нечестным способом, а возможно и очень жестоким. Обретённое, бесконечное изобилие, в сравнении с ситуацией, в которой оказались тысячи других уцелевших, сделало их жизнь подобной пребыванию в раю. Слухи, согласно пропаганде, распространяемые "завистниками", что лидеры этих людей знали наверняка о Хранилищах, и если и не были причастны к довоенным политикам, то возможно имели отношение к армии, провозглашались неправдивыми. Великие Ресурсные Хранилища создавались для всех граждан США, которые смогут уцелеть в Великой Войне. Но очень быстро, в условиях, где выживали сильнейшие, хитрейшие, и наглейшие, правило это, оставленное потомкам, было забыто. Группа основателей со временем стала принимать и других уцелевших, но только при условии соблюдения строгих правил. Именно в их руках оказались рычаги принятие всех решений, и они сформировали некую властную верхушку.
   Основать новый город было делом необходимым по множеству причин. Основать его в пригодных для обитания районах Сиэтла было не просто, но и во многом полезно. Теперь у них были стены для защиты и здания, где можно было жить. Теперь было место, которое объединяло людей в это трудное время, служило знаменем надежды. Теперь им было где хранить ресурсы, и можно было начинать строительство новой инфраструктуры, ведь сами по себе ресурсы эти не были бесконечными. И что было самым сладким для многих из основателей, теперь им было где ощутить одурманивающее чувство власти. Опасность со стороны враждебно настроенных других групп, и опасность со стороны мутантов, современной фауны, побудила "политиков" создать настоящее армейское подразделение, по всем канонам довоенного времени. В честь прошлого, и пропагандируемых идеалов ушедшего времени, его назвали "Национальной Гвардией".
   В то время, когда многие опустились до уровня животных, Феникс воплощал дух прошлого. Здесь был порядок, организация, военная структура, культура, где поэты, художники, музыканты, и даже актёры театра могли не только заниматься творчеством, но и заработать на этом. А ещё была вера в то, что однажды прошлые времена каким-то чудесным образом вернутся. Многим жителям Феникса казалось, что эта вера делает их особенными, какими-то иными существами, всяко возвышающимися над остальными "одичалыми". Но были здесь и пороки ушедших времён, такие как неравенство, и диктат богатого меньшинства, над ущемлённым в правах большинством. Но все недостатки Феникса могли запросто остаться незамеченными его жителями, ведь истории о том, что происходит там, в Пустоши, своей мрачностью и ужасами заставляли их быть благодарными за все имеющиеся блага.
   Мишель была одним из менеджеров, отвечающих за организацию группы старателей. Выше неё были только несколько начальников, принадлежащие к семьям основателей города. Ей выпала честь принимать участие в руководстве очень важной миссии, важной для всего города, который она любила. Далеко на востоке от Сиэтла, в месте, где равнинная местность вновь сменяется холмами на севере, разведчики обнаружили интересный объект. Огромный промышленный комплекс, который был каким-то образом связан с энергетической промышленностью. Ядерные батареи, или ядерные генераторы, всё это было ценнейшими ресурсами, но больше всего они надеялись отыскать уцелевшее оборудование. Более тридцати человек старателей и обслуживающего персонала, большой отряд хорошо вооружённых, и опытных гвардейцев, выступили в путь караваном.
   Рейдеры редко осмеливались нападать на хорошо вооружённые отряды Феникса, но земли, в которые они отправлялись, были опасны мутантами и радиацией в большей степени, чем другими людьми. После долгого перехода, они вышли точно к цели, ориентируясь по довоенным картам. Промышленный комплекс был огромным и занимал около трёх квадратных миль всей своей территорией, всеми постройками, и промышленным оборудованием. Десятки заводских помещений, склады, промышленные постройки, о назначении которых даже такой опытный старатель как Мишель, могла только догадываться.
   Это был кладезь довоенных ценностей, но, как и всякое сокровище, он охранялся. Самыми страшными мутантами, самыми необычными гулями, и разного рода чудищами, которых Мишель до этого не встречала нигде ранее. Но гвардейцы хорошо делали своё дело, встречая даже самую страшную мерзость пулемётным огнём, огнём тяжёлого, и энергетического вооружения, сметая противника. Хорошо вооружены были и старатели, умело прикрывавшие фланги гвардейцев. Не обошлось без ранений, но всё шло хорошо... в начале.
   Всё это место было страшным, Мишель сразу ощутила это. Особенно ночью, все конструкции, металлические трубы, огромные контейнеры, и сверхтяжёлое оборудование, пугали. С вышки комплекс казался огромным монстром, лишённым кожи, и железные кости торчали словно лезвия из его бетонной плоти. Но их группа справлялась. Они выбрали несколько особо интересных зданий, и принялись за работу, пока гвардейцы защищали рабочих от всякой опасности. Но потом всё пошло не так. Кого-то утянули ночью, и поисковая группа отыскала только рваные останки. Кто-то попал в загрязненные радиацией ловушки, другие угодили в комнаты с ядовитым газом. Монстры напирали, и вскоре были и первые потери среди гвардейцев. Мишель быстро поняла, что нужно уходить отсюда, но самый старший среди них, сын одного из высокопоставленных "политиков", не собирался проваливать это предприятие. Она знала, что это ошибка, но сержант, которого так же можно было причислить к "политикам", командовавший гвардейцами, не мог, или не хотел слушать её. И, к сожалению, Мишель оказалась права.
   Становилась всё сложнее. Мутантов становилось всё больше, а вскоре пропала и целая группа, из нескольких старателей и гвардейцев. На месте их раскопок нашли только одного выжившего, спрятавшегося в огромной цистерне. Но бедолага тронулся умом, из него было невозможно вытянуть и нескольких вразумительных слов.
   - Оно было живое! - испуганно повторял он, как одержимый. - Оно не должно было быть! Оно поглощало!
   К тому моменту, когда даже храбрый сержант понял, что ситуация становится критической, стало поздно. Он успел отослать сообщение с запросом о помощи, в надежде, что оно дойдёт к какому-то из опорных пунктов Феникса или к кому-то, кто не будет безразличным к их беде. Но уже на следующий день сержант и молодой "политик" решили предпринять попытку прорыва. Бросив все откопанные ценности, браминов, и всякий тяжёлый груз, их группа попыталась вырваться. Но вся территория заброшенного комплекса, и местность вокруг него была заражена мутантами и дикими гулями, по-видимому, привлечёнными стрельбой и деятельностью старателей. Они потеряли десяток человек, сержанту гвардейцев разорвали живот. Мишель сделала ему несколько уколов стимулятора, но ни у кого из присутствующих не было медицинских знаний, достаточных хотя бы для попытки спасти жизнь сержанта.
   - Никто... не придёт... - успел сказать он, крепко сжимая руку Мишель своей, перепачканной в кровь.
   После этого храброй женщине оставалось только тихонько плакать, и молиться за своих детей и любимого мужа. Ещё через пару дней гвардейцы ушли. Сбежали по-тихому, ведомые сыном "политика.", и бросив всех старателей как не нужный балласт. В этот момент невероятное отчаянье, доходящее до безумия, овладело уцелевшими. Теперь у них оставался только выбор, как умереть, от голода и жажды, или быть растерзанным одним из чудищ. Впала в отчаянье и Мишель, все её внутренние мифы про их "высокое" общество рухнули. Но потом что-то изменилось. Мишель захотела жить, ради своей семьи, и просто назло "политикам", для которых спасение жизней их соотечественников было слишком дорогим предприятием, и было дешевле смириться с потерями. Применив свои лидерские качества, девушка смогла пробудить к борьбе большую часть выживших старателей. Они защищались, выискивали что-то съестное, прорывались от одного помещения к другому, от одного здания к следующему, но платя за это жизнями. Прошёл целый месяц, в живых осталось всего семеро измождённых человек, практически без боеприпасов и воды, раненные и больные от облучения. Но они всё ещё не сдавались, не надеясь остаться в живых, они просто продолжали выживать, бороться.
   Последние дни сознание Мишель пребывало где-то в другом месте. Она вспоминала мужа и детей, их смех, и улыбки. Когда снова нужно было действовать, она на время возвращалась в мрак реальности, чтобы потом вновь спрятаться в своих иллюзиях. "Никто не придёт!" - порой проносилось в её голове, но Мишель больше не обращала внимания на эти слова. Как и остальные уцелевшие, она успела смириться с неизбежным. Но это не был конец. У Мишель был ещё друг, хороший и верный друг, точнее подруга, которая не бросила её в беде. Один человек, даже очень храбрый, конечно же, не смог бы спасти выживших старателей, но Мария могла.
   Мишель была старше неё на добрый десяток лет, а потому знала Марию ещё тогда, когда та была маленькой и любопытной девчушкой, везде сующей свой нос, и с нечеловеческой жадностью впитывающей знания. Её интересовали все разделы научной сферы и медицины, не погодам смышлёная девочка убегала из школы, чтобы прорваться на лекции Университета Феникса. Вскоре к ней привыкли, как к странной причуде, а в свои шестнадцать знания позволили ей поступить сразу на высшие курсы университета. Несмотря на то, что Мария не принадлежала к "политикам", лидеры Феникса сумели оценить девочку по заслугам, и поставили начальницей среди сотрудников Макрософт. По факту, над ней были начальники из "политиков", но они редко знали и половину того, что мог знать рядовой сотрудник.
   В довоенные времена корпорация Макрософт была одной из самых влиятельных и востребованных. Разработка сверхмассивных, многоветвистых программных продуктов была критической необходимостью во времена начавшейся роботизации. Главный офис корпорации находился в Сиэтле, и стал целью сформировавшегося Феникса чуть ли не в первую очередь. Не мало жизней было отдано за то, чтобы пробиться к нему, и вынести часть компьютеров и баз данных, но в будущем это послужило на пользу города. Макрософт была частично возрождена, и Мария оказалась там на своём месте, от чего продуктивность научного потенциала Феникса выросла. Казалось, что для неё всё сложилось хорошо, но у талантов Марии была и обратная сторона.
   В некоторых аспектах молодая девушка двадцати с чем-то лет совсем не походила на учёного. У неё были длинные светлые волосы, заплетённые в толстую косу, голубые глаза, милые и добрые черты лица. Но у Марии был дух воина, а, потому, не смотря на милую наружность, девушка давала отпор всякому притеснению. Ей не нравились многие вещи, которые происходили в Фениксе. Упрямая, и прямолинейная, вскоре она начала вызывать всё больше недовольства среди "политиков". Они попытались осложнить её положение, но получили ещё больший отпор. Избавиться от Марии так просто они не могли, ведь от талантов девушки многое зависело. "Политикам" Феникса удалось отыскать десяток роботов, которых учёные города восстанавливали уже десяток лет. Благодаря Марии процесс действительно обрёл движение, и власть Феникса уже радовалась тому, какую силу обретёт их личная армия. Когда Мария узнала о судьбе своих соотечественников, то потребовала у выборного Губернатора, и других главных "политиков" предпринять какие-нибудь действия.
   - Больше ничего нельзя сделать. - ответил ей Губернатор, разводя руками.
   - Это мы ещё посмотрим!.. - процедила Мария сквозь зубы со злостью, и ушла.
   Её чаша терпения была переполнена. Мария устала от "политиков", от их подлости и тщеславия, и была готова на безумные поступки. Она мало что знала о войне и битвах, была не опытной в этих делах, но решительность и ум девушки компенсировали этот недостаток. Благо её научные интересы не раз соприкасались с изучением энергетического оружия и всякого рода военными технологиями. Что может сделать одна девушка, пусть даже решительная и с лазганом? Всё равно немного, но у Марии были верные друзья, на которых она могла положиться наверняка.
   Мишель, и её уцелевшим товарищам, практически удалось выбраться из этого страшного промышленного комплекса. До ворот, которыми они вошли сюда, оставалась какая-то пара сотен метров, но они были самыми сложными. Местность за ними была открытой, кишела разного рода тварями, и даже если бы им удалось преодолеть такую блокаду, не воды не пищи у них больше не оставалось, как в прочем и сил. Последние пару дней она в основном спала, где во снах видела свой дом, любимых людей, и целые озёра блестящей воды. А потом ей снился гром, молнии, и льющаяся ливнем с неба вода. Мишель пыталась найти сосуды вокруг, чтобы заполнить их, пыталась собрать воду в ладони и жадно пила, но не могла насытиться и немножечко.
   Проснувшись, она не сразу поняла, почему продолжает слышать гром. Уставшая, полубезумная, она внезапно осознала, что это был не гром, но настоящие взрывы. Сквозь окна здания, в котором они окопались, не было видно происходящего, но взрывы повторялись, а потом и писк, вопли мутантов и голоса. Она отчётливо слышала доносящиеся голоса, но какие-то странные, словно не человеческие. Снаружи что-то происходило, и это был момент, которым Мишель и её товарищи могли воспользоваться. Преодолев усталость, они покинули здание, и, осматриваясь во все стороны, с осторожностью запуганных зверьков направились к выходу. Битва продолжалась, её звуки становились всё ближе, но шум привлёк внимание, совершенно неуместное в этот опасный момент. Земля слегка задрожала от тяжёлой поступи, послышался свинячий вопль, и над скрывающимися старателями появилось высокое, худощавое существо, покрытое бугристой, серой кожей. Это были тролли, трое кровожадных существ, впалые глаза которых кипели яростью. Мишель и её товарищи метнулись к ближайшему зданию, но едва ли проржавевшие ворота ангара могли сдержать силу этих могучих мутантов.
   Часть внешней охранной стены, покрытой колючей проволокой и острыми шипами, разлетелась на кусочки, разбитая взрывом попавшей в неё ракеты. В проломе показалось нечто массивное, металлическое, гремящее множеством колёсиков. Оно пробило собой ещё больший проход, и быстро въехало внутрь, приблизившись к чудищам и убегающим от них людям.
   - Замечен противник! - проговорил металлический голос робота охранника. - Цель подлежит уничтожению!
   Повернувшись всем корпусом, робот открыл огонь из гатлинг орудия, поливая ближайшего из троллей десятками пуль в секунду. Каждое попадание оставляло маленькую рану в толстой коже и крепкой плоти мутанта. Закричав от боли на всю долину, мутант метнулся на робота, и, несмотря на то, что охранник пытался откатиться назад, быстро настиг его. Чудище било по оболочке машины своими могучими, когтистыми лапами, оставляя вмятины и глубокие порезы на металле. Но робот продолжал вести огонь, пока тело тролля чуть ли не целиком покрылось кровоточащими ранами, и обессиленный мутант не упал на землю. Ещё один тролль уже приближался к роботу, и машина отреагировала, выпустив в него одну из последних ракет. Высокому мутанту оторвало заднюю левую лапу, но живучее существо продолжало ползти к машине, истекая тёмной кровью, и вопя, словно безумное. Робот охранник продолжал терзать плоть мутанта из гатлинга, умертвил его, но в это время третий тролль уже приблизился. Робот успел выпустить короткую очередь, после чего мутант ударом лапы разбил его оружие. Пока машина жаловалась на повреждения, мутант продолжал наносить быстрые удары. Листы обшивки и детали разлетались в разные стороны, робот держался, пока повреждения не достигли критического уровня. Через несколько мгновений он взорвался, и сильным взрывом яростного зверя откинуло в сторону.
   Испуганные старатели с ужасом наблюдали за эпичной битвой, прячась за брошенными ящиками и бочками. Осторожно, они покидали свои укрытия, и присматривались к дыре, в которую пробилась эта страшная машина войны. Нужно было торопиться, ведь весь этот шум вскоре привлечёт внимание диких гулей, которых взрывы и стрельба не пугают, в отличии от некоторых мутантов. Но старатели не успели. Последний тролль не погиб, его тело было изранено, но он встал, пошатываясь на своих задних лапах. Существо завопило от ярости и боли, и его кровожадные глаза замерли на испуганных людях. Бежать было не куда, оружие старателей не было достаточно мощным, чтобы они успели добить раненное существо. Но именно в этот момент в пробитый большим роботом проход, уже входили другие. Два мистера храбреца, парящие над землёй, и медленные, но неотвратимые протектроны, в количестве пяти штук. Все они постоянно болтали что-то своими металлическими голосами, и обрушили на израненного мутанта огонь лазеров и плазмы. Чудище вздрагивало от попаданий прожигающей плазмы, и останавливалось. Так и не успев добраться ни к одному из новоприбывших роботов, тролль замертво упал, истерзанный их энергетическим оружием.
   В этот раз Мишель и её товарищи не спешили покидать укрытий. Роботы сканировали пространство, по очереди заявляя, что целей нет. Это обнадёживало, и Мишель осмелилась вылезти из кучи мусора, в которую нырнула чуть ли не с головой. Она заплакала, увидев пролезающую сквозь завал Марию. Её подруга очень изменилась с момента их последней встречи. На ней была одета белая, военная броня, облегчённая для хрупкой девушки, но напичканная разного рода электроникой. Поверх облегчённого шлема находились высокотехнологические очки, блестящие голубыми стёклами. На трёхлучевой лазерной винтовке Марии находился специальный лучевой прицел, взаимодействующий с прицельной сеткой в очках. Таким образом, даже от бедра девушка могла вести весьма точный огонь. На обоих руках Марии было по Пип-Бою, с подключёнными к ним множеством модулей, и провода которых уходили во все стороны брони. Большую часть рюкзака девушки занимала ядерная батарея. Позади неё показался изуродованный гуль. В её наушнике раздался предупреждающий писк, Мария быстро развернулась и выстрелила, попав точно в гуля. Несчастного мутанта буквально испепелило, прежде чем он успел даже вскрикнуть.
   Мишель долго обнимала свою спасительницу, щедро подтверждая глубину своей благодарности потоком слёз. Плакали и некоторые из старателей, другие просто смотрели на Марию, взором, полным восхищения.
   - Не сейчас... - робко говорила девушка, гладя по волосам свою измученную, рыдающую подругу. - Держитесь ещё немножечко! Нужно выбраться отсюда, и тогда мы отдохнём!
   Мария была права. Её роботы, приближаясь к этому объекту, зачистили территорию, но гули сползались со всех сторон. Уставшие старатели следовали за ней, прикрываемые кольцом из роботов. Они убегали, пока Мария и её металлические питомцы отстреливали мутантов лазерами и плазмой. Они выбрались, но Мишель и другие старатели не останавливались, даже когда Мария предложила сделать им привал. Они убегали из того проклятого места, пока обессиленные, не рухнули на землю. До темноты их спасительница ухаживала за ними, обрабатывала их раны, ставила капельницы с физраствором и антирадом, кормила и поила, под повторяющееся бормотание патрулирующих роботов: "Всё чисто". В какой-то момент, "ожившая" Мишель подошла к ней, и крепко обняв, сказала:
   - Моя храбрая, и добрая девочка! Но глупая!.. Такая добрая, но такая глупенькая!..
   - Всё хорошо Мишель. Главное, что я спасла хоть кого-то!
   - Я, мой муж, и мои дети, мы всегда будем помнить твой подвиг! - говорила её подруга, заливаясь горькими слезами.
   Мишель понимала, что своими действиями Мария подписала себе смертный приговор.
   - Если ты вернёшься, они казнят тебя! - продолжала плакать Мишель. - Об изгнании даже не будет речи! Килхорн и другие, они лично задушат тебя!
   - Всё хорошо. - грустно отвечала Мария. - Я не могла бросить тебя. Всех вас. Мы цвет цивилизации, и мы так не поступаем!
   "Моя наивная глупышка", - бормотала про себя Мишель, у неё было много времени, чтобы пересмотреть многие реалии их общества. Со временем она успокоилась, хотя всё ещё горевала о судьбе Марии. После долгой беседы, сообща они решили, что Марии придётся уйти в добровольное изгнание. Мишель было больно даже представить себе, каким испытаниям и несчастьям может подвергнуться "её милое дитя", оставшись в одиночку в мире Пустоши.
   - Я справлюсь. Не волнуйся. - улыбаясь отвечала девушка, в тайне всё же испытывая тревогу, ведь даже представить себе не могла куда ей теперь идти и чем жить.
   - Отправляйся в Хоуп! - неожиданно придумала Мишель. - Говорят их лидер, Алан, что он хороший и справедливый человек. Даже если Феникс объявит тебя в розыск, он должен понять. К тому же, он терпеть не может "политиков".
   Это не было слишком далеко от Феникса и Сиэтла, но Мария согласилась, что это, пожалуй, лучший вариант. В конце-концов с её знаниями она могла бы пристроиться в любое место, где сохранилась хоть капля цивилизованности. За несколько дней Мария провела уцелевших старателей к границам патрулируемой территории Феникса. С собой она забрала трёх протектронов, и одного мистера храбреца, посчитав, что остальные машины могли пригодиться её соотечественникам. Подруги долго прощались, обещая друг дружке обязательно найти способ для тайной связи или встречи. Мария улыбалась до последнего. Но когда её соотечественники ушли на север, а сама она повернулась спиной к Сиэтлу, то не смогла удержать слезинок.
   - Что смотришь? - спросила она у мистера храбреца, вытирая глаза пальцами, упрекая машину в том, чего та, пожалуй, и не делала. - Это всего лишь пыль...
   Она молча смотрела на медленно шагающих, и немного отставших позади протектронов.
   - Мир не сошёлся на одном месте! Мы точно найдём чем заняться!
  
   Отряд рейнджера отдыхал, расстелив дорожные матрасы вокруг костра, и установив несколько мин, ловушек, и растяжек с консервными банками на подходах. Большая часть путников уже спали, рейнджер и Люси были "в дозоре", сидя в обнимку у костра, и тихо слушая радио. Это была довоенная запись певца по прозвищу Кровавый Уилл, который исполнял сильную блюзовую мелодию, и пел о том, как он убивал из пистолета всех, с кем ему изменяла его "любимая". Не смотря на жестокость слов в песни, сама она казалась приятной, и даже немного шуточной, описывая, как забавно реагировали на мстителя неудачливые любовники. Когда песня закончилась, на минуту настала тишина, после чего послышалось шипение, возня, скрип, и одурманенный голос.
   - Ну чё, типа, как делишки, мои ночные слушатели?! - с трудом ворочая языком проговорил Кенни. - С вами снова Кенни Стояк. Вы, уже, спите все давно, наверно! Ну и хер с вами! У нас волна играет для всех стойких и сильных, пусть сейчас меня и слышит всего два человека во всём чёртовом мире! Мы играем до глубокой ночи, в отличии от "другой волны", с тем больным на всю голову психом! Хотя, нужно заметить, что ты, Чак, дери тебя раскалённый адский хер, умеешь временами быть смешным!
   Послышался звук открываемой бутылки, и несколько булькающих звуков, которые окончились протяжным стоном удовольствия.
   - Пидор этот Чак! И все легавые - пидоры! И крысы эти, живущие в Фениксе - пидоры! Мы ещё заставим вас жрать дерьмо с наших сапог! Да, парни?! Будите слушать их с их проповедями, верняк сдохните! Ваша судьба мать его в ваших руках!
   Послышался удар, и как что-то покатилось по полу. Кенни принялся ворчать проклятия, и грязно ругаться, пытаясь вытянуть из-под "чёртовой аппаратуры" свою бутылку. "Ладно, врублю вам чего-то..." - промямлил он, и вскоре вновь послышалась музыка. Похоже, Кенни врубил что-то первое попавшееся, и это была романтическая песенка о девушке, до безумия полюбившей кого-то, и готовой свернуть горы ради любимого. Раздосадованная такими стихами, Люси плотнее прижалась к рейнджеру, поцеловала, и напомнила, как сильно она его любит, а Билл, конечно же, целовал и убеждал её в любви в ответ.
   - Ты так мало рассказываешь о себе... - проворчала тихо Люси, засыпая на руках рейнджера, под музыку, тихонько льющуюся из его Пип-Боя.
   Билл решил промолчать в ответ. Он умел удивить товарищей множественными историями о том, что видел или встречал во времена своих странствий. Многие из этих историй были историями о потерях, мрачных вещах и событиях, но всё же они дополняли картину мира. От этого те светлые моменты, что были в его историях, становились ещё ценнее. Люси приходилось вытягивать из Билли его прошлое по маленьким кусочкам. Несколько раз девушка хотела рассказать ему о своей тайне, чтобы та обрела свой заслуженный статус общей радости. Но молчаливость рейнджера, и его склонность к грустной таинственности вновь испугали девушку. Она боялась, что "радость" может обернуться чем-то иным, возможно даже расставанием.
   Люси совсем не понравилось то, как он недавно говорил с их спутниками. Билл сказал, что если с ним что-то случится, то кто-то из них должен продолжить его дело. Кто-то сказал, чтобы он не забивал голову глупостями, верный ему Гартун тут же принёс клятвы и обещания. А Шарк сказал, что никто кроме самого Билла не сможет взять на себя ни эту ношу, ни подойдёт к ней с той же мерой ответственности. Слова эти были столь верны, что даже Вайт был обязан согласиться с ними, хотя терпеть не мог Шарка и его "манеры". Что-то больно кольнуло в сердце Люси, когда Билл сказал это. Но рейнджер настоял, словно находился во власти каких-то злых предчувствий, что даже немного пугало.
   - Мы бы могли бросить это... - неуверенно проговорила Люси. - Никто не должен брать на себя ответственность за столь важные вещи. Мы бы могли осесть где-то... Может, устроить настоящую семью?.. - осторожно прощупывала она почву, но ответ вновь пугал.
   - А вдруг это важно? - грустно ответил рейнджер. - Вдруг Кризалис действительно способен всё изменить? Разве могу я бросить это дело и быть счастливым, когда вокруг так много несчастья?
   Потом он погладил её по волосам, и, поцеловав, сказал:
   - Не беспокойся. Мы попробуем что-то придумать, но позже, хорошо?
   Люси в ответ кивала головой. Проблема, отложенная на потом, на время казалась решённой. В темноте послышались шаги. Это Хардсон возвращался к лагерю, после установок силков и ловушек, и подсев к огню вылил из чайника над костром остатки кофе в свою чашку. Старик улыбался, наблюдая за влюблённой парочкой, и сделав несколько глотков, принялся набивать табаком свою трубку. Волна Грустного Чака молчала, и путники были вынуждены слушать "Секси Машинганз". Правда, кроме хулиганской музыки они часто крутили и более спокойную, блюз и рокн-ролл, хотя и с уклоном в напористость или скорость. А утром, когда часть путников приводила себя в порядок, а другая готовила быстрый завтрак, случилась необычная вещь. Билл перепроверял Пип-Бой, и сказал, что тот уловил какой-то новый сигнал. Рейнджер включил большую громкость, и всё движение в их лагере замерло, прислушиваясь к необычной, женской речи.
   - ... и каждый, сможет найти свой дом. Мы поддерживаем закон, и у нас нет неравенства! У нас есть чистая пища, чистая вода, передовая медицина и...
   - Это оно?! - выкрикнула вдруг Люси. - Это же Саммерленд, да?!
   - Похоже... - задумчиво проговорила Лэсси. - Я раньше никогда не слышала их передачи.
   - Значит, это не просто слухи... - пыхтя трубкой, проговорил Хардсон.
   - ... и всё что нам нужно, это хорошие люди, готовые жить в дружной общине, и защищать наш общий дом! Мы будем рады встретить вас в нашей общине. Приходите в Саммерленд, рай, выращенный в современном мире нашим общим трудом!
   Путники долго слушали слова неизвестной девушки, так ярко описывающей прелести жизни в их общине. В конце всего она называла числа, координаты местонахождения Саммерленда, и напоминала, что "негативные" элементы не приветствуются. Было что-то странное в её речи, магнетичное в мелодичном голосе, но одновременно нечто неуместное, вроде скрытого акцента. Потом сообщение пошло по кругу, повторяя всё то же самое. По словам Лэсси, периодически содержание сообщения немного менялось, что наталкивало на мысль об его актуальности. Какое-то время товарищи обсуждали всякого рода домыслы об этом месте, которые слышали, пытаясь понять, что же такое этот Саммерленд. Но, так как их компания никогда в серьёз не рассматривала перспективу поиска "рая на земле", вскоре путники забыли о случившемся, полностью возвращаясь мыслями к делам насущным.
   Преследование подозрительного незнакомца продолжалось. Он оставлял мало следов, и, похоже, любил поисследовать местность, часто плутал из одной стороны в другую, что превращало его поиск в непростое испытание. Но, ненадолго разделяясь, имея в отряде троих неплохих следопытов, путникам удавалось отыскать какой-нибудь след или последствия действий преследуемого. Для Гартуна вся эта охота вообще превратилась в азартное занятие. Выслеживать не простую цель, по его мнению, было "весело". Не обошлось без стычек. Эти места уже не считались безопасными. На землях между Дримлендом и Эмпайр, вдоль бывшей реки Колламбия встречались опасные существа. Конечно, это не было столь опасно, как на востоке и севере штата Вашингтон, где влияние выживших людей было минимальным, и там водились самые жуткие твари, порождённые радиацией и довоенным вирусным оружием. Большие скорпионы были опасными, но у них была одна слабость. Они часто меняли цель своей атаки, поддаваясь каким-то своим пониманиям. Хардсон говорил, что это могли стать звуки, резкое движение, заметность, и при большой группе эти существа часто терялись. Но это если вы не попали в их владения, изрытые множествами туннелей под зёмлей, тогда правила игры резко менялись, и не в пользу человека. Были здесь и выносливые тролли, при встрече с которыми путники понимали, что их оружие уже не настолько смертоносное, чтобы эффективно с ними бороться.
   Все, кроме Хардсона, впервые встретили Трупоедов. Это были жуткие на вид насекомые с хитином чёрного цвета, и ярко красными глазами. Их голова выделялась вперёд, а передние лапы представляли собой некое подобие закруглённых лезвий, что при их способности привставать на задние лапы, казалось, делало их до жути похожими на людей. Эти насекомые так же были значительно выносливыми к лёгкому стрелковому оружию, любили прятаться под землёй и в кучах мусора. Это был вызов для путников, который мог бы обернуться и гибелью. Однажды они зашли на территорию, где раньше была автосвалка. Путники не знали, что тут находилось гнездо этих опасных существа, и вполне могли погибнуть, если бы это место не очистили до них. Они обнаружили только истерзанные тушки трупоедов, с разбитыми панцирями, прожаренными лазерами дырками, или проплавленными плазмой. Судя по следам, Билл и Хардсон предположили, что это было таинственное братство людей в силовой броне. Кому-то это было облегчением, других пугало ещё больше чем жуткие жуки, всё в зависимости от того, какие истории слышал человек о Братстве Стали.
   И, конечно же, одичалые гули, кротокрысы, стаи собак, нетопыри, и даже несколько безумных роботов. Все эти прелести не редко встречались на их пути, но большое количество бойцов, и хорошая командная работа позволяла их отряду преодолеть всякого рода трудности. Лэсси говорила, что здесь не редко можно было встретить и банды рейдеров, или каких-нибудь других полубезумных личностей. Но после формирования Чумных Братьев, и того, что здесь прошла орда странных мутантов, похоже, другие двуногие старались держаться подальше от этих мест.
   А потом они поймали сигнал, программа распознала его как осколок номер 21. Теперь рейнджер и ко. могли преследовать незнакомца непосредственно при помощи интенсивности сигнала, и тот всё ещё продолжал петлять. Но на следующий день сигнал замер на месте, и Билл подгонял своих уставших товарищей поспешить.
   - Наконец-то эта сука решила отдохнуть! - выругалась Лэсси, уставшая от всей этой "чёртовой беготни" по Пустоши.
   - Ага! Может, сдох от чего? - хихикнув, предположил Джо, и подкинул счастливую монетку. - Ну, может и нет!
   - Я его сама завалю, как только догоним! А лучше перебью его сраные ноги, чтобы он крыса мог только уползти!
   - Даже не думай учинить ничего такого, девочка! - пропел Вайт. - Мы не станем что-либо отбирать силой у этого человека!
   - А если он по-другому не отдаст? - спросил Шарк, вытирая тряпкой вспотевшее лицо. - Я после такой гонки готов помочь Лэсси!
   Назревал целый спор, но рейнджер успокоил товарищей, напомнив, что Лэсси просто шутит. Блондинке пришлось согласиться, хотя она тихонько ворчала, что было бы не плохо и вправду завалить этого незнакомца. Путники двигались на север, и по ощущениям следопытов они вновь вернулись к реке. Они не видели её, потому что впереди был небольшой овраг, но были видны какие-то металлические конструкции, словно железные рёбра, с отваливающимися кусками краски.
   - Стойте! - внезапно, приглушённо выкрикнул Билли. Он присел на одно колено, и подал остальным знак рукой, что бы они пригнулись.
   Путники залегли на землю, и осторожно приподняв головы, начали всматриваться во все стороны, но высокие кусты травы, сухой и свежей, практически полностью закрывали обзор.
   - Что там? - тихо спросил Генрих.
   - Я понятия не имею... - прошептал Билли, и, отстегнув от ремня свой шлем и противогаз, одел их. - Оставайтесь тут. - сказал он изменившемся голосом и пополз вперёд.
   Пока рейнджер полз, путники осторожно и тихо, подготавливали своё оружие к бою. Билл не спешил. Преодолев ползком метров пять, он замер, внимательно осматривал всё вокруг, и, выждав ещё немного, вновь прополз вперёд. Рейнджер никак не мог успокоиться, Люси была уверена, что ему кажется, что за ними наблюдают. Ей и самой так казалось, но как бы внимательно она не осматривала все возвышенности вокруг, или каждый камешек, ничего не вызывало подозрений. Все нервничали, и чем дольше рейнджер молчал, тем больше росло и их волнение. Вайт нервно мял сигару в руках, борясь с желанием закурить, а Джо достал из кармана свои кости, и, прошептав про себя цифру, бросил. Счастливчик довольно улыбнулся, вновь выпало задуманное им число, а значит, удача всё ещё была на его стороне, и как минимум ему ничего не грозило.
   - Биби! - тихо прохрипел Хардсон, и пальцем указывал на подозрительную скалу, что лежала на вершине ближайшего холма, и возвышалась над местностью.
   Люси могла понять, почему старик предупреждает Билли, ведь именно та скала была бы самым лучшим местом для засады, но всё же слишком очевидным, с её точки зрения. Рейнджер какое-то время оставался на одном месте, со стороны казалось, что он немного растерян. Но, в конце-концов, Билли решился рискнуть, и, крикнув остальным, что бы они были осторожны, привстав, короткими перебежками направился вперёд, практически исчезнув из обзора своих спутников. С каждым дуновением ветра накатывала и волна вони. Люси ощущала, что мерзким, резким запахом воняет сам воздух вокруг, но также доносился и трупный смрад.
   - Это злое место... - тихонько проговорил Гартун, обращаясь к Люси. - Здесь стонет сама земля, и духи презирают это место...
   "Ему пора уменьшить потребление шаманских трав". - подумала про себя девушка, пока с тревогой пыталась высмотреть, куда же пропал её рейнджер. Неожиданно захихикал Бетон. Скука овладела им, пока он лежал в пыли, и Бетон принялся рисовать пальцем на пыльной земле. Нарисовав на ней солнышко с большой улыбкой, здоровяк смеялся, улыбаясь солнышку в ответ. Лэсси и Генрих лежали рядом, делая вид, что активно высматривают противника, пока рука Генриха искала что-то другое в её штанах. "Вы блядь, наверное, шутите надо мною?!". - подумала Люси, и тяжело выдохнула. "И мы ещё собираемся помочь этому миру? Да нам самим нужна помощь!". Рейнджера не было больше десяти минут, тревога Люси всё росла, когда же он вернулся, ей показалось, что она сбросила целого брамина со своей груди. Билли возвращался короткими перебежками, постоянно поглядывал назад, словно всё ещё не был уверен, что там безопасно.
   - Ну, так что там? - спросил Генрих, вытирая пальцы о траву.
   - Как я и думал, это мост. Большой металлический мост. Раньше там была река, сейчас весь канал заполнен отходами и радиоактивной гадостью.
   - Теперь мы знаем, что это так смердит! - недовольно ворчал Вайт, закрывая нос платком.
   - Это не всё. - продолжал рейнджер. - Перед мостом лежат... тела... Это не люди. Чёрт побери, я даже не знаю кто это, или что это такое!
   Спутники рейнджера с тревогой смотрели на него, в голосе Билли ощущалось волнение, и это почему-то пугало само по себе.
   - И я даже не знаю, чего нам опасаться больше, этих существ, или того, что их убило. Но источник сигнала где-то там.
   - Они похожи на тех существ, - спросила Люси, - о которых рассказывал тот рыжий советник?
   - Похоже, что это они и есть.
   - Вокруг никого не видно. - сказал старик Хардсон. - Если это и была ловушка, то возможно только для них?
   - Но мы же не можем уйти, не отыскав кристалл, правильно? - как бы подытожил Генрих.
   - Правильно. - грустно подтвердил Билли, вновь оглядываясь назад. - Сделаем так...
   И рейнджер быстро изложил короткий план действий. Они выждали, пока Хардсон добрался до той самой скалы на холме, и занял там позицию. Билл следил за ним в бинокль, старик подал знак рукой, что даже с высоты никаких опасностей не видно. "Смотрите под ноги" - сказал Билли, и они начали продвигаться. Рейнджер, Шарк, Гартун, и Джо приближались непосредственно к мосту, в то время как остальные обходили мост немного справа, ближе к зловонной реке, укрываясь там за несколькими, едва не свалившимися в неё, разбитыми автомобилями. Всё было тихо. Рейнджер осторожно приблизился к гниющим телам огромных мутантов, осмотрел их.
   - Убиты быстро, крупнокалиберным оружием... - тихо проговорил он.
   На другой стороне моста были заметны заградительные укрепления. Некоторые собраны из различного хлама в эту эпоху, другие были остатками армейского оборудования, в том числе и один перевозимый дзот. Похоже, это место за последнюю сотню лет не раз становилось центром опасных событий. Многие повреждения на укреплениях выглядели свежо. Казалось, что мутанты обстреливали всё вокруг, особенно дзот, но на таком расстоянии следов крови с той стороны не было видно. Сигнал осколка Кризалиса мелодично потрескивал с большой интенсивностью. Рейнджер был уверен, что он где-то на той стороне. Они на несколько мгновений остановились. Билл ещё раз взглянул на Хардсона и вторую часть отряда, что прикрывала их, но те ничего не видели. Они осторожно продолжили движение, целясь оружием во все стороны, и вышли непосредственно на сам мост. Железяка, ко всему прочему, была ещё и не стабильна, слегка зашаталась от их поступи, и заскрипела на всю округу.
   - Чёрт! Ненавижу такие места! Проклятье! - тихо проговорил Шарк, идя вперёд, и высматривая противника в прицел оружия.
   - Ага, приятель... - подтвердил Джо. - Хотя, кажется, здесь не души...
   - Стойте! - неожиданно проговорил рейнджер. В его голосе ощущался испуг, от чего по их спинам пробежали мурашки.
   Стоявшие рядом с Биллом не понимали, почему тот замер, словно наступил на мину с НМ механизмом.
   - Что?! Что такое?! - встревожено, переспрашивал Джо, пока рейнджер смотрел куда-то вдаль.
   Через несколько секунд, они заметили красную точку, неспешно перемещающуюся по телу рейнджера. Билл поднял руки к верху, но оружия не выбросил.
   - Вот дерьмо... - прошептал Джо.
   - Я ничего не видеть!.. - сказал Гартун, внимательно всматриваясь на ту сторону. - Это дух?!
   - Может, резко отпрыгнем в разные стороны? - предложил Шарк, сделав шаг в сторону от рейнджера.
   - Нет... - задумчиво проговорил Билли. - Если бы они хотели, то уже выстрелили. Возможно, перебили бы всех нас, как и этих... - сказал он, махнув головой в сторону мёртвых мутантов.
   - Ну... Что теперь?.. - спросил Шарк.
   - Спрячьте оружие. - сказал Билли негромко, после чего крикнул остальным. - Спрячьте своё оружие!
   Остальные не понимали, что вообще происходит, с недоумением поглядывали друг на дружку, но послушались рейнджера. "Надеюсь, ты не ошибаешься..." - тихо проговорил с огорчением Шарк, но поступил как и остальные. Через пол минуты глаза Люси уловили движение на другой стороне, между балок моста. Казалось, что шевелиться нечто прозрачное. Девушка тут же догадалась что это.
   - Это стелсбой!.. - несдержанно выкрикнула она, но остальные зашипели на неё, что бы девушка молчала.
   - Я знаю... - тихо и грустно проговорил рейнджер, так, что только ближайшие к нему спутники расслышали его.
   Биллу не нравилось быть в чужой власти. Он попался в ловушку, а вместе с ним и все остальные, хотя интуиция подсказывала ему, что приближаться сюда, ошибка. Билл боялся. Он ожидал, что это ловушка Драу, или кого-то из его людей, а значит, всё могло закончиться только плохо. В это время прозрачный объект совсем не прятался, но наоборот приближался на встречу. Объект замер, и через мгновение поле отражения исчезло, открывая взору незнакомца. Это был человек в тяжёлой, армейской броне, выкрашенной в камуфляж, придуманный уже в это время, чтобы быть максимально эффективным в условиях пустоши. Шлем и чёрный визор скрывали глаза и часть лица, нижнюю часть закрывал самодельный противогаз, светящийся разноцветными лампочками. Незнакомец держал в руках снайперскую винтовку 50-го калибра, за спиной виднелся военный карабин, в кобуре пистолет с оптикой. На грудной пластине его брони можно было рассмотреть небольшие, белые цифры: 00000014.
   - Вы проголодались? - спросил незнакомец сильно изменённым голосом.
   - Чего? - с удивлением переспросил Джо.
   - Ты наверное подьёбуешь нас? - так же удивлённо спросил Шарк.
   - Неа. - сказал незнакомец. - Уже как раз готово. Жаркое из земляного корня, с грибами, и мясом кротокрыса, и чай с хвоей...
   Билл снял шлем, путники с недоумением смотрели на незнакомца, пытаясь понять, безумен ли тот, или просто издевается над ними.
   - Тут на востоке и севере есть целые леса! - радостно продолжал незнакомец. - Большие участки повреждены, но много уцелевших. Всю жизнь хотелось попробовать хвойный чай!..
   Казалось, незнакомец любит поболтать. Но, заметив поражённые лица путников, он замолк, и решил объяснить.
   - Да я знаю, когда кто-то приближается. У меня есть нечто вроде сонара. Оставалось убедиться, что вы нормальные люди.
   - Ты не с Драу?.. - задумчиво спросил рейнджер.
   - Неа... А ты его знаешь? Опасный приятель.
   - Ты Игрок! - чуть не прокричал Билли, но сдержался, хотя его лицо расплылось в улыбке. - О боже, это точно ты!
   Вот это была настоящая особая встреча! Игрок улыбнулся, это можно было заметить по его едва приподнявшимся скулам. Его стойка стала ещё более расслабленной.
   - Ты обо мне слышал? - спросил он. Противогаз сильно менял голос, но радостные эмоции были заметны. - Ну, не думал, что обо мне тут кто-то знает.
   - Это он? - спросил Джо. - Будь я проклят, но это самая большая удача в моей жизни!
   - Некоторые из нас из Аризоны и Невады. - сказал Билли.
   Потом он сбросил свой рюкзак, и через мгновение вытянул из него книгу. В это время все остальные члены отряда приблизились, и с подозрением осматривали незнакомца. Билли протянул книгу Игроку.
   - Вау! - радостно прикрикнул Игрок. - Это же моя чёртова книга! Я и не думал, что их кто-то читает, на самом деле. Это честь для меня, парень.
   - Это честь для меня, сэр... - вырвалось у Билли. - И не только для меня. Многие читали ваши книги. Она многому научила меня. Уверен, многим помогла.
   - Вижу, ты добавил и свою часть. Это хорошо. В этом и был смысл. Научить. Поделиться знаниями и мудростью. Пустошь жива. Я рад. Пойдёмте. Вы возможно не поверите, но пища готовилась специально для вас. Не удивляйтесь! Иногда это помогает установить контакт или предотвратить негативную ситуацию.
   Игрок повёл путников к своему лагерю, который находился на другой стороне моста. Над костром висел большой котелок, из него доносилось приятное бульканье.
   - Это правда он?! - волнительно, но шепотом спрашивала Люси у рейнджера.
   - Да. Я поверить не могу, что мы встретились! Впервые. За много лет моих странствий.
   - А по-моему, это женщина. - тихонько добавила Лэсси.
   - Не может такого быть! - прохрипел Вайт.
   - А мне тоже так показалось... - сказала Люси.
   - Вокруг Игрока много-много духов. Разных духов! - тихонько добавил Гартун.
   - Что вы там шепчитесь? - с игривой интонацией спросил Игрок.
   - Мы ничего такого... - поспешила оправдаться Лэсси.
   - Да я шучу. Люди всегда странно реагируют на меня. Почему-то. И чего только обо мне не говорили, и хорошего, и плохого. Некоторые говорят, мол: "такие как Игрок, настоящие герои!". Другие рассказывают, о чуть ли не целых вырезанных поселениях, убийствах детей, и каннибализме!
   - А как ситуации обстоит на самом деле? - спросил Вайт.
   - На самом деле по-всякому бывало. Но чаще в положительном направлении.
   - Мы все грешные... - добавил Вайт.
   Путники расселись вокруг костра, и принялись насыпать из котелка горячее жаркое. Ощущался запах специй. На горячих камнях, рядом с костром, стоял чайник, в котором был заварен чай из хвои. Недалеко стоял огромный рюкзак, из которого торчали разного рода вещи, оружие, и даже ракетомёт! Путники с удивлением смотрели на этот рюкзак, не понимая, как этот человек его вообще носит.
   - Ах это. - заметил их удивление Игрок. - Чудно, как это всё там помещается. Словно по волшебству! - сказал он и засмеялся.
   - Ты не снимешь шлем и маску? - спросил настороженно Шарк. - Не ешь с нами? Надеюсь, пища не отравлена?
   Игрок добродушно смеялся в ответ.
   - Не отравлена, не беспокойтесь. Прозвучит горделиво, но я "спешиал". У меня всё хорошо получается, и готовка в том числе. Проще было бы вас подстрелить, чем портить такое отличное блюдо ядом. Замечу, что про подстрелить, это шутка. Говорю так, на всякий случай, что бы вы не подумали чего... Я редко снимаю обмундирование, в том числе шлем и противогаз. Не знаю... наверное, есть свои недостатки. А может просто максимальная осторожность. Знаете, иногда, только не смейтесь, мне кажется, что у меня есть свой ангел-хранитель. И что он всё время помогает мне и в бою, и во время принятия тяжёлых решений, и даже подсказывает, как иногда лучше сказать что-то. И это хорошо, иметь такого хранителя. Но при этом он забывает напомнить мне, снять этот чертов противогаз, когда я захочу поесть.
   На шутку Игрока путники ответили улыбками. Обедая, они долго общались с ним. Почти у каждого было припасено множество вопросов, и порой казалось, что у этой личности имеются все ответы. Игрок был ярок и подобен пророку новой веры духа Пустоши и странствий, исследований, познания. Их новый знакомый не только с радостью отвечал на вопросы, но и о многом спрашивал в ответ, искренне интересуясь судьбами всех странников. К их же удивлению, им всем было о чём рассказать, и, рассказывая, они ещё лучше узнавали друг друга. Все разные, по-своему уникальные. Все их необычные судьбы переплетались в одну историю. Особенно Игрока заинтересовала история рейнджера.делом и советом. Соболезную. опомогал мне делом и советом. Соболезную. он был хорошим человекомнне интересуясь судьбамивсех ст
   - Я знал Блэкстоуна. - сказал он. - Мы не раз встречались, и он не раз помогал мне делом и советом. Соболезную. Он был хорошим человеком.
   Игрок встал, и подошёл к своему рюкзаку. Повозившись немного, и тихонько жалуясь на неудобное расположение отделов, он извлёк из него кристалл Кризалиса. Без колебаний он отдал его рейнджеру.
   - Возьми. Надеюсь, ты соберёшь эту штуку, и она не принесёт никому зла. Главное, чтобы ты понимал, насколько это большая ответственность.
   - Признаться честно, - сказал Билли, - я плохо понимаю, что это вообще такое. Но профессор говорил, что оно способно помочь всем. Я уверен, что он не мог ошибаться в этом.
   - Это так. Рад, что, хотя бы этот вопрос не придётся решать мне. Хорошо подумай, как ты воспользуешься знаниями, скрытыми в ней.
   - Я уже говорил Биби, что о подобной хрени не мешало бы спросить у Братства. - прохрипел Хардсон, и закашлялся. - У них может быть множество ответов, по поводу загадок этого "Кризалиса".
   - Так и есть. - сказал Игрок. - Хотя они кажутся самыми подходящими получателями подобной ответственности, но не нужно спешить отдавать им Кризалис. Не поймите неправильно, они хорошие ребята. Но у них множество своих проблем. И одна из важнейших, это отсутствие внятной, конечной цели.
   - Пока Кризалис разобран, можно не беспокоится об этом. - сказал Генрих. - Мы уже не раз слышали, что это братство обитает где-то в этих краях. Но понятия не имеем где они.
   - И станут ли они вообще разговаривать с нами... - сказала Лэсси. - говорят, что они очень... нелюдимые что ли.
   - Я знаю, где находится их местный бункер. - сказал Игрок. - Мне удалось им помочь в битве с супермутантами... Теми, зелёными здоровяками... Долгая история, может, по дороге расскажу. Что-то подсказывает мне, раз уж мне удалось найти осколок, им должно быть тем более.
   - Вы на этих мутантов тут охотились? - спросил Вайт.
   - Нет. Это был всего лишь разведотряд. Их намного больше. Мы напоролись друг на друга случайно. Вся эта ловушка была подготовлена мною совсем для другого противника. Но, похоже, он внезапно изменил свой маршрут. Опять...
   - Кто же смог так привлечь ваше внимание? - искренне заинтересовавшись, спросила Люси.
   - Вы слышали о Лжепророке? Жнец, так его ещё называют.
   -Да. - сказал Билли. - Сварщики рассказали нам, что Железная Долина "породила его в своих неизведанных, зловещих глубинах". Слышали, что он бессердечный, и безжалостно убивает, отрывает для себя части плоти, что сам он не то человек, не то машина, и грозит всем концом света.
   - Скорее всего и человек, и машина. - сказал Игрок. - В Железной Долине происходит что-то странное, и я пытаюсь узнать, что именно, а заодно ищу способ остановить Лжепророка. Меня пугает перспектива того, что однажды вслед за ним вылезут десятки таких как он. Судя по рассказам людей, он собирается совершить массовое убийство. По его словам, все должны страдать, и он уничтожит "место, где забыли о страданиях".
   - Думаешь, он хочет напасть на Феникс? - спросила Лэсси.
   - На Феникс, или на Саммерленд. В любом случае, погибнут сотни людей.
   - Вы думаете, Саммерленд настоящий? - спросила Люси.
   - Сигнал настоящий. Появляется в разное время, а значит это не довоенная автоматически проигрываемая запись. Бывали люди, которые клялись, что видели его. Но как по мне, есть в этом всём что-то странное, даже настораживающее. Многие уходят искать Саммерленд, но никто не возвращается. Может там и вправду так хорошо, а может, и нет. В любом случае, не хочу, чтобы эта тварь убила столько людей, где бы это не было.
   - Думаю, - сказал Генрих, - что оба города хорошо защищены, и в них хватит бойцов, чтобы убить этого пророка, кем или чем бы он не был на самом деле.
   Большинство поддержало Генриха, одобрительно соглашаясь.
   - Встреться он нам, - сказал Шарк, - думаю, мы бы и сами смогли его убить.
   - Погодите, ребята. - сказал Игрок встревожено. - Вы что разве не знаете? Его ни в коем случае нельзя убивать!
   Путники с удивлением уставились на Игрока, не понимая, почему он так говорит.
   - Ну, - продолжил Игрок, - уж точно не пулей в лоб из пистолета, если вам ещё дорога ваша жизнь... В этом то и проблема.
  
   Пирсен был заворожён происходящим закатом. Огромный солнечный диск медленно полз к линии горизонта. Небо и земля вокруг солнца изменились в пёстрых красках. Пирсену казалось, что он слышит его, солнце. Словно оно распространяет вокруг едва уловимую мелодию, временами резко меняющую своё звучание, но сохраняющую гармонию. Это была словно музыка, которой не нужны слова, и которая проникала насквозь, тревожа в нём нечто непознанное, зовущая. Пирсену хотелось взорваться изнутри, и выплеснуть всего себя этому диску, после чего разлететься по всей вселенной, в сиянии неугасаемого, вечного солнца. Незадолго до этого он нюхнул Каина, но Пирс был уверен, что дело было не только в этом. Он испытал вдохновение, чувство духовного экстаза, впервые в своей жизни так сильно соединившись с Вселенной.
   Пирс был предводителем банды Вольных. Себя они любили называть наёмниками, хотя внешне и порой по поведению больше походили на банду рейдеров. Пирсену было меньше тридцати, он был высок и жилист, одет в армейскую форму, защищён бронёй, собранной из частей военной и металлических пластин. На его шлеме с одной стороны были видны три застрявшие пули, с другой несколько помадных следов от женских поцелуев. Лицо скрывала повязка и слесарные очки, за которыми можно было разглядеть части татуировки вокруг левого глаза в виде большой буквы А в круге. Довершал образ множественно раз штопанный солдатский плащ. Пирсен любил военный стиль, любил строить из себя солдата, или даже офицера. Хотя в настоящей армии он бы не смог пробыть и недели, по причине своих вольнодумства, и нелюбви к дисциплине.
   Группа его людей сидела кругом, укрываясь за холмом, что-то ели, выпивали, и молча взирали на него, лишь иногда тихонько перешёптываясь.
   - Посмотри на него. - сказал один, чернокожий парень, извлекая ложкой пищу из консервной банки. - Словно статуя. Он хорош.
   - Проклятье. - сказал другой. - И почему я не могу быть таким же артистичным?
   - Дело не в артистичности, идиот! - добавил третий. - Ты не можешь быть орлом, если родился крысой.
   - Ты меня крысой назвал?!
   - Заткнитесь! - сказал четвёртый. - Пирс сказал не болтать!
   - Не затыкай меня!
   - Иди на хер!
   - Сам иди!
   - Заткнитесь! - вмешался пятый. - Не то я вам врежу!
   - Да ты собственной мамке не сможешь врезать!
   - Не трогай мою мать! Она была святой женщиной!
   - Опять началось это дерьмо! - с тяжёлым вздохом вмешался шестой. - С вами, козлами нельзя нормально ни одного дела сделать!
   - Сам ты козёл! Придурок!
   - Эй! Это же моя бутылка! - заметил седьмой, и отнял у восьмого бутылку с виски. - Я что, разрешал тебе трогать мою выпивку?!
   - Да она там лежала...
   - Она, блядь, лежала в моём рюкзаке! Какого хрена?!
   Внезапно Пирсен пошевелился, и все его товарищи заткнулись, словно по команде. Но Пирс промолчал, и продолжил смотреть на солнце.
   - Спроси его! - сказал второй, обращаясь к первому.
   - Почему я?!
   - Потому что ты дибил! - добавил третий. - И если он тебя завалит, то это не будет большой потерей для банды.
   - Мы не банда! - сказал шестой. - Мы блядь воины! Солдаты!
   - Какие на хрен солдаты! - огрызнулся седьмой. - Из тебя такой же солдат, как из сестры Орвела порядочная девушка!
   - Не трогай мою сестру, ублюдок! - разозлился пятый.
   - Иди на хер!
   - Сам иди!
   - Знаете что?! Идите все вы на хер, ублюдки! - злился четвёртый - И лучше заткнитесь!
   Они вновь все затихли, когда Пирсен присел на корточки. Зачерпнув рукой горсть сухой земли, он тщательно измельчил её, и не спеша высыпал обратно. Пирс увлечённо наблюдал за уносимыми ветром частицами земли.
   - Ну же! - вновь второй принуждал первого. - Спроси! Не будь пиздой!
   - Тупой придурок... - тихо проворчал темнокожий парень в ответ.
   Ему понадобилось несколько попыток беззвучно открыть рот, прежде чем он смог решиться, и обратиться к Пирсу.
   - Ей Пирс! Пирс?! Слушай приятель... Мы можем доверять тому толстосуму?
   Пирса и его отряд нанял один влиятельный бизнесмен из Феникса. Казалось, задача была очень простой, всего лишь убить одного человека. Бизнесмен не скрывал, что этот один очень опасен, да и может не совсем человек, но за его голову обещал отвалить такую гору серебра, что наёмникам хватило бы на годы непрекращающейся вечеринки с девками, выпивкой, и наркотой! Пирс согласился, и уже месяц выслеживал этого Лжепророка, пытался устроить ему ловушку.
   - Я сказал ему, - ответил Пирс своей привычной, вальяжной интонацией, - что если обманет, то мы его достанем хоть из-под земли, и спалим живьём.
   - Да, мужик... - сказал второй. - Но разве не проще им будет прогнать нас, или отдать половину от обещанного, что бы кто-то убил нас? В Фениксе до хрена гвардейцев, и он знает, что к нему не добраться.
   - Вы знали, на что шли. - сказал Пирс спокойно. - И потому мы голосовали, решали сообща. Политик сказал, что главное, чтобы мы убили этого человека, после чего остальное будет не важно, и деньги не будут проблемой. Да и гвардейцы не помеха. Если понадобится, мы сможем проникнуть в город, и пристрелить ублюдка прямо на улице.
   Пирс выпрямился, и подошёл к своим ребятам.
   - Но я не доверяю ему. - продолжил Пирс. - Он не лгал, но лукавил.
   - Но мы выполним работу? - спросил первый.
   - Да. Мы приняли задаток, а потом возьмём своё. И лучше бы ему не выебываться с нами.
   - Многие говорят, - сказал второй, - что он не человек.
   - Не человек. Но мы готовились. С ним не справились законники. Он уничтожил несколько банд, посланных за ним. Но не нас. Мы убьём его. Мы не станем недооценивать его, а он нас да. И мы воспользуемся этим.
   Пирс сказал это так уверенно, что все сомнения его людей развеялись. Дорога, на которой они устроили засаду, пролегала между двух холмов, идеальное место. Оставалось только надеяться, что Лжепророк не свернёт с пути, и попадётся прямо в ловушку. И он не свернул. Один из дозорных прибежал к остальным, с волнением рассказывая, что "он идёт".
   - Занимайте свои места, ребята. - сказал Пирс, взяв в руки шипастую биту. - Вы знаете, что делать.
   Часть людей Пирса, укрывалась за камнями, перекрывая дорогу. Ещё две группы укрывались на каждом из холмов. Всего пятнадцать бойцов, некоторые старые члены банды, других набрали совсем недавно именно для этой охоты. Казалось, что все шансы на их стороне и победа неизбежна. Вольные видели ещё издалека, как приближался Лжепророк, Жнец, словно серое пятно, перемещающееся в закатных сумерках. Он был похож на сгорбленного старика, в серой мешковине, с палкой и сумкой за спиной. Внезапно, немного не доходя до холмов, пророк остановился, пристально всматриваясь на дорогу впереди.
   - Чёрт! - тихо проговорил темнокожий парень. - Кажется, он почуял что-то.
   - Если развернётся, - сказал другой, - мы в проёбе.
   Но пророк, немного постояв, продолжил двигаться вперёд, к облегчению наёмников, и к их же тревоге. Момент истины приближался, и, приказав своим ребятам приготовится, Пирс, держа наготове свою биту и сигнальный пистолет, смело вышел на встречу смертоносному противнику. Они остановились метрах в тридцати друг от друга. Лжепророк был похож на старика, но на открытых частях его тела были заметны роботические имплантаты, порой уродовавшие его плоть.
   - Ваша судьба привела вас к искуплению, братья! - проговорил пророк хриплым голосом. - Да, я вижу вас всех, можете не прятаться! Вас, и ваши смешные мины на дороге, которые вы поленились даже закопать поглубже! Грабители, или убийцы, посланные за мною, это не важно! Все приходят ко мне за очищением! И все получают его от меня! Я никому не отказываю! Все приходят в этот мир что бы страдать! Я благословлю вас! Пусть свершится!
   - Мы не грабители! - ответил смело Пирсен, угрозы "жестянки" его совсем не трогали. - Мы пришли сюда за тобой, ржавый кусок дерьма!
   - Сын мой! Неужели, ты хочешь остановить меня вот этим?! - спросил Лжепророк, указывая своей человеческой, правой рукой, в сторону оружия Пирса. - Это, твоё секретное оружие против меня?!
   - Вообще-то да, старик.
   Пирсен выстрелил из сигнального пистолета. Заряжённая в него граната упала около пророка, и, хлопнув, извергла разрастающееся облако густого, тёмно-зелёного дыма. Наёмники открыли огонь со всех стволов. Они не видели Лжепророка, но стреляли наугад. Когда патроны заканчивались, они перезаряжались, и вновь продолжали стрелять. Модернизированное зрение пророка не могло разглядеть его жертв сквозь этот дым, поэтому он направился вперёд, по памяти обходя те места, где были закопаны мины. Многие пули попадали в него, но не наносили ощутимого вреда.
   Когда пророк вышел из дымовой завесы, наёмники стали стрелять прицельно, но и сама их жертва была вооружена. В своей правой руке он держал самодельный пистолет-пулемёт, который питался от длинной ленты, уходящей далеко в его сумку за спиной. Пророк начал стрелять в ответ длинными очередями, сразу же подстрелив одного из людей Пирса на правом холме. Противников было много. Изуродованная до неузнаваемости, левая рука пророка, искривилась, и на месте неё показалось что-то наподобие ствола, со светящимся зелёным огоньком. Из него пророк начал стрелять сгустками плазмы. Куда смотрели его глаза, в ту сторону он стрелял из огнестрельного оружия, а в это время плазменное оружие вело огонь, словно само по себе.
   Вскоре, Лжепророк подстрелил ещё одного наёмника, а сгустком плазмы расплавил до костей третьего. Он продолжал приближаться, как неотвратимая гибель, поливая густым огнём своих противников, не давая им даже поднять головы. А когда такая возможность появлялась, наёмники стреляли в ответ, попадали, но мерзкий выродок не останавливался. Один из укрывающихся впереди дороги поймал пулю, рука ещё одного на левом холме, неосторожно показалась из укрытия, и заряд плазмы попал в неё, расплавив за одно мгновение. Пророк приближался, но внезапно что-то треснуло у него под ногами. Своим электромагнитным зрением он хорошо видел мины, даже под землёй, но не волчьи ямы.
   Пророк провалился в ловушку. Яма не была глубока, но Жнец был тяжёл, и заострённые, деревянные колья пронзили его в трёх местах. Он выронил пистолет-пулемёт, какое-то время болтался, словно муравей, проткнутый иголкой, пытался что-то сделать. В это время наёмники продолжали стрелять, пророк старался отстреливаться из плазменного оружия. Наёмники начали осторожно приближаться сразу со всех сторон. Прижимаясь ниже к земле, один из них быстро приблизился, и, ударив китайским мечём по левой руке врага, практически отрубил её. Но отважный боец не успел сбежать. Обрубленные провода из левой руки Жнеца, словно живые, вонзились в его плоть сразу в пяти местах, пробив глубоко внутрь или даже насквозь, после чего подняли над землёй.
   - Давайте! Сейчас! - крикнул Пирсен подходящим с левого холма.
   Специально для этого момента они были вооружены энергетическим оружием. Обстреляв из такого это полумеханическое существо, наёмники могли бы быстро уничтожить противника. Но у Лжепророка ещё оставались сюрпризы. Активизировав на максимум энергозапасы своего жизнеобеспечения, он обеспечил мощный энергоприток. Металлические штыри, торчащие из его правой руки выше плеча, заискрили синими вспышка. Используя руку, как направляющую антенну, он направил мощный импульс, и энергооружие наёмников разорвалось искрами прямо у них в руках. Жнец перевёл руку в сторону приближающихся справа, и выпустил в двух ближайших множественные электрические дуги. Поражённые силой тока, они кричали и тряслись, замерев на одном месте. Пророк поджаривал их, пока одежда на них не загорелась, а плоть не почернела. Но в это время в яму, в которую попал пророк, что-то упало, и через несколько мгновений взорвалось в светящейся, электромагнитной вспышке. Пророк поник, уронив на землю жертву, проткнутую проводами.
   Пирсен выпрямился во весь рост, и прицелился из самодельного дробовика. Это было оружие увеличенного калибра, для стрельбы самоснаряжёнными патронами большой мощности. При прицельной стрельбе, обоймы из такого хватало, чтобы умертвить целого тролля. Пирс приблизился, и открыл огонь из дробовика, выстрелы которого были подобны выстрелам пушки. Он продолжал приближаться и стрелять. При попадании в Лжепророка, пули словно взрывались, отрывая от него куски плоти и металла. Пирсен выстрелил все двенадцать патронов, ствол дробовика раскалился до красна. Пока он перезаряжался, остальные осторожно подходили ближе.
   Лжепророк тяжело, и очень редко дышал. Он так и остался висеть на одном из уцелевших штыре. Его тело было страшно изуродовано. Оторванные куски плоти, открытые кости и внутренние органы, разорванные кишки. Повсюду виднелись металлические внутренности существа, полосы, мелкие сетки, многое из этого было разбито или разорвано. Вся эта масса истекала грязной кровью, гноем, и дерьмом. Глаза наёмников не верили, что эта масса всё ещё жива, хотя нельзя было не удивиться чудному переплетению человеческой плоти, механических деталей и проводов.
   - Надеюсь тебе нравиться терпеть страдания, не меньше чем дарить их! - сказал Пирсен, закончив перезаряжать дробовик.
   - Вы победили... - с трудом прохрипел старик. - Но и вам не избежать очищения... Если готов умереть сам, добей меня...
   Пророк хрипло засмеялся, выплёвывая из горла кровь. Пирсен замешкался.
   - Стреляй! - крикнул темнокожий наёмник. - Не слушай эту тварь! Добей его, пока он ещё чего не выкинул.
   - Смотри... - промолвил пророк, и его грудь, внезапно приоткрылась, словно двустворчатая дверь.
   Это была его самая прочная часть. Между костяных рёбер, были проложены дополнительные металлические, и всё это было окутано бронесеткой. Грудная клетка была превращена в защитную камеру, внутри которой виднелись остатки лёгких, и едва бьющееся сердце, пронизанные проводами, и с прикреплёнными к ним имплантами. Но, поверх них находился большой, высокотехнологичный сосуд, сияющий множественными лампочками, и испускающий во все стороны сотни проводов.
   - Это... - продолжил пророк, - это на половину моя жизнь... А на половину очистительное пламя... Которое я принесу, что бы очистить то место, где нет страданий. Как только мое сердце остановиться, пламя освободиться.
   - У него что, внутри чёртова атомная бомба? - осенило одного из наёмников.
   - Смерть, моё предназначение. Готовы ли вы пожертвовать своими жизнями и очиститься, чтобы спасти от очищения других?
   Наёмники в ужасе замерли. Они поглядывали на своего лидера, но Пирсен колебался. Почему-то он очень верил "жестянке". А ещё он очень не хотел умирать даже такой героической смертью. Едва ли бы толстосумы из Феникса восхвалили его и его людей, как героев, но, как и подобает ублюдкам, приняли бы всё как должное, даже не вспомнив о каких-то там наёмниках.
   - Ебаные ублюдки! - прошипел Пирсен. - Они знали, ебаные твари!
   В это время Лжепророк продолжал хрипло смеяться. Пирсен понимал, что в этой ситуации для них оставалось только одно решение.
   - Забирайте раненных! - скомандовал он. - Давайте сьёбывать отсюда, пока эта тварь случайно не сдохла!
   И Вольные, таща под руки своих раненых, бросив половину своего снаряжения, без оглядки убегали как можно дальше от этого места. Лжепророк смеялся им в дорогу.
   - Люди, какие они есть... - проговорил он сам к себе. - Я знал, что вы не готовы...
  
   Братство Стали. Поначалу многие товарищи рейнджера никак не могли поверить, что вскоре смогут встретиться с этими таинственными людьми, о которых ходило больше слухов и домыслов, чем правдивой информации. Никто не мог понять, какого чёрта нужно этой странной организации, какую связь она имеет с прошлым, и зачем лезет в самые опасные руины, и без того имея всё, о чём только может мечтать современный человек. Игрок повёл их на юго-восток, в сторону гор, и путешествие под его началом заняло два дня. За это время эта легендарная личность успела порядком надоесть Лэсси своими постоянными разговорами. Он всё время задавал вопросы, иногда на темы, которые, казалось бы, не должны волновать его вовсе. "На кой чёрт ему знать, откуда я родом?" - думала блондинка, всё более раздражаемая присутствием Игрока. "Ещё бы спросил, когда у меня месячные! Тормоз". А ещё её раздражали рассказы Игрока о том, как он постоянно в одиночку "херачит" целые кучи народа, отряды рейдеров, стаи мутантов. Какой он "мать его герой", с которым никто ничего не может сделать. Как он за всех всё решает, словно весь этот мир состоит из беспомощных тварей, которые только и ждут, когда же наконец-то придёт ОН, и сделает всё за них!
   Игрок раздражал немного и Шарка, и даже Джо, который впервые ощутил, что есть в этом мире кто-то более удачливый, чем он сам. Люси любила читать книгу Билли, и мудрости в ней написанные, а потому была рада общению с Игроком. Пожалуй, после рейнджера она была второй, кто засыпал этого странника разного рода вопросами, и искренне восхищалась его приключениями. Но с Биллом у Игрока сложились самые хорошие отношения. Игрок был для рейнджера чем-то вроде кумира, в то же время сам Игрок впервые за долгое время встретил в лице Билла живую и яркую личность. Если бы не занятость каждого из них своей особой миссией, они вполне могли бы стать друзьями и даже спутниками. За эти два дня рейнджер и Игрок успели наболтаться обо всём, и для молчаливого Билла, который редко изливал свою душу даже любимой, этот странник стал тем самым другом, с которым он мог поделиться наболевшим. Однажды они вместе шли впереди всех, высматривая опасность, но слава Игрока словно отгоняла от отряда всякую угрозу, делая любое нападение мутантов или рейдеров заведомо провальным.
   - Ты уверен, что тебе не нужна помощь с этим Жнецом? - спросил Билл, в ответ Игрок пожал плечами.
   - Ценю твоё предложение, Билл. Ты настоящий герой! Но я уверен, что справлюсь сам. Чтобы я и не справился?! - гордо заявил Игрок, и даже посмеялся.
   - Ну да, ты же "спешиал"... - проворчала очень тихонько Лэсси.
   - Я и не с такими чудищами бился! - продолжал говорить Игрок, сквозя пафосом в своих словах. - Он опасен, но в большей степени своей "особенностью". Я придумаю что-то. Чтобы я и не придумал?! - сказал он и вновь хихикнул над глупостью подобного предположения. - Но, думаю, сделать подобное в одиночку будет лучше, безопаснее. Мне бы не хотелось потерять верного товарища в такой ситуации.
   - Почему это так важно для тебя? - спросил Билл.
   - А почему тебе так важно найти Кризалис? Почему тебе, как и мне, друг, вновь и вновь хочется заглянуть за линию горизонта? Искать то, что найти невозможно? Когда я покончу со Жнецом... Ну, по-другому то и не может быть! - он вновь хихикнул. - Люди будут выдвигать самые разные предположения! Каждый будет думать: "Зачем знаменитый Игрок сделал это?", и выдумывать самые разные теории! Ха, и только я, да единицы других будут знать, почему на самом деле!
   - Ну, как же, ты же герой! - съязвила Лэсси, так откровенно, но Игрок, казалось, не понял этого.
   - Дело не только в этом! - продолжал с пафосом он. - Вы тоже герои, я серьёзно. И дело даже не в том, чтобы тебя помнили. Дело в желании совершить что-то, что имеет значение. Не ради славы. Слава, это второстепенное. Скорее ради реализации. А когда я покончу со Жнецом... Ну, а как же иначе! - вместе с ним хихикнул и Шарк, при этом кривляясь лицом. - Попробую узнать, откуда он вылез и зачем! Пробьюсь к сердцу Железной Долины, и узнаю эту тайну!
   - А как же иначе! - кривляясь, добавила Лэсси прежде, чем это успел сделать сам Игрок.
   - Да, да... - сказал он, снова не заметив откровенного сарказма, что как минимум заставляло задуматься о правдивости его заявлений о том, что у него "сильнейшие интеллект и восприятие".
   - Иногда мне кажется, что всё это бессмысленно. - признался Билл. - Поиски этого Кризалиса. Возможно ли это вообще, собрать прибор после того, как его раскидало по всей округе? Я опасаюсь, что часть осколков не будет найдена никогда.
   - Но ты же продолжаешь их искать? - спросил Игрок.
   - Да, ведь это может помочь. Если не попытаться их найти, они точно не будут найдены. Просто я боюсь, что все мои поиски не принесут никакой пользы.
   - Ты не прав, рейнджер Билл. - сказал добродушно Игрок. - Они уже принесли много пользы.
   Билл улыбнулся в ответ. Добрые слова "такой знаменитой и особенной" личности ослабили груз, лежащий на сердце рейнджера. Они не плутали, Игрок действительно знал, куда нужно идти, частенько сверяясь с картами на своём Пип-Бое. К вечеру их отряд прибыл на место. Пустынная местность, холмы, горы, в таком месте не ожидаешь найти что-то кроме камней, или какой-нибудь пещеры. А ещё через пол часа Игрок подвёл их прямо ко входу в бункер. Не верилось глазам, посреди этой дикой местности, прямо под холмом, овальная постройка из металла, с закрытыми дверями. Всё же, кто-то однажды находил это место, ибо на дверях осталось не мало царапин от безуспешных попыток их взломать.
   - Будьте тут. - сказал Игрок. - Я поговорю с ними, узнаю, не находили ли они чего.
   На внешней стороне входа в бункер была только одна кнопка, на панели интеркома. Похоже, Игроку ответили сразу же, и несколько минут он с кем-то болтал, несколько раз косясь взглядом на своих новых знакомых. Когда он вернулся, то тяжело выдохнув, сказал:
   - В общем, я опасался этого. - его интонация выдавала огорчённость. - У них есть осколки Кризалиса, и они знают об этой штуке всё.
   - Чего они хотят? - спросил Хардсон, наученный мудростью лет.
   - Братство ни в чём не нуждается. Но в данный момент у них есть проблема. Супермутанты. Им нужны люди, которым можно доверять. Я сказал, что готов доверить вам свою жизнь.
   - Супермутанты? - спросил неуверенно Генрих, поглядывая на товарищей. - Те огромные, зелёные?..
   - Ага. - ответил Игрок. - В общем, решать вам. Если согласитесь, они впустят вас внутрь, и объяснят детали.
   - Похоже, у Билла то выбор не велик. - сказал Джо, и достав из кармана странный шар, потрусил его, после чего к стеклянному глазку всплыл ответ. - Сложно сказать... Да...
   - Не нравится мне это. - заволновалась Люси. - Да и заходить в их подземелье опасно.
   - За это не беспокойся, милая. - сказал Игрок. - Они порядочные, и первыми точно не станут на вас нападать. Но их условия будут значительны.
   Выбора и вправду не было. "Давайте попробуем" - сказал Билл, и его отряд вместе с Игроком приблизились к странному объекту. На более близком расстоянии Люси смогла заметить несколько маленьких стекляшек, вмонтированных чуть выше двери. "Камеры" - прошептал Билл, после того как она указала ему на них. Они ожидали несколько минут, наслаждаясь порывами тёплого ветра, который под землёй явно не предусматривался. Тем из путников, кто слишком любил поверхность, идея лезть в глубины бункера не нравилась, и они немного нервничали. Лэсси, Хардсон, особенно заметно Шарк. А вот Генрих даже предвкушал это действо, которое вдруг напомнило ему о доме. Вскоре послышался гул, исходящий из-под земли, и гул этот становился всё сильнее, достигнув странной овальной конструкции. Створки двери разъехались в стороны, и путники невольно попятились назад, когда из слабо освещённого помещения на них надвинулись железные громадины.
   Земля завибрировала, четверо воинов братства в силовой броне и с оружием наготове вышли наружу. И они выглядели просто потрясающе! Большие металлические монстры, внутри которых предположительно скрывались живые люди. Но, пока ты не знал этого наверняка, казалось, что это роботы, или просто что-то сверхъестественное! Броня, энергетическое оружие, вот оно, прошлое, ожившее на твоих собственных глазах! Гартун, охваченный духовным трепетом перед величием цивилизации прошлого, невольно упал на колени, и Лэсси пришлось подымать его под руку, со словами: "Перестань, Гарти! Ты словно конченый дикарь!". Но, хотя остальные члены отряда и не упали на колени, всё же похожее чувство охватило их так же. Путники выглядели растерянными. Напади на них сейчас эти великаны, пожалуй, у них бы не было и шанса на победу, только на бегство. Железные великаны молчаливо осматривали путников, после чего один из них заговорил механическим голосом, обращаясь к Игроку:
   - Ты уверен, что им можно доверять?
   Прежде чем ответить, Игрок ещё раз осмотрел своих новых товарищей, и сказал:
   - Может они кажутся вам очередными чужаками, но вы можете доверять им не меньше чем мне.
   - Ну, выглядят они поприличнее большинства местных! - заговорил ещё один из великанов.
   Мгновение помедлив, первый из паладинов передал свою винтовку гаусса товарищу, и неспешно снял шлем. Под металлической бронёй скрывалось лицо немолодого, прожженного вояки, суровое, но в то же время мирно-приветливое. Седые волосы, седая борода, серые пронзительные глаза, осматривающие пристально каждого члена отряда рейнджера.
   - Вы необычные... - сказал он задумчиво голосом, привыкшим отдавать команды. - Но я вижу в вас слаженность. Единство. Даже наши братья не все обладают этим качеством.
   - У вас действительно есть то, что мы ищем? - спросил Билл, стараясь показаться этому человеку как можно более цивилизованным.
   - Да. И думаю, мы бы не отдали вам это. А быть может и забрали те части Кризалиса, что есть у вас.
   - Нам сказали, что вы порядочные. - неуверенно проговорила Люси.
   - Надеюсь... - добродушно улыбнувшись, сказал старый паладин. - В любом случае, ситуация складывается так, что нам нужна помощь. И времени у нас вероятно не много. К тому же, я не могу принять решение один, и прежде вы должны познакомиться с ещё одним членом Братства. Вы так же должны знать, что предложение наше опасно, но и награда за ваше участие будет велика.
   Путники молчали, во многом растерянные, и командор Сермилион решил, что они, пожалуй, не против.
   - Но прежде... - продолжил он. - Я не хочу показаться придурком... Но всё же. Вы должны понимать, если хотя бы попытаетесь что-то выкинуть, или предать нас, будете уничтожены в мгновении ока.
   - Настоящее гостеприимство! - не сдержался Шарк. - Не волнуйтесь, мы к этому правилу уже привыкли.
   - Не пугайте их, Сермилион. - сказал Игрок. - Я уверен, что с ними у вас не будет проблем.
   - Я надеюсь. - ответил командор. - Меня зовут Сермилион. В нашем бункере я отвечаю за организацию миссий, и нахожусь в чине командора этого отделения. Если вы понравитесь нашему старшему скриптору, мы сможем оговорить детали договора. Помните так же, что вы обязаны держать в строжайшем секрете местонахождение этого бункера, всего, что в нём увидите, или можете узнать о нашей организации. У нас мало друзей за пределами Братства, но дружба с нами полезна, а вражда равносильна смертельной дозе облучения.
   Путники молча соглашались со всеми предупреждениями. После этого Сермилион пригласил их в лифт, а Игрок начал прощаться.
   - Ты не пойдёшь с нами? - спросил у него Билл, но, судя по интонации, рейнджер уже догадывался, что так будет.
   - Я хотел бы. - ответил тот. - Но я должен остановить Жнеца. Не уверен, что кто-то кроме меня сможет сделать это. Желаю вам удачи в грядущем, и надеюсь, до встречи!
   Игрок, таща за собой свой огромный рюкзак, на прощание помахал им рукой, пока путники заходили в мрачный, но просторный лифт, теснясь между металлическими телами паладинов. Дверь закрылась, отсекая их от внешнего мира, и лифт понёс их вниз, в пещеры, полные чудес довоенных технологий.
   Сложно было сказать, насколько глубоко унёс их лифт. Внешне казалось, что он опускается очень медленно, а на самом деле могло быть так быстро, что медленно только казалось. Вдоль шахты были видны только оранжевые лампочки, но вскоре перед путниками возник большой подземный зал. Здесь брали своё начало несколько коридоров, скрытые за металлическими дверями. Здесь были видны ещё несколько лифтовых шахт, а на большой стене красовался символ братства в виде меча и шестерёнок. Зал этот был залит искусственным светом. В подземелье братства не было мрачно, свет, хотя и уступал солнечному, всё же его было предостаточно. К удивлению большинства путников, воздух так же казался нормальным, не был спёртым или не свежим, но даже казался немного прохладным. Правда, по мнению Люси, было что-то не так с этим воздухом. Прохлада была приятна, но сам воздух казался каким-то неестественным "на вкус".
   Уже в самом начале пещеры чудес братства можно было заметить множество довоенных технологий, в рабочем состоянии. Недалеко от лифта находились компьютерные консоли и целый стеллаж из компьютерных блоков. Они жужжали, светились мониторами и десятками разноцветных лампочек, щёлкали бобинами с тёмной лентой, по некоторым экранам бежали потоки букв и цифр. В этом же зале находилась тяжёлая техника, пара кранов, и какого-то рода крупная машинерия, в предназначении которой путники не могли сразу разобраться. Вокруг лифта были установлены четыре лазерные турели с длинными носиками, окружёнными спиралями. Одна из дверей слева поднялась вверх, скрываясь в дверном проёме, и в освещённом зале за ней находилась рельсовая дорога. Автоматизированная вагонетка выехала прямо в большой зал, привезя на себе двух вооружённых бойцов в армейской броне.
   - Вам придётся оставить здесь всё своё оружие. - как можно миролюбивее потребовал Сермилион. - Не волнуйтесь, оно никуда не денется, и будет вам возвращено, как только вы пожелаете уйти. И да, я прошу вас оставить ВСЁ оружие, и, пожалуйста, не пытайтесь ничего прятать. В нашем бункере вам ничего не угрожает.
   Путники молча переглядывались, немного растерявшись подобному требованию. Но, всё же оно казалось по-своему справедливым. Они разоружились полностью, и даже оставили на вагонетке свои рюкзаки, пока Шарк тихонько шептал, что "ему не нравится такое дерьмо!". Но и сами паладины разоружились, сняли свои шлемы, но оставались в своей впечатляющей броне. Один из них был черноволосым, весёлым парнем, который постоянно улыбался гостям братства. Правда такое поведение очень настораживало Лэсси, которая находила в этом "зловещую хрень". "Пойдёмте". - сказал Сермилион, и повёл гостей по одному из коридоров вместе с улыбающимся паладином. Первое время они молча шли, слушая тяжёлую, металлическую поступь паладинов, но молчание это становилось всё более неловким. Рейнджер решил найти тему для разговоров, но точно не знал, что спросить, а что лучше не спрашивать.
   - Это место необычное. - сказал он, стараясь рассмотреть всё интересное вокруг. - Это какой-то военный объект прошлого?
   - Один из них. - ответил командор. - И один из самых важных. Здесь разрабатывали и хранили некоторые новые технологии. Точнее сказать, передовые разработки. Передовые для своего времени. Когда мы пришли сюда, людей здесь уже давно не было, только охранные роботы. Хорошо, что в такие места сложно добраться, иначе секреты, в них таящиеся, могли бы причинить много вреда.
   - Подобные бункеры, практически невозможно отыскать, даже с наличием редкого оборудования. - сказал Билли.
   - Это так. - ответил Сермилион, и окинул взглядом всех спутников рейнджера. Те вертели головами во все стороны. Гартун с трепетом, широко раскрыв рот, не отводил взгляда от "чудо-брони" паладинов. - Не сложно догадаться, что у нас сохранились данные о многих военных объектах. Мы избираем подобные места, как опорные точки, и проводим свои операции на максимально возможном радиусе.
   Металлически коридоры бункера пестрили разноцветными лампочками, и лампами освещения. То слева, то справа, мелькали металлические двери, иногда компьютерные консоли, или просто мониторы, подвешенные под потолком. Можно было только предполагать, что скрывается за каждой из множественных дверей, маленькая комнатушка, огромный склад, или комната, набитая довоенной электроникой. В одном из коридоров, молчаливо парил на одном месте робот модели "Мистер помощник". Во втором, словно живые, в разные стороны вращались две турели, по внешним признакам выдающие в себе лазерное вооружение. Увидев эти чудеса, Гартун тыкал в них пальцем, и что-то шептал на своём странном языке. Лишь дважды по пути им встречались другие люди, одетые в специальные одежды, и с удивлением осматривавшие "гостей". Генриху это место очень напоминало о доме. Последнее время он всё чаще вспоминал Убежище. Теперь в его сердце пробудилась тоска, и захотелось, чтобы все эти коридоры внезапно превратились в коридоры Убежища.
   - С вашим потенциалом, вы бы могли изменить многое там, на верху. - сказал Генрих, обращаясь к Сермилиону. Он не был настроен на разговоры, просто ему хотелось как-то развеять нахлынувшую тоску.
   - Мы стараемся не вмешиваться. Если ситуация не требует того. Не нужно иметь сильную фантазию, чтобы представить, чем наше вмешательство может обернуться. Хотя, признаться, нам всё чаще приходиться опускать это правило. И это совсем не радует.
   - А какой смысл? - спросила Лэсси. - Простите, конечно, сэр, но нельзя же бесконечно прятаться от мира. Чем закончится это ваше собирательство довоенных игрушек, и откупоривание и закупоривание этих... бункеров?
   - Это будет сложно объяснить вам, леди. Это путь. Это глубже, чем кажется со стороны. Возможно, познакомившись с нашими технологиями ещё ближе, вы лучше поймёте, почему мы делаем именно так.
   - Но вы же религиозный орден? - спросил Вайт, со всей присущей ему серьёзностью, просыпающейся в моменты, когда речь заходит о религиях.
   - Не совсем. У нас есть строгий устав, правила, или законы. Кто-то религиозен, кто-то верит в Высшие силы, кто-то фанатично любит довоенные, как леди изволила выразиться, "игрушки".
   - Нам повезло. - с шуточной интонацией сказал идущий сзади, темноволосый паладин. - По крайней мере, эти ребята могут связать несколько слов. И им не нужно объяснять, с какой стороны стреляет их оружие.
   - Вот это уже попахивает расизмом, партнёр! - заметил Джо.
   - Вообще-то, - сказала уязвлённая Лэсси, - "у нас там" люди цивилизованные. И то, что у них нет этих "технологий", и другого дерьма в этом роде, не делает их дикарями, или тупицами. В основном...
   - Не обращайте внимания. - сказал Командор. - Это Френк. Он любит вести себя как клоун. Считайте, что это такая похвала, в его понимании. - после этих слов Френк только посмеялся.
   Командор привёл отряд к грузовому лифту, и они спустились на несколько уровней вниз, где опять их ожидали освещённые коридоры и двери. Все молчали, стараясь не накалять ещё больше напряжённую ситуацию. Они пришли к большой двери, с правой стороны от которой была небольшая компьютерная панель. Сермилион набрал что-то в компьютере, и дверь с шумом поднялась вверх, исчезнув в стене. За ней находилась просторная комната, со множеством довоенной техники, выстроенной целыми рядами, словно стеллажи в руинах супермаркета. Всё это шумело, крутилось, мерцало тысячами огоньков. На одной из стен была развёрнута компьютеризованная, интерактивная карта, со множеством отметок, посреди комнаты находился круглый стол, со встроенной электроникой, мониторами, и шаровидным, голографическим проектором. Все компьютеры в этой комнате явно превосходили те, которые путники встречали до этого, имели чёрный цвет и ультрасовременные формы и казались сверх передовыми даже для своего времени.
   Несмотря на десяток больших ламп, освещение было слабым. Но исходящее от всей этой электроники разнообразное свечение, дополнительно освещало комнату. В разных сторонах, за компьютерами увлечённо работал десяток членов братства, в разной на вид технической одежде или робах. Большинство из отряда рейнджера, ничего подобного никогда не видели, и теперь подобно Гартуну, с удивлением охали. Люси кроме всего прочего, заметила шесть круглых, пулемётных турелей, неподвижно висящих на потолке, едва заметные в тенях. Возле круглого стола находилась женщина в форме писца братства, тридцати лет на вид, с ухоженными, светлыми волосами, уложенными в красивую, довоенную причёску. По общему мнению, всех членов отряда, она была весьма красива собой, хотя и излучала в пространство своё превосходство и самоуверенность. Сермилион подвёл их к техностолу, и подождал, пока девушка окинула их всех своим не совсем приветливым взглядом.
   - Не беспокойтесь, добрая леди. - не выдержал Генрих, в котором незнакомка тут же пробудила едва ли скрытый интерес. Интерес этот совсем не радовал тут же разозлившуюся Лэсси. - Не смотря на наш внешний вид, мы не просто чужаки... Мы порядочные чужаки. Мы и подумать не могли, что это чудесное подземелье скрывает столь прекрасный цветок.
   Женщина слегка улыбнулась лишь краешком губ, но ни её неприветливость, ни горделивость, никуда не делись.
   - Ну... - сказал она своим сдержанным, и одновременно строгим голосом. - Ответственность, за это чрезвычайно спорное решение, целиком лежит на нашем Командоре. Будем надеяться, что оно было правильным.
   Сермилион кашлянул, после чего сказал:
   - Знакомьтесь. Это старший скриптор Виктория Эйд. Проявите достойное уважение к ней, ибо эта девушка, если можно так выразится, наша "богиня технологий".
   - Сколько похвалы, - всё с той же интонацией говорила Виктория, - и всё в один день.
   - А это ещё и не ваш день рождения, леди! - сказал Джо, и несдержанно хихикнул.
   - Кто из вас рейнджер?! - спросила Виктория, повысив голос, тем самым отсекла любые попытки юморных замечаний. - Я полагаю, вы. - сказал она, взглядом выделив Билла.
   - Да, мэм.
   Виктория прошлась немного вдоль стола, понажимала несколько кнопок, взглянула на Сермилиона, а потом на Вайта, который осматривал интерактивную карту, и хихикал над комментариями, относительно некоторых объектов.
   - Могу я попросить вас, - сказала она, обращаясь к Вайту, - пожалуйста, ничего здесь не трогать! Всех вас.
   Вайт вернулся к своим, и Виктория, убедившись, что все её слушают, продолжила:
   - Спасибо. Послушайте. Я не стану скрывать, что мне... и наверно всем нам, сложившаяся ситуация совсем не нравится. Мы не привыкли иметь дела с чужаками. И я не хочу, чтобы это звучало, как вымогательство, но надеюсь, что вы поймёте, что у нас просто нет другого выхода.
   - Мы не чужаки. - перебила её Люси, на что Виктория ответила недоброжелательным взглядом. - Эти земли, наш дом, а чужаки здесь, скорее вы.
   - Не нужно придираться к словам, милая. Я имела в виду братство. И раз уж вы так ревностно, и с чувством долга, относитесь к "своим землям", я надеюсь, вы охотнее пойдёте на уговор.
   Из гладкого, блестящего ящика, Виктория извлекла три кристалла Кризалиса.
   - Вы хоть представляете, что это? - спросила она у рейнджера.
   - Мой друг отыскал эту штуку. - ответил Билли. - Он был учёным, настоящим учёным. Это был его путь, которым он жил. Он бы вам понравился, Виктория. И вы ему. Профессор сказал, что в ней хранятся знания всего человечества. Он, можно сказать, пожертвовал своей жизнью, чтобы отыскать эту вещь, и что бы защитить её. Я бы был очень благодарен вам, если бы вы отдали их нам. Я должен продолжить ту работу, которую он начал.
   - Возможно, вы правы, и он и вправду был умён, этот ваш друг, раз не дал этой "вещи", попасть в чужие руки. Вы хоть представляете, насколько опасны знания, заключённые в "Кризалисе"? Они способны помочь человечеству, а быть может и уничтожить его окончательно. Даже я плохо себе представляю, что именно может оказаться записано на "Кризалисе". Какого рода информация. Возможно даже местонахождение резервного атомного оружия, и коды запуска к нему! Их было сделано всего три. Это не что-то, что можно отыскать, где попало, или даже на основных, военных объектах. Я надеюсь, что вы понимаете, что подобным знаниям место только в братстве?
   Рейнджер какое-то время молчал, по-видимому, старался осторожно подобрать слова.
   - Я пока ещё не решил, как именно воспользоваться этим артефактом. Хотя, по-моему, пока ещё рано решать. Не плохо было бы для начала собрать его. И да. Я понимаю и ответственность, и то, что ваша организация, вероятнее всего самое подходящее место для этой "вещи". Мне ничего не нужно... - добавил Билли после паузы, пристально посмотрев суровой Виктории в глаза, спокойно выдержав её тяжёлый взгляд. - Всё что я хочу, это помочь другим. И я верю, что знания наших предков хоть и опасны, но необходимы для этого.
   Виктория отвернулась на секунду, посмотрев на Сермилиона, и, наверно, только Люси уловила её едва заметную, кокетливую улыбку, и то, как она взглянула на рейнджера вновь. В одно мгновение девушка почувствовала опустошающее чувство, словно "её рейнджера" уже отобрали у неё.
   - И не только Билли! - сказал Люси, и подвинулась ближе к рейнджеру, словно скрыто намекала старшему скриптору: "Отвали от него, чокнутая сука!". - Многие из нас преследуют ту же цель.
   - Да, но не все! - заметила Лэсси.
   - И многие из нас, не пожалеют жизни, чтобы помочь ему. - прохрипел Хардсон.
   - Если это так важно, - сказал Вайт, - То это достойная цель, чтобы посвятить ей своё время.
   Виктория вновь молча окинула их своим пронзительным взглядом, задержав его особо не доброжелательную форму на Люси.
   - Что же, - сказала она, - попробуйте. Если нам удастся с вами подружиться, возможно, Братство поможет вам в ваших поисках.
   - Вы там что-то про вымогательство говорили... - вмешался Шарк.
   - Это не совсем вымогательство. - сказал Сермилион. - Нам нужна помощь, в битве с супермутантами. Сразу скажу, что мы не собираемся прикрываться вами, или как-либо подставлять. Нам нужно, что бы кто-то прикрыл фланги. А тех, кому можно доверится, очень немного. Ещё меньше тех, кому есть хоть какое-то дело до этих мутантов.
   - Это те здоровые, зеленокожие твари? - спросил настороженно Хардсон.
   - Да... - ответил Сермилион. - Но как я и говорил, солдаты Братства примут на себя основной удар. Вам лишь нужно прикрыть нас...
   -Херня это всё! - выпалила Лэсси. - Мы слышали, как эти твари отрядом разделали караван Синема. И вы хотите втянуть нас в это дерьмо?!
   - Вы недооцениваете Братство. - сказал Френк. - И нашу силу.
   - Эти существа, большая угроза. - сказал Сермилион. - Но, они не так опасны, как может показаться вначале. Но, недооценивать их так же не стоит. Покажи им, Френк.
   Паладин подошёл к интерактивной карте, нажал несколько кнопок, увеличив на ней какой-то объект.
   - Сейчас, - заговорил он, - нам известно о них намного больше, чем при нашей первой встрече. Это мутанты. Их создало какое-то существо с юга, Калифорнии. Существо это само было каким-то особенным мутантом, что поглощало тела и разумы других существ. И оно владело опасным вирусом, довоенной разработки. Очень сильный мутаген. Эти зеленокожие, похоже, раньше были людьми, но вирус изменил их. Они стали больше, намного сильнее, выносливее, но ума стало ещё меньше, чем было раньше.
   - Как бывалый охотник, - сказал Хардсон, - я разбираюсь в разных тварях, и точно могу сказать об этих, что убить их не так уж и просто...
   - Демоны... - проговорил Гартун, притянув к себе всё внимание окружающих. - Моё племя воевать с ними. Тогда погибло много отважных воины. И погибло моя душа...
   - И я их встречал. - сказал Шарк. - Несколько этих, мутантов, были очень хорошо вооружены и экипированы. А ещё они пиздец какие страшные! А вы мне поверьте, я всякого страшного дерьма насмотрелся в жизни. И судя по разнице в местах, где мы их с Гартуном встречали, их не мало.
   - Это так. - продолжил Френк. - Когда, благодаря Братству и группе отважных героев, их лидер-мутант был убит, остатки армии, которую собирала эта психопатская тварь, разбрелись в разные стороны. Большая группа к несчастью для всех, ушла на север. Они убивали и пленили всех, кого встречали на своём пути.
   - В смысле, пленили? - спросила Люси. - Мы слышали, что они едят людей.
   - Едят. - сказала Виктория. Она нажала несколько кнопок на столе, и над проектором показался призрачный образ оголённого супермутанта, вращающийся на одном месте. - Но на самом деле многих они увели в плен. Мы предполагаем, что у них остались образцы вируса, и они собираются использовать его, чтобы увеличить своё количество.
   - Здесь. - вновь заговорил Френк, выделяя указкой, со светящимся наконечником, объект на карте. - Наши разведчики сообщают, что мутанты остановились тут. Это руины довоенного завода по производству грузовых автомобилей. Они укрепили объект извне, так же слышны звуки активных работ внутри здания. Где-то там, в глубинах завода они держат пленников. И они явно что-то задумали.
   Представители Братства замолчали, молчали и странники. Первым решил высказаться Шарк.
   - Значит, вы хотите штурмовать укреплённый завод, который защищают суперсолдаты, с доступом к ресурсам завода? А можно поинтересоваться, сколько их там?
   - С учётом всех тех, - заговорил Сермилион, - кого мы уничтожили, вылавливая их патрули, где-то от полусотни, до сотни.
   Шарк наиграно хихикнул, Джо грязно выругался, а священник использовал слово "святость" не совсем по назначению.
   - Звучит, как хороший способ для самоубийства. - заметила Люси.
   - Как вам уже говорили, - раздражённо заговорила Виктория, - вы будете лишь прикрывать наших солдат. Вы либо согласитесь помочь нам, либо не получите этих осколков. К тому же, это не всё. Мы выдадим вам хорошее оружие, используем наши знания, чтобы модернизировать вашу броню. Когда всё закончится, мы заплатим вам отличными образцами оружия. Возможно энергетическим, или просто лучшими образцами довоенного периода. Ещё вас ждёт премия в виде чистого золота.
   - Мертвецам оно ни к чему. - заметил Шарк.
   - Дело не только в наградах. - сказал Сермилион. Его лицо выражало искреннюю тревогу. - Если их не остановить, и дать укрепиться, неизвестно, сколько их будет уже через пару месяцев. А через полгода? Вскоре, они могут стать огромной проблемой. А может даже не решаемой проблемой. Сколько тогда погибнет ещё людей? Я знаю, что вы не из тех, кому всё равно. Большинство из вас... Эта зараза, расплодившись, может уничтожить всех людей. Их нужно истребить. И нам действительно нужна помощь. Спросите себя сами, кто лучше вас подойдёт для этой цели? Где нам ещё найти отряд опытных воинов, которые понимают всю серьёзность опасности, и которым можно доверять?
   - А может, поговорим с ними? - с искренним сочувствием, спросил Бетон. - Можно попробовать объяснить им, что они поступают неправильно! А те, у кого есть разум, должны учиться жить вместе! Так говорит рейнджер Билл. Может они послушают нас, и всё поймут?
   Какое-то время, члены Братства молча смотрели на Бетона, с полным недоумением на лицах. Вновь откашлявшись, Бетону ответил Сермилион:
   - Я боюсь, что это было бы... бессмысленно. У этих мутировавших существ нет ни капли сострадания, сочувствия, и понимания важности чужой жизни.
   - Мы для них всего лишь пища... - задумчиво произнёс Вайт.
   - Да, а ещё и сучки! - хихикнув, выпалил Джо. - Ну, не в том смысле, что они нас трахают, правда? В смысле, ну типа, им же люди нужны, чтобы размножаться, так же?
   Виктория тяжело выдохнула, и сказала:
   - Командор, по-моему, эти люди не самый лучший вариант. Если вам только не плевать, кто будет прикрывать ваши фланги.
   - Э, дамочка! - прикрикнул Шарк. - Когда это инициатива перешла в ваши руки?
   - Послушай меня, ты, отброс... - начало было грубить Виктория Шарку, который в ответ ей горделиво улыбался.
   - Я согласен. - сказал неожиданно рейнджер.
   "Не нужно, Билли!" - прошептала Люси ему на ухо, но Билли взял её за руку, и осторожно сжал.
   - Я не могу решать за всех своих друзей. Но я помогу вам. Вы не похожи на безумцев. Думаю, у вас есть план.
   - И это так. - сказала Виктория, довольно улыбаясь. - Как заметил Френк, вы просто никогда не видели Братство в действии, иначе не боялись бы помочь...
   - При чём тут страх?! - прошипел Шарк. - Мы просто не ебучие идиоты!
   - Шарк прав! - добавил Джо. - Легко умничать о смелости, когда вы в этих ваших консервных банках! Или вы каждому из нас дадите по одной?
   - Конечно же, нет! - вновь разозлилась Виктория. - Это тебе не штаны с замком на ширинке! Силовая броня это целый комплекс технологий, требующий больших знаний и огромного опыта!
   - И к сожалению, она совершенно не делает нас "неуязвимыми". - добавил Френк. - Поверьте всем шрамам на моём теле!
   - Мы и возьмём на себя основной удар. - сказал Сермилион. - Мы уже договорились с группой наёмников, они помогут нам в бою. Также, вскоре прибудет отряд братьев с юга, на довоенном броневике. Виктория практически закончила работать с нашим "броневиком". Мы восстановили довоенный грузовой автомобиль, укрепили его бронёй, хорошо вооружили. Мы нанесём по ним внезапный, и очень тяжёлый удар.
   - И это не всё. - продолжила Виктория. - Конечно же, было бы проще собрать сильное взрывное устройство, и уничтожить всех мутантов, вместе с заводом. Но тут встают на преграде два вопроса. Один сугубо моральный, а именно смерть всех пленников. Второй более существенный. Биологическое оружие может распылиться во время взрыва, что обернётся огромной катастрофой, и вызовет неконтролируемые глобальные мутации на неизвестно-большом пространстве. Это будет настоящая война... Война на выживание видов. И для войны, у нас есть соответствующее оружие.
   Виктория отошла немного в сторону, где на столе стояло нечто, накрытое белым покрывалом. Лёгким движением она сбросила его, и под ним оказалось что-то, что напоминало самолёт, но в значительно меньших пропорциях. Два метра в длину, полтора в ширину, пол метра в высоту. Она напоминало сигару, с округлыми крыльями, и линзой впереди, под днищем "самолётика", чуть ли не во всю его длину, находился длинный ствол энергетического вооружения. Под крыльями были прикреплены ракеты, по три с каждой стороны. Двигатель этого технического средства не был похож ни на что, что доводилось раньше встречать Генриху или рейнджеру.
   - Проявите уважение! - сказала Виктория с интонацией, похожей на интонацию Вайта, когда тот начинал говорить о "духовных штуках". - Эта реликвия, передовая технология наших великих предков! Это чудо, что нам удалось отыскать нечто подобное. И чудо, что оно сохранилось в отличном состоянии.
   - Это чё, воздушный змей? - радостно, посмеиваясь, спросил Джо. - У нас ребятишки игрались такими штуками.
   - В вашем случае, - продолжила строго Виктория, - это ещё не самая плохая идея, что могла прийти вам на ум. Люди создавшие это произведение искусства, назвали его: "Васп". Это дистанционно управляемое, стелс-режимное средство, предназначенное для поражение вражеских самолётов, ракет, и даже атомных бомб, на любых высотах и скоростях. В идеале.
   - Чего? - опять вмешался Джо. - А если попроще?
   - "Попроще", невозможно. Наши предки предвидели возможность случившегося конфликта. Основной удар ожидался конечно же с запада, поэтому неудивительно, что подобная технология была задумана и разработана именно на местных военных и промышленных объектах. Эта перспективная технология была способна изменить ход войны, и без малого предотвратить все те разрушения, что случились.
   - Как же она работает? - спросил Билли.
   - Все технологии, в ней применённые, настолько передовые даже для своего времени, что мы поверить не могли в нашу удачу, и хотели разобрать их. Но хорошо, что мы не осмелились на подобное кощунство, и теперь эти пташки помогут нам. Она летает, управляемая с земли при помощи специального компьютера. Её покрытие невозможно было засечь радарами или другими облучателями того времени. В ней используется ионный излучатель, и у противника тогда не было средств, чтобы обнаружить её следы. Сбить её можно было только заметив визуально. Но "Васп" способна летать на сверхзвуковых скоростях, а при сближении с целью должна была затормаживаться, и наносить точнейшие удары из гауссового вооружения. Планировалось, что "Васп" точным выстрелом сможет повредить даже падающую атомную бомбу так, чтобы та не смогла более сдетонировать!
   - А чего же тогда случилось? - удивлённо спросил Джо.
   - Война случилась! - радостно заметил Вайт.
   - Мистер ковбой в чёрном, прав. - продолжила Виктория. - Похоже, учёным не хватило времени довести дело до ума. "Васпы" всё ещё были очень "сырой" технологией, к тому же затратной. Радиус действия средств управления был не большим, и даже самых последних ядерных батарей хватало ненадолго. Успей они, и как я говорила, всё могло сложиться иначе. Китаю понадобился бы не один десяток лет, чтобы разработать средства борьбы с этими пташками.
   Билл подошёл к "Васпу", прикоснулся к нему, и осторожно погладил рукой.
   - Я понимаю, - сказал он, - как это важно для вас. И вы готовы рискнуть ими?
   - У нас их всего три. - сказал Сермилион. - Но да. Я боюсь, что ситуация требует этого.
   - Наши великие предки, создали то ужасное вирусное оружие. - сказала Виктория. - Теперь, мы вновь пожинаем плоды их дел. Но и они же оставили нам средства для борьбы за наше выживание, за наше будущее. Их наследие поможет нам.
   - Так что мы просто сомнём их! - радостно сказал Френк. - И вы ребята, можете стать частью новой истории! Я вам обещаю, что это будет весело!
   Некоторые из отряда рейнджера слегка хихикнули, другие мрачно поглядывали друг на друга.
   - Я не понимаю, зачем нам это?! - раздражённо говорила Лэсси, упрекая Билла. - Это уже не в первый раз, когда ты втягиваешь нас в неприятности! Ладно, продай ты эту чёртову штуковину... А так!..
   - Это то, что правильно! - заступилась за него Люси.
   - Правильно, значит? - продолжала блондинка. - А думать о своих друзьях, это разве неправильно? А ты, милая, забыла разве, что теперь тебе есть "О КОМ" думать?
   Люси хотела было что-то сказать, но стыдливо ретировалась, боясь, что в раздражении, Лэсси заденет секретный вопрос.
   - Никто из вас не должен идти. - сказал Билли. - Более того, я бы даже просил вас всех, не делать этого.
   - За кого ты нас принимаешь? - даже как-то обиделся Вайт.
   - Я-то не умру! - хихикая, сказал Счастливчик. - Так что за меня не переживай!
   - Я с тобой, рейнджер Билл! - произнёс, словно клятву, Бетон.
   И практически каждый из отряда, так или иначе, высказал свою благосклонность и готовность помочь. Все, кроме блондинки, которая по её выражению, вновь была вынуждена согласиться, так как все остальные согласились. Отряд был всей душой вместе с Билли, но лицо рейнджера совсем не радовалось этому.
   - Не волнуйтесь, храбрый рейнджер. - кокетливо улыбаясь, сказала Виктория. - Мы сделаем всё возможное, чтобы никто не пострадал, и все ваши друзья остались целы.
  
   Они прошли проверку старшего скриптора, и командора, и по обоюдному их согласию, были одобрены. Подарив им статус "гостей", отряд разместили непосредственно в самом бункере братства. Но подобная миссия требовала тщательной подготовки, поэтому пришлось не мало ждать. В результате, рейнджер и его спутники, чуть ли не две недели провели в "гостях" у Братства, и за это время произошло не мало событий, в том числе и не самых приятных. Их разместили в каком-то дальнем крыле, по два человека на комнату. Обстановка была весьма скромной. Металлические, военные кровати, несколько шкафчиков, санузел. Пару картин, для хотя бы малого чувства уюта. Освещение казалось недостаточным, как на людей, большую часть времени проводящих на поверхности земли. Воздух, несмотря на вентиляционные системы, так же казался спёртым. Уже через несколько дней, странники мечтали о том, чтобы сделать глоток чистого, свежего воздуха.
   Но, не смотря на подобные трудности, впервые за много-много дней, путники ощущали себя в безопасности. Тёплое ночью, прохладное днём помещение, хорошая пища, которую для них готовили, и чистая вода. Это было беззаботное существование, подобного которому большинство из путников в своей жизни не знали. Им позволили ходить по некоторым помещениям и осматривать технологии братства. Им позволили тренироваться вместе с членами братства, обучили секретам военной тактики, несколько раз все вместе, они отрабатывали готовящуюся операцию. Им даже позволили пользоваться некоторыми компьютерами братства. Кто-то, особенно Билли, просматривал доступные базы данных с разного рода довоенной, и современной информацией, накопленной братством. Люси пыталась учить испанский язык, по крайней мере самые простые или интересные слова, большинство других играло в игры. Путники однажды даже устроили соревнования, по количеству набранных очков в той или иной игре, но везде побеждал Джо, попутно дразня своих "оппонентов".
   Многие были не рады чужакам в своём "тесном" обществе. Было несколько перепалок, но в целом все вели себя прилично, и мирно. Но отдельной головной болью путники стали для местного доктора Шейлы Гринн. Пользуясь возможностью, доктор решила провести полное обследование каждого члена отряда, и сделать ряд анализов. И у каждого было что-то, что требовало того или иного вмешательства. Доктору Гринн пришлось убеждать их, что при жизни в современном мире невозможно быть здоровым, и необходимо уделить внимание здоровью, раз уж им выпала такая возможность. Пришлось провести несколько операций, прописать несколько медикаментов, и выдать особые лекарства для беременной Люси. К тому же, кроме всего прочего, доктор ежедневно заставляла принимать их витамины, и порой путникам казалось, что попутно над ними ставят какие-то опыты. Соответственно, практически все они вели себя очень капризно. Так же доктор Гринн пыталась проводить и психологические анализы, и успела столкнуться со всяким, от грубости и раздражения, до высмеивания и раскаиваний по всякого рода пустякам.
   Ей пришлось столкнуться со странным поведением Люси, умолявшей доктора никому не рассказывать о ребёнке, с умоляющей, попытаться вылечить её недуг, Лэсси, который если и был излечим, то это требовало слишком много времени. Доктору пришлось терпеливо бороться с невежеством Гартуна, его припадками "восторженного страха", разговорами о духах, волшебстве вещей, и колдовских, злых вещах, что переполняли "это место". Но также Шейле он очень понравился, и, не смотря на свою "дикость", у парня, по её мнению, была своя харизма, немного наивное, но честное и очень искреннее сознание. А этого, по её мнению, в "современных" мужчинах не осталось. Генрих вызвал у неё интерес, но сугубо научный, как относительно не тронутый пустошью объект исследований. Целым испытанием для Шейлы стал конечно же Бетон, и отдельной проблемой Шарк. С каждым днём он вёл себя всё более нервно, и однажды дело дошло до откровенного припадка истерии. Братству пришлось идти на уступки, и они позволили Шарку раз или два в день ненадолго выходить на поверхность. В остальное же время, доктор Гринн поила его откровенно-наркотическими веществами, что бы бывший рейдер был спокойнее, и более беззаботным. Временами и сам Шарк был не против такой "медицины", и часами валялся в кровати под кайфом.
   Когда же путники узнали, что братство способно имплантировать в тело "разные штуки", некоторые изъявили желание "проапгрейдить" себя, что добавило кучу работы, и без того уставшей Шейле. Оказалось, что у рейнджера уже были имплантаты в теле, сколько именно он не говорил, но ему вшили ещё что-то. Два имплантата вшили Генриху, Люси выпросила себе один, в меньшей степени повинуясь желанию, но скорее наследуя поведение рейнджера. Ещё два вшили Бетону, и за него доктор переживала больше всего, так как все имплантаты не были рассчитаны на его большое телосложение. Гартун отказался, от каких-либо "демонических осквернений", нечто подобное утверждал и Вайт, а Лэсси, не совсем думая, что болтает, сказала, что "только больные головой люди, делают себе такое".
   Пока путники отдыхали, трудились, тренировались, занимались, или делали свои дела, техники братства так же не теряли зря времени. Помимо своих обычных работ и подготовки к операции, им пришлось повозиться с бронёй и оружием путников. Повозиться настолько тщательно, что порой приходилось практически всё менять. Братство улучшило броне-костюмы путников, добавив на них много элементов из лёгких, но крепких материалов, убрали тяжёлые, старые металлические части, добавили пропитанные особым раствором ткани, а иногда даже добавляли электронные улучшения. В результате броня каждого внешне заметно изменилась, при этом сохранила свои основные черты, но и одновременно для некоторых очень потяжелела, особенно для Вайта. Каждому добавили новый шлем, кроме Билли, Шарка, и двух "ковбоев", которые на отрез отказались менять свои шляпы. И, конечно же, техникам братства пришлось, сцепив зубы терпеть то, как "дикарь" портит их "творение", облегчая его так, как, по его мнению, это необходимо. Рвёт, протыкает, разукрашивает, всячески "уродует" своими "амулетами" и "вместилищами духов". К шлему он потребовал приделать свою маску, как в прочем и Генрих попросил вернуть на место кусок ткани, с жёлтыми цифрами 72. Братство также модифицировало часть оружия путников, подарило новое, довоенные, качественные образцы. Теперь, внешне отряд был похож не то что на солдат из прошлого, но скорее даже на отряд солдат из будущего. Как заметила Виктория, вся медицина, тренировки, улучшения, модификация брони и оружия путников стоило братству столько, что "будь у путников совесть, они более не посмели бы просить награды".
   За две недели произошло так же несколько интриг. Лэсси всё время подозревала Генриха в изменах, справедливо опасаясь, что тот пытался залезть в штаны Виктории. Но как оказалось, Генрих пытался, а Виктория отвергла все его попытки. Похожую ревность испытывала и Люси, и нужно заметить, что совсем небезосновательно. Виктория часто вызывала рейнджера на "совещания", многие из которых оказывались встречами один на один. Доходило даже до истерик, и Люси со слезами просила Билли уйти из этого места. Но рейнджер говорил, что они "лишь общаются по душам". А однажды он вернулся со встречи немного встревоженным, от него пахло вином, и Люси была уверена, что "что-то случилось". Билли убеждал девушку, что ничего не было, и что ему никто не нужен, но только сама Люси. В истерике она обвиняла его в очевидно надуманных вещах, он же утверждал, что действительно хочет помочь братству, и Виктория тут не при чём.
   А позже, стало сюрпризом то, что поползли слухи, что "что-то было" между Викторией и Джо! У многих это вызывало даже смех, а Вайт сказал, что: "И в этом засранцу повезло!". Но Джо почему-то ничего не рассказывал. Только раз, по неосторожности выдав, что однажды, он курил в какой-то "нычке" спиргресс. Виктория нашла его, вычитала, за то, что "он курит "дурь" в каком-то там сраном экстракторе, или похер там где!". Спутникам, особенно Лэсси, практически удалось скрытно разболтать Счастливчика, и выведать правду. Но Джо сумел заметить подвох, успев только болтнуть, что он сумел убедить "железную леди", что ей нужно и самой попробовать "пыхнуть". Что дальше скрывала эта неожиданная дружба, и насколько далеко она зашла, оставалось неизвестным. Так же, было подозрение в том, что Гарти "подружился" с "долбанной" докторшей, ведь теперь он носил на шее ещё один, новый "амулет". Он выглядел как многогранный, округлый кристалл синего цвета, приделанный к держателю с серебряной цепочкой, и мог светиться в темноте. Его подарила ему Шейла, и иногда Гарти ночью снимал его, и задумчиво рассматривал его синее свечение.
   Но, после всех необычных вещей, хороших и плохих, что путники пережили, гостюя в этом действительно необычном месте, тревожный день настал. Прибыл второй отряд наёмников, ещё шесть паладинов с юга, броневик, и Викторией был доделан броне-грузовик. Выходили несколькими группами, пешая вышла на несколько дней раньше, остальные вместе с оборудованием добирались на транспорте. Сермилион трижды "прогнал" их план действий, что бы каждый знал своё место, и что делать, если что-то пойдёт не так. Виктория, и ещё два писца, отправлялись вместе с ними, чтобы быть как можно ближе к объекту, во время управления "Васпами". Управлять транспортом должны были шесть храбрых рыцарей. Во время погрузки, большинство испытывало тревожное ожидание грядущей битвы. Но многим нравилось новое для них ощущение причастности к такой передовой армии, хотя и сравнительно не большой. Казалось, что ты стал чем-то большим, чем-то возвышенным, облачённый в сохранившиеся технологии, вооружённый ими, окружённый такими же сотоварищами. При этом на их стороне были воины в силовой броне, боевые машины, роботы, и другие чудеса технологии. И хотя страх опасности никуда не пропадал, но эти чувства воодушевляли так сильно, что теперь даже самые закостенелые "жители Пустоши", не смогли не проникнуться симпатиями к "придуркам в консервных банках".
   Виктория выдала им небольшие ремневые сумки с лекарствами и боевыми наркотиками, приказав использовать непосредственно перед боем. Генрих не собирался их применять, но Шарк был этому только рад, и благодарил "своего другана" за щедрость. Теперь он мог "под кайфом" скоротать утомительную поездку в тесноте, до намеченного завода, а она без малого, со всеми перерывами, длилась два дня.
  
   Двенадцатилетняя "дикарка", Ночная Тишина, уже две недели провела на холодном, бетонном полу импровизированной камеры. Из небольшой комнаты выкинули всё офисное оборудование, и вместо одной стены в пол вбили большие прутья арматуры, сделав тем самым камеру. Огромные, зеленокожие демоны поймали девушку и многих её соплеменников во время их бегства на север, посадили в металлические ящики, и привезли в это место. В камере уже находились и другие люди, бледные сердца, и жители руин, все были испуганы, и никто ничего не мог объяснить. По иногда доносящимся крикам, они знали наверняка, что в этом странном месте есть и другие такие камеры. Никто точно не знал ни что это за место, ни где оно находится. Вокруг были видны металлически трубы разной толщины, а через дыру в полу Тишина видела "железные штуки", находящиеся уровнем ниже.
   Демоны периодически проходили туда-сюда и говорили странным языком между собой. Несколько раз пленников кормили, кидая в камеру тушки крыс, иногда приносили ведро с грязной водой. В начале их было в камере около двадцати человек, но иногда демоны приходили, и забирали с собой несколько, и те больше не возвращались. Теперь их было всего лишь десятеро. Вокруг было мрачно, свет исходил только от нескольких бочек, в которых существа сжигали древесину. Воздух был спёртый, плохо пахло, и старая пыль с каждым днём словно всё больше душила. Было страшно. Очень страшно. Страх и неопределённость мучили душу до физической боли. Очень быстро слёзы иссохли, мрак поселился в душе, и хотелось только быстрого избавления.
   Трое демонов подошли к их камере. Тот, который указывал остальным, был одет в штаны и куртку из шкур, и защищён броневыми элементами, собранными из кусков большого и толстого металлолома. Его голова была защищена самодельным шлемом, склёпанным из куска канализационного люка, и толстых листов железа. На поясе мутанта висел электрокнут, а за спиной автоматическая винтовка. Страшное существо внимательно осматривало пленников своими полными злости глазами.
   - Сегодня берём из твоей клетки. - проговорил он грубым, утробным голосом.
   - Почему моей?! - запротестовал один из мутантов. - Всегда из моей! Так скоро никого не остаться внутри! Мне тогда некого будет стеречь!
   - Заткнись дурак! - рявкнул старший. - Зевала сказал, что нужно засушить больше еды! И если потребуется, я опустошу и твою клетку, и тебя самого!
   Третий мутант весело засмеялся, слушая их спор.
   - Открывай! - приказал командир, и подчинённый повиновался, хотя и ворчал себе под нос.
   Командир мутантов выбрал двух немолодых, не крепких на вид мужчин, и после длительного осмотра схватил за волосы Ночную Тишину.
   - А её зачем? - заворчал стражник. - Она совсем щуплая, на ней почти нет мяса!
   - А куда её, дурья твоя башка?! - сказал командир. - Зевала избирает для нижних уровней только крепких, здоровых и сильных человеков! А этот совсем маленький, и годится только для еды!
   - Может он немного вырасти, если мы его покормим? - спросил стражник.
   - Ты такой тупой, что даже тупой тупица умнее тебя! - кричал командир, а третий мутант опять смеялся. - Человеки долго расти! Их нужно кормить многие годы, чтобы маленький человек окреп и стал пожирнее!
   - Мы бы могли сварить его! - предложил третий. - Можно целиком бросить в котёл, и сварить вкусную похлёбку, добавив тараканов, корней, и травяного пепла!
   - Зевала сказал сушить, значит нужно сушить! И хватит этой болтовни!
   Девочка кричала, рвалась из стороны в сторону, но после того как злобный мутант подтянул её один раз, и она, ударяясь руками и ногами, протащилась по полу, сопротивляться перестала, и послушно следовала за монстром. Их вели мрачным лабиринтом разрушенного здания. Снизу доносились звуки больших механизмов, что-то шипело, стучало. Их вели всё выше и выше, по железной лестнице, пока не вывели наружу сквозь пролом в стене. Солнце заслепило, а когда зрение приспособилось вновь, пленники поняли, что находятся на высоте.
   Это был большой, промышленный комплекс. Основное здание имело три ступенчатых уровня, с ним соединялись более мелкие. Высоко в небо уходили кирпичные трубы, часть которых была разрушена. Крыши зданий и их стены были опоясаны множеством металлических лестниц. С одной стороны комплекса виднелась железная дорога, и площадка с промышленными машинами, кранами и погрузчиками, и множеством контейнеров. С другой стороны ещё одна площадка, на которой стройными рядами ровнялись теперь уже не новые, грузовые автомобили. После аварии местного ядерного реактора, здание во многих местах было повреждено взрывами, один из корпусов разнесло в клочья. Всюду валялось много мусора и кусков металла, виднелись скелеты в рваной униформе и старых касках, или просто человеческие кости.
   Мутанты укрепили это место. Пользуясь преимуществами своей природы, они завалили проломы в стенах строительным мусором, целыми кусками железобетонных и металлических конструкций. На крышах, в проломах, лестницах, всюду были установлены укреплённые точки, от обычных заграждений из множества слоёв металла, до собранных наспех дзотов. Внутри здания в кузницах не прекращали собирать массивную броню, а в подвале под бдительным глазом Зевалы заканчивалось строительство "ванн порождения". Зевала знал, что люди раньше или позже, но точно придут, и он подготовился для войны с ними. Его оборона была очень крепкой, но не была сюрпризом, хотя в целом вся эта затея содержала определённый сюрприз, о котором человеки узнают только через десятки лет.
   Пленников привели на крышу, где в одном из углов располагались множественные столбы и перекладины, с перетянутой между ними проволокой. Здесь сушилось мясо, куски вырезки, срезанные с человеческих костей, а кожу и другие отходы варили в больших котелках. Ночная Тишина громко запищала, и начала вырываться, причитая и заливаясь слезами, но великая сила чудовища, что держало её, была непреодолимой. Двое мужчин, которых вели с нею, молчали, хотя и заметно побледнели. Пленников подвели ближе к месту разделки и сорвали с них всю одежду. Прикрывая свою наготу, Тишина сжалась в клубок, а потом заметила отрубленную, человеческую голову, висящую на проволоке. Она была пробита сквозь левый глаз головы, второй бледным зрачком смотрел на "дикарку", лицо было перекошенным, а бордовый, вздутый язык вывален наружу. Голова не сушилась, но скорее гнила на солнце, и через мгновение девочку вырвало желчью, так как желудок был совсем пуст.
   - Пожалуйста, не надо... - проговорил один из мужчин, стоя на коленях, пока мутант копошился у него за спиной.
   Мужчина с трудом успел договорить, как огромный тесак ворвался глубоко в его ключицу немного правее от головы. Послышался треск костей, кровь брызнула фонтаном, незнакомец закричал, но его голос моментально угасал, а пытающиеся сопротивляться руки сразу же сдались. Ещё удар, тесак ушёл ещё глубже, тело мужчины тряслось, он хрипел и хрюкал. После третьего его внутренности вывалились наружу, и вскоре мутант, окончательно разрубив его пополам, принялся рубить на кусочки, кидать в ящик, где работал другой, отделяя мясо от костей. Всё это время Ночная Тишина совсем не соответствовала своему прозвищу, кричала, рыдала, вырывалась, но мутант не отпускал её. Второй мужчина трясся всем телом, молча открывал и закрывал рот, опорожняя свой мочевой пузырь. Когда пришёл его черёд, он так же стал кричать, и вырываться, умоляя: "Только не так! О боже, не делайте этого с моим телом!". Но когда его подтащили к месту разделки, он стал умолять иначе: "Только не так! Пожалуйста, сделайте это быстро!" Мутант передёрнул плечами, скривив недовольно лицом. "Надоели, эти глупые людишки!" и с размаху всадил ему тесак в живот. Мужчина громко простонал, выпучив глаза и согнувшись, его кишки вывалились наружу. Ещё несколько ударов, и позвоночник был перебит, от чего незнакомец развалился на две трепыхающиеся половинки.
   Пока демон разделывал второго незнакомца, Тишина больше не кричала. Она молча дрожала, закрыв рот руками, и смотрела, пока чуть не потеряла сознание. Девочка пришла в себя, когда командир мутантов подтягивал её к месту разделки. Её сознание на какое-то мгновение освободилось от всяких мыслей, чувство неизбежной смерти затупило страх, но в то же время обострило инстинкты, натянуло её как струну. Не жалея своих зубов, девочка вцепилась ими в руку мутанта, и тот вскрикнув, на секунду выпустил её из рук. Мутант попытался схватить девочку, но она рванула быстрее крысы, и, не останавливаясь, побежала прочь.
   - Стой! Стой, тварь! - озлобленно кричало чудище, и, взяв в руки электрокнут, принялось догонять юную дикарку.
   Другие мутанты вокруг, совсем не пытались помогать своему командиру, но что было сил, смеялись, отпуская колкие шуточки.
   - Смотрите, он упустил человека! Ха-ха! Человек бежать как крыса! Догоняй человека быстрее! Ты такой глупый, что не можешь догнать маленького человека!
   Командир злился ещё больше, кричал на остальных, чтобы они заткнулись, но продолжал преследовать девочку. Тишина не знала, куда ей бежать, не надеялась спастись, но не останавливалась даже на мгновение, заворачивая от преграды к преграде, перепрыгивая их. Она прибежала к краю крыши, где её ждала высота более десяти этажей. Девочка дрожала, испуганно осматривала местность вокруг, смотрела вниз, спасения не было, а чудище злобно рыча, приближалось. Она решила, что будет прыгать, но не позволит сделать с собой то, что чудища сделали с остальными людьми. Но Ночная Тишина не успела спрыгнуть, отвлечённая чем-то, что показалось ей вмешательством самих богов!
   Свист и рёв разорвал небо над крышей заводских руин. Что-то блеснуло, и подобно молнии быстро перемещалось по небосводу. Оторопев от удивления, мутанты наблюдали за этой штукой, наблюдал и командир, совсем забыв о том, что преследовал беглянку. Летающий объект, отлетев подальше, сделал большой разворот, и вновь направился в сторону завода, замедляя ход.
   - Смотрите! В небе летает Хрень! Откуда она там взялась? Что это такое? Зевала ничего не говорил ни о какой Хрени! Может нужно позвать его?!
   Летающий объект заискрил синими вспышками, которые быстро долетали до завода, и первыми же выстрелами гауссово орудие большой мощности, прошило грудь одного из мутантов сквозь массивный, железный панцирь. Свист послышался ещё дважды, и ещё два объекта атаковали базу мутантов, стреляя из своих орудий. Мутанты кинулись в рассыпную, укрываясь за стенами и трубами, хотя бы чем-нибудь. Но после первой минуты хаоса и замешательства, вызванными неожиданностью подобного нападения, они понемногу собирались воедино.
   - К оружию! - кричал командир мутантов. - Это человеки! Они нападают! Бей тревогу!
   Потребовалась ещё минута, прежде чем мутанты, советуясь, споря, и ругаясь друг с другом, вспомнили, где чей пост, и кому что делать. Они зазвонили в тревожные колокола, принялись занимать свои посты за бойницами, укреплёнными точками, и в дзотах, и всё больше их выходило наружу. Их вооружение было самым разнообразным, от местного самодельного оружия, до довоенных винтовок, тяжёлого вооружения и энергетического оружия. Они принялись стрелять по ВАСПам, но летающие средства двигались слишком быстро, и в результате мутанты промахивались, порой даже не задумываясь над тем, что стрелять нужно на опережение.
   В это время старший скриптор Виктория, и двое её помощников, находились немного южнее завода, укрываясь за холмами, и управляли ВАСПами, одетые в боевую техно-броню скрипторов и шлемы. Пульт управления выглядел как большой ранец с длинной антенной, который, по сути, был большим переносным компьютером. Одна из его боковых панелей открывалась в сторону, превращаясь в клавиатуру с двумя палочками-манипуляторами, и множеством кнопок. Под клавиатурой открывались два небольших монитора и ещё кнопки. На правом мониторчике бегали цифры и буквы, выводя самую разную информацию о летающем средстве и обстановке. На втором рисовались чёрные и зелёные линии и квадратики, изображающие то, что видели линзы ВАСПа. Нужно было обладать хорошими научными знаниями и хорошей фантазией, чтобы суметь различить в этом нагромождении пикселей окружающую местность, и тем более цели для ведения огня. Большая часть выстрелов гауссовых орудий ВАСПов не находили своей цели, попадали в стены и укрытия мутантов, пробивая в них дыры, отрывая большие осколки.
   Рядом с боевыми писцами находился отряд из десяти паладинов, маленький отряд рыцарей, и отряд наёмников, готовящихся к атаке с юга. Они не спешили, но ожидали, когда исполнится следующая часть их плана. С западной стороны завода показались транспортные средства атакующих, на максимально допустимой скорости, мчащиеся к своей цели. Довоенный броневик на шести больших колёсах, вооружённый несколькими пулемётами, и орудием во вращающейся башне, и бронированный грузовик, собранный Викторией и её людьми, на основе военного грузовика. Кабина и кузов были плотно укреплены многослойными листами стали. В качестве вооружения использовались две лазерные турели, собранные на основе спаренных лазерных винтовок, и ещё одна представляла из себя автоматизированного "толстяка". В каждом транспортном средстве находилось по три рыцаря, все турели броне-грузовика управлялись компьютерами, размещёнными в его кузове.
   Боевые транспортные средства мчались вперёд, но, похоже, для Зевалы они не были совсем уж сюрпризом. Этот не глупый супермутант догадывался о подобном, и, зная, что ближайшая дорога находилась на западе, предполагал с какой стороны точно нападёт враг. Конструкция, напоминающая собой руину, оказалась большим дзотом, собранным из железобетонного мусора и металлических кусков станков. Открылась одна из узких, но длинных бойниц, и на встречу быстро едущим грузовику и броневику, показался ствол 75 миллиметрового орудия. Пушка выстрелила, засвистел снаряд, и разорвался немного левее от броневика. Пушка броневика выстрелила в ответ, но также промахнулась. Двое мутантов в дзоте стреляли из пушки, пока третий открыл огонь из пулемёта. Пули множественными искрами рикошетировали от брони броневика, не нанося серьёзного ущерба. Мутант перевёл огонь на грузовик, но и его броня выдерживала такой обстрел, и только несколько листов брони сорвались со своего места.
   Пушка мутантов вновь выстрелила, и снаряд разорвался между броневиком и грузовиком. Вновь выстрел в ответ, и в этот раз орудие броневика попало точно в дзот. От взрыва укрепление затряслось, часть осколков разлетелась в стороны, а мутантов присыпало пылью, но дзот уверенно выдержал этот удар. Орудие мутантов вновь выстрелило, фугасный снаряд попал прямо в левую фару броневика. Военный транспорт пошатнулся, взрыв оставил большую вмятину, разбил фару, и разорвал покрышку переднего колеса. На несколько мгновений, водитель броневика потерял управление, завернул резко в право, и едущий сзади грузовик врезался прямо в него. Оба транспортных средства замерли, но орудие броневика всё же выстрелило в ответ, вновь попав в дзот, но и в этот раз укрепление не было серьёзно повреждено. Пока автомобили разъезжались друг от друга, ещё один снаряд мутантов практически пролетел мимо, но попал в левую заднюю часть броневика. Автомобиль закачался, осталась большая вмятина, разорвало ещё одну покрышку, но броневик оставался на ходу. Его управление очень усложнилось для водителя, постоянно отклоняло в сторону, но оба автомобиля продолжали прорываться к противнику.
   - Заряжай бронебойный, тупица! - крикнул наводчик мутант на своего помощника, ударив кулаком по шлему.
   Мутанты долго целились, транспорт братства приближался, благодаря стабилизаторам, мог вести огонь точнее даже теперь, хотя и сам становился более лёгкой мишенью. Броневик выстрелил, можно было заметить, как его снаряд врезался в металлическую часть дзота, и резко отрикошетил в сторону. Потом выстрелило орудие мутантов, и бронебойный снаряд влетел прямо в двигатель бронегрузовика. В пол мгновения снаряд пробил листы брони, защищающие радиатор, его самого, и вошёл далее, от чего двигатель взорвался, и закрывающие его листы разлетелись в разные стороны. Развороченный перёд бронегрузовика горел и дымился, и постепенно машина останавливалась, гремя всё ещё пытающимися работать механизмами.
   Дзот выстрелил ещё раз, бронебойный снаряд попал в землю чуть правее от едущего броневика, и, отбившись от земли, пролетел ещё дальше. Броневик не выдержал бы такого попадания, до дзота оставалось далековато, и товарищи на подбитом грузовике должны были как-то помочь своим. Автоматизированный "толстяк", благодаря новому лафету ускорял снаряд сильнее, и мог стрелять дальше, но дистанция до дзота оставалась всё ещё значительной. Бронегрузовик выстрелил, снаряд "толстяка" засвистел, но дистанция повлияла на точность, и снаряд рухнул значительно левее дзота. Раздался мощный взрыв, дзот затрясся, обильно осыпая укрывающихся в нём мутантов белой пылью.
   - Туда стреляйте, тупицы! - отчаянно кричал пулемётчик на артиллеристов, тыкая пальцем в сторону замершего грузовика. - Иначе он нас сотрёт в порошок!
   Автоматизированная система турели "толстяка" ко всему прочему долго перезаряжалась, и пока рыцари проклинали скрипторов сидя в своём грузовике, мутанты успели выстрелить ещё раз. Но они промахнулись, и снаряд, немного не долетев до цели, поднял тучу земли прямо перед грузовиком. Автоматический "толстяк" успел перезарядиться, рыцарь уже давно ввёл новые координаты, и держал палец на кнопке "выстрел", нервно ожидая сообщения "готово". Сообщение пришло, палец дёрнулся, и заряд вновь засвистел, влетев прямо в дзот мутантов. Раздался мощный взрыв, осколки дзота разлетелись на много метров в разные стороны, другие засыпав и мутантов, и их орудие. Потрёпанный броневик подъехал с дымящемуся дзоту, и с этой позиции начал обстрел цитадели мутантов из пушки и пулемётов. Не смотря на большую дистанцию, бронегрузовик так же открыл огонь из своих лазерных турелей, но большая дистанция влияла на эффективность огня.
   Мутанты прибывали ещё, и ещё. Именно в этот момент, Виктория подала знак Сермилиону и его людям, с криком: "Пора!". Её ВАСП сделал разворот, и, сблизившись с заводом, выпустил все свои шесть ракет. Отсоединяясь от крыла, ракеты вылетали немного вперёд, после чего траектория их полёта витиевато менялась, оставляя за собой похожий на спираль шлейф дыма. Заряд ракет не был мощным, и они не были точны, но, ударив в шести местах, их взрывы наносили значительный ущерб и укреплениям, и самим мутантам. Ещё два ВАСПа сделали по ракетному залпу, и несколько секунд вспышки взрывов возникали по всему заводу. Подавленные мутанты на минуту даже прекратили огонь, и в этот момент с юга ударили отряды братства. Используя стелсбои, паладины братства смогли подойди чуть ли не к самим стенам завода, и внезапно появившись, открыли огонь из миниганов и ракетниц, лазерных и плазменных винтовок. От первых же залпов погибло четверо мутантов, остальные открыли ответный огонь, стреляли и укрывались за укреплениями. Наёмники и рыцари братства поддерживали наступление паладинов, укрываясь за небольшой возвышенностью немного южнее.
   В этот же миг настал момент истины и для людей рейнджера. До этого, они укрывались на северной возвышенности, и осторожно наблюдали за происходящим. Дух захватывало от полёта ВАСПов, их обстрела, взрывов, и начавшейся настоящей войны. Их сердца быстро стучали, от осознания неминуемого участия в этом пугающем, и тревожащем действии. Война была способна охватить сердце человека неподражаемыми эмоциями и впечатлениями. Тактическая, командная игра, на кону которой стоит, возможно, величайшая ценность. Выживешь ли ты, уцелеешь? Отнимешь ли ты чию-то жизнь? Ощущение грядущего сбивало дыхание, тревога заставляла убежать прочь, и даже наркотики не могли заглушить этих чувств полностью. Все они были опытными воинами, для многих из них эта война была уже не первой, но они боялись, и, не смотря на желание сбежать, понимали, что не сделают этого и грядущее неотвратимо, каковым бы оно не было.
   На вершине их возвышенности показались три "Мистера Храбреца". С механическими криками: "Смерть коммунизму!" они полетели в атаку, обстреливая сгустками плазмы укрывающихся на севере цитадели мутантов. Для этой битвы братство вооружило отряд рейнджера отличным оружием, но кроме этого Биллу удалось выторговать ещё одно подспорье их безопасности. Каждому члену их отряда писцы братства собрали небольшое защитное средство, в виде щита из многих слоёв бронированной стали и полимерных материалов, с выемкой, для ведения огня, и упором в землю. Братство назвало эту свою внезапную, тестовую разработку, "личным, переносным средством защиты, от вооружения малых и (возможно) средних мощностей", и решило испробовать на отряде рейнджера. Это не давало полных гарантий, но могло сыграть разницу между жизнью и смертью. Зеленокожие открыли ответный огонь по роботам и атакующим. Одна из первых пуль, выпущенных в их сторону, угодила прямо в щит Счастливчика, оставив большую вмятину. Некоторые тут же приникли к земле, испуганные вражескими выстрелами.
   - Давайте же! Стреляйте! - кричал Билл, стреляя из подарка братства. - Мы можем подавить их!
   И он был прав. Поначалу мутантов было не много с этой стороны, а их новое оружие могло бы подавить и противника в силовой броне. Билл вёл огонь из Бозара, тяжёлой снайперской винтовки, калибра 5.56, у которой была вместительная обойма и автоматический режим огня. Хорошая оптика и отличная точность, и первые же выстрелы рейнджера ранили одного из мутантов в двух местах, и тот спрятался за укрытием. Билл продолжал стрелять, пока его пули не разбили ненадёжное укрытие и не прошили мутанта ещё не один раз, и чудище не упало вниз на землю. Генриху на время боя братство выдало военную лазерную винтовку, и благодаря оптике, он быстро смог ранить одного из открывшихся мутантов, прожигая большую рану в его плоти. Свой выстрел из ракетомёта сделал Бетон, и сила взрыва снаряда чуть не разнесла укрытие вместе с двумя мутантами.
   Лэсси выбрала себе лёгкий пулемёт калибра 5.56, и, пользуясь хорошей кучность оружия, просто обстреливала одну и ту же цель. Когда мутант высовывался, то его задевали одна-две пули, но тяжёлая броня большей частью отражала их, а крепкая плоть существа была способна выдержать множественные пробития. Ещё один пулемёт, калибра 7.62, достался Шарку, и он, радуясь мощи своего сильного и скорострельного оружия, с криками и проклятьями поливал то одну, то другую цель.
   В резервах братства специально для "ковбоев" нашлась одна "медвежья винтовка" калибра 45-70. Вайт и Джо долго спорили, кому же она должна достаться. Священник считал, что ему, так как кроме двуствольного ружья у него не было оружия для дальней дистанции. У Счастливчика была ковбойская винтовка, но Джо аргументировал, что "разница в калибрах чертовски значительная, а для огромных тварей ему нужна соответствующая пушка". Решили разыграть в карты, Вайт даже не надеялся, что выиграет, и, конечно же, Джо победил, после чего ещё долго язвил над стариком. Что бы как-то успокоить расстроившегося, и ушедшего в запой священника, братство выдало ему винтовку гаусса М72. Старик поворчал немного, но, опробовав оружие на полигоне, сказал, что: "Теперь этот сосунок будет сосать!". Теперь оба ковбоя были смертельно опасны. Медвежье ружьё уступало по мощности гауссовой винтовке, но в купе с удачными выстрелами Джо, оба вскоре записали по мутанту на свой счёт.
   Люси досталась военная снайперская винтовка калибра .308. Это оружие казалось девушке таким необычным и "кайфовым" на вид, словно его собрали какие-то пришельцы. Винтовка так понравилось ей, что Люси даже хотела, чтобы "лунатики" забрали её обратно, и ей пришлось в этот раз украсть по-тихому "прекрасную девочку" с их склада. Пристрелявшись на полигоне под наставления Хардсона, Люси удивлялась ощутимой разнице в удобстве, и сохранением стабильности полёта пули на расстоянии, в сравнении с её старой винтовкой. Её выстрелы были очень точны, хотя мощности пули в большинстве случаев не хватало, чтобы пробивать броню мутантов, и девушке приходилось долго выцеливать слабые места противников.
   Сложнее всего было с Гартуном. Но когда писцы братства узнали, что у него есть опыт обращения с "дьявольским копьём", они выдали ему на время плазменную винтовку, предварительно обучив "как им разить демонов". Выстрелы Гарти, да ещё и на значительной дистанции не были точны, но когда попадали, то делали своё дело. И только Хардсон отказался менять свою эксклюзивную винтовку, но он хорошо справлялся и без "игрушек" братства.
   ВАСПы продолжали кружить над разрушенным заводом, периодически выходя на линию атаки. Синие вспышки гауссовых орудий мчались вниз, врезаясь в различные преграды, оставляя следы разрушений, а иногда достигали своей цели, нанося тяжёлые и смертельные ранения. Продолжалась атака на юге. Паладины неспешно продвигались от укрытия к укрытию, обстреливая противника, наёмники прикрывали их на расстоянии. Броня паладинов была защищена приваренными листами стальной сетки, и писцы Виктории потратили уйму времени не зря. Мутанты вели ожесточённый ответный огонь, и их пули то и дело разрывались искрами на силовой броне паладинов. Но некоторые из них были вооружены странным, самодельным оружием, напоминающим внешне пусковую установку "толстяка", но стреляющую кумулятивными зарядами. Стальная преграда в виде мелкой сетки, приваренная на расстоянии от основной брони, заставляла заряды детонировать немного раньше, и мощности кумулятивной струи не хватало, чтобы пробить основную броню, в большинстве случаев.
   Действие "секретного" оружия Зевалы было нейтрализовано. Броня паладинов отражала множественные пули, и даже лазерные лучи, держалась против плазменных сгустков. Воины братства могли бы пробиться и очистить южную стену завода одним быстрым рывком, но крепкий дзот, расположенный на крыше здания, изрыгал смертельный дождь из трёх тяжёлых пулемётов. Укрепление мутантов уверенно сдержало два попадания из ракетницы, а одна очередь, пущенная в сторону наёмников, смогла найти свою жертву, нанеся серьёзнейшую рану. В целом, атака на юге медленно, но продвигалась.
   С западной стороны продолжали свой обстрел броневик и грузовик братства. Несколько неточных, но всё же действенных выстрелов из "толстяка", огонь из пушки, пулемётов и лазерных турелей, очистил большую часть западных стен завода от противника, остальные укрывались, стараясь не высовываться. С этой стороны так же был дзот, но на два крупнокалиберных пулемёта. После нескольких попаданий из пушки броневика, он был разрушен.
   На севере отряд рейнджера продолжал перестрелку с мутантами, под прикрытием трёх роботов. Вскоре мутанты были подавлены, их ответный огонь становился всё слабее, и их самих всё меньше. Здесь был только один тяжёлый пулемёт, и пока он стрелял, это ещё сдерживало путников. Бетон попытался попасть по укреплению из ракетницы, но дистанция была слишком велика, и снаряд попал значительно правее. Пока Бетон рассматривал, приподнявшись, куда попала его ракета, тяжёлый пулемёт выпусти в его сторону ответную очередь, и смертоносная пуля пятидесятого калибра влетела здоровяку в грудь. Бетона откинуло назад, он стонал, держась за грудь, приговаривая: "Рейнджер Билл, кажется мне больно!" Билл начал ползти в его сторону, но Лэсси крикнула ему, что посмотрит сама. Она уже несколько минут никак не могла перезарядить свой "дурной" пулемёт, не понимая, в чём проблема, в барабане, ленте, или в самом приёмном механизме. Пока Генрих разбирался с её пулемётом, Лэсси помогала Бетону снять нагрудную пластину из полимеров, подаренную братством. Пуля пробила её, и лист металла, вшитый под курточку Бетона, и не глубоко вошла в накачанную грудь мужчины.
   - В твоём случае, это просто царапина! - с облегчением сказала Лэсси, и быстро вытянув большую пулю щипцами, закрыла рану куском бинта. - Если можешь двигаться, можно возвращаться в бой!
   В ответ Бетон кивал головой, и принялся одеваться обратно. В это время Билл пытался убить пулемётчика, стреляя каждые несколько секунд, но узкая амбразура укрепления хорошо защищала. "Не могу попасть по нему!" - недовольно ворчал рейнджер, всё ещё не привыкший к поведению своего нового оружия. Люси решила помочь, и после двух промахов, третьим выстрелом попала прямо в цель, но мутант только отшатнулся на несколько секунд.
   - Я попала! - разочаровано кричала она. - Но он встал опять!
   - Вы словно дети! - с укором покачав головой, крикнул Хардсон.
   Охотник выстрелил прямо в сам пулемёт, потом ещё раз, после чего опасное оружие затихло, и его стрелок с недоумением пытался вновь и вновь передёргивать затвор. Победа казалась близкой, и угасающую мощь мутантов можно было ощутить. Но это, конечно же, были не все сюрпризы, которые лидер супермутантов приготовил для своих врагов. Первым были заряды взрывчатки, заложенные вокруг всего завода в разных местах. По нажатию кнопки, они все одновременно взорвались кольцом взрывов вокруг здания. Путники, наёмники и рыцари братства, были вне зоны взрывов, но их общая, подавляющая мощь, дезориентировала всех на несколько минут. "Ух, дьявольщина!" - проговорил встревожено священник, когда отошёл от шока, и его слова выражали приблизительное мнение большинства. Многие заряды взорвались среди паладинов, но большая их часть укрывалась в таких местах, где взрывчатка не была закопана. И только одному из них взрывом разорвало броню, каркас, вокруг правой ноги, и саму ногу. Броневик братства стоял рядом с бывшим дзотом, и все взрывы произошли дальше от него, и серьёзных повреждений не нанесли, а грузовик находился вне зоны поражения. На севере, двоим роботам удалось уцелеть, в то время как манипуляторы третьего унесло метров на пятьдесят в небо и раскидало в разные стороны, а разорванный, сферический корпус ударился о стену завода.
   Пока в рядах атакующих царил испуг и всеобщее замешательство, из внутренних укрытий завода наружу прибыло подкрепление мутантов, вооружённое ещё лучше, чем первая линия. Они быстро занимали уцелевшие укрепточки, и теперь их огонь стал столь интенсивным, что высовываться дольше, чем на мгновение, было бы слишком опасно. Битва разгорелась ещё сильнее. С обеих сторон пули градом врезались в землю и стены, вспыхивали взрывы, мелькали лазерные лучи и зелёные вспышки плазмы. То там, то там вскрикивал мутант, падал израненный вниз, либо забрызгивал стены своей кровью, или частями своего тела. Но и атакующие несли потери. Одному из рыцарей мощный лазерный луч попал прямо в грудь, и сверхзаряженные частицы мгновенно распространились по всему его телу, превращая в кучку светящегося пепла. Снаряд ракетницы влетел прямо под щит Шарка. От удара взрывной волной бывший рейдер потерял сознание, его щит и пулемёт раскидало в стороны, поднимая при этом тучу земли, пыли, болтов, и металлических деталей.
   Броневик братства продолжал обстреливать подкрепление мутантов, пока один из них не уловил момент, и не выстрелил из ракетницы бронебойно ракетой. Снаряд мгновенной чёрточкой влетел в транспорт, и разорвался, от чего броневик закачался, и отъехал немного назад. В нескольких местах спереди машины, показались язычки пламени, которые постепенно увеличивались. Из резко открывшегося люка выпрыгнул рыцарь братства, объятый языками огня, и принялся качаться по земле, стараясь сбросить его, остальные двое погибли. Один из мутантов на севере, вооружённый миниганом, высунулся из укрытия, и взял в прицел укрытие Джо. Яростный поток пуль забил по нему, Джо вжался в землю, но вскоре укрытие от множественных попаданий превратилось в месиво, и три пули практически одновременно задели Счастливчика. Джо вскрикнул, но от попадания в грудь не мог дышать, стал задыхаться, и попытался отползти в сторону. Но остальные пули попали ему в левое плечё, и правую ногу, и ему приходилось делать это сквозь боль, медленно, оставляя за собой кровавый след. Мутант продолжал обстреливать его, но спасение пришло в виде прицельного выстрела Люси, которым девушка пробила шею высунувшегося чудища, и он, выронив миниган, сполз на пол, зажимая руками свою кровоточащую рану.
   Один из ВАСПов был сбит, после очередного попадания по нему, и резко спикировав вниз, бесценная реликвия врезалась в стены завода. К укрытию одного из паладинов прилетела граната, и он быстро отошёл в сторону, тем самым открывшись под огонь тяжёлого пулемёта. Крупнокалиберные пули рикошетили, оставляли повреждения, отбивали части брони, паладин дёрнулся, припал на одно колено, попытался встать, но пули продолжали бить, и прежде чем он смог укрыться, вновь упал. Пулемёт ещё продолжал обстреливать лежащего паладина, но вскоре перестал, так как тот не подавал признаков жизни, а сквозь пробитые места показалась кровь. В какой-то момент сразу трое братьев меняли свою позицию, прикрывая друг-друга огнём. Двум удалось пройти успешно, но прямо в третьего влетела ракета, и от мощного взрыва детали брони полетели в разные стороны. Паладин упал, стонал, кричал по внутренней связи, что ранен, и не может встать, так как броня замерла, и не хочет двигаться.
   Счастливчик стонал, и прикрикивал от боли, осматривая своё тело. Люси спросила, нужна ли ему помощь, но тот сказал, что справиться сам, убедившись, что нагрудная пластина сдержала удар. С трудом и руганью, он извлёк стимуляторы из своей аптечки, и вколол в раненную руку и ногу, приговаривая: "И это чего бля, мне ещё типа повезло, да?!". Один из скрипторов братства продолжал увлечённо управлять своим ВАСПом, пока на информационном мониторе не забегали множественные сообщения об ошибках. Вскоре управление его беспилотником отказало, и ВАСП с взрывом врезался в землю восточнее завода. Битва продолжалась, и вскоре ещё полтора десятка мутантов были уничтожены или тяжело ранены. Их огневая сила вновь ослабевала, счёт убитых уже отсчитал около полу сотни, и оставалось десятка три. В дзоте на крыше два из трёх тяжёлых пулемётов смолкли. После постоянного обстрела и десятка попаданий из ракетницы, они или их стрелки были окончательно ликвидированы, а последний оставшийся не мог оказывать подавляющего действия.
   Но в рукаве Зевалы оставался ещё один козырь. На самой высокой платформе завода показалось что-то огромное, выкрашенное в матово-чёрный цвет. Это и был предводитель местных супермутантов, закованный в чёрные доспехи, подражающие силовой броне. Сзади, на его спине был приделан большой генератор, между антеннами которого искрили синие вспышки. Мутант был вооружён чем-то странным, внешне очень похожим на миниган. Зевала вскинул вверх левую руку, и пересиливая даже шум битвы, протяжно закричал.
   - Проклятые людишки! Вы думаете победить?! Вы всё равно проиграть! Вы думаете, что умные?! Но не такие умные, как сами думаете! Вы ещё получите своё! Пусть не сегодня, но потом! Смерть людям! Да здравствует Создатель!
   "Миниган" Зевалы начал вращаться, и через секунду из его стволов показались красные вспышки лазерных лучей. Мутант выпустил очередь плотных лучей по позициям отряда рейнджера, и они все зажались в землю. Вторая очередь пришлась по позициям рыцарей и наёмников, заставляя зажаться и их. Один из мистеров храбрецов, открыл огонь из плазменного вооружения, попал в Зевалу, но новая броня мутанта уверенно сдержала этот удар, заметно оплавившись. Супермутант перевёл внимание на робота, и осыпал его очередью из гатлиннг-лазера. В одну секунду в "храбреца" влетал десяток лазерных лучей, опаливая его обшивку, пробивая её, прожигая внутренности робота, отсекались конечности и внешние детали. Через три секунды обстрела "храбрец" заискрился, и взорвался, его осколки и чёрное масло, разлетелись вокруг. Зевала, медленно подошёл к западной стороне платформы, и озлобленно прорычав, направил оружие на замерший грузовик.
   Лазерные турели пытались обстреливать угрозу, но для них это была слишком большая дистанция, и они лишь дважды полоснули лучами по мутанту. Гатлиннг-лазер Зевалы бил дальше, и на его стороне была скорость и неплохая кучность, и вскоре грузовик накрыло лазерным потоком. Лучи пробивали в броне дыры, отлетали и падали на землю листы прожженной брони, лучи пробивались глубоко в корпус автомобиля. Два раненных рыцаря успели покинуть грузовик, третьего растерзало внутри машины. Через несколько мгновений автомобиль взорвался с большим взрывом, характерным для машин на атомном двигателе. Зевала вновь прорычал, и начал стрелять в небо, перерезая лазерными лучами траекторию полёта последнего ВАСПА. Поток лазера полоснул по беспилотнику, из него вырвалось пламя и чёрный дым, он закружился вокруг своей оси, после чего взорвался, осыпая горящими осколками Зевалу.
   - Аааарррр!!! - заревел лидер мутантов. - Убивайте их!! Убивайте их всех!!
   Зевала стал первостепенной целью для всех оставшихся в строю воинов братства. Даже паладины отступили немного назад, чтобы иметь возможность обстреливать мутанта. Один из братьев укрывался от огня сверху, перезаряжал лазерную винтовку, готовясь открыть прицельный огонь по монстру, и совсем не заметил прозрачной тени, мелькнувшей рядом с ним. Паладин привстал, начал стрелять, и в этот момент что-то вонзилось в его левый бок, пробив тело насквозь. Стелс-поле рассеялось, огромный мутант с кожей синего цвета, сквозь слабо бронированное место, пронзил паладина самодельным копьём, сделанным из переплетённых прутьев заточенной арматуры. Воин братства хватался рукой за копьё, пытался сделать что-то, но мутант давил сильнее, и вскоре, одним резким движением вырвал копьё обратно. Паладин упал на колени, и больше не шевелился.
   - У них стелс-бои! - крикнул Сермилион, видя, как десяток прозрачных теней, приближается к ним с фланга.
   В строю ещё оставалось шесть паладинов. Их броня была уже повреждена, тела были ранены, но, быстро сгруппировавшись, они встретили "невидимок" сплошной стеной. Первые, внезапные выстрелы синекожих ещё смогли нанести какой-то вред, но вскоре все они открылись, и этот манёвр обернулся обычной перестрелкой на ближней дистанции. Наёмники и рыцари могли бы прикрыть паладинов, но небольшой отряд найткинов атаковал и их позиции. Они появились внезапно, пока отряды прикрытия даже не разобрались, что там произошло ближе к заводу. Вспышки плазмы и лазеров возникли словно из неоткуда, превратив одного наёмника в зелёную жижу, и прожигая насквозь одного из рыцарей. Наёмники и рыцари открыли ответный огонь, но им практически не чем было укрыться, и один за другим они падали поражённые.
   Плазменный заряд влетел в одного из писцов, стоящего рядом с Викторией на одном колене, и стрелявшего из лазерного пистолета. Плазма проплавила его броню, и разъела до костей чуть ли не половину всего тела. Следующий выстрел должен был поразить и саму Викторию, но у девушки были и свои сюрпризы. Она направила руку в сторону мутанта, и из металлического ободка вокруг её рукава вылетело остриё, за которым тянулись провода. Штырь вонзился в плоть мутанта, и в тот же момент чудище было поражено мощным ударом тока. Мутант трясся, не мог выстрелить в ответ, его плоть начала обгорать во многих местах, и когда заряд скрытого оружия Виктории иссяк, чудовище бездыханным упало на землю. Солдатам вокруг девушки удалось убить ещё одного найткина. Они бы могли бы справиться с оставшимися двумя, но Зевала вновь накрыл их волной лазерных лучей, заставляя вжаться в землю.
   Один из рыцарей не успел, несколько лучей влетело в него, выжигая в плоти дыры, один прожёг насквозь грудь, ещё один испепелил правую руку, другой левую ногу, и всё это в один момент. Зевала ревел, кричал проклятья, и медленно шагал к южному краю заводской крыши. С платформы он не мог обстреливать паладинов, с самого края на них открывался хороший вид. Увлечённые перестрелкой с найткинами, они заметили Зевалу лишь тогда, когда мутант накрыл одного из них очередями из лучей. Паладин попытался скрыться, но Зевала продолжал обстрел, от чего силовая броня первого чернела от гари прямо на глазах. Вначале воин братства споткнулся, встал, но через мгновение вновь упал, в его броне виднелись светящиеся красным ободки вокруг пробоев. Остальным братьям пришлось искать укрытия от яростных обстрелов Зевалы. В этот момент помощь со стороны рейнджера и его людей была бы как раз кстати, но у них назревали и свои проблемы.
   Большие, северные ворота завода, шумно скрипя, начали подыматься вверх. Ранее, в этой части велась основная выгрузка прибывших контейнеров, и за воротами открывалось большое пространство. Сейчас оно не было пустым, но шевелилось, словно одна большая масса. Так казалось вначале, пока путники, сражающиеся на северном холме, не сумели распознать и осознать то, что видят. Десятки гротескных, уродливых существ, сложенных, словно из множества рубленых частей плоти людей и мутантов. С большими зубами, когтями, у некоторых было по несколько голов, другие плевались кислотой, или разили словно плетью, своими длинными языками. Их поток устремился наружу, и первых из них оставшийся "храбрец" встретил струями своего огнемёта.
   - Что. Это. За. Дерьмо?! - поражённо спрашивала Люси, словно у себя самой.
   - Адские порожденья! - тревожно отвечал Вайт.
   - Такого!.. - говорил удивлённо Билли, перезаряжая Бозар. - Такого я ещё нигде не видел!
   Генрих ничего не говорил, но тут же открыл по ним огонь. Лазерные лучи его винтовки прожигали плоть существ, нанося серьёзные раны, но при этом, "сгустки плоти" отличались значительной выносливостью. Путники открыли шквальный огонь из всех своих стволов, по этим существам, оставив без внимания кучку уцелевших супермутантов со своей стороны. Внезапное нападение стаи этих существ на фланг основной атакующей группы, могло обратить их в бегство, и всё предприятие обернулось бы поражением. Рейнджер и его товарищи понимали это, и постарались обратить гнев большой стаи на себя. Огонь из ракетницы, вспышки плазмы и лазера, огонь пулемёта и смертоносных винтовок, всё это создавало мощный огневой вал. Но живучесть монстров, и их количество представляли из себя большую силу, и стая уверенно продвигалась к холму.
   Последний робот оправдал своё прозвище, и продолжал сражаться, полностью окружённый уродливыми существами. Один вцепился в него зубами собако-подобной головы, другой обвил языком один из манипуляторов. Оплёванный кислотой, избитый крепкими лапами, искусанный и разрываемый на части, "храбрец" продолжал стрелять в упор из плазмы и жечь пламенем, с криками: "Умрите, узкоглазые выродки!" Монстры оторвали роботу все манипуляторы, разбили все оптические сенсоры, разломали корпус, от чего двигатель перестал работать. "Пусть никогда не погаснут звёзды, на нашем флаге..." - проговорил угасающим голосом "храбрец", после чего мутанты разорвали его на части, раскидывая куски металла в разные стороны.
   Когда последняя преграда была уничтожена, все монстры поползли вверх на холм, оставляя за собой следы из мерзкой слизи или крови. Существа падали, изорванные огнём путников, один за другим, но неотвратимо приближались. Когда многие из них, уже подымались по холму вверх, рейнджер выкрикнул команду, и путники метнули в них гранаты, плазменные, зажигательные, и осколочные, все, что у них были. После очереди взрывов, плазменных и огненных вспышек, первые ряды существ были остановлены, но другие не отступали. После продолжительной битвы боезапас к оружию братства закончился, и путникам пришлось вести огонь из своего собственного.
   - Нужно отступать Билли! - крикнул священник. - Они нас сметут!..
   Вайт резко встал, и прежде чем успел договорить, шар плазмы попал прямо в него, мгновенно расплавив всю левую руку священника вместе с костью. Вайт упал на землю, и, смотря на свою опаленную культю, с криками причитал: "О Господи! О Господи! О мой бог!". Люси выстрелила в голову мутанту-обидчику священника, и стена позади зеленокожего окрасилась его мозгами. Прижимаясь ниже к земле, девушка пришла на помощь Вайту, помогая вколоть стимулятор, и перебинтовать рану. Первые монстры уже показались на вершине, и в этот момент Бетон вышел им на встречу, сжимая в руках супермолот братства. Первым же ударом здоровяк превратил в месиво голову одного из существ, но его тут же оплёл язык другого. На выручку Бетону вновь пришёл Гартун, испытавший прилив жажды доблестного боя, при виде того, как сражается его товарищ. С боевым кличем дикарей, Гартун отсёк язык монстра мечём, и одним кувырком оказался за спиной чудища. Он наносил удар за ударом, словно вихрь ярости и стали, пока не изрубил существо до смерти.
   Пока мастера ближнего боя сдерживали чудищ, остальные понемногу отступали назад. Билл, стреляя по монстрам, старался одновременно подавить высовывающих нос супермутантов. То же самое делал и старик Хардсон, сумев тяжело ранить ещё одного зеленокожего, что думал пострелять по лёгким целям. Но охотник слишком задержался, и вскоре длинный язык обвился вокруг его шеи и головы. Монстр потянул Хардсона к себе, стараясь стащить вниз, но охотник сумел сгруппироваться, достать свой охотничий нож, и отрезать жуткий язык. Хардсон отлепил от себя мерзкий обрубок, и всадил всю обойму из автоматического пистолета в напавшую на него тварь, от чего монстр покатился вниз к подножию холма. Но в тот же момент звериная пасть следующего вцепилась в охотника, и, перекинув через себя, с размаха бросила вниз с холма. Старик, прокатившись до самого подножья замер, потеряв сознание.
   В разгар сражения очнулся Шарк. Он с трудом смог приподняться, голова очень кружилась, и он заметно шатался. Уколов себе стимулятор, рейдер пришёл на помощь Гартуну и Бетону, успел забить дубиной одно из существ, но другое схватило его за ногу, и начало тянуть по земле во все стороны пока он не отключился вновь. Шарка спасли Лэсси и Генрих, расстреляв монстра из дробовика и карабина чуть ли не в упор. Сгусток кислоты попал в Генриха, и прожёг его защиту на ноге, от чего бывший житель убежища с криками упал на землю. Но, не смотря на большое количество раненных в отряде путников, давление омерзительных тварей так же заметно ослабло, и, отступая понемногу назад, путники вполне могли сдерживать их.
   Перезаряжая свой револьвер, Люси видела на крыше завода лидера мутантов. Она не знала наверняка, что происходит на юге, но, беря в расчёт то, что он всё ещё жив, и огневую мощь его оружия, догадывалась, что всё плохо. Мутант стоял спиной к северу, искрящийся генератор на его спине прямо-таки манил молодую девушку.
   - Прикройте меня! - крикнула она, и, нажав несколько кнопок на знакомом приборе вокруг её запястья, исчезла.
   Прозрачная дымка направилась ближе к заводу, огибая остатки атакующих и раненых монстров, и нежелательное внимание нескольких оставшихся мутантов. Присев на одно колено, Люси хорошенько прицелилась, увеличивая кратность своего прицела. У неё оставалось несколько выстрелов, она не разбиралась в таких штуках как генераторы, но старалась выбрать слабое на вид место. Лидер мутантов продолжал увлечённо поливать отряды братства лазерными лучами, и кричать проклятья. Он даже не заметил первого попадания в генератор, от чего одна из антенн перестала искрить. Люси сделала ещё один выстрел, пуля вошла вглубь железяки, но никакого видимого результата это не дало. И только после третьего попадания, Зевала понял намеренье своего врага, и с криками ярости направился к северной части крыши.
   - Мерзкие, подлые людишки! - кричал он. - Я вам покажу, как нападать сзади!
   - Осторожно! - крикнула своим друзьям испуганная Люси. - Ложитесь!!
   Гатлинг-лазер вновь закрутился, и потоки лучей накрыли и путников, и оставшихся монстров. Короткая очередь полоснула по Бетону, здоровяк упал на землю, но начал отползать к какому-нибудь укрытию, держась за бок, и кривя от боли лицом. По-настоящему сердце девушки замерло, когда лучи страшного оружия, попали в рейнджера, задержавшись на нём на пол секунды. Билли вскрикнул, и упал на землю, скрючился, зажимая руками рану на груди. Забыв обо всём на свете, девушка рванулась к нему, не думая о той угрозе, что нависла над ней. Рейнджер был без сознания, но периодически подёргивался. Броня на его груди была прожжена, открывая большую и страшную рану. Заливаясь слезами, и причитая, Люси вколола ему два стимулятора, и старалась закрыть рану медицинским бинтом.
   Оставшихся монстров сдерживали Лэсси и Гартун. Даже раненному Джо пришлось помогать им, стреляя своей здоровой рукой из пистолета, и даже теперь Счастливчик сумел попасть одному в голову, а другому прямо в глаз! Кричащий до этого Вайт, окончательно потерял сознание, а плачущая Люси старалась оттянуть Билла назад. Зевала. вполне мог добить их, открытых для его огня, но лидер мутантов и сам был отвлечён внезапным шумом. Восточные ворота завода разлетелись на осколки, и через десяток секунд наружу высыпали пленники мутантов. Сумевшая выбраться из клетки, группа пленников освободила остальных. Расправившись с несколькими стражниками, вооружившись лёгким оружием и взрывчаткой мутантов, они пришли на помощь своим спасителям. Часть их сразу же направилась на север, тем самым возможно спасая от полного уничтожения рейнджера и ко. Другая, рванулась с востока на юг, выручая воинов братства. Дикари, рейдеры, простые жители пустоши и пленённые караванщики, все они действовали сообща, в едином порыве мстительной ярости.
   Озлобленный Зевала успел испепелить троих из них, но он и не догадывался, что за ним охотятся. Командор Сермилион знал наверняка, что его импульсная винтовка способна нанести мутанту ощутимый вред. С того момента, как Зевала перестал обстреливать паладинов, Сермилион отступил в сторону, пытаясь найти позицию для открытого огня по нему. Пули врезались в броню командора, несколько лазерных лучей полоснули по нему, но Сермилион не жалея себя пытался поймать момент. Прицелившись, он выстрелил, и два пучка концентрированного импульса, способного испепелить незащищенного противника, попали в Зевалу. Это оружие было способно разить и силовую броню, и даже тело того, кто под ней скрывался, и командор знал, что сможет ранить противника. Но результат превзошёл все его ожидания. Зевала дважды, болезненно дёрнулся, но не успел даже вскрикнуть. Из его генератора вырвалась вспышка, подобная фейерверку, и через мгновение раздался мощный взрыв, в разы превосходящий по мощности обычный заряд толстяка. От Зевалы не осталось даже осколков, а части крыши завода и её конструкций, разлетелись на милю во все стороны.
   На минуту всё затихло, мутанты и люди, все прижались к земле или полу, поражённые силой внезапного взрыва. Перестрелка не успела разгореться вновь, как мутанты начали отступать внутрь помещений завода, подгоняя друг друга криками и воплями. Настала тишина, от которой за последний час все участники битвы отвыкли. За столь небольшой отрезок времени окружающий пейзаж сильно изменился. Крыша завода дымилась столбами чёрного смога, вокруг лежали горящие осколки, во многих местах земля чернела свежими воронками от взрывов. И без того разрушенные корпуса и внешние конструкции завода, были повреждены ещё больше, а большая часть укреплений, возведённых мутантами, была разбита. Всюду валялись изувеченные тела супермутантов, части их тел, а стены были перепачканы их кровью, внутренностями, и покрыты тысячами пулевых отверстий. Догорали разбитые автомобили братства, а на севере прослеживалась дорожка из тел мёртвых чудовищ.
   Первая часть битвы закончилась. Командор Сермилион, его солдаты, способные сражаться, и часть неожиданных союзников в лице беглых узников, окружили дважды руины завода, чтобы остатки мутантов не сумели скрыться. В это время Виктория, и те, кто хоть немного смыслил в медицине, старались оказать помощь раненным воинам. Некоторые из них не прожили и следующего часа. Рейнджеру и его товарищам повезло. За исключением средней тяжести ранений, тяжёлых ушибов и вывихов, сильных ожогов, порезов, физического и нервного истощения, и одной потери конечности, ничего серьёзного не произошло. Они все остались живы, и условно целы. Не смотря на волнения Люси, Биллом занималась лично Виктория, недовольно поглядывая на ассистирующую ей, заливающуюся слезами девушку, и вскоре рейнджер даже пришёл в сознание. Билли с трудом мог ходить, но не успокоился, пока лично не убедился в приемлемом состоянии всех своих товарищей.
   - Вот видишь... - сказала ему Виктория, грустно улыбнувшись. - Я же говорила, что все твои ребята будут в порядке.
   В ответ Билл только кивнул головой. Ситуация с братством и его наёмниками была намного хуже и больших потерь избежать не удалось. Одним из первых очнулся Шарк, и потребовал двойную порцию обезболивающего, после чего ходил вокруг улыбаясь, и всем утверждал, что у него ничего и не болит. Гартун с пол часа провёл в медитации, Лэсси и Люси помогали оказывать медицинскую помощь. Быстро оклемался и Бетон, хотя всё ещё слегка сжимался на один бок. Вайту вкололи снотворное, что бы он спал до того момента, пока его не доставят в операционную братства в бункере. Хардсон не мог ходить из-за множественных ушибов и травм, а Счастливчик Джо был обессилен от большой кровопотери. Когда помощь раненным Рейнджер и ко. была оказана, возле недавно возведённой, медицинской палатки уже собрались многие из бывших пленников. Они страдали от истощения и множественных ранений, болезней, и, не смотря на недовольство Виктории в необходимости тратить "такое огромное количество медикаментов неизвестно на кого", в помощи никому не отказали, даже дикарям.
   Узнав в большом отряде пленных дикарей своих собратьев, Гартун вернулся из патруля вокруг завода, чтобы в тайне проследить за ними. Он старался не показываться, не снимая маски, общался со своими спутниками, прислуживал раненным, бросая осторожные взгляды на столпившихся у медицинской палатки племенных жителей. Гартун узнавал их лица, на которых отпечатались трудности последних нескольких месяцев, но это была его родня. Испытывающий тяжёлые приступы вины и позора, парень не осмелился показаться, хотя и его сердце, и дух, желали этой встречи.
   - Чего стоишь без дела?! - рявкнула на Гартуна блондинка, заметно измотанная этим "ёбанным" днём. Она свалила в старый ящик остатки всех их медикаментов, и передала ему. - Неси в медицинскую палатку.
   - Я... не могу...
   - Неси их в эту грёбанную палатку! - прямо-таки озверела Лэсси. - Посмотри сколько там народа, им понадобиться это всё!
   - Но... там...
   - Видишь, это та, которая с большим мать его крестом! Давай! - крикнула Лэсси, и толкнула парня в плечё.
   Неуверенно, даже немного испугано, Гартун шёл вперёд, постоянно оборачиваясь на пыхтящую злобой блондинку. К его облегчению, мало кто обратил на него внимание. Гартун вошёл внутрь, оставил ящик рядом с операционным столом, за которым работала Шейла, оперируя извлечённого из силовой брони паладина. Всё это время она, и небольшая группа писцов братства, находились подальше от места битвы, мучимые тревожным ожиданием. Теперь их свежими силами оказывалась большая часть необходимой помощи. Шейла добродушно поблагодарила парня, и Гартун постарался поспешно удалиться. Осторожно глянув в сторону соплеменников, он попытался скрыться, но внезапно услышал у себя за спиной знакомый голос.
   - Кто ты, воин? - вопросил этот голос со свойственной ему тягучей интонацией мудреца.
   Гартун остановился, и медленно повернулся. Шаман его племени пристально всматривался в лицо парня, словно пытался разглядеть его сквозь металлическую маску. Заинтересовавшиеся, кто так привлёк внимание шамана, остальные члены племени так же подошли.
   - Я вижу, что ты носишь на себе наши знаки. И в духе твоём много огня наших предков! А ещё... - сказал шаман, и осторожно подошёл ещё ближе. - Твои глаза! Я нахожу их знакомыми! Кем бы ты не был, покажи себя!
   Гартун не хотел делать этого. Но он и не мог просто уйти! Чары мудреца ломали его волю, и, не смотря на чувство вины, Гартун решил открыть себя. Медленно, он снял маску, открывая своё лицо. Шаман испуганно отшатнулся, как и некоторые члены племени, послышались восклицания удивления, и шёпот страха.
   - Шакти!.. - ошарашено проговорил шаман. - О Великое Колесо, ты ли это?! Или восставший из адских миров гневный дух нашего бывшего собрата?! Говори же, не молчи!
   - Это я. Ваш бывший Шакти, Гартун, сын ваших предков, опозоренный, и проклятый... - драматизировал Гарти, в духе своих соплеменников.
   - Великий Шакти жив! Шакти теперь среди чужих! О духи, неужели Шакти предал нас?! - роптали его соплеменники.
   - Тишина! - успокоил их шаман, и долго пристально всматривался в парня. Гарти ощущал, как цепкий взгляд мудреца пронизывает его душу. - Как много говорят духи в тебе, Шакти. Ты прошёл поистине великий путь. Пророчество не ошиблось. Гартун и вправду стал Великим Шакти, хотя и не тем велик, как мне казалось раньше! - вторя его словам, дикари вдохновенно охали.
   - Простите меня братья! - каялся Гарти. - Я многократно подвёл вас, и наших предков! Но сердце моё не желало этого!
   - Мы не проклинали тебя, Гартун. - спокойно сказал шаман. - Мы потерпели поражение в битве с Плотоедами, но уцелевшие рассказали остальным, что ты сражался храбро и до конца. Мы думали, что ты погиб. Когда бледные сердца рассеяли Плотоедов, мы беспрепятственно бежали на север, и долго скрывались, пока однажды зеленокожие демоны не напали, и не увели многих из нас, в том числе и меня.
   - Лучше бы я никогда не подымал демонического копья, о мудрец!
   - Судьба твоя сложна Гартун. - добродушно сказал шаман. - На тебе броня и оружие людей руин, дух твой претерпел изменения. Но, даже пройдя множественные испытания и трудности, покинув своё племя, ты не изменил ни традициям, ни своим соплеменникам, ни предкам. Духи окрепли в тебе, и не стало меньше благородства в твоей душе! Даже теперь, живя среди людей руин и идя их путями, ты остаешься нашим Шакти, и спасаешь нас во время этой великой битвы с силами зла, что никогда не покинет памяти не только племён, но и других людей! Как причудливы Повороты! Ни у одного из Шакти не было подобного пути, как и ни у одного из нас! Знай же Гартун, сын предков! Ты всегда остаешься нашим Великим Шакти, и нашим защитником! И если когда ты пожелаешь вернуться домой к своему племени, мы встретим тебя, как подобает встречать Великого Шакти и брата. - сказал шаман, и положил руку на плечё парня.
   - Гартун! - пропищал тоненький голосок.
   Из-за спин своих соплеменников показалась юная Аная, вся грязная, израненная, и измученная долгим пленом, но глаза её горели словно звёзды. Аная обнимала свою второкровную сестру, Ночную Тишину, укутанную в покрывало. Лицо Гартуна засияло при виде девушки. Сестра улыбнувшись, осторожно подтолкнула Анаю в спину, и девушка сжала Гартуна в крепких объятьях.
   - Мой Шакти... - проговорила она с любовью, обретая покой в его руках. Гартун нежно гладил её волосы, вдыхал её знакомый, обворожительный аромат.
   Соплеменники по очереди подходили к Гартуну, и ложа руку на его плечё, благословляли. Когда действо окончилось, Гартун едва ли не расплакался, но смог сдержаться, как и подобает Великому Шакти. Он нежил Анаю, с любовью смотрел на своих соплеменников, пытаясь скрыть боль в сердце. Гарти вновь и вновь поглядывал на своих спутников. "Рейнджер Билл поймёт" - шептал в голове Гартуна какой-то голос.
   - Соединиться с вами желает сердце моё больше, чем что-либо другое, братья мои. - сказал Гартун серьёзно. - Я бы очень хотел помочь вам, уйти с вами, найти наши племена, и укрепить наши силы вновь. Но долг перед великим воином и важной судьбой связывает меня. И пока миссия его не окончена, не окончена и моя.
   Слушая эти слова, Аная всхлипнула, и сжала Гарти ещё сильнее.
   - Духи шептали мне, что ты так и скажешь. - кивая головой, проговорил шаман. - Быть может так желает Великое Колесо, и твоя судьба не окончена, Шакти. На этом необычном, но и жестоком пути, тебя ещё ожидают свершения и трудности. Но мы будем ждать нашего защитника. Пусть не оставят тебя наши предки, великие духи, и благословят тебя! - сказал шаман, и вновь положил руку на плечё Гартуна.
   - Я обещаю ждать тебя три великих лунных цикла! - поклялась Аная, смотря в глаза парню. - Может и больше. Береги себя, Шакти. - и поцеловала Гартуна в щеку.
   И вновь соплеменники по очереди благословляли своего Шакти, а остальные с удивлением смотрели на всё это действо. Прежде чем эта битва окончиться, и все её участники разойдутся своими путями, у Гартуна будет вечер и ночь, чтобы провести их со своими близкими, рассказать им услышанные истории про индейцев, и о своих дивных приключениях!
   В это же время в медицинской палатке братства происходила и другая история. Утомлённый битвой, в крови и грязи, паладин Абден сидел рядом с матрасом, раненной, рыжеволосой девушки. Сегодня он сражался храбро, на его счету было больше пяти противников, в том числе и героический подвиг, когда он, по сути, удержал внезапный натиск найткинов, чем наверняка спас несколько братских жизней. Ему досталось, на левую руку была наложена шина, другие части тела так же были перебинтованы, скрывая ускорено заживающие раны. Но Дженни досталось серьёзнее. Виктории удалось спасти жизнь девушки, стабилизировать её состояние, но первое время не было уверенности, что организм выдержит нагрузки ранений, лекарства, и всего химического хаоса, который вызывают в теле человека усиленные стимуляторы. Она жива, и Абден улыбался, осторожно поглаживая её лицо, и испытывая счастье. В его глазах показались слёзы, но суровый солдат не дал эмоциям над собой власти. Когда Дженни пришла в сознание, Абден взял её за руку, и поцеловал. Девушка откашливалась, стонала от боли, но была счастливая, и улыбалась.
   - Это, пожалуй, моё самое счастливое пробуждение в больничной койке... или на чём бы я там не лежала. - сказала она, и сжала его крепкую руку в ответ.
   - Я... - замямлил Абден неуверенно. - Я боялся, что потерял тебя, сес... Джен.
   Храбрый паладин смущался, на лицо была его внутренняя борьба, с каким-то странным видом противника, который был для него самым сложным.
   - Я люблю тебя... - сказал он на выдохе, но, глубоко вдохнув, собрался, и спокойно повторил: - Я люблю тебя, Дженни. Мне кажется, давно, может даже всегда. В моей жизни нет большего сокровища, чем твоя улыбка, твоя доброта, и твоё душевное тепло. Фигурка у тебя тоже кстати хороша...
   Дженни плакала, и одновременно смеялась, пыталась что-то сказать, но не могла. Абден достал что-то из кармана, и передал девушке, встав на одно колено. Это было колечко, наспех сделанное из трёх видов проволоки, скрученных между собой, и с маленькой шестеренкой вместо камня.
   - Будь моей единственной, Дженни. Я только солдат, но для меня ты всегда будешь бесценной.
   - Да!.. - сквозь слёзы и тревогу проговорила девушка, и они впервые смокнулись в поцелуе.
   Они долго смотрели друг другу в глаза, улыбались, вновь целовались, и шептали нежности. Их ждала счастливая судьба, где оба дарили друг другу радость и счастье, а долг братства подкидывал им совместные приключения. Многие их потомки стали уважаемыми членами Братства Стали, пронеся идеалы и лучшие стороны своих предков, сквозь годы истории.
   Но до вечера случилось ещё нечто необычное. Пока братство лечило раненных, кормило бывших пленных, и планировало свои следующие действия, из завода вышел один из мутантов. На его левой стороне лица виднелся большой шрам, на правой руке была сделана узорчатая татуировка, голова была обвязана чёрной повязкой. Мутант держал руки поднятыми к верху, сжимая кусок белой тряпки. Бывшие пленники мгновенно окружили монстра, как свора разъяренных псов, тыкали в него стволами оружия, покрывали проклятьями и отборной руганью. Ещё бы немного, и они просто бы пристрелили его, но рядом оказался один из паладинов, и он успокоил толпу. Мутант просил разговора с лидерами маленькой армии Братства, но вместе с Викторией и Сермилионом, пришла целая толпа народа, желающая посмотреть на мутанта и послушать, что он скажет. Были среди зевак и Билл с Люси, и большая часть их спутников. Мутант не казался испуганным, но держался стойко и уверенно. При этом, он совсем не был похож на озверевшее существо, с омрачённым сознанием, как большинство его собратьев. Напротив, взгляд мутанта, его движения, и выражение лица говорили о наличии осознанного разума. Первой заговорила Виктория.
   - Если думаешь, что эта тряпка спасёт твою жалкую жизнь, ты очень ошибаешься, чудовище!
   - То, что я выгляжу не так как вы, и страх, который вы испытываете ко мне подобным, ещё не делают меня чудовищем. - спокойно прогремел мутант.
   - Ах, значит вот так?! - ухмыляясь, сказал Френк. - Значит вы совсем не чудовища, не монстры, а все убитые и сожранные вами люди это просто случайность!
   - Не случайность. Я никогда не ел человеческого мяса, а мои братья едят и другое мясо. Вы люди так же едите мясо других существ, всех, кто слабее вас. И это почему-то не делает вас чудовищами, но делает нас. Среди вас есть такие, которые так же едят человеческое мясо. Многие из вас поступают так, что ничем не отличаются от самых кровожадных из супермутантов.
   - Посмотрите на него! - зло улыбаясь, сказала Виктория. - Он не только умеет говорить, он ещё и умеет умничать!
   - Убейте его! - закричали из толпы. - Зачем вы вообще слушаете это существо?! Давайте оторвём ему руки, а потом ноги, посмотрим, как он тогда поумничает!
   Толпа вновь зашумела, хлынула к "монстру", но паладины, по команде командора удержали их словно железные великаны. Полетели камни, несколько попало в зеленокожего, один в голову, но никакая эмоция не промелькнула на лице мутанта.
   - Тишина! - прокричал Сермилион, и люди вокруг затихли, и вскоре успокоились. - Что тебе нужно?
   - Моё имя Самсон. - сказал мутант, на что Виктория пренебрежительно выругалась. - Мы готовы сложить оружие, если вы дадите нам слово не истреблять нас.
   В толпе послышался дружный смех, смеялась и Виктория с Френком.
   - С чего ты взял, - сказал Сермилион, - что вы в положении о чём-то просить?
   - Или что мы настолько глупые? - добавила старший скриптор.
   - У нас в строю около тридцати бойцов. Со временем, вы, конечно же, одолеете нас. Но внутри завода, в его узких коридорах и запутанных ходах, это будет стоить вам многих жизней. Эта бессмысленная война стоила нам всем слишком много. Мы убивали людей, за что и поплатились, но и вы многое потеряли. Если вы примите нашу капитуляцию, мы не станем применять вирус, и отдадим его вам.
   - Мы просто взорвём ваше логово, и похороним вас всех живьём! - злилась Виктория.
   - Нет. Иначе вы бы уже сделали так. - спокойно отвечал Самсон. От его слов лицо скриптора исказила гримаса злобы, но прежде чем она успела что-то сказать, заговорил Командор.
   - Вы угроза, мутант. Просить о милосердии в сложившейся ситуации глупо с твоей стороны.
   - Мы не угроза, если правильно направить моих братьев. - немного помедлив, Самсон продолжил. - Они подобны детям. Они глупы и слушают тех, кто ими командует. Без руководства они не могут. Они слушали Зевалу, но он был злым и желал мстить. Теперь, когда Зевала мёртв, они готовы слушать меня. Я смогу научить их жить в мире с людьми. И как знать? Возможно, однажды мы сможем быть полезны вам, и отблагодарим за ваше милосердие.
   Виктория покачала головой, лицо Сермилиона выдавало сомнения.
   - Ты же не можешь в серьёз задумываться над этим?! - упрекнула она его. - Это монстры! Выродки! Они никогда не смогут жить вместе с нами! Их нужно всех истребить!
   - Мы просто пытались выжить. Так же, как и все вы. Не мы сделали себя такими. Но каждый из нас был однажды таким же человеком, как и вы...
   Сермилион ответил, что им нужно время, чтобы подумать. Едва ли они отошли в сторону, как Виктория тут же закатила скандал, упрекала Командора, требовала истребить мутантов всех до единого. Штурмовать логово мутантов после стольких потерь, при опасности биологического заражения, у братства могло попросту не хватить сил. И если мутант не врал, Братство могло бы использовать этих существ для своих целей. Но кроме этого, слова Самсона смогли задеть что-то в душе Командора, и он пытался объяснить Виктории, что если они поступят по её воле, то это навсегда изменит их в худшую сторону. Спор очень быстро перерос в ссору, скриптор угрожала, что будет жаловаться самому Старейшине, и чуть ли не кипя от злобы, ушла к медицинской палатке. Сермилион вернулся обратно к толпе, всё ещё погружённый в глубокие размышления он молчал, пока его собратья внимательно смотрели на него, ожидая приказа.
   - Вы сдаёте всё свое вооружение и вирусное оружие. Вы будете находиться под нашим наблюдением в резервации. При малейшем неповиновении, вас будут ждать мгновенные последствия! На таких условиях, мы примем вашу капитуляцию. Я понятия не имею, что будет дальше, и каким образом мы сможем сосуществовать, но мы можем попробовать.
   - Мы лишь просим дать нам шанс. И вы не пожалеете об этом решении, я вам обещаю! - довольно проговорил Самсон.
   Озлобленная толпа пленников, конечно же, не смогла принять подобное решение спокойно. Но люди Сермилиона остались преданы ему даже в столь странном решении. Потолкавшись немного со своими спасителями, они вскоре успокоились. Мутанты сдались, и вместе с колонной возвращающегося домой Братства, были проконвоированы к своей "резервации". Это были руины маленького городка в двух днях пути от бункера Братства Стали, среди гор и холмов, подальше от всех. Вскоре тревожные слухи о новом "поселении" разлетелись по Пустоши. Рейнджер и его спутники так же вернулись в бункер Братства, чтобы отдохнуть и залечить свои раны, перед новым большим походом в местный, "промышленный центр" - Эмпайр.
  
   "Всё так изменилось..." - думала про себя Люси, осматривая новые части своей брони, которые сделало им братство. Специальные подкладки из полимеров, накладные элементы из керамики и особых сплавов. Новое оружие, её точная и убойная винтовка, и за заслуги за участие в бою плазменный пистолет. Бывший револьвер, хотя и был подарком отца, всё же, не в какое сравнение не шёл со смертоносностью нового оружия, и бедный Вайт тому подтверждение. Правда и новые игрушки требовали к себе и особого отношения и ухода, а порой и особых знаний. Пистолет-пулемёт Гартуна заменили на H&K P90, удобное и точное оружие, и теперь даже Гарти мог стрелять много и точно. Братство забрало у Генриха лазерную винтовку, но прежде чем тот успел огорчиться, за те же заслуги его наградили плазменной. Их изувеченному священнику братство приделало новую руку, гибкий протез, который хотя и блестел металлом, всё же с каждым днём всё лучше слушался Вайта. Священник с недоверием поглядывал на новую руку, ворча о том, что "в этом есть что-то от дьявола". После произошедшего с ним, Вайт стал немного мрачнее, но, как и положено человеку веры, воспринимал всё как ещё одно испытание.
   Особенная броня, ракетомёт, пулемёты, куча смертоносного и убойного оружия. Их отряд начинал с малого, а теперь они снаряжены так, как мало кто может себе позволить в эти времена. Теперь их опыт, командная работа, и огневая мощь способны снести любого противника на их пути. Теперь они особая сила, с которой нужно считаться. Но всё это не просто так, всё это стоило огромных усилий. Участие в войне с супермутантами было ещё более необычно, чем с рейдерами Башни. Но увиденное и пережитое меняло навсегда. Чтобы выжить нужно сражаться, возможно, даже всегда. Но с каждым днём растёт усталость, от насилия, от напряжения, от всего, и всё больше хочется покоя. После короткого отдыха в бункере Братства их отряд направился в Эмпайр, где Билл и его товарищи рассчитывали найти ещё осколки Кризалиса или информацию о них, и просто хорошенько отдохнуть.
   После всего, через что они прошли, казалось, больше нет опасности, способной угрожать силе их единства. Уверенность в себе была абсолютно заслуженной, но создавала в сердце некоторое ложное ощущение безопасности. Мысли Люси и большинства её товарищей роились вокруг того, что они встретят в Эмпайр. Лэсси рассказывала много интересного об этом месте, и, судя по её рассказам, там было много необычного. А что дальше? Синема? Возможно, они увидят довоенные фильмы своими собственными глазами! А дальше "король всего" Феникс, среди руин величественного города Сиэтла? Говорят, там всё почти как было до войны, и люди совсем не такие, как другие. Что там действительно есть настоящая цивилизация, на фоне которой попытки остальных поселений её восстановить кажутся просто смешными. Думать о плохом, что может встретится им на пути, сейчас не хотелось, особенно после последней маленькой войны.
   Будущее звало вперёд, к новому и неизведанному. Люси ощутила что-то необычное. Совершенно новое ощущение не то движения, не то присутствия в своём животике, внезапное и пугающее своей необычностью. Невольно девушка прижала к нему ладонь. Пожалуй, этот вопрос придётся решать задолго до Феникса. Но мысли о том, что ещё есть время, которое можно потянуть, успокаивали. Генрих опять о чём-то шутил, другие о чём-то спорили. Недалеко виднелись останки постройки, похоже, жилого дома. Люси заметила под ногами и вокруг прямоугольные очертания останков других зданий. Раньше здесь было маленькое поселение из частных домов, от которых остались только редкие осколки стен, и несколько обожжённых каркасов автомобилей. Кое-где пытались расти кустарники и жёсткая трава, виднелись уцелевшие участки асфальтной дороги, сохранившиеся в неровностях этой местности. Это означало, что это место находилось очень близко к эпицентру одного из взрывов, что беспощадно уничтожали прошлое, повергая беззащитное будущее в пучину постаппокалиптичной судьбы. Люси подумала, что было бы не плохо проверить показания счетчика Гейгера, и невольно улыбнулась, когда Билл начал проверять их при помощи Пип-Боя. Так мило, теперь у них и мысли то словно одни на двоих, или даже троих.
   Внимание Люси привлёк маленький блеск, на пол мгновения промигнувший среди останков дома. Билл встал с колена быстрее, чем кто-то рассчитывал, и когда он подымался, раздался выстрел, и рейнджер, словно подкошенный упал на землю. За первым выстрелом последовал ещё один, прежде чем даже опытные путники успели залечь на землю. Пуля угодила Джо в левое плечё, и тот так же оказался на земле. Оба выстрела были нацелены прямо в голову, и если рейнджера спасло резкое движение, то Счастливичку похоже просто вновь повезло, как обычно. Путники приникли к земле, испуганная Люси поползла к Биллу забыв обо всём остальном. Но долго находиться на одном месте не было возможности. Противники были повсюду, укрывались за осколками стен и каркасами автомобилей, и быстро окружали путников со всех сторон, снова укрывались, умело используя малейшие высоты. Зашумели выстрелы, пули полетели со всех сторон, вздыбливая сухую землю. Несколько пулемётов, довоенные винтовки, энергетическое оружие. Оставаться на открытом месте было нельзя, и путники рассыпались в разные стороны, пытаясь найти хоть какое-то укрытие. Большая часть из них уже получила свою пулю, нога Лэсси кровоточила, бок Гартуна был серьёзно обожжён лучом лазера. Из-за одного из каркасов авто на мгновение показался один из нападавших, вооружённый ракетомётом. Хлопок, и среди путников раздался взрыв, и волной земли и камня ударило по Хардсону.
   Шарк помог Люси затянуть рейнджера в овраг. Девушка пыталась привести в чувства Билла, осмотрела треснувшую нагрудную пластину из полимеров, подарок Братства. Вколола ему стимулятор, осторожно поглядывала из укрытия, пытаясь понять, что происходит. Они были рассеяны, подавлены, напавшие были хорошо обучены и отлично экипированы. Люси поглядывала на лица своих испуганных товарищей, отчётливо ощущая привкус горечи отчаянья, и боль от неизбежного поражения. Было страшно, даже более чем в битве с супермутантами. Наконец-то рейнджер начал приходить в себя, и стал сразу же расспрашивать, где противник, и что с остальными ребятами. Внезапно, стрельба неизвестных начала затихать, пока не настала непонятная пауза. Но, через мгновение причина этого милосердия стала ясна. Это был он, тот самый Драу, от имени которого начинали дрожать даже самые смелые головорезы.
   - Вот и встретились, да Билли? - проговорил неприятный, немного писклявый голос.
   Люси прицепила к ножу своё небольшое зеркальце, и осторожно приподняв его из своего укрытия в овраге, попыталась рассмотреть этого человека. На первый взгляд обычный мужчина, заметно худоватый, с некрасивым, острым лицом, острым носом, светлыми глазами, коротким ёжиком светлых волос, и серьгой в правом ухе. Внешне самый обычный, даже неприятный, не впечатлял ни своей суровостью, ни силой мужества. Наоборот, его движения были какими-то плавными, лёгкими, мужчинам совершенно не свойственными. Но что-то было, что не объяснить словами. Это было похоже на гнев Кракена, который казалось, можно было бы увидеть глазами, так велик он был. Но в случае Драу это был не гнев. Позже, когда испуганная Люси вспоминала произошедшее, то вновь начинала дрожать от страха. Она не смогла бы объяснить, что исходило от этого мрачного человека, а описать могла только одним словом - зло. Что-то подобное тому мраку, который она встретила в страшной секте Сейлема, по-своему чёрное, по-своему ужасное. И эти тьма и зло были настолько сильны в этом человеке, что подчиняли страхом или волей всех, кто попадал в их окружение. После этой встречи всё изменилось навсегда.
   Драу окружали хорошо вооружённые люди в армейской броне. Рядом с ним пускало пену из пасти мерзкое создание, порождённое где-то в глубинах Пустоши. Огромный волк, с чёрной, как ночь шерстью, и лишними лапами. Было неясно, каким образом Драу смог приручить эту жуткую тварь, но монстр во всём слушался своего повелителя, и казалось, обладал умом не меньшим, чем среднестатистический человек. Два адских порождения словно были созданы на одном и том же круге, для того, чтобы совместно нести разруху и ужас в этот мир. Всё затихло не только потому, что Драу захотелось поболтать со старыми знакомыми. В это время его люди осторожно меняли позиции, с юго-запада медленно подходили бронированные протектроны, замыкая кольцо вокруг путников. Пользуясь паузой, товарищи рейнджера вкалывали себе стимуляторы, кто-то активно глотал химию, подготавливали дополнительные обоймы, выкладывая их на землю перед собой. Было страшно.
   - Да, это я, малыш Билли! - злорадствовал Драу. - Сколько лет прошло?! Проклятье, не все столько умеют считать, правда, Билли?! - весело посмеиваясь, кричал он. - Говорят, Блэкстоун сдох?! Хорошо! Одним ублюдком стало меньше! Но, знаешь что, лил Билли?! Мне нужна его игрушка! Очень, очень нужна, Билли!
   - Можешь взять её! - ответил Билл, так же как и остальные, подготавливаясь к бою. - Только подойди и забери!
   - Точно Билли! - хихикнув, продолжил кричать Драу. - Давай так! Ты оставляешь мне все осколки Кризалиса, и честно, очень честно, как положено "настоящему законнику", рассказываешь мне, как ты их находишь! И тогда, вы можете разворачиваться, и ухо... Хотя, кого я обманываю! - крикнул он, весело заливаясь смехом. - Ты же знаешь, что я вас всех убью! Вам проще самим застрелиться, иначе клянусь, вы будите умирать очень долго, и очень мучительно! Я буду вырывать ваши органы по одному, и скармливать Церберу! А потом буду насиловать вас прямо в образовавшиеся отверстия, и грызть вашу мягкую плоть, утолять жажду вашей тёплой кровью! И что бы вы все, его новые друзья знали, я именно так и сделаю!
   Люси ощущала, как страх и предчувствие боли проникают в неё вместе со словами Драу. Казалось, даже твоё собственно тело перестаёт слушаться тебя, повинуясь страху и отчаянью, и тёмному желанию подчиниться его словам, в надежде, что это каким-то образом всё отвратит. Люси попыталась найти крепость в своих товарищах, но заметила, что почти все они так же испуганы, и наверняка ощущают то же, что и она. Билл нацепил шлем, слегка выглянул из-за земли, осматривая всё вокруг. Драу продолжал говорить, гипнотизируя страхом товарищей рейнджера. Неожиданно Билли привстал, и, перебивая монотонную речь Драу, крикнул:
   - Ты всё сказал?! Клянусь доброй памятью Блэкстоуна, я уже устал тебя слушать!
   Он сказал это так уверенно, так бесстрашно, что Люси показалось, что он словно засиял в этот момент отвагой и силой. И она, и все их товарищи, они словно прониклись этим сиянием, и страх отступил. Генрих смеялся, Шарк смеялся, после чего прокричал смесь какого-то проклятья с животным рыком, и Люси вдруг захотелось сражаться, захотелось выпустить кровь этих тёмных тварей, и посмотреть, какого же цвета она будет! Вайт тихо молился, Гартун медитировал, Хардсон набил табаком свою трубку, и, улыбаясь, закурил. "Вот она, сила нашего единства!" - подумала Люси, готовая умереть за этих людей.
   - Знаешь, что, Драу?! - продолжил Билл, уже присматриваясь к какой-то цели, сквозь оптику своей винтовки. - Многие пугаются твоим образом, всей этой напускной атмосферой! Но я-то знаю, приятель, что в глубине себя, ты просто маленькое ничтожество! Маленький, обиженный на мир мальчик, который захотел стать чем-то особенным! Но, правда в том, "Драу"!.. - хихикнув, сказал Билл. - Ты не стал особенным! Ты стал ещё более ничтожным, чем был! И осознание этого, вновь толкает тебя вперёд! Осознание того, что ты просто червь! Маленький, ничтожный червь!..
   - Посмотрим, кто здесь червь! - сдерживая злобу, проговорил в ответ Драу. - Какая ирония, а?! Через столько лет, мы снова здесь, все вместе! А говорят, что у судьбы нет чувства юмора! Вайт! Счастливчик! Конти! Конти, иди ко мне приятель! Помнишь, как вместе нам было весело, а?! Я не сержусь на тебя, только на этих подонков! Иди сюда, малыш, я о тебе позабочусь! Я же твой друг!
   - ТЫ МНЕ НЕ ДРУГ!!! - взревел вдруг Бетон. - ТЫ ПЛОХОЙ! ТЫ ОЧЕНЬ ПЛОХОЙ! И ТЫ УМРЁШЬ!
   Не смотря на его габариты, в Бетоне вдруг проснулась несвойственная ему ловкость, и он в одно мгновение показался из укрытия, и выстрелил из ракетомёта в сторону Драу. Хлопок, и злодей со своими людьми едва ли успели прижаться к земле, как их накрыло волной взрыва. Не обошлось без ранений, и рассерженный Драу принялся проклятьями подгонять своих людей в атаку. Начался бой. С обеих сторон затрещали пулемёты, засвистели сотни пуль и заблестели вспышки энергооружия.
   - Охоться! - приказал Драу своему Церберу, и хлопнул по задней части туловища.
   Кровожадное существо, прижавшееся к земле, словно только и ждало эту команду, и с решимостью охотника начало оббегать позицию путников вокруг. В это время Вайпер прибежала к своему лидеру, чтобы убедится, что он цел. Драу схватил эту змею за горло, и ощутимо сжал.
   - Ты промахнулась! Дважды! - прошипел он на неё со злостью.
   - Не промахнулась... - прохрипела она в ответ. - Просто попала не так точно, как следовало...
   Драу отпустил её горло, его лицо смягчилось. Он погладил её по волосам, потом с нежностью по щеке.
   - Бетон опасен. Опаснее, чем кажется. Убей его для меня. - сказал он с любовью в словах, и Вайпер в ответ утвердительно кивнула, и взяв с собой несколько человек, она короткими перебежками направилась в ту сторону, где оборонялся Бетон.
   Пожалуй, впервые за время своих путешествий, путники встретили настолько опасного противника. Были страшные мутанты, рейдеры, и разного рода безумные банды. Но теперь они сражались с опытными и профессиональными воинами. Они были похожи, но стояли по разные стороны не только закона, но и всех понятий о добре и зле. Испуганные и подавленные вначале, теперь путники давали храбрый отпор, и, похоже, люди Драу недооценили их. Отряд под предводительством Палача, решил взять правый фланг путников форсированной атакой. Выстрел из ракетомёта, пустили в ход гранаты, и двинулись вперёд, прикрывая друг друга. Полностью подавили огнём Гартуна и Вайта, не давая им высунуть носа, и священнику пришлось кричать рейнджеру просьбы о помощи. Билл закинул за спину карабин, и, подхватив в руки Бозар, перебежал на правый фланг. Шарк прикрыл его огнём пулемёта, и заставил людей Драу прижаться к земле. Хардсон и Люси так же обратили своё внимание на правый фланг, и атакующие были вынуждены отступить, оставив позади одного из своих. Раненный "Вампир" пытался уползти, ему хотел помочь один из товарищей, но выстрел Люси попал прямо в несостоявшегося героя, и тот упал за укрытие. Раненный попытался скрыться, но Шарк накрывал его короткими очередями, пока бандит не перестал шевелиться, растекаясь кровью.
   Пулемётный огонь Шарка привлёк внимание самого Драу, любимым оружием которого была винтовка G11. Дав короткую и точную очередь, Драу попал прямо в бывшего рейдера, и Шарку пришлось спрятаться, и доставать из себя пулю прямо во время боя. Вновь прозвучал хлопок ракетницы, и её снаряд, оставляя позади себя дымный след, влетел в землю недалеко от укрытия Люси.
   - Хардсон! - кричал рейнджер, махая рукой старику. - Убери его! Нужно от него избавиться!
   "Точно, нужно!" - проворчал про себя старик, но, чтобы выйти на линию огня, Хардсону нужно было покинуть своё неплохое укрытие из мусорной кучи, ощетинившейся бетоном и металлом, сквозь просветы которых можно было скрываясь вести огонь. Охотник перебежал между укрытиями, пули разрывали землю прямо за его ногами. Отдышавшись немного и выждав паузу, старик взял на прицел ракетчика "вампиров", который укрывался за каркасом автомобиля. Вампир попытался сделать ещё один выстрел, но не успел. Хлопнула винтовка Хардсона, пуля влетела между армейских пластин в руку бандита, практически оторвав её. Кричащий от боли и ужаса ракетчик вжимался в каркас авто, пытался колоть себе стимуляторы, в надежде спасти собственную жизнь. Эта позиция была повыше, и Хардсон заметил страшного волка, обегающего их линию обороны. "Готовиться к прыжку" - подумал охотник, хорошо зная повадки животных. Выстрел, но старик промахнулся, а влетевшая в землю пуля не испугала зверя. До позиции Лэсси волку оставалось каких-то десять метров, Хардсон невероятно нервничал, но ждал момент. Волк уже чуял кровь, текущую в венах девушки, но внезапно споткнулся от попавшей в него пули. Зверь был очень большим и выносливым, но и пуля охотника была крупной и экспансивной. Волк встал на лапы, большая рана с левого бока блестела вывернутым мясом и истекала кровью. Зверь едва ли мог передвигаться, и пополз обратно к своему хозяину. Драу попытался отомстить старику, но Хардсон скрылся, и побежал обратно к своему первому укрытию в центре их боевого порядка.
   Вскоре свою удачу вновь поймал за хвост Джо, пуля которого влетела в голову одного из бандитов. "Вампир" упал на землю, его шлем откатился в сторону, оставляя за собой след из мозгов, крови, и фрагментов костей. Ещё одного ранил Билл, но и он, и его товарищи получали ранения. Кто-то из бандитов Драу выждал момент, когда рейнджер вновь высунется для стрельбы, и Билли поймал выстрел из лазерной винтовки. Руку Гартуна пробила пуля, и даже стимулятор не мог нормально вылечить её. Вайт выстрелом из винтовки гаусса прошил одну из "вампирок", но и девушка успела выпустить очередь в него из автоматической винтовки, ранив священника. Бетон выстрелил в атакующих справа "вампиров", и хотя сам он находился на левом фланге, похоже, держал ракетомёт куда крепче, чем тот же ракетчик Драу. Ракета влетела в ряды бандитов, фрагменты тела одного из них разлетелись во все стороны.
   После этого попытки атаковать справа закончились, и Палач со своими бойцами занял оборону. Но находящиеся на правом фланге путники не могли ни контратаковать, ни даже вздохнуть с облегчением. С юга медленно, но очень уверенно подходили бронированные роботы Драу, и их лазерные лучи заскользили по оборонному порядку путников. Один из первых выстрелов попал Люси в спину, и девушку парализовала жгучая боль, выведя её на время из боя. Теперь бежать было не куда. Рейнджер и его товарищи были окружены, а их боеспособность быстро падала. Особенно после того, как левый фланг, где оборонялись Бетон, Генрих, и Лэсси, атаковала Вайпер. Она, и её бойцы приблизились, используя стелсбои, но обрушили свои первые выстрелы на Бетона, ранив его дважды. Лэсси в ответ открыла по ним огонь из пулемёта, Генрих заметил одну из вспышек, и выстрелил плазмой по мерцающему силуэту, заставив его завопить от боли. Разъяренный Бетон, до этого скрывшийся на минуту чтобы вколоть себе лекарство и химию, выстрелил из ракетомёта, взрыв которого превратил в кровавое месиво ещё одного бандита.
   Вайпер пришлось поубавить свой пыл, и остановить атаку, но вскоре удача отвернулась от путников. Направив всю свою злобу на Хардсона, и желая отомстить за раненного любимца, Драу выжидал, вместе со своим резервом ведя лишь сдержанный огонь. Он дождался своего момента, и вскоре старый охотник и сам стал жертвой. Драу прицелился и выпустил короткую очередь из своего точного оружия. Сразу три пули вонзились в плоть Хардсона, дважды ранив его левую руку, и в область селезёнки. Старик колол себе медицинские препараты, но пули в руке и теле застряли, и Хардсон с трудом мог владеть собственным телом. Силы очень быстро покидали старого охотника. После этого, укрывшаяся Вайпер заглушила пулемёт на левом фланге путников, попав Лэсси в область груди. Её нагрудная пластина спасла жизнь девушки, но от этого удара блондинка на несколько минут потеряла сознание, и Генрих помчался ей на выручку. Рейнджер и остальные с правой стороны пытались уничтожить роботов, но те казались неуязвимыми, и стоя на месте, обстреливали позиции путников. Правый фланг был зажат с двух сторон, Люси, и Джо, находясь в центре, пытались помочь огнём на все стороны.
   Всё складывалось плохо. Почуяв слабину противника, Вайпер и её люди вновь пошли в атаку, Генрих удерживал их, пока несколько пуль не блеснули искрами о металл его брони. Одна из них пробила его защиту, и Генрих оказался на земле рядом с Лэсси. Всё же, Вайпер не прислушалась к словам своего жуткого лидера, и недооценила Бетона. Злая гора мышц, силы, и ярости, не задумываясь о собственной жизни, налетела слева на их отряд. Первым же ударом кулака Бетон выбил десяток зубов у одного из "вампиров". Потом здоровяк схватился за автоматический ШОББ, и всадил половину боезаряда в ближайшую цель, превращая её в кровавое месиво, вторая половина оторвала другому вампиру ногу. Бойцы Вайпер успели сделать несколько выстрелов ил лазерной и обычной винтовки, пару раз задели Бетона, но это не остановило его. "Яростное чудище" метнуло свой дробовик в одного из них, после чего апперкотом разбило голову другому. Оглушённый ударом дробовика "вампир" успел ещё раз выстрелить Бетону в спину, но здоровяк быстро подбежал к нему, ударил кулаком в живот, и, развернув спиной к себе, одним движением сломал несчастному шею. Выстрелила Вайпер, но её пуля застряла в теле её умирающего товарища, которым закрывался Конти. Испуганная девица выстрелила ещё раз, пытаясь попасть Бетону в голову, но здоровяк вновь закрылся живым щитом. Вайпер попятилась назад, но Бетон подхватив мертвеца обеими руками, бросил им в девушку.
   Пока Вайпер приходила в себя от удара и выползала из бот убитого товарища, Бетон приблизился к ней, но теперь уже Конти недооценил своего противника. Видя, что бежать уже поздно, девушка достала из ножен два ножа с закруглёнными лезвиями, и приняла боевую стойку.
   - Думаешь я боюсь тебя?! - крикнула она Бетону. - Давай недоумок! Сегодня мы будем пировать над твоими недобитыми друзьями!
   Бетон проревел зверем и атаковал девушку. Один только вид этого разъярённого "монстра" мог парализовать страхом даже смелого человека. Страх же Вайпер превратился в её силу, и эта хрупкая на вид, но очень проворная девица, кувырком уклонилась в сторону от атаки Бетона. Могучие кулаки Конти пытались поразить змею слева, снизу и сверху, прямо и справа, но ни один удар не попадал в цель. В ответ же Вайпер наносила ему удары ножами, оставляя на теле Бетона раны, которые были ему как царапины. Бетон вновь прокричал от невозможности поразить шустрого противника, и во время очередной серии атак сумел ударить Вайпер всем своим телом. Она и вправду была весьма хрупкой, и от этого толчка Вайпер чуть не потеряла сознание, и только инстинкты спасли её. Прокатавшись по земле, девушка спасла свою жизнь от ног Бетона, вновь уклонилась кувырком, хотя и видела приближающегося Конти только как расплывчатое, тёмное пятно. Казалось, что у неё нет шансов, но у Вайпер был свой секрет.
   После очередного рывка Бетон вдруг пошатнулся, и резко отклонился в сторону. Он вновь попытался атаковать Вайпер, но стал двигаться медленно, бить не точно, и шататься в разные стороны. С каждой секундой храброму Бетону становилось всё хуже, и вскоре он упал на одно колено, не в силах удержаться на ногах. Вайпер вскрикнула, и пронеслась мимо и вокруг него, быстро, словно молния, нанося множество ударов. Бетон закрывал ладонью изрезанное лицо и вытекающий глаз, второй рукой придал себе толчок, попытался встать, но его ноги заплелись между собой, и он рухнул лицом в землю. Первое время Конти ещё шевелился, пытался встать, потом просто шевелил руками, но с каждой секундой слабел всё сильнее. Дыхание Бетона становилось всё реже, истощённая Вайпер рухнула на колени недалеко от него, и молча наблюдала его последние дыхания.
   - Билл... - Билл... Кажется я... - едва ли смог проговорить он, недвижимо лежа на земле и смотря в небо.
   - Нет здесь никакого Билла, выродок! - зло проговорила Вайпер, держась за ударенную голову, и вколола себе стимулятор. - Теперь ты сдохнешь, и это хорошо. Одним слабоумным станет меньше!
   - Ты... плохая... - проговорил Конти, и вскоре его дыхания прекратились.
   К Вайпер прибежало несколько человек подкрепления. Находившийся в центре резерв Драу вновь ударил с обоих флангов путников. Раненные Генрих и Лэсси могли стать лёгкой добычей, но приближающихся Вайпер и её людей сдержали пришедшие им на выручку из центра Люси и Джо. Счастливчик палил из винтовки, а когда закончились боеприпасы, начал стрелять из обоих револьверов в духе заправского ковбоя. Кажется, ему вновь повезло, и пуля, которая могла попасть в него, влетела в один из его пистолетов. Люси же напала с фланга "вампиров", укрываясь при помощи стелсбоя, и обстреляла одного из них чуть ли не в упор из плазменного пистолета. Она плакала, понимая, что Бетон мёртв, но продолжала сражаться. Атака "вампиров" приостановилась, но силы путников были практически истощены. В этом бою они не могли победить, как бы храбро и умело не сражались.
   Билл понимал это, и пока перезаряжал винтовку и револьвер, встретился взглядом с Шарком. Кажется, бывший рейдер понял его мысли, и грустно улыбнулся. Шарк понял, что без жертвенности им отсюда не уйти, и то, что Билл собирается этой жертвой стать.
   - Хочешь, я покажу тебе трюк, Билли?! - крикнул ему Шарк, улыбнулся рейнджеру, и принялся вкалывать себе дозу психо, мед-х, вдыхать каин.
   - Нет Шарк! - крикнул ему Билл. - Не нужно делать этого!
   Но Шарк его уже не слушал, ведь хорошо знал, что без этого никак. Покинув своё укрытие, он быстро направился к югу, обходя роботов Драу с боку. Завидев решимость Шарка, Гартун также прибегнул к химии, и побежал за ним. Атаковав роботов со стороны, Шарк чуть ли не в упор начала расстреливать одного из них. Броня и детали разлетались во все стороны, пули рикошетили, пока искрящаяся машина не упала на землю. Шарк обратил свой огонь на другую цель, а когда в пулемёте закончились патроны, он начал обстреливать робота из самодельного автомата. Бронированный робот успел развернуться в его сторону, и сделать несколько выстрелов, один из которых попал Шарку в живот. Он на мгновение скрутился от боли, но заглушённая наркотиками, вскоре она отпустила его, и Шарк добил покалеченного робота. Пока он приближался к третьему, то обстреливал его из крупнокалиберного револьвера, а когда барабан был опустошён, накинулся на машину с дубиной в руках. После трёх сильных ударов разбитый робот оказался на земле, но ещё один выстрел сумел задеть Шарка, но не остановить его яростную атаку берсерка.
   Роботы заметили Шарка и его угрозу. Один из них был слева от него, сделал несколько выстрелов, но не успел попасть. На робота, в боевой ярости налетел Гартун, с разбегу ударив обеими ногами. Оба повалились на землю, но если ловкий Гарти встал одним движением, то тяжёлая и плохо подвижная машина могла подняться с трудом. Гартун обратил шквал ударов на лежащего робота, стараясь выбирать слабые на вид места, и разя электрическим усилением своего оружия. Шарк засмеялся, приветствуя Гартуна в этой славной битве, и вколол себе стимулятор. Драу мог только с огорчением наблюдать со стороны, как парочка безумцев разносит его бесценных роботов, и ругать себя за то, что не послал с ними хотя бы несколько живых бойцов. Его люди пытались стрелять по Шарку и Гартуну, но дистанция и подвижность последних сводили их попытки на нет. Драу понимал, к чему всё идёт, и Билл с товарищами понимали, а потому стали сражаться ещё отчаяние, удерживая все атаки.
   Но роботы не были беспомощными. Вместе, Гартун и Шарк, работая сообща разнесли ещё двух роботов, но оба получили по ранению. Гартун разбежался, и проскользив по земле на спине, приблизился к ещё одной машине, кувыркнулся к ней за спину, и пока протектрон пытался развернуться в его сторону, наносил удары. Ещё одного толкнул плечом Шарк, и прежде чем робот сумел выровняться, начал забивать его заметно повреждённой дубиной. Робот пал, но Шарк вновь был ранен, в этот раз в ногу. Он споткнулся, но быстро встал, и рванул на двух роботов. Лучи лазеров пролетали мимо него, потом один попал, потом ещё один, а вскоре и третий, и Шарк упал на пыльную землю. Он встал на колени, его тело дрожало. Попытался встать, но резкая боль в брюшной полости парализовала, и из-под брони вывалились его кишки, вперемешку с кровью. Шарк стоял на коленях, пытаясь удержать руками внутренности, и вколоть себе ещё стимулятор.
   - Пожалуйста!.. Только не сегодня!.. Не сейчас!.. - вскричал он, но быстро слабел.
   Какое-то время он кривил лицом, ждал, надеясь, что стимулятор поможет. Шарк слышал, как безумно колотиться его сердце, как странно в теле ощущается затупленная боль. Но тело слабело, а сознание туманилось. Шарк заплакал, но не от боли или страха перед смертью, а потому что не смог помочь так, как хотел. Он повалился вперёд, упёршись одной рукой в землю, а другой, сдерживая внутренности. Он видел, как Гартун добил одного из роботов, и, прикрываясь от лазеров его побитым корпусом, приблизился к другому роботу. Протектрон попытался ударить Гартуна, но для такого ловкого парня это был слишком предсказуемый выпад. После этого судьба робота была предрешена, и проворно вращаясь вокруг протектрона, Гарти постепенно забил его.
   - Хорошая работа... - проговорил Шарк.
   Он вспомнил Сисайд, родителей, любимую сестру, и даже сводного брата. А потом обоих "крысят", и улыбнулся, представляя их весёлыми и счастливыми. Шарк задумался, встретят ли его умершие, может там, дома, или там на небе. Он думал о небе, о солнце и свете, о мире, и о чём-то очень хорошем, и благом. Шарк не заметил, как ушла реальность, и остались только мысли. Он успел подумать, и почувствовать то хорошее, что скрывала его пустота. Кажется, если она и не исчезла, то стала намного меньше. Гартуну же оставалось только закрыть глаза своему погибшему другу. Он окрикнул рейнджера, ещё оставалось трое роботов, но они были далековато, и больше не представляли большой угрозы. Настал момент, нужно было убегать, но убегать умело, чтобы это отступление не обратилось бойней. И без очередной жертвы удачно отступить было невозможно. Но Биллу вновь не пришлось жертвовать собой. Он, Люси, и Хардсон, оставались последними, пока Вайт и Джо помогали уйти раненным Лэсси и Генриху.
   - Беги! - крикнул Билл своей любимой, но девушка замотала отрицательно головой, не собираясь оставлять его. - Уходим! - окрикнул он Хардсона.
   - Уходите! - крикнул ему охотник, стреляя чуть ли не наугад из пистолета.
   - Люси! Хардсон! Уходите, прошу! - кричал он им, и если Люси отбежала за укрытие южнее, Хардсон не шевелился. - Хардсон! - крикнул он ещё раз, но старик только помотал головой.
   - Я не могу, Билли! Уже не могу!.. - ответил он, перезаряжая пистолет, и с трудом, одной рукой винтовку. - Это конец БиБи. Прошу, малыш... Уходи...
   - Хардсон... Прости... - проговорил поражённо Билл, и принялся убегать, подгоняемый стрельбой атакующих "вампиров".
   С беспомощным Хардсоном на плечах он бы не смог сбежать, но чувство вины всё же ело его сердце позже. Люси прикрыла отступление рейнджера, и, оставив за собой пару мин, они быстро отступали.
   - Я люблю вас!.. - кричал им Хардсон, и улыбался. - Берегите себя!.. И спасибо!.. Это была прекрасная охота!..
   В сторону старика прилетело несколько гранат, и после их взрыва он затих. Бойцы Драу насторожено приближались к его куче мусора, не ожидая увидеть старика живым. Но практически обессиленный, он сумел как-то укрыться среди мусора, и, поддерживая ствол винтовки предплечьем раненной руки, от бедра выстрелил в показавшегося бандита. Пуля прошила насквозь армейскую броню "вампира", и куча мяса вылетела у него из спины. Через мгновение с другой стороны показался ещё один боец Драу, и Хардсон накрыл его огнём из пистолета в автоматическом режиме. Но остальные "вампиры" показались сразу же за этими, накрыв старого охотника автоматическим огнём. Хардсон несколько раз вскрикнул, его тело вздрагивало, разрываемое десятками пуль. Пробитая и изуродованная, голова старика опустилась вниз, а меховая одежда быстро краснела, впитывая в себя кровь своего хозяина. "Вампиры" пытались преследовать раненных рейнджера и Люси, но, напоровшись на одну из мин, остановились. Вайпер пыталась стрелять им в спины, но её голова звенела, и зрение расплывалось при попытке смотреть сквозь прицел. Несколько её выстрелов были слишком неточными, остальные люди Драу так же вели огонь, но рейнджер и Люси быстро убегали, стараясь укрываться за редкими преградами. "Вампиры" устали от этой битвы, почти все были ранены, многие были убиты. Для них эта встреча так же была особым испытанием.
   - Какого чёрта?! - прокричал Драу на своих воинов. - Почему вы встали?! Вперёд, проклятые черви! Не дайте им уйти, иначе я сожру вас живьём, ублюдки!
   Жестокость их лидера вновь погнала "вампиров" вперёд. Но момент был во многом упущен. Их отряд растянулся, так как догонять убегающих путников все с одной скоростью "вампиры" не могли. Рейнджер и Люси умело сдерживали тех из них, кто вырывался вперёд, а ещё позже им помогал и Джо. Но казалось, что бежать некуда, а людей Драу гнала вперёд злая воля их лидера. Сложно было сказать, сколько продолжалась эта странная погоня. Люси обращала мало внимания на окружающую местность, и старалась следовать указаниям Билла. В такие моменты теряется ощущение времени, и девушка не была уверена наверняка, сколько же прошло с момента начала этой стычки. Но продолжаться долго это не могло. Товарищи рейнджера были ранены, и быстро истощались, в то время как бойцы Драу и вправду словно владели какой-то дьявольской силой, и могли продолжать преследование. Смотря на спотыкающегося Вайта, и едва держащихся на ногах Генриха и Лэсси, Билли с ужасом понял, что им не сбежать. Он бы мог что-то предпринять, удержать Драу, давая остальным время, или побежать вместе с Кризалисом в другую сторону, но знал, что это мало что изменит. Драу никогда не отпустит ни его, ни его товарищей живыми, даже если получит то, что хочет.
   - Я сдержу их. - кричал он товарищам, готовясь стрелять из револьвера, так как для винтовки оставалось всего два полных магазина. - Найдите возвышенность, и готовьтесь к последней драке!
   В этот раз Люси не спорила. Граната прилетела к укрытию рейнджера, но ни осколки, ни взрывная волна не смогли задеть его. Билл выстрелил в самого смелого преследователя, попал ему в живот, и, хотя броня надёжно прикрывала "упыря" в том месте, боец Драу оказался на земле, и с трудом сумел отползти от остальных выстрелов. Его поспешность послужила хорошим уроком для остальных, и они остановились, собрались в группу, и, следуя командам Палача, попытались окружить рейнджера. Билл сбежал, уклоняясь от окружения, но одна из пуль попала ему в спину. Броня вновь сумела защитить его, но на некоторое время правая рука рейнджера онемела. Он и его товарищи были практически истощены, но всё же сумели отыскать место, где можно было занять оборону. Остатки довоенной церкви, здание, сильно наклонившееся, и ушедшее наполовину под землю, каменные стены которого были оплавлены, а рядом из земли торчал, словно вкопанный, колокол. Недалеко виднелись остатки могильных плит, разбитые и оплавленные. Не лучшее место для обороны, но в этом выжженном ядерным огнём, радиоактивном месте, путники были рады и этому.
   - Ну вот, удачное место мы выбрали, правда?.. - простонав, сказала Лэсси, угрюмо смотря на могильные плиты, пока Генрих поддерживал её.
   Но даже бывший адвокат, так любящий добавлять своё мнение, когда нужно или нет, не ответил ей. Несколько пуль попали по торчащему из земли колоколу, от чего он приглушённо зазвенел. Путники забирались в изувеченное, покорёженное здание, полное песка и пыли, из которого торчали остатки скамеек и алтаря. Занимая оборону у окон, они подготавливали остатки боеприпасов, использовали последние медикаменты. Билл успел обнять свою любимую, поцеловать, прошептать ей признания и просил, чтобы она попыталась скрыться, используя стелс-бой, пока они сражаются, но девушка конечно же отказалась. Времени на уговоры и просьбы не было, люди Драу вскоре налетели на последнюю оборону путников, так же уставшие и раненные, но подгоняемые своим жестоким лидером, и словно какой-то дьявольской силой, таящейся в них самих. За поспешность ещё двое из них были ранены, хотя и не серьёзно, и "вампиры" заняли оборону вокруг обожженной церкви. Следуя командам Драу, один из них захватил с собой ракетомёт, которым "упыри" собирались ослабить последнюю оборону путников. Оружие хлопнуло и зашипело, фугасная ракета влетела в каменную стену, и путники припали к земле, а Гартуна задело разлетающимися осколками.
   Образовавшейся дыры было достаточно. Драу группировал людей для последней атаки и давал им наставления, чтобы они атаковали и в пролом, и в окна так же. Его люди начали продвигаться, вновь заряжали ракетомёт, чтобы подавить остатки сопротивления, забывая о собственной безопасности. В разгар этой стремительной атаки случилось нечто всеми непредвиденное. Один из людей Драу прокричал, что видит ещё каких-то парней, и жестокий лидер в тайне надеялся, что наконец-то подоспела ещё одна группа его людей, ведомая Горгоной. Но очень быстро он понял, что ошибся. Самодельная броня незнакомцев, из полимеров и довоенных металлов была похожа на стандартизированную форму с надписью USMC на нагрудных пластинах. А ещё они были хорошо вооружены, и накрыли отряд Драу огнём из пары ручных гранатомётов 40мм, пулемётов, довоенных винтовок и пистолет-пулемётов предвоенного периода. "Вампиров" прижали огнём, и Драу закричал от злости и раздражения за то, что его жертву вырывают у него из пасти. Где-то позади их порядков провыл его волк-мутант, часть маршалов начала обходить с фланга. Законники быстро потеряли двоих, но и ещё двое бойцов Драу были убиты. Победа была так близка, но Драу не был дураком, и не собирался рисковать потерять всё ради неясного шанса.
   - Будь ты проклят, долбанный рейнджер! - прокричал озлобленно лидер "вампиров". - Я клянусь Билли, это не последняя наша встреча! Я достану тебя, и ты узнаешь, что такое настоящее страдание!
   Пылая гневом на весь мир, законников, рейнджера с его товарищами, и на собственных людей, Драу скомандовал отступление, подталкивая их в спины. Маршалы, вступив в бой с ходу, не успели окружить "вампиров", но, практически не теряя времени, начали преследование. Рейнджер, и его друзья не верили в произошедшее, мыслями успев распрощаться с собственными жизнями. Но преследование длилось не долго. Одного из маршалов прошила пуля снайпера, и кровь фонтаном брызнула из разорванной артерии. Ещё один приблизился к плазменной мине, брошенной отступающими, и в одно мгновение расплавился до чёрных костей в зелёной вспышке, не успев даже вскрикнуть. Маршалы дрогнули и остановились, и даже их храбрый лидер не решался продолжить преследование. Страх перед Драу и его людьми был велик и до битвы, и, похоже, этим законникам и так удалось добиться большего, чем они рассчитывали. Растерянные, маршалы переспрашивали у Алана, что делать дальше, но что-то подсказывало ему, что с восемью оставшимися бойцами преследование было бы безумием.
   Но вот Билл не мог так просто смириться с этой остановкой. Ещё до того, как маршалы остановились, он побежал за ними, забыв и о своих измученных товарищах, и обо всём остальном. Маршалы с удивлением смотрели на рейнджера, и догоняющих его спутников.
   - Нельзя останавливаться! - кричал он маршалам, опустив все приличия. - Нужно добить его, пока он слаб!
   Но маршалы отвечали нерешительными взглядами, которые вновь и вновь обращались на Алана.
   - Я не уверен, что у нас достаточно людей! - отвечал тот. - Может они и слабы, но всё ещё слишком опасны!
   - Если упустим его сейчас, второго шанса может не быть! - едва сдерживаясь, прикрикивал Билл, и, сбросив рюкзак, принялся забирать из него медикаменты с водой и оставшиеся боеприпасы. - Мне нужны 5мм? У вас есть немного?!
   Но, видя, что маршалами овладела нерешительность, рейнджер едва сдерживал свою злость. К ним доковыляли его товарищи, и почти падали на землю рядом. Их лица так же выражали безмерную усталость и неуверенность.
   - Поймите! - горячо говорил Билл, обращаясь ко всем вокруг. - Мы должны остановить его! Вы знаете, что сделал этот человек?! Вы представляете, сколько он ещё сделает?! Если его не остановить сейчас и дать сбежать, злу его не будет конца, и уже завтра кто-то вновь будет страдать!
   Маршалы зашевелились, Биллу удалось коснуться их совести, но умирать они пока ещё не были готовы. Гартун встал рядом с рейнджером, верен своей клятве, хотя так же выглядел очень уставшим, и израненным, с перевязанной наспех головой. "Билл... Это конец... У нас больше нет сил..." - проговорила раненная Лэсси, а Люси упала рядом с рейнджером на коленки и заплакала.
   - Я помогу вам! - продолжал уговаривать маршалов Билл, посмотрел на своих товарищей, но только убедился, что они истощены. - Вместе, мы сможем остановить его и его людей, и получить все ответы! Нужно всего лишь ещё одно усилие! Я не пожалею себя, но мы точно остановим их!
   - Пожалуйста... Билли... - проговорила сквозь слёзы Люси. - Хардсон мёртв... Шарк мёртв... Конти мёртв...
   - Тем более мы должны убить этого гада, чтобы эти смерти не были напрасны!
   - Они жертвовали собой, чтобы вы жили... - неуверенно проговорил Генрих, впервые переча рейнджеру. - Не для того, чтобы ты ринулся в глупую атаку, которую они вероятно ожидают.
   - Главное убить его! - продолжал горячить рейнджер. - Сами по себе они не важны! С его смертью остановится и его ужас!
   - А что насчёт твоей смерти, а?! А что насчёт неё?! - прокричала Лэсси, заступаясь за Люси.
   Блондинка посмотрела девушке в заплаканное лицо, и та внезапно испугалась, понимая, что с её тайной покончено.
   - Она беременна! - продолжала Лэсси, сразу же сокрушив рейнджера. - Или ты думаешь, что она поправляется от плохой кормёжки и постоянных путешествий?! Открой глаза, кретин, чёрт тебя дери! И подумай наконец-то о чём-то важном, а не о своих мальчишеских мечтах и глупой правильности!
   Билл ошарашено смотрел на Люси, пытался что-то сказать, девушка заливалась слезами, и не могла смотреть ему в глаза.
   - Прости!.. - проговорила она сквозь рыдания.
   - Люси... Я... - выдавил из себя Билли, и подавленный чувствами сел на землю.
   Настало молчание, прерываемое только всхлипываниями девушки, внезапно расплакавшейся Лэсси, и тихими молитвами Вайта.
   - Мне кажется, ваши друзья правы. - нарушив долгую тишину, заговорил Алан. - Не стоит недооценивать нашего врага, и переоценивать наши силы. Не стоит и жертвовать собой, или что ещё хуже, погибать глупо. Я верю, у нас ещё будет шанс.
   - Вы типа законники? - спросил Джо, с подозрением смотря на Алана и его людей.
   - Свободные Маршалы. - ответил Алан. - По крайней мере, сейчас мы называемся так. Я давно искал с вами встречи, рейнджер. Нам есть о чём поговорить.
   - Спасибо вам... - проговорил Билл немного отстранённо. - Мы обязаны всем вам своими жизнями.
   - Мы искали вас. - продолжил Алан. - Я догадывался, что нечто подобное произойдёт. Выслеживали вас, и услышали стрельбу. Надеялись вместе одолеть Драу. Но вышло не совсем так, как хотелось... - грустно проговорил он, смотря на то, как его люди тянут тело убитого товарища. - Поверьте, рейнджер, я ненавижу его не меньше вашего. Но всё нужно делать с умом. Вероятно, всё могло быть и хуже. Драу не смог соединиться с группой одного из своих офицеров, Горгоной. Нам удалось отогнать его отряд и заставить отступить.
   - Сложись всё иначе, и вам бы не было кого спасать. - грустно заметил Генрих.
   После этого вновь настало долгое молчание, которое нарушил Гартун:
   - Что теперь? - спросил он, смотря в лицо Билла.
   - Ничего. - ответил рейнджер, и взял руку Люси в свою. - Если Драу ушёл, мы похороним наших товарищей, и на этом всё. - его спутники смотрели на Билла с непониманием. - С Кризалисом покончено. Покончено с поисками чёртовых осколков. Покончено с путешествиями. Я буду жить ради неё. Ради них.
   "Иди ко мне" - сказал Билл, и крепко обнял всхлипывающую Люси. Лэсси так же всхлипнула, и, положив руку на плечё рейнджера, одобрительно сжала, в ответ он слегка сжал ладонь блондинки. Остальные выглядели немного растерянными. Генрих тут же подумал попроситься в ряды этих парней, что спасли им жизни, Вайт и Счастливчик уже задумались о возвращении в Дримленд. Гартуну так же было куда вернуться, но чувство долга почему-то не пропадало, хотя и было бы неуместно в новой жизни его храброго лидера. Но всё это были первые, спонтанные мысли, на деле же не верилось в происходящее, ведь всё случилось так быстро. Не верилось, что трое их товарищей на самом деле мертвы. "Я люблю вас" - пронеслись слова Хардсона в уме Люси, и она вновь горячо заплакала, всё ещё ощущая присутствие охотника, и не верила в его смерть.
   - Куда вы направитесь теперь? - спросил Алан, после того, как отдал приказы своим ребятам и дозорным, но никто из путников не мог ответить.
   Алан присел на камень и закурил сигарету, положив шлем в сторону. Он что-то соображал в своей голове, тянул время, поглядывая на этих странных странников.
   - Мы были бы рады приветствовать вас в Хоуп. - сказал он как можно доброжелательнее, но путники покосились на него с подозрением. - Послушайте, я не пытаюсь вас втянуть в наши дела. Наше поселение не далеко, оно безопасно и там есть всё необходимое. Отдохните какое-то время, придите в себя, а дальше делайте так, как вам будет угодно. Если вам не понравится у нас, ну, есть и другие места. У нас культурное, справедливое общество, очень подходящее для семейной жизни... Или дружеской компании.
   Билл посмотрел в заплаканное лицо Люси, всё ещё держа её за руки, и она кивнула в ответ. Остальные товарищи рейнджера, похоже, были так же не против этого. Их общее будущее стало туманным, единство сильно пошатнулось, но пока они ещё были не готовы расстаться друг с другом. По крайней мере, не сейчас, не после произошедшего, не после тяжёлой утраты.
   - Мы пойдём с вами. - ответил Билл.
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"