Искварин Валентин Валерьевич: другие произведения.

Естественно, магия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Естественно, магия", часть Ic


   Ic. Послушник.
   31. Инициатива и наказание.

- Если ты не открыт миру, если не оставляешь ему права
удивить себя, то разрушая, начнёшь с самого неизменного.
- С себя?

Из загадок Разрушителя.

   Илона бесилась, как лиса в клетке. Никого из четверых помощничков найти не удавалось, а идти в одиночку на захват лекарша не собиралась. Разнузданные недоумки проявились только в восемнадцать, когда решили совместить разгул с развратом: ввалились с девками прямо в нумера.
   Тут-то и посетила их яростная валькирия. Молодчики не сразу оценили серьёзность ситуации. Первыми всё поняли девки, впервые в жизни увидев, как подтянутая немолодая женщина, не потрудившись встать до конца на четвереньки, превращается в шесть пудов зубастой злобы дичайшей расцветки. Девицы с визгом брызнули к двери, а проштрафившиеся оперативники разинули рты, быстро приходя в ужас от гнева носителя воли.
   На инструктаж притихших недоносков, на доведение до их сознания, что их цель в двадцать раз ценнее каждого из них, что за каждый упавший с головы мальчика волос она будет вырывать с головы виновного по пряди, ушло ещё какое-то время. И на то, чтобы понять, что у них нет служебной машины, и чтобы найти автобусные маршруты, идущие к улице Менделя...
  
   В двадцатом часу они шли вдоль развалюшек, спрятавшихся от суровых визитёров за обильной зеленью. Они искали полчаса вокруг участка номер одиннадцать, пока ищейка не поняла, что всё тщетно: мальчонка то ли намеренно сделал неожиданный шаг и потому ускользнул, то ли оказался провидцем, то ли ему сорок бабок на мёртвой соли ворожили!
   Лиловая взвыла от ярости, когда выслушала перетрусившую суетливую татарку с седьмого участка. Что, если он оставил игры с электроникой? Он мог бы! Почти с четырьмя тысячами в кармане... да при удаче он сейчас может быть на пути к Зауралью или мчаться к океану! Значит, придётся выслеживать. Вот паршивец! как знал ведь, волчий сын: ничего не оставил и почти ничего не тронул в домике! А вынюхивать парня со спальником - и толку нет, и отдаёт чем-то нездоровым.
   Можно порыскать вокруг последнего места, в котором он входил в сеть.
   Достав блюдце, ищейка проверила историю подключений и взвыла снова. Это невероятное существо двадцати лет от роду сидело в "белочке" в какой-то сотне метров от офиса Ордена как раз тогда, когда она разговаривала с Сарафом! Он вообще хоть что-нибудь по правилам делает!? Она чувствовала, как к злости на неуловимость мальца примешивается восхищение.
   Всё. Варианты исчерпаны: остаётся только мчаться в офис, бросать в разведку некомпетентных разленившихся увальней, рыскать самой...
   В начале двадцать второго, попав при выходе из автобуса под ливень, она поднялась на третий этаж офиса. Но только для того, чтобы со всеми вместе помчаться в подвал, в гараж. Четыре скудоумных оболтуса восьмого-девятого уровня, желая выслужиться, устроили самоволку. То есть, так это было преподнесено. Причём это дурьё снабжали известным, в том числе, и агентурными наблюдениями.
   Конец. Восхищаться больше некем.
   Она уже не стала кричать. Неведомо как сколотивший себе группу, снова пересекший город, ранивший оперативника, ушедший прямо из рук квартета середнячков, он всё-таки погиб.
   Не досмотрев, чем закончится фарс у операционного стола, Илона ушла в один из пустующих кабинетов, чтобы оставить в этой провинции несколько волеизъявлений.
  
   В связи с ранением Игната, он сам и весь его квартет на три года переводился в Верхоянск для оказания экспертной помощи в открытии нового отделения.
   По возвращении всех четверых ждала переаттестация на четвёртый уровень.
   Провинциалу Ордена, Олегу Готье, отныне и впредь предписывалось согласовывать абсолютно все захваты с Центром.
   Вениамин со своим квартетом четырнадцатого уровня направляется на двухлетнюю стажировку по вопросам безопасности в Усть-Ангарск. За время стажировки им будет начисляться треть обычного жалования.
   Понадобилось написать ещё несколько безумных волеизъявлений, чтобы непосредственная потребность в мести была удовлетворена. Оставив стопку листков у курьеров в папке с тремя ромбами, Илона ушла в спортзал, где с наслаждением разнесла булавой два тренажёра.
   Ещё через восемь часов её, уже вполне владеющую собой, отвезли в порт, откуда "Альбатрос-12" понёс носительницу воли в Центр.
   Почему всё случилось так внезапно и закончилось так быстро!? За четыре дня родилось и умерло столько планов, что голова шла кругом. Илона успела смириться с непроходимой тупостью окружающих, и теперь обдумывала только свои ошибки. Их было несколько, и все исходили из одного источника - самомнения. Даже её всегдашняя целеустремлённость повернулась не тем боком: она уцепилась за одну версию поведения объекта, начисто отбросив даже возможность иных трактовок. И мальчик удивил. Причём, трижды, словно намекая, насколько он непрост! но она всё равно не потрудилась всмотреться в суть явлений, трезво оценить характер паренька и интересы всех заинтересованных сторон.
   Задрёмывая, она подумала, что этот Виктор (надо же, какое совпадение!) мог бы удивить её и в четвёртый раз. Например, каким-нибудь чудом оставшись в живых...
   И тут ещё одна мысль влезла в голову занозой и прогнала сон: она слышала только рассказ подручных этого недоноска Игната, но, при всей важности миссии, даже не проверила, действительно ли мальчик погиб!
   Теперь придётся либо назначать дополнительное расследование с проверкой всех моргов Парижа, либо ехать самой. Тут усталый разум взвыл: "О, нет! только не это!" Если она когда-нибудь вернётся в этот замечательный город, то исключительно по письменному волеизъявлению Сарафа!
   Ищейка непроизвольно стиснула зубы, но тут же заставила себя расслабиться. Через две минуты она уже спала.
  
   32. Успокоение.
   Его несли осторожно, на носилках. Виктор приоткрыл глаза и увидел Вахтанга. Спереди был ещё кто-то. Точно - друг и вряд ли - Пётр. Счастливого переживания сознанию хватило, чтобы снова померкнуть.
   Второй раз Виктор очнулся на кровати. Вахтанг вышел за дверь. Негромкий короткий разговор в прихожей, щелчок закрывшегося замка. В комнату вошла Женя. Она села у окна, поэтому Виктор смог спокойно оглядеться. Он уже мельком видел эту комнату тогда, вечером, когда перепуганный вбежал и поднял по тревоге своих спутников: светло-сиреневые обои с невнятными зеленоватыми мазками и синими вертикальными штрихами, серо-голубой шкаф с раздвижными стёклами, гипсовая лепнина по потолку вдоль стен.
   Гроза прошла. Обе грозы. Что это было: везение? Нет. Везение - это, например, убегая от бандита споткнуться, упасть ему под ноги, а он через тебя - лбом в столб. Это - не готовясь к экзамену, не ходя на лекции, вытянуть единственный из семидесяти трёх билетов, по которому можешь ответить на отлично.
   Второй вариант даже показательней. Если с одной стороны - абсолютно нормальное течение жизни, а с другой - постоянная серия прорывов, то это удача. А если цепь удач противостоит чуть менее короткой цепи последовательных пакостей, к которой тоже примыкает своё подлое везение... - это нечто другое. Тенденция, баланс событий, которым принято приписывать цель и назвать словом "судьба". Глупое, пустое слово.
   Разум жаждал информации о том, что ещё натворили Чёрные, и как так получилось, что всё стало хорошо. Виктор, конечно, надеялся на успех своего трюка, но уверенности было немного. Он сел.
   - Утро доброе, Женя!
   - Доброе утро, - прошептала она. Стоило посмотреть в глаза молодого волшебника, как от воспоминания о провале разведки у лифтов горло сжималось, и слова упирались всеми пятью слогами, не желая вылезать.
   Повинную голову и меч не сечёт. Виктор вспоминал свои вчерашние эмоции. Нет, не на барда он досадовал. Он страшно злился на удачу, которая так не вовремя кончилась! А что бард? Её перехитрили куда более опытные дядьки, из которых один наверняка вор, да к тому же явно не четвёртого уровня! Как бы теперь донести эту простую извиняющую мысль до несчастной девчонки, которая того и гляди разревётся?
   - Чёрные ушли? - бодро спросил Виктор.
   - Да, - Женя немного отвлеклась от своих горестей, давая очевидный ответ.
   - Все наши целы?
   - Пётр мизинец прищемил, - ничтожность травмы заставила уголки губ Жени пару раз подпрыгнуть. - Я локоть поцарапала... чуть-чуть. И синяки уже появились...
   - Мы достаточно официально умерли?
   - Лила в морг поехала - всё устраивать.
   - Опять я пропускаю собственную смерть.
   - Тебя второй раз ловят!?
   - Да нет, просто родственники считают погибшим или пропавшим без вести. - И Виктор сладко потянулся, делая вид, что это - "пустяки, дело житейское". - Потом всем сразу расскажу.
   - Конечно. Я подожду.
   Девушка тихонько судорожно вздохнула. Надо отвлечь её, объяснить, что всё, на самом-то деле, к лучшему! Он опустил голову.
   - Я... должен извиниться. Я не думал, что вы из-за меня так влипнете. Вы... очень мне помогли: я теперь "мёртв", свободен! Но... я не хотел, чтобы и вы "умерли" вместе со мной...
   Женя ошалела от парадоксальности: за провал её чуть ли не хвалят, за честное предложение заказчик извиняется. Да искренне так извиняется!
   - Со временем всё наладится, я уверен! Но пока... и родителям вашим стресс. И планы у вас были всякие: профессия, карьера, дела, может, какие личные...
   Говорить об этом было легко. Даже фантазию не подключать, только частично озвучить список собственных потерь.
   - Пока жизнь налаживается только у меня...
   - Вахтанг, кажется, тоже доволен, - пробормотала девушка. - А Лила говорит, что обо мне позаботится...
   - Бодрые бобры прудят без борьбы.
   - Что? - оживился бард.
   - Шутка юмора. То есть, хорошо.
   - А! - Женя чуть улыбнулась и дернулась - прикрыть рот ладошкой. - На кухне... завтрак стоит. А Дрейк Драконович зовёт всех на обед к пятнадцати.
   - Спасибо. Большое...
   Виктор прощён, Женя прощена, истерика закончилась, не начавшись. Там еда, хочешь есть - иди туда.
   Лила убежала возиться с трупами. Наверняка, каких-нибудь неизвестных выдадут за Виктора со товарищи. Воровка этим занялась, значит, Дрейк от своих слов не отказывается: принимает и ученика, и его спутников.
   На кухне никого, чайник на плите сонно выдыхает пар. Лекарь и боец где-то вне квартиры.
   Виктор принялся поглощать четвертинку яичницы и бутерброд.
   Хотелось верить, что у Лилы всё получится, что их смерть окажется достаточно достоверной. На месте Чёрных, Виктор бы весь квартал перерыл, раскапывая подробности произошедшего. Если вдуматься, то только чудо или чудовищный кавардак в Ордене могут помешать тотальной пристальной проверке. Разве только Дрейку через подкупленную полицию удастся замести все следы заварушки, превратив доказательства в сомнительные свидетельства.
   Что ж, или всё так, или будут большие проблемы. Надо бы попросить, чтобы новые электронные паспорта были... с историей что ли: чтобы дата ввода была, по крайней мере, апрель этого года. Впрочем, кого он собирается учить блины печь?
   М-да, получается, что Драконы купили с потрохами молодую партию. Остаётся надеяться, что его команду не станут пользовать как пушечное мясо. Ха! А ведь теперь и Дрейк повязан! Если раньше по какому-то недомыслию Орден его не трогал, то в будущем провал на задании и захват группы Виктора, сразу укажет на источник подтасовки! Сделает очевидной связь молодого мага со старым! Тут, конечно, таится и другая опасность: за любую оплошность, возможно, придётся ответить головой перед самим Дрейком...
   От разбора хитросплетений новой жизни отвлекла Женя, робко вошедшая на кухню. Виктор улыбнулся, поблагодарил за завтрак. Она кивнула.
   - И вот совсем-совсем на меня не сердишься?
   Маг прочистил горло и вышел в коридор. О рюкзаке его кто-то позаботился, и тот стоял, хоть и подмокший, но целый. Вымок и бумажник, и деньги отсырели, но всё же удалось достать их и разлепить. Вернувшись, Виктор отсчитал триста двадцать и подал барду.
   - За вчера и за сегодня, - уважительно сообщил наниматель.
   Женя приоткрыла рот, а когда до неё дошел смысл, уткнулась лицом в руки и расплакалась.
   - Жень, тут целиком моя вина и обстоятельства... - проговорил он, чувствуя себя довольно глупо. - Я думал, что тебя обучали, как вора, потому выпустил в разведку, а там... четверо опытных мерзавцев. Любой бы сплоховал! А у тебя в нужный момент верёвка нашлась, с крыши ты спустилась, не побоялась... окошко открыть, - Виктор развёл руками. - Иначе пришлось бы принимать бой! Может, и выкрутились бы, но тогда на хвосте висели бы все Чёрные города, причём злые, как собаки!
   - Выкрутились бы!? - Женя аж плакать забыла от такого заявления.
   - Не уверен, - признал маг, - но шанс был. Вахтанг мне кажется достаточно сильным и недооценённым в своей гильдии, а я... значительно быстрее других магов. Но тогда на нас висело бы четыре трупа. А в этом ничего хорошего...
   Женя вздрогнула и посмотрела на Виктора с испугом. Тот, кто думает выиграть бой у четвёрки Чёрных, или сумасшедший, или очень-очень опасный сумасшедший! Теперь понятно, почему серьёзный Дрейк решил взять их под крыло. Впрочем, не совсем понятно. Любопытство взыграло, и она решилась спросить:
   - Виктор, а что за письмо?
   - Это для магов. Вот... сработало как пароль.
   - Ты догадался, что он - тоже маг? Из-за той истории? А как ты стал магом?
   - Жень, давай всё же потом расскажу. Кстати, а куда ребята слиняли?
   - Не знаю. Вахтанг сказал, что за припасами. Вместе с Моавом ушли...
   - Это второй боец Дрейка?
   - Да, тот, который... нормального размера...
   Припасы, фураж. Это для отъезда, быть может, для залегания на дно. У старого мага есть план. Это отлично.
  
   33. Простой план.
   Все вещи осталась в гостевой квартире, молодые люди шли "в цивильном" и налегке. Просто обед. Почти.
   Идя в квартиру номер семнадцать, ещё раз собирая в логическую последовательность события последних дней, чтобы рассказать всё связно и кратко, Виктор снова почувствовал, что оказался в некоем месте, уготовленном для него персонально: больно уж всё складывалось.
   Вызванная заранее Женя подсобила Лиле в приготовлении стола и сейчас, взволнованная и смущённая, стояла рядом с воровкой. Дрейк сидел со стороны окна, весёлый и беззаботный.
   Когда расселись все приглашённые, старший маг-весельчак предложил тост за удачу и изворотливость молодых волков. В атмосфере непринужденного обеда он сообщил новость, неизвестную только Виктору: он с Лилой, Моавом и молодыми Дракончиками отбывает на отдых в свою загородную резиденцию, подальше от городского шума. Наставником Петра и Вахтанга станет Моав, дамы будут заниматься в паре, а пронырливого мальчугана он будет натаскивать сам. Масса вопросов пока отступила, но они будут со временем заданы.
   Лила взяла слово и сообщила: вины молодёжи в том, что их засёк и выследил Орден, нет. Был и донос, и хитрая слежка с прослушиванием с большого расстояния. Обыск в логове не дал Чёрным ничего, так что и с этой стороны претензий к группе Виктора нет. Вычислить доносчика пока не удалось, но это - вопрос времени. Орден полностью купился на фальшивку в морге, не намереваясь шибко копаться и терять лицо, учитывая, что один оперативник был серьёзно ранен. Приблизительно через неделю для всех будут готовы новые входы. Родственникам будет сообщено с курьерской службой Драконов, что молодёжь жива и здорова.
   Мёд да сахар! Драконы - серьёзная организация! Всё, о чём следовало беспокоиться, сделано с отметкой "отлично". И Дрейк сияет, как медный таз.
   Его можно понять: Дракон выглядит лет на сорок пять, но вряд ли ему меньше сотни. Шестьдесят лет он находится под прессом обстоятельств. И вот, появляется молодой коллега, с которым можно поговорить о сокровенном! Есть чему радоваться и с чего удариться в меценатство. Впрочем, случись что - вчерашние ученики могут стать подспорьем и в бою, и в бегстве. Или арьергардом отступающей организации.
   Виктор никак не мог решить: то ли он переоценивает противника, то ли Дрейк его недооценивает. Особенно, припоминая разговор с Владом. Чёрные последовательны. Они не могут не задаться вопросом: почему его четвёрка направилась прямиком к Драконам? И тогда будут шерстить всё. И раскроют фокус с фальшивкой (надо будет намекнуть Лиле, чтобы кремировали подложные трупы).
   Дрейк не попросил Виктора рассказывать о себе. Наверняка, хочет всё услышать сам, прежде чем решит, кому и что из того сообщить. Разумно. Паранойя вредна, когда она не оправдана, иначе не слушать её голоса - смертельно опасно.
   Приподнятого настроения не разделял только Пётр. Что вообще способно его развеселить? Кроме чужих ошибок, конечно.
   Обед затянулся до семнадцати; Виктор стал привыкать к суточным часам: они были так сродни царившей вокруг ухоженности, порядку, точности, определённости.
   Женя и Вахтанг остались с наставниками. Пётр отправился досыпать. Виктор думал остаться с Дрейком, но тот дал понять, что ни с разговорами, ни с чем иным торопиться не собирается.
   Молодой маг вернулся в гостевую квартиру, на кухню. Стрижи вились в вышине, тополя качались, пустующие дома готовились принять бюргеров, возвращающихся с работы.
   Он задремал.
   Во сне комната раздвинулась до размеров ледяного грота. На сей раз Виктор был совершенно наг. Из-под земли выехала цистерна с молоком, управляемая Дремлющей Красавицей. Она стояла на подножке, держа в руках шланг, поливала каменный пол. Не долетая до земли, молоко рассеивалось туманом. Проезжая мимо Виктора, вещунья окатила его, крикнув что-то, утонувшее в шуме насоса. Он расслышал только "вовремя" и "никогда". Когда вокруг него начал вырастать цилиндр телепортации, маг закричал, что все уже достали вмешиваться в его жизнь! Но фигура из света только потешалась над его наготой и беспомощностью, не собираясь останавливать заклинание. Тогда Виктор собрал силу и бросил вперёд, ломая зеленоватую решётку.
   И проснулся от печального звона разбившейся чашки. Ложка вонзилась в подоконник, погнувшись от удара.
   - Ложка-то как раз есть... - пробормотал Виктор и встал со стула, чтобы собрать осколки.
  
   34. Разговор при свидетеле.
   Вечером от дома номер четыре отъехали три машины. Маги и Вахтанг - во вседорожнике, женщины - в красной приземистой красавице, Моав и Пётр замыкали процессию в загруженном седане.
   Выехав на улицу, Дрейк щёлкнул тумблером.
   - Щука на север, Сом - на восток, Горбуша - прямо.
   - Горбуша - прямо, - отозвалась Лила.
   - Сом - на восток, - подтвердил Моав.
   - Встреча слева в двадцать два, точка "Е". Встреча справа в двадцать три в точке "Р".
   - Да.
   - Принято.
   На следующем перекрёстке-ответвлении две машины ушли вправо.
   - Кошки или Сергиевск? - спросил Виктор.
   - Откуда ж ты такой сообразительный!? - удивился Дрейк.
   - Да, начальник, откуда? - спросил с заднего сиденья боец. - Я-то думал, ты не местный, а ты окрестности лучше меня знаешь!
   - Как бы сказать...
   - Уж говори, как есть, - разрешил старый маг. - Моав твоего парня признал.
   - Ну, с направлением всё просто. Северо-восток, полтора-два часа ходу, то и получается. Связь у вас работает на коротком расстоянии, значит, дамы едут по красноярской дороге, а третья машина - по правому берегу Сока, то есть, Хладной. Мы - через мост в устье.
   - Вот ведь! Теперь не удивляюсь, что ты меня разыскал. Ладно, что у Чёрных таких умников нет!
   - Повезло... - честно признался Виктор. - Совпало. Но я не уверен, что у них нет умников.
   - Пока я не высовываюсь - можно не беспокоиться! Слушай, а что у тебя есть на Орден, чего я не знаю?
   - Немного, - ответил Виктор, думая, как рассказать о случайной встрече. Но предпочёл замять скользкую тему. - И я не знаю, поверите ли вы, но я... из Самары.
   Машина вильнула, когда Дрейк, пристально вглядевшись в Виктора и явно понимая, о чём идёт речь, выдохнул:
   - Что-о-о?
   - Лира. Похоже, ты об этом что-то знаешь, - осторожно заметил ученик. - Она была моей...
   - Это ж подруга моей!
   - Наставницы!? - вскрикнул Виктор. Вот так совпадение! Найти не просто мага, а товарища по несчастью! - А что им от тебя нужно было!?
   - Да то же самое, - буркнул Дрейк. - Письмо.
   - От меня они ничего так и не получили.
   - А как же ты...
   - Схитрил, - Виктор усмехнулся. - Себе на голову.
   - Да брось! - старый маг махнул свободной правой рукой. - Если в лапу этой птицы попал...
   - Какой птицы?
   - Трёхпалая птица - прожект Гильдии. Три мага выуживают способных мальчиков. А как ты "схитрил"?
   - Чёрт его знает, - ответил Виктор, чувствуя, как в голове всё тоже складывается в единую, понятную схему. - Я думаю, захват и перенос происходит, когда цель сама разрывает блокировку.
   - Нет, мой юный друг. С меня блокировку сняли. А вот когда я колдовать начал в первый раз на свежем воздухе, тут уж подцепило и уволокло, - старый маг вздохнул. - Прощай, матушка с батюшкой, Аннушка - тоже прощай. Но как ты скинул кокон!?
   - Он в последний раз не завершился самую малость, - Виктор щёлкнул пальцами. - Меня вышвырнуло из грота пробуждением - будильник сработал. А потом я просто разрезал кокон: он не завершился, это помогло.
   - Шо, ножницами? - не понял маг.
   - Силой.
   - Не мог, - уверенно возразил Дрейк. - Тогда ты был бы седьмого уровня. Рассеянье даётся только с седьмого, а выпускают на четвёртом. Я на седьмой только в двадцать пять вышел, а тебе не больше двадцати двух. К тому же, такое заклинание снести - раза три пришлось бы долбить!
   - Я же не заклинанием, а - так...
   - Как - так!?
   Виктор показал - как, не трогая силу, чтобы ничего не повредить.
   - Невозможно, - отрезал старый маг. - Без заклинания ни черта бы ты не снял! Лукавишь, дружок... - и погрозил пальцем, - недоговариваешь чего-то!
   - Ладно, - решился ученик. - Я действительно понял и использовал Записку Старика.
   Машина начала тормозить, съезжая к обочине. А когда остановилась, Дрейк медленно повернулся к Виктору и тихо спросил:
   - Шутишь так? Ты лучше так не шути, ученик...
   - Не шучу, наставник... Сам не понимаю, почему у меня всё настолько легко получилось. Точнее, не понимаю, почему для остальных магов всё было так трудно. Назвал, взял, пропустил, сформировал, ну уж потом и разрезал. Всё по инструкции!
   - Вон оно что, - пробормотал Дрейк. - И половичок мой увидел без заклинания, и кольцо возврата, и дугу мщения...
   - Видимо. Как ни назови - я же тебе сказал, что не знал, что за сущности, только почувствовал их присутствие. Я думал, ты всё сразу и понял, догадался, откуда я такой умный.
   - Как же! - чуть слышно сказал ошарашенный наставник. - Это ж сначала предположить надо. Вот ведь как...
   - Могу показать.
   - Не стоит, - наставник поднял указательный палец. - Я слышал, Чёрные следят. И особенно... - палец указал на ученика. - Ты ведь что-то делал, как пришёл?
   - Ну, котлован вырыл, дорожку выложил, деревья выкорчевал. - Признался Виктор, понимая, где невольно "прокололся". - Почти четыре тыщи срубил...
   - Деревьев?
   - Империалов.
   Дрейк покачал головой.
   - Четыре пачки. Э-эх, вот так и горим, на мелочах. Ладно, - бросил он, запуская двигатель, - в деревне всё покажешь. Поехали - на Волгу после Потопа посмотришь. У вас Потопа не было?
   - Не-а, он же... магический.
   - Уверен!?
   - Абсолютно. Но маги, конечно, ни при чём.
   - Почём знаешь? - маг спросил не познавательного интереса ради, скорее проверяя.
   - Потому что упали с сука, который перерубил кто-то другой. Даже Чёр...
   - М-м-м? Договаривай уж!
   - Даже кое-кто из Чёрных догадывается, что всё не то, чем кажется. Просто им так удобно, - сказал Виктор, чувствуя, как в нём закипает настоящая злоба. - Это их хлебушек с маслицем. И с чёрной икоркой.
   - Это с кем же ты чёрной икорки отведать успел? Уж не знаю, что о тебе и думать, ученик!
   - Лекарь. - Виктор понял, что капитально проговорился, но был уверен, что это не прокол, а скорее редчайшая удача. - Низкого уровня. В кафе, случайно. Не заподозрил. Ему поговорить не с кем было, а я подвернулся.
   - Уверен, что не заподозрил? - спросил Дрейк, впрочем, без особого нажима.
   - Иначе бы я до тебя не добрался.
   - Кто ж тебя разберёт? - задумчиво протянул наставник. - Хотя будь ты сам из Чёрных, я б тут тоже не сидел.
   Дрейк несколько минут молча вёл машину, постепенно ускоряясь. Большая часть города осталась позади, и с пустынного шоссе влетала в салон тугая упругая струя воздуха, приятно холодившая руку, мощными частыми ударами пружинившая в ушах.
   - Ну, вы, маги, и шептаться! - наконец, высказался Вахтанг. - Я половины не понял!
   Дрейк улыбнулся и сказал Виктору:
   - Бойца ты, кстати, тоже сообразительного себе подобрал! Половину он всё же понял! - и рассмеялся. Молодые люди тоже посмеялись над шуткой, а когда смех утих, старый маг добавил: - А я вот - нет...
   - Дрейк!
   - Да, слушаю.
   - А ты не просил вернуть себя назад? Ведь если ты не смог использовать инструкции, ты ж магам был не нужен!
   - Во-первых, назад они отправлять не умеют. А во-вторых, зачем мне назад? Тут я - маг! а там? Младший сын помещика с тремя дюжинами крепостных? Фи! Ca ne vaut pas le retour! Anne? J'ai eu une autre. La meme que maintenant*.
   - Mais la famille, les amis! - возразил Виктор. - Tu n'as jamais essaye, toi-meme?*
   - C'est la magique superieure, mon ami! Et je reste le mediocre*, - Дрейк развёл руками. - К тому же всё равно бы не получилось. Ни у кого не получалось. Трёхпалые мне так и сказали. Кстати, неплохо ты так, по-французски!
  *- Это не стоило возвращения. Анна? У меня появилась другая. Та же, что и сейчас.
  - А семья, друзья! Ты сам никогда не пробовал?
  - Это высшая магия, мой друг! А я остаюсь средним. (фр.)
   - Ну дык! Учился... там...
   - Свыкнешься, - уверенно кивнул Дрейк.
   - А они? - жалко спросил Виктор.
   - У них тоже нет выбора. Времена сейчас, конечно, не те... - старый маг указал большим пальцем правой руки на покинутый город. - Но всё равно: ты маг! Наслаждайся! Я тебе серьёзно говорю: есть чем! Тем более... такому магу.
   - Попытаюсь...
   - Получится! - Дрейк добавил скорости. - Скоро мост. Могу остановить - на реку посмотришь, на порт. Нас, самарцев, река успокаивает.
  
   35. Перед Рассветом.
   Уже отсюда, с Сокольих гор, река смотрелась не просто величавой, а безмерной. Почти все островки до самой фестивальной поляны были скрыты под водой. Правый берег ниже Жигулёвских ворот сопротивлялся реке более стойко: отмелей почти не было - каждый клочок земли покрывали деревья.
   Виктор присвистнул на выдохе.
   - Что, сильно другая? - осторожно спросил Вахтанг, словно у инопланетного гостя.
   - Надо думать! - ответил за Виктора Дрейк.
   - А что ещё не так в Париже?
   - Самара меньше раза в полтора, - сказал Виктор, продолжая разглядывать реку. - Метро есть. Правда, странное. И троллейбусов нет у вас. И трамваи только по окраинам. И чисто, как в Европе.
   - Ну, так Париж-то в Европе! - удивился боец.
   - Не поспоришь! - старый маг хохотнул. - А что за троллей-бусы? Там случилось нашествие мифических зверушек, их приручили и впрягли?
   Тут не удержался от смеха Виктор. Представилась огромная двухъярусная повозка, которую тащат по улице две зелёные твари пяти метров росту, рыкающие на прохожих. И дамочки на верхнем этаже с беленькими зонтиками от солнца. И погонщик - здоровенный такой полу-огр с трёхметровой пикой в руке. Отсмеявшись, Виктор ответил, что троллейбус - это вроде трамвая, но выглядит, как автобус. По лицу Дрейка было видно, что это ему проще представить упряжку троллей. Виктор пообещал по приезде нарисовать.
   Подъехав к мосту, Дрейк замедлил ход. Под аркой, басовито гудя, полз на брюхе огромный экраноплан. Выйдя из устья Хладной, гигант развернулся против течения и прибавил ходу, чихнул передними двигателями, хлюпнул по воде и стал набирать скорость, целиком перейдя в воздушную стихию.
   - Красавец...
   - "Альбатрос-12", прошу любить и не жаловаться! - сообщил Дрейк. - На столицу пошёл.
   - Вот бы на таком прокатиться! - высказал желание Виктор.
   - А что? если всё у нас сладится, то можно, - поддержал наставник. - Только вниз по реке. Знакомого моего проведаем.
   Это уж, как угодно. В детстве Виктор съездил к тётке на "Ракете". И отлично помнил свой восторг от этого полу-полёта над водой. Но полетать на экраноплане - просто мечта! И он от души пожелал ей сбыться уже в этом сезоне.
   - Ну, едем дальше или притормозим?
   Виктор решил ехать. Сейчас, в сумерках, река стала навевать тоску своей безбрежностью, каждым порывчиком бриза, морщащим сонные вечерние волны, напоминая о переменчивости мира и о том, как бескомпромиссны бывают перемены.
   Молчание не затянулось: Дрейк принялся рассказывать о "своей" деревне. Начав повесть с древнейших времён - "вот, полтораста лет назад..." - он скоро перешёл к собственным свершениям. К тому, какими усилиями и как он насаждал цивилизацию в этом заповеднике варварства. Так, ещё лет сорок назад паспорт был только у деревенского головы. С тех пор энтузиазм, влияние да деньги мага построили плотину на местной речушке с непроизносимым названием и сотворили малую электростанцию, которая снабжает теперь ещё пару окрестных сёл да хутор. Тогда же были осушены болота, и старое название стало неактуальным, а потому деревню оптимистически переименовали в Рассвет. В восьмидесятых он попытался устроить ферму, дабы занять селян доходным, перспективным делом. Однако начинание не заладилось, и через год половина отары, не разворованная и не зарезанная неблагодарной деревенщиной, была распродана, а отличные бетонные овчарни продолжают зарастать сорной травой. Устройство мельницы с ветровым электрогенератором также потерпело крах.
   Подводя итог своим досаднейшим неудачам, Дрейк Драконович отметил два связанных между собою фактора: холопская, батраческая, воровская психология жителей деревеньки, которая зиждилась на физическом вырождении по причине повальных родственных... ну, скажем, браков. Наблюдая в течение трёх поколений эту деградацию, старый маг не раз подумывал исподволь перейти к селекции человеческого поголовья. Но молодые девушки да юноши, чуть оторвавшись от родительского гнезда, уже не стремились вернуться, так что и эта затея была обречена.
   Чем глубже уходил Дрейк в повествование, тем более походил то на Собакевича, то на Манилова, становясь блудным младшим сыном помещика. В конце концов, махнув на всё рукой, он довёл - не без помощи уездных властей - до Рассвета асфальтовую дорогу, а Лила, имевшая в управлении добрую долю акций связной компании, водрузила локальный передатчик, дабы впредь не испытывать неудобств известного характера.
   - И местным всё задаром открыли! На-те! Образовывайтесь, развлекайтесь, хоть ленитесь с умом! - маг повёл рукой да так и махнул уже не фигурально. - Толку то... Разве что теперь меня уважают да не пытаются тащить с моего подворья. Особливо после того, как троих пьяниц, что ко мне залезли, из пруда выловили... - Дрейк недобро усмехнулся. - Но глушь, доложу вам, отменная!
   Динамик над головой ожил и негромко заговорил женским голосом:
   - И где мой колоброд? Как пить дать, заболтался с твоим Виктором, еле ползёт. Пока всё не расскажет... - Тут другой голос чуть слышно возразил, что Виктор, де, не её. - Ну, эта беда поправима, - пошутила Лила. - Ей, помещик-недоучка! Отзывайся уже скорее!
   - Может ещё послушать? - вслух подумал маг, прищурясь. - Милая моя, небось, сама-то и минуты не промолчала. А, пес с ним! - Дрейк щёлкнул тумблером и, набравши полные лёгкие сарказма, громко сказал: - Я тебя внимательно слушаю, ненаглядная! Давно ли нас поджидаете?
   - Да уж десять минут с лишком!
   - Вот незадача! Точно, пора двигатель менять.
   - Мозги кому-то надо менять! Сколько вас ещё ждать!?
   - Вот и я думаю, что пора: больно ты быстро гоняешь...
   Всё, что могла сказать воровка, поглотил задорный смех. Не сдержалась даже Женя.
   - Смейся-смейся, паяц! Только я, как водится, всё равно буду смеяться последней.
   - Тут спорить не стану: многие шутки до тебя не сразу доходят, - ответил Дрейк, вызвав новый взрыв хохота, и прибавил газу.
   Ответ Лилы был громким, и все прекрасно расслышали, как она ругает ученицу за то, что та "ржёт с этими обормотами". Внедорожник взлетел на горушку и помчался туда, где его дожидалась дамская машинка. Дрейк и не подумал затормозить. Бросив в эфир что-то нелестное, Лила вырубила связь и помчалась в погоню за обидчиком.
   Через десять минут бешенной гонки по ухудшающейся дороге, сквозь наступающую ночь, кавалькада подлетела к деревне.
   - Вот солнце встанет - и будет Рассвет, - переиначил Виктор слова из мультфильма.
   - Ага, куда он денется! - весело согласился Дрейк, и въехал на двор.
   Третья машина приехала через полчаса. Моав сразу же изъявил желание делить комнату с Вахтангом, а не с Петром. Виктора определили жить отдельно, благо двухэтажный коттедж позволял.
   Женя отправилась на второй этаж. Маг с воровкой, не прекращая перебранку, тоже удалились наверх.
  
   36. Курица.
   Проснувшись, Виктор подумал о Дремлющей Красавице: как она там, в тумане?
   Сон не повторился и не продолжился. Молоко и белый туман. У Хранительницы были столетия, чтобы обыграться словами. И то, что она выдала, встретив его, то замешательство, путаница - всё могло быть частью игры. Она иносказательно сообщила ему всё, что могла, каким-то образом прозрев будущее. И сказала, что они встречались и ещё встретятся.
   Что сейчас в его окружении только одна девушка - Женя. И как же проверить, она ли - та женщина в гроте? Вообще-то такая ситуация создаёт парадокс: два тела в одном времени в разных точках пространства. И магия как-то прикрывает сию прореху в мироздании. Иначе он сможет встретить Хранительницу в обличии земной женщины не ранее, чем лет через двадцать. Это надо будет обдумать на досуге. Пока единственный ключ к идентификации - параметры тела. При всей изощрённости, Дремлющая вряд ли наложила на себя иллюзию, изменяющую пропорции. Ей же надо, чтобы Виктор однажды узнал её, так что пропорции и рост она могла намеренно оставить без изменений. С другой стороны, что может быть такого исключительного в теле, чтобы исключить ошибочное узнавание?
   От хозяйки грота мысли перешли к Лире. Дрейк так и не сказал, знает ли он, где она. Как-то в сторону разговор ушёл. Надо будет его вернуть.
   Что такое уровни? Уровни чего? Умений? Допустим. Кстати, быть может, это уровни допуска. Тогда начальная, средняя, высшая магия - только формальное различение! И можно использовать так называемую высшую магию и в самом начале. Только разобраться, что её отличает. И попробовать сделать... телемост для общения с родными?
   Он сел на кровати, наблюдая за игрой света в листьях вишни. Допустим, он достучится до родного мира, до родичей. Чем больше времени проходит, тем более мёртвым он для них становится. Вот он придёт домой: "Здравствуй бабуля!" Если он расскажет всю свою историю в цветах и красках, то родные, вероятней всего, вызовут санитаров - для себя или для него.
   Мёртвым быть тоже непросто.
   Но лучше быть мёртвым львом, чем жить без магии. Вообще, почему следует принимать такой убогий выбор!? Это же скотство - предлагать равно неприемлемые варианты! Магия вполне может быть полезна людям, и общество за века успело приспособиться к жизни бок о бок с волшебством. И лишь 70 лет назад кому-то понадобился этот жёстокий запрет.
   И ещё: что делать, если Чёрные раскопают интригу? Виктор почувствовал, что при этой мысли поджал губы. Тело верно намекает: не "если", а "когда"! Дрейк может думать, что он в безопасности, но это вряд ли так. Реальность ещё постучится в дверь. Хм, а если поговорить об этом с Лилой? Кажется, именно она всё устраивает. Она член гильдии воров, она куда больше "высовывается" и может...
   Да, что же она может? Например, запустить собственный поиск, мониторинг определённых событий, состояний. Надо будет подумать над ключами поиска. Партию Виктора кто-то сдал. Активно искать информатора опасно. Будет слишком похоже на месть. А мертвецы не мстят. Даже если они - львы...
  
   Он вышел к завтраку. Заботливые женщины уже всё подали на стол, отчего молодой маг снова испытал неловкость. Подобная любезность вполне естественна разве что в семье. Он здесь, конечно, чужой и уставов местных не знает. Может, тут так принято?
   Он смущённо пожелал доброго утра. Ему благожелательно ответили. Осталось, только сесть за стол. Бард и воровка посчитали это знаком к началу трапезы, тоже сели и принялись за еду.
   Виктор почти закончил есть, когда прибежали бойцы и лекарь. Моав - весёлый и довольный, Вахтанг - довольный и немного притомившийся, Пётр - вымотавшийся и злой. Виктор уже собирался встать из-за стола, когда явился Дрейк - заспанный и помятый.
   - Так, ребятки, - сказала хозяйка-Лила. - Коли вы все собрались...
   - Я могу сделать вид, что и не приходил, - пробормотал старый маг, делая вид, что уходит.
   - Нет уж! - воровка негромко, но настойчиво пристукнула кулаком по столу. - У меня вопрос: кто-нибудь имел дело с разделкой курицы?
   - Случалось, - признался Виктор, заметив, что оказался в меньшинстве: остальные мужчины энергично мотают головами.
   - А покупать?
   - Бывало... А что?
   - А ощипывать?
   - Ну, видел, как делают. А что?
   - А надо, - доступно объяснила хозяйка. - Купить у селян, ощипать, выпотрошить, разделать. Сможешь?
   - Ну, постараюсь...
   - Бери крупную, но не слишком старую. Дрейк тебе поможет, - с нажимом добавила воровка.
   - Э, нет! Да и как я помогу? У меня ж руки не кулинарной стороной вставлены!
   - Видишь лентяя? - шёпотом спросила Лила у Виктора, указывая на Дрейка. - Вот и не будь таким.
   - Я не лентяй, я... неспешный и вдумчивый!
   - А ещё лжец.
  
   После завтрака Виктору выдали две сотни империалов.
   Коттедж Драконов смотрел на деревню с окраины, так что вопроса, в какую сторону идти, не возникло: только навстречу утреннему солнцу. Интересно, насколько Дрейк лентяй, и как будут проходить их занятия? Между ними есть существенная разница в использовании магии. Для начала надо эту разницу познать, измерить. Или хотя бы почувствовать.
   Пара домов со стороны холмов почти развалилась, а у подножия, на севере вообще стояли руины, даже забор рухнул. Стрекотали кузнечики, пищали стрижи, шумел ветер. Собака полаяла из-под калитки на нового человека, но скоро это развлечение ей прискучило. Телёнок катает миску, вылизывая остатки еды. В остальном - тишь да запустение.
   Дворов, держащих птицу, вопреки ожиданиям, в деревне оказалось немного. У двух хозяек кур на продажу не оказалось. У третьей - бойкой женщины под полтинник - нашлось искомое. Тётка схватила с плетня кусок бечёвки, ловко сделала петлю, ушла в птичник. Вернулась с белой курицей, висящей ногами в петле. Запрошенная цена была скинута на одну пятую, но птичница всё же осталась довольной. Виктор тут же попрощался, так как селянке пора было "курей кормить".
   Курица оказалась птицей свободолюбивой до сварливости. Поняв, что положение кверху лапами - надолго, она раскудахталась, замахала крыльями, отчего маг чуть её не выронил. Получив по затылку, птица вроде успокоилась, и Виктор расслабился, чем пленница тут же воспользовалась: пребольно клюнула мага в ногу.
   - Ах ты, подлое пернатое отродье! - рявкнул маг, держа птицу вытянутой правой рукой, а левой поглаживая раненую ногу. - Да я ж тебя в поликлинику сдам, для опытов! И даже круче я с тобою поступлю, - в голову пришла отличная идея: - Я сам над тобою опыт поставлю. Вот!
   От крика птица опять присмирела, глядя на человека бусинками внимательных глаз.
   У гаража Виктор нашёл подходящий гвоздь, вбил его в землю подходящим обломком кирпича, и привязал к тому колышку бечёвку. Сняв носки, он надел их птице на голову, отчего та, поквохтав, скоро затихла, лёжа на боку.
   При всей обычности, птичка показалась даже в чём-то красивой. Вряд ли скоро получится экспериментировать на живых существах, потому Виктор решил хотя бы назвать стихии, сопутствующие частям курицы.
   Закрыв глаза, он начал с поверхности. Перья в магическом диапазоне оказались бледно-зелёными, и Виктор впервые задумался, насколько имеет смысл дробить определения силы. Быть может, дать имена лишь основным составляющим? К примеру, перо есть что-то костистое, обёрнутое в воздух. И стало так! Теперь в бледно-зелёном стали угадываться отдельно белые токи воздуха и слабое, неспешное течение стихии кости. И даже где-то в глубине организма магическая проекция подсветила зелёным скелет.
   Маг ликовал. Но, видно, это стало лишь началом! Тут же обнаружилась розовая кожа и лиловые мышцы! Розовое - белое с красным: воздух и нечто телесное.
   Приблизившись, усевшись на корточки, он подметил особый рисунок линий: воздушное крепление перьев. Телесность проявилась в мышцах, сливаясь с водной составляющей крови. Тонкости, оттенки - всё полетело в разум мутным потоком, чуть не породив панику. Каким-то непонятным усилием воли Виктор остановил информацию, которая грозила его захлестнуть.
   Впрочем, ещё один опыт можно попробовать. Сила следует за материей. Она же может ею управлять. Например, если создать нарушение в воздушном креплении перьев, они повыпадут! А если ещё и костную составляющую загнать в кости, то всё вообще будет предельно ажурно!
   Только к действию надо подготовиться - взвести систему, как пружину. А потом просто распустить всё. И Виктор принялся вязать костные линии: точка входа на пере, выход на кости, контроль на кончике пальца. После третьего взвода птица забеспокоилась, почуяв неладное. К счастью, система отлично приняла команду "делай, как я". Остальные линии выстроились сами, да так, что Виктор понял: работая сознательно, он бы голову себе сломал, путаясь в связях сотен объектов. И вот, птица уже билась, обвязанная незримой сетью, стягивающейся к правой ладони экспериментатора.
   Из-за того, что объект испытаний пошёл вразнос, Виктор не стал подтаскивать линии воздуха к левой руке, а рискнул просто "позвать" их. И, к его восторгу, сила подчинилась зову!
   Убивать птицу прямо сейчас неразумно: и концентрация нарушится, и ещё неизвестно, как поведут себя послушные токи силы, если их носитель перестанет жить. Так что...
   - Делай р-р-раз! - скомандовал маг и резко развёл руки.
   Курица возопила на дикой, пронзительной ноте, и тут же путаница линий лягнула заклинателя, отбросила на метр назад, опрокинула навзничь и на время лишила слуха. Ошарашенный волшебник ещё поднимался, а из коттеджа и с тренировочной площадки к нему уже бежали люди.
   Примчались бойцы и бросились осматривать потерпевшего, но Виктор прошептал: "Со мною всё в порядке", - и они не без сомнений оставили его в покое. На самом деле, ладони были во внутренних кровоизлияниях, и он опасался боли от прикосновений. Лекарь смотрел на нанимателя, ставшего жертвой собственного эксперимента, насмешливо и злорадно. Подоспевший старый маг покачал головой и принялся осматривать место происшествия: курица лишилась-таки перьев и кровоточила по всему телу, от магических манипуляций кости раздались вширь, и рёбра кое-где выпирали под кожей, выскочив из мяса. Дрейк поискал отлетевшую голову и нашёл: она вонзилась клювом в обитый жестью деревянный косяк гаража, продырявив, естественно, оба носка. Прибежала Женя и застыла в немом удивлении. Лила, подойдя к усевшемуся парню, принялась отчитывать:
   - Ты! неуч юный! Ты что творишь!?
   - Я ощипал курицу... - ответил печальный маг, сосредоточенно глядя на землю под ногами.
   - Нет, дружок! Ощипывают вручную! А вот такая дурь - верный способ отправиться к праотцам!
   - Я больше так не буду, - сказал Виктор, сумев не улыбнуться своему детсадовскому ответу.
   - Ты уж постарайся, ученик, - задумчиво произнёс Дрейк, помахивая куриной головой в носке. - Расскажешь потом, как ты дошёл до такого? - И двинулся к дому.
   - Обязательно. Кстати, как я вижу, Лила, мясо не повреждено.
   - Надеюсь... Женя, сбегай за пакетом! А ты что стоишь и лыбишься? - обратилась она к лекарю. - Твой начальник ранен! Не заметил?
   Пётр недовольно хмыкнул, но подошёл к молодому магу. Бормотание длилось секунды три, после чего лекарь приложил руки к груди пациента. Виктор почувствовал, как энергия заклинания побежала по организму, оседая в поражённых областях, но тут Пётр внезапно отдёрнул ладони, заставив мага содрогнуться. Что это было!? Неужели лечение настолько принципиально болезненное!? Это надо будет исследовать. И если этот язвительный тип сделал пакость сознательно...
  
   Курица осталась более чем съедобной, но за обедом почти каждый отшутился по поводу утреннего происшествия. А Виктор неоднократно вспомнил, что собирался творить магию плавно: залеченная правая ладонь всё ещё сильно чесалась.
  
   37. Различия.
   После обеда маги всё-таки тоже отправились на занятия. Дрейк предложил свою излюбленную площадку - на запад от деревни, за ручьём, на вершине холма.
   - Дрейк, ты, вроде, наставник, - Виктор усмехнулся, - а предлагаешь.
   - Вроде. Кстати, мне больше нравится, когда меня Драконом кличут. Я вот думаю, что маху с тобой дал: зачем тебе наставник? Ты ж неправильный! Даже простейших заклинаний у Лиры своей не взял.
   - Так она и не давала! Мне кажется, всё же будет правильно держаться того, как она меня учила. Сделай то-то - и я делаю.
   - Хм, ты вроде самостоятельный такой, а без бодрящих пинков в учении - никуда?
   Виктор тоже об этом думал. Люций создал множество заклинаний. Наверняка, среди них есть не только тематически полезные, но и те, эффект которых можно целиком или частично скопировать. Да и защиту разрабатывать надо.
   - Не столько пинков, сколько тем для самостоятельного изучения. И неплохо бы знать, с чем вообще можно столкнуться.
   - Ну, с этим тебе - к высшим, - Дрейк хмыкнул. - Я ведь вправду лентяй. Ещё с послушничества. Дополз до десятого, не особенно напрягаясь, а там уж и вовсе поднимался от раза к разу.
   - Кстати, о высших. Ты не знаешь, где сейчас Лира?
   - Знаю... приблизительно, - без особого удовольствия ответил маг. - Где-то на Каспии. Там Мишкина вотчина. Собирался к нему в августе слетать.
   - А этот Мишка...
   - Он тоже с ними рассорился из-за чего-то, - говоря это, Дракон сердито пинал камушки, встречавшиеся на тропинке. - Они же только просят чего-нибудь, а сами... бестолковые. Преданность? чему? кому? Они сидят себе, не высовываются. А как что надо, нас, воспитанников, дёргают. И просьбы-то все непростые. Таскать для них угольки из печки? Не-а, я отлично Мишку понимаю. А главное: никакого движения.
   - А ты как-нибудь это движение видишь?
   - Да никак не вижу, - сердито буркнул старый маг. - Придут ко мне, а я чую, что придут, повоюю, как смогу, да и сдохну. Расти в моём возрасте до высшего - вообще никак не возможно. Да и что я один сделаю? У Чёрных завсегда найдётся, чем ответить.
   - С Мишкой этим объединиться?
   - Ему всё это не больше моего надо. К тому же, где он и где я? Тысяча вёрст - это порядочно, чтобы общие планы строить.
   Сказать Дракону, насколько близка драка? Нет, лучше Лиле, а уж она найдёт способ донести эту мысль до супруга, любовника, спутника жизни... Интересно, есть ли у них дети?
   - Знаешь, хм, ученик, я вот думал на досуге, есть ли у Чёрных маги?
   Виктор промолчал. Странно, что Дрейк задумался об этом "вот", а не полвека назад. А по теме... лекари - явно большая каста, чем бойцы и воры. Но лекарь Влад в подчинении у своей бывшей девушки. Вывод: она волшебница!
   - Должны быть. Даже просто - они есть. Странно...
   - Что среди Охотников на магов есть маги?
   - Это-то как раз логично. Странно, что против меня не использовали магию.
   - Твой боец Чёрному клешню оттяпал. Может, то и был маг?
   - Скорее всего. По крайней мере, самомнение у него было самое откормленное.
   Волшебники взобрались на холм и теперь наслаждались открывшимся видом. Речка петляла, скрываясь в камышах и за береговыми деревьями. У северо-восточного края деревни поблёскивало небольшое водохранилище. На юге, на холмике прижилась небольшая роща. Дальше, сколько хватало глаз, по обе стороны дороги в город - степь, переходящая в поля. На севере продолжалась гряда голых холмов, и лишь на востоке жила своей долгой зелёной жизнью дубрава.
   - Красиво тут.
   - Да, - коротко согласился Дрейк. - Каждый второй год меняю место, чтобы порезвиться. Всё равно степь не успевает восстанавливаться.
   Виктор вгляделся. Действительно, дальше по холму метров на сто простирался пустырь, исковерканный позапрошлогодними фокусами. Трава успела прикрыть творившееся здесь безобразие, но природа не успевала ровнять рытвины и насыпи.
   - А говорил - лентяй.
   - Угу, такой и есть. Это ж я не тренируюсь... - Дракон вздохнул. - Это как дурь: не получается сидеть и о ней не вспоминать. Приходится выползать, стравливать пар, чтоб из ушей не валил. А то больной становишься. Чуть что - всё магией решать. Большинство наших так и попадались. Сейчас чуть не в каждом большом городе сидит по затаившемуся лентяю вроде меня. Кое-где - парочка. Чёрные только молодняк отлавливают: самородков да недоучек. И на город несколько орденских банд разного уровня. Так что кислое это нынче дело - бунты затевать, - маг поморщился.
   "Но придётся", - подумал Виктор.
   - А покажи-ка, что умеешь, ученичок!
   Меньше чем через минуту в земле появилась полусферическая метровая яма, усеянная по краям небольшими кратерами, а молодой волшебник стоял над ней на щите.
   - Ловко. А зачаровать что-нибудь?
   Виктор сорвал сухой колосок и залил его силой, как это делал со стрелой. Наставник указал цель: у речки сухостой чуть меньше полуметра толщиной. Ученик добавил в изделие силы и отпустил. Артефакту оставалось жить недолго: зёрнышки начинали взбухать, так что жахнуть должен был непременно. Метров двести за колоском ещё можно было следить, но потом пришлось закрывать глаза, чтобы направлять сгусток энергии к цели. Вообще-то, недостаток: было бы куда проще, если б снаряд "запоминал" цель. Но как ведёт себя комплекс самонаведения на больших расстояниях пока ещё не исследовано.
   Даже издалека было видно, как дерево брызнуло щепками и стало заваливаться в сторону магов. Через секунду пришёл треск взрыва. Ещё недостаток: снаряд шёл до цели четверть минуты! За это время уважающий себя маг такую защиту навесит, что его из скорлупы и ломом не выколупаешь. Впрочем, скорость-то получается приличная: средняя - километров двести в час, а перед ударом могла быть и сотни три. Но всё же есть, над чем работать.
   - Вот те на... - пробормотал Дрейк.
   - Да, неторопливо летело...
   - Вы только посмотрите на этого сноба! Чтоб ты знал, нахал малолетний: на таком расстоянии невозможно поразить противника обычной магией! А поскольку выстрел из лука на полверсты тоже никто не сделает, то ты, мерзавец, - один единственный такой прыткий.
   - Ура... - ответил ученик, смущённо улыбаясь. - Значит, завтра пойдём громить Орден?
   Дрейк вздохнул, откупорил бутылку вина и приложился к горлышку.
   - Но шутки у тебя дурные.
   Дальность поражения цели - это хорошо. Но, во-первых, цель одиночная, во-вторых, неизвестно, проникнет ли снаряд через стандартные щиты, в-третьих, материальный компонент... нежелателен, в-четвёртых, именно это заклинание делается очень долго, хотя может быть сотворено и заранее - на то и артефакты. И в-пятых, преимущество в дистанции перестаёт играть роль в случае неожиданного нападения. Значит, неожиданностей быть не должно!
   - Дракон, а есть заклинания, которые предупреждают о вторжении?
   - Разве что ловушки. Как говорится, по грохоту поймёшь. Есть парализующие, но такие никто не любит: больно заковыристо их выставлять надо, часто и на своих срабатывают.
   - А так, чтобы на хорошем расстоянии почувствовать приближающегося врага?
   - По-моему, - Дрейк скорчил недоверчивую гримасу, - ты слишком многого хочешь! Хотя, дай подумаю... - маг сел и принялся что-то чертить в воздухе травинкой. - Я таких заклинаний не знаю, это точно. Обычно цели расставляются, пока произносишь заклинание - на гласных. Цели, или точки, по которым пройдёт защита.
   - То есть, если кому-то захочется сделать круг радиусом в километр... - на этом слове Дракон поперхнулся воздухом, а Виктор подтвердил: - Да, я жадный. Так вот, ему придётся больше часа топать по окружности и петь?
   - В общем, да. Только не час, а несколько недель.
   - Почему!?
   - Больше ста метров покрыть заклинанием не удастся, - взялся объяснять наставник "с учёным видом знатока", загибая пальцы. - Количество заклинаний одного уровня силы ограничено, так что понадобится несколько дней, чтобы подготовить заклинания и использовать.
   - Как говорится, "медленно, не эффективно"...
   - Так ты и условия ставишь! - возмутился Дрейк. - Шесть километров протяжённости!
   - Просто представил, что сюда съезжаются боевики Чёрных. Машины у них вряд ли сильно хуже твоих, значит, им потребуется двадцать-тридцать секунд на преодоление последнего километра. Полминуты - не так уж и много.
   - На то, чтобы вёсла на воду - хватит, - заинтересованно проговорил наставник.
   - Если не ночью, если постоянно кто-то сидит "на вышке", то можно опередить преследователей секунд на пять. Что даст двести метров форы в гонке неизвестной дальности. Если нет засады на выходе...
   - Что-то мне совсем не нравится то, что ты говоришь, - старый маг сник.
   - Мне тоже, - Виктор задумчиво покачал головой. - Надо ставить ловушки, создавать ложные цели, направлять удар противника, желательно предугадать приблизительное время нападения, скармливать Чёрным дезинформацию...
   - С кем я связался... - Дракон схватился за голову. - Как ты собираешься это сделать!?
   - Пока не знаю. Но всё это сделать придётся, если мы хотим выжить. Осады мы можем не выдержать.
   - Откуда вообще уверенность, что они вот так прилетят!? Ты - мёртв, меня никто не подозревает!
   - Уверен?
   - За мной не приходили, - с заминкой ответил Дрейк.
   - По большому счёту, это ещё ни о чём не говорит. Ты сам сказал, что опасаешься...
   Наставник промолчал.
   - Они отлавливают мелочь, чтобы было, на ком паразитировать. Если все маги уничтожены, Ордену больше не за чем существовать, а Чёрным этого не надо. Мы - сук, на котором они сидят.
   - Ты извращенец, - определил Дракон, оценив заворот мысли.
   - "Изверг, с вашего позволения", - усмехнулся ученик. - Каким уровнем заклинаний ты владеешь?
   - Шестым, - ответил Дрейк, прищурившись. - Из десяти.
   - Мне надо узнать всё, что знаешь ты. Хорошо бы протестировать и боевые заклинания лекарей...
   - С твоим недорослем? - маг презрительно скривился, подумав о Петре.
   - Хорошо бы - с высшим лекарем... - мечтательно произнёс ученик. - Как-нибудь потом. Как освоюсь...
   - Да-а, планы у тебя грандиозные. И когда ты всё это хочешь провернуть?
   - Мне понравилось выживать, так что - скоро.
  
   38. Травмы.
   Вечером Виктор подошёл к залу на втором этаже, где воровка дрессировала барда. Из-за двери доносились мерный стук дерева о дерево и еле слышное притопывание. Виктор поскрёбся. Открыла наставница.
   - Я хочу поговорить о безопасности.
   - Отлично, - ответила воровка, словно ждала этого разговора. И бросила в зал: - Отрабатываешь эту часть полчаса, десять минут перерыв. Если не вернусь к восемнадцати - переодевайся и собирай на стол.
   Дрейк прохлаждался в тенёчке во дворе, потому разговор в комнате старших получился краткий и без обиняков. Воровка действительно была специалистом по заметанию следов за всей организацией Драконов. И набралась достаточно опыта, связей и возможностей для решения большинства проблем. И паранойи - под стать своей должности.
   - Ты уверен в своих подчинённых?
   - Не знаю, - честно ответил Виктор. - Я же почти не работал с ними. Вахтанг выглядит довольным, Женя...
   - В общем, довольна, - перебила его Лила. - Но проверка всё равно не помешает. Тебе есть чем заняться в ближайшие дни, если я моего бездельника уведу?
   Виктор подумал. Пожалуй, он пока не готов работать с чужими заклинаниями: надо назвать рабочие стихии, начать осваивать, создавать в них базовые формы. То неприятные мелочи, то удачные оказии постоянно норовят отвлечь от соблюдения правильной последовательности в постижении магии. А то получается, как дерево без корней. Не порядок.
   Да, Дрейк ему пока не нужен.
   - Найдётся.
   - Тогда завтра в полдень поедем. Моав останется за старшего, но ты за своими всё равно присматривай. Особенно за лекаришкой.
  
   За завтраком лекарь, сославшись на головную боль, попросил освободить его на этот день от тренировок. Моав только презрительно взглянул на симулянта и пожал плечами.
   Дрейк сообщил об отъезде. Виктор отметил про себя, что Моав был единственным, кто обеспокоился этим известием. Что ж, Дракон и себе подобрал сообразительного бойца.
  
   После завтрака маги расположились в холле, поскольку не собирались делать ничего опасного. Посидев в задумчивости минуты три, Дрейк прервал молчание:
   - Слушай, ученик, покажи-ка что-нибудь, а я посмотрю через своё заклинание.
   Это имело смысл! Виктор немедленно выпустил слабенький заряд и заставил его медленно кружить по комнате. Дракон, как ни странно, бормотать не стал, а обошёлся какой-то серией хитрых жестов.
   - М-да... что и требовалось доказать, - произнёс он, пристально вглядываясь в чуть заметный глазом сгусток воздуха. - Магия, несомненно, но - не определяется.
   - А попробуй ты теперь что-нибудь простенькое и безопасное, - предложил ученик.
   Тут уж без бормотания не обошлось. Виктор прикрыл глаза и оценил. Такая фигура называется тор, бублик. Только сильно вытянутый в высоту. Дрожащие фиолетовые нити длинной спиралью охватывали худощавую фигуру в домашнем халате.
   - Какая-то защита?
   - Точно! - удивился наставник. - От лёгкой магии. Можешь попробовать!
   Виктор изменил направление заряда и тот влетел в защиту. Фиолетовые нити задвигались быстрее и перемололи сгусток, немного потускнев.
   - Работает, - сообщил очевидное Виктор. - А если вот так...
   Новый совсем крошечный заряд слетел с правой руки и по высокой траектории вошёл в незащищённую область над головой старого мага. И куснул того в макушку.
   - Ах ты, пакостник! Как ты умудрился!?
   - Подло ударил по незащищённому месту. Надеюсь, не очень болезненно?
   - Да нет, - махнул рукой Дракон. - Но обидно. А как это - нет защиты?
   - Очень буквально... вытянутая фиолетовая спираль, а сверху пустота.
   - Ерунда какая-то, - озадачился маг. - Какая спираль? Это малиновый цилиндр, закрытый сверху! Вроде шляпы, под которой зайчик сидит.
   Настала очередь Виктора - удивляться. Но наставник тут же начал другое заклинание, сделал коротенький перерыв и сотворил ещё одно. Что-то подлетело к ученику, тот, неготовый к атаке, попытался увернуться, но заклинание легко его настигло. И... изменило его восприятие! Теперь он действительно видел малиновый цилиндр! Тройное восприятие изрядно напрягало разум, и Виктор убрал своё магическое виденье.
   - Получил?
   - Да. И это ваше определение магии!?
   - Оно.
   - Опыт показывает, что моё вернее...
   - Ага, - Дрейк в задумчивости почесал скулу, - не поспоришь.
   - А как...
   - Мы его получаем? Я вот тоже немного удивился, когда мне его передавали. Наставник даёт его ученику другим особым заклинанием...
   - И в нём база данных всех известных наставнику заклинаний! - догадался Виктор.
   - Ты сказал это проще, чем мне объясняли. Таких гроздьев на уши навешали! Кстати, долг платежом красен!
   Маг сделал это быстро. Пять бледно-розовых пятен поплыли к ученику. Это уже боевое заклинание! Виктор среагировал, как смог: отскочил и взмахом руки поставил щит. Пятна коснулись щита и замедлились, прорезая себе дорогу! Это дало ещё секунду, чтобы выставить второй щит, который выдохшееся заклинание уже не смогло преодолеть.
   - Вот это... - медленно проговорил Дрейк, - уже серьёзно. Ты прыткий, как тушканчик, мой молодой друг!
   - А если бы я не защитился? А предупредить!?
   - Так не интересно! - заулыбался наставник. - Зато ты себя показал, ой, показал!
   - Вообще-то это была защита не от магии, - признался ученик. - Просто повезло, что щит сработал от твоей розовой пакости.
   - Значит... - но не закончил фразу, заметив, что ученик смотрит поверх его головы.
   Со второго этажа спускалась Женя, а следом за ней - Лила. Ученица выглядела уставшей: смотрела на лестницу, спускалась неспешно, держась за перила. На последних ступеньках она посмотрела на магов и... оступилась, вскрикнув от боли. Виктор метнул щит, чтобы поддержать падающую девушку, и тот оказался очень кстати: снова ухватиться за перила она уже не успела. Наставница в два прыжка оказалась рядом, а через секунду подскочил и маг, убрав щит и подхватив барда на руки.
   В коридоре кто-то хмыкнул, пока Виктор нёс почти плачущую Женю на диван, освобождённый Дрейком.
   - А вот это было очень показательно, - уважительно заметил наставник.
   Лила встала на колени, чтобы осмотреть ученицу.
   - Сверзилась, - безразлично констатировал Пётр, вышедший на шум из своей комнаты.
   Воровка наградила грубияна недобрым взглядом и крайне официальным тоном обратилась к молодому магу:
   - Виктор, у барда из вашей команды травма ноги. Я полагаю, следует попросить вашего лекаря оказать первую помощь.
   - Кривоногость не лечится, - сообщил Пётр.
   Тут уж от обиды и боли Женя расплакалась. Виктор чувствовал, что только ожидание его реакции заставляет наставников сдерживаться. Сам он тоже готов был взбеситься, но подчёркнуто ровным голосом сказал:
   - Если ты ей не поможешь, я посчитаю тебя криворуким.
   И с удовлетворением заметил, что Пётр слегка побледнел, идя к диванчику. Встав так, чтобы отчётливей "видеть" происходящее, маг закрыл глаза. Лекарь начал заклинание. Незаметная до этого момента зелёно-красная студенистая масса выползла откуда-то с шеи Петра и стекла к рукам. Финальный пасс метнул силу в пациентку. Но движение не закончилось: лекарь отдёрнул руки, отчего часть энергии спрыгнула с тела девушки и вернулась на пальцы. И быстро растворилась на руках. Женя ахнула, а Пётр, пряча ухмылку, поднялся с колена:
   - Вот, сделал, что мог.
   - Погоди-ка! - окликнул Виктор садиста, собиравшегося уходить.
   Но довольного собой подлеца словами было не остановить! Маг бросил щит, чтобы тот вырос прямо перед Петром. Ничего не подозревавший лекарь ударился в невидимую преграду сначала рукой, и тут же - носом и лбом. Вскрикнув, прижал руки к лицу, и испуганно оглянулся на Виктора.
   - Ты только что намеренно причинил боль пациентке. И это даже не криворукость.
   - А откуда ты знаешь!? - попытался отбрехаться Пётр. - Ты же не лекарь!
   Это полупризнание стало последней каплей. Виктор запустил маленькое лезвие из воздуха, аккуратно чиркнувшее мерзавца по левому плечу. Пётр вскрикнул, глядя на выступившую кровь.
   - Оттуда, - рыкнул маг. - А теперь желаю удачно заштопаться.
   Лекарь испугано тронул место, где только что был щит, и, ощутив пустоту, побежал в комнату.
   - Я бы метил пониже и левее, - заметил Дрейк.
   - Твой молодой ученик ещё верит, что человек может поменяться, - сказала воровка. - Ну, рыцарь, донесите уж даму до комнаты!
   Женя, переставшая плакать во время наказания обидчика, покраснела. Виктор не смотрел на неё, пока нёс, следуя за Лилой на второй этаж.
   Когда он вернулся в холл, наставник уважительно поднял большие пальцы. Виктор слабо кивнул. Он, конечно, поступил так, как следовало. Однако ситуация подтолкнула лекаря, заставила показаться себя. Этот дурак, вместо того, чтобы сделать правильные выводы, только озлится.
   Дрейк думал о том же.
   - Добрый ты. Я бы на твоём месте не тянулся. Садик тут немаленький, я даже согласен на могилку этого паршивца яблоньку посадить, - Дракон ухмыльнулся. - Чтобы искали дольше, ежели что. Он ведь жив будет - продаст нас всех задёшево!
   От необходимости соглашаться с простым решением, или придумывать доводы, чтобы оставить в живых его лекарское ничтожество, спасло возвращение Лилы.
   - Перелома нет, но недельку-другую принцесса твоя будет отлёживаться, - сообщила воровка. - И у нас возникает проблема: остаётся четверо мужиков да девица в постели, - а кашеварить некому. Да и полечить надо ученицу.
   - Тогда остаёмся?
   - Нет, ты езжай, - она улыбнулась Дрейку и погладила по плечу. - Надо, дорогой. Я скажу, что сделать. А остальное я и отсюда проверю.
  
   39. Роща и птицы.
   Наставник изготовился отъезжать только после обеда.
   Виктор смотрел вслед машине, пока та не ушла за поворот и не скрылась за деревьями. Интересные отношения у этой парочки. Даже десяток лет семейной жизни кажутся чем-то необозримым. А уж сотня... И еще: в них нет того выстроенного единства, того прелестного, очаровательного сходства, что сквозило в милых сердцу стариках из покинутой Самары. Эти двое очень разные. Может, дело в том, что у них нет детей? Тогда что смогло их объединить, что держит их вместе, не позволяет этому союзу распасться? Что бы то ни было, это крайне важно знать. Жизнь мага страшно длинная. И то же, что сохраняет отношения этой пары, возможно, будет оберегать и будущую семью одного молодого мага. Мало ли...
   Возможно, это - страх одиночества. Если живешь многие десятилетия, видишь, как давние знакомые уходят в небытие, то нужно хоть что-то постоянное, кто-то - человек, который разделит с тобою путь в бесконечность.
  
   Для тренировок требуется уединённое место. Желательно, достаточно просторное. Кроме того, нужны естественные источники как можно большего количества стихий.
   За водой - к речушке. Но наверняка большая часть приличных мест используется под водопои со всеми сопутствующими запахами и любопытными от периодического безделья пастухами. Хорошо бы найти независимый родник. Теоретически, они могут быть под холмами. Но холмы все голые, так что, опять же, секретность ни к чёрту. А вот, кстати! метрах в четырёхстах от дороги рощица на холмике, примеченная во время занятия с Дрейком. Навряд ли водоносные слои изогнутся так, чтобы на этом бугорке оказался родник. Но уединение гарантировано.
   Обойдя рощу кругом, маг не увидел ни одной дорожки, ведущей внутрь, и грунтовка к полям тоже шла поодаль. Растительность разнообразная: берёзы, орешник, клёны, калина; в подлеске - десяток видов кустарников. Особо противно проламываться сквозь ежевику и шиповник. В общем, если прорубить просеку до центра, то эта тропка будет единственной.
   Со стороны деревни две берёзки образовали ворота, как бы указывая, откуда следует начинать расчистку. Валун - высотой почти по грудь и почти такой же широкий - у корней одной из них тоже служил хорошим ориентиром. Виктор огляделся, ища случайных свидетелей. Ни души. И маг принялся за работу.
   Почти через час сотня метров осталась позади. Виктор рассудил, что делать проход ровным нельзя: от входа внутренность будет просматриваться, - потому сделал два мягких поворота. До центра, где деревья были настолько сильными, что рубить их казалось непростительным варварством, оставалось ещё метров двадцать. Маг, утомившись на расчистке, вернулся к началу тропинки.
   0x08 graphic
Камень на входе настолько походил на былинный указатель у трёх дорог, что оставить его без надписи было бы кощунством. Надо что-то пугающее, что-то непонятное простому человеку, а образованному намекающее на нечто крайне официальное. Раздумывая над текстом, Виктор запустил вихрь, чтобы выровнять поверхность.
   Затем сверху поставил знак: три капли, гоняющиеся друг за другом на сторонах распадающегося треугольника. И текст: "Осторожно! Идёт апробация инновационных манипуляций в высокоэнергетических средах. Возможна стохастическая элиминация". Маг отошёл на три метра полюбоваться результатом. Символ особенно удался. Если всё получится и Чёрные обломают об него зубы, в дальнейшем эти капельки можно будет вешать - для острастки - в местах с ослабленной обороной.
   - "Добро пожаловать, раб", как говорится*.
  *Р. Желязны 'Джек из Тени'
   Центр рощи и вовсе порадовал: на небольшой полянке в высокой траве нашёлся родник! Метровая чаша почти круглой формы была прозрачна до дна, а холодный ключ выпрыгивал над поверхностью сантиметровым бугорком. Вот и причина существования этого славного местечка. Хорошо бы навести порядок! Но мощная работа по расчистке и усталость уже не позволяли кропотливо творить нечто красивое. Ничего, можно и отложить: такая удивительная находка стоит вдумчивого планирования и ухода. Местная комбинация стихий ещё сэкономит ему уйму времени!
   Внимание мага привлёк птичий крик. Не одиночный: галдела небольшая стая. Вороны кружили у юго-западного края рощи. Вдруг одна спикировала к земле, через секунду за ней ринулась другая. Виктор ускорил шаг. Через минуту он увидел и предмет их интереса: какое-то небольшое животное лежало на склоне холма. Почему же падальщицы не расселись пировать? И тут зверок зашевелился! В ту же секунду ещё одна птица пошла в пике. У самой земли хищница распластала крылья и ударила клювом жертву. Окровавленный комок шерсти отозвался бессильным хрипом.
   Виктор побежал. Это была то ли маленькая собачка, то ли щенок - не разобрать! И уж точно - не вылечить. Малыш совсем чуть-чуть не дотянул до спасительных зарослей. Скрепя сердце, маг прервал еле теплившуюся жизнь. Птицы нестройно закаркали, а когда Виктор обернулся к стае, то увидел двух падальщиц, летящих прямо на него. Он увернулся, прикрывая лицо руками, но одна из тварей всё-таки дотянулась и пребольно кольнула в предплечье.
   Молодой маг рассвирепел и отправил вслед пернатым тварями пару воздушных ракет. Обе птицы поднимались, чтобы продолжить кружение, когда заклинания их настигли. В отличие от собачки, её мучительницы погибли мгновенно.
   Стая всполошилась не на шутку! Только сейчас сквозь боевую злость Виктор оценил количество птиц: не менее сорока! Первых трёх нападающих он наградил смертельными ударами, а от остальных был вынужден закрыться щитом. Хищницы налетали на невидимую преграду, падали наземь, очухивались, снова взлетали. Их было чертовски много! Через минуту волшебнику пришлось наглухо закрыться полусферой щита. Через какое-то время Виктор почувствовал ту самую головную боль, памятную со сражения на крыше. Надо отходить: вести огонь из-под щита не получится.
   Спасительная мысль блеснула, когда маг прошёл половину расстояния до деревьев. Он же может вызвать смерч! Пусть небольшой, но он собьёт воронам атаки! Виктор ожидал значительного усиления боли, но вихрь её почти не добавил. Порадовавшись, волшебник запустил второй воздушный волчок. Где-то десяток птиц попались в ловушку и выбыли из битвы, лишившись части оперения или переломав крылья. Оставшиеся хищницы рванулись скопом с двух сторон, и вихри пришлось передвигать. А вот это далось неожиданно тяжело! Новая массированная атака с одного направления заставила сдвинуть столбы воздуха.
   Они переплелись. И уже бесконтрольно пошли на своего создателя! Виктор инстинктивно пригнулся, когда смерчи ударились о щит. Воздух зазвенел от столкновения, заложило уши. Смерчи слились, переползли через препятствие, почти добили защиту, но и сами истощились. Маг бросился в сторону и почти вслепую обежал их под порывами ветра, направляясь к роще. Запутавшись ногами в зарослях ежевики, Виктор распластался на траве, а сзади смерч в предсмертной злобе расшвыривал комья земли. Маг перевернулся на спину и швырнул щит в разгулявшуюся стихию. Последним подарочком стала ворона, которую ветер убил о ствол молодого клёна в метре от волшебника.
   Пошатываясь, Виктор поднялся, чтобы отражать нападение по сузившемуся сектору. Но птицам воздушная свистопляска окончательно разонравилась. Хрипло ругаясь, стая улетала восвояси - к непонятному строению на шести сваях, темнеющему в отдалении.
   Маг добрёл до "былинного" камня, к центру рощи, к роднику, чтобы смыть кровь, боль, досаду и страх.
  
   Когда он дотащился до коттеджа, его издалека заметил Вахтанг. Виктор махнул рукой, мол, всё в порядке, и послушный боец убежал тренироваться. Маг добрался до своей комнаты, стянул одежду и повалился на кровать.
  
   Лила пришла будить его к ужину. Увидев окровавленные тряпки на полу и оценив состояние юноши как удовлетворительное, она тяжело вздохнула, покачала головой и отправилась за новой одеждой. Через минуту появился Вахтанг и принёс ужин. Он тоже ничего не сказал. Воровка вернулась и положила на стул футболку и лёгкие брюки.
   - Надеюсь, подойдут. Раны сам обработаешь?
   - Да и ран-то нет почти, - промямлил маг. - После еды...
   - А потом всё расскажешь.
   - А куда деваться? - прошептал он, когда дверь за Лилой закрылась.
  
   Пока Виктор рассказывал о своих злоключениях, Лила молчала в задумчивости. Когда он закончил, посидела, посмотрела на свои руки, в окно, потом сказала:
   - Знаешь, юноша, я уже поняла, что спокойной жизни с тобою не будет. Пока тебе везёт, - воровка развела руками, - все твои проблемы решаются. И это хорошо. Тебе удавалось справляться с трудностями, в которые ты вляпывался. Пока неприятности находили тебя сами. Теперь же, как я вижу, ты начал искать их сам, и сегодня нашёл на пустом месте. Видимо, так надо, - Лила вздохнула. - С магами такое случается - не могут они сиднем сидеть! Но бывает и так, что маг вырастает, не успев повзрослеть. Тогда он погибает. Учтёшь?
   - Учту, - покаянно согласился Виктор.
   - Думай о тылах, о путях отступления. Если что-то идёт наперекосяк, не стесняйся звать на помощь: мы - это тоже твои тылы. Планируй свои эксперименты: от несчастных случаев маги гибнут куда чаще, чем в стычках. Обязательно говори, куда уходишь. Каждый раз. И старайся не пропадать на весь день.
   - Да, мамочка, - усмехнулся волшебник.
   - Что-то вроде того.
   Да уж, скорее, бабушка или дед с их несложными, но порой весьма актуальными наставлениями. Точнее, запоздалыми.
  
   40. Последствия противофазы.
   Парижское отделение приходило в себя. После странно завершившегося рейда Игната с компанией, после операции над самим магом...
   Отъезд нежданной суровой наблюдательницы оставил за собой длинный след из полдюжины приказов и распоряжений разной степени абсурдности. По шапке получил даже провинциал!
   Когда Игнату зачитали приказ, он так и застыл с открытым ртом. Самовлюблённый маг ожидал если не медали, то хотя бы какого-то денежного поощрения, внеочередного отпуска, а получил...
   Влад не любил тот квартет. Вообще, быть младшим - та ещё доля, но от этих парней группа Марины не видела ничего кроме пренебрежения и насмешек. А главное, что начальство ни капли не желало исправить такое отношение. Теперь квартетов в Париже осталось только три. Что ж, меньше народу - больше кислороду.
   Такое ощущение, что именно высшая лекарша из центра и была волевой противофазой. Только те, кого обошёл стороной её гнев, сохранили способность трезво мыслить. Например, чтоб признать: отделение спороло горячку.
   У этого парня, Виктора, даже не было фотограммы в карточке полицейской проверки! Не было ничего проще вызвать его в префектуру для предоставления фото! Тот же квартет, но в полицейской форме - и парень ничего бы не заподозрил. Арест в закрытой комнате - идеальная, бескровная операция! И его группа, которую он собрал за несколько часов до операции, была бы жива и здорова. Эти парни и девчонка навряд ли даже знали, что Виктор - маг. А в итоге - все мертвы! Глупость. Жестокость, родившаяся из желания выслужиться. Та же самая безответственность и безнаказанность, которой болела Марина. Общая болезнь Ордена.
   Кстати, а как парень смог пройти полицейскую проверку без фотограммы? Откуда он вообще взялся? Регистрация за три дня до событий. А что до этого, где и кем он был раньше, все двадцать лет его недолгой жизни?
   Только сейчас у кого-то зародились сомнения. Причём, снова не в Париже, а в центре. Никто из местных даже не почесался разобраться в причинах провала!
   Вера Анисимовна - умная дама. Когда разбор передали аналитикам, выдала доступ и Владу. Не только для тренировки, но чтобы получить ещё одно мнение о произошедшем.
   Влад начал просматривать всё известное по инциденту: звук со сходки группы мага, отчёты о перемещениях, разработка по цели следования.
   "Драконы". Зачем они могли понадобиться магу? Предложить свои услуги? Вообще, шаг рискованный - обращаться к таким маргиналам. С другой стороны, маг отлично бы усилил эту организацию, так что смысл был. Кстати, почему нет опроса "Драконов"!? Почему никто не поинтересовался, о чём именно шла речь!? Ну разве не безответственность? С другой стороны, парень-то уже погиб. Но всё равно, почему бы не разобраться?
   Ладно, надо начать с контракта, который собрал команду мага. Формальный инициатор - тот же бродяга, что регистрировал Виктора. Запрос известного. Интересная оценка степени опасности: маг предупредил, что связываться с ним очень опасно. Подкупающая честность!
   Влад перешёл к звуку. Пояснение ведших: "До начала записи разговор шёл около семнадцати минут". Надев наушники лекарь включил воспроизведение. Вопросы, ответы, уточнения, снова ответы. Маг точно знал, какого типа маргиналы ему нужны! История... деда бойца. Ох ты ж!
   Лекарь решил проверить, послушал историю ещё раз. Да у "Драконов" уже был маг! Сорок лет, не меньше! И именно его и искал Виктор! Вот так финт. То есть ещё тогда Орден радостно прохлопал ушами, не придал значения разборкам серьёзных!?
   Влад схватил ручку и написал: "Аналитическая рекомендация: оперативно проверить магический статус организации "Драконы"!" Хотели взгляда со стороны, Вера Анисимовна? Вот, пожалуйте. Но как сам Виктор догадался искать мага таким хитрым способом!?
   Лекарь вернулся к прослушиванию. Где-то он слышал этот голос: рассудительный, убедительный. Где он мог слышать голос мага, который неделю назад выскочил, как чёртик из табакерки? Ведь есть и фотограммы наблюдения! Это сделали по правилам - наблюдатели молодцы, и не избалованы, как оперативники.
   Влад долго всматривался в картинку, сделанную во дворах - с увеличением, нечёткую и в профиль. Открыл следующую: вся группа сидит через несколько минут после начала скрытой записи. Девушка с парнем на лавке, боец на страже и Виктор стоит, в задумчивости поглаживая подбородок. Влад уткнулся в экран, забыв, что может увеличить масштаб. Да это же тот умник из "Волчьего аппетита"!
   Лекарь принялся лихорадочно листать фотограммы - ещё шесть штук. Да, никаких сомнений: это он! Этот маг даже прокололся во время разговора! Теперь тот жестокий взгляд готового к бою хищника будет преследовать Влада долго. Валентин, блин! Он даже заикнулся, называя имя. А как он сочувствовал завиральным планам; ведь очень искренне сочувствовал! И как его только занесло в это кафе!? Нечаянно? Если бы специально, с целью разведки, он бы не дёргался при слове "Орден". Но, чёрт побери, сколько всего Влад ему разболтал!
   Лекарь обхватил руками голову. Похоже, беспечность заразила и его.
   И этот умник погиб!? Ой, правы в Центре, что в этом сомневаются! Такие ловкие ребята не умирают от банального падения с крыши. И у "Драконов" маг, которого Орден прохлопал. И пока Игнат однорукий на лавочке отсиживался (а в его квартете ни лекарей, ни бардов), беглецы могли играть иллюзиями, как угодно.
   - Ты куда? - удивилась воровка Ленка, бездельничавшая за соседним столом.
   - К маме Вере, - бросил Влад на бегу.
   Выскочив из комнаты, он резко остановился. Как поведать о разговоре с Виктором, как сказать, что он наболтал магу кучу лишнего!?
  
   41. Исследования и тренировки.
   Утром Виктор сказался Лиле, что уходит в рощу, и отправился прибираться на месте побоища. Вчерашняя стычка осталась незамеченной посторонними: смерчи были невысоки, а потому не видны со стороны деревни из-за рощи. Хорошо.
   Четверть часа ушла на закапывание останков собачки и птичьих тушек. Ещё столько же - на то, чтобы скрыть следы магического вмешательства: воздушные вихри местами основательно отутюжили почву.
   Затем маг отправился обустраивать лабораторию в роще.
   Надо обезопасить себя от досадных неожиданностей. Набрав пуха с одуванчиков, Виктор свалял его в шарик и создал нестабильный артефакт, который подвесил на связанных друг с другом травинках, протянутых через дорожку. От деформации при падении запасённая сила вырывалась, образуя иллюзорный двойник - туманную фигуру, которая бросалась на нарушителя. Безвредно, но пугающе. Несовершенное решение: обыватель скорее заподозрит магию, чем голографию, - но ничего другого Виктор пока не придумал.
   К полудню полянка преобразилась: появились две лавки, круг в десять метров диаметром был очищен от травы, родник бил теперь из каменного ложа, растекаясь излишками по трём желобам. При устройстве последнего маг столкнулся с проблемой: воздушные заклинания с большой неохотой проникали под воду.
   Вода: тяжёлая, подвижная. В работе с ней поневоле пришлось разобраться с взаимодействием магической силы и её физического субстрата. Из-за ощутимой инертности воды довольно чётко выделились стадии магического воздействия. Первая - мысль и жест, создающие канал перетекания силы; вторая - заполнение канала лёгким аналогом, водяным паром, формирование движения, по которому пройдёт стихия; третья - само выполнение заклинания.
   В принципе, для минимального эффекта колдовства в стихии воды оказалось достаточно пара. Его можно было сгустить, переместить, разредить. В этом состоянии вода была подобна воздуху. Играя с крупной каплей над центром родника - обращая её в пар, снова сгущая, наращивая, дробя - Виктор заметил, что нечаянно, машинально дополняет водные заклинания воздушными. Появилась привычка манипулировать воздухом?
   Интересно, как это будет стыковаться с запретом на число свивания стихий? Не связан ли тот несчастный случай, что описывает Люций, с подобной машинальностью?
   Пока изучение, исследование магии даётся удивительно легко. Знать бы, за счёт чего. Путь обычных заклинаний несопоставимо длинен. Почему?
   Вообще, как работают стандартные заклинания? Предварительная стадия - накопление энергии. Причём не простое, вроде разливания Виктором силы по мелким артефактам, а с использованием некого шаблона, которого маги даже не понимают. А в пусковой стадии сила высвобождается в полную форму заклинания.
   Хитрый процесс. Тут должен быть важен каждый произнесённый звук. Видимо, этой точности и учатся начинающие маги да лекари. Те, кто достаточно способен, кто делает аккуратность привычкой, может творить всё более сильные заклинания, более заковыристые.
   Люций, несомненно, гений. Перевести воздействие, которое Виктор с лёгкостью оказывает на стихии, в запутанные жесто-звуковые шаблоны - это вам не фунт изюма! А что мешало ему действовать напрямую? Сложность в схватывании учениками схем манипулирования? Навряд ли: Лира дала ему полную свободу в развитии - и ничего страшного не случилось. Вероятней всего, что Древний очень не хотел, чтобы кто-то постиг магию не хуже него. Чтобы остаться этаким брадобреем, ходящим по городу с метровой бородищей.
   Тогда зачем оставлять Письмо? Да-да, вот ту самую настырную записку! Зачем Люцию понадобились правильные последователи, не скованные стандартами? Что-то изменилось два века назад, задолго до Потопа...
   Виктор очнулся от раздумий о сути дел давних, когда лучи света заиграли по его лицу - солнце повернулось. Маг прошёлся по полянке. Чувство голода пока не беспокоило. Отчего бы ещё не поработать? Всё-таки распределение силы и функций по артефактам - отличная штука. Мобильность страдает, но за продолжительное время можно наклепать несчётное множество вещиц, а в "час Хэ" устроить противнику массу неприятностей в один момент.
   Как запасать воду? Пористая структура легко собирала силу воздуха. Но тут надо делать что-то другое: вода-то испарится и не возобновится. Поразмыслив, Виктор взял камушек известняка - он же на дне моря образуется, должен бы хорошо пропитываться - и опустил в воду. Через минуту подобрал ещё десяток и тоже побросал в родник. Как долго ждать? Пусть будет наверняка: час, например.
   Сидеть на месте было глупо, и маг вышел из рощи в степь. Взгляд невольно приковало деревянное строение - рассадник воронья. Мысли волшебника зашевелились в недобрую сторону: что может быть прекрасней проведения полезных для магической науки опытов над этими злобными тварями? Отстрелить парочку птичек - и бегом до родника под щитом!
   Виктор неспешно отправился к избушке на курьих ножках. Затея отдавала авантюрой, но маг утешал себя тем, что вариант отхода-то есть. Если не ввязываться в драку, не вызывать плохо управляемые вихри, а удрать тихо, только защищаясь, то и проблем быть не должно.
   Кстати, будет куда лучше, если птички окажутся не трупами, а просто оглушёнными. Например, бросить в них не обычный заряд, а кусок щита!
   Получилось не сразу, но пока не было явных признаков атаки, стая, то есть десяток барражирующих стражей, не беспокоилась о человеке, стоящем за полтораста метров от гнездовья. Так что время на эксперименты было. Когда же заклинание - как брошенный комок тополиного пуха - ударило одну из птиц, остальные не сообразили, в чём дело. Виктор натянул щит и побежал за добычей. Вороны подняли тревогу. Несколько штук даже попытались напасть, но, вляпавшись в щит, попадали наземь. И больше не пытались отбить товарок. Видимо, применение магии отпечаталось в коллективном разуме стаи предупреждением: "Да ну его!". Или они запомнили мага. И то, и другое сомнительно, однако Виктор со своим трофеем через десять минут невредимый пришёл к роднику.
   Ещё два часа маг "разбирал" и "собирал" птицу, оставляя её в живых и блокируя её суматошные крики. Но изменения накапливались, и павлинообразное чудовище уже навряд ли смогло бы вести нормальную воронью жизнь. Виктор резким ударом снёс птице хохлатую голову. Завтра можно будет продолжить игру в орнитолога-франкенштейна.
   Другой эксперимент ждал. Маг вытащил известняк из бассейна и переложил на лавку. Камушки создавали ощутимое испарение. Виктор почти видел обычным зрением, как пар, след водной стихии, уходил на восток, повинуясь лёгкому ветерку, профильтрованному деревьями. Закрыв глаза, он мгновенно вошёл в магическое восприятие: то ли объект оказался столь интересным и разум уже был готов к его изучению, то ли... он уже наработал определённый опыт! Взяв в руки два камня, маг заворожено наблюдал, как они словно переговариваются друг с другом через пар. Виктор пожелал укрепить линию их связи.
  
   К вечеру он модернизировал растяжку на входе. Большой валун с надписью и с провинченной дырой стал хранилищем, батареей системы, сообщаясь с неприметным камушком в траве. Тот же валун поддерживал связь с выточенным из известняка колечком на пальце мага. Виктор проверил эффект: при разрыве линии камень-валун, кожа под кольцом начинала пульсировать. Осталось выяснить, как долго будет работать артефакт и как воспримет перезарядку.
   По пути в коттедж родилась ещё одна идея: создать сигнальные артефакты для Лилы. Или вообще: коммуникационную сеть на всю честную компанию.
   Кстати о компании: не проведать ли бойцов?
  
   На площадке за коттеджем маг с удивлением увидел Петра, вооружённого шестом и вместе с Вахтангом атакующего наставника. То ли у лекаря в голове что-то перещёлкнуло и проснулась совесть, то ли он понял, что окончательно теряет свою ценность в партии, и это чревато последствиями, а потому решил притвориться покорным и исполнительным. Второе вероятней.
   Моав лениво отбивал несогласованные наскоки учеников. Увидев зрителя, старший боец поднял тренировочный меч над головой, объявляя перерыв. Лекарь использовал этот момент, чтобы попытаться уколоть наставника. Меч свистнул и выбил оружие из рук Петра.
   - Перерыв! - рявкнул боец. - Начальник ваш пришёл - на недотёп посмотреть.
   Вахтанг опёрся правой рукой на свою деревянную катану, левой почесал подбородок - и прищурился. Пётр скривился.
   - Ну, учатся же... - заступился маг за подчинённых.
   - Как-то хиловато учатся, - возразил Моав. - Их двое, а меня ни разу даже задеть не смогли! Давай-ка присоединяйся - может, тогда и зашевелятся.
   - Я же маг...
   - Тогда разрешаю использовать защиту для себя.
   Ну, на таких кондициях можно и пошалить. Виктор подошёл стойке с деревянными мечами. Катана длинная, двуручник - тем более перебор: хотя бы одну руку надо оставить на управление щитами. Он остановился на нешироком одноручном мече, собираясь наносить колющие удары. Ну и тактику надо определить хоть немного...
   - При атаке закрывайтесь и отступайте. Пытаемся окружить, бейте его только со спины.
   Пётр даже не посмотрел на Виктора, а Вахтанг с воодушевлением кивнул.
   Моав принялся крутить какую-то хитрую восьмёрку, надёжно прикрывая себя с флангов, и пошёл на парней. Вахтанг и Виктор разошлись по флангам, а ленивый лекарь с раздражением обнаружил себя в центре. Маг поднял щит и, когда меч Моава просвистел рядом, швырнул заклинание вперёд. От быстрого движения щит стал податлив и вместо того, чтобы отбросить оружие, сильно замедлил его, а, стабилизировавшись, даже заклинил! Наставник бойцов взревел. Его ученики напали одновременно. От удара Вахтанга Моав ускользнул, а неуверенный колющий удар посоха поймал в крайней точке и резко толкнул его ладонью назад. Лекарь мявкнул, выронил оружие и упал в пыль. Старший боец подхватил посох и бросился наказывать Вахтанга. Пока тот отбивал град ударов, Виктор подскочил сзади, отразил щитом блокирующий выпад Моава и припечатал того поперёк спины. Боец кувыркнулся вперёд, отбрасывая посох в сторону, - бой окончен.
   Пётр жалобно хныкал, сидя на земле. Маг хотел кинуться на помощь, но Вахтанг схватил его за руку, заметив:
   - Он же лекарь. А Мо его не так уж шибко приласкал.
   - Верх правого бедра, если не ошибаюсь, - подтвердил подошедший наставник. - А ты молодец, маг! Где насобачился драться?
   - Игра такая... была.
   Игра стала реальностью. Он - маг, бард на втором этаже как-то тренируется с воровкой, боец одобрительно смотрит на него как на начальника, лекарь сидит и ноет. В пыхтении и стенаниях последнего стали проявляться слова - вариации на тему "сволочь".
   - И кто же у нас сволочь, если не секрет? - Моав аж подался на шаг вперёд.
   - Не ты, не заводись! - прошипел Пётр. - Вот! Притащился герой. Без него так всё хорошо было...
   - То, что это твой начальник, которого я попросил войти в схватку, пока оставим в стороне. А то, что без него вы так и не смогли до меня даже дотронуться, вот это... вот это важно.
   - Мне его расцеловать? Уж вроде и так есть, кому!
   Оба бойца поглядели на Виктора как бы спрашивая, не порвать ли хама на сотню маленьких хомячков прямо сейчас? Но маг сам сделал шаг вперёд, что напугало Петра больше, чем перспектива нападения бойцов.
   - Ты испытываешь моё терпение, - начал Виктор ровным, тяжёлым от серьёзности голосом. - Но это мелочь. Ты не выполняешь своих обязанностей как лекарь. Ты сеешь раздоры, унижаешь и провоцируешь всех вокруг. Поэтому я вынужден сделать тебе предупреждение. Если ты в ближайшее время не извинишься перед Моавом, Вахтангом и Евгенией, мне придётся воспользоваться первой попавшейся возможностью, чтобы избавиться от твоего общества. До тех пор, в силу твоей бесполезности, я приостанавливаю выплату тебе жалования. Если вопросов у тебя нет, требую, чтобы ты тихо удалился к себе.
   Где-то на слове "предупреждение" вопросы у лекаря уже отпали. Можно было давить на наивного начальника-филантропа раньше, но сейчас первой возможностью может стать путешествие на дно водохранилища с куском рельса на ногах. Да, потеря жалования будет меньшей из проблем. "Нельзя было девку задирать", - думал Пётр, быстро шагая к дому.
   За его спиной оба ненавистных бойца почти синхронно похлопали трижды ненавистного мага по плечам, а Вахтанг без особой надежды предложил помощь в организации возможности.
   Бойцы воспряли после ухода лентяя, и Виктор предпочёл удалиться. Идя в дом, он никак не мог решить, почему он пытается сохранить Петру его ничтожную жизнь. Стоило лишь отвернуться, показать, что судьба лекаря его начальнику безразлична, - и человек-проблема исчез бы через час-другой. Остаётся только надеяться, что Пётр осознает. Не свою вину, разумеется! Было бы наивно в это верить. Хотя бы зависимость его жизни от формального шага. Точнее, трёх шагов. Которые никого не обманут. Тогда зачем эти шаги?
   На первом курсе преподаватель, читавший лекции по никому не нужному предмету выдал неновую мысль: ритуал структурирует социум. И общество доживает не на взаимных интересах его частей, а на бесцельных ритуалах. И сейчас, пока неизвестно, когда придётся расстаться с Петром, нет смысла делать что-то необратимое. Быть может, обстоятельства всё решат за них: грянет следующая буря, расшвыряет группы Виктора и Дрейка - и так ли будут важны мелкие обидки? А пока пусть те, кто склонен к сотрудничеству, работают вместе, изолированные от смутьяна.
   Кстати, проведать что ли барда с наставницей?
   Виктор поднялся на второй этаж. Из-за двери раздавались мерные удары колотушки во что-то полое. Маг постучался.
   - А, ты! - воровка его приходу не удивилась. - По делу или любопытство?
   - Скорее второе.
   - Ну, входи...
   Женя сидела на стуле, босые ноги на подставке, лодыжка перебинтована. Девушка, чувствующая себя неловко от собственной скованности и оттого, что невольно нарушила планы наставницы, зарделась, увидев вошедшего мага. И тот сразу же пожалел о своём появлении. Но Лилу, похоже, ситуация ничуть не смутила. Она выглядела даже довольной, видя повод поработать над страхом перед публикой и показать успехи ученицы.
   - Так! Только руки и - с начала! - скомандовала воровка.
   Подождав, пока бард примет исходную позицию, Лила стала бить колотушкой по деревянной коробке, а девушка начала выполнять движения. Через полминуты она запнулась. Наставница потребовала продолжать, но ученица растерялась; пришлось начать заново.
   Наблюдая за немного дёрганными, старавшимися быть чёткими движениями, Виктор в который раз задумался о болезнях всех видов. Ужасно досадно ощущать свою слабость! Какая-нибудь простуда способна свалить с ног порою на неделю и больше. А уж растяжения, не говоря уж о переломах...
   Видя мучения барда, маг понял, что просто не может не попытаться помочь! Дождавшись, когда комплекс упражнений закончился, Виктор набрал воздуха и решительно заявил:
   - Лила, Женя! Я могу попробовать вылечить!
   - То есть, ученик мага будет лечить. Я всё правильно поняла? - женщина прищурилась. - Или ты ещё и лекарь?
   - Я маг, конечно, но... разница невелика. Я тренировался уже на живых организмах.
   - Надеюсь это ты не курочку имеешь в виду, - Лила улыбнулась, но в глазах читалось вполне понятное беспокойство.
   - Нет! Я другие опыты проводил! Трансформация живой материи без всяких фатальностей! - заверил Виктор. - Если всё делать аккуратно, то смогу разобраться и с растяжением, - молодой маг старался говорить убедительно. - Я только попытаюсь. Если что-то пойдёт не так, то... верну изменения без вреда!
   Воровка приоткрыла рот. Затем что-то прикинула - и опять улыбнулась, но уже с задором!
   - Хорошо, убедил! - И обратилась к барду: - А ты что скажешь, пациентка?
   - Ну... - от прямого вопроса девушка, и так-то опасливо слушавшая волшебника, совсем сникла. - Л-ладно.
   Виктор тоже был изрядно взволнован, аж диафрагма подрагивала. Но тут и повод, и возможность применения лекарских способностей, и желание помочь, и... просто поставить всё на свои места, не дать написанным на ветру планам сорваться!
   Женя стеснялась, когда он оказывался слишком близко. Из зала она вышла последней, отстав метра на два. Виктор ощутил схожую проблему. Но как бы их обоих ни отталкивало друг от друга, надо попытаться вылечить барда.
   Неловко шагавшая девушка села на свою кровать; затем медленно, придерживая ногу, легла. Лила сняла повязку, и Виктор, закрыв глаза, начал магический "осмотр".
   Сходство с тканями птицы было. Но и немало различий. Кожа, на которую маг раньше не обращал особого внимания, в магическом отношении оказалась пугающе разнообразной. Хорошо, что лечить надо не её. Вот и зона растяжения. Бесконтрольно расползшаяся водная субстанция застила "зрение". Точно: это лимфа! Откачать её? Но - как? Сделать общий позыв по влаге, есть риск устроить кровоизлияние из целых сосудов. Придётся работать с помехой.
   Салатовые нити соответствуют сухожилиям. Крепятся с кости, переходят в мышцы. Одно надорвано: линии спутаны. Отёк сжал сосуды; после починки можно попробовать их немного расширить - сбросить балласт всякой пакости, собравшейся в тканях.
   - Надрыв сухожилия. - Маг решил сообщать обо всех своих действиях. - Я зафиксирую стопу.
   - Ага, - прошептала пациентка.
   Виктор обернул стопу и часть голени щитом.
   - Прохладно... - сообщила Женя.
   Щит незначительно затруднил сканирование. Он холодит, это надо будет обдумать; после.
   И тут точность восприятия скакнула на новую высоту: выделились дотоле незаметные серебристые линии с очень высокой частотой пульсации. Нервы! И один как раз там, в месте разрыва! Виктор рискнул прикоснуться рукой к поврежденной области. Девушка глубоко вздохнула и задержала дыхание.
   - Больно?
   - Не-е-ет... - выдохнула пациентка.
   Похоже, ей действительно не больно. Хорошо. Сначала пусть будет нерв. Виктор мысленно перенёс контроль над операцией на правую руку. Серебристая ниточка вытянулась и соединилась через разрыв. Девушка задышала часто и глубоко, мышцы голени на секунду напряглись. Организм включил естественную анестезию через перенасыщение кислородом. Надо ускориться! Маг начал быстро соединять сухожилие. Дыхание пациентки немного успокоилось, и боли она по-прежнему не испытывала.
   - Сейчас буду сшивать и постараюсь снять отёк, - предупредил маг.
   - Да, я готова, - чуть слышно ответила Женя.
   Виктор приподнял ладони. И стал поджимать руки в кулаки: правый, левый, правый, левый. Ещё два цикла коррекции - и всё. Только он закончил, как ноги пациентки напряглись. Переключившись на работу со щитом, маг нежно-нежно сдавил низ голени, одновременно запустив лёгкое расширение сосудов. Когда нога наполовину приблизилась к нормальному состоянию, Виктор снял щит, перевёл кровоток в естественное состояние и открыл глаза.
   - Всё.
   Девушка расслабилась, медленно согнула ногу в колене. С опаской потрогала лодыжку. И удивлённо, восхищённо глянула на целителя.
   - Спасибо...
   Виктор посмотрел на Лилу. Та улыбалась во все зубы.
   - Ну ты, волшебник, и лекарь! Теперь ступай отдыхать!
   Маг, скрывая волнение, кивнул пациентке и её наставнице и быстро вышел.
   Всё едино: одни процедуры у магов и лекарей! Разве что маг работает, по большей части, с неживой природой, а лекарь...
   Вспомнился анекдот про кардиохирурга и автослесаря: "Вот заводи и чини!" Заклинание Петра было обще-тонизирующим: сила - как бы живительная вообще - собиралась и выливалась на больной организм, магическая система которого самостоятельно насыщала и залечивала поражённую зону. Грубо, упрощённо. А оттого и эффективность - так себе. Виктор же направлял значительно меньшие потоки, но добился отличного результата благодаря точности. Триумф разума, однако, тваюмагию!
   Помимо радости от удачно проведённого магического воздействия, сердце грело и воспоминание о Жениной благодарной улыбке. Приятно получить благодарность за доброе дело!
   И планы не пострадают. Утром Лила помчится в город, чтобы проверять. Паранойя заставляла пересмотреть всё: от нынешней активности Чёрных до лояльности той же скромной и застенчивой Женечки.
  
   42. Баночка варенья.
   Лидия Ивановна ехала на велосипеде из городка домой. Солнце безразлично касалось сильных загорелых рук. Женщина выглядела лет на сорок пять, но на самом деле разменяла уже девятый десяток. Полупустой рюкзак со стороны спины подмок от пота. Хлеб предусмотрительно завёрнут в непромокаемую ткань, а баночке варенья - что сделается?
   В обед женщина получила в расхожий ящик извещение: ей пришла посылка. Чем ждать, пока почтальон соизволит заглянуть на хутор, лучше самой обернуться до городка на двух колёсах. Полтора часа всего-то.
   Смешно: можно получить сообщение о приходе посылки, но общаться лучше всё-таки баночками. Лидия, высшая лекарша, научила этому всех учеников, и теперь летали миленькие трогательные послания от Владивостока до Владикавказа. Кто заподозрит, что лекарское баловство не столь невинно? Им, конечно, и так повезло, что послания неизвестного сомнительного благодетеля вспыхивали над гильдиями магов, а не лекарей, но... Лидия знала эту кухню не понаслышке. Маги в Ордене, как вытравят всех подпольщиков, найдут, чем заняться!
   Следующими козлами отпущения станут барды, тут и сомневаться не приходится. Ребята шебутные, непростые. И влезть могут, куда их не просили, и поинтриговать - с превеликим удовольствием. А вот потом орденские мальчики могут приняться за лекарей. И тот, кто окажется незаметней других, сможет удрать дальше остальных.
   Отчасти для того, чтобы оказаться в нужный момент подальше от заварушки, и каталась на педальном коне крепенькая тётушка Лидия Ивановна, высший лекарь, возя в город да из города баночки с вареньем. Полтораста-двести империалов в месяц - не деньги, если планируешь выжить в любом случае. Сидеть, химичить травки для аптекарского общества - не самая тяжкая работа. Да и воздух свежий, и правнучка рядышком. Ещё бы паренька приличного ей сыскать...
   Не ладится у лекарей личная жизнь. А уж в роду Лидии это правило и вовсе глухое. Только один ребёнок. Только дочка. Только от того, которого первым полюбишь. И хоть расшибись, но другого шанса продолжить род в жизни не представится! Сорок известных поколений. А сколько до того было? Прабабка говорила, это проклятие от самой Штеллы идёт. Прабабкина бабка сказывала, у Люция на столе портрет её видала. Скулы, плечи широкие, волосы рыжие пополам с русыми. Разрез глаз, правда, иной, но на то и легенда, чтобы было в чём усомниться. И спросить у Древнего всё побаивались.
   После мостика дорога пошла в гору, но женщина даже не сбавила ход. Обогнув лесок, Лидия с севера подъехала к хутору. Сторожевое заклятие под берёзами стояло нетронутым.
   Красавица-правнучка поливала грядку иссопа. Лидию она заметила уже давно, так что просто приветственно махнула рукой и продолжила своё дело. Хорошо бы к ним забрёл какой-нибудь парень не из местных. Можно и с деревенским её свести, но лучше не думать, какая дочка будет от какого-нибудь пьяницы! И ведь - единственная.
   Да и с городскими не больно-то угадаешь. Машка, вон, Ирку родила да сбежала с магом. Ирка за своим в Орден потянулась и тоже погибла. И Наденьку сироткой оставила.
   Глядя на девушку, Лидия улыбнулась тому, что её в деревне считают Надиной матерью. И завидуют, что они вдвоём пять тысяч метров обработать могут и не бедствуют, торгуя травками. Ничтожества ленивые...
   Придя в дом, лекарша выложила из рюкзака приобретения. В баночке оказалась половина щавелевого студня, и по четверти малины и ежевики. "Всё было плохо. Расскажи ещё. Ты тоже в опасности", - расшифровала послание Лидия. То, что всё кисло бывает после визита высокого начальства - это не новость, милочка. И рассказать больше пока нечего. А вот отчего опасность исходит - сие есть вопрос. Отголосок большого вопроса: почему происходит то, что происходит? И когда смотришь на далёкие действия десятков людей через узенькие щёлочки под крышками баночек с вареньем, надо быть особливо осторожной с выводами, увязывать события верными узлами, а не наугад или по прихоти.
   За последний год ничего значительного не случилось. Значит, что-то внешнее на неё давит. Из опасностей персонального характера можно представить либо Орден, либо... опять Орден. Полиция, работодатели, бандиты - всё это мелочи. Что могут заиметь на неё Чёрные? Добрососедство с Драконами? Посмотрела бы она на того, у кого хватит наглости поставить ей это в вину! Разве только у Олега, а он трижды подумает...
   Да и знают о Дрейке в Ордене! Он может себя хоть в сотню раз умнее всех считать, но его самого давно уж сочли. Но он безобидный, оттого и не трогают. В общем, тут скорее Лилку дёргать надо: живёт с мужиком двести лет, а всё Чёрным не представит. Это ж только вывеска поменялась, а суть та же: гильдия! Просто во главе не Белые, а Чёрные. Дворцовый переворот.
   Блюдце на полке звякнуло: сообщение.
   Лидия улыбнулась: помяни эхо погромче, как говорится, - Лилка пишет! Взять в помощники паренька двадцати лет? Четвёртый уровень, устремления средние. А что ж без расхожести? По недосмотру, али специально старая подруга темнит? Нет уж, не бывает недосмотра у высшей воровки.
   А что? Коли не рябой, не кривой да не тупой - чего же не взять? Может, и Наденьке приглянётся. Вроде то, что надо: мальчик городской, даже и лекарь, пусть и слабенький покамест. Характер только не пойми, какой. Не, ну какого лиха Лилка жмётся на известное!? Мальчик "с прошлым"? А когда это кого останавливало? Был бы в хозяйстве полезен, а все эти бедки - мелочи!
   Ну и жмись себе, старушка! Всё одно, что надо Лидия и сама вызнает. А за то, что котёнка в мешке продаёшь, с тебя ещё взыщется при случае.
   Опасность. Будь мальчик хоть ядовитый - не опасен такой малыш! К тому же Верка никак о внутренних драконьих делах знать не может. Нет, не юноша опасен. Но ведь совпало-то как! Надо брать мальца! Лилка темнит, Верка что-то прознала, парнишку сватают - тут связь есть. И эту связь надо из мальчонки вытянуть. Хотя бы только ради понимания, ибо понимание - защита почище магической.
   Надя вошла в дом, увидела прабабушку за работой, подошла к чайнику, наполнила и включила. Ушла к себе. Чайник успел вскипеть, прежде чем Лидия Ивановна опустила пальцы на экран. Давно интриг не плела, а тут соперница хоть и давняя, но не из простых - есть о чём поразмыслить. И Лилка о делах её знает. Значит, и ответ её предполагает. И вилять смысла нет. Изображать неохоту в таком раскладе можно, только отказав. Или как-нибудь кратко ответив?
   Лидия аккуратно набрала три буквы: "Шли!" - теперь о её мыслях пусть у воровки голова болит. Лишь только отправив, лекарша уже захотела вернуть письмо: Лила сыграла на ней, как на дудочке! Воровке всего лишь надо было отослать какого-то странного мальчишку от себя подальше, чего она и добилась, заинтриговав лекаршу по самые уши на ровном месте! Вот коза-дереза...
   Но обстоятельства от этой хитрости не меняются. Просто надо будет внимательней к пареньку приглядеться: он ухитрился достать Лилку и остаться в живых. Такое мало кому удавалось. Значит, за малышом тянется нечто важное и хитрое. Шли, старушка, шли...
  
   43. Бессонница.
   Надо было почивать на лаврах, радоваться сразу нескольким достижениям за день, можно было бы даже слегка употребить винца - и никто бы не возразил. Но Виктор просто лежал на постели и смотрел в потолок. Он успел привыкнуть к тускловатому солнцу. Но пока так и не свыкся. С какой стати надо принимать это искусственное ограничение?
   А в том, что оно не естественное, волшебник не сомневался. Если предположить, что некое существо способно создать глобальное заклинание, то зачем надо было делать низкое небо? Чтобы люди не вышли в космос, в стратосферу? И что же там такого, чего нельзя видеть с земли? Серебристые облака, высотные разряды в грозу, озоновый слой, ионосфера. Собственно, и всё! Ну, ещё спутники на орбиту нельзя вывести - палка в колесо глобализации. И сфотографировать земную поверхность с высоты не получится...
   Это, кстати, идея. Быть может, структура изменений или их источник виден только со значительного расстояния! С другой стороны, маги удивительно близоруки. Но возможность заметить объект размером с машину с синхронного спутника - при местных технологиях - вполне реальна. Хотя, чтобы вот так камуфлировать нечто, надо либо совсем не считать затрат энергии, либо очень бояться обнаружения.
   Стоп! Виктор попробовал вспомнить хронологию событий перед потопом. Лет двадцать неизвестный натягивал этот кокон на Землю! Это действительно было затратно для того, кто потом смог поколебать литосферу. Но ведь куда проще повесить иллюзию, сотни сторожевых заклинаний, чтобы оградить себя от ненужного любопытства! И сделать это в сколько-нибудь обозримых рамках. Сто километров, например. Значит, дудки это: только паранойей неизвестного мага (или группы магов) такой глобальный проект не объяснить. Так что защита, барьер - только сопутствуют чему-то: или как нечаянное неизбежное следствие, или как специальный дополнительный эффект.
   У Виктора зачесались руки пощупать, чем же на самом деле является Глобальное Заклинание. Сон сбежал начисто. Будить Лилу к полуночи, чтобы сказать, что он замыслил нечто безумное? Нет уж, тогда шансы выжить упадут до нуля.
   Двор не подходит для эксперимента: мало ли, какой ответ будет с неба. Берег речки ниже деревни - куда лучше. И маг на цыпочках вышел из дома.
   Допустим, высота неба - около километра. Щуп такой длины - что-то невероятное. Единственное, что доступно - это, скажем, запуск зонда. Даже не зонда, а некой помехи, за которой последует реакция магической системы. Её надо только тронуть, как лягушку за лапку.
   Виктор лёг, чтобы иметь больший "обзор". Отправить воздушный заряд в артефакте? Для этого магии придётся совершить физическую работу - по килоджоулю на десять грамм, на что потратится магическая энергия. Пусть будет чистая магия - простой магический заряд.
   Три, два, один, старт! Сила сорвалась с руки и полетела. Через четверть минуты сгусток потащило на северо-восток. Маг попытался вернуть снаряд к вертикали, но не преуспел. В итоге к области, матово голубевшей на фоне чёрного неба, заклинание доползло уже над холмом. Доползло - и влилось в голубизну, а Виктор тут же потерял контроль. Секунд пять ничего не происходило.
   Потом по поверхности Глобального Заклинания побежали волны, как от брошенного камня. Запрос инструкций? Собирание силы для ответа нарушителю? Вот теперь - точно оно! Со стороны рощи серебристо блеснула и быстро окрепла ниточка силы; с севера протянулась ещё одна; затем третья - с востока. Ниточки сплелись, быстро завинчиваясь спиралью, стремящейся к земле. И не просто к земле! С нарастающим страхом Виктор заметил, что становящийся всё тоньше жгут, наливаясь бледно-жёлтым сиянием, в точности повторяет траекторию тестового заклинания!
   Страх заставил вскочить и бежать. Маг успел удалиться на полсотни метров и оглянулся. Ой, как вовремя он слинял! Спираль достигла травы, заискрила, зашарила по земле. Виктор продолжил пятиться, наблюдая за жутковатой пляской! Затем был шум, а через три секунды хлынул ливень, достойный тропиков. Молодой маг развернулся и побежал со всех сил, повинуясь чутью: локальный ливень - лишь предвестник чего-то по-настоящему серьёзного.
   Молния осветила окрестности. Тяжелый удар грома сотряс всё тело беглеца. Вымокнув насквозь, Виктор выбежал из-под внезапной грозы только на откосе дороги. На асфальте он рискнул остановиться и обернулся. Туча, более не поддерживаемая магией, быстро рассеивалась. Всего через минуту прекратился дождь.
   Маг выдохнул. Масштабно завершился эксперимент! Виктор сел на край дороги, размышляя, сходить ли на место удара молнии, или сделать это утром. Лучше утром, решил он. Но тут новый всплеск активности в небе заставил его вскочить: серебристые линии ломаным веером заструились, собираясь где-то за спиной! Над рощей, над его рощей линии встретились и вместе изогнулись, стремясь к земле. Почему!? Как? Где тут связь? Глобальное Заклинание контролируется, или в него вшит интеллект высокого уровня!?
   Но молнии не побежали к деревьям! Наоборот, с окраин рощи нечто спутанное помчалось вверх, навстречу серебристой паутине. Стоило этой путанице столкнуться с серебром, как небесное порождение стало таять, напоследок метнувшись к югу. Шаровидное магическое тело из рощи взбежало к небу, тронуло очистившуюся голубизну и помчалось под ней на юг, следуя последнему указанию паутины.
   Виктор застыл, разинув рот. Он это видел. Больше всего это походило на отчёт по запросу администратора сети: роща его создала по требованию паутины, получила действительный адрес "сервера" и отправила пакет данных.
   Это значит, что, как минимум, существует "сервер", центр обработки информации. Причём, вряд ли это автомат: можно устроить фатальную неприятность тому, кто влезет пощупать глобальное заклинание, но на то, чтобы разобраться с тем, как и кто шалил в некотором месте - нужен интеллект! Так что Виктор был уверен, что данные улетели к живому существу. Если бы он сам создавал подобную систему, то вложил бы необходимую управляющую информацию в рабочие станции, одной из которых, без сомнения, является роща. Следовательно, существует оператор, администратор, управляющий этим низким небом. Скорее всего, он же и автор. И этот автор только что получил сигнал об аномальной активности на одной из рабочих станций...
   Ждать его с ревизией!? От этой мысли маг содрогнулся. Впрочем, нет. Навряд ли: буйство молний должно стереть с лица земли не только незадачливого исследователя, но и всё живое в радиусе двадцати метров! Посмотреть на обгоревшие трупы? Сомнительное удовольствие.
   Но отчёт всё же собран. Разве только, чтобы погадать, чем занимался неудачник рядом с "рабочей станцией", прежде чем дойти до плачевного финала.
   Немого успокоившись этими размышлениями, Виктор пошёл в дом. В холле сидела Лила. Увидев мага, женщина хорошенько хлебнула вина из бокала, встала с диванчика произнесла:
   - Спросишь, чего я тут сижу? Гроза тут неподалёку гремела - мне и не спалось. Много ли надо старой воровке, чтобы сон отбило?
   Виктор покаянно вздохнул и свесил руки.
   - А ещё, - продолжила воровка, - думала, где могилку устраивать. Если, конечно, нашлось бы, что хоронить.
   - Извините...
   - Да можно и не на "вы". Скажи, а этим нельзя было заняться днём и предупредить меня? А главное: как ты ухитрился вызвать грозу!?
   Виктор подумал. И очень кротко ответил:
   - Хорошо, что я не делал этого днём, и нет, нельзя. Грозу не вызывал, я на неё нарвался.
   - Отличный ответ, мальчик. Даже не знаю, порадоваться ли тому, что утром я уезжаю!
   - Я больше не планирую опасных экспериментов, - печально сообщил маг.
   Воровка пожала плечами, допила вино.
   - Ты и это-то не планировал. Ты то ли безумно удачлив, то ли изворотлив. Но всё-таки... - Лила вдруг сделала три шага к Виктору, отчего тот попятился и чуть не выставил щит. - Будь осторожен. Ради тех, кто за тебя беспокоится... А теперь - спать!
  
   44. Сети.
   Уезжая, Лила оглядела всех четверых (Пётр провожать не вышел). Её строгий взгляд остановился на воспитаннице, перешёл на Виктора и стал безнадёжным. Воровка сообщила Моаву, что в городе надолго не задержится, села в машину и рванула прочь. Старший боец, знавший только об исцелении девушки, но не о ночных магических подвигах, потрепал волшебника по плечу. Сам же маг заповедал себе на сегодня вести себя тише воды.
   Зудело, но исследование молнии как магического явления Виктор решил оставить на завтра. Осмотр места удара подтвердил: выжить после такого было бы крайне сложно. А уж у волшебников на примитивных самолётах и дирижаблях в начале двадцатого века шансов было, как у малька в зубах у щуки.
   Идти ли в рощу? По идее, теперь и оператор Глобального Заклинания должен считать наглого экспериментатора почившим. А поскольку информация к оператору ушла только в критический момент, можно предположить, что опрос базовых станций происходит не по часам, а по поводу. Значит, если не тревожить небо, то и высокого визита можно не опасаться. А кроме того, терять такой исключительный объект, оборудованный по последнему слову натуралистического дизайна, - расточительно и до слёз обидно! Значит, надо придумать защиту, которая устоит перед первой атакой и даст время, чтобы сам Виктор сделал ноги. Решено!
   В роще его ждало опустошение. Физические перемещения были минимальны, но все его магические труды сдуло начисто - отчёт неизвестному оператору Глобального Заклинания ушёл до огорчения полным. Что самое досадное, сколько Виктор ни приглядывался, не видел признаков того, что роща является "рабочей станцией"! Хорошо бы отыскать остальные, с которых собиралась сила для...
   Аналогия с сетью вроде компьютерной или сотовой вплотную приблизила мага к пониманию явления низкого неба. Кроме одного: цели. Следующим наглым и масштабным шагом в изучении мог бы стать визит на две другие "станции", по которым триангулировался, находился субъект вторжения - то есть он сам, с которых позиционировался, направлялся страшный удар. Быть может, в сравнении магической картины других объектов нашлось бы сходство, то, что является сущностью станции. А там... можно попытаться устроить и "пиратское подключение"! Не в роще, конечно, где-нибудь в соседней станции.
   От этой мысли у Виктора захватило дух. Стоило включиться в протокол наведения мстительных молний - и любому сопернику крышка. Дубовая и окончательная. Мысль была сильная, но как раз сил, умений и не хватало. Потом, как-нибудь...
   Пока Виктор восстанавливал призрака на входе в рощу, пришла другая идея: создать самозаряжающийся артефакт. Если сила движется, если заклинание - только придание ей формы, то воссоздать эту форму в каком-нибудь нейтральном физическом теле, например, в камне!
   Следующий час был потрачен на выпиливание кольца, создающего воздушную батарею. Артефакт получился тяжёлым, трудоёмким в изготовлении, а эффект - минимальным: кольцо регенерировало силу достаточную для того, чтоб поколебать травинку в полуметре. С досады маг распилил его на пять колец для оповещения о разрыве водной цепи. Нет, идею-то хоронить рано, надо лишь признать, что умения и изощрённости на её реализацию не хватает.
   Затем убрал призрачного стража, слишком откровенно выдающего магическую природу экспериментов в роще, и заменил его сбивающим с ног порывом ветра, действующим трижды. Четвёртой линией установил оглушающую форму.
   Четыре кольца для оповещения были сроднены с горстями щебня. С ними Виктор отправился к дороге.
   Убедившись, что вокруг ни души, маг выложил камни линией поперёк дороги и вбил их в асфальт. Пройдя сто тридцать шагов по дороге, он повторил операцию со второй горстью. Закончив, проверил работу формы, пересекая линии камней.
   Пока Виктор шёл до коттеджа, ему навстречу проехал мотороллер. Через полминуты кольца на указательном и безымянном пальце левой руки сообщили: объект средней величины на невысокой скорости пересёк линии, двигаясь в Париж. Заклинание действовало именно так, как было задумано.
   После обеда можно заняться увеличением количества целей, контролируемых ударными заклинаниями.
  
   45. Странный и опасный.
   Саша приехал в деревню неделю назад, после экзаменов в училище. Ещё один год учёбы, ещё один год жизни, потраченный в угоду отцу. Даже подработка вечерами в папиной "Умной технике" - небольшом, но процветающем магазинчике с услугами инженерного обслуживания - была такой тоской, что порой хотелось выть и крушить всё вокруг. Блюдца с битыми корпусами, сбоящими электронаправляющими и цветными подложками; системы слежения, доставляемые в починку или готовящиеся к установке по договору с гильдиями воров и бойцов; бесконечные горелые чайники и электропечи. Свалить бы всё это в большой контейнер и потопить в Волге!
   А клиенты, через одного не понимающие, чего хотят, чванливые, бестолковые. Ленивые до чтения инструкций или те, кто считает себя выше них, лезущие разбираться самостоятельно, ломающие аппараты, а пытающиеся всё выставить как фабричный дефект. Эта постоянная вежливость к тем, кто её не заслуживает и никогда не оценит...
   Осенью ему будет двадцать. И вот так жить, работать ещё тридцать-сорок лет!? Да будь у Саши волосы длиннее, за версту бы было видно, как они стоят дыбом от ужаса этой безысходности! Да самая опасная работа милей такой мертвящей рутины!
   Огород полит уже с утра. Отец сбежал рыбачить. Ещё одно бессмысленное занятие. Мать с сестрой копошатся на грядках, отослав сына бездельничать в ожидании распоряжений.
   Отупляющее сидение в этом конце географии скрашивалось тайным dada* - наблюдением за домом владельца одного общества безопасности. Уже не первый год Дрейк Драконович приезжает в коттедж. Чаще всего в компании жены и двух друзей-охранников, частенько выходящих тренироваться на площадку у восточной стороны дома. Урюку (Саша навёл справки) около пятидесяти, но выглядит гигант лет на тридцать. Его "молодому" товарищу - чуть за сорок, чего по нему тоже не угадаешь.
  *конёк, пристрастие (фр.).
   Оба члены гильдии по двенадцатому разряду, причём про переаттестацию их забыли ещё пятнадцать лет назад. Тёмные бойцы. И грозные. Три года назад Саша с жадным любопытством наблюдал в бинокль за их поединками. А ночами пытался повторить увиденное.
   Мечта. До полного совершеннолетия ещё полтора года. Но до этого счастливого момента запрет отца на вступление в гильдию оставался непреодолимым. Был призрачный шанс обойти это препятствие, и Саша не собирался его упускать: "Драконы" принимали на работу не только членов гильдии!
   В это лето кроме жены и Моава Дрейк привёз троих парней и девушку. Сперва вдвоём, потом один, и снова вдвоём парни тренировались с бойцом Дрейка. Девушка училась у Лилы - пару раз они пробегали мимо, к запруде и обратно.
   А вот третий парень был загадкой. Прогулявшись куда-то разок с Дрейком, он теперь был сам по себе. Однажды он побился в компании со сверстниками против Моава и даже, кажется, достал его! Два раза Саша засёк его пропадающим за деревьями, на холмике за деревней.
   Сегодня этот тип опять был там, а через пару часов объявился на дороге, делая на ней какую-то разметку. И вот, после обеда снова вышел, но двинулся вниз по речке и пропал в прибрежных зарослях. Ждать дальше - настоящая глупость! Надо скорее сойтись с этой загадкой, познакомиться, быть может, подружиться, и тогда... вдруг да получится с его протекцией постучаться к "Драконам"?
   Саша быстро спустился с крыши, крикнул матери, что идёт купаться, выбежал за калитку и помчался к окраине деревни, где последний раз видел загадочного гостя Дрейка.
   Оглядевшись и не увидев искомого, Саша решил, что кроме как в зарослях ивняка, тянущихся вдоль берега, этому парню спрятаться негде. Тропинка шла вдоль речки; оставалось только внимательно смотреть направо. В конце концов, почти отчаявшись, Саша услышал всплеск и свернул к броду, на котором речка разливалась метра на четыре.
   Всплески повторились, и теперь он их увидел: восемь, кажется, фонтанчиков почти одновременно взмыли над поверхностью и посеяли рябь на поверхности воды. Успокоив дыхание, Саша пошёл к броду.
   Парень сидел на колоде у берега. Вот он что-то бросил в речку, и снова заплясали по мелководью брызги. Вот он заметил Сашу и молча встал, готовясь швырнуть нечто в нарушителя уединения! Юноша развёл руки в стороны в знак добрых намерений. Похоже не зря! Неизвестно, что полетело бы в него, но вряд ли что-то хорошее, судя по заледеневшему взгляду парня.
   - Меня Сашей зовут! Простите, если помешал! - обращение на "вы" вырвалось настолько естественно, что с головой выдало его испуг.
   Парень погасил взгляд серо-стальных глаз, расслабил правую руку и кивнул.
   - Валентин, - представился он, садясь на брёвнышко.
   И не поймёшь вроде, чего тут бояться: крепышом этот тип не выглядит. Да и росту в нём и шести футов нет, но от внимательного взгляда и какой-то неестественной уверенности в себе - пробирало до костей.
   - Я поговорить хотел...
   На невинную фразу парень резко дёрнул головой в сторону Саши и прикрыл глаза. Словно далёкий космос дохнул пустотой, высасывая воздух окрест, пока этот Валентин не опустил голову! С каждой секундой молчания Саша стремительно разуверялся в успехе разговора. Но пустота отступила; парень поднял с земли одну из щепок, которые во множестве валялись вокруг него, и улыбнулся, тепло и задорно посмотрев на пришедшего.
   - О чём же?
   Будто другой человек! И всё не так! Он-то думал поболтать, как с ровесником: "привет-привет, тоже делать нечего? ага, вот и мне тоже..." А тут - ушат холодной воды и улыбчивый допрос с пристрастием! И всё-таки Саша попытался вернуть разговор в желанное русло:
   - Я сам - по умной технике, на инженера учусь...
   - Каникулы? - весело подхватил Валентин.
   - Ага! - подтвердил Саша, чувствуя облегчение.
   - С семьёй в деревню? - понимающе усмехнулся парень. - Огород и прочие мелкие радости, плюс отсутствие доброй компании?
   - Точно! - как будто не Саша за Валентином несколько дней наблюдал, а наоборот! - Но я... не о том!
   - Хм? Ну, слушаю, - весёлость и радушие никак не иссякали.
   - А... вы?
   - "Ты" вполне прокатит, - Валентин прищурился, разломил щепочку пополам и сообщил: - А я с бригадой из Саратова. Приехал по обмену опытом - Дрейк Драконович позвал. Да вот сам и исчез, - парень развёл руками. - Ожидаем-с.
   - Ух ты!
   Может, ему почудилась первоначальная неприветливость? Дрейк обменивается опытом с этим молодым весельчаком? Вот забавно! Неизвестно, в чём он специалист, но настроение у него скачет так ещё. Интересный тип!
   Час, наверное, они болтали обо всём понемногу: о блюдцах и мечах, о городах и сёлах, об образовании...
   - А я тебя где-нибудь раньше не видел? - вдруг удивился Саша.
   - Честно говоря, сомневаюсь, - с неожиданной лёгкой печалью ответил Валентин. - Я тут недавно.
   - Тогда вряд ли. Я из Парижа-то почти не выезжал.
   - А хочется?
   Оказалось, что и любовь к экранопланам у них общая. Поговорили о реке, о Потопе, о том, как досадно, что магию запретили, о последних новостях. Саша вспомнил о несчастном случае в последней операции Ордена, о чём он прочитал с блюдца уже в деревне: маг, мальчишка совсем, сорвался с крыши вместе с тремя подручными. Валентин тоже слышал о том. Страшное дело: ровесники же - и такая ужасная, нелепая и жестокая смерть!
   Как-то, не сговариваясь, оба примолкли. Через минуту проницательный Валентин заметил:
   - Но ты ведь не просто пообщаться пришёл?
   Тут уж Саша выложил, что на сердце было. К его радостному удивлению, собеседник пообещал подумать, как бы лучше преподнести Дрейку кандидатуру возможного сотрудника!
   Саша вдруг понял, что хоть и надеялся на удачу, но не верил на неё ни капли. Надо же: мило побеседовал с таким же скучающим парнем, как он, а получил союзника! Теперь, когда фортуна повернулась лицом, появилось и нетерпение. Да и интересно общаться с этим Валентином! Саша пригласил его к себе, дом пятнадцать по Весенней. Затем попрощался и весело понёсся домой.
   Подбегая к калитке, он запоздало сообразил: Валентин может подумать, что Саша только за тем и приходил. Но пролитого молока не соберёшь - остаётся надеяться, что его глупость и бестактность будут восприняты с пониманием.
   Через час эмоции улеглись. Надежды повыползли из дальних закутков сознания, отпраздновали встречу и побежали строить радостные планы.
   Вечером Сашу внезапно пробило понимание: Валентин ничего не сказал о себе. Более того, о таинственном бригадире не было задано ни одного стоящего вопроса! Известно лишь, что их пригласил Дрейк. Но никто не мешает разведать всё самостоятельно!
   Например, забраться туда, где этот тип проводит больше всего времени - в лесок. Не потрудившись сообщить, куда отправляется, будущий (потенциальный) охранник побежал кружным путём, чтобы не попасться на глаза обитателям коттеджа.
   За дамбой, на левом берегу раскинулась степь. Саша бежал, донельзя довольный своей предприимчивостью, навстречу закату. Вечерняя сырость уже подбиралась к траве, и, когда солнце село, он сбавил ход, а потом и вовсе зашагал. С последними лучами словно исчезла та толика вольготности и безнаказанности, с которой всё становилось простым и весёлым. Кроссовки вымокли, когда Саша, осматриваясь, подошёл к большому камню, виденному в бинокль.
   Надпись заставила подумать о том, что же имелось в виду. А предупреждения... везде развешиваются! Треугольный щит, омываемый тремя каплями. Верно, эмблема саратовского охранного общества.
   Идти в воротца, образованные двумя берёзками? Гостеприимность тропинки плохо сочетается с вытесанным на камне предостережением. Наверняка тут расставлены ловушки, которых начинающему бойцу - ещё и в сумерках - никак не обойти. Лучше хоть немного, да сторонкой. Конечно, он вляпался в крапиву и ободрал левую лодыжку ежевикой. Но вот, Саша стоял на дорожке в трёх метрах от входа. Он усмехнулся тому, как легко удалось преодолеть возможные охранные ухищрения Валентина, и пошёл вглубь... то есть, сделал шаг.
   Всё произошло с сокрушительной быстротой: ветер вроде только пихнул его в живот, а уже через секунду Сашу волокло назад. Второй удар ветра отбросил его к камню, а третий швырнул метров на десять от берёзок.
   Поднимаясь с земли, глядя на шорты и безрукавку, украшенные травянистыми разводами, Саша рассердился. Приезжают всякие, захватывают землю под свои нужды... среды у них тут "особо энергичные"! Да хоть четверги!
   Наверняка он собрал все защитные системы, и теперь путь свободен. Саша ринулся в проход бегом, решив пробиться сквозь ветры, если у тех хватит настырности снова преградить ему путь. На третьем прыжке от входа он вроде заметил, как что-то метнулось к нему, и попытался уклониться...
  
   Потом было ощущение падения, за ним - потеря всякой опоры.
  
   Он очнулся, лёжа на земле. Справа что-то потрескивало. Встать не получалось. И вовсе не из-за слабости в теле. Его чем-то перепеленали и привязали к земле. Саша, мысленно кляня свою бестолковость, самонадеянность, и все охранные общества Саратова помянув недобро, повернул голову на треск. Костёр. У костра кто-то сидит на грубо сбитой лавке. Понятно, кто именно: хитрый хозяин этого места, наставивший неочевидных ловушек для наивных мальчишек. Но как он узнал? - Видно, то же, что сбило Сашу с ног, передало сообщение о проникновении.
   Валентин доволок его до центра лесочка, связал и...
   - С пробуждением, - с пугающим безразличием произнёс хозяин рощицы.
   - А можно...
   - Увы, нет. Днём я предложил перейти на "ты", а теперь в одностороннем порядке перейду на "идиот", - и тут же продолжил, не давая вставить возмущённого слова. - Итак, какого чёрта идиот притащился в место, перед которым написано: не влезай? Какого демона идиот, которого швырнуло подряд тремя безвредными заклинаниями, полез опять? И какого пса идиот вообще следишь за мной? Если идиот хочешь сообщить, что это существительное, а не местоимение, я это знаю.
   То, что Валентин был абсолютно прав, вселяло раскаянье. Но то, что его точно звали не Валентином, повергало в ужас. Саша вдруг вспомнил, где видел это лицо. Вот так же, en demi-face*. В некрологе после статьи об орденском захвате! Это тот самый Виктор, каким-то чудом уцелевший, тот, который обвёл Орден вокруг пальца! А сейчас укутал своего пленника чем-то непреодолимо магическим. Но пленник пока жив, а страшный Виктор продолжает с ним разговаривать. И были заданы вопросы...
  *здесь: в 3/4 (фр.)
   - Интересно было, - пробормотал Саша. - И познакомиться хотел, чтобы к "Драконам" попасть.
   - А прямыми путями не ходится? Гильдия, там, честное трудоустройство?
   - Папа против, - Саша попытался вздохнуть, но не смог. - А мне меньше двадцати одного.
   Виктор усмехнулся и что-то бросил в сторону пленника. Тот ожидал боли, а получил освобождение: узы пали! Но вскакивать не стоит: тело затекло и захолодело.
   - Любопытство - это я понимаю. Ну, хотел познакомиться - давай ещё разок поболтаем, предметно. Только сделай любезность: не удирай и не нападай на меня, - маг поморщился. - Остановлю моментом. И если пожелаешь смыться из деревни, тоже мигом узнаю. Захочешь по сети сообщить... - Виктор отвернулся, глянул в кусты, и в кустах запищал какой-то грызун, удирая во все лопатки. - Тоже засеку. И тоже с полнейшей фатальностью.
   - Да я и не собирался!
   - Чуть не забыл: постарайся не врать. Ладно?
   На миг его ноги приросли к земле, и тут же освободились. Намёк понят, Саша кивнул...
  
   46. Текучка кадров.
   Утром Виктор переустановил систему защиты-предупреждения, устранив уязвимость. Мало ли какой ещё умник решит ломиться через кустики.
   Нужен ли в партии инженер-электронщик? Жаждущий приключений, который не прочь и железками помахать, расплывающийся в счастливой улыбке от соприкосновения с магией, и фанат "Драконов"? О да! "Да побольше-побольше"!
   Но разговаривать пришлось жёстко, чтобы Саша от радости не ударился в беспечность. Надо и попугать немного. И ничего не пообещать толком, потому что вряд ли Дрейк да Лила разделят энтузиазм Виктора. С другой стороны, это не кто-то случайный, "по объявлению": сам пришёл, просится, желает!
   Правда, с возможным пополнением команды снова всплывёт вопрос о Петре. Лекарь ещё не собрался извиняться. За что это - заниматься проблемой чужого невменяемого упрямства? Честное слово, если Дрейк покажет большими пальцами вниз, и возразить-то нечего будет.
   Кольца просигналили о выезде из деревни чего-то вроде трактора. Виктор блефовал, утверждая, что все выходы из деревни под контролем. Пока он недостаточно плотно контролирует даже северную дорогу из деревни. Лила говорит, есть ещё совсем поганая грунтовка на восток, сливающаяся с северной дорогой за лесом. Если придётся убегать, то оба эти пути отхода можно использовать. Значит, по ним же следует выставить и систему контроля входящего потока, а то мало ли какие стратеги-извращенцы засели в Ордене.
   Маг вздохнул и принялся выпиливать кольца, продолжая думать о способах наблюдения за периметром.
   Итак, устройство хранения образов. Или хотя бы возможность передачи образа без записи. Но в таком случае потребуется большое количество энергии. Хотя, если включать передачу только на момент нарушения периметра, затраты будут минимальны. По той же сети передавать не пустой сигнал, а некоторый пакет видеоданных. Картинка, считанная на локальный приемник...
   Итого: система из дюжины простых форм, собираемая почти из десятка типов артефактов, причем некоторые из них надо сделать в количестве до сотни! Масштабно, но выполнимо. Как-нибудь позже. А пока, так сказать, пилите, Витя, свои колечки и не отвлекайтесь!
  
   Четыре набора артефактов были практически готовы к установке, когда Виктору послышалось, что его окликнули. Кто-то, у кого дурного любопытства оказалось поменьше, чем у Саши, звал его, вежливо ожидая у начала дорожки.
   - Да! - крикнул маг и помчался на выход.
   Женя в салатовых шароварах и светло-желтой блузке стояла, переминаясь с ноги на ногу, у валуна.
   - Я применила определение, - застенчиво, но не без гордости сказала девушка. - Тут у тебя что-то наверчено - ну, я и не пошла дальше...
   - Хе! - Виктор хитро улыбнулся. - И правильно сделала!
   Приятно общаться с понимающим человеком! Все-таки бард - почти маг, а не малолетний компьютерный гений, впадающий в благоговейный транс при слове "магия". И никто из своих ещё не видел его строительных достижений. Упущение, кстати!
   - Я мостик наведу, - предупредил Виктор, видя, что посетительница хоть и помалкивает, но с любопытством у неё всё в порядке. Повесив щит над растяжками, маг сделал приглашающий жест.
   - Уже?
   - Ага. Только не бойся и не останавливайся.
   Девушка сделала шаг и, без лишнего удивления поднявшись над землёй на полметра, пробежала по невидимой дорожке: он уже поддерживал её щитом. И оглянулась назад.
   - А не боишься, что кто-то просто перепрыгнет?
   - Пять метров, - Виктор пожал плечами. - Многовато для прыжка. К тому же, ничего особо секретного тут нет. Мне скорее интересно, кто сунется. - Маг указал на дорожку и пошёл вперёд. - Нога зажила?
   - Ага, спасибо. Пётр утром подходил... - с лёгким недоумением сообщила девушка. - Извинялся.
   - Таки смог?
   - По-моему, он и сам не понял, что делает и зачем.
   Понял. По-своему, конечно. И сделал это в последний момент. Тонко играет на нервах, гад!
   - Как у тебя тут миленько!
   - Старался. Как-нибудь позову всю компанию...
   Осмотревшись, посидев на лавочке, как будто бы самостоятельно выросшей из земли (Виктор только начал эксперименты по контролю над растительностью), попив воды из родника, Женя вспомнила о цели прихода. Лила сообщила через Моава, что приедет сегодня вместе с Дрейком. Больше в рощице не о чем было говорить, и бард с магом отправились в коттедж.
   Девушка, конечно, обратила внимание и на украшения на пальцах Виктора. Он пообещал снабдить такими всю команду.
  
   За обедом бойцы дали понять, что и перед ними лекарь извинился. Мистер своевременность сидел, не поднимая глаз от тарелки. Бессмысленное, в глазах всех остальных, действие стоило ему изрядного напряжения воли.
   Относя свою посуду к мойке, Виктор почувствовал сигнал кольца, а через три секунды - второй.
   - Едут. Через минуту будут здесь. - Глядя на удивление от его осведомлённости на лицах, маг улыбнулся. - Потом расскажу.
   Чутьё подсказало: надо готовиться к сюрпризам наставника. Виктор выставил два слоя щита, оставив узкие пробелы в воздушных пластинах, чтобы нападать или активно защищаться, и вызвал магическое зрение.
   Дрейку потребовалось ещё две минуты. Ученик заметил быстро сформировавшийся контур, из которого старый маг вышел прямо в комнату. В следующую секунду наставник выпустил магические ракеты. Виктор сбил их своими, а две свободные отправил кольнуть нападавшего.
   Защита Дрейка стойко вынесла удар, и тот забормотал нечто более серьёзное. Пошарив глазами, Виктор нашёл багровеющую точку и швырнул в неё силой, зажимая щитом, по наитию добавив гармонику воды. И отпрыгнул в сторону. Взрыв получился беззвучным, давление пара под колпаком щита нарастало. Молодой маг бросил ещё два щита, сдержавших термический удар, от которого пластиковая плита на полу треснула и начала оплавляться.
   Наставник расшалился не на шутку: в воздухе появилась стрела, метнулась к ученику и без вреда расплылась по щиту. В холл влетела Лила.
   - Ты что творишь, старый дурень!?
   Дрейк не обратил на женщину внимания, бормоча ещё какое-то заклинание. Учтя, что наставник пришёл под защитой, Виктор бросил две ракеты на её преодоление в одной точке и сразу за ними - оглушающий удар.
   Дракон не закончил своей последней пакости, потеряв сознание. Щит ученика перетёк, чтобы поддержать наставника, но тот всё же приложился затылком о стену и сполз по ней на пол. Воровка бросилась проверять состояние своего возлюбленного, а, увидев, что он в добром здравии, усадила его ровно и села рядом.
   Виктор погасил щиты и сел на диван. Лила опередила его фразу:
   - Вот ты его и победил.
   - По-моему, - осторожно начал волшебник, - он хотел только проверить, как я готов к внезапному нападению.
   Воровка внимательно посмотрела на молодого мага.
   - У него не вышло даже этого.
   - Я поставил систему предупреждения, - зачем-то прошептал Виктор.
   - А у него все руки не доходили... Я боюсь, он захочет реванша: маги - народ гордый.
   - Значит, мне нужно быть настороже? Да я вроде и так бдю.
   - Значит, - Лила тяжело вздохнула, - постарайся не убить его, когда станешь защищаться.
   Дрейк очнулся. Увидев противника, он собрался вскинуть руки, но женщина предупреждающе положила свою ладонь на его предплечье и покачала головой. Маг натянуто улыбнулся и громко сказал:
   - Поздравляю с достижением одиннадцатого уровня, мой скороспелый ученик!
   - Спасибо. - После короткого разговора с воровкой эта формальная фраза казалась таким пустяком!
   - Понятно, конечно, что это было лишь вопросом времени, - старый маг скривился от боли и почесал ушибленный затылок. - А головную боль ты еще не научился лечить? На лекаришку твоего надежды немного. Да и ненадолго он уже с нами...
   - Дрейк! Мы же...
   Но Лила поспешила успокоить:
   - Я нашла ему наставницу.
   Стоящий в проеме кухонной двери Петр судорожно вздохнул. Кажется, вся команда испытала облегчение. Кроме, пожалуй, Моава, демонстративно махнувшего рукой Вахтангу, мол, хорош болтовни: тренировки не ждут. Тот кивнул и послушно вышел за наставником из холла.
   Петр убежал к себе праздновать очередную победу наглости над здравым смыслом. Женю воровка отослала в зал.
   Сидя на кухне, Виктор рассказал старшим о Саше. Ни ожидаемых упреков в поспешности, ни раздражения со стороны Лилы из-за необходимости новых проверок. Юноша, не подвергавшийся магическому воздействию - в этом Виктор был практически полностью уверен. Воровка же была убеждена, что тот не мог быть агентом Чёрных.
   Дрейк вызвался самостоятельно отправить Саше предложение работы, которое обрадует его папашу, помешанного на умной технике.
   Лила привезла блюдца всем четверым из партии Виктора. Судя по её опыту, даже если кто-то решит состряпать донос, пройдет не меньше пары недель, прежде чем Орден решится высунуть нос из города. Деревни - не их профиль.
   К тому же, внимание Чёрных уже привлекли нестыковки и совпадения в деле четверых прыгунов. В морг заходили дважды. В третий раз пришла хозяйственная проверка. История повторилась в крематории. Дрейку сообщили, что парочка типов заявлялась в каждый из трёх офисов Драконов, а за последние четыре дня организацию покинули четверо рядовых охранников.
   - Если хотите знать моё мнение, то у этих ребят не всё в порядке с головой. Столько бессмысленных дерганий, что аж стыдно за них!
   - Мне тоже показалось, что Чёрные действуют бессистемно, - поддержала его Лила. - И уж как-то слишком откровенно.
   - Мне эти проверки - как прошлогодняя гроза! - веселился Дракон.
   - Они даже не могут толком подтвердить свои опасения.
   - Я был у них под носом, торчал, как перст! вот этот! - и старый маг показал средний палец. - А это дурачьё даже не попыталось меня допросить!
   Следующих двух фраз Виктор не заметил. Вот уж в чём не было ничего интересного, так в этом самолюбовании и самоуверенности. Кроме самого факта.
   - Простите, что прерываю... - То, что хотелось сказать, казалось невыносимо банальным, но других вариантов не оставалось. - Они усыпляют нашу бдительность. Уже усыпили.
   - И зачем же? - надменность в голосе Дрейка мешалась с интересом.
   - Чтобы или сделать неожиданный ход, или спрятать то, что уже делается. По крайней мере, это очевидные причины такого поведения. И вряд им вообще надо быть более хитрыми.
   - Да им вообще нет смысла хитрить, - озадачено заметила Лила. - Они просто приходят и убивают. Это же Орден!
   Все трое задумались. Молодой маг прервал молчание:
   - Есть. Мы их надули.
   - Тогда они бросились бы в бой! Со злости-то. Когда твой боец сделал мага одноруким - они вон как на тебя кинулись!
   - Значит, сейчас им что-то мешает, - уверенно гнул свою линию Виктор.
   - Кто-то, - поправила воровка. - Им мешает кто-то. Сто раз видела: кого-нибудь заставляешь делать что-нибудь медленно и внимательно, а он упрётся рогом - и всё, как из-под палки, а исподтишка творит сущую белиберду!
   - Но это же провал не только той группы, что нас упустила, а всего отделения, или провинции, кажется!
   - Во-первых, ты молод ещё, - без всякой пренебрежительности сказала женщина, - так что не знаешь, как из дюжины человек получается пять-шесть враждующих лагерей и двенадцать разных мнений. Во-вторых...
   - Значит, нами заинтересовались высокие чины Ордена! - выпалил Виктор.
   - Тобой, ученик, - уточнил Дрейк. - Только тобой, достигшим одиннадцатого уровня за одиннадцать дней.
   - Но откуда... - молодой маг развёл руками.
   - Я попыталась выяснить. Скорее всего, донос на тебя был устный, поскольку во всём облаке известного ни следа не осталось.
   - Я, конечно, необычный маг... Но я сам окончательно осознал это только, пожалуй, как с Дрейком встретился!
   - Ты единственный необычный маг, - веско заметил Дрейк. - И если кто-то как-то подметил, что ты необычный...
   - То есть, вы думаете, что здесь больше, чем мстительность и задетое самолюбие?
   - Похоже, - Лила кивнула. - Мы тут так - комедию ломали. Понятно, что всё серьёзно.
   Обширная дымовая завеса из бессмысленных действий Ордена, интерес верхушки к этому делу, мифический донос, бессмысленное промедление... Да, очень похоже на противоборство двух воль. И... так не хочется, чтобы все эти танцы Чёрных были сугубо по его нежную и ранимую душу! Ну хоть капля-то сомнений у них должна была остаться!
   - Если на этот раз они будут готовиться прилежно и последовательно... - Гадство! Ещё ничего не ясно, причём не ясно обеим сторонам конфликта. Но что-то в груди холодеет, одолевает тоска при мысли о методичном, скрупулёзном противнике. Страшное дело! - Тогда они спланируют всё так, чтобы не выпустить отсюда никого, - прошептал он. - Атака будет с трёх-четырёх сторон.
   - Ты собрал устройство, чтобы узнать о нашем приезде. Не хочешь поставить что-нибудь и на другие дорожки? - прищурившись, спросила воровка.
   - Как раз ещё два готовы к установке...
   - Предусмотрительный мальчик. Молодец. Прокатимся, м-м?
  
   47. Пары.
   Третьим в машине был Пётр. Всего в шести километрах на хуторке жила-поживала его будущая наставница - высшая лекарша Лидия Ивановна. Удача, ничего не скажешь.
   На вершине лесистого холма воровка остановила свою алую машинку.
   - Хутор тоже находится под моим гнездом, - объясняла Лила. - Я могу рассылать сообщения, которые никто, кроме нас, не увидит. Так что проверяй хотя бы раз в день. Вот, - она передала Петру блюдце и конверт. - Новый входняк, новое слово. Завтра сменишь сам. Если...
   - Я думаю, Пётр и сам понимает, что не стоит делать глупостей, - прервал Виктор воровку, которая собиралась произнести что-то угрожающее. Хватит уже запугивать. - Что-то случится - сообщай мне.
   - Лидия будет писать мне каждую неделю, - Лила погрозила пальцем.
   - Не подведи... - Виктор нашёл в себе силы, чтобы тепло улыбнуться.
   - Да.
   Лекарь вроде собирался что-то ещё добавить, но замолчал, положил на колени блюдце и конверт, крепко держа это богатство. Оставшиеся три минуты ехали молча.
   Лила почему-то заходить в дом не стала, а высадила Петра перед тремя парами берёз у калитки. Махнув ему рукой на прощание, воровка дала задний ход, резко развернулась и рванула восвояси.
  
   Пока Виктор устанавливал материальные компоненты заклинания и проверял их работу, Лила сидела в машине, но внимательно наблюдала за процессом.
   Маг даже принялся мысленно подбирать слова, чтобы объяснить принципы работы, но упёрся в проблему: принципы-то как раз просты. А вот реализация - почему именно так всё работает, что является информационным агентом, почему не подошёл в этой роли воздух, детали создания следящего артефакта, которые дались наитием и чутьём - всё это куда сложнее в передаче.
   Но воровка ограничилась наблюдением и вопросов о сути не задала.
   - Ты доволен?
   - Конечно!
   - И все-таки не слишком радуйся: этот лекаришка сдаст нас всех. Только придумает, как это провернуть - и сразу сдаст.
   - А насколько надежна его наставница?
   - Я стараюсь не работать с ненадежными людьми, - Лила усмехнулась. - До последнего времени удавалось.
   - Хорошо, - Виктор не стал отвечать на подначку. - А про Петра... мы же сможем узнать, если он... решится предать?
   - Сможем. Он не слишком хитёр. Но ты тоже держи ухо востро, - воровка указала на коттедж, к которому они уже подъехали. - И боец может дать слабину, и даже Женька.
   - Хоть кому-то можно доверять!?
   - Себе, - отрезала женщина. - С оговорками.
  
   Уход Петра вселил умиротворение в обитателей коттеджа. Даже действия Ордена если и беспокоили, то лишь как нечто неизбежное и отдаленное, не стоящее постоянного внимания.
   Воровка учила барда танцам и воровским премудростям. Бойцы во дворе задорно стучали деревяшками, подумывая, не перейти ли на железо. Маги отправились в рощу, когда остальные уже были при деле.
   Сидя на лавке у родника, Дрейк посмотрел на стену деревьев, отхлебнул воды из деревянной кружки и спросил:
   - Чем будешь заниматься?
   М-да, старый маг снял с себя обязанности учителя. Теперь программа исследований целиком на Викторе.
   - Я присвоил тебе свой уровень после честной дуэли. К тому же не объявленной мной. И вообще, я плохо понимаю, чем я могу быть полезен.
   Бывший учитель сидел на лавке, болтая ногами, как мальчишка. Два прицельных удара сандалий снесли головы стебелькам травы. Через внешнюю веселость тона Дрейка сквозила досада и даже горечь, что не могло не волновать. Да, он больше не учитель, однако...
   - Дрейк, ты очень даже полезен! Мне ещё надо научиться тому, что умеешь ты, а не только прыгать, как кузнечику, от твоих заклинаний.
   - Правда? - И не понять: то ли он играет, то ли действительно удивлён, что может помочь. - Ну, я готов. Это даже интересней, чем сидеть сиднем!
   И это всё, что нужно было, чтобы вновь расположить к себе старика!? "Мир, дружба, жвачка"? То есть, вся его печаль испарилась от возможности быть полезным!?
   - Тогда... я хочу узнать, как работает твоя защита от магии.
   - От сильной или от лёгкой? - Дрейк приосанился.
   - Давай сперва от лёгкой. Только подожди - я настроюсь! А то ведь у тебя ограниченное количество заклинаний...
   - Есть такое дело, - старый маг прищурился.
   Что же больше хочется увидеть: формирование заклинания или его работу? На создание магических полей можно насмотреться на любом заклинании...
   - Готов!
   Виктор успел досчитать до шести, пока Дракон выставлял защиту. Грязно-серую, одну из тех, с которыми он пришёл на спонтанную дуэль. Теперь - простое заклинание, на пробу.
   - Пощупаю, - предупредил молодой маг. - Легонько.
   Слабый магический удар коснулся щита - и раскололся, как стеклянный. Интересно! А если швырнуть осколком щита? Виктор бросил. Тот же эффект, но заметно, что и щит слабеет в местах соприкосновения. И более чётко проступила структура: будто кристаллики графита в постоянном круговом движении вокруг определённых точек. Почему бы не добавить оттенок воды? Третий удар выгрыз в щите брешь, отчего по уставшему заклинанию поползла коррозия, пожравшая всё целиком.
   - Вообще-то держит до двадцати простых заклинаний, - Дрейк почесал в затылке. - Умеешь же ты слабости находить!
   - Странная штуковина. Неэкономичная совсем.
   - А что такое - экономичная? Что экономить-то?
   - Силу. Она же движется, она же направлена! - чуть не выкрикнул Виктор с жаром адепта Гринписа. - А тут просто взять - и разрушить! Нет бы перенаправить, использовать!
   - Ты что-то очень умное и сложное сказал, - Дракон пожал плечами. - Заклинания, они для боя, а не чтобы силу сохранять. Её мало что ли?
   - Но тут-то она уже сформированная! - настаивал бывший ученик. - Попробую сделать, погоди...
   Дрейку пришлось долго ждать.
   Виктор попробовал переделать щит от физических атак, неплохо показавший себя и против лёгкой магии. Но тут был заложен тот же самый принцип - противодействие. Попробовав несколько модификаций, маг расстался с этой моделью.
   Как подхватить силу? Она течёт. Нужно заставить её течь контролируемо, сохранив движение для дальнейшего использования. Создать конденсатор, батарею! Допустим, пока только для воздуха. А если подвесить такой аккумулятор и ждать, пока воздушная сила, скажем, прилипнет к кокону?
   - Вот! Можешь выпустить ракету?
   - Да хоть пять, - сказал Дрейк, начиная заклинание
   - Пять не надо!
   Их всё-таки было пять. Виктор спешно приготовился и уворачиваться, и выпускать свой арсенал - на всякий случай. Но этого не понадобилось: сгустки силы подплыли к щиту, в метре от него значительно ускорились и всосались почти без остатка. Добавочные оттенки других стихий, лишённые образующего воздуха, рассеялись в пространстве.
   Убрав магическое зрение, молодой маг понял, что ему не почудилось: мир за щитом чуть выцвел и потемнел, когда щит принял дармовую силу.
   - Ух ты! Ловко вышло, мой юный друг!
   - И мне понравилось! Сейчас сброшу избыток.
   Виктор попробовал вспомнить ощущения от начального щита, чтобы измерить прибавочную силу. Наметив целью сухое брёвнышко, маг вышвырнул довесок, не особо заботясь о его форме. Белое облако, еле заметное из-за его скорости, поцеловало деревяшку и разнесло ворохом осколков, впечатав в неглубокую воронку.
   - Это ты только моё заклинание так переделал!?
   - Вроде да...
   И почему так мощно вышло? Более эргономичная форма? Да её вообще не было! С самого щита энергия точно не снималась. Но даже слабо сформированная чистая сила "наделала больше шума", чем могли бы устроить ракеты Дрейка.
   - А с молнией справишься?
   - Она воздушная?
   - Почём я знаю? А ты только воздушные отлавливаешь?
   - Погоди, сейчас перестроюсь...
   Как-то всё быстро. Впрочем, раз получается, почему бы и не ускориться? Молния. Каналы серебристых нитей, изменение электромагнитного поля, пробой диэлектрика, ионизация газов. Как вызвать это электричество? Как сделать это на воздухе?
   В каком-то научно-популярном фильме было: появление разряда из-за трения частиц льда. Странное объяснение. Чистый диэлектрик трётся о другой диэлектрик. Хотя, вспомнить, например, как волосы шевелятся, если расчёсывать пластиковым гребешком! Вдруг да сработает?
   На границе поглощающего щита Виктор сделал ещё два простых на расстоянии ладони. Постепенно раздвигая внутренний щит, маг призвал в него немного воды. Сфера побелела от тумана. Выждав пару секунд, чтобы газовая смесь охладилась, маг резко уменьшил диаметр внутреннего щита и придал ему вращение.
   - Это ты что такое сделал!? - ошарашено пробормотал Дракон, видя, как бывший ученик сначала скрылся в молочном шаре, а затем шар заискрился и стал потрескивать.
   - Давай молнию! - потребовал довольный физик-маг.
   Молния готовилась почти четыре секунды. Сорвавшись с рук Дрейка, влетела в сферу щита, прогнула её, влезла в ионную феерию и ускорила вращение щита раза в два.
   - А теперь... - Виктор вытянул руки по сторонам, указывая направления электрических каналов.
   Разряды ушли в землю в пяти метрах, утянув заодно большую часть силы щита. Остаток, безопасности ради, был отброшен назад, в кустики за родником.
   - Научишься делать это чуть быстрее - и биться с тобой станет совсем страшно.
   - Надеюсь, - кивнул Виктор и намочил руки в роднике, чтобы пригладить вставшие дыбом волосы. - Надо освоиться с электричеством, с водой... с огнём вообще ещё не работал...
   - Это не всё, конечно, - Дрейк хмыкнул.
   - Вот и дополнишь список, - Виктор улыбнулся. - А ты боялся, что от тебя толку не будет!
   Маг тренировался вызывать молнии ещё два часа с перерывами. Сложный объект всё-таки.
  
   48. Дмитрий.
   За обедом Дрейк пошептался с Лилой. Воровка выслушала, внимательно посмотрела на Виктора, но, поймав его взгляд, тут же уставилась в тарелку. Она сильно испугалась.
   Её нужно было срочно отвлечь, успокоить! Теперь, когда чувствуешь себя защищённым, можно безо всякой паники и резких движений думать о том, как усмирить противника, не убивая его.
   - Лила, сможешь показать фокусы со скрытностью? - спросил молодой маг.
   - А? - наверное, в первый раз за всё время их знакомства женщина выглядела по-настоящему растерянной. Но тема вопроса была правильной: профессиональной. - Могу ближе к вечеру, после занятий.
   - Договорились.
  
   Волнение воровки повлияло на тему занятий в роще. Виктор решил творить нечто совершенно безопасное: артефакты, которые позволили бы разговаривать на расстоянии.
   За основу взял воду. Она отлично показала себя переносчиком информации. На первой стадии удалось передавать что-то вроде морзянки: Дрейк проводил рукой по линии связи двух камней, а Виктор "снимал" колебания. Но этот вариант всё же был отброшен. Тренировать чутьё к воде у остальных членов команды? Непонятно даже, как подступиться к этой проблеме!
   Виктор решил понаблюдать за речью с магической точки зрения. Дракон принялся болтать всё, что в голову взбредёт. В колебаниях участвовали воздух, вода и... что-то неопределимое. Оно просилось назваться отдельной стихией, но слова этому так и не нашлось. Впрочем, влияние третьего фактора было минимальным. Для начала было бы неплохо обуздать хотя бы два основных. Хорошо, что среди них есть вода.
   Дрейк отошёл на противоположный край поляны, уселся на пенёк и принялся нашёптывать, держа камушек у рта.
   Виктор чувствовал водные колебания, исправно передаваемые на парный артефакт, но и только-то. Нужен воздух! Скрутив его силу трубочкой, охватывающей водную нить, маг протянул этот тонкий шланг до первого камушка.
   - ...видите ли, надо. Не, можно и погово... - вдруг донёсся шепот.
   Но трубочка разорвалась - и эффект истаял. Значит, аналоговая передача магического сигнала работает!
   - Дрейк, погоди! - Виктор перебежал через поляну, взял камушек, и быстро проточил на нём бороздки.
   Сделав то же самое со своим, он высушил оба, заново сроднил их водой и вернул Дракону камень. Дрейк сидел на кочке, покачивая ногой, очень довольный происходящим: кажется, ему нужно было выговориться хотя бы в пустоту.
   - Ну так вот, о чём бишь я? - шептал он. - Ах, да! Приходит этот самородок и шутя кладёт на лопатки. И вот сидит топерича Димка, разыгрывает говорящего болванчика. С утра вроде ещё магом был, а сейчас - дурачок деревенский...
   Отлично! Долго ли ещё продержится воздушный заряд - неизвестно. Надо проверить обратную связь. Дмитрий. Куда менее пафосно, чем Дрейк. Но прозвище красивое.
   - Раз, - шепнул Виктор.
   Дрейк вздрогнул от неожиданности. Он услышал! Сработало!
   - Дмитрий, вы в эфире.
   Старый маг вскочил и бросил камень, словно тот его укусил. И забормотал.
   - Эй! Мы вообще-то связь тестируем, а не сферу погло...
   Однако Дракон ничего не тестировал. Он нападал!
   Виктор бросился на землю и перекатился. Раздался треск. Молния! Какого беса!?
   Догадка мелькнула, но провалилась куда-то в дальний угол сознания: сейчас было не до размышлений о суевериях. Надо спасаться! И ведь, тваюмагию, ещё и этого психа не покалечить бы!
   Виктор подпрыгнул и вызвал щит. Сфера слишком нестабильна, пока ненадёжна, и неизвестно, как она себя поведёт при быстрых передвижениях.
   Красное пятно на земле, как точка лазерного прицела. С небольшим отличием: она магическая! Мысленно потянувшись к ещё не названной стихии, он пожелал отбросить точку подальше в лес. Прыгая в противоположную сторону, Виктор швырнул в Дрейка оглушающее заклятие. Без результата: старый маг сидел внутри крепенького щита.
   Через секунду в лесу полыхнуло. Дрейк удивился, что огненный шар сработал неизвестно где, но с отчаянным упрямством начал следующее заклинание.
   - Дрейк! Да ни к чему мне твоё имя!
   Тоже без толку. Вот же пакость! Три воздушных удара подряд и глушак следом. Опять не вышло! Теперь Дракон скрылся не под серой, а под сиреневой сферой, очевидно, дающей более сильную защиту. Пробьёт ли сферу молния? И выживет ли от её удара суеверный недоумок? Как же всё нескладно!
   Виктор почувствовал запах тухлых яиц, а следом за ним зуд по всей коже! Отчаянной попыткой уйти из поля действия какой-то мерзости, играющей с органикой, маг направил силу себе под ноги. От ударной волны, что подбросила его, заложило уши и заломило виски. Но с высоты метров в пять он увидел удивлённое лицо бывшего наставника перед тем как того оглушило и он стал падать лицом в собственное заклинание!
   Поставить щит Виктор успел только под себя, чтобы смягчить падение. Смягчил, но ноги от удара подломились. Ягодицы, спина, голова - влетели в заросли, крапива ожгла шею, левая нога приложилась о дерево, ещё один кувырок назад. По щеке проехалась ветка какого-то кустарника.
   Виктор вскочил и побежал сквозь кусты. Воздушным ножом вспорол ограждение поляны, прыгнул, продираясь сквозь им же сплетённые и сращённые ветви. Подбежав к краю круга, в котором всё живое корчилось в гниении, маг в отчаянье снова швырнул силой, чтобы отбросить потерявшего сознание учителя. Не получилось: Дрейк лежал, и волна воздуха прошла над ним. Плохо понимая, как именно, Виктор принялся всасывать силу заклинания, скатывая её в шар. Но ему повезло: процесс замедлился и остановился!
   Цвет. Он уже видел это сочетание. Практически то же, что и в целительном прикосновении зловредного Петра! Надо сохранить его. Вынуть всю дрянь, оставив только то, что сможет лечить!
   Держа шар в правой руке, левой Виктор вызвал щит, им перевернул Дрейка лицом вверх. Кожа с правой стороны пожелтела и почернела от глубокого химического ожога. Половины щеки просто не было, как и большей части волос. Разбавляя тошнотворную вонь, пришёл запах гари от занявшихся пожаром деревьев.
   Старый маг дышал. Значит, ещё не всё потеряно! Лила, конечно, будет в ужасе. Все будут в ужасе. Потом можно будет позвать лекаршу, нынешнюю наставницу Петра. Но что-то надо сделать уже сейчас! Вдруг уже идёт заражение, сепсис или ещё что-то? Тяжело в партии без нормального лекаря...
   Сфера в руке продолжала переливаться, но контроль над ней ощутимо терялся. Надо всё сделать быстро. Зелёно-красное. Жёлтое ни к чему. Эта серость - тоже. Маг вытянул из клубка всё лишнее и отбросил. Клубок не выдержал и начал стремительно разматываться! Виктор успел толкнуть сгусток в сторону головы Дрейка. И отпрыгнуть назад. Упасть в вонючее месиво и зажмуриться, чтобы не видеть, что будет происходить.
   С минуту ничего не происходило. Закисленная земля начала жечь лодыжки. Всё? Он добил бывшего учителя? Весельчака, который взял ученика, вырвав его из лап Ордена. Даже думать не хотелось о том, что будет дальше.
   И тут Дрейк заверещал! Виктор открыл глаза, чтобы увидеть, что старый маг сидит и неистово трёт лицо руками, с трудом сдерживаясь, чтобы не царапать, а из-под ладоней с каждым движением вываливаются обгоревшие клочки плоти. Бросив покрасневшее лицо, он начал чесать живот, ноги, бока, руки - всё тело. Потом упал навзничь, рыча от злости, и стал извиваться, стремясь унять чесотку в спине.
   Жуткое зрелище не помешало обрадоваться: Дмитрий был жив!
   - Помоги раздеться! - прошипел несчастный, пытаясь содрать непослушную одежду.
   Виктор помог, стараясь не обращать внимания на поток ругательств. Он жив! Раздевшись догола, Дрейк кинулся к роднику, плюхнулся в него, подняв фонтан брызг, и, часто-часто дыша, начал смывать с себя начёсанное. Пока предавался этому занятию, волосы, уже державшиеся на честном слове, выпадали, покрыв плечи и спину. Плеснув воды в лицо, Дрейк смыл брови.
   Минут через пять очень худой человек, весом не более трёх пудов, сидел, дрожа от холода, на лавке. Предложенную грязную одежду он отверг с выражением крайней брезгливости. Раскрасневшееся лицо медленно бледнело.
   Перед Виктором был жилистый, тощий... юноша.
  
   49. Молодость.
   Дрейк отогревался, надев свою собственную рубашку, отданную Виктору три дня назад.
   На то, чтобы потушить пожар, ушло четверть часа. Родник был трижды вычерпан до дна и теперь наполнялся новой, чистой, неосквернённой водой.
   Решив оставить уборку на потом, Виктор помчался в коттедж за одеждой для Дракона. Сработавшие сторожевые заклинания, позабытые в спешке, вышвырнули обалдевшего мага, добавив при приземлении синяков.
   Виктор взбежал по лестнице. Из зала на шум высунулась Лила. Увидев молодого волшебника без рубашки, с ободранным лицом и торсом, воровка побледнела.
   - Рубашку, трусы, штаны... для Дрейка, - выдохнул запыхавшийся маг. Спохватившись, добавил: - И ремень обязательно.
   - В каком порядке вас пороть?
   - Только его. Дважды!
   Конечно, Лила не смогла усидеть в доме. С сумкой в руке она обогнала умаявшегося Виктора. Тот запоздало вспомнил о не сработавшем ещё глушаке и крикнул вдогонку. Воровка махнула рукой, а на тропинке каким-то чудом увернулась от заклинания.
   Когда Виктор прибежал, Лила рыдала на плече Дрейка.
  
   Через полтора часа, чуть живой от усталости нечаянный целитель притащился в коттедж и рухнул на диванчик в холле. Из кухни выбежала Женя. Увидев бледного, осунувшегося Виктора, убежала обратно и вернулась с чашкой крепкого приторно-сладкого чая и бутербродом с колбасой.
   - Спасибо...
   - Что произошло? Лила вся не своя, Дрейк - молодой и тощий, как вешалка, ты в крови, Моав с Вахтангом куда-то умчались! - скороговоркой выпалила девушка. - Меня тут оставили... за тобой присматривать.
   - Он напал, я защищался. Он упал в кислоту...
   Женя ахнула, прикрыв личико ладошками, а Виктор слабо махнул свободной рукой и продолжил рассказывать:
   - Я его отбросил. Кислоту выпил... как-то. Его вылечил. Пожар потушил. Вот...
   - Выпил... вылечил... Прости, что я с расспросами! Ты такое пережил, а я...
   - Ничего, - Виктор, как смог, улыбнулся. - Понятное беспокойство. И любопытство.
   Он ел. Она смотрела то на него, то в пространство. Временами вслушивалась в громкие разборки на втором этаже. Уши мага ещё не отошли от звуковых ударов, так что, когда крики стихли, он ничего больше не услышал.
   Когда Виктор доел, девушка, отчего-то покраснев, предложила ему пойти на кухню.
   Затворив дверь, Женя поставила разогреваться остывший обед. Она нарезала хлеб, подождала, пока пропищит микроволновка, поставила тарелку супа, пиалу с салатом на поднос, положив рядом два куска хлеба, подала еду на стол.
   - Спасибо.
   - На здоровье, - и села сбоку у стола.
   Румянец от смущения ещё не сошёл с её лица, девушка смотрела на стол перед собой, боясь поднять глаза, и Виктор почувствовал себя неловко. Начав есть, чувствуя, как просыпается аппетит, маг тоже не поднимал взгляд от тарелки.
   Трогательно. Мило. Романтично. Он ей нравится. Обстоятельства догрузили восхищения к его образу. Нравится ли она ему? Пожалуй, да. Если поначалу он не мог решить, в его ли она вкусе, то сейчас вопрос о каких-то абстрактных, общих предпочтениях терялся в прелести происходящего.
   Что из этого следует? Только то, что нужно остыть. Дед как-то сказал, что вредно знакомиться с девушками на танцах и гулянках. Кипение эмоций - плохой советчик чувствам; не стоит его слушать при первой встрече. Они познакомились по-деловому, а через три часа в крови уже бурлил адреналин. И с тех пор этот гейзер постоянно пробуждался от разных потрясений. Вот и сейчас...
   Она сидит кротко и застенчиво. Отчасти смущается его общества. Отчасти... Виктор вдруг догадался, отчего она могла покраснеть, что именно услышала! И почувствовал, как краска начинает заливать и его лицо. Лила и Дрейк, должно быть, очень крепко обрадовались, что старый маг помолодел. Ну и пусть себе радуются...
   Взгляд Виктора машинально отдрейфовал к двери. Мельком ухватив позу девушки, маг снова уставился в тарелку.
   Путь к сердцу мужчины. Фи, как банально! Ну, ладно: истрёпано, избито. Вкус еды - отнюдь не главное! Забота, участие - вот что греет. И кружка чая, и "языки пустынного зайца в соусе из специи" - только знаки внимания. Не хочется считать, что и им так же легко манипулировать, как и большинством мужчин.
   Даже если этим занимается такая милая девушка. Где-то в этих рассуждениях хромала логика, но обдумывать все заново Виктор не решился.
   - Они вместе уже два века, - произнесла Женя, не выдержав молчания.
   - Плохо представляется, - кивнул маг. - Почтенно!
   - Хм, - девушка улыбнулась. - Ты иногда так необычно слова используешь.
   - Удивление такое взаимным бывает, - и Виктор булькнул, вспомнив "сына Гены и Чебурашки".
   - Вот, опять...
   И не было повода не рассказать. О кино и Голливуде, о России, об Америке, о "Звездных Войнах", о силе, о старом учителе джедаев...
   - А может быть, "давным-давно, в какой-то там галактике" - это у нас? - внимательно слушавшая Женя не преминула найти параллели. - Люций - Йота...
   - Йода, - поправил Виктор. И весело продолжил: - Я - Эникен, ты - Амидала...
   - А это кто?
   - Одна из джедаев, - бодро соврал маг, обдумывая свою оговорку.
   - А-а...
   Теперь первым заговорил Виктор:
   - Я не спрашивал ещё ни у кого про продление жизни. Два века - это нормально только для магов и воров?
   - Есть действо, которое могут... позволить себе немногие, - девушка улыбнулась. - Я не знаю подробностей, но слышала, там нужен средний маг или высший бард и - высший лекарь.
   Виктор задумался. Так, видно, Дрейк с Лидией и дружат домами. Неплохо устроились лекари. А уж как хорошо устроился Орден! иметь исключительное право на почти бессмертие!
   - Только не на всех одинаково срабатывает, как один знакомый рассказал. А как у тебя получилось!? Ведь это больше, чем обычное омоложение! Дрейк теперь как двадцатилетний!
   - Нечаянно вышло. Хотел только его лицо подлечить. Я не знаю, почему это получилось именно так. И насколько повторяемо - тоже неизвестно. Какие могут быть побочные эффекты... - Следующая мысль была пугающей, но маг высказал и её: - Вдруг у меня получилось вдохнуть в Дрейка жизнь только на время? К тому же, мне нужно донорское заклинание: сам я не знаю, как собирать силу в двух стихиях. То, что я случайно использовал - игрушка опасная, а с какими ещё получится - тоже не понятно. Но самое главное - безопасность использования! Вдруг такой сильный поток нарушает естественную...
   - Вить, - тихонько позвала Женя. - Почему ты не можешь порадоваться тому, что у тебя получилось?
   - Не знаю, - маг виновато пожал плечами. - Много факторов, много событий. Как тут быть в чём-то уверенным? - Но, увидев, что девушка сникла, добавил: - Спасибо, конечно, за поддержку!
   - Пожалуйста, - Женя улыбнулась и откинулась на спинку стула, скрестив руки.
   Поздний обед взбодрил.
   Маг, видя, что бард и не думает уходить, предложил составить ему компанию. Женя согласилась и, написав короткую записку, они пошли в рощу.
   По дороге Виктор всё думал, в какой степени он гуляет с товарищем по команде, а в какой - с девушкой. Пришёл к выводу, что приблизительно в равной. Что происходило в головке под каштановым каре - непросто догадаться. Но - нечто схожее.
   Снова вспомнились наставники. Виктор спросил, есть ли, были ли у них дети. Женя под большим секретом поведала, что нет, не было и быть, увы, не может. У магов это через одного случается, а Лила... ей просто не повезло. Пробовала лечиться, но без толку.
   - Интересная зависимость, - пробормотал Виктор. - Я про магов.
   - У тебя много всего "интересного", - отметила Женя паразитное слово и рассмеялась.
   - Но ведь действительно: интерес, любопытство - куда ж без них!?
   - А что тебе ещё интересно?
   Маг принялся перечислять, пока девушка не замахала руками и не сказала, что теперь ей всё понятно.
   В роще Женя наблюдала, как Виктор потоком точил кольца для командной информсети. Двенадцать заготовок. Узнав, как именно можно показать с помощью четырёх пальцев числа от одного до шестнадцати, девушка долго смеялась. Контрольная лыска на каждом кольце - под большой палец, остальные, расставляемые по оставшимся граням, определяют адресата послания. Так же, поставив все пальцы, на кольцо, можно узнать, кто вызывает. Автоматическая подзарядка от тепла и естественного потоотделения тела.
   Пока тестировалась связь, молодые люди читали по ролям басни Крылова. Особенно удалась "Лиса и виноград".
   Подумав, Виктор встроил и проверку принадлежности: никто не сможет использовать чужое кольцо, в чужих руках оно рассыплется в пыль. Маг подумал, не стоит ли отрезать палец злоумышленнику, пытающемуся подключится к сети без права на то. Но Женя заметила, что колечко можно обронить, потерять; и, например, подобравший его ребёнок будет никак не повинен во взломе. Аргумент был принят с благодарностью, и Виктор остановился на разрушении лишь самого кольца.
   Женя была в восторге от прикосновения к тому, что не надеялась увидеть ещё лет десять - к созданию артефактов! Живые, работающие, замысловатые вещицы завораживали, волновали воображение. Особенно девушка радовалась и гордилась тем, что насоветовала сделать кольца ключом для охранных систем: прижатый большой палец теперь удерживал защиту рощи от срабатывания.
   - Как же у тебя всё просто! - воскликнула Женя по пути домой.
   - Я тоже удивлён. И пока не знаю, в чём секрет. В какой-то момент мой мозг стал для магии как брат родной. Или был.
   - С рождения?
   - Не думаю. Я, может, и не самый обычный, но точно не выдающийся.
   - И это говорит тот, кто достиг уровня Дрейка за две недели!?
   - Уровни - это вообще условность, - Виктор махнул рукой. - Магическая матрица тела непроизвольно создаёт возмущения полей, а потому может влиять и осознанно.
   - Вот этим ты уже отличаешься от большинства магов, - и Женя рассмеялась. - А ты можешь объяснять проще?
   - Могу дольше.
   - А меня, например, научить? Как раз проверишь свою теорию о том, что ты не один такой магический.
   - Чому я не Люций, чому не навчаю? Я подумаю. Что-нибудь к твоему профилю?
   - Было бы здорово! - глаза барда так и загорелись. - Какое-нибудь управление эмоциями!
   - Хм, вот так, навскидку предположу, что управлять эмоциями все-таки сложно. Будет легче передавать те эмоции, которые ты испытываешь. Усиливать их, разбрасывать вокруг.
   - То есть, я смогу отдать другому то, что чувствую сама, - девушка задумалась и чуть замедлила шаг. - Это как раз то, что нужно!
   - Но не прямо завтра, - маг немного опешил от этого воодушевления. - Мне надо поэкспериментировать, выделить класс эмоциональной сферы в магической проекции...
   - Не сомневаюсь, что надо сделать именно это, - очень серьезно согласилась Женя. - А еще, наверное, индексировать и агрегировать.
   - Кстати, да! - Виктор удивился, как точно она сформулировала последовательность действий. - Именно агрегировать, а не клонировать!
   - Я вообще-то пошутила, - призналась девушка, испугавшись своей случайной догадки.
   - Я тоже, - сказал маг и хихикнул. А когда смех девушки отзвенел, прибавил: - Хотя всё так и есть.
  
   50. Собеседование.
   Утром Виктора разбудило сработавшее кольцо: кто-то проник на территорию участка у коттеджа.
   Оказалось, снова Саша. Счастливый и немного смущённый, он так и стоял у калитки, боясь пройти дальше. Он сказал, что получил приглашение на собеседование от имени охранного общества на 18 часов у коттеджа. И должность указана как раз такая, чтобы отец Александра тоже прыгал от радости: специалист по системам связи и охранным агрегациям. Но все, кроме его папеньки, конечно, понимают...
   Виктор тоже понимал. Надо испытать его бойцовские способности, но команде куда важней компьютерщик с чистым послужным списком. Приключения ему будут гарантированы с первого дня, а вот махание железками можно и отложить. Впрочем, глаза и чистые руки нужны в городе. И Урюк, брошенный в одиночестве, наверняка, обрадуется компании ученика.
   Интересно, что за собеседование затеял Дрейк, не потрудившись об этом сообщить. Вечером этот псих объявил, что сегодня планирует бездельничать.
   - Виктор, не знаю, как и благодарить! - радовался Саша.
   - Главное - не преждевременно, - маг улыбнулся. - Учитывая, что ты уже знаешь, скажу, что легче в ближайшее время не будет. "Мы живем в ожидании чуда, как маузер в кобуре".
   - В кобуре? Маузер - это огнестрельное оружие?
   - Точно, - Виктор вспомнил, что "Сплин" никогда не пел под этим тусклым солнцем. - Пистолет.
   - Но они вроде запрещены...
   - Точно.
  
   В роще Виктор запоздало подумал, что зря не попросил Дрейка показать какое-нибудь заклинание эмоциональной сферы. Так было бы куда проще определить эмоции как отдельную стихию. Теперь оставалось только тренировать навыки защиты, добавляя новые гармоники к щиту.
   Час создания и рассеивания заклинаний успел утомить, потому маг бросил это занятие. Еще полчаса он запускал молнии. Вспомнилось, что они чаще зарождаются вблизи городов, где воздух богат примесями. Добавив к воздушно-электрическому каналу капельку обще-органической составляющей, Виктор проверил это сочетание.
   Эффект поучился значительным: молния формировалась раза в два быстрее и, по ощущениям, выходила раза в полтора мощнее. Может, не все заклинания Люция разбавлены лишь паразитными вкраплениями побочных стихий?
   Вообще, что такое стихия? В Записке говорится об одной прямо-таки абсурдной вещи: сила движения. Но Древний говорит о ней как о равноправной с остальными. Что, если стихия - только триггер, с помощью которого мозг устанавливает управление над определенной группой магических явлений, различных по физической природе?
   Например, всё, что связано с низкими или высокими температурами - только состояние вещества, но не отдельное вещество. Однако можно выделить и другие стихии: холод и огонь, например. Почему бы не определить стихией, скажем, последнюю-каплю-дождичка-в-четверг-перед-сухой-пятницей? Или условие получится слишком сложное? Наверное, всё же не стоит злоупотреблять магической способностью разума, а не то он уйдёт в перезагрузку и не вернётся обратно.
   Кстати, а как быть со свиванием? Что это вообще такое!? Там же действительно интересная математика выходит! Предположим, есть форма, в которой перевиты дважды три стихии. Если одна из них будет названа двумя отдельными, то получается четыре стихии. Количество их пересечений может сразу достичь четырёх, что вроде как уже превосходит ограничение. Но и ограничение меняется: четыре стихии могут свиваться шесть раз! В общем, хитро придумано.
   Виктор улыбнулся, вдруг осознав, что хитрость-то здесь и не ночевала. Это сумма практики, о теоретическом осознании которой он сейчас и умствует! Люций рос в своём мастерстве сотни лет, самостоятельно наступая на все грабли, о которых путано и кратко рассказывает в прощальной записке. Скорее всего, ему даже не приходило в голову, что одну стихию можно назвать двумя. Он не ставил мысленных экспериментов с целью проверки своих знаний, вышедших из опыта.
   Молодой маг чувствовал: ещё немного - и он решит вопрос со стихиями; ещё чуть-чуть - и совокупная теория манипуляции магическими полями будет завершена! Осталось сделать лишь некое смелое обобщение, или как-то иначе определить стихии.
   Пока же Виктор решил, что пусть всё идёт интуитивным путём: огонь и холод надо назвать, пусть даже это лишь вспомогательные стихии. А что не вспомогательная? Воздух? - одна пятая кислорода, четыре пятых азота, одна трёхсотая углекислого газа и всего прочего по мелочи? Смешно...
   Доделав двенадцать колец по следам вчерашних экспериментов, наигравшись с костерком и замораживанием воды в причудливых формах, маг вернулся домой.
  
   Саша пришёл взбудораженный. Наглаженные светлые парусиновые брюки, голубая футболка с воротником, видимо, должна была означать рубашку, а мокрые волосы - причёску.
   Разговаривал с ним Дрейк: надо же было как-то познакомиться. Маг помолодел! И если б не Виктор его представил, Саша бы долго не расстался с сомнениями в подмене. Сходство-то подмечаешь уже потом. Дрейк был весел и снисходителен, так что Саша скоро расслабился. Выслушав повесть о проблеме отцов и детей, Дрейк беспечно махнул рукой:
   - Это ерунда! Дело простецкое! Отцы только первые десять лет бухтят, - а там и выдыхаются.
   Оговорив жалование, Дрейк удалился на второй этаж, предаваться безделию в ожидании Лилы. Воровка тоже надолго не задержалась. Она передала парню накопитель данных размером с некрупную монету, сказала:
   - Инструкции там, задания там, способы связи... - женщина о чём-то задумалась настолько, что не закончила фразу и, казалось, потеряла интерес к происходящему.
   - Видимо, тоже там, - закончил Виктор. - Ко всеобщему удивлению.
   - Да. Там, - рассеянно произнесла Лила. - Утром едешь в город. Завтра вечером жду первого отчёта. Ровно в двадцать будь на связи.
   Сказав всё, что хотела, воровка удалилась.
   - Серьёзная дама! - пробормотал Саша, уставившись на лестницу.
   - Можно и так скажи. Я не знаю, чем именно тебя одарили. Так что вот ещё несколько моих замечаний...
   Виктор указал на диванчик, чувствуя себя немного не в своей тарелке. Но его соображения были не менее важны, чем наработанные Лилой схемы поиска информации. Так что к демонам и тарелки, и прочую столовую утварь!
   Новый сотрудник общества "Драконы" сел, стесняясь оказанной ему чести, приняв на работу, и приготовился слушать. Внимательно-внимательно.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"