Искварин Валентин Валерьевич: другие произведения.

Естественно, магия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Естественно, магия", часть IIc


IIc. Капитан.

- Помнишь нашу встречу?
- Я знаю, что ты шла по моим следам.

Тайны Разрушителя.

74. За полночь.
   Урюк лежал на обочине рядом с трейлером, безнадёжно пьяный. Капли дождя не нарушали его сон. Дрейк подошёл к гиганту и толкнул его в бок ногой. Сделав шаг назад, старый маг развёл руками.
   - Я не это имел в виду, когда разрешил ему хлебнуть пивка.
   - Это было не пиво, - определил Моав, понюхав валявшуюся рядом с телом порядочную стеклянную бутылку.
   - У кого есть идеи, как разбудить эту свинью? - спросила воровка. - Потому что, если я этим займусь, этот дурак может недосчитаться каких-нибудь частей тела.
   Виктор молча свернул щит огромной воронкой, и на проштрафившегося хлынул поток воды. Через пару минут Урюк уже смог сидеть. И скоро его мычание стало членораздельным. Осуждающие лица смотрели со всех сторон, болезненно удваиваясь.
   - Мы тут немного вчера...
   - Значит, "мы", да? - уточнил Дрейк. - То есть, ты и Валеру споил, подлец. Кстати, а транспорт ты заказал?
   - Ну, грузовик-то мы не пропили! - удивился боец.
   - Какие же вы молодцы! - фальшиво обрадовался Дракон. И, потеряв терпение, заорал: - Но я не о том, вообще-то!
   До Урюка стало доходить, и из помятого он начал превращаться в сморщенного.
   Виктор сел на край асфальта, обхватив голову руками. Жутко хотелось спать. А тут...
   Он убил восьмерых сегодня и спас пятерых. Он не хотел убивать. И ему не нравится убивать, но пришлось. И вообще, как сказал бы другой герой поневоле: "Я был другом Олега. Он научил меня, что когда убиваешь, то платишь за это".
   А кто-то напился. И сорвал планы, гад.
   Виктор представил себе толпу из десяти человек, которая разбегается по порту с криками: "Срочно нужен транспорт! Платим мало, бежим далеко!" - и совсем опечалился. И воззвал:
   - Лила, у тебя есть мысли, как поймать гидроплан? Ты же вроде специалист по тому, чтобы...
   Похоже, он сказал что-то уморительно забавное, потому что воровка заливисто расхохоталась. Отсмеявшись в круге недоуменного молчания, Лила сказала:
   - У нас в гильдии говорят: хочешь, чтобы было, о чем рассказать - свяжись с бардом.
   - Так это я должна придумывать, как ранним утром зафрахтовать транспорт!? - с удивлением, близким к ужасу, воскликнула Женечка.
   - Нет-с, Евгения... Андреевна! - воровка рубанула рукой воздух. - Сперва научись дослушивать! Есть вторая часть поговорки: хочешь, чтобы рассказывали о тебе - свяжись с высшим бардом!
   - Точно! - и обрадованная Женя захлопала в ладоши. - Мы же сейчас с батяней встретимся!
   - И он, который сам в бегах, решит наши проблемы, - сказал Виктор, чтобы проверить, так ли он всё понял.
   - Насколько я его знаю, да, - решительно отвесила Лила.
   - Знаешь!? - изумленно воскликнула Женечка.
   - Андрюху Смоль, парижского повесу? Зам. начальника Симбирской дипломатической миссии, у которого документы на контрабанду раз двадцать выправляла? - уточнила воровка. И дождавшись Женькиного "ничего себе!" закончила спич: - Нет, не слыхала!
   Дрейк рассмеялся, дал пинка Урюку, который успел задремать, и громко распорядился:
   - Тогда тарантасы в повозку, тело к бойцам. Маги едут первыми, следом дамы, мужики нянчат нашего кабанчика. И - ходу!
   Мужики переглянулись, оценивая мрачную перспективу дышать всю дорогу перегаром.
  
   Сашу всё-таки решили взять к магам. Дрейк непринуждённо управлял близнецом своего вседорожника. По сторонам шоссе бежал хвойный перелесок. За плавным поворотом угадывалась в свете фар длинная прямая. Старый маг прищёлкнул языком и сказал:
   - Эх и жирно же гады живут! Такая машинка недёшева, спешу заметить.
   - Аппаратура у техников тоже неплохая, - поддержал разговор электронщик, сидя посредине заднего сиденья. - И разнообразная.
   - Кстати, о жирке, - Дрейк хихикнул какой-то своей мысли. - Много ли насобирали? А то я что-то всё на любезную мою свалил.
   - Мало, - Саша опечалился. - Только сто сорок удалось вывести. А планировали не меньше шестисот.
   - Ну, уже неплохо, - беззаботно поощрил Дрейк.
   - Ещё сорок осталось от контракта... Нас девятеро, а это - еда. Плюс аренда катера, или что там будет...
   - Экий ты хозяйственный! - старый маг рассмеялся. - Жене твоей будущей счастья будет... - и вдруг заорал: - Хронись!
   Виктор начал наклоняться, выбрасывая щит, когда всё смешалось: зигзаг резкого манёвра, пугающий звон стекла, чей-то шумный вдох, мат Дрейка, закладывающего следующий вираж.
   Пуля! И навряд ли последняя.
   - Жми назад! - рявкнул Виктор. - Я выхожу!
   Глухо стукнул второй выстрел.
   Распахивая дверь, он усиливал щит. Машина вильнула, дав ему ускорение. Маг закувыркался в своём коконе, не рискуя прыгать. Рикошет от щита, но пуля всё-таки прошла внутрь, по счастью, кажется, ничего не задев. Зачарованная?
   Прыжок за насыпь, ещё, ещё. Второй рикошет. Этот служивый - чемпион по биатлону!? Второй слой щита обезопасил от выстрелов, можно было заняться делом. Распахнуть достойную защиту на всю ширину дороги было тяжеловато, да и передвижение грозило замедлиться. Виктор сотворил электрическую дугу, на мгновение осветившую придорожные кусты и безмятежные стены сосен, но почти ослепившую его самого. Глупость. Он дважды прыгнул наугад, чуть пробежал. И увидел вспышку! Следующая молния полетела уже прицельно. За ней переместился и маг.
   - Чистое самоубийство, сволочь! - процедил Виктор сквозь зубы, надвигаясь на перепуганного стрелка. - Чистое самоубийство, падла!
   Посланная ракета расплющилась о щит техника (с амулетом что ли мерзавец?), но глушак исправно прошёл по её следу.
   Забрав ружьё, маг в три прыжка прискакал к машинам.
   Сашку, которому досталась первая пуля, уже вытащили на асфальт, Моав раздирал ему рубашку. Лила метнулась за аптечкой. Виктор глянул на пятно на груди, на уже натёкшую лужицу крови, продолжающую толчками выпрыгивать из неровного отверстия. Плохая рана, если они вообще бывают хорошими.
   - Витьку пустите! - крикнула Женечка, Моав уже посторонился, а остальные и вовсе отошли, понимая, что помочь не смогут.
   Он упал на колени, сканируя. Главное - разрыв этой, которая вроде вена, но на самом деле - артерия. Вот она надорвана. Магическая шина цилиндром остановила кровотечение. Но есть проблема: это же сердце, а оно, тваюмагию, на месте не стоит! Чёртова кардиохирургия.
   Прошло десятка два-три слабых биений, прежде чем удалось достаточно хорошо подстроиться под ритм. Но внимание требовалось... почти всё. Ладно хоть все молчали и не задавали вопросов. Он смог сосредоточиться.
   Стенки сосуда. Там ещё слоёв сколько-то. Но под рёбрами и мышцами такие мелочи не в раз разглядишь! Контролируя левой рукой шину, Виктор правой латал артерию-вену. Откуда-то из себя пришлось вытаскивать силу для заживления. Пятнадцать секунд донорства стоили слабой дурноты. Вроде затянулось, но держать шину на всякий случай надо. Пат, однако: скушать заклинание, отчистить от скверны - на это не хватит ни бодрости, ни внимания. Чёртов чёрный снайпер! Остаётся только просить...
   - Кто... может... на время... поделиться... силами?
   - Я! - Марина опередила всех желающих.
   Хорошо. Кто-то фантазировал о том, что женщине донорствовать легче*. Повод проверить.
  * М. Семёнова 'Волкодав'.
   - Ложись рядом, - выдохнул маг. - У головы.
   Девушка легла, и в свете фар щека влажно блеснула. Хорошо легла: совсем рядом. Как снимать силу? Срезать аналогичный слой? "Её не скопить". Своевременное, тваюмагию, наставление! А ведь надо!
   Виктор положил ладонь тыльной стороной слева от солнечного сплетения Марины: подзывать витальные силы можно и полминуты, а оторвать их, перебросить на пациента надо будет как можно быстрее, чтобы сохранилась структура. Девушка вздрогнула от прикосновения, но осталась лежать, как-то внутренне подобравшись, словно понимая, что задумал сумасшедший недолекарь.
   Рука-манипулятор сдёрнула слой и перекинула на грудь пациента. Из горла Марины донёсся хрип. Саша застонал, когда зеркально перевёрнутые сгустки силы стали расправляться, заполняя, исцеляя повреждённые ткани. Зеркало, не зеркало. Организм, восстанавливайся! Ты же умный!
   Вот. По крайней мере, за сосуд можно было больше не беспокоиться.
   - Спасибо. Полежи пока. Сейчас восстановлю. - Всё оставалось зыбким и требовало предельной аккуратности, нельзя даже думать громко. - Дрейк, что у тебя есть природного?
   - То же тухлое облако...
   - Пошли на обочину.
   Всё. Можно выдохнуть. Как это называется? "Неотложное состояние купировано"?
   Ах, да. Есть же ещё один невольный донор...
  
   Тело снайпера сжигал Дрейк. Вместе с грузовиком, который Чёрный реквизировал по дороге. Вместе с окружающими деревьями, как оказалось. Пришлось усиливать начавшийся дождь.
   Сашу, пришедшего в себя, но слабого и сонного, уложили на заднее сиденье. Марине, несмотря на её попытки бодриться, Виктор велел лечь в "женской" машине. Сам он отключился в кресле минуты через три.
   Вседорожник наматывал на шины свои последние километры.
   75. Утро новой жизни.
   Эти сутки перевернули всё. Сделали из молодой перспективной главы квартета беглянку и преступницу.
   Вчера Марина до одиннадцати нежилась в постели. Правда, одна. Но это - дело наживное. Был Влад - и кончился. Будет кто-нибудь другой. То есть, тем воскресным утром так казалось.
   А потом всё понеслось. В двенадцать - срочный вызов. Вводная с неуёмным Владом и его докучливыми вопросами. Оно и так-то безумно, что их в первое задание выставляют с бухты-барахты, так ещё и третьим квартетом! Влад нудил о том, что на хуторе происходит что-то невразумительное: информатор юлит, лекарша заболела. Марина даже подумала, по возвращении в офис, составить начальству представление об этой пораженческой болтовне.
   Задуматься заставили две полосы переменной ширины и глубины по сторонам дороги - следы активного заклинания, работавшего километра три. Затем застывшая, ровная, почти высохшая лужа из почвы и камня, которую предпочли объехать по целине. Жутковатое место: будто если встанешь в середину, то мигом улькнешь до земного ядра...
   Последнее предвестие - ощетинившаяся молниями группа деревьев, намекающая: мы знаем о вас, незваные гости, и готовы дать отпор. Олег еле успел дать команду действовать по тактическим картам, после чего связь умерла. Дальше были две минуты, за которые полегли оба старших квартета. Возможно и быстрее. Стремительная тень рвала оперативников в клочья. А потом села около Алисы Георгиевны... и, как позже выяснилось, стала лечить.
   Виктор говорил что-то несусветное о смерти, и Марина почти поверила, потому что реалистичных объяснений увиденному не находилось. Потом он предложил выбор, который разделил её и Влада. Видимо, навсегда.
   Определились, кто с кем едет. У съезда к злополучному лесочку - непонятно как замороченный голем, раздавивший фургон, пропажа оружия. Снова езда, молодая до невероятия Лила и весёлая Женя почти не разговаривали. Вдруг стрельба, встряска, все бегут, Виктор помчался убивать выжившего техника, бойцы вытаскивают из машины красивенького молоденького Сашеньку.
   Марина не сразу поняла, что Виктор уже вернулся; уже убил, то есть - оглушил, снайпера. И снова, словно бы ей единственной сделал предложение, от которого она не смогла отказаться: помочь спасти красивого мальчика и так попытаться стать "своей" в этой жизнерадостной компании, посмотреть, как это маг - и лечит!
   Но донорство далось нелегко. Кусок чего-то, вырванный будто бы из самой её души умелой рукой, вроде бы потом вернулся на место, но будто ещё не прирос.
   И сейчас она проснулась, задыхаясь. С другой стороны, если этот Виктор возвращает молодость двухсотлетним старикам, то уж с этим... как-нибудь... со временем... Не хотелось бы стать инвалидкой из-за порыва самопожертвования.
   Большая часть команды, включая спасённого Сашеньку, собралась у другой машины за завтраком. Авто младшего квартета отсутствовало вместе с... Лилой и...тем шустрым бойцом, на "М". Наверное, поехали за высшим бардом, мастером находить приключения.
   Тело требовало прогуляться, голова - осмотреться, и Марина осторожно вышла из машины. Солнце недавно поднялось над перелеском, но росу высушить успело. Поле, на котором они находились, было неестественно ровным. А деревья, подходя кое-где к некоторой, лишь им видной, границе, наклонялись, тянулись вперёд, но не могли её пересечь. Вдали серели бетонные постройки с черными провалами окон. Волшебница пошаркала кроссовкой. Под тремя сантиметрами травы и земли оказался бетон. Странное место.
   Она пошла ко второй машине. Её заметил Дрейк и тронул за руку Виктора. Виктор улыбнулся и кивнул ей. Саша увидел жесты магов и обернулся. Здоровый и счастливый. Поцеловал её руку, тихонько сжал в своих ладонях.
   - Спасибо!
   - Пожалуйста.
   Красивое, хорошее начало. Не так, как с Владом. В Саше больше непосредственности и независимости, подкупающей простоты. Ему не надо говорить глупости вроде "давай дружить": он уже дружит.
   - А вот и Лила с палочкой-выручалочкой! - сказал Виктор, вставая.
   - Не "с палочкой", - возразила Женя, хихикнув.
   Высший бард оказался высоким полноватым мужиком чуть за сорок. Выскочив из машины, он принялся жать руки всем подряд, обнял дочь, после чего громогласно возвестил:
   - Доброго всем утра! О! и этот тоже лысый! - бард ткнул пальцем в омолодившегося старшего мага. - И как вы умудрились!? - и, не дожидаясь ответа, продолжил: - Дай-ка угадаю, доча, Витька - вот! - и безошибочно указал на мага-целителя.
   Виктор бросил взгляд на девушку и кивнул.
   - Наслышан я о вас, молодой человек! Честно скажу, без воли на то моего начальника, который что-то вельми скрытен стал в последнее время!
   - Мы готовы выслушать ваш рассказ, уважаемый бард! Да незадача у нас вышла, и мы весьма на ваши способности надеемся.
   И он кратко поведал о проблеме.
   - О! Ну, тогда времени у нас предостаточно! Так как затрудненье ваше уже в прошлом.
   - Чего!? - Лила грубо вклинилась в обмен любезностями.
   Остальные удивились молча.
   - Полностью и абсолютно! Кораблик есть. Да такой, что закачаетесь! И отлично к ситуации подходит. Потому присесть бы нам, а то сказку надо чинно сказывать.
   - По такому приятному случаю можно и присесть.
   Следом за Виктором уселась и вся команда. Бард окинул собравшихся цепким взглядом, подмигнул дочке и полушёпотом бросил:
   - Молодца, доча: видного человека подцепила!
   - Батяня... - угрожающе процедила Женечка.
   - Всё, зубоскалить и не думал, это ж токмо комплиментик обоим вам, - Андрей замахал руками и плюхнулся на травку. - Так вот, друзья мои! Ещё до того, как вас печальные события настигать стали, я приметил, что начальник, - а он меня ко всем делам своим подпускает - заперся как-то в кабинете - и ну-давай на блюдце служебном что-то щёлкать. Ну и подглядел я своими способами имячко: Виктор Самойлов. А через пару дней оно же в некрологе мелькает, да в купе с именем дочурки моей любимой! Ну, я, понятное дело, давай волосы рвать везде, где достал. И у начальника - тоже.
   - Представляю, - Виктор с сочувствием развёл руками.
   - Сомневаюсь, - бард крайне серьёзно покачал указательным пальцем. - Но не виню, ибо смерть - такая штука, что с каждым может случиться. А с некоторыми, как выясняется, и не раз. Но, пока Лилка не сообщила мне радость, прямо скажем, не до смеха было.
   - Андрей, хватит уже воду мутить! - не выдержала витиеватости воровка.
   - Можно и прямее, коль желаете. Ну, всё у неё выяснил, всё понял, всех простил - себя, кстати, тоже, - он скроил печальную физиономию и склонил голову в сторону Жени. - Дышу ровно, сижу прямо, о перспективах мыслю да о событиях. И тут - предупреждают меня! Ну, я подобрался, по сторонам зыркать стал. Часу не проходит - начальнику моему звонок по служебке! Лёня что-то задёргался на стуле, ответил там, де, "Андрей обедать отправился, скоро не покажется", угукнул, трубку повесил и мне так: "Во что вляпался, Андрюха?" И тут я смекаю, что по мою душу пришли. Отвечаю, мол, не я вляпался, но сухим выйти вряд ли получится. Ну, он мне: "Вот и тикай, покуда сух!" Я перемещаюсь к чёрному входу, чин чином диспозицию меняю, раздумываю, как бежать буду. Куда - уже известно, - он указал на Лилу. - А на чём - вопрос. Но недолго я решал. Яхта есть у нас в управе. И из особо доверенных - я да Лёня. Ну, я огородами в порт, сигаю внутрь кораблика, мотор завёл да против течения и дернул. Это, чтоб увидали меня. А там за острова да левым бережком - к вам. Стало быть, с корабликом.
   Воровка закрыла лицо руками, провела ладонями до рта, открыла глаза, посмотрела на Андрея, покачала головой. И расхохоталась. За ней засмеялись и все остальные.
   - Правда, с довеском получилось. В трюме девчонка-механик заперта. Больно уж буйно она на неожиданный отход среагировала.
   Лила и Дрейк от такой новости аж разрыдались со смеху.
   - Вам смешно, а мне - по уху! - Андрей вздохнул, не вызвав ни капли сочувствия. Дождавшись, пока хохот стихнет, бард продолжил: - А уж пока на рейде стоял - прилетает альбатрос с письмом. Лёня мне пишет! - он вынул из нагрудного кармана хрустнувшую промасленную записку и зачитал: - "Сказал им, что ты только в столицу рванёшь. Но без кудесника лучше не возвращайся".
   Бард внимательно посмотрел на Дрейка, Лилу, Виктора, скользнул взглядом по бойцам, глянул на дочку и, вздрогнув, уставился на Марину, всё ещё одетую в форму оперативника Ордена. Волшебница в который раз почувствовала себя очень неуютно.
   - Не хочу прослыть тупым, но чувствую себя в тупике! Если вы что-то знаете об этом звере, кроме того, что он в древности что-нибудь недоброе князьям пророчил, то поделитесь уж с бедным, гонимым бардом!
   - Я слышала это словечко, - призналась Лила, - но чертовски давно было дело. Что-то совсем из юности. То ли чей-то разговор подслушала.
   - "Кудесником нельзя стать", - поддержал Дрейк. - Так Элеонора говорила, когда видела, что я продолжаю бить баклуши и не интересуюсь продвижением в магии. Так и помню её тоскливые вздохи. Особенно после катавасии с Большим розыгрышем.
   - Кстати, а не расскажет ли кто, где эта девушка одёжку притырила? - не вынес неопределённости бард.
   - На базаре, за десятку! - Нельзя попускать таким вот гнусным намёкам. Она рискнула всем, перейдя на сторону магов! А теперь заезжий вертопрах будет окончательно портить ей жизнь среди беглецов!?
   - Марина добровольно присоединилась к белой партии, - вот Виктор и подвёл черту под её статусом. Что не помешало ему оставаться в глубокой задумчивости. - А ответ на ваш вопрос о кудеснике мне кажется менее интересным, чем сам факт вопроса.
   - Складно сказано, мой юный друг. Но знаешь ли ты этот ответ?
   - Ответ-то знаю. Это я.
   - В смысле!?
   - Больше ничего необычного, непонятного, связанного с Орденом и известного вашему начальнику, который, как я понимаю, и редактировал мою анкету в тайне от вас сразу после моего появления... - Виктор перевел дух, потер подбородок и закончил фразу: - не происходило.
   Волшебница стояла, не зная, что и думать. Бард говорит о "кудеснике", но она, бывшая сотрудница Ордена слышит об этом впервые! Сколько же всего от них скрывали! Впрочем, может, и не так упорно скрывали. Снова вспомнился Влад, насторожившийся с самого начала вводной. А ведь источники его знаний были не шире, что у волшебницы. Значит, Влад всего лишь добросовестно покопался в том, что ему предоставили. Но кроме него и Веры Анисимовны никто не насторожился! Отвыкли быть бдительными. Клятва, которую произносили при вступлении в Орден, давно стала пустой формальностью.
   - Вот теперь мы знаем, как следует называть этого самородка! - обрадовался Дрейк.
   - Да ладно тебе! - удивился бард.
   - Полагаю, этимология тут не сложная. Кудесник - это тот, кому известно нечто тайное, сокровенное, - решил развеять недоверие Виктор. - Например, тот, кто сумел понять Послание Люция и применить эти знания. Но в Симбирск я, уж извините, прямо сейчас не сорвусь: дела-с, знаете ли, заботы нежданные...
   Так Виктора искали давно!? В голове Марины снова всплыли непонятые тогда откровения Влада. Очень давно искали кудесника! Задолго до объявления волевой противофазы в начале месяца! Если бы волшебница прислушалась к бывшему любовнику...
   Нет. Не сунься она осматривать место битвы, её бы не взяли в плен, но главного было не изменить: Виктор легко победил старшие квартеты. Вернуться с сообщением о разгроме значило бы безвозвратно испортить карьеру.
   - Марина уже видела меня в деле, а вам, Андрей, я мог бы показать кое-что, - он поднялся, подал руку улыбнувшейся Жене. - У меня есть эффективный способ изменения внешности. Беглецу да хорошему человеку это может быть весьма полезным. Вы сказали, у вас есть корабль?
   - Точно-точно! - подхватил Дрейк. - Отличная мысль!
   - И вода понадобится, - добавила Лила.
   - А мне оно понравится? - снова засомневался Андрей.
   - Непременно, батяня!
   Машины двинулись к реке. Через хвойный лес, по плавным дугам дорожной развязки, по дороге, кажется, на Ставрополь, по грунтовке, похожей на звериную тропу. Марина смотрела из окна на клёны и орешник. Такая глушь всего в нескольких километрах от родного, шумного и уютного мегаполиса!
   Вдруг закололо в груди, и следующий вдох получился судорожным и болезненным. Через минуту неприятные, злые ощущения отпустили. Вспомнилась размолвка с Владом. Он был необычно решительный, почти грубый. Ах, всё это ни к чему, ах, она не умеет слушать, ах, он устал выполнять её капризы. Глупец. Даже рассориться порядком не смог. Только "бу-бу-бу" да банальные фразы тоном "я все решил". Захоти она - от его решимости через полчаса и следа бы не осталось!
   Уже две или даже три недели она встречает утро в одиночестве. Ну и хватит! Молоденький, сильный, красивый Сашенька станет отличной заменой упрямцу-лекарю.
   Машина подпрыгнула на кочке и с трудом вписалась в поворот. Лила относилась к собственности Ордена безо всякой бережливости. Даже этот автомобиль скоро канет в реку, или что там с ним сотворят предприимчивые присные Виктора.
   Лента лесной дороги подошла к щебёночной насыпи, зажевав часть белых камушков. Колёса агрессивно прошуршали, втаскивая железное тулово по склону вверх.
   На короткое мгновение Марина почувствовала натугу, с которой двигатель вертел механизмы под капотом: так же отчаянно вдруг застучало сердце волшебницы. Воздух встал, застрял на пути в лёгкие, но повернуться, чтобы облегчить дыхание, не получалось. Мысли спутались, как в последнее мгновение перед долгожданным сном после тяжёлой работы.
   Когда ещё один толчок подбросил автомобиль, Марина уже уснула и бессильно упала на сиденье.
   76. Настя.
   От воспоминания о том, как сильные мужские руки затолкали её в машинное отделение, остались смешанное ощущение. Сильные руки самца - это, конечно, хорошо. В определённой ситуации: когда мужественное сталкивается с женственным, и женственное с удовольствием уступает. Или, когда мужчина галантно перетаскивает даму через ручей, рубит дрова, волочёт что-нибудь, сравнимое с массой собственного тела. И посмотреть приятно, и подумать о чём-нибудь соответствующем - тоже. Во всех иных случаях мужская сила оскорбительна.
   Настя испробовала все способы взлома, жалея, что пошла в лекари, а не в воры. Не помогала даже матерщина. Сумку с инструментами этот паршивец у неё отобрал.
   М-да, совсем не так представлялось ей начало ещё одной ленивой рабочей надели на приколе. За предыдущие полмесяца она вылизала весь корпус и только что не перебрала с нуля двигатель. Так что ни одной чинильной железки в машинном отделении не осталось. Досада-то какая!
   Вчера ввечеру она дремала в своей каюте и не услышала, как этот мерзавец вошёл на корабль и пробрался на мостик. Проснулась вместе с машиной, которая, тоже сонная и непрогретая, была вынуждена отваливать от причала и куда-то мчаться. Героизм и возмущение погнали Настю на нос. Те же чувства выдали угонщику плюху по уху и рассказали всё, что пришло в голову.
   Правда, на этом активные действия и завершились. И теперь можно было вволюшку строить планы мести, мысленно писать гневные служебные записки, в цветах и красках расписывая немыслимый произвол.
   Хорошо хоть этот подлец не оставил её без еды и без воды. Правда, спать пришлось в шуме, а гадить в иллюминатор.
   Пробуждение тоже не задалось: взвыла турбина, заработали механизмы, выдвигающие крылья. Настя, изрядно струхнув, наблюдала в иллюминатор, как корабль, ведомый неумелой рукой, тяжело выполз из воды и с трудом перелетел через плотину. После чего "Пегас", резко потеряв подстилающую поверхность, провалился в воздушную яму и через несколько секунд грузно плюхнулся кормой в воду Парижского водохранилища.
   В морду наблюдательнице плеснуло литров пятнадцать. Она снова рассказала всему миру о том, как несправедливы были к ней последние сутки, а мир снова проигнорировал её крепкие и точные изречения.
   Через полчаса горе-мореход въехал в пляж и собрал подводным крылом что-то твёрдое. Орать Настя не стала. Уже не скрываясь, этот сорвиголова прогремел бегом по палубе и умчался куда-то на твёрдую землю. Если этот гад вернётся, эх, и схлопочет он немало! А если не вернётся?
   Не помрёт, конечно, девочка Настенька в заточении, но сердце кровью обливается, стоит подумать, что придётся отламывать деталь от двигателя и крушить ею дверь! С досады и печали лекарша снова улеглась спать.
  
   Разбудила её открывающаяся дверь. Воспоминания поползли по синапсам, собирая в теле требуемый заряд адреналина. Но вошёл не сорокалетний толстячок, а вполне приличный парнишка, её ровесник. Тем не менее, Настя вскочила.
   - Анастасия, - обратился к ней парень с леденящим спокойствием и непререкаемой требовательностью. - Нам срочно нужна ваша медицинская помощь.
   - Кому это - нам!? - лекарша не без труда отстроилась от холодного наваждения: не надо ею помыкать!
   - Девушке из моей команды очень плохо, - проигнорировал вопрос парень. - Я сделал, что смог, но ей нужен осмотр специалиста-медика. Ваша с Андреем вендетта подождёт, хотя я предпочёл бы примирение.
   - Какое ещё примирение!? - заорала Настя и попыталась оттолкнуть визитёра. Но парень стоял, как вкопанный. - Ах так?
   Пока она произносила заклинание парализации, он смотрел на неё со спокойным сочувствием. Когда же заклинание ухнуло в пустоту, улыбнулся. Ладно, попробуем по-другому.
   Оплеуха тоже не дошла до цели. Кулак вляпался во что-то вязкое, и неодолимая сила потащила руку вниз.
   - Что за пёс знает что!?
   Доведя кулак до её бедра, принуждение истаяло, и тут же пришло безразличие.
   - Ну ладно, - озадаченная Настя решила дать мести остыть. - Где пациентка?
   - На берегу, - на улыбающуюся маску заглянула обеспокоенность. Парень указал рукой на дверь. - Прошу вас.
   Нос "Пегаса" нависал над мелководьем, и прыгать вниз, поднимая брызги и рискуя подвернуть ногу, совсем не хотелось. Настя обернулась к провожатому.
   - Позвольте помочь вам спуститься.
   - Да уж, неплохо бы.
   - Если взять вас на руки, вы кусаться не станете?
   - Чтобы ты меня уронил?
   - Логично. Ну так...
   - "И за борт её бросает"?
   - Не беспокойтесь.
   - Ну, давай, Стенька!
   Чем дальше, тем интересней! Парень подхватил её, как если бы в ней было шестьдесят грамм, а не кило! Рук она не почувствовала, словно её держал не человек, а робот-погрузчик с довольно мягкими поролоновыми захватами.
   Когда робот подпрыгнул вместе с ней, оттолкнувшись от палубы так, что та скрипнула...
   - Стеееенькааа!
   Приземлились они метрах в десяти от воды, причём, значительного сотрясения, которого опасалась Настя, не было: поролоновые руки спружинили, а под ноги и голову словно подложили мягкие подушки. Только воздух подпрыгнул в лёгких и на долю секунды засбоил мозжечок. Стенька аккуратно поставил её на ноги.
   - Это было мощно! Ну, куда бежать?
   - Вот за тот холмик, - робот указал на поросшее ивами песчаное возвышение. И в несколько нечеловеческих прыжков туда умчался.
   Чувствуя себя странно, не сказать - глупо, Настя побежала, огибая порядочные рытвины, оставленные парнем. Если он думал её заинтриговать, ему это полностью удалось!
   За холмиком простиралась низина, разрезанная невысокой насыпной дамбой, у подножия которой стояло с десяток мужчин и женщин, среди которых оказался и обидчик. Злость придала дополнительное ускорение. Однако, подлетев к ухмыляющемуся толстячку, Настя натолкнулась на невидимую стену, отбросившую её на метр назад.
   - Пациентка, - настойчиво напомнил робот.
   Девица лет двадцати четырёх, лежавшая на травушке, была бледна, дышала поверхностно, но находилась в сознании. Тонус мышц - так себе, в правом глазу небольшое кровоизлияние.
   Лекарша задала обычный набор вопросов и получила ничем особо не примечательные ответы.
   - Состояние стабильное, слабое подозрение на инсульт или другое внутреннее кровоизлияние, что в её возрасте не характерно, - резюмировала она увиденное и услышанное. - Точнее не скажу: нужна амбулатория или длительное наблюдение.
   - Понятно, - прискакавший на корабль парень, похоже, был главным в этой странной компании. - К сожалению, придётся ограничиться наблюдением, а я попытаюсь помочь своими силами. Благодарю, Анастасия!
   - Спасибо, - печально прошептала девица. Диагноз её ничуть не развеселил.
   - Тогда - моя обещанная плата! - заявила Настя, вставая на ноги.
   - Ещё одна тонкость, - извиняющимся тоном встрял главный. - Боюсь, вам придётся побыть нашей гостьей до тех пор, пока Марина не пойдёт на поправку.
   - А если я откажусь? - спросила лекарша, уперев руки в боки.
   - То станете "хорошо охраняемой гостьей".
   - Что-то не улыбается, - Настя вздохнула. Выбора не было. Что ж, хоть условия свои выставить! - Тогда мне надо, - и она стала загибать пальцы, - денежное вознаграждение в размере двойного оклада, жратву за счёт заведения, отдельную койку и в ней парня на предмет естественных утех.
   Робот поперхнулся смешком. Обидчик же выбросил руку вверх и прогоготал:
   - Я согласен!
   - А с тобой, старый хрен, я ещё не закончила!
   - Возможно, и не придётся, - снова нарисовался робот, умеющий смеяться. - Андрей, я говорил об одной процедуре. Сейчас самое время её провести.
   - И потом ещё раз в ухо получить? - толстячок скроил печальную физию. - Но ради "естественных утех"...
   Трое парней рассмеялись, одна девица и пациентка заулыбались, а ещё одна укоризненно произнесла:
   - Батяня! - но гадкий дядька уже исчез вместе с главным.
   Ладно, можно и ещё чуть-чуть отложить обещанную оплеуху: больно уж всё интересно!
  
   Пока наглец Андрей и робот -- как выяснилось, Виктор -- уединялись где-то, Настя перезнакомилась со всеми. Трудно было представить более безумную компашку. Четыре бойца, два мага, волшебница из Ордена, бард с дочкой-бардом и воровка. И вот она ещё, лекарша.
   Настя давно решила ничему в этой жизни не удивляться, поскольку самым удивительным в мире она считала себя саму: механика, медика и лекаря в одном лице. Но последние двадцать часов у этого принципа разошлись швы. В жизнь вдруг вернулся интерес!
   Он впал в кому вскоре после присвоения седьмого уровня в гильдии. Он чуть ожил с началом работы на "Пегасе", изредка просыпался силами редких нескучных любовников.
   И вот, он, кажется, по-настоящему ожил! Пусть даже прикрыв ягодицы мнимым принуждением и клятвой Гиппократа, она стала самой настоящей пособницей государственных преступников. Среди которых изредка цветёт галантность, которые умеют от души смеяться, если стало смешно, и для этого им даже не нужно повышать уровень алкоголя в крови! Которые опутаны какой-то восхитительной, неподвластной пониманию магией!
   И тут Настя вдруг почувствовала себя последней сволочью: она-то сейчас изо всех сил скрывает своё любопытство, разговаривает со всеми, как письма пишет. Даже печальная, постепенно отходящая от шока волшебница более открыта и непосредственна. Вот, она сидит на траве рядом с рослым чуть худощавым парнем. По всей видимости, своим будущим любовником - Настя давно научилась подмечать эти осторожные, хитрые шажки, которыми порядочные девчонки приклеиваются к понравившимся им мальчикам. Когда-то и она была такой, пока не познала огонь восхитительной животной страсти.
   Как паяцы из шкатулки, выпрыгнули Виктор и... Андрей!? А где пузико!? Где растрёпанная седеющая шевелюра!?
   - Ну, давай свою оплеуху! - с готовностью и обречённостью статный двадцатилетний красавец подошёл к ней в одежде, висящей на нём, как на вешалке.
   Не-е-ет, бить его расхотелось...
   77. Отплытие.
   От машин избавились довольно хитрым способом. Дрейк ударил по воде конусом холода, Виктор провесил мостик, три автомобиля, избавленные от всего, что могло хоть как-то сгодиться в хозяйстве, загнали на айсберг и наплескали на него воды, чтобы приморозить колёса.
   Яхта-экраноплан "Пегас" напоролась на "допотопный" пень, чуть помягче железа. Чтобы выпрямить правое переднее подводное крыло, пришлось приподнимать многотонную махину и громоздить на ещё стоящий у берега айсберг: мышечные усилители нормально работали только на воздухе. Настя подтвердила, что починка удалась настолько, чтобы не беспокоиться ближайшие две-три тысячи миль. Разве что при выходе на крылья надо будет малость осторожничать.
   Когда вся команда взошла на борт, Виктор соскочил к машинам, столкнул ледяную площадку с мели и привязал трос, брошенный с корабля. Настя, вставшая к штурвалу, дала малый ход, и буксируемая ледяная глыба поползла к середине протоки. Виктор разбивал его на части, пока один за другим куски с машинами не перевернулись. Теперь можно было измельчить и расплавить лёд, не боясь взорвать горючее в баках и наделать шума.
   Когда осколки стали размером не больше футбольного мяча, Настя прибавила ходу, и скоро "Пегас" вышел на подводные крылья.
   Решили пройти мимо устья Хладной и Парижа правым берегом, промчаться протоками, чтобы уменьшись вероятность узнавания приметной яхты. Через полтора часа, за южным портом, на вахту заступили Дрейк и Лила, имевшие опыт управления быстроходным катером.
   Удачно появилась эта лекарша - разудалая девчонка, механик и медик! Неприятный диагноз получился у Марины. Но это - если не принимать в расчёт магию, которая исковеркала силовые поля волшебницы.
   Виктор засел за "починку". В присутствии изумлённой Насти и обеспокоенного Саши он правил и распрямлял криво "сросшиеся" линии, иногда вызывавшие гримасу боли на лице пациентки.
   Ломать - не строить, хотя и в момент донорства душа болела. Взятое за секунды пришлось исправлять на сонную голову больше получаса. Марина настрадалась и имела полное право на компенсацию.
   - Настя, у вас седьмой уровень?
   - Он самый, - чуть удивившись точности, ответила лекарша. - И давай на "ты"!
   - Заклинания четвёртого уровня у тебя есть?
   - Специально для Андрея запомнила парочку отменно пакостных! - гордо сообщила она.
   - Ударь меня одним из них.
   - Чего!?
   - Чего слышала, - маг ухмыльнулся. Кажется, именно такой грубоватый тон больше всего нравился этой беде на ножках.
   - Ну, как скажешь.
   Да, Марина заслуживала исчезновения первых морщинок у глаз, небольшой полноты и всего того, что накопилось за последние пять лет её жизни.
   От силового вливания Марина взбодрилась, чёрные волосы приобрели медный оттенок и... в общем, похорошела. Пошарив магическим сканером по мозгу и грудной клетке, Виктор патологий не нашёл.
   Команда отправилась досматривать сны. Вахтенные должны были разбудить кудесника за Александровским железнодорожным мостом.
   Засыпая, Виктор думал о том, что придётся притормозить желание раздавать молодость. Эта прекрасная способность оказывалась и одной из самых опасных. Кто же не захочет вечно оставаться молодым? Пусть даже исполнитель заломит запредельную цену, всегда найдутся желающие! Да и будут ли богатеи лучшими, достойными? А если отказать богатым да сильным мира сего, можно нажить врагов почище Ордена.
   И вообще: как решить, кто достоин? Почему и это должен делать он? И как этого избежать?
   78. За кадром.
   Илона всё-таки приехала в офис. И даже в понедельник.
   Тяжёлое ощущение собственной некомпетентности, сожаление о безрассудстве - всё было пережито по пути в город: езда на попутках заняла немало времени.
   Поразмыслив о том, как она объяснит своё опоздание, она не придумала ничего здравого: ни дел у неё нет в этом дурацком Париже, ни знакомых. Но перед мостом через Хладную её осенило: да она вообще не обязана ни перед кем отчитываться!
   Походкой королевы-чудачки она вошла в отделение. И сразу же поймала нехарактерный запах, который встречала разве что на нескольких операциях в начале пятидесятых. Офис был насыщен настороженностью. Лиловая запоздало отметила страннейшую реакцию охранника: он чуть ли не обрадовался её приходу! Что должно было случиться, чтобы мальчик в будке её полюбил!?
   Илона, забыв про лохмотья, в которые превратилась рабочая одежда, побежала в операционную залу. Три аналитика сидели на своих местах, то ли чего-то ожидая, то ли пребывая в шоке. На вопрос о том, где начальство, один из них, очнувшись от транса, выговорил:
   - Вера Анисимовна у себя, в кабинете.
   Что же произошло!? Бегом на второй этаж! Распахнув дверь, Илона застала Веру сидящей за столом и в той же прострации созерцающей что-то на блюдце. Только лекарша опомнилась мгновенно и - о ужас! - тоже обрадовалась появлению Лиловой. Но через секунду сдержанная дама начисто разрушила свой образ и пустила слезу.
   - Илона, простите! я не смогла их отговорить! Они уехали!
   - Когда!? Кто!?
   - Олег с квартетом, квартет Вадима и техники. Он даже моих мальчиков с девочками забрал! Старый дурак думал, что едет воевать с Дрейком... - Верка жалко разрыдалась.
   - Думал... - повторила Илона, чувствуя, как внутри что-то опускается. - Есть рапорты?
   - Их нет. Двадцать часов с начала операции, а никто не вернулся...
   - Почти сутки...
   Конечно, самовлюблённый недоумок не станет слушать подчинённую после разгрома его усадьбы. Ну, Готье, лучше тебе оказаться мёртвым! И, клянусь хранителями леса, эта женщина понимала в ситуации не меньше самой Лиловой. Что ж ты молчала-то, дура такая? Ах да, голосок слишком тонок...
   Илона села на стул для посетителей. Нет, это она сама допустила ошибку. Нельзя оставаться воином-одиночкой, когда понимаешь, что противник сильнее тебя! Надо было самой сколачивать команду вот из таких: Верка, Влад, Алису-психопатку туда же. Собрать всех боевых лекарей, работать с аналитиками, привести всех к осознанию того, с чем эта глухомань столкнулась!
   Скорее всего, Готье мёртв. Кровожадный ублюдок не мог выжить после того, как чуть не угробил своей ловушкой кого-нибудь из команды Виктора. Значит, сейчас носителю воли предстоит просушивать это болотце до мало-мальски работоспособного уровня. И разбираться, восстанавливать картину разгрома. И вызывать обормотов, отправленных в ссылку.
   - У кого из аналитиков серое вещество не спеклось?
   - А?
   Не так надо. Шок у мамочки: деток отобрали. Пора уже и самой перестроиться.
   - Нужен разведчик, Вера, исследователь, - проникновенно, доходчиво стала объяснять Илона. - Не в смысле - боец. Просто безобидный мальчик, а лучше - девочка, которую и тронуть стыдно. Она на время станет нашими глазами и ушами там.
   Ужас во взгляде. Лекарша представила, что может ждать одинокую путницу в бездне, поглотившей разом четырнадцать сотрудников Ордена.
   - Скорее всего, в деревне пусто, - продолжила Лиловая. - Всё, что нужно - приехать и пособирать картинки. Но это должен быть кто-то незаметный и безвредный. Давай имя - я сама с человечком поговорю! - чуть повысив голос, потребовала она. Верку пора немного встряхнуть. - И ещё: даже если этот... гад жив, провинциалом...
   А почему бы и нет? Есть провинциалы-лекари! В Орске, в Хабаровске... ещё где-то. Верка умна, преданна, сдержанна, сильна духом, хоть сейчас и в тоске. Да будет так! Илона встала, подошла к столу и торжественно произнесла:
   - Облечённая доверием Ордена, данной мне властью во всей легитимности и полноте назначаю тебя провинциалом Парижа. Принимаешь ли ты высокую честь и назначение?
   На лице женщины появилась горькая улыбка. Она хотела ответить, но глаза её снова наполнились слезами, из горла вырвался тихий стон. Лекарша опустила голову, трижды кивнула и опять разрыдалась.
   - Будь верна в бою и мудра на страже! - закончила Илона формулу назначения.
   Оставалось возложить руки на голову нового провинциала. Лиловая протянула руки, но коснулась волос Веры только правой. Чтобы погладить.
   За дверью послышалось приближающееся шлёпанье босых ног. Бедная лекарша: быть ей главным врачом в этом доме скорби...
  
   Готье встретил свою идиотскую судьбу. Ещё шестеро её разделили. Техники, скорее всего, погибли оба.
   Он расправился с боевиками за полторы минуты. Он пощадил молодняк. Верка чуть не прыгала от счастья. Он вылечил Алису. Он дал младшим выбор. Он нравился ей всё больше.
   Скорее всего, усадьба Дрейка защищена заклятиями, но пуста. И в квартире они тоже никого не найдут.
   Её объяснение всех устроило: она ходила в разведку, о которой не должен был знать Олег.
   Алиса рвалась обратно. Но посылать её не стоило: ей хватило глупости сопротивляться в машине, будучи связанной! Разочаровывает коллега, ничего не скажешь. Илона без колебаний отправила всех троих отсыпаться.
   Запершись в кабинете с Верой, Лиловая воспользовалась гардеробом новой провинциалки. И вызвала Сарафа. Разговор был недолог: на то, чтобы связно пересказать скудные новости, ушло семь минут.
   - Чего вы желаете, Илона? - со вздохом произнёс маг.
   - Вызвать из Саратова квинтет Мелиссы. Вернуть ко мне Вениамина с его дурнями. Вторую команду техников из Ярославля - тоже сюда. Доставить оборудование с куделями. Подтвердить назначение Веры. Андрея Смоль перевезти в Париж. Последнее сделать со всей учтивостью.
   Сараф потёр левой рукой лоб, глаза, бородку. Ну, что ещё не так!?
   - По административным вопросам возражений нет. Только с бардом накладочка вышла: ушёл он...
   Восемь минут истекли, контакт истаял. Илона взвыла и ударила кулаком по столу, разметав канцелярский набор Веры. Сколько ещё этот юный гений будет водить её за нос!?
  
   Практикантка Катенька, чуть живая от страха, стояла перед Верой и её страшной гостьей, чей вопль она услышала из-за двери. Лиловая инструктировала девятнадцатилетнюю воровку, пытаясь вытащить из кровоточащей правой руки осколок пластика. Справившись наконец с занозой размером в полкарандаша, Илона швырнула её в корзину для мусора, сцапала со стола какой-то циркуляр и протерла им кровь. Поморщившись, инквизиторша уронила бумагу на пол.
   - Главное, не бойся: там были не совсем обычные маги-дикари. Для этих тронуть девочку - что руку себе отрезать, - она улыбнулась, голос стал доверителен и вкрадчив. - И мы будем постоянно наблюдать за тобой. Предупредим, если заметим, что тебе что-то угрожает. Договорились, деточка?
   Катенька судорожно дёрнула головой в знак согласия.
   - Вот и хорошо, - произнесла Лиловая с противоестественной нежностью. - Сейчас езжай домой, родителям скажи, что тебя отправляют в командировку. Обязательно проверь блюдце: заряжено ли, чтобы уж без сбоев. А завтра отправляйся, милая. Как вернёшься, отдохнёшь недельку-другую за казённый счёт. Хорошо?
   - С-спасибо, - ответила Катенька.
   На деревянных ногах она вышла из кабинета, думая, что сильнее она ничего в жизни не испугается.
   Когда шаги испуганной воровки затихли, Лиловая зашептала заклинание, затем слизала кровь с кожи. Чувствуя лёгкое жжение в залечиваемой ране, Илона снова села на гостевой стул.
   - Хорошая девочка, далеко пойдёт. У Мелиссы второй маг есть в квинтете. Молоденький такой, но тоже весьма перспективный. Сосватай его этой мышке...
   Вера Анисимовна улыбнулась, тронутая этим неожиданным участием в судьбах молодёжи.
   - А почему ты считаешь её перспективной?
   - Ну, причин несколько, - Илона откинулась на спинку стула и скрестила вытянутые ноги. - Отличный контроль над мышцами в состоянии тихого ужаса, умение подчиняться и понимать свою выгоду. А кроме того, она не пропустила мимо ушей ни единого слова из моих инструкций и выполнит их в точности. В общем, умненькая малышка.
   Ну вот, Верка восхищена её прозорливостью; пьяный угар все считают героическим разведывательным рейдом. Но всё не отменяет факта: когда ей следовало быть на месте, она с весёлым хмельным тявканьем шарахалась по лесам. И мысль эта наполняла Лиловую злостью и досадой, близкой к раскаянью.
   79. На плаву.
   Лила аккуратно поскреблась в дверь: проехали мост. Пока не умер день, у них ещё предостаточно занятий.
   Одиннадцать человек. Они едят, они расположились по каютам, они передвигаются по кораблю и вместе с ним. А значит, нужна еда, топливо, средства связи с большим миром.
   Берег напротив Мюнхена, в который преобразилась Сызрань, не изобиловал островами, и правильная протока для стоянки яхты сыскалась только в паре километров ниже города.
   Из спасательных средств, кроме жилетов и большого плота, на кораблике нашлись четыре трёхместные надувные байдарки. По делу и ради разминки в город решили отправиться все, кроме нелюбопытных бойцов Дрейка. Опыт гребли был только у Виктора, Андрея и Насти, которых определили капитанами.
   Лодки связали, Виктор раскинул невидимый парус из щита. Вёсла спустили на воду лишь под правым берегом у самого порта. Саша, Марина и Лила пошли покупать блюдца; Андрей, Настя и Танк двинулись за провизией; маги и Женечка - за топливом.
   Заправочный катер нашёлся сразу же. Сонный шкипер ожидал подхода круизного четырёхпалубника да и вообще к предложению сходить через реку к какой-то там яхте отнёсся с прохладцей. Ситуацию исправила Женя: поправляя волосы, она незаметно наслала на лентяя деловое настроение. Тут же выяснилось, что теплоход подвалит минут через пятьдесят, а потом - хоть в Хвалынск, но - за соответствующую плату. Виктору пришлось сбивать коммерческий пыл шкипера, ибо переплачивать две тысячи очень не хотелось. Сошлись на пятистах империалах надбавки и ударили по рукам.
   - Жаль я с вами в оные годы не работал, - вздохнул Дрейк, когда они сидели на камнях у лодок. - Сколько денег спас бы! А то и людей. Ты ж мог его разговорить всё даром отдать!
   - Мог. Мог угнать заправщик, а мужика отправить на корм сомам.
   - Это уже перебор, - Дракон хохотнул. - Но знаешь, парень, с тобой я просто цвету! Каждый день хоть что-то из магии да пользую. Лилка счастливая, как дура, я довольный, как слон. Даже бояться перестал!
   - У меня та же проблема, - без улыбки ответил кудесник.
   - Нашёл проблему!
   - Если сейчас выскочит пара десятков Чёрных и начнут жарить, что ты станешь делать?
   - Типун те на язык! - вскинулся Дрейк. - Так всё лакрично, а ты со страхами подваливаешь!
   - Дрейк, мы не знаем, что известно Чёрным. Не знаем, как именно они связали бегство Андрея с нашим исчезновением. Мы даже не знаем, на свободе ли ещё Влад, - Виктор поднял указательный палец. - Кстати, неплохо бы с ним поговорить.
   - Ой, не доведёт тебя до добра любовь к людям! Думай теперь, кто о чём проболтался. А уж ту психопатку лекаршу точно надо было в расход пускать!
   - Витька всё правильно сделал! - вступилась Женечка. - Влад хороший, Марина хорошая! Если бы их не заставили...
   - Девочка! - перебил её маг. - Их никто не заставлял идти в Орден! Так нет же - пошли. Чтобы убивать таких, как я и твой Витька! И если бы он послабее был - они бы сейчас весело плясали на его костях! - Лицо Дрейка стало невыносимо злым, словно на девушку глядел не молодой человек, а всамделишный древний дракон.
   - Могу ручаться за Влада, что он не веселился бы, - возразил Виктор в тяжёлой задумчивости. - А в остальном Дрейк прав, Женя. Но у безжалостного истребления есть и другая сторона: за нами стали бы гоняться, как за дикими зверьми. К счастью, у меня была возможность выбирать. Будем надеяться, Чёрные не примут милосердие за слабость.
   Кудесник указал на теплоход, появившийся из-за поворота реки. Он выплыл маленькой плоской картинкой, выволакивая из-за далёкого острова корму. Шкиперу и им самим придётся ждать минут на двадцать дольше.
   - Я уверен, - продолжил Виктор, - что сейчас кто-то в Ордене сидит и обдумывает, почему я оставил в живых пятерых оперативников. Я показал, что не объявляю им войну. Я вылечил лекаршу, и они теперь догадываются о разнообразии моих способностей. Они придут выяснять, что произошло, и наткнутся на мою защитную систему. Будут снова штурмовать рощу, надеясь что-то или кого-то разыскать, и увидят лишь, что я умею защитить не только свою команду, но и своё место под этим блёклым солнцем. И тогда они решат со мной договориться.
   Дракон посмотрел вниз по течению реки. Из-за медленно ползущего лайнера выскочил огромный экраноплан и помчался над водой, оставляя за собой радужный след брызг.
   - Мечтатель, - Дрейк хмыкнул. - Большие у тебя планы! Надеюсь, у Чёрных найдётся кто-нибудь, способный разгадать твои намёки.
   - Да-да, я тоже, - Виктор кивнул, бросил камушек в воду, заставил его подпрыгнуть, а брызги - сформировать миниатюрную копию корпуса приближающегося лайнера. - А пока нам всем надо быть настороже. Я сейчас вас попрошу, и всем скажу, чтобы все постоянно меня провоцировали, не давали успокоиться, заставляли научиться предчувствовать опасность.
   - Ха! А если кто-то примет облик одного из нас и нападёт на тебя, а ты подумаешь, что это - только тренировка?
   - Я уже начал делать кое-что, чтобы безошибочно распознавать своих. Правда, цели были другими, ну да не важно. Хотя... при частом наложении информационных полей... я могу и ошибиться. Да! Пускай после того, как я выставлю защиту, - Виктор повёл рукой перед собой, показывая свой жест-шаблон, - нападающий делает вот так, - и кудесник щёлкнул пальцами. - Причём, именно левой рукой.
   - А зачем такие сложности? - Дрейк прищурился.
   - Если кого-то будут пытать, - Виктор вздохнул, - чтобы узнать условный сигнал, то будет проще соврать, что щёлкнуть надо правой рукой.
   - Тонко, - маг уважительно покачал головой.
   - Где ты всем этим штучкам научился, Вить? - поразилась Женя, скрывая испуг.
   - Книжки, фильмы, - кудесник пожал плечами. - Хотя те же книжки учат, что никакая защита не бывает абсолютной.
   80. Дружеские провокации.
   Довольный шкипер отшвартовался от яхты и дал гудок на прощание. Это он зря, конечно.
   И сытый теплоход скоро задрал нос и бодро помчался на закат.
   Сверились с картой, посчитали. Таким темпом можно было бы в ночи пройти Балаковскую плотину. Но Настя сей вариант категорически отсоветовала: гибридный корабль-экраноплан плоховато слушается управления в воздухе, потому лучше утром пролететь, чем ночью разбиться. К тому же, неизвестно, что окажется подозрительней и привлечёт большее внимание: белёсое нечто, с шумом рассекающее воздух в ночи, или чинно перепархивающий через дамбу в лучах рассвета забавный двадцати-с-чем-то-тонный аппаратик. Встать на якорь решили среди островов за Хвалынском. Там же потренироваться "выходить на экран".
   Ах, да! Дежурство. Дрейк предложил тянуть жребий, а не заранее договариваться. И первым же полез рукой в шапку. Так же первым он скривился от обиды на вселенную за то, что именно ему предстоит подниматься чуть свет и торчать в рубке. Жене и Урюку досталось приготовление завтрака. Боец смолчал, хотя лицо его красноречиво высказалось за несправедливость уравнивания в обязанностях женщин и мужчин.
   Полуденная вахта досталась Саше, а камбуз перед обедом - Виктору и Марине. Саша довольно улыбнулся, Виктор пожал плечами, а волшебница никак не отреагировала на случайное назначение. Дальше загадывать не стали. После жеребьёвки кудесник попросил устраивать ему разного рода неожиданности и рассказал о знаке, по которому будет определять отсутствие враждебности.
   Оставив на сложной ночной вахте Настю и Андрея, команда разбрелась по каютам.
  
   Когда фея сбежала готовить завтрак на всю честную компанию, Виктор, чуть опечалившись, всё же быстро заснул.
   Разбудили его блики на воде. К утру он перекатился на край постели и теперь мог созерцать через окно недалёкий пологий берег, заросший камышами. Вездесущие ивы и тополя подходили к кромке воды и весело шумели, радуясь солнышку. Виктор сел на край кровати и дернулся, было, к тумбочке, чтобы одеться. Но вдруг понял, что не один в каюте!
   Не заморачиваясь на собственную наготу, кудесник метнулся к окну, развернулся уже со щитом и только собрался поднимать жадину, как увидел на постели Женечку. Его скачки развеселили девушку, в её глазах заиграли весёлые искорки.
   - Одна-ако! То ли ты такая быстрая повариха, то ли я такой жуткий соня!
   Девушка сбросила простыню и поманила его пальчиком. Одним!? Молча!?
   Виктор вскинул жадину и распространил влияние по комнате, стягивая любую магическую аномалию. Иллюзорный образ слетел... с Марины! Почуяв неладное, волшебница в наряде Евы тотчас защёлкала пальцами. Правой руки!?
   Но ведь он сволок все аномалии! Значит, иллюзия должна была сойти полностью. Но какого чёрта эта Марина использует тот самый "враждебный" знак!? Особо стойкая иллюзия, прочно зашитая в амулет? А ведь возможно! Чёрным же отлично известна внешность волшебницы! Щит бросился вперёд и сковал девушку-или-кого-там-ещё прямо в этом состоянии. Нагая, в зазывной позе, с правой рукой, собранной в щепотку - она всё силилась щёлкнуть пальцами ещё разок, пока на лицо наползало выражение ужаса.
   - Кто ты!? - тяжёлым голосом спросил обозлённый Виктор и прикрылся видимостью одежды.
   Лазутчица попыталась ответить, но щит держал очень крепко и определённо. На глазах выступили слёзы, веером просачиваясь сквозь слои заклинания. Кудесник ослабил щит на груди и голове. Девушка задышала и вскрикнула:
   - Да Марина я! Не той рукой щёлкнула, забыла!
   Виктор снял путы с волшебницы, не решаясь пока опускать свою защиту. Волшебница сразу же бросилась к дальнему краю постели, сжалась в комок, схватила сорочку и прикрылась ею.
   - Я выпил силу с кольца, - вслух раздумывал кудесник. - Кольцо определённо моего изготовления. В него вшиты твои биометрические данные, никто другой не смог бы его носить. Да, ты - Марина.
   - Всё? Доволен!? - девушка уткнулась лицом в ткань и разрыдалась. - А подыграть - никак!? - сдавлено проревела она.
   - П-подыграть!? - прошептал он. - Постой-постой! Ты под предлогом вот этой провокации собиралась со мною...
   - Да! - на заплаканном лице отразилась конфуз, злость, досада... - Да, хотела полюбиться за Женькин счёт! Да, вот такая я уродливая скотина! Големы каменные - оба!
   Виктор сбросил щиты и устало посмотрел на плачущую волшебницу. "Нет зрелища более жалкого...*" Затем натянул невидимость, быстро оделся и сел на стул у окна. Сбросив иллюзии, он отвернулся и сказал:
  * "... чем плачущая волшебница" // рефрен из саги А. Сапковского о Ведьмаке.
   - Марин, оденься, пожалуйста, и давай поговорим... что ли...
  
   Каюту волшебнице отвели на носу корабля, за залом-столовой. Виктор остался сидеть за одним из столов, циничная девица убежала приводить себя в порядок. Вернувшись, Марина сразу же создала вокруг столика непроницаемую для звуков завесу. В заклинании не было ничего особенного хитрого, так что кудесник скопировал эффект и, кажется, мог бы поддерживать эту систему обеспечения конфиденциальности неограниченное время.
   Пока Марина прихорашивалась, в порядок пришли и её мысли, почти полностью вернулась гордая, независимая манера поведения. Пожалуй, так волшебница выглядела естественней, а потому - даже привлекательней. И разговор она начала так, будто и не рыдала вовсе:
   - Я думаю, я зашла чуть дальше, чем следовало.
   - И пошла бы еще дальше, если бы не встретила сопротивления, - добавил Виктор, прищурившись. - Значит, ты пыталась...
   - Мне нравится Саша, - сказала она с подкупающей откровенностью. - И я ему нравлюсь. Но он... - Марина смолкла: эмоции все еще пытались брать приступом горло.
   - Не отвечает взаимностью так, как тебе хотелось бы?
   Волшебница метнула в кудесника взгляд максимальной тяжести, но, поскольку Виктор остался невредим, добавила убийственный кивок.
   - То им надо романтики, то наоборот: вынь да положь, - маг пожал плечами. - Я предпочитаю романтику. Саша, кажется, тоже.
   - А мне что делать!?
   - Запастись терпением. Разговаривать, искать общие интересы, узнавать друг друга...
   Виктор почувствовал себя глупо, о чем и сообщил. Марина согласилась. Инцидент исчерпан, проблема осталась.
   - Если бы я мог чем-то помочь... - кудесник развёл руками.
   - Я подумаю. А пока вот вспомнилось... - волшебница отошла от досадных мыслей и ещё похорошела. - Слышал такое слово: "кудель"?
   - В сказке баба-яга пряла, а потом мышка, - припомнил Виктор. - Вроде клока вычесанной шерсти.
   - Надо же! Я не знала. А я не так давно услыхала это слово, причём, шерстью и не пахло. Речь шла об артефактах.
   - Артефакты? Какой-то древний синоним? - Виктор насторожился, хоть и не понял ещё, отчего.
   - Я проверила, - волшебница покачала головой. - А потом даже потрогала. Совершенно разные типы, материалы, применения. В основном, защита или определяющие амулеты.
   - И называются одним словом?
   - Да. У них есть несколько общих свойств: они или очень определённого действия, или очень общего; над ними все трясутся, и они или очень мощные, или почти незаметные.
   - Интересный набор "общих свойств", - Виктор усмехнулся, но тут же стал серьёзен. - То есть, они превосходят то, что делается обычными средствами?
   - Ты знаешь, что я вижу, когда пытаюсь определить твои заклинания?
   - Радугу?
   - Да. Когда я пробовала разобраться с "куделями", результат был тот же.
   - Тваюмагию! Тогда и слово приобретает другой смысл!
   - Мне тоже кажется, что это сокращение, - Марина покивала с выражением мрачной озабоченности на лице, - от чего-то вроде "кудесником деланные".
   - Тваюмагию-размагию! Спасибо, что сказала.
   - Пожалуйста, кудесник. Считаю, что за тобой должок.
   - Хорошо, чем смогу - помогу тебе с Сашкой. Но против его воли идти не буду!
   - А я и не прошу красавчика против шерсти начёсывать! - сказала Марина, довольно точно копируя шаловливую манеру Женечки. - Разве что - подтолкнуть при случае.
   Да, на это можно и согласиться.
   По полу рядом со столиком расползалась некрасивая клякса. Виктор начал высасывать силу и проследил управляющий луч, уходивший за поворот коридора. Дрейк, его почерк: хорошее время выбрал старый маг! И отличное место для засады. И это явно не всё.
   Щит вырос вокруг столика за секунду до того, как в сторону неслышимой парочки полетели почти одновременно три дротика. Виктор демонстративно вытащил их из вязкого воздуха и выложил на стол. Марина вздрогнула.
   - Не одна ты такая любительница поразвлечься, - пояснил кудесник.
   У следующего заклинания Дрейка Виктор просто перетащил точку формирования. Из окна пахнуло морозом, а рябь на речке застыла и засеребрилась. Он обернулся, помахал рукой Лиле, поднял руку с колечком к губам и спросил:
   - Как там завтрак поживает?
   81. Технические вопросы.
   Другой кудесник, с которым Чёрные сотрудничают. Или же даже откормленный, взласканный любимец публики является членом - или, там, братом - Ордена. Можно представить: вот тебе всё, что хочешь, только ты, дорогой, "кудель" не забывай прясть! Неприятный расклад. Что, если Чёрные вытащат из конуры своего ручного кудесника? Каким противником он окажется?
   Если он много лет шлифует свои умения, это очень серьёзный противник. Какая атака самая сильная? Виктор научился блокировать способности магов: Дрейк ещё только начинает заклинание, а оно уже обречено не сработать. Что, если Черный кудесник научился так же обессиливать себе подобных? Как можно обессилить кудесника?
   К примеру тем же блоком, который использовала Лира! Жаль, он тогда не смог рассмотреть, как построена блокировка. И главное: в голову никак не приходит, какой принцип мог бы быть использован в его построении! Принцип жадного щита? Нет, не подходит: он поглощает уже созданную магическую аномалию. А там сама попытка что-то сделать вызывала все наличные магические резервы, которых в ограниченном пространстве было - чуть.
   Хорошо бы иметь кого-то "на подтанцовке", кто будет извне разбивать такие блоки, отвлекать внимание противника, атаковать физически, пока Чёрный будет занят дуэлью.
   А ведь это - ещё одна социальная бомба! Даже два кудесника вынуждены столкнуться лбами, как чёртовы "горцы". Если же научить нескольких, то они понесут своё умение дальше и дальше. Этакая проблема вампира Кости с Фуараном* за пазухой: множество людей сможет найти в себе скрытые дотоле магические способности, и спустят с поводка всех внутренних демонов, решая свои личные проблемки.
  * С. Лукьяненко 'Сумеречный дозор'.
   Кстати, насколько восприимчив простой человек? С Женечкой пришлось повозиться какой-то час, чтобы она смогла произвести ограниченный магический эффект. И уже через пару дней она перешла к его модификации! Допустим, что он, Виктор, - самородок, выродок, сингулярность и так далее. Допустим так же, что Женечка - крайне удачный случай и счастливое стечение обстоятельств. Тогда каковы условия инициации?
   Практика покажет. Теперь, при крепнущей уверенности в том, что он сам не уникален придётся рискнуть, расширяя круг посвящённых.
  
   Настя поведала, что выход на планирование пожирает бешеное количество топлива. Но хотя бы нескольких человек этом тонкому процессу обучить совершенно необходимо. Дрейк решил не пробовать, почуяв, что этак его будут чаще дёргать на дежурства у штурвала.
   Раздосадованный такой постановкой вопроса, Виктор спросил у компании, кто желает стать навигатором. Вызвались Танк, Моав, Саша. И сам Виктор, разумеется.
   Моав, под мудрым руководством Насти, развёл веер крыльев, насторожил турбину, довёл скорость до двадцати пяти метров в секунду. Затем включил турбину на четверть мощности, плавно довёл мощность до половины маршевой, одновременно сбрасывая скорость водного двигателя. Заглушил водный винт, выжал из турбины пять шестых и аккуратно выполнил отрыв от поверхности, вызвав аплодисменты зрителей и похвалу наставницы. Так же мягко корабль опустился в водную стихию, чуть заметно притормозив при контакте подводного крыла с поверхностью воды.
   Танк повторил процедуру, потратив на всё в полтора раза больше времени.
   Саша, приглядываясь к предыдущим ученикам, удивил всех. Отрыв в его исполнении был исключительно плавным, даже всхлип воздушной каверны под кормой у него был чуть слышен. Потери скорости при спуске тоже почти не было заметно: хитрый компьютерщик чуть поддал мощности в турбину и врубил водный двигатель сразу же при касании.
   - Ты раньше учился что ли!? - поразилась Настя.
   - Симуляторы на блюдце, - ответил парень, смущённый её восторгом. - И я вообще гидропланы люблю.
   Настала очередь Виктора. Что ж, он тоже играл в компьютерные леталки. Первое, что он сделал - выверил курс так, чтобы без управления машина шла ровно, ни на градус в секунду не уходя с прямой. Затем предупредил:
   - Может тряхнуть. Придерживайтесь. - И на всякий случай незаметно одел соратников в коконы щита.
   Когда на скорости в двадцать восемь метров в секунду начала работать турбина и выскочили крылья, Настя произнесла:
   - Э-эй, Сенька! - и попыталась поправить положение, но щит воспротивился, и лекарше осталось только бессильно ругаться в своей загородке.
   Вместе с нарастающим гулом турбины взревел водный двигатель. Корабль дёрнулся, ахнул и выпрыгнул из воды. В момент отрыва Виктор отключил привод и быстро сбросил мощность винта до нуля. Яхта опомнилась на высоте двухэтажного дома и плавно поползла вниз, теряя скорость на половинной мощности турбины. Четверть мощности, метр до касания, скорость снижения метр в секунду. Через секунду кудесник поддал газу турбине и полностью выровнявшаяся яхта царапнула воду. Ещё три секунды, винт на три четверти, остановка турбины. Скорость двадцать два.
   Виктор снял щиты. Никто не упал за время его манёвров. Отлично.
   - И близко к штурвалу не подпущу! Микроцефал недоношенный!
   - Кажется, она недовольна, - заметил Дрейк, задумчиво наблюдая за истерикой.
   - Кто ещё не понимает, что этот умник нас всех чуть не угробил!?
   Руки поднялись. Вместе с Андреем, чья ухмылка не оставляла сомнений в том, что он действительно думает, и Мариной - Настя оказалась в меньшинстве.
   - Всё равно! - крикнула она несколько неуверенно.
   - А это уже мало кого волнует, девочка, - отрезал Дрейк.
   Напряжённость снова скакнула вверх.
   - Настя! Я тоже упражнялся с симуляторами. И очень надеюсь, что такое лихачество не понадобится, - уже спокойным голосом закончил Виктор.
   - А зачем оно вообще может быть нужно!?
   - Я подумал, на случай торпедирования или минных полей...
   - Ч-чего?
   И несколько других голосов повторили вопрос с искренним непониманием.
   Мир, целый век не видевший войны...
  
   Камбуз невелик, но напичкан массой приятных аппаратов, помогающих в готовке. Виктор сразу принялся разбираться с функциями кулинарной машинерии. Марина проявила избыточную пунктуальность и пришла ровно в тринадцать часов.
   - Виктор, ты обещал помочь, чем сможешь...
   - Прямо сейчас!?
   - Ну, да... - в глазах Марины нарастала паника. - Я готовлю... плохо.
   - Мы же не на экзамене в кулинарном техникуме?
   - Совсем плохо...
   До мага ещё полминуты доходило, что совсем плохо - это, прямо говоря, никак.
   - Хм. Ладно, - он пожал плечами. - Я как раз собирался поразмяться: давно не готовил на большую компанию.
   Так выглядят те, кому прямо на эшафоте повешенье заменили на принудительную двухнедельную работу в доме престарелых.
   - Спасибо!
   - Пойдём тогда поверим, чего наши фуражиры накупили. - Виктору стало неловко, хотя присутствовала и толика облегчения: опрометчивое обещание не будет стоить ему почти ничего.
   Разнообразие содержимого холодильника радовало глаз. Особенно умилила ровненькая очищенная замороженная картошечка в пакетах по пять фунтов. На радостях, Марина сотворила поддерживающий диск, на который дежурный кок стал грузить продукты.
   - Так. Курочку в сметане сделаем, тушёную картошку с сыром и зеленью, клубнику в сливках с сахаром и салатик лёгонький какой-нибудь... - Виктор ещё раз оглядел обильные дары природы и технологии. - И морс из клюквы и чёрной смородины. Да! Хай лопнут!
   - За полтора часа? - пискнула волшебница.
   - Ну, ты же поможешь...
  
   Марина резала яблоки, пока печь размораживала куриц, а Виктор готовил противень и крошил огурчики. Марина мельчила зелень, когда Виктор натирал тушки чесноком, посыпал специями, надрезал, обкладывал половинками абрикосов. Она воевала с кухонным комбайном, бастовавшим против замороженной клубники, а в газовой печи уже запекалось жаркое, сбрызнутое винным уксусом.
   И наконец, шеф-повар решился на использование магии. По картошке винтом прошёлся невидимый нож, распилив её спиралями. Затем, создав ограниченный тепловой удар, Виктор напылил на всю разогретую поверхность смесь тертого сыра со сметаной и закрепил её ещё одним резким повышением температуры.
   Марина всеми порами кожи впитывала этот извращённый вариант кулинарной науки.
  
   За столом было весело и молчаливо. Виктор обмолвился, перестав на минутку жевать, что он был на подхвате, а Марина как раз царила над плитой и столом. Девушка скромно потупилась, а Саша с уважительным интересом посмотрел на неё долгим взглядом.
   Путь к сердцу мужчины? Фи! Удручающе банально. Неужели сработает!? Хотя он и способствовал этому мелкому надувательству, за скорый результат не болел.
   Виктор посмотрел на Женечку. Та тоже весьма внимательно рассмотрела Сашу, Марину, поглядела на Виктора... с сомнением. И тут же её взгляд стал игривым и зазывным. Она определённо и крайне успешно модифицирует свою способность, обходясь теперь даже без жеста! Не на Сашке ли она её только что опробовала?
   Начинающая кудесница снова сменила взгляд на изучающий. Подумала, и, видимо, разгадав по эмоциональному фону мысли кудесника, решительно помотала головой. Нет, не она. Умница Женечка ни при чём. Тогда почему воздух между бойцом-компьютерщиком и волшебницей чуть ли не искрит от эмоций, прихлынувших прямо-таки ниоткуда!?
   Ладно. Пускай. Надо будет понаблюдать... позже.
   82. Что суше всего.
   Настя разрешила Саше провести корабль над плотиной. В шестнадцать часов яхта легла в дрейф в трёх километрах от электростанции в ожидании разрешающего сигнала. Хорошо, что на борту оказался механик, понимающий в таких малоизвестных обывателю вещах как судоходные знаки. Догадаться о том, что круглое четырёхсекторное табло указывает текущий график прохода гидропланов через плотину, было бы непросто.
   Вот верхние четвертинки по очереди пожелтели.
   - Экраноплан, - гордо сообщила лекарша. - Крупный. Вроде "Альбатроса-8". Хм! А нас заметили, определили и даже поставили в очередь!
   Действительно, нижний правый индикатор из зелёного стал жёлтым. Хотелось верить, что это определение "дальше не пойдёт": совсем ни к чему сообщение об экранопланной яхте в нижнем Поволжье! Или уж пусть идёт, но ме-едленно.
   - О! Вон хвост показался, - Настя указала за бетонный туннель в навершии плотины. - Как мы на тридцатиметровую горушку подниматься станем, когда обратно пойдём? - спросила она у воздуха. - Тьфу! Там же боковые пандусы есть!
   Из-за бетонки теперь явственно высунулась любопытная алюминиевая морда, а за ним и куцые лапы чудовища. Вот наконец и упомянутый хвост, и подкопчённая тушка вылезли над плотиной. Сбивчивой волной полетел вперёд звук и, догоняя его, подпрыгнувший "Альбатрос" плюхнулся на пузо, почти коснувшись воды, но спружинил и помчался дальше, оставляя шлейф из брызг.
   - Красавец! - восхищённо произнёс Саша. И, показав на индикатор, воскликнул: - Настя, нас пропускают?
   Три четверти синие, одна зелёная. Вперёд?
   Компьютерщик не стал дожидаться ответа, а пустил яхту в разгон. Три километра. На самом деле, весьма короткий путь разгона! Настя подумала о том же:
   - Хватит. Только пораньше выведи турбину, чтобы ежели что...
   - И когда будем приводняться за плотиной, поддай мощности перед самым касанием, - добавил Виктор.
   - Сейчас ты его научишь!
   - Да, - в лёгком трансе ответил Саша, сливаясь своими ощущениями с машиной, - я так и хотел сделать...
   - Что именно? - уточнила Настя.
   - Всё. Именно всё, - ровным голосом ответил навигатор. - А теперь, пожалуйста, не отвлекайте...
   Виктор не мог не попытаться подстраховать, когда машина перепрыгивала через невысокое бетонное возвышение. И когда взревела турбина, страхуя падение. И даже когда яхта не выровнялась на высоте четырёх метров над водой и ста пятидесяти километрах в час.
   К счастью, страховка не понадобилось. К сожалению, она и не получилась бы. Случись что - у него не вышло бы даже прикрыть щитами всех членов команды, разбросанных по теплоходу. Только в зоне видимости он смог бы удержать одиннадцать индивидуальных щитов. Одного типа. Недолго.
   Надо готовить помощников.
   - Предлагаю встать на рейд в семнадцать. Кто сменит Сашу?
   - Я ещё поведу часика полтора, - ответил тот, и яхта начала плавно терять скорость и высоту. - А сам найду кого-нибудь на замену.
   - Как знаешь. Отлично правишь, кстати! - Виктор активировал кольцо и сообщил всем: - В семнадцать часов ложимся в дрейф, я буду читать лекцию о природе магии. Приглашаются все.
   - Желающие? - сонно сострил Дрейк.
   - Просто - все.
   Уровень интереса Дрейка очевиден, да-с...
  
   По ватерлинии хлюпала средняя речная зыбь, по потолку зала бегали весёлые блики. Маловато места: чтобы не страдать от духоты, пришлось открыть обе боковые двери.
   - Сперва хочу рассказать о Послании Люция, поскольку не всем известно...
   Лекция. Три года учебы - и вот он сам пробует себя в роли преподавателя. Рановато, наверное. Возможно, стоило набросать план, а то и написать целиком весь текст?
   - Письмо написано основателем Гильдии магов, перед тем, как Великий её покинул, чтобы претерпеть трансформацию, которая... - Виктор замялся: предложение вышло громоздким, что подтвердило замешательство на лицах "студентов". - В общем, Люцию нужна помощь, и с помощью знаний, почерпнутых из этого Письма, можно ему помочь, - кудесник перевел дух. Интересно, все новички так тупеют, влезши на кафедру?
   - Можно уже и к сути переходить, - мягко подтолкнула воровка.
   - Итак, магия повсюду. Люций говорит об именовании сил, составляющих природные явления, следующих за ними. Основное свойство магии - взаимозависимость её с порождающей её природой. Основа магии, которую Люций так же называет силой или энергиями, её главная особенность - постоянное течение. Понимание этих двух аспектов открывает путь к самым разнообразным манипуляциям, традиционно называемым заклинаниями. Я предпочитаю использовать термин Люция, более точно отражающий суть дела: формы силы. Из них можно выделить простейшие, ассоциируемые с одной поименованной стихией, и сложные, соединяющие в себе в разной степени замедленные и превращенные различные стихии либо потоки одной стихии, перевитые для достижения требуемого эффекта. Я не слишком сложно выражаюсь?
   - Да.
   - Не очень.
   - А все действительно так сложно?
   - Да нормально! - порадовал Саша.
   - А чем это отличается от наших заклинаний? - фраза от пытливого Дракона.
   - Я о том же хотела спросить, - подключилась Марина.
   - А лекарские?
   Виктор в растерянности поднял руки.
   - Я не могу на все вопросы сразу ответить...
   - Ответь мне, друг мой, - попросил Дрейк. - Всё, что ты сказал, обязательно понимать, чтобы стать... кудесником?
   - Ну, я пытаюсь сжато рассказать о том, что понял я, - Виктор опустил руки и плечи. - Совсем сложно?
   - Совсем, - покачал головой бывший наставник.
   - Но ведь Послания Люция никто не понял! - воскликнул кудесник и быстро заговорил, боясь что его прервут: - Оно слишком краткое, без начальной практики его никто не поймёт! И мне просто повезло, что я не наделал ошибок, которые могли оказаться смертельными!
   - О да! - Лила хмыкнула. - Начиная с той же курицы. Не знаю, кто - как, но я вряд ли способна к постижению этой премудрости, - воровка дёрнула плечиком. - Может, те, у кого мозги помоложе, и поймут, но мне явно не дано.
   Дрейк хохотнул.
   - Ты нас, конечно, подновил, но, кажется, слабо помогло! - маг развёл руками. - Щуки косяком не ходят, дружище.
   Волшебник и воровка поднялись с мест и под ручку пошли в каюту. Виктор стоял и смотрел им вслед. Урюк последовал за начальником.
   Через несколько секунд лекарша переглянулась с бардом, посмотрела в глаза кудеснику, виновато потупилась, взяла Андрея за руку, и они тоже вышли.
   В зале остались Саша, Женя и Марина. Как всегда сдержанная парочка - Танк и Моав - тоже не слишком торопилась уходить. Пятеро. Что ж, может, оно и к лучшему.
   - Виктор, мы можем начать с практики? - осторожно спросила волшебница. - Тебе же многое стало понятно, когда ты начал...
   - Да. Да, пожалуй. С вами же буду я, прикрою от возможных ошибок, - раздумывал вслух кудесник.
   - Точно! - обрадовался Саша. - А потом тех, кто захочет, добьёшь теорией. Я - захочу!
   - Ну, хорошо, - согласился Виктор. Энтузиазм компьютерщика был неподдельным. Да и все остальные хотели учиться! - Тогда приглашаю вас на практическое занятие. Оденьтесь по-пляжному: будем работать с водой.
   83. Смачивание.
   Опыт есть, и следующую плотину лучше бы всё же пройти к ночи. С ходовыми огнями, с соблюдением всех правил, но - потемну. Приличные люди спят, и если повезёт, то максимум, кто их заметит - один сонный человечек в диспетчерской.
   Виктор смотрел на незнакомые населённые пункты на карте. Последние десятки километров от некоего Корка до Волжской электростанции река текла, как по ровной трубе, не отвлекаясь на повороты. Она ещё оторвётся на воле, перед Каспием, а пока можно будет рвануть вперёд тёмной ночью, не опасаясь влететь в прибрежные неприятности.
   К девятнадцати въехали в дождь. Словно природа собралась помочь провести практическое занятие. Зона молний осталась позади, уползая дальше на восток, а безопасные тощие струи продолжали насыщать влагой теплый воздух.
   За Корком встали на рейд. Кажется, только у одного Виктора возникал вопрос, почему они простаивают зазря, когда вполне бы могли уже оказаться за плотиной, а то и найти остатки Гильдии! Никто не собирался лить слёзы из-за вынужденного безделья. Только в голове молодого мага упорно и чуть нервически тикали часики. Орден может сколь угодно не замечать Гильдию, особенно, если та не причиняет неудобств и не шумит, но то, что он оставит без последствий болезненный щелчок по репутации - это уже за гранью удачливости и здравого смысла. Время идёт. И настигает, да-с.
   За пятнадцать минут до назначенного времени кудесник пришёл в зал. Через пять минут, когда Виктор расставил по местам три из четырёх ведер с водой, появился Саша. Он сразу же спросил, не нужна ли помощь, и, получив отрицательный ответ, уселся на стул. Виктор вернулся с четвёртым полным ведром и увидел, что компьютерщик улыбается, глядя в потолок. Посмотрев на учителя, Саша улыбнулся ещё шире.
   - Вить, о том, что ты готовил картоху, я догадался.
   Виктор молчал в ожидании продолжения фразы, но пауза затягивалась и, наконец, стала красноречивой. Саша кивнул и продолжил:
   - Марина - очень милая и красивая девушка, - он мечтательно улыбнулся. - И я сделаю вид, что не замечаю вашего сговора! Раз она принялась плести интриги, значит, ей это надо.
   Интересный подход, однако!
   - А как ты догадался?
   - Спросил, как картошку резали, потом - чем обмазывали, затем - как запекали, - Саша хмыкнул и развёл руками. - После этого оставалось только нахваливать. Кстати, вкусно получилось!
   - Спасибо, - Виктор усмехнулся. Актрисе Марине эта роль не удалась. Да и Сашка хитёр, как оказалось. - Она тебе нравится?
   - Вполне, - Саше серьёзно кивнул. - Папа говорит, есть вещи, которые необходимо испробовать. Это - то немногое, в чём я с ним согласен. Вот, например... - он прервал фразу, поднялся и пошёл навстречу волшебнице, только что вышедшей из своей каюты.
   Ой! Вот и встретились два одиночества: Марина добивается своего, используя простые, лишённые оригинальности ходы, а Саша принимает игру. Это можно называть цинизмом, но он весь такой... красиво завёрнутый, что - почти конфетка.
   Их пришло всего пятеро. А что? Настя - лекарша и механик, ей того и довольно. Андрей - высший бард и тоже вроде не жалуется. Дрейк, Лила, Урюк - аналогично: они уже достигли, чего желали, состоялись. На кой пёс теперь напрягаться и даже рисковать?
   С другой стороны - Моав. Тоже ведь полноценный, сильный боец! Пообщался со своим учеником - помолодел душой, потянуло на новизну? Что ж, больше тусовка - задорней танцы.
   Виктор проверил магический фон. Воздух основательно насыщен влагой, шлейф из левой двери и окон вяло проползает через залу на правый борт. Вёдра сами по себе создали сеть сообщения. Или он невольно сотворил это? Да, точно. Непроизвольно. Потому что никаким природным стремлением такую связь не объяснить. А что ещё он нечаянно творит? Какие ещё аномалии наблюдаются вокруг? Сразу так и не определишь, но, пожалуй, надо будет проверять всё необычное, то, что удивит своим существованием. Ладненько, студенты ждут...
   - Итак. - Паразитные словечки "так" и "итак" позволяли собраться. Может, надо менее официально занятия проводить? - Для начала, я попрошу вас всех верить себе: своим ощущениям и своим возможностям. Если есть хотя бы тень того, что вы что-то почувствовали, лучше быть уверенным, что всё так и есть! Бояться разочарования - долгий и кружной путь к овладению магией, поверьте.
   Все пятеро закивали. Женечка - с особым знанием дела.
   - Сила подчиняется желанию. Мы идём туда, куда хотим. Мы создаём формы силы такие, какие хотим. И разница тут минимальна. Так же, как всё тело участвует в ходьбе, так оно же целиком управляет силой.
   Виктор говорил о том, что в занятиях не должно быть застенчивости, о том, что внимания процессу следует уделять столько, сколько хочется, но не меньше, чем нужно, о некоторых других вещах, помогающих сделать магию эффективной и безопасной для манипулятора. Оказывается, он много узнал за три недели! И всё же детали требовали дополнительного изучения, исчисления...
   - Теперь прошу всех намочить ладони. Я создам текущее поле силы, которое вы должны будете ощутить.
   Так или иначе, ощутили все. Труднее всего задачка далась Марине. Но ведь она не оставлена силой: волшебница же! Но это, как минимум, ещё один повод для исследования.
   Женечка попросила показать, на что способен такой поток. Остальные поддержали и, как дети в цирке, расселись, ожидая представления. Виктор подумал, что может быть наиболее показательным, пошарил глазами - и нашёл небольшой табурет в углу. Эта мелкая мебель явно видала лучшие дни, а потому пустить её в расход не жалко.
   Поток, скользивший в воздухе в полутора метрах от кудесника, отодвинулся, выровнялся, став плоским, и опустился к месту демонстрации - к середине чуть погнутых алюминиевых ножек. Виктор усиливал движение и давление водной стихии, пока вещь не начала медленно ползти по полу, после чего немного понизил мощность. Через несколько секунд в местах касаний пошло отслоение окислов: металл замахрился грязно-серыми клочками, которые постепенно утаскивало прочь омывающее течение. Через минуту табурет завалился на одну из быстро прогнивших ножек, а затем резко осел, почти одновременно потеряв оставшиеся три опоры.
   - Ух ты!
   - Как плазменным резаком!
   - Это ж за сколько лет он так проржавел бы!
   - А если железяку пилить - быстрее получится?
   Как же надёжно связана магия с разрушением! На созидание нужно куда больше времени, сил, внимания. Тот же табурет восстановить - замучаешься! А убить кого-нибудь - для мага - проще, чем пожарить яичницу.
   Но это неправильно, ребята! Магия прекрасна, она не должна быть только злой и убийственной, она же...
   - Ну да ладно. Я вот что ещё показать хотел...
   Виктор позвал всех к наружной двери. М-да, даже эта простая красивость требует аккуратности и чёткой формы.
   Из реки поднялась на два метра водяная колонна, попыталась ещё приподняться, но верхушка гулко всхлипнула и развалилась, стравливая избытки на края. Полупрозрачный гриб продержался пару секунд и опал.
   Марина ахнула, Женечка хлопнула в ладоши.
   Вода ударилась об воду, чуть провалилась, попробовала разбежаться волнами. Но Виктор подхватил первый круг, заставил его взмыть стеной до уровня глаз. Верх стены потянулся к середине, образовав купол, но стена лопнула, а метровая капля в центре рухнула, подняв фонтан брызг. Вода наткнулась на щит, не успев намочить восхищённых зрителей, намёрзла на воздушной преграде тонким слоем. Затем лёд сполз в реку, ломаясь под своим весом.
   - Ух ты! - повторил Танк.
   - Рад, что понравилось, - сообщил кудесник.
   Вода - загадочная стихия. Тяжёлая и подвижная, вязкая и ускользающая. И, кстати, преподнесшая сюрприз: ледяная стена не планировалась - она просто появилась в свивании двух стихий. Вроде и не в первый раз случилось работать с несколькими стихиями, но... может, дело в том, что одна стихия по воле мага ограничивала другую, и это как раз и стало тем самым свиванием?
   - Теперь, ощущая силу водной стихии, сведите пальцы рук и медленно разведите, обратив всё своё внимание на напряжение потоков.
   Снова у кого-то вышло сразу же, кто-то помучался. Марина все делала так, словно не верит своим рукам, хотя все описанные Виктором движения силы у неё получались. Хуже, чем у Саши. Женечка же просто веселилась, заставляя линии движения силы трепетать, удлиняться и провисать, когда она разводила и сводила руки.
   Виктор же помогал "отстающей" волшебнице: добавлял мощности в создаваемые ею потоки, показывал, велел отказаться от привычного восприятия. Девушка вымокла и взмокла, но результат оставался чуть заметен. Что-то базовое и глубинное застило взор волшебнице, сковывало движения, мешало взаимодействию со стихией.
   Будь подобен печной трубе. Иначе будет копоть и оставленность. Ой, не на своем опыте Древний познал эти неприятные эффекты. Иначе не сотворил бы он ни Потопа, ни Низкого Неба. Он смотрел на них, на тех, кого одарил кургузыми, исковерканными шаблончиками, которые маги гордо называют заклинаниями. Именно эти обрубки силы в их странной, неудобной форме, непонятные самим заклинателям и являются тем фатальным извращением!
   Но ведь и Женечка, шалящая напропалую с только-только освоенной стихией, училась чему-то из стандартных школ заклинаний. Может, дело в уровне и в привычке? Наверняка. И в длительности обращения с этим кривым дымоходом. Хорошо бы проверить теорию на закоренелом адепте вроде Дрейка, только ему всё это, увы, без надобности. Но в общем, да: заклинания заставляют силу застаиваться до такой степени, что естественного движения уже не доищешься.
   Виктор наблюдал, как Женечка пульсирующими движениями рук взбивала перед собой водную стихию. Между ладонями появлялись и опадали капли. И вдруг родился значительный объём: подвижный шарик размером в пару литров - мутный от каких-то вкраплений, готовый упасть под своей тяжестью. Женечка радостно взвизгнула и швырнула своё произведение в кудесника. Виктор встретил его воздушным ударом на двух третях траектории. Чистый рефлекс атакуемого кудесника, привыкшего работать с воздухом.
   Как в замедленном кино, он смотрел, на мчащееся марево воздушного сгустка, заворожённый процессом. Мысль формулировалась, и за доли секунды всё же предугадала последствия встречи воды с воздухом. Два направленные волей адептов потока разных стихий поневоле сформировали ограничения друг для друга, подобные свиванию. Будет столкновение, с высокой вероятностью фазового перехода.
   Не догадавшись развеять воздушный удар, Виктор швырнул ему вслед стены щитов, чтобы защититься и защитить учеников от чего бы то ли было.
   Это было прекрасно! Воздух внедрился в воду, но большущая капля пыталась сохранить свою форму. И заклинание кудесника взорвало её изнутри, вылетев наружу по десяткам мельчайших каналов. Ледышки брызнули, вонзились в щиты, частью пролетели между воздушными стенами, застряли в поставленной личной защите и в обшивке зала. Окружающая температура рухнула до минусов.
   - Все - вон! - заорал Виктор. Моав с Танком уже закрыли собой пискнувшую и сжавшуюся в комок Женечку, Саша бросился к Марине, подхватил её на руки, еле вписался в проход и исчез в каюте спасённой волшебницы.
   Моав сцапал охранённую персону и вместе с ней сиганул в воду с правого борта. Следом вылетел Танк. Виктор услышал, как вынырнувшая девушка сказала всё, что в голову пришло, об избыточном усердии охранника. Бойцы засмеялись, весело бултыхаясь в прохладной водице. Но через секунду оба вскрикнули от испуга - видно, схлопотали посыл ужаса от Женечки, всё более уверенно использующей эмоциональную стихию.
   Кудесник быстро сжал воздух в комнате до в небольшой сферы, потом позволил ей потихоньку растечься в пространство. Температура стабилизировалась, и Виктор запустил усиленное проветривание. Затем помог купальщикам выбраться из воды.
   Шикарно, вашумагию, занятие завершилось!
  
   Настя смирилась с тем, что ей не суждено когда-нибудь сдать кораблик дипломатам. Она бросила печальный взгляд на потраченную магией обивку зала, на убитый табурет, вздохнула - и пошла на вахту.
   - Зато весело... - пробормотала лекарша.
   84. Бочки для выдры.
   Тёма маялся от безделья в наблюдательном бункере диспетчеров.
   Бессмысленное круглое сооружение в который раз нагоняло не самые приятные ощущения. Если оно такое бетонное и защищённое, то за каким бесом эти стёкла? Толстенные, многослойные, но, ежели гидроплан промахнётся и крылом заденет, то бетонная крыша окажется прямёхонько на макушке дежурного. Был случай в Балаково, помним-боимся-скорбим.
   Маленький человечек сидел на привинченном к бетонному полу вращающемся табурете; их называли креслами, но спинка высотой в фут только добавляла неудобства. Тёма сидел и ковырял ножичком кусок тополиной коры... ещё один кораблик. Осточертели уже кораблики, но тут, на вершине плотины ни о чём другом не думалось, так что - в коллекцию, во флотилию, стоящую в шкафчике комнаты отдыха.
   Чёрные волосы поседели за десять лет этой дурацкой работы, глаза покраснели от третьей подряд бессонной ночи. От наблюдения. Взгляд привычно поднимался от поделки каждые сорок секунд и оглядывал водную гладь, подсвеченную прожекторами. Жена Ленка, тощая, насмешливая и ворчливая, не раз похихикивала над этой особенностью, остающейся с Артёмом ещё на двое суток после недельной вахты. Зачем вообще люди женятся?
   Вторник - самая спокойная ночь на неделе. Пара гидропланов: в 20:17 и в 21:34 сверху, - уже ушуршали. Казанская "шестёрка" пойдёт из Баку только в 3:49. И утренняя парочка - после девяти.
   Молодой напарник Аркаша дрых в нижней комнатке. Днём его исправно хватало и на дело, и на всяческую дурь вроде купеческих авантюр. Последний финт: обмен тридцати пяти вяленых катранов на семь бочек соляры. Хорошо, конечно, что гадкий запах покинул сторожку, но кому этот горе-коммерсант всучит соляру? Место-то такое, что все со свистом пролетают!
   Не, Аркаша может метнуться по бережку на своём железном коне, либо в доки прокатиться. Но за эти рейды уж пусть будет добр расплатиться. Чего бы такого с него стребовать? О! Карасей в кляре. И, скажем, картошечки хрустящей. Жаль, пива не попьёшь...
   Тёма посмотрел на часы и проверил горизонт. Сверху видимость отвратительная: две из трёх ламп в прожекторе накрылись утром от дождя. Аркашка удружил: додержал включёнными до полудня. И слесарь ухитрился простыть. Эх... хорошо, что сегодня вторник. Ещё тринадцать минут - и среда...
   Левая половинка корпуса катамарана готова. Теперь шкурочкой пройтись да резаком внутри вырубить. Звуки за приоткрытым окном скрадывались, но что-то всё же насторожило Артёма. Он вгляделся в темноту вверх по течению. Кажется, ходовые огни. Да, определённо.
   Белый, как все корабли и леталки, аппарат был похож то ли на летучую мышь, то ли на ящерицу с непомерно большим и низким воротником. И он приближался. Небыстро, не больше тридцати метров в секунду, но шел со всей серьезностью, стремясь соскочить с плотины.
   Непорядок! Форменное безобразие! Малым кораблям и гидропланам в ночное время предписывается профилактическая остановка!
   Нежданное развлечение разом сбросило сонливость и сплин. Артем схватил переговорник и щелкнул тумблером на панели.
   - Неопознанный корабль малого тоннажа! Требую немедленно пристать... - этот наглец уже перемахнул через плотину! Ладно, пусть будет... - к правобережному вахтовому дебаркадеру для... - дежурный замялся. А для чего, собственно? Чтобы узнать о том, что они белены объелись? - Для проверки судового журнала. - Ну вот, глупость ляпнул.
   Динамик еще похрипел, живя своей электрической жизнью, пока Артем не щелкнул тумблером. Затем подбежал к люку, нажал на педаль. Пятьдесят килограммов железа приподнялись и откинулись к стене, лязгнув по ограничителю. Дежурный сбежал по лестнице, с удивлением понимая, что уже очень давно ему не приходилось бегать.
   Аркаша заворочался на диване. Лежебока! от крика и грохота и мертвый вскочил бы!
   - Эй! - окликнул Артем и хлопнул напарника по плечу. - Подъём наверх! Я пошёл с нарушителями разбираться.
   - А? Чо? - Аркаша попытался симулировать беспробудность.
   - На вахту, лодырь! - рыкнул старший по смене Артём.
   А случись действительно что-то серьёзное? Хотя, что, например? Выскочив из башни, Артём глянул вниз. Хм, дисциплинированные нарушители попались: летучая мышка сложила крылья и как раз закладывала солидную разворотную дугу. Ну и славненько, можно не торопиться. Мужчина оседлал свой любимый четырехколесный грунтовик, продул двигатель и не торопясь тронул вперед по пандусу.
   Съезд к нижней пристани не любили ни машины, ни люди: щебень, кое-как залитый бетоном. Только грунтовик не жаловался, с характерным хрустом подпрыгивая на неровностях дороги. Одна беда: тень от дамбы.
   Артём уже стоял на дебаркадере, а кораблик, превратившийся из летучей мыши в выдру, ещё подходил, красиво и уверенно лавируя по трём постоянным водоворотам, мешающим даже днём подходить к пристани. Капитан, видать, мужик бывалый: не всякому доверят такую необычную игрушку!
   Девчонка, появившаяся в проеме двери, бросила чалку, когда до кнехта оставалось ещё метров шесть, и, что самое удивительное, - попала. Бедовый народец на кораблике. Канат подтянулся сам, и выдра встала, как вкопанная, ювелирно притёртая к пирсу.
   - Штурмана кликни, - велел Артём девчонке.
   Какой-то шорох за спиной заставил его обернуться, но сзади было пусто, только световые пятна от корабля чуть елозили по пирсу.
   - Вообще-то это я - штурман! - заявила девчонка, сходя на берег. - Капитан сейчас подойдет. Что ещё за проверка судового журнала? "Судовой журнал проверяется и сдается в порте приписки в конце сезонной навигации", - процитировала она, уперев руки в боки.
   Права девчонка-штурман. От необходимости оправдываться за глупость избавило появления третьего лица. Парень появился внезапно и ловко выпрыгнул на пирс.
   - Вечер добрый. Вам журнал нужен ведь для внесения в проходной реестр? - спас Артёма догадливый паренек. И это капитан!?
   Юнец вынул из-за спины журнал и подал для проверки. На форзаце значилось: "дизель-теплоход "Александр Кляксин", порт приписки - Мюнхен". И внутри на первой страничке скорым женским почерком: "Год 2010. Навигация с 7 мая по . 19 мая: Париж, верх - японцы, 6. 22 мая: Париж, низ - москвичи, 12. 7 июня: Богатырь, рейд - детский выезд, 9". После этого - только порты захода с пометкой "заправка"; последний - Балаково.
   - А здесь-то с чем? - спросил Артём. Судовой журнал, конечно, заполняется в свободной форме, но тут всё как-то... непривычно.
   - Дык вот тех деток, - молоденький капитан потыкал пальцем в строчку от седьмого июня, - и везём! Как они нас... - и парень тем же пальцем принялся пилить шею.
   - M'sieur le cap! - крикнула в проём двери какая-то шалунья ещё помладше этих двоих. - Peut-on acheter de la cerise ici? Le cuire ne nous cert rien!* - и тут же пропала куда-то; изнутри донёсся весёлый смех.
  * Капитан! Можно здесь купить вишни, а то кок нам ничего не даёт (фран.).
   - И вот такое "вуаля" круглые сутки! - посетовал капитанчик. - Яхта разве только чудом жива! Того и гляди по винтику разнесут!
   Да... не повезло пареньку. И кораблик-то новенький, а такая дурка на борту!
   Отличная мысль пришла внезапно: как бы помочь бедолагам? Лещ с ними, с нарушениями! хотя и с детками-то поаккуратней бы?
   - Понятно. Ну, вы нежней летайте-то. Правила, они ж для безопасности писаны!
   - Это-то конечно! - замахал руками паренёк. - Увидали разрешёнку - и почесали, как угорелые: детки к морю хотят, все мозги обглодали! - Тут же парень принялся чесать в затылке. - А не скажете ли, где бы тут подзаправиться? Идём-то полным ходом, солярочка кушается страх как...
   Странный выговор парня гравировал в голове наблюдателя сочувствие и расположение. А ведь можно запродать беднягам Аркашкины бочки!
  
   В четыре рейса грунтовика с прицепом бочки были доставлены от сторожки. Присутствие признательного, тронутого заботой капитана веселило не хуже вина. Двадцатилетние "ребятишки" высыпали на берег - размяться да подсобить с заправкой.
   Через час опечаленные расставанием Артём и Аркаша махали вслед отходящей выдре. Ловкий капитан как по ниточке прошёл между двумя завихрениями, каждое из которых, обычно мешавшее кораблям, только ускорило это алюминиевое чудо!
   Возмутители спокойствия показали корму. Там, где должно было красоваться название, расплывалась грязновато-синяя клякса. Через минуту корабль скрылся за поворотом реки.
   Так и запишем: ""Александр Кляксин" заходил для заправки".
   Куда запишем? Зачем? Чтобы все узнали об Аркашиных купеческих забавах?
   - Ой, выручил ты меня, брат Тёма! Куда бы я ещё соляру девал!?
   - Соляру? - не понял Артём.
   - Ну да, - пробормотал, оглядываясь, Аркадий. - А зачем тут прицеп?
   - Слушай, а что мы стоим тут, как два пенька? - Вопросы странно множились, отупляли, не давали сосредоточиться. Надо было что-то сделать. Но что именно - поди припомни!
   - Дядь Тём, - пожалобился Аркашка, - я спать хочу...
   - Ну так поехали! - Артём скривился от наплывшей головной боли.
  
   Через четверть часа оба уснули. Продолжалась среда. Хорошо, что такая спокойная.
   Артёма, завернувшегося в спальник, разбудило солнце. На диване посапывал Аркаша. Что!? Артём подскочил, как ужаленный, и побежал на рабочее место. Уфф! Среда! Ещё только 8:43! Багдад - Казань только в 10:26 пройдёт!
   И как он только сплоховал-то так!? Или Аркашка дежурил? Нет, тогда Тёма спал бы на диване. Что за ерунда?

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"