Искварин Валентин Валерьевич: другие произведения.

Естественно, магия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Естественно, магия", часть 3


  -- III. Кудесник.
  -- IIIa. Искатель.

- Что ты думаешь о страхе?

-- Я видел страх.

- А переживал?

- Как то, что не должно повториться.

Тайны Разрушителя.

  -- 85. Недоброе утро.
   Удачный получился заход. Топливо заканчивалось, могли бы и не дойти, да и бочки - штука полезная. Две сразу же опустошили, скормив соляру прожорливой машине, а остальные пока бросили в зале. Тащить их в машинное отделение никто в ночи не решился.
   И разошлись спать. На посту остались Моав и Танк: Насти хватило тщательно скрываемых треволнений с поддельным журналом. Можно было тысячу раз говорить о том, что мужикам-дежурным основательно прополоскали мозги, о том, что её имя ни разу не прозвучало. Но всё же барышня переживала своё участие в подлоге удручающе серьёзно.
   Это вызывало сочувствие и уважение. Благодаря этим двум эмоциям Виктор заснул на две минуты позже, чем если б размышлял только о своём. Вот, что подумают в каком-нибудь департаменте гражданского флота, узнав о проходе несуществующего "Александра Кляксина" через Волжскую плотину? И главное: насколько скоро у них появится повод об этом подумать?
  
   Дзанг!
   Корабль встряхнулся от ощутимого удара и переполошил команду. Яхта стала быстро терять скорость, пока не плюхнулась на брюхо, вызвав сосущее ощущение в животе у просыпающегося Виктора. Натянув джинсы, он поспешил на мостик. Бегом: движение-то нелинейное и с замедлением, так что ну их, эти прыжки.
   Моав стоял у пульта, подняв руки в позе "какого демона случилось то, что случилось?" Танк шарил по программе самодиагностики корабля.
   Прибежала Настя, отшвырнула Танка, Моав увернулся от оплеухи. Ни диагностика, ни расспросы ничего не выявили. Просто был удар, и сразу начали гасить скорость. Сбрасывали сами, так что движок должен быть невредим.
   - Должен быть, должен быть... - сердито бормотала Настя. - Сейчас проверим.
   "Пегас" пошёл на разгон. Виктор заметил, что Саша тоже насторожился, когда нос едва ощутимо рыскнул влево. На скорости около десяти Насте пришлось подруливать для удержания прямого курса. А перед самым выходом на водное крыло корабль, перестав слушаться руля, рванул влево, но, не выдержав крутого поворота, тут же завалился на правый борт!
   - Что вы наделали, кошкины дети!? - вскрикнула лекарша, поднимаясь с пола.
   - Покорёжена левая сторона крыла! - выдал диагноз Саша.
   - Плавник поймали, - предположил Виктор.
   Настя печально согласилась, что, коли это было подтопленное бревно, вины на навигаторах, шедших почти вслепую, никакой.
   - Ладно, пойдём в водоизмещающем до Ахтубинска, - раздраженно резюмировала она. - Сама поведу. Всё равно между островами лавировать...
  
   Утро настало поздно. Тучки над портом долго держали в сонном плену и кудесника, и команду. Ахтубинск, названный в честь несуществующего теперь рукава реки, встретил усыпляющим покачиванием на морской мелководной зыби.
   У пирса отирался какой-то тип, спокойно, но настойчиво ожидая, когда из яхты кто-нибудь появится. Виктор решил выйти сам, с эскортом из двух увязавшихся за ним бардов. Привыкнув к ритму качки, все трое выпрыгнули на берег.
   - Налог на причал, - без обиняков сообщил невысокий тип в безрукавке, на кармане которой висел медный, местами позеленевший значок-якорь.
   - И в чьей же собственности находится порт? - громко поинтересовался Андрей.
   - В государственной, - скучным голосом ответил сборщик. - Судно малого тоннажа, сто семнадцать империалов в сутки.
   - Вот простоим - и заплатим! - весело отозвался бард.
   - Будет сдача? - Виктор предпочел не тратить тишину на пустяки.
   - Нет, - пожал плечами мужичок.
   - Тогда полтораста, сдачи не надо и с вас известное.
   - Только два вопроса, - чуть оживился сборщик.
   Виктор протянул деньги и спросил:
   - База снабжения катеров и яхт где?
   - Заправка? Продукты? Запчасти? Ремонт?
   - Я задал вопрос, - тонко улыбнулся кудесник.
   Дядька совсем повеселел и довольно подробно описал все по пунктам.
   - Спасибо. Второй вопрос: места объявлений публичных контрактов в городе.
   Дядька внимательно поглядел на хитрого паренька. Ответ включил в себя все гильдии, мэрию и четыре известных сборщику доски объявлений.
   - Еще раз спасибо.
   Сборщик окинул троицу любопытным взглядом, развернулся и пошел к группе двухэтажных административных зданий.
   - Толково! - похвалил Андрей. - Будь ты дипломатом, далеко пошёл бы!
   - Ну, на то и уповаю.
  
   Заход в док означал бы потерянный день и порядочные деньги, потому Виктор решил сперва попытаться отремонтировать крыло самостоятельно. Его группа расселась на бетонном возвышении, маскируя погружение. Раздевшись до плавок, кудесник посмотрел на щиток, запрещающий купаться, присел за бетонной чушкой и нырнул в невидимость.
   Повиснув на краю пирса на руках, он опустил ноги в прохладную воду. Градусов двадцать. Значит, у него на ремонт минут десять-пятнадцать, пока холод не станет проблемой.
   Виктор соскользнул в пучину. Ноги не коснулись дна: у причала было более трёх метров глубины.
   Дискомфорт пришёл внезапно, как воспоминание о невыключенном утюге. Не сразу стало понятно, что же не так, но, стоило выплыть на поверхность... невидимость! Под водой воздуха совсем немного, а потому заклинание, имеющее воздушную основу, теряет свой материальный базис. И развеивается.
   - Круто... - пробормотал кудесник.
   Женечка с берега глянула вниз, обернувшись на голос, но Виктор показал ладонь в успокаивающем жесте, и девушка отвернулась, чтобы и дальше изображать вялую беседу с Танком и Моавом.
   Он обдумывал проблему водного дыхания ещё на корабле. Вариантов немного. Первый: телепортация малых объёмов воздуха в определённую полость, этакий принудительный газообмен. Но сама телепортация имеет воздушную основу, и канал издохнет при недостатке того же материального носителя.
   Второй: свёрнутый в трубку щит. Тоже есть вопрос о стабильности. Плюс неудобство от необходимости контролировать раздвижение и изгиб трубки, а следить придётся: вдохнёшь разок водицы - можно и не всплыть! Кроме того, при работе на глубине давление-то растёт! Так что вдыхать замучаешься.
   Третий - создать концентратор воздушной стихии и втащить под воду. Для более-менее длительного погружения надо хотя бы парочку кубометров воздуха. Пусть даже удастся ужать его в десять атмосфер, но всё равно это - двести литров почти пустоты, которые надо притопить, то есть иметь груз около двухсот килограммов. Фантастично.
   А казалось бы, такая простая задачка! Оставался последний вариант, способ использования которого пока так и не придумался. Надо сделать жабры. Как-то.
   Что делают жабры? То же, что и лёгкие: поглощают кислород, перетаскивают в кровь. Только - в воде. Растворяют, наверное, в слизи какой-нибудь, и ползёт он потихоньку: рыба-то хладнокровная и мозгов чуть-чуть, кислорода надо мало. Сколько кислорода в воде?
   Виктор вытащил ладонь и быстренько её высушил. Затем, придерживая плёнку воздуха, засунул её в воду. И позвал воздух. За секунду на кисти вспух такой пузырь, что удерживать его под водой стало ощутимо непросто: литров пять. Воздуха достаточно для дыхания!
   Переложив мембрану на рот и нос, Виктор ушёл под воду.
   Почти три метра под поверхностью. Движение воды протаскивает взад-вперёд на ладонь-другую. Повреждённое крыло. К счастью, не вмятое, а только погнутое, даже сварка цела.
   Попытавшись почти привычно создать усиление, он чуть не потерял мембрану: воздушные щупальца метнулись к рукам и ногам, стремясь занять место ослабленной стихии! Виктор тут же прервал заклинание. Жаль-жаль. А не получится ли такая же манипуляция с водой?
   Сейчас, полностью погруженный в воду, Виктор испытал иные ощущения по сравнению с фокусами вроде молний или создания сети. Сильные, полные! Вода ластилась к рукам, стихия обволакивала, увлекала, желая участвовать в новой игре.
   В итоге форма получилась более лаконичной. Только работала медленно, что для кропотливого, тонкого ремонта - в самый раз.
   Конечно, на берегу начали беспокоиться: не каждый день случается, что друг уходит без приспособлений под воду на десять-двенадцать минут. Соорудив магические ласты, Виктор подплыл к берегу, подпрыгнул и ухватился за бетон.
  
  -- 86. Город у моря.
   - Значит, хочешь заняться контрактами в этой глухомани? - Андрей веселился, только что не подпрыгивая на ходу.
   - Надо осмотреться, - пожал плечами кудесник. - Последний контракт прошел "на ура", так почему бы не продолжить, если найдётся что-то подходящее?
   - И что бы тебе подошло?
   - Не знаю. От строительных работ до поисков пропавших, может, и ещё что будет... - Виктор развел руками. - Пока не знаю. Главное - деньги и возможность анонимности.
   - Строительство? - удивился бард.
   - На том и поднялся.
   Андрей повторил пару раз последнее слово.
   - Интересное выражение.
   - О, да.
   По просьбе Танка, кудесник рассказал в подробностях о доме у оврага.
  
   На доске оказалось только два объявления. Одно - подготовка площадки для строительства парка развлечений на острове Жареный. Второе - на ликвидацию преступной группы "Узурпаторы".
   - И что же тебе подойдет?
   - Подробности нужны, - Виктор досадливо поморщился. - Денежки, конечно, неплохие: и сорок, и восемьдесят. Но - всё на виду. Я думаю, попробуем поискать то, что нам надо, а потом вернёмся и прощупаем почву.
   - А не боишься, что кто-нибудь уведёт лакомые кусочки? - шутливо обеспокоился Моав.
   - Ну, давай, ответь ему! - подзуживал бард.
   - Бумага выцвела. Денежки ждут нас уже месяц, не меньше. Подождут ещё дней пять.
   - Наблюдательный, - с уважением отозвался Андрей.
  
   Дозаправка. Забавно, насколько легко это прошло. Не потребовали документов ни на яхту, ни на права управления. Может, и излишняя предосторожность, но ведь мало ли, кому соляра понадобилась: беглым преступникам, террористам! С другой стороны, контроля и так предостаточно, а преступников тут считают "по пальцам одной головы".
   Хотя вот, полиция скидывает охотникам за головами контракт. Тоже непонятно, насколько такая практика распространена. Полиция не рискует своей головой, а дело делается. Но приговаривать заочно - тоже не дело! А ведь это именно приговор: позволять вершить правосудие неизвестно кому! Да ещё и вероятность ошибки вольных стрелков, по идее, совсем не нулевая. Как полиция проверит, что сумма трупов та самая, и стоит заявленной суммы денег? Странный мир. Кстати, любопытно, как бы встретил Дрейк объявление о вознаграждении за ликвидацию группы "Драконы"? Бизнес-то у него всё-таки сероват...
   Снова деньги. Да, свободные деньги Дрейка. Или всё ещё те, что заработала партия Виктора? Да, пока ещё те. Но пора уже стремиться к самостоятельности. Ведь он же может себе её позволить! Даже сейчас, будучи беглецом. Да, сможет. Постарается.
  
   Вечер ещё не подкрадывался, когда "Пегас" отошёл от Ахтубинска. Лучше бы, конечно, вести поиск по свету, ведь прийти к Астрахани они смогут лишь в сумерках, и особо надеяться на скорую удачу не приходится. Разве только способ маскировки Гильдии окажется сильно крикливым.
   Пока оставалась часть пути, отравленная бездельем и ожиданием.
   Виктор с Женечкой сидели в зале, держась за руки, когда из своей каюты вышла Марина, а за ней - серьёзный и задумчивый Саша.
   Волшебница, решительная и гордая, пододвинула стул и села напротив кудесника и Жени. Саша сел рядом и чуть сзади.
   - Виктор, надо узнать, как дела у Влада.
   - Точно! - спохватился кудесник. - Мы что-то совсем про него забыли! Вызывай прямо сейчас! Только ожидание будет... астрономическое.
   - Жаль, - пробормотала Марина
   - В смысле? - не понял Виктор.
   - Скорее бы, - пояснила Женечка, и Марина кивнула.
   Отклика пришлось ждать около пятнадцати минут. За это время Виктор соединил камушек Марины с четырьмя магильниками и предупредил Влада о гигантском запаздывании.
   - Привет, Марина! - голос лекаря был задорен, чувствовалось, что он стосковался по общению. - Я думаю, что Виктор с тобою рядом, так что сообщу, что следую его инструкциям по перемещению и смене мест наблюдения. Хотя за мною вроде никто охотится. - Молчание секунд на двадцать. Ага, я угадал. В общем, рассказываю. Сходил на хутор, познакомился со старшей коллегой. Трансформация впечатляет! Снимаю шляпу! Погулял по окрестностям. Из города, по-видимому, сперва выслали разведчицу, не отличающуюся наглостью и самонадеянностью. Из аналитиков, Катенька, стажёр. Воровочка в магазин заходила, справлялась о новостях и, надо полагать, всё происходящее передавала в Орден через зрячий захват с блюдца. Довольно быстро уехала обратно. Вчера к вечеру приехала кавалькада наших, посмотрела на рощу и коттедж.
   - Отлично, Влад! Я сейчас попробую ускорить сообщение. Продолжай.
   - Сегодня пошли на приступ, взяли дом. Кажется, не погнушались пулевого оружия. Купол над залом разрушили, выбили почти все стекла, варвары. В обед штурмовали рощу. Не знаю, чего ты там такого оставил, но издалека выглядело сильно! Кажется, потеряли троих. Я заметил, что за бойней наблюдала та самая безумная лекарша-оборотень из Центра. Марина расскажет, если надо. Очень сильная тётка, точно - высшая. Говорят, превращается в огромную фиолетовую лису. Она, как в Париж прибыла, так главной и остаётся. По крайней мере, она и уровнем, и должностью повыше провинциала будет.
   Виктор посмотрел на Марину, та кивнула.
   - Да, сообщение получил! Связь действительно ускорилась! Вот сейчас Орденцы откатились, - Влад явно вел "прямой репортаж". - Оп-па! Они использовали взрывчатку! разворотили четверть твоих насаждений. Впрочем, их можно понять.
   - Влад, не подходи слишком близко, - ещё раз предупредил кудесник. И, словно услышав, Влад продолжил:
   - Я слышал о системе оповещения о магической активности. Создается сеть артефактов, фиксирующих магические возмущения. Наверняка, несколько штук притащили и сюда, так что я пока остаюсь на предельной дистанции наблюдения через бинокль, чтобы не попасться с этим камушком: мало ли. Вот, кажется, защиту вскрыли. Входят в рощу. Вспышки. Да, Виктор, я понял. Жду сигнала к началу переговоров. Думаю, они после этих твоих сюрпризов дозреют. Ух ты! А вот и Ленка с Колюней, из нашего квартета! Живы-здоровы и не в опале! Это радует. В общем, пока рассказывать больше нечего.
   - Береги себя! - Виктор посмотрел на Марину, но та отрицательно покачала головой: раздумала говорить что-либо. - Конец связи.
   Он ещё подождал, пока последние слова достигнут адресата, и разорвал канал.
   - Хорошо, - волшебница успокоилась.
   Что хорошо? То, что Влад о ней и думать забыл, весь в шпионаже? Что ж, пожалуй. Как отреагируют Чёрные, когда лекарь выскочит как чёртик из табакерки с предложением поговорить с кудесником?
   - Расскажи об этой лекарше, - попросил он Марину.
   Мало. Очень мало удалось узнать от волшебницы. О системе слежения она вообще не догадывалась. Похоже, только Влад интересовался тонкостями оперативной работы. Жаль, что он выбрал другой путь...
   87. Досада и оценка.
   Сараф настоял на штурме. Пришлось подтянуть квартет из Симбирска.
   Лёгкость, с которой взяли дом, мелкие магические шуточки разозлили всех и расслабили.
   Эта расслабленность стоила трех жизней при нападении на рощу. Никто ничего не заподозрил, на штурм шли, как на праздник. И он закончился метров за пятьдесят, когда тихий лесок с треском ощетинился молниями, убившими двоих бойцов и ранившими воровку из Симбирска.
   Затем были птицы, не повредившие никому только благодаря взведённым куделям. Потом пошли в атаку деревья. Если бы эти твари были чуть расторопней, у оперативников не осталось бы шансов выжить! Хорошо, что операцией руководил не какой-нибудь псих, а бывалая лекарша, умеющая вовремя отступить. Асфальт дороги стал преградой, у которой эти жуткие создания выдохлись.
   После совещания с Центром Илона отдала приказ на дальний подрыв. Кто бы ни засел в роще, ему бы не поздоровилось. Впрочем, как Лиловая и предполагала, в роще было пусто. А находки не стоили человеческих потерь...
   Когда этот пострелёнок успел создать умную защиту!? Волк его задери, если он не положит на лопатки заласканного любимчика Сарафа!
   - Инспектор! - хмурый, атлетически сложенный, невысокий маг прохрустел сапогами по битому стеклу и сердито посмотрел на Лиловую.
   - Да, Семён, - Илона кивнула. Она виновата перед ним? Возможно. Даже учитывая, что приказы они получили не от неё, и что никаких возражений Центр не потерпел бы. Можно было бы взять на себя ответственность и устроить только видимость атаки. - Вы желаете уехать?
   - Да. Вика тоже не хочет здесь оставаться.
   - Конечно...
   - Нам нужен фургон.
   Да. Трупы. Тела. Погибшие оперативники. Не в степи же их хоронить.
   - Разумеется. Возьмите Ивана - договориться с местными о реквизиции.
   Семён еле заметно поклонился и вышел во двор. Он её ненавидит. Дурак. Когда его обстреляло горохом из-под порога, он же первый хотел рвать и метать, разрушать, добраться до мальчишки. Ладно, хоть квартет московских недоумков успел отучиться от дебильных инициатив. Дева Хранительница, с кем приходится работать!
   Легки на помине: ввалились все четверо и застыли, как виноватые школьники.
   - Не стойте столбами. Сегодня ночуете здесь, так что осматривайтесь, устраивайтесь.
   Правильно. Мелочь надо отправить домой: они и так опыта нынче хватанули, как бы не лишка. Молоденькой Катеньке надо будет премию выписать и дать рекомендации по скорейшему продвижению по службе: от её поездки толку оказалось больше, чем от этих четверых олухов!
   - Да-а, увязла ты в этой провинции, - пробормотала Лиловая. - Уже и имя воровки троечной запомнилось так, что не скоро забудется.
  
   Симбирцы уехали со своим печальным грузом на каком-то полумёртвом грузовичке. Уехали техники, увозя раненую и труп саратовца.
   Смотря им вслед, Илона вдруг остро ощутила потребность в одиночестве. Организация, руководство... - коловращение пустот! Что толку от действий, если нет времени подумать? Если тыкаешься в углы, как слепой котёнок? Почему малец понаставил шутих в доме, а из каких-то деревьев устроил неприступную крепость!? Оттого, что просчитал, в какой последовательности будут проходить атаки? Нет. Нереально. По крайней мере, слишком сложно. Тогда почему?
   Лиловая пошла по дороге. К роще. Эти деревья ему важнее доброго загородного дома. Ему нет дела до денег, до власти, до амбиций. Он снова ушёл в пустоту, чтобы... что-то делать.
   Она мысленно прокрутила в голове события последних трёх недель, пытаясь увидеть их со стороны мальчишки. Вот, он появился здесь. Напуган, дезориентирован. Отправляется туда, где ему приготовили местечко. Выполняет работу для татарки, получает деньги. И тут же срывается в действие: быстро собирает команду, идёт к "Драконам". Ускользает от дурня Игната. Сидит в этой дыре, тренируясь, набирая силу, строя свою крепость. Хватается за контракт. Выжидает нападения, о котором наверняка знает и даже направляет его. Снова исчезает.
   Появился, собрался, сделал и пропал. Дважды. И растёт в каждом из циклов, а Орден видит лишь следы этого роста, наступая на оставленные этим самородком грабли. И всякий раз он осведомлён чуть больше, чем это кажется возможным!
   Что он сделает теперь? Что может помочь ему ещё подрасти? Как он будет узнавать о действиях Ордена? Вот правильные вопросы! Причём, первый из них слишком сложен. Второй...
   Мальчик пришёл, имея, скажем, четвертый уровень, пусть даже кудесников на уровни мерить - что воду ножом резать. Он встречает Дрейка и поднимается до его, скажем, двенадцатого. Следующим будет... двадцатый!? Интересная арифметика! И где он найдёт наставника-высшего? Неужели, действительно, подастся в Москву, на поклон к Сарафу, как считают барды!?
   Нет, не та повадка. Парень скрытен и в капкан не полезет. Ладно, пёс с этим вопросом.
   Откуда он получает известия о действиях Ордена? В технических средствах он ограничен и понимает это. Магические средства? Дудки! Кудели молчат с тех пор, как пала незаметная крепость. Остаётся человек. Лазутчик!
   Губы Илоны разошлись в хищном оскале. Раз есть дичь, можно поохотиться! Только за кем? Довольно она помоталась по весям за призраками: надо подумать, а не метаться без смысла.
   Дрейк не даст своих людей. А парень не оставит своих. Он отлично это показал, вытащив из города мальчишку-техника. Поручить присматривать кому-то из местных? Ненадёжно.
   О! у него же есть спасённая парочка, о ком плакать не станет: молоденький лекарь Владислав и волшебница Марина! Но волшебницу он точно не отправит в разведку, поскольку с магами - да ещё и с предателями - в Ордене разговор короткий. Значит, лазутчик - лекарь! Снова лекарь. Вечно они ему, как пятое колесо в телеге. И ведь они уже пересекались! Его же она подозревала в шпионаже ещё до выходки покойного Готье! Как же всё складывается!
   От предчувствия удачи Илона чуть не пошла в боевое превращение. Да, держать связь и изредка передавать известное, например, каким-нибудь магическим средством - это лекаришка сможет делать запросто прямо у неё под носом. Он где-то рядом. Нужен только верный запах - и можно отправляться на охоту.
  
   Посадив шофёром бойца из квартета Марины, Илона села на заднее сиденье, чтобы поразмыслить и перепроверить выводы. Тихий, молчаливый испуг бойца и воровки, застывших, как статуи, боящихся обернуться на грозную и властную попутчицу, льстил. Она создала себе достойную репутацию.
   Подъезжая к офису, она уже не сомневалась в своих выводах.
   Слегка беспокоила мысль о том, что умник мог предполагать и то, что его агента раскроют. Впрочем, поимка Владислава действительно оставалась единственным способом вернуть себе инициативу. Если это вообще возможно.
   Илона чувствовала: нечто по-прежнему не учтено. Например, по-прежнему нет ответа на вопрос: почему Виктор делает то, что делает? Он убегает, но не без оглядки. У него есть только ему одному видимая цель. И пока ищейка не поймёт, к чему стремится этот хитрец, она будет обречена только догонять его.
  
  -- 88. Купол страха.
   Настя сбросила скорость. Сильно нагруженный людьми нос скоро провалился в воду. Волны крутыми полосами побежали от корабля, вводя сомнительный порядок в чехарду на поверхности. Полосы кудрявились лишёнными периодичности всплесками, что заметили все, а лекарша озадаченно спросила:
   - Что за ерунда?
   - Дома, - коротко ответил Саша.
   - Мы уже над городом!? - удивилась Настя.
   - Видимо, - в тон компьютерщику отозвался Виктор. - Надо вычислить улицы, чтобы идти над проезжей частью, а не над домами.
   Карта семидесятилетней давности почти не дала информации: Гильдия на ней не отмечалась, а Дрейк, естественно, позабыл её адрес. "Где-то в центре" - сомнительная наводка.
   - А как?
   - Вить, давай я к штурвалу встану? - попросился Саша.
   - Конечно.
   Приобиженная Настя отошла, а Саша, посмотрев по сторонам, сбавил ход, дал поворот направо, затем чуть влево.
   - Тут где-то должен быть эхолот... - пробормотал компьютерщик. - А! точно, вот он. А как его перенаправить на фронтальный обзор?
   Настя помочь не смогла. Оставалось грести вслепую. Координаты от дальних маяков навигации тоже ненадёжны. Да и сами маяки уже теряются за горизонтом, сигналы гаснут один за другим. Саша попросил блюдце, сверил курсы, принялся на ходу высчитывать перемещение, предполагать отклонение.
   - Начальник, нам есть дело? - спросил Танк.
   - Да. Все, кто может, пусть встают к окнам и высматривают магические аномалии. Скорее всего, будет большая полусфера. Вероятно, воздушной или водной стихии. Маги, лекари, барды - все, кто может, встаём и смотрим. Если что-то странное замечается - сообщайте мне. Все, кого я начал обучать, тоже посматривайте.
   Саша впереди обещался посматривать. Справа от него встали Марина, Танк, Дрейк и Женя. Слева - Моав, Андрей с Настей и Виктор. Да-с, внушительная команда разнокалиберных адептов. Одна беда: в обычной школе магии заклинания не были постоянными, так что маги, бард и лекарша через некоторое время развели руками и сели в кресла. Итого пятеро наблюдателей, напрягающих свои способности в поисках чего-то.
   Солнце посветило справа, потом, когда по чуть заметной ряби впереди Саша определил конец улицы и повернул направо, - принялось слепить слева. Через полкилометра, перед группой домиков, поднявших красные останки над водой на один-два этажа, снова поворот на юго-запад.
   Виктор сменил Сашу.
   Моав сменил Виктора. Солнце почти село.
   - Виктор! - компьютерщик указал градусов на тридцать справа от курса.
   - Отлично! - заорал кудесник.
   Пузырь. Отлично выполненный: изображение проецируется с противоположной стороны без видимых искажений! Без магического зрения определить его - никаких шансов. Стихия... смешанная: и воздух, и вода, и электричество даже! Ой, сильны высшие маги. Не исключено, что покойный Готье им и в подмётки не годится.
   Интересно, как они поддерживают такую махину. Из-за отсутствия других объектов поблизости масштаб не задать, но в том, что радиус полусферы этой метров сто - сомневаться не приходится.
   Дракон не сдержал любопытства: подошёл к стеклу, пробормотал заклинание.
   - Не вижу...
   - Какая дальность твоего определения?
   - Метров сто, наверное, - маг засомневался. - Я ж не замерял!
   Виктор не стал заострять внимание на том, что Дракон, имея ещё заклинания в запасе, предпочёл побездельничать.
   - Поближе подойдём - увидишь. Саш, встань к штурвалу и иди тише: я буду высматривать ловушки на подступах.
   Компьютерщик сменил Моава.
   Виктор позволил себе окинуть взглядом компанию. И не зря. Редчайшая мечтательная улыбка Лилы и нечто похожее на лице Дрейка, изумление бывшей орденской волшебницы, любопытство всех остальных, к которому иногда примешивалось беспокойство.
   - У меня заклинания закончились, - сообщил бард, - но могу предположить, что навряд ли это - только маскировка. Я бы на месте магов что-нибудь неприятное придумал.
   - Значит, и они придумали, - Виктор кивнул. - Я тоже так считаю. Снарядите с Настей одну лодочку - в разведку схожу.
   - Я с тобой! - почти приказала Женечка.
   Кудесник посмотрел на Дрейка, тот моргнул.
   - Ладно. Могу взять ещё одного.
   Трое бойцов вскинули руки, но двое тут же уступили Танку. Тот кивком поблагодарил Сашу и Моава и прошествовал к выходу, чтобы прихватить что-нибудь лёгкое из своего арсенала.
   Цель близка. Сердце Виктора подпрыгнуло: как его примет брошенная учительница? Нехорошо всё-таки с ней получилось. Она ему открыла мир магии - и тут уже не столь важно, чем старушка руководствовалось, - а он слинял, да ещё и гадостей наговорил. То есть, наговорил бы, не сработай будильник...
  
   За полкилометра до трёхсотметрового купола Саша нащупал небольшую затопленную площадь. Идеальное место для остановки: судя по всему, оттуда можно быстро сняться и уйти на северо-запад на крыльях, если что-то пойдёт не так. Именно такой приказ отдал Виктор на случай, если маги вдруг пойдут в атаку вне защиты, а он останется под полусферой. Приказ понравился не всем, но кудесник со свитой быстро вышел из рубки.
  
   Танк сел в первый отсек, Виктор на корму, Женечке досталась середина. Девушка скривила недовольную гримасу: за рослым бойцом непросто высмотреть происходящее впереди. Но спорить не стала.
   Плюх-плюх, дыхание ровное, успокаивающий размеренный плеск, лёгкая качка. Мелкие волны, нагнанные западным ветерком, смазывались и приплющивались в "тени" купола; пожалуй, единственное, что выдавало укрытие магов.
   - Виктор, а что, если это - ложный объект? - вдруг обеспокоился Танк.
   - Вряд ли. Слишком мощный для обманки. Наверняка требует постоянного дежурства, а в Гильдии сейчас вряд ли много народу.
   - Ты уже поднял защиту, - скорее утвердительно произнёс боец.
   - Я тоже почувствовала! - гордо сообщила Женечка. - Сразу, как в лодку сели!
   - Ага. Кто что заметит - не стесняйтесь. Жень, каждые три минуты связывайся с Дрейком.
   Плюх-плюх. Неторопливо. Купол уже закрыл собою треть горизонта впереди. Теперь стала видна игра света вблизи его границы: в какой-то момент солнце на ней раздвоилось, но эффект почти мгновенно пропал. Виктор "ощупал" приближающуюся границу. Рядом с ней будет магический удар. Навряд ли снаружи: или на переходе, или сразу за ней.
   - Пока всё в порядке, подходим, - передала Женечка.
   Сколько магов дежурит на поддержании заклинания? Не меньше двух-трёх, если оно подпитывается активно. Впрочем, нет: не могут обычные маги "подпитывать активно". Значит... нет, ничего не значит, никакой информации! Вот так же подходили Чёрные к его цитадели. Чертовски похоже! Но он хотя бы настороже, а не мчится с шашкой наголо...
   Почти. Появилось ощущение, что с лодки снимают визуальную информацию. То есть, пытаются снять, и эти попытки налипают на жадный щит воздушными плевками.
   Вот, проход. Полусфера изнутри полыхнула всеми тремя стихиями. С высоты поползла точка концентрации сил, подбирая энергию по пути. А в центре оказалась ещё одна полусфера, но уже не светонепроницаемая, а просто защитная. Слои оправданной паранойи, красивый и сильный символ страха.
   - Сейчас будет удар, - спокойно сообщил Виктор. - Продолжаем грести. Пять, четыре, три, два, один.
   Жадина, подпитавшийся от купола при проходе, легко принял в себя молнию, а воздушный щит остановил действие разряда на физическом уровне. Но защита и не думала останавливаться: сформировалась ещё одна молния, жахнула снова.
   Женечка ойкнула, Танк перестал грести, впервые вблизи наблюдая мощные боевые заклинания. Виктор, думая, как успокоить соратников, чуть не пропустил хитро нацеленный удар морозной стихии, исходящий от внутренней полусферы. Побежала, набирая темп, ледяная корка, сила впиталась в жадину, краски заката почти растерялись, дойдя до состояния лунной ночи. Лодка ткнулась носом в лёд и тут же примёрзла.
   - Танк, вперёд!
   Боец выбросил весло в морозную ночь, поднялся, пробежал по верхнему стрингеру и встал метрах в пяти.
   - Женя!
   Девушка пробежала по носу, когда Виктор тоже вскочил и переместился к бойцу, чтобы дать всем усиленную защиту.
   - Все ко мне!
   Из центра, где угадывалась одинокая фигурка мага на каменистом возвышении, помчался вал огня. Кудесник с командой отскочил влево и выбросил из-под ног вперёд водное напряжение, заставившее всхлипнуть белую твердь. Снова прыгнув, они сумели не провалиться под треснувший лёд, хотя вода успела основательно плеснуть сквозь трещины.
   Быстрая волна сшибла мага-защитника с камней и смыла прочь. Виктор высвободил примерно половину запасённого морозного удара в сторону центра.
   - Побежали!
   - Кроссовки прилипают, - буркнула Женечка.
   - Ага, мокрые... к холодному, - выдохнул Танк на бегу.
   - Стоп! - опять скомандовал Виктор и перенёс команду на окрепший ледок впереди.
   Десять шагов - и они на замёрзшей скользкой кирпичной кладке. Больше атак не предвиделось.
   Раздался звон, а за ним - глухой крик ярости, боли и страха. Маг почти вылез на поверхность из воды, когда его настигло обморожение. Защита ему помогла, но он оказался скованным в ледяном коконе. Из ледяной скульптуры торчала рука с разбитыми костяшками пальцев и ещё неизвестно какими повреждениями: защитник Гильдии пытался выбраться.
   Виктор швырнул несколько мелких ракет, размалывая надводную часть кокона.
   - Мы не причиним вреда! - крикнул он. - Если не приметесь колдовать.
   Но обезумевший старик взревел от гнева и что-то забормотал, начав размахивать руками. Пришлось снова его подморозить. Защита не вынесла второго удара, и мокрая одежда стала быстро превращаться в холодную смирительную рубашку. Женя метнула успокаивающий заряд, добавив:
   - Недоумок старый...
   - Отморозок, - констатировал кудесник.
   - Заморозок, - поправил Танк, подходя к старику. - Может, уже послушаешь нас, Дедушка Мороз?
   Женечка прыснула. Виктор улыбнулся. Магу было не до смеха: он заплакал от бессилия и холода. Слова были излишни.
   - Держи его, пока я буду лёд вырубать.
   Танк взял деда под мышки, а Виктор начал аккуратно рассекать белую толщу жаркой от сжатия воздушной струёй. Странно, что не приходит подмога. Или это действительно только обманная оборонительная база?
   Удары из-под кирпичей доказали обратное. Похоже, лёд замуровал люк, закрывшийся за стариком. И у других защитников не оказалось действенных размораживающих средств. Анекдотически глупо...
  
   Окончательно освобождённого дедушку бил озноб. Из-за холода раны пока не беспокоили. Маг съёжился и с тоской смотрел на агрессоров, ставших спасителями.
   - К-кто в-вы т-т-так-кие? - продребезжал он.
   - Не враги, - ответил Виктор. - Это - Гильдия магов?
   Горло старика издало серию горьких заикающихся смешков.
   - Чётко и по существу, - прокомментировал Танк. - Начальник, они ведь, как выберутся оттуда, - он указал себе под ноги, - злые будут, как мухи в августе.
   - Может, если им помочь, то подобреют? - Виктор пожал плечами и начал растапливать лёд над люком, попутно вызвав ветерок, чтобы вернуть на пятачок тепло. - Средства связи есть?
   - С-с-мыл-ло.
   Женя скинула рюкзачок и жестом предложила магу присесть. Тот глянул на девушку с благодарностью и уселся, окончательно превратившись из могущественного существа в вымерзшего несчастного пенсионера.
   Тяжело, но без скрипа распахнулся люк; вода, стоявшая над ним на ладонь, полилась внутрь. Пожилая женщина в мокрой одежде смутно-зелёного цвета выглянула, застав абсурдную, не подвластную пониманию картину.
   - Драсти. - Танк усмехнулся и развёл руками.
   - Что у вас? Ответьте! - Раздался крик Лилы из пустоты.
   - Общаемся с магами, Лила, - бросила Женя. - Все живы! Я ноготь сломала.
   - Лила? - переспросила у девушки пожилая волшебница.
   - Дрейк, я слышу Нору!
  
  -- 89. Лучший и старейший.
   Взвывшая сирена - это плохо. Особенно, если она подаёт голос очень редко. Можно сто раз говорить о том, как же хорошо, что у нас вообще есть сирена, но её звук всё равно - не к добру. К тому же вечером, после ужина. Совсем паршивое время для вытья.
   Аристарх поднялся с кровати и пошёл к двери. Почти прошествовал. По нескольким причинам. Во-первых, он - архимаг, а значит, у него всё под контролем. Во-вторых, сирена сообщает даже не о нарушении внешней границы, а о появлении кого-то, кто хочет вторгнуться под купол. Сигнал даёт дежурный маг. То есть, неизвестным требуется сначала пройти первый купол, потом второй, потом попытаться пробиться в Гильдию под постоянными атаками сверху. В-третьих, за его поведением следит полдюжины кандидатов, метящих на место архимага, а невозмутимость и уверенность в себе стоят пары-тройки защитных заклинаний. И наконец, в-четвёртых, Аристарх не сильнее многих: в Гильдии остались только высшие маги, так что с нападающими справятся и без него. Нет смысла торопиться навстречу неприятностям. В-пятых, если дежурные не справятся, если это Орден, нашедший их, решившийся на штурм... то лучше думать о том, как сбежать из мясорубки, а не мчаться, чтобы превратиться в котлету по-польски.
   Пока он закрывал дверь своей комнаты, мимо пробежала Элеонора. Снова с Альфредом миловалась. Ох уж эти "Трёхпалые"! И надеются невесть на что, и время коротают... как юнцы.
   Кто-то ещё бежал с нижних этажей по лестнице. А зачем вообще бежать!? Есть же рация! Ошарашенный собственной беспамятностью, архимаг вернулся к своей двери, открыл её, подошёл к тумбочке. Маленький пластиковый корпус удобно лёг в руку. Викки - молодец, своё дело знает!
   Так, семнадцать, кажется, - пост у причала. Но там тихо, как в пучине. Двенадцать - пост наблюдателя. О! есть отзыв!
   - Дежурный! Что у вас там творится!?
   - Мэтр Аристарх! - взволнованный голос Доминика. - Трое штурмовали Гильдию! По виду подростки! Связь со Станиславом прервалась, камера разбита, люк замурован, вероятно, ледяной коркой!
   - Какие ещё подростки!? Кто ещё на посту?
   - Алевтина где-то здесь, Элли с Альфредом...
   - Альфреда срочно посылай назад! - приказал Аристарх: лишиться единственного лекаря - мрачная перспектива. - Зови следующую смену и всех с четвёртого этажа!
   - Да я и позвал...
   Но архимаг уже выключил радио.
   Подростки. Двое из "Трёхпалых" не зря туда сорвались. Заблудившихся рыбаков не хватило бы на то, чтобы поднять тревогу. Значит, либо Орден, либо... ученик Люция.
   Сам Аристарх, зная о возведённой вокруг Гильдии защите, трижды подумал бы, прежде чем попытаться её отключить. Даже с поддержкой, к примеру, пары дюжин высших бойцов, магов, лекарей. Словом, с тем, что способен собрать Орден, не перенапрягаясь. И, как минимум, необходим паритет с осаждёнными, то есть ещё три дюжины высших. Итого, шестьдесят человек. Он обдумывал эти цифры снова и снова. Все основания считать, что нынешняя ситуация Гильдии - пат: магам не стоит высовываться на враждебную территорию, но и выколупать их из-под воды - задача совсем непростая!
   Трое молокососов! Да, логика говорит только об одном: это ученик Люция. Остаётся надеяться, что это - тот самый потерянный выкормыш Лиры. А так же на то, что она по-прежнему имеет на него влияние. В любом случае, злить его не стоит. Что бы он ни натворил там, наверху, как бы ни расправился со Стасом, вряд ли он враждебен Гильдии: дуться ему не на что.
   Аристарх снова включил рацию.
   - Доминик!
   - Мэтр?
   - Ничего не делайте! Не нападайте!
   - Но... Да, конечно. Передам...
  
   Можно было порадоваться своей догадливости. Но на это всегда время найдётся. Действительно, прибыл ученик Лиры. Ученик Люция. "Трёхпалые" в экстазе, Гильдия гудит. Надо устроить официальную встречу этому дарованию. Хотя желания на то - кот наплакал.
   Нет, не скрываться он сюда прибыл. И вряд ли для того, чтобы поднимать магов на восстание. А если так, то дальнейшие предположения становятся всё мрачнее.
   Люций пишет Письмо. Не просто так - тому есть цель. Навряд ли - чтобы было с кем поболтать. Ученика можно использовать по-разному: готовить себе преемника, сделать его подопытным, опереться на него, чтобы выкарабкаться из ямы, наконец...
   Самая страшная и убийственно реалистичная догадка: Люций стоит за Потопом и Низким небом. Просто больше некому. К примеру, стоит и - так или иначе - держит это Низкое небо. Возможно, он устал и ищет себе замену. А если извлечь Древнего оттуда, где он застрял, всё может полететь в бездну. Двести лет без него прожили, и ещё двести прожить можно бы! Пусть остаётся там, где есть, а то - не ровён час - решит что-нибудь подправить!
   Самое подлое: этими мыслями не с кем поделиться. Нет ни грамма уверенности, что хоть кто-то встанет на его сторону: маги устали и впали в апатию. Но это не означает, что их нельзя встряхнуть. Какой-нибудь дурацкой идеей. И повести за собой - в пропасть...
   Аристарх обдумывал такой поворот событий многократно. Из того же мрачного сценария он исходил, запрещая "Трёхпалым" новые вызовы.
   Сейчас надо действовать, придерживаясь последней отчаянной тактики: дискредитировать пришельцев. Архимаг включил рацию, нащупал переключатель, перевёл трансляцию в режим громкоговорителя и объявил на всю Гильдию:
   - Гильдия магов Астрахани приветствует путешественников и приглашает их в залу собраний! Дежурным: подготовить залу к двадцати трём часам.
   Осталось полчаса.
   Парадную - зелёную с золотым узором - мантию ещё лет десять назад надо было переименовать в "подзаборную". До чего они всё-таки докатились! Наверное, сказывались последняя пара-тройка лет, за которые жизнь под водой стала значительно комфортней. С одной стороны, появился повод заново оценить несовершенство и вещей, и состояния умов; с другой, припоминались годы полного упадка и хотелось сказать самому себе: "Хватает же наглости - жаловаться!"
   Туфли. Ни Аристарх, ни кто-либо другой в Гильдии не был одарён талантами сапожника. Туфли, тапочки, башмаки, сапоги чинились кое-как, неумелыми руками. Почему нет какого-нибудь заклинания, возвращающего обуви, мебели, мелким, но таким нужным деталькам быта - первозданный облик и качество?
   Кинжал. Оружие почти не стареет, если хорошо сделано. Кинжалу архимага двести лет, но его не берёт ржавчина, стальная кромка не обкрошилась и всё ещё достаточно острая, несмотря на совершенно непрофессиональную заточку. Не раскололась слоновая кость рукояти, и яркие камушки на гарде и на яблоке почти все на месте. Аристарх помнил, как это не самое серьёзное оружие использовалось его предшественниками. Дельвиг и Гавриил умерли с ним в руках. Кирилла им и убили. Когда враг находится на расстоянии удара, только глупец продолжит швыряться заклинаниями.
   Пора. Хорошо бы прийти в залу пораньше. Показать юнцу, кто здесь хозяин. Как же надоело постоянно что-то кому-то показывать!
  
   Но и гость оказался из тех, кто приходит заранее. Архимаг опередил его всего на минуту, не было времени, чтобы должным образом подготовить коллег, расположить их к себе, перехватить внимание, обращённое к фокуснику. Теперь всё придётся делать на ходу, развеивать их благодушные миражи. Страшная, сильнейшая магия - собственные химеры нашего разума.
   Мирабелла, Констанция, Василий, Павел, Анна, Вера уже в зале. С пришлыми появились все "Трёхпалые", и почти сразу за ними - Викки. Странный молодой Викки: ему не сразу поверили, но всё же приняли, он доказал с избытком свою полезность и преданность, никуда не вёл, ничего не требовал. Через месяц после его присоединения рехнувшийся Карл зарезал Кирилла, а Аристарх стал архимагом. Викки - знамя внутреннего обновления магов. Ни к чему нестись вовне! Со временем они найдут, как победить чёрную пневмонию, укрепят оборону, разведают, сделают всё необходимое, чтобы...
   А вот торопливость губительна. Пришельцев надо изгнать. Причём, вся Гильдия должна пожелать этого!
   Аристарх приосанился, оглядел коллег, подтягивающихся в залу, рассаживающихся по стульям. Многое сделано за четыре года, и этим достижениям нельзя позволить пропасть.
   Вот, все собрались. Архимаг посмотрел на свиту юнца. Омолодившийся лентяй Дрейк со своей вертихвосткой. Парнишка, ещё более молодой, с детским интересом рассматривает собрание. И ещё один: серый, неприметный, нянчит на поясе кусок стали. И две девчонки.
   Вроде магов только двое, но ощущение такое, будто - почти все! Странно. Не собирает ли молокосос новую Гильдию? Только этого не хватало!
   Улыбнувшись - не без усилия - гостям, Аристарх повернулся к магам и открыл встречу:
   - Господа, мы все сейчас являемся свидетелями удачного завершения прожекта Трёхпалой Птицы, в успехе которого, не стану скрывать, я уж, было, отчаялся.
   Он сделал паузу. Лица "Трёхпалых" застыли. Что бы вы ни хотели сказать, своевольные наглецы, лучше бы вам и дальше помалкивать!
   - Теперь же наш гость, это юное дарование, поведает нам историю своего восхождения, которое привело его в наш храм мудрости.
   Юнец раскусил иронию. На пару секунд его физиономия тоже застряла на любопытствующе-благожелательном выражении, но он быстро овладел собой и широко улыбнулся. Откуда же ты такой взялся, проклятый умник!?
   - Привет, коллеги! - и он помахал магам рукой. Как старым знакомым! Мальчишка! Нахал! - Я был вызван, мудростью присутствующей здесь уважаемой Лиры, которая пренебрегла традицией и рискнула провести лихой педагогический эксперимент, столь удачно завершившийся! - он ткнул пальцем себя в грудь и отвесил поклон в сторону волшебницы. Та смущённо улыбнулась и, как девчонка, прыснула в кулачок!
   Нет, никакого магического влияния не было. Он лишь играет на её тщеславии! И - Аристарх отметил это с тоскливым неудовольствием - мастерски играет! Меж тем, вития продолжил:
   - Я пришёл сюда, потому что основателю Гильдии нужна помощь. Предвидя затруднения, он и написал известное всем присутствующим "Послание ученику". Поскольку помощь Великому в интересах Гильдии, я прошу вас показать мне самые сильные заклинания перемещения, которыми вы располагаете, чтобы как можно быстрее найти Древнего мага.
   - А откуда тебе известно о том, что Древнему нужна помощь? - вырвалось у Аристарха. Плохо вышло: он перешёл на "ты". Этот юнец ударил по больному месту, и не кто-нибудь, а сам архимаг, искушённый в интригах, повёлся на провокацию! Впрочем, ладно: пора уже показать свою позицию.
   - Мне передали сообщение из источника, которому я могу доверять, - кротко и многозначительно ответил мальчишка.
   - Из какого же? - Вот оно! Выкладывай карты, подлец!
   - Учитель Аристарх! - это Викки окликнул. Молодой, неопытный Викки. Зачем же ты лезешь в пекло?
   - Да, Викки.
   - Если вы не возражаете, я бы хотел познакомиться со спутниками и спутницами нашего замечательного гостя. - Прозвучало как невинное любопытство. Но "гость" напрягся! Отлично!
   - Конечно, - а мальчишка-то замешкался! - Лилу и Дрейка вы знаете, хотя и выглядят они несколько моложе, чем вы их можете помнить. Вахтанг и Александр - бойцы моей команды. Евгения - бард. Марина - волшебница.
   - А как вы встретились с Мариной? - снова наивный и непростой вопрос. Но Аристарх тут же сообразил, что Викки неспроста бомбит гостя вопросами. Ему что-то известно! - Профессии остальных ваших спутников довольно... обычны, не поймите меня неправильно. И старший маг с учеником - то есть, Виктор и Дрейк - понятное сочетание, но ещё один ученик, а тем более - ученица... - молодой маг пожал плечами. - Это несколько странно, а потому интересно!
   Пока мальчишка размышлял, чего бы такого соврать, девчонка выстрелила:
   - Я могу пояснить. После боя с Орденом Виктор взял в плен мой квартет и предложил присоединиться к его команде. Лекарь из моего квартета остался для разведки в деревне, а я - согласилась на предложение Виктора.
   - Предложение? - Архимаг оживился: такая ситуация покажется странной не только ему! - Членам Ордена? Кому ещё, кроме меня, это кажется опрометчивым поступком!?
   За этот выпад Аристарх был вознаграждён одобрительным бормотанием зала.
   - Я понимаю, почему мой поступок кажется неуместным, а то и неверным, - мальчишка не задумывался над ответом. Видимо, уже знал, как подать и эту свою слабость. - Однако он влечёт так же и известные выгоды. Во-первых, я показываю Чёрным, что маги вообще и я в частности чужды бессмысленной жестокости и способны на милосердие. Во-вторых, Марина сообщила мне всё, что знала о тактике и стратегии Ордена. В-третьих, она - волшебница и, отрекаясь от неверного пути, она становится одной из нас, гонимой и отверженной!
   - Отказ по доброй воле мог бы явить её искренность, - теперь уже не было смысла скрывать эмоции: вот он, общий враг, на которого даже не надо нацеливать магов! - Но она согласилась с неизбежным, проявив лишь стремление к самосохранению! Иначе говоря, двуличность и трусость!
   - Я не... - вспыхнула волшебница.
   - Тебе нечего сказать в своё оправдание! - перебил Аристарх. - Он поставил тебя в такое положение, в котором любое твоё действие сомнительно! - Глаза архимага послушно сузились в гневе. Нельзя дать пришлым опомниться, отболтаться. Сейчас они наиболее уязвимы, а значит, надо переходить от болтовни к действиям! - И ради сохранения нашей общины, ради дела, которому мы продолжаем здесь служить, мы обязаны считать тебя перебежчицей и вражеским шпионом! - торжествующе прошипел-прорычал Аристарх. - А того, кто тебя сюда привёл - или безответственным молокососом, или провокатором!
   - Подлежащим изгнанию? - с ядовитой светскостью осведомился юнец. - Или уничтожению?
   - Второму!
   Эта мразь стоит перед ним в пяти шагах, совершенно без защиты, и ухмыляется! Сгори же, самонадеянное ничтожество!
   Долгие годы, помноженные на сиюминутную ярость, сделали своё дело: вместо положенных шести секунд, заклинание изготовилось за три-четыре. Но... не сработало! И тут же воздух наполнился мельтешением: словно чёрные обрывки стальной пружины завертелись перед архимагом, отгораживая его от малолетнего хама. Какая-то особенная защита? Мерзкий самонадеянный ловкач! Он даже сделал своим присным жест не вмешиваться...
   - Я прошу вас остановиться, уважаемый глава Гильдии, - прошелестели слова врага. - Для вас я совершенно неуязвим.
   Аристарх бесстрашно шагнул вперёд, думая только о нападении. Пусть будет холод! Снова, ещё быстрее, бросилось заклинание. И - тоже ухнуло в пустоту! Пускай. Это - только маскировка. Раз ты так неожиданно сильно сведущ в магии...
   Аристарх сделал ещё шаг, делая вид, что опять будет колдовать. Давай, кичись своими умениями, недоносок!
   - Вы не оставляете мне выбора.
   - А ты - мне... - прошептал архимаг, выхватывая кинжал.
   Рука бросилась вперёд, но застыла в ладони от ненавистного юнца, словно оружие воткнулось в гнилой пень!
   - Зачем? - пробормотал враг.
   - Надо, - прохрипел Аристарх, силясь поднять застывшие руки к горлу противника.
   - Ну, надо - так надо... - противник пожал плечами.
   И старый маг умер.
  
  -- 90. Коллеги.
   Смутьян сгорел почти мгновенно. Виктор прикрыл останки щитом, чтобы запах гари не отравлял воздух в душном зале.
   Сцена вышла почти немой. Отличился лишь молодой маг: прошептал "Ха!" и трижды беззвучно свёл ладони, изображая аплодисменты. Виктор прочувствовал путь к выходу, подхватив щитом тело погибшего, метнулся на поверхность, приморозил останки на площадке у входа и вернулся. В его отсутствие кое-кто повскакивал с мест, но с возвращением все медленно снова расселись.
   - Вы видели, что я этого не хотел. - Виктор развёл руками. - Думаю, его нападение можно считать необъявленной дуэлью.
   Ни слова. Молчаливая эпитафия архимагу, наступившему на собственную мантию.
   Один за другим маги стали подниматься со стульев и выходить. Кто-то бросал взгляд на место, где стоял его враг, кто-то - на Виктора, на Марину. С опаской, с намёком на улыбку, с откровенной радостью, с безразличием. Но никто - со злостью.
   Викки не собирался уходить. С весёлой ухмылкой он стоял, прислонившись к стене, скрестив руки на груди. Явно хочет поболтать наедине с заезжим кудесником. Что ж...
   - Выборы архимага пройдут под знаком льва, - предупредил крепенький дедушка из первого ряда. И всё. И вышел.
   Виктор обернулся к своей команде. Женечка порывисто встала, подошла и обняла его. Струхнувшая Марина благодарно кивнула. Дрейк подмигнул, поднялся и пожал руку, потом посмотрел на позвавшую его Элеонору и сбежал к бывшей наставнице. Танк указал пальцем на Викки, тот подходил к кудеснику.
   - Привет, коллега, - легко, с каким-то затаённым намёком обратился маг. - Меня тоже Виктором зовут. Когда с тобою наговорятся, уделишь мне минутку?
   - Конечно, тёзка. Где тебя найти?
   - В конце коридора налево, - тёзка улыбнулся и подал деревянный шарик размером с перепелиное яйцо. - Постучись вот этим.
   - Обязательно.
   - До встречи, коллега, - Викки помахал рукой, поклонился команде, взглядом особо выделив Марину и вышел.
   - Ну, ученик, наш гений техники оставил тебя на растерзание нам, - Лира улыбалась счастливой улыбкой женщины, достигшей в этом мире всего, чего желала. Какая же она всё-таки немолодая...
  
   Чай, простые плюшки домашнего приготовления, варенье из смородины. Словно у бабушки на даче! Участники Трёхпалой Птицы постарались создать уют в этой старой комнате. Маг-лекарь, друг Элеоноры, радовался не меньше волшебниц; он притащил складной стол и теперь дежурил у чайника, освободив женщин для разговора с бывшими воспитанниками.
   Марина и Саша ушли на корабль. Моав увёл Танка, понимая, что им нечего делать в келье двух престарелых волшебниц. Танк не особенно возражал, только спросил у Виктора, не нужны ли его услуги. Получив отрицательный ответ, откланялся. Когда он вышел, Лира сказала:
   - Какой ты стал...
   - Какой?
   - Спокойный, властный, серьёзный! - ответила восхищённая наставница. - И люди тебя слушаются, и дисциплина такая...
   - Пришлось, наверное. А к дисциплине я не призывал - само наросло.
   Трогательное признание заслуг и изменений в нём заставило Виктора смутиться. И правда ведь - пришлось! И безумно повезло с этими самыми людьми.
   - Чего в человеке изначально нет, того он и за годы не наберёт, - возразила Элеонора. - Как вы встретились-то!? - подивилась она, смотря на Дрейка и Виктора. И обратилась уже к воровке и старому магу: - И как вы двое так помолодеть ухитрились!?
   Маги вдарились в подробности. Рассказал кудесник и об общении с Люцием. А там припомнилась и цель их прибытия.
   - Боюсь, Витенька, плохая из меня помощница в твоём деле, - посетовала Лира. - Раньше дальние переходы делались через Сокровищницу, где я тебя и учила. Так, когда ты ушёл, я попыталась снова войти, может, хоть как-то до тебя достучаться! Но - нет. Не пускает нас больше Хранительница! Когда Хранительница открывала Сокровищницу, то предупреждала, что это не навсегда. Я уж подумала, что ты и был последним призванным. Как я казнилась из-за того, что тебя упустила!
   - Дремлющая Красавица знала, что я сбегу, - Виктор не стал извиняться: его так и не обвинили. - Тут всё очень сложно, и я многого не понимаю. Предположений, объясняющих происходящее, несколько, но для определённого выбора не хватает данных.
   - Не сомневаюсь, что так и есть! - и Лира тихонько рассмеялась.
  
   Посиделки продолжались ещё часа полтора. И Виктор всё более утрачивал к ним интерес.
   Ему не помогут. Тяжело сознавать, что путешествие в Гильдию оказалось бессмысленным. Всё же надо будет посмотреть на работу заклинания, которым Птица ломилась в грот посвящений. Быть может, до общения с ним Дремлющая всё же снизойдёт? Потому что вести поиск в бескрайнем океане простой, доступной ему телепортацией - занятие опасное и долгое, а у Люция "время на исходе".
   Разговор переключился на Дрейка. Теперь Элеонора задавала вопросы, слушала ответы, смеялась и грустила над тем, что рассказывали омоложённый маг и воровка. Беседа грозила "зайти за ночь", потому Виктор пообещал вернуться утром и ушёл на корабль, прихватив Женечку.
   На борту, несмотря на поздний час, их встретили Андрей, Саша и Марина. Волшебница выглядела настороженной, компьютерщик - обеспокоенным. Бард просто обрадовался, увидев кудесника и дочку невредимыми...
   - Ты разговаривал с ним? - сразу же спросила Марина.
   - С кем? - удивился Виктор.
   - С тёзкой своим.
   - Точно! - вспомнил кудесник. - Он же поболтать набивался!
   - Не доверяй ему!
   - Почему?
   - Пока не уверена, - волшебница поджала губки, - но он задавал странные вопросы.
   - Знаешь, юноша, - вмешался Андрей. - Они мне описали в подробностях, что у вас там происходило. Я бы тоже насторожился. Этот Виктор-Викки вёл себя так, как если бы ему ни до кого дела не было. Он молод, а к нему прислушивался сам архимаг! И это не просто странно, а архи-странно! Судя по тому, как этот старикашка злился, он бы и маменьку свою слушать не стал, а тут какого-то сосунка лет тридцати от роду... - бард скривился. - Я бы поостерёгся. Пойти с ним побеседовать - дело нужное, но и настороже будь, и всё припоминай - потом вместе обмозгуем. Как-никак я пятнадцать лет уже в дипломатах хожу, что-нибудь да примечу. А, зятюшка?
   - Батяня... - прошипела Женечка.
   - Всё, доча, умолкаю! - и обхватил дочку за плечи.
   - Спасибо... - пробормотал озадаченный кудесник.
  
   Идти за полночь на разговор, обещавший стать непростым, не очень хотелось. Но, раз уж обещался, придётся.
   Виктор осмотрел деревянный шарик. Интересная поделка! В дереве будто бы подчеркнули его природу, причём, на ощупь - почти металл. А кроме того, маленькая сфера была, судя по весу, пустотелой и... непроницаемой для сканирования! Словно принцип создания невидимости здесь был применён не к электромагнитным волнам, а к магии. Магически невидимый артефакт, абсолютно чёрное тело, чёрная дыра.
   На пробу Виктор дунул на замысловатую деревяшку. Движение силы будто бы и не заметило преграды! Стоя у причала, он пропустил через шарик воду. Тот же результат. Играть с огнём, наверное, не стоит: дерево ведь. Стоп! Одно из свойств дерева - плохая электропроводность. А если пощупать электричеством?
   Он бросил слабенький разряд и тут же отдёрнул руку. Есть контакт! Зеркалирование электрического проникновения! Экая всё же хитрая штуковинка! Как же хитёр тот, кто её сконструировал? Или тёзка - лишь бездумный экспериментатор, который, компонуя стандартные заклинания, неожиданно для себя наткнулся на непростой эффект? Или не неожиданно. Например, свернув посильнее "стандартный" магический щит... В общем, неплохо бы вызнать, как этот "коллега" дошёл до "степеней известных".
   Виктор кивнул магу, стоящему на посту на крыше, оставил без внимания лёгкий испуг охранника и переместился к двери зала Гильдии. Дверь в конце коридора слева была сделана из того же дерева, что и шарик! М-да, дела не мага, но кудесника. Но, если бы тёзка был кудесником, то не чествовали бы так Виктора (сколь бы сомнительным ни стало чествование), да и смысл вызывать его теряется! Значит, Викки - не кудесник, а лишь особо вдумчивый маг некой новой волны? Ну, пошли выяснять...
   И он тронул шариком дверь. Скорость магического обмена не дала проследить его динамику. Только ощущение того, что с углов двери сбежали к точке соприкосновения электрические заряды, влились в шарик и... спрыгнули обратно. Заряд очень слаб, явно безвреден для человека. Наверное, можно сделать отмычку из конденсатора и ещё какой-нибудь электроники...
   Дверь открылась. Зачем вообще эта таинственность? Волшебницы обходились тощей щеколдой.
   - Добрый вечер, коллега, - сказал Виктор и вошёл.
   - Ночь, ну да это - мелочи, - ответил хозяин, развалившийся на диванчике, кстати, вполне приличном. - Не удержался от эксперимента?
   - Интересная вещь. Отчего не попробовать. Как узнал?
   - Фальшивое срабатывание.
   - Система работает и дистанционно?
   - Как оказалось. Ты первый, кому пришло в голову подёргать этот артефакт.
   - Я вообще эксперименты люблю.
   - Как тебе под водой?
   - Сыро. Затхло. Бесперспективно.
   - Точнее не скажешь. Ты уже знаешь, что тебе здесь не смогут помочь?
   - Да, так и сказали. А откуда знаешь ты?
   - Ко мне что-то с любыми проблемками бегают, - маг хохотнул.
   - И помогаешь?
   - Когда могу. Вот, тебе могу помочь.
   - С перемещением? Как?
   - Позже расскажу: дело тонкое, сам понимаешь.
   - Понимаю.
   Очень интенсивный обмен репликами! С этим "магом новой волны" они разговаривали на одном языке, понимали друг друга с полуслова. Откуда же он такой: проницательный и понимающий? Как получилось, что с недорослем аксакалы не просто советуются, а "бегают к нему с проблемками"!?
   - Надоело? - бросил вопрос кудесник.
   - Вроде того, - маг наклонился к собеседнику. - Засиделся я тут. Возьмёшь?
   - Чего ты хочешь? - Виктор скопировал интонацию из фантастического телесериала.
   Сущностный вопрос: каковы действительные устремления этого странного мага? Можно было бы спросить "кто ты?", но к чему форсировать разговор?
   - Пока - подышать свежим воздухом, - маг ухмыльнулся. - Они меня приютили, я создал им комфортную жизнь.
   - Что, правда!?
   - Если б ты это место раньше видел, обошёлся б без сарказма. Я вообще не представляю, как тут жить-то можно было. А они привыкли! Понимаешь? Привыкли! Ещё и брыкались, когда я пытался всё наладить!
   - М-да, поразительное упрямство. Может, и защита тоже твоя? Я, конечно, не великий специалист в заклинаниях, но то, с чем я столкнулся на входе сюда...
   - Да-а-а, моя гордость! - маг опять самодовольно откинулся на спинку дивана. - А ведь всё у них было почти под рукой, - но до дела никто не довёл. Поражаюсь, как Орден до сих пор их не перетопил, как котят! Ты присаживайся, коллега, чайку отведаешь.
   - Да нет, пожалуй. Напоили уже. Давай завтра поговорим? Только ты учти, что я для Чёрных вроде как persona non grata номер раз.
   - Ха! Надо полагать! После всех твоих подвигов! - маг хищно прищурился. - Учёл, коллега, не беспокойся.
   - Тогда до завтра, тёзка.
   - Было приятно познакомиться!
   - Взаимно! - радушно ответил кудесник, раздумывая, так ли он рад знакомству с этим непростым парнем.
  
  -- 91. Затмение.
   Вызов вырвал Илону из сна. Это уже слишком! Понятно, что за окном уже давненько солнышко блестит, но она-то ночь прокаталась до офиса и обратно в эту растреклятую дыру!
   Чтобы Сараф осознал всю неуместность утренних вызовов по пустякам, она не стала одеваться.
   - Я вас слушаю, - пробормотала Лиловая, - насколько возможно, внимательно.
   - У меня новости, - ответил угрюмый голос. - А шокировать меня обнажённым телом... непросто.
   - Да неужели? - Илона сладко потянулась. - Я слушаю, Сараф.
   - Мальчишка нашёлся.
   - Что!? Где!?
   - В Астрахани.
   От нахлынувших эмоций Лиловая открыла рот, а через пару секунд расхохоталась.
   - А я вот не вижу ничего смешного, - мрачно заметил маг.
   - Двадцатый! Я посчитала, я предположила, что он встретится с магом двадцатого уровня! Но ошиблась с направлением.
   - Жаль, не сообщили мне, - Сараф вздохнул. - Сейчас я даже боюсь предполагать что-либо. Половодье сообщил мне час назад, что напросился в компанию к мальчишке. Так что нашу партию можно смело считать сыгранной. Точнее, проигранной.
   - Ну, раз уж вы впадаете в такую тоску... - Лиловая укуталась в пододеяльник. - То у меня тоже есть новость.
   - Ну, попробуйте порадовать старика.
   - Я предполагаю, что юный гений оставил в этих краях лазутчика. Я знаю, кем он может быть и смогу его выследить.
   - Это уже что-то, - Сараф прищурился, с трудом выдираясь из безнадёжности.
   - И, коли лазутчик есть, он должен общаться со своим начальником...
   - Мы же сможем использовать эту связь! - вскрикнул маг.
   - Рада, что вам понравилось, только не кричите так на сонную женщину, - Илона состроила глазки, - сделайте милость.
   Сараф усмехнулся.
   - Уже не в первый раз вижу, как вы меняетесь по образу цели. И впервые у вас такой молодой объект, - маг покачал головой. - Очаровательно дуреете, должен заметить.
   - А вы, любезный друг, снова не умеете отличить шкуры от мяса, - Илона презрительно дёрнула губой.
  
   Техники вырвали ноду из-под контроля спутницы Дрейка. Сказали, что далось это с трудом: воровка была хорошим профессионалом.
   Умытая, свежая, очищенная от посторонних запахов, одетая в новый рабочий костюм, Илона взяла в руки тренировочную булаву Влада.
   Не шибко побитая. Скользящие отметины от блокирующих ударов, почти столько же плоских вмятин, несколько задиров в навершии. Лекарь не слишком утруждал себя поединками, но с оружием управлялся неплохо. Наплёл на рукоять кожу, значит, не ленив.
   Женщина обнюхала вещь. Лизнула рукоять. Мыло с запахом арбуза, тальк, пот без горчинки. Он бился спокойно.
   Для вчувствования пока рановато: нужно знать больше об этом Владе. Лиловая взяла на колени блюдце и вызвала Веру.
  
   А лекарша, надо заметить, уже начала портиться. Вопрос о бывшем подопечном вызвал реакцию испуганной чиновницы, а не вменяемое желание помочь. Да то, что сделал Влад, по сути, - самое разумное действие в той ситуации! В конце концов, вдруг он только и ищет способа выслужиться перед Орденом? И делает это правильно, ибо мертвым он бы точно пользы не принес никакой. Собственно, и от выживших "преданных" бойца с воровкой сейчас толку - чуть: ещё и присмотр требуется, чтобы лишний героизм не взыграл где-нибудь!
   На более-менее подробную характеристику Верочка расщедрилась не сразу. И к тому, о чём уже догадалась Илона, добавила две важных черты: Влад мечтателен и циничен. Значит, склонен к депрессиям, так как мечты реализуются в принципе нечасто. Или мечтает последовательно, пытаясь добиваться своего. Чего, признаться, не наблюдается.
   Итак, имеется умный, склонный к меланхолии, исполнительный и честный мечтатель, лекарь низкого уровня. Теперь можно начинать вчувствование, не боясь ошибиться в чем-то важном. Лиловая некоторое время успокаивалась, чтобы с чистого листа войти в транс поиска.
   Она закрыла глаза, держа в руках булаву. Он подолгу останавливался, так что даже если на поиск уйдёт целый день, она догонит свою жертву. Не стоит быть поспешной, чтобы не стать посмешищем.
   Лицо не прорисовывалось. Пускай. Она знает это лицо: и с фотограмм, и так - виденное трижды в коридорах. Запоминающееся: острый нос, серые глаза, чуть нахмуренные брови, короткие прямые серо-каштановые волосы, тонкие губы, раздвоенный подбородок, ровные - не впалые и не полные - щёки, приятно округлые скулы. Не особенно мускулист, но хорошо сложен. Представились неновые блёкло-чёрные штаны и клетчатая рубашка. Почему бы и нет?
  
   Он был здесь. Этого не смог скрыть разгром, учинённый при штурме. Здесь же витал тяжёлый, яростный запах вернувшегося с битвы кудесника, от которого пришлось отстраиваться минуты две.
   Илона вышла из дома, следуя наитию. От калитки направо. И входящего следа нет! Прилетел он что ли? Не важно. Она вернулась в дом, чтобы прихватить радиопередатчик: если направление станет очевидным, она вызовет обалдуев с машиной. Терпеть же их неумное общество без необходимости - нет никакого желания!
  
  -- 92. Тёзка.
   Отход получился какой-то смурной. Но тут всё понятно: заезжий некто играючи расправляется с архимагом - расцеловать его что ли?
   Дрейк поутру подошёл и извиняющимся тоном сообщил, что хотел бы остаться. Виктор скрыл облегчение: толку от бывшего наставника не стало совсем. Конечно, осталась и Лила. И Урюк. Да не вопрос!
   Моав прикипел к воспитаннику и ещё не растерял тягу к новизне и приключениям. Марина и Саша, Андрей и Настя, Танк, Женечка. И Викки, представившийся Виктором, - загадочный маг, которого с такой неохотой отпускали из Гильдии, саркастичный и непростой - смотрел, как удаляется маленький каменный островок, скрывается за иллюзорным экраном.
   Нужно время и место, чтобы всё обдумать. Ближайшая цель достигнута, результат близок к нулевому. Если толку от нового пассажира "Пегаса" будет немного, то разве только Хранительница может догадываться, что делать дальше.
   Тот же Викки снабдил картой окрестностей. Оказалось, правый берег Волги, большей частью затопленный, всё же выдавался кое-где грядой островов. Один из наиболее интересных находился в трёх часах пути. Важно: там был маяк с навигационной нодой и, судя по карте, даже естественная гавань.
   К новому лицу вся команда отнеслась с недоверием. Скорее всего, виной тому сарафанное радио Марины. Впрочем, самого новичка это неприятие заботило мало. Спокойный, уверенный в себе, в собственной значимости и ценности, он был сдержанно вежлив и ровен со всеми, кроме той же Марины. Она неизменно удостаивалась улыбки при случайных встречах. Волшебницу же сие тихое внимание бесило. Кудесник надеялся, что со временем ситуация улучшится, а то придавленное раздражение во что-нибудь да выльется.
   Сейчас все оставили двоих магов в зале, разбежавшись кто куда. Даже Женечка. Печально, но делать нечего. Маги уселись за столик вполоборота друг к другу.
   - Расскажи о себе, тёзка, - попросил кудесник.
   - Так меня и будут здесь звать? - маг усмехнулся. - Хотя в этом что-то есть, коллега. В Гильдии всех слегка тянуло на индийское, так что меня чаще звали Викки.
   Виктор развёл руками. Впрочем, действительно, прозвище как прозвище.
   - Карьера моя магическая рано началась, - приступил к рассказу Викки, вертя в пальцах карандаш. - Папаша магом был. Мне ещё и пятнадцати не стукнуло, а я уже мог бы сдавать на четвёртый уровень. Тогда меня родитель мой и Письмом одарил. Одержим он был тем самым Письмом сверх меры. Говорил, что, как я родился, он не мог нарадоваться, что у него, де, есть шанс воспитать ученика Великого! Но через пару лет обучение моё закончилось. Мамаша перепугалась да папашу в Орден сдала, а тот прямо перед захватом узнал - да и притюкнул её, недолго думая. Меня же попроверяли - и отпустили с миром. - Маг хохотнул. - Что-то говорю, как покойный недоумок Аристарх! С кем поведёшься...
   - Не почуяли в тебе мага? - удивился Виктор.
   - Не-а, - тёзка покивал. - Не знаю, сталкивался ли ты с тем, что чем выше уровень адепта в обычной магии...
   - ...тем менее он способен стать учеником Люция, - закончил кудесник. - То есть, ты был так способен, что сумел скрыть свои способности!?
   - Да, - маг самодовольно улыбнулся. - Кое-что я могу. Хотя "искривлённость" давит. Но и освоение заклинаний идёт куда веселей, когда догадываешься, что творишь, как... - Викки прищёлкнул пальцами правой руки, - как оно работает!
   - Так вот почему ты меня так хитро коллегой зовёшь!
   - Именно, коллега! - улыбка стала шире. - Ну, так я закончу. Помотался я по городам, чтобы Орден меня потерял, да и прибился к Гильдии. Там мне пятнадцатый уровень определили. Недавно, вот, утвердили семнадцатый. Сделал я у них всё, что мог, и уже полтора года скучал смертельно.
   - Представляю...
   - Навряд ли, - покачал головой маг. - Сущая трясина. И уж как я рад был, что ты архимага спалил! И все были рады, кстати сказать. Пауки в банке, честное слово! - он уже не скрывал отвращения. - И при этом ни на фут не продвинулись за последние сорок лет! Ни переползти в место посуше, ни с Орденом договориться, ни... - Викки махнул рукой. - Ничего, в общем. Сидят, кое-как концы с концами сводят. Я им хоть клиентов подогнал для магических услуг. Теперь почти всё побережье Каспия это старичьё кормит. Они даже рыбачить толком не наловчились! А апломбу - выше неба!
   - Мрачно.
   - И не говори!
   - А ты тоже думаешь, что с Чёрными договориться можно?
   - Вот и я тебя спросить хотел, - глазами мага заблестели. - Понимаешь, времена-то прошли! Надо уже двигаться куда-то, сотрудничать! Хотя, если Орден потопит дом престарелых, я плакать особо не стану.
   - Но ведь это же - маги! - поразился кудесник. - Да кроме того - просто люди!
   - Я бы поспорил, - презрительно фыркнул маг. - Поживи ты с ними с моё - не так бы запел. Если магию легализуют, то они же у руля окажутся! И зачем это?
   - А чего ты хочешь? Учить других магии Люция?
   - Нет, конечно! - Викки замахал руками. - С тобой-то Орден никак справиться не может, а если таких десяток будет? Это же полный намаскар настанет! Нет, конечно. Всё по-старинке: заклинания, уровни, выше головы не прыгаем...
   - Вот и будет им дело: возрождать да учить.
   - Ну, да. Хотя то - дело десятое. Коли выживут, пусть себе пестуют.
   - Кстати, а что за болезнь у них там ходит?
   Викки откинулся на спинку, сложил руки на груди и пожал плечами.
   - Они пока не разобрались. Называют "черной пневмонией". А поскольку последний их лекарь сам болен, то вряд ли разберутся.
   - А как она передаётся?
   - Боишься, не заразиться бы? - маг поднял бровь. - Не беспокойся: и я чист, и ты, и вся твоя шайка. Я уже проверил.
   - Спасибо за заботу, тёзка.
   - Не за что, коллега, - маг опустил руки и сел прямо. - Я ж к тебе перешёл, а мне, сам понимаешь, не след один чумной барак на другой менять. К тому же, ты мне интересен, да и ещё кое-кто...
   - Марина?
   - Угу, - Викки сузил глаза. - У неё с тем мальчиком всё... - он снова щёлкнул пальцами.
   - Да. Серьёзно и взаимно.
   - Быстро освоилась... - маг почесал подбородок.
   - Ты тоже не из медленных.
   Не очень-то ему понравилось, как этот повидавший жизнь молодой мужчина въезжает в команду. Слишком быстро и нахраписто. Не собирается ждать, пока его дела покажут, насколько он хорош? Может, он всего лишь избирательно любезен к тем, в ком заинтересован, и безразличен или агрессивен к остальным, как к доставшим его магам? Тогда надо бы предупредить Сашу, чтобы был осторожней. Хотя, что сможет противопоставить компьютерщик высшему магу, да ещё и наполовину кудеснику!? Проблема, тваюмагию...
   - Да ты не беспокойся, - тёзка махнул рукой, видимо, заметив отражение эмоций в напряжённой позе и на лице кудесника. - Я ж просто так спросил! Что я, девчонку себе не найду? - маг хохотнул. - Вот встанем на якорь, слетаем в Ахтубинск - я тебе покажу, на что способен!
   - Могу представить... - ответил Виктор. Очаровать обычного человека - плёвое дело. Только вот нужен ли этот избыточный магический след? Ой, не нужен! С той же ловлей бандитов, о которой кудесник уже задумывался, они и так могут изрядно нашуметь. Нет уж, пусть этот закоренелый циник отсиживается на корабле, пока не покажет себя с порядочной стороны.
   - Да ладно ты! - маг снова хохотнул. - Надо мне магически кого-то очаровывать! Я и простыми средствами справлюсь, уж поверь. Пробовал я с магией. Совсем, - он опять щёлкнул пальцами, скривил верхнюю губу и покачал головой, - не то.
   - Я тоже так считаю.
   И то правда. Викки достаточно красив, а уверенность в себе пуще красит. Хорошо, если он обойдётся без подтасовок на любовном фронте.
   - Слушай, а расскажи, как ты этих троих омолодил?
   - А кто третий-то? - Виктор сделал вид, что не понял.
   - Не прикидывайся, - маг прищурился. - Девчонка твоя своего ровесника просто так батяней кличет?
   - Хм. Да уж, прокол, - согласился кудесник. - Только боюсь, что у тебя это вряд ли получится. Нужен удар очищенной силой.
   - Ну, тогда ты полный монополист! Каких денег можно наделать!
   - Сложный вопрос...
   - Тебе виднее. Но, по-моему, это ты его усложняешь.
   - А как ты сделал защиту Гильдии?
   - Ну, принцип прост. Трансформация сил и использование внешнего движителя.
   - Покажешь?
   - Угу, на острове. У меня имеется несколько кунштюков того же рода.
   Да, до стоянки ничего выведать не удастся. Виктор взглянул на часы. Разговор вышел содержательным, но... начал тяготить. А ведь есть благовидный предлог, чтобы его прервать!
   - Знаешь, мне на камбуз надо.
   - Тебе!? Девчонок что ли мало!?
   - У нас демократия и равенство, - развёл руками Виктор.
   - А если у меня руки к кулинарии не приспособлены?
   - Посчитаем тебя гостем и исключим из лотереи, - благодушно согласился кудесник.
   Кажется, никто не будет рад кашеварить на пару с новеньким. Тяжёлый человек.
  
  -- 93. Остров.
   Маяк проявился в брызгах редкого дождя. Светло-серым бивнем врезался в пасмурное небо, царил над морем и невысоким островом. Как башня мага. Символично...
   В рубку вошёл Викки. Тихий разговор Марины с Сашей, стоящим у штурвала, сразу же прервался. Наслаждавшиеся видом Андрей и Настя повернулись к двери.
   - Говорят, это была башня Люция, - маг усмехнулся. - Спасался там, когда ему всё надоедало.
   - Я бы выбрал более живописное местечко, - решил поддержать разговор бард.
   - И я думал, что это не больше, чем легендочка. Только мне рассказывали, из семерых высших магов, которые туда в разведку ходили, трое не вернулись.
   - Любопытно... - протянул Виктор, вглядываясь в приближающийся остров. Вполне возможно, что это - не только навигационная нода, но и один из магических "серверов" глобального заклинания!
   - Что-то заметил? - оживился маг.
   - Пока только предположение. Надо проверить на месте.
   - Ты можешь определить, действительно ли оно связано с Люцием? - Викки прищурился, глядя на кудесника.
   - Скорее всего, связано... - пробормотал Виктор, вглядываясь в рисунок сил. Расстояние порядочное, но что-то вроде искривления в глобальном заклинании еле заметно присутствовало над высшей точкой острова. - Но не напрямую.
   - Загадочная ты личность, кудесник! - весело заметил маг.
   - Noblesse oblige...
  
   Пятьсот метров в длину и половина того - в ширину. С северо-восточной оконечности - небольшая бухта. Чахлые приземистые деревца жмутся к маяку, спасаясь от зимних штормов, в которые волны, скорее всего, перехлёстывают через большую часть острова, смывая всё живое. Возмущение Глобального Заклинания оказалось ничтожным: здесь собиралась не сила, а только информация. Что ж, есть возможность послать весточку Учителю. Если найдётся, о чём сообщить.
   Два Виктора углубили бухточку и ввели в неё "Пегаса". Волнение усиливалось, потому яхту жёстко закрепили на камнях.
   Тоскливое место. Малозаметное, открытое всем ветрам. И дождик зарядил надолго. Делать здесь постоянную базу - медленное самоубийство. Так что остаётся разве что посидеть в кораблике да провести разведку. Планы подровнять да выпытать у Викки ценную информацию. Возникло ощущение, что этот маг заведомо согласен только на обмен знаниями, причём жаться будет за каждый бит.
   Саша и Марина ушли на маяк - осваивать пиратское подключение, брать под контроль ноду. Остальные тоже были готовы отправиться куда подальше, несмотря на морось: неприязнь к магу росла не по дням, а по часам. Так что Виктор счёл за благо самому выползти под дождь вместе с новым знакомым.
   На юго-западной оконечности нашлась ровная, отлично продуваемая площадка, переходящая к западу в поросль песчаных отмелей.
   - А ты использовал животных для защиты? - вдруг спросил маг.
   - Было дело.
   - Покажешь, как?
   Что ж, можно. Вот Викки и начал торговать своим знанием и требует "деньги вперёд". Ладно, это мелочи. Изловив чайку, кудесник сообщил ей заряд, повесил защиту и отправил курсировать над пляжем.
   - Ловко, коллега! - похвалил маг. - А как направляешь? мысленно?
   - Нет необходимости. А если направляемых объектов много, то и свихнуться недолго. Только указываю защищаемый объект.
   - И птица защищает его, как своё гнездо? - Викки прищурился. - Очень ловко. Может, испытаем на мне?
   - "Птичку жалко".
   Маги посмеялись. Виктор вспомнил советскую комедию. А Викки... то ли бережливость Виктора его рассмешила, то ли ещё что.
   - Покажи телепорт, - прямо попросил Виктор.
   - Теле-порт, - повторил маг. - Пере-нос. Интересное название! Да, пожалуй, оно заслуживает особого названия, отдельного. На самом деле, там только небольшое изменение по сравнению с обычным перемещением, но эффект сильный.
   - Расскажешь принцип?
   - Смещение почти по меридиану, за счёт магнитного поля, - тоже не стал таиться маг. - Можно встроить поток перемещения в меридиан... - Викки посмотрел на собеседника. - Понимаешь, о чём я?
   Виктор кивнул. Маг криво улыбнулся, поднял бровь и продолжил:
   - ...и перемещаться в нём. Я думал задействовать для движения Мировые Чары, но есть понятные сложности.
   - Недоступность?
   - Ну, скажем так! - он хохотнул, не переставая внимательно наблюдать за коллегой. - Вот, смотри: в пяти километрах к северу и метрах в двухстах на восток есть другой остров. Держи, - маг вытащил из внутреннего кармана куртки и передал кудеснику пластиковый футляр с антенной. - Это не радио. Я добавил возможность магической передачи изображения. Перешлю тебе вид того острова.
   Меридиан. Уже неплохо. Использование Глобального заклинания в качестве транспортного средства? У полу-кудесника порядочные амбиции! Вот, он буркнул что-то, взмахнул руками, словно раздвигая нечто, и через пару секунд исчез. Вспомнился английский бандит из злобно переведённого фильма: "они специально разговаривают так, чтобы ни черта нельзя было понять?" Похоже, Викки изо всех сил сжал во времени форму заклинания. Чтобы покрасоваться? Показать своё превосходство над "коллегой"? Максимально скрыть подробности того, что показывает, чтобы невозможно было ни понять, ни скопировать рисунок сил? Что ж за мутный тип!
   Хорошо, что Виктор успел полностью переключиться на магическое зрение. Сильно и тонко! Кудесник успел заметить, как воздух вскипел вокруг фигуры мага, оброс электрической шубой и ухнул в канал телепортации. Красота! И проследить конец перехода не получалось: слишком далеко.
   Оставленный магом артефакт немедленно затрещал и включился: Викки не желал дать Виктору время на рассматривание угасающего рисунка магических возмущений.
   - Смотри!
   Перед кудесником повисла картинка: почти такой же безлюдный остров, но сквозь тучи пробивается оптимистичное солнышко.
   - Пять триста на север, двести двадцать на восток. Прыгай!
   - Погоди, изготовлюсь, - несколько оробел Виктор. И сплоховать не хочется, и уж слишком непросто оценить всё в спешке. Чёртов позёр!
   - Не тороплю. Извини, медленно показать форму заклятия не мог. - Викки, небось, весело ухмыляется, сивый мерин...
   - Ничего...
   - Хм?
   Искры от перегретого воздуха. Плазма? Пожалуй. А ведь, действительно, можно многое свести к электричеству, подстроиться под этот технический источник энергии, как под другие, естественные! Кстати, если не получилось точно засечь направление телепортации, то оставался ещё работающий магический артефакт, точно определяющий вектор перемещения!
   Виктор решился.
   - Иду!
   Раскалить воздух, контролируя поток, соединить плазменную обёртку газа с магическим полем - и... прыг!
   - Ну ты снайпер! - крик удивлённого мага оглушил Виктора. - Или я настолько угадал с координатами?
   - Я зацепился за луч передачи между артефактами, - кудесник скромно шаркнул ножкой.
   - Та-алантливо, коллега! - Викки похлопал в ладоши. - Теперь ты чем-нибудь меня удиви.
   Чем бы? Наверняка, под водой магу было не до быстрых перемещений, так что...
   - Сейчас, нужно чуток подготовиться, - сказал Виктор, раскидывая руки и собирая силу ветра в ворсинки одежды. - Я называю это мышечным усилением.
   Через полминуты он подпрыгнул метров на пятнадцать, оставив полуметровую воронку.
   - Влобтепосох! - раздался восторженный крик снизу.
   Когда Виктор приземлился, Викки от души стукнул его по плечу. Конечно же, рука мага после этого потребовала основательного массажа.
   - Ну, удивил, коллега, - бормотал он, морщась от боли и вправляя запястье медленными вращениями.
   - Помочь?
   - Справлюсь уж...
  
  -- 94. Узурпация.
   - Напрыгались? - спросил шёпотом Танк, когда Виктор вошёл в зал.
   - А ты откуда знаешь?
   - Я считаю себя телохранителем, начальник.
   - Подглядывал?
   - Ты бы поменьше кричал, - боец огляделся, затем прищурился и огляделся ещё раз.
   - Да ладно тебе! - не без усилия понизил голос Виктор. - Классный чувак этот Викки!
   - Не знаю, что классного в холостом осле.
   - Я бы его дураком не назвал.
   - Ослом, начальник. С тобой Женя и Марина хотят поговорить.
   - А где они?
   - На маяке.
   - Ну, пошли, - с неожиданной неохотой согласился кудесник.
   - Пошли, - повторил Танк и прыгнул. Виктор ошарашено посмотрел на тающий след перемещения и ушёл вслед за бойцом.
   Воздух прошипел по гортани, выползая наружу, что-то мелькнуло перед глазами, ноги сложились в коленях от удара. Виктор выбросил вперёд руки, чтобы не поцеловаться с каменным полом. Ещё один удар - магический! В голове помутилось, захотелось заорать от боли, но принудительный выдох оставил в лёгких воздуха только на хрип. Второе заклинание сковало мышцы, и кудесник завалился на бок.
   Танк и Марина обеспокоенно смотрят на него, Женя с выражением муки на лице делает резкий выдох и бросает в него какую-то эмоцию. Темнеет в глазах. Танк припадает на колено и бьёт кулаком по рёбрам в район сердца.
   Наконец-то появляется возможность вдохнуть!
   - Витенька, прости! - Женечка чуть не плачет. - Мы не могли по-другому!
   - Это было необходимо, - подтверждает смертельно серьёзный Танк, подавая руку.
   Голова кружится, ноют мышцы на рёбрах, по которым саданул боец. Поймать его руку получается не сразу. Как и сесть. Хорошее, радужное настроение улетучилось начисто.
   - Вы с ума свернулись?
   - Ты был очарован, - отвечает печальная волшебница. - Я предположила, что он с тобой это сделает. Танк проверил и убедился. Вот...
   - Заговорщики, вашумагию, - простонал Виктор. - Гадство! Но ведь вы правы!
   - Стал бы я тебя просто так бить, начальник! - Танк вздохнул, чувствуя себя неловко.
   - Витька! - Женечка обняла мага.
   - Когда ты научился прыгать!?
   - Сегодня утром, - ответил, приосанившись, боец. - Андрюха помогал.
   - Заговорщики... А добром нельзя было?
   - А ты бы согласился? - потупилась Марина: явно её была идея. - Или притворился бы, что соглашаешься. А мы бы не увидели, добралось ли до тебя заклинание.
   - У вас есть какие-нибудь мысли? Мои-то вы все повыбили.
   - Смутные, - признался Танк. - Утечь подальше от этого гада.
   - Ладно. Давайте слетаем в город. Только мне нужна карта.
   - Я останусь, - лицо волшебницы посуровело. - И Саша. И Андрей с Настей. Надо последить за этим Тёзкой!
   - Самоотверженно, - оценил Танк. - Но правильно. Надеюсь, всем разом он бошки не просифонит. То есть, не догадается это сделать, особенно, если ты с Саньком в башне запрёшься.
  
   Сорок восемь километров на север, восемнадцать на запад. За один раз удалось пройти два километра смещения поперёк линий магнитного поля, а после этого прыгать по несколько километров в пределах видимости. Со щитом, чтобы не удариться при приземлении. Тяжко. Виктор привёл свою команду в район порта, чувствуя начинающуюся головную боль.
   Почему Викки так агрессивен? Чего ему вообще надо и зачем он решил путешествовать с Виктором? Его версия телепорта, конечно, экономичная, эффективная, да и сам подход, основанный на техногенных источниках энергии - просто песня! В принципе... Видимо, больная голова давала о себе знать: Виктор подумал сделать коммуникационную сеть на основе электричества, а не тормозной воды! А что: припаять к металлическим колечкам таблеточные батарейки - и полетели! Раз в год менять аккумуляторы, вряд ли потребление энергии будет значительным.
   Задворки порта. Песок на асфальте, песок на бетоне, чуть подсоленный влажный воздух, застывшее на западе солнце. Ветер, чайки, звуки работы неспешных машин.
   - Давайте прогуляемся, - предложил Виктор. - Много ли ты освоил?
   - Пока - только перемещение и кое-какие фокусы с водой, - отчитался Танк. - Перемещение тяжело даётся, надо тренироваться.
   - Я тоже пыталась, но пока не получается.
   - Я осваивал ударные формы: вода, воздух, - рапортовал Моав.
   - Ну, вы даёте, ребята! Прямо счастье, какие способные да самостоятельные! Ладно, кто как считает, почему он на нас озлился?
   - Я думаю, - почесав в затылке, начал Моав, - что он не озлился, а что-то задумал. И в Гильдии этот финт провернул, чтобы все его полюбили, как родного. Видно, захотел, чтобы и мы все у него в кармане были.
   - Расслабился ты, начальник, раз он над тобою верх взял, - проговорил Танк. - Он же всего лишь маг! А ты архимага под орех разделал.
   - К слову, он не простой маг, а наполовину кудесник.
   - Ой, - сказала Женечка. - И как же от него отвязаться?
   - Пока не знаю. Сначала я хочу узнать, чего ему надо. Он меня ещё и своей откровенностью успокоил... Хотя её немного было. А зачем мы в город-то пришли?
   - Ты решил, что это как раз "подальше", - напомнил Танк.
   - Точно. Давайте хотя б про "Узурпаторов" разведаем да про островок под застройку.
   Дальше, к мосту через протоку, ведущему к центру города. Разговор не клеится. Что-то тихое и молчаливое повисло над группой кудесника, словно все, как по команде, осознают: путешествие оказалось бессмысленным, они теперь изгнанники, беглецы, кочевники, и нежданная беда может выползти из-за каждого дома.
   Надо узнать, насколько Викки ограничен в способностях кудесника. Тот хлопок по плечу, по сути, и был очаровывающим заклинанием. И оно уж никак не стандартное. Насквозь странный маг. Самолюбивый, самоуверенный, с часто вылезающей презрительной ухмылкой. А ещё предприимчивый, активный, решительный. Может, он и не очаровывал подводных магов: у него хватило бы и шарма, и деловых качеств, чтобы быстро стать ценным и незаменимым. Зачем же он так грубо форсировал ситуацию с Виктором? Ведь был даже шанс подружиться!
   - С чего начнём? - прервал молчание Моав.
   - Я бы взялся за бродяг.
   - Почему бы и нет.
   Ажурная белая металлическая дуга пешеходного моста заканчивалась на небольшой площади. Потрёпанный жизнью дедок сидел на старом одеяле. Быстро приближающаяся группа привлекла его внимание, загорелая рука без мизинца и безымянного вытянулась, прося милостыню. Виктор достал десятку и подал старику. Рука вздрогнула, жадно схватила банкноту; рот, прячущийся в грязной бороде, забормотал слова благодарности. Вспомнился чинный дядя Федя. Да уж, разные есть бродяги.
   - Дедушка, нужна услуга, - мягко сказал Виктор.
   - Да? - бродяга удивился и растерялся. - Но я без... - он развёл руками, затем очертил ими дрожащий овал.
   - Не страшно, - успокоил его кудесник. - Нас интересуют "Узурпаторы".
   Старик шарахнулся назад, затем огляделся и прошептал:
   - Вы тоже на этот контракт клюнули? Зря, ребятки...
   - Почему? - спросил Танк, подступил к бродяге и присел на корточки.
   - Думаете, он просто так там желтеет?
   - Он что, считает, что у нас кишка... - начал Моав, но Виктор его прервал:
   - Многие уже пробовали?
   - Зимой две компании было. А легавые после каждого раза новую бумажку вешают.
   - Легавые... - пробормотал Виктор. - Расскажи всё-таки. Мы только одним глазком глянем.
   - Эх, сорвиголовы... - бродяга вздохнул. - Хоть бы девчонку оставили...
  
   Снова в порт. Одним глазком, ага.
   - Кто ещё думает, что у этих непобедимых есть маг? - вполголоса спросил кудесник.
   - Весьма вероятно. - Моав хмыкнул. - Дрейка вон сколько лет достать не могли!
   - Значит, или Орден совсем тупой, что до этого не догадался, или тут что-то вроде ловли на живца.
   - Интересно, что стало с другими группами? Вить, а мы точно только в разведку идём?
   - Жень, у них должен быть маг. Это может быть странная подстава Чёрных. А может и не быть. И я вообще не понимаю, что за политику здесь ведут Чёрные! А о предположения я уж всю голову сломал. В общем, не поговорим с этими Узурпаторами - не узнаем.
   И всё-таки самоуверенности прибавилось. Есть, с чего, конечно: растём-с...
  
   База страшной-престрашной банды, глотающей целиком и без остатка группы охотников за головами, пыталась быть скрытной. Понятно, конечно, что если по одним дальним закоулкам портовых строений идут автомобильные следы, а по другим - нет, то это о чём-то говорит. Следы растекались по дорожкам, как река по дельте, из одного источника. Но наверняка, входов к Узурпаторам больше одного.
   Похоже, именно частые "набеги силы бранной" заставили их найти такое место, в котором камеры заметят пришельцев задолго до того, как те подберутся на расстояние выстрела или действия заклинания. Крыса дала загнать себя в лабиринт и теперь показывала из-за каждого угла набор зубов, восстанавливающихся с отменной скоростью.
   Соратники шли, укрытые для экономности одним общим щитом. Точнее, укутанные несколькими щитами. Как показать, что идёшь на переговоры? На металлический штырь повесили белую футболку Моава с надписью "Сады прекрасны, но я люблю драться". Вывернули наизнанку, чтобы спрятать провокационную надпись.
   Виктор сообщил команде о своих намереньях:
   - Будут агрессивны - порвём их.
   - Будут, - заверил Танк, указывая на камеру.
   - Стоп!
   Команда застыла, а кудесник, прощупывавший дорогу впереди, дистанционно вырыл мину и перетащил в глубину заброшенного дома с разбитыми окнами.
   - Вообще-то, тоже запрещены, - сообщил Моав. - А твой щит устоит под взрывом, если что?
   - Поздновато ты такие вопросы задаёшь! - ответила за Виктора Женя.
   - Мы почти неуязвимы, - успокоил кудесник. - В этом коконе нас может швырять и бросать, но не убьёт. Пока я в сознании.
   - Теперь всё понятно, - проговорил боец, осматриваясь вокруг с усиленным энтузиазмом. - Жаль, я ещё не научился прыгать...
   Следы становились чётче и чаще. То ещё местечко: будто всё вокруг специально вымерло, чтобы создать зону отчуждения, наблюдения, опасности. Направо. Узурпаторы никого не пытались обмануть. Всё предупреждало: "Не лезь, дальше лучше не будет!"
   - Боюсь, приём будет недобрым, - кудесник вздохнул. - И вряд ли белая тряпица кого-то впечатлит.
   - С мертвецами проще договариваться, - тоном знатока произнёс Моав. - Они уже на всё согласны.
   Короткая финальная прямая - тридцать метров. Сплошные двухэтажные стены с заботливо заложенными оконными проёмами, пара камер над массивными металлическими воротами, никаких признаков дежурного или охранника. Но он, или они, конечно же, поблизости. Самое ухоженное место среди окружающей разрухи. И самое печальное, пожалуй.
   - Есть идеи, что делать дальше? - спросил Виктор. - То есть, более разумные, чем очевидный вариант.
   Спутники молчали.
   - Тогда спокойно идём к воротам. Очень мирно так идём...
   - Слово сегодняшнего дня! - грянуло из скрытых динамиков.
   - Кабы знать! - ответил Виктор.
   Невидимый собеседник рассмеялся. И ещё кто-то рядом с далёким микрофоном тоже веселился от души.
   - Неправильный ответ. Имя и цель прихода!
   - Виктор, - кудесник пожал плечами. - Поговорить хотел, а то тут объявления всякие на заборах вешают...
   Охранник, или кто там, видимо, прикрыл микрофон рукой, чтобы посоветоваться с собратьями или начальством. Затем снова заговорил вслух.
   - Михал Геннадич! Тут Виктор какой-то у ворот. Говорит, по объявлению.
   - По объявлению, да? - вязко протянул мужской голос, интонации которого не предвещали ничего хорошего. - Виктор, да? И всё ещё жив!?
   - То ли у этого Геннадича аллергия на Викторов, то ли на объявления, но сейчас нас будут бить, - сообщил кудесник. - Щиты что ли усилить?
   - Да уж... - пробормотала Женечка в последнюю спокойную секунду. - Мамочка!
   Ракета пошла. Не магическая, а самая что ни наесть базучная. На всякий случай Виктор направил ей на перехват свою, так что щитам досталась только взрывная волна.
   - Rocket jump! - заорал кудесник.
   Прыжок на территорию. Без разведки, без ничего. Застрявшие в щите пули осыпались в переулке. Как же досадно! Всего-то хотелось - поговорить. А получилась глупая, самонадеянная вылазка с перестрелкой! Пока автоматчики не сообразили, куда пропала цель, Виктор предупредил:
   - Каждые четыре секунды буду прыгать. Не за чем перегружать защиту. - Он снова переместился, пока неловкие очереди ещё только нащупывали вёрткую группу. - Бейте успокоением, разрушайте укрытия. Постараемся обойтись без жертв...
   Снова к воротам, но с внутренней стороны. Удар молнии от Виктора, что-то пыльное от Моава и от Танка, Женечка не успела. Тра-та-та. Смена позиции - под кирпичной стеной двухэтажного здания. Наспех сляпанный пыльный дьявол-вихрь принялся крошить стену. Женино заклинание ушло наверх - мухлевать с засевшими там бойцами.
   Опять ворота, точка справа. Виктор не стал мелочиться и рубанул крупными осколками щита по кладке. Огневая точка начала рушиться, заваливаясь во двор. Послышались крики. А вот и маг! Что-то тяжёлое огненное осело на жадине. Источник отслеживался плохо, но посыл пришёл из дальней части двора. Ну, ладно...
   Они сиганули к небольшому бетонному строению. Прямо-таки бункер. Туда-то кудесник и вернул подобранную огненную бурю, и тут же слинял на безопасное расстояние - в кирпичную двухэтажку слева от ворот.
   Моав и Танк не растерялись: бросились и задавили какого-то парнишку, дёрнувшегося поднимать автомат. То ли эти Узурпаторы плюют на любые ограничения, то ли до остервенения боятся всего. Парень лежал с заломленной за спину рукой, которую почти нежно придерживал за пальчики Моав.
   - Рация, переговорник какой-нибудь есть? - спросил Виктор. И, предупреждая возражения, добавил: - Хочешь жить? Хочешь, чтобы больше никто не пострадал?
   Он хотел жить, и дилемма с передачей средства связи противнику разрешилась быстро. В нагрудном кармане. Конечно. Кудесник сделал знак посадить доблестного защитника и щёлкнул кнопкой, включая рацию. Хаос переговоров: жертвы, нападающие пропали из виду, повреждения, опрос-перекличка...
   - Говорит Виктор. Мне не хочется сравнивать это место с землёй, хотя я могу, поверьте.
   - Так это не тот Виктор!? Ууу, недоумки! - проскрипел искажённый рацией голос Михал Геннадича. - Тогда кто вы и чего хотите?
   Представилось, что это тот самый маг, шарахнувший огнём, которого ответная любезность слегка поджарила. В голосе слышалась боль.
   - Как я и сказал на входе: по-го-во-рить!
   - Сколько вам лет? - зачем-то спросил Михаил.
   - Двадцать, а что?
   - О, Дева-Хранительница, да что ж в мире-то творится! Куда вы спрятались?
   Звук глухой. Этот Михаил, видимо, всё ещё в своём бункере.
   - Мы сейчас выйдем на открытое место, - Виктор выключил рацию и отдал пареньку. - Стрелялку мы тебе пока не вернём.
   Он не стал рисковать, снимая щиты: пули - слишком быстрое оружие.
   Дёрнуло ж его любопытствовать! Опять смерти и разрушения. Пусть даже снова можно бить себя коленом в грудь и говорить, что "они первые начали". Только в детском саду могла родиться такая фраза: взрослый понимает, что начать, например, вторым... сложновато. С другой стороны, если б на его имя не среагировали болезненно, то и драки не было б. Глупое, подлое невезенье!
   Маг выбрался из бункера и торопливо пошёл навстречу приближающимся возмутителям спокойствия. Пожилой, но ещё крепкий, одетый в тёмно-зелёный халат и в туфли на босу ногу. Абсолютно обычная потенциальная жертва зачисток Ордена. Прямо-таки хрестоматийная.
   - Виктор - это вы, молодой человек? Как же неловко вышло!
   - Простите, надо было как-нибудь по-другому представиться, - стал извиняться кудесник, уже понимая, что сейчас то же самое станет делать и этот импозантный дед.
   - Конечно-конечно! Оно и понятно! - маг замахал руками. - Меня безобразно изнурили постоянные покушения. Объявления я сдирать перестал: всё равно заново вешают, а уж услышав ваше имя, не посетуйте, принял вас за совершенно иного человека, крайне мерзостного, смею заметить.
   Михаил Геннадиевич говорил, а Виктор всё более впадал в недоумение: люди же погибли! Из-за паранойи мага, из-за того, что четверо любопытных притащились туда, где им нечего было делать! И всё это подавалось как досадная, но рядовая и незначительная неприятность, вроде трёх опечаток в слове "птенец"! И тут другая мысль заставила выйти из тихого шока: что-то слишком много Викторов развелось в округе! Его, несомненно, определили как мага, но спутали с другим - с коллегой и тёзкой...
   - Михаил Геннадиевич, я думаю, то, о чём я хотел поговорить, подождёт, - кудесник так и не смог исправить засевшие извиняющиеся интонации. - Расскажите, пожалуйста, за кого вы меня приняли? Боюсь, что это может оказаться очень важным.
   Пожилой маг снова насторожился, но уже иначе. Он что-то прикидывал с минуту, а затем довёл свои мысли до остальных:
   - Вы - очень молодой, но, безусловно, исключительно сильный маг, - Михаил Геннадиевич говорил, словно крался по тонкому льду. - И вас, как я вижу, тоже заботит некто по имени Виктор. А в округе не так уж много Викторов, способных обеспокоить мага. Тем более - особенного, если я не ошибаюсь. И я тоже очень хочу это обсудить... - он поморщился, посмотрев вокруг, на свою потрёпанную хламиду, и добавил: - в каком-нибудь более пристойном месте.
  
  -- IIIb. Победитель.

- Ты знаешь об опасности воды?

- Твой обет запретил Потоп.

- Уходя под воду, встречаешь своё отражение.

Тайны Разрушителя.

  -- 95. Новые подробности.
   Скромно обставленный кабинет с тяжёлой дверью. Кроме обычных для офиса вещей и мебели, в углу живёт своей скрытной жизнью огромный очень железный сейф, помимо простенького, для документов. Кресло за столом не крутящееся: его хозяин не крутится, он работает. И ещё: основательно зарешёченное окно начинается не у пояса и не у колен, а чуть выше уровня глаз; и через полметра внезапно заканчивается. И стены, похоже, не столько кирпичные, сколько металлические. Тактически вещь абсолютно бессмысленная: стоит обрушить всё здание на бронированную комнату, и о находящихся там можно просто забыть - их крепость автоматически станет их же могилой. А уж что сделать с последним выжившим, засевшем в сейфе - масса жестоких вариантов в голову приходит.
   Ещё один знак страха, и, возможно, источник успокоения. Такого же пустого, как крашеные бежевые стены.
   Михаил Геннадиевич отпустил своих бойцов "прибраться на территории".
   - Вот так и живу, Виктор, - посетовал маг, поведя рукой. - И, надо заметить, не в последнюю очередь я обязан этому состоянию тому самому негодяю! - Старое лицо ожесточилось. - Впрочем, давайте я по порядку расскажу, оно того стоит. А уж затем и вы поведаете, что сочтёте необходимым. Не возражаете?
   Виктор не возражал. Не сдержался и извинился, что стал бить на поражение, убив нескольких бойцов. Но Михаил Геннадиевич махнул рукой и сам повинился, что налетел с ходу, не разобравшись, доверившись своей мании преследования да краткому сообщению от... уже покойных своих сотрудников. Так что Виктор-то поступил не просто адекватно, но и милосердно, не раскатав всех подряд по базе тонким слоем.
   История же началась семь лет назад, когда к Михаилу пришёл молодой парень. Скромный, умный, неплохо одетый - он произвёл хорошее впечатление на мага. Оказалось, что парень этот - тоже маг! Как было не обрадоваться собрату, как не взять в обучение одарённого юношу!? Ум и смётка ученика скоро проявились и в делах сугубо житейских. Незаметно для себя старый маг стал всё более доверять новоявленному помощнику, всё больше вопросов переходили в его ведение.
   И вот, четыре года назад этот парень вдруг предложил Михаилу отойти от дел! Предложение было не вполне неожиданным: сплошь и рядом случается такое в определённых кругах. Однако, чтобы вот так...
   Старый маг сделал вид, что не расслышал, но молодой повторил сказанное с нагленькой улыбочкой. И действительно: большая часть работы уже и так была на ученике, все контакты, заработанное уважение в городе и окрестностях давали ему возможность встать во главе группы. Одна беда: не намерен был Михаил от дел отходить, о чём и сказал.
   - Хорошо, - согласился помощник. - Хотя и зря.
   - И потрудись сдать дела в ближайшую пару дней, - добавил Михаил с угрозой в голосе.
   - Непременно, - не стал спорить теперь уже бывший ученик.
   Михаил не собирался пускать всё на самотёк. Тотчас же за бывшим помощником была установлена слежка. Но через час после этого разговора молодой маг пропал из виду, как и соглядатаи. Плохой знак, чего уж там. Михаил со своими людьми начал спешно готовиться как к обороне, так и к нападению. Но того, что случилось, не предполагал никто: нагрянули Чёрные!
   Очень резко, жёстко и крайне умело, словно бы осведомлены были с превосходной точностью. Если бы не заранее заготовленные пути отступления, о которых знали только двое приближённых, не сидеть бы старику в этом кожаном кресле.
   На следующий день выскочка-предатель лично заглянул проверить качество зачистки. Тут-то выжившая троица его и подстерегла. Михаил лично разрядил в молодчика обойму из шести усыпляющих капсул собственного изобретения.
   Связанного мерзавца на неприметной машине доставили к берегу. Бесчувственное тело опустили в готовую развалиться лодку. Дул северный ветер, и полуживое судёнышко с недобитым магом побежало в открытое море.
   - К сожалению, он выжил, - старик горько усмехнулся. - Я не знаю, почему я тогда не убил эту тварь.
   - А как вы об этом узнали?
   - Два года назад мои... партнёры представили мне своего нового специалиста. Я, понятное дело, рассказал, с кем они связались, но они не вняли, - маг поднял ладони и хлопнул ими по столу. - Я пригрозил, что разорву с ними отношения, если они немедленно не избавятся от этого выродка. Но, к моему несказанному удивлению, они предпочли рассориться со мной! И так уж получилось, что с тех пор постоянно обновляется объявление о контракте, которое и привело вас ко мне.
   - Ваши партнёры - не Гильдия ли? - осторожно спросил кудесник.
   - Так вы знаете о Гильдии!? Даже не пойму, радоваться ли этому, - маг помассировал виски. - Я не хотел подрывать их инкогнито, но раз так... - Михаил прикусил губу. - То вы, должно быть, знакомы и с этим гнусным предателем!
   - И не просто знаком...
   Даты сходятся. Всё сходится. Тёзка заговаривал о диалоге с Чёрными, а сам, оказывается, уже прибегал к их помощи, делая их руками грязную работу! Но, если он знал о том, что Михаил выжил, почему не разобрался с ним окончательно? Почему лишь беспокоит его постоянными нападениями неудачливых охотников за головами, а не прикончит старика? Ему доставляет садистское удовольствие, что его бывший босс живёт в постоянном страхе?
  
  -- 96. Раскрытый лазутчик.
   Додумать не дал вызов. Он пришёл от Марины: Влад вызывает. Виктор быстро настроил пересылку. То ли у лекаря, ныкающегося по перелескам под Рассветом, появилась новая информация, то ли лошадь пошла поперёк борозды...
   - Виктор, тут с тобой хотят поговорить... - Влад произносил слова медленно, с трудом. Значит, его схватили. И то, что лекарь говорит с усилием, означает, что он либо избит, либо ранен!
   - Я слушаю! - крикнул кудесник, включая Влада в локальную сеть: в прошлый раз множественное подключение помогло ускорить связь. И бросил в канал воздушный импульс, чтобы получить визуальную информацию. Вдруг да получится!
   - Влад, что случилось? - обеспокоенный голос волшебницы.
   Лекарь, ещё не слыша ответов, продолжал:
   - ...Ты как-то ускорял общение. В общем, я сплоховал немного: не по команде раскрылся...
   - Эй, ты! Вёрткий! - рявкнул какой-то хамоватый тип, явно стоявший рядом с Владом. - Твой крысёныш у нас, и если ты хочешь, чтобы он остался в живых...
   Прояснилась картинка! Влад в комнате. Кажется, в коттедже Дрейка. Рядом несколько человек. Все - мужчины. Камень то ли левитируется, то ли подвешен перед лекарем, а сам он - связанный, раненый - сидит на стуле.
   Картинка уточнялась кадр за кадром. Вот, Влад стремится найти такое положение, в котором боль слабее. Ссадины на теле незначительные, почти не беспокоят. Главное - переломы ног. Точнее, голеней. И правая рука сильно повреждена. Перед ним окно, это второй этаж. В трех углах трое мужчин, им лет по тридцать пять-сорок. Слева за спиной - четвертый. Он и разговаривает. Ему не привыкать пользоваться магическими средствами связи. Он сам маг, уровень, судя по наглости, по уровню сравнимый с Готье.
   - Чем быстрее придешь, тем целее будет лекаришка! - насмешливый хам продолжал вещать.
   Виктор же как раз о том и размышлял. К счастью, присутствующие не отвлекали. До цели не меньше шестисот километров. И направление довольно сложное: где-то три градуса по параллели, а это весьма немало. Прыгать потихоньку - все мозги растрясёшь!
   - Хорошо, я приду, - неторопливо пообещал Виктор. - Минут через десять ждите.
   - Молчишь, да? - не дождавшись ответа из-за запаздывания, озлился тюремщик Влада. - Тогда пусть этот крысёныш поговорит!
   Лекаря пнули по левой ноге, он закричал.
   - Влад, держись! - громко всхлипнула Марина.
   Лекаря пнули вторично, контакт задрожал, грозя прерваться: Влад лишился сознания от боли. Можно было бы продолжать передачу, но Виктор её остановил. Хватит портить себе нервы бессильным наблюдением за пыткой! Сказанного и виденного достаточно.
   - Мне надо отлучиться, - ровным голосом сообщил кудесник. - Моя команда пока останется у вас, Михаил Геннадиевич, если не возражаете.
   - Что вы! - всплеснул руками маг.
   - Отлично. Ждите через тридцать пять минут...
   Команда промолчала. Женечка дотронулась до руки Виктора. Опасно, конечно, идти в подготовленную ловушку, но у него будет время и место, чтобы осмотреться. А выручить Влада свершено необходимо!
   Виктор выпрыгнул на плац. Идея быстрого перехода, подсказанная Тёзкой. Наглая, как Моська: использовать в качестве несущей стихии не магнитное поле, а Глобальное Заклинание.
   Он бросил в вечернее небо толикой силы. Как и в прошлые разы, небо треснуло натрое, невольно показывая направления к ближайшим "базовым станциям". Одна оказалась в прямой видимости: остров километрах в пяти вверх по течению.
   - Ни в коем случае не выходите на улицу в ближайшие десять минут, - предупредил Виктор по магильнику бойцов и Женю. И удрал по вектору "базовой станции" на остров до того, как небо разразилось прицельным каскадом молний.
   Сыро, ветрено. Одному прыгалось легко и вольготно. Быть может, скачки до десяти километров, а то и более - в пределах видимости - тоже не такая уж страшная проблема?
   Насколько это рискованно? Что вообще может помешать прыжку? Открытое вмешательство внутрь формы. Всё прочее может разве только развернуть финал формы в неопределённое место: она достаточно компактна, чтобы случайные вливания могли её поколебать, что показало подключение к магнитному полю. Есть, конечно, шанс, что какой-нибудь суровый магический хаос разорвёт форму по пути. И это будет чертовски неприятно, как показывает чужой опыт.
   Тут важна скорость. Скорость перемещения будет близка к обычной для малых перемещений, то есть всё произойдёт почти мгновенно. А там - только отскочить подальше, пока возмущение "несущей волны" будет настораживать систему Глобального Заклинания.
   Ивняк, песок, вода, ветер. Центр базовой станции незаметен при поверхностном осмотре. Зачем вообще эти базовые станции? Только для позиционирования удара и вялотекущего сбора информации? Было бы логично собирать с них "сливки" избыточной силы и переплавлять в Заклинании. Возможно, так и делается, только пока молодому кудеснику не хватает чуткости и изощрённости? Нет. Вряд ли: поток силы - это всегда поток, его трудно укрыть. А главное - не за чем. Значит, только информационная функция. Только что ушла молния, направлявшая удар по плацу базы Узурпаторов. Должно было остаться возмущение.
   Да! Нашлось!
   Виктор "прислушивался" около минуты, прежде чем что-то почувствовал. Станция сообщалась с ближайшими другими: тихонько, скромными электро-информационными цугами опрашивая на предмет новостей. Ещё через пять минут кудеснику показалось, что он сможет встроить запрос, который домчится до рощи под Рассветом, а уж по обратному следу...
   Запрос ушёл; вернулась ощутимая абракадабра. Рассветная станция повреждена, но это уже не важно: есть достаточно чёткая наводка. Полетели! А не так уж и трудно оказалось...
  
   ...встроиться в потоки Глобального Заклинания.
   Окончательно прийти в себя помогло ощущение чего-то жёсткого, стремящегося покарать наглую Моську. Молнии, конечно. Очень действенная штуковина против тех, кто, разинув рот от изумления, подолгу наблюдает за неудержимыми последствиями своих экспериментов. Виктор метнулся прочь метров на двести. Потом можно будет полюбопытствовать, а сейчас его ждут.
   Отлично! Он даже не опоздал к назначенному собою же сроку. Как водится, стоит появиться реальной проблеме, так находится и время, и место, и задуманные эксперименты делаются поразительно быстро. И подстройка под информационную систему Глобального Заклинания, и её ограниченное использование - отработаны!
   - Ah, back so soon, Jose? - пробормотал Виктор фразу из мульта про нелегального эмигранта-мексиканца, глядя на порыжевшую на закате деревеньку.
   Вокруг ни души. Лучше зайти с северной стороны, из низины под холмом. Он прыгнул, рухнув на выходе с двухметровой высоты в траву. Ладно. Теперь - на зады участка Дрейка. Невидимость, щиты, жадина. К восточному углу дома.
   Никого. Неужели он ошибся с местом!? Нет. Из разбитого окна донёсся мужской голос:
   - Эй! Датчик дёрнулся! Может, Илоне стукнуть?
   - Она тебя так стукнет за то, что по ерунде дёргаешь!
   - Ага, а если это не ерунда? Она сказала дёргать по любому поводу!
   - Вот ещё раз дёрнется, тогда и скажешь.
   И не надо, чтобы дёргалось, господа охранники. Сидите себе мирком, не мешайтесь. Виктор потихоньку пошёл в дом. Дверь снесена вчистую. Он решил, что если придётся биться, то выставит рубанок, чтобы никто не лез под руки: очень заметное заклинание и очень предупредительное - уменьшает количество жертв, ибо какой дурак полезет в воющий смерч?
   Один охранник виден в арку: сидит за столом. Второй, должно быть, в кухне: его голос был чуть слышен. Интересно, что за датчик у ребят сработал. Уж не пресловутая ли кудель?
   Опа! Что-то магическое в зале справа от двери - лёгкое, как бы всасывающее. Тоже, наверняка, датчик: слабовато для ловушки. Если пройти мимо - может и сработать. Скинуть щиты? Вряд ли поможет: сброс даст возмущение. Да и входить на ставшую вражеской территорию голым не охота. А если просто разбить артефакт, чтобы списали на случайный сбой? Пожалуй...
   Ба-бах! Звон стекла.
   - Эй! Кудель взорвалась! - крикнул охранник и подбежал к разбившемуся шару.
   - Теперь понятно, чо сигналила, - сообразил второй и тоже подошёл поглядеть. - Точно надо Илону звать...
   - Вроде не ночь ещё, чтобы она чудить взялась, - опасливо предположил первый.
   - Не, она, конечно, вздорная, но без дела заводиться не станет, - тоном знатока произнёс второй. - А тут точно для неё дело.
   Незамеченный Виктор не стал рисковать, проходя у мужиков за спиной, а просто прыгнул на второй этаж. Всего пара сантиметров ошибки с наводкой выхода, но - стук от соприкосновения подошв с полом слышен. Обычно, тваюмагию, на такие мелочи внимания не обращаешь.
   - Что это было!? - всполошился первый, доставая из кармана рацию.
   Нет, не надо нам тут умной москвички! Виктор бросил силой в аппарат. Охранник вскрикнул: удар задел руку. Второй вытащил свою рацию с тем же результатом. В конце коридора на втором этаже по полу забухали ботинки. Виктор метнул в выбежавшего третьего глушак, и мужик влетел в перила. Ещё два глушака достались парочке внизу, ринувшейся за оставленным в кухне оружием.
   Открылась дверь на втором этаже. А вот этот тип уже готов к неожиданностям. Бросив взгляд на упокоившегося охранника, он нырнул обратно в комнату и заорал:
   - Он здесь!
   - Не соврал, падла!
   - Ну мы ему сейчас!
   - Стоять всем! Ждём здесь и одеваемся!
   А вот этот голос уже знаком: тот самый гад, пинавший Влада по сломанной ноге. Зачем давать вам время "одеваться"?
   Виктор побежал по коридору, а у двери включил рубанок. Кто спрятался, сам виноват!
   Заклинание лизнуло запертую дверь, задело и дверь зала позади кудесника. Не важно. Он усилил вихрь, полетели щепки. Через две секунды треснули доски, сложился внутрь один из косяков. Из комнаты шарахнула молния и навертелась на жадину, не причинив вреда. Рубанок принялся за кирпичи. Пусть Чёрные перетрусят!
   Они и перетрусили: маг встал перед Владом, по-прежнему безвольной куклой сидящим на стуле в середине комнаты, избавленной от прочей мебели. Загораживается, подлец. А сам готовит что-то... О! Да он сбежать решил! Не, это неспортивно, дружок. Испугавшийся маг исчез, а за окном раздался его последний крик.
   Один из бойцов нанёс удар. Меч отлетел и по случайности попал в грудь лекаря, обалдело отсиживавшегося в углу у окна. Бронежилета на этом идиоте не оказалось, бедняга в агонии схватился за клинок и мешком повалился на пол. Виктор поставил две стены щитов, загородивших Влада от возможных истерических выходок. И вошёл в комнату, остановив рубанок.
   Боец справа попытался ударить. Кинжал завяз в щите, кудесник сдул бойца обратно в угол. Медленно подойдя к Владу, Виктор проверил, жив ли лекарь. Жив: Чёрные не стали убивать заложника. Или не успели. Он развернулся лицом к двери.
   - Кто из вас бил Влада?
   Трусливое молчание.
   - Кого из вас мне убить первым?
   - Я не бил! - вскрикнул мужик справа, кажется, разведчик. Похоже, его эмоции говорили об обратном, но уверенности у кудесника не было. Дурацкая ситуация.
   - Да все приложились, - нашёл в себе мужество боец слева.
   - Ты что - рехнулся? - прошипел вор. - Он же нас обоих сейчас...
   Уверенность появилась. Осколок щита пробил сердце лживого садиста. Под его предсмертный хрип Виктор повернулся к последнему живому Чёрному. Боец был бледен, эмоции испытывал невесёлые, уместные и понятные.
   - Приз за честность, - произнёс кудесник. - Ты останешься жив.
   Облегчение пролилось скупой слезой.
   - Я забираю своего человека, если не возражаешь. А тебе поручаю передать Илоне и всему твоему Ордену следующее сообщение, - Виктор откашлялся и сказал: - Я плохо переношу шантаж. Я не хочу враждовать. У меня есть задание, которое я должен выполнить ради общего блага. Если Орден желает переговоров, я к ним готов. А теперь слушай внимательно! - предупредил кудесник монотонно кивавшего бойца. - О том, где и когда они захотят со мною встретиться, пусть вывесят белое полотнище с чёрными буквами на здании мэрии города Ахтубинска. Текст может быть любым, но там должны быть указаны место и время. Ты запомнил?
   Боец кивнул. Не убедительно. Не хочется сбоев в таком важном вопросе: ошибётся - и гадай потом, что да как.
   - Повтори!
   - Ахт-тубинск, м-мэрия, белая ткань, чёрные буквы, время, место, - пробормотал боец.
   - Приемлемо. Счастливо оставаться.
   Вызов кудесника был, конечно же, идеей покойного мага: Илона, судя по рассказам, умнее и не стала бы угрожать тому, кто может квалифицированно ответить на угрозу.
   Виктор создал мышечное усиление и поднял на руки стул с лекарем. Влад застонал в беспамятстве. Плохо, придётся его латать прямо в роще.
   Для пущего эффекта кудесник вышиб стену под окном и шагнул в пустоту, одновременно прыгнув.
   Рощу разгромили не полностью, видимо, удостоверившись в том, что ничего ценного или опасного здесь не осталось. На всякий случай Виктор выставил большой щит, генератор которого, по счастливой случайности, уцелел и больше суток накапливал силу.
   Срастить кости - дело десяти минут, когда никто не мешает и пациент без сознания.
   Скольких ещё дуболомов придётся убить, чтобы Орден созрел для нормального разговора? Ни злости, ни мстительности, ни раскаянья Виктор не ощущал: дураки отхватили положенное, Чёрные получили урок. Только опустошённость и досада.
   И ещё казалось, что четвёрка идиотов спутала планы не только кудеснику: они здесь совсем не главные. Захотели выслужиться-выдвинуться, микроцефалы. Выживший оперативник получит на орехи, и, скорее всего, уже завтра можно будет прочесть предложение Ордена - чёрным по белому. Символично...
   Влад пока так и не проснулся. Но это была не кома. Что ж, пусть пока поспит...
   Виктор вымыл руки в роднике. Чаша пострадала, была наполовину засыпана, но из центра по-прежнему бил холодный ключ, играя песчинками и мелкими камушками; щепки и трава расползлись по краям, частично утонули.
   - Вот так и живём, - сказал кудесник своему отражённому силуэту.
   Бросив последний взгляд на коттедж, Виктор заметил пыльный шлейф, стелящийся по дороге, огибающей овраг между холмами. Та самая Илона спешит? Пускай. Он пока не готов к разговору.
  
  -- 97. Пророчество.
   На плацу Виктор разбудил лекаря. Тот открыл глаза, поднёс к лицу правую руку, согнул в коленях ноги, посмотрел на своего спасителя и покачал головой.
   - Наверное, следовало бы спросить, где я, - Влад усмехнулся. - Но это сейчас - не главное. Спасибо!
   - Обращайся... - кудесник улыбнулся. При всей бесхребетности лекаря, он умён и немногословен. Отличные качества.
   - И всё-таки, где я? - Влад поднялся на ноги.
   - Ахтубинск, берег Каспия.
   - Из огня да в полымя? - Влад повёл рукой.
   - Надеюсь, нет. Ты ведь по-прежнему не уживёшься в одной команде с Мариной?
   - Не хотелось бы пробовать.
   - Тогда у меня есть предложение. Пошли? - Виктор достал магильник. - Влад со мной в Ахтубинске. Всё в порядке.
   - Спасибо, Витя! - с чувством сказала Марина, пока они шли по коридору к комнате-сейфу.
   Кудесник прервал разговор и посмотрел на лекаря.
   - Она не плохая. Просто я не смогу быть с ней рядом.
   - Как хочешь.
   Дверь открыл сам Михаил, кивнул и жестом пригласил входить.
   - Я боялся, что вы попадёте в засаду, но, по понятным причинам, не стал высказывать опасений. Хотя рассказы ваших друзей...
   - Всё было достаточно предсказуемо, - соврал кудесник.
   - То есть, вы убедили отдать вам заложника!?
   - Не настолько всё гладко, но... - уклончиво ответил Виктор. Но, передумав, добавил: - Три трупа я всё-таки оставил. Михаил Геннадиевич, я думаю, вы не будете возражать против принятия нового сотрудника... вместо погибших. Влад - лекарь шестого уровня.
   - О! Это было бы великолепно! И... при всех ваших друзьях можно быть вполне откровенным?
   - Да, конечно! Это же мои друзья.
   - Тогда я прошу вас присесть и ещё немного послушать старика.
   Танк быстро вышел из комнаты, чтобы принести ещё один стул, а Михаил приступил к рассказу:
   - Не знаю, известно ли вам о Пророчестве...
   - Об "Изменениях"?
   - Нет, о более свежем, - очень серьёзно и торжественно возразил маг. - Ему около двадцати лет, и мне посчастливилось, - Михаил усмехнулся, - его узнать. Оно появилось двадцать три года назад над главной площадью этого города. Вот такое: "Победители сильных не на земле и не в небе попрощаются. Белый с чёрным, чёрный в белом". Что вы об этом скажете, Виктор?
   - Пророчество?
   - Да, до вашего рождения, здесь, в нашем захолустье.
   - И больше нигде?
   Маг отрицательно покачал головой.
   - Я думаю, это потому, что оно связано с нашим городом, - Михаил повесил выжидательную паузу, но, ничего не дождавшись, продолжил: - И, учитывая то, как вы рьяно расправляетесь с Чёрными, я бы назвал вас Победителем сильных. Причем, смею предположить, Белым Победителем.
   - Да? - булькнул Виктор. Пророчество? О нём? Допустим. И дальше он решил озвучить свои догадки: - Если Победитель - это то же самое, что и кудесник, то, если верить этому пророчеству...
   - А ему можно верить! - маг поднял указательный палец. - Я видел первые два лично, а также наблюдал, как они осуществились! Это было сделано точно таким же образом, что и предыдущие. И, что меня лично весьма беспокоит: оно исчезло, как только я вышел на площадь и его прочитал. Конечно, оно могло ожидать появления мага вообще, но мне почему-то кажется, что писали его именно для меня.
   - А что в этом опасного? - не понял Виктор.
   - Ну, как вам сказать? Попасть в пророчество - вообще не особо весёлое дело. А тут... такое ощущение, что вся моя жизнь - только за тем, чтобы прочитать и пересказать. И всё.
   - Но это же я - кудесник! Это мне придется "прощаться" с другим... кудесником... - Виктор замедлил речь и остановился. Ну да. После всех его фокусов у Чёрных есть только один способ добиться паритета. Нет, не снайперы. Другой кудесник, при максимально возможной поддержке! Вот с кем придется общаться на переговорах вблизи этого городка! - Чёрный кудесник...
   - К слову, мой юный друг: цвет Гильдии - белый.
   - И я только что предложил Ордену выйти на переговоры... - пробормотал Виктор.
   - Ой! - сказала Женечка.
   - Занятное совпадение, - Моав почесал в затылке.
   - А как они с тобою свяжутся? - спросил Танк.
   - Транспарантом над мэрией, - задумчиво ответил кудесник.
   - Почти там же висело и пророчество! - заметил маг. - К слову о совпадениях.
   - Значит, надо спешно готовиться? - Виктор развел руками.
   - И я обещаю вам всю всемерную поддержку! - заверил Михаил. И добавил скороговоркой: - Не благодарите: ваша победа будет мне же на пользу! Всё, что пожелаете, всё, что смогу достать и сделать - в вашем распоряжении!
   - Спасибо...
   Пожалуй, это пророчество только подталкивало события и чуть-чуть подсказывало вполне логичные действия. Ну, и тебе спасибо, неизвестный пророк! Поймать бы тебя да допросить с пристрастием, откуда тебе валятся эти сладкие кусочки информации?
   Поддержка старого мага - это хорошо. Даже великолепно! Не в возможной схватке с выкормышем Чёрных, разумеется. У старика можно будет оставить тех, кто вряд ли сможет помочь, но о чьей защите придётся думать непрестанно. Здесь, в укреплённом - в отличие от коттеджа Дрейка - месте, команда, умеющая грамотно обороняться, может сидеть хоть до скончания века. Моав и Михаил наладят оборону, тут же будут два лекаря и высший бард, какая-никакая волшебница, Танк и Женечка с их трюками... Снабдить бы их ещё безотказным оружием, а то ведь если базу всё же будут штурмовать, то Орден не пожалеет пресловутых куделей!
   - Отлично, Михаил! Тогда вот вам "список покупок". Если не сможете чего-то достать до завтра, сразу же говорите. - И Виктор принялся рисовать в воздухе, диктуя самому себе: - Три трупа женских, желательно, молодых. Только из морга, а не убивать девчонок на улицах, конечно же.
   - Хм! Да, разумеется.
   - Пять или шесть трупов мужчин, тоже, желательно, от двадцати до сорока лет. Все - в закрытом холодильнике с температурой около нуля.
   - Догадываюсь, зачем, и постараюсь найти.
   Михаил обещает быть золотой рыбкой. Тогда можно грузить его всеми идеями механико-магического оружия, что проросли в голове в последнюю неделю! Итак...
   - Сотня спиц из закалённой стали, толщина полтора миллиметра, длина двести, заточенных с одного конца. Сто трубок из углепластика с внутренним диаметром не более семи десятых миллиметра. Три-пять килограммов ваты, самоклеющуюся ленту - метров триста-пятьсот, листы жёсткого пластика по полмиллиметра - пару полуметровых квадратов, два пятилитровых бидона. Тридцать килограммов замороженной мелкой рыбы в трёх-шести упаковках. Пять баррелей соляры в бочках. Тридцать маленьких электрических батареек, не более трёх граммов весом, и столько же медных перстней или колец от семнадцатого до двадцать шестого размера. Разных медных и стальных прутов и листов небольшой площади. Восемьдесят кило древесного угля, тридцать квадратов ситца, - Виктор подумал, но больше ничего не изобрел. - Если всё будет готово к завтрашнему полудню - будет идеально!
   - Чёрным крышка, - подытожил Танк. - Я не понимаю, зачем тебе и половина этого списка!
   - Ну, больше половины - детали для оружия, - протянул Михаил. - Трупы - для имитации ваших тел, господа и дамы. Рыбка - приманка для какого-то зверья, надо полагать... В общем, к полудню постараюсь всё достать, только трупы будут не раньше, чем через сутки.
   - Огромное спасибо! - выдохнул Виктор.
   - Пожалуйста, Победитель, - маг улыбнулся. - Как я уже сказал, это и в моих интересах.
   - Тогда мы откланиваемся. Завтра после полудня намереваюсь к вам вернуться.
   - Буду рад, - ответил Михаил не так, чтобы весело.
   И ведь никак его не переубедить: он два десятка лет рисовал себе картинку личного апокалипсиса, героической цели в жизни, после достижения которой...
   Совсем он, что ли, старый, раз обрыв нити судьбы стал чуть ли не желанным?
  
  -- 98. Ум и мускулы.
   - До меня тут слух дошел, что ты собираешься с Орденом разговаривать, - обратился Викки к Виктору за завтраком.
   - Кто-то отрастил длинные уши, - буркнул Саша.
   - Даже если так, - маг беззлобно усмехнулся. - Я ж помочь хочу! Да и так уже помог. Согласись, коллега!
   - Да. Было дело, - не стал отрицать кудесник. - А потом наслал эмоциональное смещение.
   - То-то я думаю... Сам снял?
   - Ага. Был опыт выхода из-под блокирующих заклятий.
   - Насколько я знаю, там дело в надрыве блока, - Викки помахал вилкой в воздухе и ткнул в пространство перед собой. - К тому же, эмоциональный сдвиг - это же не полный блок...
   - Так зачем? И что мне теперь думать? Что делать?
   - Это, коллега, дело твоё, - маг пожал плечами. - Я лишь увидел, что ты весь в тоске, вот и решил взбодрить.
   - И ты вот так спокойно спрашиваешь о переговорах с Чёрными? - продолжил выкладывать козыри Виктор. Но больно уж лихо бил их этот изворотливый тип!
   - Ну, когда-то надо начинать...
   - А я вот слышал, что ты уже начал, - невинно заметил кудесник, внутренне собираясь.
   - Ах, так вот ты с кем поболтать отлучался! - глаза Викки сверкнули, но через пару секунд он откинулся на спинку стула и рассмеялся. - Всего лишь безымянный донос с некоторыми полезными подробностям. Дедушка меня капитально огорчил. Не говоря о том, что ещё и послал на верную смерть!
   - После атаки Чёрных, - теперь Виктор ткнул вилкой перед собой.
   - Туше, коллега. В общем, хочу я с тобой быть, когда станешь говорить с Орденом.
   - И всё-таки, почему ты так спокойно относишься к этим переговорам? - Виктор уже не знал, принимает ли он игру и бредни Викки за чистую монету. В любом случае, разговорить этого парня было бы неплохо: он что-то знает, но цедить информацию будет по биту в минуту, если не сделать вид, что встаёшь на его сторону. Хорошо, что не по трайту: ответ "не знаю" ужасно раздражает.
   - На твоей стороне сила! - всплеснул руками маг. - А если что, то и я - не полный ноль, смею заметить!
   - А про пророчество не слыхал?
   - Я тоже думаю, что оно - про тебя, - понимающе улыбнулся Викки. - И мне кажется, что схватки должны были достаточно тебя закалить, чтобы ты шёл на встречу с противником, как на прогулку.
   - Приятно слышать, - и это была чистая правда: Виктор чувствовал, что ему льстят, но доля истины в этой лжи приятно щекотала самолюбие. Он действительно многого достиг! - Но я всё-таки чуть-чуть подготовлюсь.
   - Перестраховщик ты, брат! - маг хохотнул. - Совсем как наш общий знакомый.
   - И это качество не раз спасало ему жизнь.
   - Снова туше! Вот ни секунды не жалею, что с тобой связался! На пятьсот процентов веселей, чем со старичками заживо гнить! Я предлагаю после завтрака пойти ещё поделиться опытом, разработать тактику работы в спайке...
   Справа раздался звон, и Марина наклонилась к полу за упавшей вилкой.
   - С тобой разговариваешь - всё встает с ног на голову, - заметил Виктор.
   - Хм, это не значит, что сам я хожу на голове. Просто думаю и делаю выводы независимо от остальных. Что, естественно, нравится не всем.
  
   Каспий, хоть и связался с Азовом, но связь эта была слабовата. Приливы путались у себя в ногах, вода поднималась не более чем на полметра. Сейчас она медленно уползала с отмелей, и прожорливые чайки толпой шлялись по остающимся лужицам, выбирая зазевавшихся мальков.
   - С кем бы ты себя сравнил: с рыбкой или с чайкой? - спросил Викки.
   - С человеком.
   - Никто не совершенен.
   - О да.
   - И ты тоже бываешь занудой, - Викки хохотнул. - Зачем тебе птички?
   - Буду делать оружие.
   - Опять перестраховываешься?
   Разговор тяготил. Не оставляло ощущение, что маг внутренне насмехается. Он, конечно, надо всем насмехается, но от этого не легче. А главное: как он, уважающий силу, относится к кудеснику безо всякого почтения? Странно, тваюмагию!
   Шум прибоя и ветра заставлял напрягать голос. От этого и без того не самое дружественное общение становилось ещё менее приятным.
   - Знаешь, что тут водятся акулы?
   - Не знал, - Виктор даже обернулся на собеседника: это же информация! Неужели крокодил решил сказать доброе слово?
   - Катраны. Мелкие, но могут быть полезны. Я их уже пользовал.
   - Рыбка плавает по дну, однако. С чайками-то проще. Как приманивал?
   - Вот этой штучкой, - довольный маг выудил из куртки стеклянную банку из-под кофе, внутри которой болтался свёрток в промасленной бумаге. - Они чувствительны к электромагнитным волнам! Опробовал разные диапазоны - и пожалуйста: армия метровых тварей в сборе. Привлекал к дежурству вокруг Гильдии.
   - А что же они нас не атаковали? - удивился Виктор.
   - Честно говоря, сам до конца не понимаю, - Викки развёл руками. - Но думаю, что дело в тебе: ты ж прямо-таки светишься радушием и человеколюбием! А мои рыбки реагировали на агрессию.
   - Я? Радушием!?
   - Скорее дело в человеколюбии. Вот защитницы мои прониклись - и стороной вас обошли.
   - Видимо, ты противоречивую мотивацию в них заложил. Или неточную.
   - Похоже на то. Пойду на северный бережок - рыбалкой займусь...
   Виктор не стал возражать.
   Он остался сбивать птиц, причём так, чтобы не переполошить стаю. У чаек плохо с понятием стаи, гнездовий, но реагировать на опасность они умеют: улетают, заразы. Сто пятьдесят птиц. Может, внедрить в их сознание, что его противник - это еда? И пусть летят собирать "вкусненькое".
  
   Саша сообщил интересную информацию: Викки не подсоединялся к ноде на маяке, а выходил в сеть как-то иначе. Но то, что действительно выходил - несомненно.
   Что ж, тогда нет смысла оставлять компьютерщика на острове. А вот волшебница и какой-никакой инженер могут понадобиться при сборке и тестировании артефактов. Моав воспринял перестановку без малейшего внутреннего протеста. Танк же, считающий себя телохранителем, согласился остаться с трогательным скрипом. Но старший товарищ что-то шепнул ему на ушко, и Танк, окинув взглядом рубку, кивнул и только попросил быть осторожней. Не лишнее напоминание в это нелёгкое время.
  
   Тренировка - великая вещь. Прыжок по меридиану прошёл куда легче, а движение по параллелям удалось устроить всего в три захода. Это как знакомый культурист рассказывал: в первую неделю еле-еле пятьдесят от груди жал, а через месяц семьдесят кило чуть ли не играючи. Вопрос не столько силы, сколько ловкости и привычки.
   Не один Виктор любил пунктуальность: Михаил поджидал его на табуреточке, выйдя на плац за три минуты до полудня.
   - Приветствую, мой юный друг! - маг расплылся в улыбке. - Я гляжу, вы нынче в другой компании. - Он прищурился и определил: - Ещё два мага!
   - Вообще-то волшебница и боец, - поправил Виктор. - Хотя...
   - Чудеса, Виктор, форменные чудеса с вами... - маг покачал головой. И кивнул вновь прибывшим: - Михаил.
   - Марина.
   - Саша.
   - Ну-с, пойдёмте в мастерскую. Я, право, от нетерпения сгораю, предвкушая узреть настоящее волшебство!
   - Разве ваше - ненастоящее? - Так хотелось избавить старика от комплексов.
   - Бросьте вы, - отозвался Михаил, не оборачиваясь. - Я и без лести проживу. Я - ремесленник, вы - творец. А возраст только подчёркивает разницу. Кстати, велел своим орлам сделать формы дюйм на полтора, чтобы вырезать оперение. Вы ведь дротики делать собираетесь?
   - Михаил! Зря вы прибедняетесь! Именно дротики и собирался делать и как раз такого размера крылышки.
   - Значит, не совсем мозги протухли, - заметил маг, открывая дверь в подвал.
  
   Сначала собрали три дротика. Вышел пятичастный артефакт. Обмотка служила захвату цели. Оперение давало первоначальный разгон и работало в информационной связке с обмоткой. Трубка загоралась с заднего конца и выжигала накопленную силу, когда оружие выходило на прямую поражения. Последний штрих: полуторадюймовая отделяемая боеголовка, выталкиваемая на последнем этапе. Этакая микроскопическая многоступенчатая ракета воздух-воздух. Одна проблема: не расплавится ли боеголовка от трения и не потеряет ли точность? Впрочем, на дистанциях до двухсот метров выйдет ошибка в сантиметр-другой, что вряд ли существенно.
   Через час деревянное чучелко, прислонённое затылком к задней кирпичной стене базы, уже ожидало удара. Двухмиллиметровый металлический щит поставили так, чтобы сразу после броска боец полностью за ним укрылся: мало ли, что пойдёт не так. Михаил достал откуда-то из запасников две скоростные видеокамеры.
   Танк вызвался тестировать оружие. Расстояние до цели - тридцать метров - его смутило: так далеко прицельно метнуть дротик почти невозможно. Но суть была как раз не в этом. Инструкция проста: думая о цели, подержать оружие в руке, а затем бросить приблизительно в нужном направлении. Боец поморщился, пожал плечами и кивнул.
   Виктор обвесил себя и Танка щитом и дал сигнал к броску.
   Боец метнул дротик и нырнул за железный экран. Звук удара пришёл через две секунды.
   - Ыть! - сказал Танк.
   - Ух ты! - сказал Виктор и вышел из укрытия. Чучелко валялось на земле. - Уже неплохо!
   "Пуля" прошила деревянный лоб и вышла через затылок, оставив характерный конус выходного отверстия. Пара кирпичей в стенке отсутствовала, а чучелко было припорошено мелкой крошкой и глиняной пылью.
   На записи дротик был виден целым на пятидесяти кадрах. На пятьдесят седьмом отлетело оперение, на шестидесятом, судя по чёрному облачку, сработала ускорительная ступень. Ещё на одном кадре был заметен дымный шлейф. И всё. Ещё через два кадра брызнули осколки, а мишень дернулась, начав падение "лицом" вперёд.
   - Ну, господин Победитель, если вы оставите мне десятка три таких игрушек, беспокоиться о безопасности моего логова не придётся! - и Михаил потёр руки.
   Попробовали "одеть" чучело в стандартные магические щиты. Эффект был настолько минимален, что мог свестись к погрешности прицеливания. Использование трёхслойного щита кудесника дало более чувствительное отклонение: удар пришёлся не в лоб, а в глаз.
   Общий энтузиазм несколько пригасило сказанное Виктором:
   - Теперь главное - чтобы эти дротики никто не упёр, потому что с их помощью первоклассница с бантиками в косичках может взорвать бронированный автомобиль. Или убить кудесника.
  
  -- 99. Объявление.
   Вседорожник, ещё одна копия машинки Дрейка. Маг рулил неторопливо и задумчиво.
   - Вы ведь знакомы с Драконом, Михаил Геннадиевич?
   - Разумеется, - маг улыбнулся. - И учились оба у Элеоноры. И ровесники, кстати. Только ему больше с соседями повезло.
   - С Лидией?
   - С ней, - Михаил покивал, выворачивая на мост. - А я вот всё никак себе доверительного лекаря не приищу.
   - Вы знаете, когда всё закончится...
   - Вот тогда и поговорим, - у мага дёрнулась щека. - Простите, Виктор, что перебил. Догадываюсь о чём вы, но для меня будет подарком - прожить ближайшие несколько дней и узнать о вашей победе, - и он хлопнул ладонью по рулю. - Скажите, а тот самый... он сейчас с вами?
   - Да, - кудесник вздохнул. - И уже напросился участвовать в переговорах.
   - Я бы рекомендовал повесить ему гирю пудовую на шею да отправить купаться, - Михаил стиснул зубы. - Но вы, конечно, откажетесь. Да и переговоры эти - фикция, по-моему.
   - Посмотрим, - Виктор пожал плечами, мысленно соглашаясь со стариком.
   - Посмотрите-посмотрите. От души желаю удачи. Говорите, нам к мэрии?
   - Да, Михаил.
   - Тогда вот... - машина вывернула на площадь, - и приехали. Хм, впервые вижу, чтобы вешали объявление во весь этаж! Ярмарка? На острове!? Завтра!? Это же под Волгоградом!
   Да уж. Чёрные расстарались. Полотнище чуть трепетало на ветру, растянутое во всю длину фасада между первым и вторым этажом. "Мэрия г. Ахтубинска приглашает горожан на чудесную ярмарку народных мастеров на острове Спорный, которая начнётся 25 июня в 19:00".
   - Сколько километров до этого места?
   - Ну, через плотину... Так это и есть ваше объявление? Тогда сто двадцать-сто сорок по воде.
   - Это место чем-нибудь примечательно?
   - Абсолютно ничем, - отчеканил Михаил. - Разве только напротив нижней части Волгограда.
   - Остров... Отлично подходит для бурного выяснения отношений. И название подходящее. Хм, "чудесная ярмарка"! шутники...
   - И вы туда поедете...
   - Видимо. А что?
   - Я бы рекомендовал как-нибудь перенести встречу: во времени или в пространстве. Лучше - последнее. Ещё лучше - и то, и другое.
   Орден приготовится. Обязательно. Зачем устраивать честные переговоры, если сила на твоей стороне? А с Чёрным Победителем всё именно так и будет. Следовательно, уже сейчас должна идти подготовка к торжественной встрече, переходящей в мордобой. Неужели Михаил прав, и никто ни о чём не собирается договариваться?
   - Задумались? - маг печально усмехнулся. - Это хорошо. Ну-с, поедемте на базу?
   - Да, пожалуй. Можно было бы зайти в мэрию и сказать, что объявление пора снимать, - попытался пошутить Виктор.
   - Не стоит, - Михаил улыбнулся, давая газу. - Не оценят. Я думаю, ваших людей надо здесь оставить: помогут моим парням собирать чудо-дротики.
   - Да, пожалуй, - повторил Виктор. Надо будет перегрузить с "Пегаса" всё ценное и забрать вещи, приготовленные Узурпаторами. Если бы только была уверенность в том, что Тёзка действительно станет сражаться на его стороне, а не сбежит, например.
   - Крепко вы задумались... Я вам ещё один подарочек выдам, так сказать, для ближнего боя.
   - Да, - ответил кудесник. "Пожалуй" пора опускать.
   - Вы будете подходить к порту или выслать катер?
   - Второе.
   - Я тоже так считаю.
  
   Женечка не хотела оставаться. Марина не могла припомнить, что же собиралась сообщить; а ведь что-то важное забылось! Саша... Саша молча ушёл в мастерскую. Когда нечего сказать, весьма разумно пойти и что-нибудь сделать.
   - Двадцать семь часов, - сказал Виктор на прощание.
   - Катер удастся снарядить часа через два, - деловито ответил Михаил. - У вас всё получится. Но, если вы и не сторонник крайних мер, то хотя бы накиньте узду на нашего общего знакомого. Ему не впервой предавать.
   - Спасибо за совет.
  
  -- 100. Средоточие.
   Бойцы сидели у трапа и жарили сосиски на костре. Картина "Бивак на пустоши".
   - А где Тёзка?
   - Усвистал куда-то на юг, - Танк пожал плечами. - Сказал: "За припасами".
   - Мы плакать не стали, - сказал Моав.
   - А Настя - с Андреем?
   - Сидят в рубке, что-то замышляют, нас выгнали, - посетовал Танк.
   - Тогда пойдём постучимся, новости расскажу.
   Корабль встретил безмолвием, чуть нарушаемым посвистом ветра в какой-то из частей конструкции. Хотелось пойти и посмотреть, что отслоилось, что разладилось, отчего "Пегас" так пуст и тосклив. Конечно, сейчас на борту только двое и они тихо беседуют на носу. На борту корабля, стоящего на песке, подпёртого двумя валунами. В устье Самарки он видел такие корабли. Когда переставали понимать, "во что верят и кому служат", они выбрасывались на берег, как старые киты, чтобы тихо умереть.
   Виктор открыл дверь рубки. Голоса стихли, лица обернулись на входящих.
   - Зятюшка! А мы вот только о тебе...
   - И не только, - добавила Настя. - Рассказывай, лапуля!
   - Со мной связалась Лила, - бросил бард, подняв бровь.
   - Что? - Поразительно: всего пару дней назад оставшиеся под водой Драконы начисто смылись с горизонта! За последними бурными событиями он даже не спросил у бывшего учителя, всё ли ладно на новом месте! - И?
   - У них был твой дружок. Говорит, проверял системы и всё такое. Выволок остававшееся барахло из своей коморки, а перед тем сидел часа три с блюдцем, наслаждаясь одиночеством.
   - Вроде его здесь никто обществом не обременял, а наоборот: все шарахались, как от чумы! - заметил Виктор. - Он же жил там четыре года! В общем, чего странного...
   - Теперь от него и там шарахались. - Бард поднял указательный палец, затем повёл ладонью вокруг. - Ничего не замечаешь?
   - В смысле?
   - Как тебе "Пегас"? "Здоров ли, всё так же легок его бег, всё тот же он буйный, игривый?" - процитировал Пушкина бард. - Сразу скажу, что сомневаюсь. И даже скажу, почему. На весь корабль наложено исключительной мощности заклятие депрессивного толка. Родственное тому, которое заметил Дрейк в Гильдии, только то было ещё и с позитивным посылом на определённое лицо. Последние двое суток Дракон да Трёхпалая Птица чистили Гильдию от этой пакости.
   - Работа Викки?
   - Разумеется, - Настя презрительно скривилась. - У меня особый нюх на такие вещицы: не люблю, когда начинают клеиться с подготовочкой. Да и Андрюша тоже не полный лопух в этих делах.
   - "Не полный лопух", говоришь?
   - Ладно, полный, - Настя прыснула, но тут же вернула себе серьёзность. - Так что теперь этого паршивца на дух не переносят.
   - Но я пока не стал снимать заклятие. Чтобы не насторожить твоего дружка.
   - И потому что кишка тонка, - воткнула шпильку лекарша.
   - И потому что кишка тонка, - спокойно согласился Андрей. - Но на себя и на неё защиту поставил, кстати.
   Ничего особо удивительного Виктор не услышал. Хотя одно дело - влюбить в себя окружающих, другое - насылать депрессию. Зачем? Чтобы на фоне квёлого народца быть молодцом? Да, спасло то, что команда ротировалась, моталась в город, иначе бы скоро деградировала до стада зомби.
   - Спасибо, ценно. - Что ещё добавить?
   Дверь распахнулась.
   - А вот и я, коллега! - радостный, светящийся, вломился он в помещение.
   - Демоны! - выругался Андрей, посмотрев на часы. Подпрыгнув на кресле, он ринулся из рубки, толкнув по пути Викки так, что чуть не сбил того с ног!
   - Небось, опять спалил картоху, раззява, - безразлично прокомментировала Настя стремительный уход.
   Оба Виктора застыли с разинутыми ртами.
   - М-да, коллега, интересная у тебя команда... - заметил, наконец, маг и потёр ушибленное плечо.
   - Согласен, - кивнул кудесник, уже отвлекшийся от выходки барда. В голову лезли всяческие несуразности в поведении Викки и его откровенные пакости. - Как прогулка?
   - Успешно! - маг широко улыбнулся, ничуть не смешавшись от осведомлённости коллеги. - Собрал пожитки, перепрятал на всякий случай. Кое-что сюда приволок.
   - Покажешь?
   - Сюрприз... - и заулыбался совсем уж отвязно.
   - Надеюсь, приятный. Хорошо, что ты прибыл. Мы как раз отваливаем.
   - Что так спешно?
   - У меня тоже есть несколько сюрпризов.
   Объяснять то, что вскоре станет очевидным? Этому скрытному наглецу?
   - Ну, тогда давай твоего конягу с мели сталкивать?
   - Ага, через полчасика.
  
   Казалось, занудную морось, с вялым успехом наползавшую на остров, тоже вызвал Викки, да забыл привязать к кораблю. Уже через десять минут после отхода из-за гряды облаков выползло солнце. Одурманенные полторы сотни птиц валялись ворохом в двух каютах. Как бы ни сложились переговоры, вряд ли эти места окажутся занятыми в ближайшее время.
   Странный, насмешливый, подлый, безумный Тёзка отправился к себе, и тут же в рубке объявился Андрей.
   - Ну, лапуля, как там картошечка?
   - Ве-ли-ко-леп-но! - бард сиял, как солнечный зайчик. - А ты, зятюшка что-нибудь приметил?
   Виктор почувствовал на себе взгляд восьми весёлых глаз. Ещё одни заговорщики! Но - не против него.
   - Нет! - рявкнул он шёпотом.
   - Рассказывай, - и Моав пихнул локтём напарника.
   - Я его осмотрел, - Танк подмигнул. - Он сверкает, как новогодняя ёлка! И всё сходится на часах, - боец сделал паузу. - Электрических. Ты обмолвился, что он электричество любит. Вот я и подумал, что это - что-то вроде средоточия его... сил, скажем. Или командный центр, что ли.
   - И батяня их стащил? - Виктор чуть не расхохотался, но вовремя оценил изъян плана. - Но ведь он их хватится!
   - Я их и вернул, - Андрей гордо выпятил грудь. - Ему на столик у кровати. Только заряда в батарейке хватит максимум на полдня.
   - Значит, вы считаете его врагом.
   - А кто же он ещё!? - взорвалась Настя.
   - Не знаю, - признался Виктор. - Очень странный союзник...
   - Для очень странных союзников есть отличное и ёмкое словечко, - заметил бард. - "Враг"!
   - Не знаю... - День заевших фраз продолжается? - Магия по-разному на людей действует. Архимагу вот одним образом башню расклинило, Викки - другим, мне, наверное, - третьим...
   - Боюсь, начальник, насчёт себя ты тоже прав. - Танк вздохнул. - Узнал, когда будет "встреча"?
   - Через сутки, под Волгоградом.
   - Я хочу быть рядом с тобой.
   - Я подумаю об этом...
   А мысли путались. Наваливалось ощущение, что он окончательно перестал владеть ситуацией. Да, ему нужны помощники! За тем и учил их. Но как обеспечить их безопасность? Спасительное решение выпросталось из-под невразумительного вороха и губы сами собой сказали:
   - А пока у меня есть дело.
   Как же хорошо, что он по чистой случайности захватил с собой батарейки и колечки! Он видел работу артефактов на электричестве. Наверняка, есть возможность связывать их в сеть. И даже транслировать мысленные образы! Например, как изменение электромагнитных полей. Надо пробовать...
  
  -- 101. Обмен.
   - Виктор?
   - Михаил?
   - Всё-таки не перестаю удивляться вашим возможностям и способностям! Для обычных магов создание подобного артефакта - не менее как пятнадцатый уровень силы!
   Запаздывание ничтожное: старый маг не в городе, а на борту катера, идущего навстречу "Пегасу"!
   - Мы скоро появимся в прямой видимости, - ответил кудесник, ловя вектор передачи. - Двигайтесь мористее, обходите остров справа.
   - Фантастика, мой юный друг! - снова восхитился Михаил. И бросил в микрофон: - Право руля.
   - У вас на катере есть кран? Простите, что не предупредил.
   - Я достаточно предусмотрителен. - На том конце линии раздался щелчок, и маг в ту же секунду быстро сказал: - Увидимся у меня в рубке!
   Что за ерунда?
  
   Корабли состыковались. Или... пришвартовались. Вечер загасил ветра и сиял с кормы маслянистыми солнечными бликами. Михаил не пожелал сходить со второй палубы небольшого грузовика, и Виктор заскочил наверх. После рукопожатия маг сказал:
   - Девушка ваша хотела приехать, но я отговорил. У меня есть новости. Честно говоря, настораживающие.
   - Михаил Геннадиевич, простите, но у меня уже голова кругом идёт...
   - Тогда кратко скажу. На юг от города есть база спасателей. Я всегда подозревал, что не всё там чисто, ну да ладно. В общем, два часа назад оттуда ушли на северо-запад три тройки винтокрылов. Причём, я не уверен, что это... мирные машины: крохотные совсем и быстрые, как демоны.
   - Серьёзно? А как же Вечный Мир?
   - Что-то всегда остаётся, сколь бы ни был он крепок, - маг развёл руками. - Короче, не понравились мне эти винтокрылы. И я проверил: ничего особенного в окрестностях наших не происходит. Только ваша завтрашняя встреча.
   - Спасибо, что сказали, - поблагодарил кудесник полушёпотом. - Как же досадно...
   - Я живу с этим чувством уже восемьдесят лет, мой мальчик. И больше так жить не хочу, - произнёс старик, смотря вдаль. - Нас травят, как зверей, нами пугают детей в сказках! Представляете? Недавно увидел в книжном красивенькую такую поделочку в твёрдой обложке во-от такого размера... с названием "Добро и магия". Попытался, знаете, почитать. Седина дыбом встаёт! От непроходимой глупости! От неимоверно огульного очернительства! - маг закипал с каждой фразой, а понижаемая громкость голоса производила эффект прямо противоположный. - Даже я, даже Дрейк, и ещё десяток других. Да, у нас незаконная организация. Да, я не всегда особо разборчив в средствах. Но, право же, вспоминая о тех, кем я кормил катранов, я могу указать считанных молодых дурачков, попавших в переплёт по глупости. В остальном же - это звери! Но люди, с прогнившим нутром, с заляпанными сургучом ушами продолжают считать, что вот это зверьё достойно суда и тюрьмы, а я - смерти! Я! Который держит - ладно, держал - свою территорию в порядке долгие годы, избавлял полицию от бессмысленной докуки. От уличного ворья, от жестоких свар молодёжи, жаждущей только денег, власти, сомнительных удовольствий и животного совокупления со всем, что движется!
   - Да. Но есть и другие маги...
   - Согласен! - с жаром ответил Михаил. - Только большая их часть сейчас носит чёрную форму и гоняется за нами! Я вот вообще сторонник теории "большого розыгрыша". Только был не розыгрыш, а заговор. Группа высших решила сопроводить неизбежные изменения сообщениями, к которым так никто и не прислушался, хотя Гильдии и так трубили тревогу! А потом Гильдии же и обвинили в преступном бездействии, если не в содействии. Изящно, как удар кувалдой. Но - сработало! Самое что поразительное: оно и дальше покатилось. И катится уже почти шестьдесят лет! Может, вам, юноша, кажутся слишком пафосными нечаянные откровения старого дурака?
   - Нет, что вы! Я пришёл к похожим выводам. Но они не отменяют несправедливости приговора магам.
   - Да, я в чём-то непоследователен. Сам же верю в предзнаменования и в пророчества... - маг усмехнулся. - В судьбу. Наверное, это от усталости, от старости.
   - Пророчество, предсказание творит реальность.
   - Этак можно сказать, что любое действие или слово творит реальность. Хм! Особенно, если оно случилось или было произнесено оч-чень давно.
   - Но ведь так оно и есть, - кудесник приподнял левое плечо. - Только пророчества вырезают из поля возможностей узкий сектор, который и осуществляется.
   - А потом следует другое пророчество, которое дополняет действие предыдущего... Интересная мысль. Я предполагал, что далеко не всякий способен овладеть наукой Люция, а теперь это вижу! Вы очень вдумчивый и талантливый молодой человек, Витя!
   - Мы стали великими, потому что стояли на плечах титанов, - скромно ответил Виктор. - Там, где я вырос, люди думают об этом, сочиняют книги о магии, о пророчествах, о судьбе. А тут... всё это есть... неизвестно почему.
   - И вы попали сюда, и сразу же всё поняли?
   - Просто всё наиболее логичное и последовательное, что относилось к магии, нашлось здесь. - Кудесник усмехнулся, задумался и медленно проговорил: - Как пророчество...
   - Словно вы созданы для нашего мира? - с воодушевлением поддержал Михаил.
   - Нет, - Виктор потёр внезапно заболевшие глаза. - Словно этот мир создан для меня.
   - Это всего лишь ваш взгляд, взгляд изнутри!
   - А ваш - снаружи, вы наблюдаете это явление, так? И потому мы говорим об одном и том же?
   - Разумеется!
   - Если это действительно явление, - произнёс Виктор, медленно садясь на пол. Снова вопрос о реальности, появившийся после снов о магии, захлестнул, повалил и придавил. Зашёл с ужасающей стороны, со всех сторон разом!
   - Значит, вы опасаетесь, что вы - кузнечик, которому снится, что он - кудесник? - старик посмотрел задорно и лукаво.
   - И я не смогу убедиться в обратном...
   - Ну, тут вам можно бы с Дрейком пообщаться: он из той же породы. Только ни грамма не склонен к высоким раздумьям, а напротив - всё упрощает.
   - А что, если...
   - Дрейк - тоже картинка вашего затуманенного разума? И сейчас с вами тоже говорит фантом? - Михаил расхохотался. - Тогда всё просто великолепно! Значит, у вас нет иного выбора, как только победить в сражении с Орденом, раскрепостить магию и снова её узаконить! Потому что здесь и сейчас вы - великий маг! Потому что только вам и части вашего сознания, притворяющейся Люцием, ведомы самые глубинные законы и доступны самые тонкие приёмы! Да будет так! - Маг присел на корточки и придвинулся вплотную к запутавшемуся кудеснику. - Тогда в этом сомнении черпайте силу и бессмертие. Ради нас, ради мимолётных искр, которые горят в разожжённом вами огне. Идите и... - Михаил поднялся, подал руку Виктору, помог встать и закончил фразу: - Победите!
   - Вы переворачиваете всё... - снова попытался воспротивиться кудесник.
   - И что? Иногда кажется, что живёшь в кошмаре, хочется проснуться, но не получается. И поскольку пробудиться не дано, ты действуешь так, как должен, не заботясь о том, насколько всё реально. Опять же: а если это - всё же реальность? и за раздумьями потеряешь свой шанс выжить, спасти многих, восстановить справедливость?
   - Всё так запутано... - Виктор потёр лоб. Викки наложил на него заклятие тупости, или Михаил так удачно постарался ввести слушателя в ступор?
   - И вы ещё станете символом этой эпохи перемен. Вам дано всё распутать.
   - В Китае жить в эпоху перемен считают проклятием.
   - А ещё они едят всё, что не успело убежать из тарелки, - Михаил улыбнулся. - Нам-то что с того? В ситуации, подобной вашей, самое разумное - собирать всё, что может помочь, в том числе и обрести уверенность в себе, возможность управлять событиями, а не плыть по течению!
   - Да, это разумно.
   - Ваша девушка сказала, что её отец - дипломат с высоким уровнем допуска и высший бард. Я думаю, мы все вместе продолжим разбираться во всём известном, до которого сможем дотянуться, чтобы помочь вам. А вы - готовьтесь по-своему.
   - Михаил, вы не верите в благополучный исход переговоров?
   - Как вам сказать... Ни на секунду. Будь вы уникальны как Победитель, был бы разговор. Но у Чёрных уже есть некто подобный вам, следовательно... - маг покачал головой.
   - Жаль.
   - И они слишком серьёзно готовятся к битве, чтобы собираться разговаривать. Возможно, вам и сделают предложение, но, - Михаил поморщился, - навряд ли оно окажется достойным.
   - Жаль.
   - Пожалуй.
  
   Моав отправился организовывать защиту на базе. Настя - готовить полевой госпиталь, Андрей - плести интриги и успокаивать Женечку. Глядя вслед уходящему катеру, Танк тихо сказал:
   - Где ночуем?
   - Думаю, чуть выше города.
   - Я не смогу проскакать сотню километров. Мне придётся быть рядом с тобой.
   - Пошли птичек покормим, - предложил Виктор.
   Гигантский холодильник с телами еле втиснулся в конец коридора. Готовиться "по-своему"? Завтра надо будет расставить пакеты с дротиками, установить точки передачи контроля, наладить полуавтоматический пуск по целям. Чайки эти тупые...
  
  -- 102. Остров Спорный.
   Эта командировка дурно пахла. Начать с того, что Адальберт вообще не любил командировок, он не любил оперативной работы, а главное: ненавидел неопределённость и необходимость выполнять чьи-то указания, суть которых ему даже не объяснили!
   Его стихией была хозяйственная деятельность, иногда - кадровые вопросы по хозяйственной деятельности. Это дело серьёзное, требующее спокойствия и соответствующей обстановки: уютного кабинета с приятным видом из окна, с расторопной миленькой секретаршей Леной, с плановой работой с десяти до семнадцати. Снабжение и делопроизводство в Ордене были отлажены, как часы, благодаря чёткости предписаний на все случаи и безукоризненной иерархии. Можно было уйти в отпуск на три месяца и по возвращении застать полнейший порядок. Но маг пятнадцатого уровня Адальберт ежедневно просматривал все приходившие отчёты и изредка издавал новые регламенты, тренируя фантазию, представляя всё менее и менее вероятные сбои.
   Всё изменилось в четверг, когда ему домой позвонил Сараф. Надо сказать, начальник в последнее время был какой-то понурый и дёрганный. А на неделе от него пришли разнарядки по значительным перемещениям материальных ценностей. Приятного в позднем звонке, конечно, немного, но исполнительный Адальберт нажал на кнопку приёма.
   - Желаю здравствовать, коллега.
   - И вам, - ответил Адальберт.
   - Завтра прошу прийти к восьми в мой кабинет. Надо кое-что организовать.
   Кое-чем оказались переговоры в Волгограде! Так что чуть за полдень маг, порядком одуревший от тряски и шума в экраноплане, выгрузился неподалёку от дамбы. А ведь ещё и назад тащиться придётся!
   Его встретили странно одетые люди, чем-то напоминавшие солдат времён его молодости, с нашивками на форме "Последняя бригада N18". Так последняя или N18? Его везли ещё два часа по какому-то шоссе в степи. По пути сработала передвижная рация, и неразговорчивый сопровождающий передал свой наушник с микрофоном Адальберту.
   - Здравствуй, друг!
   - Илона!?
   Уж кем-кем, а друзьями они никак не были. Взбалмошная лекарша за неделю могла создать неимоверный беспорядок, чем неоднократно расстраивала аккуратного хозяйственника.
   - Да, как ни странно. - Голос лекарши был так тих и печален, что Адальберту даже показалось, что Лиловая то ли пьяна, то ли сдерживает истерику. Кто же сумел довести до ручки старую стерву!? - Я редко тебя о чём-то прошу... - Что верно, то верно! Чаще всего эта развращённая настырная лекарша не просит, а требует, причём далеко не всегда в спокойной форме. - Но сегодня... пойми, от успеха этих переговоров, от их мирного разрешения зависит... почти всё!
   - Всё?
   - Да, всё! И твоя жизнь, и даже будущее Ордена! - выкрикнула лекарша.
   - А что ж ты сама на них не поехала?
   - Мне запретили! - и тут Илона разрыдалась, ни капли не стесняясь. Точно пьяна! И выключила связь, истеричка.
   Тощая степь уже собиралась перейти в пустыню, когда на горизонте появились невысокие бетонные строения. Шлагбаум пропустил машину на огороженную территорию "Каспийского испытательного крыла". Ничего не объяснив, мага усадили за стол, молча подали долгожданный обед и оставили наедине с растерянностью.
   Это походило то ли на похищение, то ли на ссылку! Адальберт, невольно ломая привычки, быстро поел и схватился за блюдце. К счастью, сеть здесь работала не хуже, чем в родном кабинете. Через минуту пришёл запрос на разговор от Сарафа! Лицо начальника было бледным и измученным.
   - Ты уже там?
   - Где?
   - У Каспия!
   - Ну, вроде да.
   - Отлично. Коричневые всё сделают. Связь там, огневую поддержку...
   - Что!? - Ничего себе "переговоры"! Похоже, надо будет извернуться, чтобы они прошли "мирно"!
   - И базовый корабль тоже, - закончил глава Ордена. - Твоя первая задача - встретить братьев и сестёр в Волгограде и переправить на остров.
   - А с кем переговоры-то?
   - С... мальчишкой одним...
   - С кем!?
   - Если будешь перебивать, ничего не поймёшь! - взорвался Сараф. - Твоя вторая задача - на завтра: подготовить приём на острове и... если всё пойдёт плохо... постараться уболтать мальчишку. Я тебе потом напишу всё, что нужно ему передать. Пока отдыхай.
   На том разговор и закончился. Адальберт протёр глаза, помассировал виски. И что же тут организовывать, скажите на милость?
   Через час выяснилось, что сотрудников Ордена надо будет встречать утром. Через три часа Сараф прислал список. Двадцать восемь человек!? Все адепты и бойцы среднего и высшего уровня из ближайших шести провинций! Зачем его водят за нос? Какой ещё мальчишка!? Да на инаугурацию Сарафа делегация меньше была!
   Но никаких разъяснений не последовало. В глубокой печали маг бродил по бетонке, смотря на диковинные аппараты, выстроившиеся аккуратными рядами на границе огороженной территории. Вечернее солнце пробегало по зализанным бурым корпусам винтокрылов огненными отсветами. Но скоро к металлическим красавцам подбежали коричневые мужики, Адальберта весьма непочтительно отогнали прочь, машины загудели и умчались.
   Разбудили мага в шесть. Сонный, он выбрался навстречу утру, был подхвачен вихрем готовых ко всему вооружённых до зубов парней и втиснут в брюхо огромной стальной стрекозы. Этот недолгий полёт по степени неудобства значительно превзошёл трёхчасовую болтанку в экраноплане.
   На пустынном, как лысина Адальберта, острове коричневые парни высадились, а стрекоза снова подняла мага в воздух и понесла к окраине города, растянувшегося вдоль реки на несчётные километры.
   Приём сотрудников Ордена начался в восемь и продолжался до одиннадцати. Никто из прибывших даже приблизительно не знал, зачем их собрали. В полдень братьев и сестёр высадили на том же острове, где коричневые мужики уже расставили палатки и тенты, а у нижней оконечности копошился некий агрегат, длинной стрелой с ковшом выволакивающий мокрый песок с мелководья и перегружающий его на баржу. Красивые хищные винтокрылы воссели на севере острова.
   Двадцать восемь человек ждали указаний, которых Адальберт дать не мог: Сараф молчал.
   В пятнадцать часов с минутами транспортник снова поднялся в небо и удрал в сторону солнца. Через полчаса осоловевшего от ожидания мага подозвал тот же хмурый мужик, что встречал его в гидропорте: Адальберта вызвали по рации. Наконец-то Сараф снизошёл!
   - Сейчас придёт корабль. Грузитесь в него и ждите команды.
   И всё.
   Распоряжение пришло около семнадцати часов вместе с кораблём: выдвигаться тихим ходом вниз по реке. Блюдце в потной руке мага пиликнуло. Плюхнувшись на подогретую солнцем железку, Адальберт бросился читать присланный текст.
   Он прочитал первый абзац. Перечитал. Вынул из портфеля носовой платок, промокнул вспотевший лоб и шею. И перечитал снова.
  
  -- 103. День до вечера.
   Снова пустопорожнее ожидание. Как изменить место и время встречи, как спутать карты врагу, если не имеешь никаких рычагов воздействия: ни внутренних агентов, ни источников дезинформации? Можно приехать на место встречи раньше, заставить всех подёргаться. А потом за полчаса до встречи взять и слинять куда-нибудь в сторону линии горизонта. Но тогда общаться будешь с гарантированно нервным человеком.
   В полдень Настя вызвала Танка, и он послушно упрыгал через протоку.
   Чтобы хоть чем-то себя занять, Виктор начал устанавливать на чаек защиту от магии. К обеду сто восемнадцать птиц снова впали в спячку, но уже - подготовленные к бою.
   Викки выполз из своей каюты и уселся на стул в паре метров от кудесника. Тот неторопливо прикончил последний бутерброд, обернулся к магу и посетовал:
   - Что-то не ладится у нас слаженность. Как ты сказал, "работа в спайке".
   - А что? Ты куда-то пропадешь, твои на меня крысятся, вьются вокруг...
   - Да и ты не особо дружелюбен, что уж там.
   - Согласен. И я что ещё подумал: мы же выступаем против неизвестного противника. Так что какая уж там общая тактика! - Викки развел руками.
   - Ага, я тоже привык один работать, - подвёл итог разговору кудесник. - Я подумал, если будет бой, то нам хотя бы связь друг с другом держать надо: отступление, наступление согласовывать...
   - Хм, и, небось, уже что-нибудь смастерил? - маг, не скрывая интереса, подался вперёд.
   Виктор положил на воздух колечко с грубо припаянной батарейкой и передал Викки.
   - О! Новый шедевр от мастера минимализма! - воскликнул маг, искренне удивляясь. - И что, так же работает? Соединяет с одним или несколькими артефактами по выбору?
   - Только экспериментальная пара - только на этот бой, - соврал Виктор.
   - А кто проверял работу?
   - Танк. Это кольцо может передавать и простые мысли, а не только голос, так что в бою сможем связываться друг с другом и в полной тишине, и в диком шуме, и даже под водой.
   - Да, изобретательность у тебя просто плещет!
   - Ты своих акул не привел?
   - Ну, это же не птичек в каюту запихнуть! - неожиданно взвился маг. - А ты сбежал с того острова, будто тебе пятки жарили!
   - А как же ты готовился? - Виктор решил игнорировать бессмысленную раздражительность собеседника.
   - По-разному! - маг опешил от вопроса, как человек, вбегающий в поезд, которому напомнили о забытом дома фотоаппарате. - Сюрприз будет.
   - Ладно, что уж там... Могу обещать только одно: я не буду тебя защищать. Хочешь быть полезным - будь им. Пожелаешь удрать - не стану ни мешать, ни обижаться. Тратить внимание на кого-то другого в серьезной заварушке - верный способ отправиться к праотцам.
   - Не придется, коллега, - маг усмехнулся. - Ты правильно рассуждаешь. Как бы всё ни сложилось, мне было весьма интересно с тобой познакомиться!
   - Оптимистичное заявление... - Виктор вздохнул и встал. - Пойду, птичек оставшихся оформлю.
   - А как выпускать будешь?
   - Сюрприз, - кудесник улыбнулся и подмигнул. Действительно, сюрприз: он и сам пока не знал. Где-то в глубине души ещё теплилась надежда на нормальные переговоры.
   Только вот о чём договариваться? Лозунг "Даёшь магию в массы" будет выглядеть мощной провокацией. А ведь все маги, весь народ за спиной надеются, что именно это будет произнесено. Сказать: "Оставьте меня в покое: у меня дело на сто тыщ миллионов крон"? Пожалуй, это - программа минимум. Скорее всего, с другой стороны последует простое предложение: мол, давай-ка, мальчик, к нам, ибо только у нас самое вкусное печенье и варенья столько, что на всю жизнь хватит. Компании твоей - амнистия, тебе - тёплое местечко. Вариант "сложите оружие, вы окружены" выглядит глупо: на кой пёс тогда вообще разговоры затевать?
   Да, сложное это дело - переговоры. Новое. Ха! А ведь и Чёрные вряд ли к переговорам привычны! Впрочем, для всемирной организации случаи разрешения внутренних разногласий за столом с минеральной водой должны быть не так уж редки. Но то - дела внутренние, с заведомо мягкими, житейскими конфликтами. Переговоры с правительствами, наверняка, того же толка. Так что...
   А ведь он сам даже не посоветовался со специалистом! Андрей-то был под рукой все последние дни! Хотя, если бы у него было, что сказать, вряд ли б он стал таиться. Вилы и вода, палец и небо, узоры от выпитого кофе - вот всё, что остаётся. Причём, не оставляло ощущение, что о своих предложениях и о торговле с оппонентом Орден думал не больше Виктора. Неужели всё сведётся к тому, кто громче оружием брякнет?
  
   Полторы сотни чаек покоились в каютах в предбоевой готовности, четыре пакета с дротиками закреплены на бортах. Час до запланированного отплытия, а делать уже нечего. Чтобы не впасть в отупляющее ожидание, Виктор стал мастерить из пластиковой бутылки что-то вроде атмосферного зонда: безобидная малозаметная ракета тихим ходом должна была идти к цели, а при ударе ринуться вверх и взорваться на уровне низкого неба. Вызов бога из машины, жестокая беззатратная хитрость.
   Две ракеты готовы. Отличное оружие против малоподвижных крупных целей. Он раздумывал, не сделать ли третью, когда в каюту прокрался мокрый до нитки Танк. Боец плюхнулся на кровать, не заботясь о воде, обильно стекающей с одежды. Виктор выскочил в коридор и быстро пошёл собирать мокрые следы. Если уж Танк так заботился о незаметности даже в ущерб скорости, то минуту-другую сообщение подождёт. С кормы, где заканчивался след, кудесник сбросил собранный по палубе водный шарик.
   Боец изрядно притомился: плыть в одежде с железками у бедра - то ещё развлечение.
   - Можешь максимально закрыться от прослушивания?
   - Постараюсь, - ответил Виктор, всё более разделяя беспокойство, владевшее Танком.
   - Они разобрались, - шёпотом начал боец. - Андрей достучался до своего начальника, Михаил кое-что проверил, Марина пару мелочей припомнила, так что теперь сомнений нет.
   - Ну!
   - Викки и есть Чёрный Победитель! У вас ведь даже имена... Викторы - Победители!
   - Понятно.
   Вот всё и встало на свои места. Надо ж было так долго искать варежки за поясом...
   Тёзка не предавал Узурпаторов - он захватывал плацдарм для тайных операций Ордена. Он не ленился сотрудничать - он не желал делиться знаниями с врагом. Он не пакостил из вредности, а вносил нервозность и апатию в ряды противника. Он не случайно оказался в Гильдии, а проводил разведку.
   - Понятно, - повторил Виктор. - Нет худа без добра: теперь мы знаем врага в лицо! И, тваюмагию, можем перенести время и место переговоров!
   А ведь в Гильдии наверняка подготовлена диверсия...
   - Эх, и оптимист же ты, начальник!
   - Я сейчас на берег сгоняю. Мой уход он заметит, но вряд ли на него среагирует. А ты сиди как мышь под веником!
   Танк только кивнул и приготовился сливаться с интерьером.
  
   Предупредив Дрейка, Виктор вернулся в зал "Пегаса" с охапкой ивовых прутьев - для отвода глаз. Конечно же, в зале его ждал Викки.
   - И зачем этот веник?
   - В основном - для запаха, - Виктор дёрнул левым плечом, мол, "какая разница".
   - Ещё что-то задумал? Экий ты неугомонный, право же!
   - Ага, задумал! - на душе вдруг стало легко и почти радостно. Чёрный закидывал удочку насчёт переговоров. Вдруг он действительно желает договориться? - Давай пораньше выдвинемся! Там, верно, народ весь собрался, ждёт нас, как манны небесной.
   - Как небесной - чего? - не понял Чёрный.
   - Пошли на мостик - расскажу.
   - Сейчас, - он дёрнулся идти на нос, но остановился и бросил: - Я только арсенал свой прихвачу... а то вдруг и Орден начнёт... пораньше...
   - Давай-давай, - Виктор улыбнулся, ни капли не сомневаясь, что после сообщения Чёрного кудесника Орден действительно "начнёт пораньше".
   Не важно. Уже вообще мало что важно. Он отправил Танку мысль: сидеть и дальше в каюте, ждать распоряжений. Получил обратно его согласие.
   Виктор запустил двигатель, выбрал якорь и плавно притопил регулятор мощности. Хорошо, что он немного попрактиковался в экстремальном вождении этого чуда техники. Нос корабля вышел из воды, увеличив обзор, подтянулась корма, ощутимо снизив сопротивление воды.
   Всё хорошо. Всё просто отлично. Лучше, чем есть, подготовиться уже не получится, так что самое время действовать, брать инициативу в свои руки на пике возможностей.
   Протока закончилась, и река раскинулась во всю ширь, наполняя сердце восторгом. Виктор увеличил скорость до двадцати двух: баки полны и нет смысла экономить горючее...
   Насколько Чёрный ограничен в своих способностях кудесника? В какой степени он смог преодолеть в себе искривлённость стандартной школы?
  
  -- 104. Переговоры.
   Он пришёл на мостик минут через двадцать.
   - Долго же ты пудрил носик...
   - А что за манна такая? - не смутившись, спросил Чёрный.
   - Странно, что ты не знаешь. - Виктор сбавил ход. Надо искать место для остановки: не стоит подходить к указанному острову слишком близко. Хотя и до срока будоражить противника тоже ни к чему. - Бог дал в пустыне своим людям манну с неба, чтобы им было, что поесть. Говорят, это был какой-то съедобный лишайник, который отлично растёт при минимуме воды.
   - Бог - это ты про Люция? - Чёрный совершенно искренне задавал вопросы. Он самодовольно улыбнулся и откинулся в кресле штурмана. - А что такое лишайник - это я отлично знаю!
   - Хм! Так та болезнь - твоих рук дело? - имитируя простодушие учёного, предположил Виктор. Краткая задержка с ответом была весьма красноречива.
   - К-какая болезнь?
   Вот, отличная отмель в виде полумесяца. Он начал замедлять "Пегаса" и, наконец, затормозил, дав задний ход. Почти нулевая скорость, течения нет, ветра нет - можно не выпускать якорь, оставаясь готовым к внезапному манёвру. Идеально!
   - Пошли в зал, - предложил Виктор, и, не дожидаясь Чёрного, быстро пошёл к двери.
   "Ёж", - помыслил он кодовое слово боевой готовности.
   "Жаба", - пришёл ответ.
   - Сам с собой в слова играешь? - крикнул вслед Чёрный.
   - Точно.
   Надо же! Он уже научился перехватывать сигнал! Но направленность пока засекать не умеет: у мгновенной передачи есть свои плюсы. В зале Виктор сел в кормовую часть, чтобы видеть движение вверх по реке.
   - Хочешь здесь обождать, а потом ринуться на переговоры? - Чёрный усмехнулся, садясь в противоположном углу и погладив правой рукой браслет с часами. - Показать свою пунктуальность?
   - Зачем? - Виктор скопировал саркастическую интонацию своего визави. - Сами приедут. Так ведь? - несколько секунд он наслаждался замешательством собеседника. - А можем начать переговоры прямо сейчас. Чего тянуть-то?
   Он начал поднимать жадину, но тут же погасил. Чёрный прищурился, вгляделся, вздохнул и уселся в поудобнее.
   - И то правда, - он улыбнулся.
  
   - Как узнал? - Чёрный перестал улыбаться. - В чём я открылся?
   - Открывался ты много раз. Только на меня слепота напала. И как тебя угораздило?
   - В Орден попасть? Не угораздило: сам пришёл. Сдал папашу - и пришёл. А они и приняли, дурьё.
   - И чем тебе папаша так насолил?
   - Тем, что играл опасно! - взгляд Чёрного стал хищен и зол. - Всё бы ему... против ветра! И не вздумай мне морали читать!
   - Не собирался, - ответил Виктор, чувствуя, как мышцы лица готовы продемонстрировать оскал.
   - Тебе и не надо! - рявкнул Викки. И, стравив пар, поостыл: - Ты сам - ходячая мораль. И квартет неудачников за ручку привёл, только что чаем не напоил, а лекаршу психованную так и вообще вылечил! Я б тебя заместителем по кадрам поставил, да ты ж такую малину разведёшь, что потом не расхлебать!
   - Ишь ты, какая у тебя осведомлённость! - не особо удивившись, отметил Виктор.
   - Не во всём, - он кивнул. - Вот, например, что у тебя за дела с Люцием, я не знаю. А надо бы.
   - Я же говорил: хочу ему помочь.
   - Это-то я слышал. Только не верю.
   - Но ведь это правда!
   - Ах, да! - Чёрный расхохотался. - Я всё никак не привыкну к твоим "правильным" принципам! Ну, сам посуди: поможешь ты ему, а что дальше?
   - Ну, - Виктор немного растерялся: странная постановка вопроса, не приходилось думать в таком ключе. - Он сможет лучше контролировать Глобальное Заклинание.
   - Он управляет Низким Небом!? - вскричал Чёрный, наклоняясь и привставая. - Вот те и овчинка к выделке! Так... так... - в его голове шли процессы, не успевавшие сложиться в речь. Викки смолк, переваривая новую информацию, а через минуту воскликнул: - Так это он его и создал!?
   - Похоже, - попытался поосторожничать Виктор, понимая, что зря проговорился.
   - Вот только не надо меня за нос водить! - рявкнул Чёрный, вскочив. Волосы взлохматились, он был так похож на готового к прыжку волка, что Виктор невольно отпрянул. - У меня столько способов на тебя надавить, что пальцев не хватит - загибать! Старикан тебя знает, раз зовёт помогать. И... - злоба резко схлынула, уступив место любопытству: - Как ты отсюда в раз до своей норы домчался? Молнии-то на том островке так ещё шарахали!
   Но Виктор уже оправился от шока. Какого чёрта этот отморозок хамит? По какому праву - давит? На кудесника!
   - Как я понимаю, это - переговоры. А ты пока только диктуешь требования!
   - Твоё понимание ошибочно, - Чёрный мерзостно ухмыльнулся, - коллега. Ты в деле всего четыре недельки. А я в этом варюсь уже больше двадцати лет! И тебе уже хватило ума понять, что здесь всё решает опыт.
   Он что-то придумал и поднял указательный палец. Затем положил ладонь на часы.
   - К слову. Раз уж ты хочешь торговаться, покажу товар лицом, - раздуваясь от самодовольства, Викки нажал одну из кнопок на часах. Виктор немедленно активировал жадину. Хотя, как выяснилось, зря. - Ты быстрый, ловкий. Но не настолько, чтобы опередить электромагнитную волну. Можешь проверить своего бестолкового учителя...
   Виктор не сомневался, что Дрейк и маги в безопасности, но - почему бы и не попробовать? Он метнул осколок щита, метя в часы. Осколок разлетелся в пыль, нарвавшись на выросшую из ниоткуда защиту!
   - Фи! - Чёрный поморщился. - Я имел в виду Гильдию и Дрейка! Кстати, мы тут об опыте говорили...
   Виктор поднёс к губам колечко и вызвал Дракона, Урюка и Лилу.
   - Привет! Как погодка?
   Через несколько долгих секунд пришёл ответ:
   - Великолепно! - донёсся весёлый голос Дрейка. - Дождя пока нет, но вдалеке что-то громыхает. Фронт идёт с юга. А как у тебя?
   - А у меня - с северо-запада, - Виктор улыбнулся, радуясь своей предусмотрительности. - Ну, развлекайся!
   - С удовольствием! - маг хохотнул и отключился.
   - Та-ак. Всё же опередил.
   - На полтора часа. Кстати, как ты обошёл...
   - Ограниченность? Никак! Папаша меня смолоду в магии кудесников растил, - Чёрный на мгновенье растянул губы. - Я тебе соврал.
   - Какой же я доверчивый, - пробормотал Виктор для виду, понимая, что так оно и есть.
   Часы расходовали батарейку, снова и снова повторяя сигнал, отправляемый спящему в Гильдии убийственному артефакту. Было заметно, как из неё вытекают остатки энергии. Вряд ли Чёрный останется безоружен, но эффект от отсутствия центра, контролирующего запасённые фокусы, ещё скажется.
   Как работают его защитные заклинания? Судя по всему, он предпочитает рассеивать силу, а не сохранять её для ответного удара. И тут в полной мере живо наследие стандартной школы! Хорошо. Значит, какой бы ни был щит, он исчерпаем. Да, может быть подпитан, но всё равно не бесконечен. А там уж можно будет поиграть с...
   - Ну, так вернёмся к нашим баранам, - снова заговорил Викки. - Точнее к одному упрямому барашку, который не хочет признаваться, как именно он общается со Стариком!
   - Скорее - к ослам. То есть, к ослу, у которого только что не сработала припасённая пакость.
   - Пытаешься меня разозлить? Не советую. Пока я могу предложить тебе должность моего заместителя. Пока ещё могу.
   Эх и нужна же ему эта информация! Эх и легко же он разбрасывается обещаниями! Виктор попытался прочесть через новое колечко, сидящее на пальце левой руки Чёрного, мысли, но потерпел неудачу. Причём, это был блок заклинаний типа молнии! Печально. Значит, остаётся один вариант: замучить насмерть его защиту! А для начала - взбесить. От бешенства люди становятся сильнее, но чаще делают ошибки.
   - "Ослик был сегодня зол: он узнал, что он - осёл". Ты же всем врёшь! И всех предаёшь!
   - Ты - особая статья, - сжав зубы, прошипел Чёрный. - Но всё равно не советую нарываться!
   Противник почти готов сорваться. Кроме информации о Великом ему ничего не надо. Пора!
   Виктор вызвал щит и мышечное усиление. Жадина продолжал потихоньку вертеться вокруг тела.
   - Ну да. Мне ты пока только врал. Предавать повода ещё не было.
   Пусть Чёрный сыграет белыми. Атаковать его сейчас бесполезно: только нарываться на защиту. Как жаль, что все трюки рассчитаны на врага, находящегося вне корабля! И ещё более досадно, что у Викки всё совсем наоборот. Да, тут придётся отдавать инициативу.
   - Знаешь, коллега, - Чёрный медленно поднялся. - Мне как-то приходилось вызнавать у трупа, что он знал при жизни. Неудобно, сложно, но возможно.
   - Верю, - Виктор улыбнулся. Да, возможность есть. У свежего трупа, путём посмертного запуска нейронных импульсов при умении читать мысли, а не просто эмоциональный фон, например.
   - И не пытайся сбежать, кстати.
   - Я знаю, - Виктор нахально усмехнулся, - о слабости заклинаний перемещения. Приходилось пару раз её использовать.
   - Умный, да? Хм! А без ног?
   Любит рисоваться! Виктор подпрыгнул, затем оттолкнулся от потолка и метнулся в сторону. Не стоило рисковать.
   К месту под потолком, где он был, подползали, с трудом корректируя короткую траекторию, его же дротики! Чёртов ворюга!
   Он бросил силу и выставил ещё один щит, заставив оружие сработать до окончательного наведения. Наградой за расторопность был крик противника. Оп-па! Один из дротиков пронзил ногу мага. А ведь случайно вышло!
   - Ах ты молокосос! - взвизгнул Викки.
   Виктор сляпал молнию. Слабоватая вышла, с неполным набором стихий, а потому бессильно расплылась белой кляксой по щиту врага. Но это - только чтобы прощупать спектр защит. Огонь, наверняка, тоже в деле: банален до отвращения. Вода?
   Чёрный как раз исторг нечто на водной основе с примесью витальной силы; нечто коррозионное, кислота. Жадина исправно скушал добавку. Виктор наудачу вернул часть воды в виде перегретого пара. Щит противника с ощутимым трудом отразил атаку. Тёзка ответил ледяными иглами, частью впитавшимися, частью засевшими в барьере.
   - "Угольный шар", так они это называли, - прошипел он. - Поджарить тебя что ли!?
   За усиленным жадиной, намотавшим на себя чуть ли не все стихии, плохо просматривались и предметы, и заклинания. Огонь добавил мельтешения. Отличная вышла защита, но пора уже возвращать дарёное.
   Вода, огонь и электричество плюнули в Тёзку плазмой, вид изрядно очистился, а враг был вынужден обратиться к резервам, чтобы подпитать экраны. Неплохо!
   - Так вот ты как действуешь! - догадался Чёрный. - Ну, ладно...
   Из воздушных энергий Виктор соорудил рубанок, да такой, что самому стало боязно. Коснувшись потолка, заклинание взвизгнуло, как бензопила, нежданно нашедшая толстенный гвоздь. Зал снова потускнел, поблескивая алюминиевой пылью.
   - "Свистящая смерть"? - безо всякого смысла спросил враг. Ах да, он же получал отчёты выживших! Вот и проявляй после этого милосердие...
   Звуки выстрела пришли как из другой реальности и не сразу достигли сознания. Он же стреляет! Маг - и стреляет! Он уже успел растерять от страха всякую гордость, раз прибегает к презренному оружию! Зазвенело стекло, со стороны Викки полетел вправо желтоватый туман. Отравляющий газ? Доброе, вашумагию, утро!
   Пора заканчивать, а то неизвестно, какой из истерических приёмчиков врага может сработать. Виктор двинулся на противника. Тот улучил момент - что-то стало не до контроля за телепортацией - и прыгнул в сторону кормового коридора. Виктор развернулся и снова пошёл: бежать, поддерживая уже не рубанок, а настоящую пилораму - опасное дело. Опять прыснула очередь выстрелов и разлетелась жёлтой пылью. Внутри щита, усиленного для защиты от газа, стало душновато.
   Автомат исчез из рук Чёрного. Похоже, тот тоже решил не тянуть с финалом.
   Но в ту же секунду грянула ещё одна серия выстрелов. Очень громкая, не заглушённая защитой. И следом за оглушающим эффектом колокола, в котором оказался Виктор, появилось... онемение в бедре сзади, переходящее в покалывание. Или наоборот?
   Виктор начал падать на непослушную ногу. Нет, она цела, но не слушается. Он ранен, но ничего не болит. Рубанок заорал, как полоумный, и развалился, встретившись с полом.
   - Тваюмагию... - простонал кудесник, валясь на ободранный металл.
   - Я запомню твоё последнее слово, - пообещал победитель, подходя с автоматом в руках.
  
  -- 105. Прощания.
   "Он меня подстрелил. Какими-то парализаторами".
   Мысли еле ползли, а передавались уже каким-то чудом. Дурман наплывал волнами, и всё казалась, что следующая волна станет последней.
   "Держись, начальник! Спрошу у Насти, что тебе вколоть! Она мне целую сумку дала. Я сейчас приду!"
   "Он еще здесь! Пока спрашивай. Я скажу, когда будет безопасно прийти".
   Остатки щитов растаяли. Как же уязвим человек. Победитель, тваюмагию!
   - Прекрасно. Надо сказать, ты сумел напугать меня, коллега! - разглагольствовал Черный, прохаживаясь по залу. - Пожалуй, учитывая, насколько ты прыток, повешу-ка я еще одну штучку. От твоей учительницы нечаянный подарочек. Качественно блокирует способности, - он усмехнулся, - если завершено и нет брешей. Ну да тебе ли не знать. Там было четыре заклинания в одном, - в голосе гордость. - Два я раскусил, а два других... сейчас на тебе опробую... Всё-таки жаль, что ты не стал сотрудничать, коллега. Теперь столько мороки предстоит.
   Он что-то забормотал. Действительно, не смог расчленить два заклинания. Любопытно.
   Дремлющая Красавица. Вот, кто мог бы подсобить! Удастся ли до неё добраться?
   С этой исследовательской мыслью Виктор отправился в принудительный сон.
  
   Тупая боль в груди от долгожданного вдоха, перед закрытыми глазами - гипер-световой переход свихнувшегося Луки Небохода, руки и ноги налиты протухшей водой.
   - О! очнулся! - радостный возглас... Танка.
   И язык протирали кошачьим хвостом. Шея никак не решится поднять голову.
   - Тьфу! Вот же ещё забыл вколоть!
   Укол - и прохлада ползёт под кожей вверх по руке. Надо будет спросить Настю, что за букет медикаментов в него вкачали. И ведь помогло! Да здравствует жизнь!
   - Оживаю... дальше... сам...
   - Давай, кацо! А то на горизонте корабли какие-то.
   Минута. Другая. Мозг отсчитывает время приближения с "горизонта". Надо будет полечить себя на досуге от последствий. Танк хлопочет вокруг, рассказывая, как разговаривал с Настей, как скрепя сердце ждал ухода Викки, как оживлял...
   Викки, мастер подлостей. С другой стороны - просто очень предусмотрительный тип, который не полагается только на магию. Надо проверить, не оставил ли он себе на память один артефакт. Наверняка оставил, хотя бы из жадности и любознательности. Ах, да! Блокировка! Такая ценная.
   - Танк, я обёрнут в кокон. Видишь? Он замораживает магические способности.
   - Я думал, это твоя защита! Ещё удивился, что она меня пропустила.
   - Можешь снести верхушку?
   - Э... ну, постараюсь...
   Боец прицелился и взмахнул руками. Тут же пришло полузабытое ощущение освобождения. Три с половиной недели прошло?
   - Отлично. Теперь отойди к окну.
   Шаманство. И тонкое: нельзя насторожить прерванное заклинание: путешествие в "Победу Стихии" - совсем не то, что сейчас нужно. Виктор поднял руки и щитом принялся раздвигать зелёную сеть блокировки. Минута ничего не решит, а на то, чтобы выделить из цельного заклинания возможность перехода к Дремлющей красавице, может уйти не один день. Чтобы полностью свернуть часть перехода, пришлось встать на цыпочки.
   Перенасыщенный силами шарик, упакованный щитом, был облеплен ватой и отправлен в одну из опустошённых банок из-под лекарства.
   Быстрая проверка показала, что Чёрный ничего не уволок с "Пегаса": то ли не заметил, то ли не счёл нужным мародёрствовать в момент своего триумфа. Так что все дальнобойные заготовки по-прежнему в распоряжении Виктора! Ну, а теперь - тест на жадность.
   - Викки? - Виктор включил голосовой режим.
   - Не понял... Так ты жив!? Ах ты дрянь двужильная! Мне тут сказали, что с восьми капсул ты мог вообще загнуться!
   - Ну, головушка побаливает, - издевательски признался Виктор. - А так - бодрячком!
   - Знаешь что, коллега, - прошипел Чёрный. - Пожалуй, не буду я тебя допрашивать! С такими, как ты, надо пожёстче быть! Винтокрылы отпустили? - спросил он у кого-то из присутствующих. И, получив ответ, почти завизжал: - Ну, так верните! Я такого распоряжения не давал!
   - Ну ты и псих!
   - Не без того! Прощай, коллега!
   - Прощай, тёзка...
   Виктор почувствовал, как артефакт принял команду, прыгнул с пальца в рот Викки и там взорвался.
   В следующую секунду в сознание вломился ворох мыслей и образов. Яростные мысли, жалостливые, испуганные - всех не разобрать, но, как отпечаток от вспышки на сетчатке глаза, их можно будет рассмотреть чуть погодя. Образы другого корабля, людей на палубе, девяти схематично нарисованных вертолётов со стрелочками векторов движения, карта местности с тактическими указаниями, фотографии порта Ахтубинска и окрестностей. Затем - лица членов команды Виктора, Гильдия, укрытая искрящейся полусферой, кабинет в высоком здании, лицо старика, какой-то женщины, небольшой одноэтажный домик, качели на цепях под кустом сирени, колесо грузовика... и тьма.
   Виктор упал на колени, схватившись за голову. Танк бросился поддержать-помочь, опасаясь, что друга-начальника захватили последствия отравления. Но - вроде обошлось, и боец помог кудеснику встать на ноги, дойти до стула.
   Пришла злость. На всех и вся: на себя, на Орден, на магов, на всё человечество. Засасывающая злоба, от которой было настолько тяжело отстроиться, что Виктор еле подавил в себе порыв порвать стоящего рядом товарища на тысячу частей!
   - Идём на мостик, - прохрипел он. Уж лучше трёпку получат те, кто её заслуживает!
   В кресле навигатора страшная эмоция отпустила. Танк сел на место штурмана, и Виктор дал задний ход, выводя "Пегаса" из затона. Потом спохватился и бросил бойцу:
   - Правь к левому берегу, я сейчас...
   Минут через десять он вернулся. Трупы были разбросаны по каютам, холодильник вылетел через подсобку за корму, заставив корабль содрогнуться. Чайки плавали за бортом, приходя в себя после отлёжки. Чёрные хотели драки? Они прибыли со всеми боевыми машинами, которые только можно было применить в бою на реке: вертолёты, торпедные катера, - а на том двухпалубнике - толпа магов и бойцов! Ну, будет вам драка!
   Неожиданно раздался негромкий треск и покашливание. Тихий дрожащий голос начал бормотать:
   - Говорит заместитель генерала Ордена по снабжению, - Виктору представился испуганный маленький человечек, читающий по бумажке, зажатой в трясущихся руках. - Мы глубоко сожалеем о непродуманных и несанкционированных действиях сотрудника Ордена, видимо, утратившего здравый смысл...
   - Удивительно верно подмечено: "Орден, утративший здравый смысл", - прошипел кудесник в паузе.
   - Мне поручено принести извинения и сообщить о готовности высшего руководства к разумному разговору, могущему привести к долговременному продуктивному сотрудничеству на благо мира. Выражаем надежду на понимание, заручившись которым, мы, несмотря на прискорбные разногласия, неизбежно накопившиеся в результате...
   Виктор нашел глазами динамик и от души вдарил по потрескивающему разносчику чиновничьей тупости.
   - Шиты ваши переговоры белыми вилами по воде. Вы бы с не меньшим энтузиазмом наблюдали, как меня препарируют.
   - Наконец-то здравый подход! - порадовался Танк.
   - Не уверен. Хотя и адекватный ...
   "Пегас" оторвал брюхо от воды. Если Чёрные умеют разговаривать только с позиции силы, так тому и быть.
  
  -- 106. Последний полёт.
   Катера шли на значительном удалении от головного корабля с магами. В знак миролюбия? Коли так, могли бы и вовсе уйти, как и чёрные точки вертолетов, маячившие вдалеке. Виктор замедлился, "Пегас" зашипел и снова стал гиппопотамом. Кудесник почти заглушил двигатели, наметил правый поворот и выскочил из рубки в зал. Через полминуты корабль довернулся до позиции, идеальной для пуска. Виктор выбросил за борт бутылку, и та безобидно заскользила над водой. Всё-таки цель двигалась, пусть и неспешно, настороженно. Пожалуй, дистанционный подрыв будет более эффективен.
   Кудесник прыгнул в кресло и стал возвращать "Пегасу" прежний курс, следя глазами за медленно удаляющейся белой точкой. Около двадцати секунд реагирует небо на вторжение. Двухпалубник пройдет не больше половины своего корпуса после срабатывания ракеты. Ладно, пусть детонирует сама, паче что управлять ею с километровой дальности слишком сложно. Виктор почти заглушил двигатель и скомандовал Танку:
   - Пристегнись.
   - Вот ничего я с тобою не боюсь, начальник, кроме вот этого слова. Кстати, что ты задумал?
   - Через минуту увидишь. И когда ты уже выучишь моё имя?
   - Раньше, чем увижу то самое, Витька! - он рассмеялся. - Мне хоть что-то делать придё... Ничего себе! Это же...
   - Полярная лиса, дружище, - закончил кудесник, глядя на падающие молнии.
   Одновременно со звуком грома он завёл двигатель и быстро довёл его до половинной мощности. От двухпалубника после пляски молний и взрыва топлива остался медленно тонущий нос. Возможно, кому-то удастся уцелеть: кто ж знает, как ведут себя мощные токи, мчащиеся по широкой тропе ионизованного диэлектрика, радостно встречаясь с проводником?
   - Сейчас за нас примутся, - предупредил Виктор. - Итак, у нас есть плюс: если влетит ракета или торпеда, боезапас не взорвётся, потому что у нас его нет. Минус: бронирование бортов оставляет желать лучшего. Плюс: мы можем выпрыгнуть из воды и оказаться вне досягаемости для торпед. Минус: если две торпеды детонируют под днищем друг об дружку, что возможно, то лёгкий алюминиевый сплав непредсказуемо порвётся и сомнётся. И ещё несколько минусов. А у них вертолёты. И если у наводчиков есть мозги, то помимо ракет в ход пойдут и пулемёты. Что будет неприятно.
   - Это почему пулемёты хуже ракет?
   - Ракеты единичны, а пули... их много, они, наверняка, имеют порядочную пробивную силу. Могут достать до двигателя или до топлива. А ставить мощные щиты на весь корабль - и мозги вывихнуть недолго.
   Виктор вгляделся в то, что происходило рядом с тонущими остатками двухпалубника. Пара катеров подошла и, надо думать, сейчас вылавливала живых везунчиков. А остальные... Пара корабликов сверкала кормой, уносясь восвояси. Остальные решили руководствоваться принципом "военные живут, чтобы стрелять".
   Может, он всё-таки переборщил, играя в слепую судьбу с Чёрными? Тоже, небось, оперативники, согнанные с бору по сосенке незрячей волей начальников.
   Но это запоздалое милосердие было встречено ещё одной бурей яростного протеста.
   Сволочи все! Ни удержать не способны того, что есть, ни нормально договориться! Только сдают свои пешки, сидя в столице в кабинете на пятнадцатом этаже! И оперативники - жадное быдло, тупые карьеристы! Какая тут жалость?
   И то правда, если вдуматься, - согласился Виктор с гневным внутренним голосом, пуская "Пегаса" в галоп. А вот, кажется, и торпеды.
   Послушные чайки устремились за добычей. И у них есть свой минус: с полной скоростью яхты им не тягаться. Но... вот, первый взрыв. Второй... катеров шесть, залп дали, кажется, все, так что будет дюжина торпед. Восьмой, девятый...
   - А мы не достаточно ли уклонились с их курса? - спросил Танк, следя за взрывами.
   - Не удивлюсь, если на торпедах есть самонаведение.
   - Тогда... - чуть испугано начал боец.
   - Держись! - ответил Виктор и дал ускорение, одновременно выпуская турбину и крылья. И корректируя курс.
   - Эй! Мы на отмель идём!
   На какую дистанцию рассчитано топливо в торпедах? Какая у них максимальная скорость? Нет уж, лучше на себе не проверять. "Пегас" взлетел. Невысоко, как водится, но темпераментно: взвыл вынырнувший винт.
   - Вот так потихоньку и полетим, - сказал Виктор, выключая водный двигатель.
   Корабль прошёл метров сорок над косой, когда позади на мелководье прогремели взрывы последних торпед. Танк с облегчением рассмеялся.
   - А впереди вертолётики... - пробормотал кудесник. - Куда будем от них прятаться, если не удастся сбить ракеты?
   - Может, сразу на них всю стаю натравить?
   - Да уж. Вторгаются в наше воздушное пространство по всему миру...
   Птицы летели неспешно, а потому оказались вне досягаемости для приказов. Пришлось снова приводняться за косой, дожидаться, рисковать словить торпеды от катеров, шедших курсом перехвата.
   - Витька, это, кажется, ракеты!
   - Не кажется!
   Три слоя щитов, благо атака с носа: есть возможность с рубки прикрыть от попаданий весь корабль. Внимание не бесконечно, и вылетающие с бортов дротики сбили далеко не всё. Взрывная волна встряхнула корабль, звякнули и потрескались стёкла.
   - А может, пошли уже отседа? - крикнул Танк, отстёгивая ремень безопасности.
   - Точно! Пора. Только сейчас замену нам притащу. Давай разгоняйся! - приказал Виктор и прыгнул к каюте с мертвецами.
   Тела на полу. Молодая женщина. Рядом - мужчина лет тридцати. Запах разложения уже наполнял каюту, пока холод морозильной камеры постепенно оставлял трупы. Михаил отлично понял просьбу: мертвецы были одеты.
   Виктор не стал рисковать промахом с телепортацией в ускоряющемся объекте и понёс тела.
   - На их месте могли бы оказаться мы... - произнёс он, выбивая дверь. - А на чьём месте могли бы оказаться они?
   Уже ни на чьём. Мрачный внутренний голос не признавал сослагательного наклонения.
   О чём они думали в последний момент? Какие у них были планы на вечер? На следующий день, год?
   А не всё ли равно? Стоит ли думать о несбывшемся?
   Может, и не стоит. Но лучше уж давать чему-то сбыться, если есть возможность! А ведь она есть. Можно прямо сейчас всё свернуть - и отдать корабль на растерзание врагу.
   И больше не рисковать своей шкурой...
   - Ну, наконец-то! - крикнул Танк.
   Ответ Виктора заглушил грохот новых взрывов. Он уронил тела на пол.
   К чёрту птиц! Пусть убьются об какое-нибудь дерево несчастные смертницы. Или даже лучше: натравить их на "Пегаса"!
   Довольно плодить трупы. В этом больше нет смысла. Разве только оставить ещё один незаконченный манёвр для убедительности...
   Виктор бросился к пульту, запустил выход турбины и крыльев. Не дожидаясь, пока турбина вылезет, толкнул вверх ручку контроля её мощности.
   - А теперь - пошли! - заорал кудесник, пытаясь перекричать грохот взрывов.
   Танк послушно вскочил. Свист ветра в кабине, лишённой стёкол, усилился: защита поддавалась. Виктор одел себя и товарища общей сферой щита.
   - При приводнении тряханёт!
   Боец кивнул. Всё. Прощай, "Пегас"!
   Километра четыре на юго-восток...
  
  -- 107. Приземление.
   Шар плюхнулся в воду, вязко хлюпнул и начал вращаться. Всё быстрее и быстрее, пока Виктор от кувырканий не потерял контроль над ним, и щит не распался. К счастью, скорость уже упала километров до двадцати, и кудесник всего лишь приложился с размаху лицом и грудью об водную гладь. Инерция утащила его ещё метра на полтора в глубину.
   Виктор вынырнул, радостно наполняя лёгкие свежим воздухом. Куда улетел Танк - неизвестно. Пока вертелись, как в белки в колесе, телохранитель нечаянно пнул охраняемую персону по рёбрам. После чего их траектории разошлись.
   - Начальник! - раздался над рекой вопль бойца.
   - Подчинённый! - заорал Виктор.
   Есть своя музыка, своя приятность в этом слове. Подчинённый бултыхался неподалёку в стороне заката и, услышав отклик, поплыл навстречу.
   Люди, которые от тебя зависят. Которые смотрят на тебя, ловят каждое твоё слово. Разве это не воодушевляет?
   Странно. До сих пор не особенно воодушевляло. Впрочем, всё меняется. Те же люди.
   Действительно: что делать с такой оравой, когда кризис миновал, и неплохо бы затаиться?
   А он миновал? Хорошо бы. Надо ещё проверить, как дела в Ахтубинске. Очень уж сильны были похоронные настроения у Михаила. В остальном он пока не ошибался.
   Как сказать...
   - Давай ласты сделаю, чтобы плыть веселей!
   - Очень кстати! - обрадовался Танк.
   Плывя на спине, они в несколько минут добрались до берега. Боец выбрался на песок и вытащил клинок из ножен, проверяя его сохранность.
   - И всё-таки ты сумасшедший, Витька.
   - Альтернативно мыслящий, - Виктор усмехнулся. - Но приводнение на скорости надо будет отрепетировать.
   - Без меня, если можно, - Танк хохотнул и поднёс перстень к губам. - Настя, как там у вас?
   - Живы! - радость в голосе лекарши была какая-то горьковатая. - У нас всё плохо. То есть, не совсем всё...
   - Через минуту будем, - холодно отозвался Виктор. Ордену всё же хватило подлости навалиться на базу Узурпаторов. Выжившим Чёрным будет, о чём пожалеть!
   Вечер в мокрой одежде среди волн, песка, ив и осин. Уже здесь прохладно и не очень уютно. А там - снова неведомые беды. Виктор почувствовал усталость. Постоянная концентрация на разрозненных объектах, чувство опасности - подтачивают и силы, и волю.
   Внутренний голос порекомендовал расслабиться и не торопиться. Виктор даже удивился тому, насколько апатичным и бесчувственным стал этот незримый советчик. Из мстительной пчелы он разом превратился в сонную дрозофилу!
   Ну уж нет! Пусть и нескоро, в меру возможностей, но надо двигаться: кудесник продолжает оставаться решающим аргументом в противостоянии Ордену, и никакие самые расчудесные кудели не сравнятся с фактором личного присутствия.
   Прыжками в пределах видимости, в последних лучах вечера они понеслись навстречу неприятностям.
  
   Виктор прискакал к воротам, а не сразу на плац, чтобы оглядеться. Почему-то мысль связаться со всеми через электро-магильники пришла с серьёзным запозданием. Он лишь использовал векторы колец, чтобы определить, куда схватка расшвыряла членов его команды. Женечка где-то в здании рядом с Моавом. Влад - вне базы, на западе; там же Марина и Саша. Настя в медпункте, в том же направлении Михаил.
   - Что делать? - Танк рвался в бой.
   - И кто виноват? Разведай, что с нашим любовным треугольником. Сейчас тебя заброшу. Я - к остальным.
   - Шли!
   Сама мысль забросить кого-то куда-то - новаторская, не говоря уж о её осуществлении. Но и первая пришла, и второе получилось с легкостью! Танк улетел. Авось сыщет пропажу. Теперь - к Женечке!
   В здании. Виктор прыгнул по вектору на второй этаж, так как почувствовал возвышение. Мимо! Первый этаж? Снова в молоко. Лестница за углом.
   Стена разворочена, кирпичи и куски штукатурки на ступенях. Между пролетами на куче мусора - неподвижный старший боец, прикрывший собою её...
   Очередь из автомата сквозь проем. Пули завязли в щите. Виктор метнул в сторону стрелка три полумесяца и сбежал к раненным. Встал на колени.
   Девушка обхватила в беспамятстве сломанное левое предплечье правой рукой. Насколько сильна контузия - не определить. Моава потрепало, кое-где броня не выдержала, виднелась кровь в поверхностных ранках. Возможно, несколько ребер треснуло при падении, но голова и конечности целы.
   Сзади пролетело нечто и упокоилось в обломках. Кудесник обернулся, бездумно подхватил щитом гранату и послал обратно настырному метателю. До земли она не долетела.
   Он упаковал бесчувственные тела в коконы и прыгнул к Насте.
   В блиндаже на одном из столов лежал некто, укрытый с головой. Лекарша не взмахнула руками, не засуетилась, а молча указала на две свободные кушетки. Когда Виктор аккуратно уложил свою ношу, Настя спросила:
   - Живы?
   - Да. Контузия, - в тон ей коротко ответил кудесник. И указал на стол.
   - Михаил. Выстрел издалека, насмерть.
   - Ясно. Разберешься?
   - Да.
   - Ухожу.
   Коротко, быстро. Каждый делает своё дело: он убивает, она лечит. Потом будут объятия, радость и слёзы. Сейчас есть тревожный симптом: все четыре кольца соратников просто молчат. Андрей вообще где-то не близко. Что тут творилось? Ладно, это тоже потом.
   Восстановить направление отправки Танка. Прыжок через запылённый плац к воротам.
   Запад, азимут двести пятьдесят девять, сто шестьдесят три метра.
   Услужлив внутренний голос и точен, как компьютер! Но пусть перемещение будет последовательным: до поворота переулка, а затем на юг чуток.
   Тупик. Старый ангар метров восьми высотой по правую руку и стена прямо и слева.
   На кой пёс этот аппендикс? Стоп! Враки всё это!
   Кстати, иллюзия отлично рушится слабым электрическим разрядом...
   Вечер озарений, честное слово! Переохлаждённый пар взвился по сторонам, искрясь при соприкосновении с пылинками, разрывая морок. Вот, открылся вид на вседорожник, снесший передком хлипкие сетчато-фанерные ворота. Справа в сплошной стене проявился въезд в ангар.
   Входи аккуратно: это западня. Скорее всего, по диагонали засел стрелок.
   "Мало ли я пуль остановил?" - возразил Виктор осторожному внутреннему голосу.
   "Разные пули бывают. Тебе ли не знать!"
   "Может, скажешь ещё, почему колечки не отвечают, госпожа интуиция?" - спросил Виктор, продолжая удивляться шизофреническому диалогу.
   "Щиты тоже разные бывают..."
   "Привет со съезда крыш!" - поразился кудесник, выпуская на разведку иллюзорного двойника.
   Тренькнула короткая очередь и увяла, а истерический мужской голос взвизгнул:
   - Сам выходи, падаль белая! - знакомый голос! И как раз из северного угла.
   - Или что?
   - Или одной ведьмой станет меньше!
   - И чего ты хочешь?
   - Похоронить Смерть! - и безумец расхохотался.
   Ах да, Смерть. Это же тот самый упёртый боец, у которого девушка - воровка!
   "Вот и делай добро людям! Тупой вояка по уши куделями обвешан! Блок перемещения, круговой щит да наверняка ещё и круги стихий".
   "Круговой, говоришь? Значит, сверху защиты нет?"
   "Нестандартный ход мысли, но ведь и впрямь нет! Какие идеи?"
   "Прыгнуть к стропилам и уронить сверху что-нибудь громоздкое!"
   "Смотри красотку не зашиби да спасителя своего".
   "А я канал спуска сделаю".
   "Тонко. Там бетонные фермы, но если схватить прямо здесь кирпичик потяжелее..."
   - Выходи уже, гад! - заверещал псих.
   - И ты меня убьешь?
   - Не сомневайся!
   - Что случилось-то?
   - Стерва эта ... случилась! - голос парня чуть не сорвался в рыдания. Марина убила его подругу-воровку. Печально, ох и печально!
   - Соболезную...
   - Мне не соболезнования твои нужны! Выходи!
   "Как же просто тобою манипулировать!"
   "Есть такое. И ничто хорошее не остается безнаказанным".
   "Но выйти придется: отсюда никакого обзора".
   "Тогда выйду, раз деваться некуда".
   "На щиты особо не надейся. Готовься подкинуть кирпичик на голову этому недоноску".
   "Спасибо за подсказку..."
   В сонме иллюзорных копий себя Виктор вышел из-за угла.
   Мрачное пустое помещение с мертвым краном на рельсах под потолком.
   - Сучий шустряк! - заорал психопат и начал стрелять.
   Виктор отпрыгнул, понимая, что может опоздать. Нет, удалось! Сляпанные глиной четыре кирпича подвисли над стрелком в пяти метрах и начали своё движение вниз.
   В ту же секунду парень переключился с толпы двойников на невидимого кудесника.
   "Кость. Задета, - успел подумать Виктор, падая на правый бок, чтобы снять нагрузку с пробитой ноги. Горло издало хрип, когда до тела дошло, насколько же болезненным бывает огнестрельное ранение. - И артерия задета".
   Тепло расползалось по икре, изливаясь мягким ватными толчками.
   "Ставь перетяжку под колено! Потом будешь с сосудами возиться, хирург-самоучка!" - заорал внутренний голос, тоже хлебнувший боли.
   Виктор так и сделал. Он всё-таки закупорил артерию, а затем освободил кровоток. Кажется, так надо...
   "В зеркале проверься, если кажется".
   "А креститься?"
   "Что делать?"
  
  -- 108. Подкидыш.
   В голени засел большой ноющий зуб. Даже подвывающая челюсть. Настя не слишком усердствовала с болеутоляющими. Надо лечиться, лечить всех остальных, решать, что делать дальше.
   "Уходить надо. Избавляться от балласта - и пропадать в неожиданном направлении".
   "Знаешь что, внутренний голос, это всё начинает становиться ультра-странным!"
   "Что ж тут странного? Многие люди ведут внутренний диалог..."
   "В котором каждый собеседник знает что-то, чего на знает другой?"
   "Э... например?"
   "Ты не знаешь, что такое "креститься", я не знал, как отправлять другого человека в телепорт".
   "М-да, как ты правильно заметил, ничто хорошее не остается безнаказанным, - под черепом словно бы кто-то вздохнул. - Значит, мне никак тебя не убедить в том, что мы с тобой - грани одной личности?"
   "Кроме того, мой эгоизм не простирается так далеко, как твои советы. Но это ещё мелочи, - в продолжение монолога росла уверенность в собственной правоте. - Главное - различие в памяти".
   "Могу привести тебе примеры того, как раздвоение личности блокировало некоторые области памяти..." - слабо возразило альтер-эго.
   "Не угадал, подкидыш! Не тот случай. Вопрос о "перекреститься" - это не забытый рецепт черничного пирога!"
   "Быстро же ты меня раскусил..."
   "Кого - меня?" - спросил Виктор, с опасением предчувствуя ответ.
   "Меня, коллега! Уж извини за вынужденное соседство... - образ печального вздоха. - Так получилось..."
   "Тёзка!?"
   "Я. Подозреваю, что твой хитрый перстенёк работал с электрическими матрицами мозга: он же мог мысли пересылать".
   "И ты в последний момент наложил свою матрицу на меня!?"
   "Не я. Сама спрыгнула в момент взрыва. Видимо, эффект разрушения артефакта. И, кстати, не получилось ни сращивания, ни замещения: мы существуем параллельно и одновременно. Может, дело в том, что я левша? Был левшой..."
   "Та-ак, тогда у меня только одна мысль остаётся: как выгнать безбилетника?"
   "Знаешь, я даже тебе скажу. Только второй раз умирать очень не хочется. Это больно и досадно. Как же я тебя, хитреца, недооценил!"
   "А варианты?"
   "Ну, например, ты мог бы меня переместить в другое тело".
   "И иметь те же неприятности сызнова? Нет уж, спасибо!"
   "Есть возможность сделать меня неспособным к магии, - мысль выглядела слёзной мольбой. - Я бы с удовольствием просто понаблюдал! Хотя бы несколько годков... чтобы свыкнуться со смертью, что ли..."
   "Даже и не знаю, что тебе ответить..."
   "Я знаю, что ты ответишь. И сразу же скажу "спасибо"! Твой мозг - просто коробка с конфетами!"
   "А твой?"
   "Мой - с дерьмом. У меня была магически скомпенсированная эпилепсия. С таким багажом далеко не уедешь. Жуть, сколько времени и сил убил, чтобы научиться вот эти ограничения обходить! А вылечить так и не смог. Во-от, ты мне сочувствуешь. А у меня и с сочувствием проблемы были".
   "Сейчас расплачусь".
   "Зря сарказм тренируешь. У меня вот только он и оставался. Да ещё с магическим ростом эмоциональный фон закрепляется..."
   "Бедный ты калека".
   "Урод, - безжалостно уточнил Викки. - Но достаточно многого добившийся, несмотря ни на что!"
   "Что-то ты больно добрый стал: советы дельные даёшь. И самокритичный чересчур. Аж не верится!"
   "Трудно быть злюкой, - мысль-смешок, - сидя в коробке с конфетами. Потом, я успел немного поразмыслить над своим положением".
   "Но к остальным ты по-прежнему относишься, как я заметил".
   "Так то - остальные! И, прости уж зануду, команда у тебя всё-таки раздутая. Много случайных людей, которые и сами уже не прочь слинять, держатся только из пустой преданности да оттого, что податься некуда. Предложи им разбежаться, пообещай устроить на новом месте - с радостью отвалят".
   "Преданность..."
   "Не все, кстати. Девчонка твоя крепко прилипла, боец-спаситель тоже. Да напарник его. Вот их и оставь. А другие даже зла на тебя держать не будут, ещё и поблагодарят за весёлые каникулы".
   "Как у тебя всё просто!"
   "Жизненного опыта больше, с людьми разными повертелся - насмотрелся. Это обычные люди: без особых стремлений, без чувства миссии".
   "А ты?"
   "О! у меня была жажда власти! Большая такая, откормленная!"
   "И хочешь сказать, что сейчас пропала?"
   "Мне бы с собой разобраться..."
   "А уж там..."
   "Вряд ли будет что-то "там". Я же отчасти и с этой мыслью хочу себя в магии ограничить по условиям, так сказать, досрочного освобождения. От того, как я власти хотел - одни проблемы. Вот, с тобой, миролюбцем, поцапался".
   "У меня такое ощущение, что это не единственное из последствий..."
   "Что есть, то есть, - повинился Викки. - Ты, вон, моей ярости хлебнул - так уйму народа положил".
   "Да уж..."
   "Но от меня теперь только польза будет. Обещаю! Да, знаю, доверять мне непросто. Хочешь, прямо сейчас в довесок к обещанию скажу, как меня отселить можно?"
   "Ну, колись..."
   "У высших лекарей есть заклинание изгнания. Слетаешь к своей знакомой - и порядок..."
   "Хм, так и подмывает..."
   "А если не торопиться, то я тебе ещё много полезного расскажу!"
   "Ладно. Торопиться не стану. Но и ты надолго среди конфет не устраивайся!"
   "Спасибо, коллега!"
   Чистая такая, благодарная радость. Эк его перетряхнуло!
   Снова к реальности, к ноющей, раздражающей боли.
   "Могу отключить болевые рецепторы!"
   "Помолчи чуточку, ладно? Боль - знак нездоровья. Как мне себя чинить, если боли нет?"
   "Конечно. Умолкаю..." - и действительно смолк: отключился, истаял.
   "И не пытайся вертеть моими мыслями!"
   Послушный кивок в ответ. Чудеса!
   "И хватит копаться в моей памяти: я себя от этого странно чувствую".
   Тихое сожаление, обещание послушания. Сказка! Что ж он таким покладистым при жизни не был?
   Виктор открыл глаза и медленно поднялся с кушетки.
   - Витька! - Женечка вскочила со стула. Рука на перевязи, под глазами синяки, правая скула пожелтела от удара. От резкого движения Женю повело, пришлось схватиться за спинку стула.
   - Привет!
   Три четверти объятий. Радость от встречи, от близости возлюбленной омрачил чуть заметный мысленный вздох сожаления. Как же это неприятно - быть на виду в такие личные, романтические моменты! Почувствовав раздражение Виктора, Викки снова пропал с горизонта. Надо бы побыстрее избавиться от него, сколь бы он ни обещал быть тактичным и полезным.
  
  -- IIIc. Наследник.

Я служу. Это моё право.
Я знаю. Это моё свойство.

Я предотвращаю. Это моя прихоть.

Я не наказываю. Мне никто не должен.

Я разрушаю. Нравится?

Обет Разрушителя.

  -- 109. Построение.
   Подлатать, собрать силу, очистить, запустить восстановление. Подлатать, собрать, запустить...
   "Ловко получается!"
   Виктор кивнул.
   "Открыл на практике, - он не стал возражать против нарушения молчания безбилетником. - Пока сбоев не было. Сам поражаюсь, если честно".
   "Я заметил, что ты дозируешь воздействие".
   "Иначе получается омоложение. Так магия возвращает локальное состояние тканей..."
   "А в больших дозах омолаживает организм, запуская восстановление на генетическом уровне! Это гениально, честное слово!"
   "Да, потенциальная золотая жила, - уловил Виктор направление мысли. - Но есть и проблемы".
   "Как и с любой магией, - согласился Викки. - Люций - феерический надувала! Хотя, с другой стороны, с людьми иначе нельзя".
   "За примерами недалеко ходить..."
   "Увы. Ладно, снова умолкаю..."
   Так или иначе помятыми оказались практически все. Только за полдень получилось передохнуть.
   Андрея следовало поблагодарить за замолчавших снайперов, Настю за расторопность, Моава за самоотверженность, и так далее. Но общим гнетущим фактом стала смерть Михаила: внезапная, бескомпромиссная. В пуле Викки узнал свою работу...
   Старого мага похоронили на небольшом острове. Двое охранников сиротливо постояли над временной могилой хозяина, потом отрешённо сообщили Виктору, что старик обещал упомянуть его в завещании. Кудесник не нашёлся, что ответить, и просто кивнул. На память пришла фраза умирающего священника из фантастического телесериала: "Не важно, во что ты веришь. Главное - верь!"
  
   Оставаться в Ахтубинске? Бессмысленно и тягостно. Виктор собрал команду на острове, определённом объявлением под застройку.
   - Я не знаю, - неуверенно начал Виктор, - кто и чего желает от жизни. Некоторые из вас более-менее сознательно решились на это приключение, но для других оно стало неожиданностью, случайностью, помехой...
   - Ты хочешь сказать, что приключение это твоё закончилось? - задала Настя наводящий вопрос.
   - Более-менее. По крайней мере, закончился кризис.
   - Я вот тебе поражаюсь, зятенька! - Андрей хохотнул. - Такие дела творил, столько народу вокруг себя собрал, а сейчас мнешься, как красна девица!
   - Ну, так я же не знаю, чего вы хотите, что планируете! - воскликнул Виктор. - Вдруг вы подумаете...
   - Что - поматросил и бросил? - с недипломатической откровенностью закончил бард. - Я не подумаю, Настька, надо полагать, тоже. Лично у меня только одна просьба: явился бы ты пред светлы очи начальника моего да поведал бы обо всём, чтобы мне до конца моей второй молодости за "Пегаса" не расплачиваться.
   "Вот. А ты боялся".
   - Ладно, тогда прямо ставлю вопрос: кто хочет пойти своей дорогой? Естественно, оставаясь в моем поле зрения, со средствами связи, чтобы я мог прийти на помощь в случае осложнений...
   - Я хотела бы, - Марина вздёрнула подбородок. - Но я волшебница, и больше ничего не умею...
   - Мы разберемся с этим, - ответил Саша. Повзрослевший, сильный духом, уверенный в себе Саша. - Мы хотим вернуться домой.
   - Хорошо. Кто-то ещё?
   - Виктор, я хочу завершить здесь дела, а потом, через недельку, через месяц придумаю, как жить дальше, - высказался лекарь.
   - Отлично.
   - Мы остаёмся с тобой, - Моав пожал плечами. - Да и дома надо будет кое-какие винтики подкрутить, чтобы Дрейк не был в обиде.
   Женечка подошла и взяла Виктора за руку. Можно и без слов.
   "Этот лекаришка..."
   "Что с ним не так?"
   "Да ничтожество полнейшее! Я б его давно изничтожил, будь моя воля".
   "Парни Михаила признают Влада за главного. Разберется тут - и..."
   "И всё! Он ни к чему не способен! Лекарь шестого уровня - это ж смех, что такое!"
   "Не все ж такие продвинутые, как ты да я!"
   "Я наводил о нём справки, когда его брали. Так вот: он точно знал, кто ты, ещё до того, как поехал в деревню! И не стал ничего добиваться. Только ныл, пока с квартетом на машинке ехал".
   "А его кто-нибудь послушал бы?" - засомневался Виктор.
   "Да не в этом суть! - распалялся призрак под черепом. - Он же даже не попытался!"
   "Ты против него что-то имеешь? Лично ты?"
   "Против всех тряпок и размазней!" - рявкнул Викки, явно кривя душой.
   "Тогда придётся вырезать девять человек из десятка по всему миру", - заметил Виктор, пытаясь вернуть собеседнику здравомыслие.
   Вместо ответа вышло нечто иное: левая рука кудесника начала самопроизвольно подниматься! Причём движение это не желало останавливаться от прямого волевого усилия!
   "Что за фокусы!?"
   "Это... надо... сделать..." - по сознанию промчался образ человека, краснеющего от натуги, будто отдирающего что-то тяжеленное от земли.
   Виктор, боясь, что может проиграть эту дуэль, страшась, что часть его тела совершит нечто непоправимое против его воли, схватил непослушную левую руку правой. И для верности обернул обе щитом.
   Помогло! Призрак быстро терял силы - какую-нибудь запасённую психическую энергию, не важно, что! - и, кажется, начал осознавать, насколько серьёзно подпортил себе репутацию в глазах хозяина.
   Команда наблюдала за застывшим кудесником безмолвно, словно боялась вмешаться. И хорошо, что они хранили молчание...
   "Итак, тёзка, - мысленно прошипел Виктор поверженному сопернику. - Официально сообщаю: я спать не буду, пока не вышвырну тебя из своего мозга, сознания и жизни!"
   "Прости, коллега! Прости! - совершенно искренне принялся умолять мысленный повстанец. - Я виноват, но..."
   "Я больше так не буду? Это, дружок, для детского сада! Если уж очищать землю, то - от таких как ты: наглых, подминающих под себя всё, как вирус!"
   "Не убивай меня! Прошу! Только не убивай меня второй раз!"
   Рука вроде расслабилась, но напоминала о прошедшем напряжении болью в перетруженых мышцах. Виктор выдохнул. Огляделся и натужно улыбнулся команде, чтобы показать, что всё в порядке.
   "Я подумаю, - пообещал он. - Но это произойдёт уже сегодня! И ты мне поможешь правильно от тебя избавиться, если хочешь жить. А до того времени будешь сидеть тихо и трусливо, как ёж под кактусом! Всё понятно!?"
   "Да, конечно..."
   Виктор потёр руку.
   - Кажется, я ещё не вполне пришёл в себя, - кудесник бледно улыбнулся. - Но... в общем... хорошо бы поторопиться. Сколько времени потребуется на сборы?
   Эх, нищему собраться - только подпоясаться. Не так, чтобы совсем нищему: "выходное пособие" всё-таки есть с чего выплатить. Однако...
  
  -- 110. Раздача.
   Рисковать прыжком по каналам Глобального Заклинания с багажом в несколько человек не стоило. Тренировки делали своё дело: первое меридианное движение далось без значительных усилий.
   Узнав об ограничениях магического перемещения, Саша сам предложил не забрасывать его с Мариной прямо в Париж, а высадить к западу от Мюнхена, чтобы к вечеру они автостопом смогли бы добраться до дома. Так и меньше шансов "засветить" переход, да и в других отношениях естественней как-то...
   Виктор торопился, а потому возражать не стал. Случись что - двух волшебников голыми руками не возьмёшь, а там и кудесник на подмогу прискочит. Впрочем, в этом сонном мире дорожный бандитизм жил, пожалуй, только в сказках.
   Прощались у дороги, прорезавшей березняк бетонной двухполосной бесконечностью, рядом с указателем, обещавшим чуть более двухсот километров до Парижа.
   Чувство дружбы, какое не случалось испытать никогда дотоле. Две недели они были вместе или меньше? Две - с Сашей, одну - с Мариной. Безумие этого путешествия вырезало из жизни рутину, оставило лишь страх остановки. Постоянный полёт на крыльях событий, как у свихнувшейся вороны, решившей перелететь Средиземное море. Которого, кстати, почти и нет...
  
   Северный магнитный полюс так удачно оказался южней и восточней земной оси, что движение по параллели к Симбирску сократилось до пятидесяти километров. А что такое полтинник для бывалого кудесника? - плюнуть и растереть!
   На подходе к большому городу требовалась осторожность, поэтому на то, чтобы добраться до нужного места, ушло больше получаса. Это воскресенье выдалось пасмурным, а кое-где с дождём. Он загонял горожан под крыши, но улицы всё равно дышали оживлением выходного дня. Прыжки с постоянной оглядкой скоро создали впечатление разведки в глубоком тылу врага.
   Пятиэтажное здание на площади в полутора километрах от реки, по заверению Андрея, было снабжено достаточным количеством видеокамер. Так что подходили в невидимости. Викки нарушил молчание и напомнил о датчиках магии, технологию изготовления которых он некогда передал Ордену. Но тут уж вариантов было немного: разве что по возможности не подходить к бродягам, находясь под воздействием активных заклинаний. Пакостные мелкие тонкости. В самом-то здании никаких детекторов быть не должно, иначе бы эти штучки обпиликались...
   - Как обращаться к твоему начальнику?
   - Думаю, зови его Леонидом. Отчество он недолюбливает, а до "Лёни" допускает немногих. "Леонид" - нормальная дистанция общения: ты сразу покажешь собственную значимость. Представься Виктором, кстати: создашь иллюзию разговора на равных.
   - Иллюзию?
   - А что - не иллюзия? - вздохнул Андрей.
   "Тот, кого ты можешь уничтожить мановением руки - заведомо тебе не ровня".
   "И где ж тебя учили определять социальный статус!?"
   "Жизнь научила, коллега. Он уже будет знать о заварушке под Волгоградом. И, когда ты заявишься, оценит твою опасность как "смертельную". Что, увы, правильно".
   "Дожили..."
   "С позволения сказать..."
   "Чёрный юмор?"
   "Ну, белый-то - у тебя".
   - Второй этаж, сто десятый кабинет. От входа лучше сразу перейти на пролёт между этажами: скоба определяет магию.
   - Тогда всё равно среагирует на проход, но попробую хотя бы.
  
   Двое охранников удивлённо посмотрели на неуверенно пиликнувший датчик. Один из них подошёл, поводил рукой по пустоте, ничего не нащупал и пожал плечами.
   "Тесть твой прав. Мы только что наблюдали иллюзию безопасности".
   108, 109 и дверь без номера. Разбираться с замком Виктор не стал. Магический сканер из-за двери обнаружил в кабинете одного человека и с дюжину артефактов. Всё, как и ожидалось. Шесть невидимых человек проскользнули внутрь.
   Шкафы, шкафчики, мини-бар, стол Леонида в дальнем конце кабинета. Столик, за которым могла бы сидеть секретарша или стенографистка, пустовал. Собственно, и самого хозяина не видно: прячась за столом, он как раз подумывал сбежать, но это не входило в планы гостей, потому, вынырнув из телепорта, бард неожиданно для себя самого, оказался посреди кабинета.
   - Добрый день, Леонид, - поздоровался Виктор, снимая невидимость. - Меня зовут Виктор, и я торжественно клянусь, что не замышляю ничего... плохого.
   - Лёня, ты велел не возвращаться без кудесника... - Андрей беспомощно развёл руками, улыбаясь во все тридцать два зуба.
  
   - Я вот думаю, не продешевил ли ты? - Моав, помолодевший при лечении на тридцать лет, ловко подскочил на метр вверх и сорвал липовый цветок. Виктор поставил щит, и капли с потревоженной ветки сбежали по бокам, не замочив компанию.
   Андрей, оставшийся проводить друзей, хмыкнул.
   - Не думаю, - ответил он за кудесника. - "Единичная услуга разумного качества"? Ни секунды не сомневаюсь, что Лёня захочет помолодеть.
   - Так и я о том же!
   - Это стоит дороже? - спросил Андрей. - Хотя, ты прав, вояка.
   - Мне больше нечего было предложить, - сказал Виктор, снова задумываясь о том, по какой тонкой грани придётся ходить в ближайшие годы. Впрочем, вряд ли она будет тоньше, чем в последние дни.
  
   Объятия и рукопожатия. Обещания не забывать друг о друге. Шутливое отцовское благословление Виктора и Жени.
   "Если б я научился людей омолаживать, весь мир был бы у моих ног!"
   "Хорошо, что ты не научился".
   "Эх! Похоже, всё, что я говорю, только отягощает мою участь".
   "Чтобы попасть в ад, человеку достаточно собственного языка".
   "Куда попасть?"
   "Долгая история. В загробный мир, скажем..."
   "Пока он для меня мало чем отличается от обычного. Ну, расскажи-ка, куда ты меня планируешь отправить! - попытался потребовать Викки, но тут же добавил: - Пожалуйста".
   "Я не силён в подробностях, но, как я слышал, в начале было Слово..."
  
  -- 111. Лидия.
   Двести пятьдесят километров пути - двадцать с лишним прыжков. Виктор их не считал. Почти машинально раз за разом он выбирал максимальную возвышенность, выставлял координаты, протягивал силовую линию следующей транспортировки. Пропечатанная в разуме карта мало помогала: дальние прыжки делали местности удивительно похожими. К тому же, любые крупные вехи пути приходилось огибать за многолюдством, ибо скакать далеко, поддерживая невидимость, было решительно тяжко.
   Наилучшими ориентирами оставались реки и дороги. И те, и другие показывались зелёными полосами поймы и лесопосадок.
   Как огромен мир! Даже шагая по нему исполинскими шагами, Виктор успел изрядно умаяться, пройдя ничтожную его часть. Найти Люция самостоятельно будет очень непростой задачей. Подключаться к сети Глобального Заклинания без ведома владельца - опасное предприятие. Дать о себе знать, запустив пробу, а уж там и "договориться о встрече"? Вряд ли разумно: если Люций сам знает свои координаты, то передал бы при предыдущем разговоре.
   Древний маг странен. И общаться с этой полу-стихийной силой по-прежнему страшно. Что он знает и чего не знает о перекроенном им самим мире? Кажется, он сам себя ограничил в знаниях, а то и вообще не имеет необходимости видеть дальше собственного носа.
   В отличие, кстати, от Дремлющей Красавицы! Эта и говорит на... современном, чёрт побери, языке! Почему она, запершись в своём гроте, отлично разбирается во многом из дел современности, а Древний, опутавший Заклинанием всю планету, слеп, как котёнок?
   "Ты и с ней успел поболтать накоротке!?"
   "Случилось пару раз. Вот приблизительно, как с тобою сейчас, и общался. Только всегда она начинала разговор".
   "Она наверняка знает, как достичь того, что тебе надо. И её недаром называют Хранительницей Времени".
   "А что ты о ней знаешь?"
   "Только догадываюсь и вспоминаю папины рассказы. Он как-то сказал, что она - зерно прошлого, посаженное в будущем. А ещё он считал, что именно она в ответе за Большой Розыгрыш".
   "Она подставила Гильдию?"
   "Нечаянно: хотела предупредить о грядущем. Гонения на магов изначально были инициативой группы магов, устроивших переворот. Причём, тех смутьянов уже нет".
   "Как же всё запущено!"
   "Главное - кем?"
   "Ещё бы это знание помогло..."
   "Ну, если знать, с кого всё началось, можно..."
   "...крутить этим миром, как вздумается? Ты сумасшедший, тёзка! И эпилепсия твоя тут уже ни при чём".
   "С кем поведешься..."
   "Ты про меня что ли?"
   "Я про Орден".
   "В который ты пришёл, сдав родного отца".
  
   Знакомые шесть берёз.
   "Чувствуешь сторожевое заклинание?" - вдруг спросил Викки.
   "Да. Кажется, довольно хитрое. Хотя я плохо понимаю, зачем ставить сторожевую систему только на центральном входе".
   "А ты смотрел со всех сторон?"
   "Глянул мельком в прошлый раз. А что?"
   "Здесь около шести заклинаний, - мысленная улыбка во весь рот. - Некоторые мне знакомы. И не все устанавливал лекарь..."
   "Дрейк подсобил? А что ж тогда его участок был практически голым?"
   "Не-а. Здесь работа более сильного мага. И ни одного атакующего заклинания".
   "Атака предполагает большую силу! - догадался Виктор. - А у Лидии нет возможности восстанавливать их постоянно!"
   "Среди магов считается, что толковый высший лекарь близок к непобедимости, если знает, с чем имеет дело. А эти берёзки как раз и позволяют ей всё узнать..."
   "Надо будет порасспросить бабушку. Ладно, что мы тут стоим?"
   - Извините, что-то я задумался...
   - Бывает, Витька, - Моав качнул головой. - Вот так приходишь с дела, голова гудит, мышцы... и всё думаешь, что что-то забыл...
   "Это ещё что за такое!? - взвыл Викки. - Ставь щиты!!!"
   "Секунду! - бросил Виктор, следуя совету. - Она свихнулась, или Чёрные и здесь засаду поставили!?"
   Монстр вылетел из дверей домика. Светящаяся от наложенных заклинаний женщина с гипертрофированными мускулами швырнула заклинание в визитёров, поднимая на бегу огненный молот.
   "Аа-а! Кто это!?"
   - Лидия, если желаете размяться, давайте повоюем в том же месте! - в полной растерянности крикнул Виктор, чувствуя, как гневная деструктивная сила наверчивается на жадину. - Зачем грядки портить?
   - Так вы не призраки!? - громогласно ответила лекарша и резко затормозила. - Виктор! Как же я рада вас видеть!
   "Так вот в чём дело, коллега!"
   "Просвети уж..."
   "Она узнала, что вы погибли, а сторожевое заклинание заметило меня и определило как призрака!"
   "Обалдеть! Значит, я только что снова спас тебе жизнь?"
   "Выходит, что так".
   "Что ж, тем лучше: не придётся объяснять, зачем мне оно нужно. Заклинание я сохранил".
   "Коллега!" - снова взмолился Викки.
   "Я обещал и сделаю всё, что смогу. В отличие от тебя, я свои обещания выполняю!"
   - Идёмте же в дом, что вы встали, как не родные! - воскликнула Лидия.
   "Тогда надеюсь, что у тебя всё получится..."
   "Я тоже надеюсь: не люблю кого-то подводить".
   "Но какова бабуленция! - восхитился напоследок Викки. - Никаким отчётом не описать!"
   "Обо всём-то тебе докладывали..."
   "Увы, нет. Кое-что и клещами было не выдрать".
  
  -- 112. К источнику.
   За рассказами и вопросами путешественники пытались заглушить навалившийся голод.
   "Что собираешься делать?"
   "Избавиться от тебя, как я уже говорил".
   "Да? - с понятной тоской спросил Тезка. - И как же?"
   "Переселить тебя в тело птицы и приставить охранника".
   "Охранника?"
   "Расскажи, как добраться до грота Хранительницы: я не смог забрать артефакт с тем заклинанием, которое ты на меня навесил".
   "Все-таки странный ты. Даже для кудесника, - Тезка усмехнулся. - Думаешь, Она станет за мной присматривать по твоей просьбе? Она даже на запросы не отвечает!"
   "Мне ответит. А у тебя только два варианта: небытие или ворона".
   "Ой, не напоминай, ладно? Это жестоко, в конце концов!"
   "Кто бы говорил!"
   "Ладно, ладно! И в той блокировке не было самого запроса. Только блок и возврат, - чуть просветлев, стал рассказывать Тезка. - Насколько я понял, запрос - это передача кодового слова адресату, после чего адресат открывает проход своими силами. Я пробовал разные слова, но меня отбрасывали, причем довольно грубо!"
   "Всего одно слово?"
   "Ага. Я ж говорю: код. Причём, то, что отправляли Трёхпалые - уже не подходит!"
   Значит, не получится отправить сколь-либо полного рассказа о происходящем. Даже сказать: "Это я - Виктор", - и то не получится, к тому же Викторов немало, и Дремлющая об этом знает. Что же сможет послужить ключом? Можно попытаться взломать заклинание и считать координаты грота. Но это не многим легче поисков Люция. Нужно кодовое слово...
   Разговор за столом шел своим чередом. Ушедшего в себя кудесника все оставили в покое. Кроме него молчание сохранял ещё и Пётр. Лекарь сидел и слушал рассказы. Скучный, с легкой заинтересованностью на лице; он мог бы с тем же интересом внимать повести о захватывающем путешествии на базар за картошкой-морковкой.
   "Ещё одно бессмысленное существо".
   "Что, и его под нож?"
   "Мир не обеднеет, уверяю тебя".
   "Тваюмагию! Что ж ты за кровожадный монстр такой!?"
   "Прости, уж какой есть. Кстати, где ты это ругательство подцепил?"
   "Знаешь... - мысль-ответ не успела сформироваться на пороге озарения. - В Гроте Хранительницы!"
   - А ведь чувствуется перемена климата! - вдруг заметил Моав.
   - Точно! - удивлённо согласился Танк, наконец, отодвигаясь от опустевшей в третий раз тарелки. - К тому же мы с утра на ногах.
   - Лидия, а почему вы подумали что мы - призраки? - с полнейшим простодушием задала Женечка вопрос, не дававший покоя всем.
   - Простите, что прерываю, но у меня тут дело нашлось одно... - Тяжело было не напускать туману, практически невозможно. - Часика на два.
   - А... ну, да, конечно!
   Танк начал подниматься, Женечка и Моав глянули вопросительно.
   - Нет-нет! Просто надо побыть одному, если вы не возражаете...
  
   "И никого не взял с собой".
   "Объяснять всем и каждому, кто у меня в голове сидит? Боюсь оказаться неверно понятым. Я и сам-то себя плохо понимаю".
   "Да, что-то я со страху глупости болтаю".
   Снова роща. Разбитая, но уже начавшая восстанавливаться. Изменения, произошедшие за три дня, бросались в глаза: трава поглотила нанесённые земле раны, настала очередь кустарников.
   "Вот здесь ты их изничтожил..."
   "Да уж, пришлось".
   "Натравил, заманил, смотрел, как они влезают в капкан, отрезал пути к отступлению, - Викки сопоставлял рапорты и то, что видел. - И уничтожил. Отличная работа, должен признать!"
   "Натравились сами, - Виктор невесело усмехнулся. - Пора подыскать тебе птичку поздоровее".
   "А можно я сам выберу?" - с проснувшимся энтузиазмом попросил Викки.
   "Да пожалуйста!"
   "Вот его!"
   "Сокола!?"
   "Ты предложил мне выбрать - я выбрал, - хитрая улыбка. - Хищник лучше падальщика: мозги правильные".
   "Сомневаюсь, что соколы умнее ворон. И я вообще-то не о хищниках говорил!"
   "Но прямо это не звучало. Да, я поймал тебя на слове. Хватай красавца, пока не сбежал!"
   Сокол выбрал именно этот момент, чтобы пуститься в погоню за стрижом. Добыча верткая, хищник дважды промахивался и дважды снова заходил на цель с досадливым гиканьем. Пришлось прыгать поближе и дожидаться, пока птица вернётся к спокойному наблюдению за территорией. Всё-таки у глушаков невысокая скорость и ударить сокола, когда тот в пике или закладывает виражи - сложная задача.
   И всё-таки двадцатиминутная охота увенчалась успехом.
   "Подумай о том, сколько стрижей ты только что спас! Ты же любишь всех спасать..."
   "Постараюсь. Всё! с тебя процедура вызова!"
   "А может..."
   "Уже не может! Хватит испытывать моё терпение!"
   "Но ты же птицу не подготовил!"
   "Дремлющая - специалист по использованию внешних хранилищ для памяти. Куда лучше, если за приготовлением будет присматривать она".
   "Ух ты, как заботливо! Беру свои слова обратно. Прямо надежда забрезжила".
  
   Интересное выходило плетение. Сперва выход по меридиану, видимо, к полюсу; пауза, в которую рассчитывается поворот; и спуск (или восхождение?) по другому меридиану с контролем некоего воздушного окна, которое и должно поглотить сообщение.
   "Тонко! - поразился Виктор. - Да ведь так можно совсем исключить движение по параллелям!"
   "Чувствую себя идиотом. И чем дальше, тем больше. Почему я об этом не догадался!?"
   "Ну, может и я не совсем прав, - скромно заметил Виктор. - Есть же еще эффект полярного сияния!"
   "В смысле?"
   "Уплотнение силовых линий на высоких широтах. Как оно повлияет на несущую волну и её содержимое - вопрос открытый".
   "Теперь уже ты кота за хвост тянешь. Какое там у тебя кодовое слово?"
   Он встал ровно и на всякий случай нащупал магнитный север.
   - Тваюмагию! - крикнул кудесник.
   Обёртка. Второй транспорт. Время и Солнце. Первый транспорт.
   - Поехали!
   Посылка ушла.
   "И всё-таки, как она снимет мои координаты, если транспортирующие заклинания разрушаются, и настройка поворота тоже отгорает? Да и сама карта настройки - плюс-минус тридцать километров..."
   "Есть у меня одна идея, но лучше спросить у неё самой. А по поводу точности карты... Ты же видел Большое Заклинание? Она может сплести нечто подобное за тысячи-то лет!"
   "Да. Правда. Я бы смог..."
   "Получилось! - раздался радостный вопль под черепом. - И она к тебе неравнодушна! Аж завидно".
   Черный круг пустоты в полтора роста человека. Даже трудно поверить в то, что отрицание сущего: и магии, и физики - может быть настолько полным!
   "Хватит болтать. Я вхожу".
  
  -- 113. Охранница.
   "Я вхожу".
   Ан нет: уже вышел! Белый туман, прохлада, камень под ногами...
   - Вот так сюрприз! Я-то имела в виду, что Виктор из Ордена будет маскироваться под мага, а тут буквально "Чёрный в Белом"!
   - Да уж, так вот. - И ничего удивительного в таких способностях Дремлющей к сканированию.
   - И разделитель принёс?
   - И контейнер.
   "И это вы всё обо мне?"
   - Подбрось колечко, Вить, - попросила хозяйка.
   - Считаешь?
   - Вроде того. Хочу поговорить на троих.
   "Мне казалось, меня уже ничем не удивить! Ты разговариваешь с живой легендой..."
   Метровое кольцо света образовалось над головой и упало плашмя, пропустив через себя Виктора, как нитку через игольное ушко.
   - ...как со старой знакомой! - уже вслух закончил Викки. - Ух ты!
   - Ага! - гордо и шаловливо ответил воздух.
   - Это ты послала пророчества? - спросил Виктор.
   - Все три. Хочется верить, что они помогли.
   - Частично...
   - Как же тут... просторно!
   - В магическом смысле, Чёрный? - невидимая девушка усмехнулась. - Ну да, так положено. Это же зал инициации.
   - А как же...
   - Давай это потом обсудим, лады? Витька с делом пришёл, как я понимаю...
   - Да, сможешь помочь?
   - С инкапсуляцией или с подготовкой? В общем, я могла бы, но у меня есть трудности с внешними трансформациями: моё собственное тело слишком деформировано. Так что лучше, если образ на субстрате будет твоим. Кстати, у Люция будет та же проблема. Разве что с переносом могу помочь.
   - Кажется, она обо мне говорит... - опасливо предположил Викки.
   - Определённо, - подтвердил Виктор. - Есть идеи по подготовке?
   - Используй тот же принцип, что и в кольцах, только проведи сжатие под конечную форму. Адаптация произойдёт автоматически, если добавить природный тон.
   - Вы специально так!? Чтобы я не понял?
   - Потом объясню, Чёрный. У нас с тобой ещё не одна ночка впереди...
   Просто. У птицы-то вроде всё по-другому в голове. Даже свинья или овца не так отличны от человека! Может, следовало другое животное притащить? Хотя, раз вороны и чайки могли воспринимать команды...
   Мозг. Главное - кора? Остальное вроде как - только физиология? Запоздалые размышления, что уж там. Одно дело, когда действуешь по полной аналогии...
   - И вот так ты собираешься меня переносить!?
   - Ему и выносить тебя было непросто, как мне кажется.
   - Но это же...
   - Я проверю совместимость, не беспокойся. И... отлично! - воскликнула хозяйка. - Сбрасывай! Я обеспечу канал.
   - Но я же...
   Стоя одной ногой в бездне. Ощущая вцепившиеся в лодыжку смертельно холодные руки. Слыша мольбы о помощи, последний смех приговорённого к повешенью. Страшная рыбья пасть, от которой не увернуться, мчится прямо в лицо. Зубы в два ряда; нет, больше! Костистый язык, уродливый, как бензопила. Зубы проносятся между левым глазом и переносицей...
   И вот, он сидит на воздухе, мокрый, как наказанная курица.
   - А ведь жив паршивец! Витя, он действительно жив!
   Сокол дёрнулся, завопил, перевернулся на живот, разметал пёстрые крылья, вывернул голову вверх, согнул шею вниз, стукнувшись в камни разинутым клювом.
   - Это точно не предсмертные судороги? - Птица выглядела беззащитной и до отвращения больной.
   - Нет. Он действительно перешёл. Возможно, скоро его даже хватит на то, чтобы высказать благодарность.
   - Да, кстати, - Виктор замялся. - Я не поблагодарил. Ты так много для меня сделала...
   - Ха! Я всего лишь... - хозяйка оборвала себя. - Ну вот, снова не имею права говорить. Но хочу, чтобы ты передал... когда всё закончишь... Жене, Марине, Лидии. Танку, конечно же! Моаву, Сашке-очаровашке...
   - Откуда ты про них знаешь?
   - Не перебивай, ладно? Тебе уже и так известно столько, что твоё знание опаснее Потопа, - без капли раздражительности сказала Дремлющая. - Скажи им следующее: "Не ищите счастья - берите его! Оно всегда ближе, чем идеал". И это я тоже очень долго формулировала. Так что передай в точности. Но - через три дня, не раньше!
   - Ещё одно пророчество?
   - Точно. Тебе ведь уже пора? Завтра ты вернёшься с Танком, Женей и Мо, чтобы отправиться к Старику? Толку от них не будет, но без них уже никуда. Вы как-то найдёте остров Люция...
   - Чего ты не знаешь!?
   - Того, что будет через десять лет, - и она рассмеялась.
   - А через год? месяц?
   - Не пытай меня, не стоит! Зная будущее, жить становится или скучно, или страшно.
   - И совсем никакого толку от такого знания?
   - До завтра, Победитель!
   - До завтра...
  
  -- 114. До завтра.
   - До завтра, - ответил Виктор, уже между грядками и домом Лидии. - Как она это делает? И вообще: что именно она делает, чтобы было так?
   Чёткое ощущение секундного dИjЮ vu: он только что сказал фразу и вот говорит её снова. Почему именно так? Это точно не обычное перемещение.
   Свобода! Сколько же мыслей приходилось подвергать цензуре, чтобы спрятать от незримого наблюдателя! И раньше случалось скрывать от себя свои мысли. Эта способность отлично помогает, когда надо убедительно говорить, беззаветно веря в ту ерунду, которую несёшь. Интересно, а может ли этот процесс запускаться самостоятельно? Пожалуй, может. В каком-то смысле это и есть подсознание - хитрый способ обмануть самого себя.
   И есть в этом финте что-то от магии. Точнее, для магии. Некая внутренняя работа, которая позволяет выйти из рутинных процессов сочленения сил. Мозг - как компьютер. Его можно программировать. Похожая структура: команды процессора, ассемблер, языки высокого уровня, вызовы процедур и функций скриптами, наконец, пара слов или простая мысль, запускают десятки подпрограмм...
   Тогда обычные маги - кто-то вроде Джен из "Компьютерщиков": "Послать и-мейл, получить и-мейл, одиночный щелчок, двойной щелчок..." И некоторые ухитряются порой сплясать танго на клавиатуре, кривым путём подползая к сущности магии.
   Но и прямой путь не шибко короток.
   - Как и что она...
   Дверь распахнулась.
   - Витька! Вернулся!
   - Да. Что со мной сделается?
   Ну вот, планы осуществляются, враги разгромлены, но вместо чувства победы - горькая опустошённость. Словно красивая сказка закончилась. Магия стала реальностью, новой жизнью, давешний студент-лингвист, подрабатывавший реставратором, превратился в одно из самых могущественных существ этого мира. Так почему же этот вытянутый билет не кажется таким уж счастливым?
  
   "У Люция будет та же проблема". С этой мыслью Виктор проснулся.
   Хутор оказался на две трети пустышкой: жила на нём только Лидия с правнучкой, а остальные два участка были разбиты для отвода глаз. С той же целью построены дома, где сейчас ночевали дорогие постояльцы. Чей взгляд отводила Лидия? Или там, где лекарша приютила команду кудесника, раньше жил кто-то другой? Впрочем, вся деревня в запустении, а уж эта окраина и подавно.
   Но мощная дама намекнула, что хорошо бы им поскорее найти постоянное место жительства.
   Саша уже вернулся к нормальной жизни. Хорошо, конечно, но не рано ли? Чёрные, должно быть, в изрядной растерянности. А что творится с Парижским отделением, как скоро оно сможет вернуть себе оперативную готовность - трудно и представить. Но неплохо бы разузнать, чтобы не проснуться однажды с ножом между лопатками.
   Даже возможность умереть воспринимается отстранённо. Словно время готовится застыть, и все готовящиеся изменения в мире - как последние мазки на почти дописанной картине. Он не умрёт в ближайшие несколько лет, а значит, и в будущем шансы умереть станут близки к нулю: ведь всё уже устроится, все последствия будет под контролем, а его магические умения смогут гарантировать неуязвимость ему и его друзьям. Может, оттого и застывает время, что теперь есть возможность взглянуть на него как бы из открывающейся вечности?
   Ладно, к делу!
   Женечка и бойцы были готовы к десяти утра. Не готов был только Виктор. Это виделось несложной задачкой - вычислить точку рассвета, но... Итак, где был рассвет на экваторе семнадцатого июня, если в деревне Рассвет через пятьсот двадцать четыре секунды стало приблизительно двадцать три часа две минуты? Если точно рассчитать, то можно телепортироваться хоть самостоятельно! Правда, с дополнительным смещением по высоте, а Земля - не шар, а геоида. И меридиан только на глобусе прямо начерчен, а в магнитной проекции он будет приподнят у экватора метров на восемьдесят-сто над океаном. Ещё и расстояние гигантское: при движении по поверхности через полюс со скоростью света времени уйдёт около одной двадцать второй доли секунды. Или чуть меньше, из-за близости магнитного полюса... да ещё и искривлённость поля...
   - А-а!
   - Что? - воскликнул Моав, смотря на начальника, вдруг возопившего над листочком с чертежами.
   - Я не могу рассчитать точку выхода!!!
   - Он бессилен, - трагическим голосом констатировал Танк.
   - Бедный великий маг! - Женечка всплеснула руками.
   - Мы пропали, - констатировал Моав.
   - Издеваетесь, да?
   - Немного, - признался Танк. - Судя по тому, что ты рассказывал о Хранительнице Времени, она довольно неплохо знакома с планетой.
   - При чём здесь она!? Нам надо обшарить какое-то место в скольких-то километрах на восток от Новой Гвинеи, а вы...
   - Витенька, - и девушка погладила близкого к истерике кудесника по плечу. - Попробуй попросить её заняться этими расчетами!
   - Н-да? - Виктор озадаченно уставился на команду. - А ведь и правда... - он вздохнул, пожал плечами. - Ну, тогда пошли...
  
  -- 115. Клочок земли.
   - Добрый день! - приветствовала хозяйка. - Кстати, я тут подумала, что было бы неплохо представиться. Так что зовите меня Арда.
   - "Земля" как бы? - удивился Виктор.
   - Не хуже других имён, - она усмехнулась. - Как вас зовут, я уже знаю.
   - А где Чёрный? - спросил кудесник, оглядываясь.
   - Спит, бедняжка. Умаялся от шалостей. Жив, здоров... более-менее.
   - А как он шалил?
   - Сбежать пытался четыре раза: и по углам рыскал, и выпрыгнуть через купол пробовал. Шебутной...
   - Арда, откуда ты нас знаешь?
   - Жень, я бы рада ответить, но могу только сказать, что однажды я сама догадалась. Но давайте ближе к делу.
   - У меня есть астрономическая задачка...
   В воздухе возник схематичный глобус из красных нитей и пять синих прямоугольников разных размеров.
   - Рисуй и пиши, мой друг!
   - Э...
   Виктор заполнял поля, поясняя вслух смысл надписей. Приняв данные, Арда подумала с минуту, затем глобус повернулся, принялся расти, покрываясь новыми росчерками сетки координат по мере увеличения масштаба. А над крошечной зелёной пылинкой вспухали цифры...
   - Приблизительно 166R33'40" восточной долготы! - Арда показала, что у неё всё в порядке с чувством юмора. - Точность - тридцать два метра, возможная погрешность из-за ошибки в начальных данных... большая.
   - За секунду - километр?
   - Почти половина, сам знаешь.
   - Всё равно - порядочно. Надо какую-то вспомогательную операцию продумать...
   - Ты хочешь десантироваться прямо к Люцию? - включился в разговор Танк.
   - Да неплохо бы его остров хоть издалека увидеть.
   - Вить, ты вроде говорил, что этот остров - мощный артефакт.
   - И? - заинтересовался кудесник. - У меня сканирование всё равно дальше взгляда не идёт.
   - Его, наверное, можно отследить по, я не знаю... по возмущениям каким-нибудь...
   - Умница! - воскликнула Арда.
   - Действительно! - встрепенулся Виктор. - А ты сможешь не нас туда отправить, а показать, что там делается? В магическом спектре?
   - Тут я немного ограничена: могу показать картинки, но не движение.
   - Пусть будут картинки, но - с наложением рисунка сил!
   - У нас разное восприятие...
   - Да? Любопытно, - кудесник на секунду озадачился, но тут же высказал предположение: - Крупные объекты всё равно останутся крупными, так что цвет и форма не так важны.
   - Давай попробуем! - исследование явно увлекло Арду. - Итак, исходная позиция, направление - восток, высота - триста метров над морем. Там сейчас 18:32. Вот!
   Окно распахнулось. Солнце село, но тучи справа уже налились чернилами. Только верхами можно угадать рыжие отсветы. Океан спокоен, особенно с учётом немалой высоты. А вот и Низкое Небо!
   - Тут точно триста метров? не выше?
   - В таких делах я не ошибаюсь.
   - Но Глобальное Заклинание прямо над головой!
   - Действительно... - Арда тоже удивлена.
   - Это значит, что мы, как минимум, район-то угадали! - торжествовал Виктор. - Та-ак-с, понижение слева и сзади вперёд и вправо. Сдвинь точку выхода на пятьдесят километров на восток и тридцать к югу!
   - Светлые вы головы, ребята... - порадовалась хозяйка. - Держите!
   Тучи заполонили небо, вспышка далёкой молнии чуть подсветила пейзаж. Правда, по-прежнему пустынный.
   - Двести метров над поверхностью, двадцать на юг, сорок на восток, - скомандовал кудесник.
   Арда молча сменила картинку.
   - Вон он! - обрадовался Виктор.
   Чёрные стрелы веером расходятся от крохотного островка на горизонте. С этой высоты стали заметны и силы, тянущиеся по поверхности океана к средоточию. Уже достаточно темно, так что Люций должен находиться в добром душевном здравии.
   - Можешь дать ещё одну картинку, с другой стороны острова, в километре к югу, с пятидесяти метров высоты, с востока?
   Снова послушное молчание и мрачноватое вечернее зрелище готово.
   - Ух ты! - воскликнула Женечка. - Никогда не была в тропиках!
   - Сейчас побываем. Так, Арда?
   - Вас прямо на песочек высадить?
   - Да. Только подготовлюсь.
   - Ставь только магическую защиту, но - мощную.
   - Знать бы, какого рода вихри там бушуют, - пробормотал кудесник, насыщая поскрипывающего от напряжения жадину тонами всех известных ему стихий. - Я готов.
  
   - ...тов.
   О рефрене думать стало некогда.
   - Ложись! - проорал Виктор, подавая пример.
   Ощущение, будто сзади бил выхлопами реактивный истребитель, изготовившийся взлетать с малого разбега! И звук, и мощность сноса соответствовали. Чувствительный и быстрый Виктор упал сам, остальных же уронило и протащило с метр. Ураган силы - при полном отсутствии ветра - был способен ободрать мясо с костей, и кудесник принялся наращивать напряжение в расплюснутом, готовом сорваться щите. Медленно, чтобы не захлебнуться.
   Впереди, над атоллом назревало некое магическое движение, противоположное восходящему потоку.
   - Полундра! Встали и бегом к деревьям! Три, два, раз!
   Но стоило вскочить, как неистовый поток стих, а грозное завихрение растаяло.
   "Приветствую тебя, ученик", - сказали большие ярко-зелёные буквы.
   - Добрый вечер, Люций!
   "Как и предсказала Дева Времени, ты явился мне в помощь, избегнув гибели от рук судящих превратно!"
   - Можно и так сказать, - шёпотом пошутил Танк.
   - Всё именно так, Учитель. И последнюю битву, о которой Вы говорили, я тоже выиграл, - протараторил Виктор, чувствуя, как торжественный слог Древнего тяжелыми бременами ложится на подкорку. - Вы сильно связаны с островом, с жизненными циклами растений?
   "Остров и есть я. В безмерной гордыне я возжелал великой силы, которую дать может только столь же великий разум".
   - Вы разнесли свой мозг по растительным тканям!?
   "Да. Верным посчитал я тогда это решение".
   - То есть, Вы действительно не заключены где-то внутри острова, который Вас питает, а полностью...
   "Как я уже сказал, да!"
   Буквы не передавали эмоций. Горечь в этом восклицательном знаке или раздражение? Вряд ли стоит проверять или спрашивать о том.
   - Понятно. Тогда периоды здравого рассудка у Вас - это ночь...
   "Я знаю, как переносить разум, и могу поведать о том. Но сосуд разума должен быть сообразен содержимому".
   - Ваш разум слишком велик?
   "Не в величине заминка, но в сообразии!"
   - Я уже ознакомился с этой проблемой, перенося человеческий разум в мозг птицы...
   "И желаемого достиг?"
   - В общем, да.
   "Прекрасная весть, ученик!"
   - Но птица и человек равным образом суть животные. Иначе же дело обстоит меж животным и, извините... растением.
   "Ты идёшь дорогой тех же опасений, что и я! Однако добрая весть о твоём успехе воодушевляет, ибо я не мыслил возможным даже то, что ты совершил!"
   - Похвала из достойных уст - достойная похвала, - изрёк Моав.
   "А потому верю я не только по предсказанию Девы Времени: и на сие дело достанет тебе мудрости!"
   Изумительно! Люций верит в него, а Хранительница предрекла успех! То ли плясать от радости, то ли биться головой об камень потвёрже. Таймаут точно не повредит, дабы от избытка архаики умом не повредиться.
   - На сем откланиваюсь я, о Великий, - поразмыслить.
   "Не смею препятствовать, предчувствуя добрый плод твоих размышлений. Знаешь ты уже, как входить в мои тенета, потому о готовности своей дай мне тот же знак, что и ранее - и я проведу тебя к себе".
   - Отлично! - Можно начинать прыгать от восторга: Люций позволит ему поиграть с Глобальным Заклинанием, даёт ему допуск! - Так нельзя ли мне немедля же попробовать да поторить дорожку?
   "Конечно, ученик. Вот тропа".
   От середины атолла блеснула знакомая серебристая нить, посылая сияние на северо-запад. Даже так? Или старик не желает, чтобы по его сети шлялся кто-то кроме него самого? Так или иначе, но это - лицензия на перемещение!
   "До скорой встречи!"
   - До свидания! - Виктор почтительно поклонился, ухватился за поданную ниточку...
   ...И оказался со спутниками в роще.
  
  -- 116. Проблема и решение.
   Всего-то полдень. Весь день готовится пойти кувырком после ненастного тропического вечера. А самое досадное, что ни малейшей идеи о том, как вытаскивать Люция из растительного конгломерата! Простирать изгнание на весь остров? Пусть даже получится - с энергетической подпиткой от того же Люция. Но - что изгонять? Как объяснить шаблону заклинания, что хозяин неразумен, а изгоняемый объект как раз наоборот? И вообще, как появилось такое заклинание? Что стало условием его появления, потребностью в нём? Даже непонятно, как оно работает. Только густой молочный туман. И Арда тоже так себе помощница, "врачу, исцели ся сам". М-да, зада-ачка.
   - Ага, вот кого си-ильно не хватало! - буркнул Виктор, сидя с молчаливыми друзьями в роще. - Да, Влад! - кудесник включил "громкую связь".
   - Надеюсь, не помешал.
   - Помешать можно тому, кто что-то делает... Нет, не помешал.
   - У меня есть новости, - лекарь уже понял по тону собеседника, что долгие разговоры неуместны. - Открыли завещание Михаила, по которому я назначен душеприказчиком. И тебе, Победитель, по нему кое-что причитается.
   - Странный человек... был... - Каким бы ни было неожиданное наследство, вряд ли оно могло помочь в решении насущных проблем. - Хороший, в общем, верил в хорошее...
   - И до него не дожил, - закончил Влад. - Собственно, мои дела здесь закончены.
   - Ах, да! Я же обещал всех устроить, - вспомнил Виктор. Тройная смена часовых поясов основательно перетряхивает мозги. - И сейчас ты решил, чего хочешь?
   - Я думал пока побыть с вами...
   - Да? - То ли грустные песни Викки запали в душу, то ли ещё что, но Виктору что-то больше не хотелось общаться с лекарем. И правда же, Влад - лягушка лягушкой: дергается, что-то делает, только если ток подвести. А инициативы, стремления хоть к чему-то - кот наплакал. Вот и сейчас он натужно тянет время, уворовывая для себя внимание кудесника, связавшего себя обещанием. Виктор оглядел компанию. Как ни странно, пожелание лекаря было встречено безо всякого энтузиазма и с их стороны! Значит, он ещё не превратился в старого брюзгу и верно оценивает потенциальное прибавление в партии. Уже радует. Наверное...
   - Я понимаю, что навязываюсь, - Влад почуял неловкость этой паузы, - но - всё так быстро случилось! Мне надо буквально пару дней на раздумья - и я решусь! И с шеи твоей обязательно слезу!
   - Да мы не...
   - Валентин! - лекарь рассмеялся. - Я уже большой мальчик и знаю, что могу оказаться навязчивым. Кстати, отсюда я тихо сбегаю, пока из меня не сделали главного Узурпатора! Это точно не предел моих мечтаний.
   - Ну, коли так...
   - Сейчас я на базе.
   - Хорошо, я появлюсь скоро. Через полчаса.
   Связь оборвалась.
   - Ты смотришь на всё только с одной стороны, - произнёс Моав.
   - А что, можно с нескольких?
   - Ты считаешь, что ты всем должен, - боец проигнорировал сарказм. - Но, по-моему, пора начинать пользоваться и выгодами своего положения. Боишься увлечься, не начав?
   - Ты порою как скажешь!
   - И сразу кажется, что я умный? - Моав поморщился. - Это только видимость. Так что продолжай считать меня тупым приложением к острому клинку.
   - Не подскажешь ли тогда, как вытравить Люция из его острова?
   - Спокойно сесть надо всем вместе и подумать, - буркнул Танк. - А не варить нечто в одном котелке.
   - Кстати, и Влада можно подключить, - предложила Женечка, - он вроде как аналитиком в Ордене был!
   - Да. Пожалуй. Пойду за ним... - Виктор поднялся с травы. - А ведь это отличный повод!
   - Для чего? - спросила Женечка в пустоту.
  
   Возвращение Влада стало приличным основанием попросить официального доступа к сети Глобального Заклинания для перемещений по миру. Люций не стал возражать. Точнее даже, пугающе легко согласился. В общем, непонятно, почему это может испугать, но нет повода над этим не поразмыслить! На досуге. Когда события немного притормозят.
   Лекарь ожидал кудесника с отменным спокойствием, близким к безразличию. Разве только удивился краткости обратного пути. Помочь в мозговом штурме? Да, конечно, почему бы и нет? Вялый, почти сонный - он вызывал раздражение своим присутствием, как сосед по лестничной клетке, который вроде за солью заходил, да так остался незваным гостем на празднике. Сумка с деньгами несколько извиняла навязчивость...
   - Так как происходил этот перенос?
   Не в бровь, а в глаз. Глупый вопрос от вновь прибывшего, бьющий в тщательно прикрываемое больное место.
   - Не знаю, - признался Виктор.
   - Заклинание расслаивает личности, выделяя их по какому-то признаку?
   - Это было бы логично, - кудесник усмехнулся. Очевидное предположение, но у Влада - оно явно не конец рассуждения!
   - То есть, некая черта присутствует в обеих личностях и представлена она по-разному в каждой из них?
   - Надо полагать...
   - А проблема с Люцием состоит в том, что личность одна, а потому заклинание не применимо? - продолжал лекарь.
   - И сам Люций... великоват, - напомнил Танк.
   - А можно разделить действие заклинания?
   - В смысле? У меня оно было только под конкретное применение, и объекты для испытаний закончились! - Виктор развёл руками.
   - Ну, я... - Влад замялся. - Мозг состоит из отделов? У каждого своя функция. Если взять то, как выполняется одна функция в большом теле Люция, то можно её по аналогии перенести в другой мозг... - робко предложил он. - У вас же есть способ для переноса?
   - Точно! Вить! - подхватила Женечка. - И сделать всё вопросником, длинным-длинным!
   - И ещё хорошо бы иметь другой мозг, человеческий, который бы откликался на те же вопросы, - добавил Моав. - Тогда - блям, посмотрел-сравнил, плюх, ляп...
   - Пожалуй, можно попробовать. Я даже знаю, чей мозг будет отвечать, - Виктор ухмыльнулся. - Твой вполне подойдёт.
   - Т-тронут...
   - Слепок твоего мозга, копия, - с ехидством уточнил кудесник. - И я не уверен, что это сработает.
   - Почему?
   - Женечка, мы же - не только набор мыслительных процедур, но ещё и память, тараканы по закоулкам подсознания...
   - Память вторична, - уверенно и жёстко сказал Влад, основываясь на каком-то личном опыте. - Она может быть, а может и отсутствовать. Она в меньшей степени влияет на оценку ситуации и поведение, чем интеллект.
   - Остаётся поверить, - Виктор пожал плечами. - И проверить.
  
  -- 117. Сосуд.
   В опустившемся селе не так-то просто сыскать телёнка на продажу. Можно было бы ещё одну птичку использовать, но из уважения, так сказать... Да и проще возиться уж не с микрушечным объектиком, коли дело в этот раз не сводится к простому копированию.
   Как располагается память в гигантском растительном конгломерате? Какова степень деградации или перерождения нейронов, составлявших сотню лет назад мозг Великого мага? По крайней мере, Люций сохранил способность к мышлению и к магической манипуляции. Надо полагать, каждая из стадий превращения была обратима, и Древний тестировал своё состояние, когда только выдавался момент. Виктор поступал бы именно так. С другой стороны, если бы на какой-то ступени способность к магии пропала, Люций застрял бы. Что ж, или такой ситуации не возникало, или все преобразования проходили через шаткое равновесие, вроде колебательной химической реакции.
   В любом случае, Древнему должно хватить минимальной помощи: Старику не привыкать к подобной возне. Хорошую идею Влад подал!
   Только последствия... не вполне предсказуемы. Что станет делать Великий, когда выберется из своего заточения? Викки, в бытностью свою живым и деятельным кудесником, тоже этот вопрос задавал: что дальше? Пойдёт ли Люций победным маршем на Орден, встав во главе остатков Гильдии? Это уже не самая спокойная перспектива. И что он сделает, разгромив Чёрных? Что сможет удержать его от какого-нибудь самодурства вроде второго Потопа? И кто? Виктор? Старикан на магии не то, что собаку - диплодока съел! И что ему можно противопоставить даже в честной дуэли, без привлечения мощи Глобального Заклинания, а Люций наверняка сохранит контроль над ним...
   Как бы вызнать его планы? А их немало должно было родиться за десятилетия заточения. Кто бы что присоветовал?
   Арда! Вот с кем надо поговорить! С другой стороны...
   Она должна знать. Она намекала на своё знание ближайшего будущего. И опять же, замышляй Люций что-то странное или катастрофическое - предупредила бы Виктора. Если Арда - не часть этих замыслов, если эти замыслы ей не на руку. Или если она действительно хорошо осведомлена. Или если эти планы включают в себя его, Виктора, неведенье.
   - Снова боязнь далеко идущего заговора, - подытожил кудесник.
   "Память вторична". Интересно, смог бы Влад произнести эту фразу без памяти? С другой стороны, структура восприятия должна быть чем-то вроде костей, на которых уже нарастает мясо - память. Или и эта аналогия неполная, а в синапсах нет чёткого деления на определяющие структуры и связанные с ними данные?
   - Может, Люций и сам сможет разобраться, какие из своих воспоминаний передать гомункулусу и как это сделать, - Виктор пожал плечами и посмотрел на лежащего у его ног телёнка. - Интересно, решится ли Старик на трансформацию этой животинки или так и будет мычать, пока не помрёт от скуки? Что-то я совсем глупости бормочу. Пора с этим заканчивать. Так или иначе...
  
   - День добрый, Учитель!
   - К сожалению, почти утро, ученик, - взревел ветер. - И у нас осталось всего двести тринадцать минут.
   - Быстрее не получилось. Приношу свои извинения, - Виктор склонился в почтительном поклоне. Глупые картинные жесты, и откуда только они всплывают?
   Но поклон показался Люцию уместным.
   - Напротив, мой друг! Я тронут твоим уважением и весьма удивлён твоей расторопностью, ибо я чувствую, что ты пришёл с решением, как вызволить меня!
   - Да, Учитель. Я приготовил всё, что смог и...
   - Но я не вижу тела!
   - Не сочтите за неуважение, Учитель, - кудесник показал на спящего бычка.
   - Ты полагаешь, что мне следует вселиться в вола, жующего траву? Я думал, это будет отрок!
   - Но это же означало бы...
   - Право, юноша, со временем ты осознаешь всё величие доступных тебе сил! - трубный голос стал мягок и снисходителен. - А имея такое величие, научишься приносить маленькие неизбежные жертвы. Да, я изгнал бы разум мальчика, - с тончайшей ноткой сожаления прогудел Люций. - Но я уверен, что и сам бы он согласился на то, если бы знал, вместилищем какого разума ему суждено стать!
   "Что-то сомневаюсь. Нет уж, дедушка-людоедушка! Обойдись-ка телятинкой", - с раздражением подумал Виктор. И тут же испугался, что Великий вполне может обладать телепатическими способностями Арды!
   Но Старик молчал, ни о чём не подозревая. И Виктор осторожно ответил:
   - Учитель, если тело птицы смогло принять разум мага, то этот организм - крупное млекопитающее - должен справиться ещё лучше. И я запустил в его мозге замедленное изменение, чтобы достичь сообразия с мозгом взрослого мужчины.
   - Что ж, мне остаётся смириться с твоей щепетильностью, - медленно произнёс Люций. - Теперь войди в мой срединный чертог.
   Прибрежный песок перед Виктором расползся в стороны, словно гонимый сильным ветром, открыв круглый проход. Кольцо света вспыхнуло на входе, а от него многими нитями побежали внутрь всполохи.
   Красиво. Разумно. Напоминает устройство грота Арды. Видно, у неё и подглядел, хотя ничего тут особо мудрёного. Виктор поднял щитом телёнка и вошёл внутрь. Тут же проявилось и различие: тоннель был выкопан только что, а не ожидал посетителей годами! Под ногами хлюпала вода, сочившаяся со стен, песок сползал долу. Люций, как и Хранительница, серьёзно подходит к безопасности своего "срединного чертога".
   И что поразительно: Виктор не чувствовал того почтения, которое выказывал, не восхищался силой, стоящей за всем виденным. Всё это можно сделать! Нужна лишь уйма времени и некоторая толика фанатизма, чтобы не забросить такой большой, долговременный проект. А так... ничего запредельного, ничего, что вызывало бы безусловное восхищение мастерством. Напротив, это скорее Люций был восхищён тем, как быстро нашлось решение его проблемы. Спасибо, конечно, Владу с неновой идеей о том, что большое дело следует разделить на части...
   Туннель начал подниматься и скоро закончился на плоской каменной площадке метров пяти в диаметре. Стоило Виктору выйти со своей ношей, как вода, стоящая вокруг, хлынула в проход и почти мгновенно его залила.
   Укол страха. Очень быстро пришедшего осознания того, что он полностью замурован, как в Гроте! Он не сможет телепортироваться сквозь экстремально энергичные магнитные поля! Он... пойман! И теперь у Люция есть отличное тело для переноса: молодое, двадцатилетнее тело!
   - Я вижу, ты испуган, юноша, - дохнул ночной воздух. - Но бояться нечего. Я испытал тебя и знаю, что ты именно тот, кто мне нужен. Ценность твоего тела не идёт в сравнение с твоим разумом и духом! Ты не столь ребячлив, каким был я, когда затеял своё благодеяние. И не такой старик, каким я был, какой я есть. Этому месту нужен будет хозяин, - голос стал торжественен и тяжёл. - Знающий меру и смотрящий окрест с бережливостью.
   Виктор стоял, не зная, что сказать. Но говорить не требовалось. После минутного молчания Люций продолжил:
   - Ты хорошо понял моё Письмо, важность каждого его слова. Сумел воплотить и превзойти написанное. И теперь сделай в точности то, что я повелю тебе. - Воздух рядом с телом бычка вспыхнул и погас, открыв резную каменную чашу полную фруктов. - Завтра встань поутру и съешь всё. Не ешь кроме того никакой другой пищи и не делись едою этой ни с кем. Затворись от друзей и проведи этот день в молчании, поедая дарованное мной. Ибо только так вполне вкусишь мудрость и знание.
   - Л-ладно, - произнёс Виктор, вдруг почувствовав отголосок того самого благоговения, которое следовало бы ощутить ранее. Старик был серьёзен, как могильная плита, и проникновенен, как осиновый кол в сердце.
   - Теперь скажи мне, что ты придумал.
  
   Виктор говорил, а Люций слушал. Потом попросил список вопросов и карту мозга, послужившую прообразом для трансформации. Нет, не надо присутствовать: он сам всё сделает, а сейчас глубоко и сердечно благодарит за столь изощрённое, безопасное и изумительно решение.
   - Через тринадцать минут взойдёт солнце. Мы с пользой провели время, и я неизменно преклоняюсь перед его Хранительницей, что привела тебя ко мне в час страха. Вот тебе, - перед глазами Виктора выпрыгнула вереница изображений фруктов, - порядок, в котором ты примешь дар памяти. Теперь же ступай и не мешкай!
   Светящаяся песчаная змея разинула пасть, и кудесник, подхватив корзинку, бросился бежать по туннелю: остаться внутри во время восхода совсем не улыбалось.
   Стоило выскочить наружу, как сила подхватила его, всосала в поток, прожевала и выплюнула в роще.
  
   Сонно буркнула удаляющаяся гроза. Надо же, пока он умничал с Люцием, в деревушке прошёл хороший ливень.
   Шелест деревьев вокруг родника окончательно вернул к реальности, и Виктор прыгнул на огород к Лидии, чувствуя огромное облегчение. В темноте, среди ухоженных грядок он посмотрел на юго-восток, тёмные силуэты деревьев, отгораживающие тихий хутор от далёкого атолла, встречающего рассвет.
   - Рановато праздновать, - прошептал Виктор, и вздохнул. - Но что-то уж очень хочется.
  
  -- 118. Трапеза.
   Роща продолжала оправляться от потрясений. Делала это торопливо, потому "заплатки" получались грубоватыми и заметными. Быть может, пора вмешаться? Создать более органичную систему посадок, чем банальная берёзовая экспансия?
   Виктор неторопливо поправил скамейки, заново расчистил родник, выровнял центральную площадку и засеял её. Всё, что угодно, лишь бы не следовать поручению? Почему?
   Почему ему не хочется это делать? Остатки неразрешённого вопроса. Люций - великий маг, он мог бы внести во фрукты свою личность, которая при поедании прыгнет в разум Виктора. Впрочем, нет: слишком сложно. У Старика была возможность внедриться прямо там, в центре атолла. И незачем плодить коварство внутри коварства. Следовательно, опасения беспочвенны.
   Значит, промедлением движет не страх. У Древнего есть план, в котором центральная роль отводится Виктору. Глобальный план, он хочет передать приемнику ответственность за использование Глобального Заклинания. А что будет делать сам? Устранится? Куда, как? Если он не хочет сделать из Виктора бездумную куклу, через которую будет проще манипулировать островом, что опять же проще было бы сделать, оставив ученика под контролем, то...
   Откуда-то из глубин всплыла в сознании фраза: "Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих" .
   Одно дело - доставать Орден одним своим существованием, а совсем другое - вершить судьбу целой планеты! Абсолютно иной уровень. Бред. Жуткая, никчёмная обуза. Даже если у него это выйдет удачней и разумней, чем у старого мага, - жестоко бросать молодого кудесника на такое дело! Молодой кудесник должен вести тихую, мирную жизнь: любить Женечку, строить дом, детей растить, наконец...
   Но Старик настроен решительно. Скорее всего, во фруктах, от которых так и разит магией, - инструкции и протоколы работы с атоллом, выражаясь современно. И вот, как же ему повезло: помощник Древнего обладает достаточной компетенцией и приличным мировоззрением, чтобы стать ещё и преемником! Ты, Витенька, молодец, будешь впахивать на ниве планетарного управления. И рефлексия бессмысленна: выбора тебе не оставили. Победитель не уникален, на его месте мог бы оказаться и кто-то другой, но пока никто не толпится в очереди на мировое господство, так уж получилось.
   - Ну-с, приятного аппетита! - Виктор вздохнул. - Что там у нас первым идёт? Вот эта мелкая помидорина... с косточкой... Эх и кислый же выдался плод знания! Сливидорина...
   И он скривился, поедая фрукт.
  
   Запах хвои, пар изо рта, он в рубахе и юбке, от холода занемели ступни, привычные к ходьбе по камням. Родители держат его за руки, вводят в пещеру. Впереди, у дальней стены, на постаменте - каменный ящик, там кто-то лежит. Мать произносит слова на древнем языке - велит ему положить руки на отполированный заиндевелый белый мрамор. Он послушно выполняет приказ. Его тело застывает, сквозь него мчится незримый поток, от которого сбивается дыхание, сердце бьётся нехотя, по три-четыре удара в минуту. Паника сменяется неземным спокойствием, яростью, удовлетворением, решимостью. Перед закрытыми глазами вместо гроба возникает синий круг, усеянный рядами зелёных точек. Он дёргает рукой - и справа налево пробегает голубая рябь, несколько точек вспыхивают, в разум вторгаются обрывки десятков фраз. Он падает, просыпается на руках у отца, несущего его к солнечному свету.
  
   На Люция тоже навалили какую-то ответственность. Причём, ещё мальчишкой.
   Что ж, предположение оказалось ошибочным: Старик всего лишь хочет рассказать свою историю. Ах, да! Он ещё прописал молчание и размышление.
   Фрукт, похожий на большущую зелёную малину...
  
   К берегу двигаются корабли, входят в бухту. Он взмахивает руками, и с прибрежных утёсов устремляется к воде град камней, рассекающих паруса, такелаж, тела гребцов и воинов. Люди на головных ладьях гибнут, не успевая вскрикнуть. Лодки, не попавшие в ловушку, дают задний ход, разворачиваются; на воде мешанина. С берега срывается ветер, переворачивает все корабли, стоящие к нему бортом. Из воды выныривают киты, с размаху валятся на палубы уцелевших судов.
   Спасается только одна ладья. Гребцы в ужасе налегают на вёсла, а пятеро бойцов в кожаных шлемах и куртках укладывают с носа на корму сломанную мачту с рваным парусом. Они не догадываются, что их отпустили намеренно.
  
   Новые сцены битв, проигранных наступающими ещё до начала. Магия тонкими, жёсткими нитями вяжет и режет захватчиков.
  
   Пир на поляне. Люди веселятся, коренастые, бородатые и безбородые, пьют и ревут дурными голосами. Праздник переходит в оргию. Но вдруг хмельное веселье заканчивается, радостные крики сменяются предсмертными хрипами.
  
   Бушует лесной пожар. Но над полотнищами желтоватого дыма быстро сгущаются тучи, и небо падает спасительным ливнем.
  
   На повозке лежит женщина лет тридцати, одетая в белые одежды. Черты лица заострились, болезнь была скоротечной и тяжёлой. Вот, эта же женщина в середине куска льда уплывает в открытое море. Он скорбит и винит себя. От чувства потери и надвигающегося одиночества хочется выть.
  
   Опыты с заклинаниями. Десяток учеников пытаются создавать магические эффекты, подражая ему. Он произносит бессмысленные фразы, дёргано жестикулирует. Двое учеников ошибаются, предплечья вылетают из суставов, фонтанами бьёт кровь.
  
   Виктор продолжал есть, запивая сладкие, кислые, горькие, водянистые плоды родниковой водой. От обилия поглощённых воспоминаний кажется, что реальность как раз там, в круговерти лет и событий, а не в сонной деревушке на краю цивилизации.
  
   Девятнадцатый век был до жути богат потрясениями. По сути, одна большая мировая война. Даже соль земли - маги, оставленные без центрального руководства, - вставали по разные стороны баррикад, убивая друг друга с яростью, достойной лучшего применения. И лишь к восьмидесятым годам голос лекарей, уставших латать раненных и утешать умирающих, был услышан.
   Тридцать лет мира, сорок лет приготовлений к спасительной миссии воинствующего пацифиста.
  
   Последние опыты. Он исследует эмоции, чувства, мотивы и действия. Он плавит их в огне магии, испепеляет вредное, очищает полезное. В грядущих потрясениях только доброта и братство помогут народам ужиться по-новому.
  
   Потоп задумывался совершенно иначе. Люди должны были догадаться, что делать. Не метаться в истерике, ища виноватых. Правда, Америки утонули не полностью, а новый континент посреди Тихого океана так и не всплыл. Попытка его поднятия дорого стоила Европе. Сменился климат. Оставшиеся три миллиарда человек были готовы войти в земной рай счастливыми обновлёнными клеточками мирового организма.
  
   Но его зрение притупляется. Волны дневного безумия, когда растительная часть организма полностью блокирует нервную деятельность, не дают оглядеться. Годы проходят в борьбе за сохранение самосознания. Тоска, чувство поражения и неизбежности мрачного финала прекрасного прожекта - вываливаются в мир, вливаясь чуждой струёй в опостылевший, механический воспитательный элемент.
  
   Ваза опустела. Виктор в третий или четвёртый раз прыгнул к краю рощи и вернулся.
   Было, о чём поразмыслить, утрясти впечатления. На то, чтобы вполне осознать все факты, уйдёт не один день. И когда бы ни передал Великий свою систему подавления агрессии, для управления ею меньше всего подойдёт мечтательство. Но - хотя бы постепенные перемены необходимы.
  
   Виктор сидел, создавая по воспоминаниям Люция иллюзорный глобус, отражающий все произошедшие за последний век изменения. Только физическая карта. В связи с Договором Вечного Мира, границы стран стали прозрачными, а из внешней политики почти полностью исчез тон враждебности и даже соперничества. Мозги лидеров государств так же промыты, как и у обычных граждан. Чистый лист, tabula rasa.
   "И вдруг нам становится страшно что-то менять". Ведь люди-то неплохо живут! Да, послушные, как овечки. Да, малоинициативные, быть может, и с изобретательностью есть проблемы, но все вроде довольны!
   И всё за счёт того, что все "под колпаком". А что будет, если колпак Глобального Заклинания сломается? Или того хуже: если до него кто-нибудь доберётся, возьмёт под свою руку!? Неуязвимых не бывает, что отлично показал пример Викки. Он был сильнее и подготовленней, но его удалось одолеть. Что же делать приемнику Великого? Вечно ходить в броне всех видов? Опять же, тёзка-то проиграл не из-за слабой обороны.
   И вообще, знай люди, что они искусственно ограничены в эмоциональной сфере, что бы они сказали? Может, и не самая правильная постановка вопроса...
  
   Магильник со снятой защитой, оставленный на сохранение Танку, принял сообщение: "Утром жди гостя. Возможно, он будет слегка не в себе. Надеюсь, обед удался". Боец сказал, что из кольца выплывали голубые светящиеся буквы.
   Арда, любительница сообщать о неизбежном. Витиевато, задорно, с толикой мрачных предзнаменований. Значит, у Люция всё получится, как и предсказано.
   Обезумевший от радости Великий маг. Ой.
  
  -- 119. Профпригодность.
   Виктор проснулся на четверть часа раньше Женечки. Мозг играл в свои нейронные игры всю ночь, а наутро ему понадобилась лишь пара минут, чтобы поделиться наработанным.
   Остров уязвим! Не счесть вариантов расправы с гигантским артефактом! Да, нужно верно предположить принцип его действия. Однако стоит группе целеустремлённых неглупых товарищей устроить мозговой штурм - как за денёк-другой всё обязательно сыщется. Для этого, конечно, нужно знать местоположение острова и иметь терпение, чтобы в подробностях подтвердить предположения.
   Конечно, даже высшего мага не хватит на такую авантюру. Понадобятся десятки адептов и несколько недель на подготовку. Но это - если не привлекать технических средств. С ними можно и быстрее управиться.
   Есть, над чем поразмыслить новому хранителю и управителю Глобального заклинания. Надо будет с умом установить системы активной защиты и наблюдения. Хорошо бы ещё и лично патрулировать прилегающую территорию хотя бы раз в неделю. Заботушка...
   - И ведь ты ещё не хозяин, - прошептал Виктор. - Кстати, пора бы уже своим домом зажить, а то повисли на шее у доброго доктора Терминатора.
   - Что?
   - Доброе утро! У нас же есть деньги, - он улыбнулся Женечке. - А у тебя очень чуткий сон.
   - Выспалась уже, - ответила она и поджала губки. - А ты думал, что будет, когда вернётся Люций?
   - Надеюсь, ничего особенного.
   - Врёшь...
   - Очень надеюсь.
  
   Стук палок за окном прекратился. Через полминуты с огорода раздался нечленораздельный рёв Танка. Вроде крика радости, но Виктор всё же выпрыгнул на двор прямо из-за стола.
   Он предполагал, что Люций трансформирует предложенное ему тело. И можно было догадаться, во что именно. Но мифическое существо застало врасплох, ужаснуло и одновременно заставило залюбоваться.
   Минотавр! Два метра роста, чёрная атласная шкура, под которой играют совершенные человеческие мускулы. Башка, увенчанная витыми тёмно-бронзовыми рогами с розоватыми прожилками. Шерсть на руках и ногах светлеет, а на пальцах становится белоснежной. Копыта подобны цельным кускам сахара.
   - Здравствуй, ученик! - взревел монстр.
   - Начальник! Я теперь силён!
   Виктор помассировал правое ухо.
   - А я ловок! - более сдержанно обрадовался Моав.
   - Только этот вот жрать теперь будет в три глотки! - сообщил Люций и заржал.
   Дверь отмахнулась, выпустив из дома Лидию, за которой столпились любопытные.
   - Это к нам легенда так шумно пожаловала? - лекарша поставила руки в боки.
   - Это твоя работа, ученик? - уважительно рыкнул минотавр. - Хороша! Я бы такую как раз... - И тут же подался вперёд в искреннем удивлении. - Штелла!?
   Обернулись все, следуя за взглядом Люция. Он смотрел на Наденьку.
   - Значит, не врёт легенда, - прошептала Лидия.
   - Но - как!?
   - Кластер доминантных генов, сцепленный с полом наследования, надо полагать, - негромко ответила лекарша.
   - Что это она такое умное говорит?
   - Группа наследственных признаков, которые всегда проявляются и передаются только по женской линии, в этом случае, - помог Виктор, подозревая, что тут начинается большо-ой разговор и дли-инная история.
   - Я вообще не дюж в таких делах... - пробормотал Люций.
   - Длительное наследование возможно, только если рождаются исключительно девочки, - добавила Лидия.
   - А так вообще бывает? - он возвёл очи горе, опустил... - Чтобы восемьдесят раз - только дочки?
   - Мы называем это "проклятием Штеллы", - осторожно произнесла лекарша, предчувствуя скорое разрешение давно мучавшей её загадки.
   - Да не было на ней проклятия! - рявкнул минотавр. - Всё, что я...
   И смолк. Виктор додумывал недолго. Ответ сформировался до того, как кто-либо вставил реплику:
   - Мутация вложенных энергий от длительного пребывания в высокоэнергетических средах, закрепившаяся на генетическом уровне!
   - А теперь - для старых и глупых! - потребовал Люций.
   - Вы наложили безвредное заклятие, но оно сыграло на наследственности вашей жены из-за сильной магии, которой она касалась всю жизнь.
   - А если... наложить обратное заклятие... - начал маг.
   - И пропустить через сильное магическое поле!? - непочтительно прервал кудесник.
   - Кстати, она-то тоже под этим "проклятием"? - заговорщицки спросил Люций.
   Виктор кивнул.
   - Эй! Вы о чём там шепчетесь? - насторожилась Лидия. - Я не...
   Она не договорила, сражённая заклинанием. Вместе с ней обмякла и Надя. Виктор успел бросить щит, смягчая падение.
   - Прыткий ученик попался, - шепнул Люций и плавно перетёк, подхватывая обеих женщин.
   Кудесник прыгнул к Учителю, желая, как минимум, посмотреть на работу Великого. Всех четверых Люций тут же перенёс на неприметный холм где-то на востоке от хутора.
   Виктор сразу приметил сходство в искажениях естественных полей силы: ещё одна нода Глобального Заклинания! Рощица поменьше, но и сам холм выше и скалистей.
   - И то верно, - одобрил минотавр в полный голос. - За век я мог и подрастерять сноровку-то. Идём!
  
   Остров не изменился, но зависимость Люция от этого места явно прервалась: уже рассвело, но Великий и не думал опасаться за своё здравомыслие. И он продолжал контролировать свой гигантский артефакт. Лишь секунду сдувал их магический ветер, и вот - вокруг них образовалось затишье.
   Минотавр выпустил женщин из рук, и те воспарили в полуметре над песком.
   - Готов ли ты, ученик?
   - Наблюдать - да...
   - Тогда смотри!
   Не так, чтобы слишком быстро. Метель эмоциональной сферы, толика воды с органикой (проассоциировавшаяся у Виктора с кровью), что-то ещё: как бы среднее между двумя первыми. На создание заклинания ушла почти минута. С другой стороны, куда торопиться?
   - Вээр-аль-миш-ни-рой-маль, - пропел Люций, и поток заклинания стёк на две цели.
   Значит, Древний тоже использовал слова. Возможно, что и по прямому назначению. Интересно! Слова эти ничего не добавили к формированию заклинания, а наложились ещё одним около-эмоциональным вливанием на общий узор. Крайне любопытное использование!
   - Теперь - закрепление? - предположил Виктор.
   - Верно мыслишь, ученик! Я отверзаю хляби. Оборонись!
   - Э...
   Но щит поставить он успел - жадный-прежадный. Его нефизическое потрескивание прекратилось довольно скоро, он достиг необходимой насыщенности, и Виктор отключил дальнейший приём силы. Тела обеих женщин мотало, как воздушных змеев в шторм.
   - А это что!? - растерянно буркнул Люций.
   Надя начала усыхать на глазах! Щёки впали, лоскуты ткани, оставшиеся от разорванного ветром платья, почти не закрывали худеющие бёдра. Но с не менее угрожающей скоростью стало увеличиваться вздутие в нижней части живота!
   - Беременность! - осенило Виктора, и он бросился, чтобы своим щитом прикрыть девушку от неистового потока.
   Получилось. Процесс остановился, но стадия была уже...
   - Роды! - крикнул Виктор.
   - Что!?
   По тому, как испугался Учитель, ученик понял, что толку от Великого будет меньше, чем от него самого. От страха Люций даже утратил контроль над левитацией, и тело Нади чуть не плюхнулось на песок.
   Виктор похолодел. Внезапные роды! Высокая вероятность потерять и роженицу, и ребёнка! Включая свой "рентген", он спешно припоминал всё, слышанное о родах: анатомия и физиология в школе, болтовня девчонок в коридорах университета, обрывки разговоров тёти, бабушки, знакомых, плакаты на стенах женской консультации, в аптеку которой он забегал несколько раз за лекарствами от гриппа и прочими мелочами.
   Околоплодные воды, пуповина, плацента. Она же - послед, потому что выходит последним. Потуги... рефлекторные сокращения гладких мышц. Практически неостановимые! Там ещё что-то с родовыми путями... они должны "раскрыться"... как!? Головка! Смещение, наползание черепных костей... Можно делать кесарево сечение в сложных случаях. И что резать!?
   Процесс шёл. Кажется, это уже сами роды! Почему-то их зовут второй стадией. Именно! Потому что первую проморгали! Там же поднимается давление, ещё чёрт-те-что творится; особенно, когда сорок недель вкладываются в пару минут...
   В отчаянном мысленном вихре мелькнула спасительная идея: всё извлечь! Границы плода обозначены водой, которая, кстати, убывает. Магически Виктор резанул пуповину, перемкнул её со стороны плаценты и тут же телепортировал маленькое тельце из живота матери подостлав совершенно стерильный щит. Хоть это хорошо!
   Кажется, надо шлёпнуть малыша, чтобы тот закричал. И он должен быть вверх ногами, кажется. Можно и с помощью магии...
  
   Малышка пищала, выкашляв всю воду из лёгких. Надя тяжело дышала, но пока не пришла в сознание. Люций от вида плаценты лишился чувств. Лидия просто лежала на песке. Разросшийся купол щита укрыл всех пятерых. Теряющий силы Виктор чувствовал себя настоящим Победителем.
   Упасть он позволил себе, только вернувшись на траву своей цитадели.
  
   Хорошо, что первым пришёл в сознание Люций. И успел удрать до того, как очнулась Лидия.
  
  -- 120. Радость и ответственность.
   Надю осмотрели. Заботливая прабабушка не стала везти её в больницу. И то верно: где ещё девушка получит лучший уход и реабилитацию, как не под крылышком у высшего лекаря? Пациентка была очень слаба, но зверский аппетит проснулся уже через час после возвращения. Петра, пребывавшего в ступоре, хватало только на то, чтобы помогать молодой матери ходить по дому.
   Лидия временно взяла на себя материнские обязанности. С охами и косыми взглядами на Виктора, но всё же - с огромной радостью. Влад помогал превращать комнату Петра и Насти в детскую.
   Необходимость подстегнула: теперь-то шумная четверка стала совсем лишней.
   Но... всё налаживалось. Снова внезапно, быстро, не давая времени на поиски вариантов.
  
   В деревне дома не сдавались. Только продажи. Четыре из двадцати шести! Было, из чего выбрать, и было, чем заплатить смешную цену - не более десятка тысяч империалов.
   - Недвижимость... - Виктор усмехнулся, после осмотра первого дома. - Больше подошло бы "неликвидность".
   - А я бы как раз взяла да и ликвидировала всё до фундамента! - Женечка рассмеялась.
   - Мы ведь продолжаем скрытничать? А, начальник?
   - Да. Естественно. Без фанатизма, но - продолжаем. В любом случае, нам надо где-то жить уже сейчас.
   - И нам надо два дома, - добавил Моав, поглядев на Женечку.
   - Вы что-то не поделили? - насторожился Виктор.
   - Нет, но... в её состоянии...
   - Да как ты... - начала Женечка гневную тираду.
   - Мы, - поправил Танк и увернулся от тычка раззадоренного барда. - Да этого только слепой не увидел!
   - Чего!? - о чем бы они не толковали, наличие секретов, из-за которых можно поссориться... И вдруг это опасно для Женечки!
   - Или очень занятой, - Моав усмехнулся. - Она...
   Но Женя решительно выставила ладонь, боец смолк, и она сказала сама:
   - Я беременна.
   - Ну... - Виктор не сразу нашелся, что ответить. Понятно, что определённое действие даёт с хорошей вероятностью вполне предсказуемый результат. Но всё и скоро как-то, и... впрочем, ещё есть почти год на то, чтобы свыкнуться, настроить быт, отношения, роли - или что там, в семьях, принято настраивать. Так что эмоциональная кома, в которую с обеда впал Пётр, ему вряд ли грозит. - Прямо-таки праздник жизни. Значит, два дома, - легко закончил кудесник.
   - Вот это выдержка! - поразился Моав.
   - Начальник! - уважительно протянул Танк.
   Женечка обняла и поцеловала. Идиллично. Наверное, он ещё успеет напугаться ответственности. Удачно, вашумагию, выпало времечко узнать эту новость: мысли заняты совершенно другим, никакой возможности поволноваться.
   Люций сбежал от своей разъярённой пра-восемьдесят-раз-внучки, но проблемы остались. Вдруг Старик раздумает оставлять дела и решит пожить открыто, и даст волю проснувшейся фантазии? Хотя с открытостью ему не стоит перебарщивать: немало народу догадается или уже догадывается, кто на самом деле виновен в Потопе. И если это всплывёт, станет обсуждаться, бродить в умах, то не ровён час, за каждым углом Великого будет поджидать мстительный снайпер с заговорёнными пулями в стволе или высший вор в тенях. Нет, не следует ему высовываться. Особенно - с такой приметной внешностью, какую он себе сотворил.
   Магильник ожил, выронил в воздух сообщение: "Кушать подано". Шуточки Арды. Люцию понравилось скармливать информацию. Хорошо, что к сети магильников может подключиться далеко не каждый шутник.
   - А если бы при свидетелях строчка выплыла? - Моав усмехнулся и покачал головой.
   - Арда не беспечна, значит, дело серьёзное, - Виктор пожал плечами. - Но не слишком срочное.
   - А что она словами не скажет? - спросил Танк.
   - Говорить ей сложнее, - заметила Женечка. - А ведь ты так и не сказал, что было в тех фруктах!
   - Там была история.
   - Что за история?
   - Вся история, - ответил Виктор. - Почти вся.
   - Темнила! - укорил Танк.
   - Имеет право, - Моав наставительно поднял палец. - Ты ведь сейчас нас покинешь?
   - Да, - машинально ответил кудесник. - Надеюсь, ненадолго.
   - Надеюсь, ты придёшь в себя, - буркнула Женечка.
   - Я тоже, - сказал Виктор и огляделся. - Присматривайтесь пока. Мне тоже хочется побыстрее расставить все точки над "ё".
   - Над "i", - поправила Женечка. И, посмотрев на опустевшее место рядом, вздохнула. - Ребят, а он не мог напугаться моей новости и сбежать?
   - Да ты чо! - удивился Танк.
   - Она пошутила, - пояснил Моав.
   - Угу, - Женечка кивнула, ещё раз вздохнула и прибавила: - Почти...
  
   Отличный вариант: два дома через улицу! И не самые запущенные!
   Всё-таки за информационную скаредность начальника наказали. Танк метнулся на хутор за деньгами. Через час права собственности на недвижимость перешли к TANK00891 и BARD19335.
   Событие решили отпраздновать в новом доме бойцов. К середине первой бутылки пива Моав, дотоле не возражавший, встрепенулся и обеспокоенно сказал:
   - Вы поторопились. И я с вами повёлся!
   - Почему? - насторожилась Женечка.
   - Что не так?
   - Две одновременные покупки в этой деревне, - ответил Моав очень тихо. - И у вас новые входы с липовым полицейским подтверждением.
   Весёлость схлынула окончательно. Через минуту Танк прошептал:
   - Может, начальнику всё же сказать?
  
  -- 121. Лёгкая ненависть.
   В роще Виктора ожидали три яблока. Геракл притащил их, обманув Атланта. Бог второго поколения как раз держал небо. А тут старый титан сам расщедрился. Атлант, Атлантида, затопленный остров...
   - Интересные ассоциации, - Виктор усмехнулся.
   Он подбросил вверх опустевшую резную малахитовую вазу, задержал её падение на уровне глаз, заставил воду из родника подпрыгнуть и застыть тремя ледяными шариками. Затем опустил всё на траву. Отблески и отражения играли в ледышках, а кудесник смотрел на них, лёжа на животе, поминутно чуть-чуть меняя угол обзора.
   Процедуры управления и обслуживания Острова, защитные механизмы и регенерация, биоценоз, основные и побочные эффекты, система контрольных точек. Сам Люций их никак не называл - это была на редкость беззвучная передача знания, лишённая каких-либо имён. Только голые факты. Как набор новых стихий, часть которых Виктор, недолго думая, и поименовал. Да, в этом был смысл, с точки зрения Древнего. Наверняка он считает своё творение вершиной магического мастерства, недоступного пониманию даже самого выдающегося ученика!
   - "А сову эту мы ещё выясним", - кудесник усмехнулся, подбросил оплавившиеся ледышки до верхушек деревьев и ударом разнёс их в пыль. - Пора наведаться...
   - Начальник!
   - Как раз собирался вам сказать, что я ещё отлучусь по делам! Возможно, до вечера.
   - Мы тут... поторопились немного...
  
   Ещё до того, как Танк поведал о невольной эскападе, Виктор начал догадываться о том, что предстоит услышать. Он ответил, мол, всё в порядке, ничего страшного не произошло, но впредь всё-таки следует ставить его в известность о значительных делах. Да, заблаговременно. На том и попрощался.
   - Пр-ридур-рки! Чёр-ртовы тор-ропыги! - прорычал кудесник, с трудом подавив желание расколотить резную вазу: Люций-то не виноват, а от такого вандализма может и огорчиться, опечалиться, осерчать...
   Все расслабились: победа же! Даже он сам вздохнул с облегчением, на время оставив думы о побитом противнике. Который навряд ли перестал наблюдать. Опять придётся изворачиваться и торопиться, перехватывая инициативу.
   - В-вашумагию...
   Интересно, что думает о нём, например, та дама-лекарша, которую спустили с цепи верхи Ордена специально для этой охоты? У Влада было маловато информации о ней, но, судя по всему, личность она примечательная и соперник достойный. И следопыт более чем приличный.
   - Ладно, всему своё время. Оно по-прежнему есть.
   К делу. Арда его предупредила, Люций накормил его информацией. И оба не прочь встретиться с ним, поговорить. И сейчас они, скорее всего, вместе. Естественно, в Гроте: Арда-то неподвижна.
   Вызов пошёл. И снова переход случился словно бы в ту же секунду, как Виктор завершал фигуру вызова! Это не магия! Какая-то манипуляция, близкая к магии, но не...
   - Магия, Витя, только другая. Ещё одна разновидность.
   - Арда, добрый день! Люций... - он поклонился Учителю, а тот почтительно склонил рогатую голову.
   - Я знаю, что ты хочешь узнать обо всех видах магии, но изо всех твой путь наименее опасен, поверь!
   - Но вы-то сотворили великие вещи!
   Нет, он не льстил. Он восхищался системой Глобального Заклинания. Величественной, претенциозной, полной избыточных и взаимозаменяемых подсистем. Если не мастерством, то масштабом, определённо.
   - И за это поплатились, - возразил Люций, принявший похвалу. - Но главное: мы опасны для мира. И даже для себя. Я знаю, тебе о многом хочется нас расспросить.
   - Но наш разговор может дать тебе вредное знание, - закончила Арда.
   Сокол с криком пролетел над головами магов.
   - Он - меньший из нас, и по своему - опаснейший, потому мы не допускаем его до общения с тобой, - минотавр тряхнул головой, и птица, одевшись синим сиянием, смолкла.
   - Но он согласен с нами, с нашим решением, - Арда добавила к словам ощущение улыбки.
   - Мы уходим. Туда, где не сможем кому-либо навредить, - торжественно произнёс Люций. - Я видел тебя за работой и прочно уверился: ты именно тот, на кого стоит оставить этот мир.
   Виктору не давали вставить слово, а тут что-то и говорить расхотелось: все всё решили, да и больше, действительно, некого определить на такую "работу". Спросить что-нибудь? Почему бы и нет? Для поддержания беседы.
   - Много ли миров?
   - Я не прогрызала ткань их времён, чтобы не...
   - Арда! - рявкнул минотавр.
   - Ну, вот! Стоит ввязаться во что-то новое - сразу лезут оговорки. А ты, к тому же, их притягиваешь, будто тебе...
   - Хранительница! - заревел монстр.
   - Хоть вообще ничего не говори! - посетовала Дремлющая Красавица.
   - Ну, извините, - Виктор усмехнулся. Гора сумбура! Кажется, если бы не их вежливость, они бы уже были далече, да вот попрощаться остались...
   - Не только - чтобы попрощаться. Но нам нужен ты...
   - Что!?
   - Твои воспоминания! - поспешила успокоить его Арда. - Вспомни свой последний день в родном мире. И тех, кого ты там и тогда ненавидел.
   - Но... я никого не ненавидел, - растерялся Виктор.
   - Это хорошо, - Арда ещё смягчилась, чувствуя, что собеседник не уходит от сотрудничества. - Пусть будут те, кого ты побаивался, недолюбливал, кому не доверял... Может, даже в последние часы...
   - Да я, как проснулся, и трёх часов не пробыл в своём мире в то утро!
   - Ты хочешь спросить, и я сразу отвечу: твоя тяга к магии позволила... привести тебя, а то, что тебя отталкивает, поможет мне отправить нас.
   - И вы вселитесь в кого-то? Начнёте жизнь в...
   - Нет! - ответил Люций. - Мы уже там: лишённые магии, но желающие её. И такими же останемся, потому что ты от нас оттолкнёшься.
   - Иначе образ... - Хранительница осеклась уже самостоятельно.
   - Не понимаю, - признался Виктор.
   - И это очень хорошо, - убийственно серьёзно заявила Арда. - Итак, вспоминай!
   - Э...
   Тот последний день завертелся перед мысленным взором, зашумел в ушах, бросил в пот, заставил скривиться, улыбнуться и, наконец, открыть глаза в ужасе. Но это дикое падение в память ничего не дало! Ну, не было тех, кого он ненавидел!
   - Есть! - воскликнула Арда. - Как раз трое. - И заговорила распевно: - Сорок два... восемь... три... три...
   Виктор продолжал непонимающе смотреть на улыбающегося Люция, который поднимал руку в приветствии... и вдруг исчез! Причём без малейших магических возмущений!
   - Четыре... одиннадцать... двадцать шесть... двадцать...
   Пропал и зависший в невидимой клетке сокол Викки.
   - Восемнадцать... пять... девятнадцать... семь... - допела Арда. - Я пока останусь, Витька. Посмотри себе под ноги.
   Он глянул. Большущий мраморный короб. Да-а... его появления давненько ждали, ждали и его невнятных прозрений.
   - Ага, готовилась долго, хотя и знала далеко не обо всём. Там две книги и шкатулка. Она - самое главное!
   - Понятно, - бросил кудесник, всё-таки ошарашенный стремительностью происходящего.
   - Внутри листок с адресом и списком всего, что надо будет положить в шкатулку. Тебе нельзя знать ни адреса, ни содержимого! А отправить всё должен бродяга из Парижа Фёдор Куклин.
   - Дядя Федя!? - не сдержался Виктор.
   - Ты уже обзавёлся здесь родственниками!? - не поверила Арда.
   - А ты должна это знать?
   - Пожалуй, не должна. А маленький блокнот должен открыть Танк, когда... когда лепестки улетят.
   - Что!? А! ещё одно пророчество!?
   - Ну, давай... - Хранительница будто опечалилась. - Так скажу: "Полнота под замком, пустота под надзором. Полнота над замком, пустота над взглядом. Замок на сердце, якорь на душу, камень на тело, древнему на спасение". Достаточно невнятно звучит - для пророчества?
   Виктор с минуту пытался придумать хоть какую-то интерпретацию услышанной белиберды.
   - Ну и хорошо, - она усмехнулась словно бы ещё печальней. - Ты поймёшь эти слова незадолго до срока. Ну, вот. Пора...
   - Арда, а как ты уйдёшь?
   - Когда ты откроешь сундук, начнёт работать заклинание. Но у тебя не более часа. А посылку отправить надо завтра до полудня.
   - Круто...
   - Да, - Арда вздохнула. - А теперь уходи. И когда мы встретимся, знай, что сейчас я счастлива!
  
  -- 122. Ветви распоряжений.
   В ушах ещё звучал голос Девы Хранительницы, а прохлада грота уже сменилась теплом рощи. И снова ни капли магии...
   Все торопились. То ли чтобы победить свою нерешительность и опасения, то ли еще по какой причине, более серьезной. Например, чтоб не дать Виктору опомниться.
   Напрасная боязнь: у него не было желания лить горькие слезы по их уходу. Ха! месяц назад его выволокли из мира, который он знал, разлучили с дорогими ему людьми! Да и тогда на раздумья о случившимся было очень немного времени. Долгие проводы - лишние слезы.
   - А смертельная опасность отлично сушит слёзы! - Виктор рассмеялся. Уняв смех с истерическими нотками, он посмотрел на короб. - Сундук Ринсвинда. А что? Можно будет и так заколдовать на досуге.
   И тут, словно справившись наконец-то с внутренним протестом, он вскочил, сделал два широких шага, схватился за крышку и потянул вверх. Арда выпилила в камне поразительно невесомую вещицу: от легкого движения крышка полностью откинулась, как картонная. Столь же лёгкой оказалась и магия. Маленькая сигнальная ракета, ушедшая ввысь и безвредно всосавшаяся в небо. Приблизительно так же сработало бы необходимое заклинание и авторства Виктора. Если у Арды свои пути в магии, то она ими не ограничивается.
   Справа на дне лежал огромный фолиант с толстыми, необычными страницами. Кожа, видимо... Теперь, благодаря избыточной расторопности команды, есть, куда спрятать эту, надо полагать, информационную бомбу. И изучить в спокойной обстановке.
   Рядом - три тетрадки с розовыми обложечками и ой-какими-миленькими цветочками в уголках. Типичные девчоночьи дневники. Виктор протянул руку к книжечкам, хотел взять, но пальцы дотронулись не до бархата и бумаги, а до камня! Сумасшедшая Арда куда больше была склонна к монументальности, чем пафосный Люций.
   И шкатулка. Малахит с опаловыми фигурками мифических животных по краям крышечки. Тоже нечто сугубо девочкино. И адресат, надо думать, - девчушка где-то в Империи. И если внутри только записка, то вещи, которые надо послать, самые обычные, купить их можно практически где угодно. И навряд ли дорогие. Так что, отдать доброму дяде Феде, прибавить тыщонку - и забыть!
   А что будет, если подглядеть? Если это - его судьба, за неимением лучшего слова, то почему бы не помочь ей? Или помешать, кстати! Вырваться из порочного круга, в котором только кажется, что инициатива изредка возвращается в твои руки, а на самом деле всё давно и прочно запрограммировано? Все действия уже прожиты, а потому и предугаданы!?
   С другой стороны, зачем Арде делать ему пакости перед уходом? Значит, её рекомендации - к лучшему. К тому же, ей неведомо, что будет через десять лет. И можно предположить, этот же срок - верхний предел предсказанных и вынужденных действий. Ну, что ж, подождём...
   - У тебя и так свободы столько, сколько не у всякого короля бывало. Так что грех жаловаться и рыпаться.
   Виктор закрыл короб, чуть подумал, копнул в кустах за зелёной изгородью и оттащил в яму ценный груз. Оставив себе только шкатулку, заложил укрытие дёрном. Не то, чтобы выходка товарищей (которых вполне могла повести за собой милая добрая Женечка) подточила доверие. Просто так. В конце концов, имеет он право на свои маленькие трёхпудовые тайны?
   Итак, с верхушкой Ордена всё равно нельзя не пообщаться. Пора объяснить, кто он и что он, создать, наконец-то, основание для того самого "продуктивного сотрудничества". И даже если разговор пойдёт доверительный (что невозможно), то толика путаницы в разведданных Чёрных ему не повредит. Это как сделать вид, что бьёшь в челюсть, но в последний момент остановить руку и смахнуть с плеча собеседника несуществующую пылинку. Сама шуточка - дурное мальчишество, а вот её дипломатическая проекция может сгодиться. И ведь он заработал себе право на наглость!
   Наглость номер раз - покупка двух домов в Рассвете - кажется глупостью. Но только если она - одна единственная. Так что требуется всего лишь наляпать ещё несколько подобных ляпов, которые вместе сложатся в планомерное, масштабное послание. Например, заявиться в Париж, благо, что и повод имеется. И как-нибудь безвредно пошуметь в магическом смысле, чтобы переполошить датчики-кудели. Затем предложить Владу поискать контактов с той самой тёткой-лекаршей. Заставить бардов, например, повторить сигнал обнаружения кудесника. Потом предупредить о шторме на Ставропольской ГЭС и устроить его. Хотя это уже перебор: терроризм - не лучшая карма.
   Первым делом Виктор прыгнул на хутор, взял денег и попросил Петра войти в сеть со своего старого входа. Лекарь понял не сразу. Точнее, так ничего и не понял, а потому кудесник обратился к Владу, который пообещал сделать всё в лучшем виде.
   Затем - в новый дом, где наводили порядок три печальные раскаивающиеся тени. Виктор их утешил, взбодрил и сообщил соратникам, что вернётся вечером. Судя по эмоциональному фону, всё-таки Женечка подбила бойцов на шалость...
   Потом был Париж.
   Не так уж хорошо знает он город. Сходство с родиной только мешало, запутывало. Потянуло заглянуть в дом над обрывом, но Виктор проигнорировал зов недавних воспоминаний. Скорее - в "Победу Стихии": время дорого. А ностальгии лучше предаваться не спеша.
   В сквере он высадился в невидимости. Добрый дядя Федя куда-то запропал. Но стоит дать себе свободу в использовании магии - и проблема быстро исчезает. А знакомый бродяга - находится. Дядя Федя изволил отлучиться в магазин.
   Когда знакомый голос произнёс за его спиной, у кассы: "Да, спасибо. Только у меня мелочи нет, увы..." - бродяга так и подпрыгнул. Расширенными глазами он смотрел, как Виктор укладывает покупки в большой бумажный пакет.
   - Витька!
   - Дядя Федя! - обрадовался кудесник.
   - Ты ж вроде мёртв! - здравый смысл бродяге почти отказал, от избытка чувств.
   - Ой, вечно они всё преувеличивают! - Виктор беспечно махнул рукой. - Ну, простудился, ну, покашлял денёк-другой... а они сразу "мёртв".
   Уже на улице дядя Федя под большим секретом прошептал:
   - А то, что ты - маг, про это не врут?
   "Нет, - мысленно сообщил Виктор. - Просто немного недоговаривают".
  
  -- 123. Спорные вопросы.
   Илона смотрела на закат. Её направили на остров Спорный после провала миссии примирения. Отгорела в душе злоба на Сарафа. Сперва отстраняет ищейку от переговоров, а теперь шлёт её же ловить ветра в поле, восстанавливать картину катастрофы. Бросать на переговоры зануду-хозяйственника можно только с целью провалить их с треском. Сарафу надоел Викки, тут всё понятно и естественно. И он попросту стравил кудесников. Затем попытался восстановить связь с Виктором. Возможно даже, что всего лишь сделал вид, что попытается, выбрав безликий, раздражающий тон. А потом задавил Победителя, не считаясь с потерями.
   Сейчас ему нужно компетентное подтверждение факта гибели Виктора. Выследить, по возможности, найти тело. И, скорее всего, он понимает, насколько бессмысленно это задание. Проследить за кудесником, прыгающим, как кузнечик, на тысячу километров? Глупее не придумать!
   Капитаны катеров были слишком перепуганы, потому Илона заявилась к ним только со стажером-аналитиком, позаимствованным в офисе Волгограда, а не со свитой и при регалиях. Показания надо было сличать, выделять общее, проверять расхождения, строить диаграммы - в общем, создавать видимость осведомлённости. Без помощника Лиловая взвыла бы, но мальчик-лекарь хорошо себя показал: и как аналитик, и как техник по связи, и вечером, помогая расслабиться утомившейся даме.
   Всё сходилось к следующему: победив, Виктор неизвестно как обрушил на головы орденского теплохода Низкое небо. Затем со своего безоружного суденышка сбил одну из вертушек, избежал массированной атаки торпед, защитился от ракетного и пулемётного обстрела. И, наконец, был "поднят на копья" при полном отсутствии координации, то есть абсолютно случайно. Яхта вдребезги: ошмётки тел, искорёженные куски алюминия.
   Илона сочувственно кивала струхнувшим воякам, достраивая до полной очевидности и бесспорности картину гибели Победителя. Вам этого так не хватает, любезный Сараф? Так и хавайте в удовольствие!
   Сама Лиловая ни на секунду верила в смерть Виктора.
   Он же мог длить часами свою пляску с кораблями! Но это привело бы к ещё большим людским потерям, которых он не жалует. Но вообще не подраться - это себя не уважать! Так что, он снова поразмялся за счёт Ордена и - слинял. Иначе как бы его команде рассеяться столь быстро и неуловимо!? Да они же просто испарились! Даже маг-старикашка, о котором отчитались снайперы перед смертью... - и тот исчез: ни человека, ни тела, ни следа, ни могилы!
   Итого, по подтверждённым смертям счёт "равный": 84:0, ну или 84:1. Да и шматки тел с кораблика пахли слишком уж застарелой смертью, так что убедительность хромала. И наверняка, не всё будет ровно в морге этого ахового городишки. И ей следует поверить в то, что парень поджарился, готовя очередную инсценировку? Бабушке своей расскажите!
   Илона загребла рукой сырой песок, постучала пяткой по вялой полосе прибоя. Волна будто показывала язык - лениво, но неутомимо выползая и снова прячась.
   Они ещё встретятся. Виктор не дурак: он понимает, что, не договорившись, он не сможет жить спокойно. А покою он хочет, определённо: ни разу первым не начинал заварушку. Как только определит список своих требований - так и свяжется. И именно ей придётся с ним торговаться, склонять, зазывать, располагать, притормаживать - в общем, делать всё, чтобы хоть как-то удержать неконтролируемое. Избежать бойни, не потеряв лица окончательно.
   Вот какую кашу ты заварил, друг Сараф. Только попробуй ещё раз от чего отстранить - мигом припомнится отменный аргументик!
   От плотины потянул бриз, принеся запах жаренных сосисок. Димочка старается, хороший мальчуган. Но тот, Влад, всё же интересней: храбрый, безрассудный, презрительный, циничный, ранимый. Вот бы кого зацепить на предмет личной беседы!
   - Илона Германовна! - позвал милашка Димочка. - Ужин готов!
   - Отлично, Дима! - крикнула она, не оборачиваясь. Приятно наблюдать, как этот мальчик желает ей угодить.
   - Вам сообщение только что пришло.
   - От кого? - без особого интереса спросила Илона. - Я разрешаю, посмотри на вход.
   - Похоже, кто-то незнакомый, - Димочка всё-таки стеснялся читать с блюдца начальницы. Милый мальчик. - PRST01892...
   Илона вскочила, не дослушав.
   - Что!? Кто!? Не может быть! Как он смог!? Что он пишет? - зачастила вопросами лекарша, шагая к палатке.
   - Тут два слова: "хочет встретиться", - проговорил её помощник, до глубины души поражённый поведением высшей лекарши. Оно, конечно, не дело практикантов - лезть в высокие сферы...
   Она взяла поданное им блюдце. Прочитала сообщение, перечитала ещё раза два, открыла известное об отправителе (на секунду мелькнула карточка с лицом молодого мужчины в форме лекаря Ордена) и быстро захлопнула квадратик. Затем выключила блюдце, как-то отстранённо поглядела на Дмитрия, задержала взгляд, метнула аппарат в недра палатки и издала странный звук, похожий на неуверенное тявканье небольшой собачонки. Затем произнесла в задумчивости: "Вот, собственно..." - и расхохоталась.
  
  -- 124. Эпилог у воды.
   Солнце закатилось, но его испепеляющее дыхание жило в песке, в измученных ивах, в лёгком дрожании огней на берегу. Река выползала мощной струёй, как письмо из-под двери. Она обещала прохладу. Тщетно, разумеется: вода проржавела до дна в то лето, пропахла ультрафиолетом до последней молекулы.
   Полноватый невысокий человек сидел в шезлонге у самой воды и курил сигарету. "Mageboro", "с ней вы почувствуете разницу". Какую разницу? Впрочем, какая разница...
   Эйнштейна ставил в тупик вопрос: он сумасшедший, или все остальные? Через век многие пришли к выводу: разницы нет. Есть различия, которые расслаивают персональные вселенные. Подобно деталям веера, они сходятся на холоде и вновь расползаются. Чтобы остаться в одиночестве собственной уникальности, чтобы кто-то получил иллюзию прохлады в удушающем пекле.
   - Учитель?
   Он улыбнулся, но не повернул головы. Девушка подошла и села на песок, опустив босые ступни в маслянистую, источающую испарения воду. Из всей безумной компании учеников она была самой впечатлительной и непосредственной. Её хотелось защищать то ли как дочку, то ли... то ли ещё как-то. Нет, не как возлюбленную, разумеется -- ещё чего не хватало!
   - Да, Ирочка, внимательно вас слушаю.
   - Вы ведь так и не рассказали маме Виктора о том, что с ним случилось?
   - Нет, конечно, - Белкин потёр переносицу, размазал капельки пота по лбу. - И бабке с дедом - тоже.
   - Да, - согласилась ученица. - Наверное, не стоит. Пропал во вспышке бледно-зелёного пламени...
   - Вам повезло, девочка моя. Вы это увидели, - Андрей Аронович развёл руками. - Но даже я не сразу поверил вам.
   - Но почему? Разве я могла соврать о таком!? - Ира подогнула колени. Брови сошлись домиком, тоненькие ладошки набрали песку. Она же и самая ранимая, несмотря на юношескую браваду, которая, в конечном итоге, и привела её сюда.
   - Ирочка, вы искренний и хороший человек, и я знаю, что вы не станете мне врать. Но кто застрахован от ошибок? - наставительно заметил Белкин. - Вы со мною всего год, так что могли ошибиться, перепутать марки сигарет - и ваше наблюдение оказалось бы метафорической ипостасью предвиденья.
   - Но вы же учите открываться неведомому! А тут оно само...
   - ...улетает в неизвестность в бледно-зелёном свете? - Андрей Аронович улыбнулся. - Между "искать" и "найти" - огромная пропасть. Я до сих пор не понимаю, почему именно вам посчастливилось столкнуться с этим... - он некоторое время подбирал слова, но остановился на самом нейтральном: - явлением.
   - Вы хотели бы это увидеть сами! - догадалась Ира.
   - Нет! - Белкин резко приподнялся, вскинул ладони. Окурок выпал на песок. - Ни малейшего желания, дорогая моя!
   - Тогда... - растерялась ученица, - зачем?
   - Пропасть, девочка, пропасть! - весело напомнил учитель. - Если она заполнена, мы через неё переходим.
   - То есть, перестаём искать!? Но я-то не перестала!
   - Действительно, - Белкин улыбнулся и снова расслабился.
   - Так вы хотите только найти магию, а не научиться ей?
   - Знаете, Ирочка, второе тоже было бы неплохо осуществить, - он усмехнулся и неспешно поднялся с шезлонга. Каждый раз, когда тело намекало на то, что одной деловой беготнёй по городу молод не будешь, ему казалось, что он прожил уже сотню жизней. Но наваждение снова сбежало, как трусливая плотвичка. - Только вот магия, на самом деле, чревата и ограничениями, и сложностями самого разного толка. А учителя магии - такие непостоянные существа...
   - Вы думаете, он пропал из-за того, что заметил меня!? - Мысль не была новой: за месяц раздумий над самым волнительным событием её жизни Ира много чего предположила. Однако сейчас, когда опасения - как всегда - подтвердились мнением учителя, её пробило чуть не до слёз! Она сама виновата в том, что его больше нет здесь! Тупая любопытная неуклюжая корова! - При вас он был долгие годы и если бы я...
   - Ирочка, бросьте казниться попусту! Если бы Виктор так дорожил своим инкогнито, то, поверьте... - Белкин поморщился: воображение спешно нарисовало крайне неприятную картинку. И заговорил быстрее, чтобы разделаться с гадким образом: - ...Вы бы сейчас здесь не стояли. Он ушёл, потому что так хотел, или потому что был вынужден. Всего лишь совпадение, я вас уверяю! Вы - лишь нечаянный свидетель, а не причина. И даже не повод, - он вздохнул, развёл руками. - Кому следовало бы казниться, так это мне: я Витьку так и не раскусил за целых три года.
   - Но если бы...
   - "Если бы" не бывает, спешу напомнить, - веско произнёс Андрей Аронович. - "Если бы" - это наши вериги, гири каторжника, осуждённого собственной глупостью, которую дураки называют задним умом! - И он похлопал себя ладонью по ягодице.
   - Но вы сами учили смотреть в примеры прошлого!
   - Примеры, моя дорогая! Басни! - Белкин растянул губы в улыбке. - Нечто, лишённое эмоционального контекста, снятое с жизни, как сливки с молока! Оставьте обрат профанам, право же. Ваш пример должен звучать так: я буду осмотрительней. Тэ-че-ка. Сожалеть о том, что случилось и уже не повторится, - он опять улыбнулся и дважды дёрнул плечами, - бессмысленно.
   - Да, учитель, - печально ответила Ира.
   - Уже лучше, Ирочка. Который раз уже говорю, и вот... - он похлопал себя по карманам шортов. - У вас не будет сигаретки? А то идти до палатки жуть как не хочется.
   - У меня только "Пол-магл", а вы вроде "Маг-боро" курили...
   - Да? - сумерки скрыли досадливо сморщившуюся физиономию Белкина.
   - Их же нельзя смешивать в течение...
   - Да, в течение одного дня, - с лёгким раздражением повторил он свои собственные бутафорские наставления.
   В перемежающейся тишине вечера раздался крик хищной птицы. Белкин застыл и прислушался. Ира, поглядев на учителя, тоже стала вглядываться в темнеющее небо. Крик повторился.
   - Викки! Викки! - вдруг пропищал в небеса Андрей Аронович. Заметив удивлённый взгляд ученицы, он пояснил с удовольствием: - Приятель мой. Частенько прилетает по выходным - я ему курятинки копчёной приберегаю. А! вот и он!
   Крылья свистнули прямо над головой девушки, она ойкнула и удивлённо уставилась на учителя. Затем - на сокола, примостившегося на тополе чуть в отдалении от палаток. Не услышь она его в небесах, спутала бы с грачом или вороном: настолько черна была птица!
   - Ну да, у каждого свои... как сейчас говорят, тараканы, - Белкин снова широко улыбнулся. - Кто-то печётся о своих неудачах, а кто-то подкармливает Викки и хочет изменить мир к лучшему. И все мы потихоньку... - он замолчал, потёр гладко выбритый подбородок. И указал вперёд. - Однако давайте поторопимся, не будем заставлять его ждать! Иногда мне кажется, что он и речь нашу понимает, и поумней некоторых людей будет.
   - Что - правда? - глаза Иры загорелись интересом к совсем уж поразительным речам наставника.
   - Разве я мог соврать о таком!? - вернул он фразу. И весело рассмеялся. - Ну-с, идёмте, идёмте!
  
   (лат.) лицо нежелательное.
   (фран.) положение обязывает.
   (англ.) "ракетный прыжок", распространённый приём в некоторых компьютерных играх: использование энергии взрывной волны.
   "А, уже туточки, Хосе?" (англ.)
   Пс. 22,5.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"