Ива Конюшевская: другие произведения.

Баба Яга против! Часть 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Собственно приключения начинаются.:) И заканчивается третья часть. Жду ваших мнений и комментариев.:) Начало четвертой части уже написано, может быть к вечеру или в воскресенье выложу.:)

  Маркетиос новостям...не обрадовался, хотя некоторое удовлетворение от возможности высказать сакраментальное 'а я предупреждал' по поводу моих ' слишком несвоевременных прогулок' он скрыть не смог. Ну и ладно.
  Велев мальчишками отправляться в свою комнату и заняться делом, и с трудом удержавшись от такого же указания в мой адрес, магистр заперся в своем кабинете, а когда перед самым ужином он оттуда вышел, я его сначала не узнала. Чудаковатый дед исчез, на смену ему появился совсем другой человек. Даже взгляд был другим. Твердым и каким-то...острым. Движения стали быстрыми и четкми, интонации властными, и я невольно подобралась вслед за мальчишками. Те и подавно старались ' прикинуться ветошью и не отсвечивать'. Одет наш преобразившийся магистр тоже был непривычно: вместо заляпанной черте чем хламиды и потертых кожаных штанов на нем красовался камзол из серого бархата и такие же брюки. ( я тихо хрюкнула про себя, не выдержав торжественности момента, потому что брюки были, что называется, 'классический матросский клеш'. Я такие только в кино видела и со средневековым камзолом смотрелись просто...афи-фигительно.
  Маркетиос окинул свое семейство орлиным взором и, скомандовав сидеть смирно и носа на улицу не высовывать, удалился в неизвестном направлении.
  Битых два часа мы всей компанией старательно убивали время, слоняясь из угла в угол под тихую Миленину воркотню. Разойтись по комнатам и ждать в одиночку никому в голову не приходило - вместе было не так страшно. Хотя я и хорохорилась даже перед самой собой, вслух подбадривая товарищей по несчастью, чем дальше, тем больше неприятных мыслей крутилось в голове. А вдруг эта самая Калла опять убедит всех, что это мы виноваты? И даже не мы, а конкретно я? Мне не хотелось становиться козлом отпущения, ни в одиночестве, ни за компанию. В конце концов - мелькнула трусливая мыслишка - пацанов максимум в очередной раз выдерут, а меня, как нелегального мигранта, как законопатят в...куда-нибудь. В неприятное место. Или еще что придумают, столь же противное и с моими жизненными планами не совпадающее.
  Кстати насчет моих жизненных планов...Что у нас там запланировано-то? Раньше я примерно представляла себе, как буду жить завтра, через месяц, через год и даже, возможно, на пенсии. А теперь у нас полная неизвестность и туманные перспективы. Допустим, отсюда меня никто не гонит. Пока. И клятвенно обещают не гнать и дальше, сколь угодно долго. И что? Всю жизнь провести взаперти, в качестве объекта изучения или нахлебницы? Не хочется. А что еще я могу? Сама пока не знаю, и до этого момента как-то не задумывалась. Точнее, не позволяла себе задумываться, а теперь вот, на почве общего перепуга - задумалась. И ничего дельного по этому поводу сообразить не получается...Придя к такому выводу я окончательно приуныла, перестала вышагивать по кухне от стола к камину и обратно и плюхнулась на лавку рядом с Фимкой. Тот давно уже сидел, молча уставившись в угол, и на его подвижной физиономии была написана самая унылая обреченность из всех Фимкиных унылых обреченностей, изображать которые он был мастер. Но сегодня получалось на редкость правдоподобно.
  Ник, тенью скользивший следом за мной почти шаг в шаг, попытался повторить маневр и споткнулся о кошака, курсировавшего в том же направлении. Кошак взмявкнул и цапнул обидчика за лодыжку. Ник взвыл , на удивление точно воспроизведя только что прозвучавший возмущенный кошачий мяв, замахнулся...Но дать пинка вздыбившему шерсть здоровому котище не решился. Что он там пробормотал себе под нос, никто не расслышал, и слава богу - вряд ли что-то хорошее. Дохромав до лавки, Ник плюхнулся рядом со мной, бесцеремонно сдвинув и меня и Фимку в сторону. И занялся изучением пострадавшей конечности. Это происшествие хоть ненадолго отвлекло нас от невеселых раздумий, но скоро все вернулась на круги своя. Только теперь на лавку, а точнее мне на колени взгромоздился четвертый участник вынужденных посиделок, в отличие от остальных сидельцев почти довольный жизнью. Он даже боднул Ника пушистым лбом куда-то в бок, примирительно мурлыкнув, и счел инцидент исчерпанным . Потоптавшись и покрутившись вокруг своей оси, несколько раз мазнув хвостом по нашим лицам, он занялся вторым по важности (первое - поесть , он успел до нашего прихода) делом в своей жизни: разлегся поудобнее и заснул. Похоже, только нам троим было редкостно не по себе. Милена вышла во двор и теперь даже ее ворчание не отвлекало от тягостных дум.
  Не знаю, сколько прошло времени, мне казалось - как минимум года три. Правда, стемнеть еще не успело, когда на крыльце наконец послышались непривычно твердые шаги Маркетиоса, и негромко хлопнула входная дверь. Мы так и застыли, не решаясь сдвинуться с места. Маркетиос словно нарочно медлил, судя по шагам, наверх он не пошел, но и в кухне не показывался.
  Минута, вторая...Я вдруг обнаружила, что с перепугу даже дышать перестала. Черт, я там на поляне , чуть не поцеловавшись с крысой и получив котлом по голове так не перепугалась! А тут! Чего он тянет???
  Наконец, дверь открылась и маг неторопливо вошел в кухню, наткнулся на наши напряженные взгляды как на стенку и...Улыбнулся.
  Улыбнулся? Правда? - Я несколько секунд вглядывалась Маркетиусу в лицо так пристально, что чуть дырку в нем не прожгла, но ничего не изменилось: маг стоял на пороге и улыбался, непривычной, озорной какой-то улыбкой.
  Кажется, кто-то рядом со мной вспомнил, что для того чтобы жить, необходимо дышать. Кажется этот кто-то что-то даже спросил. Я не расслышала. Сидела и пыталась понять, чего я так перетрусила. Почему улыбка Маркетиоса, яснее ясного говорящая о том, что все кончилось хорошо, словно вернула миру краски и звуки, потускневщие за время ожидания? Так и не поняла, плюнула на это дело и стала наслаждаться моментом.
  Не сразу, но постепенно я снова начала адекватно воспринимать окружающий мир, и сразу же проснулось любопытство: чем все кончилось?
  Маркетиос никуда не торопился. И на наши мольбы не реагировал, заявив, что после таких испытаний неплохо бы подкрепиться. Вернулась Милена, уже на стол накрыть успела, уже сдобный пирог на столе, а он все помалкивал. То есть, Маркетиос ел, а мы сидели над своими почти нетронутыми тарелками и гипнотизировали его. Ни фига маги гипнозу не поддаются, скажу я вам. Или мы гипнотизеры такие умелые...наконец магистр завершил трапезу и невозмутимо заявил: голодным домочадцам новости не положены, пока все не съедим, он рассказывать не будет. Садист!
  Только после того, как Фимка умудрился подавиться черничным соком, Ник едва не пропилил тарелку ножом от усердия, а я стала похожа на рыбу молот - попытка проглотить слишком большой кусок пирога закончилась победой пирога и нереально выпученными глазами - Маркетиос смилостивился. А может решил, что медлить дальше опасно, сами покалечимся или дом разнесем.
   - Во первых вы бестолочи и драть вас надо каждый день. - Начал Маркетиос, окинув нас насмешливым взглядом. - Всех троих! - Торжествующе добавил он, глянув на мою невинную физиономию. Вот ведь...пользуется, что я сейчас не стану с ним ругаться!
   - Но при этом даже вам иногда везет. - Продолжил маг, видя, как вытягиваются у мальчишек лица. - А поэтому... - Он торжественно поднял палец вверх, - со следующего семестра приступаете к занятиям в лицее.
  - Что-о-о-о??? - Фимка чуть не упал со стула. - Мы??? В лицее? Дед, а ты не врешь??? - От потрясения он немного забылся.
   - Ефим! - Маркетиос изо всех сил постарался соорудить у себя на лице зверское выражение, но было видно, что у него ничего не получится. Ник, сидевший с Фимкой рядом, сам слишком обалдел от такой ослепительной новости, так что мне пришлось потянуться и легонько щелкнуть по затылку нарушителя субординации.
  Фимка закрыл рот, дед удовлетворенно усмехнулся и продолжил: - Считайте, что Калла сделала вам просто сказочный подарок. Благодаря ее глупости и злопамятности ваше вполне заслуженное исключение отменяется.
   - Как это? - Ник тоже все никак не мог поверить. - Что она сделала???
   - Не она, а ее не менее глупый папаша. - Маркетиос самодовольно улыбнулся. - Когда эта 'пострадавшая девочка' с ревем примчалась домой он не разобравшись вызвал дежурного дознавателя из академии, и...
   - Она же колдовала!!! - Глаза у Фимки загорелись. - Причем то заклинание, за которое нас выгнали!
   - Именно! - Маркетиос откинулся на спинку стула, лукавые морщинки собрались вокруг его глаз. - Мало того, что она пользовалась запрещенным уровнем, она сделала это даже не в лицейской лаборатории, а на улице, в общественном месте. Теперь можно подвергнуть сомнению каждое ее слово, в том числе и то, что касалось прошлого инцидента. Более того, дознаватель установил, что данная матрица была использована не один раз. Понимаете, что это значит?
  Ник посмотрел на Фимку, Фимка на Ника...улыбочки ' до ушей' - это еще слабо сказано! Таких сияющих физиономий у мальчишек я еще не видела. Сама расплылась за компанию. Во первых, я была рада за друзей, во вторых если эта Калла теперь сама кругом виновата, значит я белая и пушистая. И никто меня обследовать не будет.
  Мои догадки тут же подтвердил и Маркетиос: - Дазнаватель решил, что Калла сама что-то напутала с заклинанием запрещенного уровня. Из-за того, что не имеет должной подготовки. И произошел сбой в матрице, зацепивший эхом все имеющиеся поблизости магические структуры. Вот все разом и схлопнулоась. Так что... - Он многозначительно подмигнул. - Ваше участие признано не стоящим внимания. Тем более, что не смотря на слезливые выкрики установленной нарушительницы, отсутствие у тебя малейших способностей к магии подтвердили свидетели.
   - Какие свидетели? - Не поняла я. - Что-то я там никаких свидетелей не видела...
  У Маркетиоса стал такой самодовольный вид, словно у моего котика, слопавшего у Милены целый окорок. Всем вокруг стало ясно, что именно благодаря хитроумным действиям нашего мага все сложилось столь замечательно. Как выяснилось, безмозглые друзья этой не менее безголовой девицы решили в очередной раз свалить все на Фимку с Ником и сами заявили, что я в магии ноль без палочки. На этом Маркетиос их и поймал. И даже заявил, что для устранения последний сомнений Фимку и Ника можно хоть сейчас вызвать и проверить. Если никаких следов заклинания - все, девочка попалась. Здорово! А меня не будут обследовать, потому что я не маг, и это Маркетиос готов подтвердить под какой-то там присягой.
  Как только Каллин папаша сообразил, куда дело клонится, он сразу пошел на попятную. И именно тогда была достигнута договоренность о возвращении ребят в лицей. Как уж там этот дядька будет улаживать дела с инспектором меня не касалось, поэтому я не спрашивала. Просто радовалась за себя и за пацанов.
  На радостях мы подчистую умяли знаменитый Миленин пирог с черникой и выдули два кувшина не менее знаменитого сока из каких-то там местных ягод. Когда приступ всеобщего ликования пошел на убыль, Маркетиос отозвал меня в сторонку. И сообщил, что мне радоваться слегка рановато. Соглашение соглашением, но Калла-то уверена, что это я, такая сякая, во всем виновата и наколдовала на нее какую-то хитрозлобную магию. Убедить в этом родителей ей раз плюнуть, любимая дочь никогда ни в чем не виновата, все завистники и злопыхатели вокруг. Так что враждебно настроенное семейство потомственных магов на свою голову я имею...здорово.
  
  Между тем жизнь покатилась своим чередом, и я почти позабыла о случившихся неприятностях и потенциальных вражинах. Ну а что, пока никто громы и молнии на голову не роняет, и беспокоится как-то недосуг. Может они вообще про меня забыли, мало ли. (Как оказалось, надеялась я на вражескую забывчивость зря, но об этом в свое время.)
  Пацаны как подстреленные носились по дому и даже по городу, готовясь вновь вернуться в родное учебное заведение. Чуть не подпрыгивали от счастья, при этом не забывая периодически поплакаться мне на то, что мол, прощай свобода и все такое. Я то сочувственно кивала, то ехидно хихикала, но в основном скучала - им было не до меня...
  Самое время задуматься, а что же произошло с моей еще недавно такой уютной и понятной жизнью?
  Ну, то есть, что именно - понятно, но где, спрашивается, шоковое состояние, дикие истерики и душевные страдания??? Где, наконец, глубокие обмороки и потери памяти? Упс...Обмороки были. Целых два. Я почувствовала себя слегка оскорбленной -это все, на что способна моя тонкая душевная организация? Два жалких плюха с последующим слегка обалделым пробуждением? Неужели я бесчувственный бочонок, и меня ничем не проймешь? Мдя...
  Но по прошествии времени я пришла к выводу, что оно вроде как и лучше. А то пока тут в обмороке проваляешься - запихнут в реторту и доказывай потом, что ты не редкий экспонат.
  На сем выводе мои размышления о собственной судьбе как-то увяли. То есть, скорее перешли в плоскость более практическую. Раз уж я тут - не мешало бы устроиться получше.
  Ничего мне в этом и не мешало по большому счету. Хотя Милена и ворчала по сто раз на дню, Маркетиус был весьма обеспеченным магом, и все его обеспечение оказалось к моим услугам - только попроси.
  Я и просила, но с каждым днем такое положение тяготило меня все больше. Не привыкла я сидеть у кого-то на шее, пусть даже меня туда чуть не силком усадили.
  Так или иначе, мысли мои упорно шуршали в одном направлении - хочу быть независимой. Не знаю, как далеко это шуршание могло завести, но все решил случай.
  Началось с того, что впервые за долгое-долгое время наш дом (я уже привыкла называть этот дом и своим) почтила своим присутствием дочь Маркетиуса - Нойра. Она же дорогая мамуля одного из оболтусов.
  Нет, началось не с этого...А с того, как я чуть не проломила головой потолок, подскочив на кровати от дикого вопля. По утрам я и так не отличаюсь хорошим настроением, а уж разбуженная таким образом...
  Тупо таращась в пустую стену прямо перед своим носом, я пыталась сообразить - это мне такой кошмар приснился, или какой-то портач-убийца не довел свое дело до конца, и теперь придется собственноручно додушивать голосистую жертву.
  Через минуту вопль повторился - еще более пронзительный и противный, а я засомневалась, стоит ли вмешиваться. Ну, в смысле - такая жертва сама кого хочешь затопчет, или оглушит. С таким-то голосиной.
  Но любопытство оказалось сильнее опасений и я , кое-как натянув брошенную вчера одежку, выбралась в коридор. Честно говоря, я подумала, что это вполне может быть какой-то побочный результат Маркетиусовых опытов. Поскольку прецеденты были, и не самые приятные, я на всякий случай прихватила с лестничной клетки увесистый кувшинчик с тонким горлышком. Самое то, держать удобно.
  Топая по коридорам и заглядывая в каждую дверь по очереди, я все больше недоумевала. Ни-ко-го. Все чудесатее и чудесатее.
  И, главное , никто больше не орал, вообще тихо было. Прошерстив второй этаж я двинулась вниз по лестнице и только тут уловила голоса и прочий шум - судя по всему , он доносился со двора.
  Терпением я никогда не отличалась. А потому без долгих размышлений сбежала по лестнице и распахнула дверь. Ух ты! На небольшом пространстве колготилась куча народу. И местами совершенно незнакомого.
  Здоровенная мускулистая тетка сладострастно тискала нашу заливающуюся слезами домомучительницу, Маркетиус со счастливо-обалделым лицом переминался с ноги на ногу рядом.
  Прочие персонажи, как знакомые так и не очень, составляли что-то вроде греческого хора - слаженно охали и ахали на заднем плане. Убедившись, что никто никого не убивает, я вышла выбралась в двор и остановилась рядом с Николасом. Он выглядел более-менее нормальным, в отличае от Фимки. Тот вообще , похоже, рехнулся - носился кругами по двору и верещал как подстреленный, временами налетая с объятьями и поцелуями на скульптурную композицию ' Домомучительница, полураздавленная Неизвестной' и взвизгивая особенно громко.
   - Это кто? - Тихонечко поинтересовалась я.
   - Мама Фимки. - Так же негромко ответил Ник, и только потом посмотрел на меня. - И моя тетя...Она приехала на целый месяц! - Сказано было с такой счастливой моськой, что я поневоле позавидовала - меня бы так встречали. Понятно теперь, отчего у них у всех крыша поехала.
  Отойдя чуть в сторонку, я с интересом стала наблюдать за действом. Про эту самую Нойру я слышала очень много, да всякого разного, и мне было до невозможности любопытно посмотреть на нее вживую. Особенно забавно выгладел Маркетиус, со счастливым лицом топчущийся рядом с дочерью - тетя была на голову выше мага. Однако, когда объятья и обслюнявливания слегка поутихли, глава семейства сделал строгое лицо и официальным голосом поинтересовался насчет того, надолго ли бродягу принесло на этот раз.
  И тут мне стало еще любопытнее - очень уж забавно смотрелось вражение лица виноватой маленькой девочки на физиономии женской ипостаси Шварцнегера. Нет, пожалуй, про Шварца это я слегка загнула, но все равно. Тетя была ого-го.
   - Пап, ну я на пару недель...может чуть дольше... - Тоненьким голосом сказала тетя, и...шмыгнула носом!!! Совсем как Фимка ! - Эх...на этом моя карьера незаметного наблюдателя закончилась, потому что мое громкое, хоть и сдавленное хихиканье не услышал бы только глухой.
  Естественно, все тут же повернулись ко мне, а я ...Очень хотелось произвести хорошее впечатление, честное слово. Только не получилось. Потому что вряд ли его производит красная от усилий сдержаться ,заспанная дурочка, которая сдержаться все равно не может и хихикает сквозь прижатые ко рту ладони.
  Секунд двадцать все молча внимали , а потом тетя вдруг захохотала. Хороший у нее был смех, глубокий, бархатный такой. И заразительный - через секунду смеялись все, и я в том числе. Ржала как лошадь, хотя где-то в глубине души мелькала мыслишка, что смеются-то надо мной. А ну и пусть.
  Все наконец отсмеялись. А здоровенная гостья направилась прямиком ко мне.
   - Ну что... - Она оценивающе прошлась по мне глазами от пяток до макушки. - Это и есть ваша главная новость? Холипоковата, конечно... - Я было собиралась обидеться, но в голосе Нойры было столько добродушия и не капли насмешки, что я передумала. И в свою очередь оглядела собеседницу, для чего пришлось задрать голову:
   - Ну не всем же такими здоровенными быть! - Ляпнула, и слегка испугалась - мало ли...
  Ирам снова захохотала.
   - Ничего, сойдет. - Вынесла она свой вердикт, улыбнулась мне и вдруг тоненько-жалобно спросила у Милены:
   - А завтракать мне сегодня дадут? - Если бы не улыбка до ушей, я бы решила, что с ней не все в порядке.
  Народ в очередной раз похихикал, только Милена всплеснула руками и умчалась на кухню, словно ею из пушки выстрелили. Пока она там кашеварила, я успела рассмотреть остальных гостей и даже познакомиться.
  Их было двое: высокий худощавый мужчина с самой роскошной бородой, которую я когда-либо видела, и девчонка, судя по виду, моя ровесница. Или нет...выглядела она молодо, но в будущем обещала не только догнать Нойру, но и перегнать. Ужас, неужели у них тут все дамы такие культуристки??? Вроде раньше я такого не замечала...
  Чувствовали они себя достаточно непринужденно, видимо гостили тут не первый раз и со всеми давно успели познакомиться. Кроме меня. Ну, и со мной никто особенно стесняться не стал - мужчина добродушно ухмыльнулся (ну, по крайней мере, мне так показалось, в его бороде заблудиться можно) и назвался Грантом. Его спутница, неизвестно над чем хихикнув, сказала, что ее зовут Ирам. Как потом выяснилось, хихикала, смеялась и хохотала Ирам по любому поводу и даже без оного. Веселая оказалась девчонка, и не вредная, мы быстро подружились.
  С приездом Фимкиной мамы жизнь в доме заметно оживилась. Нойра оказалась дамой активно, веселой и шумной. И симпатичной - мне она понравилась. Особенно то, что совершенно спокойно выслушала историю моего появления и не принялась тут же проверять, как я подействую на тот или иной амулет из ее богатой коллекции. Мои приключения в компании ребят и косметическая катастрофа Фимко-Никовой обидчицы вообще привела ее в восторг. Она долго хохотала и выспрашивала подробности. А когда отсмеялась...сказала мне почти то же самое, что ее папочка сразу после происшествия: я обзавелась влиятельными врагами. И теперь мне следует быть осторожнее.
  Я только пожала плечами и заявила, что куда уж осторожнее, только если опять поймают в темном уголке - все равно кроме длинных ног у меня ничего нет, стиль 'боевого зайца' - это все, чем я владею.
  Ох, зря я это сказала...Нойра сначала мне не поверила и тут же потащила во двор, дабы убедиться. Убедилась. А я обзавелась коллекцией из трех разнообразных по форме, но одинаковых по болючести синяков и одной шикарной шишкой - на лбу. Зато зрители пополнили свой словарный запас , из непроглядных недр памяти вдруг всплыли красочные по звучанию названия кулинарных изделий моей родной бывшей советской республики. Когда-то я весело похихикала, рассказывая друзьям, что 'Балмуздак' и 'Аспаздык' - это не то, что они подумали, а всего лишь 'мороженое' и 'кулинария'. Сейчас я расшифровывать не стала, и так сойдет.
  Ну кто бы сомневался. Нойра тут же объявила, что это никуда не годится, это позор и стыдобища, и надо срочно что-то делать. На мой панический писк, что мол ничего со мной делать не надо, мне и так неплохо, никто внимания не обратил. Я пожала плечами и в голове даже закрутились какие-то заманчивые мыслишки насчет того, что вот как стану наконец крутая! И как пойду всех крушить, кто косо посмотрит...даже припомнились кадры из детского сериала, где вся из себя воинственная девушка гоняла злобную нечисть и прочих мужчин направо и налево. Вот она, независимость! Ну-ну...
  На следующее утро началось.
  - Нет, это никуда не годится. - Нойра в сердцах бросила палку, которой второй час гоняла меня по двору и мрачно опустилась на скамейку. - Это безнадежно. Из тебя воин... - Она замешкалась, видимо подбирая цензурный вариант всплывшему сравнению, - как из меня домохозяйка!
  Я без сил повалилась рядом прямо на изрядно потоптанную траву и с облегчением перевела дух. Моего энтузиазма хватило ровно на пять минут тренировки, после чего начался такой кошмар, что слова новоявленной учительницы прозвучали музыкой небесной. Может, теперь меня наконец оставят в покое? Пятый день уже издеваются...Плевать, что там в моей пустой голове крутилось, когда я соглашалась на это мучительство. Пошла она куда подальше, независимость...Прожила без нее...три месяца, и дальше обойдусь. Болело ВСЕ! Я, наивная, даже не знала, что в моем тщедушном тельце помещается столько разных мышц, и что все они хором примутся высказывать мне свое возмущение.
  
  
  - Ну и слава богу... - Отозвалась я, когда смогла достаточно внятно говорить, не пытаясь вдохнуть сразу весь воздух во дворе. - На фиг такую науку... Пусть мужики дерутся. У них головы чугунные, а моя мне дорога как память о немногих умных мыслях, ее посещавших...
  - Дура! - Возмутилась Нойра, дотянулась и влепила мне подзатыльник. То есть, попыталась, хоть на что-то ее уроки сгодились, я успела увернуться. - Вот мужики тебя и прибьют за милую душу! Ты с караваном ходить собралась, или в шляпной лавке свою голову вместо болванки подставлять? Учти, никто с тобой даже разговаривать не станет из серьезных людей, если не научишься хоть чему-то!
   - Куда ходить? - Удивилась я и даже умирать перестала. Временно. - С каким таким караваном???
  Нойра немножко помолчала, хмыкнула и посмотрела на меня.
   - А ты что, всю жизнь собираешься у папаши экспонатом работать? Не, если тебе нравится...
   - Не нравится. - Я обиженно засопела. Разговор мне тоже не нравился.
   - А то смотри. - Нойра продолжала усмехаться. - Сейчас мальчишки в лицей пойдут, у папаши времени свободного много появится...тут-то он про тебя и вспомнит.
  Я содрогнулась, очень живо представив себе эту картину. Нет, меня такое точно не вдохновляет!
   - Слушай... - Я задумчиво поскребла затылок. - А что за караваны? - Само слово, в общем, не внушало мне доверия, и в то же самое время вызывало некоторый интерес. Однако перед глазами первым делом возникла вереница унылых верблюдов и огрызки засохшего чертополоха по обочинам дороги. Бррр...
   - Так что за караваны? - Переспросила я без особенного интереса.
   Нойра окинула меня насмешливым взглядом и выдернула из челки пучок соломы. Вот, возят меня головой по пыльному двору, а потом требуют, чтобы я что-то соображала!
   - Караван это караван. - Очень познавательно! - Вот я всю жизнь занимаюсь тем, что сопровождаю караваны. Самая лучшая работа в мире!
   - Аааа... - Я не стала спорить, подзатыльники у Нойры на редкость увесистые.
   - Да не аааа, а слушай! - Прикрикнула она и я послушно закивала. Уворачиваться удовольствие сомнительное, даже если получается.
   - Караван собирается из нескольких купцов, которые заключают между собой договор. - Стала объяснять Нойра. - Они закупают товары, ну или вообще какие-то свои дела у них и вместе путешествуют по миру. В основном собирается компания, которой надо пройти по одному и тому же маршруту. В пункте назначения завершаются все сделки и отношения , купцы расстаются до следующего раза, кому надо дальше - вступают в новые компании. Так гораздо удобнее , безопаснее, а главнее дешевле. Караван-компания нанимает сопровождающего - меня. Я знаю все дороги, самые лучшие постоялые дворы, с хозяевами которых у меня свои договоры, знаю лучшие отряды наемников для охраны и умею с ними договариваться, имею связи с корабельщиками и погонщиками...понимаешь?
  Я задумчиво кивнула. Это было, пожалуй, любопытно...Только наверняка жутко хлопотно.
   - Они тебя нанимают, а ты для них...ну...вроде как скидки выбиваешь? - Уточнила я.
   - Чего выбиваю? - Удивилась Нойра. Я объяснила. Ответом мне был довольный смех.
   - Ну точно! Самим-то им в жизни так выгодно не договориться. Да и вообще надо столько знать, а купцы редко когда постоянно ездят одним и тем же маршрутом. Кроме того, им так вообще проще. Сами занимаются только своими торговыми делами, все остальное я обеспечиваю, у них и голова не болит.
   - А ты ездишь разными маршрутами? - Мне действительно стало интересно.
   - Я очень опытный маршрутник. - Гордо поведала собеседница. - Я могу провести караван почти в любой конец света. Ну... - Она запнулась. - Не в любой, конечно. Но у меня восемнадцать редких маршрутов и больше тридцати постоянных. Это порядочно.
  Я немного подумала и кивнула - и правда не мало. Особенно учитывая местные средства передвижения.
   - А что такое 'редкие' маршруты? - Не то что я тянула время, пока меня снова не начали гонять палкой по всему двору, ну если только чуть-чуть. Узнавать новое всегда полезно, тем более, что кажется у Нойры есть какие-то конкретные планы на мой счет.
   - 'Редкий' маршрут - это маршрут по которому редко ходят караваны. - Вполне логично пояснила женщина, а я тихонько хмыкнула. Действительно, могла бы и сама догадаться.
   - Но зато если ведешь караван по такому маршруту, то и вознаграждение выше. Потому что без маршрутника там вообще не пройти, понимаешь?
   - Дорогу не знают? - Уточнила я.
   - Ну , и дорогу тоже... - Не очень понятно кивнула Нойра. - Там много своих особенностей. Но такие маршруты каждый маршрутник себе сам ...разведывает. Это дело опасное, зато очень интересное и нескучное. - Женщина потянулась от удовольствия, совсем как мой котище на солнышке. - Эх, было времечко...папаша, правда, до сих пор ворчит. Особенно сейчас. - Нойра чуть погасла. - Нудит и нудит...а мне кровь из носу нужен девятнадцатый маршрут! Я уж и прикинула примерно, куда. Но это на год как минимум, а то и больше.
   - А зачем тебе девятнадцатый, да еще так срочно? - Не поняла я.
   - А затем... - Нойра смешно сморщилась, почесывая переносицу, а я в очередной раз удивилась, как Фимка при абсолютном внешнем несходстве похож на свою мамочку. - Затем, что...Вот слушай. У меня уже десять лет самое большое количество редких маршрутов, причем я сумела три из них сделать постоянными. Поверь мне, это случается не часто. И вот год назад один...глупый мальчишка догнал меня по количеству маршрутов. Ты представляешь??? У него ни опыта, ни такта, ни умения, а туда же! - Ух ты, лицо у Нойры раскраснелось, она резко рубила воздух рукой, перечисляя, чего еще нет у 'глупого мальчишки'.
   - И этот молокосос смеет заявлять, что он справляется с работой не хуже меня! Не хуже, как же! - Нойра презрительно скривила губы.
   - Короче, тебе нужен еще один маршрут, чтобы утереть ему нос и снова стать самой крутой. - Подытожила я.
   - Ну да... - Нойра резко перестала 'дышать огнем' и даже как-то сникла.
  Я пожала плечами. Мне казалось, что это все слишком по детски, что ли. В 'короля горы' играют дети, а не взрослые тетеньки с фигурами культуристок. Хотя...Что бы я понимала. Может как раз такие до старости и играют. И все равно , на мой взгляд, заниматься таким вроде серьезным делом, как водить эти самые караваны, (а наверняка дело не самое простое и уж точно не терпящее шуток и разгильдяйства) не повод для детских соревнований. Хм...Надо обдумать.
  Я покосилась на собеседницу. Она, по моему про меня вообще забыла. Сидела, рисовала что-то той самой палкой в пыли у ног и таращилась в никуда.
  Соблазн смыться от греха подальше, пока она про меня не вспомнила был велик. Меня удержало одно - каким боком все эти караванно-маршрутные дела касаются меня. Становиться маршрутником я не собиралась, как бы ни было это интересно. Волосы шевелились на голове при одной мысли о количестве забот и хлопот, договоров-переговоров, а тем более 'выбивания скидок'. Не то, чтобы я не умела торговаться. Жить там, где большую часть жизни прожила я и не уметь этого делать, было равноценно голодно-холодной смерти. Но одно дело - поупражняться для собственного удовольствия, а другое - заниматься этим постоянно и профессионально. Да еще и материальная ответственность. Наверняка. Не-е-ет, это точно не мое.
  И все же Нойра явно не просто так завела этот разговор. Любопытство пересилило, и я осторожно подергала собеседницу за рукав.
   - Ну а я тут с какого боку? Я маршрутником не стану даже за сто лет, можешь и не рассчитывать.
   - Ты?!? - Нойра очнулась от своей задумчивости, посмотрела на меня круглыми глазами и расхохоталась. - Ты маршрутником?!? Ой, я сейчас умру!!! - И она снова закатилась.
  Мне стало обидно. Ну и пусть я сама понимаю, что профессия для меня не самая подходящая, ржать по этому поводу как стадо жеребцов необязательно.
  Мы сидели в тени под развесистым сливовым деревом, прямо в середине двора, и Нойра заливалась хохотом так, что ее наверное на другом конце города слышно было. Если бы мне под руку не попала слегка раздавленная слива, все, возможно, сложилось бы в моей жизни иначе...но слива мне попалась и в следующий момент я уже со всех ног удирала на кухню под защиту Милены, а Нойра с воплями гналась за мной, попутно вытряхивая зловредный плод из собственного декольте. Он там еще и размазался...
  Вот так, на этой сливовой ноте разговор о моем будущем в тот день и закончился. Однако не закончились тренировки. Меня по прежнему почем зря гоняли по двору каждое утро, и скоро я перестала считать синяки, шишки и ссадины. На мой пристрастный взгляд нетронутых мест осталось меньше. И главное, если бы результат был ну хоть малюсенький! Ничего подобного! Кроме, может, одного - я во первых похудела, во вторых стала прожорливее никогда не отказывающегося закусить котища, а в третьих...два мелких паразита, вздумавшие подразниться, получили один деревянной ложкой по лбу ( кинула с другого конца стола и НЕ ПРОМАЗАЛА!) другой скомканной салфеткой по тому же месту. Даже подзатыльник от Милены меня не огорчил, тем более, я почти увернулась. И мельком подумала, что раз подзатыльники раздают...значит я тут уже совсем своя. И тут же выкинула из головы все мысли о караванах, маршрутниках и прочих путешествиях. Они смутно бродили где-то рядом все время после разговора с Нойрой, а тут пропали. Вот еще, нас и здесь неплохо кормят.
  Жаль, долго такая идиллия не продлилась.
  Так прошел почти месяц. Со дня на день намечалось давно ожидаемое знаменательное событие - в лицее начинался новый семестр. Чем дальше, тем больше наш дом напоминал собой скромный приют умалишенных. Буйных!
  Ну, мальчишки, те просто носились по всему дому как ошпаренные, с безумными глазами и прическами 'я упала с сеновала, тормозила чем попало...'. Мне даже интересно было - может правда падают, просто я увидеть не успеваю? Носятся же...
  Маркетиос делался с каждым днем все 'страньше и страньше'. Взрывы, вспышки и едкий вонючий дым из его лаборатории доносились по моему круглые сутки и без перерыва. Чего он там делал, я даже интересоваться не пробовала, ну его. Милена как-то обнаружила полную пропажу специй в свой вотчине и понеслась было разбираться. Я в этот момент как раз собиралась чего-нибудь пожевать и с интересом следила за разворачивающимися событиями из-за ближайшего угла. Милена как всегда бесцеремонно заколотила кулачищем в дверь, а та вдруг мгновенно распахнулась. Хозяин стоял на пороге, благоухая как сдобный кекс с корицей и цветом больше всего на тот же кекс похожий. Ровненько так пропеченный. И дырки на мантии как изюминки...Маркетиос подозрительно обрадовался гостье, и втащил не ожидавшую подобной подлости судьбы домомучительницу в свою лабораторию. Та пискнуть не успела.
  Дверь захлопнулась. Потом раздался громкий свист, даже вой - я подпрыгнула в своем укрытии , больно похоже на пикирующий бомбардировщик звучало. Наслушалась в свое время этих незабываемых звуков, советские фильмы про войну мое старшее поколение обожало.
  Ровно через три минуты дверь распахнулась, оттуда выскочила Милена, всклокоченная и красная, со всей силы шваркнула дверью о косяк и на полных парах унеслась на кухню. Где и закрылась почти до вечера.
  Что с ней случилось в лаборатории мага она категорически отказалась рассказывать . Спрашивать самого Маркетиоса дураков не нашлось, так что все остались в неведении, но инцидент дружно осудили - по случаю кухонной осады обеда в тот день не случилось. Впрочем, как и ужина.
  Нойра тоже нервничала. Надо сказать, что ее нервы волновали меня больше всего, поскольку были напрямую связаны с моими бедными боками. Вот когда я недобрым словом вспомнила огромную кучу перечитанных в свое время фантастик и фантазий. Там герой на раз-два-три крутой, как Эверест. А меня истязают уже месяц и ничего кроме стойкой ненависти ко всему, что касается физических упражнений, я так и не приобрела. Ну, еще коллекцию всяческих болячек и болючек - об этом я уже говорила.
  Поскольку народ вокруг так или иначе поддавался всеобщей вздрюченности, то и на меня вся эта катавасия действовала не лучшим образом. Я даже пару раз рыкнула на мальчишек, три раза наступила (нечаянно!) котищу на хвост и испортила все Миленины сковородки. Совсем из головы вылетела вся эта магия паразитская. Всего лишь яичницу хотела пожарить, откуда я знала, что их антипригарное заклинание портится быстрее, чем фальшивый тефлон на китайской сковородке. Одна чугунка успела цапнуть меня магией за руку, на остальные я нечаянно упала, захваченная врасплох посудным коварством. А нечего ставить их в такие неустойчивые пирамиды. Подумаешь, чистить их собирались...
  В общем, я впала у Милены во временную немилость. Это было ужасно, потому что есть хотелось почти все время. Пришлось долго подлизываться и изображать умирающую от истощения. Не сильно и притворялась.
  Наконец знаменательный день настал. Естественно, никто не остался в стороне. Все вскочили ни свет ни заря, и хотя отправляться в лицей предстояло только двоим и не раньше девяти утра, с рассвета весь дом стоял на ушах.
  К завтраку почти никто не притронулся. Кроме меня и кошака. Сборы сборами, а кушать хочется всегда. И Фимка и Ник, оба одинаково бледные от волнения, торжественные и непривычно молчаливые сидели над своими тарелками и невпопад отвечали на вопросы. Можно подумать, в первый раз в первый класс. Хотя...если подумать, нынешнее возвращение в родные пенаты будет поинтереснее, да и поважнее. Ведь возвращались они с победой! Из неблагонадежных нарушителей мальчишки снова превращались в 'талантливых учеников'. Само по себе дорогого стоит.
  Провожать их собралась целая делегация. Маркетиос временно вынырнул из лаборатории и снова, как в тот день, облачился в свои умопомрачительные матросские клеши. Смотрелось - умереть не встать! И бороду расчесал.
  Нойра тоже прифрантилась, но, не смотря на укоризненную воркотню и неодобрительные взгляды Милены, расставаться со штанами не пожелала, и выглядеть респектабельной мамашей у нее не получилось. Впрочем, она так волновалась за мальчишек, что подобные мелочи ее вовсе не заботили. Зато сама Милена нарядилась как положено, и десяток (не меньше!) нижних юбок, и смешной головной убор, похожий на слегка сплюснутые и побитые жизнью песочные часы, и расшитый бисером корсаж...все было на месте. Ну а я голову долго морочить себе не стала, оделась почти так же, как в день первой прогулки, только волосы распустила и нацепила симпатичный кулончик с чьей-то улыбчивой физиономией. ФизиоГномией - судя по носику картошкой и приметной тюбетейке на макушке. Да и купила я его в гномей лавочке по соседству.
  Мальчишки перебирали ногами на месте с самого завтрака, в половине девятого оба прочно приклеились к входной двери и душераздирающе вздыхали. Душераздирающе потому, что после примерно сотого опроса, раздававшегося с периодичностью раз в минуту 'а сколько времени, а мы не опаздываем?' Нойра так на них цыкнула, что спрашивать больше никто не решался.
  Наконец, сигнал к выступлению был подан, и дверь открылась. (Подозреваю, что до этого она с вечера была плотно запечатана каким-нибудь особо хитрым заклинанием, чтобы лицеисты не умчались еще за полночь). Повинуясь сигналу Нойры, я быстро подхватила под руку Николаса, и вцепилась в его локоть как смертельно оголодавший клещ в первого весеннего туриста. Нойра в тот же момент отловила Фимку. Таким образом мы чинно-благородно двинулись по улице, как и положено нормальному семейству, а не понеслись галопом, пытаясь догнать рвущихся к учебе недорослей. Хотя временами мне казалось, что если я упрусь каблуками в мостовую, то запросто поволокусь на буксире, высекая искры подкованными каблуками. Приходилось постоянно тыкать Ника локтем в бок и шипеть рассерженной змеюкой в самое ухо:
   - Тормози, куда несешься! Не снесли твой лицей и сносить не собираются, успеешь!
  На пару минут это помогало, а потом Ник снова рвался вперед. С Фимкой была та же история, только Нойре было легче, она просто крепко держала его под руку и у оболтуса элементарно сил не хватало тащить ее быстрее.
  Таким макаром мы добрались до лицея минут за двадцать. Я и раньше видела это здание, но не обращала на него внимания, а мальчишки по понятным причинам ситуацию поддерживали. Теперь появилась возможность рассмотреть знаменитый лицей подробнее.
  Ну что вам сказать...Лицей как лицей. Большое, строгих пропорций здание в пять этажей. Без всяких там архитектурных излишеств. Только забор вокруг очень красивый - ажурный, кованый, метра три высотой. И стоило мне напрячь зрение - ясно различила многослойное разноцветное свечение вокруг каждого кружевного завитка. Все ясно, заклинаний наверчено по самое не хочу. А я как назло без перчаток сегодня, надо быть осторожнее. Не хватало размагичить столь вожделенное для мальчишек учебное заведение в первый день их учебы. Да и шандарахнет наверняка не слабо, забор-то ого-го!
  Во дворе уже толпились лицеисты, от самых мелких, лет по семь-восемь, до совсем взрослых дяденек и тетенек лет по двадцать. Что они тоже учащиеся, я определила по форменной одежде - такой же как на мальчишках. Никаких, кстати, мантий. Узкие штаны до колен, приталенная кургузая курточка, все тёмно-синего цвета, и голубая рубашка с шикарным жабо. Симпатично получилось, хотя и забавно немного. Причем форма и у мальчишек и у девчонок была одинаковой, что я мысленно одобрила. Правильно, долой юбочную дискриминацию.
  Тут и там мелькали темно-зеленые кафтаны учителей. Я тихо хихикнула - брючки клеш тут видимо привилегия старшего магического поколения.
  Маркетиос тут же ввязался в какой-то глубоко научный спор с тощим старичком, смахивающим на средневекового астролога, наряженного в хиповые штанишки из наших семидесятых и расшитый какими-то блестками кафтан. На нас они не малейшего внимания не обращали. Мальчишки, как застоявшиеся кони, перебирали ногами на одном месте и забрасывали нас умоляющими взглядами. Я пожала плечами, посмотрела на Нойру и наконец отпустила своего подопечного. В ту же минуту и Фимка обрел долгожданную свободу. Оба стартанули с места на такой скорости, что я даже испугалась, а вдруг остановиться не успеют. И будет тут две полосы потоптанных лицеистов, ведущих к живописным отпечаткам на перегородившей дорогу стене. Нет, затормозили вовремя возле группы таких же оболтусов. Из тут же окружили, загомонили, каждый старался похлопать по лечу. По спине. Причем не всегда , видимо, соизмеряя усилия. Пару раз Фимка едва не клюнул носом в землю от такого дружеского приветствия.
  Чуть в стороне стояла еще одна группа подростков примерно того же возраста, но реакция на появление наших героев у них была прямо противоположная. А, поняла, это вражеская коалиция. Демонстративно отвернулись. Если и поглядывают, то либо украдкой, либо с показным презрением.
  Пока я увлеченно разглядывала окружающих, моей скромной персоне тоже уделили внимание. Я встревожено закрутила головой, чувствуя неприятный зуд между лопатками. Кто-то сверлил меня пристальным и недоброжелательным взглядом, вызывая смутное беспокойство. Покрутившись, я обнаружила источник неприятного чувства: чуть поодаль стояла целая группа людей, и все дружно таращились на меня. Выражения лиц при этом были...по моему, с такими как минимум лопатой по голове 'одаривают'. Если не еще чем потяжелее. Ох ты господи. Да я их вижу в первый раз, чего они? Вот жизнь, стоит за порог выйти, как меня кто-то обязательно возненавидит. Дела...
  Я тоже не осталась в долгу, уставившись на неизвестных 'доброжелателей'. Высокий худощавый дядька в преподавательским костюме, с какой-то жутко блескучей брошкой у воротника, дородная разодетая в пух и прах дама, и...э...девчонка. Вобщем, обычная девчонка. Лет пятнадцати, со всеми присущими этому возрасту неприятностями: прыщики, веснушки и прочие прелести. Полноватенькая...и на голове чудной такой чепчик, с кружавчиками, плотно облегающий голову.
  Я попыталась вспомнить, когда я успела насолить этой троице, но безрезультатно. Наконец мне надоело играть в гляделки и я стала энергично проталкиваться сквозь толпу к мальчишкам.
  Схватив Фимку за рукав, я оторвала его от оживленного разговора с компанией мальчишек и потащила в сторонку. Что-то не нравились мне эта игра в гляделки.
  Фимка возмущенно трепыхался и пытался от меня отмахнуться, но не тут-то было. Я насильно развернула его в сторону недружественных личностей:
   - Это кто? - Без лишних слов приступила я к допросу. - Ты не знаешь, почему они на меня смотрят так, словно я по очереди придушила всех их любимых бабушек?
   - Где? - Фимка нехотя обернулся и застыл на месте, вылупившись на продолжающую сверлить нас откровенно-злобными взглядами троицу. Лицо у него стало сначала обалделое, потом испуганное, а потом...злорадное. Я с интересом следила за всеми эволюциями его физиономии, терпеливо дожидаясь объяснений.
   - Это? - Фимка обернулся ко мне, сияя, как начищенный пятак. - Это Келла, с папочкой и мамочкой.
   - Кто? - Не поверила я и еще раз оглянулась. Присмотрелась пристальнее и замотала головой. - Да не может быть! Она ни капли не похожа на... - И осталась стоять с открытым ртом, сраженная внезапной догадкой.
   - Это чего... - Через некоторое время уточнила я у все еще сияющего ясным солнышком мальчишки. - Это она без...магии так выглядит? Ну, в смысле, без косметики? - Я действительно не верила своим глазам.
   - Агааа... - Фимка буквально лоснился от удовольствия, как объевшийся сметаны кот. Объект нашего внимания заметила его торжествующий взгляд, резко побледнела, затем покраснела, а потом и вовсе пошла пятнами. И впилась в меня таким яростно-ненавидящим взором, самой удивительно, как я не превратилась в кучку пепла. Ого!
  Келла резко отвернулась и что-то быстро сказала высокому дядьке. Стало быть, отцу...тот как-то нехорошо усмехнулся, глядя прямо на меня, и сделал знак стоявшему за его спиной субъекту в темном плаще. Плащ повернулся...у меня по спине промчался табунок противных холодных мурашек. Из под опущенного капюшона повеяло самым настоящим холодом. Не знаю, может быть мне и показалось, но смеяться расхотелось сразу же.
  Фимка рядом со мной тоже как-то резко притих, потом потянул меня за локоть в толпу, подальше от недружелюбных взглядов.
  Он тянул меня все дальше, а я даже не сопротивлялась. Зацепив по дороге Николаса, который тут же принялся недовольно бурчать, Фимка прямым ходом волок нас к возвышающемуся даже в такой толпе Маркетиосу.
  Шикнув по пути на Ника так, что тот от удивления сразу замолчал, Фимка отбуксировал нас сквозь толпу почти к самой ограде колледжа. Не обращая внимания на то, что Маркетиос все еще увлечен разговором, он резко дернул того за рукав:
   - Дед!
  Маркетиос обернулся и ожег нас недовольным взглядом:
   - В чем дело?!? Ты что, совсем забылся? Ты же видишь, что я разговариваю.
  Фимка вопреки обыкновению, не обратил на дедов гнев ни малейшего внимания.
   - Дед, это очень срочно - он выделил интонацией последнюю фразу. - Дед! Да потом договоришь! - И как Ника из толпы, бесцеремонно потянул Маркетиоса за рукав.
  Маркетиос, судя по всему, сначала так удивился, что машинально прошел за внуком пару шагов. Потом, видимо, тоже встревожился. Выдернул рукав из стиснутых Фимкиных пальцев и сам взял его за плечо. Обернулся, кивнул собеседнику, извиняясь, и направил нас в тихий уголок у самой ограды.
  Моей руки мальчишка так и не отпускал, поэтому я машинально следовала за ними, как привязанная.
   - Ну, в чем дело? - нетерпеливо спросил Маркетиос, как только мы оказались в относительном одиночестве - чуть в стороне от шумной толпы, наполнившей двор лицея.
   - Они привели ключника. - только и сказал Фимка, и Ник за моей спиной громко охнул.
  По тому, как резко потемнело лицо мага, я поняла, что дело плохо. Еще бы разобраться, в чем именно это 'плохо' заключается...
   - Так. - Маркетиос быстро взял ситуацию под контроль. - Николас, Ефим, быстро найдите Нойру и Милену, мы идем домой. Вы оба сразу после занятий тоже домой и нигде не задерживаться. Все, вперед! - Он придал мальчишкам ускорение, буквально вытолкну их в окружающую толпу.
   - Эй, погодите! - Я, наконец, опомнилась. Вообще, такое впечатление, что холодный взгляд из под капюшона меня натурально 'заморозил', я двигалась на автопилоте, покорно топая, куда ведут и не задавая вопросов. Теперь 'заморозка' вроде прошла и я сразу завозмущалась.
   - Что это было-то? - Мой недоуменный взгляд уперся в единственно доступный сейчас источник ответов - в Маркетиоса. - Какой еще...этот...ключник? Почему домой? И чего он на меня...так смотрел? - Как всегда в минуты сильного волнения, вопросы сыпались из меня как горох из дырявого мешка.
   - Все дома. - Категорично заявил Маркетиос. - Сейчас главное побыстрее уходить. Где их носит, прах побери! - Он отвернулся от меня и стал высматривать пропавших личностей в толпе. - Стой тут, никуда не отходи! - Приказал он, не оборачиваясь.
  Я пожала плечами. Непонятное чувство, навеянное 'капюшонистым', потихоньку сходило на нет, общая тревога каким-то непостижимым образом умудрилась словно пройти мимо и мне стало просто любопытно. Хотя нет, слегка тревожно было, но как-то...как не по настоящему.
  Поэтому я машинально кивнула в ответ на приказ Маркетиоса и тут же шагнула чуть в сторону, чтобы он не загораживал обзор. Может замечу в толчее кого-то из наших.
  Толпа бурлила и двигалась, празднично шумела, даже послышалась какая-то бравурная мелодия. Наш укромный уголок то пустел, то, словно бухточка волнами прибоя, заполнялся улыбающимися и беседующими людьми. На нас с Маркетиосом никто внимания не обращал.
  Я постепенно совсем успокоилась и с любопытством крутила головой. Обстановка была самая мирная. Я даже сделала еще один шаг в сторону, не удаляясь, вобщем, от Маркетиоса - чтобы лучше видеть.
  Неожиданно над головами празднично одетых людей ( я по привычке называла так всех, кого видела, не разделяя их на расы, а то и запутаться недолго) прокатилось звучное 'Бом-м-м-м-м!!!' Я тут же вспомнила , что это лицейский главный колокол, аналог нашего школьного звонка. Кто-то из мальчишек рассказывал, в последний месяц они все уши прожали своим лицеем.
  Толпа на мгновение замерла, я тоже. Все повернули головы в сторону главного входа в здание, а я даже на цыпочки привстала, потому что очередная волна заполнила уголок у забора порцией родственников учащихся.
  Я потом так и не вспомнила, что именно произошло. Скорее всего, пользуясь всеобщей неразберихой, кто-то подобрался к нам вплотную, и...
  Резкий, сильный толчок, и я, потеряв равновесие, полетела на чахлый газончик у самой ограды. Толкнули так сильно, что тот самый газончик я перелетела птичкой, больно приложившись спиной о каменное основание ажурного плетения.
  Сразу перехватило дыхание, а в следующий момент отлетевшая рука невольно схватилась за первое, что подвернулось: вычурный лепесток железного заборного цветка, мягко светившийся многослойным охранным заклинанием.
  Мир взорвался радужными брызгами и погас.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"