Конюшевская Ива: другие произведения.

Баба Яга против! Часть 5.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О1.06 добавлен еще кусочек. тапки, плиз, в общий файл:)

   Часть Пятая.
  
  Господи, какое счастье, что в последние пару месяцев Нойра гоняла меня, как старшина новобранца! А я, дура такая, еще жаловалась! Если бы я каждый день, проклиная все на свете, не скакала по кругу на милейшей и тишайшей лошадке, сейчас я бы просто умерла. Потому что третий час бодрой рысью всего лишь отдавался не самым приятным нытьем в мышцах, но тех ужасов, о которых я читала в книгах, и в помине не было. Я скакала! Не падала! Не ерзала, не болталась в седле, как последний огурец в банке, табуретку мне подставлять, чтобы я в это самое седло взгромоздилась, не надо! Боже, какое счастье!
  У меня даже хватало сил вертеть головой по сторонам и любоваться пейзажем. В который раз убеждаюсь - есть что-то в этих ранних пробуждениях. Другое дело, что наслаждаться просыпающимися красотами мне обычно хочется меньше, чем поспать. Что поделать, радости жаворонков не для меня.
  Выехали мы еще затемно и как бодро заявила Нойра, к завтраку должны доехать до какого-то там постоялого двора, где будут ждать остальные участники похода. Поэтому на данный момент завтракать не обязательно. Поскольку я не совсем тупица и хоть что-то уже умею, никаких поблажек мне не светит и все в таком духе...естественно, первое, что я сделала, услышав такие новости - перепугалась и вообще вспомнила, что пессимист это всего лишь хорошо информированный оптимист. Однако большая часть моих опасений рассеялась примерно к тому времени, как наши лошадки бодрой рысцой миновали последние домики на окраине города. И хотя приходилось не только скакать, не спуская глаз с резво подпрыгивающего хвоста Нойриного жеребца, но и придерживать повод 'запасной' или 'вьючной' лошадки, (не знаю я, чем они отличаются, может ничем вовсе), я к собственному изумлению, справлялась весьма неплохо. Во всяком случае не отстала и запасную кобылу не потеряла. Мой рюкзачок ехал именно на ней, а я слегка меланхолично рассуждала про себя, на фига он мне такой крутой нужен был, если не таскаю его на себе, а вожу на лошади.
  А еще я с огромным облегчением поняла, что все мои страхи, подстерегавшие вчера ночью, оказались беспочвенными. Никто не устраивал на меня засад, не подстерегал за углом и не заявлялся рано-раненько, чтобы злодейски прервать мое путешествие в самом его начале. Город в такую рань предпочитал спать, мирно и равнодушно, и дробный топот нашего бегства рассеивался вместе с легким утренним туманом.
  Не факт, правда, что засада не поджидает нас под ближайшим кустиком, но в это верить не хотелось, особенно на фоне ласкового золотистого солнышка и жизнерадостной зелени прилегающих к городу угодий. Наоборот, хотелось верить, что как говорится, 'все будет хорошо!'. Ну я и верила, чего отказывать себе в такой мелочи.
  До обещанного завтрака, то есть до постоялого двора мы доскакали действительно еще до того, как солнце вскарабкалось достаточно высоко. Поджаривать всех, что не догадался спрятаться в тени оно уже примеривалось, но всерьез еще не приступало.
  Нойра воспользовалась случаем, чтобы прочесть мне еще одну лекцию на тему неженок и бестолковых существ, которым никаких конюхов не положено, что бы они там себе не думали. Так что вместо завтрака пришлось смиренно топать на конюшню, привязывать там наш копытный транспорт. Я слегка недоумевала: если мы здесь всего лишь встречаемся с попутчиками и едем дальше - к чему все эти церемонии? По моему сейчас еще рано кормить, чистить и все такое...Лошадей я привязала, меня даже не укусили, милые животные, и пошла за Нойрой обратно, через весь засыпанный соломой двор к крыльцу.
  Завтрак нас уже действительно ждал, как и Нойрины спутники, во всю улетающие свои порции за крайним столиком большого и довольно чистого помещения. Мы поздоровались и без лишних разговоров принялись за еду.
  То ли я еще так и не проснулась толком, то ли резкие перемены обстановки не способствуют пробуждению аппетита, но поклевав кашу и выпив кружку простокваши я встала и отправилась погулять, заверив Нойру, что никуда дальше конюшни не уйду. Мне вдруг захотелось хоть на пять минут остаться одной и подумать. Ну бывает и такое...хотя конечно умные мысли - не мой конек, чего уж. Но и глупые тоже иногда подумать хочется.
  Пересекая двор в обратном направлении я заметила внушительную кучу всякого добра, аккуратно сложенную недалеко от крыльца, и про себя отметила, что одной запасной лошади будет маловато, если все это барахло наше. Впрочем, Нойра знает что делает и в моих советах нуждается меньше всего.
  Уезжали мы утром в жуткой спешке, к тому же я спросоня плохо соображала. Поэтому не успела даже 'прощальный взгляд' бросить на оставляемый уютный дом, где сладко досматривали утренние сны люди, ставшие мне родными. Тогда мне было не до сожалений и вздохов, но теперь, когда выпала более-менее свободная минутка и я осталась одна, соответствующие мысли выползли из всех щелей, как тараканы на выключенный свет.
  Я уселась прямо на стожок...сена наверное, наваленного под какой-то перекладиной и тяжко вздохнула. Справедливости ради стоит уточнить, что взгрустнулось мне вовсе не из-за оставшихся в прошлом сытных завтраков и обедов. То есть, из-за этого тоже, но...теплая улыбка Милены, отрешенный взгляд Маркетиоса и его наполовину подгорелая борода...кто бы подумал, что я буду скучать по ним менее чем через полдня после расставания. Я уже не говорю про эти две пакостные морды, про мальчишек. С ними мне никогда не было скучно, всегда находилась интересная тема для разговора, возможность поспорить, даже устроить шутливую потасовку. А как здорово было их дразнить! И они в этом нужном деле тоже не дилетанты, дразнились не хуже меня. Весело, что и говорить. Так и стоят ехидные рожицы перед глазами. И выражение у них укоризненно-виновато-нахальное такое...странное, если подумать. Ник за Фимку прячется...Что?!?
  Нет, это у меня галлюцинации. С недосыпу. Что там положено делать в таких случаях - себя щипать? Да, точно, ущипнуть себя. Ну вот еще! Это же больно!
  Вместо того, чтобы заниматься мазохизмом, я протянула руку и...ущипнула возникшее так некстати видение.
  Видение оказалось вполне материальным на ощупь, а кроме того, громким. Ойкнув, Фимка (ну кто бы сомневался!) отскочил на шаг назад, наступил на ногу Нику, выругался и таки шлепнулся, выбрав для приземления единственный участочек пола, где сквозь проплешинку в ровном ковре душистого сена проглядывали голые доски.
  - Таааак! - Я постаралась скрыть свою растерянность под зловещей улыбкой. - Ну и как это понимать?
  - Чё щипаться-то... - Недовольно буркнул пострадавший, и встал, сердито отряхиваясь. - Да подвинься! - Он пихнул стоявшего столбом дружка в бок и свирепо уставился на меня. - Сдурела?
  - Я??? - Моему возмущению предела не было . - Вы что тут вообще делаете, два безмозглых оболтуса?
  - Сама такая. - Мрачно прозвучало в ответ. - Молчала бы . Смылась втихаря, как последняя... - он проглотил конец предложения, кинув на меня слегка опасливый взгляд. - Как нехороший человек, короче. Могла бы хоть попрощаться нормально!
  - Это вы прощаться что ли заявились? - Мои брови удивленно поползли вверх.
  - Щас! - Фыркнул малолетний нахал. Второй паразит, кстати, как-то подозрительно помалкивал. - Обойдешься, прощаться так! Мы едем с вами.
  - Да-а-а? - Я прищурилась. - А 'с нами' - это с кем, позвольте уточнить?
  - Не строй из себя дурочку, слишком правдоподобно получается. - Отрезал Фимка. - Разве тебя можно одну отпускать? Да ты в первый же день пропадешь или, что еще хуже, влипнешь в историю. А мы, как-никак за тебя отвечаем, раз уж...это...призвали.
  У меня язык на пару минут отнялся от подобной наглости. Нет, вы слышали???
  - Я вляпаюсь???Я??? - Слов не хватало и я просто от души влепила бессовестному нахалу звучный подзатыльник. И тут же получила сдачи. То есть, почти получила - вот что значит несколько месяцев бегать по двору от здоровой тетки с палкой! Увернулась!
  - Так! - Я слегка рассвирепела. - быстро рассказывайте, два придурка, как вы тут оказались!
  - Да ладно, не ори... - Фимка временно прекратил военные действия и даже чуть отодвинулся от меня. - Мы правда за тебя беспокоимся. К тому же... - Он бросил непонятный взгляд на все еще молчавшего Ника, и бухнул: - Короче, мы решили в тебя влюбиться.
  Я обалдела настолько, что пару минут молча таращилась на 'влюбленных'.
  - Решили? - Только и смогла выдавить я через некоторое время.
  - Ну да. - Фимка небрежно пожал плечами, а Ник стремительно покраснел. - Решили. А что такого? Все равно рано или поздно влюбляться придется. -Таким тоном обычно рассказывают о неизбежной, но не очень приятной обязанности.
  - Все влюбляются, ты что, не знала? Не дай бог, попадется какая-нибудь...вроде Келлы, только и останется, что утопиться. А тебя мы уже хорошо...знаем. Ты ничего девчонка, не вредная, не трусливая и вообще. Почти вменяемая. Что тут непонятного?
  Чем дальше, тем больше я офигевала. Мне в голову как-то никогда не приходило, что влюбляться можно так. Подвести, так сказать, теоретическую базу, прикинуть варианты и выбрать...чего больше подойдет.
  - Ну и как? Получается? - Только и спросила я, поскольку никакие другие вопросы в голову не приходили. Видимо, замыкание какое-то в мозгах.
  - Да без проблем! - Самоуверенно заявил мой новоявленный воздыхатель. - Вон, Ник уже влюбился.
  Я перевела взгляд на скульптурную композицию 'свекольный мальчик посреди конюшни' и пару минут любовалась его необычной расцветкой. В жизни не видела, чтобы человек буквально переливался всеми оттенками красного, причем ярче всего пунцовели уши. Даааа...
  - Ну а ты? - Ко мне потихоньку возвращалась способность мыслить если не разумно, то хотя бы с некоторой долей ехидцы.
  - А чего я? - Фимка покровительственно улыбнулся. - Когда это у меня не получалось таких пустяков, которые Ник может? Считай, что я в тебя уже влюбился.
  - Ну-ну. - Только на этот неопределенный хмык меня и хватило, но потом я словно опомнилась:
  - Да вы в своем уме? Какая, нафиг, влюбленность. у меня что, больше забот нет?!? А лицей? Вы только-только вернулись, до потолка от радости подпрыгивали, совсем крыша что ли съехала?
  - Чего съехала? - полюбопытствовал этот ехидина, с самым беззаботным видом облокачиваясь на ворох сена.
  - Мозги! - Я опять слегка обозлилась. - Нойра вас прибьет, будьте уверены, а за эту вашу идиотскую выдумку про влюбленность - прибьет еще раз! И будет права, чтоб вы знали. Я ей даже помогу.
  - Во-первых, это никакие не выдумки. - Как ни в чем не бывало, принялся отметать мои аргументы юный нахал. - Лицей мы не бросили, просто взяли академический отпуск до конца года. Со следующего начнем учиться, а то в середине года приходить...вдруг не будем успевать за однокурсниками.
  - Да что ты ерунду городишь! - В очередной раз изменила мне выдержка. - Не успевали бы они! Я своими ушами слышала, как Маркетиос говорил, что вы как минимум на семестр впереди программы идете!
  - Он, может, и говорил. Мы, может, и шли. Только знать об этом всему свету не обязательно. - Беспечно отмахнулся Фимка.
  - Мы...кхм...потом просто зачеты сдадим и все. - Ник впервые за сегодняшнее утро открыл рот.
  - А ты вообще молчи, влюбленный! - От моего негодующего фырканья проснулась даже смирная 'запасная лошадка', и фыркнула в ответ. - Мало вас Маркетиос драл, совсем мозги переклинило. Все, пошли к Нойре. - Я решительно вскочила и отряхнулась. - У меня сил нет ваши глупости выслушивать, так что с ней и объясняйтесь.
  Впервые за все время разговора Фимкина нахальная моська сменила выражение. Некоторая степень беспокойства набежала на нее легким облачком. Ага! Это вам не девушке лапшу на уши вешать про 'влюбленный присмотр'! Присматривальщики нашлись...Влюбчивые, блин.
  - Э-э-э!! Погоди...да погоди же ты! - Бессовестный свин поймал меня за штанину и так резко дернул, что я от неожиданности потеряла равновесие и загремела всеми костями прямо на него. Так ему и надо! Даже ушибленного локтя не жалко, благо ушиблась я о его деревянную голову.
  Некоторое время мы с ойканьем пересчитывали пострадавшие места и шипели друг на дружку как две заправские гадюки.
  - Так тебе и надо. - Заявила я в конце концов, убедившись, что локоть хотя и болит, но отваливаться в ближайшее время не собирается, и сгибать его тоже можно почти нормально.
  - У тебя голова все равно из одной сплошной кости состоит, так что ничего существенного я тебе не отбила.
  - Дура. - Злобно пропыхтел 'влюбленный'. Второй персонаж все еще изображал статую, и на него перестали обращать внимание.
  - Сам больно умный. - Решительно, ушибленный локоть и степень яда в голосе прямо взаимосвязаны. - Ты же влюбленный в меня, забыл? Где, спрашивается, твоя великая любовь была, когда ты меня сначала ронял, а потом еще и башку свою чугунную не вовремя подставлял? А уж обзывать любимую девушку дурой так самое занятие для галантного кавалера!
  - Отстань! - Фимка недовольно засопел.
  - Отстань??? - Поразилась я. - Это я за вами без спросу поперлась неизвестно куда? Вы вообще чем думали? Точно не головой! - Я вдруг почувствовала, что весь запал куда-то делся, вместо него нахлынула усталость.
  - Фим, ну правда... - Сказала я совсем другим тоном. - Ну вы же не маленькие. Прекрасно понимаете, почему я уехала. И почему так...втихаря. Для меня важнее всего сейчас не подвергать вас опасности, ради этого я даже поперлась в этот поход, будь он сто лет неладен, не горю я жаждой приключений. А вы что? Тут же увязались за мной следом, как два малолетних дурня. За каким чертом мне тогда куда-то ехать было...
  - Ты это... - Фимка тоже мгновенно сбавил обороты и уже не выглядел таким уверенным. - Слушай, Лин, ну мы тоже не вчера родились. Все мы понимаем... - Он замолчал и некоторое время фирменное Фимкино сопение перекликалось с чавканьем и хрустом со стороны не обремененных нашими проблемами лошадей.
  - Подумай сама, если тебе безопасно уехать из города, то почему нам от того же самого должно стать хуже? - Подал тем временем голос второй безобразник. Наконец-то, я уже думала, что с ним что-то не в порядке. - Мы оставили дома письмо, никто нас искать не будет, а Нойра давно обещала взять нас с собой. Когда подвернется подходящий случай.
  - Ну конечно, вот этот случай просто самый подходящий. - Устало отмахнулась я. - Подбегающий! Не надо делать из меня дурочку, ты прекрасно понимаешь, насколько беспомощны все ваши объяснения. Мальчиков понесло за приключениями, вот и все. И не надо придумывать какие-то дурацкие сказки про то, что вы будете за мной присматривать, а тем более про влюбленность. Не смешно. И глупо.
  - Сама дура! - Тут же снова завелся Фимка.
  - А что-нибудь еще ты можешь придумать? - Усмехнулась я. - Поновее? Это я уже слышала. . Все, пошли. Вставай, разлегся тут...весь завтрак лошадиный отлежишь. - Я дернула из под Фимки клок сена.
  Пойти мы никуда не успели. Неприятности пришли сами. Самое обидное, что они пришли и по мою душу! За компанию, так сказать. Появившаяся на пороге мамочка одного 'влюбленного' оболтуса молчала только первые секунды две-три. Зато пото-о-о-ом...
  Правда, я сумела увильнуть от большей части подзатыльников, угроз и ругательств, бессовестно сдав мальчишек. А потому что нечего! Они 'влюбляться' будут, а я синяки и нервы лечить? Щас. Так что, как только внимание Нойры переключилось на сыночка с племянничком, я с чистой совестью слиняла куда подальше, не желая участвовать в семейных разборках. Они все мне родные, я их люблю...но не настолько.
  Кстати, совсем скоро я пожалела, что не осталась хотя бы подслушать разговор, находясь на безопасном расстоянии. Потому и результат стал для меня полнейшей неожиданностью.
  Мало того, что после часа криков, невнятных споров и вполне различимых угроз два паршивца вышли из конюшни хотя и встрепанными, но довольными, меня еще и самым нахальным образом лишили средства передвижения. Мне оставалось только наблюдать, открыв рот, как Нойра гоняет пацанов по двору, заставляя таскать наш объемный багаж, упаковывать, навьючивать на лошадей и еще что-то там делать (на тот момент я разбиралась в караванном деле примерно как пожарник в тонкостях балета) и при этом обе наглые рожи сияют от счастья. А потом Наглая Рожа Номер Один - Фимка, вывел мою лошадку и ловко на нее взгромоздился, бросив на меня победный взгляд. Вот тебе, бабушка, и восьмое марта...
  В общем, двумя попутчиками стало больше, а объяснять мне никто ничего не собирался. Просто поставили в известность.
  В ответ на мое робкое: 'А я на чем поеду?' Нойра смерила меня странным взглядом и кивнула Нику. Тот, непонятно чему радостно улыбаясь, ускакал куда-то за конюшню и вскоре вернулся, ведя в поводу...ой, ма-а-а-амочки!
  Здоровенная рыжая скотина топала вслед за Ником с самым независимым видом. И выглядела на редкость несимпатично, надо сказать. Во-первых, со страху мне сначала показалось, что 'оно' больше моей привычной лошадки раза в два. Во-вторых, когда рыжее чудовище приблизилось, первое, что оно сделало - уронило несколько сочных, пахучих 'яблочек' размером с арбуз, прямо на ту часть поклажи, которую Нойра милостиво доверила транспортировать мне.
  Я, как завороженная, пялилась на зверюгу, не в силах отвести глаз. И получила в ответ взгляд, полный презрения и такого явного ехидного предвкушения, что мне заранее стало плохо.
  - Э...э...это что? - Проблеяла я какое-то время спустя. И тут же выяснилось, что ответа мне ждать уже не от кого. Мелкий подлый гаденыш, всего час с небольшим назад изображавший влюбленную свеклу, сунул мне в руку повод и смылся. Нойра тоже демонстративно занималась своими делами, и только мое повторное и видимо совсем перепуганное блеянье подвигло ее дать хоть какие-то объяснения:
  - А ты думала всю жизнь на детской лошадке ездить? Нет, милая моя, караванная лошадь - это тебе не игрушка. Привыкай, вам с ней теперь не один день вместе ехать. Да, моя красавица? - Нойра бесстрашно похлопала 'это' по необъятному крупу, погладила морду, а рыжая гора мышц только умильно щурилась и ласково тыкалась носом в ладони женщины.
  - На! - Нойра без долгих разговоров сунула мне в свободную руку здоровенную морковку. - Покорми ее. Да не стой ты, как статуя! Что, лошадь никогда не видела? Покорми, погладь, вон сбрую поправь. Николас, еще раз так взнуздаешь - я сама на тебе поеду! В общем, знакомьтесь, Зельма тебя не обидит, она у нас умница. - И Нойра отошла, больше не обращая на меня ни малейшего внимания.
  Я осталась стоять с поводьями в одной руке, здоровенным корнеплодом в другой и единственная мысль, крутившаяся в моей голове, была о том, что в любимой детской книжке, читанной-перечитанной еще до школы, тоже была какая-то Зельма, мгновенно переименованная автором в 'Шельму'. Ох, чует мое сердце, не зря оно так созвучно.
  Зельме-Шельме надоело ждать, когда я додумаю свою мысль, и она решительно цапнула сочную морковку, с хрустом откусив ее в миллиметре от моих оцепеневших пальцев. Победно на меня поглядывая, она звучно зажевала трофей.
  Не знаю, что уж меня в этот момент, что называется, торкнуло, но я выдохнула застрявший в горле шершавый шарик воздуха и в свою очередь, угрюмо таращась кобыле прямо в морду, смачно вонзила зубы в оставшуюся половину морковки.
  Лакомство оказалась сладким, сочным и...немытым. На зубах хрустела оранжевая морковная плоть и земля, и я не сразу обратила внимание, что хрумкаю в гордом одиночестве. Кобыла перестала двигать челюстью и смотрела на меня по настоящему изумленными глазами. Постепенно удивление в ее взгляде сменилось легкой заинтересованностью, и она опять потянулась к остаткам корнеплода в моей руке. Дурдом на выезде - мы с лошадью наперегонки вгрызались в несчастную морковь, причем я даже отпихнула шумно сопящую морду, когда Зельма-Шельма попыталась цапнуть вожделенный овощ без очереди. Последний огрызок с зеленым хвостиком ботвы кобыла победно зажевала целиком и одарила меня торжествующим взглядом. Да-а-а-а...
  Положительный момент этого соревнования зубастиков обнаружился после того, как я отплевалась от скрипевшего на зубах песочка. Рыжая кобылища как-то потеряла свои бронтозавровые пропорции и уже не казалась такой огромной. Обыкновенная...лошадка. Большая. Правда, морда у нее...все равно несимпатичная, и доверия мне не внушала ни на грош. Взаимно, кстати. Но ритуальная 'морковка мира' сгладила самое первое впечатление друг от друга, и дальше дело пошло хоть и не намного, но легче.
  Брезгливо отряхнув лошадиные подарки с тюков, я принялась навьючивать их на свое новоявленное транспортное средство. Средство напрямую не возражать не пыталось, но задачу мне осложняло, даже не напрягаясь.
  Для начала эта Шельма, дождавшись, пока я, пыхтя как паровоз, рывком подниму особенно тяжелый тюк, и аккуратненько переступила с ноги на ногу, чуть переместившись в сторону. В результате я вместе с тюком, увлекаемая его немалым весом, птичкой спланировала на грязноватые булыжники двора. Растопыренная в тщетной попытке изобразить крыло пятерня с размаху вляпалась все в тот же преславутый 'подарочек'.
  Выслушав все, что я имела сказать на тот момент, как изысканную музыку, кобыла удовлетворенно прижмурилась и сделала вид, что она тут ни при чем.
  Тюк я на нее взгромоздила с пятой попытки. После чего мстительно вытерла терпко благоухающую ладонь прямо о гриву проклятущей твари. За что тут же и поплатилась - скотина цапнула меня за плечо и ловко пнула в лодыжку. О-о-о-о-о!!! Вот это было уже больно. Взвыв благим матом, я, уже не думая о том, что эта гадина весит раз в сто больше меня и без проблем задавит просто массой, изо всей силы долбанула ее кулаком по морде.
  Надо ли говорить, что наша потасовка привлекла всеобщее внимание. Сквозь собственное поскуливанье и сдавленную ругань я услышала веселый смех и даже некоторые не самые лестные замечания в свой адрес. Общественное мнение, как ни обидно, явно было не на стороне косорукой неумехи. Вот блин! На глазах вступили слезы бессильной злости. Уже не думая о последствиях, я снова, из последних силенок дернула повод и потащила упрямую скотину за собой.
  Ага, щас. С тем же успехом я могла обвязать веревочкой Медного Всадника, и попытаться увести его за собой. Сволочная кобыла не сдвинулась ни на миллиметр.
  Не буду вам рассказывать, что было дальше. Скажу одно: никогда в жизни я никого так не ненавидела, как эту распроклятую копытную гадину. Всегда думала, что у меня неплохое чувство юмора и посмеяться над собой полезно. Однако на этот раз мне не было смешно. Я только скрипела зубами, вспоминая самые страшные ругательства, какие знала. И какие не знала, тоже. Зато народ повеселился всласть.
  Пока я боролась со своим транспортным средством (и хоть бы одна зараза помогла, так нет же!), караван двинулся в путь. Надо ли объяснять, кого не стали дожидаться, и кто больше всех мучился?
  Выволочь рыжую Шельму за ворота и взгромоздиться в седло мне с горем пополам все же удалось. Стараясь не глядеть вниз и недобрым словом поминая всех этих ушлых ведьмочек, умудряющихся с автобуса пересаживаться прямиком на боевых коней, да еще и хишшшных, я попыталась направить 'лошадку' в ту сторону, где в клубах пыли уже скрылась моя милая, тихая и послушная кляча, нагло оккупированная 'влюбленным' гадом.
  Шельма громко фыркнула, мотнула здоровенной башкой, так что чуть не выдернула у меня вожжи вместе с руками, и...резво попятилась в сторону, противоположную нужной. Я опомниться не успела, как она таким макаром упятилась метров на тридцать.
  Ах ты зараза! Ну нет. Я, конечно, ни черта не разбираюсь в лошадях, но поеду я туда, куда хочется мне!!!
  Стиснув зубы, я сползла с Шельмы на землю, молча развернула ее мордой туда, куда она прежде пятилась и снова вскарабкалась в седло. Так, да? Н-н-но-о-о!!!!
  Я знаю, что все, кому посчастливилось лицезреть сие шоу, не забудут его до конца своих дней. Но своего я добилась. Рыжая сволочь бодро перебирала копытами, двигаясь в нужном направлении вперед хвостом, а я, извернувшись буквой 'зю', старалась хоть как-то управлять ее движением.
  Было понятно, что далеко мы так не уедем, но поскольку родной караван тоже никуда пока не торопился, вскоре я уже глотала пыль, поднятую копытами нормальных лошадей. И что бы кто не говорил, а я ехала туда, куда хочу!
  Заслышав наше приближение, мои драгоценные спутники стали оборачиваться. Наверное, они тоже первый раз в жизни видели, чтобы на лошади ездили таким аллюром. Во всяком случае, лица у них были соответствующие. И ни одна зараза не вылезла с глупыми шутками. Видимо, у меня выражение лица тоже было...соответствующее.
  Тем временем Шельма наконец поняла, что на этот раз я ее самым примитивным образом надула. Возмущенно фыркнув, кобыла развернулась на сто восемьдесят градусов и уже без сопротивления зарысила вслед за остальными. Но взгляд, которым Рыжая одарила меня через плечо, не предвещал ничего хорошего.
  Не зря я беспокоилась. Нет, внешне все было в порядке. Кобыла послушно бежала, пристроившись колонне в хвост. Но обгонять хоть кого-то отказывалась категорически, и через пару часов половина дорожной пыли праздновала новоселье в моих волосах, во рту и даже, кажется, в желудке. А самое главное - не знаю, как она это делала, но скакала паразитка какой-то невообразимо-тряской рысью, совсем непохожей на все, что я до сей поры испытывала. Не самое приятное ощущение - чувствовать, как все внутренности постепенно превращаются в гоголь-моголь.
  Я уже ни о чем никого не спрашивала, не интересовалась окрестностями, мне было неинтересно, когда все это кончится. Я даже думать не могла - к взболтанным кишкам присоединились не менее взбитые мозги. Так что когда ближе к вечеру мы въехали в какой-то городишко, снимать меня с лошади пришлось общими усилиями, потому что я так и осталась бы сидеть в седле до утра, ни на что не реагируя. Кажется, мне предлагали поесть и умыться. Кажется, куда-то вели. Кажется, даже была вода, теплая и приятная, она стекала по моему лицу и попадала за шиворот. Не помню. Скорее всего, я заснула или просто вырубилась раньше, чем мою измученную тушку доволокли до постели.
  
   ****************************************************
  
  - Мой Цархес. - Голос звенит скрытым торжеством. - Мы нашли ее.
  - Ее? - Сухой кашель не может скрыть недоумения.
  - Девчонка, мой Цархес. Глупая, самоуверенная и ни о чем не подозревающая.
  - Что же. Большая удача. - Пыльные стены отражают сдержанное удовлетворение. - Как давно?
  - Появилась несколько месяцев назад. По утверждению одного из местных магов, это его племянница из удаленной провинции. Проверка показала, что родственниц такого возраста и внешности у него никогда не было.
  - Чего и следовало ожидать. Но...маг? Насколько он может быть опасен?
  - Судя по донесениям агентов, магистр достаточно компетентен для того, чтобы со временем стать опасным. - В голосе звучат вкрадчивые нотки.
  - Какие приняты меры?
  - Было решено не форсировать конфликт на недружественной территории. Объект выведен из под опеки вышеупомянутого мага и в данный момент удаляется от Йарры с торговым караваном. Магистр попыток вернуть объект не предпринимал.
  - Ну что же. Ваши действия на данном этапе признаны верными. Продолжайте. - Сухой кашель снова прерывает разговор. - Что вы собираетесь предпринять в дальнейшем?
  - Мой Цархес. - Судя по шуршанию ткани, один из собеседников склоняется в поклоне. - Наблюдатель подчеркивает, что девчонка редкостно глупа, совершенно несамостоятельна и неуклюжа. Сейчас она находится под опекой опытных людей, неплохо знающих жизнь. К силовым акциям прибегать нецелесообразно, поэтому имею смелость предложить: девчонку следует исподволь направлять в нужную нам сторону, и, воспользовавшись первым удобным моментом, заставить ее покинуть своих спутников. В этом случае безмозглая дурочка упадет к нам в руки, как перезрелый плод.
  - Хорошая мысль. - Кажется, в старческом кашле сквозит усмешка. - Действуйте. И еще. - Голос надолго замолкает, пауза заполняется глухим шорохом и слышно, как где-то недалеко мерно падают в воду звонкие тяжелые капли. - Сколько лет девчонке?
  - Лет семнадцать-восемнадцать, не больше. - Тут же, со вполне ощутимым облегчением откликается почтительно затаивший дыхание собеседник.
  - Чудесный возраст. - Странно слышать в скрипе старого дерева нотки мечтательной грусти. Впрочем, они исчезли раньше, чем их можно было бы опознать и удивиться. - Возраст юношеской влюбленности и опрометчивых поступков. Каких только глупостей не сделает юная девушка ради возлюбленного. Подумайте над этим.
  - Да, мой Цархес. - радостное предвкушение наливается ядом.
  - Ключ!
  - Ключ!
  Эхо долго гуляет по пыльным темным коридорам, тоскливо затихая там, где ход заканчивается глухой стеной.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Ой-ой-ой!!! Просыпаться оказалось еще хуже, чем я думала. У вас когда-нибудь болело все? Вот именно все, от пяток до макушки? И не пробуйте, вам не понравится.
  Больше всего мне хотелось, чтобы меня не трогали. Закопали бы прямо так... Ага, как же. Жизнерадостная парочка весело затарабанила в дверь, а когда я сдавленными стонами дала понять, что уже умерла, гаденыши бесцеремонно ввалились в комнату. Мои слабые попытки изобразить труп привели лишь к тому, что из меня пригрозили сделать зомби, если я не оживу в ближайшие пять минут и сдать Нойре для подсобных работ. Изверги.
  Постанывая, охая и даже подскуливая, я выбралась из постели и только потом, глянув в округлившиеся глаза Ника, спохватилась.
   - А ну пошли отсюда, паразиты! - Подушка мягко шмякнула Фимку по физиономии, тот тихо пискнул от неожиданности, а потом отчаянно взвыла я - мышцы явно были против любого резкого движения.
  Кое-как умывшись, я натянула выстиранную местной прислугой одежку и даже смогла расчесаться, хотя вчерашняя пыль прижилась в волосах как родная, живо соорудив себе удобный колтун для постоянного проживания. У, зарррраза, не зря тут гребни железные - половину волос выдерут, и ни один зуб не сломается.
  Вниз я спустила в отвратительном настроении, обиженная на весь свет и на себя саму. А не фиг было лениться, когда Нойра предлагала попрактиковаться в верховой езде не только на смирной кобылке. Уууу, могла бы и заставить, кикимора, знала же, что так будет. Специально подсунула эту змею в лошадином обличии, чтобы меня помучить.
  Однако горячая каша с мясом, сладкий пирог и местный аналог кваса вернули мне относительное жизнелюбие. Я уже не зыркала на окружающих исподлобья взглядом василиска, страдающего запором. Даже вежливо похихикала дежурной Нойриной шутке.
  А потом кошмар вернулся. То есть, мы собрались выезжать, и я снова оказалась нос к носу с Шельмой. Переименовала я ее окончательно, когда обнаружила, что зубастая гадина не зря так умильно жмурится - неосмотрительно оставленная в пределах досягаемости подпруга была аккуратно пережевана точно посередине, и теперь уныло свисала с гвоздя двумя обслюнявленными огрызками. Вот сволочь!!!
  Нойра со мной согласилась, правда попало почему-то не заразе с копытами, а мне - за то, что не могу справится с 'несчастной животиной'. Это кто тут несчастный, еще разобраться надо! Но спорить не было ни сил, ни желания, недорасчесаннный колтун на затылке медленно, но верно вставал дыбом при одной мысли, что предстоит еще один день близкого общения со сволочной кобылой. Все мои жалобные призывы остались без ответа, и сколько я не канючила, уже не обращая внимания на сдавленные смешки мальчишек, ничего не помогло. Единственное, чего я добилась - мне помогли взнуздать мое транспортное средство. О чудо, когда ее седлала не я, Шельма притворялась сущим ангелочком, только крылышек не хватало. Увы, до того момента, пока мы не остались один на один. Крылышки мгновенно втянулись, взамен снова появились зубы. Но я была уже в таком отчаянии, что при первой же попытке цапнуть меня за плечо, агрессорша получила кулаком под челюсть и носком сапога по ребрам. На удивление, сдачи она не дала, только обижено всхрапнула и отвернулась. Ну и не смотри, нужна ты мне.
  Не знаю, наверное моя свирепая физиономия произвела впечатление. Поехали мы, как только Нойра дала команду трогаться, и не задом наперед. Шельма уныло пристроилась в хвост колонне, и, как и вчера, заставить ее покинуть самое пыльное местечко на дороге у меня не получилось. Я вздохнула, чихнула и смирилась. Не все сразу.
  
  Примерно так и прошла первая неделя. Я скоро привыкла к нашей вялотекущей войне с Шельмой, насобачилась не подставляться под зубы и копыта, и давать сдачи, если увернуться не получалось. Примерно на четвертый день я уже управлялась без посторонней помощи. Даже с мальчишками заключила что-то вроде шаткого перемирия. Вообще-то долго дуться я не умею, но тут в огонь моей обиды стабильно подкидывала дровишки нечисть о четырех копытах. Увы, больше ни на что моих сил пока не хватало, к тому же пейзаж по обочинам дороги не отличался разнообразием. Кустики-поля-домики, домики-поля-кустики, изредка только какая-никакая каменюка попадется, невесть как закатившаяся в это пасторальное уныние. Да еще Шельма освоила новый фокус: заприметив, что монотонная дорога неумолимо склеивает мне веки, гадина подлавливала момент, когда я погружалась в сладкую дрему, свесив голову на грудь и резко взбрыкивала задом, сопровождая свой кульбит пронзительным взвизгом. В первый раз я с нее чуть не упала и еще долго держалась за сердце. Во второй ругалась примерно полчаса, подробно вспомнив всю лошадиную родословную до двадцатого колена. А в третий молча огрела довольную скотину промеж ушей специально припасенным кнутовищем - с набалдашником. После чего до вечера почти спокойно ехала, правда дремать не решалась. И ночью пару раз подскакивала на очередной трактирной кровати с бешено колотящимся сердцем. Но к концу недели то ли я привыкла, то ли кобыла, получая вместо приятного ее сердцу взрыва эмоций палкой по башке, разочаровалась, но свои шуточки она бросила. Надолго ли - неизвестно.
  
  Внезапно монотонное течение времени было нарушено. Видимо, однообразие плохо влияет на мои умственные способности и вообще на восприятие мира, но я умудрилась не заметить, что мы прибываем в первый после Йарры большой город.
  Когда это до меня дошло - первая мысль была: очень большой город. Очень-очень. С верхушки холма, на который мы как раз взобрались, висящая в голубой полуденной дымке красновато-коричневая громада смотрелась потрясающе. Словно огромная гора, составленная из множества башен и башенок. Нойра тут же объяснила, что знаменитый Селоринский кирпич везут на продажу через весь континент - никто не может повторить его удивительных свойств. Сам город полностью построен из него, здесь, в отличии от любого другого города, это не было признаком высшего шика и богатства.
  Для меня это прозвучало странно - кирпич он и есть кирпич, что там секретного? Но свою ошибку я осознала, когда мы миновали арку в циклопической крепостной стене, окружавшей город. В полированную поверхность можно было смотреться как в красновато-коричневое зеркало. Откуда-то из глубины этой глади таинственно поблескивали золотистые крапинки. Стыки если и были заметны, то очень внимательному взгляду. Кроме того, жители Селорина питали , видимо, пристрастие к плавным линиям: город тек перед глазами бесчисленными арками, закруглениями, изгибами. Ни одного острого угла. То есть ни одного угла вообще! Сначала замираешь в восхищении, но через полчаса ловишь себя на мысли, что все это начинает действовать на нервы.
  Чем ближе к центру, тем здания становились выше, и почти каждое могло похвастаться парой башенок разнообразного размера и формы. Улочки, довольно узкие, надо сказать, все время вели круто вверх - словно город струился с вершины горы к ее подножию. Причем не прохладным горным ручейком, я горячими и даже на вид сладкими потоками меда. Еще и жара стояла страшная, за пределами города было гораздо прохладнее. Навстречу попадалось на удивление мало народу, даже арку ворот никто и не думал охранять. На мой невысказанный вопрос Нойра пояснила, что в полдень все спят - слишком жарко. Правильно делают, я уже опасалась растечься по выложенной тем же кирпичом мостовой маленькой кипящей лужицей. И город действительно оказался огромным - до места назначения мы добрались лишь к вечеру, основательно сварившись в 'собственном соку'.
  Даже самый обычный трактир был подстать остальным домам города: моя комната оказалась на последнем этаже одной из трех башенок. Да уж, я просто таки горела восторгом, взбираясь на верхотуру после целого дня единоборства с кобылой-садисткой. А ведь еще придется спускаться, чтобы поужинать, а потом карабкаться обратно!
  У Нойры было много каких-то своих дел в Селорине, так что с утра меня никто не будил и пинками не гнал на конюшню, запрягать Шельму. Видимо, и вредная парочка тоже порядком утомилась в дороге, потому что они стали не ломиться в мою дверь с утра пораньше. Так что я вылезла из постели тогда, когда проснулась, то есть около полудня. Не спеша умылась, блаженствуя. Здесь были почти забытые мною блага цивилизации в виде настоящей ванны, причем самой обычной, без капли магии, так что никакая зараза не цапнула меня током, позволив насладиться купанием.
  Завтрак тоже не подкачал. В обеденном зале было людно, видимо снаружи опять плавился от жары медовые улицы, и жители забились куда попрохладнее. Мешанина рас и полов была мне уже привычной, и я не пялилась на каждую особенно нарядную гномку или гоблина. Закончив с едой, я задумалась: чем бы заняться. Можно сильно не напрягаться, просто поспать. Неплохая мысль. За столько дней пути накопилась усталость. А можно... с одной стороны шляться в самое пекло то еще занятие, зато наверняка самое спокойное время - опасности тоже не любят потеть. К тому же, Нойра рассказывала, что город посмотреть стоит, а население в нем достаточно дружелюбное, потому как торговое.
  Так что, идем гулять? А может позвать мальчишек? Да ну нафиг, они во-первых не захотят, а во-вторых запросто отговорят меня. И никуда я не пойду, и вернется Нойра и тут же найдет для меня занятие: припашет обихаживать помесь козы с ослицей, или снова займется физподготовкой. Нет уж, у меня ее палка уже в печенках сидит, причем в самом прямом смысле!
  Решено, идем гулять. Я все же не поленилась сбегать к себе наверх и переодеться, выудив из рюкзака самую легкую блузку почти без рукавов и широкие штаны: в жаркий день вентиляция - великое дело. И предупредив дородную даму за стойкой, что терять меня не надо, и если спросят - я гуляю неподалеку, выскочила за дверь. Игнорируя удивленный взгляд в спину. Ну понятно, решила, что я головой стукнулась, гулять в полдень. Эх, знала бы я...сидела бы в своей комнате как пришитая. Хотя... повернулась бы моя жизнь совсем иначе, к добру ли, к худу ли - никому неизвестно.
  Через час я уже на чем свет проклинала собственную непоседливость. Понесло идиотку проветриться! Мало того, что сварилась живьем, закругленный текучие улочки сыграли со мной дурную шутку. Я умудрилась заблудиться в двух шагах от трактира и теперь совершенно не представляла, куда идти. Еще немного и я попыталась бы зарыться в землю, лишь бы спрятаться от солнца, и даже аккуратная, кирпичик к кирпичику, кладка мостовой мне бы не помешала.
  Я наугад свернула в очередной узенький переулочек и тут...Что-то звонко лопнуло над головой, потом взвизгнуло и прямо под ноги выкатилась здоровенная каменюка. Обычная такая серая речная галька, я бы и внимания не обратила, если бы эта гадость больно не долбанула по лодыжке. Уй, зараза! Не долго думая, я наклонилась и схватила камень, чтобы зашвырнуть туда, откуда он прилетел. Нет, ну опять!!! Опять меня дернуло током! Черт, где были мои глаза! Посверкивая последними искорками, магия шустренько впитывалась в мои сведенные судорогой пальцы. Это какая сволочь тут магическими камнями швыряется???
  
   - Стой!!! - Заорали откуда-то сбоку, и мне под ноги свалился еще один 'подарочек', чуть не уронив меня на раскаленную мостовую. Я так растерялась, что даже забыла обозлиться. Повезло 'подарку', а то приголубила бы давешней каменюкой по кумполу.
   - Стою...пока некоторые пихаться не начинают. - Запоздало выдала я после небольшой паузы. Подарок за это время успел подняться на ноги, оказавшись весьма странным субьектом: с меня ростом, худющий, мосластый весь какой-то и даже на вид шустрый до невозможности. Физиономия на первый взгляд бесцветная, и сначала я подумала, что мне повезло нарваться еще на одного пацана в компанию к моей парочке. Но стоило приглядеться внимательнее, и сразу становилось ясно, что типчик как минимум мой ровесник, если не старше. Вон, даже бороденка есть, три бесцветных волосинки в шесть рядов. Длинный острый нос, длинный острый подбородок, вообще все лицо словно составлено из острых углов, небольшие глазки в неожиданно длинных ресницах тоже поблескивают скрытыми лезвиями. Белобрысые вихры взлохмачены и стоят почти дыбом. Вобщем, рожа, товарищи, не самая располагающая, хотя и до безобразия мальчишеская. Продувная такая, шкодливая. Зря камнем сразу не треснула, а теперь уже и не получится.
  
   - Дай сюда, идиотка!!! - Зашипел он на меня злобно, выдирая у меня из пальцев ту самую каменюку.
   - Да забирая на здоровье, ты что, псих? - Удивилась я. Кто бы мог подумать, любитель камней нашелся. Точно ненормальный. Отдать булыжник и тикать, вот что надо делать.
   - Стоооой!!! - Снова раздалось чуть ни над ухом, и я только теперь поняла, что орал вовсе не мой чокнутый собеседник.
   - Дура! - Рявкнул остролицый, хватая меня за руку и так резко дергая, что я чуть не упала. - Бежим!
  И он помчался по улице, буквально волоча меня за собой. Я сначала даже не упиралась, во-первых, от неожиданности, во-вторых потому, что встречаться с крикуном, который пытался нас остановить, мне не хотелось еще больше. С другой стороны, что я сделала, чтобы убегать?
   - Эй, отпусти!!! - Еле пропыхтела я. - Отстань!!!! Да отстань же!!! - И я принялась выдирать свою руку из цепких пальцев своего неожиданного спутника, одновременно попытавшись упереться ногами в мостовую и другой рукой зацепиться хоть за что-нибудь. Фигушки, все гладкое-круглое, чтоб им пусто было, этим помешанным на плавных линиях строителям!
   - Прекрати, идиотка! - Еще яростнее зарычал псих, опять дергая меня изо всех сил, чуть руку не оторвал. - Жить надоело?!?
   - Сам придурок! - Я тоже обозлилась и перестала выражаться вежливо. - Я шла по улице... - ругаться на бегу было неудобно, я начала задыхаться. - Пока ты мне на голову не свалился, псих несчастный! Куда ты меня тащишь?!?
   - Да нужна ты мне сто лет! - Типчик тоже запыхтел, драпать и тащить меня на буксире оказалось не легко. - Вот брошу тебя, дебилка, будешь знать! Ты касалась Унрак-Аш, тебя только за это пришибут не глядя!
   - Какую еще умракашу, блиииин!!!! - Я начала догадываться, что не все так просто. Этот проклятый булыжник, он хватанул меня магией на уровне амулета первой степени, уж что-то, а определять эти самые степени по силе 'тока' меня Маркетиос хорошо научил. Я чуть не взвыла от досады, но упираться перестала, покорно мчалась туда, куда тянула меня внезапная неприятность.
  Бог ты мой, мне только магических булыжников для полного счастья не хватало. Ну куда вот он меня тянет? Прибьет сейчас в подходящем темном уголке этим самым булыжником, и поминай как звали...спер, как пить дать, чей-то амулет, а я лишняя свидетельница, да еще сама, как овца на веревочке, бегу в нужную сторону.
  Тем временем мы промчались по веренице узких улочек и петляя, как зайцы, то ныряя в подворотню, то взбегая по крутым лесенкам, соединяющим нижние улочки с верхними. Ну все, теперь я вообще не найду дороги назад. Мило.
  И между прочим, никакого топота позади, грозных криков и прочих признаков погони не наблюдалось. Я только собиралась снова упереться всеми четырьмя конечностями, как шустрый псих втолкнул меня под очередную арку и мы оказались в круглом дворик с фонтанчиком посередине. Было тихо, если не считать пыхтения загнанной лошади - все же такие кроссы мне не нравятся, и чертовски жарко. У меня, кажется, даже волосы вспотели, лицо пылало и скорее всего я была похожа на запыхавшуюся, встрепанную и обозленную незапланированной беготней свеклу.
  Субьект, приволокший меня в эту замаскированную под обычный двор духовку, с довольным видом осмотрелся, хмыкнул и сунул голову прямо в фонтан. Мне сразу стало завидно до зубовного скрежета, я даже злиться забыла. Да в конце концов! Я бесцеремонно пихнула странного типа в бок и когда он послушно отстранился, тоже сунула голову в воду. Ооооо!!! Какое блажеееенство!
  Вынырнули мы почти одновременно. И уставились друг на друга, оказавшись точно нос к носу. Во буратино... - Успела подумать я, оценив длину 'рубильника', почти уткнувшегося в мой собственный.
  Но игры в гляделки не получилось. Тип снова хмыкнул, откинул со лба мокрые волосы и отошел, усевшись на скамеечку в тени чахлого деревца. Он как фокусник, извлек откуда-то из под одежды тот самый булыжник и подкинул его на ладони, словно взвешивая. Вид у него бы до безобразия довольный.
  Сто раз потом пожалела, но в этот момент язык за зубами не удержался:
   - Можешь выкинуть свой голыш. - Заявила я ехидно.
  Честное словно, если бы капельку подумала , смогла бы не обращать внимания на его физиономию, но в тот момент желание подпортить ему удовольствие оказалось сильнее разума:
   - Он теперь бесполезнее кирпича у тебя под ногами.
  Мгновенное преображение из расслабленного и довольного мальчишки в хищного, напруженного и опасного типа напугало меня настолько, что мозги моментально заработали и тут же выдали оценку ситуации: идиотка болтливая!
   - Что ты имеешшшшшь в виду? - Буквально прошипел злыдень, и встал, мягко, по кошачьи, качнувшись в мою сторону.
   - Я просто вижу! - Торопливо пояснила я, облизав вновь пересохшие губы. - Вот!
  Еще в самом начале путешествия Нойра повесила мне на шею целую связку 'амулетов'. Естественно, ни один из них не являлся настоящим, но выглядели они впечатляюще. Самые разные, от примитивных кусочков дерева, вымазанных какой-то гадостью вроде смолы, до причудливо изогнутых фиговин из металла, кожи и черт знает чего вообще. Это должно было в какой-то мере замаскировать мои 'способности' на тот случай, если они вылезут неожиданно и попадутся на глаза кому не надо. И теперь я первым делом схватилась за них:
   - У меня амулет! Он...он...помогает видеть, есть ли у предмета магическая аура! - Лихорадочно вспоминала я все, что так настойчиво вдалбливали в мою пустую голову Маркетиос и Нойра. - У камня нет ауры!
  Все еще меряя меня недоверчивым взглядом, тип полез за пазуху и тоже выудил какой-то прибамбас на веревочке, который тут же приложил к камню. Пару секунд он словно прислушивался, а затем с проклятьем швырнул камень себе под ноги.
  Я пискнула и вскочила на низенький парапет фонтанчика, отчаянно балансируя, лишь бы не оказаться на пути заметавшегося по дворику психа. Тот продолжал сыпать проклятьями, шипеть и колотить кулаками по всему, что попадется - по стенам, по деревьям, чей отчаянный трепет явственно свидетельствовал о том, что они улепетнули бы со всех корней, если бы смогли. Минуты три все так и продолжалось - я занималась эквилибристикой на узеньком бортике, придурок лупил по чему ни попадя и ругался, фонтанчик невозмутимо журчал за моей спиной. Недолго, правда: я поскользнулась, с шумом и плеском обрушившись в воду, окатив холодными брызгами мечущегося психа.
  Подействовало. В том смысле, что мне вдруг стало совсем не страшно, а придурок перестал скакать и лупцевать ни в чем не повинные деревья и стены. Сел на ту самую скамейку, оперся локтями о колени и бессильно уронил голову, разглядывая камень у себя под ногами.
  Я вылезла из фонтана и попыталась отжать хоть какие-то фрагменты одежды, но потом плюнула. Сама высохнет на такой жаре, а мне даже прохладнее.
   - Какой я идио-о-о-о-от!- От внезапного мучительного стона я подпрыгнула. Тип запустил обе пятерни в шевелюру и отчаянно дергал себя за волосы, даже голова моталась. - Я взял не тот камень! Я неправильно выбрал! Все пропало, теперь все пропало! Все было напрасно! Он остался у них! И теперь они им воспользуются! Какой же я дура-а-а-ак!
  Я ни фига не поняла, кто это 'они', и что такого ужасного в том, что 'они им воспользуются'. Вообще не знаю, что опять заставило меня открыть рот. Возможно, жалость, ни с того ни с сего выбравшаяся на поверхность откуда-то из потаенных уголков души. Вечно она не вовремя!
  Так или иначе, я на всякий случай отошла в другой конец двора, так что между нами оказался фонтанчик, и громко заметила:
   - Да он совсем недавно...сломался. Когда этот булыжник выкатился мне под ноги, аура у него была, не меньше первой степени. И потом, когда ты его отобрал, тоже. - Вот тут я бессовестно соврала, но надо же было отвести от себя подозрения.
   - Она пропала, пока мы носились по городу, как полоумные, не иначе. - Закончила я, осторожно отступая в сторону арки, ведущей на улочку, с которой мы сюда и занырнули.
  Отчаянье типа как рукой сняло, он поднял голову и впился в меня совершенно безумным взглядом. Я еще чуть-чуть отступила, так что уперлась спиной в стену. Все, дальше отступать некуда, только на улицу, но чертова арка как раз посередине между нами. Двигаться к ней - значит оказаться ближе к этому ненормальному. Вот блин!
   - Ты уверена?!? - Продолжал сверлить меня глазами придурок. - Точно?!?
   - Абсолютно. - Закивала я. - Чем хочешь поклянусь: когда камень выкатился, аура была! - Нет лучшей лжи, чем полуправда.
   Тип заметно расслабился, но выглядел озадаченным и даже встревоженным.
   - Что же могло случиться? - Он встал, подобрал булыжник, и посмотрел на меня:
   - Да перестань ты жаться к стеночке, я не кусаюсь.
   - Кто тебя знает. - Подозрительно парировала я. - Ведешь ты себя как самый натуральный псих, с чего ты уверен, что это не заразное?
   - На себя посмотри. - Хмыкнул паразит. Он уже как будто пришел в себя и снова выглядел на редкость самоуверенно. Что-то слишком быстро, это подозрительно!
  - Шляешься где попало, хватаешься за что попало, а потом носишься по городу в компании 'натуральных заразных психов'! - Гаденыш просто излучал ехидство. Честное слово, когда он выдирал себе космы, выглядел гораздо симпатичнее.
  Я задохнулась от возмущения и икнула. Вот сволочь! Сам тащил меня за собой, а теперь...теперь еще и дразнится!
   - Сам дурак! - Глупо огрызнулась я. - Нечего было мне под ноги выкатываться со своим булыжником! Я между прочим, просто гуляла и никого не трогала, пока ты своей каменюкой меня по ноге не долбанул! У меня теперь синяк будет! - В доказательство собственных слов я тут же задрала просторную штанину выше колена и вывернула ногу. Ну точно: на лодыжке наливался цветными разводами смачный синячище. Как раз над ремешком от сандалии. Знала бы, сапоги бы одела, не смотря на жару.
  Внезапная тишина меня насторожила и я подняла глаза от пострадавшей конечности. Тип пялился на мою ногу так, словно в жизни ничего более удивительного не видел. Чего это с ним? Тут все же не мрачное средневековье и тем более не дикий восток, где женщину кутают от пяток до носа. Ног он не видел что ли? Да не может быть.
   - Эй, очнись! - Я выпрямилась, одернула штанину и помахала ладонью перед носом у придурка. - Точно, больной. Вот повезло мне! - Констатировала я через минуту, когда поняла, что реакции не будет, он продолжал пялиться, теперь на мои штаны.
   - А? - Очнулся, наконец, странный товарищ. - Что ты сказала?
   - Что мне полагается компенсация за моральный ущерб. И вред здоровью. - Злорадно заявила я. - Так что с тебя причитается.
   - Чего-о-о-о? - Типчик опять быстро приходил в себя. - Ну ты нахалка!
   - Я нахалка? - Возмущению моему не было предела. Даже спокойный человек вскипит, если его бегом протащить через полгорода по такой жаре, да еще и булыжником предварительно долбануть.
   - Я тебя не трогала, это ты свалился мне, как снег на голову, то есть камень под ноги! Так что нефиг отлынивать. Проводи меня, куда мне нужно и можешь считать, что мы квиты. Мне в...- И тут я с ужасом поняла, что не помню, как называется тот трактир, где мы остановились! И-ди-от-ка!!! Клиническая и неизлечимая...
  Самое время было изобразить слабую девушку и пустить слезу. Или вовсе в обморок хлопнуться. Но у меня не было никакой уверенности, что мистер 'острый нос' поведет себя как джентльмен. Наоборот - я была на все сто уверена в обратном. Но и признаваться в собственной глупости не хотелось.
  Мозги аж заскрипели от натуги. Ну же, вспоминай, вспоминай! Нойра не раз говорила, что останавливается там постоянно. Трактир большой, народу полно...и пока мы вчера ехали по улицам, я ничего подобного не видела, все встречные заведения выглядели гораздо скромнее.
   - Знаешь самый большой трактир на... - точно! Ура моей голове, она еще не совсем пустая, улицу я кажется помню!
   - На Медвяной улице. - Уверенно заявила я. - Проводи меня туда.
   - Туда? - Как-то подозрительно этот тип удивился. Вон, глазюки с пять копеек. Тааак, что-то я не то сказала. Или то? Он что, решил, что я бродяжка из подворотни, и не могу жить в таком приличном заведении? Ладно, пусть проводит и катится вместе со своими мыслями, мне все больше хотелось оказаться под крылышком Нойры. Пусть она даже своей палкой настучит мне по чему захочет, я сейчас даже на это согласна.
   - Ну пошли. - Хмыкнул типчик. - теперь мне все ясно.
   - Что тебе ясно? - Вяло огрызнулась я. Но невежа уже повернулся ко мне спиной и уверенно нырнул в арку, ведущую на улицу. Булыжник он рачительно прихватил с собой. Может, починить надеется.
  Я заторопилась следом, боясь упустить его из виду. Гад даже не оглядывался. Несся чуть помедленнее паровоза. Через пять минут я опять начала задыхаться, потому что мне приходилось почти бежать. Хорошо, что медленно подкравшиеся сумерки потушили печку в небе и город постепенно остывал. На улицах появились люди, и мне стало еще труднее поспевать за провожатым. Однако почти забытый уже опыт жизни в большом городе проснулся как раз вовремя, и я лавировала в густеющей толпе почти с такой же ловкостью.
  В конце концов гонка мне надоела, тем более, что шли мы уже довольно долго. В два длинных шага догнав типчика, я как клещ вцепилась в его рукав и на недоуменный взгляд ответила такой зверской гримасой, что невольный мой проводник рассмеялся и позволил волочься за ним на буксире.
  Между тем стемнело. Даже несмотря на бешеную спешку, я успевала вертеть головой - посмотреть было на что. Над каждым домиком горел неяркий разноцветный фонарик, затейливый и изящный, чем-то похожий на китайские. В их свете медово-коричневые стены города заиграли неожиданной золотистой паутиной, бликами и смутными тенями где-то в глубине камня, вдруг ставшего словно бы полупрозрачным. Фантастическое зрелище.
   Но и этого мало, все больше народа на улицах щеголяли в потрясающих головных уборах: Этакий высокий колпак, словно сплетенный из ажурной проволоки, загнутый вперед крючком. На кончике каждого такого сооружения мерцала маленькая звездочка, они были разноцветные, и улица текла ручейком огоньков всех цветов радуги.
   Присмотревшись, я заметила, что все обладатели колпачков-светлячков очень молоды. А-а-а-а, наверное что-то вроде молодежной моды. Красиво...
  Внезапно я уткнулась носом в спину мистера 'острый угол'. Он остановился посреди улицы и обернулся ко мне:
   - Ну вот и пришли. Тебе сюда. - Почему это его голос звучит так насмешливо?
  Я огляделась и чуть не заплакала от досады. Ну ни-че-го похожего! А он-то откуда знает?
  Присмотревшись внимательнее, я почувствовала, что коленки подкашиваются. Мы стояли на маленькой круглой площади, с неизменным фонтанчиком в центре. Прямо напротив широко распахнутых дверей какого-то заведения. Изнутри лился яркий свет, слышался смех и звучала музыка. А еще все здание этого трактира было буквально утыкано маленькими балкончиками с коваными перильцами, кружевными и хлипкими даже на вид. И на каждом балкончике торчал...э...как бы поделикатнее выразиться...дядьками. Странными такими...Многие из них щеголяли длинными усами и роскошными бородами, другие были гладко выбритыми, причем совсем - налысо. Но все как один оказались обряженными в самые натуральные платья с кринолинами. Потрясающе смотрелось в комплекте с обнаженными накачанными бицепсами и мощными плечами.
  Я попятилась. Теперь пришла очередь типчика ловить меня за рукав.
   - Куда же ты? Вот, самое шикарное заведение на Медвяной - он подчеркнул голосом последнее слово - улице. Тебе же сюда надо было? Значит, мы квиты. Пока! - И он повернулся, чтобы уйти.
   - Нет! - Отчаянно пискнула я, бросаясь следом. - Подожди!!! Я...я наверное что-то перепутала. - Сейчас было не до гордости.
   - Я просто ошиблась! - Если он сейчас уйдет, я в жизни не дойду до нужного трактира, если вообще жива к утру останусь.
   - Да? - Он прямо таки сочился ехидством. - А я-то думал, что ты точно знаешь, чего хочешь.
   - Послушай! - Взмолилась я. - Это мой первый день в городе, я тут вообще ничего не знаю! Вышла погулять и заблудилась, когда ты вдруг свалился на меня со своим камнем! Но по крайней мере я была где-то поблизости, потому что специально далеко не уходила, а ты со своей беготней меня совсем запутал! А теперь еще нарочно притащил в это...странное место. Что плохого я тебе сделала?
   - Это всего лишь театр. - Смягчился мой невольный провожатый. - Ты и правда здесь новенькая, иначе так не перепугалась бы. Ладно, не реви.
  Я вдруг с удивлением обнаружила, что физиономия у меня подозрительно мокрая. Неужели правда слезу пустила? Кошмар, позорище...зато, кажется, помогло!
   - Знаю я, куда тебе надо. - Все еще с насмешкой, но уже гораздо мягче продолжал длинноносый тип. - Только ты совсем дура, если даже не запомнила название места, где остановилась. Хоть бы улицу правильно прочла. Медвя-а-аная! - передразнил он. - Вообще-то улица, где всегда останавливаются караванщики называется Медная. В следуюший раз потрудись хоть трактир запомнить, прежде чем 'компенсацию' требовать.
  Да-а-а-а, отыгрался он по полной...
  Эх...я уныло тащилась вслед за длинноносым, на ходу вспоминая, как здорово это все получалось в книжках. Крутые, языкатые и просто фантастически везучие девчонки сходу клали таких вот типчиков на обе лопатки, попутно левой пяткой влюбляя в себя всех доступных особей мужского пола, от гномов до эльфийских королей. А я вот мокрой курицей плетусь за незнакомым товарищем, с каждым шагом убеждаясь, что он не только влюбляться насмерть не собирается, а наоборот: считает меня редкостной идиоткой. Которая к тому же слишком много из себя строит.
  Теперь мы шли не торопясь, и постепенно я отвлеклась от самокопания. Ладно, чего уж там...какая есть, такая есть. В следующий раз действительно буду умнее.
  Поглядывая по сторонам, я вдруг насторожилась. На другой стороне улицы стоял здоровенный мужик в колпачке-с-фонариком и внимательно изучал толпу, глядя как раз в нашу сторону. Не знаю, чем он мне не понравился. Сразу и сильно. Первой мыслью было: нельзя, чтобы он нас заметил! А потом до меня дошло, что в руке у него красным отсвечивает знакомая до боли (буквально!) аура. Булыжник-близнец, вот что у него! Ой.
  Мой провожатый спокойно топал вперед, а я резко затормозила, уже привычно вцепившись в его рукав. И не слушая удивленно-недовольного возгласа, изо всех сил потащила его за собой в ближайшую открытую дверь.
   - Рехнулась? - Зло шепнул мне длинноносый, выдергивая рукав.
   - Нельзя, чтобы он нас видел! - В ответ прошептала я, дернув подбородком в сторону открытой двери.
   - Кто? - Насмешливо поинтересовался тип. - Ты еще кого-то успела достать да самых печенок? У тебя неплохо получается.
   - Мужик с камнем. - Отозвалась я, очень осторожно выглядывая. - Понимаешь? У него такой же камень, как у тебя, только действующий!
   - Что?! - Длинноносый резко дернул меня вглубь помещения, и сам встал вплотную к косяку, чуть высунув длинный нос наружу. Я невольно тихо фыркнула, представив, как неудобно ему выглядывать из-за угла с его-то рубильником.
   - Тортрравле! - Парень отпрянул от дверного проема и меня оттолкнул подальше. - Они раскинули сеть... и найдут меня по камню. - В первый раз вживую услышала, как это: 'скрипеть зубами'. - Ты касалась камня. Значит, пойдешь со мной!
   - Погоди!!! - Я быстро отступила от него подальше, на всякий случай. - Камень больше не работает! Ты забыл?
   - Тортрравле!!! - Еще раз, на этот раз вроде бы с облегчением. - Я и правда не подумал.
   - Дождемся, пока он уйдет, отведешь меня в трактир и попрощаемся навсегда! - С энтузиазмом предложила я, изо всех сил надеясь именно на такое развитие событий. Ага, разбежалась...
   - Молодые люди что-то желают? - Строго и неприязненно спросил голос прямо у меня за спиной. Я так резко обернулась, что чуть не упала.
  
  Из-за небольшого прилавка выглядывал низенький старикашка, какой-то линялый и помятый на вид. Зато глазки из под кустистых бровей сверкали остро и совсем недружелюбно.
   Мой спутник сориентировался быстрее меня: - Конечно желаем. - Заявил он уверенно. - Моя невеста желает выбрать бурхаши. Самые лучшие бурхаши у вас, не так ли? Тан-Темон зря советовать не станет.
  Я еще не успела вникнуть во все эти бурхаши-мурхаши, и среагировать на невесту, а старикашка уже расцвел, как последний георгин на осеннем солнышке.
   - Молодые люди пришли по адресу, по адресу! - Засуетился он. - Самые лучшие бурхаши для юных дам, самые лучшие! Молодой человек предпочитает классические бурхаши, или бурхаши в новокаерском стиле? А может, девушка привержена традициям и захочет бурхаши с набалданом? Бурхаши с набалданом, да, самые традиционные, прекрасный выбор!
  Ничего не оставалось, как включиться в игру. Еще бы кто рассказал, во что играем и какие правила. Но деваться было некуда, там, за дверью все еще светил булыжником амбал в колпаке.
  Изобразить смущенную невесту получилось раза со второго. (С первого хотелось пнуть жениха, да покрепче). Робко приблизившись к прилавку, я с непритворным интересом впилась взглядом в разложенные под стеклом...бурхаши.
   Э...ну...ох! Вобщем, больше всего эти фиговины были похожи на...простите, семейные трусы. Только не сшитые из банального ситчика, а сплетенные из мелких колечек, по виду металлических. Мамочки мои, куда, куда может нацепить это невеста перед свадьбой?! Или после?! Судя по размеру - на средних габаритов танк...
  Я незаметно покосилась на спутника. Наверняка, он знает, куда одевают эту штуку. Мало ли, может тут принято вывешивать такие бронетрусы как штандарт - на флагштоке перед домом - мол, муж имеется, место занято. По размеру примерно соответствуют. Смущало одно: 'бурхаши для юных дам' сказал этот старый гриб, то есть, это, по идее, для меня?! Нет вряд ли, то есть, наверное, это все же сувенир...меня в это чудо местной моды три раза завернуть можно, и еще место останется. Тьфу ты, мне-то они ни с какого боку не грозят, совсем забыла.
  Старичок между тем горел энтузиазмом непременно осчастливить молодую пару образчиком 'свадебного бельишка'. Он выкладывал и выкладывал передо мной на прилавок все новые кольчужные семейники. Знаете, некоторые были весьма даже ничего! Сплетенные из колечек разного цвета, они играли блестящими, изысканными узорами. Переливались, как хвост павлина и сдержанно поблескивали вороненой сталью. Особенно мне понравились как раз последние, сдержанно черные, с оторочкой из блестящих золотых колечек. Прямо не трусы, а произведение искусства. И даже этот на них был...набалдан. Такой, знаете, хвостик сзади. Довольно длинный, больше всего смахивающий на поводок. Я тихо хихикнула, спрятавшись на секунду за спину своему спутнику, очень уж живо представился мне именно он, облаченный в одни 'бурхаши', на поводке, за другой конец которого держится дама в подвенечном наряде. Дама весело дергала за поводок, а типчик отчаянно подхватывал свою одежку, поскольку означенная была как минимум на десяток размеров больше той части тела, на которой пытался ее удержать незадачливый жених.
   - Вот эти! - Заявила я, выныривая из-за 'суженого' и изображая внезапный приступ смущения.
   - О, у юной дамы есть вкус, есть вкус! - Обрадовался старичок. По тому, как просиял гриб за прилавком и скривился типус, я догадалась, что выбрала модельку не из дешевых.
  К счастью для меня (или к сожалению?) мерить обновку не понадобилось. Старый гриб и так быстренько упаковал бурхаши в кокетливый пакетик с бантиком и торжественно вручил мне. Елки-палки, тяжелый подарочек!!! Килограммов пять, не меньше. К счастью, идеи эмансипации еще не просочились в этот мир, так что мой 'женишок' безропотно развязал кошель и расплатился, высыпав на прилавок почти все его содержимое. Видимо, желание тратить мужские деньги у женщины заложено где-то глубоко в подсознании, на уровне инстинктов. Во всяком случае, я поймала себя на том, что получаю искренне удовольствие от процесса, хотя понятия не имею, на фига мне этот образчик кузнечного мастерства.
  Нагруженная своим увесистым приданым, я осторожно высунула нос на улицу и с радостью убедилась, что опасный камненосец уже куда-то ушел. Отлично!
  Поспешно поблагодарив старичка, и выслушав его пожелания вечной любви и большого количества деток, я, с трудом удерживаясь от нервного хихиканья, выбралась наружу вслед за своим спутником.
  Увы, все попытки всучить ему купленную обновку натолкнулись на упорное сопротивление, хотя я и пыталась убедить его, что раз уж купил - пусть пользуется. Тащить пакет пришлось самой. А выкинуть было как-то жалко. Красивые все же, да и дорогие. И вообще...вдруг и правда замуж соберусь. Хотя нет, сначала выясню, на какое место это навешивают. И зачем.
  Больше происшествий не было до самого места назначения. Разглядев в конце улицы знакомую вывеску, я едва не разревелась от счастья.
  Попрощались мы как-то скомкано, быстро - мне не терпелось рвануть в трактир и убедиться, что меня ждут, а не уехали, оставив на произвол судьбы. Хотя я прекрасно понимала, что это невозможно, но тем не менее. Длинноносый, видимо, хотел от меня избавиться не меньше, чем я от него, а потому лишь насмешливо хмыкнул на прощание и исчез в боковом переулочке.
  А я, зажав под мышкой нежданно-негаданно обретенный сувенир, почти бегом рванула к месту дислокации. Чтобы я еще раз, куда-нибудь...на три шага от Нойры не отойду!!!
  Э...это я погорячилась. Потому что стоило мне войти в трактир, как я первым делом схлопотала такой увесистый подзатыльник, что в голове зазвенело. Фига!!!
  Отскочив подальше и на всякий случай приготовившись задать стрекача, я возмущенно пискнула. Но глянула в свирепое лицо Нойры и перепугалась по настоящему. Похоже, сейчас мне точно небо в овчинку покажут.
  Не буду приводить дословно все, что за неполные пять минут высказала мне обозленная, голодная рысь, караванщица. Я таких слов-то не знаю. Точнее не знала до этого момента. Она все время пыталась подкрепить действием и без того неслабые выражения, но я оказалась с перепугу проворнее и в конце концов нашла укрытие под одним из столов в самом углу заведения. Впопыхах я даже не заметила, что народу в зале почти нет, только наши, да трактирщица за стойкой. И у всех были такие лица, что я решила под этим столом поселиться навеки. Или, по крайней мере, до утра. Даже мальчишки смотрели на редкость кровожадно и явно болели не за меня в нашей с Нойрой игре 'увернись, пока не прибили'.
  Выпустив первый пар, и убедившись, что из под стола меня не вытащишь даже на аркане, Нойра устало рухнула на ближайший стул и совсем другим голосом спросила:
   - И где ты была? Ты хоть представляешь...мы тут с ума сходим, все улицы обегали, уже собирались в гильдию могильщиков идти - среди трупов тебя искать. Да ты...а, что с тобой говорить. Сора, дай мне пива. - Это она трактирщице, понятливо кивнувшей и как по волшебству мгновенно поставившей на стол большую кружку в пенной шапке. Караванщица с шумом отхлебнула сразу чуть не половину.
  Меня заела совесть. Ведь они, кажется, и правда волновались. В конце концов, у меня во всем этом мире и нет никого, ближе этих людей. А я, свинья такая...
  Раскаянье было настолько глубоко, что я вылезла из под стола и сама подошла к Нойре.
   - Я просто заблудилась. - Мое покаянное признание было встречено недовольным фырканьем.
   - Ну извините, честное слово, не нарочно! А потом... - Я запнулась. Рассказывать все, что со мной произошло, или нет? А почему, собственно, нет-то? Зачем делать секрет из пустяков? Значит рассказываем.
  Осторожно покосившись по сторонам, я убедилась, что в прямо сейчас меня убивать не будут и виноватым голосом начала повествование. По мере рассказа хищное выражение исчезло хотя бы с мальчишечьих лиц, и то хлеб, неуютно как-то, когда на тебя злятся.
  Нойра слушала внимательно и даже почти не перебивала. Прервала она меня только один раз - уточнила, как выглядел тот самый булыжник и тот самый тип. Я добросовестно описала и камень и психа. Женщина нахмурилась, но промолчала. Пацаны тем временем взяли по стулу и пристроились рядом с нами.
  Остановилась я на том, как мы с длинноносым пошли домой из того незнакомого дворика. Нойра кашлянула, отставила в сторону пустую кружку, взяла вовремя принесенную полную, и уже не сердито, а чуть насмешливо поинтересовалась:
   - Ну и? Полдня шли что ли? Чего так долго?
   - Нет, не только шли. - Призналась я. - Сначала пришли в этот...в театр, а потом покупали бурхаши.
  Нойра подавилась пивом и громко закашлялась, мальчишки тихо присвистнули в унисон и подались поближе, глазки у них подозрительно заблестели.
  - Что покупали? - Сдавленным голосом переспросила караванщица, откашлявшись.
   - Бурхаши. - Я пожала плечами и брякнула на стол перед собой тот самый кокетливый и увесистый сверточек. Оказывается, все это время я судорожно прижимала его к груди.
  - Кстати, а для чего они нужны? - Мне и правда было любопытно.
  Нойра странно посмотрела на меня. - Ты покупала с незнакомым парнем бурхаши, а теперь спрашиваешь, для чего они нужны? Да-а-а.
   - А что удивительного? - Я и правда не понимала. - Я вообще-то тут недавно, помнишь? А что, нельзя было покупать? Так...не принято? - Эта мысль меня встревожила.
   - Ну.у.у... - Женщина выдержала длинную паузу, словно любуясь моей встревоженной физиономией. - Почему, принято. Жених с невестой идут и покупают. Ты что, замуж собралась?
   - Да никуда я не собралась! - Теперь можно и рассердиться слегка. Какие все непонятливые! - Я же объясняла! Это был просто предлог. Чтобы нас не заметил тип с другим камнем.
   - Ну-ну. - Нойра хмыкнула а мальчишки пакостно захихикали. - Вот не знала, что у тебя такое традиционное отношение к браку. Сейчас уже почти никто эти самые бурхаши на мужей и не надевает.
   - На мужей? - Я обрадовалась, что это кольчужное недоразумение все же не мне носить, и даже не обратила внимания на ехидные смешки и подколки, так мне было любопытно.
   - А раньше надевали? А зачем? И чего оно такое...на вырост что ли? - Посыпался из меня град вопросов.
   - На вырост? - Фимка сначала хихикнул, потом попытался зажать себе рот руками, а потом не выдержал и закатился хохотом. Остальные дружно его поддержали.
   - Ну что смешного! - Я досадливо повела плечом. - расскажите лучше толком, может я тоже посмеюсь!
   - Погоди... - Нойра вытерла слёзы, выступившие у нее на глазах. - Сейчас! - и снова закатилась. Вот блин.
   - Если будете и дальше ржать, я эти панталоны одену на кого-нибудь из вас. - Мрачно пообещала я заливающимся хохотом мальчишкам. Подействовало. Ник почти сразу умолк, а Фимка аж поперхнулся смехом и закашлялся. И оба отодвинулись от меня подальше. Вместе со стульями. Ого! Я грозная! А может не я, а железные подштанники. Нойра же заржала еще громче и радостнее, видя испуг мальчишек. Конечно, ей-то никакие бронетрусы не угрожали, может повеселиться.
   - Объясняйте уже. - Мне надоело пережидать их хихиканье окончательно, и я угрожающе дернула за бантик на свертке, кровожадно поглядывая на пацанов. Те оперативно отреагировали - отползли на своих стульях еще дальше, а потом Фимка выставил перед собой обе ладони и заверил:
   - Сейчас-сейчас! Только это мама должна объяснять, мы еще маленькие, вот.
  Отмазался, хитрюга. Я хмыкнула и впилась взглядом в почти отсмеявшуюся Нойру.
  Та сначала попыталась от меня отмахнуться, но я вцепилась в нее, как клещ и в результате все же получила более-менее внятное объяснение. И тоже захрюкала от смеха.
  Оказывается, бурхаши эти придумали гномы. Еще точнее - гномки. Еще черте когда, чуть ли не несколько тысяч лет назад. В то время мужиков у гномов по какой-то причине было гораздо меньше, чем женщин. Естественно, на каждого претендента находилось несколько желающих. И еще естественнее, что заполучившая в личное пользование мужа берегла свое сокровище всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Вот тогда они и придумали бурхаши. Причем, что интересно! Здоровенные они такие потому, что во время брачной церемонии туда должны поместиться оба супруга. Так сказать, по одной штуке в каждую штанину. А потом в дело вступала магия. Произведение кузнечного мастерства растворялось вроде как в воздухе. Но не на самом деле растворялось, а переходило куда-то в иные планы' как выразилась Нойра. И появлялось потом только в критических ситуациях: когда опасность угрожала непосредственно 'мужественности' обурхашенного мужа. И как я поняла, вояж по бабам угрозой не считался - типа, господь велел делиться. А что, полезная придумка. Вот только один побочный эффект - сердить жену, осчастливившую своего драгоценного бронетрусами не рекомендовалось. Для этой цели у нее и был...этот...набалдан. Когда магические рейтузы растворялись в 'иных планах', сие приспособление оставалось у жены. И служило, ни много ни мало, пультом управления. Типа, температурку, там, поднять, чтобы любимый не мерз. Или наоборот, остудить, коли в жаркие страны соберется. Только вот ограничений ни с тем, ни с другим не было - хоть вскпяти его, хоть заморозь. А еще можно было регулировать размерчик - чтоб не жало или не терялось на ходу. И тоже без ограничений.
  Ох, не знаю я, как гномки своих гномов уламывали этакую мину семейного благополучия на самое сокровенное место напялить. Может, они их связывали предварительно? А потом, типа, уже и поздно трепыхаться. Не знаю...
  Нойра тоже не знала. Сказала только, что одно время вдруг стало жутко модно жениться по гномскому обряду, и бурхаши пользовались колоссальным спросом. А потом мужики взбунтовались, и обряд этот теперь практиковался только в самых традиционных, и, как ни странно, богатых семьях. Даже и у гномов, не говоря уже об остальных. Так что купить такие панталончики теперь трудно, мало кто их делает, а еще меньше продает. То-то старый гриб так обрадовался! Удовольствие-то недешевое.
  Покупал бурхаши всегда жених под руководством будущей половины. И согласие принять их после покупки трактовалось совершенно однозначно: бери мужика голыми руками, и вперед замуж, только пультик не забудь. Хи, то-то Длинноносый отбрыкивался всеми четырьмя конечностями! Да я и сама замуж не хочу, тем более за него. Хотя мысль 'порулить' небезынтересна, в каждой женщине где-то глубоко запрятана стервозинка. У одних, правда, совсем близко к поверхности, у других хорошо поискать надо. Но есть она у всех. Хотя, в моем случае гипотетическому мужу бояться нечего - магия в бурхашах крякнет, только я до них дотронусь, а что дальше будет - вообще фиг его знает.
  
  Вечер и ночь прошли спокойно, набегавшись и переволновавшись я спала, как убитая. С утра Нойра опять умчалась по делам, строго настрого велев мне сидеть в своей комнате и даже нос на улицу не высовывать. Робкие попытки выпросить прогулку хотя бы под конвоем мальчишек провалились. Пришлось повздыхать и начать искать себе занятие в четырех стенах. Вчерашних приключений мне хватило по уши, больше желания так развлекаться не возникало. Пусть лучше скучно будет.
  Но сильно соскучиться я не успела. Только мы с мальчишками позавтракали, как караванщица неожиданно вернулась. Мрачная, как туча. Села за стол, бесцельно покрутила в руках пустую кружку и пристально глянула на меня. У меня внутри все оборвалось: что еще ?
  Нойра молчала, кружка перекатывалась по столу с негромким стуком, напряжение нарастало.
   - У нас проблемы. - Наконец нарушила молчание женщина. - Тебя ищут.
   - Меня?! - Я и растерялась и испугалась одновременно. - Но почему?
   - Все потому же. - Мрачно кивнула своим мыслям Нойра. Мальчишки сидели тихо, как мыши под метлой, только Ник справа чуть слышно сопел.
   - Эти...в капюшонах? - Убито спросила я, хотя и сама уже догадалась.
   - Они самые. - Подтверждение не заставило себя ждать. - А кроме них еще и Галоразонские Вольные Плаватели.
   - А это еще кто?! - Почти простонала я. Вот мне только плавателей не хватало для полного счастья! - Что им от меня надо?
   - Не от тебя конкретно. - Нойра вздохнула. - От того, кто похитил их обрядовый камень, Унрак-Аш.
  Я лихорадочно рылась в памяти. Где-то я этот унрак уже слышала, где-то слышала...где-то...А!!!
   - Тот самый булыжник? - Уточнила я на всякий случай. И дождавшись утвердительного кивка, возмутилась:
   - А я его не похищала!
   - Иди теперь доказывай. - Улхмылка у караванщицы вышла какая-то кривая, и невеселая. - Ты держала его в руках. Все. У них осталось два камня-спутника, они укажут на любого, кто касался их занюханной святыни. Вообще-то так им и надо, меньше проблем будет у нормальных людей из-за этой чокнутой секты спасителей мира. Но тебе от этого не легче.
  Я соображала так, что голова трещала. Вот не люблю я и все тут, когда приходится доказывать, что я не животное с двумя горбами, которое тут еще и не водится ко всему прочему. Обидно!
   - Стоп! - Я, наконец, сообразила. Точнее вспомнила: - Ты все время забываешь, что плевать я хотела на всю эту каменистую магию. След от их дурацкого булыжника на мне должен магический остаться, так?
   - Так! - Нойра чуть повеселела. - Я действительно все время об этом забываю. Но что же...одной проблемой меньше. Но осталась главное.
  Она знаком попросила трактирщицу принести пива, и продолжила только после того, как схлебнула золотистую пену с кружки:
   - У ворот стоит ключник. И не один, судя по всему. Ворота тут одни, мимо него просто не пройдешь.
  Я горестно вздохнула. Ну что им от меня надо! Не знаю, но интуиция подсказывает: ничего хорошего. Лучше на глаза не попадаться. Значит, я рано обрадовалась. Меня ищут. Или все же не меня? Может, я много о себе воображаю, а люди вовсе своими делами заняты? Не-е-е! Лучше не попадаться им на глаза в любом случае.
   - А может я...ну, куда-нибудь? - Я попыталась представить себе, что упаковалась в один из тюков, в которых Нойра перевозила товары. Если как следуют скрючиться, а сверху утрамбуют, со скрипом помещусь. Я озвучила это предложение, но собеседница покачала головой.
   - Рискованно. Никто не знает, на что эти...на что они способны. Вдруг он как-то сможет тебя почувствовать? На них тоже не действует никакая магия, правда они ее не впитывают, просто словно не замечают. А сами колдовать могут - будь здоров, и никто не знает, что у них за магия. Уж точно не традиционная. Да и обычный маг сразу определит, что в тюке вместо тряпок человек. Ты не смотри, что там караула не видно, на самом деле он там есть, и патрульный маг первым делом заинтересуется, кого это мы вывозим таким странным образом. А спорить с ключником он не станет тем более. Дураков тут нет.
   - А что же делать? - Я растерялась. Еще пять минут назад все было хорошо, и вдруг земля из под ног уходит.
   - Не знаю. - Нойра снова помрачнела и задумалась. Потом глянула на меня и попыталась ободряюще улыбнуться:
   - Да не бойся так, мы обязательно что-нибудь придумаем.
  Но получилось не очень убедительно. У меня где-то в районе желудка медленно, но верно закопошилась противная скользкая и холодная жаба - страх. Слишком долго все было хорошо, похоже, настала очередь неприятностей.
  Вот так мы сидели и думали, потом примчалось младшее поколение и с ходу получило транды от озабоченной проблемами Нойры: за шум, за неопрятный вид, за неуместное хихиканье и кажется даже за то, что они вообще на глаза ей попадаются в такой неудачный момент. Пацаны обалдели от подобной напасти и притихли, как мыши под метлой. Только Фимка чуть погодя шепотом спросил у меня, что случилось.
  С минуту я думала: может, если я тоже рыкну на него, мне легче станет? Потом решила, что вряд ли. И не стала рыкать, просто так же шепотом его просветила.
  Чем больше я думала, тем поганее у меня становилось на душе. Как ни крути, это были мои проблемы. Не было бы меня - не сидела бы сейчас вся компания с похоронными лицами, не срывались бы сроки у Нойры, и вообще ничего не было бы. А самое главное - им не угрожала бы опасность. Я не могла точно сказать, в чем именно она заключается, но чувствовала ее, что называется, пятой точкой. Неприятно это осознавать, но, похоже, лафа кончилась. Надо тихо отваливать в сторонку и не мешать хорошим людям жить. Я исподтишка посмотрела на своих спутников. Ага, свалишь от них, как же...поймают, еще и люлей навешают за излишнее благородство. На душе, как ни странно, потеплело. Все же, если у тебя есть на этом свете кто-то, кому ты доверяешь, и кто не бросит тебя в беде, жить гораздо, гораздо легче. Но именно поэтому надо постараться не перекладывать свои проблемы на друзей. Ну, соберись и начинай думать. Ты же всегда справлялась сама. Да, в том мире не было магии, зато проблемы были, да еще какие! Правда, никто никогда не объявлял меня в розыск. А вот удирать от неприятностей приходилось. Вспомнить хоть тот случай, с лужей и собачьим лаем. Что мне тогда в голову стукнуло - до сих пор сама не знаю, но стукнуло же, и вовремя! А главное, помогло.
  Мы тогда с подружкой затемно возвращались через микрорайоны домой. Микрорайоны - это такое местечко в нашем городе, где ночью лучше не гулять, но мы топали с дня рождения славного парня, причем как две самый умные умотали без сопровождения кавалеров. Не помню уже, что за дурь в нас взыграла, кажется, я тогда как раз с Сашкой поцапалась...Сашка...нет, не сейчас. О чем это я? А!
  В общем, топали мы топали, и наконец дотопали до одного перекрестка, славного своим криминальным прошлым. И тут навстречу нам из-за угла выплыла компания подвыпивших местных кадров. Человек этак десять. Вот так и выглядит трындец - это единственное, что я тогда подумала. А потом мозги отключились - начисто. Орать бесполезно, ни одна зараза даже в окно не выглянет, такой контингент.
  Дальше все я помню смутно, зато в пересказе Лёльки - моей подруги, слышала не раз.
  Время - час ночи, ноябрь, слякоть, дождик весь день лил, лужа посреди тротуара, да такая, что Титаник утонет и еще место останется. И вот стоим мы на берегу этого грязного водоема, с краев уже остекленного тонким ледком, и как кролики на удава таращимся на приближающуюся компанию, которая уже настроена весьма игриво, судя по комментариям и улюлюканью. И тут я вдруг опускаюсь на четвереньки, как была, в выходном платье и шикарных колготках, прямо в лужу, проламывая тонкий ледок, снизу вверх скалюсь на приближающихся бандерлогов и начиная... заливисто лаять. Честное слово!
  Как рассказывала Лёлька, она сама чуть не села в лужу рядом со мной - от обалдения. Компания же агрессоров сначала резко затормозила на противоположном берегу лужи, а потом...перешла на другую сторону дороги, молча и довольно шустро, и скрылась в недрах одного из темных дворов. А я поднялась с четверенек, отряхнула комья грязи с подола и как ни в чем ни бывало предложила в темпе уносить ноги. Что мы и сделали, хотя Лелька всю дорогу странновато на меня косилась.
  Протряслась я уже дома, когда в тепле и в безопасности лежала под одеялом и до меня, как до жирафы-рекордсменки, дошло, что же могло случится. Повезло нам невероятно - не иначе, молодые люди решили, что прививки от бешенства в их планы не входят. А если бы нет?! Ох... помню ощущение колкой ледяной кромки под коленками и что-то липкое в ладонях, наверное грязь. А больше толком ничего и не помню, кроме огромного облегчения: ушли!
  Так, куда-то меня унесло совсем в сторону с этими воспоминаниями. Возвращаемся на землю, то бишь к нашим баранам. То есть ключникам. Что им от меня надо - фиг их знает. Чем мне могут помочь мои воспоминания? Ну-у-у...в прошлый раз меня спасло то, что я сделала нечто, чего от меня никто не ожидал. Просто выкинула невесть что, доведя противника до крайней степени обалдения. А сейчас? Вряд ли от меня отвяжется тип в воротах, если я встану на четвереньки и его облаю. Да-а-а...не подходит. Но сам принцип стоит обдумать.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Н.Пятая "Безмятежный лотос 4"(Боевое фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Л.Черникова "Призыв - дело серьезное. Практика в Авельене"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"