Конюшевская Ива: другие произведения.

Баба Яга против! (единый файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 5.42*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Последнее обновление 01.06

  
  
   Вроде утро как утро, и будильник завывает не противнее обычного, и спать легла не поздно...Вот только лежать что-то жестковато, да и холодно...Ох ни .... себе, а где же мой родимый потолок?
  
   В общем обжилась я худо-бедно за пол года, привыкла. Средневековье оно и есть средневековье, да и то недоделанное какое-то. С одной стороны никаких тебе достижений цивилизации и удобства во дворе, а с другой то и дело хреновина какая то по небу туда сюда болтается, и вида явно механического. Ну и магия, конечно, куда ж без этого. Вот на неё, родимую я и нарвалась по полной...
  
  
   Вообще-то, лазить в свою библиотеку дед запретил строго настрого, если поймает, выпорет так, что неделю не сядешь, но уж больно случай подвернулся удобный. Сегодня праздник середины лета, все собрались у полуночного костра. Дед ритуал проведет, а потом гулянья до утра, кто-то через костер прыгает, кто-то гадает, кто клад-цветок по темным кустам ищет. Тут и без свежесваренного пива не обойтись, а дед его страсть как любит. Короче до утра вряд ли домой вернется, да и не хватится двух друзей никто. Самое время провернуть давно задуманное дельце.
   Эту старую, жутко потрепанную книжицу Фимка углядел на самой верхней полке еще весной, хотя тогда и сам не понял, чем она так его заинтересовала. Он воровато оглянулся, и вместо указанного травника тихонько потащил её с полки, но тут же получил такую затрещину, чуть со стремянки не слетел.
   -Ты куда руки тянешь, паршивец эдакий, куда! Нет чтобы делом заняться, оболтус! Я тебе сколько раз говорил, без спроса не смей ничего трогать! Велено тебе травник читать, вот и смотри в него, по сторонам не пялься! Мал еще! - Дед сердито сверкал глазами, того и гляди еще один подзатыльник прилетит.
   -Ага, мал! Мне уже пятнадцать! В сто лет теперь взрослыми становятся, что ли... - Фимка обиженно шмыгнул носом и прикрыл затылок рукой, на всякий случай. Потер ладонью пострадавшее место - рука у деда тяжелая...
   -Ты поворчи, поворчи у меня, живо всыплю! Вон с Николаса пример бери, сидит смирно, урок зубрит и по сторонам не таращится. Учи веленские травы, через час спрошу.
  
   Может, Фимка и забыл бы об этой книжонке, но уж очень завелся тогда дед, еще с полчаса ворчал, вот и разобрало парня любопытство. Надо же, Ника в пример поставил, чего отродясь не бывало, он ведь непоседа и безобразник не хуже. И сам бы стянул при случае. Плохо только , что ждать пришлось так долго, старик зорко следил за тем, чтобы не оставлять бедовую парочку без присмотра.
  
   -А если он ее в другое место перепрятал? Свет зажигать опасно, вдруг кто глазастый слишком окажется, а Фим? - Ник опасливо передернул плечами.
   -Да не-е-е, чего бы он перепрятывал, он же терпеть не может книги с места на место переставлять, аж трясется весь, если не туда засунешь. - Отмахнулся Фимка.
   -А ты хорошо запомнил где она стоит, найдешь?
   -Да, только на плечи тебе встать придется, стремянку лучше не трогать, с двери то я наговор сниму, но вдруг он и ее решил... на всякий случай.
   В доме было темно и очень тихо, лишь с улицы изредка доносились смех и музыка. Парочка бесшумно, стараясь не наступать на скрипучие половицы, продвигалась в сторону библиотеки, вздрагивая от любого шороха, хотя оба прекрасно знали, что дома никого нет. Фимка первым добрался до нужной двери и осторожно, кончиками пальцев принялся ощупывать замок.
   -Та-а-ак, что у нас здесь.. А знаешь, я за это заклинание целый золотой отвалил, да еще Мушке десять грошей пришлось дать, чтобы с нужным человеком свел...И еще десять, чтобы языком не трепал. А тот маг, знаешь, сказал, мол никогда не видел, чтобы заклинание так быстро усваивали, не иначе способности у меня к этому делу. - Юный взломщик деловито водил пальцем по двери.
   -Ты только кому другому не похвастай , а то будут тебе способности. Такие способности пропишут, мало не покажется! - Хмыкнул Ник.
   -Что я, совсем дурак, перед кем попало хвастать...О-о-о, сработало! Ну и ну, даже не верится!
  
   Фимка на цыпочках прокрался в приоткрывшуюся дверь и замер , не решаясь поверить своему счастью, но тут же получил чувствительный тычок в спину и чуть не кувыркнулся через стул, стоявший как раз на дороге.
   -Ты! Чего пихаешься, я чуть нос себе не расквасил! Куда торопишься, не пожар!
   -Шевелись давай, не ровен час принесет кого. По ремню соскучился?!
   -Да чего ради, кто сюда придет. Одни мы дурни, все остальные празднуют. Ладно, тянуть и правда незачем. Присядь, я тебе на плечи влезу. Да не дергайся! - Фимка подпрыгивал на месте от нетерпения.
   -Сам не дергайся, я тебе не табуретка, не прыгай! Ай... зараза, куда в сапогах на голову лезешь!!! - Злющее шипение Ника эхом отдавалось в пустой коридор.
   Фимке наконец удалось дотянуться до нужной полки и он лихорадочно принялся ощупывать корешки книг, пытаясь вслепую отыскать нужную. Руку слегка кольнуло. Ага, то что надо!
   -Все, нашел! -Парень легко соскочил на пол.- Слушай, она колется... О, а теперь и светится... ни фига себе...-Книга действительно мягко мерцала в руках мальчишки, а по корешку время от времени проскакивали голубоватые искорки.
   -А может ну ее, от греха, еще влипнем...-Нику стало немного не по себе, книжонка-то явно не простая...
   -Ну вот еще, подумаешь! Охранного заклинания нет, я чувствую. Ладно, не дрейфь, пошли в комнату. Э, дверь не закрывай, я тебе не ларец с заклинаниями, по два раза за ночь дедову защиту ломать...
   Оказавшись в своей комнате, мальчишки первым делом заперлись изнутри и задернули шторы. Облегченно переведя дух, Фимка положил драгоценную ношу на стол.
   - Так, и что у нас здесь... Сейчас посмотрим наконец...Ты заснул там?
   - Ох не вышло бы чего... - у Николаса мурашки по спине так и шастали, получать очередной нагоняй очень не хотелось, а ведь все к тому и шло.
   -Ой-ой-ой, с каких это пор наш благородный Ник трусом заделался!!! Штаны-то сухие? - Насмешливо фыркнул второй нарушитель порядков.
   -Кончай трепаться! Ладно, сам время не тяни, открывай. Свечу зажги.
   Переплет чуть слышно скрипнул. Затаив дыхание, ребята с склонились над книгой. И замерли.
   На первой странице была нарисована... девушка. И какая девушка! Во-первых, естественно, красивая, а во вторых...совершенно голая. Так здорово нарисована, прямо живая. Лежит себе на травке, призывно улыбается , а в глазах так и пляшут чертенята . Мечта любого мальчишки...
   Минут пять ребята молча таращились на это чудо (ну да, средневековье порнографией не избаловано!). Потом все-таки обратили внимание, что под картинкой еще что-то написано.
   'Нимфа-манна сиречь дух ублажения плоти. Призывается девственником, для недостатка сего исправления.
   Указания: таинство сие великое вершится один раз в год, в ночь середины лета. Ибо магия любовная в эту ночь особую силу имеет.
   А надобны для ритуала сего компоненты следующие:
   1. Котел бронзовый, объемом в одно ведро.
   2. нож бронзовый .
   3. Семи трав цветы, а именно: Ромашка, перецвет, липовица, колосень, любавка, сильник, стой-трава.
   4. Семи дерев ветви тонкие: липа, ольха, береза, дуб, клен, осина, дева-дерево.
   5. Тварь живая, размеру мелкого, кровью теплая, в эту ночь пойманная.
   6.Вода ключевая после полуночи в котел набранная.
   7. Жир гусиный, 2 меры.
   В указанную ночь прийти на поляну уединенную. На семи ветвях костер развести от живого огня. Как прогорит костер, цветы заготовленные на угли бросить в указанном порядке. Ножом отворить кровь из левой руки, пальца среднего и угли окропить. После чего одежды с себя все сняв, золу и пепел с жиром гусиным смешать и лицо намазать густо.
   Встав рядом с местом, где костер тот прогорел, взять в одну руку котел с водой, в другую тварь живую, следующие слова произнести: - дальше шло одно из привычных уже языколомных заклинаний.
   Как только явится нимфа сия, незамедлительно следует подать ей заготовленную тварь, дабы крови теплой она напилась, а затем подать воду для омовения. После чего нимфа-манна становится полностью подвластна желаниям вызвавшего и в чувственных усладах будет весьма искусна. После....
   Краешек страницы с оставшимся текстом был оторван, а следующей и вовсе не было, торчали только жалкие обрывки, видимо кто-то не слишком аккуратно выдрал сразу несколько листов. Мальчишки молча переглянулись.
   Вот бы...- Ник почесал белый от волнения нос.
   -Сегодня как раз середина лета...-задумчиво потянул Фимка -А мы все нужное собрать успеем?
   -А чего не успеть ? Значит так, котел бронзовый на кухне есть, и как раз на одно ведро, нож... нож тоже есть, я у деда на столе видел, еще удивился, зачем ему бронзовый... - Идея нравилась Николасу все больше.
   -Подожди, подожди, ты что, серьезно? И в правду собираешься ритуал провести? А ты уверен, что у нас получится? - Засомневался вдруг Фимка.
   -Да не бойся, конечно получится! Ты сам подумай, когда еще такой случай выпадет, чтобы и ночь подходящая, и не помешал никто! А компоненты эти, нужные, мы за полчаса заготовим, все травы наверняка у деда есть, и собирать не придется. - Ник был полон энтузиазма.
   -Ветки без проблем наломаем, в нашем лесу они все растут, и...что там еще...во, жир гусиный тоже на кухне есть, я даже знаю где он стоит. -Заражаясь оптимизмом друга, Фимка отбросил все сомнения.
   -Стой, тут еще про тварь какую-то живую сказано, где мы ее возьмем? Надо чтобы в эту ночь поймана была, а как мы ее сейчас ловить будем, и вообще какая тут нужна? Кошка что ли? - Приуныл вдруг Николас.
   -Да, верно... - задумался и Фимка, и вдруг оживился, - слушай, кухарка вчера жаловалась, что в кладовой крыс развелось , и дед велел ловушки поставить, как раз сегодня вечером Седрик их принес. Пошли глянем, может уже попался кто-нибудь!
  
   Мальчишки бегом кинулись в кладовую, забыв о былой осторожности и тишине. С топотом промчавшись по коридорам и лестницам, освещенным лившимся из окон ярким лунным светом, они с разбегу ворвались в просторную кухню и не останавливаясь, проследовали в самый дальний угол, где находилась кладовая. Потянув дверь на себя, и убедившись, что кухарка, слава богу ее не заперла, они один за другим проскользнули в тесное помещение.
   -Черт, не видно ничего... ты почему свечку не взял? - Недовольно проворчал Ник.
   -А ты почему? Умный какой, чего все я да я, сам не можешь что ли? - Огрызнулся Фимка.
   -Ладно, не ворчи, возьми лучше в кухне, там на левой нижней полке, знаешь?
   -Возьми.. на полке.. раскомандовался тут! - Ворчал себе под нос Фимка, вслепую шаря в кухонном шкафу. - А, вот, нашел.
   Фимка осторожно двинулся в сторону кладовки, прикрывая слабенький огонек от сквозняка: - Ну что здесь, есть кто ни будь? Или пусто?
   - Да погоди ты, не видно ни беса! Дай свечку! Где здесь эти ловушки... Ой-й-й!!! Твою...
   Раздавшийся треск и приглушенные ругательства почти заглушил громкий возмущенный писк: пытаясь разглядеть, где стоит искомый предмет, Ник чуть не наступил прямо на него, споткнулся и с размаху шлепнулся в прикрытую полотенцем корзину с яйцами. А в стоящей на полу железной клетке прыгала и металась, крайне недовольная жизнью, крупная упитанная крыса.
   - То, что надо! - Обрадовался Фимка. - Ну, чего расселся, вставай! Скоро уже светать начнет, а нам все остальное собрать надо.
   Ник с трудом выбрался из глубокой корзины и, шепотом ругаясь сквозь зубы, принялся стряхивать с себя яичные желтки и скорлупу: - Какой... додумался ее в самом проходе ставить! Гадство, и штаны промокли... Эй, а как ты эту зверюгу вытаскивать собираешься? Здоровенная какая. Палец отгрызет запросто...
   -Да подумаешь! Вот смотри...Погоди, какая там формула...А, вот так.- Фимка вытянул в сторону клетки руку с собранными в щепоть пальцами, что-то быстро пробормотал себе под нос и резко раскрыл ладонь. Крыса последний раз возмущенно пискнула , медленно перевернулась на бок, несколько раз дернула задними лапками и застыла.
   --А она не сдохла? Чем это ты ее, я не разглядел. Нам живая нужна, помнишь? - Ник с некоторым сомнением разглядывал прилегшего в клетке грызуна.
   -Да нет, с чего бы она сдохла, просто спит. Мне дед еще когда это заклинание показал, помнишь ему тогда водяная змея понадобилась, и тоже живьем. Он и тебе показывал, забыл что ли? Мы же вместе эту гадину караулили, комары нас тогда чуть не до костей изгрызли. - Фимка на всякий случай потыкал в крысу пальцем, желая убедиться в собственной правоте.
   -Точно! Тогда порядок, сейчас я ее вытащу...готово. Ладно, пошли отсюда, времени и вправду мало. - Крыса, ухваченная за хвост, закачалась у Ника перед лицом. Спии-и-ит.
   -Сейчас, только гусиный жир возьму. Две меры...чем бы отмерить? - Фимка залез в кухонный ларь почти по пояс.
   -Да бери, сколько есть, на месте разберемся.
   - Многовато тащить... - Фимка озабоченно почесал в затылке, - По лесу не пройдем.
   - Делов-то! - Сообразил Ник. - Складываем в котел все, что нужно, продеваем палку и вперед!
  
  
   Примерно через полчаса мальчишки, нагруженные своей 'магической' поклажей, пробирались по ночному лесу, цепляясь своей ношей за все близлежащие кусты, и шепотом переругиваясь.
   - Какого ты в эти заросли полез, можно было по тропинке спокойно пройти...- ворчал Ник.
   - Ага, чтобы нас с этим барахлом застукали? Вон по лесу народу сколько шляется. Увидят, деду доложат и пиши пропало! Еще и влетит. -Не остался в долгу Фимка.
   - И все равно, зачем было в самую чащу лезть...Ууу, здесь еще и колючки! Вечно ты как заведешь куда нибудь!
   - Да тихо ты, скажи лучше, ты точно все нужные травы взял? - Фимка отвел от лица очередной колючий побег.
   - Да все, все, два раза надписи на коробочках проверил. А ты ветки наломал? Тут черта лысого в темноте найдешь. - Озабоченно поинтересовался Николас.
   - Я вдоль дороги собирал, там луна светит. Только осину не нашел, но она точно на той поляне растет. Там и наломаем. - Откликнулся Фимка.
   - А ты уверен, что там никого не будет?
   - Уверен, я на это место случайно набрел, если не знать точно, куда идти, ни за что не найдешь.
   - А долго еще? Этот дурацкий котел мне все руки оборвал! И тяжелый как черт...-Не успокаивался Николас.
   - Слушай, перестань ныть, надоел уже. -Обозлился Фимка, но потом смягчился. - Уже близко. Можно сказать пришли.
   И действительно, через несколько минут заросли расступились, и ребята выбрались на небольшую, заросшую густой травой поляну, со всех сторон окруженную плотным строем деревьев. Они облегченно свалили свою поклажу прямо на траву, и присели рядом.
   - Ты книгу взял? -забеспокоился вдруг Фимка.
   - Да взял я все! Что ты меня, совсем за дурака держишь! - Возмутился Ник.
   - С тебя станется...
   Они еще несколько минут посидели молча, отдыхая после утомительной прогулки через колючие заросли. Первым на ноги поднялся Фимка: -Ну что, почнем пожалуй? - Он невольно скопировал дедовы интонации.
   - Давай. Хорошо, что сегодня полнолуние, можно без факелов обойтись. Или все таки запалим? -Откликнулся второй 'чародей', тоже поднимаясь.
   - Конечно, запалим, зря я что ли тащил их через весь лес. Вон они лежат, воткни их прямо в землю, с четырех сторон, а я пока пойду осины наломаю.- И Фимка направился к ближайшему дереву.
   Вскоре все четыре факела ярко пылали, освещая полянку неровным светом, а мальчишки возились в центре образованного светом круга, складывая добытые ветки в указанном порядке, то и дело сверяясь с книгой. Наконец покончив с этим ответственным делом они неуверенно переглянулись.
   -Ну, зажигаем? -Хрипло прошептал Николас, нервно потирая руки.
   -Ага. -Так же хрипло ответил Фимка, зябко поводя плечами от волнения. -Сейчас... А все остальное готово?
   -Готово. Ну не тяни, у меня и так все поджилки трясутся!
   Фимка глубоко вздохнул, и решительно выдернул из земли один из факелов. Постоял еще несколько мгновений и сунул его в кучу веток.
   Когда маленький костерок почти прогорел, мальчишки, все так же поминутно заглядывая в книгу, принялись один за другим кидать на едва тлеющие угли заранее заготовленные травы. Костерок сердито отплевывался густыми клубами терпкого дыма.
   -Кхе... А ты точно те травы взял? - Фимка быстро положил фолиант на землю и яростно потер слезящиеся глаза. -Воняет уж больно гадостно.
   -Отстань, сто раз уже спрашивал. - Ник попытался разогнать дым, размахивая руками. - Скажи лучше, что там дальше?
   -Дальше... Дальше надо кровь на угли капнуть. - Фимка снова уткнулся в книгу. - Слушай, а кто руку резать будет?
   -А какая разница?
   -Не скажи, а что если эта... Нимфа-манна только того, чья кровь... Ну ты понимаешь... - Фимка почувствовал, что краснеет.
   -Да-а-а, точно! Если она с одним кем-то... А второй, что, стоять и смотреть будет? Нечестно. - Ник задумчиво поскреб в затылке. -Слушай, давай и твою и мою кровь капнем, какая разница!
   - Точно! -Обрадовался Фимка, и больше не сомневаясь, торопливо нащупал в траве брошенный впопыхах бронзовый нож. - Давай руку!- И он бестрепетно занес лезвие сначала над своей рукой...подержал несколько секунд и опустил.
   - Давай ты мне, а я тебе.- Помолчав, решил он и протянул нож Николасу. Тот без энтузиазма кивнул и взял нож.
   - Ай!!! - Взвыл Фимка. - Осторожнее ты!!! Не корову режешь! - Палец окрасился кровью. - Давай сюда!!! - Он почти выхватил нож. - Твоя очередь!
   Ник зажмурился и протянул руку...
   Кровь частым пунктиром закапала на яростно зашипевшие угли. Мальчишки дружно засунули саднящие пальцы в рот.
   Несколько минут они молча стояли над костром, зализывая раны, потом Ник шепотом спросил -И что теперь?
   -Теперь жир смешать с углями надо...- откликнулся Фимка. - И одежду снять. Да! - Вдруг вспомнил он,- я пока намешаю все что нужно, а ты иди воды набери в котел, там за кустами родник.- Он махнул рукой в темноту.
   - А полночь уже наступила? - Для порядка поинтересовался Николас, вытягивая из сваленного в кучу добра широкий бронзовый котел, но ответа дожидаться не стал и послушно отправился в указанном направлении. Через несколько минут он вернулся, с трудом держа на вытянутых руках полный котел ледяной воды.- Готово! Тяжелый какой, зараза!
   -Отлично, я тоже все приготовил. Ну что, начнем?
   Ребята несколько минут постояли, собираясь с духом, а затем как по команде принялись торопливо раздеваться, путаясь в завязках и застежках. Наконец, последние детали туалета были небрежно сброшены на траву, а по братски разделенная черная жирная масса густо размазана по физиономиям.
   - Ты заклинание хорошо запомнил?- Озабоченно спросил Фимка.- Читать наверное тоже вместе надо, чтобы на обоих подействовало. Не собьешься?
   -Не учи ученого.- Буркнул второй заклинатель.- Сам не сбейся. Крыса где? А, вот она. Ты держи котел, а я эту животину возьму.
   - Все таки вдвоем удобнее этот ритуал проводить. Интересно, как это одному и тварь живую подавать, и воду, двух рук мало. Становись с той стороны.
   Мальчишки так увлеклись предстоящим чудом, что не обратили внимания на то, что сонное заклинание похоже начало терять силу. Крыса слабо подергивала лапками , приходя в себя. Николас не глядя протянул руку и ухватил животное за хвост. Юные любители приключений встали с двух сторон потухшего костра. Фимка прижимал к животу тяжеленный котел с водой, а Ник держал на вытянутой руке крысу. Они переглянулись, набрали в грудь побольше воздуха и одновременно начали нараспев произносить заклинание.
   Еще не отзвучали последние завывания нестройного дуэта, как по совсем почерневшим уже углям принялись с бешеной скоростью носиться разноцветные искры. Их становилось все больше и больше, и двигались они с каждой секундой быстрее. Затем, в какой то момент они слились в одну яркую вспышку, и кострище разродилось еще одним клубом дыма, очень густым и плотным. Только этот дым почему то не спешил подниматься вверх, а так и продолжал бурлиться у самой земли, словно накрытый невидимым куполом. Постепенно он становился все прозрачнее, и потрясенные мальчишки увидели, как сквозь него проступают очертания обнаженного женского тела. Девушка с картинки лежала на спине, уютно подсунув одну руку под голову и согнув левую ногу в колене, и казалось, спала.
   -Ох ты...Неужели получилось?!! - Только и смог прошептать Ник, расплываясь в дурацкой улыбке. Фимка же молча таращился на новоявленное чудо, улыбаясь не менее глупо.. Несколько секунд царила мертвая тишина, только крыса слабо попискивала, раскачиваясь в вытянутой руке Ника над самым лицом спящей красавицы. A затем девушка сладко потянулась и открыла глаза. Одновременно с этим, висящая на хвосте крыса окончательно пришла в себя и злобно зашипела, оскалив зубастую пасть. И тут события начали разворачиваться с такой скоростью, что уследить за ними стало почти невозможно.
  
  
  
  
   Лежать было ужасно неудобно и к тому же холодно. Еще не до конца проснувшись, я попыталась сообразить, я попыталась понять, кто это такой умный открыл мне с утра пораньше окно. Холод собачий!!! Решив все немедленно выяснить и сурово покарать обидчика, я потянулась и открыла глаза...
  
   Несколько секунд я молча, в ужасе таращилась на склонившиеся надо мной с двух сторон черные оскаленные морды с торчащими во все стороны всклокоченными патлами, озаренные к тому же неровным красноватым светом. И только потом обратила внимание на болтающийся прямо перед лицом непонятный предмет. И вдруг до меня дошло, что этот самый предмет не что иное как...Мамочки, крыса!!! КРЫСА!!! Мерзкая тварь яростно шипела, ощерив зубастую, как у крокодила пасть.
   Моему воплю позавидовали бы все лучшие сопрано большего театра, им в жизни не удастся извлечь из своего горла такого высокого, пронзительного визга! Не прекращая визжать так, что у самой уши закладывало, я со всей силы заехала рукой прямо по раскачивающейся перед лицом мерзости, и попыталась вскочить на ноги. Крыса отлетела куда-то в сторону, и к моему сольному выступлению присоединился еще один, не менее выдающийся вопль. Отлетевшая тварь вцепилась зубами в первое, что ей под эти самые зубы подвернулось,- в голую ногу одного из страшил, где и повисла, как бульдог, задумчиво перебирая челюстями. Черномордый монстр отчаянно закружилось на месте, пытаясь оторвать от себя зубастую гадину, и оглашая окрестности диким воем. Моя же попытка принять вертикальное положение привела лишь к тому, что я со всего размаху врезалась головой во что-то твердое, металлически загудевшее, а в следующее мгновение на меня обрушился целый водопад ледяной воды. Визг захлебнулся - я обессилено шлепнулась на пятую точку, да так и осталась сидеть, оглушено мотая головой, не способная издать ничего кроме невразумительного сипения и бульканья. Перед глазами плавали разноцветные круги, в голове звенело как в пустой кастрюле. Поэтому я не сразу обратила внимание, что и второе чудовище ведет себя по меньшей мере странно. Оно согнувшись, мелкими скачками перемещалось вокруг меня, прыгая почему то на одной ноге, схватившись за другую руками, и при этом завывало не менее пронзительно, чем то, с которым свела близкое знакомство крыса.
   Вдруг это существо резко поменяло курс. Если до этого оно лишь скакало поодаль, то теперь двинулось прямо на меня, не прекращая громко вопить. Я отчаянно попыталась отползти назад, упираясь в землю руками и пятками, но ноги скользили по мокрой траве. Да и чудовище двигалось гораздо быстрее, без труда сократив расстояние. Почти теряя сознание от ужаса, я лихорадочно шарила вокруг в поисках хоть какого-нибудь орудия самозащиты, и вдруг наткнулась на что-то твердое . Не раздумывая, я обеими руками ухватила непонятный прямоугольный предмет, оказавшийся довольно тяжелым, и со всей силы треснула подобравшегося уже вплотную монстра по голове.
   Яркая вспышка. Грохот. И темнота, в которую я благополучно провалилась...
  
  
  
  
   2.
  
   -ИДИОТЫ!!! БОЛВАНЫ!!! КРЕТИНЫ ОЗАБОЧЕННЫЕ!!!НУ ПОГОДИТЕ!!!ДАЙТЕ ТОЛЬКО ДО ДОМУ ДОБРАТЬСЯ!!! Я ВАМ ПОКАЖУ КНИЖКУ!!! Я ВАМ ПОКАЖУ РИТУАЛ!!!
   Громкий разъяренный рев над головой и весьма неприятная тряска в зародыше придушили мои робкие надежды на то, что все предыдущее было просто кошмарным сном. На всякий случай глаз я открывать не стала (а вдруг еще чего пострашнее покажут?), попыталась сориентироваться так...
   Судя по ощущениям, меня не слишком деликатно перекинули через плечо и довольно резво куда то тащили, голова болталась ниже попы, а ноги то и дело задевали какие-то колючие... ветки?
   -НЕДОУМКИ!!!КАК ВЫ ТОЛЬКО ДОДУМАЛИСЬ!!! КТО ВАМ ПОЗВОЛИЛ В БИБЛИОТЕКУ ЛАЗИТЬ, КТО!!! -продолжал разоряться неизвестный голос. Хм... в библиотеку...по крайней мере цивилизация присутствует, а то я уже подумала, что меня к каким-то папуасам занесло...Стоп, да что вообще происходит???
   Тем временем события продолжали развиваться в неизвестном мне направлении. Ну, то есть, совсем неизвестном: кто меня тащит, куда и с какой целью - тайна за семью печатями. Во всяком случае, этот тип, что так громко разоряется, орет не на меня, я пока что в единственном числе присутствую ,и ни в какую библиотеку не лазила. Вроде бы... Может стоит уже прояснить ситуацию? Или еще подождать? Пока я терзалась сомнениями, путешествие, похоже, закончилось. Тряска ненадолго прекратилась, послышался скрип давно не смазанной двери, еще несколько секунд, и я почувствовала, что меня бережно укладывают на что-то плоское и твердое. Куда это, интересно? Вроде тип не особенно наклонялся, значит не на пол... Осторожно приоткрыв глаза, я попыталась, не обнаруживая, так сказать, сознания, украдкой оглядеться. Получилось не очень, во-первых, было темновато, а во вторых, головой особо не повертишь, если уж ты в обмороке, и единственное, что мне удалось с некоторым трудом рассмотреть - стоящую у меня под самым носом глиняную ...тарелку, из которой торчали ложка и вилка. Вывод напрашивался сам собой. Выходит положили меня на стол... Ой-ёй-ёй, что-то не нравится мне такое положение вещей и меня среди них...Похоже, пора принимать меры.
   Обладатель громкого злобного баса, тем временем, не прекращая ругаться, перемещался вокруг стола, голос то отдалялся, то приближался. Я уже совсем было собралась открыть глаза, как вдруг в помещении вспыхнул яркий свет, и я невольно зажмурилась еще крепче.
   - Ну, посмотрим, что вы тут вызвали, придурки. Хм, даже интересно... Это надо будет изучить подробнее! Поэкспериментировать.
   Что-то в интонации этого 'экспериментатора' мне очень не понравилось. Кто его знает, что он изучать собрался, и как. Решит еще проверить, как я внутри устроена, или отрежет какую ни будь часть тела...на память. И вообще, лежать на столе мне нравилось все меньше и меньше. Я открыла глаза и резко села, подтянув колени к груди и обхватив их руками. Проморгавшись, я довольно мрачно уставилась на здоровенного седого дядьку, склонившегося над столом. От неожиданности тот слегка отпрянул. Надо сказать, что особенно бойким характером я никогда не отличалась, первый эпитет, которым награждали меня новые знакомые после более-менее продолжительного общения был: "какая ты спокойная!" У меня было свое мнение по этому вопросу, но озвучивала я его редко. И вообще больше любила слушать, чем говорить. Но сейчас...Все мое спокойствие видимо осталось там, где я засыпала. То есть в моей родной кровати.
   -Но-но! Нашли тоже подопытного кролика! Я не лабораторный образец, чтобы эксперименты проводить. И вообще, чего ради вы меня изучить собрались, и где я в конце концов нахожусь? Снимите меня с этого дурацкого насеста, я вам не главное блюдо на ужине! - Голос прозвучал на редкость хрипло и неблагозвучно ( сказались давешние вокальные фокусы), и несколько истерично (ну а чего вы хотели - после такого пробуждения!)
   Дядька немного опешил от моего напора и только молча на меня таращился. А я тем временем принялась оглядываться по сторонам. Как и предполагалось, я сидела на большом деревянном столе, стоявшем посреди довольно просторного помещения с высоким сводчатым потолком. Вдоль всех четырех стен стояли массивные шкафы без дверок, заставленные всякой всячиной явно алхимического направления - разными там склянками, пробирками странной формы, изогнутыми стеклянными и металлическими трубками, какими-то сложными полувыпотрошенными механизмами, из которых во все стороны торчали пружинки и шестеренки, чучелами неизвестных и более менее знакомых животных, коробочками и баночками, и еще кучей непонятно чего, неизвестно для чего предназначенного. По углам комнаты стояло что то вроде металлических треножников на которых располагались небольшие черные... тазики, а сантиметрах в десяти над ними висели в воздухе ярко светящиеся белые шарики размером с кулак. Судя по всему, они и освещали комнату. Не знаю почему, но столь необычные светильники меня не удивили и не заинтересовали. Наверное, не до того было. А вот расположившиеся у дальней стены двое живо напомнили мне не самые приятные моменты недавнего прошлого. Поеживаясь и переминаясь с ноги на ногу там стояли... те самые черномордые чудища так напугавшие меня при первом пробуждении. Правда при ближайшем рассмотрении и в ярком свете непонятных шариков, ничего угрожающего в их внешности не наблюдалось. Голые, исцарапанные и перемазанные чем-то черным и жирно блестящим, там стояли двое...мальчишек, на вид лет по четырнадцать-пятнадцать, и вид этот был на редкость жалкий и несчастный. У одного грязной окровавленной тряпкой было перевязано бедро ( ага, это тот, что с крысой общался), а другой старался на наступать на левую ногу, ступня которой тоже была чем то замотана.
   Тем временем седой дядька видимо оправился от моего столь резкого выступления и теперь со спокойной усмешкой разглядывал меня.
   - Как вы себя чувствуете, сударыня? - Приветливо спросил он.
   - А вы как думаете? Как последняя дура, сидящая голышом на столе, который вообще неизвестно где находится. - Огрызнулась я. - Дайте что ни будь прикрыться, у вас тут не тропики. - Я зябко повела плечами. - Видимо ночные кошмары плохо влияют даже на самый спокойный характер.
   Мужик молча скинул с себя просторный серый плащ и протянул мне. Я немедленно в него закуталась , неловко ерзая подобралась к краю стола и спустила ноги.
   Со стороны мальчишек послышалась короткая возня и робкий дрожащий голос неуверенно осведомился - Дед, а дед... А можно мы тоже оденемся, а?..
   - Обойдетесь! - Не оборачиваясь, рявкнул тот, кого видимо и назвали дедом. - Хм, вроде он не такой старый... седой правда. - Мелькнула мысль и пропала, не до нее сейчас. А тот, между тем продолжал: - сначала расскажите давайте, и мне, и девушке вот, где она и как сюда попала.
   - Ага, вот и долгожданное объяснение! - Я с интересом уставилась на чумазую парочку, но ничего вразумительного так и не дождалась. Мальчишки молча разглядывали пол у себя под ногами, потом один начал тихонечко всхлипывать, но говорить так и не собрался.
   - Ну чего замолчали, давайте рассказывайте, кого вы вызывали и как. Смотри, стеснительные какие! Двери в библиотеке взламывать не стеснялись, и по лесу голышом скакать тоже не стеснялись, а теперь о приличиях вспомнили! - А дядька-то ехидный... - Говорите, живо, что за ритуал проводили, неслухи, а то прямо сейчас и всыплю, чтобы голос прорезался!
   Я несколько секунд переваривала полученную информацию, прежде чем начать громко выяснять подробности:- Стоп, стоп, стоп! Какой еще ритуал! Что значит 'вызывали'? Кого 'вызывали'?
   - Вас, естественно - Досадливо отмахнулся мужик, не сводя сердитого взгляда со съежившихся мальчишек.
   - В каком смысле меня? - Опешила я. - Я что, дух Наполеона?
   - Почему...дух? - Удивился мужик. - А кто это такой, Наполеон?
   - Да какая разница! - Обозлилась я . Нашел время исторические подробности выяснять. - Вы лучше скажите, с какой такой радости они - я подбородком указала на съежившихся мальчишек - живого человека с помощью какого-то ритуала вызывали. И при чем здесь я вообще?
   - Конечно, живых людей никакими ритуалами не призывают, но вы же не человек вовсе, вот и откликнулись...
   Я несколько минут молча таращилась на этого умника, открыв рот от изумления. Ничего себе, заявочки! - Как...Как это не человек??? А кто тогда? - Только и сумела выдавить , когда удалось подобрать отвисшую, кажется до самого пола, челюсть.
   - А вот мы сейчас и спросим у этих молодых людей - отозвался мужик, прямо таки лучась совершенно неуместным, на мой взгляд, энтузиазмом. - Да вы не волнуйтесь, сударыня, то, что вы не человек невооруженным глазом видно, а подробности мы сейчас выясним.
   Приехали...Невооруженным глазом, видите ли...Я поспешно откинула плащ, в который успела закутаться и с ужасом принялась разглядывать свое тело, нешуточно опасаясь обнаружить там нечто, столь явно указывающее на мою...нечеловеческую природу. Лишнюю ногу, например...или даже щупальце. Придирчиво оглядев себя с головы до ног, даже сзади ( для этого пришлось немыслимо извернуться- может именно там хвост и притаился?), а для верности еще и руками пощупав, я убедилась, что ничего лишнего на мне, слава богу, не выросло, а все нужное присутствует в нормальном количестве и состоянии. Облегченно вздохнув, я снова завернулась в плащ и злобно уставилась на остальных участников этой сцены, с интересом наблюдавших за моими манипуляциями. То есть, это мужик наблюдал, а стоящие у стены мальчишки все так же упорно буравили взглядами пол у себя под ногами. Удовлетворенно кивнув, словно был тоже очень доволен результатами осмотра, он снова повернулся к мальчишкам: - Ну?!?
   - Нимфу-манну... - чуть слышно выдавил укушенный крысой индивид, все так же не поднимая глаз.
   - Кого-кого? - Переспросил Дед. - Говори громче, чего ты там мямлишь!
   Второй чумазик оторвал, наконец, взгляд от пола и робко посмотрел на меня. - Нимфа-Манна... Призывается девственником, для недостатка сего исправления... - пробормотал он не на много громче предыдущего оратора.
   У меня перехватило дыхание от злости, мало того, что черт знает что со мной произошло, так еще и обзываются!
   - Это кто нимфоманка? Это я нимфоманка? Девственности, значит... устранения... по вызову, да? Нимфоманка... по вызову... - видимо выражение моего лица в этот момент было ну очень красноречивым, потому что мужик успел таки шагнуть ко мне и сграбастать в охапку прежде, чем я кинулась к этим неудавшимся вызывальщикам с самыми кровожадными намерениями. Те с испуганным писком рванули в разные стороны, но поскольку путь к спасительному выходу как раз и перекрывал Дед с брыкающейся мной в объятьях, они, пометавшись, забились в самый дальний угол, где и принялись старательно пихаться, пытаясь спрятаться друг другу за спину.
   - Я вам покажу нимфоманку!!! Козлы озабоченные, вы довызываетесь у меня!!! - Продолжала орать я, яростно барахтаясь в медвежьих объятьях седого мужика. - Девственность вам устранять, да???! Я вам сейчас не только девственность устраню, но и эти самые девственные органы поотрываю на хрен! А ну возвращайте меня на место сейчас же! Да отпустите вы меня! Возвращайте немедленно, а то я... - От избытка чувств я даже не смогла придумать, что же такого страшного я еще могу учинить, и только продолжала отчаянно брыкаться, стараясь вырваться из рук громилы. А тот, воспользовавшись паузой в моем выступлении, не менее громко рявкнул мне в самое ухо - Успокойтесь, девушка, вернуть вас в ваш мир теперь все равно не возможно!
   От неожиданности я даже вырываться перестала - В какой.. какой ...мой мир? А это чей? Не мой???.
   Убедившись, что я совершенно потеряла интерес к немедленным кровавым разборкам, мужик осторожно усадил меня на край все того же дурацкого стола и успокаивающе погладил по голове ( а сам, тем не менее, остался стоять так, чтобы загораживать от меня этих...этих придурков малолетних, видимо на случай неожиданной агрессии с моей стороны.)
   - Ну-ну, деточка, не надо так волноваться, никто тебя здесь не обидит. Не знаю, правда, как этим неучам удалось все таки открыть проход между мирами, но своим ритуалом они выдернули тебя из твоего мира и затащили в свой, вот в этот. Ничего страшного, конечно, но вернуться ты теперь, к сожалению, не сможешь, такие переходы всегда бывают только в одну сторону, да и не знаем мы, из какого именно ты мира. А выяснить это теперь не возможно...
   Я молча таращилась на этого утешителя, и до меня, как до жирафы, только сейчас стал доходить весь идиотизм и невероятность происходящего. Все это время я не задумывалась о том, что такое просто невозможно, я реагировала на возникшую ситуацию так, как если бы это была обычная неприятность, заурядная путаница, не вызывающая ничего кроме досады и раздражения. Несколько минут я тихо сидела там, куда меня посадили, и хлопала глазами, а затем... Хорошо знакомой, можно сказать проторенной дорожкой отправилась прямиком в глубокий обморок. - Это уже становиться дурной привычкой - еще успела подумать я...
  
  
   3.
  
   - Господи, и приснится же такое! - не открывая глаз я осторожно ощупала окружающее пространство. Слава богу, обыкновенная постель. Значит, действительно сон...Я с облегчением вздохнула и открыла глаза. Облом... Знакомого потолка по прежнему нигде не наблюдалось, над головой скрещивались темные деревянные балки, образуя решетчатый узор на белом фоне. И тут еще слева выплыла знакомая физиономия давешнего громилы, которого те чудики называли дедом. Увидев, что я проснулась, физиономия расплылась в довольной улыбке и приветливо мне кивнула. Я застонала и постаралась с головой укрыться одеялом, но попытка успехом не увенчалась, одеяло натягиваться не желало категорически, и вообще, что-то тяжелое довольно чувствительно давило мне на ноги, прижимая к кровати. Убедившись, что отгородиться от окружающей реальности не удается, я бросила это бессмысленное занятие. Приподнявшись на локтях, попыталась рассмотреть, что же это буквально вдавливает меня в постель. И наткнулась на пристальный и явно недовольный взгляд желто-зеленых глаз с вертикальными щелками зрачков. Поверх одеяла, прямо на моих ногах вольготно разлегся огромный серый котище, пушистый, как бабушкин песцовый воротник в его лучшие годы. Кот недовольно шевельнул хвостом и снова положил голову на одеяло, давая понять, что он не собирается покидать насиженное местечко только потому, что глупая человечина, используемая им в качестве грелки, вдруг решила, что ей пора вставать. Во всяком случае, выражение его морды говорило именно об этом. Машинально я протянула руку и почесала усатого нахала за ухом. Кошак тут же блаженно прищурил глаза и разродился громким басовитым мурлыканьем, выпуская и втягивая когти на всех четырех лапах, легонько царапая ими по одеялу. Я невольно улыбнулась, продолжая почесывать наглую морду теперь под подбородком. Было в этом ... что то такое...умиротворяющее, домашнее, я просто сидела и гладила разомлевшее животное, наслаждаясь мягкостью шерсти и низким вибрирующим мурлыканьем, передающимся через кончики пальцев, кажется в самое сердце, или точнее куда то в область солнечного сплетения, заставляя потихоньку распускаться судорожно затянувшийся узел страха и волнения. Сидела, гладила и ни о чем не думала, просто получая удовольствие от процесса. И когда над ухом раздалось деликатное покашливание, я уже настолько успокоилась, что даже соизволила слегка улыбнуться в ответ на бодрое:
   - С пробуждением вас, сударыня.
   Я милостиво кивнула, не прекращая своего занятия.
   - Позавтракать не желаете?
   Ответить я не успела, за меня это прекрасно сделал мой желудок, издав такое громкое, голодное урчание, что неуместность данного вопроса стала очевидна. Даже кот на секунду перестал мурлыкать, с уважением покосившись мне куда-то в район живота.
   - Желаю. И побольше. - Подтвердила я вердикт собственного организма.
   Мужик просиял так, словно накормить меня было самой главной мечтой его жизни, шустро вымелся за дверь и не менее шустро вернулся, волоча здоровенный поднос, уставленный всяческой снедью. Осторожно водрузив это сооружение на одеяло, он аккуратно приподнял меня за плечи и заботливо взбил подушку, подоткнув ее мне под поясницу. Подозрительно покосившись на него: с чего бы такая заботливость - я, тем не менее, за обе щеки принялась уплетать приготовленный завтрак, запивая его каким-то незнакомым, но приятным напитком. Не забывая делиться с мгновенно принявшим сидячее положение кошаком, внимательно провожавшим мне в рот каждый кусочек. Наконец, я сыто отвалилась на подушку, едва переводя дух. А вот не надо было жадничать... И соизволила обратить внимание на усевшегося в кресло, стоявшее возле моей постели, мужика. Тот, казалось, точно так же как и киска, провожал глазами каждый ломтик, отправленный в мою ненасытную утробу, только выражение лица у него было другое - не хитрюще-заискивающе-умоляющее, а почти блаженное... Сытная трапеза и общая расслабляющая обстановка действовала на мои мозги не самым лучшим образом - они наотрез отказались соображать, отчетливо (для меня) зевнули и выдали что-то вроде 'поели...теперь можно и поспать...'. Но я упрямо замотала головой, надеясь таким образом призвать их к порядку. Сколько можно дрыхнуть, в самом деле, и вообще, неизвестно, где я в следующий раз проснусь. Последняя мысль все-таки подействовала, и непослушный орган нехотя приступил к своим прямым обязанностям. Я уселась поудобнее и выжидательно уставилась на улыбающегося мужика.
   - Ну?
   - Что 'ну'? - удивился тот.
   - Ну и где я нахожусь по вашей милости, может расскажете? - Несколько воинственно заявила я, подумав про себя, что не зря бабка всегда меня учила, мол нахальство - второе счастье. Жаль, раньше я этой мудростью никогда не пользовалась.
   - Конечно, расскажу, сударыня. - Рассказчик так и лучился благодушием, не обращая внимания на мою не слишком вежливую манеру вести беседу. - Позвольте представиться, для начала. Маркетиос Нар, лицензированный маг четвертой ступени. В данный момент вы находитесь в моем доме, в вольном городе Иара, что в княжестве Полесском...
   - Стоп, стоп, стоп!- Замахала я руками. К черту подробности, как в том анекдоте, вы мне вчера, помнится что-то про мой - не мой мир бормотали, это вы серьезно?
   Этот...Маркетиос снова улыбнулся Честное слово, его хорошее настроение уже начинало действовать мне на нервы.
   - Конечно, сударыня, все это совершенно серьезно. В результате проведенного вчера ночью ритуала вы были... извлечены из вашего мира и втянуты, поглощены нашим. К сожалению, этот процесс необратим, и вернуться домой вы теперь не сможете...
   Ну вот, приехали... Опять он со своим ритуалом. Я вздохнула и снова принялась гладить подлезшего под самую руку кота.
   - Вы мне вот что объясните,э... Маркетиос. Ну ладно, про всякие другие миры, параллельные там, или перпендикулярные, не имеет значения, я читала. Правда никогда в такую чушь не верила... допустим, я действительно нахожусь в чужом для меня мире , но объясните мне, пожалуйста, что это за ритуал такой, и за каким чертом вы его вообще проводили? Вам что, просто делать нечего было, или конкретно от меня что-то нужно? - Все из той же читанной-перечитанной в свое время огромной массы всяческой фентезийной чепухи я твердо усвоила, что обычно просто так никто никуда на 'вызывается', для этого всегда существуют вполне определенные причины. Ну, сходить туда, не знаю куда, за тем, неизвестно кому и зачем нужным, или диктатора какого, всем надоевшего, сковырнуть, или...ну не знаю, дракону в жертву, чтобы свой народишко зря не переводить... - Тут я с подозрением покосилась на собеседника - Да мало ли, мир спасти, наконец.
   - Видите ли, сударыня... Может, вы представитесь, а то не удобно как-то, вам не кажется?
   - Лин.- Буркнула я не слишком вежливо - мысль об оголодавшей рептилии никак не желала отправиться восвояси, вон и накормили как на убой...Свое полное имя - Полина, я решила на всякий случай зажать - мало ли, целее будет... Ту же фентези почитать, так там в каждой второй книжке всякие несимпатичные типусы истинным именем героя интересуются в самых мерзопакостных целях.
   Маркетиос удовлетворенно кивнул.
   - Очень приятно, сударыня, вы разрешите так попросту к вам обращаться? Разрешите? Ну и отлично, так гораздо проще будет. Поскольку нам предстоит много времени проводить вместе, излишние церемонии были бы совсем некстати. Итак, я продолжу. Должен заранее перед вами извиниться, к моему величайшему сожалению, все произошедшее является в высшей степени досадным недоразумением, и естественно, виновные будут строго, очень строго наказаны, паршивцы эдакие... Хм... Простите, я немного отвлекся. Так вот, двое моих подопечных, моих так называемых учеников, посланных мне не иначе как за все прошлые грехи, без спросу, воспользовавшись моим отсутствием, забрались в библиотеку и вытащили от туда один весьма ценный и редкий фолиант, в котором описывался ритуал, с помощью которого можно вызвать некое...существо... - Мужик смущенно закашлялся. - Так называемую нимфу-манну, с помощью которой они рассчитывали...э-э-э...приобрести некоторый опыт в определенной сфере...- Мужик окончательно смешался.
   Я несколько минут молча переваривала информацию, а затем, припомнив кое-какие вчерашние высказывания, вкрадчиво уточнила. - В определенной области - это в какой?
   Маркетиус упорно разглядывал собственные штаны, нервно разглаживая их руками
   - Они...Эти олухи вычитали, что Нимфа...Манна помогает молодым людям...э... Избавится от девственности. - Наконец выпалил он.
   Больше всего в этот момент мне хотелось изо всех сил завизжать и долбануть чем ни будь тяжелым прямо по голове этого... за неимением непосредственных виновников. Нет, ну сами посудите, не обидно разве! Выходит я влипла во все это де... неприятности эти, пережила черт знает сколько , и вообще дикий стресс заполучила только потому, что два каких-то озабоченных недоросля решили сексуально просветиться! Никаких тебе подвигов, драконов и благодарного спасенного человечества, просто двое мальчишек вовремя до плейбоя не добрались!
   Всю мою сонливость и благодушие как рукой сняло, из меня разве что искры от злости не сыпались. Не обращая внимание на недовольное мяуканье, я отбросила одеяло и совсем уже собралась отправиться на поиски этих ...девственников на предмет немедленного выяснения отношений, как еще одно воспоминание заставило меня замереть на месте. Недобро прищурившись, я в упор посмотрела на несколько оправившегося от смущения Маркетиоса.
   - Если мне память не изменяет, вчера вы заявили, что я вообще не человек, дескать потому и 'вызвалась'. Может объясните, что вы имели в виду?
   -Ну конечно, не человек. Я и вчера сказал, и сегодня повторю, это невооруженным глазом видно, поэтому...
   Продолжить я ему не дала: - Да почему, почему не человек??? По каким таким признакам это вашим разоружившимся глазом рассмотреть удалось??? Я лично никакими глазами ничего подобного не наблюдаю - две руки, две ноги, голова...одна. И все остальное тоже на месте! Кто я по вашему, крокодил, что ли? - Я даже вскочила с кровати, и теперь грозно наступала на откинувшегося в кресле мага.
   Тот видимо, совсем не ожидал от меня такого темпераментного выступления и несколько минут оторопело смотрел на мои не слишком впечатляющие кулачки, воинственно сжатые прямо перед его носом. Потом мягко отвел их в сторону и несколько раз прочистил горло, прежде чем вступать в дальнейшие переговоры. Интересоваться, кто такой крокодил он благоразумно не стал( а может и сам знал...), снова разулыбался во весь рот и принялся успокаивающе гладить меня по голове. Но если вчера такой номер у него еще прошел, то сегодня я была вовсе не склонна строить из себя послушную болонку, а потому вывернулась у него из под руки, злобно сверкнув глазами, и даже, кажется, зашипев, как самая настоящая подколодная гадюка.
   Быстро отдернув руку, Мар...Супермаркет этот снова опустился в кресло, и в дальнейшем благоразумно держал свои конечности при себе.
   - Ну-ну, зачем же так сердиться, уважаемая...Лин. Успокойтесь, пожалуйста. Я вообще не понимаю, почему вас так задевает ваша нечеловеческая сущность... В конце-концов в мире полным полно самых разных существ с двумя голо... э-э-э... С двумя руками, двумя ногами и одной головой... И никто из них, я вас уверяю, не переживает из-за таких пустяков. Многие этому только рады. А внешне вы, естественно, ничем от человека не отличаетесь, но это не главное.
   - А что главное?- Я немного успокоилась и уселась обратно на кровать, обижено сопя.
   - Видите ли, как я уже говорил, я маг, а потому обладаю некоторыми способностями, ну, скажем, не всем доступными. В частности я могу рассмотреть за вашей внешней оболочкой...нечто...некоторые особенности...так сказать вашу внутреннюю суть...Которая весьма недвусмысленно указывает на то, что человеком вы быть не можете ни при каких обстоятельствах.
   - Я с сомнением и подозрением посмотрела на собственный живот, но от мысли расковырять его только для того, чтобы убедится в ошибочности маговых утверждений, все-таки отказалась. На всякий случай пощупав пузо руками, и ничего предосудительного не обнаружив, я снова недоверчиво воззрилась на собеседника.
   - И какая же у меня сущность? Эта самая, нечеловеческая? Ну, в смысле, а чья тогда?
   - А вот на этот вопрос я пожалуй, затруднюсь вам ответить. - Пожал плечами Маркетиос.- Я с таким никогда еще не сталкивался. Вы не эльф, не арея, не гном, не оборотень, и вообще ни на одно известное мне существо даже близко не похожи...То, что вы не человек, я вижу очень ясно, а вот кто вы такая, рассмотреть мне, увы, не удается.
   - Хорошенькое дело! Это значит, я вообще непонятно кто?
   - Ну-у-у, можно и так сказать...
   -Ага-а...- Потянула я. - Теперь я чебурашка... или даже не чебурашка еще...
   Несколько минут я напряженно обдумывала ситуацию, а маг мне не мешал.
   - Ладно.- Решила я.- Замнем для ясности. Поскольку, как вы признались, вы и сами толком не знаете, о чем говорите, я предпочту остаться при своем мнении, тем более, что вы первый, кто мне об этом говорит. А там видно будет. Послушайте, а одежда моя...- Тут я вспомнила, что никакой одежды на мне, собственно и не было.- Вообще, мне какая ни будь одежда не полагается? - Я решила заняться насущными делами, а эти непонятки со всякими сущностями оставить до лучших времен.
   -Да-да, конечно! - Подскочил Маркетиос с кресла и засуетился.- Сейчас, одну минуточку... Он распахнул дверь и вдруг заорал так громко, что я от неожиданности опять плюхнулась на разобранную постель.
   - Милена!!! Милена!!! Где тебя демоны носят, неси одежду нашей гостье, быстро!
   За дверью послышались быстрые и весьма грузные шаги, и в следующий миг Маркетиуса буквально отнесло в сторону. Что и не удивительно, поскольку из заполнившей весь дверной проем дамы можно было выкроить по крайней мере троих таких магов, и еще наверное на половинку четвертого хватило бы... Хотя последний тоже хрупкостью телосложения не отличался.
   Вышеозначенная дама при виде меня как по команде расплылась в уже знакомой мне блаженной улыбке. Нет, конечно, я никогда не сомневалась в собственной незаменимой ценности для человечества, но с такой реакцией на себя, любимую, столкнулась впервые в жизни. И по этому немного растерялась. Улыбаться в ответ на всякий случай не стала.
   - И как себя чувствует наша деточка? Наверняка вредный дед ее своими заумными беседами замучил! - Глубоким утробным басом засюсюкала тетка, входя. Я как кролик на удава смотрела на эту приближающуюся грозовую тучу, не в силах пошевелиться, и с ужасом думала, что если эта туша сейчас примется меня тискать, ( а судя по ее виду, именно на это она и нацелилась) от меня и мокрого места не останется. В панике забившись в самый дальний угол кровати, я бросила умоляющий взгляд на Мага, но судя по тому, как он предусмотрительно убрался с дороги этого супертанка, помощи от него дождешься не скорее, чем от снежной бабы ананаса...
   К счастью, мои опасения не оправдались ( а может, заметив мой 'восторг', баба просто передумала выдавливать из меня кишки), тетка просто подошла к кровати и положила на постель аккуратно сложенную стопку одежды.
   - Помочь тебе одеться, деточка? - ласково осведомилась она.
   - Нет, нет, спасибо, я сама! - Поспешно замотала я головой.
   - А завтрак? Завтрак тебе понравился? - Продолжала допытываться гранд-тетенька, забирая пустой поднос с одеяла.
   - Да, да, очень вкусно! - Теперь я принялась кивать с таким усердием, что удивительно, как у меня голова не отвалилась после таких активных телодвижений.
   - Ну и хорошо, ну и славно, - огромная ручища протянулась и погладила меня по невольно втянутой в плечи голове. Блин, да что их тут так и тянет в моей шевелюре порыться?!
   - Если нужно чего будет, только позови, деточка, а то, еще лучше, сама приходи, уж у меня на кухне для тебя всегда кусочек повкуснее найдется. - Одарив меня еще одной улыбкой во все шестьдесят четыре зуба, баба наконец направилась к двери, прихватив с собой поднос.
   И тут притихший было кошак решил снова завладеть моим вниманием. Он вылез из под откинутого мной одеяла, сделал несколько шагов по постели, оперся одной лапой на мои колени, а второй осторожненько, не выпуская когтей, потрогал меня за подбородок.
   - Мя-а-а-у?- Прозвучало настолько выразительно, что и дураку стало понятно, чего, собственно, добивается усатая живность.
   Уже подошедшая к двери гранд дама обернулась на звук, да так и застыла с открытым ртом, выпучив глаза на снова замурлыкавшего кота, который, естественно, получил то, чего добивался. Я ухватила животину поперек живота , втянула к себе на колени, ( а тяжеленный какой!) и теперь машинально поглаживала пушистое пузико, не менее изумленно таращась на замершую тетку. Чего это она такое увидела, интересно? Я даже оглянулась , но кроме побеленной стены ничего у себя за спиной не обнаружила. И снова вопросительно уставилась на скульптурную композицию в дверях.
   - Это...Это...Это что??? - Выдавила, наконец, композиция.
   -Где?- Поинтересовалась я, на всякий случай еще раз оглядываясь.
   Но тетка на мой вопрос никакого внимания не обратила, воинственно уперла руки в боки ( поднос при этом зажав под мышкой) и повернулась к молчавшему все это время Маркетиосу.
   - Это как же понимать, господин Маг четвертой ступени??? Это куда же вы смотрите, позвольте вас спросить? Бедная девочка с дороги едва живая, с постели, можно сказать, встать не может, а вы что? Как же можно было тварь дикую, прости дева-хранительница, к ребенку подпускать? Где вы поймали это чудовище, когда успели только!
   Маг несколько минут спокойно внимал , потом ему надоело и он решился прервать поток теткиного красноречия.
   - Успокойся, Милена, прекрати так кричать . Ты пугаешь и девочку и животное. Сама видишь, ничего страшного не происходит, не считая твоих воплей. Они прекрасно поладили, вон как этот дикий зверь блаженствует. Иди лучше займись делом. Приготовь на обед что ни будь вкусненькое, из твоих фирменных блюд. Ты же хочешь порадовать нашу гостью, верно? - Он говорил спокойно, не повышая голоса, но что-то в его тоне было такое... Ну, не знаю, я бы на месте толстухи послушалась...
   После такой отповеди Малена несколько минут молча открывала и закрывала рот, потом с сердцем хлопнула себя руками ( и подносом) по бокам, и удалилась, гневно бормоча что-то себе под нос.
   Маркетиос со вздохом повернулся ко мне. - Извините ее, пожалуйста. Она действительно беспокоилась о вас. Так уж устроена наша Милена, считает своим долгом присматривать за всем, что происходит в доме, и непременно во все вмешивается...
   - Да ладно, ничего.- снисходительно потянула я. - Переживу. Только знаете...господин маг, у меня накопилось очень много вопросов, и мне хотелось бы получить хоть чуть-чуть ответов. И желательно, побыстрее!
   - Конечно-конечно, я полностью к вашим услугам! Но, может, продолжим беседу в другом месте? В библиотеке будет гораздо удобнее.
   - В библиотеке?- переспросила я, с интересом разглядывая предмет одежды, лежавший верхним в стопке, оставленной толстой теткой. Взяла его в руки и встряхнула - точно, штаны. Кожаные. Совсем не плохо. Особенно, если в них влезу - насчет размера у меня были некоторые сомнения... Я покосилась на мага - тот отвернулся.
   Как оказалось - сомнения были напрасными, штаны прекрасно натянулись, застегнулись, и теперь сидели как влитые. С удовольствием похлопав себя по бедрам, я потянулась посмотреть, что там еще мне приготовили. Так, свободная синяя рубашка с завязками у ворота, из какого-то мягкого плотного материала, похожего на фланель и кожаная же жилетка на шнуровке.
   Напялив все это на себя, даже затянув шнуровку, я вдруг обнаружила еще кое-что, не замеченное раньше.
   На смятом одеяле лежали вполне привычные по форме маленькие трусики и... какой-то допотопный уродский...бюстгальтер по всей видимости, с кучей лямочек, завязочек и крючков. Хм... об этом я как-то забыла в запарке. Досадливо крякнув, я принялась разоблачаться, намериваясь довести свое облачение до полной кондиции. Тихо ругаясь сквозь зубы, я распутала окаянную шнуровку и стянула брюки, которые вниз почему-то двинулись гораздо менее охотно, чем до этого вверх. Понравилась им моя задница, что ли, раз так расставаться с ней не хотят... Трусы я натянула без всяких сомнений, а вот жуткое чудище, предназначенное для верхней половины туловища, решительно отложила в сторону. Эту упряжку для с...кхм... Сами пускай носят! Тем более, мне ее и надевать особо не... было не на что...
   Я с изумлением уставилась на свой изрядно 'возмужавший' бюст, и несколько секунд обалдело хлопала глазами, смутно припоминая, что и спать на животе было вроде как-то неудобно... Но потом решила, что это, видать, очередной побочный эффект и без того необычного пробуждения, и философски пожав плечами, рассудила, что больше - не меньше, тем более, пока особо не мешает. И вообще, могло быть хуже. Вплоть да щупальцев...Но одевать ощетинившегося во все стороны крючками и веревочками монстра все равно не стала.
   Полностью одевшись, я обратила внимание, что стоять босиком на холодном полу мне нравится все меньше и меньше. Взглянув на пол, я обнаружила рядом с кроватью нечто, более всего напоминающее кожаные носки с подошвой и даже небольшим каблучком. Я села на кровать и натянула один из них на ногу. Кожа оказалась достаточно эластичной, каблукастый носок оделся без проблем и даже оказался неожиданно удобным. Натянув второй, я встала и потопала ногами, примериваясь к новой обуви.
   Пока я разбиралась с предметами гардероба, маг деликатно рассматривал что-то за окном, и обернулся только после моего довольного:
   - Готово!
   Мой внешний вид, судя по всему, его вполне удовлетворил, он пробормотал себе под нос что-то одобрительное, а затем открыл передо мной дверь.
   - Прошу!
   Я вышла, и, направляясь вслед за магом в его библиотеку, принялась с интересом оглядываться по сторонам. Ничего особенного, я правда не увидела, коридор как коридор, стены и пол деревянные, потолок... черт его знает, под побелкой не разглядишь... Да и на фиг нужен он мне - одернула я себя, споткнувшись о ковровую дорожку. И после этого уже внимательно смотрела себе под ноги. До библиотеки мы добрались без приключений, даже лестницей воспользоваться не пришлось, помещение располагалось на том же этаже, что и комната, в которой я спала, просто прошли мимо нее дальше по коридору. Хотя я все-таки не удержалась и сунула свой любопытный нос на лестничную площадку, и даже, перегнувшись через перила, попыталась рассмотреть, что там внизу. Ничего интересного я не увидела, всего лишь еще один лестничный пролет. Разочарованно вздохнув, я поспешила догнать мага.
   Пройдя до конца коридора, Маркетиос распахнул высокую двухстворчатую дверь, и мы оказались в просторном светлом помещении, все стены которого, как и полагается во всякой уважающей себя библиотеке, были заняты книжными полками от пола до потолка, кроме, естественно, окон. Их было три, и они тоже могли не слишком стесняться своих размеров. Здоровенные, в общем окошки, больше чем у меня дома... У одного из них стоял письменный стол, заваленный ворохом каких-то бумаг, среди которых отдельными островками торчали стопки потрепанных томов . Рядом располагалось два больших деревянных кресла, обитых кожей. Чуть поодаль стояли пара табуреток, и нечто, больше всего смахивающее на стремянку.
   Во всех четырех углах обнаружились уже знакомые мне тазики на ножках. Но над ними ничего сейчас не висело и не светилось, что и не удивительно, белый день со двора бесцеремонно пропихивал каскады солнечных лучей в гостеприимно распахнутые окна.
   Краем глаза я заметила какую-то возню в одном из углов и приглядевшись, с изумлением обнаружила двух уже знакомых субъектов, с непонятной целью копошившихся на полу. Оказавшихся, кстати, весьма симпатичными парнишками. Один эдакий светловолосый ангелочек с густыми локонами до плеч и огромными, как мечта японского мультипликатора, голубыми глазищами. Другой смуглый брюнет с такой же прической, тонким личиком и пухлыми младенческими губами. Не смотря на то, что умытые и одетые, мальчишки выглядели, конечно лучше, чем при последней нашей встрече, вид у них был по прежнему на редкость несчастный. А при моем появлении они оба как по команде залились пунцовым румянцем, и старательно отвели взгляд.
   Сначала я даже не поняла, чем, собственно, они тут занимаются, но в следующее мгновение разглядела, что они просто-напросто моют некрашеный деревянный пол малюсенькими, не больше носового платка, тряпочками, окуная их и вовсе в игрушечную мисочку... Результат их стараний выглядел вполне закономерно и на удивление жалко - по нескольким мокрым половицам размазана грязная вода, остальное пространство комнаты совершенно нетронуто. Бросив на меня по одному единственному и не слишком дружелюбному взгляду, поломойщики вернулись к своему занятию, продолжая развозить жидкую грязь по мокрым доскам.
   - А, вы уже здесь! - Обратил на них внимание Маркетиос, и повернулся ко мне. - Не хотите поближе познакомиться с виновниками ваших приключений? - И в ответ на мой утвердительный кивок: - Встаньте поздоровайтесь с нашей гостьей, невежи. И извольте представиться.
   Мальчишки поднялись с пола встали рядышком, не спеша, однако, что-нибудь говорить.
   - Ну, живее - прикрикнул маг.(Вот кстати, меня ведь совсем даже не волновал сам факт того, что дядька назвался МАГОМ!) Светловолосый, старательно блуждая взглядом по всему помещению и избегая только моей скромной персоны, выдавил:
   - Ефим Нар, к вашим услугам, су...сударыня... Добрый день...- и замолчал, только уши полыхали ярко-красным, словно в них по светодиоду вставили.
   Второй мальчишка сосредоточенно теребил свою импровизированную половую тряпку, не отрывая от нее взгляда и громко сопел, не издавая больше не звука, пока сосед не пихнул его локтем в бок. Только после этого он соизволил на мгновение поднять на меня глаза и бормотнуть еще тише предыдущего оратора:
   - Николас Виль Нар... К вашим...услугам...- после чего вернулся к прежнему занятию - засопел еще громче.
   Маг несколько долгих мгновений грозно сверлил взглядом неудачливых ораторов, но потом махнул рукой, решив, видимо, что большего красноречия от них все равно не дождется, и снова обратился ко мне:
   - Без толку сейчас от них что-то требовать, я сам их представлю, пожалуй. Вот это чучело белобрысое - сын моей непутевой дочери, Ефим. Самый большой шалопай и лодырь на белом свете. Исключительно по причине помутнения рассудка принятый мною в ученики мага. Результат, как вы сами можете убедиться, на лицо... - После этих слов физиономия столь ярко охарактеризованного субъекта подозрительно скривилось. - Ну и второе действующее лицо - Николас, мой двоюродный племянник, который во всех выше перечисленных достоинствах уступает только предыдущему экземпляру. Со всеми вытекающими отсюда последствиями...Ладно, не стойте столбами, займитесь делом.
   Мальчишки послушно вернулись к прерванному нашим появление занятию.
   - Садитесь, Лин. - Маг отодвинул одно из кресел , и , дождавшись, пока я размещусь поудобнее, устроился напротив. - Вы не возражаете, если я закурю?
   Я неопределенно пожала плечами. - Да нет, курите на здоровье.
   - Спасибо. - Он достал откуда-то из под кучи смятых бумажек здоровенную висячую трубку, а из кармана маленький мешочек, видимо с табаком. Так и было, Маркетиос развязал мешочек, набрал от туда щепотку странноватого на вид ярко зеленого порошка. И насыпал в чашечку трубки. После чего явно привычным, отработанным жестом щелкнул пальцами правой руки, и трубка задымилась. Я с огромным интересом наблюдала за его манипуляциями - во первых, насколько я знала из проглоченной в свое время массы приключенческой литературы, процесс набивания и раскуривания трубки должен был выглядеть... Ну, иначе там все описывалось, более...хлопотно, что ли. А во вторых, все таки первое проявление этой самой преславутой магии, о которой он постоянно талдычет.
   А еще мне внушал некоторые подозрения этот непонятного вида порошок, на табак никаким боком не смахивающий. Кто их тут знает, может этот мужик сейчас местного аналога анаши обкурится, и пойдет куролесить...Я даже пожалела, что позволила ему закурить в моем присутствии, справедливо опасаясь, что с неадекватным магом дело иметь гораздо опаснее, чем с обычным накурившимся травки чудиком. Поэтому я внимательно наблюдала за тем, как Маркетиос сделал первую затяжку и блаженно откинулся на спинку кресла. На первый взгляд, все было в порядке, глаза у него вроде не косели, и довольное выражение на морде вполне в пределах допустимого... маг затянулся еще раз, ничего не изменилось, и я вздохнула с облегчением. И тоже откинулась в кресле, отказавшись от мысли рвануть куда подальше при первых признаках опасности.
   Трубка периодически выпускала густые клубы дыма, очень быстро рассеивающегося и весьма, кстати, ароматного - ничего общего с вонью горелых листьев пусть даже самого дорогого и породистого табака.
   Маг сосредоточенно курил, я, успокоившись на его счет, помалкивала, давая человеку спокойно насладиться процессом. И от нечего делать принялась наблюдать за елозившими по полу мальчишками. Через несколько минут такого времяпровождения, я начала сомневаться в своих первоначальных предположениях относительно цели их броуновского движения. Я смотрела и думала: может они вовсе и не моют пол? Может они еще какой... ритуал...проводят? Или готовятся проводить? Суперма...Маркетиос же сказал, что они его ученики, и это их...ну, домашнее задание?
   Понаблюдав еще немного, я все таки решила спросить
   - Извините за любопытство, а...а чем они занимаются? - Я глазами указала на замерших на карачках парней.
   - Кто? А, они. Они моют пол. Они теперь весь следующий месяц будут заниматься исключительно мытьем полов. Все свое время, исключая учебу, конечно. Да... Мытье полов как раз соответствует уровню их умственного развития. И без всякой магии! - Повысил он голос. - Слышите, оболтусы?
   Если и не слышали, то сообщать об этом благоразумно не стали, снова вяло задвигав руками.
   - Аааа, понятно... Ехидно протянула я. - А такие...малюсенькие тряпочки вы им специально выдали, в качестве дополнительного наказания? Они ими пол в одной этой комнате аккурат к концу месяца и домоют, даже не прерываясь на сон и учебу.
   - Да?- Очень удивился маг. Он привстал с кресла и с интересом посмотрел на пол.
   - А ну, покажите, чем вы там моете... Хм, действительно, не очень большие...А вы точно уверены, что они не должны быть такими? - Обратился Маркетиос ко мне. - Я признаться, не специалист в мытье полов, тем более без магии.
   - Уверена. - Улыбнулась я.
   - Вы где их взяли? - Спросил Маркетиос у мальчишек. - Вам Милена дала?
   - Нет... - выдавил тот, которого назвали Николасом. - Мы сами взяли...Там, в кладовке...
   - Мы тоже не знаем, как эти...полы моются вообще! - Выпрямляясь, с досадой добавил второй горе-уборщик. - Ты сказал без магии, вот мы и...без магии...Только он не моется совсем! - Последнюю фразу пацан уже выкрикнул в полный голос, с досадой пнув валяющуюся на полу тряпку, после чего обиженно замолчал, ссутулившись и ковыряя носком пол.
   - Ты покричи мне еще. - Усмехнулся маг. - Как пакости делать, так вам никакой учитель не нужен, любому нос утрете, а как пол мыть, они не знают! - И снова обернулся ко мне - А вы знаете как это делается? Да? Может тогда...проконсультируете?
   Нет, ну не полный идиотизм, угодить в параллельный мир по прихоти озабоченных мальчишек только для того, чтобы учить их мыть пол без помощи магии? И кстати, а с помощью - это как? Сам моется или что еще поинтереснее?
   Перед глазами почему-то возникла виденная в раннем детстве картинка из любимой по тем временам книжки - как две намыленные щетки и одна мочалка гоняются за чумазым полуголым пацаненком, на месте которого неуемное воображение тут же дорисовало именно эту парочку. Такими, какими я их вчера запомнила. Я не выдержала и хихикнула.
   - Проконсультировать могу, но на практике показывать увольте, пусть сами моют. Я и так с этой катавасии больше всех неприятностей поимела, чтобы еще и подсобными работами вместо них заниматься.
   - Ну, конечно, разумеется, мыть они сами будут... Впрочем, я не уверен, может наша домоправительница сама им покажет... Хотя она всегда только магией и справляется. А ну-ка, вы, бегом, и приведите сюда Милену, скажите, я зову. - Маркетиос повелительно указал трубкой в сторону двери.
   Парни с явным удовольствием побросали тряпки и скрылись в коридоре. Несколько минут маг продолжал сосредоточенно выпускать облака дыма, не торопясь продолжить беседу. Я терпеливо ждала. Мне тоже было интересно, чем закончится эта история с обезмагиченным ( или обезмаженым?) мытьем полов.
   Дверь тихонечко заскрипела, приоткрываясь. Мы выжидающе посмотрели на нее, но это оказался всего лишь давешний кошак. Оставаться в одиночестве он не желал, что и продемонстрировал, с самым возмущенным видом промаршировав через комнату. Протяжно и укоризненно мяукнув, животина вспрыгнула мне на колени. Я невольно охнула - этот кошачий великан весил, наверное, килограмм пятнадцать. Я только сейчас обратила внимание на то, что он был крупнее всех виденных мною кошек раза в два с половиною, а то и в три.
   Усатый умник несколько секунд потоптался по моим коленям, основательно отдавив их и наконец устроился, свернувшись клубочком.
   Машинально запустив обе руки в густую шерсть и почесывая сразу замурлыкавшего монстра, я вопросительно уставилась на Маркетиоса.
   - Вот вам и первый вопрос. - Это ваш кто? И почему тогда та тё... Милена так странно на него реагировала, словно впервые видит?
   Мужчина в последний раз затянулся, и отложил в сторону мгновенно, как по волшеб..., а почему как? Короче дымить фиговина сразу перестала.
   - Это очень интересный вопрос, уважаемая Лин . И не простой... Видите ли, это, как вы догадываетесь, не совсем простой кот. Точнее совсем не простой... У нас в домах, конечно, живут самые разнообразные представители семейства кошачьих. Но они гораздо мельче и вообще немного по-другому выглядят. А то, что сейчас расположилось у вас на коленях - это дикий, лесной кот. Они никогда не живут с людьми. Их вообще мало кто видел - не много их и человека они избегают весьма умело и изобретательно. Считается, что они очень умны и осторожны, поймать их удается чрезвычайно редко. Они не приручаются и не дрессируются. В неволе вообще не живут - или сбегают или гибнут...
   - Ну, если дело так обстоит, - перебила я с невольным уважением покосившись на разнежившуюся киску, - то как вы объясните вот это? Не похоже, что он очень дикий... И откуда он тогда в моей постели взялся?
   - Вот это самое интересное! - Оживился маг. - Я же говорил вам, что вашу...
   Я застонала как от зубной боли и схватилась руками за голову. - Опять двадцать пять! Ну не начинайте снова про мои нечеловеческие внутренности! Все равно, я вам не особенно и верю, никаких доказательств нет. А ковыряться у себя внутри я не собираюсь и вам не позволю, - добавила я, вспомнив его вчерашние высказывания насчет экспериментов.
   - Да что вы, как вы могли такое подумать! - Даже оскорбился дядька. - Как же можно у живого че...кхм...существа внутри ковыряться, что мы, варвары!
   - А у вас на лбу не написано.- Парировала я, сама удивляясь собственной вредности,- и вообще, культурные, цивилизованные люди сомнительных ритуалов не проводят и всяких малолеток этому не учат!
   Некоторое время мы напряженно молчали. Маг не выдержал первым.
   - Вы правы, конечно... - Но сказано было таким тоном, что в смысле посомневаться стоило. - Еще раз приношу свои извинения. Может, оставим эту тему и я продолжу свой рассказ?
   -Продолжайте. - Тоже не слишком ласково буркнула я. - Только внутренности мои не трогайте, ладно?
   - Так вот... На чем я остановился... - Он задумчиво почесал нос - Ах, да! Это животное. Видите ли, когда вчера вы потеряли сознание, мы отнесли вас в спальню и попытались привести в чувство...вы очнулись, и я нашел нужным напоить вас неким успокаивающим средством, совершенно безвредным, - поспешил заверить он, видя, как я недовольно поморщилась. - Вы заснули...
   Хм... А я и не помню, чтобы меня поили чем-то...Крепко, видать, успокоилась!
   А Маркетиос, между тем, продолжал свой рассказ: - так вот, вы спокойно спали, я уже хотел было выйти и оставить вас отдыхать в одиночестве, как вдруг этот зверь стал буквально ломиться в закрытое окно. Чуть раму не вынес...Я сначала даже не понял, что это . А когда разглядел, удивился выше всякой меры! Попытался его прогнать, но бесполезно. Зверь не хотел уходить ни в какую, даже магии не испугался. Но и агрессии не проявлял... И я решил впустить кота, посмотреть, что ему, собственно, нужно? А нужно ему оказалось залезть к вам на одеяло и устроится на нем с таким видом, как будто всегда там лежал...Это было настолько неожиданно, что я не нашел ничего лучшего, как предоставить событиям идти своим чередом, и посмотреть, что из этого выйдет.
   - Не, ну здорово! - Опять возмутилась я, но уже как-то не всерьез. - А еще говорит, что не экспериментирует на незнакомцах! А если бы эта зверюга мне уши, к примеру, отгрызла? Когда вы отвернетесь. - Я и сама в это не верила , выступала больше для порядка: пусть не думает, что со мной такие штучки откалывать можно! А то вечно все на мне ездят...Хоть в другом мире может по другому пойдет.
   - Да что вы! - Отмахнулся этот зоолог-любитель. ( мне даже как-то обидно стало, чего это он так небрежничает!) - Я с вас всю ночь глаз не спускал, и ничего! Видимо, что-то все же есть в вас такое...- он с опаской на меня покосился, но я промолчала, и маг продолжил - необычное, что привлекло его. Смотрите, кот ведь, судя по всему, уходить не собирается...
   Я со все возрастающим интересом и даже уважением посматривала на животину у себя на коленях. Надо же, какой необычный зверь, однако! Вот только, что ему от меня надо? Не, я всегда любила кошек, прекрасно с ними ладила, даже с незнакомыми, но чтобы так... Дикая тварь из дикого леса...и именно ко мне...Странно это. Впрочем, странностей за последние...сутки примерно, решила про себя я, накопилось столько, что одной больше, одной меньше - уже без разницы. Хотя, если вспомнить все ту же фентези, какая-нибудь дикая, обязательно редкая и желательно свирепая зверюшка просто обязана была воспылать любовью к пришелице из другого мира. Но к нежной любви редкостного представителя фауны обычно прилагались еще и какие-нибудь космического масштаба неприятности. Я покосилась на кошака уже с подозрением, а потом решила не забивать себе голову раньше времени.
   - Ну хорошо, с киской, будем считать, разобрались. Теперь давайте с этим... с миром. Не моим...раз уж 'повезло' мне так, стоит хоть подробности разузнать.
   - Непременно, сударыня, непременно. - Маркетиос с явным удовольствием потер руки, и ... Если бы я знала, чем обернется для меня такой безобидный на первый взгляд вопрос, молчала бы в тряпочку. На мою бедную голову незамедлительно пролился такой словесный водопад , да при этом разошедшийся Маг перешел на такой редкостной нудности академически-заумный язык, буквально заваливая меня ворохом сведений по географии и политическому устройству данной конкретной местности и других сопредельных территорий...В общем, я с трудом улавливала одно слово из трех. Или даже четырех.
   Мужик разливался соловьем, у меня постепенно стекленели и собирались в кучку глаза, в ушах нарастал неприятный монотонный гул...
   Меня спас кот. Приоткрыв на мгновение глаза, он аккуратненько подцепил чуть выпушенным коготком край скатерти и лениво потянул. Громоздившаяся на самом краю стола стопка здоровенных фолиантов радостно посыпалась на пол смачно шлепая кожаными переплетами о половицы. Кошак удовлетворенно мяукнул и снова блаженно зажмурился.
   Увлекшийся лектор замер с открытым ртом, подавившись очередным пространным описанием очередной местной достопримечательности. А я сначала даже не поняла, кому обязана столь благословенной тишиной, просто жутко обрадовалась, что он наконец заткнулся. Отчаянно помотав головой, я попыталась хоть как-то утрясти то, что успел напихать туда энтузиаст-рассказчик. Не знаю, что уж там уложилось, скорее повылетало на фиг от тряски, наверное поэтому о том, куда я попала, я узнала гораздо позже и из других источников. Расспрашивать Маркетиоса я зареклась раз и навсегда.
   Между тем Маркетиос успел опомниться от бесцеремонного кошачьего вмешательства в его выступление. И уже набрал полную грудь воздуха. Явно собираясь продолжить в том же духе. Я в ужасе зажмурилась, но в этот момент, слава богу, дверь в библиотеку с треском распахнулась и в комнату с самым воинственным видом вломилась давешняя габаритная тетечка.
   Не обращая внимания ни на меня, ни на недовольно нахмурившегося мага, она прямым ходом ломанулась в тот угол, где раньше возились мальчишки.
   - Да что же это такое!!! - Заголосила она оглушительным басом, подхватив с пола ' носополовые платки' и ту самую мисочку, в которой их поласкали. - Да кто же это до такого додумался только!!! - Она в сердцах швырнула вышеупомянутые предметы обратно на пол, и уперев руки в боки двинулась на Маркетиоса. - И где только у этих магов мозги помещаются! Или их вовсе нет! - Тетка просто пылала праведным гневом, и, судя по всему, ей в данный момент было наплевать, на какую бровь сдвинута у мага 'тюбитейка'. - Это надо же было детей на такую пакость подучить! И ведь, когда надо по хозяйству чего из магичности, так не допросишься, все некогда ему, нау-у-укой он занят, а как портить, да такую вещь нужную, дорогую - так всегда пожалуйста!
   Судя по всему, Маркетиос слегка ошалел от такого напора, да я и сама растерялась, хотя и наезжала тетка не на меня. А маг смущенно покосился в мою сторону, и, откашлявшись, попытался призвать грозную даму к порядку:
   -Милена, в чем дело? Что ты так кричишь?
   - Что я кричу??? Что я кричу??? Да вы только гляньте на это!!! - Она обличающее ткнула в направлении валяющихся на полу орудий труда местных уборщиц и все еще мокрых половиц. - Вы хоть понимаете, что теперь этот участок пола ВСЕГДА, вы слышите, всегда придется мыть вручную!!! А это! Это что такое??? Такой хороший поломойщик был, только я его в зарядку на прошлой неделе отдавала, а во что они его превратили??? Только выкинуть теперь! Вы, господин маг, если свои проблемы с ихним воспитанием решаете, так и извольте сами справляться, а в мое хозяйство не суйтесь, беды от вас не оберешься! Ежели набедокурили - выдрать паршивцев и дело с концом, а то придумали - полы им , видишь ли мыть, да без магии! Ну хоть у меня бы спросили, так нет!!! - Выдав последний оглушительный залп, местная разновидность фрекен бок мрачно замолчала, сложив руки на груди и буравя взглядом растерявшего весь свой апломб мага. Он неуверенно теребил в руках свою трубку, и отводил взгляд, словно нашкодивший пацан, очень похоже было на то, как вели себя его младшие родственнички. Я даже робеть перестала, и тихо хихикнула, глядя на такие перемены. Слава богу, внимания на мое не совсем уместное поведения никто не обращал.
   - Милена, я конечно, все понимаю...Но пойми и ты, одной выволочки, которую паршивцы, кстати, вчера получили уже, неделю не сядут, недостаточно! За такие фокусы у нас в высокой школе одним мытьем полов да всего на месяц ни за что не отделались бы! И мыли мы без всякой магии, уж мне ли не знать, каждую...кхм...Маг еще больше смутился, видимо, не желая раскрывать компрометирующие подробности своей молодости. Мальчишки, незаметно просочившиеся следом за грозной мадам, мгновенно навострили ушки и заблестели глазками, до этого скромно опущенными.
   - Не знаю я и не ведаю, как там у вас в этой академии за хозяйством следили, но мне такая помощь на дух не нужна. А это, - она презрительно подопнула ногой валяющиеся на полу орудия поломойства, - можете теперь для своих экспериментов использовать, только на выкид и годно. И будьте любезны мне денег выдать на нового поломойщика, я к настоящему, путевому магу схожу, к Зенобию, он...
   Договорить она не успела, маг недовольно поморщился и взмахом руки прервал гневную речь своей домохозяйки.
   - Милена, я тебя умоляю. Кого ты называешь настоящим магом? Этого ремесленника? Который ничего кроме примитивной бытовой магии и близко не осилит? И ни о чем, кроме денег не думает? Я столько раз тебе объяснял...
   - Уж не знаю, о чем он там думает, а дело свое хорошо знает, полезные вещи производит, а не портит, как некоторые! - С достоинством прервала Маркетиоса дама, и направилась к двери. А уже выходя, вдруг обернулась, и...Я даже не поверила своим глазам! Подмигнула мне, лукаво и весело, что совсем не вязалось со всем ее обликом железной леди, уверенной рукой правящей своим домашним царством.
   Я смотрела ей вслед приоткрыв от неожиданности рот, а маг тем временем, возмущенно пыхтя снова опустился в свое кресло. Трубка в его руках яростно задымилась, окутывая Маркетиуса клубами дыма, словно сорокопушечный фрегат после выстрела всех орудий.
   -Уважаемый...недоучка, посредственность... - продолжал он бормотать себе под нос, ни на кого не глядя.
   - А вы что стоите! - Обратил он наконец внимание на все еще мявшихся у двери пацанов. - Можете и не надеяться, что раз с полами ничего не вышло, то вы у меня без наказания останетесь! Нечего без дела торчать, в лаборатории еще половина трав не разобрана, марш, паршивцы, займитесь!
   Не знаю, что в этой ботанике было такого страшного, только морды они скрючили... - словно их к каторжным работам приговорили. Душераздирающе вздыхая, оба обормота повернулись и вышли , причем бросив на меня такой взгляд на прощание, как будто именно на мне все эти травки и выросли, причем в полном беспорядке, и исключительно по моему злому умыслу.
   Последние клубы дыма растаяли в воздухе, и маг снова сосредоточился на моей скромной персоне.
   - Вот так и живем... - он виновато пожал плечами. - Маг в ранге мастера, профессор Ираинской академии...А командует в его доме невежественная управительница, которая кроме мытья полов... - он раздраженно пощипывал свой не очень густой ус, - да своих сковородок ничего знать не знает, и не хочет знать...а еще и непутевые ученики, которых даже розга в рамках удержать не может.
   - Ничего! - Снисходительно заметила я. - Эти.. домомучи.. Тьфу, домоправительницы, они народ такой...Не говоря уж об учениках! Я вот что спросить хотела... - решилась я. - Что тут у вас, появление таких вот лахудр неизвестно откуда совершенно обычное дело? Ну, в смысле, эту вашу Милену кошак удивил и напугал гораздо больше , чем моя нечеловеческая, по вашим словам, персона. - Я вопросительно уставилась на мага.
   Такой простой вопрос почему-то заставил мужика неуверенно заерзать и опустить глаза. - Видите ли...нет, конечно, ваше появление безусловно событие из ряда вон выходящее...Настолько выходящее, что я нашел нужным...Даже необходимым скрыть все, что касалось этого события... По большому счету, конечно, никакого преступления с точки зрения местных законов не произошло, но уверяю вас, огласка привела бы к некоторым весьма...неприятным последствиям. Прежде всего, должен честно признаться, для меня, как для учителя этих пакостников. Ну и у вас возникла бы масса проблем, если бы вами заинтересовался высокий совет академии магии. Эти господа многое отдали бы, чтобы получить подобный объект для изучения...
   Бррр...-_от такой перспективы меня аж передернуло. - Нет уж, обойдутся эти ваши высокие советники, фиг им, а не объект! - Решительно заявила я глядя прямо на Маркетиоса.
   - Вот потому я и решил скрыть ваше происхождение. - Согласно кивнул Маг. - Милена, и все остальные, непосвященные в тайну знают лишь, что ко мне неожиданно приехала из провинции какая-то троюродная племянница, оставшаяся сиротой и нуждающаяся в опеке. - Он внимательно посмотрел на меня. - Надеюсь, вы ничего не имеете против такой истории? Разумеется, я собираюсь принять на себя все обязанности и заботы, связанные с таким положением вещей, вы действительно можете чувствовать себя как дома и оставаться здесь столько, сколько сами захотите. Я сочту за честь обеспечить вам вполне приемлемое существование, тем более, что ваше нынешнее положение прямо или косвенно является результатом моего упущения.
   - Короче, - Перебила я, - вы хотите сказать, что от забот о собственном пропитании вы меня избавляете, так?
   - Именно! - Обрадовался моей понятливости маг.
   - А с чего бы это такая...забота? - Подозрительно прищурилась я. Мало ли кого эти ваши...За ради интереса напризывают, вы что, всех у себя пригреваете?
   - Во первых, - улыбнулся маг, - такое случается первый раз за всю мою практику, и, очень надеюсь, в последний, уж об этом я намерен позаботиться особенно тщательно. - Его губы раздвинулись в весьма...многообещающей улыбочке. - А во вторых...Должен признать, что мотивы мои все же не так бескорыстны...Я не собираюсь причинять вам неудобств! - Поспешил заверить он. - Но , надеюсь, вы все же позволите мне заняться изучением столь редкого феномена...Естественно, не докучая вам никакими нежелательными экспериментами.
   - Там видно будет. - Проворчала я. Честно говоря, то, что мне не придется высунув язык метаться по совершенно незнакомому...даже не городу а МИРУ, в поисках средств существования не могла не радовать. И вообще, тепличные условия какие-то, а не зверские неприятности, которых можно было ожидать от подобного приключения.
   А если так, почему бы не попробовать и еще кое-что? Всю жизнь мечтала, честное слово!
   - Э...Маркетинг...Марцетиос...Я тут вот что подумала...А учеником мага у вас только парень быть может? Ну...Вы не могли бы проверить, а вдруг и у меня получится? - Спросила я с надеждой. Пока этот маг чувствует себя виноватым в моих неприятностях, надо пользоваться моментом.
   Маг поднял на меня глаза, и в них было что-то заставившее меня только вздохнуть от разочарования - не выгорит. - Видите ли, Лин... Я ведь не просто так все время говорил вам о вашей особенности. Именно нечеловеческая ваша природа делает такое развитие событий совершенно невозможным.
   - Что, рылом не вышла? - От обиды и огорчения я не слишком затрудняла себя вежливостью. - Типа, нелюдям не положено?
   Маг только тяжело вздохнул и переложил трубку из одной руки в другую. - Ну и чушь же вы несете , сударыня. - Сказал он таким усталым голосом, что мне сразу стало стыдно. Но только совсем немного. - Все дело в том, что именно вы обладаете рядом весьма необычных особенностей, наличие которых делает изучение магии совершенно невозможным. - Не отрывая от меня глаз, он взял со стола какую-то хреновинку на веревочке, больше всего смахивающую на засохший кусок продукта коровьей жизнедеятельности, в который навтыкали каких-то палочек , перьев и еще черт знает чего. - Возьмите это в руки. Возьмите, не бойтесь. - Он настойчиво потянул мне это 'произведение примитивного искусства' и ободряюще улыбнулся, заметив, что я с трудом преодолела желание спрятать руки за спину.
   С большой неохотой я все же протянула левую руку ладонью вверх и эта хреновинка легла прямо на ней...И в тот же самый момент я невольно вскрикнула и отдернула руку - чертова штуковина не сильно, но чувствительно треснула меня током! Уж это ощущение я ни с чем не спутаю, была у меня дома одна такая гаденькая розетка, неизвестно по каким причинам люто возненавидевшая именно меня. Эта пластмассовая сволочь совершенно непонятным образом умудрялась тяпнуть меня чуть ли не каждый раз, когда я пыталась ею воспользоваться, а потом ехидно щурилась на меня двумя своими черными дырочками и только что не хихикала. Как эта гадина исхитрялась дотянуться до меня через вилку , скажем, утюга - мистика да и только!
   Мерзкий кусок грязи шлепнулся на пол, а я подарила свой фирменный обиженный взгляд магу, потирая руку о штанину. Гадкое ощущения никак не хотело проходить, наоборот, словно впитывалось в ладонь, покалывание поднималось к локтю. Правда, чем дальше, тем более слабым оно становилось, как будто растворяясь.
   Зато объявилась другая напасть. Некоторые предметы на столе вдруг стали тихо, но на редкость отвратно гудеть, точь-в-точь , комар в темноте... Да еще и двоиться в глазах.
   Я резко замотала головой и несколько раз моргнула, пытаясь навести порядок если не в окружающем мире, то хотя бы в собственной голове. Но добилась лишь еще и головокружения в придачу. Вот гадство...
   Прошло несколько минут, прежде чем свистопляска в глазах немного улеглась, и если не смотреть на стол и плюнуть на комариный зуд, все более-менее пришло в порядок.
   - Как вы себя чувствуете? - поинтересовался этот... этот... наклоняясь вперед и заботливо заглядывая мне в лицо.
   - А.... Ах.... - У меня даже голос пропал от обиды. Только и могла, что недовольную морду состроить. Даже может быть, злобную. Хотя, такие у меня редко получались. Во всяком случае, этот экспериментатор недорезанный не испугался. Более того, полюбовавшись не мои гримасы, мужик откинулся на спинку кресла с возмутительно довольным видом.
   -Ну и чему вы так обрадовались? - Я мрачно сопела, рассматривая довольную улыбочку мага.
   - Да нет, что вы! - Поспешил этот супермаркет ходячий меня заверить, - я вовсе не радуюсь. Просто не так часто бываешь свидетелем того, как подтверждается твоя самая невероятная догадка.
   - Очень рада за вас! - Яд так и сочился прямо на пол, удивительно, что дырок не прожигал в досках. - Только вот в следующий раз подтверждайте их без меня. Я вам буду ну очень признательна! А что это вообще было?
   - Все очень просто. - Маркетиос нагнулся и поднял с пола свою грязюку на веревочке. - Вы никогда не сможете заниматься магией . Каждый раз будет происходить именно то, чему я только что был свидетелем.
   - То есть? - Озадачилась я. - Что, каждый раз так дергать будет? Ни фига себе...
   - Когда я вчера попытался привести вас в чувство с помощью магии, я просто не поверил в то, что произошло. Проверять еще раз я вчера не рискнул, вам и так было...не очень хорошо. Но сегодня все подтвердилось в полной мере, как это не невероятно. - Он удивленно покрутил головой. - Вы... вы сами по себе - чистая магия, ничего подобного я никогда не встречал и не предполагал даже, что такое возможно.
   - Как это - я магия? - Не поняла я. - С чего вы взяли?
   - А вот так...Когда я в вас заглянул, сначала просто не поверил...Вы похожи на могучий поток, сквозь вас словно струится магия...Ну, а сами понимаете, вода водой пользоваться не может...Если на пути реки встретится лужа, она ее просто растворит, впитает в себя. Так и с вами. Любая встреченная вами магия мгновенно растворяется в вас, как капля в море... Это просто невероятный феномен, такого еще никто никогда не встречал, не изучал и не описывал, я буду... - Он осекся, и смущенно посмотрел на меня. - Если вы согласитесь, конечно, помочь мне в моих изысканиях.
   Ну ясно, чего он так гостеприимен. Живите, сколько потребуется, ни в чем нуждаться не будете...Хотя, выбирать-то мне пока и не из чего...Обживемся, а там видно будет.
   - Только, если вы рассчитываете, что я буду все время растворять эту вашу магию, то не тешьте себя иллюзиями. - На всякий случай предупредила я. - Удовольствие сомнительное, а проще говоря, премерзкое.
   - Ну что вы, что вы... - Он отрицательно затряс бородой, а сам при этом так и светился. - А вы знаете, самое удивительное, что теперь этот талисман , один из самых простейших, а потому надежных, больше таковым не является. Это невозможно, магический артефакт, природный или созданный, может только истратить свой магический заряд, но лишить его магии в принципе считается невозможным! И тем не менее, этот ПРИРОДНЫЙ талисман после вашего прикосновения не более чем кусок грязи...Это феноменально!!! - Он бросил свой талисман обратно на стол, а я невольно проследив за ним глазами, снова судорожно сглотнула. Проклятые бебехи на столе так и продолжали зудеть и двоиться.
   - Но я должен вас предупредить. - Маркетиос поднялся и начал прохаживаться по комнате из угла в угол. - Вам следует соблюдать определенную осторожность. Если о ваших свойствах станет известно...Боюсь, это может привести к весьма неприятным последствиям. Очень многие захотят воспользоваться вами и вашим... даром. - А вот это мне совершенно не понравилась, и я согласно кивнула.
   - И еще...На вашем месте я держался бы подальше от природных артефактов большой силы. И хотя ваш поток необычайно силен, я думаю, вы представляете, что случается с рекой, когда она впадает в море...
   - То есть? - Я настороженно следила за ним глазами, все эти заморочки с магией что-то нравились мне все меньше и меньше. Больно много сложностей и никаких выгод.
   - Я боюсь, что точно так же, как вы растворяете в себе любую встреченную более слабую магию, так и сами можете просто впитаться в то, что обладает большей силой. - развел руками Маркетиос.
   - Так, стоп! - Я выставила вперед обе ладошки. - Не так быстро! - Мне нужно было хоть немного времени, чтобы не просто разобраться с тем, что на меня вывалили, но и осознать все происходящее. - Вы хотите сказать, что я...впитаюсь в какую-то вот такую - я ткнула пальцем в сторону стола, - штуковину, если она будет...это... ну, достаточно мощной??? Ни фига себе перспектива...
   - Ну, паниковать рано - Улыбнулся маг. - Ваш поток настолько...велик и силен, что я даже не знаю таких мощных артефактов, чтобы вам грозила опасность...Разве что, некоторые фамильные королевские сокровища, древние реликвии , обеспечивающие правление великих фамилий... И то неизвестно, да и контакт с ними вам ни с какой стороны не угрожает.
   Я ненадолго задумалась, а потом вздохнула и пожала плечами. Стоит решать проблемы по мере поступления. Пока мне никто никаких зверских артефактов не подсовывает и ладно. Правда экспериментатор этот...Кто его знает. Но с другой стороны он сам меня предупредил, так что... - Ладно, я поняла. Никаких мощных артефактов и вообще никакой магии. Только можно еще вопрос? - Я выжидающе посмотрела на собеседника.
   - Конечно, Лин, любые вопросы! - С готовностью откликнулся Маркетиос, почему-то все время поглядывая в сторону приоткрытой двери.
   Я тоже невольно заинтересовалась и скосила глаза на дверь. Вроде ничего особенного, ничей любопытный нос или глаз из щели не торчит. Вот только если приглядеться внимательно, видно, что дверь тихонечко, почти незаметно приоткрывается все шире.
   Даже вопрос забылся, так интересно было наблюдать за дверными эволюциями. Оно, конечно, может быть это просто сквозняк. Но с какой стати тогда Маркетиос смотрит так, словно изображает из себя дикого хищника, выпрыгивающего из засады.
   Внезапно маг сделал какое-то странное движение одной рукой. Словно поймал в воздухе и с усилием тащит на себя невидимую веревочку. Или чей-то хвост...
   Чуть слышно щелкнуло, свистнуло и...где-то за стеной громко ойкнуло. И все прекратилось. Маг с довольным видом откинулся на спинку кресла и снова потянулся к трубке, поощряющее улыбаясь мне.
   - Так что вы хотели спросить, Лин?
   - А что это было? - Естественно, что предыдущий вопрос я уже успела забыть, любопытство оказалось сильнее благоразумия. Вообще-то я предполагала, что те два пакостника, что устроили мне незапланированную экскурсию по местам обитания озабоченных недорослей, не отличаются послушанием и вряд ли сидят спокойно. Но дальше подслушивания у двери мое воображение не пошло. А тут, похоже, что-то поинтереснее. Я все еще не привыкла ко всяким магическим штучкам-дрючкам. Но в целом мыслила я в правильном направлении, и следующие слова мага это подтвердили.
   - Да ничего особенного, уважаемая, всего лишь кто-то мало вчера получил. - Громко, явно рассчитывая на отдаленную публику, ответил Маркетиос. - И плохо учил маскирующие заклинания! - Добавил он еще громче.
   Я только хмыкнула. Все ясно, я на месте мальчишек тоже умирала бы от любопытства. Ладно, что я там спросить-то хотела? Девичья память с переходом в склероз...
   Решительно отказавшись прикасаться к чему-либо еще из подсунутых магом штуковин, я, наконец, вспомнила, что хотела спросить:
   - Скажите...э-э-э...(я вспомнила, что меня обозвали сударыней и решила не выдумывать другого) сударь...Маркетиос. Во-первых, как мне к вам обращаться. А во-вторых...Нет, давайте сначала во первых. - Я поудобнее уселась в кресле. Раз уж попала сюда надолго, надо обустраиваться и обживаться.
   - Можете называть меня по имени. - Улыбнулся маг. - Хотя...Раз уж волею судьбы я объявил вас своей племянницей, стоит этой легенды и придерживаться. Так что если вы не против, я для вас с этой минуты дядюшка.
   - Хм... - Я с некоторым сомнением посмотрела на 'дядюшку' а потом пожала плечами. Ну что ж , могло быть хуже. По крайней мере замуж на аркане не тянут - тоже любимое дело всяких вызывающих, оженить очередного местного царственного оболтуса на выуженной из пространства девице. А тут всего лишь...Уплемяннивают. Сойдет на первое время.
   - Тогда во-вторых. - Я несколько раз моргнула и недовольно поморщилась, взглядом зацепившись за продолжающие жужжать и двоиться штуковины на столе. - Это...там. Это что лежит? Тоже магические артефакты? Почему они дребезжат и раздваиваются?
   Маг мгновенно подобрался и впился в меня хищным взглядом: - Там это где? На столе? А ну-ка, ну-ка...Которые именно по вашим словам раздваиваются?
   Я пожала плечами и , не прикасаясь, пальцем ткнула в громче всех жужжащую пакость, больше всего похожую на шахматного короля-переростка.
   - Эта. Да и остальные все. Тут их на столе полным-полно и мне не нравятся звуки, которые они издают. Это можно как-то выключить?
   - Нда-а-а... - Маг не сводил с меня заинтересованного взгляда. - Нет, э...убрать это...я правильно вас понял? Да... это скорее всего нельзя. Скажите, а давно вы видите и слышите что-то необычное?
   - Недавно. - Я недовольно скривилась, звук был похож на надоедливую муху, целеустремленно разминающую крылышки где-то внутри моей головы. - И мне уже надоело. Собственно... - Я наморщила лоб и кивнула своим мыслям. - Вот как схватилась за ваш талисман, так и стала слышать.
   - Как интересно! - Маркетиос весь светился от радости. - По всей видимости, так действует сила талисмана, которую вы впитали. Он помогал своему носителю определять наличие магии в других предметах. Надо сказать...Достаточно редкий был талисман. - Закончил он без прежнего энтузиазма.
   Я тем временем прислушивалась к своим ощущениям. Вроде жужжать и дребезжать стало потише. Но на столе все равно было много вещей, выглядевших необычно, причем независимо от того, знакомые это были вещи, или в принципе непонятно что. Теперь они не двоились в глазах, а слабенько светились разными цветами.
   Неприятные ощущения постепенно сходили на нет, и во мне проснулось любопытство. Извернувшись в кресле, я заново осмотрела библиотеку. Та-а-ак, да тут этой магии понапичкано почти в каждый угол. Легче перечислить, в чем ее нет.
   Во всяком случае, книжные полки светились почти сплошь, переливаясь радугой. Ну вот, а я почитать чего-нибудь утащить хотела...но хвататься за книжки, которые в ответ бьются током - нет уж, обойдусь.
   Вообще, полезное умение, если разобраться. Хоть буду знать, что можно руками трогать, а что нет, шарахнуть может. Интересно, это теперь всегда так будет - схвачусь за какую-нибудь магическую штучку и смогу делать все, что до этого делала она? Хе, да так и учиться ничему не надо. Только током бьется это дело противно, но в конце концов терпимо. У меня даже настроение поднялось.
   Пока я размышляла, Маркетиос, похоже, про меня забыл . Кинулся к книжным полкам и один за другим выгружал прямо на пол здоровенные фолианты. Пыль столбом поднял - тоже мне уборщики тут у них. Что с магией, что без магии, пылюки все равно по уши. Маг что-то бормотал себе под нос, лихорадочно перелистывая одну книгу, откладывая ее и тут же выхватывая новую.
   Я воспользовалась моментом и смылась. Вопросов у меня было еще много, но не все сразу. Для одного дня я получила достаточно информации, боюсь, больше в мою голову просто не помещается. Кошак, который смылся с моих колен еще тогда, когда Маркетиос начал свои магические эксперименты, проводил меня недовольным взглядом из соседнего кресла и свернулся в клубочек по уютнее. Видимо, ему надоела моя непоседливость и он решил, что здоровый сон важнее. Вот кстати. Остается только порадоваться. Если вспомнить читанные-перечитанные книжки, чем круче и необычнее зверюга к главному герою любовью проникнется, тем большие за этим следуют неприя...приключения. Так что мне еще повезло. Кошак он и есть кошак, даже дикий и редкий. А ленивый, как самый обычный домашний Васька, так что в приключе...в неприятности не должен соваться и меня следом тащить.
   Тихонечко выскользнув в коридор, я остановилась в нерешительности. Смыться-то я смылась, а куда теперь?
   В коридоре после солнечных окон библиотеки было темновато. Постояв пару минут, я различила справа негромкие голоса и, не долго думая, двинула в ту сторону. Первая дверь, в которую я ткнулась, оказалась закрыта, зато вторая послушно открылась, едва я взялась за ручку. Голоса стали слышнее, но о чем именно говорят, разобрать не получалось. За дверью оказался еще один коридорчик, упирающийся в крутую деревянную лесенку, штопором уходящую в потолок.
   Я стала не спеша подниматься наверх. И сразу обратила внимание на пару ступенек, отличавшихся от других. Они мягко светились в полутьме. Таким бледно-голубым свечением, как от светодиодного фонарика. На всякий случай перешагнув обе подозрительные ступеньки, я вместе с лесенкой ввинтилась в небольшой люк на потолке и осторожно огляделась.
   Больше всего это было похоже на обыкновенный чердак, только очень большой и относительно чистый. Хотя всякого хлама тоже хватало. И пыли... Тут и там громоздились кучки непонятного барахла, какая-то старая мебель, а некоторые предметы опознанию вообще не поддавались.
   Голоса стали отчетливее - говорили где-то в дальнем углу помещения, за большим прожженным креслом.
   - А если что, скажем, что маранская красавка кончилась. Вот она висит, сохнет, мы сюда за ней залезли, понял? - Деловито жужжал первый голос.
   - Да понял, понял. - недовольно откликнулся второй. - Но подслушивающее заклинание дед заблокировал , я теперь не могу его снова запустить, пока он блок не снимет.
   - Да не надо заклинание, мы как раз над библиотекой! - Азартно убеждал первый. - Если вот тут...поднять... - послышалось сдержанное кряхтение и скрип. - То и так...ох...будет слышно!
   Пару минут было тихо , видимо обладатели мальчишечьих голосов (к гадалке не ходи, понятно, кто это), прислушивались.
   - Ну и ничего не слышно. - разочарованно констатировал тот, кого я окрестила вторым.
   - Погоди, может просто мало отодвинули? - Озабоченно сопел его собеседник.
   Мне надоело стоять и слушать, я тихо-тихо, стараясь ничего не задеть, стала подкрадываться к увлеченно подслушивающим мальчишкам. Несколько шагов и оба заговорщика как на ладони. За креслом прямо на полу, оба стоят на четвереньках и внимательнейшим образом изучают щель в досках. Искушение было слишком велико, я просто не могла удержаться:
   - БУ!!!! - Получилось так громко и неожиданно гулко, что я сама испугалась, отступила на шаг и споткнулась о какую-то кучу мусора на полу. Сдавленно чертыхнувшись, я на эту кучу с размаху села, подняв облако пыли. Тьфу! И в глаза попала и в нос набилась. На некоторое время я перестала обращать внимание на происходящее. Да и не видно стало, мальчишек снова загородило кресло. Там что-то глухо бумкнуло, пискнуло и затихло.
   Самое интересное, что приводить себя в порядок мне никто не мешал, сидела себе на куче непонятно чего и отплевывалась, одновременно пытаясь оттереть от пыли хоть часть физиономии. Спустя какое-то время мое внимание вновь привлек приглушенный шепот.
   - Что это было?
   - Я откуда знаю! Ты больше ничего не...запускал? Никакое заклинание? А то с тебя станется.- Второй собеседник, похоже, был больше сердит, чем испуган. - - --- Отстань ты! - Обозлился и второй. - Сейчас как дам, будешь знать, какое заклинание! - Он что-то пробурчал так тихо, что я не разобрала. - Никого нет...А что это все же было-то?
   - Я это была. - Мне надоели сидеть молча, еще и снизу что-то острое настойчиво побуждало встать и заняться чем-нибудь полезным. - Тьфу, да помогите мне подняться, а? - Мало того, что я вся перемазалась, еще и запуталась в какой-то то ли тряпке, то ли веревке, каблук застрял, и ухватиться оказалось не за что. Можно было и самой выкарабкаться, но если уж есть кого попросить...Почему бы нет.
   Однако помощь не спешила, за креслом снова все стихло, даже сопения не слышно было.
   - Ну честно, я не кусаюсь. - Заверила я, барахтаясь в проклятой веревке, как пьяная муха в паутине.
   - Честно? - Подозрительно спросили из-за кресла. Там зашебуршало и над спинкой наконец показалась сначала одна всклокоченная макушка, потом вторая, а потом и сами конспираторы осторожненько выглянули из-за предмета мебели, как из-за крепостной стены. Готовые в случае малейшей угрозы нырнуть обратно.
   - Честно-честно, даже пробовать не стану. - Вздохнула я, оставив попытки выпутаться самостоятельно. - И вообще, я немытое не ем. А вы оба чумазые, как черти!
   - Как кто? - Заинтересовался белобрысый, машинально размазывая пыльную полосу по щеке.
   - Сама не чище. - Ворчливо отозвался второй. Кажется...Николас. - Что вы...ты тут делаешь?
   - Сижу, не видишь? - Хмыкнула я и чихнула. И потребовала: - Ну, если уж вызвали, так хоть встать-то помогите!
   - А мы и не тебя вовсе вызывали... - буркнул блондинчик, отряхиваясь. - Нужна ты такая...
   - Это какая еще? - Подозрительно прищурилась я.
   - Ненормальная! - выпалил тот, что назвался Николасом и на всякий случай отступил подальше за кресло.
   Ха, удивил. Да я всю жизнь это слышу. И, если честно, меня это устраивает. По крайней мере, не скучно. Да и последнее происшествие...С нормальным человеком такое точно не случается! А если случается, то он себя по-другому ведет. А я вместо того, чтобы впасть в истерику, по чердакам лазаю, детей пугаю.
   - Как вызывали, так и довызывались, неучи. - Заявила я собеседникам, впрочем, довольно миролюбиво.
   Не знаю, то ли моя замурзанная физиономия, то ли барахтанье в куче мусора так подействовало, то ли короткая перепалка, но, похоже, бояться меня перестали . И стесняться тоже, потому что разглядывали достаточно бесцеремонно. А на что там смотреть - одетая, грязная и лохматая, видимо на эту их нимфу...манной каши, никак не тяну.
   Мальчишки вылезли из-за кресла и в четыре руки выдрали меня из жадных объятий кучи мусора. После этого все уже как-то само собой стало легко и просто, мы дружной толпой отошли в самую светлую часть и совместными усилиями вытрясли из одежды и волос некоторую часть грязи.
   Никогда не думала, что для того, чтобы избавиться от неловкости нужно всего лишь вываляться в пыли а потом дружно ее друг из друга повытряхивать, однако так и вышло. Вниз мы спускались уже почти приятелями, я даже великодушно приняла пространные извинения по поводу неудачного ритуала. Мол, они не хотели. То есть, хотели, но совсем не то, что получили. И вообще...Это крыса виновата.
   Крыса так крыса, настроение у меня уже давно поправилось, злиться или хандрить я в принципе долго не умею. Тем более, если я правильно поняла Маркетиоса, жить мне с этими двумя оболтусами рядом, ссориться и дуться нет никакого резона. Зато если не вредничать, наверняка можно будет хорошо повеселиться, забавные пацаны оказались.
  
   Я даже помогла им разбирать те самые травы, на сортировку которых мальчишек сослали. Точнее, попыталась, но очень скоро мне велели сидеть и не шевелиться. Дескать, им и так влетело, не за чем еще и ни в чем не повинных клиентов травить. А то я уже засунула какую-то травку от запора в мешочек с успокаивающим нервы сбором. Ну что поделаешь, если они отличаются только формой корешка, а листики у них одинаковые!
   Впрочем, рыться в ботанике мне и самой быстро надоело, так что я с удовольствием оставила это дело профессионалам и занялась расспросами. А вот спросить мне было что, тем более, что ответы мальчишек были вполне понятны и интересны, не то что лекции моего новоявленного дядюшки.
   Так и проболтали до вечера, мне тоже было, что рассказать собеседникам. А потом пошли ужинать, и Милена попыталась впихнуть в меня примерно недельный запас провизии, сетуя на то, что девочку совсем заморили голодом. Я еле убедила ее, что вовсе не падаю от истощения и целую курицу все равно не съем, не говоря уже а 'пирожке с ягодками' величиной с половину стола. Она, в конце концов, это усвоила и оказалась вполне классной теткой, когда не ругалась и не пыталась превратить меня в желудок на ножках. Так что если не считать какой-то невезучей кухонной принадлежности, (больше всего это было похоже на поварешку с крылышками) которую я нечаянно задела, когда осматривала Миленины владения, вечер прошел вполне приятно. А поварешка, злобно цапнув меня разрядом тока...то есть магии, потускнела и крылышки у нее отвалились. Пришлось быстренько засунуть ее с глаз подальше в какую-то корзину, а то я не знала, можно ли рассказывать о своих новообретенных способностях, или лучше не надо. Решила что пока не за чем и вообще, вдруг попадет. Из-за поломойки домоправительница вон как разорялась, вдруг это ее любимая поварешка была. В дальнейшем я благоразумно держала руки за спиной и не хваталась за что попало, даже если слабенького в дневном свете сияния магии не видела. Кстати, я так и не поняла, для чего именно испорченная мною утварь предназначалась и ничего необычного, как после талисмана, не почувствовала.
   От стола я отвалилась сонной мухой и с трудом доковыляла до своей постели, хотя за окном еще даже не стемнело. Видимо, денек даже для меня выдался слишком насыщенный, и это дело надо было заспать. Что я и сделала, отодвинув с подушки нахального котяру. Он прибежал общаться, когда я еще была на кухне и активно помогал мне уничтожать Миленины шедевры, а теперь намеревался с толком все это переварить в спокойной обстановке, у меня в кровати. Ну, это ему облом вышел, я верчусь в постели, как юла.
   Следующие несколько дней я отсыпалась, заедала стресс вкусностями и целыми днями то болтала с мальчишками, то беседовала с Маркетиосом, то сидела на кухне у Милены, наблюдая, как ловко она управляется со своим большим хозяйством.
   Помогать ей после пары неудачных опытов и безнадежно испорченных: ершика для кастрюль, который мыл их самостоятельно, пока я не попыталась ему помочь, ступки, распавшейся на две половинки, стоило мне к ней притронуться и самопомешивающейся кастрюли, в которой тут же пригорела каша, я зареклась. Чему Милена была только рада. Маркетиос вскользь объяснил ей что-то про мои 'наследственные' особенности, и на этом все успокоились. Сам он был почти все время занят в библиотеке, даже мальчишек не гонял, дал какие-то задания и снова зарылся в книги. Меня он заверил, что непременно во всем разберется, нужно только дать ему немного поработать. Я подозревала, что его 'немного' может растянуться лет на десять, но поделать все равно ничего не могла. Надо было сначала разобраться, где я все таки оказалась, а уж потом решать, что делать дальше. Чем я и занималась. Выспрашивала мальчишек, слушала рассказы Милены, а на второй день выбралась погулять и осмотреться. Информации было море, жить было интересно, не смотря на неопределенность ситуации. Я даже по дому почти не скучала. Почти...там остались брат и дедушка, один уже взрослый, другой...тоже взрослый, и внуки у него кроме меня еще есть, не пропадет. Я все же не теряла надежды как-то отсюда выбраться, хотя это желание не застилало мне окружающего.
   Вот что оказалось действительно неудобно, так это все та же дурацкая магия. Выяснилось, что ею здесь на каждом шагу пользуются. Почти каждая бытовая мелочь оказывалась магической. Это, конечно, здорово облегчало жизнь. Тем, кто пользоваться мог. А я как дурочка бегала в удобства на заднем дворе только потому, что распроклятый туалет в доме тоже работал с помощью магии. Это еще хорошо, что я вовремя разглядела, как светится местный аналог унитаза, а то получила бы заряд тока туда, где он ну совершенно лишний.
   Магию я теперь видела только тогда, когда специально приглядывалась, напрягая зрение. За несколько дней свечение вокруг волшебных предметов потускнело до почти неразличимого, и на этом дело остановилось. И то слава богу, а то совсем бы замучилась, то и дело натыкаясь на разряды тока. Хорошо хоть, что 'впитывала' я магию, только если касалась ее непосредственно. Через ткань она не проходила. Так что уже на третий день я обзавелась перчатками, и жить стало легче. Но все равно неудобно. Чего стоила только попытка искупаться!!!! Ну ладно, наученная горьким опытом я запаслась чаном с водой и кувшином, но забыла проверить то, что здесь использовали в качестве шампуня и расчески! В результате волосы на затылке сбились в колтун, а надо лбом встали дыбом при первой попытке их расчесать. На мои панические вопли сбежался весь дом. В ванну я впустила только Милену, и мы вдвоем с помощью раздобытого где-то железного (подозреваю, что лошадиного) гребня немыслимой древности часа два выдирали волосы клочьями, пытаясь привести мою несчастную голову в порядок. Под аккомпанемент моих душераздирающих стонов и воплей. Волосы в конце концов расчесались, но осталось их по моему, не больше половины.
   В общем и целом я конечно со временем приспособилась и навострилась, но не сказать, что мне очень нравилось. Обидно угодить в мир магии и не иметь с нее ничего, кроме неприятностей.
   Пользуясь тем, что как ни крути, а Фимка с Ником были больше всех виноваты в моих невзгодах, я эксплуатировала их на полную катушку, если мне нужно было сделать что-то с помощью магии. Хотя и не перегибала палку, и не забывала сказать спасибо.
   Больше всего мне понравилось просто гулять по городу и расспрашивать сопровождающих меня приятелей обо всем, что казалось мне интересным. Эти прогулки дали мне больше знаний о мире, в котором я оказалась, чем все лекции новоявленного дядюшки, вместе взятые.
  
   Если вкратце, то занесло меня во вполне заурядный средне-магистический мирок, каких тьма тьмущая во вселенной. Так сказал Маркетиос. Если вас интересует география , то с земной ничего общего. Всего один материк , формой смахивающий на малость погрызенную луну, с комфортом размещался примерно посередине между полюсами, так что климат, сами понимаете, в основном теплый, ну с разными там зонами от субтропиков до умеренного, а вот тундры и всякого заполярья тут отродясь не водилось. Имелось еще небольшое внутреннее море, а так же парочка пустынь, не очень правда впечатляющих, так, серединка на половинку , и несколько весьма внушительных горных хребтов. Все остальное пространство на планете занимал океан, густо нашпигованный как одиночными островами довольно приличного размера, так и целыми архипелагами мелочи.
   Что касается эээ... политического устройства - имелась целая куча разного размера государств и даже государствочек ( в несколько квадратных ...километров. У них тут, конечно, свои единицы измерения, но о них позже). Крупных, почитай и не было. Несколько более менее приличных , ну, может, с ...Бельгию, скажем, величиной, а остальные мал-мала меньше.
   И при этом все страны недомерки отличались самым разнообразным политическим и социальным строем - от рабовладельческого, а местами и вовсе первобытно-общинного, до...эээ... буржуазной демократии, вот. Кстати, мне еще повезло, что я угодила в местность именно с таким укладом. А то загремела бы на какой-нибудь рабский аукцион, и доказывай потом надсмотрщикам, что ты не верблюд и не ломовая лошадь... Или вовсе бы каменным топориком по черепушке схлопотала, эти первобытные чужаков не жалуют, без лишних церемоний сразу их в дело употребляют, в качестве провианта. У них с этим туго, вот и жрут все что попадется...
   А в остальном, если по нашей истории ориентироваться ( в которой я кстати, ни бум-бум, большую часть школьных уроков благополучно прогуляла), то век был примерно...ну, от семнадцатого до девятнадцатого. Короче, рыцари в консервных банках уже не лязгали, но и достижений цивилизации в виде автомобилей и электричества тоже не наблюдалось. И еще, никакого огнестрельного оружия мне за все время так и не попалось. Похоже, здесь о нем понятия не имели.
   Носили здесь в каждом государстве-недомерке что-то свое, а поскольку народец на месте не сидел, а большей частью неорганизованно шмыгал туда сюда, в больших городах одевались вообще кто во что горазд и кому как нравится. Причем не только люди, но и все остальные... нелюди тоже не придерживались каких-то определенных правил в одежде.
   Вот, кстати, о последних подробнее. Я в первую очередь интересовалась именно ими, во первых, просто интересно, а во вторых, меня-то тоже к данной разновидности отнесли...
   Путем довольно длительных настырных приставаний ко всем, кто подвернется ,( кроме Маркетиоса!) а так же собственных наблюдений, удалось выяснить следующее: всяческой нелюди здесь проживало до фига и больше, причем самой разной. Как ни странно, жило все это весьма пестрое общество достаточно мирно, каждый занимался своим делом и с соседями не цапался. Как я поняла, самым склочным народишком здесь были как раз люди. Хотя... они везде хороши. Что в моем мире, что в чужом...
   А вот к чему я совершенно оказалась не готова, так это к тому, что набившие уже оскомину в разных там фентезях нелюдские расы окажутся даже близко не похожи на то, что я ожидала, начитавшись этих самых фантазий...
   Больше всего, меня, естественно, интересовали эльфы. Ну как же, такая экзотика, столько ожиданий... И... И стояла я как дурочка, посреди базарной площади, таращась на тех, кого представляла себе...ну-у-у... со-о-всем не такими! Я даже переспросила - а точно это они... самые? Оказалось они. Самые!
   Во первых, ничем кроме роста они от всех остальных не отличались... Проще говоря, все поголовно - дылды под два метра, а то и выше. Никаких тебе заостренных ушей, миндалевидных огромных глаз, серебристых шевелюр и общей обалденной смазливости. Уши как уши, глаза как глаза, и вообще, морды как морды - от совершенно заурядных до вполне симпатичных и даже красивых. А что касается шевелюр - довольно жиденькие космы самых разных, но обычных цветов...Причем, у мужиков они собраны в два кокетливых хвостика, совсем как у меня в первом классе было, и один из них повязан ярким бантиком. (Из-за этого я довольно долго подозревала всех эльфийских мужиков в склонности к ...мне-э-э-... нетрадиционным связям. И как оказалось - совершенно зря. Эльфы в этом мире вообще не знали что такое однополая любовь, у них даже понятия такого не было...) А бантик, оказывается, был своеобразным символом мужской зрелости и цвет его зависел от принадлежности эльфа к определенной группе, причем по какому принципу эти сообщества друг от друга отличаются я так и не смогла понять. Они не имели никакого отношения к родству, профессии, возрасту... В принципе ничего общего, на первый взгляд, у членов одной группы не было, и чем они отличались от входящих в другие ...объединения было совершенно не понятно.
   Женщины-эльфы такими глупостями не занимались, и вообще отличались редкостной серьезностью. Ни ростом, ни сложение они от своих мужиков не отличались, только прически были совсем другие - почти все носили очень короткие стрижки - у нас это называется ежиком. Но были и исключения - тогда волосы просто свисали примерно до плеч.
   Короче, разочаровали меня эльфы. Тем более, когда я узнала, что за ними прочно закрепилась репутация местных чукчей - тоже анекдоты про них рассказывают. Такое вот недоразумение, а не 'старшая' раса...
   Но с эльфов мои откровения только начинались. Я так и не поняла, почему эти... ну да, чрезвычайно бородатые и коренастые мужики, и их пухленькие, румяные жены, самый низенький из которых был чуть меньше моих метра шестидесяти, называются гномами... Никаких шахт они не копали, и вообще, к горам и близко не подходили, в древности вообще были кочевниками. Теперь гномы считались самыми лучшими и удачливыми торговцами на континенте. Уступали они лишь...вы не поверите, троллям! Но те занимались морской торговлей, плавая по всему океану, и на сушу не совались, предпочитая договариваться с гномами.
   Очень колоритными были гномские дамы. У всех гномов, как у мужчин, так и у женщин была одна отличительная особенность - очень прикольный нос картошкой. У мужиков здоровенные такие бульбы, торчавшие из зарослей на лице. И совершенно очаровательные картошечки у дам, еще и забавно вздернутые. Румяные, пухленькие, круглолицые, гномки одевались всегда с большим кокетством, подчеркивая свои пышные формы. Но в любом наряде всегда присутствовала одна общая деталь - маленькая яркая шапочка, по форме - вылитая тюбетейка, с которой обязательно свисала на лицо самая натуральная паранджа. Вроде дань традициям предков-кочевников. Хотя, какой в ней был смысл я так и не доперла, тряпка болталась перед их 'физиогномиями' только тогда, когда они молчали, во всех остальных случаях она живенько откидывалась на затылок. А молчащую больше одной минуты гномку не видел никто, начиная с сотворения мира. Во всяком случае, так мне объяснили. Леди трещали как сороки, не обращая внимания на такие мелочи как знаки препинания, или реакция собеседников...А еще они заплетали свои густые и длинные волосы во множество мелких косичек, каждая с малюсеньким колокольчиком на конце. Так что о приближении гномочки узнавали задолго до ее непосредственного появления, щебет и звон стоял такой словно целая толпа первоклашек решила коллективно провести церемонию последнего звонка..
   Но на этом сюрпризы не кончились. Буквально на следующий день после моей первой прогулки по городу, когда я решила попробовать пройтись самостоятельно, я вдруг увидела посреди улицы самого настоящего...китайца! Я бы, может, и не обалдела бы так, если бы не его наряд. Одет он был в широченные такие шаровары, иначе не скажешь, вышитые странными животными - то ли дерущимися петухами, то ли целующимися драконами всех цветов радуги. И белую рубаху с косым воротом.
   А еще у него на имелся роскошный чуб, торчавший из под широкополой шляпы, длинной не менее метра. А вот усы подкачали. Нет, длинна у них была приличная, но...две жиденькие полоски под носом переходили в совсем уж смехотворные сосульки, свисавшие почти до пояса, к которым присоединялась еще одна на менее жалкая - та, которая изображала бороду. Но когда это чудо сняло свою шляпу, я чуть не села прямо посреди дороги - на бритой голове как раз вокруг чуба торчали аккуратненькие, блестящие рожки, аж целых три!!!! Вот тебе и хохлокитаец! Представляете, это оказался гоблин! Самый натуральный, они тут все такие, оказывается!
   Вообще, интересный народец оказался. Гоблины в этом мире признавали только одно занятие - они были трактирщиками. И получалось у них, надо сказать, весьма и весьма неплохо.Была я потом как-то пару раз в заведениях, которые другими существами содержались, в том числе, и людьми. Нет, не то что очень плохо. На безрыбье и лягушка - поросенок, но с гоблинскими не сравнить. У них и еще масса интересных отличительных черт оказалось, но об этом позже.
   Вообще в городе ошивалась целая куча самых разнообразных не-людей, но с ними я гораздо позже познакомилась, а некоторых особенно редких представителей и по сей день так и не видела, хотя все вокруг и утверждали, что, мол есть такие, и даже только что вот прямо тут проходил, во-о-он за тем углом скрылся...
   Вот... Я уже говорила, что мне повезло с попаданием? Славный город Йара, где и проживала вся эта веселая магическая семейка, благодаря которой я так и не дождалась появления своего любимого потолка, представлял из себя некое подобие купеческой республики, хотя и находился на территории какого-то там княжества. И даже князь вроде имелся, но, как я поняла, он довольствовался более чем солидными отчислениями в свою казну и во внутренние дела города не лез.
   А отчисления были, как я поняла - ого-го какие! Йара располагалась вокруг единственной пригодной для порта бухты на всем южном побережье. Причем очень удобной. Через нее шла вся торговля с южными островами, а кроме этого, на территории, принадлежавшей городу находился еще и единственный удобный проход через горы - попасть на материк минуя его было просто невозможно.
   Йара считалась всемирной столицей торговли и самым влиятельным городом на всем побережье. Здесь располагались конторы самых богатых и знаменитых купеческих компаний и даже некое подобие биржи, единственное во всем этом мире, как я поняла.
   Заправлял тут всем так называемый совет, куда входило по одному представителю от каждого народца, постоянно или временно толкущегося в городе.
   Вообще, может благодаря тому, что купцы в силу профессии своей народ общительный и дипломатичный, с кем угодно договорятся, если это выгодно, нравы здесь царили достаточно свободные, особенно для средневековья, каким я его себе представляла. Не нарушай некоторых вполне понятных и логичных законов общежития, а в остальном делай что твоей душе угодно, пока это никому другому не мешает.
   Впрочем, пожив здесь пару месяцев, я уже стала сомневаться в своем определении. Ну и что, что научно-технический прогресс подкачал, магия ничем не хуже, а в остальном - вроде и не древние времена...
   Правда, побывав в других местах этого удивительного мирка, я уже так не думала, но пока я жила в городе - никаких проблем .
   И еще одна интересная подробность - говорило все это пестрое сборище самых разнообразных субъектов на одном языке, причем, как я поняла , других языков здесь вовсе никогда не существовало, и это, признаться, ставило меня в тупик. Как так, столько всяких разных существ, и территория не маленькая, острова там всякие, куда корабль раз в год по обещанию заплывает, а говорят все одинаково??? У нас вон только люди живет, а в одной Европе языков понавыдумывали до фига и больше. Правда, акцент у некоторых тут был весьма забавный, но все равно.
   Ладно, это я так...Отвлеклась. Между прочим, у меня самой никаких затруднений с языком не было, для меня все это пестрое сборище внятно лопотало по-русски. Но это так, я немного вперед забежала...
  
  
  
  
   Несколько дней спокойной жизни уже совсем было настроили меня на благодушный лад, но тут господин маг вынырнул из недр своей библиотеки и обратил на меня пристальное внимание. Лучше бы не обращал, поскольку внимание его сводилось к тем самым пресловутым экспериментам, которых я с самого начала побаивалась. И не зря, как оказалось.
   Хорошо, что Милену пришлось посвятить в мою тайну еще раньше, Дело в том, что господин маг рвался проверять собственные теории, но при этом свои магические предметы зажал, как последний жмот, во всю истребляя Миленино хозяйство. Добрая женщина поохала и поахала, и теперь рьяно меня жалела, подсовывая что-то вкусненькое с подходящий и неподходящий момент. Но вот на кухню теперь я заходила только с целью слопать очередную вкусность. Домоправительница, удрученная неуклонной убылью любимых предметов быта, не давала мне и пальцем притронуться к своему драгоценному хозяйству. Есть мне разрешалось, слушать бесконечную Миленину воркотню тоже, а вот больше ни-ни. С Маркетиосом она была гораздо менее вежлива, и тот на кухне лишний раз не показывался. Чем я частенько пользовалась.
   За несколько дней исследований Маркетиос так достал меня , правдами и неправдами заставляя прикасаться к самым разным магическим предметам, и подробно докладывать о самых незначительных изменениях в моем организме после каждой картофелечистки, что я уже бегала от него как от чумы. Пряталась по всему дому, но упорный маг находил меня в самых укромных местечках. Слава богу, оставалась кухня... Особенно запомнился мне некий довольно прикольненький ...ежик. Ну, похож он был на ежика. До того, как я подержала его в руках, это чудо ползало по местному аналогу канализации и... я так поняла, чистило ее и латало дырки. Кстати, мне сначала сунули колючее щетинистое , а уже потом объяснили его предназначение. Я долго ругалась и полчаса отмывала руки, хотя ничем подозрительным ни от бывшего волшебного сантехника, ни от моих ладоней не пахло. А этот чокнутый...магистр дотошно расспрашивал, чем отличаются ощущения сантехнической магии от кастрюльной или, скажем, швейной. Да ничем не отличались, только ежик-сантехник долбанул магией сильнее. Кстати, со временем я даже привыкла к 'магическому электричеству' и уже не находила это таким неприятным, хотя и удовольствия не получала. Я вообще согласилась на эти издевательства отчасти в надежде, что маг все же разберется, что со мной не так, и, чем черт не шутит, придумает, как вернуть меня обратно. Он даже пообещал, что приложит все силы, хотя по всем законам магии это невозможно. Ну, и просто интересно было, если уж начистоту...
   В конце концов я взвыла и потребовала свободы попугаям. А конкретно, немедленных прогулок. До этого времени меня никуда, кроме ближайшей лавочки и маленького сквера не отпускали, а я так ошалела от резких перемен в собственной судьбе, что не особенно рыпалась, хотя любопытство и заедало.
   Маркетиос скрепя сердце вынужден был согласиться, когда я категорически заявила, что больше ни к чему даже пальцем не притронусь, если меня вот прямо сегодня не поведут на прогулку.
  
   Собиралась я на первую свою прогулку так, что на ушах стоял весь дом. А чего!!! Как-никак новый мир...Надо хоть здесь попробовать выглядеть нормально. Милена притащила мне как минимум половину всей одежды, что когда-либо шили в этом мире. Во всяком случай вся кровать, стулья и стол в моей комнате оказались завалены горами барахла. А в результате я выбрала то, что носила все время своего пребывания в доме мага. Кожаные штаны, льняную рубашку, жилетку на шнуровке и сапоги на невысоком каблучке. Посмотрела на себя в зеркало...И хихикнула - одета по последней фентезийной моде. Ну а что делать, если удобно! Еще раз хихикнула , стянула сапоги и брюки и напялила одну из доставленных Миленой юбок, удивительно красивого синего цвета, чем вызвала ее одобрительную воркотню. Юбка самой простецкой конструкции - труба на веревочке, стянутой в поясе, длинной до середины икры, идти и даже бежать не мешает. Ну и сойдет, а в брюках, наверное, еще и жарко было бы. А так ветерок...поддувает. Вот, и вместо сапог - что-то вроде местной разновидности мокасин. Ну не умею я на каблуках. То есть, умею, но недалеко и желательно сидя...
   Наконец, солнечный день за тяжелой входной дверью из темного дерева принял меня в свои объятья и я храбро (мне так казалось) шагнула навстречу новым впечатлениям.
   Пока я проморгалась после сумрака коридора, стоя на крыльце, мой 'почетный эскорт' ускакал метров на пятнадцать вперед и мне пришлось догонять их бегом.
   - Эй! - Я так разогналась, что с трудом притормозила, схватившись за мальчишек. - Вы куда несетесь, мы же погулять вышли, а не в скачках участвовать! - И крепко уцепила обоих под руки, не обращая внимания на их слабые отбрыкивания.
   Убедившись, что выпускать их я не собираюсь и твердо пресекаю любую попытку бросить меня на произвол судьбы, пацаны смирились и дальше мы пошли степенным прогулочным шагом. Первые шаги в чужом мире, не шутка!
   Ну что сказать...да город как город. Старинный, (для меня) красивый, живописный. Но я ожидала большей...чуждости что ли.
   Улочки мощеные, такими гладкими камушками двух цветов, темно-бордовыми и золотисто-желтыми. Из них были выложены странноватые и бессмысленные на первый взгляд, но довольно красивые узоры. Дома самые разные, от 'избушек на курьих ножках' до внушительных особняков этажа на четыре. И стиля тоже никакого общего не было, хотя я не спец в архитектуре. Но на одном темно-коричневом кирпичном домине с черепичной крышей красовались настоящие средневековые башенки по углам, а следующее в ряду сооружение радовало ажурными балкончиками и стройными колоннами. А третье было вообще ни на что не похоже, дикая помесь всего со всем.
   Постепенно узкая тенистая улица, на которой стоял дом Маркетиоса становилась все шире и оживленнее. Но пока навстречу попадался самый обыкновенный народец, а мне не терпелось посмотреть на тех самых нелюдей, про которых столько разговоров, и к которым, возможно, отношусь и я.
   А их, как назло, видно не было. То есть это я тогда так думала, просто все встречные странного вида личности, хотя выглядели необычно, но при этом больше ничем особенным не выделялись. Походи по моему родному городу в час пик - не такого насмотришься. Так что как я не вертела головой, без дополнительных объяснений нелюдей так и не опознала.
   Пока я глазела по сторонам, мои спутники немного привыкли к своему странному прицепу. И даже с грехом по полам пытались изображать экскурсоводов, поочередно дергая меня в сторону очередной достопримечательности или архитектурного шедевра. C грехом пополам, потому что у меня с непривычки очень скоро зарябило в глазах от окружающей пестроты и разнообразия, и я перестала реагировать. Если в начале прогулки я с живейшим интересом оборачивалась на любую диковинку, то теперь уделяла внимание лишь чему-то совсем уж выдающемуся. Например, меня жутко заинтересовал фонтан на одной из многочисленных площадей. Из середины маленького бассейна вертикально вверх била сильная струя вода, поднимаясь метров на восемь, а венчал ее огромный, судя по виду стеклянный или хрустальный граненый шар, который напором воды удерживался в воздухе, вертясь в струях и отбрасывая во все стороны радужные блики. Шарик был метра три в диаметре, не меньше, и я долго таращилась на него со всех сторон, обходя бассейн по кругу и прикидывая, что будет, если эта стекляшка грохнется. Как я не приглядывалась, никакой магии не заметила. Хотя солнце так слепило глаза острыми гранями и сверкающими капельками воды, что, может, я просто не смогла как следует все разглядеть.
   От фонтана меня уволокли почти за шкирку. Я еще долго оглядывалась даже после того, как мы свернули в какой-то узкий переулочек, и водяное чудо скрылось за поворотом.
   Вот не зря я не хотела уходить! Как чувствовала. Желанных нелюдей я по прежнему в упор не различала, и старательно выискивала, но вместо них нам навстречу уже спешили неприятности.
   Эти самые неприятности вынырнули из бокового проулочка в виде компании молодых людей может чуть постарше моих спутников. Я бы на них и внимания не обратила, но сначала почувствовала, как напряглись и резко замедлили шаги ребята, а потом заметила, что нам целеустремленно перегораживают дорогу.
   Я недоуменно оглянулась сначала на Фимку, потом на Ника и по их разом перекосившимся физиономиям поняла, что дело пахнет керосином. Местное хулиганье что ли? А внешне не похожи.
   Почему-то первым делом я занялась подсчетом вероятного...противника? Насчитала шесть штук и только потом разглядела их подробнее. На первый взгляд довольно приличная публика, ни одной бандитской рожи, по крайней мере. И среди них как минимум одна дама. Как минимум потому, что стоящих за спинами своих же товарищей сразу в подробностях разглядеть не удалось.
   Очень не понравились мне улыбочки, одна за другой проявляющиеся на лицах 'делегации встречающих'. Они просто стояли и улыбались, молча и не отводя глаз.
   Мы тоже остановились. Точнее, резко остановились подцепленные мной мальчишки, а я по инерции прошагала еще немного, пока меня как якорем не потянуло назад. И с интересом стала разглядывать встречную компанию. Хотя мне и не нравились их в высшей степени ехидные ухмылочки, угрозы себе я пока не чувствовала. Видимо, сказались тепличные условия, в которые я попала, как только проснулась не в своей постели, а в чужом мире. Прямо курорт какой-то, а не 'тот свет'. И сейчас не верилось, что со мной может случиться что-то нехорошее.
   Тем временем от компании отделился высокий парень с манерами американского 'популярного старшеклассника'. Сделав несколько шагов нам навстречу, он насмешливо прищурился и выдал:
   - Ну что, вонючки, вот и повстречались!
   Я оглянулась на своих спутников. Вид у них был встревоженный. Однако Фимка тут же вскинулся, и запальчиво ответил:
   - Сам вонючка, чемурез паршивый! Что, думаешь, испугались?
   Э-э-э-э...Кажется, намечается драка, смекнула я. Шестеро против...Троих? Сомнительно, драчунья из меня та еще. Могу изобразить пожарную сигнализацию или полицейскую сирену, а на большее рассчитывать не стоит.
   - Нет конечно, у вас же защитница появилась! - В разговор вступила девчонка, до сих пор стоявшая за спиной парня, первым начавшего 'разговор'. Она вышла вперед и насмешливо смерила меня взглядом.
   - А это что за вешалка, где вы ее подобрали, на ближайшей помойке? Что-то я эту крыску облезлую в первый раз вижу. - Подбоченилась и сделала по направлению ко мне еще пару шагов. - А, я знаю! Вы ее в качестве пугала с собой таскаете, чтобы нормальные люди и близко не подходили! - Продолжала она упражняться в остроумии под моим недоуменным взглядом. Я-то что ей сделала???
   Девчонка была на редкость смазливенькая, если бы она с ходу не начала на меня наезжать, я бы даже залюбовалась. Ухоженная, тщательно, волосок к волоску, локон к локону причесанная, разодетая, судя по всему, по самой последней здешней моде. Фигурка, губки, носик, белая кожа, синие глазки, длинные реснички...Хорошенькая, как куколка. Только злющая, как...Настолько, что даже кукольная мордашка через минуту наблюдения казалась на редкость несимпатичной. Во всяком случае, мне.
   Честно сказать, у меня не было желания с ней переругиваться. Но из очаровательного ротика так и сыпались весьма нелестные эпитеты, сравнения и метафоры, причем исключительно в мой ошалевший адрес. Нет, я не поняла, она женоненавистница что ли? А в зеркало не полюется каждое утро, проклиная отражение? Или она ненавидит всех женщин за своим исключением ? Выступала девочка соло, остальные внимали и явно наслаждались.
   Я слушала-слушала, а потом не выдержала и поинтересовалась:
   - А не боишься, что морщины раньше времени появятся? Говорят, переизбыток яда способствует. Ник, - обернулась я к мальчишкам, машинально адресуя вопрос к более рассудительному и серьезному Николасу, - Это что, местная сумасшедшая с сопровождающими? А почему без намордника, вдруг она кусается?
   Девочка пошла очень миленькими красными пятнами, медленно, но верно надуваясь от ярости. Остальные агрессоры враждебно зашумели, испепеляя меня взглядами. Хм...
   - Оно еще и разговаривает, вы посмотрите! Да как ты смеешь, тварь! - Но язвить у красавицы больше не получалось, это уже было похоже на истерику. Она как будто жутко возмутилась самим фактом того, что я осмелилась открыть рот. А чего она ждала, что я буду в восторге и спасибо скажу за столь познавательную лекцию обо мне, любимой?
   Вообще у меня сложилось странное впечатление, что о сопровождающих меня мальчишках забыли, неприятная компания медленно, но верно берет в клещи мою ничем не примечательную особу. Что за нафиг! Да я их в первый раз вижу, чего им надо-то?
   Пацаны мои тоже, видать, это дело просекли, и тихонечко попятились, увлекая меня в ту сторону, откуда мы пришли. Или, может...да скорее всего они знали что-то, чего не знала я. Так что брыкаться или упираться мысли даже не возникло. Но дело оказалось еще хуже, чем я думала, пока мы с 'мисс злюкой' препирались, нас успели взять в кольцо и пути к отступлению оказались отрезаны.
   Таки будет драка. Я лихорадочно соображала, куда ж мне деваться в случае чего. На фонарный столб залезть? Они не больше трех метров в высоту, достанут. И бросать мальчишек тоже не хорошо, да толку от меня...немного, прямо скажем.
   Между тем Фимка притянул меня за локоть к себе поближе и зашипел в ухо, как рассерженный кот:
   - Не спорь с ней, ты что!!! Дура, кто тебя за язык тянул! Теперь что будет...
   Я даже про опасность на мгновение забыла от обиды. Не, я не спорь! Да я вообще тихо мирно окрестностями любовалась, и никого не трогала!
   Я открыла рот, чтобы оповестить мир о своем недовольстве, но не успела. Темпераментная куколка , чувствуя поддержку своей компании перешла от слов к делу, а именно швырнула в меня какой-то пакостью. Прямо в физиономию, с близкого расстояния, успела подобраться почти вплотную. Я инстинктивно попыталась заслониться руками, вырвав их у мальчишек, но не успела. Нечто, больше всего похожее на пустую сетку-авоську, прилетело мне прямо между глаз. Прилетело и...пропало. То есть, это со стороны наверное выглядело так, будто пропало, для меня очень даже осталось. Представляете, если вам в переносицу...ну, скажем, статическим электричеством, как от нейлоновой юбки щелкнут. Не столько больно, сколько неожиданно и противно. Я заморгала и на секунду потеряла равновесие, в глазах замелькали разноцветные круги. Почти не глядя я вытянутой рукой схватилась за первое, что подвернулось.
   Ох, ёлки-горелки... Хватануло меня так, как еще ни разу не хватало. Словно я опять со злобной розеткой 'поцеловалась', причем там не двести двадцать вольт притаилось, а все две тысячи.
   На этот раз мне понадобилось гораздо больше времени, чтобы придти в себя и начать снова воспринимать окружающее. И первое, что я восприняла , это громкий, пронзительный и вибрирующий какой-то визг, сквозь который прорывались совсем уж странные звуки. Мельком удивившись, (неужели это я так визжу и сама не заметила) я открыла глаза и сквозь интересной формы и расцветки плавающие пятна попыталась разглядеть, что все таки происходит.
   Выяснилось, что визжала не я. Уже хорошо. Вопила злобная куколка, обеими руками схватившись за голову, словно боялась, что та вот-вот последует примеру колобка и укатится в самостоятельное путешествие. Голова ее убегать пока не собиралась, но в целом вела себя...нормальные головы таких фокусов хозяевам не показывают.
   Затейливые, искусно уложенные кудряшки на глазах начинали шевелиться, точь-в-точь змеюки на голове Медузы-Горгоны. Один за другим локоны высвобождались из прически и, яростно извиваясь, вставали дыбом. Такое впечатление, словно волосы решили поменять хозяйку и теперь организованно пытаются покинуть прежнее место жительства . И наверняка ощущение было не из приятных. Когда тебе шевелюру по волоску в разные стороны выдергивают, еще не так завизжишь. 'Танец локонов' настолько поразил меня, что я застыла , неотрывно таращась на агрессоршу.
   А девица между тем оставила в покое торчащие в разные стороны...уже не волосы а патлы, и схватилась за щеки. Она продолжала верещать и мелко топать ногами, обутыми в шикарные сапожки на шпильках.
   В следующее мгновение стало понятно, в чем дело. Безупречные гладкие щечки неумолимо покрывались россыпью прыщей и веснушек, длинные черные ресницы стали короче, реже и выцвели до блекло-рыжего.
   Некоторое время все собравшиеся, открыв рот, наблюдали за метаморфозами, забыв обо всем остальном. И посмотреть действительно было на что. Я, например, подобное видела в самых нереалистичных американских комедиях конца прошлого века. Это в них дама, наступившая на заботливо снабженный парой проводков коврик у порога, (происки очередного 'трудного детя') становилась похожа на обезумевшую жертву электричества, именно так, как их изображают в фильмах. С глазищами навыкате, открытым в крике ртом и стоящими дыбом волосами, которые, кажется, даже слегка дымились. В лучших традициях Голливуда. В нашем случае картина дополнялась еще и самыми разнообразными пятнами и прыщиками - точь-в-точь жертва ветрянки после сеанса зеленкотерапии.
   Я опомнилась первой, наверное потому, что такие зрелища для меня не в новинку, пусть и с голубого экрана. Тихонечко попятилась, увлекая за собой неразлучную парочку, благо, происходящее настолько поглотило окружающих, что на нас перестали обращать внимание. Ну и славно, ну и очень хорошо. Досмотреть, конечно, интересно, но ноги унести важнее. А то мало ли, вспомнят о нас в самый неподходящий момент, и одной, точнее тремя битыми мордами не отделаемся.
   Отступление было своевременным, потому что события неслись по нарастающей. Только мы успели сделать несколько шагов назад (Ника пришлось тащить за локоть и он даже слегка упирался, а Фимка сам пошел), как раздался первый звонкий щелчок. Я не утерпела и выглянула из-за спины здоровенного парня, которого мы обошли во время стратегического отступления. Оказалось, что это отлетела первая пуговичка на щегольском корсете 'красавицы'. Отлетела на приличной скорости, пулей звенькнув по каменной стене. Это было самое начало, далее последовала настоящая пулеметная очередь. Народ только успевал пригибаться, а у меня возникло стойкое желание залечь и не отсвечивать. Но получилось еще лучше, все так же пятясь, мы добрались до угла ближайшего дома, за которым и нашли укрытие. Естественно, любопытство на какое-то время взяло верх над осторожностью и мы все трое из-за этого угла высунулись. Теперь убежать успеем, надо же досмотреть, чем дело кончится. А если повезет, еще и понять, а что, собственно, случилось?
   Но когда у непрерывно завывающей (как не охрипла!)...это уже не было похоже на девушку, если честно...когда у нее стали отстреливать с растопыренных пальчиков длинные острые ноготки, я решила, что хватит с меня зрелищ, пора сматывать удочки. Очередной 'снаряд' со свистом унесся в переулок, а я опять потянула спутников за собой: - Валим, быстро! - На этот раз никто не стал спорить и упираться, и мы со всех ног рванули подальше от места происшествия.
  
   Оказалось, что я в очень неплохой форме. Сама не ожидала, что сумею драпать так долго и с такой скоростью. Мы шустро проскакали в обратном порядке почти все замеченные мной ранее архитектурные излишества, петляя в довольно густой толпе, успевшей заполнить улицы.
   И только знакомый скверик, совсем рядом с домом, так на меня подействовал, что я сразу вспомнила и о том, что вообще бегать умею плохо, и дыхалка у меня никогда не отличалась тренированностью, и вообще...Моментально закололо в боку, запершило в горле и заболело в... везде. Без сил плюхнулась на ближайшую скамеечку, рядом пристроились мои спутники, и мы несколько минут молча и сосредоточенно дышали.
   Как только мое сопение перестало заглушать все остальные звуки, я обернулась к Фимке:
   - Что это было? - С искренним любопытством уставилась на собеседника, ожидая ответа. И не дождавшись: - Как она...А волосы! Вы когда-нибудь такое видели? Она что, оборотень? Так перевоплощалась? А в кого? Страшный зверь наверное... - Видимо, бег с препятствиями неожиданно стимулировал мою способность вываливать на собеседника кучу вопросов с пулеметной скоростью. Как только я это заметила, сразу замолчала, выжидательно уставившись на Фимку. Тот моргал, шумно дышал и молчал, как партизан.
   Я обернулась к Нику, может он что-то скажет. И оказалась права.
   - Нет, она не оборотень. - Просипел мальчишка и закашлялся, видимо тоже не самый лучший бегун. - Она...Ты сломала ее... ну, эту. - Он замысловато покрутил пальцами перед лицом и над головой. - Которой красоту наводят. Магия такая, специальная. - ник отвечал обстоятельно и не спеша, как делал всегда.
   Я тоже заморгала, потрясенная новым взглядом на ситуацию. До этого момента я понять не могла, что это было. И была убеждена: случилось что-то достаточно зверски-страшно-опасное. А тут как-то сразу вспомнился и нехилый разряд, после которого как никогда долго приходила в себя, и то, что я увидела, когда в это самое 'себя' пришла.
   Посмотрела внимательнее на Ника, обернулась опять к Фимке, получила его утвердительный кивок...И скрючилась на скамейке в приступе дикого хохота. Ржала, как лошадь, до слез, мотая головой и всхлипывая.
   Наверное, это я перенервничала. А может вообще все, что накопилось с того момента, как я проснулась на куче угля, выплескивалось теперь в приступе дикого хохота. Но пацаны , катаясь рядышком по скамейке, закатывались не хуже.
   Какое-то время спустя, когда сил смеяться уже не осталось и вместо хохота получалось лишь тихое сипение, мы понемножку стали успокаиваться. Посидели, помолчали , приходя в себя...
   - С тобой всегда так весело? - наконец поинтересовался Ник. Сдул влажную темную прядку, падающую ему на глаза и усмехнулся уголком рта.
   - Со мной? - Удивилась-возмутилась я. - Да я при чем? Я всего лишь хотела город посмотреть!
   - Насмотрелась? Снова не скоро полюбуешься. - Фимка тоже отсмеялся и стал непривычно серьезным. Даже грустным. Или, скорее, встревоженным. Что для него было нетипично, это чудо вообще редко унывало, хотя если вдруг впадало в депрессию - то бурно, демонстративно и так, чтобы всем мало не казалось.
   - Почему это? - Мне такое продолжение совершенно не понравилось. - Или тут такие сумасшедшие девки все время по улицам бегают?
   - Такие не бегают. - Вздохнул с другой стороны Ник. - Она одна такая. И слава богу, потому что и ее более чем достаточно, чтобы жизнь отравить. Так что теперь тебе лучше одной по улицам не гулять...Да и с нами тоже. - Он насупился и стал ковырять болячку на локте. И этот туда же! А ведь Ники у нас мальчик хотя и посерьезнее, но к меланхолии тоже не особо склонен. Это во что мы вляпались?
   - Так, с этого места подробнее, пожалуйста. - Мне стало не смешно. - Объясните, наконец, за каким чертом эта девчонка ко мне прицепилась?
   - Потому что ты с нами шла... - Неохотно промямлил Фимка, рассматривая посыпанную гравием дорожку у себя под ногами. Шмыгнул носом и привычно дернул себя за светлый локон возле уха, чуть не повыдергивав все волосы с корнем - признак приближающейся грозы. Еще и злится! Я машинально потянулась и шлепнула его по руке, как привыкла когда-то отучать от вредных привычек собственных племянников. Фимка так удивился, что даже возмутиться забыл.
   Мне понадобилось несколько секунд, чтобы осмыслить информацию. Затем допрос продолжился:
   - Ну хорошо, вы там с этой компанией что-то не поделили...А я при чем? Эта чокнутая по моему через пять секунд о вас вовсе забыла, и цеплялась только ко мне. Почему? Морда моя не понравилась?
   - Ага, не понравилась. - Согласился Ник, все так же сосредоточенно колупая струп на руке. - Потому что кое-кому другому понравилась.
   - Еще раз, пожалуйста. - Озадачилась я. - Кому что понравилось и не понравилось?
   - Калле не понравилось...ну, короче...она терпеть не может хорошеньких девчонок. - Пояснил наконец Фимка, все еще слегка опасливо на меня поглядывая, но руки сложил на коленях.
   Я опять замолчала на некоторое время, проворачивая в голове новость так и этак. Хммм...Ну ладно, я согласна с тем, что не уродина. Тем более после некоторого 'апгрейда', которому подверглась моя внешность при переносе из мира в мир. Получилось весьма неплохо и тщательное исследование собственного отражения это подтверждало. Но я никак не ожидала, что такая полезная вещь, как симпатичная мордашка, может вот так ни с того ни с сего начать приносить неприятности. Что-то тут не так, ребята. Хотя...Где-то я это уже читала, кажется. Типа, 'я ль на свете...' и т.д. Классический случай, можно сказать.
   - Хорошо, моя мордень ей не глянулась, и ваша компания тоже не понравилась. Чего сразу в драку? - Я именно так расценила попытку злобной этой...как ее...Каллы? Зафутболить мне в физию непонятной гадостью. Да и остальные товарищи весьма недвусмысленно блокировали нам пути к отступлению.
   - А ты сама виновата. - Нахально заявил Фимка, бесхитростно заглянув мне в глаза. Шлепнуть еще раз, что ли... - Зачем ты с ней спорить стала?
   - Ничего себе! Она будет меня поливать грязью, а я стой и обтекай? - Возмутилась я.
   - Ну и...постояла бы. - Вздохнул Ник. - Она поорала бы и успокоилась.
   - Я одного не понимаю. - Ситуация требовала прояснения. - У вас тут так принято незнакомых людей оскорблять, и чтобы они ответить не смели, или у этой куколки персональная привилегия?
   - Можно и так сказать. - Мой серьезный собеседник задумчиво потер подбородок, не спеша разрешить мои сомнения. - Да дело-то все в том...короче, теперь будут неприятности.
   - С чего бы это? - Я пожала плечами. - Эта кикимора сама первая начала. Вы оба видели, она в меня чем-то кинула! А чем, кстати? Я не поняла.
   - Паучьими чешуйками. - Охотно пояснил Фимка. Даже как будто с гордостью. - Это...Потом на лице такие синие прожилки и кожа как шершавая...Заклинание такое.
   - Вот! Какое право она имела кидаться этими чешуйками? (почему, кстати, именно чешуйками? У пауков, вроде, панцирь хитиновый.)
   - Да никакого не имела. - Согласился Ник, откинувшись на спинку скамейки. - Только чем ты докажешь, что она это сделала?
   - То есть как? - Не поняла я. - Так все же видели!
   - Кто все? - С какой стати этот белокурый ангелочек еще и ехидничает, а? - Каллина свита в один голос скажет, что они вообще к нам первые не подходили. А нам... - Он вдруг покраснел и отвернулся.
   - А нам никто не поверит. - Закончил за него Ник. - Это долгая история. Ты извини, на самом деле все из-за нас конечно. То есть не все, эти гады не упустят случая напакостить. А мы даже ответить не можем... - В его голосе было столько безнадежности , что мне стало не по себе.
   - Нда... - Я покачала головой. - Дело ясное, что дело темное. Колитесь, умники, во что влипли и меня втянули!
   - Нууу... - Фимке явно не хотелось ничего рассказывать. Но деваться было некуда. Я предусмотрительно прихватила обоих рассказчиков за рукава рубашек. Во избежании...избежания.
   - Давай-давай, не тяни. - Я еще и подергала его за ухваченный рукав. - Меня теперь это тоже касается, сами сказали.
   - Мы вместе учились... - Так же нехотя начал рассказывать Ник. - Пока нас не исключили. - Он сопнул носом и замолчал, пристально уставившись на одинокий цветочек посреди удивительно облезлой клумбочки.
   - А все из-за этих! - Запальчиво поддержал Фимка. Он снова загорелся яркой злостью и еще чем-то... - Мы вообще не виноваты были. Почти...
   - Угу, вот именно, что почти. - Горькая усмешка тронула губы темноволосого натуралиста. - Твои идеи всегда...почти безопасны. И почти успешны. - Он выразительно посмотрел в мою сторону, но этот намек я проигнорировала. Потом как-нибудь.
   А вот Фимка опять возмутился. Впрочем, как обычно:
   - А то ты в сторонке стоял и ничего не делал! Ты сам не меньше моего хотел и вообще! Короче! Это заклинание, паучьи чешуйки, это мое заклинание! И вовсе я его изобретал, чтобы мух и комаров ловить! И оно ловит! - Он повысил голос на последней фразе в ответ на фырканье Ника. - Здорово ловит. Только...Оно четвертого уровня, а ученикам применять заклинания выше третьего категорически запрещено. Мы это... потихонечку. Нужно было в лабораторных условиях доработать, дома нет нужных...нету, короче. Ну, мы и...и никто эту дуру не звал нос совать в неподходящий момент! Она, зараза, хотела наябедничать. Выслеживала! И все из-за маленького тараканчика! Совсем крохотного! Я не виноват, что в ее сумке было пирожное! Так ей и надо, что месяц с чешуйчатой рожей ходила! - Фимкино лицо пылало праведным гневом. Он даже на скамейке подпрыгивал от избытка чувств.
   - Угу. - Согласился Ник, игнорируя кипучие эмоции закадычного дружка. - Ходила. Только сначала визжала так, что весь лицей сбежался! Я даже не знал, что там по ночам столько народу. - Он горестно вздохнул. - И папаша ее прибежал. Дире-е-ктор. - Он многозначительно посмотрел на меня, выделив интонацией последнее слово, и я понимающе присвистнула.
   - Они с папочкой на нас такую жалобу в контролирующую палату накатали. - Ник удовлетворился моим сочувствием и продолжил: - Как будто мы как минимум полгорода несанкционированной магией угробили. А мы сдуру... - Косой взгляд в сторону сообщника многое рассказал без слов. - Короче, мы решили от всего отпереться. Набежал народ, когда эта истеричка уже голосила, следы в лаборатории мы убрать еще раньше успели.
   - Во дурные! - не удержалась я от комментария. - Да на что вы надеялись? Маркетиос даже мне уже рассказал, что любое магическое действие оставляет следы на том, кто его совершил!
   - Дурные. - Убито согласился Фимка, поеживаясь под быстрыми и колючими взглядами Николаса: - Только мы в тот день на практике были весь день, и отрабатывали очистительные заклинания, а чешуйки очень на них похожи. Все отрабатывали, на всех следы были, и на этой заразе тоже. Вот я и понадеялся, что не проследят. Соврал, что мы хотели на гомункулов посмотреть, они как раз в ту ночь вылупляться должны были. Ляпнул что первое в голову пришло с перепугу, а Ник уже не мог что-то другое сказать. - еще один покаянный вздох. - Ну вот...Только директор пригласил специалиста из академии и тот в два счета отследил заклинание четвертого уровня. Ой что было... - Он машинально потянулся к тому месту, на котором сидел, глянул на меня и отдернул руку.
   - Из лицея нас выперли с треском. - Печально подытожил Ник. - Деда оштрафовали. И главное! Не знаю как, но Калла матрицу заклинания считала. И теперь при каждом удобном случае... - Он шмыгнул носом и вытянул губы трубочкой, что, как я уже успела заметить, было выражением крайней досады. - Нам же не поверит никто! Даже жаловаться бесполезно. Хорошо, если в людном месте столкнемся, ну поиздеваются в спину. Терпимо, хотя и обидно. Но если как сегодня, без свидетелей...только держись. И ни-че-го не докажешь! Калла не дура, в жизни не признается, что заклинание срисовала, а значит, если кто и баловался магией, то это опять известные вруны и нарушители.
   - Дела-а-а-а... - Задумчиво резюмировала я. - И что, каждый раз, как поймают, магичат на вас ваши же чешуйки?
   - Если бы только их. - Ник потер переносицу. - А то и похуже чего-нибудь. Мы ж жаловаться не побежим. Все равно бесполезно.
   - А как же следы? - Недоуменно переспросила я. - В тот раз отследили, а в другие что мешает?
   - Неужели ты думаешь, что в академии магии только и ждут, как бы им побежать на каждую уличную стычку следи магии проверять? - Усмехнулся Фимка. - Один час работы такого специалиста стоит жутко дорого. Дед же не директор лицея...Да и вообще, у нас репутация испорченная. Это не первый случай был, скорее, последний. - Он скривился. - Всем все сразу понятно. А Калла у нас вечная жертва. Профессиональная!
   - Ну, сегодня она только подтвердила свою квалификацию. - Невольно хихикнула я, вспомнив 'танец локонов'.
   - Да-а-а уж! - Мальчишки чуть-чуть повеселели. - Только обязательно нажалуется. И будь уверена, такого наговорит...
   - А пусть. - Пожала я плечами. - Я точно ничего ей не сделала, ни магией, никак. Пусть теперь она докажет, что это не у нее от переизбытка косметики короткое замыкание произошло.
   - Какое замыкание? - Не понял Ник, и Фимка тоже глянул вопросительно.
   - Не важно. Магия у нее сама испортилась, я не колдовала. Я вообще не маг. Так что с меня и взятки гладки. И вас если проверят, ничего не найдут.
   - Охо-хо... - По стариковски закряхтел белобрысый разбойник. - Опять эти разбирательства. Как вспомню, так вздрогну.
   - Надо деду все рассказать. - Решил второй обладатель испорченной репутации. - Прямо сейчас. А то мы опять дров наломаем нечаянно.
   Я кивнула и поднялась с лавочки. Кое-что меня все же беспокоило, и развеять мои опасений мог только Маркетиос. Он мне уже говорил, что неспециалист меня от обычного человека или нечеловека не отличит, тут, мол, особенные навыки и знания нужны. Это тема его диссертации. Но все ж таки. Кто их знает, этих, из магической академии. Может пора вообще драпать, пока на составные элементы не разобрали, для подробного изучения.
  
  Маркетиос новостям...не обрадовался, хотя некоторое удовлетворение от возможности высказать сакраментальное 'а я предупреждал' по поводу моих ' слишком несвоевременных прогулок' он скрыть не смог. Ну и ладно.
  Велев мальчишками отправляться в свою комнату и заняться делом, и с трудом удержавшись от такого же указания в мой адрес, магистр заперся в своем кабинете, а когда перед самым ужином он оттуда вышел, я его сначала не узнала. Чудаковатый дед исчез, на смену ему появился совсем другой человек. Даже взгляд был другим. Твердым и каким-то...острым. Движения стали быстрыми и четкми, интонации властными, и я невольно подобралась вслед за мальчишками. Те и подавно старались ' прикинуться ветошью и не отсвечивать'. Одет наш преобразившийся магистр тоже был непривычно: вместо заляпанной черте чем хламиды и потертых кожаных штанов на нем красовался камзол из серого бархата и такие же брюки. ( я тихо хрюкнула про себя, не выдержав торжественности момента, потому что брюки были, что называется, 'классический матросский клеш'. Я такие только в кино видела и со средневековым камзолом смотрелись просто...афи-фигительно.
  Маркетиос окинул свое семейство орлиным взором и, скомандовав сидеть смирно и носа на улицу не высовывать, удалился в неизвестном направлении.
  Битых два часа мы всей компанией старательно убивали время, слоняясь из угла в угол под тихую Миленину воркотню. Разойтись по комнатам и ждать в одиночку никому в голову не приходило - вместе было не так страшно. Хотя я и хорохорилась даже перед самой собой, вслух подбадривая товарищей по несчастью, чем дальше, тем больше неприятных мыслей крутилось в голове. А вдруг эта самая Калла опять убедит всех, что это мы виноваты? И даже не мы, а конкретно я? Мне не хотелось становиться козлом отпущения, ни в одиночестве, ни за компанию. В конце концов - мелькнула трусливая мыслишка - пацанов максимум в очередной раз выдерут, а меня, как нелегального мигранта, как законопатят в...куда-нибудь. В неприятное место. Или еще что придумают, столь же противное и с моими жизненными планами не совпадающее.
  Кстати насчет моих жизненных планов...Что у нас там запланировано-то? Раньше я примерно представляла себе, как буду жить завтра, через месяц, через год и даже, возможно, на пенсии. А теперь у нас полная неизвестность и туманные перспективы. Допустим, отсюда меня никто не гонит. Пока. И клятвенно обещают не гнать и дальше, сколь угодно долго. И что? Всю жизнь провести взаперти, в качестве объекта изучения или нахлебницы? Не хочется. А что еще я могу? Сама пока не знаю, и до этого момента как-то не задумывалась. Точнее, не позволяла себе задумываться, а теперь вот, на почве общего перепуга - задумалась. И ничего дельного по этому поводу сообразить не получается...Придя к такому выводу я окончательно приуныла, перестала вышагивать по кухне от стола к камину и обратно и плюхнулась на лавку рядом с Фимкой. Тот давно уже сидел, молча уставившись в угол, и на его подвижной физиономии была написана самая унылая обреченность из всех Фимкиных унылых обреченностей, изображать которые он был мастер. Но сегодня получалось на редкость правдоподобно.
  Ник, тенью скользивший следом за мной почти шаг в шаг, попытался повторить маневр и споткнулся о кошака, курсировавшего в том же направлении. Кошак взмявкнул и цапнул обидчика за лодыжку. Ник взвыл , на удивление точно воспроизведя только что прозвучавший возмущенный кошачий мяв, замахнулся...Но дать пинка вздыбившему шерсть здоровому котище не решился. Что он там пробормотал себе под нос, никто не расслышал, и слава богу - вряд ли что-то хорошее. Дохромав до лавки, Ник плюхнулся рядом со мной, бесцеремонно сдвинув и меня и Фимку в сторону. И занялся изучением пострадавшей конечности. Это происшествие хоть ненадолго отвлекло нас от невеселых раздумий, но скоро все вернулась на круги своя. Только теперь на лавку, а точнее мне на колени взгромоздился четвертый участник вынужденных посиделок, в отличие от остальных сидельцев почти довольный жизнью. Он даже боднул Ника пушистым лбом куда-то в бок, примирительно мурлыкнув, и счел инцидент исчерпанным . Потоптавшись и покрутившись вокруг своей оси, несколько раз мазнув хвостом по нашим лицам, он занялся вторым по важности (первое - поесть , он успел до нашего прихода) делом в своей жизни: разлегся поудобнее и заснул. Похоже, только нам троим было редкостно не по себе. Милена вышла во двор и теперь даже ее ворчание не отвлекало от тягостных дум.
  Не знаю, сколько прошло времени, мне казалось - как минимум года три. Правда, стемнеть еще не успело, когда на крыльце наконец послышались непривычно твердые шаги Маркетиоса, и негромко хлопнула входная дверь. Мы так и застыли, не решаясь сдвинуться с места. Маркетиос словно нарочно медлил, судя по шагам, наверх он не пошел, но и в кухне не показывался.
  Минута, вторая...Я вдруг обнаружила, что с перепугу даже дышать перестала. Черт, я там на поляне , чуть не поцеловавшись с крысой и получив котлом по голове так не перепугалась! А тут! Чего он тянет???
  Наконец, дверь открылась и маг неторопливо вошел в кухню, наткнулся на наши напряженные взгляды как на стенку и...Улыбнулся.
  Улыбнулся? Правда? - Я несколько секунд вглядывалась Маркетиусу в лицо так пристально, что чуть дырку в нем не прожгла, но ничего не изменилось: маг стоял на пороге и улыбался, непривычной, озорной какой-то улыбкой.
  Кажется, кто-то рядом со мной вспомнил, что для того чтобы жить, необходимо дышать. Кажется этот кто-то что-то даже спросил. Я не расслышала. Сидела и пыталась понять, чего я так перетрусила. Почему улыбка Маркетиоса, яснее ясного говорящая о том, что все кончилось хорошо, словно вернула миру краски и звуки, потускневщие за время ожидания? Так и не поняла, плюнула на это дело и стала наслаждаться моментом.
  Не сразу, но постепенно я снова начала адекватно воспринимать окружающий мир, и сразу же проснулось любопытство: чем все кончилось?
  Маркетиос никуда не торопился. И на наши мольбы не реагировал, заявив, что после таких испытаний неплохо бы подкрепиться. Вернулась Милена, уже на стол накрыть успела, уже сдобный пирог на столе, а он все помалкивал. То есть, Маркетиос ел, а мы сидели над своими почти нетронутыми тарелками и гипнотизировали его. Ни фига маги гипнозу не поддаются, скажу я вам. Или мы гипнотизеры такие умелые...наконец магистр завершил трапезу и невозмутимо заявил: голодным домочадцам новости не положены, пока все не съедим, он рассказывать не будет. Садист!
  Только после того, как Фимка умудрился подавиться черничным соком, Ник едва не пропилил тарелку ножом от усердия, а я стала похожа на рыбу молот - попытка проглотить слишком большой кусок пирога закончилась победой пирога и нереально выпученными глазами - Маркетиос смилостивился. А может решил, что медлить дальше опасно, сами покалечимся или дом разнесем.
   - Во первых вы бестолочи и драть вас надо каждый день. - Начал Маркетиос, окинув нас насмешливым взглядом. - Всех троих! - Торжествующе добавил он, глянув на мою невинную физиономию. Вот ведь...пользуется, что я сейчас не стану с ним ругаться!
   - Но при этом даже вам иногда везет. - Продолжил маг, видя, как вытягиваются у мальчишек лица. - А поэтому... - Он торжественно поднял палец вверх, - со следующего семестра приступаете к занятиям в лицее.
  - Что-о-о-о??? - Фимка чуть не упал со стула. - Мы??? В лицее? Дед, а ты не врешь??? - От потрясения он немного забылся.
   - Ефим! - Маркетиос изо всех сил постарался соорудить у себя на лице зверское выражение, но было видно, что у него ничего не получится. Ник, сидевший с Фимкой рядом, сам слишком обалдел от такой ослепительной новости, так что мне пришлось потянуться и легонько щелкнуть по затылку нарушителя субординации.
  Фимка закрыл рот, дед удовлетворенно усмехнулся и продолжил: - Считайте, что Калла сделала вам просто сказочный подарок. Благодаря ее глупости и злопамятности ваше вполне заслуженное исключение отменяется.
   - Как это? - Ник тоже все никак не мог поверить. - Что она сделала???
   - Не она, а ее не менее глупый папаша. - Маркетиос самодовольно улыбнулся. - Когда эта 'пострадавшая девочка' с ревем примчалась домой он не разобравшись вызвал дежурного дознавателя из академии, и...
   - Она же колдовала!!! - Глаза у Фимки загорелись. - Причем то заклинание, за которое нас выгнали!
   - Именно! - Маркетиос откинулся на спинку стула, лукавые морщинки собрались вокруг его глаз. - Мало того, что она пользовалась запрещенным уровнем, она сделала это даже не в лицейской лаборатории, а на улице, в общественном месте. Теперь можно подвергнуть сомнению каждое ее слово, в том числе и то, что касалось прошлого инцидента. Более того, дознаватель установил, что данная матрица была использована не один раз. Понимаете, что это значит?
  Ник посмотрел на Фимку, Фимка на Ника...улыбочки ' до ушей' - это еще слабо сказано! Таких сияющих физиономий у мальчишек я еще не видела. Сама расплылась за компанию. Во первых, я была рада за друзей, во вторых если эта Калла теперь сама кругом виновата, значит я белая и пушистая. И никто меня обследовать не будет.
  Мои догадки тут же подтвердил и Маркетиос: - Дазнаватель решил, что Калла сама что-то напутала с заклинанием запрещенного уровня. Из-за того, что не имеет должной подготовки. И произошел сбой в матрице, зацепивший эхом все имеющиеся поблизости магические структуры. Вот все разом и схлопнулоась. Так что... - Он многозначительно подмигнул. - Ваше участие признано не стоящим внимания. Тем более, что не смотря на слезливые выкрики установленной нарушительницы, отсутствие у тебя малейших способностей к магии подтвердили свидетели.
   - Какие свидетели? - Не поняла я. - Что-то я там никаких свидетелей не видела...
  У Маркетиоса стал такой самодовольный вид, словно у моего котика, слопавшего у Милены целый окорок. Всем вокруг стало ясно, что именно благодаря хитроумным действиям нашего мага все сложилось столь замечательно. Как выяснилось, безмозглые друзья этой не менее безголовой девицы решили в очередной раз свалить все на Фимку с Ником и сами заявили, что я в магии ноль без палочки. На этом Маркетиос их и поймал. И даже заявил, что для устранения последний сомнений Фимку и Ника можно хоть сейчас вызвать и проверить. Если никаких следов заклинания - все, девочка попалась. Здорово! А меня не будут обследовать, потому что я не маг, и это Маркетиос готов подтвердить под какой-то там присягой.
  Как только Каллин папаша сообразил, куда дело клонится, он сразу пошел на попятную. И именно тогда была достигнута договоренность о возвращении ребят в лицей. Как уж там этот дядька будет улаживать дела с инспектором меня не касалось, поэтому я не спрашивала. Просто радовалась за себя и за пацанов.
  На радостях мы подчистую умяли знаменитый Миленин пирог с черникой и выдули два кувшина не менее знаменитого сока из каких-то там местных ягод. Когда приступ всеобщего ликования пошел на убыль, Маркетиос отозвал меня в сторонку. И сообщил, что мне радоваться слегка рановато. Соглашение соглашением, но Калла-то уверена, что это я, такая сякая, во всем виновата и наколдовала на нее какую-то хитрозлобную магию. Убедить в этом родителей ей раз плюнуть, любимая дочь никогда ни в чем не виновата, все завистники и злопыхатели вокруг. Так что враждебно настроенное семейство потомственных магов на свою голову я имею...здорово.
  
  Между тем жизнь покатилась своим чередом, и я почти позабыла о случившихся неприятностях и потенциальных вражинах. Ну а что, пока никто громы и молнии на голову не роняет, и беспокоится как-то недосуг. Может они вообще про меня забыли, мало ли. (Как оказалось, надеялась я на вражескую забывчивость зря, но об этом в свое время.)
  Пацаны как подстреленные носились по дому и даже по городу, готовясь вновь вернуться в родное учебное заведение. Чуть не подпрыгивали от счастья, при этом не забывая периодически поплакаться мне на то, что мол, прощай свобода и все такое. Я то сочувственно кивала, то ехидно хихикала, но в основном скучала - им было не до меня...
  Самое время задуматься, а что же произошло с моей еще недавно такой уютной и понятной жизнью?
  Ну, то есть, что именно - понятно, но где, спрашивается, шоковое состояние, дикие истерики и душевные страдания??? Где, наконец, глубокие обмороки и потери памяти? Упс...Обмороки были. Целых два. Я почувствовала себя слегка оскорбленной -это все, на что способна моя тонкая душевная организация? Два жалких плюха с последующим слегка обалделым пробуждением? Неужели я бесчувственный бочонок, и меня ничем не проймешь? Мдя...
  Но по прошествии времени я пришла к выводу, что оно вроде как и лучше. А то пока тут в обмороке проваляешься - запихнут в реторту и доказывай потом, что ты не редкий экспонат.
  На сем выводе мои размышления о собственной судьбе как-то увяли. То есть, скорее перешли в плоскость более практическую. Раз уж я тут - не мешало бы устроиться получше.
  Ничего мне в этом и не мешало по большому счету. Хотя Милена и ворчала по сто раз на дню, Маркетиус был весьма обеспеченным магом, и все его обеспечение оказалось к моим услугам - только попроси.
  Я и просила, но с каждым днем такое положение тяготило меня все больше. Не привыкла я сидеть у кого-то на шее, пусть даже меня туда чуть не силком усадили.
  Так или иначе, мысли мои упорно шуршали в одном направлении - хочу быть независимой. Не знаю, как далеко это шуршание могло завести, но все решил случай.
  Началось с того, что впервые за долгое-долгое время наш дом (я уже привыкла называть этот дом и своим) почтила своим присутствием дочь Маркетиуса - Нойра. Она же дорогая мамуля одного из оболтусов.
  Нет, началось не с этого...А с того, как я чуть не проломила головой потолок, подскочив на кровати от дикого вопля. По утрам я и так не отличаюсь хорошим настроением, а уж разбуженная таким образом...
  Тупо таращась в пустую стену прямо перед своим носом, я пыталась сообразить - это мне такой кошмар приснился, или какой-то портач-убийца не довел свое дело до конца, и теперь придется собственноручно додушивать голосистую жертву.
  Через минуту вопль повторился - еще более пронзительный и противный, а я засомневалась, стоит ли вмешиваться. Ну, в смысле - такая жертва сама кого хочешь затопчет, или оглушит. С таким-то голосиной.
  Но любопытство оказалось сильнее опасений и я , кое-как натянув брошенную вчера одежку, выбралась в коридор. Честно говоря, я подумала, что это вполне может быть какой-то побочный результат Маркетиусовых опытов. Поскольку прецеденты были, и не самые приятные, я на всякий случай прихватила с лестничной клетки увесистый кувшинчик с тонким горлышком. Самое то, держать удобно.
  Топая по коридорам и заглядывая в каждую дверь по очереди, я все больше недоумевала. Ни-ко-го. Все чудесатее и чудесатее.
  И, главное , никто больше не орал, вообще тихо было. Прошерстив второй этаж я двинулась вниз по лестнице и только тут уловила голоса и прочий шум - судя по всему , он доносился со двора.
  Терпением я никогда не отличалась. А потому без долгих размышлений сбежала по лестнице и распахнула дверь. Ух ты! На небольшом пространстве колготилась куча народу. И местами совершенно незнакомого.
  Здоровенная мускулистая тетка сладострастно тискала нашу заливающуюся слезами домомучительницу, Маркетиус со счастливо-обалделым лицом переминался с ноги на ногу рядом.
  Прочие персонажи, как знакомые так и не очень, составляли что-то вроде греческого хора - слаженно охали и ахали на заднем плане. Убедившись, что никто никого не убивает, я вышла выбралась в двор и остановилась рядом с Николасом. Он выглядел более-менее нормальным, в отличае от Фимки. Тот вообще , похоже, рехнулся - носился кругами по двору и верещал как подстреленный, временами налетая с объятьями и поцелуями на скульптурную композицию ' Домомучительница, полураздавленная Неизвестной' и взвизгивая особенно громко.
   - Это кто? - Тихонечко поинтересовалась я.
   - Мама Фимки. - Так же негромко ответил Ник, и только потом посмотрел на меня. - И моя тетя...Она приехала на целый месяц! - Сказано было с такой счастливой моськой, что я поневоле позавидовала - меня бы так встречали. Понятно теперь, отчего у них у всех крыша поехала.
  Отойдя чуть в сторонку, я с интересом стала наблюдать за действом. Про эту самую Нойру я слышала очень много, да всякого разного, и мне было до невозможности любопытно посмотреть на нее вживую. Особенно забавно выгладел Маркетиус, со счастливым лицом топчущийся рядом с дочерью - тетя была на голову выше мага. Однако, когда объятья и обслюнявливания слегка поутихли, глава семейства сделал строгое лицо и официальным голосом поинтересовался насчет того, надолго ли бродягу принесло на этот раз.
  И тут мне стало еще любопытнее - очень уж забавно смотрелось вражение лица виноватой маленькой девочки на физиономии женской ипостаси Шварцнегера. Нет, пожалуй, про Шварца это я слегка загнула, но все равно. Тетя была ого-го.
   - Пап, ну я на пару недель...может чуть дольше... - Тоненьким голосом сказала тетя, и...шмыгнула носом!!! Совсем как Фимка ! - Эх...на этом моя карьера незаметного наблюдателя закончилась, потому что мое громкое, хоть и сдавленное хихиканье не услышал бы только глухой.
  Естественно, все тут же повернулись ко мне, а я ...Очень хотелось произвести хорошее впечатление, честное слово. Только не получилось. Потому что вряд ли его производит красная от усилий сдержаться ,заспанная дурочка, которая сдержаться все равно не может и хихикает сквозь прижатые ко рту ладони.
  Секунд двадцать все молча внимали , а потом тетя вдруг захохотала. Хороший у нее был смех, глубокий, бархатный такой. И заразительный - через секунду смеялись все, и я в том числе. Ржала как лошадь, хотя где-то в глубине души мелькала мыслишка, что смеются-то надо мной. А ну и пусть.
  Все наконец отсмеялись. А здоровенная гостья направилась прямиком ко мне.
   - Ну что... - Она оценивающе прошлась по мне глазами от пяток до макушки. - Это и есть ваша главная новость? Холипоковата, конечно... - Я было собиралась обидеться, но в голосе Нойры было столько добродушия и не капли насмешки, что я передумала. И в свою очередь оглядела собеседницу, для чего пришлось задрать голову:
   - Ну не всем же такими здоровенными быть! - Ляпнула, и слегка испугалась - мало ли...
  Ирам снова захохотала.
   - Ничего, сойдет. - Вынесла она свой вердикт, улыбнулась мне и вдруг тоненько-жалобно спросила у Милены:
   - А завтракать мне сегодня дадут? - Если бы не улыбка до ушей, я бы решила, что с ней не все в порядке.
  Народ в очередной раз похихикал, только Милена всплеснула руками и умчалась на кухню, словно ею из пушки выстрелили. Пока она там кашеварила, я успела рассмотреть остальных гостей и даже познакомиться.
  Их было двое: высокий худощавый мужчина с самой роскошной бородой, которую я когда-либо видела, и девчонка, судя по виду, моя ровесница. Или нет...выглядела она молодо, но в будущем обещала не только догнать Нойру, но и перегнать. Ужас, неужели у них тут все дамы такие культуристки??? Вроде раньше я такого не замечала...
  Чувствовали они себя достаточно непринужденно, видимо гостили тут не первый раз и со всеми давно успели познакомиться. Кроме меня. Ну, и со мной никто особенно стесняться не стал - мужчина добродушно ухмыльнулся (ну, по крайней мере, мне так показалось, в его бороде заблудиться можно) и назвался Грантом. Его спутница, неизвестно над чем хихикнув, сказала, что ее зовут Ирам. Как потом выяснилось, хихикала, смеялась и хохотала Ирам по любому поводу и даже без оного. Веселая оказалась девчонка, и не вредная, мы быстро подружились.
  С приездом Фимкиной мамы жизнь в доме заметно оживилась. Нойра оказалась дамой активно, веселой и шумной. И симпатичной - мне она понравилась. Особенно то, что совершенно спокойно выслушала историю моего появления и не принялась тут же проверять, как я подействую на тот или иной амулет из ее богатой коллекции. Мои приключения в компании ребят и косметическая катастрофа Фимко-Никовой обидчицы вообще привела ее в восторг. Она долго хохотала и выспрашивала подробности. А когда отсмеялась...сказала мне почти то же самое, что ее папочка сразу после происшествия: я обзавелась влиятельными врагами. И теперь мне следует быть осторожнее.
  Я только пожала плечами и заявила, что куда уж осторожнее, только если опять поймают в темном уголке - все равно кроме длинных ног у меня ничего нет, стиль 'боевого зайца' - это все, чем я владею.
  Ох, зря я это сказала...Нойра сначала мне не поверила и тут же потащила во двор, дабы убедиться. Убедилась. А я обзавелась коллекцией из трех разнообразных по форме, но одинаковых по болючести синяков и одной шикарной шишкой - на лбу. Зато зрители пополнили свой словарный запас , из непроглядных недр памяти вдруг всплыли красочные по звучанию названия кулинарных изделий моей родной бывшей советской республики. Когда-то я весело похихикала, рассказывая друзьям, что 'Балмуздак' и 'Аспаздык' - это не то, что они подумали, а всего лишь 'мороженое' и 'кулинария'. Сейчас я расшифровывать не стала, и так сойдет.
  Ну кто бы сомневался. Нойра тут же объявила, что это никуда не годится, это позор и стыдобища, и надо срочно что-то делать. На мой панический писк, что мол ничего со мной делать не надо, мне и так неплохо, никто внимания не обратил. Я пожала плечами и в голове даже закрутились какие-то заманчивые мыслишки насчет того, что вот как стану наконец крутая! И как пойду всех крушить, кто косо посмотрит...даже припомнились кадры из детского сериала, где вся из себя воинственная девушка гоняла злобную нечисть и прочих мужчин направо и налево. Вот она, независимость! Ну-ну...
  На следующее утро началось.
  - Нет, это никуда не годится. - Нойра в сердцах бросила палку, которой второй час гоняла меня по двору и мрачно опустилась на скамейку. - Это безнадежно. Из тебя воин... - Она замешкалась, видимо подбирая цензурный вариант всплывшему сравнению, - как из меня домохозяйка!
  Я без сил повалилась рядом прямо на изрядно потоптанную траву и с облегчением перевела дух. Моего энтузиазма хватило ровно на пять минут тренировки, после чего начался такой кошмар, что слова новоявленной учительницы прозвучали музыкой небесной. Может, теперь меня наконец оставят в покое? Пятый день уже издеваются...Плевать, что там в моей пустой голове крутилось, когда я соглашалась на это мучительство. Пошла она куда подальше, независимость...Прожила без нее...три месяца, и дальше обойдусь. Болело ВСЕ! Я, наивная, даже не знала, что в моем тщедушном тельце помещается столько разных мышц, и что все они хором примутся высказывать мне свое возмущение.
  
  
  - Ну и слава богу... - Отозвалась я, когда смогла достаточно внятно говорить, не пытаясь вдохнуть сразу весь воздух во дворе. - На фиг такую науку... Пусть мужики дерутся. У них головы чугунные, а моя мне дорога как память о немногих умных мыслях, ее посещавших...
  - Дура! - Возмутилась Нойра, дотянулась и влепила мне подзатыльник. То есть, попыталась, хоть на что-то ее уроки сгодились, я успела увернуться. - Вот мужики тебя и прибьют за милую душу! Ты с караваном ходить собралась, или в шляпной лавке свою голову вместо болванки подставлять? Учти, никто с тобой даже разговаривать не станет из серьезных людей, если не научишься хоть чему-то!
   - Куда ходить? - Удивилась я и даже умирать перестала. Временно. - С каким таким караваном???
  Нойра немножко помолчала, хмыкнула и посмотрела на меня.
   - А ты что, всю жизнь собираешься у папаши экспонатом работать? Не, если тебе нравится...
   - Не нравится. - Я обиженно засопела. Разговор мне тоже не нравился.
   - А то смотри. - Нойра продолжала усмехаться. - Сейчас мальчишки в лицей пойдут, у папаши времени свободного много появится...тут-то он про тебя и вспомнит.
  Я содрогнулась, очень живо представив себе эту картину. Нет, меня такое точно не вдохновляет!
   - Слушай... - Я задумчиво поскребла затылок. - А что за караваны? - Само слово, в общем, не внушало мне доверия, и в то же самое время вызывало некоторый интерес. Однако перед глазами первым делом возникла вереница унылых верблюдов и огрызки засохшего чертополоха по обочинам дороги. Бррр...
   - Так что за караваны? - Переспросила я без особенного интереса.
   Нойра окинула меня насмешливым взглядом и выдернула из челки пучок соломы. Вот, возят меня головой по пыльному двору, а потом требуют, чтобы я что-то соображала!
   - Караван это караван. - Очень познавательно! - Вот я всю жизнь занимаюсь тем, что сопровождаю караваны. Самая лучшая работа в мире!
   - Аааа... - Я не стала спорить, подзатыльники у Нойры на редкость увесистые.
   - Да не аааа, а слушай! - Прикрикнула она и я послушно закивала. Уворачиваться удовольствие сомнительное, даже если получается.
   - Караван собирается из нескольких купцов, которые заключают между собой договор. - Стала объяснять Нойра. - Они закупают товары, ну или вообще какие-то свои дела у них и вместе путешествуют по миру. В основном собирается компания, которой надо пройти по одному и тому же маршруту. В пункте назначения завершаются все сделки и отношения , купцы расстаются до следующего раза, кому надо дальше - вступают в новые компании. Так гораздо удобнее , безопаснее, а главнее дешевле. Караван-компания нанимает сопровождающего - меня. Я знаю все дороги, самые лучшие постоялые дворы, с хозяевами которых у меня свои договоры, знаю лучшие отряды наемников для охраны и умею с ними договариваться, имею связи с корабельщиками и погонщиками...понимаешь?
  Я задумчиво кивнула. Это было, пожалуй, любопытно...Только наверняка жутко хлопотно.
   - Они тебя нанимают, а ты для них...ну...вроде как скидки выбиваешь? - Уточнила я.
   - Чего выбиваю? - Удивилась Нойра. Я объяснила. Ответом мне был довольный смех.
   - Ну точно! Самим-то им в жизни так выгодно не договориться. Да и вообще надо столько знать, а купцы редко когда постоянно ездят одним и тем же маршрутом. Кроме того, им так вообще проще. Сами занимаются только своими торговыми делами, все остальное я обеспечиваю, у них и голова не болит.
   - А ты ездишь разными маршрутами? - Мне действительно стало интересно.
   - Я очень опытный маршрутник. - Гордо поведала собеседница. - Я могу провести караван почти в любой конец света. Ну... - Она запнулась. - Не в любой, конечно. Но у меня восемнадцать редких маршрутов и больше тридцати постоянных. Это порядочно.
  Я немного подумала и кивнула - и правда не мало. Особенно учитывая местные средства передвижения.
   - А что такое 'редкие' маршруты? - Не то что я тянула время, пока меня снова не начали гонять палкой по всему двору, ну если только чуть-чуть. Узнавать новое всегда полезно, тем более, что кажется у Нойры есть какие-то конкретные планы на мой счет.
   - 'Редкий' маршрут - это маршрут по которому редко ходят караваны. - Вполне логично пояснила женщина, а я тихонько хмыкнула. Действительно, могла бы и сама догадаться.
   - Но зато если ведешь караван по такому маршруту, то и вознаграждение выше. Потому что без маршрутника там вообще не пройти, понимаешь?
   - Дорогу не знают? - Уточнила я.
   - Ну , и дорогу тоже... - Не очень понятно кивнула Нойра. - Там много своих особенностей. Но такие маршруты каждый маршрутник себе сам ...разведывает. Это дело опасное, зато очень интересное и нескучное. - Женщина потянулась от удовольствия, совсем как мой котище на солнышке. - Эх, было времечко...папаша, правда, до сих пор ворчит. Особенно сейчас. - Нойра чуть погасла. - Нудит и нудит...а мне кровь из носу нужен девятнадцатый маршрут! Я уж и прикинула примерно, куда. Но это на год как минимум, а то и больше.
   - А зачем тебе девятнадцатый, да еще так срочно? - Не поняла я.
   - А затем... - Нойра смешно сморщилась, почесывая переносицу, а я в очередной раз удивилась, как Фимка при абсолютном внешнем несходстве похож на свою мамочку. - Затем, что...Вот слушай. У меня уже десять лет самое большое количество редких маршрутов, причем я сумела три из них сделать постоянными. Поверь мне, это случается не часто. И вот год назад один...глупый мальчишка догнал меня по количеству маршрутов. Ты представляешь??? У него ни опыта, ни такта, ни умения, а туда же! - Ух ты, лицо у Нойры раскраснелось, она резко рубила воздух рукой, перечисляя, чего еще нет у 'глупого мальчишки'.
   - И этот молокосос смеет заявлять, что он справляется с работой не хуже меня! Не хуже, как же! - Нойра презрительно скривила губы.
   - Короче, тебе нужен еще один маршрут, чтобы утереть ему нос и снова стать самой крутой. - Подытожила я.
   - Ну да... - Нойра резко перестала 'дышать огнем' и даже как-то сникла.
  Я пожала плечами. Мне казалось, что это все слишком по детски, что ли. В 'короля горы' играют дети, а не взрослые тетеньки с фигурами культуристок. Хотя...Что бы я понимала. Может как раз такие до старости и играют. И все равно , на мой взгляд, заниматься таким вроде серьезным делом, как водить эти самые караваны, (а наверняка дело не самое простое и уж точно не терпящее шуток и разгильдяйства) не повод для детских соревнований. Хм...Надо обдумать.
  Я покосилась на собеседницу. Она, по моему про меня вообще забыла. Сидела, рисовала что-то той самой палкой в пыли у ног и таращилась в никуда.
  Соблазн смыться от греха подальше, пока она про меня не вспомнила был велик. Меня удержало одно - каким боком все эти караванно-маршрутные дела касаются меня. Становиться маршрутником я не собиралась, как бы ни было это интересно. Волосы шевелились на голове при одной мысли о количестве забот и хлопот, договоров-переговоров, а тем более 'выбивания скидок'. Не то, чтобы я не умела торговаться. Жить там, где большую часть жизни прожила я и не уметь этого делать, было равноценно голодно-холодной смерти. Но одно дело - поупражняться для собственного удовольствия, а другое - заниматься этим постоянно и профессионально. Да еще и материальная ответственность. Наверняка. Не-е-ет, это точно не мое.
  И все же Нойра явно не просто так завела этот разговор. Любопытство пересилило, и я осторожно подергала собеседницу за рукав.
   - Ну а я тут с какого боку? Я маршрутником не стану даже за сто лет, можешь и не рассчитывать.
   - Ты?!? - Нойра очнулась от своей задумчивости, посмотрела на меня круглыми глазами и расхохоталась. - Ты маршрутником?!? Ой, я сейчас умру!!! - И она снова закатилась.
  Мне стало обидно. Ну и пусть я сама понимаю, что профессия для меня не самая подходящая, ржать по этому поводу как стадо жеребцов необязательно.
  Мы сидели в тени под развесистым сливовым деревом, прямо в середине двора, и Нойра заливалась хохотом так, что ее наверное на другом конце города слышно было. Если бы мне под руку не попала слегка раздавленная слива, все, возможно, сложилось бы в моей жизни иначе...но слива мне попалась и в следующий момент я уже со всех ног удирала на кухню под защиту Милены, а Нойра с воплями гналась за мной, попутно вытряхивая зловредный плод из собственного декольте. Он там еще и размазался...
  Вот так, на этой сливовой ноте разговор о моем будущем в тот день и закончился. Однако не закончились тренировки. Меня по прежнему почем зря гоняли по двору каждое утро, и скоро я перестала считать синяки, шишки и ссадины. На мой пристрастный взгляд нетронутых мест осталось меньше. И главное, если бы результат был ну хоть малюсенький! Ничего подобного! Кроме, может, одного - я во первых похудела, во вторых стала прожорливее никогда не отказывающегося закусить котища, а в третьих...два мелких паразита, вздумавшие подразниться, получили один деревянной ложкой по лбу ( кинула с другого конца стола и НЕ ПРОМАЗАЛА!) другой скомканной салфеткой по тому же месту. Даже подзатыльник от Милены меня не огорчил, тем более, я почти увернулась. И мельком подумала, что раз подзатыльники раздают...значит я тут уже совсем своя. И тут же выкинула из головы все мысли о караванах, маршрутниках и прочих путешествиях. Они смутно бродили где-то рядом все время после разговора с Нойрой, а тут пропали. Вот еще, нас и здесь неплохо кормят.
  Жаль, долго такая идиллия не продлилась.
  Так прошел почти месяц. Со дня на день намечалось давно ожидаемое знаменательное событие - в лицее начинался новый семестр. Чем дальше, тем больше наш дом напоминал собой скромный приют умалишенных. Буйных!
  Ну, мальчишки, те просто носились по всему дому как ошпаренные, с безумными глазами и прическами 'я упала с сеновала, тормозила чем попало...'. Мне даже интересно было - может правда падают, просто я увидеть не успеваю? Носятся же...
  Маркетиос делался с каждым днем все 'страньше и страньше'. Взрывы, вспышки и едкий вонючий дым из его лаборатории доносились по моему круглые сутки и без перерыва. Чего он там делал, я даже интересоваться не пробовала, ну его. Милена как-то обнаружила полную пропажу специй в свой вотчине и понеслась было разбираться. Я в этот момент как раз собиралась чего-нибудь пожевать и с интересом следила за разворачивающимися событиями из-за ближайшего угла. Милена как всегда бесцеремонно заколотила кулачищем в дверь, а та вдруг мгновенно распахнулась. Хозяин стоял на пороге, благоухая как сдобный кекс с корицей и цветом больше всего на тот же кекс похожий. Ровненько так пропеченный. И дырки на мантии как изюминки...Маркетиос подозрительно обрадовался гостье, и втащил не ожидавшую подобной подлости судьбы домомучительницу в свою лабораторию. Та пискнуть не успела.
  Дверь захлопнулась. Потом раздался громкий свист, даже вой - я подпрыгнула в своем укрытии , больно похоже на пикирующий бомбардировщик звучало. Наслушалась в свое время этих незабываемых звуков, советские фильмы про войну мое старшее поколение обожало.
  Ровно через три минуты дверь распахнулась, оттуда выскочила Милена, всклокоченная и красная, со всей силы шваркнула дверью о косяк и на полных парах унеслась на кухню. Где и закрылась почти до вечера.
  Что с ней случилось в лаборатории мага она категорически отказалась рассказывать . Спрашивать самого Маркетиоса дураков не нашлось, так что все остались в неведении, но инцидент дружно осудили - по случаю кухонной осады обеда в тот день не случилось. Впрочем, как и ужина.
  Нойра тоже нервничала. Надо сказать, что ее нервы волновали меня больше всего, поскольку были напрямую связаны с моими бедными боками. Вот когда я недобрым словом вспомнила огромную кучу перечитанных в свое время фантастик и фантазий. Там герой на раз-два-три крутой, как Эверест. А меня истязают уже месяц и ничего кроме стойкой ненависти ко всему, что касается физических упражнений, я так и не приобрела. Ну, еще коллекцию всяческих болячек и болючек - об этом я уже говорила.
  Поскольку народ вокруг так или иначе поддавался всеобщей вздрюченности, то и на меня вся эта катавасия действовала не лучшим образом. Я даже пару раз рыкнула на мальчишек, три раза наступила (нечаянно!) котищу на хвост и испортила все Миленины сковородки. Совсем из головы вылетела вся эта магия паразитская. Всего лишь яичницу хотела пожарить, откуда я знала, что их антипригарное заклинание портится быстрее, чем фальшивый тефлон на китайской сковородке. Одна чугунка успела цапнуть меня магией за руку, на остальные я нечаянно упала, захваченная врасплох посудным коварством. А нечего ставить их в такие неустойчивые пирамиды. Подумаешь, чистить их собирались...
  В общем, я впала у Милены во временную немилость. Это было ужасно, потому что есть хотелось почти все время. Пришлось долго подлизываться и изображать умирающую от истощения. Не сильно и притворялась.
  Наконец знаменательный день настал. Естественно, никто не остался в стороне. Все вскочили ни свет ни заря, и хотя отправляться в лицей предстояло только двоим и не раньше девяти утра, с рассвета весь дом стоял на ушах.
  К завтраку почти никто не притронулся. Кроме меня и кошака. Сборы сборами, а кушать хочется всегда. И Фимка и Ник, оба одинаково бледные от волнения, торжественные и непривычно молчаливые сидели над своими тарелками и невпопад отвечали на вопросы. Можно подумать, в первый раз в первый класс. Хотя...если подумать, нынешнее возвращение в родные пенаты будет поинтереснее, да и поважнее. Ведь возвращались они с победой! Из неблагонадежных нарушителей мальчишки снова превращались в 'талантливых учеников'. Само по себе дорогого стоит.
  Провожать их собралась целая делегация. Маркетиос временно вынырнул из лаборатории и снова, как в тот день, облачился в свои умопомрачительные матросские клеши. Смотрелось - умереть не встать! И бороду расчесал.
  Нойра тоже прифрантилась, но, не смотря на укоризненную воркотню и неодобрительные взгляды Милены, расставаться со штанами не пожелала, и выглядеть респектабельной мамашей у нее не получилось. Впрочем, она так волновалась за мальчишек, что подобные мелочи ее вовсе не заботили. Зато сама Милена нарядилась как положено, и десяток (не меньше!) нижних юбок, и смешной головной убор, похожий на слегка сплюснутые и побитые жизнью песочные часы, и расшитый бисером корсаж...все было на месте. Ну а я голову долго морочить себе не стала, оделась почти так же, как в день первой прогулки, только волосы распустила и нацепила симпатичный кулончик с чьей-то улыбчивой физиономией. ФизиоГномией - судя по носику картошкой и приметной тюбетейке на макушке. Да и купила я его в гномей лавочке по соседству.
  Мальчишки перебирали ногами на месте с самого завтрака, в половине девятого оба прочно приклеились к входной двери и душераздирающе вздыхали. Душераздирающе потому, что после примерно сотого опроса, раздававшегося с периодичностью раз в минуту 'а сколько времени, а мы не опаздываем?' Нойра так на них цыкнула, что спрашивать больше никто не решался.
  Наконец, сигнал к выступлению был подан, и дверь открылась. (Подозреваю, что до этого она с вечера была плотно запечатана каким-нибудь особо хитрым заклинанием, чтобы лицеисты не умчались еще за полночь). Повинуясь сигналу Нойры, я быстро подхватила под руку Николаса, и вцепилась в его локоть как смертельно оголодавший клещ в первого весеннего туриста. Нойра в тот же момент отловила Фимку. Таким образом мы чинно-благородно двинулись по улице, как и положено нормальному семейству, а не понеслись галопом, пытаясь догнать рвущихся к учебе недорослей. Хотя временами мне казалось, что если я упрусь каблуками в мостовую, то запросто поволокусь на буксире, высекая искры подкованными каблуками. Приходилось постоянно тыкать Ника локтем в бок и шипеть рассерженной змеюкой в самое ухо:
   - Тормози, куда несешься! Не снесли твой лицей и сносить не собираются, успеешь!
  На пару минут это помогало, а потом Ник снова рвался вперед. С Фимкой была та же история, только Нойре было легче, она просто крепко держала его под руку и у оболтуса элементарно сил не хватало тащить ее быстрее.
  Таким макаром мы добрались до лицея минут за двадцать. Я и раньше видела это здание, но не обращала на него внимания, а мальчишки по понятным причинам ситуацию поддерживали. Теперь появилась возможность рассмотреть знаменитый лицей подробнее.
  Ну что вам сказать...Лицей как лицей. Большое, строгих пропорций здание в пять этажей. Без всяких там архитектурных излишеств. Только забор вокруг очень красивый - ажурный, кованый, метра три высотой. И стоило мне напрячь зрение - ясно различила многослойное разноцветное свечение вокруг каждого кружевного завитка. Все ясно, заклинаний наверчено по самое не хочу. А я как назло без перчаток сегодня, надо быть осторожнее. Не хватало размагичить столь вожделенное для мальчишек учебное заведение в первый день их учебы. Да и шандарахнет наверняка не слабо, забор-то ого-го!
  Во дворе уже толпились лицеисты, от самых мелких, лет по семь-восемь, до совсем взрослых дяденек и тетенек лет по двадцать. Что они тоже учащиеся, я определила по форменной одежде - такой же как на мальчишках. Никаких, кстати, мантий. Узкие штаны до колен, приталенная кургузая курточка, все тёмно-синего цвета, и голубая рубашка с шикарным жабо. Симпатично получилось, хотя и забавно немного. Причем форма и у мальчишек и у девчонок была одинаковой, что я мысленно одобрила. Правильно, долой юбочную дискриминацию.
  Тут и там мелькали темно-зеленые кафтаны учителей. Я тихо хихикнула - брючки клеш тут видимо привилегия старшего магического поколения.
  Маркетиос тут же ввязался в какой-то глубоко научный спор с тощим старичком, смахивающим на средневекового астролога, наряженного в хиповые штанишки из наших семидесятых и расшитый какими-то блестками кафтан. На нас они не малейшего внимания не обращали. Мальчишки, как застоявшиеся кони, перебирали ногами на одном месте и забрасывали нас умоляющими взглядами. Я пожала плечами, посмотрела на Нойру и наконец отпустила своего подопечного. В ту же минуту и Фимка обрел долгожданную свободу. Оба стартанули с места на такой скорости, что я даже испугалась, а вдруг остановиться не успеют. И будет тут две полосы потоптанных лицеистов, ведущих к живописным отпечаткам на перегородившей дорогу стене. Нет, затормозили вовремя возле группы таких же оболтусов. Из тут же окружили, загомонили, каждый старался похлопать по лечу. По спине. Причем не всегда , видимо, соизмеряя усилия. Пару раз Фимка едва не клюнул носом в землю от такого дружеского приветствия.
  Чуть в стороне стояла еще одна группа подростков примерно того же возраста, но реакция на появление наших героев у них была прямо противоположная. А, поняла, это вражеская коалиция. Демонстративно отвернулись. Если и поглядывают, то либо украдкой, либо с показным презрением.
  Пока я увлеченно разглядывала окружающих, моей скромной персоне тоже уделили внимание. Я встревожено закрутила головой. Чувствуя неприятный зуд между лопатками. Кто-то сверлил меня пристальным и недоброжелательным взглядом, вызывая смутное беспокойство. Покрутившись, я обнаружила источник неприятного чувства: чуть поодаль стояла целая группа людей, и все дружно таращились на меня. Выражения лиц при этом были...по моему, с такими как минимум лопатой по голове 'одаривают'. Если не еще чем потяжелее. Ох ты господи. Да я их вижу в первый раз, чего они? Вот жизнь, стоит за порог выйти, как меня кто-то обязательно возненавидит. Дела...
  Я тоже не осталась в долгу. Пристально разглядывая неизвестных 'доброжелателей'. Высокий худощавый дядька в преподавательским костюме, с какой-то жутко блескучей брошкой у воротника, дородная разодетая в пух и прах дама, и...э...девчонка. Вобщем, обычная девчонка. Лет пятнадцати, со всеми присущими этому возрасту неприятностями: прыщики, веснушки и прочие прелести. Полноватенькая...и на голове чудной такой чепчик, с кружавчиками, плотно облегающий голову.
  Я попыталась вспомнить, когда я успела насолить этой троице, но безрезультатно. Наконец мне надоело играть в гляделки и я стала энергично проталкиваться сквозь толпу к мальчишкам.
  Схватив Фимку за рукав, я оторвала его от оживленного разговора с компанией мальчишек и потащила в сторонку. Что-то не нравились мне эти непонятные недоброжелатели.
  Фимка возмущенно трепыхался и пытался от меня отмахнуться, но не тут-то было. Я насильно развернула его в сторону недружественных личностей:
   - Это кто? - без лишних слов приступила я к допросу. - Ты не знаешь, почему они на меня смотрят так, словно я по очереди придушила всех их любимых бабушек?
   - Где? - Фимка нехотя обернулся и застыл на месте, вылупившись на продолжающую сверлить нас откровенно-злобными взглядами троицу. Лицо у него стало сначало обалделое, потом испуганное, а потом...злорадное. Я с интересом следила за всеми эволюциями его физиономии, терпеливо дожидаясь объяснений.
   - Это? - Фимка обернулся ко мне, сияя, как начищенный пятак. - Это Келла, с папочкой и мамочкой.
  - Кто? - Не поверила я и еще раз оглянулась. Присмотрелась пристальнее и замотала головой. - Да не может быть! Она ни капли не похожа на... - И осталась стоять с открытым ртом, сраженная внезапной догадкой.
   - Это чего... - Через некоторое время уточнила я у все еще сияющего ясным солнышком мальчишки. - Это она без...магии так выглядит? Ну, в смысле, без косметики? - Я действительно не верила своим глазам.
   - Агааа... - Фимка буквально лоснился от удовольствия, как объевшийся сметаны кот. Объект нашего внимания заметила его торжествующий взгляд, резко побледнела, затем покраснела, а потом и вовсе пошла пятнами. И впилась в меня таким яростно-ненавидящим взором, самой удивительно, как я не превратилась в кучку пепла. Ого!
  Келла резко отвернулась и что-то быстро сказала высокому дядьке. Стало быть, отцу...тот как-то нехорошо усмехнулся, глядя прямо на меня, и сделал знак стоявшему за его спиной субъекту в темном плаще. Плащ повернулся...у меня по спине промчался табунок противных холодных мурашек. Из под опущенного капюшона повеяло самым настоящим холодом. Не знаю, может быть мне и показалось, но смеяться расхотелось сразу же.
  Фимка рядом со мной тоже как-то резко притих, потом потянул меня за локоть в толпу, подальше от недружелюбных взглядов.
  Он тянул меня все дальше, а я даже не сопротивлялась. Зацепив по дороге Николаса, который тут же принялся недовольно бурчать, Фимка прямым ходом волок нас к возвышающемуся даже в такой толпе Маркетиосу.
  Шикнув по пути на Ника так, что тот от удивления сразу замолчал, Фимка отбуксировал нас сквозь толпу почти к самой ограде колледжа. Не обращая внимания на то, что Маркетиос все еще увлечен разговором, он резко дернул того за рукав:
   - Дед!
  Маркетиос обернулся и ожег нас недовольным взглядом:
   - В чем дело?!? Ты что, совсем забылся? Ты же видишь, что я разговариваю.
  Фимка вопреки обыкновению, не обратил на дедов гнев ни малейшего внимания.
   - Дед, это очень срочно - он выделил интонацией последнюю фразу. - Дед! Да потом договоришь! - И как Ника из толпы, бесцеремонно потянул Маркетиоса за рукав.
  Маркетиос, судя по всему, сначала так удивился, что машинально прошел за внуком пару шагов. Потом, видимо, тоже встревожился. Выдернул рукав из стиснутых Фимкиных пальцев и сам взял его за плечо. Обернулся, кивнул собеседнику, извиняясь, и направил нас в тихий уголок у самой ограды.
  Моей руки мальчишка так и не отпускал, поэтому я машинально следовала за ними, как привязанная.
   - Ну, в чем дело? - нетерпеливо спросил Маркетиос, как только мы оказались в относительном одиночестве - чуть в стороне от шумной толпы, наполнившей двор лицея.
   - Они привели ключника. - только и сказал Фимка, и Ник за моей спиной громко охнул.
  По тому, как резко потемнело лицо мага, я поняла, что дело плохо. Еще бы разобраться, в чем именно это 'плохо' заключается...
   - Так. - Маркетиос быстро взял ситуацию под контроль. - Николас, Ефим, быстро найдите Нойру и Милену, мы идем домой. Вы оба сразу после занятий тоже домой и нигде не задерживаться. Все, вперед! - Он придал мальчишкам ускорение, буквально вытолкну их в окружающую толпу.
   - Эй, погодите! - Я, наконец, опомнилась. Вообще, такое впечатление, что холодный взгляд из под капюшона меня натурально 'заморозил', я двигалась на автопилоте, покорно топая, куда ведут и не задавая вопросов. Теперь 'заморозка' вроде прошла и я сразу завозмущалась.
   - Что это было-то? - Мой недоуменный взгляд уперся в единственно доступный сейчас источник ответов - в Маркетиоса. - Какой еще...этот...ключник? Почему домой? И чего он на меня...так смотрел? - Как всегда в минуты сильного волнения, вопросы сыпались из меня как горох из дырявого мешка.
   - Все дома. - Категорично заявил Маркетиос. - Сейчас главное побыстрее уходить. Где их носит, прах побери! - Он отвернулся от меня и стал высматривать пропавших личностей в толпе. - Стой тут, никуда не отходи! - Приказал он, не оборачиваясь.
  Я пожала плечами. Непонятное чувство, навеянное 'капюшонистым', потихоньку сходило на нет, общая тревога каким-то непостижимым образом умудрилась словно пройти мимо и мне стало просто любопытно. Хотя нет, слегка тревожно было, но как-то...как не по настоящему.
  Поэтому я машинально кивнула в ответ на приказ Маркетиоса и тут же шагнула чуть в сторону, чтобы он не загораживал обзор. Может замечу в толчее кого-то из наших.
  Толпа бурлила и двигалась, празднично шумела, даже послышалась какая-то бравурная мелодия. Наш укромный уголок то пустел, то, словно бухточка волнами прибоя, заполнялся улыбающимися и беседующими людьми. На нас с Маркетиосом никто внимания не обращал.
  Я постепенно совсем успокоилась и с любопытством крутила головой. Обстановка была самая мирная. Я даже сделала еще один шаг в сторону, не удаляясь, вобщем, от Маркетиоса - чтобы лучше видеть.
  Неожиданно над головами празднично одетых людей ( я по привычке называла так всех, кого видела, не разделяя их на расы, а то и запутаться недолго) прокатилось звучное 'Бом-м-м-м-м!!!' Я тут же вспомнила , что это лицейский главный колокол, аналог нашего школьного звонка. Кто-то из мальчишек рассказывал, в последний месяц они все уши прожали своим лицеем.
  Толпа на мгновение замерла, я тоже. Все повернули головы в сторону главного входа в здание, а я даже на цыпочки привстала, потому что очередная волна заполнила уголок у забора порцией родственников учащихся.
  Я потом так и не вспомнила, что именно произошло. Скорее всего, пользуясь всеобщей неразберихой, кто-то подобрался к нам вплотную, и...
  Резкий, сильный толчок, и я, потеряв равновесие, полетела на чахлый газончик у самой ограды. Толкнули так сильно, что тот самый газончик я перелетела птичкой, больно приложившись спиной о каменное основание ажурного плетения.
  Сразу перехватило дыхание, а в следующий момент отлетевшая рука невольно схватилась за первое, что подвернулось: вычурный лепесток железного заборного цветка, мягко светившийся многослойным охранным заклинанием.
  Мир взорвался радужными брызгами и погас.
  4
  
  
  
  
  Темно и тихо. Бесконечные каменные коридоры заполнены пылью и паутиной. Только где-то далеко-далеко слышна дробная россыпь быстрых шагов.
   - Когда? - Сухой, бесплотный глосс вязнет в тишине, как в паутине.
  - Несколько недель назад, мой Цархес. - Второй голос не менее сух, но звучит уверенно, разрезая пыльную затхлость, словно нож. - Первый знак был почти неразличим, мы долго сомневались, не ошибка ли это. Даже сейчас еще нет уверенности.
   - Где? - Первый голос словно и не интересуется ответом, спрашивая скорее по обязанности, но что-то мешает поверить в его безразличие.
   - Южное побережье. Настоящий гадюшник, 'свободные расы' - С невыразимым презрением отзывается второй.
   - Проверить и немедленно доложить. - бесцветно приказывает первый. - Исполняйте.
   - Да, мой Цархес. - В голосе второго звучит...торжество? - Ключ!
   - Ключ! - Первый голос неожиданно наполняется силой, эхо катится по каменным стенам, отражаясь в самых дальних уголках.
  Тихое звяканье металла глушит все остальные звуки, большой, с ладонь величиной, ржавый ключ качается на медном кольце, наплывая, заполняя собой все пространство. Невыразимый и еще более подавляющий своей непонятностью ужас стискивает грудь. Как страшно!!! Крик застревает в горле, вырываясь лишь слабеньким писком. Это я кричу?
  
  
   *********************************************************
  
  Это что, новый элемент решили сделать? С какой стати? Мои цветы и листья и так совершенны и закончены. О, люди! Вечно им неймется, вечно что-то тянет менять! И ста лет не успеет пройти, а им уже не терпится перестраивать, переиначивать по своему! А меня спросили? И что за уродливую конструкцию в меня пытаются впихнуть??? Только этого не хватало!
  Да я умнее всех этих профессоров и студентов вместе взятых, я здесь стою с самого основания города. Если бы хоть кто-то из этих пустоголовых мотыльков догадался спросить, я бы такого могло порассказать...у-у-у-у...Да не снилось самым маститым преподавателям! Ну и что, что я стою снаружи! Да вы знаете, сколько тут за столетия было рассказано историй, сколько билетов вызубрено, сколько написано шпаргалок, сколько прошептано секретов в моих укромных уголках? Ха! А сами профессора? Они тоже не дураки поболтать вдали от посторонних ушей, я ведь огораживаю всю территорию, во мне все потайные ходы и даже секретный сад окружен мною. А вы говорите...то есть, вы все болтаете почем зря, а я слушаю! А надо бы наоборот! И незачем меня корежить всякий раз, как очередному умнику приспичит...нет, это уже наглость!
  Да что же это такое??? Куда??? Куда меня тянут? Безобразие!!! Да я вам сейчас! Сигнализация!!! Я защитное заклина....А-а-а-а-а-а!!!!
  
  
   *************************************************************
  
  Кто-то пронзительно и на редкость неприятно верещал над самым ухом:
   - Внимание, нарушение границы! Внимание, нарушение границы! Внимание, нарушение границы! - Тьфу, заело его что ли??? Ой, как болит...все!
  Я открыла глаза и с трудом сфокусировалась на мельтешении цветных пятен прямо перед носом. Пятна превратились в бестолково мечущихся людей, потом из этой толкотни вынырнул Маркетиос, протянул руку и дернул меня, как репку из грядки.
  Я оказалась на ногах, но голова бешено кружилась и я чуть было снова не села на землю, только сильные руки мага удержали меня в вертикальном положении. Верещание про границу резко смолкло, я проморгалась и наконец начала соображать. Так, что-то случилось. Что?
  Окружающие, кажется, по прежнему не обращали на нас внимания, носились, как перепуганные кролики. Чего это они?
  Из мельтешения лиц один за другим вынырнули Ник, Фимка, потом через какое-то время появилась Нойра. Позади нее в толпе мелькнула смешная Миленина шляпка.
  Все они встревожено смотрели на меня. Я через силу улыбнулась и нашла в себе силы спросить:
   - Вы чего? А что это было-то?
   - Ничего особенного, ты просто упала. - Суховато и громко ответил Маркетиос. Я тут же поняла, для кого он повысил голос - чуть в стороне стояло несколько людей в форме лицейских преподавателей, и все они то переглядывались, то в упор рассматривали нашу компанию. Чуть в стороне я заметила 'новую' физиономию старой знакомой. Келла стояла и так довольно улыбалась, что я тут же поняла, кто меня толкнул. Но зачем?
  Ответ на этот вопрос стоял чуть дальше. Тот самый тип, в плаще. Капюшон был надвинут так глубоко, что лица не было видно, в лучших традициях фильмов ужасов. Руки он сложил на груди, как будто чрезвычайно чем-то довольный. Заметив мой взгляд субъект чуть заметно шевельнулся и в его руке тускло блеснуло большое медное кольцо, на котором висел совсем уж гигантских размеров ржавый железный ключ. Ключ качнулся из стороны в сторону раз, другой...
  Меня буквально затопила волна первобытного ужаса, я не заорала только потому, что с перепугу пропал голос.
  Капюшон удовлетворенно кивнул, развернулся и скрылся в толпе. Я осталась стоять рядом с Маркетиосом, мокрая от пота и на дрожащих ногах. Господи, да что это такое-то? Что я, ключей не видела?
   - Моей племяннице плохо. - Все так же громко произнес Маркетиос, не давая мне ляпнуться на землю. - Такое скопление людей для нее непривычно, нам лучше срочно вернуться домой.
  Он повернулся к мальчишкам и уже вполголоса велел: - А вы в класс, и языками не болтать! Лин упала в обморок, когда начался переполох, от испуга и с непривычки. Понятно? Марш!
  Мальчишки дружно кивнули и растворились в толпе. Милена громко заохала, Нойра подхватила меня с другой стороны и они с Маркетиосом потащили меня к воротам.
  Я еще не совсем пришла в себя. Видимо, этим объяснялись весьма странные вещи, происходившие с моим зрением. Начать с того, что все вокруг ни с того ни с сего начали светиться. Не слишком ярко, но зато разными цветами.
  Большинство народу незатейливо переливались светло-салатными разводами. Среди них яркими пятнами на клумбе выделялись личности, сверкающие ультрамарином, разной степени насыщенности. Я даже заинтересовалась - получается синеньким отсвечивали лицеисты в форме...Хи-хи! Эта закономерность почему-то чрезвычайно меня насмешила. Я хотела было поделиться ею с Маркетиосом, но только и смогла, что рот разинуть. Сам маг светился почище остальных, даже не синим, фиолетовым каким-то светом. Фига!
  Тут я краем глаза уловила еще что-то необычное и отвернулась от Маркетиоса. Ух ты! А это что?
  Справа от меня двигались три фигуры, прямо-таки пыхающие нездорово-оранжевым, да еще и в какую-то противно-бурую крапинку. Фуууу, аж с души воротит. Я мельком удивилась собственному отвращению, когда одна из фигур приблизилась и за всей этой нездоровой иллюминацией я разглядела злорадную Келлину физиономию. А! Вот в чем дело...стоп, в чем, собственно? Она мне не нравится, потому что оранжевая в крапинку, или она оранжевая в крапинку потому, что мне не нравится? Ой, у меня кажется того...тихо шифером шурша, и прочие радости...
  Оранжево-крапчатая Келла вдруг сменила курс и сделала несколько шагов по направлению ко мне, мерзко ухмыляясь сквозь свои крапочки. Ой!
  В голове что-то громко щелкнуло, потом звякнуло и уже знакомый противный голос завел волынку: - Внимание, угроза неприкосновенности! Внимание, угроза неприкосновенности! - В довершении всего перед глазами, перекрывая обзор, замигал большой красный...ну вроде как кособокий крест, больше всего похожий на букву 'Х', нарисованную подслеповатым дистрофиком. Здрасте пожалуйста, только этого мне для полного счастья не хватало!
  Спустя мгновение я вдруг поняла, что всеми этими звуко-световыми эффектами умею удовольствие любоваться я одна. Никто вокруг на них никак не реагировал. И наконец обозлилась. Что за день такой!
   - Заткнись! - Рявкнула я неизвестно на кого, но...помогло! Мигать и верещать перестало, а уже открывшая было рот, видимо для очередной гадости Келла быстро его закрыла, хлопнула пару раз глазами , зашипела, как змеюка и отошла. Ну и слава богу...баба с возу. Не люблю ругаться...хотя может и люблю уже - злость так никуда и не делась, я бы с удовольствием сейчас кого-нибудь укусила.
  К счастью, больше к нам никто не приставал, а то на меня точно пришлось бы намордник одевать, как на взбесившуюся крокодилу. Куда и слабость девалась. Сразу за воротами я высвободилась из поддерживающих меня рук и самостоятельно зашагала по направлению к дому.
  Надолго, правда, моего запала не хватило. Едва переступив порог, я почувствовала, что из меня словно вытекли последние силы. Глаза закрылись сами собой и я с трудом дотащилась до постели. Бухнулась в нее не раздеваясь и через секунду уже спала под утробное мурлыканье прибежавшего на шум котофеича. Все вопросы потом, все ответы потом, вообще все потом...спаааать...
  
  Проснулась , когда за окном было уже темно. Не хило я так отдохнула. Несколько минут повалявшись в уютной постели и потискав довольного таким оборотом дела кота, я наконец встала. Несколько минуток постояла, прислушивась к себе - как там моя драгоценная организма поживает? Вроде нормально...Только есть хочется, и...еще кое чего. Ну, это в пределах допустимого.
  Я потянулась, пригладила растрепавшуюся во сне шевелюру и потопала в кухню, завернув по дороге в ванну, чтобы хоть умыться.
  
  Когда я спустилась в кухню, то обнаружила, что все уже в сборе, не хватает меня одной. И все молча смотрят на меня с непонятным выражением на лицах.
   - Что? - Недоуменно поинтересовалась я, на всякий случай оглядывая себя, может после столь сладкого сна что-то неприличное торчит в ненужном месте? Да нет вроде.
   - Ничего. - Обыкновенным голосом откликнулся Маркетиос и все как по команде занялись своими делами, перестав таращиться на меня, словно я восьмое чудо света.
  Я прошла к столу и уселась на свое место. Аппетит никуда не делся, не смотря на некоторую настороженность. Что-то не так...
  Однако скоро румяный кусочек копченого окорока и каша усыпили мою подозрительность и я разулыбалась, как кот над сметанкой. После сладкого сна и сытного обеда все неприятности казались пустяковыми, и вообще какими-то то ли давнишними, то ли вовсе ненастоящими.
  Однако народ за столом моего благодушного настроения не разделял. Только Милена ласково улыбалась и все подкладывала мне добавку, один раз даже погладив по голове, как послушного щенка. Я удивилась. Она уже давненько бросила эту привычку, видя мое, мягко скажем, неудовольствие. Хотя я никогда и не протестовала вслух...
  Пацаны сидели, как мыши под метлой и не торопились выливать на нас ушат самых свежих новостей, как бывало каждый вечер весь последний месяц. Нойра ковырялась в своей тарелке с брезгливостью биологички-первокурсницы, пытающейся препарировать жабу...Маркетиос...ух ты, как он на меня посмотрел! Ой, как-то мне опять не...так. Что я натворила?
   - Инцидент с оградой списали на то, что у заклинания, наложенного несколько столетий назад, вышел срок годности. - Суховато начал рассказывать маг. Я сразу подобралась. Черт, ведь я же наверняка это самое заклинание...
   - Решили, что оно самоликвидировалось, перед этим устроив... - Маркетиос , наконец, чуть усмехнулся. - Говоря твоими словами, 'короткое замыкание'.
  Хммм, с кем поведешься. - успела подумать я, чуть расслабляясь. Кажется все таки ничего серьезного. Однако голос мага снова стал суше, когда он сообщил:
   - Это официальная версия. Так же я объяснил, что ты упала в обморок, потому что не привыкла к такому количеству народа. Ко всему прочему, произошедший инцидент с замкнувшим заклинанием тебя напугал. Ну и тому подобное. Лин... - Маркетиос откинулся на спинку стула и посмотрел на меня в упор. Я вдруг отчетливо поняла, почему мальчишки так ежатся и стараются просочиться сквозь стену или даже пол, когда он на них так смотрит. Я бы тоже не отказалась замаскироваться под что-нибудь совершенно безобидное и не привлекающее столь пристального внимания.
   - Лин. - Повторил Маркетиос. - Официальной версии верят многие. Почти все. Вот именно ПОЧТИ, - Он выделил интонацией последнее слово. - Ты понимаешь, о чем я говорю?
   - Ага! - Я несколько поспешно кивнула, хотя и не совсем понимала на самом-то деле. То ли я по жизни тупая, то ли от стресса мозги слегка зависли.
   - Не понимаешь. - Печально констатировал маг. - Это плохо. Лин, ты подвергаешь себя опасности. И чем скорее ты это поймешь, тем больше у тебя шансов не попасть в неприятности.
  Я слегка растерялась. То есть, даже не слегка. - Но я же почти не выхожу из дома! - Вырвалось у меня. - Почему...а...каждый раз...
   - И почти каждый раз, когда выходишь, неприятностей долго ждать не приходится. - Закончил за меня маг. По сути верно, но я, кажется, не то хотела сказать. А может и то...Тьфу, самой противно, растекаюсь тут, как медуза по паркету, ни соображать толком, ни сделать ничего не могу. А ну-ка, приходи в себя, дурында, пока на микроэлементы не разложили!
   - Я вообще-то не нарочно. - Чуть ворчливо отозвалась я. - Эта...крыса сама все время на меня кидается.
   - Теперь это уже не важно. - Вздохнул Маркетиос. - Важно то, что тебя заметили те, чьего внимания следовало избегать всеми силами. И на них официальная версия не произвела ни малейшего впечатления.
   - А...что они теперь будут делать? - Настороженно отозвалась я, внутренне подобравшись.
   - Я не знаю. - Честно признался маг. - Но подозреваю, что ничего хорошего. Понимаешь... - Его изучающий взгляд в который раз пронизал меня насквозь, я даже плечами передернула, до того неприятное чувство.
   - Понимаешь, по большому счету ничего они как будто сделать не могут. Но...это я имею в виду родителей Келлы. Сам директор больше по хозяйству у нас специалист, чем по магии. А вот его жена - совсем другое дело. Ты нажила опасного врага. Я почти уверен, что именно метресса Гелла привела ключника. И это уже совсем другое дело.
   - Какое? - Я вспомнила слепящий ужас, охвативший меня при одном виде этого самого обычного на первый взгляд ключика и поежилась. - Он...на редкость неприятный какой-то. Я...испугалась. Только не понимаю, чего именно.
   - Испугалась? - переспросил Маркетиос, на секунду отвлекаясь от своего трагичного тона. - Чего именно? Вспомни, это важно.
   - Нуууу, даже не знаю. - Я подняла глаза и уставилась на слегка закопченный потолок. - Сам по себе он вроде как не страшный совсем. И ничего вообще мне не сделал, слова даже не сказал. Только...Посмотрел как-то так. Нехорошо. То есть, мне так кажется, потому что из под капюшона вообще непонятно было, может он там спит вовсе, а не по сторонам глазеет. Но капюшон он в мою сторону повернул, а еще... - В голове назойливой мухой жужжала мысль о том, что потолок надо...э...почистить той прикольной штучкой из Милениного арсенала. И хоть ты тресни, прогнать эту мысль не удавалась. Говорить приходилось, мысленно пробиваясь сквозь хозяйственно-дурацкий бубнеж. - А еще мне не понравился этот его - я невольно понизила голос - ключ. Я не знаю почему. Он вроде самый обычный, а у меня сердце в пятки ушло и объявило, что останется там навсегда. - Я пожала плечами и буквально отодрала прилипший к потолку взгляд, переведя его на Маркетиоса.
   - Это плохо. Очень плохо... - Маг все больше хмурился. Видно было, что он не на шутку встревожен.
   - Дед! - Попробовал высунуться до сих пор помалкивавший Фимка. - Да что они сделают-то в самом деле? Мы Лин в обиду не дадим, а они могут предполагать сколько вле..зет... - Он смешался и замолчал, буквально пригвожденный к своему месту строгим дедовым взглядом.
   - Молчи уж, сокровище, ваша вина в этом тоже есть. - Припечатал маг и снова повернулся ко мне.
   - Лин, с этого дня ни шагу из дома. Вообще. Пока мы не проясним ситуацию.
   - Как не выходить совсем? - Растерялась я. - Но...Я же не могу сидеть тут взаперти всю жизнь!
   - Ты пойми, с ключниками шутить очень опасно. Это тебе не Келла и не ее компания, и даже не ее родители. - Пустился Маркетиос в объяснения. - Против ключников...вобщем, вряд ли мы сможем что-то сделать. - Сказал как в воду холодную прыгнул, видимо трудно было признаваться.
   -Да кто такие эти ключники и что им от меня надо в конце концов? - Взорвалась, наконец, я. Видимо, что-то там переполнилось или переломилось под весом...какая разница, собственно. Я не на шутку разозлилась. Жила себе спокойно, никого не трогала. Первая.
  Так уж я устроена. Когда-то давно читала я в книжке одного симпатичного английского натуралиста про зверя-ленивца. Мол, оклеветали бедное животное все кому не лень - и неуклюжий он, и беспомощный, и ленивый. И не может ничего. А на самом деле все он может, и по деревьям шмыгает весьма шустро, но! Пока на его родной пальме или, там, баобабе съедобных листьев хватает, ленивцу нафиг не сдалось мотаться по лесу как угорелому. Оно ему просто не надо. А когда приспичит, так он и обороняться и драпать умеет не хуже других, если не лучше.
  Вот и я, похоже, что-то от этого экзотического зверя в характере заимела. Ну не заедает меня амбиция 'мотаться по лесу', пока на моем дереве хорошо кормят. Только, похоже, дерево вот-вот спилят нафиг.
  Конечно, я и раньше задумывалась своем будущем. И рисовалось оно мне в весьма приятном свете. А что, к мальчишкам я привязалась, да и к остальным членам семейства тоже, мне с ними было уютно и комфортно, нескучно и весело. А устраиваться в этой жизни...так времени вагон и маленькая тележка, торопиться лучше медленно. Так, во всяком случае, мне казалось. Оно и дома так было - пока не начнет припекать, я сидела и не рыпалась, развивая бурную деятельность только если обстоятельства меня основательно прижимали. И тогда я все умела и со всем справлялась. Причем неплохо. А устранив помехи и обеспечив себе более-менее комфортное существование со спокойной совестью на бурную деятельность забивала.
  От воспоминаний о свойствах ленивца и особенностях собственного характера меня оторвал Маркетиос, который громко кашлянул, чтобы привлечь мое внимание. Хороша! Вопрос задала, да еще таким скандальным тоном, а выслушать ответ не потрудилась - уплыла по мозговым извилинам.
   - Никто толком не знает, кто они такие. - убедившись, что привлек мое внимание, стал рассказывать Маркетиос. - Но то, что связываться с ними очень опасно, знают все. Самое странное, что никто не может конкретно сказать, что именно может произойти. В городе нет никого, кто с ними сталкивался. И при этом стоит ключнику только показаться, все если не бросаются в россыпную, то во всяком случае часто вспоминают, что у них срочные дела в другом конце города. Самое странное, что даже слухов о них ходит очень мало, а ведь люди обожают поболтать обо всем таинственном и непонятном. Тут же словно воды все в рот набрали.
   - Но если никто не сталкивался... - удивилась я. - Откуда все взяли, что это опасно? Может, это все...выдумки? - Я очень на это надеялась, хотя что-то в самой глубине души подсказывало мне, что надеждам этим не суждено сбыться.
   - Видишь ли. - Маркетиос опустил глаза. - Некому рассказывать. Никто из тех...они просто исчезли.
   - Фига! - Вырвалось у меня. Хорошенькие дела.
   - Да. Это очень редко случается, надо сказать. - Маркетиос не обратил внимания на мою не слишком светскую оговорку. - Я в свое время знал одного человека. Совсем молодого еще. За ним пришли ключники. Он отказался уходить с ними. И его родители, что вполне закономерно, тоже не собирались отдавать сына. На следующий день их дом опустел, там не осталось никого. И ничего живого. Пропали даже домашние животные. И по сей день дом стоит пустой, считается проклятым. Все стараются обойти это место стороной. И никто не знает, что же произошло на самом деле. - По мере рассказа Маркетиос становился все мрачнее. - Я был там. И обнаружил след какого-то очень мощного заклинания, но так и не смог определить, что именно это было. С тех пор я изучаю эту проблему, в тайне от всех. - Он серьезно посмотрел на меня, а потом на всех остальных, сидевших за столом. - Я думаю, все понимают, что болтать об этом не стоит.
  Я все это время усиленно шевелила мозгами, и теперь высказала свои сомнения:
   - Погоди-погоди! Ты только что сказал, что никто не знает, что эти...ну эти...ключарики сделать могут. Как же не знают - вон тебе пример самый натуральный.
   - Хммм... - Маркетиос вдруг задумался. - А знаешь...это действительно странно. Я вот прекрасно помню этот случай и свои исследования. А все остальные, похоже, просто забыли.
   - И вы только что это заметили? - Недоверчиво поинтересовалась я.
   Маркетиос заметно растерялся. - Ты знаешь...я ведь ни с кем особенно об этом не разговаривал. Не та тема, которую люди стремятся обсуждать.
   - Уффф, вобщем, я окончательно запуталась. - Сделала вывод я. - Но мне все это не нравится. Что им от МЕНЯ нужно, этим ключникам?
   - Мне стоит о многом подумать. - Решил Маркетиос. - Оказывается, я на многое не обращал внимания, невольно, или с чьей-то подачи. - Физиономия у него была крайне недовольная. - А в отношении тебя могу сказать одно. Все, что мне сейчас извесно, тот парень прежде чем пропал, демонстрировал какие-то необычные способности. Не такие, как у всех. Сама по себе магия, она...у всех одинаковая. Только кто-то может больше, кто-то меньше, кто-то с ее помощью пашет землю, а кто-то, скажем, создает скульптуру. Но магия у всех одинаковая. А ты в эти рамки никак не вписываешься.
   - Поняяяятно... - Я, кажется, поняла, зачем меня толкнули в эту дурацкую чахлую клумбу. Заррраза. - Чтобы у нее оставшиеся патлы повылазили! - В сердцах пожелала я. И увидев недоуменные взгляды пояснила:- У Келлы, само собой. И что мне теперь делать? - Пожалуй, это был самый главный вопрос на повестке дня.
   - Сидеть дома и не высовываться, как я уже сказал. - Твердо ответил маг.
   - А...нет, погодите. - Ну не нравилась мне такая перспектива.- Вы же сами сказали, что этот парень...ну, тот, который пропал.
   - Пусть тебя это не волнует. Его родители не были магами, тем более моего уровня. - Припечатал Маркетиос и встал. - Если мне еще что-то станет известно, я дам тебе знать. А пока делай то, что я сказал и все будет хорошо. - И ушел.
  Я молча сидела, уткнувшись носом в тарелку. И чем дальше, тем яснее понимала, что подчинится этому приказу не смогу. Нет, меня вовсе не тянуло на приключения. Совсем! Да катились бы они колбаской, такие приключения. Я еще в детстве, читая любимые книжки, частенько задумывалась о том, что многое из того, о чем так интересно почитать, лежа под теплым пледом с тарелочкой печенья под рукой, нормальные люди называют не приключениями, а совсем другим словом. В том числе и главные герои этих самых книг. Неприятности, вот как это называется.
  Так вот, меня вовсе не тянуло прогуляться по улицам просто ради неприятностей на свою...кхм. Голову. Но и сидеть ждать я не смогу. Тем более после рассказа Маркетиоса. Как бы там ни было, даже учитывая то, что попала я сюда далеко не по своей воле, к этим людям я успела не на шутку привязаться. И если мое присутствие угрожает их безопасности...Ох, как не хотелось даже думать на эту тему. Чего проще - обещали тебе, что все будет в порядке и за тебя все решат? Вот и сиди тихонечко, не высовывайся. Мыслишка такая соблазнительная, так хочется пожать плечами и пусть за тебя отдуваются другие. И почему я никогда не поступаю так, как подсказывает этот самый умный кусочек мозга?
  Ужин закончили в молчании и тихонько разошлись по своим комнатам. Фимка, правда, сделал было попытку перехватить меня в коридоре, но Ник уволок его буквально за шиворот. Я проводила их взглядом и ушла к себе. Думать. Дело это для меня сложное и не самое любимое, надо признаться.
  Думала я весь вечер и еще половину ночи. Не надумала ничего хорошего. Вопросов было больше, чем ответов.
  Начнем с того, что я так и не поняла, какого черта этому хмырю в капюшоне от меня надо. И не видела способа это выяснить. Особенно если эти 'жутко секретные тайны' никто не стремится обсуждать в принципе. Ясно только, что ничего хорошего.
  Теперь дальше. Чем больше я думала, тем более странным казалось мне поведение Маркетиоса. С одной стороны он, велев мне сидеть дома и носа не высовывать, он обещал защиту. Вот именно, с одной стороны. Зачем тогда он рассказал мне о том парне, у которого исчезла вся семья? Чтобы подчеркнуть опасность и с силу вражьего племени и собственную крутость? Мол, всех убью, один останусь, как говорил один небезызвестный герой моего когда-то любимого фентези. Оххх, не знаю.
  Значит, тут что-то другое. Спрашивается, что именно? А ничего хорошего. Додумалась я только до того, что таким завуалированным способом маг дал мне понять, насколько мое присутствие здесь нежелательно. Даже сама мысль об этом была редкостно неприятна, но не способ ли это разбудить мою разоспавшуюся совесть и освободить жилплощадь? Да нет, не может быть. Но...если поразмыслить, ведь это правда. Живу тут как у Христа за пазухой и в ус не дую, на всем готовом. Вряд ли мой вклад в научную деятельность Маркетиоса настолько ценен, чтобы бог знает сколько времени содержать в доме неизвестно откуда свалившуюся девицу, еще и потенциально опасную.
  Да, я сюда не по собственной воле попала. Но не вставать же теперь в позу, мол 'не виноватая я, они сами пришли и вызвали'. Глупо и некрасиво, особенно после того, что отнеслись здесь ко мне вполне по человечески, и люди эти мне теперь не чужие.
  Ох, вот тут самая большая дохлая собака и прикопана. Я не хочу подвергать никого из моей новой...ну да, семьи... никакой опасности. Пусть даже Маркетиос действительно сможет меня защитить, чего это ему будет стоить? А остальным? Ник и Фимка только-только вернулись в лицей, у Нойры столько планов, сам маг...а, да что говорить. Каждый из них стал мне близок и дорог. И рисковать ими я не хотела ни в коем случае.
  Значит, надо уходить? А куда??? Куда я могу тут пойти, и что вообще буду делать? Вот когда я недобрым словом вспомнила и собственную лень, и сто раз нехорошими словами помянутые 'особенности характера'. Дождалась, идиотка, когда хвост подожгли, а где ближайшая лужа, разузнать вовремя не удосужилась.
  В результате, у меня ни денег, ни толковых знаний, ни даже идей нет. Я не знаю, куда мне идти. Не знаю, чем заняться. Понятия не имею, как заработать хотя бы на хлеб. Нет, стоп. Это уже немного преувеличено. Как-нибудь заработать, я, конечно, сумею. В самом крайнем случае полы мыть я умею...ОЙ! Ах черт...я забыла про магию. Здорово. Значит даже поломойкой меня никто не возьмет - кому нужна работница, от которой домашнюю утварь надо беречь, как от огня.
  Все эти мысли возникали в голове сумбурно и беспорядочно, метались, перебивали одна другую, и только окончательно сбили меня с толку. В результате я сначала обозлилась, потом впала в глубокую депрессию, потом опять обозлилась, плюнула, и решила, что утро вечера мудренее. Все равно кроме глупостей или возможных неприятностей ничего не придумывается. И завалилась спать, даже не умывшись.
  Увы, мои надежды на то, что к утру я поумнею, не оправдались. Стоило открыть глаза, как затаившиеся где-то в темном углу мерзкие мысли хищно накинулись на меня всей толпой, злорадно потрясая невеселыми перспективами и бесполезными сожалениями. Отчаянным усилием воли я слегка разогнала эту мрачную тучу и трусливо сбежала из уединенного местечка, где никто не мешал мыслям меня терзать в теплую и благоухающую выпечкой кухню.
  Ненадолго это помогло. Здесь было так привычно спокойно , Милена как всегда уютно ворчала, выставляя передо мной все самое вкусненькое. Мальчишки уже, оказывается, утопали на занятие, Маркетиоса тоже не было дома. С утра ушел куда-то, наказав 'сидеть и не высовываться'. Тоже мне новость...
  Вопреки обыкновению без всякого аппетита поклевав завтрак, я поплелась во двор - обычно в это время Нойра начинала гонять меня, как петух обленившуюся курицу по курятнику. Я всегда стонала, ворчала и всячески пыталась увильнуть от ненужных, на мой взгляд, издевательств над своим любимым туловищем, но сегодня даже этого не получилось. В смысле - выползла добровольно и молча. Плохи мои дела.
  А Нойры вот как раз и не было. Вздохнув, и помахав ручкой неосуществившейся надежде въехать в привычную колею и уселась в тенек и опять задумалась. Лучше бы бегала и палкой махала, честное слово.
  А что тут думать...надо уходить из такого уютного и привычного дома и пытаться устроиться в этой жизни самой. Хватит уже выезжать на чужом горбу, в конце концов мне не пять лет.
  Итак, давай подумаем, что у нас имеется из положительных моментов. Мдаааа...негусто что-то. Вообще ничего не придумывается, если честно. А из отрицательных? О-о-о-о! Полным полна коробушка: магией я пользоваться не могу. Мало того, что самой магичить не светит не под каким соусом, даже сделанное другими я не смогу использовать. Надо вообще теперь жить, не снимая перчаток, вряд ли кто-то за пределами ставшего уже родным дома будет в восторге от девицы, выводящей из строя его любимые дорогостоящие вещицы одним прикосновением. Мало того, что в жизни не расплачусь за убытки, так еще и внимание привлекать буду, как клоун на мессе. Не годится.
  Стало быть, поиски работы осложняются в...черт знает сколько раз. У них тут проклятущая эта магия из каждой щели торчит, не успеешь оглянуться, как что-нибудь да цапнет магическим током за неосторожную часть тела.
  Плюс ко всему, как раз привлекать внимание к своей особе мне нужно меньше всего. Так я и не поняла, чего хмырю в капюшоне и прочим ключникам от меня надо, но высянять это подробнее не хотелось совершенно. Меньше знаешь, лучше спишь. Значит, надо как можно скорее исчезнуть из виду, желательно вообще из города уехать. Ох, как тоскливо...мало того, что я понятия не имею, куда податься, так еще и просто уезжать не хочется. Страшно, и...я буду скучать. По мальчишкам в первую очередь, по Милене с ее воркотней, даже по Маркетиосу.
  От таких мыслей я совсем приуныла и тоскливо уставилась куда-то прямо перед собой, не особенно обращая внимание на то, что вижу. Чисто выметенный двор, вон у стены стоит бочка с водой и какая-то Миленина метелка, явно магическая, судя по чуть заметному желтоватому свечению. Уже, между прочим, почти разрядилась, пора 'подзаправить' магией в соседней лавке. Взгляд бездумно скользнул дальше, по верхушкам деревьев на черепичную крышу, тоже тихонько светившуюся заклинанием от протечки, вон флюгер свежеизготовленный, так и сияет, наверняка будет предсказывать погоду лучше, чем прежний, который под конец своей погодной службы предсказывал исключительно дождь, даже если почти плавился на жарком солнышке. Стоп!
  Я подскочила на месте и заморгала, осененная внезапной мыслью. Ну конечно! А что , если мое главное несчастье и недостаток превратить в достоинство? Почему бы нет, ведь...должно получиться! Я же ВИЖУ магию! Пусть я не могу ею пользоваться и вообще предпочитаю держаться подальше, но я часто вижу то, чего не может заметить даже Маркетиос! Сколько раз я ставила его в тупик, мимоходом заявляя, что вот эта непонятная штукенция так и пышет каким-то хитрозлобным заклинанием, (цвет ее мне не нравился, что ли...) а вот этот шикарный с виду амулет полное барахло, потому что магия на него намотана извне, как нитка на катушку, и истончается с каждой минутой. Больше двух дней не протянет. Откуда я сама это знала, я никогда так и не смогла объяснить, просто видела и все. Мало того, пару раз по его просьбе я даже 'обезвреживала' какие-то 'побочные эффекты' и прочие пакости, просто втягивая вредоносную магию в себя - мне-то совершенно по барабану, полезная это, скажем, газонокосильная магия, или злобнозверская порча. Впитывается со свистом, и ощущения абсолютно одинаковые, то бишь, кроме короткого удара 'тока' вообще никаких.
  Я вскочила и нервно зашагала по двору, мотаясь от забора до метелки, словно ополоумевший маятник. От мыслей в голове сразу стало тесно, и каждая норовила распихать соперниц и вылезти на первое место. А что, ведь это действительно шанс! Осталось только сообразить, как им воспользоваться и при этом не влипнуть в очередные неприятности.
  Пометавшись так минут десять, я поняла, что самой мне не хватает информации. Замерла на месте, пару минут простояла столбом, а потом - была не была, отправилась разыскивать Нойру. Чего-то она сегодня манкирует своими обязанностями, никто меня гонять так и не явился. Если кто-то и может мне помочь, это она. Я решила, что Фимкина родительница меня поймет, тем более, по моему, в ее интересах все же убрать потенциально опасную личность подальше от своей семьи...как я отчаянно надеялась, временно. Вот исчезну на полгодика и все само собой забудется... и можно будет вернуться... и опять жить как раньше...сама прекрасно понимая несбыточность этих мечтаний, я все же успокоила себя призрачными надеждами и коротко постучала в дверь. Пока думала, успела добраться до комнаты, где жила Нойра.
  На стук в дверь довольно долго никто не реагировал, но потом дверь открылась и появилась мрачная, как ноябрьская туча, хозяйка. Глаза красные и...ооооо! И запах, знакомый до тошноты. Мадам вчера что-то отмечали? Или горе заливали? Не знаю, но результат всегда один получается - дичайшее похмелье, приступ которого и был мне продемонстрирован во всей красе.
  Так что до того, как начать конструктивный разговор, пришлось предпринять ряд не менее конструктивных действий. Намочить в умывальнике полотенце, которое Нойра тут же водрузила на свою больную головушку и сгонят к Милене за неким зельем, по утверждению страдалицы, самым что ни на есть магическим, а по моим наблюдениям (не поленилась остановиться в коридоре и понюхать здоровенную, чуть ли не на полтора литра кружку, и даже самоотверженно попробовать кончиком языка) - самым обыкновенным рассолом. Скорее всего из под огурцов...
  Это зелье и в моем родном, насквозь антимагическом мире всегда считалось волшебным, и тут не подвело. Меньше чем через полчаса Нойра смогла думать еще о чем-то кроме раскалывающейся головы и норовящих пуститься в бегство внутренних органов.
  Я благоразумно не стала выяснять причин столь грандиозного издевательства над родным и единственным организмом и сразу взяла быка за рога, то есть продемонстрировала Нойре свои способности, раздраконив ее туалетные принадлежности ( магическая зубная щетка первым делом начисто облысела, а 'лучшее в мире средство, сохраняющее ваше дыхание свежим , а зубы белоснежными , изготовленное с помощью новейших достижений магической мысли, рекомендованное ассоциацией лучших магов-врачевателей!' полезло из коробочки противной зеленоватой пеной, заполнив комнату запахом самой натуральной болотной тины. Могло и хуже быть...
  Нойра слегка обалдело наблюдала за моими действиями и опомнилась далеко не сразу - а нечего всякую гадость пить. Однако, она справилась с собой и успела остановить меня до того, как я, войдя в демонстраторский раж, изничтожила все магические предметы в комнате. Видимо, этого она и опасалась, когда ласково и в то же время решительно оттеснила меня к собственной кровати, куда и усадила, на всякий случай придерживая за плечи. Для начала заверив меня, что она полностью удовлетворена уже уничтоженными предметами туалета, и вообще под впечатлением, Нойра осторожно спросила, что именно я хотела ей доказать этой демонстрацией.
  Я перевела дух, и с сожалением покосилась на туалетный столик , полный всяких так и светящихся магией интересных штучек. И принялась объяснять. По ходу дела я все стремилась еще раз на практике продемонстрировать свои способности, но Нойры держала меня крепко.
  Способности совершенно точно ее впечатлили, хотя она и раньше об этом слышала, но во первых, не так подробно, а во вторых я в основном ругалась и жаловалась, в очередной раз обнаружив, что не могу пользоваться каким-нибудь магическим удобством.
  Рассказал и показав все, на что я в тот момент была способна, я замолчала и выжидательно уставилась на собеседницу. Она не менее внимательно таращилась на меня. Так мы просидели, наверное, с полминуты, и я не выдержала первая:
   - Ну? Что?
   - Что 'ну что'? - Нойра непонимающе моргнула и отпустила, наконец, мои стиснутые плечи.
   - Ну как ты думаешь, можно использовать что-то из этого в...твоей работе? - Я с надеждой вздохнула.
   - Так ты мне для этого все показывала? - Нойра даже головой тряхнула.
   - Ну конечно! А ты думала, я так с утра пораньше тебя развлекаю? - Не выдержала и фыркнула я.
   - Я думала, что у тебя с перепугу мозги перекрутились. - Как всегда откровенно заявила собеседница. - Личико у тебя вчера было...не самое умное. Да и сегодня с утра...
   - Да ну ладно, сама знаю. - Недовольно вздохнула я. - Ближе к телу, то есть к делу. Смогу я со своими способностями пристроиться в какой-нибудь караван, или к купцам?
   - Сама додумалась? - Нойра перестала улыбаться и посмотрела на меня внимательно.
   - О чем? - На всякий случай переспросила я. - О том, как себя к делу приспособить, или о том, что надо сматывать удочки, пока тут заварушка не началась с этими гадами в капюшонах? - Настроение шутить как-то незаметно сошло на нет.
   - И о том и о другом. - Нойра посмотрела на меня даже, кажется, с уважением, чего я раньше не замечала.
   - О том, куда бы себя деть - только что. - Честно призналась я. - А о том, что уходить надо... - Я опустила голову и стала пристально разглядывать завязки на жилетке. Какой, оказывается, интересный узел на одной из них образовался...
  - А куда деваться-то. Только еще и не хватало всем вам с ключниками этими неприятностей. Маркетиос, конечно, весь из себя самый-самый, но кто его знает, как дело повернется. Это риск. Мальчишки в лицей вернулись, только-только жизнь налаживаться стала, и на тебе. Да и...ты сама говорила, помнишь? Что я тут буду делать, так, по дому болтаться, 'не пришей кобыле хвост'? А сейчас особенно - заняться совершенно нечем, от меня помощи по хозяйству меньше, чем от кота, он хоть мышей ловит, а я только ценные вещи порчу. На улицу не высунешься, я может и дура, но не настолько. А если эти злыдни не оставят нас в покое и заявятся сюда, вообще неизвестно, что случиться . Я... - Я судорожно сглотнула и упрямо продолжила: - Я не хочу так рисковать никем из...моей семьи - И я с вызовом посмотрела Нойре прямо в глаза. - Другой у меня нет.
  Нойра вдруг резко подалась мне навстречу и я невольно втянула голову в плечи и попыталась отшатнуться - ежеутренние экзекуции во дворе приучили меня в любую минуту ждать от наставницы если не подзатыльника, то какой-нибудь другой каверзы, имеющей целью повысить мою осторожность , внимательность и увертливость.
  Но сейчас Нойра просто обняла меня так, что у меня самым натуральным образом треснули ребра, и я почувствовала себя тюбиком, из которого безжалостно выдавливают остатки зубной пасты.
   - Нойра!!! - Пискнула я, даже не делая попыток вывернуться , все равно бесполезно. - У меня сейчас печенка из ушей вылезет, отпусти! Ты что, с ума сошла?
  Нойра немного смущенно кашлянула и разжала объятья. Я на всякий случай отодвинулась подальше, приготовившись и отпрыгнуть , если понадобится. Но к моему нешуточному удивлению, Нойра вытерла рукавом глаза и , шмыгнув носом, совсем по-фимкиному, села напротив. Дела...
   - Значит так. - Голос ее быстро набрал былую силу и уверенность. - Что додумалась, молодец. Я уже и не надеялась. - Очень хотелось огрызнуться, но я промолчала. А так ли уж она не права, а? То-то и оно.
   - Были у меня такие мысли. - Не обращая внимания на мои противоречивые эмоции, продолжала женщина. - давно были. Учить такую...способную ученицу, как ты, тоже не просто так решено было.
   - Кем это решено? - Тут же вклинилась я, загораясь подозрениями.
   - Мною. - Не моргнув глазом ответила эта...подумаешь! И вообще. Темнит что-то моя дорогая наставница.
   - Ага, понятно. - Да ни фига мне не понятно. Тоже мне, решила она. То есть...тьфу, я уже совсем запуталась. Лучше послушать, что она скажет, а там и разберемся.
   - Про твои способности отец мне рассказал, но, как сама понимаешь, без подробностей. - Нойра усмехнулась, непонятно над кем - надо мной, или над своим отцом. - Он у нас считает, что если я читать-писать научилась - это уже достижение, а уж устный счет я освоила исключительно чудом. Раз не пошла учиться его драгоценной магии, значит и вовсе без ума. - Аааа, все же над Маркетиосом. Во проблемы у них. Впрочем, у всех свои.
  Нойра обернулась, пытаясь достать до оставленной на столе кружки с 'волшебным зельем', и продолжила:
   - Так что думала я на эту тему давно, и даже успела кое с кем посоветоваться. А то, что ты сегодня мне показала и вовсе упрощает дело. Полезные свойства у тебя, хотя и неудобные. Полезные в торговле, неудобные для тебя самой. - Пояснила она, натолкнувшись на мой заинтересованно-непонимающий взгляд. Я и впрямь была заинтригована. Вот оно как, я-то была уверена, что мое озарение будет для Нойры открытием, и даже гордилась (где-то там, в самой глубине души) собственной находчивостью. А тут, оказывается, уже целая стратегия разработана. Но тут до меня дошло, что именно сказала Нойра и это заставило меня мгновенно насторожиться:
   - Посоветовалась? С кем?
   - Успокойся, только с Грантом, а ему я доверяю как себе. - Заверила женщина. Хех, еще бы, судя по тому, как они друг на друга смотрят, когда думают, что их никто не видит.
   - Аааа...Ну ладно. - На самом деле основательный и негромкий мужик мне нравился. Особенно то, как здорово он умел парой фраз и чуть хитроватой улыбкой погасить любой Нойрин взрыв и свести таким образом жертвы к минимуму. Учитывая, что за последний месяц моя темпераментная учительница отыгрывалась в основном на мне - вообще не мужик, а золото.
   - Значит так. - Убедившись в том, что я успокоилась, моя собеседница встала и по всегдашней своей привычке зашагала от стола к двери и обратно.
   - Поедем завтра рано утром. Мы так и так планировали через пару дней отправляться, все готово. Выедем чуть раньше. Сегодня и правда сиди дома, и чтобы не вздумала даже нос высунуть на улицу.
   - Да знаю. - Отмахнулась я. - Только погоди... - Я сглотнула и жалобно уставилась на Нойру. - Что, прямо завтра? - Сразу стало...не то что страшно, но не по себе точно. Так быстро...опять жизнь меняется, и опять я мало что могу изменить сама. Хотя...сейчас я по крайней мере не просыпаюсь голышом , вся по уши в золе и этих самых изменениях.
   - А ты когда хотела, в следующем сезоне? - Фыркнула Нойра. - Конечно завтра. А сейчас давай обсудим другие важные вопросы.
   - Какие ? - совершенно закономерно спросила я, не выдержав почти минутной паузы, во время которой Нойра зачем-то полезла в свою сумку, валяющуюся на полу всамом дальнем углу. Что она там искала, так и осталось непонятным. Нойра выпрямилась, бросила свою походную авоську и села на стул у окна.
   - Сама не догадываешься?
   - Ну... - Я вздохнула. Как все просто, когда за тебя думают другие. Самой думать трудно. И результат не всегда тот, которого хочется. Зато можно быть уверенной - если накосячила, так сама, а достигнутый успех тоже только моя заслуга.
   - Перво-наперво надо решить, что и кому мы будем про меня рассказывать. - Начала я. - То есть, про мои способности. - Нойра одобрительно кивнула, и я продолжила: - Я думаю, все знать другим необязательно. И еще... - Я нахмурилась, вздыхая. - Мне очень бы хотелось пойти именно с тобой...только...искать меня тоже будут возле тебя в первую очередь. А это опасно как для меня, так и для твоего каравана.
   - Все-то ты понимаешь. - Усмехнулась бывалая караванщица. - Если ты помнишь, я уже рассказывала, что мы пойдем новым маршрутом. Так что найти нас в любом случае будет трудно.
   - Ну... - после этих слов я засомневалась. Но потом упрямо мотнула головой: - Я не знаю, конечно. Но это все равно рискованно. - Что греха таить, мне и самой гораздо больше хотелось быть поближе к тем, кого я знаю и с кем буду чувствовать себя в безопасности. Только вот не вылезет ли эта моя безопасность им боком? Вопрос.
   - Ладно, там разберемся. - решила Нойра. - И еще одно. Уезжаем, как я сказала, завтра утром. А сегодня ты тихонечко собираешь самые необходимые вещи и никому ни звука. - Она выделила интонацией последние слова.
   - Почему? - Вскинулась я, хотя в глубине души, кажется, понимала.
   - Потому что папаша тебя не отпустит. - Просто сказала Нойра, досадливо пожимая плечами. - Он, понимаешь, уверен, что защитить тебя кроме него никто не сумеет. А может и еще какие соображения у него имеются, он мне не докладывал. Но отпускать тебя никуда не намерен. Мало того, Милену он настропалил в том же духе, а уж мальчишки и вовсе взвоют.
   - Почему? - Напряженно спросила я, не поднимая глаз.
  -Ты дура, или сама догадаешься? - Нойра перестала метаться взад-вперед по комнате и остановилась напротив меня. Я молчала.
   - Потому же, что и ты уехать хочешь. - Наконец тихо сказала женщина. - Ты теперь нам тоже не чужая, и плевать каким ветром и откуда ты здесь появилась. И мы, конечно, постараемся тебя защитить. Другой вопрос, сумеем ли. Я считаю, что если увезти тебя подальше гораздо безопаснее для всех. - Она сделала паузу. - Но это только я так считаю. Теперь вот и ты то же самое предлагаешь. Остальные не согласны.
  У меня засосало под ложечкой от одной только мысли, что совсем скоро придется расстаться и со спокойной жизнью, и с уютным, ставшим таким родным за прошедшие месяцы домом. И с его обитателями. А уезжать потихонечку, не прощаясь, как нашкодивший воришка...но делать нечего. Так нужно.
   - Хорошо, так и сделаем. - Я приняла решение, и хотя это оказалось неожиданно тяжело сделать, я понимала, что так будет правильно.
   - Ну вот и умница. - Нойра неожиданно улыбнулась и погладила меня по плечу. - Не бойся ничего, все будет хорошо.
  Не знаю, с чего вдруг эти слова, сказанные неожиданно теплм тоном, так на меня подействовали. Но факт остается фактом - я зашмыгала носом в тщетной попытке не разреветься. Зря старалась, слезы сами покатились по щекам, и я только по прежнему громко сопела, стараясь не разреветься совсем уж позорно.
   Похоже, мои слезу слегка огорошили собеседницу, она не знала, что делать и бестолково засуетилась вокруг меня. Все ее усилия, однако привели к обратному результату. Чем больше она вокруг меня мельтешила, тем сильнее я ревела. Вот уж нашла момент для психологической разрядки, Царевна-Несмеяна, блин! - Ругала я себя, но это слабо помогало.
  То ли моей наставнице надоело меня утешать, то ли я рыдала халтурно, но она, видимо, решила, что сырости мы на пару развели маловато. Не успела я и половины горестей выплакать, как мне в физиономию и на грудь неожиданно выплеснулось добрых пол литра холодной...жидкости, а следом прилетела и чашка, чувствительно приложившись по носу и подбородку. Нет, ну так не честно!!! Почему меня в самые ответственные моменты жизни обязательно поливают всякой мокростью, да еще норовят емкостью приложить покрепче!? При всем при этом ладно бы меня просто водой окатили, так нет - тем самым 'волшебным зельем', которое я на свою голову сама и притащила. Кто бы мог подумать, что его еще так много осталось в чашке.
  Когда прошло первое ошеломление, я отплевалась, вытерлась и перестала зажимать ушибленную физиономию, выяснилось, что это Нойра мне так помогала успокоиться. То есть, она вовсе не нарочно меня облила и ушибла, просто от растерянности и в спешке споткнулась и уронила чашку со своим рассолом, которым намеревалась меня отпаивать. Вот кто бы подумал, что наша суровая и вся из себя крутая караванщица не выносит женских слез...сама никогда не ревела что ли?
  Результат, однако был достигнут. Реветь я перестала. Пошмыгав ушибленным носом и кое-как вытеревшись, я решила, что хватит с меня пока общения и вообще пора собираться в дорогу, раз такое дело. Нойра это дело одобрила, видимо опасаясь с моей стороны повторного потопа и я, благоухая, как бочка с солеными огурцами, отправилась восвояси.
  
  
  В своей комнате я первым делом забралась свою уютную и теплую постель и уселась там, мрачно сверли одеяло взглядом. Ты мое тепленькое, ты мое любименькое. Как же не хочется с тобой расставаться.
  Впрочем, я быстро встряхнулась. Тоже, нашла о чем горевать. Бери одеяло с собой, если уж так оно тебе нужно. А вот много другого с собой увезти не получится...так, стоп. Сейчас опять наводнение устрою.
  Чтобы отвлечься от мрачных мыслей, я решила заняться делом, собрать и уложить вещи. Неожиданно это дело оказалось не таким простым, как можно подумать. Во первых, вещей накопилось как-то странно много. Во вторых, все они мне казались нужными. В третьих - а куда, собственно, складывать? В наволочку? Других емкостей и прочих чемоданов под рукой не оказалось. Я задумалась. В свете секретности предстоящего отъезда просить тару у Милены нежелательно. И вообще спросить не у кого, если только обратно к Нойре идти. Выйти купить себе местный аналог чемодана я не могу, и отправить кого-то другого тоже не получится, если не хочу оповестить о своих планах весь дом.
  Я села на постель, машинально почесала за ушами размурчавшегося кота и крепко задумалась. Пора, вообще-то, подключать мозги. В последние месяцы эта часть организма за ненадобностью уже заросла паутиной. Итак, что мы имеем. А имеем мы обширный опыт чапанья по горам и прочим буеракам, с рюкзачком за спиной. А так же некоторый специфический опыт, приобретенный во времена учебы и постоянного безденежья. Рюкзаки, сшитые тогда на пару с оборотистым соседом Витькой, (я шила, а он добывал материалы, а так же сбывал продукцию), стояли перед глазами 'как живые'. Еще бы, было время, когда, падая в кровать и закрывая глаза я всю ночь любовалась бесконечным хороводом строчек, клапанов и карабинов.
  Я подскочила и забегала по комнате. Вспоминаем, вспоминаем! Что мне нужно для работы? Первым делом материалы. И я даже более-менее знаю, что мне нужно и где это взять. Подробнее подумаю позже. Теперь главный вопрос: КАК я все это буду сшивать? Раскроить и сметать ч смогу даже с закрытыми глазами, а вот сшивать без помощи родного дореволюционного еще 'Зингера'...Проблема.
  Я опять села и опять погрузилась в раздумья. Теоретически, аналог швейной машинки есть и здесь. Но, естественно, работает он с помощью магии. И как, спрашивается, я могу его использовать? А очень просто - в перчатках. Слава богу, вещь, сделанная с помошью магического приспособления сама магии не несла и в моих руказ на составные части не разваливалась. Иначе ходить бы мне голой. Кое-что полезное можно раздобыть в конюшне, где блаженно отдыхает наша толстая и ленивая кобылка, на моей памяти запряженная всего один раз в какую-то тележку, на которой Милена торжественно отбыла за какими-то запасами. Вернулась действительно нагруженная по самые уши - и свои и лошадиные. Все остальное время Милена степенно вышагивала на рынок своими ножками, а за ней семенила паучьими лапками вместительная корзина.
  Не теряя времени и отложив все остальные невеселые мысли на потом, я с радостью занялась знакомым, а в свете обстоятельств, и интересным делом.
  Швейную машинку, точнее, ту закорючину, с помощью которой Милена всегда шила, я постаралась умыкнуть как можно незаметнее. В свете моих разрушительных способностей просить ее открыто не стоило. А так - натянула длиннющие перчатки по самые локти (во избежании) и храбро ухватила похожую на гибрид на клюшки-дистрофика и одноразового шприца фиговину и на пробу пристрочила простыню к одеялу. Ну...ничего так пристрочилось, крепко. Отодрать одно от другого не удалось, даже когда я наступила на одеяло ногой и рванула простыню изо всех сил. Во, самое оно для рюкзачка. А хорошо все же, что я завтра уезжаю, Милена не успеет меня прибить - мелькнула мыслишка. Я хмыкнула и потопала в конюшню, добывать нужные ремешки, колечки и прочие подходящие фрагменты лошадиной сбруи. Сам материал для рюкзака я планировала раздобыть там же - как-то наткнулась на тюк, заваленный старыми седлами и упряжью - это оказалась свернутая в плотный ком палатка. Странноватой конструкции. Фимка тогда еще объяснил, что она раскладывалась с помощью магии, а потом у нее вроде как срок годности вышел, Нойра ее и отдала детишкам на растерзание. Детишки успели выстричь всего один приличного размера кусок для своиз нужд, а остальное забросили в угол по принципу 'авось пригодится'. Пригодилось. Мне. Ткань и без всякой магии была плотной, легкой и непромокаемой - убедилась личнозачерпнув краем холстины воды из бочки. Ура, можно начинать великое дело!
  Кроила, сметывала, примеривала и сшивала я до самого вечера, совершенно забыв о времени и вообще обо всем. Зато и рюкзачок получился - по высшему разряду! Я не поскупилась и вспомнила ВСЕ прибамбасы, клапаны, секретные отделения и прочие радости, которые в свое время вымучивала только для самых 'люксовых' дорогущих рюкзаков по спецзаказу. Тем более, что здешняя магия шила лучше и быстрее, чем столетний 'Зингер', а ткань дала бы сто очков вперед любой навороченной синтетике. Единственное, чего не хватало - это замков-змеек, но и без них обошлась неплохо. С гордостью разглядывая результат своих трудов, я прикинула, что ничего подобного здесь ни разу не видела. Может, удастся...сколько я вон перечитала про передовой опыт современников в отсталых параллельных вселенных. Приносивший, между прочим, по заверениям писателей, нехилые дивиденды. Чем черт не шутит, глядишь и мне повезет.
  Налюбовавшись, и даже подпрыгивая от распиравшей меня гордости, я помчалась звать Нойру - хвастаться. Наслаждаться триумфом в одиночестве не так интересно. Я даже временно забыла про все свои неприятности. Вот что значит делом заняться! А тем более таким знакомым и хорошо усвоенным.
  Нойра нашлась не сразу, пришлось ее еще и подождать, помаяться. Я все опасалась, что она как и вчера, придет домой в таком состоянии, что мой рюкзачок ей будет, мягко говоря, до лампочки. Зря боялась, Нойра заявилась бодрая, деловитая и чем-то весьма довольная.
  Оказалось, что она устроила ревизию своим подчиненным и результат ее порадовал, для завтрашнего выхода все было готова. Она охотно пошла за мной, чему-то скептически усмехаясь. Я поняла, что она имела в виду, когда женщина восхищенно присвистнула, разглядывая мой шикарный рюкзачок и потребовала вытащить все, что я уже успела туда сложить. Ее глаза открывались все шире, по мере того, как извлеченная из не большого на вид 'мешка' гора вещей на полу все росла и росла. Я освобождала кармашек за кармашком, объясняя их назначение и конструкцию, просто наслаждаясь ситуацией. Постепенно удивление Нойры сменилось одобрением и даже восторгом, когда она сообразила, что все ити чудеса еще и не содержат ни капельки магии. У нее были какие-то там дорожные мешки, стоившие целое состояние - в них можно было вместить примерно в полтора раза больше, чем в обычный мешок такого же размера, но и только. При этом вес упакованного добра не изменялся - мешок весил именно столько, сколько весило все, в него понапиханное. Ну, этим и мой рюкзачок похвастаться не мог, зато сшить его умеючи - раз плюнуть, а разместить можно на мой взгляд даже больше, чем в этом их супермагическом мешочке.
  Нойра закончила выражать свой восторг, и в ее глазах, как в окошке калькулятора, явно замелькали циферки с симпатичными ноликами. Я усмехнулась - знай наших. Хоть как-то могу отблагодарить за все, что для меня сделали. Впрочем, и дивиденды кое-какие поиметь с этого не откажусь. Идея, она денег стоит.
  Клятвенно заверив, что в любой момент смогу повторить свой подвиг, я тут же получила 'госзаказ' на три рюкзака к завтрашнему утру. Ну вот, хвастаться надо меньше! С трудом уверив Нойру, что спать по ночам все же нужно хоть немного, я сторговалась на еще одном изделии для нее лично. После этого моя наставница обратила внимание на кучу пожитков на полу. Несколько минут поковырявшись в ней, она хмыкнула. Как мне показалось, удивленно-одобрительно. Ну так! Уж что-что, а уложить в рюкзак только самое нужное и при этом ничего не забыть за годы скитание по горам я научилась.
  Сделав все же пару замечаний (добавила пару необходимых вещей), Нойра проинструктировала меня насчет сегодняшнего вечера и завтрашнего утра. За ужином надлежало вести себя естественно, то бишь, таинственных глаз не делать и скорбных рож не корчить. Я вздохнула - постараюсь...
  Утром же вставать придется затемно, и прихватив запрятанный под кровать утрамбованный рюкзачок, на цыпочках прошмыгнуть через заднюю дверь в конюшню, где меня уже будут ждать. Эх-хе-хех...Сколько раз я читала об этом, и даже, помнится, мечтала, чтобы со мной случилось нечто подобное. Лет до...тринадцати. Потом как-то расхотелось мне приключений. Теперь, правда, никто не спрашивает моего согласия.
  За ужином я вполне могла станцевать на столе танец маленьких утят, никто внимания бы не обратил. Каждый сидел, уткнувшись в свою тарелку, даже Милена не квохтала по своему обыкновению, даже мальчишки притихли. А Маркетиос и вовсе витал где-то в высших сферах, по моему он меня вовсе не заметил. Да что там меня, он вообще, кажется, настолько ушел в себя, что работал ложкой на автопилоте, если судить по тому, что сладкий пирожок он время от времени солил и макал в горчицу.
  Правда, к концу мероприятия я заметила странные взгляды, которыми обмениваются пацаны. Время от времени, думая, что я не вижу, они и на меня таращились весьма красноречиво. Если бы еще красноречие их было на понятном языке...а так я не поняла, что именно им надо и нервничала.
  Слава богу, после трапезы ко мне никто не приставал и я беспрепятственно смылась в свою комнату. Там от нечего делать еще раз вытряхнула и уложила рюкзак, пересчитала выданную Нойрой на всякий случай наличность, приплюсовав собственные скромные сбережения. Не густо...Ничего, как я поняла, еду я не в качестве бесполезного груза, что-то да заработаю, вон, пару рюкзаков загоню, где наша не пропадала.
  В конце концов я так устала от нервного ожидания неизвестно чего, от суматошных и бестолковых мыслей и просто от безделья, что забралась в постель, в последний раз устроившись со всеми удобствами. Котище с удовольствием исполнил роль мурлычущей грелки и я заснула...Завтра. Завтра начнется что-то новое. Неизвестно, будет оно лучше или хуже прошлого. Хочется надеяться, что все будет лучше некуда, хотя с налаженной, такой уютной и спокойной жизнью расставаться чертовски жаль. Да и страшновато. Вот и пушистое кошачье пузо под моими пальцами тепло вибрирует мурлыканьем в последний раз...Я вздохнула и закрыла глаза. Проспать не просплю, спасибо умному организму, как по заказу прерывающему сновидения ровно за полчаса до нужного срока. А вот выспаться на дорожку не помешает.
  
  
  
  
  
   Часть Пятая.
  
  Господи, какое счастье, что в последние пару месяцев Нойра гоняла меня, как старшина новобранца! А я, дура такая, еще жаловалась! Если бы я каждый день, проклиная все на свете, не скакала по кругу на милейшей и тишайшей лошадке, сейчас я бы просто умерла. Потому что третий час бодрой рысью всего лишь отдавался не самым приятным нытьем в мышцах, но тех ужасов, о которых я читала в книгах, и в помине не было. Я скакала! Не падала! Не ерзала, не болталась в седле, как последний огурец в банке, табуретку мне подставлять, чтобы я в это самое седло взгромоздилась, не надо! Боже, какое счастье!
  У меня даже хватало сил вертеть головой по сторонам и любоваться пейзажем. В который раз убеждаюсь - есть что-то в этих ранних пробуждениях. Другое дело, что наслаждаться просыпающимися красотами мне обычно хочется меньше, чем поспать. Что поделать, радости жаворонков не для меня.
  Выехали мы еще затемно и как бодро заявила Нойра, к завтраку должны доехать до какого-то там постоялого двора, где будут ждать остальные участники похода. Поэтому на данный момент завтракать не обязательно. Поскольку я не совсем тупица и хоть что-то уже умею, никаких поблажек мне не светит и все в таком духе...естественно, первое, что я сделала, услышав такие новости - перепугалась и вообще вспомнила, что пессимист это всего лишь хорошо информированный оптимист. Однако большая часть моих опасений рассеялась примерно к тому времени, как наши лошадки бодрой рысцой миновали последние домики на окраине города. И хотя приходилось не только скакать, не спуская глаз с резво подпрыгивающего хвоста Нойриного жеребца, но и придерживать повод 'запасной' или 'вьючной' лошадки, (не знаю я, чем они отличаются, может ничем вовсе), я к собственному изумлению, справлялась весьма неплохо. Во всяком случае не отстала и запасную кобылу не потеряла. Мой рюкзачок ехал именно на ней, а я слегка меланхолично рассуждала про себя, на фига он мне такой крутой нужен был, если не таскаю его на себе, а вожу на лошади.
  А еще я с огромным облегчением поняла, что все мои страхи, подстерегавшие вчера ночью, оказались беспочвенными. Никто не устраивал на меня засад, не подстерегал за углом и не заявлялся рано-раненько, чтобы злодейски прервать мое путешествие в самом его начале. Город в такую рань предпочитал спать, мирно и равнодушно, и дробный топот нашего бегства рассеивался вместе с легким утренним туманом.
  Не факт, правда, что засада не поджидает нас под ближайшим кустиком, но в это верить не хотелось, особенно на фоне ласкового золотистого солнышка и жизнерадостной зелени прилегающих к городу угодий. Наоборот, хотелось верить, что как говорится, 'все будет хорошо!'. Ну я и верила, чего отказывать себе в такой мелочи.
  До обещанного завтрака, то есть до постоялого двора мы доскакали действительно еще до того, как солнце вскарабкалось достаточно высоко. Поджаривать всех, что не догадался спрятаться в тени оно уже примеривалось, но всерьез еще не приступало.
  Нойра воспользовалась случаем, чтобы прочесть мне еще одну лекцию на тему неженок и бестолковых существ, которым никаких конюхов не положено, что бы они там себе не думали. Так что вместо завтрака пришлось смиренно топать на конюшню, привязывать там наш копытный транспорт. Я слегка недоумевала: если мы здесь всего лишь встречаемся с попутчиками и едем дальше - к чему все эти церемонии? По моему сейчас еще рано кормить, чистить и все такое...Лошадей я привязала, меня даже не укусили, милые животные, и пошла за Нойрой обратно, через весь засыпанный соломой двор к крыльцу.
  Завтрак нас уже действительно ждал, как и Нойрины спутники, во всю улетающие свои порции за крайним столиком большого и довольно чистого помещения. Мы поздоровались и без лишних разговоров принялись за еду.
  То ли я еще так и не проснулась толком, то ли резкие перемены обстановки не способствуют пробуждению аппетита, но поклевав кашу и выпив кружку простокваши я встала и отправилась погулять, заверив Нойру, что никуда дальше конюшни не уйду. Мне вдруг захотелось хоть на пять минут остаться одной и подумать. Ну бывает и такое...хотя конечно умные мысли - не мой конек, чего уж. Но и глупые тоже иногда подумать хочется.
  Пересекая двор в обратном направлении я заметила внушительную кучу всякого добра, аккуратно сложенную недалеко от крыльца, и про себя отметила, что одной запасной лошади будет маловато, если все это барахло наше. Впрочем, Нойра знает что делает и в моих советах нуждается меньше всего.
  Уезжали мы утром в жуткой спешке, к тому же я спросоня плохо соображала. Поэтому не успела даже 'прощальный взгляд' бросить на оставляемый уютный дом, где сладко досматривали утренние сны люди, ставшие мне родными. Тогда мне было не до сожалений и вздохов, но теперь, когда выпала более-менее свободная минутка и я осталась одна, соответствующие мысли выползли из всех щелей, как тараканы на выключенный свет.
  Я уселась прямо на стожок...сена наверное, наваленного под какой-то перекладиной и тяжко вздохнула. Справедливости ради стоит уточнить, что взгрустнулось мне вовсе не из-за оставшихся в прошлом сытных завтраков и обедов. То есть, из-за этого тоже, но...теплая улыбка Милены, отрешенный взгляд Маркетиоса и его наполовину подгорелая борода...кто бы подумал, что я буду скучать по ним менее чем через полдня после расставания. Я уже не говорю про эти две пакостные морды, про мальчишек. С ними мне никогда не было скучно, всегда находилась интересная тема для разговора, возможность поспорить, даже устроить шутливую потасовку. А как здорово было их дразнить! И они в этом нужном деле тоже не дилетанты, дразнились не хуже меня. Весело, что и говорить. Так и стоят ехидные рожицы перед глазами. И выражение у них укоризненно-виновато-нахальное такое...странное, если подумать. Ник за Фимку прячется...Что?!?
  Нет, это у меня галлюцинации. С недосыпу. Что там положено делать в таких случаях - себя щипать? Да, точно, ущипнуть себя. Ну вот еще! Это же больно!
  Вместо того, чтобы заниматься мазохизмом, я протянула руку и...ущипнула возникшее так некстати видение.
  Видение оказалось вполне материальным на ощупь, а кроме того, громким. Ойкнув, Фимка (ну кто бы сомневался!) отскочил на шаг назад, наступил на ногу Нику, выругался и таки шлепнулся, выбрав для приземления единственный участочек пола, где сквозь проплешинку в ровном ковре душистого сена проглядывали голые доски.
  - Таааак! - Я постаралась скрыть свою растерянность под зловещей улыбкой. - Ну и как это понимать?
  - Чё щипаться-то... - Недовольно буркнул пострадавший, и встал, сердито отряхиваясь. - Да подвинься! - Он пихнул стоявшего столбом дружка в бок и свирепо уставился на меня. - Сдурела?
  - Я??? - Моему возмущению предела не было . - Вы что тут вообще делаете, два безмозглых оболтуса?
  - Сама такая. - Мрачно прозвучало в ответ. - Молчала бы . Смылась втихаря, как последняя... - он проглотил конец предложения, кинув на меня слегка опасливый взгляд. - Как нехороший человек, короче. Могла бы хоть попрощаться нормально!
  - Это вы прощаться что ли заявились? - Мои брови удивленно поползли вверх.
  - Щас! - Фыркнул малолетний нахал. Второй паразит, кстати, как-то подозрительно помалкивал. - Обойдешься, прощаться так! Мы едем с вами.
  - Да-а-а? - Я прищурилась. - А 'с нами' - это с кем, позвольте уточнить?
  - Не строй из себя дурочку, слишком правдоподобно получается. - Отрезал Фимка. - Разве тебя можно одну отпускать? Да ты в первый же день пропадешь или, что еще хуже, влипнешь в историю. А мы, как-никак за тебя отвечаем, раз уж...это...призвали.
  У меня язык на пару минут отнялся от подобной наглости. Нет, вы слышали???
  - Я вляпаюсь???Я??? - Слов не хватало и я просто от души влепила бессовестному нахалу звучный подзатыльник. И тут же получила сдачи. То есть, почти получила - вот что значит несколько месяцев бегать по двору от здоровой тетки с палкой! Увернулась!
  - Так! - Я слегка рассвирепела. - быстро рассказывайте, два придурка, как вы тут оказались!
  - Да ладно, не ори... - Фимка временно прекратил военные действия и даже чуть отодвинулся от меня. - Мы правда за тебя беспокоимся. К тому же... - Он бросил непонятный взгляд на все еще молчавшего Ника, и бухнул: - Короче, мы решили в тебя влюбиться.
  Я обалдела настолько, что пару минут молча таращилась на 'влюбленных'.
  - Решили? - Только и смогла выдавить я через некоторое время.
  - Ну да. - Фимка небрежно пожал плечами, а Ник стремительно покраснел. - Решили. А что такого? Все равно рано или поздно влюбляться придется. -Таким тоном обычно рассказывают о неизбежной, но не очень приятной обязанности.
  - Все влюбляются, ты что, не знала? Не дай бог, попадется какая-нибудь...вроде Келлы, только и останется, что утопиться. А тебя мы уже хорошо...знаем. Ты ничего девчонка, не вредная, не трусливая и вообще. Почти вменяемая. Что тут непонятного?
  Чем дальше, тем больше я офигевала. Мне в голову как-то никогда не приходило, что влюбляться можно так. Подвести, так сказать, теоретическую базу, прикинуть варианты и выбрать...чего больше подойдет.
  - Ну и как? Получается? - Только и спросила я, поскольку никакие другие вопросы в голову не приходили. Видимо, замыкание какое-то в мозгах.
  - Да без проблем! - Самоуверенно заявил мой новоявленный воздыхатель. - Вон, Ник уже влюбился.
  Я перевела взгляд на скульптурную композицию 'свекольный мальчик посреди конюшни' и пару минут любовалась его необычной расцветкой. В жизни не видела, чтобы человек буквально переливался всеми оттенками красного, причем ярче всего пунцовели уши. Даааа...
  - Ну а ты? - Ко мне потихоньку возвращалась способность мыслить если не разумно, то хотя бы с некоторой долей ехидцы.
  - А чего я? - Фимка покровительственно улыбнулся. - Когда это у меня не получалось таких пустяков, которые Ник может? Считай, что я в тебя уже влюбился.
  - Ну-ну. - Только на этот неопределенный хмык меня и хватило, но потом я словно опомнилась:
  - Да вы в своем уме? Какая, нафиг, влюбленность. у меня что, больше забот нет?!? А лицей? Вы только-только вернулись, до потолка от радости подпрыгивали, совсем крыша что ли съехала?
  - Чего съехала? - полюбопытствовал этот ехидина, с самым беззаботным видом облокачиваясь на ворох сена.
  - Мозги! - Я опять слегка обозлилась. - Нойра вас прибьет, будьте уверены, а за эту вашу идиотскую выдумку про влюбленность - прибьет еще раз! И будет права, чтоб вы знали. Я ей даже помогу.
  - Во-первых, это никакие не выдумки. - Как ни в чем не бывало, принялся отметать мои аргументы юный нахал. - Лицей мы не бросили, просто взяли академический отпуск до конца года. Со следующего начнем учиться, а то в середине года приходить...вдруг не будем успевать за однокурсниками.
  - Да что ты ерунду городишь! - В очередной раз изменила мне выдержка. - Не успевали бы они! Я своими ушами слышала, как Маркетиос говорил, что вы как минимум на семестр впереди программы идете!
  - Он, может, и говорил. Мы, может, и шли. Только знать об этом всему свету не обязательно. - Беспечно отмахнулся Фимка.
  - Мы...кхм...потом просто зачеты сдадим и все. - Ник впервые за сегодняшнее утро открыл рот.
  - А ты вообще молчи, влюбленный! - От моего негодующего фырканья проснулась даже смирная 'запасная лошадка', и фыркнула в ответ. - Мало вас Маркетиос драл, совсем мозги переклинило. Все, пошли к Нойре. - Я решительно вскочила и отряхнулась. - У меня сил нет ваши глупости выслушивать, так что с ней и объясняйтесь.
  Впервые за все время разговора Фимкина нахальная моська сменила выражение. Некоторая степень беспокойства набежала на нее легким облачком. Ага! Это вам не девушке лапшу на уши вешать про 'влюбленный присмотр'! Присматривальщики нашлись...Влюбчивые, блин.
  - Э-э-э!! Погоди...да погоди же ты! - Бессовестный свин поймал меня за штанину и так резко дернул, что я от неожиданности потеряла равновесие и загремела всеми костями прямо на него. Так ему и надо! Даже ушибленного локтя не жалко, благо ушиблась я о его деревянную голову.
  Некоторое время мы с ойканьем пересчитывали пострадавшие места и шипели друг на дружку как две заправские гадюки.
  - Так тебе и надо. - Заявила я в конце концов, убедившись, что локоть хотя и болит, но отваливаться в ближайшее время не собирается, и сгибать его тоже можно почти нормально.
  - У тебя голова все равно из одной сплошной кости состоит, так что ничего существенного я тебе не отбила.
  - Дура. - Злобно пропыхтел 'влюбленный'. Второй персонаж все еще изображал статую, и на него перестали обращать внимание.
  - Сам больно умный. - Решительно, ушибленный локоть и степень яда в голосе прямо взаимосвязаны. - Ты же влюбленный в меня, забыл? Где, спрашивается, твоя великая любовь была, когда ты меня сначала ронял, а потом еще и башку свою чугунную не вовремя подставлял? А уж обзывать любимую девушку дурой так самое занятие для галантного кавалера!
  - Отстань! - Фимка недовольно засопел.
  - Отстань??? - Поразилась я. - Это я за вами без спросу поперлась неизвестно куда? Вы вообще чем думали? Точно не головой! - Я вдруг почувствовала, что весь запал куда-то делся, вместо него нахлынула усталость.
  - Фим, ну правда... - Сказала я совсем другим тоном. - Ну вы же не маленькие. Прекрасно понимаете, почему я уехала. И почему так...втихаря. Для меня важнее всего сейчас не подвергать вас опасности, ради этого я даже поперлась в этот поход, будь он сто лет неладен, не горю я жаждой приключений. А вы что? Тут же увязались за мной следом, как два малолетних дурня. За каким чертом мне тогда куда-то ехать было...
  - Ты это... - Фимка тоже мгновенно сбавил обороты и уже не выглядел таким уверенным. - Слушай, Лин, ну мы тоже не вчера родились. Все мы понимаем... - Он замолчал и некоторое время фирменное Фимкино сопение перекликалось с чавканьем и хрустом со стороны не обремененных нашими проблемами лошадей.
  - Подумай сама, если тебе безопасно уехать из города, то почему нам от того же самого должно стать хуже? - Подал тем временем голос второй безобразник. Наконец-то, я уже думала, что с ним что-то не в порядке. - Мы оставили дома письмо, никто нас искать не будет, а Нойра давно обещала взять нас с собой. Когда подвернется подходящий случай.
  - Ну конечно, вот этот случай просто самый подходящий. - Устало отмахнулась я. - Подбегающий! Не надо делать из меня дурочку, ты прекрасно понимаешь, насколько беспомощны все ваши объяснения. Мальчиков понесло за приключениями, вот и все. И не надо придумывать какие-то дурацкие сказки про то, что вы будете за мной присматривать, а тем более про влюбленность. Не смешно. И глупо.
  - Сама дура! - Тут же снова завелся Фимка.
  - А что-нибудь еще ты можешь придумать? - Усмехнулась я. - Поновее? Это я уже слышала. . Все, пошли. Вставай, разлегся тут...весь завтрак лошадиный отлежишь. - Я дернула из под Фимки клок сена.
  Пойти мы никуда не успели. Неприятности пришли сами. Самое обидное, что они пришли и по мою душу! За компанию, так сказать. Появившаяся на пороге мамочка одного 'влюбленного' оболтуса молчала только первые секунды две-три. Зато пото-о-о-ом...
  Правда, я сумела увильнуть от большей части подзатыльников, угроз и ругательств, бессовестно сдав мальчишек. А потому что нечего! Они 'влюбляться' будут, а я синяки и нервы лечить? Щас. Так что, как только внимание Нойры переключилось на сыночка с племянничком, я с чистой совестью слиняла куда подальше, не желая участвовать в семейных разборках. Они все мне родные, я их люблю...но не настолько.
  Кстати, совсем скоро я пожалела, что не осталась хотя бы подслушать разговор, находясь на безопасном расстоянии. Потому и результат стал для меня полнейшей неожиданностью.
  Мало того, что после часа криков, невнятных споров и вполне различимых угроз два паршивца вышли из конюшни хотя и встрепанными, но довольными, меня еще и самым нахальным образом лишили средства передвижения. Мне оставалось только наблюдать, открыв рот, как Нойра гоняет пацанов по двору, заставляя таскать наш объемный багаж, упаковывать, навьючивать на лошадей и еще что-то там делать (на тот момент я разбиралась в караванном деле примерно как пожарник в тонкостях балета) и при этом обе наглые рожи сияют от счастья. А потом Наглая Рожа Номер Один - Фимка, вывел мою лошадку и ловко на нее взгромоздился, бросив на меня победный взгляд. Вот тебе, бабушка, и восьмое марта...
  В общем, двумя попутчиками стало больше, а объяснять мне никто ничего не собирался. Просто поставили в известность.
  В ответ на мое робкое: 'А я на чем поеду?' Нойра смерила меня странным взглядом и кивнула Нику. Тот, непонятно чему радостно улыбаясь, ускакал куда-то за конюшню и вскоре вернулся, ведя в поводу...ой, ма-а-а-амочки!
  Здоровенная рыжая скотина топала вслед за Ником с самым независимым видом. И выглядела на редкость несимпатично, надо сказать. Во-первых, со страху мне сначала показалось, что 'оно' больше моей привычной лошадки раза в два. Во-вторых, когда рыжее чудовище приблизилось, первое, что оно сделало - уронило несколько сочных, пахучих 'яблочек' размером с арбуз, прямо на ту часть поклажи, которую Нойра милостиво доверила транспортировать мне.
  Я, как завороженная, пялилась на зверюгу, не в силах отвести глаз. И получила в ответ взгляд, полный презрения и такого явного ехидного предвкушения, что мне заранее стало плохо.
  - Э...э...это что? - Проблеяла я какое-то время спустя. И тут же выяснилось, что ответа мне ждать уже не от кого. Мелкий подлый гаденыш, всего час с небольшим назад изображавший влюбленную свеклу, сунул мне в руку повод и смылся. Нойра тоже демонстративно занималась своими делами, и только мое повторное и видимо совсем перепуганное блеянье подвигло ее дать хоть какие-то объяснения:
  - А ты думала всю жизнь на детской лошадке ездить? Нет, милая моя, караванная лошадь - это тебе не игрушка. Привыкай, вам с ней теперь не один день вместе ехать. Да, моя красавица? - Нойра бесстрашно похлопала 'это' по необъятному крупу, погладила морду, а рыжая гора мышц только умильно щурилась и ласково тыкалась носом в ладони женщины.
  - На! - Нойра без долгих разговоров сунула мне в свободную руку здоровенную морковку. - Покорми ее. Да не стой ты, как статуя! Что, лошадь никогда не видела? Покорми, погладь, вон сбрую поправь. Николас, еще раз так взнуздаешь - я сама на тебе поеду! В общем, знакомьтесь, Зельма тебя не обидит, она у нас умница. - И Нойра отошла, больше не обращая на меня ни малейшего внимания.
  Я осталась стоять с поводьями в одной руке, здоровенным корнеплодом в другой и единственная мысль, крутившаяся в моей голове, была о том, что в любимой детской книжке, читанной-перечитанной еще до школы, тоже была какая-то Зельма, мгновенно переименованная автором в 'Шельму'. Ох, чует мое сердце, не зря оно так созвучно.
  Зельме-Шельме надоело ждать, когда я додумаю свою мысль, и она решительно цапнула сочную морковку, с хрустом откусив ее в миллиметре от моих оцепеневших пальцев. Победно на меня поглядывая, она звучно зажевала трофей.
  Не знаю, что уж меня в этот момент, что называется, торкнуло, но я выдохнула застрявший в горле шершавый шарик воздуха и в свою очередь, угрюмо таращась кобыле прямо в морду, смачно вонзила зубы в оставшуюся половину морковки.
  Лакомство оказалась сладким, сочным и...немытым. На зубах хрустела оранжевая морковная плоть и земля, и я не сразу обратила внимание, что хрумкаю в гордом одиночестве. Кобыла перестала двигать челюстью и смотрела на меня по настоящему изумленными глазами. Постепенно удивление в ее взгляде сменилось легкой заинтересованностью, и она опять потянулась к остаткам корнеплода в моей руке. Дурдом на выезде - мы с лошадью наперегонки вгрызались в несчастную морковь, причем я даже отпихнула шумно сопящую морду, когда Зельма-Шельма попыталась цапнуть вожделенный овощ без очереди. Последний огрызок с зеленым хвостиком ботвы кобыла победно зажевала целиком и одарила меня торжествующим взглядом. Да-а-а-а...
  Положительный момент этого соревнования зубастиков обнаружился после того, как я отплевалась от скрипевшего на зубах песочка. Рыжая кобылища как-то потеряла свои бронтозавровые пропорции и уже не казалась такой огромной. Обыкновенная...лошадка. Большая. Правда, морда у нее...все равно несимпатичная, и доверия мне не внушала ни на грош. Взаимно, кстати. Но ритуальная 'морковка мира' сгладила самое первое впечатление друг от друга, и дальше дело пошло хоть и не намного, но легче.
  Брезгливо отряхнув лошадиные подарки с тюков, я принялась навьючивать их на свое новоявленное транспортное средство. Средство напрямую не возражать не пыталось, но задачу мне осложняло, даже не напрягаясь.
  Для начала эта Шельма, дождавшись, пока я, пыхтя как паровоз, рывком подниму особенно тяжелый тюк, и аккуратненько переступила с ноги на ногу, чуть переместившись в сторону. В результате я вместе с тюком, увлекаемая его немалым весом, птичкой спланировала на грязноватые булыжники двора. Растопыренная в тщетной попытке изобразить крыло пятерня с размаху вляпалась все в тот же преславутый 'подарочек'.
  Выслушав все, что я имела сказать на тот момент, как изысканную музыку, кобыла удовлетворенно прижмурилась и сделала вид, что она тут ни при чем.
  Тюк я на нее взгромоздила с пятой попытки. После чего мстительно вытерла терпко благоухающую ладонь прямо о гриву проклятущей твари. За что тут же и поплатилась - скотина цапнула меня за плечо и ловко пнула в лодыжку. О-о-о-о-о!!! Вот это было уже больно. Взвыв благим матом, я, уже не думая о том, что эта гадина весит раз в сто больше меня и без проблем задавит просто массой, изо всей силы долбанула ее кулаком по морде.
  Надо ли говорить, что наша потасовка привлекла всеобщее внимание. Сквозь собственное поскуливанье и сдавленную ругань я услышала веселый смех и даже некоторые не самые лестные замечания в свой адрес. Общественное мнение, как ни обидно, явно было не на стороне косорукой неумехи. Вот блин! На глазах вступили слезы бессильной злости. Уже не думая о последствиях, я снова, из последних силенок дернула повод и потащила упрямую скотину за собой.
  Ага, щас. С тем же успехом я могла обвязать веревочкой Медного Всадника, и попытаться увести его за собой. Сволочная кобыла не сдвинулась ни на миллиметр.
  Не буду вам рассказывать, что было дальше. Скажу одно: никогда в жизни я никого так не ненавидела, как эту распроклятую копытную гадину. Всегда думала, что у меня неплохое чувство юмора и посмеяться над собой полезно. Однако на этот раз мне не было смешно. Я только скрипела зубами, вспоминая самые страшные ругательства, какие знала. И какие не знала, тоже. Зато народ повеселился всласть.
  Пока я боролась со своим транспортным средством (и хоть бы одна зараза помогла, так нет же!), караван двинулся в путь. Надо ли объяснять, кого не стали дожидаться, и кто больше всех мучился?
  Выволочь рыжую Шельму за ворота и взгромоздиться в седло мне с горем пополам все же удалось. Стараясь не глядеть вниз и недобрым словом поминая всех этих ушлых ведьмочек, умудряющихся с автобуса пересаживаться прямиком на боевых коней, да еще и хишшшных, я попыталась направить 'лошадку' в ту сторону, где в клубах пыли уже скрылась моя милая, тихая и послушная кляча, нагло оккупированная 'влюбленным' гадом.
  Шельма громко фыркнула, мотнула здоровенной башкой, так что чуть не выдернула у меня вожжи вместе с руками, и...резво попятилась в сторону, противоположную нужной. Я опомниться не успела, как она таким макаром упятилась метров на тридцать.
  Ах ты зараза! Ну нет. Я, конечно, ни черта не разбираюсь в лошадях, но поеду я туда, куда хочется мне!!!
  Стиснув зубы, я сползла с Шельмы на землю, молча развернула ее мордой туда, куда она прежде пятилась и снова вскарабкалась в седло. Так, да? Н-н-но-о-о!!!!
  Я знаю, что все, кому посчастливилось лицезреть сие шоу, не забудут его до конца своих дней. Но своего я добилась. Рыжая сволочь бодро перебирала копытами, двигаясь в нужном направлении вперед хвостом, а я, извернувшись буквой 'зю', старалась хоть как-то управлять ее движением.
  Было понятно, что далеко мы так не уедем, но поскольку родной караван тоже никуда пока не торопился, вскоре я уже глотала пыль, поднятую копытами нормальных лошадей. И что бы кто не говорил, а я ехала туда, куда хочу!
  Заслышав наше приближение, мои драгоценные спутники стали оборачиваться. Наверное, они тоже первый раз в жизни видели, чтобы на лошади ездили таким аллюром. Во всяком случае, лица у них были соответствующие. И ни одна зараза не вылезла с глупыми шутками. Видимо, у меня выражение лица тоже было...соответствующее.
  Тем временем Шельма наконец поняла, что на этот раз я ее самым примитивным образом надула. Возмущенно фыркнув, кобыла развернулась на сто восемьдесят градусов и уже без сопротивления зарысила вслед за остальными. Но взгляд, которым Рыжая одарила меня через плечо, не предвещал ничего хорошего.
  Не зря я беспокоилась. Нет, внешне все было в порядке. Кобыла послушно бежала, пристроившись колонне в хвост. Но обгонять хоть кого-то отказывалась категорически, и через пару часов половина дорожной пыли праздновала новоселье в моих волосах, во рту и даже, кажется, в желудке. А самое главное - не знаю, как она это делала, но скакала паразитка какой-то невообразимо-тряской рысью, совсем непохожей на все, что я до сей поры испытывала. Не самое приятное ощущение - чувствовать, как все внутренности постепенно превращаются в гоголь-моголь.
  Я уже ни о чем никого не спрашивала, не интересовалась окрестностями, мне было неинтересно, когда все это кончится. Я даже думать не могла - к взболтанным кишкам присоединились не менее взбитые мозги. Так что когда ближе к вечеру мы въехали в какой-то городишко, снимать меня с лошади пришлось общими усилиями, потому что я так и осталась бы сидеть в седле до утра, ни на что не реагируя. Кажется, мне предлагали поесть и умыться. Кажется, куда-то вели. Кажется, даже была вода, теплая и приятная, она стекала по моему лицу и попадала за шиворот. Не помню. Скорее всего, я заснула или просто вырубилась раньше, чем мою измученную тушку доволокли до постели.
  
   ****************************************************
  
  - Мой Цархес. - Голос звенит скрытым торжеством. - Мы нашли ее.
  - Ее? - Сухой кашель не может скрыть недоумения.
  - Девчонка, мой Цархес. Глупая, самоуверенная и ни о чем не подозревающая.
  - Что же. Большая удача. - Пыльные стены отражают сдержанное удовлетворение. - Как давно?
  - Появилась несколько месяцев назад. По утверждению одного из местных магов, это его племянница из удаленной провинции. Проверка показала, что родственниц такого возраста и внешности у него никогда не было.
  - Чего и следовало ожидать. Но...маг? Насколько он может быть опасен?
  - Судя по донесениям агентов, магистр достаточно компетентен для того, чтобы со временем стать опасным. - В голосе звучат вкрадчивые нотки.
  - Какие приняты меры?
  - Было решено не форсировать конфликт на недружественной территории. Объект выведен из под опеки вышеупомянутого мага и в данный момент удаляется от Йарры с торговым караваном. Магистр попыток вернуть объект не предпринимал.
  - Ну что же. Ваши действия на данном этапе признаны верными. Продолжайте. - Сухой кашель снова прерывает разговор. - Что вы собираетесь предпринять в дальнейшем?
  - Мой Цархес. - Судя по шуршанию ткани, один из собеседников склоняется в поклоне. - Наблюдатель подчеркивает, что девчонка редкостно глупа, совершенно несамостоятельна и неуклюжа. Сейчас она находится под опекой опытных людей, неплохо знающих жизнь. К силовым акциям прибегать нецелесообразно, поэтому имею смелость предложить: девчонку следует исподволь направлять в нужную нам сторону, и, воспользовавшись первым удобным моментом, заставить ее покинуть своих спутников. В этом случае безмозглая дурочка упадет к нам в руки, как перезрелый плод.
  - Хорошая мысль. - Кажется, в старческом кашле сквозит усмешка. - Действуйте. И еще. - Голос надолго замолкает, пауза заполняется глухим шорохом и слышно, как где-то недалеко мерно падают в воду звонкие тяжелые капли. - Сколько лет девчонке?
  - Лет семнадцать-восемнадцать, не больше. - Тут же, со вполне ощутимым облегчением откликается почтительно затаивший дыхание собеседник.
  - Чудесный возраст. - Странно слышать в скрипе старого дерева нотки мечтательной грусти. Впрочем, они исчезли раньше, чем их можно было бы опознать и удивиться. - Возраст юношеской влюбленности и опрометчивых поступков. Каких только глупостей не сделает юная девушка ради возлюбленного. Подумайте над этим.
  - Да, мой Цархес. - радостное предвкушение наливается ядом.
  - Ключ!
  - Ключ!
  Эхо долго гуляет по пыльным темным коридорам, тоскливо затихая там, где ход заканчивается глухой стеной.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Ой-ой-ой!!! Просыпаться оказалось еще хуже, чем я думала. У вас когда-нибудь болело все? Вот именно все, от пяток до макушки? И не пробуйте, вам не понравится.
  Больше всего мне хотелось, чтобы меня не трогали. Закопали бы прямо так... Ага, как же. Жизнерадостная парочка весело затарабанила в дверь, а когда я сдавленными стонами дала понять, что уже умерла, гаденыши бесцеремонно ввалились в комнату. Мои слабые попытки изобразить труп привели лишь к тому, что из меня пригрозили сделать зомби, если я не оживу в ближайшие пять минут и сдать Нойре для подсобных работ. Изверги.
  Постанывая, охая и даже подскуливая, я выбралась из постели и только потом, глянув в округлившиеся глаза Ника, спохватилась.
   - А ну пошли отсюда, паразиты! - Подушка мягко шмякнула Фимку по физиономии, тот тихо пискнул от неожиданности, а потом отчаянно взвыла я - мышцы явно были против любого резкого движения.
  Кое-как умывшись, я натянула выстиранную местной прислугой одежку и даже смогла расчесаться, хотя вчерашняя пыль прижилась в волосах как родная, живо соорудив себе удобный колтун для постоянного проживания. У, зарррраза, не зря тут гребни железные - половину волос выдерут, и ни один зуб не сломается.
  Вниз я спустила в отвратительном настроении, обиженная на весь свет и на себя саму. А не фиг было лениться, когда Нойра предлагала попрактиковаться в верховой езде не только на смирной кобылке. Уууу, могла бы и заставить, кикимора, знала же, что так будет. Специально подсунула эту змею в лошадином обличии, чтобы меня помучить.
  Однако горячая каша с мясом, сладкий пирог и местный аналог кваса вернули мне относительное жизнелюбие. Я уже не зыркала на окружающих исподлобья взглядом василиска, страдающего запором. Даже вежливо похихикала дежурной Нойриной шутке.
  А потом кошмар вернулся. То есть, мы собрались выезжать, и я снова оказалась нос к носу с Шельмой. Переименовала я ее окончательно, когда обнаружила, что зубастая гадина не зря так умильно жмурится - неосмотрительно оставленная в пределах досягаемости подпруга была аккуратно пережевана точно посередине, и теперь уныло свисала с гвоздя двумя обслюнявленными огрызками. Вот сволочь!!!
  Нойра со мной согласилась, правда попало почему-то не заразе с копытами, а мне - за то, что не могу справится с 'несчастной животиной'. Это кто тут несчастный, еще разобраться надо! Но спорить не было ни сил, ни желания, недорасчесаннный колтун на затылке медленно, но верно вставал дыбом при одной мысли, что предстоит еще один день близкого общения со сволочной кобылой. Все мои жалобные призывы остались без ответа, и сколько я не канючила, уже не обращая внимания на сдавленные смешки мальчишек, ничего не помогло. Единственное, чего я добилась - мне помогли взнуздать мое транспортное средство. О чудо, когда ее седлала не я, Шельма притворялась сущим ангелочком, только крылышек не хватало. Увы, до того момента, пока мы не остались один на один. Крылышки мгновенно втянулись, взамен снова появились зубы. Но я была уже в таком отчаянии, что при первой же попытке цапнуть меня за плечо, агрессорша получила кулаком под челюсть и носком сапога по ребрам. На удивление, сдачи она не дала, только обижено всхрапнула и отвернулась. Ну и не смотри, нужна ты мне.
  Не знаю, наверное моя свирепая физиономия произвела впечатление. Поехали мы, как только Нойра дала команду трогаться, и не задом наперед. Шельма уныло пристроилась в хвост колонне, и, как и вчера, заставить ее покинуть самое пыльное местечко на дороге у меня не получилось. Я вздохнула, чихнула и смирилась. Не все сразу.
  
  Примерно так и прошла первая неделя. Я скоро привыкла к нашей вялотекущей войне с Шельмой, насобачилась не подставляться под зубы и копыта, и давать сдачи, если увернуться не получалось. Примерно на четвертый день я уже управлялась без посторонней помощи. Даже с мальчишками заключила что-то вроде шаткого перемирия. Вообще-то долго дуться я не умею, но тут в огонь моей обиды стабильно подкидывала дровишки нечисть о четырех копытах. Увы, больше ни на что моих сил пока не хватало, к тому же пейзаж по обочинам дороги не отличался разнообразием. Кустики-поля-домики, домики-поля-кустики, изредка только какая-никакая каменюка попадется, невесть как закатившаяся в это пасторальное уныние. Да еще Шельма освоила новый фокус: заприметив, что монотонная дорога неумолимо склеивает мне веки, гадина подлавливала момент, когда я погружалась в сладкую дрему, свесив голову на грудь и резко взбрыкивала задом, сопровождая свой кульбит пронзительным взвизгом. В первый раз я с нее чуть не упала и еще долго держалась за сердце. Во второй ругалась примерно полчаса, подробно вспомнив всю лошадиную родословную до двадцатого колена. А в третий молча огрела довольную скотину промеж ушей специально припасенным кнутовищем - с набалдашником. После чего до вечера почти спокойно ехала, правда дремать не решалась. И ночью пару раз подскакивала на очередной трактирной кровати с бешено колотящимся сердцем. Но к концу недели то ли я привыкла, то ли кобыла, получая вместо приятного ее сердцу взрыва эмоций палкой по башке, разочаровалась, но свои шуточки она бросила. Надолго ли - неизвестно.
  
  Внезапно монотонное течение времени было нарушено. Видимо, однообразие плохо влияет на мои умственные способности и вообще на восприятие мира, но я умудрилась не заметить, что мы прибываем в первый после Йарры большой город.
  Когда это до меня дошло - первая мысль была: очень большой город. Очень-очень. С верхушки холма, на который мы как раз взобрались, висящая в голубой полуденной дымке красновато-коричневая громада смотрелась потрясающе. Словно огромная гора, составленная из множества башен и башенок. Нойра тут же объяснила, что знаменитый Селоринский кирпич везут на продажу через весь континент - никто не может повторить его удивительных свойств. Сам город полностью построен из него, здесь, в отличии от любого другого города, это не было признаком высшего шика и богатства.
  Для меня это прозвучало странно - кирпич он и есть кирпич, что там секретного? Но свою ошибку я осознала, когда мы миновали арку в циклопической крепостной стене, окружавшей город. В полированную поверхность можно было смотреться как в красновато-коричневое зеркало. Откуда-то из глубины этой глади таинственно поблескивали золотистые крапинки. Стыки если и были заметны, то очень внимательному взгляду. Кроме того, жители Селорина питали , видимо, пристрастие к плавным линиям: город тек перед глазами бесчисленными арками, закруглениями, изгибами. Ни одного острого угла. То есть ни одного угла вообще! Сначала замираешь в восхищении, но через полчаса ловишь себя на мысли, что все это начинает действовать на нервы.
  Чем ближе к центру, тем здания становились выше, и почти каждое могло похвастаться парой башенок разнообразного размера и формы. Улочки, довольно узкие, надо сказать, все время вели круто вверх - словно город струился с вершины горы к ее подножию. Причем не прохладным горным ручейком, я горячими и даже на вид сладкими потоками меда. Еще и жара стояла страшная, за пределами города было гораздо прохладнее. Навстречу попадалось на удивление мало народу, даже арку ворот никто и не думал охранять. На мой невысказанный вопрос Нойра пояснила, что в полдень все спят - слишком жарко. Правильно делают, я уже опасалась растечься по выложенной тем же кирпичом мостовой маленькой кипящей лужицей. И город действительно оказался огромным - до места назначения мы добрались лишь к вечеру, основательно сварившись в 'собственном соку'.
  Даже самый обычный трактир был подстать остальным домам города: моя комната оказалась на последнем этаже одной из трех башенок. Да уж, я просто таки горела восторгом, взбираясь на верхотуру после целого дня единоборства с кобылой-садисткой. А ведь еще придется спускаться, чтобы поужинать, а потом карабкаться обратно!
  У Нойры было много каких-то своих дел в Селорине, так что с утра меня никто не будил и пинками не гнал на конюшню, запрягать Шельму. Видимо, и вредная парочка тоже порядком утомилась в дороге, потому что они стали не ломиться в мою дверь с утра пораньше. Так что я вылезла из постели тогда, когда проснулась, то есть около полудня. Не спеша умылась, блаженствуя. Здесь были почти забытые мною блага цивилизации в виде настоящей ванны, причем самой обычной, без капли магии, так что никакая зараза не цапнула меня током, позволив насладиться купанием.
  Завтрак тоже не подкачал. В обеденном зале было людно, видимо снаружи опять плавился от жары медовые улицы, и жители забились куда попрохладнее. Мешанина рас и полов была мне уже привычной, и я не пялилась на каждую особенно нарядную гномку или гоблина. Закончив с едой, я задумалась: чем бы заняться. Можно сильно не напрягаться, просто поспать. Неплохая мысль. За столько дней пути накопилась усталость. А можно... с одной стороны шляться в самое пекло то еще занятие, зато наверняка самое спокойное время - опасности тоже не любят потеть. К тому же, Нойра рассказывала, что город посмотреть стоит, а население в нем достаточно дружелюбное, потому как торговое.
  Так что, идем гулять? А может позвать мальчишек? Да ну нафиг, они во-первых не захотят, а во-вторых запросто отговорят меня. И никуда я не пойду, и вернется Нойра и тут же найдет для меня занятие: припашет обихаживать помесь козы с ослицей, или снова займется физподготовкой. Нет уж, у меня ее палка уже в печенках сидит, причем в самом прямом смысле!
  Решено, идем гулять. Я все же не поленилась сбегать к себе наверх и переодеться, выудив из рюкзака самую легкую блузку почти без рукавов и широкие штаны: в жаркий день вентиляция - великое дело. И предупредив дородную даму за стойкой, что терять меня не надо, и если спросят - я гуляю неподалеку, выскочила за дверь. Игнорируя удивленный взгляд в спину. Ну понятно, решила, что я головой стукнулась, гулять в полдень. Эх, знала бы я...сидела бы в своей комнате как пришитая. Хотя... повернулась бы моя жизнь совсем иначе, к добру ли, к худу ли - никому неизвестно.
  Через час я уже на чем свет проклинала собственную непоседливость. Понесло идиотку проветриться! Мало того, что сварилась живьем, закругленный текучие улочки сыграли со мной дурную шутку. Я умудрилась заблудиться в двух шагах от трактира и теперь совершенно не представляла, куда идти. Еще немного и я попыталась бы зарыться в землю, лишь бы спрятаться от солнца, и даже аккуратная, кирпичик к кирпичику, кладка мостовой мне бы не помешала.
  Я наугад свернула в очередной узенький переулочек и тут...Что-то звонко лопнуло над головой, потом взвизгнуло и прямо под ноги выкатилась здоровенная каменюка. Обычная такая серая речная галька, я бы и внимания не обратила, если бы эта гадость больно не долбанула по лодыжке. Уй, зараза! Не долго думая, я наклонилась и схватила камень, чтобы зашвырнуть туда, откуда он прилетел. Нет, ну опять!!! Опять меня дернуло током! Черт, где были мои глаза! Посверкивая последними искорками, магия шустренько впитывалась в мои сведенные судорогой пальцы. Это какая сволочь тут магическими камнями швыряется???
  
   - Стой!!! - Заорали откуда-то сбоку, и опять мне под ноги свалился еще один 'подарочек', чуть не уронив меня на раскаленную мостовую. Я так растерялась, что даже забыла обозлиться. Повезло 'подарку', а то приголубила бы давешней каменюкой по кумполу.
   - Стою...пока некоторые пихаться не начинают. - Запоздало выдала я после небольшой паузы. Подарок за это время успел подняться на ноги, оказавшись весьма странным субьектом: с меня ростом, худющий, мосластый весь какой-то и даже на вид шустрый до невозможности. Физиономия на первый взгляд бесцветная, и сначала я подумала, что мне повезло нарваться еще на одного пацана в компанию к моей парочке. Но стоило приглядеться внимательнее, и сразу становилось ясно, что типчик как минимум мой ровесник, если не старше. Вон, даже бороденка есть, три бесцветных волосинки в шесть рядов. Длинный острый нос, длинный острый подбородок, вообще все лицо словно составлено из острых углов, небольшие глазки в неожиданно длинных ресницах тоже поблескивают скрытыми лезвиями. Белобрысые вихры взлохмачены и стоят почти дыбом. Вобщем, рожа, товарищи, не самая располагающая, хотя и до безобразия мальчишеская. Продувная такая, шкодливая. Зря камнем сразу не треснула, а теперь уже и не получится.
  
   - Дай сюда, идиотка!!! - Зашипел он на меня злобно, выдирая у меня из пальцев ту самую каменюку.
   - Да забирая на здоровье, ты что, псих? - Удивилась я. Кто бы мог подумать, любитель камней нашелся. Точно ненормальный. Отдать булыжник и тикать, вот что надо делать.
   - Стоооой!!! - Снова раздалось чуть ни над ухом, и я только теперь поняла, что орал вовсе не мой чокнутый собеседник.
   - Дура! - Рявкнул остролицый, хватая меня за руку и так резко дергая, что я чуть не упала. - Бежим!
  И он помчался по улице, буквально волоча меня за собой. Я сначала даже не упиралась, во-первых, от неожиданности, во-вторых потому, что встречаться с крикуном, который пытался нас остановить, мне не хотелось еще больше. С другой стороны, что я сделала, чтобы убегать?
   - Эй, отпусти!!! - Еле пропыхтела я. - Отстань!!!! Да отстань же!!! - И я принялась выдирать свою руку из цепких пальцев своего неожиданного спутника, одновременно попытавшись упереться ногами в мостовую и другой рукой зацепиться хоть за что-нибудь. Фигушки, все гладкое-круглое, чтоб им пусто было, этим помешанным на плавных линиях строителям!
   - Прекрати, идиотка! - Еще яростнее зарычал псих, опять дергая меня изо всех сил, чуть руку не оторвал. - Жить надоело?!?
   - Сам придурок! - Я тоже обозлилась и перестала выражаться вежливо. - Я шла по улице... - ругаться на бегу было неудобно, я начала задыхаться. - Пока ты мне на голову не свалился, псих несчастный! Куда ты меня тащишь?!?
   - Да нужна ты мне сто лет! - Типчик тоже запыхтел, драпать и тащить меня на буксире оказалось не легко. - Вот брошу тебя, дебилка, будешь знать! Ты касалась Унрак-Аш, тебя только за это пришибут не глядя!
   - Какую еще умракашу, блиииин!!!! - Я начала догадываться, что не все так просто. Этот проклятый булыжник, он хватанул меня магией на уровне амулета первой степени, уж что-то, а определять эти самые степени по силе 'тока' меня Маркетиос хорошо научил. Я чуть не взвыла от досады, но упираться перестала, покорно мчалась туда, куда тянула меня внезапная неприятность.
  Бог ты мой, мне только магических булыжников для полного счастья не хватало. Ну куда вот он меня тянет? Прибьет сейчас в подходящем темном уголке этим самым булыжником, и поминай как звали...спер, как пить дать, чей-то амулет, а я лишняя свидетельница, да еще сама, как овца на веревочке, бегу в нужную сторону.
  Тем временем мы промчались по веренице узких улочек и петляя, как зайцы, то ныряя в подворотню, то взбегая по крутым лесенкам, соединяющим нижние улочки с верхними. Ну все, теперь я вообще не найду дороги назад. Мило.
  И между прочим, никакого топота позади, грозных криков и прочих признаков погони не наблюдалось. Я только собиралась снова упереться всеми четырьмя конечностями, как шустрый псих втолкнул меня под очередную арку и мы оказались в круглом дворик с фонтанчиком посередине. Было тихо, если не считать пыхтения загнанной лошади - все же такие кроссы мне не нравятся, и чертовски жарко. У меня, кажется, даже волосы вспотели, лицо пылало и скорее всего я была похожа на запыхавшуюся, встрепанную и обозленную незапланированной беготней свеклу.
  Субьект, приволокший меня в эту замаскированную под обычный двор духовку, с довольным видом осмотрелся, хмыкнул и сунул голову прямо в фонтан. Мне сразу стало завидно до зубовного скрежета, я даже злиться забыла. Да в конце концов! Я бесцеремонно пихнула странного типа в бок и когда он послушно отстранился, тоже сунула голову в воду. Ооооо!!! Какое блажеееенство!
  Вынырнули мы почти одновременно. И уставились друг на друга, оказавшись точно нос к носу. Во буратино... - Успела подумать я, оценив длину 'рубильника', почти уткнувшегося в мой собственный.
  Но игры в гляделки не получилось. Тип снова хмыкнул, откинул со лба мокрые волосы и отошел, усевшись на скамеечку в тени чахлого деревца. Он как фокусник, извлек откуда-то из под одежды тот самый булыжник и подкинул его на ладони, словно взвешивая. Вид у него бы до безобразия довольный.
  Сто раз потом пожалела, но в этот момент язык за зубами не удержался:
   - Можешь выкинуть свой голыш. - Заявила я ехидно.
  Честное словно, если бы капельку подумала , смогла бы не обращать внимания на его физиономию, но в тот момент желание подпортить ему удовольствие оказалось сильнее разума:
   - Он теперь бесполезнее кирпича у тебя под ногами.
  Мгновенное преображение из расслабленного и довольного мальчишки в хищного, напруженного и опасного типа напугало меня настолько, что мозги моментально заработали и тут же выдали оценку ситуации: идиотка болтливая!
   - Что ты имеешшшшшь в виду? - Буквально прошипел злыдень, и встал, мягко, по кошачьи, качнувшись в мою сторону.
   - Я просто вижу! - Торопливо пояснила я, облизав вновь пересохшие губы. - Вот!
  Еще в самом начале путешествия Нойра повесила мне на шею целую связку 'амулетов'. Естественно, ни один из них не являлся настоящим, но выглядели они впечатляюще. Самые разные, от примитивных кусочков дерева, вымазанных какой-то гадостью вроде смолы, до причудливо изогнутых фиговин из металла, кожи и черт знает чего вообще. Это должно было в какой-то мере замаскировать мои 'способности' на тот случай, если они вылезут неожиданно и попадутся на глаза кому не надо. И теперь я первым делом схватилась за них:
   - У меня амулет! Он...он...помогает видеть, есть ли у предмета магическая аура! - Лихорадочно вспоминала я все, что так настойчиво вдалбливали в мою пустую голову Маркетиос и Нойра. - У камня нет ауры!
  Все еще меряя меня недоверчивым взглядом, тип полез за пазуху и тоже выудил какой-то прибамбас на веревочке, который тут же приложил к камню. Пару секунд он словно прислушивался, а затем с проклятьем швырнул камень себе под ноги.
  Я пискнула и вскочила на низенький парапет фонтанчика, отчаянно балансируя, лишь бы не оказаться на пути заметавшегося по дворику психа. Тот продолжал сыпать проклятьями, шипеть и колотить кулаками по всему, что попадется - по стенам, по деревьям, чей отчаянный трепет явственно свидетельствовал о том, что они улепетнули бы со всех корней, если бы смогли. Минуты три все так и продолжалось - я занималась эквилибристикой на узеньком бортике, придурок лупил по чему ни попадя и ругался, фонтанчик невозмутимо журчал за моей спиной. Недолго, правда: я поскользнулась, с шумом и плеском обрушившись в воду, окатив холодными брызгами мечущегося психа.
  Подействовало. В том смысле, что мне вдруг стало совсем не страшно, а придурок перестал скакать и лупцевать ни в чем не повинные деревья и стены. Сел на ту самую скамейку, оперся локтями о колени и бессильно уронил голову, разглядывая камень у себя под ногами.
  Я вылезла из фонтана и попыталась отжать хоть какие-то фрагменты одежды, но потом плюнула. Сама высохнет на такой жаре, а мне даже прохладнее.
   - Какой я идио-о-о-о-от!- От внезапного мучительного стона я подпрыгнула. Тип запустил обе пятерни в шевелюру и отчаянно дергал себя за волосы, даже голова моталась. - Я взял не тот камень! Я неправильно выбрал! Все пропало, теперь все пропало! Все было напрасно! Он остался у них! И теперь они им воспользуются! Какой же я дура-а-а-ак!
  Я ни фига не поняла, кто это 'они', и что такого ужасного в том, что 'они им воспользуются'. Вообще не знаю, что опять заставило меня открыть рот. Возможно, жалость, ни с того ни с сего выбравшаяся на поверхность откуда-то из потаенных уголков души. Вечно она не вовремя!
  Так или иначе, я на всякий случай отошла в другой конец двора, так что между нами оказался фонтанчик, и громко заметила:
   - Да он совсем недавно...сломался. Когда этот булыжник выкатился мне под ноги, аура у него была, не меньше первой степени. И потом, когда ты его отобрал, тоже. - Вот тут я бессовестно соврала, но надо же было отвести от себя подозрения.
   - Она пропала, пока мы носились по городу, как полоумные, не иначе. - Закончила я, осторожно отступая в сторону арки, ведущей на улочку, с которой мы сюда и занырнули.
  Отчаянье типа как рукой сняло, он поднял голову и впился в меня совершенно безумным взглядом. Я еще чуть-чуть отступила, так что уперлась спиной в стену. Все, дальше отступать некуда, только на улицу, но чертова арка как раз посередине между нами. Двигаться к ней - значит оказаться ближе к этому ненормальному. Вот блин!
   - Ты уверена?!? - Продолжал сверлить меня глазами придурок. - Точно?!?
   - Абсолютно. - Закивала я. - Чем хочешь поклянусь: когда камень выкатился, аура была! - Нет лучшей лжи, чем полуправда.
   Тип заметно расслабился, но выглядел озадаченным и даже встревоженным.
   - Что же могло случиться? - Он встал, подобрал булыжник, и посмотрел на меня:
   - Да перестань ты жаться к стеночке, я не кусаюсь.
   - Кто тебя знает. - Подозрительно парировала я. - Ведешь ты себя как самый натуральный псих, с чего ты уверен, что это не заразное?
   - На себя посмотри. - Хмыкнул паразит. Он уже как будто пришел в себя и снова выглядел на редкость самоуверенно. Что-то слишком быстро, это подозрительно!
  - Шляешься где попало, хватаешься за что попало, а потом носишься по городу в компании 'натуральных заразных психов'! - Гаденыш просто излучал ехидство. Честное слово, когда он выдирал себе космы, выглядел гораздо симпатичнее.
  Я задохнулась от возмущения и икнула. Вот сволочь! Сам тащил меня за собой, а теперь...теперь еще и дразнится!
   - Сам дурак! - Глупо огрызнулась я. - Нечего было мне под ноги выкатываться со своим булыжником! Я между прочим, просто гуляла и никого не трогала, пока ты своей каменюкой меня по ноге не долбанул! У меня теперь синяк будет! - В доказательство собственных слов я тут же задрала просторную штанину выше колена и вывернула ногу. Ну точно: на лодыжке наливался цветными разводами смачный синячище. Как раз над ремешком от сандалии. Знала бы, сапоги бы одела, не смотря на жару.
  Внезапная тишина меня насторожила и я подняла глаза от пострадавшей конечности. Тип пялился на мою ногу так, словно в жизни ничего более удивительного не видел. Чего это с ним? Тут все же не мрачное средневековье и тем более не дикий восток, где женщину кутают от пяток до носа. Ног он не видел что ли? Да не может быть.
   - Эй, очнись! - Я выпрямилась, одернула штанину и помахала ладонью перед носом у придурка. - Точно, больной. Вот повезло мне! - Констатировала я через минуту, когда поняла, что реакции не будет, он продолжал пялиться, теперь на мои штаны.
   - А? - Очнулся, наконец, странный товарищ. - Что ты сказала?
   - Что мне полагается компенсация за моральный ущерб. И вред здоровью. - Злорадно заявила я. - Так что с тебя причитается.
   - Чего-о-о-о? - Типчик опять быстро приходил в себя. - Ну ты нахалка!
   - Я нахалка? - Возмущению моему не было предела. Даже спокойный человек вскипит, если его бегом протащить через полгорода по такой жаре, да еще и булыжником предварительно долбануть.
   - Я тебя не трогала, это ты свалился мне, как снег на голову, то есть камень под ноги! Так что нефиг отлынивать. Проводи меня, куда мне нужно и можешь считать, что мы квиты. Мне в...- И тут я с ужасом поняла, что не помню, как называется тот трактир, где мы остановились! И-ди-от-ка!!! Клиническая и неизлечимая...
  Самое время было изобразить слабую девушку и пустить слезу. Или вовсе в обморок хлопнуться. Но у меня не было никакой уверенности, что мистер 'острый нос' поведет себя как джентльмен. Наоборот - я была почти на все сто уверена в обратном. Но и признаваться в собственной глупости не хотелось.
  Мозги аж заскрипели от натуги. Ну же, вспоминай, вспоминай! Нойра не раз говорила, что останавливается там постоянно. Трактир большой, народу полно...и пока мы вчера ехали по улицам, я ничего подобного не видела, все встречные заведения выглядели гораздо скромнее.
   - Знаешь самый крутой трактир на... - точно! Ура моей голове, она еще не совсем пустая, улицу я кажется помню!
   - На Медвяной улице. - Уверенно заявила я. - Проводи меня туда.
   - Туда? - Как-то подозрительно этот тип удивился. Вон, глазюки с пять копеек. Тааак, что-то я не то сказала. Или то? Он что, решил, что я бродяжка из подворотни, и не могу жить в таком приличном заведении? Ладно, пусть проводит и катится вместе со своими мыслями, мне все больше хотелось оказаться под крылышком Нойры. Пусть она даже своей палкой настучит мне по чему захочет, я сейчас даже на это согласна.
   - Ну пошли. - Хмыкнул типчик. - теперь мне все ясно.
   - Что тебе ясно? - Вяло огрызнулась я. Но невежа уже повернулся ко мне спиной и уверенно нырнул в арку, ведущую на улицу. Булыжник он рачительно прихватил с собой. Может, починить надеется.
  Я заторопилась следом, боясь упустить его из виду. Гад даже не оглядывался. Несся чуть помедленнее паровоза. Через пять минут я опять начала задыхаться, потому что мне приходилось почти бежать. Хорошо, что медленно подкравшиеся сумерки потушили печку в небе и город постепенно остывал. На улицах появились люди, и мне стало еще труднее поспевать за провожатым. Однако почти забытый уже опыт жизни в большом городе проснулся как раз вовремя, и я лавировала в густеющей толпе почти с такой же ловкостью.
  В конце концов гонка мне надоела, тем более, что шли мы уже довольно долго. В два длинных шага догнав типчика, я как клещ вцепилась в его рукав и на недоуменный взгляд ответила такой зверской гримасой, что невольный мой проводник рассмеялся и позволил волочься за ним на буксире.
  Между тем стемнело. Даже несмотря на бешеную спешку, я успевала вертеть головой - посмотреть было на что. Над каждым домиком горел неяркий разноцветный фонарик, затейливый и изящный, чем-то похожий на китайские. В их свете медово-коричневые стены города заиграли неожиданной золотистой паутиной, бликами и смутными тенями где-то в глубине камня, вдруг ставшего словно бы полупрозрачным. Фантастическое зрелище.
   Но и этого мало, все больше народа на улицах щеголяли в потрясающих головных уборах: Этакий высокий колпак, словно сплетенный из ажурной проволоки, загнутый вперед крючком. На кончике каждого такого сооружения мерцала маленькая звездочка, они были разноцветные, и улица текла ручейком огоньков всех цветов радуги.
   Присмотревшись, я заметила, что все обладатели колпачков-светлячков очень молоды. А-а-а-а, наверное что-то вроде молодежной моды. Красиво...
  Внезапно я уткнулась носом в спину мистера 'острый угол'. Он остановился посреди улицы и обернулся ко мне:
   - Ну вот и пришли. Тебе сюда. - Почему это его голос звучит так насмешливо?
  Я огляделась и чуть не заплакала от досады. Ну ни-че-го похожего! А он-то откуда знает?
  Присмотревшись внимательнее, я почувствовала, что коленки подкашиваются. Мы стояли на маленькой круглой площади, с неизменным фонтанчиком в центре. Прямо напротив широко распахнутых дверей какого-то заведения. Изнутри лился яркий свет, слышался смех и звучала музыка. А еще все здание этого трактира было буквально утыкано маленькими балкончиками с коваными перильцами, кружевными и хлипкими даже на вид. И на каждом балкончике торчал...э...как бы поделикатнее выразиться...дядьками. Странными такими...Многие из них щеголяли длинными усами и роскошными бородами, другие были гладко выбритыми, причем совсем - налысо. Но все как один оказались обряженными в самые натуральные платья с кринолинами. Потрясающе смотрелось в комплекте с обнаженными накачанными бицепсами и мощными плечами.
  Я попятилась. Теперь пришла очередь типчика ловить меня за рукав.
   - Куда же ты? Вот, самое шикарное заведение на Медвяной - он подчеркнул голосом последнее слово - улице. Тебе же сюда надо было? Значит, мы квиты. Пока! - И он повернулся, чтобы уйти.
   - Нет! - Отчаянно пискнула я, бросаясь следом. - Подожди!!! Я...я наверное что-то перепутала. - Сейчас было не до гордости.
   - Я просто ошиблась! - Если он сейчас уйдет, я в жизни не дойду до нужного трактира, если вообще жива к утру останусь.
   - Да? - Он прямо таки сочился ехидством. - А я-то думал, что ты точно знаешь, чего хочешь.
   - Послушай! - Взмолилась я. - Это мой первый день в городе, я тут вообще ничего не знаю! Вышла погулять и заблудилась, когда ты вдруг свалился на меня со своим камнем! Но по крайней мере я была где-то поблизости, потому что специально далеко не уходила, а ты со своей беготней меня совсем запутал! А теперь еще нарочно притащил в это...странное место. Что плохого я тебе сделала?
   - Это всего лишь театр. - Смягчился мой невольный провожатый. - Ты и правда здесь новенькая, иначе так не перепугалась бы. Ладно, не реви.
  Я вдруг с удивлением обнаружила, что физиономия у меня подозрительно мокрая. Неужели правда слезу пустила? Кошмар, позорище...зато, кажется, помогло!
   - Знаю я, куда тебе надо. - Все еще с насмешкой, но уже гораздо мягче продолжал длинноносый тип. - Только ты совсем дура, если даже не запомнила название места, где остановилась. Хоть бы улицу правильно прочла. Медвя-а-аная! - передразнил он. - Вообще-то улица, где всегда останавливаются караванщики называется Медная. В следуюший раз потрудись хоть трактир запомнить, прежде чем 'компенсацию' требовать.
  Да-а-а-а, отыгрался он по полной...
  Эх...я уныло тащилась вслед за длинноносым, на ходу вспоминая, как здорово это все получалось в книжках. Крутые, языкатые и просто фантастически везучие девчонки сходу клали таких вот типчиков на обе лопатки, попутно левой пяткой влюбляя в себя всех доступных особей мужского пола, от гномов до эльфийских королей. А я вот мокрой курицей плетусь за незнакомым товарищем, с каждым шагом убеждаясь, что он не только влюбляться насмерть не собирается, а наоборот: считает меня редкостной идиоткой. Которая к тому же слишком много из себя строит.
  Теперь мы шли не торопясь, и постепенно я отвлеклась от самокопания. Ладно, чего уж там...какая есть, такая есть. В следующий раз действительно буду умнее.
  Поглядывая по сторонам, я вдруг насторожилась. На другой стороне улицы стоял здоровенный мужик в колпачке-с-фонариком и внимательно изучал толпу, глядя как раз в нашу сторону. Не знаю, чем он мне не понравился. Сразу и сильно. Первой мыслью было: нельзя, чтобы он нас заметил!
  Мой провожатый спокойно топал вперед, а я резко затормозила, уже привычно вцепившись в его рукав. И не слушая удивленно-недовольного возгласа, изо всех сил потащила его за собой в ближайшую открытую дверь.
   - Рехнулась? - Зло шепнул мне длинноносый, выдергивая рукав.
   - Нельзя, чтобы он нас видел! - В ответ прошептала я, дернув подбородком в сторону открытой двери.
   - Кто? - Насмешливо поинтересовался тип. - Ты еще кого-то успела достать да самых печенок? У тебя неплохо получается.
   - Мужик с камнем. - Отозвалась я, очень осторожно выглядывая. - Понимаешь? У него такой же камень, как у тебя, только действующий!
   - Что?! - Длинноносый резко дернул меня вглубь помещения, и сам встал вплотную к косяку, чуть высунув длинный нос наружу. Я невольно тихо фыркнула, представив, как неудобно ему выглядывать из-за угла с его-то рубильником.
   - Тортрравле! - Парень отпрянул от дверного проема и меня оттолкнул подальше. - Они раскинули сеть... и найдут меня по камню. - В первый раз вживую услышала, как это: 'скрипеть зубами'. - Ты касалась камня. Значит, пойдешь со мной!
   - Погоди!!! - Я быстро отступила от него подальше, на всякий случай. - Камень больше не работает! Ты забыл?
   - Тортрравле!!! - Еще раз, на этот раз вроде бы с облегчением. - Я и правда не подумал.
   - Дождемся, пока он уйдет, отведешь меня в трактир и попрощаемся навсегда! - С энтузиазмом предложила я, изо всех сил надеясь именно на такое развитие событий. Ага, разбежалась...
   - Молодые люди что-то желают? - Строго и неприязненно спросил голос прямо у меня за спиной. Я так резко обернулась, что чуть не упала.
  
  
  
  
  
  Из-за небольшого прилавка выглядывал низенький старикашка, какой-то линялый и помятый на вид. Зато глазки из под кустистых бровей сверкали остро и совсем недружелюбно.
   Мой спутник сориентировался быстрее меня: - Конечно желаем. - Заявил он уверенно. - Моя невеста желает выбрать бурхаши. Самые лучшие бурхаши у вас, не так ли? Тан-Темон зря советовать не станет.
  Я еще не успела вникнуть во все эти бурхаши-мурхаши, и среагировать на невесту, а старикашка уже расцвел, как последний георгин на осеннем солнышке.
   - Молодые люди пришли по адресу, по адресу! - Засуетился он. - Самые лучшие бурхаши для юных дам, самые лучшие! Молодой человек предпочитает классические бурхаши, или бурхаши в новокаерском стиле? А может, девушка привержена традициям и захочет бурхаши с набалданом? Бурхаши с набалданом, да, самые традиционные, прекрасный выбор!
  Ничего не оставалось, как включиться в игру. Еще бы кто рассказал, во что играем и какие правила. Но деваться было некуда, там, за дверью все еще светил булыжником амбал в колпаке.
  Изобразить смущенную невесту получилось раза со второго. (С первого хотелось пнуть жениха, да покрепче). Робко приблизившись к прилавку, я с непритворным интересом впилась взглядом в разложенные под стеклом...бурхаши.
   Э...ну...ох! Вобщем, больше всего эти фиговины были похожи на...простите, семейные трусы. Только не сшитые из банального ситчика, а сплетенные из мелких колечек, по виду металлических. Мамочки мои, куда, куда может нацепить это невеста перед свадьбой?! Или после?! Судя по размеру - на средних габаритов танк...
  Я незаметно покосилась на спутника. Наверняка, он знает, куда одевают эту штуку. Мало ли, может тут принято вывешивать такие бронетрусы как штандарт - на флагштоке перед домом - мол, муж имеется, место занято. По размеру примерно соответствуют. Смущало одно: 'бурхаши для юных дам' сказал этот старый гриб, то есть, это, по идее, для меня?! Нет вряд ли, то есть, наверное, это все же сувенир...меня в это чудо местной моды три раза завернуть можно, и еще место останется. Тьфу ты, мне-то они ни с какого боку не грозят, совсем забыла.
  Старичок между тем горел энтузиазмом непременно осчастливить молодую пару образчиком 'свадебного бельишка'. Он выкладывал и выкладывал передо мной на прилавок все новые кольчужные семейники. Знаете, некоторые были весьма даже ничего! Сплетенные из колечек разного цвета, они играли блестящими, изысканными узорами. Переливались, как хвост павлина и сдержанно поблескивали вороненой сталью. Особенно мне понравились как раз последние, сдержанно черные, с оторочкой из блестящих золотых колечек. Прямо не трусы, а произведение искусства. И даже этот на них был...набалдан. Такой, знаете, хвостик сзади. Довольно длинный, больше всего смахивающий на поводок. Я тихо хихикнула, спрятавшись на секунду за спину своему спутнику, очень уж живо представился мне именно он, облаченный в одни 'бурхаши', на поводке, за другой конец которого держится дама в подвенечном наряде. Дама весело дергала за поводок, а типчик отчаянно подхватывал свою одежку, поскольку означенная была как минимум на десяток размеров больше той части тела, на которой пытался ее удержать незадачливый жених.
   - Вот эти! - Заявила я, выныривая из-за 'суженого' и изображая внезапный приступ смущения.
   - О, у юной дамы есть вкус, есть вкус! - Обрадовался старичок. По тому, как просиял гриб за прилавком и скривился типус, я догадалась, что выбрала модельку не из дешевых.
  К счастью для меня (или к сожалению?) мерить обновку не понадобилось. Старый гриб и так быстренько упаковал бурхаши в кокетливый пакетик с бантиком и торжественно вручил мне. Елки-палки, тяжелый подарочек!!! Килограммов пять, не меньше. К счастью, идеи эмансипации еще не просочились в этот мир, так что мой 'женишок' безропотно развязал кошель и расплатился, высыпав на прилавок почти все его содержимое. Видимо, желание тратить мужские деньги у женщины заложено где-то глубоко в подсознании, на уровне инстинктов. Во всяком случае, я поймала себя на том, что получаю искренне удовольствие от процесса, хотя понятия не имею, на фига мне этот образчик кузнечного мастерства.
  Нагруженная своим увесистым приданым, я осторожно высунула нос на улицу и с радостью убедилась, что опасный камненосец уже куда-то ушел. Отлично!
  Поспешно поблагодарив старичка, и выслушав его пожелания вечной любви и большого количества деток, я, с трудом удерживаясь от нервного подхихикивания, выбралась наружу вслед за своим спутником.
  Увы, все попытки всучить ему купленную обновку натолкнулись на упорное сопротивление, хотя я и пыталась убедить его, что раз уж купил - пусть пользуется. Тащить пакет пришлось самой. А выкинуть было как-то жалко. Красивые все же, да и дорогие. И вообще...вдруг и правда замуж соберусь. Хотя нет, сначала выясню, на какое место это навешивают. И зачем.
  Больше происшествий не было до самого места назначения. Разглядев в конце улицы знакомую вывеску, я едва не разревелась от счастья.
  Попрощались мы как-то скомкано, быстро - мне не терпелось рвануть в трактир и убедиться, что меня ждут, а не уехали, оставив на произвол судьбы. Хотя я прекрасно понимала, что это невозможно, но тем не менее. Длинноносый, видимо, хотел от меня избавиться не меньше, чем я от него, а потому лишь насмешливо хмыкнул на прощание и исчез в боковом переулочке.
  А я, зажав под мышкой нежданно-негаданно обретенный сувенир, почти бегом рванула к месту дислокации. Чтобы я еще раз, куда-нибудь...на три шага от Нойры не отойду!!!
  Э...это я погорячилась. Потому что стоило мне войти в трактир, как я первым делом схлопотала такой увесистый подзатыльник, что в голове зазвенело. Фига!!!
  Отскочив подальше и на всякий случай приготовившись задать стрекача, я возмущенно пискнула. Но глянула в свирепое лицо Нойры и перепугалась по настоящему. Похоже, сейчас мне точно небо в овчинку покажут.
  Не буду приводить дословно все, что за неполные пять минут высказала мне обозленная, голодная рысь, караванщица. Я таких слов-то не знаю. Точнее не знала до этого момента. Она все время пыталась подкрепить действием и без того не слабые выражения, но я оказалась с перепугу проворнее и в конце концов нашла укрытие под одним из столов в самом углу заведения. Впопыхах я даже не заметила, что народу в зале почти нет, только наши да трактирщица за стойкой. И у всех были такие лица, что я решила под этим столом поселиться навеки. Или, по крайней мере, до утра. Даже мальчишки смотрели на редкость кровожадно и явно болели не за меня в нашей с Нойрой игре 'увернись, пока не прибили'.
  Выпустив первый пар, и убедившись, что из под стола меня не вытащишь даже на аркане, Нойра устало рухнула на ближайший стул и совсем другим голосом спросила:
   - И где ты была? Ты хоть представляешь...мы тут с ума сходим, все улицы обегали, уже собирались в гильдию могильщиков идти - среди трупов тебя искать. Да ты...а, что с тобой говорить. Сора, дай мне пива. - Это она трактирщице, понятливо кивнувшей и как по волшебству мгновенно поставившей на стол большую кружку в пенной шапке. Караванщица с шумом отхлебнула сразу чуть не полкружки.
  Меня заела совесть. Ведь они, кажется, и правда волновались. В конце концов, у меня во всем этом мире и нет никого, ближе этих людей. А я, свинья такая...
  Раскаянье было настолько глубоко, что я вылезла из под стола и сама подошла к Нойре.
   - Я просто заблудилась. - Покаянно призналась я. - Ну извини, честное слово, не нарочно! А потом... - Я запнулась. Рассказывать все, что со мной произошло, или нет? А почему, собственно, нет-то? Зачем делать секрет из пустяков? Значит рассказываем.
  Осторожно покосившись по сторонам, я убедилась, что в прямо сейчас меня убивать не будут и виноватым голосом начала повествование. По мере рассказа хищное выражение исчезло хотя бы с мальчишечьих лиц, и то хлеб, неуютно как-то, когда на тебя злятся.
  Нойра слушала внимательно и пока не перебивала. Прервала она меня только один раз - уточнила, как выглядел тот самый булыжник и тот самый тип. Я добросовестно описала и то и другого. Нойра нахмурилась, но промолчала. Пацаны тем временем взяли по стулу и пристроились рядом с нами.
  Остановилась я на том, как мы с длинноносым пошли домой из того незнакомого дворика. Нойра кашлянула, отставила в сторону пустую кружку, взяла вовремя принесенную полную, и уже не сердито, а чуть насмешливо поинтересовалась:
   - Ну и? Полдня шли что ли? Чего так долго?
   - Нет, не только шли. - Призналась я. - Сначала пришли в этот...в театр, а потом покупали бурхаши.
  Нойра подавилась пивом и громко закашлялась, мальчишки тихо присвистнули в унисон и подались поближе, глазки у них подозрительно заблестели.
  - Что покупали? - Сдавленным голосом переспросила караванщица, откашлявшись.
   - Бурхаши. - Я пожала плечами и брякнула на стол перед собой тот самый кокетливый и увесистый сверточек. Оказывается, все это время я судорожно прижимала его к груди.
  - Кстати, а для чего они нужны? - Мне и правда было любопытно.
  Нойра странно посмотрела на меня. - Ты покупала с незнакомым парнем бурхаши, а теперь спрашиваешь, для чего они нужны? Да-а-а.
   - А что удивительного? - Я и правда не понимала. - Я вообще-то тут недавно, помнишь? А что, нельзя было покупать? Так...не принято? - Эта мысль меня встревожила.
   - Ну.у.у... - Женщина выдержала длинную паузу, словно любуясь моей встревоженной физиономией. - Почему, принято. Жених с невестой идут и покупают. Ты что, замуж собралась?
   - Да никуда я не собралась! - Теперь можно и рассердиться слегка. Какие все непонятливые! - Я же объясняла! Это был просто предлог. Чтобы нас не заметил тип с другим камнем.
   - Ну-ну. - Нойра хмыкнула а мальчишки пакостно захихикали. - Вот не знала, что у тебя такое традиционное отношение к браку. Сейчас уже почти никто эти самые бурхаши на мужей и не надевает.
   - На мужей? - Я обрадовалась, что это кольчужное недоразумение все же не мне носить, и даже не обратила внимания на ехидные смешки и подколки, так мне было любопытно.
   - А раньше надевали? А зачем? И чего оно такое...на вырост что ли? - Посыпался из меня град вопросов.
   - На вырост? - Фимка сначала хихикнул, потом попытался зажать себе рот руками, а потом не выдержал и закатился хохотом. Остальные дружно его поддержали.
   - Ну что смешного! - Я досадливо повела плечом. - расскажите лучше толком, может я тоже посмеюсь!
   - Погоди... - Нойра вытерла слёзы, выступившие у нее на глазах. - Сейчас! - и снова закатилась. Вот блин.
   - Если будете и дальше ржать, я эти панталоны одену на кого-нибудь из вас. - Мрачно пообещала я заливающимся хохотом мальчишкам. Подействовало. Ник почти сразу умолк, а Фимка аж поперхнулся смехом и закашлялся. И оба отодвинулись от меня подальше. Вместе со стульями. Ого! Я грозная! А может не я, а железные подштанники. Нойра же заржала еще громче и радостнее, видя испуг мальчишек. Конечно, ей-то никакие бронетрусы не угрожали, может повеселиться.
   - Объясняйте уже. - Мне надоело пережидать их хихиканье окончательно, и я угрожающе дернула за бантик на свертке, кровожадно поглядывая на пацанов. Те оперативно отреагировали - отползли на своих стульях еще дальше, а потом Фимка выставил перед собой обе ладони и заверил:
   - Сейчас-сейчас! Только это мама должна объяснять, мы еще маленькие, вот.
  Отмазался, хитрюга. Я хмыкнула и впилась взглядом в почти отсмеявшуюся Нойру.
  Та сначала попыталась от меня отмахнуться, но я вцепилась в нее, как клещ и в результате все же получила более-менее внятное объяснение. И тоже захрюкала от смеха.
  Оказывается, бурхаши эти придумали гномы. Еще точнее - гномки. Еще черте когда, чуть ли не несколько тысяч лет назад. В то время мужиков у гномов по какой-то причине было гораздо меньше, чем женщин. Естественно, на каждого претендента находилось несколько желающих. И еще естественнее, что заполучившая в личное пользование мужа берегла свое сокровище всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Вот тогда они и придумали бурхаши. Причем, что интересно! Здоровенные они такие потому, что во время брачной церемонии туда должны поместиться оба супруга. Так сказать, по одной штуке в каждую штанину. А потом в дело вступала магия. Произведение кузнечного мастерства растворялось вроде как в воздухе. Но не на самом деле растворялось, а переходило куда-то в иные планы' как выразилась Нойра. И появлялось потом только в критических ситуациях: когда опасность угрожала непосредственно 'мужественности' обурхашенного мужа. И как я поняла, вояж по бабам угрозой не считался - типа, господь велел делиться. А что, полезная придумка. Вот только один побочный эффект - сердить жену, осчастливившую своего драгоценного бронетрусами не рекомендовалось. Для этой цели у нее и был...этот...набалдан. Когда магические рейтузы растворялись в 'иных планах', сие приспособление оставалось у жены. И служило, ни много ни мало, пультом управления. Типа, температурку, там, поднять, чтобы любимый не мерз. Или наоборот, остудить, коли в жаркие страны соберется. Только вот ограничений ни с тем, ни с другим не было - хоть вскпяти его, хоть заморозь. А еще можно было регулировать размерчик - чтоб не жало или не терялось на ходу. И тоже без ограничений.
  Ох, не знаю я, как гномки своих гномов уламывали этакую мину семейного благополучия на самое сокровенное место напялить. Может, они их связывали предварительно? А потом, типа, уже и поздно трепыхаться. Не знаю...
  Нойра тоже не знала. Сказала только, что одно время вдруг стало жутко модно жениться по гномскому обряду, и бурхаши пользовались колоссальным спросом. А потом мужики взбунтовались, и обряд этот теперь практиковался только в самых традиционных, и, как ни странно, богатых семьях. Даже и у гномов, не говоря уже об остальных. Так что купить такие панталончики теперь трудно, мало кто их делает, а еще меньше продает. То-то старый гриб так обрадовался! Удовольствие-то недешевое.
  Покупал бурхаши всегда жених под руководством будущей половины. И согласие принять их после покупки трактовалось совершенно однозначно: бери мужика голыми руками, и вперед замуж, только пультик не забудь. Хи, то-то Длинноносый отбрыкивался всеми четырьмя конечностями! Да я и сама замуж не хочу, тем более за него. Хотя мысль 'порулить' небезынтересна, в каждой женщине где-то глубоко запрятана стервозинка. У одних, правда, совсем близко к поверхности, у других хорошо поискать надо. Но есть она у всех. Хотя, в моем случае гипотетическому мужу бояться нечего - магия в бурхашах крякнет, только я до них дотронусь, а что дальше будет - вообще фиг его знает.
  
  Вечер и ночь прошли спокойно, набегавшись и переволновавшись я спала, как убитая. С утра Нойра опять умчалась по делам, строго настрого велев мне сидеть в своей комнате и даже нос на улицу не высовывать. Робкие попытки выпросить прогулку хотя бы под конвоем мальчишек провалились. Пришлось повздыхать и начать искать себе занятие в четырех стенах. Вчерашних приключений мне хватило по уши, больше желания так развлекаться не возникало. Пусть лучше скучно будет.
  Но сильно соскучиться я не успела. Только мы с мальчишками позавтракали, как караванщица неожиданно вернулась. Мрачная, как туча. Села за стол, бесцельно покрутила в руках пустую кружку и пристально глянула на меня. У меня внутри все оборвалось: что еще ?
  Нойра молчала, кружка перекатывалась по столу с негромким стуком, напряжение нарастало.
   - У нас проблемы. - Наконец нарушила молчание женщина. - Тебя ищут.
   - Меня?! - Я и растерялась и испугалась одновременно. - Но почему?
   - Все потому же. - Мрачно кивнула своим мыслям Нойра. Мальчишки сидели тихо, как мыши под метлой, только Ник справа чуть слышно сопел.
   - Эти...в капюшонах? - Убито спросила я, хотя и сама уже догадалась.
   - Они самые. - Подтверждение не заставило себя ждать. - А кроме них еще и Галоразонские Вольные Плаватели.
   - А это еще кто?! - Почти простонала я. Вот мне только плавателей не хватало для полного счастья! - Что им от меня надо?
   - Не от тебя конкретно. - Нойра вздохнула. - От того, кто похитил их обрядовый камень, Унрак-Аш.
  Я лихорадочно рылась в памяти. Где-то я этот унрак уже слышала, где-то слышала...где-то...А!!!
   - Тот самый булыжник? - Уточнила я на всякий случай. И дождавшись утвердительного кивка, возмутилась:
   - А я его не похищала!
   - Иди теперь доказывай. - Улхмылка у караванщицы вышла какая-то кривая, и невеселая. - Ты держала его в руках. Все. У них осталось два камня-спутника, они укажут на любого, кто касался их занюханной святыни. Вообще-то так им и надо, меньше проблем будет у нормальных людей из-за этой чокнутой секты спасителей мира. Но тебе от этого не легче.
  Я соображала так, что голова трещала. Вот не люблю я и все тут, когда приходится доказывать, что я не животное с двумя горбами, которое тут еще и не водится ко всему прочему. Обидно!
   - Стоп! - Я, наконец, сообразила. Точнее вспомнила: - Ты все время забываешь, что плевать я хотела на всю эту каменистую магию. След от их дурацкого булыжника на мне должен магический остаться, так?
   - Так! - Нойра чуть повеселела. - Я действительно все время об этом забываю. Но что же...одной проблемой меньше. Но осталась главное.
  Она знаком попросила трактирщицу принести пива, и продолжила только после того, как схлебнула золотистую пену с кружки:
   - У ворот стоит ключник. И не один, судя по всему. Ворота тут одни, мимо него просто не пройдешь.
  Я горестно вздохнула. Ну что им от меня надо! Не знаю, но интуиция подсказывает: ничего хорошего. Лучше на глаза не попадаться. Значит, я рано обрадовалась. Меня ищут. Или все же не меня? Может, я много о себе воображаю, а люди вовсе своими делами заняты? Не-е-е! Лучше не попадаться им на глаза в любом случае.
   - А может я...ну, куда-нибудь? - Я попыталась представить себе, что упаковалась в один из тюков, в которых Нойра перевозила товары. Если как следуют скрючиться, а сверху утрамбуют, со скрипом помещусь. Я озвучила это предложение, но собеседница покачала головой.
   - Рискованно. Никто не знает, на что эти...на что они способны. Вдруг он как-то сможет тебя почувствовать? На них тоже не действует никакая магия, правда они ее не впитывают, просто словно не замечают. А сами колдовать могут - будь здоров, и никто не знает, что у них за магия. Уж точно не традиционная. Да и обычный маг сразу определит, что в тюке вместо тряпок человек. Ты не смотри, что там караула не видно, на самом деле он там есть, и патрульный маг первым делом заинтересуется, кого это мы вывозим таким странным образом. А спорить с ключником он не станет тем более. Дураков тут нет.
   - А что же делать? - Я растерялась. Еще пять минут назад все было хорошо, и вдруг земля из под ног уходит.
   - Не знаю. - Нойра снова помрачнела и задумалась. Потом глянула на меня и попыталась ободряюще улыбнуться:
   - Да не бойся так, мы обязательно что-нибудь придумаем.
  Но получилось не очень убедительно. У меня где-то в районе желудка медленно, но верно закопошилась противная скользкая и холодная жаба - страх. Слишком долго все было хорошо, похоже, настала очередь неприятностей.
  Вот так мы сидели и думали, потом примчалось младшее поколение и с ходу получило транды от озабоченной проблемами Нойры: за шум, за неопрятный вид, за неуместное хихиканье и кажется даже за то, что они вообще на глаза ей попадаются в такой неудачный момент. Пацаны обалдели от подобной напасти и притихли, как мыши под метлой. Только Фимка чуть погодя шепотом спросил у меня, что случилось.
  С минуту я думала: может, если я тоже рыкну на него, мне легче станет? Потом решила, что вряд ли. И не стала рыкать, просто так же шепотом его просветила.
  Чем больше я думала, тем поганее у меня становилось на душе. Как ни крути, это были мои проблемы. Не было бы меня - не сидела бы сейчас вся компания с похоронными лицами, не срывались бы сроки у Нойры, и вообще ничего не было бы. А самое главное - им не угрожала бы опасность. Я не могла точно сказать, в чем именно она заключается, но чувствовала ее, что называется, пятой точкой. Неприятно это осознавать, но, похоже, лафа кончилась. Надо тихо отваливать в сторонку и не мешать хорошим людям жить. Я исподтишка посмотрела на своих спутников. Ага, свалишь от них, как же...поймают, еще и люлей навешают за излишнее благородство. На душе, как ни странно, потеплело. Все же, если у тебя есть на этом свете кто-то, кому ты доверяешь, и кто не бросит тебя в беде, жить гораздо, гораздо легче. Но именно поэтому надо постараться не перекладывать свои проблемы на друзей. Ну, соберись и начинай думать. Ты же всегда справлялась сама. Да, в том мире не было магии, зато проблемы были, да еще какие! Правда, никто никогда не объявлял меня в розыск. А вот удирать от неприятностей приходилось. Вспомнить хоть тот случай, с лужей и собачьим лаем. Что мне тогда в голову стукнуло - до сих пор сама не знаю, но стукнуло же, и вовремя! А главное, помогло.
  Мы тогда с подружкой затемно возвращались через микрорайоны домой. Микрорайоны - это такое местечко в нашем городе, где ночью лучше не гулять, но мы топали с дня рождения славного парня, причем как две самый умные умотали без сопровождения кавалеров. Не помню уже, что за дурь в нас взыграла, кажется, я тогда как раз с Сашкой поцапалась...Сашка...нет, не сейчас. О чем это я? А!
  В общем, топали мы топали, и наконец дотопали до одного перекрестка, славного своим криминальным прошлым. И тут навстречу нам из-за угла выплыла компания подвыпивших местных кадров. Человек этак десять. Вот так и выглядит трындец - это единственное, что я тогда подумала. А потом мозги отключились - начисто. Орать бесполезно, ни одна зараза даже в окно не выглянет, такой контингент.
  Дальше все я помню смутно, зато в пересказе Лёльки - моей подруги, слышала не раз.
  Время - час ночи, ноябрь, слякоть, дождик весь день лил, лужа посреди тротуара, да такая, что Титаник утонет и еще место останется. И вот стоим мы на берегу этого грязного водоема, с краев уже остекленного тонким ледком, и как кролики на удава таращимся на приближающуюся компанию, которая уже настроена весьма игриво, судя по комментариям и улюлюканью. И тут я вдруг опускаюсь на четвереньки, как была, в выходном платье и шикарных колготках, прямо в лужу, проламывая тонкий ледок, снизу вверх скалюсь на приближающихся бандерлогов и начиная... заливисто лаять. Честное слово!
  Как рассказывала Лёлька, она сама чуть не села в лужу рядом со мной - от обалдения. Компания же агрессоров сначала резко затормозила на противоположном берегу лужи, а потом...перешла на другую сторону дороги, молча и довольно шустро, и скрылась в недрах одного из темных дворов. А я поднялась с четверенек, отряхнула комья грязи с подола и как ни в чем ни бывало предложила в темпе уносить ноги. Что мы и сделали, хотя Лелька всю дорогу странновато на меня косилась.
  Протряслась я уже дома, когда в тепле и в безопасности лежала под одеялом и до меня, как до жирафы-рекордсменки, дошло, что же могло случится. Повезло нам невероятно - не иначе, молодые люди решили, что прививки от бешенства в их планы не входят. А если бы нет?! Ох... помню ощущение колкой ледяной кромки под коленками и что-то липкое в ладонях, наверное грязь. А больше толком ничего и не помню, кроме огромного облегчения: ушли!
  Так, куда-то меня унесло совсем в сторону с этими воспоминаниями. Возвращаемся на землю, то бишь к нашим баранам. То есть ключникам. Что им от меня надо - фиг их знает. Чем мне могут помочь мои воспоминания? В прошлый раз меня спасло то, что я сделала нечто, чего от меня никто не ожидал. Просто выкинула невесть что, доведя противника до крайней степени обалдения. А сейчас? Вряд ли от меня отвяжется тип в воротах, если я встану на четвереньки и его облаю. Да-а-а. Не подходит. Но сам принцип стоит обдумать.
  
Оценка: 5.42*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Н.Пятая "Безмятежный лотос 4"(Боевое фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Л.Черникова "Призыв - дело серьезное. Практика в Авельене"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"