Ивакин Алексей Геннадьевич: другие произведения.

Глава 7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 7.67*16  Ваша оценка:

  ГЛАВА 7
  
  Все сержанты - философы, хотя и не все философы - сержанты. Чаще даже все философы не сержанты, если вы бывали в МГУ.
  Но все сержанты - философы. Иначе не выжить между офицерской Сциллой и рядовой Харибдой. Нет ничего более созерцательного, чем контроль за исполнением дурацкого приказа. Это уже потом окажется, что и приказ не дурацкий, и воинам нужен очередной пинок. Но сейчас, в данную минуту, никто не будет объяснять сержанту, зачем капитану понадобилась свежевырытая яма в дальнем углу плаца, если, конечно, ЭТО пространство, забитое собачьими какашками, можно назвать плацем.
  Есть сержанты-аристотелевцы. Они классифицируют все подряд, из них получаются отличные заведующие складами, то есть прапорщики и старшины. Именно их желал расстреливать каждые не то три, не то пять лет генералиссимус. Нет, не тот и не тогда, а Суворов Александр Васильевич.
  Есть сержанты школы Платона. Эти созерцают мир из казармы, наблюдая смутные тени на стене. При приближении теней, они, сержанты, исчезают в каптерке.
  Гегельянцы ищут источник Абсолютного Духа, и, если находят, то кабздец духу конкретному.
  Кантианцы же любят вещи в себе и вещи сами по себе. Чаще всего они находятся в тумбочках. Вещи, а не сержанты.
  Сержант с позывным Фил был стоиком и даосом. Третий год он ждал трупов врагов, проплывающих мимо берега. Как правило, дожидался, особенно в те моменты, когда возвращался с ротации. На этот раз, он вернулся с передка минут пятнадцать назад. Он глядел в потолок и дул на крепкий сладкий чай, вытянув ноги. Чай парил как украинская зализница, несмотря на жаркий день. Фил обхватил подстаканник огромной лапищей, попробовал чай, фыркнул по медвежьи и поставил на стол.
  Глаза его были красны, а морда лица недовольна, впрочем, как всегда. В располаге, кроме него, никого не было. Фил не знал, радоваться этому факту или огорчаться? С одной стороны - одиночество это очень ценный минерал в толще армейской службы. С другой стороны, он был сейчас одновременно дневальным, дежурным, старшим по караулу, караульным и даже часовыми, всеми сразу. Из восемнадцати человек взвода ПТА семнадцать были на ротации, то есть на фронте. Включая лейтенанта Волкова, с понятным всем позывным. Ну еще и Воронцов где-то шлялся.
  А еще надо бы вечером прибыть к шести в штаб, после чего гулять в патруле до полуночи. Как все это совместить, сержант Фил не знал, поэтому и забил на все. Он сосредоточился на чае. Он снова поднял стакан, сдвинув глаза к переносице. Вытянул губы трубочкой. В этот момент он стал похож на Шрека. Только у Шрека не было зеленой шапочки на затылке и АК-74 на плече. А так - копия.
  Именно в этот момент и открылась бывшего ангара. В помещение вошли два полковника, майоров штук пять, включая Злого, капитанов же было бесчисленное количество. Вроде семь.
  - Здравствуйте, товарищи солдаты! - рявкнул один из полковников.
  Фил аккуратно поставил на стол стакан с чаем и добродушно прогудел:
  - Здравия желаю, товарищ полковник! - Про себя же подумал, что вот принесла нелегкая... И порадовался, что не достал коньяк и не плеснул его в чай. Ибо полковник первым делом схватил кружку и сделал большой глоток. 'Опять заваривать' подумал Фил и сделал дурацкое выражение лица. Ибо как завещал нам великий Швейк...
  - А что это у вас здесь?
  Фил огляделся и не нашел бардака. Угольная печь, затем стиралка со шлангом, брошенным в сток бывшей душевой, стойка с посудой, микроволновка (две штуки, одна не работает), стол на двадцать рыл, телевизор, дающий черно-белую картинку на ворота, тапик...
  - Где? - не понял сержант.
  - Вот это вот все, - неопределенно махнул рукой полковник.
  - Это столовая, - ответил Фил.
  А почему вы пьете чай в столовой? Для чая положена чайная.
  'А хер его знает!' подумал Фил, но отвечать так не стал. Придурковатый вид перед начальством надо иметь, придурковатый.
  - Где дали, там и пью, - так ответил он. А после этого вытаращил глаза. К воротам, которые показывал старый 'Горизонт' подъехала тачка. Оттуда высадился с сумками Воронцов. В гражданском, естественно. Курточка кожаная, джинсики, шляпа вот эта, хипстерская. Воронцов открыл ворота, просунув руку через проволоку. Втащил сумки, закрыл ворота. 'Хорошо, что их смазали...' Воронцов поперся не к казарме, а к столовой, где сейчас и находился Фил с незнакомыми полковниками и свитой. И почему они из штаба пешком пришли? Полковники же жопы на машинах возят? А псы где? Динка-то с командиром в леса уехала, это понятно. Беззубый Мухтар, муж немецкой овчарки Дины и их общий сын Персик, должны были галдеж поднять.Но цепь Рафика была пуста: видимо, убежал в город, пока жены-то нет. А ленивый Персик поднял свой пудовую башку, увидел, что идет Воронцов в шляпе, тяжело вздохнул и снова бухнулся в пыль.
  Персику было 10 месяцев, но в холке он уже доставал взрослому мужику по пояс. А в башке все еще считал себя месячным малышом. Эта махина все еще был щенком с добрыми глазами. Воронцов остановился на экране телевизора и начал чесать башкуПерсику.
  Злой увидел напряженное лицо Фила, оглянулся. Разглядел экран, после чего громко кашлянул:
  - Товарищ полковник, разрешите обратиться!
  - Обращайтесь, майор, - лениво ответил полковник.
  - Давайте кухню посмотрим на предмет санитарии.
  - Добро, глянем, куда идти.
  В этот момент Воронцов двинулся к двери столовой. До катастрофы оставалось секунд тридцать, может минута. Точно минута. Из-под лавки курилки выскочила любимица взвода Фрикаделька: котейка женского пола. И побежала наперерез Воронцову. Тот отвлекся, поставив сумки, подхватил котейку и начал чесать за ухом.
  Злой же кивнул Филу и выступил вперед, отвлекая внимание полковника и всей комиссии.
  - Здесь ребята моют посуду, здесь душ, там холодильники и компот...
  - Вижу, - полковник рявкнул и направился в душ.
  Фил, за спиной свиты скорчил в ответ рожу. Заметил это только майор с позывным Злой. Майор погрозил кулаком Филу, тот быстро накинул чей-то бушлат на экран и скользящим шагом, неслышно подошел к двери.
  - Тааак... А где у бойцов комната отдыха? - рыкнул проверяющий. Свита незамедлительно начала черкать ручками в блокнотах.
  - Шо? - прошептал сержант и хлопнул себя по лбу. Другой рукой взялся за ручку...
  В этот же момент дверь пнул Воронцов. Фил сделал страшное выражение лица: выпучил глаза, сморщил лоб и раззявил щербатый оскал. Отнял ладонь ото лба и, раскрячив во все стороны пальцы, сунул ее в лобешник Воронцову. Тот немного испугался и сделал шаг назад. Сержант проскочил в дверную щель, немедленно закрыл за собой дверь и зашипел на Воронцова:
  - Обдолбался что ли, пижон? Бегом в казарму и в форму переодевайся.
  Воронцов попытался что-то сказать, но не успел. Ладонь Фила сжалась в кулак. Сашка еще ни разу не видел флегматичного сержанта-даоса в таком состоянии.
  - Да у меня же сумки! - прошептал он в ответ.
  - На пенис их намотай и бегом в казарму. Дневальным будешь! Сиди у тапика и читай наставление.
  - Какое наставление?
  - Любое, твою мать! Бегом! Держи ключ!
  Пока они шипели, за спиной, в помещении, что-то опять зашумело. Воронцов забросил котейку на крышу бетонного колпака, служившего еще и летним душем, и побежал до располаги.
  Вот если его поймают укропы и начнут допрашивать, то будет как в том анекдоте: почему советские солдаты в плену ничего не рассказывают? Да потому что матчасти не знают. Воронцов до сих пор не знал, на территории какой шахты они живут. От столовки до спального помещения - метров сто по дороге и метров пятьдесят через забор. Но это если сумки в дыру пролезут. Нафиг, по дороге, через ржавые ворота.
  И в этот момент проснулся Персик. Увидев штатского, рявкнул как стодвадцатидвух-миллиметровый миномет. А потом, медленно набирая скорость словно першерон, погнался за Воронцовым. По запаху понял, что вроде как из своих, но на всякий случай, прицелился и куснул чуть ниже спины. Легонько куснул, пальто не прокусил. Воронцов, помня о том, что орать нельзя, замычал, остановился, развернулся и попытался лягнуть пса. Персику игра понравилась. Он отскочил, виляя хвостом. В глазах его скоонцентрировалось все добро мира и желание любви и ласки.
  Воронцов побежал. Персик куснул. Воронцов повернулся. Персик отскочил.
  И так четыре раза подряд. Наконец, Воронцов заскочил в располагу, споткнулся о порог и загрохотал по бетону всем, что у него было. Включая кости, конечно.
  Персик побежал обратно, надеясь на новый раунд игры. Но вдруг притомился и грузно упал на бок, в тенечек.
  А Воронцов метнулся в свою комнату, кое-как запихал сумки под кровать, стал переодеваться в пиксель. Потом бросился в дежурку, схватил методичку для наводчиков и стал ждать звонка тапика. Звонка не дождался, в дверь застучали. Оказывается, он ее успел закрыть на засов. Он подошел к входной двери и, не раскрывая маленького окошечка на уровне глаз, грозно спросил:
  - Пароль?
  Пароль не знал, естественно, никто за пределами батареи. Он был настолько прост, что о нем даже все аналитические отделы хоть ВСУ, хоть ЦРУ не догадались бы.
  - Майор!
  - Саня, ты? - раздался голос Злого.
  - Я...
  - Открывай.
  - Пароль, - ответил Воронцов и вспомнил, что у него оружия нет. 'Молодец' - поздравил себя Сашка и побежал к кровати. Его 'Калаш' всегда висел рядом с изголовьем. Да, да, он знал, что оружие в оружейке и все такое, но! Именно, что но...
  Тем временем, к располаге подогнали сержанта. Тот опять пнул в дверь. На этот раз Саня был уже готов к встрече:
  - Фил, слава Украине.
  - Одесса, героям слава.
  - Да вы тут охерели! - раздался начальственный мат.
  - Никак нет, тащ полковник, - ответил Воронцов, открывая дверь. - Никакой каклодиверс не догадается ночью 'славу юкрейн' орать тут. Тем более, мы позывные добавляем.
  - Ты как разговариваешь? - вскипел проверяющий. Воронцов пожал плечами:
  - А че такого?
  - На губу захотел?
  Рядовой разглядел полковника. Невысокий, борзый, худощавый, но уже с жиринкой. И, пожалуй, лет на пять-семь младше Воронцова.
  - Да я б не против, выспаться можно, только кто воевать-то будет? - демонстративно поправил потертый 'Калаш' Воронцов. Фил тихо заржал, замахал руками и ушел куда-то за угол. На лицо несчастного Злого лучше было не смотреть.
  Впрочем, на полковника тоже.
  Хорошо быть рядовым. Дальше Желоба не пошлют, звание не снимут и уволить не уволят. Ну что ты, проверяющий, сделаешь ополченцу? Да, понятно, что уже не ополченцы, а рядовые Народной Милиции, но по факту-то как были добровольцами, так и остались. 'Ну, уволь меня всего' - подумал Воронцов и ухмыльнулся. 'Через неделю опять буду стоять здесь'. Видимо, что-то в голове проверяющего что-то такое же мелькнуло. Он отодвинул рядового и зашагал внутрь помещения.
  Помещения...
  Окна были выбиты еще в четырнадцатом. Потом на шахте стояли казаки. Они где-то надыбали одеял и полиэтилена. Забили разбитые окна этими одеялами, завесив их пленкой.
  Здание шахтоуправления было наполовину разбито прямыми попаданиями. Не было воды, не работала канализация. Каким-то чудом сохранилось электричество, а из соседнего кафе, что за забором, дотягивался халявный вай-фай. Поэтом, служить на располаге было в кайф. Закрылся наглухо и шпиль в танчики. Главное, не уснуть.
  Температура в помещении не поднималась выше десяти градусов зимой и двенадцати летом. Даже в самую жару. Спали в одежде, накрываясь бушлатами с головой. А по нужде ходили в ведра. Но ведра воняли, поэтому бойцы приноровились ходить со второго этажа. Пока еще никто не упал в обделанные развалины. Был еще третий этаж, куда ходить не рисковал никто, кроме одного опездола с позывным Акула. Был, конечно, еще и туалет на улице, через дорогу, но какому дураку придет в голову переться туда ночью и одному...
  - Боец, ко мне! - заорал бас из спальной комнаты.
  'Сейчас будут сношать' - догадался Воронцов. Так заведено, что виноват всегда младший - по званию, возрасту или должности: это не важно. Рядовой поднялся на второй этаж, в спальник. Ну, конечно, бардак. Наколотые поленья у старой буржуйки. Носки и трусы на веревках, раскиданных Андреевским флагом по комнате. Плесневелые остатки чая в кружках неузнаваемого цвета на избитых временем табуретках, служивших тумбочками. Почему-то именно эти кружки взбесили полковника.
  - Где у вас тут чайная? Почему бардак в подразделении? У бойцов должна быть комната отдыха. В ней должны находиться книги, домино, шашки и шахматы. И никаких карт! Боец, где домино?
  - Я знаю? - по-одесски изумился Воронцов. - Тут даже лото нет!
  - Бардак!
  - Так точно! - на всякий случай, рявкнул рядовой. Глаза пучить не стал: перебор. Под лестницей беззвучно хрюкал сержант.
  Полковник посмотрел на часы и веле к двадцати ноль-ноль добыть игровые принадлежности. Затем свита полковника, вместе со Злым, важно удалилась. На этот раз пошли не через 'плац', а по тропинке мимо туалета 'Сортир', он тут стоял с пятьдесят первого года, но все еще не был забит до крыши. Из этого сортира Воронцов спас два тома 'Истории Украинской ССР' и несколько томов из собрания сочинений Ленина. Ничего святого для противотанкистов-сепаров не было, да. Пованивало оттуда изрядно, но офицеры были привычны к запаху солдатского дерьма, поэтому прошли спокойно. За сортиром сразу шла обычная дорога для гражданских машин. Забора, конечно, с этой стороны не было. На это проверяющий полковник опять поорал.
  - Че, пойдем за домино? - спросил Воронцов.
  - Чеканулся? У нас танчики есть, в них и будем гонять. Но сначала спанье, - ответил Фил, наблюдая, как проверочные садятся в машины и уезжают.
  - Это кто был-то?
  - А... Из корпуса. С Луганска. Курить есть? Я на кухне оставил.
  - Держи.
  Фил взял одну.
  - Да держи пачку, у меня есть.
  - А че еще есть?
  - Коньяк, тащ сержант. Исключительно для профилактических целей.
  - Придется проверить. Много?
  - Литр.
  - Конфискую.
  - Так точно. А закусить есть чем?
  - Щас посмотрим...
  И они отправились на кухню, смотреть, что там есть из закуски. Сухпайки трогать не стали, котлет было всего восемь, поэтому Воронцову, как младшему по званию, но не по возрасту, пришлось бежать в магазин за сальцом, хамсой, чесноком и перчиком. Ну и хлебом.
  - Сыру еще возьми, - благостно сказал Фил, проверив пол-стакана коньяка.
  Когда рядовой вернулся, Фил спал. Он лежал на лавке, натянув балаклаву на голову. Под головой лежал старый вещмешок, арафатка упала на серый бетонный пол. Рука лежала на столе, а храп поднимался под потолок.
  Воронцов запечатал ополовиненую бутылку коньяка, сунул ее в свой рюкзак. Сходил на кухню и сунул черный пакет с закуской в холодильник.
  - Маракайбо, я Тортуга! Прием! - заверещала вдруг рация.
  Воронцов взял в руки черные приемник, нажал на кнопку:
  - Тортуга, плюс!
  Включил чайник, подумал немного, вернулся на кухню, достал сала, затем вернулся к спящему Филу и рации. Нарезал бутеров. Боже, какой же здесь хлеб пекут, в отличие от Алчевска... Заварил сладчайшего и крепчайшего чая - или чаю? - уставился в экран телевизора. Персик, вон, валяется...
  Переложил автомат в сторону. Затем открыл ноут и начал рубиться в танчики, время от времени перекусывая горячим черным хлебом с медленно тающим салом и запивая необъяснимо вкусным чаем.
  Дома такой чай не получается.
  Время то времени он поглядывал в телевизор, там темнело. Ворочался Фил, не падая каким-то чудом со скамейки.
  Раз в полчаса Тортуга опрашивала базы.
  - Тортуга. Маракайбо?
  - Тортуга плюс.
  - Тортуга. Гавана?
  - Я Гавана, пять.
  - Тортуга. Порт-Роял?
  - Пять с плюсом, Тортуга.
  - Тортуга, Змеи, выход?
  - Гадюка, пруд, все спокойно.
  - Кобра, центр, плюс.
  - Питоны, работаем с абреками, автовокзал, все плюс.
  Ну и ладушки.
  Воронцов распахнул пасть, сунул в топку еще один бутер, запил чайком, нажал на левую клавишу мышки и уничтожил 'Тигра'. Где-то спал один полковник.
Оценка: 7.67*16  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | К.Кострова "Соседи поневоле" (Юмор) | | Т.Тур "Женить принца" (Любовное фэнтези) | | О.Алексеева "Принеси-ка мне удачу" (Юмор) | | Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | А.Енодина "Не ради любви" (Попаданцы в другие миры) | | .Sandra "Порочное влечение" (Романтическая проза) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Магический детектив) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"