Шавлюга Иван Сергеевич: другие произведения.

Хаос

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Всё в одном файле. Сборник абсурдных фантастических рассказов.

Хаос

 []

Annotation

     Страшные, порой абсурдные фантастические рассказы не из нашей жизни. Просто хаос для того, чтобы развлечься и отвлечься от этой обыденной жизни.


Захват

      – Двадцать три ровно, – сказала Альбина Альберту и уже держала пальцы над соответствующими кнопками пульта управления.
     По динамику прозвучал приказ о наступлении, и появился на экране соответствующий флагшток, гласящий о том, что необходимо начать операцию «Новогодний выброс». Об этом же говорил флагшток диспетчера на базе, это было видно по видеосигналу. Альбина достала быстро нужные флаги и устанавливала их на флагшток. Первый флаг говорил о том, что приказ услышан. Второй флаг гласит о том, что будет выброс, а именно короткий рентгеновский луч из полюсов магнитара, т.е. колоссальный выброс. Третий флаг был о том, что слежки нет. Четвертый флаг говорил о том, что сбоя в аппаратуре нет. После подняла вертикально вверх руку и сказала:
     – Приказ поняли, приступаем к выполнению операции «новогодний выброс». Сбоя в оборудовании нет, телеметрия в норме, оборудование работает в штатном режиме. Позиция исходная занята. Выброс будет в два часа ночи по императорскому времени. Высший балл подтверждаю. Приступаю к атаке на сервер станции «Сет-32» согласно генеральному плану.
      Несколько минут Альбина смотрела молча на то, как диспетчер подтвердила работу всех систем. И ещё тишина пять минут, после пришлось проверить автоматику ещё раз. И жуткое волнение охватило Альбину. Разом всё тело стало слегка дрожать и слезы начали потихоньку течь с глаз, так еле-еле заметно:
     – Диспетчер, тут гравитационные туннели будут некоторые новые открываться, передаю координаты, и к тому же другие будут закрываться. Тем самым, судя по агентурным данным, и по грядущим гравитационным изменениям, наши межзвездные границы сменятся, и линия фронта сместится. Так, сейчас узнаю, где будут войска Фионцев.
     – По данным агентуры, – заговорила диспетчер, – этот выброс будет для них неожиданностью. Так что с линией фронта.
     – Нет, вы не поняли, не то, чтобы им известно о выбросе. Нет, я подтверждаю свои данные. Но эскадрилья находится на звезде-гиганте Вилоне. А оттуда откроется прямой тоннель на Имирион. На мою родину, в общем. Там у них просто база. Следовательно, из-за гравитационных изменений линия фронта будет на Имирионе. Там будет битва. Потому что им будет так легко и просто взять нашу провинцию и получить доступ к торию. А там же такие залежи тория, а база слабая, вот и возьмут её быстро. А там у меня родные остались. Не ожидала, что мы будем так близко к границе.
     – У нас есть шанс повлиять на гравитационные изменения. Т.е. создать туннель с магнитара на Имирион?
     – Только тогда землетрясение будет на Четвертой планете, – чуть не плача говорила Альбина. – Так, мы же жили на второй планете.
     – Так, значит, просто прямо сейчас создаешь программу запуска туннеля, – говорил уже генерал Алексей. – Просто начинаем взлом шифра, а эскадрилью мы туда направим и всё успеем.
     – Есть товарищ генерал создать тоннель!
     Альберт уже связался с сервером станции «Сет-32» и просто стал отключать оборудование, позволяющее программировать плазму. Программы по-прежнему позволяли действовать скрытно, в обход системы безопасности. Мелькали адреса ячеек памяти, мелькали зашифрованные вражеские данные, мелькали какие-то ссылки на файлы и папки. Альберт открыл нужные файлы конфигурации на сервере фашисткой станции и стал изменять нужные параметры. Введенное значение три первого параметра включала режим ремонта оборудования. Введенное значение пять включала систему безопасности в спящий режим. Приложение, которое диагностировало автоматически сервер, было отключено и удалено, а тут же запустилась ложная программа, которая говорила о том, что сервер станции перегружен, и память не хватает. Но чтобы сразу не распознали взлом, был подменен файловый менеджер. Ложный менеджер просто показывал не существующие данные. Но и это можно было, казалось бы легко обойти, но Альберт сделал так, чтобы система постоянно спрашивала пароль, а специальная программка включала и выключала светодиоды на оборудовании, чтобы имитировать сбой системы. И это уже происходило: авария уже имитировалась.
     Забегали фионсты по станции и стали нажимать на кнопки, всё согласно инструкции. Только лампочки начали менять свои цвета в хаотичном порядке, так что инструкции можно уже было выкидывать. Вновь забегали офицеры, чтобы просто понять то, что происходит. Фионисты так бегали полчаса, соображая, что случилось. А Альберт не спит, он уже просто удалил несколько драйверов, которые позволяют работать аппарату коррекции, которые и программирует плазму, позволяет проводить сейсмические и метеорологические атаки через червоточины звезды. Причем работал этот аппарат в режиме реального времени, так как электромагнитные лучи проходили через крошечные микротелепорты. Именно они и искривляли пространство, формируя туннель из плазмы магнитара к микротелепорту. Было удалено всего двадцать шесть файлов. И программа выдала ошибку. Появилась на мониторах станции окошко с кодом ошибки 320098. Что означала сбой этих микротелепортов, крошечных элементов микросхемы. Конечно, есть на сервере резерв и можно просто оттуда взять эти файлы из установочной программы, они же там упакованы. Но Альберт и это продумал, взломав и эти файлы резерва, просто переписав их так, чтобы установочный файл запускался, но нужные файлы не могли установиться. Просто их удалили. Только вот базу данных надо взломать. Некоторые ключи разведчики выяснили, но осталось ещё пятьдесят три процента ключей взломать.
     Фионисты ещё полчаса искали в инструкциях этот чертовое число 320098. Время выброса приближалось, эти астрономы не могли восстановить систему. Они ещё не догадались до того, что нужно сообщить срочно этот код командованию. Десять человек на орбите, в сегменте плазменной коррекции читали инструкции и пытались что-то понять. Им было плевать, что уже час с момента начала атаки прошел, и связи нет. Они просто молчали и читали инструкцию. В инструкции значилось переустановить программу. Но у них же не получалось. Комендант станции спал, пока остальные бойцы бегали по станции, нажимая уже кнопки как попало. Это были просто вахтенные, большинство бойцов тоже спало. Так как время было уже полночь.
     – Полночь, – говорила Альбина, нервно программируя звезду, создавая туннель. – С новым годом тебя.
     – И тебя также, – ответил Альберт, и они посмотрели на себя так, словно что-то сильное манило их друг к другу. Минуту они посмотрели друг на друга, находя, друг в друге что-то общее. И Альберт был с Имириона, и переживал из-за бури не меньше, но он мужчина, так что лицо его выражало скорее задумчивость, нежели чем тревогу, в отличие от Альбины. Альберт нашел, что сказать: – Давай запрограммируем звезду ещё так, что вот цикл некий завершается и начинается новый. Причем там есть сектор в плазме, который они назвали своим и его программировали. Там есть резерв Фионы, а именно Лемсии. Это такая горная страна на западе, которая входит в Фионский союз. Мы просто удалим кое-какую информацию из плазмы. Я буду диктовать тебе файлы на их сервере, а ты их удалишь из звезды. Т.е. новый цикл начнется с информационного сброса в секторе плазмы магнитара.
     Генерал Алексей это услышал и сказал:
     – Идея неплохая для начала, чтобы их запутать и остановить, надо удалить информацию со звезды. Но надо нужную информацию скопировать. Итак, сначала взламываем шифр, которым шифруют информацию о климатическом оружии. Они же говорили о сейсмическом ударе по нашим территориям. Вдруг появится что-то новое. А ещё нужно нам выяснить информацию о концлагерях. Нужно выяснить информацию о гипнотических вышках у них на Фионе. Всё о гипнотических вышках мне передавать. Всё передавать о передвижении войск. Всё передавать об отрядах генетической селекции населения. Всё передать обо всех экспериментах на этой звезде, а я буду говорить о том, что удалить, а что изменить. Да к вам направляется эскадрилья наша, так что Имирион будет спасен, мы уже приказ отдали. Да новости с колоний, мы начали всеобщее наступление. Причем и наши союзники начали наступать как на земле, так и в космосе. Так что ваша задача именно такова.
     Узнав о наступлении, лейтенанты обрадовались и прокричали трехкратное ура. Быстро Альбина догадалась о том, как взломать ключи. Она включила микрофоны и стала слушать то, что говорят эти десять офицеров. Они к этому времени догадались, что система всё же взломана, но если они открыто скажут руководству о том, что нас атакуют информационные войска, то их же могут арестовать. Есть такой приказ, если на твоей вахте тебя взломали, то начнется разбирательство, а потом и трибунал. Было слышно, как солдаты обсуждали концлагерь и то, что они туда могут попасть.
     – Нас могут посадить, так давайте начнем проверку сами, – сказал один из офицеров. – Мы станция повышенной секретности. О нашем положении знает узкий круг посвященных, и это сами понимаете кто. Так что концлагерь нам гарантирован. Так что я диктую ключи, а вы их проверяете. Ну не может быть, что о магнитаре нашем эти подлецы амфрийцы узнали. Скорее всего это заговор у нас в стране. Так что на нас никто не нападет. Просто министр генетической селекции населения, скорее всего всё это затеял. Специально всё это затеял, чтобы прейти к власти.
     – Мы воюем, а он революцию затеял, – сказал другой офицер, – а если он придет к власти, то нам конец. Нас будут пытать. Мы заложники этой политики. Так что надо проверять шифр. Только где списки ключей. У нас должна быть контрольная система на бумаге?
     – Так она у коменданта, будить?
     Начался спор офицеров о том, будить коменданта или нет. Всем было понятно, что это заговор. Но не было понятно то, на чьей стороне комендант. А надо было это выслушать Альбине, чтобы услышать заветные цифры ключа. Огромное напряжение и волнение у всех, кто был на магнитаре. Страх сковывает и не дает принять правильные решения, дрожь идет по телу, но медитации позволяют её удержать. Только есть приделы. У Альбины и Альберта нет времени на то, чтобы посидеть расслаблено в кресле пилота и успокоится, так что надо действовать. Взломать шифр методом тыка невозможно, слишком много времени потребуется, нужно искать математические зависимости. И комендант проснулся от системы тревоги, да не только комендант, но и все бойцы. Все стали всё проверять и пытаться восстановить. Альберт уже успел получить доступ к шифровальной системе станции путем дублирования на звездолета значений ячеек памяти. На экране Альберта были эти числа в шестнадцатеричной системе. Система была практически взломана. Можно было просмотреть поля ввода в окошке шифровальной системы. Но только это и видно, только этого мало. Шли минуты, Альберт набирал код, Альбина готовила информационны сброс в секторе. Она находила свои шифры, свою информацию и готовила её удалить отсюда, чтобы врагу не досталось. Именно эта станция получала информацию об алгоритмах синхронизации серверов империи с плазменным реактор их Амфры. Там же были и ключи к этому алгоритму. Там были и сетевые адреса синхронизации, там были и некоторые сетевые адреса диспетчеров телепортов, космических баз. Нашла координаты некоторых своих звездолетов. Ужас овладел Альбиной, когда она узнала и имена и позывные предателей, и план сепаратистов Клинии. Наконец-то узнали координаты той территории, где начнется землетрясение, а потом и революция. Это государство Клиния находится на звезде Сиене. Альбина посмотрела на карту государства в карманном атласе, чтобы понять, какова стратегия. Звезды с поясом жизни, т.е. разумные звезды, где есть пригодная для жизни атмосфера и которая полностью заселена, с территориями империи выстраивались в одну линию из семи звезд. Сиена была так раз посредине линии, и она являлась такой же разумной звездой. Там все пути между не только разумными звездами, но с другими звездами, без пояса жизни сходились именно на Сиене. А Клиния – это большой горный остров на экваторе. Площадь острова – пятьсот тысяч квадратных километров. Там стратегические запасы тория и других радиоактивных элементов. Там много различных червоточин, т.е. порталов на другие звезды. И именно в столице Клинии располагается имперский центр навигации. А вот и информация о подготовке теракта и революции. Если землетрясение произойдет там путем из-за воздействия магнитара через червоточины, то стране конец. Именно об этом думала Альбина, что фашисты могут взять вверх. Уже серьезно дрожат руки от осознания того, их империю могут взять. А потом начнут превращать их бывших подданных в рабов и рабынь. Будут построены по всей захваченной стране вышки. Будут жуткие пытки и ежедневный террор. Будут некоторые города, в том числе и столица, стерты с карт. Вместо столицы планируют озеро сделать. Вот об этом и были взломанные файлы в плазме. Там четко описывались планы захвата всей страны. И так было известно, что практически экономически мощные государства Фионы объединились, чтобы захватить вот все эти семь звезд, а в придачу и остальные колонии. Это было ясно сразу, когда война началась. Но были в звезде стратегические планы Амфрийских генералов. Были там и ключи шифрования, и алгоритмы шифрования. Казалось уже, что война проиграна, так как уже на трех звездах из семи территории были захвачены наполовину. И там уже стоят вышки. И там уже действуют так называемые свободные революционеры. Только дай им приказ устроить концлагерь, они тут же согласятся. Только что-то медлил с концлагерями фионский союз. Этого Альбина не понимала, но на оккупированной территории Амании не было тех центров селекции. Видимо кто-то мешал это сделать. Или что-то мешает это сделать.
     Непонятно отчего, но в сознании мелькала какая-то синусоида у Альбины. Что-то заставило соотнести числа так, чтобы получилась синусоида. Прошла проверка того, что есть в плазме, с тем, что есть на сервере станции. И выяснилось, что это первый ключ. Это некий сигнал синхронизации. Альберт проверил показания аппарата коррекции звезды станции, и выяснилось, что это он так синхронизирует работу. Это был особый ключ, который должен совпадать как для зашифровки, так и для расшифровки. Теперь осталось перегруппировать все записи, полученные при помощи слежки за сервером, и получили, наконец, дату землетрясения, дату революции, дату организации концлагеря. И мелькают имена, фамилии, позывные предателей.
     Два часа ночи ровно, уже поздно передавать рапорт о взломе шифра, но, слава Богу, так незаметно прилетела наконец-то эскадрилья с Амфры, ровно в это время, секунда в секунду, точно по плану. И в это же время, когда звездолеты заняли позицию на орбите планеты рядом с Альбиной и Альбертом, из магнитара пошел мощный выброс, прямо и полюсов. Желтые лучи пошли из маленького диска на черном фоне экрана. Пока ещё не дошла гравитационная волна. Но уже по результатам анализа аппарата коррекции звезды видно было, что энергия пошла прочь из плазмы.
      – Черт возьми, щит на полную мощность! – прокричала Альбина, забывшись о том, что нужно нажать на кнопки установки защиты. Хоть проблемы пока нет, ведь нужно нажать на три кнопки, и пальцы, дрожа, включают щит. Через семь минут гравитационный удар был на станции, и мало того, мощное электромагнитное излучение проникло на станцию. Только тогда, когда от магнитной бури стали они трястись и появились галлюцинации, офицеры станции стали кричать:
     – Буря, какой серьезный выброс! Здесь Африйцы! Боевая тревога! Всем занять оборону!
     Но мелькали в сознании ленты какие-то. Повсюду мерещились всякие цветные детские ленты и шарики для каких-то детских игр. А у кого-то были перед глазами сексуальные и уже раздетые рабыни. Кто-то видел пыточное колесо перед глазами. И всё, что так к себе манило, всё это было лишь в сознании, а не в пространстве. Боевые позиции они заняли, засели за пульты управления пушками. Но ведь всё это ещё не работает, не успели они вирусы удалить. Не успели офицеры догадаться, что эскадрилья здесь. Народ на станции по-прежнему спорил о том, кто их атакует. И некоторые офицеры доказывали, что это бунт со стороны заговорщиков. Теперь ещё немножко галлюцинаций, и началась беготня и драка, с выяснением того, кто предатель. Даже коменданту влетело пару раз в глаз. Вся строгость и субординация полетели в тартарары. Только три офицера из пятидесяти всё пытались восстановить систему, уже не понимая, что вообще делают, и что эти кнопки означают. Они смотрели в окно станции, широкое такое. И видели, как два луча исходят из двух полюсов звезды. Пришлось посмотреть в телескоп. Желтый луч исходил из звезды. И было ощущение, что эти частички радиации и всякие атомы химических элементов что-то ему говорят. Причем были звуковые галлюцинации. Выброс пел офицеру песню о величии смерти, пел о том, что нет, ничего лучше умереть и улететь душой в другую галактику, чтобы не нашли. Только пришла гравитационная волна этого X-луча, поэтому все на станции попадали напол. Были огромные перегрузки, от которых некоторые потеряли сознание. Если только это, резко стало ярко во всей станции, так как световая волна пришла на станцию, что некоторые просто потеряли зрение, потому что смотрели в окно. Те, которые догадались закрыть глаза рукам, и направить голову в пол, у тех было с глазами всё в порядке, лишь боль во всем теле и галлюцинации. Жуткие перегрузки, и мало того что-то трещало на станции. Теперь вирусы не нужны, оборудование реально вышло из строя, и станция стала резко смещаться на другую орбиту. Эта огромная махина сменила курс и летела уже не вдоль экватора планеты, а под углом сорок пять градусов в противоположную сторону от Илизиона-394. Работа некоторых кристаллов стала невозможна, и они отказали. Так что только система жизнеобеспечения работала и связь. Через двадцать три минут после гравитационного удара на станции врага гравитационная волна достигла Амманской эскадрильи. Все были уже готовы к нему и окна были закрыты защитным экраном, исправно работали щиты магнитной защиты, и двигатели искривляли пространства с таким расчетом, чтобы уменьшить последствия удара. Надо было совершить разворот и погасить появившуюся скорость, но пилоты прижаты к креслу гравитационной волной с магнитара. И тоже под углом в сорок пять градусов полетели звездолеты от экваториальной плоскости планеты в противоположную от звезды сторону на приличной скорости. Щиты пока открывать нельзя, так что надо верить телескопам. Когда гравитационная волна практически прошла, Альберт взял в себе силы, ухватился за штурвал и стал совершать разворот. Это сделала вся эскадрилья. Альбина уже сообщила о том, что вся система обороны и безопасности вышла из строя, и мало того гравитационный радар не работает. Так что пилоты в наглую летели на большой скорости, да так, чтобы видели враги.
      Потом этот офицер, уже вовсю панику и крича о том, что так жить нельзя и вообще то, что человек живет, это великий парадокс природы, берет пистолет и направляет его к своему лбу:
     – Мы тут на орбите первой планеты в заложниках у режима. Да это для меня открытие, что мы в заложниках режима. Человек – это великое достижение Бога. Что за чушь? Жизнь на планете – это великий парадокс. Великий парадокс и сам человек. Молекула ДНК – это великий парадокс. А норма – это пустынные планеты, где жизни вообще нет. И почему этот парадокс постоянно возникает? Да, и ученые так наши говорят, что у нас великое ДНК, потому что у нас великие гены. Это гены связи между нашей плазмой и биологическим телом. Да у меня два тела: плазменное и биологическое. И устал ими обоями управлять. Нас держат в заложниках. Вот жизнь – это великая случайность, т.е. парадокс. Вот случайно появился этот океан из аминокислот. И случайно в этом океане появилось ДНК. Случайно появились эти бактерии, значит парадокс, значит ошибка Бога. Значит, Бог ошибся, и не может устранить до сих пор этот парадокс. Ведь мы были на той планете, где были эти молекулы ДНК, зарождающейся жизни, только никаких биологических существ там ещё не было. Просто много всяких ДНК. Именно эти молекулы работают в качестве синхронизации гипноза на нашей планете. Только почему эта синхронизация не действует в Амании, чтобы построить там концлагерь. Почему эти же молекулы там дают какой-то сбой. Ещё один парадокс. Всюду парадоксы. Может весь мир, вся галактика, да что там, вся Вселенная это парадокс. Да так оно и есть. Вселенная ведь образовалась в результате взрыва, только не понятно, почему взрыв произошел, если ничего не было изначально. Как может взорваться пустота? Не слишком ли много парадоксов. Эх, нет ребята, парадокс один, ошибка одна, это разум внутри человека, да сам человек в принципе. Этот парадокс его голова, его скелет, его организм вообще. Вот если себя убить, и не будет и парадокса под названием вот этот выброс, и не будет парадокса с первородными молекулами, не будет парадокса с этими компьютерами. Вот убью себя, и не будет ничего, только великая пустота. Даже видеть ничего не буду, никаких таких парадоксов. Я сам парадокс, и вы все парадоксы. Это не великое достижение Бога – сотворить человека, как плазменного, так и биологического. Это великая ошибка Бога – сотворить человека, как плазменного, так и биологического. И это всего человечества вселенной касается. Потому что от человека все беды: и планету изгадил, и войны устроил, и над звездами издевается, и всё что-то думает. Вот думает человек, а зачем он думает. От этих мыслей он, в конце концов, и умирает, просто потому что в принципе мысли генерируются, он и умирает, а вот это и есть ошибка. Думать – это великая ошибка. Потому что она ведет к смерти. Значит, не думать, вот и станешь бессмертным, как камень, и даже как вот звезда. Значит, не думать я не могу. Я уже сейчас думаю. Какой ужас, я в принципе думаю, значит, я в принципе ошибка. Вот мое плазменное тело не думает, вот и живет миллионы лет. Вот я и разрешу конфликт между биологическим телом и плазменным, вот и застрелюсь, и прекращу вообще думать. Вот и стану частью бессмертной плазмы.
     Тут же прозвучал выстрел. Это произошло так быстро, что остальные не успели среагировать. И это потому, что другой офицер станции кричал другое:
     – За счет плазмы достигается бессмертие. Плазменное тело мое – это условие бессмертия, оно живет постоянно. Мы согласно теории великого Циркодунса великая планета, уникальная во вселенной. Потому что у нас этот ген связи с плазмой. Потому что мы светимся и излучаем лучистую энергию. Потому что в нас есть этот генетический код управления плазмой. Потому что у нас есть ген управления погодой. Потому что мы двигаем литосферные плиты силой мысли. И всё это делает плазменное тело. Оно управляет червоточинами. Оно управляет гравитацией.
     Взбешенный офицер станции, начальник сегмента плазменной коррекции Теодор Швайнерген пытался преодолеть гравитацию, точнее действие гравигенератора, который исключал невесомость. При помощи силы мысли он поднялся на сантиметры вверх и стал дальше орать, как ни в чем не бывало:
     – Это просто и элементарно, это могут только истинные фионцы. А теперь я силой мысли вызываю землетрясение на первой планете. Я же телепортировал свое плазменное тело с одной звезды на другую, на этот магнитар. Правда пришлось уменьшить в размере свое тело и увеличить его плотность, но сейчас я просто пускаю гравитационную волну. Я мысленно вызываю сейсмический удар. Мне не нужна вся эта электроника. Я истинный фионец. Вот в этих горах будет сейсмический удар. Плазменное тело состоит из нескольких составляющих: сейсмическая составляющая, гравитационная составляющая, нейтринная составляющая. Сейсмическая составляющая – это мой опыт прошлых биологических тел. Гравитационная составляющая – это ориентация в космосе и на земле, а также единое сознание нашей Фионы. Нейтринная составляющая – это связь между биологическим телом и плазмой. Вот это всё мое родное. Я при помощи нейтрино управляю плазмой и лечу из-за этого.
     И этот идиот, был полностью уверен в том, что государственная идеология Фионы права, и можно силой мысли управлять плазменным телом. Да идеология Фионы гласила, что у коренного населения Фионы есть два физических тела: одно биологическое, которое временное, а другое плазменное, которое находится в этом шарике Фионы. И когда звездолет перелетает на другую звезду, который ведет фионец, то плазменное тело его переносится на ту самую звезду. Это он просто повторял слова идеологов. Вот и всё. Только вот вирусы атакуют по-прежнему.
     Повисел в воздухе офицер минуту, а потом рухнул на пол. С трудом встал и стал смотреть на удаляющуюся планету. Фионцы стали пытаться стабилизировать орбиту, терпя жуткие галлюцинации. И вот через десять минут орбита стабилизировалась. Но только на это их и хватило, так как психи продолжались, и они опять стали брать тяжелые предметы и бить друг друга, обвиняя друг друга в том, что произошел выброс. Ведь идея, подсказанная Альбиной, действовала в голове. И всё думали офицеры о предательстве.
     – Лишь бы связь не прервалась, – говорил Альберт, уже приближаясь к станции. – А то мы не сможем открыть шлюзы.
     – С чего ты взял, там же автоматика, – ответил Альбина, приходя в себя. А искра влечения, заставляющая смотреть на Альберта, превратилась в маленький огонек. – Вот я не понимаю этих офицеров. Это же шизофрения – мыслить так, что четко разделяется сознание на две личности. Личность должна быть целостна. Я раньше так в Бога не верила, но после такого выброса, я в него поверила так, как никогда не верила. Вот сейчас мне кажется, что я сольюсь с этой плазмой. Т.е. умру и моя душа, согласно нашей вере, сольется с плазмой. Как там говориться в священном писании. Душа человека устремляется в космос и входит в сферу вокруг звезды, а потом происходит дупликация моей души, т.е. информация с моих клеток копируется и переносится в плазму. Так я и передаю свой опыт потомкам. Но сам мой бессмертный дух не может попасть в плазму, так как божественная сила направит его на другую звезду. Сама плазма после дупликации вытолкнет его на другую звезду. А моя копия останется. Только это будет просто информация, не более того. Разумом она обладать не будет.
     – Что-то тебя не туда потянуло, ты готовься к десанту. Сейчас наши пилоты будут брать эту станцию штурмом. Да не умрем мы. Разумная божественная космическая энергия, какая она бы не была, нас уже спасает. Она нас уже тогда спасла, когда мы этот выброс заранее зафиксировали. Черт, связи нет. Придется вслепую.
     Вокруг звезды, да пожалуй, во всем пространстве системы Илизиона-394 появились такие частицы, банальные электроны и протоны, которые заблокировали связи и создают сбои в оборудовании. Но пилоты состыковались со станцией, а офицеры там уже вовсю дрались. В том числе лейтенанты Альбина и Альберт состыковались со станцией и взяли в руки бластеры. Страшно до ужаса, и жутко хочется на Имирион, в свою комнату в квартире. Забиться вот туда и ни о чем не думать. Но нужно выходить и они вошли на станцию. Совсем рядом двое бьют друг друга кулаками. Альберт и Альбина поняли, что убивать их не нужно, потому что ключи надо выяснить. Спецназ быстро брал станцию под контроль. Он уже был практически во всех сегментах станции. Бластеры редко, но стреляли. Вот уже трое спецназовцев входят в этот модель коррекции плазмы, а Альбина и Альберт уже повалили двух офицеров на пол. Спецназовцы помогли их связать, а разведчики стали входить в систему, отключая вирусы. Система безопасности обладать разумом не может, так что она стала работать как и прежде, передавая всё, что нужно разведчикам. Легко и просто Альбина нашла листки с паролями, скопировала те же самые ранее удаленные файлы, и удалила ошибку 320098. Два офицера были в ужасе, когда увидели, что вся база резко открылась. Пока связи не было вообще, а нужно спешить, поэтому Альбина кричит:
     – Искать ключи шифровальной программы! Искать ключи! Блокировку нужно установить сетевых адресов их командования! Имитируем бунт этих мерзавцев!
     Выяснила по бумажке Альбина подпись коменданта станции и стала импровизировать, так как генерал не давал приказа, связи же нет. Вот берет этот аппарат коррекции звезды, уже восстановленный путем сброса некоторых параметров. Альбина пишет всякие оскорбления со стороны всех офицеров станции, пишет о вымышленные данные, подставляя не только офицеров этой базы, но самого министра генетической селекции населения. Пишет разведчица с толком, перемешивая вымосел и реальность, раскрывая сетевые адреса заговорщиков. Так получилось, что этот министр Джастин Гебельс собирался взять власть в свои руки, а самого главу Фионского союза председателя планетарного правительства Фионы Рудольфа Имлера посадить в коцлагерь, как и практически всю верхушку власти Фионы. Также Альбина задала иллюзию программы запуска сейсмического удара по родине этого председателя. А чтобы добить власти Фионы, ещё схему финансовых махинаций раскрыла некоторых правительственных чиновников. Успела она раскрыть и отряды революционеров.
     Полчаса после этого возилась в бумаги, расшифровывая текст, бесцеремонно потрошив все полки шкафа, расказывая вслух о заданной программе, а напоследок сказала:
     – Спецназ, ну что, отпускаем этих? Дадим им звездолет, мол, спаслись? Им кто-нибудь поверит? По-моему в любом случае им концлагерь обеспечен.
     Об этом узнал и комендант станции, которого Альберт втащил коменданта Штефнера. Штефнер был уже в панике, когда понял, что всё кончено в принципе. Но всё же они молчали, ещё гордыня была в сознании. А Альбина уже нашла нужную бумагу с каким-то зашифрованным текстом и подписью того самого министра, и решила запрограммировать, только расшифровывая по другой бумаге, на которой ключи написаны:
     – Так вот и дата бунта, дата теракта? Ага, двадцать седьмое число восьмого месяца три тысячи девятьсот сорок первого года. Вот я эту бумагу и передаю в самый центр, вот прямо туда, вместе с обещаниями о пытках Рудольфа Имлера в концлагере. А тут плазма подключилась, вот связи ставлю, и Фионский союз превращается в Фионскую планетарную империю, а Джастин Гебельс будет основателем новой династии. Да комендант, взгляни-ка сюда, видишь тут программу сейсмического удара по твоей стране. Вот сейчас твоя станция это запустит, а мы просто улетим. Тебя точно простят и не отправят в концлагерь, если даже ты о нашем захвате расскажешь? Хорошо, именно в том месте, где есть ваши ядерные реакторы и стратегический центр навигации, причем тут я фиксирую информацию о теракте на одно из ректоров. Каким путем? А вот все стержни из реактора резко вынут и вот так оставят ваши же бойцы. Мало того, что двенадцати бальное землетрясение будет, так ещё огромный такой гриб вырастит. Вот такой, я так и фиксирую, символ революции. Дальше продолжать? Мы же мутанты и уроды, и совести у нас нет, так что достаточно вот соединить вот эти два поля, и эти три потока, а также направить реакцию синтеза углерода на всего пятнадцать градусов влево, то это двенадцати бальное землетрясение пойдет по этой червоточине 5612089 прямо в этот эпицентр.
     – А вас не ждет военный трибунал, если вы это сделаете. У вас применение сейсмического оружия запрещено, – ответил комендант.
     – И что? За то пока у вас будет бунт, мы успеем взять под контроль своих заговорщиков. И мало того, арестовать ваших агентов, – она показала имена и позывные агентов Фионы. – Что важнее моя совесть и честь, или вот эти все жизни тех людей, которые могут оказаться в концлагерях, если первородное ДНК вдруг начнет действовать?
     – Так это будет пожизненное заключение.
     – За то вся страна всё равно будет считать меня героем, найдутся такие люди. А кстати тут вы кое-что проглядели, – она показала на ту энергию, которая по-прежнему вырывается из полюсов магнитара, – X-луч, скажите спасибо, что защиту мы включили, а то уже трупами были.
     Паника овладела комендантом окончательно и весь он дрожал, ноги тряслись и говорил он нечленораздельно, голова закрежилась да так резко, что тело могло упасть, если не спецназ. А Альбина продолжала:
     – Так что я подвиг совершила, мне трибунал не светит, тем более что на он не угрожает, я уже предотвратила землетрясения на своей территории, а вот что касается вас, то нет, и уже не успели. Вы же не додумались восстановить аппарат коррекции звезды, и паролей мы не знаем, а вы драку устроили. Да кстати, – тут резко организм перестал играть в террористку, и в сознании пришла мысль наконец-то верная мысль: – Так это реальный заговор министра генетической селекции? Ну, отвечайте. Министр дал вам приказ это землетрясение сделать?
     – Это не я.
     – А кто спрашивать будет, я просто расшифровала записи, а вот дата создания землетрясения двадцать пятого сентября прошедшего года. Вот и чья это подпись, моя, вовсе нет, я просто расшифровала запись и всё. А шифруй её или не шифруй, ничего же не изменится.
     – Это не я, я даже не знал о заговоре. Тот, кто в нем участвовал в тот же день улетел обратно, это же, – тут он опешил, – Это сам министр Джастин Гебельс. Точно он, больше некому.
     – Так, а кто вам поверит?
     – Ну, вы мне верите?
     – А мне какая разница, да и вам, вас всё равно под трибунал отдадут? Вы в любом сидеть будете, либо у нас в тюрьме для пленных, либо у себя на родине в концлагере. Правда вот землетрясение сейчас происходить и будет, вот если бы не вспышка.
     – Мы вспышку не делали. Я даже не знаю, чем поклясться. Да и министру это не надо.
     – Вижу, – ответил Альберт, – только вам всё равно не поверят, – тем более что программу о том, что вы там это всё устроили, я уже занес в звезду, в том числе и то, что вы X-луч и устроили. Мы же по разную линию фронта, а то что я раскрыл некоторые сетевые адреса и ваши планы, то это так повлияет на вас всех, ведь уже пошел сигнал в самый центр через червоточины магнитра. И вот уже поступил ответ, что все всё поняли, и бунт будет предотвращен. Ура, министр в самом этом концлагере окажется, я так от этого счастлив. Нельзя так, конечно, но я же по-другому не могу, ваше планета – это абсолютное зло.
     – Вошел командир эскадрильи стал забирать документы, смотря на то, как переместились некоторые реакции и начался сейсмический удар. Только теперь вспомнили и Альберт, и Альбина то, что приказ подставить был. Жажда просто отдохнуть овладела ими, и они держались из последних сил. Происходило крупнейшей землетрясение, разрушались десятки городов, а про села нечего говорить. И как-то неожиданно для всех, резко проснулись три вулкана, уже проснулись, уже дымят их заснеженные кратеры. Они были давным-давно потухшими, уже пятьсот лет были потухшими и резко проснулись. Сотни жертв, разрушенная инфраструктура, и крыть противнику нечем, не может там наверху человек сказать, что это Аммания.
     Один спецназовец в скафандре залез на специальную вышку станции, там одинокий флагшток стоит, на котором висит флаг. Вот этот флаг: на черном фоне фиолетовый крест, а в центр планета Фионы с одного из полюсов, под планетой два зеленных луча, перекрещенных у основания. Его сняли, а вместо него повесили флаг Амании. Бело-зелено-белый флаг с красным драконом гордо стоял на флагштоке, и чувствовал спецназовец, что скоро враг уйдет с их земель. Начинался новый год, и пока связи нет, бойцы и офицеры решили наконец-то выпить пару рюмочек и отметить праздник. И напряжение резко спало, и волнение ушло, и радость такая, такая эйфория. Такая торжественность настала на станции. А враги молча смотрели на это и тряслись от страха, боясь за свою шкуру. А чего не веселится аманцем, когда столько здесь документов и файлов на кристаллах, в плазме. Все эти документы позволяли арестовать заговорщиков на самом верху, да и к тому же поссорить фионцев между собой. Занять магнитар, значит занять стратегический пункт, так как он постоянно испускает по червоточинам колебания, влияя на тектонику плит на огромном пространстве космоса. Это важнейшая точка сейсмического воздействия, так что празднуя новый год и победу над врагом, ребята думали о будущем. Они уже мечтали о том, что будет здесь новая колония Аммании и будут здесь города, а впоследствии, и центр сейсмической коррекции сюда переедут. Вон спецназовец мечтает:
     – А что, я бы здесь жил. Место опасное, но техника на что. Можно же щиты поставить, да и здесь такие залежи всяких элементов на планетах, что просто дух захватывает. Так что выбьет наш великий император Александр пятый здесь территорию. И буду я здесь жить, вот увидите. А этот луч нас не пугает, наоборот это так красиво и завораживающе, аж жуть. А как же здесь будет классно. Я даже флаг новой территории предложу: на голубом фоне белая сейсмическая волна, а на гербе сам магнитар с вот такими лучами из полюсов. И тут будет город, а лучше десять, вместе с военной базой и с искусственной звездой класса магнитар, для того чтобы корректировать червоточины, чтобы перенаправить основные сейсмические линии с наших звезд. Тогда землетрясений на наших территориях меньше будет. И всё это сделают, так как это генеральная стратегия. И мне секретных документов не надо, чтобы это доказать. Я итак в это свято верю.
     
     
     

Игра окончена

     Вот что за человек, Макс Дубина, он же в реале Тормоз. Он идёт прямо со шлемом на голове по городу, весь в виртуале. Ищет парень всяких странных живых существ вокруг, тех самых различных драконов. Убить виртуального дракона, похожего на летающего динозавра с когтистыми лапами и жуткой пастью как у крокодила. Люди уже шарахаются и разбегаются в разные стороны. Вот он, этот красный противный дракон, сидящий на плече у пятилетнего ребёнка, играющего себе спокойно с паровозиком на верёвочке. Тра-тра-тра, так прозвучал автомат у Макса, и будущий машинист упал на тротуарную плитку мёртвый, весь истекая кровью, льющуюся из груди. Крики мамаши были настолько противны ему. Ведь он убил дракона. Нет, ещё не убил. Этот гад, да их тут много, этот гад сел ей на голову. Мать сидела рядом с сыном на коленях, склонив голову, и тупо верещала без устали. Рядом с упавшем ребёнке лежала игрушка старинного паровозика, с красным снегоочистителем треугольной формы, с цепью красных колёс, с большой увеличивающейся трубой. Её ребёночка, её единственного наследника убил какой-то игроман. Орала мать не долго, этот дебил уничтожил её выстрелом в темя. Из темени хлынула кровь. Дырка в голове сияла на Солнце. Этот дибел, ощущая только драконов, уже расстрелял молодую девушку, на плече у которой тоже сидел дракон.
     Этот Макс был не один, ещё десять парней шли с разных сторон к площади и ловили драконов, точнее убивали их. На всех одиннадцати игроков были одеты шлемы и специальные очки. У всех у них были стимулирующие мозг панели, полностью создавая эффект того, что они видят драконов, что они в каком-то волшебном мире. Это мир, где они одни, без людей, привычных людей, парят на высоте три километра над молочным океаном, где под низом шоколадные острова с горами-орехами. А облака в этом волшебном мире состоят из множества зелёных стодолларовых купюр. Помимо зелёных облаков, есть облака блестящие и прозрачные, состоящие из бриллиантов. И эти одиннадцать человек, стреляя автоматными очередями, прыгают с бриллиантового облака на облако из гамбургеров. А потом, нажравшись гамбургеров, они полетели на облако из парящих шмоток модных дизайнеров, стреляя в летающую вокруг них стаю драконов. Всюду безоблачный радужный мир. А радуг тут много от бриллиантов в атмосфере на высоте трёх километров. И что народ кричит? Они же летают на высоте трёх километров и стреляют в драконов. Не в людей?
     А в объективной реальности уже десять человек погибли от выстрелов этих дебилов, ещё двадцать семь тяжело ранены. Площадь стала кровавой, а эти придурки прыгают по площади, носятся по ней. Естественно, драконов поблизости нет. И в объективной реальности драконов, как красных, так и зелёных, так и серых и каких угодно не существует. Зато люди здесь живут, точнее умирают.
     Классная игра от DragonSoft, от американской корпорации, полный уход от реальности – это их главный девиз. Вперёд товарищи, теряйте реальность и погружайтесь в превосходный мир, где цветов в два раза больше, чем в реальности, диапазон восприятия звуков расширен до ультразвука и инфразвука. А сверхспособности гарантированы уже на тринадцатом уровне. Телепатия, телекинез и левитация – это только начало. Вам дадут за прохождения способности предсказывать будущее, быть прозрачным и невидимым, а также способность к телепортации. Играйте в DragonSoft и становитесь суперменами.
     Суперменам без мозгов. Ну, восприятие цветов, звуков и запахов – вопрос спорный, ибо глаза те же, уши те же, нос тот же, что и до игры. Телепатию можно сымитировать, ведь вам внушают, что эта девушка вам сказала «я люблю тебя», и главное этой девушке внушили, что она именно так и подумала. Где грань между волей человека и внушением при помощи шлема-стимулятора виртуальной реальности? Телекинез – то же внушение, что двигаешь взглядом, а на самом деле рукой. Просто ещё при помощи шлема можно внушить, что рука не ощущает чашки или чайника, просто на поясе. Левитация – это вообще дело лёгкое, если ты не видишь объективного города и улицы по которой идёшь. Воспринимайте буквально, глаза ослепли, и изображение, поступающее от глаз, подменивается стимулятором в шлеме. Ну, и всё. Ощущение того, что ты невидимка – то же раз плюнуть, раз уж реальность объективную ты не видишь.
     Виртуал от DragonSoft сам по себе настолько прекрасен и беспечен. Никаких бандитов, никаких нравоучений, никаких классиков литературы и кино, никаких законов физики и химии. Одна сплошная иллюзия полёта в небесах. Только стреляй в драконов, живи в таком мире, где нет проблем. Только плати за DragonSoft, но есть мама, которая всё и оплачивает. Тихо и спокойно, можно творить всё, что захочешь. Все одиннадцать человек, слыша превосходные запахи и звуки, видя превосходные цвета искривлённого пространства и времени, живут в беззаботном мире. Где только и нужно, как ловить этих драконов, и реалом у тебя нет никаких обязательств. И выходишь ты в реал только максимум на полчаса, когда надо пожрать. Такое богатство заданий в игре, что дух захватывает. Хотя можно назвать то существо, которое не развивается, забывает себя и свой мир, в котором родился. Всюду всякие сладости, всякие вкусности. Съел гамбургер – полное ощущение во рту, что ты его ел. Полное ощущение того, что выпил элитарного вина. Превосходное чувство того, что сама голливудская звезда была у тебя в постели. Полное ощущение всех благ, которыми ты обладаешь, – разве это не предел мечтаний? Иметь всё, что захочешь, и ничего при этом не делать. И плевать, что иногда это тело болит. И плевать, что ты из объективного мира помнишь теперь только своё имя, и родную речь помнишь с трудом. И плевать, что забываешь то, как выглядят родные и близкие люди. И забываешь уже на физиологическом уровне весь объективный мир. Виртуальная реальность прописывается в нейронах, прописывается там, где её не должно быть. И главное, у разработчиков есть оправдание – они спрашивают постоянно о том, хочешь ли ты продолжить игру или нет.
     Тринадцать погибших и тридцать раненных. Стоят жуткие вопли и крики на площади, уже слышен вой сирен, уже группы бойцов готовят захват, улицы перекрыли. Началась эвакуация жителей ближайших домов. А драконы сели на плечи игроков. Вот так поворот, парни, ничего не соображая, стали стрелять. Пять парней убили друг друга.
      – Отключайте WiFi! Отключайте грёбанный WiFi, весь WiFi, всю сотовую связь! – кричал кто-то в форме.
     Выполнили приказ быстро, и картинка в голове у шести террористов сначала застыла, а потом через секунду пропала. Уникальные цвета сначала пятнами стоят перед глазами, какими-то кляксами, какие-то уникальные звуки приходят откуда-то изнутри, и странные запах астрала держится в памяти, похожий чем-то на спиртовой раствор. Тяжесть в голове, странное чувство паники и безудержной тревоги, что игра закончилась, и теплица виртуальной игры рухнула, оставив в памяти лёгкий аромат спирта, и превосходного цветового ощущения бриллиантов, искривляющих пространство и время. Необычайные галлюцинации продолжались, и уже шестёрка дебилов, только повторяющих какую-то странную фразу, целилась и искала драконов. Медленно безоблачный мир отступал, дракон уже не будет видно никогда, разве что в страшных снах, но голос в голове администратора игры:
     – Убивай их, давай убивай их, этих поганых русских, соверши террор во имя Америки!
     Сначала ты не понимаешь, что тебе говорят, а потом паника нарастает, и резко приходит осознание, вместе со всеми привычными запахи. Кровь жутко пахнет, а вокруг трупы. Макс орёт жутко, и видит пятилетнего ребёнка и убитую рядом женщину. Смотри на свои руки. А в руках автомат Калашникова. Сердце прекрасно понимает, что это всё натворил ты. Это всё натворил ты. Лужи крови, раздробленные черепа, жуткие истерические крики. И колоссальное давление реальности. Боль в глазах, боль в ушах, боль в носу, боль во всём теле, так как и приходится вновь ощущать реальность. Мозг, живущий уже как месяц полностью в виртуле, вдруг начинает вновь дышать обыкновенным воздухом. Сердце вдруг как бы набухает, как бы увеличивается непропорционально в размере. Вдруг в мозг под колоссальным давлением поступает кровь. Начинается резкое кровоизлияние в мозг, в сами нейроны. Парни, ощущая замедление времени, полностью падают вниз. Колоссальное давлением объективной реальности неподготовленный мозг просто не выдержил, да что там мозг, всё тело пошло в отказ и практически сдохло, т.е. стало в истерике орать жуткие крики. Болит буквально всё, в особенности глаза. Группа бойцов быстро стала бежать к ним, целясь в них. Врачи стали спасать раненых. И время быстро пошло.
     Быстро кололи препараты, перевязывали раны, брали носилки и тащили на них больных. Быстро бежало время. Журналисты появились и стали давать прямой эфир стране.
     Однако тела террористов всё ещё кричали, воспринимая эту полноту реальности, однако всё жутко болело. Прошла всего минута объективного времени, когда бойцы бежали к террористам. Эта последняя минута растянулась на целый час искривлённого времени внутри сознания. Сознание так таковое, с умением принимать волевые решения и как-то адекватно воспринимать реальность, при этом управляя тело, так и не пришло. Где сознание террористов летают – уже не вопрос сегодняшнего дня. Ведь террористы погибли, когда террористы только подбежали к этим идиотам.
     Только теперь можно разглядеть странные тела этих ублюдков. На чуть ли не всех пальцах коросты по семь миллиметров. Руки все в волдырях и бородавках. Туловища у них заметно скрюченные, с горбылями. Лица в каких-то трещинах, прыщах и бородавках. У погибшего Макса была на лбу гигантская бородавка вдоль всего лба, тонкая токая и кровоточивая. Эту противную бородавку, плешивую причёску и седые кое-где волосы заметили все, когда сняли шлемы.
     Девятиклассник Антон, лежавший с раной в ноге, ощущал время. Отличник, победивший на олимпиаде по физике, знал физику времени. Он видел, как огромная чёрная информационная волна распространяется по пространству и времени во все стороны, как в прошлое, так и в будущее. Огромная волна паники и ужаса распространяется прямо быстрее, чем скорость света. Ему сейчас сложно понять, как повлияет на всех людей планеты эта информационная волна. Ему сейчас не до инсайда. Всюду серо-чёрное вещество, словно какой-то грязевой вулкан на площади. Из жерла этого вулкан исходят огромные грязные серо-чёрные волны. Что символизируют эти галлюцинации – времени нет рассуждать и строить, теории, когда уже волна несёт тебя быстро вверх, в будущее. И плевать, что эффект полёта по мистическому пространству объясняется высокой скорости движения кареты скорой помощи, мозгу сейчас уже всё равно. Он просто отключается, так, на всякий случай теряет сознание.
     Восьмилетний мальчик уже полчаса стоит возле фонаря на краю площади. Стоит и держится за столб фонаря. У него кудрявые роскошные, но короткие чёрные волосы, яркие голубые глаза, полные отчаяния и паники. Тонкое тело всё сковывало боль. Весь он был в какой-то грязи. Видать он упал, когда весь этот террор начался, и поднялся и стал держаться за столб. Он хотел уйти в сказочный мир славянских родных сказок, в лучший, просто превосходный мир, но глаза упорно видят кровь и то, как увозят раненых, трупов. Уши как назло слышат вой сирен. А мальчик стоит молча. Рот весь его скован. Всё тело под напряжением. Мальчик ещё не знает, что такое электроны, но он ощущает их бег в форме дрожи по всему телу. Слышит плачь, какую-то дикую истерику, но стоит, держась за столб.
     Он просто возвращался со школы домой, так раз через площадь. Просто автобус на площади остановился, обыкновенный такой автобус, весёлый такой, с рекламой йогурта с динозавриком. И шёл через площадь. И пуля в него летела, просто попала в машину, а не в него. Ему сложно сказать уже, как летела пуля. Он же баллистику не знает, но он ощущает, что что-то самое страшное, такое непонятное и мистическое, связанное с каким-то последним судом и самым страшным, пролетело мимо.
     Странное ощущение того, что кто-то всемогущий и чрезмерно добрый, ласковый, такой знакомый обнял всего его, прижался к нему и просто плачет. Наверно Ангел, наверно. Только можно сказать, что Солнце в этой точке пространства припекает, рядом никого нет, даже мамы. А плачь слышен отовсюду.
     Но нет, пацан знает, что Солнце припекает, но по-другому, а тут не щиплет слегка, как это бывает на Солнце, а тут именно то, как кто-то держит его с такой хваткой. И неважно, что через несколько минут он окажется, на всякий случай, в больнице. Где пробудет полдня и мать его оттуда заберёт, уже, когда вечер со своими рекламными щитами наступит в городе.
     Уже через несколько дней гении экспертизы определили, что такое файлы с расширением «zombie». В этих файлах хранилось именно то, что и заставило убивать. Просто все движения были расписаны согласно плану, куда прибыть, как стрелять и куда, что при этом говорить. И ребята делали это, хоть эксперты раскрыли, что реал был виден на фоне мозгом. И автомат от простого лазерного пистолета отличить можно в той ситуации. И болевые ощущения не скроешь. И догадаться, что ты стреляешь в людей, можно было бы. Но что же делать, если у человека нет морального стержня внутри, нет той опоры в реальной жизни?
     С раннего детства, а это было видно следователям сразу, Макс Дубина и остальные идиоты, ничего не делали сами по жизни, в школе учились из рук вон плохо, постоянно были замкнуты на драконах и мире фантазий. Они плохо общались с людьми и были замкнутыми. На абсолютно любые слова резко отвечали диверсиями с разбиванием стёкол. Никакого ощущения единства с классом, со школой, да даже с своей семьёй единства не было. Зато самих игрушек у этих недоразвитых детей было пруд пруди. И чем фантастичнее, тем лучше.
     Погрузившись в такой замкнутый мир, доверив часть своего сознания серверу, лишь потому, что предлагаемые сознанию фантазии резонируют, теряешь полную свободу выбора. И внушить можно легко и просто, тем более что использовалась технология перезаписи образов в голове у террористов.
     Виртуальное сознание полностью принадлежало администраторам игры. И что админ захочет, то зомби-террорист и сделает, вплоть до замены воспоминаний, подмену убеждений. Говорили террористы ровно то, что хотели админы игры. Шли туда, куда надо админам. И действовали с точностью до йоты, как админы приказали, и думали ровно так, что приказывали админы вплоть до йоты.
     А мир уже никогда не будет прежним, так как это было всегда. Гипнотическое оружие буквально только что испытали на людях и получили гонорар.

Магнитар-убийца

     Шла кровавая звездная война между двадцатью государствами, охватившая восемью звезд. Война была банальная, как обычно в этом мире, невозможно без войны за ресурсы, за территории, за влияние. Звездолет особого назначения с разведчиком на борту летел по кратчайшему пути к себе домой. Звездолёт имеет треугольную форму с тремя двигателями в форме цилиндров.
     Звездолет Ивана летел с секретным донесением, в котором, дай Бог памяти, говориться о подготовке революции в стране. Непонятно, что это за страна, но явно это враг для Ивана, пилот об этом говорил перед смертью. Но обо всём по порядку. И с чего начать, ну с его внешности. Он был в черной форме. Эмблема очень чёткая: черная летучая мышь на фоне звезд, заключенная в окружность желтого цвета, звезды были, внутри, этой окружности, такие яркие голубые. Лицо его горело радостью, восторгом и надеждой, его голубые глаза сверкали простотой, а волосы, чёрные кудрявые слегка шевелились, почему я понять не могу.
     Когда звездолет входил в гравитационную зону магнитара, всё было ещё нормально, только отказал квантовый телепортатор. Работал он по принципу передачи состояний квантов светового луча на большие расстояния. За счет этого обеспечивается связь, но что там произошло мне непонятно, возможно, он просто отключил зачем-то квантовый телепортатор.
     Вошел в гравитационную зону илот нормально, только лицо было озабоченно, что не заметил, как подлетел довольно близко к звезде. Коричневый магнитар был на пике своей активности, из этой нейтронной звезды выходило слишком много всяких ионов и электронов, так что попал пилот в магнитную бурю. Но ведь это не страшно для таких технологий, ведь у звездолета есть мощные щиты, которые генерировали электромагнитное поле.
     Пилот вел себя уже насторожено, но бортовая система безопасности полета, ни о чем не напоминала, хотя вирусов пилот нахватался, и он об этом прекрасно знал. В голове пилота сначала крутились мысли об отдыхе, вспоминал пилот свою семью: мать, давно умершего отца, сестру, своих двоих детей. И так ему сначала было приятно, что он и не заметил бури. Но теперь он ведет себя насторожено, ведь буря всё усиливалась, но пилот просто понадеялся на автоматику, а она подвела и не отреагировала.
     В результате пилоту резко стало плохо. Начались галлюцинации, эх, что только не бывает на таких звездах-убийцах. Он видел перед своими глазами свою галактику Млечный путь, находясь как-то вдали от неё. Но его поражало, что он выдумал. Он корил и обвинял свои нейроны в этих галлюцинациях. Он слышал ушами, ведь мозг действительно обманывает, как ответственные за реинкарнацию высшие галактические энергетические сущности идут за ним. Вот они уже в звездолете, а пилот, не помня себя, стал изгонять духов из звездолета, пытаясь успокоится. Он вслух громко говорил, но сущности его трогали, изучали. Он ощущал себя на столе, на котором ему делали какие-то уколы, готовя передать его гены будущему поколению.
     Он ничего не понимал, рассудок он оставлять свой не хотел, но приходилось вручную налаживать щиты электромагнитной защиты. Он делал всё по инструкции, но щиты вскоре отказали и он встал сначала на колени.
     Всего было четыре щита, и только половина из них заработала. Реактор не выдерживал такого режима работы, чтобы обеспечивать электроэнергией хотя бы два щита из четырёх. Он уже не помнил, за что воевал, что было за донесение и какой стране служит. Память временно отшибло из-за электромагнитного воздействия нейтронной звезды. Нейтронная звезда типа магнитар обладает самым мощным во вселенной магнитным полем, так что не удивительно, что даже при подлёте к нему, Иван не помнил себя в прошлом, так что куда лететь. Он мог бы вылететь отсюда, но какой флаг из великого множества на световой панели примет его. И где его родина?
     Пилот не мог вспомнить флаг государства. Он не мог вспомнить причин войны. Нет, они есть, но вспомнить он их не может. Ощущает опасность, и вместо того, чтобы встать с колен, парень думает, куда бежать с нейтронной звезды.
     Маленькая девочка вдруг появилась рядом с ним с ужасом в глазах. Она была в красном сарафане, беленьких сандаликах и белых высоких носочках. Сколько же он не видел свою дочь. Прошло ровно пять лет. Когда его призвали, она была ещё младенцем. Т.е. ей уже сейчас пять лет. А он носился за какой-то эскадрильей звездолётов.
     Девочка просто молчала. Пилот понять не мог, как она сюда попала:
     — Тебя не должно быть здесь. Ты галлюцинация. Уходи. Пропади. Пропадай.
     Поле действовало. А память отказывала. О прошлом у него были обрывочные воспоминания. Девочка смотрела на него с надеждой в глазах. Сама она ничего не говорила, но смотрела с такой уверенностью и надеждой, что парень встал. Еле-еле дошёл до пульта ручного управления щитами и стал жать рычаги. Они должны сработать. Но нет, вирусы смогли повредить и дублирующую систему. Галлюцинации усилились, и перед ним уже была воображаемая, но вполне реальная сетка в форме пузыря. Сознание баловалось геометрическими фигурами. Парень брал воображаемую сетчатую пирамиду и рассекал её плоскостью. Объёмное воображение различных фигур было перед глазами. Сам не заметил, как уснул. Сначала в глаза бросаются сферы с флагами различных государств. Замечаются следом летающие вокруг них треугольники. А потом они начали перелетать от одной сферы до другой, от другой к третьей и так далее. Так подсознание говорило пилоту о том, что идёт война. Треугольники вступали в схватку друг с другом.
     Иван всё же проснулся, поняв, что его по сути дела уже посчитали погибшим все, кому не лень. Слабость и волнение, чувство паники и тревоги не покидало его. Он же не хотел бороться. Он тупо лежал в неудобной позе и уже моделировал диалог с Богом на страшном суде. Он не хотел выживать. Прилетит он домой и будет там инвалидом, т.е. обузой. Каждый шаг, каждое движение будет даваться с трудом. Мало того, он с трудом будет говорить. Одноклассник встретит его на улице, а он его не вспомнит, да ещё нагрубит, характер ведь испорчен. Вот какое будущее с нарушениями мозга ждёт его. Только навигационная карта не работает, вирус её испортили окончательно. Операционная система работает с трудом. И вечно выдаёт ошибку с кодом 324580550. Что это за код? Он не помнил.
      Только девочка стояла и с уверенностью и надеждой смотрела на него на том же месте. Чувство того, что ты просто должен выжить и всё проникало к нему. Он оглянулся и поначалу смеялся с того, что промелькнуло у него в сознании: он может выжить! Звучит как издёвка! Он не крушил всё подряд, а просто тупо хохотал целый час в полный голос. А потом операционная система, как бы невзначай, сама открыла окно генератора гравитационного поля.
     Одно слово инсайд описывает всё состояние психики пилота в этот момент. Он задаёт частоты и форму гравитационного щита. Чувство надежды охватило его. Он хватался за соломинку. Гравитационный щит вдруг заработал.
     Пилот резко поменял пароль. И открыл список файлов. Инсайд продолжается и Иван просто нашёл нужный конфигурационный файл и изменил там якобы случайно настройки. Вдруг раздался внутри звездолёт детский смех девочки. Ангельский весёлый озорной родной смех. Отцовские чувства вдруг проснулись. Он стал удалять аж двадцать восемь файлов с расширением «pst». Что это за расширение — Иван не знал. Может это даже так должно быть, но атака вирусов прекратилась. Только странное сообщение с какой-то таблицей высветилось. Там светились какие-то коды. Но Иван смело закрыл окно сообщения.
     Тело потребовало поспать. И парень так и уснул в кресле. Он видел сначала всю галактику Млечный путь. И слышал все планеты, на которых живёт человечество. Он слышал их единый голос. Галактика плела в космическом пространстве сеть из всевозможных странных линий. Центром соединения этих линий судеб целых государств и стали нейтронные звёзды. А позже Иван во сне увидел то, как магнитар образует где-то на периферии червоточины, позволяя сбежать. В это время Ивану открылось, что не только нейтронные звёзды, а все звёзды вообще образуют внутри себя информационную систему. И можно получить оттуда информацию.
     Иван проснулся. Девочка по-прежнему стояла на том же месте. Ване жутко хотелось есть. Он открыл холодильную камеру и достал рыбные консервы. Он сожрал целую банку, запил рюмкой крепкой водки. И стал после этого проверять квантовый телепортатор. Работает он следующим образом: за счёт генерации микрогравитации образуется червоточина, в которую попадает квант света и принимается из космоса такой же квант света. Таким образом и кодируется информация. Максимум света за наносекунду в червоточине – единица, минимум – ноль. Вот так и передаётся квантовым способом информация.
     Папку с секретным донесением парень так и не нашёл на компьютере, хотел бросился вдруг её искать. Рассеянность, он хотел разобраться со всем сразу, но естественно память не позволила. За то нашёл справочник, где сказано, как заменить плату. Открыл крышку аппарата квантовой связи. Отвинтил вентилятор и почистил процессор. Если процессор данного аппарата сдох, то ему конец. Этот процессор и распределяет по червоточинам информацию. Привинтил на место. Нашёл плату с пятью большими по меркам радиоконструктора цилиндрами с пластиной посреди. Провод красный – вход, провод синий – выход, два чёрных провода к пластине – управляющие. Все пять таких цилиндров были обгоревшими. Пришлось отвинтить двенадцать болтов и снять две шины с неё.
     Опять пилот уснул резко, упав на пол вместе с обгоревшей платой. Встал через час. Вспомнил о том, что задумал. Достал новую плату, и прицепил её сразу. Раз винт, два винт, три винт, — через минуту все винты прикручены. Девочка с уверенностью и надеждой, радостью и любопытством, смотрела на Ивана как на отца, хлопала в ладоши. Подключил две шины.
     Уже додумался до таблеток и выпел целых три мощных таблеточки из нужной коробочки. Спать теперь не хотелось. Уже через десять минут парень писал странный код на компьютере. Мелькали операторы в исходном тексте. Парень целых восемь часов с перерывом на сон писал сначала драйвер для обнаружения червоточин. Два часа проверял теорию и драйвер. И увидел, что на периферии, где он, слава Богу, и оказался, есть сотни червоточин, и что он летит вдали от них от одной до другой. Какой велик соблазн улететь в ближайшую, но ему надо на родину. Отцовские чувства к этой девочке так и заставляли писать драйвер подключения при помощи аппарата квантовой связи к самому магнитару. На это ушло аж двенадцать часов. Ещё двенадцать часов ушло на то, чтобы считать информацию так, в качестве проверки. Поначалу был просто бессмысленный набор чисел, но затем парень понял что-то у себя в голове. Алгоритм держался ещё двадцать часов, пока он писал программу поиска генеральной линии своего народа. Драйвер был написан. И смысл алгоритма тут же пропал, когда уже написанная программа стала общаться с нейтронной звездой. И в этот момент Ивану жутко хотелось покончить с собой. Он перестал верить во спасение, назвав весь этот алгоритм бредом. Даже хотел удалить, но…. Тут звезда создала червоточину. Подсознание, не сознание и воля, а именно подсознание пошло на разгон. Звездолёт разогнался, совершая разворот. И уже хохоча и плача, парень вошёл в червоточину и оказался дома.
     Когда данный звездолёт с космонавтом без памяти появился на родной звезде, никто не поверил, кроме той девочки. Начальство Ивана долго расспрашивало о том, что за алгоритм навигации. Но Иван его не помнил. Нет, что делает каждый оператор и каждая функция, каждая константа и каждая переменная Иван помнил. Но что всё это значит – Иван не знал.
     Девочка в галлюцинациях действительно оказалась его дочкой, которой было пять с половиной лет. Со службы парня списали и дали инвалидность. Но всякий раз, когда Иван говорил, что он обуза, девочка только обнимала его и целовала его. И от этого парень боролся с повреждёнными участками мозга ещё сильней. Только летать больше он не мог, за то философия о нейтронных звёздах навигаторах писалась тихими вечерами.
     
     
     

Парадокс Апрельской звезды

     Виви шла по материнской планете, породившей мифологическую Апрельскую цивилизацию. Она прекрасно знала эту столицу. Она шла по площади, где уже собралась толпа с мечами и копьями. Где будет серьёзная битва за столицу государства. И как назвать это государство народ спорит до сих пор. Предлагается аж тринадцать вариантов и все они одинаково хороши. Бои ведутся пятьдесят лет попеременно чуть ли не в каждом городе. Экономика вообще не работает. И диву даёшься, как Хайманатовские прогрессоры как творит чудеса. Народ посмотрит, помолится на них, а потом переходит чуть ли не сразу на чужую сторону, на сторону Вейтинских заговорщиков. Вместе с Виви шли те самые Вейтинские заговорщики. Они уже приняли вакцину. Да всего пока двадцать человек, работающих под прикрытием как беднота. Великий князь Гравитонов Иван тоже был одет в бедные одежды. Среди вейтинских агентов был молодой парень, который только месяц назад прибыл на Апрельскую звезду, и сразу перешёл со стороны Хайманат на сторону Вейтинии. Парня звали Ненго. Он обладал странной болезнью, которая позволяла без воли сознания прожигать обои дома, зажигать силой мысли свечи, зажигать лампочки, портить проводку. Когда-то в детстве он проснулся от того, что бельё постельное тлело. Так работает его тело, явно обладающее феноменальным электромагнитным полем. Об этой способности он знает хорошо, поэтому он тщательно скрывал её от диктатуры. Но сбежал в тот момент, когда способность поджигать бумаги проявилась как-то неожиданно для него самого. Любые проявления того, что не соответствует формулам, строго под запретом. А формулами никто это объяснить там не в состоянии. Парень не был теперь ни в чём не уверен. Он вообще хотел похитить звездолёт и улететь куда-нибудь. О, куда-нибудь – это чисто философское понятие, сакральный символ рая, необъяснимого счастья, неописуемого при помощи слов и цифр, данное в ощущениях счастья. Счастья того, что тебя там понимают, что ты там свободный и ни от кого не зависишь. Живёшь по законам справедливости и демократии. И всюду всё вертится вокруг тебя, а ты всю оставшуюся жизнь будешь отдыхать. Хоть ты учился в хорошей школе. Хоть ты и так не видел грязи в доме всё детство, и отец твой зарабатывает достаточно. И ты несёшь прогресс, вот эту всю математическую ересь, т.е. прогресс. И попал ты сюда по ошибке. Как бы теория работала до этого и работает сейчас, а тут ошибка просто в самих расчётах согласно этой теории. Ну, в принципе так и есть, дробь не так сократили. Этот парень уже всех так задолбал этой легендой, что все всерьёз задумались, а кто он такой на самом деле? Просто когда тебе по сто раз на дню говорят о том, что ты золотой, человек начинает сомневаться в этом. И те события, которые развернуться через всего пять минут эту легенду полностью уничтожат.
     А пока та золотая молодёжь, реальная и в отличие от Ненго, не понимала, почему он так искусно притворяется бедняком, что по поведению не отличить от местных. Золотая молодёжь трясётся уже и плачет, бесится всякими тупыми приколами и нагло издевается над культурой этой странной страны. Издевается над царями прошлой эпохи. Издеваются над архитектурой. Что-то говорят какой-то статуи какого-то сверхмогущего существа. Вот это прогресс и будущее этой страны.
     Через пять минут голос существа с крыльями в форме бабочки и человеческим телом вдруг сказал:
     – Ты светишься.
     «Чего, я свечусь? – говорил в мыслях Ненго, ощущая сущность в сознании: – Я ощущаю то, как исследуемая мною страна так проникла в меня, что у меня начинаются ведения. Ну, неужели там важно, чтобы я светился так, как звезда. Это уже ни в какие ворота, ой, что я делаю. Нет, это мой организм такое выдаёт. Просто так функционируют клетки моего организма. Раньше я ощущал этот странный код, странные таки числовые комбинации, которые в мой организм проникают. Почему наша культура так примитивна? Все формулы не работают. Чего там идея создать робота с искусственным сознанием на подобие человеческим. Я уже давно привык, что надо притворяться. Что надо лгать всем. Здесь золотая молодёжь есть как и у заговорщиков, так и у правительственных. И они даже братаются друг с другом, словно здесь просто тусовка. Здесь проводились эксперименты страшные: взяли и стали объяснять по сути древнему человеку теорию термоядерной реакции, а он умер. Он не понял теории, пытался честно её понять и получил умственное переутомление, и отчего скончался. Биологически древний человек не выдерживает этих знаний, которыми мы обладаем. А эти заговорщик просто пятьдесят лет морочат зачем-то людям голову. Они просто получили ценную информацию и не хотят ею делиться. А пророк Гиперспер улетел демонстративно, сказав, что вы сами между собой разбирайтесь. А это такой человек, который умеет преодолевать всё. А тут что будет? Погибнут все Боги, т.е. всё командование обеих лагерей? А что, не случайно эта мысль пришла в голову, так что надо, чтобы молния в главу миссий пытается подписать мирный договор. Вон как обыкновенные прожектора там светят. И я реально свечусь, а они вот так смотрят странно. А люблю играть на публику и переворачивать сознание. Теперь я подымаю руку».
     Пацан поднял руку, что-то сказал, и при этом его электромагнитное поле светилось таким ярким голубым свечением. Пацан поднял руку и сказал:
     – Я инспектор божественной воли твоей, Высшая сила, Бог климата, погоды и воздуха Криптон. Пусти молнию свою во врагов своих, мною обозначенных.
     «Что я такое сказал, – думал Ненго, не понимая уже того, что происходит. – Опять будет продолжаться гражданская война. Опять мы будем тут разбираться со всеми уже этими будущими чиновниками. Они бесспорно пойдут дальше, так как они владеют той информацией, как управлять любым человеком, как ещё больше закрутить гайки и свести окончательно всех с ума. Да легко было многих. У многих на самом деле были не такие страшные болезни. Ну, что там паранойя или шизофрения из-за чипа. Надо же своим биополем, я чип из строя вывел».
      Вот думает этот пацан, рассуждает о будущих боях, а молния сначала попала в главу вейтинских заговорщиков, показывающего на светящейся сцене какой-то договор. Вот что-то коротнуло и храм какой-то загорелся и начался резкий пожар. Загорелась вся проводка. Что-то даже рвануло. Уж что там могло рвануть, что аж там колонны стали падать, и за ними верхнее перекрытие, а дальше крыша. А глава миссии Хайманат упал и смотрел на это уже будучи немым и умалишённым. Ещё несколько минут он был жив, как и его окружение. Они просто орали на непонятном для местных языке.
     Через несколько минут ударила в главу миссии Хайманат ещё одна молния. И ещё что-то там загорелось и взорвалось. От такого удара и фактической гибели двух главных Богов публика стояла в шоке. Просто стояла в шоке, не понимая, что и думать. И не понимала ничего молодёжь та самая золотая. Одна девка, будучи уже явной шлюхой, просто кричала:
     – Они не понимали, что мы разведчики и проводим эксперимент. Они так не поняли, что мы инопланетяне!
     Наивная, думала, что всё объяснишь, всю тайну раскроешь, и вот будет порядок. А они собирались всё рассказать, где-то в глубине подсознания? Народ, а почему вы верите так самозабвенно в мифологию и поклоняетесь идолам? Может потому, что по-другому биологически не могут вас понять? Да они верят в легенды и мифы понимают их так, потому что биология и психика их такова. Они так жили тысячи лет с этим мировоззрением. И полностью магию, и колдовство, поклонения идолам и амулетам, веру в мифы и легенды, – всё не искоренить. Потому что им нужны чудеса и мифы. Только как…. Как это поведение объяснить. Трудно понять человеку, верующему в одни мифы так фанатично, понять другие мифы, которые противоречат всему. Ну, свойственно человеку верить в мифы и легенды. Ну, популярны они просто здесь. И признать то, что человек верит в мифы биологически, потому сознание не может всё познать и удержать в голове, вот это сложно. Когда в голове другой миф: что ты всесилен и всё объяснимо.
     Ненго стоит, шатаясь уже воочию. Стоит так минуты две, пока кто-то куда-то бежит. И народ на него стоит заворожённый, не зная кому молиться и кого почитать, не зная того, что дальше будет. Время вдруг переломилось. Иван Гравитоно подходит в парню вместе с Виви:
     – Посланник Высшей воли, не желает Высшая сила революции?
     – Да, – уже полубред начинается в голове парня, но он просто говорит это слово: – да.
     Народ уже хватается за всё, что только можно. А бегут в реальности всего лишь секунда, а в голове минуты, даже десять минут.
     – Вы видели то, как над нами издевались все, кому не лень?
     – Да.
     – Так почему не наказать всех поддонков?
     – Да.
     – Так мы идём во дворец?
     – Да.
     – Он наш по праву, по праву того, что мы народ, живущий исконно на этой земле?
     – Да.
     – И будет только один Бог Криптон, и страна назовётся Криптония?
     – Да.
     Иван уже тащит парня вперёд вместе с Виви ко дворцу. Народ уже идёт вперёд. Начались кровопролитные бои. Стража сопротивлялась медленно, если сопротивлялась вообще. Царь схватил меч и пронзил себя в грудь. Так прервалась династия, которой пятьсот лет. Прошло великие семь минут, великих минут, потому что всем прогрессорам, да не только им, казалось, что прошло полчаса. Время, переломившись, зависло в воздухе. А храм-то горит. И люди гибнут там внутри. Начались бои у стен царского дворца. Нужно было брать это здание с большими колоннами, с большими окнами и большими барельефами вверху, какие-то сюжет из древности там были изображены. Жёлто-зелёное, а кое-где красное здание с статуями наверху каких-то божеств, прилетевших с какой-то звезды. Так как просто и бедный народ, вошедший во дворец мощным потоком, воевать на мечах толком не умела, то она брала защищавших его людей силой крика и внешним видом. Одного стражника убили просто вилами в живот. Другого убили топором по голове. И стражник из древнейшего рода упал на пол с проломленным топором. Кровь хлынула фонтаном. И Виви стало плохо от такого ужасающего вида кровавой и быстрой разборки. А она тащит по этому коридору светящегося до сих пор человека. Народ рубил всех топорами, колол вилами и ножами и орал такие слова, что не было понятно ничего в этой какофонии звуков. Ненго оказался в тайной какой-то комнате. Их было много во дворце. Всякие потаённые комнаты. И в этой комнате просто кровать и стол со всякой кучей документов.
     – О, документы, – ответил Иван Гравитонов с таким соблазном в голове, а потом через минуту: – О, парень, ты светиться перестал.
     – Это болезнь, – ответил Ненго, – теперь же математически я это никак не докажу. Мне просто какая-то сущность приказала светиться и я светился. Кто это?
     – Посланник божий, посланник того Бога, который сотворил всю Вселенную с большой буквы, – говорил Иван, достав шприц и ампулу. Тут же стал весь шприц заправлять эти лекарством: – Так что же делать будем? По-прежнему верить в математику?
     – Что там за шум? Меня тоже убьют за математику?
     – Убить за математику? Нет, слишком много народу надо убивать за математику. Математика только тогда наука, когда смыслом обладает. А в ваших формулах смысла никакого нет, и не было изначально. Так что это не математика, а всё та же магия и фантазия.
     – И что дальше будет?
     – Что дальше? Ну, дворец мы возьмём, конечно.
     – А что дальше, прилетит звездолёт и нас уничтожит.
     – Ну, – а тут Иван что-то понял и тут же забыл, о чём думал. У него уже наполненный шприц. Через некоторое время лекарство вошло в вену: – Ты просто сейчас нечего не понимаешь. И не поймёшь до конца силу Божью. А её не надо понимать. Нужно просто её взять и пропустить сквозь себя. Раз уж Криптон пустил так точно две молнии подряд в наших врагов, то и спасёт он нас и далее, если мы будем следовать его законам.
     Дальше из уст больного шли какие-то числа. Он уже ничего явно не понимал. А те самые девки видных чиновников хайманатских лежали убитые. У всех и были проломлены черепа. Всюду страшной кровью всё залито. А рядом в этом буйстве красновато-оранжевое, а кое-где жёлтое пламя вокруг храма. Нет ни одного места в храме, где не было этого огня. Горело абсолютно всё. Весь этот странный материал из нефти, по сути, простой пластик горел. Это просто чёрное небо было вокруг. И от дыма с храма, отчего многим плохо становилось и их уводили. И от облаков в небесах.
     Слава Богу, что бывшая бортпроводница Ниви взяла и обрезала за это время кабель и дворец не вспыхнул.
     – Отрубить Бога! – кричал варвар в этот момент, – ведь это значит, что это странное вещество проявление Бога числа! И вы его отрубили, а он ничего не смог сделать.
     Ниви, долго по её опять-таки ощущениям смотрела на стражника, который трясущимися руками держал меч. И он не понимал до сих пор странных частиц под названием электроны и протоны. Пятьдесят лет им пытались это объяснить, а они всё равно твердят, что всюду Бог и сами сооружать кабели не могут. Не дано им это понять. И именно Ниви это поняла прямо сейчас. Ей искренно стало жалко бойца, который, в сущности, пешка в чужой игре, хоть этого и не понимает. Он понимает, что считать числа в уме это круто, но считает ещё больше бездумно, чем рационалисты. Ему бы в кровь антидот, ведь бактерия в нём живёт. Но он же с мечом в священном месте. Ниви хочется сотворить чудо так же, как тому парню. Она спокойно выхватила из его рук оружие, вот как мать любящая своего сына. По крайней мере так сыграть она смогла, хоть в сознании хочется вообще всё оружие уничтожить, она просто взяла и отвела его в сторону, а потом стала говорить:
     – Электричество так раз храм и сожгло, парень.
     – Как божественный ток влияет на огонь. Может он сам огнём является, так почему не горит? – спросил варвар.
     – Так, давай прекращай об этом думать. Тебе вообще сейчас думать вредно.
     – Думать вообще вредно, просто Богу числа верить надо.
     – На одной вере государство не построишь.
     – Почему, как же вера и без государства, а государство и без веры?
     – А если вера обманывает и убивает?
     – Значит, так надо? – он спросил, значит, уже усомнился. – Я так и не понял, вы с какой звезды?
     – Я? А ты сам?
     Он стал слишком искусно молиться Богу числа. Упал на колени и молился.
     – Ты не ответил на вопрос.
     – Я сам уже не понимаю. Если не понятно, кто правитель и кого охранять надо, так не поймёшь и с какой ты звезды.
     – Ну, если бы ты был с другой звезды, то сам бы провода эти отвинтил. Что под разведку притворяешь, холоп местный. И сам ты местный и мать твоя местная.
     – Почему? Я очень даже с другой звезды.
     В результате стражник разделся до нижнего белья. И естественно, Ниви не обнаружила ни следов внедрения чипа, ни средств связи. Ничего не было. Только одно желание стать какими-то непонятным разведчиками с другой звезды. Ниви так и сказала после проверки:
     – Так средств связи нет.
     – Радио нет, радио только Боги. Или все. Так сколько Богов то на самом деле.
     – На самом деле? А никто пока и не знает. И какой истинный никто не знает. А это молния сама решит.
      Вдруг вдарила ещё одна молния в странную статую из всевозможных нагромождённых фигур. Сначала куб, потом шар, на шаре конус. На конусе, прямо на самой вершине цилиндр, слава Богу, вертикально стоящий, а сверху на нём ещё один шар. Эта статуя была в центре площади и должна была быть передающей какой-то антенной. Наверху же был какой-то шпиль. Вот уже и там что-то коротнуло. Кабель сверкнул и задымился. А этот стражник увидел в окне то, как эта молния вдарила. Он упал. Ниви пожалела его и повела прочь из комнаты. Естественно, голого парня она привела на улицу, показав на храм, а потом сказала:
     – Вот что сказала Высшая сила, властвующая над всеми видимыми звёздами и всеми разведчиками – сжечь храм дотла! И он горит! И арка, показывающая вам всякие числа, загорелась.
     И действительно световые элементы голубой арки, которые должны высвечивать числа, загорелась. А народ и так ведёт бои. Кому-то отрубили голову, кому-то руку. Но всё меньше и меньше людей сопротивляются Богу Криптону. Вода полилась сверху такими огромными непрерывными каплями. Заливать стало так, что через несколько минут вся толпа вымокла насквозь.
     После часа сна Ненго проснулся. Разведчики Гелионии Виви и Иван, собрались в этой узкой комнате и говорили, как ни в чём не бывало на своём языке, непонятным ему одному.
     – Скажи честно, ты когда-нибудь сомневаешься? – спросила Виви, уставшая играть уверенную в себе девушку. Она играла её с того момента, когда начали улетать с Амфры. И не может уже более сама верить в то, что её действия правильны. В её голове куча сомнений и тревог, которые дали разам больше сотни залпов из пушек.
     – В чём? – не понял Иван, уже всё проверив окончательно всю теорию. Он же сообщил в центр о том, что необходимо начать более серьёзное вмешательство.
     – В существовании этой самой силы.
     – Нет, она есть и это аксиома. А что это ещё надо доказывать. И в вас я не сомневался, потому что знамение было. Меня вообще-то обмануть трудно, но вот во что-то верить надо.
     – Тогда зачем вам нас освобождать?
     – Так, трезвеете.
     – Так зачем?
     – Ты начинаешь бояться, а значит трезвеешь. Хорошо, что сейчас бои ведутся уже далеко, на окраинах столицы. Ты знаешь, что твоя планета, твоя родная звезда сейчас переживает конец света, причём внушительный. Ваше человечество может просто погибнут от очередной перезагрузки исторической памяти. Вы можете в любой момент испытать такие истерики, что народ начнёт звереть. У вас могут быть такие генетические мутации, – Иван как бы сомневался в том, что стоит говорить, но всё равно говорит: – Вот я тебе так скажу, что произойдёт деградация психики. И жители с вашей звезды могут просто прекратить понимать собственные научные труды, собственный язык. Вы двести лет живёте на гигантской пороховой бочке. Двести лет вы живёте только благодаря чипам в ваших мозгах, которые и заставляют мозг работать. Велик риск, что вы не просто застынете в развитии, а то, что вы деградируете. Вы не сможете управлять даже компьютерной техникой. Вы не сможете это потому, что вы потеряете память. Даже внешний вид ваших детей может кардинально измениться. Ваши дети будут рождаться с серьёзными и критическими умственными отклонениями. И это произойдёт в массовом масштабе. У вас появятся страшные мутации во внешнем облике, потому что историческая память хранит в себе, так сказать, установки стабилизации развития человеческого вида. Вы их удалили. И теперь у вас будет множество психических и нервных заболеваний. Очередная перезагрузка генетической памяти приведёт к тому, что такой же мифологический режим, т.е. вера в духов и идолов, вера в множество божеств и священных животных станет нормой, а даже простая наука станет недоступной. Но эти люди, местные, живущие на Апрельской звезде здоровы психически, а вы будете при этом больны. Вы же потеряете ту грань логического мышления и потеряете связь с объективной реальностью. Так что вы просто уйдёте в свою виртуальную реальность окончательно, а те, кто выжил, все ваши же технологии и забудут, не просто как путешествовать меж звёзд, а каков принцип у электропоезда или кофеварки. Не будет работать телевиденье и радио, не будет интернета и даже электричества. Потому что народ забудет об этом. Даже больше скажу: народ некоторый, правда не все всё же, обретёт другой облик. К примеру, ноги начнут срастаться или всё тело будет волосатым, будет три пальца вместо пяти. И это только первая фаза. И как вас не спасать? У нас есть, конечно, выбор: плюнуть на вас и не мешать вам деградировать, и тогда навечно мы будет признаны нашим божественным Солнцем великими грешниками, или просто взять и помочь и тогда мы перейдём на новый уровень развития. Как нам вас не спасать? Когда ваша цивилизация больна уже двести лет. И двести лет не знает творчества. И двести лет погибает в беспросветном в своём существовании. У тебя есть, конечно, выбор: самой поверить в мои слова и начать действовать или погибнуть или деградировать.
     Девушка, села на табурет и затрясла руками, естественно, осознав, что Иван прав. Она говорила какой-то бред. Из глаз текли слёзы. И она постоянно чихала от какой-то вони.
     – Золотой слиток номер пятьдесят шесть, – бредила Виви, – золотая колесница последнего царя под номером двадцать шесть. Тридцать четыре, восемнадцать, двадцать восемь, тридцать семь. Восемьдесят четыре. Все буквы перепутаны. Нет системы. Нет системы, её просто нет, есть просто хаос чисел и букв в голове. Золотой слиток номер восемнадцать мы кладём в саму звезду, а под номером сто двадцать три достаём. Золотой слиток под номером три всегда должен быть у меня. А там столько информации, что удержать в голове сложно. Есть только одни ощущения, но слов нет. Просто есть ощущения.

Фантра

      1.
     Стоит долго диктаторский режим на жёлтой звезде Амфра в федерации Хайманат. Только три партий, все три поддерживают друг друга и живут обособленно от всего народа. А народ под чипами-стимуляторами: ходит под гипнозом, верит в магию и зелёных пришельцы и верит в святую историю. Эта религия есть вера в историю, и прогрессоры на других мира пророки этой истории. Они доводят другие миры до этой славной истории. Они шпионят не только за другими мирами, но и за самими людьми. Прогрессор – это разведчик, агент режима. Он отправит человека на переплавку. И многих уже переплавляют, правда, не в особых центрах. Их же нет. Зачем особый центр, если можно тайно и скрытно проводить медицинские опыты над людьми прямо у них на квартирах при помощи чипа-стимулятора, телевизора, интернета. Даже летает специальный спецотряд, подделываясь под НЛО, так называемых зелёных. Это НЛО, а проще говоря, тарелка, просто устраивает лазерное шоу. А под днищем обычные винты. И их всего шесть этих винтов: секс, власть, алкоголь, магия, эксперимент, ресурсы или деньги, фантазии. И всё это периодически летает над городами империи. Один такой пилот пришёл в министерство экспериментальной истории и пришёл к одному из чиновников, Альберту Гиперсперу. Гиперспер является инспектором среди прогрессоров, и он вдруг сказал:
     – Всё готово для эвакуации?
     – Фантра утверждает, что да. Давайте, скорее, улетим, пророк, – отвечал уже в открытую пилот НЛО Джерей Гипномикс, – я уже устал притворяться.
     – Терпи, осталось занять звездолёт. Да снизойдёт на нас творческая энергия. Фантра права! У нас такая скрытая религия новая, что никто не догадается.
     Оба поехали на космодром в обычном поезде, чтобы не вызывать подозрений. Стучат колёса вагона. У троих в этой семье куплены билеты. У матери Ирни Грави двоих детей: дочки Мари Грави и сына Ян Грави. С собой ничего нет, кроме телефона и двух ноутбуков с кошкой. Они эвакуируются. Серая кошка Ирис спокойно смотрела сквозь дырку в переносной сумке и даже не мяукала. Мари тоже молчала, хоть у неё с детства синдром ДЦП и ведёт она как пятилетняя девочка, правда говорить не умеет. Всё точила карандаши уже двадцать пять лет. Двадцать семь лет парню, а он так и не может учиться и работать. У него галлюцинации в форме голосов так раз со звездой и драконами. Все трое молчат, прощаясь мысленно с планетой навсегда. Уже у космопорта, при проверке документов, которую прошли успешно, Ян Грави видел Богиню Фантра. Вот она – новая религия. Есть божественный сценарий жизни, генеральный план. И писательница в Высшем смысле Фантра, которая не просто какой-то прогрессор с другой планеты, она пишет этот сценарий. И руководит чужими судьбами как персонажами. Сели в звездолёт. Как сели реально, воспринять эту цифру надо буквально, десять тысяч человек. Т.е. сам устроитель этой эвакуации сам ужаснулся, что так много людей хотят улететь. Значит, много вранья в документах было правдой. А ты верил в честь и достоинство и потакал сам им, пророк, создатель религии через тайную социальную сеть. И верь, звездолёты уже взлетели, все сто звездолётов вместимостью по сто человек каждый. И все понимали, что действует разведка и что-то произойдёт. И все, практически все сомневались. Ирни сомневалось ещё в звездолёте, но когда он взлетел, то она успокоилась, успокоилась и кошка, даже стала радостно мяукать. У сына пропали галлюцинации и даже стал ржать:
     – А я верю и всё. Я не могу больше жить на этой планете. Нет смысла жить на этой планете. И я, конечно, сомневаюсь, немножко. Не могу понять: где начинается вера, а где кончаются галлюцинации. У меня был приступ эпилепсии, после чего началась мания преследования. Я боялся выйти на улицы. Я ощущал себя то разведчиком, то журналистом, то пилотом, то ещё кем-то. Я однажды услышал голос в голове во время припадка с потерей сознания. Сознание не ушло из меня окончательно. Сознание просто не выдержало этого политического строя и вышло из себя, из тела вышла. И тогда я увидел Богиню, дающую мне указания. Это и была Фантра. Или всё же нет. А может она раньше явилась в глюках. Я же всегда во всём сомневаюсь. Я вообразил, что наш мир как компьютерная программа на суперкомпьютере Богов, администраторов Вселенной. И всему виной политический режим, который внушает при помощи математических формул истории свою правоту. Я просто программа в этом суперкомпьютере. И мною просто управляют. Так, где гарантия, что эта диктатура до сих пор не внушает мне всё это, ведя меня, не ведомо куда. Мы же не знаем куда летим. И это лучше, если не знать, потому что у меня приступ всегда может быть. И у меня такое ощущение, что у меня сонливое состояние. У нас же священное явление психики – автопилот. Это такое промежуточное состояние между сном и бодрствованием. Ты видишь в сознании одни картинки, а реальность совсем другая. И твои глаза видят одно, а в мозгу совсем другое. Вот порой кардинально другое изображение, так сказать, я вижу. Вот со мною что-то такое. Я вот смотрю, чип-стимулятор в моём мозгу не работает, он даже не показывает моего сознания, ой, состояния. А я верю и всё. Вот что такое, почему я во всякую фигню верю. Вот летим куда-то, прямо в зелень летим. Ну, к тем самым зелёным человечкам. Зелёный чёрт! Нет, сценарий моей жизни есть, раз я действую на автопилоте, то сценарий у автопилота конечно есть. И каждый на автопилоте у нас постоянно. Да что же делать мне. Как из этого автопилота выйти? Конечно, легко создать религию, если скрывать истинные генеральные линии истории. Но реальная Высшая сила наоборот раскрывает все пути. И все раскрытые пути и ключи, да по крайней мере одни из них создают чудо, ибо раскрывают ответы на многие вопросы. Я уже понял, что места на этой планете нет, но ведь я же понял, значит это Высшая сила.
     Это был странный сон. Они видели удаляющуюся Землю. Видели и как они полетели меж звёзд. Только жители планеты, которые остались, видели, как жёлтые шары полетели в космос и где-то уже ночью на небе что-то сверкнула. Погибли, именно так решило большинство. И такая флуктуация случилось, что аж вся планета, погрязшая в диктатуре, увидела странное знамение, а точнее смерть, точнее кажущуюся смерть. Согласно теории гравитологов, тех самых специалистов, изучающих гравитацию, скажут, что свет пойдёт во внутрь. И пилоты погибнут. Так что новости по всей планете пошли, что пилоты погибли. И вероятность этого события была одна тысячная процента. Тихо спокойно летели. Связь естественно отключили. Пилоты в сонном состоянии вели звездолёты. Чипы в их головах говорили, что они спят. И действительно глаза закрыты у всех. Так, стало быть, во сне можно так управлять. Можно сказать, что это массовый приступ лунатизма. Лунатизм был этот как бы слишком разумен, что ли. Был слишком конструктивен. Свечение прошло только через несколько дней, когда надо было уже приземляться.
     – Просыпайтесь, мои послушные персонажи, пора приземлятся, – какой приятный нежный голос, выдающий самую лучшую писательницу, прозвучал вокруг. Все оторопели. Одни усомнились в сказанном и стали проверять чипы. Начался спор в некоторых звездолётах. В звездолёте Грави все вели себя, как ни в чём не бывало. Гипномикс всё записывал в журналы, чтобы досталось потомкам. Ведь у них будут потомки. Гиперсер просто увидел фиолетовую звезду. То ли это горячая планета-гигант, то ли это звезда, просто содержащая метан и аммиак в горячем виде, от того она именно фиолетовая. Ей всё же выделили отдельный класс. Медленно выходили из гиперпространства звездолёты. Огромный световой импульс пронёсся несколько минут мимо. Потом начались странные манёвры. Летели наобум, просто видя сценарий, а Фантра диктовала то, что нужно делать. Просто было слышно странное событийное пространство, странная огромная комната, по которой ходила молодая девушка, прочитывая уже написанный текст. Звездолёты через несколько часов погасили скорость и стали искать планету. Хоть какую-нибудь, неважно какую, но планету, чтобы просто избавиться от систем слежки.
     Долго это было по ощущениям, особенно когда сценарист диктует нудные тексты о философии времени и пространства:
      – Время есть система генеральных и побочных линий, которые можно сплетать различными способами. Время есть уникальная пятимерная пряжа. И у каждой планеты своё уникальное полотно. В нём миллионы нитей образуют причудливые узоры. Возможны разные уникальные узоры времени. В масштабе дня или секунды они одни. И даже секунды образуют хорошо сплетённые полотна. Каждая пятимерная нить несёт в себе множество элементов. Каждый элемент уникальный символ. Символы соединяются и разрываются. Они образуют петли и узлы. Есть у каждого из вас прошлые жизни. И из прошлых жизней ведётся эта нить. Каждая нить судьбы вашей может прерваться только максимум в трёх измерениях, но не прервётся полностью никогда. Роман я свой пишу давно. И сотворила вас сорок три тысячи лет назад на определённой планете, явившись из портала иных миров. Сорок три тысячи лет вы плетёте полотно времени, живя одну жизнь за другой, обрывая пространство у одних и давая пространство другим. Вы перелетали через критические точки портала с одной планеты на другие, умирая на прошлой родине и появляясь на новой. И только я знаю все планеты и звёзды, где вы побывали бессмертной душой. Во время смерти, отрыва из пространства, вы нить времени видите и идёте по ней. Настала пора вам живыми уйти с одной планеты, чтобы вспомнить своё первородство и восстановить прежние узлы, разорвав нынешние. У каждого из вас в клетках ваших временной узел и петля, которые я обрываю прямо сейчас. Каждая ваша личная нить судьбы несёт в себе божественные творческие символы. И вы говорите на одном языке. И каждая буква есть этот символ. Но символов божественных больше, нежели чем слов в любом языке. Не надо думать, что в вашей временной нити из символов нет системы. Она есть, и будет зваться божественным порядком. Полотно вашего народа, состоящее из ваших нитей, не хаотично, не случайно. И случаев не понятных вне моих законов нет ни одного в моей Великой книге. И книге вашего народа закономерно всё, вплоть до всех чудес, через которые я вас проведу. А я вас проведу, не сомневайтесь и летите. Ибо временных нитей у планеты много, то оборвать все разом не имеет смысла, ибо устраивать конец света и лишать как мой народ, так всю планету с множеством народов я не могу и право не имею, так как каждый человек есть уникальная система символов, есть уникальная нить. И вы переплетаетесь в семейные узлы, из которых берут начала нити ваших детей. Временные нити не просто символы, а ещё слова, произнесённые вами как в событийной реальности, как в реальности субъективной, так в реальности объективной. Во всех ваших словах есть сюжет. И ваш народ обладает и верой и силой творения, и словами своими может творить свою историю. Не история, согласно вашей прошлой вере влияет и руководит вами, а вы руководите историей, творя её в согласии или в споре со мной. Вы персонажи моей книги, вы главные и второстепенные герои. А я вижу вас извне, бродя по своей небесной комнате. Найти её и проникнуть ко мне может кто-то избранный. Но только навсегда уйдёт, а вернётся в новом обличии обратно и будет пророком, ибо увидит всю книгу мою. Моя книга судеб вашего народа в десять тысяч страниц. На каждой странице ваша судьба в форме слов. Вы читаете каждую секунду эти слова и можете их изменить с моего разрешения. Пространство таково, что имеет квантовые связи со мной. Об их размере нельзя судить, ибо два пространства сливаются в микроскопических линиях вселенной. Струны вселенной и есть основа бытия. Они тонки, но держат всё: атомы и молекулы, людей, животных, растения, планеты и звёзды. И я повелеваю ими порой лишь мыслью своей. И эти струны материальны и именно часть их и есть ваши временные линии. Я их скрутила в крепкий узел, образовав множество петель. Петли сплелись в кокон, который излучает свет. Ваш прогрессор Конц Приб, враг ваш кровный, который притворял НЛО в форме тарелки, летел в космос в звездолёте и не разрешил теорию временных узлов и петель. И так погиб, вечно блуждая по временным петлям галактики своей, вернувшись в мир исходный.
     А ещё пошли формулы разрешения того самого парадокса того светопреставления, и никто не мог понять, как это они выжили. В чудо с трудом, но поверили практически все.
     Тем временем звездолёты точно как на какой-то экскурсии приземлились на бледную планету. Вышли бортпроводницы, попросив у всех телефоны, флешки с программами стимуляции, документы и даже паспорта. Сначала все отдали, но потом долго спорили. Яну кто-то дал флаг империи Хайманат. Это был бело-зелёно-белый флаг с какой-то странной спиралью кроваво-красной. Именно этот флаг был просто оставлен в куче, одной куче на этой забытой планете. Ирни понимала, и объясняла всем, что действительно в параллельной вселенной живёт такая девушка и сочиняет роман и как-то её мысли влияют на объективную реальность в этой вселенной. Но это как-то не вяжется. Девушки бортпроводницы, которые видимо, всегда сексуальны, даже если скромно одеты, и даже в скафандрах бродили по безвоздушному пространству и выкидывали мусор. Десять тысяч человек устроили тут свалку отходов. Кто-то даже одежду выкинул, кто-то выкинул целые чемоданы. Выкидывали несколько часов. Там на свалке оказалась и кукла Мари. Такая страшная, погнутая и перевязанная, похожая на мумию, хотя должна быть обычная красивая кукла. Её так просто починили неправильно. Взятая на одно свалке пьяным отцом Мари, она оказалась на той же свалке, но на этой планете. Теперь многие хотели вернуться, раз тут их не ищут. Можно там поднять революцию. Говорили одни. Мы там не нужны. Говорили другие. Третьи. Четвёртые. Но Гиперсперу важно проявить волю, раз даже пилоты бунтуют, и он просто рассказал о том, что их скорее всего всех арестуют и они будут в тюремной колонии на другой планете. Причём привёл статьи соответствующего закона. И возьмут сразу, как только они приземляться. И все думают из зрителей под гипнозом, что они умерли.
     Тем более никто не мог понять одного факта, что за женщина, а точнее молодая девушка, указывала то место, куда валить мусор надо. Эта девушка вся ярко светилась и подтвердила слова Гиперспера:
      – Есть такая генеральная линия нашего божественного сюжета, народ мой. На этой звезде больше нет для вас места, так как не будет вам там покоя ни в одной точке мира. Вас пока считают мёртвыми, но обернётся ваше бегство от меня преследованием со стороны властей мирских. Ибо те, кто не пошли за вами, уже в автопилоте сдают вас. И это бывшая родня ваша, ваши друзья и коллеги. Есть только один святой автопилот – действие моей Высшей воли. Я включаю его в тех случаях, чтобы было прозрение во имя спасения. Во всех других частых обычных случая ваша воля сама будет руководить вами. И этот день избавления от прошлого должен быть забыт. Не отмечайте этот праздник и сейчас и впредь, и не поминайте прошлое, и не гордитесь им. Забудьте это прошлое. Забудьте и отсеките его. Кто будет к нему возвращаться, то просто его и не найдёт, а подменит воспоминания. А чтобы не было соблазна сюда вернуться, я на ваше прошлое метеорит нашлю. Пусть плутониевый метеорит разрушит этот хлам. Я отсекаю временную нить сразу у всех в событийном измерении. Путь на звезде Ф3, как она значится в каталоге, которая в созвездии портала, произойдёт конец вашей прошлой цепи символов. Этот день вы не будете помнить через некоторое время.
     После таких аргументов, пилоты взлетели все и полетели дальше, на другую звезду. Та звезда по каталогу была красным гигантом, звездой Д380 в созвездии Портала. Где и есть пригодная даже для дыхания планета. Точнее сделали виток вокруг планеты, чтобы выбрать планету. Увидели чёрное тело, которое упало прямо на эту свалку мусора. Те, кто спорил и хотел вернуться, сохранив то прошлое, активно перебирая его в памяти, стали чувствовать себя плохо, ощущая то, как трясётся весь их организм. Но звездолёты, несмотря на трясучку одной трети народу. Эта треть народу называла себя другими именами, помнила, будто жила по другому адресу. Помнила другие лица. Всё у них было другим, даже святая история другой показалось. И они были уверены в том, что она именно такая. Теперь же им казалось, что они не были там, куда им указывают их же коллеги-пассажиры. Как бы вот что творит автопилот. Ян не помнил уже ничего, что делал во время автопилота. А это тридцать процентов его жизни, по крайней мере, тридцать процентов его болезни в его молодости.
     Пока летели на Д380, программисты установили на всех ноутбуках новую операционную систему СТРУНА ОС. Так гонимая теория струн, связывающих атомы и объясняющая квантовую запутанность мира, стала основой религии. Чтобы проверить эту теорию, нужно воссоздать большой взрыв. Учёный, который эту теорию открыл, умер при странных обстоятельствах. А число пять стало счастливым числом. Ян всё это время изучал новый офисный пакет, пока антивирус удалял старые программы и очищал компьютер от шпионских вирусов. Ян опять видит какую-то параллельную вселенную, где истинный материальный мир, а этот как бы электронный и мнимый. И ему хочется проникнуть в истинный. Таблетки все выкинули – это признак карательной психиатрии. И галлюцинации того, как кто-то над ним из той вселенной экспериментирует, не уходят из головы. Ян учился на программиста, и ему это было понятно, что можно смоделировать на суперкомпьютере целую планету. И пытались в министерстве прогрессорства это сделать. В том числе смоделировать поведение общества.
     Только теперь Ян это вспомнил и ему программирование, а так же музыка, которую он непрерывно слушал, теория, которую он писал о моделировании Вселенной, – всё это однозначно Ян назвал болезнью и стал с ней бороться путём обрывания узлов. Он убеждён теперь, что так считать нелепо. Потому что нервы не могут увидеть параллельную вселенную. И если Богиня Фантра есть, то живёт она в это вселенной. И вселенная материальна. Ему через некоторое время после медитации было необычно ощущать себя в пространстве и именно материей. Он теперь понимал, что он материален. Все пять лет своей болезни он ощущал себя просто информацией на компьютере, а теперь он материален. И так хотелось говорить. Вдруг он вышел на связь со всеми в социальной сети операционной системы СТРУНА ОС и стал говорить через микрофон:
      – Конечно, многие подумают, что это болезнь. Но я скажу: теория о том, что мы просто модели в суперкомпьютере у каких-то там администраторов вселенной, каких-то программистов, – всё это болезнь и животные инстинкты. Так говорят какие-то животные гены, что вот ты просто модель для сборки. Просто хочется фанатам, а я и сам был фанатом, как и многие из вас. Хочется фанатам математики сказать, что можно всё описать просто языком цифр и операций над ними. Но сейчас, когда мы летим и совершились над нами чудеса, как это объяснить числами? Любая наука, любая теория – это всего лишь часть целого мира. А мир иррационален. И нету формулы, которой можно объяснить порой поведения людей. Что навязчивая идея сделать из человека робота, вогнать его в рамки логики. Всю жизнь нам говорили эти формулы, согласно которой происходили события. Между датами есть математические законы. Да это круто вывести формулу, позволяющую работать кассиру, сантехнику, строителю, родителю. Куча литературы об искусственном сознании. Да это круто, но примитивно мыслить, что человек может постоянно автоматически развозить людей по маршруту. А что тут сложного: проверил автобус, выехал с места стоянки к платформе, взял пассажиров. И далее по кругу: остановка, высадка, посадка, движение. И так до бесконечности. Разве человек для этого создан, чтобы вот так развозить людей. Ну, это же для Бога примитивно. Если он хотел бы создать зацикленных существ, выполняющих только согласно формулам математики одно и то же, и чтобы все они были одинаковы, то он бы не создал бы человека или даже кошку, он бы сразу создал железного робота. Если бы инопланетяне Боги, которые, как гласит так теория странников, создавших нас, просто создали бы нас как биороботов, добывающих золото, то зачем все эти проблемы под названием творчество. Но ведь творчество в каждом из нас сидит. Абсолютно любой из нас что-нибудь да создаёт в творческом отношении, даже водитель выдумывает примитивные анекдоты кондуктору. И он же их выдумывает во время движения автобуса. И это побочный продукт прогрессорства во время создания человека, как та же сама классическая литература – продукт побочный и нерентабельный. Создать сознание, чтобы оно рекурсивно двигалось по кругу, добывая золото. Неужели ради этого существует и моё сознание? Да и ещё один пример: вы создали телефон, который звонит, который может песни проигрывать, может фотографировать, а вы берёте его и бьёте им по гвоздю как молотком! Разве это не примитивно! Проблем не в том, что цифровая техника становится умней и начинает обладать разумом, а то, что человек теряет свой разум и спускается до уровня робота! Тех странников, если они и были, а исчерпывающих доказательств у вас нет, интересовало именно творческое начало в нас. И странники будут охотится за психикой людей, а не за их ресурсами. Потому что не может быть, чтобы того же золота не было бы и на необитаемых планетах. Золота во Вселенной бесконечное количество, так как Вселенная бесконечна. Нафига вообще им люди, если можно было бы просто взять и добыть золото на соседней звезде, чёрт подери, зелень противная!
     Началась дискуссия по этому поводу. Люди приводили примеры из своей жизни. И оказалось для Яна, что и многие другие были в его состоянии. Но его мнительность не давала возможности говорить дальше, поэтому он просто молчал и слушать. А нервы болели, только теперь он понимает, что не он один такой. Так и летели меж звёзд, слушая и высказывая жалобы. А Ян вспоминал детство, когда вдруг носился по квартире, произнося непонятные звуки, воображая в голове картины. И мать его и бывший теперь уже пьяный отец, никто не понимал, что это значит. И мало того, это гуньканье, как его родители называли, продолжалось и до полёта меж звёзд. Обычно дети носится друг с другом, играя в подвижные игры, а он долго играет сам с собой. И без конструктора, без подручных, так сказать, инструментов.
     2.
     После исхода десяти тысяч человек из Хайманат прошло тридцать дней. Т.е. целый месяц они уже в космосе и изрядно устали. На звезде Д380 в поясе жизни только одна планета, на которой бесконечно огромный океан. Планета сопоставима с их родной планетой. Наконец-то в полёте Ян нормально поспал. Он не видел снов, а может он просто их не помнил. Просыпаясь, Ян играл в компьютерные игры, рассуждая о том, что кто-то там, на небесах просто тоже играет в компьютерную игру. И он, Ян, персонаж этой игры. Только не слишком ли это примитивно, рассуждать о Боге как высшем существе с позиции низшего существа. Только теперь можно в перерыве между галлюцинаторными навязчивыми идеями об администраторах виртуальной игры разглядеть сам звездолёт. Все звездолёты, а их по-прежнему сто штук, выглядят стандартно. Их штампуют постоянно и промышленность ни сразу, но через год заменит их всех. Здесь нет бизнес класса, здесь просто ряды кресел. Ни кают, ничего нет. Все люди в одном салоне. Работают гравитационные резонаторы, искривляющие пространство и время. Работают они на плутонии. Как символично, на плутонии они работают. А плутоний, чтобы вы знали, не просто создаёт искусственную гравитацию, он символ смерти. Вот так, пожирая смерть в прямом смысле слова, летят пассажиры в будущее. Наверно нельзя полностью избавиться от прошлой веры. И Ян верит уже в эту символичность ещё больше, и называет эту историю, которая вершится на его глазах, великой. Но с каждым днём это становится противно. Ему кажется, что остальным там на его родине, империи Хайманат даже ничего и не заметили и живут под гипнозом. А он, глупец, впрочем, как и все, даже некоторые бортпроводницы, в приступах отчаяния и паники кричат: нет, давайте вернёмся, история священная, мы совершаем преступления. Паника проходят и понимают люди сразу, что на этот раз не чип сам действует, а это рефлексы. Некоторые особенные патриоты, откуда они здесь взялись непонятно, пели всё-таки постоянно в каждом звездолёте патриотические песни, вспоминали фильмы, рассуждали о теориях истории. Правда даже они, веря в то, что история – это святая такая штуковина, отвергли её математичность, т.е. фактически подвергли сомнению базовую теорию религии. Религия Хайманат – это смесь науки и религии. Когда свихнувшиеся учёные выдвинули формулы, подогнав их под факты, а кое-где придумав факты. И под гипнозом народ верит, что каждый первый месяц год финансовый подъём, и так далее по нечётным месяцам, а по чётным как бы отдых, т.е. спад. Экономисты, летящие во многих звездолётах, ещё смеются с того гомерически, что цифры доходов и убытков в каждом месяце каждого года строго или практически строго одинаковы. И это ещё не всё. Революция рассчитывается по сложной формуле. Здесь поганцы учёные додумались до трёх производных в системе из трёх уравнений. Но психологи тоже смеются, понимая, что и это уже не так. Они для эксперимента подставили числа в эти формулы и вероятность меньше десяти процентов оказалась. Смешно уже всё. В том числе и формула войны и мира. А тут были и формулы любви, конкретные и математически выведенные, аж с восемью интегралами. Некоторые девушки и парни плакали так раз из-за общей математической теории всех человеческих чувств. Коэффициенты все рассыпались. И даже пророк стал ужасаться, насколько был велик обман. Пророк Гиперспер думал, что режим обманка, но насколько она сильно действует. Пророк Гиперспер держал в голове формулу конца света, пытался подставить всевозможные параметры. Просто так, чтобы просто понять общую теорию развития истории. Ведь даже он когда-то в эту модель верил. И скорее он не себя проверял или сомневался. Он просто думал, что надо бы народ как-то успокоить. А вот теорию проверять надо. Люди, верующие больше двухсот лет в математику и логику так сильно, будут требовать больших доказательств своей правоты. И просто так сказать, что вы идиоты и шпионы нельзя. Да цельную картину пророк давно увидел, он просто шёл по крутому пути. Он их подбирал сам. Он сам распространял религию, притворившись в тайной социальной сети разными именами. Он взламывал чипы-стимуляторы. Хоть и был чиновником высшего ранга, побывав до этого на разных планетах в качестве агента-прогрессора. А теперь он творит новую религию, новую веру. А вера должна иметь в себе доказательства. Да формула спирали есть. И создание человечества Богами было. И пси-эффект он и на себе испытал от приземления космического корабля на планету класса М с мифологическим мировоззрением. Тогда формула подтверждалась, правда уже тогда при первом его полёте уже что-то не сошлось. Ему уже тогда хватило ума не говорить. Он приземлился и на другую планету класса М. И его специализация так раз и быть Богом на планетах класса М. Только вера у них в Богов посланников уже была изначальна, а признаков странников чётких первичных не было, были только косвенные улики. И как-то во всех случаях, а уже работая в министерстве он это понял окончательно, он приземлялся первый, а пророчество об их прилёте уже было. Может здесь так раз враньё, и кто-то всё же из его бывших коллег предупредил народ. Но ведь не могли они в правительство сразу сначала попасть. Да даже если и попали, то всё равно не сходится, потому что финансовые доходы с формулами не сходились. Была по формуле революция, а её не было и не могло быть. Даже гром был, когда так называемый Бог собирался казнить невинно обвинённых в революции. А был вообще один царь, который одного Бога ввёл, при этом реально был местным и вопреки формулам. По формулам до культа одного Бога было пять сотен лет. Не сходилась и формула потопа всемирного. Не одна генеральная ветвь осталась после него, а сразу пять ветвей. И побочные дальше пошли. А странников так и не нашли, за то спаслось народу намного больше, нежели было рассчитано. И по формулам рассчитали одно, что они начало потопа увидят, а увидели уже конец. И признаков прогрессоров-странников, тех самых разведчиков не увидели. А он сам был первоклассным разведчиком и многое уже повидал. Только быть Богом для древних это одно и намного проще, а стать пророком у равных тебе – совсем другое дело. Теория всеобщей виртуальной игры в мировоззрении людей мифологической эпохи, что примитивно, но объясняет то, что науки не было практически в то время, всё это тоже не подтвердилось. И учитель других планет всё ещё молился за того царя, который в последний раз свиданий с Гиперспером догадался, что он просто умный человек с другой звезды. Тот самый царь, создавший веру в одного Бога, и догадался о том, что это просто умная разведка. Анализ крови этого царя показал, что он местный и нет рассчитанных генов странника-разведчика. Мало того, гены характерны так раз только для родной планеты царя. И ещё странный момент, когда прогрессор Гиперспер говорил с этим царём Эхфроном Первым, тот ему ответил, что истинный Бог правит всеми мирами одновременно. И раскрылся ещё одни секрет, который тщательно проверили, перед тем как уйти. Чудесные артефакты, подтверждающие теорию странников, были уничтожены упавшей скалой. И признаков воздействия гравитационного луча обнаружено не было. Ведь радары-спутники вокруг планеты до сих пор как артефакты уже летают. Не могли же они так точечно с другой звезды стрелять. Но это ещё что, звезда одновременно практически с землетрясение рванула, в смысле сверхновая. Ну, взорвать звезду, да ещё такой массы гравитационным лучом – это уже слишком. Если бы разведка воздействовала, то точечно и просто бы забрала артефакт. Только его описание сохранилось, а это косвенные улики в разведке, ведь фотографии нужны. А об артефакте этом знает только сам Эхфрон. Такой секретный артефакт исчез. Есть такая теория великого моделирования, которая вывела то, что человек – это модель, просто некая вычислительная система. И это основа религии. Человек – модель, винтик, шестерёнка, какая-то деталь общего механизма. Таково воспитание, что человек должен строить города и механизмы, добывать и переплавлять руду. Важно работать, важно мыслить согласно формулам. Вся жизнь, каждый год, каждый месяц, каждая неделя, да каждый день и каждая секунда, – всё подчинено математической логике. А чувство описываются формулой. Мысли творческие должны формулой генерироваться. Даже теория есть, согласной которой творчество – побочная реакция эмоционального мышления. Религия в привычном понимании: вера в конкретную сущность, конкретная совокупность обрядов, в конкретные откровения и молитвы, – всё это отсутствует. Зато есть абсолютная вера в математику, в свод этих законов, описываемых при помощи чисел и операций над ними.
     Тридцать дней, пока летели звездолёты, некая журналистка с имперского телеканала, бывшая специальная корреспондентка, всё ревела всё это время. Только засыпая, истерика прекращалась. Розовые очки были сняты, и она видела всех больных из-за чипа-стимулятора. Психика не выдержала и она ревела, понимая, что именно она своими репортажами гипнотизировала людей. Ничего не могло её успокоить, и никто не мог её успокоить. Она всегда дрожала, даже во сне все тридцать дней. Когда вышли на орбиту вокруг планеты с целым бесконечным океаном, то ужаснулись, что всего пять процентов суши, а остальное занимает вода, морская вода. С трудом нашли остров для посадки. Цивилизации не было обнаружено. Посадка была сложной и практически невозможной. Но сто звездолётов приземлились на большом участке. Так вышло десять тысяч человек прямо на побережье острова.
     Рядом с морским берегом было замечена всё же цивилизация, а именно какой-то плоский высокий портал круглой формы, со ступеньками, а рядом стоял какой-то голубой кристалл в форме цилиндра, а на вершине столба есть голубой кристалл в форме какого-то свитка с слегка закрученными краями. Теперь, когда все собрались, заполнив склон холма, начался разговор членов экипажа различных кораблей. Только теперь Ян заметил, что у всех проводников в лучший мир голубая форма с фиолетовыми и жёлтыми вырезами. Один пилот утверждал:
     – Здесь была цивилизация, это, очевидно, теперь важно понять, что с ними случилось. Это очевидно, что цивилизация эта погибла. По крайней мере на этой планете их нет.
     – Мы долго летели, пророк, мы устали, нам нужен перерыв. А здесь можно отдохнуть и всё исследовать. Требуются дополнительные исследования, чтобы понять, если здесь цивилизация или нет. Мы можем облететь все планеты и найти признаки цивилизации повсюду. Может есть подземные поселения на других планетах этой звёздной системы, пока здесь происходит катаклизм. А в океане это можно экзотические виды поймать и их исследовать, а может просто съесть. Нам не нужно сразу улетать. Может здесь и есть спасение, – говорящий это пилот подошёл к побережью, и увидел что вдали явный обрыв, совсем рядом, короче говоря: – Вода прозрачная, и видно что это бывшая горная цепь. Вот гора на острове и не одна. Видно это была священная гора, причём самая высокая гора. А это предметы культа. Храм на глубине и мы можем его найти, если постараемся. И плыть глубоко не так уж нужно. Чувствует моё сердце, что он может ещё быть совсем близко, всего десять метров. Надо бы проверить.
     – Можно здесь остаться, – не выдержала одна старуха и прокричала: – Я умру здесь, ибо дальше нет смысла лететь. Атмосфера есть и ладно! Тем более это красный гигант. А значит, цивилизация опережает нас на миллионы лет! А значит, они не будут в нас стрелять! А значит, вылечат и спасут и от диктатуры Хайманат! Так стоит дальше лететь. Тем более, если храм найдём или целый город. Тут же и поесть можно. Вот явно рыба проплыла. А правда, вода какая прозрачная! В общем, вы пилоты молодцы, эвакуировали нас сюда, а дальше мы сами.
     – Как это сами? – вдруг спросил пророк.
     – Да если бы здесь была цивилизация, – вдруг сказал ещё один молодой парень из бывших программистов: – Я программист и логику понимаю. Если бы тут были люди, но на других планетах. Если бы они на миллионы лет нас опережали, то смогли засечь заранее, так даже тогда, когда свечение было ещё на Амфре! Так что же их нет? Что же они нас не встречают, мать ваша – зеленная чертовка!
     – Ещё, какие доводы? Мне просто интересно.
     – Да ты братец сектант паршивый! Славься император хайманатский! – крикнула вдруг старушка и что тут началось: – Да вас всех под суд надо!
     – Хотите суда? Да пусть вы и будете говорить правду в трансе согласно формуле детектора лжи для этих чипов и посмотрим. Богиня Фантра сделает так, чтобы вы истину только одну говорили. Истина – голубой огонь, Ложь – красный. Те, у кого красный огонь сильнее останутся здесь, а голубые полетят со мной.
     – И как они святиться будут по законам физики! Так давайте избавимся от него и всё! Кто меня поддержит?
     Только одна десятая, т.е. тысяча человек, в основном старики и старушки подняли руки вверх. И тут же столбики загорелись над ними. У одних голубые, у других красные.
     Тогда старушка спросила:
     – А кто подсвечивает? Ха, странно? Так кто против?
     Восемьдесят процентов подняли руки. Уже проигрыш, но вот старушка продолжала вещать, доказывая теорию и требуя бунта на праве старшей особи в стаде, как она сама и сказала. А учитель требовал от публики, споря с ними, зная, что истину скажут.
     – Вот вы, молодой человек, – указала старушка на Яна.
     Истина резко вскрылась, когда Ян, понимая, что от него не отстанут, вдруг спросил:
     – А кто являются шпионами правительства Хайманат, и кто имеет приказ привести нас обратно и расстрелять как мутантов. Кто получил приказ от тайной полиции? У кого оружие?
     Старушка не смогла смолчать и прокричала, как и все шесть человек:
     – Мы тайная полиция!
     И тут же подняли пистолеты, ну чтобы напугать. Яну стало страшно не на шутку, у него забилось сердце. Жуткое раздражение на себя и весь окружающий мир. Жуткий страх. В каждом видит врага, так как он молчит. Но они же молчат по той же причине, что и он. А в душе обида и злоба, вместе с отчаянием и страхом. Неужели шесть человек вдруг убьют всех. А Ян вдруг спросил:
      – А сколько у вас патронов?
     – Двенадцать! – вдруг сообщили шпионы.
     – Ну, расстреляете вы двенадцать помноженное на шесть человек, а остальную тысячную толпу куда денете? Я так понимаю, что здесь битва разведок происходит. Я сам не разведчик, – над ним засветился голубой огонёк ещё больше, а потом он после паузе сказал: – Но ведь разведчики светлые здесь есть, т.е. те, у которых есть сила, чтобы взять их и допросить. А то мне интересно, что мы из-за шести человек все погибнем, так это невозможно погибнет максимум семьдесят два человека.
     – А остальные за нами не пойдут? – вдруг спросила старуха, да она не хотела говорить «не», хотела сказать в утвердительном тоне и с призывом, но испугалась.
     – Остальные, те которые не разведчики, а их большинство, вы пойдёте за ними?
     – Нет, – взревела толпа.
     – Любопытно, а вроде как сомневались. Ладно, разведка, вы там между собой разберитесь, да уберите у них эти пушки поганые. Тоже мне разведка, а шестерых взять, этих уродов, вот никак нельзя. Это у меня нервы слабые и я не могу сопротивляться, но крепкие мужики взяли и отобрали оружие.
      Старушка кричала:
     – Но ведь чипы выключены?
     Призыв был услышан, шпионов даже связали. А чипы каким-то чудом пробили ранку в голове, и вышли через голову. Прямо вот так. Мало того, кровь текла тонкой струёй. И у всех, в том числе и у старушки с её коллегами. Та журналистка, корреспондентка имперского телеканала, вдруг её имя вспомнили – Окси Тинкс, вдруг сообщила о том, что они её пугали, использовали. Причём знали, что она вечно во всём сомневается, поэтому всё враньё она говорила под гипнозом, словно заколдованная. Шпионам, во главе со старушкой, пришлось всё выслушать. Народ стал проверять, что делал он под автопилотом. И что ему внушали. Стали проверять теорию математики истории. Стали выяснять, что формулу эмоций не верны. Окси медленно приходила в себя, вспомнив, что с ней должен её оператор лететь, а его нет. Его убили. И вот эта старуха сама и убила. Он ведь ей просто нагрубил. Даже под автопилотом находясь. Мол, коэффициенты – это ещё не всё. Коэффициенты психики – основа психиатрии.
     – Есть коэффициент устойчивости личности, – вдруг сказала старушка, – а вы тут теории проверять. Ну, он же есть вершина нашей эволюция нашей страны, поддержи нас Тинкс. Есть общая формула сознания, где тридцать семь уравнений в одной системе. Это всё дифференциальные уравнения. А как же матрица коэффициентов? Ну, вы же гиперрационалисты все поголовно! Вы клятву давали перед высшим математическим советом! Вы же отступаете от правил! А отступать же вы не можете от правил! Ибо есть только правила! Мы же, как же, сами же по правилам убить вас собирались. Мы же собирались операционную систему взломать и взорвать звездолёты. Вы же такое удумали. Помню великая революция двести лет назад была. От всей религии отказались. От всего творчества отказались. И люди за что погибли в гражданской войне? Чтобы вот так вы их предали? Да и бунты периодически бывали и мы и в космос отсылали. Но ведь это математически верно. Коэффициенты у них не те, не адаптированы они к планете нашей. Им лучше было бы на планете без кислорода жить! Чтобы цивилизацию в космическом городе-колонии строили. Там пусть живут, раз формулы для них не те. А прогрессоров тогда зачем отправлять было, ведь надо было формулы подтвердить. Так что же выходит, я зря столько лет служила в тайной полиции в седьмом отделе? А как же наша экономическая теория, ну ведь у нас есть великий ритм: скачок, падение!
     – Да не было скачка, одно падение за последние пятьдесят лет! – крикнул экономист: – Да ну этих шпионов! Давайте улетим отсюда, а их здесь оставим! Где у них шпионские устройства? Взяли и выкинули!
     – Как нас оставить, а вы куда нельзя, вы же больные! Вас же в на космическую колонию!
     Да где болезнь, а где просветление. Коэффициенты врут, да и память у некоторых тоже врёт. Таблетки были на самом деле только у всех карательные, так что болезни нервные надо как-то лечить.
     – Ну, где ваша Высшая сила? Да вы же подсвечиваете это как-то!
     Народ ещё спорил, ведь одно дело лететь на автомате, а другое дело самим выбрать себе будущее. Голубых огоньков становилось всё больше и больше. А пророк Гиперсер продолжал говорить, а голубой цельный кристалл показывал картинки. И вместо графика экономического рост, высокого каждый нечётный месяц, и низкого падения по нечётным месяцам, т.е. вместо лестницы, как это все называли, появились документики как светящаяся голограмма. Документики с известными печатями и подписями, на которых видно глубокое падение за последний месяц, за год, за пятьдесят лет. Ян и все остальные десять тысяч соображали то, что с ними всю жизнь происходило, рассуждая о том, как это они не замечали глубочайшего кризиса. Ровно пятьдесят лет назад началась спецоперация прогрессоров на звезде Апрельская в созвездии Антенны. На жёлтом карлике была и есть сейчас цивилизация, где пытались посредством своих математических формул истории именно сами разведчики избавить ту мифологическую страну от какой-либо религии и навязать собственный политический строй, адаптированный к этим варварам. Нашли подставного местного монарха где-то на рынке рабов. Бедные варвары непрерывно считают в голове числа и не могут понять, как они соответствуют реальности уже пятьдесят лет. Непрерывно вопреки формулам на Апрельской появляются революции, и их постоянно приходится подавлять. Уже в открытую там ведётся противостояние. Даже со звезды Вавви в созвездии ленты, где и живёт до сих пор Эхфрон, перебросили всех людей. Чтобы подавлять бунты. Гиперспер узнал почерк своих бывших коллег, которые там на той планете, на Апрельской звезде ведут бои с фанатиками математических операций. Именно они периодически убивают этих фанатов. А народ лезет и лезет туда. Дальше Гиперспер просто ради разрушения теории просто показать решил Эхфрона в прямом эфире, где на пять сотен лет раньше по-прежнему одна религия. Кристалл показывал, народ уже смеялся. Он стал смеятся ещё больше, когда просто показали так называемую математическую коррекцию на их родной звезде. Включали служители математики звуки согласно формулам и говорили числа, например: 32, 45, 15, 74, 82, и так далее. И следом показал песни на планете с мифологическим мировоззрением, где музыканты играли музыку и звучали обычные слова. Т.е. так или иначе, а в этом убедились все, творчество выходит из человека. Вновь кадры с их родной планеты. Люди трясутся под музыку, просто повторяя числа, синхронно и в ритм. С той же мифологической планеты было видно, как люди тоже совершают ритмичные движения, только называют они это честно танцами, а не корректировкой математической некой модели. И танцуют просто так, чтобы просто скоротать время. И голова у них отдыхает. Творчество всё-таки будет всегда переть прочь из головы. А вот ещё кадры: на мифологической планете просто статуя Бога в анатомических подробностях, на их родине статуя числа тридцать семь. Вот картина художника с изображёнными людьми, которые просто едят, а вот полотно с цифрами. Вот свиток с легендами. И тут же свиток с лентой для математической коррекции побочных линий вычислительных процессов. И у всех после этого сложилось впечатление, что они живут в мире наизнанку, что у них всё перевёрнуто в голове. И все эти танцы с числами, стихи с числами, картины с числами, – всё это тоже творчество, как ни крути, просто все думали, что там секретная формула для этих чисел есть. А кристалл показал, что эти идеологи, которых меньше десяти процентов от всего населения Хайманат, просто мысленно их выдумывают. Кристалл показал мысли, роящиеся в голове идеологов. Люди долго соображали после этого в тишине, что такое творчество в таком случае. И что происходит на той планете, где разведка воюет между собой. И чего те бунтари добиваются. И почему бы им просто не улететь и не поднять революцию. И что происходит с теми арестантами в городах-колониях. Там тоже идут бои, как показывает светящийся экран. Бои за выживание. Надзирателей там слишком много и они любую волю подавляют. Ставят там бесчеловечные опыты и делают из людей бездушные машины. Сломленные люди уже не помнят себя и живут без памяти как рабы. Правят всем те, которые летают в космосе, космическая армия то бишь. А как её взять пассажирским звездолётам, да ещё больным их пассажирам? Так что валить и отсюда надо. Напоследок пророк сказал:
      – Ну, что вам сказать ещё. Ой, я совсем с вами заболтался. Вот смотрите внимательно. Ваше поведение рационально сейчас. Мы сидим, не ловим рыбы, а вон она плавает. Не исследуем, как предлагалось, дно и не ищем храмы. Не добывает камни драгоценные, а они же тут есть. А мы просто спорим и забываем, что здесь один океан. И ветра тут, как видите сильные. Вы даже не замечаете, как быстро облака плывут по небу и сколько их много. Красной звезды-гиганта так и не видать. А красный гигант создаёт приливную волну, – сам удивился своим словам прогрессор-пророк, а потом добавил: – Приливная волна выше двадцати метров. Вас просто смоет, если вы останетесь. Так что летим на другую звезду. Собирайтесь в звездолёты. А я смотрю чипы на земле, и крови уже нет, прошла. Значит, сбылась моя молитва, и Богиня Фантра спасла нас всех. Слегка будет болеть, но это терпимо. В любом случае, мы пока живы, а значит не всё потеряно. Так что мы сможем найти путь к спасению. А этот спасительный столб со символом нашей веры – свитком, мы заберём собой. Раз не пришли к нам спасатели, опередившие нас на миллиарды лет, значит либо так и надо, чтобы мы сами для себя решили, либо их здесь просто нет и это: то немногое, что от них досталось. И не надо тут числа сочинять.
     Публика быстро расходилась. И все кое-как заметили чипы. Они так в спешке их и бросили. Сели быстро в звездолёты. Кошка Яна Ирис, сидящая всё это время в сумке, мяукала радостно и требовала, чтобы быстрее улетели. Окси Тинкс быстро перешла в другой звездолёт и села посади Яна так раз в освободившееся место. Люди менялись местами и звездолётам, а волна приближалась. Только двадцать три человека стояли возле портала и думали о том, как им вернуться в Хайманат. Там у этих особенных людей было всё: хорошая престижная работа, большие связи и деньги, а также власть. Это манило по-прежнему, но повлиять на эту толпу они уже не в состоянии. Она собиралась бежать от этого безумия. Может портал ещё и работает, может он и действующий. Может можно его включить, открыть, активировать, ну как там его, ну какие слова нужны. Числа можно подобрать. Вот святое число тридцать семь. А вот можно коэффициент устойчивости сказать свой и намекнуть. Да даже обычные заклинания, т.е. обычные мысленные и звуковые команды не давали результата. Звездолёт всего через полчаса взлетели, оставив характерный след. Двадцать три человека не поверили произошедшему. Они думали, что звездолёты вернуться, что они вообще не улетят, что их власть будет вечной. А они остались с кучей сломанной аппаратуры, в том числе и сломанным квантовым передатчиком. Хоть бы звездолёт оставили один. Можно же было. Но нет. И шансов теперь. Двадцатиметровая волна приблизилась быстро и ударилась о вершину потонувшей горы. Двадцать три человека погибли на месте, считая в уме числа до последнего, надеясь всё-таки на чудо, что они пошутили.
     3.
     Звездолёты до звезды под кодом ЦМНС540200, жёлтого карлика в созвездии Ключа. Рядом же две планеты в зоне жизни. Полетели к одной планете сначала, сделали три витка вокруг неё. Потом пророк вдруг сказал, увидев на анализаторе атмосфере процентное содержание веществ: метиловый спирт – 67%, этиловый спирт – 18%, кислород – 10%, остальные и показывать не надо, народ уже выпить требует. А пророк ещё три витка делает. Пилоты с трудом держаться. А пророк говорит:
     – Вот планета класса Ад, мир мёртвых, мир преступников в обычном галактическом понимании. И если даже наших далёких предков древние прогрессоры-инопланетяне, наши создатели, и ссылали, то именно в этот мир. Считайте это догмой, если хотите выжить и быть разумными в Высшем смысле, а не просто рационально мыслить. Видите кое-что на этой планете: красно-жёлтые всполохи планете в спиртовом океане? Это реальные взрыва спиртового океана. Наши идиоты, по приказу правительства, вот прямо двести лет назад, чтобы удержаться у власти, прилетели на планету Адмиронспир и построили там первый космический город-колонию, где добывали спирт и перерабатывали его. А там кое-какие бактерию живут, которые и вызывают этот эффект автопилота и желание считать числа в уме. А вот думайте сами, что пьют в нашем бывшем императорском доме. Так что верноподданные, где же ваш патриотизм, может, выпьем спиртику и всё будет хорошо. И мир разумен будет. И всё логично будет. И разбираться не надо со священным столбом, символом нашей веры. Зачем куда-то лететь и чего-то там добиваться, какого-то политического убежища. И будет всё логично и правильно. И строй наш верен. И верным курсом идём. И прогрессорами ещё будем. Обучать всяких только слегка разумных детей, мифологические цивилизации как жить надо. И будем над людьми эксперименты ставить. А что? Это весело считать числа под какую-то коррекцию времени, этой генеральной линии. Даже в мифологических цивилизациях, не говоря между прочим о более взрослых планетах, населённых людьми, у всех них есть творчество, есть искусство, есть нормальная вера. И люди там честны друг перед другом. Видят то, что и должны видеть. И им в голову не придёт, что они компьютерная модель на суперкомпьютере. И не придёт в голову создать политический режим, и издеваться над людьми. В последний раз спрашиваю, будем напиваться, как пять миллиардов жителей нашей планеты этой дряни, и пойдём служить императору?
     – Нет, – не выдержал Ян, и его подхватили остальные.
     – А как мы найдём другой мир? Трезвый мир как найти, когда у нас сознание пьяное? В нас же до сих пор у всех нас внутри бактерии эти сидят. Активно размножаются и творят гадости. Может Фантра – это тоже продукт их деятельности. Может они просто мутировали и стали давать такой результат.
     – Эпидемия, – опять не выдержал Ян.
     – Эпидемия, двести лет как эпидемия, что дальше, кто-нибудь может предложить вариант спасения всей нации?
     – Нам бы самим спастись.
     – Верно парень, а как? Если мы уже целый час летим над этой дрянью? Нет, я знаю ответ, но хочу, чтобы каждый принял решение. Ну, должен же сработать защитный механизм. Будет ли эволюция, не просто эволюция, а резкий скачок вверх по оси времени?
     – Летим отсюда, – сначала сказали пару человек, а от их заряда стали все кричать эту фразу: – Летим отсюда, пора трезветь.
     Звездолёты полетели на другую планету, уже с обычной морской водой, с папоротниками и деревьями и корнеплодами. Это они увидели сразу после посадки. Прогрессор пророк Гиперспер сначала обнаружил всякие диковинные растения. Здесь была ранняя осень. Какие-то странные деревья растёт с резными листьями, точно геометрические линии исходили из основания листка. Деревья эти растут повсюду с такими жёлтыми плодами. Ни с того не с сего все десять тысяч человек стали пожирать эти сладкие плоды с особенными веществами и бактериофагами. Сильно действующие вещества и бактериофаги как серьёзное опасное оружие стали поражать вирусы в клетках бывших хайманатовцев. И надо сказать, что в отличие от других миров, амфронцы не умеют называть даже звёзды и планеты. Например, город номер пять, номер триста двадцать четыре, река шестнадцать, озеро восемь, гора тринадцать. Это звучит, да? Нет, где здесь рациональность, спросили через полчаса, жующие эвакуированные из математического ада. Осознание своей грешности перед теми, кто сильнее человека, перед тем, кто сильнее человека в миллиарды вас пришло буквально через час, а организм требует жрать эти прекрасные плоды, рассеявшись по огромным зарослям этих деревьев. Это дерево было названо Трансумом. И едят ещё и ещё, чтобы понять это существо чисто из любопытства. Нужно отречься от себя. Если логика не срабатывает, ведь логика как Хайманат, так в целом на звезде Амфре не срабатывает. Уже воспитаны они так, уже гены внутри взбесились, уже давно произошёл сдвиг, уже произошёл конец света. И страшно стало сразу как-то через два часа после начала непрерывного чревоугодия.
     Народ полёг с больным животом с кучей всяких веществ в своём желудке. Пришлось терпеть это испытание под названием трансформация сознания. Не надо думать, что они этого не хотели. Амфорийцы мечтали об этом двести лет. И думают перед активной фазой неизвестной болезни, во время которой можно умереть, что они всё-таки смогут побороть себя и прилететь обратно на свою родину, чтобы устроить там революцию и поставить императора Иллюза Первого на место. Ведь они все там больны, и их надо вылечить. Прогрессоры, ведущую свою апрельскую войну, тоже хотят довести режим до падения, путём ведения боёв на другой планете. Сразу видно, что это они опьянели от этой идеи спасти мир. И опьянели они от прогрессорства. И опьянели они от мифологии. И десять тысяч сбежавших хотели сказать тем прогрессорам, Вейтинским заговорщикам, что они герои. И они, безусловно, герои, спасают детей в сущности от террора Хайманат. И это по-своему интересно. Они поняли, те Вейтинские заговорщики, что своих братьев хайманатовцев не спасти, так спасём детей, за которых мы в ответе перед историей.
     Страшно, ибо сущность зовёт, сущность, которая сильнее тебя и тебя может убить в любой момент просто при помощи законов физики и химии. Ты не дотягиваешь до этой сущности никак. И это галлюцинации, но попробуй сказать нет и не смотреть вокруг, пытаясь ответить на вопрос, простой вопрос в принципе, и самый важный, и самый лёгкий вообще для трезвого человека: а что вообще происходит вокруг тебя, внутри тебя?
     Сначала стали смотреть по сторонам и ощущали на себе взгляды зелёных существ, обладающие душой. Двести лет душа была запрещена именно как божественная в искомом смысле, в первородном смысле. Душа была заменена моделью, сводом логических и математических правил и законов.
     Народ смотрел на растения и ощущал, что уж что-что, а эти зелёные живые, у них есть разум. Они растили эти плоды, растили детей, а они взяли и навредил. Плюс намусорили и нагадили. Может, правда растения так действуют, нет точно, они своими запахами и биополями влияют, чтобы здоровое семя, оставшееся от плода каждый забрал и высушил, а потом и мусор сложил в кучу и сжёг в центре как жертву. Эти растения испытывали жалость и сострадания. Они плакали, какой-то сок выделялся из стволов деревьев. Весь мусор, кстати, особенно ценный в прошлом, все эвакуированные принесли в центр огромного поля. Прогрессор Гиперспер приказал установить священный теперь уже столб, названый не числом, а Имирионом. Подле него расположили мусор. Совестно было и стыдно, горько и обидно всем, полное ощущение своего падения и своего греха перед всей планетой не даёт нормально мыслить. Чувствуют все десять тысяч человек себя ущербными и больными.
     Пророк прочёл молитву:
     – Прости нас, Великая Высшая сила Фантра за грехи наши, за грехи отцов наших, ибо были мы загипнотизированы силой нечистой. Прости за предательство наше и стремление превзойти тебя в силе твоей, как ребёнок малый пятилетний перед отцом своим. Мы признаём грехи свои и готовы пройти путь по очищению духа своего. Возроди дух народа нашего, дай нам волю потерянную и наставь на путь истинный. Восстанови память истинную, и удали память ложную. Верни нам творчество истинное и нас дели способностью наделять мир Высшим смыслом, признав сынами своими и взяв нас под покровительство. Прими подношения наши и молитвы наши во спасение духа народа нашего.
     Мусор подожгли. Огонь быстро перекинулся на вредные книги, документы и карты памяти с флешками и дисками. И аппаратура сама стала гореть алым пламенем. От действия плодов съеденных обособленные горем своим люди уснули. Уснули как дети малые неизвестно где и непонятно как.
     Товарищи верующие уснули на ровно двадцать четыре часа. Homocreatrix, т.е. человек творческий пробудится через сутки, а сейчас он учится воображать во сне, вспоминая прошлые жизни, далёкие, где он жил в мифологическую эру. Теперь он строил нормальные художественные храмы. И самый великий храм Богине творчества они увидели. Именно её так и звали Фантра, именно она породила человечества из своего чрева. Они её физически ощущали. Ощущали себя детьми. И удивлялись тому, что хоть они мало знают, но они были более честны и правдивы, более человечными. С позиции нормальных людей с нормальных звёзд, древние люди с мифологическим мировоззрением не так уж хороши и всё-таки дети, и порой очень даже дикие с точки зрения морали. Но эти же больны и любят себя детьми. И хотят быть детьми. Им так проще понять себя, так как себя менять не надо, как были детьми, так детьми и остались. Ян видел себя в школе при храме Фантра. Он писал тексты литературные, только дивился тому, как это у него получается. Он описывал, как огненная колесница жёлтого цвета бежит по небу, а на ней восседает Бог Солнца. Как светят лучи его и как бегут жёлтые кони по облачной дороге. И диву давался. Ирни вязала оригинальную одежду с каким-то орнаментом в том же храме. А дочь Мари училась говорить. У каждого из десяти тысяч были какие-то священные камни.
     Затем час организм перестраивался, а потом явилась Фантра. Фантра была в голубом одеянии, которое сложно описать словами. Соткан наряд небесными голубыми нитями, солнечными нитями и фиолетовыми нитями непонятного происхождения, скорее из неизвестного металла на других планетах. На подоле платья фиолетовые фигуры, довольно знакомые и отчего-то противные. Народ просыпается и понимает, что это их так раз звездолёты и такого же цвета. Звездолёт летят внутри жёлтого туннеля. С пояса к подолу тянутся жёлтые лучи, с утолщением на конце. Пояс широкий с жёлтыми звёздами, а вверх платья со звёздами поменьше. Волосы у неё чёрные и длинные, по сами плечи. Глаза зелёные и широко посажены, прямой нос, округлённое лицо и длинная шея. У неё уникальные серёжки со святящимися ярко звёздочками.
      – – говорила Богиня медленно и с наслаждением, сначала как в реально древние времена, а потом резко стала говорить по-современному: – Высшая сила – это не прогресссоры-странники, разведка с красных гигантов, создавших вас как биороботов, а именно вся Вселенная. Но как не крути, кто-то воздействовал, когда создавал вашу цивилизацию под моим присмотром, разумеется. И если прогрессор с вашего государства, как прошлого, так и будущего, воздействует неправильно на людей и нарушает божественный порядок, то Высшая сила просто восстанавливает порядок вещей, наказывая тем самым этого прогрессора. Так ваш пророк и почувствовал моё дыхание и обрёл силу реального проводника моей воли. Вам надо будет как-то понять, естественно это может занять даже столетия, как у вас появился голубой цельный кристалл из углерода с примесью, т.е. фактически это такой алмаз голубой с закодированной на квантовом уровне информацией. Ну, это такой алмазный квантовый компьютер. Вам же нужно понять, как он попал на Красный гигант, где все немногие люди погибли, а остальные эмигрировали в разные звёздные системы на другой рукав галактики. Ну, не материализовался же он из вакуума. И не гора сама его создала за счёт ветра и воды, создавшей эффект огранки. Дальше, когда проснётесь, увидите золотые слитка, их всего три: первый слиток с алфавитом вашего языка и правилами его, второй слиток с календарём праздников ваших священных, и третий слиток с заповедями священными. Вы ощущаете себя бессмертными душами, совершающими творческий акт. Творческая способность, как ни крути, есть в каждом из вас и они основа вашего мышления и поведения. Это основа для вашего мотива.
     Тут Высшая власть во вселенной принципиально включила эффект тела. И тело действительно ощущалось полностью. Люди уже видели себя на планете с голубой атмосферой. Сутки так быстро прошли, но они, проснувшись, ощущали этот чрезмерно запутанный узел. И этот узел висит так сказать в генах, записано в генах аж тьма тьмущая всяких информационных временных линий. Народ встал, не то чтобы разочарованный, а заколдованный, они ощущали себя в каких-то скафандрах, хотя их на себе не было, но они их ощущали. Галлюцинации, так не фиг плоды жрать. Голос говорил, ведь аппаратура графиками показывал звуковые волны: – Да переели вы плоды специальные, на которых я вам указала. Странно вы как-то из одной крайности постоянного сомнения вдарились в другую крайность безоговорочной фанатской веры. Ай, яй-яй, то чрезмерная логика, то чрезмерные эмоции. Как же временной узел в вас шалит. И как вы так снимете побочные линии. Нет, это не вы всё делали, в смысле автопилот я имею виду, а вот та тварь мелкая, бактерия конкретная Х300С. Нет, пророк, здесь я сама, – и пророк остановился, хоть уже заклинание задумал, да к тому же в звездолёте ампулы какие-то были. И Высшая власть в форме той самой светящейся фигуры создала при помощи того столба светящиеся фиолетовые клубки. Нити фиолетовые исходили из нервов десяти тысяч человек. И эффект бессмертия резко как-то сразу пропал. Но ощущение того, что они все в прошлых жизнях были одни на другой планете и были уже одним народом. И так раз ту самую веру они и увидели. Только зачем это вспоминать, чтобы спасти свою родную планету от генетического террора, понять досконально они не могли. Но понимали, что это такая иррациональная мистическая защита от этого генетического террора. После этого Богиня Фантра исчезла, и вода из набежавших резко туч полилась как из ведра. И некуда было укрыться от этой воды.
     Рядом с Имирионом были действительно золотые слитки, но народ просто не мог уже больше никуда не лететь, ничего не есть, ничего делать. Ян смотрел долго на священные символы. Он стоял как-то рядом и не мог прикоснуться к ним. Зато пророк долго причитал о том, что его предали. Подсунули, а точнее испортили так раз вакцину его бывшие агенты. Ян до сих пор помнил это ощущение веры, которое с рождения как бы не было. Что значит вера в число? Число – это просто абстрактный символ, как инструмент. Поклоняться своим собственным инструментам, ведь это же фактически как гвоздь, железный, стальной, но всё-таки гвоздь, поклонятся им, есть идиотизм. Идиотизм же это всё: придумывать число или формулу и наделять их особой магией, словно она и спасает. Но ведь не может спасти. Ни одна формула истории для Окси не подходит, хотя она их зубрила и они были ей логичны. Окси впервые просто смеялась, радовалась дождю и танцевала под ним, ощущая этот странный ритуал в голове, когда она была жрицей в древнем мире и совершала некий странный обряд. Она ощущала себя не под гипнозом, она ощущала свободу и гармонию в голове.
     Мари, которая не говорила всю свою жизнь, с трудом по буквам повторяла слова на восстановленном древнем языке, правда всё равно медленно, но смысл понимала. Хоть это всё равно детский смысл и всё равно она не строила больших теорий, но она тоже говорила. Ян не сразу понял, что сестра говорит. Потом же через пять минут, он плача от радости обнял сестру и те счастливые просто о чём-то говорили на трудно сейчас осознаваемом языке, но понимали друг друга. Все были таким как Мари сейчас. Все они с трудом говорили слова на незнакомом языке. Все десять тысяч человек удивлялись тому, как они говорили. Но именно эти фразы и буквы шли из уст их.
     – Раз наша родная планета не спасает, – говорил Гиперспер, который стал в эти минуты таким родным и непостигаемым для всех, таким великим человеком, словно он выше всей имперской династии, да даже выше. Все правители за две тысячи лет меркли по сравнению с ним. Они понимали, что бывший разведчик всё предусмотрел, и у него в звездолёте всё есть, но как он смог всё рассчитать заранее – вот это не понятно. Гиперспер говорил: – ну, надо же было выбор предателям предоставить. Я господа, одну вакцину, вот эти ампулы выкину, да хотя бы вон ту глубокую расщелину, а вот другую вакцину я всё-таки приобрёл. Так хватит, как дети радоваться, сейчас надо обряд вступления в веру. На одной планете изготовили вот эти символы веры, задолго до исхода. Как мы там догадались до этого символа имириона. Обряд назовём обретением. Вы должны выпить напиток из золотых чаш в звездолётах, а потом написать свой личный символ, точнее Высшая сила его напишет вашей рукой и вам дадут символ веры.
     В первый день только сами пилоты и бортпроводники провели обряд, пока народ просто разговаривал друг с другом, соображая, что это значит, каждая буква, каждый звук, каждое слово и предложение. Все десять тысяч человек занялись при этом творчеством и сами стали создавать что-то художественное и несущее в себе тайный смысл. Так хворь уходила из души, и душа требовала, чтобы реализовалось её творение. На следующий день Ян, как и все остальные пассажиры, выпил специального препарата, дабы выгнать из себя хворь окончательно. Препарат готовился из специальных замороженных ягод с какой-то другой планеты. Эти ягоды и устанавливают связь с Богиней, после чего Богиня чертит рукой большой символ. Ян и сейчас волновался и сомневался в себе, что у него получится. Он боялся увидеть число или привычную хайманатовскую букву, или даже какой-то график. Математика и программирование, которое он пытался выучить в университете на своей родине, стали противны ему и он пытался изгнать её из себя. Он понимал, что будет будущее, что они долетят до цивилизации. И он не понимал, какая у него будет профессия. Рука на бумаге нарисовала распахнутую книгу как две линии, соединяющиеся в центре. Сверху был изображён огонёк, а внутри маленькая палочка с точкой отдельной вверху. После Ян взял этот листок себе, как и положено, сел на своё место и вспомнил букву «Ф» его нового алфавита. Она такая же практически, как и на рисунке, просто книга не изображается. Т.е. Буква «Ф» изображается у Фантраионцев как капля или огонёк свечи, а внутри вертикальная черта с точкой. Сразу так знак не понять. Ян много всяких текстов в сомнениях и рассуждениях напишет, чтобы вспомнить забытую профессию на целых двести лет – писатель, да к тому же фантаст. А тексты он всегда будет пытаться трактовать как свою проявление своей болезни – эпилепсии и паранойи, хотя галлюцинаций не будет больше никогда, по крайней мере лет десять, а то и все двадцать.
     
     
     
     
     
     
     

Забытый

     Поезд ехал в северном направлении. Юрий ехал на конференцию в Питер. Юра был в походной спортивной одежде, с огромной сумкой. Гладковыбритое лицо, кудрявые чисты волосы. Его ждала новая жизнь и новая работа. Прощай провинция. Прощай поганая провинция. Где всё схвачено. Где нет места, развернуться. Где ничего нет. Всюду какой-то лес. До Петербурга ещё долго. Вдруг резкий зеленоватый туман окутал поезд снаружи и не только снаружи. Даже внутри была какая-то взвесь. Большинство от этой гадости просто начали быстро засыпать. А Юрий не мог уснуть. В голове была одна конференция, где он уже сидит и говорит. Он там делает доклад. Он моделирует его в голове. Вот журналисты. Вот их телекамеры. Повсюду яркий свет. И не только в воображении. Это мироздание вылавливает Андрея. Сама Вселенная говорит: вот ты иди туда-то и становись героем. Перспектива стать героем не в провинции, а прямо чуть ли не в столице вскружила голову. В этом воображении, чересчур богатым, Андрея уже вызывают наверх прямо в главный офис и дают премию. Такое ощущение, что мистики уже вокруг не видно. Хотя на самом деле зелёный туман только усилился. И сквозь него ничего не видно, но Юра так размечтался о том, что будет начальником отдела в главном офисе, что как только поезд остановился, то выбежал из него. Поздравляем вас, Юрий Бондаренко, вас выбрала Вселенная! Не каждому даётся шанс сойти с поезда на пол пути на Питер, на какой-то заброшенной станции, ещё неизвестной ни одному диспетчеру, работающему на этом направлении.
      – А, короче говоря, э, я же на конференции, – первая фраза Юрия уже с международного форума, а потом приходит медленно осознание, что что-то не то. Здесь заброшенное здание ж/д вокзала. Стёкол нет, одни осколки. Здание всё гнилое и деревянное. Заходить туда просто опасно для жизни. Страх поступает, когда видишь обрушенные деревянные балки, какие-то доски, фрагменты линолеума. На щите у фонарного столба, где лампочка разбита в дребезги, что-то написано. Какие-то непонятные буквы и числа. Нет, числа вроде арабские, только изменённые, а буквы чем-то на наши буквы похожие. Где-то он их видел, но вспомнить не может. А Юра по инерции через полчаса прокричал в истерике: – Я должен быть на конференции! Это всё сон! Сон! Сейчас я проснусь! Это просто осознанный сон! Нужно как-то повернуть налево!
     Он глупо тупо шёл винтами, поворачивая налево, потом направо так же по синусоиде. Потом прыгал, причём долго, словно играя зайчика в детском саду. Зацепился за железный штырь, торчащий из бетона, и упал, получив ссадины. Ругнулся, понял, что здесь в реальный тот поезд не попасть, который давно уже уехал, пока он осознавал. Минуточку, но ведь портал должен быть. Значит надо идти с ушибленной ногой в город и искать этот портал. Дорога кое-где поросла травой. Всюду какие-то камни и стёкла. Впереди каменный дом девяти этажный. Здание слишком смахивает на советское здание. Такие же балконы, такие же окна. Только все они разбиты, а из них выглядывают люди. Вдруг один из них на пятом этаже так начнёт громко ржать. И эта весёлая ситуация вдруг так насмешила всех остальных, что все так называемые жители этой девятиэтажки стали ржать. Причём громко ржать, с надрывом и наглой весёлой истерики. Словно здесь какой-то концерт. Только всюду всё заброшенное и запустелое, повсюду свалка и всякие нечистоты. Где-то валялись какие-то газеты всё на непонятном языке. Вдруг веселящийся радостный человек, активно жестикулировал и привлекал к себе всё больше и больше внимания. Он был на девятом этаже. И залез на ту тонкую грань, отделяющую сам балкон и небо.
     – Нет, нет, не надо так веселиться! Хватит! Разобьёшься! – кричал Юра из всей мочи.
     И мужик упал. Быстро упал на землю, при этом погиб прямо в воздухе от разрыва сердца. Парень Юрий Бондаренко шёл по городу, и каждый раз встречал полуразрушенные здания. Набежали резко тучи, пока он бродил по городу в надежде найти портал. Он думал, что будет очерчен какой-то круг в этом сновидении. И не как не может проснуться. Он держит в сознании то, что он спит. И всё это время он пытался взять и войти в здания, мол, это порталы. Сколько не обегал зданий, он не мог найти пункт пробуждения. В голове конференция вертелась. Только что за конференция. Он помнил, что она изменит его жизнь, но что на ней надо говорить? И где она проводилась реально?
     Он уже далеко от вокзала, делая какие-то выводы. Вдруг народ пробежал мимо. Мимо пробежали дети десяти лет. Всего двенадцать человек в окровавленных одеждах. На щёках кожа свисала. Именно куски кожи заставили Юру что-то забыть. Поднялся ветер и оказалось, что здесь куча газет на непонятном языке. Куча всякой фигни взлетело и стало парить в воздухе. Так что пришлось читать газету. Именно этот ветер был слишком реален. Непонятное пространство, непонятное время. В принципе ничего не понятно. Мелькнула мысль о том, что он как бы выбыл из своего времени и попал в параллельную реальность. Чувство паники и отчаяния вдруг нахлынуло. И в очевидную реальность случившегося Юра не поверил. Оно и понятно, ведь он не верил в магию аномальных зон. Он просто считал, что это осознанный сон. И он носился по всему городу, пытаясь найти портал. Бегал по всем подъездам. Входил и выходил. Благо, что открытых дверей великое множество в этом городе. Полил проливной дождь, и жуткая гроза с ужасающими молниями напала на безумный город. И мимо его ушей свестят слова разных людей.
     – Пришелец!
     – Безумец!
     – Сюда нельзя, тут бренчунки живут. Бренчунки живут, они всегда пьяные и ходят по стенам. Такие пьяные и весёлые. А если стены коснёшься, то сам повеселишься сверху вниз, а потом….
     – Время, часы бегут, и ты бежишь.
     – Чегой-чегуй.
     – А мы тебя третьего дня месяца всегда будем есть. Медленно жарить и есть.
     – Агент времени вернулся. А ты тут раньше был и спецоперацию проворонил. Тут надо историю вспять повернуть.
     – Сюда нельзя, тут бренчунки живут.
     – Сюда нельзя, тут пелилилки. Они берут и пилят твою голову слева направо, да так, что голова кружится.
     – Чегой-чегуй!
     – Время, часы бегут, и ты бежишь.
     – Что за херня! – крикнул Юра, не выдерживая давления публики и остановился: – А где тут портал, духи?!
     Он стал разглядывать странную публику. Три старика сидели на скамье, ещё восемь старушек так и бегали, оказывается, за ним. Он только и успел сказать:
     – Не фига себе, какие вы резвые? Бабульки, вы продукт коллективного дурного сознания? Ну, моё тело спит и видит всех вас во сне? Нет это не вопрос, это ответ! А-ну как испорю вас сейчас.
     И парень безнадёжно перекрестился. И прочитал отче наш. А в ответ синхронно пожилое поколение ответило:
     –Чегой-чегуй? Время, часы бегут, и ты бежишь.
     – Беги, я тебя спасу, тут портал! – крикнула девушка и тут же побежала в противоположную сторону.
     Юра побежал. Бабульки за ним. Через пять остановок пришлось бежать. Автобусы тут все в разобранном виде.
     – Вот портал! – крикнула девушка, когда все прибежал к памятнику какому-то неизвестному. Он находился в сквере. Да это даже не сквер, а какие-то джунгли. Непроходимые заросли из всевозможных деревьев. Был и молодняк, в смысле поросль, были и пожилые сухие деревья, старые без единого листка. – Осталось дождаться Бога, чтобы я вернулась в прошлое и убила саму себя!
     – Чего! – удивился Юра и уже ничего не понимал: – Нет, я сплю, я просто сплю и не могу проснуться! Телепортация невозможна!
     – Зазазе! – послышалось от кучи народа, который тоже собрался возле портала. Явно это заклинание. И Юра вместе со всеми остальными кричал эту фигню. Молния ударила где-то вдали. Юра видел повсюду развал в этом городе. И не знал, почему здесь этот развал. Из этих развалин звучали стоны и крики. И всё на непонятном языке. Из бывшего сквера доносились странные звуки, похоже, тут живут странные животные. Юра не выдержал, упал на колени и зарыдал. Он рвал на себе волосы и кричал, что это он спит, но сам уже не верил в это. Окружала его какая-то секта безумцев, считавших его посланцем времени. Оказывается, он должен открыть портал.
     – Зазазе! – кричал Юра в ответ, чтобы просто уйти. Чтобы проснуться или уйти.
     – Что Зазазе? – сказал в ответ старик, – Это же просто твоё имя, имя агента времени. Вокруг нашего города идут бои. Всюду стреляют. Взрываются снаряды. Вот скоро опять бомбёжка будет. А нас враги применили какое-то оружие, вызывающие массовый психоз. Мы все спим! У нас всех внутри сон. Мы тот народ, пришедший из будущего. И какой-то придурок ошибся координатами и завёл сюда. Мы его повесили. И если ты нам не откроешь портал и не приведёшь в рай, то мы и тебя повесим. Открывай!
     – Открывай! Открывай! Открывай! – кричали хором все, да так грозно.
     – Юра – моё имя! – кричал только это в ответ уже тридцать раз наш парень.
     Взрыв, чётко взлетел на воздух какой-то автомобиль неподалёку. Публика быстро побежала в разные стороны. Жуткие звуки доносятся отовсюду. Какой-то мост позади Юры. Он побежал туда. Видно это портал. Оказывается, здесь все считают, что они спят, здесь все считают, что нужно телепортироваться в другое время. А как он его обнаружит, этот портал не будет тебе сигналить о том, что он портал. Но мост ведь так и сияет. Точно, ведь мост – это и есть настоящий портал. Юра уже подбегает к нему, кричит какую-то молитву. Он направляет на себя мысленно какую-то энергию. Десять человек слишком поздно стали бежать за ним. Слишком поздно. Мост, с полуразрушенными перилами и разбитыми фонарями. Мост с тремя полосами движения в обе стороны и с одиноко стоящими на нём машинами. Юра не знал, что интервал между телепортациями одна сотня лет. И что у него нет шансов. Он направлял уже реальную в голове энергию прямо в свою голову. Как только он подбежал к мосту, он схватил флаг, какое-то жёлтое полотно и стал им махать, чтобы Высшая сила увидала. Здание и памятник рухнули. Посреди площади воронка и путь назад отрезан. Теперь уже больше человек, человек двадцать бежали за ним.
     Город, пока Юра бежал по мосту, вдруг разделился на какие-то лагери. Юре не хотелось разбираться в этом. Разобраться в том, кто и за что воюет, – это значит признать то, что ты смирился с тем, что нет ходу назад. А характер у Юры не такой. Он уже всё распланировал на той далёкой родине. У него могло быть всё, а теперь нет ничего. И это всё, что всего лишь могло быть, надо вернуть любой ценой. Он понял, что посреди моста откроется портал. Но никого свечения, никаких звуков. Нет, это бомбы свистят и взрываются. Нет, о, это пули свистят, пока Юра бежит через реку. Два лагеря стреляют друг в друга. Может это жёлтое знамя спровоцировала эту бойню.
     Юра настолько увлёкся идее портала, что не воспринимал всерьёз, что уже двадцать восемь человек по обе стороны от реки уже погибли. И окровавленные тела лежали на набережных. Уже тридцать шесть трупов. Только кроваво-синий цвет реки пугал его. Он добежал до другого берега и всё же оказался здесь. Уже сорок погибших.
     Плюс те, что на мосту, двадцать восемь человек. Видите ли, жёлтое знамя слишком заметное, и бомба попала в мост. Он стал обрушаться. И ощущение того, что что-то падает в воду с жутким шумом, заставила Юру оглянуться. Он только сейчас понял, что насколько это безумно было с самого начала. Вот если бы он не выбегал. Вот если бы он не фантазировал себе конференцию, а тупо лежал на койке поезде, то со всеми проехал бы эту временную петлю.
     – Так кто с кем воюет? – Юра только это спросил, упал на колени и зарыдал. Он подобрал автомат, стал брать патроны, увидел того старика, который спрашивал его о портале. Говорил старик что-то непонятное. Он бормотал что-то непонятное. Он требовал от имени какого-то народу, чей совет он возглавляет, открыть портал и их эвакуировать. Но Юра схватил автомат и через какие-то секунды с криком стал стрелять во всё, что движется: – Это всё болезнь! Это всё галлюцинации! Вы плод моего больного воображения!
     Юра превратился в такого монстра. Он стал стрелять, орать постоянно одни и те же слова. И досталось всем воюющим сторонам. Сверху ещё три часа падали снаряды. Обе набережных в том районе, где был Юра, были практически полностью разрушены. Город за такой короткий период был полуразрушен. А может, и раньше были эти завалы на всю улицу. Юра уже когда в округе патроны закончились, успокоился и увидел детскую машинку яркого жёлтого цвета. Такой классный самосвал с одними гильзами в кузове. А рядом разноцветными кубиками было выложено: ПОРТАЛ БУДЕТ ОТКРЫТ ЧЕРЕЗ СТО ЛЕТ. Чисто по-русски так написано. Опять у Юры истерика, он теперь побежал за новым патроном. Ему нужно всего один патрон. И он его нашёл. Под самосвалом. Юра взял и направил автомат на себя и попал чётко в сердце. Только перед этим слышал жуткие вопли безумцев:
     – А мы? Это всего лишь проверка!
     
     
     

Бой должен быть окончен в голове

     Игорь идёт по городу и пугает всех прохожих своими красными искусственными глазами. Одежда старая, вся изношенная, кое-где буквально только что на людях порвалось. Он ещё к тому же упал, зараза, в лужу. Так что всё лицо и вся одежда в грязи. Игорь уже возвращается с матерью домой. Матери не до косых взглядов. Парень весь шатается, озирается по сторонам и идёт по тропе так, словно описывает график функции синуса. Живёт Игорь в маленьком городе Новополоцк. Рядом обшарпанное здание кинотеатра Минск. Вся крыша должна быть облицована плитками, но её больше нет, она давно медленно осыпалось, и следы цемента остались. Дорогу Игорь уже не видел. Он мысленно был в виртуальной реальности. Те искусственные глаза позволяют не только видеть обычный мир, но и другой видеоряд, тот, что идёт с сервера, IPкоторого 54.0.12.13. Игорь видел вокруг бои. Находился он в виртуальной реальности на открытом поле. Прямо вот в окопе. У него советский автомат, тот ещё с диском. На нём советская форма. Он остался один, а повсюду на таком открытом пространстве столько трупов. Повсюду отдельно руки, отдельно ноги, полностью оторванные головы. Всё вперемежку с автоматами, винтовками, разрушенными артиллерийскими установками. Он один, а снаряды фашистской армии попадали по окопу. Непрерывно по всей линии всё же стреляли фашисты. Вдруг стали слышны знакомые голоса. И Игорь проверил, кто это. Оказалось, что в списке друзей оказались его друзья из тринадцатой школы для умственно отсталых детей, куда он попал по чьей-то злой воле. Не смотря на диагноз врачей и педагогов, парень Игорь Козырев окончил университет по специальности программист, и вот-вот должен устроиться на работу. А эти бывшие одноклассники, несмотря на то, что как Игорю, так и им по двадцать три года, всё ещё пытались его затравить и уничтожить. Мотив Игорю не был понятен, скорее всего виной его способности. А тут распространяется теория о том, что можно посредством кодов заменить кое-какие цепи кое-где, и способности Игоря Козырева будут использоваться не им самим, а вот этими одноклассниками. Они качают из него живую творческую энергию. Они уже у него требуют в этом мире, их боятся. Когда человек боится, то он передаёт свою жизненную энергию своим мучителям. Он уже идёт винтами. Мать его ведёт как навигатор, как лоцман в мире страха. Игорь взял и открыл компилятор. И слышал речь Павла Смоляка, того самого паршивого одноклассника:
      – Слышь Косой, мутант, дитё Чернобыля, напиши нам код для взлома БеларусьБанка.
      Страх подступил так близко к горлу, что тяжело стало дышать. Игорь взял и стал писать код, а вслух его проговаривал. Выглядела полным безумием вся эта речь:
     – Пишем «include» и подключаем библиотеку. Объявляем функцию «Unlock» класса какого-то там. Меняет значение переменной видимости, а так же полностью блокирую связь с интернетом. Пока вирусы не очищу, хотя нет, я ещё, сделаю наоборот. Всё, просто игнорирование их убьёт.
     Вдруг высветилось окошко, что нет связи с интернетом. Это окошко светилось, а вокруг него фоном была натоптанная дорожка. Рядом его башни на Олимпийской улице в двенадцать этажей. И чувствовалось, что с этих башен стреляют в соседние дома. У всех автоматы, повсюду кровь и кажется, что вокруг трупы. Вдруг пьяный мужик говорит, он тоже идёт винтами:
     – Он, да ты мутант, давай, с тобой выпьем.
     Игорь просто сделал подножку пьяному идиоту, и тот упал. Отчего-то публика стала смеяться, эти молодые мамаши с колясками. Вдруг одна из них сказала чётко и ясно как бы в сторону:
     – Грешно смеяться над теми, кого хакеры атакуют, да ещё так подло. Мы с тобой парень.
     Как вы с ним в реале – не понятно. Выстрелы медленно уходили на второй план, пока парень медленно шёл уже к самой дороге. Остановились, чтобы пропустить машину. Танк теперь уже не казался танком, а банальным BMW. Вот она просто уступает дорогу, а парень мысленно передаёт какой-то сигнал сочувствия что ли.
     Избитая дранная подъездная дорога к трём башням, соединённые постройками, где теперь уже есть офисы каких-то торговых компаний. Каждая башня в двеннадцать этажей. А Игорь спрашивает, выходя из режима автопилота:
     – Кто я?
     – Игорь Козырев, – ответила мать.
     – А ты моя мать? Сколько времени прошло?
     Как дико звучит это в ушах матери, но она как можно спокойнее ответила:
     – Да мама, мама, ты дома почти, в этой Вселенной.
     – Сколько времени прошло?
     – Всего-то где-то сорок минут твоего автопилота. Как ты вообще дошёл до Молодёжной. И ты так и сидел возле остановки. Я тебя практически быстро нашла и стала сразу вести домой. Я больше с твоей страничкой провозилось, пока её удаляла с этого поганого сайта одноклассников.
     – Удалила?
     – Да.
     Игорь ругнулся, код высветилось окно: «ошибка 129FF» Мысленно нажал на крестик. Высветилось другое окно: «Нет доступа к IP-адресу 54.0.12.13». Нажал опять на крестик. Тут же окно «ошибка 129FF». И так уже по десятом разу. Залез в «диспетчер задач» и удалил аж восемь приложений, чтобы эти два окна не мелькали перед глазами. IP-адрес 54.0.12.13 взял и заблокировал. Мало того, Козырев запретил себе и своим глазам транслировать постороннюю картинку прямо в глаза. Есть телевизор и ноутбук где-то на двенадцатом этаже, через него теперь он будет смотреть. Всюду разбитая дорога, и повсюду лужи. А в одной из самой большой лужи, прямо на ширину дороги вылез из разбитого бетона огромный железный прут. И повсюду куча машин. Три эти башни – это же общага. Откуда у этих людей деньги на машины. Нет, машины не дорогие, но всё такие у его матери и у него и на это денег нет. Если у тебя есть деньги, зачем покупать машину и оставлять её в царстве луж и жить в общаге, из которой в любой момент попрут. Зачем? Если можно пусть не купить, но снять квартиру в нормальном районе города.
     Игорь заходил в четвёртую общагу, т.е. в среднюю башню. Тяжело ему было, но дошёл до лифта. Стоят перед глазами трупы на висильнице. Вот и его повесят. Как и его мать, его бабушку. И первую любовь. Первая любовь, она о нём даже не вспомнит никогда. А он ей какие-то стихи писал. А она ничего ему не ответила, а потом откровенно его послала. Стоит ли такую вспоминать. Хотя этот ублюдок Смоляк на всё способен.
      Тихо и спокойно в лифте. Когда был в огромном пространстве степи на Украине, где велись кровавые бои. Когда слышал свист пуль в этом огромном горелом пространстве. Когда всё огромное бескрайнее поле было в воронках и дыму из них. Когда всё поле было в горелых танках. То не хочется же видеть уже даже обыкновенную родную улицу Олимпийскую, обыкновенный провинциальный родной город Новополоцк. А в лифте спасение. Вот в этом замкнутом пространстве, где простор не давит.
     Лучше всего быть в своей комнате на двенадцатом этаже. Уютные фиолетовые обои в его комнате. Два шкафа, ещё не выкинутый стол из детства. Ещё не выкинутый старый ещё советский диван. Игорь лёг на кровать. Мать принесла Диазепам и парень уснул через полчаса.
     Во сне он видел себя в офисе, где кипит работа. Он пишет скрипты для сайта, где он является модератором. Какая-то сплошная блог-платформа. Где он работает над системой безопасности. Маленький уютный офис. Симпатичные девушки рядом с ним, за перегородкой. Тихая спокойная мирная жизнь. Девушки составляют какой-то отчёт. Медленно идёт время. И психика отдыхает и как бы готовится к такой жизни. Вдруг приходит курьер и даёт Козыреву какое-то письмо:
      – Это письмо с 1941-го года, как дошло – не знаю. От твоего прадеда, который когда-то погиб при взятии фашистами Слонима. Твои же оттуда.
     – Ну-да, ладно, я потом почитаю.
     – Читай сейчас, – сказали девушки.
      На этом моменте он с ужасом проснулся. Встал. Голова не кружилась. И не болела. С психикой было всё в порядке. И он зашёл в мамину комнату и стал смотреть с ней телевизор. Местные журналисты сообщали:
     – Бандитская местная фашистская хакерская группировка была буквально только что взята. И нашли его только потому, что парень, чьё имя нельзя называть, подал сигнал антивирус о том, что его атакуют. А антивирус сообщил местным нашим сыщикам. Именно поэтому главарь фашистов Павел Смоляк, а так же его бывшие подельники были взяты. Вот так один из заложников спас город от пыток в голове. Хакеры у двадцати человек проигрывали в голове бой из второй мировой войны и пытались их заставить написать коды для взлома некоторых серверов. Павел Смоляк тяжело ранен. Этот безымянный герой будет премирован.
     Огромное чувство радости и облегчения вдарило в голову и только цифра двадцать долго ещё будет пугать. Премию парень свою получит, только больше пяти лет парня будет мучать социопатия и агрофобия, т.е. боязнь общества и толпы, а также открытых пространств. Он будет долго лечиться у психолога. Зато фирма, производящая искусственные глаза, заменит их, на голубые имплантаты, и уже без виртуальной реальности. Так вообще-то дешевле.
     Через полгода после получения премии, парень устроится на работу на местную блог-платформу. И сон сбылся. Он клепал скрипты для системы безопасности. Девушки что-то говорил об отчёте. Те же, увиденные во сне, стены с жёлтыми шкафчиками и полочками, на которых стояли кактусы. Те же жёлтые перегородки. Только того курьера не было, и поганого письма. Машину времени ещё не изобрели.

Трамвай

     В полупустом новом трамвае ехал студент Иван домой, на конечную станцию. Забытая провинция. Забытая одна трамвайная линия. Едет трамвай между деревьев и подъезжает к развязке. Вот мост через улицу Калинина, где по круговой дороге вниз едет одна единственная машина, разворачиваясь по круговой дороге на девяносто градусов. Кажется, красная японская машина. И трамвай равняется с ней и возникает какое-то сияние. Туннеля в городе на Двине никогда не было, нет, и не будет. Это Иван чётко помнил всё свою жизнь. Это была объективная реальность, неотложная реальность. Однако и тоннель, и трамвай в нём и машина были. Какие-то круглые своды с висячими наверху белыми дневными лампами. Повсюду в тоннеле страшные скелеты. Везде лужи крови. Странные какие-то голоса были вокруг. Красная японская машина была уже полупрозрачная.
     В стенах тоннеля есть какие-то лазерные установки. И чётко видные зелёные лучи, проходящие сквозь тоннель.
     — Надо ехать прямо, вот прямо надо ехать! — кричала вагоновожатая.
     И трамвай ехал прямо. Жутко воняло крысами и трупами. Повсюду какой-то тоннель. Уже двадцать минут трамвай едет всё на той же скорости, проезжая никому не нужные светофоры. Здесь нет перекрёстков, здесь нет других дорог, но трамвай едет на зелёные сигналы светофора, и останавливается зачем-то на красные. Когда красный сигнал светится, то двери открываются, но при этом вагоновожатая кричит в микрофон:
     — Никто не выходит! Это приказ! Сидеть и ехать дальше!
     А никто и не собирался выходить, кондукторша корчила весёлую рожу и только причитала:
     — Главное ехать прямо. И никто не должен выходить.
     Иван через двадцать минут спросил у пассажиров, а главное у себя самого:
     — Ребят, кто-нибудь понимает, где мы?
     — Нечего поумнее спросить не мог? — послышалось в ответ.
     — Нет, ну должен хоть кто-нибудь что-нибудь понимать?
     — Понимать не надо, надо тупо ждать, пока эта хрень закончится. Ты забыл в каком городе живёшь? Наш нефтеперерабатывающий завод что-то выкинул в атмосферу. Вот и началось.
     — А, понятно, совместное галлюцинаторное состояние.
     — Это, я так понимаю, самая умная версия, — ответила бабулька. И когда трамвай в очередной раз остановился на красный, бабулька вышла. Когда же она вышла, то упала замертво в этом тоннеле. Точнее само тело осталось лежать, а вот полупрозрачная душа, или как это называется, осталось стоять. Двери закрылись, и трамвай поехал дальше.
     — Я понял, — сказал вдруг Иван, — это ж дорога на тот свет.
     — Ну, — парень, который оказывается с ним всё это время и разговаривал, развёл артистично руками, — не я себя к себе подвесил, не я и обрывать нить должен.
     — Комсомольская, где остановка? — спросила, вставая девушка.
     — Куда, ты ещё молода? — спросил Иван.
     — Нет, я просто сплю?
     — Типа того. Эх, как жаль, я ведь в жизни ни хрена не сделал.
     — Ну, и?
     — Дом не построил, сына не родил и дерево не посадил.
     — Зато я столько посадил, — отвечал следователь, — и вовсе не деревьев.
     — Ну, вы хоть какую-то пользу сделали. Вас-то понятно.
     — Эх, у меня дети малые. На квартиру накопить не могут. Внуки годовалые. Не могу же я их бросить.
     — Вы хоть следователь или судья, — ответила кондукторша, — а я как работаю кондуктором уже десять лет. И никакого света в конце.
     — Да стойте, не выходите. Шансы есть. Я шанс слышать умею. Не зря я в лотерею выигрывал не раз. В смысле под пули ходил и ни разу не убила. Хоть раны были.
     — Парень, а в чём смысл жизни? — спросила бабуля, — Вот у меня дети, внуки. Одного сына я обожаю и всех его внуков, другого сына люблю, но меньше, а свою дочку просто ненавижу. Вот я всех рощу, рассаду поливаю. Я вот я глава семьи. И живу я нормально. А как ощущаю то, вот прямо перед смертью, что смысла нет. Вот не вижу смысла. Вроде бы он был, а вот теперь нет. В каждой моей вещи был какой-то смысл, а сейчас смысла не вижу.
     — Началось, — следователь повернул назидательно голову в сторону бабули: — Ишь как получается, что одного люблю, а другого ненавижу. А потом удивляется, что дети из-за завещания и наследства ругаются и даже простых вещей не понимают. Значит своих сыновей, которых любит, а одного даже обожает, всё дала, а дочь в общаге живёт.
     — А откуда ты знаешь, а пусть она работает. Вот дома сидит и не работает.
     — А просто так человек дома сидит.
     Бабулька отвернулась на этих словах, и стала в окно смотреть. Трамвай в очередной раз остановился. Алкоголик вдруг встал и стал пытаться выгнать всех из трамвая:
     — Выходите все из трамвая! Проваливайте, я вам сейчас так врежу. Вот я один поеду! Мой трамвай! Я один поеду! Это захват!
      Чем-то от него уже и так воняло. Не только спиртом, но ещё и гнилью. Достал пистолет и стал им размахивать, что-то там требуя. Вся кожа в татуировках, да к тому же в царапинах, ссадинах, прыщах и бородавках. На спине страшный горб, аж скрюченный медведь такой. На руках гнойники какие-то, по всему телу бродят какие-то насекомые. Трамвай вдруг тронулся и поехал дальше, а пьяный чудак привязался к следователю и пытался всё же его выгнать. Или тот встал и стал успокаивать идиота. Но, в общем, они столкнулись. Трамвай трясётся и грохочет. Он порой дёргается из-за того, что бандит пытается швырнуть следователя в дверь. Следователь переворачивается. Дверь резко открывается.
     — Да пусть он ждёт здесь другого трамвая, скоро выход из тоннеля! — крикнула вагоновожатая.
     — Я стрелку переведу! — кричал пьяница, но соскочил и упал. — Я должен там быть!
     — Пусть ждёт! Следующий трамвай через триста лет!
     — Триста лет? Закрывай дверь и не останавливайся.
     Вдруг тоннель кончался. И все сидели на прежних местах, только лица полны ужаса и отчаяния. Иван, когда трамвай приближался к ближайшей остановке, всё причитал:
     — За что, я ничего не сделал?
     Хоть многим надо было дальше, все стали выходить. Встречало их жаркое полуденное солнце, знойный ветер и шелест листьев. Иван смотрел на два места рядом:
     — Там явно два трупа, так раз тот алкоголик, который пытался трамвай захватить и та бабуля.
     — Да ты что? — к двоим погибшим пассажирам стала подходить кондукторша.
     — Неужели портал есть?
     — Какой портал? Что ты за чушь фантастическую мелишь?
     — Скорую надо вызывать.
     — Сейчас, эй, вы нас слышите? — спросила у лежавших в креслах бездыханных тел кондукторша.
     — Да трупы они, однозначно, — сказал Иван и вышел из трамвая. Трамвай ещё минут двадцать стоял на остановке. Ровно через двадцать минут приехала скорая помощь и милиция. А Иван идти никуда не мог, как ещё та девушка и этот следователь. Все трое сидели и ждали чего-то там. Врачи осматривали трупы:
     — Зачем ментов позвали?
     — Ну, бабулька принципиальная попалась, — говорили тут же менты в форме и при исполнении: — Вон она принципиально сидит и требует расследование. А что расследовать – непонятно.
     —Как что? Неужто сами! — говорила бабуля какая-то, и всё пальце грозила.
     —Ну, что гром пойдёт? Что? Небо ясное. Ни облака.
     — Тогда, — ничего не понимал Иван, — откуда эти глюки, если небо ясное. Если бы химзавод выбросил что-то, так воняло бы, и облако было ядовитое. Что это было.
     — Там ещё что-то мистическое. Вон оттуда ещё врачи поехали. Скорая помчалась. Ну, с универа, откуда мы ехали. Ещё одна.
     — Ну, японка грохнулась. На повороте прямо на большой скорости. И главное никакой мистики. Будто бы тоннеля не было.
     — Нет, что-то там такое было, нет, я тоннель видела. Но это мост вот такой эффект даёт. Ну, световой эффект.
     — Световой эффект это понятно, вот непонятно, почему час времени тоннель длился, когда на часа прошло от силы полчаса. Где ещё тридцать минут?
     — А что за триста лет? — спрашивал следователь и курил уже вторую сигарету.
     — Триста лет – это промежуток между открытиями порталов.
     — У-у-у, нет. В это я не поверю. Да не открою я дело.
     — Но я на всё пойду! Тут же явно их убили. Просто так люди не умирают.
     —Кто убил?
     — Да эти, иллюминаты.
     — Началось, телевизор надо выключать иногда.
     Молодёжь расхохоталось, а врачи громко зевакам сообщили:
     — У бабули инсульт и у алкоголика инсульт. Вот и всё. Всё мы забираем.
     — Слушай, — девушка с надеждой посмотрела на парня, — я после тоннеля одна домой не дойду. Я понимаю, что я просто прохожая, но у меня ноги не идут.
     — Пошли, где ты живёшь? Как тебя звать-то.
     — Марья.
     — Здесь же стрелка есть? — подошла противная бабуля к вагоновожатой.
     — Где здесь стрелка? — спросила та в ответ, да так громко и тоже противно. У всех у них противные голоса.
     — На улице Калинина.
     — Нет, ну ладно приезжие города не знают, но вы бабуля из какой-такой деревни будете?
     — Хм.
     — Я спрашиваю, из какой деревни, нет на Калинина стрелки и быть не может. Блин, ещё легенда про стрелку пойдёт. Самоубийцы появятся. Итак, мост дурной славой пользуется, ещё из-за каких-то дур такая слава трамваям будет обеспечена.
     Прошли недели. Иван и Марья как-то возвращались с первого свидания домой. На трамвай опоздали. Вот шли сами через мост. Увидели на одном из столбе сектантскую звезду и надпись портал. А потом появился мужик, тот самый пьяный алкоголик:
     — Пара, помогите мне стрелку перевести, мне надо. Тут трамвай сейчас пройдёт. Ну, давай. Помоги. Эх!
     Пара переглянулась, но пошла быстро дальше. Через полгода они поженились. Тихо спокойно прошли годы. Пара забыла об этом мужике. Шумно отыграла свадьбу. А лет через пять уже с дочерью Дианой они шли через мост в то самое время. Явился вновь пьяный мужик и всё тем же голосом говорил о стрелке:
     — Эй, помогите мне стрелку перевести, мне надо. Тут трамвай сейчас пройдёт. Ну, давай. Помоги. Эх!
     Уже замазали давно сектантские символы. Бабулька отчего-то знакомая стояла только рядом и всё смотрела:
     — Здесь же стрелка была. Вот тут.
     Молодая семья остановилась. А бабулька продолжала:
     — Здесь стрелка была, вот прямо вон туда обратно на промзону она шла. Я же видела, что пять лет назад она была.
     — Ага, — молодой парень Иван посмеялся вдоволь: — И тоннель прям до промзоны.
     — Да-да.
     — Вы из какой деревни.
     — Тантовичи.
     — Не знаю такой деревни, — ответила Марья, — в округе нет такой деревни. Вы из какой местности.
     — Бьюсь о заклад, что во всём районе нет такой деревни.
     — А страна, хоть какая?
     Старушка назвала какую-то страну, явно не Беларусь и не БССР, а что-то на «Ф» начинается, Фантория, кажется. Странная старушка. Тут хочешь — не хочешь, а поверишь в какую-то мистику. А может она просто с ума сошла. Вот только через пять лет, когда пара с дочкой дошла уже до следующей остановки, а старушка осталась под мостом, он и она додумались, что кто-то в то время, пять лет назад, залез в трамвай, когда он ехал по тоннелю. И сейчас та старушка ищет путь домой. Так значит версия о галлюцинаторном коллективном состоянии, которая была доминирующей все эти пять лет, не является верной. Минуточку, но ведь выброс на химзаводе пять лет назад всё-таки был, но не значительный.
     — Ай, что из-за каких-то сумасшедших нервы себе портить, — махнул рукой Иван.
     — А ты знаешь, — смеялась Марья, — что эта старушка пять лет стрелку там ищет чуть ли не каждый день.
     — И всё в это же время.
     — Да, вот больная какая, пять лет в это же время. И судиться даже пыталась с городом, что стрелку замаскировали магическим способом.
     — А ты откуда знаешь?
     — Да у меня там подруга в суде работает секретарём.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) Н.Зика "Портал на тот свет"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Требуется невеста, или Охота на Светлую - 2"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) A.Влад "Идеальный хищник "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"