Иванин Денис Анреевич: другие произведения.

Большой переполох в маленьком мире

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 3.40*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кроссовер ГП и "Хранителя мечей" Перумова. Присутствуют ООС, рояли и все такое. Обоснуй по мере сил присутствовать будет, так же имеются жестокие сцены, так что не говорите, что вас не предупреждали.

  Название: Большой переполох в маленьком мире
  Автор: Balamut
  Бета: Ksenya_S
  Рейтинг:R/ NC-17
  Пейринг: ГП/Аэсоннэ; Кэр Лаэда/Рысь - 1.
  Жанр: Кроссовер/Adventure
  Предупреждения: AU, ООС.
  Размер: Макси
  Статус: В процессе
  События:Сильный Гарри. Нестандартный Пейринг. Не в Хогвартсе. Между мирами.
  Саммари: Мирам Упорядоченного грозит опасность. Гарри спешит на помощь Хранителю Мечей.
   Пролог.
  Такой вот экстремальный молодёжный спорт
  Из-под осколков еле виден мой силуэт.
  Я оставляю за собой ярко-красный свет
  И ставлю новый недосягаемый рекорд.
  Мои болельщики следят за алой полосой,
  В бассейне бликами причудливо играет свет.
  Порою, кажется, что уже надежды нет,
  Но я выныриваю снова всем назло живой.
  Noize MC - Бассейн
  
  - Авада Кедавра!
  Гарри смотрел, как зеленый луч, вылетев из палочки Волдеморта, словно в замедленной сьемке, медленно несется к нему. Перед глазами пронеслись последние дни его жизни. Лица Рона, Гермионы, Люпина, семьи Уизли, ставшей ему почти родной...
  - 'Вот и все' - подумал Гарри - 'Вперед, к новому Большому Приключению'.
  Заклинание, будто вырвавшись из трясины, ускорило свои бег и оборвало жизнь Мальчика - Который - Выжил.
  ***
  Гарри не знал, как долго он падал в непроглядной темноте. Может, час, а может, пять минут. Когда тебя, как на карусели, кидает из стороны в сторону, время течет иначе. Ему уже казалось, что это падение никогда не закончится, как вдруг налетел ветер, который с неожиданной силой, словно смерч, перевернул его ногами вниз и опустил на пол...или что-что, что должно им служить. Он стоял на ногах, ощущал под ними твердую поверхность - но не видел ее. Все скрывал легкий серебристый туман, который будто растекся по земле.
  - 'Такое ощущение, словно стоишь на невидимом мосту. Интересно, где я?' - подумал Гарри с любопытством.
  - Это Межреальность, место, где расходятся границы миров Упорядоченного, - прозвучал спокойный, уверенный голос.
  Гарри обернулся и едва сдержал крик. Он не верил своим глазам! Перед ним стояли два таких знакомых ему человека. Один был почти точной копией Сириуса Блэка, крестного отца Гарри, но его выдавали глаза.. Если у самого Поттера они были изумрудно - зеленого цвета, а у его крестного - голубого, то его двойник был обладателем словно пылающих силой синих глаз и смотрел на Поттера немигающим взглядом хищной птицы. Его спутник был похож на профессора Дамблдора, каким Гарри его помнил. Но и у него обнаружились те же отличия: вместо загадочно поблескивающих, за очками - половинками голубых льдинок, глаза его имели не один зрачок, а четыре, расположенных вертикально в форме ромба.
   - Кто вы такие? - в замешательстве спросил Гарри. Двойники не показывали никакой агрессии, стало быть, драться, пока не придется.
  - Меня зовут Орлангур, - произнес 'Дамблдор', - а это мой брат - Демогоргон.
   - Мы просим прощения за то, что приняли облик тех, кого ты любил, но мы выглядим так, как люди нас представляют. Самая глубокая боль твоей души - это мое лицо. Твой самый большой вопрос, который ты так и не задал, - лицо моего брата, - ответил тот, кого звали Демогоргоном. - Во многих мирах нас зовут по-разному. Одни знают нас как Великих Братьев - Золотого Дракона и Великого Орла, другим мы известны как два столпа Третьей Силы: Дух Познания, - он указал на своего брата. - И Соборный Дух Сферы Миров, - Демогоргон с улыбкой отвесил небольшой поклон.
   - Как понять, 'Третьей Силы?', - полюбопытствовал Поттер. - И почему я здесь? Я умер?
  - Отвечая на твой вопрос: да, ты умер. И в тоже время - нет, - произнес Орлангур. - Твоя душа была 'выбита' из тела заклинанием, вместе с частицей того, кого ты зовешь Волдемортом. Но связь куска хоркрукса с его хозяином не дает тебе умереть окончательно. Ты можешь вернуться назад, если хочешь. Третьей Силой нас называют потому, что мы не представляем ни одну из сторон в Упорядоченном. Мы не Свет, и не Тьма, и не смешение их. Мы следим за Равновесием в разных мирах и не даем ему покачнуться слишком сильно. Творец, создав миры, заключил их в сферу, которая ограничена по своему размеру и насчитывает множество миров, в том числе и твой. При этом, у каждого мира есть свое уникальное отличие от остальных. Твой мир, например, закрыт и отделен от остального Упорядоченного мощным барьером. Магия, которая течет свободно по всем (или почти всем) мирам, в твоем мире закольцована и не питается извне. Поэтому ваша магия уникальна. Магическое ядро, которое есть у каждого чародея твоего мира, не присутствует более нигде в мирах Сферы. Потому волшебники вашего мира не получают 'откат' - плату за использование магии, так как черпают ее в себе самих. Что же касается твоего последнего вопроса...
   - Нам нужна твоя помощь! - голос взял Демогоргон. - В одном из миров Равновесие покачнулось настолько, что не только тот мир, но и множество других будет уничтожено - они просто исчезнут!
  
   - Удар по Равновесию будет так силен, что заденет даже твой мир...хотя он и закрыт мощным барьером, но и это не убережет от катаклизмов: землетрясения, наводнения, ураганы, голод, опустошительные войны по всей Земле, - голос Орлангура словно погрузил Гарри в транс. Он видел разрушенные города, плачущих женщин и детей, что остались сиротами у трупов своих родителей. Марево над Лондоном, погрузившийся под воду Нью-Йорк, уничтоженный землетрясениями Токио, ураган в центре Москвы....Повсюду был хаос и разрушение. - Если ты вернешься назад, у тебя будет несколько лет мирной жизни. А потом наступит конец твоего мира, - видения прекратились так же быстро, как и начались.
   - Сами мы не можем вмешаться, так как Закон Равновесия, который действует во всем Упорядоченном, запрещает нам действовать напрямую, а иногда мы вообще не в силах предотвратить тот или иной катаклизм. Но сейчас нам можно попросить помощь у тебя: само Упорядоченное выбрало тебя для этой миссии. Ты уникален. Если ты заметил, тебе постоянно везло в противостоянии с заведомо более сильными противниками. Это от того, что Закон Равновесия на тебя не действует. Ты перенес множество испытаний, заплатил огромную цену, и поэтому можешь выйти живым даже там, где другой не выживет.
   - Если ты согласишься помочь нам, то у тебя будет шанс спасти не только свой мир, но и множество других. Не говоря уже о том, что есть возможность найти того, кто будет тебе дорог - Демогоргон подмигнул Гарри с ухмылкой.
   - Я согласен! Что мне делать? - ответил Гарри, даже не задумываясь.
  Братья с улыбками переглянулись. Демогоргон сделал рукой приглашающий жест, давая право своему спутнику ответить первым.
  - Для начала следует кое - что тебе объяснить - начал Орлангур.
   - Во-первых, как ты уже знаешь, ты не умер окончательно. Мы вернем тебя назад, поскольку тебе нужно подготовиться к путешествию в этот новый мир - он называется Эвиал. Сейчас ты не готов идти в это место. Тебе нужна будет твоя истинная палочка. Та самая, которой сейчас пользуется Волдеморт. Дело в том, что один из слуг моего брата, спустившись в твой мир, встретил на берегу реки твоего далекого предка и двух его спутников. Они прошли испытания на ум, силу и храбрость и в награду получили от него три подарка. Старшую Палочку, Мантию Невидимку и Воскрешающий Камень. Мантия досталась тебе от отца и она твоя по праву. Но и два других дара тоже принадлежат тебе, поскольку ты последний истинный наследник семьи Певерелл. Дары же были предназначены для самих братьев и их потомков. После смерти Альбуса Дамблдора ты унаследовал его палочку, и теперь она слушается только тебя. Волдеморт этого еще не знает, но совершив (пусть и не до конца) твое убийство, он подписал себе приговор. Следующее же заклинание, которое он произнесет, станет для него последним. Палочка помнит от чьей руки погиб ее хозяин и мстит за него.
  Гарри, представив себе Волдеморта без головы не, смог сдержать смешок. 'Надо будет посмотреть в Омуте Памяти этот радостный момент. Бедняга Волди не знает, что его ждет'.
  Гарри, при мысли о том, что Волдеморту осталось недолго радовать всех своей змеиной физиономией, испытывал мрачное удовлетворение. 'Хотя...у Красноглазого же есть еще один хоркрукс', - с тревогой вспомнил Поттер.
  - Насчет хоркрукса не беспокойся, мальчик по имени Невилл разрушит его, - Орлангур словно прочитал мысли Гарри.
  Тут в разговор вступил Демогоргон:
   - Как ты знаешь, Воскрешающий Камень позволяет его обладателю призвать призрака того, кого он пожелает. Он открывает кратковременные врата в мои Чертоги, где находятся души всех умерших. Но у Камня есть еще одно свойство. Он, если провести над ним несложный ритуал, позволяет его носителю путешествовать между мирами и продлевает жизнь. Все, что тебе нужно - пролить над камнем свою кровь и сказать 'Принимаю наследие своей семьи по Крови и Магии'. Лучше будет, если этот ритуал ты проведешь, держа при себе все три дара. Мантия, кстати, как и палочка, после ритуала всегда вернутся к тебе в случае пропажи. Но перед возвращением назад тебе нужно избавиться от осколка души Тома Риддла. Мы с братом передадим тебе знания, содержащиеся в хоркруксе. Твой бывший директор, хоть и был великим волшебником и по меркам твоего мира составил неплохой план, совершал ошибки. Он ничему тебя не обучал. Должен сказать, что сам Дамблдор очень сильно раскаивался в том, что обрек тебя на смерть, он давно пытался узнать, как уничтожить хоркрукс, не повредив тебе, но ничего найти не смог. Он надеялся, что после его смерти ты его простишь. Хотя твои родители очень на него сердятся. Особенно мать. Таких ругательств в моих чертогах не слышали очень давно, - Демогоргон улыбнулся.
  
  Гарри, узнав, что Дамблдор получил нагоняй от его матери, не смог сдержать улыбки. Сам он не знал, как относиться к директору....С одной стороны он злился за то, что от него многое скрывали, фактически растив его на убой. С другой стороны, он сам не знал, как бы воспринял новости, расскажи ему Директор все с самого начала.
  
   - Когда ты вернешься назад, притворись мертвым, - подал голос Дух Познания. - Дождись, пока Невилл уничтожит змею, и появись перед Риддлом. Вреда он тебе не причинит. Старшая палочка убьет его. После этого тебе понадобиться найти Камень и забрать палочку. Кстати, да будет тебе известно, что Меч Гриффиндора тоже может стать твоим. Тот гоблин, нарушив с тобой договор, тем самым бросил тень бесчестья на их расу. Можешь сказать им, что забираешь меч, как выкуп за предательство. Никто не осмелиться возразить тебе. Меч понадобиться тебе в Эвиале. Там слишком много сильных бойцов, чтобы разбрасываться таким артефактом. Напоследок, после того, как приведешь свои земные дела в порядок, ты должен придти в Отдел Тайн, в комнату смерти. Мы с Братом превратили арку в портал до Эвиала. Там ты должен помочь человеку по имени Кэр Лаэда, или, как он себя называет, Фессу. Его усилий для спасения Эвиала недостаточно. Вмешательство множества различных Сил и магов сбило Равновесие. Фесс охраняет два могущественных артефакта, которые он вынес из мира под названием Мельин. Две расы: гномы и младшие эльфы - дану издавна ненавидели друг друга. И вся ярость этих народов была заключена в два артефакта: Алмазный и Деревянный Мечи. Мощь, заключенная в Мечах, была такова, что, сойдись они на поле брани, их ненависть и магия легко уничтожили бы мир. Когда Мечи пробудились и уже готовы были встретиться, молодой маг и шпион организации под названием Серая Лига понял, что миру грозит гибель, если ничего не предпринять. Он сумел выкрасть Мечи и ценой своей жизни выбросил их за пределы Мельина. Но некоторые могущественные силы решили использовать силу этих артефактов в своих интересах. Они воскресили Фесса и отправили его в закрытый мир под названием Эвиал. Фесс, понимая, что является игрушкой могущественных Сил, спрятал Мечи и стер себе воспоминания о них. Лишившись большей части памяти, он поступил в Академию Волшебства на факультет некромантии. Досрочно закончив Академию, он начал странствовать по миру, решив заняться тем, чему и был обучен: 'упокоевать' кладбища. Но те, кто забросил Фесса в Эвиал, не оставили его в покое. За ним началась охота. Твоя задача помочь ему защитить Мечи. Иди, настало время тебе вернуться. Мы с Братом будем следить за тобой.
  
  С этими словами два столпа Третьей Силы положили руки Поттеру на плечи, смотря ему в глаза. А потом сознание Гарри накрыла тьма.
  
  Глава 1
  Я пророчить не берусь
  Но точно знаю, что вернусь
  Пусть даже через сто веков
  В страну не дураков, а гениев
  И, поверженный в бою
  Я воскресну и спою
  На первом дне рождения
  Страны, вернувшейся с войны
  Игорь Тальков 'Я вернусь'
  
   Гарри лежал на холодной земле, время казалось, остановилось для него. Не было ни звуков, ни запахов. Кругом был липкий белый туман. Гарри поднялся, осматриваясь по сторонам, внезапно туман пришел в движение, словно подгоняемый струей ветра и разошелся в стороны. Гарри увидел, впереди какое то здание смутно знакомое издалека, подойдя ближе, он узнал его. Это был дом его семьи в Годриковой лощине. Правда, выглядел он как новый, крыльцо украшали заросли плюща, в саду росли разнообразные цветы, был небольшой фонтанчик, в котором плавали рыбки. Гарри прошел небольшой сад и подошел к двери в дом. Сделав глубокий вдох, он открыл дверь и зашел внутрь.
  Внутри было чисто и уютно. Повсюду были фотографии. Гарри с родителями. Одна фотография понравилась Гарри больше всего: на ней его отец катал маленького сына на игрушечной метле, а мама, смеясь, подбадривала его. Улыбнувшись трогательности момента, Гарри поставил фотографию на полку. Он решил подняться в свою бывшую комнату, в которой он лишился, матери и получил свой шрам. Поднявшись по лестнице Гарри, открыл дверь и обомлел: облокотившись на подоконник, прямо на него смотрел Волдеморт.
   Гарри машинально потянулся за палочкой, как вспомнил, что при нем ее нет. Он начал осматривать комнату в поисках оружия, решив, что просто так свою жизнь не отдаст. К его удивлению Волдеморт не спешил нападать, а просто стоял и смотрел на него с любопытством.
   - Ты очень интересный человек Гарри Поттер - произнес он неожиданно нормальным голосом, а не шипящими звуками, которые издавал обычно. - Гордый, благородный, умный, когда хочешь, и не менее хитрый..... Да ты и вправду похож на меня. Мой двойник сильно тебя недооценивал. Ты задашься вопросом, почему я не собираюсь тебя убивать? Все очень просто - мы находимся в твоем сознании и я хоркрукс. Должен сказать, наблюдая твою жизнь, видя, какие испытания ты проходишь, я, ты в это не поверишь - стал уважать тебя! Ты остался верен своим идеалам, не сломившись под тяжестью обстоятельств, ты вытерпел лишения, унижения, славу, страх, ты перенес страдания и боль, ты познал радость победы и горечь поражения, ты узнал, что значит быть лояльным и почувствовал на себе тяжесть предательства. Ты изменился. Ты пришел за знанием, которое поможет тебе, в твоей миссии, настало время отдать его тебе. Но помни, твой характер уже не будет по-прежнему доверчивым, я так же повлияю на тебя, как и ты повлиял на меня. Некоторые знания, которые я храню - не для слабых духом. Пользуйся ими с умом.
   С этими словами Том положил руку на лоб Гарри и, закрыв глаза начал на распев читать, заклинание. Гарри скрутило от боли, он закричал, срывая голос; его словно разрывало на части, одновременно пропуская ток по всему телу. Но то были еще цветочки: основной удар пришелся на голову. Его череп будто плавился, а в шрам, как по маслу, вошел нож; с каждым мгновением затаскиваясь все глубже, словно кто-то пытался засунуть его по самую рукоять. От этого мозг будто взрывался, растекаясь раскаленным свинцом внутри черепа. Он начал видеть обрывки мыслей воспоминаний, чувств его память стала наполняться неизвестными ему фактами, деталями. От напряжения кровь пошла носом. Боль прекратилась, так же внезапно, как и началась, Гарри открыл глаза. Волдеморт стоял, склонившись над ним его, трясло, по всему телу виднелись ожоги. Он тяжело дышал, словно после долгого бего. Покачнувшись, хоркрукс завалился на бок и упал. Гарри, с трудом поднявшись, подошел к лежащему. Том взял руку Гарри в свою.
   - Ты знаешь, что надо делать - прошептал он - я прошу у тебя прощения, за все, то, что тебе причинил. Прости меня!
   - Я тебя прощаю!
  Хоркрукс начал осыпаться, словно песок под водой.
   - Покажи им там всем, что такое настоящий Маг! - Прошептал он и рассыпался окончательно. Внезапный порыв ветра, закружил песчинки и, набрав скорость, разрушил комнату, Гарри почувствовал, как его поднимает вверх, закружило, словно в центрифуге и тут его снова накрыла тьма.
  ***
   Гарри лежал на каменном полу, все его тело болело, словно его кто - то избил, особенно саднило место в груди, куда попала Авада .
   - 'Просыпаться на полу, тянет все чаще, никак к земле привыкать пора' - мрачно пошутил он про себя. Гарри осторожно приоткрыл глаза. Он находился в Большом зале. Рядом с ним рыдая, стоял Хагрид а недалеко от него держа в руках Старшую палочку, стоял Волдеморт, перед которым два Пожирателя Смерти держали за руки какого то мальчика, Гарри с удивлением узнал в нем Невила, а у него на голове надета Распределяющая шляпа. Волдеморт, вещал на весь Большой зал своим шипящим контральто.
  - В школе Хогвартс больше не будет распределения, - объявил Волдеморт. - Факультеты отменяются. Эмблема, герб и цвета моего благородного предка, Салазара Слизерина, отныне обязательны для всех, понятно, Невилл Лонгботтом? Если кто - то считает, что Распределяющая шляпа может решать, кому быть слизеринцем а кому - нет...то сейчас я сожгу ее прямо на голове этого мальчишки.
   Гарри решил, что настало время действовать, Хагрид стоял к нему боком, и за рыданиями не заметил как Гарри, достав Мантию невидимку, исчез из поля зрения. Тут Невилл пошатнулся, одной рукой схватился за шляпу, вырвавшись из рук Пожирателей; резким движением он сорвал ее с себя, мгновение - и голова Нагайны летит по воздуху. А в руке Невилла - меч, с которого капала кровь. на лице мальчика был шок, переходящий в восхищение, эмоции словно боролись в нем, а он не знал, какой из них скорее дать волю.
  - 'Красиво летит' - подумал Гарри - 'Теперь и повеселимся!'
  Внезапно два стоящих рядом с Невиллом Пожирателя схватились за горло, словно их кто - то подвесил, за удавку и улетели к потолку. Все с удивлением посмотрели на дергающихся, словно на виселице Кэрроу, которые, уже перестав хрипеть только изредка судорожно двигали ногами. Внезапно в центре Большого Зала раздался хлопок, словно от петарды, и появилась окутанная дымом фигура, дым рассеялся и все с удивлением увидели 'мертвого' Гарри Поттера.
  Гарри сделав небольшой поклон. И с ухмылкой повернулся к Волдеморту. - Привет лысый! Скучал по мне? - Гарри помахал рукой впавшему в ступор Волдеморту.
  Все остальные не далеко ушли от него. Макгонагалл смотрела на него во все глаза, словно увидела воочию второе пришествие Спасителя. Спраут принялась щипать себя за руки, видно пытаясь убедиться, что это все не сон, Рон от изумления открыл рот. Тишину, нарушил голос Гермионы.
  - Гарри? Это ты?
  Гарри не смог сдержать ухмылки: Гермиона как всегда любопытна!
   - Да, это я! Неужели ты думаешь, что этот лузер - Гарри указал на Волдеморта - может меня убить? Этому начинающему Чикатило еще работать и работать, до звания 'Победитель младенцев'.
   Гарри посмотрел на Волдеморта, и увидев как у того от гнева раздулись его змеиные щелки, которые у нормальных людей зовутся ноздрями, решил взбесить его окончательно.
   - Ну что, жертва аборта, сразишься со мной как мужчина, или твое хлипкое змеиное тело только и может, что Нагайну ласкать? Ой! Прости! Она, кажется, немножечко мертва - Гарри сделал скорбное лицо - Так и не дождался, дядя Вольдемар своих деток!
  Волдеморта затрясло от гнева: Как смеет этот щенок оскорблять его?!
   - Да ты не волнуйся - продолжал издеваться Гарри, - мы тебя в зоопарке поселим, в террариуме, будет там у тебя целый гарем! Заодно неплохой капитал срубим, с твоей змеиной мордой только там и работать. Чур, 25 процентов от прибыли мои!
   Волдеморт в бешенстве оттолкнул стоящих у него на пути пожирателей и наставил на Гарри Старшую палочку.
   - Ты будешь умолять меня о смерти! Я буду пытать тебя до тех пор, пока ты ничего соображать не сможешь от боли, замучаю и убью всех кто тебе дорог, ты пожалеешь, что дерзил мне мальчишка!
   - Круцио!
  Неожиданно для всех палочка Лорда, завибрировав, выплеснула вверх столб зеленого огня, он кружился над головой Волдеморта и внезапно обрушился на него. Раздался нечеловеческий, холодящий душу крик. На глазах у всех тело Лорда стало обгорать. Сначала исчезла плоть, пока не остались кости, затем и они стали превращаться в пепел, и под конец порывом ветра пепел развеяло.
   - Ты думал, что Снэйп был истинным хозяином палочки. Ты заблуждался. Им после смерти Директора, стал я. А палочка отомстила тебе за мою смерть.
   Гарри заклинанием призвав Старшую Палочку, почувствовал могучую силу, которая скрывалась в ней. Она казалось, упрашивала: Давай покажи, на что ты способен!
  Взмахом руки он наколдовал гигантскою сеть и вторым взмахом направил эту сеть на стоящих рядом Пожирателей. Человек двадцать из рядов Красноглазого спеленало словно младенцев. Вскинувшую было, палочку Беллатрикс Лестрендж размазало по стенке 'Молотом Тора' заклинанием, которое Лорд придумал, странствуя по Скандинавии. Оно создавало эффект гигантского молота, в зависимости от желания могло применяться как сверху так и с боков и даже снизу. Прыгнувшего на него Грэйбэка окатило струёй кислоты. Гарри сделал взмах влево и вверх - братья Лестрейндж стали гораздо симпатичней без рук. Поворот, уклон вправо.
  - Еxcoriare!
  Нападавший на Гермиону Долохов остался без кожи.
  Сразу четыре Пожирателя, в которых Гарри узнал Руквуда, Макнейра, Эйвери и Нотта напали на него, Руквуд вскинув свою палочку, пустил в него 'Ледяное копье'. Макнейр не смог придумать ничего лучше, чем Костеломное и Секо. Эйвери решил бить наверняка и пустил Аваду. Нотт, видимо решил довершить начатое Лордом и послал в него Круциатус. Время снова замедлило свой бег......
  Гермиона Грейнджер в этот вечер пережила столько всего, что иному хватило бы на весь год: нападение пожирателей, краткосрочная битва, гибель Снейпа, исчезновение и гибель ее лучшего друга, Волдеморт входящий в большой зал с телом Поттера на руках и под конец чудесное воскрешение Гарри. Казалось бы, на этом можно и остановиться, но судьба видно решила хорошенько встряхнуть нервные клетки Всезнайки Гриффиндора.
  Сначала мучительная и нелепая смерть Волдеморта от собственной палочки, которая как оказалось, ему и не принадлежала. Потом началось нечто невообразимое. Гарри стал использовать заклинания такой мощи, что волосы на голове дыбом становились, не говоря уже о том, что многие заклинания она вообще видела впервые.
  Беллатрикс Лестрендж, эта чокнутая психопатка, попала под действие какого - то невидимого молота: её кинуло на стену и расплющило ударом такой мощи, что в стене зазияла огромная дыра, с капающей кровью и остатками мяса и костей бывшей правой руки Лорда.
  Прыгнувшего на Гарри Фенрира Грейбека, очень опасного оборотня, который даже в человеческом виде внушал отвращение и страх и выглядел, словно дикое животное, будто из шланга окатило струей кислоты. Перед Гарри приземлился дымящийся скелет.
  
  Братья Лестрендж лишились рук по локоть, и отчаянно вопя, разбрызгивая кровь фонтаном на два метра, катались по земле.
  
  Причина ее кошмаров после Отдела Тайн - Долохов, попытавшись сотворить какое - то заклинание, заживо лишился кожи, так и не успев ничего сделать.
  
  Тут на Поттера кинулись сразу четыре Пожирателя. Один пустив в ход Костеломное и Секо, ушел вправо, Гермиона узнала в нем Макнейра. Второй сотворив что - то по виду напоминающее двухметровый кусок льда, ушел влево, а третий, кинув в Поттера Аваду, остался на месте. Последний бросил в Гарри Круциатус, при этом поставив перед собой какой-то щит. Гарри направив палочку вниз подлетел вверх метров на пять, пропустил под собой лучи заклинаний и в полете наколдовав нечто похожее на огненное лассо, схватил того пожирателя, что пустил Аваду. Попытка упиванца поставить щит закончилась неудачно. Щит не выдержал мощи заклинания и Пожирателя - 'Эйвери!' - узнала Гермиона, охватило пламя. Раздался крик боли, запахло паленым. Поттер швырнул горящее тело в стену. Раздался хруст костей, и дымящаяся масса плоти замолчала навсегда. В это время Поттер, приземлившись, послал в Макнейра сразу три заклинания, каким - то образом уместив их в одно слитное движение. Сперва Макнейра окатило водой, затем он покрылся толстым слоем льда и под конец мощным ударом ледяную скульптуру разбило на мелкие кусочки. Следующего противника Поттер, прошептав какое - то заклинание, насадил на вылезшие из камня железные шипы. Прошедшие сквозь тело, они сделали человека похожим на театральную куклу. Последний соперник, сняв щит, стал перемещаться с места на место, постоянно осыпая Гарри заклятьями. Мальчик - Который - Не - Умер, увернувшись от летящих в него заклятий, сделал палочкой уходящую в землю спираль и что - то крикнул на незнакомом языке. Сзади Пожирателя появился сгусток темноты, словно материализовавшаяся в воздухе 'клякса' и вылетевшие от туда цепи с крючьями, пробив несчастному руки и ноги, затащили внутрь. Раздался хлопок, словно от аппарации и 'клякса' исчезла.
  
  'Наконец то!' - Увидев, как Руквуд, пронзенный штырями свисает, словно марионетка, Гарри испытал чувство глубокого удовлетворения - 'Этот патлатый давно мне не нравился, еще с Отдела Тайн, было похоже, что он гомик - смотрел на меня как на кусок мяса, который хочется побыстрей трахнуть!'
  
  С Ноттом пришлось трудней всего: 'Цепи тьмы' - древне иудейское заклинание, которое позволяло открыть врата в Ад и взять жертву - отняло много сил. Это было заклинание Высшей Магии по сложности, превышавшее тот же Патронус и требовавшее от создателя огромной силы и полной концентрации, ибо можно было по неосторожности попасть в Ад самому. Оставшиеся пожиратели (их было около тридцати человек) увидев, как Избранный играючи расправился с самыми опасными членами Внутреннего круга, и понимая, что шансы на победу стремительно тают, стали медленно двигаться к выходу.
  
  Тут Гарри почувствовал, как дрожит пол, словно по нему бежало стадо слонов. Раздался мощный рык.
  
  - ХАГГЕР!!!
  
  'Гроуп!' - подумал Гарри - 'Дави этих уродов!' Великан, словно услышав мысли Гарри, принялся крушить все направо и налево! Ему на помощь спешили кентавры, проскочив в образовавшуюся брешь в воротах, стали осыпать пожирателей и великанов - противников градом стрел. Видя, что Пожиратели дрогнули, Гарри решил применить одно из заклинаний, которыми Лорд по праву гордился.
   - Lapideus golem!
  Из каменного пола со скрежетом стали вылезать человекоподобные фигуры, примерно трёх - четырехметрового роста, и с низким рычанием набросились на великанов и пожирателей. Некоторым особенно медлительным пожирателям (кажется, это были Крэбб и Гойл старшие) размозжило головы. Голлемов было около десятка, но и этого оказалось достаточно, для того, чтобы пожиратели кинулись бежать из замка преследуемые Каменными Големами, Гроупом, и кентаврами, с присоединившимися членами Отряда Дамблдора и Ордена Феникса.
   До границы антиаппарационного барьера не добежал никто из врагов. Большинство было убито, некоторые, кто был достаточно умен и прекратил сопротивление были взяты в плен.
  Гарри устало протер глаза. Сегодняшние события изрядно его вымотали. Да и применение такого количества Высшей Магии не прошло бесследно, он не привык еще к такому расходу магических сил. - 'Надо бы поскорей найти Камень и провести, этот чертов ритуал!' - подумал Гарри устало. В этот момент он почувствовал, как на него налетела густоволосая ракета и, сжав его мертвой хваткой, обняла, при этом рыдая и всхлипывая.
   - Гарри! Ты живой, хвала Мерлину, я уже думала, что никогда тебя не увижу! Когда Хагрид принес тебя на руках, я думала, что это какой - то сон, что ты живой. Но ты лежал, не двигаясь, и такой бледный.... Волдеморт был очень доволен, я поверила, что ты умер..... Никогда больше так не делай! - с этими словами Гермиона толкнула его кулаками в грудь. - Кстати откуда ты знаешь столько заклинаний, которые я даже ни разу не видела? И где ты так научился использовать их? Ты не отвертишься, Гарри Джеймс Поттер! И расскажешь мне все!
  Гарри издал короткий смешок.
   - Гермиона, потише, у меня в ушах звенит. И давай поговорим не здесь. Мне надо кое - что сделать. - Гарри достав Мантию, накрыл их с Гермионой и повел ее к выходу из зала. Они миновали снующих туда-сюда, словно муравьи учеников, преподавателей и стоящих у дверей Каменных Голлемов и вошли в Запретный лес. Пройдя к тому месту, где Гарри говорил с призраками своих родителей, Поттер достал Старшую палочку.
   - Акцио Воскрешающий камень!
  Поймав на лету Камень, Гарри снял свои старые разбитые часы и превратил их в перстень. Вставив в перстень камень, Гарри заклинанием, запечатал его, чтобы он не выпадал. Затем наколдовал небольшой серебристый нож и положив перстень, палочку и мантию, полоснул по руке ножом. На камень закапала кровь.
   - Принимаю наследие своей семьи по Крови и Магии!
  Гарри почувствовал вспышку волшебства, которая казалось, прошла от корней волос по всему телу, до кончиков пальцев. Он излечил порез и одев перстень на средний палец правой руки, услышал в голове хор голосов.
   - Приветствуем тебя Наследник!
  Тут его правое плечо начало зудеть, словно в него воткнули раскаленные иголки, но боль сразу же прекратилась. Гарри закатал рукав рубашки и увидел на плече татуировку в форме знака Даров Смерти: треугольника, вертикальной черты, делящей треугольник посередине и вписаного в треугольник круга. Гарри улыбнулся: Повелитель Смерти вышел на тропу войны!
  
   Еxcoriare - Содрать кожу
   Lapideus golem - Каменые големы
  
  Глава 2
  Draco dormiens nunquam titillandus! (Не будите спящего дракона!)
  Народная мудрость
  
  Для Люциуса Малфоя этот год стал настоящим кошмаром. Выход из тюрьмы, обошелся ему в кругленькую сумму - пять тысяч галеонов. Раньше Люциус не переживал бы из - за таких трат. Но после того, как щенок Поттер со своими дружками помешали его планам и ему пришлось посетить 'курорт' под названием Азкабан, министерство заблокировало через гоблинов большую часть его состояния. Оставшаяся сумма в двадцать тысяч галеонов очень не маленькая для рядового волшебника, для привыкшего к роскошной жизни аристократа была недостаточной. И Люциусу пришлось задуматься о более бережном отношении к деньгам. Жене и сыну пришлось объяснить, что род Малфоев переживает не самые лучшие времена и бережливость в тратах - необходимая мера.
  Тот факт, что поместье Малфоев выбрал своей резиденцией Темный Лорд - тоже не нес никаких радостных перспектив. Его семью ожидал целый год унижений, насмешек и постоянного нервного напряжения из-за пристального внимания Лорда и его слуг. Особенно не упускала шанса унизить Люциуса, сестра его жены - Беллатриса. Она не переставала упоминать, что провал в Отделе тайн - целиком и полностью вина Люциуса, если бы не его вмешательство, то пророчество и сам мальчишка Поттер уже были бы у Лорда.
  Поттер, Поттер - везде этот Поттер! Люциус раздраженно пнул под ногой камешек. С начала штурма Хогвартса он, и его семья скрылись в Запретном лесу. После нелепой гибели своего господина некоторые пожиратели решили сбежать из замка, многих успели поймать, но Малфой не зря умел изворачиваться в любых ситуациях, и ему с семьей удалось скрыться. Люциус решил подождать, когда суматоха уляжется и потом, покинув территорию замка добраться до своего поместья. Там можно было собрать то ценное, что осталось и покинуть Англию. На континенте в эти дни было намного спокойней.
  Внезапно, Люциус увидел две фигуры, идущие из замка в лес, он с удивлением узнал в парочке Поттера и грязнокровку Грейнджер.
   - 'Какой приятный сюрприз!' Кажется, голубки решили уединиться, это сама судьба - наконец я смогу отплатить шрамоголовому сопляку за все унижения!' - со злым ликованием подумал Малфой
  Люциус дал знак сыну следовать за ним, предварительно наложив на него и себя бесшумное заклятье, дабы не спугнуть гриффиндорцев. Люциус увидел впереди небольшую поляну, на которой и была сладкая парочка. Грейнджер стояла, прислонившись к дереву и смотрела на Поттера, который сидел на земле, скрестив ноги и смотрел на свое предплечье.
   - 'Что он там, Темную метку хочет увидеть?' - недоуменно подумал Люциус - 'Впрочем, не важно, сейчас все и узнаем'.
  Тут род Малфоев в лице отца и сына совершил самую глупую ошибку, за все свое существование - они напали на Гарри Поттера! Уточним - на сильного и безжалостного Гарри Поттера! Бойня, которую гриффиндорец учинил в Большом зале, должна была насторожить Люциуса. Ему следовало понять, что с таким Поттером лучше не враждовать. Но видно Марс в эти дни был особенно ярок. Или у вейл был период спаривания. Или 'слизеринским принцам' выбило все мозги постоянное нытье и подначки Беллы - история не дошла до причин, по которым два лузера решили пополнить список номинантов на премию Дарвина (которую мы скажем по секрету, один и получил, с блеском опередив ближайшего преследователя, в лице бывшего Темного лорда)
  - Alligant hostem!
   - Бомбарда!
   Люциус смотрел, как два луча заклинаний приближаются к парочке. Грязнокровку связало веревкой с головы до ног, она даже пикнуть не успела, но тут произошло нечто невероятное. Луч второго заклинания приближался к Поттеру, как вдруг отразился от непонятно как возникшего щита перед ним и отлетел в сторону.
  Последнее что видел в своей жизни Люциус Малфой - как красный луч заклятья, пущенный его сыном, оторвал ему обе ноги и со всей силы впечатал в дерево. От удара и болевого шока Малфой скончался на месте.
  Драко Малфой был идиотом. И дело не в том, что автору он не нравится (хотя автор этого и не отрицает) но бросать взрывное проклятье в того, кому должен Долг Жизни - настоящий идиотизм. Особенно если сам признаешь, что данный тип спас тебя от горящего ада. И как бы ты не отрицал это, как бы ненавидел очкастую Немезиду - но долг есть долг.
  Драко, с удивлением смотрел, как его проклятие отражается от щита возникшего вокруг Поттера и летит в сторону старшего Малфоя. Взрыв и блондинистый аристократ сломанной безногой куклой врезается в дерево. Слышится неприятный хруст, и тело главы семьи упал на землю.
   - Ну, ты Малфой даешь.... - вырвалось у Гарри.
  Драко, увидев как его отец, с оторванными ногами лежит на земле, только и сумел пробормотать - 'Папа?!' - и упал в обморок.
  Гарри посмотрел на лежащего Малфоя, затем перевел взгляд на мертвого Люциуса, покачал головой, бормоча при этом о глупых слизеринцах и еще более глупых детях этих слизеринцев. Он освободил Гермиону от пут, затем подошел к Драко.
   - Что же мне с тобой делать, беспокойный ты наш? - пробормотал Гарри с сарказмом - С одной стороны ты отмеченный пожиратель, постоянно доставал меня в школе, обзывал Гермиону, привел в школу Пожирателей и вел себя как самовлюбленное дерьмо. С другой стороны на Астрономической башне ты не сумел убить Дамблдора и показал, что не убийца, тебя запугал Волдеморт, и тебе не оставили выбора кроме как привести в школу слуг Красноглазого, вдобавок у тебя передо мной Долг Жизни....
   - Мистер Поттер - услышал Гарри женский голос - Разрешите мне позаботиться о Драко.
  Гари резко повернулся, выставив вперед палочку, но увидев перед собой обладательницу прекрасного голоса, опустил ее вниз.
   - Миссис Малфой, какая приятная встреча! Что вы планируете сделать с Драко?
  Нарцисса грустно посмотрела на труп мужа, при этом Гарри заметил в ее глазах слезы.
  - Мы планировали уехать из Англии, а со смертью Люциуса нас с сыном здесь вообще ничего не держит, - тихим, дрожащим голосом произнесла она,- Люциус сумел сберечь некоторую сумму. Мы продадим поместье Малфоев и переедем во Францию к родственникам Люциуса. Пожалуйста, я умоляю вас, не сдавайте Драко аврорам. Можете взять с него клятву не причинять вреда вам и вашим друзьям, он вам больше не опасен.
  Нарцисса посмотрела на Гарри со слезами на глазах, Гарри спонтанно сумел прочесть ее мысли и понял, что эта женщина говорит правду. Ему нечего бояться Драко, да и со смертью Риддла пожиратели понесли огромные потери, причем дело не только в людских жертвах, с финансовой стороны семьи пожирателей ждет огромный штраф, а кто-то и вовсе может обанкротиться.
  Гарри перевел взгляд на Драко и кивнул.
   - Хорошо, мы так и сделаем - он поднял палочку на Драко.
   - Энервейт!
  Драко со стоном открыл глаза. По началу, он не понял где находиться, но тут, его взгляд упал на стоящего перед ним Поттера и Драко все вспомнил.
   - Отец!
   Драко поднялся с земли и подбежал к мертвому Люциусу. Тот лежал на земле, раскинув руки, на лице застыло удивленное выражение. Драко дрожащей рукой закрыл глаза отцу и перевел взгляд на Гарри, его лицо исказила гримасса ненависти.
   - Это ты виноват Поттер! - Малфой поднял палочку на Гарри. - Авада..
   - Драко стой! - Нарцисса загородила своим телом Гарри - Не забывай, что ты должен ему Долг Жизни! Он не виноват, что твой отец погиб, это был несчастный случай...Драко пожалуйста опусти палочку, давай спокойно выслушаем, что мистер Поттер хочет тебе сказать.
  Драко с недоумением посмотрел на мать, затем нахмурившись, глянул на Гарри, опустил палочку вниз, по прежнему сверля Поттера взглядом.
   - Говори, что хотел, - прошипел он, - и скажи спасибо моей маме, что не стал тебя убивать.
  - Драко, Драко... - ласково пропел Гарри - ты действительно так туп или притворяешься? Ты плохо слышал свою мать? Я не виноват в том, что твой отец так скоропостижно скончался, сказать по секрету это твоя вина - не моя. Тебе не следовало бросаться проклятьями в того, кому ты должен Долг Жизни....ты ведь помнишь Выручай - Комнату, Драко? Помнишь, что я спас твою жалкую жизнь, хотя совсем не обязан был этого делать?
  - На колени! - приказал Гарри тихим голосом.
  Драко вскинулся было, но какая - то невидимая сила словно придавила его за плечи, и он бухнулся на землю.
   - Драко Люциус Малфой! Ты признаешь передо мной Долг Жизни?
   - Признаю!
  - Тогда слушай мой приказ! Ты уедешь с матерью из Англии. Ты не будешь мстить мне и моим друзьям ни прямо, ни косвенно. Если попытаешься нарушить мои указания и кто- то из моих друзей пострадает - ты умрешь, и весь твой род, если он продолжиться лишится магии! И по моей воле, да будет так!
  Волна магии накрыла Драко. На шее у него появилась тонкая цепь, с зубьями и тут же словно растворяясь в коже исчезла. Малфой со страхом глянул на Гарри при этом, трогая рукой то место, где была 'метка' долга.
   - Вы с Драко свободны, можете забрать тело Люциуса и идти куда хотите. - Гарри повернулся к Нарциссе. - Мне жаль, что ваш муж погиб, он был интересным противником.
  Нарцисса посмотрела на Гарри долгим взглядом, кивнув каким- то своим мыслям и слабо улыбнувшись, ответила:
   - Спасибо мистер Поттер, мы с сыном вам благодарны. Люциус хоть и ненавидел вас, но всегда признавал, что вы непростой соперник, которого он недооценивал. Очевидно, эта недооценка его и погубила. - Затем Нарцисса повернулась к младшему Малфою - Пойдем Драко у нас очень много дел.
  И мать с сыном скрылись из глаз гриффиндорцев за деревьями.
  Гарри вздохнул, снял очки, и устало протер глаза, затем повернулся к молчавшей все это время Гермионе, которая не сводила с него заинтересованно-задумчивого взгляда.
  - Ты удивляешь меня все больше и больше Гарри. Умираешь, восстаешь из мертвых, показываешь невиданные боевые навыки и владеешь Дарами Смерти, призываешь Долг Жизни и отпускаешь своих врагов восвояси,...что с тобой случилось? Где тот вспыльчивый и порывистый мальчишка, которого я знала? Ты стал не по годам рассудителен, твоя магическая мощь поражает, ты очень жестоко расправился с Пожирателями, устроил настоящую бойню. Я тебя не виню. Увидев, что эти твари могут делать, я сама была не против проклясть их посильней, но ты... Ты показывал необычную для себя жестокость к врагам. Лестрандж, Руквуд, Долохов, Грейбек - они все погибли не от щекотки,... откуда ты знаешь такие заклинания, Гарри?
  Поттер, нахмурившись, принялся лихорадочно думать, что ему сказать Гермионе. Как она отреагирует на то, что он теперь обладал всеми знаниями покойного Тома Риддла? Посчитает его темным магом? Возненавидит его? Сам Гарри теперь не считал себя светлым волшебником. Хоркрукс в его душе оставил слишком большой след. Том был прав - Гарри теперь не тот, что был раньше, теперь он не боялся убивать, если знал, что это необходимо, а не кидался оглушающими и парализующими проклятьями, не желая пачкать руки в крови.
  А ведь еще предстоит призвать Родовую магию, что было очень опасно. Том на шестом курсе сумел получить доступ к магии Слизеринов и призвал тотем рода, что и послужило его временной потерей разума, появлением первого хоркрукса и убийством Плаксы Миртл.
  Обычный волшебник, получая доступ к Родовой магии, может временно потерять над собой контроль. Его тело начинает подстраиваться под чужую, нечеловеческую, древнюю силу, получая некоторые воспоминания, навыки и знания. Родовой тотем передает магу инстинкты животного, к которому относится род. У Слизеринов это была змея. И именно поэтому Том, утратив большую часть своей души и сделав свою магию нестабильной, стал все больше похож на змею, как внешне, так и по характеру. Те семьи, у кого в роду были свои тотемы - а таковых в настоящий момент в Англии насчитывалось не больше дюжины - редко решались обрести Силу Зверя. Слишком это было опасно. И далеко не всегда глава семьи признавался достойным владеть магией Рода. Чаще всего волшебники полагались только на заклинания, и не могли управлять своим ядром стихийно, как это делают дети до наступления одиннадцатилетия, когда растет их магическое ядро.
  Гарри немного опасался за результат такого ритуала. В случае неудачи он мог сойти с ума и стать психом почище Волдеморта, но у него не было выбора. Ему необходимо было стать как можно сильней, а времени у него было совсем немного - месяц, может быть два. Кроме того, следовало развить его навыки боя как магические, так и с мечом - благо Том три года провел в Японии, обучаясь тодзюцу в школе Араки-рю. Хотя сам Том и не стал мастером в этом искусстве, его навыки владения мечом были довольно неплохи. Хотя у Гарри были планы отправиться в место, где его могут научить владеть Родовой магией и вдобавок обучить его бою на мечах и рукопашной схватке. Вопрос был в том, пустят ли его? Ведь лорду отказали в обучении. Поттер же, имея багаж знаний самого темного мага столетия, имел высокий шанс повторить его судьбу.
  - Гарри, я наверно со стеной разговариваю? - Услышал Поттер голос Гермионы.
  Гарри извиняясь, улыбнулся, взъерошив при этом свои волосы.
  - Прости. Я задумался.
  - Задумался? - ехидно переспросила Гермиона - Ну и о чем же ты думал?
  Гарри перестал улыбаться, осмотрелся по сторонам, взмахом палочки наложил несколько заклятий, удовлетворенно кивнул, увидев, что они работают как надо и повернулся к Гермионе. Приглашающим жестом он предложил девушке присесть и сам сел рядом с ней.
  - Гермиона я должен тебя предупредить, что этот разговор должен остаться между нами. После того, как Лорд убил меня - да, он меня действительно убил, хоть и не до конца, - ответил Гарри на немой вопрос Гермионы. - Он пустил мне Аваду сюда. - Поттер указал, куда попало проклятие. - Когда я умер, то оказался в странном месте, где встретил двух человек с внешностью Сириуса и Дамблдора, они сказали, что представляют собой Третью Силу и нуждаются в моей помощи.
  Гарри подробно рассказал Гермионе о своей беседе с Орлангуром и Демогоргоном, о выборе, который он принял и о своей короткой встрече с хоркруксом с последующей передачей знаний Тома Риддла ему.
  Лицо Гермионы сначала приняло скептическое выражение при упоминании Третьей силы. Затем оно стало тревожным, когда она услышала о грядущем гибели мира и выборе Гарри. В ее глазах промелькнула паника при словах Гарри о встрече с Томом, и наконец, промелькнуло облегчение, когда Гарри рассказал, что теперь знает и помнит то же, что и Волдеморт.
  Гермиона закрыв глаза, протерла виски, встала, принявшись ходить туда - сюда перед Гарри, при этом напряженно кусая губу и что- то обдумывая. Наконец она остановилась и повернулась к Гарри.
  - Я не осуждаю тебя, ты не Волдеморт, так, что перестань даже думать, будто я тебя возненавижу или еще хуже - стану бояться.
  Гарри удивленно посмотрел на Гермиону
  - Что? Ты бы видел свое лицо, когда я спросила тебя про то, как ты узнал такие заклинания, не составило труда понять, что ты подумал.
  Гарри усмехнулся, понимая, что этот раунд остался за девушкой.
  - Гермиона, когда я уйду в Эвиал, присмотри там за домом Блэков и за Критчером. А то старый домовик совсем с ума сойдет от одиночества. - Гарри улыбнулся.
  - Идет, только возвращайся поскорей и обязательно с победой - другого я от тебя не жду! - Гермиона показала Гарри кулак - И только попробуй не вернись, из-под земли достану! - пригрозила гриффиндорка.
  Гарри отдал честь
  -Мэм! есть Мэм!
  - То-то же! - Наигранно строгим голосом ответила 'начальница'.
  Друзья посмотрели друг на друга и, не выдержав, расхохотались. Отсмеявшись, парочка направилась в замок, по пути смеясь и перешучиваясь.
  ***
  Рону Уизли тоже в последнее время пришлось нелегко. Раньше он серьезно считал, что статус всеобщей знаменитости - весьма привлекательная роль. Из-за того, что ему приходилось быть в тени своих старших братьев, которые, не обладая богатством и влиянием тех же Малфоев, трудом, упорством и талантом добились вполне достойного места в жизни. Зависть и комплексы съедали его изнутри, он хотел быть похожим на Гарри - таким же успешным и знаменитым.
  
  Но четвертый, а потом и пятый курс начали потихоньку показывать, что быть знаменитым - не так уж и хорошо. Помои, которые на Гарри вылились со страниц 'Пророка', постоянные пересуды и шепотки за спиной, подначки Малфоя-младшего и его прихлебателей - все это наглядно показывало, что знаменитость - это не только слава и почет. Когда каждый твой чих обсуждается в прессе и в коридорах школы, а школьники шарахаются от тебя, считая, что ты сумасшедший, поневоле начинаешь задумываться о более незаметной роли для себя.
  
  Шестой курс прошел почти идеально для Рона - он, наконец, стал вратарем в команде по квиддичу и вместе с ней завоевал кубок школы. Правда, потом случился инцидент с отравлением медовухой, и если бы не Гарри, то Рон уже был бы мертв. Последующее убийство Дамблдора и приход в школу Пожирателей показали ему, что сказка закончилась. Началась война.
  
  Рону было мучительно стыдно за то, как он повел себя после того как отправился с Гарри искать хоркруксы. Дикое, чудовищное везение - вот как он смог теперь описать то, что им удалось найти и уничтожить эти дьявольские вещи. А тот факт, что сам Рон повел себя как свинья, бросив Гарри и Гермиону одних из-за вспышки глупой ревности, заставил уши Рона гореть от стыда.
  ' - Как я мог так поступить? Почему Гарри простил меня? Ведь я совсем того не заслуживал!' - думал младший Уизли. После того, как Волдеморт вошел в замок и продемонстрировал всем тело Поттера, Рону стало совсем паршиво. Он отчетливо осознал, что, по сути, лишился своего единственного друга. Гермиона не в счет. Она девочка. Рон испытывал к ней чувства совсем другого рода. Правда, он всерьез подумывал о том, что не достоин Гермионы после того, как он их с Гарри оставил одних. Поттер же был его лучшим другом, он всегда поддерживал Рона, будь то тренировки по квиддичу или учеба. Черт! Да Рон должен ему Долг Жизни! И после того как Гарри спас его - он поступил как последнее ничтожество - бросил Гарри тогда, когда он больше всего в этом нуждался! Рон от злости ударил кулаком стену. Тупая, ноющая боль не принесла облегчения.
  Чудесное воскрешение Гарри, его мощь, когда он лихо расправился с приближенными Темного лорда, заставили Рона вздохнуть с облегчением. Гарри - вернулся! Рональд заметил, что после битвы за Хогвартс его друзья куда-то исчезли. Он решил дождаться Гарри, принести ему извинения еще раз, и окончательно решить вопрос с Гермионой. Если она выберет Гарри - так тому и быть! Значит, он оказался более достойным. Уизли решил, что теперь поддержит своего друга везде и окажется достоин дружбы Мальчика-Который-Выжил.
  Младший Уизли стоял у входа в Большой зал. Возле дверей застыла пара каменных истуканов, которых Гарри вызвал из - под земли. Рон невольно залюбовался мощными фигурами. Они стояли по сторонам от дверей, держа перед собой дубины и как будто смотрели вдаль. На лицах ничего прочесть было нельзя, ясное дело - каменные статуи. Только они вызывали легкий трепет и источали неуловимую ауру угрозы. Несмотря на кажущуюся неуклюжесть фигуры, были очень проворны - Рон до сих пор помнил, как быстро каменные гиганты принялись расправляться с пожирателями и великанами. Они уступали великанам в росте, зато превосходили их в скорости и ненамного уступали в силе.
  Тут Рон услышал сзади шаги. Повернувшись, он с радостью увидел его пропавших друзей, устало бредущих в Большой зал.
  - Гарри! Гермиона! Вы где пропадали?! Вас тут все обыскались, мама чуть с ума не сошла от беспокойства!
  Рон кинулся к друзьям, сгреб в охапку и с силой сжал в объятьях.
  - Рон, ты меня раздавишь! - услышал он голос Гермионы
  Парень отпустил друзей и посмотрел на них снова. Гермиона была слегка растрепана, кое - где виднелись порезы и ссадины, но, похоже, никаких сильных повреждений у нее не было.
  Гарри же выглядел совершенно измотанным. На голове была его уже ставшая легендарной прическа типа 'воронье гнездо' только с еще большим, чем обычно, беспорядком. Лицо Поттера казалось, говорило 'оставьте меня все в покое', настолько изможденным оно было. Гарри посмотрел на Рона, и у младшего Уизли возникло ощущение, что Поттер постарел лет на двадцать. Необычайно серьезный взгляд изумрудных глаз, сила, которая была видна в них, и уверенность, с которой держался Гарри - все это кричало Рону, что его друг изменился. Окончательно и бесповоротно.
  - Гарри, можно поговорить с тобой наедине? - Рон кинул взгляд на Гермиону - Это очень важно!
  Гарри оценивающе посмотрел на Рона, потом перевел взгляд на Гермиону. Кивнул.
  - Хорошо, пойдем, поговорим.
  Он прошел к концу коридора, в пустующий класс Чар, открыл дверь и пропустил Рона вперед. Взмахом палочки наложил несколько заклинаний, очевидно, от подслушивания и присел на парту.
  - О чем ты хотел поговорить?
  Рон нервно закусил губу, думая, как начать разговор.
  - Гарри, я хотел еще раз принести тебе извинения. Я повел себя как свинья, когда оставил вас с Гермионой в лесу. Я плохой друг, если бросил тебя тогда, когда моя помощь была нужна больше всего. Моя глупая ревность и зависть едва не погубили все годы дружбы, что были у нас. Когда я увидел, как Волдеморт заходит в большой зал с Хагридом, несущим твое тело, то понял, что мой лучший,...мой единственный друг - мертв и я ничего не могу поделать с этим. Мне было очень плохо в тот момент. Ты всегда поддерживал меня, даже тогда, когда я совсем этого не заслуживал. Я же уже дважды предавал тебя - на четвертом курсе и тогда, когда ушел из палатки в лесу. Если ты не простишь меня - я пойму. Но я надеюсь, что ты дашь мне еще один шанс. Обещаю, что больше не стану подвергать нашу дружбу опасности. Я тебя больше не предам. Проклятье! Я согласен даже на твой роман с Гермионой, если у вас с ней что- то есть. Она слишком хороша для меня, Хотя я думаю, что люблю её. Но я смирюсь с тем, что она выберет тебя - голос у Рона надломился - Прости меня Гарри!
  Гарри посмотрел Рону в глаза. По тем обрывкам эмоций и чувств, что он смог уловить было ясно, что рыжий говорит правду. Он действительно раскаивался! Возможно, тому виной был Долг Жизни, который Уизли задолжал Гарри. Хотя Рон и помог ему вытащить меч Гриффиндора из озера, Гарри чувствовал, что Долг еще был активен. Очевидно после того, как Риддл почти убил Гарри, Долг заставил Рона поменять его приоритеты.
  Гарри поднялся с парты подошел к Рону и протянул руку.
  - Я тебя прощаю. Но запомни, это последний раз, когда я это делаю. Предашь меня еще раз, закатишь истерику или сделаешь еще, что- то в этом роде - нашей дружбе конец! Я не намерен больше терпеть твои детские выходки. Я изменился, Рон. И так легко теперь никому ничего не прощаю. Скорее, теперь я стал даже слишком безжалостен. Тебе повезло, что ты говоришь правду. Попытайся мне солгать - и ты поймешь, почему Волдеморт меня боялся! Насчет Гермионы - я люблю её, но только как сестру и лучшую подругу - она любит тебя, пойди и извинись перед ней.
  Рон ощутил, как по спине прополз липкий холодок страха. Этот Гарри был пугающим.
  - Х-хорошо, с-спасибо тебе - только и сумел выдавить он.
  Гарри улыбнулся, обнял его и сказал на ухо тихим шелестящим голосом.
  - Если я узнаю, что ты ее обижаешь или она будет несчастна, то, клянусь всеми богами, ты пожалеешь, что на свет появился, поэтому лучше тебе тогда заранее рыть себе могилу и писать завещание.
  Рон не понял, была это шутка или нет. Этот Поттер может и впрямь сделать то, что обещал!
  -Д-да конечно, я сейчас перед ней извинюсь - сказал рыжик и выбежал из класса вон, то ли спеша к Грейнджер, то ли убегая от страшного и ужасного Поттера.
  Гарри улыбаясь, вышел из класса, осмотрелся по сторонам, и пошел сторону гриффиндорской гостинной. Дойдя до пустующего портрета Полной Дамы он раздраженно достал палочку.
  - Aperire!
  Портрет, подчиняясь силе заклинания, открылся. Гарри вошел внутрь и огляделся по сторонам, В гостинной было пусто, очевидно все были еще в Большом зале и никто не собирался ложиться спать, хотя время было уже довольно позднее. Гарри поднялся в спальню мальчиков, разделся, рухнул на кровать и моментально уснул.
  Aperire! - Откройся!
  Alligant hostem! - Связать врага!
  
  Глава 3
  Крыс нужно уничтожать, а не затевать с ними грызню.
  Э. М. Ремарк. 'Триумфальная арка'
  В жизни бывают вещи, которые стоит принять как неизбежное зло. Например, пьяные соседи, поющие песни в четыре утра, или солнечный свет, который разбудит тебя на рассвете в кровати, или сборы в понедельник на работу. Всего этого избежать сложно, да и не всегда возможно, но необходимо принять как данность.
   Для Гарри Поттера такой вещью были шепотки и пересуды после захода в Большой зал на завтрак. Он уже смирился с тем, что никогда наверно не сможет пройти спокойно к своему месту за столом и поесть без взглядов, нацеленных на него одноклассниками и учителями. Последнее было особенно актуально в то время, когда был жив старина Снейп (храни Демогоргон его сальноволосую душу) не упускающий возможности поглядеть на плоды союза его врага и школьной любви.
  Короче жизнь Гарри скучной не назовешь никак. Примерно так думал вышеупомянутый парень со шрамом на лбу, садясь на свое место возле Рона и Гермионы. Рыжий уже давно пытался сделать вид, что не голоден и то, что косточки пожираемой им курицы и целые половники картошки исчезаемые в ненасытной утробе, словно нечто гигантское, непонятное и вечно голодное пожирающее миры - это вообще не он, а происки врагов. Гермиона же сидела, как обычно, уткнувшись в книгу, накладывая при этом в тарелку кусочек пирога, совсем не замечая, что тарелка то собственно не ее, а Симуса Финнигана.
  Положив себе стейк с пюре, Гарри взглядом окинул Большой зал. Домовики и студенты постарались на славу - исчезли груды камней и щебня, валяющиеся тут и там трупы Упиванцев. В стенах заделали дыры и застеклили окна. Все было как обычно. Только за место старика Дамблдора сидела строгая и вечно пахнущая кошачей мятой Макгонагалл. Да на месте извечного Бетмена подземелий, был добродушный толстяк Слизнорт. За столом Слизерина очень не хватало Его Хоречества Драко 'Я оторвал папе ноги' Малфоя. Ученики устроили в зале многоголосый гомон, некоторые о чём - то яростно спорили.
   - Гарри, а как ты выжил? Сам-Знаешь-Кто говорил, что убил тебя. - Поинтересовался Симус.
  Остальные студенты, сидевшие рядом с Гарри, замолчали и дружно посмотрели на него.
  '-Ну, началось...' - с какой - то тоской подумал Гарри.
   - Хмм... понимаешь, Симус, Красноглазый очень хотел, чтобы я умер, и так об этом мечтал, что сам же и поверил в мою смерть. С чего вы все взяли, что я умирал? Вам это Волдеморт сказал? Нашли, кого слушать! - Гарри решил поиграть в дурачка.
   - Вот, если я всем скажу, что небо не голубое, а красное, ты тоже в это поверишь?
   - Нет.
   - Вот и не верь всяким темным лордам. Умнее будешь. - Гарри при этом так выразительно глянул на Симуса, что бедняга тут же уткнулся в тарелку и постарался сделать вид, что его жутко интересует процесс поглощения пищи.
   - А всем остальным, кто интересуется вопросом моего выживания после 'смерти' - Гарри сделал пальцами кавычки - а так же другими интересными вещами, рекомендую обратиться к нашему директору, думаю, Макгонагал все вам расскажет.
  Тут Гарри сделал хитрый ход, свалив все на директрису. Обращаться с вопросами к строгой Макгонагалл не хотел никто.
  - А откуда ты знаешь заклинания, которые вчера бросал в Пожирателей? - Это уже Дин Томас подсуетился
   - Летом я был в одном месте, к сожалению, не могу сказать где. И там меня всему обучили. - Продолжал нагло врать Поттер.
  Рон услышав такую новость открыл было рот, чтобы что-то сказать, но получив от Гермионы чувствительный удар по ноге, закрыл его, поняв намек.
  Гарри кинул взгляд за стол преподавателей и, встретившись глазами с Директрисой, послал ей мысленное сообщение: 'Нам нужно поговорить после завтрака, Директор. Передайте профессору Флитвику, что его присутствие, тоже необходимо'. Минерва кивнула. И как будто ничего не произошло, стала, что- то обсуждать со Спраут.
   - Если никто не возражает, мне бы хотелось поесть нормально, а не болтать весь день! - Сарказм лился из Гарри ручьем - Все новости обязательно узнаете...как-нибудь позже.
  Те к кому Гарри так недвусмысленно обратился, разом опустили головы в тарелки и принялись за еду.
   Покушав, Гарри, встал и направился к выходу. Поднимаясь по ступенькам, сворачивая где надо в потайные ходы которые, сильно сокращали путь. Гари добрался наконец до каменной горгульи, охранявшей вход в кабинет директора. Горгулья не стала просить пароля, а сразу отпрыгнула в сторону при его появлении. Парень встал на движущуюся винтовую лестницу, которая привела его к двери в кабинет. Постучав он услышал 'Войдите', и зашел внутрь.
  Кабинет почти не изменился с момента его последнего здесь появления. Все также у стен висели портреты предыдущих директоров и директрис, на столе стояли множество приборов и разных штуковин, оставшихся от Дамблдора, только они все не пыхтели и не вращались как обычно, а стояли в уголке стола, не подавая и намека на активность.
   - Доброе утро мистер Поттер - услышал Гарри голос Макгонагалл. Он повернулся к преподавателю, при этом обменявшись рукопожатием с Филиусом Флитвиком сидевшим за креслом перед ним.
   - И вам доброго утра Профессор, - ответил Гарри улыбаясь - Надеюсь, уборка школы после вчерашней заварушки не отняла у вас слишком много сил.
  Минерва улыбнулась.
   - Благодарю за беспокойство, мистер Поттер, но все нормально, домовики и школьный персонал справились с этим без особых проблем.
   - Рад это слышать, а то школу вчера знатно потрепало.
  Гарри уселся в кресло.
   - О чем вы хотели поговорить? - Макгонагалл не стала ходить вокруг да около.
  Гарри бросил взгляд на картины, висящие по стенам, достал палочку и бросил заклятие конфиденциальности.
   - Профессор, прежде чем я расскажу, что - либо, я вынужден попросить вас о присяге неразглашения о том, что вы здесь услышите. Уверяю, когда вы узнаете, что я вам собираюсь рассказать, вы меня поймете.
  Макгонагалл переглянулась с Флитвиком, и, кивнув, сказала слова присяги неразглашения, спустя несколько мгновений, Гарри и директрису окутала волна магии. Флитвик повторил такую же процедуру, и магия приняла его присягу.
  Гарри встал из-за стола и подошел к шкафу, где стоял Омут Памяти. Достал каменную чашу, палочкой вытащил несколько воспоминаний. Приглашающим жестом показал учителям, посмотреть содержимое Омута. Мгновение спустя и все трое стали свидетелями разговора Гарри с Третьей Силой.
   Десять минут спустя Гарри и два профессора появились из Омута. Минерва была мертвенно бледной, ее губы дрожали, а глаза метались по всему кабинету, не зная где остановиться. Наконец Директриса подошла к шкафу, достала оттуда бутыль огневиски и два бокала молча разлила и отдала один бокал Флитвику, такому же потрясенному, как и она. Залпом, выпив огненную жидкость, два профессора повернулись к молчавшему все это время Гарри.
   - Умеете же вы удивлять мистер Поттер... Третья Сила, хоркруксы - Минерва кинула разгневанный взгляд на недвижимый портрет Дамблдора - Еще и знания Тома у вас в голове...
  Директриса налила себе еще один бокал и, снова выпила.
   - У вас нелегкая жизнь Гарри. Могу я вас так называть?
  Гарри кивнул.
   - Как я понимаю, тебе нужна помощь. Если это будет в моих силах, я сделаю все, чтобы помочь.
   - Как и я. - услышал Гарри голос Флитвика.
   - Спасибо, мне действительно нужна помощь. - Гарри серьезно посмотрел на Макгонагалл.
   - Завтра, будет полнолуние. Я собираюсь призвать Силу Зверя, и мне нужны страхующие, на случай если я потеряю контроль над собой.
  Макгонагалл налила себе и Флитвику еще одну стопку. Бросив взгляд на нервного Гарри, теребящего край одежды, призвала из шкафа еще один бокал и налила Поттеру.
  Гарри посмотрев на плескавшуюся в бокале янтарную жидкость, вздохнул и залпом выпил. Его внутренности словно опалило огнем, пламя, словно опустившись до желудка, поднялось вверх, и Гарри выдохнул маленький сноп огня.
   - Ох, них..я себе! - вырвалось у кашляющего Поттера, когда он пришел в себя. Поняв, что он только, что ляпнул в присутствии Директрисы и декана Равенкло, Гарри покраснел.
  Макгонагалл с Флитвиком сделали вид, что ничего не услышали, но у обоих в глазах притаились смешинки.
   - Гарри, надеюсь, ты понимаешь, насколько опасно то, что ты собираешься делать. Родовая Магия - это не шутки! - Макгонагалл пристально посмотрела на Поттера. - Многие волшебники сходили с ума попытавшись призвать ее.
   - Профессор, поверьте уж кто-кто, а я в полной мере знаю все опасности такого ритуала.
  Гарри встал из-за стола, подошел к окну, утреннее солнце раскрасило окрестности замка причудливыми красками. Вдалеке виднелись летающие фигуры, появляющиеся и исчезающие в кронах деревьев. 'Фестралы' догадался парень.
   - На шестом курсе Том попытался провести такой ритуал. - Гарри по-прежнему смотрел в окно, но мыслями был в другом месте.
   - Он изначально сделал огромную ошибку собираясь проводить ритуал не обладая всей информацией о нем. Кроме того Том высокомерно посчитал, что сможет контролировать тотема сам, без помощи других. Глупец! Его гордость и самоуверенность сыграли с ним злую шутку. Тотем оказался слишком силен, и Том потерял над собой контроль. Он давно грезил о бессмертии и узнав, о Хоркруксах загорелся идеей сделать их. Правда его благоразумие очевидно на краткий миг все же проявило себя, Том не собирался разрывать душу до достижения магического совершеннолетия, то есть семнадцати лет, когда его магия будет стабильной. Но Тотем нарушил его планы, одержимый Том убил Плаксу Миртл и сделал свой первый хоркрукс. Разорвав себе душу Том сделал вторую ошибку. Решив, что ничего страшного не произошло он, едва достигнув совершеннолетия, сделал еще один, убив семью своего отца. Его магия, даже пройдя магическое совершеннолетие, была слишком нестабильна, из - за первого хоркрукса. Создав второй, он, даже владея окклюменцией и великолепно контролируя свои чувства, не избавился до конца от влияния Тотема. Том все больше сходил с ума. Иногда он брал контроль над разумом, но потом снова терял его. Том был гением. Его познания в магии были велики. Но одна ошибка перечеркнула все.
  Гарри повернулся к потрясенным профессорам, казалось едва дышавшим, чтобы не пропустить ни слова из захватывающего рассказа.
   - Ну, а то, что он не остановился на двух хоркруксах а решил сделать семь...
   Макгонагалл потрясенно вскрикнула.
   - ...только усугубило его ситуацию. Том стал почти совсем сумасшедшим. Его жестокость, постоянные пытки за малейшую провинность, его облик, наконец,...в нем осталось мало человеческого.
  Гарри снял очки, протер глаза, и посмотрел на профессоров.
   - Потому я и пришел к вам, чтобы попросить вас стать моими страхующими. Только нужно еще два человека. Для ритуала нужно четверо страхующих и один проводящий. Они должны быть сильными магами, способными проконтролировать огромные магические всплески и удержать проводящего ритуал от непоправимых последствий.
   - Как насчет Кингсли Шеклболта и Билла Уизли. Оба сильные и опытные маги. Правда Кингсли сейчас занят в Министерстве и исполняет обязанности Министра Магии, но думаю, он согласится помочь, если попросить. Что касается Билла, в Ордене он был одним из лучших. К тому же он прекрасный специалист в рунной магии, и сильный волшебник.
  Гарри задумался, взвесив все за и против и кивнул.
   - Отлично! Тогда завтра вечером после отбоя жду вас всех у туалета Плаксы Миртл. И еще...Сегодня за завтраком у меня начали спрашивать о том, откуда я знаю такие заклятья. Я сказал, что летом был на обучении. Если вам не трудно расскажите всем эту легенду. Пусть хоть чуть - чуть отстанут. Сегодня вечером меня не будет. У меня есть кое, - какие дела, так, что до утра меня может не быть в замке.
   - А куда ты направляешься? - полюбопытствовала Макгонагалл.
  Гарри мрачно улыбнулся.
   - В Гринготтс. Там кое у кого ко мне старый должок...Нужно найти парня и показать, что обманывать меня - нехорошо.
  Минерве стало жаль того, кто 'задолжал' Гарри. Судя по тому, как лихо Поттер расправился с Пожирателями, ничего хорошего 'должника' не ждало.
  ***
  Сегодняшним утром кассиру Гнилозубу не везло. Клиенты словно обходили его стороной, и одинокий гоблин с завистью смотрел на своих более удачливых соплеменников. А еще этот выскочка Крюкохват... Гнилозуб до сих пор считал, что Старшим кассиром должны были, назначит его, а не этого хитрого проныру. Поговаривали, что якобы во время непонятной попытки ограбления банка Крюкохват чуть было, не поймал грабителей и убийц старшего клерка Богрода. До сих пор было не понятно, кто были эти грабители и, что они хотели взять. Сам Крюкохват на эту тему не распространялся. В любом случае Гнилозуб был уверен, что тут что-то было не чисто, и должность Старшего кассира была дана Крюкохвату не справедливо. Хитрый, алчный и трусливый, нетипичный гоблин. Понятие чести - это не для Крюкохвата. Гнилозуб до сих пор в тайне радовался, что 'старший кассир' - не женат, поскольку не сумел одолеть Защитника Чести своей избранницы. Хотя с получением новой должности Крюкохвату может и статься уплатить выкуп за невесту. Раз не удалось взять свое силой - то можно купить. Гоблин с нежностью вспомнил свою Леору. В свое время ему нелегко далась ритуальная победа над одним из её братьев. Но победив он доказал её отцу, что являлся сильным гоблином и с честью прошел испытание. Пустившись в воспоминания Гнилозуб не заметил, как некий посетитель в плаще с капюшоном войдя в банк и осмотревшись по сторонам, направился к нему. Подойдя к стойке, посетитель кашлянул, привлекая внимание гоблина.
   - Добрый день, чем могу служить?
  Тут посетитель сумел удивить гоблина. Положив правую руку с перстнем на стойку он произнес на чистейшем гоббледуке
   - Проведите меня к директору Рагноку, дело касается чести нации гоблинов!
  Гнилозуб посмотрел на перстень, одетый на пальце незнакомца и едва сдержал вскрик. Расправивший крылья орел, держащий в лапах треугольник с пересекающей его чертой и вписанный в треугольник круг. Герб Певереллов! О носителях данного знака не было слышно уже, по меньшей мере, четыреста лет! Кассир с уважением посмотрел на незнакомца и, кивнув, произнес так же на языке гоблинов.
   - Конечно, Мастер Певерелл, давайте я вас провожу.
  Гнилозуб засеменил со своим посетителем к внутренним дверям банка. Пройдя длинные коридоры, пересекая тут и там вечно куда - то спешащих сотрудников банка они, наконец, остановились у больших двустворчатых дверей со стоящей по бокам стражей. Гнилозуб, попросив своего клиента его подождать, зашел в кабинет, чтобы доложить Рагноку о новом посетителе.
  Кабинет главы банка полностью соответствовал занимаемой должности его хозяина. Большой, богато отделанный золотом и серебром с висевшими на стенах военными трофеями вождей гоблинов - мечами, топорами и палицами. Кабинет ярко освещала хрустальная люстра, а потолок украшала искусно сделанная фреска, изображавшая Второе Восстание Гоблинов. В центре кабинета был широкий дубовый стол, где сидел сам Рагнок - сурового вида гоблин с повязкой на правом глазу и несколькими шрамами на лице.
  Гнилозуб подойдя к столу, поклонился и сказал
   - Мой Вождь, к тебе посетитель. Сегодня утром к нам в банк зашел незнакомец, и сказал, что ему нужно поговорить с тобой, так как дело касается чести нации гоблинов. Я знаю, что многие люди пытаются получить доступ к тебе, и ты почти никогда никого не принимаешь, но у этого человека на пальце был перстень с гербом Певереллов.
  Рагнок удивленно поднял бровь. Он прекрасно знал, о том, что Певереллы не появлялись вот уже несколько столетий. А еще он был наслышан о силе, которую раньше представлял собой носитель такого перстня. Мало кто знал об этом, но Второе Восстание Гоблинов было успешным и потому, что один из этого рода оказал неоценимые услуги нации гоблинов, они были в долгу перед ним.
   - Впусти его и подожди за дверями, пока мы будем разговаривать.
   - Слушаюсь.
  Гнилозуб впустил незнакомца, а сам остался у дверей наедине со стражей. Прошло около часа, и Рагнок позвал его обратно. Незнакомец, так и не сняв капюшон, стоял, с интересом разглядывая один из топоров на стенах, а вот Рагнок обычно редко показывавший какие - либо эмоции явно был не в духе. Губы плотно сжаты, ноздри гневно раздулись, на лбу четко выделялась пульсирующая жилка.
  ' - Да он в ярости!' - со страхом подумал Гнилозуб. Ему никогда еще не приходилось видеть Вождя в таком гневе.
   - Гнилозуб, сообщи Совету, что состоится Суд Чести. На сегодня банк закрыт. Через час на Арене должны быть все гоблины до единого! На нашу расу положено клеймо бесчестья!
  Суд Чести! Последний раз его проводили более ста лет назад. Просто так его не созывают, должно было произойти нечто из ряда вон выходящее, чтобы банк перестал работать. Обычно, если гоблин в чем - либо провинился, то судят его Советом Старейшин во главе с Вождем и никого не допускают, кроме родных пострадавшего и обвиняемого, и приговор мог быть разным: понижение в должности, штраф, телесные наказания, иногда смерть - если вина достаточно серьезна. Но Суд Чести - это совсем другое. На нем гоблину, если была доказана его вина, всегда грозила смертная казнь. Судили его на Арене - большом амфитеатре, предназначенном для ритуальных поединков и праздников. На суде присутствовало все (или почти все) население кланов Гринготтса. И самое главное, если обвинителем был не гоблин, а скажем человек, (а такие случаи бывали) то он сам решал какой смерти заслуживает провинившийся. Гнилозуб с нетерпением ждал начала суда, хотелось посмотреть на того, кто посмел нарушить законы и традиции расы гоблинов.
  Через час большой амфитеатр, расположенный под землей был заполнен под завязку. Гоблины, большие и маленькие, старые и молодые, воины и простые кассиры... Гнилозуб никогда не видел столько соотечественников не на праздниках и ярмарках, ежегодно проводимых всеми кланами Британских островов, а на суде. Повсюду звучали предположения по поводу того, кто будет, судим и кто будет обвинителем. Насчет последнего гоблин был уверен, что тут не обойдется без его загадочного клиента, а вот кто будет подсудимым - это ему самому было интересно. Наконец, все заняли свои места, члены Совета во главе с Вождем тоже были на трибуне, и все увидели как пара охранников волокит дергающегося и упирающегося гоблина, с надетым на голову мешком. Его подвели к двум стоящим столбикам с цепями и приковали за руки к кандалам. Сняли мешок и Гнилозуб, с изумлением узнал в этом гоблине Крюкохвата.
  Одежда на очевидно теперь уже бывшем старшем кассире была изодрана, под глазом виднелся синяк. Рагнок встав со своего места, обратился к обвиняемому.
   - Гоблин Крюкохват, ведомо ли тебе по какому поводу тебя привели на Арену, и в чем тебя обвиняют?
  Крюкохват со страхом осмотревшись по сторонам и увидев обращенные на него взгляды, стушевался, но сумел быстро взять себя в руки и, посмотрев на Рагнока ответил.
   - Нет, не ведомо. Я не знаю, в чем меня обвиняют, и хотел бы знать по какому поводу я здесь.
   - Что ж, слушай. Сегодня ко мне пришел посетитель. Он выдвинул очень серьезные обвинения против тебя. Настолько серьезные, что дело касается не просто клиента и провинившегося сотрудника, но всех гоблинов. Тебя обвинили в том, что ты своим поступком бросил тень бесчестья на нашу расу!
  При этих словах Арену огласил удивленно - возмущённый ропот. Это было понятно. Тень бесчестья - страшное обвинение к любому гоблину. Если вина Крюкохвата будет доказана - ему грозит смерть, его имя будет вычеркнуто из списка гоблинов клана, а все имущество - конфисковано.
   - В чем же меня обвиняют? И где этот посетитель? Я хочу посмотреть в глаза этому лжецу и плюнуть ему в лицо за клевету! - Крюкохват явно освоился на новом месте, если такая фраза была применима к нему в его положении.
  Тут место суда огласил негромкий смех, шедший казалось отовсюду. Внезапно прямо по центру Арены из воздуха материализовался утренний посетитель Гнилозуба. Все также, не снявши капюшон, он медленной неспешной походкой стал приближаться к Крюкохвату. Незнакомец был похож на хищника почуявшего свою добычу, и знающего, что она не сбежит, решив поиграть с ней.
   - В самом деле, Крюкохват? Ты хочешь плюнуть мне в лицо, за то, что нарушил договор, убил своего начальника и едва не убил меня и моих друзей? Смело, очень смело, но глупо. - Тихий шелестящий голос незнакомца заполнил враз замолчавшую Арену.
   - Итак, я жду...глупый гоблин. Расскажи всем, что случилось во время ограбления банка, и гибели твоего соотечественника Богрода. - Незнакомец обвел руками Арену - Мы все хотим это услышать!
  Лицо Крюкохвата исказилось от страха, но все же он нашел в себе силы посмотреть на своего обвинителя и спросить.
   - Кто ты такой?
  Незнакомец расхохотался, его смех эхом отразился от стен Арены. Отсмеявшись, незнакомец полным сарказма голосом ответил.
   - Надо же какая короткая у тебя память...Ты случайно не девушка? Вроде это у них такой обычай забывать обо всем на свете. Впрочем не удивительно. Возможно, ты на радостях от своего повышения слишком много выпил,...но это поправимо. Что ж смотри. О, женщина!
  С этими словами незнакомец снял капюшон и все с изумлением узнали в нем знаменитого Гарри Поттера. Только Гнилозуб, да наверно и все остальные на Арене не ожидал увидеть такого Поттера. От Спасителя магической Британии буквально веяло силой. Несколько лет назад Гнилозубу удалось увидеть вблизи Альбуса Дамблдора, когда тот был еще жив. Его аура выглядела невероятно мощной. И по праву старого волшебника считали одним из сильнейших чародеев в мире, если не сильнейшим. Но Поттер...Его аура казалось, наэлектризовала сам воздух. Мощь, скрытая ярость и гнев чувствовались в ней. Теперь Гнилозуб понял, что действительно увидел великого мага. Возможно, действительно самого сильного в мире.
   - Ну, что скажет наша дама? Ее девичья память заработала? Или может ее следует чуток освежить? Как насчет Веритасерума? Шампанского и конфет под рукой не оказалось, но для нашей малышки и это подойдет.
   Сарказм, ядовитыми стрелами впивался в бедного гоблина. Казалось, что Поттер желает не просто добиться казни над Крюкохватом, а прямо таки жаждет уничтожить его морально и физически, постоянно глумясь и подкалывая. Гнилозубу даже стало немного жаль своего соотечественника. Тот выглядел абсолютно разбитым. Поттер с силой влил в Крюкохвата несколько капель бесцветной жидкости. Глаза гоблина покрылись поволокой, лицо приняло безразличное выражение.
   - Как тебя зовут?
   - Крюкохват, из клана Беррода Отважного.
   - Сколько тебе лет?
  - Пятьдесят восемь солнечных циклов.
   - Кем ты работаешь?
   - Главный кассир в банке Гринготтс.
   - Расскажи всем, о нашей с тобой сделке, и о ночи, когда мы вошли в банк.
  И Крюкохват начал рассказ. Он рассказал, о том, что решил присвоить себе меч Гриффиндора, о том, как нарушив договор, украл его, запер в сейфе Поттера с друзьями и подставил Богрода под огонь Украинского Бронебрюха. Он поведал, что давно мечтал взять в жены дочь, Зырга Остроуха, и новая должность помогла бы ему выкупить её у отца. После того, как все тайны были раскрыты, голос взял Поттер.
   - Достаточно ли этих показаний для суда?
   - Более чем. - Это поднялся со своего места Рагнок
   - В свою очередь, готов дать присягу и рассказать, что привело меня и моих друзей в банк той ночью.
   - Я уже слышал твой рассказ, но думаю, остальным будет интересно узнать это.
   - Клянусь, своим волшебством, что все, что я расскажу, является правдой! - При этих словах Поттера окутала сияние магии, подтверждая присягу.
   - Мои друзья и я узнали, что в сейфе Лестранджей содержался темномагический предмет принадлежавший Лорду Волдеморту. - При этих словах все вздрогнули.
   - Данный предмет, нужно было уничтожить. Единственным известным способом это сделать было Адское пламя, либо яд василиска. Меч Гриффиндора содержал в себе этот яд после того как я убил василиска в Тайной комнате. Применять Адское пламя было опасно. И мы решили взять этот предмет, только его, и ничего больше - и, уничтожив его мечом - положить на место. Но доблестный кассир Крюкохват - Гарри с насмешкой посмотрел на гоблина - помешал нашим планам, и нам пришлось бежать из банка, к сожалению, с серьезными разрушениями. Прошу вычесть сумму за ремонт из моего сейфа, а пострадавшим выплатить компенсацию. Кроме того родне гоблина Богрода - мои самые искренние соболезнования. Я не желал ничьей смерти, и то, что он погиб - косвенно и моя вина. Поттер склонил голову.
   - Если никто мне не верит то...
   - Люмос!
  На палочке зажегся огонек.
   - Что ж если Совет не против, то вынесем приговор обвиняемому - Рагнок поднял руку. - Кто за то, чтобы казнить преступника?
  Все члены совета как один подняли правую руку.
   - Итак, гоблин Крюкохват, проговаривается к смертной казни. Мистер Поттер как обвинитель желает назвать способ казни?
  Глаза мальчишки торжествующе заблестели.
   - О, да. Директор! Если позволите,...как говорит одна мудрая маггловская книга: Кто сделает повреждение на теле ближнего своего, тому должно сделать то же, что он сделал: перелом за перелом, око за око, зуб за зуб... Я хочу, чтобы его закрыли в банковском сейфе без воды и пищи. Он хотел нам смерти от голода, пускай испытает её в полной мере!
  Крюкохват поняв, ЧТО ему уготовано, попытался сорвать кандалы и начал отбиваться от охранников, подошедших к нему, но тут его настигло парализующее заклинание Гарри, и он упал недвижимый.
  Поттер наклонился над поверженным врагом и прошептал.
   - Прощай, глупый гоблин. Надеюсь, в сейфе тебе будет тепло и уютно. - и похлопав по плечу предоставил охранникам делать свою работу.
  А всем остальным на Арене больше всего в тот вечер запомнилось торжествующее выражение лица черноволосого юноши, свершившего свою месть.
  
  
  
  
  
  Глава 4
  
  Так уж вышло - не крестись -
  Когти золотом ковать,
  Был котенок - станет рысь,
  Мягко стелет, жестко спать!
  Мельница - Оборотень.
  
  Гарри сидел в кафе, попивая кофе, и вспоминал сегодняшний день. Разговор с Макгонагалл, спуск в Тайную комнату за шкурой василиска, беседа с Рагноком, суд... пока все шло по плану. Но еще предстоит совершить некоторые покупки, и самое главное - встретиться с человеком, чья помощь может оказаться неоценимой. Гарри уже написал письмо с просьбой о встрече и надеялся получить ответ завтра. Тут взгляд Гарри упал на лежащую на столе шкатулку. И он невольно вспомнил разговор с Рагноком после суда.
  ***
   - Мистер Поттер! Ещё раз выражаю вам свою благодарность за помощь в обнаружении преступника. - Рагнок, усевшись за стол в своем кабинете, посмотрел на парня. - Теперь должность Старшего кассира перейдет к Гнилозубу. Он давно этого заслуживал, и, несомненно, получил бы, если бы не подлый поступок того гоблина - Рагнок словно выплюнул это слово.
   - Не стоит благодарности, Директор - нам обоим было выгодно убрать этого жалкого предателя. Я надеюсь, что после суда ваши люди будут тщательней следить, чтобы таких проходимцев не держали в банке.
   - Не сомневайтесь, такого больше не произойдет. - Рагнок сжал кулаки. -А если будет хоть намек....
  Гарри мысленно улыбнулся, представив, что будет ждать подобного пройдоху. Наверняка ничего хорошего.
   - Кстати, мистер Поттер, раз уж вы здесь, то позвольте кое-что вам вернуть.
  С этими словами Рагнок, поднявшись из-за стола, подошел к одной из картин на стене. Проведя по ней пальцем, гоблин что-то коротко сказал, и картина отъехала в сторону. За ней был небольшой сейф. Вождь снова провел пальцем по дверце, и она открылась. Гоблин достал из сейфа сундучок с гербом Певереллов.
   - Этот сундук ваш далекий предок передал тогдашнему вождю гоблинов и по совместительству основателю банка - Гринготту. После того, как завершилось Второе Восстание, они встретились, и мастер Певерелл отдал ему его с просьбой сохранить и передать его потомку, который появится через некоторое время. Гринготт обещал хранить сундук и перед своей смертью взял клятву со своего сменщика передать его законному хозяину, а если его не будет, то взять клятву с последующего Вождя. С тех пор он передавался от Вождя к Вождю, и теперь, наконец, возвращается к вам.
  С этими словами он вручил сундучок Гарри. Он был не слишком большим: сантиметров тридцать пять в длину и двадцать в ширину и, как понял парень, был сделан из какого- то черного дерева. При ближайшем осмотре Гарри заметил небольшую выемку - очевидно, для того, чтобы вставить в нее кольцо. С другого края было еще одно углубление, с тонким каналом, уходящим внутрь сундучка. Это, как догадался Гарри, для проверки на кровное родство. Вставив руки в соответствующие разъемы, он почувствовал легкий укол и вспышку магии. Внутри сундука что - то щелкнуло, и он открылся.
  Перед Гарри на красной бархатной подушке лежал кинжал, сделанный из очень необычного металла небесно голубого цвета, с изображением смерти с косой на рукояти. В крестовину кинжала был вставлен искусно сделанный камень, по форме очень похожий на глаз, а от самой крестовины отходили два небольших когтя. На лезвии были изображены неведомые руны, сам клинок был обоюдоострым и разделенным на две части небольшой выемкой. Гарри заметил, что по бокам рукояти проходят две тонкие стальные полосы, как видимо, что- то скрывавшие. От кинжала исходила странная магия, мощная и древняя.
   - Невероятно! Никогда не думал, что увижу такое своими глазами, - раздался рядом потрясенный голос Рагнока.
  Гарри с любопытством повернулся к нему.
   - Разве это не гоблинская работа?
   - Нет. Уверен абсолютно точно - этот кинжал делали не гоблины. Металл, из которого он сделан, его магия, это все не наше. Думаю, не ошибусь, если предположу, что эта вещь из другого мира.
  Гарри удивленно посмотрел на кинжал. О предметах из других миров он слышал только легенды. Да и само существование других миров для волшебников было источником вечных споров. Многие яростно доказывали, что никаких миров, кроме нашего, нет и быть не может. Другие не менее яростно оспаривали обратное. Гарри, благодаря его встрече с Третьей Силой знал, что иные миры как раз таки существуют, но он и представить не мог, что увидит так скоро явное доказательство этому. Гарри протянул руку и взял кинжал. Он сразу почувствовал как неведомая магия, словно проверяя его, коснулась рук, прошла по всему телу, и, видимо сочтя достойным, исчезла.
  Кинжал на ощупь был теплым, рукоять удобно умещалась в руке, клинок был отлично сбалансирован: Гарри был уверен, что им будет удобно как сражаться, так и метать в противника. Взмахом палочки Гарри наколдовал мишень метрах в пяти от себя и, резко замахнувшись, метнул кинжал. Раздался глухой стук, и клинок по рукоять погрузился в дерево. Тут парень почувствовал, что от его руки словно тянется невидимая нить. Гарри слегка двинул рукой, и кинжал вернулся в его ладонь.
   - Потрясающе! - Рагнок захлопал в ладоши от радости, словно это он сам и сделал этот кинжал. - Настоящее произведение искусства! Позвольте взглянуть поближе. - Рагнок посмотрел на вытянутые руки парня, который держал кинжал перед собой. Гарри аккуратно положил его на стол.
  Гоблин достал какие-то странные инструменты и начал непонятные манипуляции с кинжалом, не касаясь его руками при этом. Через некоторое время, закончив осмотр, он повернулся к Гарри.
   - Это просто шедевр, мистер Поттер! Кинжал явно не из нашего мира, и теперь я в этом уверен. Но, тем не менее, он ваш по праву и любой другой человек, взявший его, обречен испытать весьма неприятные последствия. Видите эти стальные полосы по бокам? Тут спрятаны клинки. Если кто- то по глупости или неосторожности решит взять этот кинжал, то рискует навсегда остаться без руки - ему её просто разрубит. Клинок отлично отточен, вот, смотрите. Рагнок взял со стола перо и, попросив Гарри подержать кинжал перед собой, отпустил его на лезвие. Кинжал рассек перо, словно его не существовало.
   - Видите? Сталь необычайно прочна, кинжал не нуждается в заточке, его лезвие всегда будет таким острым. Это что касается самого кинжала - теперь насчет его магии. Из того, что я понял, при броске кинжал 'чувствует', если можно подобрать такое слово, куда ему нужно попасть. Если вы бросите его в глаз врагу, уверен туда он и полетит. После броска по вашему приказу кинжал вернется вам в руку. Это то, что я сумел узнать. А вот кое-что мне до сих пор не понятно. Видите ли, на лезвие наложены странные руны, я не могу их расшифровать, но мое подозрение таково, что это знаки разрушения и смерти. От оружия веет древней и очень мощной магией. Вы конечно знаете про меч Гриффиндора - он, безусловно, очень сильное оружие, не понимаю, зачем он вам, если ваш кинжал много, много сильнее. Не представляю, кто мог сделать такое - смертный или нет - но мощь он вложил в него просто огромную. Думаю, кинжал вас еще не раз удивит.
  Рагнок вдруг задумчиво посмотрел на Гарри и, что- то решив, сказал.
  - Наш народ в долгу перед вами, мистер Поттер. Вы помогли снять тень бесчестья нашей расе. Будет неправильно, если вы уйдете из банка с пустыми руками.
  С этими словами он открыл ящик стола и достал оттуда небольшую шкатулку, открыл ее и повернул к Гарри. Внутри шкатулки лежало потрясающей красоты ожерелье. Крошечные сапфиры изображали небо, а по нему, расправив крылья, сверкая драгоценными камнями, летел дракон. Жемчужно - белые чешуйки и яркие рубиновые глаза отражали свет и делали дракончика невероятно реалистичным, у Гарри перехватило дыхание от такого великолепия. Любая девушка, увидев это ожерелье, захотела бы одеть его.
   - Когда я был еще совсем молодым гоблином, то влюбился в дочь тогдашнего Вождя. - Заговорил Рагнок тихим голосом. - Она была красивейшей девушкой клана и многие хотели добиться ее руки. Защитником Чести был ее брат - великолепный боец. Но, даже победив его, нужно было получить еще благословение ее отца, а Рыгор Клыкастый был суровым гоблином и очень любил свою единственную дочь. Так просто он ее не отдал бы никому. Я понимал, что шансы одолеть ее брата у меня были - все- таки я и сам был неплохим бойцом. - При этих словах Рагнок усмехнулся.
   - Но ее отец... добиться его благословения было очень трудно. Нужно было нечто совсем необычайное, чтобы заслужить его уважение. Я много раз пытался сделать какое-нибудь украшение в подарок, но все время получалось не то. Или слишком вычурно, или наоборот - бедновато. И однажды, когда я в который раз пытался что- то сделать - но безуспешно, то так устал, что не заметил, как уснул за станком. И во сне я увидел глаза - синие, немигающие, словно у хищной птицы; они, казалось, смотрели в самую мою душу, видели все мечты и желания. А потом глаза исчезли, и я увидел этого дракона, летящего по небу. Невероятно красивое создание! Гордое. Сильное. И тут я проснулся. Поняв, что это был знак, я несколько месяцев работал над этим ожерельем и наконец, закончил его. Как раз подходила пора очередной Большой ярмарки, где к дочерям гоблинов сватаются все, у кого есть смелость и талант. Она тоже там была. Некоторые гоблины побогаче, чтобы не драться с Защитником Чести, пытались выкупить ее, предлагая отцу разные украшения, которые Рыгор не принимал, считая, что его дочь должна носить необыкновенную вещь, а не простые побрякушки. Другие же, не обладая деньгами, хотели взять все за счет силы и пробовали силы в поединке - но всегда безуспешно. И вот, когда все претенденты отсеялись, вперед вышел я. Сказал, что буду драться с Защитником Чести, и приготовился к серьезной драке. Мы бились долго. Я потерял свой глаз, и приобрел эти шрамы, - Рагнок потрогал лицо рукой,- но, наконец, сумел одолеть его. После того, как раненного без сознания унесли с Арены, я подошел к Ее отцу и, сказав, что его дочь достойна не только сильного воина, но и талантливого мастера, открыл шкатулку и вынул это ожерелье.
  Рагнок довольно усмехнулся
   - Не без гордости скажу, что все потеряли дар речи. А Её глаза... - Рагнок грустно улыбнулся. - Ожерелье ей точно понравилось. Рыгору ничего не оставалось кроме как согласиться на наш брак, и мы счастливо прожили вместе тридцать лет. Десять лет назад она умерла, и ожерелье некому больше носить. Я прошу вас принять от меня это ожерелье в знак благодарности. Та, кому вы его подарите, наверняка будет рада, - Рагнок улыбнулся.
  Гарри кивнул, принимая дар, но при мысли о том, кому он мог бы подарить такой шедевр, грустно усмехнулся. Какая девушка согласиться полюбить того, в чьем сознании память и навыки самого темного мага этого столетия? Он слишком сильно испачкал свои руки в крови. Гермиона, наверное, единственная, кто поняла и приняла его таким, какой он есть. Но она любит Рона. А фанатки вроде Джинни ему были не нужны. Да, среди своих знакомых девушки такой Гарри не видел. Были, конечно, симпатичные, были и очень красивые - та же Флер, к примеру, но Гарри не мог сказать, что испытывал к ним чувства. Так что скорей всего Гарри закончит свои дни в одиночестве, как и Сириус.
  ***
  Выпив кофе и положив шкатулку с ожерельем в сумку, Гарри направился в свой следующий пункт назначения - Берлин. Аппарировав к пабу за углом старого заброшенного завода, Гарри вошел через невидимую для маглов дверь и очутился в магическом квартале Берлина - аналоге Косого переулка в Англии. Здесь, судя по воспоминаниям Тома, жил весьма интересный маг, который занимался специфическим бизнесом - он делал лучшие спецкостюмы и броню на заказ. В самом углу переулка притаился небольшого вида магазинчик, над дверью которого красовалась выцветшая уже вывеска 'Мастерская Ганса'.
  Открыв дверь и услышав позвякивание колокольчиков, Гарри очутился в довольно просторной комнате со стойкой у стены. За стойкой был коридорчик, откуда вышел высокий худой человек с очками на глазах. Гарри он чем - то напомнил аиста.
   - Мастер Ганс, если не ошибаюсь?
   - Совершенно верно, молодой человек. Я - Отто Ганс. Владелец этого магазина. Чего изволите?
  Гарри снял со спины рюкзак и, достав из него мешок, раскрыл его и положил на прилавок кусок шкуры василиска.
   - Мне нужна броня. Я слышал, что вы лучший в своем деле и делаете на заказ очень качественные вещи. Сможете сделать из этой шкуры достойную броню?
  Ганс с интересом принялся разглядывать шкуру, потрогал ее руками, достал ножик, что- то поколупал и с любопытством посмотрел на Гарри.
   - Шкура василиска, причем очень старого и большого. Я бы дал ему не меньше восьмисот лет. Эта шкура прочнее драконьей. Гарантирует защиту как минимум от всех слабых и большинства средних по силе чар. Хммм...да, я сделаю вам великолепную броню. Но вы должны знать, что мои услуги обходятся недешево.
   - Деньги не проблема.
   - Тогда моя цена пятьсот галеонов. Половина сейчас и половина - после завершения работы. Можно выписать чек, если вам удобно.
  Гарри достал свою чековую книжку, которую ему дали в банке и, выписав чек на двести пятьдесят галеонов, отдал мастеру.
   - Благодарю. Приходите за товаром через неделю, все будет в лучшем виде.
  Гарри попрощался с Гансом и, выйдя из магазина, аппарировал в Косой переулок. Там он приобрел походную палатку новейшей модели - с несколькими комнатами, санузлом, лабораторией и складом. После почти целого года жизни в палатке Гарри решил, что путешествовать нужно с комфортом и лучше не экономить на таких вещах.
  Следующим пунктом в его плане был магазин близнецов Уизли, заново открытый в Косом переулке. Зайдя в магазин, Гарри увидел довольно много народу, толпящегося у прилавков и очередь у кассы. Это было понятно - новость о падении Темного лорда наделала много шума и люди хотели отпраздновать это радостное событие.
  Подойдя к что- то втолковывающему покупателю Фреду, он, дав знак, что им нужно поговорить, отошел в сторону. Фред, позвав Джорджа, завел Гарри в комнату, по всей видимости, используемую как склад: повсюду на полках лежали разные свертки, ингредиенты, различные инструменты и свитки пергамента.
   - Гарри, дружище, рады тебя видеть! Мы с Джорджем перед тобой в долгу. Ты спас мне жизнь вчера. Если бы не твои каменные хреновины, то я бы с тобой не разговаривал. - Это Фред.
   - Тебе надо чего? Все сделаем! - А это уже Джордж.
  Гарри, улыбаясь, вспомнил, как какой- то Пожиратель, бросив во Фреда Аваду, случайно попал в Голлема. Нужно ли говорить, что герой пал смертью храбрых под каменной дубиной?
   - Не за что, Фред. Рад был помочь. Но я тут не просто так, мне нужна ваша помощь. Сможете накидать чего поинтересней? А то я ухожу в одно опасное место, и ваши изделия могут пригодиться.
  На лице у близнецов появились одинаковые дьявольские усмешки. Сказав, что у них для него есть много чего, Близнецы принялись набивать рюкзак Гарри всевозможными штуковинами. Примерно через полчаса и множества запиханных приспособлений, близнецы радостно доложили Поттеру, что приготовления закончены, и у него есть все для маленькой победоносной войны. Они проводили Гарри из магазина, предварительно пожелав удачи.
  Уже было довольно поздно. В Хогвартсе закончился ужин и Гарри решил переночевать в Дырявом котле. Ложась в кровать, и еще раз вспоминая события сегодняшнего дня, Гарри не заметил, как заснул.
  ***
  Проснувшись, Гарри сначала не понял, где он, но вспомнив события вчерашнего дня, испытал легкий страх. Сегодня было полнолуние. И ритуал призыва Родовой магии следовало проводить этой ночью. Посмотрев на часы, Гарри, чертыхнувшись про себя, мужественно решил, что выспаться успеется в другой день и шесть утра - нормальное время для начала трудного, но интересного дня и встал с кровати. Впереди был еще целый день, следовало продолжить подготовку к походу в Эвиал. Гарри мысленно вычеркнул несколько пунктов из своего списка: 'Так, броню заказал, палатка - куплена, оружие...' Гарри вспомнил про кинжал и меч Гриффиндора. Оружие - тоже есть, правда, не помешало бы как следует потренироваться с ним. Взяв в руки кинжал, Гарри чувствовал, что нашёл что- то давно утерянное, то, что делало его чуть более цельным. Как Бузинная палочка, но по-другому. Интересно, какие тайны скрывает в себе наследие его семьи? Рагнок говорил, что у кинжала наверняка есть немало сюрпризов, которые обязательно дадут о себе знать. Но про тренировки можно будет говорить только после получения ответа на вчерашнее письмо. Без помощи того человека придется гораздо сложней. Сейчас же глупо беспокоиться о том, чего пока не произошло, и выполнять другие пункты плана: Книги и зелья
   Первое он найдет на Гриммо, а второе - в Косом переулке. Правда, следует кое- что взять у Слизнорта, но Гарри был уверен, что старина Гораций не откажет своему любимцу и поделится своими запасами.
  Сходив в душ и позавтракав, Гарри заглянул в Лавку Зелий, только-только открывшуюся в Косом переулке. Став самым ранним покупателем, он скупил полмагазина и набрал множество ингредиентов для зелий. Затем он аппарировал на Гриммо и основательно опустошил библиотеку Блэков.
   Тут были весьма интересные вещи, которые даже Том с его познаниями в магии не видел. Например, оригинал 'Ловца Душ' - знаменитой в узких кругах книги о некромантии. Том слышал о ней, но никогда не читал. Или трактат 'Искусство атаки умственной и защиты от нее' за авторством Бальтазара - легендарного мага, гениального теоретика, развившего искусство ментальной магии. Считалось, что именно Бальтазар придумал заклинание Легилименс и его невербальную формулу. До него маги пользовались более громоздким и неудобным заклятьем, которое не всегда давало результат, поскольку даже слабый окклюмент имел шансы выйти победителем из ментальной схватки. Искусство Легилименции после Бальтазара вышло на новый уровень развития.
  Но самым шокирующим открытием для Гарри были записи Эдмунда Саксонского - ученного, если так можно было охарактеризовать его деятельность, и довольно неплохого мага, современника самого Мерлина. Мерлин неоднократно встречался и ним и, по словам Эдмунда, высказывал серьезные опасения за будущее магии этого мира. Как писал сам Эдмунд, магия во всем мире затухала. Большинству волшебников становилось все трудней колдовать, и они испытывали сильнейшие боли при малейшей попытке к чародейству. Но начали появляться какие- то странные изменения в волшебниках - 'мутации', как назвал это Мерлин. По его словам, ни сам Мерлин, ни Эдмунд понятия не имели, как эти мутации проявятся в будущем, но высказывали надежду, что маги подстроятся под обстоятельства и выживут. Мерлин, кстати, как оказалось, после своего яркого появления, словно из ниоткуда, прожил около двадцати лет, и потом загадочно исчез, как раз вскоре после появления изменений в магах. Как понял Гарри, автор под 'мутацией' подразумевал появление у магов магического ядра. Выйди этот трактат сегодня - стал бы настоящей сенсацией, так как подавляющее большинство считали, что Магическое ядро было в магах всегда, а не явилось как результат каких бы то ни было мутаций.
  За чтением Гарри не заметил, как большой черный филин примостился на подоконнике и постучал по стеклу. Вздрогнув и найдя причину своего испуга, Гарри открыл окно, впустил птицу и проверил принесенное ею письмо на заклятья. Убедившись, что все чисто, он снял с ноги филина конверт и внимательно осмотрел. На письме стояла известная по памяти Тома печать: два медведя, держащие топоры друг перед другом. Открыв письмо, Гарри прочел короткий ответ.
  Ваша просьба удовлетворена. Встреча состоится сегодня в пабе Дырявый котел, комната 22, в шесть часов вечера.
  Гарри посмотрел на часы - полпятого. Значит, он успеет. Отправив с филином ответ, Гарри решил переждать время до встречи в магловском кафе, где был вчера, а заодно и подкрепиться.
  В назначенное время он вошел в указанный в письме номер. Перед собой Гарри увидел трех мужчин. Первый был брюнетом: высокий, мускулистый, с короткой бородкой, он походил на медведя своей мощной фигурой. Второй был обладателем рыжих волос, гибкое тело указывало на сильного и опасного противника, было в нем что-то хищное. Такой же дикий взгляд карих глаз и природная гибкость кошки. Но больше всего внимание Гарри привлек третий незнакомец. Уже немолодой длиннобородый и седоволосый мужчина, в его черных глазах читалась мудрость, накопленная большим жизненным опытом и незаурядный ум. А длинная борода придавала мужчине еще более солидный и таинственный вид. Незнакомец сильно напоминал Дамблдора - не внешностью, нет. А спокойствием и уверенностью, с которой он держался, и той же аурой могущества. Гарри узнал его, правда на памяти Тома тот выглядел моложе, но это и понятно: столько лет прошло!
   - Волхв Весемир, если не ошибаюсь?
   - Совершенно верно, мистер Поттер. Я - Весемир, глава Совета волхвов Китеж-града и настоятель обители Перуна. А это мои спутники Святослав, - Весемир указал на рыжего, - и Лешаня. - Высокий брюнет кивнул.
   - Рад познакомиться. - Гарри, улыбаясь, пожал троим руки.
   - В письме ты писал, что просишь нас взять тебя на обучение нашему бою, а так же помощи в контроле над Тотемом Рода. - Весемир начал разговор 'на ты'. - Ты знаешь, что мы не берем иностранцев на обучение, но в память о моем старом друге Альбусе Дамблдоре, я согласился выслушать твою просьбу. Ты писал, что есть угроза всему нашему миру. В чем она заключается?
  В место ответа Гарри поставил на стол Омут Памяти, вытащил из головы память о разговоре с Третьей Силой и указал на него приглашающим жестом.
   - Смотрите сами.
  Волхв и его спутники переглянулись и исчезли в Омуте. Через десять минут они появились обратно. Весемир, задумчиво кивнув, посмотрел на Поттера.
   - Что ж, это действительно очень веская причина. Как я понимаю, ты узнал о нас после того, как мы отказали мальчику Реддлу в обучении?
  Гарри кивнул.
   - Хмм...он был талантлив. Весьма талантлив. Но его душа уже была испоганена. Он уже был подвергнут безумию, и мечтал только о собственном могуществе и бессмертии. Мы ничем не могли ему помочь - он сам не хотел меняться. Наши воины - одни из лучших бойцов в мире. И я понимал восторг Тома, когда он услышал о нашем вкладе в победу над Гриндевальдом. Геллерт пытался брать штурмом Китеж - град трижды. При этом имея в наличии огромную армию, он так ничего и не смог. Мы же не только разбили его силы, но и помогли Дамблдору при штурме Берлина, уничтожив всех унтер - магов Гриндевальда и сковав действия его подручных для дуэли с Альбусом.
  Весемир оценивающе посмотрел на Гарри.
   - В отличие от Реддла, ты, даже унаследовав его познания - огромные, должен добавить, познания - не стал мечтать о собственном могуществе и власти над миром. Да, ты уже убивал, но это было необходимо для защиты тех, кого ты любишь. Мы, в отличие от вашего Министерства, не делим магию на плохую и хорошую. Для нас она едина. Так что можешь не бояться, что тебя будут называть черным магом. - Весемир улыбнулся. - Мы поможем тебе в твоей миссии.
  У Гарри словно гора с плеч свалилась - теперь будет гораздо легче подготовиться к походу. Ему помогут.
   - Благодарю, вы не представляете, какое это облегчение. Ритуал я собирался проводить в Хогвартсе, там есть все для этого. Страхующие тоже согласились помочь. Я надеюсь, вы не откажетесь присутствовать...на всякий случай.
  Весемир кивнул.
   - Отлично! Тогда, может, направимся сразу в замок? Вам надо поесть, отдохнуть с дороги, а я пока расчищу площадку для ритуала - там довольно грязно.
  Весемир снова согласно кивнул, и дал знак своим спутникам подойти поближе.
  Гарри сделал портал из листа пергамента и спустя несколько секунд небольшая компания исчезла в яркой вспышке.
  ***
  Минерва Макгонагалл в последнее время редко чему удивлялась. Казалось бы, за свою уже довольно долгую жизнь она повидала всякое. Но потом случилась Битва за Хогвартс и сюрпризы стали появляться один за другим.
  Сначала чудесное воскрешение Гарри Поттера, затем глупая и нелепая смерть величайшего темного мага столетия, потом огромная мощь, показанная Избранным в битве за Хогвартс, и, наконец, увиденная в Омуте Памяти беседа Поттера с Третьей Силой. Минерва была умной женщиной, она руководствовалась в работе и делах только логикой, предпочитая верить фактам, а не сплетням и слухам. То, что среди магов давно ходили споры насчет существования других миров, для нее не было секретом. Но получить подтверждение их существования, да еще и в такой эффектной форме....Нервирует, знаете ли.
  А еще Минерву сильно беспокоил сегодняшний ритуал. Она успела привязаться к черноволосому мальчишке с растрепанной шевелюрой, и искренне переживала за него. Сын двух ее любимых учеников, одних из самых талантливых волшебников, которых учила Минерва. Тот день, когда она узнала о гибели четы Поттеров, стал одним из самых ужасных в ее жизни. Когда Гарри пришел в школу она, как впрочем, и многие, поразилась его сходству с отцом и отметила невероятные, красивые, зеленые глаза его матери. Гарри рос. Его ежегодные приключения в компании своих друзей заставляли Минерву не раз и не два пить успокоительное. Импульсивная натура младшего Поттера уже стала легендарной. После того, как был убит Дамблдор и Поттера объявили 'нежелательным лицом ?1' , ей пришлось тщательно скрывать свою тревогу за Гарри. Она прекрасно понимала, что в открытом бою не выстоит против Волдеморта и его прихлебателей, и поэтому помогала Армии Дамблдора, как могла. Надо сказать, что могла она немногое, пока в школе находились Пожиратели и докладывали обо всем своему Хозяину. Минерва прикрывала учеников и помогала им советами. Но каждый раз, когда ее вызывали для того, чтобы рассказать о том, какую диверсию устроили ее подопечные и какое наказание их ждет, она ощущала, что ходит по краю пропасти, чтобы не сорваться и не погубить всех остальных.
  Когда в Большой зал вошел Волдеморт, а следом за ним Хагрид с телом Гарри на руках, у Минервы что-то оборвалось внутри. Гибель последнего Поттера - очередной кошмар, который будет являться ей во снах, даже спустя долгие годы. Но едва успев осознать эту потерю, Макгонагалл в очередной раз стала свидетельницей потрясающего умения Гарри делать невозможное. Он не просто вернулся - он вернулся более сильным, взрослым. Ее привязанность к этому 'львенку' от этого только возросла. И терять Гарри во второй раз она не желала. А Минерва прекрасно знала как опасно то, что он задумал. Ее кузен - Малькольм Макгонагалл - тоже захотел стать сильнее и решил провести опасный эксперимент, призвав Тотема. Его попытка провалилась, приведя к гибели отца и брата Минервы. Малькольм, так и не придя в себя, остался лежать в Больнице святого Мунго. Она однажды навестила его. Этот безумный взгляд, бессвязное рычание, сопровождаемое то всхлипами, то диким леденящим душу смехом навсегда останется в ее памяти. Ей очень не хотелось, чтобы и Гарри стал таким же.
  Минерва с Флитвиком, Кингсли и Биллом Уизли ужинали в Большом зале, в то время как двери, ведущие в зал, открылись, и она увидела Гарри в сопровождении трех незнакомцев. Один был высок и широкоплеч, другой рыжеволосый был пониже ростом, но гибок и жилист, а третий, длиннобородый и седоволосый, явно был главным из этой троицы.
  Гарри, подойдя к Минерве, представил своих спутников и, сославшись на срочные дела, ушел. Директриса, узнав, кого принесло в школу, была поражена. Не забыв еще времена, когда имя Гриндевальда наводило ужас на всю Европу она, безусловно, слышала о неудачном штурме Китеж-града. И имя Весемира упоминалось тогда не раз. Видеть его здесь, вживую было сродни встречи обычного человека со знаменитостью. Разумеется, старого волхва и его спутников с радостью усадили за стол и дали отведать знаменитой хогвартской стряпни. После ужина она дала строгие указания старостам о раннем начале комендантского часа. А затем директриса и остальные участники ритуала спустились в туалет Плаксы Миртл, где их уже ждал Гарри.
  Подойдя к одной из стен, Поттер провел ладонью по ней и что-то прошипел на змеином языке. На немой вопрос директрисы Гарри ответил, что шахта, по которой они с Роном спускались в Тайную комнату, была задумана Слизерином для василиска, а сам Основатель попадал туда другим путем. Когда Минерва, войдя в Тайную комнату, увидела труп василиска то, как и остальные спутники, потрясенно посмотрела на Гарри.
   - Когда ты рассказывал о том, насколько огромна эта тварь, я подумала, что ты немного приукрасил, и змея была максимум метров пятнадцать в длину, а не двадцать, как ты говорил. Но увидев ЭТО, я думаю, что ты сильно приуменьшил. Тут будут все тридцать, а может и больше. Ума не приложу, как ты сумел убить его в двенадцать лет? - Минерва потрогала рукой чешую Короля змей.
   - Мне сильно повезло. Плюс помощь Фоукса - если бы не он, то у меня бы не было никаких шансов.
   - Везет сильнейшим. - Весемир с уважением посмотрел на Гарри. - Убить такое существо, пускай и с помощью феникса - небывалый подвиг. А сделать это в таком молодом возрасте - ценней вдвойне.
  Тут впервые голос подал Лешаня.
   - Мать честная, да если б я грохнул эту дуру... - здоровяк похлопал ладонью по василиску - ...все женское население Китежа сбежалось бы в невесты проситься. А тебе тут, небось, отбиваться пришлось от поклонниц? - Лешаня заговорщицки подмигнул Гарри.
   - Ага, щас, так тебе Леська и дала бы женским вниманием полюбоваться! - Поддел друга Святослав. - Половник в руки, и бегал бы ты от нее от речки огородами да через весь город.
   Лешаня раскрыл глаза от испуга.
   - Ты это...только не говори ей, что я тут нес,...а то она баба вспыльчивая...ну, ты помнишь, что было на дне рождения Миха.
  Святослав, улыбаясь, блаженно закрыл глаза.
   - Ну как же, не помнить...помню. Мих тогда изрядно перебрал и сказал, что надо бы тебе найти кого поспокойней, как он там выразился? 'баба должна знать кто в доме хозяин'. Бедняга...его зубы потом вся окрестная детвора собирала, даже игру устроили: 'собери все зубы дяди Миха и получишь золотой в подарок'.
   Лешаня тоже улыбнулся.
   - И сковородку новую покупать ему пришлось. Череп то у Миха - чугуниевый.
  И оба приятеля расхохотались.
   - Ладно, хорош вам косточки бедняге перемывать! - Весемир и сам, казалось, скрывал улыбку. - Беззубым тоже несладко приходиться, вся еда через трубочку.
   - Это если стряпня вкусная, а если нет - клизму ставят!
  Святослав, всхлипывая от смеха, повалился на землю.
  Наконец, отсмеявшись, друзья повернулись к Гарри.
   - Ты молодец, настоящий мужик! - Лешаня хлопнул парня по плечу.
   - А когда тебя подучим, станешь как Терминатор. Таких гадов одной левой валить начнешь. - Это Святослав.
   - Спасибо, учту. - Гарри улыбнулся. - Но сначала ритуал проведем.
  Подойдя к статуе Слизерина, Гарри на змеином языке приказал.
   - Говори со мной Слизерин, величайший, из хогвартской четверки!
  Статуя открыла рот. И Гарри, войдя в тоннель, позвал за собой спутников. Пройдя по извилистому коридору, они очутились в просторной комнате, где располагался ритуальный круг, на котором была расчерчена пентаграмма. Сам ритуал представлял собой довольно сложный обряд.
   Сначала, по всем канонам ритуалистики , с соблюдением всех сопутствующих в таких случаях инструкций, с поправкой на расположение планет, время года и место проведения ритуала, чертилась пентаграмма. Гарри мучился два часа пока, наконец, не довел фигуру до нужной идеальной ровности. Затем следовал черед символов стихий. Для огненной использовалась особая свеча из жира, с начерченной на ней руной Феху - руной огня. В свечу аккуратно опускали клубок шерсти, чтобы он тлел, но не загорался. Огонь олицетворялся с животными - хищниками. Гарри использовал львиную шерсть, мудро рассудив, что царь зверей лучше всего отвечает его плану. Для водной стихии была приготовлена специальная миска с водой. На миске была выбита руна Лагуз - руна воды и потока. В миску Гарри положил змеиную чешую, олицетворение водных животных - хотя можно было использовать и рыбью, но Гарри прочел, что в данном месте, где магические потоки пересекались, прекрасно подходит ее заменитель. Для земли использовалась плодородная почва, выкопанная в лесу у подножья дуба. На земле лежало копыто буйвола, олицетворяющее травоядное животное. Мощное и в тоже время мирное. В месте, куда насыпали землю, чертилась руна земли - Уруз. Для воздуха чертили руну Ансуз и сверху клали орлиное перо, как олицетворение царя птиц и воздушной стихии.
   Все предметы стояли у разных концов пентаграммы, за исключением последнего, куда Гарри положил перстень Певереллов. Гарри встал в центре пентаграммы и начал на распев читать заклинание. Воздух в комнате наэлектризовался. Мощнейшие потоки магии циркулировали в центре круга. Руны стали разгораться все ярче и ярче, словно огонь зажигал их изнутри. В комнате стало жарко. С последними словами заклинания из рун вылетели белые лучи, которые, попав друг в друга, отразились в перстень. И все стихло.
   Перстень стал разгораться все ярче, над ним появился сияющий шар света, растущий в размере, пока, наконец, не остановился и начал принимать форму животного. Когда ослепляющий белый свет спал, все изумленно выдохнули. Мощное львиное тело, увенчанное головой орла с небольшими ушками сверху. Смертоносные когти, и стальной клюв внушали трепет, а огромные орлиные крылья за спиной, казалось, способны были охватить размахом всю комнату.
   - Грифон! - потрясенно прошептал Билл.
  Грифон, осмотрев комнату, остановил свой взгляд на Гарри. Издав яростный клекот, он взмахнул крыльями и кинулся к нему с быстротой пули. Едва он коснулся Поттера, их охватило свечение, еще мгновение - и грифон исчез, словно впитавшись в парня. Гарри еще секунду-другую будто светился изнутри, а затем свет померк.
  
  
  
  
  
  Глава 5.
  Не будите во мне зверя! Он и так не высыпается.
  ***
  Раз, два, три, четыре, пять,
  Вышел Гарри погулять;
  Он сейчас - неадекват.
  Кто не спрятался - сам виноват!
  Народная мудрость.
  
  
  В Хогвартсе этим вечером было тихо. Изредка пролетающие совы, да пробегающие по своим делам кошки нарушали покой величественного замка. Наступил комендантский час и все его обитатели отправились набираться сил до завтрашнего утра. Но что это? С тихим скрипом открылась главная дверь в замке и на улицу выскользнули пять фигур, левитирующие перед собой два тела. Если мы прислушаемся к их разговору, то услышим следующее:
   - Торопись, Маркус, у нас не так много времени. Мы должны сделать все как можно быстрее и свалить оттуда пока не поздно. - Прозвучал тихий мужской голос.
  Тот, кого звали Маркусом, исподлобья глянул на своего собеседника.
   - Старая кошка говорила, что все должны быть в своих гостиных раньше времени. Мне не нравится все это, Тео. У меня плохое предчувствие...
   - Ай-яй-яй - раздался радом женский голос. - Бедный Маркус боится старой кошатницы? Не бойся. После того, как Поттер лишится своих дружков, мы вместе порадуемся за успешное начало мести. - В женском голосе отчетливо проскользнула ненависть. - А потом он отплатит за все...
   - Заткнитесь все и побежали быстрей, скоро луна взойдет - Прозвучал голос четвертого незнакомца
  Его спутники с тревогой посмотрели на небо и, ускорившись, побежали в виднеющийся впереди лес.
  ***
  
  Гарри стоял с закрытыми глазами, запрокинув голову и раскинув руки в стороны, внутри ритуального круга. Все присутствующие не сводили с него напряженных взглядов. В ритуальном зале стояла гулкая гнетущая тишина, которую, казалось, можно было нарезать ножом. Капелька пота стекла по лицу Билла и, дойдя до подбородка, упала на пол.
   'Интересно, что сейчас произойдет?' - Подумал Билл. И будто откликнувшись на его мысли, Гарри медленно опустил голову и открыл глаза. Все присутствующие вздрогнули от увиденного. Пылающие зеленым цветом глаза без зрачков смотрели на них с безразличием. Гарри повернулся к перстню Певереллов, лежащему в пентаграмме, поднял руку и перстень, взмыв в воздух, прилетел к парню и наделся на палец. Гарри снял с лица очки и, бросив на пол, вышел из ритуального круга.
   - Гарри, ты меня слышишь? - Раздался голос Весемира - борись с Тотемом, постарайся вспомнить, кто ты. Это просто сильное животное. Прикажи ему слушаться тебя.
  Но Гарри, ничего не ответив, продолжал идти к выходу.
   - Боюсь, Гарри, ты никуда не уйдешь, пока не подчинишь себе Тотем. - Весемир поднял палочку и кинул в Гарри парализующее проклятье.
  Тут за короткое время произошло сразу множество событий. Гарри с невообразимой скоростью увернулся от проклятия, взмахом руки отправив бросившегося на него Билла в стену. Раздался вскрик, и Билл лежит на земле с гримасой боли, держась за плечо. Гарри даже не взглянул на него, прыгнул в воздух и приземлился за спиной Кингсли, ударом локтя ломая ему челюсть и, схватив за руку, с разворота швырнул в сторону Макгонагалл и Флитвика, едва успевших отскочить в сторону.
   Минерва бросила в Гарри связующее проклятье, а декан Равенкло попытался превратить пыль под ногами Поттера в скользкий каток, но Гарри, чуть отклонившись с траектории лучей, выставил вперед руку, и Директрису отбросило на стену. К счастью, перед ней стоял Лешаня, погасивший импульс удара. Не будь его, Минерва не отделалась бы только оглушением, а наверняка сломала себе спину. Флитвику же повезло меньше - Гарри начертил в воздухе странную руну, оставившую после себя пылающий след, и на полугоблина обрушилась стена огня. Флитвику чудом удалось успеть поставить перед собой щит, но и даром атака Гарри для него не прошла: Его одежда дымилась, на лице и руках виднелись ожоги.
  В это время на Гарри прыгнул Святослав, в полете начертивший пальцами какой-то знак. На Гарри сверху упала сеть, сплетенная из частиц мрака. Но Тотем что-то гортанно крикнул и в сети зазияла дыра, в которую он и выпрыгнул. Святослав вступил в схватку с Тотемом, они обменялись быстрыми ударами - причем оба двигались с такой скоростью, что людскому глазу было практически невозможно разобрать, что там происходит - они оба казались двумя неясными кляксами, плавно перетекающими из одного положения в другое. Наконец Гарри удалось сбить Святослава с ног, и рыжего воина откинуло в сторону. Перед Гарри теперь не было препятствий к выходу из зала. Он сделал гигантский прыжок и вылетел из Ритуальной комнаты, при этом нажав на рычаг в стене, и дверь в комнату стала быстро закрываться. Святослав и Лешаня попытались было догнать парня, но не успели. Дверь закрылась.
  ***
   - Энервейт!
  Гермиона со стоном очнулась. Сначала не понимая, что происходит, она попыталась потереть глаза, но тут заработавший мозг гриффиндорки мгновенно отметил несколько фактов: во-первых - она связана. Во - вторых, она находится в лесу и на улице уже начинает смеркаться. В-третьих, судя по сопению, слева от нее привязан еще кто-то. А негромкая ругань и проклятия тут же выдали личность ее собрата по несчастью - это был Рон.
   - Рон, я здесь, рядом с тобой - позвала рыжика девушка.
   - Гермиона? - раздался удивленный голос Уизли - Что ты тут делаешь?
   - Грибы собирать пошла, разве не ясно? - сарказму девушки позавидовал бы сам Снейп. - Не будь идиотом, Рон, разве не ясно, что нас с тобой похитили. И если похитили только нас, то готова поспорить на что угодно, что здесь замешаны враги Гарри.
   - Надо же, она и впрямь умна. - Раздался рядом мужской голос - Браво, Грейнджер, десять балов Гриффиндору.
  На поляну вышел незнакомец в мантии с капюшоном и следом за ним спустя несколько секунд показались еще четыре человека.
   - Кто вы такие и что вам надо? - Гермиона старалась, чтобы ее голос не дрогнул.
   - Надо же, какая смелая, вопросы задает. - Одна из фигур, судя по голосу, это была девушка - притворно поаплодировала. Гермионе этот голос показался знакомым, и почти сразу она его узнала.
   - Паркинсон! - Уверенно произнесла гриффиндорка. - Чего тебе от нас надо?
  Паркинсон сняла с головы капюшон, и, подойдя к Гермионе, с едва сдерживаемо злостью прошипела.
   - А кто сказал, что нам от вас что-то надо? Может, мы просто решили отомстить этому ублюдку Поттеру. - Слизеринка словно выплюнула это слово.
   - Из-за него Драко уехал из страны и наша с ним свадьба отменяется. А я так давно об этом мечтала... - Подойдя к Гермионе, девушка схватила ее за волосы. - Думаешь, я так просто это оставлю? Поттер лишил меня того, что я любила больше всего, так и я лишу его того, что он любит. Мы все здесь... - слизеринка обвела рукой своих спутников. - ...об этом мечтаем.
   - Он убил моего отца. - Снял капюшон один из незнакомцев.
  'Нотт' - тут же отметила Гермиона.
   - Я сначала посмотрю на его страдания, когда он поймет, что вы оба мертвы, а потом нанесу ему решающий удар, и только потом он умрет! - в голосе Нотта было столько ненависти, что Гермионе стало страшно.
  - Когда Гарри узнает, вам всем не поздоровиться. - Гермиона храбрилась, хотя у самой было неспокойно на душе. - Он найдет вас всех и уничтожит. Лучше отпустите нас, и мы забудем про этот инцидент.
  Похитители, услышав такое заявление, расхохотались. Отсмеявшись, один из них подошел к Гермионе и сказал ей на ухо.
   - Когда Поттер узнает, что вы мертвы, мы уже будем далеко. Да и потом, кто сказал, что именно мы вас убьем? Нам не хочется марать руки о такую грязнокровку, как ты и этого предателя крови. За нас все сделают другие.
  Неизвестный провел пальцем по щеке девушки и отошел от дерева, дав знак своим спутником уходить.
   - Прощай, Грейнджер, и ты, туполобик - тоже прощай. Нам будет вас не хватать! - незнакомец издал небольшой смешок.
   - Роули! - наконец же узнала незнакомца Гермиона. - Ты заплатишь за все!
   Майкл Роули, не обратив внимания на слова гриффиндорки, помахал ручкой и, посмотрев напоследок на небо, скрылся за деревьями.
  Гермиона сначала не поняла, почему слизеринец смотрел на небо, она глянула наверх. И ее тут же осенила ужасная догадка. Побледнев, она повернулась к Рону и дрожащим от страха голосом зашептала:
   - Рон, давай выбираться отсюда, пока не поздно, иначе нам - конец.
   - Ты поняла, о чем они говорили? - Проявил любопытство рыжик. - Вроде пока нам ничего не угрожает.
   - Поверь мне, Рон, лучше тебе не знать того, что нас может ждать. Просто делай, как я говорю, и постарайся ослабить веревку.
  Они начали попытки растянуть веревку в надежде хоть немного ее ослабить, Наконец, через некоторое время раздался радостный голос Рона.
   - Кажется, мне немного удалось освободить руку, подожди, я сейчас...
   Но договорить он не успел.
  Над лесом пронесся звериный вой. Тягучий, сильный, полный скрытой злобы и ярости. Гермиона испуганно посмотрела на Рона, который тоже резко побледнел, поняв, что за неведомая опасность им угрожает.
   - Оборотни.... - Прошептал рыжик со страхом.
  И ребята с удвоенной силой возобновили попытки избежать того ужаса, который их ждал.
  ***
  Минерва устало потерла глаза и посмотрела на следы короткой, но очень насыщенной 'беседы' с одержимым тотемом Гарри. Билл, морщась от боли, сидел, облокотившись о стену и придерживая рукой сломанное плечо. Кингсли, которому уже оказали помощь, пытался в меру своих сил помочь Святославу и Лешане открыть Ритуальную комнату. Тяжелее всего пришлось Флитвику, лежащему на наколдованных носилках. Его лицо и руки были покрыты ожогами, на которые Весемир старательно наносил какую-то резко пахнущую мазь.
   - Да, не сладко нам пришлось. - Полугоблин посмотрел на Минерву. - Но у меня стойкое ощущение, что мы легко отделались.
   - Так оно и есть! - Весемир закончил втирать на руки Флитвика свое лекарство и повернулся к Директрисе. - Нам очень повезло, что мы не разозлили его достаточно сильно. Должен признать, что Гарри сумел удивить меня. Никогда не слышал о Тотеме - магическом существе.
   - Ну, удивлять - это Гарри умеет! - Билл издал короткий смешок и тут же зашипел от боли. - Меня больше беспокоит, что он может навредить другим. Комендантский час еще не закончился и по замку наверняка шляется полным-полно детей.
   - Нет, я лично предупредила старост, что сегодня комендантский час начнется раньше и приказала никого не выпускать из своих гостиных - ответила Минерва.
   - Я не думаю, что детям в школе угрожает опасность. - Весемир в задумчивости погладил бороду, - Если его тотем олицетворяет Грифона, то из того, что я знаю, могу судить, что это благородное животное никогда не нападет первым на того, кто слабее. Рассердить его можно, попытавшись напасть на него самому. Или если будет угроза безопасности его 'стаи', а в особенности - его пары, которую они стараются оберегать всеми силами. Грифон может быть мстительным к тем, кто причинил его паре боль и прекрасно помнит все, что ему сделали. Причем здесь не играет роли мужчина это или женщина. Он будет преследовать своего врага до тех пор, пока не убьет, а когда убьет еще и растерзает его тело на куски.
   - А естественные враги у грифонов есть? - С любопытством спросил Флитвик.
   - Если говорить о тех, кто может убить его один на один, то очень мало. Грифоны необычайно сильные магические существа. В особенности тот, что олицетворяет тотем Гарри. Если не ошибаюсь, это - Королевский Грифон - самый сильный, хотя и самый редкий вид. Этот Грифон вполне способен одолеть, к примеру, дракона - его когти и клюв способны пробить драконью шкуру. А его мощный клекот имеет направленное действие, и сила звуковой волны может крушить даже камни. Летает он тоже прекрасно. Это, наверно, вообще одно из самых быстрых существ в мире. Хотя, конечно, если они сойдутся в поединке, все будет зависеть от многих факторов, но я, например, точно уверен, что на дракона ставить не рискну. Хотя есть существа, которых грифоны особенно ненавидят, и стараются уничтожить.
   - И кто же это? - Билл с интересом слушал импровизированную лекцию о магических животных, о которых раньше ничего не знал.
   - Оборотни. Это единственные враги, на которых грифоны охотятся с особой страстью. Даже несколько оборотней имеют мало шансов на то, чтобы одолеть грифона. Один оборотень - заведомый смертник. Их единственное спасение - бежать от грифона подальше и забиться в какую-нибудь дыру.
   - Готово! - Радостно воскликнул Святослав, и каменная дверь медленно слала подниматься.
   - Нужно спешить, пока Гарри делов не натворил. - Лешаня посмотрел на друга, на щеке которого была здоровенная царапина, впрочем, уже заметно меньшего размера, чем была.
   - И не говори. - Святослав потер щеку - Силен, как и ты, а в скорости и мне не уступит. Не завидую я тому, кто нарвется на него.
  ***
   - Неплохо все прошло, теперь можно смотреть на реакцию Поттера и наслаждаться. - Теодор Нотт посмотрел на своих сообщников.
   Он вместе с Пенси Паркинсон, Майклом Роули, Грегори Гойлом и Маркусом Эйвери вчера разработали этот план и решили провести его в жизнь, не откладывая дело в долгий ящик. Сегодняшняя ночь подходила как нельзя лучше. Зачем марать свои руки, если за тебя это сделают другие - так по-слизерински! Наверняка основатель их факультета гордился бы ими. Нотт слышал от своего отца, когда тот еще был жив, что в Запретном лесу есть своя стая оборотней, неподконтрольная покойному теперь Грейбеку. Их вожак отклонил предложение Фенрира войти в его стаю. Это были дикие оборотни, причем жившие в Запретном лесу уже очень давно. Они были крупнее своих собратьев из стаи Грейбека, поскольку жили в лесу, полном разнообразной пищи и имевшем свою особую магию. Как подозревал отец Теодора, всякая живность, живущая в этом лесу со временем становиться крупнее, чем обычно.
  Осталось найти правильное месторасположение этой стаи и уйти оттуда вовремя. К счастью, отец Маркуса Эйвери присутствовал при посещении послов Темного Лорда к этим оборотням и рассказал сыну, где они находятся. Оглушив грязнокровку и предателя крови, они доставили их к границе, за которой была территория стаи. Слизеринцы как раз вышли на опушку перед замком, когда увидели перед собой стоящего к ним спиной человека. Спустя мгновение Тео понял кто перед ними.
   Поттер (а это, несомненно, был именно он) стоял, смотря на замок и раскинув руки в стороны, словно прислушиваясь к чему-то. Он был раздет до пояса и судя по всему - безоружен.
   - Какая, радостная встреча. - Нотт, достав палочку, начал осторожно подходить к Гарри. Остальные, тоже достав палочки, направили их на Поттера.
  - Эй, очкарик! - Окликнул Поттера Маркус.
  'Очкарик' никак не отреагировал.
   - Да, что мы вообще с ним разговариваем? Грег, а ну, придержи его.
  Гойл послушно вышел вперед и схватил Поттера за руки и попытался ему их вывернуть.
  Но не тут - то было. Гарри слегка двинул плечами и горрилоподобный слизеринец кулем свалился на землю. От злости он тут же встал на ноги и, размахнувшись, ударил Поттера в затылок. Или правильней сказать, попытался ударить. В то же мгновение Поттер с какой-то сумасшедшей скоростью повернулся и поймал кулак Гойла прямо перед лицом. Тут уже всем присутствующим 'заговорщикам' стало не по себе.
  Пылающие зеленым цветом глаза без зрачков, абсолютно равнодушный взгляд, словно перед ними был робот, никаких очков - велосипедов, ставших уже привычной частью имиджа Мальчика - Который - Выжил. Этот Поттер был....другим, словно в его тело кто-то вселился.
  Поттер все с тем же равнодушным взглядом посмотрел на руку Гойла, которую держал перед собой, перевел взгляд на самого Грегори, затем окинул взглядом всех собравшихся перед ним слизеринцев, наставивших на него палочки. Резко сжав кулак, он сломал Гойлу пальцы, а затем невероятно быстро крутнулся на месте, заходя слизеринцу за спину. Не выдержав такой нагрузки, кости руки и плечо Гойла покрылись множественными переломами, кое - где и открытыми. В это время Поттер нанес пару ударов слизеринцу по ногам, ломая колени, и отбросил полубессознательное от боли тело на землю.
  Увидев, что их друг явно недееспособен, Маркус и Тео мгновенно направили на Поттера палочки и попытались попасть в него заклятьями. Поттер все с той же сумасшедшей скоростью резко сблизился с Маркусом и, схватив слизеринца за шею, отправил на свидание с ближайшим деревом. От удара Маркус на мгновение потерял сознание, разбитого лица текла кровь, и, судя по прерывистому рваному дыханию - ребра либо треснули, либо даже были переломаны. Приходя в себя, Маркус повалился на четвереньки, заливая кровью всю траву вокруг
  Тео повезло меньше. Гарри нанес сильный удар в пах, и слизеринец, схватившись за промежность, потерял сознание от боли. Очевидно, детей наследник семьи Нотт больше не сделает.
  Майкл тоже постарался доставить Гарри неприятностей, бросив в него заклинанием, но опять-таки резво отскочивший в сторону Поттер нарушил его планы. Взрывное проклятье буквально на несколько сантиметров разминулось с лохматиком и попало в стоящего на четвереньках Маркуса. Брызги крови и оторванная голова отчего-то оказали на слизеринца неприятное воздействие - его вырвало. А потом он почувствовал, как его горло словно сдавило тисками, не давая дышать, сдавливая все сильнее.
  - Месть. Людская месть глупа и беспринципна. В ней нет высшего предназначения. Со мной это не пройдет. - на лице Гарри было не больше эмоций, чем было бы, если бы он раздавил таракана.
  Но тут плечо и горло Майкла словно опалило огнем, рука по самое плечо отпала от тела и из разрезанного горла хлынула кровь. Майкл стал жертвой 'удачного' Секо Пенси Паркинсон. Правда, слизеринке вместе с захлебывающемся в крови и умирающим однокашником удалось ранить в плечо и Поттера. Впав в ступор от того, что Майкл уже на пути в 'страну вечной ночи', она краем сознания отметила, что безразличное до этого лицо Гарри обрело сердитое выражение. Это было плохо. Очень плохо. А спустя еще несколько мгновений она поняла, почему.
  - Нападать со спины - ни в одном обществе не достойно. Глупая самка.
  Эти слова, были произнесены им, молниеносно оказывающимся рядом с девушкой, с таким холодом и яростью, что буквально заставили волосы на затылке встать дыбом. А еще мгновение спустя Гарри, словно железными тисками сдавив руки Паркинсон, вывернул их и повалил слизеринку на землю. Пэнси почувствовала, как ее платье вместе с трусиками разрывает на куски сильная рука Гарри. Паркинсон постаралась вырваться из стального захвата насильника, но точный удар под лопатки отправил Паркинсон в полубессознательное состояние. Окончательно потерять сознание ей так и не удалось, и Пэнси прекрасно чувствовала, как ее промежность словно разрывает на части. Как Поттер жестко и безжалостно, по-звериному с остервенением насилует ее тело. Как сильно он выламывает руки. Следы его укусов на плечах и спине, струйка крови, текущая из разорванной вагины, механические движения с остервенением вколачивающего в нее свой член Поттера, слезы, капающие из ее широко открытых глаз и утробное рычание насильника. Её разум помутился. А когда Поттер, со звериным рыком брызнув внутрь струей семени, вышел из ее тела, Пэнси начал сотрясать смех. Она смеялась сквозь слезы боли и не могла остановиться.
  Неизвестно, чем бы все для нее закончилось, если бы сквозь ее смех Поттер не услышал тягучий звериный вой, пронесшийся над лесом. Мгновенно его лицо обрело странное выражение. Мы могли бы назвать его предвкушением, или азартом, но сам одержимый Гарри над этим не задумывался. Надев штаны, он с огромной скоростью метнулся в сторону леса и исчез в зарослях. Паркинсон, все так же похихикивая, лежала на земле на кусках разорванного платья. Спустя некоторое время сошедшую с ума слизеринку и ее менее удачливых дружков нашли профессора во главе с Макгонагалл.
  ***
  Рон всю свою жизнь ненавидел и боялся пауков. Как ему казалось, больше в своей жизни он не увидит ничего страшнее логова акромантулов, которое они с Гарри посетили на втором курсе. Но смотря, как из темного леса начинают появляться неведомые огоньки, причем все больше и больше, он начал испытывать настоящий ужас. Огоньки становились все ближе. Теперь стали различимы выходящие из леса обладатели этих огоньков. Глаза огромных волков и были этими пугающими 'фонариками'.
  Их было не меньше двух десятков. Огромные, каждый размером с лошадь, они окружали дерево с привязанными к нему гриффиндорцами, злобно скалясь и рыча. Рон заметил, что самый большой волк - очевидно, вожак - что-то рыкнул, и остальная стая отошла назад, оставив ребят наедине с огромным волком. Белоснежная шерсть, яростный взгляд желтых глаз, слюна, капающая из пасти, где виднелись огромные клыки длинной с ладонь Гермионы. Оборотень зарычал и присел, готовясь к прыжку. Рон взглянул на Гермиону, увидев в ее глазах обреченность. Слеза, пробежав по ее щеке, упала на землю.
   - Я люблю тебя! - Прошептал рыжик и закрыл глаза, приготовившись к смерти. Девушка последовала его примеру. Сквозь закрытые веки Рон услышал, как хрустнула ветка под тяжестью волчьего тела, почувствовал резкую струю воздуха, будто рядом пролетело что-то тяжелое, и услышал сильный визг и мощный удар недалеко от дерева, к которому они с Гермионой были привязаны. Открыв глаза, Рон увидел, что Вожак лежит рядом, его передние лапы вывернуты под неестественным углом, а все остальные оборотни отвернулись от них с Гермионой и смотрят на край поляны, где стояла фигура.
   - Гарри! - услышал Рон голос подруги. И не поверил своим глазам. Перед ним действительно был Поттер... Но какой Поттер!
  Пылающие зеленым светом глаза без зрачков были особенно отчетливо различаемы в сумерках. Никаких очков-велосипедов. Волны сырой, мощной силы исходящей от него. Какая-то звериная грация и хищные движения, словно это был совсем не Гарри - а кто-то сильный, опасный и жестокий.
  Стая оборотней, зарычав разом, кинулась на Гарри, но он и глазом не моргнул. С какой-то нечеловеческой скоростью он резко приблизился к первому волку. И, стоило зверю оторваться от земли, как ему навстречу уже летел в прыжке Поттер. Рон и Гермиона запомнили этот вечер на всю жизнь и не раз впоследствии вспоминали его. Все происходило очень быстро, даже слишком быстро на взгляд обычного человека, Но для Рона и Гермионы время словно замедлило ход: будто кто-то нарочно хотел, чтобы они видели все, что происходит. В полете Гарри вывернулся в воздухе, словно кошка, схватил за шкирку летящего волка и с силой бросил прямо в стаю собратьев, словно шар для боулинга. Троих волков раскидало в разные стороны. Но на Гарри тут же с двух сторон набросились еще двое. В следующее мгновение произошло нечто невообразимое, Рон так и не смог понять потом, как Гарри это сделал.
  Поттер, посмотрев на летящих в него оборотней, а затем, окинув взглядом остальных волков, коих было очень и очень много, видимо понял, что всех врагов он не уничтожит. Он резко сложил ладони лодочкой, что-то гортанно прорычал на неизвестном языке и резко развел руки в стороны. В руке у Гарри оказался странный клинок из очень необычной стали небесно голубого цвета, с изображением смерти с косой на рукояти. На рыжика прямо хлынул поток мощной магии, которой веяло от кинжала. Гарри резко замахнулся и метнул кинжал в одного из оборотней, а сам отпрыгнул в сторону, уйдя с дороги летящих в него волков. Кинжал пробил волку глаз, и мгновенно умершее животное столкнулось в воздухе с собратом. Гарри в это время сделал движение рукой, и кинжал вернулся в его ладонь. Сразу же на Гарри налетел третий волк - отчего-то Рон подумал, что даже если Гарри попадет оборотню в глаз, его собьет с ног мощная волчья туша. Но здесь кинжал показал, что он не так прост.
  Внезапно удлинившись примерно на метр, он рассек тело огромного волка надвое. Рон прекрасно помнил лекцию, которую ему пришлось прочитать на третьем курсе школы, когда Снейп замещал на уроке ЗОТИ Римуса Люпина. Там черным по белому писалось, что шкура оборотней в полнолуние обладает свойством упрочняться. И почти никакое оружие, кроме как сделанное гоблинами или из серебра, не способно ее пробить. Но неведомый создатель чудо - оружия ведать - не ведал всей этой заумной ерунды. Кинжалу было абсолютно начхать на какую-то там упрочнившуюся шкуру да мясо с костями почти трех метрового волка. Он с такой легкостью рассек тело ликана, что Рону подумалось, будто тело волка - несуществующее, словно призрак. Не может оружие рассекать плоть и кость так легко, словно воздух! Но приземлившиеся на землю две отдельные половинки оборотня, да вывалившиеся из разрезанной утробы внутренности говорили обратное. На этом сюрпризы шедевра неведомого гения не закончились, кинжал, подчиняясь руке Гарри, со свистом рассек головы двух ближайших волков надвое, отделив верхнюю часть головы от нижней пол линии глаз. Затем, снова уменьшившись в размере, в ответ на нажатие странного глаза в центре крестовины у него по бокам вылезли клинки - как в последствии ему объяснила Гермиона, получился сюкен или сякен...Рон часто путал незнакомые слова, но точно помнил о 'звездочке смерти', про которую говорила его подруга. Гарри метнул изменившийся кинжал в пасть одному из волков, и тот захлебнулся в собственной крови; кинжал, вращаясь, разрезал шею и внутренности оборотня словно бензопила 'Дружба' - дерево. Пробив дергающемуся в агонии животному брюхо, он вернулся в ладонь Гарри и снова увеличился до размера среднего меча. Рону показалось, что клинок поет только ему понятную песнь, купаясь в крови убитых Гарри волков. Словно очень, очень долгое время он ждал возможности проявить себя, и наконец, его звездный час пробил. Гарри, резко ускорившись, с разворота прыгнул прямо в гущу небольшой кучки волков. Четверо или пятеро оборотней умерли, даже не успев отпрыгнуть с пути смертельного клинка.
  Гарри принялся убивать волков с необычайной жестокостью. Покрытый чужой кровью с ног до головы, он словно увидел перед собой смертельных врагов, которых нужно уничтожить любой ценой. Одного оборотня Гарри убил с особым цинизмом, отрубив сначала передние, а потом и задние лапы, и насадив получившийся мешок мяса задом на торчащий из земли побег молодого дуба. Дерево пробило внутренности дергающемуся в агонии существу и вышло изо рта. Рону стало дурно. Но Гарри на этом не закончил. Некоторые волки попытались бежать от неминуемой гибели, убраться подальше от этого демона в человечьем обличье, но Гарри, начертив кинжалом в воздухе странную руну, оставившую после себя пылающий след, поймал 'перебежчиков' в словно сотканные из теней сети. И принялся расправляться с остатками некогда грозной стаи, а теперь - скулящими от ужаса волками по-своему. Отрубив нескольким волкам головы, он насадил их на ближайшее дерево, словно шарики на рождественскую елку. Безголовые тела он, предварительно вспоров им брюхо, раскидал под этим же деревом, потом, словно в насмешку, помочился на тела поверженных врагов, некоторые из которых еще дергались в судорогах. Финальным аккордом 'Бойни в Лесу' стала смерть Вожака стаи и его Пары.
   Сначала Гарри как щенка за шкирку схватил пытавшуюся сбежать самку, резко размахнувшись, швырнул ее в ближайшее дерево, ломая позвоночник. Затем обездвиженное, но, тем не менее, явно живое тело было крест-накрест прибито к дереву с развешенными головами ее сородичей толстыми острыми ветками. Они с необычайной силой пробили лапы волчицы и глубоко вошли в дерево. Самка ушла в мир иной не в пример быстрее своего самца: Гарри подойдя к ней, резко воткнул кинжал в ее сердце. Смерть была мгновенной.
   Затем Гарри за хвост притащил еще живого Вожака, чьи передние лапы были сломаны и, подняв над землей, насадил на острые ветки 'рождественской елки' прямо рядом с его самкой. Дикий вой агонизирующего существа прервала сильная рука, схватившая пасть волка в смертельные, тиски. Гарри приблизился к вожаку, смотря ему прямо в глаза, держа при этом левой рукой его пасть, а правой с невероятной силой пробил грудь, и, резко дернув на себя, вытащил горячее, еще пульсирующее сердце из тела Вожака.
  Рона с Гермионой от такой 'милой сцены' вырвало.
  Вожак, увидев свое сердце перед глазами, только и смог издать хрипящий звук, задрыгал задними лапами и спустя несколько секунд умер.
  А по округе разнесся яростный клич нового хищника, еще более ужасного, чем когда-либо знал этот лес.
  
  Глава 6 (часть первая)
  Cамые опасные демоны живут в наших сердцах...
  Народная мудрость.
  Сегодняшней ночью в больничной палате Хогвартса было непривычно многолюдно. И как всегда виновником всех вестей был Гарри Поттер. Сошедшая с ума Паркинсон, покрытый множественными переломами Гойл, Нотт с отбитыми гениталиями.... Это уже не говоря о недавно вышедших из шокового состояния Рона Уизли и Гермионы Грейнджер.
  Все присутствовавшие в Ритуальной комнате, плюс Рон, Гермиона и Мадам Помфри в настоящее время стояли у кровати, на которой уже по старой доброй хогвартской традиции лежал Гарри. Участникам Ритуала до сих пор было не по себе, когда они вспоминали картину, открывшуюся перед ними на поляне у старого дуба в это полнолуние...
  ***
  Билл Уизли после прошлогоднего вояжа Пожирателей в Хогвартс, где он был укушен Грейбеком, никогда так не радовался, что это прошло для него почти без последствий - за исключением его шрамов, чуть улучшегося слуха и обоняния да любви к бифштексам с кровью - как в эту ночь. Продираясь сквозь заросли, обходя коряги и ямы, подходя все ближе к месту, где слышался вой и скуление, небольшой отряд подготовился к серьезной драке. Но выйдя на залитую луной поляну, они совсем не ожидали увидеть ТАКОЕ...
   Первое, что ощутила наша компания на подходе к месту - удушливый смрад. Запах крови отчетливо ощущался даже за пределами поляны. Трава вокруг приобрела темно красный оттенок от пропитавшей ее крови, и будто светилась при луне. Повсюду были раскиданы трупы волков, некоторые из которых были без головы.
   'А где головы?' - возник вопрос на краю сознания Билла, и тут же ему стало дурно от открывшейся перед ним картины. В центре поляны рос дуб, возле которого кольцом были свалены тела волков, все также безголовые. Сами головы были нанизаны на дерево, словно кто-то решил отпраздновать Рождество и не нашел ничего лучше такого извращенного способа. Кроме голов на дубе было еще два тела. Огромный волк с белоснежной шерстью, видимо бывший вожаком в этой несчастной стае и волк поменьше - очевидно, его самка. Их тела были нанизаны на ствол дерева, словно бабочки в коллекции какого-то сумасшедшего энтомолога* - насколько прекрасные своей дикой, звериной красотой и настолько же уродливо выглядевшие тела, с такой жестокостью прибитые к дереву.
  Едва сдержав рвотный позыв, Билл отвернулся и онемел. На другом конце поляны у дерева были привязаны Рон с Гермионой, а рядом с ними весь залитый чужой кровью стоял Гарри. Луна, освещая контуры тела, делала его похожим на сошедшего со страниц магловского романа демона. Внимание привлекал находившийся в его руке странного вида кинжал с лезвием из необычного голубого цвета стали. От клинка на Билла словно 'дыхнуло' магией. Мощной. Древней. И очень опасной.
  Гарри поднял кинжал, и резко провел по веревке, которой ребята были привязаны. Лезвие рассекло ее словно воздух. Тут Поттер, видимо почувствовав направленные на него взгляды, повернулся. Биллу стало не по себе. Он понял, что так легко, как в Ритуальном зале, все не закончится, Тотем явно почуял жажду крови и их ждет очень жестокая драка. Гарри словно прочитал его мысли, взял кинжал обратным хватом и напрягся, будто готовясь к прыжку.
   - Гарри стой! Не надо! - Гермиона бросилась перед Поттером, выставив перед собой руки. - Гарри, пожалуйста, опомнись, это друзья, не нападай на них...
  Гермиона чуть не плакала, крича навзрыд. Но она с таким жаром принялась защищать уже приготовившихся к драке 'друзей', что лицо Гарри прежде пустое и безэмоциональное, приобрело осмысленное выражение. Его глаза, пылающие зеленым огнем, снова вернули свой обычный цвет.
   - Гермиона?..Чт..Что случилось? - Запинаясь, прошептал Гарри.
  Его взгляд обвел всех находившихся на поляне, вернулся к Гермионе и переместился на свою правую руку, в которой он держал кинжал. Внезапно он упал на землю, выронив при этом клинок, и схватился за голову. Тут Гарри затрясло, и протащило по земле несколько метров, после чего подкинуло в воздух, у самой земли его тело успели подхватить заклинанием. Когда Билл подошел к лежащему, то ощутил потоки магии, словно образовавшие кокон над заключенным в него неподвижным Гарри.
   - Слияние души началось. - Услышал Билл слова Весемира - Теперь все зависит только от него самого.
  Рон в это время решил проявить самодеятельность и попытался взять в руки тот странный кинжал, который выпал у Поттера из рук.
   - Стой! Не трогай его! - Весемир чудом успел заклинанием отбросить Рона в сторону. Подойдя к кинжалу он, нахмурился.
   - Этот кинжал очень опасен, я ощущаю от него странную, чужую магию...с подобным лучше быть максимально настороже, и что-то мне подсказывает, что брать его в руки без последствий может только Гарри. Лучше не рисковать, чем навлечь на себя возможные неприятности. - Подняв голову вверх, он обвел взглядом всех присутствующих и видимо что-то обдумав, предложил, стараясь держать все под контролем и не дать возможной панике вырваться наружу - школьники были подозрительно спокойны.
   - Минерва, почему бы вам не забрать детей в Больничное крыло, а мы приступим к уборке этой поляны после 'маленькой драки', которую тут устроил Гарри. Билл проводит вас, ему тоже нужна помощь.
  Минерва, кивнув, подняла тело Гарри заклинанием и, сделав рукой, приглашающий жест, отправила ребят впереди себя. Билл, уходя с директрисой, бросил последний взгляд на тот хаос, что устроил Поттер, покачал головой и мысленно дал себе зарок никогда не злить Поттера, чья буйная натура, ставшая еще более неуравновешенной после Ритуала, абсолютно непредсказуема.
  ***
  - И что теперь будет с Гарри? - Гермиона с тревогой посмотрела на неподвижное тело Гарри и обвела взглядом всех собравшихся в больничном крыле.
  Как ни странно, ей ответила Макгонагалл.
   - Сложно сказать...теперь все зависит от самого Гарри: сумеет одолеть Тотема в своей душе - вернется в сознание, если же Тотем окажется сильнее...я не хочу даже думать, что произойдет тогда...та бойня, - Минерва вздрогнула, вспомнив увиденное часом ранее, - может показаться нам цветочками. А еще этот его кинжал... - Все присутствующие перевели взгляд на лежащий рядом с подростком клинок, который словно пульсировал в такт дыханию Гарри. - В общем, будем надеяться, что Гарри крепче, чем мы думаем, и окажется сильнее своего Зверя.
  Минерва словно вернулась в то время, когда ее кузен точно также пластом лежал в больнице Святого Мунго. Тот ужас и отчаяние снова, дали о себе знать, разом убивая всю уверенность и надежду. Отвернувшись к стене, Минерва попыталась скрыть от остальных свои слезы, украдкой вытерев их платком. На то она директор - она не может себе позволить быть слабой, только не она и только не здесь, не сейчас. Взяв себя в руки, она не дала плохим мыслям взять над собой верх.
   - Я думаю, что Гарри справится. Судя по тому, что я о нем слышал и видел своими глазами, он уже не раз доказывал, что умеет делать невозможное. Да, его Тотем необычайно силен, я вообще никогда не слышал о магических зверях, призванных в таких ритуалах, но надеюсь, что наш подопечный снова сделает нечто необычайное. - Весемир улыбнулся Гермионе. - Думаю, твой друг снова преподнесет нам сюрприз.
  Гермиона тоже улыбнулась, но потом ее лицо помрачнело, она снова бросила тревожный взгляд на Гарри и повернулась к старому волхву.
   - Скажите, а когда человек проводит такой ритуал, он же помнит все, что делал? Или его сознание отключается и у него наступает амнезия?
   Весемир с интересом посмотрел на Гермиону - судя по тому, что ему говорили об этой девочке, она была очень умна и явно нашла какую-то проблему.
   - Да, после того, как он приходит в себя, человек вспоминает то, что он делал под воздействием своего Тотема. Тебя что-то беспокоит?
   - Гарри...меня беспокоит его реакция, когда он очнется. - Гермиона встала со стула возле койки Гарри и принялась расхаживать перед ней, пытаясь выразить свои мысли логично и по порядку, что было затруднительно из-за волны паники, которую она пыталась держать под контролем.
   - Гарри не любил рассказывать нам с Роном о своем детстве, но то, что я смогла узнать, подсказывает мне, что оно было у него...непростым. Гарри нередко говорил, что считает своим домом Хогвартс и его родственники, они относились к нему... - Гермиона попыталась подобрать подходящее слово, но видимо не найдя более подходящего, отрезала - ...Паршиво! Он не говорил, били ли они его или делали вещи еще более худшие, но могу сказать, что изнурительная работа по дому и принудительные голодовки присутствовали совершенно точно.
  Лицо Макгонагалл при этих словах побледнело, губы сжались в тонкую полоску.
   - У него много так называемых 'друзей', но ни один из них не знает настоящего Гарри. Может быть, кроме нас с Роном таких людей нет вообще. Но даже от нас он многое скрывал или не договаривал. Гарри до сих пор винит себя в смерти своего крестного и Седрика Диггори, его часто мучили кошмары, там, в палатке. Он пытался скрывать это, но я слишком хорошо знаю его и видела, как часто он не высыпался. И это все мешает Гарри реализовать свою мечту. Гарри всегда хотел иметь семью. Это было его самое большое желание. И когда он повзрослел, то наверняка в тайне надеялся, что найдется такая девушка, которая сможет полюбить его не за славу, (которую он ненавидел) и не за деньги, а за то, какой он есть, со своими проблемами, страхами... - Гермиона взволновано посмотрела на Весемира. - Понимаете, он не знает, что такое быть любимым, и наверняка уже смирился с тем, что никогда не найдёт своего счастья. А уж теперь он может стать совсем нелюдимым, зная, насколько он опасен.
   - А как же мисс Уизли? Если я не ошибаюсь, они даже встречались на шестом курсе. - Вставила свои пять центов Минерва.
   Гермиона, услышав такое, только закатила глаза и раздраженно тряхнула кудрями.
   - Простите, директор, но это не серьезно! Я часто разговаривала с Джинни, и поверьте мне на слово, она не знает о нем почти ничего! Она полюбила его образ. Она мечтала, что Гарри, как настоящий герой, спасший ее из лап чудовища, женится на ней, и она заблистает на светских вечеринках и балах, которые каждый год устраивают в Министерстве, демонстрируя всем, какой у нее красивый и известный муж. В ее комнате даже висит его плакат - впрочем, не только у нее одной, похоже, половина девочек в школе тайно влюблены в Гарри, или скорее в его легенду, в Избранного. Я лично знаю трех и подозреваю еще пятерых в том, что у них есть к нему интерес, который после победы над Лордом только вырос. Так что увлечение Джинни не имеет ничего общего с настоящими чувствами. Это обыкновенный фанатизм. Насчет того, почему Гарри встречался с ней: мне кажется очевидным, что тут виноваты гормоны. Возможно, ему надоело быть все время одному, да еще и мы с Роном отдалились от него и, похоже, он чувствовал себя 'третьим лишним'. Поэтому он позволил себе чуть расслабиться и попытаться начать отношения. Я думаю, он понял, что у них слишком мало общего и поэтому предложил ей расстаться под предлогом 'опасности за ее жизнь'. Хотя Джинни говорила мне, что хочет поговорить с Гарри насчет возобновления их 'отношений' - Гермиона сделала пальцами кавычки - но ничего хорошего я от этого разговора не жду. Особенно после того, что Гарри сделал сегодня вечером. Он безжалостно оттолкнет любого, кто только заикнется о том, чтобы с ним встречаться. Я не знаю тут ни одной девушки, которая может привлечь его внимание.
   - А как насчет мисс Чанг? Я часто ловила его взгляды, когда он украдкой смотрел на нее. - Минерва явно была заинтересована в этой теме и лично решила найти Гарри 'подходящую пару'.
  Гермиона фыркнула.
  - Это уже не смешно! Гарри никогда ее не любил и даже не относился серьезно к этим чувствам. - Гермиона задумчиво намотала прядь волос на палец, видимо что-то прикидывая. - Если честно...я не думаю, что Гарри найдет здесь такую девушку. Уж слишком она должна быть необычной, чтобы покорить его сердце. Ей придется очень непросто. Гарри после того, что сделал с Паркинсон, наверняка возненавидит себя и даже влюбившись, будет молчать о своих чувствах. Этой девушке придется добиваться его любви самой...
  Тут монолог Гермионы прервал голос Рона.
   - Эй, а откуда у него этот ожог и царапины, раньше их не было?!
  Все тут же посмотрели на Гарри. И верно. На его лице было несколько царапин, и на левой руке отчетливо проступил след от ожога.
   - Сейчас мы это исправим. - Мадам Помфри, сделала несколько пассов над Гарри, но судя по ее виду что-то пошло не так как надо.
   - Не работает.- Растерянно отметила школьная медсестра. - Я не могу его излечить...
  Тут тело Гарри задергалось, словно его кто-то бил, послышался хруст костей, порезы исполосовали всю его грудь. Брызнула кровь.
  Гермиона вскрикнула, схватившись рукой за Рона, загородившего собой девушку.
  Кинжал, до этого пульсирующий в такт ударам сердца Гарри, неожиданно стал светиться все сильнее, и внезапно ярко вспыхнув, обдал присутствующих мощнейшей волной магии, выбившей стекла в Больничной палате и раскидавшей всех в разные стороны. Когда они пришли в себя и, поднявшись, принялись осматривать разрушения, нанесенные магическим выбросом, их внимание привлек вскрик Минервы, показывающей на Гарри. И было от чего. Все раны, которые были на его теле - исчезли. Но не это шокировало обычно спокойную и невозмутимую директрису.
  Волосы Гарри, прежде черные как смоль покрылись у висков белоснежной дорожкой седины.
  ***
  Первое, что почувствовал Гарри - капли воды, бьющие по лицу и холодную, мокрую поверхность на которой он лежал.
  Открыв глаза, поднявшись, он, сначала не понял, где находится, но спустя несколько секунд -узнал. Но он с удивлением осматривал изменения, которые произошли в этом месте.
  Гарри находился в Лондоне. Точнее на Херингем - роуд. Но как же все здесь изменилось! Кругом росли деревья, некоторые проросли прямо сквозь дома, проломав стены или крышу. Из асфальта пробивалась трава и кустарники. Гарри был готов поклясться, что видел, как ему перебежал дорогу заяц. Но самое удивительное было то, что вдалеке, на другой стороне Темзы, на непонятно как возникшем холме, был отчетливо различим силуэт Хогвартса. Гарри посмотрел на небо, прикрыв лицо от капающего сверху дождя и увидел, что дождь шел только на этой половине Лондона, на другой же - было солнечно.
  Решив, что стоять на месте глупо и нужно двигаться вперед, Гарри пошел к виднеющемуся в дали замку. Опустив руку в карман, он с облегчением отметил, что, по крайней мере, не безоружен - его палочка все еще была при нем. Дойдя до конца улицы, минуя машины стоящие тут и там, Гарри увидел, на другой стороне дороги людей, огромной толпой идущих куда - то. Обрадовавшись, что он не один в этом странном месте, парень побежал вперед, пряча лицо от дождя.
   - Эй, подождите, что здесь происходит? - не добежав метров двадцать до людей, остановившихся и смотрящих на него, Гарри вдруг осознал две вещи.
  Первое - он один, а их слишком много. А вторая и она же последняя, что если он как можно быстрее не свалит отсюда, то уже пришедшая в движение толпа инферналов (а это были именно они) разорвет его на части. Быстро сотворив ритуальную Формулу Подчинения, которая позволяла контролировать мертвых, Гарри с проклятьем отметил, что она не работает. Только тот, кто сделал инферналов, мог их контролировать. Быстро подняв две машины в воздух и взорвав их Бомбардой Гарри, перегородил дорогу мертвецам, но он понимал, что это ненадолго - их было слишком много. И рукотворные зомби, словно услышав его мысли, оттеснили горящие машины в стороны. Толпа мертвецов растеклась по земле, словно прорвавший запруду водный поток и рыча побежала прямо на Гарри.
  Поттер, мгновенно взорвав самых прытких перед ним, развернулся и побежал изо всех сил к видневшейся впереди реке, попутно перегораживая мертвецам дорогу машинами и упавшими стенами домов. Лихорадочно думая как бы ему избавить себя от настойчивых попыток излишне активных к его персоне мертвецов, взгляд Гарри наткнулся на знаменитый Барьер Темзы - огромную плотину перегораживающую путь водной стихии в Лондон. Гарри как - то довелось побывать со школьной экскурсией у этих огромных сооружений из бетона и стали. Даже из далека они производили впечатление, что уж говорить о том, если стоять прямо под ними. Как смог увидеть Гарри - плотина была закрыта, следовательно, уровень воды в Темзе был высок. Мгновенно в его голове созрел план действий, и Гарри свернув чуть левее, побежал прямиком к плотине. Подбежав к ней и левитировав себя на первую опору Гарри со злорадством смотрел как зомби, подбежав к плотине, пытаются залезть на нее.
   - Ничего не получится парни, я сегодня не беру автографов, приходите завтра, и желательно после четырех пополудни.
  'Парни' от такой перспективы в восторг не пришли и с таким же остервенением продолжали лезть на плотину. Особенно старалась она из них, женщина лет двадцати на вид с яростным оскалом зыркающая на Гарри.
   - Извини милашка, но ты не в моем вкусе. - С этими словами Гарри перелетев на другую опору, поднял палочку и, помахав на прощание все еще разрастающейся толпе инферналов, взорвал первую опору и две береговые стены. Огромные потоки воды, хлынувшие в образовавшуюся брешь, смели барахтающихся мертвецов, словно песчинки и унесли прочь.
   - Нда...весело было. - Только и сумел проговорить Гарри, как тут его словно пронесло с огромной скоростью по воздуху и опустило прямо перед большим зданием.
   - Ну конечно, мне обязательно нужно здесь побывать, очевидно, кто-то хочет провести мне экскурсию по городу, надо будет не забыть поблагодарить его....парочкой Круцио. - сказал Гарри с сарказмом и осторожно пошел, вперед держа палочку наготове. Разумеется, он знал и это место. Аэропорт Лондон Сити - впечатляющее и красивое сооружение, одна из достопримечательностей Лондона. Он был огромен. Дурсли как - то раз приезжали сюда, встречать тетю...нет, пожалуй, она ему не тетя - просто Мардж. И Гарри тогда чуть не заблудился в Зале Ожидания. Огромное окно, выходящее на взлетную полосу, произвело на маленького Гарри неизгладимое впечатление, он тоже хотел как - ни будь полетать на самолетах. Гарри теперь с улыбкой вспоминал себя маленького, и иронично добавил, что летать - он умеет, только другими способами. Пройдя сквозь проходную и все ближе приближаясь к центру, Гарри понял, что Рону бы здесь точно 'понравилось'. И он наверняка с горячей благодарностью бросился бы обнимать Гарри, предложи он Рону присоединиться к нему в Аэропорту. Только рыжик, предварительно сильно матерясь, наверняка решил бы как следует избить Поттера, и честно говоря, у него были на это причины...
   - 'Акромантулы. В этом гребанном аэропорту развели свое гнездо чертовы акромантулы'.
  И действительно на бетонном потолке была развешена огромная, липкая паучья сеть, толщиной с руку взрослого человека, а по ней туда-сюда сновали пауки размером с крупную собаку. Их мохнатые ноги с легким скрипом и топотом нарушали тишину помещения. Гарри надо сказать понимал Рона и тоже не разделял восторгов Хагрида, этими представителями потомков Арахны, будь его воля - он свалил бы отсюда сразу же. Наложив на себя чары дезилюминации осторожно, стараясь не шуметь, пошел к выходу из зала. Тихо приоткрыв дверь и войдя в помещение он, чертыхнувшись, понял, что поговорка 'Из огня да в полымя' к нему точно применима. Огромный Зал Ожидания, в котором Гарри оказался - кишмя кишел пауками самых разных размеров. От небольшой собаки, до лошади. Их противные мохнатые тела заполонили весь зал так, что порой не было не видно пола, тем более, что они понатаскали сюда ветки деревьев и мох, видимо, чтобы 'чувствовать себя как дома'. А в самом углу, вдали на балконе был самый большой акромантул, которого Гарри только довелось видеть - размером с небольшой грузовик он сидел или правильней сказать висел на толстой паучьей сети, а перед ним были скрученные тела двух людей, которые уже видимо были мертвы. Паук был по виду ещё противней Арагога, тот хотя бы выглядел как нормальный паук, просто очень большого размера. Этот же местный 'Аль Капоне' паучьего мира был облезшим, лысым, и противным как пожеванный бульдогом тапок - и противно, и на ногу не одеть.
  Гарри осторожно начал идти к выходу из зала, не заметил, как наступил на осколок стекла. Раздался хруст. Мгновенно все паучье царство замерло, настороженно ища источник шума.
   - 'Бл%ть!' - только и сумел подумать Гарри, как заметил, что пара мелких пауков размером с крупную крысу, бежит прямо в то место где он стоит. Решив, что ему все равно рано или поздно придется себя раскрыть, Гарри решил сделать это на своих условиях. Резко взмахнув рукой, он послал в главного паука взрывное проклятье, а тех двоих, что бежали к нему - разрезал надвое. Глава паучьего племени собирался уже спокойно поесть принесенную его детьми еду, как страшной силы взрыв, оторвав ему несколько ног, сбросил с балкона. От боли паук издал истошный визг, от которого все пауки до единого забегали как ужаленные.
   Гарри видя, что тут становится жарко, и опасность быть пойманным возросла, побежал к выходу. На шум невидимых шагов тут же среагировал 'небольшой' паук размером со среднюю собаку и так и не долетев до цели, упал на землю объятый пламенем. Тут Гарри снял чары дезилюминации и подбежал к стеклу, выходящему на взлетную полосу. Разбив его заклинанием и прикрыв рукой, лицо от осколков Гарри едва успел отпрыгнуть в сторону. Прямо на него бежало еще два паука размером с пони. Пустив Секо в одного и пригвоздив к земле Ледяным копьем другого - Гарри стремительно побежал к концу взлетной полосы, минуя стоящие на ней самолеты и заправщики. А из здания Аэропорта на него уже неслась огромная паучья 'семья' решившая наказать нахальную добычу зато, что посмела побывать в ее святая святых, и отнести пойманного двуногого своему Отцу.
   Гарри отбежав достаточно далеко, решил, что план удался и все паучье племя выманено, решил напоследок оставить о себе тут 'добрую' память. Подтянув заклинанием несколько самолетов, и образовав полукольцо, он поднял в воздух несколько заправщиков, разрезал их баки и щедро разлил горючее по асфальту.
  Пауки, будучи существами, не слишком обремененными интеллектом, ринулись прямо в расставленную Гарри ловушку и толпой ломанулись на щедро политую горючим землю. Гарри снова наложив чары Хамелеона левитировал себя на стоящий отдельно от остальных 'Боинг'.
   - Только сегодня и только у нас. Ресторан 'У Гарри' предлагает вам незабываемое блюдо - жаренные до хрустящей корочки акромантулы. Гостям из Азии - скидка!
   С этими словами, наш 'повар' поднял палочку и со злой усмешкой пустил в набегающую толпу Пиро.
  Горючее заполыхало мгновенно. Огонь захватил в свои жаркие сети толпу пауков, из которой донесся визг боли. Обреченные пауки попытались сбежать из этой хитроумной ловушки, но не тут то было. С огромной скоростью пламя добралось до стоящих с пробитыми баками заправщиков, и прогремел чудовищной силы взрыв, разбивший вдребезги все стекла в аэропорту. Пауки, оказавшись в этом местном филиале ада, вспыхнули как пучок спичек у костра и охваченные огнем принялись метаться по объятой пламенем взлетной полосе, но пробежав совсем немного падали уже полностью сгорев.
   Но Гарри и этого было мало. Вспомнив, что он видел в аэропорту, Гарри поднял в воздух еще несколько заправщиков, запустил ими в здание аэропорта и поджег. От второго взрыва сотрясшего землю опоры поддерживающие здание аэропорта рухнули, и большая его часть с грохотом упала на землю, похоронив под собой тех пауков, что были внутри.
   - Надеюсь, Гринпис не подаст на меня в суд за жестокое обращение с пауками. - С мрачноватым юморком отметил Поттер, как тут местность снова начала стремительно меняться и наш герой оказался прямиком возле спуска в метро у стоящих рядами небоскребов.
   - Станция Кэнэри-Уорф. Это становится все более интересным. Похоже на какой-то дурацкий магловский роман. Узнаю, кто это все придумал - придушу своими руками!** - пообещал Поттер и решительно направился к входу в метро.
  ***
  Осторожно спускаясь по неработающему эскалатору Гарри, настороженно оглядывался по сторонам. Встречи с зомби и акромантулами приучили его, что в его следующем местоположении наверняка будет очень опасно и чаем с плюшками его тут не накормят. Спустившись до конца Гарри, очутился в огромном зале, с турникетами, кассами множеством различной рекламы и полным отсутствием людей. Как заметил Гарри, многие лампы не работали, а те, которые все же были включены - мигали, и тускло освещали весь этот зал.
  Гарри подошел к турникету, который закрывал перед ним дорогу, и воровато оглянувшись, словно кто-то мог его застукать за нарушением порядка, перелез через него и, показав продукту, деньга вымогательства язык пошел дальше.
   - 'Всегда мечтал сделать это хоть разок, а то никогда так спокойно не подурачишься, все время кто-то мешает' - с ухмылкой подумал Гарри. Подойдя ко второй лестнице, он начал спускаться вглубь метро, его снова встревожило полное отсутствие людей. Зато добавились следы крови. Засохшие, кое-где размазанные по стенам и видимо довольно старые, но Гарри от этого было не легче.
   - 'Что же здесь скрывается? Если следовать странной логике того кто меня сюда направил, то это должно быть нечто еще более опасное чем пауки. Но таких тварей довольно много. Та же нунда к примеру. Хотя это должно по идее жить в подземельях, а таких животных очень мало и первое, что приходит в голову это... '
  Тут Гарри спустился по лестнице до конца. И первое, что он увидел - огромная змеиная шкура, лежащая в углу станции. Она была существенно больше той, что Гарри видел в Тайной Комнате.
   - 'Ну конечно, как же я раньше не догадался'. - С сарказмом отметил Гарри. - 'Василиск, якорь ему в брюхо. Хотя...я же змееуст может он не станет нападать на меня?'
  Но Поттер тут же отмел эту бредовую мысль. Судя по его великолепному 'везению' тот, кто его сюда направил, вряд ли предоставит Гарри такой легкий путь к победе. Нет тут все гораздо интереснее. Наверняка чертова змея набросится на него с особым остервенением и будет преследовать по всему лондонскому метро. А если Василиск будет не один, а несколько... Гарри тут же запретил себе думать об этом, а то еще накаркает, с него станется.
   Местным неформалам вздумай они сюда сунуться, наверняка бы тут понравилось. Правда, прожили бы они тогда очень не долго. Сама станция была довольно большой, несколько лампочек тускло освещали зал, делая открывшийся вид довольно готичным - хоть сейчас жги свечи и пой заунывные печальные песни о смысле жизни на земле. Особенно добавляли остроты два тоннеля скрытые во мраке, откуда в любой момент мог выглянуть хозяин брошенной шкуры. Эта милая змейка с ядовитыми клыками и смертоносным мать его взглядом. Еще большего энтузиазма в поисках приключений привнесли большие груды костей. Причем не только крысиные. Василиск явно любил полакомиться человечинкой. Как и в аэропорту Гарри применил чары дезилюминации, но предварительно наложил на кроссовки бесшумное заклятье - он быстро учился на своих ошибках. Прислушиваясь к малейшему шуму и замирая от малейшего шороха, Гарри спустился в один из тоннелей и пошел вперед. Становилось все темнее, но Поттер понимал, что зажги он свет, и тут же может себя выдать. Нет. Нужно идти максимально скрытно, тем более, аварийные лампочки хоть и тускло, но освещали дорогу. Пройдя вперед метров двести Гарри увидел, что его карма снова принесла ему 'радостную' весть. Здесь была еще одна шкура. Поменьше первой, но легче от этого не становилось.
   - 'Накаркал - таки!' - Гарри решил, что неведомый 'благодетель' кактус ему в подмышку, имеет ужасное чувство юмора.
  Теперь его задача убить обе змейки. Причем лучше сделать это сразу с обеими, так как, лишившись своего партнера, василиски становились необычайно агрессивными, и опасными порой уничтожая целые города.
  Пройдя вперед еще метров триста, Гарри, наконец, вышел из тоннеля. И осторожно боясь сделать лишнее движение присел. Они были здесь. Две здоровенные змеюки каждая не меньше двадцати пяти метров в длину, лежали рядом, полностью занимая немаленькое пространство станции. Их мощная чешуйчатая броня при тусклом свете аварийных ламп производила жуткое впечатление. Змеи были по - своему красивые. Жуткие, смертельные, но в то же время прекрасные своей особенной красотой. Одна из них имела красноватый 'хохолок' на голове.
   - 'Самец'. - Тут же отметил Гарри.
  Змеи, очевидно, недавно полакомились, если судить по остаткам одежды разбросанной на полу станции, причем было съедено не меньше четырех человек. Да, аппетит у василисков был отменный.
  Внезапно самец поднял голову, принюхиваясь, его раздвоенный язык быстро задвигался туда-сюда. Он явно что-то почуял.
   - 'Черт! Эта тварь меня унюхала! Надо быстро придумать план как мне завалить этих милашек пока они меня не сожрали'.
  Та 'милашка', что относилась к сильному полу, в это время подползла к краю станции и заглянула в тоннель, где прятался Гарри. Огромная, жуткая клыкастая, змеиная морда выглядела очень впечатляюще. Поттер решил рискнуть и раз уж плана никакого он не придумал, то нужно импровизировать. Он крепко зажмурился, достал палочку и вытянул ее вперед.
   - Люмос Максима!
  От мощной вспышки, даже закрытым глазам Гарри стало больно, что уж говорить про василиска. Раздался мощный рев эхом разнесшийся по станции. Василиск поднял голову и крутя ей из стороны в сторону издавал яростное шипение. Гарри понимая, что времени остается все меньше сделал следующий шаг, он направил палочку на потолок прямо над головой василиска.
   - Бомбарда Максима!
   Раздался огромной силы взрыв, на Гарри посыпались камни. Большой кусок бетона, отколовшись упал василиску прямо на голову, придавив его мощное тело к земле. Но самое страшное было не это, а то, что в образовавшуюся брешь хлынули потоки воды, заливая пол. Трещина возросла до еще больших размеров, и теперь в метро хлынула настоящая водная река.
  Гарри поднявшись со всех ног, бросился вон из станции. Огромная волна, неслась прямо за ним, снося все на своем пути. Поттер пулей запрыгнул на перрон, и так быстро как мог, поднялся по ступенькам эскалатора в верхний зал станции. Никогда еще в своей жизни он не бегал так быстро. Добежав до верха, он устало привалился к стене, переводя дыхание. Вода бурля поднялась по эскалатору не дойдя буквально метра полтора до станции.
   - Да, похоже, я побил мировой рекорд в забеге по метро. Срочно в книгу Гиннеса меня! Хорошо хоть с василисками покончено...
  Но едва он это сказал, как мощное двадцати семиметровое змеиное тело, прорвав водный поток, заползло на станцию. Самка, увидев гибель своего самца, решила наказать того, кто был виновен в его смерти. И сейчас эта двуногая добыча поймет, как она была неправа!
   - 'Твою мать, она чертовски зла на меня, похоже здесь будет жарко!' - Гарри поднял палочку и снова как в Хогвартсе призвал Каменных Голлемов.
   - Lapideus golem!
  Вылезшие из каменного пола пять фигур, по приказу Гарри, накинулись на самку василиска. Одного она отбросила в сторону своим хвостом. Голлем отлетел к противоположной стене и врезавшись в нее рассыпался на куски. От удара задрожало все здание станции. Неудача первого Голлема не смутила оставшихся. Они, вращая своими каменными дубинами запрыгнули на гигантскую змею и принялись наносить удары по ее телу.
   - Ату ее мальчики ату!
  'Мальчики' послушно выполняли то, чего Гарри от них и ждал. Один Голлем попытался залезть на морду змее и размозжить голову. Василиск, схватил его каменную руку и с размаху кинул в сторону Гарри. Поттер чудом успел отскочить в сторону.
   - Эй, ты чего моих Голлемов трогаешь?! Они тебе ничего не сделали! - В это время Гарри отпрыгнул в сторону так как мощный змеиный хвост едва его не расплющил.
   Гарри разозлился.
   - Ладно, тогда жалобы на плохое самочувствие не принимаются!
   И Поттер подловив момент аппарировал прямиком на голову самке. От такой наглости, василиск пришел в замешательство и поднял глаза наверх. Это было ее самой большой ошибкой. Гарри зажмурившись, бросил ей в лицо Коньюктивитус, серьезно ранив глаза. От боли змея открыла рот, зарычав не хуже ее самца, и это было второй ошибкой. Гарри пустил в нее Взрывное заклятье, разорвав ей внутренности, и огромная змеинная туша рухнула на землю. Гарри чудом успел аппарировать в другое место, чтобы его не раздавило.
   - Сосунки, я таких как вы еще в двенадцать лет убивал, слабоваты вы со мной тягаться. - Гарри храбрился, хотя его самого трясло от пережитого стресса. Пауки по сравнению с василиском явно проигрывали в плане давления на психику. От их взглядов, по крайней мере, не превращаешься в камень. Адреналин требовал выхода, и Поттер взорвав напоследок пару стен, устало присел возле Королевы Змей.
   - Такими темпами и поседеть недолго. - Мрачновато пошутил Поттер. Не успел он, как следует отдохнуть, как тут уже по привычке его закружило, и Гарри оказался возле еще одной достопримечательности Лондона.
   - Стадион Уэмбли. Похоже, мой 'благодетель', ежа ему под одеяло - футбольный фанат. Надеюсь, он болеет за Англию...хотя нет, если бы он болел за нее, она бы выиграла хоть что-нибудь, а не опускалась бы разными третьесортными командами на всех чемпионатах.
  С этими словами наш герой, устало взяв палочку, побрел к легендарному стадиону, где свои домашние матчи играла сборная Англии по футболу.
  
  * - автор знает, что правильней было бы назвать лепидоптерофилия, но... вы и сами понимаете, правда? (п/б Ой-ой, какие мы умные)
  ** - теперь у автора есть железная отмазка на случай долгого отсутствия проды...он будет получать политическое убежище в Гондурасе.
  
  Глава 6(часть вторая)
  Итак, Гарри волею случая оказался у стен знаменитого на весь мир стадиона, недавно отстроенного с иголочки девяностотысячного красавца.[1] Стадион действительно заслуживал того, чтобы его считали шедевром спортивной архитектуры. Для того, чтобы можно было оценить масштаб этого эпического сооружения, не будем приводить тут кучу различных цифр (коих будет очень и очень много), а скажем просто, что 'Новый Уэмбли' является самым большим в мире стадионом, где все сидения расположены под покрытием. А это вам не это!
   Стадион, как, впрочем, и все остальное в этом проклятом месте, был уродливо и вычурно изменен. Осталась только 'калька' самого места, но совершенно изменились детали.
  Сам стадион был словно вживлен в скальную породу. Мощные гранитные плиты прихотливо сочетались с бетоном и стальными конструкциями, при этом повсюду пышным цветом цвел плющ, покрывая скалы и стены толстым зеленым ковром. У Гарри сложилось впечатление, что он находится где-то в Альпах или в Карпатах - настолько это место походило на горный массив. Заросли плюща, достигая гигантских размеров, покрыли весь стадион целиком, его ветки по толщине вполне могли сравняться с небольшими деревьями. Толстые, покрытые большими острыми шипами, сантиметров десять-пятнадцать в длину. Они хищно скалились на весь белый свет бесчисленной стеной своих острых зубьев. Гарри внимательно осмотрел стадион снаружи и отметил, что в таком благоприятном месте для гнездовья не было птиц. Вообще. Этот первый звоночек не слишком его обрадовал.
   'Толи еще будет?' - подумал парень, оглядывая окрестности. Набежавшие тучи заслонили собой солнце, и от этого спортивная арена приобрела особый колорит. Гарри ощутил себя героем какой-нибудь фантазийной саги, идущим выручать местных жителей от злого чудовища (красавица и пол королевства в придачу прилагаются). Наконец войдя внутрь стадиона и проходя по тоннелю, ведущему на поле, Гарри задался вопросом, что его ждет на этот раз, и сколько сил придется затратить на то, чтобы остаться в живых. Его уже порядком утомила эта игра в кошки-мышки со смертью, и все более усложняемые задания в этом проклятом тесте наводили неприятные мысли о причинах такого жесткого 'обучения'.
  Выйдя, наконец, на поле, Гарри удивленно присвистнул. И было от чего.
  Драконы.
  На крыше стадиона, с каждой стороны по - хозяйски уютно расположились четыре дракона. Причем их, видно, совершенно не интересовало то, что они были разных видов и не одинакового размера (хотя и были явно больше, чем полагается 'нормальным драконам'), и добычу, судя по всему им как - то удавалось делить... Валлийский зеленый, Китайский огненный шар, Шведский тупорылый, и старая знакомая Гарри - Венгерская хвосторога.
   - Нда уж. Вот счастья то привалило. Похоже, вместо одной принцессы мне гарантирован целый гарем. Драконов на них не напасешься. Может, парочку оставить? Четыре тещи - этого даже мне многовато...
  Очевидно, его слова были восприняты АЗП [2] с некоторой прохладой, поскольку веселый драконий 'клуб свингеров' обратил, наконец, на него внимание.
  Громогласный рев в четыре драконьих глотки перепугал бы птиц по всей округе, если бы они конечно тут остались, да и многих людей в радиусе пары миль избавил бы от проблем с запорами. Неистовые британские фанаты, от чьего ора на стадионах порой закладывало уши, тихо забились по углам и, дружно взяв в руки по сигаре, нервно затянулись - ибо их гордость была посрамлена. Стекла окон, выходящих на поле, разом полопались, брызги разбитого стекла, едва не задев Гарри, звенящим ручьем осыпались на поле.
   - Впечатляюще! А еще громче можете? - У Гарри в последнее время вошло в привычку нести всякую чушь во время экстремальных ситуаций. Очевидно, так проявляется его суперспособность: разозлить врага настолько сильно, насколько вообще возможно. Хотя этот трюк чреват весьма плачевными последствиями, ибо раздраконить драконов (да простят мне читатели такой каламбур) штука опасная, они ведь и огнем пальнуть могут. Что кстати они и не преминули сделать.
   Две тонкие струи голубоватого пламени обрушились на Гарри слева: Шведский тупорылый выразил свое несогласие с заявлением Поттера. Собрата по драконьему цеху активно поддержал Китайский огненный шар, чье грибовидное пламя уже неслось на Гарри с правой стороны. Так же гордый представитель славного племени валлийцев, видимо, вспомнив о чести своих драконьих предков, пустил красноватого цвета пламя в Гарри. Причем его не смутило, что напал-то он со спины. Стыд и срам на его драконью голову! И наконец, любимая и нежно вспоминаемая в гарриных кошмарах Венгерская хвосторога выразила акт симпатии к этому красивому куску мяса перед ней мощной струей своего желтого пламени.
  Но Гарри не зря был столько лет такой занозой в мягком месте у Лорда Волдеморта. Мгновенно аппарировав в сторону, Гарри резко крутнул над головой палочкой, накладывая огнеупорный щит.
   - Refractoriness!
  Заклинание было довольно сложным и очень энергозатратным, далеко не каждый маг умел применять его. Например, студенту Хогвартса такое было не под силу - способность выдержать мощь драконьего пламени требовала соответствующую плату в виде большой магической силы и полной концентрации. Гарри сверху накрыл сверкающий купол льдисто-белого цвета, о который тут же бессильно разбилось пламя Шведского тупорылого.
  - Слабовато что-то ты выдохнул, никак кормили в детстве плохо? - Заботливо поинтересовался у взбешенного дракона Гарри.
   - Ну да ничего, мы это мигом исправим. - С этими словами Поттер направил на снова готовящегося выдохнуть пламя дракона палочку.
   - Tacitus!
   - Рatrem!
  Мощная струя мыльной пены начала забивать желудок бедному дракону, у которого словно парализовало челюсти - он не мог закрыть рот. Спустя пару минут его, дергающегося в конвульсиях, отбросило в сторону заклинанием.
   Минус один.
   - В очередь, с..кины дети, в очередь!
  Гарри накрыла какая - то радостная злость: наконец-то можно излить на кого-то свои гнев и раздражение.
  Следующей жертвой стал китайский огненный шар. 'Молот Тора' очень плохо влияет на здоровье. Даже если это здоровье дракона. 'Китайца' отбросило на стену, и на него сверху обрушился гигантский призрачный молот. Сломанные крылья, перебитый позвоночник, сдавленное бульканье и хрип. Диагноз: 'поттерокулит'.
   Минус два.
  Теперь на очереди был подлый и трусливый 'валлиец'. Гарри не любил, когда его бьют со спины. Он поймал дракона несколькими разорванными кабелями высокого напряжения, развешенными по всей крыше - очевидно, драконы использовали их в качестве личных игрушек, благо электричества на стадионе не было. Сбросил его с воздуха на землю и, облив с ног до головы водой, довершил начатое.
   - Fulgur!
   Зеленого дракона ждала незавидная судьба Тэда Банди [3]: мощный электрический разряд мигом заставил огромную драконью тушу биться в конвульсиях и издавать леденящий душу рев. Спустя несколько минут и с этим драконом было покончено.
  Минус три.
  Осталась только 'обожаемая' Гарри хвосторога, которая не преминула в очередной раз заявить о себе мощной струей пламени. Впрочем, безуспешно: щит Гарри был весьма хорош.
   - Жалкая ящерица. И это все, на что ты способна? - Гарри явно решил отплатить хвостороге за стресс от первого задания Турнира Трех Волшебников, а потому выбешивал ее как мог. Ответом на это стала очередная струя пламени. Видно, печальный опыт остальных трех драконов прошёл для хвостороги незамеченным.
  Тут Гарри отчего-то захотелось подурачиться - очевидно, издеваться над своими врагами это у Поттеров семейное. Вспомнив мультик, который он видел в детстве, еще когда жил в чулане (Дурсли любили смотреть в гостинной телевизор всей семьей по вечерам, и это была большая удача, что малышу Гарри было видно все на экране через щель в дверце чулана.). Гарри трансфигурировал из обломков стальных труб осла и заставил его двигаться; он надеялся, что тембр голоса он выбрал правильный, все - таки тот актер гениально его озвучил.
   -Эй, красавица, а что ты тут делаешь? - Осел с любопытством подбежал к недоумевающей Хвостороге, которая с некоторой настороженностью смотрела на это четвероногое чудо перед ней.
   - А ты можешь пальнуть огнем? Он у тебя наверно суперский! Ну, пальни а, ну пожалуйста!
  Хвосторога пришла от такого напора в полное замешательство и на всякий случай пальнула огнем прямо в осла, кто разберет это четвероногое, может быть оно опасно? Надо придерживаться драконьего девиза: в любой непонятной ситуации пальни огнем. А там разберемся!
  
  Но осел оказался на удивление прытким. Резво отпрыгнув в сторону, он с нескрываемым обожанием посмотрел на хвосторогу.
   - Охренеть, да ты просто богиня среди драконов! А как еще ты умеешь делать? У тебя такое красивое пламя, так и вижу, как спадает кожа с поджаренного лорда Фаркуада, давай пойдем и вместе его подпалим! Он сразу как увидит твои чудесные драконьи глаза, заплачет и спрячется под кровать! - осел от восторга чуть ли не подпрыгивал.
  Суровое драконье сердце под таким пламенным напором дало трещину, и Хвосторога смущенно отвернулась в сторону. Ей еще никто и никогда не говорил, что у нее красивые глаза. Этот нахал валлиец только и мог, что грубо домогаться до нее. А ей тоже хотелось ласки, чтобы кто-нибудь принес ей двуногого на завтрак...хорошо, двуногие это слишком, но эти четвероногие...бараны вроде? Тоже подойдут.
   - Давай, что ты стесняешься? Полетаем по городу, посмотрим на закат, а потом я приглашаю тебя на ужин: тут недалеко есть бар 'Голубая устрица' - там всегда полно брутальных мужиков, которые так и просятся дракону в пасть!
  Хвосторога засмущалась еще больше. Выдавив, что-то похожее на улыбку (жутковатое зрелище, я вам скажу!) она смачно чмокнула осла, перемазав почти все его тело в помаде, которую Гарри незаметно нанес ей на губы заклинанием.
  Осел от такого проявления чувств упал на землю и, подергивая ногами от экстаза, громко затянул старую ослиную балладу 'А я хвостик потерял'.
  Драконица, нежно взяв за шкирку все еще поющего осла, издала влюбленный вздох и, расправив свои огромные кожистые крылья, полетела прочь со стадиона.
  Гарри, проводив хвосторогу глазами, снял щит и дал, наконец, волю своему смеху. Ему пришлось прикусить себе язык во время 'брачной игры' осла и драконицы, чтобы не разрушить такой романтичный момент своим хохотом. Отсмеявшись, Гарри наконец поднял глаза на небо и выхватив палочку вывел в воздухе 'Гарри vs Драконы счет 4:0'.
   - Интересно, сколько времени пройдет, прежде чем осел превратиться в кусок железа? Надеюсь достаточно долго, чтобы заделать пару - тройку летающих огнедышащих ослят. - Со смешком заметил он.
  Бросив последний взгляд на небо, Гарри, насвистывая веселый мотивчик, направился к выходу из стадиона. Но не успел он пройти и десяти метров, как его снова подняло в воздух, закружило, и он опять очутился у очередной достопримечательности Лондона - Трафальгарской площади, где ему на встречу уже шли три фигуры. Две он узнал сразу, они направились прямо к нему, а одна была закутана в плащ и стала поодаль.
   - Красноглазый и его бешеная шавка. Будет весело и очень интересно - иронично хмыкнул Гарри.
  И действительно, Лорд Волдеморт и Беллатриса Лестрейндж были его очередными соперниками.
  ***
   Минерва устало вздохнула, потянулась и, сняв очки, протерла глаза. Да, нелегкий выдался вечер. После того, как Гарри очень плодотворно 'побеседовал' со стаей оборотней в Запретном лесу, дела навалились одно за другим: письма с соболезнованиями родственникам погибших слизеринцев, вызов авроров для тщательного расследования причин их гибели, допрос свидетелей по этому делу, где Минерва была обязана присутствовать как директор вверенной ей школы. И в довесок, до сих пор не пришедший в себя Гарри с побеленными сединой висками и его чудовищное оружие. Директриса все еще не могла прийти в себя от того, что она вместе с участниками Ритуала увидели в Омуте Памяти, заглянув в воспоминания мисс Грейнджер.
  Абсолютно жуткая картина резни, которую устроил Гарри, поражала своей жестокостью. Минерва до сих пор не могла понять как дети после того, что им пришлось пережить, остались рядом с его кроватью и, казалось, желали оказать ему помощь еще больше, чем раньше. Гарри повезло с друзьями - этого у него не отнять.
  Минерва окинула взглядом свой кабинет, напоследок посмотрев на стоящие в углу стола различные приборчики и механизмы, принадлежавшие Альбусу. Ей иногда было неудобно перед ним за то, что она занимает его бывший кабинет - слишком долго Дамблдор занимал пост Директора. Этот кабинет у нее уже прочно ассоциировался с худощавой длиннобородой фигурой Альбуса, с его блестящими голубыми глазами, загадочно поблескивающими из-за очков-половинок и с его вечными планами и интригами.
  За последнее Минерва порой ненавидела своего бывшего начальника. То, как он обошёлся с Гарри, не вызывало у нее ничего, кроме ярости. Сын ее любимых учеников жил в отвратительных условиях, не получая и толики того добра, что заслуживал. Здесь директриса ощутила острый укол вины. Она также виновата в том, что у Гарри не было нормальной семьи, как и Альбус. Знай она тогда, чем все закончиться, не стала бы никого слушать, а забрала бы Гарри и вырастила его сама. И плевать, что она уже не молода! Сил бы ей на это хватило, у нее Гарри точно не голодал бы целыми днями и в магии разбирался бы куда как лучше. Но... Прошлого не изменить. Как не изменить и того, что Гарри лежит теперь в больничном крыле и неизвестно, сколько ему там лежать. Да и вообще не ясно, каким он будет, когда очнется.
  Минерва снова вздохнула и откинулась в кресле, посмотрев в окно. Звезды ярко освещали продуваемую всеми ветрами шотландскую долину. Тысячи. Тысячи тысяч звезд. В городе такого не увидишь. Все-таки Шотландия красивая страна. Да, со своими недостатками, с суровым климатом, с продуваемыми морским ветром ущельями и холмами. Но нельзя не вспомнить о ее озерах, о чистых горных реках, о рассветах и закатах, которые раскрашивают небо яркими красками, словно художник холст. Минерва бы и дальше продолжала бы восторгаться ночным небом, но ее отвлек легкий стук в дверь. Минерва сразу подобралась, пригладила волосы и напустила на себя свой ставший уже легендарным строгий и деловой вид.
   - Войдите!
  Тихо скрипнула дверь, впуская посетителя. Весемир, видимо, принес важные новости, если пришел в столь поздний час: уже давно перевалило за полночь.
   -Я смотрю, вы вся в работе, Минерва. - Весемир присел в кресло и благодарно кивнул, принимая предложенную ему чашку с чаем.
   - Ох, и не говорите - школьные дела плюс еще письма родственникам погибших и расследование этого дела...я уже молчу о том, что произошло там, на поляне - нервирует, знаете ли.
  Весемир, отхлебнув чаю, кивнул, по всей видимости о чем - то задумавшись, и затем пристально посмотрел на директрису.
   - Гермиона была права, когда говорила, что Гарри может стать нелюдимым и будет себя ненавидеть. Его психика молода и очень нестабильна. Знания Реддла, плюс ритуал и то, что последовало за ним. Ему будет очень тяжело. Поэтому я забираю вместе с Гарри и его друзей. Тренировки в Китеже будут очень тяжелыми, к сожалению, у нас совсем нет времени, поэтому процесс обучения придется корректировать, что неизбежно повлечет за собой увеличение нагрузки на Гарри. Ему нужен 'якорь', чтобы он не сломался эмоционально и физически.
   - Вы планируете обучать их вместе с Гарри?
   - Нет, у них будет своя обучающая программа, не идущая, конечно, ни в какое сравнение с тем, что будет проходить Гарри, но они обязательно будут встречаться - им нужно отдыхать вместе хотя бы изредка. К тому же Гермиона, как я понимаю, будет не прочь посетить нашу библиотеку.
  При этих словах Минерва не могла сдержать улыбки. Да, если Гермиона услышит слово 'библиотека', она побежит хоть на край света, лишь бы получить желаемое.
   - Вы уже сказали им? - Директриса вопросительно глянула на старого волхва.
   - Нет, пока нет. Нужно дождаться пробуждения Гарри и посмотреть на его реакцию, когда он осознает последствия ритуала.
   Минерва снова откинулась на кресло, держа в руках чашку с чаем, машинально проводя пальцем по изображению кошки на ней. Слова Весемира снова всколыхнули в ее памяти тревогу и страх, которые она прятала глубоко в своей душе.
  'А что, если Гарри окажется совсем уже не Гарри' - эти мысли она старалась загнать поглубже, но они все равно напоминали о себе, мешая сосредоточиваться на работе, отдохнуть. Минерва уже начинала ненавидеть это давящее чувство тревоги и томительного ожидания. Честное слово, лучше бы Гарри очнулся поскорей, иначе она с ума сойдет!
   - Будем надеяться, что все закончиться хорошо.
   Минерва в задумчивости не услышала, а скорее даже почувствовала, что сказал Весемир.
   - Да, будем надеяться. - услышала она свой шепот словно со стороны. Больше им ничего другого не оставалось.
  ***
  Гарри смотрел в красные глаза своего врага, не видя там ничего, кроме ненависти. Волдеморт был с такой же змеиной внешностью и с теми же манерами 'Я тут царь, а вы все холопы', как и всегда. Чего не скажешь о Беллатриссе. Вот уж на ком природа отдохнула!
  Шизанутая психопатка с десятком маний и целым ворохом психических отклонений - находка для любого психиатра. Не говоря уже о ее выбитом переднем зубе, который придавал улыбке Беллы особый шарм жены уголовника. Не хватало только синяка под глазом, бутылки виски в руке и 'косячка' в зубах.
  Гарри невольно задался вопросом: кого из этих двух он ненавидит больше? Но никак не мог найти ответа. Волдеморт, с одной стороны, убил его родителей, много раз пытался убить его самого, и вообще был личностью, скажем прямо, с весьма паршивым характером. Но, несмотря на свои частые нервные срывы, он мог строить хитроумные планы, умел терпеть, умел убеждать в своей правоте. По крайней мере, тот Волдеморт, что еще не зашел слишком далеко в своих попытках обрести бессмертие - да, Том был гением. Его познания в Черной магии, да и не только в ней одной были колоссальны, его боевые навыки и опыт так же заслуживали восхищения. Да, он был чудовищем, был не здоров психически, но, тем не менее, он был явным примером ошибочности фразы, что 'гений и злодейство понятия несовместные'. Еще как совместные! Гарри с невольным уважением вспомнил ту заварушку в Южной Америке, где Волдеморт перебил все племя тамошних колдунов в поисках секретов их магии. А шаманы там были весьма и весьма неслабые, одни только их познания в стихийном колдовстве были впечатляющи. Но, тем не менее, Том сумел их победить. Так что следует отнестись к нему со всей серьезностью. Это вам не жалкие пауки и зомби и даже не драконы с василисками! Гарри предпочел бы встретиться с десятком драконов и василисков сражению с таким опасным противником.
  Белла же вызывала совершенно другие эмоции. Довольно сильная волшебница и опытная дуэлянтка, она, тем не менее, после 'отсидки на киче' совсем слетела с катушек. И без того будучи личностью с мягко говоря непростым характером, Белла превратилась в этакую пулю со смещенным центром тяжести - мало того, что дура, как и все пули, так еще и непредсказуемая: никогда не узнаешь, куда она повернет в следующий момент! Такая соперница не вызывала ничего, кроме брезгливости и отвращения.
   - Что, Поттер, хочешь увидеть своего блохастого крестного? - Белла видимо решила попытаться разозлить его. Жалкая попытка! Он уже не тот вспыльчивый мальчишка, что пытался сразиться с ней в атриуме Министерства Магии. Сейчас проведем ей мастер класс по доведению противника до бешенства! Взмахом палочки Гарри наколдовал Белле на лицо намордник, теперь главное не засмеяться. Поттер повернулся к Волдеморту, с интересом смотрящего это бесплатное шоу.
   - Ты ее на прививки водишь? - Гарри с опаской покосился на Беллу и заговорщицки зашептал, удостоверяясь, что Бешенной Дуре все слышно. - Мой тебе совет: своди пока не поздно, а то ее упекут в собачий питомник и тихо усыпят, а может и не тихо, кобелей там, говорят, конкретно без сучек оставляют - залюбят они ее там, ой залюбят....
  Выражение лица Беллатриссы нежным бальзамом пролилось на сердце парня. Скрип зубов даже в наморднике был слышен, наверно, на всей площади.
   - Да и, кстати, после прививок свози ее к психиатру. Если хочешь, дам один адресок, там есть чудесный мастер - лоботомию проводит по высшему разряду. Белла сразу похорошеет, будет тихая, тихая - ну а то, что слюни пускать будет порой - не беда, слюнявчик на шею и все дела.
   - Круцио!
  Белле видимо не понравилось слово 'лоботомия', хотя Гарри подозревал, что она вряд ли знает его значение. Гарри мгновенно аппарировал Белле за спину и постарался провернуть тот трюк, что с успехом получился у него в Большом зале в Хогвартсе. Сначала обливаем водой, затем 'Дыхание севера' и наконец, Бомбарда - три и в одном.
  Белле удалось увернуться от водяного потока, и ледяной ветер она смогла отразить, но последнее заклинание попало точно в цель, Белле оторвало правую руку и откинуло на фонтан в центре площади. Ее тело, выгнувшись дугой, насадилось на торчащий из воды стальной стержень фонтана. Вода в этом месте мгновенно окрасилась в алое.
   - Охладись, Белла! - Поттер снова не удержался и поглумился над поверженным врагом, очевидно в нем тоже есть что-то садистское. Но теперь все будет совсем по-другому. Волдеморт и Гарри стали друг напротив друга, поклонились, и началась дуэль.
  Волдеморт решил начать с легкой встряски и сходу выпустил в Гарри Аваду, подкрепленную Бомбардой - один из его самых эффективных приемов: прост и в то же время очень опасен, если не знать, как против него бороться. Быстро летящая Авада не отражалась ничем, кроме твердых предметов и заставляла соперника или уйти с траектории луча, или поставить твердый предмет на его пути. В обоих случаях сопернику сразу придется иметь дело с последствиями второго заклинания, и если маг недостаточно расторопен (а таких на пути Тома было немало), то он чаще всего проигрывал.
  Гарри не стал ждать, когда Авада сблизится с ним, а сразу аппарировал Тому за спину и два луча заклинаний пропали втуне.
   - Putridam carnem!
  В сторону Волдеморта понеслось небольшое серого цвета облачко. Но Том уже аппарировал с его пути, спустя пару секунд облачко соприкоснулось с небольшим деревцем, росшим на краю площади и мгновенно с его кроны стали опадать листья, разрушаясь в труху еще на излете, ствол дерева начал загнивать прямо на глазах, и вот уже на месте цветущего тополя - гнилое безжизненное растение.
   - Ignis flagéllum!
  Ого, похоже, наш красноглазый дружок раздражен - 'Огненная плеть' весьма неприятное заклинание, Эйвери испытал это на собственной шкуре. Главная его опасность в том, что если ты попал под его действие и решил поставить щит, то аппарировать ты уже не сможешь, и придется держать щит - пока атакующий не выдохнется, или пока у тебя не хватит сил сдерживать заклинание. Если противников двое - то попав под действие 'Плети' ты уже покойник: один может сдерживать тебя, а второй добьет. Но и мы не лыком шиты...
  Есть несколько приемов, позволяющих успешно отразить такое заклинание, и один из них испытал на себе Шведский тупорылый.
   - Рatrem!
  Мощная струя мыльной пены сшиблась с огненной плетью, и воздух тотчас наполнился шипением, как если бы на огонь плеснули водой. От места, где происходила борьба двух стихий, повалил густой белый пар. Гарри и его противник пытались пересилить друг друга, но ни один не вышел победителем, и спустя пару минут оба соперника отменили заклинания. Гарри тяжело дышал, сил это своеобразное 'перетягивание каната' отняло не мало. Волдеморт же выглядел вполне свежо, будто ничего и не произошло. Вместо этого он показал, что сил у него еще много.
   - Lapideus golem!
   - Авада Кедавра!
  Так-так-так - Том решил изменить тактику. Голлемы отвлекают внимание противника, в то время как он сам может легко попасть под луч заклинания. Вылезшие из пола каменные истуканы с утробным рычанием накинулись на Гарри. Их было шестеро, и они не собирались с ним церемониться. Гарри аппарировал с пути зеленого луча, и оказавшись на вершине Колонны Нельсона, применил одно из наиболее сложных заклинаний высшей трансфигурации.
   - Spiro vitam in inanimatis!
  Тотчас бронзовые львы, стерегущие сон адмирала и сама пятиметровая статуя прославленного флотоводца ожили. 'Нельсон' спрыгнул с колонны, отчего, казалось, задрожала вся площадь и, указав рукой на голлемов, повел крошечное бронзовое 'войско' в бой. Каменные големы встретили достойных соперников, и один из них почти сразу выбыл из схватки - два льва прыгнули на него с двух сторон, один мощным ударом своих бронзовых лап толкнул голема назад, а второй своей гигантской пастью раздробил его голову. 'Нельсон' же довольно успешно противостоял одному из голлемов, схватившись с ним в какое - то подобие рукопашной схватки и держа одной рукой каменную дубину, второй наносил чувствительные удары в голову голема, отчего у его противника отлетали большие куски камня и через несколько секунд гигант был побежден. В это время один из голлемов сумел поймать одного изо львов за хвост и, раскрутив перед собой, бросил его прямо на Колонну Нельсона. От чудовищного удара колонна задрожала, по площади прокатился низкий гул, словно кто-то ударил в гигантский гонг. Лев, повредив себе задние лапы, безуспешно попытался подняться, но тут на его макушку опустилась каменная дубина, и бронзовый представитель семейства кошачьих с расплющенной головой перестал двигаться...
  Гарри же в это время сосредоточился на своем враге, пока их 'игрушки' выясняют отношения между собой и что круче - камень или бронза (дружно держим кулаки за 'бригаду Нельсона'). Он аппарировал на другую сторону площади, поближе к лорду, и применил 'Цепи тьмы'. За спиной Тома, словно из ниоткуда возник темный провал, и вылетевшие оттуда цепи с крючьями попытались поймать Волдеморта. 'Попытались', потому что Том уже принял контрмеры и, вырвав с постамента одну из статуй, поставил перед собой. Цепи пробили бронзовой статуе тело и затащили в проем. Гарри невольно задался вопросом о материале этих самых крючьев и из чего они сделаны.
  Но тут видимо терпение лорда лопнуло.
   - Inferno Flamare!
  'Адское пламя'. Вот это поворот! Одно из самых сложных и самых опасных заклинаний, которые знал Том. Обладающее собственным разумом и целенаправленно преследующее жертву, его было трудно создать, но еще труднее было его контролировать (Крэбб горестно вздыхает где-то в аду). Но самое опасное было в том, что Адский огонь пожирал магию. Обычные щиты были против него бесполезны, и даже Огнеупорный щит, который Гарри успешно применял против драконов, был тут бессилен. Огромная огненная змея, метров десять в высоту, открыв свою пасть и прожигая все на своем пути, бросилась на Гарри.
  Гарри, понимая, что времени в обрез, и уже порядком устав от всего этого, решил пойти на риск и совершить абсолютно безбашенный поступок, который, тем не менее, мог привести к победе. Направив палочку на один из фонтанов, он применил заклинание 'Водяного шара'.
   - Рilam aqua!
  Вода из фонтана, поднявшись в воздух, окружила его сверкающим голубым куполом, о который тут же разбилось адское пламя. Огонь окружал его со всех сторон, вода сразу стала нагреваться, чуть не закипая. Гарри, получив несколько ожогов, стиснув зубы от боли и проклиная все на свете, ждал подходящего момента, и когда Том, сконцентрировавшись на удержании пламени и не замечая ничего вокруг, с торжеством на лице посмотрел на него - сделал свой ход.
   -Movendo!
  Получилось! Усложненная версия Акцио, позволяющая выдернуть твоего противника даже изнутри щита, если, конечно, он сильно отвлечен и не успеет среагировать, сработала как надо. Удивленного Волдеморта протащило по воздуху, забросив прямо в бушующий вокруг ад. Он вспыхнул мгновенно, Адскому огню было все равно, что пожирать - будь то дерево, одежда или его создатель. Волдеморт издал крик, в котором читались боль, ярость и еще что-то жуткое, трудно распознаваемое и замолк, навсегда превращаясь в раскаленный прах. Гарри не дал себе возможности позлорадствовать, его водяной шар уже натурально кипел и парень, вскрикнув от боли, аппарировал в сторону. Шар воды, больше не поддерживаемый магией, сразу же испарился. Гарри стиснул зубы, поднял двумя руками палочку на несущийся на него огненный шторм и произнес древнюю и мало кому известную формулу отмены этого чудовищного заклинания, очень трудную в своем исполнении.
   - Vade in loco!
  Тотчас огонь, бушующий вокруг, закружившись воронкой, начал втягиваться в его палочку, мгновенно нагревшуюся и начавшую жечь ему руки. Гарри прикусив губу, терпел боль и не отпускал палочку, поскольку понимал, что если он это сделает - сгорит, так же как и Волдеморт. Когда весь огонь оказался внутри, Гарри выронил дымящуюся палочку на каменные плиты и со стоном повалился на пол. Его руки покрылись волдырями, одежда дымилась, горло пересохло, и сил осталось совсем мало. Внезапно, лежа он почувствовал, как задрожала земля под чьими-то ногами, подняв голову и прищурившись, он с облегчением откинулся назад. Два оставшихся из его маленькой бронзовой 'армады' льва, подойдя к нему, начали заботливо облизывать своими холодными языками его лицо - ни дать ни взять два котенка или щенка, ласкающиеся к своему хозяину.
   - Хорошие киски, молодцы, я в вас верил. - Только и сумел прохрипеть Гарри, с наслаждением дав трехметровым бронзовым 'кискам' себя облизывать, холодный металл помогал хоть немного отвлечься от боли, давая ему кратковременную передышку. Но долго радоваться ему не пришлось. Внезапно перед ним из воздуха материализовался его давнишний незнакомец в капюшоне.
  Сняв капюшон, он посмотрел прямо на Гарри, отчего Поттеру стало не по себе: На него смотрел он сам, только его глаза были без зрачков и словно пылали нечеловеческим зеленым огнем.
   'А ты еще кто такой, мать твою?!' - Гарри с недоумением и тревогой смотрел на незнакомца.
  Незнакомец скинул с себя мантию и начал медленно приближаться к Гарри. Бронзовые львы, зарычав, накинулись на жуткую копию Поттера, но тот и бровью не повел, он резко взмахнул ладонью в бок, словно давая невидимке пощечину, и одного из львов отбросило в сторону метров на двадцать. Второй же лев, снова подчиняясь телекинетической силе 'Поттера', с грохотом упал на каменные плиты фонтана, и на него по мановению рук незнакомца упала Колонна Нельсона, погребая под собой и не давая выбраться. Пыль от обрушения колонны поднялась высоко в яркое небо, будто символизируя начало чего-то ужасного.
  Гарри со стоном поднял палочку и, направив на незнакомца, попытался его связать, следовало выяснить, что это за чудо такое и почему приняло его облик без разрешения. Но самозванец с какой - то сумасшедшей скоростью увернулся от заклинания и, сделав гигантский прыжок, оказался рядом с Гарри. Поттер попытался снова проклясть своего соперника, но обгоревшие руки плохо его слушались и палочка двигалась, кажется, целую вечность. Двойник же, схватив Гарри за шею, швырнул в сторону фонтана.
  От удара у Гарри потемнело в глазах, из разбитого носа потекла кровь, в голове что-то пульсировало с каждым ударом, словно жаля острым приступом боли. Гарри закашлялся, палочка выпала из ослабевших пальцев. Тут он почувствовал, как его кто-то поднимает за горло. Его двойник с каким-то безразличным видом на лице, схватив Гарри, словно нашкодившего щенка, покрутил перед собой и, резко замахнувшись, ударил его в живот. Гарри вскрикнул, почувствовав, как его ребра треснули от нечеловеческой силы удара. Одно ребро, прорвав кожу торчало с левого бока. Незнакомец же, холодно улыбнувшись, размахнулся и снова бросил Гарри в воздух, прямо на упавшую колонну. Гарри на мгновение потерял сознание, его лицо превратилось в фарш, из горла вырывался бессвязный хрип, а левая рука вообще не чувствовалась. Незнакомец снова поднял Гарри, его глаза запылали, казалось, еще сильнее он снова замахнулся, готовясь к удару, и тут время для Гарри словно замедлилось.
  'Неужели ты так просто сдашься, решив настолько безвольно проиграть неизвестно кому?' Услышал Гарри голос в своей голове, тут он увидел за спиной двойника бездонный провал, откуда на него смотрели два зеленых глаза с четырьмя зрачками каждый. 'Ты же способен на большее, а твои друзья ждут твоего возвращения, представь, что с ними будет, когда вместо тебя они увидят это существо'
   - 'Друзья..' - Гарри вспомнил лица Гермионы, Рона. Он представил, что может случиться с ними, если он проиграет, и его душу затопила ярость. Этот чертов двойник, кем бы он ни был, жестоко заплатит за все! Гарри захотелось убить его, разорвать на куски и растоптать. Он почувствовал, как из его груди, словно питаясь его эмоциями, в правую руку потекла сила, принимая форму призрачного клинка, Гарри замахнулся и время, текшее медленно и тягуче, словно густой кисель, вернуло свой привычный ход. Пылающий клинок на полпути встретил руку незнакомца, разрубив ее надвое, и воткнулся в грудь. Раздался яростный крик и место, куда воткнулся клинок, начало сиять, разгораясь все ярче и ярче, и тут произошел взрыв, Гарри отбросило в сторону, и он снова потерял сознание от боли.
  Очнувшись, Гарри с удивлением отметил, что боли больше нет, все его тело было в целости, Он снова был на Трафальгарской площади, но все следы разрушений исчезли. Тут Гарри услышал шум крыльев и увидел, как рядом с ним опустился огромный метра четыре в длину и два-три ростом грифон. Его мощное львиное тело имело темно-коричневый окрас, сливаясь с черными перьями на орлиной голове, пара симпатичных львиных ушек забавно по-кошачьи двигались из стороны в сторону. В отличие от 'традиционных' грифонов, имеющих орлиные лапы, этот грифон целиком имел львиное тело, От орла были только крылья и голова. Пара умных зеленых глаз смотрела, казалось, прямо в его душу. Гарри заметил на голове небольшую 'косу' сплетенную из львиной гривы.
  Грифон внимательно разглядывал его, прошло неизвестно сколько времени, наконец, удивительное существо царственно склонило голову и разлеглось на земле. Гарри, не веря тому, что видит, медленно подошел к лежащему зверю, по прежнему не сводящего с него глаз, и прикоснулся к телу грифона. Оно было теплое, даже горячее, крепкие мускулы перекатывались под кожей, вызывая ощущение покоя и уверенности.
   - 'Красивое существо, правда?'
   Гарри резко развернулся.
   Перед ним, свивая тело в огромные кольца, нестерпимо блестевшие на солнце ярким золотым отливом, лежал дракон. Два зеленых глаза о четырех зрачках каждый смотрели на него, как показалось, оценивающе и с интересом.
   - Орлангур? - Потрясенно прошептал Гарри, не веря своим глазам. Дух Познания явно выбрал куда более впечатляющий облик для встречи с ним, чем в прошлую их встречу. Гарри почувствовал себя жалким муравьем, увидевшим перед собой слона, настолько подавляла сила, шедшая от этой сущности перед ним.
   - 'Он самый'. - Голос шел, казалось, отовсюду.
   - Что все это значит? Это все... - Гарри обвел рукой площадь - ... Это ведь тест, не так ли?
   - 'Да. Прости, что пришлось провести тебя через все эти испытания, но ты должен был оценить свои силы и понять на что ты способен. Ради своих друзей ради тех, кто дорог тебе, ты можешь совершать небывалые вещи. Вы, смертные, удивительные создания Творца. Вас наделили свободой воли не просто так, ибо в ваших силах менять судьбы целых миров, и даже богам приходится отступать с вашего пути. Ты сейчас одержал важную победу в своей душе. У тебя впереди будут трудные испытания, ты перенесешь страдания и боль. Но помни, даже там, где этого не ждешь и в то время, когда меньше всего этого ожидаешь, ты можешь получить величайшую награду.
   - О чем ты говоришь? - Гарри непонимающе посмотрел на Золотого Дракона.
   - 'Ты сам это поймешь. У нас мало времени, когда очнешься и закончишь свое обучение, перед походом в Эвиал посети место известное как 'Бермудский треугольник' - там ты найдешь то, что понадобиться тебе в Эвиале и найдешь ответы на многие вопросы. Ступай и помни мои слова. Мы с Братом смотрим на тебя'.
  Тут Гарри почувствовал, что пол под его ногами проваливается, и он летит в бездонную пропасть.
  Резко вскочив, Гарри тяжело дышал и оглядывался по сторонам. Тут он понял, где находится и с облегчением упал на подушки. Больничное крыло. Хогвартс.
  Он вернулся домой.
  [1] Автор предупреждал, что это AU в том числе и потому, что оригинальный Уэмбли был снесен в 2003 году и новенькая арена появилась только в 2007. Так что просто представьте, что весь канон просто сдвинут вперед во времени на 10 лет. Например, Гарри родился не в 1980-м а в 1990-м году. Ну, согласитесь, что читать про Гарри из более близкого к нам времени будет гораздо веселей.
  [2] Армия Защиты Принцесс - дело мисс Грейнджер цветет и пахнет!
   [3] Тед Банди - американский серийный убийца известный под прозвищем 'нейлоновый убийца'. Точное число его жертв неизвестно: оно колеблется в пределах от 26 до более чем 100, общее количество преступлений - 35. Банди был признан виновным в десятках убийств и казнён на электрическом стуле во Флориде. (с)
  
  Refractoriness - Огнеупорность.
  Tacitus - Онемей.
  Рatrem - Мыльная пена.
  Fulgur - Молния.
  Putridam carnem - Гниение плоти
  Ignis flagéllum - Плеть огня
  Spiro vitam in inanimatis - Вдыхаю жизнь в неживое.
  Рilam aqua - Водяной шар.
  Movendo! - Перемещение.
  Vade in loco - Уйди в свое место.
Оценка: 3.40*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"