Luke Vilent: другие произведения.

Теоретическая магия

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Высокоразвитая технология неотличима от магии". Третий закон Артура Кларка


Теоретическая магия

  

"Высокоразвитая технология неотличима от магии"

третий закона Артура Кларка

  
   Свинцовое небо скупо сыпало мелкими снежинками. Я сверился с картой - таверна "Серебряный Вихрь" была где-то рядом. Вот же она! По виду, не самая плохая даже для Гементеры. Сквозь широкое, во всю стену, окно я ещё с улицы увидел своего визави. Поёжившись, я зашёл внутрь.
   Он сидел за отдельным столом, со взглядом, сосредоточенно устремлённым в пустоту. Сквозь его пальцы просвечивало сияние переносного палантира. Я приблизился и заговорил.
  -- Приветствую тебя, о верховный проквизитор Талассос Энхурсанг Щь!
   Он очнулся, по-деловому поднял глаза, и тут же закатил их.
  -- Корво, ты когда-нибудь научишься не паяцничать?
  -- Староват я уже такому учиться...
  -- Дружище... - он встал, положив руку на руку. - Сколько ж мы не виделись!
  -- Да, почитай, с тех самых пор, как закончили факультет теоретической магии. То есть, с минус восемьсот четырнадцатой.
  -- Это что получается, десять вех?
  -- Десять вех... - мой собственный голос прозвучал для меня как эхо. Сьёжилось, сжалось что-то внутри. - Хех, а ничего у тебя костюмчик, проквизитор! - съязвил я, чтоб отогнать накатывающую волну воспоминаний.
  -- На себя посмотри! - ответил он.
   Оба мы были в расшитых шёлковых халатах: он -- в пурпунрном, я -- в изумрудном; оба, как и полагается уважаемым людям, при серьге в носу. Моя серьга, из простого алхимического золота, конечно, подешевле, чем его, мифриловая.
  -- Да ну, - ответил я, - это только сегодня. У меня ж даже нос не проколот, я серьгу тупым "агглютинацио" присобачил. Вот, смотри: детасто! - серьга звякнула, упав мне в ладонь. - А на работе я вообще хожу в брюках.
  -- Пх! Правда? В брюках?! Нет, ты всегда отличался экстравагантностью, но чтобы в брюках!
  -- Ну а что, - сказал я, наматывая на палец одну из косичек, в которые мне с утра в цирюльне заплели бороду, - очень удобно. Нигде не дует.
  -- Хорошая у вас работа! - он опять закатил глаза. Совсем как в старые добрые времена на теормаге -- он и тогда так делал. - Кстати, раз уж речь зашла о работе: ты-то кто теперь?
  -- Где-то у меня было... - я подозвал пальцем свой сундучок, покопался в нём, и достал небольшую катушку. - Вот! - сказал я, отматывая и протягивая ему хитро сплетённый узел разноцветных нитей. - Читай сам.
  -- Та-ак... "Его умнейшество Корвус Сапрасанг Ый, верховный инкарнатор, гомункуларий". О, значит ты теперь по гомункулам специалист, умнейшество Ый. Солидно!
  -- Хумбаба вас дери, вот стоило получить степень простого сапиента, и все норовят назвать меня "умнейшеством"! Достали, Тешшуб свидетель! Я что, похож на "умнейшество"?
  
   Он оглядел меня.
  
  -- В этом халате -- да.
  -- Мне пришлось, - я делано насупился. - Меня заставили... Мне угрожали!!!
  -- Корво! - прыснул он. - А серьёзно?
  -- Ну, а серьёзно, я ж не просто так в Гемнетере, а по делам.
  -- Ага, внедряете гомункулов значит.
  -- Ну, что-то вроде того... Эти демиурги, знаешь, старомодные как динозавры...
  -- Ага, перед ними даже в брюках нельзя появиться.
  -- Вот-вот! - продолжил я, сохраняя серьёзную мину. - Если ты не в халате и без серьги в носу, никто тебя слушать не будет. Как будто мозги не в голове, а в серьге, и чем она дороже...
  -- Кхм... - прервал он он меня.
  -- Прости, я не имел в виду...
  -- Ай, ладно. Ведь ты прав...
  
  -- Уважаемые господа хотят чего-нибудь откушать? - прервал нас служитель таверны.
  -- Мне, пожалуй, белемнитов в кактусах, - сказал он, - и фиал чайного вина на нас двоих. А ты что будешь, Корво?
  -- Ну-у... эх, гулять так гулять! Давайте жареного дракона.
  -- Соус горько-солёный, шоколадный...?
  -- Валериановый, пожалуйста.
  
   Служитель, откланявшись, удалился.
  
  -- Та-ак, - продолжил он, - и чего хотят твои демиургозавры?
  -- Известно чего: всего и сразу. Нынче же у всех на устах: гомункулы! гомункулы! Обычные големы уже не в моде, всем подавай гомункулов. В палантире только и слышно: гомункулы могут то, гомункулы могут сё, гомункулы могут всё. Гомункул обыграл человека в маджонг, гомункул вызвал сладкий дождь, гомункул развязал гордиев узел. Ну, и демиурги, с одной стороны, не хотят отставать от жизни, с другой -- совершенно не понимают, на что реально способен гомункул. Думают, что гомункул -- тот же человек.
  -- А на самом деле?
  -- Э? Я думал, тебе не нужно объяснять.
  -- Я не совсем в теме.
  -- Хочешь, я тебе в трёх словах объясню, как выпускник теормагии выпускнику теормагии?
  -- Валяй!
  -- Надразмерная параэдральная нигилессенция.
  
   На секунду повисла пауза.
  
  -- Та-ак... - сказал он, - и всего-то?
  -- А ты что думал, мы растим мужское семя в курином яйце семь недель при температуре конского навоза?
  
   Он звонко засмеялся.
  
  -- Не настолько, естественно, но я полагал, там теория посерьёзней.
  -- Ну, понятное дело, что в лоб, совсем классическими методами, ты правильные параэдры не подгонишь. Они попространственно ищутся, и, как бы, вся магия только в этом. Там, конечно, куча ещё мелочей, но с основами ты бы за пару дней разобрался.
  -- Та-ак, - продолжил он, - а, значит, в реальном мире это просто много маленьких големов, работающих вместе.
  -- Не обязательно. Даже и не нужно. Просто запузыриваешь руны парагонов в астрал, они одна за одной складываются в сутры, и получаетя паутина. А работать оно может на големе, на многих големах, даже на обычном палантире -- всё равно, технически это -- гомункул.
  -- Но с человеком такой гомункул, значит, не имеет ничего общего?
  -- Столько же общего, сколько у ковра-самолёта с драконом.
  -- А раньше гомункулов, значит, не делали потому, что просто не хватало плотности маны?
  -- Ага, но методам уже пол-эона, как минимум. Наших родителей ещё на свете не было.
  
   Я уловил запах жареного. Две дымящиеся тарелки, слегка кружась в воздухе, опустились к нам на стол. Я достал из своего сундучка вилку.
  
  -- И здесь ты не как все! - прокомментировал он.
  -- А что, очень удобно... - начал было я.
  -- Можешь не продолжать, - сказал он, закатив глаза.
  -- Ум-м, вкусно, - прочавкал я, откусив драконятины.
  -- Не болтай с набитым ртом! - он изящно взмахнул столовой палочкой; кусок белемнита плавно поднялся с тарелки и отправился ему в рот. - И давно ты этим занимаешься?
  -- Чем именно? - спросил я. - Проектом с демиургами, гомункулами в частности или инкарнацией вообще? Теоретической магией я не занимаюсь уже три вехи...
  -- Ну, ты доволен новой работой?
  -- А ты доволен своей? - я посмотрел ему в глаза.
  -- Причём здесь я?
  -- Как это причём? - я с воткнул вилку в дымящуюся драконятину. - Разве мы, когда учились на теормаге, мечтали о том, какие мы сейчас? Ведь грезили же о большем, грезили о большом! Замахивались с тобой на эваристические синкармизмы...
  -- Эта идея была изначально провальной, сам знаешь. Ими никто больше не занимается.
  -- Мы бы занимались!
  -- Это даже с точки зрения чистой теории не интересно. Ты ведь и сам, пока работал теоретическим магом, совсем другие вещие делал.
  -- Я под конец делал то, что могло помочь мне остаться в теормагии. Но в конечном счёте всё равно очутился на драконьей ферме...
  -- Да, я видел в палантире.
  -- Слушай, не в упрёк, дружище! Я ведь помню, что ты тогда пытался помочь, но ведь я и сам не очень-то хотел идти в проквизицию, как ты. И то, что не получилось, мне скорее помогло.
  
   Я взмахнул рукой, и глоток чайного вина отправился мне в рот.
  
  -- Знаешь, - продолжил я, - моё место скорее среди драконов, чем среди проквизиторов. Да и такому человеку, как ты...
  -- Тоже скорее место среди драконов? - съехидничал он.
  -- Ты понял, о чём я, - сказал я серьёзно.
  -- Меня более чем устраивает моё место.
  -- Ну, что ж, мне ты, получается, ответил. Но ответь ещё и себе, честно себе ответь, не сейчас, когда-нибудь. Что бы ты предпочёл: изучать мелочные чужие тайны, или великие тайны мироздания.
  -- Ну, ты загнул, - усмехнулся он. - Ты ведь понимаешь, моя работа -- тоже не абы какая. У нас тоже нужны и знания, и умения...
  -- Но не уровня теормага!
  -- Почему же?! Мы ведь тоже сейчас собираемся гомункулов внедрять...
  -- Но это не уровень эваристических синкармизмов!
  -- Так ведь и у тебя не этот уровень!
  -- Вот именно!!!
  
   Я отправил в рот ещё один кусок драконятины, выпил вина, и продолжил с набитым ртом:
  
  -- Ты хотел знать, доволен ли я. Я ответил тебе. Все эти демиурги, все эти гомункулы -- всё это выглядит так здорово и заумно -- но это всё ерунда. Сейчас, когда я наконец ушёл с драконьей фермы, моя карьера летит вверх. Я же не сплю ночами, думая о том, что вот наши с тобой товарищи по факультету в это самое время занимаются настоящей теоретической магией. Мы латаем дыры в чужих гнилых пилонах, которые всё равно сгниют и развалятся, а они творят новое знание, которое останется в вечности -- под их именами, а не под нашими.
  -- Это -- единицы...
  -- Вот именно. Это -- единицы. А не нули, как... Как я... Вот предложи мне кто сейчас место в самом захудалом зиккурате, где бы я мог заниматься настоящей теормагией...
  -- Да, даже дома, в Палории?
  -- Вот, по тебе видно теормага, - ответил я, вздохнув.
  -- Ставить неудобные вопросы -- входит в обязанности проквизитора, - сказал он.
  -- Проверять утверждение на истинность во всех возможных случаях -- это главное орудие теоретического мага. Поэтому-то ты сейчас и верховный.
  -- Так ты бы вернулся в самых захудалый зиккурат в Палории, чтобы заниматься теоретической магией?
  -- Нет, - ответил я. - Но и в самый роскошный зиккурат Шашшааша не поехал бы. Я не собираюсь работать на тех, кто съехал с катушек на своём мнимом величии.
  -- Но деньги тоже играют роль, так ведь?
  -- Ты говоришь, как будто это плохо. Да, я имею право, чтобы меня ценили по достоинству, в том числе и материально.
  -- Я тоже, - сказал он, - так что, полагаю, теперь и ты меня понял.
  -- Но, старина, слушай: каких бы высот, какого бы уважения я не добился как гомункуларий, каких бы денег за это не зашибал -- я всю жизнь буду страдать от того, что не стал настоящим теоретическим магом. Я заражён теоретической магией, отравлен её надмирной красотой, зависим от неё. И я -- прости -- не возьму в толк, как ты вот так запросто живёшь без неё?
  -- Кто сказал, - тихо произнёс он, - кто сказал, что запросто...
  
   Мы доедали молча. На улице смеркалось. На широкие окна таверны налипали и таяли крупные хлопья снега. Когда настала пора уходить, он спросил:
  
  -- Так что ты там делаешь для демиургов?
  -- Они хотят строить обитаемые планеты у жёлтых карликов.
  -- Это сложно?
  -- Там много всяких мелочей. Приливный эффект, например, заставляет любую планету с океаном быть обращённой к звезде одной стороной. Жизнь, конечно, возможна, но либо недолго, либо мало где.
  -- И?
  -- И они хотят использовать гомункулов, чтобы это предотвратить.
  -- И как, получается?
  -- Я ж тебе говорю, люди слишком высокого мнения о гомункулах. Мы, - ну, идея не полностью моя, но...
  -- Я понял, - сказал он.
  -- Короче, мы придумали инженерное решение: вешаешь на планету крупный спутник, по сути делаешь двупланетарную систему, и раскручиваешь.
  -- Где-то я о таком уже слышал.
  -- А вот демиурги -- не слышали.
  -- Нда-а-а, - протянул он, закатив глаза. - Я в своей практике, конечно, всякого повидал, но... И как мир ещё движется?
  -- Мы выдали эту идею за разработанную гомункулом. Хотя на деле использовали только големов. Только -- никому, ладно!
  -- Вообще-то, как проквизитор я обязан бы, но я не вами сейчас занимаюсь.
  -- Ну вот и ладно. Мне пора спешить, скоро мой портал закрывается.
  -- Пока, - сказал он.
  -- Увидимся, - ответил я.
  
   Я выходил из таверны, понимая, что мы с другом вряд ли увидимся в ближайшие десять вех. Или двадцать... Такая уж она -- зрелая жизнь.
  
   Пока эфирные ветры несли меня сквозь портал, я уснул. Мне снилось что я -- эваристический синкармизм. Поняв, что это сон, я до боли закусил губу, и проснулся.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"