Иванов Aksido Михаил: другие произведения.

Месть Блэка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.98*67  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Моя проба пера в качестве фикрайтера) Попаденец в Сириуса Блэка, что-то немного вдохновился, пока дописываю главу к Яровену. Страничка фика тут: https://ficbook.net/readfic/5296641 П.с: проды здесь будут реже чем на фикбуке, из за функционала СамИздата, да и некоторые ошибки исправляются уже на страничке фикбука, так что за ответами на Коментарии туда.


   Пролог.
   - До скорого, Арти! - рыжеволосая красотка на прощанье послала ярко малиновыми губками воздушный поцелуй. Сделал вид, что словил его и прижал к сердцу, подмигнув.
   Алис - роковая девушка. Даже немного жаль, что мы расстались. И главное из-за чего?!
   "Повзрослей, Артем! Ты ведешь себя как ребенок..."
   - Брр-р, - словно наяву я услышал ее голос, все еще задумчиво вглядываясь в ее уходящую фигуру. А, точнее - в самую красивую ее часть в обтягивающих лосинах... - Так, собраться!
   "А что, если я не хочу взрослеть?"
   Я закатал рукав кожаной куртки, посмотрев на часы. Похоже, опаздываю. Придется чуть под ускориться - в двенадцать собрание клуба, где ваш покорный слуга играет главную роль придворного барда, если можно так выразится. Ну и придворного шута, по случаю.
   Щелкнул электронный зажигатель, и округлые контуры железного коня стали мерно содрогаться под гулкий рокот мотора. Мы громко называли кучку энтузиастов, любителей мотоциклов и рока - "Байкерским клубом - Черный Пес", однако по факту были всего лишь любителями. Да и байки были всего лишь у половины клуба... Хотя какие наши годы! Еще вся жизнь впереди. И я надеюсь - она будет очень яркой. Мне всего двадцать, учусь в филологическом на переводчика. Половина тусовки тоже. Все обеспеченны, молоды, кое -кто даже богат. А Алис... возможно она когда-нибудь и передумает.
   Я мчался по полупустым улицам Северной столицы, с шиком обгоняя медлительные металлические гробики. В наушниках играл старый добрый AC/DC, стрелка на спидометре перевалившая отметку за 120 будоражила кровь. Жизнь была прекрасна!
   Вот знакомый светофор ярко подмигивает мне зеленым огоньком. Вроде бы пусто, но на всякий чуть снизил скорость. Еще пара километров - и нужное мне место. Я на секунду отвлекся на электронный циферблат - без минуты двенацать. Успеваю!
   - Что?!! - на перекрестке откуда-то взялась парочка ребятишек, почему-то со школьными портфелями. Откуда они взялись в двенадцать то часов? На красный!!!
   Я еще успел увидеть две испуганные мордахи, белые в свете фар.
   Руками вцепился мёртвой хваткой в руль, пока левой ногой переключал на пониженную. Для того чтобы сорвать заднее колесо в букс, необходимо при заносе в 90 градусов, в момент максимального наклона мотоцикла, открыть газ на 50% и бросить сцепление. Это у меня никогда не получалось особенно удачно, но...
   - Есть! - мотоцикл, описав ломанную дугу вокруг детей, проскочил пешеходник. Сзади что-то дико кричала мамаша, но я этого уже не услышал. Ярко белый свет фар приближающейся фуры вспышкой резанул по глазам. Мгновение дикой боли и пустота....
   Cause I'm back
   Yes, I'm back
   Yes, I'm back in black.... (AC/DC - Black in Black)
  
   Глава 1
  
   - $#@!^# как же болит голова... ^#^$*@... кто открыл окно... - голос, вырвавшийся из груди был каким-то странным, хриплым. Похоже, что я заболел. Опять кто-то на ночь оставил окно открытым. А так как моя кровать стоит именно там... Вот, опять простуда. Северная столица - такая северная. - Так, стоп!
   Еще не продрав глаза, я зашарил руками в поисках одеяла, пытаясь не дать ускользающему от меня сну снова сбежать. В этот раз мне приснилось, что я Сириус Орион Блэк собственной персоной. Блудный сын Ориона и Вальбурги Блэк. Лучший друг Джеймса, тот еще оторва, но самый настоящий маг! Во сне я сражался с каким-то крысоподобным пухляшом, а с моей палочки то и дело срывались далеко не самые светлые заклинания. Управлять магией было классно. Как приятно осознавать, что по твоей воле меняется сама реальность. "Мамочка бы одобрила..." - появилась чуждая мне мысль. И это было странно. Как будто кто-то шепнул мне прямо в ухо.
   - Все, - решил я, открывая глаза. - Пора просыпаться и закрыть, наконец, это чертово окно... э-э...
   Первое, что я увидел, открыв глаза, была стена. Не стенка моей комнаты с черно - золотистыми обоями, все заклеенные постерами любимых групп. А самая настоящая стена - каменная, из грубого гранита, поросшая мхом через щели в которой на меня дул холодный "мокрый" воздух.
   - Опять... - пробормотал я, вновь закрывая глаза. Иногда бывает, что просыпаешься прямо во сне, и сначала не осознаешь, что все произошедшее было только воображением воспаленного мозга. Но это явно был не тот случай.
   Я полежал еще с закрытыми глазами, успокаивая забившееся от адреналина сердце. "Вот сейчас я проснусь, и..." - я сильно зажмурился и открыл глаза. Ничего не изменилось. Я чуть запаниковал. Вскочив с какого-то полуразвалившегося матраса, огляделся по сторонам. Три стенки из все такого-же грубого камня, и толстая железная дверь, сквозь большое окно которого виднелась другая железная дверь и кусочек узкого коридора, освещаемый лишь редкими факелами. В каменном мешке два на два метра был только этот соломенный топчан, дырка в камне в углу под нечистоты, и лужа уже грязной воды с противоположной стороны с какими-то глиняными осколками. С внутренней дрожью, я подошел к этой луже, до рези в глазах вглядываясь в нечеткое отражение. Из лужы, словно из другого мира, на меня смотрел совершенно незнакомый мне человек. Лишь глаза остались прежними - голубыми, с примесью зеленого.
   Я пошатнулся, рухнув на топчан. В голове зеленой вспышкой начали возникать образы и воспоминания. Вот мне шесть - и я делаю бумажные кораблики с дядей Альфардом, заставляя магией плавать их против течения ручья. Мне семь - и я сижу в родовой библиотеке на коленях у деда Арктуруса а он рассказывает мне сказки Барда Бидля. Воспоминания о сестрах и младшем брате Регулусе. Бэлла, Цисси, Меда... Отец, подаривший первую палочку и научивший первому заклинанию. Вальпурга - всегда аристократично отстранённая, но с гордостью смотревшая на своего маленького сына. Первая встреча с Джеймсом, первая драка и дружба, учеба в Хогвартсе, Ремус, Лили, Питер, оказавшийся предателем. Гарри... Калейдоскоп воспоминаний крутился все быстрее и быстрее, словно в ускоренной перемотке показывая мне жизнь Сириуса, мою жизнь. И только волшебное беспамятство прекратило эту карусель. В этот раз я был ему рад.
   *****************************************************
   Сознание вернулось резко, толчком заставив меня подняться. Откуда-то со стороны коридора донесся еле слышимый шелест. Резко стало холоднее, изо рта повалил пар. Казалось, что света стало еще меньше... хотя куда уж больше. Изнутри стала подниматься глухая тоска, иррационально хотелось завыть... Это были они. Дементоры. Сириус знал, как защититься от их влияния. Вторая форма анимага притупляла мысли, ставив вперед лишь инстинкты и желания. Но это был Сириус. А я же совершенно не помнил, как становиться псом. А в присутствии стражей Азкабана сконцентрироваться на воспоминаниях было слишком тяжело.
   Вдруг я буквально почувствовал, как внутри шевельнулось что-то темное, тяжелое. Словно большой мохнатый зверь оно медленно выползало из подсознания. Я и не заметил, как упал на четвереньки. Тело ломало, но вместе с этим становилось легче. Откуда-то из другой камеры раздался полный отчаянья женский крик. Спустя минуту в камере уже не было исхудалого узника, вместо него гневно скалился на безмолвные фигуры гигантский пес.
   Когда дементоры ушли...ускользили, если можно так выразится. Я превратился обратно. Удалось вспомнить, как это делается. Тело била дрожь. Сил не было даже чтобы подняться и дойти до топчана. Так я и лежал на холодных камнях до момента когда в двери открылось маленькое окошко и внутрь засунули деревянный поднос. Обостренное обоняние уловило запах еды. В животе заурчало. Я нашел в себе силы чтобы дойти до двери и едва себя сдерживая, принялся за тюремную пищу. Это был какой-то бульон с крупой и кусок хлеба. Порция, достаточная для того, чтобы не сдохнуть, но не достаточная для того, чтобы наесться. Когда я все съел - поднос исчез вместе с посудой, а на полу остались несколько камешков. Временная трансфигурация, вспомнил я уроки.
   - #$%@#$ - выругался я. - и угораздило же.
   Когда последствия прихода дементоров немного прошли, я принялся обдумывать план побега. Даже не то, что со мной случилось, это можно было обдумать позднее, а план. Я чувствовал, что еще пара таких визитов и думать будет уже некому. Эти твари высосут мой мозг через трубочку, как это и случилось с Сириусом... со мной. Следует привыкать к тому, что я это он. Кстати, план побега у.. меня уже был. Сириус обдумывал его без малых семь. Но он боялся. Как боялся и я. Выбраться из камеры было сложно, но не невозможно. Тело настолько исхудало, что в обличье собаки я бы смог протиснуться через окошко для кормежки. Анимагия позволяет при должных тренировках изменять размеры второй формы. Но помимо клетки, препятстивем было то, что стены камеры служили не только способом удержать узника. Но и защитой от... Дементоров! Они не могли пройти через толстые преграды. И это защищало узников от "поцелуя". А тюрьма находилась где-то в северном море, под антиапарационным и маглоотталкивающим куполом. На расстоянии километра от стен тюрьмы обитали лишь дементоры. До твердой земли же было неизвестное количество миль, и Сириус не знал, хватит ли сил у меня добраться до нее.
   В отличие от него, я это знал. Хватит. Либо так, либо останется только вскрыть себе вены. Мой взгляд упал на осколки кувшина, почему-то не превратившиеся обратно. Но это было бы слишком малодушно... Ведь в отличие от Сириуса, погрузившегося в пучину вины за смерть друзей, у меня была цель. Спасти Гарри - своего крестника, и отомстить одной мерзкой жалкой крысе... О да, в этом наши желания с Сириусом полностью совпадали.
   Подготовка к побегу неожиданно затянулась на без малого две недели. Я отсчитывал дни по кормежке. Маленькая дверца открывалась ровно два раза в день - утром и вечером. Или утром и днем... Черт его знает, в обозримом сквозь щели кладки пространстве погода не менялась совершенно, там всегда было темно. А свинцовые тучи прямо над островом не пропускали даже лучика света. Числа я царапал на стене осколками кувшина, чтобы не забыть. Бывший обиталец этого тела делал точно также, похоже я просто продолжил его занятие. От любопытства обследовал стены камеры, каждый ее угол. Похоже я здесь не первый. Под мохом встречались имена, даты, стихи... Но чаще всего повторялись три имени - Гарри, Джеймс, Лили.
   Память приходила урывками. Я думаю, что все было бы намного проще если бы не Дементоры. О, этих страшных созданий я возненавидел на всю оставшуюся жизнь. Уже через пару дней я мог безошибочно опознать когда они приближаются к камере, чтобы заблаговременно перекинуться в обличье пса. Приходили они, дважды в день, словно бы в издевку, до приема пищи. Видимо, чтобы узники не откинули ласты слишком рано. И еще я узнал крик женщины - это была Беллатриса, моя кузина. Первое время я пытался докричаться до нее. Не знаю, зачем. Возможно, чтобы убедиться, что я не один здесь. Но она все не отвечала. А другие узники уже даже и не кричали совсем. И так, чего я ждал. А ждал я момента, когда вспомню как именно правильно трансгрессировать. Почему-то именно это воспоминание приходило дольше других. Я практически вспомнил всю жизнь Сириуса, в том числе, палочковую и беспалочковую магию. Но этот раздел Блэк знал не очень хорошо и у меня не выходил даже люмос. Хотя, возможно здесь просто нельзя было колдовать.
   Еще я откладывал еду на побег. Ну как, еду... по половинкам от той краюхи, что давали к баланде. Я прятал их в узелок, который сделал из уголка грязного топчана. Но тут уж не до брезгливости. Их я отрывал от самого сердца. Голод здесь стал моим постоянным другом - и я постоянно одергивал себя, чтобы не съесть даже эти крохи. Хорошо еще, что блох не было. Похоже, они здесь просто не выживали. Еще я немного занимался физкультурой... Ну как, физкультурой. Отжаться я мог всего три раза. Организм был слишком истощен. Но более-менее я привел себя в относительную норму, повышая шансы на успех.
   Мой план был прост. Смотровое окошко закрывалось на простой замок, который в обычном состоянии я бы выбил одной левой. Но сейчас - вряд ли. Поэтому, паз для затвора я решил залепить кусочками матраса, вымоченными до бесформенного состояния. Я с трудом вспомнил, как после допроса меня вели по длинным темным коридора без окон. Только на третьем пролете был оборудован небольшой смотровой балкончик. Оставалось надеяться, что он на той стороне крепости, примыкающей вплотную к морю. Иначе... впрочем, об ином варианте я предпочитал не задумываться. И вот, на тринадцатый день моего "попадания" я наконец решился.
   ****************************************************************
  
   Старый смотритель Кентон не любил место своей работы. Впрочем, он бы наверняка удивился, если бы кто-то сказал, что любит такое место, как Азкабан. Однако бывший аврор, получивший в войне с Тем, кого нельзя называть, увечье не совместимое с его старой работой, не привык жаловаться на жизнь. Ко всему можно было привыкнуть - к постоянному ветру и холоду, чуть ли не спартанским условиям, обществу матерых уголовников, часть из которых он засадил сюда лично. Но вот к чему не мог привыкнуть седой однорукий аврор, так это к Дементорам. У него был амулет, для защиты. Их сторожка была защищена самыми разнообразными чарами, а в камине всегда весело потрескивал огонь... но за пределами уютных комнат, мерзких холод все равно проникал прямо в душу. Так что момент, когда приходила его очередь разносить еду живым трупам, он не любил.
   Однако, служба есть служба. И старик отправился по этажам, постоянно подновляя на левитирующих за ним подносам чары трансфигурации. Почему-то за даже за пределами камер, заклинания держались очень недолго. Словно бы проклятые твари выпивали и их. Подойдя к камере N13, Кентон прислушался. Из каменного мешка доносились слабые стоны, свидетельствующие о том, что знаменитый узник еще жив.
   Сириус Блэк - бывший аврор, герой войны - и убийца. Предатель собственных друзей, приспешник Темного. Кентон всегда знал, что из этой паршивой темной семейки аристократишек не может выйти нормальный человек. Ему все давалось легко, по блату. Он не карабкался по карьерной лестнице, как честный маглорожденный Кентон Бретт. Не рисковал своей жизнью, ради какого-то пустякового значка. И кто в итоге победил? А? Бывший аврор с трудом удержался, чтобы не плюнуть в миску с тюремной похлебкой или вылить ее. Кентон вспомнил, как пару недель назад, этот сумасшедший затих, хотя вечно смеялся и выл как собака в своей камере. Но когда труп уже хотели уносить, тот вдруг снова начал выть. Так что смотритель лишь поставил поднос внутрь камеры, не пролив ни капли. "Смерть была бы для тебя слишком легким исходом" - злорадно думал смотритель, защелкивая дверцу.- "Помучайся еще, ублюдок."
   За своими мыслями, старик не заметил, как неправильно щелкнул замок. Он был слишком погружен в воспоминания своей юности, раз за разом переживая ее негативные моменты. Азкабан, не взирая ни на что, действовал на всех.
   ****************************************************************
   Едва успел. Затолкать тряпку в паз для замка задубевшими от холода пальцами, да еще так, чтобы этого не заметили было сложно. Но старый, бубнивший себе под нос ругательства маг ничего не заметил, и один этот факт наполнял меня бурлящей энергией надежды.
   Для верности, подождал пять минут, пока смотритель не уйдет на этажи повыше, и только потом открыл предательски скрипнувшее окошко. Узелок был на месте, но перед тем, как окончательно расстаться со своим обиталищем - следовало нанести последние штрихи. Остаток глиняного осколка ушел на небольшую надпись. Как бы не пошло дальше, но сюда я уже не вернусь. В путь.
   Превратившись в собаку, усилием воли и магии сделал свою вторую ипостась максимально низкой. Теперь я больше походил на таксу. Перед началом, с наслаждением съел половину своих запасов. Мне требовались все силы. А теперь -узелок в зубы - и бежать. С трудом протиснувшись в окошко (все же я был достаточно крупным даже так) я зубами вытащил тряпки из паза замка, лапой захлопнув дверцу. Так меня не хватятся дольше.
   Дальше я медленно двинулся по коридору. Хотя собачье сердце требовало нестись во все лапы из страшного места, спешить было нельзя. Можно натолкнуться либо на обход, либо на дементоров. Но путь был, на удивление, практически чист. Приближение тварей темницы я чуял и обходил эти места стороной, а обходов не было. Так что спустя считаные минуты я уже был на балкончике.
   Мокрый ветер трепал мою шерсть. Снизу раскинулось бушующее море. Черные волны бились о скалы внизу, а я никак не мог решиться. Сердце колотилось как бешеное, мне было действительно страшно.
   " Ну же..." - подталкивал меня внутренний голос. - "Чего ты медлишь! Вперед!"
   И я прыгнул.
  
   ****************************************************************
  
   Замок, черным клыком возвышался над бушующими волнами, но в некогда темных помещениях где хозяйничали дементоры, сейчас было непривычно светло и многолюдно.
   - Альбус, полюбуйтесь! - низенький, полноватый волшебник в зеленом котелке был непривычно бледен. Его спутанные седые волосы прилипли к покрывшемуся испариной лбу, который тот постоянно промокал малиновым галстуком. Министр Фадж, а это был именно он, был явно напуган.
   Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор, кавалер ордена Мерлина первой степени, Великий волшебник, Верховный чародей Визенгамота и проч. Был же наоборот неестественно спокоен. Его постоянная полуулыбка и искрящиеся глаза сейчас внимательно осматривали входную дверь. Искали что-то, и не находили ответа.
   - Да, министр, что вы что-то хотели показать? - высокому волшебнику пришлось немного согнуться при входе в камеру. Фоукс, недовольно крикнув, слетел с его плеча внутрь помещения, наполняя каменный мешок теплым светом.
   - Что это значит, Альбус?! - министр показывал на каменную, испещренную цифрами стену, на которой ярко выделялось расчищенное ото мха место и написанные недавно строки. Дамблдор, нахмурившись, поправил очки-половинки, магией увеличивая четкость изображения и вчитываясь в буквально выдолбленные в камне строки.
  
  
   Мы лежим на холодном и грязном полу,
   Присужденные к вечной тюрьме.
   И упорно и долго глядим в полумглу:
   Ничего, ничего в этой тьме!
  
   Только зыбкие отсветы, факела смрад
   И вода с равнодушных небес.
   Только длинные шаткие тени дрожат,
   Протянулись - качнулись - слились.
  
   Позабыты своими друзьями, в стране,
   Где предатели, звери да ночь,
   Мы забыли о солнце, о звездах, луне,
   И никто нам не может помочь.
  
   Очень скоро я скину оковы тюрьмы
   Не поможет предателям лесть
   И как духи чумы, как рождение тьмы,
   Бойтесь Блэка, ведь я ваша месть... (Константин Бальмонт "В ТЮРЬМЕ" - с изм. автора)
  
   - Он жаждет... мести? Альбус! Но этот сумасшедший же сам убил своих друзей. А теперь еще и сбежал, - министр в очередной раз промокнул лоб.- Как он это сделал?!
   - Наверное, бедный мальчик и вправду сошел с ума, - Дамблдор, уже с привычной улыбкой повернулся к министру. - А с сумасшедшими никогда нельзя быть ни в чем уверенным. Следует усилить охрану тюрьмы и объявить его в розыск.
   - Разумеется, Альбус, я так и сделаю, - Фадж обернулся к ожидающих их на выходе аврорам и принялся за любимое дело - раздавать указания. Дамблдор же казалось сильно задумался.
   - Как же ты сбежал, Сириус. И почему только сейчас? - холодный разум старого волшебника анализировал полученную информацию со скоростью хорошего компьютера... Но не находил ответов. Возможно, стоит расспросить последнюю представительницу темного семейства Блэков - Беллатрикс. Кто знает, какие еще тайны скрывает эта наконец-то изжившая себя семейка. Но в ее безумии, Альбус точно не сомневался. В отличие от безумия бывшего мародера. Но светлый маг понимал, что вряд ли она что-то скажет добровольно. А легилименция на разуме сошедших с ума, к сожалению, не работает. Так что нужно искать не здесь. Но где?
   - Месть... мой мальчик, и кому же ты собираешься мстить?
  
   Глава 2
   Не знаю, сколько меня мотало по беспокойному морю. Я потерял счет времени уже давно. Только холодная вода, чайки и круглый диск солнца, медленно поднимающийся из-за горизонта. Хорошо, что в обличье собаки я был намного выносливей обычной, ведь когда впереди появилась нечеткая полоска земли, я был уже на грани. Если бы еще несколько минут - мне бы, наверное, уже ничего не помогло.
   Когда мою тушку выбросило беспокойными волнами на песчаный берег, я понял героев фильмов робинзонады - я в буквальном смысле был готов целовать твердую землю. Очень хотелось вырубиться прямо там, но я не позволил себе этого сделать. Меня уже могли начать искать, и если это ближайший материк от острова, то все пляжи будут прочесываться с особой тщательностью. Вряд-ли они опознают в большой черной таксе Сириуса Блэка... но я не знал, в курсе ли Дамблдор моей аниформы. На памяти Блэка, мародеры дали непреложный обет неразглашения тайны друг друга. Но Дамблдор в то время уже был директором, и, я думаю, вряд ли был не в курсе происходящего в замке. Не уверен. В любом случае, затеряться в форме безымянной собаки будет гораздо проще, чем небритому тощему мужику в арестантской робе. Так что в обличье собаки я медленно потрусил по песочку в сторону виднеющегося где-то вдалеке полуразвалившегося строения.
   Судьба забросила меня в местечко под названием Уитби. Это был небольшой городок в Северном Йоркшире, близ Йорка. Вообще курортный, сейчас он был практически пуст из-за наступивших холодов. Шел ноябрь 1988 года, а именно четырнадцатое или пятнадцатое число. Я узнал это, стащив из урны газету.
   То строение, которое я видел издалека оказалось руинами знаменитого бенедиктинского аббатства, где Брэм Стокер написал часть романа "Дракула". К слову, там я и поселился. Без туристов здание пустовало, и давало мне защиту от холода. Нужно было привести мысли в порядок, и чуть-чуть прийти в себя.
   Все, проведенные в этом гостеприимном местечке дни я отъедался. С голодухи, крал все, что попадалось мне на глаза. Владельцы пляжных кафе, ресторанчиков и булочных наверняка были в ужасе от мелкой верткой таксы, которая могла стащить все что угодно откуда угодно и не раз разоряла честных предпринимателей. Настоящим раем был рынок... О эти одурительно пахнущие рогалики колбас, целые венки сосисок, копченой рыбки... но ни где я не брал помногу. Чуть там, чуть здесь. Я был осторожен. На сколько это было возможно.
   Иногда попадались добрые люди, которые сами отдавали что-то вкусненькое приблудившемуся псу. Иногда пытались пнуть, или ударить тростью. Быстрые, хоть и маленькие собачьи ноги позволяли мне избежать угроз. Спустя пару дней в очередной газете заметил свою старую фотографию с табличкой, и подпись- разыскивается сбежавший преступник. Не самая удачная фотография Сириуса, здесь он и вправду выглядел безумцем.
   В человека я пока что не превращался. Даже из памяти Сириуса можно было догадаться, что существуют заклятья поиска по крови, волосам, магии и еще куче других вещей. Последнее, впрочем, относилось только к пользователям волшебной палочки. Невербальную магию до определенного уровня было засечь невозможно. Возможно одной из причин объявления меня в розыск даже в магловском мире было то, что полицейские могут вынудить меня использовать сильную невербалку на них, что засекут артефакты в аврорате. Вот только как ее использовать я хоть и помнил, но пока что испытать в действии не приходилось. Да и Сириус не слишком углублялся в этот раздел магии, предпочитая пользоваться палочкой. Эх.. где она теперь? Скорее всего верную подругу уничтожили после заключения. Придется искать новую... Благо в Блэк-хаузе, Сириус помнил, хранятся практически все палочки членов их семьи. Возможно одна из них ему подойдет.
   Но, вернемся к слежке. Я не помнил, что бы у меня забирали кровь или волосы. Но с другой стороны, я много чего не помнил. Некоторые места в памяти были словно в тумане. И честно говоря, не был убежден наверняка, что это все из-за стражей Азкабана. Хм-м... могли ли ко мне применять обливиэйт? Да запросто. начиная от Пожирателей, заканчивая дознавателями. Да и в светлом волшебнике я не был так уверен, как бывший хозяин этого тела. Эх, как же все сложно.
   После нескольких дней обитания в заброшенном аббатстве, в голове всплыла интересная информация по магическим ритуалам. В тот момент я дожевывал сосиску и думал, как мне без палочки избавиться от возможного обнаружения по крови. Существовал один ритуал, который не требовал особой подготовки для его применения, однако же действовал быстро и эффективно. Был только один в нем момент - ритуал был на крови и считался темным. Ну да не в моем положении обращать внимания на нарушения закона. Сам Сириус в первый и последний раз использовал это заклинание когда сбежал из дома, чтобы разгневанная Вальпурга не смогла его найти. Для ритуала требовались всего несколько вещей - руны, которые я вычертил палкой на земле внутри развалин. Надо сказать зубами это было делать мягко говоря неудобно. На мусорке я откопал треснувшую, но еще крепкую пиалу, в которую набрал на пляже воды. Осталась только кровь. Чтобы осуществить суицидальные наклонности я запасся какой-то острой железкой.
   Превращаться было конечно же немного страшно. Хотя и вновь хотелось почувствовать себя человеком. Все же инстинкты животного, при долгой трансформе, начинают брать верх над разумом. Недавно я поймал себя на вычесывании блох. Тьфу!
   И так, чары поиска действуют отнюдь не за секунду, но нужно было все сделать быстро. Так что я решил воспользоваться моментом по максимуму и изловчившись, утащил с рынка попавшиеся штаны и рубашку. Все равно, после ритуала нужно было уходить. Наконец, когда все приготовления были закончены, я превратился в человека. Заклинание на кельтском языке было древним и напевным. В круг из рун я поставил чашу с водой. Как только я начал читать, вода засветилась мягким голубоватым светом. Но когда из проколотого пальца туда капнула капля моей крови, полыхнуло багрянцем. Все, теперь по крови, слюне и волосам меня не найти... Надеюсь. Конечно же оставались другие способы отследить мое местоположение в человеческом обличье, но мне стало как-то спокойнее.
   Тщательно затерев все следы, и переодевшись в добытую одежду, я вновь превратился в черного пса. На этот раз, не смотря на мои усилия, он все равно был довольно крупным, что меня немного демаскировало, с другой стороны телу так было гораздо приятней. То еще ощущение, когда ты колбаса на ножках.
   Мой путь лежал в Литл Уингинг. Возможно это было не совсем хорошее решение, но туда меня гнало дикое иррациональное желание увидеть крестника. Да и, как я успокаивал себя, там меня стали бы искать как мне кажется в последнюю очередь. В фильме ведь Гарри впервые встретил Сириуса именно там. Вроде. Сейчас я жалел, что смотрел этот фильм так давно и больше не пересматривал, опасаясь избавиться от детского впечатления. Мне бы эти знания ох как пригодились.
   Первоначальный вариант с особняком на Гриммо 12 я отмел практически сразу, не говоря уже о домике дяди Альфарда в котором засада ждет в первую очередь. В молодости, Дамблдор дружил с дедом Сириуса, а значит точно знал если не где именно находится особняк, увидеть его обычным взглядом было не под силу даже ему, но установить слежку за самой площадью это ему не мешает. Не хочу привести авроров прямо в единственное место, где я мог бы спрятаться. Сначала нужно обзавестись хотя бы временной палочкой. К сожалению, аппарировать туда я не мог так как просто там не был. Сириус- да. Я же-нет. Как показала практика, я не мог переместиться в место по чужим воспоминаниям. Этот факт стал для меня ударом, тогда, в море.
Впрочем, в передвижении на своих двоих были и плюсы. Ведь по пути я продолжил свою истинно мародерскую деятельность, а именно - крал еду, газеты, одежду. Теперь я больше не походил на обтянутый кожей скелет даже в человеческом обличье, а от постоянного бега форма пса стала сухой и поджарой. Под густой чёрной шерстью вовсю перекатывались каменные мышцы. Шутка ли, за несколько недель я преодолел практически половину Великобритании! Учитывая, что знал я лишь примерное направление и двигался по дорожным картам, считаю это своим личным подвигом. Как и то, каким чудом мне удалось вспомнить улицу, где жили Дурсли. Сириус был у них на свадьбе, но тогда его перенес туда Джеймс... Так что Тисовую улицу в памяти пришлось искать уже мне.
   **************************************************
   Литл Уингинг. Что можно сказать об это месте. Это был тихий и какой-то сонный пригород. Аккуратные однотипные домики образовывали четкую прямую линию и со стороны казались абсолютно одинаковыми. Это впечатление усиливалось от того, что перед каждым домом зеленел аккуратно постриженный газон. Все участки на Тисовой улице разграничивали низенькие каменные заборчики, которые открывали взору фасады домов. На мой взгляд, единственным различием участков являлись садики под окнами. Что удивительно, садик дома N 4 и вправду отличался своей ухоженностью и красотой. Цветы в нем до сих пор цвели, хотя и был уже конец ноября. Газоны же здесь похоже были зеленые круглый год. Если они вообще были настоящими.
   - Как и девять лет назад, ничего не поменялось, - фыркнул большой черный пес наблюдая за домом Дурслей. Его внимательные глаза пару раз замечали сгорбленную старушку, выгуливающую по Глициниевому переулку целую стаю кошек. Но пес не спешил реагировать на извечных врагов своего рода, продолжая лениво лежать в кустах, под деревом, отгоняя мерно покачивающимся хвостом надоедливых мух. Он пришел сюда ночью, а сейчас просто ждал одного человека.
   Вот белая дверь тихо отворилась, и оттуда, аккуратно ее прикрыв, выскользнул маленький черноволосый паренек, устремившись к парку.
   Гарри всегда был слишком маленьким и тощеньким для своего возраста. А выглядел еще меньше и худее, из-за того, что ему приходилось донашивать за Дадли старую одежду, а Дадли раза в четыре превосходил Гарри по всем параметрам. У Гарри было худое лицо, торчащие коленки, черные волосы и яркие зеленые глаза. Он носил круглые очки, перемотанные посередине толстым слоем изоленты - оправа часто ломалась, потому что Дадли все время норовил врезать Гарри по носу.
   Его длинные черные волосы были неаккуратно растрепаны. Недавно Петуния, возмутившись, что Гарри всегда приходит из парикмахерской таким, будто и не стригся вовсе, обкорнала его кухонными ножницами настолько коротко, что он стал почти совсем лысым, если не считать челки, оставленной, "чтобы прикрыть этот отвратительный шрам". Дадли тогда чуть не описался от смеха при виде Гарри, а тот провел бессонную ночь, воображая, как на следующий день пойдет в школу, где его и так все дразнили за мешковатую одежду и заклеенные очки. Однако, на следующее утро обнаружилось, что волосы стали точно такими же, как раньше, до парикмахерских экспериментов тети Петунии. За это его на неделю упрятали в чулан, хотя Гарри говорил им, что не может объяснить, как волосы смогли отрасти так быстро.
   Сегодня был особенный день для всего семейства Дурслей - приезжала любимая тетушка Мардж. Любимая для всех, кроме Гарри, ему казалось, что тетушка его ненавидит. В прошлый приезд, она натравила на него своего нового питомца - Злыдня, и тот чудом не успел покусать мальчика. Гарри хватило сил взобраться на дерево, где он провел остаток дня.
   - Эх.. - Гарри еще раз посмотрел на то место. Он думал, удастся ли ему убежать на этот раз. Под раскидистым вязом мирно дремал большой черный пес. Гарри любил собак, да и вообще животных. Но теперь их немного опасался.
   Ноги сами вели его в парк, где мальчик любил проводить время наедине с птицами. Он кормил их, если удавалось стащить крошки, которые оставались от завтрака Дурслей. Но чаще всего голод был на столько силен, что он даже подумывал над тем, чтобы напроситься на чай у старухи Фигг. Которая, кстати, сейчас заканчивала выгуливать своих мерзких кошек. А когда она уйдет, можно и покормить голубей.
   Гарри украдкой проверил бережно ссыпанные в карман крошки и кусочки булки. Сегодня удалось взять немного, когда он нарезал тосты для семьи... Да, семьи. Но не его. Гарри не знал своих родителей, и иногда представлял, что они живы и заберут его. Или какой-нибудь другой родственник. Ведь не могло же у его отца не остаться родных? Почему они не забрали его!
   Гарри украдкой смахнул злую слезу. Ничего, он вырастет - и у него будет большая любящая семья. Где никто не будет ни над кем издеваться. Он искренне верил в это.
   Мальчик не заметил, как дошел до излюбленной скамейки у пруда. Он, погрузившись в мечты, автоматически бросал крошки. До тех пор, пока не осталось совсем ничего. Было воскресенье, и в парке гуляли дети со своими родителями. Зеленоглазый парень смотрел на чужое счастье сквозь старые очки-велосипеды и представлял на их месте себя.
   Вдруг оставшиеся голуби разлетелись и что-то тяжелое придавило его ноги к скамейке. Гарри и не заметил, как до этого лежащий в тени пес подошел и положил голову ему на колени, взглянув на него почти что человечьим взглядом в которых отражалась почти осязаемая тоска. Сначала Гарри на секунду испугался. Но пес просто держал свою голову у него на коленях, согревая чуть замерзшие ноги горячим дыханием.
   Осмелев, мальчик погладил пушистого по голове. Тот в ответ лизнул протянутую ладонь. В животе у пса заурчало.
   - Извини, мне нечего тебе дать, - с сожалением сказал Гарри псу, почесывая того за ухом. - Ты, наверное, потерялся? Породистый...
   Так мальчик с псом сидели, любуясь переливами солнца в озере. До тех пор, пока пес вдруг не пошевелил ушами и не посмотрел куда-то за спину Гарри.
   - Поттер!!! Вот ты где! А мы всюду тебя искали, заморыш.
   - Да, заморыш! - Гарри услышал за спиной довольный гогот Дадли с приятелями.
   Его первой мыслью было убежать. Он хотел было вскочить со скамьи, но пес, вдруг положил на его колени свою лапу, придерживая. Ободряюще лизнул руку и медленно развернулся.
   Шерсть пса вздыбилась вверх, делая и без того крупного пса еще больше. Из горла донеслось тихое рычание, похожее на гулкий рокот.
   Гарри беспомощно посмотрел на своих мучителей, затем на пса. Тот не отрываясь смотрел Дадли в глаза.
   - Ну, ты это... ну его.. - бледный Пирс Полкинс дернул такого же бледного Дадли за рукав.
   - Да, ну его... - костлявый мальчик, похожий на крысу спрятался за спины остальных. Пес оскалил зубы.
   - Поттер, дома разберемся, - на прощание пригрозил Дадли осторожно пятясь назад, не решаясь повернуться спиной. Отойдя на безопасное, по их мнению, расстояние. Они быстрым шагом двинулись прочь из парка.
   - Спасибо, черныш, - грустно улыбнулся Гарри псу, еще раз взлохматив шерсть псу. Он пока еще не знал, как будет объяснятся с Дурслями, но заранее приготовился к худшему. Лучше бы он убежал, но псу ведь не обьяснишь...
   *******************************************************
   - Вот же идиот!!! Захотелось ему увидеть крестника! Увидел?! - сквозь зубы матерился я, позорно сбегая от грустно смотрящего в след мальчика.- Мало того, что сейчас я забрать его просто не смогу, так еще и испугал его чокнутого свиноподобного братца! Остается только надеяться, что Гарри не сильно накажут дома... Дьявол!
   Я резко остановился, увидев знакомый фургон. Живодерка... Со службой по отлову бродячих собак мне сегодня видеться совсем не хотелось, и я спрятался в кустах. Пока чадящая ужасным выхлопом машина не скрылась за поворотом, старался успокоить бешено стучащее сердце. Получалось плохо. Да и мне самому было плохо. Неожиданно проснувшаяся совесть мучала меня ничуть не хуже накопившегося за день голода. Метаболизм собаки быстро переварил украденный утром бургер. Но на неприятное чувство я него не обращал практически никакого внимания, меня мучал стыд.
   Когда я очутился на свободе, пускай даже в такой форме, первой моей мыслью был не Гарри. Такая идея могла возникнуть только в голове у старого Сириуса, который души не чаял в маленьком ребенке. Моей же первой мыслью было свалить из этой негостеприимной страны куда подальше. Желательно - в Россию. Я не знал, живы ли мои родители сейчас, или это вовсе другая вселенная, но там мне было бы... легче. Привычней. Даже не пользуясь магией, хотя такое представить трудно: "магия же!" я вполне мог сыграть на знании истории развалившегося государства, и неплохо так подняться на волне приватизации и общего упадка. Может быть раскрыть пару знаменитых преступлений, стать в глазах общества героем. Н а кто из нас не тщеславен? Это помимо спасенных людей. Или просто прожить яркую жизнь, заново познакомиться со старыми друзьями, Элис... Поймите меня правильно - меня здесь ничего не держало. В глазах магической Англии я был преступником, диким зверем которого нужно посадить в клетку! Но в Азкабан я не вернусь. Только не туда.
   И мое желание найти Гарри было продиктовано одной, вполне себе эгоистичной целью. А именно - убедиться, что все идет как в фильме, и вполне спокойно сделать ноги! В последней части фильма, которую я смотрел относительно недавно, все у Гарри было хорошо. Он со всем справился, хотя и не без потерь конечно. Но это была знакомая мне история, влезать в которую я не имел права. Старый Блэк в ней особо роли не играл. Не думаю, что все кардинально бы изменилось с моим отсутствием. Но Гарри... Черт! Да, для детей мне было еще рано, но и у меня была любимая племянница, которой я дарил конфеты и пару раз водил в зоопарк. Этот маленький ангелок, откликающийся на имя - Настя, был действительно мне дорог. И я бы никогда не позволил обращаться с ней ТАК!
   Я плохо помнил первые части. Но в них никогда не создавалось ощущение, что над Гарри постоянно издевались. Да, у него была одежда не по размеру, да и жил тот в чулане, но тот актер не имел с этим Гарри ничего общего. Маленький. Для восьми лет - действительно маленький ребенок был, что называется, кожа и кости! Слишком большая и старая для него одежда особенно четко это подчеркивала. Сломанные очки, синяки и ссадины... Все было бы не так плохо, если бы не взгляд. Взгляд, полный пустой покорности при виде своих мучителей. Даже вскочить он пытался, похоже, просто по привычке. Все равно ведь догонят. В тот момент я четко понял, с каким взглядом Гарри пойдет на свою смерть от авады Волан-де-морта. Полным застарелой боли... и облегчения, что все это наконец закончилось.
   Я просто не понимал, как в школе на это не обращали внимания! Ведь есть же завучи, психологи, социальные работники. Или в Англии все не так? Сириус не учился в обычной школе, и не знал наверняка. Но, я был практически уверен, что все не могло быть на СТОЛЬКО плохо в системе образования. Так почему? Почему, за ребенком никто не следил? Но я явно видел, как кошатница Фигг смотрела в сторону дома Дурслей. Она не могла не видеть, как обращаются с сыном Джеймса и Лили...
   Ответ очень простой. Дамблдор.
   При воспоминании о "великом волшебнике" у меня непроизвольно вздыбился загривок. Сириус действительно верил ему, для нас... для Джеймса и Лили он бы непререкаемым лидером. И как же старик отплатил за их преданность?! Почему Гарри отдали этим... людям. Ведь у малыша и в магическом мире было много родственников, с радостью принявших дитя к себе. Да даже Малфои и то были бы лучшим вариантом! Люциус конечно та еще скотина, но даже бывший пожиратель не стал бы издеваться над ребенком. Я не знал, что побудило старика сделать такой выбор, но только сейчас твердо для себя решил. Гарри будет лучше со мной. Я еще не знаю, как, но вытащу его отсюда своего крестника. И ни старый долькоман, ни змеелицая тварь мне не смогут помешать. А если для этого мне нужно будет стать чем-то большим, чем просто двадцатилетний парень в шкуре сказочного персонажа, то да будет так.
   Сириус Блэк снова с вами! Берегись, Волди...
   С громким лаем, пугая редких вечерних прохожих, большой, черный как смоль пес, несся по темным аллеям Литл Уингина.
   Он направлялся в Лондон.
  

Глава 3

   Старый квартал Лондона радовал глаз красивой архитектурой, изысканными статуями и барельефами. А также запахом тухлой рыбы, стихийно организованными мусорками и подозрительными личностями на темных узеньких улочках. Разве что помои выливали не на тротуар. Шел 1988 год, и это было в порядке вещей... Англичане. Хотя, возможно такое впечатление создавалось из-за того, что забрался я не в самый благополучный район города.
   Именно на одной из таких улочек, оканчивающуюся кирпичным тупичком, я и устроил засаду. Здесь, возле переулка на Филипп стрит, под старинным каменным мостом находился один из входов в мир Волшебной Англии. Не думали же вы, что проход в волшебный квартал существовал в единственном экземпляре? Только входов на Дьягон аллею Сириус, будучи долгое время аврором, знал около шести. А уж проходов в сумеречный переулок, разумеется, было гораздо больше. Думаю, даже старый пройдоха Грюм, не смог бы отыскать их все. Иначе, ловить преступников было бы слишком легкой затеей.
   Оказался я здесь по одной простой причине. Мне сейчас была жизненно необходима палочка, и план беглого преступника был довольно прост. Рано или поздно, но одна из личностей, населяющих сумеречный переулок словно стаи крыс, должна была здесь показаться.
   А дальше, дело за малым- корягой по голове и в речку... Шучу, убивать я никого не собирался. Пока что. Требовалось только оглушить, и забрать магический инструмент. За следилки на палочке я особо не волновался. Личности, что приходят сюда, о них заботятся в первую очередь. Да и деньги бы мне не помешали, в банк сейчас соваться смысла нет. Гоблины, хоть и не слишком любви министерство, за звонкую монету вполне могут оповестить заинтересованных лиц, что со счетом рода Блэк производились финансовые манипуляции.
   Не то, чтобы это было страшно. Но пока что авроры больше времени уделяют магловскому миру. Пусть так остается как можно дольше. Сейчас я исходил из цели пробраться в особняк моего рода. А для того, чтобы беспрепятственно проникнуть в Блэк Хауз мне нужны были кое-какие вещи, в которых палочка стояла практически первым местом на очереди.
   После нескольких часов ожидания полностью оправдались. Из-за неприметной кирпичной опоры моста, вдруг, воровато оглянувшись выглянул приземистый кривоногий человек с длинными растрёпанными рыжими волосами.
   - Ба! Да это же старина Назесникус собственной персоной. Интересно, это удача, или же случайное совпадение?!
   Грязный, воняющий перегаром и дешевым табаком, Флэтчер словно сошел с плаката - "их разыскивает милиция". Немного выждав, Наземникус двинулся в сторону переулка, где, спрятавшись за мусорным баком, его уже ожидал я.
   Через минуту, стало ясно, что понадобилось Флэтчеру в этом переулке. он банально вышел отлить, и выкурить его вонючую сигарету. Видимо, даже контингент Лютного не переносил этот въедливый запах. Когда тот достал палочку, и зажег на ее кончике маленький огонек, я и выбрал моментом для нападения.
   - Я же говорил, что дешевые сигареты тебя погубят.
   - С.. си-риус?- красные, с полопавшимися венами, глаза вора расширились от изумления, прежде чем на голову ему опустилось что-то тяжелое.
   Я быстро оттащил "успокоенного" вора в дальний угол. Рыться в его вещал было противно. Впрочем, чего только я не делал в облике собаки. Карманы порадовали меня набором зачарованных отмычек, кисетом с тем вонючим табаком, и парой десятков галеонов в загашнике давно немытого сапога.
   Я осмотрел главное приобретение. Хм. Бывало и лучше. Палочка Наземникус была под стать ему. Двенадцать дюймов, из неизвестного материала. Грязная, со следами сколов и царапин. Но, в прочем, действовала исправно. В чем я тут же убедился, наслав на старого знакомого чары вечного сна, и для верности связывая тело веревками.
   Теперь, куда же его деть... Я задумался. Убить? По мимо общей мерзости к этому человеку, я ничего не испытывал. Можно оставить его конечно здесь, но если не расколдовывать, то это быстро превратиться в убийство. Он либо замерзнет, либо мыши отгрызут "что-нибудь не нужное", либо его обнаружат маглы или другие волшебники. Ни тот ни другой, ни третий вариант меня не устраивал, поэтому я выбрал иной путь. С помощью трансфигурации, тушка Наземникуса успешно превратилась в не слишком симпатичную табакерку, которую я положил в карман черного пальто. Трансфигурация - великая вещь. Да и в целом колдовать было довольно увлекательно, былаго память репициента услужливо подсовывала мне информацию о том, как нужно делать необходимые взмахи. Пальто, кстати, создал из украденной одежды. Да и вообще, мой внешний вид претерпел некоторые изменения. В Лютный отправился уже не Сириус Блэк, а вполне себе респектабельный молодой человек чуть за тридцать, в строгом черном пальто, костюме и шляпе- цилиндре. В нем даже самый въедливый аврор не сразу бы распознал беглого преступника. О всех доступных способах снять следилки я позаботился прямо здесь, благо применение магии возле прохода в магический мир засеч было довольно сложно.
   Придирчиво оглядев свою тушку, я был более-менее удовлетворен маскировкой и уверенно двинулся в тайное место.
   Лютный, за восемь лет мало изменился. Это была все та же кривая улочка, большей частью затемнённая. Казалось, от влажных, кирпичных стен, исходил холод, от которого у случайно забредшего сюда обывателя на коже выступали мурашки. Влажный туман, дымчатой пеленой покрывающий кривую дорогу дополнял картину, будто где-то за углом, среди мусора и старых, гнилых досок притаился Дементор и поджидал свою жертву.
   Все окна магазинов были забиты, те которые не были закрыты, старались сделать вид, что магазин давно заброшен, чтобы постороннему человеку ненароком не взбрело в голову посетить столь отвратительное, по своей сути, место... Но такое первое впечатление было очень обманчиво. Жизнь здесь, как и в располагающемся неподалеку Косом переулке, существовала своей бурлящей, как мерзкое зелье, жизнью.
   Туман, и мягкий полумрак удобно скрывал лицо фигуры в черном пальто от других волшебников. Так что попадающиеся тут и там фигуры в капюшонах и мантиях не видели лиц друг друга. Сириу усмехнулся. В Лютном всегда ценили инкогнито.
   Я шел мимо кажущихся старыми лавок и разглядывал знакомые названия. "Яды и отравы Шайверетча", "E.L.M -- волшебные похороны и бальзамирование", "Эльф-трубочист", "Дистальная фаланга"... Хозяева этих заведений явно имеют толк в хорошей шутке. Некоторые из названий действительно описывали то, что предлагали покупателям. Ну а некоторые просто делали вид. Даже в волшебном мире, у всего есть двойное дно. А у некоторых даже тройное. Так, например, у хозяина той лавки, куда я сейчас направлялся.
   "Горбин и Бэркес" - самое известное заведение в Лондоне, занимающееся скупкой и продажей сильных и приметных волшебных вещей, в основном связанных с тёмной магией. Просто, как дважды два. Но вопрос в том, почему же при этой дурной славе его до сих пор не закрыли? У всех на слуху, но нельзя поймать - это можно сказать про старика Горбина. Ушлый делец, овеянный мрачной славой, был отнюдь не частым гостем в стенах аврората, как можно было бы о нем подумать. Да, он торговал не слишком одобряемыми законом вещами, но каждый аврор знал, что на поверку все эти "темнейшие артефакты" были просто пустышкой, за которые при сильном старании можно было предъявить некрупный штраф. Некоторых, особенно мерзких типов, Горбин и сам, чуть ли не за ручку приводил в отдел министерства. Это тех безумцев, которые пытались продать такие вещи как "сердце новорожденного младенца", или что еще похуже. Так что его лавка, как и многие в этом переулке была негласно признана "необходимым злом". Проверки конечно же устраивались, но без огонька.
   И лишь малый круг "избранных" вполне себе свободно покупал, продавал и обменивал в этой самой лавке по-настоящему темные артефакты. Из тех, за наличие которых в Азкабан сажали не глядя. (Хе, как меня.) А то и разбирались "на месте". Как говорил один умный человек - если хочешь что-то спрятать, положи это на самом видном месте. И такой фокус проворачивал не один только Горбин. Это по мимо того, что в Лютном существовали места, забрести в которые без приглашения просто невозможно. Так что забавное место этот Лютный...
   Но мне на секунду стало немного не по себе, когда я открыл скрипучую дверь. За ней обнаружился большой, слабо освещенный зал с развешанными на потолке ржавыми инструментами для пыток. В витрине под стеклом красовались сушеная рука, заляпанная кровью, колода карт и пристально смотревший прямо на меня хрустальный глаз. Со стен на вошедшего безмолвно взирали оскалившиеся в ухмылках маски. На прилавке были разложены человеческие кости разных форм и размеров. А в углу примостился большой черный шкаф.
   "За антураж твердая десятка" - с интересом я оглядывал экспонаты камеры пыток.
   Как только дверь закрылась, и мелодично звякнул колокольчик, из за прилавка раздались твердые шаги. Секунду спустя, оттуда показался сутулый человечек с сальными, зализанными назад волосами.
   - Добро пожаловать, мистер...
   - Кэбб, - подсказал я ему.- Джон Кэбб.
   - Рад видеть вас в лавке Горбин и Бэрк, мистер Кэбб, -голос у хозяина лавки был такой же елейный, как и волосы. Что, впрочем, никак не вязалось с его холодными цепкими глазами, которыми он буквально просканировал меня вдоль и поперек и, видимо, признал платежеспособным. Так как продолжил умасливать покупателя - Что желаете-с? У меня есть что показать. Только что получили товар, и цены умеренные! Рука славы, проклятое ожерелье...
   - Порошок живой смерти, - прервал я речь Горбина, мысленно повторив, что мне нужно. - Прыгун, амулет отвращения, пара одноразовых амулетов сокрытия, мантию-невидимку, ритуальные принадлежности...
   По мере того, как я перечислял все пункты моего списка, подобострастная улыбка Горбина медленно сползала с лица, превращаясь в хищную.
   - И да, чуть не забыл. - Я выписал в воздухе причудливую фигуру, превращающуюся вслед за палочкой в смутно знакомую вензель-литографию, которую я подсмотрел в первый и единственный раз, когда отец взял меня в эту лавку. Она и служила своеобразным опознавательным знаком, по которому определяли свой ли ты, или чужой.
   На самом деле, это был самый слабый момент моего плана, так как я не был уверен, что пароль не поменялся за столько лет. В этом случае мне сейчас предстояла бы небольшая драка. Но, к счастью, все обошлось. Я понял это по удовлетворенным глазам Горбина.
   - Сразу, я не смогу собрать все необходимое, мистер Кэбб. Боюсь, вам придется зайти чуть позже. - Старик задумался. - Скажем, завтра к полудню. Вас это устроит?
   - Конечно, - я и не ожидал, что он хранит все в этой лавке. Сейчас, мне нужна была только одна вещь. - Но, я надеюсь на то, что "прыгун" вы найдете прямо сейчас.
   - Разумеется, для Вас, я отыщу один экземпляр. Сию секунду.
   С этими словами он скрылся в недрах лавки, оставив меня созерцать экспонаты. Внимание привлекла рука с зажатой в ней свечой. Та самая "рука славы". "Никто, кроме вас, не увидит ее огня" - гласила надпись внизу.
   Для этих целей вполне себе есть модификация люмоса. Какой дурак будет таскаться с засушенной рукой в руке? Хм, забавный каламбур.
   - Вот, ваш прыгун, - Горбин на этот раз появился практически бесшумно. - Популярная вещь. Всего двадцать галеонов.
   - Благодарю, - бесстрастно передал я ему требуемую сумму, хотя в душе у меня бесновался хомяк "Всего! Да это все мои деньги..."
   - Остальное будет готово завтра. - это я понял. Надеюсь, сегодня все пройдет успешно и я буду обладать достаточной суммой для оплаты всего заказанного. Впрочем, в другом случае мне эти вещи уже не понадобятся.
   - До-свидания, мистер Горбин.
   - До-встречи, мистер Блэк...
   Я с трудом удержал ровную, неторопливую походку, выходя на улицу. А в голове билось что-то из разряда "ну ты и кретин". Только сейчас я понял, где Сириус могу видеть похожий вензель, кроме того памятного случая. А именно на гербе рода Блэк. "Конспиратор хренов".
   - Ну да ладно, - продолжил я размышлять, неспешно следуя по каменной мостовой и разглядывая собственные портреты на фонарных столбах. Если узнал, и согласился на сделку - значит можно доверять. В какой-то части. Правда я не сомневался, что цену Горбин накрутит огого как. Из того, что я заказал - Прыгун", или "попрыгунчик" - так назывался амулет сокрытия следов трансгрессии, был самым дешевым товаром. Он улавливал остаточную магию, в процессе прыжка, и не позволял чарам надзора засечь место перемещения. К сожалению, в отличие от более дорогих аналогов, прыгун быстро исчерпывал запас прочности. Десять - максимум двадцать перемещений - и он приходил в негодность, начиная подрагивать так, буд-то скоро взорвется. Надо сказать, что частенько так оно и было.
   Другой его вариант- "пробойник", помимо сокрытия следов аппарации, самостоятельно аккумулировал эту энергию для прорыва антитрангрессионного щита. Да и действовал намного дольше. Однако и цена там была другая. Есть конечно же заклинания, способные сделать всю эту работу, но Сириус знал только то, что они существуют. Впрочем, у него никогда не было необходимости скрывать от властей. Ведь он тогда был в команде "хороших парней". Это сейчас меня весь аврорат ищет, кстати, в этом я им немного помогу!
   В Лютном меня пока что ничего не задерживало и я, немного поплутав по закоулкам,сквозь неприметный отворот вышел к паучьему тупичку а оттуда, активировав медальон, трангрессиовал в Лондон, к зданию аэропорта. Это был недавно построенный аэропорт "Лондон -Сити", расположенный в районе Доклендс, Ньюэм в Восточном Лондоне.
   Повторение уроков трансфигурации, плюс легкое внушение - и в кармане два билета на ближайший рейс в Париж, на имя мистера и мисис Скайвокер. Последние часы выдались достаточно напряженными, так что мне захотелось немного пошутить. Даже если шутку смогу понять лишь один я. Кто знает, возможно здесь снимут знаменитую сагу совсем с другими актерами, но смеха ради я простенькими чарами изменил себе внешность на облик Энекина, ну а Наземникус, под империо, отыгрывал красавицу Падме.
   К сожалению, долго в трансфигурированном состоянии живого человека держать нельзя, а иначе тот скоро переставал быть живым. А Флэтчер, как один из членов ордена Феникса, мне пока что нужен. Времени, чтобы расспросить этого бесполезного субъекта сейчас не было, но в Блэк Хауз я думал им заняться основательней.
   Надо сказать, Империус не зря введен в разряд запретных заклинаний. Та легкость, с которой человек превращается в раба - пугала.. и притягивала одновременно. Если я прикажу Флэтчеру сейчас вскрыть себе вены зубочисткой, которую нам принесли вместе с обедом, он только спросит какой именно. Надо будет сделать заметку - пользоваться этим заклинанием только в крайних случаях. Не хотелось бы слететь с катушек, как моя дражайшая сестрица Бэлль.
   Самолет довольно быстро доставил нас на родину романтики, моды и съедобных лягушек. Я снял номер на двоих, оставив Наземникуса там отдыхать, на всякий случай погрузив того в сон. Чары должны были продержаться достаточно долго, пока бы я не закончил все свои дела. Сейчас была уже ночь. Даже скорее позднее утро. Однако приятный момент в том, что банки гоблинов работают круглосуточно.
   Вход в волшебный квартал магической Франции находился на знаменитой улице Мулен, где некогда находилось заведение Belles Poules, а попросту -- публичный дом.
   По преданиям маглов, в XVII столетии знаменитая фаворитка короля Людовика XIV Франсуаза-Атенаис де Монтеспан проводила там черные мессы. Однако память Сириуса мне подсказывала, что проводились, и проводятся там отнюдь не мессы... К счастью, Сириус был во Франции во время своей молодости, к несчастью же - его интересовали больше всяческие развлечения, которые может дать как мир маглов, так и магов. Однако в волшебном квартале я ориентировался в принципе сносно.
   Несмотря на поздний час, волшебный квартал был наполнен народом. Парижские маги были менее консервативны, чем Английские - и здесь можно было встретить волшебниц и волшебников, одетых по последней магловской моде. Проходя, мимо магазина с квиддичными принадлежностями, "Квиберон" - я вовсе увидел команду, по-видимому - игроков в квиддич, которые эпатировали публику своей ярко-розовой формой и раздавали автографы.
   "Наверное, местные знаменитости," - решил я, оценив толпу фанатов. Сириус любил квиддич, одним из самых счастливых его воспоминаний были полеты на метле. Но играть, при этом, Блэк не очень-то стремился. Хотя и когда Джеймс, потащил его пробоваться в команду, тот был выбран одним из лучших загонщиков, в последствии отказавшись от вступления в команду. Я же был к квиддичу пока что равнодушен, так что проследовал далее по дороге в банк.
   Французское отделение Гринготтс, было, как и Английское - монументальным. Белоснежное большое здание, отполированные бронзовые двери, белые каменные ступени и традиционный привратник в ало-золотой униформе. Даже строчки из стишка не изменились.
   Направившись к гоблину - управляющему, я сходу обозначил цель присутствия.
   - Сириус Блэк желает снять деньги со своего счета.
   - А есть ли у мистера Блэка его ключ? - носатый гоблин, с холодным прищуром смотрел на меня сверху-вниз, отложив в сторону какие-то бумаги. Какие они все-таки мерзкие. И имена у них идиотские.
   - Я готов провести процедуру восстановления ключа. - Хомяк внутри схватился за сердце, прошептав нечто вроде "моя остановочка...". Первый персональный ключ от сейфа гоблины выдавали бесплатно при заведении сейфа. В случае же утери этого идентификатора... Вы когда-нибудь теряли карточку? Так вот процесс переоформления всех документов, у гоблинов вызывал зубовный скрежет, отражающийся также и в цене за эту услугу. Восстановление ключа стоило денег, и не маленьких - ведь менялась практически вся защита сейфа.
   - Следуйте за мной, мистер Блэк,- носач, назвавшийся Грудребуком, пригласил меня в кабинет для переговоров.- Через час прибудет поверенный вашего рода - Ликбах, с копией завещания вашей матушки - Вальпурги Блэк. Пока же, я предложу вам пройти процедуру привязки ключа. Вы можете пройти ее сейчас, либо после разговора с поверенным.
   - Пожалуй, я пройду ее до встречи, - подумав, ответил я. Не думаю, что обо мне сообщат сейчас, скорее всего министерство узнает сразу же, после выхода за стены банка.
   Завещание... Так значит матушка все же умерла. Сириусу сообщили об этом два года назад, но в душе узника до сих пор теплилась мысль, что кто-то из его семьи остался жив. Сейчас же эта ниточка оборвалась.
   В глазах неожиданно защипало. Я и не знал, что это окажется так тяжело принять. Хотя Сириус никогда не был особенно близок с матерью, ее окончательная потеря выбила меня из колеи. В голове всплывали моменты детства, те времена, когда их семья еще была крепка. После поступления на алый факультет, все это изменилось... Странно, я ощущал грусть, хотя все-же это был по сути сторонний мне человек.
   - Здесь нужна капля крови, - Пока я предавался размышлениям, Грудребук принес крошечный золотой ключик на серебряном подносе, по краям которого шла рунная вязь. К нему шла цепочка, за которую ключ можно было повесить на шею в качестве кулона.
   - Секо, - заклинание оставило на пальце маленький разрез. Я приложил окровавленную конечность к желтому металлу. Палец немного кольнуло, затем порез исчез. Ключик же немного потемнел, будто вобрал часть крови.
   - Прекрассно! Стоимость замены будет списана с вашего счета, мистер Блэк, - гоблин оскалился, обнажив кривые желтые зубы.- В вашем личном сейфе останется три тысячи галеонов, двести двадцать сиклей.
   Да, не густо у меня с финансами. Работая аврором много не заработаешь, особенно с разгульной жизнью Сириуса. Дядя Альфард конечно же помимо дома оставил кое-какое наследство, но за это время племянник несколько поиздержался. Да и участие в ордене было отнюдь не альтруистической затеей. Деньги уходили только так. И мне предстояло забрать оставшееся. В моей ситуации мне было нужно "больше золота".
   Я планировал снять половину средств Сириуса, но гулять с мешком золота за плечом было бы не самой лучшей идеей.
   - У вас можно приобрести безразмерный кошелек? - до ареста, у Сириуса был такой. Удобная вещь.
   - Конечно же. Советую приобрести кошелек с привязкой к сейфу, монетница "галеон-200". Безопасность проверена временем. На материал наложено заклятье кровной привязки. Постороннему человеку достать деньги из вашего кошелька будет практически невозможно. - Глаза гоблина жадно заблестели. Похоже, дорогая вещица. Только вот оговорка "почти" мне не нравится. Видимо, защиту все же можно взломать. Да и если на пользователя наложат империус - он сам отдаст все до последнего кната.
   С другой стороны, если произойдет такая ситуация, в таком случае мне будет уже скорее всего безразлично что станет с деньгами. Беру.
   Мне на выбор предоставили несколько моделей разного дизайна. Нет, розовый для меня это перебор. Я остановил свой взгляд на черно-золотой монетнице из драконьей кожи. В принципе вид был не особо важен, но в хороших магазинах встречают по одежке.
   - Двести галеонов, - произнес гоблин. Да, говорящее название. - Требуется ваша кровь, и подпись на некоторых документах...
   Пока я вчитывался в договор купли-продажи, подтверждения замены ключа, и прочего, в залу зашел даже на вид старый гоблин. При виде его, Грудребук склонил голову в приветствии. Гоблины, не смотря на их странные законы и уклад жизни, очень уважали тех, кто дожил до старости.
   - Мистер Блэк, не ожидал вас еще когда-нибудь увидеть, - скрипучий голос старого гоблина был полон сарказма. Гоблин устроился в кресле напротив, разглядывая меня через золотое пенсне. Ликбах был поверенным моего рода довольно долгое время. И уже в воспоминаниях моего детства он был довольно стар, отличаясь не слишком легким характером даже по меркам самих гоблинов. Впрочем, управлял финансами рода Блэк он довольно долгое время, причем успешно. Так что отец позволял ему некоторые вольности.
   - И все же я здесь.
   - Да, и все же вы здесь,- гоблин некоторое время помолчал, затем открыл принесенную с собой папку. - Завещание леди Блэк было оглашено шестого марта 1985 года, в зале Визенгамота, при полном собрании палаты. Здесь находится его полная копия, помещенная в ячейку N 14 согласно воле владелицы.
   Он протянул мне пергаментный свиток, запечатанный гербовой печатью Блэк. Убедившись, что она не нарушена, я развернул свиток, углубившись в ровные, каллиграфически выверенные строчки.
   - Если не вдаваться в подробности, то в этом завещании, Леди Блэк оставляет в ваше единоличное пользование личный сейф N 14, здание особняка на площади Гриммо, летний домик во Франции, поместье четы Блэк в Германии, а также иную недвижимость в пределах Лондона. С полным перечнем имущества можно ознакомиться в протоколе заседания суда Визенгамота от шестого января 1985 года, которым данная недвижимость признается собственностью Министерства и изымается в пользу пострадавших от ваших рук... маглов, - под конец монолога Ликбах уже гневно шипел. - К счастью, мне удалось отговорить Леди Бэк от опрометчивого шага заочной передачи вам титула Лорда, что является юридическим основанием для изъятия принадлежащих роду предприятий, и долей.
   - А сейф? - оторвался я от завещания.
   - Вам доступен сейф N 14, а также ваш личный сейф. Общее состояние счета: тридцать три тысячи галеонов, четынадцать тысяч сиклей...
   - А если просто в галеонах? - перебил гоблина. Не смотря на память, пересчитывать эти сикли и кнаты было сложной задачей для моего гуманитарного мозга.
   - Тридцать пять с половиной тысяч, - пожевав губами, ответил гоблин.- Плюс минус пара кнатов. Сейф рода Блэк также поступит в ваше владение после принятия титула, но только по полному ритуалу.
   Ликбах скептически посмотрел, ожидая моей реакции. И не дождался, так как ее не было. Слова "по полному ритуалу" - возможно смутили бы Сириуска, который чурался всего, что было связано с так называемой "темной" магией. Хотя на деле, это всего лишь означало, что я должен провести пару ритуалов на алтаре Блэк-Хауза. Не смотря ни на какое "изьятие", проникнуть в этот особняк, особенно после смерти Вальпурги, мог только я. Ну и Бэлла, наверное.
   Как же быстро подсуетились Министерские - меня в застенки, имущество конфисковать. Если бы не Ликбах, у Блэков не осталось бы практически ничего. Хотя остатки не тронули лишь потому, что все думали последнему Блэку не долго и осталось. После моей смерти, наверняка, добрались бы и до владений рода. Интересно только, почему в сейфе N14 осталось так мало наличности? Это был сейф Вальпурги и Ориона , и на сколько я помню, там было куда больше чем тридцать тысяч. Нет, это тоже вполне себе внушительная сумма... Но куда делись те горы золота, которые я помню из детства?
   - Мне нужны выписки по расходам со счета N 14, - матушка всегда использовала чековую книжку, так что проследить, куда девались деньги не составляло труда.
   Ликбах выглядел удивленно. Похоже я сломал его стереотипы, в отношении самого непутевого представителя семейства.
   - В последнее время, финансовых операций со счетом Леди Блэк было очень много. Если вы подскажете, что именно вас интересует, я могу сказать без обращения в архив.
   - Наиболее крупные траты. Кому, сколько, зачем?
   - Хм... - старый гоблин задумался, на пару минут уйдя в себя.- Сумма наиболее крупного списания денег со счета N14 составляет тридцать тысяч галеонов.
   - Кому?
   - Этого я вам сказать не могу, - развел руками Ликбах. - Леди Блэк в этот раз не использовала чековую книжку, спустившись в сейф сама. Но, могу предположить, что эта сумма ушла на... э-э.. пожертвования.
   - А остальные траты? - значит, взятка. Только вот кому. Дамблдору? Министру? Или остальным крысам Визенгамота, которые так шустро растащили оставшееся, после ее смерти. Сомневаюсь, что до семей пострадавших от взрыва дошла хоть пара фунтов.
   - Гонорар в пять тысяч галеонов некоему Эварду Аткинсу. Это был один из самых известных адвокатов, - в ответ на мой недоуменный взгяд, пояснил гоблин.
   - Был? - уцепился я за оговорку.
   - Умер, в феврале 1985 года. Несчастный случай, - пояснил Ликбух, оскалившись.
   - А визит Леди Блэк, случаем, был не в том же месяце?
   Молчаливое согласие было мне ответом.
   - Ясно...- я тоже помолчал, погрузившись в мысли.
   А они были одна веселей другой. В принципе, теперь все стало горазд о понятнее. Вальпурга, после моего ареста пыталась вытащить сына из тюрьмы любыми способами. Возможно, обращалась в суд. Сначала наняла адвоката, и, видно что-то раскопал. Затем его убрали, и Вальпурга попыталась освободить меня уже другим способом, у рода Блэк в свое время были друзья... Или ее шантажировали. Затем она не выдержала всего этого. Братья мертвы, муж не долго пережил гибель Регулуса. Сын осужден на пожизненное, родных нет... Но обстоятельства ее смерти были для меня тайной.
   В этой истории множество темных мест. Но рано или поздно я докопаюсь до правды.
   - И что вы собираетесь теперь делать, молодой человек? - не вытерпел гоблин игры в молчанку. Все-же, Ликбух был связан с нашей семьей долгие годы. Не думаю, что ему нравилось видеть, как угасает доверенный ему род. Это вопрос престижа его семьи. Вопрос в том, готов ли я ему доверять? Гоблины никогда не были преданы волшебникам. Этот народ кровью выбивал себе право жить в Волшебном Мире, и до сих пор ненавидел практически поработивших их на долгое время людей.
   Другое дело, что несмотря на всю их нелюбовь к нам, коротышкам можно было верить. Если гоблин давал слово - гоблин его держал, чего нельзя сказать о многих людях. А Ликбух давал клятву оберегать финансы рода Блэк, чтобы стать его хранителем. Думаю, с ним можно сотрудничать.
   В небольшом, изысканно обставленном кабинете сидели двое. Старый, разменявший не один десяток лет гоблин, в золотом пенсне с ожиданием смотрел на молодого мужчину, в черном костюме. Несмотря на молодость, аристократичный профиль лица второго собеседника был словно бы изможден. Усталость чувствовалась в наклоне головы, задумчивом прищуре синих глаз.
   Тишина царила в этом кабинете довольно продолжительное время. Высокие восковые свечи, на бронзовых подставках, успели прогореть практически наполовину с начала разговора. И еще на четверть, после вопроса старого гоблина.
   - Все просто, - тишину нарушил глубокий, с легкой хрипотцой, голос черноволосого мага. Он встал, накинув н плечи пальто. - Я собираюсь вернуть роду Блэк ... его величие.
   До этого спокойные огоньки на кончиках свечей, вдруг заметались как безумные. В кабинете повеяло холодом, стало чуть темнее. Тени в углах комнаты стали сначала больше - затем все вернулось в норму.
   - Вы можете на меня рассчитывать, Сириус. - Старый гоблин посмотрел магу прямо в глаза. Еще одно дуновение ветра.
   Магия подтвердила старую клятву.
  
  

Глава 4

   -- Если бы мне пришлось тут жить, я бы застрелилась.
-- Это вряд ли. Ты бы покрасила дверь в цвет взбесившейся лососины, поставила бы на газоне пару розовых фламинго и планомерно доводила бы соседей до исступления. (Н.Р. "Адвокат мог не знать" )
   Я пробыл во Франции еще несколько часов, за это время обновив свой гардероб, и приобретя пару полезных вещей. В частности, самой необходимой моей покупкой была небольшая тонкая папка-портфель с чарами незримого расширения. Туда поместились все мои остальные вещи, и Наземникус, вновь обращенный в табакерку. Хотел было купить палочку, но те, которые могла предложить мне "лавка магических инструментов Мельеза" мне не подходили. А делать на заказ не было времени. Так что до поры, оставил палочку Наземникуса. Уже в магловском Париже я постригся, обкорнал усы и начинающуюся бородку, разом скинув лет пять.
   Теперь, без грима, из зеркала на меня смотрел бледный молодой мужчина лет тридцати. Я явно выглядел моложе своего биологического возраста, но все равно был довольно худ. К сожалению, последствия Азкабана еще проявлялись, в том числе и на внешности.
   В магазинах Французского Квартала - приобрел комплект восстанавливающих зелий. Все по-настоящему хорошие зелья делались индивидуально под заказчика, так что пришлось обойтись ширпотребом. Но даже они за короткое время заставили почувствовать себя гораздо лучше, чем было.
   Францию покинул, трансгрессировав прямо в Лютный, рассчитав время примерно к полудню в Англии. После такой дальней аппарации, "попрыгун" начал мелко вибрировать на цепочке. Судя по всему, его хватит еще на пару раз - а потом только выбросить.
   - Здравствуйте, мистер Блэк! - старик Горбин встретил меня радушно. Я буквально чувствовал, как он подсчитывает будущую прибыль. - У меня все готово. Прошу, за мной...
   В общем, за последующие пять минут, я стал беднее на без малого тысячу галеонов! Для сравнения, спортивная метла "Комета 260", выпуск которой только-только был запущен этой компанией, и она считалась одной из лучших в своем классе, стоила всего двести галеонов. А комплект восстанавливающий зелий, которые я купил во Франции - стоил всего пятнадцать.
   Впрочем, такая высокая цена была действительно оправдана. Особенно меня порадовал маленький флакончик веритасерума, который я положил сразу же, рядом с табакеркой. Пара капель я точно уже знаю, как использовать. Да и остальное пригодится.
   Накинув на себя мантию, я трансгрессировал в Литл-Уингинг. Занятия в младшей школе заканчивались около двенадцати и я надеялся встретить Гарри. Теперь, когда мой вид был более похожим на обычный, и, благодаря амулету сокрытия я мог использовать чары, нужно было посмотреть какую защиту поставил на его дом старик. Что-то было в этих фильмах, про защиту дома Дурслей, из-за чего Гарри должен был жить там. Нужно было это проверить.
   Аппатировал я прямо в парк. В будние дни здесь должно быть мало народу. Только на чары отвлечения внимания рассчитывать не стоит. Так что ножками... Спустя пару минут, я был уже у дома на Тисовой улице. Гарри по-видимому, был еще в школе. По крайней мере, через окна я замечал только Петунью. Она готовила обед и ей никто не помогал. Так же, машины Вернона сейчас не было. Самое время проверить дом.
   - Магис Ревелио! - от палочки в сторону дома поплыла едва видимая взглядом волна. На секунду вокруг дома вспыхнул прозрачный купол. Волна пошла дальше, огибая препятствия. Когда она коснулась Петунью, та неожиданно вздрогнула, выронив тарелку с огурцами.
   - Бздынь, - только осколки разлетелись по кухне.
   Ничего себе! А я и не знал, что Петунья оказывается сквиб. Это заклинание позволят обнаруживать источники магии. Такие как чары отвлечения внимания - слабый Репелло Инимикум, растянутого на дом Дурслей. Но это заклинание даже сквиба не отпугнет! Не то, что пожирателей. А так...
   - Магис Аперио!- И снова ничего, только ослабление внимания. Хм...
   В последующие минут десять, я планомерно закидывал дом Дурслей различными обнаруживающими заклинаниями. И ничего! Только вымотался как собака. Кхм.
   Существовало лишь два варианта. Либо я просто не был достаточно силен, чтобы обнаружить защиту. Либо - все разговоры о ней это все чушь собачья. И что-то мне думается, что скорее всего это второй вариант. В любом случае, я планирую уничтожить Редла до того, как он обретет тело. А пока Гарри будет намного лучше со мной.
   Спустя некоторое время к дому подъехал Вернон, выгрузив свою тушу из благодарно скрипнувшей машины. С ним была и его маленькая копия - Дадли. А Гарри с ними не было.
   "Они что, забыли его в школе?!" - поняв это, я аппатировал прямо туда. И точно, Гарри как раз выходил за ворота большого кирпичного здания. От вида его одинокой фигуры у меня защемило в сердце. И ведь не подойдешь просто так. Уже представляю: Сириус Блэк, друг твоих родителей, недавно сбежал из тюрьмы. Поедешь ко мне жить?! Да любой нормальный ребенок на его месте сразу сбежит! И будет прав. Черт, собакой втереться в доверие к ребенку было бы проще... Стоп, собака!
   Я с раздражением выбросил отчетливо дергающийся амулет, повесив на его место "пробойник". Еле слышный хлопок аппарации - и я на окраине Уитби, где провел несколько недель в обличье колбасы на ножках. У анимагии есть один бонус, о котором можно узнать только проведя в этой форме большое количество дней, причем в обществе себе подобных. Когда маг превращается в животное, сродняясь с ним, он может найти общий язык практически со всеми представителями своего вида. И не только. С определенного момента, они признают тебя как бы "старшим братом", или вожаком, начиная потихоньку слушаться.
   Здесь, в Уитби... немного странно звучит, но "познакомился" с одним бродячим псом. Я звал его Лаки. Это был по настоящему большой породистый на сколько я знаю азиат, который неведомым мне образом оказался на улице. Черный, с белым "передничком", он был уже стар, умен, и вполне миролюбив. Обычно, на уикенд, когда собиралось много народу, тот притворялся, что у него болит лапа. Хромая, и смотря на людей жалостливыми глазами, Лаки мог выпросить все, что угодно. Взамен, он, словно бы нехотя, играл с детьми. Давал себя погладить взрослым. И о нем я вспомнил в первую очередь.
   В мантии-невидимке, я бегал по улицам Уитби до тех пор, пока за участком одного банкира не мелькнул знакомый хвост. Ах да, я забыл сказать, что Лаки был еще и профессиональным вором. Он забирался в открытые террасы, даже в присутствие хозяев, и крал со столов все что влезало в его большую пасть. Пару раз я ходил "на дело" именно с ним. Кстати, почему "Лаки", на моей памяти, он не попался ни разу. Когда меня пару раз чуть было не ловили.
   - Вот ты где, Счастливчик! Соппоро... - прошептал я сонное заклинание, направив палочку на доедающего кошачий корм пса. Когда заклинание настигло вора, тот удивленно икнул и завалился на бок, мгновенно захрапев.
   Только он уснул, как я трансфигурировал поводок с ошейником, и, застегнув его на спящем псе, аппарировал вместе с ним в Литл-Уингин, попутно развеяв сонные чары.
   - Ну смотри, псина, это твой шанс на беззаботную жизнь, - я ментально транслировал псу то, что он должен сделать. Тот, ошалев от таких резких перемен, вяло сопротивлялся. Но, наконец гавкнул что-то утвердительное.
   В это же время, я заметил Гарри, бредущего вдалеке по дороге из школы. Тот погрузился в свои мысли, и ничего вокруг не замечал. Момент был самый подходящий.
   - Все, пошел! - я скинул мантию-невидимку и, хлопнув пса по заднице для направления движения, отпустил поводок. Дальше все зависело только от Лаки. Надеюсь, пес и в этот раз оправдает свое прозвище.
  
   ***************************************************************
  
   В школе у Гарри друзей не было. Все знали, что Дадли с приятелями терпеть не могут дурака Поттера с его мешковатой одеждой и разбитыми очками, и никто не хотел идти против Дадли и его банды. Так что окончание уроков мальчик воспринимал с радостью. Не то, чтобы он не любил учиться, но среди ненавидящих его людей каждая минута превращалась в пытку. Сегодня в дом вновь собиралась приехать тетушка Мардж. На уикенд она, к счастью, приехать так и не смогла. Из разговоров старших Дурслей, Гарри понял, что ее любимый бульдог заболел и та повела его к ветеринару. Но уже сегодня сестра Вернона должна была приехать на Тисовую улицу. В честь этого, Вернон заехал в школу пораньше, забрав Дадли. Гарри же ничего не оставалось как добираться самому. Не сказать, чтобы он очень этому огорчился. Гарри и сам старался проводить по возможности больше времени вне дома. Чаще всего он бродил по окрестностям, или кормил голубей в парке. Так что дойти от школы до дома ему не составляло особы проблем.
   Гарри на столько погрузился в свои мысли, что не заметил показавшегося на улице большого черного пса, с белым передничком. Пес бежал без какой-то было цели, но увидев мальчика медленно направился к нему. Он бежал как-то странно, прихрамывая, а позади тащилась рукоятка дорогого даже на вид поводка. Пес, подбежал к остановившемуся парню, недоверчиво обнюхал того, затем ткнулся в его руку и тихо заскулил.
   Это было неожиданно, но Гарри давно привык к тому, что даже дикие звери ничуть не боялись мальчика и иногда подбегали почти вплотную, ластясь к рукам. А совсем недавно какой-то бродячий пес даже спас его от Дадли с его бандой. За тот случай Гари конечно пришлось все выходные провести в чулане под лестницей, но испуганное выражение лица кузена того стоило.
   - Хэй, малыш, ты потерялся? - Гарри почесал шерстистого пса за ухом, осматривая ошейник. На позолоченной бляшке красивыми вензельками было выбито имя пса. Но ни номера, ни адреса больше не было. - Счастливчик, так вот как тебя зовут.
   Механически почесывая пса, Гарри думал, что же можно придумать. В приют его отдавать не хотелось. Гарри слышал страшные разговоры о том, что делают с животными если тех не забирают хозяева. Но и взять себе пса тот не мог. Дурсли никогда не позволят ему завести домашнее животное, даже если это будет какой-нибудь хомяк. Не то, что пес размером с самого Гарри.
   - Лаки! Лаки, иди сюда, псина ты эдакая! - Откуда-то издалека донесся громкий мужской голос, поначалу показавшийся мальчику смутно-знакомым. Но затем Гарри увидел спешащего к нему молодого мужчину, который довольно скоро оказался рядом с парнем. Это был высокий черноволосый мужчина, в даже на вид дорогом костюме и шляпе-цилиндре. Придерживая правой рукой деловую кожанную папку, тот ловко схватил с земли поводок.
   - И куда же ты собрался, беглец? - мужчина усмехнулся и потрепал пса по голове. Затем, наконец, заметил Гарри. - Фуух, еле догнал его. Спасибо, что остановил этого сорванца, парень. Сейчас, дай отдышаться...
   Мужчина и вправду выглядел слегка запыхавшимся и запылившимся.
   Гарри подумал, что тот должно быть очень любит собаку, если бегает за ней в таком дорогом костюме.
   - Меня зовут Сириус Блэк, а тебя?
   - Гарри... Гарри Поттер, сэр, - Мальчик немного смутился. В школе учили не разговаривать с незнакомцами, но мужчина, назвавшийся Сириусом, располагал к себе какой-то внутренней искренностью. Так что мальчик подумал, что ничего страшного не произойдет если тот назовет свое имя.
   - Значит, Сэр Гарольд Поттер? Приятно познакомится, юный рыцарь! - засмеялся Сириус.
   Гарри не знал, что ответить на шутку, а потому просто несмело улыбнулся, все еще поглаживая ластящегося к нему пса.
   - А ты, похоже, понравился Счастливчику, - вновь улыбнулся Сириус.- Все, хорош бандит пользоваться расположением ребенка, можно подумать, что дома тебя мало чешут за ушком!
   Пес в ответ на это демонстративно фыркнул, вновь подставляя голову для ласки.
   - Представляешь, испугался выхлопа от машины, - пожаловался на пса Сириус. - Если бы не ты, даже не знаю сколько бы я за ним бегал! Надо тебя хотя бы мороженным угостить!
   - Спасибо, сэр, но я ничего не сделал... - вежливо попытался отказаться Гарри, хотя при воспоминании о мороженом голодный желудок призывно заурчал. Смутившись своей реакции, парень потупился.
   - Даже не думать не смей, что твой благородный поступок останется безнаказанным! - мужчина ничего не хотел слышать, увлекая ребенка и пса за собой. - Здесь на углу, кажется, было одно заведение... да, вот и оно. Тебе какое мороженное, выбирай любое! И сироп не забудь. Сейчас девушка нас обслужит...
   Как-то совсем незаметно Гарри оказался уже внутри уютного кафе. Он иногда проходил мимо него, возвращаясь из школы, разглядывая блестящие витрины со сладким. Тогда он и подумать не мог, что когда-нибудь окажется внутри.
   - Извините, мистер, здесь нельзя с собаками! - пока Гарри и Сириус усаживались за стол, к ним подбежала хозяйка заведения. - Вам придеться сейчас же покинуть это кафе!
   Эта полненькая женщина, в ярко-желтом платье не раз отгоняла Гарри от витрины, чтобы он не портил аппетит заходящим в кафе. При видее ее, мальчик инстинктивно съежился, вжав голову в плечи.
   Блэк же, словно уловив перемену в настроении Гарри и сам переменился. От фигуры в черном будто бы повеяло холодом, на миг мальчику стало жутко. Но, повернувшись к Гарри, тот вновь улыбнулся.
   - Мне кажется, что для нас вы сделаете исключение, - Сириус вытащил откуда-то из-за пазухи целую пачку бумажных банкнот, небрежно впихнув в руки растерянной женщине. - Не так ли?
   - Да.. да, разумеется, - Лин Эсвельд не была бы удачливым дельцом, если бы не почувствовала выгоду. Оно и понятно, ведь сумма в ее руках с успехом покрывала целый месяц работы кафе. Собака... да подумаешь, собака. Она и сама животных любит. - Эвелин, обслужи наших дорогих гостей по высшему разряду!
   - Чего изволите? - молодая девушка, в форменном костюмчике на хорошенькой фигуре, будто по волшебству появилась рядом со столиком светясь дежурной улыбкой.
   Сириус поглядел на мальчика, который до сих пор, похоже не мог поверить, что это не сон. Вздохнул, и начал делать заказ. Похоже, это будет труднее, чем он предполагал.
  
   **************************************************************
  
   Я провел с Гарри практически весь день. Сначала мы посидели в кафе, затем прогуляли пса по парку. Все это время моей навязчивой идеей было схватить этого испуганного паренька в охапку, и переместиться куда-нибудь в Австралию, послав и Дамблдора и Волан-де-Морта куда подальше. Судя по тому, с какой легкостью Гарри начал мне доверять уже через пару минут, я мог бы прямо сейчас рассказать ему все... Тем более, что обманывать мальчика было достаточно стыдно. Ему и так всю жизнь врали. Да вот только побег от проблем никогда не являлся их решением. Я был уверен, что они рано или поздно найдут нас, в любой точке земного шара. А постоянно скрываться... я не хотел маленькому Гарри такой судьбы. У него должно быть нормальное детство, пока что еще не все потерянно.
   Так что мое вмешательство ограничилось только шикарным обедом в том кафе, и еще одной шикарной порцией лжи. Я оплатил обеды мальчика на месяц вперед, отвалив за это кругленькую сумму. И немного ментально покопался в мозгах у Эсвельд - хозяйки заведения, оставил ей на попечение пса. Теперь Гарри мог приходить сюда и есть все что хочет, взамен на прогулки, правда, я попросил официантку Эвелин следить за тем, чтобы он ел не только сладкое. Благо денег у меня, благодаря трансфигурации и чарам копирования, было практически неограниченное количество.
   Я хотел всучить и Гарри пару банкнот, но тот уперся всеми руками и ногами. Еле уговорил его на обеды взамен присмотра за собакой. Да и то, пришлось задействовать всю свою харизму чтобы договориться с упрямым ребенком. Пришлось солгать, что на неделю улетаю по делам, а Счастливца оставить не на кого, так как тот не подпускает посторонних. Да, сыграл на жалости к псу... Все, ради того, чтобы этот упрямец хотя бы питался нормально. К Дурслям я обратиться с такой просьбой попросту не мог, кошатница могла сообщить Дамблдору о подозрительном посетителе. Но если Гарри будет чуть задерживаться после школы, думаю, никто не узнает. А через пару дней я планировал, его и вовсе забрать.
   После того, как распрощался с крестником, и сбагрил довольного пса на попечение хозяйки кафе, я принялся готовиться к прорыву в Блэк Хауз. Мой план основывался на том, чтобы в мантии вырубить наблюдателей Дамблдора порошком живой смерти, и незамеченным проскользнуть в дом на Гриммо. Я не думал, что там будут авроры. Скорее всего, Дамблдор будет до последнего держать в тайне расположение Блэк Хауза, надеясь на единоличную "прихватизацию" единственного места, защищенного ничуть не хуже чем Хогвартс. А значит - один, максимум два члена "Ордена" старого или нового состава. Я был уверен, что справлюсь.
   Стоило дождаться вечера.
  
   ***************************************************************
   Стержис Подмор - рослый длинноволосый блондин средних лет, изнывал от скуки. Задание Дамблдора, собравшего некоторых бывших соратников после побега Блэка, в начале, показавшееся глотком свежего воздуха в рутине однотонных серых будней, на поверку оказалось таким же скучным заданием как и жизнь после победы над "Тем, кого нельзя называть". Стержис, довольно амбициозный и сильный маглорожденный, после окончания школы с радостью вступил в Орден Феникса, когда он только-только создавался для борьбы с проклятыми пожирателями. Это казалось ему правым делом, да и участие в организация неплохо оплачивалось Великим Волшебником, не говоря уже про прочие преференции как знакомого самого могущественного волшебника Великобритании. Именно это знакомство, после развоплощения темного лорда, позволило Подмору начать неплохую карьеру в Министерстве. К которой он, впрочем, довольно быстро охладел. Стержис не любил работать над бумагами, или проводить исследования. А вот погони и схватки... Ему бы самое место в аврорате, но строгое подчинение приказам было не по душе у талантливого маглокровки.
   К тому же, после окончания Хогвартса, Стержис с удивлением понял, что даже самый посредственный маг может и без капли денег сделать свое существование крайне кофортабельным. Так что без проблем заработав на неплохой домик в Клэпхеме, по адресу Лабурнум Гарденс, 2., Стержис с удовольствием предавался лени и ничегонеделанью. Ровно до момента побега его бывшего соратника. И что могло понадобиться преступнику на этой ничем не примечательной улочке в старом квартале Лондона...
  
   ******************************************************************
  
   - Хм, - я фыркнул, просмотрев ленивые мысли Подмора Легилименцией. Сейчас мы находились в одном из баров на площади Гриммо, где эта тушка методично накачивала себя алкоголем до тех пор, пока ее там не застал я.
   "Так значит, здесь только один наблюдатель, если старик не перестраховался. И они даже не знают о том, что охраняют. Узнаю Великого Волшебника", - с этими мыслями, я дополнительно внушил старому знакомому мысль основательно напиться.
   Порошок живой смерти действовал по принципу Империуса, только тоньше и незаметнее. У человека, вдохнувшего крупицы этого порошка, размягчалось сознание, он становился очень внушаемым что облегчало применение легилименции. Ну а свое название порошок получил за его действие в крупных количествах. Пара вдохов - и человек погружается в состояние, не отличимое от смерти. Мозг не работает, сердце почти не бьется - и в целом все процессы в организме замедляются. Целители Мунго используют этот порошок для транспортировки тяжело больных.
   Прочими он используется несколько не по назначению. Стержис больше ничего не знал, так что я оставил его в баре напиваться. А сам вышел к фасаду домов 11 и 13 по Гриммо.
   Внешний вид площади изменился за эти годы. Закопченные фасады стоящих вокруг высоких, обветшалых домов теперь имели, мягко говоря, негостеприимный вид. Некоторые из окон разбиты, краска на дверях облупилась, у ведущих к ним ступеней за сломанными воротами кучами лежат горы переполненных мешков с мусором, от которых разит гнилью.
   Когда-то это был очень престижный район города. Время его не пощадило.
   Подойдя к промежутку между домами, я порезал палочкой ладонь и приложил ее к мгновенно вспыхнувшему куполу. Кровь - и почему все старые заклинания используют именно кровь?!
   Пока я убирал повреждение чарами исцеления, передо мной происходило нечто! Огромный, возвышающийся над остальными домами, особняк появлялся прямо из воздуха, неслышно раздвигая своими боками рядом стоящие дома. Большие темные окна, фигурная лепка на каменных стенах, широкие мраморные ступени, золоченные вензеля, - все это прямо кричало о роскоши, в которой привыкли жить хозяева дома.
   Я вздохнул. Ни Сириус, ни я - никогда не страдали гигантизмом. Мне в своей прошлой жизни вполне хватало уютной студии на седьмом этаже многоэтажки, а Сириус пол жизни жил сначала в гриффиндорском общежитии, затем в небольшом летнем домике дяди Альфарда. Этот дворец был точно слишком большим для меня одного. Но, надеюсь, Гарри понравится.
   Затаив дыхание, я шагнул в гостеприимно распахнувшуюся дверь, приготовившись к встрече с воспоминаниями.
  

Глава 5

  
   Дом на первый взгляд производил гнетущее впечатление. Сразу было понятно, что в нем никто давно уже не жил. Пыль, паутина... брр. Сириус помнил это место совсем не таким. Хотя и воспринимал его больше как клетку, в которую его заточили обстоятельства. Вальпурга была строгой матерью, а уравновешивающий ее нрав отец Сириуса - Орион, к сожалению, долгое время болел. Что не прибавляло Вальпурге доброты.
   Пройдя по длинному коридору, ведущему к гардеробу и гостиной, я с некоторым волнением приблизился к паре длинных, покрытых пылью портьер. Они были закрыты, но я знал, что должно находиться за ними. Несколько секунд я постоял, собираясь с духом...
   - Здравствуй, мама...
   С портрета, словно живая на меня смотрела Вальпурга Блэк. Это была немолодая, но все еще красивая женщина в старомодном парадном платье и черном чепце. В воспоминаниях Сириуса она была совсем другой. Моложе, стройнее... И в зеленых глазах никогда не было столько ненависти и презрения, смешанного с глухой тоской и болью, как сейчас. Сейчас же она стояла, выпрямившись во весь рост, сложив руки на груди и глядела мне прямо в глаза. По Бэковски, не отводя и не моргая.
   - О, ты наконец назвал меня матерью. Для этого момента наверно стоило умереть, правда, Сириус? - лицо Вальпурги исказилось в горькой усмешке. Это была правда. После их первой ссоры, Сириус называл мать в глаза только как "Леди Блэк". Сначала, стремясь поддеть вечно холодную строгую женщину, затем это вошло в привычку.
   - Это действует в обе стороны, мама. - вырвалось у меня.
   И это тоже было правдой. Леди Блэк называла сына по имени только во времена приступов материнской нежности, либо в гневе. Воспитанная в строгой семье старых аристократов, Вальм пурга редко когда позволяла себе "лишние", по ее мнению, нежности. А росший бунтарем сын всячески противился прививаемым ему манерам. Так что второй случай был более частым.
   "Черт..." - уже корил я себя за сорвавшуюся с языка фразу. Она задела старую женщину, и сейчас я буквально видел как на ее лице сменялись эмоции. Вот сейчас она закричит, как это было в детстве, властным лубоким голосом. Но Вальпурга, неожиданно... рассмеялась.
   - Похоже, это у нас семейное, - после того, как на ее лице засияла улыбка, Леди Блэк словно бы преобразилась. Даже краски холста, казалось, стали ярче. Отсмеявшись, она вновь взглянула мне в глаза, смахнув со щеки одинокую слезинку. - Я ждала тебя, сын...
   **********************************************************
  
   Я еще долгое время стоял около холста, разговаривая с матерью обо всем, что приключилось со мной. О Питере, о холодных днях в Азкабане, о побеге и первой встрече с Крестником, о своих размышлениях, о Дамблдоре и министерстве. Только о своей жизни Артема я не сказал ни слова. Я не думаю, что Вальпурга примет это... к тому же, как бы мне не казалось что я разговариваю с живым человеком - это был всего лишь портрет.
   Когда-то раньше я слышал от старого мастера, что портрет - это отпечаток души на холсте, где собраны самые сильные эмоции, мысли, воспоминания, всё самое хорошее и плохое. Это было действительно так. Вальпурга не была жива в полном смысле этого слова... Но она все еще продолжала оставаться моей матерью. Пусть даже так.
   Немного задумавшись, я понял, что я - Артем, уже не отделял себя от Сириуса. Не знаю, когда это произошло, но только сейчас я понял, что меня нельзя было назвать ни Артемом ни Сириусом в полной мере этого слова. Я - "настоящий" был другим... Но, оставим сеанс самокопания до следующего раза.
   Наговорившись с матерью, я дал слово, что, когда закончу все дела, открою ее портрет снова. Сейчас же, и ей и мне требовалось немного отдохнуть. Портьеры вызывали эффект... вроде сна, хотя нарисованным личностям в полной мере и не нужно было спать.
   Пройдя мимо подставки для зонтов, о которую так любила спотыкаться неуклюжая Меда, я вышел к гостиной комнате, откуда можно было пройти в библиотеку, а также в рабочий кабинет. И обнаружил... да! Опять эту гребаную пыль, от которой мне постоянно хотелось чихать. С этим нужно что-то делать.
   - Кричер! - я точно знал, что хотя бы этот эльф должен был остаться в доме после смерти Вальпурги. Остальные же... чаще всего, после смерти хозяина они умирают. Связано ли это с тем, что раса забавных ушастых волшебных созданий вынуждена подпитываться магией владельца, или с тем, что они очень привязываются к хозяевам вплоть до попыток самоубийства после потери, я не знал. Раньше в доме Блэков было много домовиков, но скорее всего остался только этот старый ворчун - личный домовик Регулуса.
   - Кричер! - еще раз позвал я, - Где тебя черти носят!
   Спустя секунду, передо мной с негромким хлопком появился домовик. Он был совершенно голый, если не считать грязной набедренной повязки, и выглядел очень старым. Кожа, казалось, была настолько ему велика, что могла вместить несколько таких, как он. Хотя он был лысый, как все эльфы-домовики, из его больших, как у летучей мыши, ушей торчало изрядное количество седых волос. Глаза водянисто-серые с краснотой, а длинный мясистый нос напоминал рыльце животного.
   - Хозяин...- вскинулся было домовик но тут-же сгорбился и, угрюмо зашептал себе под нос хриплым утробным голосом, похожим на лягушачье кваканье. - Господин, неблагодарная отпрыск Госпожи, разбивший материнское сердце...
   - Перестань. - прервал я разошедшегося домовика,- Твое поведение недостойно слуги дома Блэк.
   - Как будет угодно Господину, - домовик отвесил до нелепости низкий поклон, распластав нос-рыльце по полу. Впрочем, не перестав бормотать ругательства. - Кикимер всегда верой и правдой служил благороднейшему и древнейшему дому Блэков, который предал мерзкий...
   - Довольно! - еще раз заткнул я домовика. - Что превратилось с домом? Почему я, наследник рода Блэк, должен самостоятельно отчищать грязь с портрета моей матери?!
   Последняя фраза заставила домовика выпучить глаза, словно выброшенной на берег рыбы.
   - Я..
   - Живо, привести дом в порядок. Убрать пыль и паутину, для начала прибрать кабинет и гостиную - я командирским тоном давал указания вскинувшемуся домовику. - Дальше приготовь ужин и подай его в фамильную библиотеку, я буду там.
   Я кинул пару галеонов машинально поймавшему их домовику.
   - И приведи себя в порядок, что бы сказала матушка, увидев тебя в таком виде!
   - Слушаюсь, хозяин! - Кричер чуть ли не протаранил лбом пол, бухнувшись предо мной на колени. Затем исчез.
   "Фуух.." - я утер со лба несуществующий пот. Подбирать слова для этого создания было очень сложно. Слушаться он бы слушался меня и так, но своими "оговорками" про наследника, род Блэк, а также тоном, полностью скопированным с моей строгой матери, я сумел достучаться до его дрессированного сознания. Чтобы он слушал мои приказы, а не просто слышал их, извращая. Как это умеют делать домовики. Хотя конечно же он первым делом пойдет к портрету. А, уже сходил...
   Еще один хлопок - и в гостиной комнате словно бы поселился маленький торнадо. Эльф перемещался так быстро, орудуя тряпкой и своей магией, что был практически незаметен за поднявшейся дымовой завесой. Пока Кричер убирался, я решил осмотреть другие портреты знаменитых предков Сириуса, поскольку я помнил из детских воспоминаний, что они любили поговорить с маленьким наследником. Сейчас же они безмолвствовали.
   Пройдя по портретной галерее, я не заметил ни одного говорящего портрета. Просто обычные картины, ничего волшебного. Странно. Нужно будет спросить об этом у Вальпурги. Я что-то знал о том, что за портретами нужно периодически ухаживать... Но слишком смутно, чтобы вспомнить подробности.
   К тому времени Кричер закончил с уборкой гостиной, и, судя по шуму, доносящемуся из кабинета, убирался там. Я же оценивающим взглядом посмотрел на старый цветастый диванчик. К счастью, чистый. И решил пока что немного отдохнуть. Меня ждало еще много дел, и мне требовалась свежая голова...
   ******************************************************************
   Во сне я видел Гарри. Повзрослевший он, и постаревший Дамблдор стояли на маленьком острове, посреди черного озера, до того огромного, что другого берега разглядеть не удавалось. Озеро находилось в очень высокой пещере, даже потолок ее терялся из виду. Вдалеке, быть может в самой середине озера, различался мглистый зеленоватый проблеск, отражавшийся в совершенно неподвижной воде
   - Вы думаете, что Крестраж здесь, сэр?
   - Да, конечно, - Дамблдор еще больше наклонился над резервуаром. Гарри увидел, как отражается его перевернутое лицо на гладкой поверхности зеленого зелья. - Но как добраться до него? Зелье нельзя уничтожить руками, вычерпать, нельзя заставить его исчезнуть, разделиться, его нельзя превратить во что-то другое, на него нельзя наложить заклятие, или как-то подругому изменить его природу, - рассеяно Дамблдор опять поднял свою палочку, покрутил ею в воздухе, а потом поймал кристальный кубок, который взялся словно из ниоткуда. - Я могу только сделать заключение, что это зелье надо выпить.
   - Что? - закричал Гарри.- Нет!
   - Да, я так думаю. Только выпив его, можно опустошить резервуар и увидеть, что в нем лежит...
   Вдруг вид ошеломленного Гарри утонул в водовороте,
   Я знаю, что умру задолго до того, как ты прочитаешь это, но хочу, чтобы ты знал -- это я раскрыл твою тайну.
   Я похитил настоящий крестраж и намереваюсь уничтожить его, как только смогу.
   Я смотрю в лицо смерти с надеждой, что, когда ты встретишь того, кто сравним с тобою по силе, ты уже снова обратишься в
   простого смертного...
   ******************************************************************Я проснулся рывком.... Этот странный сон напомнил мне еще одну очень важную деталь. А именно - Медальон Ридла. Его хранил Кричер после смерти Регулуса но так, что об этом ни кто даже и не догадывался. Вальпурга рассказывала, как после смерти моего непутевого братца тот вдруг совершенно ошалелый появился в доме, что-то бессвязно вопя. И в тот же момент имя Регулуса на родовом древе потускнело, и под его именем, после даты рождения сама собой поступила вторая дата. Дата смерти.
   Сколько бы безутешная Вальпурга не пытала упрямого домовика (и я сильно сомневаюсь, что она сказала это в переносном смысле) тот ничего не мог ей ответить, связанный приказом молчать отданным хозяином. То, что мой брат умер Кричера не останавливало, к тому времени он уже был немного безумным. И вот сейчас я вспомнил эпизод из фильма, где Гарри достал из чаши -без-дна медальон с запиской от брата. Эх, Рег... Почему же ты не сказал никому? Ладно мне, но даже матери. Не доверял? Или не хотел подвергать опасности... Ладно, раз за этот амулет умер брат, мне точно было необходимо его найти. И он должен находиться где-то в этом доме.
   - Акцио медальон Слизерина! - я взмахнул палочкой, но ничего не произошло. Хотя я и не думал, что будет так просто, следовало хотя бы попробовать. Вот засада. Где же Кричер может его хранить? Я сомневался , что тот постоянно таскает эту проклятую вещь при себе. Часть души Волан де Морта - это не кулончик "дружба". Такие артефакты смертельно опасны, а, судя по фильмам он еще и на разум может влиять. Может быть поэтому эльф до сих пор ведет себя неадекватно.
   Хотя кто его знает. В любом случае, артефакт нужно было найти и уничтожить, или изолировать. А для этого мне нужна была палочка получше чем старый артефакт Наземникуса. Кстати, нужно потом еще его допросить и решить что с ним делать.
   - ох..- схватился я за голову. Слишком много всего на меня одного. И ведь не попросишь кого-нибудь еще разобраться со всем этим. У Сириуса хоть друзья были...
   "Один из которых оказался трусом, другой, предателем" - ехидно подсказал внутренний голос.
   Да, и то верно. Хватит себя жалеть, пора за работу!
   Первым делом я вновь вызвал Кричера, отправив того убирать комнаты, и подвал.
   Тот едва успел пискнуть нечто вроде "ужин готов". Кстати, надо наверное пояснить мое отношение к старику. Я никогда не был за жестокое обращение со слугами. Но конкретно этого домовика нужно было чем-то занять. Сейчас, признав меня хозяином, излишки моей магии начинают питать его тельце и это на домовиков действует немного одуряюще. Ведь уже три года Кричер можно сказать сидел на "голодном пайке". Пусть уж лучше убирается, чем страдает фигней и переизбытком энергии. Учитывая то, что тараканов в голове у этого эльфа тоже переизбыток.
   Ладно, перед делом следовало подкрепиться. В библиотеке был уютный столик для работы с книгами. Сейчас на полированой поверхности стояли разные блюда Английской кухни. Мясо - то что надо бывшему заключенному. Отдав должное домовику и насытившись, я направился в хранилище артефактов. Оно было скрыто банальнейшим образом - при нажатии на нужную книгу стенка вместе с частью шкафа, нещадно скрипя несмазанными петлями отодвигалась и открывала проход в "тайную комнату". Это была маленькая зала с чарами расширенного пространства. Охранялось это место ничуть не хуже, чем сам дом. Ведь еще один проход из этой залы вел прямо к родовому алтарю - сосредоточению фамильной магии - и по совместительству крупному накопителю, питающего заклинания, наложенные на дом. Никто кроме Блэков не мог сюда войти. Даже домовики. Так что убираться тут придётся самому.
   Я скептически посмотрел на еще более крупный слой пыли внутри залы. Работы предстоит много. Но сейчас я был тут не для уборки. Здесь были не только палочки, различные артефакты темного и не очень происхождения, но меня интересовали только палочки.
   Они лежали вряд под массивной витриной, которая тут же исчезла, стоило капнуть на нее кровью. Палочки лежали на бархатных подушечках. Они были самых разных форм и размеров. Где-то в начале коллекции встречались даже самые настоящие жезлы. Они все были подписаны, и принадлежали нашей семье, правда некоторые были сломаны. Либо изуродованы... Не все Блэки уходили в мир иной просто так, в окружении семьи.
   Я двинулся вдоль ряда волшебных артефактов, протянув руку и пытаясь найти нужный отклик. Это в детстве, когда чародей еще не может управлять своей магией он должен держать палочку в руке. Более взрослым магам этого не требовалось. Но требовалось выбросить из головы все мысли, настроившись только на то, чтобы найти себе идеальную половинку.
   Я все шел и шел вдоль бархатных подушечек, пытаясь найти подходящий инструмент. Некоторые палочки были словно бы рады мне, некоторые - не сильно жалили, намекая что они мне не подходят. Наконец, моя рука почувствовало приятное тепло, исходящее из тринадцатидюймовой, черной с вкраплениями алого, палочки.
   Ликорис Блэк - черная вишня...
   Вот и все, что было написано на поясняющей табличке.
   - Лаконично, - хмыкнул я, и взял в руки теплую даже на ощупь древесину. Это была палочка моего пра-пра-пра-прадеда. Взяв ее в руки, я почувствствовал на мгновение резкий отток сил, затем во все стороны от меня хлынула огненная волна. Я даже испугался, но быстро вернул контроль над магией, утихомирив строптивицу.
   В комнате стало жарко, к счастью, пострадала лишь пыль. Все артефакты были защищены, а прочих предметов в зале попросту не было. Теперь, когда у меня был подходящий инструмент, следовало заняться делами. Что-то этих "позже" уже много поднакопилось. М-да...
  

Глава 6

  
   Я начал с поиска черного артефакта. У меня было стойкое подозрение, что безумие домовика и состояние дома связано именно с ним. Да и сам я чувствовал какой-то дискомфорт, словно бы в ботинок завалился маленький камушек. Ходить с ним вроде бы можно, но раздражает. Это чувство поселилось где-то внутри, с того момента, как я надел перстень главы рода.
   Собственно, настоящим "главой" меня это не сделало, даже формально. Но и сам по себе перстень был хорошим артефактом, который помимо всего прочего защищал также от воздействия на разум. И, на сколько я знал, эта защита вполне могла мне пригодиться в борьбе с крестражем Тома. Были и другие артефакты в хранилище дома Блэк, но Сириус мало увлекался темными искусствами, если вы понимаете, о чем я. Так что перед использованием следовало еще раз заглянуть в библиотеку. На что у меня пока что не было времени.
   Кольцо главы рода, было идеальным вариантом. Так вот, одев кольцо и взяв палочку наперевес, я методично обходил дом, попутно уничтожая маленьких магических вредителей типа пикси, или боггарта, засевшего на втором этаже. Кстати. Оказалось что боггартом у меня, как и у Гарри в фильме являются дементоры... Из-за неожиданности, не соображая, что делаю, я прихлопнул бедное существо Авадой. Не знаю, подействует ли это на настоящего дементора, но боггарт, вылетевший на меня из шкафа, был умерщвлен мгновенно. Даже про патронус не вспомнил.
   Надо сказать, за этот крестовый поход против вредителей, я порядочно так натренировался в простейших чарах, да и не совсем простейших. Это, по началу довольно весело. Особенно в случае с летающими коротышками. Но когда мои ноги побывали уже практически во всех местах в доме, я начал немного беспокоится.
   "Где этот долбаный медальон?!" - примерно такие мысли посещали меня уже последние пол часа. Блэк-Хауз оказался очень большим местом, по сравнению с моими детскими воспоминаниями. В некоторых помещениях я вообще был впервые. И вот, наконец, обегав весь дом, осталось единственное место, которое я еще не осмотрел. Это была кухня. По закону подлости, то, что ищешь, оказывается на виду. Так медальон Слизерина оказался в маленьком бытовом помещении на кухне, куда я заглянул чтобы проверить домовика.
   - Вот же &#$@! - оказывается, Кричер стаскивал в закуток около котельни все то, что сам же убирал в тех местах где было приказано. И ладно бы что-то ценное... сломанные палочки, осколки каких-то ваз, старые огарки свечей и прочий мусор - все это образовывало какое-то большое гнездо, в центре которого зловеще поблескивал полированными гранями крестраж Тома.
   - ОСКВЕРНИИИТЕ... - внезапно прямо перед моим лицом с хлопком возник старый домовой - и сразу же получил Ступефай в свою безумную голову.
   - Отдохни пока, - я отлеветировал тушку домовика в сторону, чтобы тот не мешался. приготовился столкнуться с частицей Волан-де-морта воочию, так скажем. Сейчас уничтожать крестраж не имело смысла. Их еще хрен знает сколько наделано. Да и во время "зачистки" дома, ко мне пришла в голову идея использовать медальон как опытный образец. Кровь из носу нужно было найти способ вытащить крестраж из головы у крестника безопасным способом, а не авадой в лоб. И частица Тома должна была мне в этом помочь.
   - Вингардиум Левиосса... ладно, понятно, - заклинание отрикошетило, попав по трубе, из которой тут же повалил пар. Я тут же вернул все в исходное состояние, защитив отопительный котел дополнительно заклианиями- Конфудус! Ступефай, Импедимента...
   Я начал с самых простых заклятий, постепенно наращивая их сложность и мощность. Зеленые, красные, желтые - всех цветов радуги лучи вылетали из палочки, рассыпаясь безвредными искрами или отскакивая в стены, потолок или пол. Крестраж защищала призрачная дымка вокруг амулета, и моей задачей было выяснить, каких заклинаний эта дымка боится. А боялась она... огня! Даже не самого "Адского пламени" (я еще не выжил из ума, чтобы вызывать его в своем доме), но даже "Инфламаре дуо" - заклятие сильного огня, заставил крестраж Тома несколько поволноваться. После этого момента я понял, что мне делать с этим огрызком души черного властелина.
   На всякий случай еще раз усыпив домовика и оставив его на кресле в гостиной, я быстро смотался в хранилище артефактов. Здесь был один знакомый мне магический предмет под названием "огненная клеть". Это была простая клетка, практически как для обычного хомяка. Но предназначалась эта вещица для особых магических животных - огненных саламандр. При активации, специально зачарованные металлические прутья буквально загорались и начинали выделять огромное количество тепла обращенного вовнутрь. Казалось бы, как огненных созданий можно удержать в огненной же ловушке? Оказалось, что можно. Видимо, здесь действовал принцип "клин клином". И вот я подумал, что в такой ловушке крестраж Волан-де-морта будет чувствовать себя не так хорошо, чтобы как-то пытаться воздействовать на Кричера, либо меня. Остался один момент. Как, не прикасаясь к нему, положить артефакт в ловушку?
   Через несколько минут активного мозгового штурма, ко мне пришел ответ.
   - Пиертотум Локомотор, - напряженно произнес я, завершая сложные пассы волшебной палочкой, перед носом у старого рыцарского доспеха. Это заклинание высшей трансфигурации ненадолго оживляет предметы гуманойдной формы, типа статуй или вот, доспехов и позволяет отдавать им мысленные команды.
   - Бздынь! - стукнул кулаком себе в железную грудь доспех. А я на минутку присел рядом с ним. В теле чувствовалась какая-то слабость после этого заклинания. Все же я еще не восстановился после Азкабана, да.
   Чуть отдохнув, мы с доспехом (странно звучит конечно) отправились обратно на кухню, в злосчастную подсобку. Дополнительно я наложил на голема еще парочку сильных волшебных заклинаний, после бутылочки восстанавливающего зелья. На большее меня не хватило, но, я думаю и крестраж тоже подрастратил свои силы.
   - Взять, - повинуясь команде, рыцарь поднял кольчужной перчаткой массивный серебряный медальон, и понес его в библиотеку. На удивление, душа Волан-де-морта пока что не сопротивлялась. Не знаю с чем это связано. Но я был готов подстраховать мерно шагающего голема в любую минуту.
   К счастью, защита комнаты с артефактами пропустила мое творение вместе с крестражем. Видимо, встречались ей амулеты и похуже... И вот уже, когда рыцарь подходил к подставке с огненной клетью, Реддл почувствовал неладное.
   - Восссьмииии мою сс-силу... с ней, ты сможешь защитить того, кто тебе дорог!
   Огромной силы ментальный удар обрушился на мой разум даже через защитный артефакт. Ощущение было подобно удару по голове. Мысли сразу начали путаться, а кольцо на пальце мгновенно нагрелось.
   - Надень... ОГОНЬ!!!
   К счастью голем повиновался только последнему приказу хозяина, и безропотно опустил медальон в клетку, закрыв тут же вспыхнувшие прутья.
   - Нет, Томми, - устало растянулся я на каменном полу. Холодный мрамор приятно действовал на пострадавшую голову. - Я и без тебя смогу его защитить.
   Я еще немного полежал здесь. Затем поплелся в гостиную, где оставил тушку эльфа. Надеюсь, тот не будет пытаться больше меня убить.
   - Хозяин Сириус... Кричер, не хотел! - после пробуждения, сжавшийся домовик казалось вот-вот расплачется. Все же эльфы - это очень бедная раса со страшной судьбой. - Это все та мерская вещь! Кричер пытался уничтожить ее, пытался разуршить...
   - Я знаю, Кричер, и не виню тебя, - успокоил я старого слугу. - Ты молодец, Регулус бы гордился тобой. Теперь, эта вещь никому не причинит вреда.
   Я выслушал сбивчивый рассказ домовика, как мой брат взял его с собой в подземное озеро. Как заставил эльфа вливать в него проклятое зелье, затем погиб от холодных рук жертв Волан-де-морта.
   Кое-что я уже вспомнил, но некоторые моменты этой истории были открыты для меня заново. После рассказа домовика, на меня навалилась апатия. Даже приготовленный завтрак от Кричера, расстаравшегося в этот раз на славу, не слишком помог. Мысли крутились вокруг Регулуса, Реддла, Гарри и крестражей.
   Откуда-то же Реддл и Регулус узнали о них. И если Том, понятно, мог узнать это в своих странствиях, или в Хогвартсе, то откуда узнал Рег по это воистину мерзкое колдунство?
   Похоже, хочешь - не хочешь, а придется прошерстить фамильную библиотеку от и до. В отличие от своего старшего братца, Регулус часто проводил там время со старым отцом. Похоже, там кроется ответ на загадку крестража. Но прежде всего этого, мне было необходимо завершить все дела с домом. Библиотека была необьятна... Не думаю, что найду там что-то за короткое время. А ведь меня ждал Гарри. И не стоило забывать о предателе Петигрю. Мелкий крысеныш должен был помочь в процессе оправдания моего доброго имени.
   И так, позавтракав, я принялся за текущие заботы. Для начала, запряг Кричера для покупки запасов продовольствия и необходимых зелий, вручив тому практически всю оставшуюся наличность. Я не могу просто так крутиться в Косом переулке, без опасности быть разоблаченным, а вот неприметные домовики в лавках Волшебного квартала были вполне себе обычным явлением. Пока Кричер ходил за покупками, я привел в порядок кухню, уничтожив все следы пребывания там крестража Темного Лорда. Сквозь найденные мной в библиотеке артефактные очки, "гнездо Кричера" все было в какой-то черной мути, ушедшей только после тотальной кремации всей комнаты. Рядом с пищей мне такого подарка не надо.
   Затем был целый урок трансфигурации с мастером Сириусом. Мне повезло, что бывший "мародер" был большим талантом в этой области. Иначе бы все было намного... сложнее. Я заменил некоторые предметы, убрал устаревшую котельную, красиво отделал стены и потолок, навесив на все это заклятие вечной трансфигурации.
   Кричеру, кстати, не слишком понравился новый дизайн кухни. Она стала светлее и просторнее, по сравнению с прошлым. Но тот перечить не решился, все еще коря себя за нападение на хозяина. Надо сказать, моя дражайшая матушка за такое одним отрубанием головы бы не ограничилась... Я не был склонен ее идеализировать. Все же Блэк - есть Блэк.
   После еще одного "легкого" перекуса Английской кухней, я решился еще раз поговорить с портретом Вальпурги. Мне нужно было обновить в памяти все моменты, касающиеся принятия наследства "правильным" образом.
   В детстве Сириусу об этом рассказывал Орион, но я все же хотел перестраховаться.
   - Теперь я горжусь тобой, мой Сын! - после недолгого молчания, произнесла Вальпурга когда я спросил ее про ритуалы.
   Затем она очень подробно рассказала мне про необходимые действия, которые мне нужно было совершить, чтобы принять наследство Рода. Надо сказать, эти вещи не были очень сложными, но требовали некоторой подготовки. В частности, время - для клятвы на алтаре мне нужно было дождаться ночи. Все остальное, кроме одного момента было очень простым. Но только было одно большое "но". Кровная магия, как и любая темная магия, требовала жертвы. И в момент воззвания к магии Рода - эта жертва была жизнь. На этом, мои планы чуть не полетели в тар-тартары. Однако после моего явно красочного выражения лица, Вальпурга соизволила объяснить, что человеческая жертва может быть заменена на жизнь животного. Но обязательно крупного. Такого как бык, или вол. Теперь я озадачил Кричера, еще и где достать быка. Тот, на удивление, справился. Теперь флегматичный гнедой рогач обитал в свободной комнате на третьем этаже а домовик таскал флегматичному животному клевер. Мне было жалко красавца. Но себя и Гарри мне было жаль больше. Так что участь животного была решена.
   Времен до ритуала осталось еще много, и я, наконец, смог заняться Наземникусом Флэтчером.
   - Э - Сириус, браток... Ты ведь не станешь делать ничего со старым другом, - как-то тоскливо пробормотал он, когда я вывел его из состояния сна. Его красные, выпученные глаза постоянно шевелились, осматривая окружающее пространство. Другими частями тела он пошевелить не мог, я постарался. Мы находились в подвале дома. Здесь раньше располагалась зельеварня. Единственное место, которое я пока что не стал трогать. А все эти ножи, крюки и прочее для разделки ценных ингредиентов вполне вписывались в атмосферу крайне негостеприимного места. Не планировал прибегать к пыткам, но таким образом ослаблять разум пленника было очень эффективно.
   - Наземникус, "старый... друг", - выплюнул я это слово. В душе поднималась ярость. Эта шваль действительно была старым товарищем Сириуса, задницу которого тот не раз вытаскивал из лап пожирателей.- Не долго продержалась твоя дружба, после того как меня кинули в Азкабан, правда?
   - Кхе, я просто...
   - Расскажи-ка мне лучше, что тебе велел на этот раз сделать Дамблдор, - при здравом размышлении, я пришел к выводу, что старый игрок и пьяница не мог не спустить ту сумму, которую я обнаружил в вещах. Сбережений на черный день Флетчер никогда не делал. Значит...
   - О чем ты? - бегающие глазки вора стали мне подтверждением. Все, теперь я знал куда нужно копать. - Легилименс...
   Крик, полный боли, напрасно бился изнутри в толстые стены старого дома. Никто не услышит. Никто не придет. Особняк на Площади Гриммо, как и пол века назад молчаливо хранил свои тайны.
   ******************************************************************
   Копаться в воспоминаниях Флетчера было противно. Действительно противно. Грязная, трусливая душонка. Жизнь, полная насилия и крови. За преступления, которые совершил Наземникус, в большинстве цивилизованных стран мира была положена смертная казнь. Разбой, кражи, вымогательства, убийства, изнасилования... И меня еще в Азкабан посадили! Впрочем, у Флэтчера было только одно основание для оправдания всех его действий в глазах Закона. Практически все, что он совершал, совершалось над обычными людьми - "маглами", как их называют волшебники.
   Покопавшись в мыслях Наземникуса, я похоже начал понимать, как оно все устроено в магической Британии.
   Начать с того, что маглы не являлись для среднестатистического чистокровного волшебника людьми, в обычном понимании этого слова. И уж точно не считались за равных. В целом, я их немного понимал. Дело в том, что у обычного человека не было практически никаких шансов против волшебника. Они не умеют мгновенно перемещаться, живут до шестидесяти - семидесяти лет, часто болеют. Конфудус, элементарное внушение, даже без империуса - и незащищенный человек сделает все, что взбредет в голову магу. Бомбарда и заклятье невидимости - и от целого города не останется практически ничего. Камеры? Пистолеты? Магия иллюзий прекрасно действует и на магловские камеры. Огнестрельное оружие - просто забавная игрушка против кинетического щита. Вся современная электроника и так сбоит при появлении магии, а стоит использовать пару специфических заклятий - она будет легко выведена из строя.
   Статут Секретности был принят не просто так. Он защищает обычных людей, от таких волшебников как Флэтчер. Практически беспомощных перед применением неизвестной, неизученной, но такой могущественной магии.
   То, что делал этот воняющий и обливающийся потом тип... Если честно, то меня стошнило. Тем самым прекрасным завтраком Кричера. Я еще долго просто держался за стенку, пытаясь отдышаться, пока в голове мелькали сцены из жизни этого отброса.
   Но я просмотрел еще не все, а, поэтому:
   - Легилименс...
   ******************************************************************
   Пока я принимал душ, смывая с себя грязь, которая вылилась на меня в процессе допроса Флэтчера, в голове крутились обрывки его старого разговора со Снейпом.
   - Ты убедился?- Тонкая с длинными узлистыми пальцами, земляного цвета рука держала плотно набитый, позвякивающий мешочек. Наземникус всегда хорошо чувствовал золото.
   - Хе... эта старая сука точно уже в гробу, я тебе говорю... - Он нервно облизнул обветренные губы, пожирая глазами желанные монеты.
   - Держи. - Снейп с презрением кинул Наземникусу галеоны, затем встал со своего стула и двинулся в сторону выхода.
   Наземникус, одухотворенно пересчитывая галеоны из мешочка, еще успел увидеть как перед выходом тот вдруг обернулся, будто что-то забыл и его рука поползла к палочке. Но мгновение спустя Флэтчер уже был возле знакомого дома с кричащей вывеской. Он планировал сегодня как следует расслабиться на полученный аванс.
  
   До, и после этого незначительного фрагмента, в памяти Флэтчера зияли настоящие черные дыры. Это был либо обливиэйт, либо действие непреложного обета. И во второе верится больше, так как такие провалы в памяти трудно было бы не заметить. Да и сыворотка правда не особенно помогала. Хотя... - я посмотрел в глаза большой змеиной пасти. - Не мне об этом говорить. Память Сириуса зияла провалами с момента поступления в Хогвартс. И я не был уверен, что таким образом Блэк защищал некоторые воспоминания.
   И этот эпизод... Все выглядит так, что Нюньчик просто не успел стереть ненужное. Наземникус просто успел скрыться. Но про кого он говорил? Какова роль Снейпа и Дамблдора? Сначала я думал, что старик просто дал задание Наземникусу поискать меня по своим связям... Кстати, огромное спасибо за них, "старый друг". Но теперь мне так не кажется.
   "Дьявол!" - в отполированной серебряной поверхности на меня вновь смотрело чужое отражение. Миг - и в нем снова только я... начавший понимать, в какое дерьмо влез по собственной воле.
   До ритуала осталась всего пара часов. И мне безумно хотелось напиться.
  

Глава 7

   Ритуальный зал представлял собой большой каменный колодец глубоко под домом. Сюда вела долгая винтовая лестница, прорубленная прямо в скале, начинающая свой спуск вниз из хранилища артефатов. Спустившись, я оказался в просторной пещере природного происхождения. По углам ее рос светящийся мох, а ровно в центре был расположен небольшой каменный алтарь. От его черной, идеальной гладкой плиты веяло чем-то древним и темным. Весь алтарь был испещрен рунами, название которых я с трудом узнавал. Вроде бы это был кельтский... Хотя, встречались скандинавские, и даже славянские руны.
   Я осмотрел пещеру, но, кроме того, что я описал ранее, здесь больше ничего не было. Да и не требовалось. Родовой алтарь - это сосредоточие силы магической семьи. А по совместительству еще и огромный накопитель энергии, стоящий на так называемом месте "силы". Хогвартс, кстати, стоит на одном из самых огромных таких мест. Природная аномалия питает все заклинания, наложенные на древний замок. Как питает алтарь и стены дома Блэк.
   От меня требовалось зажечь свечи, из не очень приятного материала. И, прочитав заклинание на забытом мертвом языке, окропить алтарь кровью жертвы, смешав ее со своей. Но у меня был вопрос.
   "Как сюда завести целого быка?" - размышляя об этом, я даже на секунду пожалел, что не решился принести в жертву Наземникуса. Хотя тот больше всего заслужил такой участи. Ладно, с ним я еще разберусь. Все же убивать мне претило, хотя Сириус в этом отношении был намного спокойнее. От его рук, во время войны погиб не один пожиратель... Я же пока что не решался переступить через эту черту.
   Проблему с бычком решила частичная трансфигурация. Мне не под силу было полностью избавиться от веса животного, но я хотя бы уменьшил его в размерах. А затем, помучавшись, все же затолкал его через узкие проемы вниз.
   Наконец, спустя некоторое время, все было готово. Я зажег свечи, и подвел покорно идущее животное к алтарю. На душе было мерзко, но я делал то, что требовалось.
   - Dedi sanguinem, ut effectum sortiatur... - слова мертвого языка, сорвавшиеся с моих губ, гулким эхом отражались о своды пещеры. Казалось, что кто-то повторяет слова заклинания вслед за мной. Свечи вдруг поменяли свой свет. Их желтые огни заиграли черными красками, и вытянулись вверх как пики. У меня волосы встали дыбом, словно наэлектризованные. Стало немного страшно. Но я все равно продолжал читать. - Surge tenebris, et filii eius!
   В руке сверкнул хищно изогнутый нож. Животное вдруг резко подняло голову, пытаясь сбросить заклинание... Но было поздно.
   Одно движение - и черная в полумраке кровь потекла по алтарю, щипя и исчезая с черного камня. Теперь мой черед. Клинком я порезал себе руку... Перестарался. Кровь хлынула потоком, также напитывая алтарь. Вот свечи вспыхнули и погасли, погрузив пещеру в темноту. Я чувствовал, что слабею, но вместе с тем мое тело наполняла какая-то неведанная ранее энергия. Она была одновременно холодной... и горячей. В какой-то момент ее стало слишком много. Так, что я почувствовал себя переполненным сосудом. Еще одна вспышка - и мое сознание не выдержало. Я мешком свалился на холодный камень. Последнее, что я помню это ровный ряд белых клыков около моего лица - и горячее дыхание, сдувающее волосы. Затем меня поглотила Тьма.
   ******************************************************************
   Я очнулся, что неожиданно, свежим и полным сил. В пещере было пусто, словно только что провели генеральную уборку. Ни соринки, ни пылинки - и туша быка куда-то пропала... Да. Это было страшно. Только алтарь все так же стоял в центре. Хотя что-то изменилось, но я не мог понять, что именно. Ии во мне, или в обстановке. Нужно будет найти в библиотеке все, что касается алтаря и ритуала. Делать его наобум, вооружившись только рассказами картины, было не самой удачной затеей. Только вот выбора у меня практически не было.
   О хорошем. Теперь меня можно было поздравить с вступлением во владение Родом. Лорд Блэк... звучит! Хотя по бумагам я смогу зваться так только с момента признания меня Визенгамотом. Да и доступ к счетам получу также после этого факта. Что, само собой подводит меня к проблеме моего положения.
   Еще раз проверив ритуальный зал, и вновь не найдя изменений, я поднялся наверх и вызвал домовика, попросив приготовить... завтрак, если верить настенным часам.
   - Принеси все в кабинет, Кричер, - попросил я преданно смотрящего мне в глаза домовика. Мне нужно было подумать.
   - Будет сделано, Лорд Блэк, - со счастливой улыбкой домовик исчез в хлопке аппарации.
   - Лорд Блэк... - интересно, как Кричер узнал о том, что я уже Лорд. Нет, он был в курсе моих планов, да и быка покупал именно он. Но все же... Ладно, с этой загадкой я разберусь потом.
   Сейчас же следовало обдумать дальнейшие шаги.
   Нужно было решить сразу несколько вопросов. Причем, одновременно. Первое - очистить имя и стать официально признанным главой рода. Второе - забрать крестника из дома Дурслей. Легально... или нет. В завещании Джеймса, было указано несколько имен, которые могли стать опекунами Гарри после их смерти. Джеймс не хотел делать это завещание, но Лили настояла. Проблема в том, что я не знал точно эти имена, так как не видел этого завещания. Но, скорее всего туда был включен я, Фрэнк или Алиса Лонгботтомы и... Дамблдор? Могли ли Поттеры включить туда его?
   Вероятно, все-же, да. И, судя по положению Гарри, так оно и есть на самом деле.
   Мне категорически не хватало информации. Я просмотрел несколько подшивок газет, принесенных Кричером. Из них я понял ровным счетом... ничего. Это не интернет, к сожалению. До его изобретения еще как минимум пара лет. А в газете, помимо обычных сплетен от Скитер, что-то по настоящему важное упоминалось вскользь. Хм-м... Если бы это что-то решало в магическом мире, можно было бы попробовать вложить деньги в известные по современности предприятия. Только с таким же успехом я могу трансфигурировать сразу и банкноты. Правда, не очень большое количество за раз. Все же кардинальные вмешательства в жизнь маглов расследуются на международном уровне, где восседает тот же Дамблдор.
   Старый прострел везде поспел. Это сейчас, пока я практически ни где не светился, меня ищут, но с ленцой. А вот когда я заберу Гарри... Дамблдор будет землю носом рыть, но отыщет меня везде, кроме стен дома. А жизнь затворника - это все равно что добровольная тюрьма. Такой жизни я малышу точно не желаю. Значит, мне нужны союзники, а также мое доброе имя.
   Если же я официально заберу Гарри к себе, то Дамблдор все же будет копать под меня, но скорее всего на большее не решится. Не того уровня муха. Гари все равно связан магическим контрактом с Хогвартсом, который подписал Джеймс, заранее оплатив его учебу. Так что он будет пытаться повлиять на меня через него.
   Но вопрос только в том, как же мне добиться пересмотра дела! Я не уверен, что даже если принесу крысу в аврорат, мне просто не сотрут память. Ну а Питер тихонечко исчезнет.
   "Да-а..." - я осознал себя на том, что уже просто рисую какие-то круги на бумаге, которую взял для заметок. - Стоп!
   Нужно определится с тем, кто мне может помочь, и на кого я смогу как-то воздействовать.
      -- Меда. Хотя она и ушла из семьи, выбрав маглорожденного Тонкса. Но возможно сестра согласится вернуться обратно в Род. Все же по крови она Блэк, а это что-нибудь да значит. Возможно также у нее есть подвязки в аврорате, раз в будущем Нимфадору все-же взяли стажером не к кому нибудь а "Грозному глазу" - бывшему заму стражей порядка. Мне нужны были эти связи.
      -- Нарцисса... нет, тут все глухо. Не думаю, что она будет рада сбежавшему братцу, раз не заступилась раньше. Все же Малфой, судя по газетам, имеет большое влияние на Министра, а также является главой бывших пожирателей за неимением Хозяина. Вот кто-кто, а тот помогать мне вряд ли будет. А даже если и будет - я скорее всего лишусь всего состояния семьи раньше, чем успею сказать "люмос".
      -- Леди Лонгботтон... не знаю, зачем я ее вспомнил. Скорее всего та предана Дамблдору, хотя после смерти детей та и относится к нему с прохладцей. Нет, не вариант. Я дружил с Фрэнком и Алисой, но эта бабка всегда относилась ко мне настороженно.
      -- Мюриэль Пруэтт - вот с этой старухой у меня были вполне себе хорошие отношения, вплоть до смерти братьев. Она никогда не одобряла "Орден Феникса", и искренне не любила Дамблдора. Боевая тетка... ей сейчас далеко за восемьдесят, но судя по газетам та еще заседает в Визенгамоте. Словом, если ее заинтресовать - она может быть мне и поможет.
      -- Люпин... Здесь все сложно. Я не знал, предан ли он друзьям, или до сих пор верит Дамблдору. Но тот ни одного раза не навестил меня в тюрьме, хотя, возможно просто не мог это сделать. Словом, не разобравшись, что твориться в голове у этого оборотня, доверять я ему не могу.
      -- Ликбах. На него я, в допустимых пределах, могу положиться. Только вот кроме как финансовых вопросов тот скорее всего ничем не сможет мне помочь. У коротышек и так с правами в магической британии не густо.
   На этом мой список потенциальных друзей заканчивается. Мало, крайне мало. Раньше у Блэка было множество друзей. Самых верных забрала война. Остальные стали жертвой оговора. Даже девушки нет. Грустно как-то, товарищи. Ладно. И остаются те, на кого я смогу как-то воздействовать. И первый на очереди, как ни странно - Крауч. А все потому, что я знаю его "маленький" секрет, который при должном использовании может сыграть мне хорошую службу. Тот конечно же уже не на гребне волны, как во время войны. Но пост главы "департамента международного магического сотрудничества" - это тоже серьезно. К тому же, тот еще и на четвертинку Блэк... Только как использовать эту тайну я пока что не представлял. Нужны были доказательства. Либо сам Крауч младший.
   Следующим, но не последним по списку претендентом на шантаж была Рита Скитер - эту красавицу я помню еще со школы. Уже тогда та была очень острой на язычок, да... Сокрытие магической аниформы по нынешним законам - серьезное преступление. В Азкабан девушку конечно же никто не посадит, но вот о карьере ей скорее всего придется забыть. Думаю, карманный репортер будет очень кстати, когда придет время мне появиться на свет.
   И вишенка в моем трио - это член Лиги защиты от темных сил, обладатель Ордена Мерлина третьей степени - Златопуст Локонс. Талантливый писатель - и такой же талантливый обманщик. Я не мог обойти вниманием эту фигуру. Зная, каким образом создавались все его "героические" деяния и имея к этому доказательства... Кхм. Я еще не подумал, куда мне девать писателя. В любом случае компромат не повредит.
   Фуу-х... - я откинулся на мягкую спинку кресла, положив перо рядом со списком имен. Голова болела. Вспоминать практически забытые факты давно просмотренных фильмов было тяжко. Но, мои занятия оклюменцией похоже начались и идут успешно. Благо в Аврорате были спец-курсы по основам защиты сознания... правда Сириус им никогда не уделял особого внимания, предпочитая работе с памятью дуэльный зал. Не могу его не понять, но наверстывать упущенное все равно придется.
   Перекусив, и выпив уже опостылевшие зелья, я принялся строчить письма своим адресатам. Начинать следовало постепенно. И я думал над каждым словом посланий. Но их время придет чуть позже...
   Для начала я решил навести маленького хвостатого предателя. К счастью, я знал, где находилась нора. Наведаться к ним было бы кстати. Просто убедиться, что этот уродец еще не сделал ноги из рыжего семейства. А по пути...
   Дав указания домовику по наведению порядка в доме. (с такими темпами мне уже будет нечем его занять) я аппарировал в ближайшую место, где я видел полицейский участок. И где неподалеку, по странному совпадению, Флэтчер совершил одно из самых гнусных своих деяний.
   - Обливиэйт, империус... - глаза Наземникуса, только приняв осмысленное выражение после сна, снова расфокусировались. - Ты пойдешь и сдашься в полицейский участок. Там добровольно расскажешь о событиях двухлетней давности и сядешь в тюрьму, где будешь беспрекословно выполнять пожелания любого, кто к тебе обратиться. Пошел!
   Его фигура в грязных лохмотьях, сначала неуверенно, словно бы с внутренним сопротивлением, затем все более естественно двинулась к зданию полицейского участка. В этот момент я даже немного удивился. Это слабовольное ничтожество даже попыталось сбросить заклинание. Видимо, тот понимает, что ждет в тюрьме осужденного по этой статье.... Но это ему не поможет. И никто не поможет. Вместо паршивого мага, за поворотом скрылся уже паршивый же магл. Я просидел в библиотеке достаточное время, чтобы придумать ему достойную месть. Не зря Блэков раньше боялись, ой не зря. Теперь я даже начал понимать, почему.
   Все, с этим покончено. Сейчас передо мной возник вопрос, как добираться через пол страны к месту жительства рыжих. Нора располагалась на северо-западе Англии в графстве Девон, возле одной магловской деревеньки. Это было довольно далеко.
   Вновь в обличье пса? Так я скоро и так гавкать начну. На электричках - слишком долго, да и не очень удобно. Можно было бы заплатить водителю... Но я решил пойти другим путем. После непривычно долгой умственной работы я решил позволить себя увлеч сиюминутному желанию.
   - Сэр! Хороший выбор! Это одна из последних моделей этого года. Harley Davidson FXS 80 Low Rider, только что завезен, и уже готов к езде. И по сравнению с нашими конкурентами...
   - Сколько? - оборвал я заливающегося соловьем консультанта, который уже в течении пяти минут рассхваливал достоинства байка. Этот красавец стоял прямо передо мной, задорно поблескивая хромированными боками. Я и не думал, что в старушку Англию завозят Харлеи. А байк был просто прекрасен! Еще бы немного добавить лоску, нарисовав что-нибудь индивидуальное. О чем я и спросил услужливого парня, отсчитывая необходимую сумму в фунтах стерлингов.
   - У нас, к сожалению, нет... Liberty Walkup заламывает слишком высокие цены на их распылители. Но можно нанести рисунок обычной краской...
   - Нет, спасибо.
   Накинув пару фунтов за отсутствие документов, я получил своего красавца полностью заправленным и смазанным. Шлем мне был не нужен, но на всякий случай взял и его, благо тот шел в комплекте. Также не глядя закупил стандартный комплект мотозащиты. Мой деловой костюм спокойно уместился в отделение безразмерной папки и спустя пару минут, и очередной практики трансфигурации, на стильно черном байке восседал типичный рокер из 80-х годов. Бандана, расшитая черепами косуха, тяжелые ботинки с высоким берцем - даже дышалось сейчас как-то свободнее и легче. Светило морозное солнце, вообще, нехарактерное для Великобритании. В наушниках свежеприобретенного японского кассетника Walkman Professional WM-D6C играл старый добрый Guns N' Roses, заглушая мерный рокот мотора. Хотя, наверное, только для меня GnR были "старым добрым" роком, сейчас же эта, основанная в 1985 году группа только набирала популярность.
   За несколько часов дороги я отдохнул так, как не отдыхал
   Уже несколько недель с момента моего "попадания". Но все хорошее когда-то заканчивается. Я прибыл в деревеньку Оттери-Сент-Кэчпоул уже к вечеру. Это была типичная для Англии старая деревенька, с аккуратными домиками, ровными лужайками, где дом четы Уизли сразу выделялся своей неряшливостью и неопрятностью.
   Наверное, изначально это был небольшой кирпичный свинарник к которому время от времени пристраивали и сверху и с боков все новые комнаты. Дом насчитывал несколько этажей, но выглядел так неустойчиво, будто держался на честном слове. (Или на соплях младшего Уизли - подумал я.) На красной черепичной крыше торчали вразнобой пять каминных труб. Сбоку крыльца рядом с огромной заржавленной кастрюлей красовалась груда резиновых сапог разных цветов и размеров. С ними соседствовал склад ржавых котлов - видимо, коллекция Артура. По двору ходили упитанные пеструшки и что-то клевали. В огороде, рядом с домом можно было изредка заметить красные колпаки садовых гномов. Они что-то там копали. У входа на шесте, слегка скособочившись, висела выведенная старой краской надпись: "Нора". Дом был скрыт только маглооталкивающими чарами, хотя через очки я видел паутинку заклинаний, опутывающих сам дом. Но это, на сколько я могу судить, были простые бытовые чары. Без них, на сколько я мог судить, дом бы уже успешно развалился. Интересно только что их питает? Неужели Артур сохранил родовой алтарь. Впрочем, не слишком им это помогло.
   - Болото, - только и мог сказать я, оглядывая владение семьи Уизли. Мне никогда было не понять Артура и Молли. При своей зарплате начальника "Отдела по борьбе с незаконным использованием изобретений маглов" тот мог бы себе позволить гораздо лучшие условия жизни, это если не учитывать, что Уизли и Пруэтты когда-то и сами были довольно богаты. Пруэтты богаты до сих пор, только вот Молли разорвала все отношения с семьей при замужестве. Тогда я это понимал... сейчас не очень.
   Еще немного осмотрев местность, и погуляв в мантии - невидимке, по округе, я двинулся обратно к мотоциклу. К моему стыду, я и забыл, что сейчас было еще только начало декабря. А это значит, что дети еще в Хогвартсе. Сейчас крыс у Перси. В замке, под крылышком у Дамблдора. Там, где я не смогу добраться до предателя. Мне ничего не оставалось как ждать праздников, а затем уже нанести удар.
   - Ну, хоть покатался, - я отъехал на безопасное расстояние и аппарировал в Лондон вместе с мотоциклом. Сегодня я планировал заскочить еще кое к кому.

Глава 8

   На веранде не слишком большого, но милого и уютного домика сквозь белые окна которого светил яркий приятный свет, сидела в кресле-качалке высокая, красивая женщина. Ее светлые каштановые волосы были убраны в небольшую вязаную шапочку, в которую же были заправлены изящные дужки аккуратных очков. В свете небольшой лампы, женщина читала газету, изредка отхлебывая из большой кружки горячий дымящийся напиток.
   На улице было уже довольно прохладно, но ее хорошо согревал теплый плед, горячий шоколад, а также мысль о скором возвращении с работы любимого мужа. Любимого, даже, не смотря на долгую жизнь вместе, а также одного непоседливого ребенка, который хвала Мерлину, еще несколько недель останется в Хогвартсе.
   Андромеда Тонкс, а это была именно она, любила свою девочку. Но признавала, что характером та пошла не в нее, и не в спокойного рассудительного отца. Скорее неугомонная пятнадцатилетняя оторва была вся в кузена Сириуса. Не удивительно, что тот всегда находил с малявкой общий язык.
   - Ах...- женщина грустно вздохнула. Ее красивый чистый лоб на секунду прорезали глубокие морщины, сделав молодую еще мисис Тонкс старше своих лет. Ее взгляд неосознанно опустился на старую фотографию кузена, напечатанную на первой странице "Пророка". Здесь он и вправду выглядел безумным. И, хотя Андромеда никогда полностью не была уверена в том, что ее кузен присоединился к Волан-де-морту, сомнения, а также заверения авроров, Дамблдора, потихоньку подтачивали ее душу.
   Да, директор Хогвартса недавно навестил их любящую семью, как одно из тех мест, куда мог податься беглый преступник. Ее милый Теди заверил Дамблдора, что сделает все, что от него зависит, чтобы задержать преступника... Но урожденная Блэк, она знала возможностях Сириуса не понаслышке. И если то, что о нем написали правда, то ни он, ни аврорский соглядатая возле дома, вряд ли остановят обезумевшего брата.
   Подруги ей советовали уезжать из страны, перевести дочку в Шармбатон.... Но как они могли уехать. У нее и Теда здесь работа, друзья, построенный собственноручно домик, пусть и в магловском квартале. Да и Нимфи, вряд ли охотно поедет в чужую страну. Нет, она Блэк. И прятаться, скрываться как трус в друой стране, ей просто претило. К тому же, Андромеда знала своего маленького братца с детства. Тот не станет причинять ей вред.
   - Сири... - еще раз вздохнула Андромеда, скомкав ненавистную газету и испепелив ее голой силой.- Надеюсь, с тобой все в порядке... Что...
   Тут, в собравшихся сумерках, женщина заметила темную высокую фигуру, выступающую из зарослей и целенаправленно двигающуюся к дому. Но до прихода Теда, еще несколько часов... Аврор?
   - Кто ты? - выпрямившись во весь свой немаленький рост, женщина крепко зажала палочку в руке, пряча ее за спиной. Все же, это мог быть обычный прохожий. - Назовись!
   - Это я, Меда, - до боли знакомый, усталый голос выбил из ее головы все предшествующие мысли. Свет из окошек озарил знакомую улыбку на бледном, исхудалом лице. - Мне нужно многое тебе рассказать...
  
   *************************************************************
   Человек не может долго быть один. Я понял это в этот прекрасный момент, когда, очнувшись от недолгого обморока, Меда не закатила мне пощечину а затем не обняла, как будто боясь отпустить. Семья... как много значит это обычное слово.
   Мое решение навестить Андромеду было отнюдь не спонтанным. Помимо того, что я просто почеловечески соскучился, существовала опасность, что дед в звездном колпаке сможет настроить ее против меня, если уже это не сделал. А я планировал как минимум вновь наладить семейные отношения, а как максимум заручиться ее поддержкой в предстоящем разоблачении Петигрю, и поговорить о возвращении в род Блэк. Не знаю, правда, как на это отреагирует Вальпурга... хотя нет, знаю, к сожалению. Впрочем, это дело не одного дня. Сейчас же я просто хотел поговорить.
   Я переместился на окраину Лондона, они жили в пригороде и туда я доехал уже на мотоцикле. Не доезжая пару кварталов, бросил байк, и под мантией уже двинулся пешком. У дома Тонксов меня могли ждать авроры, прекрасно осведомленные о моих хороших отношениях с сестрой.
   Вряд ли ее сторожит целая группа захвата, но одного человека могли оставить присматривать за домом. Так что даже увидев сидящую на веранде Меду, я еще долго ходил вокруг дома, высматривая соглядатая.
   - А вот и ты... - тихо прошептал я, увидев на соседней лавочке одинокого джентльмена, читающего газету. При неловком движении у того чуть распахнулись края полосатого пиджака, и на секунду сверкнула кобура для волшебной палочки.- Халявно работаешь, Джеймс Бонд.
   К нему по воздуху медленно поплыли крупицы порошка живой смерти. Этот лопух ничего не почувствовал вплоть до самого последнего момента, когда распознал неприятное пощипывание в носу.
   - Это... - он было потянулся к кобуре, но порошок уже сделал свое черное дело и аврор тут-же обмяк, проваливаясь в глубокий сон. А я его сон чуть - чуть скорректировал легилименцией.
   Дальше я скинул плащ невидимку, и медленно двинулся в сторону дома Тонксов, поглядывая на незамечающую меня Меду. Шел я осторожно, так как не смотря на свой спокойный характер, в стрессовой ситуации Андромеда могла психануть не хуже Бэллы. Даром что они были очень похожи внешне, почти близняшки. Только у Меды глаза всегда были добрее...
   - Сири, - захлопала вдруг своими большими глазами Меда - и свалилась в обморок. Едва успел подхватить и поднять на руки, внося в дом.
   Мне пришлось подождать, пока она придет в сознание сама. Если я начну ее "лечить" обычными методами, возможно на одного беглого преступника станет меньше безо всяких авроров. Наконец, та очнулась. И осознала себя все еще на моих руках...
   - Сириус Орион Блэк... НЕМЕДЛЕННО ПОСТАВЬ МЕНЯ НА ПОЛ! - мою правую щеку обожгла сильная пощечина. Рука у старшей сестры все так же тяжела, как и пять лет назад.
   - Надо было, я так полагаю, оставить тебя валяться на улице, - проворчал, аккуратно спуская ее на ворсистый ковер. Как и всегда, когда мне нечего было сказать, я пытался шутить. - Могла бы для приличия и обнять беглого братца.
   - Ты.. ты... - она снова начала заводиться, набирая в груть воздуха. Затем как-то обмякла, и неожиданно для меня, жарко обняла, небоясь сломать ребра. - Я же скучала, Сири.
   - Я тоже, Меда. - деликатно приобнял ее за талию, гладя по роскошным каштановым кудрям.- Я тоже.
   Дальше мы долго говорили и пили горячий шоколад. Кузина рассказывала мне про то, как после моего заключения она пыталась добиться свидания, но ей в этом не помогли даже старые знакомства. О том, как после падения Темного Лорда, как хоронила друзей. Как Тед вкалывал по двадцать четыре часа в сутки, а она сидела с маленькой дочкой дома, опасаясь налета оставшихся пожирателей. Рассказывала о жизни в мирное время, о своей семье, чаще о Нимфадоре, девочке, Которая-ненавидит-свое-имя.
Я же мог рассказать лишь только о последних неделях. Взваливать на хрупкие плечи кузины воспоминания об Азкабане было бы несправедливым с моей стороны. Так что ограничился парой шуток, перейдя с болезненной темы на мои будущие планы.
   Естественно я рассказал, как все было на самом деле. О предателе Питере, о несправедливом суде и остальном. Единственное, что я не рассказал, это где скрывается крыс сейчас. Я просто не бы уверен, что она не помчится мстить ему прямо сейчас. Не рассказал о своих подозрения на счет Дамблора, и еще о некоторых моментах. Но в остальном я был с ней предельно честен. Это был практически единственный человек, которому я мог доверится практически полностью.
   Спустя некоторое время, мы просто сидели и пили шоколад. Хотя я не отказался бы от чего-нибудь покрепче. Первой неловкое молчание разрушила Анди.
   - Так значит ты теперь Лорд Блэк? - с какой-то затаенной грустью спросила меня кузина, указывая на большое кольцо с гербом Рода.- Помниться раньше, ты старался держаться подальше от ответственности за семью.
   - Говори проще, бежал от нее как ужаленный, - рассмеялся я. Меда тоже улыбнулась. Но я понял, о чем она подумала. Я прервал смех, и уже серьезно продолжил.- Мне пришлось, Род Блэк вымирает, Меда. Говоря честно, он почти прекратил свое существование. Из прямой линии остался только я.
   - Ну я ведь тоже осталась. Цисси, Бэлла... хотя да, о последней промолчим. А Поллукс и Сигнус?
   - Эти старики еще живы? - я был удивлен. Сколько себя помню, уже тогда они были довольно дряхлы. Оба ветераны войны с Грин-де-Вальдом, уйдя на покой, Поллукс окопался где-то во франции, купив себе там старый как и он, особняк. А Сигнус на старости лет решил отправиться в странствия. Надо спросить Вальпургу, поддерживала ли она с ним связь.
   - Да, Поллукса, по слухам, год назад видели во Франции, когда тот покупал себе очередного домовика, - перебирая в руке локоны, Андромеда задумчиво склонила голову набок.- А Сигнус... то, что о нем не было вестей, не означает, что он мертв. Посмотри на родовом дереве, если захочешь узнать.
   - И все же. - сделав себе отметку хорошенько покопаться в генеалогии семьи Блэк, я продолжил. - На настоящий момент, согласись, наша семья в упадке. Нарцисса замужем за Малфоем, она перешла в другой род. Бэлла аналогично. И ты...
   - К чему ты клонишь, Сири?
   - К тому, что сейчас я Глава Рода. И я могу исправить ошибку, которую совершила мать в прошлом. Давно была пора что-то менять в нашей семье. И я готов сделать это!
   - Ты так и остался бунтарем, мой маленький братик, - Меда тепло улыбнулась, неожиданно взъерошив мне волосы.- Рассуждаешь о том, чтобы вернуть меня к семье... которой уже практически не существует. Разыскиваемый всей магической Англией, ужасный преступник Сириус Блэк... А Тед? Я сказала это матери тогда, и говорю тебе сейчас. Я никогда не уйду от него, Сири.
   - Не нужно ни от кого уходить, просто введем вас как побочную ветвь Рода, проведу все необходимые ритуалы, - я поднялся, вырвавшись из объятий сестры. Мой острый собачий слух почувствовал, что кто-то приближается к дому. - И я не вечно буду в бегах, Меда. Питер не скроется от меня.
   - Но...
   - Просто обещай, что подумаешь, - я серьезно посмотрел ей в глаза.
   - Хорошо, - сдалась та.
   - Ну и ладушки! И кстати, думаю, будет лучше если ты пока ничего не будешь рассказывать пока Теду. Он хороший человек, но он может не понять. А сейчас, - я шутовски поклонился, взмахнув банданой.- Позволь откланяться!
   Я едва успел аппарировать до того, как в дом зашел мистер Тонкс, переместившись прямо к мотоциклу. Затем уже домой, чарами уменьшив агрегат до состояния игрушечной модельки. Только дело в том, что после частой трансфигурации, механизмы портятся. Даже такие простые, как задействованные в байке. Да и сил на поддержание чар уходит довольно много. Нужно будет арендовать гараж, да и вообще сделать пару тройку схронов, на черный день. Жизнь она такая... веселая штука.
   - Рад служить Главе Рода Блэк, - старательно акцентируя внимание на всех трех буквах, Кричер уважительно склонился, появившись в ответ на мой зов. Я немного скривился. Никогда не любил раболепие, однако даже после ограничения влияния крестража, домовик ни в какую не желал переучиваться. Ну, хотя бы не кидался больше в ноги, пробивая лбом пол.
   - Принеси пожалуйста ужин в библиотеку, затем раздобудь мне книги Гилдероя Локхарта, - я кинул домовику несколько галеонов, в наскоро трансфигурированном мешочке.- Слушаюсь, Хозяин.
   Домовик переместился на кухню, спешно сервируя поздний ужин, я же с удобством разместился в кресле, приготовив бумагу под новые записи.
   И так, некоторое время назад я начал замечать в себе определенные изменения. Теперь я каким-то образом мог сказать, где находится домовик в данный момент, чем он занимается. Интересно, это последствия ритуала, или просто активизация связи волшебник-домовик? Пока что не разобрался. Но это как-то связано с тем, что мне становится все проще и проще творить заклятия. Особенно легко стала даваться именно трансфигурация. Возможно, из за того, что ей я в последнее время пользуюсь довольно часто...
   - Спасибо, Кричер, - на столе появилась целая гора еды. Самая большая радость для бывшего узника, помимо свободы. На несколько минут я прервал запись, отдавая должное талантам домовика. Он, кстати, и книги принес... все-таки эльфы удивительные создания. Может быть в будущем, помочь Гермионе в создании Г.А.В.Н.Э... Шутка конечно, но в каждой шутке есть только доля шутки.
   Так вот, возвращаясь к нашим баранам - сиречь к Локхарту. Пролистав по диагонали его книжки, я остановился на некоторых эпизодах из его приключений. Те, что были как раз на территории Великобритании, а то ведь обладатель ордена Мерлина третьей степени успел много где попутешествовать.
   Мне нужны были хоть какие-то доказательства, чтобы действительно надавить на златоволосого Стивена Кинга, так что денек стоит заняться именно этим вопросом. Завтра как раз мой график свободен... хе-хе.
Я не думаю, что Локхарт не изменял названия и имена, но некоторые из описанных фрагментов были уж с очень яркими ориентирами. Например, по некоторым оговоркам, в эпизоде с Баньши можно было узнать замок Белфаст. Так что Листочек пополнился некоторыми адресами, которые стоило посетить позже.
   Для интереса, прочел пару отрывков... А ничего так пишет, этот Локхарт. Возможно он и аферист, но писатель хороший. И зачем только пошел на преступления? Мне кажется, если бы Локхарт просто писал о подвигах других, он бы все равно урвал себе изрядный кусок славы. Но... все есть, как есть.
   После книг Локхарта, старые книги по магии крови и ритуалам пошли тяжко. Я, не торопясь, вникал в азы. Выписывал некоторые заклятия и проклятия к себе на листы... но дело шло со скрипом. Даже с моей, достойной, надо сказать, скоростью чтения. За несколько часов я продвинулся всего на три главы.
   Если честно, глаза уже слипались и я, сделав волевое усилие, и не заснув прямо в удобном кресле, двинулся в свою комнату. По пути в мозгу щелкнуло, и я завернул к родовому гобелену, выискивая своих прадедушек на большом полотне.
   Ликорис Блэк I (1808 - 1872 гг.) - уцепились глаза за знакомое имя. "Спасибо за палочку, дедушка," - я машинально потер теплую рукоять. Хотя это была и не моя палочка, она слушалась меня с того первого раза, практически беспрекословно. Даже жаль будет ее возвращать... Но ничего не поделаешь. Это будет неуважением к старику.- Так...
   Поллукс Блэк (1912 - ,,,,гг.) Так значит он действительно еще жив!
   Я начал разглядывать фамилии рядом: Сигнус Блэк III, Арктурус Блэк III - они все были еще живы. Но почему тогда о них ничего не слышно? И почему матушка с ними не связалась... или связалась, но они отказались помогать.
   Нужно поговорить с Вальпургой. Завтра с утра, сейчас я не готов к такому разговору...
   Все еще несколько ошарашенный, я отправился в свою комнату, и, рухнув на кровать, мгновенно отрубился.
  
  

Глава 9

   Утро получилось... необычным. На свою беду попросил разбудить меня Кричера. Зря. Когда спросонья увидел склонившуюся ко мне.. лицо домовика, думал, что поседею. Его и так не слишком красивая физиономия, плюс слабоосвещенная комната, плюс мои не слишком приятные ночные сны... В общем, еще и пришлось извиняться перед улетевшим в другой угол домовиком. А в памяти сделал пометку купить обычный магловский будильник.
   Быстро сполоснувшись в душе, а перед этим выполнив подобие зарядки, я спустился вниз, в кабинет. Обедать одному в огромной гостиной было несколько жутко. Уютный кабинет около библиотеки был гораздо более подходящим местом. Тем более, что я всегда любил читать во время еды. Английская кухня, укрепляющие зелья - через пару месяцев отдыха организм должен был прийти в норму. Жаль только, что у меня не было этих пары месяцев.
   Перед разговором с Вальпургой, еще раз внимательно посмотрел на родословную семьи Блэк. Помимо выжженных пятен, на которых было не ясно, живы они или нет, обнаружилась еще и Кассиопея - жена Сигнуса.
   После долгого и трудного разговора с матерью, оказалось, что все просто... и сложно одновременно. Если Поллукс просто устал от жизни, от войны, смерти близких и добровольно отправился в уединенный особняк, доживать свой век. То жена Сигнуса - Касиопея Блэк просто в один момент исчезла. Сигнус отправился ее искать, и тоже пропал. А Арктурус разругался с действующим главой рода, и сейчас находится также неизвестно где. Там вообще была какая-то мутная история. Да и Вальпурга, если честно, что-то темнила, ссылаясь на плохую память. На мой резонный вопрос, почему она не обратилась за помощью хотя бы к Поллуксу, получил гневные обвиняющие крики, и намертво задернутые шторы портрета.
   Класс... Еще и с ней поругался.
   В общем, единственной ниточкой к прошлому моей семьи оказался Дед Поллукс, навестить которого я планировал в ближайшее время.
   Но сегодня для меня было много работы и так. Я переместился на окраину города вместе с мотоциклом, перед этим дав задачу Кричеру собрать в кучу все предметы гардероба, которые он найдет. Мой приказ убраться в комнатах, и выкинуть хлам он трактовал достаточно вольно. Сегодня видел, как тот злорадно хихикая тащил куда-то старые штаны Ориона. Я конечно не стал ругаться на старого Голлума, но второго гнездовья мне было не нужно, так что решил собрать все вещи в одном месте, рассортировать, а там - что выкинуть, что оставить под чарами уменьшения. Пускай будут... Хотя бы как образцы средневековой одежды.
   Еще, перед отъездом, для начала, я отправил одно письмо Рите, проверить почву Простая анонимка из частной совятни, без обратного адреса. Пока что у меня не было четкого плана, что с ней делать. Так, наметки. И я хотел заставить ее немного поволноваться. Дать время, для поисков выхода из ситуации. Разумеется, по логике вещей нужно было бы сначала найти доказательства ее второй формы, и уже прочно так обложить. Но. Крыса, прижатая к стенке, кусает в два раза больнее. Мне нужна была Рита, работающая на меня не под страхом разоблачения, а Скитер, почуявшая запах сенсации. Так что... посмотрим.
   В дорогу собирался основательно. Помимо стандартного порошка, мантии и зелий, я захватил с собой флаконы для воспоминаний (пару штук нашел в комнате Вальпурги), в хранилище откопал защитное кольцо от проклятий, взял сменную одежду и так, по мелочи. Я предполагал, что копаться в грязном белье Локхарта будет не слишком безопасным занятиям. Но... как показала практика, я немного ошибся. Все было гораздо скучнее.
   ******************************************************************
  
   - Он был такой сильный, мужественных, смелый...- я устало подпер голову рукой, стараясь не заснуть над восторженным рассказом какой-то селянки, описывающей... Та-дам! Локхарта! Здесь, два года назад он побывал, "упокоив" терроризирующего местных жителей упыря. (На самом деле - "новорожденного" вампира, в этот промежуток, без контроля со стороны "родителя" у них совершенно сносит голову)
   Это было уже пятое место, из моего списка с быстро исчезающими адресами. И везде я слышал подобную чушь. Если бы я точно не знал, что Локхарта на самом деле мошенник, впору было бы и вправду поверить про его подвиги. Похоже, я недооценил масштаб преступного замысла этого вора.
   - А еще мистер Локхарт оставил свой афтограф, прямо...
   - Довольно! - оборвал я безусловно "очень интересную историю". - Легилименс...
   Мой разум с легкостью скользнул в глубины памяти наивной барышни. Я был на сколько это возможно этичен, и не позволял себе смотреть ни на что кроме интересующего меня фрагмента. Вот она с подругами обсуждает очередное убийство... Я и сам чувствую неподдельный страх. Вместе с воспоминаниями, при легилименции, в отличие от более безопасного омута памяти, заклинателю передается и часть эмоций. То еще ощущение. Не зря, этот раздел магии входит в разряд запрещенных, ой не зря. Но я привычно приглушил собственные угрызения совести по поводу своих действий. Мне нужны были улики против Локхарта. И я начал просматривать оставшиеся целыми воспоминания.
   На этот раз жертвой вампира стала ее подруга. Совет деревни обращался в органы, но полиция только смеется над суеверными жителями. Полночь, она с семьей запирает ставни на окнах, ее брат берет в руки ружье. Днем в деревню приехали три необычных человека, в странной старомодной одежде. Они расспрашивали жителей о вампире... "Вот оно, Авроры здесь точно были ! А что дальше?" А дальше в разуме девушки отсутствовал изрядный кусок воспоминаний, неплохо так замаскированные под обычный страх. Следующим же кадром было уже покрытое потеками крови, лицо красавца блондина, держащего за волосы уродливую голову монстра.
   - Талантливый сукин сын, - не мог я не признать очевидного. Отсутствие воспоминаний само по себе не является доказательством... Хотя в этот раз, мне показалось, или он сработал гораздо халявней. Расслабился? Скорее всего. Отсутствие расплаты за свои действия заставляют его, как и всякого преступника, терять осторожность.
   Покинув гостеприимную деревеньку и изъяв пару любопытных воспоминаний, косвенно указывающих на вину Локхарта, я отправился в Белфаст. В северной Ирландии, на удивление, оказалась достаточно большая община магов, обособленная от остальной Англии. Хотя, за всей их независимостью, а Гингонтс все равно там стоял. Ирландцы - такие Ирландцы. Здесь был предпоследний адрес в списке, и именно здесь мне улыбнулась удача.
   Остановившись на вечер в одном баре, и с помощью легких чар доверия расположив к себе здешнюю публику, я начал осторожно так расспрашивать по поводу Баньши - городской легенды, которая еще полгода назад оказалась что и на есть самой настоящей правдой.
   Дух неприкаянной женщины, ищущий мести, плачем предрекающий смерть - так вкратце может описать баньши любой знаток фольклора. Но все было гораздо сложнее. Это действительно был дух убитого человека, но под воздействием нескольких факторов он мог переродиться во что-то очень... мерзкое, живучее, и желающее не мести а теплой человеческой плоти и крови. Раньше таких много было. Особенно, в ранние века, когда люди умирали пачками и не всегда легкой смертью. Но постепенно, встретить баньши в крупных городах становилось сложной задачей. Рост технологий, законы, полицмейстеры, сам людской менталитет поменялся. И баньши, на территории Англии не удавалась долгое время ни одному счастливцу. И вот опять. Казалось бы в чем проблема - магия тоже не стоит на месте, а, значит, у реликта прошлого не должно было быть ни единого шанса. Только существовала одна проблемка, причем характерная только для территории магической Англии.
   Раньше с баньши управлялись в основном некроманты, которые своим ремеслом владели в совершенстве, и навсегда упокаивали нежить. Ведь было у этой твари существенное преимущество перед всеми другими порождениями мертвого мира - на него практически не действовала, так называемая "общая" магия, которая стараниями некоторых энтузиастов сейчас называется "светлой". Стихии, воздействие на материю, даже средняя "светлая магия" на полупризрака действовала никак. Только высшая, понастоящему светлая магия, либо азы некромантии могли навсегда изгнать эту тварь. Ни наш знакомец, ни авроры, скорее всего эту тварь бы изгнать не могли. Но кто это сделал? Я пытался это выяснить уже второй день моего путешествия по красотам Великобритании.
   Сначала разговор в пабе шел вяло, но, когда новичок предложил оплатить выпивку рассказчику, подробности леденящей кровь истории посыпались на меня как из рога изобилия. Звонкие монеты, в некоторых ситуация, творят чудеса не хуже волшебной палочки.
   Я не знаю, что стало причиной того, что Локхарт не прообливиэйтил всех очевидцев, а ограничился только аврорами, а также их невольным помощником. Возможно, так как очевидцев побоища в церкви было действительно много. Может быть тот факт, что саму битву с баньши не видел все же никто, кроме участников, только ее окончание, где уже фигурировала "знаменитость". Мне же хватило того момента, что в данном эпизоде, описанного в книге, самовлюбленный индюк указал только себя родимого. Участие же остальных осталось за кадром, хотя, отлавливая своих информаторов и усыпляя уже проверенным способом, я скопировал себе воспоминания о как минимум двух уцелевших после бойни аврорах, и одного старика помощника.
   - Бинго! Попался, пустозвон, - Просматривая очередной фрагмент, я не мог сдержать улыбки. Даже этих воспоминаний уже бы хватило на то, чтобы преподав их в правильном ключе, уничтожить его репутацию "Героя" раз и навсегда. Но, чтобы наверняка, требовалось поговорить со стариком. Ситуацию сильно упрощало то, что этот дедуля был личностью известной.
   Оставив пару десятков галеонов на шикарную гулянку моим невольным жертвам, я не спеша двинулся к центру города. Последний клиент на сегодня, жил в старом районе. Дом был... мягко говоря требующим ремонта. Срочного. На звонок в дверь мне открыл... Неприятный с первого взгляда человек. Худой, но еще высокий старик со спутанными седыми волосами и тяжелым взглядом из-под густых бровей. Старая, но явно дорогая мантия из шелка акромантула, строгий деловой костюм старомодного покроя. Он был немного похож на меня, после Азкабана. При условии, что мне было бы под семьдесят - восемьдесят лет. Когда я постучался в дверь позеленевшим от времени медным звонком, тот распахнул дверь и наставил на меня палочку.
   - Чего надо? - голос хозяина дома, в отличие от ожиданий, не был старчески-скрипучим. Да и не смотря на свой внешний вид, таким жалким, как в воспоминаниях одного из ирландских магов, он не выглядел. Передо мной стоял опытный и опасный противник, который к тому же имел преимущество. Похоже, забрать воспоминания так же просто, как у тех пьянчуг, не получится. Ладно, попробуем подойти с другой стороны.
   - Здравствуйте, мистер О'Салливан, - я снял шляпу, которую носил владелец моего нынешнего облика, в приветствии. Для таких дел я использовал оборотное зелье, запасы которого, к сожалению, подходили к концу. Слишком дорогое удовольствие.- Меня зовут Сэм Бэрри, из газеты "Игра Темными", и я хотел обратиться к вам по поводу недавних событий, происходивших у вас в городе.
   - .... - его красноречиво поднятая бровь была мне ответом.
   - Нападения Баньши, сэр! На сколько я знаю, вы принимали участие в поимке этого опасного создания, и я очень бы хотел взять короткое интервью из уст человека, который остался в живых после сражения с этим ужасным созданием,- подражая манере известных репортеров, шайки "свидетелей", и продавцов "арифлейм", я начал забалтывать "клиента", при этом уже так невзначай почти проникнув в дом.
   - Эй! Я не давал согласие... - только очнулся от моего напора старик, хватаясь за ручку двери, и пытаясь сдвинуть удачно подставленную ногу, но я уже был внутри.
   - Империус, - палочка, незаметно вытащенная из кобуры на предплечье, быстро успокоила недоверчивого старика, позволив пройти в дом и захлопнуть за собой дверь. - В доме есть еще кто-то?
   - Нет, - после некоторой заминки, ответил мне Лу О'Салливан лишенным эмоций голосом.
   - Отлично, - я уселся на потрепанный диван и открыл банчку с крупицами волшебного порошка, отдав ту хозяину дома.- Вдыхай.
  
   Прочитав память старика, я призадумался. Теперь объяснялось, почему Локхарт был так беспечен в отношении свидетелей. Он просто договорился со старым некромантом, заплатив тому за молчание нехилую сумму, так он мог не беспокоится свидетелей. Тем более, что некромантия занятие запрещенное - так что Локхарт обезопасив себя и с этого фронта. Если старик начнет буянить, то Локхарт обещал рассказать о заклинаниях, которые использовал Лу в битве с баньши.
   И все было бы практически идеально для златовласки, но... Жадность фраера сгубила. Локхарт не хотел расставаться с тысячей галеонов, и пошел по другому сценарию, оставив бедному старику вместо золота только подкорректированные воспоминания. Теперь О'Салливан был убежден, что блондин заплатил ему за молчание золотом, при этом "помнил" что тот находился во время сражения с Баньши вместе с аврорами. Чего, я думаю, не вовсе не было. Гилдерою требовалось время для того, чтобы подготовить засаду на оставшихся в живых авроров и некроманта, да и слишком труслив он, чтобы на Баньши нападать. Единственное, чем он действительно владеет филигранно, так это обливиэйтом, а также азами легилименции и еще парой специфических заклинаний, которыми можно корректировать память. Одним обливиэйтом так филигранно создать ложные воспоминания точно нельзя. А значит Локхарт замарался еще и в запрещенной магии разума. Что тоже можно использовать.
   - Хм-м, - я задумчиво посмотрел на О'Салливана, который расположился в кресле напротив. В принципе, если все ему рассказать, то часть воспоминаний может и вернуться. В этом состояла опасность чар разума. Никогда не знаешь, когда фальшивые воспоминания заменятся на настоящие. Это могло произойти от любого намека, или ассоциации. А уж уверенный пользователь оклюменции на раз может обнаружить фальшифку. Впрочем, как и Легилимент, если кто-то позволит копаться в твоей голове без спроса. Так что уж лучше старый добрый обливиейт.
Но тут Локхарт сам себя загнал, покусившись на лавры героя Белфаста. Если перефразировать дядю Бена, то большая слава порождает большие проблемы. Возможно, тот еще и планирует что-то подправить позже, пока все поуляжется. Но я не собираюсь дать ему шанс на это.
Со стариком же я поступил как можно мягче, он все же с двух сторон жертва. Хотя спокойными ночами город и должен быть благодарен именно ему. Так что "маленький" обливиэйт, и мешочек галеонов с краткой запиской должны были если не вернуть ему душевное здоровье, то хотя бы подправить материальный уровень. К тому же он мне нужен был в качестве подстраховки.
   Покинув Белфаст, следующий адрес я уже просто вычеркнул из списка, с наслаждением смотря на горящую бумагу. Конечно же в дальней дороге есть своя романтика, но растянувшееся на три дня детективное приключение успело вымотать из меня все нервы. Так что теперь, когда все необходимые факты были собраны, я планировал завершить эту эпопею с Локхартом, нанеся тому визит вежливости. Осталось дело за малым - всего лишь пробраться в особняк, не попасться при этом, и не оставить выбора павлину, кроме как работать на меня.
   Мой план был прост, но в нем было несколько подводных камней. Во-первых, знаменитость жила не где-нибудь, а в своеобразном "Нью-Тауне" - только для магов. Это был элитный райончик, с большими богатыми домами и хорошей охраной. Пробраться туда было не слишком простой задачей для обычного мага. Дело упрощалось тем, что Сириус там уже бывал. Не конкретно в доме Локхарта, конечно, но в этом районе, у друзей... уже бывших, конечно.
   Вторым моментом, немного осложняющим жизнь, было то, что меня не должны были связать со сбежавший преступником. Для этого, я планировал опять использовать оборотку, с заготовленным ранее волоском одного почтенного лондонского джентльмена. Такого, который прямо подходит на роль второго плана в каком-нибудь криминальном фильме, сценку из которого я планировал изобразить перед Гилдероем.
   Собравшись, я аппатировал в Лондон. Квартал находился между Аркой Веллингтона и западной стороной Грин Парка. Красивое место, красивые дома. Самым ярким домом на "Дамл-стрит" конечно же был дом Локхарта. Эдакие царские хоромы, со статуями и ковровой дорожкой. Похоже, книжки продаются достаточно успешно.
   - Ревелиум! - взмах палочкой - и вокруг дома тут же вспыхнул всеми цветами радуги защитный купол. Благо видел его только я, а то этот фонарь мог собрать нежелательное внимание. Вздохнув, я достал фамильные артефакты и прочие принадлежности. С защитой дома следовало повозиться. Я ломал защиту целых два часа, с перерывами. Можно было это сделать быстрее, но я перестраховывался как мог. Тем более, что Сириус эти заклинания знал только в самых общих чертах. Помогла практика. Дома пожирателей редко когда оставались без защиты.
В самом же жилище писателя было... Приторно. Это единственный эпитет, которым можно было описать обитель Локхарта. Все в золоте, вычурные гардины, множество портретов собственного фэйса, тысячи писем, разбросанные по комнате вместе с одеждой. Жилище характеризовало Гилдероя гораздо лучше, чем его биография.
   - Тьфу, гадость... - с отвращением я сбросил с кожаного кресла какие-то коробки, из которых виднелись розовые панталоны. Пока что знаменитости не было, но я привык ждать.
   - здравствуйте, мистер Локхарт, - чужой незнакомый голос в его доме, заставил блондина испуганно вздрогнуть. Выйдя из камина, он обернулся на звук. В углу его (его!) кабинета, с удобством расположившись в его кресле, сидел ранее незнакомый Гилдерою человек. Седые короткие волосы, эспаньолка, шрам на левой брови. Мужчина был одет в костюм-тройку, черную фетровую шляпу с металлической окантовкой, и блестящие от крема "утюги".
   "Вряд ли это поклонник моих книг," - нервно думал Локхарт, пытаясь незаметно достать палочку из кармана мантии левой рукой. Хотя герой Британии и получал письма и посылки от сотен сов каждый день, а на улице его тут же окружала толпа влюбленных дурочек, еще ни один фанат не пробирался к нему домой. Тем более, что на поклонника кого бы то ни было, этот мужчина не походил совершенно
   - Экспелиармус, - незнакомец сделал пасс палочкой, и верная девяти дюймовая спутница Гилдероя влетела в подставленную ладонь.- Не нужно боятся, мистер Локхарт, я не собираюсь причинять вам вред. Меня зовут Клэй, Джон Клэй. Приятно познакомиться с таким талантливым писателем, как Вы, Гилдерой.
   - Так зачем вы проникли в мой дом, мистер Клэй, - Локхарт повернулся к незнакомцу лицом, оперевшись на камин. Жаль конечно мантию, но так возможно он сможет дотянуться до колбочки с порохом. Воевать без палочки? Он герой, а не самоубийца. Сейчас разумнее всего будет сбежать и вызвать авроров. - Не думаю, что ради того, чтобы просто познакомиться... А-аа!!!
   Пальцы Локхарта, почти дотянувшиеся до заветной колбочки, вдруг пронзила острая боль. Летучий порох вдруг вспыхнул вместе с колбой, а огонь перекинулся на руку писателя. Не переставая орать, тот кинулся к стоящему рядом кувшину с красивыми лилиями. Цветы полетели в камин, а Локхарт наконец почувствовал облегчение, когда огонь потух, соприкоснувшись с водой. Его трясущаяся от гнева голова медленно повернулась к незнакомцу в кресле. Тот все так же сидел там, насмешливо смотря на разьяренного писателя.
   - Извините, я не мог позволить, чтобы мы закончили нашу беседу слишком рано. - Мужчина, словно бы извиняясь, развел руками.
   - Да вы не представляете...
   - Разумеется, представляю. - холодным тоном оборвал набравшего в грудь воздуха блондина.- Кончайте этот балаган, мистер Локхарт. Вы отнюдь не глупый человек.
   Гилдерой устало закрыл глаза. Эффект от холодной воды уже закончился, и обожжённая конечность медленно но верно начинала ныть, сбивая мысли. Локхарт постарался успокоится. Незнакомец был прав, глупым он никогда себя не считал. Глупый человек не смог бы заработать на все это... Точно, скорее всего его ночному визитеру нужны деньги. Но как он собирается преодолеть защиту банка. В доме у него никогда не хранилась большая сумма. Да и особыми средствами Гилдерой и не располагал. Большая часть всех его заработков тратилась на поддержание того образа, который он создал.
   - Чего вам нужно? Деньги? - волшебник наконец вынул руку из кувшина. Вроде бы не сильно пострадала. Только вода с мокрой мантии, смешиваясь с кровью, капала прямо на дорогой ковер.
   Тут незнакомец поднял левитацией какую-то тряпку, из горы присланных посылок и швырнул ее Локхарту. Тот поморщился. В его руке оказались чьи-то панталоны. Некоторые фанатки волшебника были весьма... своеобразны.
   - Перевяжите пока что, - в приказном тоне произнес Клэй и продолжил, разглядывая палочку Гилдероя- Нет, что вы. Речь идет об одной маленькой услуге. Есть в магической Англии один... человек. Негодяй, разумеется. Преступник. И он давно уже скрывается от правосудия.
   - К чему вы ведете?
   - Я веду к тому, что такой прославленный Герой, как Вы, просто обязаны встать на защиту покоя Магической Англии, поймав его. - Клэй резко скрестил пальцы, будто смыкая прутья железной решетки. От фигуры мужчины повеяло холодом..- Место, время и обстоятельства будет сообщено заранее. От вас требуется только взять его, и доставить в Аврорат.
   - Эм-м... знаете, моя слава в книгах несколько... преувеличена... - Гилдерой нервно сглотнул, когда Клэй вдруг засунул руку в карман, вытаскивая несколько светящихся в полумраке склянок.
   - Не беспокойтесь, мой хозяин знает о вашем маленьком "секрете", - добродушно улыбнулся мужчина с холодными глазами и поболтал одну из склянок.- А если вы не хотите, чтобы о нем узнали и остальные, то сделаете то, что вас сейчас попросили. И мы в свою очередь сохраним ваш секрет в тайне.
   - Не понимаю, о чем вы.
   - Бросьте, Гилдерой, - мужчина поставил колбочку на тумбу возле кресла, посмотрев Локхарту в глаза. - Как я уже говорил, я считаю вас умным человеком. Не заставляйте меня в этом ошибаться.
   Клэй медленно поднялся с кресла, и Гилдерой заметил, что тот немного хромает. Шантажист повертел не свою палочку в руках, затем положил на тумбочку вместе с флаконами. Туда же отправился красивый пергаментный свиток.
   - Я верю в вас, - тот вроде как ободряюще подмигнул.
   - А что, если я не справлюсь? - писатель нервно облизал губы. - Если этот преступник так вам нужен, почему вы сами не схватите его?
   - Слишком много вопросов, - покачал головой Клэй. - Все, что вам нужно знать - находится там.
   Он кивнул в сторону кресла.
   - И не советую вам пытаться узнать больше, это в ваших же интересах. Прощайте, мистер Локхарт. - незнакомец вдруг исчез во вспышке аппарации.
   Локхарт замер, затем тут-же бросился к своей палочке. Нужно было вызвать авроров... Тут его взор привлек внимание серебристый флакон. Локхарт сразу опознал в нем субстанцию воспоминаний. И непострадавшая рука с волшебной палочкой вдруг замерла посреди заклинания.
   Взломщик уже ушел и авроров вызывать не было смысла. А слова незнакомца про "секрет"... Блеф?
   В жизни Локхарта было множество не самых приятных моментов. И много секретов. В сохранности каждого, Гилдерой был уверен практически на сто процентов, иначе бы он давно лишился бы всего, что имел. Скорее всего вместе с жизнью. Но единственное о чем мог говорить Клей... неужели это...
   Я смотрел, как после использования думосброса, на лице Локхарта проявляется самая настоящая паника. Тот вдруг начал носиться по комнате, едва не врезавшись в меня, под мантией невидимкой. Все, убедился - теперь можно было и вправду аппатировать.
   Пожалуй, я побалую себя сегодня бутылочкой хорошего Ирландского виски.
   Глава 10
   Утро не задалось. Вставал я с больной головой, тяжелым сердцем и сгоревшей печенью. Кричер, похоже, перенес меня из кабинета прямо в спальню, за что я был ему безумно благодарен. Но, магический аналог "антипохмелина" остался на месте вчерашней попойки. Так что когда я принял душ и спустился, настроение было ниже плинтуса. Оно немного поправилось, после зелья. Но тут же упало, когда я обозрел масштабы трагедии. На полу валялись пустые бутылки, еда, и мои записи. Вчера я был, похоже, не слишком в себе, так как подняв один из листков, я увидел лишь бессмысленные записи и какие-то карикатуры.
   - Кхр... Кричер! - горло немного болело, да и вообще я похоже заболел.
   - Господин?- домовик появился с слишком громким для моего состояния хлопком.
   - Прибери тут, пожалуйста и приготовь легкий завтрак.
   - Слушаюсь!
   Пока домовик носился по кабинету, я слег на диван, закрыв голову подушкой и, кажется, даже задремал. Потому как разбудил меня вкусный запах яичницы с беконом.
   - Господин зеболел? - Кричер был тут как тут. Черт возьми, приятно, когда хоть кто-то о тебе заботится.
   - Это очень страшная болезнь, мой ушастый друг, - начал я, но увидев тревогу на мордочке эльфа решил не шутить.- Но она скоро пройдет... я надеюсь. Спасибо.
   Поддавшись порыву, я как-то неосознанно передал по нашей связи волну энергии. Домовик от этого прямо засветился... Странно, раньше я такого не делал, но, похоже, это ему понравилось.
   - Ты выполнил то, о чем я тебя просил?
   - Да, хозяин! Все вещи собраны и рассортированы в комнате на втором этаже.
   - Отлично, Кричер. Сегодня нас ждут великие дела!
   Я послал ему еще одну порцию своей энергии. Мое настроение начало понемногу улучшаться. Видимо, зелья и здоровая пища все-таки убедили организм, что я его не забыл.
   У меня сегодня было множество дел, так что волевым усилием откинув желание поваляться еще, я встал и принялся за накопившиеся дела. Первым моим заходом, я, вместе с домовиком, рассортировал окончательно всякий хлам, разместив его в безразмерных шкафах в комнате в пустующей комнате на втором этаже, которая медленно и уверенно превращался в склад. Кое-что выкинул, но большинство просто подверглось чарам заморозки. Затем, раздав кое-какие указания домовику, я вновь отправился в вычищенный до блеска кабинет, попутно отмечая то, что дом, стараниями эльфа (ну и моими, разумеется) все менее походил на темный склеп, и все более приобретал обжитые черты. Исчезла паутина, грязь, старые вещи. Я обновил обои и потолок. Заменил люстры, зарядив артефакты магией. Так стало намного светлее и приятней глазу. Еще чуть-чуть, и можно будет приводить сюда гостей... Хотя, какие гости. Разве что Гарри, наверное, здесь теперь понравится. Для него я выделил уже бывшую комнату Регулуса, убрав его старые вещи и несколько поменяв интерьер.
   Кстати, о Гарри, надо будет его проведать, как закончу со своим списком шантажа. Хе-хе.
   Поглядев записи, наметил себе план работ на сегодня. Нужно было заглянуть к Поллуксу, попробовать проследить за домом Крауча и вызнать, где тот прячет сына. Потом можно будет навестить крестника, удостовериться, как он там поживает. До момента, когда я смогу его забрать было еще долго... Но я хотел по возможности облегчить мальчику эти пару недель. Затем, попробовать договориться о встрече с Нарциссой... или не нужно. Если в Меде я был уверен, на сколько это возможно, то вот с Цисси у нас были несколько напряженные отношения с самого детства. Нет, скорее всего она меня не сдаст в Министерство, если я ей напишу. Но вот своему белобрысому муженьку она сообщит точно. А вот уже Малфой мог повести себя очень непредсказуемо. Начиная с попытки использовать финансы рода Блэк, заканчивая банальной ловушкой на беглого преступника, которая сильно укрепит его позиции с Министерством. Тем более, что я ни за что не поверю, что тот служил Редлу под империусом. Этот скользкий гад всегда искал выгоду во всем, и даже если тот просто примкнул к сильнейшему, быстро став незаменимым из-за своих связей и денег, я не был уверен, что он до сих пор не поддерживает его взгляды. Даже сейчас, когда Волан-де-Морт пал. Нет, не так. Особенно сейчас, когда он, по сути, возглавляет движение уцелевших радикалов. Идти в их команду? Даже не смешно.
   В общем, решено. С Нарциссой нужно поговорить, но только после того, как я буду официально оправдан. Сейчас мой козырь - это незаметность. Авроры и Дамблдор скорее всего думают, что я затерялся где-то во Франции. Пусть так и остается до тех пор, пока я не придумаю, как мне на него воздействовать.
   Это думы не на один день.
   Пока что я отправился во Францию, навестить своего прадеда. Возможно тот сможет приоткрыть завесу тайны, которая скрывает темное прошлое моей семьи. Для этого пришлось поговорить с гоблином-управляющим. Это я сделал уже во Франции, попросив его поднять старые документы на недвижимость. Спустя пол часа, и спустя некоторую сумму в золотых монетах, примерные адреса были у меня.
   Переодевшись и замаскировав лицо, я отправился в волшебную часть Парижа.
   Хотелось конечно сказать, что во Франции все прошло как нельзя лучше, но тогда я бы соврал. Мне попросту не удалось найти дом старика Поллукса. Ни один из адресов не дал желаемого результата. Жилище Блэка было либо под фиделиусом, либо на особняк дед наложил те же чары, что скрывают дом на Гриммо. Единственное, что я узнал за почти пол дня осторожных расспросов о отшельнике, так это то, что его эльфа иногда видят в Волшебном квартале, в некоторых лавках. Тот покупает еду и прочие необходимые вещи для добровольного затворника. За определенную сумму денег, я договорился с одним зельеваром, чтобы тот передал записку эльфу, если тот вновь появится. Но надежды на то, что ее кто-либо прочтет было мало.
   В общем, по этому направлению - пусто. Ну хоть по магазинам прошелся. Обновил гардероб, прикупил пару вещичек да пополнил запас зелий. К счастью, медицинские зелья здесь не додумались опускать только по рецепту. Да и в целом Франция оказалась более терпимой к разным областям колдовства, нежели старушка Англия. Правда цены кусались. Деньги уходили только так.
   После разговора с зельеваром, я покинул обитель лягушатников, и отправился к особняку Крауча. Благо я бывал там пару раз, по делам Дамблдора. Взял с собой стандартный комплект. Сегодня я планировал только понаблюдать. Что-либо делать, без предварительной разведки было опасно. Спустя несколько часов, я был уже на окраине Лондона, прямо перед угрюмым старым особняком. Краучи жили в этом месте уже много лет. Когда-то это был сильный и многочисленный род. Но, как и многие старинные магические семьи тот насчитывал в живых всего ничего. Два человека, включая младшего Крауча.
   Сейчас бывший глава департамента вел затворнический образ жизни. Многие думали, что это из-за предательства сына, похоронивший его шансы стать министром. Другая половина считала, что тот сломался после смерти жены. И только один человек знал, что реальность имеет с этими домыслами мало общего.
   После нескольких часов ожидания в садике, возле дома, я наконец увидел свою цель. Сухопарый, подтянутый, пожилой человек, в безупречно свежем костюме и галстуке. Пробор в коротких седых волосах идеально прямые, узкие, щёточкой, усы, словно выровнены по линейке, блестящие ботинки. Крауч, не смотря на прошедшие годы, мало изменился. Только стало чуть больше морщин.
   Он вышел из дома, видимо, прогуляться... или кого-то "прогулять". Я подобрался, когда увидел Винки, осторожно ступающую вслед за хозяином. Домовиха шла как раз на том расстоянии, которого вполне хватило для еще одного спутника. Однако, дорожка была пуста. Похоже не я один пользуюсь мантией-невидимкой.
   Понаблюдав за ними до момента, когда Крауч зашел в дом, я тоже тихо удалился. Пока не придумаю способа, как мне засвидетельствовать старого знакомого, делать здесь было нечего. Но кое-какие идеи у меня уже возникли. Сейчас же, пока совсем не стемнело, я хотел проведать крестника.
   Для начала, заглянул в ресторанчик, возле парка. Пообщался с хозяйкой, узнал, заходит ли туда ребенок. Надо было это сделать конечно гораздо раньше. Я не знал, отреагирует ли Гарри на мой подарок. Не смотря на тяжелое детство, тот, похоже, рос довольно упрямым и самостоятельным парнем. Но ее ответ меня успокоил.
- Ребенок приходит один раз в день, около шести часов по будням, и в два часа на выходные. Берет каждый раз то же, что вы заказали тогда, гуляет с псом.... - Линн, судя по ее мыслям, была довольна. Щедрая плата, превосходящая все расходы, да и к тому же та нашла выгоду в присмотре за собакой. Лаки, как я уже ранее упоминал, замечательно ладил с детьми. Что сказалось на новых клиентах, детишки которых обожали большую лохматую псину.
   - Ну что, Счастливчик, отьелся? - я потрепал лохмача за загривок. Тот довольно оскалился, подставив свою большую морду для ласки. Судя по всему, тот не слишком то скучал о прошлой бродячей жизни. Еда от пуза, ванны, расчесывания - Эвелин, на которую спихнули заботу о собаке, подходила к делу со всей ответственностью. Хорошая девчонка, нужно будет ее поощрить. Да и за Гарри она немного присматривала, уговаривая стеснительного мальчика на "лишнюю" порцию. В общем, я был доволен.
   Оставив девушке "на чай" пару крупных купюр, я аппатировал к дому Гарри. Сегодня тот уже был в ресторанчике после школы, а, значит он уже должен был быть дома.
   - Дьявол! - едва я аппарировал к дому Дурслей, то чуть не вляпался в какую-то магическую конструкцию неизвестного происхождения. В артефактных очках, она выглядела как невесомая паутинка, своими нитями опоясывающая весь дом, а также некоторое расстояние возле него.- Сигналка!
   Похоже Дамблдор уже был здесь и усилил меры безопасности. Чары просто светились от переполняющей их энергии. Сразу чувствуется подпись "Великого волшебника".
   Осторожно, просчитывая каждый шаг, я убрался на максимально безопасное расстояние от дома, продолжая наблюдать за ним через заклятье "дальний глаз". Магический аналог бинокля. И то, что я видел, мне категорически не нравилось.
Гарри закрывал на зиму цветы и кусты. Мальчик ловко орудовал тяжелой пленкой и ножницами. Я еще порадовался, что тот уже не казался таким изможденным, как раньше. Невооруженным взглядом было видно, что дополнительное питание положительно сказалось на растущем организме. Но то, что меня действительно тревожило, было сокрыто от глаз. Все та же паутинка, что и на доме, опутывала мальчика с ног до головы. Через очки он был похож на сплошной пульсирующий кокон. И как Старик додумался до этого?! Навешивать заклинания на еще несформировавшегося волшебника - прямой путь нарушить развитие его магического ядра! Нужно срочно вытаскивать крестника... но Черт! Пока что рано, мне нужно разобраться с крысой, обвинениями, Краучем, собственным семейством, хотя оно и подождет.
   - М-мать... - я в натуральном смысле схватился за голову. Ели бы я мог клонировать себя, либо у меня был Хроноворот! Взять бы Гарри в охапку, да на континент, в другую страну... Но ведь Мордредов старик все равно достанет, даже если меня там примут за деньги Рода. Не сам, так через МКМ. Лояльных Дамблдору хватает и за пределами Туманного Альбиона. А сил тягаться со всем миром у меня нет. Половину дел можно отложить, и ускорить поимку крысы. Черт с ними, с последствиями. Но это все равно процесс не одного дня. Меду я не хочу впутывать во все это слишком рано. К тому же у нее тот не будет в безопасности, даже если провести все необходимые ритуалы. Сидеть в особняке, надеясь, что Дамблдор не узнает где я? Я не был на столько наивен. Тот просто еще хочет заполучить его в свою собственность. Но если я выкраду крестника, его уже ни что не будет сдерживать, если я не обезопашусь со стороны Министерства и не заручусь поддержкой со стороны. Запереться в доме? Кричер не сможет следить за ребенком в пустом доме. Нанять кого-то не выйдет. А держать кого-нибудь под Империусом для пригляда за ребенком... Меня сам же Гарри потом не поймет.
   "Так, успокоиться и мыслить рационально." - я апарировал в дом на Гриммо и скрылся в библиотеке. - Дамблдор не дурак, он не будет калечить потенциального "избранного". Максимум, что он хочет - это ослабить его потенциал... Или нет. Думай, не как Гриффиндорец, Сири, зачем он пошел на такой шаг? Старик не мог знать, что я встречался с ребенком... Или узнал? И готовит ловушку. Но как он узнал, или просто перестраховывается, думай...
   Я раз за разом начал прокручивать события прошедших дней. Мой первый визит в образе собаки, первое знакомство, ресторан... Может быть из-за этого? Но тогда почему не было слежки в заведении...
   - Дьявол! - наконец, вспомнил я одну малозначительную деталь.- Попрыгунчик! Этот сраный амулет, который я так неосмотрительно выбросил. Его могла найти Арабелла, или кто-то из ордена. А свести раз и два у Дамблдора мозгов хватит. Он знает, что я был у Гарри. Или подозревает это. Лезть в мозги к маленькому ребенку - надо быть совсем чокнутым, или стараться оставить чокнутым мальчика. Значит теоретически он знает только то, что я там был. Но скорее всего больше ничего. Связать меня и владельцев ресторанчика нужно быть совсем параноиком. Хотя все конечно же возможно.
   Или другой вариант - Дамблдор бнаружил вмешательство в мозги того орденца, который караулил дом на Гриммо и просто перестраховывается, не зная наверняка. Так же он не знает наверняка, есть ли у меня необходимые артефакты для того, чтобы обнаружить навешенные на Гарри и на дом заклинания. Ну а может быть он вообще думает о чем-то третьем... Черт! Как же сложно пытаться угадать мысли старого манипулятора.
   В любом случае, у меня есть неделя, возможно, чуть больше, прежде чем очередной магический выброс у ребенка не повредит ему самому из-за следилки.
Мне нужен Петигрю, и срочно. А еще мне нужна Скитер!
   ******************************************************************
   Миниатюрная стройная блондинка в ярко-зелёном дизайнерском платье, то так, то сяк вертелась возле большого овального зеркала. Для ее тридцати восьми лет, Рита выглядела неотразимо, умело маскируя недостатки внешности (вроде слишком выдающегося на ее взгляд подбородка) с помощью обычной косметики. Чуть больше теней, яркая помада, длинные подведенные рестницы. Декоративные элегантные очки, делающие ее и без того большие выразительные глаза еще ярче. Все это помогало расположить к себе самых непробиваемых мужчин магической Англии, а после, выведать их грязные тайны. Существуют конечно же специальные зелья, которые могут сделать ту же самую работу в разы лучше и быстрей, но, к сожалению, ее высокооплачиваемая работа имеет и свои минусы. Ее маленький секрет, позволяющий с не меньшим успехом, чем женские чары, выведывать уже чужие секреты "из первых рук", к сожалению, отметал все способы использования иллюзии.
   "Ничего, и так неплохо" - довольно цикнула Рита, притопнув пестрым каблучком. Сегодня ей нужно было выглядеть идеально. Люциус Малфой устраивал прием в честь празднования дня "Святой Люции", на который был приглашен весь цвет общества. В том числе и Корнелиу Фадж, с которым она беседовала недавно, когда ее так называемый "коллега" Крис Эмбетсен брал у министра заявление по поводу побега Сириуса Блэка. Мордредов Крис! Обошел ее буквально на финишной прямой, взяв это чертово интервью первее.
   Министр был не в духе в тот день, но не будь она Рита Скитер! Девушка все равно успела выманить у опаздывающего куда-то толстяка, обещание на короткое интервью для ее колонки в Еженевном Пророке. К сожалению, уже неделю как Рита не могла договориться о личной встрече, но теперь министру будет сложно спрятаться от прытко пишущего пера за постоянными обещаниями!
   Рита победно улыбнулась зеркалу, обнажив белые ровные зубки. После этого интервью, ежемесячная прибавка в размере почти двойного оклада, за лучшую статью, наконец, будет ее, а не проклятого Криса. Интервью министра, раскопанные в архивах документы, интервью с бывшими друзьями сбежавшего преступника - все это могло выйти в замечательный материал. Конечно, нужно преподать все в правильном свете, учесть интересы всех заинтересованных лиц, но уже сейчас Рита чувствовала - успех обеспечен. Газеты будут разлетаться с полок как пикси от волшебника...
   - "Блэк все еще на свободе!" - Произнесла Рита, оценивая звучание слов на вкус. - Или нет, "Сириус Блэк - темнее темного..."
   - Второй вариант намного лучше, мисс Скитер, - раздавшийся позади голос, заставил душу Риты уйти в пятки. Кто мог пробраться в ее дом?! Ведь опасаясь недоброжелателей, она заказала у сотрудников из министерства дополнительную охрану... Рита резко обернулась на каблуках, испуганно уставившись на незнакомца, неведомо как проникнувшего в ее дом.
Это был высокий темноволосый мужчина в аккуратном черном костюме с бабочкой. Бледная кожа, внимательные, пронзительно синие с примесью зеленого глаза, острый нос, с небольшой горбинкой. Мужчина, в котором довольно сложно было опознать беглого преступника, сейчас вольготно расположился на ее диване, небрежно закинув ногу на ногу.
   - Не нужно бояться, я не причиню Вам вреда, - Сирисус аккуратно показал, затем положил волшебную палочку Риты на подлокотник. А та, только сейчас поняла, что ее рука, судорожно ощупывающая внутренности сумочки, ничего не найдет.
   - Что вам нужно?! - Рита очень старалась, чтобы ее голос не дрожал. После всех слухов, что она собрала о бывшем авроре, не бояться сбежавшего преступника было довольно сложно. К тому же, она была безоружна. Сейчас единственный выход из ситуации - это понять, зачем он здесь... Чтобы убить? Допросить? Ограбить? Что может быть нужно безумцу у нее дома. Как он мог узнать то, что она пишет о нем статью? Или это как-то связано с недавней запиской с намеками на ее "секрет". Еще ни одна живая душа не знала о "преимуществе" Скитер. Незарегистрированная анимагическая форма не была страшным преступлением. В Азкабан по крайней мере за такое не сажают. Но вот ее репутация, карьера... Практически все свои "щекотливые" статьи Рита подводила под слухи, умело манипулируя мнением людей о честности друг друга. Но если вскроется правда, Риту ждет очень болезненное падение. И его с радостью устроят те люди, по больным мозолям которых Скитер в свое время основательно потопталась. Пока что ее покрывал Варнава Кафф - главный редактор газеты, который был дружен с Министром. Пока что она была нужна "Пророку", и ее колонка. Но в то же время девушка понимала, что, если запахнет жареным, тот сразу же сдаст ее с потрохами. Оберегать Риту должна была тайна, нерушимость которой Скитер неукоснительно соблюдала по сей день. Но что-то подсказывает ей - между письмом и сегодняшним визитом определенно есть связь. А это означает очень большие проблемы.
   - Ну уж точно не ваша жизнь, прекратите так реагировать.- Блэк нахмурился, а Рита предпочла сделать то, что он говорит, усилием воли заставив себя успокоиться.- Вы же первоклассный журналист!
   - И все же, что вам нужно? Хотите дать эксклюзивное интервью? - по привычке вернула колкость Скитер, прежде чем прикусить язык от осознания своих действий. "Молодец, Скитер! Ну вот сейчас он тебя убьет!"
   Но Блэк, в отличие от ее ожиданий, просто улыбнулся.
   - Может быть позже. Сейчас, я хочу, чтобы вы выполнили для меня одну услугу, по вашему профилю. Отказаться вы не можете, - предвидел Сириус следующий вопрос.- Но, могу сказать, что эта пустяковая услуга, в обмен на сохранение вашей тайны, будет полезна нам обоим.
   - В каком это смысле?
   - Ну, вам же нужна сенсация. А я обещаю вам такую сенсацию из первого ряда, что возне Вижу, что мое присутствие вас смущает, так что оставлю все инструкции в письменном виде. До-встречи, Рита.
   С этими словами, Блэк просто растворился в воздухе, а девушка обессилено прислонилась к холодному зеркалу.
   Скитер колотила крупная дрожь, но она отлипла от стены и тут же бросилась к палочке, лежащей на диване. Только когда магический инструмент был у нее в руке, та почувствовала себя в безопасности. На сколько это было возможно сейчас.
   Она исполнила несколько поисковых заклинаний и проверила защиту дома. Пусто. Словно бы никого и не было. О недавнем визите напоминал только конверт из желтоватой бумаги, точно такой же, на какой было написано то письмо.
   ******************************************************************
   После визита к Гарри я надолго засел в библиотеке. Мне нужна была вся информация по тому заклинанию, ритуалам очищения, и способ защитить мальчика. Книги, манускрипты и омут памяти перемешивались с занятиями с железом и упражнениями в боевой магии. Я отчистил дуэльный зал, и обновил на нем защиту. В этом помещении, под фундаментом дома, я мог сотворить практически все, кроме адского пламени и других высших заклятий. Мне не хватало спарринг партнера, но тут я сумел выкрутиться тем, что купил в какой-то лавке, в Лондоне, еще несколько рыцарских доспехов. Я тренировался одновременно в заклятиях высшей трансфигурации, оживляя доспехи, а заставляя их на себя нападать - еще и в боевой стихийной магии. Пока что мой предел - это два полностью управляемых голема, без дополнительных рун. Оказывается, если нанести определенные заклинания заранее, управлять таким "роботом" становится легче. Например, в замке, наверняка все статуи были обработаны похожим образом, если не получше. Также я отрабатывал новые ритуалы, вычитанные в семейной библиотеке, восстанавливал прежнюю форму Сириуса и пока что совершенно забросил Крауча, расследование семейного прошлого, а также иные ранее намеченные планы. Только пару раз встречался с Ликбухом, он составлял план дальнейшего развития семейного бизнеса, и список дел и бумаг, которые я должен подписать после того, как стану Лордом. Да за действиями Локхарта потихоньку смотрел. Не выкинет ли чего. Но тот вроде смирился с шантажом, вел бурную светскую жизнь, раздавал автографы... Все, как обычно. Единственное, основательно так же, как и тренировками, так это кратковременными визитами на Диагон Аллею, в которых я готовил площадку для будущего представления.
   Когда подбирался день "хэ", и я наведался к журналистке, все было уже готово. С ней, или без нее. Но, не смотря на мои опасения, со Скитер все прошло даже легче, чем с Локхартом. Я и не ожидал, что она меня так испугается... Впрочем, первый взгляд обманчив, она вполне могла попробовать взбрыкнуть. Но и к этому я был готов. Не зря же не использовал оборотку при визите. Мне было абсолютно индифферентно, что предпримет находчивая журналистка за эти три дня. В любом случае, я буду в выигрыше.
   Теперь же, когда все основное сделано, осталось только навестить главу рыжего семейства. Артур Уизли должен сделать то, что должен.

Глава 11.

  
   - Здравствуйте, Эвард. - я стоял перед открытой дверью большого дома на Роук-Стрит. Здесь жил ныне почивший, один из самых известных адвокатов магической Англии - Эдвард Аткинс, погибший в результате несчастного случая три года назад. Через поверенного я за некоторую сумму узнал адрес, и имя нынешнего владельца - Эварда Аткинса, сына того самого адвоката, которого наняла Вальпурга незадолго до своей смерти.
   Дверь мне открыл сам хозяин. Это был молодой человек, лет двадцати пяти на вид с черными, зализанными назад волосами и, не смотря на молодость, внимательными серыми глазами.
   - Я вас знаю? - нахмурился парень, как бы невзначай протянув руку куда-то за пояс. Что-то мне подсказывает, что там у него волшебная палочка. Впрочем, я все равно успею первым. Недавно приобрел две специальные кобуры на обе руки, которые выстреливали магическим инструментом прямо в ладонь, что сильно упрощало жизнь. Кстати, странно, но такая кобура была ограничена в продаже, и предназначалась только для сотрудников министерства. К счастью, во Франции таких запретов не было. Да и Лютный никто не отменял...
   - Нет, но вы могли знать мою тетю - Вальпургу Блэк. Я - Мариус Блэк. И здесь я по поводу дела вашего отца.
   Эварда мое заявление ошарашило, но изумление, возникшее на его лице, быстро пропало, сменившись мрачной сосредоточенностью.
   - И я должен поверить вам на слово? - скептически изогнул бровь парень
   Я молча показал ему перстень главы на левом безымянном пальце. Мысленный приказ - и тот засиял темным золотом. (Я знаю, что черный не может светится, но магии явно было все равно на правила)
   - Знал, что когда-нибудь это должно было случиться. Но все-же не ожидал...- ответив такими странными словами, он пригласительно махнул рукой, и, не закрыв за собой дверь, отступил вглубь дома. - Проходите, мистер Блэк. Вешалка справа от вас. Я заварю чай...
   Я вошел, закрыв за собой тяжелую дверь, снял пальто и с интересом начал оглядывать дом изнутри. Короткий коридор прихожей сменился просторной гостиной комнатой с камином. По центру стоял большой круглый стол, рядом расположились уютные кресла. Всюду стояли шкафы, битком набитые какими-то книгами и бумагами. Возле окна ухала недовольная чем-то сова. Далее по коридору я заметил лестницу на второй этаж. В принципе, обычный себе классический "Английский" особняк. Разве что пустоват для одного человека. Но сейчас такую картину можно встретить практически везде. После нескольких опустошительных войн, поголовье магов в Британии явно сократилось.
   Эвард и вправду заваривал чай. Он был в гостиной, разливая вкусно пахнущий напиток по маленьким фарфоровым кружкам. Я немного расслабился, но на всякий случай активировал анализатор ядов.
   - Присаживайтесь, - махнул рукой Эвард, указывая на стул. А сам в это время начал что-то искать в одном из шкафов.
   - Вы сказали, что знали, что "это должно было случиться". Не поясните?
   - Да, конечно, сейчас... Вот! - он достал из шкафа тонкую кожаную папку, протянув ее мне.
   - Что это? - я с некоторой осторожностью взял протянутый предмет. Однако, защитные амулеты не прореагировали ни на нее, ни на чай.
   - Дело Сириуса Блэка, - ответил Эвард, сев напротив меня и откинулся на спинку стула, все так же хмуро на меня взглянув.- Выпейте чаю, сейчас я вам все поясню...
   Это был трудный, хотя и недолгий разговор, за который к чаю я так и не притронулся. У Эварда, что называется, "наболело". И лишь врожденные правила этикета заставляли его держаться в рамках приличия. Он искренне считал, что его отца убили из-за дела Сириуса Блэка. Похоже, винив в этом мою семью. И надо сказать, что его выводы были вполне логичными. С момента, когда старый Аткинс взялся за защиту и представление интересов сына Вальпурги, на него обрушилась целая буря негодования со стороны магического общества. "Как? Защищать "пожирателя", предателя и убийцу..." Все началось с обычных анонимок с угрозами, предупреждениям. Однако Эдвард не был бы профессиональным адвокатом, если бы его смутили такие пустяки. Тем более, что Леди Блэк платила более чем щедро. Да и сам он хотел получить свою долю известности, распутав такое "громкое" дело, казалось бы, не имеющее другой трактовки. Аткинс настаивал на проверке и оценке всех фактических обстоятельств дела и их юридической квалификации по одной простой причине, что вся сторона обвинения строилась на косвенных уликах и показаниям обвиняемого под сывороткой правды. По словам его сына, половины необходимых экспертиз вовсе не было сделано. Аткинс ликовал, когда получил все необходимые бумаги, в обход некоторых чиновников. Мнение людей - оно не постоянно. Если бы все получилось так, как было задумано - Аткинс стал бы героем. Ну и получил бы определенную сумму в галеонах... Но все получилось так, как получилось.
   В момент, когда Эдвард уже согласовал повторное слушанье дела "Блэка", умерла Вальпурга. "Несчастный случай", "естественная смерть" волшебницы, которой едва только пошел седьмой десяток. В это объяснение не верил никто, однако оно было слишком удобным, чтобы его опровергать. Вальпургу хоронили в закрытом гробу, под траурное молчание нескольких родственников в черных мантиях.
   После этого случая, Аткинс решил закончить дело младшего Блэка и уйти не покой. Даже не из-за врожденного чувства справедливости. Мы говорим об адвокате, бросьте. Просто основная сумма должна была потупить на его счет после оправдательного приговора. Но, незадолго до заседания Визенгамота, умер и старый адвокат.
   Инфаркт - констатировали колдомедики, обнаружив тело почтенного джентельмена, недалеко, возле министерства.
   - Чушь собачья! - единственный раз позволил себе сорваться Эвард, ударив кулаком по столу.- У моего отца никогда не было проблем с сердцем. Он регулярно обследовался у частного медика!
   Заседание же Визенгамота же прошло в штатном режиме, где тихо и мирно решилась судьба одного узника камеры N13. Пожизненное заключение в Азкабане. Приговор окончательный, и обжалованию не подлежит.
   После всех этих событий, Эвард решил отойти от семейного дела уголовной защиты, сейчас представляя экономические интересы фирмы "Чистомет" семейства Оллертон. У них опять возник какой-то конфликт с компанией "Комета", по поводу авторских прав.
   Это был явный намек на то, чтобы я не рассчитывал на его помощь в деле своего "кузена". Парень явно опасался кончить так же, как и его отец, хотя и явно ненавидел убийц. И в этом я его, надо сказать, понимал. Только вот у меня выбора, в отличие от него, не было. Так что я вежливо раскланялся с все еще хмурым Аткинсом, и, попрощавшись, собрался уходить.
   Уже за порогом, парень окликнул меня и быстро назвал несколько фамилий:
   - Гарроу, Уолсингем, Джефри... возможно они смогут вам помочь. Я выписал их адреса, они в папке.
   - Благодарю, - удивленно произнес я, уже двери. Эвард быстро скрылся в доме.
   Странный парень. Но, спасибо ему и на этом.
   Пока мы говорили о его отце, я по диагонали просмотрел документы, собранные Аткинсом старшим. Здесь были и копия приговора, протокол заседания, и еще несколько интересных документов... С ними я направился к мистеру Томасу Джефри, полученная от гоблинов фамилия которого совпадала с той, что мне выписал Эвард. Я отправился к нему первым, так как две рекомендации заставляли думать, что тот является профессионалом в своем деле. Вообще, Ликбух рекомендовал обратиться первым делом к Миллеру Рафу, основывая свой выбор на том, что тот защищал многих бывших пожирателей. Однако для меня это являлось скорее минусом, чем плюсом. Тот вполне мог сдать меня своим покровителям за определенную сумму.
   Так что для начала я посетил старика Джефри. Дело немного осложнялось тем, что его адвокатское бюро находилось на Диагон Аллее и мне приходилось держать ухо востро. Не знаю уж, что произошло, но среди толпы волшебников то и дело мелькали мантии сотрудников Аврората. Я их не особо боялся, все необходимые ритуалы были давно выполнены и отследить меня сейчас не представлялось возможным. Однако такое "шевеление" настораживало.
Впрочем, я без проблем добрался до нужного места. Адвокатское бюро Джефри - гласила яркая позолоченная вывеска на угловом двухэтажном здании. Внутри меня встретила молоденькая девушка - секретарша, предложив записаться на прием.
   - Передайте мистеру Джефри, что я здесь по рекомендации Аткинса, - улыбнулся я девушке, словно бы невзначай оставляя на столе коробочку "шоколадных котелков". В этот раз я был в образе обаятельного блондина, несколько похожего на Локхарта.
   - Сейчас, конечно...- девушка смутилась и покраснела, когда я ей подмигнул. И быстро убежала в соседнюю комнату.
   Через минуту меня уже встречал сам Томас. Это был уже пожилой маг, лет восьмидесяти. Но для его лет он выглядел просто прекрасно, максимум на пятьдесят. Даже волосы еще не поседели. Впрочем, это могли быть и зелья... Маги стареют неоднородно в своей массе, хоть и гораздо позднее обычных людей. Но все очень сильно зависит от уровня силы. Дамблдор, например, выглядит просто отлично в свои-то без малого сто пятьдесят. И он не самый старый обитатель Туманного Альбиона. Судя по всему, силы у старика достаточно. Но для меня самое главное, что с самого начала он повел себя как опытный адвокат, протянув мне свиток с магическим контрактом.
   - Стандартный контракт на неразглашение и конфиденциальность, - пояснил он в ответ на мой требовательный взгляд. - Все, что вы скажете в этом кабинете, останется здесь.
   - Хорошо, - произнес я, бегло прочитав содержимое. В прошлом я несколько раз пользовался такими контрактами. Полной защиты они конечно же не давали, но во всяком случае, хотя бы какие-то гарантии. Я подписал контракт "кровавым пером", что, несколько изумленно глядя на мою подпись, сделал и мистер Джефри.
   - Держите, - я протянул адвокату папку с моим делом. - Это вам скажет большее, чем могу сказать я.
   Тот неопределенно хмыкнул, но взял бумаги. По мере прочтения, на его лице практически не возникало эмоций. Единственное, что прослеживалось явно - это изумление. Читал он с невероятной скоростью, быстро перелистывая страницы. Я же в этот момент размышлял над тем, что можно и нужно ему сказать. А чего даже не касаться... При всей своей очевидности, вопрос не был легким. Чем больше будет знать адвокат, тем больше у меня шансов на успешную защиту в суде. Но тем больше шансов, что при раскрытии, меня упрячут в место еще худшее, чем Азкабан. Так что я думал вплоть до того момента, когда Томас не отложил от себя папку.
Он оценивающе смотрел на меня холодными, практически бесцветными "акульими" глазами. Я не уступал, стараясь выдержать этот давящий взгляд и не ответить на него авадой. Зверь внутри меня недовольно рычал. Все же пребывание в Азкабане наложила свой отпечаток на личность Сириуса... и мою.
Старик опять неопределенно хмыкнул, и взмахнул появившейся из ниоткуда волшебной палочкой, активируя какие-то чары. Судя по всему - защиту от прослушки.
   - И так, что вы хотите от меня, мистер Блэк?
   ******************************************************************
   - -- О, Артур,- появившийся внутри старого камина Перкинс был взволнован. Его обильная седая шевелюра была взлохмачена, а костюм потрепан. -Хвала всевышнему, я не знал, как быть: ждать тебя здесь или нет. Я только что отправил сову тебе домой, но она, верно, не застала тебя. Десять минут назад прибыло срочное сообщение. Опять извергающиеся туалеты!
   - Мерлиновы Подштаники! Это же уже третий случай, за два дня! - Артур, задержавшийся на работе, чтобы разгрести дела к приезду сыновей из Хогвартса, быстро начал собирать вещи. Пара бумаг упала со стола, отлетев к камину. Но Перкинс ловко подхватил их, положив на стол.- Спасибо...
   Рассеяно поблагодарил того Артур, открывая баночку с летучим порохом.
   - Адрес?
   - Три извергающихся общественных туалета в Бетнел Грин...- Перкинс попятился назад, пропуская вперед рыжеволосого мужчину.
   - Бетнел Грин! - отчетливо прокричал тот, бросив пороршок себе под ноги, и исчезнув в зеленой вспышке.
   Когда Артур проморгался после не самого удачного перехода, перед ним возник пустой холл закусочной. Что странно, не было не только посетителей, но и хозяев заведения. Вытащив палочку из кармана пиджака, Артур двинулся вперед. Дело нравилось ему все меньше и меньше. Слишком умным оказался этот неведомый вредитель, совершенно не оставляя следов магии. Только Мордредовы унитазы, и ошарашенных маглов - вдоводчиков... кажется так они называли людей, которые чинят трубы. А ведь Артур только настроился на теплый семейный ужин в полном кругу семьи. Молли должна была встретить близнецов и Перси...
   Вновь вспыхнул камин.
   - Бах! - что-то тяжелое упало на втором этаже.
   - Перкинс, за мной! - Артур помчался на верх, полный решимости наконец схватить этого шутника и отправиться домой. Однако вдруг ноги перестали слушаться владельца... Последнее, что услышал мужчина, были слова второго непростительного, произнесенные до боли знакомым голосом.
   ******************************************************************
   С утра, все рыжее семейство направилось на Диагон Аллею. Артур получил премию за пойманного с поличным взрывателя унитазов. Им оказался ни кто иной, как Уилли Уиддершинс, злостный правонарушитель, разыскиваемый за контрабанду кусающихся чашек. И Артур в кои то веки решил потратить деньги не на свое увлечение, и не на старенький форд, а на семью - прикупив каждому по подарку к рождеству.
   На взгляд Молли, ее семья давно этого заслуживала. Взять хотя бы Перси - самый лучший ученик Гриффиндора, в будущем намеревается стать старостой. Гордость семьи! Хотя и не похож на остальных братьев... Молли окинула взглядом худощавую фигуру Перси. Тот стоял у прилавка в барахолке, углубившись в скучнейшую книжонку "Старосты, достигшие власти". Молли с сыновьями зашла туда, чтобы посмотреть что-нибудь в дом. К сожалению, их финансы не позволяли покупать новые вещи... А сама Молли никогда не блистала в бытовых чарах. Будучи Прюэтт, она и не считала, что те ей понадобятся в будущем. Однако жизнь, как оказалось, штука сложная. Повстречав Артура, она выбрала обеспеченной жизни - любовь...
   -- "Старосты Хогвартса и их дальнейший жизненный путь", -- громко прочитал Фрэд шепелявым голосом текст с задней обложки.
   -- Не мешай! -- выпалил Перси, не отрываясь от чтения.
   -- Какой у нас брат честолюбивый и целеустремлённый. Наверное, хочет быть министром магии. Ты таким главное не будь-- отойдя от брата, потрепал рыжие волосы младшего брата, Билл.
   - Да, Ронни, а то станешь таким же скучным, как и эта никчемная книга, - подхватил Джордж.
- Не обижайте брата, - вклинилась Молли.- В следующем году, я жду от вас успехов не меньших, чем от вашего брата.
   - Да, Мам,
   - Разумеется! - В один голос воскликнули мальчишки, задорно рассмеявшись. Молли в ответ лишь озабочено покачала головой. Что-то ей подсказывало, что те вряд ли будут примерными учениками.
   Через час они поспешили в магазин "Флориш и Блоттс". И, надо сказать, не одни они туда торопились. Подойдя к магазину, Уизли к своему изумлению, увидели огромную толпу у входа, рвавшуюся внутрь. Причиной этому была, очевидно, огромная вывеска на верхнем окне:
   ...
   Гилдерой Локхарт подписывает автобиографию "Я -- ВОЛШЕБНИК" сегодня с 12.30 до 16.30.
   -- Мы сейчас увидим самого Гилдероя, Артур - в восторге пролепетала Миссис Уизли, прижавшись к мужу.
   Толпа главным образом состояла из женщин и девушек. У входа затюканный волшебник без конца повторял:
   -- Спокойнее, леди, спокойнее! Не толкайтесь! Пожалуйста, аккуратней с книгами!
   Молли с сыновьями с трудом протиснулись внутрь. Очередь тянулась через весь магазин в самый конец, где Локхарт подписывал свои книги. Взяв по книжке "Каникулы с каргой", перси и близнецы устремились вдоль очереди, туда, где стояли родители, вместе со старшими братьями.
   -- Вот и вы! Прекрасно! -- взволнованно дыша и приглаживая волосы, воскликнула миссис Уизли. -- Ещё минута -- и мы увидим его!
   И вот -- о, счастье! -- увидели. Он восседал за столом в окружении собственных портретов. Все они подмигивали и одаривали ослепительными улыбками поклонниц и поклонников. Живой Локонс был в мантии цвета незабудок, в тон голубым глазам. Волшебная шляпа лихо сдвинута на золотистых локонах.
   Коротышка нервозного вида приплясывал вокруг стола, то и дело щёлкая большой фотокамерой, из которой при каждой вспышке валил густой пурпурный дым.
   Вдруг Короста, до этого спокойно сидящая на плече у Перси, начала метаться из стороны в сторону, затем и вовсе спрыгнула с мантии мальчика на пол, чуть не попав под ноги фотографа.
   - Не мешайся! -- рявкнул тот на Перси, пятясь назад и чуть не наступив и на бедное животное, и на самого мальчика, который принялся ловить своего питомца. -- Не видишь, я снимаю для "Ежедневного пророка".
   - Ты чуть ее не убил! -- Перси вскинулся на фотографа, держа перед собой пострадавшую крысу на вытянутых руках.
   - Э-э...
   Локхарт услыхал восклицание. Посмотрел в сторону Перси. И вдруг вскочил с таким видом, как будто в магазине приземлилась летающая тарелка.
   - Бедный мальчик! Не может быть, ты не пострадал? -- обеспокоенно запричитал волшебник. Он ринулся к Уизли, схватил его за руку и потащил к столу.
   - Нет, только Коросте досталось... - Перси не знал, что ему сказать, и покраснел.
   - Ничего, сейчас мы вылечим твоего питомца!
   Возбуждённо шепчась, толпа расступилась перед магом, затем волшебники разразились бурными аплодисментами. Позируя перед фотографом, Локхарт театрально вознес палочку вверх, придерживая извивающуюся крысу другой рукой. Фотоаппарат щёлкал как бешеный, пуская в сторону семейства Уизли густые клубы дыма.
   И вот, после очередной вспышки...
   - БАМ!!! - внезапно, ножки стола подломились, и в следующие секунды все, кто присутствовали в зале наблюдали омерзительное зрелище. Как будто бы рост дерева в замедленной киносъемке. Проклюнулась и стала увеличиваться голова, появились побеги -- конечности. Еще миг -- и на том месте, где только что была крыса, стоял человечек, скрючившийся от страха и заламывающий руки. Проклюнулась и стала увеличиваться голова, появились побеги -- конечности. Еще миг -- и на том месте, где только что была крыса, стоял человечек, скрючившийся от страха и заламывающий руки. Его жидкие бесцветные волосы растрепаны, на макушке изрядная лысина; кожа на нем висела, как на толстяке, исхудавшем в одночасье.
На секунду в зале воцарилось молчание.
   - Питер Петтигрю! - пораженно выдохнул кто-то в толпе.
   - Питер Петтигрю, вы задержаны до выяснения обстоятельств за незаконную анимагию, - вперед пробился высокий сухопарый человек, в котором зрители с удивлением узнали бывшего начальника отдела магического правопорядка - Бартемиуса Крауча старшего.
   Питер в свою очередь как-то шмыгнул носом, взглянул в сторону двери и со всех ног бросился туда, расталкивая завизжавших дамочек. Локхарт по инерции бросил ему в догонку какое-то заклинание, от которого на полу разлилась какая-то черная слизь. А затем - понеслось...
   И никто в этой ситуации не обращал внимания на девушку в желтом платье, на стульчике в углу залы, которая что-то нашептывала быстро строчащему по свитку пергамента перу.
  
   ******************************************************************
   "Сириус Блэк - Темнее Темного?" - первая страница "Ежедневного Пророка" радовала взгляд кричащим заголовком, и моей юношеской фотографией, где я радостно махал кому-то вместе с Джеймсом.
   "Недавнее появление считающегося мертвым Питера Петтигрю заставило под новым углом взглянуть на имеющиеся в распоряжении редакции факты. Непосредственный участник сегодняшних событий, Бартемиус Крауч, согласился дать короткое интервью...."
   На этом моменте я отложил газету, так как читать ее во второй раз не было смысла. Рита все сделала правильно, за что ее ждет небольшой презент в золотом эквиваленте. На самом деле, по плану, обезвредить крысу была задача Локхарта. Однако тот чуть не испоганил все что можно, под адреналином издав вместо банальных связывающих чар, что-то похожее на темномагическое проклятье. И, хотя тот и "разоблачил" Питера, львиную часть славы забрал все-таки Крауч. Хотя и павлину что-то осталось. Может быть, после всего этого даже орден какой-нибудь получит. Если нет - не жалко. Пока что он мне был не слишком нужен... Главное то, что дело сделано - Питер под стражей и готовиться пройти допрос. А мне, в вежливой форме было предложено сдаться. Чрез адвоката, разумеется, без огласки. Джефри не зря ест свой хлеб... с икрой. Однако, после некоторых размышлений, сдачу было решено сделать публичной. Так меньше риск того, что меня просто тихо заавадят "при попытке сбежать". Мне, конечно же, сдаваться совершенно не хотелось. Воспоминания об Азкабане были все еще свежи в моей памяти. Но это было обязательным условием со стороны мисс Боунс - председателя процесса. Дамблдора, как лицо, ранее дававшее показания по этому делу, со скрипом удалось оттащить от кресла главы. На этом действии мой сейф неожиданно показал свое дно. Будет достаточно неприятно, если все усилия будут напрасными... хотя, надо сказать, золото мне в таком случае точно не понадобится.
   Через день, я пошел сдаваться. Все возможное было сделано, адвокатом выстроена линия защиты, лояльность членов Визенгамота по большей части куплена, ну или хотя бы их нейтралитет. Все компрометирующие воспоминания я изъял и поместил их в склянки, возле омута памяти с пояснительной запиской к каждому. Нужно было еще стереть мне память о тех самых фрагментах. Я планировал попросить об этом Меду, сделав так, чтобы я не видел ее лица.
   Так я на любые компрометирующие вопросы смогу ответить просто "не знаю". Этой уловкой пользовались многие пожиратели, чтобы откреститься от своих грешков. Воспоминания во флакон - палочку к виску, и обливиэйт. Еще и империус перед этим друг на друга накладывали, чтобы с увереностью сказать в суде - я находился под воздействием империуса "пожирателя смерти и действовал согласно его воле". Конечно же полной гарантии это не дает. Остаются свидетели, улики, приори инкантем, различные магические экспертизы... И тогда все в руках у адвоката, и государственного обвинителя. Сумеет тот задать правильные вопросы, и подловит на неточной формулировке, или на не полном соответствии - все, только голые стены Азкабана на всю оставшуюся жизнь. Под сывороткой правды солгать еще никому не удавалось.
   Вот и летели доблестные служители змеемордого в тюрьму, или на поцелуй практически в каждом случае. Крауч старший замечательно владел риторикой, не то, что заменившая его на посту Амелия Боунс. Все бы ничего, но та была явно ставленицей Фаджа, а этот толстяк деньги ценил больше правосудия. Но сейчас...
   - Ты точно уверен, Сири? - откуда-то сзади послышался дрожащий голос Меды. Сейчас остался последний шаг к моей свободе.
Ну же! Пан, или пропал...
   - Да, - я кивнул, внутренне подобравшись.
   - Обливиэйт!
  

Глава 12

   Я уже бывал здесь... Вернее, здесь раньше был Сириус. Стены зала заседания, сложенные из тёмного камня, были тускло подсвечены факелами. Справа и слева от меня вздымались ряды пустых скамей, но впереди, где скамьи стояли на возвышении, на них темнело много человеческих фигур.
   Кресло, в котором я с неудобством располагался, было развернуто лицом к этим темных фигурам.
Света было не много, но я узнавал среди зрителей знакомые лица. Министр, его правая рука - Амбридж, Амелия Боунс, Марчбэнкс, Крауч, Лонгботтом.... Остальные представители "древних и благородных" родов. Люпин...Даже он был здесь, со своей вечно виноватой мордой. Зал был полон, как никогда. Журналисты, пара гостей из Франции (спасибо Меде) и прочие знакомые и незнакомые волшебники собрались в просторном зале, заполнив его полностью. Для меня одного-то. Лестно, весьма лестно.
   - Тишина! - постучала молоточком мисс Боунс, которая была назначена председателем суда вместо Дамблдора. Зал притих.- Начинается слушание дела Сириуса Ориона Блэка, обвиняемого в занятии темной магией, убийстве двенадцати маглов, убийстве... кхм.. попытке убийства Питера Энида Петтигрю, побеге из места лишения свободы...
   "бла, бла.."
   Я слушал список своих "преступлений" с некоторым скепсисом. Некоторые из обвинений соответствовали реальности, а некоторые были буквально "натянуты" и не подвергались никакой критике. Например, "карманное воровство в Дырявом Котле", или другие эпизоды, которые вообще ставили под сомнение адекватность их исполняющих.
   Похоже, с момента моего побега, абсолютно все правонарушения попросту скидывали на удобного фигуранта.
   Но, как бы там ни было, сейчас мне придется отвечать за все. Самое неприятное в этом, что я не помню точно, что же именно я совершал...
   По мере перечисления всех моих "прегрешений", в зале опять начал нарастать глухой гул. Отнюдь не все присутствующие здесь, были законченными идиотами. Некоторые, например, уже тихо посмеивались в особо интересных моментах.
   - Тишина в зале! - Боунс прочистила горло, после долгого перечисления и вновь постучала молоточком.- В связи с исключительностью обстоятельств, а также по ходатайству адвоката обвиняемого, во время допроса будет применена сыворотка правда. Долиш, пожалуйста, дайте распоряжение...
   Мужчина в алой мантии с собранными на затылке в хвост длинными волосами быстрой походкой вышел из зала суда, чтобы вернуться уже в сопровождении целителя Святого Мунго.
   - Четырех капель будет достаточно, - произнесла председатель. Полная женщина в светлой мантии кивнула, и, на глазах у всех, отмерила три капли из хрустального флакона, разведя их в чаше с водой.
   - Выпейте все.
   - Ну, понеслась... - подумал я, глотая содержимое.
   В голове словно бы разорвалась сверхновая, вычистив оттуда все мысли. Кажется, я познал дзен!
   - Вы - Сириус Орион Блэк, рожденный 21 июня 1959 года?
   - Да... - слова давались очень просто, даже через чур просто. Очень тянуло сболтнуть что-нибудь лишнее. Надеюсь, Джефри не спит там.
   - Как вы сбежали из Азкабана? - неожиданно раздался выкрик из зала.
   - Я...
   - Протестую! Данного вопроса не было в утвержденном перечне! - возмущенно воскликнул Томас, прерывая меня. Хвала богам, я уже хотел рассказать про анимагию. Это было бы не критично, но хватит с меня и прочих обвинений.
   - Протест принят. Мистер Блэк, можете не отвечать на этот вопрос.- Боунс повернулась к выкрикнувшему.- А для вас, мистер Дэляфьёр, это последнее замечание.
   - Еxcusez-moi, - повинился кажется один из Французских репортеров,- Прошу прощения.
   - И так, расскажите суду, что по вашей версии случилось в ночь на
   31 октября 1981 года.
   - В тот день, я был на ночном дежурстве в Аврорате...- я начал свой рассказ с воспоминаний Сириуса о той злополучной ночи с самого начала. Рассказал, как узнал о происшедшем, увидел полуразрушенный дом Джеймса, а в небесах чернела метка Темного Лорда. Как стоял над телами друзей. Как передал Хагриду плачущего крестника, а сам, сжигаемый жаждой мести погнался по следу Хвоста. О взрыве, унесшего жизни двенадцати человек. О моем последующем заключении.
   Зал слушал, затаив дыхание. Не смотря на слухи, никто, кроме Дементоров в Азкабане еще не слышал полностью этой истории. Рассказанной от лица заключенного камеры N 13.
   Когда я закончил, зал взорвался возмущенными криками. Эффект моего рассказа, правдивого от первого до последнего слова, был похож на эффект разорвавшейся бомбы. Члены палаты Лордов ругались между собой. Журналисты насели на покрасневшего Фаджа. Кто-то просто тихо аплоировал. И я даже не могу сказать, мне, или всему этому цирку, в который превратился зал судебного заседания. Амелия еще долго не могла привести людей в чувство бесполезным сейчас молотком. Но, спустя некоторое время, заседание продолжилось.
   - Значит, вы утверждаете, что именно Питер Петигрю являлся хранителем тайны Фиделиуса?
   - Да.
   - Кто еще об этом знал?
   - Никто, мы держали это в секрете. Я был слишком очевидной кандидатурой и поэтому предложил пойти на хитрость, сделав хранителем самого незаметного из нас. Это было ошибкой.
   - Для дачи показаний слово предоставляется Альбусу Персивалю Вульфрику Брайану Дамблдору. Прошу вас.
   - Спасибо, Амелия, - Дамблдор прошел к трибуне.- К сожалению, мы все в своей жизни совершаем ошибки. Совершить ошибку и осознать ее -- в этом заключается мудрость. Осознать ошибку и не скрыть ее -- это и есть честность. Пять лет назад, я совершил ошибку, доверившись информации, которая была убедительна, но не была истиной. Защищая дом моих учеников - Джеймса и Лили, даже я был введен в заблуждение относительно хранителя тайны, о чем пять лет назад свидетельствовал в суде. Суде, который осудил невиновного человека...
   "Вот заливает!" - восхитился я словесной путине старого паука. Он, и не мог догадаться о нашем "секретном" плане? Ни за что не поверю. Тем более, что исполнитель Фиделиуса при желании может определить кто является хранителем...
   - Мне жаль, мой мальчик, - после непродолжительной паузы донеся полный грусти голос Дамблдора. Тот печально смотрел на меня поверх своих очков- половинок.
   - Мне тоже, - твердо посмотрел я ему в глаза. - Мне тоже...
   После выступления Дамблдора уже становилось понятно, в чью пользу складывается ход суда. Но расслабляться было рано.
   - Для дачи показаний в зал приглашается Питер Петигрю, который также будет допрошен под сывороткой правды.- Амелия вновь отослала Уильфмсона за целителем.
   По рядам вновь зашелестели шепотки, когда в сопровождении длинных фигур в темных плащах в зал завели Хвоста.
   Тот немного даже похудел в обществе дементоров. Впрочем, ему полезно. Пита посадили в кресло на некотором отдалении от меня. Тот испуганно пискнул, когда на нем захлопнулись кандалы.
   И как этот трус мог столько лет притворяться нашим другом? Неужели Сириус раньше бы настолько слеп?!
   После порции сыворотки правды, тот погрузился в какой-то странный транс, монотонно отвечая на вопросы председателя. От слов бывшего друга мне становилось мерзко. Если Сириус чувствовал к нему гнев, то я ощущал к крысе лишь презрение.
   Наконец, обессилевшего Хвоста увели. Он подтвердил все мои слова. Однако некоторые моменты в его речи заставляли задуматься... впрочем, не сейчас. Сейчас нужно сосредоточиться на том, чтобы не сболтнуть лишнего.
   - Для дачи показаний, приглашается Кентон Бретт...
   Допрос продолжался около двух часов. Было заслушано еще около десятка человек со стороны обвинения. Как раз по этим абсурдным нападкам. На все вопросы о кражах, грабежах, вандализме и прочем было достаточно лишь сказать "я этого не делал". С остальным же было не так просто, особенно когда пошли вопросы об обстоятельствах побега и последующем. Но тут я благодарен Джефри. Именно он согласовывал список вопросов, отсекая те, на которые нельзя было ответить пространными фразами, типа "скрывался", "прятался в доме". Единственной моей задачей было не дать вертлявому языку ляпнуть что-то, что можно было использовать против меня. Хвала моей предусмотрительности, я многое просто не помнил.
   Пригласили даже Оливандера, который проверил палочку моего прадеда на предмет использования непростительных заклинаний. Но приори инкантем показало лишь защитные и бытовые чары, которыми я приводил свой дом в порядок.
   - Судебное слушание окончено, - провозгласила мисс Боунс, хлопнув молоточком по трибуне.- Пришло время для вынесения вердикта....
   ******************************************************************
   - Оправдан!
   Зал взорвался аплодисментами. "Против", на удивление, не проголосовал никто. Единогласно. Хотя... все могло повернуться по-другому, совсем по-другому.
   Фу-ух! - Меня отпустило... только сейчас, когда цепи спали, я заметил, что был напряжен как натянутся струна. Но сейчас на меня свалилось громадное чувство облегчения.
- Сириус! Сири... - среди общего гвалта я услышал голос Люпина.
   Не сейчас, братан. Видеть лишь несколько вещей - бутылку виски, свежий воздух и мягкую кровать, после жесткого ложа в камере. Хотя я и провел там всего пару часов, да и без присутствия стражей Азкабана - все это навевало не самые приятные воспоминания. Так что ускоренным шагом я двигался по пути к свободе. Но как только я в сопровождении адвоката вышел за пределы зала, меня тут-же обступила толпа журналистов.
   - Мистер Блэк, что вы чувствуете, после стольких лет несправедливого приговора?
   - Журнал Пророк, Мистер Блэк, собираетесь ли вы оспаривать решение суда в части...
   - Мистер Блэк..
   - Мистер...
   - Пока что никаких комментариев! - выручил меня Джефри, прочистив горло "Сонорусом". - На все вопросы, Мистер Блэк ответит на официальной пресс-конференции сегодня вечером.
   - Но...
   - Позвольте один вопрос! - не отставали надоедливые журналисты вплоть до площадки для аппарации. И только после того, как оказался в кабинете Томаса, я смог расслабится, с облегчением завалившись на кожаное кресло.
   - Лил, принеси пожалуйста кофе, - окликнул Джефри пришедшую на звук аппарации девушку.
   - Сейчас, - умчалась та за кофе.
   - И так, все прошло, как мы и задумывали, - с намеком произнес адвокат, присаживаясь в кресло напротив.- Отдельные моменты можно будет обжаловать в апелляционном порядке, но...
   - Надежды на справедливую сумму мало, - продолжил я за него. Тот пожал плечами. Изначально я и не рассчитывал на компенсацию, даже такую. И ежу понятно, что министерство будет биться за каждый сикль компенсации, и зубами уцепится за все "прихватизированное" имущество Рода. Возвращение его - дело не одного дня, но, как мне думается, никто с этим не справиться лучше, чем сидящий напротив меня старик.
   - Вот ваш кофе, - улыбнулась мне Лил, протягивая большую чашку горячего напитка. М-м... Хороший кофе, однако я бы не отказался от чего-нибудь покрепче.
   - Я понимаю. В любом случае, свою задачу вы выполнили, вторая часть денег уже сейчас будет переведена на ваш счет. Управляющий уведомлен, деньги поступят в течении часа, - произнес я, на что Джефри довольно улыбнулся. Еще бы, учитывая всю сумму в галеонах.- Но я бы хотел обсудить условия нашего дальнейшего сотрудничества...
   - Разумеется, я взял на себя смелость подготовить типовой контракт, - Томас вытащил из своей папки очередную кипу бумаг и протянул ее мне.
Я внутренне вздрогнул. Сейчас начнется очередной торг. И кто сказал, что гоблины алчные? Акула, сидящая сейчас напротив меня, даст фору всей этой ушастой братии.
   ******************************************************************
   Я отхлебнул из стакана, поставив его рядом с графином. На сегодня, пожалуй, хватит с алкоголем. Следовало все хорошенько обдумать.
   Встреча с журналистами прошла в штатном режиме. Я успел придумать ответы на возможные каверзные вопросы, продумать линию поведения. Сейчас мне приходилось играть роль "всепрощающего Сириуса". Я не топил Дамблдора, хотя и несколько фраз должны были показать все недоумение, почему его верный соратник не был удостоен нормального разбирательства. Не хулил министерство, выразив благодарность за "обьективное" рассмотрение дела в новом составе. Также ненавязчиво пропарил Крауча за его помощь в разоблачении Петтигрю. Единственное, что я сделал, как и хотел - публично заявил о намерении принять главенство Рода Блэк, что, на удивление, сопровождалось овациями. Сейчас уже никто и не вспоминал о той грязи, которую выливали страницы прессы на мою семью и меня. Для всех я был невинно осужденный герой, верный друг Поттеров. Надо будет как-нибудь отблагодарить Скитер за качественный пиар.
   Последним моим заявлением было выражение обеспокоенности судьбой Гарри, с которым я не виделся уже много лет.
   Гарри... Сейчас, когда первоначальные дела были сделаны, осталось самое главное. Я решил забрать пельмяша к себе, а потом уже оформить все необходимые документы. Сейчас у меня были вполне себе обоснованные опасения, что бородач будет до последнего вставлять палки в колеса. Что собственно он и продемонстрировал на заседании Визенгамота. Нет уж, хватит. Пора забирать крестника из этой клоаки, именуемую домом Дурслей. По закону сейчас я чист, да и были у меня кое-какие мысли о том, как все провернуть, чтобы не подставить себя.
   Проблема была только в том, как отреагирует сам Гарри на это предложение. Надеюсь, что положительно. Мой визит на Тисовую улицу был уже спланировано, однако важной фигурой в будущем плане был один.. довольно неприятный мне лично человек, который, впрочем, был мне сейчас необходим. И на встречу с ним я сейчас собирался.
   - Как ты думаешь, Кричер, не плохо смотрится?
   Я крутился перед зеркалом, пытаясь оценить свой шутовской наряд, почему-то стойко именуемый парадной мантией. За него я отвалил нехилую такую сумму в галеонах, и Мадам Малкин увряла, что я выгляжу в нем очень достойно... Но все эти платья... Я бы все-таки предпочел магловский костюм.
   - Превосходно, Лорд Блэк!!! Леди Вальпурга бы гордилась выросшим сыном, и...
   - Спасибо, Кричер, я знал, что могу положиться на твое мнение,- возможно немного грубо оборвал я поток эпитетов, но если его не прервать, то это могло продолжаться очень и очень долго. Домовик соскучился по общению за эти годы, проведенные наедине с портретом. Нужно будет взять еще несколько слуг. Сейчас источник дома выдержит и не такую нагрузку. Как же много этих "нужно". Только сделаешь одно дело, сразу же наваливаются другие. Мне срочно необходимы пара клонов! Ну, или толковых помощников. И где же их найти-то, все сам, да сам...
   В общем, собравшись, я трангрессировал в недавно арендованный домик в пригороде Лондона и уже оттуда активировал порт-ключ в Малфой-Мэнор.
   Создатель этого артефакта постарался, так что перемещение было довольно комфортабельным. Просто миг - и я уже возле красивой кованой ограды забора, на специальной площадке возле поместья. Малфой, как и я, не пренебрегал безопасностью. Каминную сеть очень просто контролировать. А давать потенциальным врагам доступ в поместье не стал бы даже самый глупый маг, не то, что Люциус.
   В этом же месте были и сигнальные чары, поскольку сразу же после моего прибытия с тихим хлопком передо мной возник маленький домовик в гербовой ливрее Малфоев.
   - Лорд Блэк, хозяин ожидает вас, - с поклоном произнес эльф.
   - Что-ж, не будем заставлять его томиться... веди.
   Эльф заклинанием открыл ворота. Мигнула и пропала полупрозрачная дымка защитного заклинания, навешенная на ограду. Кстати, недавно стал замечать, что даже без артефактных очков, я начинаю видеть проявления магии. Что это, положительные последствия моего "попадания", или магия Рода доет о себе знать? Не знаю. Кажется, придется очень и очень долго сидеть в библиотеке. Как хорошо, что есть место, где можно найти ответы практически на все. За это я семье очень благодарен. Еще бы каталог сделали какой-нибудь, было бы вообще замечательно... Но и так сойдет.
   Пока я, погруженный в размышления, следовал вслед за Эльфом, мы уже пришли к входу.
   На пороге меня уже встречали.
   Нарцисса Блэк, теперь уже Малфой, выглядела... совершенной. Идеальная осанка, стройная фигура в серебристом легком платье. Красиво уложенные и подобранные платиновые волосы. Льдистые глаза. Я запомнил ее не такой. Перед глазами вновь и вновь вставал образ улыбчивой девчонки без одного зуба, убегающей от струй воды, из палочки дяди Альфарда. Но память ведь запоминает лишь хорошее, верно?
   Рядом с ней, держа в руках черную дорогую трость с набалдашником в виде змеи, стоял Малфой.
   - Блэк, - усмехнулся блондинчик.
   - Малфой, - я постарался, чтобы мое лицо выражало лишь легкое дружелюбие. Занятия оклюменцией в этом сильно помогали. Кажется, ненависть Сириуса в какой-то мере передалась и мне.
   - Лорд Блэк, - Нарцисса сделала изящный книксен, изобразив улыбку. Я внутренне поморщился. Все, как и подобает этикету. Вальпурга была бы довольна. Кто-кто, а Нарцисса оправдала ее старомодное воспитание на все сто процентов.
   - Леди Малфой, - ответил я на приветствие полупоклоном, поцеловав воздух возле протянутой руки в белой перчатке.
   Я не ждал, что она броситься на меня с обьятьями... Но "Лорд Блэк"? Серьезно? Мы же семья!
   Все эти мысли проносились у меня в голове, пока я обменивался первоначальными расшаркиваниями с четой Малфоев и проходил в дом. Он, кстати, поражал своим убранством и величием. Всюду вазы, картины, украшения и традиционные цвета слизерина. Черный и зеленый. Словно вновь попал в школьные подземелья...
   - И так, - начал Малфой, кода мы прошли в гостиную, расположившись за большим столом. Нарцисса куда-то делась, и я остался наедине со змеем.- Что вы хотели обсудить, Лорд Блэк?
   Он специально выделил мой титул тонкой, чуть заметной иронией. Да, я надел кольцо. Но, формально, без решения палаты лордов, главой рода я официально не стал. Вот только магии плевать на все эти решения. Мысленный приказ, и кольцо вновь сверкает гербом рода, в полной мере подтверждая мои права и притязания. Это представление длилось долю секунды, но, судя по немного расширившимся зрачкам блондина, он уловил.
   - Обсудить я хотел вот что... - я скрестил пальцы в замок.- Вам известно, в каких условиях живет герой магической Британии?
   Разговор предстоял долгий.
  

Глава 13

   На следующий день мне предстояло как всегда сделать очень многое. Для начала - гоблины, затем посетить лавочку Горбина, чтобы приобрести кое-какие средства... безопасности. Из Гринготса я вышел, как и всегда, с тяжелой душой и легким кошельком. Такими темпами гора золота на моем счету уже начнет показывать дно. Коротышки, хотя и являлись гарантом качества, драли за свои услуги очень даже приличные суммы. Но ничего, у меня есть идеи, как его пополнить... Вернее, намеки на идеи. Не смотря на старые договора, которые приносят стабильный доход, бизнес семьи нуждался в кардинальных переменах и новых вложений. Впрочем, время еще терпит, да и при удачном исходе дела в мою ячейку должна упасть приличная "компенсация". Пока же, стоит ограничить свои траты. С завтрашнего дня, ага...
   Впрочем, сегодня еще предстояли основательные покупки, которые я с торгом отвоевал у внутреннего хомяка. Встреча в Лютном была назначена на девять. До этого времени я прогуливался по Диагон Аллее в образе неприметного волшебника. Что, слава оборотному, помогало избежать ненужному ажиотажу к моей персоне. Слава, что негативная, что положительная, имела свои минусы. Одним из которых была невозможность просто так вот пройтись, без назойливого внимания обывателей и журналистов... Впрочем, уже пора закругляться со своей прогулкой. За неспешными размышлениями прошло уже минут тридцать, следовало двигаться по направлению к Лютному.
   Свернув в неприметный проулок, и немного попетляв по дворам, я вышел на мрачные улицы "криминального квартала". Несмотря на его отталкивающую наружность, что-то в этом месте было такое... Все тот же туман, нарочитая пустынность. Старые строения, еще времен средневековья. Готичненько...
   Я двигался по направлению к лавке, когда проход мне перегородила высокая фигура в капюшоне. А когда я хотел обойти внезапное препятствие, мое чутье завопило об опасности сзади. Рефлексы, бросили тело в перекат, и зеленая вспышка авады, пущенной откуда-то сзади, лишь опалила спину неприятным холодом.
   "Мерлин! Только за покупками выбрался..." - еще успел я подумать, как события закрутились безумной каруселью.
   Только вышел из переката, как в место, где я только что находился, ударило еще два похожих луча, выбивая каменную крошку из старой мостовой.
   - Авис! - из моей палочки с хлопком вылетела стая канареек, о которую разбилось следующее проклятье. Какой-то серый луч я успел принять на щит. Еще от двух пришлось уклоняться. Противники, а их было двое - вполне профессионально брали меня в клещи, и я зигзагами бросился к стене, пытаясь обезопасить хотя бы тыл.
   - ?;:Nть! - справа разорвалась бомбарда, немного оглушив меня на одно ухо. - Протего! Протего дуо!АВИС! Тоталум!!! Фианто дури... - я едва успевал ставить защитные чары одно за другим, благоразумно посылая канареек на смерть от непростительного... Фигуры в плащах медленно и монотонно забрасывали меня разными проклятиями, изредка вставляя туда авады. Но мне удалось главное, теперь они были примерно с одной стороны, что давало мне простор для маневра.
   Последний рывок - и вот и стена... Очертив перед собой полукруг, я создал самое мощное защитное заклинание, на которое был способен, что дало мне краткую секнду передышки.
   "А меня точно не хотят брать живьем..." - промелькнула и погасла мимолетная мысль, когда в сознании уже мелькали формулы трансфигурации. Палочка из черной вишни послушно порхала у меня в руках, издавая свою смертоносную песнь...
   - Flipendo Tria... - небольшой торнадо смел летящие в меня проклятья прямо в одну из фигур. Впервые, за весь скоротечный бой, я услышал голос от своих убийц. И это был крик отчаянья - балахон нападавшего лопнул, словно перезрелый арбуз. На губах появился привкус железа.
   Остался один. Я с разгорающимся азартом начал закидывать его связками заклинаний, которые учил еще в Аврорате. "ТаранталлеграТитилландоЭкспульсо...." - магический инструмент в руке плясал дирижерской палочкой, одновременно с этими несложными проклятьями выводя совершенно иную формулу. Теперь уже не я защищался от шквала заклинаний, едва успевая принимать удары на щит. И вот, последний штрих - "Эверте Статум".
   Получив в грудь неслабый толчок, враг улетел прямо в заготовленную для него ловушку. Две гротескные, словно бы вылезшие из под земли, огромные ладони схватили нападавшего за запястья, ломая их.
   - Fulgari, - темные веревки оплели фигуру словно кокон, оставляя открытым лишь область лица.
   - Так так, и кто тут у нас...- со злорадным оскалом я подошел к пленнику, одновременно накладывая на местность чары конфиденциальности. Меня внутри переполняла запоздалая злость, смешавшаяся со страхом... Еще бы чуть-чуть, и на месте ошметков мяса, разбросанных по вспаханной после магической битвы улице, мог оказаться я. Остановившись за пол метра до пленника, я заклинанием снял маску с нападавшего.- Легилимен...
   - Ха... - презрительно оскалился бородатый мужик, и прежде чем я успел закончить заклинание... сдох. Прямо раз - и возле меня уже еще неостывшее тело.
   - Вот же $#$##@!!! - Пощупав пульс, и проведя какую-никакую диагностику, пришлось признать, что тот точно мертвее всех мертвых.- И что мне теперь с тобой делать?
   Что это - неизвестный амулет, или банальная ампула в зубе - я так и не узнал. Раз все кончено, следовало убираться из этого негостеприимного проулка. Я, к сожалению, не некромант, и мертвый свидетель мне бесполезен. Так что быстро подчистив все следы, я, через несколько точек, аппарировал к родным пенатам. Домой. Следовало хорошенько все обдумать.
   ******************************************************************
   Я матерился. Долго и со вкусом, перемежая слова английского языка с таким родным "Великим и могучим". А все почему? Потому что я баран... Следовало сразу же после суда проверить себя на разные следилки и иные сюрпризы, чего я конечно же не сделал. Хотя должен был. И меня не оправдывает даже то, что спал я от силы четыре часа в сутки, разгребая текущие проблемы и строя планы.
   Первый вопрос, который встал на повестке дня, после того как я упокоился и как следует все обмозговал, звучал так "Как меня нашли?". Ответ на него подсказала, как ни странно Вальпурга, заметив мои метания. На родовом алтаре я обнаружил как минимум две активные следилки, навешенные на мою ауру, которые были, разумеется, тут же уничтожены. Но чего стоило это сделать раньше? Самое неприятное, что авторах сих поделок установить уже не получиться, сила алтаря просто "смыла" их. Единственное, что я знал точно, что они были. Навесить их мог кто угодно, начиная с Дамблдора, заканчивая Малфоем... Хотя последний вряд ли стал бы подсылать ко мне убийц, сейчас это не в его интересах. Но если бы я просто провел пару очищающих ритуалов, встречи, которая едва не стоила мне жизни, можно было бы и избежать. Единственный плюс, который я извлек из этой ситуации - это осознание того факта, что меня явно хотят убить (хотя как будто я этого не подозревал, слижом уж выгодна моя смерть для целого ряда лиц) да проверка своих способностей в реальных условиях. Так себе, если глядеть правде в глаза. Парни, по моим предположениям, были скорее всего простыми наемниками, а я - целый "Лорд Блэк" - всемогущий попаданец и нагибатор, едва позорно им не проиграл.
   Так, коря себя за невнимательность, я снова наведался в Лютный, (пришлось извиняться перед Горбином "галеончики мои...") а потом в ускоренном темпе двигать на встречу к Малфою.
   ******************************************************************
  
   Белый был... явно недоволен моим опозданием, но виду не подал. Хотя и весь путь мы проделали практически в траурном молчании. А я и не настаивал, воздав должное минибару роскошного салона.
   Еле уговорил Малфоя приехать на обычной машине, а не аппарировать прямо на Тисовую улицу. Так что последний день предпраздничной недели, привычный быт Литл Уингина был нарушен появлением на Тисовой улице президентского кадиллака. Наверное, глупо было бы предполагать, что удачливый делец и политик не в курсе современных веяний в мире Маглов. А роскошь - она везде роскошь.
   Водитель - лысый неразговорчивый мужчина в строгом костюме и каменным лицом, довез нас прямо к парадному входу. Сквиб, как я полагаю. Для меня было откровением узнать, что есть несколько компаний, которые ориентируются на предоставление услуг волшебникам в немагическом мире. За небольшим спросом, да и не совсем законными действиями, было их не слишком много, но все же...
   Малфой выходил из машины с удивленной миной на лице. Видимо он тоже владеет аурным зрением и увидел навешенные на дом заклинания. Сейчас их было гораздо больше, чем в последний мой визит. Да... определенно больше.
   Едва мы приблизились к дому, я достал заблаговременно купленный в Лютном артефакт, из тех, что причислены Министерством к разряду темных. На деле же - симпатичная подвеска в форме черепа лишь на несколько минут делала область несколько десятков метров вокруг полностью заблокированным от магии. В ближайшее время, аппарировать и колдовать здесь не смогу даже я, а все заклинания, которыми увешан дом словно новогодняя елка игрушками, перестанут работать. Возможно кто-то вроде Дамблдора и сможет пробить это анимагическое поле, но я надеюсь, что у члена Визенгамота сейчас другие заботы... хе-хе.
   Артефакт в руке тихо хрустнул, захлопнув оскаленную пасть. Все, теперь можно двигаться дальше. Жаль, что такие вещи чаще всего одноразовые. Какую гору золота я отвалил старику Горбину не хочется и вспоминать...
   - Говорить с опекунами Гарри буду я, - предупредил брезгливо оглядывающегося Малфоя. Тот в ответ лишь фыркнул. Да уж, тот вряд ли захотел бы поговорить с Дурслями, но предупредить все же стоило.
   Ты.... ты! - дверь мне открыла Петунья, статуей застыв на пороге. Весьма уродливой статуей, надо сказать. Отпавшая в удивлении челюсть делала ее вытянутое лицо еще больше похожим на морду лошади. Как все же любит шутить природа. Ее сестра, Лили, даже в школьные годы была настоящей красоткой.
   Тут Петунья опомнилась от первоначального шока и попыталась захлопнуть дверь.
   - Не так быстро, Петти, - я заблокировал дверь носком туфли, и, не обращая внимания на зашипевшую хуже кошки женщину, вошел внутрь.- Разве ты не хочешь пообщаться со старым знакомым?
   - Не имею желания общаться с уголовником, - попятилась Петуния, судорожно оглядываясь, видимо, в поисках Дурсля старшего.
   - ПЕЕТУНЬЯ! КТО ТАМ?? - а вот и он, этот зычный бас я ни с чем не спутаю. Уже когда я был на их свадьбе, а Вернон Дурсль был еще молодым худым парнем, с едва намечающимся пузиком, он уже удивлял меня своими вокальными данными. Ему бы в опере петь, а не дрелями торговать. Какой талант в землю зарыл...
   Из гостиной послышался грузный топот "бизона". Спустя пару секунд в прихожую завалился сам Вернон, сходу наливаясь злобным багрянцем.
   - ОПЯТЬ НЕНОРМАЛЬНЫЕ!!! Я НЕ ПОТЕРПЛЮ В СВОЕМ....
   - Тише, - я выхватил палочку, (бесполезную сейчас, но они-то этого не знают) направив ее в сторону Вернона. Крик замолк так же быстро, как будто я произнес заклинание. Видимо еще со свадьбы помнит жердяй, что магов лучше не злить. Вернон с опаской глядел в сторону концентратора, как будто бы находясь под прицелом пистолета. Впрочем, от части так оно и могло было быть.
   Сзади я заметил шевеление, Малфой устроился на стуле в углу, с интересом наблюдая разворачивающийся спектакль.
   - В ваших же интересах вести себя тихо и спокойно,- я перевел палочку с медленно синеющего Дурсля на Петунью, - Сейчас вы позовете Гарри, я заберу с собой своего племянника, и мы тут же покинем ваш "гостеприимный" дом.
   - Этого недоно...- Дурсь подавился окончанием фразы, когда палочка вновь вернулась на изначальное положение. - ... мальчишку? Забирайте! Как по мне, его давно следовало отдать к...н... "вашим". Он сейчас на чердаке, Петунья!
   Миссис Дурсль поджав губы, покачала головой, отвернувшись. Странно, чего это она?
   На несколько секунд в прихожей воцарилась неловкая пауза.
   - Ладно, я сам, - дернув щекой, Вернон подошел к лестнице набрал полную грудь воздуха...
   ******************************************************************
   Гарри опять убирался. Опять. За годы этих обязательных работ, он успел искренне возненавидеть уборку, и все что с ней связано. Поэтому, в каморке у самого мальчика, вещи всегда были разбросаны. Причем, это был отнюдь не творческий беспорядок... Но в преддверии праздников, Гарри пришлось убраться даже в своей обители хаоса.
На рождество собиралась приехать тетушка Мардж, несколько знакомых Вернона, среди которых был и полковник Фобстер, так что по словам тети Петуньи, дом должен был выглядеть идеально. И Гарри ничего не оставалось, кроме как попробовать этого идеала достичь.
   Буквально пару минут назад, его отправили убираться на чердак, куда наверное сто лет не ступала нога человека. А ведь скоро праздники, у него уже начались каникулы...
"Уж лучше бы дополнительные занятия в школе!" - со злостью подумал Гарри, наматывая на тряпку очередной ком старой пыльной паутины. С этой уборкой Гарри совсем не успевал вовремя проведывать Лаки. Да и о дополнительных обедах, увы, пришлось забыть...
   - Поттер!!! Иди сюда... дорогой племянник! - донесся снизу голос Дурсля старшего, заставив Гарри вздрогнуть и выронить только намоченную тряпку.
   Чем он успел провиниться на этот раз?! Неужели тетушка нашла спрятанные в каморке остатки ветчины и хлеба, хранимые Гарри на "черный день"... Нет, не похоже. С чего бы Вернону называть Гарри племянником, да еще и дорогим? Единственный раз, когда его так называли, был днем визита службы опеки. Странно...
   Так, одолеваемый сомнениями и догадками, Гарри спустился вниз. Там его уже поджидала неожиданно радушная тетушка.
   - Гарри, дорогой! - та вдруг обняла опешившего парня, от чего тот дернулся, отстранившись. В этом жесте он подсознательно чувствовал какой-то подвох. Спина тетушки заслонила собой находящихся в прихожей незнакомых людей. Это не были знакомые Вернона, но... Неужели его, как грозился дядя, сдадут в приют?!
   Эта, и еще более ужасные мысли, пролетели в голове у ошарашенного парня. Затем он перевел взгляд, увидев...
   - Мистер Блэк! - улыбнулся парень, увидев хозяина пса, за которым его оставили присматривать. Гарри нравилась его "работа", если можно так выразиться. Ухаживать за животным ему было не в тягость, а ведь за это ему еще и позволяли бесплатно ужинать в том ресторане. Мистер Блэк настаивал на том, чтобы Гарри взял и деньги, но мальчику было вполне достаточно того, чтобы раз в день вкусно и сытно есть. Требовать большее было бы наглостью... а наглых людей Поттер на дух не переносил, и совершенно не желал влезать на чью-то шею.... Но зачем Мистер Блэк пришел к нему домой? Неужели...
   ******************************************************************
   - Что-то случилось с Лаки, сэр?!!- с испугом на лице произнес малыш.
   - Что? Нет! С псом все прекрасно. Спасибо тебе, что ухаживал за ним во время моего отсутствия, - произнес я, и увидел, как на лице парня расцветает счастливая улыбка.- Я здесь к тебе...
   - Ко мне?! -
   - Да, малыш. - я присел перед Гарри так, чтобы наши глаза были на одном уровне.- В день нашей первой встречи, я не все сказал тебе... Дело в том, что...
   - Он твой дядя, - молчавшая до этого Петунья, произнесла это с мертвенно бледным выражением лица.
   - ЧТО? - мальчик выглядел безумно потрясенным. К сожалению, я не мог определить, в хорошем смысле или плохом...
   - Дайте нам минутку, - я с недвусмысленным намеком посмотрел на чету Дурслей. Те под моим не слишком добрым взглядом явно занервничали и сочли за лучшее удалиться на кухню.
   Я опустился на корточки перед ошеломленным парнем, взглянув ему в глаза через большие очки велосипеды. Слова давались трудно, и подобрать их было нелегко.
   - Гарри, я действительно твой дядя - крестный,- я взлохматил черную шевелюру крестника. Затем указал на сидящего рядом Малфоя,- А это еще один твой дядя - Люциус.
   - Здравствуй, Гарри, - улыбнулся мягкой улыбкой прожжённый интриган. Сейчас он не был похож на холодную статую. Наоборот, вся его фигура лучилась теплотой и заботой.
   - Но...- Мальчик переводил ошеломленный взгляд то на меня, то на Люциуса, словно бы еще не веря, что это все реальность...
   - Послушай, крестник... меня долго не было рядом... но... ты не хотел бы поехать жить со мной? - вся заготовленная речь куда-то улетучилась. Черт! Да мне с Малфоем было легче договариваться, чем сказать ребенку всего пару фраз. На его месте, я бы послал подальше такого "дядю" и был бы прав, но... Каким же дерьмом я сейчас себя ощущаю, манипулируя доверчивостью и добротой еще не испорченного малыша.
   - Да... - осипшим от волнения голосом произнес Гарри, вдруг кинувшись мне на грудь. Я неловко приобнял крестника, успокаивая содрогающееся в
   рыданиях тельце, сильно надеясь, что это слезы радости.
   - Не хотелось бы прерывать счастливое воссоединение семьи, но нам уже пора, - Малфой как всегда "тактичен". Я гневно на него посмотрел, но тот лишь кивнул на часы.- Сейчас здесь будет слишком людно.
   Как бы не хотелось это признавать, но белобрысый прав. Дамблдор в любой момент может обнаружить, что его чары глушатся.
   - Гарри, мы поедем прямо сейчас. И скорее всего больше не вернемся. Тебе нужно собратькакие-нибудь вещи? - кое-как отстранив крепко прижавшегося мальца, я взглянул в его заплаканные глаза, взъерошив и без того лохматые волосы.- Одежду и прочее мы купим, но если есть что-то, что тебе важно, самое время это взять.
   - Нет, у меня такого нет, - с обезоруживающей прямотой сказал мальчик. А я в очередной раз подавил вспышку гнева, адресованную этим... маглам.
   Кажется Вернон что-то понял, и его физиономия, торчащая из за угла, отчетливо побледнела. Он потихоньку попытался слинять, что при его комплекции выглядело достаточно неудачно.
   - А вас, мис-стер Дурсль, ждет еще один визит, - почти прошипел я, но, упокоившись, продолжил. - Через пару минут у вас будет гость - пожилой мужчина, в странной одежде. Он будет в не самом хорошем расположении духа, так что советую отвечать ему только правду. Гарри забрал его крестный. Вам ясно?
   - Но...
   - Необходимые документы, по передаче опеки будут оформлены в ближайшее время. С вами свяжется мой адвокат. На этом, надеюсь, наша встреча окончена и больше не повториться. Прощайте.
   С этими словами я мягко подтолкнул ошеломленного Гарри к выходу. Мне бы еще многое хотелось высказать этим двум, но время уже утекало сквозь пальцы. Нужно уезжать.
   Малфой уже был на пути к машине, прощаться с маглами было ниже его достоинства. Мы залезли в лимузин, и водитель тут-же рванул прямо по улице, на ходу активируя маглоотталкивающие чары.
   - А-а... - на ходу зевнул малыш, и с легкостью закинул уже спящее тщедушное тельце в машину. Я погрузил Гарри в магический сон. Возможно это немного нечестно по отношению к малышу, (а со стороны так вообще смахивает на киднепинг) но ему требовалось отдохнуть, слишком много потрясений на сегодняшний день. Да и взрослым нужно было кое-о чем поговорить. Пока машина неслась по сонным улицам пригорода Лондона, быстро двигаясь в условленное место, в просторной кабине машины американской мечты шел жаркий спор, предметом которого являлся мерно сопящий черноволосый мальчишка в круглых очках-велосипедах, сейчас мерно сопящий на кожаном сидении.
   "Если бы я был в компьютерной игре, то сейчас бы должно было появиться сообщение о повышении уровня как минимум на десяток вверх" - утомленный, но не сломленный. С охрипшим голосом, я выторговывал условия свободы для себя и Гарри. Но, наконец, все это закончилось. Мы приехали.
   - Блэк, я надеюсь, ты помнишь о нашем уговоре?
   Перед тем, как я вылез из лимузина, Малфой придержал меня за руку.
   - Блэки всегда держат свое слово, Люциус... - я с намеком посмотрел в его бесцветные глаза, оставив фразу недоказанной. Малфой понял намек, одернув руку и отведя взгляд.
   - Тогда жду совы,- дверь лимузина плавно закрылась, скрывая за собой холеную аристократскую морду.
   - И тебе не хворать... Пошли, Гарри,- скорее для себя произнес, глядя на вздымающуюся на два метра вверх портальную арку, целиком состоящую из мигающих световых лучей. Обычные порталы, или же трансгрессии в таком возрасте была противопоказана для детского нестабильного ядра. Так что пришлось побеспокоится о устойчивом стационарном портале. Его я заказал через гоблинов, дополнительно оплатив услуги по обеспечению конфиденциальности. Местность вокруг была заранее защищена маглооталкивающими чарами, и для обычных людей здесь была всего лишь телефонная будка. Только дверь в нее вела Домой. На площадь Гриммо.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.98*67  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Гринберга "Я твоя ведьма"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) С.Елена "Беглянка с секретом. Книга 2"(Любовное фэнтези) Кин "Новый мир. Цель - Выжить!"(Боевая фантастика) И.Громов "Андердог"(ЛитРПГ) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) М.Лунёва "Мигуми. По ту сторону Вселенной"(Любовное фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 3"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Артефакт для практики. Юлия ХегбомРаненный феникс. ГрейсПоследняя Серенада. Нефелим (Антонова Лидия)Злосчастная лужа. михайловна надеждаСемь Принцев и муж в придачу. Кларисса РисКукла Его Высочества. Эвелина ТеньКосмолёт за горизонт. Шурочка МатвееваМой парень — козёл. Ника ВеймарВальпургиева ночь. Ксения ЭшлиОдним днем. Ольга Зима
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"