Иванов Александр Алексеевич (kopo6o4ka): другие произведения.

Злата. Жизнь на "Отлично"!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Теги: #дружба, #жизнь, #повседневность, #попаданцы_в_современный мир, #преодоление_жизненных_обстоятельств, #семья, #смена_пола, #фантастический_реализм Эта история о повседневности "нескромного человека", который в определенный период своей жизни впал в тяжелейшую апатию, обернувшуюся для него тяжкими болезнями и как следствие - смертью. Однако, вместо вечного покоя и забвения, он, по воле Вселенной, получил возможность прожить жизнь другого человека. И решил сделать это так, чтобы Вселенная потом сказала: "а ну-ка повтори!" 1. Это "фантастический реализм" (как понимаю это я) и "повседневность", со всем "вытекающим" (для меня, как для автора, написать книгу в стиле "повседневность" так, чтобы она была интересна читателю - это вызов, который я принял). 2. "Остросюжетки" (убийства и то прочее, с чем обычный человек в обычной жизни практически не сталкивается) в этой книге вы не найдете. Зато будут "скандалы, интриги, расследования". Все, как мы любим! 3. ГГ попал из параллельного нашему мира в параллельный нашему мир. Оба эти мира похожи на наш процентов на 99, но таковым не является. Все совпадения с реальными людьми - случайны! 4. ГГ - человек решительный и нагловатый, не боящийся при надобности идти на конфликт и отстаивать свои интересы. Некоторые действия ГГ могут вызвать скрежет зубов у отдельных читателей. Я предупредил :) 5. В книге присутствует нецензурная лексика. Немного и не слишком часто, но она есть. Здесь публикуется фрагмент (5 глав), за остальным сюда: https://author.today/work/85427


Глава 1.

  
   07.08.2020, пятница, Москва, Зеленоград, городская больница N3, около десяти часов утра.
  
   Замешкавшись на мгновение, молоденькая девушка, пятнадцати лет отроду, по чьей фигуре было заметно, что ей пошло бы на пользу сбросить несколько явно лишних килограмм, открыла дверь на проходной ГБЗ N 3 и аккуратно, дабы от неловкого движения не отлетела пуговица на ее джинсах, которые были ей уже очевидно малы, вышла на крыльцо, дожидаться на свежем воздухе свою бабушку, оформлявшую сейчас документы на ее выписку. Опершись локтем о перила, она, сняв с головы розовую бейсболку, уже изрядно выцветшую, провела пятерней по голове, а затем, водрузив головной убор обратно и щурясь от яркого утреннего Солнца, принялась разглядывала окрестности.
  
   Эту девушку зовут Златой. Петровой Златой. И эта пухленькая пятнадцатилетка, невеликого роста - я. Но так было не всегда...
  
   Еще совсем недавно звали меня совершенно иначе, да что там звали! Был я, если эти воспоминания, конечно, не последствия недолгой комы, в которой пребывала Злата, взрослым человеком, пятидесяти двух лет отроду. Да еще и родился под знаком Марса, то есть, относил себя к мужскому племени, что меня более чем устраивало. А еще, я бездарно просрал свое здоровье, а вместе с ним и жизнь. Да, именно что, просрал.
  
   Нет, конечно, опустившимся одиноким пьянчужкой, доживавшим свой век в полупустой комнате коммунальной квартиры и о котором даже слышать не желали его дальние и близкие родственники, я не был. Впрочем, алкоголиком все же был, ибо "культурно" пил я, чего уж тут скрывать, почти каждый день.
   При жизни...при той жизни, звали меня Волковым Александром Геннадиевичем. Был я в своем кругу весьма уважаемым специалистом и человеком (тут важно сделать ремарку о том, что некоторые люди, из тех, чьи интересы пересекались с моими, меня категорически не любили ввиду того, что я никогда не стеснялся отстаивать до конца, прибегая порой к весьма нечистоплотным способам, свои собственные интересы). Целым кандидатом биологических наук. Молекулярная биология была моей специальностью. Была и престижная должность руководителя исследовательской группы далеко не в самой последней фармакологической компании, что, в свою очередь обеспечило вполне себе крепкий экономический базис для моей семьи. Для меня, моей жены - Забавы и двух дочек - 17 и 23 лет, Ани и Ирины. Последняя, кстати, и сама вот-вот должна была стать матерью...но своего внука, я, понятное дело, уже не увижу.
  
   И, казалось бы, грех мне жаловаться, ибо в финансовом плане у нас, чего уж скромничать, было лучше, чем у многих. Очень многих.
  
   И все в моей прошлой жизни было хорошо, до определенного момента, когда в сорок шесть лет, аккурат перед самым Днем Рождения, мне все в жизни осточертело. Причем случилось это как-то "вдруг", в один день. Кризис среднего возраста, который так и не прошел или что там еще. Осточертело все, кроме моей работы, конечно, ибо семья моя хотела вкусно кушать и не только.
   Ни деньги, ни хорошая квартира практически в центре Москвы, доставшаяся мне в наследство, и в которой я проживал всю свою взрослую жизнь. Ни жена. И, хотя этого ужасно не хочется говорить, но даже дети... Ничего из обычного человеческого мне уже много лет не приносило удовольствия.
   Мне перестало хотеться чего бы то ни было. Спасением оставалась лишь работа, а все остальное - как отрезало. Поехать "за бугор" отдыхать? Неее, Забава, куплю путевку куда хочешь, бери детей и езжай, Бога ради, но без меня. И ведь ездила, без меня. Построить дом, недалеко от Москвы на участке, доставшемся жене в наследство? Не охота этим заморачиваться, да и зачем он нужен? Даже секс у нас был по праздникам, и это не фигура речи. Надоело все. Ничего не хотелось.
   Никогда бы не подумал, что могу сказать подобное, но...мне надоела сама моя жизнь.
   Это сейчас, когда я пару недель размышлял, как сторонний наблюдатель, о своем прошлом и нынешнем бытие, занимая койку в общей палате этой больницы, понял, что мне необходимо было изменить в своей жизни все. Купить новую квартиру или построить наконец тот дом и переехать туда с семьей, сменив давно опостылевший пейзаж за окном. Возможно, даже развестись со своей чересчур флегматичной женой, которой все, что не касалось наших детей было вечно "по барабану". В конце-концов, хуже бы ей от этого точно не стало, а скорее всего, даже лучше.
   Неприятно это осознавать, но права, наверное, была моя матушка, безусловно знавшая своего сына гораздо лучше, чем знал себя я сам, убеждая меня много лет назад в том, что несмотря на то, что Забава - исключительно положительная со всех сторон девушка, но жена мне нужна такая, которая бы пинала меня, выражаясь фигурально, конечно, держа тем самым в постоянном тонусе. А Забава этого делать не станет. И не стала...
   И многие другие аспекты своего бытия мне необходимо было изменить...и тогда, возможно, у меня был шанс избежать этой полнейшей апатии. Но чего уж теперь...
   Отцом, последние несколько лет, я был, честно говоря, тоже хреноватым. Нет, конечно, я всегда следил за тем, чтобы дома у нас был полный достаток, и, соответственно, дети всегда были сыты, одеты, обуты и прочее, но на этом все. Во всех остальных аспектах, уже много лет, мы были словно параллельные прямые: "доброе утро, папа", "спокойной ночи, папа". Я даже не сразу заметил, что моя "старшенькая" переехала жить к своему парню.
   Но, даже когда ничего не хочется, убивать время как-то надо. И как уже говорил, я начал бухать. Нет, не по "черному", конечно, но почти каждый день. К этому добавилось еще и то, что я вновь закурил. А малоподвижный образ жизни, плюс обязательные еженедельные "шашлыки"...короче говоря, когда при моем росте в 181 сантиметр табло весов стало показывать 155 килограмм, я вообще перестал обращать внимания на свой вес. Итак, как-нибудь сойдет. Ну и как закономерный итог: давление, диабет, а также беда с системой половой, а уж последний год...ай, не хочется даже вспоминать!
   Не знаю, честно говоря...
  
   - Красавица! Хорошая погода, да? - услышал я
  
   "Вернувшись в себя", я огляделся по сторонам. Похоже, что это было сказано мне...А ну да, все верно, я же теперь не красавчик, а красавица, прости Господи. Обернувшись на голос, увидел "гостя столицы", подстригающего газон вокруг здания больницы. Таджик, судя по внешности, но на языке Пушкина говорит, что удивительно, без всякого акцента. Работник, сняв с лица защитный щиток, и утерев рукавом спецовки пот со лба, лыбился до ушей глядя на меня. Можно сказать, жрал меня глазами. Ну да, вероятно женским вниманием его, как и многих других приезжих на заработки из бывших республик СССР, здесь не сильно балуют. А ведь хочется! Пацан-то совсем молодой, лет двадцати или около того.
  
   - Хорошая, - согласился я
   - Меня Далер зовут, - представился парень, - а тебя?
  
   Мне от этой ситуации почему-то стало очень смешно.
  
   - А меня, вроде как, Златой.
   - Уже есть какие-то планы на вечер, Злата? - осведомился он, - Если нет, то пойдем гулять! Со мной скучно не будет, обещаю!
  
   Ну да, все верно, видок у меня чуть более, чем легкомысленный. Как ни посмотри - ну точно, дура малолетняя, развести которую на кое-чего, приложив к этому лишь чуточку усилий, не просто, а очень просто... Этот имидж надо срочно менять, хотя бы убрав нелепую расцветку волос, которые за месяц пребывания Златы в больнице вообще стали похожи черт знает на что, и сменив не менее нелепые шмотки на нормальные, человеческие. Я сморщил физиономию и потер пальцами глаза.
   Дааа, парней отшивать - это то, чему в детстве меня мама не учила. Большое упущение с ее стороны, как теперь выяснилось.
   - В кино зайдем, может, - сказал он, когда пауза затянулась
   - Извини, - ответил ему я, когда наконец сориентировался, как отвязаться иным способом, нежели просто банально послать, причем грубо, что мне поначалу очень захотелось сделать. Но, во-первых, этот оператор газонокосилки не сделал ровным счетом ничего, чтобы нарваться на грубость в ответ, ибо для парня "клеиться" к девчонке - норма жизни. А во-вторых, не хотелось бы первым делом, после выхода в "новый и прекрасный мир", получить по физиономии от осерчавшего на грубый отказ газонокосильщика, - но...уже есть кое-кто, с кем я хожу в кино.
   - Да ладно тебе, со мной будет веселее, сто пудово! - продолжил он
   - Спасибо за приглашение, но нет, - ответил я
   - Ну блин, Злата, да хорош! Я тебе клянусь, со мной будет лучше, чем..
  
   Он не договорил, ибо я просто засмеялся.
  
   - Так просто не сдаешься, да? - спросил я
   - Конечно! Такую красавицу разве встретишь еще...
  
   Ага, красавицу.
  
   - Знаешь же, что это за заведение? - кивнул я на больничный корпус, и не дожидаясь ответа, продолжил, - За настойчивость - хвалю! Но с гулянками, особенно с парнями, для меня теперь надолго всё. Так что здесь тебе не обломится, без обид.
   - Ясно..., ну нет, так нет. Много вас таких. Сама потом жалеть будешь, - ответил тот и вернулся к работе
  
   "...не хотелось бы получить по физиономии" - это что-то новенькое. Не в том, смысле, конечно, что я любитель получать по ней. Однако я всегда относился к подобной возможности философски, ибо никогда не избегал конфликтов, на которые, ради того, чтобы получить желаемое, мужчине приходится идти практически неизбежно (либо это желаемое получит другой, более наглый и "пробивной" тип), что даже в той среде, в которой существовал я, вполне могло закончиться рукоприкладством. И заканчивалось иной раз. По крайней мере так было до тех пор, пока я не "заболел" апатией ко всему. Короче говоря, я не был скромным мужчиной, ибо скромность для мужчины - это грех.
  
   "Человек не слишком высоких моральных качеств" - кажется так меня охарактеризовал один из коллег, которого я, скажем прямо, "подсидел".
   Но, как это обычно и бывает, если не готов биться за "свое", то тебе, по итогу, и не остаётся ничего другого, как злобно ворчать за спиной того, кто готов, глядя на то, как он забирает себе "твое" (и совершенно неважно, что именно). И негромко. Так, чтобы этот "кто-то" этого не услышал. А то вдруг еще будут неприятные последствия...
  
   Так меня в детстве настраивал отец, словом и делом. Личным примером, так сказать. Нагловатым и хамоватым, когда надо, он был типчиком, "своего" никогда не упускавшим. И я в итоге стал точно таким же.
  
   А когда бесплотную субстанцию, которую некоторые еще называют душой, вместе со всем моим прошлым жизненным опытом и воспоминаниями, "пересадили" в новый "углеродный каркас" и мое "я" внезапно осознало себя в тушке девчонки-подростка, из параллельной вселенной, или где там я оказался (этот мир, как ни странно, почти точная копия прошлого, но различия все-таки имеются, а значит - это две разные вселенные, в том смысле, как я понимаю термин "вселенная". Более того, здесь есть я! Тот я, кем был в той жизни, хотя и не совсем тот...), то стал не только ощущать себя иначе, но и мыслить. И ничего с этим не поделать, ибо такова природа моего нового тела, а вместе с этим - мысли, эмоции, поступки... Бытие определяет сознание и все такое прочее. Но самое главное изменение, произошедшее со мной - это не смена мира, в котором я теперь проживаю и даже не смена тела, вместе с полом. Самое главное - это полное исчезновение какой бы то ни было апатии. Я снова жажду жить! Причем делать это на "всю катушку".
  
   Вновь зашумела газонокосилка, а воздух наполнился ароматом свежескошенной травы. Я глубоко вдохнул. Какой же кайф снова иметь возможность ощущать запахи мира, которую у меня там забрали сигареты! Никакого больше курения! И алкоголя! В этой жизни "ни-ни"! Хотя, психологическая зависимость, несмотря на то, что я "пронзил" миры и измерения, никуда не делась, неприятно напоминая о себе, где-то на задворках сознания: "сейчас бы пивка..." или: "сигаретку бы..."
  
   Так на чем я остановился? Ах, да, на моей супруге. Не уверен, что знаю, если честно, почему Забава оставалась со мной последние несколько лет, ибо, вероятно окажись на ее месте женщина с менее флегматичным характером, то давно бы послала меня, вместе со всеми моими психологическими заморочками, в "пешее эротическое". Но не из-за тех денег, что я приносил в семью, ибо даже без моего дохода, она прекрасно могла бы жить с одной лишь сдачи в аренду нескольких московских квартир, а также кое-каких нежилых помещений, доставшихся ей в наследство от бездетного родственника-"коммерса". Так что, вероятнее всего, учитывая ее характер - просто в силу привычки и нежелания ничего менять. Или быть может ей не хотелось становиться "разведенкой". Впрочем, даже несмотря на наличие "в анамнезе" двоих детей, одинокой женщиной она бы совершенно точно не осталась.
  
   Ну и логичным следствием подобного наплевательского к себе отношения, окончание просранной мной самим жизни, во-первых, наступило весьма рано, ну, а во-вторых, было до обидного банальным. Совершенно не эпичным.
   Просто в одну прекрасную, безусловно не для меня, ночь, я проснулся от того, что не мог дышать. Не было никакой возможности ни вдохнуть, ни выдохнуть. И боль...говорят, что инфаркт сердца - это очень больно. Так вот, "очень больно" - это, как говорится, милое приуменьшение.
  
   Меня передернуло от воспоминаний о той ночи.
  
   Но хуже и больнее всего тогда был не сердечный приступ... Я знал, что большой любви и страсти между мной и Забавой - уже давно нет. Но в тот момент, когда я задыхался, то почему-то не мог оторвать от нее взгляда. Понимал, что это последний раз, когда я ее вижу? Возможно...
   Она, разбуженная моими метаниями по кровати, посмотрела на меня и неспешно встав и включив ночник, набрала на своем телефоне "скорую". Когда она диктовала диспетчеру адрес, на ее лице я увидел, совершенно очевидное осознание того факта, что мой жизненный путь подошел к своему завершению. Осознание...и, как мне показалось в тот миг, облегчение. Я умирал, а она, кажется, наоборот оживала, начиная свою новую жизнь. Без меня.
   Обидно...да, но я разве я могу винить кого-то, кроме себя самого? Мало того, что испортил жизнь себе, так еще и сделал ее невыносимой для жены.
  
   К счастью, все это не продлилось слишком долго. Я довольно быстро потерял сознание, а когда оно вернулось, то...
   Думаю, если скажу, что не испугался, когда до меня в полной мере дошли "новые обстоятельства", то мне никто не поверит. Сложно подобрать те слова, которыми я бы смог охарактеризовать весь тот ужас и растерянность, ощущаемые мной в первое время. Блин горелый, да я даже душ в первый раз принимал с закрытыми глазами, дабы не видеть "новую реальность"! А уж посещение уборной доводило меня едва ли не до истерики...
   Однако к моему счастью, первоначальный шок от осознания того, что моя так называемая душа сменила "адрес регистрации", был в огромной мере смягчен "негативным удовольствием" от того, что могу дышать и более не испытываю просто нечеловеческой боли.
   А затем, когда я наконец осознал, что всё(!), та обрыдшая жизнь окончена и возврата к ней не будет, я ощутил просто неописуемый кайф! С меня будто свалилась целая гора.
   Все!
   До свидания Волков Александр Геннадиевич! Прощай, Забава! Прощайте и вы, дети! Надеюсь, что у всех вас все будет благополучно, тем более, что финансовый задел для этого я создал.
  
   На этот раз все будет по-другому. Говорят, что горбатого - могила исправит. Уверен, что в моем случае так и есть.
  
   Это то, что касается лично меня, но по "канону жанра", покинуть мир должны были двое. И покинули. Вторым человек была, собственно, Злата. Девчонка, которой не повезло просто феерически, ибо то, что случилось с ней, бывает, наверное, лишь раз на несколько сот тысяч, если не миллионов, человек.
   О том, что с ней произошло я знаю лишь в общий чертах, ибо никакой памяти после себя бывшая хозяйка этого тела мне не оставила. Но из того, что мне удалось выяснить, получалось, что Злата пришла в поликлинику, забрать направление на офтальмологическую операцию для своей бабушки. И сидя в очереди - она внезапно, без каких-либо видимых причин, умерла.
   "Синдром внезапной смерти", как шепотом говорили некоторые "айболиты". Я думал, что подобное случается только с младенцами, но как выяснилось - не только.
   Врачи в поликлинике оперативно подсуетились и, спасибо им большое, не допустили смерти мозга. Но...
   Где бы бывшая обитательница этого тела не оказалась теперь, искренне надеюсь, что не в моей бывшей туше, если ее, как и это тело, смогли сохранить в рабочем состоянии, иначе ее ожидает очень неприятный сюрприз.
   Учитывая факт того, что патологоанатомам не удалось-таки заполучить Злату в цепкие лапы для вскрытия, ибо она-таки ожила, а анализы и разнообразные исследования - отклонений в работе органов, вроде как, не выявили, кроме одного: существенной потери памяти, то итоговый их вывод был примерно следующим: "происшествие неясной этиологии". Короче говоря, хрен его знает, что случилось.
   Как бы там ни было, но с учетом того, что Злата провела в стационаре тридцать один день, то есть максимальное количество дней, оплачиваемых здешней ОМС за одну госпитализацию или N-ный срок, не знаю точно, а также тот факт, что со мной все относительно в порядке (не считая того, что, кажется, мне готовы выписать инвалидность "по голове", если я заявлюсь для прохождения соответствующей комиссии, чего делать разумеется не стану), то раз я могу покинуть данное заведение на "своих двоих" - меня выписали. Чему я безмерно рад.
   А заодно отправив информацию обо мне в здешний психоневрологический диспансер. Кажется, что в этой жизни ездить я буду исключительно на автобусе или на такси...
  
   - Злата, - вернул меня в реальность голос пожилой женщины, которая приходится Злате бабушкой, - все, слава Богу тебя выписали. Едем домой.
   - Поехали, - ответил я, - давай сумку понесу.
   - Нет! Ты разве не слышала, как доктор говорила о том, что тебе сейчас противопоказаны излишние физические нагрузки?!
   - Излишние...
   - Не спорь! - перебила меня она, - Ты аппарат свой не забыла?
   - Нет, - ответил я, ощущая тяжесть сумки, висящей на левом боку, с хреновиной, регистрирующей сердечный ритм
   - На днях мы с тобой поедем в Троице-Сергиеву лавру, - сказала бабуля, когда мы выходили из ворот больницы и шли на остановку общественного транспорта
   - Это еще зачем? - поинтересовался я
   - Как это зачем? - бабуля, кажется, даже возмутилась подобным вопросом, - Поедем отмаливать тебя! Господь тебя спас, может и память вернет! А то, что ж это такое...
  
   В уголках ее глаз собирались слезы. Спорить не стал. Не время и не место, но точно знал, что никаких "отмаливаний"! Только этого не хватало...
  
   - Наш! - сказала бабуля, когда к остановке подъезжал автобус номер 19
  
   У меня в кармане заквакал телефон. Дисплей сообщал, что меня вызывает абонент: "Стёша".
   Стёша, она же Стефания (любят же некоторые мамочки выделиться с именами для своих чад (, была, как выяснилось, лучшей подругой Златы. Той Златы.
   Вообще-то подруг у Златы было немало, однако лишь Стёша навещала подругу в больнице ежедневно, иные же подружки, узнав, что Злата стала немножечко "ку-ку": не узнает их и изменилась чуть более, чем полностью (в плане поведения и манеры речи), посетив Злату раз или два, более не приезжали. Лишь звонили изредка, узнать, как там дела. Или самим им было неприятно находится в обществе "инвалида", или родители запретили. Или и это и другое разом.
   По итогу, в подружках у Златы осталась лишь Стёша. Вот уж, воистину, что друзья познаются в беде.
   Сама эта Стёша, когда я увидел ее впервые, мне категорически понравилась. Бойкая и волевая девчонка, а именно таким люди мне всегда импонировали (и сам был именно таким, пока меня не сожрала апатия ко всему), со спортивной фигурой, ровесница Златы. Хотя она и была спортсменкой. Или вернее - фитоняшкой. Ее папаня то ли владелец фитнес-клуба, то ли управляющий, не знаю точно, но Стёша "зависает" там через день.
  
   Вообще если честно, такая подруга - уникальное явление в жизни Златы, ибо уж очень разного "поля" эти "ягодки" и мне не совсем понятна причина их дружбы. Скажу прямо, я был бы категорически против общения своих дочерей (когда те были в том же возрасте, конечно), с такой девочкой, как Злата.
  
   - Привет, - сказал я "приняв" звонок
   - Злат, привет, вы еще там не уехали из больницы?! А то, мы с мамой едем за вами! - сказала подруга
   - Нет, мы сейчас на остановке, возле больницы, автобуса ждем..., - ответил я
   - Отлично! Ждите нас, мы скоро будем! - сказала та
   - Ждем, спасибо! - сказал я, - Бабуль, за нами едет Стёша с мамой, скоро будут, подождем их здесь.
   - Дорожи дружбой с ней, - сказала бабуля, присаживаясь на лавочку, - она очень хорошая девочка. Это теперь редкость! И родители хорошие.
   - Что есть, то есть, - ответил я, аккуратно присаживаясь рядом с бабулей
  
   Вообще-то, в семье Златы, у ее мамы, есть автомобиль. Но сегодня у нее не получилось отпроситься на время с работы, дабы заехать за мной (она секретарь в какой-то местной зеленоградской фирмочке, производящей электронику) и поэтому, за мной приехала бабуля.
  
   Через несколько минут к остановке подъехал видавший виды RAV4 (и мне тут же взгрустнулось по поводу оставшегося там моего 570-го "Лекса", с комфортом перевозившего мои телеса из точки "А", в точку "Б" и обратно), из открытого окна которого рукой махала нам Стеша, а за рулем находилась миловидная женщина, ее мама. Мать и дочь были поразительно похожи, только оттенок волос у них был разный.
  
   - Привет, Злат! Здравствуйте, Анна Леонидовна! - крикнула Стёша
  
   И в тот момент, когда бабуля уже забралась на заднее сидение, а я обходил авто, дабы сесть с другой стороны, по округе разнеслось мое громкое: "блядь!". И я тут же ругнулся еще раз, на сей раз строго про себя, заметив в отражении бокового зеркала, как поморщилась при моем возгласе тетя Люда, мама Стеши.
  
   Да уж, если из уст мужчины средних лет разного рода ругательства "звучат" нормально, то из уст девчонки-подростка...кажется Люда тоже не в восторге от подруги своей дочери.
  
   - Злата! Я тебе сейчас по губам дам! - воскликнула покрасневшая бабушка
   - Извините, не хотела ругаться, но..., - сказал я
   - О Боже! - воскликнула Люда, заметив усевшегося на мою футболку, в районе сиськи, здоровенного шершня или что там еще это была за желто-полосатая тварь, - Не трогай его руками!
   - Даже не думала, теть Люд, - ответил я, стараясь не дрожать от страха, по моему лбу катились капли пота, а тварь водила по футболке своим сантиметровым жалом (хотя быть может у страха глаза велики)
  
   Я оттянул футболку, ну на сколько мог, ибо она была довольно сильно "в обтяжку", дабы тварине было не так просто меня ужалить. Шершень сидел и никуда улетать, скотина этакая, кажется и не думал. Теть Люда вышла из авто.
  
   Бабуля, заметив, что произошло, только охала и ахала, а подружка начала активно интересоваться: "что происходит?", на что ее мама внимания не обращала.
  
   - Спокойно Злата, не бойся! Дыши глубже! Сейчас мы сгоним это с тебя! Посмотри на меня, видишь, я спокойна?! Все будет хорошо, - начала тараторить Люда
  
   Конечно ты спокойна! - подумал я, утирая свободной рукой пот со лба, не на твою же сиську этот гад уселся...
  
   Всегда терпеть не мог насекомых, особенно таких вот, но и только...а Злата реально в ужасе! Что поделать, новое тело - новые чувства.
  
   - Теть Люд, дайте мне, пожалуйста ту брошюрку, - сказал я, указывая на торпедо, вернее на лежавший на ней какой-то буклет, и когда Люда протянула требуемое, сказал, - сядьте, пожалуйста в машину, а то не дай Бог, это попадет в вас...
   - Ты что, убить ее на себе собралась, не надо..., - спросила она
   - Да согнать ее с себя! Господи, вернитесь, пожалуйста, за руль!
  
   И когда та села обратно, я, оттягивая футболку как можно сильнее, она даже затрещала, начал сгонять краем брошюры зловредное насекомое. Сделать это оказалось на так-то просто, шершень вцепился лапками в ткань, параллельно с этим неистово жаля футболку и из-за всех сил сопротивлялся.
  
   Когда же мне наконец удалось-таки согнать этого гада, он полетел в сторону остановки общественного транспорта, чем вызвав еще один матерный возглас, но на сей раз - не мой.
  
   - Все! - сказал я, садясь в авто
   - Ну ты, блин, ходячий прикол, - заявила обернувшаяся ко мне Стеша
  

Глава 2

  
   Около получаса спустя. Автомобиль, подвозивший нас от больницы, остановился у 22 этажной высотки. Корпус 1553, гласила табличка на здании. Ну да, в том Зеленограде, а мне доводилось бывать там несколько раз, много лет назад, тоже были лишь номера микрорайонов, без названия улиц. Выйдя из авто, помог бабушке выйти и вытащить свою сумку с вещами.
  
   Вообще, у меня с самого начала получилось как-то уж слишком легко и непринужденно называть бабушку Златы - бабушкой, а ее маму - мамой. Не знаю честно говоря почему, ибо еще недавно мне бы и в страшном сне не могло присниться, что мамой я назову (причем на полном серьезе!) какую-то иную женщину, нежели ту самую (и которая, к моей огромной печали, покинула того меня и всех прочих, ее любивших, уже довольно давно)! А тут бац(!) и мама! Причем, когда я увидел ее в первый раз, тогда, в больнице, то она была единственным человеком здесь, кого я сразу и без колебаний признал! Мама! Видимо память о родителях у нас где-то на уровне инстинктов. Правда, к ее огорчению, "забыл", как ее зовут...
  
   - Люд, - обратилась бабушка к маме Стёши, после того, как мы с вещами выгрузились из авто, - зайдете к нам? Я сегодня с утра пирожков испекла, посидим, чайку попьем.
   - Не сегодня, Анна Леонидовна, спасибо. Нам со Стёшой сейчас нужно ехать в зал, у меня группа начинается скоро, а Стёша будет для нашей рекламы сниматься
   - Дела - есть дела. Спасибо тебе, Люд, за то, что нашла время довезти нас, - ответила бабуля
   - Ой, да бросьте! Мелочи жизни. Ну все, мы поехали! - сказала та
   - Пока, Злат, - помахала мне рукой Стёша и внезапно подскочив, чмокнула в щеку, - рада, что тебя наконец выписали, до вечера!.. Ты же вечером выйдешь?
   - Ну, если отпустят, - я посмотрел на бабулю, - то выйду, конечно. Спасибо, что заехали за нами. Удачи на съемках! С нетерпением жду твоего фото на "глянце"!
   - Не! - хихикнула та, - Это для рекламы в инете!
  
   Мы с бабулей полминутки молча постояли, глядя, как со двора выезжал RAV4 Стёшиной мамы. Августовское Солнышко едва-едва спряталось за тучи, не припекая теперь так сильно, как утром и поднялся приятный ветерок. Я зажмурился от удовольствия.
  
   - Какая же Людка умница! - со вздохом сказала бабуля, - Уже лет восемнадцать с мужем живет, вот бы и матери твоей такого мужика толкового, а не...
  
   Она запнулась.
  
   - Пойдем домой, бабуль, - сказал я, не давая ей продолжить мысль, ибо пожилые люди могут жаловаться на превратности судьбы довольно долго
   - Помнишь, на каком этаже живем? - внезапно спросила бабуля, когда мы вошли в подъезд и дожидались одного из лифтов
  
   Хорошо было бы, конечно, сказать, что помню, но здесь двадцать два этажа и шанс угадать лишь 1 к 22, то есть, не угадаю.
  
   - Не слишком, - ответил я
   - Господи, да что же это такое..., - запричитала бабуля, и когда мы вошли в лифт, нажала на кнопку "4"
  
   Примерно, через минуту, когда мы вошли в дом, в квартиру под счастливым номером 13 (надеюсь, что Злата хотя бы родилась не в понедельник), я, сняв кроссовки, сказал:
  
   - Бабуль
   - Что? - ответила явно расстроенная родственница
   - Врачи говорили, что мои шансы остаться живой, когда со мной случилось незнамо что, были меньше, чем ничтожные. Но тем не менее, я здесь и сейчас стою перед тобой. Живая. И я не превратилась в "овощ" (хотя, конечно, "фрукт" я еще тот!). А в моем случае, насколько я понимаю - это крайнее везение, ведь вполне обычное дело в таких вот случаях, а я читала кое-что на эту тему в интернете, пока лежала в больнице, что люди с амнезией без помощи сиделки и окружающих не могут существовать, настолько все плохо! Ну да, большинства людей, которых знала до, даже самых близких мне, я не помню. Где живу - до этого момента тоже не представляла. Но! Все остальное-то я помню прекрасно! Я полностью дееспособный человек, а утраченные воспоминания я быстро восполню, будь уверена, бабушка! Кого надо знать - узнаю, а о ком стоит забыть - тех уже не помню...В конце-концов, было бы гораздо обиднее, если, к примеру, я бы забыла все то, чему меня учили в школе! А это, как ты знаешь, я помню хорошо! Помню и все прочее, что нужно обычному человеку знать в обычной жизни. Так что, я легко отделалась...
  
   Я замолчал, ибо бабуля разревелась... Несмотря на всю свою логичность и прочее, та Злата была пятнадцатилетней девочкой и "внутри", и "снаружи". Да и вообще, другим человеком, не мной. А стало быть и говорила она иначе, и жесты у нее были другие. Даже походка, думаю, что сейчас не такая, как раньше. И бабуля, растившая внучку с детства, инстинктивно чувствует, что все, ее внучка ушла...
  
   - Пойдем руки мыть, - сказала бабуля, справившись наконец с эмоциями, - а потом чай попьем. Ты сегодня кушала?
   - Да, я ходила на завтрак, - ответил я, заходя за ней в ванную
  
   Однако вместо кухни, после посещения ванной, бабуля устроила мне небольшую экскурсию по квартире. Это была типовая "двушка". Одну из комнат занимала Злата с бабушкой, другую - ее мама. Ремонт был явно недорогим, но свежим и аккуратным. Да и вообще, вся квартира была практически эталоном чистоты и порядка. Я, вслед за бабулей, зашел в первую из двух комнат.
  
   - Мы с тобой спим в этой комнате, - сказала бабушка
  
   Глядя на интерьер комнаты, на меня нахлынула приятная ностальгия. Мне вспомнилось мое детство. То детство. Эта комната была своеобразным стыком эпох. Вот, прямо как входишь, боком к наблюдателю стоит старый шкаф, родом из СССР, настоящее дерево, покрытое лаком, как это делали тогда, а не современный дспшный ширпотреб. У стены стоит кровать, тоже советской еще эпохи, аккуратно накрытая покрывалом, на котором уютно устроились: большая мехово-плюшевая собака и две декоративные подушки. Напротив, у другой стены, стоит диван, современный и на вид - новенький, на котором заботливо разложены плюшевые игрушки. Просто дофига плюшевых игрушек. За бабушкиной кроватью стоит старый сервант, с разнообразными сервизами и тем прочим, что обычно в них присутствует.
   Над сервантом висят три фотографии. Три разных мужчины, все запечатлены молодыми. Двое в костюмах, третий в форме советской армии, с лейтенантскими погонами. Двое, те что в костюмах - были очень похожи друг на друга, братья, наверное.
  
   - Это мои старшие брать, твои двоюродные деды, Юра и Паша, - сказала бабуля, видя, как я рассматриваю фото, - а третий, Анатолий Михалыч - твой дед.
  
   Сверху на серванте (хоть с моим ростом увидеть это было непросто), под каждой из фото стоял граненный стакан с куском черного хлеба.
  
   За сервантом, в углу комнаты, расположилось симпатичное трюмо, разделенное на три секции, тоже из тех далеких времен. В углу напротив - вполне себе новенькая тумба под ТиВи, с самими ТиВи - ЖК панелью от мистера Самсунга. Также у стены, между ТиВи тумбой и диваном я увидел старую радиолу. Rigonda, прочел я на ее логотипе, когда подошел поближе, рассмотреть. Напоминала она тумбочку, чем теперь собственно и являлась, на верхней крышке которой стояли всякие мелочи. А примерно на середине комнаты, чуть ближе к "ящику", стоял круглый лакированный столик и три стула вокруг него, с высокими спинками. На столе лежали: старенький ноутбук с логотипом "HP" и белая кошка, с большим серым пятном на боку и розовым носом.
  
   - Это Фуня, - сказала бабушка и взволнованным голосом спросила, - вспоминается что-то?
  
   Врать не хотелось, поэтому ответил честно, что нет, не вспоминается. Однако то, что вижу теперь, более уже не забуду...
   В комнату к матери я зашел буквально на минутку. Обстановка в ней была вполне современная, без реликтов советской эпохи, хоть и простая. А еще ощущался легкий запах табака. Я слегка поморщился от такого знакомого и такого неприятного теперь запаха. И я заметил в комнате мужские вещи... Отец? Нет, точно нет, ибо единственным из лиц мужского пола, что посещали меня в больнице (помимо докторов само-собой), был мой одноклассник, пришедший разок проведать меня вместе со своей подружкой, нашей (ну да, нашей, я же теперь горячая школьница) одноклассницей. А папа бы посетил! Папа бы обязательно посетил! Не может отец не приехать в больницу к своей дочери, которая была при смерти! Я, само собой, давно уже понял, что мама Златы (и моя теперь(!)) или вдова, или разведена с отцом Златы. А возможно и никогда не была за ним замужем, в конце-концов, чтобы карапуза забацать, штамп в паспорте совсем не обязателен. И раз папа Златы не приехал ее навестить, значит или его нет в живых, или он не знает о случившемся...или ему просто нет до этого дела, хотя предполагать последнюю возможность было особенно неприятно.
  
   - Бабуль, - спросил я, - а у мамы есть муж?
   - У твоей мамы есть не пойми кто, Злата! - внезапно разозлилась та, - Пойдем на кухню, чайник вскипел
   - Так, кто же этот человек? Не припомню, чтобы он вместе с мамой навещал меня, - сказал я, когда бабуля поставила передо мной тарелку с солидной горкой пирожков и налила в чашку чай
   - А он тебя и не навещал! Ты..., после того случая, - она запнулась, - не видела еще этого... Он постоянно говорит, что не является твоим отцом и что с делами ребенка должны заниматься родные родители...
  
   Бабуля явно терпеть не могла типчика этого и входила в раж.
  
   - С нами живет Олег, друг твоей мамы, - сказала бабуля, а я едва не подавился чаем от такой формулировки, - голову ей только морочит постоянными обещаниями! А мама твоя замуж выйти наконец хочет, ей ведь уже 35 будет! Живет здесь... этот, на всем готовом, ни продукты в дом никогда не купит, ни за квартиру не заплатит, хорошо устроился!.. И тебя совсем не любит...
   - Бабуль, - ответил я, - если...друг мамы - не мой папа, то с чего бы ему меня именно любить? Я ему не мать, не жена и не Родина. Я ребенок своей мамы от другого мужчины...Просто нормальные добрососедские отношения - этого, как мне кажется, вполне достаточно.
  
   Пожал плечами. Лично я воспитывал лишь родных своих детей, но и те иной раз умудрялись довести до белого каления...но они мои. Им все прощалось.
  
   - А ты чего пирожков-то не ешь? - сменила тему бабуля, - Не нравятся что ли?
   - Один уже съела, - ответил я, - и еще как нравятся! Но..., когда в последний раз взвешивалась в больнице, я весила почти 67 килограмм! И это при росте в 154 сантиметра...бабуль, с этого дня - никаких пирожков, пока я не стану стройной.
   - Ты, итак, у меня стройная и красивая! - безапелляционно отрезала бабуля
   - Да? - усомнился я, щупая сквозь футболку залежи жирка на животе и на боках, а затем, щеки, - Бабуль, мне надо худеть, и весьма сильно...ты разве не знаешь, сколько болезней от лишнего веса?
   - И что, ты собралась голодать теперь? - сдала назад бабуля, услышав про болезни, - Завтракать не будешь и ужинать? Как те, из телевизора? А спортом тебе сейчас заниматься нельзя...
   - Как это завтракать и ужинать не буду? - удивился и даже возмутился я, - Еще как буду! Я за все, кроме голодовки!
   - И как это ты тогда похудеть собралась? - поинтересовалась та, - Соседка наша вон, сколько лет уж на диетах разных сидит, чуть-чуть похудеет, а потом ее разносит еще сильнее, чем было до...
   - Так я же не боксер...ша перед боем, слава Богу, чтобы на диетах сидеть, - пожал плечами я, - а похудеть - это не так уж и сложно, если все делать с умом, конечно.
   - Скажешь тоже - несложно, - хмыкнула бабуля, - тебя послушать, так все бы вокруг стройные были
   - Бабуль, пока лежала в больнице, у меня было много свободного времени и я тщательно изучила этот вопрос... - ответил я на сомнения бабули
  
   В этом вопросе, как и во всех остальных, главное знать - как все устроено и работает. А как работает человеческая тушка на уровне невидимом глазу, на молекулярном, для меня, само собой, секретом не являлось. Профессия обязывала, так сказать. И для меня совершенно очевидно, что делать нужно, чтобы Злата стала стройной девочкой (и чего делать не нужно, тоже очевидно), но бабуле-то я об этом сказать не могу, а содействие ее нужно и важно.
  
   -... для того, чтобы похудеть, а затем не растолстеть вновь, нужны четыре условия. Во-первых, - загнул я мизинец, - быстрый обмен веществ. И для того, чтобы он был быстрым, надо, как ни странно, кушать. Часто и регулярно. Раз в два с половиной - три часа, но умеренно, не наедаясь до отвала. А также, хоть какая-нибудь физическая активность, гулять-то мне можно?
   - Гулять, пожалуй, что можно, - поразмыслив, ответила та, добавив, - но не одной!
   - Во-вторых, - загнул безымянный палец, - кушать нужно то и столько, чтобы в итоге я тратила калорий больше, чем получаю. Но не слишком, иначе "во-первых" гикнется. Так что, всякие булочки и котлетки, и прочее жирное-жаренное, мне пока строго противопоказано.
   - В-третьих, - загнул я средний палец, - необходимо отказаться от продуктов, которые резко и сильно повышают уровень гормона инсулина. Он не дает худеть и помогает жиреть. То есть, о сладеньком, о булочках опять-таки, и некоторые других вкусных вещах, мне тоже придется забыть. Ничего не поделать, красота - требует жертв.
  
   Вообще-то пожрать побольше и повкуснее я любил и там, и тут. Так что, глядя на бабушкины пирожки у меня обливалось кровью сердце, от всех тех вкусных штук, о которых мне нужно забыть и не вспоминать.
  
   - Ну и, в-четвертых, нужно чтобы желудок и кишки работали как надо. А для этого - завтрак наиважнейшее дело. Овсянкой теперь буду завтракать, наверное..., - скривился я, ибо овсянку терпеть не могу с детства
   - Ты же сама сказала, что сладкое нельзя?! А молочные каши, ты не ешь, не посыпав их кучей сахара - усомнилась бабушка
   - На воде, бабуль, овсянка на воде, - вновь скривился я
   - Ты ее есть не станешь! - убежденно заявила та
   - Поначалу будет непросто, - пришлось согласиться
   - Ишь ты, - восхитилась бабуля, - целую схему придумала
   ­
   Впрочем, в то, что я похудею, как и в то, что буду придерживаться изложенного - она не поверила, по лицу видно.
  
   - У нас гречка и курочка есть? - решил я не откладывать новую жизнь на завтра
   - Есть, - ответила та, - сейчас отварю тебе
   - Давай я сама, а? - предложил я, ведь это неплохой способ продемонстрировать дееспособность
   - Ну давай, - согласилась старушка, и указала рукой на висевший на стене кухонный шкаф, - гречка там. Курица в морозильнике.
  
   Бабуля со всем вниманием следила за тем, как я доставал крупу, насыпал ее в мерную чашку, промывал, заливал водой "два к одному" и посолив, включил плиту, накрыв кастрюлю крышкой. А затем, провел необходимые действия с курочкой. На лице бабули читалось одобрение этим несложным действиям и... облегчение. Ну да, не все забыла внучка.
  
   - Все правильно сделала. Иди отдохни пока, я прослежу за всем, - сказала бабуля
   - Я тогда пойду помоюсь, - сказал я и пошел в ванную
   - Только дверь не закрывай, а то мало ли что! - напутствовала бабуля
  
   Когда пустил в воду в ванну и раздевшись ожидал, пока она наполнится, рассматривал свое новое тело в большое зеркало.
   В отражении на меня смотрела весьма полная, если не сказать толстая, коротышка. Глядя на толстые ляжки, слишком большие попу и сиськи, а также, на упитанный животик и щеки, мне вспомнилось мое прошлое разжиревшее тело, и я зажмурился, отгоняя это наваждение. Быть стройной коротышкой однозначно лучше, чем толстой.
   А волосы...волосы длинные, до попы. Но, Боже, в какой они выкрашены цвет(!) - это просто какой-то треш! Нечто серобурмалиновое, разве что не в крапинку, плюс, уже изрядно выцветшие за время пребывания в больнице. Да и у головы проглядывает родной цвет - светло-русый.
   Поглядев на всю эту "красоту", полез в ванну, где, закинув ноги на бортики, растопырил на них пальцы.
  
   - Кайф! - довольно громко сказал я, нежась в горячей воде, - Наконец-то полноценная ванна!
  
   В ванне я проторчал час или около того, и когда вышел, бабуля наложила мне в тарелку каши и кусочек курочки.
  
   - Столько хватит? - спросила она, доставая из холодильника масло
   - Да, спасибо, я без масла буду, - ответил я
   - Без масла? - удивилась та, - Ну ладно, ешь без масла...
  
   После горячей ванны и еды я сомлел и записав в блокнот время, во сколько кушал, лег поспать и проспал около двух часов, а проснувшись, выполз на кухню, зевая и почесывая пузико, чайку выпить. А затем, решился сделать то, что уже давно собирался, но постоянно откладывал. Вернувшись в комнату, сел за круглый стол, чуть бочком к бабушке, прилегшей на диванчик и включил ноутбук.
   Зайдя в соцсеть, я набрал, дрожащими пальцами, в графе "поиск": "Волков Александр Геннадиевич", дата рождения, где и когда учился. И нажал "enter".
  
   "Поиск" выдал результат. Единственный. Когда я открыл страницу этого человека, мои зубы начали отбивать чечетку, а сердце пошло в пляс. С фотографии на меня глядел...бывший я...Вернее не совсем. Или еще вернее, совсем не я. Общие черты, безусловно угадывались, но...человек с фотографии, в отличие от меня последних лет, во-первых, не был жирным, как не знаю, что, а был подтянут и спортивен. В той жизни, до определенного момента, я был человеком среднего телосложения. Проскакивали, конечно, мыслишки, что было бы не дурно и в спортивный зал походить, позаниматься, но после работы ни на какой спорт сил уже не оставалось, а в выходные, я был постоянно чем-то занят... А во-вторых, судя по всему, ни от какой апатии он не страдал.
   И вот сейчас, глядя на фотографию этого человека, я должен был бы по идее радоваться от всей души. Но я не радовался. Во мне проснулась дикая злость и зависть. Да, зависть! Никогда до этого момента я никому не завидовал! Так уж воспитан, что ежели чего-то хотел, то прилагал все силы и в итоге это получал. Причин кому-то завидовать у меня не было. А вот сейчас мне просто хотелось выть. На глазах выступили слезы. Я пересел так, чтобы бабуле не было видно ничего, и от досады закусил руку. Почему у него все так хорошо, а? Девичье тело, девичьи эмоции, ничего не поделать...
   Я продолжил рассматривать фотки и прочее личное. "Женат на Марине Волковой", гласила запись в статусе. Вот это прикол! Не на Забаве! Я принялся разглядывать их совместные фото. Где-то я уже видел эту женщину. Точно видел...А, да, точно! - я вспомнил и в порыве эмоций громко хлопнул в ладоши
  
   - Что случилось? - переполошилась бабушка
   - Ничего, все хорошо, бабуль, просто я увидела кое-что забавное, - ответил я
  
   Точно! Эта девчонка училась со мной в университете. То ли на втором, то ли на третьем курсе, когда я был уже на последнем. Она ходила с нами в лыжных поход, вот откуда я ее помню, но на этом все, более мы с ней не общались...
   Мне на мгновение вспомнилась моя университетская жизнь, не отличавшаяся особыми красками, ибо банально не было времени ни на что иное, кроме учебы. С утра и до позднего вечера, с постоянными недосыпами. И все остальные, в основном, учились ровно также, много и тяжело. Но воспоминания эти все-равно приятны...
   У них тоже двое детей и тоже две девчонки. Похоже, что и там, и здесь, у моей тушки получается делать лишь девчонок.
   Но обе его дочки моложе моих. Одной - 12, другой - 15, она ровесница Златы.
   Я помял лицо руками...
   Человек из этой реальности (не "я", ибо здесь "я" - это Злата), вкалывает не на забугорную коммерческую структуру, а в Институте молекулярной биологии им. Энгельгардта...интересно, почему?
   Я набрал в поисковике свое бывшее место работы и...здрасьте! Компания в которой я работал, в этой реальности не ведет никак дел в России, да и вообще, здесь она лишь блеклая тень того, чем являлась там. И, наверное, это логично, ведь жизнь - это последовательность определенных событий, а значит, будущее зависит от того, случатся эти события или же нет. Там произошла цепочка событий, сделавших компанию одним из мировых лидеров в области фармакологии. А здесь - нет. И обязательно нужно будет выяснить почему...
  
   Мои мысли прервал звонок. Кто-то пришел.
  
   - Этот явился..., - бабуля особо не скрывала своей неприязни к "другу мамы"
  
   Она пошла открывать дверь, а я, закрыв ноут, пошел вслед за ней. Интересно же посмотреть на "друга мамы". Это был типчик около сорока лет, худощавого телосложения, внимательно следивший за своим внешним видом. Шмотки у него были неплохие и выглядел он более, чем опрятно.
   "Друг" пришел домой явно не в настроении. Положив свой дипломат на комод в прихожей и бросив на него же ключи от машины с логотипом "Volkswagen", он разулся, одев тапки и сказал, что-то вроде: "здрасьте Ан Леонидвна", а проходя мимо меня, вдруг остановился и с таким сожалением и раздражением в голосе, будто миллион проиграл, сказал:
  
   - Выписали-таки...
   - Выписали! - согласился я, и тип, недовольно сжав губы, пошел в ванну
  
   А я, блин, еще не верил рассказам одной из подруг Забавы, детского психолога, про то, что некоторые дети испытывают сильнейший стресс, когда их отец или "мамин друг" возвращается с работы. Мне, как человеку, ожидавшему в детстве, когда папа наконец придет домой, в подобное слабо верилось. Но вот познакомившись лично с этим организмом, я убедился в правоте ее слов.
   Мама Златы - человек взрослый и как строить свою личную жизнь разберется сама, но если она строит планы на замужество с этим типом, то у меня для нее плохие новости...
   Я ни разу не психолог, но пожил достаточно и с людьми общался более, чем хотелось бы. Весь его вид показывал: "как меня все здесь задолбало". Здесь, в этом доме.
   Я могу поспорить на деньги, что этот "пассажир" использует мою маман в качестве "пересадочной станции" и когда найдя свою прЫнцессу, тут же свалит к ней.
   Ну а что, если судить со слов бабули, его здесь кормят-поят на халяву, никаких обязанностей у него нет, да еще и "поебаться заворачивают", плохо что ли? Определенно плохо! Мне плохо! Не желаю у себя в доме (а раз уж я теперь живу здесь, то это мой дом!) видеть эту харю! Мужчина матери нужен, само собой, но точно не этот.
   Успокоившись, а сделать это теперь ой как не просто, ибо я и там ангельским нравом и безграничным терпением не отличался, а теперь, когда бушуют гормоны - подавно, я посмотрел на часы, пора кушать. На кухню мы с типчиком вошли почти одновременно.
  
   - Анна Леонидовна, - громко и недовольно крикнул "мамин друг", открыв холодильник, - я же вас неоднократно просил, в пятницу покупать две бутылки пива...
   - А денег ты дал на свою выпивку? - поинтересовалась вошедшая на кухню бабуля
   - Если это так принципиально, я бы вернул эти сто рублей! - "процедил" тот и включив чайник, сел за стол и достал пепельницу с сигаретами.
   - У нас не курят, - сказал я, доставая из холодильника гречку с курочкой и выкладывая их на сковородку
   - С каких это пор, а? - раздраженно спросил типчик, доставая из пачки сигарету
   - С сегодняшнего дня! - ответил я и вырвав из его рук сигарету, положил ее на стол, - Врачи велели мне избегать табачного дыма!
   - Я не разрешаю курить в моем доме! - тут же высказала свое мнение бабуля, - хочешь курить, иди в общий коридор, к лифтам.
  
   Мамин друг молча убрал сигарету в пачку и мне на мгновение показалось, что он собирается двинуть мне по физиономии, но нет, не двинул. Тем временем гречка разогрелась, и я выложил ее себе на тарелку и сел за стол.
  
   - Не понял, - заявил "мамин друг" и посмотрел на бабулю, - а мне что, пообедать в этом доме уже не дадут?
   - Бабуль, - прожевав кусочек курицы спросил я, - я тут кроссворд разгадывала и не как не могу слово нужное подобрать. Скажи, пожалуйста, как называется мужчина, живущий за счет женщины?
   - Альфонс, Злата. Такого мужчину называют альфонсом.
   - Точно! Спасибо большое! - ответил я
  
   Самомнение "маминого друга" вынести подобного никак не смогло. Покраснев как рак, он, не говоря ни слова, встал из-за стола и пошел на выход из кухни, задев по дороге (нарочно(!)) плечом бабулю, от чего старушка отлетела как кегля, ударившись о край стола. На этом моменте, моя невеликая толерантность к подобного рода чмошникам закончилась, и убедившись, что с бабулей все хорошо, я пошел вслед за ним.
  
   - А. Ну. Пошел. Вон. Из. Моего. Дома. Чмо, - меня дико трясло, я чеканил каждое слово, но слава Богу, вовремя сообразил, что с кулаками кидаться на него, будучи счастливым обладателем женской тушки - не стоит, - И. Чтобы. Духа. Твоего. Здесь. Больше. Не было!
   - Как...как ты меня назвала, жирная малолетняя тварь? - спросил, обернувшись ко мне, этот тип
  
   У меня, когда я услышал в свой адрес эпитет "жирная малолетняя тварь", всякое волнение, как рукой сняло и сделав вдох, ответил:
  
   - Я тебя назвала чмом. Кем ты по жизни и являешься. Я-то сейчас может и жирная, но это вскоре исправится, а ты, как был сорокалетним чмошником, так им и останешься, а теперь пошел вон отсюда! Бабуль, вызывай милицию, сдадим дебошира силам правопорядка!
  
   Чмошник этот на меня замахнулся рукой, но и только. Продолжив, впрочем, орать.
  
   - Ах ты...ах ты, сука! Угораздило же меня связаться с "разведенкой" и ее отродьем! Предупреждали же меня, чтобы не лез в "бабью яму", так нет! Не послушал добрых советов...Анна Леонидовна, вместо того, чтобы кланяться мне в ноги и сказать спасибо за то, что я взял вашу дочь с ее ребенком, вы...
   - Выметайся вон из моего дома! - закричала бабуля, - И чтобы духу твоего рядом с моей дочерью не было!
   - Я уйду...я уйду, - прорычал он и быстрым шагом направился в комнату к матери, мы за ним.
  
   Он быстро собирал свои вещи в дорожную сумку.
  
   - Планшет положи на место! - вдруг сказала бабушка
   - Это моя вещь! - заорал "мамин друг", как сумасшедший
   - Нет, кредит за эту вещь оплачивала моя дочь, и документы на него у меня! Положи нашу вещь обратно!
  
   Выпучив глаза, он хотел было разбить планшет об пол, но осознал, кажется, что, если разобьет, то платить за эту вещь будет сам и просто бросил его на кровать.
  
   - Бабуль, все хватит, - шепнул той я, ибо все-таки меру знать надо, не хотелось бы, чтобы он озверел настолько, что назавтра в газетах напишут: "в Зеленограде мужчина убил мать и дочь своей сожительницы"
  
   Собрав свои манатки, "мамин друг", ругаясь на чем свет стоит, быстрым шагом пошел в сторону прихожей. Одев ботинки и взяв с комода свой дипломат, а также ключи от авто, он прошипел мне:
  
   - Матери передашь, что пока ты вместе со своей бабушкой не попросите у меня прощения, ноги моей не будет в этом доме!
   - Хорошо, - ответил ему, - я передам маме, что у вас завяли помидоры и что вы больше не вернетесь. До свидания.
   - Ты разрушила личную жизнь своей матери! - напоследок сказал он и вышел вон
  
   Вот такая вот я, Злата-разрушительница!
  
   - Слава Богу, избавились! - перекрестилась бабуля
   - Бабуль, мне кажется, ты немного забегаешь вперед. Уверена, что от этого типа мы так легко не отвяжемся. Где он еще найдет такую ду..., - я запнулся, ибо мать называть дурой - это не "алё", - добрую личность, которая пригреет, накормит и прочее, а взамен ничего не станет требовать?
  
   Сказав это, я вернулся на кухню. Кушая свою гречку и запивая ее чайком, успокаивался. Режим "злая падчерица", кажется выключился.
  

Глава 3

   17:25. Кухня.
  
   - Сейчас Ира придет, - сказала бабуля, ставя разогреваться на плиту суп
  
   Ну да, ведь сегодня пятница - короткий рабочий день.
  
   - И вечер начнется для мамы с новостей о радикальных изменениях в ее личной жизни, - ответил я, опершись щекой о ладошку и помешивая ложкой чай
  
   Ира - это мама Златы, а стало быть теперь еще и моя. Действительно, не прошло и пяти минут, как раздался звонок в дверь.
  
   - Я открою, бабуль, - сказал я, за мгновение до того, как в прихожую двинулась бабушка
   - Привет, мам, наконец-то ты дома! - улыбнулся я в 32 зуба, когда, щелкнув замком и открыв дверь, увидел на пороге свою маман из этой жизни, которая вихрем влетела в квартиру, бросив на комод сумку, поставила туда же коробку с тортиком "Птичье молоко" (кстати, мой любимый торт еще с того детства), после чего, я немедленно оказался в ее объятиях, а затем, и вовсе был зацелован
  
   Моей весьма высокой по женским меркам матушке (в отличие от дочери-коротышки, но, вполне возможно, что моя тушка еще вытянется), чей рост был около 175-177 сантиметров, счастливой обладательнице недурственной фигуры (хотя, как говорится, совершенству нет предела), был весьма к лицу ее строгий деловой "прикид", вполне характерный для секретаря при руководстве более-менее крупного предприятия. Она выглядела очень солидно. И очень мило.
  
   - Прости, прости, прости! - скороговоркой проговорила она, когда наконец закончила обнимать, целовать и рассматривать меня, - Сегодня у меня не было никакой возможности, ни отпроситься с работы, чтобы самой забрать тебя из больницы, ни уйти пораньше...
   - Да ладно тебе, мам, работа - есть работа! - остановил ее я, чувствуя, как проявляются приятные эмоции при взгляде на мать (и по которым я так сильно соскучился!), - Мы с бабушкой отлично доехали. Нас подвезла от больницы до дома мама Стеши...
   - Да, бабушка мне уже рассказала, - ответила маман и опершись рукой о стену, сняла туфли, - Как ты себя чувствуешь? Все хорошо?
  
   Она дотронулась указательный пальцем до моего носа.
  
   - Да, все хорошо. Чувствую себя бодро, так что нет никаких причин для волнений (конечно, они есть(!), ведь ей так и не смогли внятно объяснить, почему со Златой произошла та неприятность и как избежать подобного впредь), - ответил ей
   - Слава Богу! - выдохнула она, направляясь в ванную, - А Олег еще не приходил? Он уже должен был закончить...
  
   Похоже, этот чмырь и в самом деле ждет от нас с бабулей извинений. Ну что же, пусть и дальше ждет.
  
   - Мам...Олег... уже ушел, - ответил я
   - Куда ушел? - непонимающе спросила матушка, обернувшись на меня, стоявшего в дверях ванной, - Его снова вызвали на работу?
   - Мам, я думаю, что тебе сначала стоит переодеться и покушать, - слегка поморщившись от предстоящего разговора, ответил я (очень мне не хотелось рассказывать матушке о том, что она теперь свободная женщина...практически)
  
   Минут пятнадцать спустя. На кухне. Матушка, переодевшись в домашние штаны и футболку, сидела за столом и с расстроенным видом ковыряла ложкой кусочек тортика.
  
   - Блин! Просто не верится, что он действительно мог произнести подобные вещи! - наконец сказала она, услышав нашу с бабушкой версию произошедших событий, - Сколько я его знаю, он всегда был таким спокойным и рассудительным парнем, просто невероятно...
  
   Положив ложечку на блюдце, она помассировала свои виски.
  
   - Во-первых, он их и не говорил, а кричал, - уточнил я, - и не только... этот...бабулю пихнул так, что она едва о стол не убилась!
   - На ноге теперь здоровенный синяк! - пожаловалась та
   - А на тебя, Солнышко, он руку не поднимал? - встревожено спросила матушка, от чего внутри стало гораздо теплее, ибо ей было важнее знать, не пострадала ли Злата, а не то, отчего свалил в закат ее мужик
  
   - Нет, от него бабуле досталось, а на меня это ничтожество лишь замахивался, - ответил я, - ну, а во-вторых, мам, он всегда таким был просто до сего момента ему видимо не выпадала возможность раскрыться во всей своей красе, так сказать.
  
   Переварив все мной сказанное, матушка взяла в руки телефон.
  
   - Мам! - вскрикнул я чуть громче, чем собирался, - надеюсь ты не ему звонить собралась?
   - Ему, конечно! - ответила та, - Пусть объяснится за свою выходку!
   - Не звони ему сама, пожалуйста, первой, - положил я свою руку на ее, - а то это будет выглядеть так, будто ты бегаешь за ним. А мне, как твоей дочери, подобное очень неприятно...
   - Он не станет сам звонить, слишком гордый, - ответила та, но положила телефон на стол, - хорошо, я не буду сама звонить ему
   - Как жить за наш счет - так он не гордый! - вставила бабуля свои пять копеек
   - Мам...прекрати, - поморщилась матушка
   - Давай поспорим на желание, мам, что этот... человек сам позвонит тебе или объявится здесь самое позднее через пару дней, - хмыкнул я и протянул маме мизинец
   - Хорошо, - улыбнувшись, взяла она его своим мизинцем, но было видно, что она крайне расстроена произошедшим, - а ты почему торт не ешь? Это же твой любимый...
   - На диете она, - улыбнулась бабушка, - слышала бы ты, какой хитроумный план для похудения она придумала потому, что считает себя полной
   - Почему это придумала? - поинтересовался я и, подняв указательный палец вверх, пафосным голосом добавил, - это научно обоснованный подход...
  
   Я не договорил, ибо матушка обняла меня и поцеловала в макушку.
  
   - И ничего ты у меня не полная! - сказала та
   - Мам, у тебя шестьдесят семь килограмм любимой дочери, - ответил я
  
   Возразить матушке на это было нечего.
  
   - Но с тем условием, что никаких жестоких диет! Не хватало только того, чтобы ты мне падала в голодные обмороки, - сказала та
   - Да вообще, мам, никаких диет! - ответил я
  
   Когда мы допили чай и вымыли посуду, я сказал:
  
   - Мам, ты взрослая женщина и я не могу указывать тебе, что и как делать, в конце-концов, как говорится, яйца курицу не учат. Но мне бы очень не хотелось, чтобы после того, что наговорил про тебя этот тип, пусть даже и в пылу эмоций, ты бы его простила и он бы вновь был с тобой и жил с нами! Во-первых, я не могу больше видеть его лицо. А во-вторых... в общем, не прощай ему эту выходку, пожалуйста. Поверь своей дочери, что у такой женщины как ты, мама, может и должен быть замечательный мужчина, а не жалкая на него пародия.
   - Ира, я этого мерзавца, на порог не пущу, - поддержала меня бабушка
   - Хорошо, - только и сказала матушка, но ее лицо было таковым, будто она вот-вот расплачется.
  
   Несколько минут спустя. В нашей с бабушкой комнате. Втроем мы расселись за круглым столом, бабуля вытаскивала из коробки карточки и холщовый мешочек с бочонками "Русского Лото".
  
   - Помнишь, как играть? - с некоторым напряжением в голосе спросила бабуля
   - Каждый игрок получает свои карточки, а один из игроков - достает из мешочка бочонки, объявляя цифры. После чего, те, на чьих карточках они имеются - закрывают их фишками, - ответил я
  
   Мама с бабушкой с видимым облегчением переглянулись, а затем, мы начали игру.
  
   - Мам, - спросил я между партиями, взяв в руку прядь своих длинных крашеных волос, - а у тебя случайно нет средства, которым возможно удалить весь этот кошмар и вернуть моим волосам их нормальный, природный цвет?
  
   Бабушка, хотела что-то сказать (вероятно что-то вроде: ну слава Богу!), однако матушка слегка хлопнула ладошкой по столу, и та промолчала.
  
   - Если хочешь вернуть волосам их естественный цвет, то мы с тобой завтра сходим в салон красоты...
   - Но это же не дешево, мам! - перебил ее я
   - Если ты мне пообещаешь не ставить больше над своими волосами подобного рода эксперименты, то ничего страшного, уж как-нибудь разорюсь на это, - ответила та, - и вообще, мне сегодня на карту зарплата капнула, так что зайдем еще на Крюковский рынок, купим тебе новые шмотки, а то ты...
  
   Тут она запнулась.
  
   - Выросла из старых, - пришел на помощь ей я
   - Да, выросла из старых, - согласилась она
  
   И в этот момент на кухне раздался звонок домашнего телефона. И это была еще одна ностальгическая штука, ведь там от услуг домашнего телефона мы отказались уже много лет назад. Не нужная в современных реалиях вещь, ведь у каждого сейчас есть мобильный, плюс, на домашний постоянно названивают разнообразные продаваны всякого, да и просто мошенники.
  
   Тем временем с кухни донесся голос бабушки, говорившей по телефону.
  
   "Да-да, Екатерина Петровна, здравствуйте", "да, Злату сегодня выписали", "а что случилось?", "ясно", "да, в понедельник к шести вечера, мы подойдем", "до свидания".
  
   Вернувшись за стол, бабуля, каким-то механическим голосом сообщила:
  
   - В следующий понедельник нужно будет зайти к классной руководительнице Златы
   - Хорошо, я зайду, - ответила помрачневшая маман
   - Не нужно, Ир, я сама разберусь со всеми делами там, - ответила бабуля, которая тоже работает в школе, только в художественной
   - Да, сходим, бабуль, - согласился я
   - Твоего присутствия там не требуется! - "отрезала" бабуля
   - Но, бабуль, - примирительным тоном сказал я, - моя классная руководительница хочет посмотреть на меня, а не на тебя. За этим она и позвонила.
   - С чего это ты так решила? - спросила матушка, - Скорее всего будут обсуждаться какие-то вопросы, связанные с началом следующего учебного года
   - Мам, - ответил я, - меня в больнице навещали одноклассники. Наверняка потом классная руководительница спрашивала их обо мне и о моем состоянии. Не случайно же она позвонила именно в день моей выписки. Значит она знала, когда эта самая выписка произойдет. И она беспокоится о том, что одна из ее учениц, я, может не помнить вообще ничего, то есть полный инвалид...
  
   Тут обе, и мама, и бабушка, вздрогнули.
  
   -... да и вдруг я могу быть опасна для других детей? В общем, она хочет посмотреть на меня, и удостовериться в моей нормальности и безопасности для окружающих. А не дать ей сделать этого - значит наверняка заиметь проблемы со школой на пустом месте. Так что, бабуль, я с тобой!
  
   Обеим женщинам не нашлось, чем мне возразить.
  
   Заквакал мой телефон. Звонила Стёша.
  
   - Привет, Стёш, - сказал я, принимая звонок
   - Привет-привет! - бодрым голосом ответила та, - Ты там как?
   - Нормалек! - сказал я
   - Окей, гулять пойдем? - спросила она
   - Секунду, - ответил я, и спросил матушку, - на прогулку со Стёшой отпустишь?
   - Только не дольше, чем на часик! Во-первых, ты еще после больницы слабая, а во-вторых, темнеет уже
   - Окей, - ответил я маман, а затем и подруге, - Да, пойдем прогуляемся!
   - Тогда минут через десять я за тобой зайду, - сообщила Стёша
   - Жду, - ответил я
  
   Мама на минуту вышла из комнаты, вернувшись с небольшой белой картонной коробочкой. В коробочке лежал белый же электронный браслет, который она, вытащив его из коробки, надела на мое запястье.
  
   - Никогда его не снимай с руки, пожалуйста, даже в ванне! - сказала матушка
   - Передает показания моего пульса и местонахождения? - спросил я
   - Да..., - неуверенно ответила матушка, - догадалась?
   - Мам - это вполне очевидно, - сказал я, разглядывая весьма стильную штуку на своем запястье, - я не инвалид "по голове", кому бы, что не казалось. Дорогая штуковина?
   - Это подарок от компании. На нашем предприятии, где я работаю, их и производят, - ответила матушка, переглянувшись с бабулей
   - Крутая штука! - сказал я
  
   Минут двадцать спустя. Мы со Стёшой неспешно прогуливались по пятнадцатому микрорайону славного города Зеленограда, вокруг местного пруда. Прогуливались молча. Выражение лица Стёши кардинально изменилось, с веселого и беззаботного, в тот момент, когда она разговаривала с моей матушкой и бабушкой, на какое-то напряженное теперь. Она шла, глядя вперед, лишь иногда кидая на меня взгляд. Но держала меня за руку.
  
   Наше с ней общение, уверен, будет непростым, особенно в первое время. Для нее - потому, что Злата теперь совершенно не та, с которой она дружила уже многие годы, плюс, она явно опасается случайно сказать что-то, что может меня расстроить. Для меня (несмотря на то, что в обществе Стёши я себя чувствую совершенно комфортно, вероятно сказывается биологический возраст моего тела) - потому, что вся моя память и весь мой жизненный опыт достались мне от мужчины среднего возраста. А пятнадцатилетняя девочка и мыслит иначе, чем взрослый дяденька, основываясь на своем небогатом жизненном опыте, и темы ее интересуют совершенно иные. Никак нельзя допустить того, чтобы она отдалилась от Златы, и в конечном итоге, наше общение вовсе сошло на нет (Уверен, что ей на мозги капает еще и мама. Несмотря на всю свою доброжелательность в отношении меня, было очевидно, что она не слишком одобряет нашей дружбы). Но я просто обязан любой ценой сохранить эту девчонку в ближайших подругах у Златы. По многим причинам.
  
   Я взглянул на свой электронный браслет, а затем, слегка пихнул Стёшу задницей и улыбнувшись ей, сказал:
  
   - Со мной, все окей, Стёш! Я не хрустальная ваза, не бойся, не разобьешь. Чего-то я выдохлась уже, пойдем присядем, на уток посмотрим!
  
   Я потащил ее к лесенке, ведущей на островок посреди пруда. Проходящие мимо (а народу гуляло здесь много, ибо погода хорошая и пятничный вечер) юноши и дяденьки постоянно оборачивались на нас Вернее, на мою подругу (а была она развита лет на 17-18)... Хороша, чертовка! Очень хороша...
  
   Мы примостили наконец свои зады на бетонный край островка (Стёша меня аккуратно поддержала, дабы я не стал водоплавающим) и весело дрыгали ногами над водой.
   Слушая приятный шум вокруг, создаваемый прочими гуляющими; наблюдая за утками, проплывающими у самых наших ног; ощущая приятный теплый ветерок августовского вечера; чувствуя близость сидящей рядом подруги, а я ее и в самом деле воспринимал как своего ближайшего друга (не знаю уж почему, ибо друзей в последний раз я заводил где-то в районе первых курсов института...наверное магия юности)... от всего этого я получал удовольствие...просто неописуемое и непередаваемое словами удовольствие. Как же давно мне не было так хорошо на душе.
  
   В наших со Стёшей отношениях существует явная проблема. А проблемы надо решать сразу, до того момента, пока она не станут неразрешимыми. И не нужно их замалчивать. Нужно говорить...
   Я могу ей рассказать правду (не всю, конечно, очень выборочно) и сделать это я должен как можно более эмоционально.
  
   - Ты знаешь Стёш, что я самый счастливый на свете человек?
   - Конечно! - улыбнувшись и взглянув на меня, ответила та
   - А все потому, что у меня есть моя мама, бабушка...и ты!
  
   Добрые слова приятны всем, и моя подруга - не исключение. Она слегка покраснела и уставилась на уток.
  
   - Когда меня навещали в больнице мои знакомые и друзья, большинство из них один-два раза, то я особо не испытывала ни радости, ни других эмоций. А когда они больше не приходили - не испытывала ни малейшего сожаления. Нехорошо, конечно, так говорить, но они все для меня совершенно безразличны. Есть они в моей жизни или же их нет - вообще без разницы.
  
   Я замолчал на пару мгновений, перевести дух.
  
   - Единственное исключение - ты! - продолжил я, - Не знаю уж почему, но я всегда ждала тебя и радовалась, когда ты приходила. И печалилась - когда тебе пора было уходить.
   - Это...прямо как признание в любви..., - выдавила из себя явно тронутая Стёша
   - Любовь - она ведь бывает очень разной, Стёш, - сказал я и кинул камушек в пруд, - так что да, ты права, это и есть, в своем роде, мое признание в любви к своей лучшей подруге! К тебе!
  
   Стёша шмыгнула носом, а в уголках ее глаз явственно собирались слезы.
  
   - Стёш, я буду с тобой абсолютно честной и откровенной. Хочу, чтобы ты знала, ты имеешь на это право...
   - Чего я должна знать? - спросила та, явно борясь со слезами
   - Той меня больше нет. И никогда не будет. Есть я нынешняя. И тебе со мной пока что явно непросто...не перебивай, пожалуйста, - поднял я руку, заметив, что она хотела возразить, - но я скоро приду в норму. Но я боюсь того, что пока я прихожу в себя, ты отдалишься от меня...я очень этого боюсь...
   - Все будет хорошо! - вдруг сказала Стеша и приобняв, поцеловала в щеку, - никто ни от кого не отдалится, не переживай по пустякам!.. Ну и что с того, что мне может быть непросто?! Разве я похожа на ту, которая боится трудностей?! - она гордо задрала нос, - Ты моя лучшая подруга!
   - Нет, - покачал я головой и улыбнулся, - не похожа ты на боящуюся трудностей. Кстати фотки уже готовы?
   - Ага! - ответила Стёша, - На! Смотри на бесподобную меня!
   - Класс! - честно сказал я, просматривая фотки для рекламы их спортзала, - Но вот эту фотку - нафиг!
  
   Фотограф, на одном из снимков, сделал акцент на Стёшиной заднице, когда та приседала с грифом на плечах.
  
   - Почему? - спросила Стёша, взглянув на экран через плечо
   - Да потому, что если бы тебя сфоткали с голой задницей, то даже это выглядело бы все равно менее пошло! Разве это незаметно?! А в школе ты непременно станешь объектом для самых сальных шуток, когда и если пацаны обнаружат эту фотографию! Этому, блин, фотографу уши бы поотрывать за подобные ракурсы...
   - Не злись, - со смехом сказала подруга, погладив меня по плечу
   - Давай удалим эту фотку? - с улыбочкой предложил я
   - Нееет, - вскрикнула та и отобрала у меня свой аппарат, засунув его на всякий случай в карман, - но ее и правда на сайт лучше не загружать. Съедим по-мороженному?
   - Если хочешь, - пожал я плечами, - но я не буду. Во мне, итак, уже шестьдесят семь кило живого веса.
   - Но ты совсем не толстая, - засмеявшись сказала Стёша
   - Может быть...но все-таки гораздо полнее, чем хотелось бы. Я желаю быть стройной коротышкой!
  
   Стёша в очередной раз рассмеялась. И это уже гораздо лучше, нежели, когда она была мрачная как тучка.
  
   Едва мы встали, как раздался сигнал вызова от Стёшинова телефона.
  
   "Привет!" - сказала она абоненту с той стороны, "я сейчас на пруду, с подругой", "со Златой", "на острове"
  
   - Злат, я на полминутки отойду, ладно? - сказала она мне
   - Ладно, - ответил я
  
   И Стёша отошла в сторонку, продолжая о чем-то говорить по телефону. А затем, вернулась обратно.
  
   - Ты не против если к нам присоединятся еще несколько человек? - спросила она
   - Не, все окей, - ответил я
   - Придут две девчонки. Ту, что повыше - зовут Леной, другую - Катей. И двое парней. Блондин - Серега, а лысый - Паша, - скороговоркой проговорила она и в этот момент на остров зашли четыре подростка, на год-два старше нас со Стёшей.
  
   Я взглянул на ребят, а затем, на свои спортивные штаны и уже здорово заношенные кроссовки. Нет, одет я был, хоть и весьма скромно на фоне этих ребят, но более, чем опрятно (все портил лишь убогой окрас моих волос, с которым мне, откровенно говоря, было стыдно ходить по улице). Однако, стало совершенно очевидным, что мне нужно зарабатывать деньги!
  
   Вообще-то, я твердо убежден, что пятнадцатилетняя девушка-подросток не должна где-то там подрабатывать за деньги (не считая, конечно, тех случаев, когда хобби приносит деньги). Я всегда был категорически против, когда мои дочки порывались заняться подобной деятельностью, якобы чтобы знали цену деньгам (что само по себе бред, ибо для разных людей деньги "стоят" по-разному, кто на что учился, как говорится). Прилежная учеба и посильная помощь родителям дома (ну, как максимум, помощь в семейном бизнесе, если таковой имеется) - вот чем должны, на мой скромный взгляд, заниматься дети. В нормальной полной семье.
   Но у меня-то здесь семья неполная. Мама, да бабушка - работающая пенсионерка. И Злата в моем исполнении - не совсем "классическая" девчонка-подросток. И для меня противоестественно сидеть на шее у двух женщин, хоть именно это и положено мне в данный момент.
   Но тут сразу возникает ряд проблем. Во-первых, домашние работать мне не позволят. А, во-вторых, никто не возьмёт. Кому нужен такой "ценный кадр", страдающий от "частичной потери памяти" и могущий дать дуба в любой момент.
   Это, кстати, создает дополнительный геморрой, ибо в дальнейшем меня примут разве что в ПТУ по озеленению. "Корочка" мне нужна будет в обязательно порядке, но ничего озеленять я не хочу... Нет! Моя специальность меня полностью устраивает, и менять ее в этой жизни я не собираюсь. Необходимо выяснить, насколько актуальна здесь информация, которой я владею. А также то, каким образом мне возможно ее монетизировать. Но это перспектива отдаленная, конечно. А что у нас есть "поближе"? А "поближе" у нас есть папа. Вот о нем и надо сегодня же навести справки...
  
   Мои мысли прервала невысокая девушка, чуть выше меня, Катя, стало быть.
  
   - Привет, - сказала она дружелюбно, - меня Катей зовут, мы знакомы, но...
  
   Она запнулась, глядя по сторонам.
  
   - Ничего страшного, просто познакомимся еще разок! - ответил Кате я, единственной из всех, помимо меня, обладательнице окрашенных волос, которые, в отличие от моих, были действительно шикарно окрашены по подростковой моде. Платиновая блондинка, с переливающимися, от розового до фиолетового, тонами, - Я - Злата.
  
   После этого мы перезнакомились. Все ребята были вполне приличными и приятными.
  
   - Мы, кстати, с тобой в одной школе учимся. Ты, я и Стёша. Только я в десятом классе теперь, - сообщила мне Катя
   - Наверное, - ответил я, - если меня в понедельник не выгонят
   - А что случилось? - спросила Стёша, учившаяся со мной в параллели, она идет в 9 "Б" класс, а я в 9 "Г". Г...блин.
   - Моих родителей в понедельник классная вызывает, которая наверняка постарается избавиться от меня, - ответил я
   - Ты что, уйдешь из нашей школы? - встревожено спросила моя лучшая подруга
   - Только в мертвом виде! Фиг они меня выгонят! - заверил ее я
  
   В итоге мы все вместе погуляли еще минут двадцать. Ребята были со мной предельно корректны (наверняка их заранее предупредила Стёша) и только раз возникла не слишком приятная ситуация.
  
   - Интересно, - спросил у меня довольно высокий пацан, стриженный почти под ноль, бывший судя по всему в отношениях с Катей, - каково это, забыть столько?
   - Ей! - с негодованием двинула ему локтем Катя, - я уже мечтаю забыть кое-кого!..
   - Ничего страшного, - ответил я, - забыть столь много - это как помнить практически все, только наоборот.
  
   Вся компания сначала "зависла". А затем дружно засмеялась.
  
   - Ну ты даешь! - отсмеявшись сказала Катя
  
   Больше ничего особенного не происходило. Мы гуляли (Стёша все время держала меня за руку), ребята болтали о чем-то своем, а я просто получал удовольствие от прогулки, кивая и поддакивая в нужных местах.
  
   - Стёш, мне домой пора, - шепнул я на ухо своей подруге, после чего мы тепло распрощались с компанией и пошли в сторону моего дома. Стёша меня провожала.
  
   Около двери в мою квартиру.
  
   - Злат, не волнуйся, пожалуйста, я от тебя никуда не денусь! - серьезным тоном сказала Стёша
   - Да, - ответил я
  
   После этого, чмокнув меня в щеку и сказав: "пока", она умчалась, а я вздохнув (устал знатно за эту недолгую прогулку, быстро выдыхаюсь), нажал на кнопку дверного звонка.
  
   Около получаса спустя. На кухне. Сижу вместе с бабулей, клюю гречку с сыром. Матушка, пока я гулял со Стёшей, укатила куда-то вместе с подругой.
  
   - Слушай, бабуль, - поинтересовался я, подчистив тарелку и записав в блокнот время приема пиши, - а что там с моим папой?
   - А что с ним сделается? Живет от нас недалеко, в восьмом районе, - ответила та
   - Мама сказала, что мы с ней завтра пойдем на рынок за вещами для меня, потому что ей зарплата пришла...а папа? Разве он не участвует в моей жизни, в финансовом плане, по крайней мере (в больнице-то он меня не навещал)?
   - Злат, давай не будем говорить об этом человека? И, кстати, при маме о нем не упоминай, пожалуйста. Это больная тема. Она злится и расстраивается, - ответила та
   - И все же, бабуль, раз мамы здесь нет, расскажи про папу, пожалуйста, - попросил я
   - Да нечего там рассказывать! - недовольно ответила та, - Как ушел от Иры, когда тебе три годика было, так больше не вспоминал о твоем существовании. Присылает, вон, по тысяче рублей на счет, ежемесячно и все.
   - Почему по тысяче? Это двадцать пять процентов от его официальной зарплаты? - уточнил я
   - Ира гордячка, она не станет подавать на алименты, ей проще тебя самой содержать, чем ему в ножки кланяться...
   - Бабуль, папа и не должен платить никаких алиментов. Алименты - это то, что обязывает выплачивать суд. А папа, будучи мужчиной, обязан содержать меня и прочих своих детей самостоятельно, в пределах разумного, конечно. Или он... (приличных слов я подобрать не смог), - я с трудом сдержался, чтобы не назвать вещи своими именами, - уверена, что создавал меня он без судебного на то постановления.
  
   Далее мы молча пили чай. Везет же матушке на всяких чмошников. Что папаша, слинявший в закат (что в общем его право), и забывший о собственной дочери (а вот так поступают только чмошники, коим и размножаться не следует). Что этот...Олег, использовавший маман в качестве "пересадочной станции".
  
   - Как папу зовут? - спросил я бабушку
   - А что? - вопросом на вопрос ответила та
   - Ну интересно же узнать, кто мой папа
  
   Бабуля с неохотой, но все же ответила, а я записал его имя в блокнотик. Папашу нужно будет хорошенько ощипать, в финансовом плане. Хотя сначала следует все разузнать, ведь вполне может статься так, что он нищий и овчинка выделки не стоит. Только вот матушку в необходимости "потрясти папашу" убедить будет совсем непросто, видимо. Но в любом случае, она не должна нести бремя заботы обо мне в одиночку.
  
   Я прилег на диванчик, "на пару минут" и заснул. Вот так вот закончился мой первый день в этом мире, после выхода из больницы. Закончился бы...если бы посреди ночи меня не разбудили непрерывный звонок и удары, скорее всего ногой, во входную дверь!
  

Глава 4

   Ночную тишину в стандартной "двушке", а также мой крепкий сон, внезапно нарушили громкие птичьи трели (это дверной звонок у нас такой), а тяжелые удары, нанесенные вероятнее всего ногой, заставили меня вскочить с дивана, как ошпаренного. И не только меня. Бабуля, во тьме было видно лишь ее силуэт, моментально уселась на кровати, а затем, неловко, как это свойственно полному пожилому человеку, встала с нее.
  
   - Господи, кого это принесло в такой час? Зачем в дверь-то так долбить? - пожаловалась она, глядя на темень за окном и слыша непрерывную долбежку во входную дверь
- Бабуль, - ответил я, окончательно проснувшись, - вызывай милицию! Это, как пить дать, мамин друг пришел поинтересоваться, молилась ли мама на ночь... У него ключи есть?
   - Нет, - ответила та, на секунду задумавшись, - он бросил их на комод, когда уходил
   - Слава Богу..., - выдохнул я и бегом помчался в прихожую, а бабуля проговорила в след что-то о том, чтобы я не выходил из комнаты.
  
   Из-за двери соседней комнаты высунулась матушка с заспанным (таким милым!) и испуганным личиком.
  
   - Мам, кто-то ломится в нашу дверь, - дрожащим голосом поведала она бабуле очевидное
  
   Пробежав мимо, до входной двери, и встав на носочки (в некоторых аспектах, бытие коротышкой весьма неудобно), уставился в дверной глазок. Никакого сюрприза не случилось, в общем коридоре бесновался "мамин друг". Что и требовалось доказать.
  
   Судя по расхристанному виду (он где-то потерял или просто снял свой галстук, была наполовину расстегнута рубашка, а пиджак испачкался то ли в пыли какой-то, то ли в песке, не разобрать), сразу после ссоры, он отправился в ближайший магазин, за выпивкой. И так как на улице сейчас тепло и приятно, запивал обиду где-то на близлежащей лавочке. А вот теперь, когда ноги еще несли, но тормоза в голове, похоже уже совсем отказали (матушка ему так и не позвонила...), заявился лично выплеснуть на нас свою обиду...
  
   - Кто там? Кто там? - тронув меня за плечо спросила матушка, включив свет в прихожей
  
   Я обернулся. Явилась она сюда в чем спала, то есть лишь в трусиках, натягивая сейчас на себя футболку. Нда, недурственную "пересадочную станцию" организовал для себя этот чмырь. У матушки все и во всех местах было так, как надо.
  
   - Мам, - ответил я, снова прилипнув к глазку и наблюдая за тем, как беснуется снаружи пьяное тело, - кажется, я победила в нашем с тобой споре на желание...
   - Это Олег?.., - перебила меня она
   - Он самый. И уверена, что таким ты его тоже еще ни разу не видела..., - перебил в свою очередь ее я, разглядывая творящееся снаружи
  
   Чмошник со всей дури саданул по входной двери, и я отпрянул от глазка. Посыпалась штукатурка.
  
   Матушка, аккуратно взяв за плечи, отодвинула меня от двери и намылилась было открыть ее.
  
   - Мама! - крикнул я и втиснулся между ней и дверью, расставив руки и не давая открыть замок, - Ты что делаешь?! Только не говори мне, что решила запустить сюда этот организм! Не сходи с ума, пожалуйста!
   - Злата, не мешай! Отойди! Нужно успокоить его, пока он бед не натворил..., - начала она, вновь попытавшись было отодвинуть меня от двери
   - Только через мой труп! - заявил я, чуть громче, чем хотел, - Чего ты там собралась объяснять невменяемому человеку? В глазок посмотри! Он же пьян в хлам! Я не хочу, мама, чтобы в завтрашних новостях написали, что в Зеленограде пьяный мужчина убил свою бывшую сожительницу...
   - Я не сожительница! - обиделась та
   - Мама...
  
   В этот момент вновь раздались непрерывные птичьи трели и удары (на сей раз кулаком) в дверь.
  
   - Ирочка...сучка ты моя...открой дверь...я знаю...что ты там...что ты меня слышишь, - заплетающимся языком орал "мамин друг", - думаешь...что со мной...можно вот так...как со шлюхой?! Открой...блядь эту сраную дверь!.. Я тебя...по хорошему прошу...открой дверь!
  
   Орал он столь злобным голосом, что оторопь брала. Это же насколько он терпеть не мог все наше семейство, а алкоголь лишь поспособствовал полному расторможению этих чувств. В дальнейшем, мне кажется, если после сегодняшнего он не свалит в закат, проблем от него мы еще хлебнем немало.
  
   - Я...я все...прощу...и этой твоей...дочке...жирной малолетней суке...тоже прощу...
   - Бабуль, - закричал я, - ты милицию вызвала?
   - Вызвала, вызвала, - негромко ответила, зайдя в прихожую, перепуганная пожилая женщина
   - Тогда маму отсюда забери, пожалуйста, чтобы она не слышала всего этого... Идите на кухню, чайку попейте. Нечего ей здесь делать, одно лишь расстройство для нее. А то она кажется уже собралась запустить сюда это человекообразное.., - сказал я
   - Прекрати! - вдруг истошно закричала матушка, заплакав, когда чмошник, в очередной раз, изо всех сил ударил ногой в нашу дверь, - Хватит!
  
   Вот же тварь...меня разобрало какое-то немыслимое зло на этого чмыря.
  
   - Господи, бабуль, да уведи уже маму отсюда! - у матушки явно начиналась истерика
  
   Бабуля, очнувшись наконец, проявила не дюжую для ее возраста силу, потащив свою плачущую, и что-то там бормочущую под нос дочь, прочь из прихожей.
   Та, вначале упиралась, но затем, послушно пошла за своей матерью на кухню или куда там они пошли.
   - И тебе здесь нечего делать! - заявила мне бабуля, - Пусть себе орет там! Пошли!
   - Да-да, бабуль, я сейчас, - ответил я, глядя за происходящим в глазок
  
   Если бы весь этот цирковой номер, что сейчас происходил за дверью, не расстроил столь сильно матушку, то я бы, наверное, даже получил удовольствие от его созерцания.
  
   - Открой дверь...Ирочка..., - продолжал вопить чмырь, - я принес...гостинцы для твоей...старой суки...матери...и твоего...жирного отродья...грибочки...да...отсосиновики называются!
  
   Рожа у "маминого друга" была натурально перекошена от злобы. Нет, хоть мама ему особо и не нужна (впрочем, ему с ней весьма удобно), но для его чувства собственной значимости оказалось нестерпимо, видимо, произошедшее днем.
  
   - Себе оставь свои гостинцы, дегенерат! - громко ответил тому я, чем вызвал новую серию ударов в дверь и поток оскорблений уже в свой адрес (он моментально узнал мой голос)
   - Ты-то чего ругаешься? - это бабуля пришла за мной, - Пойдем! Не слушай этого пьяницу, тебе врачи волноваться запретили, помнишь?
   - Сейчас-сейчас, бабуль, - ответил я, вновь прильнув к глазку
  
   По идее, все шло к тому, что "мамин друг", спокойно и без особого ущерба для окружающих (только дверь испачкал ногами), дебоширил бы в общем коридоре до приезда наряда милиции, который уволок бы его в близлежащий околоток. И на этом пьяный дебош был бы окончен, но...
   В нашем доме, на каждом этаже расположены по четыре квартиры. Два "блока", в разных концах этажа, по две квартиры в каждом. И прямо вот сейчас, открылась дверь соседней и оттуда высунулась какая-то недовольная женщина.
  
   - Чего разорался?! - закричала она, - Ночь на дворе, ты мне ребенка разбудил, пьянь...
  
   Этой женщине надо было вообще не иметь мозгов, чтобы открыть входную дверь, когда за ней беснуется пьяный агрессивный мужик, у которого тормоза отказали напрочь. Особенно, когда еще и ребенок дома...
   Случилось то, что должно было случился. "Мамин друг" моментально переключился на открывшую ему дверь тетку. Заодно, с пьяных глаз, приняв ее за мою матушку.
  
   - Ирочка! - злобно и как-то даже радостно завопил он, вцепившись в ручку входной двери соседки, - сучка моя...я пришел...тебя... наказать...и твою суку мать...и дочь! Со мной...нельзя так..поступать!
  
   Соседка громко завизжала и попыталась было закрыть дверь, но куда там... "Мамин друг" крепко ухватил дверную ручку и опершись ногой о стену, рывком потянул на себя, настежь раскрывая дверь. Тетка, потеряв равновесие, грохнулась.
  
   И, казалось бы, еще чуть-чуть и этот пьяный организм вломится к ней в квартиру, но тут на сцене, как в сказке, объявился "прекрасный принц" (подобного от наших сограждан я честно говоря не ожидал). Внезапно в поле зрения глазка попал какой-то тощий мужик (или подросток, в глазок было не разобрать), в домашних штанах и в майке-алкоголичке, огревший сзади "маминого друга" по голове то ли шваброй, то ли щеткой какой-то. Ударил его и ломанулся кабанчиком обратно, в свою квартиру, роняя тапки на ходу в прямом смысле слова.
   Получив по макушке, чмырь тут же отпустил ручку двери, чем моментально воспользовалась соседка. Весьма резво вскочив на ноги и продолжая безостановочно визжать, она тут же захлопнула дверь, закрыв ее на все замки (кажется, что больше она дверь открывать не станет вообще никому). "Мамин друг", получив шваброй по макушке, безостановочно матерясь, ринулся за обидчиком в погоню. Прибежав к уже закрытой двери, само собой. И громко матюгаясь, бросил в его дверь его же тапок.
  
   Вся эта сцена меня так рассмешила, что я откровенно ржал. Хотя мужик (или пацан) молодец, конечно. А открывшая дверь тетка - просто феерическая идиотка (железные же двери специально придумали, чтобы открывать их, перед кем попало).
  
   Отсмеявшись наконец, заметил бабулю, которая спрашивала, что там произошло.
  
   - Наша бесстрашная соседка открыла дверь и начала орать на Олега, а тот, перепутав ее с мамой, едва не ввалился к ней домой. Но тут на помощь соседке пришел рыцарь без страха и упрека, огревший маминого бывшего друга шваброй. Весело живем!
   - Совсем упился! - вознегодовала бабуля, - Ленку перепутать с моей Ирочкой!..
   - Похоже наши отношения с соседями испорчены надолго, - сказал я
   - Бог с ним, утро вечера мудренее. Пойдём на кухню, сейчас милиция приедет, заберут этого мерзавца, - сказала бабуля, беря меня за руку
  
   Неожиданно за дверью установилась тишина. Я, аккуратно высвободившись из рук бабушки, взглянул в коридор, посмотреть, с чего это вдруг такое затишье, уж не перед бурей ли оно.
  
   Олег этот, потирая ушибленную шваброй голову (видимо, все-таки весьма болезненно прилетело), уселся на пол, напротив входных дверей (нашей и соседки). Рядом с ним, на полу, стоял пакет, из которого он достал бутылку (с чем-то темным, коньяк или виски, не знаю) и приложился прямо к горлышку.
  
   - Кажется успокоился, - сказал я
  
   И в этот момент "мамин друг", с трудом встав на ноги, принялся выплескивать содержимое бутылки на нашу входную дверь и на соседкину...
  
   - Бабуля, - я старался говорить спокойно, - срочно принеси сюда ведро воды...и тряпку какую-нибудь прихвати! Этот гад собирается поджечь нам дверь...
   - Боже мой! - воскликнула та и рванула за требуемым
  
   ... И ведь поджег, урод!
  
   Однако, в тот момент, когда он устроил свое файр-шоу (черт знает, как не загорелся сам), его моментально уложили мордой в пол и заковали в наручники, приехавшие наконец-то на вызов милиционеры.
  
   Когда бабуля, вместе с ведром воды и тряпкой вернулась из ванной (прихватив предусмотрительно с собой и швабру), я открыл входную дверь, и мы принялись тушить горящий алкоголь (один из милиционеров остался помогать тушить огонь) на соседской двери, а затем, и на нашей. В коридоре, у лифтов, продолжал вопить бывший "мамин друг".
  
   Несколько минут спустя, после того, как чмыря уволокли в местные застенки, и мы потушили огонь, в коридоре вновь началась ругань...
   Ругалась та самая Лена, что с дуру открыла дверь и которую едва-едва не приголубил этот Олег. Оппонировала ей бабуля.
  
   - ... и чтобы Ирка больше не водила сюда своих психопатов-алкоголиков! - орала соседка
   - Мы сами разберемся, кого приводить к себе домой! - ответила "ударом на удар" бабуля
  
   Женская ссора набирала обороты. Но...
   Едва завидев меня, а я, отнеся ведро со шваброй на их место, вышел в общий коридор, соседка моментально сменила гнев на милость (ну или не сменила, но орать прекратила, знала, видимо, что со мной произошло).
  
   - Златочка! - улыбнувшись мне, воскликнула она, - Ты как? Испугалась, небось...Вот он урод! Ты же, деточка, только сегодня из больницы вернулась, да?
   - Да, теть Лен, сегодня вернулась..., - ответил я, улыбнувшись ей, - Простите, пожалуйста, за все это. Как выяснилось, не все "прекрасные юноши" могут спокойно пережить расставание со своей возлюбленный...этот вот не смог.
   - А! - махнула рукой женщина, - Придурков много... а за дверь я с него стрясу по полной!
  
   Нормальная, в общем, оказалась тетка, только с инстинктом самосохранения у нее все плохо. Лет сорока с гаком. На вид - типичная женщина-руководитель небольшой компашки.
   А дверь, да... Ее симпатичная дверь, обитая светлой кожей (или отличным кожзамом каким-то) здорово подкоптилась (нашей двери тоже досталось, но она самая простая, так что ущерб невелик). И сомнений в том, что эта "теть Лена" стрясет за причинённый ущерб с бывшего "маминого друга" все до последней копеечки, включая ущерб моральный (хотя в нашей стране за моральный ущерб возмещение чисто символическое, и не думаю, что в этой реальности дела обстоят как-то иначе), у меня не было никаких.
  
   Внезапно из ее квартиры высунулась, с настороженным выражением на лице, девица лет двадцати (похоже, это и есть тот самый ребенок, которого разбудили). Заметив меня, она изрядно повеселела и вышла в коридор. Подойдя ко мне, ущипнула меня за щечки, радостно заявив:
  
   - Златка! Тебя-таки выписали! Извиняй, что не навещала в больнице, я только вчера вернулась домой...
  
   Она замолчала, ибо "теть Лена" принялась шептать ей что-то на ухо.
  
   - А, точно! - ответила девица матери и сказала, обращаясь уже ко мне, - меня Милой зовут...
  
   В этот момент из своей квартиры вышел сосед, тот самый "принц, пронзивший копьем дракона". Приодевшийся уже. И не пацан это был, а взрослый мужчина, лет пятидесяти. Невысокий и субтильный, гладко выбритый. И тоже подшофе, хотя и не сильно (пятница же, сидел дома, никого не трогал, культурно выпивал). А по отличным часам на руке было очевидно, что нормальные деньги зарабатывает типчик (в этом доме, насколько я понял, люди в основном приличные, ибо это какой-то кооператив, квартиры в котором не выдавались государством, а покупались за деньги).
   Подобного рода супчики мне хорошо знакомы. Он из той категории товарищей, с которыми хорошо культурно выпивать, обсуждая всякое. В основном, конечно, прекрасный пол. У меня на работе было несколько камрадов такого плана.
   Вечные холостяки. Не особо интересные ровесницам в юности. А затем, годам к сорока и старше, когда и положение зарабатывается достойное и квартира\машина\дача уже в наличии, и когда у этих самых ровесниц, если они остались без мужа, меняются жизненные приоритеты, и от мужчины им становится нужна стабильность и достаток в семье - роли меняются. И эти самые ровесницы становятся таким парням совершенно неинтересны. Им хочется того, чего не было в юности - "настоящей любви" с молодой женщиной (с их слов). У некоторых это получается, у большинства же нет.
  
   Но сегодня, кажется, все будет иначе. Бывший "мамин друг" устроил "звездный час" для этого "прекрасного принца". Короче говоря, впечатленная его поступком, соседка видимо собралась крепко взять этого супчика в оборот (судя по тому, какие взгляды она на него кидала), и отвертеться от нее у него, как мне кажется, даже при всем желании не выйдет. Не зря же говорится, что ни одно доброе дело не остается безнаказанным. И на наших глазах начинается история Ромео и Джульетты, из нашего, блин, подъезда.
  
   Чуть позже, на кухне. Закипев, отключился чайник, и бабуля заварила чай. Мама на минутку вышла.
  
   - Все-таки удачно все получилось, - сказал я, когда матушка не могла услышать
   - Что получилось? - не поняла бабуля
   - Пьяный дебош "маминого друга"..., ответил я, но был перебит бабушкой
   - И чего в этом ужасе удачного? - недовольно поинтересовалась она
   - В этом ужасе удачно то, что тип этот, больше не будет с мамой. Не простит она ему эту выходку, - ответил я
   - Ты...стала совсем другой, Златочка...какой-то не по-детски продуманной..., не узнаю тебя совсем, - грустно сказала бабуля, разрезая "Птичье молоко" и кладя по кусочку себе и моей матушке (видимо случившееся сейчас было для нее сильным шоком, ибо речей про то, как изменилась Злата она старательно избегала).
   - Кстати, - поинтересовался я, - а разве милиционеры не должны были взять какие-то объяснения у нас?
   - Завтра участковый придет, - ответила та, отламывая ложечкой кусочек тортика
  
   Вернувшая на кухню матушка молча пила чай, глядя в одну точку. Она была жутко расстроена.
  
   Минут пятнадцать спустя. Когда шел в комнату досыпать, был изловлен крепко обнявшей меня матушкой.
  
   - Не хочу сегодня спать одной! - заявила она и потащила меня к себе в кровать, как плюшевого мишку
  
   Спать в одной постели с матушкой было...некомфортно, однако отпускать на свободу она меня не собиралась, да и я не вырывался. Не хотелось оставлять ее сейчас одну, мало ли какие мысли могут прийти в голову женщине, терзаемой депрессией.
  
   - Прости, пожалуйста, за то, что сегодня тебе пришлось пережить все это...это моя вина, - хлюпая носом сказала матушка, прижавшая меня к себе, когда мы улеглись спать и чмокнувшая в макушку, - больше никаких отношений я строить не стану...
   - Мама! - перебил ее я и погладил обнявшие меня руки, - Не желаю слышать от тебя подобного вздора! Я, как твоя дочь, не разрешаю даже думать о подобном! Ты у меня молодая и красивая женщина, и не должна жить, как монашка! Я против! Я настаиваю на том, чтобы у тебя был любящий муж! Все, точка! Просто сделай из произошедшего правильные выводы о том, какой мужчина не должен быть рядом с тобой.
   - Это непросто, Злата... я уже в том возрасте, когда все приличные мужчины уже давно женаты..., - пожаловалась она, меня обняв покрепче
   - С чего это ты так решила? - поинтересовался я, - Оглядись вокруг, мам! Наш мир - это мир одиноких людей. И мужчин, и женщин. Вокруг достаточно вполне достойных мужчин, без второй половинки, которые бы многое отдали за возможность быть с такой женщиной, как ты! Даря тебе свою любовь и заботу, и получая взамен то же самое от тебя. Так что не надо вешать нос. Ты у меня самая лучшая мама на свете.
  
   Мы замолчали, думая о своем, а минут через пятнадцать я услышал ее мирное сопение. Матушка заснула.
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"