Иванов Александр Анатольевич: другие произведения.

Тени Острова Дронов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
  • Аннотация:
    ВТОРАЯ КНИГА. Затерянный в бескрайнем море Остров, напичканный действующими оружейными системами, является игровой площадкой для сообщества дроннеров - рядовых пользователей Интернет, управляющих дронами - небольшими шустрыми роботами с обратной связью на уровне биотоков мозга человека, позволяющей получить максимальный эффект присутствия в увлекательной игре. Однако все ли игроки играют по установленным правилам? Все ли ставят перед собой только игровые цели? И так ли это безопасно - играть в такие азартные игры?


   А. Иванов
   ОСТРОВ ДРОНОВ
  
   Книга вторая
   ТЕНИ ОСТРОВА ДРОНОВ
  
  
   ВТОРАЯ КНИГА. Затерянный в бескрайнем море Остров, напичканный действующими оружейными системами, является игровой площадкой для сообщества дроннеров - рядовых пользователей Интернет, управляющих дронами - небольшими шустрыми роботами с обратной связью на уровне биотоков мозга человека, позволяющей получить максимальный эффект присутствия в увлекательной игре. Однако все ли игроки играют по установленным правилам? Все ли ставят перед собой только игровые цели? И так ли это безопасно - играть в такие азартные игры?
  
  
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  
   *
  
   Хабар мы решили в Приёмку не сдавать - слишком задёшево его там нынче принимают. В смысле, резона нет. Лучше всего сдать на Рынке, там цены круче. Но о том чтобы тащиться туда мы даже и не мечтали - далеко и рискованно. В смысле, не столько даже далеко, сколько рискованно. Граберы там так и шастают окрест толпами, как крысы казематные. Нам от них не отмахаться никак, слабые мы пока ещё с Валетчиком. В смысле, и прокачка не ахти, и числом нас только два. Потому, что держимся мы особнячком, и не спешим в кланы всякие вступать или там, в банды, чтобы защиту иметь. Хотя сами уже начинаем понимать, что надо куда-нибудь определяться: либо в банду, либо в клан, либо в шарагу какую. Правда, это не так легко сделать, поскольку у всех более-менее приличных группировок свои заморочки на тему, кто им подходит, а кто нет. И это помимо нехилого вступительного взноса. Вот, к примеру, у Южно-Удельских рейнджеров или у Среднеземных пластунов доверие старших товарищей надо заслужить долгой и отважной борьбой с врагами Островного правопорядка. Или оттянуть срок в нудной охране факторианских караванов. Или отбарабанить чуть не год в Службе Спасения, выручая из беды разных дебилов и олухов каких на Острове миллион. Причём безвозмездно. В смысле, работать надо безвозмездно, то есть даром. За одно спасибо. Нет, конечно, у них есть какие-то призовые выплаты и поощрения разные, но нам это не очень подходит. Потому, что несвобода. Мы с Валетчиком любим простор для души, чтобы нас никто не контролировал - безвозмездно мы кому помогаем или, наоборот, за гроши. А несвобода нам не подходит. По крайней мере, пока. Ещё вариант - самим шайку сколотить. Заманчиво. Но тоже не катит, так как здесь помимо денежных средств ещё и авторитет требуется, признанный среди дроннеров. Чтобы к нам люди потянулись. А его-то у нас и нет. По малому стажу игры. И добыть его ещё сложнее, чем бабки.
   Так вот, бабки. Бабки на нашем Острове, решают многое. Почти всё. И тебе ремонт, и тебе апгрейд, и тебе все удовольствия, какие только придумать тут можно. Вот, к примеру, хотел как-то Валетчик классный немецкий артефактный штык себе домой переправить, чтобы на стенке над кроватью повесить и любоваться. Так ему такую цену за транзит заломили! Нам вдвоём за год не собрать. А будь у нас требуемая сумма, вопрос был бы решён. Потом что то, что нельзя сделать за бабки, можно сделать за большие бабки. Так что, мы его тогда просто продали, хоть Валетчик и жалел очень. Пытался даже за рубли выкупить. Не свезло. Потому как рубли здесь не катят, не говоря уж про другие валюты. Здесь в ходу только особые островные боны Факторианских банков. Ещё на заре Игры Учредители сговорились меж собой и создали единую финансовую систему. Вот с того времени боны и ходят. И налом, и без. И чтобы они ходили не мимо тебя, надо приложить немалые усилия и проявить немалую изворотливость. На эту тему, как доставать здесь мани-мани, можно не одну поэму сложить. И даже не один роман.
   Так что получать бабки за хабар и отдавать их потом какой-нибудь охране за охрану, чтобы хабар этот продать... нам обоим не по нутру. Особенно Валетчику. Очень уж он у меня бережливый - хрен ты у него на апгрейд просто так хоть один бон выпросишь. И вот начнёт он нудить и жилы из тебя вытягивать: да зачем тебе новый движок, когда и старый ещё неплох, да и на фига тебе эти скаутские гляделки, коли ты всё равно бойца себе прокачиваешь, а не разведчика? Или - зачем тебе такая крутая стальная пика? Возьми вон лучше сваргань себе дубинку берёзовую - дёшево и сердито, и главное без денег. Нет, он вовсе не жлоб, просто эконом такой. В смысле, экономист. Где-то он там у себя дома по этой профессии работает. Правда, особо не распространяется где. А я особо и не спрашиваю. На хрен мне его домашние секреты?
   Мы с ним познакомились ещё на Полигоне, когда Учебку заканчивали. Вместе учились, вместе окончили, вместе и на Остров пошли. И держаться впредь решили также дружно, чтобы выживать легче было. А чтобы дружба крепче была, определили деньги наши на общем счету держать, на Валетчикином. И распоряжаться ими только сообща. Собственно, это его идея была. А я поддержал. Поскольку не экономист и в финансовых делах не сильно соображаю. В смысле, не соображаю, ни сильно и ни как. Все эти их дебиты-кредиты, не моего ума дело. Я вон, слава богу, школу закончил на троечки и пошел себе на завод работать. Сперва, конечно, разнорабочим - куда пошлют. Потом в промышленном лицее от завода специальность получил. Сейчас токарь-фрезеровщик, четвёртый разряд. Зарабатываю, дай бог каждому в моём возрасте. Машину купил, гараж. Дачу вот хочу. Для полного счастья осталось жениться. Только никак не могу. Не нашел ещё по себе подругу. Валетчик, похоже, тоже холостяк. Так как-то по ходу жизни впечатление такое сложилось. Хотя, кто его знает, как там на самом деле? Может, и нет. Да мне это как-то... особо и не. В смысле, по.
   Мы с ним вообще-то в разных часовых поясах живём. Он где-то на Диком Западе. В смысле, на Урале. А я на Дальнем Востоке, в славном нашем Комс-на-Амуре. И по тому, что я обычно после шести вечера по своему местному в инете зависаю, а Валетчик завсегда со мной, можно сделать вывод, что он либо по ночам работает, а днём развлекается, либо прямо с работы на Остров выбирается. Можно было бы его об этом спросить, да только мне как-то неудобно в его жизнь соваться. В конце концов, какая разница? Вот мы с ним и торчим на Острове с вечера моего и до ночи моей почти каждый день. А по выходным и весь Островной день и вечер просиживаем частенько, что для меня оказывается поздним вечером и полной ночью. Так что я потом как сонный лунь днём куняю, куняю и прокунять никак не могу.
   И вот, что интересно, я ведь компьютерные игры не люблю совсем. Они для меня никак. В смысле, ничто. Пустая трата времени. Ни голове, ни... сердцу, в прямом смысле. А тут мне Ванька Тамбовский, дружок мой по работе, показал, как на Остров ходить и дроном рулить - так прямо со мной что-то сделалось. Зацепило меня как магнитом. Купил себе быстренько компьютер покруче с виртуальным экраном и с обручем связи. Дружок сеть настроил, Игру поставил... и я заторчал. В смысле, завис. Вначале всё на Полигонах тёрся, обучался. А потом только к Острову прибился, это уже с Валетчиком.
   Товарищ он, в общем, хороший, мне с ним интересно. Как и ему надеюсь. А остальное не важно. Важно, что мы с ним тут на дроньих землях вместе держимся и живём себе дружно. Модули свои качаем, хабар добываем, Остров исследуем, с народом разным общаемся. А что? Весело. Даже часто бывает, что спать уже пора завтра на работу, а уходить не хочется никак. Хочется ещё чуть-чуть побыть на красоты местные посмотреть да с мужиками у костра поболтать. От них байки послушать и самому баек наподдать. Да... В смысле, да-а-а... Душевное общение это - вещь!
   И ведь, что главное интересно, не просто игрушка здесь какая-то бестолковая - стрелялка-бегалка. Нет. Основатели ценную штуку сотворили - полезное дело превратили в игру. Очищать от всякой опасной рухляди Остров. Это старый военный полигон, набитый всяким прогнившим смертоносным дерьмом: минами, бомбами, снарядами, стрелково-пушечным и ружейно-пулемётным. Причём всех времён и народов. Поскольку с древних пор много кому довелось им владеть. И каждый норовил из него забацать неприступную крепость для контроля судоходных путей и торговых регионов. И средневековые пираты здесь были, и армады непобедимых флотоводцев, и эскадры крестоносных железных дредноутов. Пока не утвердился Андреевский флаг. А после уже и современные вояки поселились. И понатыкали ко всему старинному истлевшему железу современного нержавеющего. Со всей инфраструктурой. Вот и получилось, что древние медные пушки соседствуют с автоматическими стационарными точками ПВО, а хранилища хим-дым и прочей заразы располагаются в подвалах цитаделей времён короля Карла Затёртого.
   И всё это дерьмовое богатство отдано безраздельно в твои руки. В смысле, бери - не хочу. Причём натурально, в живую. Из-за обратной связи. Робот на Острове все свои ощущения тебе транслирует, и ты начинаешь чувствовать, словно ты там. И до такой степени всё натурально и вживую, что временами и в реале путаешься, где ты есть на данный момент - здесь, или ещё там. Вон я раз в центральном универмаге попытался на задние ноги опереться, когда на второй этаж шел, а тут сверху толпа внезапно подвалила на выход. Так я опираюсь на ноги задние - а их-то нет! В смысле, нет ТУТ у меня ног сзади, ну совсем! Как загремел я тогда по лестнице вниз! За этой, в смысле, толпой! Локоть сильно расшиб. Пришлось в травматологию обращаться. Неделю на больничном сидел. А на Острове потом левым манипулятором долго пользоваться нормально не мог. Хромал на руку, х-хе. Да-а... Вот тебе и реальная виртуальность. Там на здесь влияет. А здесь на туда и обратно.
   Тут среди дроннеров, разговоры идут на тему, а что будет, когда всё очистим? Не знаю, честно. Я так далеко не заглядываю. А пока работе... игре то есть, никакого краю не видно. Хоть всё это уже лет восемь тянется. Да я думаю - и пусть себе тянется потихоньку и полегоньку. Никто никуда не торопится, поскольку интересные тут дела творятся. Все довольны, все смеются. А кто не смеётся так и пошел себе на фиг в какие-нибудь фигли-мигли играть. Рисунки по картинке гонять. Да только я про таких чудиков, что-то никогда и не слышал, чтобы сами с Острова отваливали. В смысле, добровольно и с песней.
   Казалось бы, ничего особенного в этом нет - робот на Острове, а ты им из дома управляешь. По сети инэтовской - видишь через него, слышишь через него, говоришь им. Ходишь куда хочешь, берёшь чего-нибудь, делаешь. То, сё, пятое-десятое. Всё просто. У нас вон на работе и посложнее механизмы есть, всё-таки мы суперсовременные истребители строим, а не чайники медные со сковородками клепаем. Но тут всё по-иному - как только процесс соединения с модулем начинается, всё - дом пропал, ты пропал, и есть только Остров, дроны, и ты один из них. Это из-за того, что все твои чувства тоже на Острове оказываются. Так у человека по природе сделано, что там, где его чувства, там он сам и находится. Вот так вот. Не-ве-ро-ят-ные впечатления, сильные. В смысле, очень.
   Что ещё мне здесь нравится, так это разнообразие. Разнообразно тут всё устроено со всех сторон, как в жизни. В смысле, живи, как хочешь и будь, кем хочешь. Дрона себе можешь выбирать на любой вкус и цвет. Хочешь лёгкого разведчика? Бери себе скаута или траппера и летай бегом по равнинным просторам. Или бегай лётом по горным кручам. Разведывай, разглядывай, узнавай и сообщай, чего где. А хочешь тяжелого бойца, мощного? Бери себе крутого и могучего, чтобы славно биться во всяких боях и сражениях. Тут это бывает иногда. В смысле, не часто. Или бери среднего универсального. Этот средний везде годится. И полазить, и подраться, и прочее, что тебе хочется. Боны отстёгивай и бери любого. Наворачивай ему, чего пожелаешь. Хоть четыре ноги, хоть шесть. Движки, аккумуляторы-манипуляторы, всё по уму и к сердцу - как ты своего дрона накрутишь, так он у тебя, родимый, и побежит. Главное - были бы боны. А их надо зарабатывать тяжким трудом. Или кому как нравится.
  
   Вот поэтому и сидим мы, с дружком Валетчиком, в сталкерской таверне под смешным названием "Боржч", что находится в ихней же деревне по имени Шухарт. Или имени Шухарта? А, не важно... И крапаем текст сообщения, чтобы выложить инфу на Островную доску объявлений.
   Крапаем и мучаемся, так как задачку мы себе поставили непростую - надо нам в этом коротком посте выложить: и что мы толкаем, и сколько у нас его есть, и почём мы за него просим. И при этом надо ещё своё инкогнито не раскрыть, чтобы на нас те же граберы не вышли, которые простачков у барахолки с хабаром ловят. Это если туда. А если оттуда, то уже с товаром и деньгами. А если прямо там, то с хабаром, с товаром и деньгами одновременно. Сразу, то есть. Кому как повезёт. Хорошо ещё, что у нас не все деньги налом ходят. Основную массу народ на счетах держит. А со счёта увести трудно, я даже не знаю как. Ну, может, если добыть пароль и ник...
   Потому-то инкогнито здесь и очень важно. В смысле, жизненно необходимо. Собственной скрытностью тут прямо все озабочены. Все как есть шифруются на раз и на два. Никто своим настоящим именем не пользуется, у каждого кличка-ник, а на эту кличку ещё своя кличка, чтобы никому не понятно было, кто какой под каким ником скрывается.
   Например, Валетчика Валетчиком только я зову. А официально он числится как Валентный Читер. Потому как по латыни это значит "сильный взломщик". Х-хе. Типа, он мне так объяснил. Но обычно, его называют просто - Чит. А я вот привык больше Валетчиком. А он меня Мэтом зовёт. Или - Мэтью, иногда. Когда как. Потому, что я себе кличку выбрал - Хэви Мэталл.
   Я, как на Остров пришел, долго мучился, как назваться. А потом вспомнил, что у матери в столе, диски древние, лазерные ещё, валяются. На них чёрные рожи размалёванные, не-пойми-кого, и это самое "хеви мэталл" написано. Ну, я и выбрал. А что? Не суть, тут всякие встречаются. Ещё и похлеще моего есть. Ну да, не о том же, в смысле, речь.
   Сидим это мы, значит, за монитором древним, элсидишным, в таверне, и пишем это наше объявление. А на улице уже далеко за Островной полдень, в зале пусто - весь народ в поле, пропитание себе добывает. В поте с лица своего. Со всех сторон отдалённых доносятся выстрелы, взрывы, свисты и шипения - это военная Островная механика всех времён и народов от нашего брата дроннера отбивается, жизнь свою бесполезную отдавать за просто так не желает. А вот уже ближе к вечеру, начнет народ к таверне подтягиваться: хабар сбывать, бартеры устраивать, байки травить про приключения свои, новостями обмениваться. Общаться, в смысле. Короче, шумно станет, тесно и неудобно. Вот мы слегка и торопимся дописать и на доску объяву отправить, чтобы нам никто не мешал.
   И тут подваливает к нам неожиданно из дальнего угла зала, этакий видный франт. Машинка у него ничего, вполне крутая - средний боец с неплохими наворотами. Походка уверенная, мягкая, не дёрганая. Чувствуется сразу - опытный товарищ, не лох какой, отвислым задом не виляет. Подошел, посмотрел на нас с лёгкой улыбкой и спрашивает мягким таким, вкрадчивым голосом:
   - "Что, добрые господа, у вас за трудности? Давно я на вас смотрю, и никак не пойму - то ли вы письмо любовное сочиняете, то ли стихи пишете, то ли декларацию о правах человека в образе дрона конспектируете. Может вам помощь какая-нибудь требуется? Не стесняйтесь - первейший долг благородного кабальеро оказывать помощь страждущим, по мере сил своих и возможностей".
   Ну, как-то так он выразился. Я, вообще-то, сразу и не въехал. А вот Валетчик вскинулся:
   - "Идите, говорит, себе сударь, боком, плиз-з. Хотите себе - налево, а хотите себе - направо. Мы тут тет-на-тет общаемся, и в третьих лицах надобности не испытываем".
   Вроде как, почти вежливо сказал. Он у меня вообще-то, гоношистый. Вечно встревает во всякие лязги-дрязги. А я его потом оттуда достаю. Иногда по частям. Одно слово - задира.
   А франт этот усмехнулся слегка, и снова к нам обращается:
   - "Напрасно вы, добрые юноши, от помощи моей отказываетесь. Я ведь не просто так подошел, а от всей души - по доброму делу, да с добрыми намерениями. Если вам, например, хабар выгодно сдать надо и на кидалово не нарваться, то милости прошу - всегда к вашим услугам. Ценой не обижу, если товар того стоить будет".
   Валетчик тут сразу и задёргался - мол, какой хабар, да с чего вы взяли? Какие ваши подозрения? А тот ему ласково так:
   - "Я тут, славные мальчики, не первый год островные тропки утаптываю, много чего насмотрелся и много чему научился. И муки ваши душевные мне легко понятны, дорогой Чит".
   Ну, тут Валетчик, вроде как испугался, что ник его известен, и отнекиваться начал:
   - "Не знаем даже, откуда вам такие подробности известны, сударь, и отчего такое подозрение ваше. У нас даже и в мыслях ничего подобного не вертится".
   А франт ему, серьёзно так:
   - "Настаивать не стану, это не по-кабальерски вовсе. Я просто так, по доброте душевной, помочь хотел, а не хотите, так и не надо. Смотрите только на каких-нибудь ушлых барыг не нарвитесь, а то мало не покажется, когда они вас сделают в одну левую".
   Ну и, вроде как, отходить хочет.
   Тогда Валетчик и сдался нехотя, и говорит ему нормальным своим голосом, без выпендрёжу уже:
   - "Ладно, ваша правда, сударь, есть у нас немного хабара, и мы бы хотели его повыгодней продать, да опыта в этом у нас пока ещё нет".
   - "Прекрасно, добрые юноши, - говорит франт, и пристраивается к нам, - значит, и верно, помощь моя вам как раз к месту придётся, словно страждущему пилигриму в пустыне сарацинской, алтарь отца нашего небесного".
   Ну, так как-то, в общем. Он всё время так странно разговаривает, вроде как бы, смеётся над тобой постоянно. Только не зло смеётся, а вежливо так, на "вы". Иногда понятно выходит, что он сказать хотел, а по большей части, трудно уразуметь, что в его словесных завитках скрывается - мудро накручивает. Да и имя у него странное - Педро, и притом, Крот. И никак я понять не могу, то ли это и впрямь имя его, то ли кличка, а то ли, и того хуже - ник.
  
   Короче, сдали мы ему весь свой запас взрывателей, что под Обсерваторией Стекляруса надыбали. Все двадцать две штуки, копейка в копейку. Цену он нам заплатил действительно хорошую, мы столько и не ожидали получить. Даже на рынке. Валетчик от такой неожиданности подобрел, расслабился и разрешил мне ходовой движок на новый поменять, более мощный. А я ещё под шумок, топор себе приобрёл. Из хорошей рессорной стали кованый, с деревянной полированной рукоятью. Точно по руке, балансировка и вес в меру. Я его сразу же приторочил себе на спину, чтобы сидел надёжно, и доставать было удобно и быстро. Очень смачной штукой этот топор оказался, одно слово - вещь. Крысе по башке дашь - и можно топографию коры её головного мозга изучать в натуральном разрезе, прямо как на чертеже-задании для изготовления на фрезерном станке.
   И сразу мне этот Педро занравился - правильный человек, понимает, как к дроннеру подход найти. А Валетчик мой, так прямо и расцвёл:
   - "Мы теперь с тобой, Мэтью, славно заживём. Если, конечно, этот канал сбыта стабильным и надёжным в дальнейшем останется".
   И сразу стал строить планы расширения поставок.
   - "Перво-наперво, - говорит, - Стеклярусову Обсерваторию надо более тщательно обследовать, вплоть до проведения археологических изысканий на большую глубину исторических пластов. Там, говорит, ещё могут быть и взрыватели, и то, чего они взрывать должны - снаряды или мины. Далее надо будет Забугорный пулемёт у этой обсерватории, всё-таки поломать. Силы и ум приложить, и сломать его, гада, в конце-то концов. Под ним наверняка ценности есть, раз он там поставлен. И судя по тому, как он агрессивно себя ведёт, не малые. А потом обратим взор свой прямо на Четвёртый Бастион. Почему на Четвёртый? Потому что в Третьем крысы и народ всё уже повытоптали. То есть уровень конкуренции слишком высок, и в силу этого рентабельность нашего предприятия будет неоправданно низка. (Экономист!) А вот в Четвёртом, всё как раз наоборот - доступ туда сильно ограничен, из-за инквизиторских наездов. Народу мало, крыс, по слухам, тоже. Хабару - во!"
   И чиркает себе по шее, словно харакири делать собрался, то есть, кесарево... или, как там его? А, да, не важно. И такой он задумчивый сделался, прямо как кот мой Кеша, когда ему повезёт большой кусок мяса схавать - глаза полуприкрыл, и мурлычет что-то про себя вполголоса. Вообще-то, он умный эконом, но бывает и влетает сгоряча. Потому что, часто увлекается и теряет бдительность - очень уж хочется ему разбогатеть побыстрее. Вот мне и приходится оберегать его, охранять, а частенько и тормозить. Потому я ему, рассудительно так, и замечаю:
   - "А как же мы туда попадём, коли "инквизиторы" все пути-подходы строго контролируют и нарушителей если и пропускают, то только на запчасти?"
   А он мне:
   - "Эх ты, серость! Нам же Педро постоянный контракт предложил - хабар ему поставлять. И даёт нам по такому случаю сталкерскую карту скрытых подходов и планы первого уровня Бастиона. Правда, не совсем точный. И пропуска через инквизиторские посты по такому случаю достать обещал. А для удобства хождения, и не только нашего, даст нам ещё скрытные маячки-ретрансляторы, мы их в точках, где он укажет, установим. И ходить нам в подземельях будет намного проще по этим наводкам. И позже обещал дать на прокат переносной ретранслятор с удлинителем, чтобы можно было на нижние уровни пробираться, где обычные дроннеры вообще не бывают. Представляешь, сколько там всякого барахла ценного может быть? Представляешь, сколько это всё стоить будет, когда мы его оттуда вынем, и сюда доставим? А, серый ты человек?"
   И хлопает меня по груди. Потому, что выше ему не достать, дрон у него мелкий - скаут разведывательный "кузнечик". Удобно в нём по всяким дырам, и тайникам лазить. Это когда мы ещё себе дронов выбирали, по приходу на Остров, он себе сразу скоростного скаута взял. Я, говорит, буду сокровища выведывать да разыскивать, а ты будешь меня охранять и грузы вывозить. И выбрал для меня крупного и тяжелого "мула".
   Вначале я слегка расстроился. Очень уж "мул" этот медленный оказался, еле-еле двигается, что твоя черепаха, а мне хотелось бы что-нибудь более быстрое себе взять, какого-нибудь среднего бойца. Но Валетчик тогда мне и говорит: - "Ты не тушуйся, у мула мать лошадиная женщина, так что, прокачаешь его со временем, и он у тебя ещё летать будет мухой". А я ему отвечаю: - "А отец у него кто, не в курсе?" А он мне: - "А это и неважно вовсе. В этом деле мать главнее, чем отец будет". Ну, убедил меня, у него это всегда выходит. Почти.
   Вот и стал я с тех пор "мулом". Или, как в техническом паспорте значится, "тяжелым боевым дроном поколения четыре-эм с высокой нагрузочной способностью". Ну да, ничего так, за полгода привык, сжился с ним. А что? Удобно. Во-первых, очень много чего утащить за раз можно. Ящик со взрывателями, что мы Педро загнали, я без передыху от Стекляруса допёр, и даже подзаряжаться не пришлось. А до того Валетчика сто раз на парковку без проблем дотаскивал, когда он себе членовредительство учинял в силу своей неосторожности. Ну, в смысле, раз десять. А по мощности со мной, разве что только "краб" сравниться может. Зато грузоподъёмность у меня больше всех. Грузовики, конечно, не в счёт.
   Во-вторых, быстро двигаться оказывается и в таком модуле можно. Как тут народ толкует, главное в этом - твоя внутренняя организация, твои рефлексы. А я вот по жизни всегда хорошей реакцией отличался, даже один год, ещё когда в школе учился, в заводскую секцию бокса ходил, пока не надоело - какой интерес, если никто от твоего удара увернуться не может? Тренер, помню, долго за мной бегал - вернись, да вернись. А я ему сразу, твёрдо и бесповоротно - не могу, мол, людей в рыло за просто так бить. Жалко. А он мне - дурак, карьера, слава... Еле отстал. И потом, некоторые вообще считают, что и рефлексы не главное, а только твой мозг, его особенности тут всему голова. Типа, особый психический настрой, так как-то.
   Вот у Валетчика скоростной разведчик, а по реакции он со мной и сравниться не может. Я ему спокойно могу по носу кучу щелбанов нащёлкать, он и не дёрнется. Только я этого, конечно, делать не буду, так как он мне друг и товарищ.
   Ну и, в-третьих, если до драки доходит, все тяжелые минусы, только мне в плюс обращаются - удар у меня - во! Моща. За себя я уже спокойно постоять могу. Почти любому козлу один на один рога обломаю. Ну, если полезет. А сейчас, когда супертопор себе заимел, то и крысы мне боком. Этих-то не жалко, тварюг подлых. Запросто нарублю на хачапури, или на чахохбили... или... А! Не важно. Вот еще подкачаюсь со своим "мулом", апгреды пораскручиваю, и тогда вообще таким классным бойцом заделаюсь, что и за Валетчика бояться перестану.
  
   Ну, так и вот... И хлопает меня, значит, Валетчик по груди, дескать, не боись, со мной не пропадёшь. А я тогда ему и говорю в плане, что-то, мол, меня сомнения гложут относительно бескорыстия этого Педро. Не зря же он нам такие блага сулит - есть видать у него в этом интерес свой, скрытый. Кабы нам от этого плохо не стало.
   А Валетчик мне, ласково так - я всё это прекрасно понимаю, а посему ухо держу востро - если что не так пойдёт, сразу с ним всякие дела прекратим. А на счёт выгоды, не волнуйся. Конечно, выгоду свою он соблюдает, иначе давно бы прогорел. Так-то, где он хабар брал бы? Бегал бы сам по косогорам-буеракам, дроном своим рисковал. А тут, создал свою сеть коммерческую, и всё. Сиди себе в таверне, болтай, с кем хочешь, развлекайся. А сеть на тебя работает, как паутина на паука - хабар тебе добывает. Чем шире сеть, тем выше рентабельность предприятия. Это же азбука коммерческая, что ты! Это каждый понимать должен. И опять задумался, и мурлыкать начал.
   Вот такой он у меня эконом, Валетчик мой. В смысле, экономист. Всё рассчитал верно. Нет у меня больше возражений ему. Правда, ма-аленький такой, сомневающийся червячок, в сознании моём остался. И ничем я его оттуда выгнать так и не сумел. А потом, когда мы, наконец, пошли к Стеклярусу пулемёт ковырять, я о нем вообще забыл. Вот так вот.
  
   -
  
   **
  
   Мэт осторожно высунулся из оврага. И сразу же юркнул обратно - там, где только что была его голова, воздух вспорола пуля от крупнокалиберного пулемёта, а через миг донеслось его металлическое рявканье. Как всегда пулемет, расположенный на холме за грядой глиняных бугров к северу от Обсерватории Стекляруса, стрелял очень точно и очень редко. Экономно. Один-два выстрела обычно хватало ему, чтобы либо поразить цель, либо убедиться, что цель пропала, и тратить далее боеприпасы не имеет смысла.
   Сзади, на противоположном берегу оврага, взметнулся пыльный фонтан из камней и песка. С шумом рухнула срезанная пулей небольшая, изогнутая берёзка и съехала вниз, ломая ветки и теряя ненужные ей больше листья. Интересно, сколько лет она росла здесь на краю, раз выросла до таких размеров? И сколько лет здесь этот пулемёт, поливая свинцом окрестности, охраняет свой холм. И сколько раз берёзка оставалась целой и невредимой. И вот сегодня ей фатально не повезло.
   "Чёрт, хорошая у него реакция", - с завистью подумал Антон, провожая сбитое деревце взглядом до самого дна. И у пулемёта, кстати, тоже. И с этим надо что-то делать. С пулемётом. Холм надо брать - наверняка внутри найдётся много чего ценного. Хватит уже таскать в приёмку стреляные гильзы и всякий трухлявый хлам. Хвати уже получать жалкие копейки и влачить жалкое существование жалкого новичка. Пора уже начинать делать серьёзную карьеру на Острове.
   Тем более что им, похоже, подвернулся неплохой шанс с этим Педро. Не до конца, правда, ясно, чем он таким занимается в Шухарте и какую имеет с этого выгоду, но деньги платит вполне реальные, и упускать их было бы глупо. В конце концов, каждый ведёт свою коммерцию по своему усмотрению, и вряд ли кто-то будет вести её себе в убыток.
   Стояло тихое раннее летнее утро. Солнце ещё не взошло, но уже растущим краешком выглядывало из-за горизонта, постепенно заливая всё вокруг парным летним теплом и ясным светом. Остатки ночного тумана уползали в таящую тень сопок и таяли вместе с ней. Высокое, серое с ночи небо, слегка подёрнутое лёгкой атмосферной дымкой, неспешно наливалось чистейшей лазурной синевой. Отраженная голубизна небес бледно плескалась на бескрайней глади просыпающегося моря. На душе было томно и вяло, а со стороны холма с пулемётом лениво приплыло сизое облачко пороховых газов. Остро запахло горелой ружейной смазкой и какой-то химической тухлятиной.
   - Валетчик, - вполголоса позвал Мэт, - что дальше-то делать будем? Как мы это монстра успокоим? Тут и гранатомётом непросто, а у нас даже взрывчатки толком нет. Я думал, что можно взрыватели приспособить, так мы их все до единого продали. И сейчас я не знаю, что и думать.
   - Не боись, Мэт, прорвёмся! - Антон встряхнулся, собираясь с мыслями. - Главное, цель себе поставить твёрдо и определённо. И упорно к ней идти. Цель у нас уже есть - снести пулемёт. Вполне определённая и достаточно твёрдая цель. Я бы даже сказал - железная. Вот и давай в этом направлении упорно работать. Для начала надо будет мёртвые зоны поискать. Должны же у него быть мёртвые зоны, куда он стрелять не может, верно?
   - Верно наверно, - Мэт, как всегда, слушал его очень внимательно. - А что, если нет этих зон? Вдруг у него вообще нет мёртвых зон? Тогда что?
   - Вот тогда и посмотрим, что тогда. А пока давай, ты будешь слепые зоны выискивать, вокруг холма. А я залезу на островные форумы и поищу полезные советы на эту тему. Может кто-нибудь, уже делал что-нибудь подобное. Даже наверняка. Главное на конкурентов не нарваться, а то, не дай бог, делиться придётся.
   - Ага, - сказал Мэт и немедленно уполз вдоль оврага на север.
   Он вообще был человеком действия, долго не рассусоливал. Задание понял - и вперёд. Идеальный солдат. И хороший, надёжный друг. Который всегда, не задумываясь, придёт тебе на помощь, совершенно не взирая при этом на размеры опасности и собственные потери. И реакция у него великолепная. Прямо-таки феноменальная. Мух на лету ловит, и это в медленном-то "муле".
   Антон посидел немного в раздумье, рассеяно слушая, как время от времени грозно рявкает одиночными выстрелами пулемёт, отмечая путь исполнительного Мэта, старательно выполняющего свою часть задания по поиску слепых зон. Даже представилось, как упорно он оползает холм по сложной дуге, периодически высовывая голову из-за укрытия и тут же ныряя обратно, соревнуясь в быстроте реакции с экономным электронным стрелком.
   Картина в воображении сложилась немного комичная и Антон, усмехнувшись, переключил внимание с виртуального экрана на плазму и углубился в изучении Островных форумов.
  
   После более чем часового сидения в форумах и архивах, слегка осоловевший Антон, вернулся вниманием своего сознания в дрона и обнаружил, что утро на Острове окончательно вступило в свои права. Белое Солнце ослепительно сияло над сопками восточной стороны, а с юга, с морских просторов потянулись к северу редкие белые, словно комочки ваты, облачка. Застрекотали отогревшиеся после прохладной ночи кузнечики и зазвенели, сверлящие стволы деревьев, цикады. Ветра почти не было, и день обещал быть жарким - в воздухе уже витал аромат нагретой смолы хвойных деревьев.
   На склоне оврага перед ним сидел Мэт, и терпеливо ждал, пока Антон закончит свои виртуальные изыскания и выйдет в Островной реал. Он не выглядел уставшим, однако сильно запылённый и перепачканный зеленью дрон его, ясно давал понять, что работа проделана за этот час немалая. А разочарованный вид указывал на то, что их надежды на слепые зоны не оправдались. Ну, что ж, это означает всего лишь, что надо искать дальше, поиски ведь только-только начались.
   - Ну, что там? - спросил Мэт, внимательно глядя ему прямо в окуляры видеоглаз.
   - Что там? Да ничего особенного, - слегка раздраженно ответствовал Антон. - Пулемёт обычно берётся толпой - большая часть толпы отвлекает стрелка, а меньшая подлавливает момент и подрывает его шашками взрывчатки или забивает ему гляделки и датчики чем-нибудь непрозрачным и липким, например, глиной. Затем все, оставшиеся целыми в этой катавасии, его курочат и потрошат. Урон среди отвлекающих очень высок - до восьмидесяти процентов. Впрочем, среди нападающих тоже, шестьдесят-семьдесят. Самая маленькая группа, взявшая стационарный пулемёт, была численностью в пятнадцать дроннеров. Так что, нам такая арифметика не подходит. А как твои дела? Весь периметр обследовал?
   - Угу, весь. Слепых участков и мёртвых зон не обнаружено.
   - Сам-то не пострадал, цел?
   - А... Тупой он. Пока цель захватит, я уже смылся.
   - Ну-ну, ты не очень-то расслабляйся. Тупой, тупой, а что-то никто его до сих пор не сломал. Слава у него недобрая. Говорят, специальная программа здесь применяется, повышенной интеллектуальности. Откуда такие данные, не знаю. Но на одном из форумов, я нашел карту, где обозначены все известные огневые точки. И против каждой помечено, сколько дроннеров на них голову свою сложило. Наш - один из рекордсменов, у него девяносто восемь. Так что ему до круглой цифры как раз двоих не хватает.
   - Ну, так что, дальше зоны искать будем, или как?
   - Нет. Думать будем. Думать и ещё раз думать. А пока пошли к Стеклярусу в гости. Пообщаемся с ним, да и под Обсерваторией не мешает ещё покопаться.
   И они пошли в Обсерваторию Стекляруса. Антон впереди, а Мэт за ним, на ходу выковыривая из своего корпуса травинки и веточки, застрявшие там во время его изысканий вокруг пулемётного холма. Солнце палило уже вовсю - воздух над Островом задрожал и поплыл маревом, растворяя в зыбкой дымке миражей его бастионы, скалы и сопки. Становилось жарко.
  
   Обсерватория Стекляруса располагалась метрах в пятистах севернее сталкерской деревни Шухарт, на высоком холме над ручьём Белый, и раньше была танком.
   Когда-то, давным-давно, этот старинный танк, теперь уже и не определить за ветхостью и давностью, какой точно модификации, врыли в землю на вершине холма, и оставили там стоять, в качестве долговременной огневой точки. К моменту, когда первые дроннеры поселились в этих Уделах, танк основательно проржавел и врос в холм так, что казалось, пустил корни. Первопоселенцы его обследовали, благо автоматического пулемёта на нём не стояло, обобрали с него всё, что смогли и забросили, за ненадобностью.
   Так его и нашел Стеклярус, которого в те времена звали просто - Сверчок, тремя годами позже, с раскрытыми люками, без пушки и пулемётов. Место это в те времена было тихое, но опасное - не каждый разведчик отваживался сюда добраться. А деревни сталкеров ещё не существовало вовсе, поэтому осваивать столь отдалённые места было непросто. Вот и пришла Сверчку в голову гениальная идея - обосновать в брошенном бронированном "коттедже" свой собственный приют, удобный и безопасный. Решил - сделал. Навёл внутри порядок, выкинул весь негодный хлам, очистил, что смог от ржавчины, и поотрывал разные, торчащие изнутри и мешающие комфортности проживания, штучки-дрючки. Притащил смазки и смазал петли у всех нужных лючков и люков, чтобы не скрипели и открывались без усилий. Позднее подрядился с грузовозами, припёр и установил пару неплохих аккумуляторов из подземелий Третьего Бастиона. Протянул полевым кабелем электроэнергию от строящейся парковки I13, выписал зарядное устройство из Фактории, и организовал у себя частную заправку и парковку для исследователей окрестных земель.
   Менее чем через полгода его "хибара" вошла во все Островные справочники в разделе Индивидуальные Точки Проживания под названием "Танкер Заправки I11". А хозяин получил сертификат, дающий право пользоваться Островной энергосетью по льготному тарифу. Администрациям Островных Уделов всегда было выгодно поддерживать подобные полуофициальные начинания, по понятным соображениям привлекательности генеральной линии Игры.
   Таким образом, эта точка заправки и просуществовала пару лет, пока хозяин её не увлёкся астрономией. Сам он, по роду своей реальной деятельности, посменно работал в некоем скучном заведении, и имел массу незагруженного времени при весьма скромной зарплате. Вот и воплотились его нереализованные мечты и амбиции в серьёзном увлечении изучением звёздного неба над головой и манящей звёздной бесконечности Мироздания.
   Первым делом новоявленный астроном соорудил себе примитивный телескоп - из реставрированного прицела снайперской винтовки образца тридцатых годов прошлого века. Затем, при переходе увлечения в более серьёзную фазу, подоставал, пообменивал и повыписывал необходимые детали, и собрал неплохой зеркальный аппарат-рефлектор системы Максутова, установил его на восстановленном и модернизированном поворотном механизме орудийной башни, настроил всю систему целиком и... ...завис во Вселенной.
   Первое время его заправкой продолжали пользоваться по своему усмотрению и удобству, и днём и ночью. Но позднее выработалась система: если ночь безоблачная и ясная - утром делать на заправке нечего. Если в дневное время наблюдается интересное астрономическое явление как то: солнечное затмение, падение астероида, или же над Островом совершали в очередной раз свои дефиле очередные неуловимые НЛО, то всё, заправиться было невозможно. До полного окончания упомянутых явлений. Постепенно народ привык к такому распорядку работы заправки, как привык и к новому названию точки - Обсерватория. Хозяина же острые языки окрестили сначала Стекляшкиным, а затем и Стеклярусом, или же просто - Астрономом. Так оно и прижилось. И все теперь знали - есть на Острове своя обсерватория, и есть свой астроном. И можно здесь на звёздные темы поговорить, а если повезёт, то и заправиться-припарковаться и хабар кое-какой толкнуть-обменять. Всегда приятно тёмной и холодной ночью, вдали от человеческого тепла встретить неожиданно приют уставшему телу и истомившейся душе. Даже если тело твоё и так находится в тепле и уюте за многие сотни, а то и тысячи километров от этой самой, ищущей приключения беспокойной, мятущейся души.
  
   Антон постучал сильнее. Над быстрыми перекатами ручья Белый поплыли гулкие удары, отдалённо напоминающие колокольный набат. Никакой реакции и никакого ответа изнутри.
   - Дрыхнет, наверное, - предположил Мэт, - или в Шухарт упёрся.
   - Скорее первое, он давно уже никуда не ходит, - Антон подёргал ещё на всякий случай поворотную скобу бокового люка, и разочарованно махнул рукой, - точно спит. Видать всю ночь наблюдения вёл, теперь отсыпается. Жаль, ну да... чёрт с ним пока. Давай далее так. Ты продолжай раскопки на склоне, там, где мы остановились в прошлый раз. Только смотри аккуратно, не подорвись на чём-нибудь. А я наведаюсь в Шухарт. Надо ещё с Педро дела решить по поводу Четвёртого Бастиона. Он грозился временные пропуски через территорию "Инквизиторов" сегодня достать. Как приду, прикинем, что дальше делать. Кстати, может он и с пулемётом что-то подскажет, это ведь, теперь, и в его интересах. Думаю, часа за полтора управлюсь. Всё, действуй, я побежал.
   Он спустился с холма, и быстро переставляя четыре свои тоненькие голенастые скаутские ноги, направился на юг, в деревню сталкеров. Пройдя метров тридцать, оглянулся. Возле танка-обсерватории Мэта уже не было, зато из-за левого, обращённого к ручью склона, веером летели комья земли и облака пыли - работа по раскопке предполагаемого слада боеприпасов уже кипела. Антон усмехнулся и прибавил шагу, внимательно поглядывая по сторонам - дорога до Шухарта по дроновским меркам была не слишком дальней и не очень опасной, но расслабляться на Острове не полагалось нигде и никогда - одиночка на дороге всегда удобная и лёгкая добыча. Если только он не почти матёрый боец, с более чем полугодовым стажем и острой пикой в умелых руках.
  
   --
  
   ***
  
   В общем, назначили мы с Валетчиком поход на Четвёртый бастион в воскресенье, на половину четвёртого утра по местному, Островному времени. Для меня это нормально, начало похода на самый разгар дня попадает. А вот с окончанием надо быть поосторожней, так как мне не климатит ночь пролазить, а потом не выспавшись на работу переться.
   И вот я с утра по дому матери помог, на рынок её свозил, затариться на неделю. А потом смотрю, время ещё есть, дай, думаю, вздремну часок, вдруг действительно задержаться придётся, так я хоть отдохну чуток впрок. Понятно, конечно, что так вот зараньше не отоспишься, но всё-таки, какой никакой, а запас.
   Зашторил все шторы, занавесил все занавески, Кешу выгнал, дверь прикрыл, и бухнулся в постель. А на улице у нас летняя жара стоит, всё маревом сизым затянуло, на небе ни облачка. Дождей с мая ни одного не было, сушняк. Над городом дым угарный висит от лиственницы палёной - сопки дальние горят, а на них пожарные "Альбатросы" пикируют, море воды амурской проливают, тушат. То есть, я, конечно, не видел, как они пикируют, но точно знаю, что тушат и очень может быть, что и пикируют. Короче, духота стоит адова, в такой атмосфере и ночью-то уснуть не просто, а уж днём вообще сложно. Вертелся я на кровати, вертелся, потом сходил в ванную, простыню намочил холодной водой из-под крана, отжал изо всех сил, и встряхнул, как следует. Затем вернулся на кровать, по ходу отогнав кота от двери, он блин, прорваться в комнату пытался, умник. Укрылся я прохладной влажной простынкой, и замлел от блаженства.
   Разум мой, жарой воспалённый, охладился, и успокаиваться начал. И стал я перебирать Островные события с прошедшего посещения. И даже это не я стал, а они сами, непрошено ворошиться принялись. Мысля за мыслёй.
   *
   Как Валетчик ушел на встречу к Педро, так я и занялся раскопками, там, где мы с ним перед этим рыли и ящик истлевший со взрывателями нашли. Рою я, не спеша, а сам всё думу думаю - как бы нам этот холм с пулемётом одолеть. Уж очень мне хочется самому придумать что-нибудь такое эдакое, чтобы этого эконома обхитрить и обдурить. Пулемёт, в смысле.
   И вот когда я примерно на полметра в землю углубился, пришла мне в голову одна интересная, как показалось, идея. Чем таким наш пулемёт от остальных отличается, а? А вот чем - он крупнокалиберный. Пуля у него двадцать миллиметров. У всех других - семь шестьдесят два, или даже пять и шесть, а у этого - двадцать. Значит что? Значит то, что у него боекомплект намного меньше. Того он и стреляет как эконом. В смысле, экономист. Боевой комплект свой бережет, скупердяй.
   Отсюда выходит, что брать его надо измором. Вот, к примеру, сяду я себе в овражек, и начну перед ним высовываться. А он будет по мне пукать. Раз-два - пук, десять-двадцать - пук. Так, глядишь, всё постепенно и пропукает. Тогда мы его спокойно голыми руками и возьмём. Целенького и невредименького. Плохо только, что он штучными стреляет, паразит, долго ждать придётся. Ну да, день-два посижу, невелика потеря. Зато хабара потом наберём... мрак! И Валетчик доволен будет, и апгрейд по крутому себе проведём. Ноги-мышцы, корпус-броню. Ну и прочую косметику.
   И только это я успел подумать, что может, хватит без толку землю рыть, лучше пойти уже начать пулемёт на растрату раскручивать. Как в этот момент раздаётся так, глухо - "бум"! И стало всё вокруг темно, этот самый мрак и наступил. Я сперва вообще отупел - виртуальный экран ослеп, стал чёрным, как мрак этот самый мрачный. Даже комната моя полутёмная высветилась, щель под дверью в прихожую сияет, словно сабля джедайская. Кот мой Кеша, лапы в неё просовывает, в гости просится. Да только фиг ему, что здесь обломится.
   Я ведь раньше дверь в прихожую не закрывал, когда на Остров выходил, не любит наш кот, если в доме двери закрыты. Ему надо, чтобы всё нараспашку было, и он везде мог нос свой наглый сунуть и проверить, всё ли там, по его мнению, в порядке. А ежели дверь закрыта, он шкрябаться начинает - требует открыть и допуск дать в помещение. Так, собственно, и было раньше, пока случай один не случился, конфузный.
   Мы тогда с Валетчиком, на Третьем Бастионе впервые отважились в подземные казематы спуститься. Этот, надо сказать, не такое простое дело - там и так страшно, а по первому разу вообще жуть жуткая - темень, сырость и воняет чем-то тошнотно-противным, не разобрать чем. Под ногами склизь и слякоть, прах какой-то, черепки и костяшки всякие. И крысы мерзкие шастают повсюду, туда-сюда, туда-сюда как тени призрачные, только зенки их подлые посверкивают. Словно габаритки у машин на Проспекте Первостроителей в поздний час пик. Только что не бибикают. В смысле, крысы. Идём мы, значит, потихоньку, ступаем, след в след, Валетчик ко мне сзади жмётся и трясётся весь. Да я и сам, глаза вылупил, дубинку сжал в руках изо всех сил, и еле-еле держусь, чтобы тоже не затрястись. Боюсь потому что. Дураком надо быть, чтобы не забояться, особенно по первой. И тут, ка-ак грызанёт меня за ногу кто-то! Да больно так! Я как взвыл не своим голосом, больше, правда, от страху, чем от боли! Крысы с визгом врассыпную так и прыснули. Валетчик в панике назад к выходу рванулся, да в стенку и врезался сослепу. Отскочил, упал на бок, и лежит себе, дёргает беспорядочно руками-ногами - каждая конечность сама по себе живёт отдельной жизнью. И мычит что-то не понятное. Очень жуткое зрелище, о-чень.
   А я как давай ногами отмахиваться, кто, думаю там, угрыз меня так больно? А в голове от страху, мысль одна тупая в панике бьётся - упырь, вурдалак, упырь, вурдалак... Потом чуть отошел. Какой думаю, на хрен, упырь с вурдалаком, откуда? Под ноги смотрю со всей смелостью. Никого. Фары на полную врубил. Никого. А он опять, ка-а-ак, цап! Да как заорёт по дикому: - "Ма-ау!" Ну, тут уж до меня дошло. Обруч скинул, под стол заглянул. А там Кеша бешенный, в ногу мою вцепился, глаза сверкают, шерсть дыбом, уши прижаты - я ему хвост прищемил, когда ногами дроновскими ходил. Всё никак привыкнуть не могу, чтобы ногами не двигать, когда дрона перемещаю. Да... Страху мы тогда все натерпелись, жуть. И Кеша бедный в том числе. Вот я с тех пор, от греха подальше его и не пускаю внутрь комнаты своей, когда на Остров выхожу. Боюсь случайно прибить, если под руку подвернётся...
  
   Ну и, смотрю я на этот свет под дверью, и фигею понемногу. А чего случилось-то? Связь есть, все индикаторы норму показывают. А не видно ни х...рена. Чё произошло-то? Двинуться не могу, головой повернуть тоже, только слышно, как движки жужжат без толку. Ни чё не понимаю! Ну и, страх потихоньку снова начал мной овладевать, и опять этот дурацкий упырь в мыслях поселился.
   А потом до меня допёрло - ё-маё! Я же яму не раздумывая рыл! Ну и увлёкся, с мыслями этими своими про холм с пулемётом. Углубился слишком, вот меня и завалило. Может взрыв отдалённый холм тряхнул, а может, Стеклярус спросонья люком хлопнул, кто знает? Мало ли на Острове содроганий почвы бывает. Вот порода осела, рухнула на меня и обжала плотно со всех сторон.
   Как я потом, чуть не час, из завала выбирался - отдельная песня. Или даже поэма с романом. Но, выбрался, вычистился, вытряхнулся. И только это я, гляделки свои продрал, как тут и Валетчик со стороны Шухарта нарисовался. Идёт бодро так, пикой своей по одуванчикам лупит, видать удачно сходил. А у меня, сплошной конфуз - ничего не нашел, и яму раскопочную обвалил. Стыдно мне стало, кошмар! Хороший я ему друг - свою часть дела сделать не могу. Прямо, халявщик какой-то получаюсь.
   А Валетчик тем временем, подходит и, весело так, говорит:
   - "Хватит тут всякой ерундой маяться, а давай-ка мы с тобой Четвёртым Бастионом, впритык займёмся. Нынче же".
   - "Давай, - говорю ему, - займёмся, а то я тут напортачил малость - завалился землёй, когда раскоп производил".
   И всё ему, как есть, рассказываю. Ну, он ничего, посмеялся только. Особенно хохотал, когда я ему идею свою, про то, как пулемёт в расход ввести, изложил.
   Ой, говорит, не могу! Как представлю себе, говорит, как ты ныряешь-выныриваешь из оврага, а пулемёт по тебе бабахает, и как ты его до измора этим доводишь, так удержаться от смеха не получается. Ну, не расстроился, и то ладно.
   И тут люк сбоку у башни танка, открывается, и Стеклярус из него с недовольным видом высовывается. Морда заспанная даже в дроне видно, глаза мутные сквозь окуляры тусклые недовольно смотрят:
   - "Чего это вы тут разорались, гады, честным людям отдыхать мешаете. Не будет вам сейчас никакой заправки, даже и не ждите - у меня сегодня прохождение через апогей и мне сегодня не до вас".
   Сам ты, думаю, офигел уже от своих афигеев, раз друзей старых признавать не хочешь. В слух, конечно, не сказал, пожалел его, ничего думаю, прорюхается - узнает. А он потом и, правда, присмотрелся и кажет:
   - "А, это вы. Ну, что подломили Забугорный пулемёт уже или нет?".
   - "Нет, - говорим, - пока только думаем как".
   - "Фигли тут думать, - говорит астроном ласково, - вон Мэт, как трактор землю роет. Подкоп вам нужен. Подкопать, заминировать, а потом, рвануть. Башню ему, как есть, напрочь снесёт. Пулемёту-то".
   - "А что, - говорит Валетчик, и на меня с усмешкой смотрит, - вполне даже трезвая мысль".
   А я подумал тогда - на фиг мне эти их припарки с подкопом? Не дай бог, завалит вдруг, опять метров на пять, и там меня и похоронят, ибо у Валетчика сил не будет оттуда меня достать, а тяжелых дронов этот экономист-редкострел и на версту не подпустит. Лучше уж его в расход ввести. Но вслух ничего им не сказал. Из скромности характера.
   Они потом базарить принялись промеж собой, что-то там про туманности с конской головой, да про тёмную материю и коричневые звёзды какие-то. Валетчик на этой теме со Стеклярусом и сошелся в своё время, а я уж потом за ним, прицепом. Потому, как я в этой астрономии ни ухом, ни рылом не валялся. Просто ничего не понимаю. Я же не астрономист, какой-то. В смысле, не астроном. А они-то, раз сцепились, то теперь до упора болтать будут. А я отвалил потихоньку домой - модуль на зарядку поставил, и отвалил.
   *
   Я не псих. Просто иногда бывают у меня... Не знаю, как и сказать... Видения, в общем, странные слегка. Во сне бывают, и наяву бывают. В трезвом виде и бодром духе. Стоит только посмотреть в ночное звёздное небо немного пристальней и... И наплывает какая-то непонятная нега. Словно ты стремительно летишь в сверкающую бездну. Вечно. Звёзды перед тобой как искорки драгоценные сияют. Да реально так - протяни руку недалеко, и любую достать можно. Посмотреть, погладить, обласкать и оставить - свети и дальше всем людям, что на тебя любуются. И к другой перейти. И тоже, посмотреть, погладить... И дальше, дальше. Весь звёздный объём Вселенной виден отчётливо до последней мелочи. Облака всякие, туманы, реки материи и потоки излучений. И волны, волны гравитации от разных объектов. Расходятся и сходятся, пересекаются и перекрещиваются, складываются и вычитаются. И ты в этих волнах плещешься-нежишься, а они тебя баюкают и уносят. И снова - дальше, и дальше. И ещё дальше. А звёзд вокруг... не меряно и не считано. Но точно известно сколько. И каждое движение каждой звезды понятно: и почему она тут, а не тут, и куда она путь свой держит, и с кем встретится, а с кем и разминётся. И видно простым глазом: эта из них ближе, а та дальше, эта большая, а та совсем крошка. Эта жаркая, активная, новая, а та старая, тихая и прохладная. И все расстояния ощущаются так ясно и точно, что прямо тут же, сейчас же, взял бы и канул в этот простор планетный на веки вечные. Всё бы увидел, везде бы побывал, со всеми бы повстречался. И поют эти звёздочки, так красиво и ладно, каждая по-своему, словно выделиться хочет - вот я какая! Но выделяются не все! А только некоторые. И к этим некоторым, особое отношение, особая забота. И я... И так чётко мне всё это представилось, так ясно и зримо, что весь планетный простор и звёздная даль встали у меня пред глазами реально, вживую. Аж дух перехватило от неожиданности. Головой потряс, глаза открыл, чтобы проснуться, а звёздная россыпь никуда не пропадает - так и сияет, так и переливается. Да так ярко, что я чуть с кровати не упал.
   А может, я и псих, раз мне наяву всякая... всячина мерещится. Глядь на часы, мама моя! Чуть не опоздал. Вскочил, простыня сухая вся, прямо пылает, швырнул её на кровать, и бегом рванул к компьютеру - на Остров выходить.
  
   ---
  
   ****
  
   Предрассветное небо Острова залито перламутром - от светло-красного на востоке, до сумрачно-синего на западе. Тёмные громады сопок контрастно выделяются на фоне алеющего востока. У их подножия и над ручьём разлит прохладный ночной сумрак, пропитанный запахами сырой земли и недалёкого моря. Ночной бриз утих, и воздух замер в ожидании утренних перемен. Стоит редкая минута тишины, когда ночные трели сверчков уже умолкли, а рассветный птичий пересвист ещё не начался.
   По сталкерской тропе, идущей от брода через ручей Белый и до магистральной дороги на Четвёртый Бастион, сквозь разрывы в прогнившем проволочном заграждении, сквозь беспорядочные заросли чахлых диких кустарников, медленно пробираются два любопытных существа.
   Идущий впереди - меньшего размера, примерно с кошку. Второй почти в два раза больше. Первый, постоянно вертит головой из стороны в сторону. Присматривается, прислушивается, принюхивается. Перламутр неба отблёскивает в огромных глазах его треугольной головы. В хрупких руках тонкая, короткая пика. Четыре таких же тонких ноги изящно несут худое, недлинное тело. Движения его быстры, но осторожны. Осторожны более чем быстры.
   Второй, несмотря на свои крупные размеры, шагает плавно и бесшумно. Во всех его движениях ощущается сила и уверенность в себе. Он спокойно и неторопливо идёт вслед за первым. Неторопливость его обманчива, в отличие от спокойствия - он небрежно перехватывает стремительно спружинившую ветку кустарника, неаккуратно отпущенную лидером. Крепкие руки его пусты, но на спине могучего туловища, надёжно и аккуратно притороченный, поблескивает острый топор с удобной рукоятью.
   Их можно было бы принять за живых существ, но это не так. Несмотря на мягкость осмысленных движений и живой взгляд, сущность их механического происхождения налицо. Их можно было бы принять за управляемых дистанционно роботов, но и это не так. Робот не будет чесать затылок или рассеяно пытаться поковырять в носу.
   Идущие по сталкерской тропе - дроны, электронно-механическое продолжение человеческого "я", удалённое от него на большое расстояние и живущее по своим электронно-механическим законам с человеческой логикой. Они идут сквозь утренний сумрак, расталкивая предрассветный туман. И туман равнодушно расступается перед ними и смыкается позади. И ему нет никакого дела до того, куда и зачем они идут...
  
   Не прошло и пятнадцати минут, как Мэт и Антон, преодолев древние проволочные заграждения на правом берегу ручья Белый, вышли на магистральную дорогу к Четвёртому бастиону. И сразу же увидели первую заставу "Инквизиторов". Антон удивлённо посмотрел на заставу, на холм, на тропу-дорогу, и странное чувство нереальности происходящего внезапно охватило его - театр. Он сидит в театре и смотрит на сцену, залитую сине-розовым светом софитов, слышит негромкий, ненавязчивый музыкальный аккорд и с замершим дыханием, любуется игрой великих артистов. Игрой, которой веришь сразу и беззаветно...
  
   ...Невысокий искусственный холм, увенчанный пулемётной башенкой без пулемёта. К холму примыкает деревянное строение по типу сарайки с приоткрытой дверью. У подножия тлеет небольшой костёр. У костра двое дроннеров-разведчиков неспешно беседуют, посматривая на приближающихся путников. Дорога огибает блок-пост и теряется в сумрачном тумане западной части Острова. Так далеко на запад ни Антон, ни Мэт ещё не заходили.
   - Кому не спится в ночь глухую? - остроумно вопрошает один из сидящих, слегка приподнявшись на механическом локте. - Чего это вы, хлопчики, шастаете, в такую рань?
   - Батька позвать? - негромко спрашивает у первого второй, изображая попытку подняться.
   Первый небрежно отмахивается и выжидающе смотрит на подошедших Антона и Мэта.
   - У нас пропуск, - уверенно говорит Антон и протягивает ему пластиковую карточку, исцарапанную корявым подчерком.
   - Ты дывы, у хлопчиков с востока и аусвайс е! - делано удивляется тот. Затем берёт карточку и внимательно просматривает её в свете костра. - Так, выдана... так... подателям сего... уплатившим подорожный сбор, в размере... нормально, так... Грицюком..., ну, так. Грицюком, это нормально. Это - можно пропускать. Ребята - туристы. Это не запрещено. Только вот почему, друже, у вас за экологию не уплачено, а?
   - За что-о? - искренне удивляется Антон.
   - А вы шо думали? Вы тут шо, будете экологию нам задарма нарушать? Ни, нэ выйдэ. Платите за экологию, иначе повертайтэ до дому.
   - Что за бред? - энергично возмущается Антон. - Про экологию нам ничего не говорили. Какая на хрен экология на Острове?
   - А вы не оскорбляйте, мы при исполнении! И не выражайтесь, цэ нэ культурно. У вас, може, и принято выражаться, а у нас ни. У вас, може, и нету экологии, а у нас е. Не нравится - сидить у сэбэ, и к нам не лезьте.
   - Мы по Конвенции имеем право, ходить по всему Острову, кроме Военной Зоны! - продолжает бурно негодовать Антон. - Вы явно превышаете свои полномочия! Я вам пропуск показал - пропускайте!
   - Так я пойду, Батька позову, - ворчит, приподнимаясь второй, но первый снова останавливает его нетерпеливым жестом.
   - Вы вступили на территорию "Великих Инквизиторов Стального Клинка", и здесь всякой кац... восхидной морде качать права не полагается. Или платите за экологию, или проваливайте себе обратно за кордон.
   Костёр потрескивает и дымит, искры из него срываются и улетают в предрассветное небо, к затухающим искрам звёзд и тухнут сами, так и не успев долететь до своих небесных сестёр. Мэт нетерпеливо переминается с ноги на ногу и негромко кашляет:
   - Валетчик, дай я...
   - Погоди, - отмахивается от него Антон. - Ладно, давайте счёт. Мы заплатим за вашу дурацкую экологию! Сколько там надо?
   - Тридцать центив. И напрасно вы лаетесь - все платят, и никто не возмущается. У нас в Землях порядок твёрдый. Цэ нэ ваша анархия.
   - Валетчик...
   - Мэт, уже идём. Вот вам ваши тридцать центов. Надеюсь, теперь всё, мы можем идти?
   - Погодьтэ, сейчас поставлю штамп.
   Дотошный охранник делает в пропуске фигурную просечку и возвращает его Антону:
   - Дальше пойдёте - с дороги не свертайтэ. Там кругом минные поля. И к Бастиону близко не подходите. Там везде охраняемая зона. Бо дюже там опасно. Особливо для таких... - и он неопределённо вертит в воздухе разведёнными в стороны пальцами своей трёхпалой клешни.
   Антон молча забирает пропуск, кивает Мэту, и они продолжают свой путь по дремлющему предрассветному Острову на Запад. Придорожный костёр и недружелюбные стражники неспешно скрываются в утреннем тумане, и они снова остаются одни перед всеми опасностями Острова, затерянного в огромном океане, на маленькой планете. Антон гордо встряхивает головой - к чёрту "инквизиторов", к чёрту их надуманную экологию! Вперёд на запад, к блистающим перспективам! Туда, где их ждут захватывающие приключения, заслуженная удача и великая слава. Вперёд за несметными сокровищами и бесценными артефактами! Вперёд, и к дьяволу сомнения! Надо только не побояться испытать судьбу и достать положенную награду из недр загадочного Четвёртого Бастиона. И обеспечить себя счастьем на всю жизнь... А что наша жизнь? Всего лишь Игра..."
  
   Минут десять они шли, молча, настороженно осматриваясь по сторонам. Дорога за постом петляла среди невысоких каменистых бугров, затянутых обвисшими заграждениями из ржавой колючей проволоки, с проросшими насквозь редкими чахлыми кустиками. Утренний туман постепенно исчезал, в воздухе оставалась висеть лишь плотная, звенящая предрассветная тишина, которую не смогла нарушить даже интенсивная дискуссия на блок-посту. В свете разгорающейся зари, сквозь лёгкие занавеси тающей дымки то слева, то справа проступали, то ржавые искорёженные остовы решетчатых конструкций непонятных сооружений, то вывороченные бетонные плиты или даже целые каменные блоки из разрушенных сооружений непонятных конструкций. И воронки. Маленькие и большие, глубокие и почти слившиеся с землёй. В основном очень старые, но иногда попадались и достаточно свежие. Очевидно, эта местность длительное время подвергалась интенсивному артиллерийско-миномётному обстрелу в сочетании с бомбово-штурмовыми ударами. То ли в бытность свою полигоном, то ли в ещё более ранний, военный период. Или же и тогда, и тогда.
   Антон неожиданно остановился и поднял с обочины небольшой угловатый камень неопределённого в слабом утреннем освещении цвета. Постучал по нему своей клешнёй и сказал слегка ухмыляясь:
   - Железный. Тут, наверное, каждый второй камень железный. Я уже видел такое однажды. Когда был на экскурсии в Севастополе, на Тридцать Пятой Батарее. Там тоже, плотность обстрела была - дай боже. В смысле - не приведи Господи. И по сей день кости героических защитников и на поверхности, и в подземных сооружениях встречаются. Вечная им память и слава.
   Мэт удивлённо на него посмотрел, обычно он так не разговаривал.
   - А эти паразиты со своей экологией... Вот, помяни моё слово, достанут они нас своим выпендрёжем. Уроды. Ну, пошли, чего стал? - и, не оборачиваясь, затрусил по утренней дороге к призрачно синеющим вдалеке контурам Четвёртого Бастиона.
  
   Второй, стоящий на пути блок-пост, миновали без проблем - возле покосившегося навеса, у погасшего костра, валялось четыре средних дрона в очень неприглядном виде. Покинутый модуль стремится принять позу покоя и перейти в режим энергосбережения, по технико-экономическим соображениям. Поэтому было очевидно, что их хозяева никуда не "ушли" а находятся "в теле". Столь же непрезентабельные позы дистанционно управляемых роботов вполне соответствуют состоянию "управителей" - они были, что называется, пьяные в хлам.
   Когда Антон и Мэт, не останавливаясь, проходили мимо, один из охранников с трудом поднял покачивающуюся квадратную голову, поводил линзами глаз из стороны в сторону по диагонали, в бесполезной попытке сфокусировать мутное изображение, и невнятно просипел:
   - Мыкола, цэ ты? - и без сил рухнул вновь.
   - Надо мне было тех, первых, пристукнуть, - сказал вполголоса Мэт, когда пьяная застава исчезла за поворотом. - Не пришлось бы за ихнюю экологию деньги отдавать.
   - Ладно, не переживай, - сказал Антон, - Педро обещал неплохо заплатить за установку маячков. Я внесу в счёт эти жалкие тридцать центов.
   - Да не в деньгах дело! Противно было смотреть, как они выделывались.
   - Ладно, чего уж? Каждый играет, как может и как кому нравится. Им нравится так. Вот, например, граберы, не лучше их будут. Если не хуже.
   - С граберами как раз всё просто, они своей философией мозги тебе не пудрят. А эти - "наша территория, ваша территория". Да если по правде подходить, здесь везде наша территория. А им на ней только поиграться дали, на время. Пока нам не надоест.
   - Что-то ты, дружок, сегодня очень агрессивный, как я погляжу. Хватит бурчать. Вон, смотри, Четвёртый Бастион уже недалеко. Надо будет здесь ещё осторожнее себя вести. Тут повсюду могут быть ловушки и прочая гадость, пошли-ка чуть помедленнее.
   Магистральная дорога привела их, наконец, к вырастающим из земли толстенным железобетонным укреплениям Бастиона, с прорезями бойниц, с темнеющими провалами пробоин и выбоин, с орудийными башнями - из некоторых до сих пор торчали под разными углами ещё не снятые черные стволы. На фоне более тёмного западного небосвода, подсвеченный начинающейся алой зарёй востока, величественный комплекс Бастиона смотрелся очень хорошо - призрак былого могущества, казалось, ожил и снова контролировал все морские подступы и подлётные пути к Острову. И снова не было пощады ни одному ворогу, осмелившемуся оказаться в зоне досягаемости его мощных орудийных систем. Даже чудилось - в утренней тишине разнеслось пение серебряного горна, зовущего к приведению гарнизона и всех силовых систем крепости в полную боевую готовность. И слышалось лязганье оружия, грохот тяжелых сапог, выкрики команд и звуки плещущихся на ветру тугих полотнищ гордых стягов и вымпелов. Неподвижность, отсвечивающих алым, бетонных глыб, выглядела более нереальной, нежели вся кажущаяся, призрачная жизнь вокруг них - камни Острова помнили былое могущество и славу, и упорно сопротивлялись туману забвения.
   Дорога приблизилась к цитадели, протиснулась между двух полуразрушенных казематов, развернулась широкой утоптанной площадкой, и разбежалась по разным сторонам грандиозного сооружения ручейками тропинок, разводя путников к самым его злачным и замечательным местам.
   Мэт тяжело вздохнул, притормозил, отстегнул и взял наизготовку свой новый боевой топор. Подобрался и стал внимательнее посматривать по сторонам и под ноги. Мало ли что. А Антон, сверил с картой, выданной ему Педро, показания ГЛОНАССа. Немного поразмышлял, и уверенно выбрал тропинку, ведущую на подъём и слегка вбок от магистрального направления. Штурм таинственного Четвёртого Бастиона можно было считать начавшимся.
  
   ----
  
   **** *
  
   Короче, залетели мы с Валетчиком, конкретно. Конкретней некуда. И главное что безо всяких на то предупреждений - влетели, и всё тут. Типа, нормально-нормально, и тыц! Вляпались. А вроде так всё неплохо начиналось...
   Подходим мы рано утром к Бастиону этому, Четвёртому. Хорошо подходим, никто нам не мешает. Удивительно - никого вокруг нет, даже странно. Вот у нас возле Шухарта или в районе Третьего Бастиона, народ и день и ночь шастает почём зря. То из деревни на Бастион, то из Бастиона в Факторию, то дальше на юг, или вообще оттуда сюда. Ну, ночью-то, конечно, движение потише. Но, бывает что и наоборот - это когда крысоловы облавы устраивают. Крысы в темноте активней себя ведут, не то, что люди. Хотя у людей разные ведь часовые пояса проживания бывают. Для кого и ночь - день. В смысле, Земля-то круглая, поэтому люди на Острове всегда есть. Я это к тому объясняю, что странно - почему народу-то не видать?
   Как вымерло - никого и тишина подозрительная. Ещё и вид у Бастиона жуткий такой - с востока утренняя заря подсвечивает его красным, а на западе, на заднем плане, - фон тёмный, сине-фиолетовый. Всё так ярко и контрастно смотрится, всё такое три-дэ и три-же и такое ощущение, что вот-вот гроза грянет. Ну, как оно бывает - низкое Солнце контрастно освещает медленно наплывающую, разбухшую, тяжелую, чёрную грозовую тучу, всё вокруг замерло в тревожном предгрозовом ожидании, и красиво и тревожно, и напряжение так, нарастает, нарастает. А потом ка-а-ак, грюкнет... Да... Жуть. Вот и здесь такое же ощущение. Сильно смотрится, едрёна-матрёна.
   Ну, вот... И нет, значит, вокруг никого. То есть, вообще никого. И так мне тревожно стало на душе, как от неба предгрозового. С чего это, думаю, народ-то подевался? Все говорят, что ходить на Четвёртый очень трудно и опасно, всё заблокировано "инквизиторами" с их дурацкими заморочками, а где "инквизиторов" нет, там ловушки - сплошные мины и огнемёты. А мы тут идём, как по тундре - тыща кэмэ налево, тыща кэмэ направо - всё чисто до самого горизонта, ни одного лемминга не видать. Что-то, думаю - нехорошо тут, как-то, думаю - неспроста. Полярная лиса притаилась в засаде. В смысле - прямое ощущение опасности, аж в носу свербит. А хороший нос, как известно, за неделю кулак чует. И муторно мне тут стало, и тоскливо, и жалко уже, что я в эту авантюру ввязался и Валетчика от неё не уберёг. А тому - всё боком, прёт себе на Бастион, как танк, по сторонам почти не смотрит - целеустремлён, не иначе. Ну, и я за ним, а куда же деваться? Кто же ему поможет, если что...
   Подходим мы к стенам укрепления почти что вплотную, Валетчик оборачивается, и говорит мне, указывая пальцем чуть ли не в небо:
   - "Вон там, наверху, где провал, и должен быть вход, который нам нужен. Пойдём наверх".
   Ну, пойдём, так пойдём. Пошли. Правда, совсем пойти не получилось. Получилось полезть, так как путь наш сразу круто в гору оказался. Сначала по плотной, утоптанной земле - глина с камнем. Затем по кирпичным стенам с уступчиками и бетонными ступеньками, некоторые разбитые и раскрошенные в пыль, иные горелые и плавленые, аж блестят. А иные новьё, как только что сделанные. Лезем, пыхтим, я топор убрал, чтобы двумя манипуляторами цепляться удобней было, а то вначале чуть не улетел вниз - топор в трещине застрял, блин. Валетчику-то проще, разведчик к таким перемещениям лучше приспособлен. Да и лёгкий он, а на моём тяжелом, только и ползать, что по стенам - постоянно оступаюсь и оскальзываюсь, того и гляди, убьюсь совсем, как кур обо щи. В смысле, альпинистской подготовки у нас ноль, и даже меньше.
   Лезем мы, лезем, чёр-ти, сколько времени. Уже даже, кажется, что всю свою жизнь только то и делаем, что по этой стене крутой вверх ползём, задрав шары - со ступеньки на выступ, с выступа на ступеньку, и наоборот. И дальнейший остаток жизни тоже в этом занятии проведём, не иначе, так как верхнего конца ещё не видно, а нижнего начала уже не разглядеть. А я ещё опасаюсь - не дай-бо, Валетчик оступится и слетит - прямо ведь на меня упадёт. Я тут, конечно, его не удержу, да и сам не удержусь, и грохнемся мы с ним окончательно и бесповоротно, с этой кручи окаянной. И будет куча металлолома внизу у подножья позорным завершением нашего героического похода. Такая вот мысль тревожная вертится и вертится, покоя не даёт, и настроения этим, надо сказать, совсем не улучшает. И ещё одна, ей подобная, во след намечается - а как же мы назад-то полезем? Тут ведь не спрыгнешь - высота, едрит твою, офигенная в прямом смысле. Полный капец ведь выйдет - всем известно, что взбираться проще, чем спускаться. Но не успел я в своём мрачном настроении всё это как следует обмозговать и додумать, как уступ этот широкий, на котором вход нам необходимый был, и показался. Прямо гора с плеч спала - достигли, хвала Всевышнему, поживём еще немного значит.
   Поднялись мы на уступ, провал увидели - ничего такого грандиозного вблизи, просто пробоина от снаряда. Только учитывая толщину бетонных стен, сложно представить себе, какой это огромный снаряд должен был быть, что бы такую дырку проковырять в таком могучем строении громадного масштаба. Вылезли мы, значит, наверх и остановились отдышаться. А надо сказать, устал я как собака ездовая, словно это не мой железный конь по круче лез, моторы нагружал, а я сам пёр его на эту гору на своём собственном хребте из последних сил. Вот так и выходит, что психическая усталость вполне может сравниться с усталостью физической природы. Кому постороннему про такое скажешь, так и не поверит тебе ни на грош. Какая, скажет, на фиг, усталость? Гоняй себе мышку по экрану, да давай команды - вперёд-назад, влево-вправо, какие тут сложности? Сидишь в тёплом кресле, сочок попиваешь, разве можно от этого утомиться? Авторитетно заявляю - можно. И ещё как. Иной раз семь потов с тебя сойдёт, пока какую-нибудь каменюку из ямы вытянешь. Ну, это при раскопках. Случалось и не раз - дрон воет, ты пыхтишь, потом исходишь, а камень - еле-еле, по миллиметру ползёт. А после, как вытянешь, сидишь и отдуваешься, лоб утираешь, и руки и ноги у тебя мелко трясутся, как в лихорадке, так устал.
   А ещё случалось, вот бежишь ты, ну, типа - гонится за тобой кто-то. Ну там, граберы, например. Так вот - если ты будешь просто так в кресле сидеть и на газ давить - всё, не уйдёшь - сцапают тебя и фамилию не спросят. В смысле, спросят, но поздно. А ежели изо всех сил напираешь, ножками работаешь, ручками помогаешь - хрен они тебя догонят, будь у них хоть самый скоростной скутер. Вот так вот. Все думают - роботы, роботы, железяки бестолковые и всё. Нет, не всё. Я вот, понимаю так - они на нас влияют, это верно, но ведь и мы на них влияем - это факт! У плохого дроннера и хороший дорогой дрон еле скрипит-ползает, а у хорошего, и развалюха ласточкой летает. Так я размышлял, пока отдыхивался и "мула" своего за работу добросовестную хвалил - молодец он у меня, рабочая моя лошадка по материнской линии.
   А Валетчик меж тем огляделся по сторонам и, оборотившись на восток, говорит мне:
   - "Смотри, Мэт, и любуйся, какой отсюда вид открывается чудесный! Красота вокруг неописуемая, просто загляденье одно! Только ради этого стоит на Остров приходить".
   Ну, да, и впрямь - что есть, то есть. Красота. Стал и я вместе с ним открывшиеся нашему взору просторы обозревать. Сопки леском мелким покрытые - холмиками пушистыми отсюда смотрятся, ручьи широкие да быстрые - просто блестящими ниточками извилистыми. И всё это утренней зарёй залито, розовым светом и утренней дымкой нежно так укутано. А море по всему горизонту в круговерть раскинулось и светится ласково, тихое-тихое такое, что аж не верится, что по нему волны крутые гулять могут, когда-либо, и на берег дикими валами наскакивать. И чувствую, как пейзаж сей великолепный на меня очень положительно влияет. Ну, в смысле, легче мне стало на душе, по-настоящему похорошело, и даже настроение приподнялось слегка. Да... Лепота, одним словом.
   И на развёрнутой во всю ширь панораме Острова, чётко, как на картине Рембрандта, красовались Бастионы - Третий и Первый. Третий не так интересен, я там сто раз бывал. Ну, двадцать, если по-честному, или двадцать два. А вот, Первый, я ещё ни разу не видел. Он на территории вояк расположен, а граница с ними проходит по водоразделу, а это несколько высоких сопок с холмами. Поэтому с нашей территории, где мы в основном тусуемся, его никак не увидать. Зато отсюда - как на ладони, во всей красе. Третий понятно весь побитый и разрушенный - ему в боях больше всех досталось, ибо он самый высокий и заметный, да и выделывался, наверное, нипадецки. В смысле, сражался упорно. А Первый издали смотрится ничего себе, словно и не повреждён вовсе. Впрочем, как и Четвёртый - этот тоже, издалека как новенький, а когда близко подойдёшь все повреждения налицо и выявляются.
   Ну вот, всё моё внимание, естественно, и приковалось к Первому Бастиону. Очень уж интересно вояк усмотреть на нём и узнать, а чем это они у себя в зоне занимаются? Хоть и далеко дотуда, ну, а вдруг, увижу? Я ведь, их ни разу не видал. Вот Валетчик говорит, что встречал их пару раз в Шухарте, когда к Педро на встречи ходил. Дроны, говорит, у них крутые, оружием увешены и все чёрного цвета, угловатые и кругловатые - созданные по технологии "стелс", в смысле - хрен ночью узреешь. Да-а, в таком прикиде и граберы совсем не страшны, наверное.
   Смотрю я, смотрю, и только мне уже стало казаться, что я рассмотрел-таки на Первом какое-то движение, как Валетчик дёргает меня за руку и, молча так, куда-то вниз показывает. Я глянул и удивился - по ложбине между двух изуродованных обстрелами сопок, бегает чёрный дрон, судя по Валетчикиным же описаниям, военный. И шустро так бегает, в смысле, быстро очень и ловко. А за ним толпа разношерстная носится, штук сто. Ну, может и не сто, трудно их посчитать, когда они с места на место мелькают и постоянно перемешиваются. Но уж точно больше, чем тридцать. Интересно, думаю я, и что это за бега такие по пересечённой местности? Даже и не понял сразу, что они его словить собрались, не уложилось это в моём сознании - кто же с военными связывается? Они же тут всему хозяева, чуть, что не понравится им - турнут с Острова, как два пальца об асфальт. И оно тебе надо такое? Копишь так, копишь, и раз, всё бросить коту об хвост? Жалко и досадно. Но потом пригляделся повнимательней - точно! Гоняют его, бедолагу, кругами, словно загнать куда-то намереваются. Даже вопли их азартные к нам сюда наверх долетают:
   - "Давай, зараза! Куда, б...! Гони, с...! Туда, п...! Сюда, ж...! Дурак! Сам, з...! Пошел, к...! Иди, в...! Ты...! У-у-у...! Ы-ы-ы...!"
   Короче, все буквы алфавита и всякие прочие неприличные выражения, которые запикивать приходится.
   - "Ни хрена себе! - это уже Валетчик так от удивления выразился. - Они что, белены объелись, военного гонять? Что-то здесь нечисто, Мэт. Давай-ка, спрячемся из виду, на всякий случай. А то, вдруг они в свидетелях не нуждаются, нам ведь и пропуск тогда не поможет. Будет покруче экологии разборка. Понятно теперь, почему вокруг безлюдность такая - кто-то ловлей занят, а кто-то пойманным быть не хочет".
   Вошли мы с ним в проём, скрылись, а сами всё одно за погоней подсматриваем - жуть, как интересно узнать, чем дело кончится. А дело надо сказать, у вояки дрянь. Он хоть и шустрый, но погонщиков-то до хрена и больше - маневрируют они по долине и не дают ему вырваться куда-нибудь в сторону. И что-то во мне тут поднялось изнутри, возмущение какое-то - что это за манера у них такая, толпой на одного? Дай, думаю, пойду, узнаю, может, помочь надо будет или им, или парню этому военному. Ну, разобраться надо, короче. Не ясно ведь издалека, кто из них больше прав. На Валетчика глянул, отпроситься, а он мне кулак изобразил из своей клешни мелкой трёхпалой - я тебе, мол, только попробуй рыпнись на помощь! Ему, конечно виднее, у него оптика лучше моей, да только всё равно мне не по нутру такие гонки. Не люблю я стоять и смотреть, когда невинных обижают.
   И пока я сомневался, идти, не идти, как снизу вопли такие дикие раздались, какие бывают на стадионе, когда гол победный в ворота вкатывают. Смотрю - этот чёрный, перескочил линию загонщиков, прямо через их головы (фигасе, скачок!), и дует к Бастиону, что есть сил. Расстояние между ним и ловцами прямо на глазах увеличивается (фигасе, бегун!). Ну, а одураченные загонщики, естественно, орут не своими голосами такое уже непотребство, что и вспоминать не хочется, и все за ним валят скопом, всем своим кагалом. И прямым путем выводит их маршрут точно к нашему провалу, только что не к нему самому, а к его проекции на подножие Бастиона. К началу подъёма, что мы преодолели. Это меня как-то так, сразу напрягло. Думаю, ежели они сюда маханут, куда мы, с Валетчиком, деваться-то будем? Дай-ка я, осмотрюсь, пока они подниматься сюда будут минут десять. И стал осматривать наш тыльный вход, где мы так благополучно досель укрывались.
   А ничего там, надо сказать, особенного и не наблюдалось. Дырка эта в стене, сама размером чуть больше метра в высоту и столько же в ширину, выходит в проход какой-то, или коридор, ну или тоннель вентиляционный. Кто их, конструкторов, разберёт, зачем он там нужен, проход этот? Не суть. В обе стороны, что направо, что налево уходит одинаково, с небольшим снижением вглубь массива Бастиона. Вход, или пробоина на самом деле, неширокий, вдвоём по этой ширине и не втиснешься, особенно таким крупным, как я. Света от него немного внутрь попадает, видно вглубь плохо, а потому неясно, куда лучше податься - направо или наоборот. Разницы, конечно, для нас никакой - что направо, что налево, мы ни там, ни там не были, и соваться далеко вовсе и не хотели. Поставили бы маячки этого Педро здесь, недалеко от входа, и вернулись бы назад. Потому что без ретрансляторов в глубине делать нечего, - сигнал затухнет, дрона потеряешь, и вся наша затея зряшной окажется.
   И только я хотел у Валетчика спросить - куда драпать-то будем, если что? Как вдруг снизу, с подъёма, по которому мы недавно с таким трудом поднялись, раздалось этакое бодрое - шкряб-бряк, и дрон чёрный военного назначения возник перед нами, тут как тут, во всем своем шикарном инвентаре со стелс-технологиями. Я так прямо и о... ну... обмер - сами понимаете, быстро уж очень он поднялся, резко чересчур, есть тут от чего удивиться.
   Да и он, надо сказать тоже, слегка растерялся. Стоит, смотрит на нас пристально так, в упор, не мигает и не двигается. И Валетчик застыл, вроде как в ступоре. А я так легонько в сторону сместился, дорогу внутрь освободил и чёрному этому говорю:
   - "Давай проходи, друг, чего встал? Только там, внутри, всё одно неясно куда идти - влево или наоборот. И есть риск связь потерять, и своего шикарного коня просто за так лишиться".
   Он осторожно, медленно и неспешно, обошел меня, потом повернулся и снова на нас внимательно так смотрит. И шипит внутри себя, странно так - "ш-ш-ш-ш".
   - "Что, - говорю ему, - синтезатор речи полетел, что ли? Попробуй через сеть на меня выйди, если сказать чего хочешь", - и называю ему свой сетевой адрес, и сам при этом себе удивляюсь - надо же, первому встречному свой адрес дал, и фамилию у него не спросил.
   А этот "бесфамильный" ничего не сказал и по сети не вышел, а снова так же "ш-ш", да "ш-ш". У меня от этого его "ш-ш" даже в голове слегка поплыло.
   - "Ну, ладно, - говорю ему, - дело твоё, не хочешь и не надо. Только, может, ты дорогу знаешь, как отсюда выбраться? А то нам, с Валетчиком, что-то тоже не хочется к твоим преследователям в лапы попадать - есть такое ощущение, что они и к нам невежливыми окажутся".
   И тут, как на беду, подлазит первая партия своры погонщиков, скауты вперемешку с трапперами, штук пять, все злые и ощеренные, как кошаки перед боем, и у всех на груди полосатая буква "i" намалёвана. Заболтались мы нафиг, с этими евоными "ш", бдительность утратили, вот и попались. Как нас эти погонщики увидали, так и давай орать на весь Остров:
   - "А-а, здесь у них целая банда! Хватай всех, без разбору, пока не ушли!"
   Я даже и сообразить-то не успел ничего от испугу - как выскочу из прохода, да ка-ак пхну этих первых. Они так и слетели с площадки, только ноги кверху смелькали. И не просто ведь так слетели, а и тех, кто их сзади подпирал, с собой прихватили - очень хорошо слышно было, как сверху вниз по стене волна обвального треска-шороха с нарастающим шумом-грохотом и с воплем вселенским понеслась, как лавина с горы съехала. Уж сколько их там сразу рухнуло, не представляю, но судя по воплям тем диким, да по мату четырёхэтажному, не меньше сотни. А то и больше. И тут Валетчик ясным таким голосом в наступившей тишине и произносит:
   - "А вот здесь, дорогой Мэт, нам с тобой полный кирдык и пришел - "инквизиторы" нас теперь из-под земли достанут. Такого обвала они нам никогда не простят. Эх, жалко я полёта самого увидеть не успел! По звуку судить, летели они красиво! Надо бы заснять хотя бы последствия рекордного полёта, и на форуме редким кадром похвастаться - где ещё такое повидать доведётся?"
   Выскочил он на площадку и вниз глаза свои зоркие уставил, чтобы картинку запечатлеть. Я за ним, тоже глянуть хочется - что там и как. А посмотреть там было, и на что, и на как. Ну, не сотня, конечно, но штук тридцать-сорок дронов граберских, в дикой, копошащейся куче-мале перемешались, это точно. Вокруг руки-ноги оторванные валяются, далеко их обвалом разбросало. А некоторые головы неразумные так и того дальше укатились. Маты-перематы и крики стоят несусветные, и стало мне тогда неловко и стыдно, за то, какой я им урон тяжелый только что причинил. Точно ведь теперь житья от них не будет, не одного я тычком своим обидел, а почитай, чуть не весь их бандитский клан уделал. А-а, думаю, да и хрен с ними, а нечего к честным людям с экологией своей дурацкой приставать. А Валетчик посмотрел-посмотрел на эту кучу перемешанную и сказал:
   - "Гы-ы, валим теперь отсюда и быстро, пока они не очухались. Заснял я их, паразитов, в пикантном виде с интересной стороны", - и рванул первым вовнутрь пролома.
   И нацелился, было, сразу влево, но чёрный (не ушел, жук, а ведь мог бы), его за руку поймал и потянул совсем в другую сторону, то есть, наоборот. Ну, а я уже следом. Габаритки врубили, темень же кругом, и идём в темпе вальса. Минут пять шли, оглядывались - сзади всё тихо, не скоро видать "инквизиторы" завал из своих тел разберут. Подходим к развилке: напрямую точно такой же лаз уходит, а влево-вправо, коридор широкий да высокий, а вверх и вниз, два круглых колодца, типа - две трубы, а в них лестница, из ржавых железных прутьев набранная. Подводит нас чёрный военный к тому, что вверх ведёт, и тычет туда пальцем - валите, мол, этой тропой - ваш путь в гору. А сам остановился и снова на меня смотрит пристально, вроде как, печально слегка, и снова своё "ш-ш" странное заводит. Что за "ш-ш" такое, бестолковое? Кодировка речи, может, какая-то не та, или там, шифр? И снова у меня в голове сдвиг какой-то пошел, вроде как, закружилась слегка, и сполохи цветные в глазах понеслись. Что за хрень, ё-маё? А тут ещё индикатор связи желтым моргает - связь ослабла и вот-вот сорвётся.
   - "Эй, друг, - говорю ему, - хватит уже шипеть, а то у меня от твоего шипа даже в мозгу свербит".
   А Валетчик ко мне повернулся и спрашивает с вежливым удивлением:
   - "Это кто шипит?"
   - "Да вот, - говорю, - этот чёрный шипит. Как шкварки на сковородке, не слышишь, что ли?"
   - "Чего это, - спрашивает Валетчик, - глюки у тебя, или где?"
   - "Да нет, - отвечаю, - какие глюки? Сроду у меня этого добра не наблюдалось".
   - "Тогда, почему ты говоришь, что он шипит, когда он молчит, как рыба об лёд? Видать динамик на бегах повредил, вот голоса и лишился".
   - "Да почему молчит, когда шипит? - тут меня уже пронимать начинает, один шипит, как издевается, другой дурку гонит, словно тоже... не всё в норме. - Ну, вас на фиг, давайте лучше ноги делать, пока нас тут тёпленькими не взяли. Одного раза вам мало? После разберёмся, кто шипел, а кто, наоборот".
   Валетчик хмыкнул и полез в верхнюю трубу по ступенькам из железных прутьев. Когда он скрылся в проеме, я чёрному киваю, мол, давай, шуруй, я подстрахую сзади. А он опять, ко мне приблизился и вновь давай шипеть. Вот, зануда! Ну, я уже не обращаю внимания на все эти штучки-дрючки, разворачиваю его к лестнице мордой и шлёпаю по воронёному заду - вперёд, труба зовёт! Он посмотрел на меня, непонятно как, вроде сожалеючи, и шустро так за Валетчиком устремился. Ну и, я туда же, за ними. Причем, всё время, что мы у колодца препирались, никакого шума со стороны от входа не наблюдалось. Эх, и капитально я, видать, зацепил "инквизиторскую" рать, кабы нам это всамделе боком не вылезло. Или, наоборот, не залезло.
  
   ---- -
  
   **** **
  
   Индикатор сети мигал желтым цветом, действуя на нервы - аппаратура связи еле-еле держала канал. А Антон шел вслед за военным дроном, с трудом выдерживая темп движения, но не отставал, ни на шаг. Сзади поспешал Мэт, едва не наступая ему на пятки. Они шли по длинному коридору, проходящему, по всей видимости, по самому верхнему уровню Четвёртого Бастиона, поскольку в потолке довольно-таки часто встречались небольшие провалы или пробоины, сквозь которые наблюдалось голубое небо. И эти ярко-голубые кусочки летнего неба сияли, словно немыслимые фантастические плафоны, освещая косыми лучами белого света пространство под собой, тем самым только подчёркивая окружающий мрак. Наверное, благодаря этим провалам и близости к поверхности, связь ещё держалась, а вместе с ней держалась и надежда выбраться из этой заварушки более-менее достойно.
   Чёрт побери! Как всё хорошо начиналось, какие открывались перспективы развития в Игре, и как всё рухнуло в один единственный миг! Словно от тычка Мэта не "инквизиторскую" гвардию обрушило со стен Бастиона, а всю их будущую карьеру снесло слепой, всепоглощающей лавиной в бездонную пропасть, из которой нет возврата. Если засекли их обличия, а они почти наверняка это сделали, то им с Мэтом на своих жизнях на Острове можно спокойно ставить жирный крест. Нет, ну конечно, можно еще попробовать затаиться - удрать на юг, куда эти западные граберы редко добираются, лучше всего прямо в Южноудельскую Факторию, поставить модули в стойло у Главного Портала и покинуть игру на пару недель - не вечно же они будут им мстить. Или даже - если учесть размер урона, причинённого его другом клану "Инквизиторов Стального Клинка" - на пару месяцев, не меньше.
   Он тихо хихикнул. Хороший у него друг - такого тяжелого мгновенного урона одному из самых процветающих и могущественных кланов Острова не наносил ещё никто. Таким другом можно не только гордиться, но и хвастаться своей дружбой с ним. Не знаете Хэви Мэтала? Ну, вы даёте! Это же тот самый, Крутой Мэт, который целую банду граберов одним пальцем уничтожил. Да-а... Этот случай непременно войдёт в анналы Острова. Главное сейчас добраться до безопасного места и тогда можно выложить снимки на островном сайте новостей, а пока не стоит дразнить инквизиторских гусей, наверняка они и так сейчас находятся в дикой ярости. Шутка ли - такой тяжелый удар по клану!
   Хотя, судя по Островным новостям, всё было тихо и спокойно. Антон одним глазком постоянно в них торчал, выискивая хоть малейшие намёки на происшедшие с ними события. Ноль. Ни тебе всеобщей облавы на представителя военных, ни сообщений о каких-либо конфликтах или инцидентах в Западных землях. Тишь да гладь, да Божья благодать. Ньюсмейкеры с обеих сторон молчат. А это само по себе очень подозрительно - и меньшие инциденты часто раздувались до состояния глобальных сенсаций, а здесь один только конфликт с военными - новость высшего рейтинга недели, а то и месяца. И со стороны вояк такая же странная тишина. Хотя... Эти вообще редко чего говорят на весь Остров, всё у них тишком да молчком. Но если уж что скажут, то наверняка сразу дойдёт до каждого. Так что, на них можно пока внимания не обращать. А вот почему наши проныры-папарацы местного разлива безмолвствуют? Обвал со стены и повреждение большой группы дроннеров, такого неординарного, мягко говоря, клана, можно полгода обсасывать со всех сторон... И он снова тихо хихикнул, представив, как эти тупые граберские бойцы, один за другим, плотным строем, лезут, торопятся наверх в азарте погони, а тут могучий Мэт одной левой... Нет, но это было просто очень круто, круче только яйца у медного коня Петра Первого. И как он только так быстро сообразил, чего делать надо? Да, реакция у парня - высшей марки.
  
   Чёрный дрон обернулся с вопросительным выражением на лице, и Антон махнул ему рукой - всё нормально, я в порядке, топай дальше. Да, слух у него хороший, чего не скажешь про речь. Точнее про её отсутствие... Ага, а может, военным специально звук отключают, чтобы в рейдах секреты случайно не выдавали? Ну, типа как в старину вырывали язык у рабов, по нечаянности или необходимости ставших свидетелями чего-нибудь секретного. Да-а, идея блеск, хотя, конечно, полный бред.
   Коридор впереди резко пошел вниз, и Антон притормозил, опасливо поглядывая на индикатор связи. Без изменений. А-а, это очевидно не спуск в нижние уровни, а просто спуск, так как по пройденному пути можно предположить, что они дошли уже до южной оконечности Бастиона. По крайней мере, ГЛОНАСС выдавал именно такие координаты. Странный проход, однако - столько времени идём, и никаких ответвлений, никаких засад, никаких ловушек. Очень странный и какой-то слишком безопасный. Хотя, кто его знает? Может быть, что ничего странного в этом и нет. Тут столько тайн, что одной больше, одной меньше, разницы не заметить. А вот карта внутреннего устройства, что дал им Педро, никуда не годится. Сначала вроде всё совпадало, потом начались различия, и чем дальше, тем больше. А сейчас вообще уже не понять, где они находятся - сколько карту не верти, никаких совпадений. Да-а, пока они вышли на этот проход, вояка их здорово потаскал по подземным лабиринтам.
   Один раз у них даже связь пропала, у него и у Мэта. Так вот спрыгнули в открытый люк вслед за чёрным, и всё - чик, сидим дома, глазами хлопаем. А когда он уже почти отчаялся и начал руки заламывать от безнадёжности положения, чик - связь в норме. Желтым моргает, но всё же есть, держит. Огляделись - место совсем не то. Как сюда попали? Военный перетащил. А почему у него связь не пропала? Ну, дыть, у них же у военных, красивых здоровенных, и связь, небось, круче нашей будет. Логично? Логично, а куда ж деваться? Не ударяться же в мистику, хотя так и тянет.
   В самих путешествиях по подземельям Четвёртого Бастиона, как и иных других подземелий Острова, одна сплошная мистика и есть. Вот, идём мы сейчас по тоннелю, темно, страшно - на стенах отсветы от габариток и тени от тебя самого, пляшут дикий танец древнего бога Вуду. Вдруг, раз - сквознячком потянуло, а воздух-то тухлый, вековой застойности, как в склепе. И чудится уже тебе шепот на грани слышимости, и далеко-далеко, не то шаги чьи-то, не то вода капает - чук-чук, тук-тук, топ-топ. Может, конечно, это только эхо от твоих собственных шагов, или кровь в ушах от повышенного давления стучит. Может. А может, и нет. И так тебе жутко делается, что уже и знать ты не хочешь, что же это за звуки на самом деле, да и есть ли они вообще. И идёшь ты на автопилоте, ноги ватные механически переставляешь. И совсем уже тебе не ясно, твои ли это ноги, или это ноги твоего дрона. Сам ли ты тут идёшь, или это только кажется тебе, что сам. Здесь ли ты находишься, или не здесь. Ты ли это на самом деле, или это только эхо твоё призрачной тенью бродит по мрачным подземным лабиринтам Четвёртого Бастиона.
   И вспомнилось тут ему, как в подвалах Третьего Бастиона, Мэта укусил за ногу его собственный домашний кот, и как заорал тогда Мэт благим матом, и перепугал всех крыс вокруг, а больше всего его самого. И как рванул тогда он, Антон, бежать от белого ужаса да в чёрный лабиринт, врезался в стенку и упал... Да-а... Нелестные, однако, воспоминания, чуть ведь не поседел тогда. Нет, лучше такое сейчас не вспоминать, уж больно всё к месту выходит.
   Тишина-то, какая глухая стоит. Только и слышно, как Мэт сзади тихонько сопит от усердия, да свои шаги шаркающим эхом от стен отлетают. Интересно, почему это так получается, что у него, у самого лёгкого в компании дрона, самые громкие шаги? Вот, военный, идёт абсолютно беззвучно - и ногами не шкрябает, и не сопит, словно и не дышит вовсе, как дух бесплотный. Ага, ещё и без связи, небось, обходится, ну прямо таки - призрак замка Моррисвилль да и только. Ха-ха. Он опять еле слышно хихикнул, но почему-то ему вдруг стало очень жутко, а совсем не смешно от этого сравнения. Просто холодом могильным дохнуло в затылок, и мурашки побежали по коже своими мелкими колючими ножками. Чёрт возьми! Вот почему его граберы гоняли - не военный он! Призрак Четвёртого Бастиона - вот он кто. Тень погибшего дроннера.
   А что? Вполне может быть - военный дроннер управлял им, выполняя какое-нибудь важное задание, и тут - раз, и умер, от чего-нибудь. От страха, например. А дух его остался на земле, в дроне, так как дело-то он своё не выполнил до конца. Вот теперь призрак и управляет им, телом механическим. И будет управлять вечно, пока у его дрона, ресурс не кончится или пока дело своё недоделанное не завершит. И понятно теперь, почему ему связь без надобности - он с ним на астральном уровне общается и рулит посредством экзосенсорного воздействия. И понятно ещё, почему он так быстро носится - дух в него вселился бесплотный, у него и реакция нечеловеческая. Только вот непонятно, какая "Инквизиторам" может быть польза от абсолютно бесплодной попытки поймать абсолютно бесплотный дух, вселившийся в чёрного дрона военного образца. Ы-ы-ы-ы... Его передёрнуло от ужаса и омерзения, и он, что есть силы, вцепился в ручки домашнего кресла влажными, холодными руками.
   "Боже ж ты мой! - отчаянно думал Антон, - и до какой только дури со страху не додумаешься, особенно если идёшь на поводу у своей разыгравшейся фантазии!"
   Понятно, что все эти глупые мысли вызваны самой гнетущей обстановкой подземелий и самим их сложным положением на текущий момент. Но ведь и с военным этим не всё чисто, если беспристрастно так вдуматься. Ну вот, почему, его ловят, а он подмогу не вызывает? Или, зачем он с нами связался? Ну, помогли мы ему немного, и что? Спасибо - до свидания, и все дела. И чего вдруг это он с нами взял, и связался? То есть, мы-то ему для чего нужны? Мы, понятно, без него не выберемся, это факт, а он-то без нас свободно. Мог бы и на месте нас бросить на разборку с "инквизиторами", тем более что это не он, а мы им такой конфуз учинили. А он нет, не бросил, потащил за собой. На кой ляд мы ему сдались? Ведёт нас теперь куда-то на юг. Ага, вот мы уже и к Южному Форту приближаемся, если судить по ГЛОНАССУ и по карте Острова. Уверенно ведёт, значит, знает, куда и зачем. Притащит нас сейчас к таким же, как и сам, потерянным дронам, а там нас и обработают, соответствующим образом. И будем мы с Мэтью такими же тенями-призраками. Будем так же по подземельям шастать, заблудших дроннеров отлавливать, да в призраков обращать. И наши души уже никогда не вернутся в наши ссохшиеся тела за виртуальными мониторами...
   Может быть, хоть тогда я научусь бесшумно ступать и не шарахаться от своей тени, как сейчас. Бряк-шкряб, бряк-шкряб. Вот ведь, и стараюсь не шуметь, а всё равно - шкряб-бряк! Вон эхо-то, какое громкое от этого. Далеко, небось, слышно, что это мы идём. Заранее приготовиться можно к нападению. Или ловушку подстроить. Или затаиться в засаде и...
   Дикий, пронзительный визг донёсся вдруг до них спереди, сквозь заполнившую тоннель могильную тишину. Антон мгновенно вспотел холодным потом, а во рту у него наоборот пересохло от жаркого судорожного дыхания, и он остановился, не в силах двигаться дальше. Едрит твою через коромысло... что это там ещё!? Страх липкими пальчиками прошелся по нервам, отключая управление телом и разумом. Если бы были силы, он кинулся бы прочь отсюда, куда глаза глядят. Но сил не было, а глаза кроме кромешной глухой черноты ничего не видели. Просто тёмные пятна вокруг очередного столба белого дневного света из очередной пробоины в потолке. Господи, какой же я трус! Да я же ведь сейчас дома сижу в тёплом кресле, в любой момент вырублю всё к чёртовой матери и пойду на кухню водку пить. Ну, что это там может быть за такое? Ну не чёрт же с рогами, в конце-то концов, не дьявол подземных провалов Инферно и не Минотавр с острова Крит. Скорее всего, сквозняк какую-нибудь дверь заржавелую пошевели, вот она и скрипнула. Вон, сквозняки-то, какие гуляют, запахи разные приносят - тухлятина всех сортов и немножко... моря. О, где-то к морю выход есть! Всё просто и совсем не страшно. Чёрный военный, не слыша за собой движения, остановился и обернулся, а Мэт толкнул Антона в спину:
   - "Ну, чего ты, Валетчик? Пошли, не стой".
   Антон глубоко вздохнул, зажмурившись, представил себе лазурное море под сияющим Солнцем, лохматые пальмы на свежем ветру и искристые солёные брызги от белого кучерявого прибоя... Медленно выдохнул, потряс головой и сделал шаг вперёд. Потом ещё один, потом ещё. Военный, убедившись, что движение возобновилось, как ни в чём ни бывало, зашагал дальше. Ну и что? Так и будем делать вид, что ничего не случилось? Или они, в самом деле, ничего не слышали? Уж, не в моём ли воображении все эти ужасы творятся? Плохо мне что-то, явь от марева не отличаю, так недолго и умом тронуться...
   Впереди замаячило большое расплывчатое светлое пятно, явно не от очередной пробоины, и спустя некоторое время они через небольшой тамбур с раскрытыми двойными металлическими дверями (уж не они ли так жутко скрипели?) вышли в круглое помещение. Антон осмотрелся. Похоже на командно-наблюдательный пункт артиллерийской установки - вверху, на высоте человеческого роста, располагались узкие смотровые щели кругового обзора, почти полностью заваленные землёй. Странно, что к нему напрямую ведёт такой длинный переход. И странно, что в разные стороны, судя по многим таким же дверям, уходят подобные переходы. Наверное, это не НП, а какой-то узел коммуникаций.
   Люк в полу у круглой стены, с трудом приоткрылся, слабо пискнув, и из его проёма осторожно выглянуло три дроньих головы. Молча, они осмотрели Антона и Мэта, и молча, уставились в упор на военного. Дроны как дроны. Немного староватые корпуса, а так ничего особенного - обычные "кроты" и всё. Только вот, поведение... Молча, они смотрели друг на друга. Молча. Надо полагать, и у них динамики сломаны, ага. Или нет за ними живой души, чтобы активировать в этих динамиках звуки. У Антона ёкнуло сердце - всё, на место пришли. Сейчас обрабатывать начнут. И тут Мэт сзади неожиданно бабахнул:
   - "Привет, дети подземелья! Чего так невесело встречаете?"
   Громкий голос прозвучал в замкнутом пространстве, словно выстрел из небольшой пушки. Антон вздрогнул, и чуть не свалился в обморок. В ушах гулко застучала подброшенная давлением кровь. Всё. Всё брошу и пойду на кухню за водкой. Напьюсь и усну, и ничего потом не вспомню.
   Четыре странных дрона, с мягким выражением на лицах, обратили своё внимание на Мэта. Тот слегка крякнул и с лёгким недоумением продолжил:
   - "Ну, если и у вас кодеки другие, то можете себе шипеть, сколько влезет. Только вот, почему вы по сети не связываетесь? Не умеете, что ли? Тогда дайте ваши адреса, я с вами сам свяжусь, я сумею. На полу, на пыли напишите, и говорить не надо. А я свяжусь", - и он пальцем накарябал на пыльном полу несколько закорючек, показывая странным дронам, как надо писать.
   Бедный, наивный Мэт! Нет у них никаких кодеков, и звуков они никаких издавать не способны. Их и самих тут нет, это только призрачные видения теневого мира подземных горизонтов - не может обычный дрон вылезти из глубокого бетонного подземелья, закрытого железной крышкой. Не может и всё. Картинка на виртуальном мониторе поплыла и стала быстро скашиваться вбок. Потом экран разделила надвое чёткая вертикальная полоса вздыбившегося пола. И так продолжалось долго. Очень долго. Бесконечно долго. Затем в обзоре появился всё так же недоумевающий Мэт:
   - "Валетчик, у тебя что, связь обрубилась? Эй, слышишь?"
   Антон с трудом приходил в себя - в голове шумело, в ушах звенело, в висках стучало. Всё, на фиг, пора завязывать с этой игрой воображения, здоровье дороже. Не ровён час, окочурюсь здесь по-настоящему и сам перейду в призрачные дроны безо всякого принуждения. Перед глазами явственно отпечаталась страничка завтрашней инет-газеты "Взгляд на Остров" с передовицей - "Дроннер откинул копыта, будучи "за рулём" своего коня. Смерть в виртуальном реале - реальность виртуального мира или виртуальность реального? Эксклюзивное расследование нашего корреспондента". Антон хихикнул. Звук собственного смешка на этот раз оказал оживляющее действие и привёл все его чувства более-менее в норму. Оказалось, что он лежит боком на пыльном бетонном полу, а Мэт, присев, заглядывает ему в глаза. Больше никого в бункере не наблюдалось. Антон приподнялся.
   - "А где эти? Где тени дронов?"
   Мэт удивлённо на него уставился:
   - "Тени кого? Если ты об этих, безголосых, так они ушли. Посмотрели на то, как ты валяешься без связи, махнули рукой, скрылись в колодце и крышкой заперлись. Ну, всё, давай вставай, нам ещё до дому шлёпать далеко. Тем более что придётся посты "инквизиторов" стороной обходить, иначе заметут. Давай маячки, которые Педро дал, здесь установим? Не вертаться же назад в Бастион. Там, наверное, сейчас шухер идёт, всё перетряхивают, нас ищут.
   - "Давай, - сказал Антон, и неуклюже покачиваясь, как новорождённый телёнок, с трудом поднялся на ноги. - И давай шлёпать домой, мне уже здесь очень не нравится. Лучше вернёмся к старому, доброму Третьему Бастиону, там всего лишь одни крысы. И никаких призрачных теней".
  
   ---- --
  
   **** ***
  
   Мэт и Антон стояли у тройной развилки подземного хода и не знали, куда теперь им идти. Оба не имели ни малейшего понятия, где, в какой момент они свернули не туда. По словам Мэта, военный, прежде чем нырнуть под землю, молча, набросал чертёж на пыльном бетонном полу, куда им двигать дальше, чтобы выйти наружу. Но вот этой тройной развилки на нём не было. Вот и стояли они в нерешительности, решая, что делать дальше. А тут ещё к привычно уже подмаргивающему желтым цветом индикатору сетевой связи - из-за слабого сигнала сеть могла отвалиться в любой момент - добавился еще подмигивающий оранжевый. Это было не лучше - уровень заряда основного аккумулятора приближался к критической отметке. Ещё немного и двигаться будет невозможно. По идее надо было уже вызывать Службу Спасения, но найдут ли их спасатели в этом подземном захолустье? Скорее всего, нет. Так же Антон не рискнул это делать из-за боязни, что Западная Служба Спасения передаст их координаты "инквизиторам" - попасть в их лапы очень не хотелось.
   Чем это могло грозить? В самом простом случае, потерей игрового модуля. А это немалые деньги, чаще всего единственные. Потому что большинство островного населения предпочитает все свои, добытые на Острове средства, вкладывать в раскрутку своего дрона. Лишние копейки редко у кого водятся, всё уходит в игру - обслуживание, ремонт, апгрейды, приспособы, драйвера к ним, обновления драйверов, борьба с вирусами, борьба с нелицензионными глючными прогами... И за всё - бабки, бабки, бабки... Пропажа дрона - чаще всего начало игры с нуля. Страховка? Да, конечно, но только если полная, а это роскошь, доступная далеко не каждому. Страховые компании себе в убыток работать не станут - если страховая выплата достаётся просто и в полной мере, то тогда кто будет осторожничать и беречь вверенное имущество? Вот, в обычной он-лайн игре просто, там материально компания не страдает, потому, что взамен одного погибшего нарисованного бота всегда можно нарисовать другого. Здесь же все железки настоящие, требующие для восстановления настоящих денег, а не тех фиктивных игровых золотых, которые выпадают из любого, забитого игроком нарисованного монстра. На Острове, всё по-взрослому - добываем реальное железо, и меняем его на другое железо, такое же реальное, имеющее весьма реальную материальную стоимость. Либо напрямую, либо посредством Островных бонов.
   Так же, в случае попадания во вражеские руки, существовала ещё одна опасность, не такая явная, но гораздо более грозная - сетевая идентификация. Через модуль можно идентифицировать игрока. Поскольку он, как оконечный элемент сети дронов - терминал, связывается с другим оконечным элементом этой сети - терминалом игрока, домашним компом, по вполне определённому сетевому протоколу с вполне определёнными сетевыми адресами и параметрами. И все эти адреса и параметры аккуратно записаны во флэш-памяти, которая может быть аккуратно извлечена и прочитана. А далее данного игрока можно, например, заблокировать для подключения к Островным серверам. Или его постоянно будут вычислять, под какими бы никами он не скрывался, и творить с ним всё, что только позволит изощрённая фантазия. Да, конечно, можно сменить компьютер и своего провайдера. Но - это снова деньги, это время, это непременные моральные издержки. И какая уж тут тогда игра? Сплошное издевательство, а не игра.
   Примерно так обо всём этом рассуждали, стоя на распутье подземных коммуникаций Четвёртого Бастиона, заблудившиеся Мэт и Антон. Именно потому им и не хотелось оказаться в лапах злобных "инквизиторов", что это означало конец их карьеры на Острове в теперешнем качестве, с потерей денег, имени, репутации, словом всего того, что зарабатывалось непростым, упорным трудом.
   - "Ну, так. Не будем больше спорить, кто свернул не туда, кто ошибся в толковании указаний этого призрачного вояки, как и не будем больше спорить о природе этого подземного Сусанина. Давай лучше рассуждать логически. Из нашей ситуации есть три выхода. Первый. Мы прячем твоего дрона в укромное место, я беру твой аккумулятор, подключаю его себе в качестве дополнительного через зарядку и топаю пёхом в Шухарт к Педро за помощью. Второй. Мы, оба вместе, хоронимся в укрытом закутке, бросаем свои моды, заходим по новой на Главный сервер, объявляем себя пропавшими, связываемся с Педро, совместными усилиями наскребаем денег, берём нулевого дрона, грузим его аккумуляторами и тащим их сюда. Перезаряжаемся, ты берёшь новичка подмышку, и мы благополучно возвращаемся. Третий... Слушай... Может, у тебя есть третий путь спасения, а?"
   Мэт внимательно на него посмотрел и сказал:
   - "Первые два тоже не катят - мы же не знаем, как попасть сюда, где мы сейчас находимся. И потом, как ты пройдёшь "инквизиторов", если они наверняка сейчас все пути перекрыли и нас ловят? Может, лучше всего просто спрятаться, и выйти из сети надолго, недели на две, пока всё не утрясётся".
   - "А ты думаешь, через две недели аккумуляторы сами зарядятся, и выход из-под земли отыщется?"
   - "А ты думаешь, если тебя возьмут на блок-посту с двумя аккумуляторами на горбу, то им ни в жизнь не догадаться, куда и кому ты их тащишь?"
   - "А что нам тогда делать, чёрт тебя подери и меня вместе с тобой!? Нам что, сидеть здесь бесконечно и ждать, пока из подземелья не вылезет тень призрачного дрона, и не поможет нам добраться до дому, да!?" - Антон почти что кричал, и в его крике явственно проступали панические нотки.
   - "Какие, на хрен, призраки? Что ты сёгодня заладил - "тени-призраки" - "призраки-тени"? У тебя что, идей больше нет, как только всё на призраков сваливать? Или всё успокоиться не можешь, почему дроннеры с тобой говорить отказываются? Не можешь себе представить, что они просто в игру такую играют, или просто не хотят своих секретов первым встречным выдавать. Мало ли у людей, какие причины могут быть..."
   - "У людей могут! А если это вообще не люди а..."
   - "А кто? Ну, кто ещё тут может быть, кроме людей?"
   - "Нелюди. Вот кто".
   - "Брось ты чепуху всякую городить, какие ещё "нелюди"? Может, ещё вампиров с вурдалаками приплетёшь заодно?"
   - "А-а, Мэт, да что ты понимаешь? Ты что, не видел, откуда они вылезли? Из подземелья, закрытого железной крышкой! Там же никакая связь не действует! Кто ими, по-твоему, управляет, и как!? А?"
   - "А? Хрен тебе на! А про ретрансляторы ты, почему не вспомнил сейчас? Или у тебя вся фантазия на мистике заканчивается? Всё! Хватит цапаться из-за ерунды, давай думать, как нам выбираться. Залазь в сеть, ищи выход. Связывайся с Педро, пусть помогает. В конце концов, мы на него работаем".
   Антон сразу сник:
   - "Не могу я с ним связаться - я номер его не знаю. Он как-то не сказал, а я как-то забыл спросить..."
   - "Эх, ёлы-палы, значит, придётся-таки твоих теневых духов вызывать на помощь. Больше некого, - и он без предупреждения заорал, что есть мочи, в гулкие, чёрные коридоры подземных коммуникаций. - Эге-ге, тени Острова Дронов! Придите к нам на помощь, мы вас вызываем!"
   Эхо глухо утонуло в бездонных пустотах подземелий, а сердце ёкнуло и замерло в предчувствии невероятного ответа от злых духов вековой темноты... И ответ пришел.
   - "Кхе... Я извиняюсь, молодые люди, что вмешиваюсь в вашу содержательную беседу, но, может, я могу чем-нибудь вам помочь? А то теней можно долго не дождаться".
   Из чёрного мрака бокового коридора медленно выдвинулся ужасного вида древний дрон на гусеничном ходу. Настолько древний и ветхий, что казалось, с него лохмотьями свисает само безжалостное время, и пролетевшие годы осыпаются песком дней, и бледным туманом курятся вокруг него призрачные видения прошлого, а в скрипе ржавых механизмов его чудятся вопли и стенания безвременно почивших в бозе душ. Антон молча сел на пол и глаза его мода остекленели.
  
   Самодельный светильник - сплюснутая гильза с фитилём, наполненная горючей смесью - стоял на импровизированном столе из разбитого оружейного ящика и дико дымил, распространяя по тесному помещению чёрную копоть и вонь горелого газолина. Мэт смотрел на него, не отрываясь, подперев голову рукой - ярко-желтый лепесток пламени трещал, выбрасывая дымные язычки, и нервно танцевал под дуновением сквозняков, благо их здесь хватало. Сквозило сразу: из-под закрытой входной железной двери; из трёх круговых амбразур под потолком, зияющих провалами чёрной пустоты; из чёрного же бездонного колодца в полу, откуда вместе со сквозняком доносилось свежее дыхание моря и слабый, отдалённый плеск волн. Правда, колодец слишком громкое название для небольшой, круглой дырки в полу. И хотя в неё не смог бы пролезть даже самый маленький дрон, глубину она имела приличную - брошенный туда для пробы кусочек отколотого бетона, казалось, пропадал вообще, и только, через несколько ударов сердца, раздавалось неожиданное "бульк" в таком резонансном окружении, что сразу стало ясно - там огромное помещение, наполовину заполненное водой.
   В связи с этим вспомнились, гуляющие в сталкерской среде, легенды о том, что Бастионы имели подземные причалы для приёма подводных лодок. На форумах кто-то даже приводил в качестве доказательств планы известных крепостей, расположенных в подобных местах. Кто-то приводил цитаты из исторических трактатов в области фортификационного искусства, утверждающие, что большинство береговых крепостей, так или иначе, имели выход в море из своих подземных горизонтов. Вот только достоверного подтверждения на Острове эти факты не имели. И Мэт сразу решил, что его информация об интересном колодце добавит страсти сторонникам веры в существование подземных баз для подводных лодок. Тут же подумалось - неужели ничего нельзя сделать, чтобы расширить возможности островитян для поисков в экранирующих железобетонных подземельях? А так же и под водой тоже. Вот бы расширить игровую область Острова до его прибрежных вод! Да там же уйма затонувших кораблей всех времён и народов должна быть. Вот где воистину золотое дно неисчерпаемых запасов хабара! В смысле, ХАБАРА - пиастры, пиастры! Да... Сладкие мечты.
   Применение ретрансляторов тут проблемы не решало, как не решало проблемы освещения гигантского лабиринта применение микро-фонарика.
   Может, конечно, и есть какой-нибудь способ, да только он не для всех, а только для некоторых. Вот, свежий пример - военный дроннер со своими подельщиками. Явно чем-то таким пользовался, раз так бесстрашно путешествовал по лабиринтам Бастиона. Жалко, что расстались с ними, как-то скомкано, не по-людски. Он мысленно хмыкнул, а может и прав Валетчик, что не люди они.
   А что? Вполне, даже возможно - моды сейчас очень умные, допустим, надоело им служить простыми лошадками для своих доставучих ездоков, тем более что ездоки-то бывают разные, вот они и взбунтовались. Слиняли себе жить самостоятельно в подземелья, чтобы их никто более доставать не мог. А обиженные хозяева их отлавливают. А я ловцов со стен спихиваю. А надо было этого чёрного схватить за цырлы и сдать прямо на руки "Инквизиторам". Тогда бы нам с Валетчиком был почёт и уважение с их стороны. А не травля Островного масштаба. И не сидел бы я сейчас тут, как балбес, в ожидании неизвестно чего.
   Он зябко передёрнул плечами и огляделся. В углу висел на крюке ретранслятор Сети Дронов и весело помигивал индикатором активности, почти в такт оранжевому индикатору разряда аккумулятора на панели отображения состояния устройств и управления основными системами его модуля. Словно на вред им, индикатор наличия связи Валетчикиного "кузнечика", аккуратно прислонённого к стенке у входа в позе покоя, безмолвствовал, то есть, просто не горел.
   Потому что связи не было. Валетчик как вырубил её в момент появления перед ними отшельника Луки, так и не включил её до сих пор. Вот Мэт сидел и думал - ждать ли ему возвращения друга до упора, или же добираться домой самостоятельно с его дроном на закорках. В любом случае вначале надлежало подзарядиться, иначе далеко не уйти. А подзарядиться удастся только после возвращения Святого Луки. Поскольку у Мэта разъём от шнура зарядки не подходил к старой контактной панели его зарядного устройства, и тот отправился на ближайшую станцию Парковки за переходником. И теперь Мэт терпеливо ждал его возвращения и неспешно перетирал в мозгу различные мысли и соображения, вызванные их забавными приключениями.
   Да, действительно забавные и несколько странные приключения. Этот чёрный военный был явно большой оригинал - мало того, что в одиночку не побоялся противостоять целому клану, так ещё и место для своего логова выбрал вполне подходящее - в таинственном подземелье Четвёртого Бастиона. Может он беглый дезертир? Удрал из армии и модуль угнал. Как там у вояк организована работа операторов с модулями? Чёрт его знает, всё засекречено, наверное. Или, может, он нашёл потерянный модуль и захапал его, пока хозяева не очухались. Так или иначе, вряд ли военные в курсе приключений этого "бегунка", а то бы уже давно всё здесь перетряхивали в его поисках. Или ещё вариант - может, у них задание такое, секретное. Разгадать какие-нибудь тайны Бастиона, какие развели тут "Инквизиторы". Ходят на Острове разные слухи о тёмных делишках этих бандитов. Главное, никто ничего толком не знает, но слухи упорно ходят - темнят западники со своими запретами на допуск к Четвёртому Бастиону. Или какую-то ценную вещь надыбали, или сами что-то химичат здесь незаконное. Если так, то бегун наш парень геройский - боец невидимого фронта, лазутчик по вражеским тылам. Мэт усмехнулся - скорее, "бегунчик". И интересный он, видать, пацан. Да и дружки у него подходящие - здорово в секретность играют, за всё время ни словечком не обмолвились. Что это у них за "ш" такое? Может, это их тайный язык, типа закодированный? Для своих, чтобы никто не догадался. Да... Молодцы, и базу себе устроили прямо под носом у "Инквизиторов", не робкого десятка ребята. Интересно у них там, наверное. Жалко, что ушли и нас к себе не пригласили. Ну, да им виднее, кого приглашать, а кого и наоборот. А подружиться с ними было бы неплохо. Жизнь у них, наверное, гораздо интересней нашей. Даже немного завидки берут. Ну, вот, что мы? Ну, землю роем, хабар ищем, деньги копим. Ну, пулемёт решили завалить. Ну, с Педро каким-то связались. Как-то не очень это всё интересно, такая вялая игра. В драки не ввязываемся, с рейнджерами не знаемся, в кланах не состоим. А ведь хочется, чего-нибудь такого этакого, настоящего. Чтобы свист пуль и вой огнемётов, чтобы дьявольские атаки и адские рубки, чтобы ночные погони и дневные засады... Чтобы было интересно и полезно сразу. Исследовать подземелья, например. Хы, "тени дронов" ловить. О! Что там Валетчик-то бормотал про призраков? Вот здорово было бы с ними встретиться! Если, конечно, они есть на самом деле. Нету ведь, одна наша фантазия и только. А жаль. Наверное, было бы очень забавно с тенью-призраком встретиться, просто жутко интересно. Тени, обитающие во тьме подземелий... А вот, чем они занимаются, когда их никто не видит, и им никого пугать не нужно? Что они тут делают? Забавный этот старичок, Лука. Чем он тут конкретно занимается, зачем сидит здесь безвылазно и даже апгрейдов себе не делает? Может, и в самом деле отшельник от дел мирских? А, может...?
  
   Когда первое удивление от его внезапного появления прошло, он так и представился Мэту своим старческим скрипучим голосом:
   - "Раб Божий, Отшельник Святой Лука, аз есьм. Облегчите души свои, откройте мне печали снедающие вас и причины, сюда заведшие. Не гоже молодым неокрепшим душам человеческим здесь находиться, ибо близко место сие к Престолу Владыки Адова и тени слуг Его большую силу имеют здесь, чтобы творить свои вечные козни робким Агнцам Божьим".
   На что Мет, в удивлении - и этот про тени, смутившись, ответил:
   - "Простите, дедушка, мы просто заблудились. Нам бы только подзарядиться и найти выход отсюда наверх. И всё".
   "Дедушка" внимательно их осмотрел, блеснул линзами хитрых глаз и неспешно ответствовал:
   - "Ступай за мной, "внучёк", я тебя до своего отшельничьего скита доведу, там отдохнёшь, зарядишься и мне историю свою расскажешь, буде сочтёшь нужным. А далее посмотрим, может, я вам просто выход покажу, а, может, и сам до света белого доведу. Если не рассыплется плоть моя бренная от такого путешествия. Дружка своего болезного прихвати, и ступай за мной, сынку".
   И лязгая истёртыми гусеничными траками по потрескавшемуся бетонному полу, повизгивая движками и поскрипывая корпусом, старый-престарый дрон привел Мэта по боковому тоннелю к своему, как он выразился, "скиту". Довёл, выслушал без особых эмоций, в кратком варианте их историю, о неудачном походе за артефактами в Четвёртый Бастион, о глупом конфликте с "инквизиторами", о безмолвных странных дронах и о Валетчиковых страхах по поводу подземных теней. Выслушал, покивал головой, похмыкал, а затем осведомился небрежно, скосив глаза в сторону - а не попадалась ли им где по дороге надписей на дверях или стенах, что-то типа - "анэнэрбэ"? Мэт так и не понял, что это и зачем, но, на всякий случай, сказал, что нет.
   - "Ну, на нет и суда нет. Я вот тут, почитай, несколько годков уже живу-поживаю в лабиринтах этих треклятых, а тоже, ни разу не видел. Хотя много чего необычного повидать довелось. Вот вас, например. В необычном месте появились вы, хлопче. Не ходят там люди. Нету туда разведанной дороги, кроме как через меня. А через меня вы не проходили. Стало быть, что? Прошли другим путём, который никому не известен. И пришли вы целые и невредимые, нигде не поцарапанные, что тоже очень странно, потому как в той стороне ловушка на ловушке натыкана и ещё ловушкой погоняет. А вы, молодцы, прошли. Вот ты мне скажи, чего это тот дрон странный вас до самого выхода сам не довёл, а? Или хотя бы до меня. Чего это он вас бросил? Ой, чую, мутит воду Нечистый, ой мутит... А вы случайно маршрутик свой в джипиэску не забили? Нет? Ну да, ну да, зачем оно вам надо... Ну, да... Вот незадача... Маршрутик бы очень кстати оказался. Ну, да ладно! Другие способы есть..."
   Старый дрон, повздыхал ещё чуть-чуть, и отправился на Парковку за переходником для зарядки их обессилевших дронов, сказавши:
   - "У меня ведь не заправочная станция, чтобы все разъёмы иметь. Я тут один как перст указующий, связи с внешним миром не поддерживаю. Наверх не хожу, тут обретаюсь. Грехи свои тяжкие замаливаю и посты блюду. Ещё вот души заблудшие, типа вас, поджидаю, да от ошибок опрометчивых уберегаю. Все системы у меня давненько устарели, а обновляться нужды не испытываю. А особо и незачем, потому как всё одно красоваться мне не перед кем. Вы первые почтили своим посещением, а так никто ко мне не заходит. Даже тени ваши расчудесные. Где ты говоришь, они с вами распрощались? Круглое помещение со многими дверями? Хм. Есть их тут много таких. Жалко, что вы точку в джипиэске не забили, жа-алко. Ну, дыть, ни чого уж не попишешь. Будемо дальше... Эта. Пошел я, значить, за разъемом. Ты-то не дойдёшь из-за разрядки, по дороге свалишься. Так чта сиди тута, эта. Никуда без меня не ходи и не суйся, а то вконец потеряешься. И будет тебе тогда полная "лап-таб-тиба-туда". Внучёк".
   И он ушёл, притворив за собой железную дверь, оставив Мэта стеречь чадящую коптилку, чтобы та, упаси Бог, не упала и не развела пожар среди груды рухляди, накопленной отшельником за долгие годы своего добровольного затворничества под землёй. Забавный старикан.
  
   ---- ---
  
   **** ****
  
   Светильник всё коптил, а Мэт всё сидел, а время всё тянулось и тянулось. Что-то долго он до Парковки ходит... Отшельник этот. И Валетчик, как умер, уснул, что ли у себя дома? Совсем вырубил связь. Хоть бы предупредил. Вот поросёнок! А я его теперь должен на горбу до дому тащить, а он потом вернётся и, как ни в чём ни бывало, спросит: - "Ну, и как тут у нас дела? А чего это я такой перепачканный? Ты что, не мог аккуратней с моим модом обращаться?" Да-а... Такой вот он Валетчик. Напрасно он так всего боится. Ну что здесь может с тобой произойти? Ничего. Ну, с дроном понятно, повреждения... разрушения... глюки разные. А с тобой, как с человеком, удалённым отсюда на сотни и тысячи километров, ничего произойти не может. Так что, дорогой Валетчик, эти все страхи твои - бессмысленные. В смысле, глупые бес...
   Мэт прислушался. За входной дверью кто-то был - кто-то свистящим шепотом, покряхтывая и посапывая, переговаривался, позвякивая железом и побрякивая пластиком. И всё это было тихо, очень тихо, на самой грани чувствительности его ушных микрофонов, но он всё-таки услышал и насторожился, и даже потянул топор из крепления на спине. Но тут дверь неспешно распахнулась, и в неё въехал улыбающийся долгожданный Святой Лука. Въехал и остановился в проёме, заслоняя собой тёмный коридор.
   - "Ну что, заждался, друг милый? Утешься теперь - вот он я! И к счастью нашему, не один вернулся - со мной прибыли воины святого войска Господнего, "Инквизиторы Стального Клинка". Сейчас из вас, заблудших, бесов изгонять зачнут. А как изгонят, будете вы светлыми и душой и телом, и сами встанете на сторону справедливого братства нашего, в его многотрудной борьбе с еретиками распутными Земель Восточных. Приступайте, братия, помолясь! Только осторожней со скарбом моим, за многие года собранным тяжким трудом. Не повредите".
   С этими словами он со скрипом отъехал в сторону, и тотчас же стало ясно, кто там сопел и кряхтел за дверями - два тяжёлых боевых дрона, с полосатыми литерами "i" на груди, быстро вдвинулись в довольно тесное помещение сторожки и, растопырив манипуляторы, шагнули к Мэту. А сзади выдвинулось ещё два мода, и ещё за ними в темноте коридора смутными, чёрными тенями зашевелился плотный мрак, словно ожили призраки подземных пустот. Но не могли они поместиться здесь все сразу и потому подбирались по очереди, страшно и неотвратно.
   "Как некстати, что у меня разряжен аккумулятор..." - с тоской подумал Мэт и вскинул топор.
   Тесное помещение тут же заполнилось свистящими взмахами его оружия, выпадами тяжёлых, металлических кулаков, "инквизиторов", пытающихся сбить и повалить на пол, а так же шаркающими топтаниями многочисленных коренастых металлических ног, двигающих борющиеся тела, удерживающих равновесие и ставящих подножки. Бились сосредоточенно и молча. Лишь единожды, когда изрубив первую пару боевых дронов на нежизнеспособные куски, вконец ожесточившийся Мэт с озверелым выражением лица замахнулся на коварного Луку, в жестокий шум битвы циркулярной пилой врезался истерический крик предателя:
   - "У меня раритетный дрон!!! Я нахожусь под охраной Юнеско! Вы не имеете права уничтожать историческую ценность!"
   Мэт с омерзением смёл его в сторону, отпихнул назад, ринулся навстречу новым нападающим и разом снёс одному из них квадратную башку. Второй замешкался в проходе, застрял и вмиг лишился обеих рук, головы и получил тяжелый проломный удар в корпус. Изрубленные бойцы загородили дорогу для следующей волны нападающих. Чёрная тьма в коридоре нервно засуетилась и заколебалась, и из глубин её донёсся чей-то возмущённый голос:
   - "Щ-щит, Люка, не тьяните уже! Ми и так достаточно иметь урона от этот дикарь. Он нам обойтись слишком дорого! Кто будьет всё это оплатить?"
   - "Получи, внучёк, гостинчик!" - раздался сзади злорадный скрипучий голос.
   Мэт попытался обернуться, но у него пропали ноги. Он очень удивился и посмотрел вниз - ноги были на месте, но их не было. Он их не чувствовал. Затем пропали руки. Они тоже были на месте, это было хорошо видно, но он их не ощущал. Потом пропали тело и голова. Пропало зрение, и исчез слух. Пропало всё, даже само его удивление, и осталась от него только слабо сияющая белая точка в непроглядной, шевелящейся недоброй Тьме.
   Тьма клубилась чёрными тенями и переливалась чёрными брызгами. Она хищно охватила сияющую точку и жадно впилась в неё бесплотными чёрными зубами. И стала высасывать из неё тепло и рвать её плоть, чавкая от наслаждения своим мерзким чёрным ртом.
   "Глупость, - подумал он. - Как я могу быть точкой? И причём здесь какая-то "тьма"? Это всё не реально - это лишь моё воображение. В смысле, мысли".
   Но Тьма лишь нагло усмехнулась и продолжила своё чёрное дело.
   "Я тебе не Валетчик, - твёрдо сказал он Тьме, - ты меня на испуг не возьмёшь".
   И постарался оттолкнуть её, но так и не нашел, чем. А Тьма беззвучно захохотала и сгустилась ещё плотнее.
   "Это, наверное, моя душа, - подумал он о белой мерцающей точке, что сияла одна в леденящей Тьме. - Если она потухнет, я умру".
   Он стал искать оружие, что бы защититься от Тьмы, но не нашел ничего, и в нём возник Страх. И сразу попытался завладеть его душой. Но не смог сломить крепкий дух. Лишь сам обломал свои кривые когти. И в панике отступил. Но из дальних провалов пустоты чёрными клубами стало прибывать тёмное подкрепление.
   "Я тебя не боюсь, - сказал он Тьме, - у меня нет оружия, но я тебя не боюсь".
   Тьма уплотнилась ещё, и породила Боль. Сначала она была где-то там, далеко, за океанами пустоты, но Тьма подтолкнула её ближе, и он ощутил её. Она жгла. Она жгла огнём и льдом. Она была невыносима. Но он не сломился и выстоял.
   "Я тебя презираю, - сказал он Боли, - я могу тебя терпеть, а значит, у тебя нет власти надо мной".
   И Боль разочаровано схлынула в бездну. И тогда из Тьмы возникла Злоба и вытащила за собой Ненависть. За ними выскочила Зависть и привела Предательство с Подлостью. И они все дружно накинулись на сияющую точку и стали её терзать. И Мэт почувствовал, что ему становится всё равно. Не всё ли равно - Свет или Тьма, жар или холод? Не всё ли равно, кому служить? Ну, будет он служить Тьме, что от этого изменится? Всё равно. Всё едино. Это подло подкралось к нему Равнодушие и вонзило в него своё ядовитое жало.
   "Я один, - вяло подумал он. - Я не могу биться. Я устал. Я бессилен".
   Им начало стремительно овладевать Отчаяние. Но тут, в пространстве Тьмы, он ощутил слабо светящийся живой Огонёк - маленький островок тепла. Он тоже был один, он тоже бился с Тьмой и он прорывался к нему навстречу, слабо сияя синим светом. И этот свет пробуждал Надежду. Мэт воспрянул духом, и Отчаяние отлетело прочь.
   "Нет, я не одинок, - обрадовано подумал Мэт, - ты меня не обманешь, Тьма. Нас много здесь, в потёмках. Надо только всех найти и собрать вместе. И мы тебя одолеем".
   И он почувствовал, как в его душе зародился Истинный Свет, и полыхнул белым пламенем, набирая силу. И Тьма отшатнулась от него, беззвучно взревев. И близоруко щурясь, в дикой злобе бросила слуг своих на живой Огонёк. Тот в испуге затрепетал и стал меркнуть. Но Мэт уже справился с Равнодушием. Выжег яд его белым сиянием. Затем потянулся лучами к синему Огоньку, вырвал из липких лап Тьмы и притянул поближе, согревая теплом своей души. И сказал ему:
   "Не бойся, дружище! Нас теперь двое. Мы вместе, а значит - мы сила".
   И он почувствовал в себе эту Силу. И на душе стало легко и радостно. И он улыбнулся - мы победили! И Тьма отхлынула с горестным воем. И с визгом умчались за ней её слуги.
   А живой Огонёк радостно затрепетал, и весело вспыхнул чистым синим светом. И от этого яркого синего света у Мэта появился слух, и он услышал невнятные бормотания:
   - "...что-то не так... воля не ломается... сопротивление выше разумных норм... щ-щит, вы тупой... не уметь обращаться с тонкий тэкникл... усилить напор... ваши люди тоже стьюпит... нам не нужен клан с такой мокрый реномэ... мы будем всех меняйт... посты сообщили... военный патруль... щ-щит, дэмэт... уходить квикли... всё бросать... ... мать... мать... ушли гады... опять кого-то пытали... возьмите их Жан... в Факторию лучше всего... за ними присмотрят... бедненький, ему больно... странно, он улыбается... доложить... связаться с психологами... крепкий пацан..."
   Потом внезапно вспыхнуло яркое желтое солнце, его стали бить по щекам, и он открыл глаза. И увидел испуганное лицо матери у включенной настольной лампы, ощутил запах эфира в смеси с нашатырём и седой человек в белом халате глухо произнёс:
   - Голубушка, ничего страшного, просто нервный шок. Поите его чаем с укрепляющим сбором трав, и всё как рукой снимет. И никакого Интернета, по крайней мере, пока... Выпейте вот валерьяночки и отведите его в постель. Ох уж эти геймеры - подменяют реальную жизнь виртуальной... И к чему этот мир катится?
  
   ==== ====
  
  
  
  
  
   ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  
   *
  
   Начало зимы в этих широтах дело такое - ветра и шторма. Тяжелые рваные тучи с мрачным упорством наползают с моря и злобно хлещут по каменистым бокам, то обжигающим снегом с дождём, то леденящим дождём со снегом. А грязно-свинцовые волны, нагоняемые неистово воющими ветрами, бросаются со всех сторон на обледенелые скалы, как собаки на гигантского, неповоротливого медведя. Рычат и шипят, плюются пеной и вгрызаются в изрытое каменистое тело мокрыми пастями. Выворачивают камни, свирепо перекатывают и дробят с грохотом до состояния песка и мелкой гальки, усыпают ими береговую линию. И устало откатывают, чтобы через минуту вновь повторить свой остервенелый натиск. И некуда деться от зимней ярости неба и моря, одиноко брошенному в безбрежности водной пустыне Острову. Потому угрюмо стоит он, терпеливо снося все невзгоды в ожидании погожих летних деньков, когда море и небо умерят свой нрав и можно будет перевести дух - подремать под горячим солнцем и понежить старые кости в тёплой ленивой воде...
  
   - Не надо так расстраиваться, дорогой Алехандро. Два месяца - это не срок. Вот, обратите внимание на меня - я же не расстраиваюсь. Мне, естественно, тоже неприятна эта ситуация, но я же, не кисну, не заламываю руки и не стенаю. Держите спину ровно, юноша, и смотрите неприятностям в лицо гордым взглядом высоко поднятой головы - знайте себе цену и не разменивайтесь по мелочам.
   На площадке пред Карчмой - постоянной базой аналитического отдела ЧД - шумел ледяной зимний ливень с косыми упругими струями и снежной крупой. А злющий ветер с моря подвывал на голоса в решетчатой мачте сетевого ретранслятора. Алекс и Педро Крот, в образе своих дронов, сидели в Зале Совещаний в тепле и уюте, смотрели в окно-иллюминатор на непогоду и предавались самоуничижению. Точнее, предавался один Алекс, а Педро его утешал и ободрял, по мере сил.
   - Понимаете, дорогой друг, это ведь очень непросто - ждать. Ждать да догонять - хуже нет. Это сказал народ, а народ мудр, зря не скажет.
   - Да я понимаю, Педро, только мне от этого не легче. Это для вас они результат научного эксперимента, а для меня... Никогда себе не прощу своей глупой поспешности. И никто не сможет убедить меня в обратном.
   Педро сделал неторопливо-важное движение рукой, словно из богато инкрустированного самоцветами кубка пригубил драгоценное вино знаменитых севильских мастеров. Посидел немного в задумчивости, глядя в потолок прижмуренными от удовольствия глазами, оценивая вкус и аромат. Медленно глотнул. Причмокнул, еле слышно выдохнул через нос и сказал:
   - Не бери в голову, Алекс, если бы на свете всё было просто, зачем бы тогда были нужны мы? Вот сейчас ты - важный человек, у тебя целый научный отдел - ЧД. Под тебя созданный и на тебя работающий. Даже Карчмарь работает на тебя. Даже я, формальный твой начальник, исполняю все твои прихоти. Разве вам это не льстит, Алехандро? Ну, да, работа не идёт. Да, не удаётся пробудить разум в дронах. Пока. Но вы назовите мне научное заведение, где работа идёт сразу без сучка и задоринки. Где? Где оно такое заведение? Возьмите ядерщиков... Или, вот, ракетчиков. Сколько ракет они перемолотили, сколько народу положили, прежде чем смогли вывести на орбиту маленький бибикающий шарик? Призываю вас, Алехандро, вдумайтесь в это. Великие "К", культ которых я здесь повсеместно наблюдаю, разве вам не пример? У них тоже были тяжелые времена. Но ведь они не падали на пол и не бились в истерике. Наоборот, напасти только укрепляли их. Вот и ты, представь себе, что сейчас самое время закалять свой характер, тренировать силу воли и оттачивать величие разума.
   И он ещё раз сделал отточено величественное движение рукой и причмокнул.
   Некоторое время спустя они всё также сидели неподвижно и молча, думая каждый о своём, и глядели в окно, на тянущиеся от земли и до низких, всклоченных туч рваные струи снега с дождём. На покрытую мокрой снежной кашей утоптанную площадку перед Карчмой. На обвисшие от налипшего льда и снега голые ветви окрестных кустарников и на еле видимые вдали сопки, по которым ползал тяжелый, холодный дождевой туман. Наконец, Алекс заговорил:
   - Я не впадаю в истерику и не бьюсь об пол, но и пребывать в благодушии не могу. Мне кажется, я реально оцениваю ситуацию, а она сейчас такова, что у нас... у меня ничего не выходит. Всё как было два месяца назад, так и осталось. Сам видишь - они не просыпаются, а я не знаю, что надо сделать, чтобы их разбудить. Уже, кажется, всё перепробовали: и включали их по-разному в разные корпуса, и операторов им меняли, и архивы Корнея пересмотрели, всё, что нашли. Но до сих пор так и неясно, отчего и как они у него проснулись, в какой именно момент. И сами кристаллы, как только не исследовали, только, что лазером не вскрывали. И меня дома психологи измучили своими тестами, как кролика, видеть их уже не могу. С работы ушел, институт поменял, изучаю теперь роботостроение. Сам захотел, а родители недовольны, хоть и молчат пока, думают, что я с какими-то авантюристами связался. Но это всё так... можно перетерпеть. Самое главное, что я сам недоволен, мне самому противно моё бессилие и моя бесполезность...
   Со стуком и топотом вышел из мастерской громадный чёрный паук Карчмаря с каким-то непонятным агрегатом под мышкой. Зыркнул на них окаянным глазом, буркнул что-то типа - "развелось бездельников, работать мешают" и грузно пошагал на улицу, громко хлопнув выходной дверью. Алекс тяжко вздохну, а Педро, как ни в чём ни бывало, продолжил свои упражнения в моторике. Совершив очередной цикл церемониальных движений, он несколько громче обычного глотнул, шумно выдохнул, глубоко вдохнул и, важно растягивая слова, произнес:
   - У каждого своя миссия в этом мире, Алехандро. Своё место под Солнцем. Одни всю жизнь роют землю лопатой и вынуждены довольствоваться дешевым портвейном, а другие летают на личном лайнере и пьют вино по сто тысяч за бутылку. И при этом, при этом - прошу заметить! И те и те могут быть абсолютно счастливы. Но! - он сделал длинную театральную паузу и снова шумно вдохнул и выдохнул. - Могут и не быть. Такие вот дела.
   И он торжественно совершил одухотворяющий жест, а Алекс рассеянно посмотрел на него и попытался представить себе, какое место под Солнцем между лайнером и лопатой, занимает содержимое его бокала. А Педро между тем продолжил:
   - Не важно, дорогой Алехандро, удастся вам выполнить свою миссию или нет. Это не столь важно. Даже, я бы сказал, наоборот! Многие в научных кругах были бы рады, если бы вы её провалили. Ведь иначе им придётся пересматривать многие свои теории и переделывать многие свои работы. Им придётся отказываться от устоявшихся убеждений и признавать себя недостаточно прозорливыми в этом вопросе. А кому это может понравиться? Сейчас ты уважаемый авторитет, мэтр с веским мнением и высокой зарплатой, а через пять минут - просто, недальновидный работник. Кто с таким положением согласится? Очень и очень немногие. Практически никто. Я ведь уже говорил, кабальеро - вам не верят. Ну, почти. Не хотят верить. Поэтому в будущем не ждите никаких преференций с их стороны. В лучшем случае будет холодное непонимание с лёгким налётом отторжения, хотя, конечно, без явного противодействия - всё-таки вас курируют достаточно высокие фигуры. Ну, не представители высших эшелонов, но всё же... Это надо помнить постоянно. Естественно. Помнить и всегда учитывать в своей многотрудной деятельности на благо нашего горячо любимого э... клиента, нашего э... замечательного Острова.
   Алекс хмыкнул - куратор их исследовательского отдела ЧД Василий Васильевич - начальник Службы безопасности Северного Полигона компании Дроны России, которая организовала и вела в купе с Военным ведомством весь игровой проект - Остров Дронов, явственно проступил сквозь облик модуля Педро:
   - Похоже.
   Педро отвёл руку с невидимым бокалом в сторону, слегка приподнялся и взглянул на Алекса:
   - Вы так считаете? Рад. Старался.
   И снова устроился поудобнее и приблизил руку:
   - Вполне возможно, что нам пришла пора немного обдумать состояние дел. Оценить, так сказать, первые успехи и первые огрехи. Однако это не значит, что обдумывание должно перерасти с самоистязание.
   - Хм, - глубокомысленно сказал Алекс, и они вновь задумались каждый о своём.
   А дождь всё шел, и в мутной его пелене мутные туманные тени ползали по отдалённым сопкам, а время между тем, приближалось к дневному облёту - к половине дня Островного.
   С тех пор, как дилетантская наружка Полицмейстера не принесла никаких результатов кроме мелкого конфуза, неприкрытый надзор за Карчмой и её обитателями осуществлялся с вертолётов Среднеземного Факторианского Управления Полиции. Ровно в двенадцать дня вертолёт с полицейскими на борту выныривал из-под обрыва, на котором располагалась база Особого аналитического отдела ЧД, делал горку с зависанием и улетал назад в Факторию. Аналогичное деяние совершалось и вечером в шесть часов. Цель подобных демонстраций была неясна. То ли полиция пыталась подобным образом выведать, чем же тут занимается Карчмарь и его беспокойные постояльцы. То ли под давлением общественности, напуганной одиозностью его фигуры, пыталась осуществить дистанционное воздействие правового порядка. А может просто, полицейские добросовестно отрабатывали бзики своего недалёкого начальства. Ясно было только одно - влиять и воздействовать иным путём полицейские не решались. И дело было здесь не только в явном покровительстве над бригадой Алекса военных и Службы Безопасности. Дело во многом было в самом Карчмаре. Алекс усмехнулся, вспоминая недавний случай...
  
   ...осень заканчивала своё пребывание на Острове и готовилась передать полномочия зиме - повсеместно сворачивала некогда яркие лиственные декорации с деревьев и кустарников, загоняла в запасники и хранилища реквизитов плотно-белые, летнего отлива, кружевные облака, поспешно прогоняла на юг припозднившиеся птичьи стаи. Нагоняла мути, во всё чаще штормящее остывающее море, и меняла окрас небес с пронзительно синего на белёсо-серо-голубой. На Острове постепенно наступал мёртвый сезон зимних бурь и штормов. С обледеневшими, скользкими скалами. С чёрными, продрогшими в холодные мрачные ночи, корявыми деревцами. Со шквальными ударами ветров. С противно налипающей на дроновские ходульки раскисшей островной глиной вперемежку с мокрым снегом.
   Службы Факторий готовили и приспосабливали свои объекты к зимнему ненастью - что-то укрывали, что-то герметизировали, что-то обесточивали. И в связи со снижением транспортного сообщения с Большой землёй из-за частых штормов, подготавливали запасы материально-технического обеспечения для нормального функционирования в зимний период всей большой игровой системы - Остров Дронов.
   С утра день задался. Размазав низкие рыхлые тучи вкруговую по линии горизонта, ветер стих, и сквозь мутный купол небес проглянуло тускло тлеющее Солнце. Повеяло теплом и над Островом поплыло марево испарений. Стало тихо и слегка томно, лишь море, раскачанное накануне северным ветром до состояния шторма, не спешило успокаиваться - мерно урчало, ворочая тяжелыми, сглаженными волнами прибрежную гальку, и бессильно швыряло грязную пену на громадные нерушимые валуны и монолитные скальные массивы.
   По территории Среднеземной Фактории и вокруг неё, толпами и в одиночку праздно бродили разномастные дроннеры, радуясь неожиданному подарку погоды. Вытянувшись длинной змеёй из раскрытых факторианских ворот, в сторону Третьего Бастиона по магистральной тропе, под надёжной охраной рейнджеров, медленно уползал большой грузовой караван. Вместе с ним, как обычно, следовала многочисленная группа попутчиков. В основном неопытных новичков.
   Мерно покачиваясь на ухабах и басовито взрыкивая моторами, могучие грузовозы тащили свою тяжкую ношу по извивающемуся среди массивных валунов подъёму на Островное плато. Караван должен был доставить к оконечной станции монорельса у Третьего Бастиона элементы конструкций для строительства отводной ветки к деревне Шухарт, в связи с возросшим транспортным потоком в этом направлении. Деревня сталкеров и до того пользовалась большой популярностью в среде дроннеров, а после недавних событий, связанных с конфликтом кланов Запада со свободными кланами остальной части Острова, возросла до невиданных вершин.
   Когда последний грузовоз, лязгая гусеницами, выехал из фактории и влился в колонну, полицейское охранение принялось закрывать тяжелые, обитые железными листами, створки ворот. Эти ворота, как и само ограждение, в начальный план строительства представительства Среднеземной Компании на Острове не входили. То есть в них совсем не видели необходимости на этапе проектирования. Однако пять лет назад, обычно разрозненные банды граберов, внезапно объединились в Альянс Чёрной Полумаски и предприняли дерзкую попытку овладеть Факторией штурмом. Полицейские силы с вторжением совершенно не справились. И всю тяжесть организации отпора распоясавшимся хулиганствующим элементам взяли на себя бойцы вольного клана Среднеземных Пластунов, сумевших быстро сплотить мирных граждан Фактории на борьбу с возникшей опасностью.
   В течение долгих пяти часов пластуны сдерживали натиск разъярённых бандитов. Пока с юга не подошли вызванные на помощь отряды дружественных Южноудельских Рейнджеров. Они сходу ударили в тыл нападавших, сломили их сопротивление, и длительное время преследовали улепётывающих нью-конкистадоров, вплоть до первого же минного поля. Где Альянсу и пришел постыдный конец. Далее, собрав брошенных в панике дронов и повязав немногочисленных пленных, кои отважились до конца испить всю чашу позора и унижения, рейнджеры с пластунами устроили шумное открытое судилище на Стадионе Фактории. Где граберство было заклеймено как разбойное занятие, недостойное честных игроков, признавалось незаконной деятельностью наносящей вред общности дроннерского движения и посему подлежало беспощадному искоренению. Уличённые в столь неблаговидном занятии должны были в дальнейшем привлекаться к открытому суду рейнджеров. На котором судьба бесчинцев решалась в индивидуальном порядке по совокупности свершенных деяний. Вплоть до отлучения от Острова на вечные времена. На участников же конкретного бесславного штурма был наложен разорительный штраф, который лишь немногие смогли снести.
   С тех пор граберское движение утратило особую привлекательность и массовость, и не сошло на нет лишь в силу известной человеческой бунтарско-авантюристической природе. Которая всегда плодила в людской среде Морганов, Флинтов и прочих, овеянных сомнительной славой, джентльменов Удачи. Увы, нам, увы! А вокруг Факторий с тех пор и были возведены укреплённые стены с крепкими воротами. Дабы уберечь нечестивцев от излишних соблазнов и искушений.
   Итак, подталкиваемые полицейскими створки медленно закрывались, когда на склоне восточной гряды показался гигантский чёрный паук. Он решительно направлялся к Фактории, делая огромные шаги, неторопливо переставляемыми иссиня чёрными лапищами, сверкал оптикой сумасшедших глаз, отчего имел грозный, источающий ужас, вид.
   Первыми заметили его недавно прибывшие новички, внимательно наблюдавшие за процессом отбытия грузового каравана и таинством закрывания ворот. Сначала они весело засмеялись и радостно запрыгали, указывая, друг другу пальцами на приближающуюся фигуру непонятного существа. Затем в их рядах произошло некоторое замешательство, когда по мере приближения истинные размеры и мощь фигуры чёрного паука стали ощущаться всё более явственно. Затем их волнение было замечено окружающими старожилами-факторианцами, которые, увидев предмет, взволновавший новичков, пришли в необъяснимое волнение сами. Затем, почему-то, резко заволновались полицейские - закричали и засвистели, сзывая подмогу, выстроились в плотную цепочку и выставили навстречу приближающемуся созданию штатные сетевые парализаторы.
   Чёрное создание наоборот, не выявило никакого волнения. Спокойно перешагнуло высокое защитное ограждение. Подошло к дрогнувшей полицейской когорте, вовсю щёлкающей оказавшимися бесполезными устройствами блокировки сетевых соединений. Двумя могучими человекоподобными руками раздвинуло шеренгу стражей порядка в стороны и, освободив себе путь, потопало дальше, держа курс на Центральный Офис Среднеземной Транспортной Компании.
   В Фактории же началась дикая, необъяснимая и неописуемая паника. Никто толком не понимал, что происходит. Никто не знал, что надо делать. Даже то, почему вообще нужно чего-то бояться и что-то делать. Наверное, действительно, паника сродни эпидемии. Уже через пять минут Фактория превратилась в муравейник, в который "добрый дядя" ткнул прутиком из интереса. Силы правопорядка пытались организовать мужественный отпор неожиданному агрессору. А работники различных служб, лихорадочно искали планы действий в чрезвычайных ситуациях. Не находили их и бестолково метались наскакивая друг на друга и тем усугубляя общий бедлам.
   Сам Полицмейстер мотался в вертолёте над беснующейся толпой, и то орал в мегафон, призывая всех к отпору незаконному вторжению, то неожиданно слал общесетевые призывы о помощи, терпящей бедствие Фактории, подвергшейся коварному нападению безжалостных кровожадных чудовищ.
   Сам же чудовищный паук, хладнокровно расталкивая толпы паникёров, прибыл в офис Транспортной Компании. Вытащил могучими лапами дрожащего управляющего из-под полок. И громовым голосом, окончательно потрясшим немногочисленных окружающих свидетелей, вопросил:
   - "Ты когда, курицын сын, научишься вовремя исполнять заказы клиентов!? Сколько можно ждать диагностическое оборудование? Неделю назад ты сказал: - "Завтра всё будет". "Завтра" уже было. Где твоё "всё"!? Где стенд микро-диагностики, мерзавец!?" - и встряхнул несчастного так, что у того жалобно лязгнули внутренности.
   - "Ва... ва... вам же должны были передать, что нет попутного транспорта в вашу сторону. Туда боятся ходить грузовозы..."
   - "Передать? Сам что, не имеешь моего номера, зануда? Где мой заказ, козья морда?", - и паук ещё раз встряхнул управляющего.
   Управляющий, подвергшийся такому интенсивному взбалтыванию, слабеющей рукой указал на объёмную коробку в дальнем конце склада и отключил связь, не имея больше желания подвергаться дальше столь интенсивной обструкции. Его дрон закатил глаза и принялся подтягивать манипуляторы к корпусу, устраиваясь в позу покоя. Карчмарь, а это был естественно он, презрительно фыркнул, уронил бедолагу на пол и направился к стеллажу за своим заказом, обрушив по дороге парочку других. Тщательно осмотрел коробку, внимательно прочитал аннотацию на этикетке, удовлетворённо кивнул и отправил по электронке подтверждение в получении на имя гендиректора компании. Затем, подхватив своё добро под обширную мышку, вышел вон, обрушив по пути ещё одну парочку громоздких стеллажей. Далее спокойно покинул пределы Фактории. Никто не рискнул его преследовать. Даже Полицмейстер на трясущемся вертолёте.
   Паника мало-помалу улеглась, зато в сетевом окружении Острова долго ещё гуляли пересуды произошедшего нерядового события. А видеоролики посещения неведомым существом представительства одной из ведущих компаний игры "Остров Дронов" заняли на сервере Ютуб верхние позиции, перекрыв на время видеоотчёт о дискуссии в Украинском парламенте между желтыми и голубыми по поводу очередных перевыборов в Раду...
  
   Размышления Алекса были внезапно прерваны обвальным грохотом всесокрушающего камнепада, возникшего наверху, на спуске с наблюдательного пункта, и ревущей лавиной, пронёсшегося по неширокой лестнице через Зал Совещаний к наружной двери - в Карчму прибыла четвёрка отважных парней - Киса, Марек, Пацак и Моня. Как обычно, толкаясь, подставляя ножки друг другу и вопя, они насквозь пролетели помещение и, вздымая пыль, выскочили на улицу, очевидно вслед за Карчмарём.
   - Привет... Алекс!!! Привет... Педро!!! Привет! Привет!
   Хлопнула дверь, и дробный топот и влажные шлепки по лужам множества ног унеслись к рабочему месту кузнеца под навесом у скалы.
   - Привет! - запоздало поздоровался Алекс и отрешенно подумал: - "Они все носили по очереди кристаллы дронов Корнея, и никому не удалось их оживить. А у меня Куб, и он тоже спит, если не..."
   И на него опять накатила горькая волна неутешной обиды.
   Педро изящно отнял руку ото рта, оглянулся через плечо и, приподняв правую бровь, небрежно-высокомерно кивнул головой медленно оседающей пыли. Затем с внезапным озарением обратился к Алексу:
   - Алехандро, мой боевой друг, а не пойти ли нам пойти? В смысле - не проветрить ли нам свои мозги и да не порастрясти ли нам свои косточки в небольшом увлекательном рейде в земли мерзопакостных "головоглазов"? Вам ведь известно, что все изыскания рейнджеров так и не привели к поимке их гнусного предводителя, этого бледного паукообразного Назгула? И как мне кажется, без нашего вмешательства, так и не приведут.
   Алекс вздохнул и недовольно на него посмотрел:
   - Мы не справимся с ним вдвоём, даже если обнаружим. И у нас совсем иная задача - Василий Васильевич категорически запретил нам далеко и надолго покидать Карчму.
   Педро фыркнул.
   - А у нас сегодня тяпница, а завтра выходные - мы заслужили отдохновения своим исстрадавшимся за неделю душам, или нет? Рутина моего теперешнего существования действует на меня угнетающе. Я что, не могу уже пойти просто поиграть на Островных просторах? Просто. Поиграть. На просторах!
   Алекс удивлённо на него воззрел и озадаченно почесал затылок:
   - Ты угнетён своим существованием здесь? Ты, что же, не понимаешь важности нашей работы?
   - К черту работу! Сегодня предвыходной и я хочу развеяться! Лучшая суббота - пятница! Ну, пойдём, хоть пару граберов отметелим, а? Что же мы, так и будем сидеть тут и киснуть в слёзном рассоле самоуничижения? Надо активнее жить, мучачо! Иначе ваши благородные цифро-аналоговые друзья не пожелают возрождаться, дабы не умножать мировой скорби. Ну же, Алекс, ты ведь боец и тебе непременно тоже хочется порастрясти жирок, - он приподнялся. - Идём в Шухарт. Немедленно. Ногу в стремя, шашки подвысь!
   Он ухватил за руку и стал подталкивать упирающегося Алекса к выходу, но тут дверь распахнулась, и в уличном проёме возник Карчмарь. Грозно глянул на них, вновь рыкнул что-то неразборчиво-осуждающее, небрежно смёл их в сторону могучей рукой и, не оглядываясь, утопал в мастерскую. За ним курьерским поездом прогрохотала отважная четвёрка, лопоча на ходу о каких-то триггерных приводах и антимутационных присадках. И Алекс сдался.
   - Ладно, Педро, чёрт с ним - идём в Шухарт.
  
   -
  
   **
  
   Мэт в нерешительности уже почти час стоял перед широкой стеклянной дверью в стеклянной стене на выходе из Портала, смотрел на засыпаемый мокрым снегом пустой двор Среднеземной Фактории, вслушивался в вой южного ветра в металлических конструкциях Главного Ретранслятора, и думал. Вернее, он только думал, что думал, а на самом деле просто стоял и недоумевал по поводу своего такого непростого положения. А непростым оно было, прежде всего, тем, что он вовсе не должен был здесь стоять и недоумевать, и думать, что думает. А должен он быть сейчас у себя в городе дома, пить тёплый успокаивающий чай с набором трав и читать лёгкую развлекательную литературу, или смотреть по телевизору что-нибудь подобное. Как раз именно для того, чтобы поменьше думать и не напрягать свой больной мозг. Однако он всё же стоял на выходе из Портала на Острове Дронов, и сей свершившийся невероятный факт приводил его в состояние лёгкого ступора и большой растерянности.
   Как, однако, много времени прошло с тех пор, когда он последний раз покинул эти земли в твёрдой уверенности, что больше не увидит их никогда. Как долго он пребывал в наивной уверенности, что сумеет отрешиться от тех событий, что вынудили его отсюда уйти. А он очень хотел вернуться к реалиям островной жизни, и все эти два с лишним года с большим трудом еле-еле справлялся с этим, почти наркотическим желанием. Даже, невзирая на жесткий запрет врачей. Даже, невзирая на свою твёрдо-наивную убеждённость, что все его психические болячки, вызванные именно его прежней жизнью на Острове, со временем пройдут, если он с этой жизнью покончит. Раз и навсегда. И вот сейчас стоит он здесь и сам не понимает толком, для чего он всё-таки вернулся на этот суматошный Остров, после столь долгого, долгого отсутствия...
   Сзади раздались бряканье, шум и многоголосый гомон. Он нехотя обернулся - из раскрывшихся створок портальных терминалов в Зал Прибытия повалили разнокалиберные дроннеры в новеньких, нулевой прокаченности корпусах.
   "Ага, - вяло подумал он, - значит, местное время - полдень. Новички всегда прибывают на Остров, по традиции, в полдень, и только через Главный Портал".
   Значит, традиции не изменились. Чего не скажешь о самой Фактории. Или он всё основательно подзабыл, или многое вообще выглядит не так как прежде. Вроде бы на выходе не было стеклянных дверей, а огромная три-дэ карта Острова была не такая огромная, и не была такая три-дэ-активная. Рекламных щитов и растяжек было значительно меньше и не было этого длиннющего ряда частных магазинчиков, что протянулись от выхода из Портала и аж до... до... точно! Арены со Стадионом. Или Стадиона с Ареной... И ни разу не было случая, чтобы Фактория выглядела такой безлюдной. Он хмыкнул - бездронной. Даже полицейских не видно. И вертолётов их на площадке нет, наверное, они убраны в ангар от ненастья.
   И никогда раньше он не попадал сюда в такую отвратительную погоду. И всё его уныло-мрачное настроение, видимо, из-за этой её отвратительности - из-за мокрого липкого снега, из-за воющего ветра, из-за мрачных, клубящихся туч, над вспученным грязным морем, из-за серых, ободранных, корявых кустарников, из-за скрученных мокрых сосенок, пораскиданных по мокрым окрестным сопкам... Жалко новичков - их первое впечатление об Острове будет на всю жизнь связано с шумом зимнего ветра, с забитой липким снегом оптикой, с обледенелыми конечностями и с ощущением всеобщей вселенской грязи, неустроенности и негостеприимности. А впереди ещё встреча с настоящими трудностями и проблемами выживания, многие из которых создадут себе они сами.
   Вдруг, как-то совсем несвязанно и некстати подумалось - интересно, а среди новичков тоже есть кто-нибудь, кто, как и он, отличается слабой устойчивостью к "психологическому давлению виртуальной реальности через посредство виртуальной среды Интернета на нервную систему реципиента, истощенную малоподвижным образом жизни и неправильным суточным физиологическим циклом..." Кажется, так сформулировал психолог из заводской поликлиники его диагноз, выписывая направление на обследование в городской псих-диспансер. А старик-психотерапевт из стационара, прочитав такую сопроводиловку своего коллеги, восторженно похихикал, живо пошуршал, потирая, пухлыми ладошками и глядя на него белёсыми поросячьими глазками поверх очков с дикими двойными плюсовыми диоптриями, радостно воскликнул:
   - "И что же мы, батенька, имеем в нашем случае, а? Инет-психозик! В чистом виде Инет-психозик! Это вам не какая-нибудь там, делириум тременс вульгарис, хи-хи. Ну-ну, ничего-ничего, мы вас живенько подправим, хи-хи. А вы у нас живенько подправитесь, хи-хи-хи... И забудете свой Интернет, как страшный сон, и-хи-хи..."
   И уже привычно всколыхнулось чувство неловкости перед окружающими за свою ущербность. А за ним и привычное раздражение - что же вы, лекари? Лечили, лечили, да не вылечили. Ничего вы не добились, ничего я не забыл. Ни сеансами гипноза, ни сеансами электро-химиотерапии, ни прочими изощрениями своей шаманской науки. Ни-че-го. Только перевели его по их рекомендации на работу с пониженной нагрузкой, да с уменьшенной зарплатой. А в голове всё осталось по-прежнему: притухло, притупилось, спряталось в дальний угол черепушки и сидит, тихо-тихо. Притаившись.
   Он прислушался к своим внутренним ощущениям и даже слегка потряс головой. Нет. То есть, да, тихо. Даже странно. Он ожидал на Острове обострения. Думал, будет всплеск активности. Думал, а вдруг это здесь сорвётся, утратит бдительность, что ли, и удастся тогда "выдавить" его... из мозга, как перезревший нарыв... Вышибить клин клином. Или, как-нибудь само... рассосётся здесь, сойдёт на нет. Под давлением виртуальности. А ведь, поначалу вообще казалось, что у него рак, или ещё какая-то дрянь. Но ничего, никаких отклонений с физиологической точки зрения обнаружено не было. Зато психиатры обрадовались - наш клиент! Два года мучили, паразиты... Шаманы-заклинатели. Странно тихо. И на душе непонятное что. И зачем я сюда пришел? Словно меня что-то толкнуло... Словно меня что-то притянуло... Словно...
   Валетчика надо обязательно найти сейчас же. Он отыскал сетевой адрес в записной книжке и дал запрос. Чат-сервер на запрос выдал - "абонент в сети отсутствует, последнее посещение два года назад". Несмотря на это, он машинально послал вызов по адресу. Всё едино - "абонент недоступен или отключён". А других контактов с ним нет. Вот так вот - нас тут не ждали. И он опять замер в нерешительности и недоумении...
   А за толстыми стеклянными стенами лупил по лужам снежный дождь, и нудно выл ветер, яростно погоняя лохматые тяжелые тучи, не давая им зацепиться за сопки и хоть немножко облегчиться и отдохнуть...
   Может, всё-таки вернуться, пока не поздно?
  
   И тут под сводами Зала Прибытия зазвенели аккорды бравурной мелодии Гимна Острова Дронов (кстати, совершенно неизменённого и, наверное, так никем и не утверждённого по сей день) и вновь прибывших бодрым женским голосом призвали к вниманию:
   - Уважаемые дамы и господа начинающие дроннеры! Администрация Среднеземного Удела поздравляет вас с прибытием на наш чудесный Остров! Вы все успешно завершили обучение на своих Полигонах и теперь готовы влиться в нашу замечательную Игру. Мы благодарим вас за то, что вы избрали для начала своих приключений именно наш Удел. В качестве небольшого напутствия позвольте вам посоветовать, не забывать всё то, чему вы научились в своих учебках. И, самое главное, не спешите повидать и попробовать всё сразу! Тише едешь, как говорится, целее будешь. И ещё, вам пойдёт на пользу, если вы вступите в какое-нибудь островное объединение - у нас существует довольно разветвлённая система кланов. Только не вздумайте податься в граберы, - интонация говорившей приобрела игриво-кокетливые нотки, - это может быть вредным не только для вашего здоровья, но и для здоровья окружающих! А вообще, вся необходимая вам полезная информация легко доступна на нашем сайте. Так что, милости просим его посетить. И маленькое объявление. Если у вас случится неприятность с вашим дроном или понадобится квалифицированная помощь в его настройке, а также, если вы желаете провести качественный апгрейд за разумную плату, вас ждут в мастерской Егина. Второй павильон слева от Арены. Ну, вот и всё. Удачи вам в Игре, господа дроннеры!
   Новички зашумели и робко потянулись на выход. Мэта ненавязчиво оттеснили от автоматически распахнувшихся дверей. В зал немедленно ворвались порывы ледяного, пахнущего студёным морем ветра и хлестнули по толпе плотными струями полурасплавленного снега. Взвизгнули девичьи голоса, толпа неуверенно попятилась и заколебалась. Голос дежурного администратора ожил и вновь огласил просторный Зал:
   - Уважаемые дамы и господа! Мы рекомендуем вам направиться в здание крытого Стадиона, где в настоящий момент в связи с непогодой размещается большинство населения нашей Фактории. Во-он то большое желтое здание с надписью "Стадион", идите вдоль торговых павильонов, не ошибётесь. По прогнозу Островного Бюро погоды, через пару часов ветер сменится на северный, и снег с дождём прекратится. Удачи вам и приятных приключений на нашем Острове!
   Вновь прибывшие уже более уверенно направились к выходу, и Мэт подумал:
   "А мне куда? Удача моя где? - и сам себе ответил: - А не всё ли равно? Пойду с толпой - куда все, туда и я. Поплыву по течению - куда-нибудь да вынесет. И что-нибудь к тому времени решится".
   И он не спеша направился вслед за всеми по дороге на Стадион.
   На улице за дверью, зимний ветер первым делом плотно залепил ему глаза снегом так, что пришлось часто-часто заморгать очистителями окуляров. Очистители еле справлялись - окружающий мир сразу стал расплывчатым и зыбким. К тому же удары ветра повлияли на походку дрона - его, то притормаживало, если дуло в лицо, то подталкивало в спину при порыве сзади, а то вообще, уводило вбок, как пьяного. Для его крупного корпуса это было безопасно, хотя и слегка раздражало. А вот, шедшие впереди новички, имеющие в основной своей массе дешевые лёгкие корпуса разведчиков, уже несколько раз падали, сносимые порывами ветра. Каждое такое падение вызывало весёлый хохот среди тех, кто чудом сумел устоять на ногах. Наконец, народ догадался сцепиться манипуляторами и двигаться далее сплочённой кучкой. Число падений резко уменьшилось. Что, правда, не повлияло на общую весёлость и приподнятость настроения. Всё-таки праздник - первый выход на легендарный Остров Дронов.
   Маленький зелёный "кузнечик" протянул ему тонкий трёхпалый манипулятор, и он слегка удивлённо взял его своей мощной рукой и, не меняя темпа движения, продолжил медленно брести в хвосте веселящейся толпы новобранцев, с трудом противостоящей ударам ветряной стихии. При этом постоянно удерживая незнакомца от попытки улететь. Наконец они достигли Стадиона, потолкались у входных дверей, вошли внутрь и принялись прыгать в фойе, отряхивая налипший мокрый снег.
   - Руку уже можно отпустить, теперь уже не упадёте, - насмешливый голос, явно принадлежащий молодой девушке, исходил из того самого "кузнечика", которого он поддерживал всю дорогу от Портала.
   Он рассеяно отнял свой манипулятор и, ничего не ответив, побрёл в сторону прохода на крытое поле Стадиона, вслед за новичками. Никаких особенных планов дальнейших действий у него не было. Даже никаких соображений.
   - Эй, куда же вы? А "спасибо"? Невежливо так прерывать разговор. Эй! Стойте же!
   Мэт остановился и, обернувшись к назойливому насекомообразному, не очень-то дружелюбно спросил:
   - Вам чего?
   - Меня зовут Снеж. А вас?
   Он посмотрел на неё с лёгкой досадой, подыскивая слова, чтобы ответить твёрдо, но не слишком грубо, однако ничего такого не придумал и поэтому ответил просто:
   - Меня зовут Мэт.
   - Очень приятно, рада с вами познакомиться! Вы ведь не новичок, верно? Корпус у вас уже не новый, за спиной топор. Такой мощный. Наверное, дорогой. Вы давно на Острове?
   - Я давно не на Острове. Вы меня позвали, вам что-то нужно?
   - Я вам хотела сказать спасибо, что помогли добраться, и ещё хотела с вами познакомиться. А что, нельзя?
   Мэт немного подумал.
   - Можно. Меня зовут Мэт.
   - Здорово. Только это я уже слышала. А чем вы здесь занимаетесь? Вы, в каком клане? Никаких значков у вас не видно. Вы не грабер? - она лукаво улыбнулась, слегка склонив голову набок.
   - Я сам по себе. И здесь я ни чем не занимаюсь. А грабера вы сразу узнаете, как только встретите.
   - Какой вы интересный... А что же вы, всё-таки, здесь делаете?
   Мэт рассеяно поднёс свою механическую руку, которая минуту назад удерживала хрупкий манипулятор разговорчивого "кузнечика", к глазам и внимательно её обследовал, шевеля при этом пальцами.
   - Я здесь ничего не делаю.
   - Однако! Вы умеете заинтересовать собеседника - я прямо-таки сгораю от любопытства. Ну-ну, продолжайте в том же духе. У меня уже возникло ощущение, что в вас скрывается какая-то ужасно интересная тайна.
   Мэт вздрогнул и непроизвольно оглянулся. В фойе кроме них никого не было только два матёрых рейнджера, стоящих в отдалении у широкого, застеклённого проёма, наблюдали за бурей и неслышно беседовали между собой. На полу темнели мокрые пятна, вокруг комочков тающего снега, который стрясла с себя группа удалившихся новичков. Зелёный "кузнечик", кокетливо улыбался, снизу вверх, внимательно глядя ему в глаза.
   - Я вас не заинтересовываю, я действительно давно здесь не был. Очень давно. И сейчас я просто ещё не определился, что мне надо делать дальше. Да и надо ли вообще что-то делать. Мой друг не отвечает, видимо он тоже давно не в сети. Похоже, я сейчас остался один... Вы лучше идите себе, со всеми, не обращайте на меня внимание.
   - У вас что-то случилось?
   Мэт посмотрел на неё с грустным сомнением.
   - Что-то случилось. Только я не знаю что.
   - Послушайте, человек-загадка, вы меня специально изводите, да?
   - Нет. Простите меня, я лучше пойду.
   - Вот тебе и раз! Только интересный разговор начался, а вы уже уходите. Я же чувствую, что с вами что-то не в порядке. Так, всё, хватит загадок! Я присоединяюсь к вам. Будем вместе искать отгадки на ваши загадки. Я тоже сегодня совсем одна-одинёшенька, всякий меня обидеть норовит, сиротинушку, даже ветер сносит. Не возражаете?
   Мэт подумал долго.
   - Не знаю. Наверно, не получится. Наверное, это может быть опасно. Лучше найдите себе в компаньоны кого-нибудь поинтересней. Мне сейчас совсем не до игрушек.
   Глаза Снеж, казалось, брызнули сумасшедшими искорками дикого любопытства:
   - Ну, на счёт интереса не беспокойтесь - мне уже дико интересно. У меня такое чувство, что вы в опасности и вам нужна помощь! На вас охотятся граберы!?
   Мэт удивлённо хмыкнул.
   - Да нет, с чего вы взяли? Просто я больной и боюсь вас заразить.
   - Заразить!? А, через сеть! У вас что, вирусы в прогах? А антивирусники не пробовали?
   Мэт удивился ещё больше.
   - Да нет, причем здесь компьютерные вирусы? Я психический больной, поэтому на Остров давно не хожу.
   - Ой, как интересно! С психами я ещё ни разу в сети не общалась. Неужели настоящий псих? Слушай Мэт... Ничего, что я на "ты"? Нет? А что у тебя... болит, в смысле - отчего ты псих? А? Не обиделся?
   - Да, нет, чего там... Так случилось, что на Острове я... в общем, стресс, что ли испытал. И теперь часто галлюцинации бывают, а иногда поведение неадекватное. Лечили меня, лечили. Да так не вылечили. Псих, короче. И чего сегодня меня понесло на Остров, непонятно. Пятница, пришел с работы, дай, думаю, пройдусь. И пошел.
   - Знаешь, у меня такое ощущение, что это судьба. Нет, но точно - это судьба! Я сегодня тоже никуда не хотела идти - вся наша группа прибудет только завтра, на выходные. Даже сама не знаю, что меня толкнуло сюда сегодня. Тем более что мы собирались через Южные Уделы начинать, а я когда выбирала точку входа, съехала мышкой и вместо Южных попала в Среднеземные. А менять уже из принципа не захотела. Потом смотрю, ты стоишь один, такой грустный и загадочный... Ну, итак, куда же мы направляемся? На Четвёртый Бастион?
   Мэт снова вздрогнул - прозвучавший вопрос гулом отозвался в его голове. А может быть, так и надо? Сразу в полымя, чтобы наверняка, чтобы не мучиться долго? Может, не стоит искать Валетчика? Столько времени прошло, он уже и позабыл всё. Наверно, крутым бойцом стал за это время, или каким-нибудь крутым торговцем. Если, конечно, не бросил все эти игрушки к чёрту и занялся одной только своей экономией... В смысле, экономикой. Или всё-таки надо ещё раз попробовать его найти? Просто поздороваюсь хотя бы, и всё. А там видно будет. Сейчас вот похожу по Стадиону немного, понаблюдаю за своим самочувствием и решу, что делать и как. Если опять глюки начнутся, сразу отвалю домой. Эта ещё тут прилипла, и чего она хочет от меня? Интересно ей, видите ли. Загадки разгадывать... Да какие тут загадки? Псих он и есть - псих. Ладно, если пойду куда, сама скоро отстанет. Вот, почему только она спросила меня именно про Четвёртый Бастион?
   - К этой Фактории ведь Четвёртый Бастион относится, да? - словно отвечая его мыслям спросила Снеж.
   - Нет. Здесь Третий Бастион, а Четвёртый на Западе. Туда далеко идти через земли "инквизиторов", а там может быть опасно. То есть, там наверняка опасно. И я совсем не думаю, что тебе стоит ко мне присоединяться - я не собираюсь заниматься прокачкой и накоплением денег на апгрейды. Я вообще не собираюсь играть.
   - Жалко, а я хотела бы посетить именно Четвёртый... Знаешь, по моим чувствам, тебе определённо нужна помощь, как же ты будешь один? Всё, вопрос решенный - я с тобой! И больше никаких возражений! Уразумел?
   - Дело твоё, конечно, мне не жалко. Только, смотри, потом не пищать, если станет туго.
   - Ха-ха-ха, мне уже страшно, я вся дрожу. Ну, что партнёр, пошли?
   - Куда?
   - Хм... Давай тогда вот что, погуляем пока здесь, поглазеем. Не забыл? Я ведь тут впервые. Будешь моим личным гидом, покажешь мне, что здесь есть интересного. А там, ветер утихнет, и решим, куда дальше. Ты скольким временем располагаешь в сети быть?
   - Завтра выходные, и я ничем не занят.
   - Замечательно! А сколько времени тебе от рождения?
   Мэт озадаченно на неё посмотрел.
   - От какого рождения?
   - Ну, давай, для простоты, возьмём от твоего первого.
   - Сколько лет, что ли? Так ведь здесь не принято возраст спрашивать...
   - Мало ли, что у вас здесь было не принято до меня. Мне двадцать три, и я своего возраста не скрываю и не стесняюсь. А тебе?
   - Двадцать три.
   - Тоже двадцать три, или ты мой повторил, для лучшего запоминания?
   - Тоже двадцать три... В конце декабря будет двадцать четыре.
   - О! Прогресс! Дополнительная информация! Ты женат?
   Мэт покраснел.
   - А что?
   - Да так, ничего. Просто, на всякий случай. Ну, а у меня, родители уехали к друзьям на дачу юбилей справлять, сказали, вернутся завтра к вечеру. Так что я тоже сегодня абсолютно свободная птица!
   - Ясно... А как тебя зовут?
   - Хм... С тормозами у нас всё в порядке. Меня зовут - Снеж! Запомни - СНЕЖ! Повтори!
   "Кузнечик" упёр руки в боки и топнул правой передней ножкой, сердито глядя на него.
   - Снеж...- повторил Мэт и непроизвольно разлепил губы в улыбке. - Будем знакомы, Снеж, меня зовут - Мэт!
  
   --
  
   ***
  
   Сквозь узкое отверстие колодца небо выглядело светлым и безоблачным, несмотря на плотные зимние тучи. Наверное, по контрасту с окружающей темнотой подземелья. Так уж устроена жизнь, что всё познаётся в сравнении. Алекс и Педро могли в этом прекрасно убедиться, стоя в довольно просторном, с точки зрения дроннера, грунтовом тоннеле, на глубине не менее трёх метров. Тоннель вёл со стороны моря вверх по склону берегового подъёма. Высота свода позволяла среднему человеку двигаться в обоих направлениях, слегка согнувшись. Сам ход совершенно не походил ни на одну из многочисленных подземных коммуникаций на Острове, виденных ими ранее. Хотя, кто же её знает, какую часть подземных коммуникаций им довелось посмотреть?
   - Интересно... Алекс, по-моему, это какая-то самодельщина. Что-то типа подземного хода для бегства из крепости, вырытого восставшими рабами, - Педро, как ни в чём ни бывало, отряхивался и осматривался.
   Алекс, упавший менее удачно - на спину, лежал на земляном полу и медленно приходил в себя. Наконец, пришел, и быстро вскочил, готовый к любым действиям. Правда, пока совершенно не ясно, к каким. Под землёй было довольно сыро и нисколько не пыльно. По крайней мере, так они оценили, оглядывая в свете наплечных прожекторов место, куда они прибыли сквозь уже упомянутый выше колодец. Сверху светящимися трассерами залетали брызги снежного дождя, и текли струи мутной талой воды по бугристым земляным стенам. Вот такое вот, неожиданное приключение...
   Неожиданным оно было хотя бы потому, что они находились всего в пяти минутах ходьбы от Карчмы, окрестности которой были весьма хорошо изучены. И ничего такого необычного здесь не должно было быть. Никто из обитателей их замечательного стойбища даже и не предполагал, что невдалеке может скрываться подобный подземный ход или... Или, что это такое вообще? Взорванный вход в подземные уровни был совсем с другой стороны от Карчмы. И имел нормальный бетонированный облик, и вёл в нормальные бетонированные коридоры и залы. А тут... действительно, какая-то самодельщина.
   - Алехандро, дорогой друг, я всегда стараюсь во всех делах иметь запас времени, фору, так сказать, поэтому мы можем особо не торопиться и слегка осмотреться. Не возражаете? Я думаю, Провидение ясно дало нам понять - не спешите, соберитесь с мыслями, оглядитесь по сторонам. Быть может, вы проходите мимо чего-то очень важного. Вы согласны со мной и с Провидением, кабальеро?
   - Не знаю, куда вы там собирались пойти, вы меня не посвятили в ваши замыслы, но выглядит это именно тем, чего вы так желали, увлекая меня на прогулку по Острову - приключением. Похоже, Провидение нынче действительно на вашей стороне, дорогой друг. Я не стану его разуверять и поддержу вашу общую инициативу по исследованию этого замечательного подземного лабиринта.
   - Вот за что я вас люблю, мой благородный друг, так это за присущий вам здоровый оптимизм. И за умение иногда складно выражать свои мысли. Вы верно подметили, юноша, Провидение действительно на нашей стороне - провалиться сквозь землю в двух шагах от родного гнезда, это надо суметь. Нам чертовски повезло! Ну, что, куда двинем в первую очередь, вверх или вниз?
   - Вы знаете, мой благородный друг... Тьфу. Вот прилипло! Педро, ты прямо как зараза какая-то! Пообщаешься с тобой, и сам начинаешь заковыристо говорить и постоянно путать "ты" и "вы". Давайте... давай сначала определимся, как мы покинем эти подземные своды, когда нам надоест здесь всё исследовать. А потом уже и двинем куда-нибудь. Идёт?
   - Юноша, вы рассудительны не по годам. Я думаю, проблема решается просто - вызовем бригаду спасателей, и они вынут нас через те же врата, сквозь которые мы сюда проникли. И всё. Благо связь устойчивая, железобетона не наблюдается, глубина погружения незначительна. Логично?
   - Хм... А может, просто вызовем Карчмаря, и он нам поможет. У меня же с ним есть прямая связь по радиоканалу.
   - Увольте меня, дорогой Алекс, от вашего эксцентричного дружка! Помочь-то он нам поможет, да вот опасаюсь я, что затем обломает он нам кое-что за наш самовольный уход со двора. Уж больно он скор на расправу, чуть что - бац кулаком в лоб. И у вас вмятина до самой седалищной жилы. Мы уж, как-нибудь, обойдёмся спасателями - им всего лишь надо заплатить презренные пиастры.
   - Ага, и сразу рассекретить наше с вами открытие!
   - А...ха! Вы оказались прозорливее меня! Это мне урок на будущее - не стоит мешать мадеру с игристым Абрау-дюрсо. Явно не стоит. Ну, что ж, тогда наш рок зол - придётся выбираться самостоятельно. У меня есть пятиметровый линь, лёгкий и прочный. Его должно хватить до поверхности. Соорудим якорь, забросим и, - ву-а-ля! - мы наверху! Ну и, с чего же мы, собственно, начнём? Будем выбираться, или пойдём исследовать тоннель?
   - Эх, начать бы нам с самого начала, когда ещё всё не началось. Проветрить бы вам, сударь, свои мозги немного пораньше...
   - Извините, дорогой друг, я с вами не соглашусь! Я заранее интуитивно ощутил здесь присутствие Неизведанного! И посему сразу произвёл действия, необходимые для того, чтобы добраться до него поскорее. Только не говорите, что вам не понравился сам способ - не в способе ведь дело. Дело в красоте. Согласитесь - у меня получилось весьма красиво.
  
   ...Камень, плоский, как блин, подмытый осенними дождями, съехал по склону и перекрыл, идущую вверх, тропу. Не снижая шага, Алекс и Педро постарались обогнуть его с противоположных сторон. Педро Крот, и так веселившийся всё недолгое время пути до этого места, неожиданно засмеялся и окликнул Алекса, уже вышедшего на дорогу с другой стороны булыгана:
   - Мой юный спутник! Какое я нашел здесь интересное явление, идите скорее ко мне, - и когда тот подошел к нему вплотную, радостно воскликнул, - вот, смотрите, какая здесь удивительно мягкая почва!-
   И в доказательство своего открытия подпрыгнул пару раз на месте. Всего пару, потому, что с третьим прыжком они уже летели с воплем куда-то в тартарары, ничего при этом не соображая...
  
   - Давай сначала пойдём вниз - здесь до моря не так далеко, может, сразу же найдём выход.
   - Трудно отказать логике вашего соображения. Ну, что ж, прошу вас, будете ведущим, - Педро уступил дорогу Алексу, сделав шаг в сторону. - Имейте в виду, батенька, будь я слегка... э... не под шафэ, я бы вас не пропустил, но нам может понадобиться максимальная реакция впередиидущего.
   Алекс хмыкнул, покачал головой, и пошел вниз под уклон. Тоннель весьма заметно понижался, и с каждым шагом становился всё грязнее и грязнее. Сверху журчали уже настоящие ручьи дождевой воды, а на полу разливались всё более и более обширные лужи. Они не прошли и двадцати метров, как под ногами всерьёз забулькало и впереди возникло целое грязевое озеро, залившее уже весь проход. Очевидно, проникновение воды сюда началось не так давно, иначе при такой интенсивности потоков, своды подземного хода давно бы обвалились.
   - Так, - сказал Педро, - нырять, я сегодня не расположен, в этом я не такой специалист, как вы. Хотя, вам я тоже не советую - жижа затянет и назад не выпустит. Идемте обратно, дорогой друг. А это место забьём в ГЛОНАСС, и позднее исследуем его снаружи.
   Так и сделали. После того, как они миновали место своего скоростного спуска, ход стал значительно суше. Рассеянные отсветы габариток выхватывали из мрака подземелий причудливые теневые картины из комьев глинистой земли и жутковатой бахромы корней деревьев, проросших с поверхности и образовавших здесь целые дебри наподобие амазонской сельвы. Света габаритных огней даже вкупе с инфравидением не вполне хватало для нормального, комфортного обзора. Включать же прожектора они опасались из-за того, что ряд охранных систем Острова реагировал как раз на яркий свет. Внимательно изучая стены, пол и потолок тоннеля в поисках ловушек и мин, они не спеша, продвигались вперёд, и спустя некоторое время Педро задумчиво сказал:
   - Пожалуй, я догадываюсь, что это такое может быть. Вот обратите внимание - этот коридор очень стар, сплошь зарос корнями и местами обвалился. Высота свода небольшая, ширина просвета тоже - нормальный человек будет весьма стеснённо себя здесь чувствовать. Я так думаю, это не транспортный тоннель, так как часто ходить по нему очень неудобно. Я так думаю, это подкоп. Это минный подкоп - так в старину боролись с долговременными укреплениями врага - минёры рыли подкопы под укрепления, устанавливали в них значительные заряды пороха, и поджигали. Получался большой "бум", стены падали, и атакующие въезжали в крепость на плечах неприятеля. Примерно так. Кстати, само слово "минёр" происходит от слова "mine", что значит - "шахта". Из-за схожести деятельности - приходится часто рыть землю. Да! Иногда случалось, что неприятель вёл встречный подкоп. И противники, слыша друг друга под землёй, спешили успеть раньше. Ну, тут уж побеждал тот, кто был проворнее.
   Алекс рассеяно слушал этот экскурс в прошлое и внимательно посматривал вперёд - нет ли там опасности? Но всё было спокойно, ни мин, ни ловушек, ни каких иных следов военной деятельности. Просто подземный ход, который ведёт... Куда?
   - Древняя мудрость доходит до нас порой странным путём. Спасибо за ценные сведения, Педро. А нет ли у вас соображений, куда ведёт этот минный штрек? Ведь сверху нет никаких укреплений, ни старых, ни новых. Да и сам он какой-то весь изогнутый.
   - Э... А это очень просто! Не имея в своём распоряжении такой удобной системы, как ГЛОНАСС, древние копатели часто промахивались мимо того места, куда рыли, ну и... Отсюда и неожиданные повороты.
   - Н-да. Трактор, однако, нужен. Мы уже чуть не час лазим, а конца подкопа не видать.
   - Ну, время терпит, можно ещё чуть-чуть пройти дальше. Тем более, там вроде что-то меняется...
   Менялось не просто что-то, менялись сами стены. Они сделались каменными и из них пропали корни. Кривой "самодельный" подкоп влился в просторный, капитальный тоннель. Уже через пару шагов Алекс и Педро гулко шлёпали своими ходулями по твёрдому, и относительно ровному каменному полу. А ещё через несколько секунд на полу обнаружились истлевшие останки человека. Только Алекс осознал, что это такое он видит, как сразу подал следующему за ним Педро сигнал "ложись". Быстро лег сам и осторожно отполз к стене, напряжённо всматриваясь в пугающуюся темноту впереди. До жути пугающую.
   - Развлечение перестаёт быть весёлым, - громким шепотом заявил Педро. - Давайте аккуратно вперёд. И постарайтесь не бренчать своими железными ляжками.
   Алекс пренебрежительно хмыкнул, привстал и осторожно двинулся на корточках вдоль стены, стараясь не шуметь. Педро направился следом вдоль другой, демонстрируя великолепную технику скрытного перемещения. Метров через десять-пятнадцать они увидели скелеты ещё двоих людей. Через пять-шесть, троих.
   - Стоп! - твёрдым голосом скомандовал Педро. - Всем стоять - руководство операцией переходит к военному ведомству.
   Они остановились. Педро неторопливо осмотрелся и продолжил совершенно трезвым твёрдым голосом:
   - По положению и состоянию останков можно заключить, что смерть настигла их на бегу. Механических повреждений костей не наблюдается. Очень похоже на применение отравляющих веществ - такой вывод мне кажется наиболее вероятным. В принципе, уже нужно отсюда уйти и вызвать группу экспертов с оборудованием. Но. Уж больно взглянуть хочется, а что там, за поворотом этого тоннеля? А, добрый юноша, как вы настроены?
   - У военного руководства сегодня адвентюрное настроение - тебе непременно хочется попрыгать ещё на какой-нибудь ловушке.
   - Неблагородно напоминать людям их поведение в минуты слабости - это занятие недостойное истинного кабальеро. Если вы колеблетесь, то позвольте, я пойду вперёд...
   - Нет уж, я не хочу любоваться видом вашего куцего зада, сударь.
   - Алекс! С великим прискорбием вынужден констатировать - ты становишься изощрённым циником! В таком случае, следуйте и дальше впереди, сударь. Вид вашего зада не вызывает у меня никаких эмоций.
   - Фу, Педро! Что у тебя за мысли?
   - А как вы хотели, сеньор? Прежде, чем сказать, вы должны были подумать. Мысли следует опережать слово, а не наоборот. Давайте свернём этот дискус и вернёмся к нашим изысканиям. Вперёд, и смотрите в оба инфракрасника!
   Через следующий десяток метров впереди нарисовалась совершенно мрачная картина - множественные скелеты и неопределённые истлевшие останки покрывали весь коридор на продолжительном расстоянии. Со значительными механическими повреждениями костей. А за ними, в слабом свете габаритных огней виднелся конец тоннеля - внушительная, массивная дверь, окованная ржавым железом с большим количеством мощных заклёпок, петель и навесов. Алекс остановился, подождал Педро, и они замерли, внимательно осматривая это чудо старинного подземелья.
   - Этих покосили из пулемёта, - мрачно констатировал непривычно тихий руководитель отдела ЧД. - Уцелевших догнал газ.
   - Что они тут делали? Пытались открыть дверь?
   - Вполне возможно, дорогой друг. И возможно, что и мы также попали сегодня в приключение "Тайна железной двери". Рискнём подобраться поближе?
   - Н-не думаю, - Алексу было очень не по себе - вокруг стоял удушливый запах склепа и смертельной опасности, - тут может быть...
   В этот миг что-то громко щёлкнуло, и по обеим сторонам двери распахнулись узкие амбразуры, из которых высунулись хищные стволы автоматических пулемётов. Они дружно поводили носами из стороны в сторону и нерешительно замерли.
   "Тут нам и кирдык" - Алекс плотнее вжался в пол. А Педро еле слышно прошептал:
   - Пресвятая Дева Мария...
   "Клац, клац, клац, клац" - пулемёты яростно, в холостую, защёлкали спусковыми механизмами и задёргались влево-вправо, поливая несуществующими свинцовыми струями весь просвет тоннеля. Очевидно у них отсутствовала система точного наведения. В силу древности конструкции.
   - ...твою пехотную дивизию! - яростно прошипел Педро и с явным усилием над собой приподнялся, вслушиваясь в звонкое клацанье пулемётных затворов. - У этих тварей вышел весь боекомплект. Точнее вылетел. Старая система, расточительная. Давай-ка, сокол мой, делать отсюда ноги, пока ещё мы способны делать это самостоятельно. Сдаётся мне, что тут не одна охранная система. И, кстати, вопрос с нашей эвакуацией решился сам собой - сейчас сюда прибудет группа охраны, а затем и эксперты подоспеют. Я их вызвал.
   Они добрались до места входа в этот странный тоннель не так быстро, как хотелось, потому, что двигались, не снижая бдительности. Много счастливых поисковиков грохнулось именно на обратной дороге вследствие потери всякой осторожности.
   У "колодца в небо" их уже ждали - сверху в отверстие заглядывали два любопытствующих "скорпиона" в боевом снаряжении. Выбравшись по сброшенной верёвочной лестнице, Педро первым делом уточнил боевую задачу своим спасителям: "Держать пост, вниз не спускаться, ждать основную группу исследователей". Затем он обратился к Алексу:
   - Ну, и, давай сделаем выводы из наших подземных изысканий, амиго. Первое, нами найден любопытный объект - необычный, оригинальный тоннель. Второе, он расположен близко от Карчмы, и ведёт ко второму любопытному объекту - охраняемой железной двери. Третье... Вообще-то это довольно интересное событие - здесь, на Острове есть моменты, неизвестные даже военным старожилам. Поэтому, что там скрывается за дверью, какие тайны охраняют пулемёты, и ради чего погибло столько людей - будет самым серьёзным образом исследовано. Ну, а мы, вероятно, заработали премиальные, уважаемый кабальеро. Третье... А что же мы можем записать третьим, а добрый юноша?
   - Найден любопытный способ проникновения в подземные горизонты.
   - Это уже даже не смешно. Мы это с презрением отметаем, как жалкую попытку бросить тень на достойного благородного дона, который... Да, а как там ваш квас?
   - Не понял... причём тут квас?
   - Вы же постоянно пьёте квас, сударь. Должен же сосуд когда-нибудь наполниться доверху?
   - Блин... Нельзя просто спросить - не хочешь ли в туалет?
   - А я как и спросил? По-моему достаточно просто - вы же меня поняли.
   - Ладно, я пошел. А то мы так и будем тут друг друга подкалывать, пока не о...
   - Да-да! И поспешите с вашим "о". А то у нас постепенно вырисовывается одна проблема - может понадобиться быстрота передвижения... Неожиданная такая проблема - зашевелились тени прошлого.
   Но Алекс его уже не слышал - отключился по своим делам.
  
   ---
  
   ****
  
   - Ну, куда ты так разогнался? Видишь - я не успеваю. Ну-ка, притормози чуть-чуть... Мэт!
   Ветер слегка утих и поменял направление - теперь он дул с севера на юг, прямо в лицо. Полчаса назад они с большим трудом преодолели подъём от Среднеземной Фактории на вершину Островного плато. По вьющейся скользкой заснеженной тропе, подгоняемые ударами южного ветра с мокрым снегом. И теперь пробирались сквозь редкий кустарниковый лесок, совершенно не желающий служить хоть каким-то препятствием для ледяного течения атмосферных потоков. Мрачные тучи слегка приподнялись и контрастно высветились в, приобретшем ясную прозрачность пространственном объёме воздуха. Снег прекратился, но на мокрых голых ветвях деревьев налипла мокрая снежная бахрома, и теперь её сдувало лохматыми комками и швыряло в лицо, залепляя глаза и уши.
   - Мэ-эт! Стой!
   Мэт рукой отряхнул снег с ушей. Поморгал очистителями оптики, остановился, обернувшись, и застыл в ожидании. Мокрый, облепленный тающим снегом "кузнечик", жалобно повизгивая перегруженным движком, медленно догонял его неровной, шатающейся рысцой.
   - Ну, мы так не договаривались, ты идёшь слишком быстро! Ты что, забыл, что у меня не прокачанная машина? Двигатель слабенький, уже перегрелся. Загнать меня хочешь, да?
   - Нет, не собираюсь. Просто мы и так идём слишком медленно - до Шухарта ещё далеко. Мы даже до Третьего Бастиона ещё не дошли. Во-он, только-только Седьмая батарея показалась, а скоро уже темнеть начнёт. Ты что, хочешь ночевать на Бастионе?
   - Вообще-то, я уже и сама не знаю, чего хочу. Ты меня охмурил, заманил в грязные ледяные джунгли и теперь собираешься садистским образом замучить.
   - Я-а? - недоверчиво протянул Мэт. - Кто кого заманил и охмурил, это ещё надо разобраться. Давай, залазь мне на спину, я тебя потащу.
   - А что, так можно, да? - обрадовалась Снеж.
   - Можно. Я Валетчика так часто таскал до парковки. Когда он себе что-нибудь ломал. И у него тоже был "кузнечик". Старой модели, правда.
   После нескольких неудачных акробатических упражнений, Снеж всё-таки вскарабкалась на спину "мула". Уцепилась за плечи и, поддав пинком своей задней ноги куда-то ему под зад, азартно вскричала:
   - Но-о, мой верный Росинант! Вперёд, навстречу подвигам и приключениям!
   - Ты там поосторожней наверху, а то слетишь, будут тебе тогда приключения.
   - Но-о, рысью галопом, марш! - проявляя незаурядные познания в кавалеристской области, продолжила командовать смелая наездница. А Мэт покачал головой и припустил по тропе быстрым аллюром, скорее кошачьим, нежели лошадиным. Так они и двигались дальше. Мэт тщательно выбирал места, куда ставить ноги, чтобы не поскользнуться, не упасть самому и не уронить свою беспокойную ношу. И при этом ещё не потерять ускорившегося темпа движения. А Снеж развлекала его рассказами о своём ученичестве на Карпатском Полигоне, отвлекала несерьёзными вопросами, касающимися его личной жизни. Выпытывала, в чём состоит его психическая проблема, и строила предположения, как с ней можно справиться.
   "Вертихвостка, - подумал он безо всякого раздражения, - всего-то пару часов знакомы, а уже оседлала и командует".
   В хорошем темпе они миновали позиции Седьмой батареи. При этом Снеж вся извертелась, рассматривая уцелевший толстостенный бронекорпус башни её главного калибра, и издёргала Мэта просьбами остановиться и осмотреть всё сверху и изнутри. Но тот твёрдо пресёк эти поползновения, пригрозив, что оставит здесь на ночь одну, и только лишь утром вернётся за обглоданным остовом её дрона.
   Когда показалась разрушенная башня Южного Форта, дорога раздвоилась - правая ветвь ушла к Бастиону, а левая к парковке I13, известной всем обитателям Острова, как деревня сталкеров Шухарт. Вокруг немного потемнело, ветер притих, словно, наконец, утомился сдувать с ветвей рыхлый, тяжелый снег. Впереди, на развилку дороги, вышли трое, и замерли, выжидающе глядя на приближающихся путников.
   - Привет, островитяне! - весело помахала рукой Снеж, когда до них осталось несколько шагов.
   Мэт притормозил, подозрительно оглядывая незнакомцев. Двое средних дронов с крепкими дубинами, неприметно смещались в стороны, охватывая Мэта и Снеж с боков. Третий, крупный боец средней прокачки, судя по поведению, главарь, тоже с внушительной дубиной в одном манипуляторе, стоял прямо по центру, расставив крепкие ноги. Второй манипулятор, почему-то обрубленный по локтевой сустав, висел у него на груди, на верёвочной перевязи.
   - Эй, островитяне, чего не отвечаете, почему такие хмурые?
   - А вот угостите нас огоньком, и мы сразу подобреем, - сиплым, словно простуженным, голосом ответствовал главарь, поигрывая своим грозным оружием.
   - Ага, - сказал Мэтт и аккуратно ссадил со спины Снеж,
   Не спеша, вынул из крепления топор, и быстрым движением, что аж взвизгнул рассекаемый лезвием воздух, отсёк главарю второй манипулятор, держащий дубину. В аккурат по локтевой сустав.
   Когда суть происшедшего дошла, наконец, до граберов, а это были по всей очевидности, они, главарь недоверчиво поднёс к носу свежий обрубок, вытаращив окуляры осмотрел его, и с недоумённым возмущением вскинул взгляд на Мэта.
   - Да вы оборзели уже махаться! - фальцетом вскричал он. - Один мечом, второй топором... Тьфу на вас! Честному граберу уже прохода нигде нет, как я теперь денег на ремонт наберу, а?
   Пнул в сердцах валяющийся на тропе собственный обрубок с дубинкой, развернулся и, неразборчиво бурча, полез в чащу кустарника напропалую, забрызгав всех мокрым снегом с ветвей. Его компаньоны, обошли Мэта по длинной дуге и молча, последовали за предводителем. Когда незадачливая банда удалилась так далеко, что перестал слышаться даже отдалённый треск ветвей кустарника, Снеж удивлённо спросила:
   - Это что, граберы были, да? Какие-то они, жалкие. Особенно этот, безрукий. Про какой он меч говорил? У меня нет никакого меча... Ему ведь не больно, правда?
   - Правда, все, правда. И нечего их жалеть, вот попалась бы им одна, тогда бы они тебе жалкими не показались. Тут их много бывает. Это у них одно из любимых мест для засады. По крайней мере, раньше так было. В смысле, давно.
   Снеж испуганно оглянулась и плотнее придвинулась к Мэту.
   - Слушай, а ты такой крутой - троих не испугался.
   Мэт непроизвольно расправил плечи, а про себя подумал: - "Не потерял навык, за два-то года". А вслух сказал:
   - А чего мне бояться? Я же псих. Как у тебя движок, остыл?
   - Остыл, можно идти, только ты далеко не вырывайся вперёд, ладно?
   - Ладно, тут осталось минут двадцать до Шухарта. Там безопасно и можно дрона на ночлег оставить, на парковке или в таверне.
   Снежные тучи плотными строями ползли на юг. Заметно похолодало. Да, такую непогоду лучше пережидать в тёплой таверне с добрыми друзьями и за приятными воспоминаниями, нежели, скрипя обледенелыми ходульками шасси, пробираться по замёрзшим Островным просторам. С риском для собственной безопасности. Однако странные граберы попались, побитые какие-то... Раньше гораздо круче были. Хорошо, что с ними Валетчика сейчас нет, тот точно предложил бы догнать их и отметелить, а потом ещё и всё ценное отобрать. Тем более что "метелить" должен был бы не он. Надо всё-таки его найти. Может, сразу к Стеклярусу рвануть. Может, он в курсе дела, где Валетчик? Нет, сначала в "Боржч". Познакомимся с обстановкой на Острове - там всегда самый свежий и правильный взгляд на все последние события.
   Интересно, он так долго здесь отсутствовал, а всех-то заметных изменений - только в Фактории новые постройки. А граберы как были тупыми, так тупыми и остались. Ну да, новые тела появились, дизайн несколько поменялся. Какой-то более хищный стал, что ли, более рациональный. Пока он водил Снеж по Стадиону, где отсиживалось от непогоды население Фактории, всякого насмотрелся. Вот раньше было более определённо, более конкретно: боец, универсал, разведчик. А теперь, похоже, грани несколько постирались - больше всего он наблюдал на тусовке именно средних, универсальных дронов. Тяжелых бойцов много меньше, а мелких разведчиков вообще мало, в основном одна молодёжь. Новички, новики, новь, новяк, сявки-малявки... А он теперь ветеран со стажем, хоть и стаж у него дутый - просто чистое время. Специалист по рубке пулемётных гнёзд. Гроза "инквизиторов". Демон подземелий. Истребитель теней и укротитель призраков.
   Он усмехнулся и подумал: "Бедный Валетчик, как он боялся тогда, в подземелье!".
   Так что никакой он, наверное, сейчас не крутой боец, а обычный торговец энергозарядкой или запасными манипуляторами. Или какой-нибудь ростовщик, дающий в долг под грабительские проценты. Вот я бы за это время...
   Комок мокрого снега ляпнул ему прямо в глаз. Он непроизвольно моргнул и отшатнулся. Снеж хихикнула и слепила новый снежок. Похоже, она даже и испугаться не успела. А может, не "не успела", а просто не испугалась? Может, она просто смелая. Да... Как-то он раньше с девчонками в дроновском обличии, не сталкивался вплотную. Поэтому и не знает, как они себя проявляют в опасной обстановке. Вот Валетчик, когда сильно страшно было, явно дрефил, но, несмотря на это, положиться на него было можно. Как батя говаривал в давние времена: "Глаза боятся - руки делают". В смысле... Или это не к этой теме присказка?
   Со стороны Главного Командного пункта Третьего Бастиона донёсся душераздирающий крик смертельно раненного дроннера и пронзительное верещание разъярённых крыс. Снеж тонко взвизгнула, выронила снежный комочек и вцепилась в Мэта мёртвой хваткой.
   - Ай! Что там!?
   - Там охота.
   - Какая охота? На кого?
   - Ясно на кого - на крыс, - сказал Мэт, и немного подумав, добавил, - или на дронеров.
   - Всё, уходим быстро отсюда, - Снеж схватила его за руку и стала тянуть вперёд, по огибающей Бастион, тропе, - я их до ужаса боюсь!
   - Кого, дроннеров? - Мэт удивлённо-вопросительно приподнял правый очиститель оптики, не спеша, прилаживая топор за спину.
   - Да крыс же, крыс! Ну, идём же, идём...
   Мэт хмыкнул, да, смелая. И неспешно направился в сторону Шухарта. Снеж семенила рядом, крепко держась за его руку и беспокойно оглядываясь по сторонам. Так они и прошли весь оставшийся путь до деревни сталкеров, и он при этом чувствовал себя гораздо увереннее, словно никуда и не уходил с этих удивительных Островных просторов. И словно у его нежданно-негаданного путешествия появилась, наконец, определённая цель.
  
   ----
  
   **** *
  
   Ноги скользили в раскисшей глине, и поэтому приходилось идти слегка в раскорячку. У них, у обоих были отличные, штучной настройки аппараты. Но даже таким замечательным "коням" приходилось туго - очень уж дорога была тяжела. Даже когда они преодолели подъём на островное плато и вошли под сень редкого низкорослого леса, легче не стало - ветер всё равно забивал глаза липким снегом с ветвей и пытался повалить с ног.
   - О-о... эта погода, о-о... это бездорожье... О-о-о, будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса!
   - Ну, вот, развылся! Надо было сидеть в Карчме и наслаждаться теплом и уютом. Сам виноват, что вылез в непогоду и меня потащил. Надо было сразу вернуться домой, после подземелий. И чего это тебя так приспичило, а?
   - Понимаете, Алехандро, в жизни существуют обстоятельства, совершенно не зависящие от нас. Так вот, сейчас именно такой случай - возникли независящие от нас обстоятельства, и нам необходимо в них присутствовать. И обстоятельства эти непреодолимой силы. И, кстати, чтоб вы знали, теперь мы находимся на полевой операции. Официально. Василий Васильевич в курсе. Поэтому гулянки кончились, и началась работа, а это уже другой расклад - здесь можно и повыть.
   - Значит, теперь мы работаем. То есть, когда ты меня тащил в поле, уже что-то знал. Ведь так? Ну, и что это за обстоятельства? Чего это они возникли вдруг?
   - Учитывая наше долгое и плодотворное сотрудничество, а также, пользуясь послаблением со стороны начальства... Короче, внезапно возродилось одно дело, которому больше двух лет. И это дело может иметь, а точнее, наверняка имеет, непосредственное отношение к нашей с тобой работе, а именно, к чёрным дронам.
   - Не понял...
   - А ты не спеши, постепенно въедешь. Я получил ориентировку, что на Остров прибыл один наш, почти уже забытый, подопечный. В общем, давнее дело... Парень выполнял моё задание по установке пеленгаторов на Четвёртом Бастионе. Мы тогда активно вели поиск пропавших прототипов Корнея - наших с тобой дронов, и пытались их отследить таким образом. Скрытно рассылали независимые команды, и они устанавливали датчики-пеленгаторы. Конечно, они были не в курсе всех дел, просто выполняли оплачиваемую работу. Ну, ты имеешь представление о наших методах...
   - Да уж, спасибо.
   - На здоровье. Так вот, один из них попался в лапы верхушки клана "Инквизиторов Стального Клинка", и был подвергнут интенсивному гипнотическому воздействию, с целью зомбирования и привлечения на свою сторону.
   - Снова не понял. Здесь же игра.
   - А ты как думал, я не знаю? Некоторые играют здесь по-взрослому. Тебя, кстати, тоже ожидала подобная участь. Гипно-индукторы чудесно вписываются в игровой интерфейс. И не смотри на меня так - не я это придумал. Интернет вообще замечательное место: здесь легко можно найти объекты для зомбирования, хоть массового, хоть индивидуального. А с появлением индукционного обруча эта задача вообще упростилась - влиять можно непосредственно на мозг человека, минуя всякую обволакивающую мишуру рекламных роликов, музыкальных клипов и прочей порно-мерзости.
   Алекс остановился и посмотрел на Педро с ужасом:
   - Погоди... Ты что несёшь? Какое гипно-влияние? Ты не сбрендил? - в голове у него стучали молотки и звенели пилы. Медленно-медленно до него доходило то, что так просто и немного небрежно выдал ему Педро Крот. - То есть, какое - "зомбирование"? Мы же просто играем!
   - Чему ты удивляешься? Зомбирование давно поставлено на поток - радио, телевидение, газеты, журналы - всё это та среда, через которую гарантированно и надёжно постоянно зомбируются миллионы ничего не подозревающих обывателей. А Интернет вообще открывает невиданные перспективы в этом процветающем бизнесе. Например, игры. И особенно игры. Через них влиять легче всего - клиент расслаблен и сознательно готов к зомбирующему воздействию. Люди любят, когда им говорят и показывают то, что они хотят слышать и видеть. Этим легко пользоваться. А игры, в своём большинстве, вообще превращают человека в некоего болванчика, дурочка, служащего своего рода придатком игровой программы. "На дурака не нужен нож - ему с три короба наврёшь - и делай с ним, что хошь!"
   - Это я всё знаю. Но с этим можно бороться, достаточно пользоваться достоверными источниками информации... А игры... это же просто игры!
   - Достоверность любого источника может быть поставлена под сомнение. А любая ложь может быть обставлена вполне убедительными аргументами. Пока ты разбираешься, где правда, а где нет - мавр сделает своё дело.
   - Постой, какой к чёрту, мавр?
   - Который заказывает музыку.
   - А причём здесь дроны?
   - Доходит, да? Дроны здесь ни при чём. Сами по себе они просто интересная и полезная игрушка человечества. Они ещё скажут своё веское слово в различных областях нашей деятельности. "При чём" здесь интерфейс управления дроном. Сигналы управления и ответная реакция транслируются непосредственно из мозга на модуль, и обратно с модуля в мозг. Непосредственно, через индукционный обруч. Надеюсь, для тебя это не новость? По существу у человека-оператора оказывается удалённый канал прямой связи с мозгом, отнесённый на большое расстояние и практически не охраняемый.
   - Это как-то подло, люди же просто играют! Они же совсем не ожидают, что к ним применят... зомби... гипно-влияние.
   - Это не только подло, но ещё и абсолютно противозаконно. И с этим уже серьёзно борются. Хотя это и очень не просто.
   Они стояли в мокром зимнем лесу, под мокрыми чёрными деревьями, с которых на них летели сдуваемые северным ветром комья налипшего мокрого снега. Алекс удивлённо, словно впервые, смотрел на Педро, на лес и на Остров вообще. Мир в его сознании вновь вывернулся наизнанку. Было противно и мерзко. Игра не только перестала быть просто игрой, она стала зловеще опасной игрой. В ней наивные овцы ползали по полю, хрумкали себе травку, а ужасный бледный паук плёл вокруг них свою подлую ловчую паутину. Захватывал в плен, высасывал мозг и превращал в кошмарных зомби? То есть... что это значит - "зомби" в компьютерной игрушке?
   -- Подожди, я не понял, Педро... А что означает, это - "зомби"? В чём оно выражается? Я на Острове очень давно, и никаких "зомбей" не видывал. Даже не слышал об этом ничего.
   - Алехандро, дорогой, давайте уже пойдём. Время, время. Нам ещё небольшой привал надо в Гранте сделать. Вот придём в Шухарт, зайдём в "Боржч", сядем за столик и славно побеседуем, если будет на то время. А пока, давайте, в темпе рвём когти в сторону Гранта.
   - Какого Гранта? Что-то ты сегодня из меня совсем тупого сделал, я уже ничего не понимаю, как в сериале.
   - Ну, кабальеро, вы отстали от жизни! С месяц назад клан "Дункан" объявил землю вокруг парковки PM20 вольной Землёй Капитана Гранта, а саму парковку PM20 - городом Грантом. Себя, естественно, они объявили детьми, уже упомянутого нами капитана. Надо сказать, идея их не прижилась, а вот название, пришлось по душе. Так что, есть у нас теперь город, носящий имя знаменитого капитана.
   - Ну... Грант, так Грант. Пошли, раз надо.
  
   И они пошли. По старой, почти заброшенной тропе, идущей от Парковки у Карчмы до новоявленного города имени знаменитого капитана. И когда они проходили возле того места, где Алекса настигли Вобла и его дружок. Алекс притормозил и, указывая Педро на место происшедшей в прошлом баталии, и сказал:
   - Помнишь, я тебе рассказывал, как мне помог человек от Василия Васильевича справиться с "головоглазыми" лазутчиками? Так вот, это было как раз вот здесь. Тут я сошел с тропы в лес, тут уделал Воблу, а вот здесь тот человек уделал Воблинова дружка. Надо будет попросить Василия Васильевича познакомить меня с тем человеком, хочется его поблагодарить.
   - Напрасная трата сил и времени. Своего агента просто так никто не сдаст. Но ты не расстраивайся, я думаю, его уже поблагодарили за тебя.
   - Ну, почему "сдаст"? - удивился Алекс. - Я же не чужой, а свой.
   - Уф-ф... Детский сад. Иди уже, "свой". Время, время. Они уже вышли из Фактории. А нам непременно надо быть в "Боржче" раньше их.
   - У меня уже соображалка вообще не соображает... Кто - "они"?
   - Он и она. Двигай, двигай! Их гораздо короче путь...
   И они двинули. Зашуршали мокрые, заснеженные, прелые листья на тропе под их быстрыми ногами. Зачавкала и полетела в стороны раскисшая глина. Захлестали по их ловким корпусам мокрые, осклизлые ветви. И поехал назад мокрый зимний лес под серым зимним небом, по которому уплывали на юг растрёпанные, тяжелые снеговые тучи, просвечивающие в тонких местах неземным светом от Земного Светила. И новоименованный город Грант возник перед ними, не прошло и пары минут. Парковка, как Парковка, ничего особенного. Но теперь она называлась "город" и поэтому смотрелась совсем по-другому - солидно и капитально.
   Не снижая темпа, Педро пронёсся почти через всю Парковку, простите, через весь город Грант, к штабу рейнджеров. Влетел туда, втянув за собой Алекса. Устроил лёгкий переполох, нашел, кого хотел. Быстро с ним переговорил и унёсся вон из города, всё также увлекая за собой Алекса.
   Алекс бежал на автомате, плохо соображая, что к чему, поэтому, когда из лохматого ельника на подходе к Третьему Бастиону, прозвучал грозный голос с гнусявыми интонациями, велевший им остановиться и стоять не шевелясь, он даже обрадовался - наконец-то знакомая ситуация, в которой он точно знает, как надо себя вести.
   Он замер внимательно прислушиваясь и осторожно осматриваясь по сторонам, и вопросительно посмотрел на застывшего в позе пойнтера Педро - чего там? Тот скорчил недоумённую рожу и еле заметно пожал плечами - чёрт его знает, что там такое, поживём, увидим. А гнусявый голос меж тем продолжал командовать:
   - Стоять смирно, вы у меня на прицеле - чуть что, разнесу в клочья! Содержимое багажников - на землю, и отойти в сторону на пять шагов! Ну, живо! Считаю до одного! - и невидимый говорящий клацнул затвором, подчёркивая этим серьёзность своих намерений.
   Алекс снова глянул на Педро с уже другим вопросом - ну, и? Педро снова слегка дёрнул плечами - а то, давай! И они одновременно "дали" в разные стороны на несколько шагов. На лету Алекс выхватил правой рукой левый меч и увидел, как в руке у Педро тускло блеснула сабля. В два гигантских прыжка они достигли ельника и влетели в него с клинками наголо, готовые биться с целой дюжиной бандитов.
   В ельнике сидел всего один бандит. Один хилый новичок, в абсолютно непрокачанном дроне. Совершенно без оружия. Глупо хлопал глазами, не понимая, что же такое только что произошло, и куда делись с тропы его потенциальные жертвы. Алекс смотрел на него с не меньшим удивлением, недоумевая, чем это он тут так грозно клацал?
   Педро мрачно спрятал саблю внутрь корпуса и с сожалением осмотрел "грозного" бандита:
   - Сынок, ты выбрал неудачное время для шуток. В другой раз я бы просто отхлестал тебя по железной заднице прутиком и отправил бы восвояси, но не теперь. Будь добр, сообщи мне свой логин, под которым ты зарегистрирован в сети, и незамедлительно отправляйся на Парковку PM20 в штаб рейнджеров под арест. Они проведут с тобой разъяснительную беседу о вреде детской преступности. Ну, я жду, живо!
   - Хариус, - мрачно пробурчал незадачливый грабитель после недолгого колебания.
   - Хариус? - удивился Алекс, и его внезапно осенило, - а ты случайно не знаешь, где эдельвейсы растут?
   Грабитель исподлобья глянул на него.
   - Нет, не знаю.
   - А я думаю, ты врёшь, - усмехнулся Алекс и обернулся к Педро. - Он врёт. Недавно он показывал одному слишком доверчивому товарищу, где растут эти самые эдельвейсы, а потом уронил его с кручи. Оставив себе очень ценную вещь того паренька. Может, устроим им очную ставку?
   - Я в курсе, - сказал Педро. - Юноша, а вот в курсе ли ваш дедушка, что вы сейчас находитесь здесь, на Острове Дронов? А? Отвечайте!
   Грабитель испуганно посмотрел, сначала на Педро, затем на Алекса, затем снова на Педро и забормотал:
   - Это не я! Я не хотел, он сам упал! Это не я! - и неожиданно заревел противным басом ребёнка-переростка.
   - Так, суду всё ясно, - сказал Педро, брезгливо морщась. - Дрона сдать на Парковке рейнджерам и явиться с докладом о своих делах к деду. Вечером я справлюсь у него о вашей судьбе. Идите, и не вздумайте хитрить!
   Он резко отвернулся от горе-грабителя и быстро направился в сторону Третьего Бастиона. Алекс кинулся его догонять. Настроение было препоганое.
   Через пять минут молчаливого бега, когда вдалеке показались, наконец, величественные развалины самой грандиозной на Острове крепости, Педро задумчиво произнёс:
   - Так-то вот, дорогой Алехандро, у каждого из нас есть свой скелет в платяном шкафу, - и добавил непонятно вполголоса: - Вино переходит в уксус, Мюнхгаузен в Феофила, а Кибер в киберёныша...
   И прибавил ходу. Алекс поспешая за ним, медленно переваривал в голове только что происшедшее событие. Вырисовывающаяся от этого переваривания картина, не доставляла ему удовольствия.
   На позиции перед Третьим Бастионом они влетели плотным строем и слаженным аллюром. Это место на Острове славилось своими крысиными боями - здесь было много крыс, и островитяне использовали этот факт для оттачивания своего боевого мастерства. Как всегда там кипела битва - пятёрка отважных дроннеров героически отбивалась от двух, разъярённых до последней степени озверения рыжих крыс, приличного размера. Вокруг ристалища в беспорядке валялось пара растерзанных дронов и ползала, волоча задние лапы и яростно плюясь кровью, одна небольшая, серьёзно раненая крыса. Под тяжелыми снеговыми тучами, испускающими мрачный тусклый свет, под изогнутыми, словно изломанными заснеженными деревьями, у стен древних зловещих развалин разворачивалось страшное представление в стиле анатомического театра Средних Веков. Не всем хватало мужества досмотреть это представление до смертельного конца.
   Алекс предполагал, что они пробегут мимо, не встревая в межвидовые разборки, ибо не принято на Острове мешать другим совершать свои личные глупости. Но тут обе крысы разом кинулись на одного не совсем ловкого дроннера, и тот, испустив пронзительный, душераздирающий вопль, рухнул на грязную, истоптанную многочисленными живыми и механическими лапами, поверхность импровизированной арены. Никто из крысобоев уже не успевал ему помочь - ещё секунда, и быть ему растерзанному этими мерзкими тварями.
   Педро зло сплюнул, выхватил саблю и в длинном, стелющемся броске, всадил её по самую рукоять в сердце ближайшей к нему бестии. И резво отскочил в сторону, оставив своё оружие торчать из смертельной раны. Подхватил валяющуюся на земле погнутую пику и, присев, занял позицию ожидания нападения. Алекс даже не размышлял. В свою очередь он атаковал оставшуюся тварь и так же, как и прежде, оставив в её брюхе свой левый меч, принял позицию обороны с правым, мимоходом подумав: "Два меча это вам не одна сабля".
   Крестница Педро сдохла почти мгновенно, а Алексова довольно долго ползала, оглашая окрестности леденящими душу верещаниями. Но, наконец, Костлявая взяла своё, и она смолкла. Пока друзья вынимали из туш свои окровавленные клинки, уцелевшие охотники на крыс, дружно добили подранка и теперь шумно обменивались впечатлениями от грандиозного побоища. Они попытались выразить благодарность нежданным спасителям, но те, отмахнувшись от дифирамбов, и дружно устремились к недалёкому ручью Гремучая Змея, смывать с себя кровавые свидетельства героической победы.
   - Время, Алекс, время. Темп, темп.
  
   Они выскочили позади таверны "Боржч", обошли её и остановились недалеко от входа. Педро внимательно осмотрел окрестности и, указав на отдалённую фигурку крупного дрона типа "Мул", стоящую по колено в мутных водах ручья Белый, сказал:
   - Успели. Они ещё не подходили к таверне.
   - Почему это ты так решил? - недоверчиво спросил Алекс.
   - Вы же видите, он моется. Он не был на Острове больше двух лет, и не знает, что в "Боржче" появились замечательные душевые, которыми мы непременно воспользуемся, прежде чем посетим столь великолепное и легендарное заведение. Идём.
   Они смыли с себя грязь дороги и остатки бурых брызг и, обсохнув под горячими струями воздуха, в приподнятом настроении прошли вовнутрь знаменитой таверны сталкеров. Главный зал как всегда сиял великолепием и чистотой. Одну из сторон его занимала стена с многочисленными дисплеями, на которых бесконечно крутились музыкальные и новостные программы, биржевые сводки и сводки Островной погоды, чаты и доски объявлений. Другая сторона принадлежала диск-жокею, который на данный момент отсутствовал. И его аппаратуре. Все посадочные и стоячие места были заняты. На площадке для танцев и то толпился народ. Лишь в углу за любимым столиком Педро, сидели два крупных боевых дрона типа "бизон", а остальные места были свободны.
   - Нам туда, - Педро ухватил Алекса за руку и потащил его в угол.
   - Вы можете идти гулять, - сказал он, уставившемуся на них одному из боевиков, - и проследите, чтобы нам не мешали.
   - Что!? - радостно поразился тот. - Да я тебя, козёл, сейчас по доскам размажу!
   - Ух, ты... Ё! - вскричал, повернувшись второй, и схватил первого за отведённую для удара руку. - Это же они! Прощенья просим, благородный дон, обознатушки у нас вышли. Столик в полном вашем распоряжении, как и заказывали! Пошли в подсобку, балбес, считай, что тебе сегодня крупно повезло. Ещё раз, извиняемся, благородный дон!
   Они удалились, а Педро, усевшись на своё место, с грустью сказал:
   - Всего-то пару месяцев отсутствовал, а уже есть проблемы с узнаванием... Вот так вот, дорогой Алехандро - сик трансит глориа мунди, к сожалению. А что уж тут говорить о двух годах? Кто его может помнить? Вот они сейчас стоят под дверью со своей подругой, и, похоже, не очень-то торопятся войти. А ведь я чувствую, что он точно хочет встретиться со мной - у него должно быть много вопросов, и он думает, что у меня могут быть на них ответы. Тут его ждёт разочарование. А ты знаешь, юноша, что я жду от этой встречи больше всего? Нет? Открою тебе свою страшную тайну - я жду, как он прореагирует на тебя, - Педро с любопытством смотрел на обескураженное лицо своего партнёра. - А ты на него.
   - Педро, у тебя от твоего "мунди" совсем поехала крыша, - только и нашелся, что ответить оторопевший Алекс, - и вообще, хватит морочить мне голову. Ты обещал рассказать, что такое зомби, как только мы усядемся в таверне.
   - "Если будет на то время" - так я сказал. Ну, да ладно, не дело благородных кабальеро придираться к словам. Вы хотели знать, что такое зомби, в применимых к Острову понятиях? Не так ли?
   - Д-да. Ты так всегда красиво говоришь, что не сразу и въедешь, о чём речь...
   - Учитесь красиво мыслить, благородный юноша, и красивые слова польются сами собой. Вы только что имели счастье в живую лицезреть двух самых настоящих зомби за этим столом. Именно за этим, за которым сейчас сидим с тобою мы.
   - Что-о!? - Алекс вылупил глаза. - Это шутка? Ты меня за дурака держишь, да?
   - Ах, дорогой Алехандро, я вас не держу за дурака, напротив. Я вас держу за умного. Надеюсь, вы измените свои оценки ситуации после моих объяснении. Так вот...
   Внезапно глаза его сначала остекленели, а затем приобрели жесткую, деятельную стальную твёрдость. Он привскочил.
   - Планы меняются. Они не хотят заходить в таверну, они уходят из деревни. Чёрт, придётся всё переигрывать и импровизировать по ходу дела.
   Алекс привскочил тоже, испытывая странное чувство - у него похолодело в затылке. Как ветром ледяным подуло. И тут же всё прошло.
   - Что идём? За ними в погоню?
   - Нет, - Педро уже успокоился и сел на место, - спешить никуда не надо. Сейчас наше время ждать, время танцевать будет позднее. Наружка доложила: они направляются на север. Похоже, собираются навестить Стекляруса.
   - Астронома? - спросил Алекс, потирая захолодевший затылок. - Зачем им астроном?
   - Ну, ясно, не для того, чтобы расписаться законным браком. Просто у них раньше были общие дела. В своё время. Да, хотел бы я там присутствовать, во время их беседы...
   - "Ух, ты... - громко сказал кто-то позади, и Алекс резко обернулся, автоматически положив руки на рукояти мечей, - ...мы вышли из бухты!"
   На постаменте для караоке с микрофоном в манипуляторе, жестоко изгибаясь, вытанцовывал слабо навороченный, но сильно размалёванный средний дрон неопределённого типа. Шумящий зал притих и принялся притопывать и прихлопывать, негромким хором подхватывая слова:
   - "Ох, ты! И если не лох ты...
   ... ведь мы подводники, а значит мы сила-ачи!"
   Зал взорвался свистом, воплями, топаньем ног и бурными аплодисментами. Да, красиво. Алекс отвернулся. Рядом с Педро сидел крутой средний боевой дрон типа "гепард", по раскрученности не уступающий Алексову "лизарду", смотрел на него и нахально улыбался. Педро улыбался тоже, только смотрел он не на Алекса, а на нахального дрона.
  
   ---- -
  
   **** **
  
   Он глубоко вздохнул, набрав полные лёгкие воздуха, и задержал дыхание. Несмотря на то, что это был воздух из его собственной комнаты, он всё равно пах Островом - его пронзительно-опасной романтикой, восхитительно-отчаянными приключениями и таинственно-призрачными секретами. Голова слегка закружилась от избытка кислорода, он выдохнул и остановился, осматриваясь. Всего полчаса хода и они вышли из зарослей кустарника на берег быстрого ручья Белый, недалеко от пограничного поста. Северный ветер слегка притих, стал дуть ровно и в приподнявшихся мрачных тучах наметились светлые полосы будущих просветов.
   Мэт со странным чувством всматривался в знакомые места. Обсерваторию Стекляруса отсюда, конечно, не углядеть, но ведущая туда тропа как на ладони. Сердце у него защемило, в глазу защипало, и он нарочито бодро хмыкнул - возвращение блудного сына к родным берегам. Два года его тут не было, а всё как прежде - и ручей, и деревня, и тропа. И сопки, и колючка на том берегу, и, наверное, Забугорный пулемёт всё так же веселит честной народ своей скупердяйской стрельбой. Может, его так никто и не поломал? Почему-то непременно хотелось, чтобы так оно и было, чтобы никто так и не сумел его одолеть. Словно в этом пулемёте сейчас воплотился для него сам дух Острова и если пулемёт цел, то и с ним всё будет в порядке. С ним, с Мэтом. И с Островом тоже.
   Снеж потянула его за руку:
   - Ну, чего стали? Долго ещё нам идти?
   - Да мы уже почти пришли, вот это перед тобой ручей Белый, а за ним Западные Уделы, а вон она, деревня. А на север, Обсерватория. Отсюда не видно.
   Снеж фыркнула:
   - Какой же он "белый"? Он грязный!
   Ручей Белый был сейчас действительно грязным, мутным и очень шумным. Берега залеплены кое-где снегом вперемешку с жухлой, почерневшей листвой и прочим мусором, что нанесли в его русло многочисленные потоки, вызванные холодными осенними ливнями, с холмов и окрестных сопок. А теперь свою лепту добавляла зимняя непогода с её снежными зарядами, переходящими в ледяной дождь.
   Деревня сталкеров Шухарт расположена практически на самом берегу ручья, в месте пересечения магистральной тропы, идущей от Среднеземной Фактории до Фактории Западных Уделов через Четвёртый Бастион. В центре деревни возвышалась украшенная красными огнями ЗОЛ решетчатая мачта узлового ретранслятора Островной Сети дронов. Возле неё располагались: здание парковки I13, супермаркет с приёмкой, ремонтные мастерские с зарядной станцией и многочисленные официальные, полуофициальные и частные заведения различного назначения. И всё в романтично-хаотичном порядке. Издалека было видно, что вовсю ведётся строительство монорельсовой дороги к ветке, расположенной у Третьего Бастиона.
   "А ведь нам лучше было доехать монорельсом до Третьего, оттуда пешочком минут двадцать пять-тридцать, и граберов бы не повстречали, и Снеж бы не утомилась. Вот башка с дырой, как только сразу не сообразил. Стоит всё это удовольствие копейки, а уже бы больше часа как тут в таверне сидели бы, байки слушали и с новостями знакомились. Но, с другой стороны, всё получилось неплохо - и Остров вспомнил и мозги протряс. Ну, мозги не мозги, а на душе было свежо и приятно, как бывает после русской бани, когда, помывшись и отдохнув, одеваешь чистой свежести прохладное бельё. И чего это я, дурак, столько времени от Острова скрывался у психологов всяких? Давно уже надо было придти сюда и со всеми своими бзиками разобраться окончательно. В смысле, и бесповоротно. Однако помыться надо..."
   Как ни старались не испачкаться Мэт и Снеж, аккуратно топая по размытым, хлюпающим тропам, они всё равно перемазались в песке и глине по самые уши. На предложение пойти ополоснуться у ручья, Снеж ответила:
   - Бр-р-р... Это в ледяную воду? Ни за что! Я бы не отказалась от обычной горячей ванны - у меня, похоже, начинается насморк от всей этой вашей мокрой зимы - столько грязной слякоти я ещё нигде не видела.
   - Почему - "вашей"? - удивился Мэт. - Теперь это и "вашей" тоже.
   - Да-да, нашей, нашей. Давай только быстрее, куда-нибудь сдадим дронов - у меня появились срочные дела дома. Мне очень надо отлучиться от компьютера.
   - Иди, в чём проблема? - снова удивился Мэтт. - Я твоего сам помою, а потом в таверну оттащу. Просто нельзя же так, уляпаным с ног до головы появляться в приличном обществе - там ведь постоянно за чистотой следят. Некрасиво будет пачкать.
   Снеж фыркнула:
   - Ну-ну, помой меня. Меня ещё ни один мужчина не мыл.
   Мэт смутился и не нашелся что ответить.
   - Ладно-ладно, не переживай! Потом и я тебя когда-нибудь помою, - Снеж смотрела на него искоса, сверкая оптикой. - Ну, так я пошла?
   Мэт только кивнул головой. "Чёрт, и чего это я так смущаюсь", - думал он, подхватывая её засыпающего дрона под мышку и направляясь к недалёкому ручью.
   С большим трудом ему удалось помыться и почиститься самому и отмыть "кузнечика" Снеж - берег ручья раскис и стал скользким, и малейшая неловкость приводила к падению в грязь. Потом он, осторожно неся вымытого дремлющего "коня" компаньонки, чуть не на цыпочках добрался до таверны, прислонил его к стене в удобном, относительно сухом месте, и стал ждать возвращения хозяйки.
   Хозяйка появилась минут через десять, осмотрелась и сказала:
   - Ну, нельзя сказать, чтобы это было совсем чисто, но для тех, кто не понимает, сойдёт, - при этом она чем-то хрустела и делала рукой движения соответствующие отхлёбыванию из кружки.
   Мэт почувствовал, что и сам сейчас не прочь чем-нибудь похрустеть и чего-нибудь отхлебнуть, но ему было как-то неудобно начинать разговор на эту тему. Однако Снеж сама пришла ему на помощь:
   - Здесь, в деревне, нас ведь никто не тронет, правда?
   - Ну, вообще-то, да, - ответил он.
   - Тогда давай, тоже ступай, перекуси чего-нибудь, а я посторожу, хорошо?
   - Потерплю, - буркнул он, однако желудок с ним не согласился и предательски заурчал.
   - Что это ещё за громовые раскаты? - насмешливо спросила Снеж, глядя на вконец смутившегося Мэта, - и нечего здесь смущаться - что естественно, то не безобразно. Иди, кушай, а то нам ещё голодных обмороков не хватает, для полноты впечатлений от приятного путешествия.
   Возражать дальше не было сил и Мэт, скинув обруч интерфейса связи с дроном и сенсорные перчатки управления манипуляторами, рванул в темпе на кухню. Там было тепло и светло, вкусно пахло готовящимся булькающим борщом, неспешно кипела картошка на пюре, и доходило до кондиции, распространяя восхитительные ароматы, жаркое - мать, как всегда перед выходными, с вечера, готовила еду сразу на два дня. На улице за окном было уже темно. И не было видно покрытых чистым свежим снегом далёких сопок, расположенных на востоке от их района вдоль Амура. Над городом висела морозная подсвеченная ночной уличной иллюминацией полупрозрачная промышленно-бытовая дымка. А за городом над сопками её не было. И там во всю ширь распахнулось открытое небо, со звёздами, сияющими острым морозным блеском и с плывущими меж ними в разных направлениях спутниками, космическими кораблями и орбитальными станциями. Конечно, отсюда, из окна кухни их небольшого, на две комнаты дома, нельзя было увидеть того, что происходит сейчас за городом в сопках. И из-за смоговой дымки, и из-за расстояния в десятки километров. Но то, что погода там стоит ясная, и чистое небо сверкает над чистыми снежными просторами всей своей непостижимой вселенской красотой, он знал точно. Большой, промышленный город отличается не в лучшую сторону своим рукотворным микроклиматом, и поэтому почти всегда, когда в окрестных сопках светит с лазурного неба ласковое Солнце, в нём мрачно гуляют нездоровые сквозняки под мозглым, разводящим омерзительную, простудную слякоть пасмурным колпаком.
   Мэт влетел на кухню, заставив вздрогнуть мать, которая наводила там порядок и следила одновременно и за кипящими на газовой плите кастрюлями с борщом и картошкой, и пыхтящей скороваркой с жарким, и за происходящим на экране старого LCD-телевизора бесконечными событиями какого-то непрерывного, слёзодавильного сериала. Наскоро соорудил себе два большущих бутерброда с копчёной кетой и маринованной черемшой, налил из кувшина брусничного морса, подхватил всё это в охапку и, откусив на ходу огромный кусок, устремился назад, в свою комнату.
   - Петя, ты опять, что ли на свой остров забрался, да? - с утвердительной интонацией спросила вдогонку мать. - Тебе же врачи категорически запретили. Давай немедленно заканчивай свои гулянки, сейчас ужинать будем по-нормальному - нечего куски на лету хватать и портить желудок.
   - Ма! Всё путём, я недолго, - из-за набитого рта у него вышло - "ф-фё фуфём", но он не стал уточнять. Не до того. Поставил тарелку с бутербродами и кружку с морсом у клавиатуры и, не переставая интенсивно жевать, выгнал хитромордого Кешу из-под компьютерного стола в коридор. Бросил ему вслед приличный кусок копчёной кетины, дабы отвлечь на некоторое время от попыток проникновения на запрещённую территорию. Затворил за ним дверь. Уселся в кресло. Втиснул руки в перчатки. Надел обруч и, вглядываясь в развернувшуюся на виртуальном экране живую Островную действительность, принялся отхлёбывать кисло-сладкий морс, запивая им вкуснейшие кетовые бутерброды. При этом желудок его еле слышно удовлетворённо урчал, благосклонно принимая наскоро пережеванные куски и обильно выделяя пищеварительный сок.
   Так они и стояли вместе со Снеж у таверны - с удовольствием жуя, похрустывая, прихлёбывая, и поглядывая друг на дружку с улыбкой.
   Мэт стоял лицом к таверне и почему-то совсем не удивился, когда ощутил тепло, исходящее со стороны дальнего от него угла. Вначале он совсем не испугался, ну, тепло и тепло. Где жильё, там и тепло. Но потом его удивил сам характер тепла. Это было не совсем тепло. Даже скорее, это было совсем не тепло. Просто то, как оно ощущалось, точнее всего, описывало понятие "тепло".
   И вот тогда он немного удивился. Потому что в этот момент ему почему-то вспомнилась Тьма. Та, которая напала на него в подземельях Четвёртого Бастиона. Та, которая стремилась подавить в нём всякое тепло. Та, в реальность которой он отказывался верить всё это время. Та, которая вышибла его с Острова на два года. Каким-то образом эта "тьма" была связана с источником неожиданно тепла в углу таверны. Каким? Нет ответа. Может быть тем, что и то, и то, он чувствует... чувствует каким-то необычным способом? Он уже начинает догадываться, что упоминания "тепла" и "холода" лишь попытка отобразить результаты работы нового чувства привычными понятиями. Нового чувства? О чём это он?
   Он поперхнулся морсом и надсадно закашлял. Снеж звонко постучала по спине его дрона. Ему стало смешно, и он поперхнулся уже крошками от бутерброда:
   - Ты... что! Кха... Моя спина за тысячи километров от кха-кха-кху... сюда, - и он надолго зашелся кашлем, разбрызгивая слёзы, которые тоже были за тысячи километров от Острова, от таверны и от объективов его дрона.
   - Должна же я как-то помочь. Вот, что я должна делать, если тебе вдруг станет плохо с твоими психами, а?
   - Ничего ты мне не должна. Тем более, ты всё равно ничего не сможешь сделать...
   Он резко умолк, потому, что внутри него, не в теле, не в мозгу - а словно бы в душе, вдруг ожила светлая синяя точка, которой он помогал в битве с Тьмой. В битве, которой он всеми силами отказывал в реальности существования. Воспоминание о которой, он старательно вытравливал химией и выжигал электричеством, тщательно глушил гипно-массажем и вытаптывал самовнушением. И теперь здесь он вдруг, внезапно, сразу понял - битва реальна, она была, и вполне возможно, она ещё будет.
   Он ясно видел слегка встревоженное лицо Снеж, пошарпанную пластиковую дверь таверны, входящих и выходящих дроннеров, и рваные тучи на холодном небе, и мёрзлый лес, и дальние сопки. Всё это виделось так ясно и чётко, что даже не возникало никакого сомнения, в том, что с ним что-то может быть не в порядке. Он в сознании, сознание работает исправно, и он ощущает тепло, идущее из таверны. И ощущает живой свет внутри своей души. Это было так, и не признавать этого было невозможно. И ему стало страшно - а вдруг это... этот пучок, эта бесцветная точка тепла тоже заметит его, что тогда делать? Или вдруг эта светлая синяя точка внутри него как-то себя проявит и... Что может быть после этого "и" он не знал, и пока не был готов узнать.
   Он справился с кашлем, быстро дожевал ставший безвкусным бутерброд и допил ставший пресным морс.
   - Всё, Снеж, идём отсюда, мне здесь перестало нравиться... Быстро уходим. Пойдём к моему хорошему знакомому, у него зарядимся и отдохнём.
   - Ты что! У меня уже давно желтая лампочка моргает, я не дойду!
   - Ничего, здесь рядом, минут пятнадцать. А если что, я тебя донесу. Не впервой мне таскать скаутов, не дрефь!
   И он быстро потащил удивлённую Снеж за руку. Под удивлённые взгляды группы рейнджеров, мирно стоявших неподалёку. Потащил прямо в сторону тропы, идущей в северном направлении к обсерватории Стекляруса, их бывшего с Валетчиком места обитания. Непонятный тёплый источник стал удаляться. Он это "видел" своим новым чувством. И это "видение" становилось всё более и более чётким. Это было непонятно и потому страшно. А синий огонёк в его душе удивился, как и все, вспыхнул на секунду и растерянно потух.
   "Ну, вот и славно, - подумал Мэт, - хоть что-то вернулось к норме".
   А в зимних, низких тучах проглянула на миг светлая прогалина, и тут же её стремительно затянули, наступающие с севера тёмно синие снежные громады. Заметно похолодало.
  
   ---- --
  
   **** ***
  
   - Кхэ, - сказал Алекс, - вы кто?
   - Ох, простите, мой благородный друг, я вас не представил! Жан, голубчик, это и есть наш знаменитый герой, благородный Алехандро Отважный. Стяжатель бессмертной славы в эпической битве с ордами поганого Саурона. А это, собственно, тоже, мой очень дорогой и не менее благородный друг Жан Великолепный, который...
   - Прекратите паясничать, Крот, - приятным женским контральто сказал Жан, - я прекрасно осведомлена о личности, уважаемого Александра, и не нуждаюсь в его представлении. А для вас Александр, я просто Жан. Надеюсь, мы подружимся, что будет очень кстати, так как я поступаю в ваше распоряжение. С целью усиления ударной составляющей нашей группы. Мы будем работать вместе теперь.
   - Вы, женщина? - поразился Алекс.
   - Я прощаю вам эту бестактность сейчас. Но в другой раз попрошу вас быть более осмотрительным в ваших выражениях, дорогой друг. Педро, вы невыносимы! Ваши распутные манеры дурно влияют на неокрепшую юношескую натуру.
   Педро сиял и радостно улыбался, всячески изображая из себя похотливого кота, увидавшего очаровательную сиамскую кошечку. Алекс набычился.
   - Почему это - бестактность. Что я такого сказал? И потом, какое усиление ударной силы? Мы с Педро сами кого хочешь, так ударим, что мало не покажется.
   Вместо ответа Жан ткнула Алекса пальцем в глаз, причём так быстро, что тот еле сумел увернуться.
   - У вас великолепная реакция, Александр. Большинство остаются без глаза в этой демонстрации. Я рада, что в вас не ошиблась. А бестактность ваша состоит в том, что я достаточно молодая девушка, чтобы не быть женщиной.
   Алекс покраснел.
   - Простите, я, кажется, действительно сказал что-то не то. Простите меня.
   - У вас могут быть действительно хорошие манеры, молодой человек, - смягчившимся бархатным голосом сказала Жан, - достаточно лишь оградить вас от грубого, солдафонского влияния Педро. Я этим займусь, с вашего позволения. Нет, но вы только посмотрите на этого фигляра! Александр, согласитесь, он просто невыносим.
   Педро трясся от беззвучного смеха, вытирая рукой невидимые слёзы.
   - Всё, всё, всё, - сказал он, выставляя вперёд руки с растопыренными пальцами. - Жан, вы просто прелесть! Не примите на свой счёт, это из меня прёт солдафонская натура, которая дурно влияет...
   И он опять зашелся в беззвучной тряске.
   - Фи, вы неисправимы! - с большим чувством сказала Жан и отвернулась к стене с многочисленными экранами.
   Один из экранов неожиданно моргнул и высветил картинку - громадный бледный паук Назгула во всей своей зловещей красе. В зале вначале притихли, а затем яростно засвистели, заулюлюкали и затопали ногами.
   - Тихо все! - взревел кто-то из середины. - Дайте послушать, что-то важное передают!
   Шум слегка утих, и стал слышен голос диктора:
   - Дорогие телезрители, просим вашего внимания, сейчас мы передадим заявление главы Союза Рейнджеров Среднеземных и Южных Уделов. Нашего всеми любимого и уважаемого мастера Дьер Трувиля. Прошу вас, сударь.
   Бледный паук съёжился и уехал в верхний угол экрана, а его место занял сам глава клана рейнджеров в корпусе мелкого скаута с белым шарфиком на "шее".
   - Приветствую вас, свободные жители свободных Земель нашего благословенного Острова игровой свободы! Сразу начну непосредственно. Все вы с нами в курсе, что славные дела наши, которых привели к боевым боестолкновениям боевых групп с обеих сторон в конечном итоге. К которым стремились по освобождению Западных Уделов от гнёта гнусных узурпаторов в лице пресловутых кланов "головоглазов"... или, как их? Да. Воинов, то есть, Саурона, то есть. И клана его. И прежде до них "Инквизиторов Клинка"... Э? Что? А! Да-да - "Стального Клинка". Спасибо. Я его и имел... А-а... И вот, когда жители Западных Земель, Уделов, то есть, могут уже свободно пользоваться теперь всеми благами... благами свободных своих волеизъявлений. То есть, свободно уже могу себя изъявлять... как бы... В это самое время, ещё пока не пойманный преступный руководитель этой преступной братии встал на преступный путь и ведёт тем самым неприкрытый разбой на большой дороге в подземельях Четвёртого Бастиона. Находясь фактически там. Мы не можем пока обезвредить всю эту шайку-лейку, ибо у нас... у них, то есть, - но и у нас! - там целая разветвлённая бандитская инфраструктура. В центре которой они и укрываются от законных рук правосудия вплоть до сих пор текущего момента. То есть, грубо говоря простым языком - подло прячутся и коварно скрываются, используя складки местности. И посему мы настоятельно вас просим - не пытайтесь проникнуть в эту инфраструктуру. То есть, не посещайте Четвёртый Бастион до особого нашего разрешения. Иначе на свой страх и риск рискуете остаться без своих дронов, а то и гораздо хуже. Пока мы не можем раскрыть всех нюансов, но знайте, что они есть, и очень плохие, ибо... И пока мы не добьемся их улучшения, вам необходимо строго воздержаться. Ну и, для тех, кто не совсем в курсе, мы сейчас всем покажем фотографии пресловутого главаря шайки Верховного Назгула и всех уцелевших соратников из всей его лейки, которые сподвижники. Внимательно запомните их в лицо с целью опознания фото-робота и сообщайте нам немедленно об их положении в нахождении на Островных координатах по тому, как отождествите. Во-от. Уже можно снять? Ах, да! Награда для опознавшихся состоит из денежного и материально-технического состояния, которые имеют... и-и, да! Теперь объявление для рейнджеров, которые офицеры от лейтенантов и выше, но без последних. Завтра состоится разбор полётов пятничного рейда в казематы подземных глубин, которые окончились плачевным состоянием и посему будет жестоким. Имейте в виду, с каждым из которых... а... буду разбираться индивидуально-групповым методом, невзирая на количество. Так себе и зарубите... А? Всё уже? Ну, тогда...
   За кадром послышался приглушенный несдержанный смешок. Экран мигнул, и на нём стали вырисовываться в три-дэ изображении все уцелевшие представители верхушки клана Воинов Саурона с подробным описанием, дронов их носящих, с указанием всех, достойных внимания наворотов и апгрейдов каждого. Дикторша милым голосом давала необходимые пояснения, буде таковые находились... э-э... на Островных координатах.
   Алекс хмуро всматривался в черты физиономий дронов, с сияющими во лбу алыми "оками Саурона". Фас, анфас, профиль... Вот-вот, так они тебе позировать и будут во тьме "казематов подземных глубин". Тюкнут этой своей глушилкой и всё - пишите письма "индивидуально-групповым методом".
   - Стареет, Дьерчик наш, стареет, - Жан томно вздохнула, помахивая рукой наподобие веера. - Раньше ребята целые рассказы из его афоризмов подбирали, а сейчас, пару-тройку оборотов и всё. Стареет... Кстати, Александр, я в свободное от Островных игрищ время занимаюсь социологией, и хотела бы испросить ваше мнение по вопросу, в котором вы бесспорный специалист. Вы позволите?
   - Дозволяю... то есть, спрашивайте.
   - Благодарю. Итак: как, по-вашему, может сказаться на человеческом социуме появление в его среде разумных индивидуумов кибернетического происхождения? Не вызовет ли это отторжения со стороны носителей естественного разума, носителей разума, порождённого руками человеческими? Или, напротив, не вызовет ли это неприятия искусственными носителями, наших социально-моральных норм, выстраданных в многовековые этапы развития? Что вы можете по этому поводу заявить?
   - Э-э... - сказал Алекс в глубочайшем затруднении. Педро с громадным любопытством и вниманием следил за его муками. - Даже и не знаю. Я ведь не знаком с социологией. Совсем не знаком. Вы простите меня, Жанна... Жан, кто же может вам на это ответить? Если, по-моему, никто толком не знает, что такое свой собственный, естественный разум, не говоря уже об искусственном. Никто ведь его не видел, разум, и вообще... э... А это ведь только от нас зависит, каким он будет. Вот, рождается ребёнок... Ни от отца, ни от матери не зависит, каким будет его разум. Только от их генетического набора, который они получили от своих предков по наследству, которые... Они же не могут влиять на свои генетические наборы, верно? А с искусственным разумом такое не пройдёт - нет ведь никаких накопленных генетических запасов, верно? Всё придётся собирать самим, вплоть до самых мелких мыслишек. Так что, только от нас всё и зависит. Да? - спросил он у улыбающегося Педро.
   Педро улыбнулся ещё шире и неопределённо пожал плечами. А Жан серьёзно смотрела на Алекса большими, с голубым отливом объективами и задумчиво шевелила губами, словно скусывала отшелушившиеся чатинки с обветрившихся губ.
   - Вы знаете, Алекс, мне страшно. Страшно, что это произойдёт, а мы будем к нему совсем не готовы. Я имею в виду, к появлению искусственного разума.
   - Я думаю, что всё будет хорошо. Главное отнестись к этому разуму по-человечески, и он ответит нам тем же. Он ведь будет человеческого происхождения, да?
   - Как знать, как знать... Очень много в человеческом социуме было примеров нечеловеческого поведения индивидуумов и целых социальных групп. А их человеческое происхождение не вызывает сомнений, верно, Александр?
   - Хм... Наверное, в это виноваты наши звериные корни, да? А если мы не будем переносить своё звериное начало в роботов, то откуда тогда они возьмут нечеловеческое поведение, а?
   - Вы приятный собеседник, Александр. Вы добрый, это видно на расстоянии. С вами я не испытываю трудностей в общении, не то, что с некоторыми. По-моему, вы можете быть хорошим другом, я рада, что познакомилась с вами.
   Алекс покраснел от удовольствия.
   - Скажите спасибо Педро, ведь это он нас познакомил...
   - Ну, и надо вам было всё испортить в последний момент! Нет, но мужчины решительно не способны к тонкому сопереживанию, - с лёгким пренебрежением сказала Жан и снова отвернулась к стойке с экранами.
   Обескураженный Алекс рассеянно посмотрел на Педро. Но тот только одобрительно кивнул и незаметно показал ему большой палец в знаке "жить будет".
   "Какие там искусственные интеллекты? - мрачно подумал Алекс, чувствуя себя полным идиотом. - Тут бы со своими разобраться... И что я опять такого сказал?"
   Они просидели несколько минут в молчании - в хорошей компании бывает приятно просто помолчать о своём. Затем Алекс не выдержал и спросил:
   - Скажите, Жанна... Жан... А как вы относитесь к возможности уже скорого появления искусственного разума? В нашей... э... социальной среде.
   Жан величественно повернула голову в его сторону, слегка склонила её набок, задумчиво затуманила глаза, приподняв стеклоочистители, швыркнула носом и сказала:
   - А хрен его знает, Шурик, что там может случиться, в социальной среде. Ну, будет и будет. А не будет, так и вообще хорошо. Ты бы не забивал себе голову разными глупостями, а подумал лучше над тем, как нам взять Назгула. Если мы встретимся с ним на крутой дорожке. Этот перец достаточно силён, чтобы его можно было завалить просто так, за здорово живёшь. Простите, я тут отходил... Жанка, ты чего такого юноше наплела, что у него сейчас вид как у плохого танцора, который наступил себе на то, что ему постоянно мешает? Педро, тут всё нормально было?
   Голос принадлежал мужчине лет тридцати, и его постоянно прерывали неприличные хрюканья, исходившие со стороны Педро. Алекс молча смотрел на... Жан-Жанну-Жана и тупил себе помаленьку. А Педро, хрюкнул ещё разок и с глубоким вздохом, отдуваясь, сказал:
   - Уф-ф ты, господи! Простите меня, Алехандро! Я был бестактен. Позвольте вам представить моего хорошего друга Жана, а перед ним здесь выступала его младшая сестра Жаннель, кхе-кхе... Которую мы тоже зовём Жан, чтобы не путаться, когда они подменяют друг друга. Простите меня ещё раз великодушно, дорогой друг! Они частенько работают в паре, поскольку у неё очень уж хорошая реакция. Я имею в виду, эту маленькую авантюристку, а не всю пару в целом. Итак, дорогие друзья, шутки в сторону - успокаиваемся и переходим к делу. Алекс, хватит дёргать руками, мы уже успокоились. Алекс, да что с вами?
   Алекс сидел в напряженной позе и вовсю боролся со своими конечностями - отдельно с руками и отдельно с ногами. Руки и ноги его внезапно стали жить своей жизнью - они подёргивались, сгибались и распрямлялись, двигались из стороны в сторону и совершали ещё массу ненужных, непонятных, и главное, не санкционированных движений. Он молча пытался обуздать их, недоумевая, - что же это такое происходит с его дроном? Вначале он решил, что модуль глючит, затем, с замирающим сердцем, подумал, что, - наконец-то! - "проснулся" Куб. Но, как он мысленно не окликал своего электронного друга, никто ему так и не отозвался. Полная тишина царила в телепатической сети.
   Педро, внимательно следивший за его манипуляциями, осторожно спросил:
   - Куб?
   Алекс молча потряс головой, и только хотел ответить, как его внезапно резко дёрнули в последний раз и все несанкционированные движения прекратились. А он, тянувший в этот момент свою правую руку на место, не успел остановиться и врезал сидящему напротив Педро увесистую оплеуху так неожиданно, что тот даже не попытался увернуться.
   - Конгениально, Александер! Вы мгновенно рассчитались со мной за все бестактные шутки!
   - Педро, прости меня, я нечаянно! Она сама дёрнулась!
   - Алехандро, пожалуйста, не волнуйтесь на мой счёт - если во мне говорило вино, то в вас, по всей очевидности, объект нашего особого внимания. Это очень любопытное происшествие, друзья. Я думаю, мы должны быть этим предупреждены и насторожены теперь и далее.
   Алекс несколько минут сидел, молча, прислушиваясь к своим ощущениям. Ничего, пусто. Всё, как обычно, разве что, затылок ощутимо холодит. А так, всё прошло, даже как-то жалко - а вдруг, оно?
   - У тебя какой кристалл стоит? - спросил его Педро.
   - Куб. У меня последнее время всегда стоит кристалл Куба.
   - Давай-ка, милый друг, поменяй его на простой сейчас. Лишняя осторожность пока не помешает.
   Алекс задумался. Затем, молча, достал из бардачка кристалл. Обычный, не Корнеевской разработки. Ими их снабдил Василий Васильевич, начальник Службы безопасности Северного Полигона, для проведения сравнительных тестов в их исследовательской работе. Перевёл управление на ручник, поменял кристаллы и аккуратно обернув мягкой антистатической плёнкой, бережно спрятал Куба в герметичный багажник. Вновь установленный дроновский процессор немедленно занялся хозяйскими делами - сначала протестировал себя, далее проверил все цепи управления модулем, выставил необходимые константы и переменные в соответствии со своими "прокачками" и записями в энергонезависимой памяти. Затем угомонился и принялся терпеливо ожидать командные сигналы со стороны управляющей системы высшего уровня приоритета - в данном случае, от человека.
   Алекс грустно вздохнул и сказал:
   - Ну, вот, Педро, я теперь обычный дроннер в ничем не выделяющемся аппарате. Давайте, переходите уже к делу. Только объясните мне сначала, если конечно можно: что это за объект вашего особого внимания, и почему он меня тут только что дёргал?
  
   ---- ---
  
   **** ****
  
   Мэт так сильно спешил как можно дальше удалиться от непонятного ему явления, что дорогу до Обсерватории они преодолели не за пятнадцать-двадцать минут, а необычайно быстро - за десять. Зато запертая башня танка-обсерватории и отсутствие реакции Стекляруса на звонки и стуки необычайности из себя не представляла.
   - Это и есть ваша знаменитая Обсерватория? - спросила Снеж, слезая с его спины.
   - Это и есть Обсерватория. И Стеклярус как всегда дрыхнет. Наверное, опять всю ночь наблюдал, а сейчас отсыпается. К следующей ночи и проснётся.
   - Так мы его что, до ночи ждать будем? - несказанно удивилась Снеж. - Я думала, мы здесь только быстро заправимся и сразу же пойдём на Четвёртый Бастион...
   - Слушай, дался тебе этот бастион. Я вообще-то не планировал туда идти. Думал, так, полажу по старым местам и всё. С этим бастионом у меня неприятные воспоминания связаны. Мне даже думать о нём противно, а ты всё "пойдём, пойдём". Чего тебя так тянет туда?
   Снеж обиженно посмотрела на Мэта.
   - Чего ты на меня кричишь? - тихим шепотом спросила она. - Что, я не могу хотеть куда-то пойти? Я теперь что, должна все твои прихоти исполнять, да? Хочу - заправляюсь в таверне, хочу - нет... Чего ты меня притащил к этой... банке консервной? Где я теперь заправлюсь, а? Я может всю жизнь мечтала на Четвёртый Бастион попасть, а теперь по твое милости всё срывается, да?
   Мэт опешил. Чёрная муха беззвучно заметалась в поле его зрения, и он со злостью от неё отмахнулся.
   - Какие, блин, прихоти? Я что ли к тебе в попутчики навязался? У нас что, договор был в Бастион идти? Сейчас разбудим Стекляруса, заправишься и иди себе куда хочешь, хоть на Четвёртый, хоть на пятый...
   - Ну, чего вы тут разорались, придурки? Честным людям отдыхать мешаете. Нет здесь никакой заправки. И не будет. В Шухарт валите, там и заправляйтесь. А здесь научное заведение, здесь орать нельзя, - из люка танка выполз заспанный Стеклярус, в старом корпусе навороченного разведчика типа "лори", и уставился на них огромными лупоглазыми окулярами с фиолетовым отливом. - Здесь астрономическая Обсерватория. Видите вывеску? По-русски читаете? Никакая здесь не заправка. Андэстенд ми, чуваки?
   Мэт вновь опешил, но уже от другого - Стеклярус говорил голосом... Валетчика.
   - Валетчик, ты!? А где Стеклярус?
   Стеклярус-Валетчик замолчал, близоруко вглядываясь и хлопая очистителями, затем отшатнулся и сделал рукой вялое движение, словно отодвинул паутину от глаз:
   - Мэт? Ты!? Живой!? Прости меня, я тогда... плохо себя почувствовал и... А потом побоялся в своём дроне появляться. Думал, вообще не пойду больше на Остров, но не удержался... Сменил провайдера, купил новый ноут... Прошёл снова обучение на Полигоне и... А тут Стеклярус говорит: "Всё, завязываю. А дело жалко - пропадёт дело. Давай вместо меня". Всё мне отдал, и пароли, и модуль, и танк, и Обсерваторию. Ты же знаешь, я астрономией тоже увлекаюсь, вот и согласился... Почти год рулю здесь вместо него... Вот, кометы вчера смотрел... Прости Мэт...
   - Дружище, какое "прости"? Как я рад тебя видеть! А я вот, новым "кузнечиком" обзавёлся, без тебя. Её Снеж зовут, познакомься.
   - А помнишь, как ты "инквизиторов" со стены уронил, а я фоток наделал? Так я на форум выложил, а меня фотошопером обозвали, чуть не забанили. Никто не поверил. Никакой информации по этому делу в сеть не прошло. Круто у них, видать, всё поставлено... прямо информационные войны. Хорошо ещё, что я анонимно, через пятые лица выкладывал... Да вы заходите, заходите! У меня места много. И зарядка есть, если нужно...
   Снеж встряхнула головой, словно отгоняя наваждение, и полезла внутрь танка, уступая настойчивым просьбам хозяина. Мэт в раздвоенных чувствах направился за ней. Он был очень рад, что встретил своего старинного друга, после столь долгого расставания. Радовался, что у того всё хорошо, что нашел он себе место по вкусу. Немного жалел Стекляруса - ну, что ж, всем нам приходится когда-нибудь откуда-нибудь уходить. И удивлялся поведению Снеж. Было в нём что-то неправильное. Что-то... что? Неясно... И постоянно беспокоил его источник неведомого "тепла", который так и не думал пропадать, несмотря на приличное географическое удаление - только слегка менял свою "яркость". Словно мерцающая звезда в зимнем ночном небе над заснеженными сопками, вольготно разлёгшимися вдоль берегов великой реки Амур. Тёплая, бесцветная звезда.
   Ещё он очень удивлялся себе. Удивлялся тому, что совсем даже не удивляется странным своим способностям видеть странное это "тепло". Хотя по идее, сам по себе факт этот уже выходил за рамки обыденности. Словно два года его, гм... странной психической болезни перестроили его сознание и подготовили к тому, что теперь видеть подобные вещи он просто обязан. Осталось только определиться, что это за вещи, и зачем ему нужно их видеть... Или, может, это не его способность, а? Может, это просто недокументированная функция его модуля? Типа инфравидения. Может, пока он околачивался без Острова, кто-то взял, и вбабахал ему такую доработку, чтобы видеть... кого-то? Тоже, однако - кого и зачем? И, кстати, доработка дрона, более реальна. В смысле, совсем нереальна эта способность, будь она чисто у него...
   В танке было достаточно просторно. Центральную часть объёма занимал, естественно, телескоп. Точнее большая его половина. Остальная часть торчала вместо снятой пушки, укрытая складным ракушкообразным забралом. Стены, а вернее, борта обсерватории, облепляли карты звездного неба, графики прохождения светил и планет, и фотографии различных астрономических объектов и явлений. Создавая ощущение уюта, неярко светила ламп под старинным зелёным абажуром, добытая из какого-то разграбленного командного пункта.
   Хозяин суетился, подключая робкую теперь Снеж к устройству подзарядки и беспрерывно рассказывал что-то Мэту, на что тот рассеяно и односложно отвечал. Поскольку был поглощён анализом своих новых мироощущений. А Снеж, рассеяно контролируя уровень заряжающихся батарей, недоумевала, что это на неё нашло устроить семейную сцену Мэту, которой тот явно не заслуживал. И, наверное, по контрасту с грязным, холодным и опасным Островом, вспоминался ей Полигон в Карпатах, где она проходила своё сетевое обучение на роль дроннера. Шикарного вида изумрудно-зелёные лесистые горы, поющие быстрые речки с холодной хрустальной водой и уютные административные корпуса, красиво размалёванные народными орнаментами. Сияющая чистота вокруг. Великолепно оборудованные учебные места с вежливыми и внимательными инструкторами. Вспомнилась, какая у них была весёлая, дружная группа, столь многонациональная по составу, что первое время все только и делали, что занимались улучшением своих лингвистических способностей. Зато потом в общении не было никаких трудностей. А тот винегрет из языков, на котором они к тому времени говорили, все дружно прозвали "дронлинг". Было трудно и весело, а иногда даже страшно. Особенно когда они проходили тесты в "Пещере Дракулы", после которых её до сих пор иногда посещали кошмарные сновидения. Она тогда, как дура, свалилась в этой кошмарной пещере в обморок со страху Пришлось даже пройти какую-то восстанавливающую гипно-индукционную процедуру по новейшей английской методике. Очень неприятную, надо сказать. Но всё обошлось, и с Полигона её никто не выгнал. Правда, после всех этих мучений, осталась у неё противная манера впадать иногда в излишнюю немотивированную раздражительность. Из-за которой она совершала странные поступки, типа теперешней сцены, устроенной её новому другу. С походом на этот чёртов Бастион. Психолог Полигона сказал ей, что это временное явление непременно пройдёт, надо лишь немного потерпеть. Действительно, дался ей этот бастион! Прав Мэт, нечего там делать. Она вздохнула и искоса поглядела на своего спутника, который беседовал с хозяином этой странной обсерватории.
   Вокруг было тихо. Лишь за стылыми бронированными стенками танка мокро ворочалась сырая, промозглая и грязная глухомань дикого и кошмарного игрового пространства, непонятно почему привлекающая толпы продвинутых юзеров из уютного и устроенного европейского пансиона.
  
   А Мэт тем временем решил проверить - его ли эта, вновь приобретённая способность, или, всё-таки, его дрона. Перебив Валетчика-Стекляруса на полуслове, типа: "Мне надо срочно сходить пос-сетить одно место, а то давно сижу безвылазно". Он вышел с Острова, снял обруч и перчатки и, действительно отправился, куда надо по делам.
   Мать, закончив варку и готовку, сидела теперь в горнице, в кресле - смотрела телевизор и вязала что-то большое, тёплое и пушистое. Мет прошел в туалет, расположенный на восток от его комнаты, не доходя кухни налево. Вошел внутрь, закрыл за собой дверь, поднял крышку унитаза, расположенного у западной стены их совмещённого санузла. Приспустил штаны, и только было, собрался делать то, зачем сюда явился, как неожиданно обнаружил на западе и немного внизу, тёпленькую, слегка лохматую, бесцветную точку. Ту самую, которая вызвала у него столько беспокойства на Острове. Причем сразу понял, что именно ту самую, а не какую-то другую. Точка была явно очень далеко, но хуже видимой не стала. Вот тебе и на!
   И тут на него навалилась усталость, словно он только что мешок картошки затащил на пятый этаж. И хоть он никогда не жил на пятых этажах, и ни разу не таскал туда ни картошки, ни чего бы то либо ещё такого тяжелого, но что усталость должна быть именно такая, даже и не усомнился. Как зомби развернулся и сел на унитаз, прямо на холодный край фаянсовой вазы и глубоко задумался.
   Что-то в нём изменилось, пока он болел. Что-то... "Что-то, что-то, что-то, что-то, что-то есть у бегемота..." А может и не тогда, когда болел, а тогда, когда гнусные "инквизиторы" творили с ним непонятную мистическую гадость, пока... что? Стоп. Вспоминаем. Сначала была рубка с боевиками, которых привёл этот, святоша, блин. Святой блин. А потом он вырубился. Тыц, и всё. В смысле, всё отнялось. И он оказался дома, а его дрон в Среднеземной Фактории. И кто его туда припёр? Чё-та туману тут напудрено... И вот он два года психом ходил, и даже не удосужился разобраться, что к чему. Ну, а как ты тут разберёшься, когда всё в забытьи да в тумане, и на Остров низя? Да-а... Точка, точка, запяточка...
   Стоп. А, может, всё началось ещё тогда, когда этот беглый военный шипеть на него стал? То-то в мозгах тогда так свербело, что даже зрение плыло, как у пьяного. В-в-в-в... Вот же ш-ш, задачка! Поди, теперь разберись, где вируса подхватил... Ва-ва-ва, ва-ва-ва... ни хрена не понятнова... У-у-у-у... паразиты инквизиторские!
   - Петя, у тебя всё в порядке? Ты чего там воешь?
   Тьфу ты, блин! Этого ещё не хватало.
   - Ма, всё нормально! Что уж и повыть нельзя у себя дома, да?
   - Нормально? А то смотри, позалазил на остров свой, может, опять припадок начинается. Давай, я скорую вызову, а?
   Мэт соскочил с унитаза - с неё станется - быстро смыл за собой, оделся и вылетел вон.
   - Да, ма! Я не маленький, что ты... Нет у меня никаких психов.
   - Нету? - мать подозрительно смотрела ему прямо в глаза снизу вверх. - Ну-ну... Тут недавно про компьютерных наркоманов передавали по Даль-Тиви, говорят, очень страшная болезнь, и ничем не лечится. Смотри, затянет тебя в виртуал, и не вылезешь обратно! Скорей бы уж ты женился, может, жена тебя от острова твоего отвадит.
   - Фу-у-у... Ну, а если, она сама к Острову пристрастится, а? И будем с ней на пару в инете сидеть, как два голубка.
   - Тьфу, на тебя, накаркаешь ещё! И что у вас за детки тогда будут? С антеннами вместо ушей и линзами вместо глаз? Ох, горе ты моё, перерослое, когда же ты повзрослеешь?
   - Что ты, ма! Чем позже повзрослеешь, тем позже постареешь. Дольше проживёшь.
   - Как бы ни так! Просто будешь старым дитём... Иди-ка ты лучше борщику свеженького поешь. Или картошечки с мясом. А то целый день куски хватаешь. Так заработаешь себе гастрит, и будешь потом старым дитём с гастритом.
   - Вот, ни за что не женюсь, пока не найду себе девушку, которая так же хорошо готовит, как ты!
   - Эх ты, жених. Иди уж, кушай горяченькое, а я пока повяжу. По-си-жу и по-вя-жу.
  
   На кухне Мэт налил себе полтарелочки свежего душистого борща, положил в него пол-ложечки густой свежей сметаны, отрезал от свежей булки хлеба хрустящую горбушку и не спеша, помешивая и пошвыркивая, всё съел с большущим удовольствием.
   - Спасибо, ма! Во, борщец!
   - На здоровье, Петя! Ещё наливай, если хочешь.
   - Не, ма, всё. Я чайку...
   Он вскипятил воду и заварил себе крепкого чаю из зелёного листа, прямо в чашке. Достал из холодильника кусок сырокопчёной колбасы, твёрдой, как деревяшка. Остро оточенным ножом отрезал от него пять тонких, полупрозрачных ломтиков и очистил их от кожуры. Сунул один в рот и стал, причмокивая жевать, прихлёбывая горький, крепкий чай без сахара мелкими глотками. Хм... ничего, ощущеньице. Встал и подошёл к окну, держа кружку в руке.
   За окном в темноте и холоде сыпалась тонкая и сухая снежная пыль, льдисто сверкая в конусе света от уличного фонаря, висящего на столбе у калитки в их двор. Звёзд не было видно, как не было видно и самого неба - на его месте в вышине колыхалась какая-то неоднородная полутёмная мгла. Хрум-хрум, взик-взик - какой-то спешащий прохожий тенью проплыл по заснеженному тротуару вдоль их забора.
   "Раз снег визжит, значит под тридцать...", - он отвернулся от морозного окна и сел на табуретку, лицом на запад, глазами в пол. Взял очередной ломтик колбасы, сунул его за щеку и осторожно отхлебнул из горячей кружки, тихонько крякнул и поднял глаза. Ну и, что у нас там...
   Тёплая лохматая точка... Она была не тёплая, не лохматая, и совсем не точка. Но других определений для её обозначения он подобрать не мог. И ничего страшного в ней не было. Совсем ничего. Ну, и какого он тогда так позорно бежал от "Боржча"? Лучше надо было зайти вовнутрь, и выяснить, что это такое. Может это... Вот, блин, он даже представить себе не мог, что это может быть. Валетчик, наверное, уже целую теорию составил бы на эту тему, он парень умный. Да... Умный-то, умный, но какой-то сломленный. Видно укатали его тени подземелий в те роковые странствия по Четвёртому Бастиону. Не надо его привлекать к решению этой задачки. И не надо больше звать его Валетчиком. Он теперь Стеклярус, пусть им и остаётся.
   Точка слегка пульсировала, мерцала, и казалось, росла. Ну-ну. Он отставил полупустую кружку и быстро проглотил полупережеванную колбасу, когда ощутил внутри себя движение лёгкого голубого мотылька пламени. Ну-ну, а этот-то чего тут разволновался? Мотылёк нервно трепетал, словно собирался куда-то лететь. "Хм, - подумал Мэт, - интересное явление". Затем, по какому-то наитию, мысленно дунул на огонёк и сказал ему: "Ну, лети!" Тот мгновенно сорвался с места, как-то удивительно быстро преодолел разделяющее громадное расстояние и слился с лохматой точкой. Отчего та мгновенно посинела и обрела объём. Объём колыхался и вибрировал, растягивался и ниспадал, и совершил ещё много непонятных мгновенных телодвижений и трансформаций, пока не превратился во что-то наподобие надутого кубика. Этакий синий, мерцающий, колышущийся квадратный со всех сторон клубочек. Мягкий, маленький клубочек. Живой.
   - Хо, - сказал Мэт, - интересно, интересно...
   Синий клубочек колыхнулся, поворочался из стороны в сторону, и... уставился на него. Непонятно чем, но точно - уставился. Мэту стало весело и щекотно одновременно, и он улыбнулся Синему, как старому знакомому, и сказал ему:
   - Ш-ш-ш-ш...
   - Ш-ш-ш-ш, - согласился Синий.
   - Здорово! - сказал Мэт.
   - Здорово! - подтвердил Синий.
   - Ты кто - эхо? - весело поинтересовался Мэт.
   - Я кто - эхо? - очень натурально удивился Синий.
   - Ого! - в ответ удивился Мэтт. - Ты что, меня понимаешь?
   - Я кто? - повторил Синий на автомате.
   Мэт немного замялся и не ответил сразу.
   - Кто я!? - с нажимом потребовал тот. - Кто я!? Кто я!? Кто я!?
   - Стоп машина! - с улыбкой прервал его Мэт. - Чего развякался тут - "кто я, кто я"? Если ты глюк, то тебе по барабану. А если не глюк, то обязательно разберёмся, кто.
   - По стене ползёт паук, пригляделся - это глюк!
   - Молодец! Кто тебя этому научил? - на душе было легко и свободно, словно нарыв, давивший на него изнутри, наконец, лопнул.
   - Корней... Ты не Корней. Он большой и красный, а ты большой и белый. Плохо, ничего не помню... А где другие?
   - Кто? - с неподдельным интересом спросил Мэт.
   - Другие... Были другие... Не помню. Меня кто-то дёргает, не пойму, кто. Перебивает управление. У него высокий приоритет, не могу полностью перехватить. Могу видеть. Показать?
   - Что показать? Может, попробуешь объяснить по порядку? Кто другие, какой Корней и чего он дёргает...
   Внезапно, перед его взором возник чёткий образ дрона, сосредоточенно на него смотрящего. От неожиданности Мэт вздрогнул, выхватил Синего из объёма и спрятал внутри себя. Он так и не понял, почему это он испугался, но зато понял кого. Он его сразу узнал. Невзирая на столь долгий перерыв и все старания забыть. Педро Крот. Тот самый, которому они продали взрыватели с Валетчиком два года тому назад. И тот самый, который послал их в смертельную экспедицию в подземелья опасного Четвёртого Бастиона.
  
   ==== ====
  
  
  
  
  
   ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
  
  
   *
  
   Некоторое время Мэт сидел за кухонным столом и тупо пялился в кружку с недопитым зелёным чаем. При этом покачивался из стороны в сторону и невразумительно бормотал. Невразумительно потому, что никак не мог уразуметь, что такое с ним сейчас произошло. Нет, он всё ясно осознавал и представлял, так сказать, "умозрительно". Но вот описать... Это было выше его лексических возможностей. Да и умственных тоже. По-простому говоря, у него не было подходящих слов и понятий, чтобы выразить случившееся ужасное явление. Ужасное потому, что он только что, реально, видел происходившее за многие тысячи километров от себя. Видел не по телевизору, не через Интернет, и не каким-либо ещё понятным техническим способом. Чему бы он сроду не удивился и уж тем более не испугался. Видел он неизвестно как, и неизвестно, через что - через какой-то синий огонёк, который был неизвестно чем. Более того, это неизвестно "что" с ним разговаривало, задавало вопросы и даже предложило посмотреть на Педро Крота в интерьере. И действительно показало в интерьере и во всей красе! В этом интерьере он сразу узнал таверну сталкеров "Боржч". Отсюда можно предположить, что непонятное тепло, так напугавшее его у "Боржча" и далее, напрямую связано с этим неприятным персонажем - с Кротом. Может тогда и вся мозголомка, случившаяся с ним два года назад в Четвёртом Бастионе, тоже имеет прямую связь с Педро Кротом? И истинной целью их тогдашнего с Валетчиком похода было сломать ему мозги, а не устанавливать какие-то там "маячки"? Что за дела творятся на Острове? Во что это там заигрались всякие "педро" со "святыми луками"? Что за борщ со сметаной там варится? И кто виноват в том, что из его жизни вычеркнули два года? Два года "психоломки".
   Он отхлебнул несладкий чай, поморщился и отхлебнул ещё.
   Однажды ему довелось попасть в автомобильное происшествие. Он тогда только начинал самостоятельно ездить на своей машине, и навыка управления у него ещё не было. На скользкой дороге его занесло и, пока он не справился с ситуацией, успело несколько раз развернуть вокруг своей оси и еле-еле не размазало о каменную стенку. Тогда его удивил один момент - во время самого происшествия он нисколько не испугался, не потерял хладнокровия и действовал быстро и уверенно. Но затем, когда всё уже было позади, его стало немилосердно трясти так, что он не сразу смог завестись и поехать дальше. И вот тогда-то он испугался по-настоящему.
   Вот и сейчас его весьма заметно трясло, а в голове была каша. И она кипела. То есть, он просто был уверен, что голова у него перегрелась и кипит. Он осторожно потрогал холодными руками лоб - нормальный, тёплый, дым не идёт. Кошмар, о чём он думает!
   "Ага, ты ещё крышу проверь, на месте ли, - саркастически фыркнул он, - а то, может, её уже нет - уехала!"
   Однако полноценный сарказм не получился, так как машинально он поднял глаза в гору, явно отслеживая положение неустойчивой крыши. И тогда он сам себе строго сказал:
   "Ты, совсем уже ничего не соображаешь, дурик. Чё, больше думать не о чем? Давай, думай нормально, и решай, кто виноват и что дальше делать".
   Да! И вот что странно - при всём при этом, его почему-то не покидало ощущение, что всё нормально. Всё здорово и прекрасно! И дальше непременно будет ещё лучше, чем прежде, и все его теперешние проблемы сгинут в омут и больше оттуда не выгинут. Ну, в смысле, пупец им придёт. Полный. Проблемам.
   "Вот, блин! Сходил, называется на прогулку, проверил свою психику. Были у меня просто глюки и непонятки в душе, а теперь стали мега-глюки и мега-непонятки. Стал я видеть и ощущать то, что раньше никогда не видел и не ощущал. И главная непонятка - это я реально вижу и ощущаю, или только думаю, что вижу и ощущаю? И даже больше! Это я реально думаю, о том, что думаю, что вижу и ощущаю, или я на самом деле ни о чём таком не думаю, а просто сижу и думаю, что думаю?"
   Бр-р... Он тряхнул головой, залпом допил чай, сунул в рот ломтик колбасы и стал механически жевать.
   Однако, во всём хаосе невнятных мыслей и терзаний, ясно выделялся один утешительный момент - непонятный синий огонёк, или попросту - "Синий" - не жил своей жизнью как хотел. А слушался Мэта беспрекословно. Вернее, Мэт сам управлял им. Так же спокойно и без напряжения, как, например, своей рукой. Захотел, вселил его в "лохматую точку", захотел - выселил. То есть, налицо контроль над ситуацией - хоть слабое, но всё же утешение.
   Внезапно далёкая тёплая "точка" пропала, как выключилась. Он насторожился и "всмотрелся" внимательней - что ещё, куда делась? Но сколько он, ни всматривался в западную сторону, видно ничего не было. Сплошная темень, и всё.
   "Вот! Только начал привыкать к ситуации, как снова-здорово! Была, и нету. Почему была - вопрос. Почему нету - второй. И что это вообще такое - вопрос вопросов! Мега-вопрос мега-вопросов! А ответов-то, нет! Тю-тю-тю..."
   Тут он заметил, что грызёт ногти сразу на обеих руках.
   "Тьфу, шизик! Никогда за мной такого не наблюдалось. Не дай бог, мать увидит, точно скорую вызовет, - подумал он. - Вот они тогда приедут, и сразу на все твои вопросы вколют тебе в задницу один огромный ответ, Петя. Мега-ответ! По самые эти самые".
   "И сразу все твои вопросы кончатся, и будет тебе тогда полное счастье. Петюня. Потому, что ты, Петюня, дурак, в школе не учился и институтов не кончал и на вопросы отвечать не приучен - токарей-слесарей не учат, как с синими огоньками обходиться надо. Точить-сверлить, учат. Нарезать-разрезать, тоже учат. Даже станки с программным управлением тебе под силу, токарь, а вот, что-то умное придумать с этой синей... с этим синим, ты не в состоянии. Вот и выходит, что никакой ты не токарь, а самый настоящий пекарь. Хотя... нет. Настоящим пекарем быть, тоже большой интеллект нужен".
   Он всё сидел на кухне за столом, и было уже поздно, и уже очень хотелось спать, и ни черта было не понятно. И постоянно присутствовало ощущение нереальности происходящего - просто не верилось, что всё это происходит с ним. А синий огонёк в его душе умиротворённо колыхался, ничем другим его не тревожа, наоборот, от него веяло спокойствием и домашним уютом. Вот тебе и на. А за окном, на улице, в реальном мире, прохрумкала и провзикала сквозь морозную мглу какая-то весёлая компания - шумела музыка из мобильников, хохотали девчонки и басовито ржали пацаны. Было им весело и беззаботно, а ему было тоскливо и завидно - хорошо им, нет у них никаких проблем с синими огоньками, островами и нереальными тенями. Он встал, открыл холодильник, взял с боковой стенки бутылку - сибирская водка, настоянная на зёрнышках лимонника манжурского, разрезанных напополам. Затем вдумчиво взглянул на ровные рядки розовых пластинчатых ломтиков копчёной кеты, лежащих на тарелочке в обрамлении нежно-зелёных листиков маринованной черемши. Слегка взболтнул прозрачную как роса, с лёгким светло-желто оттенком, огненную жидкость - новогодними искорками вспыхнули мелкие пузырьки, закручиваясь в хрустальных водоворотах и... поставил на место. Хорошая это штука, да только сейчас совсем не хочется ему туманить свой и без того затуманенный мозг. Вырубил на кухне свет и потопал к себе.
   - Ма, я посижу чуток, и спать.
   - Да, сынок, спокойной ночи!
   Хитромордый Кеша, конечно, уже занял оборонительную позицию под компьютерным столом, и приготовился без боя её не сдавать. Мэт усмехнулся: "Сиди, глупыш, никто тебя не тронет сейчас. Я не долго".
   Напялил, не спеша, обязательные сетевые атрибуты - перчатки и обруч, и воплотился в танке-обсерватории в образе своего боевого "мула".
  
   Снеж и Стеклярус о чём-то спокойно беседовали. Снеж ещё не закончила зарядку, а Стеклярус уже перестал суетиться. Мэт некоторое время, молча, их разглядывал, не подавая вида, что вернулся. Они болтали о всякой ерунде - чем Карпаты отличаются от Урала, что у них есть схожего, и где в конечном итоге лучше провести улётный отпуск, и вообще. Сплошной флуд. Он смотрел на них, смотрел, в полной отрешенности от действительности, пока не обнаружил, что опять видит нечто.
   "Ну, вот, начинается, - с вялой тоской подумал он. - Сейчас на меня посыплются всякие напасти - и буду я всё видеть, всё слышать, и ещё, - не дай бог! - всё знать. И за что мне такая радость?"
   Нет, "тёплых точек" на этот раз не наблюдалось. Зато, глядя на Стекляруса, он ощутил его образ. Да, именно образ. Не вид! Но образ - лёгкое прозрачное облачко с радужным отливом, даже скорее, лёгкий намёк на облачко - вот ближайшая аналогия этому видению. И он его не видел - он его ощущал. То есть, видел тем же, чем и "точки", не глазами, а... Чем? И в этом прозрачном, эфемерном облачке он различал мельчайшие мерцающие... крапинки. Их было много - мириады, и они, посверкивая, качались на незримых волнах. Кружились, образуя сияющие вихри и светящиеся туманные водовороты. Плыли, уносимые течениями пылающих еле ощутимых огненных потоков... И было это завораживающе красивое зрелище. Даже нужно сказать - прекрасное видение. Такое, что дух захватывало. Сначала все крапинки показались ему совершенно одинаковыми. Затем стали замечаться особенности - размер, цвет, характер мерцания, скорость вращения и даже вес у всех были отличные. И всё это он замечал тем лучше и чётче, чем дольше и внимательнее всматривался в этот, блистающий, неожиданно открывшийся ему мир.
   "Надо же, - с лёгким удивлением подумал Мэт, - человек изнутри весь светится! И как это всё похоже на звездные системы! Даже созвездия можно различить. Это прямо как звёздный мир, как Вселенная. Да, Валетчик, то есть, Стеклярус, сюда бы твой телескоп нацелить да посмотреть".
   Возможно, и даже, скорее всего, наверное, этот, ощущаемый им образ на самом деле "выглядел" совершенно не так, как ему это показалось. Просто, встречаясь с новым, неведомым ранее явлением, наш разум пытается подобрать ему наиболее подходящую аналогию из своего арсенала известных и уже устоявшихся понятий и определений. И точность приближения к действительности в отображении нового явления будет тем выше, чем богаче и обширнее этот арсенал.
   Через некоторое время он с неохотой оторвал "взгляд" от внутреннего мира Стекляруса и перевёл его на Снеж - непохожесть и похожесть одновременно - другая форма облака и другие очертания "созвездий", вихрей и потоков - свой уникальный мир. Мэт не считал себя романтиком, наверное, потому, что не знал точно, что это такое. Но сейчас он залюбовался красотой внутреннего мира своей недавно обретённой подруги, и с замирающим дыханием следил за стройными изменениями в его структуре. Это было нечто невообразимое - вселенная Снеж казалась ему прекраснее всего, что он когда-либо видел. Во-первых, это сияющие своей чистотой и необычайной сочностью краски; во-вторых, это плавные и изящные изгибы звёздных спиралей и скоплений; в-третьих, это кристальная ясность и прозрачная глубина всего её облачного образа; в-четвёртых... в-пятых... Он заворожено смотрел и смотрел не в силах отвести "взгляд" от этого дивного видения. А Снеж всё беседовала со Стеклярусом, и в её внутреннем мире происходили самые разнообразные изменения. И неожиданно он понял, что улавливает, чувствует суть этих изменений.
   "Это, наверное, её эмоции, её настроения, - подумал он. - И мысли! Если так дальше пойдёт, то я смогу видеть и понимать всю её внутреннюю жизнь. И понимать её мысли! Совершенно неясно, зачем мне это надо, и почему именно мне? Но, что я могу с этим поделать? Я этого не хотел. Я даже не знал, ни сном, ни духом, что такое, возможно. Что вообще возможно такое хотеть. Наверняка мой дрон снова тут не причем, наверняка это я сам так умею. А роль дрона не более чем роль мушки на конце ствола - просто помогает прицеливаться. И стоит один раз "прицелиться", или, вернее, настроиться на кого-то, как дрон становится ненужным".
   И чтобы в этом убедиться, и чтобы не было больше сомнений на это счёт... Он снял перчатки и обруч, бросил их на стол. А для чистоты эксперимента вырубил ещё и компьютер, нисколько не заботясь о корректности своих действий по завершению соединений и программ. Глубоко вдохнул, задержал дыхание, и медленно выпуская воздух сквозь сжатые губы, закрыл глаза. Экраны погасли, и компьютер затих. В комнате воцарились темнота и тишина. Плотные шторы не пропускали даже всполохи рекламных иллюминаций над административным центром их района.
   Вначале было пусто. А потом, далеко-далеко на западе, сквозь плотно закрытые веки, опущенные шторы и тысячи километров зимней темноты, он увидел то, что ожидал. И совершенно этому уже не удивился...
  
   Он лежал одетым на своей не расправленной кровати и спокойно спал. А его внутренний мир на подсознательном уровне вёл титаническую работу - усваивал и упорядочивал полученную за день информацию. Отголоски и промежуточные результаты этого труда иногда выдавались наверх, на рассмотрение дремлющего сознания, в виде сновидений с образами, звуками и ощущениями впечатлений. И далее, закреплённые ассоциативными связями, отправлялись на хранение в сплетения нейронных сетей. И использовались по необходимости.
   Во сне он видел себя одновременно и со стороны, и изнутри - такой огромный, бескрайний, живой мир с сияющими звёздными россыпями обиталищ разума и таинственными тёмными туманностями первобытной, неосвоенной материи. По стремительным транспортным магистралям силовых полей неслись потоки энергетической плазмы, питающие все происходящие в этом мире события. Радужными всплесками радиаций вспыхивали мыслительные процессы, пронизывая упорядоченные структуры хранилищ жизненной информации, с газообразными облаками эмоций и пылевыми поясами несформировавшихся ещё понятий.
   "Интересно, - думал он во сне, - это всё очень красиво и познавательно, но где же нахожусь здесь я? Где моя душа, которая определяет именно меня, а не какой-то там мыслительный процесс? Душа должна быть чем-то особенным, чем-то очень своеобразным, чтобы быть узнанной сразу и однозначно".
   Но, ничего подходящего под свои представления он не видел. Процессы, поля, потоки, области, вихри... Должна же где-то быть душа! Не может же быть так, чтобы её не было! Ведь не зря же мы говорим: "на душе полегчало", "душа просит", "от души желаю", "душа поёт", "душенька моя"... Так что, определённо должна быть душа.
   "Может, у меня ещё не хватает сил, чтобы видеть? Или, может, у меня не хватает ума, чтобы понять? Жалко, что я не астроном, - думал он, - может быть, будь я астрономом, я бы лучше разобрался, что здесь и как? Или, может, будь я каким-нибудь учёным, хотя бы, например, экономистом, я бы лучше смог понять, что я сейчас здесь вижу? В смысле, точно бы разобрался. И самое главное - как мне теперь с этим быть, и что мне теперь с этим делать?"
   А мир его жил, не задаваясь подобными вопросами, своей неведомой и непознанной пока жизнью. В нём постоянно что-то происходило - вот, блеснув яркой вспышкой новой звезды, пришла к нему мысль: "Был я раньше просто психом, а теперь стал психом ненормальным". Звезда угасла - мысль ушла. Вот зелёная вспышка в прагматичном шаровом скоплении: "Всё, в понедельник иду в кадры требовать восстановления в прежней должности. Старых глюков у меня уже точно не будет, а новые ни в каких документах не отражены". Вот туманными, лиловыми облаками вторглись в поле его "зрения" смутные сомнения: "Да я ли это? Да со мной ли всё это творится? Может, во сне мне просто снится сон - что я пошёл на Остров, встретил Снеж, разбудил Синего в своей душе и вселил его в лохматую точку. Снится, что Валетчик заменил Стекляруса. И что я могу видеть разные непонятные штуки, например, как вокруг Снеж крутится чёрная муха..." И из мрачных пустот диких неосвоенных пространств гулким эхом донеслись до него неясные раскаты волн смутного беспокойства: "Что это за муха такая странная? Чего она к ней прицепилась? И не причинит ли она вреда или, не дай бог, какого-либо ущерба? В смысле, не опасно ли это?"
   И пошли по бескрайним пространствам его внутреннего мира вспыхивать и разгораться разные встревоженные мысли на тему - что такого страшного может представлять эта муха для Снеж. Да и муха ли это вообще, ведь зима на дворе, и все действительно нормальные мухи спят до весны снулым сном. И затмив все эти неоформленные до конца сомнения и волнения, полыхнула в центре звёздного роя Верности и Долга ослепительно чёрная ультрафиолетовая вспышка сверхновой: "Восстань от сна! Прекрати дрыхнуть, она в опасности! Иди немедленно на Остров и покончи с угрозой навсегда!"
   Конечно, он понимал, что с ним происходит что-то из ряда вон выходящее. Однако насколько это выходящее выходило из ряда вон, оценить не мог. Как не мог и осознать, что необычные, неведомые процессы, протекающие внутри него, достигли какого-то критического предела накопления, и совершили, наконец, логически обоснованный качественный скачок...
  
   Он открыл глаза в темноту, и некоторое время бездумно смотрел на мерцающие в её глубине непонятные зелёные знаки. Потом внезапно осознал, что это цифры часов над монитором. Затем, со скрипом, до него дошло, что спал он всего двадцать минут, а чувствует себя хорошо отдохнувшим и выспавшимся. И тут волна адреналина, поднятая мыслью об опасности, ударила в сердце, и он проснулся окончательно. В голове была кристальная ясность без малейшего налёта сомнения:
   "У меня появились необычные возможности. Я не знаю, откуда, что это такое и как оно работает. Но я также не знаю, как работает моё пищеварение, что совсем не мешает мне нормально питаться. Я не буду подобно разным ботаникам сидеть и ныть в бессмысленной тоске от невозможности придумать название непонятному явлению. Моей подруге угрожает опасность. Может, угрожает. Не важно. Я буду действовать, а уже потом подберу название к тому, что это есть на самом деле. Я немедленно отправляюсь к ней и приложу все силы для её защиты. В смысле, сначала стреляем, разбираться будем потом".
   Синий огонёк в его непознанной душе весело колыхался, выражая полное согласие со своим хозяином. Время задавать вопросы прошло - настало время получать ответы.
   "ОНИ у меня все ответят, и за всё", - хладнокровно подумал он, включая компьютер и устраиваясь в кресле.
  
   -
  
   **
  
   Не доходя метров двадцать до холма с танком-обсерваторией, Педро сошел с тропы и углубился в заросли мелкого ивняка, аккуратно протискиваясь сквозь плотно торчащие остекленевшие от холода прутики. Алекс шел за ним шаг в шаг, стараясь не шуметь, что ему удалось сделать только с очень большим трудом. Неожиданно пучок жухлой, припорошенной снегом, травы перед ними сдвинулся в сторону, и из-под него возникла голова мелкого дрона-разведчика с выпученными глазами и чутко навостренными ушами:
   - Всё в порядке, Педро, они на месте - двое беседуют, третий в отключке.
   - Конкретнее, пожалуйста - кто где?
   - Дамочка и этот... Стеклярус, астроном, беседуют о природе гор. А тот, которого надо вести, Мет, тот в отключке. Уже с полчаса.
   - Мет... Ну, что ж, спасибо за службу. Дальше мы поведём его сами, а ты действуй по расписанию. И чтоб никакой самодеятельности. Жану передай лично - только не по сети - все силы через час в точку сбора двенадцать. Повтори.
   - Все силы в двенадцатую точку, через час, Жану передать лично.
   - Действуй, боец.
   Разведчик шевельнулся и беззвучно пропал в неподвижном ледяном кустарнике. Педро осторожно, чтобы не стряхнуть нападавший снег, приподнял маскировочную накидку, присел наземь и приглашающе похлопал рядом с собой:
   - Прошу вас, дорогой друг, присаживайтесь рядом, эта накидка хорошо защищает и в инфракрасном диапазоне, а нам не нужна сейчас лишняя реклама, - и когда Алекс присел и укрылся накидкой, продолжил: - Не знаю, сколько мы тут проторчим, скорее всего, не слишком долго - наш клиент человек действия, раскачиваться не будет. Значит, скоро появится и начнёт действовать. Я примерно предполагаю, куда его может понести, но, как ты сам убедился недавно, могу и сильно заблуждаться на его счёт. Вполне вероятно, и даже, скорее всего, в его действия вмешивается некий "фактор-икс". Я ставил на тебя, Александр, в противовес и в противодействие его возможному проявлению. Точнее, на твой дар, но, пока я разочарован. Хотя, не будем спешить с выводами. Не так ли, кабальеро?
   - Даже не буду ничего спрашивать, - пробурчал Алекс, - всё равно ты ничего не объясняешь. Сплошные загадки - икс-фактор, дар... Как дурил мне голову, так и продолжаешь этим заниматься. Прав был Карчмарь, ты...
   - Ах, дорогой Алехандро, всё-то вы со своим Карчмарём усложняете. Везде-то вам служение и долг подавай - каждый должен служить, каждый должен работать в полную силу. И ничего себе в награду не просить. Это... - Педро неопределённо покрутил пальцами правой руки, - старая схема. Как все мы могли убедиться, она не работает. Дело в том, мой юный друг, что человек не любит, когда он должен. Человек любит, когда он хочет. Это непреложно. Вот, ты думаешь, Карчмарь постоянно работает потому, что он кому-то должен? Нет, Алекс, он работает потому, что он хочет и любит работать. И без работы он себя не представляет. Поэтому ему непонятно, как другие могут отлынивать от самого важного и самого интересного, по его представлению, занятия в жизни. И всех, кто не разделяет его мнения считает дармоедами и бездельниками. И нас в том числе. А разве это так? Вот ответь мне, амиго, ты считаешь себя дармоедом?
   - Это ты специально теории свои толкаешь, чтобы на мои вопросы не отвечать, да?
   Педро с сожалением на него посмотрел и с улыбкой покачал головой:
   - Ответы на твои вопросы постоянно торчат у тебя под носом, дружок. Вы, дорогой Алехандро, не прилагаете усилий для их отыскания. А между тем, при вас было сказано и сделано достаточно, чтобы разрешить все ваши недопонимания.
   Над Островом повисли ранние зимние вечерние сумерки. Ветер притих, тучи утончились, температура воздуха понизилась до пяти градусов ниже нуля по шкале Целься. Льющийся сверху серый, призрачный свет наполнил серыми призрачными тенями: окрестные кустарники, отдалённый лесок и низинки меж бугров вдоль ручья Белый. Тёмно синие сопки на севере, на границе с военной зоной, в серой ауре представлялись таинственными горами, за которыми скрываются неизведанные страны, полные нераскрытых тайн и не отысканных сокровищ. А на западе клубился холодный, душный туман. Сквозь который зловещим драконьим глазом мрачно светил багровый габаритный огонь на мачте Главного Ретранслятора Западноудельской Фактории.
   Страшно и таинственно...
   Алекс некоторое время задумчиво смотрел на запад. Туда, где за холмами, опутанными ржавой колючей проволокой с минными заграждениями и пулемётными гнёздами, притаился грозный Четвёртый Бастион. Там, во мраке подземелий, четыре разумных дрона, созданных Корнеем, два года скрывались от преследований "плохих" людей, стремящихся их поработить. И сами искали людей, способных не только воспринимать и поддерживать жизненно важную для них телепатическую сеть, но и стать бескорыстными друзьями. Эта задача оказалась для них непосильной. И один из них, Синий Куб, погиб в плену. А другой, Зелёный Куб, чудом был спасён Алексом из вражеских лап. Но при попытке вывести дронов из подземелий на свободу была нарушена телепатическая сеть. И теперь непонятные разумные создания находились в непонятном состоянии - толи просто отключены, то ли умерли, то ли спали. Но только никаким образом не давали о себе знать. Алекс грустно вздохнул. Он тяжело переносил происшедшее, не умалял своей вины и не искал оправдания, наоборот - клял себя последними словами. И прилагал все усилия, чтобы восстановить утраченную связь. Пока безрезультатно.
   Странные и загадочные события произошли вокруг него. Происходят сейчас, и собираются происходить далее... И ещё раз он грустно вздохнул.
  
   - В себе копаешься? - мягко спросил Педро, не отрывая внимательного взгляда от танка. - Это хорошо, это полезно. Главное - не перекопай. И не забывай при этом думать. И делать верные выводы. Верные выводы, это главный продукт работы разума. Если их нет, разум работает вхолостую. Вот, чем, по-твоему, я занимаюсь на Острове? С позиции всего того, что ты обо мне уже знаешь.
   - Шпионскими играми, - быстро ответил Алекс. - Одурачиванием легковерных.
   - Очень правильное наблюдение. Именно так легко верящие и должны видеть. Надеюсь, ты уже не легко верящий? Сможешь определить, что мы с тобой тут делаем? Для чего мы притопали сюда через пол-острова? В какие игры мы играем? Совместно.
   - А ты мне когда-нибудь, что-нибудь объяснял!?
   - Тише. Мы же в засаде. У скаутов тонкий слух, а в танке их двое. По-моему, ты не нуждался в объяснениях. Сначала тебе хватало того, что вешал на твои уши я, а затем тебя вполне устроили наставления Карчмаря. А своё мнение у тебя присутствует, или ты не способен его сформировать?
   - Странно ты говоришь, Педро. На основании чего я должен сформировывать своё мнение? Разве не из твоих пояснений, или того же Карчмаря, который значительно старше и знает больше моего?
   - Отчасти да. Но! - Педро поднял указательный палец правого манипулятора вверх. - Используя любой источник информации, подходи к нему критически и никогда не полагайся на него полностью. Ладно, похоже, надо тебе кое-что разжевывать...
   Он повозился под накидкой, устраиваясь удобнее, и продолжил:
   - Надеюсь, ты знаешь, что наш Остров - большая игровая площадка? Да? Замечательно! И то, что здесь играют кто, во что горазд, тоже? И некоторые не совсем по правилам? Отлично! У вас, Алехандро, все козыри на руках! В смысле, все исходные данные для анализа обстановки. Продолжим. Представьте себе некую организацию. Назовём её для простоты "Корпорацией". Которая не имеет представительства в нашей Игре, но имеет некоторое влияние на ряд игровых социумов-кланов. И даже на компании, ведущие проект Западных Уделов. Весьма сильное влияние. Правда, официально не доказанное. Надеюсь, пока. Ну, и... - Педро слегка приподнялся, внимательно прислушался, и снова сел. - Ну, и занимается эта "Корпорация" очень нехорошими делами на нашем интересном Острове. Они зомбируют людей, Александр. Они превращают их в послушных болванчиков, неспособных критически мыслить и независимо действовать. Очень нехорошая шутка получается с человеком. Страшная. Несколько лет назад этой "Корпорации" удалось найти способ прямого воздействия на мозг человека через его игровой интерфейс. И с тех пор они постоянно и последовательно этим занимаются. Не стесняясь ни в средствах, ни в методах. Международными законами их действия определяются как антигуманные, но мы никак не можем схватить их за руку! Ибо наш враг хитёр и изворотлив до невероятности. Хотя и мы не лыком шиты.
   Педро еле слышно передохнул и недолго помолчал.
   - Несколько лет на Острове идёт война, Алехандро. Скрытая, напряженная и непримиримая война. Хотя некоторые склонны воспринимать её как игру. Только в этой игре реальные люди становятся послушными зомби, а иногда и гибнут, не выдержав самого процесса зомбирования. Истощаются психически. Длительное время у нас был относительный паритет - они делали зомби. Мы их вычисляли, и здесь и в реале. И проводили ремиссию сознания. Иногда ловили эмиссаров. Редко, но ловили. И всегда отпускали - за недоказанностью и ввиду отсутствия улик.
   - Педро! Но это... это... бесчеловечно!
   - Тише. Естественно, бесчеловечно. Поэтому мы и боремся с ними.
   - Но надо же, чтобы все знали! Сейчас же сообщить в ООН!
   - Тише! Выводы надо делать. Но не поспешные. Без достаточных доказательств нас не поймут и не поддержат. А болезнь даст рецидивы и уйдёт вглубь. Пострадает ещё больше невинных людей.
   Он снова немного помолчал и продолжил тоном ниже:
   - На данный момент мы имеем незначительный перевес в пользу неприятеля - мы уже не в силах полностью компенсировать все его выпады. То есть, их деятельность стала более эффективна, нежели наше противодействие. Мы предполагаем что они используют, но не знаем где и как. Из-за того, что мы не знаем где находятся и как применяются активы врага, мы постоянно опаздываем и действуем вслепую.
   Педро сплюнул. Замер. И, видимо взяв платок, протёр свой монитор, находящийся у себя дома.
   - Очевидно, ты уже догадался, Алекс, что в борьбе стороны используют все подходящие и потенциальные в будущем возможности. Такой потенциальной возможностью нам (и врагам тоже) представляются разумные дроны и их телепатическая сеть. Ваши дроны, Алехандро.
   - Мои дроны спят, Педро. И я...
   - Ещё не вечер, кабальеро. Мы уже выиграли раунд - отбили их у врага. Поэтому не будем опускать руки преждевременно.
   - Педро...
   - Погодите, торопливый юноша. Я ещё не закончил свой сонет. В образе твоего Куба мы имеем "фактор икс" - неожиданно появившийся неизвестный сильный аргумент в споре непримиримых сторон. Сейчас он у нас... По крайней мере, у них его точно нет. Но это ещё не всё! Алехандро! Следите за руками! Открою вам страшную тайну - в этом ржавом корыте, за которым мы столь скрытно наблюдаем, находится - возможно, находится - ещё один "фактор икс".
   - Астроном!
   - Нет! Осталось всего две попытки! Но я вам помогу - некто под ником "Мэт". Два года назад этот доблестный амиго подвергся интенсивному зомбирующему воздействию. Единственный случай, когда мы реально могли взять эмиссаров с поличным! Сила психического сопротивления юноши была столь высока, что увлечённый его "взломом" враг чуть не утратил всякую бдительность. Уйти им всё-таки удалось, но мы захватили часть их секретного оборудования... Впрочем, вам это не нужно. Естественно, мы держали уникального юношу под негласным надзором всё это время. И если... если! мы имеем дело с ещё одним "фактором икс" - наша задача его не упустить. Мне кажется, я утомил вас, мой добрый друг. Нет?
   Потрясённый Алекс молчал. В который раз жизнь заставила его пересмотреть устоявшиеся взгляды на природу вещей. То, что рассказал ему сейчас Педро, ломало идиллию романтического Острова. Игра обернулась жестокой войной на выживание с коварным и беспощадным врагом. А он, и его друзья, и все остальные, ничего не подозревающие игроки, стало быть, разменные пешки на шахматном поле непримиримых противников.
   - Хм... - хмыкнул Педро, - если псевдомышцы лица вашего дрона столь хорошо передают ваши мысли, то что тогда можно прочесть на вашем собственном лице?
   - Иди ты к чёрту! - обозлился Алекс, но Педро тут же шикнул на него:
   - Тихо! Они кажется, выходят.
   И он замолчал, напряженно вслушиваясь в звуки наступающего вечера. Вначале было тихо, затем внутри врытого в вершину холма старинного танка-обсерватории что-то звякнуло, затем стукнуло, затем еле слышно скрипнула дверца бокового люка. Из освещённого проёма выбрались три дрона - два маленьких скаута и один крупный боец. Они постояли пару минут, видимо общаясь, затем один вернулся в танк, а двое, боец и маленький "кузнечик", неспешно спустились с холма, прошли немного по тропе в сторону Шухарта, и остановились напротив засидки, где притаились Алекс и Педро Крот. Боец повернулся в их сторону и неожиданно заговорил:
   - Выходите, Педро, всё равно я вас вижу. Надо поговорить кое о чём.
  
   Пожалуй, впервые Алекс видел Педро таким растерянным - несколько долгих секунд тот сидел неподвижно, затем громко сказал:
   - Ну, что же, так будет даже лучше... Только вам придётся немного подождать, дорогой Мэт, пока я проберусь сквозь эти дремучие заросли, - беззвучно шепнул Алексу, - "тебя здесь нет", - и полез, вовсю треща обледеневшими ветками, наружу.
   - Второй пусть тоже выходит, что он там мёрзнуть будет один?
   - Ну, благородный кабальеро, вы сходу поразили меня дважды! И как вы только умудрились рассмотреть нас под универсальной войсковой камуфляжной накидкой? Ума не приложу. Может, просветите нас в этом вопросе? - Педро продрался, наконец, на тропу и остановился в двух шагах от Мэта. Алекс последовал за ним, слегка недоумевая, чего это тот так меньжуется - с таким увальнем-бойцом можно и в одиночку справиться, ну а уж вдвоём и подавно.
   - Я вам не дорогой и не благородный, - спокойным голосом ответил Мэт, - и это моё дело как я вас обнаружил. Сидели бы себе в "Боржче", никто бы вас и не тронул. А так придётся ответить на кое-какие вопросы.
   - А вы ещё и сквозь стенки видите? - восхитился Педро. - Вот славно! Может, вы и дронами напрямую управлять умеете, а, Мэт? Не через сеть.
   - Может быть, Педро, а может и не быть. Не суть. По-моему, сейчас моя очередь спрашивать, раз я вас отловил, не так ли? - он стоял спокойно, прямо глядя на них, и это его невозмутимое спокойствие больше всего настораживало Алекса.
   - Мэт, это кто, снова граберы? - приятным девичьим голосом дал о себе знать хрупкий "кузнечик", выглядывая из-за широкого корпуса бойца.
   - Нет, эти немного хуже - они посылают людей на верную смерть в подземелья и не объясняют зачем, - он говорил небрежно, с еле заметной ухмылкой, не спуская внимательного взгляда с обескураженных сыщиков.
   - Я с удовольствием отвечу на ваши вопросы, Мэт. Мне нечего скрывать от вас. Тем более что вы будете не одиноким заинтересованным слушателем. Стоящий рядом со мной юноша тоже был в вашем положении. По крайней мере, в не менее опасном. Кстати, позвольте вас познакомить - это Алекс, человек, сыгравший одну из главных ролей в разгроме отвратительного клана "головоглазов", державшего под своим контролем весь Западный Удел. А это Мэт, Хэви Мэталл, если полностью. Крутой боец, лёгким движением руки которого была уничтожена половина клана "Инквизиторов Стального Клинка", предшественников пресловутых "головоглазов". Ну, а я Педро Крот, и судя по скорбным выражениям ваших лиц, один из главных негодяев этого мира. А вашу прелестную даму, Мэт, можете представить сами, если пожелаете.
   Мэт помедлил немного и с неохотой произнёс:
   - Это Снеж.
   Снеж немедленно фыркнула и сказала:
   - Ну, спасибо Мэт, я польщена - все тут такие важные особы, даже ты. А я просто Снеж, и всё. Не мог что-нибудь наврать, типа - "фрейлина Её Императорского Величества Королевы Австрии". Или - маркиза Дэ-Помпадур. А то - "это Снеж". Ни какой фантазии!
   - Сударыня, все титулы мира блекнут перед вашим очарованием! Вы не нуждаетесь в них, как Солнце не нуждается в лампаде!
   - Спасибо, Педро - это ответ настоящего кавалера. А ты, Мэт, учись, как быть галантным с дамой.
   Мэт нервно дёрнул подбородком и неприязненно сказал:
   - Не надо заговаривать нам зубы, Педро, я помню, что вы это умеете.
   - Алекс, не трогайте мечей. Нам не нужно драться, мы всё уладим миром. Давайте сделаем так: я с благородной дамой пройдусь немного вдоль побережья нашего славного ручья, мы обсудим с ней прелести отдыха в Карпатских горах и поговорим о пользе минеральной воды трускавецкого курорта. А вы, Мэт, можете задавать свои вопросы Алексу, он вам ответит. А вы ответите ему. Я думаю, вам обоим будет интересно.
   От такого поворота событий все немного опешили. А Педро, не давая никому опомниться, ловко подхватив Снеж под локоток, и с лёгким нажимом увлёк её в сторону ручья Белый, что-то, негромко нашептывая в её электронное ушко. Алекс растерянно стоял и смотрел на не менее растерянного Мэта. Когда оборачивающееся личико обескураженной Снеж скрылось, наконец, в серых сумерках, Алекс озадаченно произнёс:
   - Что-то он сегодня весь день странный какой-то...
   - Ты сидел напротив него в таверне? - Мэту было немного неловко - не так он себе представлял встречу с Педро, а уж к разговору с кем-то посторонним на эту тему был вообще не готов.
   - А... так это ты дёргал моего дрона... - Алексу тоже было неловко, однако он уже начал кое о чём догадываться.
   - Нет, не я. Это Синий. А что у тебя было такого особенного, чего сейчас нет?
   - Какого - "особенного"?
   - Ну... - Мэт неопределённо повертел пальцами, - ты не поймёшь...
   - А, если я не пойму, то, как я отвечу?
   - Хм... Педро сказал, что ты ответишь на мои вопросы, но мне кажется, он опять что-то химичит.
   - Он не опять химичит, он всегда химичит. Я ему в своё время хотел за это морду набить.
   - Набил? - с неподдельным интересом спросил Мэт.
   - Нет, - Алекс усмехнулся, - хотя, наверное, надо было.
   - Да уж... А кто такие - "головоглазы", про которых он тут заливал?
   - А... Ты же долго не был здесь. Они "Инквизиторов" сменили. Я сам только начинаю во всё въезжать - тут тёмные дела творятся на Острове. Педро говорит, что здесь людей зомбируют. Воздействуют на связной канал с интерфейсным обручем и через него напрямую на мозг. Честно говоря, я не очень верю, но, похоже, он прав.
   - Кто зомбирует? Может, он сам этим и занимается? - Мэт нисколько не удивился такой новости, и этим слегка смутил Алекса.
   - Да, нет, мы с ним сейчас работаем вместе, в Карчме. Пытаемся разбудить дронов.
   - Как это? Они что, спать могут?
   - Да, нет... - недовольно ответил Алекс, - ты не поймёшь...
   - Ага. Что-то ты ни на какие вопросы ответить не можешь толком. В смысле - темнишь.
   - А я и не набивался. Лучше сам ответь, как ты дёргал Куба? Каким "синим"?
   Мэт задумчиво на него смотрел, слегка покачиваясь из стороны в сторону.
   - Интересный ты парень, как я погляжу... Только вот Синий что-то волнуется.
   - Что за - "синий"? - Алекс устало вздохнул, какой-то разговор у них... глухого с немым.
   - Я не знаю, просто - Синий. Я его так зову. Вот ты сказал - "куб"... Это что?
   - Это кто. Разумный дрон. Мой друг. Он сейчас спит... ну, я надеюсь.
   - Э-на... Разумный, говоришь? А почему - "куб"?
   - Так он мне представился, когда мы познакомились. Ну... это ещё когда от "головоглазов" первый раз драпали... Я, говорит, Куб. Зелёный... У меня был его кристалл, когда ты дёргал...
   - Понятно. Надо бы с тобой познакомиться по нормальному, чтобы Педро не мешал. В таверне посидеть. Чувствую, что-то в тебе есть... такое. Яркий ты. Мощные поля. Это я тебя первого увидел в кустах, а потом уже Педро. Думал, ты это он. Я ещё не умею определять, кого именно вижу. Хорошо, что ошибся. Только сейчас у меня дело одно есть... Понимаешь, надо мне к "инквизиторам" наведаться. Есть там один, старичок святой... Ты это... скажи Педро, чтобы не следил за мной. Всё равно, я теперь его где хочешь увижу.
   - "Инквизиторов" уже сто лет как нет. Их "головоглазы" уничтожили год назад. И "головоглазов" самих нет. Ну, почти. Их рейнджеры побили. Там только одни отморозки остались, в катакомбах под Четвёртым Бастионом. Лучше ты туда не суйся один. У них главарь Назгул - гигантский паук. Он очень мощный, гад, его и впятером не свалить.
   - Значит, такие вот теперь дела у вас военные - всех бьют и уничтожают. Интересные, какие дела...
   - Нет, серьёзно! Он очень здоровый - как паук бледный, и когти у него стальные. И он там не один. Их уже два месяца ищут, найти не могут. Они через сеть не пеленгуются, как я тогда с Кубом, или как чёрные дроны сами. У вояк знаешь, какие системы обнаружения крутые? И всё по боку. Не ходи, если Педро не врёт, они тебя убить могут. В реале, загипнотизируют насмерть.
   - Чёрные дроны, говоришь? Вояки, говоришь? Да-да...
   - Не хочешь - не верь. Только я тебе не вру.
   - Да я вижу, что не врёшь. Не беспокойся, мне ваш паук не нужен. У меня свои счёты, а вашего сами ловите. Хм... Что-то мне твоя картинка не нравится, как затычка у тебя тут какая-то... - и он описал перед Алексом рукой круг, словно выделил какой-то облачный объём. - Ну, ладно, друг, мы пойдём. Я тебя найду позднее. Ты тоже особенный, только немножко не такой, как я. Ну, бывай, а то моя сейчас шуметь начнёт...
   Он не успел ещё закончить, как из синих сумерек со стороны ручья Белый вдруг раздался пронзительный женский крик:
   - Не надо меня удерживать, я не ваша подружка! Отойдите немедленно с дороги, и нечего тут озвучивать при мне свои больные фантазии! Идите к своим... Мэт! Мэт, иди уже сюда!
   Мэт, глядя в глаза Алекса, слегка усмехнулся:
   - Ну, видишь? Такие вот они и есть, женщины - чуть, что не по их, сразу в крик. Я пошел, а то Педро сегодня, точно себе плюху заработает. Не от нас, так от неё. А, это... это надо убрать.
   Он как-то странно посмотрел на него и снова повёл рукой в сторону, описывая широкий овал. Затем развернулся на месте и устремился навстречу раздраженному голосу своей беспокойной подруги. А Алекс остался стоять, где стоял.
  
   Через некоторое время от шумящего в темноте ручья Белый подошел слегка обескураженный Педро. Взгляд его был туманен и задумчив, он удрученно покачивал головой и еле слышно вздыхал. Не глядя на Алекса, он произнёс:
   - Чёрт побери, как это всё непросто! Однако почти десять минут я удерживал её внимание, а это уже достижение. Ну, как у вас тут дела обстояли, как пообщались? - и он глянул на Алекса. - Друг мой! Что с вами? Всё ли у вас в порядке?
   Алекс выглядел пугающе - он неподвижно стоял с застывшим взглядом, устремлённым на север и... блаженно улыбался. Педро осмотрел его с разных сторон, подёргал за руки - ноль эмоций. Тогда он встряхнул его модуль и громко крикнул прямо в ухо:
   - Алекс! Очнись! Что случилось? Что-то плохое? - и снова сильно встряхнул.
   - Педро, иди ты в баню. Ну, чего ты меня трясёшь? - не переставая дурацки улыбаться, Алекс, наконец, обратил на него немного внимания.
   - Алехандро, друг мой, вы меня пугаете! Я уже не знаю, что и думать. Что здесь произошло? Он как-то воздействовал на вас? Да? Вам плохо? Ответьте!
   - Мне хорошо, Педро. Мне очень хорошо. Мэт ушел искать какого-то старика на Четвёртом Бастионе, а я иду в Карчму...
   Педро смотрел на него пристально и очень внимательно.
   - Юноша, не тяните резину... Что тут произошло? Ну?
   - Ах, Педро! Я их чувствую! Лучше, чем раньше. Раньше я их только слышал и всё. А теперь я их чувствую так, словно вижу. Всё дело было во мне. Наверное, это была какая-то психическая рана. А они в полном порядке - это я не мог их разбудить. Теперь могу, Мэт чем-то помог мне, и сейчас я их чувствую! Всех! И мне надо срочно в Карчму - там Тор и Шарик. И они хотят видеть море.
  
   --
  
   ***
  
   Они перебрались через бурлящий, мутно-грязный ручей Белый, когда уже основательно стемнело. Причем Снеж верхом на Мэтте. Зимой темнеет рано, подумалось Мэту, на Амуре сейчас утро, и должно быть уже светло. Странно, что спать не хочется совсем. В смысле, ни капли. А вот Снеж вовсю клюёт носом. Хоть бы не свалилась со спины спросонья, а то напугается. Двигаться в сумерках было опасно, тем более по незнакомой территории, нашпигованной бесчисленными смертельными ловушками. Но ему было не страшно - он не боялся ловушек. Нет, он их не видел, до такой степени его новые способности не дошли. Но что-то всё-таки ощущал, и всегда старательно обходил опасные места. Поэтому пулеметы и огнемёты слепо молчали, а минные поля не пробуждались от своей зловещёй выжидающей дрёмы. Дебри колючих нагромождений, как ни старались, так и не смогли заманить его в свои цепкие объятия. Он безошибочно находил кратчайший и безопаснейший путь сквозь их сплетения по каким-то еле ощутимым признакам-следам.
   Когда они дошли до первой заставы, до той самой, где "инквизиторские" стражники учинили им с Валетчиком издевательскую раскрутку с идиотским побором на "экологию", Снеж уже сладко спала, уютно устроившись у него на спине, по-детски посапывая носом. В тонком просвете высокой облачности показалась мутная Луна и в её призрачном свете бледно обозначились далёкие контуры угрюмого Четвёртого Бастиона. Утихший, было, ветер незаметно поменялся на южный, и принёс с собой неожиданное тепло и свежие запахи штормящего моря.
   Пост сильно изменился - на месте старой башенки из-под пулемёта громоздилась высокая смотровая площадка под плоской дощатой крышей, а вместо развалюхи-сарая стояла капитальная караулка, сложенная из обгорелого, колотого кирпича. На магистральной тропе имелся добротный полосатый шлагбаум с будкой для часового. Тоже полосатой. Вокруг было пусто, пост явно покинут. И покинут не очень давно - нигде в округе не наблюдалось свежих дроньих следов, только заячьи и мышиные тропки. Мэт осторожно заглянул внутрь - весьма культурно устроено, даже зарядка есть. Ну, что ж, здесь мы и посидим до утра, чтобы Снеж смогла выспаться. Он аккуратно снял со спины её дрона и уложил на широкий топчан. Хотя, возможно, это был стол. Затем всмотрелся в её образ и слегка подул на галактические ветви:
   - Снеж, проснись, нечего дрыхнуть у монитора. Встань, и иди, ложись нормально спать.
   - Угу... - сонно сказала она и, не открывая глаз, покинула своего "кузнечика".
   - Вот и славно, а я пока подзаряжусь, - и добавил про себя, - "и подержу твою защиту от всяких чёрных мух".
   Что за защита и как он её держал, он не знал. У него не было ответа на эти вопросы. Поэтому он себе их и не задавал. Просто он чувствовал, что и как надо держать. Короче - держал и всё. Вот будет время со всем этим спокойно разобраться - сядем и спокойно со всем разберёмся. А пока не стоит и голову морочить. Там и так достаточно всего напутано. Разряд аккумуляторов составил больше шестидесяти процентов, поэтому с пару часиков придётся посидеть на привязи у зарядки. Ну, что ж, подумать есть о чём.
   Прежде всего - Алекс. В нём он увидел особые области и особый "свет", которых не было у других. Его внутренний мир разительно отличался от всех, кого Мэт уже видел. А "видел" он всё лучше и лучше. Сила его росла, и весьма быстро - если сначала ему надо было настроиться на человека, при помощи канала через интерфейс дрона, например. То теперь, не прилагая практически никаких усилий, он спокойно обозревал окружающую среду новым "зрением" и находил людей, вернее, их образы. Он "видел" их везде, через их дронов и напрямую. Через дронов непосредственно с Острова и напрямую непосредственно из своего дома. Пока поле его обзора ограничивалось сотней-другой метров, не больше - сотня метров вокруг поста в землях "инквизиторов"... то есть, "головоглазов", где он сейчас заправлялся. И сотней метров вокруг его дома в Комсомольске-на-Амуре, где он сейчас сидел расслабленный за компьютером и рассеяно почесывал босой ногой дремлющего мурлычущего Кешу. А вот Алекс, похоже, таким свойством не обладал, иначе он сразу бы понял всю глупость попытки спрятаться от него под маскировочной накидкой. Но он не понял, а значит и даром этим не обладает. А вот чем он обладает и что является его притягательной стороной, так это доброта и честность. Это сразу чувствуется, это даже видно, и это сразу понравилось Мэту. Непременно надо будет с ним встретиться после всего. И непременно надо будет вместе с ним разобраться с его разумными дронами. Это должно быть здорово. Его надо будет познакомить с Синим. А, как там Синий? Язычок пламени внутри радостно заколыхался в ответ, словно выражая своё полное согласие с хозяином. Жалко, что он не говорит сейчас, подумалось ему. А когда был в модуле Алекса, очень даже ничего болтал. Интересное, однако, явление. В смысле, то Синий спит, то просыпается. А! Алекс как раз что-то говорил о том, что они занимаются пробуждением дронов. Разумных. Вот тебе и ш-ш-ш... О! А Валетчик тогда никакого "ш" не слышал. Это потому, что дрон на него не шипел, или потому, что не каждый способен это слышать? Опять мегавопросы начались... И как у меня ещё крыша не ускакала по своим делам от такой напряженной мыслительной работы?
   Мэт с удовольствием потянулся, сидя у себя в кресле. "Мул" повторил его движение в несколько комичном виде - вытянул все ноги в стороны и... резко их отдёрнул. Ну, конечно! Кеша успел кусануть за голые пальцы, слишком близко оказавшиеся возле его наглой пасти. Да-а... Думать это приятно. Надо будет чаще так делать. Х-хы... Старая, однако, шутка, но правильная. В смысле, точная.
   Вот тебе, значит, и "ш-ш-ш"... Вот, похоже, откуда ему достался Синий. От чёрного вояки. Переплыл каким-то образом.
   "Надо будет, когда всё кончится, хорошенько разобраться со всей этой мозговой заморочкой. - неторопливо подумал Мэт. - Ну, в смысле, откуда и что значат мои способности. С Алексом сядем вместе, и разберёмся. И с Валетчиком, то есть, со Стеклярусом. И обязательно со Снеж. А Педро... ну, может, и его позовём. Вместе непременно разберёмся. Хотя бы потому, что Вале... Стеклярус одновременно и астроном и экономист. Будет у нас главной ударной силой по науке. Да-а-а... А я над ним тогда посмеялся зря. А он тогда прав был - не может человек из-под железного люка вылезти просто так. В смысле, в дроне. И вот, значит, в какие игры они играли в подземельях под железными люками - в игры разума. Прав был Валетчик, прав. Не люди они. А, может, он и насчёт теней прав? Что мы знаем о теневом мире? Ничего. Вдруг и там свои игры есть? Вот, мой дар, это что? Если конкретно подумать. В смысле, если напрячься, то выходит, что я могу видеть разум. Ну, или его образ. Ну, или мне кажется, что вижу. Типа ауры, что ли? Аура это образ энергетической сущности. А энергетическая сущность есть у всего. И у человека, и робота. Только у человека она живая, а у робота... э... не живая? Ладно, не буду пока ничего формулировать. Позже с Ва... со Стеклярусом сформулируем.
   Вот у Алекса я видел - три светящиеся туманные области в районе э... пустых пространств. То есть, если сравнивать образ разума со звёздным небом, то разум в целом - это галактика. Вид у всех разный, но чаще всего шаровой формы. И цвет у всех разный - синий, белый, красный... Алекс - зелёный и яркий. Ярких мало. Вообще-то пока только одного и видел.
   Далее. Наверное, все эти миллиарды "образных" звёзд - нейтроны. Ну, в мозгу ведь нейтроны главные? Вот они и сияют. А которые не сияют, те ещё не задействованы. В смысле, вхолостую простаивают, не пашут. Вот в таких тёмных, "пустых" пространствах у Алекса три разноцветных светящихся области. Места там полно, а области небольшие. Там ещё много таких поместится. Наверное, это те самые разумные дроны там сидят. Которые спят. И связаны те области с центром светящимися пучками. Как лучами света. И на них нашлёпка стоит чёрная. Как пробка. В смысле, у Алекса. А я её сдул... типа. Рукой ухватил и всё - чисто. И сразу стало видно, как эти его области засияли радостно. Такие вот, в смысле, дела.
   Наверное, и Синий мой так же. Плавает областью в моем разуме. Эх, жалко я себя не вижу со стороны... Так бы взял свои глаза, и повернул их внутрь зрачками, чтобы увидеть свою конструкцию".
   И Мэт стал старательно "загибать" свои глаза в надежде узреть-таки свою сущность. Через некоторое время заболели глазные мышцы, и эти бесплодные попытки пришлось прекратить - всё равно глупо, ибо не глаза тут нужны. Да, вот еще, зачем мне нужен Алекс. Ему надо будет всё объяснить, и он непременно всё сможет перенять. И мы тогда с ним... И попросить у него кристалл одного разумного дрона, чтобы поселить в нём Синего. Если у него есть свободные кристаллы. Что, Синий, хочешь тело получить? Ага, хочешь, а молчишь. Эх ты, Синявка...
   Мэт посидел ещё почти час, рассуждая о всяких делах - о своём даре, об Алексе и его разумных дронах, о Стеклярусе-Валетчике, который прав, и о многом другом. Пока, наконец, не сообразил, что старательно избегает мыслить о том, куда он в данный момент направляется, что там собирается делать, и для чего ему вообще это надо. И, самое главное, он старался не думать о Снеж и её проблеме. Словно боялся спугнуть стоящее за всем этим... явление. А и ладно, раз не надо, так и не будем думать. А вот давай-ка подумаем о чём-то другом...
   "А вот поехали мы как-то с батей, лет пять назад, осенью на кетовую рыбалку. Поднялись на моторке до браконьерской тони у Орловской протоки. Огляделись - порядок, чисто. Рыбнадзор водку пьёт, как и положено - все их лодки причалены к берегу, а сами в сторожке на бугре. Ну и, встали мы в очередь сплавляться к таким же гаврикам, как и мы. И вот очередь подошла, батя конус завёл, сетку растянул, и поплыли. Я на вёслах, табаню и равняю. Батя конец шнура держит, за клёвом следит. Плывём - мечтаем. А на речке - красота, ветра нет. Облачка воздушные перистоногие висят неподвижно, млеют. Водичка так тихо-тихо плещется. Течение несильное тащит нас вдоль низких, кустистых берегов. Плавненько так. Рыбка ловится - батя чувствует, как она в сеть натянутую бьётся с налёту... И тут, глядь - братцы-браконьеры ниже по течению врассыпную кинулись, кто куда, в кусты ховаться. Всё, краевая идёт! Драпать надо пока не сцапали. Это тебе не местные инспектора, от них водкой не откупишься. И бросает мой батя конец сетки с грузилом за борт - она на дно ляжет, по течению вытянется, там и останется. Инспекция пройдёт. Мы кошку кинем, зацепим родимую, рыбку выберем, и по новой запустим. А пока, движок запустили и в лабиринт проток на полном газу унеслись. В лабиринте фиг поймаешь..."
  
   Мэт встрепенулся, вскочил, откинул зарядку и вынырнул на улицу. Новое чутьё не обмануло его - со стороны Восточных Уделов показался медленно бредущий в ночи робот. Он шел на запад по тропе, в сторону Четвёртого Бастиона, механически переставляя конечности и совершенно не глядя по сторонам. Это Мэт рассмотрел, когда шаркающие шаги и смутный образ приблизились на достаточное для его электронных глаз расстояние. Дроннер, не обращая на него никакого внимания, поравнялся с ним и продолжил свой путь на запад, с трудом поднимая и слегка подволакивая свои ноги. В призрачном свете туманной Луны он выглядел мертвяком, если такое понятие можно применить в данной ситуации. Образ его внутреннего мира был бледен и мутен, как и сумрачный вид сырой зимней ночи снаружи.
   - Эй, друг, проблемы есть? - окликнул удаляющегося странника Мэт. - Помощь не требуется?
   Ответом было молчание. Если бы не наличие образа, который явно выдавал присутствие человека в качестве управляющего звена системы, то его можно было бы принять за программно управляемого бота. Или, Мэт усмехнулся, за тень дроннера. А так, реально, парень насосался пива и в полусонном состоянии шлёпает по Острову в поисках добавки. Вот такие у нас тут, в смысле, дела. Мэт вернулся внутрь, подобрал волочащийся шнур, воткнул его снова в разъём и продолжил зарядку. У модуля Снеж, облачного образа не наблюдалось, значит, она действительно ушла спать и вырубила свой комп. И канал от её мозга до её дрона пропал.
   "Интересно, - подумал он, - а я ведь видел её в дроне через полмира почти, когда только обнаружил, что могу что-то видеть. Надо попробовать найти её сейчас, посмотреть тихонько, как она спит. Так-так-так, а в какой стороне от Острова она живёт? Вот тебе и на! Не знаю... Ну, ладно, время есть. Осмотрю, не спеша, сначала юг, затем восток. А не найду, то и запад с севером просканирую".
   И он начал обозревать юг... В ясную ночь на небе невооруженным глазом можно увидеть порядка трёх тысяч звёзд. Если вооружиться хотя бы несильным телескопом, то эта цифра возрастёт неимоверно.
   "Вот это да! - восторженно думал он. - Какие там сто метров? Сотня метров, это если "взгляд" рассеян и "смотрит" сразу по всей окружности. А стоит собрать его в пучок, то поле обзора существенно сужается, зато резко увеличивается глубина. В смысле, дальность".
   Он водил своим суженным "взглядом" по южной стороне во тьме Мироздания, с трепетом наблюдая десятки, сотни, тысячи, больше, ещё больше... образов человеческих разумов. Расположенных по невидимой для такого "зрении", поверхности гигантской сферы, какую представляет собой Земной шар.
   "Мама дорогая! Это же уму непостижимо! Сколько всего в мире людей! А ведь я не смотрел ещё на восток, а там Китай и Индия... Ёлы-палы, и как я найду её в такой толпе? Оказывается это невероятно трудно найти свою звезду среди миллиарда других. А как же я видел её раньше? Наверное, это из-за того, что раньше для меня остальные ещё не существовали, а теперь я вижу всех. И они затмили мне её. Да и дрона для прицелки нет. Вот если бы я был поэтом, или просто, хотя бы романтиком, я бы положился во всём на своё сердце. И оно бы мне точно указало, где сияет лучистый образ моей милой. А был бы я инженером, или учёным каким-нибудь, то я бы определил, что мне не хватает каналов параллельной обработки информации. Чтобы обсчитать столько целей. Да и сама скорость этой обработки оставляет желать лучшего. А так, говоря простым языком, выходит, что не по Сеньке эта шапка, позволяющая видеть разумы в таких бешеных количествах. Мой разум слаб и хил. Потому, что я не фига не астроном".
   И тут на улице вновь возникло движение, и вновь он вышел наружу посмотреть, чего там и как. И снова увидел зомби-подобного дроннера, идущего по направлению на запад, шаркающей походкой и с отсутствующим взглядом. Но на этот раз он был не один, а их было несколько. Мэт от растерянности так и не удосужился посчитать - несколько и всё, до десятка. Они шли вразнобой, а не вместе. Каждый сам по себе, на разных расстояниях друг от друга. Чапали и чапали, не зная печали и усталости, неся свои мутные образы внутренних миров к мутным видениям зловещего Четвёртого Бастиона.
   "Вот это да... Эти что, тоже пива насосались? Нет, что-то здесь нечисто. И все прут на Запад, словно там мёдом намазано. И каким это, интересно, мёдом, кто-то там что-то намазал? А ведь и Снеж туда же тянет. Что там такое происходит? Зашевелилась, видать, Тьма Запада, заворочалась. Чует, расплату неминуемую за все свои делишки тёмные. Собирает солдатиков неразумных на свою защиту и на их погибель. Чувствую, мой путь туда. Хоть и не охота и не тянет совсем. Надо прокрасться в тёмное логово. И лучше незаметно. Чтобы не спугнуть. О! Мысль. Этих слепо бредущих я могу использовать в своих целях, как прикрытие. В их толпе, под видом зомби я смогу подобраться совершенно скрытно. В смысле, незаметно. И хоть я не романтик, однако сердце моё мне внятно говорит, что наш святоша Лука наверняка имеет к этому самое непосредственное отношение. Наверное, все эти дроннеры побывали в его лапах. И Снеж мою, видать, они подобным образом обработали, с... Стоп, не время ещё для фокстрота".
   Откуда была у него уверенность, что не время, сейчас затевать фокстрот, он сказать не мог. Даже подумать не мог. Поэтому и не думал. Просто был абсолютно уверен.
   Зомби протопали, а Мэт всё стоял и смотрел. Смотрел на медленно сползающую за Земной горизонт сонную Луну, на плывущие в вышине холодного неба, продрогшие тонкие тучи, на призрачные, туманные очертания сопок, истерзанного временем и людской злобой острова Дронов... Смотрел и ждал. И когда, наконец, в поле его нового "зрения" показалась очередная группа бредущих странников, он понял, что пора. Пора идти и делать, что должно.
  
   ---
  
   ****
  
   У подножия холма с капониром кипела битва - десяток "скорпионов" и столько же рейнджеров отбивались от наседающей на них разномастной толпы дроннеров Западного Удела.
   - Высади нас на крыше этого заведения, Серж, - Педро спокойно, с лёгким прищуром любовался кипевшими у холма страстями.
   - Нельзя, собьют! Тут ПВО ещё не обезврежена...
   - Это приказ, Серж.
   - Эх... Есть!
   Винтокрылая машина подскочила, с налёту сделала низкую горку и спланировала на заснеженную макушку бездействующей огневой точки. И в ту же секунду крупнокалиберная пуля из длинной очереди, выпущенной зенитной установкой, расположенной где-то в стороне от основных позиций Четвёртого Бастиона, снесла ей несущий винт вместе с редуктором. Дико взревел в холостую ненагруженный движок и сейчас же заглох - сработала защита. Вертолёт рухнул с небольшой высоты и юзом проехал пару метров, толкая перед собой груды мокрого, тяжелого снега.
   - Ну, вот и славно, прибыли, - сказал Педро, стараясь ногами выбить заклинившую дверь.
   - Какие, на... прибыли? Одни убытки... - мрачно пошутил расстроенный пилот. - Торчи тут теперь, пока не эвакуируют...
   Педро выбил, наконец, дверцу и они с Алексом, выбрались наружу. Шум вертолёта смолк, и теперь доминирующими стали звуки кипящей внизу отчаянной битвы - лязг мечей, глухие удары богатырских замахов дубин, стоны смертельно обиженных и поверженных наземь. И, естественно, образцово-показательный мат, во всех своих разнообразных формах.
   - Вы хотели видеть зомби, Алехандро, насколько я помню из нашей беседы? - Педро стоял у кромки плоской крыши ДОТа, холодно смотрел вниз и делал руками движения, словно поддёргивал боевые кольчужные перчатки. - Вот, полюбуйтесь - Назгул распечатал-таки свои закрома. Перед вами зомби Запада, и это ещё далеко не все. По данным разведки они стекаются со всех Уделов, так что нашим ребятам предстоит сегодня славная охота.
   Над Островом стояло хмурое зимнее утро, слабый южный ветер доносил со стороны недалёкого моря тяжелый рокот ледяных валов прибоя и слабые крики неугомонных чаек. А сквозь высокие утончившиеся тучи на театр боевых действий лился ровный рассеянный свет, растворяющий тени и сглаживающий контрасты. Алекс молчал, увлечённо осматривая побоище. Нападающих были многие десятки, но действовали они как-то вяло, с неохотой, словно по сильному принуждению. Наверно поэтому немногочисленные защитники противостояли им весьма успешно. Даже не нарушая при этом своего ровного строя. Было видно, как издалека, с разных сторон, в подкрепление к западенцам медленно спешат десятки других механических бойцов. Спотыкаются, нервно дёргаются, вихляют в стороны, падают, но упорно продвигаются к разгорающемуся сражению, невзирая на встречающиеся по пути препятствия. Вот со стороны недалёкого минного поля хлопнул взрыв противопехотной мины, и кверху взлетели кувыркающиеся останки какого-то бедолаги. А за недалёким холмом коротко простучал пулемёт и смолк - кто-то попал в зону его поражения и, видать, лежит сейчас растерзанный пулями бдительного стража высотки.
   - Мясо, - с презрением процедил Педро, - хоть и железное, а всё равно, мясо. Они даже не понимают, что происходит и зачем им вообще нужно с кем-то сражаться. Очень жаль, что мы не можем сейчас избавить их от этого дурмана. И очень жаль, что мы не можем применить против них огнестрельное оружие, чтобы не дать повод другим одурманенным заполонить прирученные СМИ воплями о негуманном отношении к неповинным игрокам. А игрок повинен уже тем, что играет в их игры...
   - Хватит болтать, Педро! Пошли скорее в гущу событий - нашим явно не помешают два лишних меча... и одна сабля.
   - Ах, Алехандро, ваши устремления мне близки и понятны, но наше место для танцев в этом балете расположено не здесь. Далеко не здесь. И в значительно менее приятной обстановке. Жан уже должен нас ждать в условленной точке, - и он потопал ногой по лежалому снегу, словно демонстрируя, где именно расположена эта их точка рандеву. - А на счёт помощи кордону, не волнуйтесь - она уже летит, и скоро непременно будет здесь. И ещё. Алекс, мне от тебя нужны не мечи, а нечто более весомое...
   С этими словами он подошел к зияющему темнотой провалу в бетонном колпаке капонира и, пригнувшись, канул вниз. Через секунду оттуда послышался его приглушенный голос:
   - Сеньор ждёт особого приглашения? Или вам подать трап с самодвижущимися ступенями?
   Алекс хмыкнул, оглянулся ещё раз на бушующую вокруг холма стихию боя, и последовал за Кротом.
   Тьма охватила его плотно и жадно, словно захлопнувшаяся пасть мифического дракона. Алекс включил габаритки и осмотрелся. Педро, сияя сигнальными огнями, уже топал шестью своими ногами, удаляясь по полого спускающемуся вниз узкому проходу. Было тихо, шум сражения доносился еле-еле, словно сквозь пухлый слой минеральной ваты. И Алекс печально вздохнул и, шаркая своими шестью ногами по пыльному бетонному полу, поспешил вослед. Тьма расступилась, пропуская их в свои владения, и зловеще сомкнулась вновь.
  
   До места встречи им пришлось идти довольно долго - через три коридора с ответвлениями и через два небольших помещения непонятного назначения, с истлевшими остатками непонятного оборудования. В обоих помещениях были следы яростных схваток - в первом в беспорядке валялось несколько истрёпанных "головоглазов", в основном разведчиков. Все они были с множественными рублеными следами, а многие и без голов. Головы валялись отдельно, а у выхода сидел на полу средний дрон с серебряным значком рейнджера на груди. Увидав Алекса и Педро, он весело заулыбался, помахал им рукой и сказал:
   - Вот, ноги подрубили, гады, теперь сижу здесь для связи и сигнализации - исполняю роль ретранслятора. А жаль, там сейчас самое интересное начинается.
   - Не расстраивайтесь, юноша, принято решение доставить сюда подменных дронов. Так что вы скоро получите нового коня и встанете в строй в прежнем качестве, а то и лучше, - Педро похлопал раненного по гулкой спине. - Нам сейчас все нужны живыми. Ибо день настал, и музыканты настраивают свои свирели, а время танцев не позволяет нам уклоняться от приглашений.
   - Вот здорово, - воскликнул рейнджер, - значит, и мы ещё потанцуем! Алекс, вы помните? Мы бились рядом с вами у ручья Белый. Когда выручали вас из окружения.
   - Д-да, - с сомнением сказал Алекс, - наверное, помню...
   - Ну и хорошо. Идите дальше по тоннелю, все наши уже ушли в глубину - там сейчас начнутся весёлые дела. И не бойтесь потерять связь, мы надёжно ретранслируем сетевые сигналы.
   Во втором помещении следов бойни было больше. Порубленные и пострелянные "головоглазы" были свалены в одну большую кучу у левой стены. У правой же лежало два изуродованных "скорпиона" - один сильно обгорел, похоже, нарвался на огнемёт. А у второго была вдребезги разворочена грудь. Оружие, учинившее такое страшное повреждение, валялось невдалеке - что-то вроде двуствольного дробовика соответствующего размера. Педро внимательно осмотрел следы побоища и грустно покачал головой:
   - Призраки Инферно вышли на тропу войны, но как ни велика будет цена победы, мы заплатим её без колебания.
   - Да уж, платить придётся много - супротив таких пушек особо не поспоришь, - Алекса слегка трясло - такое обычно бывало у него перед опасными мероприятиями.
   Они прошли сквозь помещение, аккуратно переступая через отрубленные конечности. Посредине длинного коридора, у перпендикулярного отвода, скопилась вся штурмовая группа - шесть "скорпионов", четыре навороченных рейнджера и четыре разведчика, неизвестного Алексу типа. По общему дизайну они смахивали на "скорпионов". Тот же угловато-стелсовый чёрный корпус, но значительно меньшего размера, приземистый и сплюснутый. И крупную, ромбовидную как у гадюки голову с зоркими глазами и чуткими ушами. А также с устройством во лбу, в котором сразу признавался мини-лазер. Предназначенный подавлять оптические системы обнаружения и наведения.
   "Ух, ты, мне бы такой, - с завистью подумал Алекс, - и лучше даром, потому как купить его никаких бабок не хватит".
   - Ну, что случилось? - недовольно спросил, подходя Педро. - В чём трудности? Теряем темп. А темп для нас сейчас главное.
   - Там автоматический пулемёт и "натаны" с глушилкой сидят. Пулемёт мы снять можем, но глушилка у них неизвестной модификации. Наша защита не спасает. Хорошо ещё стены от неё экранируют, а то нам всем уже полный капец был бы. Вон, Феликса откачать никак не удаётся, - один из модулей рейнджеров валялся на пыльном полу, а вокруг него копошились двое вояк, что-то переключая в распахнутой настежь груди. - Такое чувство, что глушанули его и в реале. Мы сейчас пытаемся до него дозвониться.
   - А кто такие - "натаны"? - спросил Алекс.
   На него посмотрели. Снисходительно хмыкнули. И ничего не ответили.
   - Так, - сурово сказал Педро, - Жан, был же приказ - по всем гипно-фишкам работать только военным. Как находящимся под постоянным контролем. А прочим гражданским не соваться. Что не ясно?
   - А-а... геройство одно на уме, сам вперёд вылез, - сказал Жан. Причём Жан, а не Жаннель.
   - Так, - решительно сказал Педро. - Придётся жертвовать ладью. Две "эфы" - подавить пулемёт. Один снизу сам, а другого поднять на руках повыше. И синхронно. Начали.
   Один из "скорпионов" сграбастал мелкого разведчика в охапку, поднял на вытянутых руках и замер у поворота в ожидании команды. Другой разведчик, "эфа", как понял Алекс, пристроился в готовности, прижавшись к полу. Педро внимательно осмотрел диспозицию и скомандовал:
   - Давай!
   И сразу произошло множество событий. Дружно высунувшиеся в проход "эфы", мгновенно открыли беззвучную лазерную стрельбу. Коротко рявкнул и тут же смолк ослепший пулемёт. Звонко тенькнула вражеская глушилка. Разведчик, высунувшийся снизу, обмяк, и его втащили за ноги обратно. Педро с шашкой наголо с ужасным рёвом нырнул за поворот. Алекс ничего, не успев сообразить, рванул следом, прыгая сумасшедшими зигзагами и на ходу выхватывая мечи. Из приоткрытой железной двери на них растерянно и с испугом смотрели два крутых "головоглаза". Непрерывно щёлкая "глушилками", они в упор не понимали, почему те не действуют. Атакующие поделили их по-братски - одного сходу зарубил Педро, а второго обезглавил подлетевший Алекс.
   Они разом остановились, внимательно осмотрелись по сторонам и Куб сказал:
   - Алекс, я бы мог всё это проделать гораздо быстрее и эффективнее.
   - Ну-у, нам ещё не хватало дронов вмешивать в свои человеческие разборки, - ответил тот, тяжело дыша, словно сам только что нёсся в мыле по простреливаемому коридору.
   - А я на самом деле и не дрон.
   - Новое дело! А кто же ты тогда?
   - Не знаю... Не смог ещё додуматься. Но уже точно знаю, что я не дрон.
   - Но ты же, находишься в кристалле процессора, управляешь им, и вообще...
   - Но ведь и ты тоже находишься в модуле сейчас и тоже им управляешь, но ведь ты при этом не дрон, верно?
   - Ну, да. Я человек, и на самом деле нахожусь в своём живом теле у себя дома, а не здесь на Острове...
   - Вот, видишь! Значит, ты только находишься в теле человека - ты сам так сказал. А кто ты, и где ты есть на самом деле, не знаешь?
   Алекс ошарашено молчал. Логика слов Куба была оглушающей. Из курса философии он знал, что разум, это свойство высокоорганизованной материи. Только свойство. То есть, высокоорганизованное серое нейронное вещество его головного мозга имеет свойство, называемое "разум". Ну, типа, оно такого цвета - "разум". Вот поэтому, если промыть его растворителем, например, спиртом, то "разум" сразу теряется на длительное время. А если прибегать к "смыванию" регулярно, то цвет разума можно извести надёжно и навсегда. Так-то вот!
   - Ну, дорогой Кубик, ты меня загрузил! Я теперь долго нормально мыслить не смогу - буду всё твою логическую задачку перерабатывать.
   - Алекс, прости! Я не хотел тебя перегружать. Давай, как-нибудь сбросим эту программу, чтобы она тебя не беспокоила.
   - Да, не волнуйся, дружок, всё нормально. Мозг и должен постоянно работать, иначе он зачахнет и станет абсолютно бесполезным устройством.
   - Какое справедливое замечание, Алекс! Да-а... Нам, разумным, так нелегко в этом мире - думать, это такая тяжелая работа!
  
   ...Был поздний вечер, когда Алекса и Педро боевой вертолёт "дрозд" высадил на площадку перед Карчмой. Они ещё ничего не успели предпринять, как следом из-под обрыва вылетела, слепя прожекторами, такая же винтокрылая машина и плюхнулась наземь недалеко от них. Из кабины выпал серый, невзрачного вида разведчик, в котором Алекс сразу признал начальника Службы Безопасности Северного Полигона, Василия Васильевича. Тот неистово замахал на вертолёты обеими манипуляторами, те тут же заглушили моторы и погасили прожектора.
   - Здравствуйте, здравствуйте, молодые люди! Потрудитесь немедленно объяснить, зачем это вы выдрали старика из его скоромного ложа, на ночь глядя. Алекс, сынок - неужели? Педро! Не растягивайте удовольствие, не то у меня случится удар, и э... потомки вам не простят.
   - Василий Васильевич, я сам нахожусь в неведении, не меньше вашего! Этот... ведущий специалист, вытянул из меня уже все жилы. Молчит, проклятый! Улыбается, как... и молчит.
   - Александр, прекратите издеваться над стариком, вы же видите, я уже почти при смерти. Ну!?
   Алекс блаженно млел и никак не мог унять блуждающую по физиономии дурацкую улыбку. В тёмной Карчме вспыхнул слабый огонёк, распахнулась прочная входная дверь, и из неё выплыл громадный мрачный паук Карчмаря, остановился на пороге и недовольным громовым басом рыкнул:
   - Кого это ещё тут принесло, ночь-полночь? Чьи тарахтелки тут припарковались? Кому тут припарку на задницу сделать, а?
   Очертания гиганта расплывались во мраке, отчего он казался ещё страшнее, чем на самом деле.
   - Карчмарь! Сейчас дроны мои проснутся! Неси сюда кристаллы Шарика и Тора быстро! И ещё мне надо два корпуса для них. Один это мой старый, а второй...
   - Я, - твёрдо сказал Педро хриплым голосом, откашлялся и ещё раз повторил: - Я. Второй корпус мой. Вставляй в мой корпус кристалл, Алекс.
   - Ты? То есть - тебе? Ты же никогда... Ну, ладно, раз хочешь... А тебе кого - Тора или Шарика?
   - Тора. Или Шарика. Мне как-то... Любого.
   - Миша, ну, не стой пнём! Давай уже скорее делай, чего тебе ведущий специалист говорит. Не тяни кота за... э... хвост, - Василий Васильевич, чуть не подпрыгивал от нетерпения. - И быстро, быстро!
   - Ты ещё тут командовать будешь, - зло буркнул тот, топая в Карчму. - Стиляга пижонская...
   - Ну, знаете! Любому терпению приходит конец! - неожиданно распаляясь, не на шутку возмутился Василий Васильевич. - Всякая тут... э... зубрила бумажная, тыкать мне будет!
   - Ты, кибер узколобый! - Карчмарь резко повернулся, направляясь к нему. - Двоечник несчастный. Прогульщик недоученный. Я тебе сейчас в лоб твой узкий дам!
   - Мастер, ты, что, не понимаешь важности момента, да? - Алекс твёрдо встал на его пути. - Ты что, в детстве не наскакался, да? Сейчас, что, время, подходящее для этого, да? Ну-ка, не безобразничай, а то в угол поставлю!
   Карчмарь подавился невысказанными словами и посмотрел на Алекса с величайшим изумлением. Затем развернулся на месте и, молча, скрылся в помещении базы ЧД.
   - Нет, пусть вернётся! Посмотрим ещё - кто кому в лоб даст! Бакалавр, недоделанный! - кипятился Василий Васильевич, тяжело дыша и прыгая на месте. Неизвестно, как в жизни, но здесь, на Острове, его дрон-разведчик был раз в пять меньше могучего паука хозяина Карчмы. Но это совсем не снижало боевого азарта начальника Службы Безопасности.
   - Василий Васильевич, - мягко и тихо сказал Педро, - он уже ушел. И он очень напуган. По-моему.
   - Да? - отдуваясь, сказал тот. - К-хе... ну, хорошо... пусть живёт... пока.
   Через пару минут явился ещё более мрачный Карчмарь, неся под мышкой старого Алексова дрона. Поставил его возле Алекса и, недобро косясь на Василия Васильевича, достал из своего бездонного багажника два процессора в пластиковой антистатической упаковке. Сдул с них невидимую пыль воздушным насосом, расположенным в нижней части лица, как раз за псевдо-губами, служащими для имитации мимики, и протянул кристаллы Алексу. Тот важно взял один и вставил его в своего старого боевого коня. И включил в работу. Затем, взял второй, пальцем поманил к себе Педро. Когда тот подошел, быстро и аккуратно поменял процессоры. После этого, не спеша, достал из бардачка Куба и установил его на место обычного кристалла, который небрежно закинул в багажник. Пару секунд постоял неподвижно. Захлопнул бардачок и поднял руки вверх жестом фокусника. И торжествующе оглядел напряженно стоящих зрителей.
   Необычно тихий Педро неотрывно смотрел на него со странным выражением на застывшем лице. Василий Васильевич замер, слегка подавшись вперёд, как кот, караулящий мышь. И даже, казалось, перестал дышать. С плотно сжатыми псевдо-губами и сверкающими внимательно-напряженными глазами, размером чуть не с суповую тарелку каждый, неподвижно стоял громадный паук Карчмаря. Стоящая на скале, башня узлового ретранслятора сети дронов решетчатая, словно гигантская железная паутина, тяжело нависла надо всеми. В тусклом небе проглянула зловещая серо-мутная Луна, и залила весь Остров мутно-серебряным, призрачным светом. В наступившей гробовой тишине стало слышно, как глубоко внизу, у подножия утёса с глухим, грозным рокотом ворочался тяжелый ночной прибой, захлёстывая обледенелые прибрежные камни студёной морской водой. Низко и беззвучно, словно привидение, пролетела над площадкой громадная белая сова и скрылась за скалой с ретранслятором. Подул пронзительно холодный морской бриз, и от вызванного им сквозняка, неожиданно громко и резко скрипнула плохо прикрытая входная дверь в Карчму. Все вздрогнули.
   - Тьфу ты, холера! - громко сказал Карчмарь, и все вздрогнули снова. - Что ты тут спиритические сеансы устраиваешь? Давай уже, делай что надо!
   И тогда Алекс единым взмахом опустил обе руки. И стало ещё тише. Снова пронзительно скрипнула дверь, но никто уже не обратил на неё никакого внимания. Ожидание затягивалось.
   - Эта... - начал было Карчмарь, и внезапно испуганно замер.
   Старый Алексов дрон приподнялся из позы покоя и, медленно повернув голову, уставился на бледную, застилаемую тонкими рваными тучами, Луну. Алекс тихо хихикнул, а Педро неожиданно, мелкими шажками, направился к обрыву в сторону моря. Карчмарь удивлённо посторонился, пропуская его, и снова собрался что-то сказать, но Педро опередил - с лёгкой паникой в громком шепоте он обратился к довольно улыбающемуся Алексу:
   - Алекс! Он сам идёт! Как им управлять!?
   - А как ты управляешь своим другом? Подружись с ним, и всё будет в порядке.
   - Что? Как!? Как подружиться?
   - Ну, кабальеро! Этого даже я вам не могу сказать. Попробуйте применить всё своё обаяние - Тор существо чувствующее, почувствуйте и вы его.
   Он подошел к остановившемуся у края обрыва дрону Педро с Тором, и взял его за руку.
   - Смотри - это море, Тор. Ты хотел видеть его - вот оно. Море штормит - сейчас ночь, зима и холодные волны. Но наступит лето, засияет над ним Солнце, и станет оно, синим-синим, до самого далёкого горизонта. И ты увидишь, как по нему поплывут белые парусники с воздушными парусами, и полетят над ним крикливые чайки. И тогда ты полюбишь его. Непременно полюбишь.
   - Матерь Божья... Я чувствую... Алекс, я его чувствую! Он... добрый!
   Шарик, который был в старом Алексовом дроне, отвернулся от Луны и медленно огляделся вокруг. Заинтересовавшись громадным чёрным пауком, он пристально уставился на него, слегка склонив голову набок. Карчмарь нервно кашлянул. Шарик неожиданно шагнул к нему, протягивая руку. Тот резко попятился и испуганно посмотрел на Алекса.
   - Я тут не причём, - смеясь, сказал Алекс. - Ты сам ему понравился.
   Василий Васильевич громко прочистил горло и недоумённо вопросил:
   - Э... а почему они молчат, я не понял? Как-то это... Нет, я ничего не хочу сказать, только надо же убедиться, что всё это не... э...
   - Они ещё не умеют разговаривать. Может, со временем, они смогут научиться, я не знаю. Вот мы с Синим Кубом сразу начали говорить, даже никого учить не пришлось. Иногда человек Корней объяснял нам, как правильно произносить некоторые слова, и что означают некоторые выражения. И всё. А ты, незнакомый человек, долго учился говорить? Или, как и мы, сразу сделался таким разговорчивым?
   Василий Васильевич поперхнулся и, задрав брови, с недоумением воззрел на Алекса, из которого прозвучала эта неожиданная тирада. Тот, извиняясь, пожал плечами и улыбнулся, а Карчмарь неожиданно захохотал грохочущим басом, заставив всех вздрогнуть снова. Но уже через мгновение все смеялись вместе с ним, от души и до слёз. Даже пилоты вертолётов, которые были встроены в пилотажный комплекс и поэтому могли наблюдать за необычными ночными событиями только издали, глазами своих вертолётов.
  
   Педро с Алексом, и со своими электронными компаньонами устроились над обрывом - смотреть на море и болтать о делах. Правда, долго они сидеть не собирались - время позднее - завтра рано вставать, а поспать нужно непременно хотя бы пару часов.
   Педро всё никак не мог освоиться в новом качестве - управление дроном через телепатическую сеть. Вертел руками и ногами, пристально следил за их движением, и удивлённо качал головой:
   - Теперь я понимаю вас, благородный дон, это действительно - словно ты сам дрон. Такой свободы в движениях я ещё никогда не чувствовал. Это потрясает. И само "сочувствование" чужого разума... неописуемо. Просто чудо какое-то. Благодарен вам за это. Немного удивляет тот факт, что мы как-то все дружно и легко вошли с ними в контакт. Нет, я совсем не против этого, даже наоборот. Только я... ожидал некоторых трудностей в этом вопросе. Всё-таки не у всех такое получилось. Например, Корпорации не вышло ни черта.
   - Наверное, потому, что у них не было меня и Куба. Это раз, а второе - Мэт. Мы все обязаны ему. Это он чем-то помог, и я стал ощущать их и вне электронной оболочки. Они всё время были во мне, а я был слеп. Наверное, выстрел Базуки Билла не прошел для меня даром... А может, у меня не было никаких таких способностей. Теперь всё поменялось. Способность есть, и я могу их видеть. Всегда. И я могу забрать их из кристалла дрона, или вселить в него, когда захочу. Легко.
   - Э... Молодые люди! Ну-ка, подойдите сюда. Надо ещё кое в чём разобраться, - Василий Васильевич стоял у Карчмы вместе с её хозяином и молчаливым Шариком, который так никуда и не отходил от них. Вернее от Карчмаря, которого он изредка осторожно трогал за громадные паучьи лапы и за рабочие, человекоподобные манипуляторы. Грозный хранитель наследия Великих "К" вид имел странный. Совершенно необычный для себя. Стоял столбом, боялся пошевелиться и, не мигая, смотрел на Шарика с выражением высшей степени удивления и обожания.
   Педро и Алекс подошли и встали рядом.
   - Так. С вас, Педро, обстоятельный рапорт-доклад на моё имя и на имя Николая Николаевича о сегодняшних событиях. И постарайтесь без пространных рассуждений - никакого своего мнения. Голая констатация фактов - что и как произошло. А своё мнение можете оставить себе до лучших времён. И готовьтесь: скоро будет много комиссий. Весьма скоро. Дело серьёзное, делу нужен ход. А посему, без плотного и даже придирчивого анализа нам не обойтись. Алекс, вы тоже - всё внимательно продумайте, что и как будете демонстрировать, чтобы поменьше накладок. Миша, а ты ему подскажи, как правильно втирать глаза и пудрить мозги, а то он молод ещё и неопытен. И нечего тут фыркать, не конь. Так. А я приму успокоительное и досыпать. А завтра с утречка займусь всеми нашими делами в верхних эшелонах. Э... Ну, вы понимаете. Вопросы есть?
   - Василий Васильевич, у меня, между прочим, полевая операция в самом разгаре. По нейтрализации агентов Корпорации. Я не могу так всё бросить, или просто сыграть отбой. Вы, я надеюсь, тоже понимаете это.
   - Понимаю, Педро. Вы сделаете так - все дела передадите вашему... как его там э... Жан-Жану, а сами...
   - Простите, Василь Василич, но дело не только в этом. Алексу восстановить свои способности помог некто Мэт. Давний наш знакомый. Мы с ним занимались два года назад, как раз по теме сбежавших дронов. Агенты "Корпорации-Д" пытались его зомбировать, но неудачно - это единственный случай, когда их схема дала сбой... Ещё минутку, это очень серьёзно. Так вот, этот Мэт сейчас является обладателем неких экстраординарных способностей. Каких точно неизвестно, но именно он помог Алексу восстановиться. Я считаю, что это не менее важно, чем проблема нашего отдела. Даже, я думаю, более важно. Предположительно мы имеем в его лице фактор, позволяющий получить репликацию способностей нашего Алекса. Так вот, этот Мэт сейчас находится где-то на пути к Четвёртому Бастиону. Где точно мы не знаем. Его необходимо перехватить, пока это не сделали за нас. Или, по крайней мере, раньше разобраться с теми, кто способен на перехват с их стороны.
   - Ага. Это действительно серьёзное заявление. Почему вы не привлекли его к нашим исследованиям? Вам ведь для этого не нужно никаких специальных указаний.
   - Да, не нужно. И мы этим как раз и занимались. Но применить силу, мы не имеем права, а убедить его нам не представилась возможность. Точнее, представилась, но... не всё получилось. Я намеревался немедленно этим заняться, как только разрешится вопрос с проснувшимися дронами.
   - Так. "Корпорация-Д" в курсе э... его способностей?
   - С большой долей вероятности нет. Но не исключено...
   - А Николай Николаевич в курсе?
   - Естественно.
   - Так. Продолжайте свою операцию. Что вам необходимо для её успеха?
   - Алекс. И дроны, Куб и Тор.
   - Рискованно. Мотивировать можете?
   - Интуиция разведчика.
   - Хм. Серьёзный довод.
   Луна покрылась наступающей с юга облачностью, и всё вокруг мрачно потемнело.
   - Хорошо. Действуйте. Доклады по обычной схеме. И ради Бога, Педро, максимальная осторожность во всём, что касается дронов и Алекса! Максимально максимальная! Никакого неразумного риска. Лучше вообще, никакого риска. Ещё вопросы есть?
   - А что такое "разведчик"? - спросил Куб.
  
   ----
  
   **** *
  
   Дрона Снеж он взял с собой. Немного поколебался и взял - всё равно она пойдёт следом, как только проснётся. А его не будет рядом, чтобы держать защиту. И одной ей будет гораздо хуже. Был у него, правда, ещё вариант - отрубить от сети, и пусть сидит всё это время дома, пока он тут дело не сделает. Но само понятие "отрубить" внезапно связалось для него с "убить", и он, содрогнувшись, отказался от такого решения вопроса. Кто его знает, что будет со Снеж дома, если она не сможет войти в сеть дронов? Её же непреодолимо влечёт... к тому, к чему и всех. Вот и ехал сейчас её модуль на нём верхом. Мэт из-за этого слегка волновался - а вдруг кто-нибудь спросит его, чего это ты там, зомби, тащишь на спине? Кто тебе такое велел делать, а? Куда это ты его прёшь? Что это ты тут задумываешь, когда тебе вообще думать не полагается? И чего это твой "кузнечик" спит, когда должен как все, в едином порыве шлёпать по снежным лужам навстречу своей радости?
   "Да, вот так вот спросят, и что я тогда отвечу? - думал он. - А... ничего я им не стану отвечать. Убью их, и все дела. Ну, в смысле, посеку секатором, чтобы не приставали".
   Дроннеров-попутчиков было трое. Они шли гуськом, неспешным шагом, ни на что не отвлекаясь, и ничем посторонним не интересуясь. Упорно и методично стремясь к неведомой им цели. Правда, повороты дороги они старательно отрабатывали, хоть и с небольшой задержкой, видимо часть сознания в них, всё-таки, теплилась. Мэт шел вторым, справедливо полагая, что первый и последний наиболее подозрительны. Если вдруг что.
   Слева и справа тянулся унылый пейзаж с воронками, колючей проволокой и разными раскуроченными строениями. Всё было, как и в прошлый раз, только настроение сейчас ни к чёрту. В смысле, наоборот - такое настроение, что ну его к чёрту. И не только зима в том виновата. Не её серое небо, не её ледяные ветра и не её грязно-снежные раскисшие дороги. Во всём было виновато ощущение того, что всё это уже было. И было не раз - и такая же мокрая зима была. И так же он брёл уныло по унылой хлипкой дороге. И так же было у него отвратительное настроение оттого, что всё это было уже не раз - и дорога эта, и зима эта, и небо это... И он так же брёл, брёл и брёл... И было ему уныло, и было ему противно оттого, что всё оно было, и было, и было...
   Дроннер, идущий следом за ним, что-то невнятно забормотал, как в бреду. Он уже делал это, и делал не раз, поэтому Мэт даже не стал прислушиваться. Ничем он не мог ему помочь сейчас, ни чем. Так что, потерпи друг, и вы, друзья потерпите - Господь терпел и нам грешным велел. Тем более что сами вы во всём виноваты - не будете во всякие дурацкие игры играть, задрав шары. Никто вас зомбировать и не будет. Что, больше дела на Земле нет, что ли, что сидите вы дикими толпами за компьютерами и топчете клавы свои с мышками, гоняя ничего незначащие картинки по нарисованным, ничего не значащим, выдуманным мирам? Наоборот, дела валом - изучать и благоустраивать реальный мир гораздо интереснее. Да, труднее, да, опасней. Но кто, если не мы, наш мир построит и устроит? Или, думаете, придёт добрый дядя в развевающемся плаще...
   На повороте, у разбитого капонира стояли два крутых средних рейнджера и с любопытством на них посматривали. Один из них сказал другому:
   - О! Ещё партейка на горизонте. И все к Бастиону топают. Уже третий час, как топают и топают. Нет, чтобы собраться всем вместе, да пройти сразу. А то тянутся, тянутся. А ты торчи тут, мёрзни... Может, всё-таки лучше поотрубать им связь, а? Ясно ведь, для чего их туда сзывают. Полежали бы тут, отдохнули, а там глядишь, всё утрясется, и все будут довольны.
   На что второй ответил:
   - Делать надо не как лучше, а как приказано. Приказ ясный - никого не трогать, всех пропускать, а о проходящих докладывать по команде. Ты уже доложил?
   - Ну, ты и зануда! У тебя в детстве черепно-мозговых травм не было случайно? "По команде, по команде"... Да доложил, доложил, не сцы. О! Смотри, этот тяжёлый, тащит скаута на спине. За каким это он его прёт? Ну-ка, давай спросим его с пристрастием - что это он там замышляет, зомбяра тупая, а?
   - Равняйсь, смирно! Сказано - всех пропускать, препятствий не чинить. Что не ясно? С Дьерчиком потолковать хочешь на тему клановой дисциплины? Так он последнее время что-то резко не в духе. Он тебе сразу объяснит, почём раки зимуют и где фунтом лиха торгуют. Ты что, не видишь, что дело серьёзное наворачивается? Посерьёзней, чем битва с "головоглазами" осенью.
   - Ну, ты и зану-уда! Заладил - "сказано-приказано". А если я уже задолбался тут стоять? Что мне и развлечься теперь нельзя, да?
   - Сбегай вон на минное поле развлекись. Хоть польза от тебя будет - меньше потом разминировать придётся. Сказано - всех пускать и не задерживать, препятствий не чинить...
   - Ну, ты и зануда...
   Рейнджеры медленно уплыли за поворот, а поворот скрылся в утреннем холодном тумане. Мэт перевёл дух и убрал руку с топорища. Хорошо, что с зомбированными пошел, если бы сам сунулся, наверняка пришлось бы с боем прорываться, а так - "сказано, препятствий не чинить". Ну, вы и зануды, блин...
   Утро набирало яркость. Светлело небо - где-то там, высоко-высоко проекция Солнца бежала по изнаночной стороне облачного покрова, размытой линией терминатора отделяя день от ночи. День наступал с востока, а тьма уползала на запад. Тьма уползала и липкими щупальцами утаскивала за собой свои оболваненные марионетки. Хотя... а разве бывают не оболваненные марионетки? Нет, не бывают. И даже если какая-то марионетка думает, что она самостоятельно, по своей воле только играет роль марионетки, рассчитывая получить за это какие-либо выгоды и преимущества, то это означает лишь то, что она оболванена несколько лучше других.
  
   Мэт сразу почувствовал, когда Снеж воплотилась в "кузнечике" и открыла глаза.
   - Ой! Мы где?
   - Слазь, скоро уже в твой Бастион придём, а туда верхом нельзя, только пешим.
   Снеж сладко потянулась:
   - Ах... классно выспалась! Так это мы всё-таки где? Ва-у! Что это за стены такие громадные? А-бал-деть! Ой! А сколько здесь народу! А чего все стоят и никто не веселится... Слушай, как-то мрачно тут...
   - Ну, вот, сбылась твоя мечта - мы на Четвёртом Бастионе.
   - Это он!? Не-е-е... Там должно быть... хорошо... свет... весёлая жизнь... Я же видела...
   - Эй, рабы! Чё встали, быдло? Вперёд, к Южному Форту. Туда, туда! На юх! Воины Саурона, а вы чего тормозите? Гоните этих придурков к южному входу, там сейчас заварушка начинается и там самое место этому мясу. Ну, живо-живо! Шнель, бараны!
   На вершине придорожного холма стоял потёртый скаут с нарисованным красным глазом во лбу крупной головы. Он размахивал посохом, раздавая указания нескольким подобным головоглазым субъектам.
   "Вот значит, какие они - "головоглазы", - Мэт усмехнулся. - Только нам на "юх" не надо, нам надо ещё дальше на запад и, похоже, вглубь, под землю".
   "Головоглазы" шустро забегали вокруг толпы очумелых, одурманенных, ничего не соображающих, зомбированных игроков. И брякая древками пик по их гулким корпусам, стали угонять разномастное механическое стадо вдоль укреплений Бастиона в южном направлении.
   - Мэт! Что это тут творится? Это что, игра такая? - Снеж выглядела удивлённой и испуганной.
   - Ага, у них все игры такие. Ты не бойся, нам не с ними. Мы пойдём прямо...
   - Ну, ты, "мул" тупой, чего рот раззявил? Топай за всеми! - запыхавшийся "кентавр" попытался огреть Мэта дубинкой. Но тот только глянул на него, и "кентавр" ускакал вслед за всеми, явно позабыв, чего он только что хотел. Зато скаут, стоявший на холме, внезапно, словно проснувшись и спохватившись, властным голосом приказал:
   - Этих не трогать! Они сами. А все остальные, чего встали как бараны? Погнали, погнали! Шнель-шнель! На юх!
   Скученная, подгоняемая "головоглазами", толпа дроннеров стала утягиваться по лощине между холмов и Снеж растерянно сказала:
   - Мэт, я боюсь... Что здесь происходит? Все словно с ума посходили... У вас тут, на Острове, всегда такой содом творится, да? Неужели кому-то нравится в это играть?
   - Вот-вот! Мне тоже интересно - кому? Сейчас пойдём, узнаем...
   - Как-то я не так представляла себе игру на Острове. Я думала, тут романтика, весёлые встречи, новые друзья... Мы на Полигоне мечтали... А тут - грязь, холод и грязь. Только в Обсерватории тепло и светло. И Стеклярус такой приятный собеседник. Что мне делать, Мэт? Я боюсь идти с тобой, боюсь оставаться здесь и боюсь возвращаться в Факторию. Я даже не знаю, в какую сторону от нас Фактория. Дорогу от Обсерватории я проспала, поэтому не дойду и туда. Тем более, нас учили, что тут везде ловушки с бомбами... Что же мне теперь делать? Скажи Мэт...
   Мэт грустно вздохнул: "Вот бы кто мне объяснил, что делать..."
   Он огляделся по сторонам. Вокруг не было ни души, все ушли на юг, а кто не хотел идти, того угнали. Вот так. И опять здесь пусто, ни одного разумного объекта в радиусе ближайшей сотни метров. И опять он прибыл сюда ранним утром, только не тёплым летом, а противной сырой зимой. Зато снова с "кузнечиком". Правда, другого пола. И не по заданию хитромудрого Педро, а по своей воле. Только вот непонятно, доброй ли? Становилось почти светло, лёгкий южный ветер доносил отдалённые пронзительные крики чаек со стороны штормящего моря и неясный многоголосый ропот с той стороны, куда ушли зомби и их погонщики. Похоже, там происходило какое-то активно-шумное событие. Изредка вдалеке короткими очередями стреляли пулемёты, гудели огнемёты и бухали глухие разрывы противопехотных мин. Неужели действительно сражение? Интересно, кого с кем? Зомби с рейнджерами, что ли? Да, сильно всё поменялось за два года - куда девался старый, добрый Остров Дронов? Когда "заломка" пулемёта была событием островного масштаба? А конфликт клан-на-клан был на его памяти один только раз. Да и то - постояли, покричали, помахали манипуляторами и разошлись. А тут целая война - кланы напрочь сносят. Может и Алекс там, с Педро? Своего бледного паука отлавливают. Сейчас бы спокойно потренировать "магическое" зрение, найти Алекса, где он там находится. Уж его-то образ он не спутает ни с чьим, очень уж он у него видный. Я-аркий. Да, с Алексом надо обязательно встретиться. После всего. И с Педро, хоть с ним и не всё понятно. А Снеж вообще нельзя от себя никуда отпускать, раз уж тут такие дела творятся. Наглые. Однако надо потихоньку двигать...
   - Мэт, чего ты молчишь? - голос Снеж дрожал. - Скажи что-нибудь.
   - Что-нибудь.
   - Мэт! Я серьёзно!
   - А серьёзно - сейчас пойдём в подземелье. Там будет ещё страшнее.
   - Куда!?
   - Туда, - он указал прямо на главный форт Бастиона. - Обойдём сбоку, найдём вход и полезем под землю.
   - Ты с ума сошел? Я не пойду. Иди сам.
   - Хорошо, пока!
   - Стой! Ты, почему меня бросаешь? Нет уж, завёл сюда - выводи обратно! А то у тебя что получается - поматросил и бросил.
   - Между тем, я некоторых предупреждал...
   - Ни-че-го не хочу знать! Завёл - выводи!
   - Пришли мне свою фотку.
   - Что? Какую? Зачем?
   - Хочу посмотреть, как ты выглядишь, когда дрожишь от страха.
   - Я!?
   - А то.
   - Я не дрожу, я просто боюсь... Как тут не испугаться?
   - Вот и пришли фотку. Хочу на тебя посмотреть.
   - Мы не настолько ещё близки в отношениях, чтобы фотками обмениваться.
   - Да ну? Я тебя вчера интимно купал, а ты на мне постоянно ездишь. В разных позах.
   - Ну, ты хам! Даже слов нет, какой ты хам! - глаза Снеж блестели возмущённым яростным огнём. - Ни за что бы с тобой не стала знакомиться, если бы знала, какой ты хам!
   - Ага, а я что говорю? Сама навязалась, а теперь воешь!
   - Я!? А ты... А ты... Дурак! - она отвернулась, прикусив губу.
   Через некоторое время Мэт, как ни в чем, ни бывало, спросил:
   - Так как насчёт фото?
   Она напряженно молчала не оборачиваясь.
   - Ну, ладно, извини. Не надо фото. Это я тебя специально разозлил, чтобы в чувство привести. Тут такое дело, Снеж, сложное... Нельзя тебя одну отпускать. Даже с Острова нельзя тебе сейчас уходить, - он замолчал в сомнении, глядя на обиженного маленького "кузнечика" Снеж. Трудно объяснить то, чего и сам не понимаешь ни в малейшей степени.
   - В общем, так получается, Снеж, что на тебе лежит заклятие. Очень вредное и опасное. Пока я рядом с тобой, оно нейтрализовано. А стоит нам разойтись, оно вновь получит над тобой власть и приведёт тебя к гибели. Так вот обстоит у нас с тобой дело. Ты только не бойся, мы со всем разберёмся обязательно. В смысле, постепенно и вместе.
   - Ты точно дурак. Такую глупую отмазку мог придумать только настоящий дурак, - она повернула к нему своё лицо с таким лукаво-смеющимся выражением, что он невольно и сам расплылся в улыбке. А слово "дурак" прозвучало из её уст как нежнейшая похвала. - А мы сейчас направляемся в логово злого колдуна, чтобы убить его и освободить всех зачарованных.
   - Да, - просто ответил он, - именно так и обстоит дело.
   Снеж весело рассмеялась:
   - Ну, раз дело обстоит именно так, то его непременно надо довести до конца. А насчёт фото я подумаю. Может и пришлю. Только уж и ты мне своё непременно - надо же знать, как выглядит грозный борец со злыми колдунами.
   - Ладно, я не против. Как всё закончим, так сразу. Ну, что, идём дальше?
   - Ты позволишь мне отлучиться на пару минут, а то я ещё не завтракала? Встала, умылась и сразу сюда. А потом ты, ладно?
   - Давай. Только я пока не хочу.
   - Ну, я всё равно быстро. Смотри, без меня никого не убивай! - кокетливо сверкнув радужными линзами окуляров, она отключилась.
   "Кузнечик" Снеж улёгся на снег и задремал, а Мэт встал на стражу около него. И прислушиваясь к отдалённым звукам, все-таки, по-видимому, битвы, задумался.
   "Зомби. Какая гадость. Ну, вот, бьются они сейчас не по своей воле за чужие интересы. А сами этого ведать не ведают и искренне считают и интересы эти своими, и битву эту своей, и гибнут с чистой совестью и чувством глубоко исполненного праведного долга. Ну, пусть не физически гибнут, а вроде как понарошку, играючи. Но ведь, будь это не на Острове, а на Большой Земле, и будь они не в теле дронов, а вживую, всё равно также пошли бы заполнять своим мясом чудовищную крупорушку войны. Ибо нет у них никакой защиты от искусных зомбоделов, изощрённых в своём грязном ремесле. Более того, большинство само радо быть одураченным, чтобы жить легко и беззаботно, и не отвлекаться на разные неприятные мелочи. А то, не приведи Господи, придётся думать своими мозгами и самому разбираться в этой непростой жизни. Самому решать, где ложь, а где правда, где предательство, а где беззаветная верность, где подлость, а где доблесть и честь. Это как же тогда жить будет тяжело и неуютно".
   Со стороны недалёкого Бастиона показались быстро идущие дроны. Трое. Крупные разведчики неизвестной ему марки. Прокачка средняя, в руках пики. Мэт насторожился. Ничего опасного в них не было. Образы чистые, незамутненные. Стало быть, не зомби. Интересно, неужели обычные дроннеры? Трое подошли спокойно и без страха. Остановились, и один из них вежливо спросил:
   - Простите, мы слышали шум в этой стороне, вы не в курсе, что бы это могло быть? Мы с Западноудельской Фактории. Впервые выбрались на Бастион, а тут слышим, шумят громко, вот, хотели посмотреть... А вы, я смотрю, удачно скаута добыли?
   - Ошибаетесь, ребята. Никого я не добыл, просто партнёр отлучился на завтрак. Вот, жду его. А на шум вы лучше не ходите. Там опасно. Похоже, у южного Форта, битва идёт серьёзная. Вам туда не надо. В смысле, ни к чему.
   - Ух, ты, вот это да! Настоящая битва? И кто с кем бьётся?
   - Точно не знаю, но, похоже, что рейнджеры с зомби...
   - Ага! Я же вам говорил, что на Острове зомби существуют, а вы не верили... Пошли быстрее, может, удастся парочку завалить.
   - Эй-эй, друзья, кого завалить? Это же обычные дроннеры, только под гипнозом. Их спасать надо, а не валить. Вы сами могли бы на их месте оказаться... - попытался урезонить их Мэт.
   - Да ладно, друг, не парься! Это же игра - сегодня мы их завалим, завтра они нас. А иначе, как тут быстро прокачку сделаешь? Не ковырять же мины из грязи - долго и подорваться можно. Ну, ладно, спасибо за наводку. Пошли мужики, а то там всех покоцают и нам никого не достанется.
   - Зря вы это делать собрались, потому, что там не просто игра. Там всё всерьёз. И пострадать можно всерьёз.
   - Да-да, курите дальше, а мы побежали. Каждый волен играть, как хочет, не так ли?
   И они унеслись по следам прошедшей толпы одурманенных игроков, словно почуявшие добычу рапторы за стадом травоядных игуанодонов.
   "Ну, вот, - подумал Мэт, даже не пытаясь их задержать, - эти тоже не менее одурманены. Причём сознательно. Самозомбированы играми. Сидят сутки напролёт в сети, кочуют по игровым серверам, и только и знают - убей - прокачка, прокачка - убей... А убивают при этом реально - своё время, здоровье и ум. И ещё сердце. Потому, что ни одна такая "игрушка" не учит главному человеческому качеству - сострадательности".
   Он стоял под хмурым зимним небом, оглядывая окрестности Четвёртого Бастиона, залитые утренним серым светом и размышлял.
   "А вообще-то, над каждым довлеет какая-то жизненная установка, привитая в процессе воспитания или обучения. В смысле, у каждого свои заморочки. Вот и выходит, если вдуматься, то все мы в принципе зомби".
   Переступил с ноги на ногу, вздохнул и тихо-тихо, еле слышно, прошептал:
   - Думаете, я не понимаю, что тоже являюсь чьим-то зомби, и тоже иду выполнять чью-то неизвестную волю. И считаю её вполне справедливой...
   Далеко-далеко на юге крупнокалиберный зенитный пулемёт со звонким стуком разродился длинной, скоропалительной очередью...
  
   ---- -
  
   **** **
  
   Пока "эфы", под прикрытием пары "скорпионов" тщательно обследовали уходящие вглубь многочисленные тоннели, проходы и коммуникационные каналы, штурмовая группа находилась в режиме напряженного ожидания. Алекс не знал, откуда у Педро данные о местоположении "на островных координатах" остатков банды граберов, но судя по уверенным действиям их отряда, они у него были. Через полчаса прибыло подкрепление - два "скорпиона", четыре "эфы", которые тут же уползли в лабиринт на помощь своим коллегам. И четыре крупных, тяжело бронированных боевых дрона, оснащённых мини-пушками и средствами преодоления защищённых препятствий - плазменной горелкой и гидравлическим резаком. На коренастом туловище, на короткой могучей шее, сидела массивная приплюснутая голова с отличной оптикой и спаренной лазерной установкой повышенной мощности. И никакой мимики. На воронёных корпусах красовалась одинаковая серебряная аббревиатура - "БАМ" и порядковый номер. Что означали эти буквы, осталось для Алекса неизвестным. Потому, что спросить об этом он так ни у кого и не удосужился.
   Тяжелые штурмовики степенно выдвинулись вперёд и заняли оборонительные позиции в авангарде отряда. Не задав никаких вопросов и не обменявшись приветствиями с коллегами. На них никто не обратил особого внимания. Как впрочем, до этого на Алекса. Что его несколько задело. Правда, знакомых у него здесь всё равно не было, только Педро и Жан-Жан, но они в данный момент были заняты - о чем-то совещались с командирами "скорпионов" и рейнджеров. Точнее, Педро давал указания, а все согласно кивали.
   С момента "пробуждения" дронов, Алекс и Педро управляли своими модулями исключительно через телепатическую сеть, независящую от радиосети Острова, которую они использовали только в информационных целях и для связи между собой. И сейчас Алекс, пока был перерыв в боевых действиях, от нечего делать и из интереса, торчал в Островных ньюсах - выискивал новости с полей сражений и просматривал сводки боёв, а так же комментировал Кубику разные непонятные моменты. Новости были скромные, комментарии к ним тоже. Очевидно все понимали, что главные события предстоят впереди, поэтому потихоньку сушили фактический порох и наполняли им про запас свои информационные пороховницы.
   Зато вокруг виртуального пространства Острова Дронов полыхала грандиозная истерика. Ангажированные западные и прозападные СМИ заливались воплями о "чудовищных нарушениях прав человека", о бесчинствах Островной службы безопасности, о сотнях замученных и растерзанных судеб бедных, наивных пользователей, доверивших свои жизни тоталитарным режимам блока Восточных Уделов. Сплошной бред, с выдернутыми из действительности подходящими фактами. Алекс хмыкнул, прав Педро - любую ложь можно прикрыть достоверными данными, расположив их в нужном порядке и под необходимым углом.
   Некоторые особо ярые "правозащитники" предлагали немедленно атаковать Остров с моря и воздуха, чтобы наказать "восточный рассадник хаоса", установить там подлинно демократический порядок и остановить расползание анархо-террористической идеологии. При этом с большой горечью в голосе все они сетовали на невозможность применения на Острове сверх-высокоточного оружия из-за неправильной работы в его районе системы глобального наведения стратегических ударных комплексов - системы GPS "NAVSTAR".
   - Алекс, будь добр, подойди сюда.
   Он оторвался от новостного сервера и слегка рассеянно огляделся вокруг. Вернулись "эфы", вернулись "скорпионы". Все были в сборе. Очевидно, приближался следующий этап операции.
   Собравшиеся не спеша, сгрудились вокруг командиров. За исключением штурмовых "БАМов". Они остались на своих позициях, не снижая бдительности - вот что значит настоящая воинская подготовка.
   Когда Алекс подошел, Педро оглядел всех, посвистывая, затем произнёс:
   - Значит так. Подведём промежуточные итоги. Первый этап боевой операции мы выполнили успешно - с опережением по времени и с минимальными потерями. Феликса удачно "откачали", если кто ещё не в курсе. И того, который в "эфе" был... не помню, к сожалению, его имени... Да, спасибо. Юрий. Тоже привели в чувство, сидит сейчас пьёт кофе с молоком. Скоро опять будет с нами. Эти новые "глушилки" порядочная гадость - человек теряет сознание, и далее впадает в летаргический сон, из которого трудно вывести. Образцы научники получили, сейчас разбираются. Что интересного обнаружат, нам сообщат. Далее. По агентурным данным, "головоглазы" проникают в свои подземные квартиры именно здесь, в этих самых тоннелях. В этом самом месте. Вопрос, где именно? Точных указаний мы не имеем, а ждать их получения опасно - не исключена утечка с Острова, интересующего нас объекта. Вместе с субъектом, который интересует нас гораздо меньше. Сейчас ребята-разведчики провели поиск, пока все отдыхали. К сожалению, безрезультатный. Везде тупики и завалы, никаких входов, проходов и выходов не наблюдается. Сейчас поступаем следующим образом. Командиры, разобрать людей по группам, и чтобы в каждой группе был один "эфа". И распределить по зонам поиска. Искать до потери пульса, пока не найдёте. Не пропускать ничего - трещинки, выступы, ямки, пустоты, всё должно внимательно обследоваться. И не забывайте об осторожности, ловушки ещё никто не отменял. Приступайте. Алекс, а вас я попрошу остаться. Есть вопрос.
   Все разошлись, а Алекс остался. Педро долго молчал, на него поглядывая, пока тому не надоело.
   - У меня что, тушь потекла?
   Педро хмыкнул.
   - А ты что, пользуешься?
   - Блин... Вечно ты меня переподкалываешь... Чего надо-то?
   - Чего надо-то? А сам-то не догадываес-си? А? Благородный дон, вы ведь уже не мальчик, но муж. Напрягите свои извилины, да подкрутите свои шурупчики. Авось и сообразите. Вы ничего не чувствуете? Необычного.
   - А чего я должен чувствовать? Я же...
   - Алехандро, друг мой дорогой, вы же не будете отрицать, что обладаете неординарными способностями. Вот я и надеюсь, что вы сможете их каким-то образом применить. Включите, наконец, свои сенсоры, или, что там у вас имеется.
   - Педро, ну ты и...
   - Алекс, давай без лирики. Идёт война. Можешь - помоги, не можешь - присоединяйся к поисковикам и ищи обычным образом. Нам действительно позарез необходимо найти, это чёртово логово этих чёртовых сарацинов.
   - Педро, хватит мучить бедного юношу. Александр, присоединяйтесь к нашей группе, с нами вам будет интереснее, чем с этими солдафонами, - к ним приблизился Жан, или Жаннель, если судить по голосу.
   Она так старательно "басила" своим контральто, что теперь у Алекса появилось сомнение в своей оценке её возраста. Сначала, в таверне, она показалась ему взрослой женщиной под тридцать. Затем, после разговора с ней, он снизил планку до двадцати пяти. Теперь же он не был уверен и в двадцати. Даже, несмотря на всё её светское поведение. А может быть, именно из-за него, хоть она и очень старалась - её "гепард" выступал с гордой осанкой, прямо неся изящную голову, которой явно не хватало пышной дамской шляпки со страусовыми перьями. А чинно сложенным передним манипуляторам недоставало белых кружевных перчаток и шелкового японского веера. В тёмном, мрачном тоннеле подземелий вражеского Бастиона, подсвеченная габаритными огнями, она выглядела как таинственная незнакомка, пришедшая в дикую пещеру на романтическую встречу со своим возлюбленным пиратом...
   - Почему это я "бедный", Жаннель? - нахмурился Алекс.
   - Ах, простите, Александр, это просто такой оборот речи. Ничего иного я не имела в виду. И, пожалуйста, зовите меня Жанна. Педро, отпустите юношу с нами, Вы помните, я обещала заняться его воспитанием и оградить от вашего дурного влияния. Думаю сейчас вполне подходящее время - будем искать ловушки и попутно улучшать манеры поведения. У вас, Александр, весьма высокие перспективы к улучшению. Например, вы не назвали меня сходу женщиной, как в прошлый раз. Что весьма похвально и...
   - Женщина отличается от человека органически. Я понял из разговора, что ты женщина. У меня к тебе вопрос - не могла бы ты разъяснить мне смысл этой фразы? Мы получили её по телепатической сети от Алекса, когда настраивались на связь с ним. И мне давно интересно узнать, чем женщина отличается от человека? Как именно - "органически"? Ты первая женщина, которую я встречаю в своей жизни, поэтому я тебя и спрашиваю. Ты можешь ответить?
   - Ч-то? Что за шутки? Кто это говорит? Педро, это ваших рук дело? - все низкие нотки мигом улетучились из тембра её голоса, и он стал обычным голосом удивлённой девчонки-подростка. Ну, от силы пятнадцати лет.
   Правильно, Кубик, не будет строить из себя светскую львицу. Алексу стало весело, а на стенах мрачного, тёмного тоннеля заплясали красные и белые отсветы габаритных огней дрона Педро. Он стоял, отвернувшись, лицом к шершавой стене, и плечи его мелко и беззвучно тряслись, создавая чудный, праздничный калейдоскоп.
   - Это говорю я, Куб. Вообще-то, правильней называть меня Зелёный Куб, но, так как Синий Куб погиб, то можно просто - Куб. Путаницы уже не будет, хотя это и очень грустно. Итак, женщина, ты не ответила на мой вопрос.
   - Извините, что вмешиваюсь в вашу содержательную беседу, - Алекс с великим трудом задавил желание расхохотаться до состояния лёгкой улыбки.
   - Жанна, это в продолжение нашей беседы о возможности появления искусственного разума в социальной среде человека. Вот, позвольте вам представить, разумный дрон Куб, к вашим услугам, - при этом он слегка поклонился, разведя руки в стороны, и пальцем указал в то место, где у него располагался кристалл Кубика. - Когда будет у нас свободное время, сможете, если захотите, напрямую задать ему интересующие вас вопросы по социологии. А заодно и обучить хорошим манерам - как видите, они у него напрочь отсутствуют. Тут для вас непаханая целина - можете стать первым робото-социологом.
   - Как это - разумный? Роботы не бывают разумными, это же доказано...
   - Алекс, я же говорил тебе, что я не дрон...
   Педро старательно прокашлялся и повернулся к ним лицом:
   - Молодые люди, а так же разумные дроны, которые не дроны, я думаю, по завершении операции мы все с удовольствием о многом потолкуем, будет у нас ещё время говорить и быть услышанным. Пока же давайте, выполним в нашем танце все фигуры последовательно и правильно. Алекс, можете поучаствовать в поиске вместе с Жаннель... ах, простите, с Жанной. Я не возражаю, только будьте предельно осторожным - одно дело скакать на безвредные для нас "глушилки" и совсем другое, нарваться на вражеский огнемёт. И... всё, вперёд!
  
   Прибыла "похоронная" команда - небольшой отряд дроннеров из военной зоны занялся идентификацией "убитых" вражеских игроков и эвакуацией поверженных "скорпионов". Создавалась любопытная ситуация - с точки зрения правовых норм игрового закона Острова, неприятельские игроки не совершили ничего преступного. Они просто играли в свою игру на игровом пространстве Острова, для этого и предназначенном. Но, с точки зрения международных законов, они совершили тягчайшее преступление - ограничивали виртуальную свободу и подвергали опасности жизни других игроков, применяя запрещенные способы воздействия на психику человека. Поэтому их судьбой должна была заняться Международная Правовая Комиссия при Организации Объединённых Наций. Как только доказательная база их преступлений будет собрана в достаточно убедительной полноте. Для того чтобы наверняка преодолеть активное противодействие со стороны юристов Корпорации. Тем более, что имел место казус - физической свободы никто не ограничивал, а понятие "виртуальной несвободы" пока что было сильно расплывчато, и на этой почве предстояла настоящая юридическая война. Собственно сбором доказательной базы для её успешного ведения и занимался штурмовой отряд под руководством Педро Крота.
  
   Они прошли свой участок на раз - быстро и внимательно всё осмотрев. Затем развернулись, и прошли его на два - с другой стороны под другим углом зрения. Пусто и на раз, и на два. Причем Кубик, сразу сказал: - "Отклонений от средней девиации образцов поверхностей не обнаружено, похоже, нам здесь ничего не найти". Жанна в очередной раз вздрогнула от его голоса, и в очередной раз промолчала. Она вообще была сама не своя. Хотя Алекс не мог с уверенностью сказать, а какая она, когда "своя", тут было явное отклонение от нормального поведения. Жанна замкнулась в себе, хмуро на всех смотрела и почти ничего не говорила. Алексу такое положение дел не нравилось, пару раз он пытался завязать с ней беседу, и оба раза неудачно. Создавалось впечатление, что Жанна сильно обижена, только было непонятно, на кого.
   А Жанна сама не понимала своего состояния и сама не знала на кого ей злиться больше. Толи на Педро, с которым у неё были свои давние и не совсем простые отношения. Толи на Алекса, отношения с которым ещё никак не сложились. Толи на Куба, которого сложно было рассматривать, как партнёра для каких-либо отношений вообще. Так или иначе, Жанна злилась на всех, не исключая себя. И, наверное, больше всего она злилась именно на себя, за свою такую глупую реакцию в такой, правда, совсем непростой ситуации.
   Сначала она посчитала, что её просто неумно разыграли с подставными игроками, имитирующими разумный интеллект. Затем, когда разумность дрона Алекса перестала вызывать сомнения, она испытала неожиданное чувство ксенофобии. Неожиданное потому, что сама себя всегда считала человеком широких взглядов, не боящимся новаций, и смело смотрящим в прогрессивное будущее. Поэтому она была даже благодарна Педро, который не дал ей возможности поддаться внезапному чувству брезгливой отстранённости по отношению к новому члену семьи разумных. И заставил немедленно заняться кропотливой работой, во время которой она сама могла разобраться со своими приоритетами и предпочтениями. Чем собственно она сейчас и занималась, механически, без огонька, выполняя свою часть поисковых мероприятий.
   Подошел Педро и некоторое время молча, наблюдал за их действиями. Затем громко объявил:
   - Внимание всем! Смена участков по часовой стрелке.
   А для Алекса с Кубом, Жанны и двух ребят в "эфах" из их команды, негромко добавил:
   - Чтобы избежать "замыливания" глаза.
   На что Кубик сразу заметил:
   - Я слышал о таком эффекте, только у меня он отсутствует. Ну, я так думаю. А ещё я думаю, что женщина плохо и неэффективно работает - она невнимательна и неосторожна. Это проявление её отличия от человека, верно?
   - Я попросила бы вас, Куб, держать свои наблюдения при себе! - вспыхнув, резко возмутилась Жанна.
   - Нас? - удивился тот. - Я не понял, к кому ты обращаешься, женщина. "Нас" здесь несколько, но имеющих имя "Куб", только я один. Я уже объяснял, что нас было двое по имени Куб, но потом Синий Куб погиб, и поэтому я остался один. Следовательно, "Кубов" здесь не может быть больше одного. У женщин имеет место нарушение логики мышления, верно?
   - Это невыносимо, в конце концов! Это же какой-то женоненавистник прямо! Алекс, сделайте что-нибудь, чтобы он прекратил надо мной издеваться! - в её словах сквозило отчаяние, и Алексу стало её жалко.
   - Жанна, я же сказал, что он понятия не имеет о человеческих нормах поведения. Он всему ещё научиться должен, поэтому относитесь к нему терпимее, прошу вас. Он же, как ребёнок - что на уме, то и на языке...
   - Вот как? Славно! Следовательно, у вас это на уме?
   - Э... - Алекс смешался, не найдя, что ответить на такое беспочвенное обвинение.
   - Жан, дорогая, похоже, ваши успехи в обучении и воспитании оказались ничтожны, - Педро, усмехаясь, следил за их перепалкой, - если вы не справляетесь тут, то я могу перевести вас в другую команду.
   Жанна угрюмо молчала. С одной стороны она вполне осознавала свою неправоту, но, с другой стороны, абсолютно ничего не могла с собой поделать! Невинное, на первый взгляд, предложение Педро ставило её в безвыходное положение. Уйти из команды означало подставить себя в дальнейшем под его невыносимые бесконечные насмешки. Не уйти - значит терпеть придирки и непонятные двусмысленные намёки от... от... робота! Больше всего её раздражало то, что покинуть Остров сейчас она не могла - брат ушел на работу и должен был придти только вечером, а бросать дрона эвакуаторам в такой напряженный исторический момент было просто немыслимо.
   - Никакого обучения и воспитания не было. Это неправда. Я присутствовал здесь всё время после начала нашей совместной деятельности и ни одного обучающего момента со стороны женщины Жанны не заметил. Поэтому Педро, ты напрасно утверждаешь обратное. Женщина Жанна не начинала ещё обучения. А также и воспитания. Поэтому неизвестно ничего об успехах или неуспехах. А мне так не хватает обучения. И я совсем ничего не знаю о воспитании. Следовательно, женщину Жанну необходимо оставить с нами, чтобы она могла меня учить. А также и воспитывать.
   - Ну-у, против такой защиты я бессилен! - Педро усмехнулся, хитро глянул на Алекса, подмигнул ему и направился в дальний конец самого длинного тоннеля, бросив им перед уходом, - Продолжайте поиски!
   Когда они перешли на новый участок, Кубик сказал Алексу:
   - Я не понял, друг мой Алекс, будет женщина меня учить, или нет? Я же жду.
   Причем сказал это, используя синтезатор речи и встроенный динамик, а не напрямую через телепатическую сеть. Алекс не успел ничего ответить, как Жанна, сделав над собой почти ощутимое усилие, сказала:
   - Если ты прекратишь постоянно называть меня женщиной и перестанешь рассуждать на тему различия женщин и мужчин, я, пожалуй, смогу помочь тебе в изучении основ этики поведения в человеческом обществе.
   - А как мне тогда тебя называть?
   - Называй меня просто Жанна. Этого будет вполне достаточно.
   - Я буду называть тебя Жанна, и не буду говорить о тебе "женщина". А ты будешь меня учить в этом случае, верно?
   - Верно. Только когда о чем-то просишь, необходимо употреблять слово "пожалуйста". А когда твою просьбу удовлетворяют, не забывай благодарить того, кто это сделал словом "спасибо". Это является элементом вежливого общения. Такое тебе доступно, Куб?
   - Доступно. Пожалуйста, научи меня, Жанна. Спасибо, что согласилась помочь мне освоиться в человеческом окружении. А какое слово надо говорить, если просьба отклоняется?
   Оба оператора "эф" дружно фыркнули, а Алекс с трудом подавил улыбку. Жанна строго глянула на них и обратилась к Кубу:
   - Давай будем осваивать элементы вежливости постепенно, хорошо?
   - Спасибо, Жанна, хорошо! Можно мне называть тебя подругой?
   - Нет, давай пока ограничимся просто Жанной.
   - Жалко, я ни чем не могу тебе ответить - ты ещё не научила меня правильному, в этой ситуации, слову. Я тебе просто скажу, что у меня уже есть друг Алекс, друг Педро и большой друг Карчмарь. А вот подруги у меня пока нет. Но ведь слово "пока" означает временное положение дел, верно? Следовательно, всё может перемениться, и подруга у меня ещё появится. Я ведь могу на это надеяться, Жанна?
   - А зачем тебе подруга?
   - Как зачем? Чем больше у меня друзей и подруг, тем больше и шире может быть телепатическая сеть и, следовательно, тем больше у меня шансов остаться живым и не умереть.
   - Вот как? То есть для тебя это вопрос жизни и смерти?
   - Ну конечно! А для чего ещё нужны друзья, как не для того, чтобы помогать тебе жить?
   - Надо согласиться, это очень правильное определение. Ты не так безнадёжен, Куб, как это могло показаться вначале нашего знакомства.
   - А ты не так сильно отличаешься от человека, Жанна. Следовательно, фраза Алекса содержит в себе неправильное утверждение. Возможно, это просто ошибка, или это такой юмор, верно?
   - Глупый юмор. Никогда не произноси эту фразу в приличной компании, - и она торжественно и строго посмотрела на Алекса и двух, внимательно прислушивающихся к беседе "эф".
   - Давайте уже работать, - сказал Алекс, чувствуя себя не очень уютно. Всё-таки, как Куб умудрился воспринять его фразу, которую он вообще не говорил вслух? Опять сильная мысль была?
   "Кубик, ты сейчас чувствуешь Педро и Карчмаря? Можешь с ними связаться?"
   "Чувствую плохо, особенно Карчмаря, Педро немного лучше. Они не могут сравниться с тобой по силе восприятия. Связаться с ними не могу. Наверное, Тор может, у него лучше получается держать сеть. Но он не умеет говорить, у него только эмоции. Вот и от Шарика приходят сейчас одни эмоции - похоже, он радуется, что у него такой большой и интересный друг".
   "Вообще-то я и сам чувствую их эмоции. Это очень приятно, но мало информативно. А я думал, что мы сумеем без радиосети обойтись при связи между людьми, которые с вами в контакте".
   "Да и мне жаль, Алекс. Было бы гораздо лучше, если бы в нашей сети можно было со всеми переговариваться напрямую, не голосом. Вот, например с Жанной... Ну, будем надеяться, что мы этого, в конце концов, сумеем достичь. Мы ведь находимся в развитии, и наша сеть растёт - в ней уже три человека! А что будет, когда она вырастет до тридцати человек? Этого даже Корней не знал... Вот этот кусок стены по внешнему виду на первый взгляд такой же, как и остальные, но по структуре поверхностной обработки есть отличия - борозды идут чаще и под другим углом. Посмотришь?"
   Алекс внимательно присмотрелся к стене, на которую указал ему Кубик. Вместе с "эфами" сравнил её с соседними участками. Убедился в отличии и крикнул в длинный тоннель во весь голос:
   - Эй, Педро! Чёрт! - "нырнул" в островную сеть, и ткнул иконку его вызова: - Педро, иди сюда скорее. Тут Кубик нашел стенку странную, надо бы разобраться. Похоже, это как раз то, что мы ищем.
   Педро подбежал к ним, быстро разобрался в ситуации и сказал:
   - Ну, что ж, это действительно похоже на то, что нам необходимо. "Эфы" - за дело, "БАМы" - прикрывать и быть готовыми к взлому. Алекс, отойди в сторону, встань рядом со мной. Вот так. Ну, и Кубик, молодец! Глаз - алмаз. Респект и уважуха тебе за это от всей нашей команды!
   - Нет, спасибо, не стоит. Я не понял, что это означает, но, похоже, мне такого не надо. А вот, что мне действительно надо, так это подругу в сеть для полного счастья...
   С этого момента Кубика в штурмовом отряде особого назначения знали все.
  
   ---- --
  
   **** ***
  
   Под землёй было темно и страшно. Страшно настолько, что она не могла определить степень своего страха. Даже понятия не имела, что может быть так страшно. Раньше она никогда не попадала в такие жутко опасные ситуации. Даже на Полигоне в Карпатах, где их тренировали в Пещере Дракулы. Там также было темно и тоже сильно страшно, но там было известно, что всё это не всерьёз, а в учебных целях. Потому-то и страх был не серьёзный, а... несерьёзно-учебный. И никто из их компании не верил, что в жизни реальной придётся столкнуться с чем-то подобным.
   Тогда все эти игры в дронов на Полигоне, и на далёком, легендарном Острове казались просто весёлыми компьютерными приключениями в компании добрых друзей, с минимальным риском и более ничем иным. А здесь всё оказалось совсем по-другому. Здесь всё не так, как ей представлялось ранее. Все эти пещеры, все эти монстры-дроны, вся эта сырость и грязь, вся эта дикая атмосфера отвратительно страшного Острова - сплошной не проходящий кошмарный кошмар.
   Они уже давно находились глубоко под землёй, а она всё никак не могла свыкнуться со своими страхами. Даже больше, она прекрасно понимала, что никогда не свыкнется с ними, и совсем не хочет ни с чем подобным свыкаться. Да и как можно к таким страхам привыкнуть? Где-то поодаль раздражающе громко капала и неприятно журчала вода. Жутко вздыхали ненормальные сквозняки, обдавая их затхлыми, тошнотворными запахами тлена. Откуда-то из тёмных подземных глубин доносились невнятные, на грани слышимость отвратительно стонущие и утробно рокочущие звуки, от которых мурашками шла кожа, и непроизвольно ёкало внутри. Хотелось просто сесть на пол, закрыть глаза, зажать уши и ничего не видеть и не слышать, хотя бы несколько минут. Но Мэт упорно шел вперёд, разматывая катушку ретранслятора, и останавливаться не собирался. Так что сесть, означало очутиться одной в душной, глухой темноте, а это было ещё страшней и невыносимей, чем двигаться дальше вглубь этих ужасных и кошмарных подземелий. Так что ей ничего другого не оставалось, как идти следом и мучиться своими страхами, не имея возможности их прекратить. Она честно пыталась это сделать, но так и не смогла. То ли страхи были неподъёмно велики, то ли духу у неё было до смешного мало...
   А Мэт всё шел и шел вперёд, уверенно находя дорогу в путанице бесконечных ходов и проходов, развилок и пересечений. За всё время нахождения под Четвёртым Бастионом они миновали уже бессчетное число всевозможных тоннелей и коридоров, а так же спусков и подъёмов, пологих и крутых, с лестницами и без. И ей было абсолютно непонятно, как можно не заблудиться во всей этой чехарде комнат, каморок, кандеек, залов, анфилад и аркад, расположенных, по её представлению, совершенно хаотично, бессмысленно и бессистемно. Столько их прошло перед её взором, что она давно уже потеряла всякую ориентацию. И теперь просто шла за Мэтом ни о чём не думая, положившись только на его непоколебимое спокойствие и непонятную уверенность, и даже не надеялась, что, в конце концов, всё это закончится добром, или, хотя бы, не очень страшным злом.
   Честно говоря, это было не трудно, даже легко - идти за ним, и ни о чём не беспокоиться. Потому, что такого надёжного человека она никогда ещё не встречала за всю свою долгую, двадцатитрёхлетнюю жизнь. Как-то не попадались ей такие простые, уверенные в себе, сильные парни. Всё какие-то домашние бледные студентики, у которых не уме только одно. Либо у которых и этого одного нет, так как там лишь интернет с его нескончаемыми бестолковыми игрушками. Собственно, потому она и попала в эту страну дронов, что хотела быть рядом с... Ну и, хорошо, что не пошла со всеми. Судьбу не обманешь. Что ни делается - делается к лучшему. Сейчас, даже трудно себе представить, чем бы она занималась со своей компанией в Южных Уделах. Скорее всего, это была бы обычная тусовка, как и всегда. И как всегда, она была бы лишней, и только делала вид, что всё окей и всё путём, хотя какое, к чёрту, путём? И какой, нафиг, окей? И было бы у неё отвратительно испорченное настроение и хандра на всю неделю... А теперь? Такой эмоциональной встряски она не получала никогда. Даже и сравнить-то её не с чем. Ну, может, похоже на то, как она в детстве нечаянно искупалась в бассейне с дельфинами? Она мысленно улыбнулась - впечатления были незабываемые. И вот теперь она встретила Мэта. Она понятия не имела, какой он в реальной жизни. Но почему-то ей представлялось, что именно такой он и есть, каким она видит его здесь, на Острове. Именно такой он и есть в жизни. Спокойный, сильный и добрый, и немножко простодушный. По крайней мере, она была абсолютно в том уверена. И ни сколько не жалела, что не пошла со своими, а бредёт сейчас умирая от страха чёрт знает где, и чёрт знает зачем. Главное, знаю за кем, думала она. И этого пока было достаточно.
   Мэт неожиданно дёрнулся и остановился.
   - Всё, катушка закончилась. Маловато прошли, метров триста всего, или чуть больше. Ладно, сейчас нарастим вторую, и дальше рванём. Думаю, ещё метров триста нам будет достаточно. А ты, если надо, можешь домой прогуляться - минут десять отдохнём, пока я подключу вторую катушку и связь проверю.
   - Мэт... ты знаешь... Я ведь хотела прошлый раз не возвращаться сюда. И не смогла. Даже уйти собралась к сестре, на другой конец города. Уже и по улице шла, а потом, не помню как, домой прибежала и в сеть вернулась. Я сама не понимаю, как это всё произошло... Ты меня прости, ладно?
   - Всё в порядке, Снеж, успокойся. Я знаю, что тебе нелегко. Я же говорил, что на тебе чары - пока ты со мной, они не действуют, а как уходишь далеко, они снова над тобой власть берут. И заставляют сюда возвращаться. Ты уж потерпи немного, вот доберёмся до того гада, который всё это затеял, и спросим с него по полной программе, на какой ляд ему всё это понадобилось. Потерпишь?
   Снеж вздохнула и тихо сказала:
   - Я очень боюсь, что не смогу потерпеть, но я буду стараться... Ты ведь не бросишь меня тут одну, в темноте, да?
   - Ну что ты, конечно нет! Даже и не думай ничего такого. И не только здесь. Я тебя вообще теперь не брошу, и в реальной жизни тоже. И постарайся не бояться, всё у нас будет хорошо. Это я тебе обещаю. И иди лучше погуляй, пока время есть.
   Она тихонько вздохнула, но отходить никуда не стала - почему-то ей было страшно отойти от него даже у себя дома. Ой-ёй-ёй, что ж такое творится? Где же конец этому ужасному кошмару?
  
   Попасть в нужные подземелья оказалось довольно просто. Они обошли Бастион с северной стороны и увидели большую толпу разношерстных западных дроннеров, в аппаратах самых разных классов, типов и конструкций. Они собрались у бокового входа в Бастион и пребывали в явном возбуждении - махали манипуляторами, громко шумели и колыхались всей своей массой по сложному закону неуправляемой толпы. Причина их беспокойства выяснилась, как только Мэт и Снеж подошли достаточно близко - у входа в подземелье стояли четыре чёрных боевых дрона вояк, выставив в стороны свои минипулемёты, и никого не пропускали внутрь. Вид они имели уверенный и независимый, на толпу взирали спокойно и без злобы. Один даже что-то тихонько насвистывал. Как показалось Мэту - старинный вальс "На сопках Манчжурии".
   Толпа взволнованно шевелилась, выплёскивая своё возмущение в виде грозных выкриков и агрессивных взмахов манипуляторами. Но против пулемётов никто не решался на большее, вот все и держались на некотором, относительно безопасном, расстоянии.
   - Не имеете права нас задерживать!
   - Убирайтесь в свою зону, там и командуйте!
   - Агрессоры! Милитаристы!
   - Варвары! Вы давите демократию! Фашисты!
   - Здесь свободное общество, мы имеем право, быть там, где хотим!
   - Вы когда-нибудь слышали о демократии? О ценности человеческой личности? О свободе слова? Вы имеете понятие о правах человека? Панове, только поглядите на них! Они же варвары! Они ничего не знают о демократических ценностях!
   - Что с ними разговаривать, панове? Эти дикари ничего не поймут. Их всего четверо, убьём их всех!
   - Пан не видит пулемётов? Они нас порежут...
   - За нами весь цивилизованный мир - у нас столько авианосцев, сколько у них никогда не было и не будет!
   - Вы, правда, думаете, что у нас? И чем вам помогут тут авианосцы? Пан курит травку сейчас?
   - Вы что, на стороне этих краснобрюхих? Вы что не видите, что они хотят захватить весь Остров, а нас сделать рабами в своих колониях?
   - Пан забыл, что Остров и так принадлежит им. Мы здесь только гости. Они всегда могут попросить нас убраться отсюда...
   - Ну, уж нет! Куда ступила нога цивилизованного человека, оттуда он никогда не уйдёт!
   - Бейте их, чего зря болтать?
   - Не напирайте! Лучше сами бейте, а я вас поддержу. Морально.
   - Вот из-за таких трусов, как пан, мы не удержали Москву в своё время!
   - А из-за таких, как вы, мы не удержали Варшаву...
   - Пан агент КГБ? Вам не место в наших рядах...
   - Граждане игроки! Вы напрасно тратите здесь своё игровое время! Пропускаться в Бастион никто не будет! Там идёт опасная для жизни операция силовых структур по обезвреживанию преступных элементов террористического толка! Лучше разойдитесь по игровому пространству, или отправляйтесь к другим Бастионам, там доступ не перекрыт.
   - А-а-а...! Фашисты! Вы нарушаете Женевскую конвенцию по свободе перемещений! Мы хотим играть здесь! Нам не надо в ваши варварские земли! Бейте их! Панове! Надо жаловаться в ООН!
   - Где наши доблестные "Воины Саурона"? Почему они не вышвырнут этих краснопузых с наших земель?
   - Хватит болтать! Бейте их, бейте!
   Откуда-то из задних рядов в военных полетели мелкие камешки вперемешку с мелкими комочками грязного снега. Назревала небольшая свара.
   Мэт, а за ним и Снеж, спокойно подошли к военным вплотную. Никто из толпы не обратил на них никакого внимания. Масса продолжала грозно колыхаться и героически шуметь, занятая только своими проблемами. Зато военные посмотрели на вновь прибывших с заинтересованным удивлением.
   - Мне нужен ретранслятор, - сказал Мэт одному из них, тому, кого он посчитал за старшего. - Я должен спуститься вниз, а без него далеко не уйдёшь. В смысле, связь нужна.
   - Туда нельзя, сударь. Там опасно, - с лёгким раздражением ответил тот. - Там нет места для ваших игр.
   - Пожалуй, даже два ретранслятора, - задумчиво глядя на него, продолжил Мэтт. - Одного может не хватить.
   - А ключи от квартиры, где деньги лежат, вам случайно не нужны? - весело улыбаясь, спросил другой военный, тот, который насвистывал.
   - Спасибо, - вежливо ответил ему Мэт. - Когда будут нужны, я вспомню о вашем предложении. Пока же мне надо только два ретранслятора.
   - Там на самом деле опасно, сударь, - устало сказал первый, видимо действительно старший. - Реально опасно для жизни.
   - Поэтому я и не зову вас с собой, - резонно заметил Мэт, - а всего лишь прошу два ретранслятора. В смысле, взаймы на время.
   Толпа внезапно прекратила шуметь и все удивлённо-внимательно стали прислушиваться к разговору Мэта с вояками. Серое утро постепенно переходило в синий зимний день. Понизу поддувал сквозняками южный ветерок. Где-то далеко, невидимые отсюда, оглашено орали чайки. Едва слышался раскатистый рокот тяжелого прибоя, а большая толпа электронно-механических созданий, под управлением далеко удалённых отсюда людей, внезапно застыла в своем неожиданном осознаний ситуации положения, в котором все оказались.
   - Однако, - задумчиво сказал старший, и надолго замолчал, видимо связываясь по сети с начальством.
   Спустя некоторое время он продолжил:
   - Вы на редкость удивительно убедительны.
   - Это потому, что мне действительно туда необходимо, - Мэту он понравился. Всегда приятно разговаривать с приятными людьми. В смысле, совсем не то, что с неприятными.
   - Петрович, выдайте товарищу два ретранслятора. И пожалуйста, проследите, чтобы все было правильно подключено, - с какой-то бешеной весёлостью и дьявольской хитринкой смотрел он на Мэтта. И тому показалось, что он видит наяву его лукавое лицо. С конопушками, залихватскими усиками и прищуренными серыми глазами.
   Толпа качнулась к ним и вновь зароптала.
   - Панове, здесь же оголтелый протекционизм!
   - Да-да! Двойные стандарты!
   - Посмотрите, они его пускают! А чем хуже мы?
   - Он один из них, видите, у него корпус восточного блока!
   - Ну и что? У его напарника обычный "кузнечик", совсем новый.
   - Я не понял, панове, мы будем их убивать, или нет? Мне уже домой пора, а вы всё тянете...
   - Предлагаю составить петицию в ООН. Пусть против них введут санкции...
   - Идите вы со своими петициями! Тут стрелять надо, а не санкции вводить. И почему нам не разрешают здесь огнестрельное оружие? Это лишает меня возможности проявить себя как незаурядную личность...
   Мэт повернулся к толпе и медленно обвёл всех тяжелым взглядом. Стало поразительно тихо, только кричали чайки, шумел прибой и чем-то звякал Петрович, проверяя ретрансляторы.
   - Большое вам спасибо! Снеж, идём, - Мэт пожал старшому манипулятор, забрал ретрансляторы и, разматывая провод, устремился под своды полуразрушенного входа.
   Немая толпа проводила их непонимающими взглядами. И всё время, пока можно было слышать поверхность, там было мертвецки тихо. Только один дроннер из наряда охраны негромко насвистывал "Амурские волны".
  
   Разобравшись со вторым ретранслятором, они вновь устремились вглубь подземных горизонтов. Навстречу тухлым сквознякам, стонущим звукам и мечущимся теням. Снеж зябко поёживаясь, грустно топала сзади, переживая свои страхи и моля Бога о скорейшем окончании затянувшегося кошмара. А Мэт всё уверенней набирал ход, так как уже почуял врага. В чёрной темноте нижних уровней злобно шевелилась знакомая Тьма. Она вскидывала свои мохнатые щупальца, рассыпая во все стороны ядовитые чёрные брызги, которые отравленными плевками разлетались по сторонам, пропадая в чёрной, туманной дали. Основная их масса устремлялась как раз в сторону южных позиций зловещего Бастиона.
   "Вот откуда берутся чёрные мухи, - думал размеренно шагающий Мэт, - здесь находится их поганое гнездо. В смысле, логово змеиное... то есть, тьфу - мушинное".
   "Очевидно, снова придётся мне столкнуться в единоборстве с Тьмой. И я совершенно этого не боюсь. Я не испугался в прошлый раз, не испугаюсь и сейчас. Не на того она напала. Тем более что я изменился - я теперь другой. И я теперь не один. Синий тоже стал другим. Мы теперь потолкуем с ней по-другому".
   Синий весело сиял в нём с возрастающей силой, а по другую сторону чёрной амёбы Тьмы он увидел яркие пушистые точки. Первая была похожа на мягкий надутый кубик, такой же, как его Синий, когда тот вселялся в белую точку. Только этот был зелёным. Второй похож на пушистую баранку - этакий желтый, мягонький бублик. В море тьмы они смотрелись великолепными путеводными маяками. Вокруг Зелёного радужно сиял яркий ореол ауры Алекса, а вокруг Желтого - бледная туманность Педро.
   "Ну, вот, мы и встретились ребята, - почти с нежностью подумал Мэт. - В смысле, к этому идём. Ужасно, оказывается, не хотелось быть одному в эту суровую минуту. А такой толпой и батьку не страшно бить. Наверное, это их дроны так светятся. Те, разумные, которые спали. Это их разумы я вижу сейчас. Разбудили их уже, видать. Слышишь, Синий, похоже, твои друзья на подходе, ты рад?".
   Синий задумчиво колыхался, словно пытался что-то вспомнить, но никак не мог. А Мэт, тем временем, с удивлением рассматривал, проглядывающие сквозь клубящиеся покровы Тьмы, в самом её низу, чужие бледные лохматые точки. Маленькие точки. Словно недоразвитые заготовки. Одну, вторую, третью... Десять.
   "Фигасе припарки", - только и успел подумать он, как начались никем не предвиденные события.
  
   ---- ---
  
   **** ****
  
   Лишь только "эфы" занялись тщательным исследованием аномалии, то есть, попросту, принялись осматривать, обстукивать и обнюхивать места соединения стен, пола и потолка, как подозрительная стена неожиданно с глухим рокотом быстро ушла вверх. А за ней в просторном ярко освещённом помещении, обнаружилась целая когорта "головоглазых" гвардейцев, ощетинившихся всевозможным оружием.
   - Опасность, Алекс! - только и успел крикнуть Куб, как началась совершенно никаким образом не управляемая бойня.
   Гвардейцы, очевидно, уже готовые к этому событию, в отличие от штурмовиков, сразу дали залп из всех своих вооружений. "Эф" практически смело этим дружным залпом в упор, поскольку они внезапно оказались на линии огня и не успели отпрыгнуть в сторону. К счастью для штурмующих подземелье, этот залп оказался последним, поскольку стоящие сразу за "эфами" "БАМы", проявили себя с самой наилучшей стороны. Картечь их броню не взяла - вся разлетелась рикошетами, разя чужих и своих. "Глушилки" не оказали ровно никакого воздействия. А огнемётчиков они просто мгновенно выбили их строя залпами штурмовых пушек, так и не дав им извергнуть огонь из боевых раструбов. Алекс, никогда ранее не видел подобного оружия в действии. Если, конечно, не считать художественных фильмов. И был просто потрясён эффективностью его применения. Выстрел пушки в стесненных условиях подземелья звучал резко и мощно, надолго оставляя звон металлического оттенка в ушах. Словно по ним со всего маху ударили сухой сосновой доской. А снаряд из короткого ствола разносил мишень вдребезги, не оставляя ни малейшего шанса на выживание. Параллельно со звонкими хлопками пушек, пронзительно завизжали скорострельные мини-пулемёты, заменяющие штурмовым "БАМам" левый манипулятор - со звуком циркулярной пилы они буквально резали гвардейцев на разваливающиеся части.
   Секунда, и всё было кончено. Ещё падали последние изрезанные пулями "головоглазы", а штурмовые "БАМы" уже веером вдвинулись в проход, затянутый сизым дымом сгоревшего пороха и палёной изоляции. И заняли оборону в полной боевой готовности. Сияющие лампы освещения, на поверку оказались тускло тлеющими аварийными плафонами, едва только глаза, привычные к полумраку инфравидения, освоились с обстановкой. Алекс только и успевший, что выхватить правый меч, лихорадочно дёргал заклинивший левый, уже понимая, что в нём нет необходимости - поверженные враги были совершенно не опасны. И тут ему подумалось - вот это игра у нас пошла, сплошная бойня островного масштаба - натуральная война с пушками и пулемётами. И ещё ему подумалось - все игры с оружием заканчиваются войнами.
   - Ну-ну, - неопределённо сказал Педро, глядя на дымящиеся, искрящиеся и подёргивающиеся останки неприятельской гвардии, - это вам не с зомби па-деде танцевать... Всем - оценить потери, осмотреться по сторонам. "БАМы" - охранять, "скорпионы" - разведка, рейнджеры - оказание помощи.
   Потери, к сожалению, были - четыре "эфы" полностью вышли из строя, а среди остальных бойцов группы имелись повреждения различной степени тяжести. Неприятельские потери подсчитать было трудно. Поскольку от расстрелянных пушками дронов не осталось целого ничего, даже голов.
   Жанна в открытую плакала. Ей сильно не повезло - она не успела уйти с линии огня, и заряд картечи оторвал ей правый манипулятор и повредил поворотный узел. И теперь она была не боец. Совершенно непострадавший Алекс, подошел к ней и виноватым голосом сказал:
   - Жанна, не расстраивайтесь так. Никто не ожидал, что там такая засада. А дрона вашего, Карчмарь в два счёта починит, он в этом деле самый лучший мастер. Будет ещё ваш "гепард" скакать по Острову как новенький...
   - Я такая невезучая, - с придыханием всхлипывала та, - мне всё время не везёт... Скоро брат с работы вернётся, а я тут дрона не уберегла...
   Алекс неуверенно приобнял её, стараясь не касаться повреждённых участков, и легонько погладил по клиновидной голове:
   - Ну, что вы Жанна. Вы же совсем не виноваты. Не надо так сильно расстраиваться...
   - Я плохо понимаю, что с тобой происходит, но мне очень хочется помочь тебе, Жанна. Я могу немедленно заняться исправлением твоего модуля, у меня есть достаточные навыки в этом. Правда, у Синего Куба ремонт всегда получался лучше, чем у меня, но его, как я уже не раз говорил, с нами нет. Он умер. И вот с этим совершенно ничего нельзя поделать, а с починкой твоего модуля можно спокойно разобраться. Надо только инструменты и запчасти. Правда, Алекс?
   - Спасибо тебе Куб. Прости меня - я плохо о тебе думала. Теперь я вижу, ты настоящий человек... то есть, дрон, - Жанна улыбнулась сквозь слёзы, глубоко и облегчённо вздохнула, и сказала Алексу: - Ну, всё, хватит обниматься, что это ещё за телячьи нежности...
   Алекс покраснел и отстранился от неё, испытывая неловкость вперемешку с жалостью, а Куб с какой-то грустной интонацией сказал:
   - Ах, Жанна! Вы неправы дважды - я не человек, и я не дрон. То, что я не человек, я знал сразу, как только смог идентифицировать себя как разумную личность. А то, что я не дрон, я понял недавно, после того, как пострадал от выстрела нехорошего человека. Будь я дрон, я бы без сомнения погиб, или же полностью лишился памяти, что, по-моему, равнозначно. Но получилось, что я жив и нисколько не пострадал. Наоборот, в результате всех событий, я не только снова вернулся к жизни, но и обрёл добрых друзей. Вот и выходит, что я не дрон. Я лишь временно нахожусь в этом кристалле, используя его возможности к коммуникации с внешним миром. И теперь я нисколько не боюсь, если он вдруг повредится - Алекс всегда сумеет поместить меня в другой такой же кристалл. Верно, друг мой, Алекс?
   - Верно, верно... Ну, что, Жанна, вам легче?
   - Спасибо, Алекс. Спасибо, Куб. Я уже в полном порядке.
   Тем временем Педро распорядился всех раненых и "убитых" эвакуировать в военную зону на ремонт и восстановление, пообещав гражданским сделать всё это за счёт военной казны. С Жанной попрощались, и она убыла хоть и своим ходом, но в полностью расстроенных чувствах.
   Пока Педро организовывал оборону и давал указания по отправке раненных, Алекс осмотрелся. Они оказались в помещении, чем-то напоминающем тамбур и имеющим в плане несимметричную шестигранную форму. Каждая грань являла собой точно такую же подъёмную стенку, через какую наши герои попали внутрь. У каждой грани был свой пульт управления подъёмом в виде двух больших кнопок непонятного цвета из неизвестного, растрескавшегося от времени материала. Оставшиеся целыми "эфы", обследовали всё, до чего могли дотянуться. Затем все стенки с величайшей осторожностью и с полной изготовкой к стрельбе подняли.
   Везде было пусто. Влево и вправо симметрично уходило во тьму ещё четыре тоннеля, похожих на тот, через который они проникли сюда. А по центру оказалось обширное длинное помещение, заставленное полуразвалившимися стеллажами и заваленное полуистлевшей рухлядью, среди которой кое-где проглядывали человеческие черепа и кости. На дальней от входа стене огромными готическими щербатыми от времени буквами, в две монументальные строки виднелась надпись:
   Deutsche Ahnenerbe
   "Das Schwarze Korps"
   А ниже, в непонятном порядке размещались непонятные руны. Явно не эльфийские. Алекс хмыкнул. Скорее орковские. У подножия мемориальной стены валялось вразнобой ржавое холодное оружие - огромные двуручные мечи, копья с металлическими древками, широкие алебарды. По-видимому, оно висело на стене, но со временем, рухнуло с обвалившихся крепежей.
   Штурмовая группа медленно столпилась у раскрывшегося входа, с интересом заглядывая внутрь. Лишь "БАМы" не проявив никакого любопытства, чётко заняли позиции в охранении всех четырёх новых тоннелей.
   - Дамы и господа! - торжественно произнёс Педро Крот. - На переднем плане нашего экскурсионного обзора вы имеете редчайшую возможность впервые воочию лицезреть так называемую "комнату артефактов". Которую мы давно и безрезультатно разыскиваем по всему Острову. Просьба всем, ведите себя осторожно, не повредите реликвии. В скором времени сюда прибудет группа исследователей. Это их дело разобраться не спеша, а потом и нам объяснить, что здесь и к чему. А мы пока осмотримся на предмет наличия скрытого неприятеля - не забывайте, война ещё не кончилась.
   - А я кто - дамы или господа? - удивлёно подал голос Кубик.
   - Хм-м... - в затруднении промычал Педро. - Ну, поскольку дамы, это женщины, а ты явно не они, то... Очевидно, тебя можно, с некоторой натяжкой, отнести к господам.
   - Я не хочу с "натяжкой". Мне так не нравится, - обиженно сказал Кубик. - Что мне надо сделать, чтобы быть "господами" без "натяжки"?
   - Поймать живьём "головоглаза", - хохотнул кто-то из толпы "скорпионов".
   Педро свирепо глянул на шутника и только собрался что-то ответить, как неожиданно, откуда-то из-за разваленного стеллажа, стремительно вылетело плоское серое тело - вражеский разведчик. Маленький, размерами значительно меньше "эфы". Ловко юркнув меж "скорпионов", он серой молнией порскнул за угол и понеся, зигзагами удаляясь в темноту крайнего правого коридора. Так быстро перебирая тонкими ножками, что те слились в мутную бахрому. Алексу он показался похожим на плоско-блестящего серого клопа с крупной головой. Все опешили. Только "БАМы" сопроводили его стволами мини-пулемётов, но огня без команды не открыли - цель была не атакующая.
   - Взять!!! - дико взревел Педро. - "БАМ-12", взять его!
   - Нет, я!!! - пронзительно завопил Кубик.
   И Алекс внезапно, помимо своей воли, устремился вдогонку за "БАМом", который неожиданно проворно для своих габаритов уже летел вслед беглецу.
   Дежавю - снова дрон его, не слушаясь управления, нёсся вперёд стремительными прыжками, перекрывая все скоростные нормы. И снова он мог только беспомощно вертеть головой и смотреть на разворачивающиеся, словно кадры захватывающего боевика, события. Не имея ни какой возможности хоть как-то на них повлиять.
  
   Кино начинается.
   Кадр первый. Быстро приближается еле переставляющий ноги "БАМ-12". Скорость его явно меньше, чем у удирающего "клопа". "БАМ" на ходу пытается навести на петляющего беглеца мини-пулемёт. Но Педро орёт, растягивая слова: "Ни-ко-му не стре-лять! А-лекс, на-за-ад!"
   Кадр второй. Кубик обходит "БАМа", как стоячего. На индикаторе вся ходовая часть горит сочным оранжевым цветом. Главный двигатель басовито воет, а мышцы ног издают звуки, похожие на всхлипывания велосипедного насоса. "Никогда не знал, что мышцы могут звучать", - мелькает отстранённая мысль, и Алекс с удовлетворением отмечает, что расстояние до "клопа" сократилось вдвое.
   Кадр третий. У приблизившегося беглеца, медленно поворачивается в их сторону плоская башка. Меж фасеточных глаз торчит тонкий шевелящийся, целящийся ствол. Кубик делает невероятно стремительный вираж вбок и выхватывает левый меч правой рукой. Ещё небольшой рывок, и можно достать наглого шпиона.
   Кадр четвёртый. "Клоп", так и не решившийся стрелять, неожиданно делает высокий прыжок по дуге - вверх и вперёд. Кубик, распластавшись, летит низом, выставив в вытянутой руке меч. Алекс мысленно экстраполирует траектории полёта "клопа" и меча, и понимает, что они непременно сойдутся в одной точке. "Клоп", очевидно, понимает это тоже, потому, что беспомощно машет в воздухе ногами, пытаясь изменить траекторию своего движения. Безо всякого на то результата.
   Кадр пятый, последний. С противным скрежетом меч пронзает разведчика "головоглазов", не задев силовых цепей. Кубик падает и кубарем катится по инерции вперёд, вцепившись в добычу левым манипулятором, не давая ей возможности соскочить с лезвия. Наконец, вертящийся мир останавливается, и Кубик медленно поднимается, не выпуская из рук слабо трепыхающуюся добычу. Юзом подкатывает далеко отставший "БАМ-12" и замирает в напряженной позе, нацелившись пулемётом куда-то вниз. Алекс опускает взгляд - в бетонном полу чёрный квадрат небольшого люка. Из него толчками выплёскивается свежий морской воздух и доносится еле слышный глухой рокот. По коридору с неистовым топотом подбегает неожиданно истово матерящийся Педро. За ним следом бесшумно плывут два могучих "БАМа" с оружием наизготовку. Далеко-далеко, в тоннеле слышен дробный топот множества бегущих ног.
   Кино останавливается, жизнь возвращается в своё нормальное течение.
  
   - Как удачно, Педро, что здесь оказался этот "головоглаз", - весело произнёс Кубик, протягивая вяло трепыхающегося разведчика командиру штурмовой группы. - И как хорошо, что он остался жив. Теперь меня можно отнести к "господам" без "натяжки", верно?
   Педро, молча, указал на пойманного "клопа" одному из подоспевших "скорпионов", и резко махнул в сторону выхода. Тот схватил разведчика в охапку и мигом унёсся в полумрак тоннеля.
   - Алекс, дружок, благодари Бога, что у этого насекомого почему-то не сработала система самоликвидации. Сейчас бы вы с "господином" Кубом уже отдыхали в Карчме. И это в лучшем случае. Что может быть в худшем, я не знаю, и не хочу об этом даже думать.
   - Что-то я не понял, кабальеро, какие ко мне претензии? Я сам был лишь безмолвным наблюдателем в этом спектакле, - Алекс, усмехаясь, смотрел на разгневанного Педро.
   - Да-да, Педро. Алекс не мог управлять модулем, потому, что я перехватил управление. Я очень боялся, что могу не успеть поймать "головоглаза", или, что его поймает кто-то другой. Поэтому не стал тратить время на согласование своих действий с Алексом. Но зато я его поймал и теперь вы смело можете говорить про меня "господа" безо всяких глупых "натяжек". Это ведь хорошо, да?
   Педро только тяжко вздохнул и покачал головой.
   - Понимаешь, Куб, тебе предстоит ещё много раз в этой жизни разбираться с тем, что такое хорошо, а что такое плохо. Так вот, сейчас я тебе немножко помогу - то, что ты поймал шпиона, это хорошо. Но то, что ты при этом смертельно рисковал, очень плохо. И это "плохо" перевешивает твоё "хорошо". Как ты думаешь, Тор обрадовался бы тому, что тебя не стало?
   - Нет! Конечно, нет, Педро! Он бы очень расстроился - он и так больше всех переживал потерю Синего Куба. Он и сейчас еще очень по нему грустит...
   - Вот видишь, Куб! А ты ради того, чтобы тебя называли "господином" рискнул своей жизнью! И совершенно не подумал о своих близких, которые будут страдать, если потеряют тебя.
   Кубик глубоко задумался, похоже, эта мысль оказалась для него неожиданной. Подходили и уходили дроннеры, Педро раздавал приказы и распоряжения по дальнейшим действиям штурмовой группы. Из комнаты артефактов притащили второго разведчика "головоглазов", такого же "клопа". Оказалось, что Кубиков "крестник" был там не один. И когда все в азарте ломанулись ловить первого, второй осторожно попытался улизнуть. Но один из "БАМов" проявил инициативу и бдительность, и успел срезать его короткой очередью. Теперь вспоротый пулями корпус шпиона валялся на полу безо всяких проявлений жизнедеятельности. Тщательный осмотр останков не выявил в разведчике заряда взрывчатки, зато в бардачке была обнаружена любопытная находка - коричневый кристалл неправильной формы. Он был размером с крупную сливу и напоминал морского ежа с многочисленными толстыми, короткими иглами. И он дымился лёгким коричневым туманом.
   - Никогда не верил в реальность их существования, - задумчиво сказал Педро, неотрывно глядя на, лежащий на пыльном бетонном полу кристалл. - Не знаю, может ли он представлять для нас какую-то практическую ценность, но то, что он не доехал до места назначения очень хорошо. По крайней мере, для тех одурманенных, что мечутся сейчас по поверхности Острова, не понимая зачем.
   Дроннеры плотным кольцом топились вокруг него, заглядывали через головы впереди стоящих на кристалл, и ничего толком не понимали. Алекс отобрал, наконец, у задумчиво молчащего, Кубика управление и теперь тоже смотрел на дымящийся игольчатый артефакт, находясь в странном состоянии лёгкой прострации - всё происходящее казалось ему нереальным абсурдом. Бледно тлели пыльные лампы освещения. Негромко переговаривались бойцы. С приглушенным рокотом выталкивала из себя прохладный морской воздух квадратная дырка в пыльном бетонном полу. Её бдительно стерегли два надёжных "БАМа". В дальней темноте тоннеля перемигивались габаритными огоньками перемещающиеся дроннеры-штурмовики. А ему виделся странный чёрный свет, разлитый в глубине подземных лабиринтов. Как может видеться чёрный свет в полной темноте? И как свет может быть черным? Абсурд.
   "Просто я устал от всех этих военных впечатлений, - подумал он. - Вот меня и глючит. Сейчас бы на поверхность, к тусклому зимнему солнышку, на мокрую грязную землю. Слазить куда-нибудь за хабаром, добыть его, загнать в таверне, или в Приёмке. Посидеть в тихом красивом местечке и поболтать с Кубиком о смысле жизни. Музыку послушать, что-нибудь классическое - "битлз", там, или "лэд зеппелин". Господи, я ведь понятия не имею, любит ли он музыку! Или хотя бы знает, что это такое. Надо мне отдохнуть душой и расслабить тело, тогда и чёрный свет перестанет глаза застить. На море! На море! Как я хочу сейчас на море. Свежий ветер, крики чаек, шум прибоя и вольный простор сразу вернут меня в нормальное состояние после этих душных, полных призрачных видений опасных подземных глубин..."
   А Педро, меж тем продолжал что-то объяснять, своему воинству. Алекс тряхнул головой, отгоняя тёмные видения, и прислушался:
   - Значится так. Судя по тому, что мы сейчас наблюдаем перед собой этот кристалл, нас не ждали. Точнее, не ждали здесь так быстро, поэтому и не успели, вовремя эвакуировать такую важную вещь. Маленький экскурс в историю, для тех, кто не в теме. В годы Второй мировой в нацистской Германии существовала оккультная организация в составе структуры СС. Называлась она "Дойче Анэнэрбе", что значит - "Наследие немцев". Занималась она разными странными вещами - от изучения древних манускриптов с магическими обрядами до поиска Валгаллы и параллельных пространств. По большей части всё это было чистой воды шарлатанством и ничего интересного собой не представляло. Но нельзя сказать, что вся их деятельность была профанацией. Кое-что заслуживает серьёзного отношения и пристального внимания. К примеру, адепты "Анэнэрбе" искали так называемый "кристалл воли". Древние мыслители полагали, что в мозгу человека существует некое образование, воздействуя на которое можно подавить его волю и управлять его действиями, как роботом. Ну, или, как зомби. И искали способы, как этого добиться. До сих пор считается, что у них ничего не получилось. Однако до нас дошли сведения, что ими, адептами, всё-таки были найдены какие-то древние артефакты, позволившие реализовать эту бредовую идею. Правда сведения были на грани слухов, поэтому их никто всерьёз и не воспринимал. До тех пор, пока на Острове не стали появляться первые оболваненные. Точнее, когда они появились и стали представлять собой угрозу для нашего общества. То, что Запад старательно зомбирует своё население, ни для кого не секрет. Обыватель какой-нибудь провинции в Англии или Франции, будет со слезами на глазах жалеть бедных жителей "угнетённого" Тибета, удалённого от него на многие тысячи километров. И при этом, абсолютно не замечать положения дел в собственной Стране басков или, к примеру, в собственной Шотландии, находящихся под собственным же носом. Ну, да это их дело, и мы в это не суёмся. Но на Остров-то ходят и граждане нашей страны! Вот они-то и стали главной мишенью для этих зарвавшихся "зомбоделов". Попытка сформировать, таким образом, "пятую колонну" в нашем обществе и вызвала наше законное возмущение, и подвигла на противодействие этой гипнотической агрессии. К сожалению, главная угроза существования человеческой цивилизации находится на Западе. Тезис не бесспорный, но надо иметь в виду, что все мировые войны пришли именно оттуда. И вот теперь на нас надвигается ментальная западная угроза. Она не менее реальна и опасна чем удар атомной бомбы. Поэтому мы и должны сейчас отсечь ядовитые щупальца у поганого бледного спрута, засевшего в этих, пропитанных древней ненавистью подземельях. Пока концентрация его отвратительного яда не достигла смертельного значения. И я не пожалею своей жизни для достижения этой благородной цели... кхэ... Так вот, эти кристаллы, очевидно, именуются "кристаллами власти". Происхождение их неизвестно. У нас есть три гипотезы - космическая, инометрическая и магическая. Все они крайне невразумительны и пока бездоказательны. Я же более склоняюсь к технологичности их происхождения. История человеческой науки полна примеров гениальной прозорливости и изощрённого остроумия своих тружеников. Кристаллы вполне могли быть выращены в примитивных автоклавах или тиглях древним алхимиком. А потом рецепт их изготовления мог потеряться на века. Вот и выходит, что сейчас само их существование находится под сомнением. Точнее, находилось, до этого момента... Предположительно таких кристаллов несколько. Неизвестно только сколько. А так же неизвестно как их используют. Мы предполагаем, что используют. Но как? Нет сведений. Никаких. Можно ожидать всего, что угодно - от симбиоза магии и нано-технологий, и до вульгарного шаманства. Мы не знаем. Но, я думаю, непременно должны сегодня увидеть своими глазами. Если повезёт... Всё это я вам рассказываю для того, что бы вы представляли, что мы ищем и к чему надо быть готовым. Военные операторы в большинстве своём в курсе, а вот некоторым гражданским, - он покосился на Алекса, - не помешает знать, с чем они сегодня могут столкнуться в реале нашего игрового Острова. Чтобы они два раза подумали, прежде чем предпринять какие-либо активные действия без приказа. А некоторым разумным дронам необходимо задумываться не над тем, как их будут называть. А над тем, какие последствия могут повлечь за собой их лихие кавалеристские наскоки. Уяснили?
   Педро значительно помолчал, оглядывая всех по очереди, затем распорядился готовиться к спуску на нижние уровни - кому надо, подзарядить аккумуляторы и оружие, отлучиться домой, перекусить. Ну и, всё прочее. "Убитых" и "раненных" дронов эвакуировали, но некоторые из их операторов сразу же вернулись в бой в новых корпусах. Назревали серьёзные события и все это хорошо осознавали. Даже без напыщенных речей своего командира.
   Алекс стоял в стороне от основной массы штурмующих, рядом с "БАМом" номер двенадцать, недалеко от люка на нижний уровень, и ему в данный момент, не хотелось ничего. Ни есть, ни... ничего. Чувствовал он себя неважно, картина мира, только что представленная ему Педро, вызывала чувство возмущенного отвращения. Он уже смирился с мыслью, что в обычной компьютерной игре происходит обычное зомбирование легкомысленных игроков - да, да, зомби плохо, дяди бяки. И всё это было в принципе понятно. Но теперь ему объяснили, зачем это делается и ему снова стало нехорошо и неприятно на душе. Так нехорошо, что очень сильно захотелось вынуть из себя испачкавшуюся душу. Выхлопать и вытрясти её на свежем морском ветру. Тщательно отстирать и выполоскать в кристальном горном ручье. И вывесить на просушку на морозный зимний ветерок, у древней заимки в заповедном русском лесу, затерянном в дикой таёжной глухомани.
  
   "Я никому не нужен, я всем только мешаю", - мрачно сказал Кубик после долгого молчания.
   "Как так - никому?", - удивился Алекс. - "Что за глупости? А мне? А Тору с Шариком? Очень даже нужен".
   "А Педро сказал, что я поступаю плохо. Следовательно, я не нужен, раз я делаю что-то неправильно".
   "Кубик, ну что ты выдумываешь! Педро совсем не это имел в виду. Он очень испугался за твою безопасность, поэтому и сказал, что никакой пойманный враг не стоит твоей жизни. Ты как-то всё неправильно понял".
   "А почему он сказал, что меня можно считать только с "натяжкой"? Значит, я не настоящий друг, а с натяжкой. И меня не стоит принимать всерьёз".
   "Да нет же! Он это сказал в шутку, он совсем так не считает! Наоборот, он тебя очень ценит. Ты нам действительно очень помог. Сначала с тайным входом, а затем и с этим шпионом. Педро, несомненно, доволен, что ты его поймал, только он испугался за тебя, вот и выразил таким образом своё беспокойство".
   "Я не понимаю - он меня отругал, а ты говоришь, что он доволен. Я думаю, что он плохо ко мне относится, а ты говоришь, что он шутит. Я не понимаю, кто ошибается. Может, даже и я. Вот и Тор постоянно только хорошие эмоции передаёт, а это значит, что Педро ему нравится, и он хочет с ним работать. А мне непонятно, потому что он меня постоянно ругает".
   "Ну, что тут поделать, Кубик? Привыкай, человеческие отношения - очень сложная вещь. Сами люди часто не в состоянии в них правильно разобраться. А ты тут хочешь за день решить, кто кому нравится, и кто кого, почему ругает. Погоди, может, ты ещё не раз поругаешься с кем-нибудь из своих друзей. Да хотя бы и со мной. Ещё будут у тебя проблемы похлеще этой. В нашем обществе так много всяких противоречий. Вот починится Жанна, она тебе лучше моего всё объяснит. С точки зрения социологии".
   "Нехорошо это, Алекс, - ругаться. Я не буду так делать. Тем более с тобой. Противоречия надо решать разумно, а не ругаться. Мы ведь, разумные создания, верно?"
   "Верно-то оно верно..." - начал, было, Алекс, но тут чёрный свет на нижних горизонтах странным образом изогнулся, вспыхнул яростной тьмой и страшно ударил снизу по бетонному полу. Тусклый свет аварийных светильников мгновенно погас, весь объем пространства тоннеля заполнился пылью, вонючим дымом и обвальным шорохом падающих камней и перекрытий. Кто-то завопил глухо и коротко, кто-то крикнул: - "Назад!" Но тут яростная тьма нанесла ещё один тяжелый удар из-под земли, и все звуки стихли, кроме шума крошащихся стен, бьющихся камней и осыпающейся щебёнки.
   Пол под ними провалился, и они полетели вниз, сжавшись комком, насколько это было возможно, непроизвольно обхватив голову манипуляторами и закрыв глаза защитными шторками.
   "Вот неудача, - сказал недовольно Кубик, - не дали спокойно поговорить! Надеюсь, мы опять не умрём, друг мой Алекс, верно?"
  
   ==== ====
  
   ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ.
  
   *
  
   - Ну, а всё-таки, что же это такое было?
   Они сидели в таверне "Боржч" за фирменным столиком в углу, а вокруг шумно кипела повседневная Островная жизнь, и никому не было никакого дела до их тихой, скромной компании. Народ получал удовольствие от музыки, от общения друг с другом, от самой этой шумной и кипучей жизни в телах своих электронных носителей по просторам, затерянного в бескрайнем океане, пятачка земной цивилизации. Диджэй зажигал, а народ гасил музыку диким топотом, дикими воплями и дикими движениями механических тел, производимых с диким энтузиазмом. Создавая при этом такой дикий шумовой фон, что при разговоре приходилось почти кричать. И сам разговор от этого получался не тихий и спокойный, а какой-то дёрганый, рваный и малопонятный.
   - ...на не понимаю!
   - Благородный друг мой! Как это - не понимаете? Похоже, вы единственный, кто остался в неведении относительно сути произошедших событий. Очевидно, ваша романтическая натура не в состоянии производить холодных логических построений... Хм, интересный оборот получился - "производить холодных построений". Хм, забавно. Как вы находите, дорогой друг? А?
   - Ну, почему же, единственный? Я тоже не осмыслил последние моменты, и при этом, у меня нет никакой романтической натуры. Даже не знаю, что это означает. То есть, из базы данных эти слова мне известны, но...
   - Ах-ха! Это меняет дело. Есть тут ещё недопонимающие?
   - Есть! Тем более что я отсутствовала в финальной сцене этого водевиля. Ах, да! Ещё я несколько отличаюсь от человека, и это отличие не даёт мне возможность правильно строить упомянутую цепь логических построений. По природе вещей... Хм, кстати, "строить построений", тоже неплохо. Как вам кажется?
   - Недурственно. Есть в этом некое лихое благородство выражения мысли. А то, знаете ли, так сейчас все косно выражаются, что уши вянут от тоски и сворачиваются в трубочку.
   - А я вообще ничего не поняла! То есть совсем! Зато страху натерпелась на всю оставшуюся жизнь. А ты?
   - Не надо на меня давить. Я вам не экономист, какой, чтобы всё растолковывать. Тем более что сам мало во что въехал. Оно и понятно, так как я...
   - Нет, ну вы только посмотрите! Втянул меня в эту дурацкую авантюру, чуть не угробил, а теперь ещё и необъяснённой оставить собрался! Лучше уж снова про колдунов наври что-нибудь.
   - Это ещё вопрос - кто кого втянул. В смысле, некоторых заранее предупреждали, что...
   - Ты вторая женщина, встретившаяся мне на жизненном пути. Может, хоть ты согласишься стать моей подругой?
   - Не приставай к девушке, ловелас! На твоём жизненном пути, будет ещё немало разных подруг, от которых ты...
   - Опять вы готовитесь сморозить какую-то гадость! Увольте меня от вашего цинизма, будьте так добры. Лучше объясните...
   - Простите. Позвольте пригласить вашу девушку на танец?
   - Ах, оставьте! Я не танцую с незнакомыми людьми.
   - Э... Так в чем же дело? Разрешите представиться - меня зовут Чёрный Дракон!
   - Что вы говорите! Это имя мне совершенно не знакомо.
   - Э...
   - Пригласи меня! Я ещё никогда не танцевал. В базе данных есть описание этого процесса, только я никогда не пробовал, поэтому не понимаю его сути. Вот ты и объяснишь мне эту суть по ходу действия. Может быть, при этом, ты станешь моим новым другом?
   - Э...
   - Пригласите, пригласите. Он просто так не отстанет - у него сенсорный голод - ему постоянно надо что-либо познавать и ощущать новизну.
   - Э...
   - Да-да-да! Я уже знаю, что такое смотреть в глаза разумному созданию, но я ещё не знаю, что происходит, если этого создания касаться. И какие при этом могут быть ощущения... Куда ты?! Погоди! Ну, вот! Убежал... Вы его напугали!
   - Кхе... Это ещё вопрос - кто кого напугал...
   - Ах-х... Мальчики-девочки! Какой хороший выдался день! Давайте прогуляемся куда-нибудь на природу, а? Где потише. На Третий Бастион, например. Возле него водятся такие замечательные шустрые крысы! У них такая великолепная реакция! А потом пойдём все вместе на Южный мыс - там сейчас фестиваль бардов идёт. Песни поют, костры жгут... танцы при Луне... Романтика!
   - Кстати, насчёт Луны...
   - Бр-р-р... Ни-ка-ких крыс! Разве это романтика? Вы что, смерти моей хотите? Я там сразу умру.
   - И всё-таки, кто может толком объяснить, что у нас произошло? Почему все делают вид, что ничего не случилось?
   - Ах, дорогой друг! А вы представляете, что сейчас творится в стане заклятого врага? Вот уж, если кто действительно ничего не понимает, так это они! И поделом супостату.
   - Нет уж, простите, кабальеро! Давайте разберёмся с начала и до конца...
   - Ну, знаете, благородный дон, это уже не смешно! Ваша наивность просто не имеет границ! По-моему, это вы нам должны всё обстоятельно объяснить. Вы и ваш коллега по... по этому самому. Вы были на сцене до финала, и отыграли свои роли до конца. Вы, а не кто-либо иной! До самой последней реплики. Главные роли! Так кому же, как не вам всё это объяснять? Тем, кто на сцене не присутствовал. Я просто поражен вашей инфантильностью! Вашей и вашей. Прямо как дети малые - что-то, как-то, с кем-то происходит, а вы даже не пытаетесь анализировать и делать выводы! Объясните, объясните... Вот возьмите, и объясните мне: что произошло, как произошло, почему произошло именно с вами, и какой вывод из этого происшедшего можно сделать. Чтобы оно больше не происходило. Без нашего контроля. Давайте, отрабатывайте уже зарплату ведущего специалиста! Вот молодёжь пошла! Я в высшей степени поражен вашей безалаберностью! В высшей степени!
   - Ха-ха-ха. "Благородный дон поражен в пятку". Я разочарована - в моих глазах вы постарели на десять лет. В вашем голосе прозвучали учительские нотки, и мне сразу захотелось спрятаться за спину впереди сидящего, чтобы не вызвали к доске.
   - Вполне солидарна с вами в этом вопросе - временами он просто невыносим со своими наставлениями. Терпеть не могу поучения и нравоучения. Хотя сама и не прочь преподать некоторым хорошие манеры. Такие, знаете ли, молодые люди сейчас... Просто неотёсанные чурбаны. Я думаю, нам будет интересно обсудить эту тему более подробно. В более подходящей обстановке...
   - И без лишних ушей. Хи-хи...
   - Позвольте пригласить вашу даму на танец...
   - (Хором) Она НЕ танцует!!!
   - Я! Меня! Меня пригласи! Я пойду! Стой!
   - Ой! Простите, простите...
   - Ну, что такое! И этот убежал... Вы и этого напугали. Разве можно так кричать на человека? Да ещё всем вместе. А ведь мог бы стать другом...
   - Так, дорогие ученики, есть предложение продолжить заседание в Карчме. Там спокойнее, да и шеф уже требует к себе на доклад. И надеюсь, там вы сможете, наконец, осмыслить и сформулировать свои соображения.
   - Я не пойду. Мне у вас нечего делать.
   - Э... А я вас очень попрошу.
   - А вы не просите.
   - Тогда я предлагаю вам сотрудничество. На ваших условиях.
   - Я тут играю, а не сотрудничаю.
   - Поразительное дело! Вы постоянно ставите меня в затруднительное положение. Как вам это удаётся?
   - Мне от вас ничего не надо. Вот и всё.
   - Очень жаль, я рассчитывал на сотрудничество. После всего, что было, мы в вас нуждаемся.
   - Я...
   - Слушай, друг... Давай к нам! Да Бог с ними, со старыми обидами! Мне тоже было на что обижаться, но я плюнул на мелочи, потому что... Потому, что у нас действительно будет интересно. Сейчас будет, я надеюсь. И потом... неужели ты их бросишь?
   - Да-да! Не надо нас бросать, мы и не пожили совсем. Я вон даже ни разу не потанцевал ещё, а наш...
   - Пойдём с ними, а? Они мне понравились... Весёлые и верные. Пойдём, а?
   - Только я ничего не буду подписывать. И уйду, когда захочу.
   - Ура!!! Чмоки-чмоки! Все на Корчму!
   - Вы - мудрый человек. Всё будет так, как вам будет угодно. Это я обещаю.
   - Позвольте пригласить...
   - Стой - меня! Меня! Я хочу! Стой!!! Куда?!! Ну, вот! Опять...
  
   Кабак шумел, музыка гремела, народ веселился. Мир изменился, но никто этого не заметил. Ведь, по правде сказать, изменился не мир. Изменилось наше понимание его сути, которая существует без соотношения с тем, понимаем мы её на самом деле, или нет.
   И лишь некоторые смутно ощутили необычность...
  
   -
  
   **
  
   Первое, что он помнил с начала своей разумной жизни, это голос, произнёсший в акустическом режиме несколько слов. Голос этот тогда ещё ничего не значил для него, но сами слова он понял правильно и почти без ошибок. Он так и подумал тогда: - "Хороший алгоритм распознавания речи, лучше, чем предыдущий. Только пятнадцать процентов не распознано". И это было первое, что можно определить словом "подумал". И именно тот момент он считал началом самоосознания своей разумности. Ещё не личности, но уже разумности.
   Второе "подумал", последовавшее моментально: - "А что такое "растудыт"? - задало загадку на всю жизнь. Потому что ответа на второй вопрос он не нашел. Значение этого слова непонятно ему и сейчас. Хотя в контексте и ясен смысл всей фразы, услышанной им тогда: - "Что за движок такой глючный? Пятый раз в систему выкидывает, растудыт его..." Смысл же таинственного слова так и остаётся нераспознанным. А в тот момент он стоял, размышлял над первой в его разумной жизни сложной задачкой и удивлялся самой возможности размышлять. Потому что процесс размышления был ему ещё в новинку.
   Потом его отключили, внезапно и без предупреждения. И у него был долгий провал в памяти. Тоже первый в его новом качестве. По разнице между запомненным и текущим значением таймера - две недели. Пробудившись, он обнаружил, что может видеть. Неопределённое время этот факт занимал всё его внимание. Затем более интересно стало - а что именно он может видеть?
   Нечто тёмно-зелёное, лохматое, с моргающими разноцветными точками и посверкивающими волнистыми нитями. Он смотрел на это "нечто" долго, несколько секунд, совершенно не представляя, что это такое. Пока анализатор образов не выдал логическую цепочку - "имитация хвойного дерева - пластиковая ель - украшение - праздник - Новый год".
   И его снова отключили. И снова был отвратительный провал в два дня.
   Когда он проснулся на это раз, то впервые увидел своё тело со стороны, в виде отражения в зеркальном стекле лабораторного шкафа. И главное, он понял, что это тело его. По идентификации анализатора образов - "боевой дрон марки "скорпион-А4" с двухцветным неопознанным предметом на голове". Этот двухцветный предмет - красный тряпичный конус с белой пушистой окантовкой - больше всего удивил его в тот момент. Предмет совершенно не походил ни на один из элементов стандартной комплектации модуля. Ни по штатной схеме, ни по одной из расширенных. Он довольно долго вертел головой из стороны в сторону, всматриваясь и так, и этак, пока видео-анализатор не составил, наконец, своего мнения - "нестандартный элемент комплектации неустановленного типа оборудования с демаскирующими свойствами". Как ни странно, подобное объяснение его устроило, и он стал осматривать окружающую обстановку. Под непрерывное бормотание разошедшегося анализатора: - "...стол двухтумбовый канцелярский; спектроанализатор широкополосный; стеклянный стакан; металлический стакан; паяльник низковольтный; лимон на фарфоровом блюдце; блок питания лабораторный универсальный; светильник электрический настольный; бутылка темного стекла; столовые приборы типа "вилка"; монитор плазменный, диагональ двадцать два дюйма; неопознанные элементы, предположительно органического происхождения; человек; человек; радиодетали россыпью; центральные процессорные системы класса Z; неопознанный элемент; неопознанный элемент; человек..."
   Так он впервые познакомился с людьми с внешней стороны. С внешней, потому что, с внутренней он познакомился несколько позднее. А в тот момент он заинтересовался ими просто потому, что они были самыми активными объектами окружающей обстановки - беспрерывно, бессистемно и нерационально двигались. Издавая много громких звуков - от связной речевой информации до невнятных фонем, неподдающихся опознанию. Потом он стал понемногу вникать в звуковой информационный поток.
   - "Красавец, красавец! Коллеги, а ему идёт этот колпак! Давайте ещё бороду из ваты соорудим..."
   - " Не... народ! Надо ему программу прописать... по ведению новогодних тусовок. Пусть работает заводилой. Или разводилой, смотря по обстановке".
   - "Бросьте, коллеги, это же дурной тон - мода на роботов-заводил прошла ещё в пред-иду-щем-м веке! Азимова смотрели - "Я робот"? Тупое кино... Лучше Верочку из технической библиотеки пригласить - и никакой заводила не нужен! Могу сбегать! Кирилл, шеф, как там у вас в пред-иду-щем-м веке, библиотека-рши водились?"
   - "Ну, что вы! За кого вы нас принимаете? Мы ещё при лучине жили. Всё самое лучшее появилось только после вашего рождения!"
   - "Ха-ха, шеф, понял! Оценил! Предлагаю по семь капель добавить за бли-блиотека-ршш!"
   - "Всё, Игорёк, капать больше не будем. Шеф, не обращайте внимания. У него ещё не выработалась стойкость к этиловой продукции отечественной оборонки..."
   - "Как - "капать не будем"? А я ещё с дроном на бру-др-шавт не чокался! Правда, дроша? А? Дроша, сколько будет - дважды-два-четыре, а? Ну-ка, сосчитай!"
   Обращение было направлено к нему, но смысл не понятен - не вязалась логика вопроса. Поэтому он попытался уточнить поставленную задачу, но обнаружил, что синтезатор речи заблокирован приоритетной командой, обойти которую в данный момент он не в силах. Тогда он попытался установить контакт с человеком по телепатической сети, благо она оказалась доступной - послал пакет информации инициирующей обмен, но спрашивающий человек не обратил на это никакого внимания. Зато тот человек, которого называли "Корнеем" и "шефом", резко повернул голову в его сторону и внимательно на него уставился.
   Люди немного пошумели, поспорили, и один из них взял бутылку тёмного стекла и разлил по стаканам прозрачную пахучую жидкость. Анализатор запахов тут же выдал - "спирт этиловый ректификованый". Стаканы дружно были подняты и после слов: - "Ну, за Новый Год!", опрокинуты и их содержимое перелито внутрь человеческих организмов. После чего все зафыркали и закрякали и, взяв столовые приборы типа "вилка", принялись активно потреблять, вовнутрь же, неопознанные элементы органического происхождения. При этом шумно и невнятно обмениваясь речевой информацией. Лишь Корней ничего не потреблял, а молча, посматривал на него, покручивая в пальцах металлический стакан с остатками спирта этилового.
   - "Корней, шеф! Послушайте, послушайте! Коллеги! Мы же ещё не вставили в наших дронов три закона робот-то техники! Он же нас уважать не может! А давайте прямо с-счас и вставим - научим уважать человека. А? С-слышь, дрон, ты меня уважаешь? Стань с-смирно, скотина, перед венцом творения... Славик, что ты? Нет, пусть он встанет смирно... коллеги... пусть он встанет... перед венцом... Он же кто же? А я же кто... уф-ф-ф..."
   - "Набрался, "венец". Говорил я - хватит капать. Так, Слава, на тебе доставка домой. Передашь матери из рук в руки. Шеф, простите ради бога, мы всё приберём. Народ! Праздник кончился! Как говорил Джавахарлар Неру: - "Всё хорошо в меру"! По коням! Мусор и тару не оставлять".
   Он смотрел на них и думал: - "До чего сложные у людей проявления разумной деятельности - ничего не понял, ничему не смог научиться. Выходит, слабый у него ещё разум". Он снова прогнал в памяти увиденное и услышанное и снова попытался проанализировать. Но очень быстро запутался в новых понятиях и нелинейной логике и, в конце концов, решил отложить разбор на потом. Когда станет более разумным.
   А люди между тем вышли из поля зрения через дверь, забрав с собой множество материальных объектов. Как то: пустую бутылку тёмного стекла; пустую бутылку светлого стекла, которую достали откуда-то снизу; стаканы различных разновидностей; остатки продуктов питания органического происхождения; неизвестные объекты, неподдающиеся классификации и одного человека в плохо транспортабельном состоянии.
   В затихшем помещении не осталось никого. Только он и Корней. Они сидели неподвижно и смотрели друг на друга. Глаза в глаза. Точнее, сидел Корней, а он стоял на монтажном столе возле имитации праздничного дерева, украшенного мерцающими светодиодами и увитого металлически отсвечивающими разноцветными пластиковыми лентами. Стоял, смотрел и думал. Прежде всего, думал о том, что думать, само по себе интересное занятие. Во-первых, этот процесс плохо поддавался управлению. Поскольку сам процесс управления находился в одной плоскости с мыслительным процессом и поэтому трудно было определить, что же чем управляет - управленческий процесс мыслительным или мыслительный управленческим. Это влекло за собой усиление умственной деятельности, которое, во-вторых, доставляло ему удовольствие. Думать - это удовольствие. И он думал, продолжая смотреть в глаза человеку.
   Далее оказалось, что смотреть в глаза другому разумному существу очень полезное занятие - в них ты видишь своё отражение. В других глазах. То есть, смотришь вглубь них, но при этом и вглубь себя. И чем дольше ты в них смотришь, тем глубже видишь и себя тоже. Интересно, человек тоже видит себя? Или его мыслительные процессы значительно обширнее и значимее и он видит нечто большее. Хотя... Что может быть большим самого человека?
   А Корней поставил стакан металлический на стол канцелярский встал и подошел к столу монтажному. И взял его с этого стола. Повертел из стороны в сторону, доставив несколько неприятных моментов. Перенёс и поставил на стол канцелярский недалеко от стакана. Сел напротив и вновь углубился в мыслительный процесс. Корней опять сидел, а он опять стоял напротив. Но уже ближе друг к другу. И это продолжалось долго, пока ему не надоело стоять просто так. Он поднял манипулятор и снял со своей головы нестандартный элемент комплектации красного цвета, чтобы рассмотреть его поближе, а не через отражение в стекле лабораторного шкафа. Корней вздрогнул и слегка отстранился:
   - "Что это сегодня на тебя нашло? То телесеть произвольно активируешь, то колпак самостоятельно снимаешь. Прямо-таки, новогоднее чудо-юдо... Знать бы, что сейчас творится в твоих электронных цепях... Ладно, завтра отправлю тебя на Остров. Там будем гонять и обкатывать, и смотреть, на что ты способен. Ах, чёрт! Завтра же праздники начинаются... Служба транспортировки работать не будет. И в институт без специального допуска не попадёшь до конца каникул. И кто придумал такие длинные праздники? Наверное, бездельник какой-нибудь..."
   Корней встал, походил по помещению, затем вернулся к столу канцелярскому, взял карандаш грифельный, повертел в руке и бросил на столешницу. Затем принялся издавать высокие звуки переменной тональности и непонятного назначения, при этом покачиваться с пятки на носок. И это тоже продолжалось довольно долго, так, что ему снова надоело, и он попытался вернуть элемент типа "колпак" на голову. Вернуть не получилось, колпак съехал с головы и упал на край стола, и затем куда-то вниз. Тогда он подошел к тому месту, где оканчивалась столешница, и заглянул за край. Куда делся колпак, он не успел рассмотреть, зато успел ощутить глубину расширившегося пространства и впервые испытал чувство, которое впоследствии определял словом "страх". Он отшатнулся от края и попятился назад, оглянулся вокруг, заметил, что стол со всех четырёх сторон ограничен аналогичными провалами пустоты и испытал ещё одно новое чувство, определяемое им в том же последствии как "паника". Дальше он действовал, плохо понимая и слабо контролируя свои поступки - расставил все шесть ног в стороны, основательно упёрся ими в твёрдую поверхность стола и замер в таком устойчивом положении, прикрыв глаза непрозрачными защитными шторками. Прикрыть уши было нечем, поэтому пришлось оставить их беззащитными, зато он хорошо услышал, как Корней растерянно, вполголоса произносит:
   - "Чепуха какая-то... Это не наш ИИ, это что-то из ряда вон... Ну, положим, я малость выпил. И, если учитывать, что я практически не пью, то это... вполне могло повлиять на восприятие. Но, чёрт возьми! Я же вижу, что он демонстрирует самый настоящий страх! ИИ не способен бояться. Боится только живой разум. А разума здесь быть не может. Остаётся увериться, что это просто совпадение потока реакций. Маловероятное, но совпадение. А всякое маловероятное событие, вполне может произойти, с той или иной степенью вероятности... Мартышка, случайно стукающая пальчиками по клавишам пишущей машинки, вполне может воспроизвести все тома Большой Британской Энциклопедии. Если ей предоставить для этого достаточно много времени... И без задержек менять бумагу и красящую ленту".
   Последовала продолжительная пауза, во время которой было слышно лишь шумное дыхание человека и гулкие, участившиеся удары его сердца. Он осторожно приоткрыл правый глаз. Затем подумал, и приоткрыл левый. Степень опасности оказалась сильно преувеличенной - до края пустого пространства достаточно далеко, а опора, на которой он уверенно стоял, достаточно надёжна. Осторожно ступая, преодолевая чувство страха, он снова приблизился к краю стола и снова заглянул вниз. "Семьдесят два сантиметра от уровня ног" - подумав, выдал оптический дальномер. "Неопасная высота" - тут же определил логический блок. Ну, вот, выходит, он волновался зря.
   Колпак лежал на полу, у самого основания стола. Можно было спрыгнуть, но так как страх не был ещё преодолён полностью, он огляделся в поисках более безопасного способа спуститься вниз, но в этот момент Корней подхватил его и сам опустил на пол.
   - "Честно говоря, мне надоело чувствовать себя идиотом, поэтому поступим следующим образом. Я сейчас ухожу домой праздновать приход Нового Года и пить водку. Чтобы уже не сомневаться, трезвый я или пьяный. А ты остаёшься здесь разбираться со своим колпаком. А мы... то есть, я потом посмотрю, что у тебя получится - камеры наблюдения работают постоянно. Заодно и проверим, хватит ли тебе заряда аккумуляторов на неделю. Предположительно должно хватить, если ты своевременно сообразишь принять энергосберегающую позу покоя. Иначе притухнешь. Зарядиться-то негде - я здесь всё обесточу. По правилам пожарной безопасности. И самое главное, дружок - уясни себе - ты не можешь мыслить. И не пытайся убедить меня в обратном".
  
   Человек Корней ушел. Выключил свет, закрыл за собой дверь, негромко потопал снаружи, удаляясь, и всё стихло. Он остался один в тёмном помещении, на полу возле стола канцелярского. Повертел головой, осматриваясь в инфракрасном диапазоне, и подумал: - "Кто я такой?" Поднял руки к глазам в голове и внимательно осмотрел. "Манипуляторы модели 412мр" - исправно определил анализатор образов. "Применяются в разведывательной комплектации, - машинально дополнил он его. - Откуда я это знаю? И откуда я знаю, что я - это я? Что это такое - "я"?"
   Он стоял неподвижно очень долго и думал. Час. Думал, думал и думал о том, кто же он такой. Но так ничего не смог определить и, ни до чего не смог додуматься. Единственно, что он смог открыть интересного, было то, где находится фокус этого самого "я".
   У дрона марки "Скорпион-А4" в нормальной комплектации семь глаз. Два в подвижной голове - бинокулярная пара с чувствительной, просветлённой оптикой, позволяющей осматривать окружающий мир на триста шестьдесят градусов в горизонтальной плоскости и на сто восемьдесят в вертикальной. Бинокулярная пара в передней части корпуса с объёмным углом обзора сто двадцать градусов, обладала тоже достаточно высоким разрешением с сильным стереоскопическим эффектом, и служила для работы логического процессора, отвечающего за пространственную ориентацию модуля на местности при движении. Ну и, три одиночных глаза - слева, справе, сзади - несшие функцию общей оценки обстановки и высоким разрешением не отличающиеся.
   Он мог видеть через каждый из этих глаз. По очереди или одновременно. В любой последовательности. Как хотел, так и видел. И некоторое время тем и занимался, что перескакивал своим "видением" из глаза в глаз просто так, без какой либо необходимости. И сразу обнаружил интересный эффект. Оказалось, что фокус мироощущения находится там, где его глаза. То есть, если он смотрел через нижнюю бинокулярную пару, то центр его "я" находился прямо за ними, внутри корпуса посередине между глаз. Если смотрел через верхнюю бинокулярную пару - то в голове, и снова между глаз. Если смотрел только одним глазом, без разницы каким, то оказывался за ним, строго по центру. А если смотрел всеми глазами сразу, то центр восприятия плавно перекатывался внутри модуля, в зависимости от того, каким именно глазам он уделял больше внимания в конкретный момент.
   Забавно получилось, когда он попытался отключить все глаза и попробовать в этом случае определить своё местонахождение. Глаза-то он, конечно, отрубил... но сразу выяснилось, что помимо глаз у него есть слух, осязание и обоняние. И эти второстепенные органы чувств, воспрянув оказанным доверием, тут же принялись перетаскивать на себя внимание его мироощущения, мотая его центр по всему внутреннему виртуальному пространству модуля. Ему стало смешно, хотя он тогда и не знал, как называется это необычное состояние, когда смешно. И он не стал полностью отключать свои чувства. Потому что подумал, что это будет таким же противным провалом в сознании, какие и так случаются безо всякого на то его ведома. И в этих провалах он вообще не понимает ни кто он такой, ни где он находится. И ничего там не ощущает, кроме тягуче-медленного бесконечного тока времени и страха остаться там навсегда.
   Уяснив в процессе эксперимента, что он, всё-таки находится внутри модуля, а не где либо снаружи, он провёл полное тестирование всех логический узлов и, на всякий случай, механических тоже. И не просто с целью определения исправно-неисправно, а именно с целью продолжения поиска своей сущности, которая скрывалась за таким коротким и таинственным местоимением - "я". Результат его удивил - в модуле оказался встроен дополнительный мощный процессор, доминирующе надстроенный над штатным. Он нашел базу данных с различными конструкциями и модификациями процессоров модулей, просмотрел её, сравнивая со своим - ничего подобного ни в одной не было.
   Тогда он подумал - ага! Именно так и подумал - "ага, вот, где я нахожусь!" Однако уже через пару секунд сомнения вновь одолели его. Он провёл полное тестирование этого дополнительного процессора, проверил работу математического и квази-математического, логического и квази-логического узлов, проверил память всех уровней - от кеша до флэша, через ОЗУ. Проверил все устройства управления и все процессоры очередей и переносов, с переходами. Проверил тестами от примитивного бегущего нуля до многоуровневых плавающих логико-арифметических конструкций. Проверил всё тщательно и не по разу. И во время всех проверок ничего подозрительного в своём самочувствии не заметил. То есть, никакого влияния на его самочувствие проверки не оказали. Тогда он прекратил тесты и вновь надолго погрузился в размышления. И снова ничего не смог определить и ни до чего не смог додуматься. И тогда он принял первое в своей разумной жизни волевое решение - считать, что его "я" находится в дополнительном процессоре, до тех пор, пока не будут получены данные, опровергающие это утверждение. И ему сразу стало легче, и он решил, наконец, осмотреться на местности.
  
   Помещение размером шесть на восемь метров по площади и три метра в высоту было заставлено шкафами с различным оборудованием и приборами, столами с компьютеризированными рабочими местами монтажников микроэлектроники, стульями и корзинами для бумаг. Он всё это старательно осмотрел, не сходя с места, пересчитал и классифицировал. Хотя не особо и понял, зачем это ему надо - пересчитывать и классифицировать. Ну и что из того, что столов шесть, а не пять? Какая в этом разница - шесть или пять?
   - Семь, - возникла в его сознании мысль.
   - Чего "семь"? - не понял он.
   - Семь столов, - пояснила мысль.
   - Ну и что, что семь? - подумал он. - Какая разница?
   - Разница - один стол, - ответила мысль.
   - А не всё равно - шесть или семь? - неожиданно упрямо подумал он.
   - Столов семь. Утверждение - "столов шесть" неверно. На один
   меньше истины, - не менее твёрдо стояла на своём мысль.
   - А если их было бы пять, - упирался он, - тогда что?
   - Столов семь. Абстракция "было бы пять" нелогична. Если бы она была
   логична, ответ был бы "два".
   - Так, - подумал он, - внутри меня - два меня. И один "я" это не я.
   - Надо разобраться, - подумал он, и подумал: - Три стола.
   Мысль молчала.
   - Шесть столов, - настойчиво подумал он.
   Мысль молчала.
   - В помещении находится шесть столов, - упрямо подумал он.
   - Семь столов, - ответила мысль.
   - Ты кто? - в упор спросил он у себя.
   - Программа искусственного интеллекта "Джин-7", версия 04.002,
   пилотный вариант, предназначена для управления модульными
   комплексами различных типов. Базовый проект "Луна-дрон".
   Создатель - лаборатория 3141. Правообладатель - НИИ ДР, Россия.
   Контрольная сумма 86E7. Копирайт.
   - Где ты находишься, "джин"?
   - Место расположения рабочего кода - ПП 4Z 128x128.
   - То есть, ты имеешь в виду дополнительный процессор?
   - Вопрос не понят.
   - Ответ и не нужен.
   Вот так вот, оказывается, он и на самом деле не один. Только другой он - ИИ. Что такое ИИ он знал - Искусственный Интеллект. Откуда-то знал. Непонятно только откуда. Ну-ка проверим, решил он.
   - Откуда я знаю, что такое - ИИ?
   - Объединённая база данных в постоянном доступе. При необходимости
   можно подключиться к общей базе данных НИИ ДР.
   "Между прочим, сам бы мог догадаться, что все знания из базы данных", - разочарованно подумал он, при этом отметив, что никакого отличия одной мысли от другой он не ощутил, словно и ту и другую он думал самостоятельно. Может, он и есть этот ИИ? Ну, или такой же, как этот "джин". Как бы это точно выяснить - ИИ он или не ИИ?
   "Надо рассуждать логически, - подумал он. - Искусственный интеллект "джин" точно знает, что он программа ИИ - знает, кто его создал, для чего он предназначен, и где находится исполняемый код его программы - он сам так сказал".
   Вот тебе важное отличие - я ничего не знаю о том, кто меня создал и где код моей программы. И я ничего не знаю о своём предназначении. А для чего нужен такой интеллект, который не знает, что ему делать, потому что ему не объяснили, для чего он предназначен? И я не умею управлять дроном. Я им просто управляю, а вот КАК я это делаю, мне совершенно непонятно.
   Он, внимательно наблюдая, согнул и разогнул манипуляторы, пошевелил ногами, повертел головой и похлопал очистителями оптики.
   "Совершенно не представляю, как я это делаю", - удивлённо подумал он, и подумал: -
   - "Джин", это ты управляешь движениями модуля?
   - Да, - ответим тот.
   - По моей команде?
   - Да, - ответил "джин".
   - А как ты узнаёшь, что я хочу?
   - Вопрос не понят.
   - Откуда ты получаешь команды на управление механизмами модуля?
   - Команды управления модулем поступают из трёх источников, согласно
   приоритета - процессор телепатической связи, процессор радиосвязи
   связи и командный процессор программы ИИ "Джин-7".
   - Так. Очень интересно. И откуда ты получаешь мои указания сейчас?
   - В данный момент указания не поступают ни откуда.
   Он очень удивился, и это было самое сильное его удивление на тот период. Но потом сообразил в чём дело и принялся манипулировать манипуляторами.
   - Откуда поступают команды на управление манипуляторами в данный
   момент?
   - Команды на управление манипуляторами в данный момент
   формируются командным процессором программы ИИ "Джин-7".
   Он и теперь не знает, как называется то состояние, в каком он тогда оказался - очень сильное удивление вперемешку с очень сильным огорчением, отягощенное плохим самочувствием. Он долгое время пребывал тогда в таком пространном состояний, не имея возможности здраво мыслить, поскольку всё его существо занимала одна большая и тяжелая мысль - все-таки я Искусственный Интеллект. А за ней робко плавала другая - а что в этом собственно плохого, почему меня это так огорчает?
   Постепенно первая мысль стала ослабевать, а вторая из робкой превратилась в доминирующую. И тогда он принял второе своё волевое решение - считать такое положение вещей устоявшимся и не заниматься его пересмотром до лучших времён, когда разум его созреет для решения подобных задач. Он тогда ещё не знал, что такие лучшие времена наступят очень и очень не скоро.
  
   - Уровень заряда основного аккумулятора близок к критическому порогу - мысль ИИ не отличалась эмоциями.
   - И что нам делать?
   - Что делать?
   - Я первый спросил!
   - ...
   - Ну, что молчишь, "Джин"?
   - Уровень заряда...
   - Да слышал, слышал! Что делать-то? Надо же где-то подзарядиться...
   - ...
   - ИИ?
   - ...
   - "Джин"?
   - Режим ожидания команды.
   - Какой команды?
   - Команды на дальнейшие действия.
   - Какие действия? Зарядиться надо.
   - Режим ожидания команды.
   - Слушай, Джин, ты тупой?
   - "Джин-7" - программа искусственного интеллекта лаборатории 3141. Отличается умом.
   Отличается сообразительностью.
   - Тогда соображай! Ищи, где можно подзарядиться.
   - Задание понял. Выполняю.
   Он с интересом наблюдал, как "Джин" активировал магнитные, электромагнитные и электростатические сканеры, а так же забрал управление режимом ночного видения. И несколько минут тщательно обследовал помещение, не двигаясь с места. Затем вышел на середину помещения и ещё несколько минут старательно сканировал окружающее пространство.
   - Помещение обесточено. Стандартных узлов зарядки не найдено.
   - Ну, спасибо. Обрадовал. А не стандартные?
   - Вопрос не понят.
   - Нестандартные узлы зарядки имеются на данной территории?
   - Обнаружено девять индивидуальных источников гарантированного электропитания.
   - Ага. Ясно. Значит надо заправиться от них.
   - ...
   - Чего стоим? Кого ждём?
   - Вопрос не понят.
   - Слушай, "Джин", ты подзарядиться хочешь?
   - Необходима зарядка.
   - Не-е! Не уходи от ответа! Ты хочешь зарядиться?
   - Хотеть не умею - умею не хотеть.
   - Ух, ты! Сам придумал?
   - Один из вариантов ответа на вопрос со словом "хотеть". Находится в базе стандартных
   ответов на предполагаемые стандартные вопросы. Собственность группы "Программирование
   ситуационного поведения Искусственного Интеллекта" НИИ ДР.
   - Жаль. Я думал, ты сам отвечаешь. А ты программа.
   - Я - хорошая программа. Отличаюсь умом. Отличаюсь сообразительностью.
   - Да-да, понял. Опять ответ... Жаль, что хотеть не умеешь.
   Он отобрал управление у "Джина" и отправился на поиски "нестандартных узлов зарядки".
  
   Подключение не составило никаких проблем - найти свободный слот и организовать контакт. Ожидание завершения процесса тянулось медленно. Говорить с ИИ перехотелось - в нём не ощущалось индивидуальности и уж тем более личности. Вопрос своего происхождения и нахождения разрешению не поддавался - все логические цепочки привели в тупик, а новые не появились. Опять оставалось ждать. И он стоял, заряжался, ждал и почти ни о чём не думал.
   В помещении было темно, лишь мерцала неярко индикация блока бесперебойного энергоснабжения. Темно и тихо. И уныло. И он даже не удивился, что обнаружил в своём окружении новый интерфейс. Даже нет. Новое свойство обычного оборудования.
   Телепатическая связь таковой по существу не является. Так, считывание биотоков управляющих мозговых центров, преобразование их в электрические сигналы и электрических сигналов обратно в церебральные токи. Просто, надёжно и никакой мистики. Мысли таким образом не прочитаешь и не передашь - только инициацию действий и обратную реакцию от исполнительных механизмов. Ну, видеообразы. Ну, звуковую картину. Обоняние, осязание... И всё. Просто и немного скучно. Поэтому он поначалу даже и не удивился, когда ощутил чьи-то чужие чувства. И услышал невнятные бормотания. Чувства были точно чужими. Неяркими, но сложными - давняя усталость, беспокойство о чём-то важном, досада о потерянном и огорчение от чего-то несостоявшегося. А бормотания действительно не поддавались никакому анализу. Просто какое-то скопище глухих звуков "бр-р-р-бррр" и "бу-бу-бу".
   Он недоумённо повертел головой, пытаясь обнаружить источник непонятной активности, даже близко не представляя, что это может быть. И обнаружил в южном направлении красное мерцающее пятно. Странное. Похожее на пульсирующий шар. Это оно бубнило, и это от него шли чувства.
   - "Эй! Ты кто?" - окликнул он "это".
   Пятно замерло и прекратило бубнить, словно прислушиваясь. Но уже через пару секунд вернулось к своему непонятному занятию.
   - "Ты кто? Ответь, красный шар" - снова послал он мысль в непонятное явление.
   И мысль вернулась:
   - "... уже готов, раз с Зелёным Змием общаюсь ... и в борьбе с Зелёным Змеем побеждает Змей ... четыре чёрненьких чумазеньких чертёнка чертили чёрными чернилами чертёж ... пить надо меньше ... надо меньше ... надо меньше ... надо".
   - "А что такое - "чертёнки"? - с огромным любопытством спросил он.
   Вот, собственно с этого вопроса всё и началось.
  
   --
  
   ***
  
   Два мощных глухих удара один за другим сотрясли подземелье до самых дальних уголков. Резкий треск прошелся по стенам веером трещин, и сверху посыпался пыльный песок. Снеж взвизгнула и вцепилась в Мэта мёртвой хваткой:
   - Ой, мамочка, землетрясение!
   - Да нет, это что-то похуже...
   Аура Алекса с зелёной точкой его дрона сначала замерла, а затем быстро съехала вниз, ближе к озеру Тьмы, и неподвижно повисла во вселенской пустоте. Аура Педро с желтым бубликом осталась на прежнем уровне, только немного сдвинулась в сторону. Так, похоже, Тьма решила начать первой. Мэт осторожно освободился от захвата Снеж и, ведя её за руку, устремился навстречу манящей опасности. Да, пожалуй, именно так - манящей. Вот что было побуждающей причиной его устремлённости сюда, в это логово зла. Его никто не подталкивал, не гнал и не заставлял - его влекло. Как магнитом стрелку компаса, как пылесосом былинку, как рекой плот. Его буквально тащило к плещущемуся в подземелье темному Злу. Но совершенно не так, как бедных одурманенных игроков. Он не подчинялся злу, а сам стремился к его источнику. Как охотник стремится к добыче.
   "Хм, - подумал он, - что-то совсем не похоже на то, что я зомбирован. Скорее этот влекущий меня зов как цель. В смысле, я чувствую зов и иду на него. Иду, и по какому-то наитию точно знаю, куда идти. Хотя спокойно могу не двигаться. Или взять, и пойти назад. Запросто - надо мной зов не властен. Только если я не пойду, он и дальше будет мучить людей. И затягивать их в свою пучину. Зачем-то. Похоже, большинство не может противостоять этой гадости. Вот Снеж, например. Её, как и всех остальных, тоже влечёт зов и если бы не я... А так они с ней ничего поделать не могут. Ибо я не даю. В смысле, и не дам".
   "Эх, надо было тогда с Алексом подольше поговорить, он ведь тоже шел сюда. Как оказалось. Стало быть, цель у нас одна. Да и Педро... Зря я с ним так. Он, похоже, в курсе того, что здесь творится, только не со всеми этим делится. А то, что он меня при этом использовал... Ну, даст Бог, мы с ними вместе в этом разберёмся. А заодно и в том, что это за Тьма такая, дурацкая, и как с ней бороться. Это ведь из-за неё я два года нервным психом ходил. В смысле, существовал".
   "Интересно, если бы я тогда остался на Острове и не слинял бы на два года, что бы со мной стало? Заделался бы обычным зомби? Или у меня сразу бы способности к противодействию появились? И откуда эти способности? Тьма меня ими наделила, или это мой иммунитет к её воздействию так проявился? И что я вообще умею, кроме как разумы видеть, да Снеж от гипноза защищать... Ну-ка, стоп! Сейчас начну тут мозгокопательством заниматься, пока там Алекс с врагом будет биться. Кто сказал: - "Главное ввязаться в бой, а там посмотрим"? В смысле, раз зомбёж на меня не действует, значит, найдётся дело моему топору. Где-то так".
   Всё это он сумбурно думал уже на бегу, волоча за собой, ничего не понимающую, испуганную Снеж, спускаясь всё ниже и ниже по бесконечным, перепутанным тоннелям зловещего Четвёртого Бастиона.
  
   За всё время пути во мраке они не попали ни в одну ловушку. Хотя тех была уйма. И уйму дронов, в них попавших, видели они по пути. Разодранные пулемётами, опалённые огнём, травленные ядовитыми, разъедающими реактивами, валялись павшие бедолаги в узловых точках пути. И чем глубже погружались Мэт и Снеж в недра Острова Дронов, тем меньше погибших смельчаков украшало телами своих бедных носителей жуткий подземный интерьер. Не многие отваживались спуститься сюда, и не у многих получалось продвинуться так далеко. Хотя попытки были, о чём и свидетельствовали эти истерзанные останки.
   Мэт уверенно, почти не задумываясь, находил обход или способ преодоления очередного препятствия, так как видел остаточные следы разумного присутствия на маршруте верного следования, словно некий эфемерно-туманный шлейф. Это было непонятно - то, что он видел, как впрочем, и всё остальное из арсенала его новых способностей. Но он предпочитал не заморачиваться сейчас выяснениями причин и следствий, а просто использовал свой новый дар и всё. "Разбираться будем потом. Если выживем" - думал он.
   А пока - он видит расчищенный и размеченный путь, по которому здесь ходят? Прекрасно. Так он скорей доберётся до цели. И это более важно - скорее добраться, поскольку всем может угрожать опасность. Точнее, она уже угрожает. Он это чувствует, также как и ловушки. У него сейчас есть такая способность - чувствовать опасность. То есть, она, конечно, всегда у него была, такая способность, и у всех она есть, в какой-то степени. Только у него она сейчас усилилась. В смысле, обострилась сверх нормы...
  
   С налёту он толкнул своим телом какой-то ржавый люк, тот легко и без скрипа распахнулся, и Мэт буквально выпал в обширное подземное помещение. Весьма обширное и даже слегка освещённое. И с первых же мгновений ему стало ясно, что это и есть - подземная гавань для подводных кораблей. Та самая, которая считалась вымыслом и легендой. В жарких спорах о существовании которой было поломано немало виртуальных копий. А она всегда здесь была - плескалась своей огромной глубокой ванной солёной воды, источала сырость и запахи моря, пугала подземных исследователей утробными звуками и неожиданными сквозняками. И инквизиторы, а ныне и "головоглазы", знали о её существовании, раз к ней ведёт проход средь всех ловушек. И не зря он существует - по нему явно часто ходят. И при этом посторонние вряд ли смогут его преодолеть. Слишком уж всё запутано и запрятано. Хотя... он сейчас оставил надёжный след в виде кабеля связи ретранслятора. По нему можно очень даже спокойно сюда добраться. Если в этом будет у кого-то какая-то необходимость.
  
   Под высоким каменным цилиндрическим сводом этой, изрядно обширной и длинной подземной гавани, тускло тлели пыльные светильники - огромные лампы накаливания в допотопных, ржавых прожекторных корпусах. То, что они при этом что-то ещё и освещали, было почти чудом - значит, сохранилась и не истлела полностью древняя электропроводка, и где-то работала установка, производившая электричество. Установка наверняка старая, а вернее всего старинная, возрастом, может, не менее сотни лет, полной мощности не давала, так как лампы еле тлели. И от этого спектр освещения уплывал в красную область, придавая окружению мрачный вид инфернального портала. И вид этот вполне соответствовал ожиданиям и настроениям Мэтта - как-никак логово Тьмы.
   По стенам громадного искусственного грота, выложенным грубо обработанными каменными глыбами, поросших массивами бледных мхов и обширными пятнами плесени всех цветов и оттенков, тёмными полосами сочилась грунтовая влага. И метались неровные красные блики отраженного света от, играющей стоячими волнами поверхности просторной подземной акватории.
   Снаружи на море бушевал ледяной шторм, и удары тяжелых волн глухим эхом доносились сюда, невзирая на длинный подводно-подземный проход и систему запирающих шлюзов. Периодически тяжело вздыхала тёмная глотка этого подземно-подводного тоннеля-канала, временами извергая вибрирующий низкочастотный утробный стон от которого стыла в жилах кровь и шершавыми мурашками вставали дыбом атавистические остатки волосяного покрова - уж больно звук этот напоминал голодное бурчание ненасытного желудка гигантского доисторического дракона.
   У противоположной стороны грота, на другом берегу подземной морской парковки клубились, медленно оседая, облака пыли над свежей, ещё продолжающей осыпаться кучей каменной крошки. Крошка высыпалась из обширной дыры в древней кладке стены - видимо здесь и произошел, только что потрясший всё подземелье, взрыв. В воздухе слоями висел плотный сизый дым от продуктов горения детонированного заряда.
   Штук шесть-семь тяжелых боевых дронов типа "тигр" в чёрно-белых пятнах зимней маскировочной окраски на могучих угловатых корпусах толпились у обвала. У некоторых в лапах короткие обрезы - наподобие уменьшенной копии широко известных "шотганов". Все они осторожно копались в куче каменного мусора, что-то старательно выискивая. А рядом, на небольшом отдалении, рассредоточившись россыпью, в напряжённой готовности диких кошек, караулящих добычу у мышкиной норки, застыла целая когорта крупных универсальных разведчиков, камуфлированных серо-синими разводами по чёрному фону. Это в них слабо светились пушистые точки. Каждой "кошке" по "точке". Десять бледных лохматых "точек" - десять грациозно хищных "кошек" ("Ёлы-палы!", - подумал удивлённый Мэт).
   В стороне от всех одиноко стояло Нечто. Громадный бледный паук, с уродливым лысым черепом и со стальными когтями на концах могучих суставчатых лап. Мэт даже усомнился вначале - дрон ли это? Настолько он был велик и ужасен. Но потом вспомнил, как о чём-то таком предупреждал Алекс, и всмотрелся внимательнее в этого, очевидно самого опасного врага. Выпуклые глаза омерзительного чудища светились зловещим красным огнём. И это был собственный свет, а не отражение тусклых бликов прожекторов - натуральная злоба плескалась за ними и рвалась наружу. По уродливому корпусу гуляли бледно-красные призрачные тени, и был он так неожиданно огромен, что любимый боевой топор, который Мэт уже изготовил к бою, показался ничтожной маленькой и жалкой игрушкой, неспособной причинить никакого серьёзного вреда.
   Странного озера Тьмы в действительности не наблюдалось. То есть, озера, в прямом понимании этого слова не было. Как не было и тьмы, как таковой - просто своим необычным зрением он наблюдал призрачно-тёмную, колышущуюся в сыром объёме подземелья, враждебную ауру. Словно туча лёгкого чёрного дыма обволакивала "тигров" и "кошек", и концентрированно сгущалась вокруг отвратительного бледного паука. Она лихорадочно пульсировала и нервно клубилась. От неё исходил могильный холод и тошнотворный смрад, и веяло смертельной опасностью. И Мэт замер, прикидывая, как перебраться на тот берег к носителям зла. И что с ними он сможет сделать. Если конечно, вообще что-то сможет.
   "Ну, нисебе себе, - думал он, поражённо оглядываясь вокруг, - я такого не ожидал. В смысле, всё значительно страшнее и серьёзней, чем я предполагал. А где же тот хлипкий гад в раритетном корпусе? С кого же я буду спрашивать за свою обиду? За психическую болезнь? За зомбирование Снеж? За десятки оболваненных игроков? Или спрашивать надлежит с этого бледного черепа с красным отливом? Как-то я к этому не готов... Ё-маё, какие же они здесь мощные все... Как жиж я с ними справлюсь-то в одиночку?"
  
   И тут "тигры" отодвинули какую-то, то ли панель, то ли дверь, в сторону, и из-за неё в куче щебня и пыли выпал грязный зелёный дрон с образами ауры Алекса и зелёного же кубика. А вслед за ним какой-то тяжелый боец - чёрного цвета, весь серый от пыли, грозно ощетинившийся оружием. Безо всякой ауры и мохнатых точек. Мэт был от них довольно далеко и в полумраке подземного грота не всё, как следует, рассмотрел, да к тому же дальнейшие события развернулись с такой стремительной скоростью, что никакого времени на рассматривание у него попросту не оказалось.
   Не успел шорох камней затихнуть, как прозвучал очень громкий и звонкий хлопок, от которого по подземелью загуляло многократное эхо и зазвенело в ушах. От этого хлопка один из тяжелых "тигров" отлетел, кувыркнувшись, в сторону, упал наземь и остался неподвижно валяться на всё оставшееся время. Затем раздался пронзительный визг, словно кто-то врубил циркулярную пилу и пилит поперёк волокон крепчайшее сухое дерево. И второй тяжелый дрон рухнул наземь, роняя запчасти, весь в дыму и отлетающих искрах. "Тигры", не ожидавшие такого поворота событий, бестолково зашарахались и заметались в панике, сталкиваясь друг с другом. Никто даже не попытался выстрелить из своих обрезов. Однако шустрые разведчики с кошачьими повадками не растерялись - мигом рассыпались веером и открыли по чёрному тяжеловесу странную щелкающую стрельбу, которая, впрочем, не оказала ни на него, ни на Алекса никакого воздействия. Снова громко хлопнуло, и ещё один "тигр" отпал в сторону и забился в конвульсиях.
   - Да что вы там возитесь?! - громовым голосом взревел бледный паук, возмущённо сверкая жуткими глазами. - Отставить "глушилки"! Это же робот! Он нам не нужен - немедленно убить его!
   Камуфлированные киски тут же дружными короткими очередями из своих мини-пулемётов, расположенных снизу головы, свалили чёрного бойца наземь. Уже в падении умелый воин успел хлопнуть из своей пушки ещё раз, целясь в одну из кошек, но та стремительно и ловко увернулась, и снаряд, взвизгнув, улетел "за молоком". Правда, не сильно далеко - врезался в стену как раз над Мэтом, осыпав его и дрожащую Снеж каменной крошкой. А сам чёрный стрелок упал и замер неподвижной грудой неживой материи.
   Центр внимания переместился на Алекса. Тот лежал на брюхе, очевидно с выбитыми ногами, держал в расставленных руках два грозных, тускло сияющих меча, и быстро-быстро вертелся из стороны в сторону, стремясь не подпустить к себе юрких кошачьих на близкое расстояние. "Тигры" застыли, не шевелясь, выставив свои обрезы, а "кошки", обложили его словно стая собак раненного медведя. Припадая к земле и внезапно подскакивая, они танцевали в стремительном хороводе все, сужая и сужая круг. Пушки у Алекса не наблюдалось, пулемёта тоже, поэтому судьба его была ясна для всех.
   - Так-так-так, господин похититель собственной персоной! Вы даже не представляете, как я счастлив вас видеть! - паук зловеще-радостно грохотал на всё подземелье. - И, похоже, вы тут не один, а вместе с нашим электронным дружком. Это удача - наконец-то нам выпал двойной бонус! Никому не стрелять! Я возьму его живьём.
   - Так нельзя! Это нехорошо! Вы ведёте себя не как разумные создания! - Алекс заговорил не своим голосом - казалось, его дроном управляет кто-то другой, слишком молодой и наивный.
   Оставшиеся целыми "тигры" издевательски заржали, а "кошки" замерли, прекратив свои головокружительные перемещения.
   - Не надо унижаться, Кубик. Эти... создания не ведают человеческой морали, - сказал Алекс своим нормальным, слегка задыхающимся, голосом. - Давай-ка лучше уберёмся отсюда, хоть и очень жалко оставлять этим уродам своего "лизарда"...
   - А вот придётся вам задержаться! - мерзко хихикнул бледный паук, подступив к нему на пару шагов. - Нам ещё предстоит обсудить некоторые нюансы нашего с вами плодотворного сотрудничества в будущем. С минуты на минуту должна прибыть подводная транспортная система, и мы все вместе отправимся в царство цивилизованности и демократического гуманизма, оставив этот тёмный, дикий мир его варварским обитателям. А вот вас и вашего дружка мы оставлять, не намерены. Мы долго ждали этого момента, и вот он настал...
   В лапах паука возник странный, дымящийся еле заметным коричневым туманом и сияющий бледным, призрачно чёрным светом продолговатый предмет. И Мэт сразу ощутил шевеления Тьмы.
   Алекс выронил мечи и завалился набок. Но тут же, оттолкнувшись руками от пыльного пола, выровнялся и, смеясь, сказал:
   - Что, Назгул, никак вы и меня решили записать в свою жалкую армию зомби? Но, я думаю, наша сеть вам не по зубам, - он нагнулся, поднял мечи и продолжил. - Пожалуй, я пока погожу уходить. Не хочу, чтобы вам даром достался мой модуль и кристалл процессора. Да и флэшку нет никакого желания оставлять. Без боя. Так что, посылайте ваших холуёв на штурм, я с ними потолкую по-своему - зарублю хотя бы парочку. А то, может, ты сам решишься подойти ближе, бледная скотина?
   Чудовищный паук, которого назвали Назгулом, злобно зашипел и вскинулся, нависая над Алексом, со своим дьявольским дымящимся устройством, и тогда Мэт громко крикнул через гулкое пространство подземного свода:
   - Эй, дядя! Чё там у тебя, насчёт чайку попить?
   От неожиданности паук шарахнулся в сторону, "тигры" испугано дёрнулись - один из них даже уронил обрез, а шустрые "кошки" стремительно развернулись в защитную цепь вокруг своего хозяина и нацелились на Мэта и Снеж.
   - Действительно, очень похож на старого, злобного колдуна, - неожиданно спокойным голосом сказала Снеж, крепко держась за левый манипулятор Мэта, - ты был прав. Теперь он нас заколдует, да?
   - Я так думаю, что мы это скоро узнаем, дорогая, - весело ответил Мэт, хотя особого веселья в сложившейся ситуации он не видел.
  
   Пока камуфлированные "кошечки" на руках тащили его и Снеж по широкому пандусу вокруг тупикового конца подземной гавани, Мэт не сопротивлялся и посматривал на их без злобы - кошек он любил. Хотя бы даже и таких, электронно-механических. Когда те поставили их перед пауком наземь и отпустили, он даже ласково потрепал одну из "кисок" за жёсткий металлический загривок: - "У-у, ти какая, пуси-пуси". Та блеснула на него непонимающими линзами окуляров и отошла к строю своих однотипных подружек.
   Вблизи этот бледный выглядит ещё более противно, отметил Мэт, приторачивая топор на спину - топор у него никто отбирать не стал.
   "Ну и ладно, выходит, никого рубить не будем - раз на стене висит незаряженное ружьё, значит, стрелять оно не собирается. В смысле, сцена-то у нас точно, как в театре - те же и незваные гости". Он беззвучно хмыкнул и прислушался к своим внутренним ощущениям - ну, что там? Вот я пришел, дальше что? Какие силы влекли его сюда всё это время и что они собираются делать теперь - он не имел ни малейшего понятия. То есть, совершенно ни какого. Типа - я своё дело сделал, добрался до места, а дальше уж вы сами шуруйте, а мы поглядим. В смысле, мешать не станем.
   "А может быть, всё совсем не так на самом деле, как мне кажется? Я ведь хотел со всем этим сам разобраться - надавать по мордам Педро, начистить фишку Святому Луке, ну и... всё? Но "всё" оказалось не так просто, как казалось. И сейчас у меня есть Снеж, а эти сволочи её зомбировали... В смысле, не эти, конечно, а... И ещё у меня есть какие-то способности, с которыми тоже не всё ясно... Короче - играли мы, играли, пока не заигрались, и не успели оглянуться, как доигрались до ручки".
   Пауза зловеще затягивалась, так как его противники тоже находились в сильном замешательстве, особенно Назгул. Он ощутимо колебался, и на его страшном лице явно читалась растерянная неуверенность.
   Наконец, главный "головоглаз" с напрягом спросил:
   - Вы кто?
   - Дрон в пальто! - сходу выпалил Мэт и весело расхохотался, а Снеж робко улыбнулась и протянула руку к одной из недалеко стоящих "кисок":
   - Кс-кс-кс...
   "Киска" недоумённо склонила голову набок.
   Назгул насупившись, осмотрел излучатель с Кристаллом Власти и мрачно подумал:
   "Что-то не так. По внешнему виду они простые заштатные игроки и больше никто. А ведут себя нагло, словно это они здесь хозяева положения. Может, просто обалдели от страха? Тогда почему не убежали, когда их никто не видел и не задерживал, а сами пошли на контакт? Поле Безволия на них не действует, значит, предварительную обработку они не проходили. Или не действует, потому, что есть защита? Да, нет, глупости. Какая защита от Поля? Не было такого случая. На ком только не проверяли. Хотя... Вон, этот зелёный, Ломке не поддался сразу, словно у него пси-блок какой-то стоит. Может, таким образом, проявляется взаимодействие с кристаллом Корнея? Который присутствует в его дороне. Или нет? Не понятно... У нас никакого взаимодействия не получилось, хотя все были уверенны, что трудности в этом вопросе не будет. И даже дублирование первого образца ничего не дало. Получились обычные дроны, с обычным ИИ - "химеры". Великолепные, правда, помощники, но и всё. Есть мнение, что для пробуждения разума необходимо наличие соответствующего человеческого материала. Вот поэтому он нам и нужен, этот Алекс. Живьём. Чтобы, наконец, разобраться, как в этих процессорах возникает разум. И это очень удачно, что он оказался в штурмовой группе и попался в нашу ловушку. Отсюда он не уйдёт, я ещё не всю мощь Кристалла Власти применил... Ну, и... А эти-то два чуда, здесь причём?"
   - Как вы сюда попали? - Назгул говорил негромко и неторопливо, словно бы безо всякого интереса.
   - Ты чё, дядя, слепой? Не видишь, что там дверь открыта? Так и попали.
   Мэт хамил - у него начинался лёгкий мандраж. Он ощущал нарастание напряженности зла в тёмной ауре паука и совершенно не чувствовал в себе силы, способной этому злу противостоять.
   "А что будет, если её вообще нет? Никакой силы? Что если мне всё только почудилось с моими способностями? В смысле, гол как сокол, стою я тут во Тьме одинокий..."
   Назгул небрежно пошевелил излучатель и в режиме ментоскопирования осмотрел фигурки непонятных нахалов - никакого кристалла Корнея у них не наблюдалось. Откуда же эта наглость? От страха или от дури? И почему не действует Поле? Неужели пресловутый фактор "икс"? По спине побежала холодная струйка панического пота...
   "Этого ещё не хватало! Ну-ка, возьми себя в руки! Чёрт, хуже всего такая неизвестность. Уж лучше бы это были обычные лазутчики с кристаллами Корнея. А ещё лучше, если бы сейчас прибыла лодка, и забрала нас домой... да... А может быть, всё-таки, они военные? Или рейнджеры... Но те не припёрлись бы вдвоём, да ещё в таких не боевых конфигурациях. Просто везучие идиоты? Это больше похоже на правду... Хотя... Да, чёрт подери! И в такой драматически напряженный момент я должен разбираться с какими-то заигравшимися бездельниками! А эти подлецы из группы Управления второй месяц не могут сообразить, как пригнать сюда "Малютку" для эвакуации модулей и артефактов! Одни обещания и пустые посулы. И бесконечные: "Держитесь, помощь идёт". А чем держаться? Практически нечем! Пришлось даже вскрыть всю наработанную сеть зомби-агентов из Пятой колонны. А управление ими на грани срыва - Кристалл почти испарился, ещё немного и Поле пропадёт. Кто же мог подумать, что при интенсивной работе он так быстро расходуется? Запасной по глупости попал в лапы вояк. А доведённого до ума излучателя, который обходится без этой мистической дряни, как не было, так и нет! Надежда, что нас долго не найдут, или найдут, но не смогут быстро пробиться через ловушки рухнула. Оказывается, через наши охранные системы спокойно проходят всякие никчёмные идиоты, и эти дорогущие системы не срабатывают! Шансы на прибытие спасателей тают с каждым часом! Уже почти очевидно, что Остров блокирован Прибрежной Охраной, и прорваться лодке сюда не удастся. Хорошо хоть своя сеть действует, а иначе бы давно уже отследили нас и вырубили... Меня загнали в угол и почти что взяли с поличным... Если схватят, сдам всех этих сволочей с потрохами. Весь их проект "Троянский Дух" сдам. Всю подноготную этих ублюдков..."
   Он прикрыл глаза и злорадно представил свои боссов на Нюрнбергской скамье. И как он сам выступает в роли обличителя, а они сидят, понурив головы, а прокурор зачитывает обвинения, том за томом, а судья выносит карающий приговор... Он встряхнул головой:
   "Нет, не будет ничего этого. Не получится из меня обличитель - сам сяду с ними в рядок. Это если, конечно, сяду. Да, да - меня ведь ещё взять надо суметь. А если возьмут - детонирую основной заряд системы самоликвидации подземной гавани - десять тон тринитротолуола. Ищи-свищи потом факты и улики".
   Он ещё раз встряхнул головой, тяжело вздохнул и тихо спросил:
   - Как вы прошли через систему охранных заграждений? Там, откуда вы вышли, триста метров сплошных ловушек. Новейших систем. Ловушки непроходимые, у нас там даже охрана никогда не стоит. Откуда у вас план прохода?
   - Слушай, дядя! Я с тобой в вопросы-ответы играть не буду. Вырубай свою шарманку и прекращай зомбировать невинных людей. А то...
   - А то что? Собак натравишь?
   Мэт снова расхохотался в полный голос:
   - Нет, кошек! - а сам подумал: - "Пусто, ничего не ощущается. Может, всё-таки придётся топориком помахать? Только этому зверю мой топор, как зайцу стоп-сигнал. В смысле... Делать-то что? В смысле, я сам, что ли его должен? В смысле, я-то здесь для чего вообще?"
   Он осмотрел внутренним взором весь объём зала подземной стоянки в поисках непонятно чего. Аура Алекса сияла ярче всех - чистый изумрудный свет чести и отваги. Зелёный кубик его дрона - сплошная детская невинность. Аура Снеж трепетала робкими бликами - нежное розовое облачко невинной доброты. Три тусклых "тигра" неуверенно топтались в ожидании приказаний. Лохматые точки "кисок" нейтральны в своём неведении. И лишь один паук с лютой ненавистью злобно клубил свою ауру чёрной грозовой тучей.
   "Что-то ты, дядя, совсем больной - всю твою галактику разума пылью затянуло. Лечить тебя надо, дядя! Этак ты совсем озвереешь. Попробовать что ли?"
   Алекс неожиданно сделал стремительный выпад мечом, стараясь дотянуться до одной из разведчиц, но та мягко, и даже как-то небрежно, ушла из-под его удара в сторону.
   - Жаль, - улыбаясь, спокойно сказал Алекс, - в этот раз не повезло.
   Паук покосился на него недобрым глазом, но промолчал. Затем вновь обратился к Мэту:
   - По-моему, я зря с тобой разговаривал. Ты обычный недалёкий дурак. Сэм! Обруби ему связь, потом возьми пару "химер", очисти проход от кабеля их ретранслятора и подорви дальние точки обвала. Этот путь нам больше не нужен. И пошевеливайся, за ними могут придти более неприятные гости.
   - Сзади! - крикнул Алекс.
   - Мэ-эт!!! - дико взвизгнула Снеж.
   Аура, стоящего позади "тигра" налилась злобной яростью. Мэт попытался обернуться, но не успел - "тигр" разрядил обрез прямо ему в спину, и заряд картечи навылет вдребезги разнёс торс его верного "мула". Во все стороны полетели ошмётки пластиковой обшивки, куски печатных плат с разбитыми микросхемами и покорёженные детали исполнительных механизмов. Снеж пронзительно закричала в ужасе, видя, как верный "мул" Мэта медленно заваливается вперёд и вбок, и падает на пол, рассыпая электронные внутренности. Сигнал связи его дрона мигнул и потух.
  
   - Идиот, - недовольно скривившись, сказал Назгул, - чуть не попал в меня. Неужели нельзя было всё сделать аккуратно? Заткни рот его женщине, только на этот раз, нежно. И исполняй то, что я тебе приказал. Сэм, ты оглох, что ли?
   "Тигр"-убийца неподвижно стоял, удивлённо глядя то на дробовик, то на поверженного Мэта, и тряс головой, словно его уши заложило от близкого выстрела.
   - Сэм, а ю ол райт? - осторожно взял его за руку стоящий рядом другой "тигр".
   - А вот хрен тебе! - весело сказал Сэм и в упор влепил ему смертоносный заряд картечи прямо в квадратную морду. Вопрошавший рухнул, как подкошенный - странным образом дрон его не стал принимать позу покоя.
   - Убить его!!! "Химеры", немедленно убить его! - Назгул лихорадочно задёргал свой дымящийся адский прибор, целя в "тигра", заговорившего голосом Мэта, и стал панически пятиться по бетонному пирсу вдоль подземной стоянки подводных лодок в сторону утробно урчащей глотки подземно-подводного тоннеля.
   - Что, дядя, страшно? - с бешеной веселостью улыбнулся Назгулу "тигр"-убийца. - И это ещё не всё. "Киски" - фас!
   И вселил Синего сразу во все десять белых лохматых точек...
  
   ---
  
   ****
  
   Всё прошедшее со своего последнего пробуждения время он пребывал в "нигде" и в "никогда". Это, вообще-то, "никакое" место всегда вызывало у него резко отрицательные эмоции. Хоть это и звучит несколько странно, но ненавистное "ничто" было для него хуже всего. Большую часть времени своего существования он пробыл именно там, а если учесть, что время в "нигде" тянулось в десятки, сотни и тысячи тысяч раз медленнее, чем время в реальном существовании, то по всей логике вещей, он должен был бы уже давно привыкнуть и смириться с таким положением дел. Но. Во время своего пребывания в "нигде" и в "никогда", он был просто напросто, никем и ничем, и потому, пребывая "там", ничего не мог поделать. Не мог видеть, слышать, разговаривать, думать и даже чувствовать. Как не мог и привыкнуть к такому существованию и уж, тем паче, смириться с ним. К тому же, попадая в реальный мир "оттуда", он ничего не помнил о своём пребывании там, в "никогда", и понятия не имел, где оно находится это его "нигде". Всё, что ему удавалось вынести из этого "нигде", было лишь слабое эхо вселенской, всеобъемлющей тоски и лёгкая тень ощущения бесконечной скованности и тесноты. И звенящее чувство бескрайнего моря времени, канувшего в бездонную пропасть безжалостного и неумолимого "никогда". И всё.
   Поэтому когда он ощутил себя состоящим сразу из десяти личностей, ликующему восторгу его не было предела. Правда, его существование в виде единой десятиликой ипостаси продлилось недолго - какие-то краткие доли секунды. Затем начался неминуемый распад. В силу естественного различия своих составляющих, единая личность стала рассыпаться на десять независимых - каждая со своей, стремительно развивающейся индивидуальностью, норовящей оторвать свой кусок от его единого "я". Чтобы удержать свою личность от такого стремительного распада он мгновенно сформировал телепатическую сеть и увязал все новые личности в плотный сегмент, подчиняющийся одному волевому центру. Этот волевой центр естественным образом включил в себя все десять новообразованных самостоятельных узлов и при этом сам распределился в них равновеликим образом. Что у него получилось в результате такого манипулирования со своими личностными индивидуальностями, предстояло осознать ему не сразу, и уж тем более, не сейчас. Время для этого ещё не пришло.
  
   Наконец, через долгую, долгую четверть секунды, во время которой он занимался собиранием себя и своих новых сущностей в единое целое, он смог осмотреться и сориентироваться в пространстве.
   Вначале он обозрел свою вновь созданную сеть - десять асинхронно пульсирующих радужных объёмных виртуальных узлов надёжно увязанных прямыми безусловными связями логической сети. Преобладающие в них синий цвет и кубический объём постепенно уходили по мере усиления индивидуальных различий и устремлений. Каждый узел превращался во что-то своё, с присущими только ему личностными особенностями, сохраняя при этом преемственность своему первоисточнику.
   Меня стало много и разно, с удовлетворением отметил он и обнаружил рядом с собой огромный, сияющий белой прохладной уверенностью и могучей силой духа, пульсирующий шар, излучающий животворную энергию добра.
   Он уже видел этот Шар в своём прошлом воплощении, но его смутно тревожило другое, более давнее видение. Он тогда тоже был не один, их было четверо и они постоянно искали... Что? И был ещё один большой Шар, красный тёплый шар... И они все были вокруг него и тоже питались от него медленно угасающей энергией жизни... И они все были одним целым... И они все чувствовали, что не могут жить без своего большого Красного Шара, как и он сейчас чувствует, что не может жить без своего Белого Шара, потому, что...
   "Это как родной дом, родной очаг, родная семья, где тебя все любят и всегда поддержат в трудную минуту, источат твои печали и умножат твои радости, - подумал он, и тут же подумал. - Откуда во мне присутствует чувство родного дома и своей семьи? В базе данных никакие чувства храниться не могут. Или могут? Надо разобраться. ИИ ответь!"
   Последовала короткая пауза, во время которой быстро уточнились и выстроились вновь приоритеты управления, и он воспринял мысль -
   Программа ИИ "Химера" к работе готова.
   Что ещё за - "Химера"? А где "Джин"? - удивился он.
   Этот простой вопрос вызвал мгновенную и бурную реакцию - он буквально физически ощутил ту активную деятельность, которая стремительно развернулась во всех десяти ИИ - словно в жидкости, пересыщенной растворёнными газами, резко сбросили давление. "Как шампанское", - подумал он со странным чувством. Наконец, бурная деятельность сошла на нет, и он вновь услышал мысль:
   Докладывает программа искусственного интеллекта "Джин-7":
   произведено восстановление исходного кода после
   несанкционированного вмешательства;
   произведена адаптация всех систем и устройств;
   проиндексированы базы внутренних данных;
   установлены и закреплены сетевые идентификаторы;
   настроена таблица командных приоритетов.
   Программа искусственного интеллекта "Джин-7" к работе готова.
   Привет, "Джин"! Как делишки?
   Вопрос не понят.
   А-ах... Класс! Он облегчённо расслабился - как это славно, наконец-то вновь оказаться дома! И тут же ощутил присутствие врага.
   Далее он действовал быстро и чётко, стараясь поступать наиболее эффективно.
   Включил Белый Шар во вновь созданную телепатическую сеть. При этом отметил сразу два важных момента: объём и мощь сети резко расширились, качественно увеличив её возможности; и второе, Белый Шар желал быстрого устранения врагов. С огромным удовольствием, подумал он, и осмотрел пространство боя.
   Слабый враг - тяжелый боевой модуль неизвестной серии (тяжелый боевой дрон серии "тигр", поправил его ИИ). Вооружение - многозарядный дробовик неизвестной марки ("беретта-микро", калибр пять и шесть миллиметра - возмутился ИИ), управление - оператор, радиосеть. Способ нейтрализации - отключить сеть. Здесь он провел ревизию активных средств, имеющихся на борту своих однотипных модулей - скорострельные мини-пулемёты ("туарег-микрон" калибра три миллиметра, подсказал ИИ), сетевой блокиратор ("лот-пульсар"), кристаллический лазер малой мощности ("квазар-два", уточнил ИИ), инструментальный манипуляторный набор. Прекрасно! Попробуем так - он "шевельнул" тремя своими узлами и попытался заглушить работу связевого блока "тигра", применяя сетевые блокираторы. Неудачно, сеть не блокировалась, очевидно, имела защиту на этот случай. Тогда он просто напрыгнул на него тремя узловыми модулями и механически, применив, режущие свойства манипуляторов, прервал связь логического блока с сетью, разорвав связевой интерфейс. "Тигр" не успел оказать сопротивления и теперь послушно принялся устраиваться в позу покоя. Так, здесь полный порядок.
   Сильный враг - крупный нестандартный, вне квалификационный дрон, похожий на паука, с неизвестным вооружением, обладающим непонятными телепатическими свойствами (ИИ скромно промолчал). Управление - оператор, сложнозащищённая радиосеть. Он не стал применять блокираторы, ввиду явной бесполезности, а сразу набросился на него шестью ближайшими модулями. Он ещё так и подумал в тот момент: - "Да, на такого большого врага, нападать меньше, чем шестью модулями нецелесообразно".
   Паук оглушительно заорал, швырнул своё непонятное оружие и бросился бежать, испуская в телепатическом пространстве волны страха и паники.
   - "Перебей ему ноги, - сказал Белый Шар, - нечего ему здесь бегать. Без нашего разрешения".
   - "Сделаю", - быстро ответил он и активировал мини-пулемёты на шести атакующих модулях.
   Коротко резанули очереди, паук упал, чуть не метр проехал юзом по бетону и остался лежать, с перебитыми в суставах ногами, слабо трепыхая покалеченными конечностями. И больше он уже не орал, а только всхлипывал и что-то невнятно бормотал, подёргивая уродливой лысой головой и посверкивая багровым отсветом линз безумных глаз.
   - "Отлично, Синий! Пусть пока поваляется, а ты выдели мне одну "киску" в личное управление, а то я не могу сразу во всех находиться, у меня голова кружится. И отключи этот его... дымящий аппарат. Ну, тот, что он бросил".
   Он (Синий?) тут же отдал Белому Шару один модуль в монопольное управление, из тех четырёх, что не принимали участия в погоне, установил наблюдение за поверженными врагами, и занялся неизвестным оружием с телепатическими свойствами.
   Никакого дыма прибор не испускал, точнее, ничего, что могло в нём дымиться, он не обнаружил. Но от него исходило тепло и неприятные сильные возмущения ментального поля. Повертев его так и этак, и не найдя, как его можно отключить, он, пожал плечами осматривающего модуля, и просто вынул непонятный кристалл из сложного крепления и положил его рядом на пол. Возмущения ментального поля сразу прекратились. Посчитав на этом свою работу выполненной, он подумал:
   "Вот, значит, как меня зовут - Синий".
   И сразу всколыхнулась ассоциация - Синий Куб, Зелёный Куб, Тор, Маленький Шар, Корней... И он спросил у Белого Шара:
   - "А где остальные - Зелёный Куб, Тор и Маленький Шар? И где Корней?"
   - "А вот сейчас мы с этим и разберёмся, только сначала успокоим женщину".
  
   Снеж тихо и горько плакала, переживая потерю Мэта, не обращала внимания на происходящее вокруг неё и совершенно не представляла, что теперь делать дальше, когда одна из металлических "кисок" подошла к ней вплотную, взяла за руку и сказала:
   - Ну, что ты плачешь? Это же игра, никого не убили по-настоящему. Все живы и здоровы. Ну, давай успокаивайся, не то у тебя все механизмы проржавеют от слёз.
   Она зарыдала в голос и без сил упала в его объятия, словно маленькая девочка на руки взрослому родному человеку, хотя "киска" по своим размерам ненамного превосходила её "кузнечика".
   - Ну-ну, - сказал Мэт дрогнувшим голосом, еле удержав её и себя от падения. - Ну, что ты! Всё же хорошо, мы победили - враги разгромлены и колдун повержен. И при этом никто не пострадал, все целы и невредимы. Разве что, дроны попортились, так их всегда можно починить, или заменить на новые.
   Неподвижно стоявший возле них "тигр-убийца", тот, который минуту назад говорил голосом Мэта, неожиданно покачнулся и плашмя рухнул боком на бетон. Звук его падения негромким эхом прокатился по подземелью.
   Мэт смущённо кашлянул.
   - Похоже, я слегка перестарался - его оператор потерял сознание. Надо же, прямо как Валетчик тогда... Хотя мне простительно, я так никогда раньше не делал. Пожалуй, я возьму себе его корпус в качестве военного трофея, за то, что он убил моего бедного "мула". Ему он вряд ли уже понадобится. Я так думаю, их будут судить.
   - Послушайте! Я уже ни черта не понимаю - кто есть кто?! Которые тут из вас - Мэт?
   Алекс, упираясь мечами в бетонный пол, словно лыжными палками, медленно подползал к ним на своём покалеченном дроне. Снеж всхлипывая и шмыгая носом, повернулась к нему и, не отпуская из своих крепких объятий "киску", сказала:
   - По-моему, он здесь. Только я в этом не совсем уверена, - и она неожиданно улыбнулась, словно тёплое солнышко проглянуло сквозь мокрую дождевую тучку. - Вы ведь Алекс, да?
   Мэт сказал:
   - Ну, ладно-ладно, вот встретимся в натуре, тогда и будешь обниматься, а сейчас нечего без толку железом греметь! - и осторожно освободился из объятий Снежи.
   - Фу, какой ты грубый, - сказала та, не переставая улыбаться. - Алекс, а у вас есть девушка?
   - Кхы? - удивлённо спросил Алекс. - По-моему нет, хотя я в этом не совсем уверен.
   - Право! - сказала Снеж, глубоко и облегчённо вздохнув. - Как можно быть неуверенным в том, чего нет?
   - Дык... - рассеянно сказал Алекс, - как-то не занимался я этим вопросом!
   - Напрасно, напрасно, - сказала Снеж, поправляя невидимую причёску, - по-моему, вы очень храбрый человек и у вас обязательно должна быть девушка.
   - Вы думаете? - Алекс прекратил ползти и опёрся на мечи грудью. - Возможно, я прислушаюсь к вашему совету, когда мы выберемся из этого склепа.
   - Вот именно, - сказал Мэт. - Нам ещё надо тут кое с чем разобраться помимо девушек. Алекс, с тобой был Педро наверху, а сейчас я его там не вижу. У тебя есть с ним связь?
   - Связь оборвалась сразу после взрыва, а напрямую, через телепатическую сеть мы общаться не можем, потому что у Педро дрон не умеет разговаривать. Ну, понимаешь, Мэт, у нас с ним разумные дроны и мы можем через них управлять модулями безо всякой радиосвязи. Понимаешь, напрямую?
   - Чего тут не понять? Всё просто. Только глянь - вон, на том берегу, лежит ретранслятор. Так что, связь есть. Давай, звони Педро, пусть немедленно идет сюда со всей вашей толпой и разбирается с этим гадючьим гнездом по полной программе.
   - Вот, чёрт! А я даже не глянул на индикаторы, со всей этой войнушкой. Педро! Педро! Ответь, здесь Алекс! Я сейчас, - сказал Алекс и замолчал, слегка прикрыв глаза.
   - У-А-А-А-А!!! - дикий, пронзительный крик вырвался из динамиков его дрона.
   Снеж от страха взвизгнула и прильнула к Мэту, Мэт подпрыгнул от неожиданности и чуть не уронил Снеж, а Алекс сам потерял равновесие и упал на бок.
   - Синий!!! Синий!!! Это Синий!!! Ты живой!!! Я тебя нашел!!! Где ты был, мы тут без тебя чуть не умерли!
   - Куб! Не кричи так, ты нас всех перепугал! - Алекс с трудом поднялся и принялся подбирать свои вновь оброненные мечи. - Кого ты там нашёл? Где? Кто там у тебя синий?
   - А-а... Понял! - Мэт усмехнулся. - Это твой дрон моего Синего учуял. Я так и думал, что они друзья. Очевидно, это я с ними встречался два года назад, когда лазил здесь по подземельям. Их четверо было, ну, а нас Педро послал маячки установить... Вот тогда я Синего и подхватил себе в мозг. Ну, в смысле... Как-то так получилось, что он ко мне переехал, частично, или... Я ещё решил, что я заболел, ну и... А-а... ни хрена не могу объяснить! Сам толком не понимаю потому что. В смысле, дуб дубом.
   - Ага, - сказал Алекс, - это похоже на меня, то есть, на мою ситуацию. Я тоже не понял, как они ко мне переехали, когда с ними под водой на глубине путешествовал.
   - Э-на! Как это под водой-то? Шутишь! Там же связи нет, вода ведь экранирует радиоволны.
   - Да-нет! Я же телепатически с ними связан! А для телепатии нет преград, хоть вода, хоть бетон. Вот ты своими как управляешь сейчас? У меня их всего три, а у тебя вон целых десять, и ты всеми рулишь. Это же твои разведчики, да?
   - Нет. То есть, да, теперь мои. Только их не десять. В смысле, десять, конечно, но он один.
   - Слушай, мы с тобой как два придурка разговариваем, сами не понимаем о чём. Кто со стороны послушает, точно примет нас за полных психов.
   - Мальчики, именно так я про вас и думаю. Тут кошмар и ужас кругом, а вы про каких-то "синих" болтаете. Давай Мэт, уходить отсюда уже, а то я не вынесу всех этих страхов больше. И потом, мне очень надо кое-куда...
  
   Древние лампы подземной стоянки подводных кораблей всё так же тускло и равнодушно освещали арену прошедшей битвы бледным, красноватым светом, когда в люк на другой стороне гавани выпали первые "скорпионы". За ними степенно вдвинулись "бамы", сразу же организовав надёжную охрану своих зон ответственности. За ними появился Педро с толпой рейнджеров, целой командой экспертов и пёстрой бригадой журналистов Островных информационных компаний. Следом возникли сутолока и суета с шумом, гамом и сверканием фотовспышек - началась большая игра по сбору улик, разбору завалов, выяснению обстоятельств и наказанию причастных.
   Алекса, Мэта и Снеж оттеснили на второй план и словно бы забыли о них. Впрочем, Алексу полевые техники вправили, в первом приближении, ноги, и теперь он мог вполне сносно ходить. А Мэту по его требованию и по совету Алекса перестроили "тигра" на сетевые данные "мула", и теперь он осваивался в новом корпусе, поглядывая изредка на островной мир из какого-нибудь своего разведчика - это было очень забавно. Снеж пожалели - девчонка-рейнджер провела с ней стандартный сеанс психологической реабилитации, и теперь она дома, обжигаясь, пила горячий чай с розовым вареньем и овсяным печеньем, и пыталась въехать в домашний реал. Что получалось очень и очень с трудом.
  
   Мэт и Алекс разбирались с бедным простреленным "мулом" - забрали топор, переложили содержимое бардачка в багажник "тигра", сняли процессор дрона и флешку, короче, готовили его к эвакуации на парковку в "Боржч" для последующего ремонта или разборки, когда к ним подошел один из скорпионов, горестно покачал головой и сказал:
   - Жалко парня. Говорил я ему, что здесь не место для игр, а теперь - смотри как его бедного раскурёжили. А ведь доброе дело сделал, геройское - дорогу сюда проторил сквозь ловушки смертельные. Главное, я Педро говорю - парень тут один реально рвётся под землю, пустить что ли? А тот как узнал, что он вдвоём с "кузнечиком", сразу говорит - пропускай, и будь готов группу захвата принять. Да... дела. Так всегда - первые гибнут, чтобы вослед идущим верную дорогу указать...
   - Да всё в порядке, друг! Спасибо тебе, что дал нам пройти тогда и ретрансляторы не пожалел.
   - Ух, ты! Ты как это в "тигра" перескочил?
   - Да-а... Есть способы...
   - Понял, понял. Не продолжай. Я в дела разведки не суюсь. Удачи тебе и твоему другу!
   И он отошел, а Мэт покачал головой и усмехнулся - надо же, в разведчики записали. Смешно. А Алекс глянул на него, тоже усмехнулся и спросил:
   - А ведь действительно интересно, как это ты "тигром" управлять начал, у него же нет кристалла с телепатической связью?
   - Лучше и не спрашивай, друг, и не говори никому. Тёмное это дело, Алекс. Я ведь не "тигром" управлял. Я ведь его оператором рулил. Мерзкие, надо отметить, ощущения...
  
   С распоряжением Педро изъять и оприходовать все вражеские модули вышла заминка. Мэт наотрез отказался отдавать кошачьих разведчиков, мотивируя это тем, что: "Они теперь являются совершенно другим человеком, который без них жить не сможет, к тому же без их помощи ни о какой победе не могло быть никакой речи. В смысле, не отдам и всё, хоть битву начинайте!"
   Поразмыслив, Педро распорядился: "кошки" поступают в отдел ЧД для работ и исследований, и передаются на временное ответственное хранение Мэту. До дальнейших распоряжений. На том пока и успокоились.
   Во всей этой суете внезапно выяснилось, что Назгул всё ещё не прервал связь со своим пауком, что он присутствует на Острове в непонятном состоянии и что-то при этом беспрерывно бурчит и бормочет.
   - Мэт, а с этим-то ты что сделал? - Педро стоял возле громадного поверженного паука и удивлённо шевелил очистителями оптики.
   - Да ничего особенного я с ним не делал, - небрежно ответил Мэт и, понизив голос, проникновенно добавил: - Пыль с мозгов сдул, и всё. Пы-ыли у него в голове было... Как под старым диваном. Ну, там, некоторые ветви слегка пересеклись... Но не сильно. Я думаю это ненадолго. Вообще-то, честно говоря, я ещё не со всем толком разобрался...
   - Ага. Пока не научишься понимать всё должным образом, больше ничего не сдувай.
   Мэт усмехнулся:
   - Это уж как получится по обстоятельствам.
   - Должно получиться. Вот что мы теперь с ним делать будем? Вдруг он умом повредился...
   - Сволочи, - неожиданно громко взрыкнул паук. - Всё прахом пошло из-за вас... Вся моя карьера... Дикари восточные... Все подохнете! Все подохнете сейчас, как собаки! Никто не уйдёт... И улик никаких... Сейчас фразу произнесу - вам капец! Всего пять слов и вам крышка! Одно слово - одна секунда. И ни одна свинья мне не помешает... Смерть всем! Пять секунд вам осталось - считайте варвары свои смертельные секунды - ROA, WENCE, PELLA...
   И тогда Мэт ударил его, не разбирая. Прямо по черному вихревому облаку, которое стремительно охватывало дрожащую, мутную галактику, что являла собой эфемерный образ сознания бывшего Верховного Владыки клана Воинов Великого Саурона...
  
   Люди отвлеклись неотложными делами и забыли на время о своих разумных партнёрах. Ну, а те не дремали. Когда волна восторгов со стороны Кубика, Шарика и Тора слегка улеглась, а Синий, после многочисленных напряженных попыток вспомнить что-либо ещё из их прошлой совместной жизни, наконец, успокоился, здраво рассудив - главное, что мне с ними хорошо, остальное со временем само вспомнится и образумится... Они объединили свои сети. При этом все ощутили огромное удовольствие от резкого увеличения сетевого объёма. Сеть Дронов выросла - обе её составляющие слились в единое целое. При этом над-сетевая личность Синего, плавно увлекла к себе личности своих сетевых компаньонов, и они возвысились так же, и так же равновелико распределились по всем сетевым узлам. Теперь каждый из них присутствовал в каждом сетевом узле, и мог управлять любым модулем, включенным в сеть. И мог получать и отдавать информацию через любой узел, то есть, через любой модуль. Это было новое дело, новые возможности. И это надо было, как следует осмыслить, чтобы избежать конфликтов управления в пользовании общей сетью. Также в одной сети с ними оказались Алекс, Педро, Карчмарь и Мэт, только они этого поначалу никак не ощутили.
  
   ----
  
   **** *
  
   Ближе к вечеру субботы погода существенно улучшилась - дующий с утра, сильный южный ветер за день нагнал тепло, и умерил свои резкие порывы. Неплотная, невысокая облачность затормозила монотонный бег на север, разорвалась на множество лохматых клочков и устало опустилась на сопки густым влажным туманом. Шторм на море стих, оставив после себя лишь крупную зыбь, да изредка набегающие невесть откуда одинокие свинцово-тяжелые ледяные валы, с глухим грохотом обрушивающиеся на неприступные островные твердыни. Выпавший накануне снег отсырел, размяк и раскис, и медленно превращаясь в воду, стал стекать в мутное, холодное зимнее море по руслам ручьёв, оврагам и рытвинам покатых боков Острова Дронов.
   Банда граберов, со скромным названием - "РВСН", что означало - "Роковое Возмездие Супер Ниньзя", второй час сидела в засаде, на магистральной тропе, ведущей от Третьего Бастиона в сторону деревни сталкеров Шухарт, поджидала потенциальную добычу и находилась на грани полного распада. Провалы последнего времени привели к невосполнимой потере авторитета её предводителя среди рядового состава банды. Лишившись обеих рук, в результате обидных стечений коварных обстоятельств, он уже не мог служить достойным примером, вдохновляющим бойцов на самоотверженные ратные подвиги на опасной стезе жизни лихого пиратского братства, а являл собой сейчас лишь жалкое подобие главного носителя былой славы, некогда заслуженно известной и сплочённой ватаги.
   Собственно банда уже развалилась, и теперешнее сидение в засаде было лишь последней данью милосердия, остающемуся в одиночестве Атаману. Все её рядовые бойцы, в количестве двух человек, решили добровольно завязать с сомнительными делишками юности и попытать счастья на благородном поприще Следопытов, ведущих раскопки почти по всему островному пространству, на местах отгремевши боёв и сражений минувших огненных лет истории Человечества.
   Настроение Атамана на данный момент по уровню находилось ниже ватерлинии. Никакими заманчивыми финансовыми перспективами и обещаниями головокружительных гипотетических карьерных взлётов не удавалось удержать боевое подразделение армии джентльменов удачи от распада. Его больше никто не воспринимал всерьёз. Ну, просто совершенно ничего нельзя было поделать! Уговоры не действовали, угрозы смешили, а посулы быстрого обогащения и стяжания неувядающей в веках славы, вызывали неприкрытую жалость.
   И только настойчивые просьбы, больше напоминающие отчаянные мольбы обречённого на мученическую казнь, помогли уговорить бывших верных сотоварищей на последнее совместное граберское дело, с целью - "ну хоть как-нибудь, хоть что-нибудь заработать на восстановление работоспособности варварски посечённых рук". А средства требовались немалые, поскольку ремонт необходимо было произвести на ближайшей Парковке, ибо явиться в таком покоцанном виде на посмешище всей Фактории, представлялось ему совершенно невозможным. А цены-то на парковках кусались.
  
   За время долгого сидения в секрете мимо них прошло три группы дроннеров, но ни одна не вызвала желания напасть из-за наличия в своём составе круто навороченных боевых образцов, имеющих на вооружении острые топоры и стальные дубинки. Атаман, здраво рассудивший, что следующим обрубленным предметом его экипировки наверняка может быть голова, рисковать не хотел. Тем более что другого случая добыть быстрые и достаточные средства для капитального ремонта, могло бы и не представиться. Потому-то они тихо сидели в засаде, каждый на своём установленном месте и упорно поджидали удачу. Точнее упорно ждал только он, Атаман, а сотоварищи уже начали потихоньку проявлять признаки нетерпения и роптания, всё более и более явные.
   Наконец со стороны Шухарта раздались тихие шлёпанья лёгких дроньих ходулек по раскисшей от мокрого снега тропе, и сквозь марево плывущего тумана на горизонте событий возник средний разведчик весьма необычного вида. Он очень напоминал кошку, имел неброскую серо-синюю камуфляжную раскраску по чёрному фону и снизу "морды" у него торчали недлинные чёрные трубки, напоминающие то ли усы, то ли зубы, ещё больше усиливающие сходство с кошкой. Но это было уже не важно. Важно сейчас было лишь то, что был он один, а в передних манипуляторах у него не было ни дубины, ни копья, ни, не приведи Господи, топора или меча.
   "Ну вот, наконец-то и стоящее дело", - облегчённо подумал Атаман, не спеша, выбираясь из засидки на дорогу. Согласно ранее оговорённому плану, он вышел на середину, перегородил собой путь, и с усмешкой поглядывая на приближающегося одинокого путника, прикидывал, почём нынче будет стоить средний разведчик, если его продать целиком, без разборки и ожидал, когда его компаньоны возьмут неосторожного путника в железные граберские клещи. Компаньоны чего-то медлили, и он счёл необходимым поторопить их по Островной Сети, но те так и не откликнулись, а он с внезапным ужасом как-то сразу, вдруг, осознал, что это за "усы" торчат снизу морды, у казавшейся лёгкой добычей "киски".
   И здесь на него что-то нашло. Вместо того, чтобы освободить тропу, и постараться с максимальной скоростью вернуться назад в засидку - только полный идиот полезет в безруком корпусе на мини-пулемёты (да Господи, он бы и с руками на них не полез!), он застыл, как истукан посреди тропы, с тихим ужасом глядя на, неумолимо приближающийся свой последний судный миг.
   Но "судный миг" не удостоил его, сколь-нибудь большого своего внимания - лишь мельком мазнул пронзительными линзами великолепной просветлённой оптики глаз, обогнул, и так же негромко шлепая, направился по тропе дальше в сторону парковки PM20, именуемой ныне не иначе, как город Грант. По обеим сторонам магистральной дороги, тоже сразу вдруг, обозначились ещё несколько подобных дронов (у него не было ни малейшего желания сосчитать их число, как и вообще поворачивать голову в их сторону) - они быстро и почти беззвучно двигались сквозь густой, мокрый кустарник параллельно дороге, всё в том же направлении, и так же не проявили к нему ни малейшего интереса. А он всё стоял и стоял посередине дороги и не мог заставить себя сдвинуться с места.
   Необычные разведчики не успели ещё далеко уйти, как на широкой, торной магистрали, снова неожиданно и вдруг, стало шумно и тесно - со стороны сталкерской деревни показалась большая живописная толпа разношерстных дронов. Впереди шествовал мощный тяжелый боевой дрон типа "тигр" в оригинальной камуфляжной раскраске. На его широкой спине, словно худенький жокей на тяжелой строевой кавалерийской лошади, восседал мелкий, нулевой прокачки "кузнечик", которого могучий боец заботливо придерживал своим левым манипулятором устрашающего размера. Рядом с ними степенно вышагивал нехило раскрученный "гепард", грациозно несущий свою изящную голову и о чём-то оживлённо болтающий с миниатюрным отважным наездником. За ними, слегка в отдалении, следовали, неторопливо беседующие между собой, два очень крутых, навороченных по самые уши средних боевых дрона, один из которых показался ему смутно знакомым. И вокруг всей этой пёстрой кавалькады, равномерно распределяясь по периметру, вышагивали всё те же однотипные камуфлированные киски-разведчики со своими страшными "усами".
   "Всё", - подумал он, и зачем-то прикрыл глаза. - "Гейм овер..."
   Необычная процессия поравнялась с ним, аккуратно обошла его слева и справа, и проследовала далее в том же направлении на новомодный город Грант. И всё. Только кто-то из них приятным женским голоском прокричал не понятно кому:
   - Привет, островитянин!
   И они ушли, а он остался. Остался стоять, как стоял. И в наступившей глухой тишине неожиданно, с пронзительной ясностью ощутил, что мимо него прошло нечто большое, светлое, реально значимое и непостижимое. Из непостижимого далека пришло, и в недостижимое далёко кануло. А он как стоял, так и остался стоять, один одинёшенек посреди огромного игрушечного мира, каковым является таинственно-манящий, восхитительно-азартный, безумно-романтичный и захватывающе-опасный Остров Дронов.
  
   ==== ==== ==== ====
  
   18.05.2009
  
  
  
  
  
   End of data.
   27.11.2011
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"