Vizivul: другие произведения.

Книга вторая. Война химеры

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
  • Аннотация:
    Выходит в Альфа-книге. Убрано по договору с издательством. Империя эльфов на вершине могущества. Но время ее стремительно уходит. Зреет губительный раскол среди эльфийских домов. На севере кипит яростная война между гномами и гоблинами. На юге поднимают голову королевства людей. А на востоке зализывает раны войны и набирает мощь королевство полукровок. Ты мечом доказал свое право на трон. Но способен ли ты нести бремя правления в это тяжелое время? Мир застыл на пороге войны - кто будет союзником, а кто станет врагом? Какие решения ты примешь? И какую цену ты готов за них заплатить? Империя эльфов на вершине своего могущества... в шаге от пропасти.


  

ВОЙНА ХИМЕРЫ

Пролог

  
   Площадь была забита народом. Разношерстная толпа заполнила ее от края до края, выплеснулась на крыши домов. В редком окне не торчало две-три головы жадных зрителей.
   Жители славного города Гутора - столицы Восточного королевства, любили зрелища. И нет зрелища более чарующего чем казнь, разумеется, если эта казнь не твоя. Да и казнили сегодня ни каких-нибудь татей лесных. Кого этим удивишь? А двух не самых безызвестных вельмож королевства.
   В центре площади, заполненной бушующем людским морем, высился квадратный деревянный помост, где должна была свершиться расправа. Посередине эшафота находилась наковальня. Позади нее возвышались два столба, вершины которых были соединены мощной перекладиной.
   Когда на площадь вкатилась тюремная телега с двумя обреченными, толпа разразилась ликующими воплями. Телега, неотвратимо влекущая осужденных к месту казни, подверглась настоящему обстрелу гнилыми овощами, камнями и грязью. Один из ушлых торгашей даже заранее организовал продажу гнилых яблок. Когда еще доведется такое развлечение - безнаказанно метнуть гнилой плод в цельного графа. Изрядно досталось не только осужденным, но и ругающемуся в полголоса вознице.
   Медленно громыхая по булыжникам площади, тюремная телега доковыляла до эшафота и остановилась возле деревянной лестницы. Два палача выдернули понурых приговоренных из телеги, и повели их на эшафот. Вслед за палачами на помост поднялись три королевских глашатая в черно-красных одеяниях с вышитым золотыми нитями королевским гербом - химерой. В руках двух из них поблескивали начищенной медью длинные трубы. Третий держал свиток, скрепленный королевской печатью.
   Глашатаи с трубами встали по краям эшафота возле виселицы. Их третий собрат остановился в центре эшафота. Толпа заволновалась в предвкушении начала зрелища. Скрещенные алебарды кольца оцепления едва сдерживали беснующиеся людское море.
   Пронзительный звук медных труб разорвал воздух и поднялся в высь, спугнув стаю голубей с парапета покатой крыши храма Творца. Едва трубы смолкли, глашатай в центре эшафота сломал королевскую печать и, развернув свиток, громко провозгласил приговор:
   - Свидетельствуйте, все собравшиеся здесь, священную силу королевского правосудия! За заговор против королевской власти, мятеж и измену граф Агнар Монс и граф Гелон Рош-Брасс лишаются дворянского звания и приговариваются к подлой смерти через повешение, как надлежит казнить всех разбойников и убийц. Весь род предателей лишается всех дворянских прав, земель и прочего имущества. И изгоняется из королевства без права на возвращение. А кто вернется, будет бит плетьми и вновь выдворен вон.
   Свернув указ, глашатай взмахнул рукой. На эшафот внесли два щита украшенных гербами графов Монса и Рош-Брасса и два лишенных ножен рыцарских меча. Один из палачей взял в руки кузнечную кувалду. Несколько ударов - и обломки гербовых щитов и мечей полетели к подножию эшафота.
   Приговоренных подвели к виселице и накинули им на шею веревочные петли. На эшафот поднялся священник Творца и прочитал короткую молитву. Толпа затаила дыхание. Один из палачей подошел к едва заметному железному рычагу. И поплевав на ладони, резко дернул его вниз. Люк в центр помоста распахнулся, приговоренные рухнули вниз и забились в петле, а в небеса летели жадные крики толпы.
  

Глава 1

Тишина грозы

   За окном было по-весеннему солнечно и тепло.
   Солнечный луч сверкнул на россыпи драгоценных камней золотой короны, лежащей на пачке изученных докладов. Все попытки ветра, порывами пробивающегося из раскрытого настежь окна, разметать мои бумаги по столу оканчивались неудачей. Хоть какая-то польза от этой драгоценной железки.
   Скоро будет год с того времени, как моя жизнь круто перевернулась. Видит Творец, я не желал для себя короны! Мне и так неплохо жилось. Племянник короля, не особо отягощённый "службой на благо родного королевства". Беззаботное будущее представлялось в самых радужных красках.
   Творец! Каким же глупым и самонадеянным юнцом я был...
   Все началось с того, что в Гутор прибыл эльфийский гонец. Восточное королевство почти два века считалось вассалом эльфийской империи. Высокий лорд одного из Старших эльфийских домов убедил императора начать очередную войну с драконами. К слову сказать, нечем хорошим эти войны ни разу не заканчивались, но эльфы, словно одержимые, продолжали досаждать крылатым владыкам. Для войны Высокий лорд Уриэль помимо войск собственного дома привлек, с разрешения императора, всех вассалов империи: семь королевств людей, гномов и нас - полукровок.
   Если бы мы знали тогда, что лорд Уриэль грязный предатель - все могло бы пойти по иному...
   Поход закончился страшным разгромом. В самый напряженный момент сражения, эльфийская армия ударила в спину своим союзникам. Битва превратилась в бойню. Десятки тысяч погибших, весь цвет знати королевств, в том числе мой дядя король Уритрил III и двоюродный брат Ольден.
   Мне "повезло" уцелеть, и я в качестве трофея отправился в столицу империи Иллириен. Там я с удивлением узнал, что Высокий лорд объявил союзные армии в мятеже против императора. Остальные Старшие дома с удовольствием поверили в подобную чушь. Особенно если эту чушь подтвердили живые свидетели, в том числе и я. Правда, это было сделано под магическим воздействием. Но кого волновала подобная мелочь? Точно не императора. Да и не дело отвлекать его Светлейшее величество на подобную ерунду. А для мятежников есть Арене казней. Впрочем, мне не досталось и этого.
   Высокий лорд Уриэль захотел сделать из моей казни развлечение лично для себя. И с песка арены я отправился прямиком Потерянную долину - чтобы стать добычей для очередной эльфийской охоты.
   В этот раз любимая эльфийская забава закончилась для охотников весьма неудачно. Весь отряд эльфов нашел свой покой под сошедшей лавиной. Уцелели только: Высокий лорд Уриэль и племянница императора Светлая леди Эйвилин, которую из-под лавины вытащил я.
   Потом была неудачная попытка побега и пыточные подвалы, из которых я выбрался только благодаря Эйвилин. Оказалось, что и эльфы могут быть благодарны и умеют возвращать долги. Редкое качество для ушастых.
   Я бежал. Меня гнали словно дичь, но я ушел. Не мог не уйти! Путь к дому был отрезан владениями Восходящего солнца. И я решил попытать удачу в Горном королевстве вотчине наших древних союзников-противников - гномов. Им тоже досталось от предательства Восходящего солнца, и я рассчитывал получить от них помощь.
   В горы я поспел прямо к началу новой войны.
   Дикие земли к северу от гномов были заселены племенами гоблинов. Гномы и гоблины враждовали саму вечность. Сокрушив пограничные рубежи, гоблины захватили западные земли гномов и осадили столицу подгорного народа Железный холм.
   Снова вереница воспоминаний проплыла перед моими глазами живыми картинками. Железный холм... Ты еще долго будешь сниться мне в ночных кошмарах. Дни затишья и яростные штурмы. Жаркие схватки на стенах и охваченные огнем улицы. Отряд безбородых мальчишек Янвира прикрывший наше отступление ко вторым стенам. Всего и не упомнишь, да и не хочется вспоминать.
   От разгрома гномов спасли подошедшая на помощь императорская армия во главе со старшим братом императора Артисом, отцом Эйвилин и не самым плохим эльфом. Да, бывают и такие.
   Дожидаться благодарности от эльфов я не стал, а потому снова бежал. В Ничейных землях - пограничной территории между королевством гномов и полукровок меня ждали две интересные и смертельно опасные встречи. Сначала меня посетил один из драконов-владык, туманными полунамеками он указал на неизвестного мага - виновника всех моих несчастий До сих пор ломаю голову - зачем дракон меня предупредил? Какие цели преследовал? И о чем умолчал? Вторая встреча была менее интересна, но не менее смертельна. Неугомонный Высокий лорд Уриэль послал по мою душу пару убийц. Бедняга все никак не мог смириться с тем, что я все еще жив, и он не оставлял попыток исправить эту несправедливость. К несчастью для Высокого лорда встреча с убийцами закончилась немного не так, как он рассчитывал. Старший убийца погиб, а младший - Мезамир, принес мне Кровный долг, обязавший его и его потомков служить мне и моим наследникам.
   Восточное королевство встретило претендента на престол отнюдь неласково. Армия дома Восходящего солнца оккупировала Гутор и вела затяжную войну с орками приграничья. В лесном сражении на подступах к столице моей наспех собранной армии удалось разбить эльфов. Но у победы оказался горький вкус. Высокий лорд Уриэль перед смертью подтвердил слова дракона - все мы были просто фигурами в игре неизвестного мага.
   Знать Восточного королевства отнюдь не всегда приветствовала мое восшествие на престол. Два герцога Гхан и Сигурт решили, что мой двоюродный племянник, которому было от силы несколько месяцев, на троне гораздо выгодней меня. Так, не успев покончить с одной войной, я влез в еще одну на этот раз со своими поданными. Мятеж имел бы все шансы на успех. Но заговорщики не учли одного - из того проклятого похода на драконов прежний Леклис не вернулся. Он навсегда остался на том страшном поле вместе со своими друзьями. А новый Леклис умел быть безжалостным и жестоким. Его этому научили. Мятеж был жестоко подавлен. Но очаги недовольства моим правлением еще долго тлели по всем землям Восточного королевства.
   В империи сменился правитель. Артис взошел на трон, сместив своего непутевого брата. Империя и Восточное королевство заключили мир, а с меня сняли все обвинения в мятеже. Впрочем, на последнее мне было плевать.
   Да, год был насыщенный.
   Прошлое оставило на мне немало своих неизгладимых отметин. Наверное, это и называется "вырасти", когда перестаёшь считать количество заплаток на своей шкуре. Я непроизвольно дотронулся до нитки шрама над бровью - напоминание той какофонии бесконечной рубки и смерти, царившей на охваченных пожаром улицах Железного Холма. Но шрамы на душе гораздо страшнее шрамов на теле. Однажды кто-то из придворных сказал, видимо, желая сделать мне приятное, что моё восхождение на трон - это лестница из костей моих врагов. Не знаю, что меня тогда удержало, и я не снес пустую голову этого идиота! Если моё восхождение - это лестница, то вымощена она костьми моих друзей и близких.
   Мне часто снится кладбище. Потемневшие и изъеденные временем каменные плиты. Величественные мраморные надгробья и потрёпанные непогодой гранитные обелиски. Отвратительные чёрные вороны, вальяжно расхаживающие по этому царству смерти. Над всем этим высится холм с выжженной до корней травой. И мой трон застыл на его вершине...
   Наверное, мои враги были правы, называя меня безумным...
   Я отдал бы многое... Нет! Я отдал бы ВСЁ за возможность изменить прошлое.
   Жизнь не стоит на месте. Многое изменилось за прошедшие месяцы, и изменилось, как я надеюсь, к лучшему. Восточное королевство медленно, но верно затягивало раны от войны и мятежей. А с теми, кто этому мешал, я не церемонился! В лесах развелось много разбойников, практически заблокировавших торговлю. Что же! Ведомые моим приказом, орки и маги не знали пощады, и на ветвях придорожных деревьев созрели страшные плоды.
   Я сильно уменьшил привилегии дворянства, заставил их платить налоги с владений и лишил права собирать дорожные пошлины. Естественно, это не добавило мне популярности у знати. Стали поговаривать, что я "разрушаю старые, основополагающие устои королевства"... Зажравшиеся свиньи! Стоило оторвать их рыло от кормушки, как они тут же подняли визг. Парочка зарвавшихся графов попыталась поднять мятеж в западных провинциях... Развалины их фамильных замков стали прекрасным украшением пейзажа. Сами неудавшиеся мятежники и их сторонники отправились в пыточные застенки. Старик Баллрад - королевский палач - был рад...
   Простой народ меня тоже не слишком любил. Мои преобразования требовали денег, а средств королевской казны катастрофически не хватало. Пришлось пойти на крайние меры и существенно увеличить налоги.
   Меня назвали жестоким, безжалостным, жадным. Награждали нелестными кличками. Плевать. Я просто делал свою, зачастую грязную, работу. И мог гордиться полученными результатами.
   Я драл три шкуры с торговцев - но теперь можно было пересечь всё королевство от Приграничных земель до Тёплого моря не опасаясь, что тебя несколько раз ограбят в пути.
   Увеличенные налоги шли не на содержание королевского двора или развлечения. Ремонтировались дороги, строились новые торговые посты. Возрождались из пепла приграничные крепости. Создавался тот столб, который в будущем станет основной опорой королевства - его новая армия.
   Я хорошо помню тот день...
   Весна в этом году пришла рано, словно в искупление за суровую зиму. С первым месяцем весны морозы прекратились, начались оттепели, и снег стал интенсивно таять. Вскоре на открытых пространствах его уже не осталось, а оставшийся в затененных местах весь насквозь пропитался водой. Проклюнулась первая трава. Сначала осторожно, а потом всё смелее и смелее покрывая землю зелёным ковром.
   Ровные ряды солдат... Солнечные лучи бликами танцевали на тысячах новых, отполированных до зеркального блеска доспехах, ещё ни разу не целованных вражеской сталью. За моей спиной ветер весело играл с химерой на чёрном шёлке королевского знамени. Рядом старательно надрывался королевский глашатай, читая составленный мной указ. Обычная пафосная болтовня про честь, верность короне, славных предков и прочее.
   Наконец глашатай закончил.
   Бывший капитан Рунк в сияющих доспехах в сопровождении старших офицеров легиона. Они остановились в трёх шагах от меня и дружно припали на одно колено.
   Я взял из рук Глока свёрнутое знамя с золотой фигурой химеры на вершине толстого тяжёлого древка и развернул, склонив в сторону Руки легиона. На чёрном шёлке, в золотом венке, блеснула белая руна полузабытого языка орков, напоминающая воткнутый в землю меч. Рулэ - Первый.
   Коленопреклоненный Рунк поцеловал чёрный шёлк и, поднявшись, осторожно, словно новорождённое дитя, принял древко знамени из моих рук. Пронзительно запели трубы, ударили барабаны орков. Рунк поставил древко вертикально, чёрное полотнище величественно развевалось на ветру.
   Небеса содрогнулись от неистового рыка тысяч лужёных глоток, трижды прокричавших: "Хараг!" (орк. - верность), ударяя сжатыми кулаками по левой стороне груди.
   В тот момент я понял, что в этом пафосе воинских ритуалов что-то есть. Что-то древнее, как сам мир. Какая-то энергия, отныне связывающая воедино стоящего рядом орка и эльфа-полукровку, человека и гнома. Это не передать словами, это можно только почувствовать. Недаром у всех рас этого богом забытого мира веками бережно соблюдались свои ритуалы. Теперь я понимал почему.
   Рулэ...
   Потом будут и другие легионы. Но этот даже в вечности останется Первым. Внезапно сердце сдавила глухая тоска. В глазах что-то противно защипало, наверное, пыль попала сквозь забрало шлема... Я печально улыбнулся, словно почувствовал будущую судьбу этого легиона, отныне неразрывно связанную с моей...
   Рядом громко закашлял Ририн, пытаясь привлечь моё внимание. Коренастый гном осторожно положил на стол несколько свитков.
   - Что там ещё? - тяжело вздохнул я.
   - Отчёт о сборе новых налогов с герцогства Табас. Нужна ваша печать и подпись.
   Ририн - мой новый казначей. Представьте моё удивление, когда этот гном, пользуясь каким-то древним полупозабытым законом, по которому любой подданный королевства может в первый месяц года добиваться аудиенции короля, пришёл и заявил, что готов стать королевским казначеем. "Вы дурак?" - первые слова, что вырвались у меня, слегка опешившего от подобной наглости. Он почесал бороду и осторожно спросил: "А это обязательное условие?"... Так я обзавёлся новым казначеем. Как показало время, Ририн оказался настоящей находкой. Во всех этих навевающих на меня скуку финансовых отчётах (о налогах, пошлинах и прочем) гном чувствовал себя словно рыба в воде. Он за пару месяцев смог совершить маленькое чудо, наладив работу королевского казначейства. Поначалу я не слишком доверял этому "подарку судьбы", шпионы новоиспечённого герцога Ховальда следили за каждым его шагом. Но пока, за всё короткое время своей службы, Ририн не дал ни одного повода усомниться в своей верности. Пусть он не был полукровкой или орком, но это не столь уж редкая история в моём королевстве. Один из его далёких предков совершил какое-то преступление и был изгнан гномами вместе с семьёй. Восточное королевство стало их новым домом. Ририн родился и вырос тут, как до него родились и умерли десятки его предков. С Горным королевством его не связывало ничего, кроме того, что по странной прихоти судьбы он был рождён гномом.
   Если знать ненавидела кого-то больше, чем меня, так это нового казначея королевства. Я ввёл новые налоги, а он создал систему их подсчёта и сбора. Он выжимал из дворянства всё, что причиталось казне, до самой последней медной монеты. Его пытались запугать, угрожали, пробовали подкупить, но тщетно. В конце зимы на него было совершенно покушение, к счастью, не удавшееся. Шпионы Ховальда оказались на высоте, доставив несостоявшегося убийцу прямо в руки палача. В результате в королевстве освободилась ещё парочка дворянских титулов, а Ририна всюду стала сопровождать охрана из нескольких орков.
   Бегло просмотрев принесённые отчёты, ставлю под ними свою подпись и печать.
   - Это всё?
   - Да, ваше величество, - хитро ухмыльнулся надоедливый гном, - но за дверьми уже ожидает аудиенции герцог Ховальд.
   - Хорошо, - кивнул я, - пусть войдёт.
   Едва гном ушёл, в кабинет вошёл Ховальд.
   За прошедшие время облик бывшего Главы Воровской Гильдии разительно переменился. Ему потребовалось на удивление мало времени, чтобы по достоинству распорядится дарованным ему титулом и привилегиями. Теперь предо мной стоял не тайный правитель воровского мира, а один из самых влиятельных вельмож королевства. Простые неброские наряды сменились буйством красок эльфийского шёлка и кичливым блеском золота. Впрочем, у всех нас есть маленькие слабости. А свои обязанности новоиспечённый герцог выполнял образцово.
   - Рад видеть вас в добром здравии, герцог. - Я махнул рукой в сторону свободного кресла. - Надеюсь, вы пришли сообщить новости о прошлогоднем покушении на меня?
   Странность этого покушения все не давала мне покоя. "Убийца королей", редчайший артефакт, что для него использовался, так просто не достанешь. Их создание запрещено, а те что существуют, надежно заперты в сокровищнице императора. Да еще это пропажа артефакта и исчезновение из тюрьмы незадачливого убийцы...
   Список тех, кому выгодна моя смерть весьма длинный (и постоянно удлиняется), но вот использование запрещенного артефакта сужало его до нескольких строчек. И эти несколько строчек мне весьма не нравились.
   Кто же заказчик?
   Герцог Рокнар Хэпланд? Маловероятно, но все же... Слишком себе на уме был правитель Нимиса. С одной стороны он вроде бы меня поддерживает, но с другой - он сейчас самый влиятельный вельможа королевства. Древний род, огромные богатства - чем не замена практически истребленной королевской династии? Тем более что большинство его соперников устранено моими же руками.
   Неизвестный маг ордена Жизни? Самая противоречивая карта в этом раскладе. Его цели малообъяснимы и непонятны, а потому никогда не знаешь, что от него ждать. Он подобен еще одному дракону-владыке - также загадочен и смертельно опасен.
   Кто-то из ближайших правителей людей? Смута в Восточном королевстве была бы им на руку. Пользуясь ей можно увеличить свои владения за счет восточного соседа.
   Кто-то из Высоких лордов эльфов? Эльфийское посольство, во главе с Артисом, в то время как раз находилось в моей столице.
   - Боюсь, что нет, сир, - отрицательно покачал головой Ховальд. - Выяснить, кто изготовил "Убийцу королей" пока не удалось. Слежка за герцогом Рокнаром также ничего не дала.
   - Продолжай поиски! - приказал я, хотя надежды на их успешный исход было все меньше. - Что еще?
   - Пришли вести из королевств людей. Король Эльдор захватил столицу Гульма и объявил о создании единого государства.
   - И остальные человеческие правители позволили ему это? - удивился я.
   - Его ближайшие соседи, королевства Оган и Харат, заняты войной между собой, - пояснил Ховальд, - а с лежащими на побережье Вольными городами у Эльдора союз.
   - Интересно, что он будет делать дальше?
   Человеческие королевства в последнее время приковывали моё внимание всё чаще. Эльфы были слишком заняты севером и вторжением гоблинов. Впрочем, глупо готовиться к наводнению, если твой дом вот-вот снесёт ураган. Гоблины пока были единственной угрозой империи. А люди? Что люди? Впервые за несколько веков у них появился шанс избавиться от владычества эльфов. А они, как всегда, передрались между собой. Люди, что с них взять...
   Чрезмерное усиление одного из человеческих королевств угрожало Рассветной империи, и я следил за югом. Разумеется, не из-за большой любви к лиственной короне. У Восточного королевства тоже были границы с людьми, и за них я опасался даже больше, чем за границу с эльфами.
   Гоблины - это очередные пешки, призванные отвлечь эльфов от людей. Следующий удар маг Жизни должен нанести именно с юга. Было непонятно одно: почему он медлит? Гоблины обречены. Да, они могут измотать легионы гномов и армии Домов, но победить - нет. Они лишились своего главного преимущества - внезапности, и их громадная численность уже не имеет значения. Стрелы и магия эльфов рано или поздно скинут их с горных перевалов. Вот только - рано? Или поздно?
   Однако пока не было никаких следов мага Жизни, и это настораживало. Человеческие королевства воевали друг с другом, мирились и снова воевали. За полгода границы королевств перекраивались по нескольку раз, но всё это люди проделали сами, без помощи запретной магии.
   И вот теперь один из человеческих королей совершил то, что за последние три сотни лет не удавалось никому: завоевал и присоединил соседнее королевство. Раньше эльфы внимательно следили, чтобы подобное не происходило. Стоило кому-то из человеческих королей добиться значительного перевеса над соперником, как к нему прибывал гонец из Иллириена и требовал немедленного примирения враждующих сторон. И короли людей подчинялись. А если не подчинялись, то вскоре на освободившийся трон восходил новый король, который подчинялся.
   - Ховальд, присмотри за королём Эльдором повнимательней, - распорядился я.
   Всё, что я пока могу делать - это восстанавливать своё королевство и наблюдать. В середине зимы была предпринята осторожная попытка заключить союз с двумя ближайшими королевствами людей: Итанолом и Азманом, но те, как назло, в очередной раз поссорились из-за нескольких приграничных провинций. И их мелкие стычки в любой момент могли перерасти в большую войну.
   - Уже сделано, ваше величество, - кивнул головой глава Тайной канцелярии. - Сегодня вечером в Вольные города уйдёт корабль, на котором под видом купцов будут несколько моих лучших агентов.
   - Хорошая работа! - Чем мне нравился Ховальд, так это способностью принимать самостоятельные решения, не дожидаясь моих "ценных" указаний. - Немедленно доложи мне, как только придут их первые доклады.
   - Будет исполнено, - коротко поклонился он, оставляя меня одного.
   Нечто за окном привлекло моё внимание. Рабочий кабинет находился на втором этаже центрального крыла, и его единственное окно выходило в небольшой сад - дань эльфийской моде. Среди миниатюрных деревьев, уже зеленевших молодой листвой, прогуливалась леди Диана в сопровождении Мезамира. Парочка о чём-то оживлённо спорила.
   Диана входила в мою жизнь неспешно, но настойчиво, словно ящер. Правитель Нимиса герцог Рокнар Хэпланд сделал мою свадьбу со своей дочерью условием своей безоговорочной поддержки. Со временем наша взаимная неприязнь переросла сначала в терпимость, а потом в симпатию. Девушка понравилась даже Глоку - моему наставнику, а это говорило о многом. Старому капитану я доверял больше, чем всем моим придворным вместе взятым.
   Свадьбу официально назначили на конец весны, дольше откладывать её я не мог. Меня могут называть безжалостным, но лжецом меня не назовут. Помощь герцога Рокнара помогла избежать гражданской войны, и я намеревался вернуть долг. Что ни говори, а из его дочери со временем получиться замечательная королева. Хотя, не скрою, я хотел бы видеть на её месте другую...
   Эйвилин...
   Воспоминания об эльфийке ещё тревожили меня. Говорят, время лечит... Видимо, прошло ещё слишком мало времени...

***

   Добрые четверть часа перед трудным разговором с дочерью, Артис - милостью Творца император Элберт VIII - просидел молча, погруженный в собственные мысли.
   Эльфийска империя переживала не лучшие времена в своей истории. Безумная интрига Высокого лорда Уриэля рассорила империю со всеми вассалами. Восточное королевство было потеряно окончательно. Хорошо хоть мир удалось заключить. За полукровками последовали бы и гномы, но на счастье эльфов, Горное королевство слишком зависело от поставок продовольствия из империи. Семь королевств людей передрались друг с другом, а армии Домов были слишком заняты на севере, чтобы их приструнить.
   Но не это было главное. В самих Старших домах - основе Рассветной империи, не было единства. Признаться, полного единства в них не было со времен завоеваний Элберта I, но именно сейчас противоречия между ними обострились как никогда ранее. Артис с горечью осознавал, что в этом отчасти есть и его вина.
   Отречение Элберта VII в пользу старшего брата не нашло поддержки у большинства Высоких лордов - всесильных правителей Старших домов, что по сути были государствами в государстве. Из брата Артиса вышел слабый правитель - такой был выгоден Высокий лордам. За время правления Элберта VII они добились увеличения своих и без того не малых прав и свобод. Но то, что было хорошо для Высоких лордов, было опасно для империи. Особенно сейчас!
   Едва сместив брата, Артис начал последовательное наступление на права и вольности Высоких лордов и Старших домов. Возможно, начал он слишком резко, но у империи было мало времени, чтобы терять его на уговоры и поиски компромисса с высшими вельможами.
   Противоречия в совете нарастали, словно снежный ком. Артис с горечью осознавал, что Высоким лордам придется кинуть кость, чтобы слегка унять их недовольство. Особенно горько императору было осознавать то, что этой костью придется стать его любимой дочери.
   - Ты звал меня, отец? - спросила Эйвилин, осторожно заходя в кабинет императора.
   - Да. - Артис посмотрел на дочь и торопливо отвёл взгляд сторону. - Оставьте нас. - Он повелительным жестом отослал охрану. Кипарисы вышли, плотно закрыв за собой двери. Некоторое время эльф молчал, раздумывая, как начать непростой разговор с дочерью. - Мы нашли тебе подходящего жениха. Стой! Выслушай меня сначала, - торопливо проговорил он, видя, что она собирается немедленно уйти. - Я всегда говорил, что не буду настаивать на твоём скорейшем замужестве, и не изменю своему слову. Подожди! - Артис поймал Эйвилин за руку уже у самой двери. - Просто выслушай меня!
   - Мой ответ - нет! - вспылила девушка, пытаясь вырваться.
   Артис повернул дочь к себе лицом и нежно, но настойчиво прижал к груди. И держал в объятьях, не обращая внимания на больно бьющие по спине кулачки, пока она не успокоилась.
   - Теперь ты готова меня выслушать? - осторожно спросил он, отстраняясь.
   Эйвилин хмуро кивнула в ответ.
   - Я долго думал над этим и нашёл вариант, который устроит всех. В том числе, я на это надеюсь, и тебя. Гленлин - племянник главы Дома Зимнего солнца, наследник первой ветви. Шансов стать во главе Дома у него мало, у лорда Эльрара сын и два внука, но Гленлин пользуется популярностью среди Младших Домов, подчинённых Зимнему солнцу. Я хорошо знал его прежде, он был моим наставником. Кстати, он - один из немногих, кто заступился за меня и твою мать перед Императором. За что попал в опалу и был также сослан подальше от Иллириена.
   - Сколько же ему лет? - невольно изумилась Эйвилин.
   - Он немного старше меня. Даже у людей разница в сорок лет не стала бы препятствием для брака, а по нашим меркам он ещё молод. Я не настаиваю, чтобы ты приняла решение немедленно. Но так мне было бы спокойней за тебя. После замужества никто не сможет оспаривать твои права на трон. Не хочу, чтобы твоя судьба зависела от Совета Домов, если со мной что-нибудь случится. Гленлин далёк от столь нелюбимого тобой двора и относится к нему не лучше меня. Почти уверен, что он тебе понравится. Ты даже сможешь полюбить его... со временем. У тебя будет время, чтобы лучше узнать Гленлина и решить самой. Но поверь мне: это лучший из возможных кандидатов. Моим указом он поставлен во главе Объединённой Армии Домов и должен уже прибыть в Железный Холм. Ты поедешь туда с официальным дружеским визитом к гномам. Все необходимые бумаги и свита уже готова. Илион будет тебя сопровождать.
   - Это всё? - раздражённо спросила Эйвилин.
   - Да.
   - Тогда мой ответ - НЕТ! Я не собираюсь выходить замуж ни за Гленлина, ни за кого бы то ни было ещё!
   - Эйвилин, послушай!
   - Я тебя слышала! А ты слышал мой ответ! Я не передумаю!
   "Быть правителем гораздо проще, чем отцом", - устало подумал Артис, провожая дочь взглядом.
   Оставив отца, Эйвилин некоторое время молча стояла, собираясь с мыслями и приходя в себя после трудного разговора. Слухи о её возможном замужестве уже давно будоражили сонную жизнь эльфийского двора. А охота за вниманием Эйвилин стало любимым развлечением Старших. Нескольких особо навязчивых ухажёров удостоились чести испытать на себе всё возрастающие магические способности девушки, но остальных это не остановило.
   "Нет, и не подумаю ехать к гномам!" - непокорно тряхнула головой Эйвилин, направляясь к своим покоям. Попадавшиеся на её пути представители Старших Домов, завидев лицо девушки, разумно не пытались привлечь к себе внимание.
   Весмина ожидала дочь в небольшой гостиной рядом со спальней.
   Эйвилин не сильно удивилась, увидев мать в своих покоях.
   - Можешь начинать! - Она с недовольным видом села в кресло напротив матери. - Ты ведь пришла, чтобы расписать все прелести предстоящего замужества?
   Некоторое время Весмина задумчиво смотрела на дочь.
   - Эйвилин, вас слишком многое разделяет, - неожиданно начала она. - Не делай вид, будто не понимаешь, о ком я говорю. Мы с отцом не слепые. Я рада, что ты не решилась остаться в Восточном королевстве с Леклисом.
   - Я хотела, - едва слышно проговорила Эйвилин, - но он меня отговорил.
   - Хотела остаться? Отговорил? О чём ты думала! - взволнованно выдохнула Весмина. - Ладно, забудем об этом, - добавила она, взяв себя в руки. - Мальчик похож на твоего отца гораздо больше, чем я думала.
   - Отца не остановило то, что ты из Младшего Дома, - понурила голову Эйвилин, её былая решимость таяла на глазах.
   - У твоего отца выбор был гораздо проще. Ради нас ему не пришлось предавать всё, за что он боролся, и рисковал он только своей судьбой и моей.
   - Мою судьбу вы решаете за меня. - Эйвилин с трудом удавалось сдерживать слёзы. - Словно я вещь!
   Весмина поднялась и обняла дочь:
   - Ты же понимаешь, что мы с отцом желаем тебе только добра.
   - Я знаю, мам, - тихо всхлипнула Эйвилин. - Просто мне надо немного больше времени.
   - Время - это то, чего у нас нет, девочка, - вздохнула Весмина, успокаивающе поглаживая дочь по волосам. - Совет уже трижды поднимал вопрос о твоём замужестве. Даже намёк на твою возможную помолвку с лордом Гленлином немного успокоит их. А там, возможно, появится кто-то из Старших, кто действительно понравится тебе. Но сейчас тебе надо поехать к гномам. Небольшое путешествие пойдёт тебе только на пользу.
   - Делайте, как хотите, - еле слышно проговорила Эйвилин. - Мне уже всё равно.
  

Глава 2

Выбор без выбора

  
   - Разумно ли это, ваше величество?
   Сегодня различные вариации этой фразы мне пришлось выслушать не менее десяти раз. Наиболее красноречив был Глок. Впервые, с тех пор как я стал королём, он не церемонился и высказал всё, что думает о моей затее, чередуя официальное "сир" и "ваше величество" с красочными выражениями вроде "безмозглый щенок, каким местом ты думаешь".
   Слушать это - первые минут пятнадцать - было даже забавно.
   Мне вспомнилось время, когда Глок устраивал настоящие облавы по всему городу, чтобы найти наследных принцев, умудрившихся в очередной раз сбежать из дворца в поисках приключений на свою пятую точку. Жаль, эти времена уже не вернутся.
   Однако переубедить меня в этот раз Глоку не удалось.
   - Ваше отсутствие будет на руку вашим противникам в землях королевства и за его пределами, - занудно продолжал гнуть свою линию магистр Мартин.
   - Меня не будет немногим больше месяца, - устало повторил я, наверное, уже в сотый раз. - Если за это время королевство развалится, то это значит - всё, что я делал последние полгода, не стоит и ломаной медной монеты. Вы прекрасно справитесь, магистр. На Ририна остаётся казначейство, Глок присмотрит за формированием новых легионов. Моё решение окончательное. Можете идти.
   Тяжело вздохнув и пробормотав себе под нос что-то о моём упрямстве, маг ушёл. Ещё долго я неподвижно сидел, сложив руки на груди и прикрыв глаза.
   Как я и думал, принятое решение не нашло поддержки даже среди моих самых близких сторонников. Но становится ли оно от этого неверным? Вот уже месяц со всех концов королевства приходят лишь обнадёживающие известия. Торговцы зашевелились, оживляя торговлю и пополняя, на радость Ририну, оскудевшую королевскую казну. Маги обещали в новом году богатый урожай. Устрашённое дворянство боялось даже думать о мятежах. Мне бы ещё несколько лет! Так много нужно сделать! Но не нужно себя обманывать - этих нескольких лет у меня нет.
   Карающий меч уже вознёсся над Рассветной империей. Остановить его эльфам будет ох как не просто. Впрочем, судьба империи меня волнует мало. Империю можно не любить, можно ненавидеть, но недооценивать её роль нельзя. Скорое и стремительное обрушение этого колосса принесет с собой хаос и смерть. Возможно, Артис будет хорошим Императором, но, боюсь, остановить агонию империи не сможет даже он.
   Восточному королевству нужны союзники. Но где их взять?
   Люди?
   С их вечной взаимной враждой и готовностью грызться друг с другом по любому поводу и без оного? Они, скорее, угроза.
   Эльфы?
   Уж лучше сразу положить голову в пасть дракона.
   Кстати - о драконах!
   Расстегиваю воротник рубашки и достаю висящий у меня на шее амулет в виде лапы дракона, держащей небольшой круглый камень странного меняющегося цвета. Пропускаю серебряную цепочку между пальцами так, чтобы артефакт оказался посередине раскрытой ладони. И долго, пристально рассматриваю переливающийся всеми цветами радуги камень. Сколько раз этот малыш спасал мне жизнь! Но кто знает, какими ещё свойствами, кроме защиты владельца от магии, обладает он?
   Драконы...
   В последнее время всё чаще в мою душу закрадывались сомнения: не верится, что маг Жизни мог так просто обмануть крылатых владык! Красный дракон что-то скрыл во время нашей встречи. А как изящно он сунул мне под нос простое объяснение про Сердце Дракона!
   Слишком просто, чтобы быть правдой...
   Слишком просто, чтобы быть ложью...
   ВОПРОСОВ ВСЁ ЕЩЁ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ОТВЕТОВ, ЛЕКЛИС.
   Похоже, мой рок - вечно блуждать в паутине догадок. И надеяться, что сделанный выбор окажется правильным.
   А ЕСЛИ НЕТ?
   Люди, эльфы и драконы отпадают. Значит, вновь остаются только гномы.
   Гномы и полукровки издавна враждовали друг с другом. Гномам нужны были торговые пути, неподконтрольные эльфам. А Восточное королевство надёжно перекрывало доступ гномов к Тёплому морю. Да и мои предки не были воплощением добродетели. Богатство королевства гномов всегда привлекало к себе немало алчных взоров. Люди, полукровки, эльфы - все светлые расы не раз проверяли крепость подгорного народа. В оправдание моих предков можно сказать, что не всегда речь шла только о золоте. Несмотря на свою большую территорию, Восточное королевство не могло похвастаться богатыми залежами полезных руд, а в горах гномов стоило только ткнуть киркой в породу, чтобы найти ценную рудную жилу. Войны между полукровками и гномами случались с периодичностью летних лесных пожаров. Даже тонкая перемычка в виде ничейных земель не останавливала нас. Иногда успех сопутствовал Восточному королевству, иногда гномам, но в результате рано или поздно вновь восстанавливались старые границы. Постепенно полукровки и гномы пришли к выводу, что взаимовыгодная торговля гораздо лучше войны. А вскоре оба королевства "добровольно" вошли в состав империи эльфов.
   Да, сейчас гномам приходится нелегко. Неудачный поход на драконов и нашествие гоблинов поставили их у края пропасти. По странной прихоти судьбы спасли гномов эльфы, чьи интриги во многом способствовали нынешнему бедственному положению подгорного народа. Руками эльфов гномы разобьют гоблинов. Но что потом? Не думаю, что они забыли истребление своих соплеменников. Конечно, гномы не выступят против империи... пока не выступят, но на месте эльфов я бы не рискнул повернуться к ним спиной.
   Посольство в Горное королевство я задумал уже давно, но наведение порядка в моих землях заняло больше времени, чем ожидалось. Всю зиму пришлось мотаться из одного конца королевства в другой, иногда с армией, иногда только с несколькими доверенными телохранителями. Даже моя столица привыкла к постоянным разъездам своего короля. И, похоже, чем дальше от столицы был король, тем спокойней было её жителям. Плевать! Возможно, порой я бываю жесток, но, что бы ни говорили мои враги, если я кого-то казнил, то делал это не из-за пустой прихоти или потому что мне нравится убивать, а лишь потому, что такова суровая необходимость. Сорная трава должна быть вырвана с корнем! Я знал, что меня ждёт, когда надевал на себя корону. Пускай меня запомнят как жестокого короля, исказят и переиначат поступки и проклянут деяния. Главное - чтобы меня не запомнили как последнего короля полукровок! Если мне повезёт, то следующий король сможет позволить себе роскошь быть добрым и милосердным. А если нет - судить будет некому.
   Осторожный стук в дверь отвлёк меня от размышлений. Убираю амулет драконов под рубашку. Стук повторяется. Затем дверь слегка приоткрывается, и в мой рабочий кабинет осторожно заглядывает леди Диана. Вот уж кого не ожидал увидеть, так это её.
   - Я вас не очень отвлекаю? - настороженно спросила девушка, входя в комнату.
   - Чем я могу быть вам полезен, леди?
   - Я слышала, вы скоро уезжаете... Вновь...
   Интересно, откуда она узнала? Мой отъезд не был тайной, но всё же знали о нём пока немногие. Глок, Ририн, Мартин, Мезамир... Хм... Ответ найден. Дружба вампира с Дианой не могла остаться незамеченной. До сегодняшнего дня я был даже рад за Мезамира. Диана единственная, кто не шарахался от него, словно от чумы. А теперь в мою душу заползали сомнения. Возможно, девушка просто использует вампира. Под неприметной маской тихой скромницы может скрываться властолюбивая и опасная натура.
   Меня охватило отвращение к самому себе. Подозревать всех, кто меня окружает! В каждом шаге, в каждом вздохе видеть угрозу! Раньше я ведь не был таким! Мезамир вполне мог рассказать Диане о нашем отъезде. Что тут такого? Я не запрещал ему этого. Вампир молод, но не глуп. Не думаю, что Диана может манипулировать им.
   - Да, - не стал отпираться я, - нужно кое-что обговорить с Советом старейшин.
   - Тогда я хотела бы поехать с вами.
   Откидываюсь в кресле и с нескрываемым интересом смотрю на Диану:
   - Зачем вам это, леди?
   - Зачем... Мне надоело ждать, когда его величество соизволит обратить внимание на свою невесту.
   - Может вы не заметили леди! - неожиданно разозлился я, голос сорвался на крик. - Но моё величество в последнее время было слишком занято спасением этого проклятого королевства!
   Диана отшатнулась, в глазах появилось смятение, и даже страх. Мне стало стыдно. Что на меня вновь нашло? Девушка меньше всех повинна в моих проблемах.
   - Прошу прощения за свою не сдержанность, леди - я устало откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Вновь ужасно разболелась голова, а обруч короны нещадно давил на виски.
   Диана посмотрела на меня с нескрываемым изумлением. Похоже, она всерьёз полагала, что я умею только воевать и рубить головы неугодным, но уж никак не признавать собственные ошибки и извинятся. И сейчас на её глазах рушилось привычное мироустройство.
   - Я понимаю, вам тяжело, - участливо проговорила девушка после недолгого молчанья.
   - Прекратите называть меня столь официально, тем более, сейчас мы одни. Я собственное имя скоро забуду! Так зачем вы решили ехать со мной к гномам? Это будет не праздная прогулка, и я не собираюсь тащить с собой вереницу карет и караван слуг. Путь в Горное королевство с таким кортежем растянется на месяц.
   - Мне надоело сидеть в королевском замке, словно пленнице! - возмутилась Диана. - Я могу ехать верхом наравне со всеми! И не прошу брать с собой карету и слуг. Со мной поедет только мой наставник.
   - Хорошо, - неожиданно согласился я. У меня не было ни сил, ни желания переубеждать девушку. Если моей невесте восхотелось приключений, она их получит. Мы не успеем доехать до границы королевства, как ей надоест трястись в седле и ночевать под открытым небом. Она устанет и захочет вернуться. Наше недолгое путешествие может немного успокоить герцога Рокнара, озабоченного тем, что я уделяю мало внимания его единственной дочери.
   Я был не прав, думая, что Рокнар через Диану хочет получить больше власти. Похоже, он искренне верил, что обеспечивает будущее счастье дочери. Это свойственно многим родителям: брать на себя право решать, что хорошо для их чад, а что нет.
   Удивлённая столь быстрой победой, Диана, даже не попрощавшись, быстро выскользнула из моего рабочего кабинета.
   Нужно найти Ховальда. Отъезд был назначен на завтра, а перед этим нужно было отдать ещё одно распоряжение...
   КОРОЛЬ НЕ УБИВАЕТ, КОРОЛЬ УСТРАНЯЕТ ПРЕПЯТСТВИЕ.

***

   Было ещё рано, солнце только взошло. Его теплые лучи прогоняли сырой утренний туман и постепенно согревали землю.
   Кольчуга на теле. Химера на поясе. Плечи укрыты тёплым чёрным плащом (подарок Эйвилин, не единожды латаный спутник моих странствий). Во внешнем дворе у массивных казарм королевских гвардейцев меня уже ожидал эскорт. Приняв, скрипя зубами, моё решение, Глок всё же настоял на том, чтобы я взял сильную охрану, и лично отобрал четыре сотни орков, которые должны были сопровождать меня к гномам. Все мои попытки ограничить их количество хотя бы парой сотен встретили яростное сопротивление старого капитана. Придётся тащить с собой к гномам эту маленькую армию и мириться с постоянным присутствием за спиной охраны. В противном случае Глок впадёт в бешенство.
   Рядом с орками остановился Эстельнаэр с несколькими стихийными магами. Держи друзей близко, а врагов еще ближе - я прекрасно помнил этот древний девиз. Эстельнаэр стал моим постоянным спутником. Магом он был неплохим, а под руководством Мартина его силы и знания росли. Подозреваю, что только желание найти средство избавиться от "Поцелуя змеи" - артефакта подчинения, что я надел ему на голову после его участия в мятеже - подстегнуло полуэльфа к занятиям магией. Мечтатель. Средств снять "Поцелуй змеи" не существовало. Как маги Жизни убедили эльфов отказаться от подобного артефакта?
   На Эстельнаэре было нечто напоминающее мантию мага, но совершенно чудовищного ярко- оранжевого цвета. Мне всегда не нравилась нарочитая броскость его одежды. И, похоже, магу это было хорошо известно. Иначе для чего он с упорством, которому можно было бы найти лучшее применение, одевался словно для бала, а не долгого похода? Понимая, что "Поцелуй змеи" полностью подчиняет его моей воле, он находил утешение в таких вот мелких уколах.
   Ветер нетерпеливо бил копытом, проверяя булыжники мостовой на прочность. Мезамир попытался погладить его по морде. Хищно клацнули зубы. Вампир молниеносно отдёрнул руку.
   - Похоже, твоему коню тоже надоело сидеть в замке, - усмехнулся он, дразняще помахав рукой перед носом жеребца. - Признайся Леклис, ты решил отправиться к гномам просто потому, что тебя пугает перспектива провести всю весну за письменным столом.
   - Если тебе так нравится в столице, то оставайся здесь.
   - Ну, нет! Чтобы я пропустил такое приключение?
   - Это будет обычная, донельзя официальная и скучная миссия. Или ты думаешь, что я с шестью сотнями собираюсь ввязываться в войну с гоблинами?
   - Посмотрим. - Вампир беззаботно пожал плечами. Мальчишка! Такой же, как я когда-то. - А чего мы ждём? - Мезамир нетерпеливо осмотрелся.
   - Не чего, а кого, - поправил я вампира. - А вот и она.
   Через ворота в стене, разделяющей королевский замок на внутренний и внешний двор, выехал десяток всадников. Во главе ехал пожилой рыцарь, сэр Альдер, - чистокровный человек, не иначе как чудом оказавшийся среди полукровок. Незаменимый наставник и телохранитель Дианы. Хм, а где же моя невеста?
   - Она? - переспросил Мезамир, отвлекая моё внимание. Ворота находились у него за спиной, и он не видел подъезжающих всадников. - Нет! Только не это! Она будет нам только мешать.
   - Кто будет мешать?
   Мезамир удивлённо оглянулся. Я поднял взгляд на всадников. По правую руку от Альдера ехала Диана. В штанах, сапогах и коротком полушубке, с убранными под тёплую шапку волосами, она напоминала мальчишку-оруженосца. Я грустно улыбнулся, вспоминая свою первую встречу с Эйвилин.
   - Э-э-э... - Мезамир развернулся и замер под взглядом Дианы. Ища выход, он судорожно оглянулся на меня в ожидании поддержки. - Дорога к гномам трудна и опасна... леди... - наконец смог внятно произнести вампир. - Вам лучше остаться в замке.
   - Я способна за себя постоять, лорд Мезамир! - В руках Дианы появился небольшой короткий меч. Его остриё угрожающе замерло перед лицом вампира.
   Мезамир замолчал, удивлённый то ли мечом в руках девушки, то ли тем, что его обозвали лордом. Моя недавняя уверенность в том, что Диана доедет с нами до границы королевства и вернётся обратно в столицу, таяла. А я так рассчитывал отправить обратно вместе с ней большую часть своей орочьей свиты!
   Улицы были по-утреннему пустынны. Покидать замок засветло вошло у меня в привычку. Меньше фальшивых приветственных криков и лишних глаз. Несколько ранних прохожих спешно скрылись в боковых улицах, едва заметив мое знамя. Похоже, перспектива встречи со своим королем их не слишком радовала. Торговцу, везшему свежие продукты на городской рынок, повезло меньше. Лошадь, наплевав на мою недобрую славу, заупрямилась и остановилась посреди улицы. Не смотря на то, что бедняга торговец соскочил с повозки и отчаянно тянул лошадь на боковую улицу, неблагодарное животное отказывалась повиноваться.
   Надо сказать, что мои стражники приняли непонятные игры с лошадью весьма подозрительно. Пятерка окружила телегу торговца. Несколько орков достали и взвели арбалеты, настороженно поглядывая вверх на крыши домов и закрытые ставнями окна.
   Мезамир наблюдал на эти приготовления со скептической усмешкой - значит опасности не было. Но останавливать орков я не спешил. Вера во всесилие вампира однажды может сыграть злую шутку. А моим телохранителям не помешает лишняя тренировка.
   Торговец, между тем, с обреченностью взирал на суровые лица орков и взведенные арбалеты и уже мысленно прощался с жизнью. Он поспешно стянул со своей головы высокую шерстяную шапку и, кажется, испытывал страстное желание плюхнуться передо мной на колени. Любит меня мой народ...
   Не зная смеяться мне или плакать, я миновал неудачливого торговца. Наконец впереди показались городские ворота. Стражники торопливо раскрыли тяжелые створки, и городская стена осталась позади.
   Несмотря на раннее время невдалеке от города, вовсю кипело строительство новой крепостной стены. Громадная статья расходов казны и воплощённый ужас бережливого Ририна. Едва растаял снег, и солнце слегка согрело землю, маги Земли, собранные со всех концов королевства, за пару дней создали огромный длинный котлован под основание. Водные маги отвели грунтовые воды. Скоро словно из-под земли начнут расти стены. Даря жителям города защиту и безопасность.
   Наконец и котлован остался позади. Широкая, тающая в тумане дорога снова звала меня в путь.

***

   Железный Холм встретил Эйвилин величественным высокомерием мощных крепостных стен. За зиму гномы практически полностью восстановили их, вернув неприступной цитадели её былую славу и мощь. Лишь чёрные от копоти надвратные башни, да наспех расчищенные развалины за первой стеной напоминали об осаде.
   Первое, что бросилось эльфам в глаза, - это пустынные улицы столицы гномов. Редкие жители, в основном женщины и дети, да стража на стенах. Легионы гномов и армия эльфов стояли у западных горных перевалов, ожидая гоблинов.
   За последними воротами всадников встретила представительная процессия из гномов и эльфов. Не каждый день в город гномов прибывает наследница империи. Во главе гномов Эйвилин с удивлением увидела старейшин всех горных кланов. Стоило ей миновать ворота, как все, даже гордые старейшины, покорно склонив головы вниз, опустились на одно колено, приветствуя наследницу престола.
   Эйвилин растерянно смотрела на эту непривычную пеструю картину. Знамена эльфийских Старших и Младших домов соперничали со знаменами Горных кланов. Её взгляд замер на высоком, стройном эльфе, стоящем во главе её соплеменников. Эльф поднял голову, словно почувствовал взгляд девушки:
   - Светлая леди! Я лорд Гленлин из Дома Зимнего солнца. Рад приветствовать вас в Железном Холме.
   При звуке этого имени Эйвилин едва заметно вздрогнула и окинула эльфа более внимательным взглядом. Лорд Гленлин оказался высоким, хорошо сложенным и подтянутым эльфом с суровым обветренным лицом.
   Вся дальнейшая церемония встречи со старейшинами гномов прошла, словно в тумане. Эйвилин улыбалась, слушая приветствия старейшин и отвечая на них. Но мысли девушки были заняты эльфом, почтительно замершим рядом.
   - Надеюсь, Светлая леди, окажет нам честь и почтит своим присутствием вечерний пир в честь вашего прибытия! - наконец закончил один из старейшин, чем-то похожий на хорошо знакомого ей Бальдора.
   - Позвольте мне, Светлая леди, проводить вас в ваши покои, - Гленлин галантно подал Эйвилин руку.
   Старейшины поклонились и ушли. Эйвилин в сопровождении Гленлина и пышной свиты вошла в город гномов.
   - Старейшины выделили вам лучшие покои, прямо около зала совета.
   Эйвилин повелительным жестом отпустила порядком утомивший её эскорт из представителей старших и младших домов. Осталось только несколько стражей из Кипарисов и Тигров, которые держались на почтительном расстоянии от разговаривающей пары.
   - Давно вы знаете моего отца? - наконец спросила эльфийка.
   - Довольно давно, светлая леди.
   - Отец говорил, что вы были его наставником.
   - Наставником? Я? - искренне удивился эльф. - Артис... или мне следует говорить теперь светлейший император Элберт VIII?.. слишком высокого мнения о моей скромной роли. Мне тогда было немногим больше, чем вам. Хотя, я уже успел поучаствовать в нескольких войнах с людьми.
   - С людьми? Мы же уже сотню лет не воевали с их королевствами.
   - С их королевствами - нет. С людьми - воевали. - На лицо эльфа набежала тень. - И эта не та страница истории, которую мне хочется вспоминать... Вы изменились со времени нашей последней встречи, - сменил тему разговора Гленлин, уходя от неприятных воспоминаний.
   - Разве мы были раньше знакомы? - удивилась Эйвилин, тщетно пытаясь вспомнить, где и когда они могли познакомиться. Она была твердо уверена, что видит эльфа впервые.
   - Я имел честь быть гостем вашего отца. В то время, когда он был наместником в южных провинциях.
   - Странно, я вас совсем не помню.
   - Это не удивительно, - тонко улыбнулся эльф. - В ту пору вы были ещё маленькой девочкой.
   Девушка невольно улыбнулась:
   - С того времени я действительно здорово изменилась.
   - Прошу прощения, лорд Гленлин! - Раздалось сзади. Эйвилин и Гленлин обернулись.
   - Кто это? Неужели Илион! - изумился Гленлин. - Прости, я не сразу тебя узнал. Ты здорово вырос, мой мальчик!
   - У меня письмо от императора с распоряжением передать его вам лично в руки, - коротко поклонился Илион, протягивая свиток, запечатанный печатью с символом лебедя.
   - Вот как? Посмотрим, что пишет нам светлейший.
   Эльф взял свиток и, сломав печать, углубился в чтение.
   "Неужели он ещё ничего не знает?" - подумала Эйвилин, внимательно наблюдая за реакцией потенциального жениха. Девушка догадывалась о содержании письма. Прошла пара томительных, длинных минут.
   - Хм, это довольно неожиданное известие, - Гленлин оторвался от чтения и с интересом посмотрел на Эйвилин. - На время вашего пребывания в Железном Холме вы, светлая леди, становитесь моей ученицей.
   - Вы маг? - удивилась Эйвилин. Она ожидала чего угодно, но только не этого.
   Артис прекрасно знал тягу дочери к магическим знаниям. Эйвилин не могла знать, что именно владение Гленлина Даром стало одной из причин, почему Артис остановил свой выбор на старом друге.
   - Да, кровь великих предков играет, - усмехнулся эльф, намекая на историю возникновения Старших Домов. - Но, боюсь, ничему новому столь прекрасного адепта Боевой магии скромный огненный стихийник обучить не сможет.
   - Больше там ничего нет? - настороженно спросила Эйвилин. Ей с трудом верилось, что отец не известил своего старого друга, какое "счастье" в её лице ему грозит.
   - Нет, - покачал головой эльф. - А он должен был написать что-то ещё?
   Встречный вопрос застал девушку врасплох. Самой сообщать решение отца Эйвилин не хотела. Повисло неловкое молчание.
   - Вот дверь в ваши покои светлая леди. Вы наверняка утомились в дороге и хотите отдохнуть.
   - Да, наверное, вы правы. - Только сейчас Эйвилин ощутила насколько устала. Дорогу к гномам нельзя было назвать простой, но не только трудности пути измотали девушку. Ей не давал покоя разговор с отцом.
   - Пир в вашу честь будет вечером. Позже я пришлю слуг, чтобы они помогли вам подготовиться.
   - Не стоит. Мне достаточно Илиона и тех слуг, что прибыли со мной.
   - Хорошо, но если вам что-то понадобиться обращайтесь прямо ко мне.
   - Так я и сделаю лорд.
   - Тогда желаю вам хорошо отдохнуть, светлая леди. - Гленлин учтиво поклонился.
   Эйвилин отрешённо кивнула и вошла в свои покои. Она не могла видеть, как Гленлин задумчиво смотрит ей вслед. Едва она скрылась, эльф ещё раз внимательно прочитал послание Императора. Затем зажал свиток между раскрытыми ладонями, бумага почернела и пеплом осыпалась на пол.
  

Глава 3

Поворот колеса

  
   Ничейные земли - так называют довольно обширную территорию, граничащую одновременно с Горным королевством гномов, империей эльфов, землями драконов и королевством полукровок. Её настоящего имени жестокое время не сохранило, сделав ареной постоянных схваток. Тут произошло немало сражений, предопределивших исход войн, а порой изменивших судьбы целых народов. Эта земля не познала плуга, зато ей (был) хорошо знаком вкус крови, дробный топот копыт, лязг стали, крики живых и стоны умирающих. Неудачное расположение сделало ее вечной ареной вечных войн. Гномы, правда, пытались закрепиться на этих землях во время очередной войны с Восточным королевством и даже построили несколько крепостей. Их полуразрушенные скелеты теперь словно в насмешку служат своеобразными путевыми ориентирами в земли Горного королевства.
   Горы были всё ближе. Постепенно превращаясь из узкой полосы на горизонте в разрезающих облака гигантов. Я ехал немного впереди основной колонны. Ещё одна привычка, от которой так трудно избавиться. Сколько Глок ни пытался вбить мне в голову простую истину: "Король не должен двигаться впереди своей охраны. Засада - и первая стрела, Леклис, твоя". Понимая справедливость его слов, я зачастую продолжал пренебрегать собственной безопасностью.
   В этот раз, правда, всё было немного по-другому. Из четырех сотен орков за мной ехала лишь половина. Полсотни разведывали дорогу впереди. Остальные, разбитые на пятёрки, держались по бокам и позади основной колонны. Ничейные земли - не Восточное королевство: если что-то случится, никто и никогда не узнает, куда исчез король Леклис и его свита. С четырьмя сотнями орков можно не опасаться разбойников, но как быть с эльфами? Цена договоров с ними хорошо известна. Моё отбытие в земли гномов не могло не остаться незамеченным. Какой-нибудь Старший Дом может не захотеть упустить момент разделаться с ненавистным королём полукровок.
   - Можно?
   Голос Дианы вырвал меня из пелены мрачных мыслей. Её лошадь поравнялась с Ветром.
   - Извини, ты показался мне каким-то грустным. Я подумала, что могла бы... боюсь, я только помешала, извини. - Она уже хотела натянуть поводья и вернуться назад.
   - Нет, ничего. - Я улыбнулся, пытаясь согнать с лица мрачную мину. - Просто задумался.
   Некоторое время мы ехали бок о бок молча.
   Все трудности долгого путешествия к гномам Диана преодолевала с достойным восхищения упорством. Это оценили даже орки, сперва смотревшие на девушку как на ненужную обузу. Мы ехали целыми днями с редкими короткими остановками. День за днём, с утра и до вечера, так быстро, насколько хватало сил лошадей. Такой стремительный темп с трудом выдерживали даже трёхжильные орки. Но Диана не жаловалась. Её шутливые перепалки с Мезамиром скрашивали унылые, похожие словно близнецы, дни похода.
   - Красиво... - неожиданно проговорила Диана.
   - Что? - переспросил я.
   - Горы, - пояснила девушка, видя мой недоумевающий взгляд.
   С вершины холма, по которому мы ехали, открывался великолепный вид. Суровые горные вершины терялись среди пухлых белых облаков, неспешно плывущих по ослепительно голубому небу. На короткий миг выглянуло солнце, поиграв лучами среди белёсых снежных пиков.
   Я смотрел на горы со смешанным чувством радости и тоски. Железный холм... Он часто мучает меня в ночных кошмарах. Но всё же это не худшая страница моей жизни. Тогда всё было проще: там - враги, тут - друзья. Любыми способами убей своего врага, иначе он убьёт тебя. Ты не ждёшь, что тебя предадут, ударят в спину. Несмотря на всю свою грязь, война зачастую гораздо чище политики. Понимание этого пришло ко мне вместе с короной.
   Холмы расступились, открывая вид на широкое ущелье. Словно гигантский меч вырезал его между двух гор. И показалась она...
   - Твердь...- еле слышно выдохнул один из ехавших позади орков.
   - О чём они? - удивлённо повернулась ко мне Диана. Любопытство было её отличительной чертой наравне с упорством.
   - Твердь показалась... это крепость гномов. Орки хорошо помнят её.
   - Почему?
   Некоторое время я молчал:
   - Это случилось через год после того, как орки сожгли и разрушили Иллириен. Посчитав, что с эльфами покончено, Урраз повёл армию на гномов. Твердь перекрывает единственный юго-восточный проход в Горное королевство, по которому можно провести армию. Остальные пути через эти горы слишком трудны и опасны. По ним можно провести небольшой отряд, но безрассудно вести армию. В этих предгорьях на подходе к крепости, орков встретили легионы гномов. Когда битва была уже в самом разгаре, в спину оркам ударили остатки армий эльфийских Старших Домов, - кривая усмешка исказила моё лицо. - Эльфы любят бить в спину.
   - Орки проиграли?
   - Нет, орки победили. Битва продолжалась до глубокой ночи. Пока основные силы сражались с гномами, Великий Рука лично возглавил один из пальцев и повёл на эльфов. Безумная атака, о которой потом сложили легенды. Две трети орков погибли под стрелами, но, несмотря на это, остатки пальца смяли эльфийские Дома и обратили их в бегство. Один гномий хирд попал в окружение и был полностью уничтожен. Второй с трудом пробился обратно в Твердь. Правда, победа досталась оркам дорогой ценой - каждый второй не вернулся с поля сражения. Урраз получил смертельное ранение, и даже маги не могли его спасти. Наутро после победы Великий Рука умер, по праву стяжав славу непобеждённого.
   - Он похоронен где-то здесь?
   - Да... наверное...- пожал плечами я.
   - Ты не знаешь? - удивилась Диана.
   - Никто не знает. Рука был захоронен тайно. Как гласят легенды, сотня орков и несколько магов увезли его тело в сторону восходящего солнца и не вернулись назад. Скорее всего, они убили друг друга сразу после погребения Великого Руки.
   - Ужасно! - покачала головой девушка.
   Я вновь усмехнулся:
   - С точки зрения орков, это была великая честь. Своей смертью они обеспечили тайну и неприкосновенность могилы Урраза. Даровав Великому Руке покой, которого ему так не хватало при жизни.
   - В детстве мне рассказывали, что Урраз был воплощением зла - задумчиво проговорила Диана. - Орки считают его героем. А что о Руке думаешь ты?
   - Он заслужил право называться Великим, - не кривя душой, ответил я. Обманывать девушку не хотелось, но стоило уважать наивную детскую веру орков в Урраза.
   Кем был Великий Рука на самом деле? Для орков - легендарным героем, для остальных - безжалостным завоевателем. Величайший правитель орков, и их величайшее проклятье. Он объединил их племена и завоевал с ними треть континента. Но созданная им империя лишь на год пережила своего создателя, не оставив после себя даже названия. Война, где на одной стороне орки, а на другой весь остальной мир, - вот его наследство. Исход был закономерен и предопределён. Многочисленные войны распыляли и подтачивали силы орков. Соперничество потомков Великого Руки переросло со временем в ненависть, вражду и межусобные войны... Остатки орков нашли последнее прибежище в пограничных с драконами землях Восточного королевства.
   Солнце едва успело пройти половину пути по небесному своду, как мы оказались под стенами крепости гномов. Твердь! Глядя на неё, невольно ощущаешь уважение к подгорному народу. Пожалуй, даже Железный холм не выглядит столь внушительно, хоть и в десять раз больше. Три стены друг за другом образовывали гигантскую лестницу. Верхние площадки башен одной стены были частью другой - можно легко отступить или подбросить подкрепление на нужный участок. Толстые каменные стены из идеально подогнанных друг к другу каменных блоков угрожающе щурились узкими прорезями стреловидных бойниц. Ширина стен без труда позволяла разместить на них столь любимые гномами метательные машины, а налёт копоти около бойниц нескольких башен явственно указывал на установки с "гномьим огнём" - одним из тщательно охраняемых секретов подгорного народа. В былые времена эти стены защищали два далеко не худших легиона гномов - невольное признание боевых достоинств орков и полукровок. Но сейчас на них скучало лишь несколько одиноких стражников. Основные силы гномов были на западе, ожидали нового нашествия гоблинов.
   Нас уже ждали. Передовой отряд прибыл сюда ещё утром. Едва мы приблизились к воротам, выкованные целиком из железа створки стали с лязгом раздвигаться, открыв путь в арку, больше напоминавшую пещеру или большой длинный туннель. Световые кристаллы, искусно вмурованные в стены, только усиливали это ощущение. Лошади испуганно косились на них, отказываясь входить в ворота. Оркам пришлось спешиться и вести их в поводу.
   За воротами нашу процессию встречало два десятка гномов, на доспехах которых гордо сверкала серебряно-белой вершиной чёрная гора. Приехавшие ещё утром орки передового отряда выстроились вдоль дороги, образуя живой коридор. Похоже, меня ожидает ещё одна, донельзя скучная и длинная, официальная церемония.
   Вздох облегчения едва не вырвался из груди, когда я увидел предводителя гномов. Маска остроконечного шлема закрывала его лицо, но скрыть роскошную белую бороду она не могла.
   - Привет Бальдор, - усмехнулся я. - Как погляжу, ты всё растёшь в ширину.
   - Хорошего гнома должно быть много. И вообще, это мышцы! - хмыкнул гном, подходя ко мне. - Рад тебя видеть, Леклис.
   Невозмутимо выдержать его дружеский хлопок по плечу было нелегко. Удар булавы - и тот мягче! Доспехи доспехами, но синяк останется.
   - Леди Диана, для меня честь приветствовать вас в землях гномов, - Бальдор с достоинством поклонился моим спутникам. - Ты наконец-то обзавёлся достойным эскортом. - Гном уважительно рассматривал всё въезжающих в крепость орков. - Да их тут целая армия! - присвистнул он. - Решил захватить Твердь, пока наши легионы заняты на западе?
   - А это неплохая мысль.
   - Правильно! - Улыбка гнома стала шире. - Потом у тебя не будет ни одного шанса.
   - Если ты не покажешь место, где можно разместить и накормить моих телохранителей, то безопасность милой каждому гному крепости действительно окажется под угрозой, - пригрозил я. - Дорога была долгой. В городе найдётся что-нибудь кроме сыра, чёрствого хлеба и вяленого мяса?
   - Всё-таки ты ещё не безнадёжен, Леклис, - смахнул несуществующую слезу гном. - Понял, наконец, что ничто так не улучшает самочувствие, как добрая пинта пива и кусок хорошо прожаренного мяса.
   - Довольно, Бальдор! - осадил я гнома. - Ты, конечно, мой друг, но если сейчас не замолчишь, я прикажу зажарить тебя вместо кабанчика.
   В глазах орков появились нездоровые плотоядные огоньки: мои слова пришлись им по душе.
   - Ладно. Поехали. На окраине города есть постоялый двор. Чувствую, сегодня он останется без годовых запасов продовольствия.
   Если во времена Великого Руки Твердь была только крепостью, то теперь стены укрывали за собой небольшой городок. Хорошо знакомый купцам полукровок. Все торговые пути из Горного в Восточное королевство и обратно проходили через Твердь. Остальные дороги через горные перевалы были опасны и труднопроходимы. Небольшие каменные домики в один два этажа, теснились друг к другу, образуя вдоль узких улиц ещё одно подобие крепостных стен. На улицах было на удивление оживлённо. Множество загруженных различной домашней утварью и вещами повозок и возов разного размера разместились вдоль мощённой каменными валунами дороги. На небольшой площади в центре города возле многочисленных костров грелись гномы.
   - Прости, Леклис, - неожиданно извинился Бальдор. - Город заполнен беженцами из западных провинций. Несмотря на наши страхи, многим жителям удалось выжить. Целью гоблинов был Железный холм, и они, захватив западные земли, не слишком усердствовали в поисках жителей. А ты же знаешь, что кроме шахтёрских посёлков да торговых постов там ничего нет. Большей части жителей удалось укрыться под землёй, у нас в шахтах ещё полно убежищ - наследство былых войн. Гоблины туда не рвались, видимо, решили оставить их на потом... Свежих припасов мы наберём, но расположить твою свиту негде, ты уж извини. Вот доберёмся до Железного холма - выделим тебе лучшие подземные апартаменты.
   - Ладно, - кивнул я. - Найди пару комнат для Дианы. Я с орками остановлюсь за городом. Мне не привыкать ночевать под открытым небом.
   - Просто ты ещё молодой и глупый. С возрастом приходит житейская мудрость - начинаешь ценить мягкую постель и уют горящего очага.
   - Глядя на тебя, я в этом сильно сомневаюсь.
   Гном коротко хохотнул:
   - Горный воздух хорошо на тебя влияет, Леклис, ты шутишь и улыбаешься. Помню, во время пребывания эльфов в твоей столице у тебя с лица не сходила угрюмая, усталая мина.
   - Порой я жалею, что позволил надеть на себя корону. Сражаться с гоблинами проще. Как они, кстати?
   - Кто? Гоблины? Ждут, - пожал плечами Бальдор. - На перевалах ещё полно снега. Вести через горы армию - сущее безумие. Погодники говорят, что у нас есть ещё пара недель. Эльфы не хотят дожидаться их нашествия. Они готовят нападение на Клык Ветра - это самая сильная наша крепость. Захватив её, мы разрежем орду гоблинов на две части и легко разобьём.
   - Неплохой план.
   - Его подготовил Артис, когда стоял во главе армии Домов.
   - Да, а кто сейчас командует эльфами? - поинтересовался я.
   - Лорд Гленлин, Дом Зимнего солнца. Хороший маг, да и воин отменный. Да! Поговаривают о его скорой помолвке с леди Эйвилин. Ты же знаешь эльфов с их сумасшедшими зако... С тобой всё в порядке, Леклис? - прерываясь на полуслове, осторожно спросил гном.
   - Всё хорошо, - улыбнулся я. Получилось плохо, но гном, похоже, ничего не заподозрил. - Дорога была трудной.
   ТЫ ЖЕ ЗНАЛ, ЧТО ТАК И БУДЕТ.
   ...но всё равно больно.
   - Артис знатно прижал Старшие Дома. А то они уже стали забывать, что такое власть Императора...
   Бальдор продолжал что-то рассказывать, но я его почти не слышал.

***

   - Огонь эгоистичен и жесток - ему всегда требуется пища. Он может согреть дом, а может сжечь его дотла. Огонь нуждается в постоянном контроле, иначе он становится опасен. Заклинания стихии Огня разрушительны и могущественны, но огонь не прощает ошибок и не щадит неумех. Огонь дружит с Воздухом, терпит Землю и ненавидит Воду. Помните это, вплетая одно заклинание в другое.
   Ослепительная вспышка заставила Эйвилин закрыть глаза. "Дыхание дракона" с оглушительным рёвом врезалось в стену, с верха сторожевой башни раздались гневная ругань и крики гномов. Девушка открыла глаза. Камни на участке стены, в который ударила стремительная стихия, покраснели и начали плавиться, тонкими ручейками стекая на землю.
   - Отлично! - Из рук Гленлина ударила тугая водная струя. Камни зашипели, словно рассерженные змеи, яростно плюясь в воздух облаками белого пара.
   - Вы же огненный маг! - не смогла скрыть своего изумления Эйвилин.
   Водная струя ослабла и рассыпалась веером сверкающих брызг.
   - А вы не заметили? - Эльф продемонстрировал девушке руки: сверкнули драгоценными камнями многочисленные золотые и серебряные перстни.
   Сосредоточившись, Эйвилин смогла разглядеть окружающую предметы магическую ауру.
   - Это всё артефакты? Так много? - Прежде ей казалось, что многочисленные украшения - всего лишь увлечение Гленлина.
   - Стихийники вроде меня, - усмехнулся эльф - лишены возможности творить заклинания не своей стихии. Приходится выкручиваться с помощью артефактов. Разве вы не замечали, что большинство стихийных магов напоминают выставку ювелирных украшений?
   - Раньше я мало обращала на это внимания, - слегка смутилась Эйвилин.
   - Боевые маги слишком часто недооценивают обычных стихийников, - посерьезнел Гленлин. - Такая ошибка может стоить вам жизни.
   - Я запомню это - кивнула Эйвилин.
   - Хорошо. На сегодня, я думаю, достаточно.
   Стражники на стенах вздохнули с облегчением. Ежедневные магические тренировки наследницы империи уже неоднократно колебали их веру в магическую несокрушимость стен Железного холма.
   - Светлая леди, - Гленлин отвесил шутливый поклон. - Вы позволите проводить вас?
   Эйвилин улыбнулась. Гленлин нравился ей, с ним было легко. За прошедшую неделю она узнала о магии Огня больше, чем за всю свою жизнь. Слух об их будущей помолвке разлетелся по Железному холму со скоростью пожара, но сам Гленлин не делал ни малейшей попытки поухаживать за девушкой. Теперь ей не хотелось возвращаться в Иллириен. Последние несколько месяцев в столице были просто невыносимы. С каждым днём девушка все чётче понимала правдивость слов отца: её не оставят в покое, пока она не выберет себе мужа из Старших, но всё же ей было трудно представить Гленлина в этой роли. Да, Гленлин был хорош собой, Эйвилин могла признать это. Высокий даже по меркам эльфов, с прекрасно сложенной фигурой, он наверняка пользовался успехом у женщин. С ней Гленлин был мил и дружелюбен, с ним было интересно общаться. Но всё же, несмотря на это, она не испытывала к нему ничего кроме дружбы.
   С Леклисом всё было по-другому. Хотя они провели вместе гораздо меньше времени. Почему так произошло? Ответа на этот вопрос Эйвилин не знала. Да и кому известен этот ответ? Воспоминания о Леклисе нахлынули внезапно.
   - Светлая леди! Лорд! - От замешательства Эйвилин спас внезапно прибывший гонец одного из Младших Домов. Он почтительно преклонил колено, не доходя нескольких шагов до замершей парочки. - Разведчики, посланные в Клык Ветра, вернулись. Крепость оставлена и, похоже, давно. Никаких следов гоблинов найти не удалось.
   - Что? - не поверил Гленлин. - Куда они могли подеваться? Неужели ушли в свои леса? - Он словно в чём-то пытался убедить себя самого. - Нет! - Эйвилин с удивлением отметила, что глаза Гленлина сузились и стали иссиня-черными, а челюсти сжались, так что стали видны желваки на скулах. - Зная гоблинов, я сильно в этом сомневаюсь. Нужно переговорить с Советом, - пробормотал эльф себе под нос. - Прикажите Домам и легионам быть наготове. Похоже, скоро начнётся... В очередной раз, светлая леди, прошу меня простить, - Гленлин повернулся к девушке, и на мгновение его взгляд смягчился. - Вынужден оставить вас на попечение вашей охраны.
  

Глава 4

Скорбная плата

  
   Чуть свет меня разбудило лошадиное фырканье. Нехотя открываю глаза. Ветер. Мне следовало догадаться. Конь легко миновал кольцо охраны и, подойдя к месту моего ночлега, принялся старательно обнюхивать мою голову. Отпихиваю морду коня в сторону и поворачиваюсь на другой бок с твёрдым намереньем ещё немного поспать. Зря! Ветер потряс головой, и с его роскошной гривы мне на лицо обрушился настоящий дождь из холодных капель утренней росы. Остатки сна с меня как рукой сняло, и я, не стесняясь в выражениях, сказал неблагодарной скотине все, что о ней думаю. Убедившись, что я окончательно проснулся и, могу поспорить, донельзя довольный сделанным, Ветер вернулся к остальным лошадям. Мне оставалось лишь вытереть лицо и, сделав несколько глубоких вдохов, встать.
   Утро выдалось на редкость сырым и холодным. Едва выглянувшее из-за гор солнце терялось в густой белёсой дымке. На ночь мы остановились за городскими воротами Тверди, у дороги, ведущей вглубь королевства гномов. Несмотря на внешнее радушие, гномы смотрели на орков с опаской. Впрочем, этим болели не только гномы. Орков мало кто любил даже среди полукровок. Грозная и жестокая слава до сих пор довлела над практически истреблённым народом. Грязные, вечно пьяные варвары-орки. Пьют все, что горит и насилуют всё, что шевелится. Всё, что не горит, - поджигают и пьют, а всё, что не шевелится, - шевелят и насилуют. Ушастые сочинили множество историй про кровожадность орков. Может, потому, что и сами далеко не безгрешны?
   Наскоро вымывшись холодной водой из ручья неподалёку от нашей стоянки, надеваю уже привычную кольчугу. Стальные кольца приятно пахнут металлом и свежим маслом. Один из орков помогает пристегнуть половинки стального панциря, украшенного искусной гравировкой и позолотой. В дороге я вполне обходился одной кольчугой, но теперь пришлось нацепить на себя этот красивый, но совершенно бесполезный в настоящем бою доспех. Отряхиваю служивший мне одеялом плащ от утренней росы и накидываю на плечи. Ножны с Химерой привычной тяжестью ложатся на широкий пояс. Повинуясь старой привычке, проверяю, хорошо ли меч выходит из ножен, и осматриваюсь по сторонам.
   Большая часть орков уже встала. Кто-то разводил погасшие за ночь костры, остальные приводили в порядок оружие и доспехи, натирая их до блеска и очищая от вечного бича благородной стали - мелких рыжих пятен ржавчины. Два десятка, нёсшие первую и вторую стражу, ещё спали, плотно закутавшись в тёплые плащи.
   У костра в центре лагеря замечаю Бальдора и Мезамира. Вампир сидел, скрестив ноги, возле лениво развалившегося рядом с огнём гнома. Поправив ножны, я направился к ним. Занятые своими делами, орки не обращали на меня никакого внимания. Старина Глок от такого пренебрежительного отношения к этикету и традициям схватился бы за сердце. Он слишком чтит все эти ритуалы. У всех есть свои недостатки. Мне потребовалось на редкость много времени, чтобы отучить свою охрану вскакивать и отдавать воинское приветствие при каждом моём появлении. Эти орки могут в любой момент отдать за меня свои жизни. Зачем требовать от них большего?
   - Тогда почему вы, гномы, так недолюбливаете мечи? - донёсся до меня вопрос Мезамира, отчаянно пытавшегося расшевелить полусонного гнома.
   - Пффф, мечи! Посмотри на меня! - Бальдор, поняв, что надоедливый мальчишка от него не отстанет, сел, вытянув перед собой свои могучие руки. - С нашим ростом и длиной рук мечи бесполезны. К тому же междоусобицы среди подгорного народа прежде были не редкостью, а хорошие доспехи умеют делать все кланы. У Подземной реки, правда, лучшие мастера, - похвалился гном. Скромность никогда не была его главным достоинством.
   - Ну и что? - удивился вампир.
   - Топором доспехи пробивать гораздо удобней, нежели мечом, - пояснил гном, почёсывая бороду. - Посмотри на Поющую! - Он с легкостью вытянул вперёд свою секиру.
   Да, гномы знают толк в прекрасном оружии. Секира Бальдора была не исключением. Два серповидных лезвия: одно большое, а другое в два раза меньше, на длинном толстом древке. Могу поспорить, они заточены так, что способны разрезать случайно упавший на них волос. Расклиненный обух был спрятан за массивной металлической насадкой. Круглый набалдашник с обратной стороны препятствовал соскальзыванию руки с топорища. Кроме того, набалдашник выполнял защитную функцию, предохраняя рукоятку от разломов и трещин. Поющая... Хм... Не думал, что её так зовут. Зная гнома, я полагал, что у его оружия более грозное имя...
   - Нет доспеха, способного спасти от её удара, - продолжал хвалиться Бальдор. - Нет, есть доспехи и шлемы, которые она не смогла пробить, но нет рёбер или шеи, защищаемых этими доспехами, которые она не смогла бы сломать, - он любовно провёл пальцами вдоль древка своего оружия. - Доброе утро Леклис! - Наконец заметив меня, приветственно махнул рукой гном.
   - Доброе, - коротко поздоровался я, присаживаясь у костра. - Всё спорите о любимых игрушках?
   - Игрушках? - непонимающе сдвинул брови Бальдор. Мезамир зашёлся кашлем, пытаясь скрыть приступ смеха. Гном непонимающе посмотрел сначала на него, потом вновь на меня и перевёл взгляд на свои руки, всё ещё крепко сжимающие древко секиры. - Ах, вот ты о чём, - усмехнулся он, вызывая у Мезамира очередной приступ кашля. - Любимые игрушки... В чём-то ты прав... До Железного Холма три дня пути, вчера я послал гонца к старейшинам и лорду Гленлину. Вас уже будут ждать. Эта весна богата на дипломатические визиты. Сначала светлая леди Эйвилин, теперь вот ты.
   Проклятье! Гном не мог выбрать другой темы? Весь прошлый вечер я старательно гнал в сторону мысли об эльфийке. Нельзя сказать, что известие о её предстоящем замужестве стало для меня неожиданностью. Артис слишком хорошо знает, что такое Старшие Дома, и это было лишь вопросом времени. Но вчерашние новости вызвали у меня очередной прилив чёрной меланхолии. А в такие моменты я становился опасен. Если у себя в замке я легко мог запереться в рабочем кабинете и послать всех к Падшему, то здесь такое было невозможно. Весь вчерашний вечер я бродил по лагерю, пугая своим мрачным видом даже много чего повидавших орков. Из-за какой-то мелочи накричал на Эстельнаэра и едва не сорвался на Мезамира. Хорошо, хоть Бальдор был в Тверди.
   Самым отвратительным было то, что я не жалел о сделанном выборе даже теперь. Хотя какой, к Падшему, выбор?
   Мезамир, помня вчерашний вечер, кинул на меня настороженный взгляд. Мне стоило огромных трудов сохранить равнодушный и скучающий вид.
   - А лорд Гленлин? Кто он? - спросил я, прячась за маской безразличия.
   - Он неплох для Старшего, - пожал плечами Бальдор. - Возможно, слегка высокомерен, но по сравнению с остальными Старшими его можно считать воплощением скромности. Неплохой воин и маг. Был правой рукой Артиса во время последней войны с драконами. Да и светлой леди Эйвилин он вроде небезразличен: с тех пор как она приехала в Железный холм, их довольно часто видят вместе. Думаю, за свадьбой дело не станет.
   - Рад за них, - криво усмехнулся я. Ещё не зная лорда Гленлина, я уже заранее его ненавидел. Но вскоре на смену ненависти пришло отвращение к самому себе.
   ВСЕ ТВОИ СЛОВА, что участь любовницы не для неё, были просто пустой болтовнёй? Да, Леклис! Лицемерно говоришь одно, а втайне надеешься на совершенно иное. Ты стал истинным королём...
   - Стой, куда прёшь! Да остановите же его! Где маги?
   Голоса орков, нёсших стражу вокруг нашей ночной стоянки, отвлекли меня от мрачных мыслей.
   - Что там приключилось? - Удивлённый Бальдор встал с земли, крепко сжимая в руках секиру.
   - Всадник. Едет к нам, - равнодушно пояснил Мезамир, оставаясь всё так же спокойно сидеть. Значит, опасности не было.
   Повернувшись, я увидел клячу, к седлу которой был привязан какой-то запылённый тюк с вещами. Лошадь роняла пену и дрожала, едва передвигая ноги. Внезапно она споткнулась, захрипела и стала заваливаться на землю. То, что я принял за тюк с вещами, оказалось гномом, крепко привязанным верёвками к седлу. От удара об землю гном тихо застонал:
   - Grobi! Bizar Az! - прошептал он, теряя сознание.
   Язык гномов я знал отвратительно. Если быть точным, то кроме нескольких грязных выражений, часто используемых Бальдором в схватке, я не знал его вообще. Но первое слово - "гоблины" - в переводе не нуждалось.
   Один из орков разрезал веревки, вытащил гнома из-под лошади и аккуратно положил на землю.
   - Дайте ему воды - приказал я.- Бальдор, что он сказал про гоблинов?
   - Это невозможно! - поражённо прошептал Бальдор, не обратив никакого внимания на мой вопрос.
   Другой орк сбегал к ручью, принёс в шлеме воды и часть её вылил на голову гнома. Тот вновь застонал и открыл глаза. Только теперь я заметил, что гном еще был очень молод. Едва пробивающаяся рыжая борода не могла скрыть заметные юношеские черты. Гном с жадностью выпил принесённую орками воду. Взгляд его прояснился, и он, пошатываясь, встал на ноги.
   - Повтори, что ты сказал!
   - Гоблины в Долине Воды! - едва ли не прокричал гном на общем. У него заметно дрожали руки, а в глазах стояли слёзы.
   - Соберись! - одёрнул я гонца. - Большой набег? Сколько их?
   - Это не набег! Они все тут! Спустились с гор словно лавина! Дунглор в огне! Золотой легион попал в окружение и, скорее всего, погиб. Меня послал тан Руфур, он с Серебряным легионом удерживает... - гном осёкся и всхлипнул, - удерживал переправы на Ллуре. Он послал меня и других предупредить жителей, чтобы они спасались. Дороги забиты беженцами, большая часть идёт к Железному Холму, остальные сюда, к Тверди. - Гном застонал и сел на землю, обхватив голову руками.
   Новости, принесённые им, были не просто плохими. Это была катастрофа! Восточная часть Горного королевства - огромная долина, река Ллур разрезает ей на две почти одинаковые части. Если в Железном Холме проживает половина подгорного народа, то две трети из оставшихся живут в Долине Воды. Здесь же, помимо выходящих к самой поверхности рудных жил, находятся малочисленные участки плодородных пахотных земель и небольшой, тщательно охраняемый лес. Дунглор - второй по величине город гномов - располагался на севере у склонов Туманных вершин. Хоть он в десятки раз меньше Железного Холма, но тысяч пять жителей там все же набиралось. Зная гоблинов, можно быть уверенным, что теперь все жители мертвы.
   Гоблины вновь совершили невозможное. Их не ждали так рано. И уж тем более не ждали здесь. Они вновь поставили всё на внезапность и опять не прогадали. Два легиона, оставленные для прикрытия этих земель, остановить их яростный напор не могли. За то время, пока старейшины и эльфы перебросят сюда подкрепления, гоблины успеют вырезать все население долины. Шах и мат... О помощи гномов в новой войне теперь можно забыть. Подгорному народу потребуется несколько лет, чтобы оправиться от этого нашествия гоблинов.
   - Бальдор! Сколько нужно времени, чтобы перебросить ваши легионы с запада на восток? - Я сам удивился спокойному тону своего голоса.
   - Неделя минимум, - нехотя отозвался гном. - Как эти проклятые твари додумались до такого? - Впервые я видел Бальдора в состоянии близком к панике. - Переход через пики Азанбунда (гном. Туманные вершины)! Да ещё весной! Они же положили там треть своей армии! Слова "потери" для этого отродья просто не существует, - сокрушённо покачал головой он, беря себя в руки. - Надо подготовить Твердь к обороне, - добавил он уже сухим, спокойным тоном.
   - Хорошо. Я с орками встречу беженцев и провожу их до Тверди... если получится.
   - Спасибо, Леклис. Я не посмел бы просить тебя об этом.
   - Не думай обо мне лучше, чем я есть на самом деле. В этот раз за свою помощь я потребую от вашего Совета не только слов благодарности. Что застыли? - повысил я голос на замерших орков. - Седлайте лошадей, мы выступаем! Мезамир! Сообщишь Диане, чтобы она не вздумала покидать Твердь.
   - Ну уж нет! - возмутился вампир. - Я не мальчик на побегушках! Бальдор всё равно едет в город, вот пусть он и сообщит известия.
   Из моей груди вырвался тяжелый вздох:
   - Не могу поверить, что я сам когда-то был таким же глупым. Ты всё ещё думаешь, что война - это забава? Хорошо, я знаю, как это вылечить. Держись рядом со мной, не лезь в драку и не делай глупостей.
   - Кто бы говорил... - едва слышно пробормотал вампир.
   Сборы были недолгими. Орки не нуждались в повторных приказах. Отчаянно зашипели и задымили заливаемые водой костры. Воздух наполнился звуками отрывистых команд, ржанием лошадей и лязгом оружия. Мезамир подвёл ко мне уже осёдланного Ветра. Поймав ногой стремя и взявшись рукой за заднюю луку седла, сильно отталкиваюсь правой ногой от земли и оказываюсь в седле. По камням дороги уже бойко стучат копыта лошадей. Десяток орков, не дожидаясь приказа, отправился разведывать путь впереди. Остальные быстро, но без спешки выстраивались в походную колонну.

***

   Зеленый шелк платья приятно холодил кожу.
   "И выглядит оно тоже неплохо", - решила Эйвилин, придирчиво рассматривая своё отражение в зеркале. День обещал быть крайне насыщенным. Старейшины гномов и лорд Гленлин собирались на Совет, на котором она, хоть ей и отводилась роль почётного зрителя, должна была присутствовать как наследница престола.
   Тяжело вздохнув, Эйвилин взяла шкатулку с драгоценностями и осторожно подняла крышку. Внутри сияло ожерелье из тонкой серебряной сетки с крупным зелёным изумрудом посередине и серебряное кольцо в форме змеи, крепко сжимающей в челюстях такой же зелёный изумруд.
   Надев кольцо, девушка полюбовалась на игру света в камне. Ожерелье и кольцо преподнесли ей в подарок старейшины гномов. Не надеть их на предстоящую встречу было бы проявлением неуважения.
   - Очень элегантно, - непринуждённо поклонилась своему отражению эльфийка.
   - Согласен с тобой, - раздался сзади насмешливый голос.
   Эйвилин удивлённо обернулась. Илион стоял у дверей в своей излюбленной позе, сложив руки на груди и прислонившись спиной к стене. В это мгновение он был особенно похож на отца. Отношения Илиона с Артисом всегда были натянутыми, но Эйвилин часто замечала, что брат во многом пытался подражать отцу. Это было особенно заметно в манере одеваться и лёгкой небрежности в одежде.
   - Илион! - возмутилась Эйвилин. - Тебя не учили стучать в дверь, прежде чем войти? А если бы я была не одета?
   - О! - усмехнулся эльф. - Это был бы лучший день в моей жизни!
   - Скорее, последний! - пригрозила девушка.
   Её отношения с братом после ссоры восстанавливались медленно и с трудом. Они никогда не возвращались к произошедшему в замке Леклиса. Старательно избегая любых тем, связанных с Восточным королевством и его королем.
   - Раз уж ты здесь - помоги мне надеть это, - попросила Эйвилин, указывая на ожерелье.
   - Как вам будет угодно, моя леди, - слегка поклонился Илион, подойдя к шкатулке с драгоценностями и взяв ожерелье.
   Эйвилин руками подняла волосы с шеи. Илион с ловкостью, говорившей о богатом опыте, надел на нее ожерелье, а потом осторожно высвободил волосы эльфийки из ее рук и уложил их волной на спине девушки. Затем, не удержавшись, наклонился и нежно поцеловал девушку в шею.
   - Иногда я жалею, что мы с тобой брат и сестра, - прошептал он, обнимая девушку за талию и привлекая к себе.
   - Прекрати, сейчас не время для шуток, - мягко отстранилась от брата Эйвилин. - Ты что-то хотел? - Она повернулась перед зеркалом, любуясь, как колье обвивает ей шею.
   - Да, - грустно усмехнулся эльф. - Как тебе лорд Гленлин? Последние дни вас часто видят вместе.
   - С ним интересно, - осторожно ответила Эйвилин. - Он много знает о магии.
   - Это внушает надежду.
   - Мне просто интересно с ним, - отмахнулась девушка.
   - Со временем интерес может перерасти в нечто большее, ты так не думаешь?
   - И ты туда же! - возмутилась Эйвилин.
   - Всё, умолкаю. - Эльф сделал руками примирительный жест. - Да! - Илион остановился уже на выходе из её покоев, словно только что вспомнил нечто важное, и, немного помедлив, спросил: - Ты уже слышала новости?
   - Какие? - удивилась Эйвилин.
   - Леклис скоро прибудет в Железный Холм для заключения торгового соглашения с Советом старейшин. Надеюсь, - выдержав паузу, добавил эльф, - ты не наделаешь глупостей.
   Дверь за ним беззвучно закрылась. Эйвилин устало села на кровать.

***

   Солнце не успело проделать и половины пути по небосклону, как впереди на дороге показались первые вереницы беженцев. Сначала это были небольшие отдельные группы. Потом их становилось всё больше и больше, пока дорога не стала напоминать сплошной поток из гномов, лошадей и повозок со скудным, наспех собранным скарбом.
   Если сначала мы ехали широкой колонной, то теперь орки выстроились в цепочку друг за другом, прижимаясь к самому краю дороги.
   - Они идут так медленно, и их так много, - прошептал Мезамир. Его лошадь шла след в след за Ветром. - Как ты думаешь, Леклис, гоблины далеко?
   - Уже не терпится побывать в сражении? - криво усмехнулся я. - Будем надеяться, что они дальше, чем тебе хочется.
   - Вовсе нет! Просто все эти гномы... Им ведь нужно время, чтобы добраться до города. Мы сможем остановить гоблинов?
   - Остановить - нет. В лучшем случае - задержим на пару часов, если не повезёт, и нам придётся ввязаться в схватку с гоблинами. А если повезёт, то мы сможем задержать гоблинов до вечера, а то и до утра, не потеряв при этом ни одного из моих орков.
   - Как это? - удивился вампир.
   - Скоро увидишь, - мрачно пообещал я.
   Есть старая легенда, повествующая о том, как четыре сотни орков, заняв оборону в одном из горных ущелий на побережье Тёплого моря, десять дней сдерживали наступление тридцатитысячной армии двух эльфийских Домов. Красивая легенда. Кажется, многие орки до сих пор в неё верят... Лишённая романтического ореола правда, как всегда, банальней и проще. Да. Орков было всего четыре сотни, но вместе с ними ущелье удерживала восьмитысячная армия одного из человеческих королевств. А гибель всего войска была закономерным итогом недальновидности оркского командира, проигнорировавшего предупреждение о том, что эльфы могут обойти их с тыла и не отступившего тогда, когда это было необходимо. Результат - окружение, восемь с половиной тысяч трупов и обнажённый фланг основной оркской армии.
   Легенды очень часто лживы. У меня не было ни малейшего желания влезать в битву с гоблинами. Итогом подобной глупости было бы рождение очередной героической легенды.
   Если бы сейчас мне противостояли эльфы или люди, я, не задумываясь ни секунды, бросил бы гномов на произвол судьбы. "Не думай обо мне лучше, чем я есть на самом деле", - я сказал это Бальдору совершенно искренне. С людьми или эльфами были бы маги, и мой план был бы обречён с самого начала. А с гоблинами может получиться. Если повезёт.
   - Здесь, - проговорил я, останавливая Ветра. - Мезамир! Найди мне Эстельнаэра. Быстро!
   Вампир развернул свою лошадь и отправился на поиски мага. Я пустил Ветра немного в сторону от дороги: тут была обширная ровная площадка, с которой открывался хороший вид. Тут уже расположились орки, ехавшие впереди нашей колонны. Дорога делала поворот и резко устремлялась вниз. Глубокая пропасть разрезала ущелье на две части. Дорога змеёй тянулась вниз вдоль пологих склонов гор и переходила в большой каменный мост, спасительной дугой нависший над пропастью. За мостом виднелось продолжение дороги, теряющейся за очередным поворотом ущелья.
   Дорога и мост были забиты гномами. На мосту их скопилось столько, что я стал опасаться за сохранность этого сооружения.
   Внезапно на той стороне ущелья раздались дикие отчаянные крики. Гномы в панике бросились вперёд, стараясь как можно скорее преодолеть мост. Возникла свалка, на самой середине моста отчаянно заржала лошадь, стараясь вырваться из упряжи. Возница, пожилой гном, спрыгнул с повозки и попытался успокоить испуганное животное. Удар копыт опрокинул его на перила моста, и он стал заваливаться в пропасть. Другой гном бросился к нему на помощь, но его руки схватили лишь воздух. Возница с криком рухнул в пропасть.
   - Слёзы Творца! - зло прокричал я, сжимая кулаки. - Где эти проклятые маги?!
   Словно дожидаясь этих слов, из-за потока гномов показались лошади Мезамира и Эстельнаэра.
   - Убери эту спятившую лошадь с моста! - приказал я, не давая магу ни секунды на оправдание своей задержки. В такой толчее и сутолоке вообще удивительно, что мы смогли сохранить хоть какое-то подобие колонны и пробиться вперёд.
   Эстельнаэр сосредоточенно забормотал себе что-то под нос и хлопнул в ладоши. Повозка с лошадью поднялась в воздух, на мгновение зависла и рухнула в пропасть вслед за незадачливым хозяином.
   Крики на той стороне ущелья стали ещё громче. Из-за поворота дороги показались отчаянно бегущие гномы. За ними с дикими криками и отвратительным визгом катился вал гоблинов.
   Гоблины прыгали на спины бегущих - то тут, то там были видны катающиеся по дороге фигуры. Гномы не спешили отдавать свои жизни просто так, но гоблинов, как всегда, было больше, а среди гномов большинство были безоружные женщины и дети.
   Свалка и паника на мосту всё увеличивались.
   - Эстельнаэр! Ты можешь перегородить ущелье ядовитым туманом? - спросил я, в бессильной ярости сжимая рукоять Химеры.
   - Да, - кивнул маг, - но яд накроет и задние ряды гномов.
   - Сделай это!
   - Но гномы!
   - Их уже не спасти. Ставь ядовитый туман! Немедленно!
   - Подчиняюсь.
   Полуэльф вскинул руки к небу, громко и нараспев произнося слова заклинания.
   За бегущими гномами выросло огромное ярко-оранжевое облако. Попавшие в него гоблины и гномы упали на землю, корчась в предсмертной агонии.
   - Хорошо - кивнул я, стараясь не слышать криков умирающих. - Сколько у нас времени?
   - Через полчаса ядовитое облако рассеется. Я могу поставить его на более долгий срок, но на это уйдёт много сил.
   - Не нужно, - произнёс я, наблюдая, как губительная паника оставила гномов, и последние беженцы покидают мост и начинают подъём по дороге. - Просто разрушь мост.
   Маг принялся читать новое заклинание. Раздался хруст, словно кто-то расколол скорлупу ореха, и каменная громада моста рухнула в пропасть, оставляя после себя лишь лёгкое облако пыли.
   - Это всё? Гоблины теперь не пройдут? - спросил вампир, переводя задумчивый взгляд с облака ядовитого тумана на меня. Похоже, теперь он понял, что означали мои недавние слова и то, что я догадывался, какова будет цена этой победы.
   - Если бы всё было так просто, - горько усмехнулся я. - Это была главная, но далеко не единственная дорога к Тверди. Сегодня будет очень долгий день.
  

  


РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Владимиров "Киллхантер" (Боевая фантастика) | | А.Ардова "Господин моих ночей" (Любовное фэнтези) | | C.Возный "Последний шанс палача" (Боевик) | | В.Соколов "Прокачаться до сотки 2" (ЛитРПГ) | | E.Rork "Сомневаясь в своей реальности" (Научная фантастика) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Д.Гримм "Формула правосудия" (Антиутопия) | | Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. (трилогия)" (Антиутопия) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"