Vizivul: другие произведения.

Книга третья. Гибель химеры

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.58*75  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прода 23.03.2018 Конец! Финиш! Все! The мать его END! Убрано по договору с издательством.


ГИБЕЛЬ ХИМЕРЫ

  

ПРОЛОГ

  
   Уходящий вдаль и теряющийся между холмов Восточный торговый тракт блестел мокрыми камнями. Сотник пограничной стражи Марх зябко поежился. Его теплый плащ насквозь промок - пришлось снять.
   Утренний ливень внезапно и шумно обрушился на голову его несчастной сотни, едва они прибыли на указанное капитаном место. Найти укрытие от холодных струй посреди открытой степи было невозможно, а ближайшая роща, способная подарить хоть какое-то подобие укрытия, находилась почти в полумиле. Ливень не продлился долго, но за это время сотник Марх с солдатами вымок до нитки.
   - Долго еще возиться будете? - раздраженно поинтересовался он у маявшихся с последней рогаткой новобранцев. Две ее сестры уже перегородили дорогу. (Рогатка - лёгкое оборонительное заграждение в виде бруса, укрепленного на крестообразно сколоченных кольях). - Вам еще смотровую вышку ладить, да и навес от дождя не помешает!
   Насквозь мокрые, очень грязные и неимоверно уставшие новобранцы ответили сотнику дружным стоном. Обустройство поста легло целиком на их плечи, а за строительным материалом приходилось бегать в ту самую, "ближайшую", рощу, что была в полумиле.
   - А особо недовольные будут еще и ров копать, - весомо добавил сотник: мучения уставших новобранцев его заботили мало.
   Решение о формировании новых легионов больно ударило по пограничным гарнизонам. Для основы новых легионов король забрал с каждой из пограничных крепостей треть гарнизона. И без того неполная сотня Марха разом лишилась двадцати ветеранов. Вместо них прибыло три десятка ополченцев. Будь воля Марха, он предпочел бы остаться вообще без пополнения, чем получить на свою голову это наказание: едва оторванных от сохи, крестьянских остолопов. На их обучение уйдет немало времени и нервов, а пограничную службу никто не отменял. Вот и этой внезапной отправкой на обустройство нового дорожного поста он был обязан новобранцам. На вчерашнем утреннем построении один из этих криворуких болванов выронил алебарду. Все бы ничего, но выронил он ее аккурат в тот момент, когда мимо строя новичков проходил комендант крепости капитан Этар. Лезвие алебарды просто чудом его не зацепило. Шума капитан поднимать не стал, но Марх удостоился весьма красноречивого взгляда командира, а это означало скорые осложнения и без того непростой службы сотника. Возмездие не заставило себя долго ждать, прибыв в пограничную крепость в сумке очередного королевского гонца.
   Дурные слухи уже давно бродили по пограничью. Их приносили собой испуганные беженцы, спасаясь из охваченной войной империи. Слухов было много. Один хуже другого. Одни говорили о безумной жестокости междоусобной войны Старших домов, сожженных дотла городах и истребленных жителях, неисчислимой армии людей, рвущейся на север к сердцу империи - Иллириену. Другие рассказывали о страшных предзнаменованиях, голоде и жуткой чуме, терзающей империю.
   Королевский приказ - закрыть границу - подтвердил все самые худшие опасения и наделал переполоху в крепости. На три расквартированные в форте сотни пехоты и сотню всадников приходился весьма значительный кусок границы: от склонов Доркейских гор до самого Нимисура.
   Теми силами, что были в крепости, приказ был невыполним. И капитан Этар принял единственное разумное решение: перекрыть Восточный торговый тракт новым постом неподалеку от крепости и усилить патрулирование окрестностей.
   Честь построить пост и нести на нем службу досталась, естественно, сотне Марха.
   - Беженцы! Господин сотник! - крик дозорного, отвлек сотника от грустных размышлений.
   Из небольшой жидкой рощицы, в которую уходил торговый тракт, показались темные пятна нескольких телег, запряженных худыми, еле переставляющими ноги лошадьми.
   - Беженцы, значит, - зло сплюнул Марх. - Лучники, к рогаткам! Стрелы на тетиву! - резко скомандовал он.
   - Зачем? - непонимающе захлопал ресницами один из новобранцев.
   - Потому что я тебе так приказал, олух! - разъярился сотник. - Бегом! Десятники, чего встали истуканами? Давно половинное жалование не получали? Это можно исправить. Стройте солдат!
   На командиров десятков Марх кричал зря: те уже спешно строили свои отряды у рогаток. Два десятка лучников встали в две шеренги шахматным порядком аккурат за рогатками. Остальные десятки выстроились по обе стороны от дороги, прикрывая стрелков с флангов. Новобранцы бросили недоделанную рогатку и, похватав алебарды, встали в строй.
   Над одинокой заставой повисла тишина.
   - Именем короля - остановитесь! - прокричал Марх, когда поскрипывающие телеги беженцев оказались в нескольких десятках ярдов от рогаток. - Ни шагу дальше, граница закрыта!
   Возница первой телеги - невысокий, сутулый старик в мокрой и грязной одежде - слез на дорогу и, стянув с головы шапку, сделал несколько осторожных шагов к рогаткам.
   - Пожалуйста, пропустите нас! - обратился он к сотнику. - Нашу деревню сожгли, и нам больше некуда возвращаться.
   - Я сказал - ни шагу! Ступайте назад. На западе свирепствует Багряная леди. Граница закрыта по приказу короля!
   - До нас болезнь дойти не успела, - почти плакал старик. - Мы здоровы. Пропустите нас, во имя милосердия Творца! С нами старики, женщины и дети обратной дороги они не перенесут.
   - Может, пропустим их? - тихо спросил сотника десятник лучников.
   - Ты готов поручиться, что они здоровы? Их всего три десятка. А за нашей спиной десятки тысяч... Эй! Вы чего? - крикнул Марх, заметив в рядах беженцев шевеление. - Назад, кому я сказал.
   - Мы не вернемся! - старик запрыгнул в телегу. - Давай родимая! - не обращая внимания на крики сотника, он принялся настегивать тощую, больше похожую на скелет, кобылку, направляя ее немного в сторону от дороги, туда, где должна была стоять третья рогатка.
   - Назад! Мы будем стрелять!
   Криков сотника уже никто не слушал. За первой телегой дернулась вторая, за ней - третья... Шедшие по бокам от телег крестьяне побежали за ними.
   - Лучники! Залп! - приказал Марх.
   С тетивы луков с тихим шелестом сорвались стрелы. Дико заржала раненая лошадь и завалилась на бок. Старик староста, получив сразу две стрелы в живот, сполз под колеса повозки. Затрещали телеги, завыли, завизжали женские и детские голоса. Обезумевшие крестьяне бросились на королевских солдат. Кто с топором, кто с серпом, а кто-то лишь с кулаками.
   Холодно щелкала тетива луков. Стрелы с пестро раскрашенным гусиным опереньем выкашивали обезумевших крестьян одного за другим. Лучники хладнокровно и быстро реагировали на любое, даже малое движение, методично посылали в сторону повозок одну стрелу за другой, добивая раненых.
   Каким то чудом строя королевских солдат достиг один из крестьян. Он бросился вперед и просто напоролся на выставленное острие алебарды одного из новобранцев. Так и не поняв, что его убило, крестьянин замер, страшно выпучив глаза. Новобранец, всхлипнув, неуклюже сбросил тело с острия и выронил свое оружие.
   - Прекратить! Прекратить, кому я сказал! - Марх расширенными глазами смотрел на место побоища. Сейчас он чувствовал себя не солдатом, а палачом - мерзкое ощущение. Что самое противное - разумом он понимал, что все сделал правильно.
   Место побоища представляло собой кошмарное зрелище. На дороге и в траве перед постом чернели тела. Беженцы лежали там, где их сразили беспощадные стрелы. Равнодушной стреле все равно кто ее добыча: воин или ребенок. Жалобно хрипели две еще живые лошади. На одной из повозок отчаянно металась за ивовыми прутьями курица в клетке.
   Новобранцы выглядели бледно. Их строй развалился, превратившись в нестройную толпу. Некоторые, согнувшись в три погибели, избавляли бунтующие желудки от проглоченного завтрака. Даже старые проверенные ветераны хмурили брови, отводя взгляд в сторону от побоища.
   - Что тут у вас? - вырвал сотника из оцепенения знакомый голос.
   Капитан крепости остановил свою лошадь рядом с Мархом и ловко соскочил на землю.
   - Сотник Марх! - возвысил голос он. - Я жду доклада!
   - Беженцы, господин капитан! - Марх с удивлением понял, что с его губ срывается лишь едва различимый полухрип-полустон.
   - Соберись, Марх! На вот... - Капитан Этар снял с пояса флягу и протянул ее сотнику. - Сделай глоток и доложи четко и ясно.
   Марх жадно присосался к фляге. Крепкое орочье пойло обожгло горло и волной тепла разошлось по телу, слегка приведя его в чувство.
   - Беженцы, господин капитан, - вторично доложил сотник. Голос его теперь почти не дрожал. - Отказались повернуть назад и попытались прорваться. Я приказал лучникам...
   - Так... - на секунду задумался капитан Этар. - Мессир Блейн! - позвал он. Только теперь сотник Марх заметил, что капитан прибыл не один. На дороге к крепости было не меньше десятка всадников и один из двух гарнизонных магов. Видимо, капитан решил проверить, как выполняется его приказ. - Расчистите дорогу! - приказал капитан Этар магу, указав на тела беженцев и повозки.
   Слова капитана не сразу дошли до разума Марха.
   - Там могут быть раненые, господин капитан, - попытался возразить он.
   - Сейчас не будет, - жестоко отрезал Этар. - Королевский приказ однозначен! Граница закрыта. Действуйте, мессир!
   Огненный маг обошел рогатки и вышел на дорогу. С его рук сорвалась огненная струя и ударила в первую из телег - пламя жадно накинулось на еду. Маг провел ладонью в стороны - лежащие на дороге и в траве тела охватил огонь.
   Внезапно один из лучников вскинул лук. Стрела зло просвистела в полуярде от мага и ударила точно в глаз раненой лошади. Животное дернулось и затихло, затем его тоже охватило пламя.
   - Вы все сделали правильно, сотник, - подбодрил Марха капитан. Неожиданно он наклонился к самому его уху и зло прошептал: - Соберись, Падший тебя задери! И приведи в чувство своих солдат. Думаешь, мне нравится этот королевский приказ? Или королю? Вон там, - Этар указал рукой в сторону земель Восточного королевства, - у меня жена и дочь. У тебя тоже есть кого защищать. Мы остановим Багряную леди на границах! Даже если для этого придется резать невинных младенцев! Ты понял меня сотник?
   - Да, господин капитан, - глухо ответил Марх. - Можете рассчитывать на меня.
   - Поэтому я и оставил на тебя торговый тракт. Основной поток беженцев пойдет здесь.
   - У нас мало сил, чтобы перекрыть всю границу.
   - Через три дня прибудет лорд-маршал с двумя легионами. Этого будет более чем достаточно.
   - Три дня - большой срок, - вздохнул Марх.
   - Граница - не твоя забота, сотник. Запри дорогу. Большего я не прошу. Мага я оставлю тебе: чувствую, он еще пригодится. Удачи, Марх.
   - Она нам всем не помешает, господин капитан, - устало ответил сотник, глядя на огромный погребальный костер, который всего полчаса тому назад был караваном беженцев.
  

Глава 1

ВРЕМЯ ПРИШЛО

  
   Стянув верхнюю одежду и оставшись только в нательной рубашке, я вытащил Химеру из ножен и вышел в пустой центр кабинета. И, раз! Черное лезвие разрезало воздух. И, два! И, три! Блок! Привычные с детства упражнения, некогда показанные Глоком, капитаном городской стражи и моим наставником, заставляли выбросить из головы ворох проблем и невеселых дум. Скоро придется вновь вернуться за рабочий стол: читать донесения, писать приказы, прикидывать. Но пока можно раствориться в плавных движениях холодного острия. И, раз! И, два! Блок! Контратака!
   Приятная тяжесть клинка куда лучше писчего пера, от постоянной возни с которым у меня уже мозоли на пальцах.
   Выполнив еще несколько ударов, я убрал Химеру обратно в ножны и подошел к окну.
   Столица праздновала. Да так, что радостные крики доносились и до королевского замка, укрытого за двойным кольцом крепостных стен. Улицы были заполнены людьми. На главной городской площади играли музыканты. Бесплатно разливалось пиво и вино якобы из королевских погребов. Смех, веселье - словно нет никакой войны. Еще бы! Не каждый не то что год, а десятилетие или того больше случается такой повод - королевская свадьба.
   Надо признать, что сама церемония бракосочетания с Эйвилин прошла неделей раньше и была скромной. Храм Творца в небольшом пограничном городке рядом с теперь уже бывшими землями Восходящего солнца - одного из эльфийских домов прежде враждебного Восточному королевству, а теперь, внезапно, ставшего его частью. Появление в этом небольшом городке королевской свиты наделало переполох. Испуганный жрец, постоянно сбиваясь, спешно тараторил положенные по ритуалу слова. По-моему он даже не слышал наших с Эйвилин ответов. Наконец, жрец дрожащими руками связал наши руки алым шелковым шарфом - символом нерушимости брачных уз...
   Внезапное воскрешение наследницы лиственной короны и наш скорый брак вызвали немало пересудов и толков. Засевшие в королевстве шпионы эльфийских домов просто взвились на дыбы - к вящей радости главы моей Тайной канцелярии. Вскоре новые обитатели уже обживали тюремные камеры замковой темницы, а было заскучавший старик Баллард просто светился от счастья - королевский палач очень любил свою работу.
   Нескольким счастливчикам удалось избежать ареста, но только потому, что Ховальд просто не стал их трогать. "Задел на будущее" - пояснил мне глава Тайной канцелярии на докладе.
   Дурные слухи плодились, словно блохи на бродячей собаке. Новость о закрытии границ была воспринята спокойно, а кем-то даже с облегчением. Только купцы торговых гильдий скорбно качали головой, подсчитывая грядущие убытки, да увольняли на берег экипажи торговых судов. Тем теперь предстояло долго стоять в портах, а не ловить парусами соленый морской ветер.
   Возможно кто-то посчитал бы праздник в таких условиях просто кощунством - пиром во время чумы. Хм... а ведь, по сути, так и есть. Но, по-моему, даже в самые темные времена надо находить время для веселья, иначе можно просто сойти с ума. Поэтому столичный Гутор праздновал. И я не особо жалел, что на этот праздник выброшены немаленькие средства далеко не забитой золотом королевской казны.
   Да уж! Я невольно улыбнулся, вспомнив лицо Ририна - моего казначея, когда он прикинул стоимость данного торжества. Столько неприкрытой детской обиды было в глазах немолодого уже гнома. Его можно понять. Стараешься тут, радеешь о благе королевства. Налоги новые вводишь, следишь за их сбором: что бы в срок все было и сборщики налогов все до последней медной монетки собрали. Да не по своим сундукам распихали, а в казну королевскую доставили. Проверяешь все, потом перепроверяешь. Ищешь где бы сэкономить. А потом приходит этот - в королевской короне. Ну тот, который по несколько месяцев воюет Падший знает где, и требует практически выбросить на ветер с таким трудом собранные деньги. Праздник! Да кому сейчас нужен этот праздник? Королевская свадьба? Поздравляю вас Ваше величество и желаю всех благ. Но может обойдемся без праздника?
   Разумеется, ничего этого гном мне не сказал. Но все невысказанные мысли легко читались на его лице.
   Ририн излишне трепетно относится к содержимому королевской казны. По-моему он уже считает ее своей. Впрочем, он не ворует. Или по крайней мере не попадается. А раз в казне всегда находятся нужные мне средства. А если не находятся, то Ририн находит способы их найти. То на остальное можно смотреть сквозь пальцы.
   Столица праздновала. А вербовочные конторы, обильно расплодившиеся после реорганизации королевской армии, работали не покладая рук. Пять полновесных золотых монет подъемных! Один золотой в месяц! Оружие, доспехи, часть добычи... и возможность умереть за своего короля. Последнее, разумеется, не упоминалось. Они не пустовали эти конторы. Никогда не пустовали.
   Кто-то жаждал славы. Совершить подвиг, получить дворянское звание и руку богатой графини в придачу. Ну или хотя бы баронессы, но обязательно прекрасной и богатой. Про такие мелочи, что слава о твоих подвигах будет греметь в веках и упоминать не стоит. Кто-то рассчитывал заработать немного деньжат, а потом вернутся к мирному труду или даже открыть свое небольшое дело. Таверну там или лавчонку мелкую. Я никогда не экономил на своих легионерах и платил им более чем щедро... спрашивал, впрочем, тоже.
   Задумывался ли кто-нибудь из них о том, что вернуться может далеко не весь. А может выйдет так, что и не вернется вовсе. Останется гнить в братской могиле, сраженный эльфийской стрелой или разрубленный мечом. Впрочем, хорошо, что они об этом не думают...
   Война - это боль и смерть, грязь и кровь. И какую бы пафосную чушь я не нес перед вручением знамен своим свежим легионам, я уже давно не верю, что в ней есть что-то еще. Два последних года выжгли из меня весь этот романтический флер, где сверкающие на солнце доспехами рыцари сходятся в благородных поединках на зеленом ковре девственных лугов. А, ну еще ветер красочно над ними знамена развивает...
   Моя первая война лишила меня дяди, двоюродного брата и множества друзей. Она почти лишила меня Родины! Про такую мелочь как жизнь я и не вспоминаю. Я был приговоренным к смерти пленником, гонимым беглецом.
   Вторую войну я встретил в королевстве гномов. Сражался словно простой воин на стенах Железного холма, когда гоблины волна за волной лезли на стены - живой, кричащий и визжащий, впавший в боевой раж прилив. Казалось ничто не может их остановить, но мы раз за разом их останавливали. Заливали стены их и своей кровью, но останавливали!
   Третья война ждала меня по возвращении домой. Дом восходящего солнца во главе с высоким лордом Уриэлем славно "попировал" на землях Восточного королевства пока официальный наследник отсутствовал. Снова победа... и снова война, теперь уже с некоторыми из моих подданных. Два герцога, Гхан и Сигурт, возжелали посадить на трон моего малолетнего двоюродного племянника. И им это почти удалось. Королевский замок в тот день был залит кровью. Им не удалось главного - убить меня. И это стало их концом...
   Казалось бы - вот оно! После стольких жертв и столько пролитой крови должен наступить мир и покой. В королевстве установился порядок. Был заключен мир с Рассветной империей. А после смены императора, когда лиственную корону получил светлый лорд Артис, отношения с эльфами стали почти нормальными. Но обычное посольство к гномам обернулось боями на стенах Тверди. В империи заговорщики убили императора и еще вчера могучая империя развалилась на земли враждующих друг с другом эльфийских домов...
   Высокий лорд Уриэль, герцог Гхан, герцог Сигурт. Я уже пережил такое количество своих врагов, но почему-то их не становится от этого меньше. Вместо одного эльфийского лорда со мной теперь воюют целых пять... Вернее уже четыре - высокий лорд Нивин мертв.
   Так называемый Совет пяти захватил власть в Рассветной империи после убийства Артиса - отца Эйвилин. Один из этого Совета - высокий лорд Нивин самонадеянно решил разделаться и со мной. А для верности прихватил с собой армию. На мой взгляд - это была не самая удачная затея. Я не очень люблю, когда меня пытаются убить. И очень не люблю, когда для исполнения сего замысла кто-то тащит на мои земли вооруженные отряды. Обычные забавы таких отрядов - грабежи и насилие. А у короля есть почетная, но весьма хлопотная обязанность - защищать своих подданных. Что я не без успеха и проделал, лишив империю очередного высокого лорда. Ну да ничего, в империи их еще много... пока. И кто знает, сколько из них станет моими врагами в связи с браком с дочерью Артиса. Формально она теперь императрица, а я - их старый враг, консорт. Впрочем, могут найтись и те, кто встанет под мои знамена. Рассветная империя сейчас переживает не лучшие времена. Фактически ее больше нет. Интриги Высоких лордов, заговор Совета Пяти против императора все это привело к войне между Старшими домами. Со времени первого императора такого не случалось! Высокие лорды часто враждовали и нередко устраивали пакости друг другу. Изредка весьма болезненные и кровавые пакости, вроде полного уничтожения какого-нибудь младшего дома, но до полномасштабной войны никогда не доходило - императоры строго следили за этим. Вот император пал, а следом пала и империя.
   Мир словно сошел с ума. Война без конца и, по-моему, без какого-либо смысла. Война не ради богатства, земель или власти - это еще можно понять, а просто на уничтожение. Вчерашние соседи грызли друг друга с остервенением запертых в клетке голодных крыс. За какие-то жалкие месяцы Старшие дома умудрились так обескровить друг друга, как в иное время не случалось после самой длительной войны. Этим тут же воспользовались королевства людей. Прежде покорные эльфам, они тут же вышли из повиновения. Часть из них объединилась под знаменами короля Эльдора, образовав шаткий, но в новых условиях весьма весомый союз. Сейчас этот союз не без успеха захватывает земли южных Старших домов. Те короли людей, кто не пошел за Эльдором тоже не сидят без дела, стремясь урвать от агонизирующей империи свой кусок.
   Два года и столько войн. Не слишком ли это много? И ведь ничего еще не закончено. Через месяц, а вернее уже через двадцать дней я должен выступить в новый поход.
   Есть в этом замечательном мире еще одна сила, с которой следует считаться - драконы. В свое время именно в походе на земли драконов полегла объединенная армия, одним из предводителей которой был мой дядя. Во многом этому поспособствовало предательство Старших домов, ударивших нам в спину, но теперь это дела давно минувших дней.
   В свое время, будучи еще беглецом, я повстречал одного из драконов и мы с ним заключили своего рода сделку... ну, если сделка между кошкой и мышкой вообще возможна.
   Драконам нужно было "сердце дракона". Что это и зачем оно им нужно мне никто объяснять не стал. Дракон туманно поведал, что я и сам его узнаю, как только увижу. "Сердце дракона" находится у таинственного мага Жизни из давно уничтоженного ордена. По словам драконов, именно этот маг стоит за всем этим кровавым безумием охватившем империю. Тут я с ними не согласен - кровавые безумия мы любим устраивать и без всяких магов.
   Честно говоря, звучит все это как глупая детская сказка, но что поделать. В то время я был не в том положении, чтобы выдвигать к драконам какие либо претензии на этот счет. Впрочем, с тех пор мое положение в этом плане не улучшилось...
   Драконов не интересуют мои желания и резоны. У них свои цели, а я инструмент, которыми они хотят их достичь. Что мне и было продемонстрировано не так давно. После разгрома армии высокого лорда Нивина у меня была еще одна встреча с драконом. И на ней мне практически в приказном порядке предложили пойти походом на Иллириен - эльфийскую столицу, с обязательным условием взять ее раньше людей. Задача, надо признать, маловыполнимая, но кого интересовало мое мнение? Отказаться я не мог.
   Подготовка к походу захватила меня с головой. Того жалкого месяца, что я выторговал у дракона на подготовку, было ужасающе мало. Единственной отрадой было то, что земли Дома Восходящего солнца были теперь моими. Хотя это слишком наглое утверждение. На большей части этих земель моя власть была даже не номинальной - ее просто не было. Все крупные города лежат в руинах, поля сожжены, торговля замерла. На дорогах лишь скорбные караваны беженцев, стремящиеся подальше от былого дома в один момент ставшего чужим.
   Скрипя зубами, к наведению порядка я привлек остатки армии Восходящего солнца. А ведь прошло не так уж и много со времени нашей войны. Да, после смерти от моей руки высокого лорда Уриэля не прошло и двух лет. Воистину, ища чужой земли, бойся потерять свою. Столько сил приложил Высокий лорд Уриэль для уничтожения Восточного королевства. Сколько предательств и интриг, А каков итог? Один из сильнейших эльфийских домов ослабел настолько, что когда эльфийская империя посыпалась, его земли в момент оказались опустошены вчерашними друзьями, а спасение пришло из рук старых врагов.
   Надо признать, спасенное Восходящие солнце рьяно взялось за дело. Этому, как ни странно, способствовала наша с Эйвилин скоропалительная свадьба. Дом Восходящего солнца обрел второе дыхание. Клятва верности ненавистному полукровке - это одно, но вот та же клятва, данная мужу последней представительницы эльфийского императорского дома и возможной императрице - совсем другое.
   Но проблем все равно хватало: зашевелились соседи. Прекратилась склока между Азманом и Экрином, но короли не торопились распускать свои дружины. Нимис - приграничная с людьми герцогство Восточного королевства, всегда привлекал немало жадных взоров. Желающих пограбить богатые земли, а то и отхватить от них кусочек, всегда было предостаточно. И даже то, что основные перевалы лежащих вдоль границы Доркейских гор были надежно оседланы крепостями Восточного королевства, редко останавливало людей.
   Но тут меня выручил Глок - мой старый учитель и опытный вояка. Занятый подготовкой новых легионов, он даже не приехал в столицу устроить мне головомойку по поводу совершенно идиотской затеи -- этого похода на Иллириен. Одно это уже говорило о том, что на юго-западных границах сейчас "весело".
   После демонстративного дефилирования трех новых легионов в окрестностях Дуина, короли Азмана и Экрина поумерили пыл. Под боком у короля Азмана были земли Дома Полной луны. Теснимый со всех сторон сородичами и людьми, этот дом эльфов держался только на упрямстве, выгребая для войны последние резервы и ставя в строй вместе с Младшими даже людей. Такого на моей памяти в империи не случалось. Но на прикрытие еще и границы с Азманом у Полной луны уже не было сил.
   Король Азмана решил, что нельзя упускать такой шанс, и начал войну с эльфами. Жадность людей всегда меня поражала. Даже вести о том, что на землях Полной луны замечены первые вспышки Багряной леди - страшной чумы от которой нет спасения, его не остановили.
   Экрин общих границ с эльфами не имел, а потому Юдард I стал пристально приглядываться к своему недавнему союзнику - достойное начинание, получившее полное мое одобрение.
   Границы Восточного королевства трещали от наплыва беженцев. Доклады с границ я получал регулярно. Один гонец еще не успевал прибыть в столицу, как ему в след отправлялся другой. Мне кажется, теперь я знаю, как выглядело мифическое Великое переселение народов, упоминание о котором имелось в некоторых древних текстах. Решение закрыть границы было жестоким, но единственно верным. Багряная леди хуже десятка вражеских армий. Болезнь не должна проникнуть в мое королевство! И она не проникнет.
   Стук в дверь отвлек меня от размышлений.
   - Вы позволите, сир? - осторожно заглянул в кабинет Ховальд.
   - Проходи, - кивнул я, в сторону двух кресел возле камина.
   Бывший главный вор, а ныне глава Тайной канцелярии и влиятельный герцог, вошел в кабинет. За почти два года своего герцогства Ховальд несколько раздобрел, облысел и обрюзг, но со своими обязанностями справлялся великолепно. Если знать меня просто опасалась, то его откровенно боялись и ненавидели. Это хорошо. Нет, это просто прекрасно! Я - единственный гарант его высокого положения. А потому в верности Ховальда не приходится сомневаться.
   - Вина?
   - Благодарю, сир.
   Наполнив кубок, я протянул его главе Тайной канцелярии, уселся в кресло и наполнил кубок уже себе.
   - Докладывай, - кивнул я, откидываясь на спинку кресла и вытягивая вперед ноги.
   - Король Эльдор осадил столицу Дома падающей звезды - это последний крупный оплот эльфов на дороге к Мосту первого императора - главной переправе через Финаве. -Ховальд потягивал вино с заметным удовольствием. Он оказался еще тем любителем роскоши, изысканного вина и кушаний. - Город долго не продержится. Если люди продолжат наступление в таком же темпе, то к середине лета они смогут начать наступление на Иллириен.
   - Плохо... И что же наш Совет Пяти?
   - Совет пяти отнесся к этой угрозе весьма серьезно. Две эльфийские армии выступили на людей, это почти половина оставшихся в распоряжении совета сил. К этому времени они уже должны были переправиться через Финаве и ступить на земли Падающей звезды.
   - Когда они встретятся с людьми?
   - Полторы недели, может быть две, - прикинул Ховальд.
   - К этому времени я уже выступлю в поход, - задумчиво протянул я, поигрывая бокалом. - Немедленно отправишь ко мне гонца.
   - Разумеется, сир, - кивнул Ховальд.
   - Еще новости есть?
   - Доклады поступают скупо. Впрочем, удивительно, что они вообще еще поступают, - он поморщился и пожал плечами.
   - Что Багряная леди?
   Новости о чуме интересовала меня не меньше, а пожалуй даже больше чем известия о войне.
   - На одном из последних кораблей прибывших из Экрина есть... вернее был один зараженный, - нахмурился Ховальд.
   - Команды поместили в карантин?
   - Разумеется сир.
   - Корабль и все товары сжечь! Если кто-нибудь из команды заболеет, то ты знаешь что делать. Отдай необходимые приказы.
   - Уже сделано, сир.
   - Хорошо.
   С багряной леди не стоит шутить. Если она прорвется на территорию королевства, то погибнут даже не десятки, а сотни тысяч. Я не могу так рисковать ради спасения нескольких десятков моряков.
   - После ряда инцидентов на границе. Поток беженцев несколько схлынул, - продолжил Харг. - Но одиночки и группы пытаются пробраться в королевство, минуя наши заставы на дорогах.
   - У меня лишних легионеров нет, - нахмурился я. - Отпиши Глоку, пусть делает что хочет, но граница должна быть перекрыта! У тебя есть что-то еще?
   Ховальд замялся, чувствую мне очень не понравится то, что он сейчас скажет
   - Сир, если вам интересно мое мнение, то нам не стоит ввязываться в войну с Советом Пяти. Ваше присутствие необходимо в столице.
   - Вы прекрасно обходились без меня все это время.
   - Если этот поход столь важен, что его нельзя избежать, то пусть его возглавит лорд-маршал, - настаивал он.
   - Решение принято, Глок нужен мне там, где он есть. Если у тебя все, то можешь идти.
   - Слушаюсь, сир, - Ховальд встал, поклонился и вышел. Было явно видно, что моим ответом он недоволен.
   Ему не понять, что по большому счету у меня просто нет выбора. Я договорился с врагом более древним, нежели эльфийские дома, заключил с ним сделку. Теперь пришла пора пожинать плоды...
   Допив вино, я с ненавистью посмотрел в сторону рабочего стола. Бумаги, бумаги, бумаги. В седле Ветра я скучаю по своему уютному рабочему кабинету с теплым камином и мягким креслом, а оказавшись в оном, вновь мечтаю о седле. Тяжело вздохнув, я вновь вернулся к работе с бумагами и возился с ними добрый час, пока меня вновь не отвлекли.
   Сперва был шум. Затем двери распахнулись и, невзирая на крики охраны, в мой кабинет влетел яркий цветной вихрь.
   - Это ошибка! Нельзя было...
   - Здравствуй, Диана. Искренне рад, что ты приехала, - не поднимая головы от доклада, поприветствовал я девушку. Ее свита едва прибыла в замок, а Диана - герцогиня Нимиса и моя не состоявшаяся королева, уже на пороге моего кабинета.
   В свое время у меня был договор с ее отцом - герцогом Рокнаром. Он поддержал меня во время мятежа Сигурта и Гхана. Расплатиться за эту помощь мне предстояло женитьбой на его дочери. Об Эйвилин, ставшей из племянницы императора в наследницу империи, в то время я мог только мечтать. Слишком многое нас тогда разделяло.
   Но герцог Рокнар был убит неизвестными. И многие почему-то решили, что причастен к этому именно я. Так решила даже Диана, и попыталась меня убить, но потерпела неудачу. В Нимисе вспыхнул мятеж. Я отбыл с армией на его подавление, оставив Диану под надзором Мезамира... зря. Эта хитрая бестия умудрилась убедить его, что ее скорейшая свобода в моих интересах. И каково же было мое удивление, когда она выехала мне навстречу из рядов изготовившийся к обороне армии Нимиса.
   Впрочем, все прошло как нельзя лучше. Она переменила свое мнение на счет моей виновности в смерти своего отца, обязалась успокоить своих подданных. И попросила, если не потребовала, разорвать нашу помолвку. В результате мужем Дианы как-то даже внезапно для себя оказался Мезамир. Теперь они моя опора на юго-западе. Я доверяю им настолько, что назначил регентами над Уриилом - моим двоюродным племянником. В случае моей смерти наследником станет он. Долг крови, столь щедро предложенный мне некогда Мезамиром, делал его идеальным кандидатом на регентство. Впрочем, я уже давно доверяю ему как себе и без всяких долгов. Хорошо, что у меня еще остались живые друзья...
   - Доброе утро, ваше величество, - Диана запнулась и сразу растеряла весь заготовленный заранее пыл.
   - С чего такой официоз? Мне называть тебя вашей светлостью?
   - Доброе утро, Леклис. Я прибыла по...
   - Мезамира уже видела? - не дав ей закончить, поинтересовался я, с показной неохотой отодвинув от себя рабочие бумаги и подняв глаза на девушку.
   Дорогое, хоть и слегка измятое после долгой дороги парадное платье. Обилие драгоценностей. Но это все ерунда, внешний блеск, мишура. Диана изменилась, но не богатое платье тому виной, хотя прежде ее наряды были скромнее... ну, насколько это вообще возможно при богатстве ее отца. Теперь передо мной стояла гордая и властная наследница древнего рода, за спиной которой стояла вся сила Нимиса. Со временем она может стать ценным союзником. Или страшным врагом.
   - Нет... Я... Он встречал меня, но... - принялась неуклюже оправдываться Диана, теребя в руках батистовые перчатки, разом превратившись из блистательной герцогини просто в растерянную девушку. - Да ты просто издеваешься! - возмутилась она, перехватив мой насмешливый взгляд.
   - И в мыслях не было, ваша светлость, - усмехнулся я, указав ей на кресло напротив стола.
   - Вы все так же невыносимы, сир, - улыбнулась Диана, присаживаясь в кресло. И, не удержавшись от шпильки, добавила: - Или мне теперь следует говорить: ваше Императорское величество?
   - Можно просто - Светлый лорд.
   - Мог бы пригласить меня на свадьбу, - с легким укором сказала Диана. - Ты же был на моей.
   - Прости. Как-то быстро все завертелось. Времени устраивать церемонию по всем правилам у меня не было. Пришлось импровизировать.
   - У тебя получилось! - рассмеялась Диана. - Я сначала не поверила. Решила, что это очередной глупый слух. Как она?
   - Этот год был тяжелым для всех нас, - мрачно усмехнулся я. - А ей пришлось хуже всех. Но она держится.
   - Я рада за вас с Эйвилин, очень рада. Береги ее. - Последние слова сиятельная герцогиня произнесла почти приказным тоном. Немного помолчав, она продолжила: - У меня к тебе дело.
   - Я догадываюсь, зачем ты пришла и почему так торопилась, - разом помрачнел я. - Мой ответ - нет. Приказ о закрытии границ не будет отменен.
   - Там женщины! Дети! - вспыхнула Диана, слегка приподнимаясь в кресле.
   - Здесь - тоже! И женщины, и дети, и старики. И их в тысячи раз больше, чем беженцев, которых ты так жалеешь и которые того и гляди притащат в королевство смертельно опасную болезнь!
   - Можно создать карантинные поселения на границе! - не сдавалась девушка.
   - Диана... - Я тяжело вздохнул, закрыл глаза и легонько помассировал веки. Этот короткий спор уже вымотал меня до предела. - С чего ты решила, что я не думал об этом? Мне нечем кормить эти тысячи лишних ртов. На снаряжение армии я выгребаю из казны последние крохи. Да дело даже не в деньгах. Падший с ними! Золото нельзя жрать. Даже с учетом хороших урожаев, излишков продовольствия в королевстве в обрез. А мне еще нужно снарядить хлебные караваны к гномам. Беженцы с земель Восходящего солнца тоже не воздухом питаются. Я прижал спекулянтов, но цены на продовольствие все равно ползут вверх. Центральные провинции ждет если и не голод, то явно и не праздник живота.
   - Ты обрекаешь всех этих беженцев на верную гибель!
   - Думаешь, мне это нравится?! Но нельзя спасти всех!
   - Ты не хочешь даже попытаться!
   - Достаточно уже того, что я попытаюсь остановить эту проклятую войну!
   - Думаешь, твой поход ее остановит? И эльфийские дома признают тебя императором? Твое решение идти на Иллириен - это даже не авантюра, а просто самоубийство! - Диана быстро встала и подошла к окну. Она стояла спиной ко мне, опустив голову; вдруг я услышал тихий всхлип и отчетливо увидел, как задрожали ее плечи. Повелительница Нимиса плакала.
   Ну вот, все таки довел девчонку. На нее и так в последнее время много всего навалилось. Можно себя поздравить - роль бесчувственной сволочи удается мне лучше всего. Подавив тяжелый вздох, я медленно поднялся, не торопясь подошел к девушке и остановился в двух шагах за ее спиной. Сейчас предстояло самое сложное - объяснить Диане, что "бесчувственная сволочь" права.
   - Диана, выслушай меня. Пожалуйста.
   Она слегка повернула голову, не спеша, впрочем, оборачиваться.
   - Я не могу заставить эльфийские дома признать меня императором. Но мне этого и не нужно. Я, скорее всего, не сумею остановить войну, но хотя бы попытаюсь и сделаю все, что смогу, пока война сама не пришла ко мне.
   Герцогиня перестала всхлипывать, хотя слезы, насколько я мог видеть, еще катились по ее щекам.
   - Единственное, что мне сейчас действительно по силам, - это не допустить в пределы королевства Багряную леди - эту страшную чуму и уберечь жителей моей страны от голода. И я, употреблю все свои силы и всю свою власть, чтобы было именно так. Моих подданных НЕ коснется мор, и они НЕ будут голодать. И в этом мне нужна твоя помощь. Именно поэтому я и вызвал тебя в столицу.
   Девушка снова приросла взглядом к окну. Молчание затягивалось. Наконец она вздохнула, достала платок, вытерла глаза и повернулась ко мне:
   - Чем я могу тебе помочь? - С юного личика на меня смотрели глаза взрослой женщины.
   - Вот такая ты мне больше нравишься, - кивнул я, возвращаясь за стол. - На время моего отсутствия я хочу назначить регентский совет.
   - Эйвилин отправится в поход с тобой? - удивленно спросила Диана.
   - Хотел бы я ее оставить, - вздохнул я. - Но это невозможно. Во-первых, она рвется в бой. Совет Пяти ей сильно задолжал. А во-вторых, ее присутствие в армии - единственный шанс обеспечить если не благожелательность, то хотя бы нейтралитет нескольких Старших Домов. В идеале удастся заключить договор с Зимним солнцем и их последователями. По крайней мере, на словах они объявили о своей верности Императорскому Дому.
   - То, что Зимнее Солнце на противоположном конце империи тебя не смущает?
   - В моем положении хватаешься за любую соломинку. В одиночку с Советом Пяти и людьми мне не справиться.
   - Тогда к чему вся эта спешка? Пусть Совет и люди дерутся, теряют силы, а мы постоим в стороне, выждем нужный момент и, когда наступит время, нанесем сокрушительный удар, - озвучила мои предыдущие планы Диана.
   - У меня есть веские причины поторопиться, - поморщился я. Даже семь причин. Здоровых таких и чешуйчатых. Мои шансы против людей и эльфов мизерны, но против драконов у меня нет шансов вообще. Минуло уже больше года, а картина того страшного разгрома, учиненного драконами объединенной армии, до сих пор встает у меня перед глазами при одной мысли о войне с крылатыми владыками. - Прости, но я не могу тебе их открыть... В состав регентского совета войдут четверо: ты, Мезамир, магистр Мартин и Глок. Думаю, вы справитесь.
   - Ты можешь на меня рассчитывать, а Мезамир... - По губам Дианы пробежала нежная и одновременно с этим грустная улыбка. - Думаю, он решит отправиться с тобой.
   - И ты его отпустишь? - удивился я. - Кто-то только что говорил, что поход на эльфов - самоубийство.
   - Дурной пример заразителен. Он упрям так же, как и ты. Я могла бы его упросить и удержать возле себя, но он мне этого никогда не простит... Присмотри за ним, ладно, - жалобно попросила Диана. - Себя тоже побереги, - добавила она.
   - Будет исполнено, моя леди, - склонил голову я.
   - А у меня для тебя сюрприз, - нежно улыбнулась девушка. Похоже, она уже окончательно отошла от нашей недавней размолвки. - Пойдем со мной.
   В приемных покоях помимо моей охраны были две женщины, видимо прибывшие с Дианой. На руках одной из них мирно посапывал полуторагодовалый ребенок, разряженный точно принц. Впрочем, именно таковым он и являлся. Последний, кроме вашего покорного слуги, прямой представитель правящей династии Восточного королевства.
   Я неуклюже взял маленького Уритрила у няньки и поднял перед собой на вытянутых руках. Похоже, ребенку это не слишком понравилось, он захныкал и я с позорной поспешностью передал его Диане. На руках у девушки тот быстро успокоился и снова заснул.
   При виде этой картины меня кольнуло острое чувство раскаянья. Да малыш, твой единственный выживший родственник редкостная скотина, еще и король к тому же.
   После того страшного мятежа, в пламени которого погибли родители Уритрила, я и навещал-то его три или четыре раза. А потом и вовсе без зазрения совести сбагрил совершенно постороннему человеку.
   Нет, я не жалел о сделанном выборе. Диана сама с удовольствием возилась с Уритрилом, а не перепоручила его заботам нянек, лишь изредка справляясь о его здоровье, как это сделал в свое время я. Но все же... Все же... Было в моем решении что-то нехорошее, подлое. Прикрываясь словами о нехватке времени, я сбросил с плеч лишнюю ответственность.
   Воистину, как говорят орки: "Нет родственных связей между правителями".
   Почти загнавший эльфов обратно в леса Великий рука орков Ураз создал огромную державу. Но его сыновья передрались за власть, стоило только Великому Руке умереть. Видимо, занятый завоевательными походами, Ураз тоже скинул заботу о воспитании наследников со своих плеч. Его империя дорого за это заплатила.
   Если мне удастся вывернуться из этой передряги с эльфами, драконами и людьми, то я клянусь, что все переменится.
   Но это все будет потом. Если будет вообще...
   К Падшему такие мысли. Мы все еще живы, Леклис! Я вернусь! Ни маги, ни драконы не смогут меня остановить!
  

Глава 2

ВОВРЕМЯ ПРЕДАТЬ - ЭТО ПРИДВИДЕТЬ

   Над Иллириеном бушевала гроза. Едва вечерние сумерки сгустились над городом, прогоняя прочь удушливый летний день, как с востока подул сильный ветер, неся с собой черную тучу. Вспышки первых молний разрезали небо. Густая волна грома прошлась по городу, прогоняя с улиц припозднившихся жителей. Ливень хлынул неожиданно. Тугие холодные струи резко обрушились с небес. Ветер взвыл, превратившись в стремительный ураган.
   Высокий лорд Дома Пурпурном лотоса Вэон стоял возле окна сложив руки за спиной и безмолвно наблюдал за разбушевавшейся стихией.
   - Ваше вино, мой лорд, - слуга с поклоном поставил на стол перед камином поднос.
   - Можешь идти, - кинул ему Вэон, даже не обернувшись.
   Еще один громовой раскат заставил стекла задрожать. Вэон отошел от окна, сел в кресло и налил в хрустальный бокал рубиновую жидкость. Как было бы просто, если бы его сегодня беспокоили только капризы погоды. Потеребив ухоженными ногтями хрустальную ножку бокала, он сделал небольшой глоток. Любимое прежде вино показалось безвкусным, словно вода.
   За последние несколько недель Вэон уже неоднократно проклял то поспешное решение с заговором против императора.
   Весть о разгроме посланной в земли Восходящего солнца армии и гибели Высокого лорда Нивина не стала для него неожиданностью. По его мнению - эта затея изначально была сплошной авантюрой и откровенной глупостью. Совету Пяти стоило поберечь силы для защиты своих земель. Юг империи пылал охваченный пожаром войны и багряной леди. Армии людей неудержимым валом рвались вглубь империи, выжигая все на своем пути. Дом Солнечного ветра уже пал под их натиском. А тех, кого пощадили люди, добивала чума, идущая след в след за их армиями.
   Дороги были забиты беженцами, но в страхе перед багряной леди, города закрывали свои ворота перед несчастными. На северо-западе набирал силу дом Зимнего солнца. Неожиданно получивший поддержку всех Младших домов прежде верных императорскому дому. Остальные Старшие дома увлеченно грызлись друг с другом, но стоит Совету пяти зазеваться и они вцепятся ему в горло. Ввязываться в таких условиях в войну с полукровками было просто глупо.
   Но в совете Вэон остался один. Нивин жаждал получить в свои руки армию. Как это не странно, но Высокий лорд Вираэль полностью поддержал своего старого соперника. Хотел убрать его из Иллириена или надеялся, как оказалось не зря, что Нивин свернет себе шею в этом походе?
   Амолин - Высокий лорд дома Ранней листвы - как обычно воздержался. По моему он воздержался даже если бы в Совете Пяти рассматривали вопрос о новом главе Ранней листвы.
   Тиалис?
   Лорд Серебряной лилии всегда был себе на уме. Он так же поддержал Нивина, и Вэон не пожалел бы трети своего состояния, чтобы узнать - зачем тот это сделал. Слишком много в последнее время было странных решений, принятых советом, теперь уже Четырех, с подачи Тиалиса. Странных, если не сказать больше...
   Вэон нервно дернул головой. Внезапная волна боли прошла от затылка ко лбу, раскаленными иглами отдаваясь в висках. Борясь с болью, он закрыл глаза и вжался в мягкую спинку кресла.
   Наконец, спустя несколько полных боли минут, приступ миновал. Но вот надолго ли? Мучавшая его весь последний год мигрень в последнее время стала просто невыносимой. Один приступ следовал за другим, не давая эльфу сколь либо значительной передышки. Целители разводили руками, они были не в силах перебороть этот недуг.
   - Когда-нибудь эта проклятая мигрень меня прикончит, - прошептал Вэон. - Нэла! Альта! - слабо позвал он.
   Со стороны спальни вынырнули две стремительные тени эльфийских гончих - любимиц Высокого лорда. Собаки подбежали к хозяину. Рыже-белая Нэла оперев передние лапы на подлокотник кресла лизнула Вэона в щеку. Рыже-серая Альта положила голову ему на колени, помахивая опущенным хвостом.
   Вэон с легкой улыбкой оттолкнул морду Нэлы в сторону. Собака, разочарованно скульнув, убрала лапы с кресла и, обежав вокруг него, пристроила свою голову на левом колене Высокого лорда.
   Эльф ласково погладил собак по голове, перебирая пальцами мягкую, ухоженную шерсть любимиц.
   Как же так получилось, что единственными близкими ему существами остались лишь эти две собаки? И стоило ли оно того? На эти вопросы ответа у него не было.
   Семья, близкие, друзья. Он все положил на алтарь власти... и остался один. А вскоре под ударами людей и полукровок потеряет и власть.
   В победу Советя Пяти Вэон более не верил. А слухи о внезапном воскрешении из мертвых светлой леди Эйвилин принял даже с некоторой затаенной радостью и облегчением. Если они правдивы, то есть шанс, что ей удастся спасти эльфийские дома от полного уничтожения. Младшие, Старшие - люди уничтожат всех. Они не знают пощады и не щадят даже своих сородичей, живущих на землях эльфов.
   Почесав собак за ушами, Вэон мрачно усмехнулся, принимая решение.

***

   Эйвилин я нашел в библиотеке.
   К слову, в последние несколько дней мы проводили друг с другом довольно мало времени. Я никогда не мог похвастаться отсутствием дел. А теперь подготовка к этому проклятому походу сжирала те последние крохи свободного времени, что еще оставались. Три десятка дней это очень и очень мало! С самого утра я оказывался во власти моих незаменимых, неоценимых и ненавистных советников - Ририна, Мартина, Ховальда. Эйвилин корпела над книгами по магии, изредка составляя мне компанию, когда Ховальд приносил новые новости из империи. Наконец, зачастую к глубокой ночи, вымотанные донельзя дневными заботами, мы встречались в спальне. Где, что самое странное, просто спали. Я, конечно, не самый большой знаток брака и семейной жизни, но, по-моему, подобное должно было произойти через несколько лет, а не дней после свадьбы.
   - ... в этом случае эта часть читается не "владелец земель", а "наместник земель", - что-то увлеченно объясняла девушка магу в одеждах целителя. - Леклис! - мягко улыбнулась она, заметив меня. - Позволь мне представить тебе мессира Сальвия.
   - Мы уже знакомы, - усмехнулся я, узнавая мага и вспоминая нашу не столь давнюю встречу в столице Нимиса.
   - Мое почтение, сир, - поклонился Сальвий. - Я прибыл вместе с госпожой герцогиней. Решил, вот, воспользоваться Вашим щедрым предложением и изучить архивы королевской библиотеки.
   - Ты не поверишь, что мы нашли! Похвастайтесь, мессир, - это целиком ваша заслуга.
   - Вы слишком любезны, Светлая леди, - отвесил еще один поклон, теперь уже Эйвилин, мессир Сальвий, - без Вашей помощи мне бы ничего не удалось разобрать... Мы с досточтимой госпожой наткнулись на весьма интересные записи. Личный дневник оруженосца первого императора эльфов. К сожалению, дневник успел побывать в воде, и большая часть страниц практически нечитаема, но отдельные моменты можно разобрать. Вот, - маг протянул мне пачку листов, свернутых в трубочку. - Благодаря помощи светлой леди, мне удалось сделать перевод крайне интересного места. Думаю вам, сир, не помешает ознакомиться с ним.
   - У меня совершенно нет времени, - соврал я. Едва разделавшись с одними бумагами, я не горел желанием копаться в других.
   - Он про встречу первого императора с одним из драконов, - с хитрецой добавил Сальвий. - Тут немного, но этого достаточно, чтобы перевернуть всю историю рождения империи.
   - Спасибо, мессир! - я с трудом подавил в себе желаннее резко выхватить ценный свиток из рук мага. В свете последних событий, любая крупица информации об этих проклятых драконах была для меня ценнее золота. - Я с удовольствием изучу их.
   Скомкано попрощавшись с Эйвилин и Сальвием, я покинул библиотеку. Свитки с переводом обжигали мне руки. Миновав длинный коридор, я оказался в тронном зале и, усевшись прямо на ступени перед троном, углубился в чтение.
   Почерк у Сальвия был неровный и резкий - разобрать его было чрезвычайно трудно, но стоило мне прочесть первые несколько строчек, как древняя история затянула меня. И на такую мелочь, как подчерк, я более не обращал никакого внимания. Слова ложились, как мазки на холст. И картина из того времени, что уже стало легендарными и почти что сказочным, оживала перед моими глазами. Словно я сам стоял под тем древним небом и дышал тем воздухом...

***

   Ущелье закончилось, горы расступились, открывая взору великолепную картину. Узкая дорога резко ныряла вниз к покрытым свежей, зеленой травой холмам. Между холмами лениво и величественно несла свои воды широкая река. Ветер резвился в листве деревьев, обильно растущих вдоль ее берегов. В хмурых и неприветливых горах этот зеленый оазис, в окружении сверкающих ледниками горных хребтов, казался настоящим чудом.
   Вынырнувший из ущелья отряд замер, пораженный этой великолепной картиной.
   - Мы прибыли, Светлый лорд. Вот она - Долина воды, - ирлимар Крылатой сотни Талэвар придержал коня и повернулся в сторону императора. - Прикажите разбить лагерь?
   - Да, только спустимся в долину.
   Эльфы оживились - цель их долгого похода была близка. Остались позади снежные перевалы и колючий холодный ветер, головокружительные пропасти, теснины, беснующиеся по порогам горные реки и ручьи.
   Отряд спустился в долину и остановился на долгожданный отдых.
   Элберт I с наслаждением растянулся на свежей траве, раскинув руки в стороны, и совершенно по-мальчишески рассмеялся. Талэвар почтительно замер рядом со своим господином.
   Причуды Элберта уже давно были причиной далеко не лестных слухов о душевном состоянии первого императора эльфов. Но Талэвар знал, как никто другой, что это полнейшая чушь. Элберт I не был сумасшедшим. И только глупец мог считать его таковым.
   Повинуясь стальной воле и изощренному уму этого беззаботно развалившегося в траве эльфа, Старшие дома забыли былую вражду и выступили против людей единой силой. Смяв, сокрушив и покорив эти недоумения под названием человеческие королевства. Нет, война еще была не окончена, но участь людей была предрешена. Эльфийские маги сметали с полей сражений целые армии. Превращали в пыль каменные стены замков и городов. Отныне в мире нет силы, способной остановить эльфийские дома! Восходила новая заря! Новый рассвет! Новая империя! Империя эльфов! Они перворожденные и рождены, чтобы править. У эльфов появился император. Первый император! И он, Талэвар, первый из его ирлимаров!
   - Наконец-то зеленая трава, - Элберт сорвал травинку и прикусил ее за кончик губами. - Как же мне надоели эти проклятые горы.
   - Вы эльфы просто неженки, - фыркнул, услышав слова императора, один из гномов. Пять этих суровых бородачей шли с отрядом императора от самого Железного холма, исполняя обязанности проводников.
   Талэвар нахмурился от столь явного пренебрежения к своему господину и положил руку на рукоять меча.
   - Будь терпимей к нашим любезными хозяевами, мой верный Талэвар, - заметил его жест император и беззаботно махнул рукой.
   - Странно, я думал хозяева этой долины гоблины, - не удержался от колкости в сторону гнома Талэвар.
   - Это ненадолго! - воскликнул гном. - Нам нужна эта долина! Плодородная полоса земли по берегам Ллура - для нас она ценнее дюжины золотоносных жил. Мы слишком долго терпели этих коротышек! Они ничего не умеют, только плодятся в своих пещерах словно кролики.
   - Я помню наш уговор со старейшинами, почтенный Орик, - разом посерьезнел Элберт. - Я дам вам для войны с гоблинами десять своих лучших боевых магов. Надеюсь, этого будет достаточно?
   - Более чем, светлый лорд. Мы затопим поганые подземелья гоблинов и заставим этих проклятых крыс вылезти из их нор. Им нет места в горах гномов!
   - А может не стоит об этом столь громко кричать, почтенный мастер, - одернул гнома император. - Ваши столь нелюбимые коротышки отнюдь не глухие.
   - Простите мою горячность, Светлый лорд, - Орик, настороженно оглядываясь по сторонам.
   - Можете не крутить головой, мастер. Тех трех... Вернее уже двух... разведчиков, что следят за нами, вы вряд ли заметите. К счастью, они весьма далеко и нас не слышат.
   Слова императора почему-то не успокоили гнома. Он еще отчаянней принялся вертеть головой по сторонам, силясь заметить невидимых наблюдателей.
   Талэвар тоже невольно осмотрелся. Как и всех воинов крылатой сотни у него были слабые задатки магического дара. Слишком ничтожные, чтобы стать полноценным магом, но достаточные для использования пары тройки простейших заклинаний. Ауру первого гоблина Талэвар заметил в сотне ярдах от лагеря, среди камней возле тропы по которой отряд спустился в Долину Воды. А вот второго он так и не нашел.
   - Где эти твари, светлый лорд? - зло поинтересовался гном.
   - Один справа, возле тропы. Второй в кустарнике на вершине соседнего холма. Третий ушел сообщить о нашем вторжении. Так что скоро у нас будут гости, - усмехнулся император.
   Не прошло и часа как слова Элберта сбылись. Эльфы едва закончили обустройство лагеря, когда на гребне одного из близлежащих холмов показались хозяева долины. Гоблинов было чуть больше пяти десятков. Наверняка это были все воины ближайшего к перевалу племени.
   Элберт вышел навстречу гоблинам. Талэвар, по привычке, занял свое место слева от императора. Орик - скривившись, словно от зубной боли - двинулся следом за ними.
   Постояв немного на вершине холма, рассматривая разбитый эльфами лагерь - особенно придирчивого и долгого взгляда удостоилась пятерка прибывших вместе с эльфами гномов -отряд гоблинов двинулся вниз.
   Талэвар наблюдал за гоблинами с нескрываемым интересом. Впервые он видел представителей этого народа.
   Гоблины жили закрыто. Редко покидая свою долину и не приветствуя на своей земле чужаков. Талэвар ожидал увидеть толпу грязных дикарей. "Пещерных крыс" - как презрительно называли гоблинов гномы, но этот отряд явно не подходил под это нелестное описание. Первое, что Талэвару бросилось в глаза - это одинаковое снаряжение отряда гоблинов. Однообразные кожаные доспехи, укрепленные металлическими бляхами, короткие копья с железными наконечниками, кривые мечи. Неплохо для "недоразвитых дикарей" незнакомых, по словам гномов, с ремеслами.
   Вперед вышел вожак. Он отличался от прочих гоблинов наибольшим ростом, который, впрочем, едва ли дотягивал до роста самого невысокого из гномов. Сделав несколько шагов, гоблин остановился перед эльфами и Ориком, кинув на последнего далеко не дружелюбный взгляд.
   Двум народам было сложно ужиться в одних горах. Древнее соперничество постепенно переходило в неприязнь и вражду. Скоро... Очень скоро, покой древних гор будет растревожен шумом войны между этими во многом схожими народами. Горные долины заполнит звон стали. Стены подземелий вздрогнут от яростных воинственных кличей. Белоснежный снег окропится красной кровью. И вчерашние соседи станут злейшими врагами... навсегда.
   Но пока в горах царил мир. Шаткий, хрупкий - словно весенний лед под лучами солнца - но все-таки мир.
   Безошибочно определив лидера, вожак гоблинов остановил свой взгляд на Элберте и произнес длинную фразу на своем языке.
   Орик повернулся к императору и пояснил:
   - Он спрашивает, что нам нужно на их земле?
   - Ответь ему, что нам нужно увидится с их покровителем.
   Гном немного потрепал свою густую бороду, а затем произнес несколько коротких рубленых фраз. Гоблин понятливо кивнул и, указав на своих воинов, что-то сказал.
   - Он говорит, что известит повелителя, велит нам ждать здесь и оставляет с нами пять ладоней своих лучших копий, - усмехнулся гном, презрительно покосившись на гоблинов-воинов.
   - Мы подчиняемся, - равнодушно пожал плечами Элберт, разворачиваясь к лагерю.
   Минуло долгих три дня. Эльфы отдыхали и отсыпались после трудного перехода, гномы откровенно скучали. Гоблины разбили свою стоянку на противоположном, более высоком, холме. И внимательно наблюдали за лагерем чужаков, но придраться им было особо не к чему.
   Император почти все время проводил в своем шатре. Едва плотная ткань скрывала Элберта от любопытных глаз, его показное веселье и беззаботность бесследно растворялись. Он становился молчалив, задумчив и угрюм. Талэвар знал, что в такие моменты императора лучше не беспокоить, и занимал свое место перед входом в шатер Элберта. Знающим, это служило сигналом - не беспокоить правителя по пустякам..........
   Утро третьего дня было похоже на три предыдущих. Проверив смену стражи, Талэвар лично приготовил, вернее, собрал из походных припасов завтрак императору. Слуг в этот поход в горы Элберт I с собой решил не брать.
   Едва Талэвар подошел к шатру императора, на его пороге появился одетый и собранный Элберт.
   - Время пришло! - кивнул он, замершему и мгновенно подобравшемуся оруженосцу. - Он идет. Пусть все приготовятся.
   - Слушаюсь, повелитель! - Талэвар с удивлением понял, что его голос слегка дрожит. - Что застыли?! Поднимайте магов! - приказал он страже.
   Два воина крылатой сотни, несшие охрану у шатра, бросились исполнять приказ. Эльфийский лагерь наполнился суетой. Время было раннее, и далеко не вся свита императора разделяла его увлечение подниматься на самой заре.
   - Гномов предупредили? - поинтересовался Элберт.
   - Мы готовы, светлый лорд, - появившийся из-за шатров Орик, поудобней перехватил взведенный арбалет. Гном был уже в полном доспехе. Его длинная рыжая борода была заплетена в две тугие косы, убранные за спину и практически скрытые за бармицей остроконечного шлема. - Заволновались, крысы! - зло процедил он сквозь зубы, метнув взгляд в сторону разбитой на противоположном холме стоянки гоблинов. В их стане и вправду было заметно оживление.
   - Гоблины на вас, мастер, - кивнул император. - Укройтесь пока в лагере и атакуйте их сразу как мы начнем. Нам не нужен удар в спину.
   - Все будет в лучшем виде, светлый лорд, - грозно покачал арбалетом гном. - Желаю вам удачи.
   Далеко на востоке показалась черная точка, отчетливо заметная на фоне белоснежных шапок. Точка все разрасталась, наконец, над лагерем эльфов пронеслась огромная тень.
   Император, в сопровождении небольшого сопровождения, встал на поляне у подножия холма и приветственно поднял вверх правую руку. Гномы и большая часть свиты наблюдали за встречей с вершины холма.
   Дракон, сделав над эльфийским лагерем еще один круг, устремился вниз. Элберт быстро создал вокруг себя и своих спутников слабый воздушный щит. Дракон приземлился. Поднятая огромными крыльями волна пыли и мелких камней накатила на эльфов, словно штормовой вал, и быстро улеглась, уткнувшись в созданную императором защиту.
   - Приветствую вас, владыка, - припав на одно колено Элберт, склонив голову. Остальные эльфы последовали примеру своего правителя.
   - Можешь встать, - прогремел с небес могучий голос. - Негоже императору склонять голову перед кем бы то ни было. Я наблюдал за твоими успехами. Сильнейшие государства людей лежат в руинах, а над большинством городов полощутся знамена Старших Домов.
   - Все благодаря вам, владыка.
   - Хорошо, что ты об этом помнишь, Светлый лорд.
   - Мой народ в неоплатном долгу перед вами, владыка. Благодаря полученным от вас знаниям маги эльфов не знают себе равных.
   - Твои маги и войска пригодятся мне для войны с моими братьями.
   Элберт улыбнулся невинной чистой улыбкой и, подняв вверх левую руку, едва слышно прошептал:
   - Сомневаюсь в этом... владыка.
   Ожидавшие сигнала маги империи нанесли удар...
   Три десятка боевых магов. Три четверти сильнейших магов империи. Никогда прежде в одном месте не собиралась такая сила. И вряд ли соберется когда-либо впредь. Их удар был страшен, он мог бы превратить в пар целую гору, испепелить многотысячный город. Земля содрогнулась, словно в нее ударил гигантский молот, а дракон исчез в ослепительной вспышке.
   Талэвару заложило уши. Тряхнув головой, он с удивлением понял, что лежит на земле.
   Над местом, где только что был дракон, чернело густое облако удушливого, черного дыма. Исчезла вся окрестная трава, а земля высохла и покрылась трещинами.
   "Неужели, победа!" - удивленно подумал эльф.
   В облаке вспыхнули два ярких белых огонька, а с небес яростно проревел голос дракона:
   - Жалкая тварь, как ты посмел меня предать!
   Маги нанесли новый удар, в облако устремились сверкающие паутины заклятий.
   - Ваша магия - ничто! - рассмеялся дракон.
   Вырвавшаяся из облака огненная струя лизнула верхушку холма. Вспыхнуло сразу несколько шатров, а трех боевых магов просто смело. Могучие чародеи исчезли, словно их и не было.
   - Жалкие червяки! - гремел его голос. - Я всех вас уничтожу! Всех! Вы поплатитесь за свое вероломство!
   Талэвар попытался встать - грудь резануло болью, ноги его не слушались, а на губах стоял соленый привкус крови. Эльф с удивлением понял, что проваливается в забытье.
   - Вряд ли, владыка, - услышал Талэвар спокойный и ровный голос императора, а за тем потерял сознание...
  

Глава 3

ДВА СОВЕТА

  
   Всю последнюю неделю стояла сухая, жаркая погода. Воздух был душен и тяжёл, загустев так, что казалось его можно зачерпнуть руками. Вездесущие паразиты сводили с ума лошадей и всадников, от них не спасала даже магия. К концу дневных переходов лошади едва переставляли ноги. И только близость скорого отдыха и водопоя заставляла их двигаться вперед.
   Всадникам приходилась не лучше. Доспехи раскалялись под яростными лучами не хуже железных противней, на которых выпекают хлеб. Черные налатные накидки плохо спасали от солнца. Несмотря на обилие озер и ручьев, вода в походных флягах исчезала, словно по волшебству, вынуждая делать частые остановки для пополнения драгоценной влаги.
   Ночи приносили долгожданную прохладу... и полчища проклятых комаров! Kimelinia - Озерный край, назвали эту землю эльфы. По мне так правильней было ее назвать Край Гнуса. Многочисленные озера и болота были настоящим благословением Творца для комаров и мелких мошек.
   Спасаясь от вездесущих солнечных лучей, я приказал разбить лагерь в роще на берегу мелкой, безымянной речки. Но летнее солнце нещадно жгло даже через густые кроны деревьев.
   Возле воды жара слегка отступала, а потому большую часть дня я проводил на берегу, предаваясь блаженному ничегонеделанью, о существовании которого, признаться, уже успел позабыть.
   - Мне казалось, ты торопился к своей армии?
   Эйвилин неспешно подошла и села на траву рядом со мной.
   - Так оно и есть? - ответил я, метнув в воду подвернувшийся под руку мелкий камешек.
   - Тогда почему мы вот уже третий день стоим на месте? - поинтересовалась она.
   - Мы кое-чего, а вернее кое-кого, ждем.
   - Кого именно?
   - Имя Илион тебе что-нибудь говорит?
   - Мой брат едет сюда! - удивленно воскликнула она. - И ты от меня это скрывал! Нужно немедленно выдвинуться ему на встречу!
   - Ненужно, - усмехнулся я, заприметив краем взгляда спешившего к нам от лагеря Мезамира. - Они уже здесь.
   Встав на ноги, я протянул руку Эйвилин, но девушка резко вскочила и бросилась к лагерю. Пожав плечами, я медленно двинулся вслед за ней. А чего спешить? В самом лучшем случае эльфы прибудут только через четверть часа. А то и больше.
   Тяжело вздохнув и в очередной раз помянув недобрыми словами жару, я позвал Мезамира и принялся влезать в доспехи. Встречи с ушастыми, они такие - без железа на теле на них лучше не появляться. Лучше конечно на них вообще не появляться, но долг есть долг.
   - Давай быстрее! Где ты там? - торопила меня Эйвилин, переминаясь с ноги на ногу возле входа в шатер.
   - Да иду уже, - отмахнулся я, размышляя, а стоит ли брать с собой шлем и тяжелый гербовой плащ.
   - Дай я на тебя посмотрю, - остановила меня Эйвилин, едва я вышел из шатра. - В глазах моего брата мой муж должен иметь представительный вид.
   - Лучший из видов, в котором меня хотел бы увидеть твой досточтимый братец - это белый погребальный саван.
   У наших взаимоотношений долгая и богатая история. В свое время Иллион помог мне с побегом из плена эльфов. Правда, сделал он это только под нажимом Эйвилин. Потом мы с ним разок даже дрались и без вмешательства девушки точно поубивали бы друг-друга. В целом теперь мы просто смирились с тем, что существуем на этом свете вместе. Что впрочем не мешает помечтать о том, что и обратное было бы неплохо.
   - Так! - уперев ладони мне в грудь, посерьезнела Эйвилин. - Пообещай мне больше не ссориться с Илионом.
   - Кто ссорится? Я? Да это у Илиона при каждой нашей встрече руки сами тянуться к рукояти меча.
   - Обещай мне.
   - Это будет сложно, - честно признался я. - Но, так и быть, я попытаюсь.

***

   Наконец на дороге показалась походная колонна. Сотни и сотни воинов. Эльфийские всадники гарцевали рядом с отрядами панцирной пехоты гномов. Меня всегда удивляло, как низкие крепыши таскают на себе всю эту гору железа? Не снимая доспехов, гномы умудрялись совершать хоть и не быстрые, но весьма долгие марши.
   От головы колонны оторвался одинокий всадник и, нахлестывая лошадь, ринулся к нам. Угадать, что это мой давний "приятель" Илион было несложно.
   Илион даже не успел толком остановить своего разгоряченного скачкой коня. Прямо на ходу спрыгнув с седла, он подбежал к Эйвилин и сжал в объятиях так, что она сдавленно пискнула:
   - Ты меня сейчас задушишь!
   Эльф слегка ослабил хватку, но продолжал крепко прижимать девушку к себе, что-то шепча ей на ухо. На его лице застыло такое счастливое выражение, что мне хотелось плеваться. И чем дольше продолжались эти родственные объятья, тем быстрее возвращалась моя былая неприязнь к Илиону, да и всем ушастым в целом.
   Наконец Илион видимо вспомнил, где он собственно находится, и повернул ко мне голову. Восторженно-радостная мина на его лице мгновенно исчезла. Теперь вид у эльфа был такой кислый, словно он съел лимон, причем целиком.
   - Приветствую тебя в своем лагере, - не удержавшись, я дружески похлопал Илиона по плечу. Его столь явные душевные страдания доставляли мне даже какое-то удовольствие.
   Илион покраснел, затем резко побледнел.
   - Я тоже рад вас видеть... Ваше величество, - выдавил он из себя.
   Улыбку, исказившую его бледное лицо, дружеской можно было назвать весьма условно. Ха, дракон с распахнутой пастью и тот выглядит более дружелюбным. Интересно, он меня сейчас попытается убить или все же дождется ночи. Хотя, ночи ему точно ждать не стоит...
   Пока длилось это милое семейное воссоединение, голова походной колонны успела достигнуть рощи. Сперва мне показалось, что у меня что-то с глазами, но чем ближе становились гномы, тем меньше оставалось сомнений. Внезапно налетевший порыв ветра, развернул над стальными шеренгами гордый штандарт: на сером фоне черная гора с белой шапкой на вершине. Тот самый, что я некогда спас в горах от поругания гоблинов. По землям империи шел Железный легион, вновь возрожденный в недрах гор и восставший из пепла, словно мифический феникс. Впервые за свою многовековую историю он покинул родные горы. Похоже, с этим миром и вправду творится что-то не то.
   Вторым приятным потрясением стала знакомая фигура Бальдора, маршировавшая во главе колонны.
   - Стой! - зычно скомандовал гном, и направился ко мне.
   - Вот так сюрприз. Рад тебя видеть старый пивной бочонок.
   - И вовсе я не стар, - хмыкнул гном, - а выдержан, как хорошее вино. Я тоже рад тебя видеть Леклис. Вижу, ты не терял зря времени. Мое почтение Светлая леди, - поклонился он Эйвилин.
   - Здравствуйте мастер Бальдор, - Эйвилин подошла к гному и коротко его обняла.
   - Мне уже можно отдавать тебе императорские почести? - усмехнулся гном, вновь повернувшись ко мне.
   - Можешь начинать прямо сейчас, - вернул я усмешку гному.
   - Тогда жду от тебя ответных почестей, - Бальдор принялся напряженно рыться в глубокой поясной сумке. - Где же эта штука... А, вот! Нашел! - он достал украшенный самоцветными камнями золотой венец и водрузил себе на голову. Гномы преклонили колени, приветствуя своего короля.
   - Я говорю, как король под горой и моими устами говорит сам Совет старейшин всех гномьих кланов. - Его голос звучал гордо и торжественно. - Соблюдая наш новый договор о торговле, мире и сотрудничестве. И отдавая должное заслугам короля Леклиса перед подгорным престолом. Мы добровольно пришли, чтобы сражаться под его знаменами.
   Нарушая пафосность момента, я наклонился к самому уху Бальдора и тихо спросил:
   - Долго репетировал?
   - Ты о чем? - сохраняя присущую моменту серьезную мину, прошептал сквозь зубы гном.
   - Речь, спрашиваю, долго репетировал?
   - Дня три. Это ты у нас можешь с ходу вдохновляющую оду составить. Мне до твоих высот лицемерия еще далеко, но я быстро учусь.
   - Учится этому бесполезно, друг мой - с этим надо родиться, - усмехнулся я.
   Прибытие эльфов и Железного легиона стало приятным сюрпризом. Еще три тысячи опытных воинов. При скудности моих собственных резервов лишними они не будут.
   Вечером в моем походном шатре собрался совет.
   - Чего ты хочешь добиться? - поинтересовался Илион. За прошедший день он слегка остыл и смирился, или сделал вид что смирился, с моим существованием.
   - Давай я лучше скажу, чего я не хочу. А не хочу я победы людей.
   - Согласен! - влез Бальдор. - Я знал, что не ошибся в тебе. Мы не любим Старшие Дома, но людей мы не любим еще больше. Они не лучше гоблинов. Если не хуже. Их надо остановить!
   - Будет просто прекрасно, если в этом мне поспособствуют Старшие Дома, объединенный под одним знаменем.
   - Твоим, - не скрывая скептической усмешки, вставил Илион.
   - Не обязательно.
   - Ты не хочешь стать императором? - кажется, мне удалось его искренне удивить.
   - Императором развалин и пепелища? - фыркнул я. - Выйди из шатра и посмотри, во что Старшие дома превратили этот некогда процветающий край. Остальные земли империи ждет та же участь.
   - Если мы не остановим эту войну! - тихо заметила Эйвилин.
   - Эту войну уже не остановить, - мрачно сказал я. - Она еще, по сути, и не началась. Все это только прелюдия, кровавая и страшная, но прелюдия. Дальше будет только хуже.
   - Прелюдия?! Не началась?! Полыхает половина империи! - начал закипать Илион.
   - А скоро будет полыхать ВСЯ империя, - резко осадил я эльфа. - Включая и королевства людей. Люди глупцы и сами не понимают, что натворили. Нельзя рубить дерево, сидя на его ветвях. Нас ждут не самые приятные времена.
   - Тогда зачем ты ведешь войска на Иллириен? Спрятался бы в своих землях, как крыса, и выжидал бы удобного момента для нападения, - Илион и не думал успокаиваться.
   - Ты не поверишь, но именно так я и собирался поступить, - зло усмехнувшись, ответил я.
   - Почему же не поверю - это как раз в твоем духе, - сквозь губу процедил Илион. Казалось, что он сейчас просто вспыхнет от злости и ярости.
   - Хватит! Прекратите оба! - ударила ладонью по коленке Эйвилин.
   Бальдор произнес длинную витиеватую фразу на своем языке. Смысла ее ни я, ни Илион не поняли. А вот Эйвилин бросила на гнома быстрый взгляд и мило покраснела.
   - Я произнес это вслух? - заметив взгляд девушки, поинтересовался гном. - Прошу прощения леди.
   - Хотелось бы еще знать, что ты сейчас сказал, - недовольно пробурчал Илион.
   Гном принялся задумчиво перебирать свою бороду, словно он тут вообще не причем. Эйвилин вопрос Илиона также проигнорировала.
   - Ладно, оставим это. Приношу свои извинения, - Илион, похоже, победил свою вспышку ярости.
   - Принимается, - кивнул я. - Войну уже не остановить, но можно и нужно вывести из игры тех, кто ее начал.
   - Совет Пяти! - кивнул Илион.
   - И король Эльдор, - добавила я. - Он гораздо опаснее мятежных Высоких лордов.
   - Ты знаешь, как этого добиться.
   - В общих чертах, - честно признал я. - План, правда, безумен...
   - Ну, оно и понятно: все твои планы безумны, - ухмыльнулся Бальдор.
   Шутник. Хотя... в чем-то он прав.
   - ...и прост до безобразия, - невозмутимо продолжил я. - Моя армия сделает бросок от Нимискара к Финаве, форсирует реку и начнет движение вниз по течению. Затем мы захватываем Канн-Сильван - этот речной порт ключ к внутренним землям империи. Сделав его опорной базой и наладив снабжение, можно будет планировать дальнейшее продвижение вниз по течению. К концу лета мы можем стоять под стенами Иллириена.
   - Под стенами чего? - поперхнулся Бальдор.
   - Похоже, слухи о твоем сумасшествии, совсем не слухи, - задумчиво потянул Илион. - Эта затея воистину безумна. Предположим... Только предположим! Нам удастся без особых потерь переправиться через Финаве. Канн-Сильван хорошо укреплен, но допустим, что нам удается взять его стремительным штурмом. И что дальше? Просто взять и двигаться к Иллириену? Ты думаешь Совет Пяти, и Младшие дома, через земли которых мы будем проходить, будут просто стоять и смотреть за нашим продвижением к самому сердцу империи?
   - Совет в последнее время терпит от людей одно поражение за другим. Их войска ослаблены, Высокие лорды выгребают со своих земель последние резервы и стягивают войска к столице. Им просто нечего выставить против меня. Вы ищите препятствия которых нет, а надо сосредоточиться лишь на тех, что стоят перед глазами. И препятствия эти Финаве и Канн-Сильван.
   - А люди? Ты забыл про людей, - заметил Бальдор, задумчиво поглаживая бороду.- Следую твоему плану, мы окажемся в клещах. Если не хуже. С Севера будет Совет пяти, с юга люди, а путь назад могут перекрыть Младшие дома. Мы рискуем оказаться в окружении. Не лучше ли взять Канн-Сильван и закрепится в верховьях Финаве, а затем подождать ответный ход Совета Пяти. К началу осени все решится, либо люди возьмут Иллириен, либо совет сумеет устоять, но при любом исходе наши враги понесут тяжелые потери. Двинуться на Иллириен можно и в следующем году, он никуда от нас не денется.
   - Бальдор прав. Сейчас лучшая тактика выжидание. Куда мы спешим? - поддержал гнома Илион.
   - Тому есть свои весомые причины, - по-моему я стал повторять эту фразу слишком часто.
   "Весьма весомые" - отметил я про себя. "Эдак с десяток тонн, если быть точным. Со здоровыми клыками, мощными когтями, твердой, как гранит, чешуей и огромными крыльями".
   - К тому же, я совершенно не горю желанием зимовать на эльфийских землях.
   Вообще-то, я не горел желанием и воевать, но проклятый дракон не оставил мне выбора.
   Впрочем, усиление людей было смертельно опасно и для Восточного королевства. А потому короля Эльдора нужно остановить. Собранный им альянс человеческих государств весьма хрупок. Да и про остальных человеческих правителей забывать не стоит. Эльфийские Старшие дома по сравнению с людьми просто образец дружбы, единства и взаимовыручки. Багряная леди уже слегка охладила пыл человеческих правителей. Крупное поражение, а еще лучше гибель Эльдора окончательно расколет союз пяти человеческих государств. И тогда у Империи есть шанс на выживание. Слабый, практически ничтожный, но все-таки - шанс. Правда, для этого Старшие дома должны вновь объединиться. Основная преграда для этого зачинщики мятежа, не будет их, и с остальными Старшими домами вполне можно будет договориться. Большинство Высоких лордов, конечно, редкостные ублюдки, но отнюдь не дураки. Они должны понимать, что дальнейшая междоусобица гибельна. Но им нужно дать знамя...
   - Безумие!
   - Возможно, но мы будем действовать так и не иначе! Вы со мной?
   - С тобой, куда я денусь, - вздохнул гном.
   Иллион вместо ответа просто кивнул.
   - Хорошо. Что с домом Зимнего солнца? - поинтересовался я.
   - Вести с запада до нас в последнее время почти не доходят, - сказал Илион. - Формально, Зимнее солнце заявило о своей верности императорскому дому. Единственной прямой наследницей теперь является Эйвилин, но ваш поспешный брак... Его Зимнее солнце может и не одобрить. Да! - встрепенулся он. - Я его, кстати, тоже не одобряю, хотя меня никто и не спрашивал.
   - В последнем ты абсолютно прав. Я не ребенок и вполне способна сама принимать решения, - заметила Эйвилин.
   - Ты просто не хочешь признать - Старшие дома не примут полукровку в качестве императора. Кого-то из Старших, да даже из Младших - да. Но не полукровку! - горячился Илион. Незаконнорожденному сыну Артиса явно не хватало самообладания его отца. - У тебя есть долг перед империей!
   - Если империи так нужен император, то почему бы им не стать тебе? - спросил я.
   - Ха-ха, - неуверенно рассмеялся Илион. - Это весьма неудачная шутка.
   - Я и не думал шутить.
   Илион молчал. На его лице отразилась внутренняя борьба и бушующая в глубине души буря противоречивых чувств.
   "А ведь он не против примерить на себя лиственную корону" - отметил я.
   - Брак моего отца с матерью был тайным, - тихо сказал он, - и так и не был признан моим дедом. Я незаконнорожденный. Atalante Ole'a - это приговор. Старшие дома никогда не примут меня.
   - Сегодня у Старших домов не слишком богатый выбор, - на моем лице появилась хищная усмешка. - Либо Эйвилин, которую будут считать, пусть и ошибочно, лишь ширмой для прикрытия моей власти. Либо ты, чистокровный эльф и сын Артиса, пусть и, согласно вашим законам, незаконнорожденный и не принятый по всем правилам в Дом. Я думаю, Эйвилин вполне может подтвердить твое происхождение. Или ты сама мечтаешь о лиственной короне?
   - К Падшему эту корону, - отмахнулась Эйвилин.
   Пожалуй, стоит последить за своим языком. Что-то она в последнее время употребляет немало моих не вполне приличных выражений.
   - Но она твоя по праву, - вскинулся Илион.
   - Глупый... - Эйвилин подошла к Илиону и крепко его обняла, положив голову ему на грудь. - Законнорожденный или нет - ты мой старший брат. Всегда им был и всегда им будешь. Из тебя выйдет отличный император. Жаль отец этого не увидит. Он был бы рад... Ты хороший командир и лидер. Младшие нашего Дома знают и уважают тебя.
   - Это противоречит всем нашим древним законам, - Илион все еще пытался протестовать, но выходило это плохо.
   - Значит, настало время их изменить, - подвел итог я. - Законы будет диктовать тот, кто победит в этой войне. У меня нет уверенности в том, что это будем мы, но я сделаю все, чтобы это были не люди.
  

***

   Вэон в очередной раз прошел по залу совета от стены к стене, считая шаги.
   - Может хватит? - ядовито заметил Вираэль, когда Вэон в очередной раз прошел мимо кресла лорда Белого единорога.
   Не обратив на его слова никакого внимания, Вэон дошел до стены, резко развернулся, сделал несколько шагов, остановился и оглядел зал Совета Домов. Прежде поражавший своей величественностью теперь он производил на него удручающее впечатление. Лишние кресла Высоких лордов и малый императорский трон уже давно были убраны. Вэон с удивлением отметил, что оставшиеся пять кресел с гербами Старших домов, в столь огромном зале выглядят донельзя глупо.
   Впрочем, кресло с вышитой черным шелком рысью можно тоже уносить. После гибели Нивина, Дом Ночной рыси не принимал в делах Совета Пяти никакого участия. Как это часто бывает в Старших Домах гибель garonellare не имеющего прямых наследников вылилась в затяжное противостояние остальных Старших. Враги на границах отвлечь лордов от дележа власти не могли. Без руководства армия Дома развалилась. Отряды Младших домов вернулись в свои земли.
   - Прошу меня простить за опоздание, - заявил Тиалис с порога и быстрым шагом направился к своему креслу.
   Вэон последовал его примеру и сел на свое место.
   - Она жива! - заявил Тиалис, едва переведя дух. - Слух о ее замужестве так же получил подтверждение, можете начинать кричать: "Слава императору Леклису!"
   - Это точно? - осторожно поинтересовался Вэон.
   - Я получил подробный отчет от своего лучшего шпиона. Светлая леди Эйвилин прибыла ко двору короля Леклиса больше месяца тому назад.
   - Почему мы узнаем об этом только сейчас? - возмутился Вираэль.
   Тиалис поморщился и сказал:
   - Тайная стража короля Леклиса словно с цепей сорвалась. Мой шпион предпочел не рисковать.
   - Чем это нам грозит? - заметно нервничая спросил Вираэль.
   - Неприятностями, - хмуро ответил за Тиалиса Вэон. - Старшие Дома могут признать ее притязания на трон.
   - Не скажи! - возразил Тиалис. - Высокие лорды уже почувствовали вкус свободы.
   - И вкус крови, - скривился Вэон. - Причем своей, а не чужой. Под ударами людей уже пал Солнечный ветер. Падающая звезда и Полная луна на последнем издыхании. Многих Высоких лордов это слегка отрезвило. Война между южными Домами стихла, похоже, они заключат перемирие, а может и союз против людей.
   - Для нас это даже к лучшему, - отмахнулся Тиалис. - Они смогут отвлечь часть людей на себя.
   - Слуги-люди волнуются, как на наших землях, так и в землях других Старших домов, - подал голос молчавший все это время Амолин. - В своих бедах они винят Высоких лордов. Более того, среди многих Младших бродят похожие настроения. Особенно меня волнуют наши северные земли.
   - Думаю, не стоит обращать на это внимание, Младшие верны нам, - спокойно обронил Тиалис.
   Это заявление весьма озадачило Вэона. Если уж тихий и совершенно равнодушный ко всему Амолин считает эти брожения опасными, то осторожный Тиалис просто обязан был обратить внимание на его слова. "Нужно будет заняться этим вопросом подробнее" - отметил про себя эльф.
   - Зимнее солнце подтягивает войска к своим границам. Через две недели они могут выступить, - "обрадовал" Высоких лордов Вираэль.
   - Против нас? - недоуменно переспросил Амолин. Отвечать на столь глупый вопрос остальные лорды не стали.
   - Этого нельзя допустить! - Тиалис ударил кулаком по подлокотнику кресла. - Надо послать к Зимнему солнцу гонцов. Прощупать почву, сообщить новости о Светлой леди и ее замужестве и посмотреть на их реакцию. Подобный союз - плевок в лицо всему нашему народу. Желательно склонить их на нашу сторону. Можно пообещать им место в совете! Одно у нас как раз освободилось.
   - А если лорд Зимнего солнца откажется? - поинтересовался Вэон.
   - В любом случае новости о наследнице и короле Леклисе должны затянуть их вступление в войну. За это время мы должны расправиться с людьми.
   Тиалис был настроен решительно, но у трех остальных Высоких лордов решительности явно поубавилось.
   "Расправиться с людьми!" - горько усмехнулся своим мыслям Вэон. "Скорее подготовить им к сдаче Иллириен". Он более не питал иллюзий - война уже была практически проиграна.
   Совет послал против людей две армии. Две отличные армии! Даже один Старший дом - это сила, с которой стоит считаться. А пять объединенных общей целью домов способны снести любые преграды! Оказалось, что не любые...
   Сперва все складывалось удачно. Первой армии удалось потеснить и отбросить назад передовые отряды людей, и развить наступление вглубь земель Дома Падающей звезды. Последний дом отделяющий людей от Финаве и центральных земель империи. Причем армия Совета Пяти с одинаковым усердием била, как отряды людей, так и Падающую звезду. Это то ее и сгубило. Король Эльдор снял осаду с Эртэора - столицы Падающей звезды - развернул свои войска на армию Совета. Битва была яростной. Весы победы колебались из стороны в сторону. Но затем своенравная госпожа удача встала на сторону людей. Эльфийская армия потерпела поражение и отступила, неся тяжелые потери.
   Ударь во время битвы Падающая звезда людям в спину, исход мог бы быть совсем иным, но правитель Падающей звезды не стал этого делать. Люди и Совет Пяти в его глазах были одинаково врагами. Пользуясь передышкой, Высокий лорд предпочел смести оставленный для прикрытия Эртэора отряд людей, и организовать уход своим войскам и жителям из обреченной столицы Дома.
   Ко второй армии Совета Пяти злодейка судьба была еще коварней. Ее почтила своим присутствием Багряная Леди, едва та пересекла границу. Появление страшной болезни прозевали, а потом стало уже поздно. Перед этим врагом эльфийская сталь и магия была бессильна, и армия просто разбежалась, разнося чуму все дальше и дальше на север и запад.
   Скользя по Высоким лордам взглядом и внимательно наблюдая за их реакцией, Вэон аккуратно заметил:
   - Есть еще полукровки, армия короля Леклиса уже готова выступить, если не выступила.
   - Ты совершенно прав, - нехотя кивнул Тиалис. - Но у него на пути лежит Финаве, и он не должен ее пересечь! К северу от Канн-Сильвана сосредоточились остатки армии Нивина. Плюс гарнизон и маги, этого хватит, чтобы сорвать переправу.
   - У короля Леклиса втрое больше сил и перевес в магах, - неожиданно поддержал опасения Вэона Вираэль. - Боюсь, что наших сил не хватит.
   Вэон внутренне возликовал, он и не надеялся, что брошенные семена сомнений так быстро дадут всходы.
   - Канн-Сильван лежит на границе моих земель с землями Ночной рыси. Его оборону я готов взять на себя, - он постарался придать своему голосу как можно больше уверенности. - Моя личная гвардия и маги будут там весьма кстати, это позволит снять гарнизон и усилить им восточную армию. Канн-Сильван крепкий орешек - с наскоку его не взять. Даже если полукровкам удастся форсировать реку, они не смогут двигаться дальше, оставив в тылу столь сильную цитадель и ее гарнизон. Тем более если будут знать, что за стенами скрывается один из нас.
   Все! Слова были сказаны. В ожидании ответа Вэон затаил дыхание. От решения Совета сейчас зависела его судьба и судьба Дома Пурпурного лотоса.
   - Дельное предложение, - щелкнул пальцами Вираэль. - Пожалуй, я его поддержу, если ты не будешь настаивать на передаче тебе в подчинение остатков армии Нивина.
   - В отличие от некоторых Высоких лордов, я не считаю себя великим полководцем. - Получив неожиданную поддержку, Вэон ощутил внезапный прилив симпатии к главе Белого единорога. - Впрочем, если потребуется, я могу возглавить восточную армию или поставить во главе кого-нибудь из своего дома. У меня есть достойные и опытные старшие, способные возглавить армию и построить оборону Канн-Силвана.
   - Не стоит. Ситэлас один из моих лучших военачальников. Он справится! Особенно если ему подбросят подкреплений и магов.
   Взгляд Тиалиса скользнул по лицу Вэона, какое-то мгновение они смотрели друг другу глаза в глаза. Этого короткого мига хватило, чтобы спина Вэона покрылась липким холодным потом. Он многое бы отдал за возможность узнать, какие мысли сейчас крутятся в голове лорда Серебряной лилии.
   - Хорошо, - вынес вердикт Тиалис. - Но основные силы дома Пурпурного лотоса должны остаться возле Иллириена, мы не можем сейчас распылять свои силы.
   - Согласен, - кивнул со своего места Вэон. "Это вам все равно не поможет" - зло добавил он про себя. Раз совет просит, то он оставит рядом с городом свою часть объединенной армии... пока оставит.

***

   Ирлимар Лорейн не спеша шел по улице Канн-Сильвана. Настроение у эльфа было вполне под стать небу, сплошь затянутому серыми облаками. Долг Младшего - подчиняться. И никто не смог бы упрекнуть ирлимара в том, что он когда-нибудь оспаривал приказы. Но сомнения... сомнения оставались. Для любого эльфа свой дом стоит превыше всего, превыше самого императора. Усиление влияния Старшего дома усиливает и младшие дома. Те же Тигры и Кипарисы несмотря на то, что являлись младшими домами, в последнее время по уровню влияния, богатству и власти могли поспорить с тем же домом Восходящего солнца. Последний хоть и был старшим домом, но сделал слишком крупную ставку на войну с полукровками и проиграл.
   Восторги Лорейна перед открывшимися перспективами несколько уменьшились после провального похода Высокого лорда Нивина. Совет пяти решил сделать то, что не удалось Восходящему солнцу - поставить королевство полукровок на место. Слишком снисходителен был последний император к королю Леклису!
   Лорейн был одним из тех немногих счастливчиков уцелевших после разгрома армии Высокого лорда Нивина. Он находился на правом фланге и не попал под удар тяжелой конницы, сокрушившей тыл и левый фланг. Лорейн даже был среди тех, кто пытался спасти Высокого лорда Нивина. Пусть тот был самодовольным ублюдком, но это самодовольный ублюдок был Высоким лордом, главой Старшего дома и одним из пяти новых правителей империи... или ее остатков. Они тогда почти пробились через массу бегущей, рассеянной и испуганной толпы, что еще только что была армией. Высокий лорд Нивин с остатками своей личной гвардии каким-то чудом сдержал стальной прилив тяжелой конницы полукровок, стальным молотом расплющившей левый фланг. Его спешенные гвардейцы вцепились в вершину холма и отразили первый натиск, а затем и второй. А потом перед ними появилась она...
   Лорейн помнил, как тело Высокого лорда поднялось в воздух и стало неестественно ломаться. Так несмышленый ребенок может забавляться с тряпичной куклой. Первое время лорд Нивин кричал. Дико! Отчаянно! Но быстро затих. За долгую службу дому ирлимар много чего повидал, но этот крик до сих пор снился ему в кошмарах. Тогда бежать бросились даже те, кто еще сражался.
   И теперь им предстояло вновь выступить в поход, чтобы остановить короля Леклиса и светлую леди Эйвилин - эту сумасшедшую ведьму. При одной мысли об этом Лорейн против воли чувствовал, как по спине пробегает предательский холодок.
   Эльф зло стиснул зубы. Ирлимар не привык бояться!
   К Падшему! Все это будет потом! А сейчас у него есть простая задача - проверить прибывшие припасы. Именно это поручение и загнало его в столь поздний час в не самый спокойный район Канн-Сильвана.
   В отличии от центральных районов, одинаково оживленных что ночью, что днем.
   Единственный попавшийся ему на встречу припозднившийся прохожий поспешил скрыться в боковом переулке.
   Лорейн не собирался влипать в неприятности, но те сами нашли его. Так порой бывает. Стоило эльфу принять решение слегка срезать путь через одну из узких боковых улиц - из-за нависающих над ней вторых этажей, больше походившую на пещерный ход - как приключения не заставили себя ждать.
   В полумраке несколько типов явно бандитской наружности прижали к стене невысокую тонкую фигуру то ли девушки, то ли подростка: глухой плащ и накинутый капюшон не позволяли сделать однозначный вывод.
   Один бандитов, высокий громила, перегородил эльфу дорогу, поигрывая внушительно выглядевшей дубинкой утыканной ржавыми гвоздями.
   - Шел бы ты отсюда, эльф, - сказал он, дыша перегаром и запахом чесночной колбасы.
   Лорейн не стал задавать глупых вопросов вроде: "что тут происходит?" или "отпустите мальчишку!".
   - Мне не нужны неприятности, - сказал он, поднял руки ладонями вверх и сделал шаг назад. Громила ощутимо расслабился и в тот же момент ирлимар одним быстрым движением выхватил короткий эльфийский клинок из ножен. Будут тут ему всякие отбросы указывать, где можно ходить, а где нельзя!
   Громила умер так и не поняв, что произошло. Два резких рубящих удара один в бок другой в шею и бандит повалился на камни мостовой, харкая кровью в предсмертной агонии.
   Его приятели оказались не робкого десятка. Один остался с жертвой, прижимая ее к стене, а трое других бросились на эльфа. Лорейн усмехнулся - крысы нападают на волклдава. Бывает же такое! Да за нападение на ирлимара эльфийского дома весь этот крысятник могут просто сжечь со всеми жителями. Впрочем, что он за воин, да еще и ирлимар, если не способен справится с тремя человеческими отбросами.
   Вооружены бандиты оказались на удивление неплохо. Их длинные кривые ножи больше походили на короткие мечи. А вот владели они ими отвратительно, да и узость улицы не давала напасть на эльфа с разных сторон.
   Теперь Лорейну хотя бы стала понятна причина столь удивительной для обитателя дна храбрости - разило от бандитов, как от винных бочек.
   Да как они на ногах то стоят? - удивился он.
   Расправа - а назвать это действо схваткой у Лорейна не повернулся бы язык - была быстрой. Первый бандит практически сам налетел на эльфийский клинок. Второй, ошибочно решил, что пока меч эльфа в брюхе его приятеля, ирлимар беспомощен. Понять ошибку ему помог узкий стилет Лорейна в собственной груди, но было уже поздно. Последний из бандитов закричал от боли, когда эльфийский клинок отрубил ему кисть с ножом. Кричал он, впрочем, недолго...
   - Не подходи! Я ее сейчас порежу!
   Последний четвертый все еще держал нож у горла горожанки, но теперь он прикрывался ей словно щитом.
   На мгновение Лорейну показалось, что он герой какого-то слезливого романа. Вечер. Нападение грабителей на девушку. И тут он - таинственный героический спаситель. Правда, был в плане героического спасения один изъян. Этот последний бандит мог бы с легкостью перерезать горло своей жертве и сбежать. И признаться, Лорейн не стал бы его преследовать. Таинственным романтическим спасителем он себя не представлял. Девушку, а теперь он хотя бы смог рассмотреть довольно юное лицо, конечно, жаль, но в городские стражники Канн-Сильвана он не нанимался. Да и думать надо было, по каким улицам вечером гулять не стоит.
   - Какое мне дело до человеческой женщины?
   - Э-э-э? Киона? Но она эльфийка! - неуверенно пробормотал последний бандит. - Из этих ваших - тех, кого из домов изгон...
   Закончить он не успел. Его добыча оказалась далеко не проста. Стоило ножу в руке бандита дрогнуть, а захвату ослабнуть, как девушка тут же вывернулась из смертельных объятий. Бандит махнул ножом, стараясь достать ускользнувшую добычу. Но лезвие лишь слегка зацепило плечо незнакомки, пропоров одежду и оставив глубокую царапину.
   Лорейн бросился вперед, но девушка удивила его еще один раз. Мало того что она оказалась эльфийкой, так еще и магом. Бандит упал пробитый насквозь столь любимым всеми водными магами "водным бичом". Эльфийка настороженно повернулась к Лорейну. Он остановился и демонстративно медленно убрал меч в ножны. К Atalante Ole'a ирлимар не испытывал особой неприязни. Изгнанниками без дома и вне закона становились по разным причинам. И далеко не всегда это были какие-то преступники, совершившие преступления против дома или империи. Политические противники в вечной грызне, что старшей, что младшей эльфийской знати за власть. Рожденные вне брака, которых отказался признать дом. Это далеко не полный список тех, кто пополнял ряды Atalante Ole'a и был вынужден бежать из империи или прятаться в местах подобных Канн-Сильвану, где власть эльфийских домов была номинальной.
   Что-то решив для себя эльфийка развеяла водный бич.
   - Спасибо, вы вовремя подоспели, - тихо поблагодарила она, вновь набрасывая на голову капюшон плаща.
   - Вы ранены? У вас кровь.
   - Ерунда, просто царапина. Ирлимар? - она вопросительно посмотрела на Лорейна.
   - Ирлимар Лорейн, леди Киона, всегда к вашим услугам - склонил голову Лорейн.
   - Давно меня так не называли, - улыбнулась эльфийка, но затем ее лицо посуровело: - И лучше, чтобы не называли впредь. В этом городе меня называют Речной выдрой. Если вам когда-нибудь понадобится помощь, то просто назовите это имя любому нищему в порту.
   Запахнув плотнее полы плаща, эльфийка поспешила скрыться в боковом переулке.
  

  

Оценка: 7.58*75  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Э.Никитина "Браслет"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Г.Нипос "Надежда"(Антиутопия) Ю.Меллер "Дорога к счастью"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) С.Возный "Козырной валет армагеддона"(Постапокалипсис) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) С.Суббота "Самец. Альфа-самец"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru В цепи его желаний. Алиса СубботняяHigh voltage. Виолетта РоманПортальщик. Земля-матушка. Аскин-УрмановПеснь Кобальта. Маргарита Дюжева��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиНедостойная. Анна ШнайдерИзбранница Золотого Дракона (дилогия). Снежная Марина✨Мое бесполое создание . Ева ФиноваКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова Дана
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"