Vizivul: другие произведения.

Глава 30 (пока без названия)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Даже не знаю, возможно это глава станет следующей 31 либо будет увеличена, а то как-то мало связей с предыдущей главой получилось.


Глава 30.

  
   Через неделю после выхода из Канн-Сильвана моя армия была вынуждена удалиться от Финаве. Отсутствие хороших дорог, многочисленные притоки и обширные болота не позволяли следовать вдоль берега. Да и стоило мучиться? Если всего в двух переходах севернее пролегал отличный имперский тракт.
   Надо отдать эльфам должное: за время своего владычества они, руками людей, создали весьма обширную дорожную сеть.
   С каждым шагом мы все дальше углублялась в эльфийские земли. Конечная цель этого проклятого похода, становилась все ближе, и была еще все так же далека.
   Центральные провинции империи...
   Не смотря на всю любовь ушастых изменять себе в угоду старые до имперские названия земель и городов, эти огромные территории так и остались зваться Золотой землей. Менять его эльфы не стали. Зачем менять очевидное?
   Свернув с дороги и спустившись с невысокой насыпи, я заставил Ветра перепрыгнуть небольшую канаву и направил его вдоль пшеничного поля. Легкий ветерок волнами пробегал по колосьям, и, казалось, будто это волнуется золотое море, от которого веет спокойствием, миром и благополучием. Настоящий оазис покоя, в мире корчившимся в конвульсиях безумия и смерти.
   Свесившись с седла, я сорвал один из колосков и растер его между ладоней, освобождая зерна от шелухи.
   Рядом послышалось тяжелое дыхание лошадей и звук сминаемых копытами колосьев. Повернув голову, я заметил как отряд моих телохранителей во главе с Харгом, обходит меня по полю слева.
   - Куда вы полезли!- сплюнул с досады на землю я. - Марш назад на дорогу!
   - Только вместе с вами, сир, - непреклонно заявил Харг. - Тут можно спрятать целую армию.
   Помянув про себя ласковыми словами внезапно обострившееся служебное рвение Харга, я вернулся назад на дорогу. Спасая пшеничное поле от бесславной гибели под копытами лошадей моей охраны.
   Бросив поводья Ветра, я задрал голову и, прикрыв глаза ладонью, посмотрел на едва перевалившее за полдень солнце. Проклятье! Как же все-таки медленно тянется этот очередной день этого бесконечного похода.
   Моя армия рвалась к Иллириену. Колонны легионов за сутки совершали от полутора до двух обычных дневных переходов. Не смотря на тихий ропот солдат и многих офицеров, этот изматывающий ритм выдерживался уже несколько дней. Никто не понимал причин подобной спешки, а она была и имя ей - Высокий лорд Вэон.
   Не замечал за собой пророческих талантов, но вместе с тем я вновь оказался прав. Сегодня Высокий лорд - это не титул, а признак смертельно опасной болезни. Едва мы вышли из Канн-Сильвана, до нас дошел слух о гибели Высокого лорда Тиаллиса. Не успев толком стать Советом Трех, властители Иллириена превратились в Совет Двух. И чувствую, как говаривал один к несчастью знакомый мне дракон: "В конце останется только один". Хотелось, чтобы это был Вэон, но, увы, в последние дни тот чувствовал себя не очень. Его мучили сильнейшие головные боли. Их причину выяснить так и не удалось. Сам Вэон утверждал, что этой странной болезни уже несколько лет. Прежде приступы случались один-два раза в месяц. Но в последнее время они происходили, чуть ли не через день.
   Смерть Тиаллиса его, кстати, сильно удивила:
   - Тиаллис умер? Интересно, зачем ему это понадобилось, - прокомментировал он, узнав от меня эту весть. Затем его вновь скрутил сильнейший приступ головной боли. Целители, а так же Эстельнаэр и Лорар, обследовав Вэона, только развели руками. С их точки зрения он был здоров и полон сил. Но я видел, что Вэон не притворяется. Возможно, с точки зрения магов он и здоров, но вместе с тем правитель Пурпурного лотоса стоял одной ногой в могиле.
   Оказаться в центре земель дома Пурпурного лотоса с трупом их правителя на руках мне вовсе не хотелось, а потому я гнал свои легионы все дальше и дальше на запад. Разумеется, это было глупо оставлять у себя в тылу и на коммуникациях отряды Пурпурного лотоса, которые при желании могли бы собраться в армию не меньше моей, но выбора у меня не было. На полное покорение земель эльфийского дома пришлось бы затратить уйму времени и сил. В таком случае о походе на Иллириен в этом году не могло бы быть и речи. К счастью у меня оставался Канн-Сильван и Финаве. К тому же я надеялся на любимую забаву всех старших любого эльфийского дома - грызню за власть. Прямых наследников у Вэона не было. Забавно, но почему-то такая ситуация сложилась во всех домах бывшего Совета Пяти. А Старший дом, не имеющий четкой очереди наследования, подобен спящему перед извержением вулкану.
   Раздражающий фактор в виде чужой армии в их землях, мог бы послужить причиной объединения дома перед лицом общей угрозы. А оно мне надо? Из Пурпурного лотоса вышел отвратительный союзник. Так - одно название. Но даже это сэкономило мне кучу времени и сил.
   Отогнав от себя мрачные мысли, я положил на ноготь большего пальца правой руки одно из добытых пшеничных зерен и ловким щелчком отправил его себе в рот. Вернее... попытался отправить. Ветер не вовремя тряхнул головой, и зерно угодило мне прямиком в глаз.
   - Не дергайся! - предупредил я коня, подобрав левой рукой поводья, и устраивая на ногте второе зерно.
   - Тебе делать нечего? - наконец не выдержала ехавшая рядом Эйвилин, доселе молча взиравшая за всеми моими чудачествами.
   - Нечего, - согласился я. - Хоть бы покушение, какое кто устроил.
   - Еще три дня подобного марша и покушение, а то и мятеж тебе гарантирован.
   - Хоть развлекусь... - равнодушно пожал плечами я, и добавил: - Осталось немного. Еще пара дней и мы встанем на отдых. Я не собираюсь наступать на Иллириен без должной подготовки.
   - Надеюсь. Проклятое седло, - легонько поморщившись, пожаловалась мне Эйвилин. - Чувствую, скоро я ниже спины стану совсем плоской.
   - Да-а-а, - грустно протянул я, устремив свой взгляд на пятую точку девушки. - Это будет действительно потеря.
   Эйвилин решила было наградить меня легким тычком под ребра, но, вспомнив про скрытую под накидкой кольчугу, передумала.
   - Наглец, невежа и хам, - сокрушенно покачала головой она.
   - Всегда к вашим услугам, - склонил голову я.
   - Еще и шут. За кого я только вышла замуж.
   - Раньше надо было думать, Светлая госпожа. Раньше. Теперь вы никуда от меня не денетесь.
   - Дурак, - она все же не удержалась и наградила меня легким тычком по правой руке, - это ты от меня никуда не денешься. А приличные манеры я тебе еще привью.
   - Приличные? Манеры? Никогда о такой штуке не слышал.
   - Ничего, еще услышишь, - грозно пообещала девушка.
   Пшеничное поле осталось далеко позади. И только три последних зерна у меня в руке напоминали, что оно не привиделось мне во сне. Остальные поля на нашем пути оказались уже убраны, из земли торчали лишь голые засохшие стебли. То тут, то там в поле зрения попадали скирды свежей соломы.
   Вскоре появились первые признаки бушующей на остальных землях империи бури.
   На холме по левую руку от дороги застыли уродливые развалины сгоревшей мельницы и пепелище того, что прежде было крестьянской усадьбой. И вряд ли это был просто пожар. Впрочем, пятерка свежих могил говорила о сохранении на этих землях хоть какого-то подобия порядка. В прочих эльфийских владениях мертвых успевают нормально похоронить далеко не всегда.
   От развалин мельницы показался отряд во главе с Илионом.
   Наша взаимная неприязнь с братом Эйвилин не куда не исчезла, но на время похода мы постарались позабыть о ней. Илиону я поручил командование авангардом и разведкой. При всех своих недостатках: главный из которых то, что он брат Эйвилин и порой мне кажется, что его отношения к сестре уже давно выходят за рамки братских, Илион был опытным командиром.
   - У меня новости, - едва остановив коня, выпалил Илион.
   - Смерть Высокого лорда Тиаллиса подтвердилась? - спросил я.
   Как я уже упоминал - слухи о гибели правителя дома Серебряной лилии ходили давно. Правда, уверенности в их правдивости у меня было мало. Слишком невероятно звучала эта история.
   - Про смерть Тиаллиса так ничего и не известно, - покачал головой Илион. - Но есть и более важные вести! Вэльион, - кивнул он стоявшему рядом эльфу.
   Тот тронул поводья и выехал вперед. Только сейчас я заметил, что на его плечах красуется серый плащ, в то время как у самого Илиона и всего его отряда они были темно-зелеными.
   Серый цвет... Где-то я уже видел подобные плащи. Твердь! Дуэль двух эльфов. Неужели...
   - Вэльион посланник дома Зимнего солнца, - заметив, как пристально я рассматриваю серый плащ эльфа, подтвердил мою догадку Илион.
   - Мое почтение. Сир. Светлая госпожа, - поклонился Вэльион.
   По-моему, "ион" самое распространенное окончание эльфийских имен. Если мне не изменяет память, то оно означает - лучший. Ушастые всегда были редкостными... скромнягами.
   - Только я не посланник, а всего лишь гонец. Дом Зимнего солнца выступил против Совета пяти.
   - Весть добрая, - кивнул я. - Но на чьей вы стороне?
   - Мы верны императорскому дому! И именно поэтому отряд моего господина был отправлен к вам. К несчастью мы немного просчитались. К северу от Иллириена твориться Падший знает что! Мы потеряли половину отряда, пока добрались до Ангеора - это небольшое селение в четырех конных переходах. Дальше мы идти просто не в силах. Я прибыл за помощью!
   - Помощь? Кто поручиться, что это не засада? У меня не так много сил чтобы разбрасываться даже малыми отрядами.
   - Я ручаюсь за Вэльиона! - горячо влез в разговор Илион. - Если он говорит, что нас ждет посланник Зимнего солнца, значит - так оно и есть! Надо ехать! Твои легионы будут тащиться до Ангеора несколько дней, это если ты их решишь повернуть на северо-запад. В чем лично я сильно сомневаюсь
   - Моя армия и так залезла в самую...- я покосился на Эйвилин, и быстро поправился: - В самое сердце империи. Отдаляться от Финавэ сравни самоубийству. Снабжение уже идет кое-как. А на Пурпурный лотос надежды мало. Отбирать фураж у местных жителей означает настроить их против себя. Да и дом Пурпурного лотоса не будет молча взирать, как, прикрываясь именем Вэона, я буду грабить их подданных.
   - Разреши мне взять тысячу всадников и через неделю у тебя будет посланник Зимнего солнца! - не сдавался Илион.
   Некоторое время я взвешивал все за и против предложения эльфа.
   - Хорошо. Возьми полторы тысячи своих эльфов и отправляйся. Нарвешься на неприятности в виде вражеской армии - шли гонца.
   - Ты пришлешь нам помощь? - удивился Илион.
   - Разумеется - нет, - передернул плечами я. - Зато меня хоть предупредишь. Все же польза.
   - И почему я не удивлен?
   - Леклис просто шутит, - вмешалась в нашу "дружескую" беседу Эйвилин.
   - Я и не думал шутить, - поспешил я разочаровать девушку. - Если отряд Илиона попадет в засаду или окружение, то помощь ему уже не понадобится. Не успеет к нему помощь. Впрочем, он может остаться, а к Зимнему солнцу отправиться кто-нибудь другой.
   - Я поеду сам! - вскинулся, словно ужаленный, Илион.
   - Тогда запасись припасами, сменными лошадьми и отправляйся. Смотри там в оба. В драки не лезь. Города и крупные селения обходи стороной.
   - Ты меня еще поучи на лошади ездить, - отмахнулся Илион и, ударив коня пятками, умчался прочь.
   - Слишком горяч, и слишком щепетилен к этой глупой штуке именуемой честью. Не лучшие качества для будущего императора, - тихо произнес я, когда отряд Илиона скрылся из вида.
   - Он еще научится. Ты же научился.
   - Этого то я и боюсь.
  

***

   Памятник первому императору был все так же необыкновенно величественен и красив. Прошедшие годы не оставили на нем ни малейшего следа. Чары тому причиной или гений создателя - ответа на этот вопрос Ворон не знал. Да и не нужен был ему этот ответ. Он еще помнил ту смесь почтения, восторга и страха охватившую его при первой встрече с этим каменным исполином. Как же давно это было? И вместе с тем словно вчера.
   Первый император эльфов. Убийца дракона. Двенадцатый Великий магистр Ордена Жизни. Под этими звездами еще не рождалось более бесчестного, беспринципного и вместе с тем гениального интригана и мага. Его ненавидели и любили, боялись и боготворили. Его призирали и им же восхищались.
   Именно он своей волей и силой построил фундамент Рассветной империи, но в теперешнем крушении была также и его вина. Он вознес эльфов над всеми Светлыми расами, и он же заразил своих потомков высокомерием достойным богов, хотя они были лишь бледным подобием их великого предка...
   Больше силы! Больше власти! Люди, орки, гномы - все должны покориться или умереть. Да что там Светлые расы. Сами драконы должны признать величие и мощь перворожденных! Решив переиграть драконов, Старшие дома сами того не ведая, сделались их инструментом.
   С момента убийства Штар-Ар-Лога Черного дракона маги жизни стал костью в горле крылатых владык.
   Пусть один дракон с радостью перегрызет горло своему другому собрату. То, что позволительно драконам, не позволительно прочим жалким червям! Они существуют до тех пор, пока им разрешено существовать. И горе им, если они встанут на пути дракона!
   Драконы не нарушают данных клятв, но, соблюдая букву, полностью коверкают их дух. Драконы не лгут - они просто не говорят всей правды. Бойся дракона. И коль тебе не повезло, и ты привлек к себе взор крылатых владык, то бойся дружбы драконов, больше драконьего гнева. Ведь друг для дракона - это враг, который пока еще жив.
   Эти слова своего учителя, Ворон запомнил на всю свою жизнь. Ведь ему довелось убедиться в их полной правоте.
   Ненависть и страх всегда были вечными спутниками магов жизни. Но все же в них нуждались, их боялись, а потому терпели. Почему все в раз переменилось? Что пошло не так? Много прошло времени, прежде чем Ворон узнал, что послужило причиной падения некогда могучего ордена. Падения столь стремительного и глубокого, что последнему магистру пришлось пойти на сделку с теми с кем никаких сделок совершать нельзя.
   -- Будет исполнено. -- Бездушный не испытывал эмоций. Приказ отдан -- приказ будет выполнен. Сомнения, страх смерти -- все это осталось где-то там, в далеком прошлом, как и сама жизнь. Развернувшись, он неспешно направился к замершим отрядам, готовым к своей последней битве.
   -- Время уходит, мальчик. -- Голос великого магистра был сух и холоден, в эти мгновения он и сам походил на Бездушного. -- Вот тут книги, сохрани их любой ценой. В них наше прошлое и ваше будущее. Я не знаю, что ждет вас там, но эти знания помогут вам выжить.
   -- Я сохраню их... -- Голос юноши дрожал, выдавая страх перед неизвестностью. -- А как же вы?
   -- Нам уже не успеть, мальчик, -- покачал головой старый маг. -- ОН дал нам возможность спасти хотя бы вас, но цена... Цена будет тяжела.
   -- Должен быть другой путь, учитель!
   -- Другого пути нет, - магистр устало оперся на длинный резной посох. - Готовь ритуал, мальчик. ОН скоро прибудет.
   Злобно выл и больно кусался холодом ветер. Бесновался снегопад.
   Шипя сквозь обмороженные губы проклятия, Ворон тщательно вычерчивал на снегу знак пяти стихий. Знак, что глупая толпа связывает с черной магией. Хотя у магии нет цветов. Магия - это сила, инструмент, оружие. Добр ли меч? Или может он зол? Добро и зло мы носим в своих сердцах и множим лишь деяниями своими.
   Ворон уже заканчивал знак, когда с небес, блеснув при приземлении красной агатовой чешуей, спустился дракон...
   - Простите за опоздание, учитель! - голос Амолина отвлек Ворона от воспоминаний. Повернув голову, маг увидел правителя дома Ранней листвы, спрятавшегося под личиной простого эльфийского воина.
   Ничего, скоро им не придется скрываться.
   - Как прошли переговоры с королем Эльдором? - поинтересовался маг.
   Амолин недоуменно поднял бровь. Он прекрасно знал, что сильнейший правитель людей на самом деле лишь марионетка, послушная любому движению пальцев Ворона.
   - Новый союз заключен, как мы и планировали, - немного помедлив, все же ответил Амолин. - Королевствам людей даруются земли по южноЛюдям достанутся земли.
   При упоминании уступок людям Амолин слегка поморщился, от Ворона это не ускользнуло.
   - Людям нужно кинуть кость, иначе даже власти и авторитета Эльдора не хватит для того, чтобы повернуть их против наших врагов.
   - Это не кость, это жирнейший окорок! - возмутился Амолин. - Им уходит добрая половина эльфийских земель.
   - Той империи больше нет, мой ученик. Поверь, тебе хватит проблем даже с оставшейся частью. Нам нужна победа и время. Просто время. Король Эльдор объединит все людские королевства, а ты встанешь во главе остатков эльфийских домов. Вы станете первыми ростками нового мира. Но нам нужна победа... Как там поживают наши враги?
   - Передовые разъезды полукровок замечены в пяти переходах от Иллириена. Армия короля Леклиса рвется на запад, словно им драконы поджаривают пятки.
   - И долго нам его еще ждать?
   - Если марш продолжится такими же темпами, то до конца лета он будет под стенами столицы.
   - Хорошо. Все идет так, как и должно идти.
   - Зимнее солнце наступает с севера. Его эмиссары ищут связь с королем полукровок.
   - Лорд Эльрар меня удивил. Не ожидал от него столь смелых и быстрых действий.
   - Тогда я удивлю вас еще больше, - Амолин склонился к Ворону и что-то тихо прошептал ему на ухо.
   - Вот значит как?! - усмехнулся маг жизни. - Но, это даже к лучшему... Наши враги подобны слепцам, бредущим в темноте. Мы сражаемся за будущее. Будущее без ИХ власти. Это затянувшееся противостояние, в котором мы всего лишь ресурс, должно закончиться. И отнюдь не ИХ победой. За нами будущее! Без крови и лишних смертей. Без гонений. Будущее, в котором не будут убивать просто за то, что в тебе оказался последний дар мертвых богов. Пусть наши враги приходят. Все. И приводят с собой своих истинных господ, мы встретим и их.
   - Драконы... Они, правда, придут?
   - Выторговав неприкосновенность всех подвластных эльфам земель, первый император все же оставил ИМ лазейку для вмешательства.
   - Они знают, что мы их ждем, но все равно придут?
   - У них нет выбора. Они слишком поздно поняли, что остатки ордена вернулись.
  

***

   Разговаривают, значит, Его величество Леклис II с Ее величеством леди Эйвилин. "Дорогая, ты меня любишь?" - спрашивает Его величество. "Конечно, дорогой!" - мило улыбается Ее величество. "А измену простишь?" - интересуется Его Величество. "Конечно, милый, - отвечает Ее величество, создавая в руках огненный шар, - я мёртвому всё прощу..."
   Увлекшись рассказом, Фитал не заметил, как подобрались его соседи, а ехавший рядом Гверн, что-то отчаянно сигналит ладонью. Поэтому короткий смешок стал для рыцаря полной неожиданностью.
   Фитал оглянулся и застыл в седле. Рядом с колонной рыцарей, пристроилась Светлая леди Эйвилин собственной персоной.
   - Интересно, как об этом разговоре узнали? - улыбнулась девушка. - А вы сэр рыцарь, надумаете сменить золотые шпоры на шутовской колпак - приходите. Я порекомендую вас мужу.
   Весело рассмеявшись, Эйвилин тронула лошадь и умчалась вперед. Вслед за ней двинулась охрана.
   - Интересно, с королевского рыцаря в королевские шуты - это понижение или повышение? - задумчиво почесал давно небритый подбородок, Фитал, провожая свиту королевы взглядом.
   - Ты можешь не острить хоть пять минут? - простонал Гверн.
   - Могу, но зачем? - удивился Фитал и продолжил как ни в чем ни бывало: - Кстати, про королевского шута есть одна поучительная история. Однажды у нашего славного короля было плохое настроение. Все знают - это у него случается. Сидел он значит в тронном зале хмурый, злой, глаза молнии мечут. Испуганные придворные жмутся по углам. И тут перед королем выскочил шут и, чтобы разрядить обстановку возьми да пошути. Король Леклис долго смеялся, а труп закопали под клумбой в королевском парке.
  

***

   На исходе четвертого дня наконец-то прибыл гонец от Илиона. Отряд эльфа все же добрался до посла Зимнего солнца и уже сопровождает его ко мне. Встречу было решено назначить на границе земель Пурпурного лотоса.
   Оставив армию на попечение Рунка, я в сопровождении крыла тяжелой конницы двинулся к месту встречи.
   Сванхилэйд - за этим красивым названием оказались очередные, местами еще даже тлеющие руины, посреди которых гнилым зубом торчала почерневшая от копоти каменная башня. Посмотрев на пустые, без стекол, прямоугольники окон, я непроизвольно поежился.
   Никак не могу привыкнуть к свежим пепелищам - этим постоянным напоминаниям бушующей в мире войны.
   В разбитом рядом с развалинами эльфийском лагере, нас встретил почетный эскорт, среди которого я заметил немалое число Тигров и Кипарисов. Гвардейцы императорского дома, вперемешку с воинами Зимнего солнца выстроились в две цепи, образовав широкий живой коридор до входа в шатер посла Зимнего солнца.
   Просто готовая картина для какой-нибудь эпического полотна.
   "Не хватает только фанфар", - мрачно подумал я, подавая руку Эйвилин. "Терпеть не могу эти глупые церемонии".
   Преодолев этот живой коридор, мы подошли к шатру предводителя эльфов. Один из стражников услужливо откинул входной полог, приглашая нас войти.
   Немного замявшись, я пропустив Эйвилин перед собой, не к месту вспомнив старую шутку - настоящий рыцарь всегда пропускает даму вперед... А вдруг там ловушка или засада.
   Наконец мы оказались в шатре, где, к моему удивлению, оказался только один невысокий эльф... или эльфийка. Со спины было непонятно. Накинутый на плечи эльфа серый плащ мешал рассмотреть фигуру, а длинные волосы были в моде у большинства эльфов, как у мужчин, так и у женщин.
   Посланник Зимнего солнца повернулся...
   - Мама?! - как-то неуверенно проговорила Эйвилин. В следующий миг мать и дочь кинулись в объятья друг друга. Откровенно говоря, я почувствовал себя тут совершенно лишним.
   - А отец! Что с отцом?! - тихо плакала Эйвилин в объятиях матери. А вот глаза Весмины были совершенно сухими. А еще мне крайне не понравился быстрый, едва замеченный мною, колючий, изучающий взгляд, брошенный матерью Эйвилин на меня.
   - Все... хорошо, - на мгновение самообладание Весмины дало трещину, а голос дрогнул. - Он жив.
   (Опять обвинят в розовых соплях, но сцену надо будет увеличить).
   - Как вы спаслись!
   - Потом. Все потом. Эйвилин, девочка, - Весмина ласково убрала с лица дочери растрепанную пядь, - У нас мало времени, а нужно сделать так много. Оставь нас на пять минут с королем Леклисом наедине. Нам нужно кое-что обсудить.
   - Но мама, - попыталась возмутиться Эйвилин.
   - Пожалуйста. Так нужно, - ласково, но настойчиво, словно ребенку, повторила Весмина, освободившись из объятий дочери и легонько подтолкнув ее к выходу.
   Эйвилин недовольно сощурилась, но все же пошла.
   - Надеюсь, ты его не собираешься убивать. Магия на него, кстати, не действуют, - сдала меня супруга напоследок.
   Едва входной клапан палатки опустился за её спиной, я почувствовал, как шатер окутывает плотная пелена охранных чар.
   - Теперь мы можем поговорить с глазу на глаз, - холода в голосе Весмины с лихвой хватило бы на все ледяные пики Гномьих гор.
   - Да, теперь мы можем поговорить, - согласился я, положив ладонь на рукоять Химеры, и тут же спросил: - Скажите, леди, почему вы пытались меня убить?
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"