Vizivul: другие произведения.

Ворон. Подлинная история... (6-10)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa


Глава 6. Лондонский порт.

 

Я потом

Из темной чащи слышал,

Как они бежали второпях,

И свивали полевые мыши

Гнезда

В их безглазых черепах.

 

Тот же месяц

Плыл над синим бором,

И закат горел,

Как ярый воск.

И у всех у них

Я, старый ворон,

Из костей

Клевал соленый мозг!

Дмитрий Кедрин

    
   Погруженный в свои мысли, я молча сидел на заднем комковатом сиденье дряхлого кэба. В салоне пахло грязным винилом и сигаретными окурками. Из динамиков радиоприемника доносилась музыка очередного магловского хита.
   Водитель кэба что-то не переставая рассказывал, но я его практически не слушал, восстанавливая в памяти два предыдущих дня.
   Не знаю, что на меня нашло, но после чайнотауна я решил прогуляться по магловскому Лондону образца 1975 года.  Это магазинчик попался мне, когда я уже хотел было закончить прогулку и аппарировать домой. Некоторое время я стоял перед его витриной, жадно рассматривая костюм на одном из манекенов.
   "А почему бы и нет? Это будет забавно!" - с этой мыслью я решительно зашел в магазин.
   Видел бы кто из этих еще не родившихся спиногрызов, что решил прикупить "Ужас Подземелий" - это был бы конец моей репутации главного зануды Хога!
   За прилавком магазина стоял пожилой магл в очках велосипедах (как же я их не переношу!).
   - Мне нужен карнавальный костюм.
   - Вы, пришли по адресу молодой человек! - улыбнулся продавец. - У меня богатейший выбор карнавальных костюмов.
   "Да ты что! А я то думал прикупить строгий смокинг в лавке "Карнавальные костюмы!"" - с привычной язвительностью подумал я.
   - Костюм на вас?
   - Да!
   - Желаете купить или взять на прокат? Мы предоставляем и такую услугу.
   - Купить, и меня интересует тот, что на витрине - черный.
   - У вас прекрасный вкус, мистер, но тот костюм у меня всего один. Вещь была сделана на заказ, но, к сожалению, его так и не забрали. Боюсь, что для вас он слегка великоват, - сказал продавец, окинув меня взглядом.
   - Это неважно, я его беру.
   - Тогда прошу вас подождать несколько минут, я упакую вашу покупку.
   Дома, подогнав костюм под фигуру, я долго разглядывал себя в зеркало, играя с полузабытым, но знакомым каждому образом. Образом -  что даже века спустя непроизвольно вызывает дрожь.
   С делом Шелка я решил не затягивать и уже на следующий день заглянул к старику за подробностями. Конкуренты обосновались в районе старых доков, превратив один из заброшенных складов в надежное убежище. Главным был некто Патрик, фамилию Шелк не знал.
   Пленники, с которыми я пообщался с разрешения Шелка, мало что добавили к этой информации. Они были обычными "шестерками", и их наняли только "побеседовать" с Шелком, чтобы тот не ломался и уступил дорогу молодым.
   От воспоминаний меня отвлек голос таксиста.
   - Приехали, мистер! - сказал он, лихо тормознув кэб. - Вам точно сюда? - спросил таксист, настороженно оглядевшись.
   - Точно! - кивнул я, протягивая таксисту деньги. - Сдачи не надо.
   - Спасибо мистер, осторожней тут! - напутствовал меня таксист напоследок и, вжав педаль газа, поспешил убраться из района доков.
   Доклендс представлял собой печальное зрелище. Любая промышленная зона не блещет красотой, а умирающая промышленная зона почти всегда превращается в клоаку. К концу 1970-го знаменитые лондонские доки окончательно захирели. Неспособные принять гораздо большие чем раньше корабли, они постепенно сдали свои позиции более глубоководным портам. А безработица и нищета надолго поселилась в жилом районе у доков.
   Прежде к этим пирсам и причалам швартовались корабли со всего света, а теперь они были пусты и безжизненны. Ветшающие склады стали пристанищем бездомных и всяких сомнительных личностей.
   Погладив правой рукой спрятанную на поясе палочку, я пошел вперед, внимательно оглядываясь по сторонам. Большинство фонарей на улице не горели. Слева тускло мерцала вывеска дешевого паба, в нише возле его входа курили два магла.
   Стоило мне миновать бар, как откуда-то со стороны ко мне подскочил невысокий жилистый магл. Бледное лицо, на котором выделялись припухшие покрасневшие губы, и глаза с необычно узкими зрачками выдавали в нем типичного наркомана.
   - Эй, парень! Дурь ищешь? Есть отличный товар, полный улет, - сказало это чудо, постоянно косясь мне за спину.
   - Отвали!
   - Эй, ты чего такой наглый! - нагло усмехнулся наркоман. - Тут таких не любят.
   Вздохнув, я, не тратя более ненужных слов, выхватил палочку. Резкий разворот назад и шаг в сторону к стене, для разрыва дистанции. Как я и думал, пока "торговец" меня отвлекал, парочка его подельников, курившая у бара, неспешно подошли ко мне со спины, отрезая возможные пути для бегства.
   - Rattus verti! - дважды крикнул я, взмахнув палочкой. Вместо двух маглов на асфальте недоуменно хлопали глазами две большие крысы. Вновь разворачиваюсь к "торговцу", пока тот не очухался и не всадил мне что-нибудь острое в спину.
   - Оу, фак! - крикнул наркоман и бросился бежать.
   Еще один взмах палочки и крыс становится три. Скривив губы в презрительной усмешке, я внушил крысам, что в мусорных баках возле бара много вкусной еды. И те, попискивая, кинулись туда.
   Добрый я чего-то сегодня, а ведь мог бы и авадой в неудачливых грабителей зарядить. Жаль, что я не увижу их рожи, когда заклятье спадет. Интересно, на что эти маглы его спишут: гипноз или некачественную дурь?
   Дальнейший путь прошел без приключений. Фонарей постепенно становилось все меньше, а вскоре они и вовсе исчезли, пришлось использовать люмос.
   Наконец впереди показались причалы и темная вода Темзы. Моей целью был небольшой крытый железом ангар, расположившийся прямо возле воды.
   Оглядевшись по сторонам и убедившись, что все тихо, я достал из пакета длинный, от шеи до лодыжек, плащ, немного походивший на мантию и слегка переработанный, чтобы не мешал двигаться. Надев его, я вытащил из кармана четыре флакончика с зельями и по очереди их выпил. Бедная моя голова, как же она будет завтра болеть.
   "Кошачий глаз", "Усиленный животворящий эликсир", "Охранное зелье" и "Призрачная настойка Снейпа". Первое зелье давало возможность видеть в темноте, два вторых были стандартными боевыми эликсирами для увеличения реакции, внимательности и сил (нельзя сказать, что эффект был сильно заметен, но все же он был). Отбросив ложную скромность (впрочем, у меня давно уже нет этой дряни) последнее зелье я смело мог назвать шедевром.
   Стандартное зелье невидимости оно для недоучек вроде Уизли и Поттера. У него столь короткое действие и огромный список побочных эффектов, что его практически никто не применяет. К тому же невидимость эта весьма условна, и для любого опытного мага не представляет труда найти невидимку именно по остаточному магическому эффекту от примененного зелья.
   Моя настойка была лишена всех этих недостатков. Она не давала стопроцентной невидимости, выпившего ее мага просто не замечали. Для того чтобы понять, как подобное возможно с помощью зелья, вам нужно было бы иметь степень мастера зельеварения. Наибольший эффект достигался на дистанции больше двадцати метров, особенно если стоять неподвижно. Возможно, кому-то это покажется недостаточным, но на самом деле зелье было революционным прорывом. Одним из козырей, который я решил приберечь в рукаве, но так и не успел воспользоваться.
   Последний штрих: клювообразная маска полностью закрывает мое лицо, а волосы прячутся за широкополой шляпой. Вот, теперь я готов к великим свершениям... или к разборке с конкурентами Шелка.
   0x01 graphic
   Покончив с переодеванием, я плавно взлетел в воздух и аккуратно приземлился на крышу соседнего с ангаром склада. После того случая на первом курсе Хога, я терпеть не могу все эти метлы. Сломанным запястьем я тогда не отделался. Многочисленные переломы ног, костей таза, левой руки, нескольких ребер, многочисленные повреждения внутренних органов - да я остался жив просто чудом! Неделя в медицинском крыле надолго отвадила меня от полетов вообще и на метлах в частности. Виновных тогда так и не нашли, и списали все на испорченную метлу. Но я практически уверен, что без Поттера и Блэка тогда не обошлось. Скорее всего - это был Блэк. Он всегда был зачинщиком самых жестоких, а зачастую и опасных для здоровья или жизни шуток.
   Полеты без метлы я освоил, будучи Пожирателем, хотя на большие расстояния летать так и не научился, к тому же аппарация гораздо удобней.
   Погода начала постепенно портиться. Похоже, что в этот раз магловские синоптики угадали - ночью будет дождь. Несколько здоровенных капель с глухим стуком упало на крышу, несколько попало на меня - словно кто-то несильно бросил несколько мелких камешков.
   Под воздействием "Кошачьего глаза" мир потерял все краски, зато приобрел невообразимое сочетание черно-белых тонов. Благодаря этому я мог видеть ночью, словно днем. Навыки, полученные во времена службы у Волди, позволили зачаровать маску-клюв так, что она почти не ощущалась на лице и совершенно не ограничивала видимость.
   Ангар был отгорожен невысоким забором из сетки-рабицы и могу поспорить, что прямо перед ней начинается круг сторожевых чар.
   Стандартная система защиты включает три круга. Первый круг - сторожевые чары их задача предупредить о вторжении на охраняемую территорию. Второй круг - чары воздействия. Второй круг обычно находится на заборах или стенах. Его предназначение - отваживать маглов от территорий магов. Обычно это отпугивающие (Запретный лес) или рассеивающие внимание (Дырявый котел) заклинания. Третий, и очень часто не последний, круг - это чары-стражи. Их множество и они различны. Это и запрет на аппарацию, и аппарация в специальное место (говорят, что во времена основателей это была Тайная комната с голодным василиском), духи защитники, магические звери стражи, големы, проклятья, оглушающие и парализующие заклинания. Три последних на местности применяют редко, обычно их используют для защиты предметов, комнат или хранилищ.
   Основная опасность третьего круга - никогда не знаешь, с чем тебе предстоит столкнуться.
   С черных небес все активнее падали дождевые капли.
   Ночь, дождь, темнота, заброшенные доки - милое сочетание, но надо добавить огонька.
   Встав на край крыши склада, вскидываю палочку и отправляю невербальное Конфинго в сторону ангара. Оранжевая молния врезалась в ангар... и ничего не происходит. Защитили от огня? Предусмотрительно, ничего не скажешь.
   Не прошло и пяти секунд, как перед ангаром аппарировали два мага в мантиях, а третий выскочил из самого ангара. Минуты две маги грозно водили палочками из стороны в стороны. Время шло, а ничего не происходило. Маги коротко переговорили. После чего двое из них аппарировали из порта, а третий вновь вернулся в ангар.
   Это они зря.
   Выждав для приличия минут пять, я запустил в ангар очередное невербальное Конфинго.
   И вновь все повторилось по второму кругу, но в этот раз маги гораздо более заметно нервничали. Прочесав территорию вокруг ангара, они долго проверяли сторожевые и защитные чары.
   Третье Конфинго, я запустил, когда маги уже собирались аппарировать своим делам. Молния все также не нанесла никакого вреда, а я поспешил отойти от края крыши. Вовремя! Ночной воздух прорезало сразу несколько цветных следов заклинаний... Маги не могли не заметить, откуда вылетела красная молния, и били по тому месту, где я прежде находился.
   Наивные...
   Мягко перелетев на соседнюю крышу, я вновь осторожно подошел к краю, чтобы полюбоваться на царивший внизу переполох.
   Конкуренты Шелка нервно водили палочками из стороны в сторону. Один из магов, судя по характерным движениям палочки, быстро наложил на себя чары распознавания невидимости. Если бы я сейчас был под стандартным зельем, то светился бы в его глазах словно рождественская елка.
   Коротко посовещавшись, троица магов распалась. Двое из них, в том числе и тот, что был под заклинанием распознавания невидимости, бросились к складу, с крыши которого прилетело последнее заклинание. Третий остался внизу.
   Просто великолепно! Благослови Мерлин глупость врагов моих. С остальным я справлюсь сам.
   Маги ловко преодолели забор и подбежали к стене склада. Взмахнув палочками, в сторону друг друга они неуклюже левитировали на крышу.
   - Где ты грязная сволочь? - прокричал один из них, столь отчаянно вертя головой, что казалось вот-вот свернет себе шею.
   Интересно, это он кому? Ну не мне же!
   Ладно, пора прекращать этот балаган. Выждав, пока парочка магов начнет прочесывать крышу и повернется ко мне спиной, я шагнул вперед и плавно приземлился на землю.
   Третий маг тревожно озирался возле забора-сетки в метрах сорока от меня.
   - Экспеллиармус! - выкрикнул я, чтобы тот не мучился с поисками.
   - Протего! Секо! Секо! - заорал маг, судорожно тыкая палочкой в мою сторону.
   Увернувшись от заклинаний, я топнул ногой по мелкой луже, словно упало тело, и громко застонал. Маг купился на этот дешевый трюк и радостно проорал подельникам:
   - Он здесь! Я достал его! - Не утерпев, он подбежал к забору и, разрезав металлическую сетку диффиндо, бросился ко мне... ну, он так думал. Пока он возился с забором, я, пятясь, отошел назад и притаился в тени склада. Призрачная настойка, помноженная на темноту ночи, сделала свое дело - маг меня так и не заметил.
   - Да где же ты! - зло прошипел маг, освещая люмосом место моего мнимого падения.
   - Да, здесь я, - не удержавшись, прошептал я, накладывая на мага невербальное империо.
   Тот было дернулся в мою сторону, но тут же остановился сраженный чарами подчинения.
   К месту действия подоспели два новых участника. Воспользовавшись амортизирующими чарами, один из них мягко приземлился радом с подчиненным моей воле магом. Второй несколько замешкался и остался на крыше. Это-то его и спасло... на время.
   - Где? - спросил приятеля приземлившийся маг.
   - Вон там смотри! - тот неопределенно указал рукой в темноту прохода между двумя складами.
   - Да где?! - Маг сделал несколько шагов в указанном направлении.
   - Петрификус Тоталус! - успел еще услышать он, и заклинание недавнего приятеля поразило его в спину.
   - Что ты творишь, Сил? - заорал оставшийся на крыше маг. Тот, кого он назвал Силом, направил на него палочку и метнул еще один Петрификус.
   Маг на крыше оказался сообразительным или просто удачливым. Увернувшись от заклинания, он вскинул палочку и воскликнул:
   - Ступефай!
   Заклинание вышло просто загляденье. Я бы за него дал десяток балов даже младшему Поттеру... ну, может не десять, а пять... хотя, этому недоразумению хватило бы и двух. Красная молния поразила Сила и отбросила назад, он врезался спиной в забор, застонал и потерял сознание.
   Люблю когда враги делают глупости, вместо того чтобы думать! Они дерутся, а ты наблюдаешь со стороны - красота! Всегда бы так! Лицом к лицу пусть сражаются мои враги  - желательно друг с другом. Я же буду бить из темноты, со спины или из-за угла. Запрещенные приемы наиболее безотказны. И лишь когда противник слабее тебя, можно поиграть в благородство  и сражаться честно. Результат-то все равно известен.
   - Экспеллиармус! - Последний маг разоружил своего недавнего приятеля и спустился вниз. - Сшит! Сил, это я - Патрик!
   Так вот кто тут у них главный. Приятно познакомиться!
   Не таясь я неспешно направился к Патрику. Заметил он меня не сразу. Как я уже говорил: зелье и темнота делали свое дело.
   Невербальным  Экспеллиармусом я обезоружил парализованного мага и сломал его палочку. Это-то и привлекло внимание Патрика, склонившегося над потерявшим сознание Силом. Здорово он его приложил, раз тот еще не очухался.
   - Экспекто Патронум! - выкрикнул он, судорожно махая палочкой.
   Он что, принял меня за дементора? Приятно, черт побери!
   Патронусом Патрика оказался небольшой зверёк - куница или ласка, я не слишком хорошо разбираюсь в магловских животных. У него было длинное тело на коротких ногах, длинная шея и треугольная голова с небольшими округлыми ушами.
   Поводив носом воздух, патронус увидел меня и исчез, превратившись в серебристое облачко, которое тут же развеялось в воздухе. Меня теперь что, и патронусы боятся? Даже не знаю: радоваться или горевать.
   Патрик недоуменно потряс палочкой, но быстро пришел в себя.
   - Ступефай! Ступефай! Ступефай!  - крикнул он три раза.
   Отбив две атаки Протего, я заставил третью молнию отразиться в Патрика, тот не успел среагировать и упал, получил прямо в лоб свое же заклинание.
   - Экспеллиармус! - Обезоружив оглушенного противника, я сломал его палочку. Та же участь постигла и палочку Сила. Вот теперь можно проводить переговоры. Главное чтобы они не затянулись, а то курить хочется, да и дождь начинает усиливаться. При плохой погоде у меня портится настроение, а свое дурное настроение я люблю вымещать на окружающих.
   - Какая защита на складском ангаре? - подчинив Патрика империо, спросил я.
   - Петрификус на любого чужака.
   Не оригинально.
   - Заклятие на слово, ауру или кровь? - поинтересовался я. В первом случае, чтобы попасть на охраняемую территорию нужно знать слово ключ. Во втором - люди с запомненной заклинанием аурой. К третьему относятся заклинания типа Фиделиус. Место становится полностью недоступно для всех нежелательных лиц. Тайна его местоположения запечатывается в сердце Хранителя и никаким способом эту тайну вырвать нельзя. Хранитель может раскрыть местонахождение объекта только добровольно. Попасть в подобную местность или здание можно только вместе с Хранителем. Либо Хранитель должен назвать, написать или каким либо образом указать точный адрес. Если изначальный Хранитель умирает, Хранителями становятся все те, кто был посвящён в тайну защитных чар.
   - На слово, - неохотно ответил Патрик. Он еще что, пытается бороться?
   - Слово-ключ?
   - Рraesidio! (лат. Защита, страж)
   - Очень оригинально, - фыркнул я. Как и любой европейский маг, я неплохо знал латынь. - А теперь бодро топай в ангар и жди меня там.
   Патрик поспешил исполнить приказ. Подняв в воздух тела двух оставшихся магов, я подошел к дыре в заборе и, сказав слово ключ, направился следом за ним.
   Складской ангар меня разочаровал - он был практически пуст! Свет обычных магловских ламп освещал ряды огромных стеллажей с пустыми полками. Только на одном из них было несколько коробок. А где спрашивается редкие ингредиенты? Мощные темномагические артефакты? Запретные зелья, книги, свитки? Где все мои трофеи!!! Почему эти чертовы контрабандисты не позаботились об этом!
   Сгрузив неподвижные тела на пол ангара, я снял с Патрика империо и сказал:
   - Старьевщик Шелк передает вам привет.
   - А ты кто? Почтовая сова? Здоровый что-то больно, да и клюв не тот. - У него еще хватает наглости на шутки или это такая нервная реакция? А Патрик все продолжал разглагольствовать: - По мне так ты просто клоун в карнавальной маске. Ты хоть знаешь, с кем связался?!
   - С мертвецами если ты сейчас не сбавишь тон, - ответил я, лениво поигрывая палочкой.
   - Слушай, а зачем тебе этот старик, - быстро сменил тактику Патрик. - Ему жить то осталось года два-три - не больше. - Люблю оптимистов - из них так приятно делать пессимистов. Старик Шелк пережил немало таких вот молодых да дерзких. А скольких еще переживет... - Давай к нам, - предложил маг. - Ты сильный, такому в наших рядах всегда найдется место. Получишь равную со всеми долю. Ну как, по рукам?
   Не понимаю - это вот наглость или просто глупость? В любом случае я не люблю наглецов (спасибо Мародерам) и не терплю глупцов (спасибо Гарри Поттеру и Уизли).
   - Старик Шелк хочет, чтобы вы убрались из Британии и как можно скорей.
   - А что будет, если мы откажемся? - расхрабрился Патрик.
   - Я постараюсь вас переубедить. Для начала вот так, - пожав плечами, я направил на него палочку и сказал: - Круцио!
   Хотя считается, что наибольшего эффекта пыточного заклинания можно достичь наслаждаясь мучениями жертвы, но и без этого Круцио весьма неприятная штука. Поверьте, я знаю, о чем говорю. У Волди была привычка метать его по любому поводу, а зачастую и без оного.
   - Я понял! - проскулил Патрик спустя каких-то секунд тридцать или сорок. Округлив счет до минуты, я снял с него пыточное заклинание и спросил:
   - Так что мне передать почтенному старьевщику? Он, кстати, не будет против, если вы просто исчезните... Темза здесь глубокая.
   - Мы согласны уехать, - прохрипел Патрик, жадно глотая ртом воздух.
   - Вот и хорошо. Приятно работать с умными людьми. У вас есть сутки, чтобы убраться из страны, и пять минут, чтобы исчезнуть с моих глаз.
   Убрав парализующие чары с приятелей Шелка, я выразительно кивнул троице в сторону выхода. Те не стали себя долго уговаривать и, поддерживая друг друга, медленно поплелись прочь.
   Когда они ушли, я принялся осматривать свои небогатые трофеи. На единственном заполненном стеллаже оказалась всякая недостойная внимания мелочевка. Недовольно поморщившись, я уменьшил все более-менее ценное Редуцио и распихал по карманам. Полбуханки лучше, чем ничего, а галлеоны лишними не бывают.
   Оглядев склад в последний раз, я направил палочку в сторону стеллажей, и произнеся: "Адеско Файр!" - аппарировал домой.
    

Глава 7. Не всё тайное - страшно, не все страшное - явно.

 

    

Что ж ты режешь круги, как спутник?

Что высматриваешь внизу?

Непутевый, но не беспутный,

Я поклажу еще везу.

 

И мелькают в колесах спицы,

И дорога уходит вдаль.

Ворон, ворон - смешная птица.

Мне тебя почему-то жаль.

Игорь Доминич

 

   Проснулся я с жуткой головной болью. Мешать магические эликсиры штука весьма мерзкая, а зачастую и опасная. К примеру, если вместе с Феликс Фелицис выпить обычное бодроперцовое зелье, то можно сразу идти на ближайшее кладбище. Почему на ближайшее? А чтобы успеть добраться. Чем сильнее зелье, тем больше список зелий которые нельзя применять пока не пройдет эффект действующего или определенное время после его приема. Впрочем, даже если некоторые зелья разрешено употреблять вместе, это еще не значит что это пройдет для вас незаметно. Не верите? Выпейте после Зелья для излечения фурункулов Рябиновый отвар - и почувствуйте эффект. Для чистоты эксперимента рекомендую делать это на значительном удалении от ближайшего туалета. Потом поймете почему.
   Одно из правил Общего зельеварения гласит - мешать зелья нельзя! Впрочем, некоторые субстанции, получаемые на уроках остолопами вроде Рона Уизли нельзя даже пить... нюхать... лучше их конечно просто не видеть. Совместимость зелий является отдельной дисциплиной Высшего курса зельеварения. К примеру: его проходят будущие колдомедики в академии при госпитале св. Мунго. А то дашь больному вместе с Умиротворяющим бальзамом Экстракт бадьяна, и крыло коматозников пополнится новым постояльцем.
   Голова болела так, что хотелось ее просто отрубить. Нашарив на прикроватной тумбочке флакончик с Тоником из мандрагоры, я поспешил его выпить. Затем, закрыв глаза, я еще минуты две старался сидеть без малейшего движения. Голову слегка отпустило, а вот запах изо рта навеял воспоминания о помойном баке, в который я ночью  направил незадачливых грабителей превращенных в крыс.
    Труд создал из обезьяны человека (вообще-то не труд, а стихийный выброс первичной магической энергии), а утренняя гигиена помогает ему оставаться человеком и дальше.
   Умывшись и дважды почистив зубы - побочный эффект, чтоб он был проклят, никак не хотел проходить, - я сделал короткую зарядку (на долгую моих силенок все еще не хватало).
   Мама как обычно была уже на работе, но на кухне меня уже ждал приготовленный завтрак. Тарелка с ним была заботливо накрыта еще одной тарелкой и укутана в полотенце.
   Тоби все эти дни так не разу и не появился. По-моему мама уже подала заявление в магловскую полицию о его пропаже. Впрочем, мне на это плевать - пускай ищут. Рекомендую начать поиски с окрестных кабаков. Единственное что меня волновало в судьбе Тоби, это только то, что мама беспокоилось о его судьбе.
   Покончив с завтраком, я одел одну из новых школьных мантий и привычно аппарировал в Косой.
   Площадь перед Гринготтсом была полна народу. Стоило мне на ней появиться, как на меня едва не налетел старшекурсник Хога:
   - Куда прешь, мелочь! - зло процедил он. Вроде равенкловец, а заносчивости как у слизеринца.
   Не дожидаясь моих извинений (в общем-то, я и не собирался извиняться), он обошел меня и зашел в банк.
   - Северус, мальчик мой! - приветствовал меня Шелк, едва я переступил порог его лавки. - Слышал последние новости? Ночью в магловских доках был сильный пожар. И это не смотря на дождь!
   - С каких это пор пожары у маглов стали новостью? - флегматично пожал плечами я.
   - Ну не скажи! Там какой-то шутник, явно из наших, младшего элементаля огня выпустил. Да еще и цель тому не указал, вот он полночи и бушевал. Пока министерские маги не поняли, что это не простой пожар, и не усмирили его. Авроры и Отдел тайн там с самого утра по территории ползают, остаточные следы шутника ищут. Думаешь найдут?
   - Министерские? Вряд ли. Они Волдеморта, танцующего на столе министра не заметят, не то что какие-то остаточные следы. Это только с недоучками работает.
   - Ну и ладно. Давай пропустим по стаканчику?
    Шелк достал из уже знакомого мне ящика очередную бутылку огневиски. Только в этот раз это был редкий и весьма дорогой сорт "Black Dragon". Улыбнувшись, он разлил напиток по (о ужас!) чистым стаканам. В этот момент старик столь напомнил мне "доброго дедушку", того который Дамби, только вместо чая и лимонных долек была бутылка огневиски, что я с трудом подавил в себе желание выхватить палочку.
    
   В пятнадцать лет хлебать огневиски словно тыквенный сок - попахивает алкоголизмом Северус. Но когда я отказывался от дармового огневиски? Тем более от дорогого, дармового огневиски?
   - Чек или наличные? - поинтересовался Шелк, когда мы смочили горло.
   - Пойдет и чек.
   Он ушел в заднюю комнату, но вскоре вернулся.
   - Все как договаривались. - Старьевщик протянул мне чек Гринготтса и купчую. - Купчую я переписал на тебя.
   - Ты бывал там? - спросил я, помахав купчей.
   - Да, один раз, - помрачнел Шелк. - Гиблое место, если честно. Посмертное проклятие само по себе мерзкая штука, а на теперь уже твоих владениях оно и вовсе запредельное.
   - Покажи мне.
   - Я знал, что ты об этом попросишь, - вздохнул Шелк, отставив в сторону взятый было стакан. - В сам замок я аппарировать не буду, да и тебе пока лезть туда не советую, а место покажу.  - Он протянул мне руку, я ее плотно сжал и мы аппарировали.
   Перенеслись мы на небольшую лесную полянку.
   - Дальше сам, - сказал старик. - Твои владения на севере, тут недалеко. Выйдешь из леса увидишь озеро и замок. Я с тобой не пойду, даже не проси. Проклятие на местности вытягивает силы, а в моем возрасте подобная штука весьма опасна. Закончишь любоваться окрестностями, возвращайся ко мне. В замок не лезь! - Вторично предупредил он.
   Немного помолчав, словно что-то обдумывая, Шелк махнул рукой и пробормотал: - А-а-а, все равно ведь полезешь! Молодость, молодость... Вот, держи. - Старьевщик снял с шеи небольшой медальон в виде кельтского креста и протянул его мне.
   - Зачем? - спросил я, недоуменно рассматривая этот дар Шелка.
   - Это одноразовый портал ко мне в лавку. Влипнешь в неприятности - а ты точно влипнешь, используй его.
   - С чего такой щедрый и дорогой подарок? - поинтересовался я, не скрывая подозрения.
   - Сам не знаю, - пожал плечами Шелк. - Нравишься ты мне чем-то парень. Слишком напоминаешь меня в молодости. И если не хочешь к моим годам обзавестись вот этим, - он выразительно постучал клюкой по своей хромой ноге, - кучей шрамов и неизлечимых болячек, то слушай... хоть иногда, что говорят старшие. А насчет дороговизны не беспокойся, я вычту стоимость портала из твоей будущей доли, - добавил он напоследок.
   Хитро улыбнувшись, Шелк аппарировал из леса. Я же достал палочку, и направился в указанном им направлении.
   Идти пришлось долго. Что же так могло напугать старика, что он не решился аппарировать поближе? Срезав мешающие ветки деревьев очередным диффиндо, я смахнул с рукава мантии мелкого паука и поморщился. Лес - терпеть его не могу, после того события на третьем курсе. Да, да - опять дурацкие шуточки Мародеров. В тот раз я, правда, сравнительно легко отделался, легкий вывих, да несколько царапин даже в медкрыло обращаться не стал.
   Наконец лес стал реже, а впереди показался просвет. Я хотел уже прибавить шаг, но остановился. Что-то было не так. Лес замер, словно умер. Нет шума птиц, пропали вездесущие насекомые. Покопавшись в карманах мантии - с этим карманами тоже надо что-то делать - я вытащил флакончик с "Усиленным животворящим эликсиром" и "Охранным зельем". Повертев их в руках, я выпил эликсир, а зелье убрал обратно в карман - хватит с меня головной боли.
   Покрепче сжав палочку, я направился к просвету между деревьями. Тревожные чувства тоски и страха увеличивались во мне с каждым сделанным шагом.
   Под моими ногами что-то громко хрустнуло. В мертвенной тишине этот звук был подобен взрыву. В это мгновение меня охватило невообразимое чувства холодного ужаса. Сердце бешено стучало в груди, словно пытаясь вырваться из темницы ребер. А все моё тело била крупная дрожь. Посмотрев на землю, я увидел под своей правой ногой мелкую сухую ветку.
   Меня охватило злость. Злость на самого себя, на свою слабость.
   - И это все?! - проорал я в небеса, словно посмертное проклятие могло меня услышать. -  Придумай что-нибудь поинтересней!
   Крепко сжав зубы, я вновь пошел вперед, более не обращая внимания на чувство тревоги и страха. Лес кончился, впереди показалась сверкающая на солнце ровная гладь небольшого озера. Ярдах в трехстах по правую руку от меня в озерную гладь врезался большой утес. Выглядел он в подобном месте совершенно неуместно и дико, словно его искусственно вырастили. На его плоской, словно срезанной мечом вершине виднелись развалины замка. При одном только взгляде на них на меня снова накатила волна беспричинного страха.
   От замка мало что осталось, груда камней вместо стен, да одинокая полуразрушенная башня центрального донжона, словно сошедшего с картинки книги по средневековью.
   Сколько же это место заброшено? Века четыре? Или все пять?
   Никаких дорог или тропинок поблизости не было, спустившись к воде, я направился к утесу, разглядывая внушительную башню донжона. Казалось, что опасность таится в каждой узкой бойнице.
   Внезапно на меня напала странная апатия, сонливость и слабость. Хотелось лечь, вот прямо тут на песчаном берегу, закрыть глаза и спать, спать, спать.
   Подавив зевок, я вытащил из кармана флакончик с тоником из мандрагоры и одним махом выпил его до дна. Сонливость и апатия ушла, а вот слабость никак не проходила. Казалось, что сама земля пьет из меня магию и силы.
   Может Шелк прав? И не стоит лезть в замок? Пока не стоит...
   Некоторое время во мне шла борьба между любопытством и осторожностью. Окончилась она в ничью - я решил не лезть в замок, а рассмотреть его с воздуха.
   Поднявшись над землей на пару ярдов, я с удивлением отметил, что слабость уменьшилась. Значит и проклятие не всесильно!
   Не смотря на разрушения и общее запустение, с воздуха замок выглядел внушительно. Утес был гораздо больше, чем могло показаться со стороны. А немаленький донжон не занимал и десятой части. Да на этом утесе можно даже поле для профессионального квиддича разместить, еще и немало места останется. Помимо полуразрушенного донжона виднелись остатки еще нескольких строений. Вся местность поросла сухим колючим кустарником. В южной части утеса виднелось с десяток высохших и совершенно черных деревьев, выстроившихся в два ровных параллельных ряда - видимо там было что-то вроде небольшого парка или аллеи.
   Поднявшись еще выше, я медленно пролетел прямо над утесом. В центральной части оказалась круглая каменная чаша, заполненная темной водой.
   Рассмотрев развалины, я решил медленно облететь утес по кругу.
   Если бы не посмертное проклятие -  это место прекрасно подошло бы для мэнора. Уединенное, тихое, вдали от мира с его шумом суетой и вечной войной одного зла с другим.
   А озеро! Какое великолепное тут озеро. Так и хочется нырнуть в прохладную чистую воду, особенно вон в том месте, где под водой виднеется какая-то здоровая тень.
   Стоп...
   Какая к Мерлину тень?!
   И почему я вишу так низко и едва не касаюсь пальцами воды?
   Эти мысли едва не стали последними мыслями в моей жизни. Тень под водой резко рванула в мою сторону. Я взлетел вверх, словно выпущенный из пращи камень. В тот же момент из воды показались огромная голова на тонкой шее.
   О, Мерлин! Это же келпи! Только с чего это он вымахал размером с дракона? Интересно, и какая форма у него на суше при таких то размерах. Лошадь? Бык? Да он же размером с целый табун!
   Келпи - низший водяной дух. Излюбленное их место обитания - реки и озёра неподалеку от мест силы. Келпи крайне враждебны к магам и маглам. Последним они обычно являются в облике пасущегося у воды прекрасного коня, глупый магл садиться на лошадку. Лошадка тут же прыгает в воду и превращается в здоровое чешуйчатое чудище, а магл превращается в обед... ну или ужин. Келпи был одним из немногих духов, которые были не прочь полакомиться не только жизненной силой, но и плотью. С магами подобный фокус, разумеется, не проходит, маги вообще крайне отрицательно относятся к тому, чтобы стать чьей-нибудь закуской. Подводный народ, тоже любитель мест силы, уже давно истребил большинство келпи. Последний известный келпи долгое время терроризировал подводный народ и маглов в озере Лох-Несс и его окрестностях, но в конце 50-х разделались и с ним.
   Келпи вытянул шею из воды и в бессильной злобе клацнул зубами в воздухе. Находясь на суше келпи может принимать разную форму: лошадь, бык иногда даже человек. Но в своей родной стихии он предпочитали выглядеть по-другому. Длинная шея с непропорционально большой головой, каплевидное тело с длинным хвостом и четыре конечности ласты. Если бы не размеры, то один в один из этих древних ящеров столь любимых маглами.
   "Что, бедняжка, остался ты сегодня без обеда? Северуса Тобиаса Снейп-Принц так просто не сожрать" - позлорадствовал я, поднимаясь на всякий случай еще немного выше и нацеливая на келпи свою палочку. Младший водный дух, даже столь здоровый, хорошему магу не соперник.
   В тот же момент на мой разум обрушился страшный по силе удар. Едва не потеряв сознание, и чудом не выронив палочку, я рухнул вниз, прямо в пасть страждущему келпи.
   От участи стать обедом меня спас отданный Шелком одноразовый портал. Аппарировать летя камнем к земле (в моем случае к пасти) не смог бы и сам Мерлин. А то, что после телепортации, я с полутораметровой высоты рухнул носом прямо в пол, было сущим пустяком.
   На грохот от свидания моего горячо любимого (а самое главное - целого) тела и пола прибежал Шелк. Кстати в этот раз он почти не хромал.
   - Ты как - цел? - спросил он. - Говорил же, не лезь в замок.
   - Я и не лез, - прохрипел я, пока Шелк помогал мне подняться с пола. - Там в озере сидит келпи! Хотя это не келпи, а Моргана знает что! Эта тварь чуть меня не сожрала!
   Подумать только! Меня - одного из лучших легилиментов-окклюментов, побил ментальным ударом какой-то низший дух! Поймаю гадину и распотрошу на ингредиенты для зелий! Хотя... какие ингредиенты - он же дух. Тогда просто поймаю и убью. Нет... не просто - с особой жестокостью!
   - Проклятая земля влияет на всех существ. - Шелк наставительно поднял палец вверх. - Животные обычно избегают таких мест. С магическими существами и духами подобно келпи - сложнее. Большинство из них, так или иначе, тяготеют к местам силы. А чаще всего именно места силы становятся объектом посмертных проклятий.
   - Да знаю я! Просто не ожидал подобной ловкости от низшего духа. Мало того, что вымахал размером с дракона, так еще и сильнейший легилимент.
   Если в чем-то я и преуспел, помимо зелий, то это легилименция и окклюменция. Постоянное общение с Волди и Дамби - лучший стимул к изучению этих связанных между собой дисциплин и великолепная практика. Своей защитой разума я по праву гордился. Столько лет и Волди и Дамби, если им удавалось покопаться в моих мыслях, видели только то, что я хотел им показать или не видели ничего. Не овладей я этими навыками - уже давно бы стал кормом для Нагайны. Да и "доброму дедушке" лучше не знать, что я на самом деле думаю о нем, его ордене и этих проклятых интригах!
    - С проклятой землей всегда так, никогда не знаешь чего ожидать, - пожал плечами Шелк, пока я приводил себя в порядок. - Живой выбрался - уже хорошо. Для своего возраста ты конечно великолепный маг, но о посмертные проклятья обламывали зубы маги сильнее и опытнее тебя. Без хорошего знания Темных искусств, с проклятиями подобного рода лучше и вовсе не связываться.
   "Я и так их неплохо знаю!" - хотел было съязвить я, но вместо этого спросил:
   - Ты что-то говорил о новом крупном заказе? - Мэнор, Мэнором, а деньги деньгами.
   - Есть такое дело, - почесал подбородок Шелк. - Мне нужна очень крупная партия лечебных зелий.
   - Так в чем проблема? Сходил в аптеку и купил - они же не запрещены.
   - Это когда по паре флакончиков покупаешь, они не запрещены, - сварливо заметил Шелк. - Если берешь столько, что тебе за всю жизнь не выпить, появляются вопросы. А вопросы в моем деле - лишнее.
   Я понятливо кивнул.
   - Еще нужна подробная инструкция: что для чего и что с чем мешать нельзя, - добавил Шелк, внимательно на меня посмотрев.
   Хе-х, старик, ты не промах. Решил сбыть маглам крупную партию магических зелий?
   Своими догадками я, естественно, делиться не стал. Меньше знаешь - короче срок. Министерство не любит конкурентов, а потому связи "бизнесменов" подобных Шелку с миром маглов обычно жестко пресекаются.
   - Сколько? - задал я тот единственный вопрос, который меня действительно интересовал...
   Несмотря на близкое (к счастью не очень) знакомство с незваным арендатором моих владений, лавку старьевщика я покидал с хорошим настроением. Я уже давно заметил, что ничто так не повышает настроение, как галлеоны. И чем галлеонов больше, тем лучше мое настроение. А проклятие? Что проклятие? Я кучу Уизли терпел в течение нескольких курсов, да еще и Поттера к ним в придачу - вот это настоящее проклятие.
   - Северус!.. - окликнул меня знакомый голос, когда я уже хотел войти в Гринготтс. Обернувшись, я заметил Люциуса Малфоя в сопровождении Нарциссы пока еще Блэк. Черт, я уже и позабыл, какой эффектной парой они были в молодости.
   Оба блондины. Он высокий, стройный (если кого-то и можно заподозрить в родстве с сидами, то это Люциуса), она миниатюрная и хрупкая. Поговаривали, что между ними не было особой любви. Но я то знал, что это не так. Люциус не был примерным семьянином (а какой он закатил мальчишник перед своей свадьбой!), точное число его любовниц неизвестно даже мне, но свою жену и Драко он любил.
   На лице Люциуса и Нарциссы были приветливые улыбки. Да, они еще не разучились тепло и искренне улыбаться.
   О, Мерлин! Только сейчас глядя на своих... хм... друзей, я понял, насколько молодыми и глупыми мы были тогда, когда влезли в это противостояние Волди и Дамби.
   Как же далек этот Люциус от того чопорного фанатика чистоты крови.
   Да мой скользкий друг, это потом... все будет потом. Ты научишься скрывать свою боль и страх за холодной маской. Будешь вымещать ярость от собственного бессилия на домовике. Темная метка привяжет твое тело к лорду, а страх за семью поработит душу.
   - Рад тебя видеть, Люциус, - пожал я протянутую мне руку мага. - Мисс Блэк, вы прекрасны как никогда.
   - Комплименты? Это точно Северус? - вполголоса поинтересовалась Нарцисса.
   - Не знаю, - задумчиво протянул Люциус. - Пусть докажет.
   - Напомни, как звали ту шестикурсницу из Равенкло с которой ты...
   - С которой, я любил заниматься Нумерологией в библиотеке, - быстро перебил меня Люциус.
   То что, любил заниматься - это я не спорю. Но вот не нумерологией, а кое-чем другим и отнюдь не в библиотеке. Хотя - зная Люциуса - может и в библиотеке бывало...
   Нарцисса кинула на Люциуса задумчивый взгляд. Сколько бы успешным конспиратором не считал себя Малфой, я практически уверен, что она знала если не обо всех, то о большинстве его похождений на стороне.
   - Я рад, что ты принял мое приглашение Северус. Надеюсь, лорд Снейп-Принц, что вы позволите мне вас так называть в неформальной дружеской обстановке? - спросил он, нацепив на лицо свое излюбленное "парадное" выражение - вы все ничтожества, а я Малфой!
   - Конечно мистер Малфой, - серьезно кивнул я.
   - Твое вступление в наследство Рода наделало немало шуму. Так что готовься к повышенному вниманию на приеме, - он слегка понизил голос и добавил полушепотом: - О тебе спрашивал даже ОН сам.
   - Такое внимание мне льстит.
   - Люциус... - Нарцисса выразительно посмотрела на висевшие над банком часы.
   - Ах да! Прости, мы торопимся. Был рад нашей встрече, лорд Снейп-Принц, - он  кивнул головой.
   - Взаимно. Мистер Малфой, мисс Блэк, желаю вам удачного дня.
   Я вновь поднялся по небольшой лестнице к дверям банка, и еще успел услышать вторичное "Это точно Северус?"  от Нарциссы.
   Сербоскрепс, вновь встретил меня едва я переступил порог. Аппарировал он что ли? Или у гоблинов чутье на их клиентов?
   Быстро проводив меня в уже знакомый кабинет, он торопливо сказал:
   - К нам пришла бумага из Министерства. Вами кто-то весьма заинтересовался, лорд Снейп-Принц.
   - Что за бумага?
   - Запрос о состоянии вашего родового счета.
   - Я думал, что Гринготтс не разглашает подобную информацию о своих клиентах, -нахмурился я.
   - Это не совсем так, лорд Снейп-Принц, наш народ взял на себя определенные обязательства перед Министерством. Потому, вот ознакомьтесь с нашим официальным ответом. - Сербоскрепс протянул мне листок бумаги, и я принялся за его изучение.
   Так. Что тут у нас... "Согласно договору от 18..." - это можно пропустить. "Пункту десять устава Гринготтса, подпункту пять..." - пропускаем. "Пункту три Положения о магической банковской деятельности..." Р-р-р, эти многочисленные ссылки на законы, положения, уложения и уставы начинают меня уже слегка злить. Где что мне нужно? А, вот оно! Последняя строчка в самом конце документа:
   "... извещаем вас, что на счету рода Принц присутствуют денежные средства"... Точка. И это все?
   Перевожу удивленный взгляд на гоблина. Сербоскребс сидит с серьезным видом, но что-то в его глазах подсказывает мне, что в мыслях он просто хохочет.
   - А еще говорят, что у гоблинов нет чувства юмора, - пробормотал я, возвращая бумагу Сербоскрепсу. С невозмутимым видом тот вернул ее в стол. - Против подобного вашего ответа я не возражаю.
   - Вам снова нужен доступ к вашему хранилищу? - спросил гоблин о цели моего визита.
   - Нет, я хотел бы обналичить чек, - с этими словами я протянул ему выписанный Шелком чек.
   Увидев вписанную в него сумму, Сербоскрепс чуть ли не причмокнул губами. Много позже я узнал, почему гоблины испытывают столь трепетную нежность к наполнению сейфов своих клиентов. Чем крупнее суммы на счетах клиентов, тем выше котируется статус приставленного к ним гоблинского семейства.
   - Что-то еще лорд Снейп-Принц? - После зачисления на мой счет столь крупной суммы Сербоскрепс просто лучился добродушием и любезностью.
   - Да, оформите мне чековую книжку, - при мыслях о предстоящих крупных тратах я немного поморщился. Но идти на прием к Малфоям надо, а на это нужны галлеоны.
   Сербоскрепс отодвинул один из многочисленных ящиков своего стола и достал чистую чековую книжку. Придвинув к себе чернильницу с пером, он аккуратным каллиграфическим почерком вывел на чековой книжке мой титул и имя. Энергично помакнув написанное с помощью массивного пресс-папье, гоблин положил чековую книжку на изрезанную рунами бронзовую табличку и придвинул ко мне.
   - Приложите, пожалуйста, ладонь вот сюда, - попросил он.
   Стоило мне сделать это, как бронзовая табличка сильно нагрелась, это чувствовалось даже через бумагу чековой книжки.
   - Можете, убрать руку, - сказал Сербоскрепс, спустя полминуты. - Напоминаю вам правила использования магической чековой книжки. Громко произносите сумму и отрываете один листок. Крайне не рекомендуется делать это в перчатках, особенно в защитных, - с этими словами он протянул книжку мне. - Оформление первой книжки для вас бесплатно. Считайте это подарком нашего банка возрожденному роду Принц.
    
   Поблагодарив гоблина, я покинул банк, но вместо своего привычного маршрута Аптека-Лютый, направился к лучшему магазину одежды магического Лондона. На прием Малфоев в школьной мантии не заявишься. Либо извольте соответствовать, либо просто не лезьте. До сих пор помню косые взгляды на тех немногих приемах у Малфоя, на которых я был.
   Наконец показалась вывеска с двумя вычурными золоченными "Т". И весьма скромная витрина, задрапированная темно красным полотном опять же с двумя золотыми "Т". Ни кричащей рекламы, ни выставочных манекенов с образцами, как у мадам Малкин. Два золотых "Т" - это само по себе и реклама, имя и показатель качества. Чтобы одеваться здесь, нужно много... нет - очень много денег!
   Поборов внезапно нахлынувшую на меня робость, я толкнул дверь, вошел внутрь и с интересом огляделся. Магазин "Твилфитта и Таттинга" мало походил на обычные магазины одежды, пусть и трижды магические. Первое что бросалось в глаза - никакой одежды здесь и в помине не было. Небольшая ярко освещенная комната, стены задрапированы все той же темно-красной тканью. В центре комнаты небольшой постамент с куклой-манекеном.
   Ко мне подошла, наверное, самая чудная парочка и без того слегка (или, как в случае с близнецами Уизли, не слегка) двинутого магического мира Британии. Высокий и худой, словно жердь, Твилфитт. Маленький, толстый и круглый, словно мяч, Таттинг.
   - Лорд Принц! Какая честь! - сказал Твилфитт.
   - Рады, очень рады, - вторил ему Таттинг.
   Нет, этой паре надо было стать клоунами, а не модельерами - аншлаг был бы им гарантирован.
   - Желаете сотворить себе новую мантию! - вновь взял слово Твилфитт.
   - Да, мне нужна парадная мантия для приема у Малфоев.
   - Помолвка Малфоя младшего и мисс Блэк, - понимающе кивнул Твилфитт. - Мистер Малфой и мисс Блэк только что заходили к нам посмотреть платье мисс Блэк. Верно, Берти?! - повернулся он к Таттингу.
   - Ты прав, Реджи. - кивнул Таттинг. - Кажется, мистер Малфой был не слишком рад своему очередному визиту к нам. Сколько мисс Блэк уже правит свой наряд? Пятый раз?
   - Шестой, Реджи. Сегодня как раз был шестой, - сказал Твилфитт. - Вы правильно сделали, что зашли к нам, лорд Снейп-Принц. При всем уважении к мадам Малкин, ее парадные мантии никуда не годятся.
   - Да, да! Никуда не годятся, - подтвердил Таттинг, покачиваясь на пятках.
   - Встаньте здесь, лорд. - Твилфитт поднял палочку и превратил один из манекенов в мое полное подобие. Да, Снейп, смотреть на тебя без жалости просто невозможно. Тощая фигура, бледная кожа, сальные неровно остриженные волосы. Встретит кто ночью, так того и гляди за вампира примет.
   Не успел я "полюбоваться" на свою куклу, как на меня посыпался целый град вопросов от магов-дизайнеров. Классический стиль? С капюшоном или без? Глубокий капюшон или нет. Свободные рукава? Карман для палочки? Общее количество карманов? Их расположение?..
   После каждого ответа Твилфитт и Таттинг, что меняли в костюме манекена.
   - Материал? - спросил Твилфитт, когда я окончательно выдохся. Скорее бы это мучение закончилось. Лучше уж чаепитие с Дамби, чем покупка дизайнерской мантии!
   - На ваше усмотрение, - пожал плечами я. Мои познания в области тканей, а тем более их магических аналогов, стремились  к нулю. - Только ничего запредельного! - торопливо добавил я. Фантазия у Твилфитта и Таттинга может и безгранична, а вот мой банковский счет - нет... а жаль.
   - Что думаешь, Берти? - спросил Твилфитт, нервно пройдя вокруг манекена.
   - Шерсть викуньи - превосходный выбор для парадной мантии. - Таттинг вновь покачнулся на пятках.
   - Рунический шелк смотрится лучше, - возразил Твилфитт и повернулся ко мне: - Какой цвет вы предпочитаете, лорд Принц?
   - Черный и зеленый.
   - Тогда шелк, - согласился с Твилфиттом Таттинг.
   Твилфитт сделал несколько пасов палочкой. Мантия на манекене приобрела насыщенный черный цвет с легким изумрудным отливом.
   - Что думаешь, Берти? - вторично спросил он.
   - Мне кажется, что так будет лучше, Реджи! - ответил тот и несколько раз провел палочкой над манекеном. На мой взгляд, не поменялось ровным счетом ничего, а вот Твилфитт кивнул и сказал:
   - Ты прав, Берти, так гораздо лучше.
   Направив палочку на манекен, Твилфитт заставил тот покрутиться на месте, поднять то одну руку то вторую. Мантия выглядела великолепно - это мог признать  даже я, всегда весьма равнодушно подходивший к выбору одежды.
   И с чего я взял, что на меня без жалости смотреть невозможно?
   Тонкий аристократичный профиль, уверенная линия плеч, гордая осанка, выразительный взгляд. Белая кожа создает эффектный контраст с черными, как смоль, волосами (помыть и нормально подстричь которые все же не помешает).
   Мои восторги слегка уменьшились после озвученной Таттингом суммы. Сто восемьдесят галлеонов за одну мантию! Да этого на небольшой магазин одежды хватит! Любовно вскормленная годами безденежья жадность просто душила меня, пока я выписывал чек. Но вскоре ее ждал еще один удар, коварно нанесенный Твилфиттом.
   - Вы собираетесь идти на прием в этом? - поинтересовался он, разглядывая мои джинсы. И что ему не нравиться? Вполне приличные джинсы. - Это конечно очень демократично, - быстро добавил Твилфитт. - Но для приема к Малфоям я бы позволил себе вам порекомендовать одеться более официально.
   Тяжело вздохнув, я вновь потянулся за чековой книжкой.
   Из цепких лап магов-модельеров я вырвался только спустя полчаса, лишившись в сумме целых двухсот пятидесяти галлеонов! Помимо мантии пришлось купить строгий фрак с сопутствующей ему белоснежной рубашкой, туфлями и прочим.
   "Красота требует жертв!" - твердил мне внутренний голос.
   "Да, но не таких же!" - возмущалась жадность.
   Мантию и костюм Твилфитт и Таттинг пообещали закончить к завтрашнему дню (на манекене оказалась лишь иллюзия) и доставить мне на дом.
   Аппарировав к себе в комнату, я стянул с себя школьную мантию и развалился поперек кровати, раскинув руки в разные стороны. Да, денек выдался крайне насыщенным.
   Не вставая с кровати, я достал палочку и, сделав пас в сторону шкафа, громко произнес:
   - Акцио Кодекс!
   Откликаться на призыв магическая книга упорно не хотела. А потому мне все же пришлось подняться с кровати и достать ее из шкафа самостоятельно. До чего же ленивая книга этот Кодекс Рода!
   - Посмертные проклятия! - приказал я, вновь устроившись на кровати, но на этот раз в компании древнего фолианта.
   Кодекс привычно открылся на нужной странице, и я погрузился в чтение.
   Где-то спустя полчаса я закрыл кодекс и вздохнул. В Кодексе Рода содержалось с десяток вариантов наложения подобного проклятия. Сразу видно, что род Принц был далеко не светлым, но таковы все древние роды. Древним считается чистокровный род, семь поколений предков которого были чистокровными волшебниками. А исток большинства древних родов находится и вовсе в Средних веках (у некоторых и раньше). А гуманизм в то время были не в чести, особенно среди волшебников.
   Помимо вариантов наложения проклятия, был список проклятых мест: Готэм,  Эвен-Эзер и прочие места. Кстати, своего замка (вернее его развалин) я в списке не нашел. Единственной рекомендацией было - держаться от подобных мест как можно дальше. И никаких тебе намеков на возможность снятия проклятия!
   Черт, ну должен же быть хоть какой то способ! В жизни не поверю, что маги древности не научились снимать посмертные проклятия. А значит надо искать.
   Вновь придвинув к себе кодекс, я произнес:
   - Потеря магии, болезни, проклятия. - Хватит сегодня заниматься ерундой. Пора взяться за то, что действительно важно - поиски лекарства для матери, а земля и прочее вполне может подождать. С тех самых пор как кодекс попал мне в руки, я не оставлял этих поисков. Пока все было тщетно. Симптомы ее болезни не попадали ни под одну известную болезнь или проклятие.
   От изучения кодекса я оторвался ближе к вечеру, да и то меня просто отвлек начавший барабанить по подоконнику ливень. Достав из брошенной прямо на пол мантии помятую пачку сигарет, я закурил прямо в комнате.
   Опять ничего!
   Нет! Должен быть способ! В последнее время вера во всесильность родовых кодексов в моих глазах сильно пошатнулись. В кодексе Рода (в той части, что я успел изучить) было многое: более простые, быстрые и экономные варианты создания заклинаний, несколько довольно интересных проклятий. Но самого важного - хотя бы подсказки для спасения матери я все еще не нашел.
   Зашумел ключ в дверном замке. Поспешив выбросить сигарету в окно, я наскоро проветрил комнату.
   - Мам, нам надо поговорить.
   - Решили мне во всем признаться, лорд Принц, - сухо улыбнулась мать, кивнув головой.
   - Ты знала? Но как? - удивился я.
   - Кодекс Рода - я почувствовала его близкое присутствие. К тому же вся эта твоя возня с зельями и покупки... Нет, я вовсе не копалась в твоих вещах, - быстро добавила она, смотря мне прямо в глаза.
    Да, есть у меня такой недостаток - я еще с детства крайне болезненно воспринимаю вторжение в свое личное пространство. Коим я считал свою комнату. На прошлых каникулах ко мне как-то вломился перебравший Тоби. Только вовремя кинутое матерью обезоруживающие заклинание спасло тогда это ничтожество от какого-нибудь болезненного проклятия. Благодаря Мародерам, я стал по ним едва ли не мастером, ведь большинство из них опробовал на собственной шкуре. Меня же вмешательство матери избавило тогда от неприятностей с Министерством.
   - Один из домовиков аппарировал в коридор, когда я была дома, - пояснила мама. - Он перепугался и выронил пакет с ингредиентами для зелий. Потом долго извинялся и собирал их с пола.
   - Да, я вступил в наследие рода, - кивнул я, делая видимым перстень лорда и демонстрируя его матери. Отпираться теперь все равно было бессмысленно.
   - Как это тебе удалось?!
   - Прошел ритуал в Гринготтсе.
   - Безрассудный мальчишка! Ты хоть понимаешь, как ты рисковал?
   - Гоблины сказали, что ритуал был условно опасным.
   - Гоблины, - поморщилась мать. - После конвенции 1918 года "О классификации магических и темномагических ритуалов" у них чудесным образом все самые опасные ритуалы стали относиться к "умеренно опасным". Смертельно опасные ритуалы, по той конвенции, проводятся только в присутствии представителей аврората или Министерства.
   Вот ведь поганцы! То-то мне не нравились томные взгляды Сербоскребса в сторону ближайшего выхода в начале ритуала. Ладно, что было, то было. Меня никто под угрозой авады не заставлял проходить этот ритуал. Я сам полез. Хотя, после сенсационного "Пророка", трупов в подземельях Гринготтса порядком прибавится. Полукровок пресекшихся родов в Британии немало. Следуя моему примеру, кто-то может попробовать пройти ритуал...
   Может и сам Волди полезет доказывать собственную чистокровность? Он конечно сильнейший маг современности, но отнюдь не "наследник Слизерина", хоть и любит себя так называть. Хотя, Волди слишком умен, чтобы вот так сразу лезть. Наверняка пошлет вперед кого-нибудь из своих прихлебал. Это в ближнем круге я был единственным полукровкой (плюс сам Волди), а среди "мяса" полукровок едва ли не больше половины. Чувствую, что у дракона в подземельях Гринготтса скоро будет маго-мясная диета.
   Впрочем, гоблины вряд ли будут прятать тела и наверняка сольют информацию о неудавшихся ритуалах в прессу. Это слегка остудит горячие головы большей части полукровок... ну, я на это надеюсь.
   Да, Люциус прав, внимание к моей скромной персоне теперь будет повышенное. Хотя, чего теперь сожалеть? Нужно было либо сразу бежать вместе с Лили, либо сражаться. Я сам выбрал второе. И теперь внимание Волди и Дамби мне только на руку.
   - Покажи мне его? - внезапно попросила мать.
   Сходив к себе в комнату, я взял фолиант с кровати и отнес его на кухню.
   - Да, это он, - она неверяще покачала головой и протянула к книге руку, но, так и не прикоснувшись, одернула  руку.  На кодекс  она смотрела с благоговением, но было в ее взгляде что-то еще... усталость и какой-то откровенный страх.
   - Что-то не так? - осторожно спросил я. Страх матери мне был совершенно непонятен.
   - Не думала, что вновь его увижу. Столько воспоминаний и не всегда радостных, - по щеке матери пробежала одинокая слезинка. А вот это меня уже просто напугало. На моей памяти Эйлин Снейп, бывшая когда-то Принц, никогда не плакала. Мама вообще была довольна скупа на эмоции. - Ты знаешь, как погиб род Принц? - спросила она, утерев глаза. - Хотя... откуда тебе знать?
   - Ты никогда мне не рассказывала об этом, - признал я. Кое-что мне было конечно известно - дедушка и дядя погибли при неудавшемся ритуале, тот же самый ритуал едва не сделал маму сквибом.
   - Род Принц... - на мгновение мама замолчала, собираясь с мыслями. - Мы... - она вновь сбилась, но, кинув еще один испуганный взгляд на кодекс, продолжила. - Род Принц один из самых древнейших магических родов Британии - это ты и сам, наверное, знаешь. Но древний род это не только родовая магия, это еще и целая вереница родовых проклятий. Обычно о них стараются не распространяться. Ведь подобное знание может стать оружием в руках врагов. Но некоторые проклятия не спрятать. В роду Малфоев рождается всего один ребенок - награда Британских магов всем магам Вильгельма Завоевателя. В Роде Блэк в каждом колене есть предатель крови, а зачастую и не один.
   Род Принц за почти двухтысячелетнее существование собрал более чем достаточно родовых проклятий. На Род посыпалась неудачи, он терял влияние и богатства. Мой отец, твой дед, решил это изменить...
   - И что произошло?
   - В ритуале участвовало три последних Принц, - глухо продолжила рассказ мама. - Две добровольные жертвы должны были избавить последнего оставшегося Принц от вереницы родовых проклятий, что привели к  падению некогда великого Рода... - Она замолчала, и закрыла глаза, крепко сжав кулаки.
   - Если тебе так тяжело вспоминать, то не надо, - покачал головой я.
   - Нет, я должна! Особенно теперь!.. Ритуал пошел не так как нужно. В самый разгар ритуала, когда магия вошла в полную силу, один из его участников испугался и не сделал того, что должен был сделать. Ей было всего девятнадцать, она не хотела умирать пусть и во имя Рода. - Мама отвела взгляд в сторону  и тихо прошептала: - Это я уничтожила Род Принц.
    
   Страшно захотелось закурить, рука просто сама дернулась к карману с сигаретной пачкой. Спутанные мысли беспомощно метались в моей голове.
   - Твоя болезнь, это посмертное проклятие? - глухо спросил я, машинально продолжая бесплодные поиски в своих карманах. О том: что вожделенная пачка оставлена в спальне, и мать о моей дурной магловской привычке ничего не знает, я просто забыл.
   - После того как из-за моей трусости погибли отец и брат, я совершила еще одну глупость - попыталась вступить в наследство Рода. Магия рода прокляла меня, посчитав предателем крови ответственным за гибель Рода, по сути таковым я и была.
   - От этого можно избавиться?
   - Нет, это бесполезно. Одно то, что я прожила так долго, это просто чудо. Я знаю, что мне уже недолго осталось...
   - Не говори так! Я найду способ!
   - Глупый мальчик, - вздохнула мать. - Такого способа нет.
   - Я найду его. Даже если мне придется уничтожить эту чертову книгу и отказаться от наследия Рода.
   - Не смей об этом даже думать! Ты хоть понимаешь что сейчас перед тобой?! Эта история и знания всех Принц, что жили до тебя. Скажи ей открыть генеалогическое дерево Принц!
   - Генеалогическое дерево! - приказал я. Кодекс рода раскрылся в самом начале. Я мысленно присвистнул. Разворот из двух немаленьких листов было исписан мелким, убористым, подчас едва различимым почерком. Если фамильное дерево Принц, в лучших традициях древнейших родов, воссоздать на гобелене, то этот гобелен займет целую стену в самом большом зале мэнора. К сожалению, наибольшее число ветвей было в центре родового дерева. Потом, то одна, то другая ветвь обрывалась. В самом конце же находилось и вовсе одно имя  - Северус.
   - Первый Принц, Гайдиар - маг при дворе Кунеды Вледига во время войны с Коэлем Старым "заставил дрожать замки в Кайр-Вейре и в Кайр-Ливелиде"! - мать указала на самое начало фамильного дерева. - Во время отражения ирландского вторжения в Уэльс он сразил мага ирландцев Финна Мрачного и пленил его дочь Морвэн, впоследствии она стала женой Гайдиара...
   - Избавь меня от лекции по истории нашего "древнейшего и благороднейшего" Рода, - поморщился я.
   - Теперь эта твоя история и твое наследие! - возмутилась мать, нервно прохаживаясь по комнате. - Ты глава Рода! Более того - ты последний Принц! На тебе огромная ответственность. Ты должен исправить то, что я натворила и возродить Род.
   - В первую очередь я должен спасти тебя.
   - Мое проклятие это заслуженное наказание за предательство!
   - Все равно!
   - Делай как знаешь, - сдалась мать. - Прошу тебя только не делать глупостей и не рисковать собой. Ты последний Принц.
   - Это я уже понял.
    Поднявшись со своего места, я подошел к матери и обнял ее.
   - Ничего ты не понял, - тяжело вздохнула мать, поглаживая меня по руке. - В этом-то и беда...
    

Глава 8. Танец на лезвии.

    

Он, не смутясь пролетом беспокойным,

Не бросит оскудевших мест родных,

В нужде питаясь мусором помойным

У ям оледеневших, выгребных.

Михаил Зенкевич

   интерлюдия
    
   - Эти приемы раз от разу становятся все скучнее, - вздохнула Нарцисса, украдкой прижимаясь к жениху чуть более близко, нежели подобает порядочной и пока еще не женатой мисс. - Прием еще толком и не начался, а меня уже клонит в сон.
   - Не ожидал услышать столь зрелых суждений, от столь юной леди... - усмехнулся Люциус, и тихо зашипел, когда невеста больно ущипнула его за руку.
   - Ты же знаешь мою матушку, - поморщилась Нарцисса. - В нашем поместье  что ни день, то официальный прием.
   - Странно в прошлом месяце меня приглашали всего на три. Где еще двадцать семь приглашений?
   - Видимо затерялись в дороге, эти домовики в конец уже обленились.
   - Потерпи, - Люциус нежно погладил ладонь невесты, - осталось немного. Примем гостей, откроем бал и смело сможем улизнуть. А пока, стоим и радушно улыбаемся.
   - От твоего "радушия" волшебницы падают в обморок, а маги непроизвольно тянутся за палочками, - едва не прыснула Нарцисса, но быстро взяла себя в руки.
   - Что поделаешь, я ведь Малфой! Проявление на моем лице каких-либо чувств кроме призрения ко всему и всем... такого крушения устоев магический мир не переживет. Ау, хватит щипаться. Больно же!
   Двери в парк самостоятельно распахнулись.
   - Лорд Бартоломей Берет Гринграсс! - провозгласил домовик, низко кланяясь вошедшему до самого пола.
   - Род Малфой польщен вашим вниманием, лорд. Будьте гостем в нашем доме, - произнес дежурное приветствие и ритуальную фразу Люциус.
   - Мистер Малфой, мисс Блэк, ваше приглашение честь для меня, - сухо кивнул пожилой глава Рода Гринграсс. - Позвольте преподнести вам этот скромный дар.
   Рядом с Гринграссом тут же появился домовик и с поклоном принял из рук мага небольшую коробку. Еще раз поклонившись, он аппарировал прочь, унося с собой подарок мага.
   Родовое проклятие, сделало род Малфоев крайне осторожными. Все подарки складировались в отдельной закрытой и весьма защищенной комнате. Люциус и Нарцисса получат их только после тщательнейшей проверки главой рода. Впрочем, подобные правила были не только у Малфоев, но и у большинства древних родов.
   Лорд Гринграсс оглядел украшенный по случаю торжества парадный зал и неспешно спустился вниз по лестнице, оставляя молодых хозяев приема разбираться с остальными гостями. Согласно традиции, сперва гости аппарировали на большую открытую веранду перед залом приемов.
   Двери вновь широко распахнулись. Домовик, возле них кинул на вошедшего взгляд и провозгласил:
   - Лорд Северус Тобиас Снейп-Принц! - Домовик вновь согнулся в низком поклоне.
   Хваленная выдержка Малфоев все же изменила Люциусу, когда он увидел вошедшего.
   Люциус понятия не имел, почему четыре года назад отец попросил его оказать покровительство какому-то полукровке, если он - Люциус - сочтет того достойным. Как это полагается примерному наследнику, лишних вопросов Люциус задавать не стал. Первое впечатление, которое произвел на него Северус Снейп, хорошим не назовешь даже с натяжкой. "Что это за чучело" - вот первая мысль, пришедшая на ум наследнику славного рода Малфоев. Но, помня просьбу отца, Люциус первым протянул руку новоиспеченному слизеринцу. И тем самым даровал тому если не дружеское, то хотя бы нейтральное отношение со стороны остальных слизеринцев. Никто из своих Принца-полукровку никогда не цеплял. И это не смотря на непрезентабельный вид наполовину Принц. Впрочем, защищать его от Мародеров, питавших к пакостям над Снейпом какую-то особую страсть, тоже не спешили. Да и к чести Северуса, тот никогда не просил помощи.
   Закончив Хогвартс, Люциус не перестал поддерживать отношений со Снейпом.
   Как показало время, расчет отца оправдался, Снейп оказался весьма перспективным зельеваром, да и магом был неплохим. Покровительство подобному полукровке может быть весьма полезно Роду Малфой. События последних дней это наглядно показали. Полукровка Снейп Принц мало интересовал лорда Волдеморта, рассматривался как потенциальный последователь, но не более того, а вот лорд Снейп-Принц его крайне заинтересовал. А возможность удовлетворить заинтересованность Темного лорда дорого стоит. Люциус Малфой не был бы Малфоем, если бы упустил подвернувшийся шанс.
   - Милый, закрой рот, это неприлично, - тихо прошептала ему Нарцисса, сжимая локоть.
   Призвав все остатки впитанного с молоком матери семейного Малфоевского самоконтроля, Люциус придал своему лицу строгое нейтральное выражение и произнес:
   - Род Малфой польщен вашим вниманием, лорд Снейп-Принц. Будьте гостем в нашем доме, - впервые за вечер Люциус говорил эти слова почти искренне. Новый образ Снейпа произвел на него впечатление. Куда подевался тот тихий, серый подросток, в старой обтрепанной мантии и не единожды латаной одежде? Теперь перед ним стоял подлинный лорд одного из древнейших родов Британии. Возможно слишком молодой, но все-таки лорд. А молодость? Этот недостаток проходит быстро. Самый взыскательный взгляд не нашел бы изъяна в его одежде. Черная мантия, поверх строгого фрака, белый галстук бабочка, белоснежная сорочка, стоячий воротник с загнутыми углами. Но дело было не только в одежде и нормальной стрижке. Люциус чувствовал, что его школьный приятель сильно переменился. За это недолгое время, что они не виделись, Снейп словно резко повзрослел. От пятнадцатилетнего подростка в нем не осталось и следа. Люциуса Абраксаса Малфоя этот новый Снейп интересовал и одновременно с этим немного пугал.
   - Мистер Малфой, мисс Блэк - склонил голову Северус Снейп, стараясь спрятать легкую усмешку, - ваше приглашение честь для меня. В качестве признательности, я преподношу вам эти скромные дары.
   Рядом с лордом Снейп-Принц появился домовик и тот отдал им длинный сверток и небольшую коробку.
   - Знаешь, я ошибалась, - признала Нарцисса, наблюдая как Северус Снейп спускается по лестнице в моментально притихший зал. - На этом приеме скучно точно не будет.
    
   конец интерлюдии
    
   Да! На этот прием стоило идти хотя бы ради отвешенной челюсти Люциуса. Хваленая Малфойская сдержанность ему в этот раз несильно помогла. Будет что внукам рассказывать, если я до них доживу.
   Парадный зал Малфой Мэнора как всегда поражал воображение. Он занимал целое крыло немаленького поместья, и если уступал бальному залу Букингемского дворца, то ненамного.
   Бедные домовики наверное с ног сбились подготавливая его к торжеству. Скребли, подкрашивали, начищали все, до чего могли дотянуться, а до чего не могли - левитировали и тоже чистили. Из ковров и штор, выбивался даже любой намек на пыль. Серебро, золото, бронза - все начищалось до блеска, так чтобы казалось, что они сами по себе святятся. Величавая лестница, подобно водопаду спадавшая в бальную залу, сияла так, что на нее страшно было ступить.
   Мое появление повлекло за собой немалое количество перешептываний и оценивающих взглядов. Старый Снейп во мне слегка занервничал, я с трудом удержал себя от соблазна положить правую руку на пояс с палочкой. Не привык я к подобному вниманию. Раньше на подобных мероприятиях меня в лучшем случае просто не замечали, в худшем - награждали пренебрежительными или, что еще хуже, сочувствующими взглядами.
   Знакомых магов тут было множество, но вот с большинством из них я познакомлюсь только в будущем. Пройдя по залу, я пристроился возле одной из колонн, старательно игнорируя столь повышенное внимание к своей скромной персоне. Черт, теперь я лучше понимаю того же Блэка. Вон как та же леди Монтегю меня внимательно разглядывает. Решит еще, что я могу стать хорошей партией для ее дочери? Упаси меня Мерлин от подобного "счастья"! Нет, против Джессики Монтегю я ничего не имею. Да и знаком с ней плохо. Но вот про леди Монтегю весьма наслышан. С такой тещей Волди и Дамби уже не кажутся столь уж большими проблемами.
   Приняв от домовика бокал вина, чтобы гостям не приходилось наклоняться домовики ловко левитировали подносы с напитками над своей головой, я медленно его выпил небольшими, сосредоточенными глотками. Осторожно осматриваясь по сторонам, я старательно гнал прочь остатки охватившей меня легкой нервозности (я предполагал, что прием у Малфоев это похуже чаепития с Дамби, но не настолько же!).
   Магический этикет несколько отличался от магловского. Магловские титулы (а у многих чистокровных есть и они), все эти герцоги, графы, виконты и прочее, согласно магической традиции просто опускались, а потому титуловался только глава рода и его жена.
   - Господин Рудольфус Рюдигер Лестрейндж, госпожа  Беллатриса Сигнус Лестрейндж! - раздалось от входа. Не смотря на игравшую музыку, звонкий голос домовика был слышан в любом уголке зала.
   А вот и гвардия нашего темнейшества пожаловала. Скоро видать и сам лорд Волди заявится, - подумал я, задумчиво рассматривая семейную чету Лестрейнджей.
   Историю пишут победители. Столь до дрожи пугающая волшебников Британии Первая магическая война  началась вовсе не в начале 70х. До конца 1979 года все было довольно мирно. Волди практически открыто вербовал сторонников. Его хоть и объявили в розыск, но аврорат в этом направлении не слишком усердствовал (аврорам тоже хотелось еще пожить). После потерь понесенных древними Родами во время Восстания Гриндевальда (магловской Второй Мировой войны) мало кто из заполнивших Министерство магии полукровок, маглорожденных и их сторонников, рассчитывал, что недовольные древние Роды попытаются вернуть власть силой.
   Изначально "Орден Феникса" зародился скорее как личная дружина Дамби, а вовсе не для противодействия Пожирателям. Что бы там потом "добрый дедушка" не говорил.
   В конце 1979 года Волди заручился поддержкой великанов и оборотней, и полыхнуло так, что мало не показалось никому. Активная фаза войны шла около двух лет. Но потери среди волшебников Британии были не меньше чем во времена длившегося шесть лет Восстания Гриндевальда. В методах ведения войны противоборствующие стороны не слишком различались. Рейды Пожирателей вызывали карательные рейды со стороны Министерства и "Ордена Феникса".  Потом победившая сторона, в лучших традициях сил добра, напишет, что заклинания ее сторонников разили исключительно пожирателей - но это полнейшая чушь! Это была грязная война и все играли грязно. Вспомнить хотя бы братьев Пруэтт. "Понадобилось пять пожирателей, чтобы одолеть их..."  - одному из этих "пожирателей" было немногим больше десяти лет. Братишки незабвенной Молли Уизли вычислили место, где прятались жена и сын Долохова... Когда прибыл Антон с подмогой, сбежать с места "битвы" братья Пруэтт просто не успели.
   Я сдавил бокал в своей руке, что хрусталь едва ли не хрустнул. Любая война крайне мерзкая штука, а гражданская война мерзостней вдвойне.
   - Лорд Волдеморт! - провозгласил домовик.
   В зале сразу стало тихо, но я успел заметить, как поморщился лорд Гринграсс, дедушка моей еще не родившийся ученицы. Самопровозглашенный Темный лорд не пользовался поддержкой у большинства старших представителей древних магических родов. Зато молодняк внимал Тому с открытым ртом... на свою беду.
   Когда Волдеморт появился на вершине лестницы по залу словно прошла холодная волна.
   Волди выглядел гораздо лучше, нежели в нашу последнюю встречу. Только легкое покраснение глаз и сероватый оттенок кожи говорил о том, что с ним творится что-то не то. Сколько крестражей он уже создал? Четыре? Или все пять?
   До Волди ни один волшебник ни разу еще не разрывал свою душу более чем на два куска - и правильно делал. После своего воскрешения и создания седьмого крестража Волди окончательно съехал с катушек.
   Сейчас же это опытный, сильный и весьма харизматичный маг.
   Оглядев парадный зал хозяйским взглядом, Волдеморт на мгновение задержал свой взгляд на мне, а затем медленно спустился вниз по лестнице. Беллатриса тут же позабыла про мужа и приличия, и стала тенью следовать за своим господином.
   Заметив это, стоявший неподалеку от меня лорд Грингросс еще больше нахмурился. На мгновение мне показалось, что его губы прошептали слово, кое не принято произносить в приличном обществе. Когда Волдеморт проходил мимо Грингросса тот и вовсе отвернулся, сделав вид, что не заметил его.
   Беллатриса тут же нахмурилась и подобралась словно рассерженная кошка. Но Волди покачал головой, и Белла сразу сникла.
   Наконец Волдеморт остановился прямо передо мной.
   - Лорд Снейп-Принц если я не ошибаюсь, - Темный лорд дружески протянул мне руку. Холодные глаза ловили каждое мое движение, каждый жест, вдох.
   - Лорд Волдеморт, - склонив голову, как младший перед старшим (Волди всегда любил подобострастие), я сжал его ладонь. Здравствуй мой старый враг. - Рад нашему знакомству.
   - Взаимно, - улыбнулся краем губ Волди.
   Разорвав наше рукопожатие, он неторопливо проследовал дальше.
   - Миссис Лестрейндж, - кивнул я Белле, но та не удостоила меня даже взглядом. Видимо даже лорд Снейп-Принц для нее слишком мелко. Вернейшая последовательница и преданная любовница - страшное сочетание. Надо признать, что у Волди есть вкус.
   Музыка заиграла громче. Оркестр, расположенный на специальном балконе, старался во всю. Под сдержанные аплодисменты, Люциус и Нарцисса спустились к гостям и закружились в танце, открывая праздничный бал.
    
   Первый танец сменился вторым. Рядом с Люциусом и Нарциссой закружилось множество пар. Пожилые маги, чье танцевальное искусство осталось в далекой юности, выждав для приличия до конца первого танца, постепенно расходились по ближайшим комнатам Малфой Мэнора. Их уже ждали карты магического покера и шахматы - самые распространенные игры среди магов.
   Немного понаблюдав за танцующими, белой жемчужиной среди которых выделялась будущая чета Малфоев, я перехватил у очередного домовика бокал с вином и погрузился в раздумья.
   Магическая Британия пребывала сейчас в странном подвешенном состоянии. Сторонники Дамби прочно заняли ключевые должности в Министерстве, а Визенгамот и вовсе полностью подчинен "скромному директору Хогвартса". Это был успех, но еще не победа. Древние магические роды еще сильны, да они все еще не восстановились после Восстания Гриндевальда, но и Дамби вынужден делить с ними свою славу победителя главного темного волшебника современности. Дуэль Дамби и Грини - это всего лишь финал долгого и кровопролитного противостояния. И магический мир этого еще не забыл. Это после Первой магической (как ее называют в Британии) или Британской магической (как ее называют в остальном мире), Дамби сделает все, чтобы подвиг чистокровных фамилий был затерт и забыт, а сами древние роды были измазаны черной краской, как тайные и явные сторонники Сами-знаете-кого-но-не-знаете-почему. Возможно, что именно на этом и строился расчет Дамби, когда он не мешал возвышению нового Темного лорда.
   Древнейшие и благороднейшие роды сейчас находятся в легком смятении. Для того чтобы более жестко отстаивать собственные интересы им надо объединиться, а это проблематично по целому ряду причин. Часть древних родов не слишком друг другу доверяет, часть и вовсе откровенно враждует. Некоторые древнейшие и благороднейшие семейства, поняв откуда дует ветер, и вовсе перешли на сторону Дамби. К примеру: так поступили Поттеры, отсюда и трепетная любовь Дамби к Джеймсу.
   Третий участник этой затянувшийся игры - Темный лорд.  На стороне Волди по большей части одна молодежь. Как говорил кто-то из магловских политиков: "Кто в молодости не был радикалом - у того нет сердца, кто в зрелости не стал консерватором - у того нет ума". Это про нас! Мы были молоды, и нам легко было задурить голову красивыми словами. Молодежь во все времена ведется на все эти громкие, но пустые призывы. Цена, которую мы заплатим за этот глупый выбор, будет страшна...
   - Как ты только можешь терпеть этого самозваного лорда под крышей своего дома!
   - Это прием Люциуса, он настоял на его приглашении.  - Чей-то тихий, но жаркий спор отвлек меня от размышлений. Аккуратно оглядевшись по сторонам, я заприметил по левую руку от себя распахнутую дверь и прогулочным шагом направился прямо к ней.
   За дверью оказалась небольшая курительная комната. Два из четырех кресел в ней были заняты. И хотя затаившиеся в ней спорщики сидели спиной к входу, я без труда их узнал: лорд Грингросс и лорд Малфой.
   - Ты слишком многое позволяешь своему единственному наследнику, - предостерег лорд Гринграсс старого друга.
   - Мистер Ридл может составить неплохую конкуренцию Министерству и Дамблдору. А Люциус обещал мне не участвовать ни в каких авантюрах, пока не обзаведется наследником, - Лорд Абраксас Малфой стряхнул с сигары пепел.
   - Мне не нравится этот самозваный лорд! Дамболдор нашел прекрасный способ подставить под удар немало наследников древних чистокровных родов. Джозефу я запретил даже думать о вступлении в эти "Пожиратели", - презрительно процедил лорд Гринграсс.
   Подслушивание этой занимательной во всех смыслах беседы пришлось прекратить, ибо в моем поле зрения появились Блэк и Поттер. Черт! Как же я не подумал, что Люциус пригласит Блохоносца и Рогоносца. Блэк еще не окончательно рассорился со своими родителями и считается наследником. Поттер и вовсе будущий лорд, его выгонять из рода никто и не собирается.
   Проигнорировать мое присутствие Блохастый и Рогатый естественно не могли. Это доставило бы им слишком сильные душевные терзания. Не сделал гадости Нюниусу - день прошел зря! С этим нехитрым кредо они жили долгие четыре года и в ближайшие три менять его не собирались. А ведь придется!
   Неспешно, так чтобы это не выглядело бегством, я направился подальше от неразлучной парочки.
   - Ба-а-а, а вот и наш Нюниус, и Хога ждать не пришлось. - Вместо приветствия начал Блэк. От него, кстати, заметно разило спиртным. И это было явно не Эльфийское вино. - Постеснялся бы приходить в приличное общество.
   - Ну ты же не стесняешься приходить сюда на пару с Потером, - презрительно ухмыльнулся я. - Я то понимаю, что у вас любовь. А вот остальные вашей толерастии могут и не принять.
   - Ах ты, урод! - Блэк потянулся к палочке.
   - Не здесь и не сейчас! - Джеймс схватил друга за руку и оттащил от меня. - Еще увидимся, Снейп, - сказал он напоследок, не скрывая угрозы.
   А ничего так прием у Малфоя. И чего это я их раньше не любил? Подавив в себе желание, издевательски помахать Блохастому и Рогатому рукой на прощанье, я жестом подозвал к себе одного из домовиков и поставил опустевший бокал ему на поднос.
   Волди отыскался почти сразу. Пустое пространство вокруг него и его цепных псов Лестрейнджей сразу бросалось в глаза. Наверно это из-за Беллы, вон она как волком смотрит на любого, кто хотя бы взглянул на ее горячо любимого Темного лорда.
   Вспомнив вечную слизеринскую истину: наглость - второе счастье, я смахнул с мантии несуществующую пылинку и направился прямо к ним.
   - Родольфус, - обратился я к мужу Беллы. Он учился вместе с Люциусом и я его неплохо знал. - Ты позволишь мне пригласить твою очаровательную супругу на танец.
   Родольфус после моих слов впал в настоящий ступор. Белла покраснела, потом побледнела. Казалось, что она вот-вот рухнет в обморок. Молчание затягивалось. Родольфус оглянулся на Волди, тот улыбнулся своей излюбленной змеиной улыбкой и кивнул.
   - Разумеется, - выдохнул, наконец, Лестрейндж. - Если Белла не против.
   - Она не против, - сказал Волдеморт из-за его спины. Участь старшей из сестер Блэк была решена.
   - Беллатриса? - я с поклоном протянул Белле руку, та беспомощно оглянулась на Волди, но тот лишь с интересом наблюдал за нами.
   - Благодарю вас, лорд Снейп-Принц! - прошипела она, не решившись перечить Волди.
   Признаться, парой мы были слегка гротескной. В свои пятнадцать я не мог похвастаться гвардейским ростом. Про сложение лучше и вовсе умолчать. Беллатриса была на полголовы меня выше, и смотреть ей в глаза мне приходилось снизу вверх.
   Отступать было уже поздно, и мы закружились в танце. Моя наглая выходка не осталась незамеченной. Ошарашенные лица Малфоя и Нарциссы, промелькнувшие при очередном круге вальса, подарили мне несколько приятных мгновений.
   Я адресовал Белле свою самую обаятельную улыбку. Учеников Хога от нее обычно бросало в дрожь. Они тут же начинали припоминать все свои прегрешения, за которые им положены отработки. Остальное дело легилименции... так то я и заслужил свою славу "Грозы Подземелий". Надо отдать Беллатрисе должное - на нее моя улыбка не подействовала.
   - И где вы... лорд, - в слово лорд Белла вложила столько яда, что хватило бы на пару Нагайн, - научились столь хорошо танцевать.
   Хороший вопрос. Немногочисленные приемы у Малфоя, на которых я бывал в будущем, и болезненное самолюбие заставило меня выучить большинство классических танцев и отточить эти знания до совершенства.
   - У меня много скрытых талантов, - уклончиво ответил я.
   Белла нахмурилась и больше не проронила ни слова. Я тоже не стремился завязывать светскую беседу с вернейшей помощницей Волди. Вся эта выходка с танцем была нужна лишь для того, чтобы в очередной раз привлечь к себе внимание его темнейшества. А то что-то после короткого приветствия он совершенно потерял ко мне интерес.
   Музыка закончилась.
   - Спасибо за танец. - Я склонился над рукой Беллы и поднес ее пальцы к своим губам. Хулиганить, так хулиганить.
   Вновь не удостоив меня ответом, Беллатриса резко отдернула руку, развернулась и, отыскав глазами Волди, направилась к нему.
   Темный лорд был на том же самом месте и взирал за нами с нескрываемым интересом. А вот Родольфус Лестрейндж куда-то исчез.
   Белла подошла к Волди, тот улыбнулся, что-то негромко ей сказал и направился в одну из боковых комнат. Лицо Беллы исказила гримаса недовольства. Она вернулась ко мне.
   - Лорд Волдеморт хочет с вами побеседовать, лорд Снейп-Принц. Я вас провожу.
   - Разве я могу отказать прекрасной даме в столь скромной просьбе.
   От выражения лица Беллы скисло бы и парное молоко. Выдавив из себя что-то отдаленно напоминающее непринужденную улыбку, она подала мне руку и мы проследовали за Волди.
   Темный лорд обустроился в одной из многочисленных комнат прилегающих к парадному залу Малфой Мэнора.
   - Лорд Снейп-Принц, - покровительственно улыбнулся Волди, когда мы с Беллой вошли в комнату. - Не хотите ли сыграть? - он небрежно указал рукой на кресло напротив себя.
   - С удовольствием, лорд Волдеморт, - ответил я, усаживаясь за шахматный стол. Беллатриса устроилась в кресле неподалеку и, взяв со стоявшего рядом столика номер "Пророка", сделала вид, что погружена в чтение.
   - Прекрасная игра шахматы, - сказал Волдеморт. - Очень символичная. Вечная борьба! Беспощадная борьба! Черное и белое... День и ночь... Жизнь и смерть... Добро и зло... Они словно отражают наш мир.
   - Но мир не черно-белый, - возразил я. - Этим он и прекрасен.
   - Да, это так, - согласился Темный лорд. - Какими фигурами предпочитаете играть?
   - Черными.
   - Позвольте спросить почему? - Волдеморт ловко перевернул доску. Теперь белые фигуры стояли перед ним, а черные соответственно достались мне. Немного подумав, он выдвинул королевскую пешку вперед на две клетки.
   - До первого хода на доске царит равновесие, гармония и мир. Но белые делают ход, разрушая гармонию и начиная войну, черные вынуждены обороняться, - с этими словами я двинул свою королевскую пешку на одну клетку вперед.
   - Однако ни одну войну нельзя выиграть, только обороняясь, - парировал Темный лорд, выдвигая на помощь королевской пешке ее соседку.
   - Разумеется, - кивнул я, подставляя под удар пешку ферзя. - Но чтобы наступление было успешным, к нему следует хорошенько подготовиться.
   Мы неспешно переставляли фигуры. Пехотинцы-пешки замерли под копейным ударом друг друга. Кони выдвинулись ближе к центру. Пока что наши ходы были практически зеркальны.
   - А какая фигура вам больше всего нравиться, лорд Снейп-Принц. Кем вы видите себя на этой доске, - спросил Волдеморт, агрессивно передвигая белого слона на мою половину поля. - Пешкой, что при удачном раскладе может стать ферзем? Прямолинейной ладьей, что сносит все преграды на своем пути? Маневренным конем или изворотливым слоном? Или вы видите себя слабым, но бесценным королем? Так кем же вы хотите быть?
   - Игроком, лорд Волдеморт... игроком - и никак не иначе, - усмехнулся я, убирая с доски одну из белых пешек.
   - Устремление похвальное, - задумчиво кивнул Темный лорд, делая ответный ход - моя пешка пала под ударом коня.  - Но хватит ли у вас для этого сил и знаний.
   - Пока - нет. Поэтому мне нужен хороший учитель и наставник. Под его руководством я стану сильней. - Волди с нескрываемым интересом посмотрел на меня, а Белла возмущенно фыркнула над своей газетой.
   - Тяга к новым знаниям всегда похвальна, - улыбнулся своей излюбленной змеиной улыбкой Волди. - Но рано или поздно достойный ученик превосходит учителя.
   - Разве не в этом цель подлинного мастера? А иной мне не нужен.
    Проигнорировав мой ответ, Темный лорд полностью погрузился в ожесточенную схватку на доске.
   Ходы следовали один за другим. Мы обменялись конями, затем я разменял своего последнего коня на одного из слонов. Белый король поспешил укрыться у ладьи. А мой так и не покинул своего королевского места.
   - Что вы думаете о политике Министерства? - спросил Волди.
   - Я нахожу ее ошибочной, - аккуратно ответил я. - Древние чистокровные фамилии достойны большего уважения! - тут я постарался придать своему голосу капельку горячности.
   - Да, это так, - благосклонно кивнул Волди, мой ответ ему понравился. - Чистокровные - основа Магического мира. А грязнокровки и маглолюбы его позор!
   - К сожалению грязнокровки нам тоже необходимы.
   - Вот как, - на лице Темного лорда сложно было прочесть какие-либо эмоции, но мое заявление ему не понравилось.
   - Нас мало, крайне мало. Количество маглов растет стремительно, а количество волшебников практически не меняется.
   - Это не причина разбавлять благородную кровь жалкими грязнокровками!
   - Ребенок двух грязнокровок или внук становится чистокровным волшебником в первом поколении, - возразил я. - Да, у него нет родовой магии, но и бичом древних чистокровных - родовыми проклятиями - он тоже не скован. Это та свежая кровь, которая столь необходима древним магическим родам!
   - Грязнокровки плохо знакомы с магическим миром. Они не чтят наших традиций, не знают нашей истории и законов, но находят в себе наглость всюду лезть со своими магловскими поучениями! - поморщился Волди.
   - Но это наша ошибка! - Дважды возразить Темному лорду, давненько я не допускал подобной смелости, граничащей с глупостью. - Это мы не объяснили им наших традиций и их подоплеку, не рассказали нашей истории и не разъяснили законы. Школьная программа Хогвартса не менялась, наверное, со времен основателей! Более того, постепенно из нее исчез ряд дисциплин, например темные искусства.
   - Значит, вы считаете, что грязнокровки нам необходимы?
   - Увы, но это так. Я не вижу способа без них обойтись. Разумеется, их нужно обучать и воспитывать в правильном ключе, чтобы они стали верными помощниками  благородным чистокровным родам.
   - А если наследники и наследницы чистокровных семейств решат связаться с грязнокровками?
   - Такие связи пресекаются правильным воспитанием наследников.
   - Но если это не поможет? - Настаивал Волди.
   - Если чистокровный маг, да еще и наследник древнего уважаемого рода, не способен следовать велению долга, - я презрительно скривил губы. - То зачем роду подобный наследник?
   Некоторое время на доске шел рьяный размен фигур, и мы молчали.
    - А что вы думаете о политике сближении с маглами? - спросил Темный лорд, когда схватка на шахматном поле слегка приостыла.
   - Бесполезная и опасная блажь! - почти не наигранно возмутился я. - Мир маглов слишком велик, маги в нем словно капля в бушующем океане. Если мы не будем осторожны, то растворимся в нем без следа.
   - Мы покорим этот океан с помощью нашей силы, - возразил Темный лорд.
   Эх, Волди, вот вроде ты и не дурак, но при этом не понимаешь или не хочешь понимать очевидных вещей. Гриндевальд уже попытался один раз переделать магловский мир по своему усмотрению. И что из этого вышло? Гниет теперь Гриня в Нурменгарде "ради общего блага". Всяких там поляков и русских ему бы простили, а вот завоевание магической Франции - это уже оскорбление и вызов всему прогрессивному магическому сообществу! Надо отдать Дамби должное - у него отменное чувство юмора. Победив Гриндевальда на дуэли, Дамблдор заточил его в тюрьме, которую тот создал для своих же врагов. Как говорится - снимаю шляпу.
   - А нужно ли нам это? Менять маглов уже бесполезно, а уничтожать слишком хлопотно, - я позволил себе брезгливо поморщиться. - Мы, разумеется, должны влиять на их правителей. Но для этого необязательно открывать им правду или вступать в открытое противостояние. Лучше их использовать просто в темную. Наши силы и знания должны нам в этом помочь. Мы можем подчинить себе их власть имущих и заставить их служить нашим интересам.
   - Нечто подобное пытался осуществить Гриндевальд.
   - И у него получилось! Маглы даже не догадываются, кто на самом деле стоял за Третьим рейхом. - Еще немного горячности в голос. Надо создать у Волди ощущение, что я большой поклонник Грини. - Если бы не ряд губительных ошибок, то его проект стал бы для магов новым путем.
   - Интересный взгляд, - заметил Темный лорд. -  Не скажу, что я с ним согласен, но в целом он мне нравится. Тут есть над чем подумать.
   - Вам шах, лорд.
   Волди поспешил убрать своего короля из-под удара моей ладьи. Но спустя еще два хода вновь получил шах. На поле боя к этому времени уже практически не осталось фигур. Четыре моих пешки против двух Волдиных, да слон и ладья у каждой из сторон.
   - Вы согласитесь на дружескую ничью, лорд Снейп-Принц? - поинтересовался Темный лорд после нескольких ходов.
   - Боюсь, что меня удовлетворит только ваша капитуляция, лорд Волдеморт, - усмехнулся я.
   "Вообще-то даже капитуляции мне мало. Мне нужна твоя голова, причем отдельно от тела. Но для этого пока еще не время".
   Делиться этими сокровенными мыслями я с Волди естественно не стал. За время нашей игры, Темный лорд не единожды пытался покопаться в моей голове. Надо признать - делал он это мастерски. Будь у меня поменьше опыта, я бы этих попыток даже не засек. Правда, не смотря на все свое мастерство, в этот раз Волди остался ни с чем. Как я уже говорил - в окклюменции я достаточно поднаторел. У меня ведь были отличные учителя и просто море практики.
   В следующие  шесть ходов мы обменялись пешками, но, уходя от очередного шаха, Волди пришлось пожертвовать последним слоном. Едва белый слон покинул доску, Волдеморт протянул руку вперед, задержав ее на мгновение над белым королем, он пренебрежительным щелчком опрокинул его на доску. Словно тот виновен в его сегодняшнем поражении.
   - Спасибо за интересную игру, лорд. - С этими словами Волди встал и не удостоив меня более ни единым взглядом, резко развернулся и ушел прочь.
   Тем, кто плохо знал Темного лорда, могло бы показаться, что тот от поражения пришел в ярость. Но я то знал, что это не так. Лорд Волдеморт был доволен: ему понравилась игра и беседа.
   Теперь остается только ждать. Странно что он не спросил о ритуале на наследие рода.
   - Беллатриса, - привстав с кресла, кивнул я миссис Лестрейндж. За что заработал полный ярости взгляд. Да, дорогая, я тебя тоже люблю. Так люблю, что готов придушить в объятиях.
    

Глава 9. Скоро в школу.

 

Мучительно вечность застыла в глазах,

И кровь запеклась на могучих когтях...

Теперь ворон видит в людях врагов,

И сердце качает холодную кровь...

 

Долгая память в маленьком теле,

Воспоминанья ему надоели...

Он был свидетелем сотни боев,

Там, где потоками плавилась кровь.

(автор неизвестен)

    
   Аппарировав в свою комнату, я стянул с себя парадную мантию, аккуратно повесил ее в шкаф (станешь тут аккуратным при такой-то стоимости) и переоделся. Кто вообще придумал называть все эти чертовы приемы  отдыхом? Да даже на сборе ближнего круга я так не выматывался!
   Быстро взглянул на недавно купленные механические часы, висевшие на стене, я прикинул оставшиеся время и развел огонь под одним из котлов. Варка зелий - лучшего способа привести все свои мысли в порядок для меня нет.
   Пользуясь тем, что запрет на волшебство для несовершеннолетних на меня теперь не распространялся и таиться от матери не надо, я привел квартирку в Паучьем в более приличное состояние. Может я и не слишком силен в трансфигурации, но даже с помощью обычного Репаро со старыми вещами можно творить чудеса. К тому же трансфигурация вещь весьма капризная. Один из ее основных законов гласит - "Любой трансфигурированный предмет стремиться вернуться в исходную форму". Постоянная трансфигурация требует такого вложения силы в заклинание, что в мире не найдется и десятка магов способных ее осуществить. С прискорбием вынужден признать, что я к таковым не принадлежу. Нет. Во время учебы в Хоге я, конечно, был в ней одним из лучших учеников, как и по всем остальным предметам, но любимым этот предмет для меня не был. Наверное, потому что это был единственный предмет (кроме полетов) в котором меня превосходил Поттер. Это конечно сильно било по моему самолюбию, но Род Поттер всегда славился своими мастерами трансфигурации.
   Наполнив котел водой, я  принялся готовить очередную порцию целебных зелий из заказа Шелка. Годы практики заставляли тело действовать само. Большинство простых (и не очень) рецептов я смело мог варить с закрытыми глазами.
   Итак, первый шаг сделан. Волди мной основательно заинтересовался. Гадает небось - не Дамблдор ли послал ему столь юного и вместе с тем наглого мальчишку. Теперь нужно дождаться конца каникул и заявиться к Дамблдору с повинной - нельзя же разочаровывать Темного лорда.
   Или лучше просто подождать вызова на "чаек с дольками"?
   Прием у Малфоев прошел даже лучше чем я ожидал. Уверен, что скоро Дамблдор будет в курсе  повышенного внимания ко мне Темного лорда. Ему могут рассказать об этом хотя бы тот же Поттер и Блэк. Или еще кто. У старика везде есть глаза и уши.
   Значит лучше выждать. Вызова на чаепитие к директору мне теперь не избежать (при одной мысли о лимонных дольках меня тошнит). Нужно защитных зелий с запасом заготовить - чувствую, что посиделки с Дамби в этом году будут частыми.
   Тайна Волдеморта мне известна. Но что же скрывает старик? Как же он планировал возродиться (что планировал -  я уверен) после своей гибели? Крестражи или что-то иное? Уверен, что ответ где-то в прошлом Дамби, и я должен его найти! И, кажется, я знаю, кто может мне в этом помочь!..
   Зелье в котле забурлило и выпустило из себя облако зеленоватого пара,  извещая о своей готовности. Затушив огонь, я дал ему остыть и разлил по стеклянным флаконам (не хрустальные же мне тратить на всяких маглов). Флаконы заняли свое место в коробке, а коробка отправилась под кровать к своим товаркам.
   Пора бы наведаться к Шелку и известить его о том, что все уже почти готово. Самому тащить такое количество зелий мне будет весьма проблематично. Хорошо, что это заранее обговорено со старьевщиком.
   Почистив котел, я завалился спать.
    
   интерлюдия
    
   Развалившись на мягкой кушетке подобно римскому патрицию или восточному набобу, Темный лорд неторопливыми ленивыми движениями поглаживал края хрустального бокала.
   - Что ты думаешь о молодом Принце? - спросил он у Беллатрисы. Старшая из сестер Блэк расположилась прямо на полу возле своего господина.
   - Наглый молокосос! Он очередной шпион Дамблдора!
   - Вот как? Почему ты так решила? - спросил Темный лорд, поглаживая свою любимицу по волосам.
   - Нищий полукровка ни с того ни с чего становится чистокровным и богатым волшебником - такое только в сказках бывает, - презрительно фыркнула Белла.
   - Родовую магию не так-то просто обмануть, - возразил Темный лорд.
   - Значит Дамблдор нашел способ! Ни этот же мальчишка сам до этого додумался.
   - Если он шпион, то Дамблдор слишком уж очевидно его нам пихает. Непохоже это на старика. Не особо высовываясь, Северус Снейп и так бы вошел в ряды моих сторонников. Думаю, что Люциус не отказал бы в протекции своему хорошему знакомому.
   - Вы слышали, что говорил этот наглец?! Он метит не в какие-то сторонники, а в союзники и ученики! Жалкий юнец считает себя равным вам!
   - Он юн, самоуверен и просто набивает себе цену. Кстати это опять же говорит в пользу того, что он не шпион.
   - Возможно, что именно на этом и состоится расчет Дамблдора.
   Некоторое время Волдеморт, раздумывал над словами любимицы
   - Да, это возможно! - признал он. - Старик весьма хитер.
   - Одно ваше слово и этот самозваный лорд исчезнет! - вскинулась Беллатриса.
   - Белла, Белла. Твоя горячность когда-нибудь тебя погубит. - Волдеморт вновь потрепал девушку по волосам, словно охотничью собаку. - Не можешь простить мальчишке ту дерзкую выходку с приглашением на танец?
   - Я принадлежу только вам!
   Темный лорд едва заметно поморщился. Переносить в больших количествах эту фанатичную преданность Беллатрисы было весьма утомительно. Эксперимент с усиленным вариантом метки успешным можно было считать лишь отчасти. Преданность Беллатрисы перешла в откровенный фанатизм, но в остальном эксперимент стал провалом. Не этого он хотел добиться, нет ни этого. Благодаря новой метке из четы Лестрейнджей получились идеальные телохранители, а вот помощники из них вышли практически никакие. К тому же у Беллатрисы и Рудольфуса все чаще случались приступы неконтролируемой ярости, которую было сложно сдержать даже ему.
   - Я знаю моя дорогая, - сказал Темный лорд, продолжая лениво перебирать пальцами волосы Беллатрисы. - Ты самая верная из моих слуг. Шпион он или нет, но мне он интересен.
    
   конец интерлюдии
    
   В этот раз прием старьевщика сложно было назвать радушным.
   - Не заходи ко мне больше, - сварливо сказал Шелк, вместо приветствия. - Ты стал привлекать слишком много внимания. О тебе тут недавно справлялся один из моих старых работников. Имя Томас Риддл тебе что-нибудь говорит?
   Я молча кивнул старику в ответ. Это было ожидаемо. В молодости лорд Волдеморт немало лет работал в Лютом. Было неудивительно, что он знал Шелка.
   - Он сам приходил? - аккуратно поинтересовался я.
   - Ко мне все сами приходят.
   - И что же он спрашивал?
   - Интересовался нашими делами. Я ему ответил, что дела наши не отличаются от моих дел с ним - просто бизнес.
   - И этот ответ его устроил? - удивился я. Непохоже это на того Волди, которого я знал.
   - Более чем, - кивнул Шелк. - Все эти ваши игры, склоки, борьба за власть - это не для меня. Я даже не нейтрален - мне это просто безразлично. Все это знают. А Волдеморт? В эти стены и сам Гриндевальд захаживал вместе с молодым Дамблдором, - усмехнулся Шелк. - Лютый переулок всегда сторонился борьбы за власть. Разумеется если эта не борьба за власть в самом Лютом. Так было до меня и так будет и после. У нас свой лорд и у него тоже есть характерный цвет. - С этими словами старьевщик достал из кармана золотой галлеон и ловко крутанул его на столе.
   - А власть над Лютым Волдеморта не интересует?
   - Для него это слишком мелко. Он думает, что, взяв под контроль Министерство, подчинит и нас... Молодости свойственно заблуждаться. У тебя все готово? - ловко меняя тему, спросил Шелк.
   - Вчера сварил последнюю партию, - кивнул я. - Два десятка коробок со стандартными флаконами и подробная инструкция по применению.
   - Отлично, просто отлично, - потер ладони Шелк. - Вечером я пришлю к тебе домовика, он заберет коробки. К магии домашних эльфов зелья устойчивы. В школе ты работать не сможешь?
   - Если с крупными партиями зелий, то нет. Да и о сложных многодневных рецептах придется забыть.
   - Жаль, - непритворно вздохнул Шелк. - Тогда нам видимо придется расстаться до следующего лета. Но если что-нибудь подвернется, я буду иметь тебя в виду. Только заведи себе почтовую сову! Ты тут уже слишком примелькался.
   Получив чек, я не без сожаления распрощался с Шелком. Теперь, по-видимому, мы с ним долго не увидимся. Но он прав - я стал слишком уж частым гостем в Косом. А учитывая повышенное ко мне внимание - это чревато.
   Ладно, до конца лета оставалось всего ничего, а в Хоге моей главной проблемой будут Мародеры. Точнее даже не они, а их возможная скоропалительная смерть и последующая возня с трупами...
   Усмехнувшись собственной шутке, я неспешно двинулся по Косому переулку в направлении банка.
   - Вы стали у нас частым гостем лорд Снейп-Принц, - приветствовал меня Сербоскрепс, провожая в отдельный кабинет. - С чем на этот раз?
   - Нужно положить на мой счет вот эту сумму, - я протянул ему чек Шелка. - И еще я хотел бы обменять тысячу галлеонов на фунты стерлингов.
   - Хочу вас предупредить, лорд Снейп-Принц, что о подобных операциях мы вынуждены докладывать в Министерство магии.
   - Закон "О регулировании магической финансовой деятельности", - кивнул я. Нежданное обретение родового счета заставило меня подробней изучить финансовое магическое законодательство. - Мне он знаком и на магловской бирже я играть не собираюсь. Это на личные нужды.
   В большинстве стран министерства магии весьма косо смотрело на участие магов в магловском бизнесе. После Биржевого краха 1929 года приведшего к Великой депрессии, магам была полностью запрещена игра на магловской бирже. А то налакается опять какой-нибудь умник  Феликс Фелицис, а магловская экономика потом доброе десятилетие от шока отойти не может.
   Если бы маги могли всерьез заниматься магловским бизнесом, то маглам ловить было бы нечего.
   "Честные" договора, заключенные под империусом.
   Игра на бирже? Да маг скорее сам биржей играть будет, как ему угодно.
   Коммерческая тайна? Попробуй сохрани ее перед легилиментом.
   Всех примеров и не перечесть. Экономику маглов стараются держать подальше от влияния магов. С одной стороны я с этим полностью согласен, а с другой - магам отнюдь бы не помешало тайное влияние на крупный магловский бизнес.
   Ограничения на ведения магами магловского бизнеса приняты в большинстве стран еще в середине прошлого века. Перевод крупных сумм в магловские деньги и обратно подлежит строжайшему контролю - этот пункт маги выбили у гоблинов чуть ли не под угрозой полного уничтожения.
   Если маг вдруг ни с того ни с сего начинает жить на широкую ногу, то к нему быстро заявятся вежливые ребята из аврората. Будьте уверены, они выяснят источник доходов. Может, как боевики авроры оставляю желать лучшего. Зато, если надо экспроприировать магически незаконно нажитое, эти ребята работают на редкость профессионально.
   Некоторые поблажки в этом плане имеют только представители Древних Родов, тайну родовых счетов в галеонах гоблинам удалось отстоять, но на магловские деньги это не распространяется.
   Гоблин достал из стола чистый бланк. Быстро заполнив его, он придвинул его ко мне.
   - Впишите в последнюю графу "на личные нужды" и поставьте подпись.
   Сделав требуемое, я вернул "кляузу в министерство" гоблину.
   - И еще мне нужно галлеонов пятьдесят наличными, - сказал я, припомнив, что мне еще учебников надо купить учебники в Хог. А то про них я как-то совсем позабыл.
   - Вот ваши галлеоны и фунты стерлингов, - гоблин придвинул ко мне поднос с несколькими столбиками золотых монет и пачками магловских денег.
   - Удачного дня, мастер Сербоскрепс, - кивнул я, распихав деньги по внутренним карманам.
   - И вам того же, лорд Снейп-Принц, - сказал гоблин, проводив меня до выхода из банка. Вновь нарушая сложившуюся традицию: Шелк-банк-аптека-Лютый, я направился в "Флориш и Блоттс".
   Книжная лавка всегда была одним из моих любимейших мест. Полки до самого потолка были забиты книгами -- огромными, как камни мостовой в кожаных переплетах; книгами размером с почтовую марку в шёлковых обложках, дорогие раритетные экземпляры покоились в отдельных стеклянных витринах, под надежной защитой чар. Новинки лежали на пюпитрах, где их могли изучить все желающие.
   Меня охватило радостное возбуждение. Книги были моей второй страстью после зелий. И именно они наравне с редкими ингредиентами часто проделывали дыры в моем скромном профессорском бюджете.
   Черт, все же хорошо, что я оставил чековую книжку дома, - подумал я, жадно пожирая взглядом одно из первых еще не цензурованных церковью изданий Malleus Maleficarum. Монахи из инквизиции знали материал лучше многих современных магов.
   Против трат на книги, да еще такие, не возражала даже моя жадность. Впрочем, содержимое моего родового сейфа все еще слишком далеко до суммы на ценнике. А жаль.
   - Вам помочь? - спросил меня один из продавцов.
   - Полный набор учебников для пятого курса Хогвартса, - сказал я, с трудом оторвавшись от разглядывания книжных раритетов.
   - С вас восемь галлеонов и пять сиклей, - Продавец быстро выложил на прилавок стопку книг. - Что-нибудь еще?
   - Нет, спасибо, - не без сожаления покачал головой я, отсчитывая монеты. За лето я скопил, конечно, неплохую сумму. Но, увы, отнюдь не состояние. На Malleus Maleficarum или Lemegeton Clavicula Salomonis мне придется варить Шелку зелья лет десять.
   Да, с деньгами надо придумать что-то еще, - думал я, покинув магазин. Новые зелья? За два десятка будущих лет ничего сверхъестественного в этом плане не придумали. Улучшили ряд старых рецептов да, пожалуй, и все. Мне это может принести известность среди зельеваров, но не состояние. Ладно, начало положено, а там что-нибудь придумаем... если выживем в этой игре.
   - Привет, Северус... Северус, привет!
   Погрузившись в раздумья, я не сразу обратил внимания на Люциуса Малфоя, шедшего мне навстречу.
   - Здравствуй, Люциус. - При виде трости в руках Малфоя по моим губам скользнула легкая улыбка.
   - Спасибо за подарок, - пока еще младший из Малфоев ловко провернул трость в воздухе и погладил серебряную змеиную голову навершия. - Нарцисса тоже просила передать свою благодарность, от сережек она была в восторге.
   - Я рад, что вам понравилось.
   Пользуясь знаниями будущего, угадать с выбором подарков было несложно. Люциус получил трость - в будущем он не расставался с такой же тростью ни на минуту. Нарцисса, не смотря на нелюбовь к ювелирным украшениям, обожала свои недорогие, но весьма изящные серебряные сережки в виде пауков. В прошлом будущем их подарил ей Люциус, а теперь я.
    
   - Наделал ты переполох, друг мой, - усмехнулся краем губ Люциус. Собираешься в Хог? - он кивнул на стопку учебников, что я левитировали позади себя, и предупредил, разом растеряв веселость: - Будь осторожней с директором! Поттер и Блэк видели, как ты уходил с Беллатрисой и лордом Волдемортом.
   - Я всегда осторожен.
   - Ладно, Северус, я тороплюсь. Рад был тебя повидать. На Рождество приглашаю тебя к нам в Малфой Мэнор.
   - Взаимно, Люциус. Спасибо за приглашение.
   Дружески кивнув на прощание, Малфой направился к Грингроссу. Я провожал его взглядом, пока он не скрылся за дверьми банка. Признаться, мне трудно было определить свое отношением к Малфою. Как я уже говорил - нас сложно было назвать друзьями. Приятелями - да, а вот друзьями... Даже крестным своего сына, Малфой сделал меня скорее лишь потому, что лучшего кандидата просто не нашел. Обычный холодный Малфоевский расчет, а вовсе не показатель дружбы и доверия. Впрочем, откуда мне - вечному одиночке, знать, что такое настоящая дружба и доверие. Я привык полагаться только на себя и доверял лишь себе. Меня этому научила сама жизнь.
   В первой войне участие Люциуса было минимальным. Слишком велико еще было на него влияние отца - Абраксаса Малфоя. Ко времени возрождения Волди и второй войны Абраксас Малфой был уже более пяти лет мертв. Будь он жив, судьба Люциуса могла бы сложиться по-другому.
   Если подумать, то странно все это. В течение восьмидесятых умерло или погибло довольно много глав древних родов. Да, все они были далеко не молодыми волшебниками, но и дряхлыми старцами их сложно было назвать. Абраксас Малфой умер, когда ему было немногим больше пятидесяти. Даже для маглов это далеко не предел, а для магов и вовсе расцвет сил. Да и сама смерть от драконьей оспы весьма подозрительна. Эта магическая болезнь была, конечно, смертельно опасна... в веке этак XIV. После изобретения Ганхильдой из Горсмура противодраконьей сыворотки смертность от нее была сведена практически на нет.
   С 1983 по 1989 во главе многих древних родов оказались бывшие Пожиратели или им сочувствующие. С одной стороны это усилило Волди после его воскрешения. А с другой - это был конец влияния древних чистокровных магических родов. Постепенно в магическом мире стали преобладать настроения, что если ты чистокровный волшебник древнего рода и при этом не поддерживаешь Дамблдора, то значит ты априори тайный или явный сторонник Сами-знаете-кого! А уж если ты еще и Слизерин заканчивал, то по тебе уже Азкабан плачет.
   Is fecit cui prodest! (лат. Сделал тот, кому выгодно). Чертов старик! Как же я не обращал раньше на это внимание?! Во мне поднялась новая волна ненависти и восхищения директором Хогвартса. Доказательств естественно нет... вернее - не будет, но я уверен, что это он. Старик все рассчитал и все предвидел.
   Если после Первой магической войны влияние чистокровных просто уменьшилось, то после Второй (а я уверен, что старик победит, недаром он столько лет готовил нашего "золотого мальчика" для Великой цели) оно и вовсе сойдет на нет. А возможно все будет еще хуже. Под радостные крики одурманенной толпы (в смысле - прогрессивного магического сообщества), Дамби и Министерство окончательно избавится от древних родов - этих "фанатиков чистоты крови", "помощников Темного лорда" и просто "плохих парней". И уж тогда-то магический мир вздохнет с облегчением и заживет припеваючи!
   Людьми так просто манипулировать. Маги, маглы - мы все считаем себя такими умными, креативными, продвинутыми, но не замечаем как раз за разом пляшем под чужую дудку и искренне верим, что сами выбрали эту пляску.
   Вырвавшись из цепкой хватки собственных мыслей, я направился к магазину животных, чтобы купить себе сову. Можно было бы и в "Совы" зайти, но они были в самом начале Косого, и тащиться туда мне было просто лень.
   Фасад искомого магазина представлял собой ничем непримечательную деревянную дверь, втиснутую между магазинчиком волшебных шуток (насмешкой над благородным магическим искусством) и адвокатской конторой. Над дверью ветер покачивал яркую вывеску с толстым улыбающимся драконом и надписью "Волшебный зверинец".
   Драконов тут, правда, не продавали. Свободная их продажа в Англии была полностью запрещена после Великого Лондонского пожара 1666 года.
   "Волшебный зверинец" не относился к числу любимых мной лавок. Тягу волшебников к питомцам-фамильярам я не разделял. У меня и так был полный Хогвартс питомцев, целых семь курсов! Почтовую сову я тоже так и не завел, а  в случае крайней нужды использовал патронуса. Да и вообще животных я предпочитаю исключительно в разделанном на ингредиенты виде - хлопот меньше, а пользы больше.
   В очередной раз проворчав себе мысленно "Надо!", я  толкнул узкую дверь и вошел. Внутри "Волшебного зверинца" почти не было места. Каждый дюйм стен был закрыт клетками и аквариумами. Стоял неприятный запах и было очень шумно, потому что обитатели клеток пищали, гоготали или трещали, а жители аквариумов шипели и квакали. Короче - действовали мне на нервы.
   Пока невысокая полноватая волшебница за прилавком советовала какому-то волшебнику, как ухаживать за карликовым ящерокрылом, я прошелся по магазину, разглядывая его обитателей.
   Парочка огромных лиловых жаб смачно сглатывала и перекусывала мёртвыми мясными мухами - вот ведь мерзость. Возле окна гигантская черепаха сверкала на солнце панцирем, украшенным драгоценными камнями - полнейшая безвкусица, да и камни, небось, бутафорские. Ядовитые оранжевые улитки медленно ползли по стенке стеклянного аквариума - это любимец или подкормка для жаб? Толстый белый кролик с громкими хлопками превращался в шёлковый цилиндр и обратно - без комментариев. Меховые шарики цвета заварного крема, громко гудели в своем ведре - лучше уж жабы!
   Остальные обитатели были более привычны: кошки всевозможной раскраски, птицы, несколько собак, на прилавке стояла огромная клетка с кровными братьями Петтигрю - черными лоснящимися крысами.
   Мое внимание привлекла клетка в самом углу магазина. В ней, сидя на насесте, дремал большой черный ворон. Когда я подошел, он открыл один глаз, равнодушно посмотрел на меня и вновь погрузился в сон.
   - Решили выбрать почтовую сову или питомца, - раздался за моей спиной голос хозяйки магазина. Обернувшись, я заметил что маг с ящерокрылом уже ушел. - Вижу вас заинтересовал Сибирский ворон. Как вы видите он гораздо крупнее своих европейских собратьев. Прекрасный выбор!
   - Вообще-то я хотел купить именно почтовую сову.
   - Петр с этой задачей прекрасно справится...
   (автор в курсе, что английский аналог Петра - Peter произносится, как Питер. Но чтобы не было путаницы, будет Петр - ворон. Поттер - Джеймс. И Питер - Петтигрю).
   - Петр? Это его имя?
   - Да, - кивнула волшебница.
   Прелесть! Почти Поттер! Всю жизнь мечтал иметь Поттера на побегушках, - мысленно восхитился я. Мне бы теперь еще домового с именем Сириус или Блэк.
   - Беру!
   Открыв клетку, я протянул в нее руку. Ворон поддался головой вперед, и вальяжно перевалился с насеста на мою руку. Острые когти пропороли рукав моей мантии и оцарапали кожу, заставив непроизвольно поморщиться. Я вытащил ворона из клетки, тот расправил крылья и перелетел мне на правое плечо.
   - У нас есть специальные кожаные наплечники, - сказала волшебница, заметив, что я в очередной раз поморщился от боли. - Вам их показать?
   - Да, - кивнул я.
   Она бодро зашуршала под прилавком и вскоре выложила передо мной несколько кожаных наплечников и узкий ремень с несколькими большими накладками карманами.
   - А это что? - поинтересовался я.
   - Пояс для корма. Очень удобно носить лакомство для питомцев!
   - А есть такой же только с большим количеством карманов?  - спросил я, повертев ремень в руках.
   - О, у нас в наличии несколько вариантов, - волшебница выложила еще с десяток похожих ремней.
   Внимательно осмотрев их, я отложил три из них в сторону.
   - Эти я возьму.
   - Сразу три? - удивилась волшебница.
   - Да, - невозмутимо кивнул я.
   Упаковав все мои покупки, кроме естественно Петра и прибавив к ним коробку с кормом для птиц в качестве подарка, волшебница протянула их мне.
   Расплатившись за покупки, я вежливо попрощался с хозяйкой магазина, вышел на улицу и аппарировал домой.
   Едва мы оказались в моей комнате, ворон открыл глаза, с интересом огляделся, перелетел на шкаф и вновь заснул.
   Стянув с себя мантию и рубашку, я и залечил глубокие царапины на плече и предплечье. Школьные учебники выстроились идеально ровными рядами на книжной полке. Еще одна черта моего характера - ненавижу, когда книги валяются где попало. Взять книгу и не убрать ее потом на место - да это просто преступление! Остальные покупки, кроме трех ремней и наплечников,  отправились в шкаф. Вынул из шкафа все свои школьные мантии, я взмахом палочки приделал к ним кожаные наплечники и вновь оделся.
   Поводив плечами и убедившись, что мантии все так же не стесняют движение, я занялся ремнями. После недолгих мучений и работы палочкой из трех ремней вышел один с множеством сумочек-карманов и чехлом для палочки. Надев получившуюся конструкцию на себя, я подошел к зеркалу. А что! Получилось неплохо. Весьма неплохо. Ремень был практически не заметен за складкой мантии, а в карманах на нем можно было разместить с десяток малых флакончиков различных зелий. С левой стороны можно расположить целительные и противоядия, с правой - боевые эликсиры. Это гораздо удобней, чем таскать все в карманах мантии.
   Покончив с одеждой, я достал из шкафа коробку с драконьими иглами и записи с набросками нужных чар. За всей этой суматохой последних дней я не забывал об этой своей задумке. Впрочем, задумок у меня было много, а времени просто катастрофически мало. Варка зелий, изучение родового кодекса, поиск лекарства для матери, поиск борьбы с посмертными проклятьями - последнюю неделю  я спал всего часов по пять. Проспать целых восемь часов я позволил себе только перед приемом у Малфоев.
   От того первоначального наброска на газетных листах не осталось и следа. Теперь на листах была стройная система нужных чар. Теоретически все должно получиться как надо, но от теории до практики иногда шаг, а иногда и пропасть.
   Теперь нужно отыскать жертву, в смысле - добровольца для пробы.
   Я задумчиво посмотрел на ворона. Петр тут же проснулся. Внимательно посмотрев на меня черными бусинками глаз, он расправил крылья, громко каркнул и поспешно отошел в прижатый к стене угол шкафа, подальше от маниакально поблескивающего глазами хозяина.
   Один доброволец отпадает. Да, впервые в жизни я пожалел о том, что Тоби снова нет дома. А ведь мог бы принести пользу магической науке! Ладно, будем выкручиваться.
   Мое внимание привлек стул возле окна. Трансфигурация, конечно, не моя сильная сторона, но за неимением лучшего... Я поднял палочку, вспоминая подходящую трансфигурационную модель.
   Стул у окна превратился в поросенка. Одна из ног у него правда получилась немного короче, чем три другие (сказалось долгое отсутствие практики), но это мелочь. Полностью обездвижив бедную хрюшку, я достал первую из костяных игл и положил на стол. Накладывание чар на предмет, то еще удовольствие. Это не очень трудно, но крайне утомительно. Для самого простейшего зачарования нужно минут десять махать палочкой. Любая ошибка - и все надо начинать сначала. А для создания одноразового портала махать палочкой придется часа три. Далеко не у каждого мага хватит терпения на подобное дирижирование, про силы я уже умолчу. Еще раз перечитав свои записи, я поднял палочку.
   Когда я закончил, игла бодро поднялась в воздух, подчиняясь моему мысленному приказу. Бодро плюхнувшись в чернильницу, игла поплескалась в ней, разбрызгивая чернила и полетела к своей жертве. Спустя минут пять я смог изучить получившийся результат. Н-н-н да. Вместо рунического знака на коже поросенка была надпись весьма непристойного содержания.
   Ладно, отрицательный результат - тоже результат. Я вновь вернулся к схеме чар. Хорошо, что костяных игл удалось закупить с запасом. Исправление чар в уже зачарованном предмете та еще морока, гораздо проще новый зачаровать. Внеся легкие правки в структуру чар, я наложил их на вторую иглу... В этот раз поросенок обзавелся  красивой витиеватой вязью из арабских букв и китайских иероглифов.
   Подняв взгляд к потолку, я  с чувством выругался. Похоже это надолго.
   К вечеру я проклял тот день, когда открыл Кодекс Рода на нужной странице. Стол был залит чернилами, я уже перестал считать, сколько раз эти капризные иглы опрокидывали чернильницу. Две из десяти костяных игл были разломаны в припадке крайнего раздражения. А поросенок стал напоминать полотно сумасшедшего авангардиста. Чары трансфигурации пришлось поддерживать каждые два часа и это выматывало меня покруче десятка брошенных цепочкой Авад. Ненавижу трансфигурацию!
   Наконец, когда я уже совсем отчаялся и хотел бросить, последняя игла нанесла именно то, что я хотел. Осмотрев руническую надпись и не найдя в ней ни малейшего изъяна, я глубоко вздохнул и устало уселся на пол рядом с трансфигурированным стулом. Получилось!
   Превратив поросенка обратно в стул, все надписи и рисунки, кстати, так и остались на дереве, я развел огонь сразу под двумя котлами. Теперь нужно создать краску, обычными чернилами тут не обойдешься.
   Раскрыв Кодекс Рода на нужной странице, я вновь перечитал рецепт и, в очередной раз пожалев о хранилище Хогвартса, полез в шкаф за ингредиентами. Об их наличии я позаботился заранее.
   Первый котел - первая основа: вода с двумя унциями порошка из когтя дракона. Эх, еще двадцать галлеонов на ветер, вернее в воду.
   Второй котел - вторая основа: в лунную росу добавить три капли крови дракона и пять капель крови единорога.
   Пока первая основа доходит до кипения, вторая только медленно подогревается на маленьком огне и постоянно помешивается...
   - Северус, иди ужинать! - От приготовления краски меня отвлек голос матери. Как всегда забывшись над своими котлами, я и не заметил, что она пришла с работы.
   - Сейчас, еще пять минут, - отмахнулся я, вновь с головой погружаясь в приготовление магической краски.
   Так, сейчас нужно добавить сок мурлокомля.
   - Северус Тобиас Снейп! Ужинать, немедленно! - вновь раздался голос матери. - И никаких "пять минут"! Полчаса уже прошло! - грозно заявила она, открывая дверь в мою комнату. - И проветри у себя, дышать же невозможно.
   Убавив огонь до самого минимума, я накрыл котел с практически готовой магической краской крышкой и оставил томиться.
   Распахнув окно, я с тоской подумал о лежавшей в кармане пачке сигарет. При матери я не курил. Не думаю, что ей понравится эта магловская привычка. Петр спланировал со шкафа на подоконник, поцарапал когтями деревянную раму и вопросительно посмотрел на меня.
   - Хочешь полетать? - понял я. - Лети!
   Ворон огляделся, расправил крылья и с радостным карканьем понесся между домов. За птицу я не волновался. Магически привязанные питомцы редко бросают хозяев. Немного понаблюдав за его полетом, я направился на кухню.
    

Глава 10. Хогвартс экспресс.

 

Думы мои - сумерки, думы - пролет окна,

Душу мою мутную вылакали почти до дна.

Пейте, гуляйте, вороны, нынче ваш день,

Нынче тело да на все четыре стороны отпускает тень.

"Сумерки" группа Алиса

 

 

   Последняя неделя летних каникул пролетела как один день. Большая ее часть ушла на опыты над несчастным стулом. Прежде чем наносить магический рисунок себе на кожу, нужно было все тщательно проверить.
   Стул после опытов пришлось разломать и сжечь, постоянная трансфигурация неживого в живое, и наоборот, весьма плохо отражается на вещи или живом существе.
   От каникул остался один день, и именно сегодня нужно было все закончить. Правда, перед этим я решил провести еще один опыт. Трансфигурированный стул это одно, а живой человек совсем другое.
   Магической науке нужна была жертва... в смысле - доброволец. И я вновь отправился в доки. Что-то мне подсказывало, что здесь я найду его без особого труда.
   Издалека полюбовавшись останками складского ангара, вернее их отсутствием - разбушевавшейся малый элементаль расплавил даже камни набережной - я направил свои стопы к уже знакомому бару.
   Хотелось бы сказать, что при свете дня лондонские доки выглядели гораздо лучше, чем ночью, но это было бы ложью. Грязные улицы, тусклые обшарпанные стены зданий. Пустые квадраты окон были наполнены темнотой. Кучи мусора, битое стекло. Сложно это представить, но по сравнению с лондонскими доками даже Паучий тупик выглядит элитным жилым районом. Вот бы удивились туристы, попади они сюда. Для них столица Британской империи состоит сплошь из Трафальгарской площади, Вестминстерского моста и прочих достопримечательностей. Но помимо глянцевой картинки рекламных плакатов у любого крупного города есть и менее приглядная сторона.
   Под ногами хлюпали лужи, зримое напоминание об утреннем дожде. Серое небо почти не пропускало лучей солнца, делая общую картину уныния невыносимо тягостной. Вытянув из пачки сигарету, я неспешно закурил, разглядывая убогую действительность лондонских трущоб.
   Первая живая (хотя в последнем я не уверен) душа попалась мне минут через пять. Возле стены водонапорной башни из красного, потемневшего от времени, кирпича валялся какой-то бродяга. Склонившись над ним, я невольно поморщился от крепкого запаха перегара и давно немытого тела. Нет, этот не подходит. Даже с помощью магии мне не хочется с ним возиться.
   Вторая встреча произошла на подходе к бару. Группа подростков примерно моего возраста, может чуть старше, с помощью баллончиков, наполненных краской, увлеченно рисовали на стене непонятные знаки. Меня они встретили настороженными подозрительными взглядами, но лезть не стали.
   Повернув за угол, я наконец-то увидел бар. Он, правда, был закрыт, но вот подозрительная личность в знакомой нише у входа сразу привлекла к себе мое внимание. Что-то мне подсказывает, что я нашел искомого добровольца.
   Оглядевшись по сторонам и убедившись, что нашей встрече никто не помешает, я направился прямо к нише.
   Вскоре подчиненный империусом "торговец счастьем" бодро топал следом за мной. А может он и не торговец. Признаться, меня это интересовало весьма мало. Проблемы маглов мага не волнуют! Да и вряд ли в этой клоаке будет жить хоть один приличный магл. В лучшем случае какая-нибудь очередная версия Тоби Снейпа. А подобное существо только на опыты для магической науки и годится.
    Удалившись подальше от бара, мы зашли в один из полуразвалившихся складов. Тут я крепко привязал магла к вертикально торчавшей из пола металлической балке и снял с него заклинание подчинения. Для чистоты эксперимента нужно было чтобы он не находился под воздействием каких-либо заклятий. А то стал бы я с ним так возиться.
   - Сосунок! Да ты знаешь кто я такой! Мои друзья тебя в порошок сотрут! - Очухавшийся магл задергался в путах и начал сыпать угрозами. Как это все знакомо. Не обращая на него внимания, я равнодушно завершал необходимые приготовления.
   - Заткнись, иначе я отрежу тебе язык! - пригрозил я.
   - Да пошел ты!
   - Какие непонятливые эти маглы, - вздохнул я, взмахивая палочкой. - Круцио!
   Понаблюдав секунд тридцать за извивающимся в путах маглом, я снял с него пыточное и спросил:
   - Теперь ты заткнешься? Или мне стоит повторить урок?
   Магл молча закивал. Вся его напускная бравада исчезла, и в его глазах плескался страх.
   Открыв флакон с краской и достав из футляра иглу, я взмахом палочки срезал с подопытного рукава одежды.
   - Что ты задумал?! - взвизгнул магл неожиданно низким голосом.
   - Жить будешь, - поморщился я. - Наверное...
   Последнее я добавил, пожалуй, зря. Магл заорал, словно его тут живьем режут, пришлось наложить на него еще одно пыточное, чтобы он окончательно заткнулся.
   Я не особо беспокоился, что эти дикие крики привлекут к себе внимание. Отличительная черта районов подобных этому - тут никто не лезет в чужие дела. Но это же не означает, что я должен выслушивать эти мерзкие вопли!
   - Какой-то ты непонятливый. Может мне поискать кого-то другого? - спросил я, поигрывая палочкой.
   Магл судорожно сглотнул.
   - Чего ты хочешь?
   - В данный момент мне нужно чтобы ты сидел молча, пока я не закончу. Может все же лучше отрезать тебе язык? Хотя, можно поступить проще. - Я поднял с грязного пола обрывок рукава рубашки наркоторговца и сделал из нее кляп. И как эта мысль сразу не пришла мне в голову? Да, привычка во всем полагаться только на магию однажды может сыграть злую штуку.
   - Выбирай, кляп или язык.
   Магл посмотрел на меня, подумал, потом посмотрел на кляп, снова посмотрел на меня и послушно открыл рот.
   - Вот сразу бы так. Сотрудничество всегда вознаграждается! - я одобряюще похлопал его по плечу.
   Игла поднялась в воздух и, повинуясь мысленному приказу, приступила к работе. Потянув из кармана очередную сигарету, я вновь закурил. Доброволец вел себя довольно спокойно, его даже не особо удивила самостоятельно летающая игла. Впрочем, сегодня у него и без того было немало причин для удивления.
   Трудилась игла долго, хотя нанесение татуировки магловскими методами заняло бы еще больше времени. Наркоторговец сидел довольно спокойно и только периодически морщился. Наконец, когда в моей сигаретной пачке осталось всего пара сигарет, а на полу валялось не меньше десятка окурков, работа была завершена. Плечи обоих рук магла были покрыты причудливыми узорами сторожевой татуировки. Внимательно осмотрев полученный результат, я так и не отыскал в нем ни малейшего изъяна.
   - Проверим, что получилось! - С этими словами я вытащил изо рта магла кляп и наставил на того палочку.
   - Черт! Что за хрень! - воскликнул магл, когда я нарочно медленно начал делать первые движения слабенького проклятия. Он со страхом покосившись на свое плечо.
   - Ты что-то почувствовал?
   - Слабое покалывание.
   - А теперь?
   - Снова покалывание.
   - Это хорошо. - Получилось! Внутренне ликуя, я отдал игле еще один мысленный приказ. Плюхнувшись в краску, она вновь подлетела сначала к одному плечу магла, а затем к другому и внесла в татуировки небольшие изменения, совершенно лишивших их магии.
   - Я ведь сплю, правда? - с мольбой в голосе прошептал магл.  - Это сон, просто сон! Так ведь не бывает!
   - Да, ты просто спишь, - удовлетворенно кивнул я, наставив на него палочку. - Обливиэйт! Диффиндо!
   Веревки, связывающие магла, упали к его ногам. Сам человек продолжил стоять, словно привязанный, и лишь бестолково хлопал глазами.
   Собрав свои вещи, я аппарировал в свою комнату.
   При моем появлении Петр тут же сменил излюбленный шкаф на мое плечо. Кончиком пальцев почесав грудку птицы, я скормил ему большого сушенного жука. За что удостоился одобрительного карканья.
   Расправил крылья, ворон перелетел на подоконник. Увидев, что за окном весело стучит дождь, он с укором посмотрел на меня, словно это я виноват в плохой погоде. Пройдя взад вперед по подоконнику, Петр вновь перелетел на шкаф и задремал.
   Тщательно почистив иглу от остатков магической краски, я второй раз за день открыл флакончик с магической краской, стянул с себя одежду и сел перед зеркалом. Некоторое время, я просто молча сидел. Лениво изучал свое отражение и размышлял. Вновь и вновь взвешивая все за и против принятого решения.
   Страх?
   Нет. Его не было. Рисковые эксперименты меня уже давно не пугают. Зельеварение отучило от этого похлеще игр Волди и Дамби. Оно только кажется спокойным и безопасным занятием.
   Наконец, я отдал игле мысленный приказ, она поднялась в воздух и полетела к флакончику с краской...
    
   (возможно будет дополнено)
    
   Скорей бы эта чертова платформа! - думал я, таща в руках три огромных чемодана.
   Представляю, как эта картина выглядела со стороны - хилый подросток с вороном на плече с легкостью несет в руках три здоровых чемодана, словно они ничего не весят. По правде сказать, именно так оно и было. Жертвовать комфортом ради этого параноидального статуса секретности я был не намерен, а потому на все чемоданы были наложены облегчающие чары. Иначе всю эту гору вещей мне было бы просто не утащить. Да и что уж скрывать - не люблю я подвергать свое драгоценное тело лишним физическим нагрузкам. И борьба с этой пагубной привычкой идет пока что с переменным успехом.
   Вот и барьер между платформами девять и десять. Оказавшись на платформе 9 Ў, я отпустил ручки чемоданов, и они самостоятельно поплыли следом за мной. За это я заработал восхищенный "Ах!" от какого-то маглорожденного малолетки первокурсника.
   Петр на моем плече с интересом огляделся и громко пронзительно каркнул, но на фоне царившей на платформе какофонии звуков этого почти никто не услышал.
   У платформы заполненной людьми стоял паровоз. Хогвартс экспресс - еще один привет из моего прошлого-будущего. Над головами оживленно беседовавших людей стелился дым, а под ногами у них путались кошки всех мастей. Совы ухали, недовольно переговариваясь друг с другом сквозь шум толпы и скрип сундуков. Первые несколько вагонов были уже заполнены малолетними спиноргрызами. Слава Мерлину, что в этот раз их придется учить не мне. Одни вывешивались из окон, чтобы поговорить с семьей, другие сражались за лучшие места.
   Многие маглорожденные волшебники, впервые попав в магический мир, искренне удивляются некоторой технической отсталости последнего. Чаще всего это почему-то относят к некоторой консервативности волшебников. На самом деле причина в другом. Магловская техника, особенно электроника, просто очень плохо уживается с магией. Зачастую даже обычное электроосвещение в мэноре уже не всегда решаемая проблема. Вот и приходится магам жертвовать частью обычного магловского комфорта и использовать магические, и не всегда удачные, аналоги. Полеты на тех же метлах, не идут ни в какие сравнения с полетами на магловских самолетах. Большинство даже самых ярых маглофобов, за неимением альтернативных магических вариантов, выбирают самолет, а не метлу. Лететь несколько часов на неудобном древке, когда ветер бьет в лицо, а собачий холод морозит задницу... Бр-р-р. То ли дело магловский самолет - теплое кресло, улыбчивые стюардессы разносят напитки...
   Локомотив дал протяжный гудок, несколько раз фыркнул, выпустив под колеса облако белесого пара. Толпа на платформе заволновалась, запаздывающие ученики прощались с родителями и спешили занимать места.
   Не знаю когда и почему, но сложилась своего рода негласная традиция. Первые два вагона были оккупированы слизерином, третий и четвертый достались равенкло, дальше шли Хаффлплафф и Гриффиндор. Последние три вагона отдавали на откуп первокурсникам и тем, кому не хватило мест в "факультетских вагонах". Также в первом вагоне были выделены отдельные купе для префектов школы и старост, но чаще всего они пустовали. В перерывах между патрулированием вагонов старосты предпочитали проводить время среди своих приятелей по факультету.
   Под аккомпанемент второго гудка я забрался в последний вагон. Он почти всегда был полупустым.
   Закинув свои вещи в последнее купе и пересадив недовольного ворона со своего плеча на объемный чемодан с книгами, я вышел в коридор и осмотрелся.
   В начале вагона возилась какая-то малышня, а вот четыре последних купе пустовали.
   - Поторапливайся Джон, пока нас никто не заметил!
   В вагон ввалилась парочка страстно обнимающихся старшекурсников. Девушка мне была не знакома, кто-то с Равенкло, а парнем оказался Джон Уильямсон - будущий аврор. Я был с ним знаком очень шапочно, но все же сразу узнал.
   Миновав меня, парочка со смехом ввалилось в третье от конца купе и, к разочарованию оживившейся при их появлении малышни, закрыла и заперла за собой дверь.
   Похоже, надо поторопиться, пока еще какая-нибудь парочка не решила уединиться в пустующем купе. Так сказать, для налаживания межфакультетской или внутрифакультетской дружбы. Заглянув в предпоследние купе, я довольно усмехнулся. Поездка в школу в компании Мародеров - это не то воспоминание из детства, которое мне приятно вспоминать. Уж эту-то поездку они мне не испортят.
   Так! На окно заклинание защиты. Теперь оно заблокировано намертво,  а чтобы разбить стекло понадобится применить магию уровня гораздо выше, чем знают господа Мародеры. Что еще? Заглушающие чары, чтобы не было слышно их ругани и криков о помощи. Пару смертельных проклятий... Хм, куда-то меня не в ту сторону понесло. Мародеры, конечно, порядком мне надоели в школьные годы, но если бы я убивал всех, кто мне надоедает, то в магической Британии уже не осталось бы жителей, кроме тех, кого мне убить не по силам.
   Единственный мародер, от которого действительно стоит избавиться - это Петтигрю. Но для этого еще будет время.
   Покончив первые приготовления, я вернулся в коридор.
   О, на ловца и зверь бежит!
   В начале вагона показался Крысеныш. Похоже, что у господ мародеров уже зудит в одном месте от нетерпения. Поезд еще не покинул вокзал, а Крысеныш уже отправлен на мои поиски. Ну как же! Одиннадцатый час первого дня учебного года, а Нюниус еще непуганый ходит. Непорядок!
   Подавив в себе желание, запустить в Крыску одно особо хитрое проклятие, я неспешно зашел в предпоследнее купе и закрыл за собой дверь. Успев, однако, краем взгляда увидеть донельзя довольное выражение на морде Крысы. Не иначе скоро гости пожалуют. Ждем, очень ждем.
   Переждав для верности минуту-полторы, я вышел обратно в коридор. Крысеныша и след простыл. Побежал на доклад к хозяевам. Наложив на двери предпоследнего купе необходимые чары, я вновь закрыл и запер дверь.
   Вернувшись к себе в последнее купе, я гостеприимно оставил дверь оного широко открытой. Дадим господам Мародерам небольшой шанс избежать ловушки. Нет, со мной положительно что-то не то происходит. Откуда это гриффиндорское благородство? Борись с ним Северус, борись. Впрочем... это же Мародеры. Сделать два лишних шага и проверить соседнее с закрытым купе - да у них на это просто мозгов не хватит. Гриффиндор - это диагноз... для парней, по крайней мере.
   Подмигнув дремавшему на полке для багажа Петру, я достал из чемодана  учебник по ЗОТИ. Затем чемодан был закрыт и, вместе с собратьями, аккуратно, чтобы не потревожить Петра, был отлевитирован на полку для багажа.
   Удобно устроившись на мягком диване, я раскрыл учебник.
   Если мне не изменяет память, то в этом году преподавателя на "проклятую должность" Дамби так и не нашел и преподавать назначили Флитвика. Мастера Йоду - как называли его маглорожденные волшебники во времена моего учительства. Кажется это из какого-то магловского фильма.
   Жаль, что Флитвик помешан на своих Заклинаниях и не желает быть постоянным преподавателем ЗОТИ. Не смотря на то, что он с Минервой Макгонагалл был целиком на стороне Дамблдора, маленький профессор был одним из немногих магов, которых я искренне уважал.
   В этом году по ЗОТИ мне предстоит непростая задача - скрыть то, что я знаю предмет гораздо лучше преподавателя.
   Над вокзалом пронеслись три коротких гудка. Первый рывок паровоза судорогой прокатился по составу, разъяренный свист паровой машины был похож на шипение дракона. Хогвартс-экспресс тронулся в путь. Сначала медленно, потом всё быстрее и быстрее. Мерным пульсом стучали колеса, за окном мелькали картины лондонского пригорода.
   Я лениво просматривал учебник, когда татуировка-страж на плече едва заметным покалыванием сообщила о приближавшийся угрозе. В коридоре послышались знакомые голоса. Вот и господа мародеры пожаловали. Блохастый, Рогатый и Крыса. Один за всех и все на одного!
   - Так третье с конца или второе? - Раздраженно поинтересовался Блэк.
   - Я не помню. Он еще дверь запер.
   - Тут обе двери заперты.
   - Третье! Точно третье.
   А это будет забавней, чем я думал!
   В коридоре послышалась возня - похоже, что мародеры отпирали дверь, затем раздался громкий женский крик и ругань Уильямсона.
   - Поттер! Блэк! Какого... - Дальнейшие слова будущего аврора потонули в долгом протяжном гудке паровоза.
   - Извини, Джон. - Донесся до меня смущенный голос Поттера и громкий хлопок закрывающейся двери.
   - Третье с конца значит? - зло поинтересовался  Блэк, распахнутые настеж двери позволяли мен прекрасно слышать, что происходит в этой части вагона. - Хвост ты идиот!
   - Второе! Точно второе! - едва слышно пролепетал Петтигрю.
   - Одно "точно" я уже сегодня слышал.
   - Прибереги свою язвительность для Нюниуса, - встрял Поттер. Знал бы он кого сейчас защищает.
   - А подружка у Уильямсона ничего, - хохотнул Блэк. - Ради таких форм стоило ошибиться дверью.
   - Замолкни, Сириус, он может нас услышать. Будешь потом челюсть в медкрыле по частям собирать.
   - Да ладно, ему сейчас все равно не до нас, - беззаботно отозвался Блэк. - Ну и где тут наш Нюниус? - В дверь соседнего с моим купе яростно заколотили. - Нюнчик! Мы знаем что ты тут! Открывай по-хорошему! Не хочешь? Тогда придется по-плохому. Давай Сохатый!
   Судя по звукам, дверь в соседнее купе быстро сдалась под напором отпирающих заклятий. Мародеры радостно ввалились внутрь. Раздался очередной хлопок, обозначивший, что дверь за ними закрылась и наступила полнейшая тишина.
   Отложив книгу в сторону, я встал, потянулся и неспешно вышел в коридор. Жаль, что я не могу увидеть лица мародеров, когда они поймут что из этого купе им не выбраться. Чары, что я наложил на дверь, надежные, словно банк гоблинов. Открыть дверь можно только с этой стороны. Хотя... зачем им такая роскошь?
   Убедившись, что за мной никто не наблюдает, я выхватил палочку и наложил на дверь еще несколько запирающих заклинаний. Все! Теперь мародеры просидят взаперти до самого Хога или даже дольше. Надеюсь, что перед поездкой они выпили не слишком много сливочного пива. Хотя нет, вру - надеюсь я совершенно на обратное. Ну да ничего, потерпят. Терпение закаляет характер! Да и осталось не так много времени... восемь часов, даже меньше.
    
   А в этом что-то есть. Да, есть. Сделал гадость, сердцу радость - кажется, как-то так говорят.
   Немного послушав у двери и убедившись, что никаких криков запертых мародеров не слышно, я вернулся к себе.
   Половина двенадцатого, - отметил я, откинув крышку у воплощенной в жизнь мечты детства - карманных часов гоблинской работы. Курса до седьмого мечтал себе их купить, а потом все так закрутилось, что мне стало не до глупой детской мечты. В один из последних визитов в Косой эти часы случайно попались мне на глаза, и устоять я не мог.
   Собрание старост уже должно закончиться. Не думаю, чтобы мое влияние на будущее было уже столь сильным, чтобы Дамби сделал старостой пятого курса не Лили Эванс, а другую девушку. Кстати, в это же время старостой мальчиков (разумеется, совершенно случайно) стал Люпин - единственный, более-менее, вменяемый из мародеров.
   Что-то мне подсказывает, что произошло это совершенно не случайно. Случайности вообще крайне редкое явление. А уж если речь идет о Хогвартсе...
   Старостам курса приходится плотно общаться. Римус - мародер. Где один мародер там и все остальные, там и Поттер.
   Чертов старый хрыч!
   До пятого курса Лили терпеть не могла Мародеров. Особенно их главных заправил -  Поттера и Блэка. Но после более близкого знакомства с нашим "страдальцем" Римусом, ее отношение к мародерам смягчилось. Потом они подружились, а на седьмом курсе она и вовсе стала встречаться с Поттером.
   А наша ссора в конце пятого курса!
   Я не самый простой человек. Что есть, то есть. Меня можно назвать эгоистичным, холодным, замкнутым, угрюмым, самолюбивым, тщеславным... список моих достоинств можно продолжать очень долго. Но вот уже в то время, меня довольно сложно было вывести из себя.
   Спрашивается, чего я так разозлился на эту выходку Мародеров? Подвесили вниз головой и стянули штаны. Да, неприятно, да, обидно, но по сравнению с остальными их проделками просто мелочь. Бывали шуточки, которые били по моему самолюбию гораздо больней.
   Напали вчетвером на одного - тоже мне новость. Это же столь по гриффиндорски. Хотя один мародер со мной бы и в те годы не справился, так что в этом случае господа мародеры проявляли столь редкое для них здравомыслие. Ни Поттер, ни Блэк особыми магическими талантами не блистали. Петтигрю всегда был ничтожеством и как маг тоже. Римус Люпин единственный из четверки хоть что-то представлял из себя как маг, но ликантропия сделала его весьма спокойным и осторожным. Лезть в драку он никогда не спешил.
   Что же меня так взбесило? Почему я оскорбил именно Лили, искренне попытавшуюся меня защитить?
   Ответ прост. Меня победили при помощи разработанного мной же невербального заклинания! Заклинания, которое знал только я... и Лили Что я мог тогда подумать? Только то, что она меня предала! Болтание вниз головой без штанов не слишком способствует выстраиванию верных логических цепочек. Да я разозлился, сглупил и обвинил во всем Лили. И что-то подсказывает мне, что именно на это и был расчет. Также как я не ожидал удара в спину от нее, так и она не ожидала тех слов от меня.
   Да, потом я понял, что был неправ, и извинился. Да я чуть ли не на коленях ползал, вымаливая прощение! Да, она простила. Но осадочек, как говорится, остался. Былой дружбы и доверия между нами уже не было. Мы стали отдаляться друг от друга. Я фанатично изучал темные знания, пытаясь найти способ спасти мать. А когда ее не стало, впал в другую крайность и решил служить Волди. Лили все больше сближалась с Мародерами. На седьмом курсе она принимает настойчивые ухаживания Поттера. Сразу после окончания Хогвартса они поженятся, вступят в орден Феникса. И мы с ней окажемся по разные стороны баррикад.
   Подстроил ли тот случай после экзаменов старик?
   Не знаю, все может быть. Вполне возможно, что все это была инициатива Поттера. С моей точки зрения он был избалованным мальчишкой, но отнюдь не дураком. Может он любил Лили, а может Дамби основательно поправил ему мозги, этого я не знаю. Джеймс добивался внимания Лили не назойливо, но весьма настойчиво и в конечном итоге победил.
   Увидев у Лили мой дневник с записями по зельям и чарам, он вполне мог "позаимствовать" его на короткое время, найти нужное заклинание и составить этот план. Это же ради блага Лили в конце-то концов! Нечего ей общаться со всякими Нюниусами! К тому же рядом столько достойных и благородных гриффиндорцев. Они более чем достойная компания для Обретенной.
   Еще одна странность - Древние Роды старательно игнорировали тот факт, что Лили была Обретенной. В отличие от обычных маглорожденные волшебников, Обретенные были не менее сильны, чем представители древнейших и благороднейших. Они появлялись редко, очень редко. И за них между Древними Родами шла настоящая борьба, если не война. Родственные связи между древними фамилиями уже давно стали цепями сдерживающими рост магической силы у их потомков. А Род для благородных фамилий было вовсе не пустым словом.
   Обретенным был дед Дамблдора и вот вам результат - его внук стал действительно могущественным волшебником (и редкостной скотиной, но тут его дед не виноват). Учитывая это, за внимание Лили должна была сражаться половина (если не все) чистокровных Хогвартса! Да и не только Хогвартса. За внимание Обретенной и главам Родов побороться не грех. Что? Большинство из них уже женаты? Три четыре капли хорошего яда и ты уже вдовец. Ничего личного, дорогая, все лишь для блага Рода!..
   В соседнем купе было тихо. Заклинания я наложил отменные. Для Мародеров мне не жалко.
   Поттер и Блэк нейтрализованы. Теперь ничто не помешает мне повидаться с Лили.
   При одной только мысли о скорой встрече со своей старой и единственной любовью,  я почувствовал, как меня охватывает легкое волнение... а может и не легкое.
   Неужели все это не сон и она жива. Не было этих темных лет тоски, одиночества и запоздалого раскаяния. Не было этой проклятой войны, что перекорежила и искалечила столько жизней и судеб.
   Подавив в себе желание, надеть парадную мантию - это было бы просто пижонством, а я не Поттер - я вышел в коридор.
   - Пока, парни, не скучайте без меня, - громко сказал я, постучав в дверь соседнего купе. Тишина была мне ответом, и это просто замечательно.
   Вагон был заполнен малышней. Они бегали по купе знакомились, ссорились, тут же мерились. В который уже раз возблагодарив Мерлина, о том что это не мои ученики, я направился дальше.
   Не успел я шагнуть в следующий вагон, как нос к носу столкнулся с Римусом Люпином. Пока остальные мародеры обживали свое новое пристанище в соседнем со мной купе, он был на собрании старост и избежал ловушки.
   Увидев меня, Римус немного замялся и открыл рот, явно намереваясь что-то спросить. Но передумал и молча прошел мимо. Направился видимо на поиск своих приятелей. Я бы пожелал ему удачи, но это ему не поможет.
   Вытянув сигарету из пачки, я остановился в тамбуре и закурил.
   Появление оборотня в Хогвартсе - еще одна странность. Если бы я хуже знал Дамби, то решил бы что тот выжил из ума. Оборотень рядом с детьми - это просто безумие! И ладно если бы его аконитовым зельем поили. Но ведь нет! Просто запирали в Визжащей хижине - гениальное решение. Всю его гениальность я едва не испытал на собственной шкуре. И не надо мне рассказывать сказок, что в то время единственным человеком способным сворить аконитовое был я. Это зелье, конечно, не самое простое, но Дамблдору и Слагхорну оно вполне по силам. Да и мадам Помфри при желании сварит ничуть не хуже. Из этого вытекает вопрос, какого черта Клыкастому этого зелья не давали?
   - Курить на территории школы строжайше запрещено! Минус сто балов с Слизерина... И дай закурить, - раздался рядом со мной чей-то знакомый, но почти забытый голос.
   Повернув голову, я заметил у перехода между вагонами  двух мертвецов. Старосты пятого курса Кевин Уилкис и  Оливия Бирн - еще одни невинные жертвы этой проклятой войны. Как и Поттер с Лили они поженятся сразу после окончания Хогвартса. Зимой 1979 или 1980, точно не помню, к ним в дом вломится карательный отряд авроров. Официально считается, что они оказали сопротивление и были убиты. Министерство объявило о громкой победе над преданными сторонниками Сами-знаете-кого, но это полнейшая чушь. Как один из ближнего круга могу точно сказать, что Уилкис и его жена никогда не были сторонниками Волди. Другое дело, что и в объятия Дамби они прыгать не спешили. Обычные маги, хотели прожить обычную жизнь, а их объявили приспешниками и чуть ли не главными помощниками Волдеморта. Впрочем, это в традициях "светлой стороны". Свет ведь не совершает ошибок, правда? Смертельные заклинания у авроров гуманные и разят только приспешников Темного лорда. А значит, кого они сразили, тот и Пожиратель.
   Гибель любой шестерки "свет" преподносил как победу над правой или левой рукой Волди. Если судить по подобным заявлениям, то Волди очередное воплощение многорукого бога Шивы.
   - Мы еще не на территории школы. - Усмехнулся я, коротко поприветствовав неразлучную парочку и бросив сигаретную пачку Уилкису. Ловко поймав ее, он выудил сигарету и прикурил от палочки. - Правила нужны для того чтобы их нарушать, главное не попасться, - добавил я, принимая из его рук свою сигаретную пачку.
   - Вот слова настоящего слизеринца, - хохотнул Кевин, выпуская через нос густую струю табачного дыма.
   Некоторое время мы молча курили. Монотонно стучали колеса. За окнами поезда тянулись бесконечные поля, изредка оживляемые строениями ферм.
   - Ты не видел Эванс? - спросил я.
   - Эта та рыженькая гриффиндорка? Ее очередь обходить вагоны в два часа. Сейчас она  у грифов.
   - Давай докуривай свою сигарету и пошли патрулировать дальше, - сказала Оливия. Недовольно поморщившись, она вскинула палочку и быстро проветрила тамбур вагона.
   - Оливия, а распределяющая шляпа на счет тебя не ошиблась? С такой любовью к порядку тебе к грифам.
   - Когда это грифы любили порядок? - хмыкнул я.
   - Ладно, пошли нести бремя белого человека, этим недомеркам в последних вагонах, - вздохнул Уилкис, выбрасывая окурок в окно. - Еще увидимся Северус.
   - Бывай, Кевин, - кивнул я, также отправив остатки своей сигареты в окно.
   Странно это все и похоже на сон, - думал я, переходя из одного вагона в другой.  Столько лиц из прошлого, что для них только будущие. Они все еще так молоды, невинны и наивны словно дети. Да, по сути, они еще дети и есть. Пусть они и считают себя уже взрослыми.
   Перед вагоном гриффиндорцев у меня перехватило дыхание, я остановился в нерешительности. И что я ей скажу? Привет как дела? Это после всех этих лет. После того как стал виновником ее гибели.
   Мне вновь страшно захотелось закурить. Рука сама потянулась к сигаретной пачке. Достав очередную сигарету, я немного помял ее в руках и выбросил в окно.
   Хватит заниматься никому ненужным самобичеванием Северус. Что было... будет... да какая к черту разница! Не было еще ничего! И не будет!
   Кляня свою нерешительность, я недовольно тряхнул головой, сжал зубы и толкнул дверь. Все посторонние мысли тут же вылетели из моей головы, а всё мое внимание было приковано к рыжеволосой девушке неспешно идущей по коридору. Девушке, которую я давно считал мёртвой и не ожидал когда-нибудь увидеть вновь.
   - Привет, Лили, - я попытался улыбнуться, но получилось плохо.
   Взгляд ярко-зелёных глаз обжог меня холодом. Девушка резко развернулась и скрылась в купе, из которого только что вышла. Я остался в коридоре, недоуменно хлопая глазами. Как-то неправильно началась эта встреча.  Я не рассчитывал, что она с радостным криком броситься мне в объятия (хотя было бы неплохо), но и подобный прием не ожидал.
   - Посторонись, чего застыл как статуя?! - Легкий толчок в спину привел меня в чувство. Пропустив спешащего куда-то старшекурсника, я дернулся к купе, в котором скрылась Лили.
   Не успел я сделать и двух шагов к заветной двери, как мне на встречу, разъяренной фурией, выскочила Мэри Макдональд - лучшая подруга Лили. Кажется, после учебы она сразу же уехала в Америку. Последний раз я видел ее на похоронах Поттеров.
   - Северус Тобиас Снейп, - ядовито процедила девушка, окинув меня презрительным взглядом. - Поздравляю, ты идиот!
   - Я тоже рад тебя видеть, Мэри. Пропусти, мне нужно поговорить с Лили.
   - Она не желает тебя видеть!
   - Почему? - удивился я.
   - Потому что ты идиот! - еще пуще разозлилось подруга Лили. - Два месяца от тебя ни слуху, ни духу. За все лето ты не потрудился написать ей ни строчки. Ни разу не зашел проведать. Наверное, столь блистательному лорду просто зазорно дружить с простой маглорожденной ведьмой.
   - Я был занят!
   - Ну да, мы тоже читаем "Пророк", лорд Снейп-Принц. Настолько занят, что ни мог написать письмо или дойти до ее дома. Она весь август провела там. Разве друзья так поступают? А теперь ты возникаешь, словно чертик из табакерки и "хочешь поговорить". И кто ты после этого? И-д-и-о-т! - произнесла по буквам Макдональд. - Скажи еще, что я не права!
   Резко развернувшись на каблуках, я  чуть ли не выбежал из вагона. Еще немного и моя хваленая выдержка мне бы изменила. Что эта Макдональд понимает! Какого черта она вообще ко мне пристала! Пишу я Лили или не пишу - это не ее дело!
   Спокойней, Северус. Спокойней, - одернул себя я. Поймав на мысли, что уже прикидываю каким ядом лучше отравить Макдональд и как не попасться при этом. Ты учил Уизли и Гарри Поттера и не прибил их при этом. Уизли за семейную тупость, а Поттера просто за компанию. Однажды ты уже потерял Лили из-за своих необдуманных слов. Это недолжно повториться! Не будь упрямым бараном, сходи и извинись. Тем более что замечание МакДональд вполне справедливо. За всеми этими хлопотами ты совершенно позабыл о Лили. А ведь редкое лето мы проводили не вместе, и это были счастливейшие дни в моей жизни. Так что ей есть за что на меня обижаться.
   Окончательно успокоившись, я вновь вернулся в вагон гриффиндорцев и осторожно постучал в купе Лили. Так и не дождавшись ответа, я все же рискнул его открыть и вошел.
   Лили и Макдональд сидели у окна и о чем-то тихо переговаривались.
   - Что тебе еще? - спросила Макдональд, кинув на меня недовольный взгляд. Лили молчала и старательно на меня не смотрела.
   - Лили, я хотел бы извиниться, - сказал я, игнорируя Макдональд. - Я действительно идиот, если во всей этой летней суматохе позабыл о тебе.
   - Скажи громко "Я идиот", - грозно потребовала неугомонная Макдональд.
   Посмотрев на подругу Лили моим излюбленным Снейповским взглядом, от которого наиболее впечатлительные ученики падали в обморок, я все же громко произнес:
   - Я идиот.
   - Громче! - Мой взгляд на нее почему-то не особо подействовал. Какие-то непуганые пошли гриффиндорцы.
   -Я идиот! - громко повторил я.
   - Еще громче! - Вторично потребовала Макдональд. А мысль с ядом была не так уж и плоха.
   - Я ИДИОТ! - проорал я на весь вагон.
   Кто-то в соседнем купе несколько раз ударил в стену
   - Эй там! Заткнись! Все это и так знают. - Донесся до нас чей-то сонный голос.
   Недовольно посмотрев на стену, я подавил в себе желание высказать неизвестному все, что я о нем думаю, и вновь посмотрел на Лили. Легкая улыбка на губах девушки была достойной наградой за все мои мучения. Она была так близко, что у меня кружилась голова, словно я вновь перебрал огневиски.
   - Теперь я прощен? - спросил я, собрав остатки самообладания.
   - Я подумаю над этим, Северус, - с улыбкой сказала она, прищурив обрамленные густыми ресницами зеленые глаза.
    
   Интерлюдия
    
   - А это не слишком? - спросила Эванс у подруги, когда дверь за Снейпом закрылась. - Я хотела его немного наказать, а не унизить.
   - Так и надо ему, этому слизеринцу, - махнула рукой гриффиндорка. - Все они одинаковы - снобы и зазнайки. Древнейшие, благороднейшие! А больше похвастаться им и нечем.
   - Ты же и сама чистокровная.
   (* знаю что вроде бы полукровка или маглорожденная, но пусть будет так)
   - Всего во втором поколении. На нас эти "благороднейшие" всегда будут смотреть сверху вниз. Если маглорожденных и полукровок считают третьесортными волшебниками, то нас "возвысили" до второсортных. И эти "древнейшие" считают, что мы по гроб жизни должны быть признательны им за это.
   - Ты не права, Северус не такой. К тому же он полукровка.
   - Твоя привычка видеть в людях только хорошее однажды выйдет тебе боком, - покачала головой Макдональд. - В "Пророке" про твоего любимого Северуса такого понаписали!
   - Не ты ли еще весной ругала "Пророк" за статью о директоре. И говорила, что журналистам нельзя верить, - возразила Эванс.
   - Тогда они все бессовестно переврали! На месте Дамблдора я бы подала на них жалобу и потребовала опровержения, но наш директор слишком добрый человек. А про Снейпа они написали правду! Он теперь лорд Принц. Моя тетя работает в Палате Магических Родов Британии и она лично видела бумаги из Гринготтса.
   - Лорд он или нет, он все равно останется моим другом.
   - У твоего Снейпа теперь много друзей. Вот полюбуйся, - сказала Макдональд, вынимая из кармана смятый лист пророка и показывая подруге колдографию, на которой Снейп пожимал руку Волдеморту. - Лорд Северус Тобиас Снейп-Принц мирно беседует с лордом Волдемортом. Не удивлюсь, если наш Снейп уже вступил в Рыцари Вальпургии. А и ты сама знаешь, какие идеи они проповедают. Не понимаю, почему Министерство все еще терпит этого лорда Волдеморта и его прихвостней!
   - Чушь. Я верю Северусу. Мы дружим с ним с детства.
   - Он слизеринец, а им нельзя доверять!
   - Что ты так взъелась на змей? Факультет как факультет. Далеко не все на нем такие же придурки, как  Мальсибер и Эйвери. У нас вон есть Поттер и Блэк...
    
   Конец интерлюдии
    
   К себе в купе я вернулся несколько в смятенных чувствах, но затем на меня снизошло полнейшее равнодушие и спокойствие.
   Было бы из-за чего переживать. Это старого пятнадцатилетнего Снейпа выходка Макдональд могла взбесить. Он бы ушел с гордо поднятой головой и громко хлопнул дверью напоследок. Но я уже давно не тот Снейп.  За свою не столь уж и долгую жизнь со мной происходили вещи и похуже. А про последние годы с Волди и вспоминать не хочется. Под долгим Круцио знаете ли бывает что и под себя ходят. А в последние годы редкий пожиратель не удостаивался этой "милости" Темного лорда. Так что выходка Макдональд - просто недостойная внимания детская шалость.
   Мне есть за что попросить у Лили прощение. Да я и на колени встать не постеснялся бы. Это нужно не ей, а мне самому. Говорят, что мы носим в себе самих свой ад и свой рай. На счет рая не уверен, а про ад знаю наверняка. Еще ничего не произошло, но для меня уже все было, а на память я никогда не жаловался. Конечно, я постараюсь все исправить, но память-то останется, как и кровь на моих руках. Обливиэйтом я никогда не баловался, предпочитаю помнить все! И хорошее (хоть и мало его было), и плохое.
   Нередко после очередного рейда Пожирателей и обязательного доклада Дамби мне хотелось последовать примеру того же Люциуса и наложить на себя заклятие забвения, но я всегда гнал эти мысли прочь. Запирался в своих покоях, выжирал бутылку огневиски, выкуривал кучу сигарет, но никогда не играл со своей памятью.
   Ладно, Северус, первая встреча прошла не слишком удачно, но даже простая возможность вновь увидеть ее живой уже удача.
   Устроившись на диване, я раскрыл учебник и вновь погрузился в чтение.
   - Желаете что-нибудь?
   Оторвавшись от книги, я увидел перед своим купе продавщицу с тележкой, заполненной всевозможными сладостями.
   - Нет, спасибо, - поморщился я. Терпеть не могу эти магические кондитерские изделия - еще одно издевательство над благородным магическим искусством. Хотя, после стольких чайных посиделок у Дамби мне ненавистны любые сладости вообще.
   Я погладил припрятанные в пояс зелья. Чувствую, что скоро они мне понадобятся. Два из трех моих чемоданов были забиты ими под завязку. На первое время должно хватить, а там что-нибудь придумаю.
   Эх, жаль, что Хогвартская лаборатория и хранилище с ингредиентами еще не стали моими.
   Мой желудок напомнил о своей пустоте глухим угрюмым ворчанием, столь громким, что дремавший на полке Петр проснулся и укоризненно посмотрел на меня.
   Подняв палочку, я отлевитировал один из своих чемоданов с полки на диван. Открыв его, я достал термос и бумажный пакет с заранее заготовленной снедью. Термос был самым обычным - магловским. Нет, существовали и волшебные аналоги, но их стоимость вызывала во мне жуткий приступ жадности. Да и не настолько я сноб, чтобы полностью отрицать (или делать вид что отрицаю) все магловское.
    К примеру, мало кто знает, но лорд Люциус Малфой, наш ревностный хранитель чистокровности и магических традиций, был страстным поклонником не только квидича, но и плебейского магловского футбола. А то, что иногда у нашего почтенного лорда образуются совершенно неотложные дела и по времени это совпадает с играми Манчестера Юнайтеда - это совпадение и ничего более.
   Мне всегда было интересно - знал ли Волди о маленькой слабости своего "скользкого друга"?
   Налив себе кофе из термоса, я достал из бумажного пакета несколько сэндвичей. Нет, не тех что делают в той магловской забегаловке с клоуном, а нормальных - домашних.
   Интересно, а подруга Лили не родственница владельцев этих заполонивших магловский мир Макдональдсов. Больно фамилия у нее подозрительная. Если это так, то тогда понятно, почему еда в этих забегаловках столь же отвратительна, как и ее характер. Да и с чистящим зельем для котлов все становится ясно.
   Отхлебнув кофе, я с жадностью молодого оголодавшего организма накинулся на сэндвичи. Помниться мой старый знакомец Долохов почему-то менял слова местами и, коверкая английский, постоянно называл их buterbrodamy*.
   (*Изначально наш русский бутерброд вовсе даже не русский и происходит от немецкого Butterbrot - хлеб с маслом. Английский аналог bread and butter).
   Сколько этих buterbrodav мы истребили в начале Первой магической, когда он натаскивал меня и остальной молодняк.  Тогда, в самом начале, все происходившее казалось нам жутко увлекательной игрой. Долохов еще не потерял жену и сына и был вполне вменяемым магом. Это уже потом он стал главным палачом Волди, деля это место на пару с Беллатрисой. Но если Долохов таким образом мстил светлой стороне, то Белла просто развлекалась.
   Петр перелетел с полки на стол. Важно пройдясь по столешнице, он требовательно посмотрел на меня.
   - Интересно, кто из нас тут хозяин, а кто питомец? - усмехнулся я, ломая сэндвич мелкими кусочками и скармливая птице.
   Ворон посмотрел на меня и пронзительно каркнул. Словно говоря: "Что за глупые вопросы у тебя, слуга". Я рассмеялся и погладил птицу.
   Насытившись, Петр еще немного побродил по столу, затем он перелетел на полку и стал снисходительно наблюдать за тем, как насыщаюсь уже я.
   В коридоре перед дверью промелькнул Римус Люпин. Почувствовав запах кофе, Клыкастый по-собачьи поводил носом и сглотнул слюну. Да, это тебе не опостылевший тыквенный сок, шоколадные лягушки да конфеты. Кто вообще придумал продавать весь этот ужас сахарного диабетика в Хогвартс-экспрессе! Лучше бы вагон ресторан прицепили (желательно вместо вагонов с грифами). Поезд идет практически целый день и вместо нормального плотного обеда ученикам приходится довольствоваться пресловутыми сладостями да соком. Не густо прямо скажем. Не удивительно, что дождавшись праздничного ужина в Хоге, все накидываются на еду, словно стая голодных пикси.
   - Э-э-э, Снейп, - неуверенно спросил Люпин, заглянув в мое купе. - Ты не видел Джеймса, Питера или Сириуса?
   Подавив в себе желание, послать Клыкастого далеко и надолго, я все же ответил:
   - Петтигрю крутился тут до отправления поезда, а Блэка и Поттера я сегодня не видел.
   И ведь не соврал даже! Блэка и Поттера я действительно не видел, только слышал, но это к делу не относится.
   - А... хорошо. - Разочарованный Клыкастый ушел, а я налил себе еще кофе, раскрыл учебник и потянулся за очередным buterbrodom, благо наделал их с запасом.
   Чтение, как и варка зелий, способно просто выбить меня из привычного мира. Над книгой или котлом я забываюсь и совершенно не слежу за временем. Иногда, решив немного почитать перед сном, я просиживаю над книгой до самого утра.
   - Я уже дважды обошел весь поезд, и не проверил только это купе. Они должны быть здесь, - раздался из коридора встревоженный голос Клыкастого.
   Отложив учебник в сторону, я посмотрел в окно. Солнце уже давно перевалило за полдень. Добрая половина пути уже была позади.
   Выглянув в коридор, я увидел Лили и Люпина. Они тщетно пытались открыть двери соседнего купе.
   - Северус! - заметив меня, воскликнула Лили. - И почему я не удивлена? Признавайся, это твоих рук дело?
   - А что случилось?
   - Сев, не пытайся сделать невинное лицо, у тебя все равно плохо получается. Поттер, Блэк и Петтигрю там? - Лили хлопнула ладонью по запертой двери.
   - Да, - не стал отрицать я.
   - И как они там оказались?
   - Просто зашли, - пожал плечами я. - Причем сами.
   - Может они и закрылись сами? - не отступала девушка.
   - Все может быть.
   - И зачем им это было нужно?
   - Понятия не имею, - я вторично пожал плечами и добавил таинственным полушепотом: - Знаешь, ходят упорные слухи что Поттер и Блэк, того... несколько больше чем друзья. Ну, ты знаешь, это сейчас модно.
   - Что?! - возмутился молчавший до этого Клыкастый. - Да это полнейшая чушь.
   - Сев, хватит морочить нам голову, - поддержала его Лили. - Зачем ты запер Поттера и Блэка?
   - Причин множество и большинство из них я постесняюсь произносить вслух при дамах, - усмехнулся я.
   - Выпусти их, - потребовала она.
   - А зачем? Чтобы они опять донимали меня всю дорогу? Нет уж спасибо.
   - Сев, ну пожалуйста, ты их уже и так достаточно наказал.
   - Ну хорошо, - сдался я, - выпущу их, но только если ты перестанешь на меня дуться.
   - Это шантаж! - возмутилась Лили.
   - Но я же слизеринец, - вновь усмехнулся я. - Нам положено быть коварными, гадкими и подлыми.
   - Но ты же не такой!
   - Да?! Значит надо над собой еще поработать.
   - Сев, я тебя очень прошу.
   - Начинаю ощущать себя гриффиндорцем, - вздохнул я, потянув из чехла на поясе палочку. - Мерзкое ощущение.
   Сделав палочкой несколько пасов над дверью, я произнес слово ключ и развеял заклинание. Дверь купе отъехала в сторону. Нам в лицо ударила волна теплого воздуха, я едва успел отдернуть от дверного проема Лили, как в коридор вывалились три полуголых Мародера. Видимо все это время они втроем молотили в дверь, в тщетной попытке до нас докричаться. Когда дверь резко открылась, они не успели среагировать и вот вам результат - куча мала перед входом. Вот только интересно, чего это они в одном нижнем белье?
   - Я ведь говорил, что не стоит им мешать, - съязвил я, разглядывая поверженных школьных врагов.   - Вот ведь проказники. Практикуете Камасутру на троих? Что это за поза? И как вам не стыдно, тут же дети.
   Дети кстати повылезали из своих купе и с интересом наблюдали за развернувшимся действом. Поймав мой излюбленный Снейповский взгляд, они быстро расползлись по своим местам. Да, некоторые таланты остаются с тобой на всю жизнь.
   - С-с-снейп. Я тебя убью. Вот только встану, - прохрипел полузадушенный Поттер. Он как лидер вывалился первым и теперь находился в самом низу живой кучи. На нем был Блэк, а довершала картину свиноподобная туша Петтигрю, которому повезло оказаться сверху приятелей.
   - Только после меня, Сохатый. Только после меня, - прошипел Блэк. - Хвост, убери с меня свою тушу!
   - Вы бы для начала штаны одели что ли, - продолжал изгаляться я. Знаю, что моя нелюбовь к мародерам иррациональна, но ничего не могу с собой поделать. Фамилии Поттер и Блэк вызывают у меня зубовный скрежет (впрочем, при фамилии Уизли мне хочется кого-нибудь придушить).
   - Северус, - сказала Лили.
   - Что?
   - Отпусти меня, - попросила она. Только сейчас я понял, что крепко прижимаю ее к себе, обхватив за талию.
   Подавив тяжелый вздох, я не без сожаления выпустив девушку из объятий. Мародеры медленно приходили в себя, рассевшись прямо на полу вагона. Сердобольный Люпин принес из купе их одежду, и теперь они неуклюже кутались в школьные мантии.
   - Да тут жарко как в парилке! - возмутилась Лили, заглянув в место вынужденного заключения троицы мародеров.  - Северус! Они же могли погибнуть!
   - Эй, я тут не причем, - я поднял руки вверх ладонями и покачал головой. - Это они уже сами. Три мага не могут справиться с температурой в комнате. Сразу видно, что гри... мародеры, - поправил себя я, посмотрев на нахмурившуюся Лили.
   - Хвост, я тебе уже говорил, что ты идиот, - подал голос слегка пришедший в себя Блэк. - Твое чертово заклинание нас чуть не сварило. После убийства Снейпа, я займусь тобой.
  


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"