Vizivul: другие произведения.

Ворон. Подлинная история... (16-20)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa


Глава 16. Посмертные проклятия.

  
  
   Мы аппарировали на небольшую поляну со всех сторон окруженную живыми зелеными стенами чуть выше моего роста.
   - Прошу сюда, лорд Снейп-Принц. - Долохов подошел к этой живой стене и плавно повел перед ней палочкой. Ветви растений ожили и расползлись в разные стороны, открывая узкий овальный проход. Когда мы оказались по ту сторону стены ветви вновь сомкнулись.
   Хорошее заклинание. Может попросить Долохова научить меня ему? Или это секретная родовая техника?
   - Прекрасный сад, - заметил я, оглядываясь по сторонам. Зеленая клетка, в которую мы переместились, оказалась частью небольшого, но весьма уютного сада.
   - Видели бы вы его летом, лорд Снейп-Принц.
   - Можно просто Северус, мистер Долохов, - слегка поморщился я, чувствуя скрытую усмешку при каждом титуловании меня Долоховым.
   - Ну, тогда зови меня просто Антонин, - улыбнулся он.
   - Молодой хозяин, стойте! - раздался чей-то плаксиво-просящий крик.
   По садовой дорожке бежал мальчик лет восьми-девяти. Его пытался преследовать домовой эльф, его-то крики и тревожили покой сада.
   - Привет па. А кто это с тобой? - Мальчик ловко затормозил перед нами, скользя ногами по садовой дорожке. Быстро оглядев меня внимательным взглядом, он тут же засыпал меня вопросами. - Ты учишься в Хогвартсе? На каком факультете?
   - Костя веди себя прилично. Перед тобой настоящий английский магический лорд, - сказал сыну Долохов.
   - Я еще маленький и не смышленый мне можно, - гордо заявил тот, хитро улыбаясь.
   Долохов рассмеялся и потрепал сына по голове.
   - Меня зовут Северус Снейп-Принц. Я учусь в Хогвартсе на факультете Слизерин, - подобрав мантию, я присел на корточки и протянул ребенку руку.
   - Константин Долохов, - представился он, пожимая мою руку.
   Преследователь Долохова-младшего наконец-то настиг свою цель. Тяжело дыша, домовик остановился рядом с нами и, поклонившись Антонину, плаксиво заголосил:
   - Простите хозяин, молодой хозяин слишком быстрый. Грабби плохой! Плохой! - Домовик отвесил себе несколько звучных оплеух.
   Домовые эльфы странные существа. Все их представители получают какое-то извращенное удовольствие, когда самостоятельно наказывают себя по любому поводу.
   - Грабби, возьми вещи нашего гостя, - распорядился Долохов, мало обращая внимание на причитания домашнего эльфа.
   - Грабби рад услужить хозяину, - тут же вскинулся эльф. Практически с силой выхватив из моих рук зонт, он еще раз низко поклонился и с тихим хлопком исчез.
   - Константин, предупреди маму, что сегодня за обедом у нас будет гость. А мы с Северусом пока поработаем в моем кабинете.
   - Я не хотел бы... - протестующе начал я.
   - Ерунда, - отмахнулся Долохов, - моя жена обидится, если я вас не познакомлю. Гости бывают у нас редко.
   Понимая, что все протесты бесполезны, я смирился.
   Лабораторией Долохову служил расположенный в некотором отдалении от дома флигель, защита которого сделала бы честь иному хранилищу гоблинов. Особенно меня поразило несколько невысоких деревянных столбиков окружавших флигель. На каждом из них было вырезано какое-то изображение, вроде бы птиц и зверей.
   - Тотемы? - с любопытством поинтересовался я. Это была не самая распространенная в Европе сфера магического искусства.
   - Так и есть, - кивнул Долохов. Подойдя к тотему рядом с садовой тропинкой, он низко ему поклонился и что-то прошептал. - Все, можно проходить.
   Внутри флигель показался мне гораздо больше чем снаружи. Первая комната напоминала мне мой кабинет: стеллажи для книг, котлы для варки зелий, стол с записями. Справа от основного входа виднелась лестница ведущая, по-видимому, в подвал. У противоположной стены был вход в другую комнату.
   - Одну минуту, я сейчас, - с этими словами Долохов скрылся в соседней комнате.
   С интересом осмотревшись по сторонам, я подошел к стеллажу с книгами и стал изучать потемневшие от времени корешки фолиантов. Даже не пытаясь прикоснуться к ним руками. Кто знает, какая защита может на них стоять?
   Лаборатория Долохова была довольно интересным местом. В том будущем-прошлом мне так и не удалось в ней побывать. Но среди последователей Волди про нее ходило множество слухов. Изначально Долохов при Волди занимал что-то вроде должности разработчика новых темномагических заклинаний - эдакого безумного гения. Впрочем, это только в глупых магловских фильмах злобные полусумасшедшие гении разрабатывают "оружие возмездия". В реальности же это обычные люди. Одни ученые разработчики атомной бомбы будут писать петиции за запрет этого оружия. Другие просто заметят, что "это была прекрасная физика"*. (*Фразу приписывают Энрико Ферми после того как ему сообщили о бомбардировке Хиросимы.)
   Свою "атомную бомбу" разрабатывал и Темный лорд.
   При всех своих недостатках, при очевидном прогрессирующем сумасшествии и моральной ущербности, Волди совсем не был идиотом. Глупо думать, что после покорения Британского магического мира он бы сразу начал войну с маглами. С палочками наперерез против танков, самолетов и прочей техники? Против ядерного оружия? Ха, ха. Даже постепенно сходящий с ума от крестражей Волди был не настолько самоуверен, чтобы рассчитывать на победу.
   План был другим. После подчинения магической Британии и устранения грязнокровок и им сочувствующих, Магическая Британия перестраивалась, как говорят маглы, на военные рельсы. Мы бы нашли способы нейтрализовать оружие маглов или иным образом уровнять наши силы. Вот тогда мы и нанесли бы свой удар!
   Надо сказать, что даже самые крупные сражения магов всегда носили характер индивидуальных схваток. Пара магов - стандартный ударный отряд. Пятерка - штурмовая группа. В крупнейшем сражении Восстания Гриндевальда участвовало немногим больше двадцати магов. Поэтому заклинаний по-настоящему массового поражения в арсеналах волшебников практически нет. В прошлом для разгона толпы вооруженных различными железками маглов достаточно было сразить десяток другой глупцов, посмевших напасть на мага, и остальные разбегались сами. А потом началась вся эта ерунда с секретностью и прочим. Магический мир все закрывался, маглы все развивались. Больше всего они любили развивать средства уничтожения себе подобных и добились впечатляющих результатов. До сих пор не могу понять, зачем им такое количество этих ядерных погремушек. Их уже хватит на три уничтожения нашей несчастной планеты. Одно уничтожение, это еще куда ни шло. Но три? Где они найдут еще две земли? Все же Волшебный народ знал, что этим все и закончится. То-то они драпали, сверкая пятками, из нашего мира и наглухо закрыли ворота в свои миры.
   Противопоставить современному магловскому оружию магам практически нечего. Ясное дело, что Волди не хотел мириться с подобной несправедливостью. После захвата власти в Магической Британии, он планировал, с помощью своих последователей, изучить Родовые кодексы на предмет заклинаний должных эту несправедливость исправить. Яды, болезни, стихийные бедствия - это стало бы нашим ответом на магловскую ядерную дубину. Это должно было позволить нам захватить власть в Британии и вынудить остальной мир маглов не лезть к нам на острова. В свою очередь, это должно было привести к новой охоте на ведьм и инквизиции. Магический мир Европы был бы уничтожен испуганными маглами. И перед европейскими магами встал бы простой выбор. Либо они уходят в глубокое подполье, так в свое время поступили русские маги. Либо переселяются к нам на остров, чтобы "занять подобающее магам положение". Естественно под мудрым руководством лорда Волдеморта.
   Началом этих разработок была работа Долохова. Не зря же аврорат в нападение на его дом послал свою лучшую пятерку магов, а фениксы Гидеона и Фабиана Пруэттов - действительно талантливых волшебников (кстати, далеко не светлых) среди этого сборища посредственностей.
   Имел ли план Волдеморта шансы на успех? Сложно сказать - любые планы хороши только на бумаге. В любом случае, я считаю, что добиться влияния на маглов можно и без открытия магического мира и развязывания второй инквизиции.
   С Волди мне не по пути. Возможно, что с ним можно было бы договориться, не наделай он крестражей. Я бы смог все забыть и переступить через свою ненависть. Все же этот Волдеморт еще далек от того обезумевшего, кровожадного чудовища из будущего. Но большинство крестражей создано, и что-то менять уже слишком поздно. Изменения в характере Темного лорда пока еще незаметны, но уже необратимы.
   Дробление души на столько частей... Зачем он пошел на это? Хотел обессмертить свою душу, а в результате погубил ее. Возрожденный темный лорд был лишь тень былого величия. Про того возрожденного лорда никто никогда не скажет: "Деяния его были ужасны, но все же велики".
   Погрузившись в размышления, я не заметил, как вернулся Долохов.
   - Вот записи, которые вам нужны. - Он протянул мне несколько довольно объемных свитков. - Можете оставить их себе, это все равно копии. Лорд Волдеморт приказал оказывать вам помощь, так что обращайтесь в любое время. Посмертные проклятия весьма интересная, но трудная для исследования тема.
   - Что вы можете рассказать помимо того что в ваших записях? - поинтересовался я.
   - Немногое. Эти свитки, наверное, самое подробное исследование этой темы... Присядем, - он указал на пару кресел, мы сели. Долохов положил ногу на ногу и начал рассказ: - Обязательным условием посмертного проклятия должно быть человеческое жертвоприношение. Чем больше жертв, тем сильнее сила проклятия. Из известных нам посмертных проклятий наиболее сильным считается проклятие могилы Тамерлана. Как говорилось в одном из письменных источников: "Кто вскроет могилу Тамерлана - выпустит на волю духа войны. И будет бойня такая кровавая и страшная, какой мир не видал в веки вечные". Гробницу Тамерлана вскрыли 22 июня 1941 года...
   - День начала Восточного похода Гриндевальда, - задумчиво кивнул я. Магловская история накрепко переплетена с историей Магического мира. Слава Мерлину, что маглы об этом не догадываются.
   - Он самый, - подтвердил Долохов.
   - Сложно представить, что Гриндевальд и его магловские куклы сделали это под воздействием проклятия. Планы были разработаны задолго до этого.
   - Ты, Северус, веришь в совпадения?
   - Нет, - я покачал головой.
   Долохов понимающе усмехнулся.
   - Посмертные проклятия и их влияние на наш мир изучено довольно слабо. А у наследников Железного хромца было достаточно опытных магов и "сырья" для жертвоприношения. Возможно, что проклятие, наложенное на гробницу, было столь сильным, что могло изменять прошлое.
   - Невероятная сила.
   - Согласен... Еще одно любопытное посмертное проклятие, это так называемое проклятие Текумсе или президентское проклятие. Связывают его с президентом США Уильямом Гаррисоном, который, когда был еще губернатором, нарушил договор с индейцами. Видимо попытался отнять их земли, а индейцы оказались упертыми. Бусы, зеркальца и огненная вода им оказалась не нужны. Деньги тоже. Тогда белые люди решили показать дикарям их место... Впрочем, это неважно. Индейский шаман перед смертью предсказал, что Гаррисон умрет во время правления, и Великий Белый Вождь, выбранный через двадцать лет, умрёт, и так будет длиться семь колен. - Долохов кашлянул, долгая лекция иссушила ему горло. Извинившись, он громко произнес: - Грабби!
   - Да, хозяин! - тут же возник из воздуха домовой эльф.
   - Принеси нам бутылку хорошего вина из подвала. И бокалы не забудь!
   Эльф исчез, но не прошло и пяти секунд, как он появился вновь. В руках он держал поднос, на котором была уже открытая бутылка вина и два наполненных бокала.
   Все же надо признать, что от этих магических паразитов есть толк.
   - Твое здоровье, Северус! - Долохов отсалютовал мне наполненным бокалом. Как то быстро мы перешли на "ты".
   Я осторожно пригубил свой. Вино было неплохим. Хотя моему мнению можно не доверять - в винах я разбираюсь довольно плохо.
   Домовик оставил нам поднос с бутылкой и исчез, а Долохов продолжил свой рассказ.
   - Итак, проклятие Текумсе... Уильям Гаррисон был избран в 1840 году и умер через месяц после принятия присяги. Дальнейшее действие проклятия проследить нетрудно. Авраам Линкольн - избран в 1860, убит в 1865. Джеймс Гарфилд - избран 1880, убит через три месяца после присяги. Уильям Мак-Кинли избран на второй срок в 1900, убит в 1901. Уоррен Гардинг - избран в 1920, умер в 1923 от толком невыясненных причин. Шестым стал Рузвельт, избранный в очередной раз в 1940 и умерший в 1945. Седьмым - Кеннеди, избранный в 1960 и убитый через три года в Далласе. Еще со времен Линкольна ряд американских магов пытались снять это проклятие, но все попытки были тщетны.
   Остальные заслуживающие упоминания посмертные проклятия - это проклятие фараонов, вавельское проклятие и проклятие алмаза Хоуп. Что еще можно сказать? Целью посмертных проклятий, как и обычных проклятий, может быть определенный человек, целый род, должность, местность или предмет. Считается, что снять посмертное проклятие невозможно. Однако оно может ослабнуть со временем или вовсе развеяться.
   - Неужели не было ни одного случая снятия посмертного проклятия?
   - Я долго занимался этим вопросом, но ни одного подобного случая не нашел. Единственная зацепка, это рукописи чернокнижника Герберта Аврилакского, выдержки из них есть в этих свитках, - Долохов указал бокалом на отданные мне свитки. - Там упоминается случай снятия посмертного проклятия одним из арабских магов.
   - Описание ритуала есть?
   - Если бы, - вздохнул Долохов. - "Чтобы победить смерть, нужна смерть" - вот и все описание.
   - Ритуал на основе жертвоприношения... - задумчиво прошептал я.
   - Совершенно верно.
   Да, дела становились все хуже и хуже. Жертвоприношение... и зверюшкой тут не отделаешься. Нет, моральный аспект меня заботил мало. Рай мне не светит, ни при каком раскладе. А в аду я жил добрых два десятка лет. Проблема в том, что жертвоприношение, да еще и человеческое - это самый сильный и сложный из известных магических ритуалов. Убить жертву на алтаре - тут умения много не надо, достаточно со своей совестью договориться (если у вас еще есть этот ненужный орган). А вот для достижения необходимого эффекта нужно просчитать ритуал до малейших мелочей. Место, время проведения, число и область ударов, оружие, время смерти жертвы... всего и не упомнить. А это не зельеварение - ожогами тут не отделаешься (впрочем, варка высших зелий занятие тоже не безопасное). Малейшая ошибка в ритуале может привести к катастрофе. Но самое главное, что меня беспокоит - по этой части магии у меня нет никакого опыта. Я убивал. Много убивал. Но это был либо бой, либо казнь.
   - И больше ни каких зацепок? Хотя бы самого приблизительного описания ритуала?
   - Нет. Однако... - Долохов задумчиво погладил короткую щетину на своем подбородке.
   - Однако? - поинтересовался я.
   - Ты знаком с лордом Гринграсс?
   - Нет, - пожал плечами я. - Видел его один раз, это было на приеме у Малфоев.
   - Жаль, - вздохнул Долохов, вновь наполняя наши бокалы.
   - Лорд Гринграсс может что-то знать?
   - Ходят упорные слухи, что одному из его предков удалось снять посмертное проклятие.
   - Слухи? Можно ли им верить?
   - Я уверен, что этот слух правдив. Но со мной лорд Гринграсс даже разговаривать не захотел, - поморщился Долохов. - Он не любит лорда Волдеморта и всячески сторонится любых связей с ним и его последователями. С теми, кто не обладает громким титулом или весом в Магическом мире, - он выжидающе посмотрел на меня.
   - Если это единственный шанс, то я попытаюсь встретиться с лордом Гринграсс.
   - Еще могу посоветовать изучить ваш кодекс Рода, - сказал Долохов. - Мне кажется, что именно ваш дед пытался снять родовые проклятия с Рода. Даже если эта попытка была неудачной, то его записи могут помочь. Многие родовые проклятия также являются посмертными.
   - Так я и поступлю, - кивнул я. Совет Долохов дал действительно хороший. А ведь у меня есть живой свидетель этого ритуала!
   Еще не все потеряно, Северус! Придется, конечно, здорово поработать. Но когда было иначе?
   В моей голове уже начал выстраиваться примерный план моих последующих действий.
   Из воздуха вновь появился домовой эльф.
   - Хозяйка просила передать, что обед уже готов, - сказал он и исчез.
   - Следуйте за мной, лорд Снейп-Принц, - усмехнулся Долохов. - Елена очень не любит ждать.
  
   Обед у Долохова я помню как-то сумбурно, урывками. Я был слишком погружен в собственные мысли, хотя и старался, по возможности, поддерживать светскую беседу. Жена Долохова оказалась очаровательной миловидной брюнеткой, яркой, лукавой и очень в себе уверенной. Если Долохов посвятил себя изучению Темных искусств, то его супруга тяготела к колдомедицине и была весьма сведуща в зельях. На эту тему мы с ней даже немного поспорили - единственный момент, когда я ненадолго выполз из раковины собственных размышлений.
   "Колдомедик и темный маг..." - думал я, наблюдая за четой Долоховых. - "Символично - союз жизни и смерти".
   Заскочив ненадолго в магловский Лондон, я воспользовался одним из каминов в Косом переулке и вышел на почте Хогсмита. Знакомый чиновник все так же скучал за своей стойкой и разгадывал кроссворд в одной из многочисленных "желтых" газетенок, коих невообразимое множество даже в магическом мире.
   Покинув почту, я направился к дороге, ведущей в Хогвартс. Вечерело, воздух был холодный, зато чистый и свежий. После Лондона с его постоянным смогом, это было особенно заметно.
   - Северус Снейп! - грозный окрик настиг меня в тот момент, когда я подходил к воротам Хогвартса.
   Неторопливо развернувшись, я увидел Лили. Похоже, что она преследовала меня с самого Хогсмита чуть ли не бегом. На мгновения я замер наслаждаясь открывшимся зрелищем.
   Обворожительное лицо Лили раскраснелось от бега, полураскрытые губы жадно ловили воздух, а ее грудь высоко вздымалась.
   Слегка смутившись под моим жадным взглядом, она все же грозно спросила:
   - Зачем ты напал на Джеймса и остальных?! - Хм... Теперь он уже Джеймс, а не Поттер. Стоит ненадолго отвлечься и гаденыш тут же отыгрывает позиции.
   - Что это ты на меня так смотришь? - Лили нервно себя оглядела.
   - Любуюсь, - честно признал я. - Тебе говорили, что ты прекрасна в гневе?
   - Твои шуточки тебе не помогут! Отвечай на мой вопрос!
   - Какой вопрос? - хмыкнул я, скептически выгнул бровь.
   - Сев, не надо меня злить. Не знаю как в гневе, а в ярости я опасна, - пригрозила Лили. - Зачем ты избил мародеров.
   - Я? Один избил четверых? - Говорил я медленно, растягивая слова. Чтобы Лили сама поняла абсурдность подобного утверждения. - Это просто смешно!
   - Римус мне все рассказал! Не отрицай! Ты первый ударил Джеймса, - смутить Лили было не так-то просто.
   - А он тебе не рассказал, что твой разлюбезный Поттер в это время не слишком нежно прижимал меня к стене, угрожал и махал у меня перед носом своей волшебной палочкой. Я просто защищался.
   - Об этом он не упомянул, - нахмурилась Лили. Может она вспыльчива и легковерна, но отнюдь не глупа.
   - Ничего удивительного. Слабоумие - для мародеров это характерно. Тогда тебе надо просто решить, кому ты больше веришь. Я не настолько глуп, чтобы нападать на мародеров когда они все вместе. И у меня нет никакого желания вылавливать их по отдельности. Все чего я хочу это чтобы они ко мне не лезли. Пока это до них не дойдет, они будут частыми гостями в медицинском крыле. А теперь, прости, мне нужно к директору.
   Развернувшись, я поспешил оставить Лили. Меня охватил приступ крайнего раздражения, а в такие моменты я не самый приятный собеседник.
   Перед покоями директора я был уже совершенно собран и спокоен. Не забыл я и угоститься несколькими зельями.
   Я не особо удивился, когда горгулья у входа в башню отъехала в сторону без всяких паролей. Постучав в знакомую дверь, я вошел внутрь.
   - Добрый вечер, Северус. В последнее время ты стал у меня частым гостем. - Дамблдор был на своем месте за директорским столом и кормил сидевшего у него на плече феникса.
   - Вы сказали, что я могу обращаться к вам в любое время.
   - О, я ни в коем случае не виню тебя, мальчик мой. Проходи, садись. Что у тебя случилось? - участливо поинтересовался Дамблдор, скармливая фениксу горсть ягод.
   Сев в гостевое кресло, я положил руки на колени, сцепил пальцы и смущенно потупил взор.
   - Ну же, смелей! - подбодрил меня Дамби. - Ты же знаешь, что я всегда рад помочь своим ученикам.
   - Я... Я хотел бы получить разрешение на свободное посещение занятий до конца этого года и получить возможность покидать Хогвартс в любое время, - судорожно выпалил я.
   - То есть фактически ты просишь освободить тебя от всех занятий, - нахмурился Дамблдор. - Мальчик мой! Ты совершаешь большую ошибку! Ты талантлив, но талант без знаний ничто. А только из книг ты эти знания не приобретешь. В этих древних стенах собраны лучшие учителя магической Британии!
   - Мне, правда, очень жаль, но мне просто необходимо это разрешение. Я догоню! - я старался, чтобы мой голос подрагивал, но звучал твердо.
   Вообще-то, я могу сдать весь Хогвартский курс без особых проблем, но старику это знать совершенно не к чему.
   - Возможно, что я мог бы тебе помочь, - голос Дамблдора выровнялся и вновь сделался деланно-участливым - настолько участливым, что хотелось сплюнуть. Все же иногда он переигрывает. - Но ты должен объяснить, зачем тебе это нужно?
   - Вы будите недовольны, - я сжал кулаки и нервно постучал себя по коленям.
   - Северус, я искренне хочу тебе помочь, но я должен знать все.
   Я снова понурился, буравя взглядом пол, и сказал, выдержав долгую драматическую паузу:
   - Я нашел один ритуал способный исцелить мать. Он не темный! - поспешно, излишне поспешно, добавил я. Любой бы догадался, что я вру. - Но к нему надо подготовиться. Вы же знаете, как трудны ритуалы Высшей магии.
   - Тебе пятнадцать лет! Какие могут быть ритуалы Высшей магии в твоем возрасте! - почти не наигранно возмутился Дамблдор. - Это просто безумие!
   - Ритуал будет проводить моя мать, - терпеливо пояснил я, дозволяя старику слегка проникнуть через мои мысленные щиты, чтобы тот с легкостью мог распознать ложь. - Я буду только помогать ей с магической силой. Вместе мы справимся. Должны справиться! Если вы не хотите помочь мне с этим вопросом, то я просто брошу учебу. Здоровье моей матери для меня важней!
   Дамблдор снял очки и помассировал себе глаза. Затем он картинно трагически вздохнул и сказал:
   - Ты очень многого просишь, мой мальчик. И я чувствую, что ты не до конца откровенен со мной, но я готов переступить через свою совесть и пойти тебе на встречу.
   - Спасибо, господин директор, я знал, что вы меня поймете, - Черт, если бы мог, то пустил бы сейчас одинокую слезинку. Или это будет слишком?
   Собственно, что и требовалось доказать. Естественно Дамблдор уже сделал выводы относительно этого ритуала и откуда я получил эти знания. Толкнув меня в объятия Волди, он постарался оставить тропку для отступления. Вот только теперь я не настолько наивен, чтобы верить в искренность твоего участия, Старик. Но я буду играть роль, что ты мне отвел. Но в этот раз это станет началом твоего конца.
  
   Интерлюдия
  
   - Ну все, милая, хватит. Альбусу надо поработать. - Ласково погладив феникса, Дамблдор пересадил птицу на ее место.
   Вынув палочку, он направил ее на кресло, в котором минуту назад сидел Северус Снейп. Быстрый словно молния луч ударил в кресло. На кончике палочки Дамблдора стал набухать белоснежный шар.
   Выдвинув левой рукой верхний ящик стола, Дамблдор достал из него простое медное кольцо и положил перед собой. Стряхнув с палочки светящийся шар, он направил его прямо в кольцо - металл послушно впитал шар.
   - Какой умненький и упорный мальчик, - пробормотал Дамблдор, беря кольцо. - Надо за ним приглядеть.
   Встав из-за стола, Дамблдор быстрым шагом направился во внутренние покои башни. Дамблдор, да и предыдущие директоры Хогвартса не страдали аскетизмом. Директорские покои были в три раза больше комнат предоставляемых обычным преподавателям, а их убранству мог позавидовать иной мэнор.
   Наконец, Дамблдор достиг цели своего путешествия.
   Защита Хогвартса надежно закрывала его от нежелательного вторжения. Здесь не работала аппарация. Редкие камины были обычными каминами, а не частью сети порталов. Но из всякого правила есть исключение.
   Подойдя к камину в своей спальне, Дамблдор выудил из мантии горсть летучего пороха и кинул его в тлеющие угли.
   Послушные чары перенесли Дамблдора в нужное место. Это был маленький неприметный домик в деревне Оттери-Сент-Кэчпоул на южном побережье Англии.
   - Директор? Что-то случилось? - на выходе из камина Дамблдора уже встречал высокий молодой человек лет двадцати пяти.
   - Здравствуй Фабиан, - поприветствовал его Дамблдор, - а где Гидеон?
   - У него дела в Лондоне. Он вам срочно нужен?
   Дамблдор не особо любил братьев Пруэтт. Молодые маги, представители обедневшего, но древнего рода, были весьма хлопотными сторонниками. Они были не слишком разборчивы в средствах достижения цели и не чурались Темной магии. Дамблдор предпочитал более покладистых и тихих сподручных. Тех, что не хватают звезд с небес, зато легко управляемы. Однако Дамблдор признавал полезность Пруэттов, ценил их и поручал братьям наиболее важные дела.
   - Нет, просто у меня есть для вас новое задание. Но раз его нет, то ты сам потом введешь его в курс дела.
   - Я весь во внимании.
   - Дело, в общем-то, простое, но могут быть сложности. Вам нужно неотступно следить за одним молодым человеком. Вот слепок его ауры, - Дамблдор передал Фабиану кольцо. - В ближайший месяц или два мальчик будет занят не совсем законными делами, связанными с Темной магией. Вы в это вмешиваться не должны. Более того, вы должны прикрыть его, если им заинтересуется аврорат. Впрочем, думаю до этого не дойдет, мальчик весьма умен и осторожен. К тому же ему будут помогать.
   - Темная магия? - насторожился Фабиан. - Чем именно он будет заниматься?
   - Будет искать способ снять посмертное проклятие.
   - Наши действия в случае успеха его изысканий? - деловито поинтересовался Фабиан.
   - О, это маловероятно! - улыбнулся Дамблдор. - Не он первый, не он последний. Скоро он упрется в стену, преодолеть ее удалось единицам. Но это явно не наш случай.
   - Но все же, - настаивал Фабиан. - Если он найдет способ обойти эту стену или сломать ее.
   - Подобный исход маловероятен и очень нежелателен. Но если подобное произойдет, то тогда эти знания не должны попасть в чужие руки! - Дамблдор помолчал и, помедлив, добавил: - И свидетели нам не нужны. Ради всеобщего блага!
  
   конец интерлюдии
  

Глава 17. Да здравствует законный брак!

  
   Необходимое объявление Дамблдор сделал на следующий день. Как обычно за завтраком. Очередную поблажку лорду Снейп-Принц зал встретил тихим рокотом негодования. Слова "по семейным обстоятельствам" их успокоили мало. Кажется, я уже говорил, что выскочек нигде не любят. У Макгонагалл был такой вид, словно она съела лимон. Хм, я и позабыл - она ведь жаждет поквитаться со мной за то, что я избежал наказания за рихтование физиономии Поттера.
   Задерживаться дольше нужного я не стал и в тот же день покинул Хогвартс. Понимая, что мать не одобрит мои действия и заставит вернуться в Хогвартс, я решил не появляться дома. Пусть она продолжает думать, что я грызу гранит науки в Хоге. Сняв комнату в "Дырявом котле", я принялся разбирать записи Долохова.
   Письмо к лорду Гринграссу я отправил в тот же день, но ответа мне пришлось ждать почти неделю. Все это время я редко покидал "Дырявый котел" и даже не думал навещать Хогвартс. У меня были серьезные основания полагать, что у Эйлин Принц осталось гораздо меньше времени, чем в старом прошлом. А значит, что Хог может подождать. Да и все остальные дела тоже.
   На исходе шестого дня в дверь моего номера постучались. Я открыл дверь. На пороге стоял домовик в напоминающей пончо накидке с гербом рода Гринграсс.
   - Письмо от лорда Бартоломея Берета Гринграсса лорду Северусу Тобиасу Снейп-Принц, - провозгласил эльф, с поклоном протягивая мне послание.
   Домовик исчез едва я взял свиток. В нем было проставлено только число и время...
   В назначенное время я уже стоял на пороге мэнора Гринграссов.
   - Лорд Гринграсс готов вас принять, лорд Снейп-Принц. Прошу следовать за мной, - провозгласил домовик дворецкий, впуская меня в древнее поместье.
   В мэноре Гринграссов мне бывать не приходилось. Впрочем мэноры древних родов в плане обстановки общих комнат похожи словно близнецы. Тут всюду царил стиль славной королевы Виктории. Не говоривший, а кричавший о солидности, престижности, достатке и респектабельности владельцев дома.
   Лорд Гринграсс встретил меня на открытой веранде. Что выглядело по меньше мере странно - на дворе уже было далеко не лето. Немолодой уже лорд сидел в кресле-качалке, закутавшись в теплый шерстяной плед.
   - Для меня большая честь, что вы нашли время для встречи со мной, - склонил голову я.
   - Оставим эти ненужные бальные танцы, лорд Снейп-Принц, - хмуро буркнул лорд Гринграсс, указывая рукой на соседнее кресло. - Говорите прямо, что вам от меня нужно?
   Начало не слишком многообещающе. Ну да выбора у меня нет.
   - Мне стало известно, что ваш кодекс Рода может содержать описание ритуала снятия посмертного проклятия. Я хотел бы попросить вас поделиться со мной этим знанием.
   - Спрашивать, зачем вам это знание я не буду. Мне известно о вашей матери. Но остается другой вопрос. Зачем мне помогать вам?
   - Благодарность меня и моего рода не будет знать границ, - натянуто произнес я. На этот вопрос не знал ответа и я.
   - Весь род Принц это пятнадцатилетней мальчишка, - холодно осадил меня Гринграсс. - Без состояния и связей. Почему род Гринграсс должна интересовать его благодарность, пусть даже и безграничная?
   - Что вы хотите, лорд? Назовите свою цену? - твердо спросил я, после небольшой паузы.
   - Почему вы думаете, что я что-то хочу? - удивился Гринграсс.
   - Иначе вы бы просто выставили меня вон.
   Он долго оценивающе смотрел на меня.
   - Да, слухи не врут - вы крайне интересный молодой человек, - сказал он, скупо усмехнувшись. - Прежде чем я назначу свою цену, я хотел бы прояснить несколько вопросов.
   - Буду рад ответить на них. Разумеется если это в моих силах.
   - В ваших, - обнадежил меня Гринграсс. - Какие отношения связывают вас и маглорожденную волшебницу Лили Эванс.
   - Пока только дружеские. Мы давно знакомы, живем рядом и дружим с детства. - Вопрос меня порядком удивил, но я твердо решил отвечать по возможности максимально честно. Помощь лорда Гринграсс была мне необходима!
   - Пока? - Гринграсс мгновенно выцедил самое главное.
   - В будущем я надеюсь увидеть ее своей женой, - не стал скрывать я. Сомневаюсь, что Гринграсс побежит делиться со всеми моими планами. - Не смотря на ее происхождение это отличная партия.
   - Так вы знаете, что она обретенная? Хотя в вашем случае, это, похоже, не только расчет.
   - Да, это так. - Подобные личные вопросы меня порядком раздражали, но я не допускал в своем голосе даже тени этого раздражения.
   - Тогда мне хотелось бы знать, каким образом вам удалось обойти заклятие Дамблдора.
   - Заклинание Дамблдора? Какое заклинание? - удивился я.
   На лице лорда Гринграсса промелькнуло что-то вроде удивления. Или мне это показалось?
   - Как вы узнали, что Эванс обретенная? - спросил он.
   - Но все говорит об этом: сильный магический дар, успех во всех магических дисциплинах.
   - То есть магически вы ее не проверяли? - перебил меня Гринграсс.
   - Подобные заклинания мне не знакомы, - признался я, покопавшись в памяти.
   Лорд Гринграсс тихо пробормотал что-то нелестное о современном образовании.
   - Вы моло... лорд Снейп-Принц знаете, сколь редки обретенные? И как ценны они для любого древнего рода?
   - Разумеется. - Весьма неприятно, когда тебя считают идиотом.
   - Тогда вас должен был заинтересовать вопрос, почему ваша подруга детства столь мало интересует древние роды?
   - Не совсем, - возразил я. - К ней проявляет интерес Джеймс Поттер.
   - Вот как? Этого я не знал. Мне казалось, что Дамблдор отдаст ее одному из Пруэттов. Хотя Поттеры тоже неплохой вариант. В магическом плане далеко не лучший, а вот в плане финансов... Но я отвлекся. Один Джеймс Поттер, это слишком мало. Я бы не удивился, если бы за новую обретенную началась настоящая война. Древним родам нужна свежая кровь - теперь это вопрос нашего выживания. Но никакой обретенной нет, а значит - нет и причины для раздора.
   - Как это нет? - смысл сказанного все еще ускользал от меня.
   - Думаете, что только вы заметили таланты мисс Эванс? Большинство древних родов так или иначе провели ее проверку, но вот результаты они получили не те на которые рассчитывали. Дамблдор как-то защитил вашу Эванс от проверяющих чар. Как он это провернул, я не имею ни малейшего понятия. То, что об обретенной узнал я, это просто невероятное стечение обстоятельств. Ну да не будем более об этом. Вы не бесплодны? - очередной вопрос лорда Гринграсса поставил меня в не меньший тупик, что и его первый вопрос.
   - Э-э-э? Нет.
   - Хорошо. Хотите знать, что я хочу за помощь вам? Ваш сын должен будет жениться на одной из моих внучек.
   - Сын?! - запаниковал я, перебирая в уме все мои прошлые интрижки от которых у меня могли остаться дети и не находя таковых. В этот момент я просто забыл, что мне не тридцать с хвостиком, а всего пятнадцать. И что даже такую штуку как девственность я потеряю только через полгода (кажется, я уже упоминал, что Люциус закатит перед своей свадьбой шикарный мальчишник с девочками не тяжелого поведения). - У меня нет сына, - с облегчением выдохнул я, вспоминая все вышеперечисленное.
   - Мои внучки тоже еще не родились, - усмехнулся Гринграсс своей холодной, словно арктический лед, улыбкой. - Вы планируете брак с обретенной. Думаю, что затягивать с этим вы не будите. Возможно, все произойдет сразу после окончания Хогвартса. И у вас будут дети. Вы же не противник детей? Так вот, я хотел бы заключить с вами договор о намерениях заключить брачный договор.
   Несколько секунд я пытался переварить эту фразу. Брачный договор - это понятно. Это вполне в духе древних родов. Но договор о намерениях заключить договор? Звучит как бред душевнобольного.
   - Простите лорд, я все еще не понимаю.
   - Все очень просто. - Гринграсс опять перешел на такой тон, словно пытался что-то втолковать ребенку или умственно отсталому. Черт, помаленьку я начинаю ощущать себя полным Поттером. - Мы с вами заключим договор о том, что в случае если у вас родится сын, то род Принц и род Гринграсс заключат брачный договор.
   - А вы уверены, что у вашего сына будут только дочери? - поинтересовался я. Мне было прекрасно известно, что у наследника Гринграссов будут две дочери, но откуда об этом может знать лорд Гринграсс? До рождения его внучек еще несколько лет.
   - Уверен. Такие мелочи как время появления и пол наследников мой род может предсказать с легкостью. Итак, вас устраивает такая цена?
   - А что, если мне не удастся жениться на Эванс, наш брак будет бесплодным или у нас будут только дочери?
   - Тогда намерение так и останется намерением, а я буду искать для своих внучек другую партию.
   - Если вы не возражаете, то вопросы теперь появились у меня.
   - Спрашивайте, лорд, - благосклонно кивнул Гринграсс.
   - Откуда вы знаете о моем интересе к Лили Эванс.
   - О, я думаю, что это известно ВСЕМ заинтересованным сторонам, - Слово "всем" Гринграсс выделил особо, и меня пробил холодный озноб. - Не все стороны, правда, знают какое сокровище эта девушка.
   Фух-х-х, можно расслабиться.
   Соберись Северус! Ты столько лет балансировал на острие клинка. Ты врал в лицо Темному лорду и метал аваду в Дамблдора. А тут едва не впал в постыдную панику.
   Самовнушение помогло. Мои мысли расчистились. А терзавшая меня головоломка изящно сложилась в нужную картинку. Вот и ответ, почему древние роды не проявили интерес к Лили. Помнится, что слухи о обретенной появились в магическом мире аккурат после свадьбы Лили и Джеймса. Тогда даже в рядах пожирателей был легкий переполох. А я имел долгую беседу с Волди относительно детства и Хогвартских годов Лили, но не предал этому должного значения. Ай да старик! Опять он тогда всех переиграл.
   У моей ненависти к Дамблдору нет границ. Но я не могу не восхищаться Стариком. Если бы не его одержимость всеобщим благом, то Магическая Британия уже давно бы дергала за ниточки не только магловскую Британию, но и весь мир маглов.
   - Почему я? Уверен, что найдется немало древних и благородных родов, готовых пойти на предложенный вами договор только за сведения об Обретенной.
   - Вы правы, лорд, - кивнул Гринграсс. - Но в данный момент у вас наибольшие шансы.
   - Они не настолько велики, чтобы делать ставку только на меня.
   - И снова вы правы. Но из союзных мне родов, кандидат, подходящий на роль жениха обретенной, есть только у Малфоев - это Люциус Малфой. Мне кажется, что вы были на приеме по случаю его помолвки с юной Блэк. Разрыв данных обязательств рассорит Малфоев и Блэков, а это некоторым образом отразиться и на роде Гринграсс. Мне это не выгодно. К тому же я уже заключил похожий нашему договор с лордом Малфоем касательно его внука. В роду Малфоев, как вы, наверное, знаете, рождается только один ребенок и это всегда мальчик.
   Мне ли не знать, - усмехнулся я про себя. Я даже знаю, как будут звать наследника Малфоев, и кто станет его магическим крестным.
   - Есть еще Блэки, - не отступал я. У них два сына. Оба подходящего возраста.
   - Да, мне все больше нравиться сделанный выбор. Но не буду больше расточать вам комплименты. Нет ничего более пагубного гордыни. - Гринграсс неожиданно поморщился, словно вспомнил что-то неприятное и ровно продолжил: - Что касается вашего справедливого замечания, то братья Блэк не подходят. Сириуса ждет изгнание - это очевидно. Даже не знаю, почему Орион и Вальбурга еще терпят его выходки. А Регулус... до вашего письма именно к этому варианту я и склонялся, но теперь он отпадает. У вас есть еще ко мне вопросы?
   - Нет, я согласен заключить договор о намерениях заключить брачный договор. - И все равно звучит это по-идиотски.
   - Великолепно, - Гринграсс несколько раз хлопнул в ладоши.
   Рядом с нами тут же появился домашний эльф. Он молча и с достоинством поклонился, словно не слуга, а как минимум равный, и замер, так и не произнеся ни слова. Странное поведение для домашнего эльфа.
   - Принеси бумаги с моего стола, - приказал Гринграсс.
   Домовик также молча исчез и тут же вернулся. Еще раз молча поклонившись (может Гринграссы отрезают своим домовикам языки?), он протянул лорду Гринграсс два свитка.
   - Прошу вас ознакомиться, лорд Снейп-Принц, а затем мы принесем должную клятву.
   Я развернул свитки. Это был пресловутый договор о намерениях в двух экземплярах.
   "Древние, благородные роды..." Это можно пропустить. "В случае рождения..." Тут все понятно. "По достижении пятилетнего возраста, когда возможна проверка магического потенциала, в случае удачного исхода оной вышеозначенные стороны обязуются заключить брачный договор".
   Хм, в целом все было логично. Гринграсс правда не упомянул того что внук этого возможного брака становился наследником рода Гринграсс, а не Принц. Но это было не столь существенно. Если я выберусь из всей этой заварухи, то наследников для рода Принц я обеспечу. А если нет, то и заботить меня это не будет.
   Все же я указал Гринграссу на этот момент.
   - Кровь обретенной должна влиться и в мой род - это и есть моя цена. Ваш внук, и мой правнук станут главой рода Гринграсс, - ответил он, пожимая плечами. - Здесь не указано, с каким из сыновей: старшим или младшим, требуется заключить брачный договор. Так что дело за вами.
   Н-н-нда, начинаю ощущать себя не магом, а будущим быком производителем. Или элитным, породистым рысаком. В этом все древние роды. Свое наследие они просчитывают на несколько поколений вперед. Возможно, что кому-то покажется аморальным распоряжаться судьбами еще не родившихся детей, но таков Магический мир. Кровь не вода, а кровь рода тем более.
   Достав палочку, я приложил ее к первому листу и провозгласил.
   - Род Принц принимает данный договор!
   - Род Гринграсс принимает данный договор! - вторил мне лорд Гринграсс, приложив свою палочку к копии договора. Обменявшись листами, мы повторили свои действия.
   Когда все было законченно, Гринграс внезапно улыбнулся и провозгласил, покровительственно похлопав меня по плечу:
   - Теперь мы практически родственники. Пусть удача способствует вам во всех ваших делах. Будьте осторожны, я очень хочу, чтобы этот договор когда-нибудь был выполнен. Вот подробнейший разбор необходимого вам ритуала, - он протянул мне довольно тонкий свиток. Если у меня и оставались какие-либо сомнения, в том что Гринграсс заранее знал о цели моего прихода и тщательно подготовился к оному, то теперь они были окончательно похоронены.
   О Мерлин! Надеюсь, что Лили никогда не узнает об этом договоре. А то детей у меня тогда точно не будет. Не только в браке с Лили, а вообще...
  

Глава 18. Черная магия и ее разоблачение.

  
   Вернувшись в свою комнату в "Дырявом котле", я погрузился в изучение свитка Гринграсса. Описание ритуала там действительно присутствовало. Объединив полученные от Долохова и Гринграсса данные можно было попытаться создать столь необходимый мне ритуал.
   О, Мерлин! Так мало времени и так многое нужно сделать. С теоретической частью я справился довольно быстро. Первичная схема проведения ритуала была готова спустя каких-то шесть дней. Проблема была в том, что для дальнейшего продвижения необходимы были практические исследования.
   Ладно, я знал, что к этому все и идет.
   Дождавшись очередного выходного дня, я, как ни в чем не бывало, появился на пороге родного дома в Паучьем.
   - Северус! У тебя такое бледный вид. Ты в порядке? - спросила мама с тревогой в голосе.
   - Да ерунда. Очень много... учебных заданий. Но я справлюсь, - сказал я как можно бодрей. Не стоит ей знать о том количестве зелий, под которым я нахожусь в последнее время. К сожалению, в сутках всего двадцать четыре часа, а это слишком мало, чтобы тратить драгоценное время на сон. - Как у тебя дела?
   - Все хорошо, - солгала она, пряча глаза. - Твои зелья отлично помогли. Я уже практически здорова.
   Хоть я и не колдомедик, но определить ее подлинное состояние мне не составляло труда. Все было плохо! Гораздо хуже, чем я предполагал. Это было видно не вооруженным глазом. Когда она возвращалась в гостиную, чтобы вновь прилечь на диван, она едва передвигалась. У нее дрожали руки, и было заметно, что она старается не двигать головой.
   Черт! У меня осталось всего два месяца, возможно три. Надо успеть!
   - Это просто прекрасно, - я заставлял свои губы кривиться в улыбке. Надеюсь, что она не похожа на гримасу боли. - Ты уже пила мое зелье?
   - Нет, еще не успела. Сейчас выпью. - Она попыталась встать с дивана, но я жестом остановил ее.
   - Лежи, я его сейчас принесу. Где ты его оставила?
   - На кухне, прямо на столе. Я как раз собиралась его принять, когда ты пришел.
   Зайдя на кухню, я взял со стола флакончик с зельем, включил воду в раковине и вылил туда зелье. Сейчас его тонизирующий эффект мне будет только мешать. Достав из кармана на поясе флакончик с другим, заранее подготовленным зельем, я стал перебирать чашки, расставленные на полке над раковиной. Старое зелье, к сожалению, имело несколько другой цвет, чем новое. Не хочу, чтобы мама что-то заподозрила.
   Нужная чашка нашлась быстро. Темно коричневая, она отлично замаскирует цвет полупрозрачного зелья. Открыв флакончик, я вылил зелье в чашку и вернулся к матери.
   - Спасибо, Северус, - поблагодарила она, залпом выпив принесенное зелье. - Какой странный вкус.
   Задумчиво посмотрев на пустую кружку, мама закрыла глаза и провалилась в сон. Кружка начала выпадать из ее рук, но я перехватил ее и поставил на пол.
   - Прости ма, так нужно, - пробормотал я, доставая палочку и заранее заготовленный флакон.
   Сперва кровь!
   Сделав осторожный разрез на запястье матери, я подставил флакон и терпеливо ждал, пока он до краев наполнится кровью.
   Покончив с этим, я быстро залечил раны на руке матери. Затем я срезал с ее головы немного волос и убрал их в очередной флакон.
   - Все, мне пора, - Погладив мать по волосам, я поцеловал ее в лоб. - Я спасу тебя, чего бы мне это не стоило!
   Следующей остановкой на моем пути стал Косой.
   - Кажется, я тебе говорил не приходить сюда, - сказал Шелк вместо приветствия, когда я появился в лавке старьевщика.
   - Это срочно.
   - Дерьмово выглядишь, - сказал он, приглашающе махнув рукой.
   - Есть такое дело, - кивнул я.
   - Когда ты последний раз нормально спал?
   - Сон? Дней пять не занимался этой глупостью.
   - Оно и видно, - хмыкнул старьевщик. - Зачем пришел?
   - Мне нужен ряд ингредиентов. Вот список.
   Свиток перекочевал из моих рук в руки старьевщика. Читая его, Шелк то и дело удивленно хмыкал и почесывал бровь.
   - Даже знать не хочу, зачем тебе все это понадобилось. Но хочу тебе напомнить, что создание гомункулов запрещено "Пражской конвенцией" от 1834 года... Как скоро тебе все это нужно?
   - Еще вчера, - поморщился я.
   - Завтра все будет готово.
   - Мне нужно еще вчера! - вторично произнес я.
   - Ладно, - вздохнул Шелк, вновь почесав бровь. - Приходи через два часа. Столько ты можешь подождать? Быстрее все равно не получится. Кое-что придется доставать из дальних запасников.
   - Два часа я подожду. Сколько?
   - Деньги мне не нужны, - сказал Шелк. - Тут хватит на три десятка, - он постучал пальцем по свитку с заказанными ингредиентами. - Не знаю сколько нужно тебе, но мне не помешало бы три. Товар горячий, но покупатели найдутся.
   - Этот товар скоропортящийся. Буду делать по методу Рипли, а не Парацельса. Два месяца существования против трех. Зато меньше возни, - честно предупредил я.
   - Ты меня еще торговать поучи, - недовольно пробурчал Шелк. - Чтобы их пристроить мне и недели хватит. Жду тебя через два часа. Плата мне нужна дней через восемь. Ты в "Дырявом котле" сейчас обитаешь? От меня человечек придет.
   - С этим могут быть проблемы, - поморщился я.
   - С чего бы? - удивился Шелк.
   - За "Дырявым котлом" следят.
   Заметить слежку было несложно. За столько лет службы двойным агентом такую штуку как слежка начинаешь чувствовать... хм, мягким местом. Как говорится, если вы параноик, то это ещё не значит, что за вами не следят.
   Самое забавное было то, что следили за мной две разные стороны.
   Братья Пруэтт от Дамби. Эти даже не особо маскировались, плотно оккупировав магловское кафе на другой стороне улице от "Дырявого котла". Одного они не учли. Меня они не знали, а я был с ними знаком, но знать это они не могли.
   От Волди был Долохов. Он действовал грамотней Пруэттов, но тоже не особо напрягался. Обычно он крутился неподалеку от "Дырявого котла" и старался не быть на виду.
   И первые и второй следили за моим местоположением по слепкам ауры. Довольно распространенный, но не особо эффективный метод. Чем-то схожий по действию на карту мародеров. Берется слепок ауры нужного человека, запирается в какой-нибудь предмет. Теперь при наличии этого предмета можно отслеживать все перемещения данного человека, но нужно находиться неподалеку от него. Для серьезной слежки этот метод подходит мало, обычно его используют родители для присмотра за детьми, зато и засечь эти следящие чары невозможно.
   С одной стороны подобное внимание льстило, а с другой - чертовски напрягало. Уйти от этой детской слежки я мог без особого труда, но рано или поздно за меня возьмутся всерьез. А когда не поможет и это, возникнет множество ненужных вопросов касательно моих подлинных знаний и силы.
   - Что?! - возмущенно воскликнул Шелк. Новость о слежке за мной его не особо обрадовала. - Тогда какого ты ко мне заявился?
   - Да не переживай ты так. Сейчас все соглядаи сидят возле "Дырявого котла". Интересно, засекли они друг дружку или нет?
   - Кто за тобой следит? Авроры?
   - Если бы, - вздохнул я. - Все гораздо хуже.
   - Если что, то я могу спрятать тебя на время.
   - Не стоит, я справлюсь.
   - Ну, сам смотри. На счет платы я тебе письмецо пришлю. В нем место будет, там плату и оставишь.
   - Отлично, буду через два часа.
  
   Интерлюдия
  
   - Спасибо крошка, - Гидеон приветливо улыбнулся симпатичной официантке принесший заказ.
   - Желаете что-то еще? - спросила девушка.
   - Нет, - ответил маг.
   "Желаю и еще как желаю" - подумал он, провожая официантку взглядом. Ему было действительно жаль, что сейчас у него нет времени познакомиться с красоткой поближе. Легкое внушение и та бы сама запрыгнула к нему в постель.
   За его столик присел похожий на него словно близнец человек. Он деловито притянул к себе принесенную официанткой тарелку и приступил к еде.
   - Эй! Это был мой бифштекс, - возмутился Гидеон.
   - Закажи еще один, - пожал плечами Фабиан. - Лишний раз сможешь полюбоваться задницей официантки. У тебя такой взгляд, будто ты ее готов прямо тут завалить, у всех на глазах.
   - Я бы не отказался, - беззаботно усмехнулся Гидеон.
   - Я бы тоже, - вернул ему усмешку Фабиан. - Но у нас есть дело.
   - Сдался Дамблдору этот мальчишка, - поморщился Гидеон. Сделав большой глоток пива, он недовольно посмотрел на медное кольцо на мизинце своей левой руки. - Я в его годы предпочитал проводить время в обществе девушек, а не древних свитков.
   - Вот потому-то ты еще на побегушках у нашего славного директора.
   - Можно подумать ты от меня далеко ушел, - огрызнулся Гидеон. С некоторых пор опека Дамблдора стала тяготить братьев Пруэтт. Но никакой возможности избавиться от нее они не находили, хотя и старались найти.
   - Не мог же я оставить брата, - парировал Фабиан. - В любом случае, голова у меня варит лучше, чем у тебя. Иначе ты бы уже давно заметил, что мальчишку пасем не только мы.
   - Авроры? - разом посерьезнел Гидеон, простив брату очередную колкость. Хранителей магического правопорядка он не очень любил. На его душе, как и у брата, было немало мелких грешков в совокупности тянущих лет на пять Азкабана. В основном это были мелкие махинации для добычи денег, да шалости вроде той о которой он подумывал, разглядывая официантку. Братья всегда действовали аккуратно, не наглели и не пытались откусить больше, чем способны проглотить. Возможно, что именно потому они и не попадались.
   - Нет. Да и зачем им это? Авроры ленивые стали. Наказывать невиновных и награждать непричастных - это все на что они теперь способны. Похоже, что это кто-то от нашего самоназванного Темного лорда.
   - Может разберемся с ним? Чтобы под ногами не путался?
   - Да ну его. Лениво из-за такой мелочи затевать драку. Пускай себе наблюдает. Что-то с мальчишкой?
   - Работает небось, - Гидеон вновь посмотрел на кольцо. - След ауры четкий, только вот уже час неподвижный. Но он в номере. Дней пять из него практически не вылазит. Даже ночами не спал, все с магическими свитками возился.
   - Так то оно так. Но когда он работает, то метается по своим комнатам, словно бешеный зверь по клетке. А ты говоришь, что он уже час не двигается.
   - Может спит? Пять дней без сна на стимулирующих зельях. Вот и вырубился от переутомления.
   - Это возможно. Вот что... сходим, проверим! - Фабиан отодвинул от себя пустую тарелку, встал и, кинув несколько фунтов, на стол покинул кафе. Гидеон поспешил за братом.
   Сделав крюк до пешеходного перехода, маги перешли улицу, миновали книжный магазин и зашли в невидимый для маглов бар-гостиницу "Дырявый котел". Приветливо кивнув бармену Тому, одному из младших участников ордена Феникса, братья поднялись на второй этаж.
   Следи за лестницей! - приказал Фабиан. Подойдя к номеру Снейпа, он прислушался, достал палочку и направил ее на замок. - Алохомора!
   Тихо щелкнул замок. Приоткрыв дверь, Фабиан осторожно заглянул в номер.
   - Сукин сын! - не сдерживаясь воскликнул он, резко распахивая дверь и врываясь в номер.
   - Ты чего? - спросил Гидеон, зайдя в комнату вслед за братом.
   - Полюбуйся! - Фабиан ткнул пальцем на заправленную кровать. - Ванна тоже пусто. Его тут нет! И уже давно. Вещей нет - он сюда не вернется. Этот молокосос нас сделал!
   - Но кольцо... - возразил было Гидеон.
   Зло рассмеявшись, Фабиан кинул ему монету в пять кнатов.
   - Лежала на подушке, - пояснил он. - Вот зачем мы следили!
   - Что будем делать?
   - Естественно искать.
   Когда братья спускались по лестнице на первый этаж, то столкнулись на лестнице с тем самым магом, замеченным Фабианом. На незнакомом маге висели маскирующая подлинный внешний вид иллюзия. Но незнакомец дружески им кивнул, когда проходил мимо.
   - Есть и хорошая новость, - усмехнулся Фабиан, когда они спустились на первый этаж. - Мальчишка одурачил не только нас.
   - Не действует! - зло процедил Гидеон, поводив над кольцом палочкой. - Он слишком далеко. Где нам теперь его искать?!
   - Хм. У тебя еще остались связи среди авроров? Готов свою палочку поставить в заклад, что скоро аврорам придется побегать за нашим юным гением.
   Братья покинули "Дырявый котел". Спустя пять минут из бара вышел встреченный ими на лестнице маг. Но ни он, ни братья Пруэтт не заметили наблюдавшего за ними четвертого волшебника.
   - Да, определенно это был правильный выбор, - произнес тот, прежде чем зайти в ближайший подъезд и раствориться в воздухе.
  
   Конец интерлюдии
  
   Я смотрел на сидевшее в большой круглой стеклянной колбе человекоподобное существо. Существо смотрело на меня темными бусинками глаз. Так вот ты какой - гомункул. Подумать только, когда-то подобную мерзость считали зародышем андрогинна - мифического идеального человека и мага.
   Да, в истории погони магов за все большей и большей силой немало мрачных и отвратительных страниц. И запреты на многие темномагические ритуалы вполне справедливы. Эксперименты с гомункулами принадлежат к их числу. Маги в свое время достаточно активно пытались через них "улучшить собственную породу". Считалось, что выношенный женщиной гомункул родится андрогинном. А тот в свою очередь будет обладать колоссальной магической силой. Ничего хорошего из этих опытов не вышло. Роженицы умирали в страшных мучениях, производя на свет существ, кои не могли считаться не только людьми, а и живыми существами. По одной из версий появлением вампиров мы обязаны именно одному из таких опытов.
   Я повернул колбу, разглядывая существо, что прежде видел только на черно-белых гравюрах магических манускриптов. Гомункул был редкостным уродцем. Лишенное какой-либо растительности бесполое тело с неестественно белой кожей. Голова без ушей. Неестественно длинный нос загибался в низ и доходил до самых губ. Казалось, что существо постоянно улыбается, и от этого оно выглядело еще более мерзко и жутко. Посмотрев на часы, я открыл небольшую шкатулку, стоявшую рядом с колбой, и достал изо льда флакон с кровью. Набрав пипеткой кровь, я открыл сосуд с гомункулом. Тот заволновался. Эти существа не обладали разумом, но что-то вроде животных инстинктов у них было. Почувствовав кровь, гомункул жадно облизнул лицо длинным раздвоенным языком и стал прыгать на стены колбы. Я капнул на него кровью, и он успокоился, встал под капли и стал жадно ловить их ртом. Затем он принялся облизывать себя. От нескольких капель крови гомункул неестественно распух и стал походить на шар с маленькими ножками, ручками и головой. Его довольная улыбка стала еще более мерзостней, чем была.
   Подавив в себе желание со всей силой запустить колбу в стену, я поставил ее на стол. Я не брезглив. Но гомункул вызывал у меня жуткое отвращение. Видимо, некоторая магия темна даже для меня.
   Впрочем, без гомункулов, созданных на основе волос и крови моей матери, мне было не обойтись. Магические ритуалы, творимые над этими уродцами, тождественны ритуалам над телом матери. Гомункулов я могу создать много, а мать у меня одна.
   Начальная подготовка была завершена. Теперь мне нужна была жертва. А значит, мой путь лежит в хорошо знакомые лондонские доки...
   "Кошачий глаз" вновь окрасил мир во все оттенки серого. Надежно скрытый "Призрачной настойкой", я медленно летел над крышами самого паршивого лондонского квартала. Вечер выдался прохладным. И, признаться, я уже подумывал прихватить для ритуала первого попавшегося бродягу, когда услышал отчаянный женский крик.
   - Северус Снейп - гроза преступности! Санитар улиц! Защитник слабых и угнетенных, - процедил я, лениво направляясь в сторону криков и гогота. - И как я дошел до подобного? Говорила мне мама: "Сынок не трогай гриффиндорцев, подхватишь какую-нибудь заразу".
   Сплюнув на землю, я передернул плечами: проверяя, не выросли ли у меня крылья. Слава Мерлину, крыльев не было.
   Крики стали ближе, они раздавались из заброшенного здания с, о чудо, частично уцелевшими стеклами. Я спустился к входу и зашел внутрь. Похоже, что когда-то в этом здании размещались офисы. Шум раздавался в одной из комнат недалеко от входа.
   Заглянув в нее, я увидел, как два подозрительных типа прижимают к полу весьма прилично одетую (от этого недостатка они ее уже торопливо избавляли) женщину. Хм, странный наряд для посещения лондонских доков, да и не похожа она на окрестных обитателей. Может это у них такие ролевые игры? А тут я со своим спасением.
   - Заткнись сука, иначе порежу! Еще и кусается, мразь, - один из насильников с силой ударил женщину по лицу.
   Это меня слегка разозлило. Есть у меня такой грешок - очень не люблю, когда на моих глазах бьют женщин. Эта нелюбовь странна и иррациональна: ведь нередко я был свидетельством убийств не только женщин, но и детей. Да и сам убивал...
   Я совру, если скажу, что в ночных кошмарах мне часто снятся лица всех кого я убил. Большинство этих лиц я просто не помню.
   Пройти две войны, быть верным псом у Волди и Дамби и не замараться в крови по самую макушку - такое возможно только в сказках. А жизнь моя была далека от сказки.
   Вскинув палочку, я направил ее в спину первого насильника. Уже спустивший штаны и готовый к свершениям насильник замер, скованный невербальным Петрификусом, и медленно повалился прямо на женщину.
   - Эй, ты чего?! - удивленно спросил его приятель, прижимавший руки жертвы к полу.
   В этот момент молния Ступефая ударила его прямо в лоб. Неудавшийся насильник отлетел назад и застыл на полу в смешной позе опрокинутого на спину майского жука.
   Жертва неудавшегося изнасилования выбралась из-под неподвижного тела первого из своих обидчиков. С пронзительным визгом она кинулась к выходу, оставив насильникам на память свои туфли и некоторые детали одежды. Едва не налетев на меня, она бросилась на улицу.
   Выждав немного, я направился к своим обездвиженным жертвам...
  
   интерлюдия
  
   Этот бар неподалеку от Министерства был одним из самых безопасных мест магического мира. Разумеется только если вы не опасный, разыскиваемый преступник. С момента открытия бар был облюбован аврорами. Вот и сейчас в нем сидело не меньше десятка магов в хорошо знакомых форменных мантиях.
   Зайдя в зал, Гавейн Робардс послал воздушный поцелуй молодой хозяйке сего достойного заведения и огляделся по сторонам. Гидеон Пруэтт, сидевший за дальним столиком, помахал ему рукой.
   - Привет, Гидеон. Давно не виделись.
   - Рад тебя видеть Гавейн, ты прилично опоздал. Что-то случилось? - спросил маг, пожав молодому аврору руку.
   - Да какая-то сволочь резвится в доках, - отмахнулся аврор, подвинув к себе одну из кружек с пивом. - Шесть запрещенных темномагических ритуалов за каких-то три недели! Весь аврорат на ушах стоит. Утром "большой папочка" был на ковре у министра. Вернулся злой, словно голодный дракон. А в таком состоянии он хуже стаи дементоров. Сейчас идет совещание, где он во всю сношает начальников отделов. А те, как ты понимаешь, после совещания начнут сношать всех остальных. Государственная вертикаль во всей своей красе, - зло процедил Робардс. - Хорошо, что моя смена закончилась.
   - И что по тому магу никаких зацепок?
   - Все пусто. Ловкий гад! Он после каждого ритуала младшего элементаля вызывает. А после того как мы его утихомирим там из следов только пепел. И главное, каков наглец! Все ритуалы в черте доков. Он над нами словно издевается!
   - Так прочешите доки и дело с концом, - пожал плечами Пруэтт.
   - Два дня только этим и занимались, - скривился Робардс. - Нашли склад с темномагическим барахлом, заготовленный не иначе кем-то из сторонников Гриндевальда еще во времена Восстания. Разогнали секту черных магов.
   - Секту? - удивился Пруэтт.
   - Да там смех один. Какой-то сквиб набрал себе последователей из маглов и дурил им головы, прикидываясь великим волшебником. Они там групповые оргии устраивали, демонов так вызвать пытались. А вместо демонов нагрянул Грюм.
   - И что?
   - А ничего. Маглов отпустили, они там все под какой-то своей дрянью были и так ничего толком и не поняли. А их гуру ждет суд и отправка в Азкабан. Следующие несколько лет он будет устраивать оргии исключительно с дементорами.
   - После такого интереса авроров ни один темный маг в доки не сунется.
   - Если бы. Сегодня ночью в доки отправляют две лучшие пятерки. Грюм раскопал кое-что интересное. Последнюю неделю в доках исчезает всякое магловское отребье. И после каждого такого исчезновения наш неизвестный маг проводит ритуал. Сегодня утром не досчитались какого-то наркобарыги. Если его не пустили под пирс конкуренты, то сегодня ночью будет очередной ритуал.
   - Думаешь, этот маг настолько безумен, чтобы устроит его опять в доках?
   - Да кто их психов разберет? - Робардс в очередной раз приложился к кружке с пивом. - Район доков большой, там полно уединенных мест. Материал опять же всегда под рукой. Днем всех авроров из доков убрали.
   - Почему?
   - Боятся спугнуть...
  
   конец интерлюдии
  
   Гомункул в колбе вздрогнул. По его телу словно волна прошла. Он надулся, словно шар, и лопнул. Стеклянная колба разлетелась в дребезги, не хуже магловской гранаты. Слава Мерлину и моему опыту зельевара, я успел упасть на пол.
   Опять неудача! Почти десять попыток и все без толку. А времени остается все меньше и меньше!
   Встав с пола и отряхнув одежду, я посмотрел на мертвое тело наркоторговца и вытащил из его груди ритуальный нож, бывший среди заказа Шелку.
   Может стоит резать горло, а не бить в сердце? Надо будет посмотреть расчеты.
   Однако пора было убираться. Человеческое жертвоприношение давало такой выброс магической энергии, что даже аврорам хватало знаний и сил, чтобы его засечь. Правда только засечь его они и успевали. К моменту их прибытия на место действа там уже резвился младший огненный элементаль. Уничтожая все улики, а заодно и все что его окружает.
   Эх, будь у меня мэнор с хорошими, глубокими подвалами и надежной защитой!
   Из доков пора уходить. Слишком я тут засветился. Надо поискать похожий район в Манчестере. Хотя нет, лучше выбрать место подальше от дома.
   Татуировка страж слегка заколола плечо. Это что еще такое? Небольшая опасность? Это явно не авроры. В тот единственный раз, когда им удалось появиться прямо в конце ритуала, страж колол так, что и мертвого можно было бы поднять.
   Убрав ритуальный нож, я достал правой рукой палочку. А в левой сжал одноразовый портальный камень, способный мгновенно перенести меня на другой конец старой доброй Англии.
   В Азкабан мне совершенно не хотелось, а потому я хорошо готовился к своим "практическим научным изысканиям". Хорошо, что Шелк взял плату натурой, иначе мне пришлось бы опустошить свой и так не слишком пухлый банковский счет.
   Подготовившись, таким образом, к приему гостей, я плавно поднялся под потолок склада и устроился в темноте на одной из деревянных балок.
   Словно Петр на насесте, - усмехнулся я. На мне был уже хорошо знакомый карнавальный костюм чумного доктора, с широкополой шляпой и клювом маской. Плюс обычный набор боевых эликсиров, амулет маскировки ауры и выпитое призрачное зелье.
   Сперва аккуратно заглянув в пустующий дверной проем, появилось первое действующие лицо. Это был невысокий мужчина в летах, одетый в неброскую магловскую одежду. Правда, из этого образа несколько выбивалось то, что в правой руке он держал волшебную палочку, а лицо его закрывала знакомая мне маска Пожирателя. Кстати эти маски сами по себе являлись превосходными маскирующими артефактами. И полностью подменяли ауру носивших их на ауру Волди. Во многом именно благодаря им всевездесущность Волди вошла в страшные легенды о Темном лорде.
   Но никакая маска не могла спрятать эти хорошо знакомые мне мягкие, лисьи шаги и плавные движения - все это я уже видел, а потому без труда узнал Долохова.
   Беззвучно проскользив по складу, Долохов остановился перед импровизированным алтарем и стал внимательно осматриваться по сторонам. В этот момент на сцене появилось сразу три новых действующих лица. Судя потому, что двое появились из одной двери - по мою душу пришли братья Пруэтт. Хм, а кто четвертый? До этого момента я был уверен, что за мной следят только эмиссары Дамби и Волди.
   И кто это может быть?
   Все участники фарса... или драмы были надежно закрыты маскировочными чарами. У Долохова маска Пожирателя. У Пруэттов стандартный набор из иллюзий и сокрытия ауры - не самая надежная маскировка. Лицо четвертого неизвестного пряталось под глубоким капюшоном мантии. От чего он больше походил на дементора, чем на живого человека.
   Хм...
   Да не. Не может этого быть! Но выбор небогат и это точно не аврор. Значит, скорее всего, это лорд Гринграсс. Ему то зачем это понадобилось? Решил проследить за сохранностью своих "вложений в будущее"?
   Между тем участники разыгравшегося внизу действа явно не обрадовались присутствию друг друга. Братья Пруэтт вскинули палочки и синхронно разошлись в разные стороны, освобождая друг другу линию огня. Гринграсс и Долохов обменялись быстрыми взглядами. Решив, по-видимому, что двое против двух лучше, чем двое против одного и одного, они направили свои палочки на братьев.
   Долгая немая сцена...
   Продолжение долгой немой сцены...
   Сближение и осторожное маневрирование вокруг алтаря.
   - Джентльмены, - начал лорд Гринграсс. - Похоже, что наш общий знакомый нас вновь одурачил. Предлагаю разойтись миром. - Он медленно опустил свою палочку. Остальные последовали его примеру.
   В этот момент стена склада разлетелась в щепки (или щебенку), в духе магловских фильмов в здание ворвались две пятерки авроров во главе с Грюмом. Пока еще просто Грюмом, а не Грозным глазом.
   - Не с места! - пробасил Грюм. К счастью он еще не обзавелся своим знаменитым глазом, а потому заметить меня не мог. - Бросить палочки!
   Недавние противники, не сговариваясь, встали спиной друг к другу и направили палочки уже на авроров. Петляя между грудами мусора и поломанных машин, авроры стали аккуратно окружать четверку магов.
   Этот балаган пора было заканчивать.
   - Адеско Файр, - прошептал я, направив палочку в потолок.
   Ввысь устремилась огромная огненная змея, она не успела достичь потолка, а я уже сжал портальный камень и перенесся прочь. Надеюсь, что оставшиеся участники сообразят, что произойдет, когда малый элементаль обрушится вниз. И успеют убраться подальше.
  
   Интерлюдия
  
   Чертов молокосос! Я его убью! - подумал Гидеон, спешно залечивая большой ожог на руке Фабиана.
   Чертов Дамблдор! Этот Снейп нас чуть не убил! - думал Фабиан, кривясь от боли.
   Перегнуть бы этого юного гения через колено, да всыпать ремнем хорошенько, - думал Долохов, разглядывая в зеркале обширную пропалину в своих черных волосах.
   А что подумал лорд Гринграсс, когда выбрасывал в мусор остатки своей дорогой эксклюзивной мантии, никто так и не узнал, потому что лорд древнего и благородного рода был очень хорошо воспитан...
  
   Конец интерлюдии
  

Глава 19. Цена ошибки.

  
  
  
   Интерес Гринграсса к моей скромной персоне был ожидаемым, но не слишком приятным сюрпризом. У меня хватает проблем с Волди и Дамби, а потому на Гринграсса нет уже ни сил, ни времени.
   Нет, он мог бы стать неплохим союзником. Гринграссы род хорошо известный у него есть деньги и связи. Объединившись с Гринграссом, я мог бы стать третьей силой. Темный лорд у нас есть. Светлый - тоже присутствует. Я же буду Серым лордом... или лордом Тени. Да, так, пожалуй, лучше звучит.
   Между тьмой и светом всегда есть граница, и эта граница Тень. Мы прячемся во Тьме, но служим свету... и прочая пафосная чушь, на которую так легко ловится восторженный, неопытный молодняк.
   Вот только вся проблема в том, что по своей природе я одиночка. Что поделать, так сложилось моя судьба. Я привык рассчитывать на себя и только на себя. Это моя слабость и это же моя сила. Никто не прикроет мне спину, но никто и не ударит в нее.
   Становиться третьим в этой лютой драке? Чтобы огрести сразу от обеих сторон? Нет уж, увольте.
   Цель моя проста и незамысловата: стать слишком ценным и для Волди, и для Дамби. Затем столкнуть их лбами и понаблюдать за свалкой. Желательно, находясь подальше от нее.
   Добиться этого, излишне сблизившись с Гринграссом или иным значимым древним родом, мне не удастся. Такие вещи просто сложно удержать в тайне. Последние события это только подтверждают. Не удивлюсь если Прюэтты и Долохов уже ломают голову: а кто собственно был тот четвертый в недавней стычке в доках?
   Очередная неделя прошла бодро. Я превзошел сам себя и провел сразу три ритуала подряд.
   Вернувшись с последнего "практического" исследования, я со злости едва не разгромил свое тайное убежище.
   Все впустую! Чертов старик! Он знал! Он точно знал! Теперь я понимаю, почему Дамблдор не захотел помогать и вынудил меня обратиться к Волдеморту. Обычным жертвоприношением проклятие такой силы было не снять. Нужна была добровольная жертва. Нет, лет через сто-двести сила проклятия должна была ослабеть, и тогда его можно было бы снять подготовленным мной ритуалом. Но столько не протянет не только моя мать, но и я сам.
   Слегка придя в себя, я покормил Петра, взял со стола пачку сигарет, открыл дверь на балкон и вышел на улицу.
   Было холодно. С моря дул холодный ветер. Осень в этом году вообще выдалась довольно холодной. Два дня назад кое-где выпал первый снег. А в Ливерпуле и вовсе был сильный снегопад. Десять сантиметров снега - это вам не шутки! Городская жизнь была практически парализована.
   Смахнув ладонью с перил белую шапку, я облокотился на них и закурил. Внизу царила обычная городская суета, которой не мог помешать даже выпавший снег. По улице то и дело сновали машины. Спешили по своим делам пешеходы. Дети лепили снеговика...
   К выбору своего тайного убежища я подошел весьма основательно.
   При словах "тайное убежище мага" многие, наверное, представляют себе какую-нибудь заброшенную башню, дом, полутемный подвал. Реальность проще и банальней. Лучше всего прятаться там, где много людей. Крупные города, а вовсе не сельская местность, вот настоящее раздолье для любого мага.
   Вне городской суеты жизнь идет размеренная и тихая. Любое новое лицо становится сразу на виду. Любая странность подмечается. Маглы не столь уж и глупы. Иначе им бы не удалось загрести под себя всю нашу милую планету. Кто-то что-то заметит, узнает. Затем поделится замеченным с кем-то из друзей или знакомых. Потом желтая пресса напечатает какую-нибудь громкую статью про дом с приведеньями. А в аврорате есть целый отдел, который анализирует подобные магловские желтые статейки. То, что для маглов сборник бредовых сплетен, для магов источник ценной информации. У меня, кстати, есть последний образчик. Где-то на журнальном столике возле дивана валяется лондонская газета с громким, кричащим заголовком на первой странице "Бандиты в ужасе! На охоту вышел призрак полицейский!".
   Итак, добровольная жертва... Причем добровольная - это мягко сказано. Это должен быть осознанный и полностью добровольный выбор. И не ради какого-либо вознаграждения или помощи близким. Идущий на смерть должен быть полностью искренен в своем намерении, и у него не должно быть даже тени сомнений в сделанном выборе.
   Черт! Это просто нереально! Пример тому ритуал моего деда. Я уверен, что мама искренне считала, что готова умереть за род Принц. Но вот в самый ответственный момент оказалось, что это не так.
   Говорить о жертве собственной жизнью могут многие. А реально пожертвовать собой ради других способны лишь единицы. И я не думаю, что сам способен на подобное. Да даже если и бы был способен, то кто провел бы ритуал над моей матерью?
   Отговорки Северус... отговорки. Будь честен с собой и признай, тебе просто нравится эта новая жизнь. Этот данный тебе шанс. Ты хочешь изменить будущее и готов погибнуть сражаясь. Но лечь под жертвенный нож ты не готов... даже ради собственной матери.
   Ладно. Стенать, жалеть себя и корить несправедливость мира будем потом. Сейчас же нужно искать выход. Даже если этого выхода нет...
   Докурив сигарету, я вернулся в комнату и стал собирать свои вещи. Из этого милого места тоже пора уходить. Последняя неделя привлекла к городу "великолепной четвёрки" слишком много внимания. А аврорат, получив чудотворных начальственных пинков, принялся за меня всерьез. Не стоит искушать судьбу - эта леди редкостная стерва.
   В большом настенном зеркале отразился крайне мрачный тип с каким-то неестественным серым лицом. Белки глаз были изрезаны густой мелкой сетью разбухших капилляров. Вены на руках приобрели ярко выраженный зеленоватый оттенок.
   Похоже, что заменять нормальный здоровый сон зельями, причем в таком количестве, малополезно. Но выбора у меня нет, также как и времени.
   Я наложил на себя простенькую иллюзию. Теперь в зеркале отражался невысокий господин, средних лет. С каким-то обычным мало запоминающимся лицом. Открыв птичью клетку, я требовательно постучал по ней палочкой. Петр нехотя подлетел ко мне и забрался в клетку, на которую я тут же наложил иллюзию. Теперь за ее стальными прутьями сидел не ворон, а самый обычный волнистый попугай.
   Внимательно осматриваю свое временное пристанище - вроде все.
   - Вы нас уже покидаете, мистер Джонсон? - удивилась хозяйка, когда я вернул ей ключи от комнат. - Вы же заплатили за два месяца вперед.
   - Ничего страшного, миссис Эверэй. Можете смело сдавать мои комнаты. Мне предложили место в Йеле, мой самолет через час, - сочинял на ходу я.
   Зачем подобные расшаркивания? Не проще бы было аппарировать прямо из комнат? Нет не проще. Вот на таких мелочах чаще всего и прокалываются. Исчезни я внезапно и без предупреждения, хозяйка подняла бы шум, обратилась в полицию. Там стали бы выяснять, кто такой мистер Джонсон. И очень удивились узнав, что такового не существует. Авроры, которых уже должно быть полно в городе, тоже не идиоты: подобная странность привлекла бы их внимание, хоть и не сразу. Дальше они начнут проверять всех жителей дома, а то и квартала. Глядишь, что и найдут. Какую-нибудь деталь, не учтенную мною мелочь. Может это им ничего и не даст, а может выведет прямиком на меня.
   А так? Съехал с квартиры один постоялец. Что тут такого? Если можно уйти тихо - надо уходить тихо. Обыденность затирает все концы лучше любого малого элементаля огня.
   Распрощавшись с гостеприимной хозяйкой, я медленно спустился по лестнице, вышел на улицу и неспешно направился к стоянке такси. Не дойдя до нее, я свернул в какой-то глухой проулок. Оглядевшись по сторонам и убедившись, что никто меня не видит аппарировал в Паучий. Впереди было два дня выходных, и я смело мог поработать дома.
   Развеяв все старые иллюзии, и тут же наложив новые: придавшие моему лицу не столь болезненный вид, я достал ключи.
   - Мам, ты дома? - позвал я, отперев дверь и зайдя внутрь.
   В квартире было тихо.
   Не слишком аккуратно бросив все вещи на пол, я быстрым шагом обошел всю квартиру. В комнатах было пусто, матери нигде не было. Это меня немного встревожило. Но, судя по тому, что ее палочки также не было на месте, она просто ушла на прогулку или в магазин. В последнее время ее состояние несколько улучшилось, но это была просто небольшая передышка перед худшим.
   Вернувшись к своим вещам, я первым делом поднял клетку с Петром. Ворон, недовольный столь грубым обращением со своей благородной особой, пронзительно каркнул.
   - Прости, - извинился я, подняв его клетку с пола и открыв дверцу.
   Ворон вылез из клетки, расправил крылья, вновь каркнул, перелетел на ближайший шкаф и обиженно надулся.
   Забросив вещи в свою комнату и наскоро свалив их в шкаф, я достал Кодекс Рода и свои последние наработки. Один из свитков упал на пол и мне пришлось наклониться, чтобы его поднять. Это была та самая купчая Шелка. Занятый поиском пути спасения матери я вовсе не забыл про посмертное проклятие на месте силы. Победив одно посмертное проклятие вполне можно было использовать полученный опыт на другом. Да, во многом посмертные проклятия уникальны и для каждого нужен индивидуальный подход. Но почему бы не попробовать?
   Но поработать с бумагами мне так и не удалось. Внезапно, у меня закружилась голова. В ушах пульсировала боль, а перед глазами плыли какие-то разноцветные пятна. Я почувствовал соленый вкус на губах. Что-то мокрое и теплое потекло по подбородку. Утерев губы, я увидел, что вся ладонь в крови.
   Черт, Северус, твой дух может и силен, но вот твое тело начинает сдавать. Похоже, что спать урывками по два-три часа в сутки ему не слишком нравится. Я потянулся к поясу с зельями и выругался. Большинство карманов с левой стороны, где хранились стимулирующие тоники, оказались пусты. В них обнаружился только один последний флакончик. Да и тот был с ненужным и даже опасным в моем теперешнем состоянии зельем.
   Подавив тяжелый вздох, я пошел на кухню. Холодная вода из крана слегка разогнала туман в моей голове. Вернувшись в комнату, я достал котел и торопливо приступил к работе. Нужно было спешить, без зелий я просто свалюсь от усталости. Впрочем, с зельями я имею все шансы скоро свалиться от интоксикации. Но выбора нет, а значит - придется рискнуть.
   Усталость тому виной или что-то еще. Но впервые за очень долгое время я допустил и не заметил ошибку при приготовлении зелья. Ошибка была мелкая и смешная: вместо пяти капель лунной воды я добавил четыре, и передержал зелье на целую минуту. Зелье от этого не взорвалось, не растворило котел. Оно даже цвет и запах не поменяло. С ним вообще ничего фатального не произошло, оно просто ослабело почти в четыре раза. Если бы я только знал к чему эта ошибка приведет...
   Разлив готовое зелье по флаконам, я тут же опустошил один из них. По телу прошла волна тепла, туман в голове рассеялся. Правда эффект был каким-то слабоватым, но я списал это на то, что мой организм уже просто привык к зелью.
   Расположив Кодекс Рода и бумаги прямо на кровати, я погрузился в работу. Должен же быть выход из этого тупика с добровольной жертвой!
  
   Магия есть, но чудес не бывает. Даже самый безнадежный больной вряд ли согласится вот так просто отдать свои последние месяцы или даже дни жизни ради совершенно постороннего человека. Да и как это обставить? Прийти и рассказать обреченному маглу про магический мир? Да он решит, что над ним просто издеваются. Я бы решил. Или чего доброго потребует своего излечения, раз я маг. Нет, это не вариант. Ставки слишком высоки, чтобы так рисковать.
   На мгновение я всерьез задумался о поисках Тоби. Но затем отмел эту мысль. Тобиас Снейп ничтожество. И не надо мне рассказывать про то, что каждому человеку нужно давать второй шанс. У Тоби было десять долгих лет сплошных упущенных шансов. Слизняк, он и есть слизняк. Я еще не настолько выжил из ума, чтобы всерьез рассчитывать на его помощь.
   Он поймет, проникнется, осознает. И с радостью умрет на алтаре с ее именем на устах... Я уже готов прослезиться от умиления. Слизняк, он слизняк и есть. Рассчитывать на его помощь просто глупо.
   Но иного выхода нет. Или все же есть? О, Мерлин! Как же болит эта чертова голова.
   Заметить, что проваливаюсь в пучину беспамятства, я уже не успел.
  
   Интерлюдия
  
   На выходе из бакалейной лавки, Эйлин Снейп споткнулась на ровном месте. Она бы обязательно упала, если бы не вошедший в лавку за мгновение до этого молодой человек, ловко поддержавший женщину, когда она завалилась на него.
   - Прошу прощения, - извинилась Эйлин Снейп.
   - Да ничего страшного, миссис, - улыбнулся молодой человек, вежливо открывая перед ней дверь.
   Еще раз поблагодарив незнакомца, Эйлин Снейп поспешила покинуть бакалейную лавочку. Этот неизвестный ей почему-то крайне не понравился.
   Она не могла видеть, как едва за ее спиной закрылась дверь. Дружелюбная улыбка сошла с лица мужчины. Он аккуратно снял со своего пальто пару волосков, зацепившихся возле ряда пуговиц, и быстро убрал их в хрустальный флакон.
   - Что вы делаете? - поинтересовалась хозяйка магазинчика, наблюдавшая за развернувшимся действом из-за своего прилавка.
   - О, ничего особенного, - вновь улыбнулся мужчина, вытаскивая волшебную палочку. - Обливиэйт!..
   Открыв входную дверь, Эйлин Снейп вошла в прихожую. Ей на глаза тут же попалась оставленная прямо в прихожей большая птичья клетка.
   - Северус?! - позвала она.
   Эйлин Снейп уже привыкла, что все выходные сын проводит не в стенах Хогвартса, а дома. И была очень рада этому, ведь ей так мало осталось...
   Разувшись и сняв пальто, Эйлин Снейп направилась в комнату сына. Первое, что она увидела открыв дверь, это распластанное на полу тело.
   - Северус! - испуганно охнула Эйлин и подбежала к сыну. - Северус, очнись! Да что с тобой? Подожди, я сейчас!
   Выхватив волшебную палочку, Эйлин Снейп прошептала заклинание и провела палочкой над телом сына.
   - Глупый мальчишка! Что ты с собой сотворил?! - с облегчением вздохнула она. Сильное истощение и токсикоз второй степени вещи не слишком приятные и довольно опасные, но не смертельные. Сейчас же Северус просто спал.
   Убрав с постели бумаги, но так и не притронувшись к Кодексу Рода, она отлевитировала тело сына на кровать.
   - Да, никакой усердной учебой тут и не пахнет, - пробормотала женщина, покачав головой. Она потянулась к бумагам сына и принялась их изучать.
   Несколько свитков были написаны явно не Северусом, почерк сына ей был прекрасно знаком, но большая часть записей были его. Чем больше Эйлин Снейп читала, тем сильней ее охватывал целая гамма чувств. Гордость, страх и даже откровенный ужас. Она была слишком хорошей ведьмой, чтобы не понимать для чего сыну эти знания и каким путем они были получены.
   - Что же ты натворил, мальчик мой, - пораженно прошептала Эйлин, поглаживая дрожащими пальцами лоб Снейпа.
   Ее сын, ее гордость и боль. Она знала, что он станет отличным магом. И прекрасно осознавала, что ей не доведется этого увидеть. Именно поэтому она никогда не баловала его ни излишней заботой, ни вниманием. Ведь слишком рано ее Северусу придется остаться одному. А магический мир столь же прекрасен, сколь и жесток.
   После признания его магией рода Принц, она была просто счастлива. Эйлин Снейп, урожденная Принц, о подобном не смела даже мечтать. Хотя ее несколько насторожили некоторые изменения в поведении сына после ритуала. За одно лето Северус словно резко повзрослел. А его одержимость поиском спасения ее от посмертного проклятия просто пугала. Слишком уж опасны и непредсказуемы посмертные проклятия и борьба с ними.
   Эйлин Снейп вновь подумала о припрятанном в тайнике флакончике с хорошим ядом.
   Уже во времена учебы она была прекрасным зельеваром, и эти знания проклятию было не отнять. И хотя ее магия подчинялась ей плохо, но на один флакончик яда ее сил вполне хватило, а больше и не надо. Ждать пока посмертное проклятие превратит ее в живой полутруп, она не собиралась.
   - А это что? - Эйлин Снейп развернула свиток, лежавший несколько отдельно от других. Ее глаза расширились от удивления, когда она поняла, что это купчая на землю с местом силы, пусть и зараженным проклятием.
   Придвинув остальные бумаги сына, Эйлин Снейп некоторое время что-то прикидывала в уме. Ее взгляд остановился на оставленном в угле котле с основой для Феликс Фелицис.
   - Это судьба, - наконец прошептала она и направила палочку на сына.
  
   Все еще интерлюдия
  
   - Как меня достала эта помойка! Как тут вообще можно жить? - пожаловался Гидеон, заходя в квартиру в одном из заброшенных зданий. В Паучьем тупике таковых было не менее двух третьих.
   - Ты все сделал? - спросил Фабиан.
   Гидеон молча кинул ему флакон с волосами Эйлин Снейп.
   - Отлично. Теперь она никуда от нас не денется, - ловко поймав флакон, Фабиан посмотрел его на свет. - Хорошо, что старая ведьма наконец-то вылезла из своего убежища.
   С недавних пор братья относились к Северусу Снейпу с некоторым пиететом. Слишком долго и ловко мальчишка обыгрывал всех охотников и не допустил ни единой промашки. Сколь бы небыли плохи авроры, но поиски неизвестного мага - столь неплохо пошалившего в столице, велись с просто неприличествующим аврорам рвением. Учитывая это, в дом Снейпа братья лезть не рискнули: мало ли какие ловушки или сигнальные чары поставил там скромный ученик Хогвартса. А ждать, чтобы Эйлин Снейп покинула свою квартиру, пришлось несколько дней.
   - Чувствую себя выжатым словно лимон, - признался Гидеон. - Пришлось применить беспалочковую магию. Простенькое заклинание, а усталость как от двух десятков Авад.
   - У меня тоже есть новости, - отозвался Фабиан, спешно готовя ритуал, который должен был весьма облегчить слежку за Эйлин Снейп. - Этот Снейп все же заявился домой, как я и предполагал.
   - Сегодня все удачно сложилось. Конкурентов не видно?
   - Нет.
   - Похоже, что твой план сработал.
   - Еще бы, ведь это был мой план! - не без гордости заметил Фабиан.
   После недавней воистину горячей встрече всех заинтересованных Северусом Снейпом сторон в лондонских доках, поручение Дамблдора Фабиану резко разонравилось. Маг вообще не очень любил поручения, при выполнении которых можно погибнуть. Гидеон в этом полностью поддерживал брата. Нет, трусами братья Прюэтты не были. Просто рисковать своей головой за простую благодарность, а большего от Дамблдора и не дождешься, они не любили.
   Малый огненный элементаль, конечно, помог им уйти от авроров, но он же их чуть и не прикончил. После произошедшего, следить за Северусом Снейпом сразу стало как-то слишком хлопотно и опасно, но и отказаться от поручения Дамблдора братья не могли. Величайший светлый волшебник современности очень не любил проваленных заданий...
   Немного поразмыслив, Фабиан предложил брату переменить объект наблюдения. Снейп ищет способ снять проклятие с матери. Так лучше следить за ней, а не гонятся по всей Англии за ее сыном.
   Как показали сегодняшние события, расчет Фабиана оказался верен.
   Пока Гидеон дремал в старом кресле: беспалочковая магия требовала уйму сил, Фабиан усердно трудился.
   - Теперь старая ведьма, а значит и ее сынок, от нас некуда не уйдут, - провозгласил он, спустя несколько часов.
   - А? Что? - очнулся от дремы Гидеон. - Ты уже закончил?
   - Протри глаза, вечер скоро, - недовольно заметил Фабиан.
   - Похоже, я заснул, - Гидеон сладко зевнул, вызвав у Фабиана некоторое чувство зависти. Где справедливость?! Он тут трудится не покладая рук, а его братец мирно дрыхнет в кресле! - И как? Работает?
   - Ну, я же его делал, - усмехнулся Фабиан. - Теперь мы с легкостью сможем отследить местоположение этой Снейп.
   - Не лопни от самодовольства, братец, - съязвил Гидеон. - Волосы-то я достал.
   - Как что-нибудь достать, то тут ты вне конкуренции, - мастерски отразил выпад Фабиан. - А вот когда надо что-то сделать... - он многозначительно замолчал.
   - У нас есть чего пожрать? - поняв, что это раунд остался за братом, Гидеон поспешил сменить тему.
   Не смотря на то, что он был на год старше брата и считался главой рода Прюэтт - правда без кодекса рода и мэнора это не имело значения - Фабиан несколько превосходил его по знаниям и силе. О чем не забывал периодически напоминать в подобных вроде бы безобидных пикировках.
   - Посмотри в сумке у стены, - отозвался Фабиан, поигрывая свежесозданным амулетом.
   - Я сказал пожрать, а не нажраться, - Гидеон выудил из сумки бутылку дешевого огневиски.
   - Там вроде должен быть еще пакет с сэндвичами.
   - Пусто тут.
   - Видимо я забыл их пол..., - Фабиан осекся на полуслове и посмотрел на амулет. - Она аппарировала!
   - Старая ведьма едва ходит, куда ей еще и аппарировать!
   - Братишка, подумай своей головой, а не задницей. Наш Снейп куда-то утащил свою мамашу. Как думаешь, зачем ему это понадобилось?
   - Ритуал? Он нашел способ его провести! Где они?!
   - Помолчи! Дай мне сосредоточится, - Фабиан закрыл глаза, зажав в кулаке амулет. - Уэльс лес в двадцати милях к северу от Ньюпорта, - произнес он спустя минуту.
   - Так далеко? Вот же дьявол! Ты знаешь места поблизости, куда мы могли бы аппарировать?
   - В Ньюпорте я пару раз был.
   - Тогда прыгаем домой, хватаем метлы, аппарируем в Ньюпорт и летим на поиски.
   - Думаешь, что успеем? - в голосе Фабиана звучали неуверенные нотки.
   - Если не успеем, то отчитываться перед Дамблдором будешь сам. Ведь это был твой "гениальный" план, - язвительно заметил Гидеон.
  
   Конец интерлюдии.
  
   Мне снился сон. Довольно странный сон. Мое тело перестало мне подчиняться и действовало само. Словно не имеющая разума кукла, которую дергают за ниточки или магловская машина, выполняющая заложенную в нее программу. Мой затуманенный разум остался не удел и просто наблюдал за действиями тела со стороны.
   Я встал с кровати, хотя не мог вспомнить, как в ней оказался, и почему-то тут же проверил основу для Феликс Фелицис (зелья удачи). Она с лета безропотно ждала своего часа в плотно закрытом котле, стоявшем в углу моей комнаты. Основа была еще не готова, но меня это почему-то не остановило. Я развел огонь под котлом, провел ревизию оставшихся в шкафу ингредиентов, не нашел нужных, подошел к оставленным у входа вещам и стал искать в них. Хранить в своем багаже некоторый запас зелий и ингредиентов для их создания уже давно стало для меня привычкой.
   Найдя все необходимое, я приступил к изготовлению этого сложнейшего и довольно опасного зелья.
   Несмотря на свою выдающуюся эффективность, жидкая удача была очень редким зельем. В свободной продаже его практически не было. И не столько из-за ограничений Министерства, сколько из-за сложности и срока изготовления зелья. Ведь малейшее отклонение в рецепте или приготовлении может привести к очень неприятным последствиям вплоть до смерти. Да и применять его надо было весьма осторожно. Такого списка противопоказанных зелий и, что редкость, магловских препаратов, не было ни у какого другого зелья. Также некоторое время до и после приема зелья запрещено употреблять алкоголь и курить (одна из причин, почему мужчины маги его практически не используют). Доза приёма рассчитывается в зависимости от веса пьющего и от времени, на которое он желает запастись удачей. Зелья удачи нельзя пить много, потому что оно весьма токсично, а потому чрезмерное употребление просто напросто опасно для жизни.
   С приготовлением зелья я покончил довольно быстро. Правда, смысл сего действия от меня ускользал - основа-то была не до конца выдержана. А поэтому полученное зелье вместе со своим чудодейственным эффектом обладало просто жуткой токсичностью. Основу потому-то и выдерживают несколько месяцев в тщательно закрытом котле, чтобы она хоть немного потеряла свои ядовитые свойства.
   Готовое зелье я налил в один флакончик, а остальное содержимое котла было отправлено прямиком в унитаз. Впрочем, туда же стоило отправить и содержимое флакончика, но я этого не сделал.
   Взяв флакончик с зельем, я покинул свою комнату. Мои шаги были дергаными и какими-то рваными. Вновь пришло ощущение куклы на ниточках. В гостиной меня встретила мама. Она протянула руку, и я безропотно отдал ей флакончик с зельем.
   Черт! Этот сон мне все больше не нравится!
   - Не-е-е... - прошептал я, едва шевеля губами, пытаясь предупредить мать об опасности зелья.
   Она посмотрела на меня, не скрывая удивления.
   Мне хотелось выбить флакон из ее рук. Разбить, растоптать его... но тело мне не подчинялось. Я просто стоял, молчал и смотрел.
   Флакончик с зельем мама осушила одним залпом. Даже с правильно сваренным зельем это было совершенной глупостью. Феликс Фелицис очень опасное зелье и никакая удача не сможет спасти от сильнейшего отравления при его неправильном приеме. Утерев губы, мама помахала в воздухе волшебной палочкой, от чего с кончика той посыпались разноцветные искры, и довольно кивнула.
   Мы аппарировали прямо в развалины замка. Все мое тело тут же сковала знакомая тяжесть, проклятая земля вытягивала силы словно губка, которая впитывает воду. Не удержавшись, я упал на колени и застонал сквозь зубы.
   - Северус! - охнула мама, на нее проклятая земля почему-то совершенно не влияла. Эффект зелья удачи? - Потерпи немного, я сейчас.
   Эти слова... кажется, что я уже слышал их не так давно. Или это был сон? Такой же как и сейчас сон?
   - Встань! - голос матери я не узнал. В нем было столько силы и власти, что несмотря на казалось бы мертвецкую усталость, я мгновенно вскочил и выпрямился. Усталость отступила, а все тело наполнила поразительная легкость... вот только управлять им я все так же не мог.
   Мы направились к занесенным снегом руинам башни. Наверное было довольно холодно: мама постоянно зябко ежилась и вряд ли от страха, но я ничего не чувствовал.
   - Да, это место подойдет, - тихо сказала она, когда мы оказались в развалинах. Затем она повернулась ко мне и властно приказала: - Ты возвращаешься домой, идешь в свою комнату, ложишься, засыпаешь и спишь до утра. Повтори!
   - Возвращаюсь, иду в комнату, ложусь, засыпаю, сплю до утра, - размеренно и монотонно проговорил я.
   - Выпо... Подожди! - сбивчиво произнесла она.
   Мама подошла ко мне и крепко обняла.
   - Не вини себя, сынок. И прости свою никчемную мать. Я делаю то, что должна была сделать много лет тому назад во благо Рода Принц.
   То, что все происходящее отнюдь не ночной кошмар стало мне понятно уже давно. Маг-исследователь в моей голове уже прикидывал: под воздействием какого заклинания я нахожусь. Какая-то разновидность империо? Нет, действие империо мне прекрасно знакомо. Ничего общего с моим теперешним состоянием. Тут что-то другое. Внушение и подчинение, а не прямой контроль. Ну почему! Почему я не потрудился изучить кодекс рода на предмет родовых ментальных техник воздействия! "Великий маг" Северус Снейп вновь сел в лужу!
   На мгновение... всего лишь на мгновение мне удалось вернуть контроль над телом. Я схватил, вернее - просто вцепился пальцами в руку матери и с трудом прохрипел непослушными губами:
   - Не-на-до!
   - Ты возвращаешься домой, идешь в свою комнату, ложишься, засыпаешь и спишь до утра, - жестко приказала она, освобождая свою руку. - Повтори!
   Я молчал, с мольбой смотря ей в глаза. Она подняла палочку и направила ее на меня. По телу прошла приятная теплая волна. На мгновение мне показалась, что в моей голове звучат слова колыбельной.
  

Twinkle, twinkle, little star,
How I wonder what you are!
Up above the world so high,
Like a diamond in the sky!
Twinkle, twinkle, little star,
How I wonder what you are!

When the blazing sun is gone,
When he nothing shines upon,
Then you show your little light,
Twinkle, twinkle, all the night.
Twinkle, twinkle, little star,
How I wonder what you are!

(Джейн Тейлор "The Star")

Ты мигай, звезда ночная!
Где ты, кто ты - я не знаю.
Высоко ты надо мной,
Как алмаз во тьме ночной.

Только солнышко зайдет,
Тьма на землю упадет, -
Ты появишься, сияя.
Так мигай, звезда ночная!

(Пер. О. Седаковой)

  
   Помню, что ее мне мама пела в детстве. Мои мысли потекли медленно и плавно. Разум будто укутали в теплое одеяло, сотканное из умиротворения и покоя. Любое сопротивление, гасилось в зародыше. Песня подчиняла и покоряла.
   - Ты возвращаешься домой, идешь в свою комнату, ложишься, засыпаешь и спишь до утра, - в третий раз прозвучал приказ матери.
   - Возвращаюсь, иду в комнату, ложусь, засыпаю, сплю до утра, - смиренно повторил я, все еще прибывая в состоянии умиротворения и покоя.
   - Выполняй!
   Моет тело действовало само. Один миг и вот я уже в прихожей нашей квартиры в Паучьем тупике.
   - Вернулся! - прокомментировал я, неуверенно направляясь к собственной комнате.
   - Вошел! - возвестил я с порога.
   - Лег! - бодро отрапортовал я потолку, залезая под одеяло прямо в грязных ботинках и одежде.
   - Засы...
   - НЕ СПАТЬ!!! - с этим диким ревом я постарался вернуть себе контроль над телом.
   Спать! Спать! Спать! - продолжал монотонно биться в голове отданный приказ.
   Все было словно в тумане. Я попытался встать с кровати, но запутался в одеяле и с грохотом рухнул на пол. Лоб обожгла вспышка боли. Как не странно, но это помогло. Голова гудела от удара, зато в ней сразу как-то прояснилось. Вновь вернулся потерянный было контроль над телом.
   Конечно! Как же я мог это забыть. Сильная боль может запросто сорвать любую ментальную закладку!
   Освободив ноги из пут одеяла, я поднялся на ноги и, пошатываясь, пошел к двери. Тело подчинялось как-то неуверенно. А давление на разум усиливалось с каждым шагом. "Лечь, ты должен лечь. Лечь и спать" - бился в голове приказ.
   Я зашарил руками по поясу. Где же она? Нащупав дрожащими пальцами кожаный чехол, я заставил непослушные, дрожащие пальцы вытащить волшебную палочку.
   "Лечь! Спать!" - набатом стучало в голове, оттесняя на задний план любые посторонние мысли.
   Взмахнув палочкой, я направил ее на свою левую руку, и в ладонь ударила струя кипящей воды. Боль была жуткой, я прикусил губу, чтобы не закричать и лишь с шумом выпустил воздух из легких. Ладонь словно погрузили в раскаленную лаву. Выждав несколько мучительных секунд, я опустил палочку.
   Какое-то время я просто стоял, рассматривая свою левую руку. Ладонь покраснела и распухла. Она стала походить на причудливую зимнюю перчатку. А болела так, что хотелось просто выть. Зато все ментальные закладки матери из головы просто выбило. Империо в этом плане гораздо эффективней. С помощью него человека можно заставить войти в огонь, и он останется там пока не сгорит, главное не снимать заклинание.
   Наскоро наложив на руку слабые исцеляющие чары, я аппарировал назад.
  

Глава 20. Потери и приобретения.

  
   Заброшенный замок встретил меня снегопадом. Пронизывающий холодный ветер зло сек лицо колючим снегом, слепил глаза, танцевал и кружился в вихре, застилая все вокруг густой белой крупой. Кое-где уже намело настоящие сугробы, словно это не Британия, а какая-то Сибирь.
   Едва заметенная снегом свежая цепочка следов, словно путевая нить, указывала мне нужное направление. Это было весьма кстати - в том состоянии полусна полуяви, в котором я пребывал только что, путь с матерью мне совершенно не запомнился. Полуостров же был не так и мал, а потому поиски наугад могли бы затянуться.
   Проклятая земля все так же тянула из меня силы, но в этот раз именно это и придавало мне сил действовать. Поднявшись буквально на несколько ладоней над землей, я полетел по этой путеводной нити.
   Следы вели к развалинам центральной башни, но оказавшись внутри этого сооружения я не нашел ничего кроме груды едва занесенного снегом мусора. На небольшом пятачке у входа было довольно сильно натоптано - видимо тут я получил последний ментальный приказ матери, но дальше следы обрывались.
   Шаря взглядом по сторонам, я тихо выругался. О, Мерлин! Да куда же она могла подеваться! Кучи мусора из битых камней, да снег. Внезапно, мой взгляд зацепился за груду мусора у дальней стены. Она, в отличие от других, была довольно слабо запорошена снегом.
   Разметав эту кучу хлама небрежным взмахом палочки, я обнаружил уходившие вниз ступени и бросился по ним в темноту. Идти пришлось довольно долго. Освещая дорогу Люмосом, я шаг за шагом углублялся в подземелье. Ступать приходилось крайне осторожно, местами древний ход частично обрушился, и под ногами то и дело попадались выпавшие из стен булыжники. К счастью ход был прямой, без каких-либо ответвлений, иначе поиски грозили бы затянуться.
   Наконец, впереди показался какой-то свет. Но это был явно не выход - холодное яркое свечение больше походило на работу одного из многочисленных осветительных заклинаний наподобие того же люмоса.
   Сердце радостно стукнуло, я услышал впереди голос матери. Успел. Подавив в себе порыв, тут же броситься вперед, я быстро, но осторожно двинулся к свету, стараясь как можно меньше шуметь.
   Ход сменился небольшим залом, с очень низким потолком, при желании до него можно было достать рукой. В центре зала находилась мраморная плита. Так вот ты какой - Родовой алтарь. Много о тебе читал, а вот видеть ни разу не доводилось. Хотя... алтарь в Гринготтсе тоже можно считать в некотором смысле родовым.
   Похоже, я подоспел как раз вовремя - ритуал явно подходил к концу. Подняв палочку, я запустил невербальную Импедименту - простейшее оглушающее заклинание, которое тоже сложно отнести к нормальным боевым. Бледный луч, так и не достигнув своей цели, отразился назад, я едва успел увернуться.
   В руке матери блеснул хорошо знакомый мне жертвенный нож.
   - Нет! - взревел я, бросаясь вперед. Протего тоталум может защитить от чар, но не остановит человека. Со всей силы налетел на стену. Она предусмотрела и это.
   Не дойдя до матери какие-то два шага, я отлетел назад, отброшенный еще одним защитным заклинанием накрывшим алтарь. Маг-исследователь во мне с интересом отметил, что защитные чары такого рода мне неизвестны. Как же мало я знал о своей матери как о маге. Да и знал ли что-нибудь вообще? Слишком привык, что даже обычные бытовые чары даются ей с трудом.
   В первый момент я даже не понял, что все уже закончилось. Острие жертвенного кинжала вонзилось в грудь матери. А потом все вокруг стало белым, ослепительно белым. Тело матери засветилось изнутри, стали видны все кости, а затем этот свет прорвал кожу. Миллиарды световых лучей пронзили каждую клетку ее тела.
   Спасаясь от света, я прикрыл глаза ладонью. Затем свечение прекратилось, стало темно и тихо.
   - Люмос! - выкрикнул я, все еще не веря в произошедшее.
   Холодный ровный свет заклинания осветил пустой зал с алтарем. Ни тела матери, ни ее пепла - она исчезла, словно ее никогда и не существовало. Хотелось бы считать все произошедшее сном или бредом, но это было самой настоящей поганой и паршивой реальностью. Я снова не смог ее спасти. Все оказалось зря!
   Не заметив две бегущие из глаз дорожки слез, я поднялся на ноги и, пошатываясь, подошел к алтарю. Все заклинания с него спали со смертью матери. Еще раз осмотрев зал отсутствующим взглядом, я уселся прямо на алтарь.
   Не знаю, сколько я так просидел один на один со своей болью. Казалось, что прошла целая вечность. Горе и скорбь душили меня. А еще была ярость. Ярость и ненависть. Всепоглощающая ненависть. Если бы сейчас тут появился кто-нибудь из моих двух могущественных врагов, то я бы разорвал его голыми руками и плевать мне на всю их магию.
   Зато не столь далеко был еще один недруг, - мелькнула внезапная мысль. - Тот, что едва не сожрал меня при моем первом визите.
   Утерев глаза, я встал с пола и, покрепче сжав палочку, направился к выходу. Путь в подземелья мне казался вечностью, а обратно прошел в один миг. Серые стены закончились как-то подозрительно быстро, пролетев над водой озера, я покинул развалины и плавно опустился на пологий берег неподалеку.
   Низкое солнце висело над лесом. Его свет падал на тёмную воду озера, создавая золотистую дорожку. Я медленно шел по снежному пляжу у самой кромки воды. Под ногами хрустел первый лед, хрупкой броней сковавший воду у берегов озера. Ветер стих, но снег все еще продолжал падать. Впрочем, я мало обращал на это внимание, как и на все вокруг. Мне хотелось кого-нибудь убить. Хотя бы водного духа.
   Плечо резанула острая колющая боль. И этот болезненный сигнал татуировки-стража был принят мной с настоящим наслаждением. Боль - это хорошо, это значит, что ты все еще жив... хотя и неясно зачем.
   - Давай, покажись! Где же ты?! - крикнул я воде. Опасность? В этот момент плевать я хотел на опасность!
   В центре озера появился и тут же пропал огромный горб - лишь круги пошли по воде. Несколько ударов сердца и вот уже рядом раздался треск. Разметав хрупкий лед, приплюснутая голова на длинной, змеиной шее показалась над водой. Келпи выглядел каким-то расстроенным и удивленным. Хотя, может мне это просто показалось. Его ментальный удар был страшен. Не было этого мягкого вкрадчивого давления на разум, которое столь характерно для большинства ментальных атак. Просто грубая примитивная сила, сосредоточенная для одного единственного таранного удара. Я пошатнулся и зло тряхнул головой - чувствуя, как от прилившей крови, вздулись на висках вены. В иное время подобный удар, застань он меня врасплох, проломал бы все щиты и болевым шоком выбил бы сознание из тела. Но сейчас я лишь зло усмехнулся.
   - Боль... что ты знаешь о боли жалкий дух? - прохрипел я, выставив вперед волшебную палочку, с которой в тот же момент сорвался ярко красный луч.
   "Поводок духов" - был одним из многочисленных запрещенных заклинаний. Впрочем, Министерство с подачи Дамби внесло в реестр запрещенных такое количество заклинаний, что я до сих пор удивляюсь, почему ученики еще изучают простейшие проклятия, годные только для школьных шалостей.
   От палочки к духу протянулась прочная огненная нить. Будь келпи духом огня, а не вод, нить была бы из воды. Дикий рев боли разорвал воздух. Сотканный из противостихии поводок явно пришелся келпи не по душе. Хотя откуда у духов душа?
   Медленно, смакуя, наслаждаясь каждым мгновением, я стал напитывать поводок магией. Если бы келпи был человеком, то это было бы сродни медленному удушению. Келпи заметался, задергался и попытался уйти под воду. Я медленно повел палочкой вверх - громадное тело просто выбросило из воды. Смешно помахав ластами и хвостом в воздухе, словно пытаясь плыть, водный дух, повинуясь обратному движению палочки, рухнул вниз. Его тело вновь разметало тонкий лед, а взмах одной из боковых ласт обрушил на меня настоящий ледяной душ, но только это келпи и смог. Атаки на мой разум прекратилась, а эманации страха и боли полились полноводной рекой... и мне это нравилось. Они оттесняли на задворки сознания мое собственное горе и боль. Хотелось вот так стоять и стоять. Впитывать весь ужас развоплощаемого духа, у которого по капле отнимали его существование.
   Неожиданно все тело келпи покрылось дымкой, размазалось, и дух сменил форму. Теперь вместо доисторического чудовища на огненной нити весела фигура моей матери, только с длинными, спадающими до самой воды волосами. От гнева у меня потемнело в глазах. Но келпи мгновенно понял, что выбрал что-то не то, и в тоже мгновение на меня уже смотрела Лили.
   - Ты, правда, думаешь, что твои жалкие фокусы меня остановят? - я влил в "поводок" еще немного силы.
   - Остановись маг! - измученно прошептал в моей голове голос.
   Обычно младшие духи не обладают разумом. Повадками и поведением они больше напоминают животных. Но данный келпи уже преподнес мне немало сюрпризов, так что новому я не сильно удивился.
   - Зачем? - спросил я.
   - Я могу стать твоим союзником!
   - Союзник? Ты думаешь, мне интересен жалкий дух?
   - Слугой... рабом. Я буду твоим рабом, - в голосе келпи прорезались панические нотки. - Клянусь быть рабом тебе и твоим потомкам пока под солнцем есть те, в ком течет твоя кровь.
   Не смотря на снедавшее меня горе, я весело расхохотался.
   - Ты всерьез хотел меня поймать на столь дешевый трюк? - "Поводок духов" на келпи стянулся до предела. Одно небрежное усилие и от духа не останется и мокрого места. Хотя тут я вру, мокрое место от него и останется - дух воды как-никак. - Пока под солнцем есть те, в ком течет моя кровь, - передразнил я обманщика. - То есть наш договор действовал бы еще от силы час, пока не стемнеет. И если бы я остался тут, то до утра я бы просто не дожил.
   О да! Договоры с духами, демонами, магическими существами и созданиями они такие. В них важна каждая буква и каждая запятая. Про наличие двойного тройного смысла я уже умолчу. Впрочем, договоры с магами такие же.
   Пора было заканчивать, я уже готовился добить духа, когда боль в правой руке стала просто невыносима. Татуировка страж легко бесновалась все то время, пока я разделывался с духом, но я не обратил на это никакого внимания. Оборвав поводок, я еще успел развернуться в сторону новой опасности, и уйти от луча заклинания. К сожалению, лучей оказалось два - увернувшись от первого, я практически влетел во второй.
   Ступефай! - отстраненно подумал я, отлетая назад и теряя сознание.
   В себя я пришел довольно быстро... наверное. В теле была слабость и немощь, открыть глаза было чем-то невозможным, да и не столь необходимым. Рядом и в тоже время, как-то далеко кто-то разговаривал. Прогоняя из головы ватную пелену, я прислушался.
   - Ты не видел где его палочка? - первый голос я сразу узнал - Фабиан Пруэтт.
   - Она улетела в воду. А с кем он сражался? - а вот и Гидеон. Черт, это же надо так глупо попасться! Будь это Долохов или Гринграсс, я бы не чувствовал себе столь никчемным - это все же отличные маги. А Пруэтты... их уровень чуть выше среднего. Впрочем, они на голову выше остальных шестерок Дамблдора.
   - Это был всего лишь жалкий келпи. - ответил брату Фабиан. - Похоже, наш Снейп просто помешался с горя - тратит время на пытки младшего водного духа.
   - А ты уверен, что ведьма мертва? - Если я выживу, то Гидеон легкой смертью не умрет.
   - Амулет врать не будет, она уже в лучшем из миров. Мальчишка тут один.
   - Дамблдор будет недоволен.
   - К дьяволу Дамблдора! Такой шанс выпадает только раз в жизни, да и то не всем. Неподконтрольное другим магам и Министерству и не загаженное людьми место силы! Оно должно быть нашим! Этот недоумок так и не завершил ритуал, стоит выбить из него обычную клятву отречения и дело в шляпе.
   - А как же бумаги на права владения?
   - С подконтрольным местом силы нам будет плевать на любые бумаги. Что эти закорючки на документах против самой магии? Да и некому уже будет с нас что-то требовать.
   - Кажется, он приходит в себя.
   - Вот и хорошо. Империо!
   Повинуясь заклинанию подчинения, я поднялся на ноги и встал перед братьями Пруэтт. Глупость наказуема, Северус, ты потерял осторожность и забыл, что у тебя слишком много врагов.
   - Он вроде должен пойти на это добровольно? - заметил Гидеон.
   - О, это будет его целиком и полностью добровольное и даже желанное решение, - усмехнулся Фабиан. - Круцио!
   Тело скрутила дикая боль пыточного заклинания. Я вновь оказался на земле, скрючившись от боли в позу эмбриона, и отстраненно отметил, что по сравнению с круцио Темного лорда, пыточное этих щенков просто детская щекотка.
   Снова во мне разгорелась ненависть и ярость. Подыхать, вот так просто?! Ну уж нет! На одну безпалачковую аваду меня хватит.
   - Смотри опять келпи, - хохотнул Гидеон. - Помнишь ту офицанточку в кафе? Один в один как она.
   Я посмотрел в сторону озера, там и вправду виднелась фигура молодой девушки.
   - Глупый дух, на это купятся только тупорылые маглы. Вне своей стихии младшие духи безопасны, - сплюнул на землю Фабиан, бросив быстрый взгляд в сторону озера. - Ну что, хватит? Или мне продолжить? - спросил он меня, сняв пыточное. - Ты знаешь, что нам нужно.
   На счет безобидности данного келпи вне воды, Фабиан ошибался. Но узнать о своей ошибке он уже не успел. В один момент произошло сразу два события: Гидеон пошатнулся и упал на снег, а келпи что-то бросил в мою сторону.
   - Что?! - отвлекся Фабиан. Острие его палочки, прежде смотревшее мне прямо в лицо, ушло слегка в сторону.
   - Ступефай! - выдохнул я, взмахнув руками и, перехватив брошенную мне келпи палочку, добавил: - Петрификус Тоталус!
   Фабиан упал рядом с братом, я быстро поднялся на ноги, подбежал к Пруэттам и сломал их волшебные палочки. После чего метнул в их неподвижные тела еще два Петрификуса, и с трудом удержался, чтобы это были не авады.
   - Почему ты их не добил? - поинтересовался в моей голове знакомый голос келпи.
   - У меня есть на них планы, - пожал плечами я. - Зачем ты мне помог?
   - Все изменилось, я чувствую. Теперь это место не оставят в покое. Ты лишь первый, за тобой придут другие. Уже пришли, - сказал голос, а девушка у воды указала рукой на тела магов. - Они придут, подчинят себе силу этого места, а меня уничтожат. А мне нравится мое существование и я не прочь продлить его как можно дольше. Я вновь предлагаю тебе и твоему роду службу, без всяких уловок. Я буду охранять твою землю... вернее воду, а ты позволишь мне использовать место силы и будешь кормить.
   - А тебе обязательно питаться людьми? - спросил я, с этим могли возникнуть проблемы. Нет, не из моего гуманизма... отсутствующего. Просто возни с добычей такой "еды" слишком много.
   - Нет. Мне не нравится есть людей, - ответил Келпи.
   - Потому что мы разумны? - поинтересовался я.
   - Потому что в вас мало мяса. Я коров люблю, но у них мозгов больше чем у людей - сюда они не заходят.
   - И как часто тебе надо питаться?
   - Возле места силы, мне вообще не надо питаться. Но корова раз в месяц, будет неплохой платой за верную службу.
   - Одного не могу понять, что мешает мне прямо сейчас тебя уничтожить?
   - Посмотри под ноги, - усмехнулся голос.
   Последовав его совету, я только сейчас заметил, что сам того не ведая зашел в воду. Моему умению легилимента вновь нанесли чувствительный удар. Пока мы вели мирную беседу, чертов дух заставил меня зайти в воду.
   - И что мне мешает прямо сейчас тебя уничтожить? - вторил мне келпи.
   - Чувствую, мы подружимся, - я убрал палочку. Если бы дух хотел меня убить, то я был бы уже мертв. - Я согласен на твою службу. Но больше никаких шуток с моим сознанием и со всеми кто будет здесь жить или гостить.
   - Хорошо. Клянусь всем своим существованием верно служить роду...
   - Принц, - подсказал я.
   - Принц, - вторил мне келпи. - И его главе. Пусть магия этого места будет свидетелем моей клятвы и покарает меня, если я решусь ее нарушить.
   - Принимаю данную клятву и клянусь не перекрывать тебе доступ к месту силы...
   - Корову, не забудь про корову! - напомнил келпи.
   - Корову не обещаю, но что-то равноценное раз в месяц обеспечить несложно, - сказал я. - Кстати, как мне тебя называть? Как твое имя, дух.
   - Имя, - удивился голос. - У меня нет имени. Мне не нужно имя.
   - Даже у животных, и у столь любимых тобой коров есть имена или клички.
   - Имя, хочу себе имя. Дай мне имя! - загорелся энтузиазмом голос.
   Да, насчет разумности духа я слишком поторопился. Разумен, то он разумен, но в развитии больше напоминает маленького ребенка.
   - Нептун, - предложил я, - так в древности называли одного хм... очень сильного водного духа.
   - Нептун, - повторил голос. - Мне нравится. Нептун.
   Девушка вновь превратилась в здоровое чешуйчатое чудовище, которое поспешило скрыться в воде. А на меня навалилась усталость и грусть. Я посмотрел на тела братьев Пруэтт и не без наслаждения вновь угостил их парализующим заклинанием, а затем еще и связал.
   Ладно, Северус, даже на скорбь у нас не хватает времени. Нам всегда не хватает времени. Ее жертва не должна пропасть впустую, я должен вернуться в подземелье и завершить ритуал - подчинив место силы магии рода. Затем надо закончить с Пруэттами. И только потом можно позволить себе хорошенько напиться... хотя это все равно не поможет заглушить эту ноющую боль и не избавит от пустоты в душе.
  
   Интерлюдия
  
   Глава особой группы аврората Алистер Грюм был зол. Нет, он был очень зол! Такое количество темномагических ритуалов за столь короткий срок! И большая часть из них в Лондоне, под самым носом у Министерства магии. Да еще и преступников поймать не удалось - не захочешь, озвереешь. А если нет, то вышестоящее начальство тебе в этом охотно поможет.
   Плохое настроение командира не способствовало хорошему настроению у подчиненных. Да и поводов для радости было немного. Последний месяц весь аврорат стоял на ушах, забыв об отдыхе.
   Патрули авроров в лондонских доках стали постоянными. А сам район трущоб был теперь безопасней центральных лондонских улиц. Новости в преступной среде распространяются быстро. Подробностей то никто не знал, но то, что в доках таинственно исчезают люди, стало известно довольно быстро. Нет, люди в здешних местах исчезали и раньше. Но в большинстве своем их тела рано или поздно вылавливали из Темзы. А тут полная неизвестность.
   Слухи ходили разные. Кто-то говорил про орудовавшего в доках маньяка-мстителя. Другие грешили на какие-то игры спецслужб. Третьи на инопланетян. Но все сходились в одном - лучше залечь на дно и немного переждать, пока все не успокоиться. "Бизнес", "бизнесом", а своя шкура дороже. Бесследно исчезать никому не хотелось.
   В дальнем конце освещенной (что для доков было странно) улицы, показалась группа непонятных типов. Завидев авроров, они предпочли быстрее свернуть в какой-то проход между складами. Никто не хотел связываться с этими типами в мантиях, наводнившими доки.
   Грюм проводил неизвестных хмурым взглядом и оглянулся на Гавейна Робардса, недавно переведенного под его начало в особую группу аврората.
   - Что, рыцарь*, - криво усмехнулся Грюм, - ночные патрули в городской клоаке - это не то о чем ты мечтал, поступая в аврорат? Привыкай. - Он покровительственно похлопал молодого аврора по плечу.
   (*намек на сэра Гавейна - племянника короля Артура и одного из рыцарей круглого стола.)
   - Сэр, вы думаете, что они рискнут сюда вернуться?
   - Мы авроры! Думать - это не по нашей части. Мы должны выполнять приказы и сохранять постоянную бдительность! Понял?
   - Э-э-э... да, сэр!
   - Молодец, далеко пойдешь, - Грюм вновь усмехнулся. Понимать профессиональный специфический юмор новичок еще не научился. - Что там наш амулет?
   Получив головомойку от Министра, Отдел тайн расщедрился и выдал всем патрульным двойкам авроров "Уловители магии" - весьма редкие и дорогие артефакты.
   - Все чисто, сэр! - доложил Гавейн, изучив хрустальный шар. - Хотя подождите, есть слабое возмущение к востоку.
   - Пойдем проверим, делать все равно нечего.
   Но не успели авроры сделать и нескольких шагов, как на востоке что-то громко взорвалось.
   - Сильное магическое возмущение! - не дожидаясь приказа, доложил Гавейн. - Это они!
   - Быстро туда! - будущий Грозный Глаз повелительно взмахнул палочкой. - Надеюсь, невыразимцы успеют поставить антиаппарационные чары.
   Повернув за угол, парочка авроров едва не налетела на нищего в обносках, сидевшего прямо на тротуаре.
   - Это здание, первый этаж или подвал! - Гавейн решительно указал на небольшой двухэтажный домик, каким-то чудом сохранившийся в этом царстве заброшенных складов и офисов. - Подождем подкрепление?
   - Времени нет, - решительно мотнул головой Грюм. - Двигай за мной. Сейчас я тебе покажу, как должен работать настоящий аврор, а не офисная крыса.
   Авроры вошли в здание. В нем их встретила картина привычной для этого района разрухи и запустения. Одна из боковых комнат представляла собой картину из магловского фильма ужасов. Все стены были забрызганы кровью. В центре комнаты находился сооруженный из остатков мебели алтарь, на котором лежало то, что когда-то было живым человеком, а возможно и не одним.
   Позеленев лицом, Гавейн хотел уже было выскочить из комнаты, чтобы освободить желудок, но его остановил властный окрик Грюма.
   - Там! - старший аврор ткнул палочкой в направлении дальней стены. На него ужасная картина не произвела никакого впечатления - за время своей службы в аврорате он видел и похуже.
   У дальней стены, прямо за импровизированным алтарем, обнаружилось два тела в залитых кровью мантиях, а на полу рядом с ними валялись сломанные волшебные палочки.
   - Это они! - довольно кивнул Грюм, разглядывая наложенные на магов иллюзии. - Упакуй их, пока не очухались.
   - Что здесь произошло? - сдерживая рвотные позывы, Гавейн приступил к делу. По сторонам молодой аврор старался не смотреть.
   - Видимо они допустили ошибку, и ритуал прошел не так как надо, - пожал плечами Грюм.
   - Вот черт! - развеяв маскировочную иллюзию, Гавейн разом позабыл о своей "морской болезни".
   - Ты их знаешь? - насторожился Грюм.
   - Это Гидеон Пруэтт, а вон там его брат Фабиан. Я учился в Хогвартсе в одно время с ними.
   - Вы были друзьями?
   - Скорее просто приятелями.
   Вспомнив обстоятельства недавней встречи в баре, Гавейн лихорадочно пытался сообразить, что делать дальше? Если о его разговоре с Гидеоном станет известно, то о карьере в аврорате можно забыть. Молодой аврор в очередной раз проклял себя за болтливый язык.
   - Простите, сэр, не так давно я встречался с Гидеоном, в баре у нашей штаб квартиры - решил признаться Гавейн. Он не тешил себя иллюзиями - сохранить встречу с Гидеоном в тайне ему все равно не удастся. - И он между делом пытался у меня вызнать, как идет расследование. Разумеется, я ему ничего не сказал, - признаваться в том, что добровольно разболтал едва ли не все детали, Гавейн естественно не стал.
   - Да? А что на этот счет говорит недавняя инструкция? - хмуро поинтересовался Грюм.
   - Написать рапорт и доложить по команде, - потерянно ответил Гавейн. Похоже, что это конец его многообещающей карьеры.
   Грюм задумался, буравя молодого аврора проницательным взглядом.
   - Значит так, если заботишься о своем послужном списке, то слушай сюда! - наконец сказал он, принимая решение. - Рапорт ты написал и отдал своему непосредственному начальнику, то есть мне. Понятно?
   - Да, сэр! - мгновенно оживился Гавейн.
   - Чтоб через час он был у меня на столе. Правильную дату поставить не забудь, - с нажимом выделил слово "правильную" Грюм. - Остальное моя забота.
   - Я все понял, сэр, - кивнул Гавейн.
   Он не был дураком и быстро сообразил что к чему. То, что могло поставить крест на его карьере, благодаря вмешательству Грюма может стать еще одной ступенькой наверх. Случайное везение превратится в тщательно продуманную операцию. Результат кропотливой работы главы особого отдела и Гавэйна. Да, большая часть славы, конечно, достанется Грюму. Глава особого отдела слыл не амбициозным, но весьма тщеславным человеком, и любил покрасоваться перед камерами. Но кое-что перепадет и Гавейну. Может даже медаль дадут! А что? Все улики на лицо. Опасные преступники взяты с поличным на месте преступления. И взяли их Гавейн и Грюм.
   - Кажется, они приходят в чувство, - сказал Грюм. Словно в подтверждение этих слов Гидеон Пруэтт громко застонал и открыл глаза.
   - Встать! - грозно приказал ему аврор, но Гидеон лишь бестолково хлопал глазами. - Ты оглох, что ли? Встать!
   Подскочив к Гидеону, Грюм одним молниеносным рывком дернул его вверх и поставил на ноги, но большего добиться не удалось. Раскрыв рот, Гидеон с отсутствующим взглядом смотрел сквозь аврора и пускал пузыри.
   - Они решили прикинуться психами? - Гавейн с легкой брезгливостью следил за Пруэттом.
   - Если это так, то наши колдомедики их быстро обломают. Хотя, вполне возможно, что они и не притворяются. Жертвоприношения - коварная штука. Одна ошибка в ритуале... они еще легко отделались.
   Грюм вновь задумался. С одной стороны помешательство главных подозреваемых лишит его возможности вытянуть из них показания про их двух сообщников. А с другой - так ли ему нужно их признание, которое еще надо получить? В отличие от большинства магов, Грюм не страдал иллюзиями по поводу Веритасерума, столь любимого магическим правосудием. Опытный маг вполне мог обмануть зелье правды (а судя по тому, как долго их ловили, Пруэттов смело можно отнести к опытным), особенно если подготовился заранее. А адвокатам только этого и надо.
   Пусть против обвиняемого куча улик, и его опознали свидетели. Допрос под Веритасерумом показал, что обвиняемый абсолютно невиновен. Значит, все улики поддельны, а свидетели врут или просто обознались. А может тут имеет место заговор с целью очернить такого замечательного и законопослушного человека как обвиняемый?
   Грюм поморщился. Адвокатов он не любил даже больше темных магов, последних хотя бы можно ненароком убить при задержании. А с адвокатами так нельзя... а жаль.
   Так что в сумасшествии пойманных Пруэттов есть и положительные стороны. Преступники пойманы, покой магического мира спасен, он герой, а героям начальство не сношает мозги... хотя бы до очередного громкого дела. Оставались, правда, еще двое их подельников, но после такого провала те должны затаиться. Да и подельники ли это были?
   - Где там наше чертово подкрепление? - зло поинтересовался Грюм, прерывая размышления.
   - Так ведь антиаппарационные чары, - напомнил Гавейн, - А своим ходом пока они сюда доберутся.
  
   Конец интерлюдии
  
   Виски в стакане закончилось подозрительно быстро. Кто вообще придумал такие маленькие стаканы!?
   Прихватив стоящую возле кресла бутылку, я приложился прямо к горлышку. Крепкий напиток ожег горло и слегка затуманил голову, но облегчения не принес. Да и не должен был принести.
   Рядом захлопали крылья. Петр перелетел со шкафа на подлокотник кресла. Пронзительно каркнув, словно пытаясь подбодрить, птица преданно посмотрела мне прямо в глаза.
   Погладив ворона по голове, я грустно усмехнулся и вновь погрузился в недавние воспоминания...
   Покинув доклэндс, я выбросил в ближайшую помойку кусок замасленного брезента, в который кутался для маскировки.
   Оперативность и быстрота авроров меня неприятно удивила. Не ожидал от них такой прыти. Видимо сильно я их достал, если за считанные секунды целый район был накрыт антиаппарационным щитом. А это не самые простые чары! Волди бы они так ловили как меня - тогда старушка Британия не знала бы никаких магических войн.
   Уходить мне пришлось в спешке. Да и то я умудрился нарваться на Грюма с напарником. К счастью те приняли меня за обычного оборванца, коих множество в доках.
   Над тем как распорядиться с Пруэттами, я долго не думал. Магический мир стоял на ушах из-за действий неизвестного мага. Теперь, получив в свои руки Пруэттов, Министерство и авроры успокоятся. Доказательную базу я обеспечил такую, что не подкопаешься: те же маскирующие чары, что и при недавнем почти удавшемся захвате, поимка на месте преступления над еще теплым телом жертвы (того что от нее осталось) и прочее.
   Разумеется, кое-кто в курсе реального положения вещей и знает истинного виновника. Но ни Волди, ни Дамби и уж тем более Гринграсс не станут меня сдавать. Да и что они могут предъявить кроме своих подозрений? Знать это одно, а доказать - совсем другое. Я был очень осторожен. Гидеон и Фабиан уже никому ничего не расскажут. Их личности полностью стерты и не подлежат восстановлению, фактически от них осталась только оболочка.
   Я вновь приложился к бутылке.
   Разумеется, Дамблдору вряд ли понравится то, что я сделал с Пруэттами. И ему ничего не стоит подстроить мне в Хогвартсе несчастный случай. Но перед тем как решать мою судьбу, он обязательно захочет со мной поговорить. А на этот случай у меня уже заготовлена вкусная, хрустящая морковка (в лучших традициях Старика). Она должна будет слегка подсластить Дамби потерю Пруэттов. Я многому научился у своего злейшего учителя-врага. И теперь мне предстоял решающий экзамен.
  
   Конец первой части.
  


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"