Vizivul: другие произведения.

Ворон. Подлинная история... (21-25)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa


Часть вторая.

  

Глава 21. Проблемы и решения, решения и проблемы.

  
   - Значит все эти недавние преступления дело рук пожирателей?
   - Да, - я кашлянул и влил в себя очередную чашку фирменного Дамболдорского чая. Желудок от подобного издевательства тихо екнул. Какая это чашка по счету? Третья или четвертая? Главное чтобы вся это смесь не попросилась наружу до конца нашей милой беседы.
   Исповедь продолжалась уже более получаса. Даже не знаю, приходилось ли мне когда-нибудь плести столь же витиеватую сеть из полуправды и лжи? При этом приходилось еще и отбивать все попытки залезть мне в голову. А иногда и нарочно позволять директору кое-что увидеть через мои ментальные щиты.
   - Ты узнал кого-нибудь? - строго спросил директор.
   - Только лорда Волдеморта, - нервно пожал плечами я, постукивая пальцами по коленям. - Остальные были в масках.
   - Ты знаешь, зачем Темному лорду понадобилось проводить такое количество Темномагических ритуалов? - Дамблдор положил локти на стол, сцепил пальцы рук и опустил на них подбородок.
   Я дернулся и еле слышно прошептал:
   - Он сказал, что ищет способ помочь моей матери.
   - И ты поверил ему? Наивное дитя! - тяжело вздохнул Дамблдор.
   - А что мне еще оставалось? - яростно огрызнулся я, быстрым движением утерев глаза. Надеюсь, что я не слишком переигрываю.
   - Я соболезную твоей потери, мой мальчик. Но как видишь, я был с тобой совершенно искренен - у Эйлин не было шансов.
   О смерти матери я сообщил Дамблдору едва только появился на пороге его кабинета в директорской башне Хогвартса. Разумеется, я сообщил ему о том, что она умерла от проклятия. Я даже не поленился соорудить фиктивное место погребения - урна с прахом одного из моих подопытных нашла последнее пристанище в колумбарной стене одного из кладбищ Манчестера.
   - Что бы вы сделали на моем месте? Я должен был попытаться!
   - Да, ты должен был... Но к чему это привело? Тебя просто использовали, а потом выбросили как ненужную вещь.
   - Это не совсем так, - едва слышно проговорил я. - Лорд Волдеморт восхищен моими успехами и предложил мне стать его учеником. Можно подумать, что это теперь имеет значение. Но вы правы, он просто использует меня.
   - Я рад, что ты это осознаешь, мой мальчик, - смягчился Дамблдор. - Ты же знаешь, что если бы я только мог, то, несомненно, помог бы твоей матери. Она была одной из моих лучших учениц... Что ты теперь планируешь делать?
   - Наверное, мне стоит пойти в аврорат и все там рассказать? - неуверенно спросил я и покаянно понурил голову.
   Дамблдор некоторое время молчал, делая вид, что раздумывает над моими словами.
   - Не стоит спешить, мальчик мой, - ободрил меня он. - Мы все совершаем ошибки. Особенно в юности. В твои годы я и сам не чурался Темных искусств и даже дружил с Гриндевальдом - расплата за это была страшной. Зато я понял всю опасность и мерзость Темных знаний, и нашел свой путь к свету!
   - Вы всегда были для меня примером, - сказал я, добавив самую капельку подобострастия в голос. - Я завтра же порву все связи с Пожирателями!
   - А вот торопиться не надо! - резко осадил меня Дамблдор. Смягчив эти слова новой приторно ласковой улыбкой, он продолжил: - Интерес Темного лорда к тебе можно использовать во благо. Есть маги, которые прекрасно понимают всю опасность появления нового Темного лорда. И ты, мой мальчик, можешь им помочь. Ты станешь их глазами и ушами в логове врага Магического мира. Так ты сможешь спасти десятки, а может и сотни жизней, и полностью искупишь свою вину.
   - Да, директор, вы правы, - согласился я. Да и предложение Дамблдора не подразумевало отказа. В случае оного одним лордом в Магической Британии стало бы меньше, и это был бы вовсе не лорд Дамблдор.
   - Я надеюсь на тебя, мой мальчик.
   Мне с трудом удалось удержаться от смешка. Как же это все знакомо. Сейчас Старик еще добавит что-нибудь типа: "Магическая Британия надеется на тебя!".
   - Весь Магический мир надеется на тебя! - проникновенно вторил моим мыслям Дамблдор.
   Я подавился очередным глотком чая и закашлял. Старик неисправим.
   - Это тяжелая ноша и великая ответственность! - Дамблдор вошел в раж и мало обращал на меня внимание - это с ним бывало. В такие моменты даже я теряюсь и не понимаю: гениальная это игра или все же редкий случай, когда Старик раскрывает свой истинный облик.
   - Можете на меня рассчитывать, директор, - заверил его я.
   - Я знаю, Северус. Ты очень талантливый, ответственный и умный мальчик. У тебя все получится. А я тебе в этом помогу. Это мой священный долг, как твоего учителя и друга твоей матери...
   Хороша помощь, - мелькнула у меня мысль. Мелькнула и тут же пропала. Не смотря на все ментальные щиты сейчас не время и не место думать об этом.
   - Когда ты планируешь вернуться в школу? В последнее время ты и так много всего пропустил. Профессор Макгонагалл мне даже жаловалась на этот счет. Нельзя же так запускать свое образование!
   - Я хотел бы вернуться после рождественских каникул. Сейчас я просто не могу.
   - Понимаю, у тебя было трудное время. Смерть близких - это всегда ужасно. Хорошо, я даю тебе освобождение от всех занятий до конца года.
   - Спасибо, директор. Вы так много для меня делаете!
   - Это мой долг, мой мальчик.
  
   Интерлюдия
  
   Скрежет камней внизу подтвердил, что Снейп покинул башню.
   - В следующий раз нужно попробовать что-то посильней, - пробормотал Дамблдор себе в бороду, вылив остатки фирменного чая в цветочный горшок с худым, тонким ростком непонятного растения. Дамблдор уже и сам не помнил, что это был за цветок. И уж тем более не знал, во что тот превратился после постоянной поливки различными зельями, замаскированными под чай. Чайный сервиз и вазочка со сладостями улетели в шкаф, дожидаться очередной жертвы... ученика.
   Покончив с уборкой, Дамблдор расслабленно развалился в своем похожем на трон кресле и весело подмигнул фениксу.
   - Как думаешь, дорогая, что из всего рассказанного нашим юным лордом, правда?
   Феникс молчал, но директору и не требовался ответ. Оставаясь один на один с собой, директор Хогвартса весьма любил порассуждать вслух. В своих директорских покоях он чувствовал себя в полной безопасности. Возможно, потому что периодически проверял их на наличие следящих заклинаний.
   - В лучшем случае он не рассказал нам и половины правды. Мальчик умный, хитрый, весьма одаренный, а потому очень опасный. Он что-то скрывает. Хотя, почему что-то? Он скрывает от нас многое, если не все. Хотел бы я знать, кто научил его так хорошо защищать свой разум? - Дамблдор задумчиво погладил свою бороду. - От Эйлин у него талант к зельям и, похоже, к Темным искусствам. Но кто научил остальному? Неужели Волдеморт и вправду нашел себе ученика, а не очередную марионетку? Не похоже это на Тома. Особенно в его теперешнем состоянии, - губы директора исказились в хитрой усмешке. - Но как еще объяснить знания нашего нового друга? Ученик... возможно, очень даже возможно. Слишком много непонятного и странного творится с нашим новым лордом Принцем. И, похоже, Том учит его уже давно. Год, а может и больше. Как же мы это упустили?
   Дамблдор стал припоминать все связанное со Снейпом за последний год. В основном это были мелкие стычки с Мародерами. Большинство странностей произошло после летних каникул. Главное событие - признание магией рода. Талантливый, но не более того, полукровка в один миг становится чистокровным лордом - это скорее сюжет для сказки, но нельзя же отрицать очевидное! А вот если предположить, что все это время за ним стоял Волдеморт, то вырисовывается весьма интересная картина.
   Директор отлично знал всю несостоятельность притязаний Тома Марволо Реддла на титул лорда и наследника Слизерина. В самом лучшем случае он мог бы претендовать только на наследие рода Мракс, но никак не Слизерин. Том ненавидел свое полумагловское происхождение, но ничего не мог с ним поделать... до этого случая с Северусом Снейпом.
   - Темный лорд ищет способ стать чистокровным? - пробормотал Дамблдор, поигрывая палочкой. - И Северус Снейп его первый удачный эксперимент? Над этим стоит подумать.
   Феникс расправил крылья и наклонив голову.
   - Почему же Северус решил нам открыться? - продолжал рассуждать директор. - Испугался? Метит на место нового Темного лорда и хочет разделаться со старым моими руками? Или Волдеморт затеял что-то новое и это все просто часть этой новой игры? Тут тоже есть над чем поломать голову. А мы любим загадки. Правда, моя дорогая?
   О судьбе Пруэттов Даблдор немного сожалел, но не более чем немного. Их потеря прискорбна - теперь придется поискать кого-то для грязных дел, но не столь уж и болезненна. Да и братья в последнее время стали приносить слишком много хлопот. Жаль только, что они не успели поделиться результатами слежки. Дамблдор даже не стал спрашивать Снейпа о том, что произошло с братьями. Неизвестно что Пруэтты успели рассказать Пожирателям, но, похоже, Снейп не знает, что они работали на него. И просвещать по этому вопросу Дамблдор его не собирался.
   Одни фигуры покинули доску, зато появилась новая - и какая! Дамблдор зажмурил глаза от удовольствия, такой простор для планов и комбинаций давал этот новый Снейп. Был и риск, но кто ничем не рискует, тот рискует всем.
   Скормив фениксу горсть ягод, Дамблдор встал из-за стола и решительным шагом направился прочь из кабинета.
   Возможность обретения реального, а не дутого титула лорда Волдемортом, не слишком беспокоила директора. Если подобное произойдет, то он будет даже рад. В последние годы все шло слишком уж гладко. С одной стороны это радовало Дамблдора - расчеты оказались верны. А с другой...
   Кошка играет с пойманной мышкой. У мышки нет шансов. В лучшем случае она просто сможет спастись. Подобная игра совершенно неопасна для кошки, а потому пресна и неинтересна.
   Победа сладка только тогда, когда противник силен или хотя бы достоин. Борясь со слабаками, глупцами и посредственностями ты рано или поздно сам станешь таковым.
   Нет, это прекрасно, когда все идет по четко выверенному и тщательно разработанному плану, но как же это скучно. Северус Снейп внес легкую сумятицу в планы, но и придал противостоянию толику непредсказуемости и даже опасности. Небольшой, но все же, опасности.
   Смерть врага далеко не всегда означает твою победу. В противостоянии Великих. А Дамблдор без малейшего сомнения относил себя и в какой-то степени Волдеморта к таковым. Убийство противника - это лишь последний победный аккорд. Перед этим враг должен быть раздавлен и унижен, а его дело полностью проиграно. Он должен знать, кто и как его переиграл, чтобы поразиться и восхититься величием противника, и осознать собственную ничтожность перед столь могучим умом. Впрочем, последнее необязательно. Достаточно того, что победитель будет считать себя таковым.
   Большинство мировых религии считают гордыню одним из самых страшных грехов. Но глупые суеверия маглов мало волновали директора Хогвартса. Тем более эту свою сторону Величайший светлый волшебник современности тщательно прятал от посторонних глаз.
   Дамблдор довольно потер ладони. Тихо насвистывая под нос незатейливую мелодию времен своей молодости, он покинул директорскую башню и углубился в хитросплетение коридоров старинного замка. Своенравные лестницы при его приближении застывали в нужном положении. Стайки учеников вежливо здоровались и спешили по своим делам. Директор расточал направо и налево ласковые улыбки. Для некоторых учеников он находил скупую похвалу, кого-то отечески журил.
   Из бокового коридора вышла небольшая группа пятикурсников Гриффиндора.
   - А, мисс Эванс, вас-то я и ищу, - сказал Дамблдор и в очередной раз приторно-ласково улыбнулся.
  
   Конец интерлюдии.
  
   Вода в котелке начала закипать. Порывшись в сумке, я достал кружку и банку с растворимым кофе.
   Можно было, конечно, не возиться с огнем и котелком, а сразу создать кипящую воду. Но в таком случае вместо кофе получилась бы малопохожая на него бурда. Казалось бы и там и там просто кипяченая вода. Причем в обоих случаях созданная магическим путем. Только одна была доведена до кипения на огне, а вторая созданная уже кипящей. Но в первом случае мы получаем нормальный кофе, а во втором черт и что. Это один из так толком и необъясненных магических парадоксов. Именно поэтому при готовке пищи магию стараются свести к минимуму.
   Шлепанье мокрых босых ног по камням отвлекло меня от размышлений. В коридоре показался келпи, снова в образе девушки с длинными, волосами. Может зря я обозвал его Нептуном?
   Волосы келпи спадали до самого пола и длинной змеей уходили в темноту коридора. Я уверен - эта "прическа" тянется по всему коридору подземелья до самого озера. Водный дух нашел довольно интересный способ даже на земле не терять связи со своей стихией.
   С неприязнью покосившись на огонь, келпи присел неподалеку и жадно потянул носом воздух.
   - Чем это пахнет? - поинтересовался он и жадно облизнулся.
   - Это кофе.
   - Странное слово. К-о-ф-е, - словно пробуя каждую букву на язык, повторил келпи.
   Я молча налил еще одну кружку и протянул ее келпи. Дожили, Северус, пьем кофе с младшими водными духами. Что дальше? Обсуждение рецептов зелий с котлом? Виски в компании чертей? Впрочем, последнее уже бывало пару раз, когда я перебирал сего достойного напитка.
   Келпи недоверчиво понюхал содержимое кружки и медленно отпил.
   - Тьфу, гадость! Мясо гораздо лучше, - вынес он свой вердикт.
   - Будет тебе твое мясо, я уже договорился.
   Выяснив все, что ему было интересно, келпи не стал засиживаться, а тут же покинул подземелья - младшие духи не любят долго находиться вне своей стихии.
   Отпив кофе, я задумался. Со времени встречи с Дамблдором прошло уже две недели, а со времени гибели матери и того больше. Боль этой страшной потери начала слегка притупляться. Конечно, я все еще корил себя за произошедшее, но хлопоты с местом силы заставили забыть про самокопание и сосредоточиться на решении текущих проблем.
   Все прошедшее время я провел в своем новом мэноре, изредка делая вылазки за продуктами в ближайший город и необходимыми ресурсами в Лондон. Стычка с Пруэттами как нельзя вовремя вправили мне мозги. Получить в свое распоряжение мэнор с местом силы мало - необходимо еще и удержать это приобретение. Этим-то я и занялся.
   Первый круг защиты, второй, третий... пятый... седьмой. Чары предупреждения, обнаружения, ограничения аппарации - всего и не перечислишь. Я терзал Кодекс Рода и свой собственный разум, выискивая необходимые заклинания и ритуалы. Мой не слишком-то и заполненный родовой сейф разом лишился половины наличных галлеонов, перекочевавших в руки торговцев в Косом и Лютом. Закупать все необходимое для ритуалов приходилось втайне от Шелка, что подняло стоимость как минимум вдвое. Шелк слишком наблюдателен и умен, чтобы не сообразить для каких целей все это мне нужно. Я даже всерьез рассматривал вариант его скоропалительной смерти от вполне естественных причин вроде хорошего яда в бутылке огневиски, но решил от этого отказаться. Заказы от Шелка служили источником пусть скромных (скромных для лорда, и весьма приличных для обычного волшебника) но доходов. Перекрывать этот ручеек было не в моих интересах. Обычные перекупщики в Лютом не дадут и трети тех денег, что идут от Шелка. Да и с его смертью в Лютом начнется обычный для таких случаев передел власти, и никакая торговля станет просто невозможной. Да и что-то мне подсказывает, что убрать Шелка будет не проще чем убить Дамби или Волди.
   Основные доступные мне ритуалы были завершены, теперь защиту мэнора я мог бы назвать удовлетворительной. И это уже немало! Конечно, я бы предпочел, чтобы защита была отличной, но на это потребуются даже не месяцы, а годы работы и горы презренного желтого метала. Ритуалы высшей магии довольно дороги в плане необходимых вещей и ингредиентов и весьма сложны. Про количество необходимых расчетов я уже умолчу. Один весьма заинтересовавший меня ритуал из Кодекса Рода будет возможен только через десять лет. А отрезок времени, в котором его можно провести, составит всего две минуты. Это было связано с положением звезд планет и прочего... там расчетов и схем на три страницы.
   По причине отсутствия у меня достойного для лорда древнего и благородного рода состояния, я еще долго не смогу построить на этой земле нормальное поместье. Маленького домика для начала вполне хватит.
   Допив кофе, я затушил костер и направился к выходу из подземелий. С защитой мэнора пока закончено, ничего более я сделать просто не в состоянии. Сейчас главная защита этого места состоит в том, что никто не знает, что оно избавлено от посмертного проклятия.
   Нет, отнять его силой теперь возможно только через мой труп. В полном смысле этого слова. Дело это весьма хлопотное, может до Дамби и Волди мне и далеко, но я весьма сильный маг. А с местом силы мои возможности возросли в разы. Да и на снятие всего, что я тут настроил, еще лет пять-семь понадобится. Но место силы весьма солидный куш, и желающие вполне могут найтись. Да и по сравнению с мэнором тех же Малфоев или Гринграсс моя земля практически беззащитна.
   Теперь, получив в свое распоряжение место силы, я начинаю лучше понимать, почему большинство лордов древних и благородных семейств сидят практически безвылазно в своих родовых мэнорах. Это ощущение не передать словами. Словно до этого я долго бродил по выжженной солнцем пустыне, а теперь набрел на оазис с озером полным чистой холодной воды.
   Покидать этот оазис и возвращаться в пустыню мне совершенно не хотелось. Но я должен был это сделать. Здесь большинство моих дел закончено. И чтобы не привлекать ненужное внимание к этому месту, я должен вернуться в Паучий.
   Для обычного мира эта местность практически исчезла. Даже вся эта новомодная магловская техника вроде самолетов и спутников не сможет его обнаружить. Эти чары волшебникам были известны еще в те времена, когда маглы не могли толком обработать железо. Драконы весьма любили места силы, а в те времена их было гораздо больше, нежели в наши дни, а зрение у них такое, что маглам с их техникой и не снилось.
   Случайные путники, хотя откуда им взяться в лесу, сами того не ведая будут обходить его стороной. Даже те маги, кто бывал в этих местах раньше (например, Шелк) не смогут обнаружить новый мэнор... по крайней мерее сразу. А о любом вторжении на свою землю я просто почувствую и успею принять меры. Нет, обойти эти чары защиты вполне возможно, но это только если заранее подготовиться. К тому же у меня есть келпи - сомневаюсь, что где-то еще есть подобный защитник. В случае вторжения если не остановить нарушителей, то известить меня он точно сможет.
   Так что я покидал свое место силы (как же приятно это звучит) если не в полном спокойствии, то весьма близко к оному. Все что я мог, я сделал. Теперь нужно заняться новыми-старыми задачами. Жертва матери не должна пропасть даром.
   Выйдя на солнечный свет, я невольно зажмурился - отвык я от яркого солнечного света, и несколько минут стоял с закрытыми глазами. Откуда-то сверху раздалось приветственное карканье. Все еще щурясь от солнечного света, я запрокинул голову. С вершины полуразрушенного донжона спланировала вниз знакомая черная тень.
   - Привет Петр! - криво усмехнулся я, когда птица приземлилась мне на плечи. - Скучал без хозяина?
   Хлопнув крыльями, так что мои волосы разметались в стороны, ворон пронзительно каркнул. Видимо выражая всю нелепость подобных слов своего прислужника. Вновь мрачно усмехнувшись, я аппарировал в Паучий.
   Почтовый ящик на крыльце был под завязку забит письмами, и казалось, что он вот-вот развалится. Открыв дверь квартиры, я зашел внутрь. Знакомые комнаты встретили тишиной и запустением. Все здесь теперь казалось не так - было мрачно, пусто и безжизненно.
   Пересадив Петра на вешалку и небрежно бросив письма на столик в прихожей, я разделся. В квартире было довольно холодно, но несколько небрежных взмахов палочки позволили довольно быстро решить эту проблему.
   В гостиной валялась пара пустых бутылок огневиски - после смерти матери я все же позволил себе слабость и хорошенько напился.
   Возле одного из кресел стояла полупустая бутылка. Прихватив ее с собой, я взял письма и отправился в свою комнату.
   Большая часть этих писем наверняка магические. И то, что почтовые совы не смогли меня найти и оставили послания по последнему адресу, это весьма хороший признак - поставленные защитные чары на месте силы действуют. Всесильность почтовых сов несколько преувеличена, от них вполне можно спрятаться. Что я с успехом и проделал на месте силы.
   Отхлебнув из бутылки и подавив страстное желание закурить, я принялся разбирать почту.
   Несколько счетов - это нужно оплатить как можно быстрей. Два письма от Лили...
   Я поежился - представляю, как она злится. Занятый поиском спасения матери, я вновь совершенно о ней забыл и за два месяца не написал ни строчки.
   Черт! Признай, Северус, Макдональд была права тогда в Хогвартс-экспрессе - ты редкостный идиот. Умные учатся на своих ошибках, мудрые - на чужих. И только дураки не учится вообще! Будешь продолжать в том же духе, и ее вновь получит Рогоносец. Надо будет обязательно встретиться с ней, извиниться и все объяснить.
   Что там у нас дальше? Письмо от Гринграсса с соболезнованиями. И от лорда Малфоя тоже! Мельком просматриваю оставшиеся конверты и нахожу с десяток подобных писем с соболезнованиями: от Лестренджей, из Гринготтса, письмо от Блэков (эти-то откуда?!) и прочие знакомые и не очень фамилии. Что-то не помню такого потока соболезнований в своем старом прошлом. Быстро новости в магическом мире расходятся. А ведь о смерти матери я рассказал только директору!
   Письма с соболезнованиями отправились в мусор. Ответы я написал только лорду Малфою и Гринграссу. Малфою и Волди стандартная благодарность за внимание и прочее. А Гринграссу еще и заверение, что все наши договоренности остаются в силе - об этом лорд меня ненавязчиво спрашивал в своем послании.
   - Петр! - позвал я, запечатав свитки с ответами.
   - Петр, для тебя есть работа! - вторично позвал я, но наглая птица проигнорировала и этот призыв. - Оставлю без ужина и прогулок! - громко пригрозил я. Из прихожей послышался обиженный "Кар!". Вскоре ворон все же соблаговолил прилететь в мою комнату и с тоской посмотрел на свитки.
   - Лорду Гринграссу, и лорду Малфою! - сказал я, открывая окно. Одарив меня "добрым" взглядом, Петр аккуратно подхватив письма когтями и улетел.
   Закрыв окно, я сделал очередной глоток из бутылки огневиски и вернулся к корреспонденции.
   Странно, что не было письма от Волди. Долохов и тот черканул пару строчек соболезнований. А вот Темный лорд молчал. Впрочем, это пока и к лучшему. Не знаю насколько поверил мне Дамблдор на счет ученика Темного лорда (скорее вообще не поверил, словами этого старого лиса не убедишь), но что-то подобное я и планирую.
   Морковка для Дамблдора уже брошена и вроде бы милостиво принята. Теперь предстоит поискать морковку для Волдеморта, и прошлое нашего любимого директора вполне может ею стать. Пожалуй, я уже знаю, чем буду заниматься на рождественских каникулах...
   Последним письмом оказалась открытка от Дамблдора с приглашением на рождественский бал маскарад в Хогвартс.
   Где-то с минуту я молча пялился на нее, не в силах поверить в то что вижу.
   Какого черта Дамби мне это отправил!? Он же прекрасно знает, что мне сейчас не до развлечений!
   Я посмотрел на дату отправления. Ах вот оно что! Открытка была послана за три дня до моего последнего разговора с директором.
   Смяв открытку, я хотел уже ее разорвать, но остановился.
   Рождественский бал маскарад - да, помню, была в Хогвартсе до войны такая традиция для старших курсов. В то время я, правда, подобных балов избегал всеми способами. Даже Лили так и не смогла меня на них затащить. Может пришло время наверстать упущенное? Разумеется не ради развлечения, а чтобы посмотреть обстановку в школе. Я потерял мать, но Лили я не потеряю!
   Я вновь посмотрел на дату. Маскарад состоится через два дня - самое время озаботиться костюмом.
  

Глава 22. Маска скрывает лицо, но обнажает намерения.

  
   Древний замок был ярко освещен разноцветными огнями.
   Рождественский бал маскарад - древняя традиция. Он знаменовал собой конец учебного полугодия и начало каникул.
   Магический маскарад... Даже самый бездарный маг способен наложить на себя простенькую иллюзию, пусть и на короткий срок. Это-то придавало магическому карнавалу особую пикантность. Исчезали хитрые слизеринцы, трудолюбивые хаффлпаффцы, умные равенкловцы и туп... храбрые гриффиндорцы. Оставались только они - маски.
   Ходили упорные слухи, что в маскараде инкогнито участвовали и все преподаватели Хогвартса, и даже сам Дамблдор. Подтвердить или опровергнуть этот слух я не могу. Ко времени моего учительства и деканства традиция рождественского бала маскарада была позабыта.
   Завтра ученики разъедутся по домам, чтобы встретить рождественские праздники в кругу семьи. А пока все старшекурсники лихорадочно готовились к празднику. Костюмы, маски, трансфигурация, чары, зелья - тут в ход шло все. Особым шиком считалось сотворить с собой что-то такое, чтобы никто тебя не мог узнать.
   Главные ворота Хогвартса оказались негостеприимно закрыты. Меня здесь явно не ждали. Не будь я учеником или преподавателем Хогвартса - это доставило бы мне некоторые проблемы. По крайней мере, Дамблдор бы точно узнал о внезапном вторжении в свои владения. А так я просто перелетел через стену - сигнальные чары не действовали на учеников. Даже Дамблдор не настолько параноик. Да и весьма проблематично было бы бегать на каждый сигнал. Самовольное оставление Хогвартса в учебные, а тем более в выходные дни штука весьма не редкая - тут самое главное не попасться.
   Мягко приземлившись на очищенную от снега дорожку, я направился прямиком к замку. Оказавшись в коридорах Хогвартса, я привычно завернул в одну из пустующих аудиторий. Хогвартс весьма не маленький замок с множеством комнат, большая часть которых даже не используется.
   Отряхнув снег, я откинул низко надвинутый капюшон и стянул с себя глухой плащ, скрывавший всю мою фигуру, пока я добирался до школы. Плащ отправился под самую дальнюю парту - в своих комнатах мне лучше не появляться, а гардероб в Хогвартсе не предусмотрен.
   Выудив из карманов два флакончика с зельями, я поставил их перед собой.
   Над выбором костюма я думал не долго - просто пошел в уже знакомый магазин в Лондоне. Выбор там был богатый, и я без труда нашел то, что нужно. Жаль, что нельзя было использовать костюм чумного доктора - он мне еще пригодится для других дел, но и этот костюм тоже неплох.
   Такая мелочь как мой рост, была слегка подправлена сапогами на толстой подошве с небольшими каблуками, тщательно скрытыми под иллюзией. Теперь нужно было позаботиться о кое-чем еще.
   Открыв первый из флакончиков, я капнул зелье себе в глаза. Жжется! Зато цвет моих глаз теперь разительно изменился. Второй флакончик - острое зелье обжигает язык, огнем проходит по горлу, опускаясь все ниже и ниже.
   - Северус Снейп, - сказал я, прислушиваясь к своему измененному голосу и надел на голову закрытый красный колпак-полумаску. Спадая до плеч, он полностью закрывал мое лицо и прятал волосы, оставляя открытым только рот и подбородок.
   Ну что же, Северус, время предстать на маскараде во всем своем сомнительном блеске.
   Спрятав в рукаве палочку и натянув на руки кожаные перчатки, я посмотрел на крылатого венецианского льва, вышитого на моей груди и направился в Большой зал.
   Меня перехватили на подходе к цели. Повернув в ведущий в Большой зал коридор, я нос к носу столкнулся с двумя девушками в костюмах фей.
   - Господин венецианский палач* ищет головы, чтобы отрубить? - со смехом поинтересовалась первая из них.
   - Или вскружить? - вторила ей подруга, лукаво стреляя глазами из-под густых ресниц. Хотя какая к черту стрельба - это натуральный артобстрел. От подобного внезапного и неожиданного напора я впал в легкий ступор.
   - Какую пытку вы предпочитаете?
   - С вами даже плаха не страшна.
   Весело смеясь, они упорхнули прочь.
   (*ревнителям историзма напоминаю, что у Снейпа не исторический, а карнавальный костюм)
   Проводив их задумчивым взглядом, я вошел в Большой зал.
   Тут все разительно переменилось. Факультетские столы были безжалостно сдвинуты к стенам. Со стен исчезли любые намеки на знамена факультетов, зато по центру зала расположилась настоящая живая елка, щедро украшенная игрушками.
   Праздник еще не начался, но Большой зал был уже заполнен масками. Они степенно прогуливались по залу, перебрасывались шутками, смеялись, знакомились, немного флиртовали, а порой и ссорились.
   Черт, только в такие моменты понимаешь как же много в Хогвартсе этих спиногрызов - учеников. Найти в этом море масок Лили задача не простая. Наивно было считать, что одни только маски и костюмы помогут оставаться неузнанным. Большинство участников карнавала не поленились слегка подправить свою внешность с помощью магии.
   Впрочем, искать Лили я даже и не пытался. За меня ее найдут мародеры во главе с Джеймсом. Так что мне надо найти мародеров, а это значительно проще. Сомневаюсь, что наш мистер знаменитость упустит такой шанс предпринять новую атаку на сердце Лили. Упорства ему не занимать. Да и голова у Поттера варит - Лили он отыщет. К тому же у меня есть определенные нехорошие подозрения касательно Макдональд. Лучшая подруга Лили уж точно знает - в каком костюме та будет. И что ей помешает поделиться этими знаниями с мародерами? У Макдональд с конца четвертого курса какая-то навязчивая идея свести Поттера и Лили. Хотя надо отдать ей должное - она приложила немало усилий, пытаясь примирить меня и Лили после нашей будущей-бывшей ссоры после экзаменов... или сделала вид что приложила.
   Поиски мародеров не заняли много времени - слишком хорошо мне знакомы привычки старых недругов. Окинув взглядом зал, я быстро, но внимательно рассмотрел группки учеников вдоль стен. Искомая четверка сразу бросилась в глаза.
   Костюмы, маски, иллюзии и маскировочные чары - это все замечательно. Но шумную, веселую группу у дальней стены, состоявшую к тому же ровно из четырех человек было сложно не заметить.
   Надо отдать Мародерам должное - к выбору костюмов они подошли с выдумкой и изрядной долей юмора. Сейчас они являли собой фэнтезийную партию приключенцев, в будущем названную классической: рыцарь, клирик, вор и маг. Постоянно вращаясь в среде на девяносто девять процентов состоящей из мало и великовозрастных оболтусов обоего пола, поневоле начнешь разбираться в различных магловских детских и подростковых увлечениях. К тому же я точно знал - мародеры были большими поклонниками этих новомодной магловских настольной игры Подземелья и драконы.*
   (*первая редакция D&D вышла в 1974 году)
   Рогатый, естественно, примерил на себя роль рыцаря. Должен признать, что сверкающие доспехи и плащ с гербом гриффиндора выглядели на нем весьма эффектно. Настоящая мечта... дракона. Крылатые ящерицы, словно вороны, любят все сверкающее и блестящее. Эх, жаль, что драконов поблизости нет. Да и даже Поттер не настолько дурак, чтобы лезть на них. Хотя, если вспомнить того Поттера который Гарри...
   Клириком в белой монашеской робе с вышитым золотым крестом был Блохастый. Но эта роль ему явно не шла - слишком уж заинтересованным и масляным взглядом он разглядывал отдельные части тел отдельных представителей прекрасной половины человечества.
   Волчонку досталась роль мага, и его костюм от повседневной одежды отличался мало. Мантия, только не школьного черного, а серого цвета, да остроконечная шляпа, которую мало кто носит после первого курса. Маски у Люпина не было, зато была длинная белая борода. Последним штрихом к образу был здоровый посох.
   Хм, кого он мне напоминает?
   Крыску обрядили в одежды вора, и его свиноподобная туша выглядела в них донельзя смешной. Воры с таким брюхом бывают только в бизнесе и политике, но им нет нужды прятаться под маской.
   Стараясь не привлекать лишнего внимания, я неспешно направился к мародерам.
   Потер сказал что-то Крыске, и тот направился к столу с напитками и сластями. Налив четыре кубка пунша, он поставил их на поднос и вернулся с ним к друзьям. Дальше произошло самое интересное, Рогатый и Клыкастый непринужденно заслонили Крысу и Блохастого от чужих глаз своими спинами. Я уже находился совсем рядом и немного сбоку от них, а потому видел, как Блэк тут же выудил из-под монашеской рясы приличных видов изогнутую охотничью флягу. Быстро долив из нее что-то в кубки с пуншем, он спрятал флягу и похлопал Поттера по плечу. Поттер и Люпин, как ни в чем не бывало, разошлись в стороны. Затем мародеры разобрали с подноса кубки, весело чокнулись и тут же их осушили.
   Да, в смелости и наглости им не откажешь. За эту фляжечку, в которой отнюдь не тыквенный сок, им назначила бы такие отработки... Даже Макгонагалл, всегда относящаяся к проделкам мародеров, да и любых других гриффиндорцев, весьма снисходительно (а меня еще в пристрастности постоянно обвиняют!) не стала бы их покрывать. И даже то, что завтра все разъедутся на каникулы, мародеров бы не сильно спасло - отработали бы в новом полугодии.
   Может их сдать? Хотя где я сейчас отыщу Макгонагалл?
   Операция повторилась еще раз и, несмотря на маски, было прекрасно заметно, что лица мародеров порозовели, а глаза слегка заблестели. Волченка так и вовсе стало слегка покачивать.
   На мгновение я отвлекся от мародеров, разглядывая приближавшуюся к нам девушку в костюме русалки с шлейфом в виде рыбьего хвоста. Хвост, скорее всего, иллюзия. Зная нравы этих милых "цветов жизни" на реальный шлейф многие не преминули бы специально наступить. Хотя все парни без сомнения больше оценили верхнюю половину костюма, состоявшую из одного довольно откровенного для этих лет купальника.
   - Классный костюм, Мэри, - сказал Блэк. Я навострил уши, не знаю как Блохастый узнал подругу Лили, но мой расчет оказался верен. - Он прекрасно на тебе смотрится, но еще прекрасней смотрелся бы на спинке стула в моей комнате.
   - Мечтай, Блэк, и любуйся, пока можешь, - усмехнулась Макдональд. - Больше этой картины ты не увидишь... Храбрый рыцарь скучает? - повернулась она к Поттеру. - Возможно, ему стоит поикать восточную гадалку, что предскажет ему судьбу? - Макдональд небрежно кивнула головой в противоположный угол зала. В сторону коридора, который вел прямиком к башне львов.
   - Спасибо, Мэри, - улыбнулся краем губ Поттер. - Ты мне очень помогла.
   - Не забудь пригласить меня на свадьбу. Всегда мечтала побывать подружкой невесты. - Весело рассмеявшись, Макдональд величественно уплыла прочь.
   - Кажется, я влюбился, - мечтательно произнес Блэк, пожирая удаляющуюся девушку взглядом.
   - В последнее время твоя любовь зависит исключительно от величины сисек новой пассии. Чем больше сиськи, тем сильнее любовь, - подколол друга Поттер.
   Мародеры начали шутливо переругиваться, но я их уже не слушал. Гадалка значит...
   Стараясь не привлекать к себе лишнего внимания, я неспешно прошел в другой конец зала. Народу стало ощутимо больше. Из-под потолка посыпался снег из разноцветного конфетти.
   Лили я нашел довольно быстро, но если бы не подслушанная подсказка Макдональд, то ни за что бы ее не узнал. Лили не мародеры, которые только костюмами и ограничились (видимо на большее их магических талантов просто не хватило), помимо костюма она тщательно поработала над своей внешностью. Белокожую, рыжеволосую девушку сменила смуглая, черноволосая красавица, словно сошедшая со страниц сказки из "Тысячи и одной ночи". А глаза... что она сотворила со своими глазами? Где тот столь прекрасные и мучительные зеленые омуты, за один благосклонный взгляд которых я готов был свернуть горы... правда, к тому времени было уже поздно. Теперь глаза Лили приобрели мистический темно-янтарный оттенок. Красивый, но ей он совершенно не шел.
   - Не предскажет ли гадалка будущее венецианскому палачу? - я остановился рядом с ней. Надеюсь, что мой маскарад не хуже, и она меня не узнает.
   - У венецианского палача на совести много жертв, - голос она тоже изменила. Знала бы ты Лили, сколько их. Наверное, бежала бы прочь от отвращения и ужаса.
   - Посмотрите сами, - стянув с правой руки перчатку, я протянул к ней ладонь.
   - Какие любопытные линии, - весело улыбнулась она, принимая игру. - Вот эта совсем прямая. Вы настойчивы в достижении своих желаний.
   - Да и очень, - усмехнулся я, а в сердце кольнула острая боль недавней утраты. Слишком часто я не мог достичь желаемого, не смотря на всю мою настойчивость.
   - Ах, вот как, - ее нежные пальчики изучающие скользили по моей ладони. - Интересная линия жизни, она словно состоит из двух параллельных линий. Наш палач живет двойной жизнью?
   - А может он живет дважды?
   - Хм... - Лили нахмурилась. - Очень сложная линия судьбы. Я вижу потери, много потерь.
   - Да, много потерь... - отстраненно прошептал я, мягко высвобождая свою руку. Не стоит ей дальше ее изучать.
   То, что началось как шутка, зашло слишком далеко. Для магов предсказания по руке - это далеко не игра. Хиромантия является одной из разделов Прорицаний. Впрочем, любые предсказания туманны и весьма не точны, а хиромантия тем более - каждый читает линии по-своему.
   - Странный вы. Я уверенна, что знаю вас, но не могу узнать. И еще у меня такое чувство, что вы правильно выбрали свой костюм, господин палач.
   - А может я действительно палач, приглядывающийся к своим будущим жертвам.
   - Они тут на балу?
   - Кто знает.
   - Хотела бы я их увидеть.
   - Вы их увидите, моя очаровательная гадалка, и скоро, - криво усмехнулся я. И ведь не соврал, что-то мне подсказывает, что один из мародеров до конца года точно не дотянет. А если они не перестанут меня доставать, то и не один.
   Продолжить разговор нам не дали. Небрежно оттеснив меня плечом в сторону, на сцену действа явился Рогоносец, собственной персоны.
   - Я хот...
   - Не вежливо столь бесцеремонно влезать в чужую беседу, мистер Поттер, - перебил его я, встав рядом с Лили.
   - Как ты меня узнал? - удивился Рогоносец.
   - Палач должен знать каждого, поскольку каждый может оказаться в его руках, - сказал я с легкой издевкой в голосе.
   - Да кто ты такой! - вспыхнул он.
   - Скромный исполнитель приговоров вынесенных одними для других.
   - Ты что-то хотел, Поттер? - недовольно спросила Лили. Судя по ее тону, она поняла, что ее маскировка раскрыта и Рогоносец появился тут не случайно.
   - Да, я хотел бы пригласить тебя на танец, - сказал Рогатый, разом позабыв обо мне. К своим словам он добавил самую обаятельную из своих улыбок.
   - Извини, Джеймс, но меня уже пригласили, - Лили взяла меня под руку и потянула в сторону танцующих пар.
   Возможно, мне следовало бы обрадоваться, но меня это наоборот насторожило. Непохоже это на Лили. Если бы она хотела его просто отшить, то сказала бы об этом прямо. А так это больше похоже на заигрывание, чтобы больше подогреть интерес Рогоносца... Впрочем, может это моя горячо любимая паранойя. Вся моя жизнь сплошной маскарад, только невеселый. Я привык видеть лишь лицемерные маски, и искать двойное и тройное дно в делах и словах.
   Улыбка Поттера поблекла. Золотой мальчик Дамблдора не любил слышать отказ. Несмотря на юный возраст, у него уже не было отбоя от поклонниц. Звезда квиддича, будущий лорд, богатый, да и не урод - если и не принц из сказки, то весьма близко к этому.
  
   Интерлюдия
  
   Проводив хмурым, недовольным взглядом танцующую пару, Джеймс Поттер вернулся к друзьям.
   - Что, Сохатый, она тебя вновь прокатила, - хохотнул Блэк. - И что ты только нашел в этой Эванс.
   - Лунатик, у тебя карта с собой? - спросил Поттер, игнорируя подначки друга.
   - А? Карта? Какая карта? - Люпин, занятый разглядыванием девушек в зале, не сразу сообразил, о чем его спрашивают. - Ах, карта! Да, а что?
   - Отойдем в тихий уголок. Мне кажется, это наш Нюнчик.
   - Ты стал параноиком, Джеймс, - поморщился Блэк. - Нюнчика уже больше месяца в Хоге не видели. У Дамблдора в конец крыша поехала, раз он разрешил ему такое.
   - Я слышал, у него мать сильно болеет, - вставил Люпин.
   - И что, жалостливый ты наш? Правила одни для всех! У меня может любимая бабушка больна?
   - Бродяга, все твои бабушки уже лет десять как умерли, - заметил Поттер.
   - Ради двух месяцев каникул я бы их воскресил. Должны же у предков в кодексе быть хоть какие-то полезные заклинания. Да и мамочка перестанет смотреть на меня, как на проклятие рода, если я выучу несколько темных заклинаний.
   - Она перестанет так на тебя смотреть, если ты выучишь хоть что-то сложнее школьного курса.
   - Да ну их! Достали уже со своими нравоучениями. Будущий лорд Блэк должен делать то, должен делать это, - передразнил Бродяга, подражая голосу матери. - Они хотят, чтобы я брал пример с зануды Регулуса. Регулус такой умный, такой послушный, - вновь передразнил он. - Если бы не дядя Альфард, я бы уже давно сбежал из дома.
   - Тебя лишат наследства, - покачал головой Поттер.
   - Да и черт с ним! Свою свободу я ценю больше золота рода Блэк.
   Римус достал карту, мародеры сгрудились вокруг нее - пытаясь в чехарде меток, заполнивших Большой зал, найти нужные.
   - Лили я нашел... рядом с ней Снейп! - воскликнул Люпин.
   - Я же говорю что это Снейп! Когда он рядом у меня кулаки чешутся.
   - Хорошо, что не рога, - подколол друга Блэк. - До этого наш Нюнчик еще не дорос. Эй, ты куда!
   Джеймс дернулся было к танцующим, но Блэк придержал его за плечи.
   - Я разоблачу этого слизняка!
   - И что тебе это даст? - спросил Блэк, демонстрируя столь редкое для него хладнокровие. - Нюнчик, конечно слизняк, но хитрый слизняк. Он тут же расскажет жалостливую историю про больную мамочку, как он денно и нощно бдит над ее кроваткой. Эванс добрая душа - она его тут же простит, да еще и пожалеет. Ты же вновь станешь крайним.
   - Черт, ты прав! Не понимаю, что она в нем нашла, - искренне возмутился Поттер.
   - А я не понимаю - зачем тебе сдалась наша мисс недотрога? Вокруг полно красивых девушек, так зачем останавливаться на одной?
   - Да что ты понимаешь в чистых и высоких чувствах.
   - Это что, секс после душа на вершине башни гриффиндора? - почесав лоб, наигранно-задумчиво поинтересовался Блэк.
   - Мой лучший друг идиот, - тяжело вздохнул Поттер и, усмехнувшись, добавил: - Как тебе такой вариант - чем труднее и строптивее добыча, тем интереснее победа.
   - Вот! Это больше похоже на старину Джеймса! Но стоит ли мучиться, итог то все равно один? - Блэк показал руками недвусмысленный похабный жест.
   - Может у меня самые серьезные намерения.
   Блэк, Люпин и Петтегрю переглянулись и расхохотались.
   - Эй, я серьезно! - нахмурился Джеймс Поттер, чем вызвал очередной приступ хохота. - Кончайте веселиться - у нас есть дело!
   - Спокойно, Сохатый, никуда Нюнчик от нас не уйдет. Пусть только Большой зал покинет, а там... - Блэк замолчал, прикидывая планы возможной мести наглому слизеринцу.
   - Только чтобы в этот раз без проколов!
   - Эй! Тогда ты сам полез вперед и подставился!
   - Да знаю я, - поморщился Джеймс. - В этот раз осечек быть не должно.
  
   Конец интерлюдии
  
   Музыка, казалось, лилась ото всюду. Летающие свечи кружились в такт музыке, создавая неповторимую игру света и теней. Из-под самого потолка бесконечным снежным потоком падало бумажное конфетти. Кружась в воздухе словно живое, конфетти старательно держалась в стороне от огня свечей. Попадая на одежду веселящихся магов (скорее недомагов) оно оставалось, но стоило ему достигнуть пола, и цветная бумажка тут же растворялась в воздухе. Узнаю совместную работу Флитвика и Макгонагалл - кто умеет сделать Хогвартские праздники незабываемыми так это они.
   Вокруг кружились Маски, опьяненные то томными, то жгучими звуками вальса - точно пением своей крови - и ритмичным движением собственных тел. Зачарованные музыкой и этим вечным кружащим движением, танцующие пары забывали обо всем.
   Только юнец или глупец может назвать вальс старомодным и скучным. Этот танец вечен! Слава Мерлину, что до мира магов еще не дошла мода на эти убогие подергивания прозванные маглами танцами. Правда, к концу девяностых мода на них стала постепенно проползать и в магический мир... к счастью меня как раз в это время и убили.
   Вальс прожил две сотни лет и проживет еще столько же, а эти новомодные забавы забудут через одно поколение. На смену одним убогим мелодиям и песням, придут другие столь же убогие.
   Нет, и у современных маглов случаются прорывы вдохновения, рождающие настоящие шедевры, но эти редкие жемчужины совершенно теряются на фоне общей убогости и деградации современной магловской музыки.
   - Наверное, я должна извиниться, - прервала затянувшееся молчание Лили, разом сбрасывая гипнотическое очарование танца. - Просто этот самовлюбленный индюк меня порядком раздражает. - Знала бы ты девочка, что не пройдет и четырех лет, как ты влюбишься и выскочишь за него замуж. Вы даже будете счастливы... недолго.
   - В этих чувствах вы не одиноки. Гриффиндорский принц и его свита успели всем надоесть, - ответил я.
   - Вы не любите гриффиндорцев?
   - Я не люблю самовлюбленных идиотов. Факультет тут не важен. - То, что во все времена добрая половина львиного факультета таковыми и являлась, я естественно уточнять не стал.
   - Хм, один мой друг тоже терпеть не может Поттера, - она задумчиво словно пытаясь разглядеть, что за лицо прячется там под красной тканью.
   - Не думает же прекрасная гадалка, что ее друг прячется под маской палача, - с улыбкой заметил я.
   - Нет, - покачала головой Лили. - Я прекрасно знаю, что Северус совершенно не умеет танцевать.
   О, моя милая, новый Северус может тебя еще и не так удивить.
   - Так вашего избранника зовут Северус, - насмешливо поинтересовался я.
   - Избранника? - она натянуто рассмеялась. - Друга, просто хорошего друга. Мы дружим с детства.
   - Я чувствую сомнение. Вы в ссоре?
   - Да... Нет... Если честно, то я не знаю, - Лили смущенно отвела взгляд в сторону, но пересилив себя, снова смело посмотрела мне в лицо. - Мы не ссорились, но в последнее время все больше отдаляемся друг от друга. Он постоянно слишком занят. Вокруг него постоянно что-то происходит, что-то непонятное и возможно опасное.
   - Вам это не нравится?
   - Меня это беспокоит. А еще эти глупые слухи о его связях с Темным лордом.
   - Если бы за подозрения в связях с Темным лордом сажали в Азкабан, то там уже давно не осталось бы места. Да и добрая четверть Хогвартса опустела бы, и не только Слизерин.
   - Вы говорите как Северус.
   - Умные люди часто приходят к одним и тем же выводам.
   - Скромность явно не ваша черта. Похоже, что ваш факультет мне уже понятен.
   - Это плохо?
   - И что чувствует Слизеринец, общаясь с грязнокровкой? - внешне спокойно сказала Лили, но я почувствовал, как она напряглась. Да и взгляд у нее изменился. Можно скрыть цвет глаз, но этот пронизывающий душу взгляд не спрячет никакая маскировка. Стоило мне сейчас проявить хоть тень грубости или пренебрежения, и я узнаю о себе в частности и всех Слизеринцах в целом немало нелицеприятного.
   - Удовольствие, - усмехнулся я. Музыка закончилась. - Спасибо за танец.
   Мой ответ явно смутил Лили. Идеи Волдеморта всегда находили немало восторженных поклонников на Слизерине. Следуя им, многие Слизеринцы не слишком хорошо относились к маглорожденным ученикам, и опасения Лили имели под собой основания. Пока Лили не отошла от шока, я взял ее руку, поцеловал ладонь, молча развернулся и растворился в окружающей нас круговерти рождественского бала.
   Лили умна и весьма наблюдательна. Дальнейшее общение с ней привело бы к моему разоблачению, а в остальном бал был мне малоинтересен.
   Погруженный в собственные мысли, я поспешил покинуть Большой зал. Никогда не любил светские сборища. А Хогвартские вечеринки и вовсе являлись лишь их бледным подобием.
   И так, что же мы имеем?
   Она больше обеспокоена, чем недовольна моим исчезновением и долгим молчанием - это плюс.
   Когда я ступил в один из многочисленных Хогвартских коридоров, страж на плече напомнил о себе легким покалыванием, которое тут же стало весьма и весьма болезненным.
   В этот раз Мародеры решили отойти от стандартного плана сперва слегка поиздеваться, а уже потом накинуться всем скопом, и сразу атаковали. Да и засада была подготовлена неплохо. Для мародеров так и вовсе блестяще.
   В конце коридора появились Питтегрю и Люпин. Вскинув палочки они дружно ударили Ступефаями. Еще два вскрика "Ступефай!" донеслись из-за моей спины. Готов поставить сотню галеонов, что в начале коридора Поттер и Блэк. Видимо они спрятались под мантией невидимкой и пропустили меня, чтобы атаковать со спины.
   Не сказал бы, что атака была столь уж опасна. От лучей Крыски и Клыкастого я бы с легкостью уклонился, а для защиты спины поставил бы невербальный Протего, но заниматься очередным вразумлением малолетних оболтусов мне было просто лень. Да и не стоило раскрывать все свои знания в бестолковой и в целом безобидной драке с мародерами. Хоть и с трудом, но увернувшись от всех четырех лучей, я укрылся в стреловидной оконной нише, распахнул невербальной Алохоморой оконные створки и спрыгнул вниз.
   - Где Нюнчик?! - раздались сверху приглушенные, но достаточно слышные голоса мародеров, когда я приземлился.
   - Кажется, он спрыгнул вниз, - неуверенно заметил Крыска.
   - Тут третий этаж!
   - Ну, значит, не спрыгнул, а упал. Видимо кто-то забыл закрыть окно.
   - Черт, Хвост, представь, что с нами будет, если он свернул себе шею.
   - Я не хочу в Азкабан! - взвизгнул Петтигрю после короткой заминки.
   - Вижу, ты понял. Быстро вниз!
   - Избавляться от тела? - нервно хохотнул Блэк.
   - Если Снейп жив, то его нужно доставить в медкрыло.
   - А если мертв?
   - Молись, чтобы он был жив, - отрезал Поттер.
   Хм, какая жалость, добивать меня, видимо, не будут.
   Ждать пока мародеры найдут лестницу и спустятся (ждать от них полета без метлы или банальной парной левитации было бы глупо), я не стал. Не стоит вводить себя в искушение избавиться от этих... гриффиндорцев. И слишком много чести для них, чтобы я тратил свое время на банальную трепку.
   Как же они меня нашли? Знаменитая карта мародеров? Мне казалось, что Люпин создаст ее только к концу пятого курса. Кстати на счет карты. Меня всегда терзали смутные сомнения, что ее создание не обошлось без помощи Дамблдора. Люпин не самый бесталанный из мародеров, но создание столь сложной зачарованной вещи ему не по зубам.
   Забрав из аудитории неподалеку от входа зимний плащ, я снял маску, набросил на голову капюшон и покинул Хогвартс. Мародеры, как это ни странно, меня не преследовали. Если у них появилась карта, то новое полугодье будет веселым. Еще одна проблемка на мою голову. О Мерлин! Порой я поражаюсь своему терпению - насколько проще было бы их просто прибить в каком-нибудь тихом месте.
   Шагая по направлению к воротам, я поймал себя на мысли, что всерьез прикидываю как можно надежно избавиться от трупов этого Хогвартского зверинца. Немного посмаковав самые красочные варианты, я отбросил эту идею. Дело тут вовсе не в доброте, милосердии, гуманизме... и прочих красивых словах. Я уже давно не испытываю ни малейшего благоговения перед пресловутой ценностью человеческой жизни - слишком много на моих руках крови. Нельзя пройти две войны оставаясь с чистыми руками. Я убивал, подчиняясь приказам и защищая свою жизнь, проводил немало экспериментов над живыми людьми - в свое оправдание хочу заметить, что все эти люди были первостатейным сбродом. Хотя... перед кем мне оправдываться? Перед своей отсутствующей совестью?
   Я не святой, никогда им не был, да и не желаю им быть. Да, убивал я много, но никогда не делал этого из простой прихоти, дурного настроения или просто скуки. Именно поэтому мародеры будут жить. Я не пылаю к ним особой любовью. Да что там - я их терпеть не могу! Но если бы я расправлялся со всеми, кто мне не нравится, то Британия бы обезлюдела.
   Мародеры будут жить... но не все. Питер Петтигрю умрет. Пока не знаю как, и не знаю когда, но умрет. Не знаю, служит ли он уже Волдеморту, но уверен, что этот день не так уж и далек. Крыска ляжет под любого кто сильнее. В Хогвартсе идеальными покровителями были Блэк и Поттер, но вне стен древнего замка таковым может стать только Волдеморт. Никому другому такое ничтожество просто не нужно, даже ордену огненной курицы. В нем ценят посредственностей, но не нулей.
   Зачем Петтигрю понадобился Волдеморту? Поттеры были вернейшими собачками Дамблдора, и для Волди было весьма нелишне иметь возле наследника рода Поттер своего шпиона. Кстати, я более чем уверен, что Дамблдор прекрасно знал об истинном хозяине Крыски. И порой меня мучают сомнения - а не подрабатывал ли наш крысеныш еще и на Старика?..
   Плавно перелетев ворота школы, я отошел от Хогвартса еще немного и аппарировал на почту Хогсмита.
  

Глава 23. Рождественские хлопоты.

  
   - Йо-хо-хо Счастливого Рождества! - очередной гротескный Санта Клаус, произошедший от Николая Мирликийского - известного белого мага своего времени - раздражал прохожих своими монотонными поздравлениями.
   Представляю, какой любовью к магам воспылали бы маглы, узнав, кто стоял у истоков большинства их религий и в особенности христианства. Один раз подобное уже произошло.  Inquisitio Haereticae Pravitatis Sanctum Officium (Святой отдел расследований еретической греховности) появился не просто так и знатно прошерстил ряды волшебников. Попутно инквизиторы уничтожили кучу магических существ, тех немногих представителей волшебного народа, что еще оставались на земле, да и просто случайных маглов.
   Магловский Лондон вовсю готовился встретить Рождество. Улицы и дома украсили яркие гирлянды из сотен разноцветных лампочек. На входных дверях то и дело попадались рождественские венки из еловых веточек с игрушками. Магазины ломились от рождественских товаров, а в их двери ломились маглы, завлеченные обещаниями щедрых скидок. Театры приглашали зрителей на новые шоу, концертные залы - на музыкальные программы лучших композиторов и лучших исполнителей. Во всех церквях звучали рождественские гимны, а в Вестминстерском кафедральном соборе, соборе Святого Павла и Вестминстерском аббатстве проходили величественные праздничные службы. У всех предпраздничное настроение, везде радостные лица, улыбки, смех... ненавижу рождественские праздники.
   Что меня привело в магловский Лондон? Обычная проблема, с ней сталкивалось немало мужчин до меня. Уверен, что сия участь не минует и тех, кто будет после. Проблема была простой и сложной одновременно - что подарить любимой девушке на Рождество?
   Подобным вопросом я не задавался... да я вообще ни разу им не задавался. Сначала у меня просто не было на это денег, а потом делать подарки было уже некому.
   И что же подарить Лили с учетом того, что она на меня все же немного дуется?
   Плюшевого мишку? Так нам уже давно не по семь лет.
   Ограничиться скромным букетиком цветов? Подобный подарок либо признак скупости, либо долгой семейной жизни.
   Какие еще варианты?
   Книга - лучший подарок... в пятнадцатом веке. Лили, конечно, любит читать и тянется к знаниям, но она не Гермиона Грейнджер.
   Побродив по Лондонским улицам и так ничего толком и не решив, я вспомнил о приеме у Малфоев и подарках Люциусу и Нарциссе. Тут мне, правда, помогло знание будущего.
   Свернув на узкую боковую улочку и убедившись, что за мной никто не следит, я аппарировал в Косой на площадь перед банком. Тут тоже было на редкость суетно. Часть этого рождественского сумасшествия, охватившего маглов, поразила и Косой переулок. Европейские маги чтят многие христианские праздники, потому что большая их часть имеет и определенную магическую предысторию и смысл. Да, да - это одна из этих тысяч незримых нитей, что к добру или к худу соединяют магов и маглов.
   У здания банка хор гоблинов пел порядком приевшиеся за день рождественские гимны. В "Все для квиддича" была настоящая очередь.
   Моей целью было небольшое неприметное здание рядом с банком. В нем находилась гоблинская ювелирная лавка. После ухода из нашего мира последних цвегов, гоблины как-то незаметно подмяли под себя все, что связано с драгоценными камнями и металлами.
   В ювелирной лавке отсутствовала какая-либо охрана, а за длинной стойкой был всего один престарелый гоблин. Но за этой показной беспечностью таились столь сильные защитные чары, что любой грабитель превратился бы в пепел, стоило ему только переступить порог этой лавки. И это вовсе не преувеличение.
   Стойка была сооружена таким образом, что гоблин находился на уровне человека среднего роста. Сейчас старый гоблин увлеченно рассматривал что-то под большим, в две ладони, увеличительным стеклом, закрепленным на специальной подвижной подставке.
   Я кашлянул, привлекая к себе внимание. Старый гоблин оторвался от своего увеличительного стекла и, подслеповато щурясь, посмотрел на меня. Пошарив руками под конторкой, он достал очки велосипеды а-ля "Гарри Поттер" и поспешно надел их.
   - Лорд Снейп-Принц, всегда рад вас видеть, - узнав меня, старый гоблин расцвел в искренней улыбке. - Снова ищете подарок?
   - Да, мастер Златомутс.
   - Жена, любовница, возлюбленная, подруга? - деловито поинтересовался гоблин.
   - Подруга-возлюбленная.
   - О, самый сложный вариант, - понимающе кивнул Златомутс. - Хотя у нас превосходный выбор обручальных колец... - он замолчал и выразительно посмотрел на меня.
   - К сожалению, об этом говорить еще рано.
   - Дело ваше. Что тогда желаете? У меня превосходный выбор сережек, браслетов, камей, брошей.
   - Пока не знаю, я осмотрюсь.
   - Разумеется, лорд, - гоблин приглашающе махнул рукой в сторону стеклянных витрин с образцами товара.
   Выбор был довольно большой, а цены весьма демократичные (с учетом того, что это все же ювелирная лавка). В основном тут были недорогие украшения из полудрагоценных камней, гоблинской меди и серебра. По настоящему дорогие вещи из золота, платины и драгоценных камней гоблины делали исключительно на заказ, и цена подобных изделий могла достигать заоблачных высот.
   Опять эта чертова проблема выбора! Ну не знаток я женских побрякушек. Что же выбрать? Кольцо - рановато. Сережки? Лили их не носит. Кулон в виде сердечка с двумя фото или колдографиями? Это уже будет равносильно признанию в любви, а такие вещи нужно делать лично, а не через вещи.
   - Может, что-нибудь посоветуете? - сдался я, после почти пятиминутного топтания перед витриной.
   - Для хорошего подарка главное показать ваше внимание. А не просто схватить первую попавшуюся красивую безделушку понравившуюся вам... Полная дата рождения вашей избранницы? Желательно со временем.
   - 30 января 1960 года. Время не знаю.
   - Так, где же это у меня было, - гоблин откуда-то достал огромный фолиант и, что-то выискивая, шустро зашелестел страницами. - Так, 1960. Тридцатое января... все нашел, - довольно заключил он и зашептал себе под нос что-то малопонятное. - Юпитер сменил движение с попятного на прямое... это понятно. Луна в своем движении по небесной сфере посетила созвездие... жемчуг отпадает. Максимального блеска достигли звезды... гранат, лазурит, оникс отпали. Так... Так... Все ясно, - старый гоблин отодвинул фолиант, снял очки и помассировал глаза. - Ей лучше всего подойдет аметист - камень равновесия и мира. Считается, что он развивает воображение, помогает неординарному мышлению и делает своего обладателя проницательным, - с этими словами он извлек из-под конторки изящный аметистовый кулон.
   - Обратите внимание на серебряное кольцо, в которое заключен камень и к которому крепится цепочка. Видите, - гоблин положил кулон под увеличительное стекло. - Сюда можно нанести рунические знаки на свой вкус и тогда амулет превратится в простенький артефакт. Отличный подарок, вы не находите? Посмотрите на свет сквозь камень.
   Последовав его совету, я с удивлением отметил, что в самом камне сверкают едва заметные звездочки. Сперва мне показалось, что они расположены в хаотичном порядке, но потом я понял, что это не так. Их расположение было чем-то знакомым, но я никак не мог сообразить чем.
   - Что это за рисунок?
   - И чему только вас учат в этом вашем Хогвартсе, - попенял мне гоблин. - Это созвездие водолея, зодиакальный знак вашей девушки. Ох уж это современное образование, - проворчал он, неодобрительно качая головой.
   - Сколько?
   - Сорок галеонов, - тут же оживился старик. У него даже уши слегка задергались от предвкушения заполучить в свои загребущие лапы несколько галеонов.
   Грабеж! - возмутился мой внутренний голос. Мы за трость и сережки столько же отдали. Тяжело вздохнув, что поделать не люблю расставаться с деньгами, я достал чековую книжку.
   - Сорок галеонов, - громко произнес я, оторвав один из листков и отдал его гоблину. Тот придвинул ко мне открытую коробку с амулетом... эй, а где цепочка!
   - Цепочку мы продаем отдельно, лорд, - хитро улыбнулся старый гоблин, заметив мой возмущенный взгляд.
   Вновь тяжело вздохнув, я снова потянулся к чековой книжке. Чертовы гоблины!
  
   Благосклонно приняв и второй чек. Златомутс быстро упаковал коробку с кулоном и цепочкой в яркую оберточную бумагу и перевязал цветной ленточкой.
   - Счастливого Рождества, лорд. Надеюсь видеть вас в моей скоромной лавке как можно чаще.
   Упаси Мерлин, - подумал я, прощаясь со старым гоблином.
   На улице начался легкий снегопад. В самый раз для рождества. Немного побродив по Косому переулку и купив в подарок горячо любимому себе пару бутылок хорошего огневиски (хорошо быть по магическим законам совершеннолетним), я аппарировал домой.
   В убогой квартирке в Паучьем было холодно и пусто. Никак не могу понять, что же теперь держит меня здесь? Я мог бы купить себе нормальный дом в приличном районе, может даже неподалеку от дома Лили. Это на постройку магического поместья у меня денег не хватит, а на покупку обычного магловский коттеджа их достаточно. Задурить магией или иллюзией голову продавцу, чтобы тот не задавался вопросами по поводу моего возраста и готово. Но нет, я раз за разом возвращаюсь в Паучий.
   Сняв одежду и обувь, я наскоро вымыл руки. Вода из крана шла практически ледяная. Кран с горячей водой, я даже не пробовал крутить. Нет, горячая вода-то в нем была... или что-то весьма на нее похожее. Ржаво-коричневого цвета, с запахом ржавчины и старых водосточных труб иногда (хоть и редко) она даже была горячая. Использовать эту субстанцию для умывания у меня не хватило бы духу. А если надо было принять ванну, то я просто наколдовывал горячую воду.
   Аккуратно развернув подарочную обертку, я выложил свою покупку на стол перед собой и внимательно осмотрел. Тонкое серебряное кольцо, в котором был закреплен камень и к которому крепилась цепочка, было тщательно отполировано.
   Слабый артефакт значит...
   А если применить кое-что из запрещенной ныне части магии, то артефакт может получиться не таким уж и слабым. Я задумчиво потер подбородок. Какие бы чары наложить на кулон?
   Сходив за Кодексом Рода, я положил его рядом с кулоном и громко приказал:
   - Зачарование вещей. Заклинания поиска и защиты.
   Кодекс рода открылся на нужной странице, и я углубился в чтение.
   Как это обычно бывает в таких случаях, я совершенно потерял чувство времени. Прилетевший в комнату Петр, настойчивым карканьем известил меня о том, что он проголодался. Я посмотрел на часы. Шел уже третий час, а вредная птица привыкла обедать по строгому расписанию.
   Не без сожаления я закрыл кодекс. Нужный ритуал я нашел почти сразу, но как-то незаметно для себя просто зачитался древней книгой. Я провел над ним немало часов, но магический фолиант до сих пор поражает мое воображение. На его полное изучение нужно потратить год, а может и не один.
   Покормив Петра, я задумчиво покрутил в руках бутылку огневиски и с сожалением отставил ее в сторону. Не сейчас. Магия, особенно темная, не терпит затуманенного алкоголем сознания.
   Покопавшись в ящиках, я достал деревянную шкатулку с пуговицами, нитками, иголками и прочей столь необходимой в любом доме мелочью. Взяв одну из иголок, я резко уколол ею палец на левой руке. Ауч! А это больно! На пальце вспухла кровавая капля, я стряхнул ее на серебряное кольцо и вытащил палочку.
   Заклинание было довольно долгим и включало в себя с множество различных движений палочкой. Да и зачарование вещей никогда не было моей стихией. Когда я закончил, то обнаружил, что порядком взмок и довольно сильно устал. До магического истощения конечно далеко, но сил это зачарование вытянуло из меня как приличная дуэль.
   Устало опустившись на стул, я недовольно посмотрел на амулет. Надеюсь, все удалось. На вторую попытку меня сегодня не хватит. И ведь заклинание не самое сложное, а на тебе. Впрочем, нельзя же быть гением во всех сферах магии... хоть и очень хочется.
   Что самое забавное, данное заклинание, несмотря на свою совершенную безвредность, относилось к числу запрещенных. Так как являлось "Магическим действием, относившимся к магии крови". Гоблинский ритуал на принадлежность к Роду тоже к таковым относится, но министерство почему-то закрывает на это глаза. Интересно сколько гоблины им за это платят?
   Гоблинам вообще прощают довольно многое. Все эти бесконечные гоблинские восстания остались в далеком прошлом. Коротышки подгребли под себя всю финансовую систему магического мира и с легкостью добьются от Министерства любых уступок. И это не только в Британии, но и в остальной магической Европе и Северной Америке. В странах Азии гоблинам сложнее, но филиалы Гринготтса уже есть в Токио, Пекине.
   Закрыв глаза, я взмахнул палочкой и произнес слова заклинания. Вроде все работает. Теперь я всегда буду знать, где находится владелец кулона. Надеюсь, Лили будет его постоянно носить, а не забросит в какой-нибудь ящик, как ненужную безделушку. Помимо знания места нахождения, я всегда с легкостью смогу выяснить о ее состоянии. А стоит мне коснуться кулона - о любых магических воздействиях на его носителя.
   Поначалу я планировал поискать что-то для защиты. Но потом решил что данный набор гораздо лучше. Сильные защитные артефакты довольно просто обнаружить. А после их обнаружения для толкового мага не составит труда обойти, обмануть или просто пробить их защиту - было бы время.
   Кулон отправился обратно в коробочку. Немного повозившись, я смог таки его правильно упаковать в оберточную бумагу и перевязал подарок цветной ленточкой.
   Сытый Петр, следил за моими действиями с явной настороженностью.
   - Да, да, ты правильно думаешь. Для тебя есть работа, - сказал я птице, подписывая купленную среди мелочей рождественскую открытку. "Счастливого рождества!" и подпись "Северус" - на большее моей фантазии не хватило. Да и эпистолярный жанр никогда не был для меня родной стихией.
   Привязав открытку к подарку еще одной яркой разноцветной ленточкой, я протянул послание Петру, за что заработал еще один полный укора взгляд. Обиженно каркнув, ворон спланировал со своего насеста на шкафу. Перехватив послание, он закружил по комнате, раздраженно каркая словно ругаясь. Взмахнув палочкой в сторону окна, я распахнул оконные створки и Петр улетел.
   Кодекс рода отправился в наспех сооруженный тайник в шкафу с одеждой. Место так себе, но ничего лучше в этой квартирке не сделать, а мотаться каждый раз в Гринготтс утомительно. По возвращению в Хогвартс я верну кодекс в родовой сейф, а пока пусть побудет под рукой. Да и сомневаюсь я, что хоть один маг рискнет предположить, что родовая реликвия хранится под старыми свитерами и джинсами. Я даже не стал на шкаф защитные чары ставить, чтобы не привлекать внимание. А от обычных воров или пожара квартирка в Паучьем надежно защищена.
   Прихватив с кухни стакан и бутылку огневиски, я отправился в свою комнату. Когда янтарная жидкость наполнила стакан, я чокнулся со своим отражением в зеркале.
   - Счастливого Рождества, Северус!
   В сигаретной пачке еще оставалось семь сигарет, а в бутылке далеко не один глоток огневиски - праздник удался на славу.
   Я мрачно усмехнулся - не люблю праздники вообще, а рождество в частности. Когда-то давно в юности (О Мерлин, как же теперь это странно звучит!) я почему-то решил для себя, что мне никто не нужен. Ма умерла, Лили вышла замуж за Поттера. Тяжело терять близких людей, и я решил не с кем более не сближаться. Ведь невозможно потерять то, чего у тебя нет?
   Обычно в подобные праздничные дни я закрывался в своей лаборатории и с головой погружался в работу - прекрасное лекарство от одиночества и тоски. Люди встречались с друзьями, веселились, отдыхали, ходили на концерты и в театры, скучали на светских приемах. Я корпел над алхимическими трактатами, дышал тошнотворными парами полугодовых зелий. Но все это было лишь безнадежной попыткой убежать от мира. Спрятаться от него за колбами, ретортами, отгородиться котлами. Потом я понял, что это бесполезно, но было слишком поздно.
   Друзья?
   У меня никогда не было друзей, в лучшем случае добрые приятели (если "добрые" вообще применимо к пожирателям).
   Семья?
   Даже вспоминать об этом больно. Особенно сейчас. Дважды я пытался спасти мать и дважды потерпел неудачу. А другой семьи у меня не было.
   Любовь?
   С Лили мы всегда были только друзьями, и я никогда не рассказывал ей о своих чувствах. А любил ли я ее вообще? Не знаю. Я привык, что с детства мы были практически неразлучны. Даже в Хогвартсе, несмотря на разные факультеты, мы каждый вечер встречались в библиотеке - делали вместе домашнее задание и просто общались. Вряд ли это была любовь - просто дружба. Потом мы стали старше. Я увлекся Темными искусствами. У Лили появились близкие друзья на факультете. Мы стали отдаляться друг от друга. Реже встречались в Хогвартсе, реже ходили вместе в Хогсмит и меньше общались на каникулах. Потом был пятый курс и эта проклятая ссора! Нет, она не перечеркнула нашу дружбу, но и не добавило в нее тепла - мы еще больше отдалились.
   А потом Лили стала встречаться с Поттером и вышла за него замуж! Меня это просто бесило. Я мог бы принять кого угодно, но только не Поттера! Чертового Поттера! Красавчика и богача, которому всегда достается только лучшее!
   Какое я имел право решать за Лили, что для нее лучше? Да никакого! Но я был юн, глуп и посчитал, что она предала меня. Предала нашу дружбу! Хотя от той дружбы к тому времени не осталось и следа. Во многом по моей вине, а вовсе не ее. Результат закономерен - предательство...
   Возможно, я столь ненавижу Крысеныша просто потому, что вижу в нем себя.
   Я предал ее. Сдал с потрохами своему господину. Игра Дамблдора или нет, но сообщение о пророчестве Волдеморту принес я и только я - словно собака, которая приносит хозяину палку. Это был смертный приговор Лили и ее семье.
   Хотел ее спасти?
   Хорошо, допустим - Лили уцелела. Спаслась сама, Волдеморт ее пощадил, Дамблдор пришел на помощь. Что дальше? Она сразу же бросилась бы ко мне в объятия? Ко мне, виновнику гибели ее мужа и сына? Смешно! Да мы бы стали злейшими врагами. И никакое вмешательство Дамблдора это бы не исправило. И что бы я делал, если бы мы сошлись в схватке? Убил бы ее или дал убить себя? Не хочу об этом даже думать.
   Память - мой вечный личный ад. Достойная награда за подлость, трусость и предательство.
   Мы сами творцы своей судьбы. Слабаки всегда будут искать оправдание собственной слабости. Пенять на обстоятельства, винить во всем политиков, плохую карму. Это ведь так просто списать все свои неудачи на дурную власть, плохую погоду, неправильное положение звезд и общее несовершенство мира. Который, вот ведь гад, не спешит возвести на пьедестал и обогатить такого замечательного тебя.
   Да, мы сами творим свою жизнь. И должен признать, что первую свою жизнь я бездарно слил в унитаз. Жаль, что понял я это только ближе к концу. На что я потратил свои лучшие годы? Службу двум властолюбивым уродам, желающим переделать мир. Разумеется к его - мира - благу.
   Чего я достиг?
   Декан Слизерина и самый ненавистный директор за всю историю Хогвартса. Поставивший к тому же антирекорд по длительности пребывания на этом посту. Да и директором я только назывался. Хогвартское место силы мне так и не подчинилось, что только подтверждает мои предположения о неокончательной гибели Старика. Достижения, прямо скажем, не впечатляющие.
   Периодическое вытаскивание Мальчика-Который-Постоянно-Попадает-В-Неприятности из опасных историй, в которые он столь любил влипать. И попытки (часто тщетные) обучить сына Лили хоть чему-то полезному.
   Надо было сразу плюнуть на все и сбежать. Куда-нибудь далеко, туда, где меня никто не стал бы искать. Австралия, Южная Америка. Волдеморт и Дамблдор не всесильны, там бы они меня не достали. Да и вряд ли бы вообще стали искать, и у одного и у второго полно пешек помимо меня. С моими талантами я мог бы сделать себе имя и заработать состояние. Да мне под силу было бы стать вторым Фламелем!
   Было бы это трусостью?
   Можно ли назвать трусостью желание держаться подальше от всей этой дурно пахнущей субстанции именуемой борьбой за власть над Магической Британией? Нет в этой борьбе ни правых, ни виноватых. Есть лишь кукловоды, солдаты и жертвы. Причем первые практически недосягаемы, а вторые очень легко переходят в разряд третьих.
   Долг жизни перед Джеймсом Поттером?
   А был ли этот долг? Или меня просто убедили, что он есть? Я ведь подставил семью Поттеров под удар, когда рассказал о пророчестве нашему Темнейшеству. Джеймс и Лили погибли из-за меня. И если Лили я пытался спасти, то о Джеймсе даже не думал. Будь на мне действительно Долг Жизни, то я как минимум лишился бы своей магии.
   Да, думаю, что моя старая догадка была верна - тот случай со спасением меня из пасти обернувшегося Люпина был подстроен. Может Дамби, а может и самим Поттером. Хотя понять не могу, зачем последнему это могло понадобиться?
   Долг перед Лили?
   Да, наверное, это единственное что меня держало - раскаянье и чувство вины за ее гибель. И добрый Дамблдор со своим "Мы должны позаботиться о сыне Лили". Знал бы я тогда - в чем будет выражаться эта забота, то бежал бы, захватив с собой младшего Поттера. Потом бежать было уже слишком поздно. Впрочем, как и сейчас...
   Огневиски в стакане вновь как-то слишком резко кончилось. Беда с этим огневиски - оно постоянно пропадает как-то внезапно. По телу разлилось приятное тепло, а в голове наоборот почему-то прояснилось. Налив второй стакан, я достал сигарету из пачки, закурил и вновь погрузился в раздумья.
  

Глава 24. Свидание.

Убивать меня научили, а вот ухаживать - нет.

(Северус Снейп, ненаписанные мемуары)

  
  
   Пробуждение было ужасным. Заснул я прямо в кресле, и всё тело ужасно затекло. Жутко хотелось пить. Во рту стояла настоящая помойка, голова просто раскалывалась, а жизнь казалась еще более отвратительной, чем она есть на самом деле (даже не думал, что подобное возможно).
   Мужественно подавив сорвавшийся было с губ стон, я все же поднялся на ноги. Кровь прилила к голове, в висках заломило. Похоже, что две бутылки огневиски для этого не испорченного годами упорных тренировок тела еще слишком много. Ничего, у нас впереди еще годы практики.
   Стены шатала какая-то гнида, потолок слегка покачивался, а земное притяжение ощущалось как никогда сильно. Медленно доковыляв до шкафа с запасом зелий, я открыл его и стал искать "Антипохмельное".
   В этот раз стоны и ругань я уже не сдерживал - зелья не было. Более того, его и не могло быть. Память услужливо подсказала, что данное зелье я посчитал не особо нужным, и запасов его и не создал.
   Я вновь застонал. Идиот! Зная себя посчитать ненужным "Антипохмельное" - нет, ну точно идиот. Лили и Макдональд были правы тогда в поезде, а я на них еще и обижался. На правду обижаться нельзя.
   Попытаться сварить что-то в таком состоянии? Ну уж нет!
   Покопавшись еще в зельях, но так и не найдя ничего способного избавить меня от этой жуткой головной боли я поплелся умываться.
   Холодная вода слегка притупила боль. А зубная паста привела дыхание из состояния "кошка сдохла" в состояние "кошка сдохла в сосновом лесу". Немного подумав, я полностью разделся, включил холодную воду и залез под душ. Водная струя бичом стеганула по телу, зато головная боль сразу как-то отступила на второй план. Где-то через полминуты я решил, что достаточно поиздевался над собственным телом и выскочил из ванной.
   С умывальными процедурами было покончено, тело приведено в относительный порядок. Настроение с "поганого" поднялось до отметки "паршивое" (то есть пришло в норму). Сменив одежду, я пошел на кухню. На спинке дивана в гостиной дремал Петр. Отослав его с письмом к Лили, я оставил одну из форточек открытой, чтобы ворону не пришлось ночевать на улице.
   Странно, что вредная птица не разбудила меня, требуя свой завтрак. Стараясь не потревожить Петра, я закрыл форточку. Согревающие чары на квартире работали как надо, но с нее довольно ощутимо дуло. Да и зима в этом году выдалась слишком суровой.
   Добравшись до кухни, я сел за стол подпер голову левой рукой и, не глядя, взмахнул палочкой. В дровяной плите вспыхнул огонь. Начищенный до блеска медный чайник наполнился водой и перелетел на плиту. Кружка и банка кофе спланировали с одной из полок и замерли на столе передо мной словно солдаты на плацу.
   Звонок в дверь раздался, когда я приканчивал вторую кружку кофе и размышлял над третьей.
   - Кого там черти принесли, - проворчал я, с неохотой поднимаясь из-за стола.
   Звонок раздался вновь. Настойчивый и наглый он вызывал во мне волны глухого раздражение и головной боли.
   - Да иду я уже, иду! - громко сказал я, мазнув рукой по влажным, растрепанным волосам.
   Дверь я открыл с твердым намерением спустить наглого визитера с лестницы. Даже если это Дамблдор или Волдеморт (особенно если это они!). Но на пороге оказалась всего лишь взволнованная и немного смущенная Лили.
   - Лили? Что ты тут делаешь в такое время? - Со временем я явно переборщил - было далеко за полдень... очень далеко.
   - Привет, Сев, - сказала она, зябко передернув плечами.
   - Не стой на пороге, заходи. Сегодня холодно.
   Шире распахнув дверь, я приглашающе махнул рукой. Немного замявшись, Лили все же зашла.
   - Я хотела поблагодарить тебя за подарок. И еще вот, - она протянула мне что-то мягкое завернутое в яркую оберточную бумагу. - Думала послать сову, но потом решила занести сама. С Рождеством тебя, Северус! - к своим словам девушка добавила теплую улыбку.
   Я развернул бумагу, в моих руках оказался зеленый клетчатый шарф.
   - Спасибо, - искренне поблагодарил я Лили. Приятно, что она обо мне вспомнила, не смотря на все наши разногласия. - Кофе выпьешь? Чая, прости, нет.
   Пока Лили снимала верхнюю одежду, я вихрем пронесся по комнатам, убирая все оставшиеся следы моего "душевного лечения". Именно в такие моменты понимаешь всю полезность обычных бытовых чар.
   В гостиной был в целом порядок.
   А вот в моей комнате царил настоящий бардак. Любой увидевший это засомневался бы в том, что это моя комната, или в том, что я - это я. Северус Снейп с его болезненной щепетильностью к порядку не смог бы сотворить такое за столь короткий срок.
   Взмах палочки - постель радует глаз идеальной армейской заправкой: натянутое как струна покрывало, ровный кант, об острый край которого можно порезаться, подушка пирамидой. Еще один взмах палочки - разбросанные в беспорядке вещи мигом оказались аккуратно разложены или отправились в многострадальный шкаф. Новый взмах - в центре комнаты воздух вздрагивает. Миниатюрный смерч втягивает в себя всю пыль и грязь, к ним почему-то добавилась пара грязных носков. Несколько ударов сердца и образовавшийся грязный клубок ловко выпрыгивает в открытое окно. Окно закрывается, выдохнув напоследок в комнату холодный уличный воздух. Уборка закончена! Время, менее десяти секунд - новый рекорд!
   Кинув придирчивый взгляд в зеркало, я быстро расчесал свои волосы и вернулся к Лили.
   Неприятности начались, когда мы уже направлялись на кухню. В гостиной прямо на нашем пути вальяжно и нагло расположилась пустая бутылка из-под огневиски. О Мерлин! И как я ее умудрился пропустить! Она же стоит прямо перед носом, нагло сверкая хорошо знакомой этикеткой, из-за которой списать ее появление на Тоби Снейпа не получится.
   Тихо прошипев сквозь зубы проклятие, я спешно накинул на бутылку чары невидимости. Поздно! Сперва Лили сбилась с шага, а затем решительно подошла к тому месту, где стояла сокрытая магией бутылка.
   - Что это?! - нахмурилась она, нащупав невидимку и взяв ее в руку.
   - Просто пустая бутылка, - смирившись с неизбежным, я развеял чары невидимости.
   Пару секунд Лили изучала этикетку. Потом, словно все еще не веря своим глазам, она понюхала горлышко бутылки и грозно спросила:
   - Северус Тобиас Снейп! Признавайся, ты что, пил?
   - Да.
   - Безобразие. Куда только смотрит миссис Снейп.
   - Она умерла месяц назад.
   Лили вздрогнула, гневное выражение на ее лице сменилось на испуганно-потрясенное.
   - Прости, Северус. Я же не знала.... мне очень жаль, - она обняла меня и сочувственно погладила по спине.
   - Да, мне тоже, - я поймал себя на мысли, что мне нравится, когда Лили меня вот так обнимает.
   - Поэтому ты пропустил столько занятий, - констатировала Лили, все еще не разжимая объятий.
   Я молча кивнул.
   - Ты как, держишься? - спросила она отстранившись.
   - Все нормально. У меня было время для скорби. Жизнь продолжается, не смотря ни на что, - произнеся эти слова, я понял, что это действительно так. Даже где-то в глубине сознания мелькнула мерзкая циничная мысль, что ма очень вовремя умерла - ее смерть развязала мне руки для дальнейших действий. Теперь нет нужды рвать жилы и подставляться: пытаясь найти способ ее спасти. Мне стало тошно, мерзостно и стыдно за себя. Нежели я и вправду такая циничная и хладнокровная сволочь? Но сколько бы я не гнал эту мерзкую мыслишку прочь, она никуда не уходила.
   - Если тебя волнует пропуск в учебе, то я могу тебе в этом помочь. Летом у нас важные экзамены, - сказала Лили, заглядывая мне в глаза.
   Взгляд... как же меня завораживает ее взгляд. Эти зеленые омуты. Они вытесняют из моей головы все посторонние мысли. Ободряют, дарят покой, спокойствие и тепло. Неужели эти странные чувство все же любовь?
   - Министерская аттестация меня волнует мало, - я отвел глаза, сбрасывая магнетическую притягательность этих зеленых омутов. - Я и сейчас сдам ее с закрытыми глазами.
   - Да, прости, что я к тебе сейчас лезу с этой учебой, - смутилась Лили.
   - Все нормально, я рад, что ты пришла и еще раз спасибо за подарок.
   Мы прошли на кухню. Вновь извинившись перед Лили за отсутствие чая, который она в отличие от меня любила, я достал вторую чашку, налил в нее кофе и поставил перед девушкой вазочку с найденными на одной из полок галетами.
   Затем мы пили кофе и просто беседовали. Лили рассказала мне последние новости из Хогвартса. Я сделал вид, что все это мне крайне интересно. Вообще-то больше говорила она, а я просто слушал, изредка задавал вопросы или вставлял язвительные замечания.
   Наконец Лили засобиралась домой. Естественно я вызвался ее проводить. И мое врожденное благородство тут вовсе не причем. Паучий тупик не самое безопасное место. Жителей в нем осталось мало, зато различной швали в округе хватает. Вечером гулять по этой улице в одиночестве противопоказано, особенно молодой девушке. Да и днем не на много лучше. Об этом я не преминул напомнить Лили.
   Путь к дому Лили прошел без приключений. Правда, когда мы проходили через парк мимо играющих в снежки ребят, какой-то мелкий пакостник запустил нам в спину снежок, но промахнулся.
   - Есть планы на завтра? - спросил я, когда мы подходили к дому родителей Лили.
   - Да ничего особенного. Думала провести время с Туни, но мы снова поссорились.
   - Она так и не смирилась и все еще завидует тебе? - понимающе кивнул я.
   После поступления Лили в Хогвартс, ее взаимоотношения с сестрой год от года становились все хуже и хуже. По-моему Петуния так и не простила Лили то, что сама она не обладает ни частичкой магического дара (хотя, причем тут Лили?). Зависть порождает злость. А злость - ненависть.
   Начиная с первого курса, каникулы для Лили становились сущим мучением. Она любила свою семью: родителей и сестру. Но если первые поняли и приняли магическую силу дочери, то Петунью просто бесила "ненормальность" сестры. Подозреваю, что еще больше ее бесила собственная нормальность. Ссоры и скандалы между сестрами случались все чаще. Взаимное недопонимание и обиды росли, словно снежный ком. Родители Лили приложили немало усилий, пытаясь примирить непутевых детей, но все было тщетно.
   Окончательный разрыв между сестрами произойдет незадолго до смерти Лили, после нелепой гибели их родителей в автокатастрофе. Петуния почему-то решила, что Лили могла их спасти. Глупой, озлобленной маглше не объяснишь, что мы маги, а не боги.
   Если мне не изменяет память, то Петуния даже не пришла на похороны Лили. Хотя тут я могу и ошибаться, сам я наблюдал за церемонией со стороны. И с весьма значительного расстояния.
   Про "нежную и трепетную" любовь Петунии к племяннику можно и вовсе не вспоминать. Хотя на этот счет у меня есть некоторые сомнения - слишком уж удачно для Дамблдора все сложилось. Забитый маленький мальчик, живущий в чулане под лестницей, внезапно попадает в магический мир. Здесь он известен, знаменит и богат, его считают героем. В первый же день у него появляется "лучший друг", а несколько позже и лучшая подруга. Все это слишком резкий контраст с его прошлой жизнью. Из нуля в герои.* (*Аналог русской пословицы "из грязи в князи") Удивительно, что он с ума не сошел от радости. Хотя... мы же говорим о Потере - сойти с ума он не мог просто в силу отсутствия оного. Вполне возможно, что несчастное детство Поттера плод стараний Старика, а не частная инициатива Дурслей.
   - С каждым годом становится все хуже и хуже! - пожаловалась Лили. - Не понимаю, в чем я перед ней провинилась?!
   - Зависть, - пожал плечами я. - Прости, если мои слова тебя задевают, но она всегда тебе завидовала.
   - Но я же не виновата, что у меня есть магический дар, а у нее его нет. Почему она этого не понимает, мы же сестры?!
   - Маги плохо ладят с маглами. Я не раз говорил тебе об этом. Мы отличаемся от них, поэтому нам завидуют и боятся. Даже самые близкие, самые дорогие нам маглы часто нас не понимают - мы просто не укладываемся в привычную им картину мира.
   - Надеюсь, директор Дамблдор сможет это изменить!
   Опять эта фраза! Я с трудом удержался, чтобы не поморщиться. О Мерлин! Это будет гораздо сложнее, чем я думал. Наивная вера Лили в Величайшего светлого волшебника современности меня жутко раздражает.
   Ум и наблюдательность соседствовали в Лили с поразительной детской наивностью. Она ведь прекрасно могла, взвесив все факты за и против, прийти к верному выводу. Но стоило кому-то из авторитетных, в ее глазах, людей заявить, что эти выводы неверны. И она с легкостью отметала плоды своих измышлений и принимала точку зрения "старших", искренне считая именно ее верной. Ну а Дамблдор в ее глазах был и вовсе авторитетом из авторитетов. И Старик не был бы Стариком, если бы этим не пользовался. Возможно, что со временем она бы и разочаровалась в нашем "непогрешимом", но в прошлом-будущем этого времени ей не дали.
   - Боюсь, это будет не под силу даже ему, - осторожно сказал я. - Отдельный магл разумен - с ним договориться можно. Но толпа - злой, склонный к панике зверь!
   - Может ты и прав, - задумчиво кивнула Лили.
   Хм... это уже можно считать прогрессом. Все же она небезнадежна.
   - Так ты завтра свободна? - поспешил сменить тему я.
   - Ну... да. А что?
   - Мне надо развеяться. Я планировал наведаться в Манчестер: прогуляться по городу, куда-нибудь сходить. Буду рад, если ты составишь мне компанию.
   - Конечно Северус. Для чего же еще существуют друзья. Увидимся завтра, - она ободряюще сжала мне руку на прощание и скрылась за дверью.
   Я развернулся и медленно побрел по направлению к Паучьему. Размышляя, что же меня так привлекает в этой уже не девочке, но еще и не женщине - хрупком, ранимом подростке. Считающим, как и все подростки в ее возрасте, себя уже взрослой, но на самом деле таковой не являющейся. Впрочем, время повзрослеть у нее еще будет. В той бойне, что ждала нас впереди, мы все успели не только повзрослеть, но и состариться... умереть. Это не должно повториться, я так хочу! Слишком много крови и смертей. Слишком страшны для магического мира будут потери. Волдеморт победит или Дамблдор, большой разницы нет. В случае победы и тому и другому останется куча обломков, из которых он будет сооружать новое здание Магического мира. А можно ли получить что-то толковое из кучи обломков? Нет, войны надо избежать, любой ценой!
   А еще я хочу, чтобы Лили всегда была рядом со мной. Теперь я понимаю это отчетливо и ясно. Не знаю, любовь ли это или чистый эгоизм, но я так хочу! Да, она зачастую наивна настолько, что кажется глупой. Да, порой она до невозможности взбалмошна. Но она это тепло домашнего очага, а в моей жизни было так мало тепла. А недостатки? Так они есть у всех. У меня их и вовсе такое количество, что оторопь берет.
   Да и наши будущие дети должны стать очень сильными магами...
   Из раздумий меня вывели несколько ловко запущенных прямо мне в спину снежков. Мелкие поганцы сполна отыгрались за недавний промах. Когда я развернулся в сторону, откуда прилетели снежные снаряды, то увидел лишь спины со смехом убегающей малышни.
   Остаток дня прошел как-то сумбурно, я закончил уборку в квартире, покормил Петра, сварил антипохмельное зелье. С запасом сварил... бо-ольшим запасом.
   Утром без пяти одиннадцать посвежевший и отдохнувший я прогуливался возле дома Лили. Никаких мантий, обычная магловская одежда, недорогая, но весьма приличная. Лилин подарок занял должное ему положение на моей шее. Надеюсь, что ей будет приятно.
   Лили появилась незадолго до назначенного срока. Не знаю, может и считается, что девушкам простительно опаздывать, но вот лично меня любые опоздания просто бесят. И не важно свидание это, просто встреча или урок. Точность вежливость не только королей, но и любого воспитанного человека.
   - Привет.
   Хм... мне показалась или в окне второго этажа, за занавесками мелькнуло перекошенное от гнева лицо Петунии.
   - Привет, Сев. Идем на станцию?
   - Зачем? - удивился я. - Я нас аппарирую. Только отойдем подальше, где нет лишних глаз.
   - А это не опасно? - спросила Лили. Интерес в ней боролся с осторожностью. Для гриффиндорки Лили вообще отличалась редкостным здравомыслием.
   - Не опасней магловского транспорта.
   - Хорошо.
   Пройдя по улице, мы свернули к парку. Деревья стояли голыми. Там где прежде зеленела трава, теперь лежал снег. В детстве этот парк, был нашим любимым местом встреч. Годы спустя, в дни, когда на меня нападала депрессия и хандра, я приходил в этот парк. Здесь под сенью листвы, в густой траве, среди деревьев и петляющих гравиевых дорожек таились мои самые счастливые, чистые детские воспоминания. Без крови и смерти, без невосполнимых потерь и боли.
   Пройдя немного вглубь по заботливо расчищенным от снега гравиевым дорожкам, мы оказались возле небольшой речки, скорее большого ручья. На самом его берегу расположилась старая раскидистая липа. Одна из толстых боковых веток, настоящий второй ствол, шла горизонтально к земле и спускалась к самой воде и образовывала настоящий мост на противоположный берег. Сейчас липа, как и все деревья, стояла голой, но летом, особенно в пору цветения, это просто чудесное место.
   - Навевает воспоминания? - кивнул я в сторону старого дерева.
   Вместо ответа Лили только мечтательно улыбнулась.
   - Думаю, тут нас никто не увидит, - сказал я, придирчиво оглядывая окрестности. Парк был пуст. Даже вездесущих детей было нигде не видно. Единственным свидетелем аппорации стал бы только безголовый снеговик, а уж он-то точно никому и ничего не расскажет.
   - Что мне надо делать? - глаза Лили горели от любопытства и предвкушения. Магические знания она впитывала как губка, и никогда не упускала случая если не изучить, то хотя бы стать свидетелем чего-то незнакомого. Лет десять времени, хорошая библиотека, в том числе и с запрещенными ныне книгами и она станет очень сильным магом. Не таким сильным, как Волди или Дамби, но меня она превзойдет. Конечно не по всем дисциплинам, а лишь по некоторым, но превзойдет. К трансфигурации у нее и вовсе настоящий талант. При некотором упорстве ей под силу получить звание Мастера еще до окончания Хогвартса. В том прошлом-будущем ей помешало увлечение Рогоносцем.
   - Хм... - на мгновение задумался я, и с усмешкой добавил: - Будет лучше, если ты меня обнимешь покрепче. Я еще ни разу не аппарировал с кем-то еще.
   - Что-то в твоей затее меня настораживает, - Лили и не думала скрывать своего скептицизма. - Ты явно что-то не договариваешь!
   - Лили, посмотри мне в глаза. Разве я стал бы тебе врать! - возмутился я.
   Технически в моих словах не было ни слова лжи. В этом времени я еще ни разу не аппарировал с кем-то. Тот случай с матерью чистое исключение - это был не совсем я. Хорошо быть Слизеринцем - всегда найдешь себе оправдание.
   - Именно твой взгляд мне и не нравится. Он наглый и чересчур довольный, - она все же неуверенно прижалась ко мне.
   Прихватив девушку за талию и притянув к себе, я аппарировал в Манчестер.
   - Вот мы и на месте? Видишь, это совсем просто.
   - Сев.
   - Что?
   - Если мы на месте, то не пора ли меня отпустить? - сказала она, уперев ладони мне в грудь. Не без сожаления я все же выпустил ее из объятий
   Мы оказались в тупике, за большим мусорным контейнером. Места для аппарации к маглам всегда выбираются таким образом, чтобы исключить или хотя бы минимизировать вероятность встречи со случайными свидетелями. Согласитесь, человек появившийся из воздуха на центральной магловкой улице вызовет множество ненужных вопросов. Потому-то для аппарации в почете у магов уединенные и не всегда приглядные места. Зато выбравшись из тупика, мы были на Кинг-стрит - одной из центральных улиц Манчестера, известнейшем туристическом маршруте.
   - Куда теперь? - поинтересовалась Лили.
   - Прямо, - пожал плечами я. - А там по ситуации.
   Я не большой спец в свиданиях. Это сторона человеческой жизни прошла как-то мимо меня. Не называть же свиданиями те не слишком частые посещения магловских борделей?
   В целом, с учетом отсутствия у меня какого либо опыта в этих делах, день мы провели неплохо... ну, я так думаю. Что поделать не обольститель и не герой любовник я отнюдь. В целом я, наверное, очень скучный человек... это жизнь у меня была "веселая".
   Лили ненавязчиво пыталась меня развеселить. В меру своих сил я пытался демонстрировать, что ей это удается. Получалось плохо. Нет, я не был мрачен и угрюм (кстати, это обычное для меня состояние), а скорее просто задумчив. Но от прогулки я все же получал некоторое удовольствие.
  
   Мы гуляли по городу. Рождество прошло, но рождественские праздники продолжались, и на улицах было довольно много людей. В магловской одежде мы не выделялись из толпы, а потому прогулка проходила спокойно. На нас не показывали пальцем и не смотрели как на двух сумасшедших.
   Вдоволь нагулявшись, мы зашли в небольшое кафе рядом с мостом через Ирвелл и уселись за один из небольших столиков, во множестве разбросанных по не такому уж и маленькому залу. Многие из них были заняты.
   Пока услужливый официант бегал за нашим заказом, я стянул с ладоней шерстяные перчатки и тут же пожалел об этом.
   - Ой, а что с твоей рукой! - Лили перехватила мою левую руку, внимательно рассматривая следы от ожога.
   Сбивая ментальные закладки, я специально ошпарил кисть руки крутым кипятком. И спеша на помощь матери, наложил только обезболивающие чары. В результате, когда пришло время заняться ожогом, в ряде мест кожу пришлось отращивать заново (хорошо хоть что запас этих зелий у меня был). Теперь вся кисть была покрыта пятнами молодой кожи, так словно мне на руку ставили заплатки - то еще зрелище.
   - Ерунда, просто ожог. Небольшая ошибка при варке одного экспериментального зелья.
   - Ничего себе ерунда! - возмутилась Лили, осторожно поглаживая пальцами самую большую "заплатку". - Ты должен быть осторожнее.
   - Ты же меня знаешь - я сама осторожность.
   - И именно поэтому ты столь часто оказывался в медицинском крыле, - скептически выгнула бровь Лили.
   - Там я по большей части бывал исключительно из-за идиотских шуток твоего любимого Джеймса и его шайки! - возмутился я.
   - Любимого? - опешила Лили.
   - Я думал, что он тебе нравится, - происшествие на балу в Хогвартсе все никак не шло у меня из головы.
   В ответ Лили весело рассмеялась.
   - Джеймс Поттер, наш некоронованный король гриффиндора? Давно меня так не смешили.
   Хм, а ведь она не играет. Значит тогда во время рождественского бала мне и вправду показалось. Возможно, я стал слишком подозрителен и мнителен. Хотя... когда это мне мешало?
   - Ты ему явно не безразлична.
   - Не безразлична, - фыркнула Лили. - Как очередная любовная победа нашего мистера Знаменитость. Ты знаешь, что у них с Блэком пари - кто больше девушек окрутит до конца Хога. Каждая любовная победа - новая зарубка на ножке кровати.
   - И кто ведет? - заинтересовался я.
   - Петтигрю как-то проговорился, что пока два-один в пользу Блэка. И мне совершенно не хочется быть второй зарубкой на ножке кровати Поттера.
   Официант принес наш заказ. Прогулка на свежем воздухе явно способствовала пробуждению здорового аппетита, как у меня, так и у Лили, и дальше мы больше молчали.
   День подходил к концу, начало темнеть. Мы оказались в миниатюрном парке, зажатом между двух оживленных улиц. Как это ни странно, но парк был практически пуст. Только где-то в дальней его части слышались детские голоса.
   Внезапно из-за деревьев в воздух скользнула яркая ракета фейерверка. Поднявшись высоко над голыми кронами деревьев, она взорвалась ослепительными разноцветными огнями. За первой ракетой взлетела вторая, за ней еще одна и еще.
   Улыбнувшись, я достал из чехла палочку.
   - Что ты делаешь? - немного настороженно поинтересовалась Лили.
   - Ничего противозаконного, - ответил я, взмахнув палочкой и присоединяя к распускающимся в воздухе разноцветным огням еще один огромный огненный цветок фейерверка. Радостные крики за деревьями перешли в восторженный гул.
   - Как же непривычно без магии, - сказала Лили, завистливо глядя на мои манипуляции палочкой.
   - Я мог бы тебя учить, как в Хоге.
   - Каникулы, - поморщилась она. - Это вы, мой лорд, считаетесь совершеннолетним. А простым смертным вроде меня нельзя пользоваться палочкой.
   - Вечно это Министерство лезет куда не надо со своими запретами, - фыркнул я.
   Лили мои слова возмутили.
   - Не говори так, это для блага учеников. Магия не игрушка! - безапелляционно заявила она.
   - То, что знает среднестатистический ученик Хогвартса не тянет даже на игрушку, - скривился я. - То, что мы изучаем в Хогвартсе, это всего лишь азбука, причем весьма порезанная. Считать выпускника Хогвартса полноценным магом - это все равно, что считать, научившегося читать магла, ученым.
   На мой взгляд, хорошо в Хогвартсе преподавали только трансфигурацию и чары. По всем остальным предметам Министерские чиновники упростили программу настолько, насколько это вообще возможно. Порой даже само наличие такого предмета как ЗОТИ вызывает у меня удивление. Впрочем, вспоминая Долорес Амбридж и ее исключительно теоретический курс Защиты видно, что Министерство работает над этой проблемой... причем успешно. Сотрудники сего доблестного заведения просто ночами не спят, все о благе Магической Британии пекутся. Как же она бедная без их мудрейших постановлений и законов то обойдется.
   - Магия опасна! Необученный маг с волшебной палочкой способен натворить немало бед! - продолжала гнуть свою (а свою ли?) линию Лили.
   - А еще можно кого-то зарезать кухонным ножом. Так что же теперь запретить ножи?
   - Не сравнивай теплое с мягким! - не отступала Лили, споры с ней всегда доставляли мне удовольствие... или выводили из себя. - Кухонный нож не оружие, его создавали резать хлеб, а не людей.
   - Ну так и волшебная палочка всего лишь инструмент упрощающий сотворение заклинаний, - парировал я. - А что там за заклинание, решают держащие ее руки. Она такой же рабочий инструмент мага, как кухонный нож - повара, а вовсе не оружие. Опытный маг способен метнуть смертельное проклятие и без всякой палочки.
   - Может ты и прав, но проблемы с запретом это не снимает, - сдалась Лили. Что-то в этот раз это произошло слишком быстро. Я уже настроился на минимум получасовые дебаты на тему "Министерство и директор Домболдор всегда правы. Если они все же неправы, то смотри пункт первый!".
   - Хм...
   - Что "хм"? - с подозрением поинтересовалась она. - Ты знаешь, как снять следящее заклинание?
   - Нет, но я знаю место, где оно нам не помешает. Есть только одно но. Я не могу тебе его показать, пока ты не принесешь мне магическую клятву.
   - Ты мне не доверяешь? - в ее голосе проскользнули явные нотки удивления и легкой обиды.
   - Дело не в доверии. Я уверен, что сама ты не раскроешь мой секрет. Но мы живем в мире магии. И твоя защита разума оставляет желать лучшего. Магическая клятва защитит твой разум, пока ты не научишься защищать его сама.
   Некоторое время Лили молчала.
   - Не понимаю, зачем тебе это нужно? Кто будет копаться в моей голове? - Я молчал. Не рассказывать же ей про нашего милейшего старика директора - все равно не поверит. - А ты обучишь меня аппарации? - спросила она, наконец.
   - Если принесешь клятву.
   - Ты настоящий змей искуситель.
   - Я же Слизеринец, - мои губы исказились в кривой усмешке.
   - Хорошо, я готова дать магическую клятву. Только вместе с аппарации ты научишь меня легилименции и окклюменции.
   Ничего себе условия! Аппорации то ладно, там и учить то нечему. А вот легилименция и окклюменция хоть и связанные дисциплины, но довольно сложные. Впрочем, когда-то все равно надо начинать. Мастера защиты разума я из нее за такой короткий срок, разумеется, не сделаю, но пару нужных фокусов покажу. К тому же это поможет, если Дамби и вправду периодически копается в ее голове. Может хоть это откроет Лили глаза на нашего директора.
   - Хм, Лили, а шляпа тебе не предлагала пойти на Слизерин?
   - Предлагала, но я была настолько хитра и коварна, что убедила ее отправить меня на Гриффиндор, - усмехнулась она. И в данный момент я бы не рискнул биться на спор, что эти слова просто шутка.
  

Глава 25. Первый ход.

  
  
   Интерлюдия
  
   Рита Скитер придирчиво разглядывала свое лицо в большое настенное зеркало. Вчера она имела глупость вскрыть принесенное почтовой совой письмо без тщательной предварительной проверки. Наградой за беспечность стало проклятие, изуродовавшее ей все лицо мерзкими бородавками. Хорошо, что у наученной жизненном опытом журналистки оказалось зелье, как раз для такого случая. Правда от него портился цвет лица и жутко зудело все тело, но это лучше чем обращаться в таком виде к колдомедикам.
   Посмотрев в зеркало в очередной раз, Рита недовольно поморщилась. Нет, вообще-то по отношению ко всем приходившим на ее имя письмам, посланиям или посылкам, она принимала предосторожности сделавшие честь иному магическому лорду. А вот в этот раз просчиталась. Купилась на вежливую и даже льстивую подпись письма "Многоуважаемой Рите Скитер, ведущему и любимому журналисту"... и прочие. Обычно пришедшие на ее адрес послания подписывались несколько иначе. Например: "Этой суке Скитер!", "Этой твари, мрази, сволочи или шлюхе..."
   И это только за то, что она просто делает свою работу! Что поделать, плохие новости лучше продаются - это простая и понятная каждому журналисту истина. Магический то мир или магловский, всех интересует секс, стихийные бедствия (желательно чтобы жертв и трагических подробностей было побольше, а место действия подальше от себя любимого) скандалы со знаменитостями, громкие преступления, войны - да и вообще весь спектр насилия. И, разумеется, громкие разоблачения. Как же без них?!
   Секс, насилие и скандалы - вот три кита современной журналистики. И лучше всего, если они объединены в один репортаж.
   Кто сказал, что журналисты часто перевирают факты? Гнусная ложь и подлая клевета! Журналисты не врут, они просто немножко приукрашивают правду. Между прочим, исключительно для блага своих же читателей!
   Скандальная статья, причина вчерашней болезни Риты, касалась одного почтенного члена магического сообщества. Примерный семьянин, ревностный защитник морали и семейных ценностей был застигнут Ритой в весьма пикантном положении в одном заведении оказывающим весьма специфические услуги сексуального характера.
   Да, Рита пробралась в данное заведение не совсем законным путем. Да, интервью почтенный господин давал в несколько необычном положении: голым, растянутым на дыбе, с повязкой на глазах и кляпом во рту (снимки вышли загляденье!). Хорошему журналисту (а Рита Скитер считала себя таковой) данные мелочи не помеха.
   Скандальная статья, возможно немного приукрашенная (разумеется, исключительно в целях большей литературности), стала настоящей бомбой. Почтенный член магического общества резко ушел в отставку по состоянию здоровья и уехал лечиться за границу. А его супруга решила выразить свою "благодарность" Рите прислав проклятое письмо. То ли она не поверила статье Рите. Хотя колдографии получились качественными, четкими и были весьма красочны. То ли и сама была не чужда шалостей мужа. Потому что тоже слыла примерной женой, ревностной защитницей морали и семейных ценностей.
   Впрочем, Рита на нее почти не злилась. В ее стремительном восхождении к званию самой скандальной журналистки Магической Британии бывали инциденты и похуже.
   Размышления Риты Скитер прервал наглый стук за окном.
   "Опять почта!" - вздохнула журналистка, поднимаясь чтобы впустить пернатого почтальона.
   К ее удивлению, на этот раз это была не сова, а необычно большой черный ворон. Да и внушительный свиток с письмом не был привязан к его лапам - птица просто несла его в когтях, словно пойманную добычу.
   Рита Скитер открыла окно. Залетев в комнату и сделав круг почета над ее головой, ворон сбросил послание и был таков. Проводив птицу недоумевающим взглядом, Рита вынула волшебную палочку и тщательно проверила свиток, прежде чем взять его в руки. Вчерашнее происшествие весьма поспособствовало восстановлению ее граничащей с паранойей осторожности.
   Тщательно изучив свиток, Рита пришла к выводу, что в нем помимо послания находится какой-то предмет. Это вызывало у нее новую волну заслуженных подозрений. И хотя сам свиток, похоже, был чист, журналистка опасливо подняла его, положила на стол и вновь потянулась к палочке. Однако и еще одну проверку свиток выдержал с честью - значит он и вправду безопасен. Тяжело вздохнув, Рита Скитер сломала печати и аккуратно развернула послание. К ее удивлению ничего страшного не произошло. Письмо не взорвалось, из него не вылетело какое-нибудь слабое, но мерзкое проклятие или что-то в этом роде. На стол перед Ритой упал тяжелый кошелек, именно он был спрятан в свитке. Устроив нежданному подарку еще одну магическую проверку на сюрпризы и убедившись в его безопасности, Рита Скитер с любопытством проверила его содержимое. Галеоны! Кошелек по самое горлышко был набит монетами приятного желтого цвета. В дополнение к монетам шла записка с короткой, но многообещающей фразой "Это только задаток".
   В гораздо более благодушном расположении духа Рита Скитер взялась за изучение свитка с посланием.
   "Госпожа Скитер, - гласило послание. - Я знаю вас как начинающего, но уже весьма опытного профессионала своего дела. Ваши статьи всегда отличались правдивостью и остротой. Надеюсь, что предложенная мной тема вас заинтересует. Я думаю, что мы непозволительно мало знаем о детстве и о юности самого выдающимся волшебнике современной Британии. Надеюсь, вы сумеете найти материал на несколько статей, а возможно и на целую книгу.
   С уважением, почитатель вашего таланта".
   Подписи не было. Впрочем, Рита Скитер не мало бы удивилась, обнаружив таковую.
   Юные годы Альбуса Дамблдора значит? - лениво размышляла она, взвешивая мешочек с галеонами в ладони. - А это будет интересно! Действительно интересно.
  
   Конец интерлюдии.
  
   - А-а-апчхи! Чертова пыль! - пробурчал я и вновь чихнул. Звук эхом пронесся по подземелью.
   Спалив заклинанием очередную порцию паутины, я уже намеривался проследовать дальше, но споткнулся об некстати попавшийся под ногами камень, вывалившийся из полуразрушенной кладки хода, и упал.
   - ....! ....! - последовавший за падением экспрессивный монолог сделал бы честь моряку или солдату, а не преподавателю самого почтенного магического учебного заведения Британии. Впрочем, порой на занятиях, после очередного взорванного учениками котла, мне хочется выругаться и похлеще. Но я сдерживаюсь, хотя до сих пор не могу понять, как можно запороть те элементарнейшие рецептуры, что изучаются в Хогвартсе. Все что там требуется - это точное следование рецепту и все. Но нет, не проходит и урока, чтобы кто-то не запорол зелье, иногда вместе с котлом.
   Поднявшись на ноги и почистив одежду, я направил палочку на камень под ногами и прошипел:
   - Депульсо!
   Тот улетел вперед в темноту и через пару мгновений оттуда донесся грохот осыпающегося подземного хода. На меня вновь посыпалась пыль и грязь. Наверное, впервые в своей жизни я возненавидел подземелья.
   Сплюнув с зубов песок и отряхнув волосы, я развернулся и пошел назад. Хватит с меня этих подземных изыскательских работ! Все что мне нужно я уже нашел.
   Подземелья под теперь уже моим разрушенным мэнором оказались огромны. Я потратил на их исследование уже целый день, но не уверен, что изучил хотя бы половину. Впрочем, список уже найденного внушал уважение. Тут была темница. Причем, хорошо сохранившаяся темница! Камеры сухие, решетки крепкие. Все охранные заклинания естественно выдохлись, но обновить их не проблема. Рядом с темницей нашлась пыточная. Весь ее инвентарь давно пришел в негодность, но обновить его тоже не проблема. Было бы желание, а в Лютом тебе подыщут и "Огненную деву", и "Прокрустово ложе", и знаменитую русскую "Березку" - специально придуманную для пыток магов. Подобные изделия всегда пользовались постоянным и весьма устойчивым спросом. Круциатус штука хорошая, но не всегда помогает. А стара добрая механика зачастую куда эффективней магии. Так что хорошая темница всегда в хозяйстве пригодится! А хорошая пыточная - тем более.
   Помимо этих милых любому темному магу комнат, было найдено что-то вроде сокровищницы или хранилища... пустого, к моему глубочайшему сожалению. Винный погреб - тоже пустой (что за невезение!). Два выхода на поверхность. Еще один, ведущий к самому озеру, мне показал келпи. А также несколько обширных подземных залов. Один из них я и решил приспособить под учебную комнату для Лили. Тут, правда, возникала новая проблема. Все подземелье, а также найденные мною залы были в плачевном состоянии и нуждались в капитальном ремонте. Заниматься этим лично у меня не было ни желания, ни времени. Да и пропадать надолго из Паучьего я не рисковал. Слежки в последнее время я за собой не находил. И был уверен, что ее нет (похоже, что после гибели матери, все стороны решили ненадолго оставить меня в покое). Но разве это повод расслабиться и позабыть про безопасность?
   Впрочем, решение было - домовые эльфы. Мэнор с нуля они мне не отстроят, но подземелья в порядок приведут. Могли бы и мэнор отстроить, если бы я озаботился обеспечить их строительными материалами для этого. Одна из аксиом магии гласит - нельзя получить что-то из ничего. Даже то же Агуаменти не создает воду из ничего, а вызывает ее. Откуда? А вот на этот вопрос ответа так и не найдено. Создать мэнор практически из воздуха неспособна и магия домашних эльфов. Но мэнор мне пока не нужен, а отреставрированные подземелья пригодятся.
   В очередной раз почистив одежду, я аппарировал в Косой. Контора по найму домашних эльфов располагалась недалеко от банка и ювелирной лавки Златомутса. Под вывеской с названием чьей-то рукой (вернее магической палочкой) было выведена надпись "Позор работорговцам!". Надпись была явно свежей. Опять маглорожденные не разберутся и лезут, куда не надо! Помнится, эта девочка Гренджер тоже рьяно боролась за освобождение домашних эльфов. Вряд ли она знала, что на самом деле ее победа приведет к их уничтожению. Эти странные существа не обладали магической силой, но от нее зависело само их существование. Отсюда идут истоки их добровольного рабства у магов. Свободный эльф - это потенциальный мертвец. Лишенный источников магии он начинает быстро стареть и через несколько лет просто умирает.
   Открыл дверь, я вошел в контору под нежный перезвон дверного колокольчика. Служащий конторы, одетый в мантию работника Министерства магии, лениво листал свежий выпуск "Пророка". Стоило мне переступить порог, как газета была отложена в сторону.
   - Добрый день, сэр, - приветствовал он меня, нацепив на лицо дежурную рабочую улыбку. - Желаете приобрести домашнего эльфа?
   - Да, - согласно кивнул я, сдержав просившийся с языка язвительный комментарий.
   - Тогда прошу сюда, - служащий приглашающе распахнул двери во вторую половину конторы по найму.
   Домашние, а вернее бездомные, эльфы понуро сидели в накаченном до придела магией руническом круге. Выглядели они какими-то сонными и изможденными. Ну да сидение на полуголодном пайке никому еще не шло на пользу. На большее наше Министерство, под патронажем которого и находилась данная контора, вряд ли бы расщедрилось.
   - Прошу простить, господин...
   - Лорд Снейп-Принц, - холодно поправил я служащего.
   - О, прошу прощения, лорд. Какое количество домовиков вы хотите нанять?
   - Двух, может быть трех.
   - Обладаете ли вы родовым мэнором с действующим местом силы.
   Так я тебе и сказал что обладаю.
   - Нет.
   Энтузиазм служащего несколько понизился, а улыбка стала натянутой.
   - Прошу меня простить, лорд Снейп-Принц, но в таком случае вы должны пройти проверку. Как вы должно быть знаете, домовые эльфы подпитываются силой хозяина. Средний по силам маг без опасений может владеть только одним домашним эльфом.
   - Я несколько выше среднего уровня.
   - О, я в этом не сомневаюсь, - замахал руками служащий. - Но проверка необходима - это требование Министерства магии.
   Я задумался. Может поумерить аппетит и ограничится одним эльфом? Сомневаюсь, что результаты данной проверки останутся в тайне. Хотя... а что с того? Раз уж я уже влез в эту безумную игру, то пусть меня не считают пешкой. Да, да. Я много могу говорить про то, что желаю быть исключительно игроком, но пока я всего лишь чересчур наглая пешка неопределенного цвета, и не более того. Смогу ли я играть игроками? Время покажет. Пока же мне надо чтобы меня просто не спешили убирать с доски.
   Три домашних эльфа... Внимание это привлечет, но не более того. Это уровень потенциально сильного, но отнюдь не великого волшебника. Тот же Дамблдор, не будь у него на побегушках все эльфы Хогвартса, с легкостью смог бы "кормить" в два, три раза больше, без особого ущерба для себя. Места силы и вовсе могут содержать десятки, если не сотни домашних эльфов. В том же Хогвартсе эльфийская община насчитывает почти три сотни душ. И если бы не лимит, поставленный самими Основателями, то Хогвартское место силы потянуло бы и гораздо большее их число.
   - Я согласен на проверку, - кивнул я.
   - Это не займет много времени, - обнадежил меня служащий. - У вас при себе есть какие-либо магические артефакты?
   Я продемонстрировал ему перстень главы рода.
   - Это можете оставить. Больше ничего нет? Тогда приступим. Прошу вас, возьмите в руки вот этот шар.
   Взяв с полки хрустальный шар, похожий на те, что используют в предсказаниях, но иссеченный рунами, служащий министерства передал его мне. Достав волшебную палочку, он направил ее на шар. Я нервно повел плечами: очень не люблю, когда в мою сторону смотрит острие магической палочки, это уже сродни рефлексу.
   - Постарайтесь его удержать в руках как можно дольше, - предупредил служащий и произнес слова заклинания.
   Шар явственно потеплел, я вздрогнул. Ощущения были крайне неприятные. Словно мне в вену вонзили здоровую иглу и теперь качают из тела кровь. Не прошло и десяти секунд, как я покачнулся от усталости и выронил шар. Едва мои пальцы перестали ощущать теплый, почти горячий артефакт, как все силы тут же вернулись.
   - Девять с половиной секунд, - пробормотал служащий, поднимая выроненный мною шар. - Отличный результат! От имени Министерства вам разрешается заключить договор с тремя домашними эльфами.
   Сказав это, служащий заменил шар на одной из подставок около рунического круга на тот, что я держал в руках во время ритуала. Зараза, они что, клиентов еще и вместо зарядных устройств используют. Наглости министерству магии не занимать!
   - Должен предупредить, что каждый договор стоит 50 галеонов, - предупредил между тем работник министерства, а по совместительству "работорговец".
   Однако ну и цены! Впрочем, с учетом того, что домовик приобретается пожизненно, это считай даром.
   - Чеки принимаете?
   - Разумеется! - даже несколько обиженно заметил он.
   Я выписал необходимую сумму, и чек исчез в недрах рабочей конторки. Вместо него появилось три стандартных магических договора найма эльфов. То, что договоры были стандартными, не помешало мне тщательно изучить каждый из них. Бог помогает тем, кто сам себе помогает. К счастью, никаких скрытых сюрпризов вроде "домашний эльф обязан отвечать на любые вопросы представителя Министерства" в предложенных договорах не было.
   - Все в порядке, можно начинать ритуал, - кивнул я, закончив изучение магических контрактов.
   - Направьте палочку в сторону рунического круга и громко произнесите "Servus!". Это поможет подобрать наиболее подходящего вам эльфа.
   Я сделал то, о чем просил служащий. Светло-синий луч сорвался с острия моей палочки и ударил в руны. Первый из эльфов покачиваясь поднялся на ноги и медленно вышел из круга. Причем создавалось чувство, что идет он на одном упрямстве. Узнаю работу родного Министерства магии. На зарплатах чиновников, особенно высших, оно экономить не любит. А вот нормальный накопителей для бесхозных эльфов купить, так сразу средств нет, фонды ограничены, а бюджет расписан (или распилен) на пять лет вперед.
   Может я и не особо люблю этих коротышек-мазохистов, но это вовсе не означает, что меня радуют их страдания.
   Эльф дотронулся до магического контракта, служащий протянул его мне и я коснулся бумаги кончиком волшебной палочки.
   Домовика охватило сияние. Из его глаз исчезло отупение, равнодушие и безнадежность. Он был похож на засыхающий цветок, который внезапно получил вожделенную влагу. Сияние пропало. Домовик уже было хотел с радостным воплем броситься обнимать мне ноги, но наткнулся на мой холодный взгляд и просто склонился в поклоне. Правильно, право целовать мне ноги надо еще заслужить. И это не причуда моего обострившегося ЭГО, а одна из форм поощрения домовиков. Я уже говорил, что они чертовы извращенцы?
   - Нивил счастлив служить доброму хозяину-сэру! - пискляво протараторил домовик. - Как следует называть хозяина-сэра?
   Нивил? Хорошо хоть не Невил. Еще одного Лонгботтома мои несчастные нервы могут и не пережить.
   - Я лорд Северус Снейп-Принц. Можешь называть меня просто хозяином, лордом или лордом Принц.
   - Все запомнил, лорд Принц, - поклонился домовик. - Счастлив служить лорду Принц, - еще поклон. - Нивил очень счастлив! - снова поклон. - Нив...
   - Стой у входа и жди меня! - поспешил приказать я, иначе бы домовик кланялся до вечера.
   - Слушаюсь лорд! - домовик в очередной раз поклонился и, теребя свою замусоленную простынку, пошел к дверям конторы.
   Вышеописанные действия повторились. Мой новый слуга, по имени Рон, вышел из круга и подписал магический контракт. Сияние, поклоны и заверение в безграничном счастье служить. Этого я, правда, угомонил уже после первого поклона и отправил к дверям.
   Нивил и Рон... уже не знаю плакать мне или смеяться. А если последний домовик еще и будет зваться Гарри...
   К счастью, последней оказалась эльфийка по имени Нилли.
   В свое время сквиб Толкиен знатно поиздевался над Магическим миром. Мудрейшую и красивейшую расу своего Средиземья он обозвал эльфами. Хотя облик их срисовал с сидов Летнего двора. Маглорожденные, попав в магический мир и узнавая, что в нем есть эльфы, про встречи с этими сынами и дщерями Лориена испытывают глубокое разочарование, граничащее с шоком. Потому как вместо сись... в смысле прекрасных, вечно юных эльфиек наличествует нечто напоминающее помесь гоблина с Голумом.
   Кстати, Долохов почему-то называет всех домашних эльфов Cheburashcami.
   После заключения третьего подряд магического контракта, я ощутил легкое головокружение и усталость.
   Приказав домовикам аппарировать в Паучий, я забрал магические договоры и, попрощавшись со служащим конторы по найму, покинул стены "цитадели работорговли".
   Эх, иногда я завидую способностям этих мелких поганцев. В отличие от волшебников, домовые эльфы могли переноситься в любое, в том числе и совершенно незнакомое, место. Да и антиаппарационные чары на них практически не действуют.
   Чертова слабость никак не проходила. Похоже три домовика это мой предел. Надо скорее переместить их на место силы. Пусть над ним издеваются!
   Заглянув в кафе-мороженое и отстояв небольшую очередь, я купил себе пару больших шоколадных мороженых. Проверенное средство от магического истощения, Поэффективнее иных зелий будет! Истребив их в гордом одиночестве и прикинув "а не стоит ли взять еще парочку?", я наконец-то почувствовал, что прихожу в норму и аппарировал в Паучий.
   Домовые эльфы переминались с ноги на ногу в прихожей. При моем появлении они дружно поклонились едва ли не до самого пола.
   - Хозяин. Господин. Лорд, - пропищало трио голосов.
   - Аппарируйте следом за мной, - приказал я и перенесся в подземелья своего будущего мэнора.
   Домовые эльфы не заставили себя долго ждать. Когда свет Люмоса осветил стены подземного зала, они уже стояли рядом со мной. Жадно пожирая глазами обретенного хозяина, домовые ждали распоряжений, едва ли не подпрыгивая от нетерпения. Эх, моим бы ученикам такую тягу к работе.
   Позволив этим трем магическим пиявкам получить доступ к месту силы, я ощутил небольшой, но приятный подъем сил.
   - Первое ваше задание - привести эти подземелья в порядок. Очистить ходы, укрепить и восстановить их. О любых найденных залах и комнатах докладывайте мне, когда я появлюсь тут. Самим вам покидать это место запрещаю. Первым в порядок приведите этот зал, чтобы к вечеру он был очищен и отремонтирован. Приступайте!
   Отдав необходимые распоряжения эльфам, я аппарировал на поверхность.
   Келпи выполз из озера, стоило мне только подойти к кромке воды. В этот раз он не стал принимать человекоподобную форму, а остался чешуйчатой тварью с длинной змеиной шеей.
   - В подземельях кто-то есть. Новые постояльцы? - поинтересовался он, после приветствия.
   - Домовые эльфы. Три штуки. Не обижай их.
   - Слушаю и повинуюсь, о мой повелитель, - его голова на длинной шее склонилась к самой земле, имитируя поклон. Но при этом вся эта поза казалась такой агрессивно атакующей, что мои руки невольно дернулись к палочке.
   - И почему я еще терплю твои выходки? - поморщился я, смирив свои рефлексы.
   - Потому что я обаятелен? - полувопросительно, полуутвердительно заметил водный дух.
   - Скорее нагл, - поморщился я. - Послезавтра я прибуду с гостьей. Постарайся вести себя прилично.
   Покачав длинной шеей (надеюсь, это означает согласие), келпи скрылся в глубине. Вредная тварь постаралась окатить меня напоследок водой, сильно ударив по поверхности озера хвостом-плавником. Чего-то подобного я и ждал, а потому быстро аппорировал. Закаливание - это не для меня.
   Интересный все же экземпляр этот келпи. Разумный младший водный дух - никогда о таком не слышал. Да и можно ли его называть младшим духом, если он разумен? Сколько же ему лет? Судя по его размерам, он как минимум ровесник Лох-Несского келпи, а первые упоминания о том датируются шестым веком. До недавнего времени я думал, что это самый древний водный дух в Британии. А теперь вот познакомился с этим. Впрочем, после уничтожения Нэсси Нептун наверняка самый старый келпи Британии. А его поведение! Иногда келпи ведет себя как десятилетний ребенок, а порой как умудренный сединами старик.
  


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"