Vizivul: другие произведения.

Ворон. Подлинная история... (26-30)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa


Глава 26. Преподавательские будни.

  

Никогда не делил своих учеников на мальчиков и девочек, а исключительно на тупиц и бездарей.

(Северус Снейп, ненаписанные мемуары).

  
   Лили ждала меня на дорожке возле дома своих родителей. Выглядела она какой-то расстроенной. При моем появлении она постаралась взять себя в руки, но получилось это у нее плохо.
   - Что-то случилось? - спросил я, после приветствия.
   - С чего ты взял? - она попыталась улыбнуться, но улыбка вышла кривой и безжизненной гримасой.
   - Я же вижу, что ты чем-то расстроена, - не отступал я.
   - Твой подарок, я никак не могу его найти, - с грустью призналась она. - Думаю, это Петуния его куда-то спрятала. Мы вчера крупно поссорились.
   С моих губ едва не слетело злое ругательство по отношению к этой с... сестре Лили.
   - Акцио! Амулет Лили, - властно приказал я, вынув палочку... но ничего не произошло. - Странно... Ты не могла потерять его, когда мы гуляли по городу?
   - Нет. Еще вчера вечером он был на месте, а сегодня пропал, - с грустью поведала она.
   - Есть у меня одно заклинание поиска предметов. - Лили посмотрела на меня с надеждой. Как же меня гипнотизируют эти зеленые омуты.
   Сосредоточившись, я закрыл глаза и едва заметно покачал волшебной палочкой.
   - Идем, - я махнул рукой в сторону парка. - Твой амулет где-то там.
   - В парке? Но в последние дни я там не гуляла. Значит это все же Туни, - помрачнела Лили и внезапно зло добавила: - Ну я ей и устрою!
   Я едва заметно поежился. Лили очень добрая, милая и дружелюбная, но вот злить ее не стоит. Слава Мерлину, что она не мстительна и довольно отходчива. Но вот в тот короткий период, когда она разозлена или обижена...
   Мы вошли в парк, немного пропетляли по дорожкам и остановились возле небольшого пруда. Погода в последние дни была не особо холодной и ледяная корка на воде так толком и не образовалась.
   - Акцио амулет Лили, - произнес я, направив палочку на воду, вновь представляя в мыслях мой подарок девушке.
   Акцио заклинание весьма своевольное. Ходит слух, что однажды какой-то маг сказал "Акцио книга!" сидя в библиотеке и погиб под книжной лавиной. Хотя, скорее всего это просто байка. Маг способный акцио притянуть к себе тысячи книжных томов вряд ли бы не смог выбраться из-под подобного книжного завала.
   Проломав тонкий лед, амулет вынырнул из воды и перелетел мне в руку. Тщательно вытерев его об одежду, я протянул его Лили и замер под подозрительным, гневным взглядом зеленых глаз.
   - Простое заклинание поиска предметов? Да? - тихо сказала она, разглядывая мой подарок, как-то по-новому. Так смотрят на яркую, ядовитую змею, красивую, но смертельно опасную.
   Мне стало неуютно. В последнее время при общении с Лили я совершаю один прокол за другим. Стоит мне заглянуть ей в глаза, как я перестаю думать над своими действиями и просчитывать последствия принятых решений. Хорошая же у нас будет семейная жизнь...
   - Очень полезное заклятие, всегда поможет найти нужную вещь, - равнодушно сказал я, мысленно кляня себя за свою поспешность.
   - Или поможет следить за ее владельцем? - тихий, спокойный тон Лили мог смутить кого угодно, но не меня. Это было затишье перед бурей. А с учетом того, что Лили с самого утра на взводе, буря грозит быть особенно яростной. - Знаешь ли, не один ты у нас интересуешься магическими знаниями, а библиотека в Хогвартсе не самая маленькая. Я так обрадовалась твоему подарку, а ты просто решил за мной пошпионить, подслушать мои разговоры, подсмотреть, как я принимаю ванну.
   На мгновение я представил себе эту картину и непроизвольно сглотнул. Почему я не подумал о подобной возможности и не прикрутил к амулету подсматривающее заклятие!
   - Ты не снимаешь его даже в ванной? - не подумав, ляпнул я.
   Черт! О чем я только думаю?! Что-то со мной не то творится. Может простыл?..
   - Не пытайся увильнуть от вопроса с помощью своих излюбленных шуточек. - Северус Снейп и шутки - мир явно сходит с ума.
   Я перевел дух. Слава Мерлину! Она подумала, что я всего лишь шучу. Дальнейшие отпирательства были бессмысленны. Добрые дела воистину наказуемы!
   - Пока ты носишь амулет, я всегда смогу знать, где ты находишься, - признал я. Увидев, как изменилось лицо Лили, я поспешил добавить: - Только узнать, никаких подглядываний или подслушиваний.
   - Что еще? - грозно потребовала она.
   - Могу узнать состояние твоего здоровья: не ранена ли ты, не нужна ли тебе помощь.
   - Еще?
   - Это все, - я поднял руки, словно сдаваясь в плен. - Честно все! Я просто хотел тебя защитить.
   Лили подошла ко мне очень близко и, привстав на носки, посмотрела мне прямо в глаза. Ее лицо было так близко, а губы волнительно дрожали. Я поймал себя на мысли, что мне хочется ее поцеловать. Последние остатки силы воли и чувства самосохранения с трудом удержали меня от этого, несомненно, болезненного поступка. Почему болезненного? Просто я слишком хорошо знаю Лили, а сейчас она "немножко" рассержена и может в ответ заехать коленом... Да, да! Именно туда!
   - Сев, если ты еще раз подаришь мне что-то подобное и не предупредишь, то мы с тобой поссоримся... сильно, - сказала она, грозно гипнотизируя меня своим волшебным взглядом.
   - Все понял, осознал, каюсь. Ты не сердишься?
   - Естественно сержусь! - возмутилась она, отпустив мою одежду и отпрянув назад. - Мне не нравится, когда из меня делают дуру!
   - Прости, я, правда, хотел как лучше. Больше такого не повторится. Я обещаю! - безбожно соврал я. Единственное, что не повторится так это мой просчет.
   Нет, ну чего стоило подождать до вечера, а потом спокойно найти амулет. Спрятал бы его где-нибудь неподалеку от дома Лили, а потом вновь призвал бы Акцио. Но нет, решил порыцарствовать на глазах у прекрасной дамы! Теперь вот расхлебываю результат собственной глупости. О Мерлин, неужели гриффиндорство и вправду заразно?! Вот гадство! А ведь зелье от глупости так и не изобрели.
   Я начинаю бояться этой моей привязанностью к Лили. Любовь? Если это она, то это чертовски мерзкая штука.
   - Извинения приняты, - Лили все же надела амулет на шею и спрятала под одеждой. - Но ты покажешь мне заклинания, что использовал для зачарования.
   Кажется, буря миновала. Чувствую себя кораблем, чудом разминувшимся с острым рифом.
   - Покажу, - кивнул я. - Но только после магической клятвы.
   Место силы - это не та тайна, которую можно доверить простеньким магическим блокам, что я использовал на Лили прежде.
   - Я Лили Эванс клянусь своей магией, что ни при каких обстоятельствах и никаким способом никому не поведаю о том, чему меня будет учить Северус Снейп.
   - И о том месте, где он это будет делать, - добавил я.
   - И о том месте, где он будет это делать, - послушно повторила она. - Пусть магия будет свидетелем моим словам.
   - Я Северус Снейп принимаю данную клятву.
   Громы, молнии, вспышки света и вихри магической энергии отсутствовали, но клятва от отсутствия ярких эффектов не стала слабее. Теперь можно не опасаться, что Старик или кто-то еще, выудит из этой очаровательной рыжей головки то, чему я ее буду учить.
   - Теперь-то ты расскажешь, что происходит? Где ты будешь меня учить?
   - Зачем рассказывать, когда можно увидеть. Сейчас я нас туда аппарирую.
   Лили кивнула и аккуратно обняла меня, дожидаясь аппарации. Вообще-то я хотел предложить ей просто взять меня за руку, но так даже лучше.
   Убедившись, что вокруг нет лишних глаз, я аппарировал.
   - И где мы? - спросила Лили, недоуменно оглядываясь.
   - Хозяин! - Нилли с радостным криком появилась возле меня и тут же согнулась в подобострастном поклоне. При этом ее длинные отвислые уши мазнули по самому полу.
   - Нилли организуй нам кофе, - приказал я.
   Просить большего при отсутствии какой-либо кухни было просто глупо. Как я уже говорил, создать что-то из ничего не могут и домовые эльфы.
   Трансфигурировав несколько больших камней в удобные кресла, я сделал Лили приглашающий жест и сел в одно из них. Другой меблировки, кроме трансфигурированных камней, в моих подземных апартаментах еще долго не предвидится. Правда, некоторое время назад, жадность во мне боролась с желанием обеспечить в подземельях хотя бы минимальный комфорт... жадность победила. Впрочем, в ближайшее время я планировал наведаться к Шелку, что-то он про меня стал забывать. Нет, заказы на зелья периодически приходили и неплохо оплачивались. Но деньги, а точнее их явная нехватка для чего-то серьезного, все еще были проблемой. Не сказать, чтобы очень острой, но я бы предпочел, чтобы мой родовой сейф был несколько более заполнен. Деньги никому еще не мешали. А вот их отсутствие... Хотя добыча нужных средств и не была такой уж проблемой, но лишнего времени на это у меня просто не было.
   Нилли вернулась с двумя чашками кофе. Сервиз я ей заранее презентовал из своей квартирки в Паучьем.
   - Ты так и не ответил на мой вопрос. Что это за место? - вторично спросила Лили, усаживаясь на краешек кресла и вновь заинтересованно оглядываясь по сторонам.
   Ее взору предстал довольно большой подземный зал. Домовые эльфы отлично поработали и привели его в полный порядок. Мусор был убран, дыры в кладке заделаны. Зачаровав три десятка свечей, я не стал подвешивать их в воздух, как это было в Хогвартсе, а просто закрепил на стенах. Зал приобрел какой-то мрачно-торжественный вид. Настоящий оплот злого, темного мага из детской книжки.
   - А на что это похоже? - я сделал глоток кофе из чашки и довольно прикрыл глаза. По части кофе Нилли оказалась настоящей мастерицей. Надеюсь, что остальная ее готовка будет выше похвал. Впрочем, я еще не встречал домовика не умеющего угодить вкусовым предпочтениям хозяина.
   - Подземелье, - ответила Лили, пожав плечами.
   - Оно и есть.
   - Это не ответ! - возмутилась она.
   - А, по-моему, это он и есть, - нахально улыбнулся я. С недавних пор я понял, что мне нравится подтрунивать над ней. В этом деле главное не переборщить...
   - Иногда ты бываешь просто невыносим! - тяжело вздохнула Лили, откинувшись в кресле. Ее пальцы изучающее прошлись по его мягкой обивке. В трансфигурации она знала толк, и не могла не оценить столь тщательно проделанное превращение обычных камней.
   - Только иногда? Значит надо еще поработать над собой.
   - Северус! Напоминаю тебе, что я все еще злюсь!
   - Ты интересовалась, что такое место силы, - сказал я, делая очередной глоток кофе. - Так вот тебе еще одно. Можешь посмотреть и изучить мэнор рода Принц... то, что от него осталось.
   Незначительные пояснения о том, что роду Принц данное место силы досталось всего полгода назад, я решил пропустить. Кому оно интересно? Явно не мне.
   Лили замерла в кресле. Затем она несколько раз глубоко вздохнула, прикрыла глаза и некоторое время просто молча сидела.
   - Я не чувствую никаких изменений, никакого прилива магической силы или чего-то вроде этого, - недовольно признала она спустя пару минут.
   - Ты совсем не слушала того, что я тебе рассказывал в Хогвартсе? Естественно, что ты ничего не ощущаешь. Это место силы рода Принц, а ты пока не к нему не принадлежишь.
   - Что значит "пока"? - насторожилась Лили. Она всегда умела выделить главное.
   - Ну мало ли, может я решу тебя удочерить, - заявил я, передавая пустую чашку Ноли, почтительно замершей рядом с моим креслом.
   - Опять твои дурацкие шуточки! Тебя часом мародеры не покусали? Сходил бы к мадам Помпффи проверился.
   - Думаешь, это поможет?
   - Ну уж точно не помешает, - со смешком фыркнула она. - Ты вроде бы привел меня сюда учиться магии? Кофе я и дома могу попить. Здесь я могу пользоваться волшебной палочкой?
   - Да, тут ты можешь спокойно практиковаться. Никакие министерские заклинания тебя не засекут.
   - Отлично! Заканчивай со своим кофе и давай начнем! - жажда действия била из нее ключом. - С чего мы начнем?
   - С самого простого - аппарации, - сказал я, с неохотой поднимаясь с кресла.
   - Аппарация проста? - Лили не скрывала своего удивления.
   - Да, сейчас сама увидишь.
   - Я готова, что мне надо делать?
   - Прохибере мотус! - произнес я, плавно проведя палочкой по воздуху вокруг себя. Во все стороны разошлась прозрачная, бело-голубая волна и впиталась в стены. - Страховочные чары, пояснил я, видя недоумевающий взгляд Лили.
   - Страховочные?
   - Да, специально для безопасного обучения аппарации. Сперва попробуй аппарировать на близкое расстояние. Встань вот здесь, а теперь посмотри в центр зала. А теперь сделай вот такие движения волшебной палочкой, - я медленно продемонстрировал аппарационное заклинание.
   - А ты делал это без помощи палочки, - недовольно пожаловалась Лили.
   - Тебе еще рано и хватит пререкаться. Ты вроде сюда учиться пришла. Считай что я не просто Северус, а профессор Снейп.
   - Как скажете профес-с-сор, - протянула она, не скрывая иронии.
   - Нет! - остановил я Лили, после третьей неудачной попытки аппарировать. - Ты опять слишком торопишься. Движения палочкой должны быть плавными.
   - Да куда уж плавней! - огрызнулась она, и в тот же момент раздался легкий хлопок. Лили исчезла.
   - Ой, - послышалось у меня из-за спины. - У меня получилось.
   - Не совсем, - сказал я, разворачиваясь к ней.
   - Но я же аппарировала!
   - Ты должна была аппарировать в центр зала, а не к его входу.
   - Ну и что? Я же аппарировала!
   - Представь если бы ты аппарировала не в центр зала, к тому же защищенного необходимыми чарами, а на узкую улицу. Ты оказалась бы прямиком в стене дома, - при этих моих словах Лили заметно побледнела. - Аппарация хоть и проста, но довольно опасна, именно поэтому ее показывают только на старших курсах... Аппарируй обратно, и постарайся в этот раз не промахнуться.
   Спустя пять попыток Лили стала все-таки перемещаться туда куда надо.
   - Хорошо! - ободрил ее я. - Усложним задачу. Видишь свечи на стене? Теперь попробуй поаппарировать по залу каждый раз к новой свече. Пояснять, что ты должна аппарировать рядом со свечей, а не на ее месте, надо?
  
   Лили кивнула. Следующие минут пятнадцать она добросовестно исполняла мой приказ, появляясь то в одном конце зала, то в другом.
   - Хватит, передохни, - сказал я, заметив, что она начала тяжело хватать ртом воздух.
   - Я могу еще! - непреклонно качнула головой она.
   - Хватит, я сказал! Иначе настоящую аппарацию придется отложить до завтра. Тебе нужна передышка.
   Слова о настоящей аппорации слегка привели Лили в чувство. Все же эти прыжки по залу ее напоминали мало. Немного побуравив меня слегка недовольным взглядом, она с нескрываемым вздохом облегчения упала в кресло.
   - Кофе? - Вместо ответа она только отрицательно качнула головой. - А я, пожалуй, выпью чашечку. Нилли!
   Один миг, и домашняя эльфийка стоит перед нами, склонившись в подобострастном поклоне до самого пола.
   - Вы звали Нилли добрый хозяин-сэр! Нилли готова выполнить приказ хозяина-сэра!
   - Принеси мне еще чашечку твоего замечательного кофе.
   На глазах эльфийки появились слезы.
   - Хозяин незаслуженно добр к Нилли, - всхлипнула она и исчезла, чтобы тут же вернутся с новой чашкой ароматного кофе. В очередной раз поклонившись, она исчезла.
   Поднеся чашку к губам, я сделал полный вдох, втянув в себя этот чудесный, бодрящий аромат. Божественно! Люблю кофе, а хороший кофе люблю вдвойне.
   Толком насладится напитком мне не дали.
   - Дорогой, у нас гости? - послышался нежный женский голосок. Из бокового коридора в зал вошла незнакомая девушка. Одетая... раздетая... тут спорный вопрос. С одной стороны вроде бы все прикрыто, но с другой - подобный наряд постеснялась бы одеть и путана.
   - Кто эта... это, - разъяренно прошипела Лили, бросив в мою сторону убийственный по своей свирепости взгляд.
   - Нептун! Немедленно прекрати! - приказал я, придя в себя.
   - Скучный ты, - отозвался келпи, сменяя форму. Теперь вместо девушки на полу зала вольготно раскинулась созданная из воды прозрачная змея.
   - Старший водный дух? - изумилась Лили.
   - Младший, - машинально поправил я девушку. Хотя и не был целиком уверен в правдивости своих слов. - Это келпи.
   - Говорящий келпи! Разве такие бывают?
   - Как видишь. Лили, это Нептун. Нептун, это Лили, - представил я их друг другу.
   Встав с кресла, Лили подошла к келпи.
   - Можно? - спросила она, протянув к нему руку. Водяная змея утвердительно кивнула головой.
   Рука Лили погрузилась в тело келпи, как в обычную воду.
   - Забавно, вода теплая, - прокомментировала свои действия девушка. Она попыталась вытащить руку, но та оказалась в ловушке.
   - Нептун! - вновь слегка возвысил голос я. Келпи послушно отпустил ладонь Лили. Оставляя на каменном полу мокрый след, он уполз в темноту одного из коридоров.
   - Теперь я начинаю понимать, кто научил тебя всем этим твоим шуточкам, - сказала Лили, вытирая мокрую ладонь об одежду. - Ладно, ты что-то говорил о настоящей аппарации? - вновь повернулась она ко мне.
   - То, что ты делала сейчас просто тренировочное упражнение. На самом деле аппарация на такие короткие дистанции невозможна.
   - Но я же только что аппарировала!
   - Ты забыла, что на зале специальное страховочное заклятие - аппарационный купол или пузырь, кто как называет, - пояснил я. - Суть этого заклинания состоит в том, что внутри купола можно аппарировать сколько угодно, а вот вне него это невозможно. Весь зал под этим куполом. Вернее, купол заключен внутри зала. Поэтому ты, не смотря на первые промахи, не оказалась в полу или стене. - При этих моих словах Лили заметно поежилась, а я продолжил: - Это специальные чары для обучения аппарации. Обычно именно первые аппарации самые сложные, и это не смотря на то, что расстояние аппарации мизерно. Аппарация, она как езда на велосипеде - один раз научишься и уже никогда не забудешь.
   - И что теперь?
   - Теперь мы аппарируем по-настоящему. Давай руку, - предложил я.
   - То есть в этот раз обойдемся без страстных объятий? - насторожилась она.
   - Тебе так понравилось со мной обниматься? Тогда можно с объятиями, и даже страстными.
   - Ты... ты...
   - Ладно, давай руку, - смилостивился я, пока Лили не разразилась новой отповедью о бесчестных, наглых и нахальных слизеринцах. От такого количества комплементов я чего доброго возгоржусь.
   Мы взялись за руки. На мгновение у меня мелькнула мысль, а не поторопился ли я раскрыть Лили секрет парной аппарации. Предыдущий способ был гораздо приятней. Но я поспешил отогнать ее прочь. Рано или поздно Лили все равно раскрыла бы мою небольшую ложь. Пусть уж лучше она узнает все от меня. Да и времени на то чтобы злиться у нее сейчас нет.
   Сняв с зала страховочные чары и антиаппарационную защиту от чужого проникновения, я привычно представил свою комнату в Паучьем и аппарировал.
   - Так, теперь представь себе до мельчайших подробностей место, в котором мы только что были, и аппарируй туда, - сказал я, взмахивая перед ней волшебной палочкой и накладывая заклинание в шутку прозванное "удочкой". Принцип его действия понятен из названия. Заклинание может вернуть аппарировавшего волшебника назад, если что-то пойдет не так.
   Никак не прокомментировав мои действия, Лили понятливо кивнула, закрыла глаза и с легким хлопком растворилась в воздухе.
   Выждав для приличия секунд пятнадцать, я убедился, что "удочка" не выдернула ее назад - значит все прошло хорошо, и отправился следом.
   Лили была несколько бледна, с нее градом катил пот, но в остальном все было нормально.
   - Это было гораздо тяжелее, чем раньше, - пожаловалась она, усаживаясь прямо на пол.
   - Чем больше расстояние, тем сложнее аппарация, и тем больше на нее уходит сил. А ты сегодня и так порядком вымоталась на тренировках. С опытом будет проще, но лучше не рисковать и не аппарировать на чересчур большие расстояния.
   На счет "порядком" я ей явно польстил - вымоталась она совершенно.
   - Не могу встать, ноги не слушаются, - слабо пожаловалась Лили, делая робкую попытку встать.
   Вернув зал под защиту охранных чар, я поднял слабо протестующую девушку на руки и аппарировал обратно в Паучий. Сняв с Лили обувь и теплое пальто, я уложил ее на кровать в своей комнате. Сил у нее хватило только чтобы безучастно наблюдать за моими действиями.
   Магическое истощение, легкая форма, - констатировал я про себя. С аппарацией из Паучьего в мэнор я поторопился. Привык все примерять на себя. Для меня подобная аппарация проста. А для Лили - предел ее возможностей... пока.
   Метнувшись к своим запасам зелий, я быстро нашел флакончик с желто-зеленым снадобьем. Выдернув пробку и для верности понюхав зелье, я вернулся к девушке.
   - Вот выпей.
   - Что это? - она недоверчиво посмотрела на флакончик с зельем.
   - Тонизирующее зелье, собственный рецепт одного гениального зельевара, - криво усмехнулся я.
   - Спасибо, передай гениальному зельевару мою благодарность, - слабо улыбнулась Лили, выпив зелье. - Я посплю немного?
   - Отдыхай.
   Словно дожидаясь моего разрешения, она закрыла глаза. Вскоре по ровному, размеренному дыханию я понял, что Лили спит. Немного понаблюдав за спящей девушкой, я вышел в гостиную, плотно прикрыв за собой дверь.
   Дремавший на шкафу в большой комнате Петр, приоткрыл глаза. Лениво посмотрев на меня и убедившись, что мое появление не грозит ему новым поручением, он вновь задремал.
   Расположившись на промятом диване, бывшем любимом обиталище Тоби Снейпа, я и сам не заметил, как задремал.
   Из дремы меня вывел скрип двери.
   - Тебе лучше? - спросил я у заглянувшей в гостиную Лили.
   - Да, спасибо, - откликнулась она. - Что там со временем?
   Порывшись в нагрудном кармане, я вытащил часы.
   - Без пяти четыре.
   - Так много? Прости, мне пора, я обещала быть дома к четырем, - быстро одевшись, она уже было потянулась за волшебной палочкой.
   - Надеюсь, ты не хочешь аппарировать, - остановил я ее.
   - Почему нет. Думаешь, у меня не получится?
   - Получится, - успокоил ее я. - Вот только ты свалишься сразу после аппарации. Да и статус секретности никто не отменял, а аппарируешь ты пока при помощи палочки. Это в мой мэнор можно аппарировать безбоязненно, а вот про другие места тебе придется пока забыть. Так что хоть сегодня забудь о том, что ты гриффиндорка и дай мне руку. У тебя еще будет возможность продемонстрировать фирменное гриффиндорское упрямство, по ошибке именуемое храбростью.
   - Хорошо, но только сегодня, - предупредила меня Лили, никак не отреагировав на мою очередную подначку, касательно львиного факультета (что, несомненно, говорит о степени ее усталости).
   - Воистину Гриффиндор - это диагноз, - пробормотал я.
   - Ты что-то сказал? - вскинулась Лили. Хм, похоже, степень ее усталости меньше чем я думал или она очень быстро восстанавливается.
   - Я говорю, что нам пора.
   - Все, я уже готова.
   Мы в очередной, не знаю который по счету раз, аппарировали. Надо признать, что перемещение хоть и прошло гладко, но я явственно ощутил усталость. У любого есть свой предел, и я был близок к своему. Аппарация вообще штука довольно изматывающая. Целый день скакать кузнечиком по всей Британии не сможет и маг уровня Волдеморта и Дамблдора. А в магическом плане я проигрываю им, что ни говори.
   Дорога до дома Лили как-то совершенно не запомнилась. Мы просто шли рядом и молчали. Слишком устали за день.
   - Спасибо за урок, Северус. До завтра? - спросила она, когда мы остановились в начале мощенной камнем дорожки, идущей через газон к крыльцу дома ее родителей.
   - Нет, завтра не получится, - покачал головой я. - А вот через день я совершенно свободен.
   - Смотри, - предупредила она. - Я буду у тебя с самого утра и не отстану до вечера.
   - Не самая дурная перспектива.
   - Это тебе только кажется, - "обнадежила" меня Лили.
   - Но все же с самого утра не стоит. Утром я обычно крайне раздражителен и невыносим.
   - Только утром? Мне казалось, что это твое обычное состояние.
   - Да, но ранним утром все еще хуже.
   - Одиннадцать часов для тебя уже не раннее утро я надеюсь.
   - В одиннадцать я за тобой зайду и мы аппарируем ко мне.
   - Почему я не могу сразу к тебе аппарировать? Ты же сам говорил, что Министерство не засечет использование мной магии, если я буду аппарировать в твой мэнор.
   - Министерство и не засечет, а вот мои заклинания защиты очень даже засекут и сработают. Поверь на слово - результат тебе не понравится.
   - Я же уже дала тебе магическую клятву, - нахмурилась Лили.
   - Дело не в тебе. Такова суть поставленных защитных чар - свободно пропускают они только представителей рода Принц, то есть одного меня. Впрочем, еще остается вариант с твоим удочерением - посмотрим на твое поведение.
   - Если бы у меня были силы, я бы тебя прокляла...
   - А как же министерство и статус секретности? - невинно поинтересовался я.
   - Ну, я же прокляла бы тебя не до смерти. Так, чисто в воспитательных целях. Жалобу на свою лучшую подругу ты бы подавать не стал. Ведь не стал бы? А сову с предупреждением я как-нибудь переживу.
   - О Мерлин! - я картинно закатил глаза. - Где та скромная, милая, добропорядочная и вечно правильная девочка, с которой я когда-то играл в детстве? Путь на темную сторону начинается с маленького шага!
   - Я буду очень осторожна, - серьезно кивнула Лили, хотя глаза ее смеялись. - Еще раз спасибо, Сев.
   Напоследок помахав рукой, она скрылась за дверью. Немного постояв, я развернулся и пешком отправился в Паучий. Мои силы тоже не безграничны, а такое количество длинных парных аппараций вымотают кого угодно. Да и ничего не имею против пешей прогулки, особенно по этим местам. К тому же мне все равно надо зайти в магазин, купить сигарет и кофе. Завтра будет трудный день. Посмотрим, что удалось раскопать Рите Скитер.
  

Глава 27. Осколки прошлого.

Отыскать правду не просто, но веритасерум и империус иногда помогают...

(Северус Снейп, ненаписанные мемуары)

  
   Рита Скитер жила в самом что ни на есть магловском доме в четыре этажа. Правда расположен этот дом был всего в десяти минутах ходьбы от "Дырявого котла" и Косого переулка. Магловский кодовый замок на двери не стал для меня большой проблемой. Открыв дверь, я быстро проскользнул на лестничную площадку. Так, квартира Риты Скитер на третьем этаже, а лифта тут естественно нет.
   Миновав несколько детских колясок, я стал подниматься по лестнице.
   А ничего так местечко. Не очень люблю эти многоквартирные магловские муравейники. Особенно те, у которых больше пяти этажей. Но дом Скитер, вернее лестница ведущая на ее этаж, меня приятно удивила. Всюду чисто, на подоконниках горшки с ингредиентами... в смысле с цветами.
   Третий этаж. Вытащив из ножен волшебную палочку, я тщательно проверил дверь квартиры Риты Скитер на наличие следящее-вредящих заклятий. Убедился, что все чисто, и нажал кнопку электрозвонка.
   - Империо! - прозвучали слова непростительного, едва журналистка открыла дверь.
   Оттеснив зачарованную заклинанием Риту Скитер от двери, я зашел в квартиру журналистки и поспешил закрыть за собой дверь.
   Хм, а Скитер не промах. В правой руке журналистки была обнаженная палочка. Воспользоваться она ей не успела. Это не может не радовать, а то сейчас бы не я допрашивал Скитер, а Скитер меня. Интересно, а как бы я обосновал свое появление на ее пороге, да еще и с волшебной палочкой на изготовку в руках? Может, внезапно вспыхнувшей страстью?
   Должен признать, молодая Рита Скитер была настоящей красоткой. Платиновая блондинка, ровные черты лица, воинственно вздернутый вверх чуть курносый носик. Злые языки поговаривали, что своей карьерой она обязана вовсе не своим скандальным статьям, а кое-чему другому, что есть у женщин. Я не знаю, справедливы эти слухи или нет. Но уверен, что нашлось бы немало мужчин готовых дать ей возможность сделать карьеру именно этим способом.
   Мы вошли в гостиную. Повинуясь приказу, Рита Скитер села в кресло, я перехватил подвернувшийся неподалеку стул, устроился напротив нее и с интересом осмотрелся. А у нее ничего так обстановка, чувствуется сильное влияние маглов, но весьма мило.
   - Смотри мне в глаза! - приказал я, удовлетворив свое любопытство, а также проверив комнату на наличие защитных и следящих чар. Осторожность (или паранойя) - наше все. Рита Скитер подняла голову, смотря прямо на меня покорным, немигающим взглядом. Для чтения мыслей опытному легилименту не обязательно смотреть человеку в глаза, но это значительно облегчает работу.
   Никаких мыслительных щитов или блоков у Риты Скитер не было. Работать в таких условиях одно удовольствие. Защищенный разум сродни темному лабиринту, к тому же заполненному всевозможными ловушками. Даже пробив все блоки и преодолев защиту, ты еще не гарантируешь себе успех. Поиски нужной информации могут просто затянуться. Сидеть в чужой голове часами, просматривая всю жизнь .... - этого не сможет и сильнейший легилимент. Зато ползать по незащищенному разуму одно удовольствие (разумеется, только в плане простоты поиска нужной информации). Все секреты, все мысли, замыслы, желания - все перед тобой как на ладони, надо только немного поискать. Именно поэтому я, да и большинство других легилиментов, никогда не используют эти знания на близких людях. Идеальных людей нет. Всю жизнь просмотреть невозможно. Но очень легко узнать что-то такое из-за чего ты не сможешь нормально общаться с близким тебе человеком. Неосторожная мысль, поступок, слово или же деяние - каждому из нас есть что скрывать. А некоторые тайны должны оставаться тайнами.
   - Письмо, юность Дамблдора, поиски, - сказал я, настраивая Риту Скитер на нужный лад и выуживая из ее головы нужные мне воспоминания...
  
  

***

   - Привет!
   - Скитер, - со злостью выдохнул сквозь зубы чиновник в мантии сотрудника министерства. Весьма высокопоставленного сотрудника, надо заметить.
   - Корнелиус, не будь такой букой. Ты же знаешь, что я сохранила твой маленький секрет. А ведь могла бы получиться великолепная статья!
   - Что тебе на этот раз надо? - со вселенской тоской в голосе спросил Корнелиус Фардж, еще совсем не министр, но уже довольно влиятельный сотрудник Министерства магии.
   - Мне надо попасть в один из ваших закрытых архивов. Ничего сверхсекретного и противозаконного, ты же меня знаешь.
   - О да, я тебя знаю! - с тоской в голосе подтвердил волшебник.
   - Тогда я жду свой пропуск...
   Не прошло и двух часов, как Рита Скитер покинула гостеприимное здание Министерства магии с адресом и именем столь необходимого ей свидетеля юных лет Дамблдора
  

***

   - Проходите, милочка, присаживайтесь. Не хотите чаю? - похоже, что Батильда Бэгшот была искренне рада приходу гостьи.
   Старая волшебница, автор множества трудов по истории магического мира, жила затворницей в Годриковой впадине. Эта поселение издревле стало домом для многих чистокровных родов лишившихся родовых мэноров. Вместе им было проще защищаться от назойливого внимания своих более успешных врагов. Часто в Годриковой впадине бок обок жили представители враждовавших некогда родов. А порой и не просто жили, но и дружили.
   - О вы столь любезны, - расцвела в фальшивой улыбке Рита. - Сидите, сидите, я вам помогу.
   Не дожидаясь пока Батильда Бэгшот встанет со своего места и не слушая ее робких возражений, Рита Скитер быстро проследовала на кухню старухи. Собрав на поднос все для чаепития, она вылила в одну из чашек содержимое небольшого флакончика, с которым никогда не расставалась.
   Вернувшись в комнату, Рита Скитер ловко поставила чашку с чаем (естественно приправленным зельем) перед старой волшебницей. Развлекая старуху ничего не значащими разговорами, журналистка дождалась, когда та уполовинит содержимое своей чайной чашки, и только тогда перешла к цели своего визита.
   - Вы не против, если я буду использовать Прытко пишущие перо? - спросила она. Хотя мнение старой волшебницы по этому вопросу, как и мнение любого другого, ее интересовало мало. - Расскажите мне об Альбусе Дамблдоре? В молодости его семья жила неподалеку от вас.
   - Ах, об Альби! Вы от него? - на губах старухи появилась добрая улыбка, словно она вспоминала что-то хорошее. - Попеняйте ему, что он давно меня не навещал.
   - Обязательно передам, - заверила Рита с самым честнейшим выражением лица, и старуху полностью утроил ее ответ. - Поговорим о его семье.
   - О семье? Кендре, Аберфорте и Ариане?
   Первые два имени принадлежали матери и брату Дамблдора, а вот последнее Рите было совершенно незнакомо.
   - Ариана? - уточнила она.
   - Такая милая девочка... жаль, что она была сквибом.
   - Кто такая Ариана? - Рита Скитер навострила уши, словно волк учуявший добычу.
   - Сестра Альби и Абера... она была сквибом... училась хорошо.
   - Подождите, какая учеба, если она была сквибом? - Риту Скитер сложно было сбить со следа.
   - Милая была девочка, - проигнорировала вопрос Риты старуха. - Как же ей не повезло, а все этот дружок... Альби... всегда был слишком горяч. Никогда не одобряла эту дружбу.
   - Дружок? - в бессвязных словах старухи было сложно что-то понять. Но при добывании нужных сведений, Рита проявляла просто невероятное терпение.
   - Гренделвад, - пояснила старуха.
   - Может быть Гриндевальд, - осторожно поправила ее Рита. В тайне журналистка ликовала. Альбус Дамблдор и Геллерт Гриндевальд были друзьями! Да только ради этой информации стоило тащиться в эту дыру! Нет, о том, что они были знакомы, было известно давно. В официальной биографии великого светлого волшебника данный факт не отрицался... ему в ней было отведено ровно две строчки. Но друзья! Ариана была тут же забыта, нашлась добыча и покрупней.
   - Я так и сказала, - Батильда Бэгшот с удивлением посмотрела на Риту. - Милочка вы плохо слышите?
   "Кто бы говорил, старая, полоумная карга" - подумала Рита и в очередной раз мило улыбнулась старушке.
   - Что вы можете рассказать о дружбе Дамблдора и Гриндевальда?
   - Никогда не одобряла эту дружбу, - вторично произнесла Батильда Бэгшот, осуждающе покачав головой. - Альби был таким милым мальчиком и до встречи с Геллертом занимался только светлой магией... только светлой... только светлой, - закрыв глаза, словно в трансе, трижды произнесла она. - Кендра пригласила его на свою беду. Древний род, говорила она, хорошая партия. Пока все не зашло слишком далеко. Ах, Геллерт! Я помню его. Красивый был мальчик. Настоящий аристократ, вежливый, обходительный. Манеры, воспитание - все при нем... чудовище... в него сложно было не влюбиться. Вот она и влюбилась.
   - Кто она? - с интересом поинтересовалась Рита, отпивая чай.
   - Альби и Арина, - последовал ответ. Рита Скитер подавилась чаем, а старуха продолжила как ни в чем не бывало: - Они были так близки. Альби... красавчик Геллерт... так ее любил. Кендре не нравилось это, она была против... красавчик и сердцеед Геллерт... пока не зашло слишком далеко, говорила она... слишком далеко не зашло... Альби был разозлен... Арина ему понравилась... кто бы перед ней устоял, никто и он тоже... все было оговорено и назначена дата...
   - Как интересно, - вежливо покивала Рита, хотя в бессвязный бред старухи почти не вслушивалась, только поглядывала, что там строчит Прытко пишущие перо. - Вы не знаете, что послужила причиной разрыва Альбуса Дамблдора и Геллерта Гриндевальда?
   - Это произошло после гибели Кендры, - речь старухи вновь приобрела ясность. - Такая трагедия! Они с Альби только помирились. А потом этот несчастный случай - заклятие неправильно сработало. Бедняжка Кедра, то, что от нее осталось, пришлось хоронить в закрытом гробу.
   - А разрыв между Дамблдором и Гриндевальдом? - терпеливо напомнила Рита.
   - Сама я свидетелем не была, но Альби и Абер рассказывали, что это была мимолетно вспыхнувшая ссора. Альби и Геллерт тогда много ссорились. Они совместно строили планы подчинения себе мира, "для того чтобы его улучшить". Но расходились во взглядах как этого проще достичь. Никто не помнит, кто в пылу одного такого спора первым выхватил палочку, завязалась дуэль. Арина, сестра Дамблдора, она была сквибом, попала под луч... случайно... Геллерт успел сбежать... Альби так убивался. Так убивался. Он из дома не меньше месяца не выходил. Хоронить Ариану тоже пришлось в закрытом гробу, как и мать. Столько смертей навалилось на бедного мальчика. Думаю Альби так до сих пор себя и не простил.
   Бомба! Это будет просто бомба! - восторженно подумала Рита, следя за текстом выходящим из под Прытко пишущего пера. Пусть то составляло свою картину, и эта картина была "немного" далека от реальности.
  
   Интерлюдия
  
   Когда Рита Скитер ушла, задремавшая было Батильда Бэгшот очнулась. Недовольно посмотрев на две грязные чайные чашки, она поднялась со своего кресла. Ей очень нужно написать дорогому Альби. Она ему так давно не писала...
  
   Конец интерлюдии
  
  
   Не найдя более ничего интересного и слегка подправив воспоминания журналистки, я погрузил ее в сон, подчистил следы своего пребывания и поспешил покинуть квартиру. Скитер не подвела - за столь короткий срок ей удалось найти столько всего над чем стоит подумать.
   Когда я уже спускался по лестнице на второй этаж, внизу хлопнула входная дверь подъезда. Подчиняясь наитью и слегка обеспокоившейся татуировке стражу, я осторожно вернулся к квартире Риты. Шаги на лестнице становились все ближе, кто-то целеустремленно поднимался наверх.
   - Кхм! - раздался внизу кашель.
   Черт! Этот голос я узнаю из тысячи - Дамблдор! Это же надо так попасть! Ну почему он решил появиться именно сейчас?! Рита Скиттер ведь еще даже ни строчки в газете не написала?!
   Я почувствовал, что меня охватывает постыдная паника. Тело начала бить легкая дрожь, спина намокла от пота. Мысли метались как бешеные. А что если Дамблдор следил за квартирой Риты и теперь идет разделаться и со мной и с ней?
   С этой отчаянной мыслью пришло спокойствие. Нет! Если бы Дамби действительно следил за Ритой, то узнал бы я об этом только перед смертью. А может и перед ней бы не узнал. Дамблдор далек от картинных книжных злодеев, исповедующихся перед скрученным героем в преддверии его - героя - казни (чаще всего после подобной исповеди умирает почему-то не герой, а злодей... мистика). Он пустит аваду в спину, и только потом произнесет проникновенную речь над трупом... да и то вряд ли.
   "От смерти нас отделяет три... нет, уже только два этажа" - мелькнула паническая мысль, но тело не обратило внимания на поддавшийся панике разум и действовало самостоятельно.
  
   Впрочем, - отстраненно подумал я, аккуратно поднимаясь по ступенькам, - можно считать, что мне чертовски повезло. Приди Дамблдор пятью минутами раньше и застиг бы меня прямо в квартире Риты. А пятью минутами позже я бы столкнулся с ним на улице. Это лучше, чем в квартире, но плохо само по себе. Теперь же у меня есть шанс уйти незамеченным. Следы своего пребывания я подчистил, уж в чем, а подчистке следов я поднаторел. Пускай Дамби ищет, кто заставил Риту заниматься очернением его светлого образа.
   Я бесшумно поднялся на четвертый этаж. И без всякой магии я научился передвигаться тихо словно кошка, а годы патрулирования Хогвартских коридоров отточили это умение до совершенства. Призрак подземелий - не буду скрывать, этим прозвищем я даже в тайне гордился. Впрочем, прозвищ ученики мне придумали много. Особенно много их появлялось после очередной контрольной по зельям... чаще всего нецензурных.
   Доступ к чердаку был закрыт толстой деревянной дверью на ржавых, покрытых паутиной петлях. Представляю, каким оглушающим скрипом будет сопровождаться попытка ее открыть. Впрочем, ее еще надо открыть, а этому мешает не менее ржавый замок. Сильно сомневаюсь, что мне по силам преодолеть это нежданное препятствие бесшумно. Колдовать или аппарировать я бы не рискнул даже невербально. Дамблдор не тупицы Мародеры - на таком расстоянии волшебник его уровня вполне может меня засечь. Нет, я уверен, что при любом исходе смогу от него сбежать. В стратегических отступлениях я весьма поднаторел, Меневра, Флитвик и Спаут из того прошлого-будущего могли бы это подтвердить. Но вот тогда Дамби примется за Риту всерьез. И хотя я не оставил следов, это вовсе не означает, что Дамблдор не сможет их найти. Да даже если Дамблдор просто заподозрит, что именно меня интересует его прошлое, то можно смело бронировать себе место на кладбище. Сбежать в таком случае я просто не успею. Кстати, как это ни парадоксально, то что я сейчас вне стен Хогвартса играет Дамблдору на руку. Без спору, в стенах школы у директора множество возможностей убрать меня не вызывая подозрений, но чтобы их реализовать директору все же потребуется какое-то, пусть и небольшое, время. Школа, ученики, учителя - все на виду. А на вольных хлебах Старик просто может зайти меня проведать и все - Северус Снейп погиб в пожаре... в результате рейда пожирателей... покончил жизнь самоубийством.
   Тяжелые шаги внизу подтвердили, что Дамблдор остановил на третьем этаже перед квартирой Риты. Я даже дышать перестал. Время потянулось медленно, медленно. Что он там застрял-то! Наконец внизу послышался очередной Кхм (простыл он что ли)! После чего раздался звук открываемой двери.
   - Профессор Дамблдор? - удивленно спросила Рита, прозвучавшее в ответ Империо не стало для меня неожиданностью. Бедная Рита Скитер. Два заклинания подчинения за один день - это перебор!
   Этажом ниже хлопнула дверь. Я с шумом выдохнул. Не знаю, кто там сегодня за мной сверху приглядывает, но большое ему спасибо! Еще бы чуть-чуть и все мои планы полетели бы кувырком. Черт! Не думал, что Старик среагирует так быстро. Я рассчитывал, что до первой статьи Риты время у меня есть. Старик среагировал раньше - это минус. Но раз он среагировал так быстро, то это значит, что поиски идут в нужном направлении - это плюс. Правда действовать придется еще аккуратней, чем раньше. Сменяя недавнюю волну паники, меня охватил прилив азарта. Хватит дергать тигра за хвост, пришла пора подергать дракона!
   Осторожно спустившись на первый этаж, я поспешил оказаться на улице и бодрым шагом направился прямо в "Дырявый котел". Последний мандраж прошел и меня охватила легкая эйфория. Так часто бывает, когда в очередной раз разминулся с чем-то опасным, а возможно и смертельным. Наверное, именно из-за этой легкой эйфории я не стал аппарировать домой. Когда расстояние до дома Риты стало уже значительным, я решительно направился к "Дырявому котлу".
   Причин тому, что я решил посетить это, бесспорно, достойное заведение, было две. Первая из них - мне нужно было слегка отвлечься, расслабиться и привести мысли в порядок. Обдумывать полученную от Риты информацию можно и попозже, в спокойной домашней обстановке. Вторая причина - я надеялся, что и Дамблдор после посещения Риты заглянет в "Дырявый котел". Бармен Том один из фениксов, да и мало ли какие дела у директора могут быть в Косом. Мне же очень хочется посмотреть на состояние Дамблдора после встречи с Ритой. Он великолепный актер, но я слишком долго был рядом, словно тень. Не могу похвастаться, что читаю его как открытую книгу (сомневаюсь, что с таким талантом я дожил бы до его и своей "смерти"), но кое-что можно уловить и через его совершенную маску.
   Да, был некоторый риск. Я мог оставить какие-то следы в квартире Риты. Или Дамблдор заподозрит что-то, встретив меня в "Дырявом котле". Но вероятность всего этого была крайне невысока. К тому же, если я где-то прокололся, то по реакции Дамблдора это будет видно... надеюсь. Устраивать разборку со мной в "Дырявом котле" он не будет. А к вечеру я уже буду на другой стороне пролива или дальше.
  
   Интерлюдия
  
   Письмо Батильды Бэгшот настигло его сразу после очередного заседания Визенгамота. Где он со снисходительной улыбкой наблюдал, как представители чистокровных родов пытались отстоять очередную привилегию древних семейств. Попытка эта была успешной, но Дамблдора это ничуть не расстроило. Пусть старая аристократия пока празднует свою победу. Их цепляние за древние устои только настраивает против них остальных волшебников, коих в том же Визенгамоте уже почти половина. Позиции древних родов все еще слишком сильны, но вот после открытого выступления очередного Темного лорда всем выступившим против нового закона припомнят их упорство. Ведь Министерство и глава Визенгамота всего лишь предлагали усилить контроль за темномагическими ритуалами, для чего комиссиям Министерства нужно было предоставить право проводить проверки мэноров древних семейств. А эти аристократические снобы отклонили их прогрессивные начинания! Очередной едва заметный удар по престижу древних родов, не первый и не последний. Вода точит камень.
   Полученные известия слегка подпортили радужное настроение директора Хогвартса. Великий светлый волшебник очень не любил, когда копаются в его прошлом. При желании там все еще можно нарыть немало интересного и опасного... для нарывателя. Нет, поднимаясь все выше и выше, набирая все больше влияния, Дамблдор постепенно подправлял все вехи истории способные бросить хотя бы тень на его Светлейшее величие. И на этой ниве он добился немалых успехов. Само время играло ему на руку. Живые свидетели тех лет переходили в разряд мертвых без всякой помощи со стороны директора - просто от старости. Документы таинственно исчезали или в них вносились "мелкие" правки. Сейчас уже мало кто помнит, что отец Дамблдора был далеко не светлым волшебником и закончил свои дни в Азкабане. А в конце девятнадцатого века попасть в магическую тюрьму, да еще и пожизненно, лорду древнего рода надо было еще постараться. За "нарушение статуса секретности и применение запретной магии при защите дочери", а так теперь значилось во всех официальных бумагах, такой срок не дают. Впрочем, кому какое дело до таких незначительных деталей?
   Древний и благородный род Дамблдоров никогда не был светлым. Да и не существует в природе светлых древних родов.
   Однако, не смотря на все старания Дамблдора, кое-что еще оставалось. Невозможно в одиночку объять необъятное. Кое-какие затерявшиеся старые документы, частная переписка - следов еще было много. Не слишком явных, разрозненных, но все же - следов. Стоит собрать их воедино и можно узнать кое-что, что Дамблдор так тщательно прятал все эти годы. Не все, разумеется, но кое-что. А потому на сообщение Батильды Бэгшот Дамблдор среагировал почти сразу.
   Найти адрес Риты Скитер не составило труда. Правда, от "Дырявого котла" пришлось идти по магловским улицам. Среди укутанных в теплую зимнюю одежду маглов, Дамблдор выглядел донельзя нелепо в своей мантии и смешной тюбетейке, но это было мелочью.
   Поднявшись по лестнице на третий этаж Дамблдор ненадолго замер. Что-то показалось ему подозрительным, но он никак не мог понять что именно. Немного постояв перед дверью Риты Скитер и так и не найдя что же его так насторожило, Дамблдор вытащил палочку и решительно нажал на кнопку звонка.
   Спешить открывать дверь ему никто не торопился. Выждав для приличия секунд десять, Дамблдор вновь позвонил, небрежно поигрывая волшебной палочкой. В тот же момент дверные замки щелкнули, дверь открылась.
   Удивиться визиту директора Рита Скитер не успела, потому что тут же получила прямо в лицо империо. День у скандальной журналистки явно не задался.
   Маг и его жертва прошли в квартиру. Велев Рите сесть на стул, удачно стоявший в самом центре комнаты, Дамблдор расположился в большом, мягком кресле напротив. Его взгляд изучающе прошелся по убранству комнаты, на мгновение задержался на магловской печатной машинке, стоявшей на столе у окна. Похоже, что помимо Прытко пишущего пера журналистке была не чужда магловская техника. Не найдя более ничего интересного, он устремил свой взор на Риту Скитер.
   - Кто приказал тебе заняться моим прошлым? - не ходя вокруг да около, спросил Дамблдор, ненавязчиво прощупывая воспоминания женщины. В частную инициативу Скиттер директор совершенно не верил.
   - Мне заплатили... было письмо. - Отвечала Рита слегка заторможено, делая большие паузы между словами.
   - Где письмо?
   - Я его сожгла, - Рита Скитер вяло махнула рукой в сторону камина.
   - Похвальная предусмотрительность, - пробормотал Дамблдор и тут же приказал: - Текст письма, дословно!
   Закрыв глаза, словно впав в транс, Рита Скитер монотонно пересказала все послание. Дамблдор нахмурился. В глубине души он все же надеялся, что визит к Батильда Бэгшот Был случайностью. Но интуиция его не подвела - Скитер всего лишь используют.
   - Письмо было подписано?
   - Нет.
   - Какие-то догадки кто его мог послать? - директор с раздражением постучал палочкой по подлокотнику кресла.
   - Нет, - вторично ответила Рита Скиттер.
   - Как доставили письмо?
   Слегка помедлив, журналистка меланхолично пожала плечами и ответила:
   - Обычной почтовой совой, - память Риты услужливо показала Дамблдору картину прилета ничем не примечательной совы с письмом.
   - Деньги были с письмом или в виде чека?
   - Письмо и кошелек с запиской.
   - Записка уцелела? - встрепенулся Дамблдор.
   - Да, - ответила журналистка после секундного замешательства.
   - Неси ее сюда!
   Рита Скитер поднялась со своего места и ушла в спальню. Когда она вернулась, в ее руках был кошелек, который она безропотно протянула Дамблдору. Открыв его, Дамблдор равнодушно скользнул взглядом по золоту галеонов, вытащил записку и небрежно отбросил кошелек в сторону.
   - Никаких следов ауры или частичек кожи. Очень предусмотрительно, - проворчал он, направив палочку на записку. - Впрочем, отсутствие следов - это тоже след, мой лучший ученик. А теперь принеси мне то, что ты уже написала, - Дамблдор вновь перевел свой взгляд на Риту.
   Журналистка механически повиновалась. Забрав с рабочего стола несколько листков, она передала их директору.
   После прочтения первым его порывом было сжечь рукопись и выжечь этой наглой журналистке мозг или что там у нее в голове вместо него. Он уже даже поднял палочку, но, усмехнувшись, вновь опустил ее. Пусть Скитер печатает свою статью или что она там задумала. Даже те крохи правды, что она раскопала, в купе с ее собственными фантазиями образуют такую смесь, что в подобный бред поверит только полный идиот. А когда его заботило мнение идиотов (выборы в Визенгамот не в счет)?
  
   Конец интерлюдии
  
   В "Дырявом котле" было на удивление мало народу. Даже не помню, чтобы столько столиков пустовало. Бар служил частым местом для всех волшебников, направляющихся по делам в Косой.
   - Привет Том, - приветственно кивнул я бармену. Он всегда предпочитал, чтобы к нему обращались только по имени.
   - Желаете снять комнату лорд Снейп-Принц? - поинтересовался Том, лениво вытирая пивную кружку.
   - Не в этот раз, - мотнул головой я, присев за один из пустующих столиков.
   - В таком случае, что будете пить? Могу порекомендовать свежий эль, сделан по древнему рецепту сидов.
   - Заливай кому-нибудь другому, - фыркнул я. - Лучше сливочного пива.
   В другое время я бы не отказался от предложенного Томом эля. Огневиски в "Дырявом котле" всегда было так себе, зато все виды эля просто великолепны. По старинным рецептам или нет, но бармен Том варил его сам. Надо признать, что делал он это просто отлично.
   Кстати, забавный парадокс. Мне, Мастеру зелий, ни разу не удавалось сделать нормальный эль. Как-то со скуки (был в моей жизни и такой период) я проводил и подобные опыты. Казалось бы, элементарный рецепт, у большинства зелий он раза в два сложней, но напиток у меня всегда получался весьма посредственным. Ровно тоже самое происходило с супами, да и вообще с приготовлением любой пищи. Как я уже упоминал - готовлю я отвратительно. Нет, что-то простое, выходящее из-под моих рук: бутерброды или яичница, это еще съедобно. Но остальное можно смело использовать для особо жестоких, нарушающих все законы и конвенции, пыток.
   Не выходя из-за своей стойки, Том переправил на мой стол бутылку со знакомой любому британскому магу этикеткой.
   Бутылку я осушал неторопливо, но довольно быстро. И успел осилить примерно половину, когда в зале "Дырявого котла" появился мой беловолосый приятель Люциус Малфой.
   Оглядев зал и заметив меня, Малфой приветственно кивнул:
   - Рад тебя видеть, Северус.
   - Аналогично, - соврал я, указывая на место за своим столиком. - Присядешь?
   И что за нелегкая принесла его сегодня сюда? - подумал я, разглядывая наследника благородного дома Малфоев. Что-то сегодня день не удачный - слишком много ненужных встреч. Уж не следил ли он за мной? Нет, вряд ли.
   Немного помедлив, Малфой все же присел за мой столик. Судя по всему, он не ожидал меня здесь увидеть и почему-то не горел большим желанием общаться. Значит, мои подозрения беспочвенны, а наша встреча случайна. Малфой всегда был паршивым актером. Единственная роль, которая ему без сомнений удается - это "Я Малфой, а вы... нет". Впрочем, в будущем он настолько с нею свыкнется, что другого Малфоя никто и знать-то не будет. Сейчас же его удивление было не наигранным.
   - Что это? - он с подозрением покосился на бутылку в моих руках.
   Хм... Либо у Люциуса что-то со зрением, либо он пытается скрыть свою растерянность от нашей встречи.
   - Сливочное пиво.
   - Сливочное пиво? - брезгливо поморщился Люциус. - Терпеть не могу это пойло.
   Все же мой старый приятель был редкостным снобом (или высокомерным засранцем, кому как удобней называть). Хотя, он никогда этого и не скрывал. Сейчас эта болезнь протекает у него в легкой форме, но со временем разовьется в тяжелую.
   - Милейший, - Люциус пощелкал пальцами, подзывая бармена.
   - Что вам юноша, - отозвался тот из-за своей барной стойки.
   - А есть что-нибудь помимо этого... - тут в Люциусе взыграло врожденное воспитание, немного промедлив, он все же ровно добавил: - напитка и огневиски.
   Похоже, что Люциус знал, качество здешнего огневиски. Ну, это-то не удивительно. Высокомерный, холеный аристократ неплохо оторвался в годы ученичества и изучил если не все, то большую часть магических и магловских питейных заведений, а также борделей Лондона. Люциус всегда питал какую-то слабость к этому муравейнику.
   - Только эль и вино "Зимний лес", - пожал плечами бармен Том.
   Эль Люциус никогда не любил, а название вина мне было незнакомо, но судя по кислой физиономии Люциуса, данное вино он относил к категории помои.
   - Пусть будет "Зимний лес" - тяжело вздохнул он, словно принимал на себя все грехи мира.
   Так и не отходя от своей любимой стойки, Том отлевитировал на стол перед Люциусом бокал с вином.
   - Да, вновь выражаю тебе свои самые искренние соболезнования в связи с твоей утратой, - сказал Малфой.
   - Спасибо, - вновь кивнул я, хотя на счет искренности эти соболезнований у меня были большие сомнения.
   - Как у тебя дела? - поинтересовался он, делая вид, что любуется игрой света в бокале, но на самом деле внимательно наблюдая за мной.
   - Все нормально. - Сколько раз за последний месяц я произносил эту банальную фразу?
   - Прости, я не пригласил тебя на рождественский прием в Малфой мэноре, хотя и обещал. Но я посчитал, что тебе сейчас не до этого.
   - Все правильно, я бы все равно не пришел... Как дела у Нарциссы? Все готовится к вашей свадьбе?
   - О, не напоминай мне об этом, - Люциус возвел очи к потолку. - Я надеялся, что после помолвки мои мучения закончатся... зря. До свадьбы несколько месяцев, а подготовка уже в самом разгаре.
   - Крепись, - хмыкнул я.
   - Креплюсь, - усмехнулся Люциус.
   Он нервно потеребил свой бокал, затем быстро допил его и поднялся из-за стола.
   - Ладно, мне пора.
   Дружески кивнув на прощание, Люциус ушел. Странный он какой-то сегодня. Я почти уверен, что наша встреча его порядком испугала. Может он прознал про ритуалы в Лондоне и Манчестере? Сделал правильные выводы и испугался? Не смотря на свою долгую службу в рядах пожирателей (которой пока еще нет и в помине), Люциус всегда был несколько слабоват в коленках. По-моему он даже никого не убил ни разу. Для мага входившего во Внутренний круг, это дело весьма странное. Хотя Люциус скорее был кем-то вроде казначея. Впрочем, почему "вроде" - именно казначеем он и был. На его счетах и в родовых хранилищах хранились все средства на нашу "священную" борьбу. Наверное, поэтому его и держали в стороне от громких дел. Благодаря этому, а также золоту и природной хитрости он был одним из немногих счастливчиков ближнего круга избежавших Азкабана. К коим, кстати, относится и ваш покорный слуга. За меня вступился Дамблдор, взял так сказать на поруки, а на самом деле только плотнее насадил на крючок. Ему стоило меня только заподозрить, и камера Азкабана стала бы моим домом на долгие годы, если не на всю жизнь. Порой мне казалось, что так было бы даже лучше.
   Кстати, во время второго пришествия нашего Темнейшества, среди Пожирателей ходили упорные слухи, что лорд Малфой не очень то и хотел, чтобы Волдеморт возродился. Могу его понять. Мне этого тоже не шибко хотелось - одной войны мне с лихвой хватило, чтобы порядком поумнеть. А у Люциуса к тому же была семья, сын... и много денег на счетах и в сейфах. Не его денег, но которые он уже начал считать своими. А что? Волди нет. Его ближайшее окружение развлекает дементоров в Азкабане. А деньги есть, причем - большие деньги. Во многом именно благодаря этим деньгам Люциус и достиг своего политического влияния в начале девяностых. Дважды удачное вложение! Во-первых, так траты можно было оправдать подготовкой к новому пришествию нашего "любимого" повелителя. Во-вторых, это влияние, если пользоваться им с умом, приносило весьма приятный профицит и самому Люциусу.
   Дамблдор появился, когда я разделался с бутылкой сливочного пива и уже собирался уходить. Долго он что-то разбирался с Ритой.
   Зайдя в зал, он сердечно поприветствовал Тома и тут его взгляд остановился на мне.
   - Лорд Снейп-Принц.
   - Я уже говорил, что для вас я всегда просто Северус, директор, - неуверенно улыбнулся я.
   - Вижу, ты постепенно справляешься со своей потерей. Это правильно, мой мальчик. Эйлин была бы довольна, что ты не замкнулся в себе и продолжаешь жить дальше. - Он ободряюще похлопал меня по плечу.
   - Спасибо, ваши слова многое для меня значат.
   - Решил выйти в свет? - Читай: "А что это ты тут делаешь?".
   - У меня тут была встреча с Люциусом Малфоем, - старательно прокручивая в голове только что произошедшую сцену, я позволил Дамблдору слегка проникнуть через мои ментальные щиты. Пусть посмотрит, мне не жалко. Я ведь даже не вру.
   Улыбка Дамблдора стала еще шире.
   - А, молодой Люциус. Как там у него дела?
   - Готовится к свадьбе, - пожал плечами я.
   - Да, они с Нарциссой красивая пара...
   - Вы что-то искали в магловском Лондоне? - равнодушно спросил я, аккуратно наблюдая за реакцией Дамблдора.
   - Что ты, мальчик мой, - Дамблдор вновь улыбнулся, но в его глазах мелькнула легкая искорка беспокойства. - Я просто решил прогуляться. В моем возрасте пешие прогулки очень полезны.
   Фух. Побег за границу отменяется. Меня старик явно не подозревает.
   - Удачного дня, Северус. Не забудь, скоро начнутся занятия, и тебе предстоит многое наверстать, - попенял он, резко растеряв ко мне всякий интерес.
   Распрощавшись, Дамблдор поднялся из-за стола, тихо переговорил о чем-то с Томом (ставлю десять галлеонов, что он уточнял - был ли тут Люциус) и ушел в сторону входа в Косой.
   Больше в "Дырявом котле" делать мне было нечего. Расплатившись за сливочное пиво, я поспешил домой.
   Знакомая гостиная встретила меня привычной тишиной. Приветственно кивнув Петру (ворон меня как обычно проигнорировал), я заперся у себя в комнате и развел огонь под котлом для зелий - нужно было хорошенько поразмыслить над полученной от Риты информацией.
   В котле весело кипела вода. На разделочной доске ждали своей участи ингредиенты. Варка зелий - вот что освобождает мое сознание и позволяет лучше думать и анализировать. Со стороны может показаться, что я полностью сосредоточен на работе. Но на самом деле мое тело действует само.
   И так, что мы имеем? Ариана Дамблдор - все крутится вокруг этого имени. Судя по подсмотренным у Риты воспоминаниям, Батильде Бэгшот основательно промыли мозги. Похоже, она жива только потому, что нужна Дамблдору. Второй после Аберфорта свидетель юных лет нашего светлейшества. Любой, кто будет копаться в прошлом Дамблдора, рано или поздно выйдет на нее. Милая старушка с радостью поделится с ним своими воспоминаниями и напоит чаем... а потом сдаст Дамблдору. Просто и эффективно.
   Кстати, совершенно случайно (а как же иначе!) Батильда Бэгшот является одним из самых известных исследователей Войны с Гриндевальдом и известным историком, написавшим несколько книг. Правда ее писательские таланты открылись только после того как Дамблдор стал директором Хогвартса и главой Визенгамота, но это несущественные мелочи.
   Ладно, все это просто домыслы. Что мне удалось узнать?
   Первое, Ариана Дамблдор была магом. Это подтверждает хогвартский журнал, оговорки Батильды Бэгшот и ее настойчивые утверждения про сквиба. Последнее больше похоже на заложенную в разум ментальную закладку на имя.
   Что мы имеем дальше?
   Геллерт Гриндевальд появился в доме Дамблдоров по приглашению матери Дамблдора. Весьма интересный факт!
   Зачем Кендре Дамблдор понадобилось приглашать в свой дом Геллерта Гриндевальда?
   Хм... Например для заключения брачного договора или даже помолвки. Возраст у Арианы Дамблдор для свадьбы маловат, а вот для помолвки вполне подходящий.
   Похоже на правду? Да, похоже. Еще один интересный момент - Кендра Дамблдор в скором времени погибает. Какое странное совпадение. Если это вообще совпадение. Этот вопрос тоже не помешает прояснить.
   Что еще?
   Странные намеки на любовь Геллерта и Дамби. Нет, на этот счет про Дамблдора ходило немало слухов, но вот верить им не было никаких оснований. Хотя определенные подозрения навевало то, что Дамблдор за свою долгую жизнь ни разу не был женат. Впрочем, я за свою пусть и менее долгую жизнь тоже женат не был, да и не собирался если честно, но это же не делает меня любителем однополой любви.
   Брат и сестра не поделили любимого мальчика? Бред! На самую страшную тайну Старика это никак не тянет. Скорее это просто еще один ложный след. Значит, думаем дальше.
   Обстоятельства дуэли?
   Вот тут может быть интересно. В случайную ссору Геллерта с Дамби и, опять же, случайно попавшую под удар Ариану, я и раньше не особо верил. А в свете новых открывшихся обстоятельств эта версия и вовсе сомнительна. Ариана не была сквибом, а значит вполне могла быть участником этой спонтанной дуэли...
   Хотя... ей было всего четырнадцать - для серьезного дуэлянта возраст смешной.
   А если предположить, что она сама сгоряча влезла в дуэль, или что там было, и подставилась под удар? Вполне себе стройная версия - лучше "случайной жертвы". Вот только интересно, а кого она бросилась защищать? Любимого брата или все же жениха?
   А может и не было никакой теплой дружбы между Дамблдором и Гриндевальдом, а была наоборот - вражда? Вражда, которая привела к трагедии.
   О Мерлин! И почему этот чертов старик так умен. Не выйди он так быстро на Риту она бы со свойственным ей упорством и хваткой могла бы раскопать гораздо больше.
   Все еще слишком мало информации.
   Жаль, что помимо Дамблдора и Гриндевальда есть только один свидетель произошедшего - Аберфорт Дамблдор, но с ним связываться рискованно. Сломать ту защиту разума, что стоит у брата Дамблдора будет сложно. Если подобное вообще возможно. К тому же Дамби отнюдь не дурак, если он столь рьяно позаботился о простой соседке, то своего родного брата он уж точно прикрыл. А сейчас я его еще и растревожил, так что к Аберфорту пока лучше не лезть. Оставлю этот вариант на самый крайний случай. Тем более чем больше достоверных фактов я узнаю, тем проще будет поиск необходимого воспоминания в случае успеха.
   Эх, жаль, что к Рите Скиттер в ближайшее время лучше не соваться. Я слишком уважаю деятельную натуру Старика, чтобы позволить себе игнорировать его столь скорый визит по душу Скиттер. Надеюсь, журналистка хотя бы выжила. Впрочем, старик очень не любит пачкать руки. Ему проще подставить неугодную ему фигуру под удар своих врагов... гуманист.
   Что тогда? Архивы? Компроматов Риты на чиновников, способных дать мне разрешение на доступ в закрытые архивы, у меня нет. Стоп! Скитер - журналистка - газета!
   Сложившаяся ассоциативная цепочка подсказала мне, где можно поискать ответ.
  

Глава 28. Пока смерть не разлучит нас.

  
   - Добро пожаловать в Хогсмит! - дежурно поприветствовал меня служащий почты, когда я вышел из камина.
   - День добрый, - кивнул я в ответ.
   Служащие Хогсмитской почты скоро станут для меня добрыми друзьями. В последние несколько месяцев я виделся с ними чаще, чем с преподавателями Хогвартса.
   Оказавшись на улице, я глубоко втянул в себя морозный зимний воздух. Не испорченный смогом машин и прочими прелестями магловского муравейника, он бодрил почище чашки хорошего кофе.
   Путь мой лежал в городскую библиотеку Хогсмита. Единственную открытую библиотеку магической Британии. В Косом для подобного, весьма полезного, здания места не нашлось. Правда есть библиотека при Министерстве магии, но для доступа даже к первому общедоступному уровню нужно получить специальное разрешение от одного из чиновников министерства. А зная всю эту министерскую кухню, могу сказать, что данное разрешение делается, либо бесплатно и очень медленно, либо за определенную мзду и довольно быстро. Доступ к третьему закрытому уровню министерской библиотеки и вовсе разрешен только с письменной санкции министра магии.
   Но вовсе не моя разыгравшаяся жадность была виной тому, что я не обратился в библиотеку при министерстве. Мне не нужны были запрещенные книги, так что и доступа в общедоступную секцию хватило бы за глаза. За этот доступ я вполне мог себе позволить слегка подмазать рабочие шестеренки министерства. Дело было в другом. Чудом разминувшись с Дамблдором в доме Риты Скитер, я начал перестраховываться. Возможно, это было излишне, но лучше быть осторожным и живым, чем наоборот. В министерскую библиотеку мне пришлось бы идти под своей настоящей личиной - доступ в нее контролируется аврорами. Я конечно весьма невысокого мнения о подготовке сотрудников аврориата, но распознать иллюзию они смогут и потребуют ее снять. Светить же свой интерес к такой скользкой штуке как прошлое Дамблдора мне совсем не с руки - я еще жить хочу.
   Завернув в глухой переулок, я наскоро набросил на себя простую иллюзию. Вообще подобная маскировка весьма посредственна - некоторые косметические чары и то сложней. Она больше подходит для развлекательного карнавала или обмана маглов. Даже средний маг с легкостью обнаружит наличие иллюзии, а сильный без особого труда просто развеет или увидит через нее. Зато иллюзию можно наложить на себя в любой момент, а тоже оборотное зелье, которое гораздо эффективнее, надо варить в течение месяца.
   Быстро глянув в прихваченное из дома зеркальце, я убедился, что из него на меня смотрит кто-то похожий на Северуса Снейпа, но точно не Северус Снейп. Чем сложнее иллюзия, тем проще ее обнаружить и развеять. Потому я не стал полностью менять лицо и внешность, а лишь слегка подправил то, что уже есть. Цвет волос чуть менее яркий, немного другая форма носа, губы полнее. Хм... а по сравнению с тем, что получилось, реальный я просто симпатяга. Ладно, не на свидание иду - сойдет и так. Даже если иллюзию заметят, то решат что это обычные косметические чары, а не маскировка.
   Здание библиотеки располагалось в центре Хогсмита, неподалеку от мэрии. Возможно, оно было самым крупным строением городка, большая часть которого была застроена небольшими уютными домиками в два-три этажа.
   Рядом с входом стояла внушительная плита, на которой было написано, что началом библиотеке послужила коллекция лорда Беллиаста переданная в дар деревне Хогсмит в 1769 году, незадолго до смерти бездетного лорда. Это был довольно щедрый жест: родовая библиотека не меньшая ценность, чем мэнор с местом силы.
   Зал библиотеки был ярко освещен, причем нормальными электрическими лампами, а не их магическими (откровенно говоря, несколько более худшими) заменителями. При этом сам зал был огромен, гораздо больше, чем может себе позволить даже столь внушительное здание. Тут явно поиграли с пространственными карманами. И при всем при этом им удалось устроить электрическое освещение? Удивительно! Обязательно пообщаюсь с магами, которым удалось это провернуть. Мне еще свой мэнор отстраивать, а я не настолько люблю старину, чтобы обходится без электричества и прочих магловских бытовых удобств. В этом плане мир маглов мне нравится гораздо больше магического.
   Библиотекарем оказался старый маг, с такой длинной седой бородой, что она казалась искусной фальшивкой.
   - Приятно видеть, что молодое поколение еще интересуется книгами. Ищете что-то конкретное? - чопорно поинтересовался он, после обмена приветствиями.
   - Мне нужны подшивки газет за 1899 год.
   - Магических газет или магловских.
   - А есть и магловские? - заинтересовался я.
   - Разумеется, наша библиотека не может похвастаться богатым выбором книг по магии. Большая часть коллекции лорда Беллиаста в начале века была передана в запасники министерской библиотеки, - маг недовольно скривил губы. - Фактически именно эти книги сейчас составляют львиную долю коллекции так называемого закрытого уровня министерской библиотеки. Зато у нас самая богатая в магическом мире коллекция литературы, как магловской, так и магической. Книги, журналы, газеты. На английском, французском, итальянском, русском. Поверьте, в мире найдется мало коллекций богаче...
   - Мне бы магические газеты - "Пророк", к примеру.
   - Молодой человек, - снисходительно заметил библиотекарь. - Первый выпуск нашего любимейшего "Ежедневного пророка" датируется только 1901 годом. Возможно, ваше любопытство удовлетворят другие газеты, которые в отличие от "Пророка" выходили в означенный вами период.
   - Буду вам весьма признателен, - словоизлияния и снисходительно-покровительственный тон библиотекаря меня слегка раздражали, но в моем ответе не было даже тени этого раздражения. К тому же, я всегда уважал людей подобных этому странному человеку. Не каждый может отдаваться любимому делу с такой страстью.
   - Проходите, садитесь. Сегодня вы у меня первый посетитель.
   Повинуясь старой привычке, я занял дальний стол в тени огромного книжного стеллажа. Сидя за столом, я прекрасно видел стойку библиотекаря и вход в библиотеку.
   - Вингардиум Левиоса! - эхом разнеслось между книжных стеллажей.
   Я рассчитывал получить одну, ну может быть две или три подшивки газет. Но ловко левитируя свою ношу палочкой, библиотекарь предоставил на мой суд пять объемистых газетных подшивок, каждая из которых была толщиною с приличный книжный том.
   Это будет очень долгий день, - подумал я, придвигая к себе первый импровизированный фолиант. На заглавном листе значилось "Британский магический вестник" 7 января 1899 года.
   Первую половину номеров вестника я не без сожаления (люблю читать) пропустил. Молодой Дамблдор еще не натворил своих подвигов на орден Мерлина первой степени. Пока что он обычный наследник древнего рода. Надо заметить, что не очень влиятельного рода, обеспеченного, но не отнюдь не богатого. А потому и интереса у журналистов ни сам Дамблдор, ни его род не представляют.
   Точную дату смерти матери Дамблдора я не знал, только год и то, что это произошло летом. А потому, открыв первый летний номер вестника с интересом начал его изучать.
   Благотворительный бал у лорда Гринграсса... И зачем это ему понадобилось?
   Министр магии выступил с резкой критикой... Ну да языком наши министры всегда работать умели, а головой - нет.
   Шестьдесят два года коронации королевы Виктории... Рад за старушку.
   На странице с некрологами была скромная стандартная заметка такого то дня такого месяца и года скончалась Кендра Мегвин Дамблдор, верная жена, любящая мать. Скорбим вместе со всеми, кто ее знал. Прямо скажем, не густо.
   Я пролистал оставшиеся номера и нашел еще один некролог на этот раз на Ариану Кендру Дамблдор. Год для рода Дамблдор выдался слишком уж богатым на смерти.
   Вторая подшивка газет. На первом листе значилось "Валлийский дракон", а между буквами летало миниатюрное изображение дракончика.
   Газета оказалась разновидность магловской желтой прессы со всевозможными слухами, сплетнями и прочим. Наскоро отыскав номера, которые вышли после странных смертей в роде Дамблдор, и не найдя ничего интересного, я отодвинул подшивку в сторону.
   Третья подшивка поражала скромностью своего названия "Благородство и волшебство". Газетные листы я разглядывал с опаской, а ну как заражусь первой частью названия. К счастью мои опасения оказались напрасны, это был не очередной сборник сплетен, а что-то вроде маго-исторического сборника. Статьи перемежались примерами из истории, весьма интересными, должен признать.
   Подавив в себе естественное желание, плюнуть на поиски и просто насладиться чтением, я начал листать газетные листы. Вот оно! "Трагическая гибель Кендры Мегвин Дамблдор!" гласил один из заголовков. Маленький, в самом низу первой страницы, но все-таки заголовок. Я судорожно перелистнул сразу несколько страниц и нашел искомую статью. Она представляла собой краткую биографию матери Дамблдора, снабженную несколькими колдографиями. Подавив охватившее волнение, я приступил к чтению.
   Биография разочаровала, тут были только общие данные: родилась, семья, вышла замуж, дети и прочее. В глаза бросилось только одна заметка в несколько строк. В ней говорилось о том, что Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор был осужден на пожизненное заключение в Азкабан за нарушение "Закона Макбекера". С моих губ сорвался немного нервный смешок. Вот тебе и разгадка столь сурового приговора для отца Дамблдора. Защита дочери, как же! За защиту такие сроки, да еще и лорду древнего благородного рода, в то время не давали. Даже если бы он убил этих маглов с особой жестокостью, то отделался бы скорее всего крупным штрафом и домашним арестом. Ну пара лет Азкабана в крайнем случае. А нарушение "Закона Макбекера" - это уже серьезно. Закон назван так в честь магла, принесенного, уже не помню кем, в жертву ради создания крестража. Тогда наивно считалось, что это был последний созданный в Британии крестраж... мечтатели. Этим законом полностью запрещалось создание крестражей, и прописывались жесточайшее наказание за его нарушение - поцелуй Дементора. Пожизненный Азкабан, да отец Дамблдора еще легко отделался.
   Так значит, отец нашего Светлейшества занимался Темной магией. И судя по всему, весьма успешно. Хотя последнее утверждение все же спорно - его же отправили в Азкабан. Весьма занимательный штришок к портрету нашего защитника света и ревнителя всеобщего блага.
   Нет, разумеется, считается, что сын за отца не отвечает. Но вот почему-то к детям пожирателей отношение всегда было, мягко говоря, несколько предвзятым. А если тебе год от года долдонят, что ты сын слуг Трусы-боятся-называть-его-имя, и твоя судьба - служба темному лорду. То рано или поздно ты всерьез задумаешься над возможностью этой самой службой. Общество уже поставило на тебе метку, так может стоит принять ее на самом деле?
   Надо заметить, что во времена моего деканства факультета слизерин поклонников Волди на нем значительно поубавилось. Какое поразительное совпадение! Хорошо, что Волди не успел обратить на него свое внимание. Начиная с 1983 в ряды пожирателей встало не слишком большое число выпускников змеиного факультета. Тех же равенкловцев было гораздо больше.
   Дальше в статье о матери Дамблдора не было ничего интересного. Об обстоятельствах смерти ни слова, только упоминание о несчастном случае. А вот колдографии были занимательные. Вот семейная пара Дамблдоров. Семейная колдография: отец, мать и трое детей. Самый высокий из детей видимо Альбус Дамблдор. Еще одна семейная колдо, но уже без отца. Дамблдору лет шестнадцать. А в молодости он был довольно смазлив. На девочку похож. Эта колдография видимо с похорон матери Дамблдора. А что это за холеный юноша, на груди у которого рыдает Ариана? Неужели сам Геллер Гриндевальд? Юноша как-то неуклюже-утешающее поглаживает девочку по плечам, но при этом бросает в сторону Дамблдора какие-то загадочные взгляды. Дамблдор скорбит, он смотрит прямо в камеру и не двигается, только мантия трепещется на ветру. Лицо юношеское, еще почти детское, но взгляд и этот характерный прищур, я узнаю из тысячи. С таким прищуром Старик произносит свое извечное "лимонную дольку, мой мальчик", пытается опоить тебя какой-нибудь дрянью и покопаться в голове.
   Пропустив разом несколько выпусков газеты, я нашел номер, который вышел сразу после смерти сестры Дамблдора. Тут уже не было статьи, просто небольшая заметка "Род Дамблдор поражен трагической гибелью Арины Дамблдор". В заметке ничего интересного не было: стандартная отговорка про случайно попавшее в девушку заклятие. Зато была колдография. Над могилой стояли Альбус и Аберфорт Дамблдоры. И если второй был воистину сражен горем и даже плакал, то Альбус на мой взгляд выглядел подозрительно спокойно. Не вяжется это как-то с россказнями, что после гибели сестры он был убит горем. Забавно, на плече Дамблдора сидел маленький, едва только вылупившийся, феникс. Так вот когда он заполучил своего вернейшего крылатого последователя, в честь которого даже назвал клуб своих прихлебал.
   Я почувствовал странное покалывание в кончиках пальцев - верный признак нервного возбуждения. Жизнь отучила меня верить в совпадения. Фениксы невообразимо редки. Драконов и тех осталось раза в три больше. Прирученных фениксов и вовсе можно пересчитать по пальцам одной руки. Как Дамболдор умудрился заполучить этого феникса? Птенец крохотный, ему от силы несколько дней отроду. Фениксы растут очень быстро, и где-то за месяц достигают своих нормальных размеров.
   Не понимаю. Может это чей-нибудь подарок? Или он принадлежал Ариане, тогда привязанность Старика к питомцу любимой сестры объяснима. Но феникс слишком мал... не сходится. Быть может, ей принадлежало яйцо феникса? Например, это мог быть подарок Гриндевальда. Яйцо феникса - весьма ценный и очень редкий дар. Сам феникс принадлежать не мог - иначе бы Дамблдор его не получил, даже если допустить что тот умер и возродился сразу после смерти его сестры. Фениксы если и привязываются к кому-то, то на всю жизнь. Редкий феникс за всю свою бесконечную цепочку смертей и возрождений признавал больше одного хозяина. Обычно им становился тот, кто присутствовал при его первом рождении. Потому-то так и ценятся магами яйца феникса.
   В середине восьмидесятых одно такое яйцо продавалось на аукционе гоблинов. Наверняка коротышки распотрошили какой-нибудь давно позабытый сейф пресекшегося рода. Яйцо феникса, как и яйцо дракона, даже спустя сотни лет прозябания в каком-нибудь сейфе сохраняет свое содержимое, и это отнюдь не будущий омлет. Так вот, не помню точно, за какую сумму ушло то яйцо феникса, но нулей в ней было никак не меньше семи. Это не состояние - это целых два, а то и три состояния!
   Немного прикинув так и эдак на счет Дамблдора и его любимого питомца, я вернулся к чтению заметки. "Ариана Кендра Дамблдор погребена на кладбище в Гордриковой впадине рядом с матерью. Траурная церемония состоялась...".
   - Дуэль, смерть, феникс, кладбище... - пробормотал я. История со смертью Арианы мне не нравилась все больше. Что-то тут не так. Но вот что? В голове летали обрывки мыслей, догадки, но четкая картинка не складывалась. - Кладбище...
   Неожиданно мои мысли перескочили на недавние события. Жертва матери и ее фиктивная могила, чтобы скрыть все обстоятельства ее смерти.
   - О, Мерлин! - воскликнул я, пораженный внезапной догадкой.
   - Молодой человек, ведите себя потише, - попенял мне библиотекарь со своего рабочего места.
   - Извините, - отозвался я, прокручивая в голове внезапно возникшую догадку.
   Бегло просмотрев остальные газетные подшивки и не найдя в них ничего интересного, я распрощался с библиотекарем и поспешил покинуть Хогсмит.
  
   Фиктивная могила, чтобы скрыть обстоятельства смерти, - билась в моей голове мысль.
   Покинув стены библиотеки и развеяв иллюзию, я аппарировал на окраины Годриковой Впадины. В саму деревушку я заходить не рискнул. Она не так велика и все друг друга знают в лицо, а мне светить свой интерес к этим местам не резон.
   Перелетев невысокую кладбищенскую ограду, я стал изучать надписи на могильных камнях. Кладбище было большим и старым. Огромное количество могильных плит, расставленных рядами, а в некоторых местах хаотично, тянулись вверх по склону холма. Посреди кладбища стояла маленькая заброшенная церквушка.
   Кладбища... не люблю подобные места. Наглядный пример того, что конец все равно един, сколько не трепыхайся. А вся разница состоит только в том, каких размеров будет надгробная плита на твоей могиле, и будут на нее приносить цветы или плевать. Хотя, спящему под плитой, в общем-то, уже все равно. Память о мертвых нужна живым. А с мертвых достаточно того, что они уже мертвы.
   Ну вот, опять меня напал приступ меланхолии - ненавижу кладбища, а особенно это.
   Я шел между заросших могил, изъеденных временем могильных плит и обелисков. Даты и имена, имена и даты - в этих коротких надписях умещаются человеческие судьбы.
   Как-то внезапно я очутился на южной окраине кладбища, ноги сами принесли меня сюда. Место я узнал сразу. Да, именно здесь в будущем похоронили чету Поттеров. Надеюсь, что в этот раз в эту землю ляжет кто-то другой.
   Поспешно покинув эту часть кладбища, я направился к церквушке на холме. Именно возле нее должны находиться самые старые могилы.
   Нужную могилу я едва отыскал, она находилась не на вершине холма, как я прежде предполагал, а гораздо севернее, в совсем уже заброшенном уголке этого места памяти и скорби. Могила была на удивление хорошо сохранившейся, за ней явно часто ухаживали.
   Ариана Кендра Дамблдор 1885 - 1899, - гласила надпись.
   Ниже шла еще одна надпись, сделанная на камне явно позже. Я провел пальцем по начертанным на камне буквам. Их явно делали магической палочкой, есть такое заклинание. Строки из Шекспировского Гамлета, словно последнее прощай.
   - Прекрасные прекрасной. Спи, дитя, - тихо прочитал я и дотронулся кончиком магической палочки до изображения розы. В тот же момент из могильной плиты выросли цветы. Я коснулся одного из цветков, и чуть было не уколол палец о шипы. Цветы были настоящими, а не какой-то эфемерной иллюзией. Живые цветы, вечно цветущие в холодном камне могильной плиты. Какое интересное заклинание.
   Мгновение, но только мгновение, я испытывал неуверенность. А может не стоит тревожить покой мертвых? Это место оно словно какой-то алтарь. Могила была в прекрасном состоянии, было видно, что за ней хорошо ухаживают и отнюдь не магией. Но холодный разум раздавил все ростки сомнений и жестоко расправился с приступом сентиментальности.
   Так, сперва проверка. Достав палочку, я тщательно изучил могилу на наличие защитных или сигнальных чар, от Старика всего можно ожидать. Проверка ничего не показала, и я приступил к работе.
   - Вингардиум Левиоса! - каменная плита поднялась в воздух, медленно отлетела в сторону и вновь опустилась на землю.
   Еще одно малоизвестное заклинание из моего обширного арсенала и земля стала медленно расступаться в стороны. Процесс был не слишком быстрым, но с лопатой я провозился бы еще дольше. Наконец, когда показались прогнившие, развалившиеся остатки гроба, я опустил палочку.
   Ну что же. Предателем я был. Убийцей тоже. Теперь еще можно смело считать себя разорителем могил. Можно ли опуститься еще ниже? Только если пытать детей. Хотя... я же уже преподавал.
   С этими радостными мыслями я и спрыгнул в разрытую могилу. Приподняв чудом уцелевшую крышку гроба, я замер - тела не было. Ни черепа, ни завалявшейся косточки - ничего. Земля была, остатки гроба были, а тела не было. Откинув крышку в сторону, я принялся шарить в могиле, разгребая комья земли. Брезгливость? После стольких лет работы с ингредиентами для зелий, многие из которых выглядят, мягко говоря, не слишком аппетитно, у меня начисто пропало это чувство (хотя к людям я его еще испытываю, не будем называть имен...).
   Поиски были успешны. Нет, тела я так и не нашел, зато в моих руках оказался второй после хорошего котла вернейший помощник Мастера зелий - стандартный хрустальный флакончик. Специально зачарованный, он веками мог хранить свое содержимое в целости и сохранности. Вытерев флакончик об одежду, я посмотрел через него на свет. За хрустальным стеклом плескалась темно-красная жидкость, в которой плавали несколько волосков и... я потряс флакончик. Да так и есть - человеческий ноготь.
   Готов поспорить на мэнор, что в флакончике зачарованная кровь. Благодаря ей любая магическая проверка покажет - в могиле находится тело Арианы Дамблдор. Видимо Старик не рассчитывал, что найдется мерзавец способный потревожить покой мертвых... зря.
   Достав из поясной сумки с зельями подобный же хрустальный флакон, я перелил в него немного крови и плотно запечатал.
   Кровь издревле считается одним из мощнейших магических ингредиентов. Достаточно вспомнить кровь единорога, которая способна вернуть к жизни, даже если человек находится на волосок от гибели. И это только единичный пример. А в скольких рецептах одна-три капли крови того или иного существа считается важнейшим компонентом? Даже мне - Мастеру зелий, не удастся по памяти припомнить их все.
   Кровь своя или чужая используется для многих магических ритуалов. Существует целая дисциплина - Магия крови. Даже маглы поняли сакральный смысл крови. Кровное братство, кровная месть... перечислять можно долго.
   Благодаря нашему любимейшему Министерству магия крови полностью запрещена. Но я не удивлен, что Старик неплохо с ней знаком. Его познания в магии, в том числе и Темной, огромны.
   Флакон из могилы вернулся в могилу, а я поспешил из нее вылезти и вновь потянулся за волшебной палочкой.
   Восстанавливать все, как было, оказалось довольно сложно. Ломать - не строить, как говорил Долохов. Потребовался добрый час, чтобы скрыть то, что могилу раскапывали. Работал я тщательно, на совесть. Не хотелось проколоться на какой-нибудь мелочи. Наконец могильная плита легла на свое законное место. Дотронувшись волшебной палочкой до изображения цветка, я убедился, что чары неизвестного мага все также действуют. Интересно все же - чьих они рук дело? На Дамби не похоже - это не в его вкусе, да и почерк не его. Аберфорт Дамблдор или все же Геллерт Гриндевальд?
   Что-то подсказывает мне, что это был именно второй. И он не знал, что могила пуста. Старик всегда умел затирать все следы. Волди любит нарочную показуху, причем несколько излишнюю. А Дамби любит оставаться в тени - в этом он настоящий мастер. Он появляется на сцене только в последний момент, зато загребает себе все трофеи.
   Где все те герои Восстания Гриндевальда? Те, кто закрывал прорыв демонов в Отделе тайн, встречал налет драконов на Хогвартс, штурмовал замки демонологов в Баварских Альпах? Многие из них еще живы, но их имена забыты. Их помнят, почитают и ими заслуженно гордятся только представители древних родов. Да и то только тех, кто к этим родам принадлежал. А сколько героев теперь позабыто. Зато каждый школьник знает, кто сразил Гриндевальда, будто именно это остановило этот страшный маховик войны, что охватила весь мир.
   А будущая-бывшая первая война с Волдемортом. Где был великий светлый волшебник, кавалер ордена Мерлина первой степени и прочая, прочая Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор? Почему с пожирателями в основном сражались вчерашние выпускники Хогвартса? О да, потом их назвали героями. Это послужило отличным утешением их осиротевшим детям. А наградами этим героям были только могильные плиты да больничные палаты. Впрочем, Блохастый был особо отмечен многолетней путевкой в Азкабан... какой везунчик.
   Но все же, что случилось с Арианой Дамблдор? Где ее тело? И есть ли оно, это тело, вообще? Кто столь тщательно ухаживает за пустой могилой?
   В свою квартирку в Паучьем я вернулся в дурном расположении духа. Нет, день прошел весьма успешно, я раскопал немало интересного о Дамблдоре. Но вопросов становилось только больше.
   Скользнув взглядом по бутылке огневиски, я налил себе чашку кофе. В последнее время я и так слишком увлекся выпивкой. Не хочу становиться таким же ничтожеством как Тоби Снейп. За что я ему искренне благодарен, так это за наглядную демонстрацию опасности излишнего увлечения алкоголем.
  
   Интерлюдия
  
   На землю давно уже опустилась ночь. Годрикова Впадина мирно спала, отдыхая от суматохи дня. В окнах домов уже давно не видно было света свечей или ламп. Только немногочисленные уличные фонари освещали центральную улицу селения, разгоняя своим тусклым светом окружающую темноту.
   На старом кладбище темнота властвовала полностью. Даже луна укрылась за облаками, и некому было бороться с этим царством темноты. Над одной из могил темнота сгустилась и казалась почти осязаемой. Внезапно в самом ее сердце зажглись два ярко красных огонька.
  
   Конец интерлюдии
  

Глава 29. Дуэль со смертью.

  
   Спал я плохо. Лег рано, но никак не мог заснуть. Все прокручивал и прокручивал в голове открывшиеся факты прошлого Дамблдора.
   Факт первый, сестра Дамблдора не была сквибом, а училась на Слезерине.
   Второе, не факт, но велика вероятность, что Гриндевальд был ее женихом.
   Третье, могила Арианы Дамблдор пуста.
   А еще эта куча подозрительно странных совпадений: смерть матери Дамблдора и феникс.
   Наконец, ближе к утру, меня сморил сон, но вскоре он сменился жутким кошмаром. Снова война и смерть, гибель Лили. Проснулся я в холодном поту. Часы показывали, что поспать мне удалось не более трех часов. Но, не смотря на краткий сон и ночные кошмары, чувствовал я себя на удивление бодро.
   Покормив Петра, я сделал зарядку. Про нее я никогда не забывал... почти. Полгода активного руко-ногомашества дали неплохие результаты. Нет, я не приобрел фигуру греческого атлета. Под моей кожей не перекатывались твердые как камни бугры мышц. Зато тело потеряло общую угловатость, болезненную худобу и стало каким-то более правильным что ли.
   Покончив с утренней гигиеной и проглотив легкий завтрак, я вновь вернулся в свою комнату. Хрустальный флакончик с кровью с кладбища занял свое место среди десятков своих собратьев, заполненных разнообразными зельями и заготовками для них. Нет ничего эффективней сокрытия подобного в подобном или очень похожем. Одинокий хрустальный флакончик, спрятанный в тайнике или сейфе, неизбежно вызовет интерес, в случае обнаружения сейфа или тайника. А на хрустальный флакончик открыто стоящий среди десятков подобных себе никто не обратит ни малейшего внимания.
   На кровь Арианы Дамблдор - в том, что это была именно она, я не сомневался - у меня были большие планы. Впрочем, на сегодня про них придется забыть - предстоял очередной урок с Лили. И я был благодарен ей за эту передышку. Подумать только, обучение кого-то стало для меня отдыхом! В жизни бы не поверил в подобную глупость.
   Не смотря на всю мою осторожность и тягу к перестраховкам, вставая на след чего-нибудь интересного, таинственного, захватывающего я часто слишком увлекаюсь, теряю голову и начинаю делать ошибки. Лучшим выход в такой ситуации - небольшая передышка. И уроки с Лили давали мне эту передышку. Черт, да я от них даже удовольствие получаю.
   Жаль, что заниматься с Лили предстоит именно легилименцией, а не чем-то другим... я имею в виду исключительно магию. Легилименция - это не самая приятная дисциплина в плане обучения. Понимая всю необходимость для Лили как можно более скорого изучения защиты разума, я одновременно с этим опасался будущих уроков. Учить легилименции - это так или иначе позволить ученику пробраться в разум учителя. С Поттером я один раз уже обжегся - тому удалось прочитать часть моих воспоминаний, не самых приятных должен заметить. И мне очень не хотелось, чтобы что-то подобное увидела Лили. В моей прошлой-будущей жизни было немало такого, о чем я бы не рискнул рассказать даже самому дорогому человеку. Много крови и еще больше грязи. Да, этого еще не было, но я все это уже пережил и прекрасно помнил если не все, то очень многое. К тому же я уже как-то упоминал, что легилименция позволяет увидеть даже то, что ты уже и сам забыл. А мне есть что скрывать. Только глупцы не понимают, что темный маг - это не просто красивое звание. Все эти вечно модные веянья. Темный маг! Ах, это же так таинственно, загадочно, интригующе! Ага, интригующе. Вскрыть грудную клетку еще живого человека и одним точным ударом перерезать артерию, ведущую к сердцу, а потом смотреть, как жизнь уходит из тела - это интригует, согласен. Темная магия - это не развлечение и не модная забава. Это сила, способная принести немало бед. Темный маг, не убивший ни одного человека - это нонсенс. Да, жертвами могут быть преступники или иное отребье не достойное милосердия и жалости. Но кто маг такой чтобы брать на себя роль прокурора, судьи и палача?
   Если Дамблдор и Министерство преувеличивают опасности Темных искусств, то многие чистокровные ее излишне преуменьшают. Истина где-то посередине. Но когда и кому нужна была эта самая истина? Люди любят крайности. Зло, вернее то, что или кого им назначили, всегда подло, лживо, коварно, беспощадно, кровожадно и прочее. Добро же всегда благородно, милосердно... ну и в том же духе. Так было, есть и будет. В войне с Волдемортом обе стороны совершали огромное количество мерзостей. Но что в итоге? И десяти лет не прошло, как преступления авроров и фениксовцев затерлись и забылись, а от деяний Пожирателей остались только преступления.
   Ровно в одиннадцать часов я стоял на пороге дома Лили.
   Дверь мне открыла миссис Эванс.
   - Северус, - тепло и открыто улыбнулась она. - Ты так вырос.
   С матерью Лили у меня всегда были хорошие отношения. Трудно иметь плохие отношения со столь доброй и отзывчивой женщиной. А вот с отцом Лили отношения у меня так и не сложились. Нет, свою дочь он обожал, не смотря на всю ее "ненормальность", а вот меня явно недолюбливал. Хотя, я могу его понять. Мне бы тоже не особо понравилось, если бы моя дочь дружила с нищим оборванцем, будь он хоть трижды будущий маг.
   - Мам, кто там пришел? - раздалось с ведущей на второй этаж лестницы. Голос был не Лили, а значит это Петуния.
   - Это друг Лили Северус.
   - Еще один ненормальный, - фыркнула Петуния, спускаясь вниз. Меня она наградила взглядом полным презрения, но было в нем что-то еще: непонимание, удивление и, кажется, даже зависть. Хотя последнее, скорее всего, мне просто почудилось. Ну да, я был не в обносках третьей свежести, а в вполне приличной магловской одежде. Но это же не причина чтобы завидовать сестре, что у нее есть такой замечательный, умный и скромный... друг. Хотя, порой мне кажется, что все кроме Лили прекрасно понимают, что она для меня гораздо больше чем просто друг.
   - Петуния! Веди себя прилично! - попыталась осадить ее миссис Эванс.
   - Вот еще! Один ненормальный пришел за другой ненормальной. Какая прекрасная пара! Тили-тили тесто...
   - Я тоже рад вас видеть мисс Эванс, - вежливо ответил я, склонив голову.
   Благодаря долгому общению с Люциусом Малфоем, я перенял у него некоторые повадки. Люциус мог быть очень вежливым с оппонентом, но при этом оный чувствовал себя как последнее... хм... ничтожество. Замечательный навык!
   Петуния пока еще Эванс побагровела от злости. Резко развернувшись, она убежала обратно на второй этаж. Еще несколько мгновений и до меня донесся звук хлопнувшей двери.
   - Прошу прощения за поведение моей дочери, Северус, - мисс Эванс робко улыбнулась, хотя в ее глазах стаяла застарелая боль и легкая грусть. Конфликт между сестрами не мог не затронуть их родителей. - Может быть чаю?
   - Нет, спасибо. Мы с Лили очень торопимся, сегодня у нас много дел. Каникулы подходят к концу, а нам надо столько всего подготовить к учебе, - приятно говорить правду, особенно если она - правда, но не совсем.
   - Доброе утро, Сев, - Лили быстрым огненным ураганом спустилась по лестнице и ухватив меня за руку потянула к выходу. - Ма, мы побежали. Вернусь к вечеру.
   - Лети уж стрекоза, - добродушно усмехнулась миссис Эванс. - Присматривай за ней, Северус.
   - Разумеется, - кивнул я.
   - За кем еще нужен присмотр это очень спорный вопрос! - эти слова Лили адресовала уже закрывшейся за нами двери.
   - Куда ты так спешишь? - придержал ее за руку я.
   - Сев, ну мне же надо закрепить свой навык аппарации! Давай быстрее в парк! - она настойчиво потянула меня за собой, я подчинился.
   Уже на подходе к знакомому парку меня внезапно охватил беспричинный страх. Да такой, что задрожали руки, а спина мигом взмокла.
   - Сев ты чего? С тобой все в порядке?
   - Да все нормально. Аппарируй. Я прибуду следом.
   Удовлетворившись ответом, Лили приступила к аппарации. Несколько секунд она стояла, забавно покусывая губу, а затем с легким хлопком исчезла.
   Внимательно оглядевшись по сторонам, я задумчиво погладил подбородок. Что же это все же было? Еще раз проверив окрестности, я пожал плечами и аппарировал следом за Лили.
   В подземельях мало что изменилось. Привычно трансфигурировав камни в кресла, я поставил их напротив друг друга. Вскоре мы с Лили сидели лицом к лицу, почти соприкасаясь коленями.
   - И что ты собираешься делать? -- спросила Лили, не без опаски глядя на смотрящее ей в лоб острие волшебной палочки.
   - Я попытаюсь проникнуть в твой разум, - мягко сказал я. - И проверю, как хорошо ты сопротивляешься. Может быть неприятно или даже немного больно. Соберись. Лигилименс!
   Вообще-то это был самый простой и довольно грубый способ ментальной атаки на разум. Он не особо эффективен и его достаточно просто почувствовать (сложно не заметить, если кто-то тыкает в тебя волшебной палочкой и произносит слова заклинания, но возможно вы глухой, слепой или гриффиндорец). Опытные легилименты это заклинание практически не используют, но для первичного обучения оно идеально.
   Атаковал я сразу же, без предварительного предупреждения. Раньше, чем Лили успела подготовиться.
   Кабинет поплыл у меня перед глазами: образ за образом проносились сквозь мой мозг, подобно мерцающему кино, столь яркому, что окружающее перестало существовать. Вот последняя ссора с Петунией, по поводу моего подарка. У сестры Лили настоящая истерика. А вот беседа с хогвартскими одноклассницами в спальне девочек. Обсуждают они изменения произошедшие с Северусом Снейпом.
   Что?! Обсуждают меня!
   Нет, - испуганно подумала Лили, - он не должен это, увидеть, это - личное...
   Внезапно я почувствовал острую боль в запястье и разорвал зрительный контакт. Лили отшатнулась назад, опустив выхваченную волшебную палочку.
   - Жгучее Проклятие? - скорее утверждая, чем спрашивая, усмехнулся я, потирая ожог. История повторяется: именно так отреагировал на наш первый урок легилименции Мальчик-Одна-Извилина-Да-И-Та-Шрам. - Ты позволила мне забраться слишком глубоко.
   - И ты видел все, что видела я? -- спросила Лили, мило порозовев.
   - Только мельком, ты прервала меня на самом интересном месте, - моя легкая усмешка вогнала ее в еще большую краску. - Что ж, для первого раза неплохо. Ты все же остановила меня, хотя и не так как надо, - сказал я, снова поднимая палочку. - Сфокусируйся. Отрази нападение своим разумом, и тогда тебе не придется прибегать к помощи палочки.
   - Если бы ты еще объяснил мне, как это сделать! - недовольно заметила Лили. Могу понять ее чувства - не очень приятно, когда кто-то копается в твоих мыслях.
   - Что толку от моих объяснений без должной мотивации и настроя. А теперь у тебя есть и то и другое. Закрой глаза. Очисти свой разум. Оставь эмоции. Усмири свой гнев. Не думай, не вспоминай, не чувствуй. - Говорил я медленно, успокаивающе, но едва Лили закрыла глаза, как моя левая рука медленно потянулась к ее волшебной палочке. - Вспомни свое самое сокровенное, тайное. То, что ты хотела бы спрятать от всех... Легилименс! - почти прокричал я, одновременно с этим выхватывая из рук Лили волшебную палочку. Она открыла глаза и тут же попала под заклятие.
   В этот раз в ее мыслях сперва были гнев и ярость. Картина, которую я увидел, меня порядком насмешила. Лили хотелось придушить одного наглого слизеринца. И это ее желание было проиллюстрировано яркой картинкой. Внезапно, она взяла себя в руки. Вспомнила мои слова, глубоко вздохнула, успокоилась. Картинка с моим удушением пропала, а затем я оказался в пустоте.
   - Да, уже лучше, - прокомментировал я. - Но сложно не думать ни о чем. Если чувствуешь, что кто-то вторгается в твой разум, то лучше представь себе море. Безбрежное синее море. Волны перекатываются плавно, играют с пенными бурунами.
   Узнать, последовала ли она моему совету, я так и не успел. Очередной приступ беспричинного страха заставил меня разорвать зрительный контакт, а для этого вида легилименции он был очень важен.
   Едва не выругавшись, я с трудом подавил в себе волны паники. Что, черт побери, со мной сегодня происходит?
   Один раз - случайность, два - совпадение, а ждать третьего - это уже идиотизм. Что-то явно не так. Возможно на мне какая-то форма проклятия за разорение могилы Арианы Дамблдор? Но не было на ней никаких чар, я же проверял! Но эти мои беспричинные вспышки страха что-то да и значат. Хм, а ведь я читал про что-то подобное. Точно читал! Правда, это было очень давно, я в то время практически безвылазно сидел в библиотеке Люциуса. Как же назывался тот трактат? Призыв... Призвание... Нет, не помню. Ладно, Мерлин с этим названием нужно вспомнить, что там было написано про кошмары и внезапные приступы беспричинного страха.
   По моей спине пробежал холодок. Я вспомнил, что данный ощущения признак...
   - Лили, аппарируй в Паучий! - приказал я, торопливыми движениями палочки полностью активируя всю защиту места силы.
   - Что происходит Сев?
   - Делай, как я говорю. Немедленно!
   Посмотрев на меня удивленно-возмущенным взглядом, Лили уже было набрала в грудь побольше воздуха, чтобы сказать что-нибудь этакое - гриффиндорское. Там: "Не двинусь с места, пока все мне не объяснишь!". Или еще что. Но тут я наполнил магией так толком и не рассеянную "удочку", наложенную при обучении Лили аппорации. Девушку просто насильно вышвырнуло из моих владений прямо в Паучий. Чувствую, меня ждут не простые объяснения с разъяренной Лили. Впрочем, надо во всем искать положительные стороны - до объяснений я могу и не дожить.
   Страж ожил на руке, потоками боли предупреждая об опасности.
   - Хозяин! - Испуганно пискнуло трио эльфов, возникнув прямо из воздуха. Не иначе они тоже почувствовали опасность.
   - Спрячьтесь! - приказал я им. Толку от коротышек в бою все равно никакого, а тем более в бою с этим. Играючи пройдя всю защиту, оно только что проникло в подземелье.
   В боковом коридоре где-то в полутора метрах над полом вспыхнули два ярко красных огонька. Существо шло медленно, с хозяйской вальяжностью. На мгновение оно замерло перед входом в освещенный свечами зал. Постояло на границы тьмы и света, а затем решительно двинулось вперед, позволяя рассмотреть себя во всей красе.
   Чем я не без интереса и занялся. Много про него читал, еще больше слышал слухов, но вот видел впервые. Впрочем, как гласят легенды, маги видят это существо только один раз в жизни... перед своей смертью.
   - Так вот ты какой, Грим, - сказал я, вскинув волшебную палочку. - Экспекто Патронум!
   Сотканный из белого дыма волк бросился на Грима. Профаны думают, что патронус предназначен только для защиты от дементоров. Как-то это слабовато для одного из высших заклинаний магии света. Истинное предназначение патронуса борьба с любыми потусторонними сущностями: призраками, не стихийными духами, младшими демонами. К сожалению, Грим не относился ни к тем, ни к другим. Об этом существе вообще мало что известно, только мифы. Грим - черный пес, предвестник смерти. Каждый, кто его увидит, на следующий день умрет. Теперь я смело могу утверждать, что первое лживо полностью. Только самое больное воображение найдет у этой сущности сходство с собакой. Четыре ноги, да и то не всегда... сходства закончились.
   Непонятное темное облако постоянно меняло форму, принимая вид существ, сделавших честь любому магловскому фильму ужасов. Говорят, увидев Грима, многие умирают просто от страха. Охотно в это верю.
   Атака патронуса была яростна. Напади на меня банши или анку, он бы помог, но Грим был явно из другой весовой категории. Он отбивался от патронуса с ленивым равнодушием, полностью уверенный в своем превосходстве. Похоже, что он просто развлекался. Так кот играется с мышкой, прежде чем ее съесть. Но свою задачу: выиграть мне время, патронус выполнил.
   - Адеско Файр!
   Поток живого пламени ринулся на Грима, окружил его со всех сторон, поглотил в себе... и растаял. Огненный элементаль оказался сокрушен гораздо быстрее патронуса. Ну что же, опытным путем выяснено, что огонь против Грима бесполезен. Надеюсь, эта фраза не станет эпитафией на моей могиле.
   - Экспекто Патронум! - вновь появившись из небытия, патронус ринулся в атаку. Похоже, пока патронус не развоплощен, Грим меня не может атаковать. Это говорит о его родстве с теми сущностями, против которых придуман патронус. Но почему же на него тогда не действуют остальные заклятия!
   Я один за другим метнул в Грима несколько "поводков духов" из разных стихий. Все бесполезно. Заклятия просто растворялись в теле Грима. Второй патронус стал бледнеть и развоплотился, оставив после себя только белесое облачко.
   - Экспектро Патронум!
   Чем же тебя пронять, тварь. В Грима последовательно улетела стандартная атакующая цепочка из ступефаев, петрификусов и одна авада. За ними последовала еще одна цепочка уже менее стандартных атакующих заклинаний уже моей собственной разработки. В основном это были вариации Сектумсепры. Результат - ноль.
   Очередной патронус развоплотился.
   - Экспектро Патронум!
   У меня начали дрожать руки, а спина была мокрой от пота. Стало трудно дышать, я жадно хватал воздух ртом, но его все равно не хватало. На лицо все признаки приближающегося магического истощения. Слишком много высшей магии даже для места силы.
   А что вы хотите? Магическая схватка скоротечна. Фактически все решается в первые десять секунд. Кстати, именно поэтому чаще всего маги бросают друг в друга всякую ерунду типа ступефаев и тоталиусов - это очень быстрые и простые в плане сотворения заклятия. Чтобы вызвать Адеско файром того же младшего огненного элементаля нужно полторы секунды. За это время опытный маг метнет в тебя пару-тройку ступефаев, а уже потом с твоей обездвиженной тушкой сделает все, что душе угодно. Фактически в реальной магической схватке используется около десятка не самых сильных, зато очень быстрых заклятий. Исключения могут быть при действиях слаженных двоек и троек. Обычно в таком случае кто-то из магов сосредотачивается на защите, а под его прикрытием напарники творят более серьезное колдовство.
   Выудив из поясной сумки флакончик с тонизирующим зельем, я в мгновение ока опустошил его. Пустой флакончик отправился прямиком в Грима, тот заглотил его прямо в воздухе, а заодно вновь развеял патронуса.
   - Экспектро Патронум! - вызванный в пятый раз патронус бросился в свою безнадежную атаку.
   Пора принимать радикальные меры. Зашипев от боли, я сделал волшебной палочкой длинный глубокий порез на ладони левой руки. Один легкий взмах - кровавые брызги летят в сторону Грима.
   - Кониуро сангунем Рецидэ! - Если не подействует это, то не подействует ничего.
   Кровь попала на морду существа, в этот раз действительно принявшего вид похожий на собачий, но ничего не произошло. Вот теперь можно паниковать!
   "Вымани его на озеро!" - раздался в моей голове голос келпи. Неужели он способен остановить это нечто? А, Мерлин! Все равно выбора нет.
   Обрушив на Грима своды зала, я аппарировал на поверхность и взлетел над водой озера. Земля за моей спиной вздрогнула, Грим рвался на поверхность из подземелий, словно гигантский крот. Земля вспучилась, в стороны полетели камни кладки. Я спустился к самой воде и замер на центре озера. Грим выбрался на поверхность и бросился ко мне. Куда только пропала вся вальяжность и медлительность. Он летел вперед словно стрела. Вот он достиг воды и побежал прямо по ней, я с удивлением отметил, что он именно бежит по воде, а не летит над ней. Вот нас разделяет двадцать шагов, вот десять. Я вскинул палочку, чтобы вызвать еще одного патронуса, но тут вода передо мной вздыбилась огромной волной. Вынырнув из глубины, келпи врезался в Грима. Мгновение, и они ушли под воду, а на меня обрушился ледяной душ, едва не смыв в воды озера.
   - Так ведь недолго до воспаления легких, - немного нервно хохотнул я и полетел к берегу.
   Помочь келпи под водой я все равно не в состоянии. Да и не знаю, если честно, чем ему вообще можно помочь. Если на Грима не действует заклинание изгнания Магии крови, то не имею ни малейшего представления, как с ним вообще можно бороться. Что же он такое. Призрак? Нет. Высший дух? Чего? Смерти? Бред. Демон? Тоже бред. Похоже, Грим - это просто Грим. Старик в очередной раз сумел меня удивить. Хотел бы я знать, как ему удалось подрядить Грима для защиты могилы сестры.
   Озерная гладь была спокойной, словно в его глубине вовсе не кипит яростная схватка. Пожелав Нептуну удачи, я высушил свою одежду. Страха не было, все произошло так быстро, что он так и не успел появиться.
   Вызвав очередного патронуса, я стал прикидывать, что еще можно противопоставить Гриму. О побеге я не думал. Если мне не удастся остановить Грима здесь - в месте родовой силы, то остановить не удастся нигде.
   Хм... а если применить ритуал изгнания? Пока келпи его отвлекает можно успеть. Ритуальная магия крайне времеемкая - это ее главный недостаток.
   Пока я прикидывал варианты, из воды озера появился келпи.
   - Хорошая сущность... была. Сильная, вкусная, сытная. Еще есть? - сказал он и жадно облизнулся.
   Похоже, что в магическом мире на одну легенду стало меньше.
  
   Жутко хотелось курить. Но когда я вытащил из кармана мантии мятую сигаретную пачку, обнаружилось, что магическая битва и способствующая ей суета, вкупе с водными процедурами, крайне плохо отразились на ее содержимом. Вот ведь гадство!
   Пока я вытряхивал кашеобразное содержимое сигаретной пачки в снег, келпи выбрался на берег. Не меняя своей излюбленной формы, чудовищная туша растянулась на припорошенном снеге, словно красотка на пляже.
   - Как тебе удалось победить Грима? - спросил я, копаясь в поясе с зельями. - На него не подействовало ни одно из моих заклинаний.
   - Я живу в водах этого озера дольше, чем ты можешь себе представить. Я и сам не помню сколько точно. Это мой дом, в нем я могу справиться с кем угодно.
   Флакончик с кровоостанавливающим зельем нашелся рядом с еще одним тонизирующим тоником из мандрагоры. Распечатав его липкими от крови пальцами, я вылил зелье на рану. От любой мысли о магии, даже чтобы залечить рану, меня просто мутило.
   - Со мной ты не справился, - заметил я, отстраненно наблюдая, как под действием зелья рана на моей руке начинает медленно затягиваться.
   - Тебе просто повезло. Вспомни, я заманил тебя в воду и мог бы убить, но решил договориться.
   - Тебе просто повезло, - иронично передразнил я келпи. - Вспомни, до этого ты болтался в поводке духов и я уже готов был тебя уничтожить. Но тут влезли эти чертовы Прюэтты.
   - Будем считать, что повезло нам обоим, - дипломатично заметил Нептун. - Хотя если так пойдет и дальше, я признаю, что мне повезло больше. У тебя много врагов...
   - Переживаешь?
   - Да нет. Просто чем чаще тебя будут пытаться убить, тем лучше я буду питаться. - Сытно рыгнув, облизнулся келпи. - Ты только не забывай заманивать всех на озеро, а лучше сразу в воду.
   - Может мне еще и извещать тебя заранее, чтобы ты успел подготовиться к трапезе?
   - Хорошая мысль! - одобрительно кивнул он.
   - Если бы все было так просто, - поморщился я.
   В голове мелькнула заманчивая мысль скормить келпи Волди и Дамби. Мелькнула... и пропала. Волшебников их уровня скормить келпи можно только в бессознательном состоянии. А если я сумею довести их до такового, то зачем мне келпи? Авада в лоб, а тело на корм огненному элементалю - так оно надежней. Вот только крестражи никто не отменял. К тому же мне так и не известно, как себя на случай смерти подстраховал Дамблдор. А он подстраховался, в этом-то можно не сомневаться.
   - А ты можешь уничтожить крестраж? - поинтересовался я.
   - А что это такое? Звучит вкусно, - вновь облизнулся келпи.
   Я вновь задумался. Возможно, стоит попробовать достать один из крестражей Волдеморта. Может Нептун и вправду может его уничтожить? Хотя лучше пока с этим повременить. Я же не гриффиндорец, чтобы самому заниматься поисками крестражей и их уничтожением. Будет лучше, если Дамблдор возьмет это на себя. А я пока поищу способ разделаться со Стариком. Проблема в том, что Старик пока вовсе не хочет заниматься крестражами и Волдемортом. Ему нужен новый Темный лорд и новая война, чтобы скомпрометировать чистокровные роды и прибрести еще больше влияния и власти.
   - Хозяин? - возле меня появился один из домашних эльфов. Судя по наибольшей вислоухости, это был Нивил.
   - Восстановите подземелья, - приказал я. - И заделайте дыру, что проделал Грим.
   - Все сделаем хозяин-сэр! - домовик поклонился и исчез.
   Стало подмораживать. Келпи еще немного подремал на берегу, попрощался и вернулся в озеро. Проводив его задумчивым взглядом, я вспомнил, что мне еще предстоят объяснения с Лили и тяжело вздохнул. Может стоило дать Гриму возможность завершить начатое? Представляю, как Лили сейчас злится. Я ведь не только ее вышвырнул, но и отрезал любую возможность аппарировать обратно. Зная ее характер, это было весьма не лишней страховкой.
   Ладно, хватит откладывать неизбежное. С очередным тяжелым вздохом я аппарировал в Паучий. Оказавшись в своей комнате, я аккуратно огляделся - тут было пусто. Может Лили решила меня не ждать и отправилась домой? Тогда моя казнь откладывается хотя бы на день.
   Моим надеждам не суждено было сбыться. Я сделал только один шаг по комнате. Один маленький шажок! Скрипнула предательница половица и этот звук Иерихонскими трубами разнесся по квартирке. Дверь в мою комнату резко распахнулась.
   - Северус Тобиас Снейп! - раздалось приглушенное полушипение-полурычание. В тот же момент я оказался сбит с ног и повален на пол. Лили оказалась сверху с явным намереньем притворить в жизнь свою недавнюю мысль о моем удушении.
   - Осторожно, я же ранен.
   - А сейчас будешь убит! Ты самый наглый, самоуверенный, невыносимый...
   - Да, да, я знаю, что тебе нравлюсь.
   - Как ты мог так со мной поступить! Выкинул словно нашкодившего котенка!
   - Я заботился о твоей безопасности!
   - Я и сама могу прекрасно о ней позаботиться! Я волшебница!
   - Волшебница-недоучка, пусть и трижды отличница, - не удержавшись, фыркнул я. - А уж школьная программа Хогвартса... И не смотри на меня так злобно, ты знаешь, что я прав.
   - Себя ты, похоже, считаешь великим магом? - не скрывая вызывающей иронии, заметила Лили.
   - Великим? Нет. Но у меня есть возможность самообучаться за счет Родового кодекса... Кстати, ты долго собираешься так на мне сидеть? - я уже хотел было добавить что-нибудь язвительное вроде: "Догадывался, что тебе нравится быть сверху", но чувство самосохранения быстро взяло верх.
   Слегка порозовев, Лили встала на ноги. Вслед за ней поднялся и я, но только чтобы дойти до кровати и рухнуть уже на нее. Схватка с Гримом, не смотря на свою скоротечность, высосала из меня все силы.
   - Что произошло? - несколько остыв, спросила Лили.
   - В подземельях был обвал. - Признаться, я так толком и не решил, что сказать Лили и выдумывал прямо на ходу. Обычно это у меня хорошо получается... этот раз был исключением. Оказавшись в постели мне хотелось только одного - лежать, не шевелясь, не думая. Просто лежать и смотреть в потолок.
   - Простой обвал? - на губах Лили появилась скептическая усмешка.
   - Да, самый простой обвал.
   - И откуда же тогда у тебя все признаки магического истощения?
   - Это был очень сильный обвал, - попытался вывернуться я. Понимая, что в подобное оправдание не поверит и ребенок.
   - Северус, я тебе уже говорила, что не люблю, когда из меня делают дуру. Рассказывай или я ухожу, громко хлопнув дверью!
   - Ну, хорошо. На меня напали и пытались убить. Такое объяснение тебя устроит?
   - О, Мерлин! Во что ты умудрился вляпаться!
   - Я не могу тебе рассказать. Пока не могу, - спешно добавил я, заметив, что Лили вновь начинает закипать.
   - Тогда ты должен немедленно все рассказать Дамблдору, - "обрадовала" меня Лили. - Директор способен тебя защитить от любой опасности.
   - Он и так многое знает. - А вот тут не вру... почти. Дамблдор опытный маг и еще более опытный интриган и знает очень многое, просто не о произошедшем. - Это связано с его поручением. - Опять же почти не вру. Дамблдор поручил мне заслужить доверие Волдеморта. А информация, которую Старик пытается столь рьяно спрятать, явно может мне в этом помочь.
   В очередной раз убеждаюсь, как же хорошо быть слизеринцем! И оставьте все эти наивные россказни про то, что говорить всегда надо только правду. Если бы я так делал, то вряд ли бы дожил даже до тридцати. Правда - это слишком сильное оружие, и часто она не лекарство, а страшный яд, где ложь - это противоядие. Мерзко? Возможно. Но я предпочитаю быть живым лжецом, чем мертвым праведником. Да и речь идет не только о моей жизни.
   - Ты помогаешь Дамблдору?! - в голосе Лили смешались нотки удивления, недоверия, облегчения и даже какой-то гордости.
   - Я не могу ответить на этот вопрос, - эти слова я произнес таким тоном, что у Лили отпали последние сомнения в моей помощи директору Хогвартса. Впрочем, это тоже не ложь (опять же почти). Я и вправду буду помогать Дамблдору в борьбе с Волдемортом. Естественно в меру своих сил. А то, что я то же самое планирую делать и для Темного лорда, это недостойные внимания частности, не более.
   Надеюсь, что у Дамблдора не было связи с Гримом, а то он быстро сложит два и два. Но что-то мне подсказывает - такой связи у него нет. Классический спящий страж. Только следов этих чар я бы не заметил при своей проверке. Большинство сторожевых заклятий действуют по принципу "Не влезай, убьет!". Их легко обнаружить, не просто опознать, и крайне трудно снять. Старик подошел к делу более основательно: оставил Грима или завязал вскрытие могилы на его вызов. Хоть ума не приложу, как ему это удалось. Да и обычный спящий страж должен был проснуться и атаковать сразу после того, как я разрыл могилу. А тут прошли целые сутки. Хотя, судя по не любви Грима к свету, его появление возможно сопряжено с рядом условий. Например, с темным временем суток. Эх, с удовольствием занялся бы исследованиями этого вопроса, но время...
   Упоминание Дамблдора подействовало на Лили успокаивающе. Наивное дитя! Знала бы ты, что эта слепая вера в нашего Белого генерала один раз тебя уже погубила. Впрочем, сейчас эта вера играет мне на руку. Лили перестала злиться, теперь в ее эмоциях чувствовалось просто беспокойство и интерес. Нет, я не лез к ней в голову, свято следуя своему (да и не только своему) правилу, не копаться в голове близких тебе людей. Просто, я слишком долго знаком с Лили, чтобы не уметь угадывать ее настроение по глазам, тембру голоса и прочим совершенно не магическим признакам.
   - И что это было за существо, пытавшееся тебя убить? - спросила она.
   - Точно не знаю, - опять же не вру. Я не знаю точно, что такое Грим. Да и никто не знает... разве что Дамблдор. - Призрак или высший дух. Нептуну удалось его уничтожить. А я ему немного помогал, - скромно признал я. То, что помощь сводилась к роли приманки, можно умолчать.
   - Ты говорил, что ранен! - встревожилась Лили. - Может тебе стоит отправиться в Мунго?
   - Царапина, - я продемонстрировал ей ладонь, на которой от глубокой резаной раны осталось только покраснение кожи и едва заметный шрам. - Я уже все залечил. Просто вымотался слишком сильно.
   - Я могу тебе чем-то помочь?
   - Да, там в шкафу должно быть зелье. Достань его. Самое первое на полке слева.
   Лили подошла к шкафу и открыла его.
   - Это? - в ее руках оказался флакончик с бледно зеленым содержимым.
   - Оно самое.
   - А это что? Какой интересный цвет. Что это за зелье?
   - Это не зелье, - усмехнулся я, заметив, что она с интересом рассматривает флакончик с кровью Арианы.
   - А что?
   - Кровь девственницы собранная на кладбище.
   - Опять твои идиотские шуточки, - фыркнула Лили, возвращая кровь Арианы на место. - Похоже, ты уже совсем пришел в себя.
   А все же я люблю говорить правду... главное, чтобы в нее никто не верил.
  

Глава 30. Практическая некромантия.

  

Люциус Малфой без ума от своей жены, а Северус Снейп без жены от своего ума!

(шутка, ходившая в среде Пожирателей смерти)

   Интерлюдия
  
   - Ступефай! Петрификус тоталус! Ступефай! Бомбардо Максима!
   Цепочки атакующих заклинаний летели одна за другой, но все они разбивались о выставленный Волдемортом щит или проходили мимо мага, постоянно перемещавшегося по тренировочному залу.
   - Неплохо Белла, очень даже неплохо, - Волдеморт опустил волшебную палочку, показывая, что тренировка закончена. - Ты делаешь успехи. Я доволен.
   - Моя жизнь принадлежит вам господин, - волшебница почтительно припала на одно колено и склонила голову.
   - Я знаю, моя дорогая, и ценю это.
   Беллатриса польщено улыбнулась и тут же сообщила Темному лорду:
   - Люциус Малфой ждет у входа в зал.
   - Это тебе сообщила магия мэнора?
   - Скорее запах одеколона, - усмехнулась старшая из сестер Блэк. - Он столько его на себя вылил, что и здесь чувствуется.
   - Не мнись у входа Люциус, проходи. Мы с Беллой уже закончили, - громко сказал Волдеморт.
   Люциус Малфой зашел в зал и низко, но не подобострастно поклонился Волдеморту:
   - Лорд.
   - Люциус, рад тебя видеть. Как там наши дела?
   - Выросли еще на полтора миллиона, - ответил Малфой и довольно улыбнулся. - В этом месяце мы сможем безболезненно вывести на двести тысяч больше.
   - Хорошо, продолжай в том же духе. Можешь действовать на свое усмотрение, тут я тебе не помощник.
   - Благодарю за доверие, мой лорд.
   - У тебя есть что-то еще?
   - Вчера я виделся с лордом Принц, - осторожно произнес Люциус Малфой, посматривая на своего господина с некоторой опаской.
   - Кажется, я просил пока что оставить нашего юного друга в покое, - холодно заметил Волдеморт.
   - Это была случайная встреча, - поспешил повиниться Малфой.
   Нет, еще не пришло время, когда обезумевший Волдеморт начнет использовать Круциатус на своих приближенных. Но и без всякой магии, одним голосом, Темный лорд мог заставить дрожать людей и похрабрее Люциуса Малфоя. К тому же храбрость никогда не входила в число черт представителей этого древнейшего и благороднейшего рода. Родовое проклятие "одного ребенка" сделало Малфоев очень осторожными. Именно благодаря этой, ставшей фамильной черте они и оставались одними из последних "Нормандцев" - магов, родоначальниками чьих родов были маги, пришедшие в Британию с Вильгельмом Завоевателем.
   - Объяснись, мой скользкий друг - милостиво кивнул Волдеморт.
   Беллатрис Лестрендж довольно улыбнулась. "Скользким другом" Люциуса Малфоя прозвала именно она. Беллатрис была не слишком высокого мнения о будущем муже своей сестры. Впрочем, она даже не пыталась мешать этому браку. Любовь, как известно, зла. Раз уж Циси нравится Люциус... Когда ее выдавали за Лестрейнджа, они друг друга, мягко говоря, недолюбливали. И только теперь, после принятия метки господина, как-то примирились с существованием друг друга, даже стали испытывать некоторую симпатию. Служба господину сблизила их крепче брачных уз!
   - Мне надо было посетить Косой переулок, и в "Дырявом котле" я случайно столкнулся с Северусом.
   - Как себя чувствует наш юный друг? - спросил Темный лорд после короткой паузы.
   - Все в порядке. Зная Северуса, я предполагал, что он надолго замкнется в себе. Но мы с ним неплохо пообщались о всяких мелочах. Похоже, он сильнее, чем я думал.
   - Думаешь, стоит пригласить его на встречу?
   - Решать вам, господин, но думаю, что стоит еще обождать. Хотя бы до конца каникул.
   - Хорошо. Ступай, Люциус. И передавай привет своей очаровательной невесте.
   - Всенепременно, лорд.
   Раскланявшись с Волдемортом и Беллатрисой, Люциус Малфой поспешил удалиться.
   - Похоже, к вам еще один "гость", - скривилась Беллатриса. - Петтигрю.
   - Тоже запах одеколона? - с любопытством поинтересовался Темный лорд.
   - Скорее дешевого огневиски, которым он накачался для храбрости.
   В полумраке зала появилась новая фигура с ног до головы закутанная в мантию.
   - Повелитель! - вошедший согнулся в низком подобострастном поклоне.
   - А мой новый последователь, - по губам Волдеморта проскользнула легкая улыбка. - Здравствуй Питер, как у тебя дела?
   - У меня важные новости! Я же говорил, что буду полезен! - затараторил Петтигрю. Неизвестно сколько он выпил перед встречей с Темным лордом, но речь его была чиста, а походка твердой.
   - Не торопись! Я ничуть не сомневался в том, что наше сотрудничество будет полезным.
   - Дамблдор был в поместье Поттеров. Он о чем-то довольно долго спорили с родителями Джеймса.
   - И о чем они говорили? - заинтересовался Волдеморт.
   - К сожалению, мне мало что удалось разобрать. Уверен только в том, что речь шла о Джеймсе и Эванс.
   - Эванс? Что за Эванс?
   - Это маглорожденная гриффиндорка, она учится на нашем курсе. Кажется, Джеймс к ней неравнодушен.
   - С чего бы Дамблдор так заинтересовался личной жизнью Джеймса Поттера? - скептически поинтересовался Темный лорд.
   - Не знаю господин, но директор опекает его с самого поступления в Хогвартс.
   - Это мне известно. В этом нет ничего удивительного. Поттеры главные и наиболее влиятельные сторонники директора среди древних родов. Что тебе еще известно об этой Эванс?
   - Одна из лучших учениц на курсе, - пожал плечами Петтигрю. - Учителя, особенно Макгонагалл, ее постоянно хвалят. Что еще добавить? Держится со всеми приветливо и дружелюбно. Поттера и Блэка вот только недолюбливает, наверное из-за того что они постоянно пристают к Снейпу. Это один...
   - Я знаю, кто такой Северус Снейп, - перебил его Волдеморт. - Он то тут причем?
   - Они с Эванс дружат, кажется с самого детства, - поспешно пояснил Петтигрю.
   - Как интересно, - на губах Темного лорда появилась загадочная улыбка. - Постарайся узнать об этой Эванс поподробнее. И чем она так заинтересовала Дамблдора и Поттеров?
   - Слушаюсь, господин.
   - Что твои друзья? Они ни о чем не подозревают?
   - Эти так называемые "друзья" считают меня чем-то средним между слугой и интерьером мебели. Они меня недооценивают, все меня недооценивают!
   - Только не я, Питер. Только не я.
   - Простите, господин, я не имел в виду вас.
   - Хорошо, я доволен, - с этими словами Волдеморт протянул четвертому мародеру толстый кожаный мешочек. - Тут немного денег на карманные расходы. Знаю, что в молодости деньги исчезают с подозрительной легкостью. Ах, молодость! Только будь аккуратен при тратах.
   - Спасибо за заботу, господин, - когда Петтигрю принимал кошель, глаза его алчно блеснули. - Не беспокойтесь, я буду очень осторожен.
   - Ступай! - помахал ладонью Волдеморт, словно отгоняя от себя назойливую муху.
   - Крыса! - скривилась Белла, когда Петтигрю ушел и не мог их слышать. Она не любила предателей.
   - Крыса, - согласился Волдеморт. - Но полезная крыса.
   Понимая всю полезность подобных людей, Волдеморт тоже их не любил. Он мог им благосклонно улыбаться, расточать льстивые похвалы, награждать такими мелочами как деньги, но в душе искренне их презирал.
   - Он предаст вас, как предал своих приятелей, - заметила Белла.
   - Не беспокойся, - тонкие губы Волдеморта изогнулись в холодной усмешке, - я не дам ему такой возможности. Он станет примером верности... или мертвецом.
  
   Конец интерлюдии.
  
   Человеческий череп, мел, три свечи черного воска. Любой опытный маг, то есть тот, кто знания получал не только в Хогвартсе, сразу бы понял, что я планирую заняться старой доброй некромантией.
   Что самое забавное, все нужное для ритуала я купил не в Косом, а в обычном магловском магазине для псевдомагов. Есть в Лондоне и такие странные местечки. Даже череп и тот оказался настоящим, а не пластиковой подделкой. А когда я спросил у продавца, почему свечи у них только черные. Продавец с умным видом начал сыпать какими-то непонятными терминами и ссылаться на неизвестных мне, но очень авторитетных (по словам продавца) магов древности. Слушать весь этот бред было забавно. Магл рассказывает магу о магии! Напоследок продавец пихнул мне в руки кучу визиток потомственных ведьм, профессиональных черных, белых, серых колдунов. Буду иметь в виду, если понадобится материал для человеческих жертвоприношений. Балуясь с огнем, будь готов к пожару.
   Проблема жизни, смерти и бессмертия всегда занимала людей. Хотя, почему же занимала? Занимает до сих пор, даже нас - магов. Волдеморт наглядный тому пример. Мы слишком мало знаем о том, что там, за гранью. А незнание страшит. Даже знания магов в этом плане немногим больше магловских. Да, душа есть, для магов это факт. Но что с ней происходит после смерти тела? Какие-то вариации ада или рая, перерождение, новое бытие на других планах? Теорий множество, а ясности нет. Даже призванные души мертвых помнят только свою земную жизнь и не могут рассказать, что там дальше. Да и не факт что мы призываем именно души, а не что-то другое. Тех же призраков называют неупокоенными душами, но это не так. Призраки типа Хогвартских и прочих, это лишь нематериальные слепки личности, по каким-то причинам оставшиеся на земле. Кстати, именно на основе изучения призраков созданы такие вещи как живые портреты.
   Многие маги хотели обрести бессмертие. Сейчас живут двое, кому это удалось: Фламель и Волдеморт. Что-то мало, не находите? А все потому, что цена бессмертия оказалась весьма высока.
   "Какую же цену заплатил Фламель?" - спросит непосвященный. А вот какую - у его рода есть только настоящее и нет будущего. Занимаясь созданием философского камня, Фламель позабыл заранее озаботиться наследниками. А потом было уже поздно. Некоторые вещи не может исправить никакая магия. Да и сам эликсир бессмертия оказался тем еще составом. Нет, жизнь он продлевает. Тут-то все честно. Но как маг Фламель становится слабее год от года, а секрет философского камня манит многих. Именно поэтому Фламель стал фактически узником собственного мэнора. Только в его стенах он может чувствовать себя в безопасности. И зачем нужна такая вечная жизнь?
   Да и само появление философского камня в Хоге та еще история. С чего бы это Фламелю расставаться с камушком? Видимо когда Дамби пришел к нему с сей скромной просьбой, Фламель понял, что лучше отдать Дамблдору то, что он хочет. Иначе тот все равно заберет камень, но не факт, что сам Фламель при этом выживет. Дамблдор тот еще... добряк, если ему что-то нужно, то он это получит, так или иначе.
   С Волдемортом в плане бессмертия все еще хуже. Великий маг, он мог бы изменить мир. Но он столь боялся смерти, что решился разделить душу на несколько частей. В результате получился сумасшедший маньяк, одержимый исключительно властью. В таком состоянии противником Старика Волдеморт быть не мог. Он мог наводить ужас на обычных магов и своих сторонников (сторонникам приходилось даже хуже чем его врагам), но Дамблдор должно быть просто ликовал, заполучив такого врага.
   Начертив круг, я поставил в него череп. Свечи заняли положенные им места возле черепа, образуя равносторонний треугольник. Взмах палочки - фитили свечей принялись тонкими язычками пламени. Достав флакончик с кровью Арианы, я капнул несколько капель его содержимого на череп и зашептал слова заклинания. Последнее слово повисло в воздухе, но ничего не произошло. Я задумчиво поскреб подбородок и нахмурился. И где результат? Ошибка в ритуале?
   Вторая попытка. В этот раз я плеснул на череп почти половину крови из флакончика. Пожелтевшие от времени кости приобрели бурый оттенок.
   -Тинк куи экстра аудиеритис... - старое заклинание было довольно длинным. Впрочем, любой ритуал не терпит суеты.
   Закончив заклинание, я вновь взмахнул палочкой. Опять ничего! Ладно, отсутствие результата - тоже результат. Дух Арианы Дамблдор не откликается на заклинание призыва. Причем призыва крови - самого сильнейшего из возможных. Почему? Кто-то (не будем показывать пальцем) уничтожил ее душу? Это сложно, но вполне возможно. Но поступить так с родной сестрой... это как-то слишком. Даже для Старика.
   А если Ариана Дамблдор и не умирала вовсе? Бесполезно призывать дух того, кто еще не покинул этот мир. Да, это стоит проверить! Благо крови во флакончике еще достаточно.
   - Нилли?
   - Чем Нилли может помочь хозяину? - откликнулась домашняя эльфийка, разом появившись рядом со мной прямо из воздуха.
   - Убери тут все, - я отстраненно махнул рукой в сторону свечей и черепа.
   Эльфийка тут же приступила к работе. Делала она все быстро и практически бесшумно. Я же поспешил в соседний зал. На устранение разрушений вызванных Гримом, моим слугам понадобилась только одна ночь. Шустрые все же ребята эти домовые эльфы.
   Привычно трансфигурировав один из камней в кресло, я сел, капнул на свою ладонь несколько капель крови Арианы, взмахнул палочкой и закрыл глаза.
   Действие поискового заклинания сложно описать. Это не видение, не картинка и не карта, это что-то вроде чутья... сложно объяснить. Ты узнаешь место, словно часто там бывал, даже если его и не видел-то ни разу.
   В этот раз все было по-другому. Точное место было словно закрыто глухой непроницаемой стеной. Но раз поиск был успешен, то Ариана Дамблдор жива! А место... я все равно его узнал. Не точное местоположение, а само место, где Ариана находится в данный момент. Сложно было его не узнать, потому что называлось оно Школа чародейства и волшебства Хогвартс.
   Невероятно! Ариана Дамблдор жива и находится в Хогвартсе. Но где? И как?
   Медленно втянув в себя носом воздух, я успокоился и расслабился. Мысли потекли ровно.
   Что старик столь ценит и любит (лимонные дольки и интриги не в счет)? Что или вернее кого он держит всегда рядом с собой. И наконец, кто исчез из Хогвартса после его "смерти"?
   Старая колдография с кладбища. Похороны Арианы Дамблдор. Два брата-мага и...
   - Феникс, - шепотом выдохнул я, не смея поверить собственной догадке.
   Неужели... Да нет, не может быть. Фоукс - феникс Дамблдора. Которого старик любит как родного брата. А судя по его отношению к Абельфорту - даже больше. Невозможно! Чушь! Бред! Но ведь все сходится. Отсутствие тела, новорожденный феникс, привязанность к нему Дамблдора. Да, подобные заклинания мне неизвестны. Но это вовсе не означает, что их нет!
   Да еще и свору своих прихлебателей Старик назвал Орденом Феникса. Шутка как раз в духе старика.
   - Нилли!
   - Да хозяин!
   - Принеси мне кофе. Много кофе. Ночь будет долгой.
   Пока эльфийка выполняла приказ, я достал из тайника Кодекс рода. Может быть, в нем есть ответ?
   - Проклятия-превращения, - книга послушно открылась на нужной странице.
   Так, что тут у нас? Ликантропия - это понятно. Укушенный или оцарапанный оборотнем в полнолуние сам становится оборотнем.
   Вампиризм - тоже ничего нового... Собственно, далеко не каждый укушенный вампиром сам становится вампиром. Для этого вампир должен сам захотеть сделать жертву своим последователем - птенцом, и влить в него немного своей крови. К счастью таковое случается крайне редко. Вампиры жуткие индивидуалисты и прекрасно себя чувствуют в полном одиночестве. Да и вливание вампирской крови это смертельная (скорее посмертная) рулетка с весьма малыми шансами на выигрыш. Кстати, что бы там маглы себе не навыдумывали, но естественным путем вампиры не размножаются. Вампиры нежить, никакого потомства у них в принципе быть не может. Тем более от союза с едой - людьми. Так что все эти полу, четверть вампиры - это все выдумки. Или как в случае с Лорканом д`Эатом (известным певцом "полувампиром") - простой рекламный трюк.
   В проклятиях ответа не было. Что там у нас дальше? Заклинания-превращения. Неужели оно? Ага, как же. Список заклинаний был весьма скромен. В нем не было ничего способного превратить не то что в феникса, а даже в обычную птицу.
   Собственно на этом раздел заканчивался.
   - Превращения в зверей и птиц, - приказал я. Текст на страницах книги поплыл и изменился. Кодекс рода содержал в себе информацию, которой бы хватило на пару десятков объемных томов, но своего размера не менял.
   Первая статья была об анимагии. Этот раздел я просмотрел мельком. Одно время меня очень занимала анимагия. Я изучил множество всевозможных данных на эту тему. Анимагия сродни метаморфизму. Только для метаморфизма нужна в первую очередь предрасположенность, а уже потом тренировки для контроля над даром. А вот для анимагии все ровно наоборот: в первую очередь тренировки, а уже затем предрасположенность. У большинства магов, желающих изучить анимагию, проблемы возникают именно на этапе тренировок - это весьма сложная, долгая и очень-очень болезненная штука. То, что мародерам удалось освоить анимагию в весьма юном возрасте, достойно восхищения их упорством и силой воли. Это готов признать даже я (как маг я все равно опытней и сильней). К сожалению, для меня данный аспект магического искусства был закрыт. Я попадал в ту половину, у которой предрасположенность к анимагии отсутствует напрочь.
   В кодексе рода раздел об анимагии занимал несколько страниц кодекса, но ничего нового в нем я так и не нашел. И тут на предпоследней странице мой взгляд зацепился за одну весьма интересную строчку гласившую: "При отсутствии предрасположенности к анимагии смотри духи покровители". Пересилив в себе страстное желание, тут же попросить кодекс отыскать нужную страницу, я продолжил свои поиски.
   Могла ли Ариана Дамблдор быть анимагом? Интересно, а это можно проверить? У меня еще осталось прилично крови во флакончике.
   Перелистнув страницу, я отыскал способ определения анимагов. Мое предположение было верным: одним из ритуалов можно было определить анимага по нескольким каплям крови. Ритуал, кто бы мог подумать, относился к разделу магии крови и в наше время считался запрещенным. О Мерлин, почему же во власти всегда такое количество идиотов!
   Описание ритуала прилагалось. Наличие особо редких ингредиентов или артефактов он не предполагал.
   - Нилли! - вновь позвал я домашнюю эльфийку. С ролью "рабовладельца" я сжился весьма быстро и даже вошел во вкус.
   - Да хозяин!
   - Принеси мне чистую чашку.
   - Держите хозяин, - в руках у эльфийки тут же появилась чашка. - Вам что-нибудь еще нужно?
   - Нет, можешь идти.
   В очередной раз поклонившись, эльфийка исчезла.
   Так! Встав с кресла, я поставил чашку на пол и наполнил ее кипящей водой. Ритуалы не зелья и кофе, для них воду можно не кипятить, а сразу создать кипящей. Да, да - очередной магический парадокс.
   Завершив необходимые приготовления, я метнул в чашку нужное заклинание и капнул в нее несколько капель крови из флакончика. По воде пошла пена, из чашки столбом повалил неестественно густой пар. Если это была кровь потенциального анимага, то пар сейчас пар должен принять анимагическую форму. Время шло, пар все поднимался и поднимался из чашки. Но больше ничего не происходило. Наконец вода испарилась полностью и все закончилось. Ну что же, анимагом Ариана Дамблдор не была. Если подумать, я никогда не слышал о анимагах принимающих форму магических животных. А значит снова кресло и кодекс.
   Следующие несколько страниц повествовали о метаморфах. Тоже весьма интересная врожденная способность. Правда встречается она еще реже, чем анимагия. На всю Британию не найдется и десятка метаморфов. А в мире их не больше нескольких сотен. Маловероятно, что Ариана Дамблдор была метаморфом, но все же...
   Закончив читать раздел о метаморфах, и отыскав на последней странице способ их определения, я вынул флакончик с кровью. Если так пойдет и дальше, то мне придется сделать еще одну вылазку к могиле Арианы Дамблдор. А делать этого мне очень не хочется. Это и опасно, да и мерзко, если честно. Мне не слишком нравится чувствовать себя разорителем могил, пусть и фиктивных.
   Ритуал на принадлежность к метаморфам также закончился пшиком. Это несколько меня огорчило, но нельзя сказать, чтобы сильно. Зельеварение научило меня терпению. Для создания Экстракта Ар-Рази нужно совершить две тысячи сто восемьдесят шесть операций, две тысячи девяносто из которых это одна и та же операция. Это еще не самый сложный рецепт.
   Выпив сразу три чашки кофе, я вернулся к кодексу.
   Не то...
   Не подходит...
   Не возможно...
   Час проходил за часом, но все было без толку. В кодексе не было даже намека на то, как Дамблдору удалось превратить свою сестру в феникса. Да еще и на такой долгий срок! Может быть я ошибаюсь? Поисковое заклинание сработало неверно или в флакончике кровь не Арианы Дамблдор, а самого Дамблдора? Но зачем ему оставлять свою кровь в чужой пусть и пустой могиле? Провести проверку? Да нет, это кровь Арианы, помещать в могилу чужую кровь просто не имеет смысла.
   От обилия мыслей, теорий, гипотез у меня начала болеть голова.
   Может ошибка в другом - феникс не причем. Возможно, Ариана Дамблдор просто спрятана где-то в покоях Дамблдора или в самом замке. Воображение тут же нарисовало ужасную картину. Ариана Дамблдор сидя на цепи в подвале Хогвартса, а Дамблдор ее страшно пытает - насильно кормит лимонными дольками.
   С моих губ сорвался нервный смешок. Лично я, выбирая между лимонными дольками и круциатусом, предпочел бы круциатос.
   Отложив в сторону Кодекс рода, я слегка помассировал виски. Что толку гадать. Раз ответ за стенами Хогвартса, то там его и надо искать. Хорошо, что от каникул осталось только пять дней. О Мерлин! Как же мне не хочется возвращаться в этот проклятый замок - центр сплетенной Дамблдором паутины. Да и вообще, есть риск, что Старик активно ищет урода, посмевшего капаться в его прошлом. Особенно если мне не удалось перевести стрелки на Волди - его Старик мог бы и побоятся тронуть. Нет, не из-за страха. Просто это идет в разрез с его далеко идущими планами.
   Сейчас магический мир Британии застыл в шатком предвоенном положении. С одной стороны Волдеморт и Дамблдор еще не готовы к войне. Первый еще не скопил достаточно сил для одного решительного и мгновенного удара. А второй это знает и прикидывается, что недооценивает противника. Старику нужна затяжная война, страшная война. Чтобы стороны порядком пустили друг другу кровь. Чтобы они озверели от этой крови настолько, что ни о каком компромиссе и примирении не могло быть и речи. В тот раз это ему блестяще удалось.
  


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"