Vizivul: другие произведения.

Ворон. Подлинная история... (41-45)))

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa


   Глава 41. Старая-новая история.
  

Врагов можно уважать и даже любить. Главное чтобы это были чужие враги.

(Северус Снейп, ненаписанные мемуары)

  
   - Как вы могли?! О чем вы только думали?! Сбежать из Хогвартса и это в учебный день! Это просто немыслимо! Вы хоть представляете, что вы натворили?
   Макгонагалл распалилась не на шутку и распекала нас так и этак уже добрые десять минут. Мы с Лили сохраняли приличествующий разносу скорбно-смущенно-виноватый вид. Хотя сомневаюсь, чтобы Лили действительно раскаивалась в побеге. Про меня и вовсе говорить не стоит. Мне с трудом удавалось сдерживать то и дело наползающую довольную ухмылку.
   - Ну, Минерва, это уж слишком, - поспешил охладить пыл декана гриффиндора Дамблдор. - Вспомни себя в их годы. Думаю, мистер Снейп и мисс Эванс все поняли и жалеют о содеянном. Снятия балов и недельной отработки с них будет достаточно.
   - Трехнедельной, включая все выходные! Не меньше! - вскинулась Макгонагалл, отступать она не желала.
   - Хорошо - трехнедельной, - покладисто согласился Дамблдор. - Профессор Слагхорн, вы согласны?
   - Да, этого будет достаточно, - задумчиво кивнул тот в ответ.
   - Вот и замечательно, - расцвел в благодушной улыбке Дамблдор. - И так, с факультетов Гриффиндор и слизерин снимается по сотне балов, а мистер Снейп и мисс Эванс на три недели переходят в подчинение мистера Филча. Покидать замок им запрещено. В случае нарушения последует немедленное отчисление. Мистер Снейп вас это особенно касается, - пригрозил мне он, затем хитро улыбнулся и добавил: - Также позвольте поздравить вас с заключением помолвки. Ах, молодость, молодость. Можете идти.
   Последнее замечание мне не очень понравилось. Причину побега мы скрывать не стали. Но, по-моему, Дамблдор и так ее знал до нашего признания. Слишком уж довольный вид был у директора. Причем довольство было не наигранно. За столько лет близкого знакомства я научился замечать такие нюансы как никто другой. Хм, а не он ли слил Рите Скитер очередную сенсацию? Да и кто кроме него мог это сделать? Скитер мастер по раскапыванию чужого грязного белья, но ее внезапно вспыхнувший интерес к Лили явно не случаен. Гринграссу раскрывать тайну Обретенной без надобности - мы с ним уже договорились. Остальные представители древних родов тоже вряд ли бы стали делиться подобными новостями, а попытались бы использовать эти знания в собственных интересах. А чтобы конкуренты под ногами не мешались, они ничего не должны знать. Значит и вправду Дамблдор. Больше просто некому. Неужели меня назначили на роль отца для Избранного? Спору нет - должность почетная. Вот только моя выживаемость не предусмотрена. Или предусмотрена? Да, тут есть над чем поломать голову.
   Башню директора мы покинули в приподнятом настроении. Ожидаемый разнос вышел не столь уж и страшным. Шли мы молча, каждый думал о своем. И видимо мы слишком сильно погрузились в собственные мысли. Иначе как объяснить, что ни я, ни Лили не заметили мародеров, пока те не оказались прямо перед нами. Предводительствовал естественно Поттер. Был он какой-то всклокоченный с диким, непонимающим взглядом.
   - Лили, где ты была весь день? - сразу начал Рогоносец, перегородив дорогу. Меня он старательно игнорировал, даже не смотрел, хотя я стоял рядом с девушкой.
   - Это не твое дело Джеймс. Дай нам пройти! - Лили попыталась обойти Поттера, но тот схватил ее за руку.
   - Подожди... - тут Джеймс осекся. Его взгляд остановился на обручальном кольце, что поблескивало на пальце девушки. Пару мгновений он молчал не в силах поверить собственным глазам. А затем его лицо резко покраснело от прилившей крови.
   - Ты... с ним, - почти прошипел он, яростно сверкая глазами. - Грязнокровка! Подстилка слизеринская!
   Я не успел ничего сделать.
   - Ступефай! - палочка в руках Лили появилась словно из ниоткуда. Джеймс отправился в полет. Судя по его продолжительности сил в заклинание Лили не пожалела. Надо запомнить на будущее и постараться ее не злить.
   Блохастый и Клыкастый попытались было выхватить свои волшебные палочки. Но тело Джеймса не успело еще познать все прелести земного притяжения, как кончик палочки Лили уже смотрел в лицо Блэку. Я же взял на прицел Люпина. Оборотень оказался довольно расторопен и даже вскинул свою палочку для удара. Надо отдать ему должное - бить он собирался по мне.
   - Не стоит, - покачал головой я. - Поттер сам нарвался. И он еще легко отделался.
   Нет, действительно легко. Я бы его приложил чем-нибудь покрепче. Есть в моем арсенале несколько проклятий, не смертельных, но крайне болезненных. Не Круциатус, конечно, но на себе их действие лучше не проверять.
   Продолжить эту милую беседу нам не дали. На поле действа прибыла кавалерия... в смысле - Дамблдор и Макгонагалл. Слагхорна они потеряли где-то по дороге. Жаль сами не потерялись.
   - Что тут опять происходит? - резко спросила Макгонагалл. Ее строгий взгляд быстро обозначил виновного. Угадайте кого? - Мистер Снейп вас и на две минуты нельзя оставить без присмотра?! Почему вы опять напали на мистера Поттера?
   - Северус тут не при чем, - встала на мою защиту Лили. - На Поттера напала я.
   То как она произнесла это "Поттера" заставило мою душу затрепетать. Эх, Джеймс, какой же ты все-таки идиот! Как я мог проиграть ее тебе тогда? Ох, не обошлось в той старой истории с тетрадью моей матери без директора. Чувствуется рука Мастера, чувствуется. Для самого Джеймса или кого-то из мародеров тот план был слишком хитер. Случайность? Да это просто смешно. Слишком глобальные последствия были у той "случайности".
   Забавно, что эта история столь искаженно повторилась. Теперь уже Поттеру придется постараться вымолить у Лили прощение, как когда-то это сделал я. Но ему это уже не поможет, как не помогло и мне.
   Плохо одно... и в этом случае
   Макгонагалл беспомощно оглянулась на Дамблдора. Ну да. Мне то декану гриффиндора наказания прописывать гораздо приятней, чем ученице своего факультета. Причем одной и лучших!
   Что? Деканы должны быть беспристрастны? Ха три раза. Каждый из деканов всегда тянул одеяло на себя и наказывал своих менее строго, чем чужих. А нет - вру. После первой войны с Сами Знаете Кем к слезерину деканы прониклись особой любовью, и за просчеты карали куда как строго. Не смотря на это злобные инсинуации, под моим чутким руководством факультет слизерин выигрывал кубок школы чаще других. Ну, пока не пришел Золотой мальчик и директор не стал ему откровенно подыгрывать. А как еще это называется? Две сотни балов Золотому Трио. И это в день подведения итогов! И за что! За прохождение самой глупой магической защиты в истории. Шахматы, летающие ключи. Нет ну серьезно, меня и в то время напрягало, что подобная "защита" больше похожа на полосу препятствий для не особо умного ученика, а не реальная проблема для настоящего мага. И время показало мою правоту.
   - Думаю, у мисс Эванс была веская причина, - дипломатично заметил Дамблдор, поглаживая бороду.
   - Хотелось бы ее узнать, - проворчала Макгонагалл. Весь ее карательный настрой разом испарился. - Мисс Эванс, вы не проясните нам причину своего поступка?
   - Я напала, потому что напала! - нехотя выдавила из себя Лили, смотря куда-то в сторону. Было видно, что она еще злится на Поттера.
   - Так, прекрасно! Просто прекрасно! - Макгонагалл повернулась к Блохастому. - Мистер Блэк может быть вы нам расскажете?
   - Ну... это, - невнятно промямлил Блэк. Даже у него не хватило наглости повторить все оскорбления Джеймса.
   - Очень информативно. Мистер Люпин?
   Оборотень смутился и молча уставился в пол.
   - Мистер Снейп, остались только вы, - вздохнула Макгонагалл.
   - Джеймс Поттер имел глупость в грубой форме усомниться в чистоте крови моей невесты и обвинил ее в крайне ветреном поведении с представителями факультета Слизерин. О чем громко известил всех здесь присутствовавших, - витиевато поведал я предысторию событий, ободряюще сжимая ладонь Лили.
   -Вот как, - сокрушенно покачал головой Дамблдор. Не давая Макгонагалл вставить и слова, он приказал: - Миневра, будь добра, оттранспортируй мистера Поттера в медицинское крыло. Наказание на твое усмотрение.
   Макгонагалл недовольно поджала губы.
   - Мистер Блэк, мистер Люпин берите своего друга и следуйте за мной, - проворчала она. Было заметно, что объектом ее недовольства теперь стал Поттер. Все же Макгонагалл отличный преподаватель и декан. Кто же виноват, что в подопечные ей достались полные... гриффиндорцы.
   - Не держи на него зла моя девочка, - сказал Дамблдор, наблюдая как Люпин и Блэк сообща ливитируют тело Джеймса Поттера вслед за Макгонагалл. - Он просто растерялся. Все произошло так быстро. Боюсь, что реакция Джеймса это только начало, - директор повернулся ко мне, лицо его было встревоженным. - Это был очень благородный поступок, Северус. Очень! Надеюсь, ты осознаешь последствия.
   - Разумеется, - кивнул я.
   - Будь осторожен. Особенно вне стен Хогвартса... Ну все, давайте на ужин, а то опоздаете.
   Отечески приобняв нас с Лили за плечи, он немного проводил нас в сторону Большого зала. Затем сослался на свою занятость и поспешил удалиться.
   - Что имел в виду профессор Дамблдор? - насела на меня Лили, стоило директору скрыться из виду. - Признавайся, что ты от меня утаил? И даже не вздумай врать!
   Отвечать не хотелось. Она сделает неправильные выводы. Выгодные мне, но неправильные. Как же не вовремя просыпается этот атавизм под названием совесть.
   - Есть еще один способ разорвать магическую помолвку, - нехотя признался я. Не такая это и тайна, да и просто догадаться не сложно.
   - Какой? - по ноткам тревоги в ее голосе можно было понять, что кое-какие догадки у нее есть.
   - Это если жених или невеста умрет, - ровно ответил я.
   - Меня убивать нет смысла... - тут же сделала правильные выводы Лили. - Северус! Ты должен был мне сказать!
   - Это бы ничего не изменило, - скривил губы я.
   Не хватало еще, чтобы Лили чувствовала себя мне обязанной. Чертов Дамблдор! Как прекрасно все подгадал и слова подобрал нужные. Теперь в глазах Лили я чуть ли не герой, закрывшей ее своей грудью от возможных опасностей. Нет, в общем-то так оно и есть! Но лучше бы ей этого не знать. И то, что Дамблдор так ловко подвел ее к этому знанию - это еще одно подтверждение того, что мне оказана сомнительная честь стать отцом избранного. Обойдешься, старик, тебя я закопаю раньше, чем родится мой первенец! Я уже близко! Я чувствую это!
   - Как это не изменило, - всплеснула руками Лили, вырывая меня из плена размышлений. - Ты должен был мне все рассказать! Я бы никогда не согласилась на такое!
   - Вот поэтому ничего и не рассказал, - пробормотал я.
   Она остановилась, преградила дорогу, положила ладони на мою грудь и, глядя прямо в глаза, сказала:
   - Сев, я никогда себе не прощу, если из-за меня с тобой что-нибудь случится.
   - А я просто не прощу себе если что-нибудь случится с тобой. Все, закроем эту тему! Сделанного не изменить. Не волнуйся, я смогу о себе позаботиться. И поверь, умирать не собираюсь, - тут я позволил себе наглую усмешку, наклонился вперед и прошептал ей на ухо: - По крайней мере до нашей первой брачной ночи и еще лет сто после.
   - Ты невозможен, - вздохнула Лили, сделав шаг назад. - И почему всего сто лет, - выгнула бровь она.
   - Ты постареешь и мне придется найти кого-нибудь помоложе, - деланно скорбно заметил я.
   - Паяц! - улыбнулась Лили.
   Ну вот, уже лучше. К черту эти ее самокопания насчет моей жертвенности или оскорблений Рогоносца.
   В людском обществе, неважно в магловском или магическом, две вещи распространяются молниеносно - это паника и сплетня. Когда мы с Лили появились в Большом зале над столами мгновенно повисла полная тишина - вся школа уже знала о случившимся. Не знаю как, но знала.
   Лили вцепилась в мою руку похлеще чем это делает Петр своими когтями. По залу прошелестел гул перешептываний. Сцена затягивалась. Один из домовиков, убиравших тарелки, споткнулся и упал. Звон разбитой посуды снял с меня легкое оцепенение. Хоть я и не лишен тщеславия, достоинств у меня много, но в центре внимания быть не люблю. Проводив Лили за стол гриффиндора, я уселся на свое любимое место с краю слизеринского стола. Зал постепенно начал оживать. Пошли разговоры, смех, кто-то просто вернулся к поглощению пищи.
   - Ну ты даешь, Северус, - панибратски хлопнул меня по плечу сидевший рядом Кевин. - Ты такого шороху наделал. Вся школа на ушах стояла, когда вы сбежали. Макгонагалл чуть ли не огнем плевалась. Слагхорн весь свой запас успокаивающих зелий извел. А теперь еще и помолвка с Эванс... - он подмигнул мне и многозначительно замолчал.
   Ну да. С точки зрения большинства слизеринцев, я сделал весьма хитрый ход, заполучив в свой род Обретенную. Кое-кто может пойти еще дальше и нагородить домыслов про "секретный план Принцев". Сначала пресекшийся род вдруг объявляется, а теперь вот он себе Обретенную почти заполучил. А если учесть, что с этой самой Обретенной мы еще и дружим с детства, то тут такой простор для воображения.
   Даже боюсь себе представить, что навыдумывали бы эти строители теорий заговоров, узнай они о том, что у меня и свой менор имеется. Впрочем, в этом случае они бы не теории строили, а планы, как и где лучше меня закопать. Причем делали бы это сообща. В том числе и Пожиратели с Фениксами.
   А мне ведь теперь еще и с Волдемортом объясняться. Обретенная - весьма ценный трофей. Верный последователь просто таки должен был ее немедля доставить Темному лорду, высунув язык от усердия и верноподданнически помахивая хвостом. Желательно завернутой в подарочную упаковку и с цветной ленточкой в придачу. Мою же блистательную наглость с помолвкой могут и не оценить. Если не сам лорд, то его прихле... в смысле - пожиратели. Темному лорду надо кинуть кость. Отвлечь его от Лили, а за одно и от меня. В идеале неплохо бы заручиться поддержкой. Самому Волдеморту Обретенная не интересна. Он озабочен собственным бессмертием, а не продолжением рода. Но Обретенную можно было использовать в политическом торге с представителями пока еще нейтральных "древнейших и благороднейших". Тот же Гринграсс думаю не отказался бы заключить договор о внуках с другим родом, которому бы досталась обретенная. Ничего личного, просто политика - самая аморальная из потомков древнейшей профессии. Впрочем, есть еще журналисты...
   Стоило мне приступить к еде, как Кевин отстал. Да и остальные слизеринцы не лезли. Все же правила этикета вбили в них накрепко. Причем в особо консервативных родах это до сих пор делается не без помощи старых добрых розг. Эх, как же прав был Филч, сетуя на отмену в Хогвартсе телесных наказаний. Если не доходит через голову, то может дойдет через задницу?
   У Лили дела обстояли гораздо хуже. Гриффиндорцы и правила этикета или элементарного такта - это вещи несовместимые. А у нее, между прочим, был напряженный день и обед мы пропустили. Моя невеста (как же мне нравится это словосочетание) оказалась в плотной осаде факультетских подружек под командованием Макдональд. Судя по активной жестикуляции, вопросы сыпались на нее как из рога изобилия.
   Лили по возможности держалась со всеми вежливо и ровно. Хорошо, что самый ушибленный на голову гриффиндорец валялся в лазарете с ушибами того чем он думает. И нет - это не голова, в нее он исключительно ест. Остальные были чуть более вменяемые. Ну, если не забывать того, что они гриффиндорцы.
   Как уже упоминалось обручальные кольца сами по себе неплохие защитные артефакты. Так что приворотных зелий, чар и иной влюбляющей мерзости Лили может не опасаться. Магическая помолвка, не смотря на отсутствие ярких, запоминающихся эффектов - это довольно серьезный ритуал. В остальном посмотрим. А так ли благородны и дружны гриффиндорцы, как ей некогда казалось?
   Сомневаюсь, что Лили удержится от подглядывания мыслей своих сокурсников. Любой начинающий легилимент поддается этому соблазну и старается читать все свое окружение. После этого чаще всего ему приходится менять окружение. Сейчас головы подружек Лили, да и всех остальных, заняты произошедшими событиями. С учетом репутации слизеринцев у грифов, ее выбор вряд ли встретит понимание.
   В зал ворвалось с десяток почтовых сов. Пройдя на бреющем полете вдоль столов, они сбросили свои послания. Кстати, слухи о меткости этих вредных птиц крайне преувеличены. Стоит чуть зазеваться и важное письмо окажется не у тебя в руках, а в твоей тарелке с супом, или в самой супнице. Впрочем, возможно это говорит именно о меткости птиц...
   После окончания ужина уже на выходе из Большого зала я заприметил Блэка. Не того, который Блохастый, а номер два. Сначала он незаметно пристроился следом за мной, а затем прибавил шаг и вскоре мы шли рядом.
   - У меня для тебя письмо от... - младший Блэк многозначно закатил глаза и протянул мне конверт. Было видно, что он заметно волнуется. Еще один идеалист на мою голову. Нет, в свое время я тоже был таким - искренне верил в Волди, чистоту крови и прочее. Но все же во многом мной двигал обычный расчет. Талант значит многое, но зачастую деньги и связи значат гораздо больше.
   Подписей на конверте не было, но догадаться об отправителе было несложно. Особенно после намека юного Блэка.
   - Спасибо, Регулус, - кивнул я.
   Блэк смущенно кивнул в ответ и поспешил в сторону подземелий. Я спрятал письмо под мантией и направился к себе.
   - Кар! - разозленный Петр яростно атаковал, стоило мне только открыть дверь. Сделав заход, он сел мне на руку и больно впился когтями.
   - Прости, я оставил тебя на весь день взаперти и забыл покормить.
   Ворон еще раз хрипло каркнул и сильнее впился когтями в мою руку. Поморщившись от боли, когти у Петра были острые, я достал из кармана мантии несколько сушеных жуков и протянул птице.
   Все еще недовольный Петр придирчиво осмотрел подношение, немного подумал, аккуратно все склевал и вновь каркнул, требуя добавки. Закончилось все тем, что мне пришлось добрые полчаса заниматься исключительно птицей. Наконец Петр устроился на высокой спинке кресла и задремал, позволив мне заняться своими делами.
   Письмо Темного лорда я вскрывал с некоторым трепетом. Просчет реакции Волдеморта на Обретенную и мою помолвку с ней - это одно. А вот что на самом деле решит Волди - это уже совсем иное.
   В письме было простое, сухое поздравление с помолвкой. И понимай это как знаешь. Я потер виски. Кость для Волдеморта должна быть воистину гигантских размеров, чтобы на ее разгрызание Темный лорд бросил все свои силы. Надеюсь, Аберфорт мне ее даст. В ином случае мое положение несколько осложнится.
   Сам того не ведая Дамблдор весьма помог мне этим своим трехнедельным запретом покидать Хогвартс. После таких известий Волди ждет личных объяснений. А с ним никогда не знаешь, чем они могут закончиться. Наградой может быть курциатус или и вовсе авада. И пока мне нечего предложить ему взамен утерянной Обретенной, лучше этой встречи избежать.
   Еще три недели, и у меня будет новая волшебная палочка. Мне совсем не хочется заниматься Аберфортом с этой деревяшкой с пером Дамблдорского феникса. Особенно в свете информации, что феникс - это "умершая" сестра Дамблдора. С этими мыслями я и сам не заметил, как заснул прямо сидя в кресле.
   На удивление я довольно неплохо выспался. Даже тело не особо затекло. Предыдущий опыт сна в кресле был более неудачным. Надо будет не забыть поблагодарить Дамблдора за отличную мебель в моих покоях... прежде чем его убить. Или лучше сначала убить, а потом поблагодарить? Да, второй вариант надежней.
   Быстрый обжигающе-горячий душ, очередная кормежка Петра, упаковка своего драгоценного тела в свежую мантию - вот я и готов к очередному дню в этой обители ненужных знаний. Сегодня Слизерин будет заниматься фермерством. Уход за магическими существами весь день. Теория и практика с профессором "почти целым" Кеттлберном. Хуже только прорицания.
   Нет, я люблю магическую живность... когда она на разделочном столе. Ведь в ней так много ценных и очень дорогих ингредиентов. А вот отношения с живыми "милыми зверушками" у меня как-то не складываются. Наверное, все эти единороги, гиппогрифы и грифоны чувствуют, что я вижу в них только все самое лучшее. Рог единорога, сушеный язык гиппогрифа, выжимку грифоньей печени и прочие наиболее полезные их части. Почему-то им это не нравится. Глупые твари!
   День прошел как я и думал, то есть скучно. Тема занятий - лукотрусы, была мне мало интересна. В защитниках деревьев не было полезных для зельеварения ингредиентов. Младшие духи природы, что с них взять.
   С Лили мне удалось увидеться только вечером. Гриффиндор сегодня учился вместе с Равенкло, а нам в пару достался Пуффендуй.
   - Ты не важно выглядишь. Что-то случилось? - поинтересовался я, когда мы направились на отработки.
   - Случилось то, что мне хочется перебить половину своего факультета, - поморщилась она.
   - Подумаешь, - фыркнул я, - порой мне тоже хочется перебить половину твоего факультета.
   - Мне не до шуток, Сев. Они все такие завистливые и мелочные. В глаза говорят одно, радуются, поздравляют. А в мыслях то и дело проскальзывает "Почему она, а не я!". Я думала у меня множество друзей, а оказалось... Ты прав, Гриффиндор не то, что рисовало мне мое воображение.
   - Если тебя это утешит, то слизерин недалек от того, что оно же тебе рисует.
   - У тебя какие-то неприятности? - встревожилась она.
   - Ерунда, стал внезапно центром всеобщего внимания. Скоро у меня будет либо много друзей, либо врагов. Наследники всех этих древних и благородных пока еще определяются, как и их родители.
   - Прости, из-за меня у тебя сплошные неприятности.
   Наш диалог был прерван вторым пришествием Поттера. Состоялось оное, когда мы с Лили почти дошли до домика Филча. Чутье и обильный дневной снегопад подсказывали мне, что сегодня мы будем чистить внутренний двор Хогвартса от снега. Естественно лопатами, а не волшебством. А жаль - вызов малого огненного элементаля одно из моих коронных заклинаний.
   Рогоносец ждал нас неподалеку от главных ворот Хогвартса. Был он без своих вечных сопровождающих и выглядел каким-то подавленным. Заприметив меня и Лили, он еще больше сник и направился прямо к нам, уткнувшись взглядом в землю. Будь во мне хоть капля сострадания, я бы его пожалел. Но чего нет, того нет - пришлось просто молча злорадствовать.
   - Чего тебе, Поттер! - отнюдь не ласково посмотрела на него Лили.
   - Нам надо поговорить, наедине, - сказал Поттер, все еще пряча взгляд.
   - Мне не о чем с тобой разговаривать! - нахмурилась Лили.
   - Но я же хочу извиниться!
   Поттер сжал кулаки и все же нашел в себе силы посмотреть Лили прямо в глаза.
   - При оскорблении тебе свидетели не мешали. А для извинений, значит, мешают? Не думала что ты такой трус, Джеймс.
   Слова Лили били словно пощечины. Рогоносец вновь отвел взгляд и совсем сник.
   - Прости за те слова вчера. Я был дураком! - все же решился он.
   Я нахмурился. Почему это "был"? Это же естественное состояние Рогоносца. Лили молчала. Поттер под холодным взглядом ее изумрудных глаз явно нервничал. Сейчас в нем мало что осталось от былого самоуверенного, нагловатого молодого мага.
   - Лили, ну что мне сделать, чтобы ты меня простила? - умоляюще спросил он. - Хочешь, я на колени встану?
   Лили еще немного помолчала, а потом произнесла то, чего не ожидали ни Поттер, ни я.
   - Хорошо, я тебя прощу, но только если ты извинишься еще и перед Северусом.
   Мне показалось или в ее голосе проскользнули какие-то мстительно нотки? А все же она может быть довольно коварна и даже жестока. Моя школа. Пожать мне руку - для Поттера это гораздо унизительней, чем валяться перед Лили на коленях.
   Взгляд Поттера сфокусировался на мне. Я бы соврал сказав, что заметил в нем хоть каплю смирения или тепла. Раньше он просто испытывал ко мне стойкую неприязнь и видел лишь мишень для своих идиотских розыгрышей. Теперь же...
   Наверное, вот так и возникает вражда. Та вражда, что становится легендарной. Комедия-трагедии в том, что я даже сейчас не видел в Рогоносце врага. Самоуверенность? Наверное, да. Что Поттер может противопоставить моим знаниям и опыту? Да ничего!
   Время показало, что я несколько ошибался...
   - С-с-снейп, - процедил Рогоносец, роняя слова, словно камни на мою могилу. - Извини... меня... пожалуйста.
   Звучало все это скорее не извинением, а угрозой мучительной смерти.
   - Конечно, Джеймс, я все понимаю, - сказал я с самой добродушной из своих улыбок. Да, именно с той, от которой в будущем мои ученики впадали в ступор. Сделав шаг вперед, я протянул ему руку.
   Некоторые моменты бесценны! Этот явно достоин занять должное место в Омуте памяти. Я готов просматривать его снова и снова. Лицо Джеймса перекосилось так, словно он съел целый лимон и не один. С трудом совладав с бушевавшими внутри эмоциями, он попытался дружески улыбнуться. Улыбка эта вышла похожей на гримасу боли. Бедняга, мне его почти жаль... Ладно, вру - не жаль мне его нисколько.
   Джеймс крепко сжал мою ладонь. Будь у него силенок побольше, он попытался бы мне ее сломать. А так - все обошлось, хотя сдавил он со всей силы.
   Не удержавшись, я дружески хлопнул Джеймса по плечу. О, этот зубной скрежет, он словно музыка! Рогоносец тут же вспыхнул и уже открыл было рот, чтобы выразить отнюдь не благодарность.
   Ну давай, ляпни что-нибудь! Сделай мне приятное!
   Поттер захлопнул рот. Я видел, каких трудов ему стоило сдержаться. Еще немного и у него появятся зачатки самообладания, а там и до разумной жизни недалеко. А зачем мне разумный, адекватный Поттер?
   - Вот и хорошо! - кивнула Лили. - Надеюсь, теперь ваша глупая вражда прекратится, и вы станете друзьями.
   Не понял! Она это сейчас так шутит? Взаправду решила, что мы помирились или это такая тонкая издевка и месть? Причем месть и Поттеру и мне. Поттеру то понятно за что. А я? Неужели за все эти недомолвки? Но так ведь это для ее же блага!
   - Так я прощен? - уточнил Джеймс.
   - Да, - кивнула Лили. - А теперь прости, нам с Северусом пора на отработки.
   Лили настойчиво потянула меня за руку в сторону домика Филча. Рогоносцу оставалось только сжимать и разжимать кулаки, да буравить мне спину гневным взглядом.
   - Явились! - пробурчал Филч, поглядывая на часы. - Лопаты здесь, засыпанные снегом дорожки за дверью. Намек понятен? Можете начинать.
  

Глава 42. Все тайное рано или поздно становится явным.

  

Тщательней всего нужно прятать свои тайны и чужие трупы.

(Северус Снейп, ненаписанные мемуары)

   Защитный круг все еще держался. Не знаю как, но держался. Будь же благословенна в веках моя вечная паранойя! На построение защиты я убил почти десять часов, большую половину вчерашнего вечера и ночи. А ведь была мысль, что я перестраховываюсь, была. В случаи опасности я планировал бросить все и сбежать. Так есть ли тогда смысл тратиться на сильную защиту? Хорошо, что паранойя прогнала эти мысли. Где бы я сейчас был без Малого пантакля астральной защиты вокруг дома. Вот бы для Дамби сюрприз был!
   Света в доме не было. Высшая магия и электричество не слишком сочетаются и для ритуала я снял себе старый домик не подключенный к электросети. Да, такие еще в старушке Англии встречаются. Встав сбоку от окна, я аккуратно выглянул во двор. На улице возле свежевыкрашенного заборчика Дамблдор заканчивал чертить на снегу последнюю руну. А это значит, что время существования моей защиты теперь измеряется несколькими ударами сердца. А ведь все так хорошо начиналось...
  
   Назначенные три недели отработок пролетели довольно быстро. Мы с Лили честно приходили каждый день к Филчу, чтобы уподобиться домовым эльфам, и даже не помышляли о побеге. Скитер в "Пророке" еще немного поскандалила на тему Обретенной и нашей с Лили помолвки. Разоблачила она и "секретный план Принцев", но вышло у нее не очень убедительно. Вскоре произошел крупный скандал с чиновником Министерства, и мисс прыткое перо бросила весь свой энтузиазм на раскапывание наиболее грязных обстоятельств новой истории. Это не значило, что об Обретенной забыли. Куда там! У меня внезапно образовалось множество приятелей. Раньше большая часть Слизерина меня просто не замечала. Теперь же, то один, то другой слизеринец, кто ненавязчиво, а кто и довольно бесцеремонно стали набиваться в друзья. Мотивы были понятны - прощупывание почвы. Одни захотят породниться через будущих детей, как Гринграсс. Другие думают о том, как меня получше прикопать и возможно ли это в принципе. Никто ведь не умеет наносить удар в спину так, как это делают притворившиеся друзьями.
   Прикинув ради интереса количество возможных брачных договоров, я слегка спал с лица. Боюсь, столько детей Лили не родить и за десять лет.
   У нее, кстати, тоже прибавилось воздыхателей. Многие Слизеринцы, да и не только Слизеринцы, внезапно прозрели. Разумеется, все это было связано исключительно с красотой, очарованием и умом Лили, а не с тем, что она Обретенная. А то, что она уже помолвлена, так у всех есть недостатки. Да и мосты на будущее навести надо. Вдруг этот Снейп с лестницы упадет и свернет себе шею... особенно если ему в этом помочь.
   Пока все просто присматривались, принюхивались, прикидывали расклад и собственные шансы. Сомнительно, что в ближайшие несколько месяцев кто-то решится на активные действия. Древние роды осторожны. Те, кто был неосторожен, уже стали историей. Вот если один Темный лорд вдруг восхочет заполучить Обретенную для своих целей, вот тогда будет плохо...
   Наибольшие опасения у меня вызывал резко остепенившийся Поттер. Все эти дурацкие шалости мародеров остались в прошлом. Рогоносец засел за учебу и вел себя образцово. Думаете, он исправился? Ха! Поганец просто решил изменить тактику. Упорный он. Впрочем, пока Рогоносцу наладить с Лили отношения не светило. На уроках не очень-то пообщаешься, а отработки съедали практически все свободное время после уроков. Те же крохи, что оставались, Лили предпочитала тратить на подготовку к занятиям.
   Палочка выглядела как обычная ничем не примечательная деревянная палка. Да, не Олливандер я отнюдь. Ладно, главное чтобы работала. А непрезентабельный внешний вид - это даже к лучшему.
   - Попробуем, что получилось. Люмос!
   На кончике волшебной палочки зажегся яркий огонек, осветив полутемный подземный зал моего менора.
   - Теперь что-нибудь посерьезней!
   Аппарировав на берег озера, я отыскал взглядом большой камень на берегу и направил волшебную палочку в его сторону.
   - Ступефай! Секо! Ступефай!
   От ступефаев камень заметно вздрогнул, а режущее заклятье высекло из него искры.
   - Развлекаешься?
   Разломав хрупкий лед, драконье-змеиная голова на длинной шее вынырнула из воды. Келпи недовольно покосился на небо, радующее нас сегодня обильным снегопадом, хлопнул пару раз пастью, ловя падающие снежинки, и снова повернулся ко мне.
   - Ты долго отсутствовал. Что-то случилось?
   - Неужели ты обо мне беспокоился? - удивился я.
   - Конечно, я уже привык к регулярной и обильной кормежке. А пропадешь ты, кто мне останется? Твои домовики? Пф-ф-ф! В них мяса всего ничего, да и жилистые они. Коровы лучше, - келпи мечтательно облизнулся.
   - Есть вариант продлить твою любовь к коровам, даже если со мной что-нибудь случится.
   - Это ты про свою самку? - понятливо кивнул келпи.
   - Если со мной что-нибудь случится, то менор и место силы достанется ей. Я дам ей доступ к месту силы, а там она сама разберется... со временем.
   - Со мной она не справится, - фыркнул келпи, выражая свое отношение к сказанному.
   - Знаю, - согласился я. - Поэтому я хочу получить от тебя клятву не вредить ей. О плате за свою лояльность сам с ней договоришься. Может с нее тебе удастся выторговать больше чем с меня, - соблазнял я его. Если водный дух не даст клятвы, то уже сегодня нужно перекрыть Лили доступ в менор. Мой план вступал в свою наиболее сложную фазу. Мне не впервой ходить по лезвию, но лучше заранее позаботиться обо всех делах, если в этот раз самая ветреная из леди окажет внимание не мне, а моим врагам.
   - И зачем эти лишние клятвы? - тряхнул головой келпи. - Заведите себе наследника и хватит уже данной клятвы.
   - У людей это не так просто как ты думаешь, - уклончиво ответил я. Не объяснять же водному духу, что дальше поцелуев мы с Лили пока не доходили. Да и тех поцелуев было не то чтобы много.
   - Вечно вы люди любите всякие сложности... Хорошо, я дам тебе эту клятву.
   - Дашь? Вот так просто? Думал мне придется уговаривать тебя гораздо дольше.
   - Она забавная и ничуть меня не боится. А две коровы лучше, чем одна, - добавил келпи и вновь облизнулся. - Считай, что я даю тебе эту клятву.
   - Ты сначала поклянись, а потом я посчитаю, что ты поклялся, - усмехнулся я.
   Все же с этим духом нужно быть очень осторожным. Умное, хитрое и довольно циничное существо, прям как я. Дружить с ним опасно, а верить на слово просто глупо. Но договориться с ним и вправду можно. Лили умная девочка, она сможет.
   Обратно в подземелья я вернулся уже с очередной клятвой водного духа и в вымокшей насквозь одежде. Проклятая тварь провернула свою излюбленную шутку с выпрыгиванием из воды и нырянием в нее же, обеспечив мне на прощание хороший такой холодный душ. Я тоже хорош. Расслабился, потерял бдительность, а теперь вот придется одежду сушить. Будто у меня других дел нет!
   - Нилли! - позвал я, когда с просушкой одежды было покончено.
   - Да хозяин!
   - Принеси мне из сундука шкатулку. Она на самом верху.
   Других пояснений не требовалось, вместительный сундук - это единственный предмет обстановки во всем подземелье. Пока домашняя эльфийка выполняла приказ, я трансфигурировал один из камней в стол.
   - Вот, хозяин. Хозяину-сэру нужно что-то еще?
   Аппарировав прямо на стол, Нилли поставила на него шкатулку.
   - Нет, можешь идти.
   В очередной раз поклонившись, домовая исчезла.
   Достав из кармана кошелек, я высыпал его содержимое на стол. Золотые галеоны, серебряные сикли и медные кнаты с веселым перезвоном загремели по столешнице.
   - А ты куда. А ну стоять!
   Одна из двух золотых монет покатилась по столу, опасно быстро сближаясь с его краем, и мне пришлось прихлопнуть ее ладонью. Ищи ее потом по полутемному залу!
   Хотелось бы сказать, что на столе образовалась внушительная горка золота или хотя бы серебра. Но по большей части содержимое моего кошелька состояло из меди. Для мелких покупок достаточно, а для крупных есть чековая книжка. Отобрав из кучи монет десять серебряных кругляшей, я открыл шкатулку. В нем во льду лежал флакончик с кровью, той самой почти добровольно пожертвованной Аберфортом Дамблдором.
   Давно доказано, что магия очень любит благородные металлы и драгоценные камни. И хоть в серебряных сиклях самого серебра не то чтобы много, но для моих целей монеты пойдут идеально. Да и времени искать что-то другое уже нет.
   Следующие два часа я царапал волшебной палочкой на монетах руны, смачивал их кровью Аберфорта и шептал слова заклятий. Крови в склянке хватило ровно на десять монет. Хотелось бы, конечно, больше. Но если бы все происходило так, как мне хочется, то я еще в своей прошлой-будущей жизни был богат, знаменит, обладал властью, был женат на Лили и вдоволь бы натанцевался на могилах Волдеморта и Дамблдора.
   Над последним серебряным кругляшом я работал особенно долго, ведь ему предназначена главная роль. Как там писал этот сквиб:

Чтобы всех отыскать, воедино созвать
Единою черною волей сковать

   Последняя руна нанесена, заклинания прочитаны. Монеты помещены в ларец, а на него наложены все известные мне чары защиты от слежки. Нет, пока я нахожусь в меноре, чары не нужны. Но монетам недолго пребывать на моей земле. У меня на них другие планы. Теперь самое важное - место для "беседы" с Аберфортом. Его я присмотрел заранее, сразу после того как безумный план стал выкристаллизовываться в моей голове. Нет, я не забыл про защиту разума у младшего Дамблдора, но нет такой защиты, которую нельзя сломать или обойти. Особенно если знаешь хотя бы примерно, что надо искать. Все упирается лишь в затраченные силы и время. С первым проблем нет, а вот со вторым... Много времени мне Дамби не даст. Значит надо его как-то отвлечь, запутать. Вот для этого-то мне и понадобятся зачарованные с помощью крови монеты.
   Когда стемнело, я достал свой старый маскарадный костюм чумного доктора. Давно я его не надевал.
   Так, теперь зелья.
   - За самую ветреную из леди! За Удачу! - криво усмехнулся я, отсалютовав флакончиком с зельем камням подземелья.
   "Кошачий глаз", "Призрачная настойка", "Тоник из мандрагоры", бедная моя голова и несчастная печень.
   Покончив с зельями, я взял ларей с монетами и аппарировал. Затем был короткий отдых и еще одна аппарация - для одного прыжка расстояние было слишком большим. Каминной сетью в этот раз я решил пренебречь. Не знаю чем все закончится, надеюсь удачей, но ни у кого не должно возникнуть даже тени подозрений относительно моего участия. Пусть все думают, что я как всегда в Лондоне или где-то в его окрестностях. Ведь именно туда меня перенес общественный камин из Хогсмита.
   Первым пунктом этого долгого путешествия стали развалины цистерцианского аббатства в парке Стадли. Недолгий полет в глубину парка и одна из серебряных монет отправляется в дупло дерева. Первая ложная метка готова.
   Эта был очень долгий вечер. Я аппарировал по всему Йоркширу от Лидса до Йорка. В бытность пожирателем мне пришлось немало помотаться по этим местам. Будем надеяться, что у Дамби такого моего опыта нет, иначе... А Мерлин! Все равно у меня нет выбора. Если затея с монетами не удастся, то остается только бегство.
   План был прост как все гениальное. Девять ложных меток вокруг десятой - настоящей. Пока не найдены и не уничтожены первые девять монет, местонахождение обладателя десятой недоступно для любого поиска, в том числе и поиска по крови. Монеты можно размещать на значительном расстоянии от десятой. Но не на столь значительном как мне бы этого хотелось. Желательно, чтобы монеты находились на открытом воздухе. Или неглубоко под землей. Не будь подобных условий, я бы выбрал место где-нибудь на побережье, где поглубже, а все монеты отправились бы на дно морское - пускай Дамби поныряет.
   Последняя девятая монета была спрятана. Первую фазу можно считать законченной.
   Вот удивится Дамболдор если начнет сейчас искать своего брата с помощью поисковых заклятий. Но даже он не настолько параноик, чтобы ни с того ни с сего проводить подобный поиск. Вот когда Аберфорт исчезнет, тогда начнется. Но действовать все равно нужно быстро.
   Я потянул из карманов пачку сигарет. Сейчас перекурю и в Хогсмит. Руки заметно подрагивали. Нет, я не боялся... ну если только немного. Страх - это нормально. Не боятся только дураки и мертвецы. Впрочем, руки у меня дрожали не от страха, а от усталости. Столько аппараций за такой короткий промежуток времени - это не шутки. И ведь еще ничего не закончено, просто потому, что ничего еще и не начиналось.

***

   Аберфорт Дамблдор проснулся от какого-то шума в общем зале "Кабаньей головы". Тихо ругнувшись, старый маг стянул с головы ночной колпак и потянул руку к волшебной палочке.
   - Люмос! - произнес он усаживаясь.
   Подслеповато щурясь, маг отыскал оставленные возле кровати тапочки, сунул в них ноги и встал. На мгновение его взгляд задержался на портрете над камином. С портрета на него смотрела хрупкая, светловолосая девушка с необычайно чистыми голубыми глазами.
   "Такая молодая. Как же так?" - в который уже раз с тоской подумал Аберфорт.
   "Это было давно. Не думай об этом, забудь" - вторил ему внутренний голос. Порой Аберфорту казалось, что этот голос чужой. Хорошо знакомый, но чужой. Такие вот причуды подбрасывает нам порой сознание.
   Освещая путь, маг спустился по лестнице в общий зал. Источником непонятного шума оказался единственный ночной обитатель "Кабаньей головы" домашний козел Аберфорта. Он испуганно метался по залу, сбивая стулья. Затем козел замер возле черного входа, по-бараньи ударил дверь головой, отлетел, ошалело тряся головой, топнул копытом и вновь бросился в атаку на дверь.
   - Темный, что с тобой? - окликнул любимца младший Дамблдор. Обычно заслышав свою кличку, козел тут же бежал к хозяину. Но не в этот раз. Темный с упорством барана таранил дверь, а на остальное ему было наплевать.
   - Да что на тебя нашло? - проворчал Аберфорт.
   На счет странного пристрастия Аберфорта Дамблдора к козлам ходило множество далеко нелицеприятных слухов и шуток. Поговаривали, что в молодости маг едва не загремел в Азкабан за какие-то магические опыты над козлами. Кое-кто, впрочем, утверждал, что с магией те опыты имели мало общего. Но Аберфорту уже давно было плевать на сплетни и слухи. Каждый понимает пристрастия и привязанности других в меру своей испорченности. И если при слове любовь к козлам вы представляете себе процесс этой самой любви, то проблемы у вас, а не у любителя козлов.
   Выждав момент между атаками, Аберфорт перегородил Темному путь к двери. Козел недовольно заблеял.
   - Да что же это такое? Да нет там никого. Вот, смотри! - сказал Аберфорт, открывая дверь черного хода.
   Козел словно только этого и ждал. Проскользнув мимо ничего не понимающего мага, он тут же метнулся вперед в темноту.
   - Стой! Куда ты! - воскликнул Аберфорт.
   Он бросился было вперед, но под ночные тапочки тут же набился снег. Злобно ругнувшись, старый маг вернулся в трактир. Накинув на плечи теплое пальто, он натянул прямо на босые ноги высокие сапоги и отправился на поиски.
   Улицы спящего Хогсмита были пусты. На них царствовала полная темнота. Только центральная улица освещалась несколькими магическими фонарями, но и те давали не слишком много света.
   Высвечивая люмосом отчетливую цепочку следов, отлично видимую на припорошенной снегом дороге, Аберфорт тихо ругался сквозь зубы. Он не понимал, что нашло на Темного. Никогда его любимец не устраивал ничего подобного.
   Когда следы свернули в сторону глухого переулка, Аберфорт еще успел почувствовать что-то неладное. Он резко развернулся, вскинув волшебную палочку, но в тот же момент в грудь ему ударила яркая молния парализующего заклинания. Старый маг повалился носом в снег. Его перевернули на спину. В свете луны Аберфорт увидел лишь темную тень, да украшенную птичьим клювом маску. Потом кто-то с силой разжал ему губы, влил в них зелье и заставил проглотить. Палочку из его руки забрали, а взамен вложили и заставили сжать что-то напоминавшее монету на ощупь. Потом была только темнота...
   Аберфорт не знал, сколько прошло времени. Секунды? Века? Может вот это и есть смерть? Его окружала темнота. А потом пришел голос.
   - Вспоминай, - шептал он. - Ариана, Альбус, Геллерт Гриндевальд, феникс. Вспоминай.
   Вспоминать не хотелось. Это было так давно и так больно. Хотелось тишины. Хотелось покоя. Но голос был настойчив.
   - Вспоминай! Вспоминай! Да, вспоминай же! Наконец Аберфорт поддался увещеваниям голоса и вспомнил...

***

   Он не хотел подслушивать. Это вышло случайно. Он всего лишь хотел, как добропорядочный сын, пожелать матери спокойной ночи. А она задержалась, разбирая бумаги в старом кабинете отца. Голоса он услышал задолго до кабинета. Альби спорил с матерью. Они не кричали, нет. Но их спор уже приблизился к той опасной границе, когда оппоненты близки к этому, а дверь была услужливо не закрыта.
   - Я не дам разрешения на эту помолвку! - горячился Альбус.
   - Да? Хорошо, что от тебя ничего не зависит. Я глава рода и решение принимать мне! Это прекрасная партия для Арианы.
   - Ей всего четырнадцать, они же даже не знакомы. Отдавать твою дочь и мою сестру неизвестно кому, что за дикость!
   - Поосторожней в выражениях, - осадила его мать, - я твоего отца первый раз увидела вообще только на свадьбе!
   - Результат этого брака мне известен, - жестоко заметил Альбус.
   Аберфорт поморщился - это был очень болезненный упрек. Отец и мать вряд ли были счастливы в браке. Говорят, что противоположности притягиваются, но это был явно не их случай. Мать любила порядок. А отец был одержим магическими изысканиями. Последний его опыт стоил роду Дамблдор родового поместья. Они его не то чтобы совсем потеряли, но ближайшие лет двести жить в нем опасно для жизни. Особенно если в тебе кровь представителя рода Дамблдор. Хуже было только то, что отца посадили пожизненно в Азкабан на самый нижний ярус. А это фактически смерть при жизни.
   - Не тебе судить, - разозлилась мать. - К тому же один из результатов этого брака ты сам.
   - Ты желаешь Ариане своей судьбы?
   - Нет. Поэтому я пригласила лорда Гриндевальда на лето к нам. Они лучше узнают друг друга за это время. Если все будет хорошо, то в конце лета мы заключим помолвку. Я так решила, смирись!
   - Посмотрим, мама, посмотрим.

***

   Стянув перчатки и предав их домовому эльфу вместе с цилиндром и тростью, молодой человек поцеловал руку матери Аберфорта.
   - Леди Дамблдор, рад встрече.
   - Лорд Гриндевальд, позвольте представить вам моих сыновей Альбуса и Аберфорта - Геллерт Гриндевальд склонил голову, изображая поклон. - И Ариану мою дочь.
   - Слухи говорили, что моя невеста прекрасна. А оказывается, она просто ослепительна, - улыбнулся Гриндевальд, склоняясь к руке девушки. Его губы задержались на ее руке даже несколько дольше, чем это допускали приличия. Ариана стала пунцовой от смущения.
   Аберфорт почувствовал, как напрягся стоявший рядом брат. После того случая нападения на Ариану мальчишек маглов, едва не стоившую их сестре магии, опека Альбуса нас сестрой стала почти манией. Особенно после заключения отца. Порой Аберфорту даже казалось, что Альбус любит Ариану уже отнюдь не как сестру. Иначе эту его одержимость объяснить было сложно.
   - Я хотел бы преподнести скромный подарок моей нареченной, - продолжил между тем Гриндевальд и щелкнул пальцами. Появился один из домовиков и протянул ему ларец. Принял его, Гриндевальд выдержал театральную паузу и откинул крышку.
   Яйцо феникса! Аберфорт с трудом подавил вздох восхищения. Дело даже не в деньгах. Многие маги не пожалели бы и половины состояния чтобы заполучить яйцо феникса, но те так редки. Новые фениксы рождаются не часто. Продолжением жизни эти практически бессмертные магические существа озабочены мало.
   Если раньше в глазах Арианы было смущение, то теперь они горели восторгом. Характером она больше походила на Аберфорта и мать такая же спокойная, рассудительная. Но когда речь заходила о магии все резко менялось. Арина становилась копией старшего брата и отца: охочей до новых знаний, импульсивной и даже жадной.
   - Арина веди себя прилично и поблагодари нашего гостя, - напомнила девушке мать.
   - Спасибо лорд Гриндевальд!
   - Для вас просто Геллерт. - вновь улыбнулся тот в ответ.

***

   Аберфорт аккуратно положил на могильный холмик букет свежих, белоснежных нарциссов. Она всегда любила эти цветы больше других. Проводить в последний путь леди Кендру Дамболдор пришло не так уж и мало народу, но теперь на кладбище остались только четверо. Аберфорт стоял рядом с братом, а Ариана беззвучно плакала на груди Гриндевальда.
   Сухо щелкнула вспышка. Аберфорт совершенно забыл про этого чертового журналиста. Ему захотелось наорать на этого не в меру ретивого писаку одного из магических изданий. Шакалы, пирующие на чужой смерти! Вот кто они все! Но журналист уже исчез.
   - Какая нелепая смерть, - прошептал Аберфорт. Умереть от простого падения с лестницы! Он посмотрел на брата почти с ненавистью. Тот ведь был рядом с ней, когда все произошло. Почему он ничего не смог сделать! Почему дал ей умереть. Аберфорт понимал иррациональность таких мыслей. Понимал, что все произошло слишком быстро. Понимал, что окажись на месте брата он, то тоже мог бы не успеть. Но мог ведь и успеть! И тогда она была бы сейчас жива.

***

   Магические всполохи метались по залу поместья. Дуэль становилась все ожесточенней. Противники стоили друг друга. Скорость против скорости. Мастерство против мастерства.
   Никто не хотел отступать. Геллерт не хотел разрывать уже практически заключенную помолвку. Ариана его в этом поддерживала. А вот Альбус был непреклонен и не давал своего согласия.
   - Старые договоренности, - говорил он, - остались в прошлом. Ариана еще слишком молода.
   Никакие уговоры Арианы не помогали. Ссоры и скандалы между Геллертом и Альбусом становились все чаще. Дуэль стала последней возможностью разрешить все относительно мирно. Изначально никто не собирался убивать оппонента и не применял ничего не то, что смертельного, а даже опасного.
   Аберфорт не заметил, кто кинул первое смертоносное заклятье. Только зло ругнулся, усиливая щитовые чары, которым укрывал на всякий случай себя и Ариану.
   - Абер, останови их! Они же убьют друг друга, - с ужасом воскликнула девушка.
   - Они обезумели и не станут меня слушать, - рассеянно ответил он, силясь укрепить щит.
   Девушка решила иначе.
   - Ари стой! Это опасно! - крикнул Аберфорт, но сестра его не послушала и бросилась в центр зала между дуэлянтами.
   - Остановитесь! Хватит! - прокричала она.
   Прекратив поддерживать щитовые чары, Аберфорт направил на нее волшебную палочку. Скорей! Нужно вытащить ее из этого магического ада. Поздно! В Ариану попало сразу несколько заклятий. Она жалобно вскрикнула и сломанной куклой упала в центре зала.

***

   - Может хватит! Она мертва. Ты понимаешь? Мертва!
   - Я верну ее! У меня уже все готово.
   Альбус выглядел страшно. Впалая пожелтевшая кожа, красные от постоянной бессонницы глаза. Но больше всего Аберфорта пугал его взгляд, это был взгляд сумасшедшего.
   - То, что ты предлагаешь - это не жизнь! Это лишь ее жалкое подобие! - Он еще пытался уговаривать, но чувствовал что это тщетно.
   - Зато больше никто не сможет разлучить нас. Отнять ее у меня. Даже сама смерть. Мы всегда будем вместе.
   - Что ты несешь, брат, - Аберфорт сокрушенно покачал головой. - Ты болен! Я вызову медиков из Мунго.
   Он уже развернулся к выходу, когда какое-то предчувствие заставило его оглянуться назад. Молнию заклинания он заметил, а вот увернуться уже не успел.
   - Никто не может мне помешать, никто не сможет нас разлучить. Никогда не сможет, - в безумном исступлении шептал Альбус Дамблдор, больше даже не глядя в сторону брата.
   Аберфорту оставалось только стоять и смотреть. И он смотрел. Ужасался, против воли восхищался, запоминал.
   Порезав запястье, Альбус начал рисовать магические руны, щедро отдавая кровь деревянному паркету. Один круг магических символов, второй, третий. Покончив с нанесением рун, он поднялся на второй этаж и вернулся, неся на руках завернутое в белый саван обнаженное тело Арианы. Похороны были фальшивкой. Аберфорт сам помогал готовить эту фальшивку брату. Как сказал Альбус: "Это для того чтобы Гриндевальд нам не помешал!". Тогда Аберфорт этому еще верил. Они сохранили тело сестры, уберегли заклятьями от тлена. Да так хорошо, что иногда Аберфорту казалось, что Ариана просто спит.
   Дни шли за днями и складывались в недели. И вдруг Аберфорт стал замечать, что ему все больше и больше не нравится затея брата. Все попытки возвращения мертвых ничем хорошим не заканчивались. А еще ему не нравился этот фанатичный блеск в глазах Альбуса. Эта его одержимость. Порой он всерьез задумывался, а не помешался ли брат с горя и не пора ли вызвать авроров и медиков из Мунго. Но что-то раз за разом останавливало его. Может быть то, что Альбус обещал невозможное - воскресить мертвую. И он верил и терпел, пока не настал этот день, а ему не открылась суть разработанного братом ритуала. Призвать мертвую душу, соединить с душой магического животного и сковать частичкой души призывателя. Это даже звучало безумно!
   - Мы семья. Никто не сможет разлучить нас моя дорогая. Даже сама смерть, - шептал между тем Альбус, укладывая тело Арианы в середину первого круга. Во второй круг он поместил клетку с фениксом. Ничего не понимающий, измученный магическими опытами птенец выглядел жалко и едва дышал.
   Встав в третий круг, Альбус наскоро перевязал рану на запястье и начал ритуал. Нарисованные кровью руны тускло засветились. Страшно забился в клетке и протяжно, жалобно закричал птенец феникса...

***

   Аберфорт очнулся. Палочки не было, но маг почувствовал, что она где-то неподалеку, неизвестный похититель совершил большую глупость, захватив ее с собой. Все еще не шевелясь, Аберфорт чуть приподнял веки. Осторожно, очень осторожно старый маг огляделся. Обстоятельства похищения были все еще свежи в его памяти, но не это важно. Важно то, что теперь он все вспомнил и просто не имеет права умереть. Словно пелена спала с глаз. Столько лет! О, Мерлин! Кое-кто должен ответить за все это. Да! Даже если этот кое-кто родной брат.
   Света мало. Скорее всего еще ночь. Он находился в помещении, судя по неясным в полутьме очертаниям мебели это какая-то комната в доме, а не подземелья. Уже хорошо! Выбраться из подземелий родового менора та еще задача. Тут даже не сила нужна, а феноменальная удача.
   А вот и его похититель, что-то высматривает на улице. Аберфорт осторожно поднял руку, силы у него уже не те, но на одно беспалочковое их хватит...

***

   От бессилия хотелось просто выть и рвать на себе волосы. Идиот! И я еще смел смеяться над тупостью гриффиндорцев! Удар парализующим в спину стал для меня полной неожиданностью. Это же надо было позабыть про пленника! Замечу - не связанного пленника! И это притом, что действие моих заклинаний и зелий явно подходило к концу. Нет, воистину идиот!
   Судя по звукам, Аберфорт обшаривает комнату в поисках своей волшебной палочки. Интересно, догадается он ее поискать у меня в кармане или нет. Зачем я ее с собой вообще взял? Ну, убивать его я не планировал. Опять же был мизерный шанс, что Дамблдор его не хватится, а сам Аберфорт спокойно вернется домой и просто промолчит об это непонятном похищении. Ведь с ним ничего не случилось.
   За моей спиной раздались шаги. Аберфорт вытащил из моих рук палочку, немного подумал и бросил ее на пол. Сноровисто обшарив мою одежду, он отыскал свою волшебную палочку. Когда он уже потянулась к моей маске, его внимание привлекло движение за окном.
   - Альбус! - полу прошептал-полупрорычал он одними губами.
   Не обращая более на меня никакого внимания, Аберфорт двинулся к выходу из дома. Мне оставалось только скрипеть зубами, смотреть и слушать.
   Дверь младший Дамболдор просто выбил. Причем неизвестным мне заклинанием. Старший Дамболдор как раз заканчивал снимать мою защиту, когда дверь, вылетевшая словно пушечное ядро, просвистела в полуметре и с треском врезалась в ствол дерева. Дамболдор вскинул волшебную палочку. Ее кончик теперь смотрел прямо на дверной проем.
   - Аберфорт, с тобой все в порядке? - с явным облегчением произнес он, когда из темноты показался его пропавший брат. Свою волшебную палочку директор, впрочем, не опустил. И не зря!
   - Ступефай! - выкрикнул вместо ответа Аберфорт!
   - Что ты творишь! - крикнул Дамболдор, отражая заклятье брата.
   - Почему? - Аберфорт, опустил волшебную палочку. И с каким-то обреченным, но яростным выражением посмотрел в глаза старшему брату. - Скажи мне - почему?
   - Что, почему? Ты случайно не заболел? - спросил старший Дамблдор, разыгрывая удивление. О, да - именно разыгрывая. Мало кто смог бы усомниться в его искренности, но я за столько лет научился подмечать если не все, то большинство подобных моментов.
   - Как ты мог так с нами поступить?
   - Я не понимаю, о чем ты говоришь, - директор продолжал разыгрывать неведенье. - Опусти палочку, брат. Ты сошел с ума. Позволь мне тебе помочь.
   - Сошел с ума, - горько усмехнулся Аберфорт. - Нет, я просто вспомнил... все вспомнил. И поэтому я спрашиваю - почему?
   - Брось палочку, Аби! Тебя околдовали.
   Вместо ответа Аберфорт Дамблдор нанес новый удар. Некоторое время братья активно обменивались ударами. Но если Аберфорт бился с полной самоотдачей, вкладывая в заклятья все свои силы, то старший Дамблдор сражался едва ли в пол силы. Да и то в основном просто защищался.
   - Прекрати! Тебе меня не победить! - крикнул Дамблдор, во время очередной короткой передышки. - Ты болен! Я помогу тебе, мы ведь семья.
   - Также как ты помог в тот раз? Чтобы я опять все забыл. Или так же как ты помог нашей несчастной сестре? А, знаю! Ты поможешь мне также как нашей матери!
   Директор вздрогнул, словно от удара.
   - Это был несчастный случай. Простой несчастный случай. Я не убивал ее!
   - Возможно, но совершенно точно то, что ты ей не стал и помогать. Просто стоял и смотрел, как она умирает. Да, Альби? Зачем тебе было ее спасать? Ведь она тебе мешала, брат. Она тебе так мешала.
   - Нет! Нет! Это был несчастный случай! Авада кедавра!
   Зеленая молния устремилась к Аберфорту. По-моему, он мог от нее уклониться. Но почему-то просто не стал. Заклятье ударило ему в грудь, и он повалился лицом в снег.
   Пару мгновений Альбус Дамболдор стоял с поднятой палочкой, тупо смотря на тело брата. Затем он полупрохрипел, полупрорыдал что-то невнятное и бросился к Аберфорту. Перевернул уже мертвое тело. Сжал его голову, пристроил ее себе на коленях. Что-то шептал. Гладил брата по волосам. И, по-моему, даже плакал.
   Я почувствовал, как последние остатки парализующего заклинания спадают. Вовремя! Что-то мне подсказывает, что дожидаться, когда старший Дамблдор придет в себя, мне не стоит. О да! Если Дамби меня сейчас застукает, то смерть - это далеко не худший вариант. Отпрянув от окна, я стянул с головы маску и быстро разделся. Короткое заклинание и вместо кучки одежды полыхает веселый костерок, вот только жар от огня больно сильный, постоянно возрастает и гудит словно живое существо. По этим признакам опытный маг сразу бы узнал отсроченный призыв малого огненного элементаля.
   Хороший был домик. Надеюсь, хозяева его застраховали. Жаль дверь только одна и ведет прямиком к Дамболдору. Зато есть еще одно окно, выходит как раз на задний двор, а дальше большая роща.
   Анимагия чудесная штука. Вот ты стоишь на двух ногах, а вот у тебя уже четыре лапы. Четыре лучше двух! Да и пускай Дамби теперь поищет анимага. Схватив волшебную палочку в зубы, я бросил свое тело прямо сквозь оконное стекло, успев отстраненно подумать, что о нем стоило бы позаботиться заранее. Хорошие мысли всегда приходят после начала выполнения плохих - кармический закон. Эх, не люблю, когда продуманные планы разваливаются - импровизация никогда не была моей сильной стороной.
   С оглушающим звоном стекло разлетелось. Мне оставалось только молиться, чтобы не пораниться. Боль? Нет, ее я не боялся. Кровь! Нельзя оставлять Дамблдору такой козырь как моя кровь. Далеко не факт, что малый элементаль успеет уничтожить этот след.
   Не смотря на опасность: промедление грозило смертью, я остановился, оглянулся в сторону окна и жадно втянул носом воздух. Волчье обоняние подсказало, что запаха крови нет. Вот и славно! А теперь, как любит говорить Долохов "руки в ноги и ходу". Раньше меня эта фраза забавляла. Только теперь мне стал понятен ее сакральный смысл - это же древняя поговорка анимагов!
   Бежать! Полутьма не помеха для волчьих глаз. Стволы деревьев тенями мелькают мимо. Бежать! Острый слух силится уловить звуки погони. Но тишину ночи нарушает только звук сминаемого лапами снега, да мое усталое дыхание.
   Спустя несколько минут бешеной гонки я прямо в прыжке перекидываюсь обратно в человека и тут же аппорирую. Пусть у Дамбольдора и хватило сил поставить антиапарационные чары на дом, а для мага одиночки это задача весьма не тривиальная, но даже ему не под силу закрыть ими большую территорию.
   За первой аппорацией последовала вторая. А за ней сразу третья. Если бы не заранее выпитые зелья, то я уже давно валялся бы без сил. Впрочем, это уже предел моих возможностей. Оказавшись в родном подземелье, я покачнулся и осел на пол, жадно хватая ртом воздух. Меня мутило. В глазах все двоилось. Кровь била в виски и казалось, что голова вот-вот лопнет.
   Возле меня оказался домовик.
   - Нилли?
   - Нет, хозяин-сэр, я Нивил. Хозяину-сэру плохо? Что Нивил может сделать.
   - Принеси мне пару тоников из мандрагоры и бутылки огневиски.
   Те зелья, что я взял собой уже стали добычей духа огня, но я взял себе за правило всегда создавать в местах своего обитания хотя бы небольшой запас.
   Влив в себя один тоник, я немного подумал и влил второй. Желудок противно ойкнул. Он у меня привычен к издевательствам, но сегодня даже по его меркам был перебор. Некоторое время я боролся с взбунтовавшимся организмом, который силился избавиться от того, что с такой неохотой только что принял. Вот еще одна из причин, почему в магическом мире зелья не столь уж распространены. На вкус дрянь-дрянью, побочных эффектов целый список. Иногда проще какое-нибудь магловское лекарство выпить, чем мучиться с изготовлением магического аналога, а потом пытаться заставить себя его проглотить.
   Возле меня вновь появился Нивил. В его руках был темный сверток с одеждой и ботинки.
   - Запасная одежда, сэр. Я подумал, что она вам понадобится.
   Только сейчас я вспомнил, что на мне ничего нет. Впрочем, кого мне тут стесняться. Домовиков? Келпи?
   - Спасибо, Нивин, можешь идти, - сказал я, кутаясь в мантию.
   Хорошо, что я позаботился о смене одежды в своем подземелье. А то бы пришлось сейчас думать где раздобыть одежду или аппорировать в Паучий, там есть хотя бы магловские шмотки.
   А все же мне удалось! За эти воспоминания Аберфорта Волди мне простит и обретенную и смерть крыса. Да за эти воспоминания он мне простит все прегрешения. Прошлые, будущие - все. И нет, его не заинтересует компромат на Дамблдора. Подумаешь, поставил эксперимент над собственной сестрой, а теперь еще и убил родного брата. Описание ритуала - за это он продаст мне свою душу или что там у него вместо нее осталось. Считается, что магическое существо не может стать вместилищем крестража. Обычное - да может, но это дело весьма не простое и опасное. Заключенное в живое существо осколок души влияет на носителя. Зачастую весьма непредсказуемо.
   Дамблдору же и вовсе удалось соединить несоединимое. Душа умершего человека, феникса и частичку самого себя. Я знал, что он гениальный маг, но такое... Мне не совсем понятно что получилось в итоге, но в одном я теперь уверен. Созданный им тройной крестраж - это и есть его страховка на случай внезапной кончины.
  

Глава 43. Вредная польза чужих тайн.

  

Настоящий гриффиндорец прощает своих врагов умирая, а настоящий слизеринец - закапывая.

(Северус Снейп, ненаписанные мемуары)

  
   Из здания почты Хогсмита я вышел слегка покачивающейся походкой заправского моряка. Не то чтобы я много выпил, но и не то чтобы мало. Любой знакомый и незнакомый с легкостью определит, что выходные у меня прошли весело. Но не дай Мерлин им узнать насколько "весело" они прошли.
   Жадно втянув носом морозный воздух, я неспешно направился в сторону Хогвартса. Теперь надо попасться на глаза кому-нибудь из преподавателей. Кто там у нас сегодня дежурит? Вроде бы Флитвик. Отлично! Балы он, конечно, снимет и немного пожурит, но зато не будет устраивать мозговыносимых получасовых лекций на тему моего морального падения. А вот если бы на его месте была Макгонагалл...
   На улицах Хогсмита было полно народу. Ученики Хогвартса, приехавшие навестить чад родители, просто местные жители. Суета, шум, радость, смех... как же все это утомляет.
   - Северус! - окликнул меня столь родной голос. Лили! Вот ведь не вовремя! Чувствую, сейчас будет скандал. Надо было побороть приступ лени и идти дворами. А с другой стороны лишнее алиби мне не помешает. Вот только ссориться с Лили мне не хочется. Мое состояние ее явно не порадует. Не объяснять же ей, что огневиски прекрасно перебивает вонь зелий. А еще оно слегка притупляет боль от интоксикации и магического истощения. Такое "лечение" нельзя назвать особо эффективным, скорее оно довольно опасно, но при нехватке времени только оно и спасает.
   Стараясь стоять максимально возможно ровно, я обернулся назад. Да, так и есть. Ко мне спешила Лили в компании с Макдональд. Видимо они сидели в каком-то из многочисленных кафе, в тех же "Трех метлах", и заметили меня, когда я шел по улице.
   - Привет Лили! Привет Мэри! - выдавил я.
   О, дальнейшее надо было видеть. Лицо Лили приобрело сначала удивленное, а потом откровенно зловещее выражение Уперев руки в бока она грозно спросила:
   - Северус, ты что, пьян?
   Сейчас пущу слезу от умиления - жена встречает загулявшего мужа. Только поигрывания волшебной палочкой не хватает. Словно читая мои мысли рука Лили непроизвольно дернулась в сторону волшебной палочки. Разве она не прелесть?
   - Да, Снейп, каждый раз ты открываешься с новой стороны. И каждый раз с плохой, - мстительно заметила Макдональд, пока я старательно выискивал ответ.
   - Мэри, знаешь почему ты такая злая? - нагло улыбнулся я, решив что лучшая оборона - это нападение. - Все потому, что у тебя нет такого замечательного парня как у Лили.
   - А какой ты скромный, - скривилась девушка.
   - И не говори. Порой сам себе поражаюсь.
   - Ты сегодня подозрительно разговорчив. Видимо, потому что напился как свинья.
   Ну, это было явным преувеличением. Хоть несло от меня как от винокуренного завода, но выпил я не много. Просто после зелий и магического истощения состояние у меня было как у алкоголика после длительного запоя.
   - Мэри, с каких это пор ты стала моей совестью?
   - А ты знаешь, что это такое? - удивилась она.
   - Читал про эту штуку в книжках, - я неопределенно передернул плечами.
   - Оно и не удивительно, - язвительно заметила в ответ Макдональд.
   - Сев, по-моему, тебе сейчас лучше хорошенько проспаться, - Лили наконец-то удалось встрять в нашу перепалку. - Завтра поговорим, - холодно добавила она.
   - Хорошая мысль. Завтра так завтра, - кивнул я и развернулся в сторону замка.
   - Постой! Лучше я тебя провожу! - решила она.
   Махнув Макдональд рукой на прощанье, Лили догнала меня и пошла рядом.
   - Можешь на меня опереться, - предложила она, когда мы покинули Хогсмит.
   - Не так много я и выпил, чтобы самому не дойти, - проворчал я. - Прошу леди. - Я согнул руку в локте, предлагая ей опереться на нее.
   - Не думай, что завтра это избавит тебя от объяснений, - пригрозила она, взяв меня под руку.
   До самых ворот Хогвартса мы более не обменялись ни единым словом.
   Неподалеку от ворот дежурил Филч, но на нас он не обратил внимание. Похоже, за три недели мы ему порядком надоели. Зато возле самого замка мы нарвались прямо на Флитвика. На память я не жалуюсь - сегодня действительно была его очередь патрулировать.
   Один короткий взгляд на меня и вот Флитвик уже коршуном спешит на перехват. О, Мерлин! Я знал, что плохо выгляжу, но не думал что настолько.
   - Мистер Снейп! Вот от кого подобного не ожидал, так это от вас, - строго сказал он. - Минус двадцать балов со Слизерина и два дня отработок у мистера Филча. - Мне вот это сейчас показалось или со стороны Филча раздался тихий стон? - Стыдитесь, молодой человек! Я вынужден буду доложить обо всем профессору Слагхорну и директору.
   Я придал своему лицу смущенно-виноватую мину, хотя внутри просто ликовал. Все получилось! Интоксикацию и магическое истощение списали на последствия обычной пьянки.
   - Возможно, вам стоит показаться мадам Помпфри? - с ноткой сочувствия в голосе заметил маленький профессор.
   - Нет, все нормально.
   Флитвик посмотрел на Лили и его взгляд потеплел.
   - Десять балов мисс Эванс за помощь мистеру Снейпу. Надеюсь, вы повлияете на своего жениха и проследите, чтобы подобное впредь не повторилось! - Вот ведь оптимист.
   - Да, профессор, - Лили едва заметно вздрогнула при слове "жениха". Могла бы уже и привыкнуть. Нашу помолвку в этих стенах в последнее время только ленивый не обсуждал.
   Где-то на пути к Большому залу Лили меня цинично бросила, убежав по своим делам. Так что до своих комнат я уже добирался на полном автомате. Даже выпитое огневиски уже не помогало от сильнейших болей. Вены горели огнем, словно в них залили жидкий свинец. Болело все. Казалось, что болят даже кончики волос.
   Привалившись к входным дверям всем телом, я закрыл их и потянулся к поясу с зельями. Хорошее рвотное - вот то лекарство, которое мне сейчас нужно.
   Где-то час прошел в обнимку с унитазом. Вот она суровая правда чрезмерного злоупотребления зельями. И я еще легко отделался. Менее беспечные в этом плане маги платили своими жизнями. Зелья - эффективное, но не всесильное и довольно опасное средство. Особенно если пить их в таких количествах и смешивать.
   До кровати я скорее дополз, нежели дошел. Мне уже было плевать на все. Если Дамби все узнал и решил меня убить, то пусть приходит и убивает. Сопротивляться нет ни сил, ни желания.
   Не знаю, заснул я или провалился в забытье, но утро наступило внезапно и слишком рано. Впрочем, так оно обычно и бывает. Доковыляв до ванной и не рискнув посмотреть на себя в зеркало, я долгое время тщательно чистил зубы, а потом стоял под горячим душем. Боль ушла, но все тело ломило, как у столетнего старца с артритом, артрозом и еще дюжиной подобных болячек. Приведение себя любимого в более-менее человеческий вид порядком затянулось. Меня тошнило при одной только мысли о еде, но на завтрак я все-таки вышел, хоть и одним из последних. У Большого зала есть одно неоспоримое преимущество - сюда стекаются все новости. А большинство сплетен тут и вовсе рождаются.
   Похожее на трон директорское кресло было пустым.
   - Дамблдор еще не спускался? - аккуратно поинтересовался я, присаживаясь рядом с Уилкисом.
   - А ты еще не знаешь? - удивился староста.
   - Не знаю что?
   - Дамблдора нет в Хогвартсе. Его брат пропал. Ходят слухи, что его похитили! В "Кабаней голове" сейчас авроры, а наш директор помогает им в поисках.
   Я задумался. Раз аврорам помогает сам Дамблдор, то можно быть уверенным, что они ничего не найдут. А вот удалось ли мне затереть все следы от самого Дамблдора? Раз он их еще ищет, то логично предположить то, что он еще ничего не нашел. А если где-то и могли остаться следы, так это в том домике, где я работал с разумом Аберфорта. Все таки уходил... ладно, ладно - удирал поджав хвост, я в спешке и мог наследить.
   Где-то на задворках сознания мелькнула мысль "а не пора ли бежать?". Как мелькнула, так и пропала. Бегство - это полное признание собственной вины. Особенно если у Дамби есть какие-то подозрения на мой счет. Правда ставки теперь так выросли, что директор вполне может перестать церемониться. Это не в привычке старика, но кто знает, что придет ему в голову. Дамби умеет удивлять. Пока он просто подозревает меня в собственной игре. Глупо и наивно думать, что он полностью поверил в искренность моего "раскаянья" после смерти матери. Если же он заподозрит, что я прикоснулся к его тайне, то несчастный случай мне гарантирован. Возможно даже в самом Хогвартсе.
   И что мне теперь делать с тайной Старика? Слить историю Скиттер? А толку? Ну выльет та ушат помоев. Может даже кое-какие доказательства сможет раскопать. Хоть последнее весьма сомнительно, достаточно вспомнить мою последнюю попытку. Стоило Скитер найти что-то интересное, как появился Дамблдор и стер ей память. Хорошо, что я успел получить нужную информацию раньше. А даже если ей удастся, то что с того? Посудачат ведьмочки на кухне над этими жаренными фактами неделю другую, а потом все позабудут. Для каких-то серьезных разбирательств нужны доказательства, а их нет. За столько лет все по-настоящему серьезные улики Дамблдор уже уничтожил. В лучшем случае установят, что Ариана не была сквибом. А есть ли хоть одно заявление Дамблдора (желательно письменное и заверенное нотариусом) что она им была? Если вспомнить, то об этом впервые заявила в свое время именно Скитер.
   Нет, Скитер - это не выход, а ошибка. А ошибки ведут к поражению.
   Дамблдор теперь не успокоится и будет искать. И что самое поганое - он ведь может что-нибудь найти! Я был осторожен! Я был сверх осторожен! Но что если Дамблдор что-то раскопает? Он брата своего не пожалел. Если узнает, что за всем стоял я, то быстрая смерть мне точно не светит. И его новые планы на счет отца для Избранного меня не спасут. У него еще Поттер под боком. Рогоносец только рад будет. Причем дважды. Первый раз на моих похоронах, а второй на своей свадьбе с Лили. Доставлять столько радости Рогоносцу я категорически не хочу.
   Так что остается Волдеморт. Я обещал ему вкусную кость, теперь она у меня есть. О да, в эту семейную тайну Дамби Волди будет грызть с превеликим удовольствием. Он и сам сотворил невозможное - создал пять крестражей. И подход Дамблдора явно должен оценить. Я всегда знал, что они похожи. Но даже не представлял насколько.
   Когда Волди вцепится в подаренную кость, я сдам его Дамблдору. Если этого будет недостаточно, чтобы столкнуть их лбами... то я придумаю что-то еще. У меня просто нет выбора. Мне никогда не справиться с ними обоими. У меня элементарно нет их ресурсов, денег, опыта и силы. И наивно думать, что мне дадут все это получить. Я уже и так слишком засветился. Меня не воспринимают всерьез и хотят использовать в своих целях, именно поэтому я еще жив. Если Волди или Дамби только почувствуют, что я могу представлять реальную угрозу. Пусть не сейчас, а в будущем. Они меня раздавят словно таракана. Паровозы надо давить пока они чайники, как сказал бы Долохов. Тут даже бегство не вариант. Захотят найти - найдут. И в меноре найдут и на другом конце света. Да и не прельщает меня всю жизнь прятаться, скрываться, убегать. Боятся за себя, за своих близких, хоть из таковых сейчас одна Лили. Нет, хватит! Я не хочу больше быть безвольной пешкой или любой другой фигурой на игровой доске. Да и что скрывать - я не лишен определенных амбиций. Если из расклада магической Британии исчезнут Дамблдор и Волдеморт, то для умного, сильного, амбициозного и невообразимо скромного мага, к тому же женатого на Обретенной, открываются такие возможности...
   Министр Магии лорд Северус Тобиас Снейп-Принц. Или глава Визенгамота лорд Северус Тобиас Снейп-Принц. Или лучше два поста вместе? А почему бы и нет? Власть - это такая штука, которую все громко клянут и презирают, а в тайне только о ней и мечтают.
   О Мерлин! Я ведь действительно могу переменить все к лучшему! Медленно шаг за шагом изменить магическую Британию без перегибов в сторону чистокровных или маглорожденных. Как-то их уравновесить. Где-то объяснить. Где-то уступить. Заложить основы для дальнейшего гармоничного развития мира магического и для тайного воздействия на мир магловский.
   И да, я не страдаю манией величия... просто наслаждаюсь.
   Из размышлений меня вывел легкий тычок под ребра.
   - О чем задумался Северус? На занятия пора, - напомнил Уилкис, спешно заканчивая завтрак. - Макгонагал сегодня первая, так что лучше не опаздывать.
   Учебный день прошел привычно буднично и скучно. Хотя стоит отметить, что все профессора выглядели несколько встревоженными. А какие слухи ходили по Хогвартсу среди учеников...
   Впрочем, я то знаю правду, а она покруче всех слухов вместе взятых.
   Когда Дамблдор не появился и на обеде, слухи стали расти словно лавина. Кое-кто - не будем показывать пальцем, но сидели они за гриффиндорским столом - уже всерьез рассказывал о нападении на "Кабанью голову" десятка темных магов. Думаю, к вечеру будут рассказывать о двух десятках минимум. А ведь утром и речи не шло о нападении на Аберфорта.
   - Северус, стой! Мне надо с тобой серьезно поговорить!
   А вот и Лили. Наивно было думать, что она забудет про свое вчерашнее обещание. Я демонстративно огляделся вокруг. Намекая, что разговаривать на самом выходе из Большого зала, на виду у половины Хогвартса не лучшая идея. Лили намек поняла и потянула меня за руку в сторону лестницы на верхние этажи.
   Пока мы поднимались, я старательно выстраивал в голове линию поведения. Не хватало мне сейчас еще рассориться с Лили. Это после стольких усилий!
   Наконец мы оказались в одном из коридоров на третьем, не пользующимся особой популярностью, этаже. Кажется, именно здесь я в свое время застал спящего Крысеныша. Мир его праху, ад его душе.
   - Что с тобой вчера произошло, - накинулась на меня Лили. - На тебя это совершенно непохоже!
   - Все нормально, - всей своим видом показывая, что на самом деле ничего нормального нет.
   - Сев, я же вижу, что с тобой что-то происходит. Что случилось?
   - Да нормально все! Правда! - слегка отстранился я, добавив в голос немного тоскливых ноток. - Просто устал. Накатило что-то. После смерти матери я остался совсем один. Не думал, что быть одному так тяжело.
   Некоторое время Лили молчала, а затем обняла меня и успокаивающе погладила по спине.
   - Ты не один Северус. Я с тобой.
   Признаться, какую-то долю секунды я чувствовал себя совершеннейшим мерзавцем. Коим, впрочем, и являюсь. Лицемер! Но роль должна быть сыграна до конца. Так будет лучше и для меня и для нее. Простое приемлемое объяснение, которое ее устроит. Да и так ли лживо оно? Я действительно устал быть один. Страшно устал. Быть может именно поэтому мне так и не хватило духу в свое время бросить все и сбежать из Хогвартса. Я ненавижу этот замок и вместе с тем люблю. Только в его стенах я не был одинок.
   - Спасибо, Лили. Ты даже не представляешь насколько я этому рад, - не кривя душой признал я, обнимая девушку.
   Некоторое время мы вот так просто стояли, молча обняв друг друга. Наконец Лили отстранилась.
   - Хватит киснуть Сев! - ободряюще улыбнулась она. - Лучше покажи мне пару новых заклинаний.
   Эта наивная попытка отвлечь меня, сама собой заставила мои губы изогнуться в легкой ухмылке.
   - А что за награда мне за это будет?
   - То есть, - удивилась Лили. Что-то явно подозревая, она сделала на всякий случай еще один шаг назад.
   - Одно заклинание за один поцелуй было бы неплохо, - тоном змея искусителя предложил я, сокращая на этот же шаг расстояния между нами.
   - Вот теперь я вижу, что с тобой все в порядке, - фыркнула она мило покраснев и резко развернувшись пошла опять к лестницам.
   - И что же насчет награды? - поинтересовался я, догоняя ее.
   - Я подумаю, - серьезно кивнула Лили. - А пока давай заскочим в библиотеку.
   - Эссе по трансфигурации, - понимающе кивнул я. Макгонагалл сегодня вела занятия как-то вяло, зато каждому назначила объемистое эссе в качестве дополнительного задания.
   В библиотеке сегодня оказалось довольно много народу. Видимо Макгонагалл не только нам на задания не скупилась, а может она сегодня не одна такая.
   Но спокойно поработать нам не удалось.
   - Пивз в запретной секции! - прокричал кто-то из старшекурсников, едва мы с Лили, обложившись фолиантами, засели за эссе.
   - О Мерлин, только не это! - воскликнула мадам Пинс, воинственно выхватывая волшебную палочку. Магом она была посредственным, но отогнать Пивза сил у нее должно было хватить.
   Фурией возмездия волшебница ворвалась в Запретную секцию. Там что-то грохнуло, так падает стеллаж с книгами. Хохочущий Пивз вылетел в общий зал. В руках он нес несколько книг. Делая круги над столами и стеллажами библиотеки, полтергейст вырывал из книг страницы и подбрасывал над собой. Оказавшись в воздухе, страницы самостоятельно разрывались на множество мелких, чуть больше конфетти кусочков.
   - Jingle bells, jingle bells, Jingle all the way, - фальшиво напевал Пивз, продолжая "снегопад".
   Некоторые ученики принялись метать в него заклятья, множа общий хаос на радость Пивзу.
   Да, он тот еще шутник. Его ошибочно считают обычным полтергейстом. Хотя на самом деле он является проекцией уничтоженного Старшего духа Хаоса. Кому из учеников Хогвартса - а судя по последствиям, это были именно ученики - пришла в голову "светлая" мысль призвать Старшего духа, да еще и Хаоса, история умалчивает. А вот то, что замок потом пришлось фактически отстраивать заново - это известный факт. Вот после уничтожения духа в замке и поселился Пивз. Что он такое, никто не знает. Кто-то говорит, что проекция уничтоженного духа. Кто-то утверждает, что это сам видоизменившийся старший дух и есть, просто ослабленный и потерявший большинство своих сил. В пользу последней версии говорит практически полная неуничтожимость Пивза. Кто его только не пытался извести, а все без толку.
   В общий зал из запретной секции выбежала помятая мадам Пинс. Не трудно догадаться на кого пакостник Пивз опрокинул книжный стеллаж. Вскинув палочку, она послала в сторону Пивза несколько заклинаний.
   - Не попала! Не попала! - дразнился тот, кривляясь и гримасничая.
   Метнув в библиотекаршу остатки книг, Пивз поклонился многочисленным зрителям и исчез.
   В воздухе над "полем боя", скорбно падали и кружить "конфети" из книжных страниц. Заметив этот "снег" и осознав, что он такое на самом деле, мадам Пинс покачнулась и хлопнулась в обморок. Для нее книги были священной реликвией. Их и в руки-то брать с величайшим почтением и осторожностью надо! Пока все пытались привести ее в чувство, я поднял с пола одну из изуродованных Пивзом книг, вернее ее остатки в виде обложки. Очень знакомой обложки! Коричневый кожаный переплет и золотая гравировка на корешке "1890-1910 год". Хогвартский журнал учащихся, тот самый в котором упоминалось имя Арианы Дамблдор. А это означает только одно - Дамблдор вернулся в Хогвартс.
  

Глава 44. Играя игроками.

Преподаватель Хогвартса не боится ада. Он для него обычная рабочая рутина.

(Северус Снейп, ненаписанные мемуары)

   Разглядывая внушительную коллекцию холодного оружия на стене одной из гостиных особняка Лестрейнджей, я размышлял о прошедшей неделе. Тело Аберфорта так и не нашли. Думаю, что уже и не найдут. Дамби умеет скрывать следы. Кстати, сам директор всю неделю играл роль убитого горем... а может и не играл. Не мне читать людские души. Даже у Дамблдора должно было остаться хоть что-то человеческое. Сомнительно, но все может быть. Дамблдор в последние дни выглядел весь осунувшимся, постаревшим. Его знаменитая белая борода потеряла былой блеск. Я уже видел его таким. Незадолго до его "смерти" в том прошлом-будущем Дамби выглядел также. А раз он играл, а в этом я не сомневаюсь, тогда, то почему бы ему не играть сейчас?
   На меня Дамблдор не обращал ни малейшего внимания, что радовало. Ни тебе взглядов этих задумчиво-оценивающих взглядов. Что я нет-нет, а подмечал. Ни шпионов в моих покоях. Все говорило о том, что я вне подозрений... и это напрягало. Непривычно как-то. И не похоже это на Дамблдора. "Добрый дедушка директор" параноик еще тот. Именно у него я выучился этой лучшей из своих черт.
   Быстрый и звонкий стук каблучков выудил меня из глубоких раздумий. В гостиную стремительным вихрем влетела Беллатриса Лестрейндж.
   - Леди Лейстрейндж, вы как всегда очаровательны, - склонил голову я.
   - Вы как всегда учтивы, лорд Принц.
   В этот раз Беллатрис не пришлось выдавливать это "лорд Принц" из себя. А руку для поцелуя она и вовсе мне сама протянула. Н-н-да, что-то не то творится с этим миром. Беллатрис Лестрейндж, не в обиду ей сказано, очень плохая актриса. Любит она или ненавидит, но делает это страстно, до умопомрачения. А метка Волди еще и каким-то образом усилила эту ее черту: страсть стала одержимостью, а умопомрачение - безумием.
   Однако перемены в поведении Беллатрисы указывают на то, что эти чистокровные снобы приняли меня в свой круг. Действительно решили, что все произошедшее хитрый план Принцев? Ну, со стороны это вполне может так выглядеть. Древний род восстает из небытия, как чертик из табакерки, и начинает стремительно усиливаться. Тут есть о чем подумать даже самому предвзятому из чистокровных магов.
   Не удивлюсь, если скоро пойдут слухи о том, что мой настоящий отец вовсе не магл. Хм... может стоить самому нечто подобное распустить?
   - Лорд Волдеморт готов вас принять, лорд Принц.
   В этот раз мне даже досталась от Беллатрис настоящая, пусть и немного чопорная, но уже не вымученно-вежливая улыбка. А мне даже ее получить со стороны Беллатрисы Лестрейндж было маленьким подвигом. Нет, с этим миром явно что-то не то.
   Волдеморт ожидал меня в своем любимом полутемном зале, единственным источником света в котором был горевший в камине огонь. Он был все также вежлив, спокоен, собран, ленив и даже равнодушен.
   Маски! Все мы носим маски. Иногда мы носим их так долго, что уже и сами забываем скрытое за ней.
   - Рад видеть вас лорд Принц. Удивлен, что вы нашли время со мной встретиться. Вы у нас в последнее время в центре внимания. Поздравляю вас с помолвкой. Неожиданное решение, но прекрасная партия.
   А вот и первый укол. Последние слова читай как "юный наглец, как ты мог скрыть от меня информацию об обретенной!"
   - Спасибо, лорд, - равнодушно кивнул я.
   - Может быть вина?
   Чем мне нравится Волди, так это тем, что он не сторонник портить хорошие напитки магическими зельями. Это отличает его в положительную сторону от нашего "любимого" директора.
   - Не откажусь.
   - Белла, будь любезна.
   Разумеется Беллатриса не стала сама бегать по винным погребам особняка Лестрейнджей, а вызвала домовых. Но это ее не спасло. Сегодня Волди был настроен на приватную беседу.
   - Оставь нас, - махнул рукой он, отсылая свою любимицу прочь, словно какую-то служанку. Попробуй проделать что-то подобное кто-то другой - нарвался бы на магическую дуэль. Но своему лорду Белла прощала почти все. Правду говорят, что нельзя обвинять женщину в глупости. Возможно, она просто влюблена.
   Волдеморт самолично разлил вино по бокалам. Приняв бокал, я отказался сесть в кресло и встал возле камина.
   - И так, что привело вас ко мне. В последнее время я стал считать, что вы избегаете подобной встречи, - нанес еще один легкий укол Темный лорд.
   Пригубив вино и поставив бокал на каминную полку, я протянул руки к огню и тихо спросил:
   - Вы знаете, что такое крестражи?
   Стоя спиной к креслу Темного лорда, я все равно почувствовал, как тот напрягся. Сейчас все снова висело на волоске. Буравя мою спину взглядом, Волдеморт словно взвешивал жить мне или умереть. А может так оно и было? Впрочем, я знал на что иду и чем рискую. Отступать уже поздно, да и некуда отступать. Смерть Аберфорта Дамблдор так не оставит и будет искать виновника этих событий. И будет лучше, если он его найдет... но это буду не я.
   - Интересный и довольно опасный вопрос. Прежде чем ответить я хотел бы узнать причину вашего интереса, - равнодушно отметил он.
   - А так ли мне нужен ваш ответ, если вы уже ответили? - заметил я, повернувшись лицом к Волдеморту
   Это было уже откровенной дерзостью. Обычно я вел себя куда как учтивей. Былой Темный лорд: тот полусумасшедший от крестражей и неправильного воскрешения, уже угостил меня круциатусом. Хотя чувствовалось, что и этому Волдеморту это ледяное спокойствие дается нелегко. Несмотря на показную учтивость и радушие, Волди никогда не считал меня равным себе, будь я хоть трижды лордом. И дерзость - это не то, что он от меня ожидает.
   - Пусть так, но я все равно хотел бы знать причину вашего интереса.
   - Причина проста - вечная жизнь и директор Хогвартса Дамблдор.
   - Первое понятно, - кивнул Волдеморт. - Но причем тут Дамблдор?
   - Если вы помните, то в нашу последнюю встречу я предположил, что перед смертью Петтигрю узнал что-то важное...
   - Например про появление Обретенной, - заметил он, зло сверкнув глазами.
   Это был уже не укол, а полноценный выпад. Волдеморт явно подозревал мою причастность к смерти крысы. Правильно, в общем-то, подозревал. Оправдываться? Ха! Тогда Волди точно посчитает, что именно я приложил руку к смерти Крысы. А значит надо наступать.
   - Обретенная - это уже дело рода Принц. Крестражи - вот что сейчас важно, - парировал я. - Не знаю, что узнал перед смертью Питтегрю, но я точно знаю, что директор создал один крестраж или что-то очень похожее. Согласитесь, за эту информацию тоже можно убить.
   - Что-то очень похожее? - переспросил Волдеморт, я его явно заинтересовал. А Обретенная? Что обретенная? Если бы Волди видел продолжение своей жизни в своих потомках, как это делают все нормальные люди, то уже давно наделал бы маленьких темных лордчиков. А не заигрывал бы с крестражами. - И откуда это вам известно?
   - Аберфорт, - одними губами прошептал я.
   Некоторое время Волдеморт молчал, уперев в меня задумчивый взгляд.
   - Интересно, очень интересно. Слышал, Дамблдор очень обеспокоен пропажей брата. А вы что-то об этом знаете?
   Я позволил себе снисходительную усмешку и намекнул:
   - У каждого Авеля есть свой Каин.
   - Даже так!
   Вот теперь я сумел его не только заинтересовать, но и удивить. Вот и отлично! Любой зельевар скажет вам, что приготовление хорошего зелья требует внимании, терпения, точного отмера нужных ингредиентов и добавления их в срок. А я все же Мастер зелий!
   Молча кивнув, я постучал себя по голове, показывая, что доказательства тут. Волдеморт опять задумался. Видимо прикидывал, а не попробовать ли вытрясти все с меня при помощи круциатуса или чтения мыслей? Затем он словно очнулся и громко позвал:
   - Белла!
   Обрадованная Беллатриса влетела в зал.
   - Мне нужен омут памяти. Немедленно!
   Бросив в мою сторону слегка негодующий взгляд, словно я в чем-то виноват, уже не столь радостная Беллатриса поспешила исполнить приказ. Все ее естество излучало волны обиды. На своего лорда она обижаться просто не умела, а значит главным виновником был назначен я. Вскоре Белла вернулась, левитируя перед собой широкую и неглубокую малахитовую чашу, насыщенной зелени которой позавидовал бы герб Слизерина.
   Жестом вновь отослав Беллатрису прочь, Волдеморт выжидающе посмотрел на меня. Достав волшебную палочку, я поднес ее острие к виску. Длинная светлая нить потянулась от моей головы к волшебной палочке. Тут главное не перестараться и не скинуть Волди чего лишнего. Воспоминания о смерти Аберфорта и то, что я выяснил о прошлом Дамблдора с Волдеморта будет достаточно. А вот самое главное - ритуал, я пока приберегу. Жирная серебряная капля отправилась с острия моей волшебной палочки прямо в Омут памяти и Волдеморт погрузил в него голову.
   Меня обуял соблазн ударить по нему вот прямо сейчас. Одна авада и мои проблемы уменьшаются на половину. Ах, мечты! Ваша терпкая сладость столько раз спасала меня от безумия.
   Закончив просмотр воспоминаний, Волдеморт вновь посмотрел на меня. Теперь из его взгляда пропал даже намек на раздраженье, зато уважения в нем явно прибавилось. Причем не наигранного уважения. Ну да, раскопать такие факты прошлого Дамблдора, а потом стать свидетелем убийства директором собственного брата и умудрится при этом не только уцелеть, но и остаться в тени. Тут я и сам себя готов зауважать.
   - Вы снова смогли меня удивить лорд Принц, - Волдеморт снова наполнил свой бокал вином. - Чего вы хотите?
   - Того же чего и раньше, - холодно улыбнулся я. - Власти, богатства, влияния, но от вас, лорд, я приму только знания. И знания о Вечной жизни тоже. А остальное я рано или поздно добуду сам.
   - На мелочи не размениваемся? - Губы Волдеморта исказились в легкой одобряющей усмешке.
   После показанного он хотя бы перестанет подозревать меня в шпионаже на Дамблдора. Сомнительно, что Дамблдор доверит такую тайну даже самому преданному из своих последователей.
   - На то они и мелочи, - вернул ему усмешку я.
   - Вы могли бы принять метку. Вы достойны ее как никто другой.
   - Боюсь, что этого все же мало. Метка - это удел фигур. Полезных, иногда влиятельных, но все же фигур. Я уже говорил, что это не для меня!
   Опасная речь. Волдеморт убивал и за меньшую дерзость.
   - А вы оказывается наглец лорд Принц, - Волдеморт покачал в руках бокал с вином и осушил его до дна. Думаю, больше всего ему сейчас хочется раздавить сопляка и наглеца смеющего ставить ему - Темному лорду, какие либо условия! Но что ему это даст кроме мимолетного удовлетворения? У юного наглеца есть знания, которых он жаждал всю свою жизнь. Да, он многого достиг и далеко продвинулся. Но теперь вот выясняется, что его главный враг продвинулся еще дальше! Кто стерпит подобное?!
   - Поверьте, вы не первый кто мне это говорит, - пожал плечами я, прикидывая весь этот возможный внутренний монолог Волдеморта. Надеюсь, расчет верен.
   Волдеморт молчал еще какое-то время. Взвешивал что-то про себя, прикидывал, решал. Он вообще был не склонен к быстрым импульсивным поступкам... если это не наказания. И поверьте, он не испытывал иллюзий относительно моей преданности. Он уже прекрасно понял, что преследую я только свои интересы. Фактически я сам это ему озвучил. Союз между нами временен, поэтому не будет магических клятв или договоров, они лишь отяготят обе стороны. Волдеморту мои клятвы ненужны. Кто он, а кто я - пакт о ненападении мышки на кошку. О, как же часто мы забываем, что загнанная в угол мышка на это вполне способна. А мне требовать клятв с Темного лорда... ну это не смешно. Терпение у Волди все же не безгранично.
   - Хорошо, я возьму вас в ученики, - медленно роняя слова, произнес он. - Но помните - вы сами этого захотели!
   - Вы не пожалеете лорд! - вот тут можно придать голосу немного горячности.
   - А вот вы очень даже может быть, - вновь усмехнулся Волдеморт. - Я довольно жестокий учитель. А начав обучение, вы уже не сможете все бросить и уйти.
   - Я готов.
   - Берите свою палочку, лорд Принц, и следуй за мной. Должен же я знать на что вы годны.

***

   Зелье перестало действовать возле ворот замка. До больничного крыла Хогвартса я добрался на одном упрямстве. Я не доставлю мародерам или кому-либо еще удовольствие увидеть меня скорчившимся на полу от боли.
   Толкнув дверь, я ввалился в больничное крыло и заковылял к самой ближней из кроватей.
   Из подсобного помещения на шум выглянула мадам Помфри.
   - Мистер Снейп? С вами опять что-то случилось? - удивленно спросила она.
   - Упал с лестницы. Вы же знаете, какой я неуклюжий, - криво усмехнулся я, осторожно присаживаясь на кровать и стараясь не зашипеть от боли.
   Медсестра подошла и бегло меня осмотрела.
   - Зрачки расширенны. Глаза красные. Реакция замедленна. Сколько зелий вы выпили?
   - Одно.
   - Одно? - удивилась мадам Помфри. - И какое конкретно?
   - Зелье отложенной боли.
   Ее лицо покраснело от гнева, а глаза разве что искры не метали.
   - Мистер Снейп вы знаете, что это зелье входит в перечень условно опасных! Оно запрещено к продаже несовершеннолетним?! Одна ошибка с дозировкой и вы...
   - ...превратился бы в живой овощ, - скривился я. Не люблю слушать лекции по зельям. - По закону я совершеннолетний. К тому же никто мне его не продавал - сам сделал. И дозировка на мой вес мне, как видите, известна... Извините мадам, у меня был сложный день. И действие зелья проходит.
   Медсестра немного оттаяла.
   - Такой благоразумный молодой человек, а ведете себя порой хуже гриффиндорцев.
   Да, давно меня так не унижали.
   Достав волшебную палочку, мадам Помфри провела ею надо мной, проверяя диагностическими чарами, и нахмурилась.
   - Снимите вашу мантию, - приказала она.
   Несколько неуклюже я подчинился приказу.
   - Рубашку тоже.
   Это уже было сложней. Левая рука слушалась плохо. Расстегнув пуговицы, я все-таки стянул рубашку.
   Мадам Помфри вновь подняла палочку.
   - У вас сломано одно из ребер и трещины еще в трех. Вывихнуто левое плечо. Плюс легкое сотрясение мозга... хотя последнее у вас по жизни. Иначе вы бы не были столь частым моим гостем. - Она продолжила диагностику, но внезапно остановилась и нахмурилась. - Так вы говорите, что упали с лестницы? - холода в ее голосе прибавилось. - И где же это у нас лестницы применяющие круцио?
   Я промолчал. А что тут было говорить? Скрыть свежие следы применения пыточного сложно. Если бы я этого захотел, то пришлось бы забыть про медицинское крыло и лечить себя зельями самостоятельно. Опыт у меня в этом богатый, но до Помфри мне далеко. Самостоятельно мне пришлось бы лечить себя несколько дней, а Помфри поставит меня на ноги дня за три-четыре. Да и не собирался я скрывать от директора факт своей встречи с Волдемортом.
   - Я должна доложить все директору! Применение пыточного! Да еще на несовершеннолетних! Это просто уму не постижимо!
   Я продолжал молчать, как гриффиндорец на экзамене по зельям. Помфри еще некоторое время поворчала, а затем ушла в подсобку за всем необходимым для лечения. Вернувшись, медсестра заставила меня проглотить две склянки зелий, намазала грудь жутко вонючей мазью и заставила лечь.
   - Теперь займемся вашим плечом. Будет немного больно, терпите. Если бы вели себя хорошо и не травились всякой дрянью, то получили бы хорошее обезболивающее зелье. А теперь вам его нельзя.
   Не трави я себя всякой дрянью, то не добрался бы до Хогвартса, - мысленно огрызнулся я, отдаваясь во власть медсестре.
   Все оказалось не так страшно, как пугала медсестра. Плечо она вправила быстро и со сноровкой говорящей о немалом опыте. Ну да мадам Помфри не зря считается прекрасным колдомедиком. Это мои познания в медицине ограничиваются зельями и парой чар попроще.
   Боль слегка отступила. Стало легче дышать. Мадам Помфри накинула на плечи теплую шаль, в очередной раз с тревогой на меня посмотрела, покачала головой и поспешила к директору. Да, хорошо меня Волди в этот раз отделал. Даже привычную ко всему Помфри проняло. Ладно, я сам виноват. Слишком нарывался на трепку, вот Волди мне ее и устроил. Хорошо хоть не убил.
   Дуэль вышла долгой и довольно яростной. Проверить мои знания. Ха! Дуэлью проверить знания мага также просто, как узнать мастерство ювелира, приказав ему забить в стену гвоздь. Как я уже говорил, в бою и дуэлях используются наиболее быстрые, а не сложные чары. Таковых где-то с десяток. Даже последнему гриффиндорцу по силам освоить десять заклинаний. И к чему тогда была вся эта комедия с проверкой? Я не собираюсь лезть в бой в первых рядах, чтобы сложить голову во славу Темного лорда. И раньше не страдал этой глупостью, а теперь и подавно. Просто Волди захотелось слегка проучить зарвавшегося мальчишку. А проверка знаний - это просто благой повод устроить трепку и не более того.
   Я не большой сторонник этих дурацких дуэлей. Пафосу и вымышленному благородству сражений лицом к лицу я предпочитаю удар в спину. Неблагородно, зато эффективно. Пусть проигравший потом жалуется... на небесах.
   Минут пять мы танцевали по залу. Не скажу, что дуэль давалась мне легко. Все же за плечами Волди куда больший опыт схваток. Тут даже две мои жизни мне не помощники. Но в целом первое время мы сражались на равных. Не знаю, сколько бы мы так кружили, скорее всего, пока я бы не выбился из сил. Победа? Рассчитывать на нее было просто глупо. Рано или поздно опыт и превосходство в магической силе Волдеморта принесли бы ему победу. Но терпение у Волди вышло раньше, чем я думал. Он ударил круцио! Пыточное в бою применяют редко - слишком долго. Но Волдеморт сотворил его со скоростью обычного ступефая. Последним он меня наградил сразу после круцио. Так что не успело меня еще толком скрутить от боли, как ступефай парализовал тело и отправил меня в полет. Силы Волди не пожалел. Полет был скоротечен, а приземление болезненно. Я влетел в закрытую массивную дверь в зал. Замок не выдержал и я полетел дальше в коридор и стену. Стена нашу встречу пережила, а вот мои ребра, похоже, не очень...
   Упаси меня Мерлин от дружеских дуэлей с Темным лордом! Войну с ним я как-нибудь переживу, а вот насчет "дружеских" дуэлей у меня такой уверенности больше нет. Если бы не мои носимые с собой запасы зелий на все случаи жизни (ну или на большую их часть), то из поместья Лестренджей меня бы отправили прямиком в Мунго. А так я ушел на своих ногах, со скупой похвалой от Волди и с бодрой улыбкой на губах (один из побочных эффектов зелья Отложенной боли). Да, учеба у Темного лорда обещает быть "веселой".
   Дамболдор влетел в больничное крыло встревоженным филином. Борода растрепана, глаза светятся заботой и участием... мне стало страшно.
   - Здравствуйте профессор, - сказал я, натянув одеяло до подбородка и с трудом подавив в себе совершенно детское желание накрыться им с головой, в наивной попытке спрятаться от такого страшного мира.
   - Северус, мальчик мой! Мадам Помфри рассказала мне просто немыслимые вещи. Кто-то посмел применить на тебе одно из запретных заклинаний? Кто этот негодяй!? - с несколько наигранным апломбом воскликнул Дамблдор. Нет, ну переигрывает он порой. Да и ответ ему прекрасно известен.
   Я многозначительно послал взгляд в сторону появившийся следом за Дамблдором мадам Помфри, а потом указал глазами на дверь.
   - Поппи, пожалуйста, оставь нас на несколько минут, - быстро сориентировался директор.
   - У тебя не больше десяти минут, Альбус, - недовольно поджала губы медсестра. - Мистеру Снейпу нужно принять еще несколько зелий и полный покой. Ближайшие два дня он проведет под моим присмотром.
   - Конечно, Поппи, - мягко улыбнулся ей директор, выпроваживая к выходу, - тебе лучше знать.
   Закрыв за медсестрой дверь, Дамблдор вернулся и сел на стул рядом с моей кроватью. Проделал он все это с таким выражением участия на лице, что меня едва не стошнило.
   - И так, Северус, что с тобой произошло?
   - Темный лорд, - прошептал я одними губами, стараясь выглядеть как можно спокойней, но вместе с тем давая понять Дамблдору, что на самом деле я сильно испуган. - Крестражи! Волдеморт стал ими просто одержим. В последние несколько дней он зарылся в книги по темной магии, сидит за ними день и ночь на пролет.
   - В последние несколько дней!
   В эту фразу Дамблдор сразу вцепился зубами. Ну, для этого она и была сказана. Что у нас недавно произошло? "Пропал" Аберфорт Дамблдор, а после его пропажи Темный лорд развил подозрительную активность. Выводы напрашиваются сами собой.
   - А ты не слышал, что среди Пожирателей говорят о пропаже моего брата? - Дамблдор на мгновение отвернулся и быстро вытер уголки глаз рукавом мантии.
   - Простите директор, но о судьбе Аберфорта я ничего не узнал. А единственный робкий вопрос, что об этом думает сам Волдеморт, закончился пыточным.
   Дамблдор тяжело и горестно вздохнул.
   - Ничего, Северус, ты мне и так очень помог, - он потрепал меня за плечо. - Ты сильно рисковал, не делай так больше. Отдыхай.
   - Надеюсь с вашим братом все в порядке директор. Я знаю, как это тяжело терять близких.
   - Ты добрый мальчик. Уверен, что твоя доброта будет вознаграждена.
   Последние слова я воспринял почему-то чуть ли не как откровенную угрозу. Лучшей моей наградой будет мучительная смерть твоя, Старик, и Волдеморта. Ладно, так и быть, я готов пойти на уступки... можете сдохнуть без мучений.
   В очередной раз пожелав мне скорейшего выздоровления, Дамблдор попрощался и ушел.
   До вечера меня никто не беспокоил. Мадам Помфри скормила еще несколько зелий и удалилась в свои комнаты, что примыкали непосредственно к больничному крылу. Боль прошла, и мне удалось неплохо подремать. А вечером идеальным штормом налетела Лили. Узнать бы кто сообщил ей, что я в больничном крыле, да отблагодарить бы этого доброхота особо жестоким образом.
   Первым признаком грядущий бури стал топот женских каблучков в коридоре. Надсадно скрипнула петлями резко распахнутая дверь. Огневолосый смерч подлетел к моей кровати.
   - Сев что с тобой произошло? Ты в порядке? Кто это был? Это опять Поттер?
   Лили просто засыпала меня вопросами. Отвечать я даже не пытался.
   - Почему ты молчишь? - немного обиженно спросила она.
   - Ты мне и слова не дала вставить, - возмутился я. - И да, привет, Лили, рад тебя видеть.
   - Привет, - смутилась Лили, но тут же взяла себя в руки. - Не увиливай от ответов! Что с тобой произошло? Почему я постоянно нахожу тебя в больничном крыле?
   - С лестницы я упал. Ты же знаешь, какой я неуклюжий, - вновь повторил я старую ложь.
   Лили склонилась к самому моему лицу и взглянула прямо в глаза.
   - Се-ве-ру-с, - притворно ласково протянула она. - Помнишь, что я тебе говорила на счет вранья мне? Ты хочешь со мной поссориться?
   Ссорится не хотелось, а выдумывать что-то более правдоподобное не было времени.
   - Я попал под пыточное, - признал я, - это связано с моими делами с Дамблдором. Больше сказать не могу.
   - Директор заходит слишком далеко, - разъяренной кошкой прошипела Лили.
   Я прижал палец к ее губам и едва заметно покачал головой. Медицинское крыло не место для подобных откровений в отношении добрейшего из директоров. А говорить правду порой полезно. Главное найти ту полезную часть правды, которую можно рассказать. Вину на директора я спихнул удачно. Хорошо, что светлый образ Дамблдора в глазах Лили несколько померк. Но лучше бы ей продолжать играть в восторженное почитание нашего белейшего из гадов... то есть магов... впрочем, я не ошибся.
   Лили понятливо замолчала.
   - Все идет как должно, - я ласково провел ладонью по ее щеке. - Ты мне веришь?
   Вместо ответа она склонилась еще ниже и неумело меня поцеловала. Это было несколько неожиданно, но приятно. Лили попыталась отстраниться. Ага, сейчас! Так я ей это и позволю. Мне как больному нужны сугубо положительные эмоции. Моя ладонь коварно легла на ее затылок, не позволяя прервать поцелуй раньше времени. Но не похоже, чтобы Лили была против такого развития событий.
   Через какое-то время кто-то довольно громко прокашлял. Я отпустил Лили. Она резко отпрянула назад, словно обожглась и покраснела.
   - Молодые люди имейте совесть! Это медицинское крыло, а не дом свиданий! - строго отчитала нас мадам Помфри.
   - Простите мадам, - смущенно пискнула Лили, продолжая пунцоветь. - Мне пора... извините.
   Она вылетела из больничного крыла быстрее чем зашла.
   - Ах, эта молодость! - мечтательно произнесла мадам Помфри. - Мистер Снейп, вам нужен полный покой, - разом посерьезнела она. - Слово "полный" вам понятно? Больше никаких посетителей!
   Признаться, я ее совершенно не слушал. С совершенно идиотской улыбкой просто смотрел в потолок и вспоминал теплые губы Лили, легкий запах лаванды и шалфея от ее волос. Н-н-да, что-то мне в голову теперь лезут только эти пошлые романтические глупости. Я что из циника-параноика превращаюсь в романтика? Упаси Мерлин! Лили, Лили, что же ты со мной делаешь? Надо срочно приходить в форму. Может для поднятия тонуса прибить кого-нибудь из мародеров? Или пленных попытать? А может пустить на магические опыты какого-нибудь магла? У меня как раз визитки псевдо волшебников где-то пылятся.
   Шутки шутками, но игра вошла в решающую фазу. Надеюсь Волдеморт и Дамблдор уже готовы сцепится друг с другом. Ближайшее время покажет.

Глава 45. Начало войны.

   Все началось с короткой заметки в "Пророке". Редактор, словно чего-то боясь, запихнул ее в самый конец свежего номера. Там было всего несколько строк. Десяток фамилий древних и благородных родов, в отношении которых аврорат затеял расследование, обвинив в использовании запрещенных темномагических ритуалов. Но важно было не это, важно было то, что на время расследования авроров все вышеупомянутые роды лишались своего места в Визенгамоте "чтобы не препятствовать следствию".
   Фактически это было объявление войны. Все попавшие под расследования авроров маги были последователями Волдеморта. Его опорой в Визенгамоте. Простить такую пощечину Темный лорд не мог. Всем стало понятно, что время политических дрязг прошло и все идет к открытому противостоянию.
   Долго ждать не пришлось. Первой жертвой войны стал лорд Мерч, неизвестные напали на него во время отдыха. Обвинили во всем последователей Волдеморта. Ну как же! Было неоспоримое доказательство - метка в воздухе. Невообразимо сложное заклинание доступное только последователям Темного лорда... и любому недоумку с волшебной палочкой. Только вот незадача в Везенгамоте лорд Мерч выступал скорее как союзник Темного лорда. Причем довольно влиятельный союзник. Пусть он не поддерживал, а кое-что даже публично осуждал, но в целом от его убийства Темный лорд больше терял, чем выигрывал. А при всех своих недостатках Волдеморт был прагматиком. Сколько бы его не обвиняли в кровожадности, терроре и бессмысленных убийствах, все его действия всегда были рациональны и преследовали ту или иную выгоду. Если ради этой выгоды должно умереть целое семейство магов вместе с грудными детьми, то что же... на войне как на войне.
   Впрочем, если вы думаете, что светлая сторона церемонилась с семьями темных магов, то сильно ошибаетесь. Братьев Прюэтт не сильно остановило то, что сыну Долохова было чуть больше десяти лет. И они такие были не одни.
   Любая война довольно грязная штука. Святых на ней не бывает, а победителей не судят. Победившая сторона всегда права и свята, а проигравшая - кровавые убийцы, твари и гады. Так было, так есть и так будет.
   Второе убийство произошло через три дня. В этот раз авада сразила на выходе из магазина в Косом переулке одного из самых преданных сторонников Дамблдора. Тут уже ясно работали пожиратели. Громкие, публичные акции всегда были (или станут) их коньком. Паника в Косом была дичайшая.
   Обменявшись уколами, стороны противостояния затаились. Зато Пророк и остальные газеты развернулись во всю.
   В этот раз та бойня не должна повториться. Похоже, что Дамблдор и Волдеморт заглотили наживку. Теперь надо чтобы они помогли мне с убийством друг друга. И чем быстрее это произойдет, тем меньше безвольных пешек покинет доску.
   Из Хогвартса стали исчезать чистокровные ученики. По большей части из тех родов, кто числился сторонниками Темного лорда. Их родители не испытывали иллюзий касательно безопасности своих чад в стенах школы. Слизерин разом лишился доброй трети учеников, а еще одна треть из оставшихся были готовы покинуть школу по первому приказу родителей. От старшего курса Слизерина осталось и вовсе человек пять. И большая часть старшекурсников не по домам разъехались, а поспешили под знамена Темного лорда. Наивные, глупые щенки! Сплошные эмоции и юношеский максимализм! Они излюбленная добыча лицемерных мерзавцев, маскирующих свое извечное стремление к власти за красивыми лозунгами.
   Из больничного крыла меня выписали на третий день. Зато прекрасно выспался и отдохнул от этих нудных бесполезных уроков. Я люблю узнавать новое. Ключевое слово - новое. А что нового может быть для меня в Хогвартской программе обучения? Я в этих стенах угробил не просто свои лучшие годы, а вообще почти все годы отведенные мне на этом свете.
   Лили ждала меня возле выхода из больничного крыла. Надо сказать, что мое ранение пошло на пользу нашим отношениям. Лили перевела меня из категории "мой друг" в категорию "мой парень".
   Хогвартские коридоры и прежде не были забиты учениками. Замок огромен, в нем нашлось бы места десятку факультетов, а не четырем. Сейчас в коридорах было до жути тихо. Замок казался заброшенным.
   - В Хогвартсе стало так пусто, - Лили зябко поежилась. - Мэри вот тоже уехала. Родители ее убедили. Они хотят вообще в Америку уехать на время.
   Порой история причудливо повторяется. В том прошлом-будущем Макдональд тоже сбежала от войны в Америку, правда не с родителями, а с мужем. Подруга у Лили всегда отличалась редкостным для гриффиндорки благоразумием.
   - Я все еще здесь и я никуда от тебя не денусь, - сказал я, приобняв Лили за плечи.
   - Спасибо, Сев, - улыбнулась она, прижимаясь ко мне всем телом, словно ища защиты от ставшего таким опасным мира. - И прекрати лезть мне в голову! - строго пригрозила она.
   Мои губы исказились в кривой усмешке. Приятно, что уроки не прошли для Лили даром. Теперь у нее вполне приличная защита от разума. Нет, до моего уровня ей далеко. Но если раньше ее разум был подобен дому без дверей и с пустыми провалами вместо окон. То теперь этот дом обзавелся и прочными дверьми с засовами и замками. А кое-где на окнах появились не только закрытые ставни, но и крепкие решетки.
   Дамблдор перехватил нас на подходе к Большому залу.
   - Мисс Эванс, мистер Снейп, - кивнул он. - Как твое здоровье, Северус?
   - Все в порядке. Мадам Помфри и мертвого на ноги поставит.
   - Вот и замечательно, - Дамболдор удовлетворенно кивнул. - Мисс Эванс вы не будите против, если я ненадолго украду вашего жениха? - Задал он один из тех своих вопросов ответы на которые ни на что не влияют. Можно подумать если Лили будет против, то это поможет мне избежать беседы с директором. Да и вопрос был задан так, что отрицательный ответ даже не предполагался.
   - Надеюсь, вы вернете его целым и невредимым, - мило улыбнулась Лили.
   О, а она начинает показывать директору зубки. И это я не про ее чудесную улыбку. За невинностью ее ответа чувствовался не намек, нет. Скорее это была только тень намека на недовольство и скрытое обвинение в адрес директора. Но это если только знать о нашем трехдневном разговоре в медицинском крыле. Хорошо, что Лили избавляется от своей детской восторженности величайшим светлым волшебником современности. Вот только демонстрировать это, даже столь неявно, не стоит.
   - Об этом не беспокойся, моя милая, - сказал Дамблдор, бросив на девушку задумчивый взгляд, который мне сильно не понравился.
   Ничуть не смущаясь присутствием директора, перед которым она прежде просто трепетала от благоговения, Лили чмокнула меня в щеку и убежала в Большой зал.
   - Пройдемся до моей башни, Северус, - разом посерьезнел Дамблдор. - У меня плохие новости. А это не лучшее место для беседы.
   Это хорошо, что плохие. На собственной шкуре знаю, что все хорошие новости от Дамблдора заканчиваются плохо.
   То ли проводив, то ли отконвоировав меня в свою башню, Дамблдор с усталым вздохом сел в свое кресло.
   - Присаживайся, Северус, - приглашающе указал он на кресло для посетителей.
   Ожидаемого предложения чая и чертовых лимонных долек я не дождался. Значит дело действительно серьезное.
   - Когда ты планируешь вновь отправиться к Пожирателям? - не ходя долго вокруг да около начал Дамблдор.
   - На выходных, если это необходимо, - я заставил себя едва заметно вздрогнуть, будто предстоящая встреча меня сильно пугает.
   - Мне жаль, что я взваливаю на твои плечи этот груз, мой мальчик, - проникновенно начал вещать Дамблдор свою старую и до зубной боли надоевшую песню. - Думаю, теперь я знаю, что ищет Темный лорд. Есть один древний ритуал. Мерзкий ритуал! Страшный ритуал! - а вот с патетикой Старик опять перебарщивает. - С его помощью можно создать крестраж из магического существа. Ты представляешь, какой силой будет обладать такой маг?
   - Смутно, хотя звучит ужасающе, - признал я. Раскрывать осведомленность в этом вопросе явно не стоило. - Мои знания о крестражах довольно ограничены.
   - Удивительно, что ты о них вообще что-то знаешь. Даже Темный лорд не стал бы делиться этими знаниями.
   В последних словах звучала тщательно скрытая угроза. А вот этого не надо, Старик. В последнее время мне все только и делают, что витиевато угрожают.
   - А он и не открывал. Я читал про них в Кодексе Рода, но там была только общая информация, - возьми и проверь теперь мои слова. Если сможешь. - Я на упоминания о крестражах вообще случайно наткнулся, когда изучал законы касательно темномагических ритуалов.
   Дамблдор благодушно кивнул, сделав в голове "правильные" выводы. Участвуя в запретных ритуалах, умный мальчик озаботился выяснить, что же ему грозит в случае если он попадется. Это ведь самая лучшая мотивация чтобы не попадаться.
   - Поверь, это не те знания, к которым стоит стремиться. Цена слишком велика.
   Это не помешало заплатить тебе эту цену, Старик. И судя по результатам и твоему стойкому желанию не допустить другого мага с таким же крестражем уплаченная цена того стоила. Впрочем, ты прав - это не мой путь. Все эти игры с вечной жизнью ничем хорошим не заканчиваются.
   - Поверьте, профессор, теперь я прекрасно понимаю, что темная магия не решает проблемы, а только создает новые, - отвести взгляд в сторону, сделать грустное лицо и отсутствующий взгляд.
   - Прости Северус. Я помню, что тебе пришлось пережить в прошлом году, - тихо и успокаивающе сказал Дамблдор. - Если бы ты знал, как это меня мучает.
   - Не вините себя, учитель... Я ведь могу вас так называть? Я сам вызвался помочь. Просто потому, что так будет правильно и больше некому.
   - Ты добрый мальчик, Северус. Я знал, что могу на тебя положиться, - вновь завел старую песню Дамблдор. Сейчас он выдвинет предложение, от которого я не могу отказаться. - Ты должен постараться узнать все о ближайших планах Темного лорда. Только умоляю тебя, будь очень осторожен. Не рискуй! Узнать о подготовке к упомянутому мной ритуалу можно и по косвенным признакам. Узнай, не ищет ли темный лорд яйца драконов, виверн или василисков. Вообще любых магических пресмыкающихся. Зная своего старого ученика, я могу предположить, что именно такое магическое существо он выберет для сли... Кхм... - откашлялся он. - Прости, горло запершило. Для создания крестража.
   Вот тут старик прав процентов на сто. Волдеморт слегка помешан на своей слизеринской наследственности. Сложно предположить, чтобы в качестве непонятного сли - скорее всего это значит слияние, но понятия не имею, что это обозначает - он выберет феникса. Фениксы ведь ен единственные долгожители из магических животных. Те же драконы и василиски хоть не могут похвастаться перерождением, но живут тысячелетиями. Хотя тут многое зависит, от тех возможностей, что этот новый крестраж может дать.
   - Я постараюсь. Можете на меня рассчитывать!
   Дамблдор сокрушенно покачал головой.
   - Мне, правда, жаль, что так все получилось. Ты моя последняя надежда!
   Вот ведь лицемерный ублюдок!
   Три дня спустя я снова сидел в кресле. Только в этот раз не перед директорским столом, а перед пылающим камином. В руке у меня был бокал прекрасного вина. А в расположенном рядом кресле, словно дракон в гнезде, устроился Темный лорд. Наша неспешная беседа длилась уже второй час.
   - Ты задал мне интересную задачку, ученик, - сказал Волдеморт, задумчиво любуясь через наполненный бокал на игру огня в камине. После передачи всего, что мне известно о ритуале Дамблдора, он стал ко мне более благодушен. - Любой крестраж довольно сложно уничтожить, хотя гораздо сложнее его найти. Но то что создал Альбус Дамблдор... Даже не знаю можно ли это назвать крестражем в полном смысле этого слова.
   - Но задумка гениальна!
   - С этим трудно спорить, - согласился Волдеморт. - Феникс бессмертен. Вспыхивая пламенем, когда тело начинает ослабевать, он птенцом возрождается из пепла. Интересно, какое воздействие это оказывает на Дамблдора.
   Хм, если мне не изменяет память, то феникс Дамболдора в том прошлом-будущем уже перерождался. Как раз во времена Золотого трио. Тайная комната, василиск и куча дорогих ингредиентов загубленных на спасение самых неудачливых учеников. А вот за Дамблдором ничего необычного замечено не было. Впрочем, это ничего не значит. Дамблдор сильный волшебник, великолепный интриган и неплохой актер.
  
   - Даже феникса можно уничтожить! - пылко возразил я. Причем, почти не играя. - Нужно только найти способ. А лучше несколько, чтобы наверняка.
   - Способ я найду. Но Дамблдор не потащит феникса в битву, даже в битву со мной.
   - Устроим ему ловушку, - пожал плечами я. - Поставим Дамблдора в такие условия, что ему придется вызвать себе на помощь феникса. Я сомневаюсь, что в его ближайшие планы входит смерть. Возрождение, какое бы оно не было, может занять определенное время. А сейчас за несколько дней можно потерять то над чем работал годами.
   - Продолжай, мне нравится ход твоих мыслей, - ободряюще кивнул Волдеморт.
   - Я могу сделать вид, что испуган и хочу сменить сторону. Что готов шпионить для директора. И выдам Дамблдору все о подготовке ритуала, а так же время и место.
   - Слишком опасно, - Волдеморт задумчиво прикрыл глаза. - Во время проведения подобного ритуала я и сам буду довольно уязвим.
   - А кто сказал, что время и место будет тем самым?
   Некоторое время Темный лорд буравил меня взглядом. Затем его губы исказились в хищной усмешке.
   - А ты опасен, мой ученик. Но вот поверит ли тебе Дамблдор?
   - Постараюсь его убедить. В любом случае рискую то я - вы ничего не теряете.
   - Кроме ученика.
   - Не самая болезненная потеря.
   - Ты меня неплохо развлекаешь, - вновь усмехнулся Волдеморт. - Ладно, на чем мы остановились?..
   В этот раз после встречи с Волди я не был избит заклинаниями до полусмерти. Что не могло не радовать. Зато выжал меня Темный лорд словно спелый лимон. Несмотря на все свои недостатки, Волдеморт всегда держал слово... пока это было ему выгодно. Вот и с началом моего обучения он не стал затягивать, щедро делясь своими знаниями. Многому за наши короткие встречи он научить не мог. Но настоящая магия (а не зазубривание заклинаний) такова, что иногда учителю достаточно просто помочь с первыми шагами, а дальнейшее зависит от ученика.
   Хоть шел я на своих двоих и без помощи зелий, но единственным моим желанием было - как можно скорей завалиться в кровать и спать, спать, спать. Вот уже и знакомая дверь в зоне видимости...
   - Северус, мальчик мой, добрый вечер, - раздался откуда-то со стороны голос Дамблдора. Я мысленно застонал. Три шага! Всего три шага до дверей и долгожданного сна.
   - Здравствуйте, профессор.
   Дамблдор вынырнул из бокового коридора с таким видом, словно случайно проходил мимо, а наша встреча совершенно случайна. Ну да, я верю!
   - С тобой все в порядке? - Снова это показная забота и полный сочувствия взгляд, меня от него просто мутит. - Проводить тебя в больничное крыло?
   - Спасибо, профессор. Это просто усталость. Мне нужно поспать. Завтра все будет в порядке. - Иногда честность - это лучшая политика. Вот только это иногда крайне редко случается.
   Заметив его вопросительный взгляд, я лишь молча покачал головой.
   - Не буду тебе мешать. Спокойной ночи. - Поняв, что для него у меня ничего нет, Дамблдор поспешил распрощаться и ушел. Вот и слава Мерлину! А то только чаепития мне сейчас и не хватало. Есть же предел даже у моего терпения!
   Толкнув дверь, я ввалился в свои комнаты. Петр дремал на своем любимом месте, на шкафу. Приоткрыв один глаз, ворон убедился, что это просто вернулось то двуногое, целью жизни и единственным предназначением которого является его своевременная кормежка. Удостоверившись в этом, он вновь задремал. Корма я ему оставил с запасом, а иначе по пришествии нарвался бы на скандал.
   Стянув с себя мантию, я рухнул на кровать, подгреб под голову подушку, закрыл глаза... и понял, что уже не хочу спать. Тело противно ныло от усталости. Производить какие-либо шевеления оно категорически отказывалось. А вот сон ушел. Встреча с Дамблдором просто выбила из меня сонливость. Чертов Старик!
   Полежав немного закрыв глаза, я перевернулся на спину и принялся прокручивать беседы с Дамби и Волди. В своей привычной манере, я педантично восстанавливал их слово за словом. Вспоминал каждый жест, каждую интонацию. Взвешивал, анализировал, прикидывал. Картина вырисовывалась интересная и ожидаемая. Но вот вряд ли она могла понравиться любому нормальному человеку. А впрочем, где я и где нормальность?
   У меня сложилось стойкое ощущение, что ни Волди, ни Дамби не рассчитывают на мою выживаемость в ходе их конфликта. Вот ведь... оптимисты. Ладно, чего-то подобного я и ожидал. Волдеморт не допустит, чтобы те знания, которыми я щедро с ним поделился, достались кому-либо еще. Тем более мне. Да и слишком нагло я с ним себя виду в последнее время.
   С Дамблдором чуть сложней. Не нравятся мне его задумчивые взгляды на Лили. Очень не нравятся. С Волди он теперь церемониться не будет. Если темный лорд Волдеморт умрет, то в этот раз Дамблдор позаботится, чтобы смерть эта была окончательной и бесповоротной. Смерть - это единственный надежный хранитель тайн. Однако тут возникает вопрос. А кто собственно теперь будет играть роль пугала... в смысле Темного лорда? Ох, как бы Старик не назначил на эту роль меня. Он может. Такая интрига как раз в его духе.
   В общем, все идет по плану. Причем каждая из сторон думает, что по ее.
   С этой мыслью сон наконец-то забрал меня в свои объятия.
   Следующее утро и учебный день в памяти не отложились. По большей части я был слишком сильно занят своими мыслями, чтобы обращать внимание на что-то еще. Да и отвлекающего фактора в лице Лили на горизонте не наблюдалась - все пары были раздельными.
   Едва дождавшись окончания занятий, я не пошел на обед и направился прямо в библиотеку. Пусть Волдеморт и обещал позаботиться об оружии, способном убить феникса. И не просто убить, а окончательно убить и уничтожить крестраж. Но с чего я взял, что оружие Волдеморта поможет мне против крестража самого Волдеморта. Волди не такой идиот, чтобы и против себя самого оружие делать. А крестраж у него будет. Причем скоро. Причем его создание Волди постарается скрывать от меня до последнего. Я бы на его месте поступил также.
   И почему такому замечательному мне никто не верит? А я ведь так хочу им всем помочь... встретиться с создателем.
   Достав из кармана мантии длинный свиток, составленный на одном из уроков - не преподавателя же мне слушать - я направился к книжным стеллажам. Где меня и перехватила мадам Пинс. После случая с прорывом Пивза в Запретную секцию она стала излишне нервной.
   - Позвольте полюбопытствовать, а что это у вас в руках, мистер Снейп? - строго спросила она.
   - Это просто список книг, которые мне нужны, - пожал плечами я, протягивая ей свиток.
   - Это список на год? - спросила она, внимательно его изучив.
   - Нет, на сегодня... и это только половина. - Кривая усмешка сама собой наползла на мои губы. - На обратной стороне вторая часть.
   Решив, что я над ней просто издеваюсь, мадам Пинс уже было открыла рот, чтобы отчитать или снять балы за неподобающее поведение. Но прежде она все же догадалась посмотреть на обратную сторону свитка. Я ведь и не думал издеваться, просто так получилось.
   - В таком случае не буду вам мешать, - Убедившись, что я вовсе не подшучиваю, она немного смутилась.
   Еще с полчаса я бродил среди стеллажей, отыскивая нужные мне фолианты. К концу поисков за мной плыла настоящая змея из книжных томов. Отлевитировав свою добычу за ближайший стол, я приступил к ее изучению. Нет, я не читал все книги подряд. Зачем читать то, что уже и так когда-то читал и неоднократно перечитывал. Просто мне требовалось освежить в голове некоторые моменты. Даже скромному гению вроде меня не под силу заучить столько книг наизусть. Да и тема, признаться, не из тех что были мне прежде интересны. Так, изучил для общего развития. Кое-что для себя почерпнул и забыл.
   - Сев, наконец-то я тебя нашла! - Эти слова не сразу дошли до моего сознания. С трудом оторвавшись от очередного абзаца, я поднял глаза на Лили и с удивлением отметил, что она находится за настоящей стеной из книг. А, это же мои книги.
   - А-у! Я тут, прием! - Лили помахала рукой перед моими глазами. - Сев, ты ничего не забыл?
   Не дождавшись ответа. Она поняла, что я нахожусь в одном из тех своих состояний, когда окружающий мир для меня перестает существовать. Обычно так бывало, когда мне попадался редкий рецепт особо сложного зелья.
   - Ты пропустил нашу обычную тренировку, - вздохнула она, отодвинув стопку книг в сторону и присев рядом.
   - Прости, совсем забыл.
   - А, ладно. Просто я волновалась. Ты никогда не пропускал наши тренировки. Я уже было думала, что ты опять влип в неприятности. Даже проверила медицинское крыло! И знаешь, что мне ответила мадам Помфри, когда я спросила, не у нее ли ты?
   - Пока нет? - предположил я.
   - Хм, ты сейчас точно в мою голову не залазил? - нахмурилась Лили. - Да нет, точно. Я бы почувствовала. Ты угадал. Именно это она и сказала. А потом добавила, что еще не вечер.
   - Увы, но в ближайшее время ей придется обходиться без моего прекрасного общества.
   - И что же ты читаешь? - Лили заинтересованно провела пальцами по кожаным переплетам, зачитывая названия книг. - "Драконы: правда и вымысел". "Фантастические звери и места их обитания" расширенное издание том третий, "Сто один способ разделки василиска"? - удивилась она, а затем продолжила изучение названий фолиантов. - "Вирмы, виверны, драконы - сходства и различия". Тебе задали эссе по магическим змеям?
   - Нет, просто решил увеличить свой кругозор.
   - Хорошо если так. А то я уже было подумала, что ты хочешь поохотиться на дракона. И педантично изучаешь все слабые и сильные стороны всех похожих на него существ. - В логике ей не откажешь. Это именно то, что я сделал.
   - Я слизеринец, - возмутился я. - Мы не охотимся на драконов. Мы подбиваем на это гриффиндорцев. Те героически побеждают дракона и забирают себе голову, мы же тихо забираем себе все остальное.
   - А если побеждает дракон? - заинтересовалась Лили.
   Я пожал плечами:
   - Гриффиндорцев много, а дракон рано или поздно устанет.
   - А совесть тебя не мучить не будет?
   - Будет, - сокрушенно вздохнул я. - Еще и как будет. Как же я мог так жестоко поступить с драконом?
   Лили не смогла сдержать улыбку, но тут же взяла себя в руки, нахмурилась и помрачнела.
   - Твои шуточки тебе не помогут! Что происходит, Сев? - уже серьезно спросила она.
   - Давай забудем про твой вопрос. Правдивого ответа я тебе дать не могу, а врать не хочу. - Сказал я, думая про себя: "Не то чтобы не хочу, просто лень придумывать удобоваримую ложь".
   - Это опять связано с тем, что произошло в последнее время? - осторожно поинтересовалась она. - Это ты мне сказать можешь?
   - Да, - немного помедлив, признал я.
   Лили нахмурилась еще больше. Я успокаивающе погладил ее по руке.
   - Со мной все будет в порядке, я обещаю.
   - Смотри, - пригрозила она. - Если ты меня обманешь, то я... то я... выйду замуж за Поттера! Вот!
   От подобной угрозы я поперхнулся и закашлял. Это удар ниже пояса!
   - А если Поттер тебя сейчас слышал?
   - Сев, - Лили посмотрела на меня как на полного гриффиндорца, - как же ты оторвался от реальной жизни. Посмотри вокруг! В библиотеке только ты и я. Даже мадам Пинс куда-то ушла. Знает, что сегодня больше никого не будет.
   - Это еще почему? - насторожился я, с удивлением оглядываясь. Действительно пустынно. Хоть библиотека Хогвартса и не пользуется особой популярностью, но десятка два учеников тут обычно всегда присутствует.
   - Сегодня квиддич! - разъяснила мне Лили всю глубину моего падения. - Между прочим играют Слизерин и Гриффиндор.
   Вот теперь все стало понятно. За неимением развлечений даже убогий квидич сойдет за таковое. А о противостоянии Змей и львиннозадых можно написать целые трактаты.
  


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"