Чваков Димыч: другие произведения.

Временные неприятности

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    фантастический кич с элементами иронии, переходящей в сарказм... задарено Сергею Кавешникову (на правах вечной аренды)в день его рождения


Временные неприятности

(фантастический кич с элементами иронии, переходящей в сарказм)

"Редкий Пегас долетит до середины Леты!"

Димыч, из полного собрания ненаписанного

  

"Понимание приходит с годами. Или не приходит"

Алекс Трудлер

"У понимания крайне невысокая скорость прихода...

...у алкоголя и наркотиков она выше"

Димыч Чваков

(из собрания частных бесед поэтов нашего времени)

  
  

сказочное вступление

  
   сказка за сказкой...
   правда за кривдой...
   нитка за иголкой...
   пыж за пулей...
   жена за мужем...
   хрен за редькой...
   член за корреспондентом...
   сивка за буркой...
   бурка за кобуру...
  
  
   ...лев ел вяло -
   сито стилом сыто,
   ах, и достало
   это всё... замполита...
  
  
   А вот здесь - стоп! Врите да не завирайтесь, кровопролитие с кровосмешением нам ни к чему. Примемся сказывать прямиком с заднего крыльца, где раньше товароведы тёрлись, свою социальную значимость перед Политбюро отстаивая.
  

I

  
   Сколько Петя себя помнит, столько власти и врут. И врут при этом так нагло и уверенно, что незамедлительно хочется им поверить. "А кто сейчас говорит правду? - думает Пётр и задумчиво выуживает длинную засохшую гусеницу мысли из глубин своей внутренней p h a r y n x1. - Ведь в сущности, каждый готов наговорить бочку арестантов, если дело касаемо прибытков, али иных приятственных оказий. Вот и то-то. Даже на Ипата Колотилина в последнее время надёжи нет вовсе. А ведь какой был трудяга, каким фертом выходил на двор - бабы сами на сеновал бежали, плетушками потряхивая".
  
   Пле-туш-ка-ми... сердце начинает заходиться, когда представляешь себе эти прекрасные округлости женского организма, восходящие истоками до самого Млечного пути, чтоб вы себе не сомневались, знаю ли я то, о чём таким вот манером расхожим рассуждать изволю. Иэ-э-эээх!
  
   А кто, кстати, этот вышеупомянутый Ипат? Да Колотилин же, а вы его не знаете? Странное небрежение тонкостью политического момента. С Ипатом Петя, слава богу, столько соли съел - ни одному пуду стыдно станет. Ели-ели они соль, стало быть; своей крепкой, как сталь дамасского разлива, дружбой гордились. А потом Колотилина в высшие эмпирии с эшелонами властными понесло за каким-то бесом. Сказал, не могу, дескать, без власти обходиться, как Самсон без Далилы, желаю "столбовым дворянином" стать незамедлительно.
  
   И стал - добился своего, паразит семибатюшный. Хитрым ужом ввернулся в политические игрища: этим потрафил, этим подмазал, третьим на мозоль наступил с изяществом подкованного першерона. Вот вам и политик. Можно сказать, депутат незваного созыва. Сидит нынче Ипатка в Большом Доме Депутатском, законы отправляет со всеми вытекающими для народонаселения последствиями. На телефонные звонки не отвечает, личной встречи избегает -- секретарша Петю даже на приём не записывает, говорит, что - то, де, посевная, то засуха, то северный завоз, а то и подготовка к гей-параду. Не дают дела державные либеральному политику Колотилину народ привечать с должным усердием, ещё прежним президентом предписанным. И никакие уверения, что "мы вместе ещё с вот таких девкам под юбки...", в вопросе реализации разнообразных затей по реорганизации политического устройства страны не помогают.
  
   Так вот...
  
   Прошу прощения у читателей, которым не нравятся подобные авторские вольности - мол, пиши, негодник, как положено, нечего оригинальностью козырять, будто жупелом литературной революции! На этом и закончу лирическое отступление.
  
   ...так вот... (дубль два)
  

II

  
   ...сколько Петя себя помнит, столько власти и врут. И врут притом настолько нагло и уверенно, что им, ставленникам президентовым, хочется верить безусловно. И мало того, что врут эти власти, а ещё и формулируют свои мысли порой так невнятно по-детски, столь примитивно, что появляется сомнение - а учились ли они где-нибудь, кроме начальной школы.
   Примеры? Да сколько угодно. Совсем недавно к Пете в его небольшую контору по ремонту бытовой техники явился державный пожарный инспектор в красивой косоворотке от Армани. Явился, изобразил перед воображаемым зеркалом движение "айн-цвай-полицай" и взглядом прожжённого циника окинул помещение.
   - И где у вас пожарная сигнализация? - поинтересовался.
   - А зачем? - наивно спросил Петя. - У нас всего-то две комнаты.
   - Чтобы предупредить о пожаре...
   - Если мы работаем, то и безо всякой сигнализации увидим, когда загорится, а если выходной, то здесь установлено четыре системы автоматического пожаротушения - "Буран", вот и документация на них. И зачем ещё дополнительно предупреждать, когда тушение тут же начнётся без нашей помощи, а вакуумный датчик движения сработает и оповестить охранное агентство - вот оно, за углом.
   - Система уведомления о пожаре нужна по нормативным документам. Да и по жизни. Вот недавно в Заречье на комбинате "Неткан-базар" произошёл пожар в цехе как раз из-за того, что там не было пожарной сигнализации.
   - Именно потому, что не было сигнализации, загорелось?
   - Именно!
   - Уж не хотите ли вы сказать, что кто-то, кто заинтересован в установке системы, причастен...
   - Нет, не хочу! - отчего-то дёрнулся инспектор, одновременно с испугом пытаясь изобразить на лице некое подобие ехидного превосходства. Не вышло. Выглядело всё так, будто нашкодившего щенка в ошейнике с медалями боксёра-чемпиона уличили в обмане.
  
   Но инспектор, к его чести, быстро собрался: посучив недолго ногами, плюхнулся в кресло, затем продолжил свою скрытую рэкет-рекламу с удвоенным усердием.
   - Знаете, - начал он вдохновенным фальцетом оскоплённого смотрителя государственных конюшен, - всё, что ни делается...
   - ... то и не делается... - продолжил сентенцию умный Пётр.
   - ... следует просто смириться, - закончил оборванную на излёте мысль инспектор, даже не отреагировав на слова собеседника, коего он принимал за неумеренно благодарного и безмолвного слушателя, дорвавшегося до державной мудрости.
   Но у Петеньки, как он сам выражался, была "своя голова, неостриженная мастером Гильотеном".

_ _ _

  
   Пётр Савлович Фастов мог бы считаться обыкновенным обывателем, когда б не имел своего маленького, но достаточно прибыльного дела. Мастерская по ремонту бытовой техники давала стабильный доход, поэтому ожидать того, что государство внезапно одумается и примется привечать Петеньку налоговыми послаблениями, не приходилось. Как говорится, своим умишком прожить кое-как удаётся, так и хорошо, а на "затянутые налоговые гайки" сетовать нечего. "Не нужна мне их помощь, - думал порой Фастов о вертикально эшелонированном мироустройстве, - лишь бы не мешали".
  
   Но власть, чтоб ей любовника хорошего с повадками самца-павиана, не просто не желала помогать населению, но ещё и старалась компенсировать собственную леность, неразворотливость и некомпетентность дополнительными поборами через своих эмиссаров-мытарей.
  
   Долго привыкал Петенька к мздоимству чиновничьему, да так и не привык: всякий раз - будто заново учиться унижению и плебейству приходилось. Но когда-нибудь это должно было кончиться, не правда ли? Вот именно на пожарном инспекторе Петя и решил прервать порочную цепь греховного взяточничества, поглядывая на официального представителя интересов практически узаконенного вымогательства.

_ _ _

  
   Говорило государством облачённое в хорошего суконца форму официальное лицо со значением, то и дело мизинчик оттопыривая, будто употребило только что нечто покрепче пивасиэля плебейского. А другой палец лица с указующим упорством сверлил висок по правилу "буравчика", демонстрируя Пете, как много тот теряет, не постигая прописных истин о закупке сигнализации фирмы "Into the fire", где невооружённым взглядом был виден личный интерес инспектора. Кроме того, Пётр сумел добыть список учредителей той самой фирмы, где отчетливо значилась фамилия пожарного инспектора, который осчастливил мастерскую своим посещением.
  
   Микрофон был упрятан в кафельный каканчик - экспонат с амстердамской выставки нетрадиционного искусства "Румяные попки", который Петя приобрёл за бесценок после свёртывания вернисажа, где ему довелось побывать с экскурсией. Просто так приобрёл, без всяких планов. Вот теперь пригодилось.
  
   - У меня есть всё, что предусмотрено законом о малом бизнесе, - перебил настойчивость оппонента Фастов. - Никаких сигнализаций в мастерской дополнительно ставить не нужно. А требования...
   - Вы так и не поняли, Пётр Савлович, в нашей с вами державе законы можно трактовать по-разному. Кроме закона имеются ещё и корпоративные преференции, частные мнения электорально избранных государственных деятелей.
   - Государственных деятелей? Это вы о себе?
   - Ну да, в общем-то, отчего - нет! - нимало не смутившись, улыбнулся инспектор. - Вы меня с мысли не сбивайте, Пётр Савлович. Послушайте лучше внимательно. Не хотите систему предупреждения покупать, так и не нужно. В самом деле, слишком уж она дорога. Можно поступить иначе - вы внесёте через меня, скажем, э-э-... половину полной стоимости оборудования наличными. - Улыбка на лице проверяющего расплывалась приторной сладостью.
  

III

  
   Передача взятки прошла как по маслу. Бойцы "невидимого фронта" ворвались очень быстро с понятыми, сидящими в специальных заплечных рюкзаках. Удобное устройство, чтобы не тратить времени на поиск случайных прохожих или законопослушных соседей. Говорят, за разработку этих рюкзаков "Мобильный свидетель" (так новинку окрестили в народе) член-корреспондент от Академии борьбы с коррупцией (АБыКак - аббревиатура тоже народная) со звучной фамилией Т'Араканов получил государственную премию имени дружбы электората и финансовых кланов.
  
   И всё бы хорошо, да кругленькая сумма, которую Петя изъял из оборота фирмы для дачи взятки, оказалась арестованной до суда, а работники ФССК (федеральная служба "Смерть коррупции") оказались не в состоянии предложить хоть какую-нибудь временную компенсацию. Финансирование департамента было крайне затруднено в связи с тем, что бюджетные средства, направленные на его функционирование, откатывались в виде презентов людям, под чьим патронажем посчастливилось существовать ФССК.
  
   - Могу лишь дать вам рекомендацию для получения кредита в государственном банке "Принёс-инвест", - сказал немного смущённый командир отряда, осуществившего задержание с поличным. - Надеюсь, это поможет вам выйти без потерь из сложившейся ситуации.
   - Извините, - возмутился Петя, - я давал свои деньги на благое дело, на задержание взяточника, изъяв их из оборота! А теперь вы не только не возвращаете моё, но ещё и заставляете взять ссуду под немалый процент! Где справедливость?!
   - За справедливость всегда приходится платить! - посуровел взглядом полицейский. - И нечего здесь... гражданин! Ваша святая обязанность помогать государственной вертикали отчищать днище правопорядка от раковин и скверны.
   - Так я и не отказываюсь. Но почему всё за мой счёт, если государство уже и без того получает налоги с моего бизнеса.
   - Здесь вопрос вселенской совести, - уклончиво ответствовал командир спецназа ФССК. - Нам вот тоже не всегда вовремя отпускные перечисляют - приходится переходить на самообеспечение.
   После этих слов он поспешил ретироваться под защиту своих бойцов, закамуфлированных под интерьер, изнасилованных рекламой "пепси-кваса" и "колы-ситро" улиц, оставив, правда, на столе два изящно ламинированных документа: приглашение к следователю прокуратуры и рекламную карту-проспект банка "Принёс-инвест" с обещаниями златых гор "предъявителю сего". Петя представил себе, как именно выглядит процесс самообеспечения оставшихся без отпускных полицейских, вздохнул и распахнул окно, проветривая помещение от смрада навязчивой державности.
  
   Месяц подходил к концу, так что пришлось Пете брать кредит, чтобы заработную плату сотрудникам выплатить вовремя и запчастями у фирмачей оптовых разжиться. А куда деваться, если бизнес не терпит простоя на месте, а суд по делу взяточника-инспектора от пожарной охраны ещё не скоро. Ругнулся Фастов в адрес державного флага, не удержался. Тихонько, правда, чтобы бдительные доброхоты из общественного движения "Нашим и вашим" не услышали, плюнул двусмысленно и в банк потащился.
  
   Долго ли, коротко ли, а вещественные доказательства, принимавшие участие в нашумевшем процессе о взяточничестве, коими оказались финансовые средства Петра Фастова, вернулись к своему хозяину. Петенька обрадовался, даже на государство сердиться перестал, задумав в один момент с банком рассчитаться. Расплатиться решил в центральном отделении банка, а не через терминал системы социального мониторинга "Голо-нет-софт", чтобы, как говорится, конкретно - контролёр всё оформил, чтоб подвоха не случилось, о каких приятели неустанно рассказывают за игрой в маджонг пятничными вечерами.
  

IV

  
   Прошло уже два месяца после расчёта по ссуде, когда Петю пригласили пожаловать в офис "Принёс-инвеста".
   - Вы не погасили задолженность по кредиту своевременно! - огорошил Фастова аккуратный господин, завёрнутый в деловую "тройку", как кубинская сигара: в бумажный ободок-поясок, блестящий целлофан и пластиковый футляр, напоминающий торпеду времён Второй Мировой, только без винтов и двигателя.
   - Как же! Не может того быть - я совсем рассчитался. Вот у меня и документы имеются. Всё подчистую закрыл. Даже, как мне кажется, переплатил, поскольку у вашего кассира сдачи не нашлось в виде мелочи. Так что - оплачено, и дело с концом.
   - А вы внимательно читали договор? Видите вот здесь пункт 6.6.6 на тринадцатой странице? Что в нём сказано?
   - И что же? - Петя растерянно улыбался, не ожидая подвоха, а зря.
   - А то, уважаемый Пётр Савлович, что любое неточное погашение кредита считается некорректным, заёмщик подвергается одноразовому штрафу в размере трёх МРОТ2, определённого для свободного предпринимателя в размере запредельно прожиточного минимума, и продолжает выплачивать кредит.
   - Хорошо, но у меня же переплата. Какой может быть штраф, если вы мне должны, а не я вам.
   - С юридической точки зрения совершенно неважно, кто и кому должен, ибо в договоре на сей счёт нет уточнений.
   - Знаете, готов поклясться, что когда я подписывал бумаги, этого пункта не было. Я всё внимательно прочитал.
   - Верно, данная сентенция проявляется в лучах люминесцентного света, а договор мы всегда заключаем при естественном освещении, обратили внимание?
   - И вы ещё смеете мне говорить открыто, что обманываете клиентов?! Это беззаконие!
   - Что вы, что вы, Пётр Савлович, никаких нарушений. Всё очень и очень по букве закона. В Указе президента страны о регулировании в области финансовой сферы деятельности так и сказано, цитирую: "...при заключении договоров о ссудах/кредитах с гражданами банки имеют право один из второстепенных пунктов скрыть от клиента голограммой, печатью, штампом, нечитаемо-мелким шрифтом или иным доступным способом с целью защиты своих интересов..." Вам всё понятно?
   - Позвольте взглянуть?
   - Пожалуйста. Это, разумеется, копия Указа, но подпись вы видите?
   - Извините, но тому президенту уже год как объявлен импичмент. Его нет в Кремле, он давно уехал на свой остров мечты - куда-то на Мальдивы.
   - И что с того? Президент другой, а Указ прежнего никто не отменял. А то, что не отменено, то действует.
   - И никто в окружении нового лидера не знает?
   - Отчего же, все знают. Но ссориться с банками накануне десятого, юбилейного, мирового кризиса - чистой воды самоубийство, понимаете?
   - Постойте! - возмутился Петя. - Но это же произвол! Неслыханное нарушение прав потребителя!..
   - Никаких нарушений, уверяю вас. Всё документально подтверждено. Если не нравится, обращайтесь в суд. Только предупреждаю, ничего вы там не добьётесь, только время зря потратите. Здесь всё чисто, ни один адвокатский комар носа не подточит. Вас же никто силком не тянул договор подписывать, верно?
   - Хорошо, а если я не стану платить штраф?
   - Тогда на него начнёт накручиваться пеня. Потом ещё и ещё. И так до тех пор, пока сумма не превысит двадцати МРОТ, а это случится быстро, даже не сомневайтесь. Знаете, что из себя представляет геометрическая прогрессия?
   - А дальше?
   - Дальше - известное дело - придут к вам судебные исполнители и добьются своего. Не православным мытьём, как говорится, так валяным катаньем, хех. Они за свои кровные семь процентов родную маму удавят.
   - Но позвольте, - завопил Пётр, - а каким образом я смогу погасить отрицательный долг, если подходящих купюр или монет не существует?! Да и банкомат не позволит операцию с минусовой суммой.
   - Теоретически вопрос можно решить очень просто - банк перечисляет вам означенную сумму с плюсом, порядок восстанавливается, но...
   - Вот, хорошо... Давайте я заплачу этот ваш штраф, а вы мне погасите свою задолженность!
   - Вы не дали договорить. Так сделать нельзя, не представляется возможным, поскольку концепция банка заключается в том, что он не переводит деньги на счета нерадивых клиентов, чтобы те не смогли на наши средства решить свои проблемы, возникшие из-за разгильдяйского отношения к финансовым операциям.
   - А как тогда быть? - Петя совсем растерялся и даже не пытался возразить напомаженному и тиражирующему в эфир откровенно нелогичные, почти абсурдные фразы, пахнущие дорогим парфюмом "unisex for all", клерку. И точно - причём здесь нерадивость и разгильдяйство заёмщика, никто не подскажет?
  
   Менеджер же оказался готовым к вопросу клиента, будто только и ждал повода, чтоб проявить смекалку, не часто украшающую умы офисного планктона. Да, этот клерк был специально обучен, чтоб разговаривать с рассерженными гражданами не только значительно, но в такой доверительной манере, что они принимали его слова за руководство к действию. Психолог же, что и говорить.
   Клерк наклонился к Пете и тихонько прошептал ему прямо в ухо:
   - Я прекрасно понимаю ваши чувства, Пётр Савлович, мне и самому очень не нравится такой бессовестный обман населения, но ничего не могу поделать, вы мне верите? Сколько раз говорил начальству, что клиентов нужно любить платонически, а не иметь их безобразным методом демократических недомолвок.
   Но, коль скоро, они нас вынуждают (клерк закатил глаза в сторону лениво вращающейся под потолком охранной голографической камеры), то тут уж ничего не остаётся: fraus est celare fraudem3.
   Тем не менее, подскажу я вам один способ. Снимите с карточки ещё немного денег, и погасите в тот же день возникший долг за минусом суммы, возникшей со стороны банка. Вот всё и образуется. Система придёт в равновесие и вам перестанут досаждать мои боссы. Понимаете меня?
   Петя закивал головой, будто у него внутри сломался стопор, который раньше мешал это делать: вероятно, что-то вроде лома, который как уверяет народная молва, глотают в трудную минуту мягкотелые мужчины.
  

V

  
   Петя последовал совету мудрого банковского менеджера: оплатил какую-то пустяковину в гипермаркете посредством кредитки, тут же зашёл в терминал и погасил задолженность (за минусом задолженности банковской) наличными. Пришлось, правда, изрядно попотеть, чтобы найти ту самую пустяковину по нужной цене. Что значит - зачем? Всё просто - необходимо дать таким образом, чтобы имеющиеся купюры аккуратно прикрыли сумму образовавшегося долга - что называется, копейка в копейку.
  
   Вечером Петя посмотрел по головизору голых тургеневских барышень из программы "Всё у вас получится" и удовлетворённый заснул. Реклама виагры и других препаратов "первейшей необходимости" для продления сексуальной активности больше его не раздражала. Жизнь снова была восхитительной.
  
   Впрочем, прекрасная жизнь длилась недолго - только до утра. Заглянув в Голо-net и проверив состояние кредитного счёта, Пётр понял - что-то не получилось, поскольку за ним числился какой-то незначительный долг.
   - Чёрт! Они успели начислить проценты, пока я возился с терминалом! - вскрикнул Петя и побежал в банк.
  
   Невозмутимый клерк с глазами оголодавшей не выспавшейся неясыти внимательно выслушал возбуждённого клиента и предложил радикальный способ: не просто погасить кредит, но вовсе закрыть счёт, чтоб уж наверняка. Операция не заняла много времени, но показалась Петру бесконечной. Теперь-то уж точно - всё!
  
   Тот звонок на мобильный застал Петю, как неожиданно разразившаяся гроза среди совершенно чистого неба.
   - Добрый день, это вам из банка "Принёс-инвест" звонят. Пётр Савлович, верно?
   - Верно!
   - Почему вы не погашаете долг вовремя? У вас просроченная задолженность в размере тридцати двух копеек. Если вы не решите свою проблему до вторника, то мы вынуждены будем направить вам представителей коллекторской фирмы "Тиски Прокруста" для произведения описи имущества.
   - Вы там охренели, что ли?! - не сдержался Петя. - Я три недели назад закрыл кредитный счёт в вашем банке, рассчитавшись под ноль!
   - Значит, некорректно его закрыли.
   - Я же не сам, это ваш сотрудник бумаги оформлял...
   - Бывает. Никто не гарантирован от накладок.
   - Знаете что, уважаемый, идите вы в!.. - голос Пети сверкал и переливался дамасской сталью (осталась от дружбы с депутатом Ипатом Колотилиным), готовой опуститься на шею неверного.
   - Обращайтесь к старшему менеджеру потребительского кредитования, - сообщил невозмутимый голос в трубке и отбился.
   "Наверное, привык, что его часто посылают, - подумал Петя, - вот и не обижается, а иначе бы давно сидел в том удалённом месте, где обретается несчётное количество чиновников-взяточников, начальников, стукачей-соседей, собутыльников и случайных прохожих, не всегда смотрящих под ноги и по сторонам при переходе улицы".
  
   Весь день Петя нервничал и даже два раза повысил голос: сначала на мастера, утилизовавшего сданный по просроченной гарантии головизор в печи трансцедентного диполя за час до указанного в паспорте срока; потом - "сорвался с цепи" на клиента, который никак не мог взять в толк, что ремонт трёхпроцессорного флайуокера на дому не производится в полном соответствии с законом об обязательном указании гражданами своих нелегальных доходов в добровольном порядке. Пункт 3.16 этого закона гласит: "...дорогостоящие мувинг-конструктивы (в том числе многопроцессорные флайуокеры) подлежат обязательной регистрации в государственной налогово-фискальной службе... во избежание использования незарегистрированных средств передвижения... любой ремонт проводится в специализированных мастерских с блокировкой нелегально эксплуатируемых аппаратов..."
  
   В банке Фастов чётко ощутил упоительное благоухание наживы, смешанное с ядовитым амбре чего-то палёного. "Вот же, ёксел, ну и вонь! А кондиционеры на что?" - подумал Петя, но мысль развить не успел, поскольку его уже подхватили под руки улыбчивые служащие. Встретили как родного: угостили зелёным чаем с протеиновыми добавками и выложенными на блюдце с олимпийской символикой "Сочи - 2014" сушками "Век на воле" производства недавно закрытой судебными исполнителями кондитерской фабрики "Таганская баранка". Пётр отказывался, но на него так наседали две смазливые девицы в зелёных галстуках и фиолетово-синих чулках, намекающих на незабываемый интим с одинокими по жизни барышнями (у них каждый раз - будто последний), что устоять просто не представлялось возможным.
  
   Старший менеджер оказался тем самым "кубинцем", с которым Петя встречался в самый первый раз, когда возникло финансовое недоразумение. Недоразумение? А я вот уже не очень уверен, что речь идёт о недоразумении. Но моё дело маленькое, я просто рассказываю, а Петя продолжал считать, будто имеет дело с неким исключением из прекрасно действующего финансового порядка, основанного на законах демократического сообщества.
  
   - Здравствуйте, Пётр Савлович! Извините, что заставил вас ждать - клиентура, знаете ли, так косяком и прё... простите, движется. Помнится, у вас возникла какая-то проблема с погашением кредита, верно?
   - Верно. И я по вашему совету попробовал заплатить всё подчистую, а после и вовсе закрыл счёт, рассчитавшись с банком через вашего сотрудника.
   - Да-да, нам всё известно. И что же?
   - Как это что? Вы должны быть в курсе - я не сумел погасить кредит с точностью до копейки, как предусмотрено в договоре... эх, не видел я того пункта, а то бы и вовсе не стал у вас деньги брать...
   - Напрасно вы так, Пётр Савлович. Другие банки - настоящие волки империализма. Они могут разорить клиента при желании, припрятав от глаз нечто...
   - Это вы о скрытии от клиента второстепенного пункта договора?
   - Именно о нём. Мы-то - банк государственный, не можем себе позволить ничего экстраординарного. Лишь привлечение большого числа клиентов к пожизненному пользованию нашими кредитами, помимо их воли. Вот и всё. И клиенту хорошо, и банку не кисло. А у коммерческих финансовых структур только афёры на уме.
   - Позвольте, что-то я не понял о пожизненном пользовании банковскими кредитами. Это как, каким образом?
   - Сейчас поясню. Думаете, у вас одного не получается счёт кредитный закрыть как положено по договору? Нет, у всех, Пётр Савлович. Именно, у всех! Причём безо всяких исключений, голубь вы мой сизокрылый.
   - Не говорите загадками. Я чувствую, здесь снова какой-то подвох.
   - Разумеется, именно, всенепременно, так точно! Как же без подвоха-то на ровном месте, уважаемый? Без него банк - не банк, а богадельня, которая просаживает чьи-то средства и пожертвования с редкостным удовольствием. И кому бы такое финансовое заведение было нужно, спрашивается?
   И подвох-то - вот он, на самом виду: все его лицезреть изволят, а никто внимания не обращает. В общем, всё на законах физики основано. Видите, что в договоре написано - в пункте 7.1.4?
   - "Договор по кредитованию считается закрытым, как только средства поступают на счёт заёмщика и покрывают в полном объёме, как задолженность, так и сумму начисленных процентов на момент фиксации зачисления по мировому времени..." Это, что ли?
   - Да, именно - то самое.
   - И что же здесь необычного, в чём подвох?
   - Да, уж, Пётр Савлович. Вспомните, чему вас в школе учили. Идентифицировать время в любой точке пространства, возможно лишь с определённой точностью.   Это удивительное явление квантовой арифметики мы, люди сведущие, называем t-зазором. Кроме того, существует даже принцип неопределенности, по которому нельзя зафиксировать значение и точный момент времени измерения. Понимаете, о чём я?
   - Вы хотите сказать, что просто нереально погасить задолженность по процентам, поскольку невозможно синхронизировать время зачисления средств и момент начисления этих процентов? Что обязательно окажется либо мизерный долг, либо незначительная переплата?
   - Поразительно, душа моя, как вы точно всё сформулировали! Блеск!
   - Но ведь это же обман! В масштабах всей страны! За такое сажать... пожизненно!.. - взорвался Петя. - И отчего власти бездействуют?! Я немедленно сообщу...
   - Хм, кого пожизненно? Правительство? Ведь именно ему идёт твёрдый процент с ваших платежей, молодой человек...
   - А зачем правительству наши деньги. У него же бюджет...
   - Ну-у-у, знаете ли, бюджет бюджетом, а отдохнуть хочется по-человечески после непрерывной заботы о народе. И не просто так отдохнуть, а со вкусом, с европейским изыском, что называется. Не за свои же зарплаты подобный релакс себе устраивать - или вы иного мнения? На личные сбережения семью содержат, Пётр Савлович. А маленькие радости, любовницы те же? Как без них-то?
   - Хорошо, - сказал Петя, - а есть ли выход из ситуации?
   - Разумеется. Вы просто всё время должны снимать деньги со счёта и погашать кредит с процентами. Вот он и возникает так называемый постоянно действующий кредит с пролонгацией - что-то вроде публичной бессрочной оферты4.
   - То есть, получается, я пожизненно попал в вашу кабалу, и чтобы не платить большие штрафы, буду вынужден всё время брать и брать деньги под проценты?
   - По сути верно, только кабала здесь ни при чём. Речь идёт о взаимовыгодном сотрудничестве. Схему кредитования придумал сам Бирман Гриф -- наш председатель правления. Он и заручился поддержкой президента... за некоторую долю.
   - Позвольте, я опять слышу о президенте, которого уже нет в стране. У нас другой руководитель!
   - И что с того - президент новый, а долю же никто не отменял, понимаете, Пётр Савлович?
   - Понимаю. Хорошо вы народ разводите, ничего не скажешь.
   - Хорошо, - лицо старшего менеджера оставалось бесстрастным, будто ирония Петиной похвалы для него ничего не значила.
   - И отчего же вы сразу мне не объяснили? Заставили ещё пожужжать, как муху, приговорённую к гладкой смерти на оконном стекле?
   - Всё очевидно, Пётр Савлович. Раньше вы были просто не готовы понять, что выход единственный, и могли натворить разных противоправных глупостей в ущерб себе.
   - Полагаю, нас много - тех, кто угодил в ваши ласковые сети?
   - О, да! - усмехнулся менеджер. - Их много у нас. Только тайна сия зело велика есть, хи-хи!
   - А как же вы заставляете клиентов молчать, чтобы те не раскрыли весь механизм... афёр... оферты вашей... своим знакомым?
   - Нет ничего проще, Пётр Савлович, вы и сами будете молчать, когда сообщу вам радостное известие.
   - Какое?
   - Если вы никому не будете ничего рассказывать, мы заключим с вами дополнительное соглашение, по которому процент, выплачиваемый за кредит, будет снижен... Только подписку придётся дать, разумеется.
   - Вот как?
   - Совершенно верно. Скажу больше, если вы приведёте к нам нового клиента, мы снова снизим вашу процентную ставку.
   - И что же получается - этак можно вовсе от процентов избавиться?
   - Теоретически - да. Но не факт - мы же не станем себе в ущерб работать, правда? Есть какой-то неснижаемый порог. В общем, настолько далеко мы ещё не загадывали.
   - Так у вас нечто вроде финансовой пирамиды, какие обильно плодились в конце XX-го века? Только сейчас всё более глобально. И никто не пробовал вас остановить?
   - Может быть, вы рискнёте, Пётр Савлович? Не испугаетесь? - слова человека-сигары прозвучали откровенным вызовом.
  

VI

  
   Из банка Петя выходил, будто оплёванный. Он, разумеется, подписал дополнительное соглашение, а куда деваться - гордость гордостью, но кошелёк-то не беременеет спроста. Сначала Фастов попытался, правда, правду найти, извините за каламбурчик. Дошёл до самого приват-управляющего Бирмана Грифа, а ответ получил всё тот же, только в более изящные словеса завёрнутый. А слова эти такие: иди, мол, себе лесом, добрый человек, пока по хохоталу не приложились. В общем, как говорят геймеры прошлых поколений, на хуторе Нижние Скайуокеры всё спокойно!
  
   После осознания своей беспомощности Фастов долго сидел в кафе "Бонжорно, Жора", открытый по личной протекции и частично на деньги лидера партии "Груша confession" Григория Устремленского. Сначала было неловко: голографическую рекламу, возникающую посреди танцпола серым кардиналом подсознательного (25-ый кадр в ассортименте) финансирования, приходилось фильтровать специализированными планшетными спрайтами. Устройства эти дорогие, но крайне необходимые, если хочешь обезопасить себя от нервного срыва и возможной бессонницы.
  
   Когда пьяная слеза тройной виноградной крепости оросила содержимое коньячного бокала, Петя вспомнил, что у него есть одноклассник, который непременно поможет отомстить толстосумам за унижение, стоит только попросить. Мефодий Теркеевич Соблаков, именно так звали ныне секретного физика, а раньше сотоварища юного Петеньки Фастова по школьным проказам, в свои неполные сорок лет получил уже две государственные премии и стоял в очередь за "нобелевкой", но тут всё дело упиралось в традиционализм и старорежимность комитета по вручению мирового гранта в области физики. Потому Соблаков оставался обойденным уже третий год подряд.
  
   Мефодий был одним из соучредителей Института Сохранения Трансцендентных Общностей и Контактов (сокращённо - ИСТОК), там же и работал ведущим хронадмином Первого Круга. Для простого человека название звучит достаточно дико, но Петенька прекрасно представлял, что в закрытом учреждении занимаются "хранением времени". По крайней мере, так ему сообщил приятель, когда они года три назад зацепились языками и просидели за один раз половину месячной прибыли Фастовской мастерской в ресторанчике "Охотно - в ряд!"
  
   Конкретных подробностей Фастов уже не помнил, но знал твёрдо одно - время можно остановить... нет, не навсегда, помилуй бог, а на какое-то мгновение. Сбылась мечта литературного героя, вручающего свою судьбу Мефистофелю? Нет... Учёные не могли с достоверной точностью предположить, что же случится, если сделать попытку вмешаться в течение времени, а потому охраняли секрет... но охраняли неважно, если судить по тому, как нетрезвый Соблаков всё рассказал пьяному Пете. Не первому встречному, конечно, но всё же. Рассказал под клятвенное заверение "никому и никогда". Фастов и молчал. А вот теперь вспомнил.
  
   Нет, разумеется, Соблаков мог запросто соврать относительно своего могущества, но на него не похоже. И к тому же, Мефодий на момент той их встречи был потрясён, что его обошли мировой наградой, потому и не выдержал - поплакался Пете в жилетку, да тайну-то и выложил. Хорошо, Фастов на иностранную разведку не работал, с террористами не знался и не видел никакой для себя пользы от полученной информации.
  
   Тогда не видел, а теперь вот свой интерес и обозначил. План Петеньки был прост, как кочерыжка в зубах матёрого кролика. Его школьный друг на минутку-другую остановит старика Хроноса, зафиксировав данный факт метрологическим манером, а не так, как у великого Гёте.
  
   А в это время Фастов расплатится с банком "Принёс-инвест" по кредиту ровным-ровнёхонько на ФИКСИРОВАННЫЙ МОМЕНТ времени. При наличии подтверждающих научных документов Петя мог считать себя свободным от обязательств перед финансовым монстром. Тут ничего личного - дело принципа!
  
   Договорился Фастов о встрече на удивление быстро - словно какой-то фатум тянул Соблакова на свидание к школьному приятелю.
  

VII

  
   И вот наступил долгожданный вечер завтрашнего дня. Долгожданный по одной причине - не любил Петя откладывать задуманное в долгий ящик Пандоры, раз решил, так вынь да положь - и немедленно.
  
   - Помнишь, Петро, что степень маргинальности общества измеряется коэффициентом кошачьего кала в птичьем корме, и наоборот? - смеялся Соблаков старой школьной шутке времён "второй зимней попытки" - этим термином либералы старинной закалки до сих пор называют серию митингов, которая так и не смогла покрыть электорат одеялом очередного забалтывания сути.
   - Наоборот - что? - насмешливо же отвечал Фастов.
   - По количеству кала в корме можно определить степень демократичности любого общества. Именно это я имел в виду, друг мой Петька.
   - Ну, если ты такой умный, почти лауреат, не стану говорить - чего, то ответствуй немедля, Мефодий, что есть в твоём понимании демократия? Чем она отличается от скоммунизминга?
   - Тебе нужно повторить историю с рыбой и удочкой.
   - Помню-помню эту притчу. Что-то вроде библейской истории. Мол, нате вам, дети мои, не улов мой, а удочки мои. Я научу вас искать наживку, а рыбу вы поймаете сами.
   - Знаешь, по правде сказать - давно всё не так. Тебе дают удочку и сажают на берег озера, в котором обитает десять тысяч рыб. Сажают среди миллионов подобных тебе простаков. Вокруг озера сотня фирм, которая может купить не больше сотни рыб. И вот сидишь ты с удочкой, которую тебе дали, но не просто так, а в аренду с правом выкупа и под большие проценты. Ты занимаешься ловлей рыбы, но пойманное не имеешь права употребить в пищу. Улов можно лишь только продать, конкурируя с миллионами подобных тебе фрилэнсеров и сбрасывая цену до невыгодной, поскольку в противном случае, никто вовсе ничего не купит. Вот это и есть в современном понимании демократично-либеральное общество с самыми справедливыми рыночными отношениями. А кто усомнится - того на дыбу!
   - Или при помощи митингов да шествий протестных на место ставить, ага?
   - Любое массовое шествие рано или поздно превращается в факельное. А тогда уж - пиши пропало.
   - Факельное - от слова "fuck"?
   - Нет, от слова "фашизм".
   По всему было видно, что Соблаков не шутил, произнося последнюю фразу.
   Разговор сразу увял, перейдя из состояния дружеской пикировки в сферу не мнимых величин.
  

VIII

  
   Приятели сидели в пригретом накануне кафе "Бонжорно, Жора". Сначала было также неловко, как и вчера: голографическую рекламу, возникающую посреди танцпола серым кардиналом подсознательного (25-ый кадр в ассортименте) финансирования, приходилось фильтровать специализированными планшетным каканчиком со струйным вводом. Устройство дорогое, но крайне необходимое, если хочешь обезопасить себя от нервического синдрома и возможной летаргии (не путать с литургией). Ах, ну да - я уже изливался по означенному поводу, должны помнить.
  
   Петю и его школьного друга нимало не беспокоило теперь то, что...
   ""Тяни-толкай", грузовое такси. Перевозка габаритных и не очень грузов. Эксклюзивное предложение - в любое время суток совершенно трезвые грузчики"
   или, что "Рок-н-ролл - это мысль, сжатая в кулак"!
  
   Но вскоре зал начал заполняться посетителями, и тогда реклама всё чаще и чаще уступала место познавательным программам.
   Реалити-шоу "Весёлые жертвы" сменялась популярной голопередачей "Паутина Канделаки" с её очаровательной ведущей без возраста, принципов и тормозов. Звали её Эс Кей Тина Канделябри, как это принято в среде династических матримониальных семейств головидения.
  
   Петюня сосал диетический коктейль "Мастер", предпочитая его легкомысленной лёгкости "Маргариты", всё соображая, как получше подъехать к Соблакову со своей просьбой. Мефодий Теркеевич, извинился, дескать, после напряжённого трудового дня без этой процедуры никуда, и погрузил мозг в синтетическое поле, генерируемое переносным аппаратом профессора Петрика "Воды Мёртвого моря". Сеанс релаксации длился минут двадцать. За означенный промежуток времени Фастов успел не просто подготовиться к разговору, но и узнать для себя много полезного из народного головещания на центральном канале, который переместился с танцпола на столики клиентов, предварительно разделившись на объёмно-коллоидные капсулы-головизоры.
  
   "Сорок тысяч лет водил по Тибету китайцев старик Мао Сэй. Так начинается основополагающая концептуальная молитва банка "Принёс-инвест". Одна из дюжины, похожих одна на другую, как взвод оловянных солдатиков... В этом наша сила..."
   "Вот сволочи, - подумал Петя, - и здесь народ разводят на ветхозаветной мякине!"
  
   "Конфеты "Подмышка на Севере". Неумеренная генная модификация шоколада приводит к облысению полярников!"
   "А вы не кормите полярников таким шокол-а-адом", - зевнул Фастов.
  
   "Знакомьтесь - художник-задвижник Тулузий Лотреков. Всех беллетристов он называет презрительно писунами прозы. Хотите узнать больше - посетите голо-net по адресу..."
   "Ещё один гений. Небось, и рисовать-то толком не умеет", - решил Петенька.
  
   "Жили у бабуси два буддийских гуся. Один Шива, другой Кришна, хоспадя исуся..."
  
   Всё! Надоело! Петя представил себе пульт управления и принялся мысленно переключать программы.
  
   По каналу "Кибер-ливер" экзальтированный до самого галстука "кис-кис" ведущий Михайло Пыжик рассказывал рецепт дня. И чувствовал Петя, что снова ничего любопытного, а головизор телепортировать в серверную не спешил - пока ещё Мефодий в себя придёт. А скакать с девчонками под кислотно-электронные запилы диджеев-однодневок совсем не хотелось.
    
   "- Этта мы понимаем, толк в хреновостях знаем. Магазинный хрен, впрочем, меня не устраивает, ибо жидок статью. Обычно на даче я копаю ядрёные корни с руку ребёнка среднего школьного возраста, потом мою его, чищу, сушу и перемалываю на ручной мясорубке (это важно!), накинув целофановый пакет на хоботок. Но такая предосторожность не спасает: все, не успевшие эвакуироваться из ближайших помещений начинают горько безутешно рыдать, растирая побуревшие лица.
   Чуть придя в себя, завариваю хреновую массу крутым кипятком, добавляю немного растительного масла, соли, сахара и накрываю крышкой. Остывший продукт упрятываю в баночки с герметичными крышками.
   Дальнейшая судьба хреновых материй теряется в желудках моих близких через посредством окрошки на обычном хлебном квасе и в напитке "изюменском" - делается из стандартной квасной закваски, но с добавлением изюма вместо сухарей в бутылках из-под шампанского. Кстати, палит фейерверком такое "шампанское" не хуже "советского".
   Рад, что хрен оказался настолько добрым объединяющим растением. Предлагаю выпить квасу с хреном на брудершафт и перейти на ТЫ".
   Михайло врезал по голо-камере так усердно, что по обратной стороне воображаемого экрана потекли брутальные коричневые разводы натурального эрзац-кваса от компании "Пепсико" в поволоке натурального хрена, выращенного на огороде спонсора Романа Абрамовича Ущемлённых.
  
   А потом над столом потёк смог рекламного перформенса.
   - В щьом дэла, вапрос?! - джинн потянулся из амфоры, будто дым фимиама с жертвенника, сворачивая из сероватого терпкого аромата не то разворотистую дулю, не то какой-то каббалистический знак, ещё неизвестной науке ориентации.
   "Лучше б запах к изображению не подключали", - подумал Петя, зажимая нос платочком. И верно - редко бы кто без конвульсий сумел вынести ароматы афродизиаков многовековой давности.
  
   ...и тут...
  
   ...Соблаков пробудился, поднял на Фастова чистые, как пруды, глаза и с удивлением произнёс:
   - О, какие люди! Петенька, здравствуй! Давно не виделись, не пересекались. Вот бы собраться как-нибудь с пацанами со двора!
   - Мефодий, ты что? Мы с тобой уже давно здесь сидим.
   - А-а-а... понятно. Ты извини, брат, после релаксации информация о последних часах жизни частично стирается.
   - Понимаю. Коньяк будешь?
   - Какой?
   - Пять звёзд, "Старейшина".
   - Хм... Коньяк "полковник" - три звёздочки. А пять звёздочек тогда кто? Полковник даёт указание подполковнику? Как говорится, ушло время оно, прибыло время неона. Да ты, Петя, просто в стельку сапожник! Пока я спал, ты здесь нарезаться спешил?
   - Вовсе нет!
   - Шутка-шутка, не втыкай себе в мозг.
   - Да-да, понимаю... но сейчас не об этом, дорогой. Я по делу тебя звал, если ты не догадался...
   - Дело? Надеюсь, речь не о запретном пойдёт?
   - Боюсь, именно так!
  

IX

  
   - Понимаешь, Мефодий, перестану себя уважать, если наглецам банковским козью морду не сделаю. Край, как достали сволочи! Остановить бы время на пару минут. Да, впрочем, и одной хватит, чтоб оплату произвести с учётом зафиксированной на этот момент суммы процентов.
   - Ого-го, туды-ть твою мать before! А ты, дружок, готов к тому, что может случиться? - увещевал Петю Мефодий Теркеевич, хотя по его глазам было видно, что ему очень хочется "жахнуть" вопреки здравому смыслу, должностным обязанностям и клятве, которую дают хронадмины, получая допуск к самостоятельной работе.
  
   Хотелось отчебучить что-нибудь этакое уже не в первый раз, да решимости раньше не хватало, а внешнего фактора, могущего переломить патовую ситуацию, Соблакову пока не встретилось.
  
   - А что такого может случиться, если на сотню-другую секунд всего-то? - поинтересовался Фастов.
   - Этого никто не знает. Вот представь себе, Пётр, летит время в пространственном континууме, будто поезд, в котором не счесть вагонов - временных квантов. А если вдруг остановить локомотив? Вот я и говорю, что авария приключится. Не думаю, что глобальная, но мало не покажется никому... кроме, пожалуй, тех, кто в далёком будущем, и то лишь потому, что там одни развалины прежних цивилизаций.
   - Недопонял.
   - Хорошо, ещё раз повторю. Вот, скажем, остановится время принудительным образом, и события примутся из прошлого наезжать в настоящее, будто вагоны. Часть событий с рельсов сойдёт, часть уедет обходным неведомым манёвром... часть затеряется в континууме, будто иголка в стоге сена, тогда целые фрагменты истории пойдут коту под хвост. Но это всё в теории. Что случится на самом деле, неизвестно никому.
  
   - Помоги, в долгу не останусь! Всё, что хочешь, для тебя... Авось, пронесёт.
   - Так меня с работы попрут после подобных экспериментов!
   - Компенсирую. Материально - в меру возможностей. Устрою тебя на работу, мне как раз сейчас консультант по техническим вопросам требуется. Оклад жалованья, конечно, не очень и велик. Но я из своих добавлять стану - всё лучше, чем банку кровные отстёгивать неизвестно за какие заслуги.
   Мефодий, будто старый капитан дальнего плавания, потявкивал трубочку с ядрёным чёрным табаком "Нептун на отдыхе", а потом процедил сквозь жёлтые от никотина зубы:
   - Да пались оно огнём - мне всё по бурелому. Не дали, суки, "нобелевку" - теперь расхлёбывайте! Знаешь, Петя, в науке точно так же, как и у остальных-прочих людишек земноводных - подставы и подножки. Сколько ни пробуй творить эксклюзив, умудрённые личным опытом станут лечить тебя по своей программе. Но мне - положить с прибором на этот, с позволения сказать, мастер-класс, ибо опыт сначала служит на пользу прогрессу, чтоб потом усиленно тормозить его. Очевидные ж вещи, ёлки-дудочки!
  
   Тут бы Петеньке и насторожиться, а не насторожился. Вместо того, чтоб хорошенько подумать, он спросил:
   - Прекрасно, тогда давай определимся, как станем синхронизировать наши действия?
   - Об этом не волнуйся. Вот буду на дежурстве, подключусь к банковской системе наблюдения - возможность имеется. При твоём появлении в офисе у меня сработает звуковой сигнал, а дальше уж я прослежу, чтоб в момент оплаты время было остановлено.
   - А мне-то что делать?
   - Иди домой. Отоспись хорошенько и сухари суши...
   - Чего?
   - Ничего, шутка! Её доля. Поскольку - приход рая на земле, так же, как и конца света, следует по традиции начинать с закупок соли, спичек, круп, свечей и керосина. Не дрейфь, братишка, прорвёмся!
  
   Всю ночь Петенька не сомкнул ни глаз, ни крышки голографического планшета. А вы бы на его месте?
  

X

  
   Рука Фастова потянулась за ручкой, чтобы подтвердить подписью факт перечисления денег на кредитный счёт для его, счёта, погашения, обняла её тремя пальцами, как трепетную любовницу и произвела быстрый росчерк на официальном бланке.
   Быстро, очень быстро. Уффф!
   И ничего, ничего не случилось... А что со временем? Соблаков останавливал его? Может быть, передумал или струсил в самый последний момент?
   Взгляд на электронный хронометр в банковском холле. Нет, так ничего не понять, ведь, наверное, вместе с часами оста...
  
   Тоскливо запахло жжёной резиной. Воздух задрожал, резкость пропала, Петю обдало жаром, и внезапно в интерьере банковском фрагментарно возникло некое присутственное место начала прошлого века с покосившимся портретом на стене. Господин в золочёной раме глазами напоминал позапрошлого президента, но отличался от того хронической небритостью. "Николай Александрович Романов", - сообразил догадливый Петя.
  
   Наложение декораций выглядело не слишком органично, как если бы манный пудинг украсить столовскими котлетами с непропечённым хлебом по углам. На дальнем плане ещё видны были банковские менеджеры, когда вблизи Фастова вызрел ледяной революционный патруль двенадцати равноапостольных палачей. Самый главный из них, похоже, с мессианским мандатом в потрёпанном планшете, обосновался во главе огромного стола со столешницей морёного дуба. За плечом у него толкся, как слюнявый телок возле коровы, дюжий молодец в форме матроса Балтийского флота. Выглядел он крайне неопрятно с замусоленными в "не могу" надписями на ленточках бескозырки. На них читалось: не то "КРЕЙСЕР ПРОВОРНЫЙ", не то "ЛИНКОР ЖГУЧИЙ".
   Остальные десять из прибывших апостолов, упакованные в серые солдатские шинели, угрюмо рифмовались с неприличными образами на фоне затемнённой стены и никак себя не проявляли, будто манекены.
  
   - Аргумент контрика недоказуем, трактуется против обвиняемого! - противно визжал мессия, продолжая ранее начатую, как понял Петя, речь.
   - Это я - обвиняемый?
   - А кто ж ещё-то! Среди юнкеров тёрся, стало быть - конкретная контра!
   - Позвольте-позвольте, ни с какими юнкерами я не тёрся. Просто сидел в банке...
   - Ага, в банке, значит? Банки упразднены, гражданин. Нету банков, в светлом будущем не нужны деньги. А здесь у нас наркомат непарнокопытных и фуража.
   - Кого-кого наркомат?
   - Нет, Иван Фёдорович5, я сейчас точно эту гниду раздавлю! - вступил нервным тенорком замусоленный матрос.
   - Погоди, Саввушка, мы же не анархо-синдикалисты, у нас всё по закону. Спрячь маузер, говорю! Вот ведь, прости гос... реввоенсовет, повадки-то, будто у товарища Железнякова - тому тоже всё не терпелось. А могли бы ещё в демократию поиграть, если б не подобные тебе ухари. Впрочем, да... оно и к лучшему, как говорится. Но пистолет-то убери в кобуру, сделай одолжение! Вот так.
  
   Комиссар поправил пенсне "с чужого плеча", одёрнул кожанку ("И откуда они только набрали столько курток? - не к месту подумал Петя. - Каждому комиссару по косухе, хех. Неужели склад военлётов бомбанули по старинной босяцкой привычке?"), почистил пёрышко на ученической ручке, смахнул пыль под листком бумаги, на котором собрался оставить революционные артефакты в режиме политической викторины, и повернулся к задержанному. Взгляд его неспешно разил Петеньку еле заметным прищуром прикрытых стёклами глаз. На холодных тонких губах извивалась малоприветливая змея улыбки. Сменил тактику, что ли?
   - Ну, что скажете, гражданин? Кто вы, откуда? Имеется ли мандат, и что у вас за странная картонка с непонятным изображением?
   - Это ... документ, скажем так, атрибут договора.
   - Ты слышал, Савва, что контрреволюционный господин нам пытается за правду вдуть? Будто бы клочок картона - какой-то договор. Буза да и только!
  
   Комиссар договорить не успел. В воздухе вновь запахло жареными калошами, атмосфера завибрировала столпом мироздания, и внутри присутствия времён заката Российской империи образовалась утроба подъячей избы каких-то странно далёких от реальности навозных расцветок увядающего гаоляна и распаренной в печи репы.
   Комиссара скрючило и парализовало в позе "волхвы пришли на поклон к фараону всея Египта", а его натурализованные апостолы дружно закаменели лицом, числом и падежным окончанием групповой статуей Командора и его друзей. Петя даже удивиться толком не успел, как - на тебе!
  

XI

  
   - Содрать с ентого рубаху-т вместе с портами, да крапивою сечь по особицам румяным! - голос из новообразованной избы заставил Петеньку Фастова прийти в себя и пытаться овладеть ситуацией в полной мере или хотя бы частично.
   - Гузно ить! - прозудел здоровенный дядька в одежде стрельца, скорее всего, взятом на киностудии. Хранились там костюмы царёвых слуг, видимо, неважно, поскольку от кафтана за версту несло мышиным помётом, чем-то кислым, будто пропавшие щи, и давно немытым мужским телом. Или это от самого дядьки такое амбре распространялось, Петя понять не успел. Вернее, не стал о том задумываться, поскольку нестерпимо захотелось вырваться из мерзко-мозолистых лап "стрельца".
   Петенька упал на колени, как учил его вести себя в подобных исторических реалиях голливудский кинематограф, и обратился к кому-то плохо различимому, кто сидел на изрядном возвышении и тихонько кряхтел в ритме доносящихся откуда-то звуков телесного наказания.
   - Ваше благородие, - возопил Петя, - простите холопа сваво верного! Казнить не велите! Не знаю, в чём грешен, токмо... токмо...
   - Хе-хе, эк затомкал, стервец! - ухмыльнулся "стрелец" и влепил Пете мощную затрещину. - Был у меня, Иван Фёдорович6, один такой горячий, плохо кончил: попал под борону во время обмолота зернобобовых на день святого Патрика, как говорится в старинной ирландской приговорке.
   - Ты того, Савва, обожди чутка - шуткуешь тут. Сперва допрос супостату учиню, а после уж на правёж ево отправим. Не способно ж понять покуда, холоп он али благородных кровей. Пачпорта ить при ём не было? - голос невидимо казался Пете скрипучим как петли несмазанной двери.
   - Ну, не совсем, чтоб... вдругорядь - есть грамотка малая, на бесовский знак похожа! - тот, кого назвали Саввой, протянул Ивану Фёдоровичу кредитную карточку, надрезанную, как и полагалось по инструкции при расторжении договора, но ещё не утилизованную. - Эвон, какая цихирь на ей золочёна, будто купола православны. Искушают демоны... поди...
   - А ну, покажь! Гляди-тко, и верно - дорогая, видать, бумага. У кого спёр, холоп?!
   - Это вы мне? - Петя старался не особенно наглеть, понимая, что в его положении не выбирают линию поведения, но очень уж плохо удавалось пресмыкаться перед невежественным мужиком и кем-то не вполне видимым, но, скорее всего, таким же противным. - Позвольте...
   - Ишь ты, па-а-зволь-те... А вот не позволю! А и врежь ему Саввушка дюжину горячих, потом на дыбе уважь с полным монплезиром, покуда я отобедать отлучусь.
   - Исполним в лучшем виде, Иван Фёдорович, даже не сомневайтеся.
   - Стойте-стойте! - закричал было Петенька. - Я всё объясню!
   Но движение воздушно-пиксельных масс, которое, казалось, только-только стабилизировалось, продолжилось с новою силой. Стереоскопический эффект, наблюдаемый без специальных очков, окрасил синеватой корочкой всё видимое - движимое и недвижимое - вокруг...
   "Вагоны... друг на друга... ка-та-стро-... фффф..." - успел подумать Петя Фастов, прежде чем взлетел следом за разрезанной кредитной карточкой к... в... ра... там... где...
  
   ...стоит в одном из проёмов Великой Китайской Стены Duke Nukem7 и приговаривает на ангельском языке компьютерных отморозков:
   - Замочу, замочу! Не помилую!
  

XII

  
   Неприятности казались временными, но когда они закончатся, не знала ни одна живая душа за исключением, пожалуй, того господина, которого французский карикатурист Жан Эффель изображал в образе смешного чудаковатого старика. Но тот ни с кем своими соображениями предпочитал не делиться.
  
   И только печальный демон, как водится, дух изгнанья, наполнял движущийся по спирали пространственно-временной континуум завыванием бесов да голосами поэтов из "Бродячей собаки"8.
  

...бредёт инкогнитою террой...

"За героическим прошлым непременно

следует позорное будущее"

Лао-Цзы (из неопубликованного комикс-трактата "Через тернии к астрам")

  
   Задумал написать с утра клейноды9...
   да у окна простужено завис
   и обозвал кота помойной мордой
   задумчивый художник-фалерист.
  
   Он в проходное устремил пространство
   двора пустого свой унылый взор.
   "Художник не приемлет вальтерьянства!" -
   сказал кому-то, видимо, в укор.
  
   Глотнул компоту кружку без желанья,
   тут лишь бы придавить свою юдоль.
   И тёк компот в артерии и ткани,
   смывая стыд, напыщенность и боль...
  
   А по углам сказились черти дружно,
   забыв, зачем они-то здесь нужны...
   На подоконник натекали лужи
   компотно-нержавеющей страны.
  
   Не спутать бы хорошее с ужасным,
   плохо не сменить бы на гламур!
   Художника вставляет не напрасно -
   ему так тошно нынче одному:
  
   хоть затыкай скорее уши серой
   или - иди в кошачий монастырь
   comme a la guerre инкогнитою террой,
   сжигая в ад блаженные мосты!
  
   1 - pharynx (лат.) - глотка;
   2 - МРОТ - квант штрафных санкций;
   3 - fraus est celare fraudem (лат.) - сокрытие обмана есть обман;
   4 - публичная оферта - адресованное неопределённому кругу лиц и содержащее все существенные условия договора предложение, из которого усматривается воля оферента заключить договор на указанных в предложении условиях с любым, кто отзовётся. Лицо, совершившее необходимые действия в целях акцепта публичной оферты (например, приславшее заявку на соответствующие товары), вправе требовать от оферента исполнения договорных обязательств.
   5 - вероятно, в тексте упоминается Иван Фёдорович Маврин (1894 - 1937) - известный деятель партии большевиков в годы революции, депутат Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов.
   6 - а здесь речь идёт об Иване Фёдоровиче Ромодановском (конец 1670-х - 1730) - известный деятель эпохи Петра I. Ближний стольник, князь-кесарь, главный начальник города Москвы, впоследствии действительный тайный советник и кавалер ордена св. Андрея Первозванного, Московский генерал-губернатор и сенатор.
   7 - Duke Nukem - герой культовой компьютерной игры-шутера, популярной в конце XX-го - начале XXI-го веков.
   8 - "Бродячая собака" (арт-подвал, артистическое кафе или кабаре "Бродячая собака") -- памятник культуры Серебряного века и достопримечательность Санкт-Петербурга. Находится по адресу: Санкт-Петербург, пл. Искусств (до революции -- Михайловская площадь), д. 5.
   Славу арт-подвала составили его посетители: Анна Ахматова, Осип Мандельштам, Николай Гумилёв, Игорь Северянин, Надежда Тэффи, Владимир Маяковский, Велимир Хлебников, Всеволод Мейерхольд, Михаил Кузмин, Артур Лурье, Константин Бальмонт, Тамара Карсавина, Алексей Толстой, Аркадий Аверченко, Сергей Судейкин, Николай Сапунов, Николай Кульбин, Николай Евреинов, Рюрик Ивнев, Паллада Богданова-Бельская, Дмитрий Тёмкин, Алексей Лозина-Лозинский и другие.
   9 - Клейноды - вносимые в герб знаки отличия.
   Клейноды могут быть личные, ненаследственные. В качестве клейнодов могут выступать изображения орденов гербовладельца, регалий его должностей. Среди последних фигурировали булавы, бунчуки, знамена, маршальские жезлы и т. п.
   Герольдией России поощрялось внесение в герб изображения орденов и даже знаков отличия беспорочной службы. Ордена, как правило, подвешиваются под щитом. Орденские цепи и ленты окружали щит. Орденский крест или звезда могли быть расположены за щитом и частично выступать из-за него. Знамена и регалии либо помещались также за щитами, либо находились в руках щитодержателей. В женских гербах в качестве клейнодов использовались пальмовые ветви. У вдов внешним украшением могло стать траурное вервие (траурные ленты).
  
  
  
   23 февраля - 8 марта 2012 г.


Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) У.Соболева "Пока смерть не обручит нас"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)"(ЛитРПГ) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Последняя петля"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Песнь Кобальта. Маргарита ДюжеваВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Проклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. ИрунаПорченый подарок. Чередий ГалинаОтдам мужа, приданое гарантирую. K A AЗолушка для миллиардера. Вероника ДесмондЛили. Сезон первый. Анна ОрловаКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаМалышка. Варвара Федченко
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"