Чваков Димыч: другие произведения.

Птичий базар

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
  • Аннотация:
    из жизни птиц и сапиенсов


Птичий базар

  
  
   Живу я, ребята, в Европе. В восточной. Но не в той Восточной Европе, где массы... слово-то какое странное. Впрочем, да, именно массы населения на дух не переносят свою историю, ошибочно полагая, что за такую забывчивость им позволят не работать и при этом жить богато и припеваючи где-нибудь на берегу тихого искусственного озера Грюйер в кантоне Фрибург.
   Моя Европа не столько восточная, сколько северо-восточная.
   Работаю я в авиации - командиром на МИ-8 летаю, люблю рыбалку, охоту и всё, что связано с активным отдыхом.
  
   Ещё снег не сошёл толком, а охотничий сезон был в разгаре, отправился я на гуся. За бортом - небольшой плюс, но сухо, и последнее обстоятельство - уже большой плюс.
   Есть у меня одна избушка в лесу, неподалёку от озера, куда перелётные птицы садятся передохнуть, а некоторые остаются на всё лето. Не Грюйер, разумеется, но сто очков вперёд этой швейцарской жемчужине даст с нашим удовольствием. Да, собственно, и озеру Альпзее, послужившему прототипом того самого "лебединого" от Петра Ильича Чайковского, тоже.
   Каждый сезон я здесь на гусей да диких уток охочусь. Иногда, если повезёт, пару-тройку глухарей беру, но для этого далеко идти нужно в поисках токовища. Так вот, добрался я до своей заимки, привёл её в порядок, обустроил - за зиму-то кое-что в ней обветшало, в негодность пришло, да и мишка, недавно из берлоги "откинувшийся", тоже мимо не прошёл - порылся в прошлогодних запасах. Три банки сгущёнки и одну концентрированного молока вылакал через пробитые когтем отверстия, а вот консервированные голубцы и тушёнку почему-то не тронул. Может быть, наелся и решил попозже наведаться, а потом забыл за делами своими весенними. Может быть. Только давно уже приходил-то, не меньше недели по следам судя. Так что теперь навряд ли вернётся, можно спокойно охотой заниматься.
   Прошло дня два. Я одного гуся взял да с полдюжины уток. Думал, ещё денёчек побуду в лесу, а потом и домой можно отправляться. Хорошенького понемногу.
   Утром вскочил ни свет, ни заря. Вот вам "здрасьте" - я уже готов. Настроение прекрасное, погода превосходная: солнце светит, температура - градусов десять, ни ветерка. Просто чудо.
   Выскочил на улицу, до пояса умылся, воды себе из озера натаскав. Полотенцем обтёрся, стою, на природу любуюсь. Правда, особо пока не на что. Верба только своими мохнатыми почками и балует. Зато запах такой - голова кругом.
   Проще говоря, ударился в романтизм, будто какой-нибудь малолеток, стрелой Амура об сарай шандарахнутый. Даже счёт времени чуть было не потерял. И тут вижу - со стороны солнца какое-то мерцание идёт, словно маревом по небу кто-то светило пытается намазать, будто масло на изогнутый по краям круассан, да всё время роняет с ножа... Всё ближе и ближе мерцание. Присмотрелся - да это же птицы.
  
   Подлетели ближе - ага, так и есть: журавль и журавушка. Летят парой. Но не как самолёты, а живо, можно сказать, играючи. То и дело кувыркаются через крыло, будто воздушные акробаты, друг друга раззадоривая.
   Я ещё раньше эту журавушку видел, когда она гнездо неподалёку обустраивала - носила туда веточки издалека. Ведь само-то гнездо на открытом месте - на верховом болоте - расположила, чтобы хищники подобраться не могли незаметно. А какие на болоте материалы для строительства? Вот и я говорю - никаких. Да ещё соседка моя пернатая всю траву вокруг жилища повыщипала, будто контрольно-следовую полосу делала. Тоже неспроста, мыслю. Трава-то на болоте высокая - могла обзор загораживать. Что значит, откуда знаю всё в подробностях? Так ведь в бинокль наблюдал за процессом. Нет, что вы... охотиться на журавля никогда бы в жизни не стал, не та птица. Вот косачи, рябчики, утки, гуси - другое дело. К тому же - соседствуем мы, а с соседями дружно жить принято, сами понимаете. Это только у людей всё наизнанку, а тут - журавушка и охотник! Чуете разницу?
  
   Однако, что же получается - закадрил какой-то журавль "мою даму", исполнив ей брачный танец, а потом к ней в гнездо и напросился - типа, чаю-кофе попить. Танцевал-то перед дамой, как это у журавлей принято, видать, не слишком близко от соседского гнездовья, поскольку летела моя парочка неспешно, хоть и не переставала играть в воздухе, что твои циркачи, только с крыльями. Часа два-три до нашего местечка птицы добирались, полагаю - сразу после восхода снялись с места, судя по всему.
   А журавушка-то какова! Мало того, что улетела ещё вчера, да так, что я даже не заметил. Потом где-то всю ночь гуляла, а в итоге мужика в дом притащила. Я даже взревновал немного, но не как жену, а как доченьку, которая "только совсем недавно в коляске дурным матом блажила, а теперь вдруг из родительского дома уйти хочет".
   Отдохнули журавли немного в гнезде, потом поднялись, сделали пару кругов и на юг умчались. Вечером вернулись, играя и резвясь. Моя-то соседка - в гнездо нырк, а этот гусь... вернее, журавль пару кругов над болотцем сделал и был таков. Вроде как, проводил даму до дому и снова улетел восвояси. Даже чаю не зашёл выпить, стервец.
   Жаль, не удалось в том же году больше к этой избушке выйти до самого снега. Потому и птенцов не видел - улетели, видать, с маманей куда-нибудь в Северную Африку в октябре. А знатные, наверное, пацаны уродились. А я же, вроде как, им крёстный отец, получается.

_ _ _

  
   Что там за "люди в чёрном" позади меня ходят, спрашиваете? Так это я ездил в отпуск недавно, на открытие православной выставки-ярмарки попал. Снимал там немного, вот теперь материал с камеры отсматриваю. На телевизоре, разумеется. Да-да, полно там было всякого добра, что в наших и не совсем наших монастырях производят. Как это - не совсем наших? Я же как раз православные монастыри зарубежья в виду имею - в Сербии, Черногории, Молдове, Украине, Белоруссии, Греции, Хорватии, на Кипре. Много было гостей со всех, как говорится, иноземных волостей. Да и товаров пропасть всяких, но в основном-то всё меды-елеи. Но об этом потом расскажу, только маленькую зарисовочку позволю себе.
   Один персонаж сразу моё внимание на себя обратил. Монашествующий молодец в конкретных берцах десантника, выглядывающих из-под рясы. Высоченный, статный, бородка аккуратно подбритая. По таким бабы тайком от мужа по ночам в подушку плачут. Был сей сын Божий, видно, одним из организаторов ярмарки, поскольку не шагал, а будто фланировал "на воздусех, аки херувим" и указания раздавал: где какую лавку расположить, у кого талоны на обед получить и прочие.
   Когда он мимо меня проходил, раздался характерный сигнал вызова. Монах пошерудил в закромах рясы, извлёк оттуда крутейший смартфон и ответил. Вторую его фразу после дежурного "да, слушаю" я услышал очень отчётливо. Услышал, но поначалу не понял всей карикатурности происшедшего, но потом прыснул в кулак, а добрый молодец, зыркнув на меня взглядом оскорблённого духовного лица, внезапно заулыбался и приветливо помахал рукой. Как старому знакомому.
   А фраза, которую он транслировал невидимому абоненту, звучала так:
   - Сегодня приехать не могу. Занят очень, ещё служба впереди. Я же солирую в хоре. А вы как там? Как обычно сидите - два связиста и пять бутылок водки?
   Я представил себе двух военных связистов-монахов за празднично-аскетичным столом, а третьего - исполняющим патетическую литургию трагическим баритоном. Вот уж воистину - "дедушка" пел в церковном хоре. Чтобы не засмеяться в голос, я побыстрее вышел на улицу.
   Да-а-а... Не оскудеет наша земля православными богатырями, что и говорить. Такие и службу на старославянском справят по всем канонам и армейскому братству в застолье лихом увянуть не дадут!

_­ _ _

  
   Вот тут начал я с вами о птицах рассуждать и припомнил ещё интересный случай. Нет, кому-то он может показаться банальным, но на меня впечатление произвёл.
   В прошлом году в наши края залетели поползни... ещё по весне. Поселились под круглосуточной световой рекламой, что на магазине. Идёшь на работу, темно... и свист стоит отменный. Не зря поползней в народе ямщиками называют. Но тогда я ещё про существование подобных птиц ничего не знал. Не знал, покуда в Сеть не полез "погуглить" слегонца. Вернее, не так. Много ли отыщешь, когда исходной информации с гулькин носик - мол, птички селятся в светлом месте да ещё и поют среди зимы? И к тому же - пернатые эти особо "в кадр не лезут", редко на публике показываются. Собственно, и главного действа я ещё не видел, честно говоря.
   Ага, точно: уже по весне только понял, что за птицы под рекламой поселились. Ну да, именно тогда и в Интернет отправился со своим вопросом, дескать, помогите идентифицировать, уважаемая редакция.
  
   В общем, прямо в лето год катился и прямой же наводкой, как говорится. Сижу как-то на кухне ужинаю, краем глаза - в окно. А во дворе тополя вымахали выше пятиэтажки, наши родители их сажали лет сорок, а то и сорок пять назад. На ветках обычно вороны дремлют или кошки спят в тенёчке, будто на Лукоморском дубе.
   Так что, когда уловил движение, подумал, ворона взлетела. Смотрю в окно - нет ворон поблизости... но по стволу тополиному что-то или кто-то носится с бешеной, как мне показалось, скоростью. Присмотрелся - птичка-невеличка, чуть больше воробья. И бегает, зараза, по вертикальному стволу, будто по горизонтальной плоскости. Я сначала думал, что глюк поймал от переутомления и жара газовой плиты... но потом убедился - всё у меня с головой в порядке. Убедился и тогда уж полез в Сеть за разъяснениями. Там и узнал о поползнях.
   Но до прошлого года они в наши северные края не залетали. Теперь, видно, зачастят, поскольку климат меняется. Уже видно невооружённым глазом, а не то, что с помощью научных изысканий, так называемых "компетентных польских метеорологов", которые то небывалую засуху в сезон дождей пророчат, то апокалипсические морозы в разгар сенокоса. Но не о них речь, о поползнях.
   Поползни за счёт своих острых коготков за кору цепляются и могут перемещаться по вертикальному стволу безо всяких усилий. Совсем как уникальный французский скалолаз и покоритель небоскрёбов Ален Робер по, казалось бы, гладкой поверхности небоскрёбов. Ах, ну да - о данной своей ассоциации я упомянул неспроста. Но об этом ниже, имейте терпение.

_ _ _

  
   Ага, о чём это я? О покорителе небоскрёбов Алене Робере? Ну да, ну да... Знаком я с одним Робером, но то не человек вовсе, а собака из какой-то невнятной породы, которую можно было бы обозначить как "из бывших лаек". Почему так? Да испортили пса хозяева - просто под ноль его умение извели. И зачем, спрашивается, покупали, непонятно. А покупали точно, поскольку за неухоженностью и вечным голодом, заставившим Робера сделаться попрошайкой, явно проглядывал аристократизм охотничьей породы. Уж я-то знаю точно.
   Живёт вышеназванный кобелёк близ частного дома. Вечно сидит на цепи. Как только кто-нибудь мимо проходит, начинает лаять дурью и на забор бросаться. Я подошёл как-то поближе рассмотреть барбоса. Ба, да он худой, будто доска - рёбра видать. Хотел хозяев пристыдить, да никого дома не оказалось. А пёс на меня бросается, пасть щерит - видать, злой, как чёрт от недоедания.
   Сходил я домой, набрал костей и банку супа налил, чтоб порадовать оголодавшую животину. За калиткой миски не просматривалось, зато чуть поодаль стояло ведро - вот туда суп и вылью. Только сказать легко, а выполнить практически невозможно, пока зверюга на забор набрасывается, как Павлик Матросов на врагов народа, хе-хе. Меня-то уж точно сомнёт, если зайду во двор.
   Пришлось придумывать, как накормить собаку и самому целу остаться. План вырисовывался такой - бросить кости через ограду, и пока лохматый охранник будет занят их разгрызанием, я зайду в калитку и перелью суп из банки в ведро. Но, как говорится, гладко было на бумаге, да забыли первую заповедь китайских пионеров - капли воды всегда движутся по пути наименьшего сопротивления, а люди - наоборот. Первую кость "мой пациент" поймал на лету и попробовал сразу же её проглотить. А она ни в какую. Дошло до собаки - кость нужно грызть. Но для этого требуется, как минимум, выплюнуть добычу. Бедолага-пёс повис на заборе ошейником, перебирая передними лапами по штакетинам, чёрное ухо семафорило что-то вроде: "СОС, помираю, считайте меня Мухтаром"...
   Мне ничего не оставалось иного, как, наплевав на собственную безопасность, войти во двор и буквально снять дуреющего от боли, голода и обиды пса с забора. Освобождённый зверь набросился на меня, покусывая - чтобы исполнить долг, и одновременно облизывая шершавым языком в знак благодарности. В общем, мы подружились. А если уж быть последовательным, нужно заключить ситуацию в скобки мудрости из цитатника Мао Цзэдуна - "То, что мыслимо, то осуществимо".
  
   А встретить владельцев Робера я смог только через две недели. Оказалось, они получили дом в наследство, но в нём не живут, а используют исключительно прилегающий участок для посадки картофеля и других овощей. Вот-вот, что-то вроде дачи. Для охраны дома и был куплен пёс, настоящая чистопородная лайка. Хозяин хотел ещё использовать Робера, чтобы брать на охоту, но, видать, в тайгу выбирался раз в пятилетку по приглашению, вот собаку и испортил.
   Тут уж я задал собачьему владельцу дрозда - дескать, мало того, что породистого кобеля испортил, так теперь и не кормишь, пёс ты смердящий. А тот на дыбы - мол, знаешь, сколько скотина дохматая жрёт: никаких денег не хватит её прокормить.
   В общем, обходится этот хлыщ малой кровью: наварит Роберу ведро супа - вот и вся собачья пища от субботы до субботы. Чаще, видите ли у хозяев времени нет, чтоб псинку проведать, с цепи спустить, прогулять как следует. А ведь у собак нет тормозов - вот и получается: кобель за один раз всё ведро опростает, осоловеет от сытости, а потом почти неделю голодом сидит. Сволочи какие-то, истязатели! Подобным с позволения сказать анималистам животных держать противопоказано - как "здрасьте!"
   Сам весь вскипаю, но ничего, держу себя в руках и говорю, раз уж такое дело - не получается у хозяев чаще Робера в дозоре посещать - нельзя ли мне его подкармливать. Я всё равно в аэропорт мимо хожу или на машине проезжаю, мне несложно. К тому же - всё равно кости да жир, да шкуру куриную выбрасываем.
   Вы бы слышали как сей крендель, который животное голодом морит, раскричался. А весь его эмоциональный всплеск сводился к одному - дескать, я ему собаку испорчу. Представляете? Это я испорчу, а он породу лаек улучшает, не щадя своих сил... чтоб ему ни дна, ни покрышки! Слово за слово - совсем озверел мой оппонент, желая меня на месте убить за то, что собаку пожалел.
   Действительно, иной раз лучше помолчать... да, жаль, фонтан не закрывается - резьба набекрень! Чуть не подрались тогда, но обошлось. А то вот бы смеху было, когда бы седой дядька с молодым наглецом кулаками бы махать принялись.
   Короче говоря, спорить я долго не стал да ушёл побыстрей, но подкармливать Робера с тех пор начал регулярно. Только называл его теперь Чернышом за его правое, уныло повисшее от долгого пребывания на морозе ухо. Верно - чёрного цвета на фоне превалирующего серого окраса. Хозяева вовремя не приехали, не спрятали пса в дом, вот пса и прихватило. Морозы-то в наших краях нешуточные, сами знаете.
   Каждое утро Чернышу - от меня угощение, да и не только от меня. Всем экипажем парня поддерживаем. Через месяц Черныша не узнать - красавец кобель полный сил и энергии. До самого лета почти наша дружба продолжалась, а потом сгинул куда-то барбос. А вскоре выяснилось - продали хозяева свою "дачу" и Робера заодно одному знакомому мне охотнику спихнули по сволочной цене - дескать, на тебе превосходную охотничью лайку с родословной. Тот еле навыки собачьи потом восстановил, Черныша к охоте приучая.
   Впрочем, о птицах вам рассказываю, помните? Вернёмся же к нашим бакланам, как сказал бы старорежимный британский пэр в буклях, кабы его кто-то спросил.

_ _ _

  
   Ага, есть ещё история о птицах. О птицах ли? Не совсем, думаю. Кстати, и не история даже, а несколько историй, связанных меж собой общностью интересов рассказчиков. Впрочем, я их, эти истории, поведаю, а вам решать, где тут правда, а где истина.
   В командировке дело было. Работали мы своим бортом по заявкам газовиков. Чтобы время на ежедневные перегоны не тратить, базировались на площадке, заказчиком же оборудованной. Тут тебе и техника, которая поляну от снега зимой чистит, и ёмкость с авиакеросином, и топливозаправщик. А рядом старинная зырянская деревня, с примыкающим к ней посёлком лесозаготовителей и строителей газопровода.
   Поселили нас всем экипажем в частном секторе. Отдельно стоящий рубленный дом, обшитый доской-вагонкой, состоял из двух половин: в одной хозяева живут, в другой - мы втроём: кроме меня, командира "вертушки", второй пилот и бортмеханик. Раньше в экипаже ещё и штурман был, но теперь данную должность упразднили, поскольку спутниковая навигация - это вам не лаптями вёрсты по карте мерить. Неподалёку от дома - сеновал, баня, хлев с курятником, пара скелетов от теплиц, занесённых снегом, и, разумеется, домик с вырубленным в дверях бубновым тузом - для проникновения естественного освещения, чтобы не угодить ногой, куда не положено.
  
   Если быть точнее, ещё не успели мы поселиться, только прилетели, выгрузились, тут и стемнело. Пришли представители заказчика и к месту постоя повели. Технарей в один дом, а нас в другой. Ну да, тот, о котором я уже упоминал чуть раньше.
   Хозяин на крыльце встретил, фонарём дорогу к жилью осветил. Смотрелся он - будто маяк Александрийский... только в полушубке, рукавицах и потраченной молью ушанке с некогда роскошным оленьим мехом. Зашли в хату. Хорошо там - светло, чистенько. Разместились. Тут нас сразу и к столу пригласили.
   За поздним обедом, так и не успевшим перерасти в ранний ужин из-за отсутствия спиртного - назавтра же вылет с утра, хозяин без умолку рассказывал нам о своём хозяйстве. Сначала упомянул пугливых молодых кур, которые поначалу боялись из хлева выйти, а потом подросли и не давали копать хозяевам грядки - всё лезли отважно под лопату, как якобинцы под гильотину. Потом поделился историей о проникновении на участок крота-террориста, который выгрыз всю морковь и ополовинил половину клубней картофеля с энтузиазмом, достойным лучшего применения. И о своих наблюдениях натуралиста-любителя рассказать не преминул: о том, как взял по весне с женой на ярмарке десяток утят и столько же гусят мясной породы с расчётом угостить гостей и родственников на Рождество приготовленной в духовке птицей.
   Привезли пушистую мелочь в коробке из-под ксерокса. Этакая стильная примета времени - хоть на выборы отправляйся. Как говорится, теперь только корми и лелей своих питомцев, чтобы порадовать близких замечательным паштетом фуагра к Новому году.
   Но не тут-то было. Гуси росли быстрее утят и потому прибегали к ушату с порубленной картошкой первыми. Обделённые двоюродные братья и сёстры, особенно селезни, не могли вынести подобной несправедливости и прорывались к общему корыту, игнорируя все правила и приличия: лезли буквально по головам склонившихся над пищей насущной гусят. Так появились первые жертвы со сломанными шеями.
   Гуси не заставили себя долго ждать с ответом, правило о холодности мести в качестве блюда, оказались не про них. Через пару дней пришлось хоронить уже утят, затоптанных упитанными гусе-бройлерами насмерть. Тут уж - крякай - не крякая, йерихонь - не йерихонь, жалости от неприятеля не дождёшься.
   Попытка впоследствии разделить питание двум видам птиц не увенчалась успехом. Конкуренты в битве за право попасть на праздничный стол находили друг друга в любом закоулке хлева. И добром их рукопашная не заканчивалась никогда. А тут ещё в июле кто-то чумку в посёлок привёз. И мечта о европейском рождественском роскошестве скоро пошла прахом. Из всех птиц выжил один гусь, но и он долго не задержался - сбежал в лес и был растерзан хорьками при попытке покинуть зону моей ответственности.
   Да нет же... не в русской печи. В наших краях это большая редкость, поскольку газификация шагает по краю семимильными вёдрами, а дрова - дефицит большой, да и экологи зеленеют всем своим "гринписом", как только слышат о загрязнении атмосферы выбросами, отличными от стандарта "euro 4".
   - А ведь мы в ответе за тех, кого приручаем, - заметил юный бортмеханик, не подумав, наверное, что этим своим выступлением может оскорбить гостеприимного хозяина.
   Но тот нимало не смутился.
   - Ага, знаю. Антуан де Сент-Экзюпери... Хм, а на коми будет просто Антон Изьюров, - наш хозяин хитро заулыбался, всем своим видом показывая, что современные коми-зыряне обладают таки чувством тонкой иронии несколько больше, нежели о том полагают кабинетные этнографы и диванные лингвисты, изучающие живое слово в российской глубинке. - В ответе-то... да, всё верно. Но я ещё и приручать не начал. Слишком мелкая дичь была, будто блохи какие, я извиняюсь.
  
   Пока наш гостеприимный хозяин делился своими впечатлениями от нового для себя вида крестьянского труда - мясного птицеводства, что-то сильно раздухарился второй пилот. Сидел как на иголках и явно порывался что-то вставить в рассказ, но только из вежливости сдерживал себя. Зато потом - будто выстрелил своей искромётной историей.
  

Рассказ второго пилота

  
   - Приключилось это в конце 90-ых и оставило в моей судьбе такой неизгладимый след, что каждую деталь тех давних событий помню совершенно отчётливо.
  
   В конце декабря решил я в свой очередной отпуск, который в аккурат на Новый год серединой ложился, погостить у своего родного брательника. Живёт он с женой в отдалённой деревне на севере Красноярского края. О том, как добирался в эту глухомань, - отдельная история. Но добрался, последний участок пути, преодолев на санях с пьяным в хлам извозчиком, который нередко терял дорогу в снежных завалах мощных сугробов, среди которых то и дело что-то зловеще сверкало. Я подумал, не иначе - волки, но возница со всей присущей ему правдивостью и прямотой заявил, что это одичавшие козлы, которые отбились от одного колхозного стада ещё осенью. Их в округе никто не боится. И в лес ходить тоже не страшно: раз козлы свободно в дебрях разгуливают, то волков, похоже, там нет совсем - извела хищников озверевшая с голодухи скотина.
  
   Часам к девяти вечера я уже обнимал брата и всю его семью. Делать это приходилось на ощупь из-за кромешной темноты. В те годы электроэнергия доставлялась в глухие сибирские деревушки весьма нерегулярно, а попросту - она подавалась в дома всего четыре-пять часов в сутки. Помнить должны.
   По случаю моего приезда зажгли керосинку и сели за стол. Канун Нового года, встреча гостя долгожданного, - сами понимаете, дело быстро не закончилось. Сидели почти до двух часов ночи. Но пора, однако, и спать ложиться. Постелили мне на печке, и я дрыхнуть завалился. Но, надо заметить, что перед самым отбоем литрушку молока приговорил, вторую за вечер. Соскучился по натуральному...
  
   Нужно ли объяснять, что примерно через час со мной внутриорганизменный конфуз приключился? Молоко-то от своей коровы, жирное - вот желудок и не справился. Что делать? Удобства во дворе. А на улице, как назло, - хоть глаз выколи. Бужу брата, чтоб дорогу показал. Он задал мне генеральное направление, подсветив спичками, и я отправился. Нашёл "скворечник", на "гнездо" уселся.
  
   Сижу в полудрёме, мечтательность этакая случилась. Думаю о жизни, встрече Нового года, деревенском бытии... Хорошо, в общем, сижу. Вдруг подозрительные посторонние звуки отвлекли меня - будто шипит кто-то. Воздух морозный, тихий, слышно хорошо. Нет, думаю, показалось. Однако шипенье стало сильнее и приобрело зловещие оттенки. Неуютно сделалось, мерзопакостно. Всё, пора спать идти... поскорее!
  
   И тут, чувствую, что не один я в этом уединенном домике на краю заснеженного огорода. В темноте что-то шевелится. Что-то отвратительное и гадкое, отдалённо напоминающее кобру, которую факир дудкой дразнит. Сердце опустилось ниже спущенных штанов, но его удары не способны были заглушить отчётливого, будто звук пробитой камеры, зловещего шипенья. "Змея!" - пронеслась мысль.
  
   Понятно, что подобная фантазия могла появиться только в не совсем трезвом мозгу - откуда в двадцатиградусный мороз посреди Сибири кобра возьмётся, сами подумайте? Ужас сковал всего меня, а не только члены, как пишут в приключенческих романах. Никак - чёрт шутит! Я уже начал прощаться с жизнью, но тут, о, счастье, движение снова вернулось ко мне.
  
   С дикими воплями вылетел из деревянного строения и упал в сугроб. В доме зашевелились на звук, напоминающий предсмертный стон раненого изюбря, зажглась керосиновая лампа, и на крыльцо вывалило всё братово семейство. Представляете, что они увидели? Дверь в уборную открыта, рядом в снегу с голой задницей лежит мужик и орёт благим матом.
  
   Брат ничего поначалу выяснять не стал, а быстро провёл эвакуацию моего почти безжизненного, но очень крикливого тела в дом. Ни на какие вопросы, естественно, я отвечать был не в состоянии - только вопил нечто бессвязное о нашествии змей. Братуха отыскал в сенцах мощный китайский аккумуляторный фонарь - ещё времён братания Сталина с Мао Цзэдуном - и ушёл с ним на улицу, чтобы самостоятельно обличить злодейского ворога. Вернулся минут через пять, умирая от смеха.
  
   Оказывается, накануне моего приезда, родственники решили зарезать гусака к праздничному столу. Но тот, спасая свою жизнь, сумел вырваться и скрылся в сугробах. Целый день его искали, но найти так и не смогли. Подумали уже, что хорьки или лисы расправились с гордой птицей. А эта бестия, этот гусиный бастард оказывается, провалился в отхожее место и мирно там дремал в то время, как мой желудок призвал меня к ответу.
  
   И вот когда на голову гордого гусака полились выжимки цивилизованного желудка, отравленного натуральным деревенским продуктом, он решил, что не потерпит надругательства над своим уязвлённым самолюбием и принялся злобно шипеть, высовывая голову из отверстия в полу в поисках обидчика...
  
   Я его простил. И не просто простил, а вытребовал у брата амнистию для своего крестника. Правда, гусь ещё примерно с неделю источал неземные ароматы, но ядрёный морозный воздух и чистый снег помогли ему справиться с комплексом неудачника.
  
   С тех пор я всегда беру с собой фонарь, если волей случая пользуюсь деревенскими удобствами, и предварительно провожу рекогносцировку на месте...

_ _ _

  
   Никогда раньше истории этой мне слышать не доводилось, потому хохотал я вместе со всеми. Вдоволь насмеявшись, поднялись мы из-за стола и пошли на свою половину дома, чтобы немного отдохнуть перед посещением бани, которая "была на подходе".
  
   Через пару часов отправились на помывку. Хозяин к тому времени уехал в соседнюю деревню родственницу больную проведать. Потому к бане повела нас хозяйка. Дала она нам полотенца, простыни в предбаннике, показала, где что лежит, и потом говорит:
   - Только в снегу не вздумайте валяться, ребята. Испачкаетесь да и простудитесь. Не нужно.
   А мы всё киваем утвердительно, а сами думаем - мол, ничего-ничего, мы же такие крутые, что даже до ветру кипятком ходим, нам и бриджи по колено. А снег-то только выпал - чистый совсем, ничем не запятнанный, целина - считай.
  
   В общем, напарились хорошенько и всем экипажем дружно гуськом во двор потянулись, будто клин журавлиный. В сугроб почти одновременно бухнулись. Сначала свежо было, а потом - тонкая ледяная корочка, под которой оказалось нечто довольно тёплое и... Батюшки мои, там же навоз. Почти совсем свежий, недавно завезённый. Не зря нас хозяйка предупреждала. Да вот только - отчего ж не в прямую? Верила, что мы не отважимся после парной в снегу поваляться? Не знаю, не знаю. Так или иначе, влипли мы по самую гузку в ... это самое. А кое-кто и вовсе с головой. В навозе, будто куры извозились и зависли на банном крыльце, как на жёрдочке, кое-как снегом отмывшись.
  
   Осознание свершившегося пришло ко всем сразу, но не повергло коллектив в паническое состояние. Вот что значит дисциплина!
   - Навоз это к деньгам, - сказал начитанный и позитивно настроенный второй пилот, быстрее всех пришедший в себя.
   - Если во сне, ёхайды... - возразил прагматичный бригадир техников, напросившийся с нами в баню, но в сугроб не побежавший. Стоял теперь в дверном проёме и улыбался с мудрым прищуром ветхозаветного пророка.
   - А в сущности, вся жизнь - это сон, - оптимистично попытался подытожить молодой бортмеханик. Он был второй год после училища и помнил ещё Канта и Юма, как родных, после третьей пересдачи экзамена по политэкономии.
   - Молодые умеют формулировать, - замкнул подачу второй пилот, - голова у них большая, как у Ленина башмак!
   Сделалось холодно. Рванули мы в баню, оставляя за собой неуклюже-пахучие выверты в снегу. Отмывались достаточно долго и тщательно, ведь пришлось потом ещё и крыльцо и предбанник чистить. Но ничего - вышли из передряги чистыми и румяными.
  
   - Эх, молодёжь, всё-таки потащились в сугроб... А говорила я вам, что не нужно туда лезть! - этими словами встретила нас хозяйка, когда наша навозная компания в дом пожаловала.
   - А откуда вы поняли... если во двор не выходили? - полюбопытствовал я.
   - Так по запаху.
   - Вроде бы хорошо мылись, - засомневался я, подозрительно обнюхивая второго пилота.
   - А утверждали, мол, деньги не пахнут, - огорчился бортмеханик.
  
   Вскоре вернулся хозяин дома. Разделся и принялся раздувать старинный самовар купеческой породы. Сели вечерять. По-лёгкому. На столе лишь баранки, три вида варенья, мочёная морошка да брусника. Да опята маринованные, да волнушки и грузди солёные. Да картошка жёлтая отварная с топлёным маслом, прикрытая зонтиками сушёного, но явно отмокающего на пару укропа, да сиги малосольные, да пелядка жареная, да капуста квашеная, да орешки кедровые на печи калёные... Эх, да под такую закусь ведро можно выпить и на ногах остаться. А я же не изверг - разрешил экипажу остограмиться, но больше - ни-ни! Да! Никакого расслабона, как нынче предпочитают молодые или уже не молодые, а даже совсем наоборот - люди преклонного возраста!
   Есть у меня сосед один. Сейчас на пенсии, а раньше на Ми-4 летал. Крепкий ещё мужик. Встретил его как-то в нашем универсаме на кассе. Смотрю, а в корзине у соседа бутылка водки, литровый пакет молока и два рулона туалетной бумаги. Рассмеялся я и заявляю:
   - Интересный у тебя наборчик, Пал Палыч! Можно сказать, самоубийственный.
   - Нет, - говорит, - это у меня релаксационный комплект: водка для расслабления души, молоко для расслабления тела, а бумага - для бархатной оттяжки послевкусия.
   Сказал, будто Цицерон какой. И добавить нечего. Но сегодня нам с ним не по пути.

_ _ _

  
   Ко мне на колени забрался хозяйский кот по прозвищу Икот. Пригрелся, замурлыкал. Сделалось мне тепло да уютно, сразу захотелось рассказать что-то душевное, но чтоб с интересом. И я начал. Говорил первое, что пришло в голову, совершенно не ожидая, что задам тему сегодняшнему вечеру. Возможно, зацепились хозяйские гусята да утята на подсознательном уровне за мою память и повлекли в царство пернатых.
   - Наблюдал я, ребята, недели две тому, как вороны развлекаются. Такое впечатление, знаете: мозгов-то у этой птицы немного, если на вес, но качество - лучше, нежели у иных людей. В общем, смотрю в окно за унылой осенней порой, как предписано классиками и примечаю замечательную большущую ворону, которая ведёт себя не совсем ординарно.
   Нашла она в кустах выброшенный кем-то пластиковый стаканчик. Клювом прихватила и на тополь поднялась. Сначала на толстой ветке сидела, а потом на более тонкую перебралась, к самому её краю и - ну стаканчик тот на кончик её надевать. Сама клювом пластик на ветку натягивает, одной лапой себе помогает, а второй балансирует, чтобы вниз не сверзнуться. Да так ловко всё делает, что любой циркач обзавидуется. Недолго моя "поднадзорная" была делом занята, скоро у неё всё сладилось. А я думаю - для чего ж всё это нужно. Интерес разбирает.
   Надела ворона стакан на ветку, крыльями взмахнула и была такова. "Ага, это она просто-напросто добычу припрятала, чтобы потом каким-то образом её использовать", - догадался я. А раз такое дело, то нужно посмотреть - чем дело кончится. Время есть - выходной, потому сижу у окна, все второстепенные дела забросив.
   Проходит минут, этак, десять. Садится на тополь ворона. Но не "моя", поменьше габаритами. Заметила стаканчик и, видимо, решила его забрать. Интересно, чем же сей пластик мог увлечь пернатых проказниц? Продолжаю наблюдать. Схватила новая хозяйка добычу и собралась взлетать, а тут прежняя владелица возвращается. Налетела, раскричалась. "Карррманница! Каррраул! Каррамба!" - что-то вроде этого. Ворона, что поменьше, с перепугу, как мне показалось, стаканчик обронила на землю - как раз на асфальтовую дорожку через двор. Обе птицы слетели к нему камням и принялись друг у друга добычу выхватывать. Кричат, крыльями машут, от стаканчика оппонентку отгоняя.
   Какое-то время этот беспредел продолжался. С криками и обвинениями в духе коммунальной кухни. Но потом воронам надоело впустую тратить энергию. Видать, поняли вороны, что не получится завладеть вожделенным пластиком силой, решили включить фактор времени - кому быстрее надоест бороться, тот и проиграл. И пошла у них такая потеха: одна хватает клювом стакан и толкает его вперёд. Но форма-то у стакана похожа на усечённый конус, вот он не вдаль катится, а по кругу вращается. А там уже вторая ворона поджидает и в свою очередь делает попытку в противоположном направлении. С тем же успехом. Катали, катали стаканчик вороны - сначала со злостью, а потом даже с интересом, - но быстро устали. Скорее всего. Взмыли вверх, не сговариваясь, покружили и снова играть. О, точно - играть! Именно так, играли вороны, как мне представляется.
   Через какое-то время птицам наскучило изображать из себя звёзд мирового футбола и они разлетелись по своим делам, правда, стаканчик опять на ветку повесили - чтоб никто на него не покусился. "Эге, так они потом ещё будут играть! - понял я. -Следует непременно посмотреть второй тайм".
   Назавтра я вспомнил всё, что было накануне. Улыбнулся, предвкушая новые похождения двух ворон. Подошёл к окну, но пластикового стакана на ветке уже не оказалось - вероятно, ночью сдуло ветром. Жаль-жаль.
   А собственно, "был ли мальчик"? Или это всё мне привиделось? Нет, не привиделось. Точно всё случилось наяву. И я благодарен судьбе, что дала мне возможность убедиться в вороньем уме. Редко какое млекопитающее использует при играх посторонние предметы, а тут - птица! Не знаю, как вы, а я был настолько поражён увиденным, что теперь и в окуня-мыслителя поверю.
   - Вот умеете вы судачков а-ля натюрэль в кастрюльке на общей кухне готовить, папа! - подколол меня второй пилот. Члены экипажа меня иногда "папой" в шутку называют, если вы не поняли.
   - Тютелька в дырочку - голому кафтан, - постарался остаться не понятым бортмеханик.
   - Кухня общая, да судачки-то врозь: кому карась, кому сибас! Я-то вон чистёхонек, ибо привык аборигенов слушать, и на ус мотать, - прервал обет молчания бригадир техников.
   Это он теперь из себя Конфуция многомудрого изображает, а на самом-то деле поясницу ему ещё в полёте прихватило, вот он и пошёл с нами в баньку погреться, но купаться в снегу - увольте: только потому в навозе и не кувыркался.
  
   - И откуда только такие умники берутся? - без энтузиазма поинтересовался второй пилот.
   - Как и все... Все из одного места. Нет в том ничего принципиально нового, - сказал ваш покорный слуга, подразумевая, что закрывает тему. Но не тут-то было. Внезапно заговорил бортмеханик.
   - О! Я тоже знаю это место - высшая партийная школа.
   - Тебе-то откуда известно?! - возмутился я. - Тебя ещё и в проекте не числилось, когда ВПШ позакрывались.
   - Как это не было? Всё помню прекрасно. В садик уже ходил...
   - Ага, а звёздочки октябрятской так и не примерил. Ладно уже свистеть, босота!
  
   Примкнувший к экипажу бригадир технического персонала смачно как ни в чём не бывало - будто и не о нём речь - отхлебнул чаю из блюдца, предварительно аппетитно хрустнув размоченном в этом блюдце куском плохо отформатированного сахара, а потом произнёс в качестве вступления:
   - Я тут тоже историю вспомнил, ёхайды. С птицами связано... раз уж разговор зашёл.
  
   А рассказал бригадир техников Семёныч тоже об охоте. Но не о той охоте, которая владеет умами половозрелых особей в мужском и женском обличье, а совсем даже, наоборот - об охоте на дичь. Послушаем?
  
   Семёныч, как это ему свойственно, интенсивно жестикулировал, помогая себе немногочисленными конечностями и мимикой выразительного лица. Порой его движения выходили за рамки приличия, но это никого не смущало. Все были свои и внимали с пониманием.

_ _ _

  

Рассказ Семёныча, бригадира авиатехников

  
   - Поехал я в тот раз на охоту осенью. Можно даже сказать, что поздней осенью. На болотах уже кое-где ледок начал поблёскивать, пока его солнце не растапливало ближе к полудню. Проехал на поезде по Усинской трассе до... Не буду уточнять, а то ещё кому расскажете. Про мою избушку немного народу знает, ёхайды. Лишние нам ни к чему. Хвосты лучше обрубить заранее, чем потом маяться.
  
   Короче говоря, вылез я из вагона один и быстро пошёл в неизвестном (для скрытности) направлении. Добирался часа три-четыре. В избу ввалился, когда темень северная упала прямо под ноги. Потому, собственно, и спешил, чтобы не плутануть сослепу. Сразу печку натопил жарко. Дрова у меня там под навесом неизменно припасены. С этим делом, с растопкой печи, имею в виду, всегда лучше поспешить, а то начнёшь остывать с дороги - мигом простудишься. И вот уже согрелась избушка на гусиных ножках. Если хорошенько поискать, там этого добра в обглоданном виде - как на сосне живицы - охотники же, ёлкин дрын. Теперь можно и вещи разобрать.
  
   Рассупонил я свой "сидор" на титановом ходу (вероятно, Семёныч имел в виду станковый рюкзак с каркасом из титановых трубок), спальник вытащил, на скамейку бросил. Сменку достал. Потом переоделся в сухое, приготовил что-то там к ужину на скорую руку и, махнув "соточку" из заветной фляги под домашние ещё припасы, спать завалился.
  
   Проснулся часов в пять утра. В окно лениво заглядывало сердито-свинцовое осеннее солнце, неодобрительно взирающее на остатки листвы. Как говорится, в багрец и золото... пышное природы увяданье - это уже в прошлом. Потянулся, из спальника выпрыгнул, и, как был, босиком и в технических штанах, на крыльцо отправился, на ходу освобождая предметы первой утренней необходимости. Я же прямо с крыльца хотел, ёхайды... Кроссовки-то лень одевать, чтобы в лесок зайти. Да, и от кого скрываться, когда кругом глухомань? Дело обычное, в общем.
  
   Открываю дверь, делаю шаг навстречу заспанной природе. Батюшки святы! А там возле стола на летней кухне курочка погуливает. Ко-ко-ко, ко-ко-ко... (Здесь Семёныч очень потешно изобразил тетёрку, гордо вытягивающую шею в сторону предполагаемой избы). Вот, думаю, незадача какая... Посс... мотреть толком по сторонам не успел, а тут уже дичь сама припёрлась. Как же её взять? Нужно бы за ружьём отползать потихоньку, чтобы не спугнуть тварь пернатую. Хорошо, что у меня один ствол всегда заряжен даже в походе. Мало ли чего... края-то дикие, ёхайды.
  
   Лихорадочно вспоминаю, какой ствол заряжен, правый или левый, а сам раком к проёму пячусь. Рукой позади себя ружьё на скамейке нащупываю и при этом дверь ногою придерживаю, чтоб не скрипнула.
  
   Дальше всё произошло, как в фильмах о Диком Западе. Стрелял навскидку, наполовину из избы высунувшись. Сам Клинт Иствуд в своей ковбойской ипостаси мне бы позавидовал - точнёхонько курочку под уличный стол положил. Не успел своей меткости обрадоваться, как тут же испугался. Даже пригнулся от неожиданности - с другой стороны дома снялась целая стая тетеревов, и шум подняла, как эскадрилья ночных бомберов.
  
   Вот тут я себя долго проклинал, ёхайды, что раньше в оконце не выглянул, перед тем, как выйти. Тогда бы точно дуплетом десяток штук положил, как говорится, не выходя во двор. Да, кстати, а зачем же я выходил-то? Посмотрел на себя и рассмеялся от души. Ну, вы же помните, что инструмент для утренних процедур у меня заранее был подготовлен.
  
   Вот так я и стоял босиком на крыльце, припудренный пеплом Клааса шелухой от коры да сосновыми иголками. С двустволкой стоял в ковбойской позе и с распахнутой на весь мир ширинкой, откуда ещё один ствол готов был прицельно выстрелить. А надо мной сверху насмешливо ввинчивалась в серую мокроту неба тетеревиная стая. За это я и люблю охоту, за подобные вот неожиданные ходы. А вы, летуны, ещё говорите, что рыбалка увлекательней. С рыбами всё очень уж предсказуемо, ёхайды. Нет там такого куража, это я вам ответственно заявляю!

_ _ _

  

Рассказ второго пилота

  
   -   Знаете, чем отличается испанская ворона от отечественной? - спросил вдруг второй пилот, когда над столом повисла тишина и стало слышно лишь потрескивание угольков в роскошном ведёрном самоваре - украшении хозяйского дома. Не дождавшись ответа, продолжил:
   - Испанская приморская ворона романтично кричит: "Ка-нарры! Ка-нарры!" А обычная среднерусская вторит ей с безрадостным медицинским акцентом: "Карр-валол, карр-валол!" или же переносит ударение в уже помянутом испанском созвучии - на нары.
     
      Азиатские пернатые сёстры наших мудрых птиц ведут себя несколько иначе. Афганская задалбывает неправославное население нагловатым "Канда-гаррр! Канда-гаррр!", а пристойная ворона из ведомства президента Назарбаева предпочитает вытянуть из вас жилы протяжным "Кар-р-рр-аганда! Кар-р-рр-аганда!"
   Кар-р-ра-даг! Кар-р-ра-даг! А это уже крымская проказница "поёт", наворачивая круги над потухшим много лет назад вулканом.
   Вот вы утверждаете, мол, вороны умные. Скажу больше - умные до безобразия, чертовски умные. Иногда самоуверенные от этой вселенской мудрости, отчего, случается, попадают в неприятности. Что сказать, недавно видел ворону, которая пострадала от собственной сообразительности. Дело так было. Я тогда в кафе пообедать зашёл. Время летнее, супруга моя в отпуск усвистала. Если один дома остаюсь, не при Эм Калкине будет сказано, готовить что-то серьёзное из пищи дома прекращаю, лень потому как. А жиденького да горячего хочется.
     
      Но не в том дело. Это только присказка... Не стану акцентировать.
     
      Итак, сделал я заказ в кафе, отведал борщечка тамошнего. Хозяева хоть и кавказцы, а борщ знатный готовят. Для начала насладился я фирменным первым блюдом под рюмочку запотевшей квинтэссенции счастья, а перед вторым вышел на улицу для перекура. А там такая картинка открылась, что поначалу даже не поверил. Сидит на газоне ворона, огромная, как моя тоска в минуты заезжей печали, которая начинает гастроли после "третьейнезакусывая".
     
      Ядрёная такая ворона, с пирсингом, окольцованная, то есть, в самом соку, в исключительно репродуктивном возрасте, раз её орнитологи сосчитали с какой-то целью. А перед птицей... лежит огромная сосиска. Не кусочек какой-нибудь там, а самая настоящая полновесная колбаска из мелко порубленного фарша. И как заметил Иван Андреевич в известной басне, ворона чует сыр... Ах, да, там, скорее всего, лиса была... Ну а в моём случае ворона вожделела... сосиску.
     
      Птица попробовала клевать желанную добычу, но гладкие скользкие бока формованного мясопродукта заставляли сосиску вращаться, ускользая из клюва. И тут включился вороний ум. Мне даже показалось, что я щелчок тумблера в момент срабатывания услышал. Вот как в стародавние времена счётчики на таксомоторах клацали. Похожий был звук. Умница ворона наступила обеими лапами на сосиску. Зажала её по краям, а серединку клевать начала.
     
      Умилительная картина: когтистые пальцы птицы не дают сосиске вращаться, а клюв долбит середину с отменной методичностью. Насыщается ворона, успевая покрутить чёрной головизной по сторонам. То ли опасность выглядывает, то ли прихвастнуть хочет, дескать - знай наших.
     
      Засекла, что смотрю на неё, и принялась мне глазки строить, будто бахвалясь. Я улыбнулся в ответ и ворону решил не спугивать. Пусть питается спокойно, нечасто бездомной птице такая удача выпадает - огромную сосиску склевать целиком.
     
      Почти идиллия обозначилась: я курю с улыбкой на устах, ворона обедает по-царски. И тут внезапно случилось вот что: сосиска перестала быть единым целым, разорвалась ближе к середине. Как говорится, в пылу сражений результаты боевых действий оказались не просчитанными. Иначе говоря, ворона моя не ожидала подобного подвоха от употребляемой пищи, ноги у бедолаги заскользили в разные стороны, и ошарашенная птица шлёпнулась прямо на задницу. Совсем как скворец Ктотама из деревни Простоквашино. Шлёпнулась, а затем сразу опрокинулась навзничь.
     
      Этот кульбит с падением на спину был настолько уморительным, что я расхохотался во весь голос. Ворона возмутилась недостойным поведением зрителя, каркнула что-то обидное в мою сторону и, взлетев над суетой города, унеслась в сторону перекрёстка. А на газоне остались лежать два фрагмента так некстати развалившейся сосиски.
     
      Когда я выходил из кафе, то следов вороньего обеда уже не было. Возможно, она позже прилетела, чтобы доклевать оставленное без присмотра добро, или же фрагментированную сосиску съела какая-нибудь бродячая собака, которую пора сдавать в поликлинику для опытов... или в цирк для выступлений.
     
      И, уже отсмеявшись над собственным рассказом, будто пережив заново описанные события, второй пилот вдруг заявил:
      - А знаете, отчего у столичного мэра зарплата выше, чем у президента? Всё очень просто: народ в Москву едет и едет, а из России бежит и бежит...
         Анекдот был хоть и не первой свежести, но до бороды ещё дело не дошло. Присутствующие вежливо прыснули в кулак, каждый в свой.

_ _ _

  
   Потом наш молодой бортмеханик вспомнил случай, которому стал свидетелем. Ворона охотилась на белку. Причём со стороны это напоминало авианалёт. Птица резко пикировала на испуганное животное, стремительно взбирающееся на сосну, и старалась ударить клювом. Раз за разом ворона, сделав боевой разворот, неслась за своей жертвой, наподобие "Юнкерса". Только пулемётных очередей не было слышно. И атаки эти продолжались одна за другой до тех пор, пока белка не скрылась в дупле.
   - Кстати о белочке. Забежала одна в здание аэровокзала. На второй этаж шасть, а там - на полу плитка. Уморительно было наблюдать, как рыжая бестия пыталась тормозить когтями по гладкой поверхности. Но не получалось, потому беднягу бросало по коридору от стенки к стенке. Стресс такой испытало животное, что мама не горюй. Кое-как, набив на боках шишек, преодолела всю дистанцию и попыталась выскочить в окно. А там стеклопакет - вот незадача! Тогда белочка спряталась от преследовавших её сотрудников аэропорта за кактусом. Тот как раз на подоконнике стоит. Огромный выдурил - с порядочного жеребёнка ростом. Вот плутовка эта белочка! Глазами-пуговками из-за колючек посверкивает, а в руки не даётся. Её спасать хотят да и эвакуировать на волю, а она, дурёха, предпочитает метаться в замкнутом пространстве и лапами по глади кафеля шуршать. Почти час пришелицу по этажу гоняли, потом таки ухитрились на лестницу вытеснить и уже потом - на улицу, - это я не удержался, переключив тему с "птичьей" на "звериную".

_ _ _

  
   Чай после бани действовал расслабляющее. Благостные медные лица светились добротой, отзывчивостью и... было очевидно, что пора расходиться. Один только бригадир авиатехников проявлял активность, всем своим видом и движениями показывая, что намеревается быстрее завладеть вниманием компании. Я не стал разочаровывать Семёныча, быстренько закончив рассказ. Тут же бригадир вскочил и вскричал, по-видимому, сам себе:
   - Отдать швартовы!
   - А кому? - поинтересовался я.
   - Эх, если бы я знал, давно бы уже отдал.
  

Рассказ Семёныча, бригадира авиатехников

  
   - Приключилось это, кажется, позапрошлым летом. Ну, вы все прекрасно знаете, что территория, где расположен посадочный локатор, огорожена. Местечко там знатное: кругом растительность, а посередине стоят кунги с аппаратурой и непосредственно сам радар. Понятное дело, что не использовать несколько соток вполне плодородной земли работники системы посадки посчитали бы кощунством.
  
   Уже довольно давно, вскоре после сооружения объекта, рядом с ним были воздвигнуты две или три теплицы. Остальная земля обычно засаживалась картошкой, зеленью, редиской и клубникой. Пока "старики" работали, каждый пятачок выглядел ухоженным и обработанным. Но вот произошла ротация - вместо ушедшего на пенсию техника молодой специалист на объекте появился. А тому никакого дела до крестьянского труда нету, ёхайды! Ему бы с девчонками затусить вместо трудотерапии. Старожилы же свои наделы увеличивать не захотели - со своими бы справиться. Освободившийся кусок латифундии завис. Вот мне по знакомству и предложили участок под обработку - сотки три почти. Да и земля, чай, не целина, да и тепличка на ней стоит. Кто ж откажется-то, ёхайды? Я и не стал, предпочтя возделывать пахотные угодья в поте лица своего, как и полагается по библейским и Столыпинским заветам.
  
   Так вот, и в тот раз, о котором речь, я занимался окучиванием картошки на этом самом "подарочном" участке. Поработал изрядно и решил перекурить: на вольном-то воздухе не то, что в духоте и курилки. Подошёл к чучелу, одетому в старый форменный аэрофлотовский пиджак и фуражку, с конфискованной чьими-то детьми кокардой. Без чучела с привязанными к деревянным рукам гирляндами консервных банок здесь не обойтись. От ворон, птиц догадливых и дерзких, конечно, такие ухищрения не помогают, но чаек и других пернатых отгоняют исправно.
  
   Чучело было худое и высокое, совсем как техник по фамилии Галкин. Вот пугало, особо не напрягаясь, и прозвали "братом Галкина".
   Встал я, значит, рядом с Галкинским братишкой, закурил, кепочку на глаза надвинул, чтоб не щуриться. На закат любуюсь. Не настоящий ещё закат, всё-таки июль на дворе. "Белые ночи" не совсем наши места покинули. На западе розоватые перистые облака в солнечных лучах. Тишина. Только комарьё звенит тоненько. На душе чистый дюшес в розовую крапинку безо всяких импортных примесей да Ванесса Мэй на скрипочке пиликает, будто заведённая. Редко подобное умиротворение со мной случается. Обычно всё на бегу делаешь. А здесь - спешить никуда не нужно, жена с дочками уехала в отпуск. Сам себе господин, хозяин и воинский начальник. Чуть не прослезился от благоговения, ей-Богу, ёхайды.
  
   И тут - как серпом по молоту, хрясь! Чувствую, пронзительную боль, сходную с зубной, в районе темечка. Просто что-то мучительное - будто скальп снимают. Первая мысль - пуля в голову попала. Но потом засомневался, если б пуля, то выстрел бы сначала услышал. Да, и у кого на заповедной территории оружие, кроме ВОХРюков, но те свой единственный "дедовский бердан" в сейфе обычно хранят? Нет, что вы, о событиях давних говорю. Сейчас-то охрана аэропортов с автоматическим оружием предпочитает. Всё больше девчонки-красавицы... за такую-то зарплату, какой добрый молодец захочет контракт подписывать! Впрочем, вы и сами всё знаете. Но ещё раз напомню, что не сегодня дело было.
  
   Ага, ощущаю, дикую боль в районе макушки и ещё чувствую, что предмет, который в голову впился довольно тяжёлый, увесистый, никак на обычную пулю не тянет, ёхайды. Начинаю руками размахивать и орать благим матом, чтобы не так страшно было, вдруг, да, ранен я смертельно. А руки мои, как мне тогда показалось, в какую-то тину костлявую погружаются, как это в страшном сне обычно происходит.
  
   Тут я ещё сильнее заорал, а ОНО как каркнет! Но не нагло, а тоже с тревогой в голосе. Однако вот - голову мою освободить не спешит. Заклинило что-то в вороньих мозгах с испугу. Она-то, собственно, на чучело садилась, чтобы передохнуть, да, на закат северный полюбопытствовать. Но вместо дружественного обкаканого ранее погона с двумя серебряными лычками угодила прямо на темечко какому-то нервному пугалу огородному, из свежих, который, того и гляди, руками своими загребущими жизни лишить мудрую птицу. Ворона, видать, старая мне попалась, ёхайды, без очков к тому же. Дожилась до того, что живого человека с аэрофлотовским пугалом перепутала. Тут ребята со смены на крик выскочили из кунга, всё это великолепие увидели - и ну хохотать, будто щекочут их во всех местах, и, даже тех, которые от глаз вороватых охранников спецодеждой надёжно скрыты.
  
   ВОХРюки же тем временем по своему обыкновению с вышки в бинокль высматривали, какой кабель можно отрезать и умыкнуть на цветные металлы безнаказанно. Наверняка также мой и вороний позор рассмотреть успели.
  
   Только завидев умирающих от смеха людей от себя в опасной близости, напуганная птица отлетела в сторонку и вежливо удобрила грядку. Вот, де, какая я воспитанная, ёхайды - вы меня чуть зашибить не изволили, а я вам полезный продукт на вашу плантацию внесла. Один только "брат Галкина" тихонько позвякивал консервными банками на ветру и никак не проявлял своих чувств. Да, ещё гнус зудел над ухом, мешая собрать мысли в надлежащее для этого нематериального объекта место.

_ _ _

  
   Приполярная зима катилась своим чередом, навёрстывая долгими ночами то, что было упущено летом, когда солнце не успевало садиться за горизонт, а лишь пробегало по его краешку, чуть опустив донце в невидимую часть окоёма.
   И вот тут я вспомнил о том, как поразили меня поползни, невесть откуда прилетевшие в наши северные... я бы даже сказал - полярные, палестины. Да я вам уже рассказывал...И в тот раз поделился с собеседниками, ничего не утаил.
  
   - А помните того лягушачьего перца, который спит на потолке и без страховки ползает по скалам и высочайшим зданиям мира? Как там его кличут? - поинтересовался второй пилот, когда я закончил рассказ.
   - Человек-паук, что ли? - в словах бортмеханика сквозила рассеянность, граничащая с безразличием, так свойственным молодым людям его возраста.
   - Ну да... Ален Робер. Точно! - Я ударил себя по лбу, озаботившись возможностью проникновения склеротических агентов на подконтрольную мне территорию.
   - И что? - Уже засыпающий за столом Семёныч попытался привести себя в бодрое состояние духа.
   - Да видел я один ролик об этом парне. Знаете, когда показали крупным планом его кисти... Я не говорю уже об остальных пальцах, но даже на мизинце такие мышцы, такие мышцы... просто обалдеть!
   - Ну да, бицепс-трицепс, - усмехнулся второй пилот.
   - Куда там, бери выше - пальцепс, ёхайды! - отозвался восторженно Семёныч.
  
   Тут бы всем спать отправляться пора, да не неудобно получилось как-то. Хозяин нам о своих приключениях с выращиванием утят да гусят мясных пород рассказал, потом бригадир техников со вторым пилотом подключились, да и мои истории с журавлями, воронами да поползнями тоже за столом охотно послушали. Лишь бортмеханик один ничем нас не порадовал из птичьей жизни. А про белочку, спрашиваете? Но это же обычная рыжуха была, не летяга. Никакого отношения к птицам не имеет. Так что, должок за моим юным коллегой оставался.
  
   Не беда, казалось бы, раз молод парень. Пусть пока опыта понаберётся.
   Так я про себя подумал, да и остальные, видать, тоже. Все, кроме бортмеханика. Он вскочил импульсивно, разгорячённый от чая, глаза горят. Говорит нам, старым тёртым калачам, просолённым не в меру:
   - Нету у меня истории о птицах, извините. Зато вот стихи имеются.
   Вытащил - гаджет, не гаджет, планшет, не планшет - и ну оттуда шпарить. В самом деле, стихи, а не абы что. И довольно умно, и с юмором, несмотря на молодые годы автора... Впрочем, тридцать лет - это уже не пацанский возраст. Это почти матёрый мужик. И что невозможно опытом достичь, легко домыслить, если, конечно, масла в голове хватает.
  
   Когда из той командировки вернулись, я попросил парня стихи те отпечатать. На память, как говорится, о прекрасно проведённом времени. Он и напечатал, автографом свой труд приправив. Такое там написал... Но вам не скажу, поскольку неловко немного. А стихи? Да вот же они, читайте на здоровье.
  

Дятел

  
   на радость паденья
   листа от берёзы
   долбает угрюмо
   пружинистый дятел...
   ему очень дико,
   что медленно так
   возможно без дела кружиться,
   когда столько
   много жучков аппетитных
   живёт под корою сосны...
   в берёзе же много ли толку?
   и равновесье вещей
   и явлений нарушено
   не было...
   хоть в принципе странно довольно...
   и я это видел
   сквозь ненависть
   запотевших от гнева очков
   и становился
   добрее...
   просто
   добрее...
   а дятел питался исправно
   жучками
   и думать совсем не хотел...
   ...такая у дятлов работа -
   не замечать,
   что где-то там в перелеске
   видать уже Болдина крыши...
   причём безо всяких очков...
  

Гусиная охота

  
   Кидает лес багряный камуфляж,
   Затихли мишки злобные в берлогах.
   На милом озере, где был когда-то пляж,
   Хромой вожак зовёт гусей в дорогу.
  
   Он лапой красной отгоняет лёд
   От полыньи, где стая отдыхает.
   А дерзкий молодняк не отстаёт
   И на себя корону примеряет.
  
   Охотник, притаившись за кустом,
   Заснул нечаянно, слегка глотнув из фляги.
   Он видит что-то южное, потом...
   Потом себя, под действием алкаги.
  
   Собака нервная, неистово храпит.
   Ей невдомёк хозяйская охота.
   Лишь редкая снежинка пролетит,
   Оплакивая призрачность полёта.
  
   Всё не в серьёз: охотник и барбос.
   Такая вот идиллия смешная.
   Азарт охотничий, багряный лес унёс -
   Снимайся вверх, непуганая стая!
  
   Охота кончится, и я вернусь домой,
   Собака верная за мной примчится следом.
   Там ждёт меня румяный домовой...
   Мы будем фантазировать под пледом
  
   О странах жарких, что ласкают глаз
   И шепчут эротическое что-то...
   Какие мысли задаёт подчас
   Удачная гусиная охота!
  
   А Север не любить нельзя... За что, спросите? Я вот знал ещё недавно, почему его обожаю, но успел забыть. Теперь люблю просто так, бескорыстно, хех. Чего и всем вам желаю!
  
  


Популярное на LitNet.com Б.Батыршин "Московский Лес "(Постапокалипсис) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) С.Росс "Апгрейд сознания"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"