Чваков Димыч: другие произведения.

Могила царицы Хатшепсут

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
  • Аннотация:
    Попытка написать лирическую историю к празднику 8 Марта...


МОГИЛА ЦАРИЦЫ ХАТШЕПСУТ

(самостоятельная женщина, вариации на тему)

"Скажу я людям времен грядущих,
Тем, кто памятник узрит
моему отцу посвященный,
Тем, кто будет говорить и спорить,
Тем, кто обратится к потомкам своим --
Вот, было это, когда во дворце восседала,
Размышляя о моем создателе,
Подсказало сердце мое сотворить для него
Два обелиска, что (покрыты) электрумом,
Высота которых достигает небес,
В священном колонном зале".

Из надписи царицы Хатшепсут на базе обелиска в Карнаке.
Фивы, XVI в. до н.э.

  
  
   - Вот тебе и на. Началось в деревне утро!
   Анка с трудом сообразила, где находится и почему соседи таким безобразным образом ломятся в дверь, да ещё и кричат:
   - Сорри, мисс, вставайте! Ехайт будем через три на десат минут.
   Где-то рядом тихонько играла музыка. "Похоже на "Pink Floyd", - подумалось Анке. - Собаки лают. Очень в тему".
  
   За окном темень, как у афроегиптянина в зобе - хоть в разведку иди. В голове остатки ночных флюидов танцпола. Тяжело подниматься, когда на пузе стильного в своей ядовитой зеленоватой желтизне ночника со встроенными часами нет ещё и шести. Невероятно сложно гасить в себе упоительный предутренний сон. Особенно на отдыхе. Впрочем, эту экскурсию она выбирала сама. Ага, сообразила, вспомнила. Значит, не всё так плохо, как... как есть на самом деле, хех.
  
   - Встаю, встаю! Не стучите. Сейчас, уже спускаюсь!
  
   Дверь в просторном автобусе марки "Мерседес" медленно поехала и закрылась, аппетитно причмокнув изолирующей резинкой. Пневматический звук при этом вызвал иллюзию свиста занедужившего от долгого воздержания соловья. Затем увертюру поддержал мощный, но экономичный дизель: завёлся, как говорят, с полпинка. Включился кондиционер, и сопровождающий от отеля - сухопарый египтянин... Именно египтянин, а не араб: ох, не любят египтяне, когда их арабами называют! Но, кстати, говорить на арабском и позиционировать данный язык в качестве основного государственного им эта нелюбовь нимало не мешает.
   Так вот, сухопарый египтянин объявил экскурсию стартовавшей. Автобусный портье - он же по совместительству водитель, похожий на дромедара, досрочно ушедшего на пенсию, привычным движением включил видеодвойку "Shivaki". Для двойки лучше бы подошёл бактриан, но, видать, сегодня как раз не подвезли.
  
   Улыбка же в столь ранний час уже сама по себе хороша без привязки к какой бы то ни было ассоциативной живности. Даже вытянутую небритость верблюжьего профиля могут украсить раздвинутые уголки губ и добрый прищур тонированных безжалостным светилом берберов-кочевников век.
  
   Так, а что там показывают нынче русскоговорящим туристам?
  
   Хм, "Афоня". Классика. Её укатать-заездить невозможно. Подруги говорили Анке, что во время организованных экскурсий это самый распространённый фильм на пути к Луксору. Да, но ехать-то больше четырёх часов. Интересно, что будет на второе?
  
   Вероятно, ставили и другую кассету, но девушка не слышала, спала, уткнувшись лицом в маленькую подушечку, прислонённую к стеклу. И даже жужжание видеомагнитофона, надрывающего колонки - акустическое завоевание долины Нила - не могло её разбудить до самого въезда на территорию Карнакского храма.
  
   Здесь любознательное содержимое автобусов из конвоя вытряхнулось под палящие лучи африканского солнца.
  
   О конвое стоит сказать пару слов. Когда вы слышите в новостях бесконечные истории о необычайно высокой вероятности угодить в автомобильную аварию на дорогах Египта, прежде всего, обратитесь в само внимание, чтобы узнать подробности.
  
   Действительно, концы из курортных зон страны к местам паломничества туристов большие. Шарм-аль-Шейх - Гиза, Шарм-аль-Шейх - Каир, Хургада - Луксор. Пять-десять часов пути в один конец - почти обычное дело. На таких расстояниях не мудрено задремать за рулём и опрокинуть автобус в кювет, если едешь один, без сменщика. Однако касается это, пожалуй что, только водителей, не имеющих государственных лицензий и берущих туристов "за зебры" дешевизной предлагаемых услуг.
  
   Уроки, которые преподал пушкинский Балда своему работодателю и поныне остаются невыученными, хотя сказано было совершенно недвусмысленно: "Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной!". Очевидно же - платишь в разы меньше, получаешь взамен риск попадания в аварию: шофёр один, несётся в темноте, не соблюдая никаких правил, кроме главного - заработать побыстрей и побольше.
  
   Другое дело, если покупаешь путёвку в отеле, где живёшь, как это сделала Анна. Вот тут и появляется понятие конвой. В путь отправляется не один, а сразу с десяток-другой автобусов со всего побережья в сопровождении полицейских машин с мигалками. Такой процессии на перекрёстках уступает дорогу весь местный транспорт, включая гужевой и велосипедный. Если едешь в конвое, то безопасность твоя гарантирована с огромной вероятностью.
  
   Так что, собираясь в Египте на экскурсию, не делайте выбор в пользу дешевизны. Мало того, что опасно, так ещё и экскурсовод, который в сговоре с водителем-лихачём, доставившим вас к месту, плохо знает язык, вечно куда-то спешит, на вопросы не отвечает, лишь повторяя заученный текст, норовит выпросить пару лишних фунтов за какую-нибудь эксклюзивную информацию о лавке, где можно купить (очень недорого) гранитные осколки колоннады Карнакского храма (самые настоящие) из бутового камня. Неужели эти доводы вас не убеждают?
  

* * *

  
   К гиду, который встречал прибывших из Хургады туристов у автобуса в Карнаке, Анка сразу прониклась симпатией, и вот почему: во-первых, он выглядел как аристократ далеко не в первом колене (или поколении? хм, колено - поколение - пока каление... следует подумать), угадывалось в нём что-то породистое, европейское; во-вторых, мужчина был со вкусом, хоть и бедно, одет; наконец, в-третьих, экскурсовод прекрасно говорил на русском. Причём на том ещё русском, на котором общались до эпохи материалистического материализма. Таким длинным ругательным термином Анка привыкла называть новые капиталистические отношения, неожиданно прижившиеся на земле, где мироедами привыкли закусывать на завтрак, пуская им кровушку без помощи пиявок.
  
   Анна быстро поняла, что ей и всей группе несказанно повезло. Такой человек, как предоставленный туристическим бюро гид, не мог относиться к делу спустя рукава. Подобным людям претит что-то делать не в полную силу, не раскрываясь всякий раз, как это присуще хорошему актёру в его звёздной роли.
  
   В подавляющем большинстве египтяне здесь и в других курортных зонах по-русски говорят не очень-то. Только кое-кто из торговцев, старший менеджер в гостинице и владелец компьютерного окна в мир - Ахмед. Остальные владеют лишь самыми простыми английскими фразами, по-русски же только "купи" и "хорошо". Ну а экскурсовод, который встретил их близ Карнакского храма в Луксоре, просто поражал воображение своей чистой речью.
  
   И всё-таки, откуда этот египтянин с благородной стрижкой рано седеющих волос так хорошо владеет языком? Наверное, учился, в каком-нибудь институте имени друга всех коммунистов СССР и окрестностей Патриса Лумумбы.
  
   Не выдержала. Решила спросить. Верно, почти угадала - Юсуф (так звали импозантного экскурсовода, так, собственно, он и представился - мол, конечно-пожалуйста, называйте меня Юсуфом, будьте настолько любезны) получил второе высшее образование в стране "вечнозелёных помидолларов", как он называл союз вслед за своими русскими сокурсниками, большинство из которых уже успело навестить "нашего эджиптен Ибиса" в последнее время. Причём называл не с презрением или насмешливо, а с той улыбчивой теплотой, как умеют это делать люди совершенным образом добрые и покладистые, не обделённые тонким юмором, а также ироничным отношением к себе и своему восприятию мира.
   Да, кстати, об ибисах - а второе высшее образование Юсуф получил практическим контрабандным образом, иначе говоря - на птичьих правах. Об этом стоит рассказать, но чуть позже.
  
   В процессе экскурсии Юсуф очень умело руководил потоками внимания, легко заинтересовывая даже самых пассивных созерцателей, которые отправились в Луксор с единственной целью: сфотографироваться на фоне грандиозных монументов - предтечи античной скульптуры, - попирающих фундаментами не просто далёкое прошлое, но саму вечность. Был в нём, этом египтянине, какой-то талант общения, который гид умело реализовывал во время демонстрации архитектурных памятников и артефактов глубокой "донашейэровости". Туристы из отеля, где жила Анка, ходили за Юсуфом, словно трёхдневные цыплята за квочкой.
  
   И как-то так получилось, что она сразу оказалась рядом с ним - фараоном туристического сознания в отдельно взятом коллективе. Анна шла по левую, "сердешную", руку от Юсуфа и своим видом показывала, что она тоже не последний человек в процессии. Да, собственно, так всё и было.
  
   Почему? Очень просто - Анка взяла на себя роль добровольной толковательницы непонятных гиду русских слов и выражений, которые могли прозвучать в вопросах туристической братии. Началось всё с малого. Показывая планшетом, с пришпиленным к нему кратким планом экскурсии, на одну из статуй-двойняшек венценосной женщины-фараона по имени Хатшепсут, экскурсовод сказал с лукавой усмешкой:
   - Знаете, отчего во рту царицы улыбка?
   - Ха, во рту только зубы и язык, в крайнем случае - жевательная резинка. А улыбка на устах, на челе или, может быть, на лице, - поправила Анка.
   Вместо того, чтобы обидеться, Юсуф расцвёл, будто мексиканский кактус в канун Нового мексиканского года, и произнёс фразу, которая послужила возникновению нового международного союза, не означенного ни в одном из документов, одобренных Генеральной ассамблеей ООН. Он сказал:
   - Это совсем приятно, когда такая девушка хорошо помогает проводить экскурсию. Вы мне не откажетесь пособить, правда?
   - Не откажусь, - не без кокетства ответила Анка. - Разве можно ответить "нет" человеку, знающему глагол "пособить"?! Никогда!
  
   Экскурсовод приобрёл в лице Анки верного помощника, чем был весьма доволен. Он было показал жестом, что группе следует пройти дальше, но тут женщина, стоящая в первом ряду и проявляющая живой интерес к тонкостям и обычаям старинной египетской жизни, спросила:
   - Так, всё-таки, отчего царица улыбается?
   - Легенды гласят, что Хатшепсут целых двадцать два года, до самой своей кончины, правила страной потому, что на людях представала в облике мужчины, и никто из подданных не мог разгадать её тайну. Так долго обманывать не только слуг, но и жрецов может лишь очень умная женщина. И потому считается, что улыбка Хатшепсут сродни улыбке Джоконды. Тайна веков.
   - И что - в самом деле, никто не знал, что фараон - женщина? - спросил кто-то из группы.
   - Наверное, знали те кому... кому можно поверить...
   - Кому можно доверять, - подсказала Анна.
   - Да, так. Верные люди, видимо, знали. А легенда - только легенда.
  
   После осмотра Карнакского храма, феерической фотосессии на фоне древних колонн, которые работали декорациями не в одном десятке фильмов современности, и обеда в уютном ресторанчике переправились на западный берег Нила - в Город Мёртвых. Скульптуры же близнецы великой царицы безмолвно продолжали таинственно улыбаться, взирая на людские массы туристов, копошащихся у них в ногах.
  

* * *

  
   Левый берег Нила встречал туристов Долиной Царей. Приступили к изучению могильных склепов номерных Рамзесовых династий. Когда проходили мимо погребения подданных фараона, Юсуф заметил мимоходом:
   - Конечно, вам пожалуйста, фараонам - личные захоронения. Каждому свой узел, а вельможам не такая удача. И лежат они все здесь вперемешку... вместе...
   - Невзирая на чины и регалии, - подсказала Анка. - И наверное, всё же, не "узел", а "удел". И не "вперемешку", а "вперемежку". Да-да, вы слишком усердно педалировали шипящую; я заметила, не отпирайтесь! Кроме того, ваша фраза целиком гораздо эффектнее звучала бы так: "В отличие от фараонов, и после смерти получивших отдельные апартаменты, их подданным пришлось быть упокоёнными в одной братской могиле, невзирая на чины, регалии и государственные награды".
   - Девушка, позвольте, я запишу? Красиво сказали... Особенно это - "педалировали шипящую". Как у Гоголя - какой русский не любит педалировать?! Ха-ха-ха...
   И чуть позднее:
   - ...а меня поймут... простые туристы, если я так построю фразу?
   - Поймут-поймут, дорогой Юсуф, даже не сомневайтесь.
   - Скажите, мне можно вас называть?
   - Называйте... а, ну, конечно, догадалась - называйте меня Анной.
   - Спасибо, Анна!
   - Спасибо многовато, три доллара в самый раз!
   - Не понял... о каких деньгах речь?
   - Проехали, шутка была.
   - Шутка... Проехали?
   - Значит, не стоит возвращаться к этой теме. Когда проехал мимо какой-то неважной, в общем-то, остановки, то не стоит возвращаться обратно. Ничего хорошего из этого не получится, как в прямом, так и в переносном смыслах.
   - Я запишу?
   - Сделайте одолжение, милостивый государь.
   - Вы хотите у меня одолжиться?
   - Юсуф, нет, это такая идиома в русской разговорной речи, причём далеко не первой свежести. Когда же вы учили язык, если нового не знаете, а старого не помните?
   Вот тут гид и рассказал, что на последнем курсе исторического факультета каирского университета его в числе лучших студентов отправили в СССР для участия в археологической экспедиции и изучения русского языка. Экспедиция вскоре закончилась, а виза нет. Так и прожил Юсуф в общежитии университета, постигая премудрости великого и могучего больше двух лет вольным слушателем, зарабатывая себе на жизнь погрузочно-разгрузочными работами на ближайшей товарной станции.
  
   - Вы записываете, чтобы потом использовать? - поинтересовалась Анка, внезапно ощутив тяжесть ответственности за то, как отзовётся каждое её слово, оброненное на благодатную плодородную почву тяги познаний Юсуфа.
   - Совершенно верно, - глаза экскурсовода блеснули загадочным черносливом в глазурированном шоколаде, а рот растянулся в доброй улыбке. - Вы разрешаете?
   - Хорошо, я согласна. Пусть это будет моим вкладом в строительство Асуанской пирамиды...
   - Анна, вы меня страшите! Асуан - это плотина, и она давно построена.
   - Подумаешь, плотина-пирамида. Для нас, филологов, никакой, собственно разницы. Имя существительное, и только лишь. А то обстоятельство, что воздвигли ещё до моего приезда, не делает чести господам строителям. Не сдержали слова. Подождать не могли.
   - Это вы так шутите, Анна?
   - Нет, Юсуф, проверяю вас на сообразительность.
   - Проверили?
   - Да, проверила.
   - И каково же будет резюме?
   - Беру вас в ученики на ближайшие пару часов.
   - Заметаем?
   - Не поняла.
   - Так говорили мои русские друзья, когда договаривались о чём-то.
   - Тогда не "заметаем" с вопросительной интонацией, а "замётано" - с восклицательной.
   - Так точно, мой капитан!
   - О! Да вы делаете успехи, юнга!
  

* * *

  
   - Конечно, пожалуйста, господа и дамы! После смерти мужа Тутмоса II, пятого фараона XVIII-ой династии, Хатшепсут не сразу стала правительницей Египта. Сначала считалась регентшей при сыне. Но через полтора года Фивнские жрецы бога Амон Ра передали полновесную власть Мааткаре Хатшепсут Хенеметамон. Это тронное имя царицы, в народе же она звалась - просто Хатшепсут. Власть царицы, опиравшейся, прежде всего, на жречество Амона, была легитимизирована с помощью легенды о теогамии, или "божественном браке", во время которого сам бог Амон якобы снизошел с небес к земной царице Яхмес для того, чтобы, приняв облик Тутмоса I, зачать "свою дочь" Хатшепсут.
   Последние выражения Юсуф читал по записям в толстенькой тетради конвертного формата в сафьяновой оболочке, вытертой почти до "обратной стороны луны", потому получилось несколько казённо и наукообразно. Но никто из туристов не показал виду, что ему стало скучно.
  
   А гид продолжал экскурс в античные глубины:
   - Так как фараон в Египте был воплощением Хора, он мог быть только мужчиной. Поэтому Хатшепсут часто одевала ("Надевала", - автоматически зафиксировала Анка) на официальных церемониях мужские одежды и фальшивую бородку, однако далеко не в обязательном порядке: отдельные статуи царицы, вроде выставленных в Музее Метрополитен продолжают изображать её в повседневном виде -- в обтягивающей женской одежде, накидке-немесе и без накладной бороды.
   А теперь - конечно, пожалуйста, господа и дамы! Обратим внимание на усыпальницу царицы, в которой следы пребывания её останков так и не были обнаружены.
   - Юсуф, разрешите вас поправить? Вы всё время пользуетесь непонятной связкой "конечно, пожалуйста". Так обычно не говорят. Налицо какая-то гипертрофированная вежливость. Но это свойственно, скорее, детям микадо, а не русским медведям, выскочившим из матрёшки.
   - Анна, мне снова сложно вас понимать. О каких детях вы говорили?
   - Юсуф, микадо - японский император, следовательно, его дети - это, собственно, все жители Японских островов. Сообразили?
   - Теперь - да.
   - Так вот, гораздо лучше вам будет обращать на себя взоры туристической группы словосочетанием "минуточку внимания!". Ничего лишнего. Конкретно и точно.
   - Записал...
   - Да, и как вы себе представляете, любезный Юсуф "пребывание останков"? Фраза выстроена так, что слушатель может себе представить, будто останки царицы могли путешествовать, время от времени останавливаясь на постой, пребывание.
   - И как будем правильно строить слова?
   - Вы имели в виду - "строить фразу", Юсуф? А станем строить примерно так: обратите внимание на царскую усыпальницу Хатшепсут, которая оказалась пустой при вскрытии.
   - Спасибо, Анна!
   - Кушайте на здоровье.
   - Я не голоден.
   - Хм, сомневаюсь. У вас такое желание проникнуть в тайны языковых идиом, что боюсь - вы мне скоро руку откусите.
   - Как крокодил? Да, понимаю - такая персона речи.
   - Не персона, а фигура, мой любезный Санчо.
   - Санчо? Это кто?
   - Вы читали Сервантеса?
   - Понял, Анна! Я теперь у вас оруженосец. Только ношу не копьё, а метафоры и словные обороты.
   - Словесные!
  
   - Долгое время считалось, что Хатшепсут как женщина не могла проводить военных походов, а её правление было предельно мирным, что якобы вызвало недовольство армии. Однако новейшие исследования доказали, что она лично возглавляла один из двух совершенных во время её правления военных походов в Нубию, а также контролировала Синайский полуостров, Финикийское побережье, Южную Сирию и Палестину (это также не единичный случай - царица Яххотеп при несовершеннолетнем Яхмосе I также участвовала в военных походах и за мужество получила в награду три золотые мухи - отличительные знаки воинской доблести). В частности, ведение военных кампаний царицей подтверждает надпись в Тангуре - победная реляция, высеченная на скале в районе Второго порога Нила. Более того, возможно, Хатшепсут командовала египетскими войсками в ряде походов против мятежных сирийских и палестинских городов. Известно, что Хатшепсут допустила своего пасынка Тутмоса к военной службе, что открыло ему путь как первому великому воителю в истории.
   Но главное детище Хатшепсут - террасный храм Миллионов лет на западном берегу Нила в Фивах, посвящённый Амону Ра и ставший символом ее правления. Это безо всякого преувеличения чудо архитектуры. Гениальному Сенмуту, зодчему храма, так удалось встроить его в отроги скал, что храм не воспринимается отдельно от ландшафта и кажется нерукотворным. Эта "лестница, уходящая в небо" представляет зрелище столь величественное, что изобразить его словами крайне трудно. Сейчас вы и сами сможете лицезреть всё великолепие древней архитектуры!
  

* * *

   Во время экскурсии с Юсуфом Анка неожиданно для себя поняла, что история не настолько скучное дело, как ей казалось раньше. Нужно просто хорошенько мысленно закрыть глаза и... представить себе...
  
   Например, царица Хатшепсут. Наверное, красивая была женщина. Красивая, величественная и своенравная. Совсем как она, девушка с русского Севера. А что - чем хуже-то? И тут её понесло... понесло мысленно. Чуть не взлетела от невероятного желания приманить к себе женскую удачу.
   Состояние своё героиня обозначила как буйное замешательство. Странно, скажете? Возможно. Но не для Ани, Аннушки, девочки-красуни, любезной, любимой и крайне привлекательной. Буйное замешательство, переходящее в манию величия. Ого! Вот это Анка сама себя высекла! У меня такая мантия... Скажите, пожалуйста!
  
   Две знаменитых фразы "у меня такая мантия" и "самый вакантный случай" она взяла на вооружение ещё в университете - так выражался парень, с которым она училась в одной группе. Он произносил эти комбинации слов, не догадываясь даже, что одна из них построена на тавтологическом фундаменте вопиющей безграмотности, а во второй употреблено не то слово. "Мантия" вместо "мании" выдавало в парне аристократические амбиции люмпена по духу. Анна же использовала представленные словосочетания в качестве ироничного подтрунивания над собственным эгоцентризмом. Что-то из сдерживающей системы рычагов и противовесов.
   Парня того с филфака отчислили, и он вдруг оказался на руководящей работе в каком-то муниципальном образовании. Дело было в разгар преддефолтного ажиотажа, когда государственные закрома буквально ломились от пустых бумажных обязательств. И Анкин бывший однокурсник частенько давал интервью в местной прессе в своей излюбленной манере кнехта, возомнившего себя магистром рыцарского ордена. Но тогда он был, пожалуй, всего только исключением из правил, и косноязычие его находилось в пределах житейской логики.
   А сейчас! Представьте, диктор телевидения, который должен нести в народ культуру, говорит следующее: "Нам ещё нужно предстоит бороться над трудностями"*.
  
   Если раньше после переворота верных и не очень верных ленинцев по стране рассеялись беспощадной революционной саранчой продотряды - люмпенов гнездовье, то теперь над державой гуляют ветры, беспощадно выхолащивающие бездарным языком рекламы нормальную человеческую речь.
  
   Чай со вкусом чая - наш несравненный идеал! Шоколад со вкусом мясного ореха - тает во рту, а не в руках отечественного производителя. Молодёжное радио "Рахит FM" поможет вам и откосить, и закосить, и закусить, и окосеть. Тайна пришельцев в почтовом ящике пенсионерки Семипядевой. Заботливая нега клизмы - "звёзды" тоже делают это! Мама, сегодня необычно вкусный суп, что ты с ним сделала? Я его сварила. Над Кавказским гор седых будем резали шашлык. Ленин тоже человек, только спать прилёг в углу. Я шагаю по стране, и "Би-лайн" торчит в штанах...
  
   Так и хочется ввернуть что-нибудь дерзкое в эту цепь безграмотности и полного художественного упадка. Например? А вот: подавись своим "Даниссимо"! "Vi-chy" - пиши с буквой "Y"!
  
   Анка просто не могла смотреть, как издеваются над её родным языком радио и телевизионные дикторы, псевдо-профессора лингвистики и псевдо-министры псевдо-культуры, норовящие ампутировать, оттяпать из алфавита ещё три-четыре буквы, а то и все пять, чтобы политкорректно влиться в семью европейских народов, во всём им подражая. Так и хотелось сказать, как в своё время киновариант "папаши Мюллера" герою Вячеслава Тихонова:
   - А вас, буква Ё, я попрошу остаться!
  

* * *

  
   Между тем экскурсия продолжалась.
  
   В те минуты, когда Юсуф не рассказывал ничего для группы, давая время на фотосъёмку, Анка беседовала с ним, предлагая вворачивать в строгую ритмику исторического материала разговорные выражения.
   - Это позволит, как минимум, максимально долго владеть вниманием даже совсем не любопытных людей, извините за каламбур, - говорила она.
   Анна предлагала, а Юсуф записывал.
   Так, например, его словарный запас пополнился выражением "набегут, затопчут", применительно к ажиотажному спросу; "консенсус не задался" - а это уже касается проблемы непримиримости фараона Рамсеса из XIX-ой династии (не при участниках XIX-ой партийной конференции будет она помянута!) с мафией жрецов, возглавляемой неким властолюбцем по имени Херихор.
  
   - Помню, во время учёбы в СССР выражение "знаю я вашего брата" меня очень удивило, - поделился гид с Анной своими сомнениями. - Долго я пытался понять, где мой однокурсник мог познакомиться с одним моим братьев.
   - С одним из моих братьев...
   - Не понимаю...
   - Правильнее будет сказать "с одним ИЗ МОИХ БРАТЬЕВ".
   - Усвоил. Сто лет жить в тюрьме.
   - Ха-ха... Юсуф. Вы, наверное, хотели сказать "век воли не видать"?
   - Да-да, Аня. Спасибо! Сейчас столько новых слов. Трудно узнать язык. Вот такое странное выражение есть - размягчать кожуру. Для чего? Кожуру, от какого плода?
   - Никогда не слышала. А кто вам сказал?
   - Один солидный человек. Он про своего племянника говорил. Что тот отмачивал кожуру, чтобы достать родителей. Автобус уезжал в отель, и я никак не успевал расспросить, что это всё означает. Как можно дотянуться до родителей при помощи мягкой кожуры...
   - Да-а-... уважаемый Юсуф, эту фразу и точно с наскоку не одолеешь. Вероятно, мужчина говорил, что, мол, его племянник корки мочит, и делает это так искусно, что уже достал родителей.
   - Вот. Да. Так и говорил. Корки. Так что это означает?
   - Знаешь, сей словесный кульбит, наверное, происходит ещё от одного выражения - отмочить номер, слышал? - иногда Анка незаметно для себя переходила на "ты", увлёкшись игрой в слова и выражения. Похоже, Юсуф тоже увлёкся. И не только словами.
   - Как возможно отмочить номер, это же понятие из математики? Номер, цифра, число...
   - А концертный или цирковой номер, забыл? Отмочить номер, как я понимаю, это так сыграть свою роль, что зрители станут мокрыми от слёз...
   - Или... мне немного неловко предположить...
   - Юсуф, вы же с дамой разговариваете!
   - Простите меня, хабиби** души моей!
   - Ох, пользуетесь вы женской добротой, снисходительной статью её характера, господин экскурсовод. Хорошо - прощены, что с вами делать. Так вот, с выражением "отмочить номер" всё понятно, а "мочить корки" можно трактовать двояко.
   Но учтите, Юсуф, это только моё частное мнение. Если вздумаете писать научную работу, то лучше на меня не ссылаться. Да не напрягайтесь вы так, маэстро. Шучу.
   Стало быть, озвучу первую версию. Если под "корками" понимать старшее поколение, то есть - родителей, то смысл выражения таков: некто совершает настолько неординарные поступки, что родители плачут.
   Вторая трактовка отличается немногим. Здесь под корками понимается стандартное поведенческая манера, а если эти "корки" размочить, то получится почти скандал - основа для ядрёного кваса. Понятно?
   - О, Анна, вы так хорошо всё объясняете. Мне будет вас не хватать.
   - Это предложение?
   - Понимаю, что вы шутите, но скажу откровенно - был бы очень рад, когда б вы согласились поработать со мной хотя бы месяц. Я могу договориться с боссом.
   - О, Юсуф! Вы же понимаете, что со службы меня никто не отпустит. Вот закончится отпуск... сразу вопьются в меня корифеи-вампиры, авторы безграмотные. Тут уж только успевай поворачиваться. Лучше, пока ещё есть немного времени, спрашивайте.
   - Хорошо, Анна, объясните мне, что означает - отвечать за базар? Базар большой, как за всё на нём происходящее, можно ответить? В языке хоть и нет костей, но и его сломать можно.
   - Да, Юсуф, вот что значит - учиться в СССР, а не в России эпохи коренного перелома. В те времена феню, иначе говоря - криминальное арго, настолько часто, как сейчас, в обиходе не использовали.
   Так вот, базар - это какие-то обязательства, данные в разговоре (базар - выяснение отношений, перетёрки). То есть, получается, что отвечать за базар - это нести ответственность за свои слова.
   - А перетёрки...
   - Милый Юсуф, я вам уже говорила, кажется... Перетёрки - сленговое обозначение переговоров между двумя (и более) сторонами, находящимися в состоянии конфликта - иначе говоря, непоняток - относительно предмета этих самых перетёрок.
   - А саммиты стран Большой Восьмёрки можно назвать перетёрками.
   - Пожалуй. Да. Это, наверное, Большие Перетёрки.
  
   Таким неспешным манером экскурсия подошла к своему логическому завершению. Автобусы уже стояли под парами. Подоспело время отправляться на побережье. В добрый путь!
  
   И думаю, будет неудивительно, если после Анкиного ликбеза, экскурсовод из Луксора по имени Юсуф начнёт разговаривать на одном языке не только с российской интеллигенцией, но и с братками, а также - представителями финансовых элит уездного масштаба.
  

* * *

  
   Хорошо отдыхать в конце осени, купаясь в солнечных потоках, раскаляющих макушку Африки до состояния волшебного бубна древнего божества Беса, затаившегося внутри жука-скарабея; периодически окунаясь в воды Красного, как сказочная Золотая Рыбка, моря. Где-то далеко, в родном городе наверняка идёт снег, и ещё - промозглый северо-восточный ветер, и какой-нибудь дворник дядя Вася стоит ему навстречу несгибаемой глыбой свежепохмелённого лица. А здесь - вокруг одни Ахмеды, Махмеды и Моххамеды в сандалиях на босу ногу пьют в основном лишь охлаждённый чай-каркаде, не задумываясь ни секунды о том, что не худо было бы "поправиться красеньким". И вовсе не потому, что доходы не позволяют, вино здесь достаточно дёшево, а просто нет нужды в утренней реанимации сознания.
  
   Африка. Египет. Объятия с вечностью.
  
   И всё было бы отлично, да очень часто те, кто занимал какое-нибудь значимое административное положение в гостиничном комплексе, пытались блеснуть перед Анной не силою своего интеллекта, а иерархической тяжестью приросшего к заднице кресла, так сказать, включали административный ресурс. А разве этакого желается настоящей барышне, вполне осознающей себя наилучшей претенденткой на главный жизненный приз?
  
   Примеры?
   Да что далеко ходить. Видите, как показательно выстроил весь подчинённый ему персонал возле Аннушкиного стола администратор-распорядитель из ресторана? Она ему уже намекала пару раз, чтоб не суетился и людей своих не жучил без особой нужды. Не понял. Придётся по-простому, по рабоче-крестьянски - ошарашить "трёхпалым свистом", а далее - всё по Владимиру Владимировичу. Ну, что вы, премьер-президент здесь не причём. Тот никогда не свистит, он предпочитает водные процедуры для отморозков проводить не в совсем традиционных местах. И без лишнего шума. Я же о поэте Маяковском речь веду.
  
   Анка твёрдо знала, что называя дурака дураком, ты его не оскорбляешь, а оказываешь услугу, открывая глаза на жизненные реалии. И он тебе ещё должен в ножки, по большому счёту, поклониться за то, что так ему всё объяснил досконально, не заставил самого себя с дурных-то глаз сканировать, вычисляя, в чём корень мозгового зла приключился.
  
   Другое дело, что степень дури иногда зашкаливает, перемножаясь в небесных сферах на непомерные амбиции. Для мужчин этот поведенческий стереотип - первый признак того, что где-нибудь на Пряжке потеряли очередного пациента.
  
   Женская дурь ещё хуже того: выголятся пустоголовые прелестницы, будто лесные нимфы - за сосками пуговиц на бикини-сарафане не разглядеть. А этим господам, командированным из Каира, которые на заработки в Хургаду приезжают, только того и надо. "Натаса, - кричат, - ты самый красивый из всякый женщина. Айдэ идом чай пит, халва-лукум кушат?!". "Айдэ", если кому-то непонятно, - это немного искажённое "айда".
  
   Нет, что-то определённо с Анкой было не так. Она злилась не столько на девиц, приехавших за сексуальными приключениями, сколько на себя. Не может она рекламировать свои прелести, не может с первым встречным... Воспитание не такое. А принца-то разве дождёшься? Тьфу, опять стереотипы. Белый конь, юный принц, идеальный и всё понимающий муж. От тоски с ума сдвинуться можно.
  
   И скороговорка какая-то нелепая в голову всё лезла:
  
   "Припизанил мне лазанью
   Терапевт на пармезане.
   Полизали "Алазани",
   Разогревом в три касанья"...
  
  
   Чушь собачья! Только далёкая музыкальная метель за стеной убаюкивала, успокаивала, умиротворяла. Музыка, очень напоминавшая само время...
   Время - деньги. Time is money. Странно, как же она раньше не обратила внимания на это причудливое сочетание... Сочетание... чего сочетание? За-сы-паю...
  

* * *

  
   Как известно, лучший вид отдыха - активный. Но растяжки на пляже под руководством инструктора и быстрые танцы на дискотеке вечерами - этого маловато. Ещё были два заплыва с компанией дайвингистов-свингеров на коралловые рифы. В третий раз Анна не отважилась, поскольку мужская половина подводной диаспоры принялась делать недвусмысленные намёки и выстраивать замки фантастических надежд на следующий выезд в режиме "ню".
  
   Что ж, и двух выходов в море достаточно. Как сказал им представитель туристической компании "Пегас-тревел" сразу после прилёта, если ты не нырял с маской близ кораллового рифа, то не видел Красного моря, а если не потрогал гранит пра-античных памятников, то и в Египте не бывал.
   А она попробовала и то и другое, значит, основная программа поездки выполнена. Остаётся найти себе каждодневное занятие, которое бы приносило отдых душе и работу молодым мышцам. И такое занятие непременно должно было появиться.
  
   Чутьё не подвело. Анка быстро обнаружила, что в соседнем отеле волейбольная площадка не пустует в светлое время ни минуты. Значит - ей туда. Всё-таки первый разряд в игровом виде спорта требовал к себе особого внимания. Поддержание формы, как спортивной, так и женской, дело первостатейной важности. А вы иначе мыслите?
  
   На площадке она оказывалась единственной женщиной. Все остальные - немцы (других туристов в этом отеле, похоже, не было вовсе). Парни - хоть куда. Красавцы, жеребцы, сантехники. Мясистые, загорелые. Все, как один. По крайней мере, в мыслях. Их жёны - серые мыши с нарушенным обменом веществ от перманентной липосакции, хронического целлюлита и американизированного питания с корн-флейком по утрам вместо натуральной каши и чизбургерами на обед с без души сваренным кофе.
  
   Мужики, как говорится, с обложек глянцевых журналов. Почти все. А один конопатый, некрасивый, рыжий. Этого она сразу невзлюбила. Улыбочка на лице, будто приклеенная, взгляд тоже клейкий, тягучий. Всё время наблюдает за работой плечевого сустава во время нападающего удара? Или всё-таки на ноги уставился, нахал?
  
   Однажды удалось врезать ему хорошенечко мячом по кумполу. Аня подумала, что сейчас этот "дойче роте Антошка, Hackepetergesicht Antocshka" выскочит из шезлонга, будто нибелунг из драккара (или в драккарах только викинги рассекали по северным морям... не помню) и начнёт поминать Валгаллу со всеми вытекающими ненормативными последствиями, а потом возьмёт лопату. Но не для того, чтобы пойти, копать картошку, а закопать волейбольный мяч вместе с виновницей в раскалённый песок Хургады. Или Валгалла - это тоже у викингов? А лопата? Лопата - для всех одинакова. Впрочем, неважно - не на историка, как говорится, училась, всю свою молодую жизнь тщательно укладывая к алтарю науки аккуратной стопочкой безрадостно прожитых дней.
  
   А рыжий не закричал, не вскочил, не стал изображать из себя расстрелянного на Красной Пресне питерского рабочего. Хм, а откуда, кстати говоря, на Пресне появился питерский рабочий? Приехал в отпуск, на Златоглавую взглянуть намеревался, а тут революция из-за угла... Ой, не понимаю, что хорошего во всех этих исторических фактах. То ли дело - языкознание: говоришь, что герой смертельно влюбился... э-э-э... скажем, в настоящую лягушку, и не нужно потом этот художественный факт тридцать лет доказывать недоверчивым коллегам.
  
   Так вот, рыжий немец непроизвольно ойкнул, потом смешно почесал зашибленное ударом-гвоздём место, улыбнулся шире, чем обычно, а потом вежливо приподнял панамку, сделав приветственный жест - дескать, оценил всю силу вашего удара, Fräulein. Мол, продолжайте в том же духе - мне оттого только одно приятственное наслаждение. Вот ведь как.
  
   Три дня Анка с упоением играла на территории соседнего гостиничного комплекса, выплывая из моря по пенному шлейфу рождаемой Афродиты, а на четвёртый пришла охрана и выдворила её "на историческую родину", пригрозив для убедительности пластиком своих форменных бейджиков.
  
   Охраны поблизости никогда не было. Видно, нашлась добрая душа, донесла о "нарушении беспорядков" на волейбольной площадке. Неужели всё-таки он "стукнул", поросёнок этакий, рыженький Гансик?
  
   Оказалось, не он. Через день рыжий сам пожаловал на пляж соседнего отеля и медленно его обошёл, явно кого-то разыскивая. Анка как раз дреманула после упражнения по растяжке, которое проводила с отдыхающими бывшая известная гимнастка, которая, говорят, когда-то входила в сборную Египта на какой-то из Олимпиад.
  
   Анка одним ухом дремлет и видит волшебный сон с таким незатейливым содержанием "Ёжик-пыжик, где ты был...". Во второе же ухо кто-то громко шепчет:
   - Ань, гляди-ка, этот огненный на тебя пялится, будто съесть хочет. С виду мелкий, как шишок лесной, а туда же: высокие дамы - наш любимый размер.
   Тяжело глаза продираются, с боем, практически не оставляя хорошо укреплённых позиций. Но Анна знает, как можно себя победить... А вам-то зачем? Нет-нет, не скажу... и не просите. Слово давал, на консервной банке клялся молоками селёдочного самца!
  
   Немец, поняв, что замечен, нимало не сконфузился. Наоборот, сделал подманивающий знак рукой - дескать, "ком цу мир, комраде". Анка подошла. И тогда у них с рыжим немцем состоялась беседа двух тактильно устроенных людей, то есть таких людей, которые в трудную минуту любят помогать себе руками. Сложив два языка, русский и немецкий, они получили ломаный английский, а добавив ещё умело жестикулирующие четыре руки, обрели вполне сносный хургадийский диалект курортного эсперанто.
  
   Выяснилось, что никто Анку охране соседнего отеля не сдавал. Девушка практически сама всё делала, чтобы не попасть на волейбольную площадку. Представьте себе, что вы охранник отеля, перед которым стоит задача не пускать посторонних на частный пляж. Что вы станете делать? Правильно, отслеживать наличие цветных браслетов, обозначающих классовую принадлежность к "пятизвёздочному сервису". А тут из моря появляется дивная фигурой барышня тридцати неполных годочков... причём совершенно без... фи, пошляки, конечно в купальнике... но без браслета, и идёт на волейбольную площадку. Каковы будут ваши действия, господин охранник? Секундочку, сейчас соображу... Минут пятнадцать понаблюдал бы за игрой прекрасной дамы (нападающий удар - это что-то, а подача с подкруткой - песня коимбры в пору полового созревания), а потом выпроводил бы её восвояси. И вы поступили бы также? Какие, право, во всём мире одинаковые мужики!
  
   Так, тут кое-кто из присутствующих не знает, что за зверь такой - коимбра, а, тем паче, поёт ли это существо в период полового созревания. Хочу заметить, что я, собственно, тоже не знаю, в какие меха обряжается столь странный птицезверёк, но трагедию из этого не делаю. Сказано - песня коимбры, стало быть, так оно и есть. Мы же гуманитарии все здесь собрались, не так ли?
  
   Да, чуть не забыл, зачем приходил этот рыжий. Он принёс браслет-пропуск для барышни, так ловко владеющей нападающим ударом типа "кол Ивана Грозного". Всё сообщество виртуальных немецких сантехников просило её почаще заглядывать на волейбольную площадку для поднятия, так сказать, спортивного тонуса. И кто бы после такого на месте Анки отказался?
  

* * *

  
   "Ёлки-палки", "Ёлки-моталки", "Ё-моё", "Ёксель-моксель" - названия магазинов будто озорно подмигивали буквенными надстройками: днём - отблесками солнечных зайчиков, вечером сиянием трубок с подкрашенным инертным газом. Отчего так много букв "ё"? Тут можно разное предположить, но просто местным, видать, нравится, двойное отточие сверху кириллического символа. Может быть, оно им напоминает о двух светилах на небе - луне и солнце, - чьему движению подчиняются воды Нила. А Нил для египтянина - всё, и даже немножко больше.
  
   Местные Анку боготворили и боялись, ненавидели, но говорили с ней на странной смеси арабо-славянского синопсиса, богато сдобренного худосочными изюминами английских слов, говорили с особым почтением все торговцы из окрестных лавочек курортной Хургады. Почему? Трудно сказать, как заметил бы незабвенный Карамзин, автор "Истории государства Российского", так сложилось исторически. Во всяком случае, Анка об этом факте своей короткой отпускной биографии не привыкла задумываться: как получилось, так пусть и будет, и нечего лохматить себе харизму в поисках ответа.
  
   Итак, Анне недосуг разбираться в причинно-следственных связях. А мы-то с вами, надеюсь, сможем сделать какие-то выводы, не так ли? Для этого вспомним, что случилось с нашей героиней на второй день отдыха. Если вы позабыли, то у меня записано - да-да, как у одноглазого любителя защиты Филидора из деревни Нью-Васюки.
  
   Достоверно всё, чтоб вы себе нимало не сомневались.
  
   Тогда, на второй день после прилёта, Анка впервые поинтересовалась, отчего у местных магазинчиков и лавочек столь звучные, но не местные названия, а вывески, так или иначе связанные с русским фольклором? Седой хозяин лавки "Ёлочки-сосёночки" в роскошной арафатке от местного Гальяно ответил с еле приметным акцентом:
   - Такой наш бизнес, уважаемая! Мы должны ценить привычки гостей, которые приносят сюда свои фунты, слава аллаху! Русский покупатель - щедрый покупатель! У меня даже в самой России есть три торговые точки.
   - Вот как? И где же?
   - Город Котлас Архангельской области.
   - Ничего себе! Никогда бы не подумала!
  
   В тот вечер Анка долго бродила по курортному шоссе, заглядывая во все лавочки - знакомилась с местным бытом. Часа два с половиной ушло у нашей героини на то, чтобы узнать нечто интересное.
   Когда уже второй из встреченных ей по пути шоп-следования продавцов похвастал, что имеет свой магазин в России, Анна спросила, сама не понимая, почему:
   - Наверное, ваша торговая точка где-нибудь... в Котласе?..
   -...Архангельской области... - закончил за неё ошарашенный торговец.
  
   И тут кое-что стало проясняться. Чуть не половина владельцев маленьких лавочек располагали (с их же слов) небольшой торговой сетью в знаменитом на весь Египет городе Котласе. Как потом выяснилось, и в Луксоре тоже нашлись замечательные негоцианты, вложившие свои капиталы в развитие торговли на краю света - в Архангельской глубинке.
  
   Анка долго потом смеялась, представляя себе небольшой районный центр севера России, вся торговля которого держится на египетских подвижниках купеческого промысла.
  
   Интересно, сколько времени эти бесхитростные люди с севера Африки заучивали незнакомые и труднопроизносимые для них русские названия? И почему только Котлас так привлёк их богатое торгашеское воображение? Может быть, стоит поискать первооснову где-нибудь в этимологии египетских названий? Как-нибудь... после... обязательно... при наличии свободного времени.
  
   Наивные хозяева лавочек, вероятно, имеют какое-то подобие профсоюза, который и предложил позиционировать свой товар и свои методы торговли таким вот незамысловатым способом, нимало не задумываясь о том, что единомоментно кто-то из российских туристов начнёт расспрашивать об экспорте капитала и невольно раскроет тайну успеха египетской негоции.
  
   Анка подумала было о своём вечернем вояже-приключении как о разоблачительной акции - что-то вроде "контрольной закупки купеческих флюидов", - но через минуту уже спала под нежный рокот взлетающего в облако невероятно-феерических снов кондиционера и еле слышной из-за стены мелодии знаковой группы "Pink Floyd".
  
   Наутро Анна уже ничего не помнила. Не хотелось ей больше думать и выстраивать гипотезы относительно "Котласского следа". Отдых, только отдых! Чистая от мыслей голова - залог прекрасно проведённого отпуска.
  
   Итак, наша героиня не помнила, зато хозяева лавочек не забыли. Потому они насторожённо встречали Анну на своей территории. Особенно, если она приходила не одна, а с кем-то из новых знакомых по отдыху - не расскажет ли, не продаст секрет торговли эта независимая ханум*** из далёкой северной страны.
  
   Кстати, на второй день Анку научили пользоваться кондиционером так, как и положено - то есть, даже тогда, когда тебя нет в номере. Что, вы удивлены, вы не поняли, о чём я? Сейчас поясню.
  
   В "четырёхзвёздочной" гостинице с упоминанием имени какого-то древнего царя в названии было принято экономить электроэнергию всеми возможными способами. И потому кондиционер в номере можно было включить только тогда, когда сам постоялец находится в апартаментах. Понятное дело - чтобы включить технику нужно разблокировать её чем-то, что ты всегда носишь с собой: ушёл, забрав это что-то, и кондиционер тоже не жужжит, как пчёлка золотая из известной казацкой песни.
  
   Догадались уже? Верно - пластиковый электронный ключ от номера был тем самым активатором компрессора, охлаждающего атмосферу в гостиничном номере. Местные Кулибины думали, что они победили извечную славянскую смекалку. Действительно, тут даже если забудешь выключить агрегат, то ключ от входной двери тебе непременно о том напомнит.
  
   Первое время туристы были в некоторой растерянности, но, к несчастью для владельца гостиницы, их счастье оказалось слишком кратковременным.
  
   Согласитесь, когда ты в разгар потрескавшегося от изнуряющего зноя дня являешься в номер, тебе не очень хочется дожидаться, пока воздух в нём охладиться. Гораздо приятней возвращаться в прохладу, заранее приготовленную к твоему приходу. Правда, же? Тяга к прекрасному (а что может быть прекрасней прохлады в раскалённый африканский полдень!) двигала творческую мысль. Прогресс оказался неизбежен.
  
   Загадка египетского сфинкса, скрывающегося в облике кондиционера, разрешилась очень просто. Достаточно было купить самую дешёвую телефонную карту и вставить её в блокиратор вместо ключа от номера - вот вам уже и энергонезависимость. А чтобы пресечь случайное попадание обслуживающего персонала, который бы мог легко уличить постояльца в контрабандном потреблении электричества, русскоязычные туристы, уходя из номера, вывешивали на двери табличку "Don't disturb!". И никто, как говорится, не узнает, где могилка моя... Как, вы не помните, откуда эти слова? Это же из погребальной песни фараонов IV-ой династии. В частности - Хуфу и сына его Хефрена. Увековечено в граните. Сомневаетесь? Анна же мне поверила... правда, не сразу, поначалу долго смеялась.
  
   Итак, вы хотите узнать, кто научил нашу Аннушку ловко охлаждать номер к своему приходу с пляжа? Разумеется, я. Так можете себе и записать в протоколе, если захотите внести мою простую фамилию в чёрный список туристических агентств всего мира и его окрестностей.
  
   Вы спросите, что за человек взял на себя смелость выйти из-за кулис и заговорить с читателем как со своим соседом по дому или приятелем по работе? Именно я - тот самый, кого называют автором, от автора, авторским голосом... да, мало ли, ещё как. Я просто не имел права таиться в просцениуме, маскируясь под использованную ранее декорацию. Мне очень хотелось пообщаться с прелестной спортивной барышней, которую я сам и придумал, как говорится, по образу и подобию... своего идеала.
  
   Вот и сейчас я тихим ангелом опустился Аннушке на сбившуюся прядь непослушных пружинистых волос за ушком. Мы разговариваем.
  
   - ...и сидела я тёмными ночами на террасе. Да не просто сидела, а беседовала. Каждый раз с новым мужчиной. Нет ничего лучше фисташкового кальяна под болтовню ни о чём.
   - Да ты просто Клеопатра, Анюта! Надеюсь, их утром казнили, мужиков этих?
   - Так ведь не за что. Ночь-то они со мной не проводили в полном смысле этого слова.
   - И верно - катастрофа! И что, ни один не приставал?
   - Пытались поначалу, а потом быстренько сворачивали свои поползновения. А с одним даже диалог потом состоялся, который всё объяснил.
  
   - К тебе, Аннушка, не знаешь, с какой стороны подступиться. Боязно даже.
   - А тебя послушать, так ты кротостью весь в морскую свинку удался, а не в Казанову.
   - Нет, я честно. Ты очень... очень свободная и независимая. Наверное, начальник какой-нибудь маленькой фирмы?
   - Нет.
   - Главный бухгалтер?
   - Нет, не гадай-ка лучше, опять промахнёшься. Рядовой экономист...
   - Ну да! Кто ж поверит...
   - Почему?
   - Ходишь тут, строишь всех...
   - Строю? А ведь верно - редактор я в одном издательстве. Строю литературные конструкции. Однако только словами управляю, но не людьми. Даже не уволить никого!
   - Тебе и намёка на подобную возможность давать нельзя - точно поувольняешь! И на отдыхе, видно, такая же, как и на службе. Легче к жизни относиться следует. А ты себе под стать мужика ищешь. Трудно это. Бес-пер-спек-тив-но!
  

* * *

  
   Интернет-кафешка "Egyptian's International World" представляла собой не очень опрятное помещение на первом этаже здания, разодранного частными египетскими предпринимателями на места получения невеликой по российским понятиям курортной маржи. В основном - это лавочки, торгующие "настоящими" древними папирусами, обувью и дамскими сумочками из "настоящей" же крокодиловой кожи, керамикой "времён Рамсеса Второго", а также копиями раритетов египетской монументалистики. Везде покупателям можно было отдохнуть и выпить охлаждённого чая каркаде. Везде, но только не в кафе. Как ни странно, там вообще ничего не было из продуктов питания, даром, что кафе.
  
   Интернет здесь, правда, был. Но какой-то неторопливый и неспешный, словно бы разленившийся на жаре.
  
   Хозяин, Ахмед - горбоносый мужчина с бородавкой на носу, сверху одет по-европейски, даже галстук имеется, а из кармана светлой сорочки виден уголок белоснежного платочка. Зато снизу сандалии на босу ногу и шаровары подозрительно-белого оттенка, напоминающие давно нестиранное солдатское исподнее. Запах? Об этом наша героиня ничего конкретного сказать не может, поскольку хозяин портала во внешний мир так обильно поливал себя кёльнской водой, по всей видимости, турецкого производства, что все остальные ароматы сворачивались в трубочку и тихонько опадали по углам помещения.
  
   Анку Ахмед выделил сразу из всех своих посетителей. Во-первых, потому, что она немедленно потребовала себе клавиатуру с кириллическими символами, виртуальный программный суррогат её не устраивал. Как это так - на курорте больше половины русских, а клавиатуры совсем никуда не годятся! Что это за сервис, как вы себе думаете, любезный? Ахмед возражать не стал, хотя и гневно сверкнул маслинами хорошо отшлифованных северо-африканских глаз. А во-вторых, и в главных, спросите вы? Об этом Ахмед рассказал Анке во время их последней встречи. Наберитесь терпения, узнаете.
  
   На четырёх компьютерах из шести (хозяин кафе почти неделю занимался мониторингом рынка предоставляемых услуг, вычисляя предполагаемую национальность будущих посетителей) были установлены драйверы-русификаторы, подаренные в начале позапрошлого сезона каким-то туристом из Казахстана. А вот с клавиатурами - беда. Привезли пять штук из Каира с наклеенными кириллическим знаками, но те очень быстро вытерлись и облетели, как засохшая тараканья шкурка во время генеральной уборки отлетает от плинтуса под раковиной на кухне. Была, правда, ещё одна клавиатура, которую кто-то оставил в номере ближайшей пятизвёздочной гостиницы. Её Ахмед купил за два фунта у администратора. Там буквы не клееные, а выдавленные. Фирменные, не какой-нибудь контрафакт: в самом Китае, наверное, делали.
  
   Вот эту клавиатуру, скрепя сердцем, и отдал Ахмед Анке. Специально для подобного случая берёг. А сам всё анализировал: и отчего это у русских такая любовь к своему алфавиту. Вот поляки, итальянцы или испанцы ничуть не возмущаются, если английского языка не знают, молотят свои письма потихонечку на транслите и не предъявляют претензий к его, Ахмеда, заведению.
  
   А эта! Эта... просто - ка-та-стро-фа! Собственно, он Анку иначе и не называл с момента их первой встречи. Катастрофа - что ж, очень миленькое имя. А дальше сработала известная морская пословица о том, что с названием судна напрямую связана его судьба: как корабль ты назовёшь, так он в море и пойдёт.
  
   С того момента всякое появление Анки в компьютерном клубе приводило Ахмеда в крайнее замешательство. Он заранее соглашался на все условия клиентки: брал с неё пониженную плату за выход в сеть на том лишь основании, что у женщины не хватает фунта-другого наличности, чтоб заплатить за связь сполна.
  
   А и в самом деле, Анна совершенно не обязана бегать по всему курорту, чтобы наменять для Ахмеда "полвагона финиковых фишек" наличными для расчёта за предоставленные услуги. Не маленький, перетопчется. Отдаст Анка, непременно отдаст. Когда-нибудь потом. Наступало "потом", и мудрый египтянин благоразумно переносил срок окончательного расчета на день позже. А накануне отлёта Анна и вовсе привела Ахмеда в состояние невменяемости, когда достала из сумочки цифровой фотоаппарат и принялась искать шнур мини-USB, который якобы был ею оставлен "где-то здесь", когда она отправляла часть материала своим сослуживицам по издательству. Напрасно Ахмед пытался убедить клиентку, что он давал для этого свой личный кабель, напрасно. А потом не выдержал, достал шнур из пакета и сказал:
   - Катастрофа, тэйк ит... презент...
   - Мне чужого не нужно, верните мне моё!
   Ахмед чуть не вскипел. Но когда узнал, что египетских денег у Анки уже не осталось, а она намеревается сидеть в клубе весь вечер, то не выдержал и предложил:
   - Плати, Катастрофа! Гив ми ё мани, ханни ханум!
   - А вот это видел? - кокетливо покрутила стодолларовой купюрой перед носом египтянина Анка. - А менять негде. Так что теперь жди следующего моего приезда...
   Ахмед понял, что жизнь его, если и удалась, то явно не сегодня и не в этом месте, куда всевышний откомандировал ему в наказание эту хорошенькую длинноногую шатенку, от одного вида которой хотелось бросить всё, включая заработанное непосильным трудом продавца нематериальных услуг, и бежать куда-нибудь в Гизу, поближе к вечным памятникам цивилизации.
  
   Анна же тем временем преспокойно достала ТУ САМУЮ клавиатуру с кириллическими символами (она знала, куда её прятал Ахмед до её прихода) и уже болтала в "аське" с кем-то из подруг.
   Владелец кафе, тихонько вздохнул и попытался было уйти "на хозяйскую половину", но потом притормозил и повернул голову на смех своей мучительницы.
  
   - Видишь, она меня старой клюшкой назвала... - хохотала Анка. - Это я-то старая! Вот кошёлка! Хм... ну как же тебе объяснить-то. Хокки, айс хокки, понимаешь? Нет? А гольф? Вот, хорошо. Уже весело. А клюшка это... Понял? Молодец. Ну что ты опять заладил - Катастрофа, да Катастрофа. Не пойду к тебе старшей женой. И в хабиби не пойду. Странный ты, Ахмед, мужик. Зачем тебе три жены? Паранджу-то на меня хрен оденешь.
   - Знаешь, Катастрофа, тебя нельзя брать в жёны! - вдруг выдавил из себя египтянин.
   - Это почему?
   - Ты сама как мужчина. Ты больше, чем мужчина. Ты - царица...
   - Хатшепсут?
   - Да! Тебе нельзя отказать. Тебе можно только повиноваться. Я это сразу понял.
   - Вот как? - посерьёзнела Анка. - А наши мужчины этого никак не сообразят. Или... потому и не подходят, что понимают. Спасибо тебе, Ахмед, за то, что сказал. Теперь я долго буду думать. А долг я тебе непременно верну, ты не сомневайся. В следующем году приеду, наменяю много валюты и сразу рассчитаюсь. Нет, правда. Хочешь, вот эти сто долларов в залог оставлю?
   - О, нет, Катастрофа! Пусть будет так, как есть. Нет должников, нет кредиторов. Я первый раз общался с такой... царственной женщиной. А за это не жалко платить. Давай лучше пить чай, пока нет посетителей.
   - Ахмед, а что у тебя за музыка всё время играет, такая щемящая и нежная. Даже плакать хочется?
   - Не знаю, хабиби. Один человек принёс. Другой день, как ты приехала. Денег дал, сказал, пусть играет всегда две недели подряд. Ещё сказал, будто называется "Жаль, тебя здесь нет". Как-то по-английски...
   - Красиво. У меня за стеной тоже вечером играет...
  
   Холодный каркаде с обожаемыми Анкой восточными сладостями оказался как нельзя кстати. Заканчивался последний вечер "в знойной жаркой Африке". Через сутки её ждала промозглость московских осенних сумерек и транзитная ночь в одном из аэропортов столицы.
  

* * *

  
   Вернувшись домой, Анка принялась готовиться к обычной зиме российского севера: доставала из шкафа шубу, свитера... И, вытаскивая тёплое стёганое одеяло, впервые за много лет обратила внимание на рисунок. Пирамиды, сфинкс и храм Амон Ра в Долине Мёртвых, храм, построенный повелением царицей Хатшепсут. Вот и не верь после этого в мистические совпадения. А ведь сначала она хотела ехать в Тунис, на остров Джерба. Бог, как говорится, не позволил, напустив на Средиземноморье холодов и дождей. Запасным вариантом считался Израиль, но там было неспокойно, и Анка не рискнула пожертвовать своим замечательно-спортивным телом, чтобы прекратить пограничные конфликты в местах Общего Обетования.
  
   И вот теперь за окном... Анка даже нацарапала небольшой виршик о том, что увидела за окном, назвав его "первоснежное".
  
   грусть
   смятение
   услада
   странный вечер на дворе
   пусть
   мгновенье
   снегопада
   не оставит долгий след
   пусть
   же скоро
   очень
   стает
   этот нежный-нежный пух
   муть
   укором
   осень
   лает
   и фонарь с утра потух...
  

* * *

  
   Зима тянулась долго и уныло. И, будто и не было совсем ещё недавно тёплого Красного моря, палящего солнца в Луксоре, пляжного волейбола с немцами, обходительного экскурсовода Юсуфа, горбоносого Ахмеда с его извечным "Ка-та-стро-фа пришла!". Всё осталось за волшебной дверцей, которую великий фантаст Роберт Хайнлайн так и назвал "Дверь в лето".
  
   А тут и весна подоспела, и запах её врывался в затхлые кубы офисов, тревожа мясистые ноздри первопроходцев частного капитала в нашем возлюбленном Мамоной краю. И понимали их, ноздрей, обладатели, что пришла пора, невзирая на превратности мирового финансового кризиса, отправляться в парфюмерные магазины, бутики и лавки, отряжаться туда, чтобы "вынюхать" тот единственный достойный аромат, который подойдёт той самой - неповторимой, невероятной женщине...
  
   Впрочем, наверное, перебор. Редко, какой мужчина умеет подбирать парфюм своей спутнице. Но хоть какой бы, а у Анки к этому моменту никакого вовсе не осталось. Сгинул в небытие атлетический массажист Толик, почуяв силу Анкиного интеллекта, ушёл розовым летним утром почти год назад менеджер среднего звена Лёха, поняв, что его скудного кругозора явно не хватает, чтобы увлечь девушку в постель, как это он обычно делал с партнёрами по бизнесу, случайными дамами в вагонах СВ, встретившимися ему по пути следования в командировку, ночными "евро-капустницами" в минуты досуга.
  
   А ещё раньше она даже была замужем.
  
   Квартира Анке осталась от родителей. Отца она не помнила: лётчик-испытатель, давно погиб, девочке было всего два года. Когда училась на третьем курсе, похоронила мать. Было невероятно одиноко, не хотелось жить. Видно потому и легко поддалась на уговоры Кости. Сбегала замуж за однокурсника на месяц - как в отпуск сходила. Отпуск оказался неудачным - всё время грозы, но практически без осадков, не считая битой посуды. А солнце так ни разу и не выглянуло. Женщине, родившейся под знаком Льва по гороскопу, солнце необходимо сильнее, чем иным-прочим. Потому пришлось оформлять развод, как говорят, с надеждой на прогнозируемое неминуемое тепло. Хорошо, что бывший не стал претендовать на жилплощадь - размен их некогда элитной "двушки" в старом доме сталинской постройки доконал бы её окончательно. А так - ничего, через полгодика снова смогла шутить и веселиться.
  

* * *

  
   Анка шла на работу, предвкушая, как сегодня главный редактор Святополк Матвеевич Пинте, прищурив подслеповатые глаза, начнёт читать одну из своих бесконечных од, посвящённых женщинам и как потом курьер Вадик, находящийся на альтернативной службе, альтернативными путями доставит к праздничному столу запрещённую начальством водку. И как потом подвыпившие уставшие от жизни бабы примутся петь душераздирающими голосами песнь своему одиночеству. И уже после того, как будет убрано со стола, и все разойдутся, она, Анка - молодая, красивая, умная женщина, поедет домой с единственной мечтой - наконец-то отоспаться. И-л-и, нет... По пути она обязательно зайдёт в кафе, чтобы встретится с подругой Иришкой - два месяца не виделись, целую вечность, - и там проговорят они за шампанским часа полтора. И молодые люди с определёнными недвусмысленными намерениями будут подсаживаться к ним за столик, но быстро ретироваться, оперативно выяснив для себя, что "с такими умными бабами чувствуешь себя, будто недобитый таракан, прячущийся от хозяйского гнева в прореху на орудии возмездия - домашнем тапке".
  
   Поднялась на лифте на свой этаж, привычно свернула в длинный коридор с подслеповатыми лампами дневного (боже, где день такого покойницкого оттенка, покажите мне?!) света и обомлела. Возле приёмной стоял некогда виденный ею человек.
  
   Это был Юсуф с букетом белых лилий в загорелой руке. Сердце ёкнуло - боже, как он узнал, что это мои любимые?
  
   Увидев Анку, египтянин смущённо заулыбался и побледнел. Но дар речи его не оставил.
   - Здравствуйте, Анна! С праздником вас!
   - Юсуф, миленький, как ты меня нашёл?! - Анка не ожидала от себя смеси какого-то щенячьего восторга и нежности к этому, в сущности, совершенно незнакомому человеку.
   - Было совсем не трудно. Вы сами подарили мне книгу по русской орфографии, а там напечатан адрес издательства...
   - А какими судьбами?
   - Не понял о судьбе...
   - Как ты здесь оказался? В туристическую фирму приехал?
   - Я приехал к вам, Анна. К тебе...
   - Ко мне? А работа, твоя работа? Ты же хотел скопить денег на покупку квартиры для мамы в Каире.
   - Мама умерла. А я понял, что мне нужно продолжать изучение языка. А вы... ты, Анна, мой самый лучший учитель. И ещё - нельзя учиться русскому языку в Африке. Нужно... на месте...
   - Место рядом со мной - самое вакантное место!
   - Не понял...
   - Не бери в голову, Юсуф, это я о своём, о девичьем, - сказала Анка и засмеялась так чисто, так искренне, как не смеялась уже много лет. - Какой ты, оказывается, рисковый - приехал, зная только адрес издательства. А если бы я работала в другом?
   - У меня было сознание, что нет ошибки.
   - У тебя было предчувствие.
   - Да, предчувствие...
  
   - Анна Михайловна, вы не забыли, рабочий день нынче короток, как верёвка сорвавшегося висельника? Извольте закончить работу над повестью "Покойник не хотел платить налоги"! Сегодня - крайний срок. Через полчаса нужно будет накрывать на стол, а вы ещё не сдали материал, голубушка! Понимаю, что вы не корректор, а выпускающий редактор, догадываюсь, каково вам пришлось, читая эту бредятину. Но ведь и меня понять можно - где найти такого спонсора в разгар кризиса? Вот и я о том же - rara avis**** и, как следствие, понимаете, manus manum lavat*****. Напечатаем совершенную ерунду разок, зато издательство сохраним. Настоящим авторам будет куда податься, когда всё в норму придёт. Потому лично вам и поручил коррекцию, чтоб не совсем уж стыдно перед читателями было. Вы меня слышите, наяда? Нимфа? Ундина? Отчего у вас такие нездешние глаза, вы снова были в отпуске? Так готов перевод или нет?
   - Разумеется, Святополк Матвеевич, всё готово. Просто задумалась. Я вам по "ланке" сейчас скину.
   - Анна Михайловна, я же просил лично заносить... в бумажном варианте. Не люблю я этого вашего птичьего щебетанья - ланки, неты... протоколы! Как на партсобрании, ей-богу - мозги пухнут, а понять ничего нельзя.
  
   Главный редактор с загадочной старорежимной фамилией Плинте прошёлся по кабинету, смешно размахивая руками, а потом хлопнул в ладоши и ввинтил в тугую плоть рабочей атмосферы весомый посыл препраздничной сентенции:
   - Уважаемые... да что там! Дорогие мои женщины, спешу уведомить вас, что праздник уже свернул на нашу улицу. Если и были сомневающиеся, то теперь их не должно остаться. Им не место в нашем дружном коллективе! Прошу всех принять посильное участие в разворачивании фронтовых резервов на нашем плацдарме в моём кабинете. Как учит нас кинорежиссёр Станислав Говорухин, место встречи обойти нельзя. Разворачивайтесь в марше, так сказать! Вольноопределяющийся Вадик уже отправлен за божественными напитками, соответствующими сегодняшнему дню.
  
   Вот так. Всё оказалось лишь сном, мечтой. Чистой воды - странность. Фата-моргана, призрак, мираж. Нет никаких цветов, нет и сливоглазого (в шоколадной глазури?) гида с роскошным именем принца из сказок "Тысяча и одной ночи". Юсуф. Юсуф ибн?.. Юсуф ибн Облом!
  
   А что, неужели бы Анна не смогла ему отказать, примчись он и в самом деле к ней за тридевять земель с корзиной белоснежных лилий? Пожалела бы, приютила, напоила и спать уложила? Когда начинаешь думать о себе, как о постороннем человеке, то обязательно догадываешься, что героиня не должна отказывать герою в предложенных прихотливой фантазией обстоятельствах, иначе будет полной дурой!
   Если же речь идёт о тебе самой в реальных обстоятельствах, то тут ещё стоит подумать.
  

* * *

  
   Детское время подходило к концу.
  
   Привычно доставая ключи из сумочки, Анка поняла - что-то не так, что-то сегодня иначе. Она буквально застолбенела взором на эвристичности субъектной предикатности, как бы выразился какой-нибудь логик, не лишённый чувства юмора.
   Обычный вечер превращался в ночь метаморфоз и мистификаций. Да-да, не удивляйтесь. А всё оттого, что...
  
   ...на лестничной клетке возле двери её, Анки, квартиры стояла корзина с белоснежными лилиями. Неужели?! Да нет же, нет... кто-то другой. Или перепутали? Так, тут какая-то записка. Господи, отчего так плохо гнутся пальцы! Будто и не свои. И бумага какая-то... Пергамент? Вот, лешак-машина, причём здесь пергамент, чай не в Африке живём?
  
   - Катастрофа!
   - Ахмед?
   - Нет, я не Ахмед... я твой сын Тутмос... Мама, ты зачем отобрала у меня трон. Это же катастрофа!
   - Трон - не игрушка, сынок! Ты ещё был мал, чтобы управлять великой страной.
   - Но совсем не мал, чтобы участвовать в военных походах? Это всё потому, что я тебе не родной, а?
  
   Ещё немного; казалось, ещё немного, и подсознательное сложится ладонями в лодочку сознательного. Но всё испортил звук барабанов, разрывающих волшебное безмолвие лунной ночи над Нилом. Где-то рядом, за обратной стороной ночного светила притаился Архип Куинджи. И Анубис с головой одичавшей собаки осторожно шуршал песком подушечками коварных лап.
  
   Animals. Подсознательный музыкальный импульс. Психоделический посыл, "Pink Floyd", снова это волнующее предчувствие близкого чуда...
  
  
   - Вот тебе и на! Началось... в деревне утро!
   Анка с трудом сообразила, где находится и почему соседи таким безобразным образом ломятся в дверь, да ещё и кричат:
   - Откройте, служба доставки! Вам прислали корзину с цветами.
  
   Анна открыла глаза. Шесть утра. Нет, не шесть. Позже. Просто часы остановились.
   На кухне радио разговаривает само с собой голосами дикторов с радиостанции "Маяк". Входная дверь транслирует силу чьих-то решительных кулаков.
   Соседи? Хм, нет... они к этому грохоту, похоже, руку не прикладывали.
   Так, цветы... цветы? Цветы же были вчера вечером. Или? Нет, белые лилии ей только приснились. А там, за дверью, похоже, настоящие цветы. Кто-то велел доставить. И чего опять тарабанят? Видимо, звонок не работает... После праздника непременно нужно будет вызвать электрика.
  
   Цветами в праздничном букете и в самом деле оказались белые лилии. Кто их мог прислать? Кому же известны Анкины флористические предпочтения? Не может же быть таких роскошных совпадений - целил в небо, попал "в яблочко". Кто-то из бывших? Ишь, клинья подбивает: наверное, захотелось тепла и уюта перед очередным загулом. Даже обидно. Что я вам - база для отдыха подводных лодок? Нет, дудки - не получится из меня посмешище! Не дождётесь.
  
   Хм, а если букет главный прислал? Он, как только овдовел, что-то задышал неровно в Анкину сторону. Впрочем, вздор всё это. Старый же гриб - за шестьдесят давно, я ему в дочери гожусь. Святополк Матвеевич, не шалите! Ба, а, может... Может, он и предлагает таким образом меня удочерить? Тьфу, шайтан, лезет же всякое в голову.
  

* * *

  
   Анка знала, что ей делать дальше. Кончилась история принцессы, мечтающей стать царицей. Могила великой египетской правительницы Хатшепсут; усыпальница, которую так и не могут точно идентифицировать лучшие археологи мира, теперь будет здесь, рядом с её, Анютиной, парадной.
  
   Корзина, полная белоснежных лилий на "египетском захоронении" недолго радовала взгляды прохожих. Исчезла, будто и не было её никогда. Всё-таки - Международный Женский праздник на дворе. Вероятно, кто-то сэкономил на подарке любимой, нимало не смущаясь тому обстоятельству, что мародёрство нынче пока ещё не в чести, а в некоторых субъектах федерации даже преследуется по закону. Подумаешь - взял замерзающие на улице цветы, не машину же угнал, в конце-то концов.
  

* * *

  
   Я прекрасно видел, как Анна, Аннушка, Анюта, женщина моей мечты, выносила этот букет вместе с пакетом мусора. Хорошо, хоть не в контейнер, оставила цветы у дверей. Её "бывшие" здесь не при чём! Какие могут быть бывшие, если я - это её будущее. Она пока не знает, даже не догадывается, фантазирует всякие нелепости относительно интеллигентного парня Юсуфа.
  
   А это всего лишь я - тот, кого обычно называют автором, от автора, голос за кадром. Мне стало невмоготу стоять за кулисами и видеть, как сотворённая мной фемина, созданная силой моего воображения, не может стать счастливой. И я приехал в Хургаду, чтоб встретить свой идеал и узнать самую главную тайну современности - какие любимые цветы у этой женщины, МОЕЙ женщины.
  
   У меня ещё есть немного денег на новый букет и на пачку чая каркаде из соцветий суданской розы - гибискуса сабдариффа (Hibiscus sabdariffa) под названием "Жемчужина Египта". Думаю, этого будет вполне достаточно, чтобы сделать тебя счастливой, моя Анюта.
  
   Ты не принимала меня всерьёз. Даже читала ироничные стихи, подчёркивая, что автор, бросивший кулисы произведения на произвол судьбы, не может ни на что рассчитывать. Вот эти строки, которые ты играючи набросала карандашом на большой салфетке, вероятно, предназначенной для простывших гранитных великанов времён какой-нибудь XVIII-ой династии. Вот что ты написала:
  

*райское*

(партия профессиональной курортной соблазнительницы из мюзикла "Ню и Ра")

  
   в двух шагах от полурая,
   в полумиле от Эдема...
   мы лежали, загорая...
   без одежды, и без крема.
  
   путь летел, тернисто вился
   мимо нашего бивака
   то-то ангел просветлился
   то-то ангел этот плакал,
  
   нас увидевши смиренных,
   будто дойные коровы...
   мы с тобой непротивленны
   и условно бестолковы...
  
   нам ли ангелов смущаться,
   коли мы с тобой в нирване?
   впрочем, нужно попытаться
   и залезть в чужие сани...
  
   то-то будет нам удача
   на пути потом... к Эдему...
   мы пойдём туда, мой мальчик...
   нам добраться не проблема
  
   только стоит ли горячку
   нам пороть и мчаться быстро?
   и на море тоже качка...
   ...мы ж в любви с тобой артисты!
  
   Ты не принимала меня всерьёз, но когда-нибудь это должно было измениться, не так ли? Почему не сегодня?
  
   Сейчас, я уже решился. Я иду, моя несравненная царица Хатшепсут... Нет, не Хатшепсут - моя божественная Аннушка!
  
   ...и что-то мне подсказывает, что тебе не придётся вызывать электрика после праздников. Я ведь тоже кое-что понимаю в законе Ома для участка электрической цепи.
  
   ............................................................................................................................................................................................
  
   Что может быть романтичнее, когда технарь приходит в гости к филологу, и они пьют чай "Жемчужина Египта" под тревожно-возбуждающую мелодию "Shine on your crazy diamond"******, а бусинки каркаде на губах напоминают каплю крови со значка "Почётный донор России"?
  
   В пространстве простраций
   Постился ... в овациях
   Карло Гоцци
   Из графского социума
   На полпорции
   Простолюдин
   на престоле пропорции -
   один в один...
   води!
   Твоя очередь...
   оторопь
   водород -
   тире -
   берёт
   принц не спасает
   граф спасёт!
  

_ _ _

_ _

_

   * - эту фразу правдивый автор и в самом деле слышал в новостном эфире на 5-ом канале ТВ Санкт-Петербурга;
   ** - хабиби (араб.) - дорогая, любимая; вежливое обращение к молодой женщине;
   *** - ханум (араб.) - госпожа;
   **** rara avis (лат.) - редкая птица;
   ***** manus manum lavat (лат.) - рука руку моет;
   ****** - "Shine on your crazy diamond" - название композиции группы "Pink Floyd" с альбома "Wish you were here", что в переводе означает "Жаль, что вас здесь не было" (1975 г.);
   26 февраля - 5 марта 2009 г., 9 июля 2013 г.
  


Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Л.Миленина "Ректор на выданье"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Пылаев "Видящий"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"