Чваков Димыч: другие произведения.

Музыка разношенной души

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
  • Аннотация:
    Сборник стихов, связанных с музыкой... души...


МУЗЫКА РАЗНОШЕННОЙ ДУШИ

*ломкий вирш*

  
   не писал я стихов брат давно
   я давно стихами не жил
   недорезанным гугенотом
   вдоль по прозе пустой кружил
  
   проливаясь коротким дождём
   по регламенту строгих строк
   был я сам же собой осуждён
   на безликость чужих дорог
  
   не тонул я в твоих зеркалах
   там где ветер киот сломал...
   всякий раз только зависть брала
   когда рядом Орфей играл
  
   проходили неделями дни
   по унылым по руслам рек
   до сих пор эта рана саднит...
   и лениво мятежит бег
  
   моя жизнь между строчек скупых
   извиваясь как мысли след...
   мы с тобою всего лишь рабы
   бестолковых ночных бесед...
  
   _________________________
  
   не писал я стихов давно
   и стихами давно не жил
   и напевностью рифм и нот
   девам головы не кружил

Два вздоха

  
   Я эфиром дышать не люблю,
   Мне бы лучше, пожалуй, озоном...
   А эфир... это, вроде как, грудь
   Закачать неживым силиконом...
   На свободе - там точно озон,
   Всяких гроз и застолий видавший...
   Вдохновение - лишь обертон,
   На сознанья волну набежавший...
  

* * *

   Тебя услышал, нежный мой поэт,
   В тугой волне подрёберного рая.
   Ты только твёрдо помни - смерти нет...
   Она в октаве даже не вторая,
   Моя судьба... Вступаю в резонанс
   С подъёмом трав из прошлого столетья.
   Я прорастаю строго в ритме вальса,
   Где вместо па пока лишь междометья.

*жизнь с листа*

  
   когда зелёное светило свой провоцирует полёт
   когда нелепо зацепило меня хандра и слепо ждёт
   когда я нервы обломаю о непосильную мечту
   когда судьба моя хромая ириску пестует во рту
   когда устану отвлекаться на странный ордер забытья
   когда как это может статься в меня томаты полетят
   когда король снимает шляпу а я играю на трубе
   когда придавлен главный клапан и я немного оробел
   когда массивы сплетен спутав
   в разгар словесного поста...
   ...тогда я всё меняю круто
   и жизнь исполню вам с листа...

Ритм

  
   Вечер был зыбко тих,
   Воздух - не воздух - шок.
   В музыку для двоих
   Кто-то рассыпал смешок.
  
   Как в пустоте стынь,
   Как над луной креп,
   Сердцу минорный ритм -
   Радио на стене.
  
   В тонком стакане льда,
   В банке ль тюльпана три...
   Были они когда?
   Кто же их отменил?
  
   Тесно мне жить внутри -
   В комнатном рыхлом дне,
   Где задаёт ритм
   Лишь радио на стене.
  
   А за окном как дым
   Воздух пустынь и рек.
   Это другой ритм,
   Это поверх век...

*аккомпаниация*

  
   Рассказал бы я "Беккеру"
   с непротивленья педалью
   и забытым бычком
   между клавиш дежурного СИ,
   нежных крошек от крекера
   перекалённой медали
   наловивши сачком...
   ...о своём безусловном мерси...
   Да не видно теперь,
   кто был прав, почему и насколько...
   ...кто не смел угасать
   под запой контрабасной струны.
   И закроётся дверь,
   и рассыплется небо поскольку -
   не дано нам узнать,
   в чьи мы ноты раз-не-сены...

детство

(кантата)

  
   из линий плавных постепенно
   в кругу друзей на фото
   что в рамке из картона
   выходит детство с запахом морозного арбуза
   и отступают стены
   и на манер пехоты
   не топают... а только в домофон
   зовут уйти с собой туда где пляшут музы
   и там на горизонте
   себя увидишь с клюшкой
   и отмороженной щекой...
   из-под ушанки волосы от пота застывают
   а вместо шайбы ломтик
   засохшей и надкусанной горбушки
   никто из взрослых не грозит рукой
   за надругательство над хлебом не ругает
   как будто не было за ним очередей
   совсем недавно
   за хлебом не давились у костров
   и химию ладоней не прятали а предъявляли смело...
   вторгаюсь в мир непуганых детей
   на равных
   я уже готов
   свой выбор этой ночью без сомнений сделав...
   просмотрен детства манифест
   пора закрыть глаза
   но снова я не сплю...
   как будто бы в заложниках у памяти... бывает...
   февраль... вокзал... и мальчик булку ест...
   я плёнку отмотал назад
   и зачарованно смотрю
   как мёд по варежке торжественно стекает

При сверчках

Ватилене Октябрьской

с любовью и благодарность

  
   Сидели в полумраке при сверчках,
   свеча сгорела, а луна в оконце
   спиной сверкала зеркала-леща
   на вакидзаси знатного японца.
  
   Шутила мышь - писклявила фальцет,
   в углу за печкой зашуршав бумагой.
   Мне было в эту пору мало лет,
   но сердце гордой полнило отвагой.
  
   Мы при сверчках смотрели на луну,
   и звёзд трескучих холод на морозе
   пытался влезть нахальным гостем внутрь,
   как в душу грустью заползает осень
  
   Сидели в полудрёме при сверчках
   под сказку-ложь про белого бычка...

Манерное

  

В качестве эпиграфов:

"И девушка цвета маренго

Подносит мне утренний КО..."

Из раннего

"Лиловый негр вам подаёт пальто..."

Из кого-то ещё

  
   Ах, оставьте меня, не тревожьте.
   Я сегодня безумно устал.
   На души беспримерном погосте
   Увядает замшелый кристалл.
  
   Я измучен бессильным коварством,
   Затаившимся в тесной груди.
   Пропадает в порыве неясном
   И занозой глубокой саднит
  
   Прошлый вечер, где вздыблены свечи,
   Расставанья минор впопыхах.
   Был я предан и тем искалечен.
   А, ведь, мог бы летать в облаках.
  
   Не поднять непосильного груза,
   И не бросить его за порог.
   С одиночеством бремя союза -
   Это просто общенья подлог.
  
   Плащ, накинутый от непогоды;
   И туда, в беспросветность шаги...
   А лилового негра разводы
   Твой изящный кивок растворил.
  
   На часах обезумела стрелка,
   Норовит перепутать ходы.
   На ногах леденящая грелка
   Не сумеет спасти от хандры.
  
   У хандры иностранное имя.
   По фамилии Скука она,
   Щёки кутает в сереньком гриме.
   И, наверное, очень больна.
  
   Эта песнь нынче сплином зовётся.
   Ваш покорный слуга запоёт.
   Никогда наша связь не прервётся,
   Если время её не прервёт.
  
   Кофе утренний? Полноте, сударь!
   Цвет маренго не в моде теперь.
   И дворецкий, вот, право, Иуда,
   В спешке, драпая, высадил дверь...
  
   Как смеялся коварный дворецкий,
   Всё пытаясь меня уязвить!
   Ты такая была перед бегством,
   Что мне, в пору, тебя запретить
  
   Но сейчас авансцена иная.
   Мне заря объявилась с утра.
   В мои жалкие стоны вникая,
   Завывает унылый ветряк.
  
   Сквозняки по утрам и тревога
   Расползаются в доме пустом.
   И лишь молний узор на востоке
   Осенит православным крестом.

Винил

  
   Вам не разжечь воспоминаний
   пожухлым пламенем души...
   Разбойник трепетный Эрнани
   во мне давно устал грешить...
   Вам не понять мой бледный холод,
   безмолвий снежных забытьё,
   где на обломках рок-н-ролла
   пластинка старая поёт...
   Она кружится будто белка -
   ах, эта белка в колесе!
   Винила сущая безделка -
   не упакованность кассет,
   не дисков лазерных компактность,
   не интернета зуд в ночи,
   а звуков времени внезапность,
   что по утрам слегка горчит
   и возбуждает, словно кофе,
   как крепкий ароматный чай
   или сонетов старых строфы,
   сожжённых в печке сгоряча...

меломан

  
   Винил забыт...
   или нам только снится
   парад нестройный ауди-планет?
   Твои рабы
   не поднимают лица
   и не спешат гламурить в полусвет...
  
   Твоим рабам
   всего милее темы,
   которые теряются в ночи,
   как Алабамы
   в пестроте Сан-Ремо,
   как дружба, что уходит без причин...
  
   Винила суть
   сквозь время откровенна,
   она несёт особый аромат.
   Танцуй, танцуй,
   презрев года и стены
   и не позволь себя в себе сломать!
  

джаз

  
   Меломан от старинного джаза
   на виниле усталой души
   разневестил рэгтаймом, зараза:
   в ритме блюза вокалы расшил.
   Заблистал упоительный соул
   по манжетам коварной тоски...
   ах, квартет... или, может быть, соло,
   ты меня по синкопе раскинь!
   Моё сердце готово взорваться,
   моё сердце стремится на взлёт
   неподвластен закон гравитации
   Чарли Паркер - отменный пилот!
  

Контра-

джазовая фантазия на тему чудесного стихотворения

Алекса Трудлера "В заплатах образа"

  
   я ускользаю, обласкав твой образ,
   ударив в ритме fuzz по тормозам...
   ведь мы джазмены, мы стиляги оба,
   но сажень за плечом моим коса
   и, надо думать, вроде богатырской -
   я контрабас, а не виолончель...
   давай, дружок, щипком меня потискай,
   пока я инструмент ещё ничей...
   давай меня поставь ногою на пол
   и, наклонив до линии бедра,
   лабай, джазмен - рвани, за струны лапай! -
   я запою, я буду очень рад...
   мой брат там-там - тот слишком часто дышит,
   а я совсем не так себя веду:
   мой тучный стан басовый ключ оближет -
   мне написали это на роду...
   я - контрабас, мне не указ синкопы,
   свою канву веду я только вниз...
   сорвался в раж партнёр мой и затопал,
   сорвав с галёрки два-три крика "бис!"
  
  
  

бабочка кафкианства

  
   спокойный сон, остывший на заре...
   как бабочка, пронзившая пространство...
   тревожит полу-нервный полубред...
   ты мой кумир, презревший кафкианство,
   ты мой сераль - да без гаремных грёз,
   без евнухов, духов и благовоний:
   экстаз в блаженство духа перерос,
   как бабочка в мятежный дух агоний...
  

лето, вечер

  
   от страсти плющило дома,
   и поднимался столбик ртутный...
   и в ноздри пряный аромат
   врывался зрелой Кама-сутрой
   и уносило в облака
   желаньем грешного соблазна
   и истекал зарёй закат
   и умирал в заре... несчастный
  

*форте*

  
   пианисту заклинило руки
   по нездешнему нежной душой...
   а на сцене сплошные вампуки
   с между ног угодившей вожжой...
  
   а на сцене застойное сердце
   беспредметность в пустынной душе
   и секунды разнежены в терцию
   заливных как луга типажей
  
   пианиста зовут в бельэтажи
   для латентности чьих-то подруг
   он кудряв и слегка напомажен
   но без лёгкости трепетных рук
  
   пальцы словно побиты морозом
   хорошо потрудился мороз...
   а недавно же был виртуозом
   королём... повелителем грёз
  
   а недавно играл будто Рихтер
   и ужасно гордился собой...
   но возникло со славой корыто -
   захлебнулся гламуром прибой...
  
   пианисту заклинило руки
   пианист их не смог уберечь...
   и пропали волшебные звуки
   и осталась бессвязная речь
  
  

*пьяно*

  
   он в фойе перед фильмами в зале
   на разбитом усталом фоно
   так играет фокстрот аномально,
   что в глазах от разлуки темно...
  
   в голове от раскола броженье...
   символ веры - щемящий фокстрот...
   музыкант бережёт натяженье
   этих нервных мерцающих нот...
  
   в полутьму, в суету кинозала
   перед фильмами тема летит...
   и рыдали порой - так бывало -
   после самбы с названьем "Pa Ti"...
  
   в полутьму, в суету кинозала
   музыкант отправляет душу...
   а когда-то в оркестре играл он
   и его там никто не слушал -
  
   хоть рояльной петлёю в петлю
   уходи от судьбы-злодейки...
   но он выбрал фойе и ретро
   не за славу, а за копейки...
  

*опасные танцы под фортепьяно*

  
   Всякий танец опасен,
   Если это не вальс...
   По над лезвием страсти
   Я преследую Вас!
  
   Я от танго тоскую
   До последнего па.
   Снова Вас атакую
   Как месье Петипа.
  
   Ну а Вы, будто птица,
   Улетаете прочь
   В нежном озере ситца
   В ненаглядную ночь.
  
   К Вам Морисом Бежаром
   Подойду в темноте.
   Ваши губы - пожаром...
   Но внезапный кастет
  
   Все нам карты смешает,
   Разорвав этот мрак.
   Фортепьяно играет,
   И разорванный фрак
  
   Кровью залит обильно
   Из разбитой щеки...
   Пусть танцор я не сильный,
   Ну, а вы - мужики!
  

ля второй октавы

  
   продам себя, чтоб больше не трудиться
   над методом давления раба...
   я не умён, а стало быть, тупица...
   и вновь судьбы вертится барабан,
   патроны тайных бед перебирая,
   которые заряжены жнивьём...
   и стаи птиц навеки улетают,
   и мы им вслед сконфуженно поём,
   пытаясь клин настичь сию минуту,
   и отрываем хлястик от пальто...
   и стынем... стынем на морозе лютом
   и уж совсем не думаем о том,
   что нет возврата в детские забавы,
   и время их умчалось, не догнать...
   опять фальшивит ля второй октавы -
   придётся дирижёра поменять!
  

флажок

  
   живым сложнее, нежели убитым
   достоинство и честь свои нести...
   в дежурном ритме чахнет композитор
   над опусом "давно простывший стыд"...
   в посконном стиле страсти накаляя,
   державится подлунная строка...
   мы наших сил ничуть не умаляем
   до такта, где безделица-бекар
   свою крутую сущность проявляет
   и по сусекам продналогом жжёт...
   а я уеду первым же трамваем,
   пока не рухнул на часах флажок*...
  
   * - скорее всего, автор имеет в виду шахматные часы;
  

C'est Si Bon

  
   блестит как лунный грунт
   седеющим песком
   в седле полночных струн
   мазками на морском
   не видном берегу,
   где только мы с тобой,
   где волны - на бегу,
   где ветер - C'est Si Bon...
   от волнорезов-бон
   небритой пены "ш-ш-schick",
   и вянет первый сон,
   вдоль призрака души...
   твоя рука в воде -
   в планктоновом раю...
   и нам не до бесед,
   пока прохладный брют
   по кружкам не разлит...
   пока горит костёр...
   и лунный грунт блестит,
   а месяц тучей стёрт...
  

рождался сон...

  
   рождался сон
   из левого предсердья...
   скользя рекой,
   фантазия несла
   судьбу на кон...
   хотите - мне не верьте:
   я лишь изгой
   пустого ремесла,
  
   всего лишь шут
   нечаянных стараний,
   из вечности
   несведущий игрок...
   я вас прошу
   не гните в рог бараний
   мой тонкий стих,
   пытаясь между строк
  
   меня отметить
   яростным позором
   или сорвать
   признанье с дерзких уст...
   готов ответить -
   не сыреет порох,
   растёт трава,
   и морж не дует в ус...
  
   я счастлив был,
   но вновь, увы, недолго...
   неслись снега
   и вьюга за окном...
   мы не рабы,
   с рабов немного толка...
   убей врага,
   убей в себе самом!
  

ямщик

  
   Он замерзал... как облако в степи,
   напыжившись на небо, замерзает...
   И жрал желудок сочный аппетит,
   и где-то выла падальщиков стая,
   готовая всегда к нему прийти,
   когда он в поле мёртвом околеет...
   ...и слал молитву "Господи, прости!"
   в прореху неба, как заевший плейер...
  
   И небо отвечало: "Сам дурак!
   Здесь нету Бога; он, должно быть, выше!"
   И продолжался ледяной спектакль,
   и голос рек: "Да он почти не дышит!"
   И кто-то говорил ещё потом
   сквозь марево горящих дымных шишек.
   И он ловил, как рыба, воздух ртом...
   И пели звонко рядом чьи-то лыжи...
  

Рапсодия Ференца Листа

  
   отливается тёплой медузой
   в словоформы тугая душа...
   словно роли замшелого ТЮЗа
   исполняю для вас не спеша...
  
   словно мысли роняю росою
   по земле, очарованной в мёд...
   если струны на арфе настрою,
   то растает полуночный код
  
   нашей стали тревожных акустик,
   когда спорим до хрипоты...
   жизнь помнёт, проклянёт... да отпустит,
   да сведёт разводные мосты,
  
   занавесит свиданье батистом,
   приукрасит рябиною кон...
   и рапсодия Ференца Листа
   зазвучит как немой обертон...
  

ПИКНИК

  
   Мир мерцал - очарованный странник -
   На извиве косматой реки.
   Бакенов рассыпались компании,
   И пылали в распыл маяки.
   Пролетали душистые тени
   Исподлобья утёсов хмельных,
   Лунный светоч - как нежности гений,
   Как начинка рулета волны.
   Отслоилась залива сетчатка,
   Унеслась словно утка в камыш...
   Завлажнела росою палатка,
   Ну а ты всё, коварный, не спишь...
   Всё меня этой ночью тревожил,
   Всё слова о любви говорил...
   Ну а сам-то - ни рожи, ни кожи,
   Без руля и почти без ветрил.
   Стерегла меня мама: "Не езди -
   Соблазнит этот гоблин на раз..."
   В общем, всё, что касается чести,
   Потеряла я прямо с утра-с...
   Всю-то ночь не дарила надежду
   Под луной, будто камень-гранит,
   А потом что-то важное между
   Исчерпало терпенья лимит...
   И под песню Земфиры "Прогулка"
   Ты вдруг принцем изысканным стал,
   Сердце ухало страстно и гулко,
   Эх, достал, мой коварный... достал!
  
  

Остановка свадебного кортежа

  
   осёдлость замучила спящего кучера
   сам на запятки
   четыре лошадки
   как черти играют...
   от случая к случаю
   воздух летучило
   лишь колокол тучный
   с трудом поднимался под ласкою хватки
   и было не сладко
   ему звонарём растревоженному...
   и выпали вожжи
   у кучера сонного несколько позже
   а что этот сон? лишь одна неустроенность
   вечная
   продрог он, устал в унисон как условлено ждать
   и невестить подветренность
   в бреду ли горячечном истина прячется
   или же смеётся как выпь над исхоженным
   прожито...
   подпруга ослабла
   озябла
   четвёрка отчаянных
   в яблоках ранних
   и привязь не держит нисколько
   и вырвались сани
   горько!
  

нота соль

  
   я в танце разлинован нотным станом,
   смешав в руке диезы и бемоли...
   мы улетали в сказочные страны,
   в движенье заворачивая соль... и...
   и соль земли с собою забирали,
   в тумане заплутавшие вдвоём,
   и если где-то рай, он наш едва ли -
   мы в шалаше без рая проживём
  
  

*оркестрант*

  
   Не согнул саксофоном спину
   и там-тамом не стал стучать!
   И врагов с плеч немедленно скинул,
   стукачам перестал отвечать...
  
   Я настроен, как флейта в оркестре;
   мне нельзя из оркестра... увы...
   Груз сомнений - как груз номер двести -
   попирает собою ковыль.
  

* * *

  
   Пролетают концерты, в судьбе
   не оставивши в памяти метку.
   Я рождён был в неравной борьбе,
   забираясь в звериную клетку...
  
   Как бесстыдно алеет земля...
   ...да и небо не лучше ничуть...
   А Макар всё гоняет телят
   В царство грязных унылых лачуг.
  

Танго-разлука

(атмосферный танец души)

  
   В футляре нот притихших партитур
   уставшее уснуло вдохновенье.
   Несёт от нас рутиной за версту,
   и пляшут за окошком люди-тени.
   А на столбе фонарных миражей
   застыли блики кремовым муаром;
   ползут к лабазу толпы алкашей,
   и морфинисты делятся на пары.
   Пылает звёзд туманность между строк -
   её сожгли настырные уйгуры.
   И танго нам играет Оскар Строк,
   внося движенье в петлю партитуры...
   Скажите, почему отжившая заря
   фривольно отказала в чувстве гимна?..
   Печаль горчит, и, честно говоря,
   мы с вами далеки... хотя взаимны
  
  

Ночная композиция

  
   себе играл под вечер гаммы -
   мелодий муки мял в горстях...
   вплетал закат оконной рамой -
   наручниками забытья
   свои сомнения в подстрочник,
   который музыкою плыл...
   я грезил звуком этой ночи
   а о тебе, мой друг, забыл...
   забыл, как водится, не сразу...
   но так увлёкся в полутьме,
   что лунных шорохов экстаза
   не смог отдать за жаркий свет
   твоих альковных наслаждений...
   пришёл гусар к тебе - так что ж:
   печально будет пробужденье -
   не спит герой... но в сердце нож!
  

Цыганщина

  
   За слезами стеарина
   Тускло бьётся флёр свечи.
   Над оконцем паутина...
   Собеседник не речист.
  
   То склонит свой профиль долу,
   То румянцем загорит.
   Путь его был крайне долог,
   И теперь он тормозит.
  
   Нет ответов на вопросы:
   "Кто таков?", "куда?" и "как?"
   Дран вожжами, ноги босы...
   Говорить же не мастак.
  
   Улыбается чему-то,
   И уходит с головой
   В своё давешнее утро...
   Где расстался сам с собой...
  
   У цыгана счастье много ль
   За плетнём осёдлых дней...
   Там и тополь вам не тополь,
   Там и воду - хоть не пей!
  
   Кони, краденые черти,
   Возле дуба, ой, кружат!
   Эх, ромалы, вы не верьте,
   Что мне люто отомстят.
  
   Скрипка воздух нагнетает
   По над пламенем свечи.
   И куда-то уплывает,
   И отчаянно кричит...
  
   Парень спит с полуулыбкой,
   На губах белеет кровь.
   Как пространство это зыбко,
   Где живёт его любовь,
  
   Где гуляют кони-черти,
   Где водой поёт родник...
   На проколотом конверте
   Проступает профиль пик.
  
   Ему кровью масть разложит
   Удалой пастух-жиган...
   Заскорузлой мести обжиг
   На рубахе - словно бант.
  
   Ноты пенятся в угаре,
   На гармошке керя жжёт.
   Эй, когда ты спляшешь, парень?
   Гость чего-то не встаёт.
  
   ...Музыкантам вторит эхо,
   Задаётся контрабас...
   К нам приехал, к нам приехал...
   И отъехал в сей же час...
  

Бей, Байрон!

(курага-байрам)

  
   Бей, Байрон-бей -
   бей в барабан-Бомбей!
   Бей в бубен больше:
   Би-би-ре-во, Бол-ше-во!
  
   Байрон, бей, лорд!
   На кой ляд, тебе лярд беев?
   Лисс - это порт,
   порт to Peev...
   чорт!
   А успеем?
  
   Ба-рабан бонов...
   Беня криков...
   Вонь вонов...
   Витторио
   де Сика...
   Тихо!
   На пику!
   Бессона и амазонок?
  
   Это Бай рон
   в барабан бьёт...
   биг-бит ворон!
   Бета-бот
   для программных проjектов...
   ...до микрона
   paradise прожектора!
  
   Бей, Байрон, бей -
   бей в буй баранам!
   Бей в бубен бед:
   Бол-ди-но, Co-pa-ca-ba-na!
  
  

Ночной концерт о любви

"Да, действительно, ревность доводит порой,

До игры на рояле в кустах под луной!"

Сабурова Елена Александровна

   Под луной, да в кустах,
   фортепьяно стоит...
   Досчитаешь до ста -
   о любви говорит...
   ...языком неземным
   по поребрику нот...
   ...как по нёбу весны...
   словно рыба об лёд.
   Не понять нам её,
   нам её не внушить...
   ...остаётся - полёт
   вместе с ней совершить,
   чтоб летела любовь
   по заулкам дождей...
   Ах, как хмуришь ты бровь!
   Но ведь я не злодей...
   Лишь разбитый твоим
   безразличием я...
   А кругом фонари,
   глаз потупив, стоят...
  

Танец в ночи

  
   Танцевали, вибрируя пеной волана,
   Что от юбок балетных туманом летит...
   И казалось - мы где-то в тисках океана,
   И вот-вот океан нас волной угостит.
   И неслись в атмосферу апрельские стыни,
   И восторги блистали, как звёзды в ночи...
   А на палубе лёд атлантических линий -
   Титанический след в одночасье почил.
   Танцевали на палубе первого класса,
   Уносились в полёте повыше мечты.
   Не свернул гордый лайнер с намеченной трассы...
   И в награду танцорам - по водам цветы.
  
  

ПЕНЬЮАР

  
   Твой пеньюар - как флюиды акации -
   лёгкий, как воздух; святой, словно дух...
   Эх... не хватает мне ак-кре-дитации,
   чтобы посеять в мажоре мечту...
  
   чтобы тебя, разлюбезная прима,
   мне б заморочить и в сад увести,
   где моё чувство... без всякого грима
   юным дождём по асфальту блестит.
  
   Вот и гуляю такой нерешительный,
   губы несмело поют на ветру
   песню для самого чудного зрителя...
   Эх, господа, не сочтите за труд -
  
   вы мою нежную встретьте овацией,
   я ж для неё - незначительный гость...
   Твой пеньюар, словно завязь акации, -
   как в моё сердце вколоченный гвоздь!
  
  

*в зерцале облаков*

  
   бегущий по волне
   изысканного смысла
   мой разум расплескал
   смолою в тонкий шов
   я выглядел вполне...
   вполне себе не кисло -
   как смотрится овал
   над партитурой снов
   как жаворонок пел
   в саду таком нескучном
   или играл ручей
   под хрупкостью мостков
   предчувствуя успех...
   весёлый подкаблучник...
   моих ты свет очей
   в зерцале облаков
  

*за окошком кошка*

  
   ...незамёрзшая в зиму вода -
   словно горький природы упрёк...
   я опять уходил в никуда
   и кричал, и вопил поперёк:
  
   поперёк благородного ветра,
   что относит от дома беду...
   и всё время на осень сетовал,
   сам с собой находясь не в ладу...
   сам с собою я спорил истово,
   занырнуть не решаясь в туман...
   только дождь мою душу всё тискал
   и твердил, что закончен роман,
   что не будет уж счастья ни крошки,
   ты зови его иль не зови...
   ...а осколки фарфоровой кошки -
   талисманом разбитой любви...
  
  

Застывшее утро ломкого хрусталя

  
   застыло утро в ломком хрустале,
   под бронзой колокол печальный увядал...
   и шелестел снежинками балет
   в плену ажурности обмершего пруда...
  
   высеивая нежности порыв,
   твой зыбкий силуэт скрывался в полутень;
   и на краю карниза, где обрыв,
   я начертал твой лик сороке на хвосте...
  

* * *

  
   и ночь не стоит, чтобы с ней бороться...
   и утро вздорожало во сто крат;
   сперва отмою пятнышко на солнце...
   потом узнаю, с чем его едят;
  
   и утро захрустит пурпурным глянцем,
   прикрыв глаза дежурным фонарям,
   и генеральский жезл в солдатском ранце
   звенит не вопреки... благодаря!
  

подоконники

  
   и птицей песня в небо не струится,
   и половицы боле не скрипят,
   и жухнет мельхиор по бледным лицам
   весенних стеариновых опят...
  
   не отличить на этом перепутье -
   где ложь, где правда; где добро, где зло...
   здесь устаёшь от передоза сути,
   которую заправят в ремесло...
  
   я в этот век тащусь и тщусь не сдохнуть,
   хоть быть поэтом - безнадёжный труд...
   поют метели в партитуры окон,
   и кошки подоконники скребут!
  
  

Колокольцы сосулек

  
   побренчи колокольцем сосулек
   по излёту весеннего дня...
   зазвени, как замёрзшими пулями
   рикошетит стальная броня...
  
   отразившись в глазах привидением,
   отсмеявшись дежурным дождём:
   под капелью взлети искуплением
   в дом, в котором ты не был рождён...
  
   ...и в котором не ведают ласки
   обретения странных потерь...
   там сбываются детские сказки,
   только ты им, распятый, не верь!
  

Джем-сейшн для партитуры без диксиленд-оркестра

  

"...и всё-таки нет пользы в этой песне...

стрелял три раза - чувство не воскреснет..."

(С) Саид, пустынный герой к/ф о белом солнце

  
   сгенерить невозможно страданий,
   если на пол упал контрабас...
   ...а у джема до сейшн желанья
   не хватило... ударник в экстаз
   перебрался... пройдя через гамму...
   в ней от экстази трудно дышать...
   а с афиш нападает реклама...
   от которой нельзя убежать...
   джаз-оркестр раскатился в угаре...
   медных труб осыпалось жнивьё...
   в саксофон барабанщик ударил...
   и на "саксе Козёл не поёт"...
   ...а когда поднимали кулисы
   кто-то в них очень горько рыдал...
   отдыхающим фавном Матисса*
   идеалил чужой идеал...
   и напрасно полотнами джаза
   декупажил** Анри ввечеру
   далеко до "Поэмы экстаза"***
   современники вряд ли поймут...
   ...и потомки навряд ли оценят
   эти звуки увядшей души...
   ...зло сконфужено непротивленьем
   но по-прежнему жаждет грешить!
  
   * - вероятно, имеется в виду полотно французского художника-фовиста Анри Матисса (1869 - 1954) "Радость жизни" (1906), сюжет которой навеян поэмой Стефана Малларме (1842 - 1896) "Послеобеденный отдых фавна";
  
   ** - предположительно, автор имел в виду известную серию иллюстраций "Джаз", при создании которой Матисс использовал технику декупажей - вырезок из цветной бумаги.
  
   *** - здесь, по-видимому, речь идёт о пластическом балете "Поэме экстаза" на музыку русского пианиста и композитора Александра Николаевича Скрябина (1872 - 1915), это произведение современники называли поцелуем на клавишах;
  
  

Посвящение Марку Нопфлеру

  
   Рок-н-ролльный клуб,
   ночь...
   Лондон, стилизованный фонарями газовыми
   (не косынками, заметьте себе на полях)...
   Аптека за углом
   контрацептивами полнится...
   (для нелепых тинэйджеров страх
   заразиться СПИДом - как бонсай для поляка,
   как полонез для японца)...
   ...а в клубе в клубах дыма облегчённого
   от "Честерфилда" с кадмием
   или афганской "травки"...
   ...тайной, подпольно... Интерполом неучтённой...
   из Амстердама или Гааги прокурорской...
   на сцене он...
   с гитарой акустически ладной...
   один...
   стоит...
   исполняет сольно...
   остальные за кадром...
   экрана плоского...
   на DVD...
   А я тут ни в зуб
   ногой... безобразно очень
   музыкой Нопфлера встречаю бессонницу.
   Ночного страха отступник,
   взят на излом,
   ору
   исступлённо...
   что-то о музыке на любовь обречённую...
   ...что-то ещё о солнце...
   Струна поделила вибрацией голос Марка
   на части, в подарки
   султанские, царские,
   и,
   как конфетти новогоднее, яркие...
   Скитаемся по стритам пустынным неприкаянно.
   А в Лондоне полуночном ритм тайных
   намеренных действий...
   Как будто, знакомо с детства...
   в наследство вечное...
   с генами...
   На ветер деньги!
   ...и этот диагноз не лечится.
   Нет подходящего средства...
  
  

*ещё немного о Нопфлере*

  
  
   "The telegraph road"* деньгами по ветру**
   жжёт
   как на плите отвёртку...
   билеты дешёвые
   в музыку авангардного ретро
   коротко с воротом
   труб
   саксофонных...
   газовые конфорки вывернуть
   мнят мечту
   флажолетами внутрь -
   "флажки" регуляторов смяты...
   пиропатронами
   гитарной колковостью струн
   натянутых в небо
   Марк богат как Гарун
   Аль-Рашид...
   эффектом плацебо
   созвездия сшив...
  
   * - имеется в виду одноимённая композиция группы "Dire Straits";
  
   ** - вероятно автор этих строк таким образом перевёл название самой известной песни Марка Нопфлера "Money for nothing", или вам "деньги на ветер" больше нравится?
  

*откровения Про Rock*

по мотивам Евгения Ильичёва "ProPock"

  
   Моё стило - бодливая гитара
   И усилок на десять тысяч вольт.
   Поддеть толпу, поднять её опарой -
   Для рокера пророчливая роль!
  
   Мой силуэт тебя поутру будит
   С плаката, где лабаю я всерьёз.
   Никто меня сегодня не осудит,
   Что завтраком тебе себя принёс.
  
   А спать на струнах - это за награду,
   Вот на футляре - полный моветон.
   Другой судьбы, помилуй Бог, не надо...
   И жизнь летит со сцены будто сон...
  
   ...явился Элвис облаком сознанья,
   Когда подкурен был "на кочерге".
   Он мне кричал, мол, всё путяще, sunny!
   Мол, монплезир и рокерской target!
  
   И добавил (нечеловеческим баритоном):
   Восстань гитарой на аккорды,
   И по сердцам людским волной...
   Пройдись, как Фредди* делал гордо,
   И в дождь и в зной... и в дождь и в зной...
  
   * - готов поспорить, что автор имеет в виду известного солиста группы "Queen" Фредерика Балсару, более известного под псевдонимом Меркьюри;
  

Соло-гитарист

(рок-фантазия, возможно, баллада)

  
   Я - рок-балда - от рока же рождён,
   баллады грив закручивая в струны,
   вставал травой, скоблил тату ножом,
   где по груди умчались в небо гунны...
   Атилла выл не песню, а призыв,
   гортанным стоном запугав собратьев;
   а впереди - отменные призы:
   осколки пышных римских демократий.
   Я рок играл на радуге души,
   порвав струну оранжевую с красным;
   и мой халат не звёздами расшит,
   и не сжигает душу понапрасну.
   Она ж поёт, представьте, о любви -
   какой порок для "тяжкого металла"!
   И вторит обертоном царь Давид,
   и в караоке набирает баллы...
  
  

когда уходит блюз

(развитие темы Сергея Чигракова)

   блюзом уходит похмелье
   будто боль зубная растворяется
   в гитарном запиле сольном
   юзом водит в апогее
   нас с тобой пользы для надрывается
   нары нарыва нирваной Нерчинской
   тля на бреющем
   от точки взрыва до отметки момента
   привольно вам
   геофизики сейсмо-многоугольника
   препроцессингового
   с априорною суммой* повенчанные?
   про принцесс ни слова!
   душу греет веер
   захлопнутый неподалёку от Вечности
   искалеченной миллиметровой точностью
   на правах ренты
   сольной...
   тушей верньера...
   беспечность безвестности
   лечит
   не больно
   единомоментно
  
   и блюз уходит
   когда устремляются ноты
   в рты раззявленные контрабасов виолончелей и скрипок
   рассечённые струнами натянутой плоти...
   иблис наводит
   даунские частоты
   на души истыканные лавинами "леек" хриплых
   объективами широкоскулово-широкоугольными
   военного времени...
   сегодня я выступаю сольно
   блюзом по расцарапанному темени
   пора царапнуть Мути Орнеллу
   на краешке беспредела...
   ...блюзовой ночью... доступного звёздного тела...
   а иначе - силиконовая долина заокеанской Памелы...
  
   на подушке прядь волос крашеных
   блюз кончается неистовым эпатажем
   в гроб кладут краше
  
   и блюз уходит
   походкой шаркающей одышки
   не слишком
   не слышали вы о добровольном уходе
   из области пирамидальных мавродий...
   накрывшись колодезной крышкой
   джаз-рока...
   на ливы оливы мукой
   глянцем чёрного креп-жоржета...
   сорока
   кричи по клеткам металла собой стукай
   сука
   мечта горбатого полусвета...
   ...уходящего блюза
   монеты
   бывшего
   нерушимого союза...
  
   блюз ускользает
   незримым танцем
   зеркальных осколков
   когда солнце закрыто тучами
   бывает
   что даже протуберанцев
   разлапистость колкую
   закрутить невозможно... беззвучно...
  
   у блюза законы свои
   неписанные
   а сердце кровит
   по бумаге рисовой
   продлите подписку
   на эти журналы Гринписом
   водружённые на пьедестал для Лилит
   первоженщины
   мечты с небывалым риском
  
   блюза тень тянется
   пьяницей...
   ...в медленном танце
  
   когда кончается водка
   а блюз уже будто ушёл...
   стекает по подбородку
   вспенившись димедрол...
  
   домофоном зарделась локально
   тоска по ушедшим признакам блюза
   минорно "юзанным"
   с вокальной окалиной
  
   думал что исполняю блюз
   человеческий
   а скряги вот спрятали аккордных нот блоги
   плюс небесные стоки
   ...как говорится ничто не вечно...
   когда кончается блюз
   начинают читать рэп разного рода Серёги
  
   * - жирным выделены геофизические термины, применяемые в сейсморазведке;
  

Рок-баллада

по мотивам стихотворения Марановой Ирины "Рок"

  
   мы с тобой одни -
   будто бы вдвоём...
   синие огни,
   томный водоём...
   тонны в нём воды -
   разом не испить
   до седой звезды
   можно не доплыть...
   донырнуть до звёзд -
   светлая мечта...
   раньше был здесь мост,
   я с того моста
   наблюдал в ночи
   натяженье струн
   на колках мечты,
   на пути в мечту,
   а теперь не то -
   лопнули колки...
   флежолет вдоль нот
   в бездну вод летит!
  
  

*станцуешь меня?*

  
   я грустью тебя очарую
   мой нежный и трепетный паж...
   весна за окном озорует
   и режет на части типаж
  
   моих откровений бесстыжих...
   таких что не хочется жить...
   и осенью клоуном рыжим
   устану... не стану грешить...
  
   тебя ненароком прирежу
   сомненья откинувши прочь
   охальник... насмешник... невежа...
   вервольфом вскрывающим ночь...
  
   я словом тебя очарую
   мой ангел лукавого дня...
   а хочешь - с тобою станцуем?
   а хочешь... станцуешь меня?
  
  

*недолгий балетный век*

  

Вацлаву Нижинскому

  
   бесшумно рассекая на пуантах,
   вдыхал кулис непревзойдённый яд -
   так уходили скальды и ваганты
   в подложку лихолетий бытия...
  
   так исчезала конница Атиллы,
   разграбившая римские сады...
   он уходил легко со сцены милой,
   забыв призвать минорные лады,
  
   чтоб свой уход торжественным украсить
   и всем простить, прощаясь навсегда...
   волшебных па стремительность фантазий
   стремясь уроком залу преподать...
  
   и пыль веков, сдувая с Терпсихоры,
   Олимпу посвящая свой напор,
   он понимал - уже подмочен порох -
   неистовый... не-е-е-избранный танцор...
  

*резиновый вальс*

  
   разневестилась покрышка
   на резиновом жнивье,
   обожай меня не слишком -
   нынче чувства не в цене...
  
   полюблю тебя с резиной,
   безопасность соблюдя!
   я мужик, а не дубина...
   прободеньем прободя,
  
   не устану наслаждаться,
   взяв гламурности взаймы
   без "Дирола" трудно, братцы,
   набиваться в закромы...
  
   в закромы ли, в закрома ли
   в сокровенности вестей...
   вы меня легко поймали
   у сороки на хвосте...
  
   танцевать на третью долю
   я не стану хоть убей
   битум-вальс резинополья...
   это слово - воробей!
  

*от гармони*

  
   от гармони устал зарекаться и устал с сарацином дружить
   а на сцене полно декораций от которых европа дрожит...
   у европы довольно амбиций чтоб себя за свой ум уважать...
   недовольных мучителей лица всё готовых "в отказ" отрицать
   неподдельным украшены гневом от которого земли горят...
   виночерпий лукавый как Геба и правдивый как льстец говорят...
   как надменно надеждой питали ваши лживые сплошь голоса
   но теперь сами жертвою пали... ваших стройных фантазий леса
   развалились в кокосовом поле где продажность дороже чем честь...
   запаситесь лекарством от колик прежде чем в душу русскую лезть...
  
  

Бетховен на счастье глух...

Владимиру Бродскому на "Битлов не слышал Бах..."

  
   Джойса не видел Гомер,
   Спартак - чемпион Апеннин!
   Музыка высших сфер -
   Танцы нетающих льдин.
  
   Бетховен на счастье глух,
   Не слышит "Фабрики звёзд",
   Где всякой отвязный петух
   Продюсером схвачен за хвост.
  
   Болеет Тулузой Лотрек,
   Тверская ему не Монмартр.
   На звёзды смотрел Улугбек
   Иначе, чем Жан-Поль Сартр.
  
   Лотреку Лотрек как сын
   Он сделал себя из грязи...
   Но сильно при этом простыл,
   И с гневом не помнит Аспазии*...
  
   И руж ему не мулен
   "Метёлка"** - контрастный душ.
   А что до Багдадских стен,
   То там гадит Junior Bush.
  
   Не слышал о Тимати Бах,
   И чипсов И Эс не едал,
   А то б его дойче-прах
   На голову пеплом упал.
  
   Не видел Гомер футбол,
   Не то бы хватил удар...
   Он был под туникою гол,
   АнтичнозаветноSTAR.
  
   А Гегелю всё не в толк,
   Что хочет Платон сказать.
   И воет тамбовский волк
   Немного про чью-то мать...
  
   Зеваки открыли рты
   И много чего ещё...
   Владимир? Ужели ты?
   Да это же Бродский, чёрт!
  
   * - относительно Аспазии лучше всего осведомиться у Перикла, Эльзу Розенберг не предлагать;
  
   ** - "Метёлка" - развлекательный комплекс в центре столицы моей немалой Родины;
  

чёрт играет на скрипке

  
   не угодив в распыл,
   вырезав слой эпохи,
   снова сажал столбы,
   чтобы распяли бога;
   кровью их поливал,
   выполов трав полову...
   шла по земле молва -
   жгли, как язык, оковы...
   ведаю много лет -
   я здесь навек посажен -
   правда не на земле,
   да и не в небе даже;
   правда живёт одна
   где-то за горизонтом
   из отголосков сна...
   только не в руку сон тот;
   только кругом враньё,
   лживые всё улыбки...
   чую, вот-вот рванёт
   чем-то противно липким...
   скрипку измучил чёрт,
   в прах изводя оркестры;
   вяло дрожит плечо -
   скромный смычка инвестор...
   бьют на стене часы,
   бьются, как птицы в клетке,
   порванные басы
   четырёхструнной ветки...
   срезав эпохи слой
   музыкой Паганини,
   даже дарил тепло...
  
   ...пеклом изломанных линий!
  

Скрипка в угоне

  
   Спилите номера у этой скрипки -
   она в угоне числится сто лет!..
   Плывёт от "страдивари" морок зыбкий
   в по пояс уработанной земле...
   Сквозит зефиром струнного оркестра,
   сплетая нервы в нежность свежих гамм...
   И взявши скрипку - интернета вместо, -
   ты сможешь сам раздвинуть берега
   реки сознанья, по теченью строчек
   отмеривая всем известный смысл...
   Ты Паганини рифмы... среди прочих,
   а не какой-то бессловесный жмых...
   Ты не игрок, а сам банкир Вселенной,
   под деку спрятал весь сермяжный вздор.
   Смычок не колдовской, обыкновенный
   скользит затвором, выстрелив в упор
   в рассудка ледяную полудённость,
   в холодный пот посконного житья...
   На скрипке выступает полусонно
   клеймо маэстро. Вроде бы, шутя
   ты гладишь струны, а они играют -
   дрожат чуть слышно в трепетной горсти.
   И отворяет Пётр ворота рая,
   и дьявол неприкаянный грустит.
  
  

*в душу*

  
  
   опять на своя круги...
   а душу не лапай... не трожь!
   три четверти унции* в руки...
   дрожь...
  
   и снова огнём пыток
   на теле выводят круги...
   и волки пока сыты...
   не лги!
  
   но знаменем крест поднят
   а гвозди никак не несут...
   смерть - усталая сводня...
   спасут?
  
   спасёшься ли сам братец
   как знать или как решить?
   порочнее всех демократий...
   дожить?!.
  
   * - Ў унции = 21 грамм - ровно столько по разумению учёных-экспериментаторов весит душа человека;
  
  

Исчезает без следа...

  
   Исчезает без следа
   Изумрудная вода.
   Снова в прожитых годах
   Обнаружить нету сил
   В перевёрнутой грязи,
   В отражениях забот,
   В отражениях твоих,
   Чтобы старый крепкий плот
   Среди радужных широт,
   Среди будничных морей,
   Раздвигая зелень вод,
   Пробиваясь бы к земле,
   Грузным парусом гудел.
   Но исчезла навсегда
   Чуть прозрачная вода.
   Только жажда на губах.
  
  

Инсталлятор

  
   Кисть
   тебе любить
   мешала
   Ты художник
   по металлу
  
   Рельсы
   гнутых
   инсталяций
   люди лгут
   на правду злятся
  
   Замутнело
   в добром сне
   я натурщик
   я раздет
  
   Месть
   металла
   точно
   сточно
   по ступне
   бежит порочно
  
   Сталь
   стекает
   раскалённо
   Стимулятор
   обречённых
  
   Буря
   бросит
   берег
   бренный
   буйно
   под ноги
   Вселенной
  

футляр осенних нот

(ощущение зимы)

     
      раскрыты вены всем ветрам навстречу...
      слезливых щёк пастельный гололёд,
      вдруг развернув сомненьем странным плечи,
      замёрзшим ртом с собой меня зовёт -
     
      прекрасных дней достойнейший художник,
      пустых идей структурный идеал...
      постой-постой, да разве же так можно,
      чтоб я свой сон как календарь листал?
     
      нам был однажды рай земной обещан
      и был нам дан в альтернативу ад...
      и дни летели, словно пули - резче,
      чем молний клинья - часто невпопад -
     
      застывших в небе журавлей-оказий,
      нас поднебесьем взявши в оборот...
      горит рябиной зим грядущих праздник,
      судьбу сложив в футляр отживших нот...
  
  

В сугробе

  
   листьев упрятан шорох
   в снежной глуши сугроба...
   время для разговора...
   мы нагрешили оба
  

Сочиню я песню на досуге

  
  

Я вам песню сочиню про пять причуд,

от которых и в сиропе мухи дохнут,

от которых баритоны не поют

в наши бдительно распахнутые окна.

  
   Пять причуд - от них мне не уснуть:
   то запор, а то вдруг диарея...
   Есть причуда - не любить весну,
   хоть она шальную душу греет.
   А ещё причуда - долгий сон
   под парами алкоголь-эрзаца:
   солнце едет будто колесо,
   по крутой дороге профанаций.
   Пять причуд - как памяти клистир -
   липнут к нам навязчивым припевом;
   над столицей лысиной блестит
   горизонта бархатное чрево.
   Пять причуд - не выпить, не вздохнуть,
   оптом не купить за тридцать грошей...
   Вновь собака лает на луну,
   и её нам заменить не сможет
   скверная артель "напрасный труд"
   сквозняком постылого прогресса.
   Песню сочинил про пять причуд -
   получилась цифровая месса.
  
  

Воспоминание о 1996-ом...

(посвящается Э.Л.Веберу)

  
   ...и с обложки какой-то забытой
   улыбается мне сеньорита...
   не Мадонна она el bonito,
   а другая... Дуарте Эвита...
   я сегодня, как дровни, разбитый
   в окруженье разнузданной свиты,
   наглотавшись на завтрак иприта
   сквозь зубовную оторопь сита...
   я поспал бы, да вот чито-гврито
   так поёт, что проснётся убитый...
   приготовлю я сонный напиток
   и представлю Мадонну-Эвиту...
   без Хуано-Перон целлюлита...
   вот такая она dolce vita!
   словно Г.Берлиоз, композитор,
   романтизировал кумпорситу...
  
  
  

*прогулка*

  
   Я на небо смотрю с подозрением,
   не пойдут ли сегодня дожди.
   В перелеске порою осеннею
   обнажённостью нервов саднит.
  
   Я по следу бреду неприкаянно, -
   позаброшен он прошлой весною, -
   и пытаюсь приблизиться к тайне,
   от которой ни сна, ни покоя.
  
   Я стою на опушке встревоженный,
   словно столб из застывшей воды,
   будто утром ещё примороженный
   и отправленный в глотку беды...
  
   Я в себя заглянут всё пытаюся,
   чтобы смысл там... какой... отыскать.
   Говорят мне друзья - доиграюсь я,
   а хотелось ещё поиграть...
  
   ...а вдали звонко брешут собаки,
   вкусно дымом встают из трубы
   запах щей, аромат кулебяки...
   ...и я сразу же напрочь забыл
  
   для чего нужно мыкаться присно,
   смысла жизни со смыслом пытать...
   Лучше выпить и больше не киснуть,
   и стихи потихоньку крапать!
  

*лирическое*

  
   обожаю тебя пунктиром
   многоточием строк ласкаю
   ты моя любимая... Лира...
   я с тобой всякий день играю
  
   ты меня не всегда любишь
   не зовёшь на пиры с мёдом...
   эк! склоняют-то нас люди
   и мне кости всё моют... то-то!
  
   не понять им того... знаешь...
   безответность - святое чувство...
   коли славу приобретаешь
   то уходит куда-то искусство...
  
   лучше быть до конца честным
   и любить... чтоб не быть любимым...
   предпочту я калач пресный
   триумфальному хору Рима...
  

Шарманка

  
   Шарманка забылась от боли в боку,
   Фальшивит устало.
   Шарманщик себе объявил перекур
   Под юным каштаном.
  
   Вонзённые в ствол органично вросли
   Проросшие пальцы.
   Послушай, шарманщик, дружище, очнись -
   Вселенский скиталец.
  
   Ты время запутал и вырвался к нам
   Со взглядом холодным,
   Как капли беззвучно стремятся с весла
   Из лодки Харона.
  
   Но мутным глазам старика невдомёк,
   Что в городе бренном
   Рождение щедрый каштан раздаёт
   Грядущего сена.
  
   За врезанной в мир коммунальной плитой
   Летит перебранка.
   Над прожитой в спешке чужой красотой
   Рыдает шарманка.
  

Royal

  
   Много клавиш, но струны спрятаны -
   их полно в животе рояльном.
   Все рояли - они пузатые,
   лакированные, педальные.
   Все рояли - почти волшебники,
   все рояли концертом венчаны.
   Роялистов полны учебники,
   санкюлоты - враги их вечные.
   Спирт "Рояль" - панацея славная,
   мы от спирта синее пламени...
   Побывал в нём совсем недавно я,
   стало сердце внезапно каменным!
  

Время - причина

Владимиру Бродскому с любовью и уважением

  
   неспешно проходит блюзом
   по вырезу на груди
   винила пластинка юзанная...
   саднит
   песком в звуковых дорожках,
   октавами донных нот...
   как летошний мюзикл... о кошках...
   why not?
   как звёзды ночных брильянтов
   в распахнутый лаз небес...
   от Архимеда к Канту
   so бес
   выпадом скверны в спину
   будто из-за угла...
   время - это причина...
   повод - над
  
  
   сборник скомпонован 13 апреля 2010 года
  
  


Популярное на LitNet.com Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) Э.Мун "Ведьма. Взрослые игры"(Любовное фэнтези) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Я.Малышкина "Кикимора для хама"(Любовное фэнтези) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 3"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"