Чваков Димыч: другие произведения.

Пармезан, канкан, креветки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
  • Аннотация:
    И такого рода мемуары тоже встречаются


Пармезан, канкан, креветки

  
   На пенсии сидеть - не бублик с маком трескать, сам понимаешь. Не мне тебе объяснять. Если к занятию какому-никакому себя не пристроить, от скуки рехнуться можно. Это я сразу понял, как только оказался не у дел. А ведь не так давно ещё подвизался в полярной авиации, частенько на арктическом побережье время коротал в ожидании лётной погоды. За игрой в шахматы, разгадыванием кроссворда. А когда денежки появлялись, то и в храп гонял по маленькой. В своём кругу играли. Настоящее первенство устраивали между экипажами. Храп - карточная игра, если ты не в курсе. За пару торгов можно запросто без зарплаты остаться. Ну, это если по ставкам пилотов играть. И мне доводилось на самое дно падать, однако и взлетал порой на такие суммы, что практически можно было машину купить. Старыми деньгами. Впрочем, машины у пилотни и без того водились, потому зачастую выигрыши тратились на совершенно безумные затеи. Например, слетать на одну ночь в Сочи с проживанием в самой дорогой гостинице, а на обратном пути пообедать в ресторане "Арагви" в столице. Эх, молодость-молодость... Порой даже появление семьи на многих "полярных волков" не действовало отрезвляющее. Правда, только поначалу. Потом уже возраст своё брал.
   Впрочем, я о скуке что-то хотел сказать. Вот именно - есть скука и скука. Одно дело, когда она предшествует напряжённой работе, и только внешние обстоятельства непреодолимой силы вынуждают ждать того благословенного момента, когда займёшь место в пилотской кабине. Но совсем другое - когда после скуки намечается та же самая тоска-кручина от безделья. Да не смотри на меня, как на придурка! Я всё понимаю, потому выход нашёл. Приспособился. Помолчи, не перебивай. Всему своё время. Здесь я говорю, а ты слушаешь. Вот так-то лучше. Закрой глаза, подремли под мои рассуждения. Тебе полезно.
   В кругу своих знакомых я не выглядел идеальным, но это не помешало мне довольно скоро стать командиром звена. А совсем уж перед пенсией довелось полмира облететь, будучи командиром Ту-154. Но списали машину, списали и меня. Не конкретный самолёт, разумеется, вообще говоря - тип лайнера. Но меня - как раз конкретного. Теперь вспоминаю прошлые боевые будни - будто и не со мной было.
   У тебя тоже, наверное, так случается - воспоминания свои с собой никак не ассоциируются? Прав я? Понял, прав - и с тобой подобное случалось.
  
   По первости, как на пенсию вышел, скучал дико по работе и наполненности дней какими-то заранее предписанными действиями. Теперь же просыпаешься, а впереди - ничего. Пустота, мать её!
   С женой мы давно разошлись, дети давно взрослые, разъехались кто куда. Одному-то мне совсем невмоготу. Вот и завёл себе сибирского кота и ноутбук. Теперь по социальным сетям гуляю да с животным умные беседы порой веду. Кот мне попался просто умница, потому и назван был Моней. Слушает меня внимательно, никогда не перебивает. Вежливый, будто автоответчик, только молчаливый и скромный до полного самоуничижения. Ты спрашиваешь, почему Моня, а не, скажем, Диоген? Тут всё просто - назвать кота Диогеном никак нельзя, поскольку древний грек аскетизмом славился, а Моня к комфорту привык - чтоб ему тепло, светло, и мухи не кусали, как говорится. В общем, вылитый Эммануил Кант. С точки зрения ума и характера... если обратиться к воспоминаниям современников великого философа. А по привычкам - римский кесарь эпохи каких-нибудь имперских излишеств.
  
   А в Интернете, кстати говоря, оказалось довольно интересно путешествовать. Много, конечно, шелухи, наносного, но кое-что вполне себе не худо. Недавно натолкнулся в сети на самоучитель любого языка. Дело интересное, новое. Давно я мечтал полиглотом стать. Попытался, но надолго меня не хватило. То ли виртуальный педагог слишком примитивный попался, то ли студиоз в моём лице просто не дорос до высот иноземного мышления. Мне один парень на форуме сказал, мол, не заморачивайся - всё это обычный подстрочник. Литературный перевод, дескать, иное дело. Ага, иное. Знаете, что я вам скажу - на черта мне нужен подстрочник, от которого разум в аут уходит. Вот, например, попробовал я обычные приветствия с разных языков на русский перевести. Все попытки закончились одинаково. Приветствие звучало так: "Добрый день, как вы себе это обычно имеете..." Ага, автоперевод с любого на русский. Подстрочник, подстрочник... "Подсрачник" - ещё скажите. Я человек конкретный, мне не понять, за каким подстрочником указывать мне на то, что я обычно имею день. День же сам по себе, а я сам по себе. Какие ещё могут быть подстрочники с местоимениями?!

*

   Если вздумаешь завести себе кота в качестве молчаливого наперсника, никогда не бери перса, уж извини, брат, за невольную тавтологию. Эти твари слишком независимы и наглы, чтобы делить все тяготы и лишения жизни убеждённого холостяка. Они никогда не простят пустой миски и твоего долгого отсутствия в доме. А ещё уход за ними крайне сложен.
    За шерстью кошки нужно каждый день тщательно ухаживать, иначе она спутывается, подшёрсток сваливается, образуются многочисленные колтуны. Следует ежедневно припудривать шерсть тальком или специальным порошком на меловой основе, затем тщательно вычёсывать его гребнем или щёткой. Кроме того - регулярное мытьё, которое превращается в муки адовы, поскольку для большинства кошек водные процедуры - самое жуткое наказание, на которое только способен извращенец-хозяин.
   Помимо шерсти у этих персов есть два существенных недостатка, возникших в результате селекции. Во-первых, дефект носовой перегородки из-за сплюснутого носа, в результате чего кошки постоянно сопят и даже храпят. Во-вторых, постоянные выделения из глаз по причине перекрытия слёзных желез.
   Сиамские короткошёрстные не требуют подобного столь тщательного ухода, но из-за своей чрезмерной общительности и любопытства заставят уделять им значительно больше времени, чем того бы хотелось хозяину.
   Не буду рассуждать об абиссинцах или иных модных породах типа рагамаффины или форин вайты. Скажу просто - возьми лучше нашего сибиряка. С этими увальнями всегда можно найти общий язык, если, разумеется, за бортом не март. Впрочем, и сей проблемный период времени вполне можно обратить в свою пользу, но потребуются некоторые финансовые затраты или знакомый ветеринар. Неизвестному коновалу доверять деликатную операцию, по-моему, совсем не комильфо.
   Ха, смотрю, ты удивлён моими знаниями о кошках. Я и сам бы удивился, расскажи мне кто, что Моня - мой первый кот, и живёт он у меня всего два с довесочком года - мол, за короткий срок вряд ли можно фелинологом стать. Но на самом деле всё просто - при желании на любой вопрос по особенностям кошачьих характеров ответ легко в Интернете обнаруживается. Нам Сеть и строить, и жить помогает. Вот так-то, дружок.

*

   Моня у меня капризуля. Любимый капризуля. Тут уж ничего с собой не могу поделать - обожаю его, несмотря на скверный характер Эммануила. Из "полезного" фитнес-питания кот мой ест исключительно "данон". От "активии" и "фрутеллы" нос воротит. Сёмгу только речную употребляет - Печорскую или из Северной Двины. На норвежскую у Мони устойчивая аллергия - чует, засранец, что там полно антибиотиков. Только понюхает, сразу старается убежать, будто чёрт от ладана.
   От сухого кошачьего корма котейка отказывается напрочь. Любит "Педи гри" для щенков. Может три упаковки в один присест умять. Хорошо, пусть питается, раз на пользу идёт, лишь бы не загавкал.
   Моня страшно не любит звук будильника. За полчаса до звонка подкрадывается к спальне и начинает мявкать, будто его бесы дерут. Причём тут же прячется, чтобы не нарваться на прямое попадание тапком или не стать оконечным звеном в ременной передаче - я иногда практикую телесные экзекуции, он знает. Но раз убежал, тут уж - не пойман, не вор. Приходится вставать досрочно и выключать будильник. Раз сам с вечера завёл, самому и выключать. Закон такой.
   Если вода в миске несвежая, Моня не бегает без толку и не мяукает, а скорбно сидит над блюдцем со склонённой головой, будто еврей-ортодокс перед Стеной плача, всем своим видом укоряя хозяина в бесчувственном к себе отношении.
   Мне тут посоветовали вести на фейсбуке бюллетени от кота Мони, в которых хозяин описывал бы, от какой пиши тот отказался. Почище всякой СЭС работает героический кот, определяя качество продукта. Наверное, воспользуюсь предложением. Популярней "контрольной закупки" получится. Наберу "лайков" полны горсти. Что, в первый раз о "лайках" слышишь? Ничего, объясню. Но не сегодня. Мне уже пора, дел по дому полно, да и Моня скучает.

*

   И часы с боем снова кого-то избили - ровно в полдень. Это только новогодней полночью можно нашампанить себе какое-нибудь чудо, а обычным днём - исключительно избитые до синевы трюизмы. Так говорил наш комэска, когда мы сидели на "точке" две недели, ожидая благоприятного прогноза, радиосвязи с базой и коммерческого пассажира, ушедшего в тундру за экологически чистыми куропатками.
   Вспоминая командира эскадрильи Ми-8 Виктора Павловича, невозможно не улыбнуться. Замечательный человек, без всяких скидок на личные симпатии. Не без недостатков, разумеется. Не ангел. Но его превосходное чувство юмора и жизнелюбие действовало на лётный состав будто допинг в хорошем смысле этого испоганенного Ричардом Маклареном слова.
  
   Историй, связанных с Палычем, не счесть. Пересказать их все ни времени, ни памяти не хватит. На ум пока три приходит. Поделюсь, пожалуй, сразу, чтоб не забыть. Я, помнится, тогда ещё командиром Ан-2 летал. Только-только из Ставрополья перевёлся. Палыч же слыл ветераном полярной авиации. За пятнадцать лет всё побережье Арктики избороздил по воздуху. Сначала на "аннушках", потом на вертолёт Ми-8 переучился. Дорос до комэска, а дальше от карьерного роста отказался, поскольку "негоже вертолётчику менять ручку "шаг-газа" на кабинетную каменную задницу".
   Свела нас судьба в одной командировке. Северный аэродром, оперативная точка, как у нас в авиации говорят. Здесь базировалось несколько вертолётов Ми-8 и самолётов Ан-2. Все прикомандированные экипажи и технические работники размещены в местной поселковой гостинице. Впрочем, не гостиница, одно название. Хуже самой непритязательной общаги. В номерах на троих только койки с панцирными сетками, тумбочки, полуразвалившийся платяной шкаф да умывальник в небольшом "предбанничке" размером метр на полтора. Двери без замков, задвижки и завёртки изнутри номеров от пренебрежительного к ним отношения по большей части вывернуты из косяков "с мясом". Здание трёхэтажное, а туалет всего один и тот в конце коридора первого этажа. Вертолётчики проживали в местном пентхаузе, как и положено элите. Это делало их утренние процедуры крайне энергоёмкими. Представляешь, срабатывает у кого-то из членов экипажа гидробудильник на рассвете, и тогда ему нужно бежать вниз по плохо освещённой лестнице, чтобы занять очередь в компании проснувшихся раньше. Удовольствие ниже среднего.
   Элита авиации не любит, когда ей ставят на пути рогатки и препоны, всегда поступает вразрез существующим правилам, но сообразно здравому смыслу. Поэтому буквально на второе утро пребывания в командировке случилось событие достаточно неординарное для лубочной советской действительности. Оно привело к изменению регламента жизни в маленькой северной гостинице и тихому помешательству одного должностного лица.
   В общем, так - раннее утро. Дежурная по этажу, она же администратор, она же воспитатель (по штатному расписанию), она же цербер местного значения проводит обход владений. Как предписывает ей совесть, моральный кодекс строителя коммунизма и должностная инструкция. Побудка должна быть единовременно. Как уверяет трудовое законодательство, именно в таком единении наша сила. Заходит эта дама далеко уже не сладких лет в номер к командиру эскадрильи, а там прославленный вертолётчик, легендарный Виктор Палыч справляет малую нужду в раковину умывальника, привстав на цыпочки по причине не слишком гренадёрского роста.
   - Ай-ай-ай, как н е у д о б н о! - чеканит дежурная менторским тоном, грозно растягивая слова и явно рассчитывая пригвоздить "полярного волка авиации" к позорному столбу рефлексирующей совести.
   - Да, крайне неудобно, - соглашается с ней бывалый ас северного неба, - высоковато! Ноги очень устают. Надо бы перевесить пониже. Ну, или подставку какую придумать.
   Говорят, комендант-воспитатель в тот же день написала заявление по собственному желанию, но поскольку связи с Большой землёй из-за непогоды не было ещё с неделю, завизировать заявление оказалось некому, и пришлось женщине с надломленным мировоззрением руководить окаянной гостиницей, в которой теперь уже все постояльцы, переняв передовой опыт, пользовались методикой Палыча, воспитывать контингент, скрепя сердце и затейливое воображение старой девы.

*

   В сезон массового лова осетров в низовьях Енисея наших вертолётчиков частенько отправляли в командировки на вывоз улова из рыболовецких бригад. Обычно для удешевления транспортных расходов использовали трудяги Ан-2, но иной раз и вертолётам работа перепадала. Час налёта Ми-8 дорог, потому рассусоливать не приходится во время погрузки. Быстро-быстро заполнили грузовой салон дефицитной рыбой и - в полёт. Но учёт же никто не отменял. А как тут оперативно определить, сколько погрузили, сколько выгрузили? Весы на берегу ставить - время погрузки в разы увеличивать. Кому это нужно? Да никому. Вот и придумали вести учёт дефицитной рыбы по головам. Соберут рыбаки трёх осетров в мешок, упакуют и зашьют. Получилась одна погрузочная единица - трёхголовизна. В один стандартный холщовый мешок как раз три рыбины помещается. Милое дело. Когда борт у рыбаков подсаживается, там уже весь улов по мешкам расфасован - только грузить успевай. Контроль по головам.
   Десять мешков - тридцать осетров, сто мешков - триста осетров. Арифметика простая. Простая-то она простая, а для обычного рядового лётчика, какой в том толк? Подумал Виктор Палыч немного и сразу этот толк обнаружил. Пока шла загрузка борта, он прогуливался, осматривая окрестности. И осмотр его порадовал, в кустах командир обнаружил брошенную рыбаками стерлядку. Да не одну - десятка с два рыбин в снегу лежало. Видать, рыбаки себе на уху приготовили да забыли.
   Справедливо решив, что не только красавец многокилограммовый осётр - голова, но и маленькая стерлядка тоже, Палыч взял одну успевшую замёрзнуть рыбину из утреннего улова и тишком пронёс её на борт вертолёта, укутывая скромницу стерлядь от любопытных взглядов под лётную куртку. А там уже дело техники. Когда взлетели, бортмеханик аккуратно распорол пять мешков и заменил в них по одному здоровому осетру миниатюрной стерлядью. Оказывается, идеи витают в воздухе, таким образом, весь экипаж оказался на шаг ближе к коммунистическому принципу распределения дефицита - каждому по потребностям. Зашить облегчённые мешки оказалось делом несложным, а уж спрятать пять осетров в кабине вертолёта и того проще.
   Прилетели в Красноярск. К вертолёту подъехала бортовая машина, и расторопные грузчики быстро освободили борт от груза. Теперь нужно было продумать, как эвакуировать "личные вещи" экипажа. Помог знакомый водитель самоходного трапа, подвезя дорогих замороженных гостей к проходной. Одну рыбину пришлось отдать за услуги - этому самому водителю и работникам ВОХР. Сами подумайте, осетра длиной больше метра и весом двадцать пять-тридцать килограммов незаметно вынести на территорию привокзальной площади никак без потерь не получалось. Но зато теперь все члены экипажа при трофеях. На "Ниве" Палыча имелся верхний багажник. Туда как раз четыре мороженых осетра улеглись "валетом" в две пары.
   Развезя рыбу экипажа, комэска вскоре оказался около своего дома. Время близилось к полуночи, ожидать назойливых соседей с расспросами не приходилось. Взвалив на плечо бревно с длинноносой мордой, лётчик стал подниматься на третий этаж. А надобно заметить, супруга Палыча была практикующим хирургом с многолетним стажем. Повидала за свою жизнь такого - не всякий мужик из спецназа выдержит.
   Доставать ключи и открывать двери, имея на плече тяжёлый и негабаритный груз оказалось весьма непросто. Палыч попытался, не смог и, чертыхнувшись, надавил кнопку звонка. Жена никого не ждала, она знала, что Палыч в командировке, потому не открыла сразу, а прильнула к дверному глазку, и её взору предстала невнятная рожа с длинным рылом и без ушей. "Опять какие-то алкаши припёрлись! - подумала женщина. - Как Витя в командировке, так и ползут собаки..." Вслух же супруга комэска сказала следующее:
   - Идите, идите отсюда! Не дам я вам денег, пропойцы...
   - Это я, Оля, открой! - просипел Палыч не своим осипшим голосом - ледяной увесистый груз уже начал его сильно раздражать.
   - Ах, ты ещё меня и по имени... Сейчас открою - мало не покажется.
   Она принесла с кухни разделочную доску и открыла дверь.
   Первый удар пришёлся по свинячьей роже незнакомца, украшенной двумя парами усов, больше напоминающих замёрзшие сосульки соплей, нежели вторичные половые признаки настоящих мачо. До второго удара дело не дошло, поскольку Палыч с криком: "Твою мать, Оля! Он же тяжёлый! А тут ты ещё..." начал терять контроль над ледяной тушей. Та соскользнула с его плеча и со страшным грохотом обрушилась на пол передней, после чего уютно улеглась у Ольгиных ног. И тут жена комэска, практикующий хирург со стажем, в первый и единственный раз в жизни упала в обморок. Так и лежали они голова к голове, а ногами и хвостом на лестничную клетку, женщина и осётр, тёплая и ледяной... покуда Виктор Палыч искал нашатырь в аптечке.
   Соседи набежали, не без того. Шум-то получился знатный. С удивлением лицезрели на два бездыханных тела, цокали языками, пытаясь уяснить, что же случилось. А сообразила всё лишь одна пенсионерка Макеевна. Как поняла, сразу побежала в соседний подъезд к куме, чтобы рассказать ей, как "энтот охальник Витька, который лётчик с третьего, а не слесарь с пятого, свою супружницу приревновал к живому осетру и покончил с обоими одним ударом топора".

*

   А это уже относительно недавно случилось - в постперестроечную эпоху. Выбрался Виктор Палыч на Большую землю в отпуск. Ехал с женой к её родственникам. На дворе весна, птицы с юга, люди - на юг. Понадеявшись на прогноз, который обещал тёплую погоду, перед самым выездом поменял Палыч резину на летнюю. И только в пути понял, как же опрометчиво доверять метеорологам. Всю дорогу пришлось ползти по гололёду на черепашьих скоростях. Так Палыч измучился, что на второй день путешествия решил расслабиться. Как назло, поблизости ни одного приличного населённого пункта с магазином. Посему пришлось взять бутылку самогона у какого-то подозрительного вида селянина в застиранной до белизны тельняшке. Не пьянства ради, а исключительно в качестве успокоительного средства - расслабиться перед сном на сеновале. Апартаменты любезно предоставил автор и производитель божественного напитка "Картофельный рай". Тот самый - в белой тельняшке.
   - Самогон отличный - пока бутылку выпили, три раза поссориться успели, а потом я этому самогонщику в глаз заехал, чтоб табак для крепости не подмешивал! - позднее рассказывал Виктор Палыч в штурманской.
   С тех пор в лётном отряде появилась традиция - оценивать качество напитка количеством драк или ссор во время распития. Так и говорили: "Отличная водка - две бутылки выпили, два глаза подбито", "Вполне приличный кальвадос - после стакана был послан в пешее эротическое путешествие с неясными перспективами" или: "Отстойный коньяк - бутылку приговорили в два лица и даже за грудки друг друга не хватали".
  
   Что-то я всё о Палыче да о Палыче. У меня и самого жизнь весёлая удалась. А начинал я карьеру в Ставрополье вторым пилотом на Ан-2. Помню, летом работали мы на сельхозработах в районах среднегорья. Опыляли химией сады и виноградники. Весь лётный отряд находился в командировке. Только обслуживали разные звенья разные колхозы и потому жили в разных местах - поближе к обрабатываемой территории. Одна эскадрилья в долине стояла, вторая в тридцати километрах к востоку, ближе к горам. А наше звено во главе с командиром лётного отряда располагалось в живописном горном селе.
   В общем, работаем себе, опыляем будущие плоды, как завещал нам дедушка Мичурин. А тут - будто снег на голову - юбилей у командира лётного отряда. Всех заинтересованных оповестили о месте встречи. Назначено было в долине горной реки с широким и плоским ландшафтом. Для чего, думаешь? Верно, чтобы Ан-2 мог сесть без проблем. Долго мы в своём звене соображали, какой подарок сделать юбиляру. Ничего лучшего не придумали, как купить у кабардинцев молоденького барашка. Ну, ещё коньяка домашнего изготовления литра три у них взяли и отправились в назначенное место к назначенному сроку. Ну, да, на самолёте, вестимо. А над поляной праздничной уже аншлаг - гости слетались как мухи на мёд. На импровизированной стоянке уже два десятка "аннушек" в ряд выстроилось. Нашлось и нам место. Вытащили мы свои подарки и к центру поляны пошли. А там уже два барашка на вертеле жарится, да ещё двух на шашлык разделывают. Оказалось, фантазия в нашем лётном отряде работает одинаково. Но командира это обстоятельство только порадовало. Расцеловал он нас - каждого троекратно и сказал в мегафон, чтобы всякий горец даже не сомневался:
   - Отличную я молодёжь воспитал. С понятием. Спасибо, ребята!
   Мяса, местных лепёшек с сыром, зелени и фруктов оказалось от пуза. Однако понятие понятием, но не хватило, как обычно, спиртного. Впрочем, не беда - когда под задницей не колёса, а кресло самолёта Ан-2, нет поводов огорчаться. Слетал я в кабардинское село, коньяком затарился и обратно. Нет, не боялся летать подшофе. Молодой же, дурак. А медицинский контроль? Так на сельхозработах его и не было, насколько я помню. Только в одном из населённых пунктов, где одно звено базировалось, фельдшер давление у экипажей проверял перед вылетом. Ну, это же перед работой. А ту юбилей командира. Разницу улавливаешь?
   Хорошо помню ту красоту, которая царила на месте празднования. Сверху хорошо видно. Стоят самолёты, будто их по линеечке выравнивали. Посередине поляны костры горят, внизу река петляет, будто заяц, а вокруг горы, поросшие густым лесом, но который с высоты кажется обычным мохом.
   В разгар веселья кому-то в голову пришла идея посоревноваться в ловкости. Предложено было разбиться на команды и поиграть в такую игру: заходя на самой малой скорости, на какую способен Ан-2, на посадку в заранее очищенном от помех месте, изловчиться и схватить барана, забрав его в полёт. Да-да, у народов Кавказа принято хватать барашка с лошади на полном скаку. А почему бы и не с самолёта?
   И точно бы мы приняли участие в безумной затее, да пока придумывали, на какую возвышенность поставить барашка, чтоб оказалось сподручней его хватать, высунувшись из самолёта, стало смеркаться. Желания погеройствовать в темноте, играя в партизанский отряд, передающий важного "языка" командованию в беспосадочном режиме, ни у кого не оказалось. И слава богу. А то бы натворили дел. Молодые же все. Командир, говоришь? Так он уже спал к тому времени, когда пришла пора безумств...
  
   Через год я на север уехал, а позднее переучился на Ту-154. По всему миру, считай, помотался, а в Иране и вовсе два года работал. Таких гранатов и персиков с той поры не то что ни на одном нашем рыке не встречал, даже на картинке не видел. В общем, насмотрелся, напробовался, наизумлялся. Но тот день рождения в Ставрополье останется у меня в памяти самым удивительным событием в жизни.

*

   Новый год у нас на носу. Праздновать будем? Да не вороти нос. Я ж не на спиртное намекаю. Сам давно не пью и тебе не советую. Скушай вот лучше мандаринку. Абхазская, с кислинкой, зато живая без всякой химии. Даже Моня такую с удовольствием схрумкает. Эй, ты там не заснул у меня, часом? Ага, вижу, слушаешь. Извини, что разболтался сегодня. Просто соскучился по живой вольной беседе. А раз ты слушаешь, то мне отрада.
   Вчера ходил анализы в поликлинику сдавать. В рамках всеобщей диспансеризации. Перед кабинетом, где забор крови делают, как обычно, очередь. Я влился в её монолитный коллектив. Сижу, жду. Движуха пошла: с одной стороны, голова очереди в кабинете укорачивается, с другой - хвост новыми пациентами прирастает. Заходит очередной клиент в "предбанник" и с вопросом в пространство обращается:
   - Кто крайний?
   Молчание.
   - Кто крайний?
   Молчание.
   - Кто крайний?
   Молчание. Нервно-неустойчивая половина очереди не выдерживает давления - показывают пальцами на мужика в очках. Вошедший, повысив голос:
   - Эй, вы таки, крайний?! Чего тогда не отзываетесь?!
   - Не смейте на меня орать - я всё слышу!
   - Так вы крайний? - понизив голос, интересуется вошедший с настолько зловещей интонацией, что лучше его не слышать вообще, ну, или в крайнем случае - по телефону.
   - Зачем вы на меня орёте! Я всё прекрасно слышу. Я не уступлю вам место, я инвалид!
   - Ответьте прямо - вы крайний? - вошедший почти шипит от негодования.
   - Я всё прекрасно слышу, не смейте смеяться надо мной!
   Много ещё чудаков у нас по очередям мотыляется. Никаких психотерапевтов не хватит - отделять агнцев от козлищ. Такие дела.
  
   Накануне флюорограмму проходил. Больше года не делал, нужды не было. А тут как раз всеобщая диспансеризация подоспела - изволь "сделать фото лёгких на память".
   Пришёл я в регистратуру и поразился объявлению, которое украшало самое видное место. Раньше оно там точно не висело. "Стационарные дети обслуживаются вне очереди" - гласил плакат. Мне подумалось: "А как же быть с мобильными детьми? Их вовремя не обслужишь - мигом разбегутся. И вообще, какие бывают стационарные дети - геостационарные, гелеостационарные?.."
   Очередь в регистратуру текла довольно быстро и вдруг встала намертво. Не двигалась уже минут пять, пока я о плакате рассуждал. Тут и мой черёд пришёл обратить внимание на затруднительный трафик. Оказалось, процесс тормозит молодящаяся крашеная блондинка, отвешивающая слова регистраторше, будто чаевые горничной в каком-нибудь престижном отеле для звёзд мирового масштаба.
   - Напомните, где вы работаете? - спросила медсестра.
   - В городской администрации, - сказала блондинка таким тоном, будто администрация, которую она представляет в очереди, значительнее вашингтонской.
   - Вашей карточки здесь нет. Я всё просмотрела: нет ни в бумажном архиве, ни в электронных базах. А вы давно в администрации?
   - А какая вам разница?!
   - Если недавно, то, скорее всего, медицинскую карту следует искать по прежнему месту работы, - терпеливо объяснила медсестра.
   - Ха... тогда ищите... - блондинка назвала организацию, откуда уволилась две недели назад.
   Новые поиски ничего не дали. Озадаченная регистраторша спросила:
   - А вы уверены, что делали флюорограмму именно у нас?
   - Именно у вас. И месяцев десять назад. Какой-то вздор - ничего найти не могут! - взвилась блондинка.
   Уточнив ещё раз название, медсестра продолжила поиск. А когда снова ничего не обнаружила, предложила самый логичный выход - завести пациентке новую карточку. Но та заартачилась и, встав в позу оскорблённой невинности, принялась чеканить слова с интонацией чиновника-передвижника. Не знаешь, кто такие чиновники-передвижники? Это чиновники, которых всё передвигают с места на место, а пользы от них нигде не прибавляется. Их давно пора гнать поганой метлой, но когда-то пущенные корни плохо выкорчёвываются из благодатной властной почвы. Так вот, блондинка отчеканила:
   - Не н у ж н о новой карточки. И щ и т е! Ишь чего удумали - потеряли документ, новый завели. Что хотят, то и делают! Но я найду на вас управу! Позовите заведующую. Н е м е д л е н н о!
   Народ в очереди начал роптать, потихоньку переходя из стадии народа безмолвствующего в категорию толпы, объятой бессмысленностью беспощадного русского бунта. Блондинка догадалась, что ей несдобровать, но скверный характер не давал возможности дать задний ход. Атмосфера накалялась и готова была вспыхнуть светящимися разрядами святого Эльма, будто бенгальский огонь на сеновале.
   В интерьере регистратуры появилась заведующая, которой пришла в голову простая, но очевидная мысль.
   - Женщина, а вы фамилию не меняли недавно? - спросила она.
   - Меняла. И что с того?
   - Так мы же ищем вашу карточку по новой фамилии, а её ещё нет в базе данных. Вы бы нам сказали, что изменили личные данные, и тогда...
   - Я вовсе не обязана никому говорить и никого предупреждать, когда меняю фамилию... - фыркнула блондинка. - Это ваше дело, не моё - корректировать документы.
   - Но откуда мы можем знать, когда кто-то ...
   - Работайте плотнее с ЗАГСом. Деньги за что получаете?!
   Лично для меня осталось загадкой, почему блондинке позволили уйти без каких-либо физических увечий и моральных потерь. Видимо, не настолько мы дикий народ, как об этом пишут в "Нью-Йорк таймс" и прочих "Гардиан"-ах.
  
   Но на данном эпизоде мои приключения в процессе медицинского обследования не закончились. Сегодня на ЭКГ пошёл по записи. И там без интересного не обошлось. Захожу, протягиваю медсестре направление, а сам за ширмочку иду - разоблачаться до пояса. И вдруг слышу:
   - Что у вас с головой?
   - Она не на месте?
   - Нет, у вас в направлении написано сделать электроэнцефалограмму. Это в соседнем кабинете... и как раз касается головного мозга. Так у вас что-то с головой?
   - Нет, здесь какая-то ошибка.
   - В голове ошибка?
   - В направлении.
   - Вам нужно на север? У вас внутри компас?
   - Нет же, ошибка в направлении, которое мне выписал врач.
   - Так вам нужно сделать обычную ЭКГ?
   - Разумеется...
   - А голову оставим на потом?
   - Конечно, ведь впереди столько праздников - много чего может измениться.
   О, я смотрю, ты задрёмываешь. История не понравилась? Ну, спи-спи... мешать не стану.

*

   Вот скажи, как ты пенсию получаешь? А-а-а, помню, тебе на социальную карту перечисляют. Удобно, конечно. Но есть ещё много пенсионеров, кому милее наличные. Такие на почту за пенсией ходят. Я, как и ты, предпочитаю безналичные перечисления. Но почтовое отделение всё же иногда посещаю. Тут на днях мне сынок спутниковый навигатор посылкой отправил, чтобы я в лесу не вздумал блуждать. На день рождения подарок... Прихожу получить.
   На почте очередь - пенсию выдают. Впереди меня стоит прапорщик. Молодой человек лет тридцати. Форма на нём сидит великолепно. Этакий Ален Делон от министерства обороны. Как раз его очередь подошла, он говорит:
   - Я тут две недели назад отправлял документы. До сих пор не пришли, а в Интернете пишут, что в Ярославль от семи до десяти дней почта идёт.
   - Хорошо, давайте квитанцию, сейчас посмотрим.
   - У меня нет квитанции.
   - Потеряли?
   - Нет, мне её просто никто не давал.
   - Не может такого быть! - взвилась служащая почтового отделения в порыве праведного, как святой Иов, гнева. - У нас тут не частная лавочка, а вполне себе... почта России.
   - Нет у меня никакой квитанции, - настаивал прапорщик. - А вы вообще-то всегда внимательно все ящики проверяете, когда письма отправляете?
   - Ящики... - озадачилась женщина, - так вы письмо с документами просто опустили в почтовый ящик?
   - Просто опустил. И что?
   - Документы вам следовало заказным письмом отправить.
   - Вот и майор мне тоже сказал, мол, отправь заказным, Коля... Я же не знал, у кого заказывать, а спросить постеснялся. Там пенсионеры коммуналку оплачивали - не до меня. Так вы точно все ящики проверяете?
   - Разумеется. Не случалось у нас ни разу на моей памяти, когда письма, даже обычные, пропадали. Посылки ещё недавно потрошили, случалось. Но чтобы письма... никогда! А я уже сорок лет на почте работаю.
   По интонации ветерана почтового фронта можно было легко догадаться, что она явно скрывает несколько случаев пропажи корреспонденции, вероятно, с целью - не скомпрометировать ведомство в глазах оживившейся очереди.
   - Все ящики проверяете... - задумчиво протянул опечаленный прапорщик. - И вот эти тоже? - Рука военного указующим жестом, на генетическом уровне скомпилированным с канонического образа В.И.Ленина, повернулась к стене. Там висело с три десятка номерных абонентских ящиков.
   Очки с носа ветерана почтовых отправлений съехали и беспомощно повисли на модной цепочке.
   Чуть позже, когда пришла заведующая, всем миром и комиссионным манером вскрывали по очереди абонентские ящики, герой дня не мог вспомнить, куда именно он опустил конверт с документами, до тех пор, пока тревожная военная корреспонденция ни была обнаружена.
   "Наберут детвору в прапорщики, - подумал я. - А если бы он депешу в штаб отправлял... И-э-э-э-ххх..."
   "Ещё в тырнете ползает, а сам почтовые ящики от абонентских не отличает", - подумала служащая почтового отделения с сорокалетним стажем.
   "Во кусок отжигает!" - подумали мужчины из очереди, которым доводилось служить в армии.
   "Какой худенький, бедняга..." - пожалели военного сердобольные женщины.
   Что подумал прапорщик, и подумал ли вообще что-нибудь, осталось неизвестным. Но не считаю, что его мысли следовало бы озвучивать перед аудиторией категории 3+.

*

   Шёл вчера по улице, никого не трогал. На пешеходный переход одной ногой ступил. И тут на "зебру" выскакивает передними колёсами какой-то "паркетный внедорожник" от японского военпрома. Верно, фирмы "Mitsubishi". Повылезли тут из того внедорожника три синюшных глиста, обтянутые джинсами 44-го размера, рост 8, да в кедах на босу ногу. Прихромали ко мне по свежему снегу, нелепо выбрасывая вперёд колени, и давай угрожать, как у них на фэйсбуках принято:
   - Ты чё это, динозавр, тут выперся? Хотел к нам под колёса? Бабла срубить думал? Мы тебя, аццкий сатано, стпицот, сейчас на байты порвём и циклического контрольного кода не спросим.
   Взглянул я на трёхголовое недоразумение на тоненьких отростках ног и ответную речь держал неспешным манером:
   - Знаете, что, любезная детвора, когда я хулиганам с мехколонны носы квасил, будто пасхальные яйца, ваши родители ещё под стол пешком ходили... и по малому, и по большому. Потому сделайте милость, отгребайте отсель курьерской скоростью, а не то я уж точно начну вас на запчасти без чертежей утилизировать, ни один травмпункт потом не разберётся, где чьё. Любопытно вам поближе с собственной анатомией познакомиться? Тогда проходите на Голгофу согласно купленным билетам. Чур, не толпиться, а то я очень нервничаю, когда толпятся, могу и монтировкой опоясать с испугу...
   Монтировка в моей руке оказалась настолько убедительным аргументом, что нападавшие... впрочем, наверное, не нападавшие, а претенденты на звание терпил, очень ловко подкидывая синюшные голени к животу, девчачьей походкой домчались до своего внедорожника и свинтили за угол. Больше мне их в тот вечер не показывали. Монтировка, откуда? Какая монтировка? Ах, то не монтировка была - "гусачок" для смесителя в ванну. Купил, чтоб поменять. О, как! Ты удивлён, как я уверенно молодёжным сленгом владею. А что здесь такого? Не в аквариуме живу. Это у тебя, брат, только телевизор в кругу друзей, а у меня ещё и Интернет с "Одноклассниками" и прочими чирикалками.

*

   Проводил я на днях ревизию в холодильнике. Освободил морозилку и обнаружил там здоровенный шмат сала с полкилограмма весом, благополучно забытый по непонятной причине года два назад. И что с ним делать прикажешь? Шкварок я не ем, на сале не готовлю по причине возрастных изменений организма. Да и врач категорически запретил. Нет, кусочек солёного свежего сала не повредит. Но этот-то "господин из морозилки" похож, скорее, на пахнущий прогорклым кирпич песочного колера, чем на первоклассный продукт. Выбрасывать сало жалко, самому употребить нельзя, а Моне даже предлагать совестно. И решил я собаку первую встречную порадовать. Отправился на улицу. Встретил на углу дома большую дворнягу-кобелька с добрым взглядом затравленного жизненными невзгодами кадавра и устроил праздник собаке. Так мне казалось. Но жизнь довольно сложная штука, как ты понимаешь - не всякое благое намерение ведёт в ад, но и в рай зачастую не отправляет. Болтается где-то между, как известный артефакт в проруби. Вот и в тот раз тоже...
   Бросил я тот шмат барбосу перед носом, предварительно распеленав из чехла целлофановой плёнки. Сало мигом перекочевало в пасть выбранного мною счастливчика. Гонял пёс тот кусок сала во рту, гонял - и вертикально, на попа, ставил, и плоско укладывал, да всё не выходило у него заглотить добычу одним махом. Но манипуляции барбоса выглядели презабавно. Такое складывалось впечатление, что он пытается сложить кубик Рубика, исполненный в виде куска сала. А грызть его, это я вам скажу, для собаки задачка из высшей математики. Если бы мороженым сало было, ещё куда ни шло, а с оттаявшим - одно недоразумение. Порвать и разгрызть клыками не получается, а проглотить одним махом - в горло не проходит. Я бы на месте бедного пса тоже не знал, как поступить. Впрочем, нет. Я бы потихоньку шматок того вожделенного продукта рассасывал, на солнце полёживая. Представляете, какой практически непрерывный кайф? Или поступил бы иначе - попросил кого-то из умных людей, а не фальшивого благодетеля (это я о себе), чтоб порезали шмат на куски. Ну, как бы попросил? Очень просто - жалобно поскуливая. Среди двуногих попадаются существа добрые и разумные, наверняка бы пришли на помощь.
   Но братья наши меньшие, собаки, ещё не поднялись интеллектуально до подобных высот разума. В результате мой лохматый визави поступил так, как обычно поступают с добычей крокодилы, если не в состоянии разорвать её на части сразу. Барбос вырыл аккуратную ямку и захомячил туда кусок сала, после чего забросал землёй и прелыми листьями. Потом посмотрел по сторонам, не видит ли кто из конкурентов. Меня он в расчёт, по-видимому, брать не собирался, полагая - раз я поделился, то теперь воровать не стану. Потом пёс задрал над местом схрона заднюю ногу и... да-да, окропил её естественными отправлениями - то ли, для того, чтобы отбить божественный запах завонявшего сала, вводя в заблуждение конкурентов, то ли - чтоб самому не забыть место нычки.

   Э-э-й, ты меня слушаешь? Вспомнил кое-что, когда к тебе ехал. У меня внук отчебучил одну чучу, когда ещё в школу не ходил. На лето отправили его к моим сватам в Подмосковье. Они его сразу поближе к природе вывезли - на дачу. Целый день на чистом воздухе, здоровая пища, натуральное парное молоко - что может быть лучше для подрастающего организма?
   На даче парень подружился со старушкой-соседкой. Любил ходить к ней в гости. Они читали вместе книги, пили чай с крыжовенным вареньем и просто беседовали. Во время одной такой доверительной беседы мой тогда четырёхлетний внучок сказал:
   - А знаете, чего я больше всего на свете боюсь?
   - Чего же?
   - Голода...
   - А ты разве голодал когда-нибудь?
   - Нет. Потому и боюсь.
   Не зря же говорят - неизвестность пугает.

*

   Слушай, Серёга, тут вчера за чаркой кефира один милицейский чин в отставке рассказывал. Тебе должно понравиться. Что моргаешь так недоумённо? Рассказывать или нет? Понимаю, у тебя выбора не остаётся - только слушать. Тогда не перебивай.
   В одно линейное отделение транспортной милиции должен был приехать проверяющий из столицы в генеральском чине. Готовились его встретить со всей помпой и радушием, на какие оказалось способно местное руководство. Разумеется, первым делом банкет. Во-вторых, банька. А дальше, как пойдёт.
   Отделение не считалось очень уж богатым - город небольшой, вокзал тоже не чета вокзалу Берси, не говоря уже о Сен-Лазаре. Поэтому и выпивку, выставленную на стол, никак нельзя считать элитной. Обычная водка, скажите спасибо, что не "палёнка". Впрочем, события происходили лет за пятнадцать-двадцать до наших дней, потому генералы, отъезжающие с инспекцией в провинцию, ещё так не безобразили, как нынче. И с угощением всё было попроще. Генерал тот преспокойно употреблял "беленькую", дорогого вискаря или бурбона не требовал, да и от озорных девчонок сразу же отказался. Как говорится, посидим-поокаем в баньке и на том - шабаш.
   Исключение девочек из произвольной программы и невероятная бронебойность инспектора поставила начальника линейного отделения милиции в крайне неудобное положение. Водка кончилась раньше положенного по расчётам, а напаренный до одури генерал требовал продолжения банкета. Делать нечего - желание старшего по званию, к тому же наделённого особыми полномочиями - превыше даже, чем уголовно-процессуальный кодекс. Посему кое-как оделся подполковник и отправился на служебной машине с дежурным водителем в дежурный же круглосуточный гастроном. Дело не такое скорое, если учесть одно обстоятельство - от станции до города километров пятнадцать по не слишком шоссейной дороге.
   Что ж, уехали, и уехали. А генерал остался в одиночестве догоняться пивом.
   И только он проводил хозяина, как понял, очень ему хочется по маленькому, но крайне важному делу. А надобно заметить, что в связи с незначительностью населённого пункта, о котором идёт речь, всё здесь было устроено, хоть и уютно, но очень экономно. Сауна располагалась в одном из крыльев железнодорожного вокзала, а туалет в целях экономии в сауне возводить не стали - и так места не слишком много. Решили, что служебного сортира вполне достаточно, благо - из сауны делаешь всего один шаг через коридор, и ты уже в туалете, чистом и блистающем, ибо пользуются заведением исключительно добропорядочные служащие вокзала, а не какие-нибудь неопрятные пассажиры, которых кашей не корми - только дай навалить чего-нибудь материального в местах общего пользования.
   Генерал, получивший инструкцию от подполковника относительно правил эксплуатации туалета перед отбытием последнего в даль светлую, с лёгким сердцем накинув простынку, пересёк коридор, отделяющий баню от санузла в одно мгновение. Время стояло ночное, но вокзал работал, поскольку под утро в расписании значилось два поезда. На момент события в здании находились - дежурная по вокзалу и кассирша. А по перрону дефилировал патруль - два сержанта-молодца, одинаковых не только с лица, но и по уровню интеллекта.
   И надо ж было такому случиться, что в то время, когда генерал решал свои внутренние проблемы в кабинке для служебного пользования, кассирше тоже понадобилось посетить санитарный узел. Она выставила в окошко кассы транспарант "Технический перерыв 15 минут" и отправилась в дальнее крыло вокзала.
   Запертая дверь сначала её не насторожила, поскольку кассирша решила, что в туалет заглянул кто-то из патрульных. Логично, если дежурная по вокзалу у себя, а пассажиров в зале ожидания нет. Патрульный, больше некому.
   - Ребята, вы там побыстрей, пропустите женщину! - попросила она, постучав в дверь распространённым ещё с советских времён кодом - "дай-дай за-ку-рить".
   Генерал понял, он угодил в не очень хорошую ситуацию. И потому затаился, надеясь, что женщине надоест ждать, и она уйдёт на рабочее место. И тогда-то он воспользуется ситуацией и прошмыгнёт в сауну.
   Но кассирша была настойчивой.
   - Эй, парни, хватит уже. У вас там не диарея случайно? Вася, Санёк, кто там из вас быкует-то?
   Любой из дежурных сержантов наверняка бы нашёлся, что ответить. А тут - гробовая тишина: ни шороха, ни звука. Кассирша совершенно отчётливо это осознала, заволновалась, напугалась и крикнула напарнице по смене:
   - Катя, вызывай патруль! У нас в служебном туалете кто-то посторонний заперся.
   Звук её голоса, сопровождаемый эхом пустого помещения, распространился в нужном направлении и нашёл адресата. Через минуту два встревоженных сержанта уже браво поигрывали резиновыми дубинками рядом с дверью в туалет.
   - Что случилось-то?
   - Я в туалет пошла, а там кто-то сидит и выходить не хочет. Уже четверть часа, наверное.
   - А вдруг там авария с клиентом, хех, - хохотнул один из сержантов.
   - Какая нафиг авария! Туалет-то служебный!
   - Вот же, блин. Видимо, бомжара какой-то ночлежку себе замостырить решил. Предупреждал я их... Теперь кто-то ответит по полной!
   - Ребята, решайте быстрее, не дотерплю. Что-то делать нужно.
   - Сейчас решим.
   Старший наряда уже хотел отдать приказ ломать дверь, но тут она сама открылась. На пороге возник грузный мужчина в годах, завёрнутый в простыню... Держался он бодро, хотя было видно, полуобнажённый Аполлон мягко говоря не совсем трезв. Для бомжа клиент вёл себя очень вызывающе.
   - Смир-р-на! Доложите обстановку на вверенном вам участке.
   Патрульные заступили на дежурство вечером, поэтому не знали, в их вотчине уже довольно давно пасётся генерал - всем хищникам хищник. И что они могли подумать, глядя на голого нетрезвого мужика, который пытается командовать двумя лицами при исполнении?
   - Ты офонарел, дядя! Какого чёрта голый ходишь?! Извращенец?! Давай, Саня, пакуем клиента и в горотдел отвезём. Пусть там его на предмет изнасилования в котельной проверят. Эй, паспорт у тебя есть?
   - Я тебе дам - паспорт, мальчишка! Как говоришь с генералом! Сгною!
   - Ты только посмотри, Саня, документов нет, а туда же - командует.
   - Ребята, пустите, сейчас мочевой пузырь лопнет! - Кассирша, растолкав мужчин, прорвалась к вожделенному источнику...
   - Па-а-азвольте! - завопил генерал, пытаясь ей воспрепятствовать. - Я ещё не закончил...
   - В обезьяннике закончишь, - отозвался патрульный, возбуждая дубинку на правое дело.
   Неизвестно, как долго бы ещё продолжалось недоразумение с инспектором, облачённым в неуставную простыню со штампом федеральной пассажирской компании, если бы в этот момент в створе служебного входа не обозначился подполковник с водочной гирляндой в сильных руках ветерана железнодорожной милиции. Генерал тут же забыл все свои печали и отправился в сауну, немедленно выпущенный из цепких лап патруля. Кассирша исполнила своё самое заветное на сегодняшний день желание, и ночь покатилась к своему закономерному завершению заведённым порядком.
   Отважный генерал с утра уже не помнил, что хочет кого-то сгноить или в лучшем случае заставить съесть сержантские погоны. У него просто раскалывалась голова и очень хотелось капустного рассола. А ведь мог бы и наградить патрульных за бдительность и безупречное несение службы.
   Генерал не вспомнил, а подполковник решил подстраховаться. Вызвал тех патрульных, которые в "туалетной теме" и предупредил, что теперь им надо будет генералу "подорожную" собрать, чтоб не серчал и не стал принимать радикальных дисциплинарных мер. Сержанты поохали, напряглись, влезли в долги и собрали требуемую сумму. Их и не уволили. В общем, как говорится, бабло побеждает зло, но переводит добро!
   А вот получил ли генерал ту самую сумму, об этом история умалчивает. Да и подполковник ничего не говорит. Но у него же не спросишь. Субординация.
  

*

   Хочешь историю одну расскажу - весной прошлого года случилась? Довольно весёлая и местами поучительная. Хочешь? Молчишь, брат. А молчание у нас, если помнишь, знак согласия. Слушай.
   Затеял я ремонт тогда, да и увяз в нём по самые брови. Полночи на обойном фронте воевал, Моня мне изо всех сил помогал "патроны подносить" - мяукал и драл старые обои с утроенной энергией. Утром на календарь глянул - чтоб мне всю жизнь не видеть сладкого! - сегодня же первое апреля. День дурака! Надо бы пошутить как-то. Но над Моней не получится, у него с юмором никак - от слова "совсем". А друзей и знакомцев в этом районе я пока не нажил. Да и как шутить со случайными людьми? Банальное "у вас спина белая" слишком незатейливо. В дружеской компании вполне себе ничего - прокатит, а как быть в моей ситуации? Пораскинул я мозгами и решил, следует делать акцент на неожиданность восприятия. Что ж, задумано - изволь исполнить. Взял я свою куртку и на спине мылом разводы нарисовал. Ну да, вроде как, портной метки по раскрою шурует - специально заточенным плоским мыльным кусочком, напоминающим какую-нибудь раковину времён мелового периода.
   Накинул куртку, набрал строительного мусора, утоптанного по пакетам, сколько унести мог, и к контейнерам во дворе отправился. Навстречу мужичок идёт. Я ему весело:
   - У вас спина белая!
   Мужчина опешил. Он явно не помнил, какой сегодня день.
   - Первое апреля, - пояснил я, не мудрствуя лукаво.
   Мужик заулыбался:
   - Ага, первое апреля. Понял.
   Мы разошлись. И я напрягся, гадая, заметит или не заметит. Заметил.
   - Эй, сосед, у вас вся спина белая! - заставил он меня оглянуться своим радостным возгласом.
   - Спасибо. Я знаю. С первым апреля! - сказал я как можно более дружелюбно и беспечно. Повернулся, чтобы продолжить путь к мусорным контейнерам. Но мужик продолжал гнуть свою прямую линию:
   - У вас спина белая! Куртка. И это не шутка.
   - Знаю-знаю, - не стал я отпираться. - Спина белая. Первое апреля. День смеха. Спасибо, вы меня рассмешили.
   - Да не смеюсь я ничуть, - начал нервничать сосед по дому. - Точно - у вас вся куртка белая!
   - Знаете, что, - сказал я, делая серьёзное лицо, - пошутили и хватит. Вы меня с днём дурака поздравили. Я вас тоже. Всего доброго.
   - Понимаете, я совсем не шучу. Я хочу сказать, что у вас спина б е л а я! На самом деле. - Похоже, мужчина вошёл в раж. Мне ничего не оставалось иного, как корчить из себя дурака.
   - Я иду выбрасывать мусор, никого не трогаю. Я поздравил вас с первым апреля. А вы вцепились в меня, словно, бульдог. Шутку не стоило повторять три раза. Это переходит все границы...
   - Да идите вы к чёрту! - рассвирепел мужчина. - Придёте домой, сами всё увидите.
   Мы разошлись. Я выбросил мусор в контейнер и обернулся. Мужчина подходил к своему подъезду.
   - Сосед, а у меня спина белая! - крикнул я. - И знаешь, почему? Потому, что сегодня первое апреля и я её сам измазал мылом. С праздником!
   Так мы с тобой и познакомились. Ты помнишь? Разумеется, помнишь. Просто сказать ничего не можешь. Инсульт, чтоб его! Но ты не сдавайся, брат. Врачи говорят, надежда на полное выздоровление есть. Речь вернётся, и мы ещё поболтаем с тобой о том, о сём. О креветках, пармезане, канкане в телевизоре и прочих прелестях пенсионного бытия.


Популярное на LitNet.com Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) В.Пылаев "Видящий"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Любовное фэнтези) F.(Анна "(не)возможная невеста"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"