Чваков Димыч: другие произведения.

О вредном влиянии солнечного света на локальную психику индивидуума

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рыбак рыбака...


  
  

О ВРЕДНОМ ВЛИЯНИИ СОЛНЕЧНОГО СВЕТА НА ЛОКАЛЬНУЮ ПСИХИКУ ИНДИВИДУУМА

  
   Данная история происходила в середине августа 2000 года. Связана она с рыбалкой. Но не такой, о которой принято говорить, будто бы лучше сначала разделить на десять, прежде чем принимать рассказанное очевидцами и участниками за чистую монету. Одна только правда, и ничего кроме! Несите сюда скорее библию, я дам клятву Гиппократа... или какую там полагается давать...
  
   Так вот...
  
   У нас на предприятии очень много рыбаков. Не таких рыбаков, которым в удовольствие посидеть с удочкой на берегу тихой заводи в полудрёме и наивных мечтаниях об улове, который сам собой появится, пока главное действующее лицо, то есть рыбак непосредственно, об этом улове грезит. У наших рыбаков иная хватка, иная поступь и мысль об улове поперёк всех прогнозов и мечтаний. Они вооружены моторными лодками типа "Казанка" или "Прогресс" с двигателями "Вихрь" или "Нептун" на корме. Не менее! У них в арсенале невода, перетяги, спиннинги, закидушки, донки, сети различного сечения, палатки, утеплённые спальные мешки и, даже пистолеты, стреляющие металлическими шариками... А удочкам места не нашлось.
  
   Практически каждый год дирекция нашей захолустной аэронавигации организует вылеты на Урал на день Воздушного флота в августе для этих фанатиков рыбной ловли. В тот год народ также жил в предвкушении очередной БОЛЬШОЙ рыбалки.
  
   Должен был лететь и я. Искушённым рыболовом меня назвать никак нельзя, но сам факт попадания на Вангыр, верховья Косью или Большого Патока дразнил воображение, волновал и вызывал эйфорические картинки из прошлых уральских вояжей. Но в назначенный срок что-то не складывалось. Сначала никак не могли договориться с авиапредприятием об оплате "вертушки", потом не стало погоды. Одним словом, сидим мы втроём на рабочем месте и ждём от Урала погоды.
  
   Мы - это Виталий (техник ЦКС), Серёга Шишелов (инженер с посадочного локатора, теперь уже на КДП сменные вахты держит) и, соответственно, ваш покорный слуга. Про Серёгу нужно сказать особо. Он рыбак по рождению, призванию и от бога. Не было ещё сезона, чтобы он не выезжал несколько раз, уютно расположившись в гостеприимном чреве своей "Казанки", на недельное сиденье на реку Орду (приток Печоры). Серёга все фарватеры на Печоре знает километров на 200 вниз и вверх по течению как содержимое своего потайного кармана для заначки. Да и Виталик тоже рыбак сокровенный. Для них выезд на рыбалку, а особенно подготовка к ней, - это особое таинство. Священнодействие. Смысл жизни и её радость. Поэтому не удивительно, что они взволнованы донельзя. Да и мне их возбуждение передалось.
  
   Сидим, нервничаем уже второй день, то и дело в окна выглядываем - а не засверкает ли МИ-8 своими лопастями. Нет, не сверкает. На посадку не зовут. Закрыт Урал плотным туманом. А в Печоре солнечно и сухо, но прохладно. А тут ещё и работа. Каждый день простоя делает всё более сложным момент договора с тем, кто подменит тебя в случае отъезда.
  
   Погода стоит осенняя, хотя и середина августа. Палатка и спальники на полу валяются. Мужики то и дело снасти свои перебирают, того и гляди, скоро блёсны от спиннингов до дыр протрут. И вот... когда солнце переехало через полуденную метку, стало ясно, что и сегодня вылету не бывать.
  
   Тут расстроенный новым интуитивным знанием Серёга отправился в известное заведение, предварительно спросив по своей деликатной привычке: "Гнездо свободно?". Уж не знаю, какие высокие мысли посетили его в момент "гнездования", но только вернулся он вскоре и предложил плюнуть на эту вертолётную затею и отправиться самим на лодке к Чёрному острову с парой ночёвок. Конечно, не те красоты, что в горах, не тот улов. Но зато надёжно и не зависимо от капризов погоды. Колебались мы с Виталиком недолго, поэтому часам к 17 дня уже спускали Серёгину "Казанку" на воду.
  
   На корме блестело три канистры с бензином, в ногах уютно располагались рюкзаки, призывно позвякивая кружками и ёмкостями с согревающим веществом, которое наличествовало только с благородной целью профилактики простудных заболеваний. Но поскольку вероятность простудиться близ речных вод в несущейся моторке была достаточно высока каждую секунду, то и жидкости припасено было изрядно. Но, известное дело, её не хватило, как обычно - не мне вам рассказывать. Однако в начале экспедиции обычно об этом не задумываешься.
  
   Лодка неслась по фарватеру, поднимая огромные водные буруны с барашками наверху. Мы сидели, прикрываясь плащ-накидками, чтобы зады не промочить. Вот показался створ Печорской ГРЭС. Здесь по установившейся рыбацкой традиции полагалось поднять первый тост "за удачный урожай". Что мы незамедлительно и исполнили, закусив малосольными огурцами, яйцами вкрутую и ...(о, ужас!) рыбной консервой, которую я по недомыслию прихватил с собой. Опытные рыбаки чуть меня не выкинули за борт. Ведь, по примете народной - не будет рыбацкой удачи. Но, порассуждав немного, они пришли к выводу, что поскольку я ловить не буду, то примета отменяется.
  
   Мотор в момент принятия исторического решения работал на малых оборотах, но это не помешало нам благополучно проскочить створ Печорской ГРЭС, не допив заветную бутылку. Это была ещё одной ошибкой. Нельзя провозить открытую бутылку через створ. Она должна быть или пустой или полной! Иначе не задастся рыбалка. Но делать нечего, не возвращаться же обратно. Стали тешить себя мыслью, что и не нужна эта рыба, просто отдохнём пару дней на реке. Но в глубине души каждый молил речного водяного, чтобы примета не сбылась.
  
   Между тем, смеркалось, и начался дождь. Плащи уже не спасали. Приходилось сидеть в луже и отплёвываться не только от набегающей волны, но и от небесного плача. Казалось, приметы сбываются - по всему видать. Не только рыбалки, но и отдыха не получится. Но "Казанка" продолжала стремительно рассекать упругую водную плоть реки упрямым противолодочным зигзагом, унося нас к неведомым пока приключениям. До Чёрного острова оставалось минут 10 ходу, но было уже совсем темно, поэтому шли на самом малом газу, чтоб не уподобить "Казанку-5" "Титанику".
  
   Вдруг Серёгу осенило, что под дождём развести костёр будет не просто, а дрова на острове весьма не близко. А тем более - сухие! Он повернул лодку к правому берегу, и мы быстро в него уткнулись. Берег был достаточно высоким и обрывистым, вылезти на него было не просто, но нам удалось. Взяли фонари, лопату и топор. Пошли копать червей (вдруг будет клёв, несмотря на все приметы) и набрать сухих дров.
  
   Ходить по пояс в мокрой траве среди кустов под проливным дождём - удовольствие ниже среднего. Но желание изучить местную флору и фауну не угасло. Дрова нашлись быстро, тем не менее, черви копаться не желали. Углубились дальше в кусты. Там начали попадаться жирные, готовые к рыбьему употреблению, кольчатые твари. Они выползали навстречу водным процедурам прямо поверх коровьих следов. Видать, здесь паслось стадо из деревни Конецбор. Поверху копытных оттисков неожиданно появились и медвежьи. Похоже, здешний "хозяин" тоже изучал жизнь подотчётного стада.
  
   Мы с Виталиком немедленно заторопились к лодке, но Серёгу ничем нельзя было пронять. Ему червей подавай. Стали уговаривать своего шкипера, что можно и утром за червями приехать, но он ни в какую не соглашался. Почему? Это выяснилось позже. Но наконец-то количество земляных (наверное, правильнее было бы сказать - подземных, но воздержусь, чтобы не быть привлечённым за уничтожение гномов из Ломардских гор) жителей удовлетворило рыбацкую душу. Мы все сели в лодку и оттолкнулись от берега. Но Серёга двигатель не спешил запускать. Целых 40 метров двигались на вёслах. Почему? Ещё один вопрос, на который кормчий не давал ответа. Да нам, собственно, это было уже и не интересно, ибо впереди уже маняще прорезался сквозь тьму и дождь силуэт Чёрного острова.
  
   Первым делом поставили палатку и стащили туда все пока не промокшие вещи. Дальше началось самое трудное - приготовить горячий ужин. Костёр долго не зажигался, но после того как дрова облили бензином из канистры, он сдался и запылал. Суп варили так. На песке горит костёр. Рядом, присев на корточки, сидят два отчаянно голодных рыбака, закрывая его плащ-накидкой от дождя, а между ними то и дело протискивается озверевший Димыч, то и дело внося ингредиенты в котелок одной рукой. Второй рукой он пробует, что получается и периодически производит разлив лекарственного препарата в кружку, которую приходится удерживать зубами. Выпивание происходило с тостами за улучшение погоды и, ... чтоб рыба попёрла! Таким образом, как полагал Серёга, мы непременно должны сломать погоду.
  
   Наконец-то суп готов. Действие перенеслось в палатку, где ослабленным от лекарств организмам было очень лень переодеваться в сухое. Пришлось себя ломать и совершать это столь необходимое действие. Всю сырую одежду покидали поверх палатки - сырее уже не будет. Оказалось, как заявил Виталик, что необходимо углубить метеорологический процесс переламывания погоды, поскольку перерыв в процессе мог инверсно подействовать. Ему никто не возразил, так как дружить с аэрометом (метеорологи от авиации) было его должностной обязанностью, поэтому сваренного супа оказалось маловато, ибо взятое нами лекарство не только здорово ослабляло организм, но и имело жуткое побочное действие - усиливало аппетит до состояния волчьего. В ход пошли другие припасы, которые планировались к употреблению позднее. Коллектив явно тешил себя надеждой побаловаться назавтра ухой.
  
   Когда же наступило утро, я обнаружил рядом с собой двоих жутко помятых клиентов, измазанных по уши тушёночным жиром, хлебными крошками и огуречными семенами. Присутствовали таковые пищевые вкрапления и в моей бороде, но это удалось обнаружить только при наведении утреннего туалета. Под головой у Виталика вместо подушки была банка из-под той самой тушёнки, которая декоративно украшала его обнажённую грудь. Этот факт, вероятно, способствовал тому, что ему снились изысканные гастрономические сны, поскольку он аппетитно причмокивал губами и неутомимо работал челюстно-лицевой группой мышц. Серёга в качестве подушки избрал ёмкость, в которой раньше (кажется, ещё сегодня ночью) помещалось лекарство, так приятно скрасившее нам досуг. Сны его были тревожны. Он ворочался и стонал.
  
   На часах расторопный бог Хронос зафиксировал что-то около 5 утра. Выглянув из палатки и убедившись, что погода сломана окончательно (на небе палило северное солнце, и не было ни малейшего намёка на вчерашние тучи), я пошёл кипятить чай. Дров ещё имелось достаточно, не в избытке, но хватало. Не было никакой нужды ломиться за 100 метров в лесок, покидая уютный песчаный берег. На воде мирно покачивалась наша "Казанка", наполовину залитая дождевой водой. На правом же берегу Печоры заухал трактор, и пастух, поёживаясь от утренней свежести, гнал стадо на пастбище. Защебетали птицы, заиграла рыба. Жизнь снова была насыщенной и приятной. Когда чай вскипел, из палатки поднялся рыбацкий люд. Наскоро перекусив, мои спутники пошли ставить донки с теми самыми червями, которых мы с таким трудом добывали ночью. После чего мои спутники умчались в лодке покидать спиннинги на перекатах.
  
   Оставшись один, я снял кроссовки и долго бродил босиком вдоль берега по нежному песку. Часа через четыре пришло время проверить донки, что я и сделал с успехом. Пошкерив* больших язей, наладился варить из мелочи уху. Только развёл костёр и поставил котелок, как затарахтела моторка. "Вовремя", - подумалось мне. Но я ошибался. Это были не мои ребята. На какой-то затрапезной утлой лодчонке с чихающим от старости мотором к острову пристал неказистый мужичонка в драной ушанке с растопыренными ушами.
  
   Промасленная куфаечка на прибывшем кренделе стояла колом, как бы выражая полное ко мне пренебрежение. "Это моя тонЯ**!, - заорал он, - какого рожна вы тут закидушек наставили?". "Лицензию предъявите, будьте так любезны", - ответствовал я. Но кроме дыр на коленках и обратной стороне ширинки мужику предъявить было нечего. Он стушевался, но пригрозил приехать с Егорычем. У Егорыча, вероятно, была более серьёзная лицензия. Так я подумал. Но прибывший ухарь продолжал гнуть свою ПРЯМУЮ линию. "Налей стакан, мужик, - потребовал он, - а не то не отстану!" Я предложил чаю, но он, презрительно фыркнув, отчалил и исчез в лучах полуденного светила, посверкивая зазывно обнажённой лицензией на ветру. Скоро прибыли и мои рыбаки. Обед удался на славу. Для закрепления отличной погоды было произведено ещё два действа, подобные вчерашним. После чего я уснул.
  
   Проснулся оттого, что меня толкали в четыре руки и приговаривали: "Проснись, такое северное сияние - обалдеть!". Но я не нашёл в себе сил подняться. Морфей сковал мои глаза. Как оказалось на следующее утро, я проспал замечательную картину летнего северного сияния. Причём - на всё небо, причём - РАЗНОЦВЕТНОГО! Для тех, кто не знает, поясняю, что северное сияние бывает разноцветным очень редко (особенно летом). Обычно в оттенках зеленовато-белого, желтовато-белого или сине-бело-жёлтом колере. А вот чтобы все цвета радуги в атмосферном явлении летом присутствовали - такое феноменальное зрелище редко кому увидеть доводилось. Вот поэтому меня и будили. Вот поэтому и не пощадили моего безмятежного сна. А я же проигнорировал самым безобразным образом эти призывы. И до сих пор жалею, что не смог поднять своё жалкое тельце, чтобы увидеть сказочную картину...
  
   Следующее утро застигло нашу дружную компанию сидящей вокруг костра в полном составе. С полными чарками в руках. Я слушал рассказы о красоте ночного северного сияния и взирал в сторону того самого берега, где мы брали дрова и копали червей в первую ночь. Туда же смотрел и Серёга. Его взгляд окидывал такие знакомые места с чувством полного удовлетворения. Он говорил, с видом бывалого лоцмана: "Видите, мужики, тот берег? Это очень опасное место! Там столько топляка - мама, не балУйся! Я бы никогда не рискнул к этому берегу причалить. Одно неловкое движение, и винт на моторе сворачивается в трубочку". Тут я удивлённо промолвил: "Серёжа, а какого же чёрта мы там ночью так резво вышивали, чтоб червей найти и дрова?". На что Серёга вполне разумно ответил: "Так ночью ж не видно! Так то ж черви!".
   Вот и пойми после этого фанатиков от рыбалки! Если не видно ничего, то и мотор лодочный раздолбать не страшно. А вот солнце воздействует на их психику таким образом, что один только вред: ни к берегу на лодке не подойти, ни червей тебе накопать.
  
   Вы спросите, а каков был улов? Отвечу. Вероятно, вскоре вы сможете это сами увидеть, когда уснёте. Но для меня всегда останется загадкой, почему дневные опасения столь несущественны ночью.... Возможно, это просто сильное влияние солнечного света?
  
   Пошкерить рыбу* - очистить её от внутренностей и посолить;
   ТонЯ* - место богатое рыбой по определению.
  
   сентябрь 2002 г., сентябрь 2007 г.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) М.Эльденберт "Бабочка"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"