Дмилев Стоян, Ив-ан-сан: другие произведения.

Второй полёт "Савраски"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эта история написана в 1970-ом году двумя двенадцатилетними мальчишками, одним из которых волею обстоятельств оказался ваш покорный слуга. Не будьте слишком строги к терминологии... Ведь на дворе стоит всего только 1970-ый. Не берусь утверждать, что в это время авторами уже был прочитан бестселлер того времени "Программист". Но сей факт имел место примерно в данный перид социалистического расцвета. Конечно же, мы мало что поняли из этой малогабаритной книги... в бумажном переплёте (в таких сейчас издают однодневные романы плодовитых и неумеренно плодоносящих детективщиц) но она сильно повлияла на выбор будущих профессий. Сашка Соболев закончил физфак ЛГУ, а я факультет автоматики и вычислительной техники КИИГА. Кроме того, прошу прощения за НЕ В МЕРУ ПОВЕСТВОВАТЕЛЬНЫЙ стиль изложения... Просто в славное далёкое время нас так учили писать сочинения на тему "Как я провёл лето" :))


Стоян Дмилев и Ив-ан-сан.

2-й полёт "Савраски".

Глава I. Метеоритный дождь.

   Это был обычный патрульный рейс корабля модели МК-101. На носовой части, где обычно находится обозначение марки звездолёта, большими буквами было написано "Савраска". Корабли системы МК-101 были снабжены новым видом двигателя. Это так называемый бестопливный двигатель. Он может преобразовывать все виды излучения звёзд в тепловую энергию. Поэтому топливом запасаться, как это было на кораблях старой конструкции, не надо. На звездолёте МК-101, как и на МК-98, использовалось искусственное тяготение, что делало жизнь людей в космосе похожей на земную.
  
   Членами экипажа "Савраски" являлись двое: навигатор Гарри Пейс и биохимик Максим Пышкин. Кроме них на звездолёте находился пёс Пегас, которого Пышкин тайно пронёс на борт ракеты-носителя за день до старта, поэтому он был неофициальным лицом на "Савраске". На самом видном месте в кают-компании стоял АЭВР (атомно-электронный вычислительный робот) Кеша. Он находился там, потому что в рубке управления, из-за многочисленных навигационных приборов, ему не хватило места. Робота, как и пса Пегаса нельзя было считать полноправным членом команды, так как он отвечал на все вопросы с математической точностью, кроме того, Кеша был лишён чувства юмора.
  
   Гарри Пейсу исполнилось уже лет пятьдесят, но, несмотря на столь юный возраст, он прослыл самым невозмутимым и умелым навигатором Солнечной системы. Гарри был очень молчалив, говорил только тогда, когда обращался по делу. Высокий, широкоплечий, он входил в сотню лучших спортсменов Земли. Через всю правую щеку Пейса проходил шрам - память о встрече с испортившимся кибером. Поэтому Гарри не особенно уважал Кешу.
  
   Пышкин представлял собой полную противоположность Пейсу. Ему недавно исполнилось тридцать лет, и для космоса он считался зелёным юнцом, однако это не мешало Пышкину показывать себя бывалым космонавтом, покорителем Вселенной. Комплекция Максима соответствовала фамилии. Биохимик имел хорошо подвешенный язык и часами мог говорить без умолку. Сначала Пышкин рассказывал истории, которые на самом деле имели место в жизни, когда же их запас исчерпывался, он обращался к своей неисчерпаемой фантазии.
  
   Пегас был обычным космическим псом. Он родился недалеко от созвездия Пегаса, за что и получил своё имя. Пегас не мог себя представить без космоса, и только поэтому Пышкин нарушил инструкцию.
  
   Кеша же - это обычный рядовой робот, пожалуй, больше о нём сказать нечего.
  
   Служба всей этой четвёрки состояла в том, чтобы предупреждать ЦКУСС (центральное космическое управление Солнечной системы) о приближении метеоритных дождей. Ещё экипаж пёл наблюдения за приближением к Солнцу системы звезды АК-15.
  
   В этот "вечер" дежурил Пейс, так что Максим мог наговориться вволю. Он уселся в кресло напротив Кеши, подозвал к себе Пегаса и начал рассказывать. Оба "собеседника" слушали Пышкина внимательно, но это было только из-за того, что они не понимали смысла, а то бы давно догадались, что Максим рассказывает свою историю, чуть ли не в сотый раз. "Значит, дело было так: летим мы около Альфы Центавры, песенки себе поём. Вдруг на развороте попадаем в метеоритный дождь...", - начал новый рассказ Пышкин. "Максим, - донёсся голос Пейса из рубки, - мы попали в метеоритный дождь". "Вот-вот это же самое я и говорю", - сказал всё ещё увлечённый рассказом биохимик. "Да помолчи ты со своими баснями, - невозмутимо перебил его Пейс. - Мы на самом деле в опасности". Пышкин вскочил с кресла и побежал в рубку. "Я думаю, нам придётся встроиться в движение метеоритов, подравняв скорость, так как эту стаю нам не удастся обойти", - заметил Гарри, склонившемуся над космолоцией Пышкину. "А если нас занесёт куда-нибудь, ведь скорость потока очень велика?", - спросил Максим. "Сейчас я высчитаю, где мы сможем выйти из потока", - пробормотал Пейс, составляя программу для Кеши. Через минуту Гарри держал в руках готовый ответ. "Нас несёт прямо к звёздам Ка-9536б и Ка-7287г", - спокойно сказал он. Но Пышкин видел, как побагровел шрам на щеке у Гарри, как на его лице выступили капельки пота.
  
  

Глава II.. Антилюди.

  
   "Чего ты так испугался этих звёзд? Не съедят же они нас", - сказал Пышкин. "В том-то и дело, что между этими звёздами исчезло два корабля. На вот посмотри третий пункт инструкции". "Да, - протянул Максим, - ну и звёздочки. Прямо крокодилы какие-то". В это время навигатор передавал на Землю о случившемся. Вдруг Гарри, закончив сообщение, увидел странное поведение приборов измерения относительной скорости движения. Скорость быстро нарастала. "Мы уже почти между звёздами", - заметил Пышкин. Но Пейс не слушал его. Он напряженно следил за приборами. Стрелка, указывающая собственную скорость звездолёта, дошла по шкале до предела и остановилась. А между тем АЭРВ Кеша начал странно себя вести. Он замигал всеми лампочками, затем выключил экран и нарисовал на нём доказательство теоремы Пифагора, а снизу чёртика. Потом всё это исчезло, и на экране появились надписи: "не входить", "без доклада не курить", "сорить разрешается лицам, имеющим проездной билет на Море". Следом за этим Кеша начал извлекать квадратный корень из -1, однако, как он ни старался, сделать этого не смог. Но Пейс не обращал внимания на эти манипуляции робота. Он по-прежнему следил за поведением стрелки. Она дёрнулась и быстро поползла к нулю. "Ну и дела!", - вскрикнул Максим, когда стрелка, дойдя до нуля, начала бегать по шкале то вправо, то влево. Она замирала на короткие мгновения и снова бегала безо всякой системы. "Прибор испортился", - с олимпийским спокойствием заключил Гарри. "Посмотри-ка сюда, - сказал Пышкин, - система управления автоматической посадки тоже в неисправности". Навигатор перевёл взгляд на аварийный сигнальный механизм и увидел, как на нём одна за другой зажигаются красные лампочки. Но вдруг что-то щелкнуло, и все лампочки разом потухли. "И этот испортился", - произнёс Пейс. Кеша, на которого космонавты не обращали внимания, писал на экране одно за другим странные слова: "Ларва", "йынтироетем ьджод", "ашек". "Кешенька, что с тобой? Успокойся миленькия", - пытался остановить непонятные выходки робота Максим. В ответ на это АЭВР закричал: "В Греции всё есть! Даже крокодилы!". Но тут терпение Пышкина лопнуло, и он отключил Кешу.
  
   Пейс сел в кресло и задумался. Через пару минут он произнёс: "Вот чем я могу всё это объяснить: вероятно, мы, проходя между звёздами, приобрели огромную скорость, пожалуй, даже большую, чем световую...". "Постой, - прервал его Пышкин. - но как же скорость может быть больше световой?". "Это могло быть вызвано тем, что между Ка-9536б и Ка-7287г образовались какие-то поля, ну, скажем, наподобие электрического или магнитного. Так вот мы, вероятно, и попали между этими полями, и звезды выбросили "Савраску" с огромной скоростью, превышающей световую". "Ну а почему же испортились приборы?". "А ты заметил, что стрелка прибора измерения скорости пошла в обратную сторону? А почему Кеша стал писать слова задом наперёд? Это могло случиться, возможно, потому, что электроны изменили заряд с отрицательного на положительный, и направление движения электрических зарядов изменилось на противоположное. А ведь это может быть только в антивеществе". "Не хочешь ли ты сказать, что мы антилюди". "Да-да, именно это я и хотел тебе сказать. Возможно, что при превышении световой скорости вещество превращается в антивещество". "А как же мы теперь вернемся домой?", - спросил Пышкин. "Да. Это сложная задача. Лететь мы не сможем. У нас испортились все сложные навигационные приборы. Без них нам не пройти Ка-9536б и Ка-7287г, потому что они находятся от нас чуть ли не в двадцатой части парсека. Остаётся найти какую-нибудь антипланету с подходящими условиями, то есть я хотел сказать просто планету, потому что мы сами антилюди".
  
  

Глава III.. Над планетой.

  
   Полёт "Антисавраски" с Антипышкиным, Антипейсом, Антипегасом и Антикешей продолжался уже третью неделю. Звездолёт находился неподалёку от какой-то планетной системы. Звезда, вокруг которой вращалось 18 планет, очень походила на Солнце. Пышкин предложил назвать эту систему в честь известного учёного земли, системой Сарвина. Четвёртая от звезды планета, походила на Землю. Космонавты решили выйти на орбиту этой планеты и, если это будет возможно, сесть на неё, чтобы пополнить запас кислорода, которого, судя по голубизне атмосферы четвёртой, было достаточно. Пегас тоже одобрительно заурчал, когда Пышкин показал ему планету в иллюминатор. Но стоило включить Кешу, как он жалобным голосом пропел: "Мама, я хочу домой". Видимо сочтя это объяснение исчерпывающим, он гавкнул и замолчал. "И кто только программировал этого болвана? - спросил сам у себя Пышкин. - Наверное, это Витька, он страсть как любит подшутить надо мной. Ну, погоди, Витька, вот вернусь я на Землю, такого леща тебе задам. Век будешь помнить!".
  
   Прошла ещё неделя. Наконец, "Савраска" попал в притяжение четвёртой и стал её спутником. "Нужно проверить, из какого вещества состоит эта планета. А-то вдруг для нас она - анти, тогда наш "Савраска" взорвётся, как только войдёт в атмосферу четвёртой", - сказал Гарри. "Что ты заладил - всё планета да четвёртая. Предлагаю назвать её Кеша!". "Я согласен, - подтвердил Пейс мысль Максима, - только всё же надо проверить, не из анти ли вещества для нас состоит Кеша". Гарри зашёл в служебную камеру. Пышкин последовал за ним. "Уж не вздумал ли ты пускать капсулу в атмосферу?", спросил Максим. "Выбирать не приходится. Если это анти-планета, то капсула заодно возьмёт анализ атмосферы, а если обычная, то капсула взорвётся, и мы будем знать, что садиться сюда нельзя".
  
   Капсула вернулась не только целой и невредимой, но и принесла важные данные о Кеше. Как ни странно, но эта планета чрезвычайно была схожа с Землёй. В её атмосфере лишь инертных газов находилось несколько меньше, в остальном же её состав был почти, как земной. Пять восьмых кешиной поверхности занимали океаны. Материков на ней было два. Один на северном полюсе, другой занимал территорию вдоль экватора. Кеша была в три раза меньше Земли, вследствие чего планета оборачивалась вокруг своей оси за 12 часов. Местом посадки экипаж выбрал небольшой островок около экваториального материка, который был в восемь раз меньше, чем северный.
  
  
  
  

Глава IV. Первый день на Кеше.

  
   Приземление, а вернее сказать, прикешение, прошло отлично. Ракета стояла среди зарослей пышного тропического леса. Люк "Савраски" открылся, и оттуда выскочил Пегас. "Пегас! Ты что делаешь? Ведь я ещё не поставил лестницу!", - крикнул Пышкин, показавшийся в отверстии люка. Но Пегас не обратил на эти слова абсолютно никакого внимания. Он, как и все собаки Вселенной, начал гонять бабочек, которых здесь водилось в огромном количестве. Пышкин спустился вниз, по только что поставленной лестнице, и закричал: "Эй, люди! Это я - Пышкин! Есть здесь кто-нибудь?!". Но ему ответило только эхо. Вслед за Максимом из "Савраски" вылез Пейс. "Надо бы осмотреть островок", - заметил Пышкин. "Осмотрим, но сперва надо будет закачать запас кислорода на ракету".
  
   Скоро космонавты отправились осматривать остров. Они углубились в лес по звериной тропе. Максим то и дело останавливался, делал снимки различных растений, насекомых, зверей, которые были очень похожи на земных. Вдруг путешественники вышли на открытое место. Тут виднелись какие-то развалины глиняных построек. Если внимательно присмотреться, то можно было заметить, что старые руины когда-то образовывали улицы. Это были остатки какого-то древнего поселения. Пышкин бросился осматривать строение, искать "битую посуду", как выразился Пейс. "Пейс, иди сюда, я кое-что нашел!", - крикнул Максим, стоя рядом с одной из развалин. Пейс молча подошёл. "Смотри, здесь недавно кто-то был", - Максим указал навигатору на головёшки от костра и на остатки еды. "А это что такое?", - спросил Пейс и поднял с земли монетку. "Ого! Дай-ка её мне, - Пышкин протёр монету и воскликнул. - Да это же золото!".
  
   Местность вокруг остатков костра выглядела усердно перерытой. Невдалеке виднелась большая яма, и было видно, что отсюда недавно что-то вынули. "Здесь, наверное, была археологическая экспедиция", - предположил Максим. "Они разломали постройки, а битую посуду не забрали. Если бы хоть один черепок показать такому человеку, который хоть каплю занимается археологией, он всё на свете променял за эту безделушку. Нет, здесь, вероятно, находились кладоискатели".
  
   Местное солнце начало заходить. "До "Савраски" идти далеко, а кругом скоро будет темно, как в бочке, так что придётся нам остаться здесь", - сказал Максим. "Хорошо", - согласился Пейс. Космонавты выбрали удобное место, затем сложили захваченную с "Савраски" аппаратуру и, утеплив вокруг себя воздух, при помощи специального прибора, уснули крепким, здоровым сном.
  
  

Глава V. В плену.

  
   Пышкин проснулся оттого, что ему стало трудно дышать. Максим попытался встать, но не тут-то было. Его руки и ноги спутывала крепкая, волосяная верёвка. Он посмотрел на Пейса. Тот тоже лежал связанный. Над Максимом наклонилось чьё-то лицо. Существо, которому оно принадлежало, было точной копией человека. Но Пышкина это не удивило, настолько он привык к совпадениям. Существо засмеялось, и когда оно раскрывало рот, до Максима доносился сильный запах алкоголя. "Человек" засмеялся ещё раз, что-то произнёс и больно ударил Пышкина в бок ногой. "Это, наверное, один из кладоискателей", - подумал Максим. Через некоторое время космонавтов подняли, развязали им ноги, и повели к берегу моря. Там стоял парусник, такой, какие были на Земле сотни лет назад. Гарри попытался было объяснить его хозяевам, кто они такие, но в ответ Пейс получил зуботычину.
  
   Космонавтов втолкнули в лодку и отвезли на корабль. На палубе судна стояли двое. Они отличались от остальных красивой одеждой, хорошим оружием. Эти люди, по всей видимости, являлись главарями. Одни из них был одноногим с деревянной культей вместо одной из конечностей. Наших героев подвели к этой двоице. Одноногий приблизился к Пейсу и начал осматривать космонавта. Он щупал мускулы на ногах и на руках, оглядел телосложение землянина, зубы, лицо. Затем таким же образом был осмотрен и Пышкин. Одноногий, вероятно, остался доволен. Подойдя к своему спутнику, он начал что-то говорить ему, то и дело прищёлкивая языком. Пышкин едва сдерживался, чтобы не ударить одноногого головой в живот. Он весь кипел от негодования, от такого обращения с ними, будто с животными. Максим, подняв голову, стал смотреть на небо так, чтобы не видеть отвратительной физиономии одноногого, и тут он заметил на мачте чёрный флаг с черепом и двумя скрещёнными костями. "Ах, вот оно что, - подумал биохимик, - это, оказывается, пираты. Но почему символ пиратства и разбоя такой же, как и был на Земле в далёком прошлом? Парадокс". Пышкин повернулся к Пейсу и сказал: "Гарри, посмотри-ка на этих двоих. Не кажется ли тебе, что вон тот одноногий напоминает Сильвера из "Острова сокровищ"? Именно таким я представлял его в детстве. А другой, мне кажется, похож на капитана Флинта". Но Пейс не успел ответить на вопрос друга, поскольку обоих землян втолкнули в скрипучий люк трюма. В трюме было темно, сыро, пахло гнилью. Тут же располагались пятеро несчастных, которых пираты собирались продать в рабство. Вскоре стало слышно, как заскрипели мачты, и было ясно, что это свежий морской ветер надувает паруса. Корабль отплыл.
  
   Прошло около недели. За это время космонавты, привыкшие с рождения быстро воспринимать информацию, научились понимать язык людей, живущих на Кеше, и даже немного говорить. Из разговоров между рабами космонавты поняли, что они на самом деле находятся на пиратском корабле. И что очень странно, Пышкин угадал, когда назвал двух пиратов Флинтом и Сильвером. Это были известные морские разбойники. Их боялись, как огня. У Флинта было три корабля: "Фармант", "Рыжая корова" и "Торекол". Наши путешественники находились на самом большом из них, паруснике "Фармант". Вслед за ним двигались остальные корабли. Космонавты узнали, что на экваториальном материке различаются три национальности: тиброны, корсаты и фриндлиндцы.
  
   Однажды на исходе пятой недели плаванья на верху, на палубе раздались какие-то крики, топот ног, свист. Пышкин приложился к щёлке глазом и увидел, как их корабль приближается к другому, меньшему паруснику.
  
   Пираты стояли наготове с оружием. А у нескольких разбойников в руках были длинные верёвки с крючками на конце. "Будут брать на абордаж", - мелькнуло в голове у Максима. И в самом деле, пираты догнали корабль и после небольшой схватки захватили его. Всё происходило в точности так, как описывалось в земных книгах о морских разбойниках. Людей, бывших на палубе преследуемого парусника, связали. Затем пираты принялись лазать по нему и тащить всё, что хоть как-нибудь ценилось. На палубу поднялся капитан Флинт и крикнул: "Прекратить грабеж!". Морские разбойники возмущенно загудели, но грабить перестали. Вдруг какой-то бойкий парень, видимо, недавно ставший пиратом, крикнул: "А ты, Флинт, нам не указывай! Мы бились, мы и добычу забираем!". В ту же секунду он упал. В горле у парня торчал нож. "Так будет со всеми, кто станет перечить Флинту", - сказал старый пират. Жуткая тишина была ему ответом.
  
  

Глава VI. Гладиаторы.

  
   Пираты напали на корабль фриндлиндских купцов. Часть фриндлиндцев они перебили, а остальных взяли в плен. Разбойники, по-видимому, что-то задумали. Они ссадили всех пленников на захваченный парусник, а сами, переодевшись в мирных торговцев, повели "Фарман" к земле. Скоро корабль входил в порт города Корана, столицы Тибронского государства. Здесь, в гавани, стояло много различных судов. Парусник с пленниками, ловко лавируя между многочисленных стоянками кораблей, подошёл к самому берегу. Пираты согнали пленных в кучу, велели им брать пограбленный товар и нести к лавкам, где уже стоял один из "купцов". Когда товар был перенесён, разбойники погнали рабов на продажу. Космонавтов, как рослых и сильных, купил владелец гладиаторов Серна. Его дом стоял неподалёку от порта. В доме жил сам рабовладелец, а в подвале упражнялись гладиаторы. Туда и поместили наших героев. Сначала их накормили, а потом учитель гладиаторов Питро начал обучать Пышкина и Пейса сражаться. Конечно, у землян сначала мало что получалось, так, как надо, потому что они не могли свыкнуться с мыслью, что будут поднимать оружие против людей. За это им здорово попадало от надсмотрщика.
  
   Космонавтам приглянулся гладиатор по имени Самсила. Он был невероятно высокого роста, крепкого телосложения и хорошо владел оружием. Пышкин пытался с ним познакомиться. И вот однажды, когда Питро хотел избить Максима за какую-то малую провинность, Самсила вступился за землянина: "Но-но, ты на этого парня не лезь, а если ещё его бить будешь, тебе не поздоровиться", - сказал гладиатор растерянному Питро. После занятий Пышкин подошёл к Самсиле, поблагодарил его за помощь и спросил: "Самсила, почему Питро испугался тебя, ведь ты раб, а он свободный?". "Я сильный гладиатор и могу его легко убить, если он мне попадётся, потеряв бдительность. А бои, в которых я участвую, дают большую прибыль Серне. Поэтому, если Питро поднимет на меня руку, ему здорово попадёт от хозяина", - ответил Самсила. "Послушай, Самсила, почему ты такой сильный и высокий? Я здесь не встречал людей выше твоего плеча", - поинтересовался любопытный землянин.
  
   "Это долгая история, но если ты хочешь, я расскажу. Родом я не из здешних мест. До моей родины на отличном корабле и при попутном ветре 100 дней и 100 ночей идти надо. Я родился и вырос на далёком острове Уазони.
  
   Там люди высокие и большие, как я. Наш остров раза в два меньше Тибронии. На его земле много садов и плантаций, но всё это, как и здесь принадлежит богатым. Я был очень беден и зарабатывал на хлеб тем, что перетаскивал в порту товары. Однажды к нам на Уазони пришёл неизвестный корабль, а оттуда вышли маленькие люди. Это были тиброны. Они вели с нами торговлю. И вот, когда тиброны собирались уезжать, они с большим трудом выпрашивали у нашего губернатора разрешение на то, чтобы взять меня. Губернатору на стол тиброны насыпали горку золотых монет, и он согласился. Ну а меня и спрашивать не стали: связали безоружного и увезли. Тиброны хотели возить меня по городам и показывать, как великана. Узнав про это, я сбежал и ушёл к пиратам. Разбойники выбрали меня главарём. Много крови я пролил, много душ загубил на своём пиратском пути. Но ни разу моя рука и руки моих ребят не поднимались на бедных. Мы грабили и убивали только проклятых рабовладельцев. Наша команда враждовала с людьми Флинта, этого гнусного убийцы, потому, что он резал людей ради забавы: и бедных и богатых. Сильвер - его боцман, и он сам ради наживы были согласны идти на всякую мерзость. С их помощью в Тибронии был совершён не один государственный переворот, где они играли роль наёмных убийц. Однажды мы с ребятами встретили в море два корабля - этого пройдохи и мерзавца Флинта. Это были его два самых мощных и многомачтовых корабля "Счастливое избавление" и "Рваная колоша". Я на своём "Морском ягуаре" вступил с ним в бой. Мы очень храбро дрались и даже потопили "Счастливое избавление", и сильно покарябали "Рваную калошу", так что он (корабль) затонул через день от пробоин.
  
   Но силы были не равны, наш парусник пошёл ко дну, а я с частью людей, оставшихся в живых кое-как выбрался на берег. Ночевать мы остались в лесу. Однако Флинт не успокоился на том, что оставил нас без судна. Он послал кого-то из своих людей следить за нами, а потом, сообщил, где мы находимся царским служакам, наверное, получив за это немало денег. Нас пленили во время сна, и мы ничего не смогли сделать, чтобы освободиться. Вот так я стал гладиатором. Но во мне по-прежнему горит жажда мести, и я не успокоюсь, пока не освобожу землю от этого негодного труса Флинта и его помощника Сильвера".
  
  

Глава VII. Снова в плену.

  
   Пейс, Пышкин и Самсила уже давно готовили побег. И вот благоприятный момент наступил. Был ужасный ливень и сильная гроза. Стражники, которые следили за порядком ночью, попрятались. Самсила расшатал и выгнул железную решётку, закрывавшую маленькое подвальное окошко. Космонавты легко пролезли через отверстие, но Самсиле это удалось с большим трудом. Беглецы вырвались на свободу. "Ребятки, а может, пойдёте со мной к пиратам? Они меня, наверное, ждут, не дождутся на острове Ласки. Ведь я уже как три месяца был гладиатором. Эх, жаль, самые лучшие мои молодцы отправились на дно моря. Ну, как пойдёте со мной?". Космонавты отказались. "Ну и мне с вами оставаться нельзя, я должен ещё отомстить Флинту и его людям", сказал Самсила. Земляне и храбрый уазонец расстались.
  
   Находиться на улице в такую непогоду было бы неразумно. Поэтому космонавты решили укрыться. Они провели ночь в каком-то старом заброшенном сарае.
  
   Утром земляне вышли оттуда и отправились в порт. Там они хотели упросить кого-нибудь довезти их до островка, где осталась "Савраска". Но это космонавтам не удалось, ведь у них не было денег, а за "спасибо" в рабовладельческом государстве ничего не сделают. Вдруг Пейс заметил, что возле них всё время ходит какой-то человек. "Слушай, Максим, что это он за нами всё ходит?", - сказал Гарри, указывая на странного тиброна. "А может он за нами следит", - предположил Пышкин. Вдруг тиброн перестал наблюдать за космонавтами и ушёл. "Смотри, Пейс, он уходит. Наверное, мне и тебе показалось, что этот человек следит за нами", - сказал Пышкин. "Да, ты прав, Максим", - согласился Гарри. "Слушай, здесь нам всё равно никто не поможет, так что давай, осмотрим городскую крепость. Потом мы решим, как выйти из этого положения",- предложил Пышкин, указывая на стены крепости, видневшейся из-за крыш домов.
  
   Скоро наши герои были около каменной громадины. "Ого! Ну и высота! Здесь метров шестьдесят будет!", восхищался биохимик. "Как же они могут с такой примитивной техникой строить огромные сооружения?", - удивился навигатор. Вдруг крепостные ворота открылись, и оттуда вышел отряд воинов. Их вёл странный тиброн, который недавно ходил за космонавтами. Он остановился и, увидев Гарри и Максима, закричал: "Вот они! Хватайте их!" Воины бросились на наших героев. "А теперь их в тюрьму!", - завопил шпион. Воины потащили землян в крепость.
  
  

Глава VIII Самсила выручает.

  
   О том, чтобы бежать из крепостной тюрьмы, не могло быть и речи. Она находилась на большой высоте и строго охранялась. Поэтому Гарри Пейс и Максим Пышкин приготовились к самому худшему. От стражников они узнали, что суд над ними назначен через неделю после праздника в честь бога Унама. Спрашивать, когда начнётся этот праздник, космонавты не стали, иначе их обвинили бы ещё и в ереси.
  
   Прошёл примерно земной месяц. И вот однажды щёлкнул дверной замок, и в камеру вошёл надзиратель. "Собирайтесь", - сказал он. Наши герои вышли вслед за ним на тюремный двор. Ворота открылись и космонавтов через них вывели на большую площадь, где собиралось уже много народа. На дощатом помосте находились приспособления для пыток, а рядом стоял чурбан, возле которого лежал огромный меч. Судья сидел за столом, покрытым чёрной материей. Если раньше земляне рассчитывали на справедливость приговора, то при виде места суда они поняли, что надеяться не на что. Местный судья выносил один и тот же приговор всякому обвиняемому: "Пытать и казнить", если ему не давали крупную взятку. Таково было правосудие в Тибронии.
  
   Судья встал из-за стола и начал свою речь перед народом. Он заговорил о том, что обвиняемые - фриндляндские шпионы, что они осматривали крепость и её слабые места. Наконец судья, вытерев пот, произнёс приговор: "Пытать и казнить!" Палач уже начал было налаживать свои страшные орудия, как вдруг со стороны гавани послышались лязг оружия, крики, свист стрел. Толпа бросилась врассыпную. На площадь ворвалось человек сто пиратов. Они бросились к зданию суда. Впереди всех бежал Самсила. Увидев своих друзей, он поспешил освободить их, а затем, велел подождать его. Самсила направился к своим людям. Пираты взломали дверь и вошли в помещение суда. "Поторапливайтесь, ребята!", - крикнул уазонец. Скоро морские разбойники вынесли из здания мешок с деньгами и направились в порт. Суд же они подожгли. Самсила подошёл к землянам и увлёк их за собой в сторону гавани.
  
  

Глава IX. Ингирь

  
   Корабль, где сидели участники дерзкого нападения на суд, отплыл из грота, в котором парусник был скрыт от береговой охраны. Земляне находились в удобной каюте вместе с Самсилой. На столе дымилось три глиняных сосуда с каким-то напитком, напоминающим зелёный чай. Космонавты потягивали бодрящую жидкость из кувшинов. "Самсила, мы очень благодарны тебе, ведь ты дважды спасал нас от смерти", - сказал Пейс. "Ну что вы, что вы, ребята, я вас освободил совершенно случайно, а вообще-то мы хотели только разгромить суд. Ведь там лежат бумаги, в которых мы объявлены вне закона и сведения о каждом моём человеке. План, как видите, удался на славу. Мои молодцы сожгли эту крысоловку и заодно прихватили мешок с деньгами", - произнёс смущённый уазонец, никогда ранее не испытывающий такого внимания к своей особе. "Послушай-ка, Самсила, как это ты так быстро очутился снова в городе? Мы расстались чуть более месяца назад, а до острова Ласки до Корана, я слышал, добираться по воде очень долго", - спросил Максим. "В этом вот и заключалась моя военная хитрость. Как только власти узнали о моём бегстве, они сразу же должно быть выслали множество кораблей, чтобы я не мог плавать вдоль побережья. Однако Самсила перехитрил этих глупых бездельников. Мы с ребятами перетащили корабль по земле из залива Ласки в залив царя Великого Тибронского. Часть пути мой "Коршун" плыл по озеру Лафундр и его маленьким притокам, а другую часть пути мы тащили его волоком. Эти служаки и не ожидали удара с другой стороны, но жестоко просчитались. Самсила перехитрил их".
  
   Некоторое время собеседники сидели молча, потом уазонец спросил: "Ребята, сколько я с вами знаком, а так и не знаю, откуда вы. Скажите, где вы жили раньше, вы, я вижу, не похожи ни на тибронов, ни на корсатов, ни на фриндлиндцев?" Пышкин рассказал Самсиле, что они прибыли с другой планеты и хотят осмотреть Тибронию. Пират слушал его с недоверием, но потом сказал: "Я думаю, вам нужно побывать в Ингире. Там живёт верховный жрец Тибронии. Он, кажется, что-то знает о небесных гостях, какими являетесь вы. Ноун, так его зовут, поможет вам вернуться домой".
  
   Пришёл миг расставания землян с другом. Максим достал из кармана перочинный ножик и подарил его уазонцу. Пейс подарил ему карманное УЗП (усовершенствованное записывающее устройство), на котором были записаны голоса космонавтов. Самсила поблагодарил друзей за подарки и, сняв с шеи медальон на золотой цепочке, где был изображён лев, сказал: "На память вам. Этот медальон самое дорогое, что у меня есть. Его подарил мне отец перед смертью".
  
   Ингирь был небольшим городом, но с очень мощной крепостью. Путешественники направлялись осматривать его. Везде стояли маленькие домики. Лишь в некоторых местах были большие красивые дома рабовладельцев. Вдруг Пышкин и Пейс увидели высокое здание. Хотя оно не было достроено, в нём ощущалась красота и ажурность. Земляне подошли к строящемуся зданию. Вокруг него гремели молотками рабы. Они плющили золото, чтобы покрывать им крышу. Тут же суетился какой-то старикашка. Он то что-то указывал рабам, то начинал сосредоточенно всматриваться в чертежи, которые держал в руках. Максим подошёл к нему и спросил: "Послушай, добрый человек, что это за прекрасное сооружение, кто и с какой целью его строит?". "Это храм всемогущего бога Унама, а строят его рабы по моим чертежам", - ответил старикашка. "А кто ты такой, о, почтеннейший?" - поинтересовался Пышкин. "Я верховный жрец Тибронии. А вы видно иноземцы?", - спросил в свою очередь тиброн. "Да, мы иноземцы, но не обычные, мы прибыли с далёкой голубой звезды", - ответил Максим. "О, всемогущие! - упал на колени жрец. - Простите, меня старого дурака, что я сразу не узнал вас. Ведь это вы тогда и спускались в наше грешное царство". "Нет, жрец, ты ошибаешься. Мы в первый раз в вашей стране...". "Но ведь вы спускались в огненном шаре?". "Да, пожалуй, так". "Значит вы такие же всемогущие, как и они". "Но кто эти они, и когда они прилетали?" "Это были величественные люди. Они научили нас письменности, строить храмы, возводить крепости и ещё очень многому. Но тех, кто знает, чему учили всемогущие пришельцы, очень мало. Они образуют особую касту жрецов. А пришельцев помнил учитель моего учителя. Вот как давно это было". "Так вот, как они научились возводить такие величественные строения", - протянул Пышкин. "А ещё пришельцы велели вести запись всех событий. И начиная с того времени, мы исправно записываем их в особую книгу "Палесту". Пойдёмте, о, несравненные, и я покажу вам её".
  
  

Глава X. На Кара-Бумбе.

  
   Космонавты пробыли в Ингире десять местных дней. Всё это время Ноун рассказывал о войнах, которые вели цари Тибронии, о Фарманте, нынешнем правителе государства, о Голубой звезде, откуда прилетали пришельцы. Верховный жрец водил землян по храму, показывал тайные ходы, комнаты, где он будет производить различные вычисления, писать "Палесту" и наблюдать за звёздами. Ноун рассказывал нашим героям о том, как он, с помощью других жрецов, высчитывает каждый год по передвижению звёзд, когда нужно проводить те или иные сельскохозяйственные работы.
  
   На двенадцатый день жизни в Ингире Пейс, посоветовавшись с Пышкиным, решил, что пора возвращаться к "Савраске", однако Ноун уговорил космонавтов посетить ещё остров Кара-Бумбу. В гавани на реке стояло несколько кораблей. Жрец предложил экипажу "Савраски" выбрать тот корабль, который им больше понравится. "Я бы ни одному из них не дал предпочтения, - сказал Пышкин, с недоверием осматривая деревянные борта "океанских лайнеров". - Довольно я понаплавался на этих посудинах, ещё чего доброго отправимся рыб кормить на дно...". Он ещё хотел что-то сказать, но Гарри вовремя одёрнул его: "Максим, не забывай, что мы в гостях, и корабль тебе выбрать предлагают от чистого сердца". "Я только пошутил", - сказал Пышкин.
  
   Космонавты показали Ноуну трёхмачтовый парусник "Единорог", который им больше всего понравился. "Этот парусник и вся команда отныне будут в полном вашем распоряжении, о, всемогущие", - сказал жрец.
  
   На следующий день Ноун, после утреннего поклонения богу Унаму, попрощался с космонавтами. Пышкин и Пейс в сопровождении охраны пришли на пристань, где их уже поджидала лодка с "Единорога". Когда наши герои, стоя на палубе, смотрели за удаляющейся крепостью, они видели, как верховный жрец Тибронии, подняв руки к солнцу, что-то говорил, но его слов не было слышно. "А жаль так быстро расставаться, - сказал Пышкин. - Хороший был старик". Корабль же между тем, идя вдоль берега Мемин, всё удалялся и удалялся от Ингиря, где наши звёздные путешественники узнали столько интересного.
  
   Плавание обошлось без приключений, если не считать, что Пышкин всё это время страдал морской болезнью. Под вечер шестьдесят четвёртых суток вперёдсмотрящий "Единорога" увидел берег. Капитан парусника, Чимбор решил на ночь остаться в море, а утром войти в гавань города Бурнема.
  
   Солнце уже село и на небо высыпали звёзды. Корабль находился недалеко от берега. Пышкин и Пейс стояли на его палубе. "Послушай, Пейс, - сказал Максим, - давай спустим лодку и доберёмся до земли. А то завтра с нами отправится много охраны, и они не дадут, как следует осмотреть остров". "Ты прав", - ответил Гарри. Хотя рядом с космонавтами стоял моряк, он ни слова не понял из их разговора, так как земляне говорили на родном языке.
  
   "Но, Максим, - продолжал Пейс, - как быть потом? Как мы доберёмся до "Савраски"? ". "Это очень просто, - ответил биохимик. - Валютой нас снабдил Ноун. Мы можем пожить на Кара-Бумбе несколько дней, а потом стоит показать какому-нибудь купчишке деньги, как он живо отвезёт нас куда следует". "Хорошо. Я согласен. Уговорил ты меня, - сказал Гарри, - но как быть с этим? Он, по-видимому, охраняет и не позволит нам взять лодку". Пейс указал на матроса. Пышкин ни слова не говоря, подошёл к блоку и начал разматывать канат, на котором была привязана шлюпка. Матрос пытался протестовать, но, видя, что Максим невозмутимо продолжает работу, замолк. Когда лодка стукнулась о воду, Пышкин и Гарри спустились в неё по канату. Скоро ошарашенный охранник услышал звук ударяемых по воде вёсел, который быстро утих.
  
   Рассветало. Космонавты выбрались из стога сена, где проспали остаток ночи и пошли по дороге. "Максим, ты уверен, что мы идём к Бурнему?", - спросил Пейс. "Конечно, - ответил Пышкин, вынимая из кармана своих спортивных брюк карту. - Видишь, мы находимся здесь. Ты что, удивляешься, откуда я взял эту карту? Её мне дал жрец. Если здесь ничего не напутано, то мы идём прямо в город".
  
   Через два земных часа путники были уже на оживлённых улицах Бурнема. То и дело по сторонам дороги возникали лавки, из которых раздавались голоса их хозяев, расхваливающие свой товар. Дома здесь были сделаны в основном из глины, деревянных и каменных почти не было. Тротуар на улицах отсутствовал, и люди пешие и конные двигались по одной дороге. "Я здорово проголодался", - сказал Пышкин, когда земляне проходили мимо лавки, где торговали продуктами. "И я тоже", - отозвался Пейс. Космонавты, купив каких-то неизвестных им фруктов, устроили лёгкий завтрак. Потом они снова стали прогуливаться по улицам Бурнема, наблюдая нравы и обычаи тибронов. Среди них можно было увидеть роскошно одетых купцов, ремесленников, крестьян, воинов и просто искателей приключений. Кое-где по краям дороги сидели нищие. Вдруг перед космонавтами открылось большое зелёное поле, окружённое подобием забора. Земляне стояли на возвышенности, и поэтому могли видеть всё поле, несмотря на заграждение. Там было много людей, сидящих на низких скамейках. "Совсем, как старинный земной стадион", - заметил Пышкин. Перед входом на двух шестах висел лист, напоминающий кору берёзы. На нём было написано вот что: "Сегодня в полдень на городском поле во благо бога Унама проводится игра в мяч между командами Бурнема и Фриндлинд. За вход две золотых". Максим кое-как прочитал это другу, и вовсе не умеющему читать по-тибронски. "Гарри, пойдем, посмотрим, что это за игра", - предложил Пышкин. Космонавты заплатили деньги и вошли. Они сели на скамейку и приготовились смотреть. Сначала на поле выкатили огромный мяч. Он был раз в пять больше обычного футбольного, земного мяча. По краям площадки не было никаких ворот, иначе начавшаяся игра была бы очень похожа на футбол. Команды состояли из шестнадцати человек. Бурнемцы были одеты в голубое, а фриндляндцы - в жёлтое. Игра заключалась в том, чтобы загнать мяч через черту противника. Причём мяч можно было бить ногами, руками и головой. По полю бегал человек в чёрном. Скорее всего, это был судья. "Трибуны" поддерживали криками игроков команды Бурнема. То и дело слышались выкрики: "Эй, Грокс, бей этого фриндлиндца!". "Вперёд тиброны!". "Так его!". Игра скорее напоминала драку, чем спортивное состязание. Игроки хватали друг друга за ноги, били по рукам, ставили подножки. Но судья наказывал только игроков в жёлтом. Пышкин, как ярый болельщик, вскочил на скамейку и закричал: "Судью - на мыло! Он неправильно ведёт игру!" Зрители вокруг космонавтов поднялись. Кто-то выкрикнул: "Бей этого проклятого фриндлиндца! Ему не нравится наш судья".
  
   На Максима набросился здоровенный детина, но Пейс преградил ему путь. Детина замахнулся, чтобы ударить космонавта. Однако тибронцу пришлось познакомиться с приёмом самбо. Он с криком упал, держась за вывихнутую руку. Толпа застыла в нерешительности, но тибронцы быстро пришли в себя и, как по команде, кинулись на землян. На краю площадки произошла свалка. Она пополнялась и пополнялась темпераментными зрителями. Однако большинство из них не знало в чём дело и лезло в драку ради собственного удовольствия. Поэтому вскоре все били, кого попало, не зная за что. Никто уже не смотрел на игру, которая тоже скоро прекратилась, так как зрители со своих мест перебрались на поле.
  
   Пышкин не помнил, как очутился на улице. Он открыл глаза и огляделся. Максим лежал прямо на земле, недалеко от гавани. Над ним склонился Пейс. "Гарри, где мы?", - спросил Пышкин. Пейс ответил: "Я кое-как принёс тебя со стадиона. А теперь мы находимся на причале". На небе одна за другой начали появляться звёзды. Сгущались сумерки. "Я ужасно хочу есть", - сказал Максим. "Все лавки давно закрыты. Остаётся найти здесь какой-нибудь постоялый двор. Заодно и переночуем там". Скоро космонавты, расспросив прохожего, уже подошли к довольно мрачному зданию, где на дверях корявыми буквами было написано: "Кабачок "Лесной человек".
  
   Внутри заведения в большой комнате находилось несколько столов, вокруг которых стояли грубо обработанные стулья. На стенах висело два или три жировых светильника. В углу находился небольшой камин. Наши герои сели за один из столов и попросили у хозяина ужин. Он принёс космонавтам жареного поросёнка, совсем как земного, чему Пышкин и Пейс очень удивились, и несколько местных фруктов. Скоро от поросёнка остались одни кости, а от фруктов не осталось и следа. Пышкин подозвал хозяина и хотел было спросить, можно ли у него переночевать, как вдруг в комнату ввалилось человек десять тибронцев. Они разместились за тремя столами и потребовали, чтобы их обслужили. Пышкин встал и сказал, что они пришли первыми, и пусть хозяин закончит с ним разговор. Тут один из пришедших подошёл к Максиму и, стукнув по столу огромным кулачищем, закричал: "Это кто тут что-то пропищал! Я требую, чтобы ты убрался отсюда, иначе мои ребята вышибут твои жалкие мозги!" "Это мы ещё посмотрим", - сказал Пышкин в ответ. Гарри попытался вытащить Максима из комнаты, но было уже поздно. Двое здоровых тибронцев стояли у двери. Лихие (так называли здесь бандитов) вытащили ножи и стали подходить к землянам. Второй раз в этот день над нашими героями нависла опасность. Гарри быстро отскочил в сторону и опрокинул стол в ноги набегающим врагам. Несколько лихих упало, но самый здоровый из них продолжал приближаться к Пейсу. Сзади была стена, отступать - некуда. Но ловким ударом Гарри выбил оружие из рук противника и оглушил его, ударив головой о деревянный пол. Пышкин, мужественно отбиваясь табуретом, вывел из строя двух бандитов. В пылу боя никто не заметил, как сквозь дверь выскользнул слуга хозяина.
  
   Максима окружило трое лихих. Он уже приготовился к обороне, как вдруг стул, пущенный кем-то больно ударил Пышкина в плечо. Не миновать бы нашим героям гибели, если бы дверь не открылась, и на пороге не возникло несколько стражников. Они разоружили всех, кто был в помещении и, связав им руки, отвели в здание городской тюрьмы. В третий раз за время пребывания на Кеше, наши герои попали в это неприятное заведение.
  
   Наутро стражник провёл наших героев в дом начальника тюрьмы, где к радости землян оказался капитан Чимбор. Оказывается, ведя поиски космонавтов, они случайно узнали о двух задержанных в "Лесном человеке", одетых в странную одежду, говоривших между собой на непонятном языке. Нашим героям было стыдно, что они сбежали с "Единорога", даже не предупредив капитана запиской, но тот, похоже, совсем не сердился.
  
   "Единорог" отправился в плавание после полудня. Его путь лежал к острову Дерог, где дожидался своих хозяев "Савраска".
  
  

Глава XI и последняя. Возвращение.

  
   Указательный палец Пейса нажал на кнопку "старт". Раздался еле слышимый гул, и "Савраска" отправился в далёкий путь. Через сутки Кеша осталась далеко позади, о чем АЭВР Кеша ни капли не жалел. По-прежнему, как и в начале полёта, Пышкин рассказывал свои звёздные одиссеи. На коленях у него сидел Пегас, изрядно исхудавший после жизни на острове. "Савраска" держал курс на "Голубую звезду", где, по словам Науна, жили высокоразвитые существа.
  
   На восемнадцатый месяц полёта космонавты вошли в пределы системы, в которой была "Голубая звезда", а ещё через пять дней наши герои находились у цели своего путешествия.
  
   На планете их встретили очень радушно и обещали помочь преодолеть световой барьер, чтобы "Савраска" перестал быть анти. Называлась планета Амарна. Здесь было всё, что земляне представляли себе на родной планете через триста - четыреста лет. Через неделю "Савраске" был примонтирован ускоритель, который мог разогнать звездолёт до скорости близкой к световой и даже больше её. Ускоритель этот был не больше чемодана, чему космонавты долго не могли поверить, пока не убедились в этом на собственном опыте. Наши герои распрощались с гостеприимными амарнянами и отправились в обратный путь на Землю. Снова была преодолена скорость 299676 км/сек. Искажения показаний приборов повторились в обратном порядке. Снова начал чудить Кеша. Когда "Савраска" превратился из анти в обычный звездолёт, космонавты повеселели. Они с нетерпением ждали приближения родной планеты. Но тысяча триста двадцать первые сутки, со дня отлёта с Земли, звездолёт "Савраска" вошёл в её атмосферу и приземлился на том же самом месте, откуда взлетел. Гарри и Пышкин открыли люк и, поставив лестницу, спустились на бетон стартовой площадки. За ними, виляя хвостом, выскочил Пегас. День был жаркий, солнечный, и Максим сказал: "Странно, мы - отлетали точно в такой же день. Я помню ещё от жары, идя к космодрому, снял рубашку". Вдалеке показалась синяя кабина аэрокара, который вскоре подлетел к нашим героям. Оттуда выскочил инженер Григорьев и сразу же взволнованно спросил: "Пейс, почему вы сразу сели? Какая-нибудь неисправность? Я прямо не знаю, что и подумать". Гарри с недоумением переглянулся с Максимом. Наконец Максим спросил: "Какое сегодня число и год?". "Сегодня пятнадцатое августа две тысячи девяносто седьмого года", - ответил инженер. "А вы не шутите?", - снова спросил Пышкин.
  
   Но он не стал слушать ответ Григорьева. Максим запрыгал на одной ноге и закричал "Эврика! Я понял! Когда мы преодолели скорость света..." "Погоди, Максим, - прервал его Пейс, - товарищ Григорьев не знает ещё, что с нами было". Пышкин, захлёбываясь рассказал инженеру о приключениях, происшедших с космонавтами за долгие годы странствий. Затем Максим продолжал прерванное объяснение: "Так вот, когда мы преодолели скорость света, время на Земле начало двигаться назад по отношению к нашему. Это знает каждый младенец. А когда же мы снова преодолели её, земное время опять стало двигаться вперёд по отношению к нашему. Если бы мы летели дальше с обычной скоростью 40000км\сек., то прилетели бы на Землю через столько времени, сколько были в космосе до первого преодоления светового барьера однако "Савраска", за счёт аморнянского ускорителя, ещё долго летел со скоростью, близкой к световой, а, как известно, земное время для нас в этот момент остановилось. Мы могли бы даже попасть на космодром ещё до своего вылета, если бы наша скорость дольше оставалась близкой к световой. Вот смеху-то было бы. Прихожу я домой, а там Пышкин сидит, чаи гоняет. Было бы тогда на Земле два Пейса, два Пышкина, два Пегаса и два Кеши. Но это ещё не всё, нас становилось бы всё больше и больше после очередного полёта "Савраски". Хорошо ещё всё обошлось, и мы прилетели сразу же после старта, а то бы пришлось организовывать комиссию по борьбе с экипажами "Саврасок". Товарищ Григорьев, вот ещё что: передайте всем радиостанциям Земли, что если они через некоторое время поймают сигналы бедствия из созвездия Рака, то пусть не поднимают паники, так как это наши сигналы бедствия"
  
   Всё время, пока Пышкин говорил, Пегас тёрся об его ногу и будто говорил: "Да, так оно всё и было, хозяин".

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"