Чваков Димыч: другие произведения.

Субъекты и ситуации

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
  • Аннотация:
    грани и рёбра!


СУБЪЕКТЫ И СИТУАЦИИ

  
  
   В этот сборник попали стихи, рассказывающие о каком-то герое или от лица героя, имеющие (как правило) законченный сюжет, который можно было бы изложить в небольшом прозаическом произведении.
  
   Автор сознательно не отсортировал эти истории по каким-то критериям, чтобы не противоречить главному жизненному правилу - настроение чередуется: лирическое с прагматическим, весёлое с трагическим...
  

ПАЛАТА НУМБЕР СИКС

  
   У Гермоген Исаича
   Наметился конфуз
   Один писатель давеча
   Сказал, что он француз.
  
   Он со стихами мучался,
   Их страстно проживал,
   А если, не получатся
   Все в топочке сжигал.
  
   Наверное, не сложится
   Из камушков камин.
   Следы борьбы на кожице...
   Не раб, не господин.
  
   Такая только песенка
   Осталась от него,
   Что он бывает весел, как
   А' ля-минор фагот.
  
   Слова совсем не сложные,
   Простые, как горох.
   Так разве же возможно,
   Чтоб он бездарно сдох?
  
   Как тихая отжившая
   Пожухлая трава,
   Без времени погнившая,
   Пардон, эскюзе муа!
   * * *
   "Моя Монтэ-Негра больная,
   Любимая Негра МонтЭ,
   Тебя я как раз проживаю", -
   Твердил Гермоген д'апорте.
  
   Он был в откровенной горячке,
   Он пряники с кальцием ел.
   Не знал он о кальции в жвачке,
   А с Тулою спорить не смел.
  
   "Монтэ, моя Негра отсюда,
   Ко мне, моя Негра МонтЭ!"
   Но нет, не прорезалось чудо
   В его портмоне д'апортэ.
  
   А дальше такая забава -
   Себя доводить до чертей.
   Почил Гермогенчик бесславно,
   Не будь с ним, товарищ. Не смей!
  

Из литературного наследия Гермоген Исаича:

  
   Я тебя обнаружил,
   Я тебя идентифицировал
   в качестве
   агента супер
   полевых мышей
   развели по камерам нор
   постылый позор
   мон амор
   отжил
   в человечестве
   по левым взашей
   садомазохизировал
   вздор!
  
   С гадостной песней
   "Взвейтесь кострами"...
   ребята, не Москва ль за нами?
   И, в принципе, не жаль
  
   Когда устану я в подлодке,
   Голубка дряхлая моя?
  
   Мораль:
   А чё-чё-чё? Да, ничё,
   А просто изуверство...
  
  

Эротика с экзотикой, или Канары зовут

  
   Я отжал себя манговым соком
   В твою склянку незрелой любви.
   Не пристало мне быть одиноким,
   Когда миксер безумный шумит.
  
   Я растаял лимонным надрывом
   На твоих пересохших губах.
   Эхо очень неблизкого взрыва
   Жмёт мозолью в моих сапогах
  
   И мешает гулять по прошпекту,
   Лимфой брызжет на нежный протез.
   Как сказал мне знакомый прозектор,
   На лягушке шуруя надрез:
  
   "Ты с мозолями, братец, не очень...
   У мозолей, ты знаешь, того...
   Кожа тонкая очень непрочна...
   С зараженьем не вышло б чего!"
  
   Раз такое случилось несчастье,
   Поменяю портянки... на чай.
   Босиком прогуляюсь в ненастье
   В ваш латинский канаристый рай.
  
   Я не стану над милой глумиться,
   Я достану коктейльный стакан,
   Чтобы мною смогла насладиться,
   И душой моей в стиле реглан,
  
   Отожму себя соком из киви,
   Пробуй, милая, сладость мою.
   Я безумно снаружи красивый,
   Как десантник в неравном бою.
  
   Я такого сегодня разлива,
   "Арарат" позавидует мне...
   Терпкий, звёздный и в меру счастливый...
   На горячем, как плойка, коне.
  
   Ты не хочешь ли этим заняться,
   Чем приличия здесь не велят?
   Вот такая эротика, вкратце.
   А экзотика - пусть снегопад.
  

Музыкант

  

"Помни! Боящийся несовершенен в любви"

В.Орлов, "Альтист Данилов"

   На асфальте - осколком размытым лицо...
   А на пальце блестит с грубым камнем кольцо...
   Почему-то алеет немытым крыльцо...
   И колени прижаты к затылку...
  
   И пускай не герой, и пускай не талант,
   А спросить его - что он в душе своей носит ?
   Можно было спросить, но никто уж не спросит...
   А ведь жил, говорят, неплохой музыкант.
  
   Да и флейта давно уже больше не плачет.
   Как покойник, разбитая флейта молчит.
   Лишь печально оркестр похоронный судачит,
   Да в коляске соседский ребёнок кричит.
  

Недомогание накануне Крещения

(сцены января 2005 года)

  
   В темпере температуры
   Переплетаются рецепты, гаданья, микстуры...
   Вязкая горечь воска переплетается
   С изнанкой коварного блюдца...
   Сегодня опять нагадается.
   Пожалуй, что напророчится...
   А хочется обесточиться,
   И видеть из воска фигуры.
   И, как от поспелости, гнуться
   На отзвук колоратуры...
   Потусторонний корректор невыразимо хмурый...
   Что может быть благородней,
   Чем пламени партитура?..
   Когда же она наиграется
   В своей скорлупе-песочнице,
   Коварная полуночница,
   С иголкою вместо микстуры?
   И скоро ли отольются
   По стенам из воска бордюры?
   А тени из коридора
   По потолку крадутся.
   Не действуют заговоры,
   На полуслове рвутся.
   А выплеск из подпространства
   Сегодня особо горек,
   И ёлка стоит в убранстве,
   Один только я нестоек...
   Настойка из облепихи,
   Загадочный флёр эвкалипта...
   "Лежать нужно очень тихо", -
   Твердит медицинский дескриптор.
   В темпере температуры
   За кадром тихонько смеются.
   Давление архитектуры...
   И руки опять трясутся...
   И стены нелепые давят,
   Что даже дышать не хочется.
   Сегодня ужо нагадается.
   И даже почти напророчится...
  

Сломался Интернет

  
   У Пахомыча беда -
   Не осталось и следа
   На консоли Интернета.
   Не компутер - ерунда!
  
   То ли "червь" залез лихой,
   Насорил кругом икрой,
   Расплодился, разгулялся
   И укнокал весь POST'ой?!
  
   То ль профессор тихо вмер,
   Перегрелся и сгорел.
   Осторожнее с "Атлоном":
   У него плохой предел!
  
   То ли "карточка ATI"
   Не справляется... Етить!
   Не рисует в мониторе
   Никакой тебе сети.
  
   Запечалился старик,
   Загрустил, запил и сник.
   Никакого антиресу...
   Чисто люмпенскай мужик.
  
   Приходил к нему сосед,
   Грел контакты сигаретой...
   Но заместо Интернету
   На экране: "Нихт коннект!"
  
   А из фирмы "Всё чин-чин"
   Приезжал один админ.
   Сделал умные глазищи,
   Перепробовал всех вин,
  
   Что Пахомыч покупал,
   Когда сам в запой попал...
   Но не справился болезный,
   Вслед за прогою упал.
  
   Заглянул один сапёр,
   Что по прозвищу "саппорт".
   Битый час играл в минёра,
   А ещё отвёртку спёр.
  
   Лег Пахомыч на тахту,
   Плачет - слышно за версту:
   "Если в сеть отсель не выйду
   То навек останусь тут..."
  
   Бабка сразу голосить:
   "Надыть дохтура просить,
   Чтоб табе укол поставил.
   Срамота одна в сети...
  
   Голых девок муллиён.
   И куда глядит закон?
   Старикам тудыть залазить -
   Прямо жуткий моветон!"
  
   Тут пришёл из школы внук:
   "Деда, что там Play&Plug?"
   Он из ранца провод вынул
   Подключил его, и вдруг
  
   Заработал Интернет,
   Сервер сбоку, ваших нет!
   Оборвался просто провод -
   Бесполезно жать RESET!
  
   Вот такой кругом апплет*,
   Засиял даймондОм свет.
   У Пахомыча сегодня
   Стынет праздничный обед.
  
   Я ж ведь тоже приглашён,
   Потому спешить должён,
   А то если опоздаю,
   Буду сладкого лишён.
  
   Там на сладкое "Плэйбой"
   С виртуальною лэйбОй,
   Зайцем с длинными ушами,
   С чьей-то грудью налитой,
  
   С оператором сети,
   Что без лифчика сидит
   Перед камерою пляшет,
   Не по-русски говорит...
  
   * апплет - программа, написанная на языке JAVA, для работы в веб-браузере;
  

Сорвался

  
   Лежалый, пахучий и ржавый
   Лопочет нескучно чаир
   Над склонами горной державы,
   Сорвавшей страховку в надир.
  
   Отвеса отрезало косы,
   Мне тяжек небритости груз...
   Летит к ледовечности косо
   Рюкзак с альпенштоком... в союз...
  
   Оставило в правом проёме
   Один заковыристый крюк.
   Репшнур распускается в коме,
   И скоро настигнет каюк.
  
   Как маятник бьётся кадилом,
   Так я не могу тормозить.
   Не выпростать чуточку силы,
   Не выпросить, не испросить...
  
   Чтоб этот полёт прекратился,
   И кто-то на помощь пришёл.
   И сразу же ангел явился,
   И скорбную песню завёл
  
   О том, что пора собираться,
   Молитву под облаком петь.
   О, как же не хочется, братцы
   В расщелину эту лететь!
  
   А где-то чаиры в "оранже"
   Осеннюю песню твердят.
   Висеть, в общем, чуточку страшно.
   И, в общем-то, сам виноват,
  
   Что раненько очень поднялся
   И вышел один на маршрут...
   Тут ангел куда-то смотался,
   И вижу, верёвку несут...
  
   Чаиры играют наливом
   Поспевших осенних плодов.
   О, Господи, как же красиво
   Алеет без шкуры ладонь!
  

Убойные классики

(размышления начинающего литературного идола)

  
   "Вот и прикончил я ея!" -
   Подумал мавр чернее ночи.
   А где-то всё точил кинжал
   Цыган, Алеко, между прочим.
  
   Убил Меркуцио Тибальт,
   И не поморщился... подонок.
   Герасим лодку фрахтовал,
   Не просто покатать девчонок.
  
   И Родион полез в долги,
   А после, узел разрубивши,
   Ходил, как тот ещё Гордий...
   И Свидригайлов, слышь, не дышит!
  
   Арбенин Нину траванул
   Продуктом явно не ПО ГОСТУ.
   Иван Ильич навек уснул,
   Толстым убитый очень просто.
  
   И Тараканище, и Волк,
   Недавно бабушку сожравший,
   И Моцарт, всё не взявший в толк,
   Всё реквием себе игравший...
  
   Лаэрт, Гертруда и Мума,
   Офелия и Клеопатра.
   И панночка, и Брут Хома -
   Бурсак из набожных изрядно.
  
   И князь Андрей, и Анна К*,
   И сэр МакбЕт, и Наг с Нагайной.
   И Колобок, и Великан,
   Что были съедены буквально!
  
   И Лойко с Радою вдвоём,
   И Ромка с нежною Джульеттой...
   А мы всё слёзы льём и льём,
   И некого привлечь за это.
  
   Ну, как тут всё это стерпеть...
   ...и не убить своих героев?
   Стремлюсь я в классики успеть.
   Как говорится, азмЪ урою!
  

Так это были вы!?

(по мотивам "Метели")

  
   Где-то дуют тёплые ветры...
   А я замерзаю от снежных порывов...
   Заиндевелость дырявого фетра -
   точка отрыва.
   Уши уносятся вместе с шапкой.
   Морозные штили застыли на елях.
   Что-то там делят...
   Лежат охапкой.
   Движутся еле.
   Пеленг -
   на север...
  
   ...и снова надуло в нательное...
   ... ...пуля остыла, дура...
   ... ... ...на лету чуть-чуть не уснула...
   ... ... ... ...застыв, как на чёрте Вакула...
   ... ... ... ... ...тоже мне - церковная партитура...
   ... ... ... ... ... ... ...рикошетом смертельным...
  
   это не просто село оседлости...
   черты православных крестей
   и чьей-то стосилой светлости...
   венчают меня без затей
   без тОстов, и верности...
   ...беглой...
   ... ...идее...
  
   упала фата на упавшей невесте поэзий...
   погост...
   прост...
   в Нерчинске Пущин застыл...
   и шутка, и страх, и мОрок,
   и бедствием... грезили...
   и Пушкина томик - порох!
   фатально закрыл...
   ...крыльев предвестник...
   ... ...плыл...
   ... ... ... ...в маске
   ... ... ... ... ... ...умирающего актёра...
  
   так вы это были, конечно... бесспорно...
   я выглядел, будто на Мойке впервые,
   загнавший коня на речушке на Чёрной...
   обиды забудем... мы вечно живые...
  

Я не нищий!

(грустная история о некачественном подаянии)

  
   Окончен год, а новый вслед за ним
   Выстреливает утренним составом.
   Мы в электричке едем и... едим...
   И что-то тянет после сна суставы.
  
   Зачем-то притворюсь, что я старик,
   До "трёх вокзалов" еду побираться.
   А в Вас такой запал от Лили Брик:
   Мне впору Маяковским оказаться.
  
   Вы мне подали гамбургер с икрой
   И три рубля (икра была не свежей!)
   О, как я мог плениться мишурой!?
   Теперь аппендикс навсегда отрежут!
  
   А вы смотрели, подлая, в окно,
   Пейзажами столицы наслаждаясь.
   Я ж всё давился вашею икрой,
   Коростами и сыпью покрываясь...
  
   Я всё не смел поверить в этот бред,
   И всё не мог жевать остановиться,
   Чтобы сказать решительное НЕТ,
   И поспешить к друзьям опохмелиться.
  
   Какой пассаж, какой, увы, скандал...
   Я оказался далеко не первым.
   Нетрезвый врач, когда меня вскрывал,
   Сломал свой скальпель о стальные нервы.
  
   И вот лежу я, павший, как герой,
   Таращу в мир стеклянные глазищи...
   Травитесь сами вы своей икрой!
   И помните - я всё-таки не нищий!..
  
   Окончен год, а дальше... поглядим...
   Окончен путь к ортодоксальной славе...
   Окончен путь, и новый вслед за ним...
   А в электричках нас безбожно травят...
  
  

Чапай на полюсе

По мотивам стихотворения Улисса

"Чапаев и рыбаки"

  
   ...а Щорса сегодня в обеденный час
   Какой-то рыбак всё тащил на баркас.
   И всё говорил, что, мол, храбрый Чапай
   Ушёл с косяком, где гуляет минтай,
   Где ходит и палтус, и сайда грустит
   На фоне торосов и льдин-пирамид.
   Там мишки, побелены, нерпу жуют,
   А рядом Чапаев, отважен и крут!
   Он их не боится, он так знаменит,
   Чапаев медведям поставил НА ВИД,
   Чтоб нерпой питались, Чапаевым нет!
   Комдиву медведи толпой на десерт
   Таранять сгущёнку с радистом в горсти -
   Пусть, дескать, Чапаев на льду не грустит.
   Пусть радио слушает, типа, "Маяк",
   С радистом танцует в пургу краковяк...
   Или же играет на гуслях порой,
   Василий Иваныч - народный герой!
  
   И стонет от гнева неистовый Щорс,*
   Играет его древнегреческий торс,
   На солнце от бронзы рельефно блестит,
   Всё к атому атом... Забей, Демокрит,**
   На это роскошество! Нам ли чета...
   Левкипп и Абдера - дыра ещё та!
   Когда пред тобою красуется Щорс,
   Нельзя быть нисколько стоически борзым.
   Ты хоть и философ, о, брат, Демокрит
   В нагане есть пули, а Коля сердит.
  
   Вот вышел на Северный Полюс баркас
   А следом за ним сообщение ТАСС
   О том, что идём, де, Чапая спасать!
   Три точки, тире снова трое... и вспять...
   ...три точки в конце. Вот такой коленкор -
   Застрял в полутьме ледокольный линкор...
   Летит над планетой заливистый СОС,
   Чапаев на полюсе юзает тост
   За наших полярников и за ЦК,
   За то, что пора уже брать за бока
   Лгуна, что комдива хотел утопить...
   И было, что выпить. А как же не быть,
   Коль рядом в сугробе Игарка стоит,
   Там в каждом сарае технический спирт!
   Метиловый! Боже! А Щорс не успел...
   И Фурманов, братцы, опять овдовел.
   Такая планида, такие вот пистон...
   Гренада, Кастилья, Мадрид, Арагон...***
  
   * - Щорс Николай Александрович - в советских анекдотах упоминается значительно реже Василия Ивановича, оттого завидует, отличается отменной фигурой борца... за дело Ленина-Сталина-Ура;
   ** - Демокрит - древнегреческий философ, ученик Левкиппа, уроженец города Абдеры, что во Фракии, основоположник теории атомизма, не прочь забить;
   *** - Гренада, Кастилья, Мадрид, Арагон - в некоторых советских версиях звучит как "Гренада, Гренада, Гренада моя..."
  

*на паперти в панельном варианте*

  
   На паперти стояли вы убого,
   глубоко долу голову склонив.
   Я мимо шёл, такой же одинокий,
   без рясы, но отменно длинногрив.
  
   Вы показались мне инфинитивной,
   в глагольном смысле - полный декаданс.
   И я застыл в предчувствии наивном,
   как кадр из современной "аниманс".
  
   Вы оттолкнулись взглядом от асфальта
   меня всё тем же взглядом подавив,
   как давит автогонщик на педаль-то,
   обвекторив больной инфинитив.
  
   Закашлял я, вы с гневом поперхнулись,
   усовестили пошлого меня:
   не стыдно клянчить целый день до дури,
   коль верность, мол, мужчины не хранят.
  
   Мне оставалось только нос налево
   держать без объяснения причин.
   ______________________________
   На паперти давно не видно девок,
   на паперти засилие мужчин...
  
   Я, каюсь, братцы, лихо обознался:
   с панелью паперть что-то спутал я.
   Но вот недолго в шоке оставался,
   сума не сумма, дыма без огня,
  
   как говорят в народе, не бывает.
   Здесь не Тверская, скажут мне врачи,
   но иногда расстригу подмывает
   кого-нибудь из нищенок лечить,
  
   им указав тенденции и цели,
   что с макроэкономикой в ладу,
   и, доложить, что нынче в моде "зелень"...
   ...на нищенство же много не кладут.
  
   Услуг интимных нам ли опасаться,
   Когда, богоугодностью маня,
   вмиг на вершине сексуальность нации -
   ТА нищенка отважная моя!
  

Кама-Сутра поручика Ржевского

  
   Я в комоде однажды лежал,
   размышляя о женщине тучной...
   Ну а после вот вышел скандал,
   она гибкости, блин, не обучена.
   Мы теснились на правом боку,
   неохотно владея друг другом.
   А потом появился драгун,
   отхлестал меня новой подпругой,
   предварительно шкап обозрев,
   где неделю мы мирно лежали
   и стремились наружу, худея...
   ...и интимно друг дружку ласкали...
   ...чтобы вылезть из шкапа на свет,
   из его выдвижного желудка.
   Полным, в общем-то, выхода нет,
   несмешная какая-то шутка.
   ___________________________
   У драгуна характер крутой.
   Он жену свою кончил на стуле...
   И я тож с той поры холостой,
   Будто гильза без плохонькой пули...
  

Дон Амиче

  

исповедь послушника одного малоизвестного бразильского католического монастыря из штата Параиба да простит Господь его прегрешения

  
   ...заложником будучи всяких обилий
   он был невменяем и даже дебилен
   он плохо ходил и ещё хуже ползал
   и имя носил дон Амиче де Соуза
  
   когда его слово промолвить просили
   он делал всем "Фе" безо всяких усилий
   но слова такого увы маловато
   за это не будут платить вам зарплату
  
   и вот исполняя древнейший обычай
   пошёл в монастырь... дон Кальвадос Амиче...
   что рядом с именьем располагался
   и падре Родриго немедленно сдался
  
   под бременем сильным реальным* реально
   он взял дон Амиче как служку буквально
   читал катехизис он новому брату
   который дурак и не в шутку горбатый
  
   де Соуза парень-то был прогрессивный
   любил он строгать длинный кол из осины
   а после тем колом размахивал лихо
   Амиче де Соуза Санта Клавихо
  
   в Бразилии много водилось тех донов
   и каждый второй почитай что подонок
   но не таков был герой наш безгрешный
   как ангел послушный как солнышко нежный
  
   и вот как-то раз наш Клавихо Амиче
   гулял в подворотне как делал обычно
   навстречу ему протащилася дама
   что любят панель плюс "мартель" плюс рекламу
  
   она углядела де Соузы руки
   которым давно нету места от скуки
   и сразу же видит что смотрится лихо
   горбатый Амиче де Санта Клавихо
  
   а после свершилась мечта секс-гиганта
   пропал наш Амиче де Соуза Санта
   а следом пропал непорочный Клавихо
   я видел всё это пристроившись тихо
  
   за старой колонной именья Амиче
   и я не кричал... это же неприлично
   потом взявши кол из прекрасной осины
   той даме по шее решительно двинул
  
   а следом и в сердце попал я умело
   прости же мне Господи всё моё тело
   которое к даме стремилось невольно
   и тут я почувствовал... Боже как больно...
  
   держал меня крепко Амиче греховный
   и я его тоже хватил безусловно
   упал дон Амиче де Соуза Сико
   а я убежал раздираемый криком
  
   с тех пор не видал я амиго Клавихо
   сказали что в келье представился тихо
   а даму я помню ужасно подробно
   грехи мои тяжки... проступки огромны...
  
   прости меня отче грехи отпустивши...
   я дважды невольно кого-то убивший...
   чтоб пел я на хорах как все infantico
   во славу Амиче Клавихо де Сико
  
   * - имеется в виду бразильская валюта реал;
  
  

Патриотка

  

"Ой, да мне на титьку намотал свой ус

Презабавник славный - гренадёр француз"

  
   Из воспоминаний времён Отечественной кампании 1812-го года, пересказанных приходским дьяком Крестопомещенского уезда Угловатой волости Волкогнутой губернии Пафнутием Сильвестровичем Славным со слов дворовой девки Степаниды Фроловны Богарне
  
   Бонопартий наступает.
   Дворня паникой визжит.
   Тут мусью один влетает,
   Сам от страсти весь дрожит.
  
   Говорит он мне, мол, дева,
   От влеченья весь горю.
   Ты моя, де, королева...
   Дескать, жду тебя в раю.
  
   А руками шаловливо
   Лезет, гад, под сарафан.
   Я ж книксен ему учтиво,
   Как учил вельможный пан,
  
   У которого служила,
   И которого люблю.
   Не получишь, ворог, силой
   Честь девичию мою.
  
   А французу всё неймётся:
   Норовит схватить за грудь.
   Говорю, раз очень хоцца,
   Значит, можно отдохнуть...
  
   Только здесь вот неспособно,
   Может кто-то заглянуть.
   Объяснила я подробно
   К сеновалу ближний путь.
   __________________________
  
   Вот теперь я партизаню,
   Защитивши честь свою.
   А француза возле бани
   Нынче ночью отпоют.
  
   Весело-весело
   Я его повесила...
  

На яд... а!

(страшная басня, написанная в стиле голландской баллады)

  
   Страсти полный и сомнений
   Он гулял повдоль реки.
   А вокруг седые тени,
   А в глубинах плавники
  
   Водяной об камень точит,
   Песней в омуте бурлит.
   Ночь магическим пророчит!
   Тьмой из бархата летит!
  
   Воздух полон вожделенья,
   А в купальнях отблеск тел.
   У него в душе смятенье,
   Он нежданно оробел.
  
   Тени, что внушали ужас,
   Растворились под луной...
   Он внезапно обнаружил...
   Стал, как будто, сам не свой,
  
   Разглядев в кустах русалок,
   Распрекраснейших наяд.
   Сразу дрожь его достала
   Прямо с темечка до пят
  
   От такой картины страстной
   В неожиданных тонах.
   Он тотчас же стал несчастным
   И твердил тихонько: "Ах..."
  
   Глаз горит, азарт поднялся
   Выше праведных высот.
   Но он долго сомневался...
   Широко разинув рот.
  
   Три девицы, мастерицы...
   Почитай, что без хвостов.
   Он совсем готов влюбиться,
   Ну, а ты бы не готов?
  
   Есть всего одно сомненье,
   Так... безделки... ерунда...
   Нет не водяного пенье,
   Не холодная вода,
  
   Не запрет от папы с мамой,
   Не простата, бог бы с ней...
   Тот, кто ОН - тот, в общем, самый...
   ОН почти пассивный гей.
   ________________________
  
   Вот всегда так и бывает:
   Видит око, зуб неймёт...
   Потому и вымирает
   Натурально наш народ.
  

Пушкину от братвы

  
   Декабристов друг душевный
   Гениальный камер-АС...
   Сказ про мёртвую царевну
   Сочинил, ты слышь, на раз.
  
   И про дочку капитана,
   И про умного кота,
   Что шлифует беспрестанно
   Цепь в профессорских летах...
  
   А ещё создал Алеко,
   Притчу-сказку о Балде.
   Почитай, уже два века
   Парни помнят... что и где...
  
   Это вам не бублик с маком,
   Не какой-нибудь Басё.
   Не субтильный, блин, Живаго...
   Пушкин - это наше всё!
  

Легат

  
   Зовут в бреду неведомые цели,
   Которые несложно разгадать.
   Меня необращённого отпели...
   Такого было трудно не предать...
  
   Хотелось очень святости добиться...
   ...Святее Папы как-то не к лицу,
   Но не унять языческих амбиций,
   Смиренье лишь отсрочит Страшный суд.
  
   Я был отправлен Папой в ваши массы,
   Чтоб мессу вам достойно отслужить.
   И не жалея ни угля, ни красок,
   Хотел всю святость начерно отмыть...
  
   Мне отравили праздные невежи
   Душевный невротический зазор.
   Я стал молиться по ночам всё реже,
   Себя не понимая до сих пор...
  
   Служил легатом... много вёрст отсюда,
   Не принимая Папскую буллу.
   Я не хотел народу быть Иудой
   И петь для Рима сладкую хвалу.
  
   Но всё сложилось так, а не иначе...
   И был я проклят, на костёр взошёл.
   В толпе старушка безутешно плачет,
   И небо плачет... это хорошо.
  
   Угасли доски, дымом наигравшись,
   И факелы потухли слегонца.
   Я, не сгоревший, вдоволь начихавшись,
   Пронзил копьём проклятого гонца,
  
   Который приказал меня на плаху...
   Он сам сражён был, как булавкой жук.
   Я не способен наслаждаться прахом,
   Рыдать мне над мощами недосуг.
  
   Я повторил неспешно катехизис,
   Меня никто сейчас не победит...
   Отныне навсегда, вовеки присно...
   Другим я стал, отныне я - УНИТ!
  
   УНИЯ ж. лат. православные, признавшие папство, под видом соединенья западной и восточной церквей. Униятство осталось еще в Польше, а в западных губерниях оно уже упразднилось. Уния(а)т, уния(а)тка, унит, унитка, принявший это исповедание. Уния(а)тский, унитский монастырь.

Спутался!

По мотивам Улисса, "Спутать чёрное и красное"

  
  
   Со Стендалем я путался давеча,
   мне стендалить теперь - только в путь!
   А в Мытищах Кустодиев ставит чай,
   вот с кем будет ужо отдохнуть...
  
   Отдувался за чай с нежным посвистом,
   упоительно тискал подруг.
   И, добавив в шампанское граммов сто,
   замыкал соблазнения круг.
  
   Путал чёрное с красным решительно,
   называя белугу кетой.
   Дамам корчил об-ворожительно
   комильфо-с выразительный свой.
  
   "Чёрным доктором" "Белое крепкое"
   докрасна над огнём разбавлял,
   занимался дискурсом и лепкою,
   пил с друзьями и их уважал!
  
   Очарован обителью Пармской,
   всё глинтвейн на камине калил.
   С Бонапартовской поступью царской
   обитал там, что было сил.
  
   Банку мутного огуречника
   открывал напоследок к столу...
   ...от капустника и до подсвечника
   ваши души лечил на балу ...
  
   А потом покатился колбаской,
   отвлекаясь на крики "постой!",
   и от кубаря на Малой Спасской
   вёл себя несказанно пристойно...
  
   Так и жизнь пролетела под горочку,
   красный с белым остался Стендаль.
   Книгу ставлю на верхнюю полочку,
   Бёйль Анри, как меня ты ДОСТАЛЬ!
  
  

Межсезонье

Навеяно "Предчувствием" Алана Эббота

  
   В межсезонье бурлила эстрада
   Затяжным пузыристым дождём.
   Ты была, как обычно, не рада,
   Что мы вместе по парку идём.
  
   Зонтик ветром ломало не мало,
   Так, что спицы гудели струной...
   И мне в руку тобой отдавало,
   Очень верной... чужою женой...
  
   Я хотел приземлиться в кофейне,
   Ты корила меня, что есть сил:
   Там не водится даже портвейнов...
   Нахрена же тогда пригласил?
  
   Хорошо, вот пивная "Хинкали",
   Там полно сливоглазых ребят, -
   Хорошо перекачанных в талии, -
   Ими ловко топтать виноград.
  
   Заказали шашлык и сациви,
   Два коктейля "Кавказ 33".
   За окном продолжается ливень,
   Ну а мы прозябаем внутри.
  
   Твоих жалоб пустых разговоры
   Ой, не трогают больше меня.
   Вот сейчас запущу помидором...
   ...на закате унылого дня...
  
   Но шашлык оказался несвежим,
   Цианидом пахнуло во рту...
   Ты меня проводила небрежно
   В неотложку с "ноль три" на борту...
  
   И ушла с очень толстым джигитом
   Или, даже, возможно, с двумя.
   Я потратился ровно на литру,
   А они же бесплатно... тебя...
  
   Вот такая курортная драма,
   Вот такой незавидный итог.
   Если вам это только реклама,
   Для меня же - эррект-эпилог!

Гений

(из жизни судьбоносных поэтов)

  

На стихотворение Алана Эббота

Я ВОДКУ ПЬЮ, КУРЮ ТРАВУ И ПЛАЧУ..."

     
   На косяке угрюмого бурьяна
   Сижу давно... Пожалуй, что с утра...
   И от добра добра искать не стану...
   Осточертели эти фраера!
  
   То морфий внутривенно заряжают,
   То Risperdal* орально подают.
   И я другой страны пока не знаю,
   Где для поэтов сладостный уют
  
   Был создан в лапидарности алькова,
   Где я "Двенадцать" трижды подарил,
   И где часы всегда на "пол-второго",
   И где я сам себя предвосхитил.
  
   Мучачки из испанского далёка
   Меня любили как-то вшестером...
   И я решил, мне это выйдет боком...
   Пора - за воздержанье... и боржом.
  
   Нельзя гулять, когда с тебя полсилы
   Уйдёт лишь на бездарнейший терцет.
   Для гения "ни строчки" - это вилы!
   Погиб невольник... в сущности, поэт.
  
   И чести в нём останется немало,
   И чувств своих он беспримерный раб...
   Опять нам жизнь с тобой наколдовала -
   К хромой Судьбе с конвоем... на этап...  
     
   * Risperdal - препарат для лечения шизофрении и аутизма;
  

Мундир

(история брачного афериста)

  
   Трепетали в моих ли ручищах
   Или ели "Bon-Bon" - чоколат,
   Сами взглядом тиранили нищих,
   Что на паперти мирно стоят.
  
   И какого, скажите мне, беса
   Вам хотелось их взором распять?
   Я ж, гуляка и старый повеса,
   Всё желал Вам себя показать...
  
   Что же Вы не глядите, мой ангел,
   На роскошный в наградах мундир?
   Капитанов такого вот ранга
   Небогато назначено в мирЪ.
  
   Я алкал Вашу ручку, кокетка,
   Приложить к залихватским усам.
   Но Вы прыснули выспренно-едко
   И направили-ся к образам.
  
   Мне уже никакой нету мочи
   Ублажать непомерных причуд.
   Эх, женился бы даже заочно,
   Но нельзя-с, верю я в Страшный Суд...
  
   Отказаться никак-с невозможно-с:
   Слишком папенька щедрый до Вас.
   Я спросил его, ох, осторожно,
   Что он к свадьбе за Вами отдаст...
  
   Оказалось, что домик в Одессе,
   Два участка по сту десятин,
   Золотой под алмазами крестик
   И огромный, как факел, рубин...
  
   Вы не бойтесь, женюсь непременно!
   Мне б приданого толику впрок...
   (...но не стану о том откровенно...
   Мне на завтра - назначенный срок,
  
   Чтобы враз за мундир рассчитаться:
   Там, в театре, порядок такой...)
   Не извольте, мой друг, сомневаться:
   Слово "честь" для меня непустое-с!
  
   Я хожу - чисто гоголь в манишке,
   Мне скорей бы исполнить обряд.
   Только Вы всё ненашенски книжки
   Пред собой расставляете в ряд.
  
   Всё вздыхаете, роман читая,
   И никак Вам понять не с руки...
   Офицерская удаль не тает:
   Помню я, как на турку в штыки
  
   Поднимались под Плевной изрядно!
   Зажимали в округе девиц...
   Но об этом лишь строго приватно,
   Не вдаваясь в размеры границ...
  
   Побыстрей бы до Вашего тела,
   Но к приданому лучше вперёд...
   Как же мне ожидать надоело,
   Бестолковый Вы, бабы, народ.
  
   Ваш папаша согласен без звука,
   Мне осталось сказать свой расклад.
   Только тут мне свинчаткою в ухо!
   И коленом в гнездо... в а-а-аккурат.
  
   Что тут было, не вспомню, братишки.
   Только что-то совсем не в дугу.
   Не по мне были розданы фишки...
   Не возжаждешь таких и врагу.
  
   Вы стояли в насмешливой позе,
   Кринолином скрипя, будто зонт,
   А папашка, как фуцер Привозный,
   Мне твердил, мол, не выпал резон.
  
   Никакой он, де, Вам не родитель,
   Полюбовник отменной статьи.
   И шоб я не кричал "Помогите!",
   А снимал бы мундир и... простил...
  
   Не сумел я приданым разжиться,
   Не по мне, вишь, амурный уклад.
   И мундиром, как говорится,
   Был бы рад дён пятнадцать назад...
  

Самовывоз из Европы

  
   Растревожен самовывозом
   Я бежал по полю снежному.
   Черти дёрнули на лыжах-то...
   Злые черти, зарубежные...
  
   На посту не растаможишься,
   Хоть кидайся в ноги барину...
   Даже если налом вложишься,
   Не последуешь Гагарину.
  
   Не вскричишь, как он: "Поехали!"
   На таможню сверху глядючи.
   А старшой у них не тех ли,
   Что с цепи спустили давеча?
  
   Вот стоим и зябнем тамотко,
   Рядом с форточкой в Европу...
   На FM вещают - паводки.
   Не промокли б только... тропы...
  
   Мы по ним уйдём окольными,
   Бессистемными путями.
   Наша "фура" любит сольно
   По лесам с "поводырями".
  
   Только в рощицу спустились,
   Только время рассчитали,
   Тут и черти подкатили,
   Перед фурой нагло встали.
  
   Помахали "калашами" -
   Выходите, дескать, дяди...
   Самовывезетесь сами,
   А на груз махнём, не глядя,
  
   Эти суперские лыжи
   От команды олимпийской...
   Не кричите, тише, тише...
   На границе-то российской.
  
   Снег чернил свою осёдлость,
   Корчил рожи нам с напарником.
   Эх, к чему такая подлость,
   Чтобы так влететь бездарненько?
  
   Уходили чисто лыжами,
   Целину по спинке хлопая...
   До чего ж я ненавижу
   Самовывоз из Европы!
  

Незавидный конец Казановы

рифмуем кровь - любовь в новой редакции

  
   занемогший Казанова
   всё не мог найти постель,
   где был он расквартирован,
   где ждала его мамзель...
   наш Джакомо выл от горя
   и весь свой потенциал
   под мелодию "Love story"
   паре страждущих отдал...
  
   ощетинилась красотка
   Казанове в морду - хрясть(!),
   и попала сразу в сводки
   "так куда же смотрит власть?":
   две девицы-невелички
   недвижимые лежат
   рядом в позе неприличной
   Казанова... растреклят...
  
   и стоят лихие ночки,
   и течёт по лужам кровь...
   вот такое, между прочим,
   чудо - женская любовь...
   в Казанове толку нету,
   раз конец пришёл концу...
   - дайте даме сигарету...
   мне пора идти под суд...

Эйфелёвое

Алан Эббот "... ты помнишь, как хотела ты в Париж?"

  
   Запомни, детка, я тебя запомнил,
   Разрушив увядание любви...
   Твой взгляд, пойми, всегда по утру томный,
   Меня на сумасшествие подвиг...
   И вот теперь сижу я на асфальте,
   Чтоб отработать штраф своим трудом...
   Как трудно на перилах делать сальто,
   Для верности перила подожжём...
   Но тут беда с мобильным... парашютом
   И ты б спустилась, типа, на-ка! Оп!
   Но, знаешь, коли есть хотя б минута,
   Я поспешу обрезать лишний строп.
   И вот сижу, и мусор убираю,
   Просыпавшийся сверху на Париж.
   И о любви твоей опять мечтаю,
   Но ты, конечно, вряд ли прилетишь.
   Мне не понять, зачем же ты решилась
   Упасть с невероятной высоты.
   Я так и чуял, что-нибудь случилось...
   Спустился вниз, а там уже и ты...
   Немного от тебя теперь доходу:
   Все вещи в клочья... тяжесть на душе...
   Нельзя войти в одну и ту же воду -
   Пойду на place Pigalle, ля фам шерше...
  

*полёты над Парижем*

ещё одно моё прочтение Алана Эббота

  
   А на Пигаль, шурша, ля фамы
   слетались дружною гурьбой!
   Такие бля... простите, дамы,
   все с кровью жутко голубой!
  
   И башня Эйфеля сверкала
   на солнце ржавчиною чувств.
   Ты всех любовников скрывала,
   меня третируя искусно.
  
   Теперь лежишь... как голубь мира,
   укравший где-то красный цвет,
   в плену Парижского зефира,
   забыв альковный полусвет,
  
   которым долго наслаждалась,
   всё кувыркаясь в пене дней...
   Шампанским сладко упивалась,
   чтобы казнить меня больней...
  
   Летать в Париже очень сложно,
   когда ты вовсе не пилот.
   Я был, конечно же, встревожен,
   а вовсе не наоборот.
  
   Ну, так и есть - сплошная драма:
   сейчас тебе не повезло...
   И кто-то всё играет гаммы -
   Смер-тям на-зло, смер-тям на-зло...
  
   И вот стою почти невинный
   с чуть-чуть надкушенной губой,
   желтее флага Украины,
   блокитней неба над тобой...
  
   Лежи, мой ангел неумелый,
   без права прыгать с высоты...
   Мне твоя спесь осточертела -
   ушла бы лучше в монастырь!
  
   Но ты не слушалась, родная,
   всё говорила: "Я сама..."
   Париж сверкает ночью в мае
   тому, кто шею не сломал...
  
  

*беспроцентный кредит "векЪ"*

  
   Я люблю кредитованье
   Под негромкие проценты.
   И хочу сказать вам лично,
   Что я домик строю в Бронксе.
   Мне совсем не по карману,
   Но зато почти что честно...
   Я украл у вас мильонов
   Сотни три, а то и больше.
   В чемодан, увы, не входит...
   Зато очень аппетитно.
   Вы пришли в носках дырявых,
   Вам казалось - их заштопать
   Ничего совсем не стоит,
   Да и видно не годится...
   Олигарху-то с иголкой...
   Только знаете, придётся,
   Потому, что вашу прачку
   С домработницею вместе
   Я купил за ваши деньги,
   А жена сама решилась,
   Потому, что и не дура:
   На двоих делить способней,
   Чем на десять арестанток,
   Одного-то олигарха...
   Да и в камере бедовой
   Нет биде, и нет комфорта...
   Только леди-лесбиянки,
   Что Сафо и не читали...
   Без теории познанья
   Однополых отношений
   Разве можно дальше строить
   Призрак гнусный Коммунизма
   Что шатается без дела...
   ...Нет, чтоб покосить газоны
   У тюремного барака?
   Непостроенный не в ногу
   Ходит призрак по Европам
   С видом умного албанца -
   Гастарбайтера науки...
   А кредитов вы мне дали
   Ровно, чтобы разориться,
   Мой желанный предводитель
   Экономики продажной,
   С отставной приставкой "макро"
   Вместо углеводородов...
   Обожаю ипотеку
   Под худющие проценты.
   Я хочу сказать что строю,
   Призрак замка Морисвилля
   Только строится он плохо,
   Потому что без ботинок
   И совсем без автомата,
   И практически без формы.
   Лишь немного содержанья
   Незасиженного Марксом
   Будто мухою навозной...
  

граф

  
   граф горазд был преферансом
   поднимать свои дела,
   а ещё любил романсы...
   вот такие, брат, дела...
  
   граф "винтил" порою крепко,
   но везучий был игрок,
   а потом тащился к девкам -
   пропивать игры итог.
  
   жил как водится широко...
   на шальную ногу жил.
   по традициям востока
   был в серале гостем милым.
  
   граф кутил... в шампанском плавал,
   граф угря с миногой ел,
   часто ездил в златоглавую,
   где когда-то овдовел.
  
   там к цыганам подавался,
   песни слушал и рыдал,
   ничего не опасался
   и с медведем танцевал.
  
   годы мчат стрижом в охотку,
   граф седеет будто лунь.
   и морщинятся от водки
   вместе - Бия и Катунь.
  
   вскоре зимы налетели
   и его пленили вдруг.
   держат графа в чёрном теле,
   замыкая жизни круг.
  
   отзвеневший колокольчик
   в отдалении молчит...
   и косу на графа точит
   тётка, строгая на вид.
  
   отгулял и отгулялся
   граф, кутила и позёр...
   никого он не боялся,
   а теперь дрожит... позор...
  
   жизнь впустую пробежала,
   словно не жил славный граф:
   хоть не прятал вроде жала,
   слыл повесой, как Фальстаф.
  
   граф лежит и еле дышит,
   пледом голову закрыв.
   голубь топает по крыше,
   наливается нарыв
  
   социальных равноденствий
   и дворянских трудодней...
   граф уже впадает в детство
   и вздымает пену дней...
  
   лишь Вселенная взирает:
   жизнь - всё та же западня!
   вот такая, тётя Рая,
   тёти Адова стряпня...
  

*робинзон*

  
   Я Робинзон по имени Коля,
   Меня давно не любили бабы.
   Сижу на острове, будто в неволе,
   Читаю "Playboy" - как иду по этапу...
  
   Я Пятницу скушал в прошлую среду,
   Меня он достал недостатком культуры.
   Я славно с неделю, пожалуй, обедал...
   И зря он твердил, что, мол, бабы все дуры...
  
   Я женщин люблю, хоть давно и не видел...
   А Пятница сам не хотел изменяться...
   Зачем же он нужен в мужицком-то виде?..
   Мне легче с козою сейчас обвенчаться...
  
   Я нынче питаюсь незрелым кокосом,
   И морду лица корчит злая гримаса.
   Нельзя мне клетчаткой усилить глюкозу,
   Как "Лебедь" Сен-Санса "Поэмой экстаза",
   Как бледность з'эфира сырковою массой...
  
   Скучаю тихонько без милого друга...
   Зачем от меня он безвременно скрылся?
   И снова жара... ну хотя б одна вьюга...
   Уж я бы тогда бы уже б... не постился...
  
   Хватило б мне Пятницы до воскресенья,
   Неделю спустя что б явилось субтильно...
   Не нужно мне зрелищ и... в принципе... денег.
   Мне их заменил бы простой морозильник.
  
   Из всех развлечений: десяток кроссвордов,
   Ошейник от таксы, от Пятницы кости,
   Игральные карты... четвёртого сорта
   Да книга Дефо, прости меня, Господи!
  
   Её я читал двести сорок три раза,
   А Пятнице вслух... пока он не сварился.
   Его доводил ей почти до экстаза,
   Потом он в жаркое легко превратился...
  
   Ещё у меня старый зонтик дырявый,
   Четыре патрона... калибра ДВЕНАДЦАТЬ...
   Один попугай и билет (на халяву)
   На фильм Михалкова... без акк-редитации...
  
   Я, блин, Робинзон по имени Коля,
   И здесь я сижу, как бурак в огороде...
   Врачи-лиходеи мне мерзкое колют:
   Или нейролептик... или в этом роде...
  
   Я двадцать два года боюсь санитаров.
   Но остров мой, знаете, - вольная воля...
   Здесь нету врачей... но и нету мне пары...
   Я Коля, я Робин! Я вовсе не болен!
  

*утренний разговор*

  
   нет... слезами меня не пронять
   ты сказала... я слон толстокожий
   и твоя золотая родня
   всё стремится... больнее по роже...
  
   нет... конечно... буквально не так..
   не по роже... а лишь по сусалам...
   и такая мне жизнь на черта
   если ты меня... в общем... достала?
  
   и уйти от тебя не стремлюсь
   не стремайся... подруга без толку
   вскоре я непременно вернусь
   только нужно купить мне двустволку...
  
   заряжу... и жаканом в дуплет
   врежу смело без всяких сомнений...
   не сочти это... в общем... за бред...
   за припадок глубокий... осенний...
  
   что тебя мне жалеть ни к чему
   знаю я уже долгие годы...
   и не в пору твой жёсткий хомут...
   помню я про закон БУТЕРБРОДА -
  
   Мерфи был очень мудрый пацан:
   он сказал что всё масло... мол... книзу
   да-а-а... попался я в волчий капкан
   где меня ты грызёшь... моя киса...
  
   и продыху совсем не даёшь
   голубица моя дорогая
   и без толку в затылок клюёшь
   из гнезда на свиданье взлетая...
  
   ах ну как же ты нынче легка
   и почти как Венера прекрасна...
   что ж... иди... неубитой... пока
   я другую нашёл... это ясно?
  
   и слезами меня не пронять
   я отныне уже неприступен...
   ах да ладно милицию звать...
   не оставлю следов я на трупе...
  
   не разжалобишь... не усыпишь
   мою бдительность бархатным вздором...
   и не нужно пытаться... малыш...
   слышишь... я уже клацнул затвором?
  
  

*ошибочка*

  
   На пламенеющем закате
   Тебя, неловкую, раздел...
   С тобой мы встретились некстати,
   Когда скворец бездарно пел
  
   И обещал вагон историй
   И полвагона к ним чудес...
   А я хотел купаться в море...
   (И тут в меня вселился бес),
  
   Мечтал в мерцающем убранстве
   Нырнуть в пучину голышом.
   И в этом модном вольтерьянстве
   Тихонько шёл себе и шёл...
  
   Короче... шёл я по дороге,
   Что упиралась тенью в даль,
   И вдруг заметил твои ноги...
   Поверх лишь тонкая перкаль...
  
   Я живо этим вдохновился,
   Стремясь достигнуть... сразу всё!
   И над крючками долго бился,
   Как в сети пойманный осётр.
  
   А ты тихонечко сопела,
   Ни "караул!", ни "вот нахал!".
   Во мне всё будто так и пело...
   На ту(!), сдаётся мне, напал!
  
   Но... нет груди... из малолеток?
   А так не хочется в тюрьму...
   Тем более - в разгаре лета...
   Тебя схватил я за корму
  
   И между ног залез рукою...
   И получил такой отпор...
   Что вспомню с редкостной тоскою,
   Как убегал во весь опор...
  
   Ого! Ошибочка в квадрате...
   Ещё скворец бездарно пел...
   О, Mama mia! Как некстати
   Тебя, неловкого, раздел...
  

Портрет

(попутная песнь)

по мотивам Алана Эббота "Недоступная"

  
   я наверно умру от печали
   я пожалуй себя порешу
   вы вчера мне такое сказали
   что другим никогда не скажу...
   вы меня к брадобрею послали
   навязали на шее бантов
   хорошо ещё... не об-ли-за-ли...
   вся румяная... в пышном манто...
   паликмахер трудился недолго
   я его за кадык укусил...
   ну а чё он салфеткою волглой
   мне по кумполу паром трусил?
   а потом ещё бритвой елозил
   по моим разогретым щекам...
   я сидел как сурок на морозе
   отбывающий сучьи срока
   вспоминал... как ходил к куму в хату
   чтоб увидеть шикарный портрет
   я влюбился... как поц... буду гадом...
   а картине-то той двести лет
   недоступно вы в ней там сидели
   соболиную хмурили бровь
   ну а годы от срока летели
   укрепляя в натуре любовь...
   вот и всё отсидел по-пацански
   не стучал не вписавшись в блудняк
   на свободу с сумой арестантской
   выходил и... в коленях обмяк -
   мне от кума за труд мой примерный
   обломился тот самый портрет...
   я конечно... смутился безмерно
   будто в башню прислали кастет...
   кум напутствовал будто бы сына
   говорил... не тушуйся пацан
   жизнь мол в сущности - фондовый рынок
   ну а воду-то пьют не с лица...
   не смотри если баба нескладна
   лишь была бы душевной слегка...
   всё наладится... слышь... многократно
   но смотри - не витай в облаках...
   говорил он немного не в жилу
   волновался майор... что сказать...
   ну а мне это граждане было
   как доить на рассвете козла...
   я спешил... я стремился к свободе
   а картину пожатием грел
   и про вас понимал в этом роде -
   вы мой ангел и мой... беспредел...
   _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _
  
   вы сошли с этой самой картины
   из guano слепили меня
   а потом я попал в паутину
   в разлюбезность дежурного дня...
   но остался я прежнего сорта
   на балу вдруг затеял скандал -
   городничему врезал по морде
   ах зачем я вас так ВОЗЖЕЛАЛ!?
   меня били сурово... истошно
   угрожая до смерти забить...
   .................................................
   дайте граждане... кто сколько сможет
   чтобы мне до получки дожить...
  

*простая история*

  
   путешествовал пеше и конно
   туристической тяги не чужд...
   и заначку хранил за иконой
   и отчаянно брался за гуж...
  
   тормозил за солому рукою
   когда мыслил немного упасть...
   пустяками не беспокоил
   и лояльно не лаял на власть...
  
   никогда не продал ни дощечки
   и друзей не сдавал за пятак...
   всё имущество - бродни за печкой
   да потёртый в заплатах рюкзак...
  
   не стремился к богатству иному
   кроме неги в посконной душе...
   домовых привечал ростом с гнома
   и не трогал голодных мышей...
  
   никому не нанёс он обиды
   никогда не напился он пьян...
   целовал женщин только для виду...
   и не хаял за кражи цыган...
  
   не курил анашу и опилки
   и не пел под гармонь невпопад...
   а попал он к Петру в пересылку -
   был отправлен охранником... в ад...
  

Оперный театр

(сюжет для современного музыкального спектакля с картинками)

по следам Алана Эббота "После оперы"

  
   Гардеробом полны слова
   Недовысушенных обилий...
   Ах, как кружится голова
   В стиле давнего рокабилли...
   Номерок с томным номером "пять",
   И манто из полярной лисицы...
   С вас сегодня сумочку снять -
   Что из крана воды напиться...
   Гардеробщик в ливрее - жох,
   Ловелас, Дон Жуан в лампасах...
   Ну а я по бумажникам бог,
   И "щипач" мирового класса.
   Нам на пару кого раздеть -
   Не вопрос и совсем не проблема.
   Это вам не Аиду петь,
   Не Тамару любить как Демон...
   Ну а вы вся дрожите, как лист
   Из осинового предместья.
   Гардеробщик - народный артист -
   Истекает дежурной лестью...
   Вот и сумочка ваша в руке,
   А вторая сжимает бритву.
   Если б был я, блин, а-пологет,
   Сотворил бы тотчас молитву.
   Ну а так лишь: "Господь, пронеси!",
   И бумажник извлёк фартово...
   Как уж водится на Руси...
   Настроенье на полшестого
   Вдруг упало... Кругом опера...
   Вяжут руки за спину, черти.
   Вы всё видели: как я был рад,
   Как напарник "динаму вертит".
   Пляшут в опере опера,
   Изгаляются с понятыми.
   И-э-э-ххх, с поличным берут... в аккурат -
   Выноси со всеми святыми.
   Ваше звание - капитан
   На судебном корвете странствий...
   Я любить вас не перестал...
   Но на "ты" перешёл напрасно...
   За допросами срок летел,
   А потом я к "хозяину" съехал...
   И мечтал и, конечно, хотел
   Возвратиться к ТЕБЕ с успехом!
   _________________________________
  
   я патретик твой фото носил по притонам,
   я тебя, несравненную, грешно любил...
   только ты мне припомнила, нежная, зону...
   и тогда я тебя из ружья завалил!
  

*вояж в столицу*

(развитие темы Лилии Т. "Это вовсе не игрушки")

   я с игрушками дружил...
   и с нимфеткой не грешил...
   отчего меня в столице
   сон немедленно сморил,
   когда я зашёл в кафе
   в деревенском галифе,.
   под рубахой супер-бицепс,
   а живот - что твой лафет?..
   просыпаюсь неглиже
   на десятом этаже,
   ни штанов ни документов -
   вот такая бламанже...
   я в милицию пополз,
   как усталый паровоз,
   а меня же, как агента,
   кулаком шмаляют в нос...
   ох, насилу я убёг,
   вот такой ядрён итог:
   так сказать - пропало лето,
   или это просто рок?
   я в столицу не ездец,
   раз такой пошёл шельмец
   по кафе да туалетам:
   с белладонной огурец...
   с карасином апельсины...
   так с отравою не сильной,
   не подохнешь от отравы,
   если закусил обильно...
  
  
  

*биологическая пена дней*

Алан Эббот "Русалка"

  
   я служил, как зараза,
   в гражданских сетях...
   и ловил своё счастье на спиннинг!
  
   типажами из сказок
   достал работяг...
   и работников местных гостиниц...
  
   мне русалка порою являлась во сне -
   очень мокрая эта зараза...
   и спускал пену дней, словно выпавший снег,
   в оскорблённую пасть унитаза!
  
  

Habana-club

(модерн в стиле "аста-маньяна")

  
   Натолок каннабис в ступу -
   Увидал во сне я Кубу!
   Весь в сомбреро... пил мохито,
   Исполняя кумпорситу
  
   Да с такой, едрит, красоткой -
   Слаб мохито, лучше водки!
   Вся блестящая, как рыба,
   Руки в цыпках, ноги дыбом,
  
   Брови - стрелы, нос морковкой...
   Хороша же, блин, чертовка!
   Присмотрелся... ближе-ближе,
   Вот так раз - чего я вижу:
  
   Дама, в общем-то, небрита...
   Эй, налей ещё мохито!
   Я под юбку нежно - вжик...
   Мать моя, так то - мужик!
  
   Эй, гарсон, скорее водки!
   Да не две, четыре "сотки"!
   Выпил, солнышко взошло -
   Хорошо, видать, пошло!
  
   Что ж, танцуем кумпорситу...
   - Ты чего такой сердитый? -
   Говорю "красотке" томно, -
   И ведёшь себя нескромно...
  
   Отвечает мне "голубка",
   Расчехлив в оскале зубки:
   - Ты, наверно, не курсах -
   Конкурс "Девичья краса"
  
   Забубенил спонсор славный,
   Ну а я здесь самый главный...
   Конкурс "Asta transvestito"...
   И в мозоль меня копытом
  
   Врезал так, что будь здоров!
   Не хватает в роще дров,
   Чтоб навесить звездюлей...
   Эй, гарсон, ещё налей!
  
   Началась тут просто драма:
   По рогам козлу за даму
   Я отменно надавал,
   Будет знать - "Кама сава"?
  
   Ну а после пил мохито
   Я из таза через сито...
   ...жалком мёды через соты...
   Эх, на Кубе знатный отдых!
  

Фазенда дона Педры

по мотивам стихотворения Светланы Герш

"Кровавая Мэри"

  
   дон Педра бродил по фазенде,
   не зная других развлечений...
   согласно старинной легенде -
   он плыл против мощных течений,
   чураясь крутых эзотерик
   и прячась, как страус, в болото...
   а призраки мерина с Мэри
   алели пред ним антрекотом;
   кровавыми фантомом вампира,
   являя собою проклятье...
   дон Педра был раньше красивым,
   теперь - не румяней распятья...
   теперь он молчит то и дело,
   мрачнее коллоидной тучи...
   белей Овцепикского* мела,
   мрачнее пленённого дуче...
   что делать ему, бедолаге,
   уж если уехать немочно:
   а здесь-то практически лагерь
   со сроком отбытья бессрочным...
  

работа с натурщицами

  
   либидо дремлет в чреве сеновала...
   и я дремлю, лукавый, рядом с ним...
   ты мне такой портрет нарисовала,
   что я решил - довольно уж мазни,
   пора оставить сразу акварели
   и перейти на масло "натюрель"...
   недавно мне здесь цыпочки две пели...
   не цыпочки, а чисто - карамель:
   прекрасныя и нежныя созданья...
   не помню, впрочем, кто нарисовал...
   одну определённо звали Таней,
   другую - я здесь с конюхом застал...
   какие слёзы - просто град небесный,
   и вслед - нелепый безутешный крик...
   на сеновале нам втроём не тесно,
   а конюх - просто быдло и мужик...
   он здесь не нужен для работ натурных,
   пускай с кобылой свой плетёт роман...
   а я же человек весьма культурный,
   почти художник... как там... Левитан...
   я краски растирать могу умело,
   ещё умею трубку, набивать,
   а также знаю толк в работе мелом...
   я врач-криминалист а ну - лежать!
  

*концы в воду*

  
   ...тут вы сказали: "Всех трудов не стоит...
   Со мною этот номер не пройдёт..."
   И понял я, что в веки века кои
   Навряд ли мне фатально повезёт...
  
   Спеша, оделся, чтобы удалиться,
   И руку вашу потную держал.
   А вы жевали с умным видом пиццу...
   И с божоле отравленный бокал
  
   Второй рукой небрежно виражили
   И рассуждали, мол, пора дружить,
   Раз не хватает нервных мне усилий -
   Вас с целым взводом юношей делить.
  
   Я делал вид... и, кстати, хладнокровно
   Всё подводил последнюю черту.
   Но вы не пили, как бы зная... словно...
   О цианиде, пенившем сосуд...
  
   Вот, наконец, вы на секунду смолкли
   И опростали, жадная, бокал...
   Я не мешал, чтоб было больше толка,
   И вас держал за сдобные бока...
  
   И вот конец... развязка подоспела...
   Закрыт ваш рот отныне навсегда.
   Я целовал ладони сине-белые
   И, знаете, нимало не рыдал...
  
   Чего ж рыдать, коль скоро дел по горло:
   В передней же повязан целый взвод.
   Всех в полынью отправлю, раз припёрло,
   С любовницей под самый синий лёд...
  

Генезис

  

по мотивам стихотворения Алана Эббота "Обманутые Ожидания"

  
   ах, с мужем... вы кокетка, ё-моё...
   меня сразили взглядом зрелой самки...
   и Фиц с Жеральдом больше не поёт,
   и я поставлен мужем в эти рамки,
   где шаг на месте - будто бы побег,
   полуулыбка - хуже угрызений...
   а я ведь тоже, скажем, человек -
   мне не чужды нюансы наслаждений,
   когда мы вместе - в общем-то, втроём -
   нам ханжество - пустяшная помеха...
   я этот номер у судьбы внаём
   арендовал... в предчувствие успеха...
   не нужно провоцировать меня,
   я с виду только очень добродушный,
   но мои гены трепетно хранят
   хрип Дездемонны, тщательно задушенной!
  
   сборник скомпонован 16 апреля 2010 г.
  
  
  


Популярное на LitNet.com Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 3"(Любовное фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) И.Воронцов "Вопрос Времени"(Научная фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) С.Росс "Апгрейд сознания"(ЛитРПГ) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Академия драконов"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"