ddntes: другие произведения.

Ad narrandum... - старая версия.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Без попаданцев. ГГ - отмороженый персонаж с напрочь сорваной крышей и отсутствием эмоциональной реакции в большинстве случаев. ООС, АУ, и вообще "ad libita librarii". За консультации по медицинским темам - большое спасибо Батеньковой Ирине Юрьевне.
    19.02.2013 - добил текст до сотни кб, не вычитано. По факту - просто поток сознания. Сие произведение получило то самое "право на реинкарнацию". Идея - герой с нафиг отбитой эмоциональностью в противовес "бесноватому" трикстеру из "Игры"

  Фанфик по Евангелиону
  
  
  Шаг. Еще шаг. Еще.
  Каждое движение отдается в голове каким-то странным ощущением - звон, встряска, гул. Я почти чувствую, как раздается воздух перед моим телом, несущимся прочь. Еще шаг. Кажется, сейчас у меня лопнут связки от напряжения. Секунды тянутся, как жвачка на раскаленном солнце.
  Ну правильно - бегу-то я от своей смерти.
  Стоило только приехать в Токио-три, по просьбе своего... отца, как началась какая-то ересь. На пустынных улицах мерещатся синеволосые школьницы. Гигантские прямоходящие гуманоиды стреляют лазерами из рук, воюя с регулярной армией.
  А самое паскудное - падающие прямо на меня остатки этой самой армии.
  Сзади раздается грохот - последняя посадка вертолета прошла успешно. Еще шаг. Быстрее, быстрее. До поворота, за которым можно укрыться, еще метров тридцать. Лишь бы успеть.
  Из-за поворота, к которому я стремлюсь вылетает синяя легковушка. Это еще что за самоубийца?
  Тем временем, самоубийца лихо проносится мимо меня и исчезает из поля зрения. Визг тормозов, и тут, словно подгадав момент, асфальтовое покрытие бьет меня по стопам. Сказать честно, удержаться на ногах, когда земля выплясывает канкан, довольно сложно, даже если прочно стоишь на своих обоих. А когда несешься сломя голову, и вовсе нереально.
  Спустя полсекунды, взрывная волна взъерошивает мне волосы.
  Фух. Я еще жив.
  - Привет! Я не сильно опаздала?
  Из той самой синей легковушки выглядывает "самоубийца" - брюнетка в черном платье, дебильных солнечных очках, и короткой красной куртке. Мордально - Мисато Кацураги, собственной персоной.
  - В самый раз, - заскакиваю на пассажирское сидение и пристегиваюсь.
  - Держись! - лихо разворачивается на месте уносясь прочь от этого дурдома.
  Когда уже отъехали на пару километров, решаюсь наконец задать вопрос.
  - Эм. Кацураги-сан. Та здоровая человекоподобная фигня мне мерещится? Или, так и задумано?
  - Не мерещится. Это Ангел. И зови меня просто Мисато, - фразы отрывистые, видно, что человек занят делом. Понятливо замолкаю, а то, водителя с таким стилем вождения, отвлекать чревато.
  Ангел. Ага. А где нимб и крылышки? Про божественную благодать не спрашиваю, вон раздает направо и налево.
  Когда уже отъехали на приличное расстояние от города, Мисато наконец остановилась, достала здоровенный армейский бинокль, и, перегнувшись через меня, начала разглядывать театр военных действий. Я сидел.
  Буря эмоций, вызванная всем этим бардаком, наконец улеглась, и я начал выпадать в свое обычное состояние "полного пофигизма". Броню равнодушия может пробить, разве что, угроза моей жизни. Ну, или явление Ангела. Такие Ангелочки любого расшевелят.
  - Черт! Они решили сбросить N2-бомбу! Ложись! - с таким жизнеутверждающим воплем, Мисато навалилась на меня всем организмом. Секунды три я пребывал в непонятках, а потом, уже второй раз за сегодня, снизу прилетел нехилый пендель. Еще пара секунд, и взрывная волна подхватила, и понесла машину, словно ветер пластиковый пакет.
  Ух. Ай. Блин.
  Фух. Второй раз за сегодня песец пронесся мимо. Лежу и расслабляюсь.
  - Синдзи? Ты там живой?
  - Ага.
  - Выбраться можешь?
  - Не-а, - секунда на осмысление.
  - Почему?
  - Ты на мне лежишь.
  Раздраженное сопение.
  - Издеваешься?
  - Чуть-чуть.
  - Тьфу на тебя.
  Кряхтя, и ругаясь, Мисато, наконец сумела выбраться из машины. Я, повозившись с заклинившим ремнем безопасности, тоже. И попал как раз на премьеру спектакля, под названием "плач о погубленном автомобиле и платье" в исполнении девушки.
  Мда. Это надолго. Будем ждать.
  Прислоняюсь к крыше автомобиля, закрываю глаза и привычно выпадаю в медитацию.
  По крайней мере, уже точно не зря приехал. Такую эмоциональную встряску, как сегодня, я не получал года три. В прошлый раз это был последний приезд отца.
  Отец бросил меня одиннадцать лет назад, сразу после смерти мамы. Отправил меня жить к дяде с тетей. Которые предпочитали меня не замечать.
  Поначалу, я не знал что думать. Верить, что все тебя бросили, очень нехотелось. Через несколько лет, когда подрос, и начал читать книги, подумал, что отец решил забыться на работе. А я, во-первых, напоминал ему о маме, а во-вторых постоянно отвлекал его от дел. Я начал учиться как проклятый, старался показать себя, научился готовить, работать по дому. И, когда решил, что достиг достаточно, написал ему письмо, в котором рассказал все свои мысли, и просил его если не забрать меня к себе, то хотя бы написать причину отказа, чтобы я смог измениться и стать ему нужным. Я просто хотел толику внимания.
  А в ответ - ничего.
  Когда, отец приехал через год, он даже словом не упомянул письмо. Да он даже со мной вообще не разговаривал. "Давно не виделись, сын". Проклятье на его голову.
  Наверно, тогда я и свихнулся.
  С тех пор, меня почти ничего не трогало. Эмоционально - я был пустым местом. Изредка, в особо напряженные моменты, вроде того, когда меня избивали половиной класса, прорывался страх, ярость. Иногда - скука. Раздражение от присутствия других людей. Пожалуй, все.
  Когда отец приехал в последний раз, я почувствовал обиду, и неприязнь. Мне было неприятно находиться с ним в одной комнате, не говоря о том, чтобы общаться. Я молча кивнул, на его "Давно не виделись, сын", и ушел в "конуру", построенную мне дядей. И вот, спустя три года, мне приходит конверт с письмом в одно слово - "Приезжай".
  К письму прилагалась карточка-пропуск Специального Института НЕРВ, и довольно фривольная фотка Мисато Кацураги, мол, "я тебя встречу".
  Приехал. А тут война. И, судя по всему, при встрече с отцом, меня ожидает еще одна эмоциональная буря, что хорошо. Все-таки, испытывать эмоции мне нравится, пусть даже это будет страх, обида, горечь, да хоть зависть. Иначе, в голову забредают слишком философские мысли о бренности бытия, с одним вполне прикладным выводом - вскрыть себе вены.
  Пока где-то там, внутри меня что-то продолжает шевелиться - я живу.
  - Эй, Синдзи! - о, Кацураги, наконец закончила стенать.
  - Да, Мисато?
  - Давай, перевернем машину.
  - Хорошо.
  Мда. Машину жалко - вся помятая, бампер вообще отвалился, чудом не вылетевшее переднее стекло, и в крошево разбитые боковые. Выбитые фары. Но, несмотря на это, завелась. И глохнуть, видимо, не собиралась.
  - Давай наконец нормально познакомимся! Я - капитан Мисато Кацураги, глава оперативного отдела НЕРВ. Можно просто Мисато, - и с улыбкой протягивает мне руку.
  - Я Синзи Икари. Приятно познакомиться.
  - Ну вот и славно! Поехали!
  
  ***
  
  - Да. Нет. Нет. Да. Не надо. Да. Беру ответственность на себя. Да. Нет. Отбой.
  Вечерело. Мы ехали уже примерно полчаса. Мисато, почти все время общалась по спутниковому телефону. Звучит, конечно, как будто она травила сплетни, но на деле, капитан давала и принимала отчеты, раздавала приказы, и вообще занималась организационной работой. Я, по началу, смотрел в окно на расположенные вокруг холмы. Заняться было откровенно нечем, и я снова вывалился в медитацию, теперь прокручивая в голове сегодняшний бой.
  Фантасмагорическое зрелище, если честно. Гигантская гуманоидная туша грязно-серого, ростом этажей так тридцать, тупо разносила артилерийские установки на крышах зданий, вертолеты, танки, и все такое прочее. Гуманоидная это значит - туловище, две руки, две ноги. Головы, как таковой нету, вместо нее нарост на верхней части груди с круглой маской. На маске - два отверстия как для глаз и длинный "клюв" направленный вниз. Ниже - красная сфера, прикрытая торчащими наружу "ребрами". На плечах - сегментные "наплечники". Руки и ноги непропорционально тонкие. И вот эта фигня запросто пулялась лазером из трехпалых ладоней. А все ракеты, пули и прочие снаряды не заставили ее даже почесаться.
  - Эй, Синдзи, ты там как, в порядке? - оказывается, Мисато уже некоторе время назад закончила все разговоры, и сейчас просто вела машину, - Я, когда в первый раз попала в бой жутко перетрусила, - девушка хихикнула, видимо, вспомнив что-то забавное.
  - Я тоже. Но в данный момент мое состояние пришло в норму.
  - Чего ты такой бука? Обиделся что-ли? - капитан буквально плещет жизнерадостностью во все стороны.
  - Подобная низкоэмоциональная реакция для меня является нормой, - специально говорю казеным языком, многие люди пугаются и отваливают куда подальше. Вот и Мисато скривилась, как будто съела лимон.
  - Снова прикалываешься? - блин, не отвязалась.
  - Нет. В моем случае, ирония одно из проявлений стрессового состояния.
  - Эм. Ты, что, серьезно?
  - Да.
  Мисато замолкает на минуту, видимо осмысливая пришедшую информацию.
  - Блин. Кажется у Рей наконец появится подходящий собеседник, - хихикнула себе под нос капитан, - Ладно, шутки в сторону. Ты знаешь чем занимается твой отец?
  - Если верить новостным передачам, Икари Гендо является главнокомандующим специального института НЕРВ. Больше ничего не знаю.
  - А, понятно, секретность, - это о чем она? - Честно, Синдзи, я думала что командующий не станет скрывать от своего сына совсем все, - и с улыбкой смотрит на меня.
  Она что, думает, что мы с ним общаемся? Наивная.
  - Так что, точно ничего не знаешь? - и ехидно так косится. Ладно.
  - В последнюю нашу встречу три года назад, Гендо-сан произнес только одну фразу, адресованую мне. Цитата: "Давно не виделись, сын". Конец цитаты.
  - Серьезно, что-ли? - девушка, кажется, немного офигела.
  - Да.
  - Блин. А я думала, это у меня плохие отношения с отцом были, - Мисато немного помолчала, видно вспоминая что-то не очень веселое, - Ну да ладно, ближе к делу. У тебя пропуск с собой?
  - Да. Вот он, - протягиваю чудом не вывалившийся из кармана пропуск.
  - Ага, давай пока сюда. На вот, почитай.
  Мисато достала из бардачка запаянный черный пакет с алым логотипом НЕРВ и надписью "Совершенно секретно". Ню-ню. Четырнадцатилетнему пацану давать секретные материалы? Не верю.
  Ну и о чем нам вещает печатное слово? Бла-бла, круче нас только яйца, наши исследования позволили совершить прорыв там-то, там-то, там-то, и вообще мы основной двигатель прогресса человечества. История создания...
  Опа. А вот тут уже пошло интереснее.
  Если верить этой брошюрке - Второй удар был вызван отнюдь не падением метиорита, как всем обывателям усиленно втирали повсюду. Если верить НЕРВу, то Второй удар есть следствие пробуждение Первого Ангела, с кодовым именем "Адам". Спал он себе, спал, взял, проснулся, зевнул, и бабахнул, ага. И, "благодаря проведенным исследованиям", НЕРВовцы раскопали, что дальше Ангелы попрут косяком. Если их вовремя не уконтрапупить, то наступит звиздец всему и вся. "Специальный Институт НЕРВ создан с целью ликвидации иноземной угрозы". С чего они взяли, что угроза иноземная - я так и не понял. Адам, вроде как, спал в Антарктиде черт-те сколько.
  Нда. Ну, покрайней мере, вся эта чушь звучит достаточно безумно, чтобы оказаться правдой. Конечно, это далеко не последний слой истины, и даже не предпоследний, но уже гораздо ближе к истинному раскладу. Остается открытым вопрос - нафига я понадобился отцу?
  - Прочитал?
  Пока я листал эту "рекламку", мы уже успели въехать в какой-то большой подземный комплекс, пройти два КПП, и сейчас спускались на грузовом эскалаторе. Не выходя из машины - во сервис.
  - Да.
  - И как? - Мисато с интересом смотрит на меня.
  - Немного полуправды, немного лжи, остальное реклама.
  Мисато аж поперхнулась от такого вердикта.
  - Чего... - вдруг уставилась на меня. Помолчала, что-то обдумывая.
  - Сильно нервничаешь?
  А я не думал, что Мисато способно говорить настолько серьезно. Да и мозг у нее работает лучше, чем я было подумал.
  - Да. Я не видел отца три года. Тогда, он не обратил на меня никакого внимания. И, не думаю, что его отношение ко мне изменилось.
  - Ты на него злишься?
  - Я бы так не сказал. В последний раз, я почувствовал обиду. Сейчас, при мыслях о нем... пожалуй, раздражение.
  - Раздражение?
  - Что-то вроде "Он не имеет права называться моим отцом". Спасибо, Мисато, но я уже смирился. Пожалуйста, не стоит меня жалеть, - добавил, взглянув на ее лицо.
  - Ладно, - Мисато тряхнула головой, - Твое дело. Кстати, приготовься.
  - К чему?
  Ответа, впрочем не понадобилось. Мы выехали из тоннеля на открытое пространство. Если бы не знал, что мы под землей - мог бы и не догадаться. Огромная полусфера, сверху по центру растет город, но не вверх, а вниз. Под ним - четырехгранная пирамида, рядом яма такой же формы, разве что побольше. Вокруг - натуральный лес, в котором я заметил даже приличных размеров озеро. Пространство полусферы пересекали множество труб, монорельсов, тросов и так далее. Непонятным образом, внутри освещение было таким же, как и на поверхности - первые часы заката. Система зеркал?
  - Перед тобой Геофронт, последний оплот человечества! - с гордостью в голосе произнесла Мисато. Она гордится, что работает здесь? Хотя, если девушка действительно верит в то, что человечество нуждается в спасении, и не является эгоисткой - ее чувства понять можно. Ну, не буду ее обижать.
  - Грандиозно, - тихо произнес я, разглядывая Геофронт.
  - Да, зрелище еще то!
  - Я не про зрелище, - Мисато непонимающе уставилась на меня, - Я просто представил, какое количество людей трудилось над всем этим. А еще, насколько глобальным был проект всего этого. Одну такую яму выкопать...
  - Нуу... - Мисато стушевалась. Я непонимающе посмотрел на нее, - Честно говоря, Геофронт мы не выкапывали. Его просто нашли. Вообще, он представляет собой правильную сферу, но от грунта свободна только верхушка.
  О как. Естественная пещера такого размера? Не сказать, что я спец по геологии, но что-то мне сомнительно.
  - Все равно грандиозно, - что еще тут сказать? Тем более, что это действительно так.
  
  ***
  
  Мисато упорно плутала по коридорам. Не сказать, что найти дорогу в этом аналоге Критского лабиринта просто, однако, если есть карта - задача упрощается до предела.
  Так вот. Мисато ругалась, я шел рядом, и старался не прикалываться над ней. Девушка постоянно бродила кругами, по-моему, даже не замечая этого. Наблюдать за ней было забавно.
  Да кого я обманываю. Все это ехидство, которым я сейчас буквально лучусь, всего лишь защита. Способ спрятать эмоции, бушующие внутри.
  Тогда, в машине, я все-таки соврал Мисато, да и себе, пожалуй. К Икари Гендо я испытываю отнюдь не только досаду. Внутри, где-то там, где остался наивный мальчик, который любил отца, трепыхалась надежда. Надежда, на то, что если я понадобился отцу, то он заметит меня, не станет отталкивать. Глупое чувство, что все будет хорошо. Ох, не смирился я с тем, что стал сиротой при живом отце.
  Из-за этого чувства, где-то рядом покалывал страх. Страх обмануться, страх того, что отец снова причинит мне боль. "Боишься быть обманутым - не люби, не дружи, не верь и не надейся", да. Про меня.
  А из-за того, что я не мог подавить в себе все эти глупые эмоции, постепенно нарастало раздражение. Я уже из последних сил сдерживался, чтобы не начать бросаться во все стороны язвительными репликами, чтобы никто не увидел моих настоящих эмоций. Тоже глупое чувство, что только подбрасывало огня в топку.
  Весь этот нарастающий каскад эмоций прервало появление блондинки в белом халате, что начала отчитывать Мисато за опаздание. Та вяло отбрехивалась, сваливая всю вину на Ангелов, N2-бомбы и отечественный автопром. Впрочем, даже мне сейчас было видно, что это старая традиция давних друзей, и смущение Мисато, так же как и возмущение блондинки, было наигранным.
  - О, а это и есть Третье Дитя? - не понял. Это про меня, что-ли?
  - А Гендо-сан, оказывается, знатный жеребец, - вырвалось. Хорошо, что вопрос, про то, какой отдел занимается учетом детей Икари-старшего, задавил в зародыше.
  - А парень ничего, боевой, - усмехнулась блондинка, Мисато же посмотрела на меня с тревогой, - Я Акаги Рицко, глава научного отдела, - представляется. Блин, к черту шутки.
  - Икари Синдзи. Приятно познакомиться, - кланяюсь.
  - Пойдем, - снова еле поймал на языке "Веди, Вергилий".
  Да уж, тут немудрено заблудиться, я был несправедлив к капитану. Пока мы перемещались впределах одного этажа еще ничего, но теперь, даже имея карту, плутать по этому переплетению коридоров, эскалаторов, ангаров и лифтов можно бесконечно. Акаги уверенно шла впереди, Мисато шла рядом со мной, время от времени бросая на меня тревожные взгляды. Я же, все еще пытался унять бурю, царящую в душе.
  Минут через пять блужданий, Вергилий... тьфу, доктор Акаги, привела нас в какой-то совершенно темный ангар. Я упорно давил в зародыше глупые шутки про домогательства и логово Минотавра. По-моему, Акаги специально пыталась меня накрутить. Я и без этого взведен как граната без чеки, а тут еще эти психологи доморощеные. Ладно, стою жду.
  Включился свет, и перед моим лицом оказалась... рожа. Фиолетовая, самого что ни на есть футуристического вида рожа огромного робота. Что характерно, из башки торчал длинющий рог.
  - А вот и Минотавр... - не удержался.
  Мисато снова покосилась на меня с тревогой, а потом хихикнула, видно дошло. Не думал, что она еще и легенду о Критском лабиринте знает. Акаги покосилась на меня и начала заготовленную речь.
  - Перед тобой результат работы проекта Евангелион, последняя надежда человечества!
  Если прибавить к этой пафосной фразе то, что блондинка стояла отнюдь не в геройской позе, слегка ссутулившись, и засунув руки в карманы халата, то тот факт что мне стало действительно смешно, вполне логичен.
  - Давно не виделись, сын.
  А вот сейчас, смеяться мне резко расхотелось.
  Над башкой робота, торчащей из какой-то жидкости располагался балкончик, на котором стояла одна бородатая и очкастая личность. Личность эта ухмылялась и изучала меня взглядом опытного энтомолога. Против воли на лицо вылезла ухмылка.
  - Давно. Че надо?
  Акаги и Мисато немного припухли от этой фразы. Да и я сам такого не ожидал - получилось хрипло и слишком агрессивно. Впрочем, плевать.
  - Сейчас ты сядешь в Евангелион и уничтожишь Ангела.
  А хуху не хохо?
  - Командующий! Но ведь он только прибыл! Он ведь...
  - У нас все равно нет выбора, - а это уже Акаги, - Он наш единственный шанс.
  Блондинка мне резко разонравилась. Не то, чтобы я не понимал ее логику, или осуждал за то, что она хочет использовать чужого человека. Но она заодно с моим отцом. А значит...
  - А хуху не хохо?
  От этой фразы офигел даже отец. Я решил пояснить свою мысль.
  - Какого хрена я должен это делать?
  - От этого зависит судьба всего человечества.
  - Да мне похер. Еще аргументы?
  Мисато смотрела на меня с ужасом. Акаги - с охренением. Отец - как на образец, который и выкинуть жалко, и препарировать лень.
  - Фуюцуки, - это он куда-то в сторону, - Приведи Рей.
  - Она разве сможет? - ответ доносился откуда-то из динамиков.
  - Ну она же не мертва, - от этой фразы меня передернуло.
  Прошло три минуты. Я пялился на отца, отец на меня, Акаги и Мисато переводили взгляд с одного на другого. Не знаю, что отец хотел во мне увидеть, но я всем сердцем хотел его убить. За его коронную фразочку, которую он говорил при всякой встрече. За его кривую ухмылку, которая меня жутко бесит. За то, что он меня считает сыном. И за то, что мне сейчас приходится выжигать яростью и гневом ту глупую надежду, что теплилась до встречи с ним.
  Открылась боковая дверь, и двое дюжих молодчиков втащили каталку. На которой лежала синеволосая девочка в странном костюме. И из под этого костюма торчали бинты. Левый глаз закрыт повязкой. А еще, я ее сегодня видел.
  - Рей. Замена оказалась бесполезной, - эти слова меня ударили еще сильнее. Мне плевать на человечество, но смотреть, как мучается эта девчонка, с таким знакомым бестрасстным выражением лица... Я часто видел такое же выражение в зеркале. Гендо знал куда бить.
  Рей начала подниматься, я, в свою очередь, дернулся ее остановить, но не успел. Дежавю - пол снова саданул под ноги, по всему залу разнесся дикий грохот. Каталка с девочкой перевернулась, и Рей с глухим стоном оказалась на полу. Даже с того места, где я стоял, видно было, как она побледнела.
  Млядь, как же я ненавижу себя и Гендо за это.
  Плевать на все. Подбегаю к Рей, еще один толчок, гораздо сильнее. На нас девочкой падают осветительные плафоны. Только начал думать фразу "Писец все-таки пришел", как вдруг, Евангелион просто взял и закрыл нас ладонью. О как.
  Смотрю на Акаги, у той на лице полное офигение. У Мисато - тоже. А Гендо начал лыбиться еще сильнее. Запомнить.
  - Лежи, Рей. Гендо-сан ошибся, - поднимаю каталку, ложу на нее девочку. Что характерно, впервые в жизни так к кому-то прикасаюсь - аккуратно и с заботой. Поворачиваюсь к отцу.
  - Не за просто так.
  - Говори.
  - Деньги. Со стороны тебя и твоих союзников, как действующих, так и потенциальных - неприкосновенность для меня... и Рей, - быстрый взгляд на девочку, - Еще будешь должен две услуги.
  - За каждого Ангела тебе будут идти премиальные. Неприкосновенность гарантирую. Услуги - в пределах разумного.
  - Добавь сюда еще ежемесячную зарплату, и пообещай, что сейчас выслушаешь меня до конца, - на лицо непроизвольно вылезает натуральный оскал.
  - Хорошо. Слушаю.
  - Про..ть тебе в ... и через ... на ..., ... пятистворчатое, ... в ... плашмя ректально и с проворотом, да ... твоего дядю, что женился ... на ... и ..., твоего отца ... и твою ... что в родстве с ... хвостатыми, и всех твоих предков ..., а особенно...
  На протяжении всего монолога, у Акаги и Мисато натурально вытянулись лица. Гендо только сильнее ухмылялся. А Рей, по-моему, вообще меня не слушала.
  - ... и в ... твоего ... пятиюродного. Я закончил. Дамы, прошу прощения. Заводите машину, - а на душе то полегчало.
  Мисато и Акаги как сомнабулы потопали в сторону выхода. Я покатил каталку, на которой лежала Рей к бортику, за который заныкались санитары во время толчков. Так как я еще не перестал улыбаться добро и всепрощающе, поняли меня быстро и без слов.
  Гендо развернулся и утопал, не переставая ухмыляться. Может, это его так перекосило?
  
  ***
  
  Мисато Кацураги. Командный центр.
  
  - Охлаждение завершено! Все готово к стыковке!
  - Принято! Ввести контактную капсулу!
  - Капсула зафиксирована!
  - Заполнить капсулу!
  - Все-таки решили меня угробить? - ровный голос из динамиков резко диссонировал с выкриками технического персонала. Рицко подошла к микрофону.
  - Не волнуйся! Это LCL. Она заполнит твои легкие и будет снабжать тебя кислородом, заодно уменьшив травмоопасность за счет большей, чем у воздуха, плотности, а также позволит синхронизироваться.
  - Угу. Отек легких мне тоже не грозит?
  - Не бойся, все учтено и проверено.
  Несколько секунд молчания.
  - Питание подключено! Все системы работают нормально!
  - Синдзи, ты меня слышишь? - снова Рицко - Я говорю с тобой по мыслесвязи. Чтобы ответить, четко произнеси про себя фразу.
  - Понял. Бульк. - раздался равнодушный голос Синдзи. Как будто не его сейчас топили в непонятной жидкости.
  "А ведь он нервничает", - подумала Мисато, - "Я ведь ему тогда сначала не поверила, когда он сказал что шутит только когда его переполняют эмоции. Уже потом, когда спускались в Геофронт, заметила как его колотит, несмотря на равнодушный вид и ехидные высказывания".
  Мисато потерла виски, настраиваясь на рабочий лад. Не получалось.
  "Сейчас бы пива", - она покосилась на командующего, привычно сидящего наверху, - "Как Синдзи его...".
  Этот парень, пожалуй, стал самым необычным знакомым Мисато. Еще днем, когда она поехала его встречать, и началось нападение Ангела, Мисато думала, что ей прийдется встряхивать и успокаивать ничего не соображающего от страха мальчишку. А когда, он на шутку, которая должна была выбить его из колеи, отшутился в ответ, Мисато просто не знала что думать. Думать, правда, было некогда.
  Потом, когда машину кинуло взрывной волной, Мисато испугалась, что с Синдзи что-то случилось, а этот паршивец давай над ней прикалываться, почти как Рицко - тонко, вскользь, но не так обидно. Потом он стоял с закрытыми глазами и опущеной головой, когда сама капитан ругала на чем свет стоит вояк, угробивших любимое платье и машину. А потом, Синдзи видно успокоился, и ехал пялясь в окно с совершенно равнодушным видом, кажется даже не шевелясь.
  "Ну точно, прикалывается", - подумала тогда Мисато. Неприятно, правда, было узнать какая сволочь командующий, не то чтобы она этого не подозревала... Ну, да не ей судить, сама не ангел.
  Когда он нелестно отозвался о НЕРВ, девушка уже было решила прекратить этот балаган, но вдруг заметила трясущиеся пальцы. А ведь он действительно нервничал.
  Фразу про жалость она отметила для себя особо - "Парень очень остро чувствует настроение собеседника, обманывать нежелательно". А в самой штаб-квартире, где она в очередной раз позорно заблудилась, Синдзи начало трясти все сильнее и сильнее. Под конец, его натурально колотило, хотя сам он этого похоже не замечал. Впрочем, шутка про Минотавра, помогла Мисато слегка сбросить напряжение, благо что она сама частенько сравнивала штаб-квартиру с лабиринтом. От фразы Рицко, он чуть не засмеялся. А от фразы командующего, дернулся как от пощечины. "Давно не виделись, сын".
  Дальше, Синдзи просто напугал Мисато. На командующего он ощерился так, что стой Икари-старший не на балконе, а рядом, мальчишка бы бросился на него, да не просто с кулаками, а насмерть, с целью перегрызть горло.
  А потом Мисато снова испугалась, когда поняла, что Синдзи не собирается пилотировать Еву. Хриплый и злой мальчишеский голос - "Да мне похер. Еще аргументы?" Она знала состояние Рей, и что она не справится - было для нее яснее ясного. И тем сильнее она удивилась, когда Синдзи, с неожиданной заботой подхватил Рей, и положил ее обратно на каталку. После этого, даже неожиданное движение Ноль Первой, не казалось столь невозможным.
  Когда Синдзи ставил условия, Мисато отходила от преждевременного облегчения, но когда Синдзи со звериным оскалом и общим безумным видом начал материть командующего, шок настиг ее снова. Мисато была боевым офицером, и наслушалась всякого, но так виртуозно не матерился даже сержант в учебке, признаный мастер эпистолярного жанра. Тем более слышать такое, от четырнадцатилетнего пацана...
  "Эту бы ярость, да на Ангела... Хотя уже. Не думаю, что Ангелу достанется меньше, чем родному отцу", - Мисато понравилась эта мысль, - "А вот запись того, как Синдзи материт командующего у второго отдела надо будет выцыганить. Отправлю сержанту Мураками, пусть старик порадуется".
  - Снять последние предохранители! Отпустить Еву Ноль Один!
  "Нда. Нашли, тоже мне, тактического командира. Командовать четырнадцатилетним пареньком, который дерется, а ты сидишь под землей в безопасности. А мальчишка-то, похоже еще и отморозок, какие редко встречаются", - Мисато непроизвольно поежилась, вспомнив оскал Синдзи, - "Ему не командир, ему психолог нужен".
  - Ave caesar, morituri te salutant! - равнодушный мальчишеский голос разнесся по залу, заставляя людей сжиматься, дергаться, и отводить глаза. Контраст между смыслом фразы, и кем была сказана эта фраза, заставлял ежиться, словно под невидимым ветром. Мисато посмотрела на командующего, который, казалось, вообще не пошевелился, с тех пор, как сел на свое место.
  "Ну и сволочь же вы, Икари-доно".
  
  ***
  
  - Ave caesar, morituri te salutant! - всегда хотел сказать эту фразу. Вот и повод появился.
  Сегодня, наверное, первый день за последние десять леть, когда я действительно чувствую, что живу. Не просто функционирую по привычке, а живу полной жизнью.
  Конечно, терпеть боль растянутых в попытке убежать от падающего вертолета связках, мучительные моменты погружения в LCL, или разочарование в Гендо не слишком приятно, но жаловаться грех. За сегодня я минимум трижды чудом избежал смерти, выбил себе зарплату, заимел могущественного должника, обматерил командующего, сейчас еще и подерусь от души... Хорошо!
  - Снять фиксаторы! - о, это на командующем пункте Мисато проснулась, - Синдзи-кун, попробуй сделать шаг.
  Шаг, говорите. Ну, ладно.
  Сосредотачиваюсь на ощущениях тела Евангелиона, что маячили на краю сознания с тех пор, как прошла синхронизация. Угу. Поднимаю правую ногу... Опа. А в принципе, ничего сложного. Движения, конечно, получаются с задержкой, тактильная чувствительность никакая, ну и в результате, ощущения, как во сне - хочешь пошевелиться, а не получается. В смысле, получается, но с задержкой.
  - Синдзи-кун, осторожно!
  О, а вот и супостат. Ой, блин, шустрый, скотина. Еле успеваю отскочить от прыгнувшего на меня Ангела. Из-за задержки реакции, не успеваю до конца погасить инерцию, и теряю равновесие. Стояаать. Хватаюсь за ближайший небоскреб, поворачиваюсь к Ангелу. Тот тупо смотрит на меня, ничего не предпринимая.
  - Кацураги-доно! - из чистого хулиганства обращаюсь к капитану предельно официально, - У меня есть какой-нибудь тесак?
  - Тесак? Э... - млядь, она офицер, или кто? - В левом наплечном пилоне скрыт вибронож, - однако, из ступора она выбралась быстро.
  Так, ножик в левом плече. Сосредотачиваюсь, пилон открывается, достаю нож. Зашибись.
  Ангел как стоял, так и стоит. Был бы он человеком, сказал бы, что наблюдает за мной с ехидством, а так - фиг что разберешь по нему. Ну что, тварь, потанцуем?
  Откидываю назад питающий кабель. Ангел, словно ждал этого, снова взвивается в высоком прыжке. Идиот, баллистическую траекторию легко просчитать, и фиг ты ее в полете изменишь. Лови!
  Прыгаю на встречу. Ангел протянул свою лапу, за что и поплатился - я отхватил ему два из трех пальцев. Приземляюсь, снова чуть не падаю, но успеваю поворотом погасить инерцию. Ангел уже несется прямо на меня, теперь не пытаясь скакать как лягушка. Отшатываюсь, пытаясь снова его зацепить. Попадаю по костяной броне на плечах, оставляя глубокую царапину.
  Так, тварь тормозит, начинает разворачиваться ко мне. Поздно - я уже бегу к нему, замахиваясь ножом. Врезаюсь в какую-то прозрачную пленку. Пленка отсвечивает золотым, переливается всеми цветами радуги и нифига меня не пускает. Проклятье, Акаги же говорила что-то про какое-то АТ-поле.
  А вот это мне нифига не нравится - глазницы маски Ангела засветились фиолетовым сиянием. Плохо, пытаюсь уйти с места предполагаемой атаки. Цепляюсь за свой же питающий кабель, начинаю падать.
  И мне очень больно прилетает по морде. Стоял бы на месте - прилетело бы в грудь.
  Пытаясь проморгаться, чуть не пропустил падающего на меня врага. Пытаюсь откатиться, насколько позволяет ширина улицы. Ангел приземляется рядом, быстро разворачивается, хватает меня за голову. Втыкаю нож ему в руку - игнорирует.
  И по башке мне прилетает во второй раз, куда сильнее первого.
  Больно. Очень больно.
  Еще раз.
  Жуткая боль. Краем сознания отмечаю, что рычу что-то нечленораздельное от боли, колотясь в параксизме боли. Ангел поднимает меня на вытянутой руке.
  Еще удар. Ору, уже не сдерживаясь. Тело колотится в параксизме боли.
  Враг не напрягаясь меня отшвыривает. В груди разрастается страх, мешая думать. С трудом подавляю желание отползти от врага подальше. Вся мощь Евангелиона не способна с ним справиться. Мощь Евангелиона...
  Вспышка.
  В глубине сознания поднимается холодная волна чужих эмоций, смывая все прочие чувства. Сознание заливает кристально-жгучая ярость, заставляющая действовать нисмотря ни на что, дествовать с одной целью - убить тварь.
  Задерка отклика от Евангелиона? Не проблема. Приходит знание - Ева мне поможет. АТ-поле? Эта мыльная пленка? Тьфу. Держись, тварь, ты меня разозлил.
  Прыжок. Падаю прямо на Ангела. Выставил АТ-поле? Сосредотачиваюсь на руках, удар - нет АТ-поля. Падаю на Ангела, тот отскакивает, теряю равновесие. Импульс моего собственного АТ-поля придает мне ускорение, разнося заодно соседние строения, и я несусь на врага. Вытягивает руки - подныриваю, хватаю ближайшую... и отрываю к чертям, проскакивая мимо. Разворачиваюсь, на ходу вытаскивая из оторваной руки нож. Ангел пытается повернуться - медленно. Отрубаю ему руку, снова проносясь мимо. Хе, тормоз. Пока он пытается повернуться я уже лечу к его спине. Удар, и Ангела вколачивает в землю. Переворачиваю его, у врага снова светятся глазницы. На этот раз успеваю уйти с траектории луча. Вбиваю левую руку под маску Ангела, отрывая ее. Под ней какая-то шевелящаяся муть. Вбиваю нож в красное ядро, оттуда - сноп искр. Ангел, вдруг мгновенно обхватывает меня своим телом.
  Удар. Темнота.
  
  ***
  
  Мисато Кацураги. Командный центр.
  
  - Кацураги-доно! У меня есть какой-нибудь тесак?
  - Тесак? Э... - Мисато пытается понять что имеет в виду пилот. "Тесак? Какой тесак? А! Ему нужен нож!" - В левом наплечном пилоне скрыт вибронож! - Мисато уже хотела было пояснить как открыть пилон, когда Синдзи уже справился сам.
  - Зашибись, - шипение окрашеное в истеричные нотки, мало похожее на голос четырнадцатилетнего мальчишки рвется из динамиков, - Ну что, тварь, потанцуем?
  "Что с ним?" - Мисато бросила взгляд на экран, показывающий изображение пилота. Безумный взгляд, напряженное лицо, - "Как бы ему крышу не сорвало...".
  Ангел, тем временем, закончил изучать противника, и прыгнул.
  - Синдзи-кун, в сторону!
  - Идиот, - донеслось шипение из колонок, а потом Ева прыгнула навстречу падающему Ангелу, по пути снеся ему два пальца. Тот, приземлившись, быстро развернулся, атакуя Еву. Синдзи, не переставая шипеть что-то невнятное, рванулся в сторону, еще раз махнув клинком. Ангел снова разворачивается, но Ева уже бежит к нему...
  - Ангел устанавливает АТ-поле!
  Ева с разбега врезается в сияющую пленку, по которой пошли волны.
  - Синдзи! Уходи!
  Глазницы Ангела, тем временем, засветились. Ева попыталась рвануть в сторону, но зацепилась ногой за питающий кабель, и начала падать. Вспышка.
  - Верхний слой лицевой брони поврежден!
  - Синдзи! Уходи оттуда! - Мисато пытается докричаться до парня, - Это приказ!
  - Пилот не реагирует! Кажется, он нас не слышит!
  - Проклятье! Синдзи!
  Ангел падает на Еву. Удар. Ева успела откатиться. Враг хватает Евангелион за голову, та втыкает ему в руку нож. Бесполезно. Из локтя Ангела появляется длинный сияющий шип, который быстро устремляется в сторону Евангелиона. Удар.
  - Аргх!
  - Синдзи!
  Удар.
  - Ррраааааааа!
  - Извлечь контактную капсулу!
  - Команда не проходит!
  - Повторить!
  Удар. Удар. Удар.
  - АААААААААААААААААААААА!
  - Синдзи!
  Ангел отшвыривает Еву, как тряпичную куклу.
  - Держись, тварь, - из динамиков доносится низкое горловое рычание. Капитан не сразу поняла, что это голос Синдзи, - Ты меня разозлил.
  - Синхронизация пятьдесят процентов! Шестдес... Восемьдесят девять процентов!
  - Синдзи! Отступай!
  Ева вскакивает одним движением, и тут же, нечеловечески изогнувшись, начинает падать на Ангела.
  - Ангел установил АТ-поле!
  Удар. Ева одним движением проламывает золотистую пленку.
  - Ева нейтрализовала АТ-поле Ангела!
  - Синхронизация растет! Девяносто два процента!
  - Ева не отвечает на команды!
  - Синхронизация девяносто четыре процента!
  А экраны показывали, как Ева, значительно ускорившись, просто избивала Ангела, скакая вокруг последнего, как мангуст вокруг змеи. Вот оторвана первая рука, поток крови заливает улицу. Евангелион выхватывает застрявший в ней нож, неразличимое взгляду движение - вторая рука отлетает в сторону. Замерев на мгновение, Ева снова взвивается в воздух в еще одном невозможном прыжке, и вбивает Ангела в землю.
  - Зафиксированы всплески АТ-поля! Ева использует их для прыжка и во время ударов!
  - ХРААААААА! - голос пилота потерял всякие человеческие интонации. Мисато передернула плечами, взглянув на лицо Синдзи - абсолютно безумный взгляд, глаза на выкате, верхняя губа задралась, обнажая клыки. Если бы не LCL, то капитан была бы уверена, что у Синдзи выступила пена на губах.
  Избиение, тем временем, продолжалось. Вот Ева увернулась от лучевого удара и одним движением оторвала маску Ангела, обнажая шевелящееся месиво каких-то внутренностей. Кого-то вырвало.
  Ева вбила чудом уцелевший нож в ядро Ангела... который вдруг растекся, и обхватил Еву.
  Взрыв.
  - Сигнал с камер потерян!
  - Включить панорамные камеры с точек наблюдения!
  Все затаили дыхание.
  На экране проступило изображение силуэта Евы с полыхающими глазами.
  - Третий Ангел под кодовым названием "Сакиил" уничтожен. Операции присваивается статус "завершено", - после этих слов командующий встал, и направился к лифту. Фуюцуки последовал за ним.
  
  ***
  
  Рей Аянами. Медблок.
  
  Рей везли на перевязку. Тело уже болело гораздо слабее, чем вчера. Вчера...
  Вчера, задолго до поступления приказа об активации Евы 01, Рей заставили одеть контактный комбенизон. Процедурой это было крайне неприятной, если учесть, что обезболивающие перед синхронизацией употреблять нельзя. Тем более, что предстояла синхронизация с совершенно другой Евой. А если еще учесть, что даже с Нулевой второй уровень синхронизации окончился провалом...
  "Я не хочу повторять подобный опыт".
  Привычно-мучительно длилось ожидание, раскрашеное редкими событиями. Атака Ангела. Прибытие Третьего Дитя. Вызов командующего.
  "Рей. Замена оказалась бесполезной".
  Она видела как вздрогнул черноволосый мальчик примерно его возраста. Она чувствовала его злость, раздражение, обиду. Злость и раздражение были направлены и на командующего, и на него самого, а вот обида - только на командующего. А потом, когда Рей уже начала подниматься, мальчик шагнул к ней.
  Это было странное и приятное ощущение - миг, и ее затопило тепло, направленное на нее саму. Раньше, никто никогда не испытывал таких эмоций по отношению к ней. Она привыкла чувствовать страх, неприязнь, иногда ненависть и раздражение. Эта же эмоция была незнакомой.
  После первого толчка, девочка упала так неудачно, что сдержать стон она не смогла. Боль была настолько сильной, что даже сосредоточиться для того чтобы подняться было невозможно. А спустя секунду, Рей почувствовала нарастающий поток злости по отношению к командующему, и тепла, теперь уже по отношению к ней самой. Рей замерла, купаясь в столь непривычных ощущениях, что даже не заметила второй толчок.
  "Лежи, Рей. Гендо-сан ошибся," - слегка охрипший мальчишеский голос, и волны тепла, что буквально окутывали ее. К ней впервые за всю жизнь так осторожно прикасались. Потом, мальчик о чем-то разговаривал с командующим злым звонким голосом, но самое главное, он продолжал держать Рей за руку, похоже сам не замечая этого. Рей купалась в волнах спокойствия, и даже боль отступила настолько, что на нее можно было не обращать внимания. "А этот опыт был весьма приятен". Пожалуй, ради этого, стоило потерпеть немного боли.
  Уже потом, когда ее увезли под внимательным взглядом карих глаз, она осознала, что это был Синдзи Икари, сын командующего, и Третье Дитя.
  "Третий справился", - Рей равнодушно лежала, ожидая, пока медсестра наговорится с подругой, и повезет ее каталку дальше, - "Или, НЕРВ использовали какое-то другое оружие" - безразлично размышляла девушка. Не то, чтобы ее саму особо заботила собственная жизнь, но время занять чем-то надо было. Да и при выживании Третьего, вероятность, что Рей сможет вновь испытать тот поток тепла, достаточно высока.
  Каталка проехала очередной поворот, и Рей смогла увидеть черноволосого мальчика в больничной пижаме, стоящего в коридоре и с безучастным видом разглядывавшего пейзаж за окном. Он повернулся на звук.
  "Третий" - пришла мысль.
  У Третьего Дитя была замотана бинтами левая сторона лица, правая рука и шея. Сам он выглядел абсолютно равнодушно.
  "Странно. Знакомое выражение лица," - Рей внимательно разглядывала парня, - "Слишком знакомое выражение, но никто из моих знакомых вроде так себя не вел".
  Сам... Икари-кун, как решила называть его про себя Рей, смотрел на нее не менее внимательно. И, хотя, в этот раз никаких волн тепла не было, Аянами видела где-то в глубине глаз все те же эмоции, с которыми мальчик сказал вчера единственную фразу, обращенную к ней.
  Медсестра, проходя мимо, довольно грубо оттолкнула мальчика с прохода, на что тот, почти никак не среагировал, так же внимательно продолжая разглядывать девочку. Еще один поворот, и Икари-кун скрылся из виду.
  
  ***
  
  Любопытно. Синеволосая девочка с красной радужкой глаз. Пигментация крайне нетипичная для обычного человека, если сказать что невозможная. НЕРВ балуется генетическими экспериментами?
  Что еще? Пониженая степень эмоционального отклика. Сходно с моим обычным состоянием. Видение этой самой девочки за несколько секунд до атаки Ангела. И достаточно сильная реакция на нее - когда я ее увидел второй раз, внутри что-то шевельнулось, недостаточно сильно, чтобы однозначно идентифицировать чувство, но вполне достаточно, чтобы заметить само возмущение. Прийдется погружаться в "эмоциональный анализ", чтобы разобраться со всем этим.
  - Икари Синдзи? - сзади подошел человек в форме медперсонала.
  - Да.
  - Пройдемте со мной. Вас выписывают, - а это хорошо.
  Местный врач быстро осмотрел обоженную руку и шею, заплывший глаз, что-то написал у себя в бумагах, и послал меня получать одежду, наказав перевязываться по утрам, а через неделю зайти к нему. Одежду, кстати, отстирали от LCL. И то хлеб.
  На выходе из медблока меня встретил организм "в штатском".
  - Икари Синдзи?
  - Да.
  - Пройдемте.
  Ну я и пошел. Смысла рыпаться не было, захотят грохнуть - грохнут.
  Привели меня к какому-то чиновнику, который отдал зажиленную вчера Мисато карточку-пропуск, документы, подтверждающие, что я являюсь "Пилотом Модуля 01", документы и ключи от квартиры в жилом блоке, а так же объяснил как пользоваться карточкой. Оказывается, это и пропуск, и кредитка, и даже проездой билет. На сей карточке оказались премиальные за Третьего Ангела, в количестве трех миллионов иен. Приятно, однако. Еще мне выдали спутниковый телефон, наказав всегда быть на связи. А, еще и заявил, что меня записали в "Первую муниципальную школу Токио-три", в класс 2-А, дабы явился я туда через два дня. Забавно.
  Засим меня выперли из штаб-квартиры, объяснив как добраться до города вообще, и до моего жилища в частности. Минут двадцать езды на монорельсе внутри Геофронта, еще полчаса езды в метро - и я оказываюсь на окраине города. Разбитый асфальт, проросшая трава, по всюду разруха и запустение. Интересно, здесь кроме меня кто-нибудь еще живет?
  Заскочив в ближайший супермаркет, закупил себе еду быстрого приготовления. Людей, кстати, в супермаркете не было. Так, вроде все. Теперь найти 22-й микрорайон, дом шесть...
  Через полчаса плутания по этим трущобам, наконец нашел этот дом. Ну что сказать... Жить я тут похоже буду один. Почти нигде в окнах нет стекол, все тот же потрескавшийся асфальт, горы строительного мусора вокруг. Дверь подъезда не заперта, лифт тоже не работает. Внутри - голые бетонные стены, местами ржавые перила, местами этих перил вообще нет, все тот же вездесущий строительный мусор.
  Так, седьмой этаж, квартира 403. Открываю... Ну что, сказать, из общего пейзажа квартира не выбивается. Голые бетонные стены, кровать, матрас, тумбочка, стул. Окно, закрытое плотными серыми шторами. Две двери. Открываю первую - кухня, в которой два стула, стол, старая электроплита, чайник, раковина. Ну хоть плита есть.
  Вторая дверь - санузел. Унитаз, дешевая душевая кабинка, раковина, зеркало, под зеркалом полочка. Горячей воды, как и предполагал, нет.
  Я дома.
  
  ***
  
  Убираться не стал, просто выбил матрас, и расположился на кровати прямо в одежде. Сегодня уже слишком поздно, так что завтра с утра прийдется мотаться по магазинам. Спать не хотелось, заняться больше нечем... Ладно, не стоит откладывать. Закрываю глаза проваливаюсь в медитацию. Эмоциональный анализ.
  Начнем с Рей.
  Сосредотачиваюсь на ее образе, вбиваю его в себя все глубже и глубже. Подставляю ее образ в различные ситуации, прокручивая раз за разом. Эмоции внутри становятся все сильнее.
  Рей.
  Рей.
  Девочка с красными глазами. Бледно-синий оттенок волос, бинты, равнодушное лицо...
  Пробой.
  Эмоции вспыхнули, заставляя дернуться. Успокоиться. Выровнять дыхание, сгладить настроение. Сидеть спокойно, время действий настанет потом, когда завершится анализ, и я смогу действовать наиболее эффективно. Тишина...
  Я открыл глаза, вздохнув. Вывод подавленых эмоций на сознательный уровень - довольно тяжелый процесс. Мало того, что требуется недюжинная концентрация, так еще и потом приходится прилагать значительные усилия, чтобы подавить вырвавшиеся наружу чувства. Ладно.
  Сосредотачиваюсь, вспоминая что же именно я почувствовал минуту назад.
  Сочувствие. Жалость. Рей была ранена, испытывала боль. Это логично. Интерес. Необычная пигментация волос и глаз, бледная кожа. Возможные предположения - естественная мутация, искусственный эксперимент. Вроде все... Нет. Еще что-то, что увязывало все эти чувства в единый комплекс. Так, вспоминаем все аспекты нашей вчерашней встречи... Неожиданная забота, с которой я к ней прикоснулся... Нет, это следствие. Что-то еще, раньше... Мы похожи...
  Вот оно. Ну-ка, еще раз.
  Рей.
  Рей похожа на меня.
  У нас обоих пониженая эмоциональная реакция.
  Рей.
  Пробой. Снова подавляю вспыхнувшие эмоции.
  Вот оно... Симпатия?
  Логично. Первое, что я в ней заметил, безучастный взгляд, который я часто видел в зеркале... Даже подумал тогда почти такими же словами. Уже потом, наложившись на ситуативный контекст, это чувство спровоцировало и интерес, и жалость, и ту заботу, с которой я к ней относился. Триггер. Забавно. Попробовать сблизиться? Хм... Можно. Да и что уж тут говорить, Рей вполне красива.
  За такими размышлениями я чуть снова не вызвал прорыв эмоций наружу. Хватит. У меня еще есть объекты для анализа.
  Так. Теперь Ева.
  Ева. Евангелион 01. Контактная капсула. Бой с Ангелом. Ева.
  Ничего. Видно, не хватает данных для пробоя. Ладно, хватит.
  Открываю глаза. Закат. Где-то в далеке выли сирены. Снова атака? Проверяю телефон, пропущеных вызовов нет. Есть не хотелось... Чем бы еще заняться.
  Так ничего и не придумав, засыпаю.
  
  ***
  
  Утром проснулся рано. Наручные часы сдохли после купания в LCL, а жаль, я к ним привык. Мыться не стал - сменных бинтов у меня пока нет. Придется еще заскочить в аптеку, закупить стандартную аптечку, и побольше бинтов. Ладно.
  Быстро позавтракав, принялся составлять список необходимых покупок. Лекарства, постельное белье, пара комплектов сменной одежды, ведро, бытовая химия, посуда... Что еще. Денег у меня много, могу потратиться. Пожалуй...
  В прошлой школе, преподаватель информатики настоятельно советовал мне заняться программированием, говоря что у меня подходящий стиль мышления. Пожалуй, я с ним соглашусь - разработка и написание алгоритмов, отладка программы, проектирование различных систем всегда у меня вызывало чувство... удовлетворения. Если еще и учесть мое "хобби", то его слова имеют смысл. Ладно, пишу в список "компьютер" и ставлю знак вопроса - черт его знает, хватит ли мне денег, или нет. Что еще... Школьные принадлежности, полотенца, тряпки для мытья полов, мыльно-рыльные принадлежности... Вроде все. Отлично.
  Пейзаж на улице почти не изменился - ночью прошел дождь, появились лужи, запах свежести. Солнце светило мягко, не заставляя жмуриться от режущего сияния, бьющего по мозгам. Вот еще один пункт - купить солнечные очки.
  Полчаса езды на метро - и я в центре города. Интересная планировка - если не приглядываться, то вроде обычный мегаполис. Немного более пустынный, чем тот же Токио-2, но обычный. А вот если приглядеться - правильная прямоугольная планировка, на перекрестках заметны стыки бронеплит, на крышах домов - системы автоматического огня, сейчас скрытые броней. В некоторых местах - панорамные камеры наблюдения, иногда встречаются гигантские комплексы отражателей, судя по всему, направляющих солнечный свет в Геофронт. Почти все достаточно большие здания закреплены на отдельном металлическом фундаменте.
  Найдя, наконец более-менее большой торговый комплекс, зашел внутрь. В центре - фонтан, многоуровневая архитектура, множество бутиков, от продуктовых, до книжных. Что там у нас первое по списку...
  Закупился я знатно. Кроме того, что запланировал, купил себе новую кровать, книжный шкаф, кучу технической литературы, из которой изрядную долю составили учебники по программированию. Нашел качественные часы, что для меня немаловажно - я могу выпасть в медитацию, и совершенно потерять счет времени. Конечно, приобрел компьютер, набор программ, качественные колонки, и много дисков с классической музыкой. На всякий случай, купил еще запасной футон, и крепкие ботинки. Все. Часа через три, все это должны доставить ко мне домой. Мда, верно говорят русские, "Патроны, как и деньги, тратить - одно удовольствие".
  К приезду грузчиков, вся квартира сияла чистотой, а лишняя мебель - выкинута на улицу. По-хорошему, конечно, надо бы заказать машину, для вывоза крупногабаритного мусора, но если учесть горы хлама, который скопился в квартале - обойдутся. Немного пришлось повозиться с металлической кроватью, но в итоге, она была разобрана и выкинута через окно с седьмого этажа. А что, тащить ее в одиночку по лестнице - у меня комплекция не та.
  Уже к вечером, поужинав, и наконец закончив расстановку всего и вся, я удовлетворенно улегся читать продвинутый самоучитель по компьютерной технике. Пожалуй, прошедший день мне понравился. Нет, никакой эмоциональной встряски не было, но в глубине шевелилось... удовлетворение. Определенно, иметь собственную квартиру, обставленную по своему вкусу мне нравится.
  
  ***
  
  В школе мне ожидаемо не понравилось. Нет, по началу, когда я сюда пришел, было очень даже ничего - пустынные коридоры, спокойствие, приятная обстановка... Продлилось это ровно до того момента, как в школу пошел основной поток учеников - шум, гам, беготня, множество чужих эмоций... На меня косились с интересом, но никто особо не лез. Видно, перебинтованный на всю голову парень - не слишком редкое зрелище в этих краях.
  Кабинет директора я нашел быстро, но того еще не было - я специально вышел пораньше, дабы оценить время, необходимое для того, чтобы добраться в школу. Вышло около получаса, плюс-минус десять минут. Сейчас же, я стоял с безучастным видом, глядя в окно, и перебирая почерпнутые вчера из книг знания.
  Определенно, программирование - та область знаний, которая мне нравится. Строгие, логичные конструкции, из которых можно построить абсолютно все что захочешь. Принципиально неисчерпаемая область деятельности.
  Наконец, в кабинет директора вошел мужик средних лет в строгом костюме. Выждав для приличия пару минут, стучусь.
  - Да-да!
  - Здравствуйте. Меня должны были перевести в вашу школу.
  - А! Одну секунду... - директор начал листать какую-то папку, - Икари Синдзи, верно?
  - Да.
  - Мне нужно знать что-то еще?
  - Указаний о предоставлении дополнительных данных руководству школы мне не поступало.
  - Кхм... - директор странно на меня посмотрел, - Хорошо. Твой класс 2-А, это на втором этаже.
  - Спасибо. До свидания.
  Закрываю дверь, поднимаюсь на второй этаж, жду учителя, все так же безучастно глядя в окно. Раздражение зудит где-то на краю восприятия, не давая полностью расслабиться и уйти в медитацию. Остается просто наблюдать.
  Прошло, наверное минут десять, когда наконец явился учитель. Пожилой, абсолютно седой мужик, в очках.
  - Здравствуйте. Меня зовут Икари Синдзи. Я новый ученик.
  - Да-да, Икари-кун, директор говорил... Пойдем...
  Вошли в класс. Большинство учеников страдали фигней, учителя и меня заметила только пара человек. Что не ожидал увидеть - так это Рей в школьной форме, сидящую за предпоследней парте возле окна и безучастно глядящую в него. Бинты с нее так и не сняли. Вокруг нее была "зона отчуждения". Знакомая картина.
  - Кхм! У нас сегодня новый ученик. Икари-кун, представся.
  - Здравствуйте. Меня зовут Икари Синдзи. Мне нравится изучать программирование, тишина, так же я не люблю большие скопления людей. Приятно познакомиться.
  Под слегка офигевшими взглядами, последовал в конец класса, и уселся сразу за Рей. Та, пока я проходил мимо нее скосила глаз на меня, а потом снова вернулась к созерцанию.
  - Кхм-кхм. Хорошо. Начнем перекличку...
  О, перекличка это хорошо. На одноклассников мне пофиг, но вот узнать фамилию Рей будет полезно.
  - Аянами Рей.
  - Здесь, - тихий, безэмоциональный голос. Кстати, я его услышал впервые. Аянами Рей... Звучит.
  Начался урок. Мда. Первые десять минут я упорно пытался слушать преподавателя, но даже мне стало скучно. Достаю книгу, погружаясь в чтение.
  - Эй, новенький!
  У? Какая сволочь меня дергает?
  - Слышь! Чего это тебя переводят к нам, когда все остальные эвакуируются, а? - оказывается я зачитался так, что пропустил конец урока. И, сейчас, на меня наезжает организм женского пола, чего-то пытаясь выпытать. Внутри шевелится раздражение.
  - Не твое дело, - продолжаю читать книгу об особенностях объектно-ориентированного программирования.
  Секундный шок.
  - Э! Новенький! Ты че хамишь, ... ..., а? - новый голос.
  Медленно закрываю книгу, не забыв про закладку. Смотрю на нового персонажа. Гоповатого вида организм, в черном спортивном костюме. Рядом с ним, держа в руках камеру, скалится худой пацан в очках.
  - Ты кретин, - смотрю на гопника, - Я не хамлю, а говорю истинную правду.
  - Чего?! Ты ..., я тебя сейчас...
  - Судзухара!
  Еще один организм женского пола хватает гопника за ухо, оттаскивая его от меня.
  - Ты чего цепляешься к новенькому?
  - Отстань, староста! Он нашим хамит!
  Действительно, кретин. Открываю книгу, продолжая читать дальше. Правда, не успел дочитать до конца страницы, как меня снова прерывают.
  - Эм... Икари-кун...
  - Да? - поднимаю глаза. Рядом стоит та девчонка, что таскала за ухо Судзухару.
  - Я староста, Хикари Хораку. Извини.
  - За что?
  - Тодзи... Он немного не сдержан. Его сестру чуть не завалило во время боя.
  - Тодзи? - какой такой Тодзи?
  - Судзухара Тодзи.
  - Тебе не за что извиняться. К сожалению, умственные способности подобных индивидуумов не позволяют понять, что подобный интерес может быть превратно понят вторым отделом специального института НЕРВ, - вот так. Я одновременно советовал старосте вправить мозги Тодзи, и той девчонке, что меня начала расспрашивать в начале, а с другой стороны, отвечал на вопрос, иначе, чего бы второму отделу отслеживать простого школьника.
  - Понимаешь... Отец Таяко - глава транспортного отдела НЕРВ... - о как. Меня поняли, это хорошо, староста - умная девочка. Хм... Один такой примечательный моментик...
  Староста, что характерно, пофигистично относилась к наездам Таяко, но стоило вмешаться Судзухаре - она тут как тут. Есть одна мысль, и если я прав...
  Непроизвольно наружу вырывается ехидство, которое я не способен сдержать. Хе.
  - Главнокомандующего НЕРВ зовут Икари Гендо, - смотрю прямо в глаза Хикари, - А Тодзи, объясни, пожалуйста, что альтернативой разрушениям, было полное уничтожение города. Не думаю, что нашей старосте, - последние два слова выделяю интонацией, - понравится видеть побитое лицо Судзухары.
  А девочка действительно умна. Сначала при упоминании командующего, глаза у нее расширились, видно от удивления. Потом, когда я сказал про "нашу старосту", она в добавок покраснела. А потом, резко оклемалась, и уставилась на меня. Я все так же равнодушно смотрел на нее.
  - Мне приятно, что у меня есть столь умные соклассники, - слегка киваю ей, и возвращаюсь к книге. Что там Александреску пишет про паттерн "фабрика"?
  Опа. Только сейчас заметил поток интереса, направленный на меня. Хм... Аянами Рей?
  Забавно.
  
  ***
  
  Еще один урок новейшей истории, урок английского, на котором мне задали пару вопросов, и урок математики, который для меня оказался откровенно скучным - квадратные уровнения мы прошли еще в прошлом году. Всего четыре скучных урока, с перерывом на обед. Тьфу. В прошлой школе, мы сидели как минимум по шесть часов. Еще раз тьфу.
  Уже по дороге домой, размышлял над сегодняшним днем. Староста оказалась действительно умной девочкой, и фразу про второй отдел передала заинтересованным лицам почти дословно, сам слышал. Так что, к концу дня интерес со стороны одноклассников ко мне резко утих, что не могло не радовать.
  Сейчас... Сейчас прийду домой, и попробую проверить пару идей, которые пришли мне в голову время чтения учебника по программированию. Элегантная конструкция получается...
  - Зачем ты идешь за мной? - чего?
  Я моргнул, возвращаясь в реальный мир. Передо мной стояла Рей, со своим фирменным безучастным видом. Только вот я видел в глубине ее глаз интерес и легкую опаску в отношении меня.
  - Э. Я не иду за тобой. Я иду домой, - максимально спокойно и дружелюбно. Впрочем, для этого усилий прикладывать почти не приходится - та сцена в ангаре Евы-01 крепко запала мне в память.
  - Где ты живешь?
  - Токио-3, 22-й микрорайон, дом шесть.
  Рей поворачивается и идет дальше. Внутри зашевелилось недоумение. Чего это она?
  Ладно. Что характерно, Рей идет по тому же маршруту. Блин, есть у меня одна идейка...
  - Рей. Я могу тебя так называть? - этикет наше все, вдруг еще обидится... Блин, что со мной? Я на грани пробоя. Глубоко вдохнул, успокаиваясь.
  - Да.
  - Ты живешь в 22-м микрорайоне?
  - Да, - о как.
  - А в каком доме?
  - Шесть, - да ну?
  - Значит мы соседи.
  - Соседи? - в голосе тщательно запрятаное недоумение. Нет, не запрятаное... просто слабое. Все-таки сумел ее расшевелить.
  - Да. Так называются люди, которые живут неподалеку друг от друга. Я живу в квартире 403.
  Рей задумалась.
  - Почему тебя поселили туда? - о, наконец-то она на меня посмотрела.
  - Не знаю. Место проживания мне указали в административном отделе НЕРВ.
  Дальше мы идем молча. Не долго, правда.
  - Ты тоже пилот? - не удержался, спросил.
  - Да. Я пилот Евы-00, - о как. Двойное подтверждение. Запомнить.
  Молчим пару минут.
  - Меня зовут Икари Синдзи, - официально представляюсь.
  - Я знаю. Зачем ты мне это говоришь? - и как ей ответить?
  - Я стараюсь следовать общепринятым правилам вежливости. Так как в своем нормальном состоянии я не способен выбрать естественную линию поведения, я поступаю так. Данная стратегия снижает вероятность конфликта до приемлемого уровня.
  - Нормальном состоянии?
  - Да. У меня психическая аномалия - только очень сильные эмоции могут влиять на принятие решений в моем случае. Я называю это "пробоем". Недостаточно сильные эмоции я даже не могу однозначно идентифицировать.
  Рей идет дальше молча, видно переваривая информацию. Я же разглядываю ее.
  Цвет волос очень интересен - бледный, какой-то серо-голубой. Прически, как таковой нет - ее короткие волосы, похоже, никогда не встречались с расческой. Бледная кожа. Немного скованная походка... стоп.
  - Рей. Ты испытываешь боль?
  - Да, - тихий равнодушный ответ. Внутри у меня что-то сжалось.
  - Позволь мне помочь тебе.
  - Помочь мне? - непонимающий взгляд. Девочка даже остановилась.
  - Да. Позволь мне взять твой портфель.
  - Зачем тебе это?
  - Не знаю. Мне неприятно осозновать, что ты испытываешь боль. Настолько неприятно, что сейчас я нахожусь на грани пробоя.
  Стоим, глядя друг другу в глаза. В глубине красных глаз Рей плещется... изумление? Чему она удивляется? Разве... Ей впервые кто-то предложил помощь?
  Пробой.
  От одной этой мысли мне захотелось кого-нибудь убить. Эта девчонка, с таким знакомым выражением лица, даже не понимает что не так. Проклятье, почему мне хочется, чтобы она привычно насмехалась надо мной, называя "кукольником" и "психом", а не делано-равнодушно игнорировала все, что происходит дальше метра от нее.
  Успокоиться. Сосредоточиться. Подавить эмоции.
  С огромным трудом мне удалось наконец задавить лишние чувства, оставив их плескаться где-то на грани пробоя. Рей, все это время с интересом смотрела на меня.
  - Хорошо, - Рей протягивает мне свой портфель, - Спасибо.
  Дальше мы шли молча до самого дома. Рей шла со своим привычным равнодушным видом, но... я чувствовал, что она о чем-то сильно задумалась.
  - Мы пришли, - о. Я и не заметил, как вывалился в медитацию.
  - В какой квартире ты живешь?
  - 402.
  Рей начала медленно подниматься, морщась на каждой ступеньке. Проклятье...
  - Рей. Подожди, - та недоуменно смотрит на меня.
  Расстегиваю ремень, немного отвернувшись, цепляю за него ручки наших рюкзаков, застегиваю. Не слишком удобно, но сойдет. Подхожу к Рей.
  - Держись за меня, - и с этими словами, подхватываю ее на руки. От Рей веет... озадаченностью. Начинаю осторожно подниматься.
  - Так не больно?
  - Нет.
  Ну пошли.
  Фух. До седьмого этажа еле добрался. Так, вот четыреста вторая квартира. Аккуратно ставлю Рей на ноги, отцепляю от ремня ее сумку.
  - Если появится желание, или нужна будет моя помощь - заходи, - уже разворачиваюсь, но голос Рей меня останавливает.
  - Икари-кун. Почему ты предлагаешь мне помошь?
  Медлю с ответом, подбирая нужные слова.
  - У нас схожие поведенческие реакции. Это может быть проявлением более глубокого сходства. Таким образом, ты мне интересна, и я хотел бы... познакомиться с тобой поближе. Кроме того, как я уже говорил, мне неприятно, когда ты испытываешь боль.
  Рей несколько секунд осмысливает сказаное.
  - Хорошо. Я зайду.
  Молча киваю и ухожу в свою квартиру.
  
  ***
  
  Я лежал на кровати, предаваясь размышлениям. Вот уже четыре дня мы с Рей вместе ходим в школу и обратно. Что характерно, в присутствии красноглазой девочки, я не испытываю дискомфорта, или глухого раздражения, как в присутствии других людей. Сама она тоже довольно примечательная личность - эмоционально реагирует слабо и далеко не на все раздражители. Думал - последствия травмы какой - нет, оказывается всегда такой была.
  Пожалуй, одним из устойчивых проявлений чувств, у Рей было любопытство. Нет, с расспросами или попытками выяснить что-то интересное она никогда не лезла, вопросы задавала только тогда, когда речь заходила о совсем непонятных ей вещах, и она начинала терять нить разговора. Но, вот если она получала пояснения на интересующий вопрос, то в глубине глаз мелькало что-то похожее на удовлетворение. Общительность тоже не была сильной ее стороной - большинство шарахались от Рей так же, как и от меня. Так что, вопросы по порой элементарным вещам, приходилось пояснять мне. При всем этом, сама Рей, первой на контакт почти никогда не шла.
  Вообще, мне все больше и больше нравится эта красноглазая девочка. Всегда спокойная, чуждая большинству условностей, если что-то непонятно - сразу спрашивает. Плюс еще своеобразная закладка на нее, которая закрепилась во мне во время сцены в ангаре Евы... Чем дальше - тем больше мне она была интересна.
  Раздался стук в двер. Однако.
  Открываю дверь... Мда. На пороге стоит Рей в белой рубашке до середины бедра. Босиком.
  - Здравствуй, Рей. Проходи.
  - Здравствуй, Икари-кун.
  Заходит. Осматривается.
  - Будешь пить чай?
  - Да.
  - Тогда посиди минутку, - если бы не сказал этого, Рей вполне могла бы простоять все время, пока я заваривал чай, - Или, если хочешь пошли со мной.
  - Я с тобой, - отвечает после секундного размышления.
  Прошел на кухню, за мной Рей. Показал ей на стул, сам принялся заваривать чай.
  Вообще, черный чай - пожалуй единственное, чему я всегда отдаю предпочтение. Кружка хорошего чая приводит меня в максимально умиротворенное состояние духа, особенно, если чай дествительно хороший.
  Засыпать в металлический чайник заварку - всегда сыплю на глаз. Залить кипятком, и поставить на средний огонь. Дождаться пока закипит, и разлить по кружкам, разбавив кипятком. Все предельно просто.
  Как-то решил почитать про способы заварки чая "по науке" - в итоге напоролся на множество различных и противоречивых ритуалов. Ради интереса попробовал парочку из них - разницы не уловил абсолютно. Например, какая разница, наливать молоко в чай, или чай в молоко? Нет, понятно, что традиция пошла с того, что англичане, которые так пьют чай, разливают его по тонкостенным фарфоравым бокалам, и если сначала плеснуть горячую заварку, сий бокал может и не выдержать. Но, в той инструкции, которую я читал, говорилось, что, наливание молока в заварку "портит вкус чая". Попробовать не стал - все равно молоко не пью.
  Рей взяла кружку и попробовала было отхлебнуть глоток.
  - Подожди, - Рей непонимающе посмотрела на меня, - Пусть чай немного остынет. Слишком горячий чай пить неприятно.
  Помолчали немного.
  - Ты говорил, что если мне понадобится твоя помощь я могу зайти.
  - Безусловно.
  - Мне нужна помощь в перевязке.
  Однако. Не ожидал.
  - Хорошо. Только допьем чай, - делаю глоток. Жидкость остыла достаточно, чтобы не обжечься.
  Рей снова взяла кружку, и сделала большой глоток. Поморщилась. Мда. Я бы тоже морщился, если бы так чай хлестал.
  - Не так. Попробуй пить чай неспеша, маленькими глотками, - Рей кивнула, снова приложилась к кружке, теперь уже осторожней.
  Я сам поднес кружку к лицу, глубоко вдохнул. Маленький глоток, медленно выдохнуть.
  - Это какой-то ритуал? - оказывается, Рей следила за моими действиями.
  - Нет. Просто мне так нравится пить чай.
  - Этот напиток имеет для тебя большое значение? - а она сегодня что-то необычно словоохотлива.
  - Да, наверное. Чай сам по себе является мягким стимулятором, еще мне нравится его вкус. И ко всему прочему, он не вызывает привыкания.
  Рей подумала, а потом попробовала сделать так же, как и я. Наблюдать за ней было... интересно. Та подождала несколько секунд, отпила еще.
  Потом, прикрыла глаза, и продолжила пить чай уже не напрягаясь. Хорошо.
  Вот еще что мне нравится в Рей - с ней комфортно молчать. Не возникает ощущения напряженности. Обычно, если я нахожусь в комнате с другим человеком, то собеседник начинает просто фонтанировать скованностью. Некоторые, пытаются заглушить эту ощущение какими-то действиями, попытками завязать разговор. Подобный спектакль сильно раздражает.
  Допил остатки чая.
  - Тебе понравилось?
  - Да. Странное ощущение... тепло.
  - Так и должно быть. Ты разве раньше не пила чай?
  - Несколько раз. Мне не понравилось.
  - Если хочешь, покажу, как я сам завариваю чай.
  - Хорошо.
  Быстро убрал чашки.
  - Перевязку проведем у тебя?
  - Да.
  - Тогда пошли.
  Ну что сказать... Квартира Рей - такая же как и у меня коробка с бетонными стенами. Казеная кровать, стул, стол. Упаковки лекарств, бинтов, на стуле - школьная форма. Рядом с кроватью стоит коробка с мусором - старые бинты, упаковки от лапши быстрого приготовления.
  Рей уселась на кровать, и принялась расстегивать рубашку. Мда.
  Надо сказать, что слева на ребрах, у Рей была огромная гематома. Проводить перевязку такой раны самому - действительно неудобно. Еще надо сказать, что под рубашкой на Рей оказались одни трусики.
  Так. Лишние эмоции нафиг.
  - У тебя есть перелом ребер?
  - Несколько трещин.
  Ага, ясно. Осторожно накладываю фиксирующую повязку, стараясь сделать ее не слишком давящей, но и достаточно тугой, чтобы не спадала. Сохранять внешнее спокойствие удается только благодаря силе воли и непривычности ситуации. Рей... красива. Это, даже с учетом моей отмороженности, я могу сказать уверенно. Бледная матовая кожа, хрупкая фигура. В свои четырнадцать я, конечно, не могу считаться специалистом по женской красоте, но сидящая передо мной девушка... Блин. Слов нет.
  - Не сильно давит? - спросил я, заканчивая перевязку. Хм, голос не дрожжит. Это хорошо.
  - Нет.
  Мне кажется, или голос Рей звучит иначе чем обычно?
  - Не болит?
  - Нет, - не кажется. Что это с ней?
  Заканчиваю перевязку, аккуратно зафиксировав конец бинта.
  - Все. Еще чем-нибудь помочь?
  - Нет. Спасибо, - отворачивается, одевая рубашку. А я иду к выходу, пытаясь понять - мне почудился или нет легкий румянец на щеках Рей?
  
  ***
  
  Рей Аянами. Квартира Рей.
  
  За Икари-куном только что захлопнулась дверь, а Рей все так же стояла, пытаясь разобраться в нахлынувших эмоциях. Этот вечер, вообще был богат на новые ощущения.
  Наблюдать за пилотом Первого, когда он заваривал и пил чай было интересно - ни одного лишнего движения, спокойно, уверенно. Казалось, он не заваривает чай, а плетет заклинание. Рей слышала про ритуал чайной церемонии, и подумала было, что это что-то похожее. Как оказалось - нет.
  Сам чай тоже понравился девушке. Нет, сначала она очень неудачно обожглась, но потом, появилось новое ощущение - приятное тепло, разлитое по телу, заставляющее успокоиться и расслабиться. Ощущение было очень... тонким и почти неуловимым.
  Когда Икари-кун перевязывал ее, она снова с интересом начала наблюдать за ним. Очень осторожные и аккуратные движения. Раньше, если Рей кто-нибудь перевязывал, движения были быстрыми, профессиональными, но редко когда аккуратными. Никто из тех врачей не интересовался, причиняет ли он девушке боль. А Икари-кун даже поинтересовался, не жмет и не больно ли ей.
  Еще одно ощущение никак не давало Рей покоя. Когда пилот Первого случайно коснулся груди, где-то в глубине зашевелилось странное чувство - слегка защипало щеки, и захотелось спрятать лицо. Еще... Еще было тепло, от осознания того, что Икари-кун совершенно невозмутимо продолжал перевязку.
  Пожалуй, Рей понравились эти ощущения. Девушка задумалась.
  "Всегда, когда рядом был Икари-кун, я испытывала приятные ощущения. Раньше такого не было. Мне нравится все связаное с ним? Или... Мне нравится сам Икари-кун?", - от последней мысли, щеки девушки снова защипало, а в груди появилось странное тянущее тепло. Эта мысль не вызывала отторжения, хоть и была непривычной.
  "Икари-кун всегда отвечал на мои вопросы. Он не испытывал ко мне неприязни, не старался отдалиться от меня", - Рей привычно пыталась анализировать непонятное, - "Однако, я не могу судить о таких вещах, так как ничего не знаю о них".
  Рей, нахмурилась, пытаясь понять, кто может ответить ей на подобный вопрос. Пожалуй...
  "Надо будет спросить Икари-куна".
  
  ***
  
  Фуух. Я снова валялся на кровати, пытаясь успокоиться. Получалось плохо.
  Рей... Пожалуй теперь могу сказать точно - наши модели поведения сходны только внешне. Рей не псих с заблокированными эмоциями, вроде меня, а вполне нормальная девушка... только просто эмоции выражать не умеет. И росла она судя по всему отнюдь не в дружелюбной обстановке, вот и перекос в поведенческой модели. А я - свихнувшийся отморозок, которому почти всегда плевать на все, а для того, чтобы появилась реакция на раздражитель - меня нужно натурально раздраконить.
  Так что, Снежная Принцесса оказалась не такой уж и снежной. Хотя, сам-то... В последнее время, уровень эмоционального барьера у меня значительно снизился. Раньше, чтобы случился прорыв эмоций, меня необходимо было как минимум избить. А теперь - за последнюю неделю дня не прошло, чтобы я не сорвался по какому-нибудь поводу. Внешне, правда, это никак не проявлялось.
  Рей... Мда. Теперь могу сказать точно - эта девушка мне нравится. Да, что там, она вообще первый человек за последние пять лет, с которым я нормально общаюсь! Относительно нормально, конечно, но сам факт общения уже много значит. Она не вызывает у меня раздражения, или желания игнорировать. Она не шарахается от меня, не издевается, как некоторые персонажи в моей прошлой школе. Плюс, та закладка, которую вольно или невольно поставил мне Гендо, пытаясь заставить пилотировать Еву. Если бы я не был в состоянии пробоя - шиш бы я среагировал. Но тут сыграла свою роль моя общая неадекватность, пониженая эмоциональность Рей, ее физическое состояние, мои моральные установки... Черт. И что самое забавное - избавляться от этой закладки я совершенно не хочу.
  Я уже успел подумать о своей будущей жизни, и тогда пришел к выводу, что на всю жизнь останусь одиночкой - терпеть рядом с собой другого человека... Брр. Теперь же, когда я почувствовал симпатию к одной девушке, пусть даже эта симпатия была вызвана искусственно, избавляться от нее совершенно не хочется. Глупое чувство - тепло от того, что есть человек, с которым я буду испытывать комфорт шевелилось где-то глубоко внутри. Последние годы я привык считать себя конченым человеком, да и почувствовать нехватку общения, я мог только в глубоком "эмоциональном анализе". Но теперь, когда барьер пошел трещинами, я понял, что испытывать эмоции мне нравится гораздо сильнее, чем не испытывать их. И пусть даже этими эмоциями будет одиночество, горечь, злость - плевать. Так гораздо легче. Вобщем, глядишь, и стану относительно нормальным человеком. Если выживу, конечно.
  Встряхнув головой, загнал все эти размышления куда поглубже, выходя из "эмоционального анализа", в который непроизвольно провалился. Правда, теперь, чувства-реакции на раздражители остались маячить на границе сознания, не влияя на поведение, но позволяя однозначно идентифицировать их. Пока это оптимальный вариант.
  А с Рей надо бы познакомиться поближе.
  
  ***
  
  На следующий день зазвонил телефон. Тот самый спутниковый телефон, что мне выдали в НЕРВ. Признаться, я про него уже успел забыть.
  - Слушаю.
  - Синдзи! Привет! Это Мисато! Как дела?
  - Привет. Все в порядке.
  - Слуушай, тут у нас пропуска обновляют, ты не мог бы забрать? Зайди ко мне домой...
  - Стоп. Есть предложение получше - мне сегодня на медосмотр в НЕРВ надо. Там и заберу.
  - О! Отлично! Тогда зайдешь ко мне в кабинет... Все равно мне еще в этой макулатуре копаться, - погрустневшим голосом закончила девушка.
  - Хорошо. Меня со старым пропуском пропустят?
  - Да, не волнуйся. Все равно, обновленные пропуска начнут действовать со следующей недели.
  - Ладно. До встречи.
  Интересно, с чего это они вдруг озаботились сменой пропусков? Никак, кто пробраться в НЕРВ попытался. Ладно, предположения строить можно до Третьего Удара. Так, сейчас почти час дня... В штабе обед до пол-второго. Можно выходить, в принципе.
  Уже знакомым маршрутом добрался до входа в Геофронт, еще немного поскучал в вагоне монорельса, и я на месте. У охранника на очередном КПП узнал, как добраться до медблока, немного поплутал по штабу, еще два часа в руках местного эскулапа, и я наконец освобожденный от большинства бинтов ищу кабинет начальника оперативного отдела.
  Что радует, так то, что ожоги на шее и запястье зажили чисто - ни шрамов, ни каких-нибудь нагноений. Кстати, где я их ухитрился получить - ума не приложу. Вроде, уже после боя... Рассеченая бровь осталась заклееной - заживать она будет еще как минимум неделю, да и шрам, по словам врача останется. Впрочем, плевать - главное гематома глаз больше не закрывает, и то хлеб.
  О. Нашел, наконец. Стучусь.
  - Да-да, входите!
  Захожу в небольшой кабинет. В кабинете - письменный стол, два кресла для посетителей, и большое кресло начальника, в котором и обосновалась Мисато. На столе перед ней лежала куча бумаг, одну из которых брюнетка и просматривала с откровенно скучающим видом.
  - О, Синдзи, привет! Я уж думала самой к тебе ехать.
  - Здравствуй. Задержался у врача.
  - Я смотрю, почти все бинты сняли.
  - Да. Кстати, не подскажешь, где я получил ожоги? Врач не знает.
  - Эм. Тебе, что, никто ничего не рассказывал? - Мисато выглядит изумленной. Таак. Кто-то про меня забыл.
  - Нет.
  - Блин. Ладно... хотя бы отвлекусь от бумажек, - подмигнула девушка, - В общем слушай...
  Забавные дела творятся в королевстве Датском. Что тут скажешь - шансы на мое выживание в дальнейшем резко упали.
  Начать с того, что, повреждения, полученные Евангелионом, при определенном уровне синхронизации переносятся на пилота. Каким образом - тот еще вопрос. Однако, мне повезло, что Еве не выбили в бою глаз - чует мое сердце, что рассеченой бровью, я бы тогда не отделался.
  Еще, капитан попыталась устроить мне разнос.
  - И еще, Синдзи... - Мисато неожиданно стала серьезной, - Ты хорошо помнишь бой?
  - Достаточно хорошо для поверхностного анализа.
  - А свое... состояние?
  - Крайняя степень ярости.
  - Гхм, - Мисато как-то странно покосилась на меня, - Ясно. Пошли.
  Интересно. Что я такого умудрился отколоть, что Мисато даже сбросила свою обычную маску веселой и легкомысленной девушки?
  Мы пришли в какой-то небольшой конференц-зал. На столе проектор, проигрыватель, на стене, соответственно, экран. Мисато быстро притащила откуда-то диск, запустила.
  Хм. Интересный клип. Как я понял - это запись боя, со сводкой основных параметров пилота, Евангелиона, записей с городских камер и прочей полезной информацией.
  - Смотри на изображение лица пилота, - посоветовала мне девушка. Ну ладно, посмотрим.
  Мда. Зрелище боя действительно грандиозное. Из кабины Евангелиона реальность воспринимается совершенно иначе. Там, в бою, ты пытаешься убить гигантскую тварь, от размеров которой мурашки по коже, управляя жутко неустойчивым и неповоротливым роботом, каждую секунду ловя равновесие, пытаясь просто не запутатсья в своих ногах. А на экране - просто картинка.
  Мое же лицо на записи... Ну что сказать - жутковато стало даже мне. Я просто представил, что организм с подобным безумным видом воюет с гигантской тварью, способной устроить Армагеддон. А вдруг, возьмет, да и пойдет веселиться, разнося по дороге все, до чего дотянется? Если и не полноценный Армагеддон, то хотя бы небольшой армагедец, Ева устроить способна.
  - Ну как тебе? - а голос - то у Мисато напряжен.
  - Ты имеешь в виду мой общий безумный вид?
  - Ну... да.
  - Что тут сказать, Мисато. Притащили четырнадцатилетнего пацана с психической аномалией в сверхсекретный институт, по дороге чуть не угробив три раза, целеноправленно выбили его из колеи, посадили в гигантского робота и отправили воевать гигантскую инопланетную тварь. Кажется, у меня были основания вести себя неадекватно. Тем более, что Ангела я угробил, и город крушить не стал.
  - Ну... Понимаешь, мы опасаемся, что подобное поведение, это реакция на контакт с Евангелионом... или Ангелом, - кстати, да.
  - Точно это можно узнать только экспериментальным путем. Попробовать запустить Еву со мной внутри, потом дождаться следующего Ангела и понаблюдать. Только тогда, можно будет сказать с определенной долей уверенности, что это было - реакция на Еву, Ангела, или просто частный случай, вызванный перенапряжением. Засим, как пилот проекта Евангелион, прошу обеспечить все необходимое для запуска Евы-01 по окончанию выздоровления.
  - Идея, в принципе, здравая, - капитан немного расслабилась, - Когда врачи обещают полное выздоровление?
  - Неделя минимум. Потом надо будет провериться на последствия удара головой.
  - Ты же головой не бился, вроде? Я же говорю, фантомные повреждения...
  - Тем более. Если переносятся поверхностные ранения, а ну как и сотрясение мозга появится.
  - Ну ладно. Так и поступим, - Мисато уже откровенно расслабилвась, - Кстати, тебе уже выделили квартиру?
  - Да.
  - О! С новосельем! Пригласишь в гости? - Мисато хитро улыбнулась.
  - Конечно.
  - Отлично! Тогда поехали, - девушка с энтузиазмом начала собираться, - Тем более, уже почти конец рабочего дня, а я еще должна узнать как живет мой подчиненный...
  Ну точно. Ей только повод дай с работы пораньше свалить.
  
  ***
  
  - Ты живешь в этом доме? - в голосе Мисато звучит удивление, непонимание и недоверие.
  - Да.
  Мы поднимались к моей квартире по лестнице подъезда, обходя уже привычные мне кучки строительного мусора.
  - Ты не шутишь? - уже с подозрением в голосе.
  - Нет.
  Капитан мотнула головой, словно отгоняя назойливую муху. Так, вот и моя квартира.
  - Прошу.
  Брюнетка, все еще пребывая во власти эмоций заходит в мою квартиру. Я сразу иду на кухню, чтобы положить продукты в холодильник - по дороге попросил Мисато заехать в магазин.
  - Будешь чай?
  - Давай... - каким-то потухшим голосом говорит девушка. Потом садится на стул, оглядываясь по сторонам.
  Я, тем временем, привычно завариваю чай. Не проходит пяти минут, как все готово.
  - Синдзи... Кто тебе выделил эту квартиру? - голос девушки снова фонтанирует эмоциями. На этот раз преобладает злость и какая-то решимость.
  - Не знаю. Мне ее выделили в администрации.
  - И ты не возмутился? - снова непонимание. А, кажется дошло.
  - Нет. Эта квартира лучше, чем то место, где я жил раньше.
  - А где ты жил? - подозрение. Блин, я начинаю уставать от этого калейдоскопа эмоций, - Ты же вроде жил с дядей?
  - Да. Когда мне исполнилось семь лет, дядя построил мне деревянный домик во дворе, в котором я спал, делал уроки, и иногда ел, если кто-то был в гостях. Примерные размеры того домика соответствовали размеру этой комнаты, - где-то внутри шевельнулась застарелая обида.
  Мисато в шоке уставилась на меня. Потом сделала большой глоток уже подостывшего чая.
  - Это правда?
  - Да.
  - Синдзи... - капитан молчит несколько секунд, собираясь с мыслями, - Дети не должны жить в подобных местах, - в голосе снова непонятная решимость.
  - Почему? Я жил так семь лет. Рей в подобной квартире - не думаю что многим меньше.
  - Рей? А она тут при чем?
  - Рей живет в соседней квартире.
  Шок. Шок и непонимание со стороны капитана просто оглушает.
  - Синдзи. Я обещаю - ты тут надолго не задержишься. Приготовься, через несколько дней ты переедешь.
  - Зачем? - Мисато прищурившись посмотрела на меня, - Я понимаю, что ты считаешь подобные условия жизни неприемлемыми. Но, помимо удобства есть еще какие-то факторы. Возможно, проживание пилотов в данном районе обусловлено удобством охраны и наблюдения за ними. Возможно, что-то еще. К тому же, мне нравится уединение. Жить в доме, полном соседей для меня слишком утомительно, - делаю глоток чая, - Я хочу сказать, что наверняка есть вещи поважнее отсутствия горячей воды.
  - Здесь нет горячей воды?
  - Нет.
  Мисато ошалело мотнула головой.
  - Хорошо. Ладно. Я поняла. Но... Проклятье! Да что за нелюди работают в НЕРВ?! - злость и непонимание.
  Блин. Вот потому я и люблю уединение.
  - Ладно. Ладно, - капитан еще раз мотнула головой, - Но послушай меня, Синдзи. Я договорюсь. В конце то концов, у меня на этаже... Да во всем моем доме, дай бог пять квартир занято! Черт возьми, почему тебе и Рей не выделили там квартиры? Вобщем, так. Я договорюсь, чтобы тебя переселили в мой дом.
  Я покрутил эту мысль в голове. В принципе...
  - При условии, что Рей тоже переедет.
  - Ты с ней уже познакомился? Хотя, чему я удивляюсь. Ты так за нее волнуешься? - Мисато попыталась лукаво улыбнуться, но получилась только жалкая гримасса.
  - Я не собираюсь отказываться от общества столь приятного собеседника.
  Мисато фыркнула. Хихикнула. А потом, зашлась в хохоте. Нда... С такими соседями и врагов никаких не надо.
  - Ха-ха... Ох... Я ведь тогда пошутила. В машине, когда мы только познакомились, - пояснила девушка на мой непонимающий взгляд, - Я сказала, что у Рей появится подходящий собеседник... Хи-хи... Ой...
  Все еще не понимаю юмора. Может быть это у нее нервное?
  - Попробую объяснить... Хи... Беседа с Рей - это почти оксюморон. А ты на полном серьезе...
  Мда.
  - Фуух. Ладно. Вобщем, готовься к переезду. Я поговорю насчет тебя и Рей.
  - Хорошо. Только Рей уговаривать будешь сама.
  - Ладно, Ками с тобой. Я позвоню, - оставив недопитый чай, девушка пошла к выходу, - Пока подготовь вещи к переезду.
  
  ***
  
  Мисато Кацураги. Токио-3
  
  Мисато гнала по вечерним улицам, выжимая из любимой "Тойоты" максимальную скорость. Эмоции, бурлившие внутри, просто переполняли девушку.
  "Проклятье! Да Синдзи хоть понимает, что место где он живет - натуральные трущобы?"
  Спокойные реплики мальчишки, просто выбивали ее из колеи раз за разом. Мисато думала, что он вспылит, или испугается при просмотре записей боя, но маска равнодушия даже не дрогнула. Она думала, что он начнет жаловаться на жилье, или говорить спокойно, со сдержанной грустью - на деле полное безразличие к своему месту жительства.
  "Примерные размеры того домика соответствовали размеру этой комнаты" - вспомнились ей слова Третьего Дитя.
  "Да что за жизнь он прожил? Он ведь знает, как живут нормальные люди, но сам к подобному даже не стремится!", - еле увернувшись от столкновения с очередным мусорным баком, Мисато немного протрезвела, и продолжала думать уже спокойней.
  "Синдзи, что, просто поставил на себе крест? Мол я пропащий человек, и плевать где живу... Или, он просто привык, что остальные живут гораздо лучше него самого?" - от подобной мысли мысли, девушку продрал холод. Обычный мальчишка не должен жить в таких условиях, а уж тем более, не должен считать это нормальным. Все естество Мисато протестовало против подобной ситуации.
  "Понятно, почему он сошелся с Рей. Если она действительно живет в тех же условиях, что и Синдзи, то похожесть ситуаций могла их сблизить. Хотя... Я никогда не могла понять Рей, да и Синдзи на нее чем-то похож... в нормальном состоянии. С другой стороны, никто не видел пилота Нулевого в бою с Ангелом".
  Мисато слабо улыбнулась, вспомнив как Синдзи упомянул про "приятного собеседника".
  "Да уж. Они действительно похожи".
  
  ***
  
  Мисато Кацураги. Штаб-квартира НЕРВ.
  
  - Рицко! Вылезай!
  Мисато пыталась докричаться до подруги, которая в очередной раз застряла в одной из своих лабораторий. Мало того, что лаборатория была размером с хороший спортзал, так еще и сама доктор Акаги, имела привычку с головой уходить в работу.
  - Рицко! Ау!
  Доктор обнаружился в одном из закутков лаборатории за консолью какого-то гигантского агрегата, и естественно на внешние раздражители не реагировала, поглощеная изучением потока каких-то данных.
  - Рицко!
  - А? - блондинка встрепенулась, оторвалась от монитора и сфокусировала взгляд на подруге, - Привет, Мисато. Подожди немного. Я занята, - Акаги снова попыталась уйти в изучение маловразумительных цифр, но Мисато хорошо знала свою подругу.
  - Отставить! Пошли кофе попьем, поболтаем.
  - Мисато, я...
  - Надо поговорить, - уже серьезным тоном сказала Мисато.
  - Ладно. Уболтала, - блондинка со взохом встала, и направилась к кофейному автомату, который как всегда присутствовал во всех лабораториях Акаги.
  "Рицко без кофе - как машина без бензина" - подумала Мисато.
  - Ну, что там у тебя? - устроившись за столом, и закурив сигарету, спросила блондинка.
  - Рей ведь твоя подчиненая?
  - Ну да.
  - Ты знаешь где она живет?
  - Ммм... Сейчас посмотрю адрес в базе...
  - Нет, адрес не нужен. Ты видела где она живет? - Мисато внимательно посмотрела на подругу. Та непонимающе уставилась на нее.
  - Что-то не могу понять, к чему ты клонишь?
  - Ладно. Слушай...
  Пересказ событий сегодняшнего вечера не занял много времени. Рицко с привычным хмурым видом потягивала кофе.
  - И что? - по окончанию рассказа, доктор равнодушно затушила сигарету в пепельнице, - Я то тут при чем? Распределением квартир занимается администрация.
  - Проклятье, Рицко! Это же дети, черт возьми!
  - Хм. Это в тебе нерастраченый материнский инстинкт говорит. - привычно подколола подругу Акаги. Впрочем, Мисато не повелась.
  - А ты своей холодностью меня просто поражаешь!
  - У меня материнский инстинк проектом не предусмотрен, - лениво отшутилась блондинка.
  - Черт с тобой. Ты не меняешься уже как минимум десять лет, - Мисато досадливо тряхнула головой, - Тогда так. Я сделаю запрос на переподчинение пилота Прототипа в оперативный отдел, в связи с началом активных боевых действий. А уже потом, на основании улучшения условий жизни личного состава потребую выделения более подходящей жилплощади.
  - Еще раз спрашиваю - от меня то что тебе надо? С этим иди к Командующему, я такие вопросы не решаю.
  - Поддержи запрос, Рицко. Как подругу прошу - помоги мне убедить Комнадующего, напиши заключение научного отдела, что-нибудь еще...
  На несколько минут в помещении повисло молчание. Рицко раздумывала над просьбой, уйдя в себя.
  - Хорошо. Я тебе помогу. Есть одна идейка... Ладно.
  - Спасибо, Риц! Ты - лучшая!
  - Ага. Я это переодически слышу со времен колледжа, еще с тех пор, как ты выпрашивала у меня списать физику, - хмыкнула Акаги.
  - Ну... Не напоминай мне про физику, - на лице Мисато возникло отвращение, - Не порти настроение.
  - Ты тоже ни капельки не поменялась, - вновь хмыкнула доктор, - По поводу твоей просьбы. Сделаем так - ты пишешь запрос на имя Командующего, как и хотела. Я напишу заключение, что для улучшения психологического здоровья пилотов рекомендуется поселить вместе. Так может и сработает.
  - Вместе? Ну... иначе никак?
  - А что? Боишься что Икари-младший начнет приставать к соседке?
  - Скорее наоборот. Хотя, я его не понимаю. Мне кажется, они с Рей чем-то похожи.
  - Только внешне, - Рицко покачала головой, - Почитала я его психологические карты... У парня барьер, следствие психологической травмы.
  - А поподробнее? - Мисато заинтересованно потянулась, - И простым языком, если можно.
  - По-простому - мальчишке однажды стало настолько плохо, что он испугался, и внушил себе, что лучше вообще не испытывать эмоции. И тем самым сделал себе только хуже - блок пробивается сильными эмоциями. А так как, вместе со снижением эмоциональности у него упала инициативность, он просто перестал искать источники положительных эмоций. А источники отрицательных - находили его самого.
  - Да уж... - Мисато предернуло, когда она вспомнила некоторые моменты из своего прошлого, - А Рей?
  - А Рей просто очень неимпульсивный человек. Она испытывает эмоции, но очень слабо, так что даже без психологического барьера не всегда может их заметить. Это не травма, а скорее результат воспитания, - пожала плечами Акаги.
  "Черт. Это ведь просто дети", - Мисато сама не могла понять, почему ее так сильно задела эта ситуация. Может, Синдзи напомнил ей ее саму - сначала, когда она почти не видела отца, а потом - не могла простить себя за его смерть.
  - Ладно. Тогда до завтра. И не засиживайся тут, - не удержалась, взглянув на подругу.
  - Как уж получится.
  
  ***
  
  - Алло.
  - Синдзи! Это я, Мисато.
  - Здравствуй.
  - Ага, привет. Вобщем так - я смогла договориться насчет нормальной жилплощади вам с Рей...
  - Спасибо.
  - Э... Подожди благодарить. Тут такая ситуация - я смогла это дело провернуть под видом улучшения психологического состояния там, боевого слаживания и прочей чуши. Так что квартиру вам с Рей выделили одну на двоих, - на этих словах капитан стушевалась, но потом ее голос снова приобрел жизнерадостные оттенки, - Зато трехкомнатную!
  Покрутил мысль в голове туда-сюда. А что, хорошо выходит.
  - Спасибо еще раз, Кацураги-сан, - обращаюсь к девушке официально, пытаясь показать что оценил ее усилия.
  - Блин, Синдзи, ты что, расстроился? - в голосе собеседника звучит недоумение.
  С чего это она взяла?
  - Нет. Почему ты так решила?
  - А чего ты вдруг так официально ко мне... Я уж подумала, что тебе не понравилась идея жить вместе с Рей, - теперь, в голосе девушки звучит откровенная насмешка.
  - Нет. Таким образом, я хотел показать, что ценю твое участие. Ты не пожалела времени и сил, чтобы устранить мелкие неудобства. Для меня это непривычно.
  Тишина, разбавленная сопением в трубку со стороны Мисато.
  - Мда... Тебе еще учиться и учиться разговаривать с девушками, Синдзи-кун! Но, ничего, это мы исправим! - с какой-то странной тянущей интонацией говорит девушка. Кажется, это предвкушение? - Ладно, пилот, когда освободишься?
  - Уроки заканчиваются через два часа.
  - Отлично! Тогда я за тобой заеду.
  - Возьми с собой Рей. Она сейчас должна быть на медосмотре в штаб-квартире,
  - Ладно. Прихвачу я твою красавицу, - не понял, - Если что - позвоню.
  - До встречи, - нажимаю отбой.
  "Твою красавицу"? Что Мисато хотела этим сказать? Юмор? Вероятно.
  Странно. При этих словах, внутри что-то слабо зашевелилось, настолько слабо, что даже сейчас, с ослабленым эмоциональным барьером, идентифицировать это ощущение не получается. Я его вообще еле заметил. Так... Обед кончается через пятнадцать минут, время в принципе есть. Попробуем...
  Аянами Рей.
  "Прихвачу я твою красавицу" - голос, окрашенный легким ехидством, снова звучит в голове.
  Аянами Рей.
  Моя...
  Пробой.
  Глубоко вдохнуть, восстанавливая спокойствие.
  Так, что тут у нас...
  Тонкий коктейль ощущений, перебиваемый... смущением? Своеобразно. Ладно, и как мне добраться до всего остального? Хм... Блин. Чем можно нивелировать смущение? Уверенность... какие-нибудь базовые чувства... раздражение... Нет, все не то - слишком грубое вмешательство получится. Таким подходом, я затру не только смущение, но и другие, более тонкие ощущения.
  - Икари! Икари!
  Резко открываю глаза. Надо мной, с беспокойством на лице склонилась староста... как ее там... Хикари.
  - Да, Хикари-сан?
  - Что с тобой? Я до тебя еле докричалась.
  - Прошу прощения. Я сильно задумался, - девушка с подозрением уставилась на меня.
  - Пора идти на урок. Скоро прозвенит звонок.
  - Спасибо, Хикари-сан, - поднимаюсь. Жаль, конечно, что прервали довольно интересные изыскания, но заниматься ковырянием у себя в башке лучше дома, где никто отвлекать не будет.
  - И еще, Икари, завтра твоя очередь дежурить. Я поставила тебя в пару к Аянами, но куда она пропала... - продолжает говорить девушка, пока мы идем в класс.
  - Рей на медосмотре, завтра прийдет в школу, - может быть надо сказать что-то еще? - Спасибо за то, что предупредила заранее.
  - Это моя обязанность, чего уж тут... Я смотрю, ты поладил с Аянами?
  - Да, - интересно, есть тут одна фраза, над которой Мисато много смеялась. Как отреагирует на нее староста, - Рей приятный собеседник.
  - Кхм-кхе... - девочка закашлялась. От нее тянет удивлением, - Да... Пожалуй, только такой как ты мог назвать Рей приятным собеседником.
  Забавно. Кажется, Рей все привыкли считать совершенно асоциальной личностью. А почему бы не спросить?
  - Хикари-сан, ты можешь ответить на один вопрос?
  - Да?
  - Когда я упомянул Рей в качестве хорошего собеседника, ты и... еще один человек удивились, - я не знаю, известно ли тут, что Рей тоже пилот Евы, но постерегусь упоминать Мисато, - Почему?
  - Э... Ну... Рей, она... не особо общительная. С ней трудно говорить... - Хикари явно не могла сформулировать свою мысль.
  - Почему? Она прекрасный слушатель, умна, образована.
  - Ну... Знаешь, тяжело разговаривать с кем-то, кто тебя полностью игнорирует, - хм?
  - Разве она игнорирует всех?
  - Кроме тебя - да, - уверенно ответила староста, - Да и с тобой все больше молчит, я смотрю.
  Ага. Интересно. Очень даже - почему тогда меня не занесли в "черный список"? Обстоятельства нашего знакомства? Что-то еще? Над этим тоже надо будет подумать.
  Прозвенел звонок.
  - Еще раз спасибо, Хикари-сан. Ты мне очень помогла.
  - Да не за что... - озадаченно произнесла староста.
  
  ***
  
  - Синдзи-кун! Давай сюда! - выглядывающая из окна своей верной Тойоты, Мисато, помахала мне рукой.
  - Здравствуй, Мисато. Здравствуй, Рей.
  - Здравствуй, Икари-кун, - Рей в своем амплуа. Правда, бинты с глаза девочки сняли, что уже хорошо.
  Усаживаюсь на переднее сидение, пристегиваюсь. Я уже примерно знаю стиль вождения капитана, так что лучше поберегусь.
  - Поехали! - машина рвет с места. Нда.
  - Ты уже ввела Рей в курс дела?
  - Ага... Рей согласилась.
  - Ты точно согласна переехать, Рей? - поворачиваюсь к девочке.
  Капитан поперхнулась воздухом.
  - Да.
  - Блин, Синдзи! Ты мне что, не доверяешь? - возмущенно влезает Мисато.
  - До определенной степени - доверяю, - не вижу смысла что-то скрывать, - Но мне хотелось точно узнать у Рей. Возможно ей будет неприятно проживание в одной квартире со мной.
  - До определенной степени? - странно на меня смотрит Мисато.
  - Да.
  - Блиин. Как же с тобой сложно, - как-то расстроенно протянула брюнетка.
  - Сложно? Что именно?
  - Ну... - капитан замолчала, подбирая слова, - Ты вроде вежливый, спокойный... но такта у тебя совершенно нет.
  Все равно не понял.
  - Что вы подразумеваете под доверием? - это уже Рей. Я же говорил - если она теряет нить разговора, она начинает спрашивать.
  - В данном случае - способность принять слова объекта доверия как достоверную информацию, - Мисато снова на меня смотрит, - В более широком смысле - еще и оценка действий объекта доверия как оптимальных для субъекта доверия по умолчанию. Доверие расценивается в качестве нематериального ресурса.
  Да... Пожалуй я понял, почему Рей считают нелюдимой. В разговоре с ней, действительно лучше придерживаться определенного стиля - так ей легче воспринимать информацию.
  - А что такое такт? - еще один вопрос.
  - Хм... - как бы это поточнее сформулировать, - Такт - проявление вежливости более высокого уровня, чем общепринятые правила разговора. Считается нетактичным упоминать некоторые темы, затрагивающие информацию, неприятную собеседнику, и подобную... фигню, - мда. Формулировка, однако, хромает, - К сожалению, это слишком сложное понятие, чтобы я мог дать ему более полное определение. Некоторые аспекты вне состояния "пробоя" я и сам не воспринимаю.
  Мисато снова косится на меня. Что опять не так?
  - Что-то еще, Рей? - от девочки просто тянет интересом.
  - Да. Что такое фигня?
  Мисато снова поперхнулась воздухом.
  - Фигня - слово обозначающее объект или явление, однознозначно идентифицировать которое не представляется возможным. В некоторых случаях, имеет пренебрежительный оттенок. Используется только в предельно неформальной обстановке.
  - Спасибо, Икари-кун.
  Капитан посмотрела на меня выпучеными глазами. Да что с ней?
  - Что такое, Мисато?
  - Блин. Чтоб вас... - брюнетка мотнула головой, - Знаешь, Синдзи, ваша беседа представляет довольно дикое зрелище. Брр.
  - Это для тебя непривычно?
  - Да уж. Теперь я понимаю, как ты сошелся с Рей.
  Дальше ехали молча. Мисато вела машину, Рей переваривала информацию, я смотрел в окно. Идиллия.
  - Икари-кун. Почему ты сказал, что доверяешь Кацураги-сан лишь до определенной степени?
  - Ну... Доверие, как я уже сказал - это ресурс. Он накапливается в том случае, когда объект доверия действует в пользу субъекта, либо при эмоциональном сближении... либо, при способности спрогнозировать действия объекта. А тратится в обратном случае - когда объект лжет, действует во вред, и тому подобное. Капитан Кацураги - относительно дружественная личность, однако, мы слишком мало знакомы, чтобы я мог безусловно доверять ей во всех аспектах жизни...
  - Кхм... Синдзи, на будущее - говорить о человеке в третьем лице, когда он присутствует рядом - как минимум... невежливо.
  - Прошу прощения, Мисато. Я не хотел тебя обидеть.
  Мисато зыркнула в мою сторону.
  - Ладно, черт с ней, вежливостью. Ты вот тут сейчас все так красиво объясняешь... А вот скажи - как же кредит доверия?
  - Его недостаточно, чтобы доверие распространялось на все аспекты жизни, как я и сказал.
  - Знаешь, Синдзи... Меня порой от тебя в дрожь бросает. Тебя послушать - так все в жизни сплошная логика, хладнокровная оценка пользы и вреда. Даже чувства.
  И как отнестись к этой фразе?
  - Кацураги-сан, - снова обращаюсь официально, - Как я уже говорил, у меня психическая аномалия. Я редко чувствую эмоции, и в связи с этим у меня смещено восприятие. Если мои слова как-то оскорбили Вас, то я прошу прощения.
  - Хватит разговоров. Уже почти приехали, - кажется, Мисато... разозлилась?
  В машине снова воцарилось молчание.
  
  ***
  
  Рей Аянами. Токио-3
  
  Рей была озадачена - странный разговор привел к тому, что от капитана Кацураги отчетливо несло раздражением и неприязнью, направленной на Икари-куна. Хотя, сам Икари-кун не сказал ни слова лжи... кстати, как и за все время общения с самой Рей. Это заставило девочку задуматься.
  "Я доверяю Икари-куну?" - подумала она, - "Он никогда мне не лгал. Так же, его действия шли на пользу - пилотирование Евангелиона вместо меня, помощь при падении с каталки в ангаре Евы... помощь при перевязке. Еще, Икари-кун всегда отвечал на мои вопросы", - Рей привычно анализировала информацию, - "Я могу спрогнозировать его действия?"
  Девочка начала перебирать в памяти, все связанное с пилотом Первого. Его помощь... Эмоции направленные на нее...
  "Мне неприятно осозновать, что ты испытываешь боль" - вспомнились Рей слова Синдзи.
  "Он мне поможет" - откуда-то изнутри пришла уверенность, - "Значит, я доверяю Икари-куну".
  
  ***
  
  Блин, что с Мисато? Почему-то девушка до самого дома фонтанировала неприязнью, потом отдала нам ключи, сказала номер квартиры и свалила. Не то, чтобы я был против, но чем-то я ее задел.
  Ладно, чужие церебральные тараканы меня не интересуют, со своими бы разобраться.
  Квартирка, которую нам выделили, была трехкомнатной. Раздельный санузел, большие окна, балкон, довольно просторный зал. Кухня значительно больше, чем в моей старой. Сама квартира была угловой - в остальных квартирах дома, как я понял было по четыре комнаты. Из мебели - стенные шкафы, тумбочка под телевизор в зале, кухонный гарнитур, несколько стульев. Стены покрашены в приятный светло-зеленый цвет, не напрягающий взгляд, на полу - деревянный паркет. Однако, обиталище, гораздо более уютное, чем голая бетонная коробка. Надо будет все-таки зайти к Мисато, и еще раз поблагодарить за то, что она выбила нам эту квартиру. Всеж-таки непосредственный начальник.
  Так, ладно. Сейчас надо организовать переезд, купить холодильник, чайник и плиту. Еще - можно будет приобрести диван и журнальный столик в зал. Поехали.
  - Рей.
  - Да?
  - У тебя много вещей, которые надо перевезти? Хотя бы приблизительный объем.
  - Нет. Десяток книг, лекарства. Все.
  Охренеть. Нет, я догадывался, что у Рей мало личных вещей, но тем не менее...
  - А одежда? Мебель?
  - Одежда на мне. Мебель - казеная.
  Ангелом вас всех прибей! Эмоции вскипели внутри, заставляя подрагивать пальцы. Доберусь я до опекунов Рей - устрою сеанс терморектального криптоанализа.
  - Тогда так. Сейчас я закажу грузовик, мы съездим за вещами, а завтра - сходим в магазин. Купим холодильник в дом, и хотя бы кровать тебе. Сегодня поспишь на футоне, хорошо?
  - У меня нет денег на кровать, - Рей говорит ровным голосом, как будто само собой разумеющееся.
  - Плевать. Я тебе подарю. Кстати, какая у тебя зарплата? - пытаюсь успокоиться. Да и бюджет прикинуть надо.
  - Мне не платят зарплату.
  Не понял.
  - Прости? Что ты сказала?
  - Мне не платят зарплату. Ежемесячное пособие, выделяемое мне, составляет восемь тысяч иен, - все тем же тоном говорит Рей.
  Я еще и до Гендо доберусь. Убью, нахер.
  Так. Дышать ровно. Успокоиться. Успокоиться.
  - Рей, подожди пожалуйста несколько минут. Я сейчас прийду, закажу грузовик, и мы поедем за вещами.
  Стараясь идти спокойно выхожу из квартиры. Медленно иду по коридору. Так... Вот квартира Мисато.
  Стучусь. Жду. Через некоторое время дверь открывается.
  - Синдзи, ты... Что случилось?
  - Мисато. Могу я проити?
  - Да... Что случилось? - еще раз спрашивает девушка, после того, как я вошел.
  - Кацураги-сан. Могу я задать два вопроса?
  - Да, - Мисато внимательно смотрит на меня.
  - Кто опекун Рей?
  - Командующий... Эй, Синдзи! Тихо! Успокойся!
  Командующий, значит. Гендо Икари.
  - Второй вопрос. Кто непосредственный начальник Рей?
  - Синдзи! Черт, что с тобой? Синдзи?
  - Кто. Начальник. Рей.
  - Рицко Акаги! Да успокойся ты! Черт!
  Мисато куда-то подорвалась, но внимания я не обратил. Рицко Акаги. Икари Гендо и Акаги Рицко. Хорошо.
  Черт!
  Мисато вернулась, вылив на меня ведерко воды со льдом, кажется взятое из холодильника. Резкое ощущение сбило дыхание, вызвав шок.
  Фух. То что надо. Мисато - молодец.
  - Спасибо, Мисато. Спасибо.
  Со вздохом опускаюсь на пол, пытаясь выровнять дыхание. Тихо. Все. Все потом. Сейчас объяснить Мисато что произошло, успокоить ее, затем - бытовые вопросы.
  - Эй! Синдзи! Что, черт возьми, с тобой твориться!? - Мисато настороженно смотрит на меня.
  - Я узнал, что у Рей нет личных вещей. Десяток книг и все. Когда я спросил про зарплату - она мне ответила, что пособие, которое ей выплачивают, составляет восемь тысяч иен.
  - Ты серьезно? - Мисато, кажется шокирована.
  - Да.
  - Черт! Проклятье!
  Некоторое время молчим - я отходя от эмоциональной встряски, Мисато - истекая гневом. Думать ни о чем не хочется.
  Так. Ладно.
  - Кстати, Мисато... Почему ты просто не зарядила мне пощечину? Это было бы проще, чем бежать за льдом.
  - Блин, Синдзи... Я просто испугалась. Знаешь, у тебя такой вид был...
  - Представляю... - на самом деле, представляю смутно, но помня записи с камер Евангелиона... Мда.
  - И еще. Извини, но я тебе немного соврала - со вчерашнего дня, я стала начальником Рей.
  - Это ладно... Это ничего. Но сильно надеюсь, что ни командующий, ни доктор Акаги пару дней мне на глаза не попадутся.
  - Черт! - она что, других ругательств не знает? - Я сама от Рицко такого не ожидала! Мы с ней с колледжа знакомы, она всегда была довольно равнодушной, но такое!
  - Ладно, - я тряхнул головой, успокаиваясь, - Сейчас я найму транспорт, чтобы перевезти наши вещи. Пока то да се... Зайдешь вечером на ужин? Надо будет поговорить.
  - Зайду. Иди пока, вытрись, - махнула рукой в сторону ванной комнаты.
  - Спасибо, Мисато.
  
  ***
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"