Иванов Дмитрий Викторович: другие произведения.

Аптекари Лордерона

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сюжет повести основан на игре World of Warcraft. Молодой жрец недавно восстал из могилы. Пытаясь найти своё место в суровом мире отрекшихся, он поступает на службу алхимикам из Королевского Фармацевтического общества. Они дают герою разные задания, в ходе выполнения которых жрец оказывается в самых неожиданных местах, знакомится со многими из тех, кто после воскрешения стал, как и он, изгоем в мире живых. У каждого своя история, у кого грустная, у кого страшная. В ходе работы герой узнаёт мир, приобретает боевые навыки, знакомится с историей Лордерона и становится полноценным членом общества отрекшихся. В тексте описана цепочка квестов за нежить с 1 по 30 уровни.


   Аптекари Лордерона
  
   Первый день в Брилле.
   После того, как Вы проснулись после смертельного сна, и Вам посчастливилось не попасть в погребальный костёр, который устроил гробовщик Мордо, после первой встречи со слугами плети и фанатиками Алого ордена, Вы наконец-то покидаете пределы Деснелла. Путь лежит в город Брилл. На выходе у частокола Вы встречаете стража смерти Симмера, который Вам говорит:
   "Кто это тут? Новенький жрец? Если хочешь проявить себя перед Темной Госпожой, придется следовать обычаям Отрекшихся. К западу отсюда есть ферма. Люди растекаются по этой земле, как плесень по трупу. К тому же Алый орден постоянно ходит дозором возле своей башни. Преподай этим ничтожествам урок и укради у них десять их драгоценных тыкв. Как наберешь десяток, отнеси их аптекарю Юхану в Брилл".
   Вы понимаете, что быстро до города Вам уже не обраться, сворачиваете с намеченного пути налево. Вскоре деревья Тирисфальского леса расступаются, и сквозь промозглую пелену дождя Вы видите угодья фермера Соллидена. Слева дом, справа - амбар, а за ними большое поле. Земледельцы встречают Вас недружелюбно. Они вооружены вилами и нападают, едва завидя ходячего мертвеца. Иногда на плантацию забредают солдаты Алого Ордена - организации религиозных фанатиков, истребляющих нежить в Тирисфальских Лесах. С боями Вы добываете десять драгоценных тыкв, прорываетесь к тракту и со всех ног несётесь дальше в Бриллу.
   Вековые сосны и ели снова смыкаются над Вашими головами. В чаще рыщут мелкие демоны летучие мыши-гиганты порхают над зарослями кустарника. У поместья "Остывший очаг", где нашли приют портные, Вы встречаете Толстяка. Это огромное угрожающего вида поганище было создано как настоящая машина для убийства. Оно сшито из нескольких разных трупов. Каждая его рука сжимает оружие, а когда Толстяк идёт, земля дрожит от его поступи. На самом же деле это неуклюжее и туго соображающее творение не особо годится для обороны, поэтому его послали собирать цветочки. Толстяк говорит Вам: "Хозяину надо растения. У нас большие руки, цветы рвать никак. Ты нам помогать, мы тебя не трогать. Нам надо мракоцвет, он растет тут и у дороги. Ты соберешь - отнеси хозяину Холланду на кладбище в Брилл".
   Снова Вы проклинаете судьбу, поставившую этого тупоголового гиганта между Вами и тёплой таверной. Приходится сворачивать с дороги и искать три экземпляра мракоцвета, отбиваясь от зомби, истыканных чьими-то стрелами.
   Работа сделана. Вы бежите по скользким доскам моста и попадаете в Брилл. Слева от Вас огромное кладбище с покосившейся кованной оградой. Оно занимает места чуть ли не больше чем все ома деревни вместе с таверной и ратушей вместе взятые. Среди могил Вы замечаете одинокого человека в чёрной робе. Он угрюмо бродит под дождём туда-сюда и, кажется, кого-то ждёт. Это - младший аптекарь Холланд. Он говорит: "Где это бесполезное поганище? Или у вас есть то, что мне нужно или вам лучше пойти и найти его". Вы протягиваете ему собранный мракоцвет. Неожиданно мрачный собеседник приходит в ярость: "Что это? Мракоцвет?! Зачем он мне сдался?! Эта тупая гора мяса собирает ромашки и привлекает - сколько, Темная Госпожа знает, - к этому делу таких простаков, как ты! Без обид. Ладно, главное, что ты здесь. Я не собираюсь тратить свое время на то, чтобы объяснить этому поганищу элементарные вещи. Так что, может, ты соберешь для меня этот проклятый погибельник? Теперь ты понимаешь, в каком затруднительном положении я нахожусь? Это нечто все еще ходит там и собирает не те растения. Я непременно отблагодарю тебя, если ты соберешь то, что мне нужно. Принеси мне погибельник, и я щедро тебя награжу. Насколько я знаю, его можно найти у братских могил, к северу от кладбища Брилла. Поторопись - и будь осторожен - в тех местах полно гноллов". Только потом Вы узнаёте что гноллов-гнилошкуров плеть послала воровать тела из братских могил, в которых покоятся жертвы чумы. Эти тела уродливые карлики передают некромантам, которые поднимают их в виде нежити - слуг короля-лича.
   Теперь задача - найти аптекаря Юхана. Его дом находится как раз напротив кладбища. Дверь распахнута, и из проёма приветливо льётся свет. Внутри тепло и сухо, Вам удаётся немного согреться, а, самое главное наконец-то можно сбросить эти ужасные десять тыкв, которые всё время немилосердно оттягивали и натирали костлявое плечо. Между тем Юхан говорит: "Страж смерти Симмер сказал, что ты собрался снабдить меня столь необходимыми реагентами. Ты уже собрал десять тыкв?"
   Вы вываливаете овощи на пол, недоумевая, почему простые фермерские продукты вдруг стали "столь необходимыми реагентами". А аптекарь продолжает: "Ты хорошо справился с заданием, и тем самым доказал, что достоин примкнуть к армии Темной Госпожи, - кажется, член королевского фармацевтического общества уловил Ваш скептический взгляд, - Безвредные тыковки, да? Это только так кажется. Если мы хотим победить силы Артаса на севере и нашествие людей на юге, нам нужно извлечь всю пользу из нашего дара нежития. Чуть-чуть смекалки, и простая тыква превратится в шпиона Темной Госпожи. С помощью моей последней формулы эта тыква станет лакомым блюдом. Вот недавно мы поймали еще одного ревнителя Алого ордена, сейчас он сидит в погребе таверны "Петля Висельника". Иди, отнеси ему эту тыкву". С этими словами старик берёт шприц и вкалывает вязкую зелёную жидкость под оранжевую кожицу.
   Вы снова выходите на улицу. Грязь хлюпает под ногами. Боясь поскользнуться, Вы тащите тыкву в таверну. В "Петле Висельника" приветливо горят свечи. Добротно сколоченные стулья так и манят присесть отдохнуть. Но Вы быстро проходите мимо столов, камина и барной стойки, ловите на себе недовольный взгляд хозяйки. Вам некогда втолковывать ей, почему Вы здесь. Ваш путь лежит в комнату, где разделывают мясо, а затем вниз в повал. Там между бочек стоит ревнитель Алого Ордена - сильно избитый человек с тёмным от многочисленных ударов лицом. При виде Вас он выкрикивает проклятие: "Держись подальше от меня мерзкое существо! Пусть Свет защитит меня! Алый Орден избавит Азерот от ваших ...". Вы протягиваете ему тыкву от Юхана. Тон узника мигом сменяется на более доброжелательный: "Оу, подожди. Это еда для меня? Я так голоден ... Благословенный Свет! Наконец-то еда! Сладенькая тыквочка...". Пока он вгрызается зубами в сочную рыжую мякоть, Вы старательно пытаетесь подавить улыбку. Но мужчина не смотрит на Вас. Быстрее быстрого он расправляется с угощением и не оставляет даже корок и семечек. И тут ... Ревнитель Алого Ордена превращается в зелёного вурдалака. У него отрастают клыки и когти, а из горла доносится клокочущий рёв. Он делает пару шагов, лапы подкашиваются, и он падает замертво. Пора рассказать аптекарю о том, что эксперимент прошёл успешно.
   Особой радости на лице алхимика не видно, наверное, он был боле, чем уверен в результате испытаний. Вместо благодарности он требует новых реагентов для очередных опытов: "Леди Сильвана обратилась к Королевскому фармацевтическому обществу. Темная Госпожа считает, что при помощи наших знаний и новейшей магии мы сумеем найти ключ к свержению Артаса. Она хочет, чтобы мы вывели новую чуму - смертоноснее любой болезни Азерота, чтобы она уничтожила всю армию Артаса. В своих изысканиях я обнаружил, что для этого потребуется кровь животных. Принесите мне 5 склянок крови пса Тьмы, чтобы я мог провести эксперимент".
  
   Второй день в Брилле
  
   Дождь кончился, и грязь на дорогах немного подсохла. Однако никакое Солнце не сможет золотистыми лучами разогнать мрачную атмосферу, царящую в Брилле. Мёртвым не требуется много отдыха. Пора в дорогу.
   Псов Тьмы Вы заметили ещё вчера. Этих мелких демонов можно встретить повсюду в лесах. А вот погибельник растёт только к северу от городка, значит нужно направляться туда. Через пролом в чугунной ограде Вы проходите на кладбище и шагаете прямо по могилам. На другом конце упокоища виднеется чёрная фигура Холланда. Вы стараетесь сделать так, чтобы он Вас не заметил - от ледяного взгляда аптекаря даже мёртвому становится зябко. Там, где решётка изгороди повалена, Вы выходите на дорогу. Всё, защиты нет. Теперь кругом враги. Помощи жать не от куда. Склон впереди крутой и скользкий. Вы проклинаете судьбу то карабкаясь вверх, то отступая, то выбирая новый участок, то снова пытаясь забраться по скату. Стоило Вам наконец-то миновать препятствие, как неведомо откуда выскакивает пёс тьмы. Он успевает прихватить зубами рукав, но вот мощный удар - зверь отлетает, ударяется о ствол ели и визжит от боли. Ещё немного, и Вы сцеживаете тёплую кровь демона в склянку Юхана. Наполнить остальные также не составляет труда.
   А вот и гнолл. Тварь издаёт мерзкие звуки, нападая на Вас. Вы инстинктивно отбрасываете её от себя и добиваете разрядами магии - всё кончено - склоняетесь над телом и внимательно осматриваете врага. Ужасная помесь человека с гиеной - скрюченное туловище, грязный мех с колтунами, когтистые пальцы, маленькие ушки и ужасные жёлтые клыки. Существо укутано в какое-то грязное драное рубище. Но главное, на теле хорошо заметны следы разложения. Существо уже было мертво, когда атаковало Вас. Не только люди, но и такие примитивные создания пали жертвами чумы и поднялись в виде нежити. Теперь они служат Плети. Погибельник найти не просто. Он будто бы прячется за стволами сосен между корней. Мясистые лиловые побеги режутся плохо даже ножом. Гноллы то и дело нападают, пытаясь застигнуть Вас врасплох. Одни полагаются на палки и дубины, другие владеют простейшими навыками сил Тьмы. Вы восходите на вершину холма, сосны расступаются, и взору открывается ужасная картина. Будь Вы живы, Вас бы вырывало или лишило рассудка от одного её вида, но тем, кто пережил смерть, чужды эмоции. У подножья разрыты братские могилы. Обмотанные тряпками тела как попало навалены и лежат друг на друге. Собакоговые монстры суетятся вокруг с лопатами и достают трупы. Они складывают их на тележки и увозят по лесной тропе. Здесь же гноллы поставили тенты и палатки. Но привлекает внимание совсем другое: молодые сочные побеги погибельника растут прямо по краям раскопа. Холланд будет доволен.
   Снова кладбище Брилла. "Это, должно быть хорошо, - произносит младший аптекарь, завидя Вас, - надеюсь, ты принес остаточно погибельника, о котором я просил?" Вы протягиваете ему связку стеблей, с них до сих пор капает тягучий сок. "Прекрасно! Просто прекрасно! - Младший аптекарь Холланд жадно потирает ладони, - Он мне очень пригодится. Ты оказал мне, ой, то есть Темной Госпоже, большую услугу. Как я и обещал, вот твоя награда". Он протягивает руку, и Вы берёте из костлявых пальцев один серебренник и горстку медяков. Пора к Юхану.
   Тот нетерпеливо кричит: "Ты уже собрал 5 склянок крови пса Тьмы? Время утекает!" Вы отдаёте алхимику остывшие пробирки. "Вы хорошо справились. Благодарю Вас за старания", - усмехается старик, смягчившись. Он достаёт из ящика три пузырька какого-то зелья и кладёт перед Вами на стол. Но, впрочем, Вам оно также не нужно, как и ему. А учёный снова поворачивается к Вам и говорит: "Пока ты собирал для меня образцы, я провел исследования и обнаружил, что для должного распространения этой болезни потребуются и другие реагенты. Отравить какую-нибудь одну жалкую жертву - это ерунда, а вот отравить весь мир будет куда сложнее. Мне потребуется 5 чешуек мурлоков из племени Злобного Плавника. Их можно найти на берегу к северу или к западу".
   Море. Когда-то давно Вы так часто мечтали о нём - о ласковых лучах солнца, о мерном рокоте прибоя, о тёплых волнах, о мягком шелковистом песке. Сейчас на берегу промозглый ветер продувает насквозь тонкую одежду. Он несёт солёные брызги запахи разлагающихся водорослей и гниющей рыбы. Как странно, при жизни Вы так и не смогли сюда попасть, а пришли лишь теперь, когда все чувства остыли, да и за пляжем никто не ухаживает. Мурлоки снуют туда-сюда. Создания похожие на огромных лягушек, шлёпают ластами по грязи. Их кожа покрыта слизью и блестит, спины украшают яркие гребни, на лапах перепонки. Некоторые с трудом удерживают суковатые палки. Они не обращают внимания на названного гостя. Одни копаются в песке, другие словно гигантские мухи, облепили труп морского чудовища, выброшенного на берег, и ковыряются в смердящей ворвани. Вы пускаете разряд тёмной магии. Боль заставляет морского обитателя вскрикнуть - мерзкий урчащий звук. Его собратья как ни в чём не бывало продолжают свои нехитрые занятия. Вы со всех ног кидаетесь наутёк и смотрите, как бы не поскользнуться на пучке водорослей. Жертва ещё может бежать, но чары быстро отнимают жизнь, два новых заклинания - и добыча мертва. Вы подходите, приседаете, срезаете кожу, встаёте, расправляете плечи, взгляд на мгновение задерживается на силуэтах мельниц, которые проступают сквозь дымку на далёких холмах.
   Тропа ведёт по лесу, там за деревьями находится ферма Соллидена с тыквами, впереди тихое озерцо, где временами появляется бестелесная банши, а по берегам растёт мракоцвет. По дороге топает Толстяк. А вот и Брилл. Юхан возится со своими пробирками и некоторое время не замечает Вас. Вы терпеливо ждёте, пока алхимик не обернётся. Он вздрагивает от неожиданности, распрямляется, выходит из-за стола и спрашивает скрипучим голосом: "Ты собрал пять образцов чешуи мурлоков из Племени Злобного Плавника?" Вы покорно отдаёте ему рулон вощёной бумаги. Старик наклоняется, достаёт откуда-то снизу железный лоток и с грохотом вываливает содержимое свёртка: "Отличная чешуя. Именно то, что мне нужно для микстуры", - произносит Аптекарь удовлетворённо. В награду он достаёт из кармана робы пять пакетиков сонного порошка. Пригодится в дальних странствиях. Учёный вытирает руки грязной тряпкой и опускается в кресло. Вам он присесть не предлагает. "Пока Вы были заняты сборами, я обнаружил в одном из своих фолиантов старинный текст, в котором сказано, что древняя чума унесла тысячи невинных жизней. Позже открыли, что возбудитель болезни сохранился благодаря яду ночных кругопрядов, - говорит он с коварной улыбкой, - Принесите мне немного яда злобных ночных кругопрядов, чтобы я мог закончить эксперимент. Хочу посмотреть, как среагирует ядовитый элемент с моим новым составом. Говорят, что этих пауков можно найти в Восточных Тирисфальских лесах". Значит на завтра у Вас появилась новая работёнка.
  
   Третий день в Брилле
  
   Путь лежит на восток в сторону Чумных Земель. День, похоже, снова будет без дождя. Грязь уже успела затвердеть и теперь о сухие комки можно споткнуться. Вы добираетесь до развилки. Направо врата столицы и вышка дирижаблей, налево - дорога на Андорал. Вы выбираете именно её, минуете заставу отрекшихся и скрываетесь под пологом соснового леса. Вот тропа в монастырь Алого Ордена - осиное гнездо или навозная куча (как кому угодно) религиозных фанатиков. Но Вам не туда. Вы продолжаете идти прямо. Звуки города быстро пропадают, и ощущение долгожданной тишины действует, словно кружка горячего чая в морозный день. По левую руку плещется озеро Ясноводное. Его серебристые воды блестят сквозь стену из прямых, словно колонны, стволов. Далее в глубь чащи тянется небольшая тропка к усадьбе Балнира. Некогда здесь, вдали от людской суеты выращивали чистокровных породистых лошадей, которых покупали аристократы и члены королевского дома Лордэрона. Сейчас же по незасеянному полю и межу ветхими сараями гуляют лишь ветер, да неуспокоившиеся духи прежних владельцев и работников. Вы останавливаетесь около грядки с львиным зевом и усмехаетесь. Цветы пережили собственных хозяев и, похоже, прекрасно себя чувствуют без них, куртина даже ничуть не пострадала от сорняков. Уж не замешана ли здесь магия? Откуда-то сверху доносится скрип. На суку возле господского дома раскачиваются два трупа - мужчина и женщина. Их повесили члены Алого ордена. Возможно, несчастные были из народа отрекшихся. Какая злая ирония! Умереть, вернуться к земному существованию и снова быть уничтоженным своими бывшими собратьями. Тела не подверглись тлену - явный признак нежити.
   Восточнее усадьбы Вы сворачиваете с дороги в лес. Путь преграждает невысокий отрожистый хребет с многочисленными скальными выходами. Там наверху стоит башня Алого Ордена. Видят ли Вас дозорные? А вот и подходящий склон. Глина недостаточно просохла и скользит под ногами. Пару раз приходится опускаться на четвереньки, и под ногтями застревают частички грунта. Вы поднимаетесь наверх и тут же получаете удар по голове. Проклятый келейник замахивается посохом ещё раз, но Вы припадаете на колено и молниеносно кидаетесь в сторону. Резким взмахом руки Вы посылаете в монаха слово тьмы боль. Ужасное страдание сковывает служителя, и он теряет способность двигаться. Вы вскакиваете, подбегаете и повергаете фанатика на землю. Добит или оглушён? Соображать некогда. Слева доносятся топот и лязг доспехов. Сюда бегут. Вы оставляете жертву и стремглав бросаетесь вперёд к противоположному краю возвышенности. Мгновенный взгляд. Место вроде бы ровное. Вы прыгаете и оказываетесь в долине Ядовитых Пауков.
   Погони нет. Теперь Вы понимаете, почему это место облюбовали хищные членистоногие. Низина с трёх сторон окружена гористыми уступами. Местных обитателей не тревожат ветры, а влажные миазмы от прелой листвы застаиваются здесь надолго. Прочная, словно шёлк, и липкая паутина протягивается от одного ствола к другому. Приходится иногда прорубать путь кинжалом и постоянно очищать лезвие. Похоже, хозяева леса решили с Вами не встречается. Они отлично чувствуют на кого можно напасть, а кого лучше поостеречься. Вы проходите на восток, а затем забираете к югу. И вот удача. Огромный паук величиной с собаку стоит на краю поляны. Он угрожающе понимает педипальпы, встаёт на две пары задних ног, и взгляду открываются острые хелицеры. Вы не ждёте смертельного броска. Два разряда магии тьмы - и чудовище устремляется за Вами, а Вы бежите, периодически оборачиваясь и кидая новые заклятия. Хоть бы не упасть. Всё, дело сделано. Лесной монстр останавливается, раскачивается в стороны и с грохотом падает на сухие корни. Тонкие ножки судорожно дёргаются раза два-три и замирают. Тонкий на вид хитиновый панцирь режется плохо, а едкая жижа из внутренностей паука вызывает жуткое зловоние. Пару лет назад Вас бы непременно вырвало от него, но не теперь, не теперь.
   Охота на пауков затянулась, и Вы возвращаетесь в Брилл уже под вечер. Закатное Солнце золотит верхушки суковатых сосен и окрашивает небо в багровые тона. Ваша роба вся опутана приставучей паутиной и пропитана лимфой кругопоядов. Листья, травинки, грязь и труха налипли сверху и теперь отпадают с каждым шагом. Юхан нетерпеливо ждёт на крыльце. Его длинные седые волосы по бокам от изрядной проплешины развеваются на ветру. "Ты достал яд злобного ночного кругопряда?" - кричит он через улицу. "Достал", - отвечаете Вы. Старик берёт в руки драгоценные пробирки, болтает их, смотрит на свет, нюхает содержимое и радуется от души: "Да, этот яд великолепно подойдет! Я уже добавил все остальное в мой состав и вскипятил его. Наконец-то я испытаю эту смертельно опасную смесь!" Очередной холодный порыв уносит скрипучий голос прочь.
   Вы входите за ним в лабораторию. Он оглядывается, ставит склянки на стол и говорит: "Ах, да, твоя награда, - аптекарь роется в ящике, молодая ассистентка спешит помочь учителю, и вместе они извлекают грязный изношенный пояс, - Вот возьми, его раньше носил один из моих бывших учеников, да вот потерялся парень". Дамочка ехидно улыбается. Наверняка после опасных заданий и опытов дедушки это всё, что осталось от незадачливого подмастерья. Вы разворачиваете кушак и видите с изнаночной стороны вышитую надпись, видимо, имя бывшего владельца. Но нитки истёрлись, и его уже не прочитать. Вы усмехаетесь про себя: "Сгодилась бы новая роба, но, что-ж, пояс, так пояс".
   Неплохо бы сейчас отправиться в таверну и выстирать одежду, но хозяин жестом останавливает Вас почти на пороге. Он так увлечён работой, что не говорит ни слова, и Вы без приглашения усаживаетесь на расшатанный стул у стены. Неутомимый экспериментатор мехами раздувает угли под большой колбой. Через бумажный фильтр он процеживает яд кругопрядов и выливает в кипящую смесь. В это время девушка выходит на улицу. А Вы недоумеваете, почему учёный отпустил её в разгар эксперимента. Угли потрескивают, а естествоиспытатель удовлетворённо бормочет и потирает костлявые руки. Вылетает искра и подпаливает седые волосы. Аптекарь небрежно смахивает пламя и продолжает помешивать зелье стеклянной палочкой. Наконец он тушит угли под снадобьем и почти поёт в предвкушении. Возвращается ассистентка. В её руках кружка пива. Кажется, Вы обо всём догадались. Ну, в самом деле, старина Юхан не из тех, кто может пропустить пинту-другую после удачного опыта. Он берёт пипетку, втягивает немного жидкости из колбы и отправляет крохотную каплю в пенный напиток. Лицо выражает детскую прямо-таки радость. Член королевского фармацевтического общества обращается к Вам: "Один из стражей смерти сообщил, что недавно был захвачен еще один дворф-горный пехотинец. Обычно стражи смерти сажают пленных в погреб таверны "Петля Висельника", где им оказывается "достойный прием". Почему бы тебе не пойти и не угостить пленника специальным напитком, который я приготовил? В нем есть небольшая примесь того, что Темная Госпожа готовит для всего Азерота".
   Вам нравится ход мыслей алхимика и его своеобразное чувство юмора. Вы берёте кружку и выходите на улицу. К ночи ветер нагнал туч, и снова начала моросить дождь. В таверне, как всегда тепло и сухо. Завсегдатаи ведут неторопливые разговоры у камина, служанка метёт пол, а хозяйка следит за посетителями из-за высокой стойки. Вы узнаёте тех, с кем уже успели познакомиться. Вот Иветта Фартинг. Недавно ей доставили письмо, которое её любимый написал, когда она ещё была жива. Говорят, девушка сначала чуть не расплакалась, если у отрекшихся ещё есть слёзы, но затем сказала, что та жизнь для неё окончена навсегда. Враньё, с тех пор она ходит сама не своя. Вот её брат Колман. Он некогда работал у Агамондов на мельницах. Недавно некий искатель приключений доставил ему останки всех членов некогда богатой семьи. Где теперь находится столь странная коллекция, никто не знает.
   Но Вам не до сплетен и слухов. Вы спускаетесь в подвал к пленникам. Надо же, стражи Брилла снова захватили ревнителя из Алого Ордена. Видимо, его берегут для нового эксперимента Юхана. А вот и горный пехотинец, коренастый, бородатый, как и все из его народа, на голове зелёный колпак. Увидев Вас, он скрежещет зубами: "Ах, если бы у меня была моя верная винтовка, ты был бы уже мёртв. Скоро прибудет бригада паровых танков и спасёт меня!" В ответ Вы только вздыхаете - надежды, пустые надежды. Вы протягиваете несчастному пинту пива. Дворф до ужаса наивен: "Ах, наконец-то питье! Хоть это и не "Болтливое пиво", но я рад хоть чем-то промочить горло". Бедняга умирает, не успев осушить кружку до дна.
   В лаборатории Юхана праздник. Он не хлопает в ладоши и не позволяет себе радостных криков, но ясно, что настроение у старика явно приподнятое. Исследователь несколько раз просит рассказать о результатах эксперимента, задаёт несколько вопросов. Затем учёный достаёт свой отчёт и дописывает последний абзац. Алхимик сворачивает листок, кладёт его в конверт, льёт сургуч и выдавливает печать. Мрачная серьёзность возвращается к нему: "Время - это непозволительная роскошь для тех, кто служит леди Сильване. Ты это, конечно, уже и сам понял. Я состою в Королевском фармацевтическом обществе и в мои обязанности входит обмен знаниями с коллегами, чтобы однажды нашими совместными усилиями появилась новая чума, которую так желает получить Темная Госпожа. Отнеси эти находки аптекарю Ренферрелу - его можно найти в Сепульхере, это поселение в Серебряном бору. Если идти из Брилла - то на юг, а если из Подгорода - на юго-запад". Он протягивает Вам конверт. Вы прощаетесь с аптекарем, к которому за три дня уже успели привязаться. Конечно же, он думает, что Вы стремглав помчитесь в Серебряный бор. Но на дворе ночь, моросящий дождь сменился настоящим ливнем, а роба всё ещё в паутине. В путь Вы отправитесь завтра. Сейчас Вам нужно прокипятить одежду. Как жалко, что Юхан не разрабатывает моющих средств.
  
   Первый день в Серебряном Бору
   К утру дождь не утих. Всё небо в тучах - никакого просвета. Видимо, будет лить весь день напролёт. Роба так и не высохла. Хотя не всё ли равно сейчас надевать сырую, или она промокнет насквозь уже через десяток шагов. После обретения нового существования начинаешь смотреть на такие вещи по-другому. На рассвете никому ничего не сказав, Вы покидаете таверну, шлёпаете по грязи до знакомого перекрёстка и сворачиваете на юг. Путь идёт мимо руин столицы Лордерона. Величественная цитадель Менетилов высится на холме. Серые камни пропитались влагой и стали темнее. Глухая стена без окон тянется насколько хватает глаз. Отсюда и не понять, что здесь больше нет жизни. На дороге безлюдно. Никто больше не решился путешествовать в такое ненастье. Наконец у озера Лордемер городские укрепления отклоняются на восток, а взору открывается панорама топких берегов. Здесь мурлоки строят утлые тростниковые хижины среди низкого кустарника и зарослей магорозы. По обеим сторонам от некогда оживлённого тракта, словно башни, высятся стройные ели. Там, где кора отходит от стволов вековых исполинов, обнажается серая поблёскивающая поверхность, да и хвоя отливает металлом. Потому-то это место и зовётся Серебряный бор.
   Чума, погубившая Тирисфаль, здесь свирепствовала не так, звери ещё остались, Вы наслышаны о местных чёрных волках и огромных медведях. Говорят, они не гнушаются мертвечины. Кто кого быстрее заметит, Вы их или они Вас. Ветви смыкаются всё гуще, а небо не желает проясняться, поэтому кругом темно, будто вечером. Справа появляются своротки на фермы. Но теперь людей там нет. От мысли, что дождь можно переждать в одном из домов, Вас передёргивает. Ещё в Брилле Вам рассказывали о том, как на бывших сельских угодьях поселились вурдалаки.
   Дорога уходит на запад и отклоняется от берега озера. Теперь и по левую руку виднеются остатки людского жилья. Но здесь уже царствует не нежить, а злобные воргены. Они похожи на волков, только гораздо умнее и опаснее. Несколько лет назад их призвал верховный маг Аругал для борьбы с армией Плети. Но те очистили Серебряный бор от людей, а сам чароплёт сошёл с ума, даже объявил их своими сынами. Призыватель заперся в старом замке барона Сильверлейна, которого растерзали его деточки.
   Серебряный бор длинной тонкой полоской зажат между берегом озера и горами. Путь не близкий. Иногда из-за деревьев слышится рёв медведя или чьи-то шаги по прелой листве, но даже тишина здесь напряжённая, угрожающая.
   Судя по карте, этот поворот Ваш. Вы поднимаетесь вверх по тропе, и вот из-за холмов открывается старое кладбище. Его устроили здесь, вдали от жилья. Веками тут хоронили умерших со всей округи, и за долгие годы могил стало больше, чем жителей всех окрестных хуторов. Справа стоит домик смотрителя погоста. Впереди высится большой каменный склеп, должно быть, место упокоения рода Сильверлейнов. А рядом ним, судя по мраморной эффигии, гробница паладина. Пока Вы останавливаетесь и решаете, где искать аптекаря Ренферрела, к Вам уже бежит верзила с круглым щитом и изогнутым мечом.
   - Эй, новенький! Срочно ступай к верховному палачу Хадрику - кричит он.
   - Я тут по другому делу, - огрызаетесь Вы в ответ, хотя уже знаете, что это не поможет.
   - Приказ Тёмной Госпожи, - сквозь зубы шипит воин, - все вновь прибывшие в Сепульхер должны получить распоряжения от верхового палача.
   - Хорошо-хорошо. Куда идти?
   - Вон в мавзолей вниз по лестнице, глупый ты мешок с костями, - презрительно бросает стражник и показывает клинком.
   Под сумрачными каменными сводами сухо и нет ветра. Ступени ведут в темноту, затем появляется свет, и вот Вы уже стоите в просторной погребальной камере глубоко под землёй. Новые хозяева очистили помещение от костей. Из деревянных гробов сколотили кое-какую мебель и ящики. Откуда-то приволокли бочки и даже книги. По углам мастера выправляют доспехи. Экзекутор Хадрик в чешуйчатой броне с тесаком в руке стоит в нише, там, где ранее располагался алтарь для подношений умершим.
   - Приветствую, - говорите Вы, я только что прибыл в Серебряный бор по поручению аптекаря Юхана.
   - Аптекарь подождёт, - грубо перебивает он, - У меня есть более срочное дело, чем его игры со склянками. Все мои ребята при деле. Я могу послать только тебя.
   Вы киваете в ответ.
   - Пару недель назад двое наших стражей смерти - Ран и КвиннЙорик, ушли на разведывательное задание в северный Серебряный бор. С тех пор от них не было никаких известий. Они могли стать жертвами Плети, но даже если это так, мне нужно подтверждение. Найдите этих стражей смерти. Их первой целью была разведка на полях в северной части Серебряного бора. Начните свои поиски там.
   - Понятно, я делаю всё возможное. А как найти господина Ренферрела? - спрашиваете Вы.
   - Его лаборатория теперь не здесь. Тут даже нам было трудно дышать от его едучих газов. Теперь он работает под навесом на улице. Как выйдешь отсюда, сразу налево. Только долго у него не задерживайся. Мои приказы всё равно что приказы Тёмной Госпожи.
   Снова в дождь. Член Королевского фармацевтичекого общества действительно обустроил лабораторию на улице под тентом. Кажется, непогода увлечённому исследователю ни по чём. Он моложе Юхана, с бритой головой, в чёрной робе, в которой ходят все алхимики отрекшихся. Должно быть, перед смертью, ему порядком досталось, иначе бы учёному не пришлось вставлять свинцовую челюсть.
   - Что у тебя ко мне за дело? - спрашивает он, покачивая пробирку с зеленоватым содержимым.
   - Аптекарь Юхан посылает Вам отчёт о своих исследованиях в Тирисфале, - говорите Вы, достаёте конверт, который всё-таки промок.
   Иссохшими пальцами с нестриженными ногтями Ренферрел разрывает вощёную бумагу, достаёт письмо и погружается в чтение. А Вы смотрите, как по хитроумному аппарату из колб, трубочек и змеевиков струятся потоки жидкостей и паров. Косохлёст давно залил весь стол. Но никакая вода не смогла затушить горелки. Не иначе какой-то особый состав. Проходит довольно много времени, гораздо больше, чем хватило бы чтобы прочитать записи старшего товарища один раз, и Вы уже думаете, не доложат ли служаки экзекутору Хадрику о Вашей задержке. Наконец, экспериментатор отрывается от письма, оценивающе смотрит на Вас и говорит: "А, как хорошо, что аптекарь Юхан прислал мне результаты своих исследований! Здесь, в Серебряном бору, происходит столько всего, что я совсем забыл про материалы из Лордерона и с Тирисфальских лесов. Кстати, надо бы поскорей отправить те образцы в Некрополь... - он смотрит на густую массу в последней пробирке, - Ах, простите. Задержитесь в Серебряном бору чуть подольше, такой помощник, как вы, всегда нам пригодится. Силы Артаса неисчислимы. Но, создав новую чуму, мы могли бы раз и навсегда покончить как с армией Плети, так и с людьми, - он останавливается и молчит немного, а его верхняя губа беззвучно шевелится на нижней свинцовой челюсти, а затем продолжает, - Мои исследования показали, что паучья кровь в соединении с токсином, извлеченном из сердца бешеного медведя, дает смертельно опасный эликсир. Собери необходимые субстанции с пауков из Струящейся Тьмы к северо-западу отсюда и с медведей, бродящих по Серебряному бору. Принеси реагенты в Подгород аптекарю Фаранеллу из Королевского фармацевтического общества".
   Все аптекари одинаковы. Им только и подавай странные ингредиенты для их опытов. Со вздохом Вы соглашаетесь. Во всём этом есть один положительный момент - оба задания, кажется, можно сделать за раз - охотиться на медведей и поискать следы пропавших стражей смерти.
   Снова та же дорога. Тот же дождь. Всё-таки хорошо, что отрекшимся не требуется отдых. Вам удалось разузнать, что Струящаяся Тьма - это на самом деле заброшенный рудник к северу от Сепульхера на морском берегу. План составился сам собой. Сначала придётся свернуть с тракта и пойти по лесу, выслеживая медведей, так можно добраться до шахты и собрать лимфу пауков, а уж потом отправиться на фермы в поисках пропавших. Хадрик, конечно же, считает, будто Вы опрометью кинетесь выполнять его поручение. Но его ребят нет уже неделю, вряд ли они отсиживаются где-то целые и невредимые.
   Узкая тропинка ведёт налево, она извивается между деревьев и походит к бывшей ферме. Здесь обосновались старые знакомые, поднятые силой некромантии гноллы из клана гнилошкурых. Но Вам сейчас не до расхитителей могил. Вы скрываетесь среди деревьев и несколько раз оборачиваетесь, на тот случай, если они заметили Вас. Но погони нет, хотя в чаще путника поджидает не меньше опасностей. Только вот они не видны, а когда не видишь угрозы, не осознаёшь, что она есть. Здесь между стволов ветер не такой сильный, однако промокшая лесная подстилка скользит под ногами.
   Волна ужаса пронзает тело, будто все сосуды вместо крови в миг заполнились кислотой. А уж потом Вы осознаёте: Вас окликнули.
   - Эй ты, в робе, Ты кто такой?
   Вы поворачиваетесь. В трёх шагах стоит человек. Он тоже волею случая вырвался из холодной хватки смерти и теперь служит Тёмной Госпоже. На нём ржавая кольчуга с прорехами, латные перчатки, поножи и наплечники, последние сильно порубленные. В руках щит и меч под стать доспеху.
   - Я из народа отрекшихся, - успокаиваете Вы его.
   - А здесь что делаешь?
   - Меня послал аптекарь Ренферрел добыть сердца медведей и паучью кровь.
   Ваш собеседник мрачно усмехается:
   - Ты не поверишь. Меня тоже. Я только что из Струящейся Тьмы, собрал ту самую гадостную лимфу. Теперь вот собираюсь охотиться на медведей. Слушай, если ты годишься не только на то, чтобы протирать робу, может быть объединим усилия, а?
   Вы не без опаски принимаете приглашение случайного соратника и отправляетесь к прибрежным скалам выслеживать зверей. По пути завязывается разговор. Зовут нового знакомого Лагрим. Некогда он служил в ополчении Южнобережья. Когда появилась Плеть, весь отряд перебросили на оборону столицы. Однако ко времени прибытия Артас уже очистил Стратхотьм и отбыл в Нортренд. Но домой вновь прибывших не отпустили. А когда принц вернулся, все они пали, при попытке сбежать в родной Хильсбрад. Очнулся он здесь, в Серебряном Бору и теперь служит в Сепульхере. Дома бывшего защитника Лордерона ждёт лишь костёр.
   Помощь Лагрима оказалась как нельзя кстати. Местные медведи на редкость толстокожи и живучи. День уже перешёл за половину, но Вы уже набрали достаточно образцов для алхимика. Воин расстаётся с Вами и направляется к заказчику, а Вы идёте к заброшенной шахте.
   Старые мясные вагоны, свидетели минувшей войны, гниют и врастают в мох. Вы пинаете крошащееся железо и тут же жалеете о собственной неосторожности. Звук может привлечь врагов. Вход в рудник укреплён бревенчатым срубом. Смолистая древесина ещё не успела искрошиться и уже долгие годы противостоит и вечным тирисфальским ливням, и редкому палящему солнцу, и ядовитым испарениям. Удушливый запах мертвечины бьёт в нос. Внутри тяжи паутины болтаются на потолке и стенах. Лагриму пришлось изрядно поработать мечом, пробивая себе путь по тоннелю. То тут, то там стоят коконы, и у Вас нет ни какого желания проверить их содержимое. Пол усеян разлагающимися останками. Факел выхватывает из темноты то кости оленя, то волка, а то и человеческий череп. А вот вагонетка. Колёса заржавели, и с места её не сдвинуть. Кругом трупы пауков. Ваш новый знакомый постарался наславу, и теперь за драгоценными составляющими яда требуется идти далеко в глубь рудника.
   Вот в конце тоннеля блеснули глаза. Вы кидаете разряд в темноту и быстро окружаете себя щитом магии. Чудовище бросается вперёд, но натыкается на посох. Паук пытается ухватить Вас хелицерами, но они лишь скользят по блистательному покрову. Слово тьмы боль и взрыв разума навеки успокаивают монстра. А из боковых ходов слышится шорох - новые членистоногие почуяли возню и отправляются на пир.
   Вонь, сырость и тьма. Факел упал и потух. Вы сжимаете в зубах магических жезл, который даёт очень слабый свет. Идти Вы не можете, только ползти, и то с трудом. Их было слишком много, слишком. Они нападали с разных сторон и каждый стремился вонзить разящие клыки. Некоторым удалось выпустить яд. Вот от чего голова идёт кругом, перед глазами расплываются круги, тело трясёт, словно в лихорадке а ноги почти не слушаются. Всего несколько лет назад Вы бы уже умерли. Но смерть сделала отрекшихся менее чувствительными к токсинам. Скоро всё пройдёт. Нужно лишь время. Как Вам удалось не сгинуть там в глубине? Наверное, Вы слишком сильно цеплялись за своё новое земное существование. Заклинания летели направо и налево. А когда кончилась мана, в ход пошёл посох. Когда он сломался - кинжал. Тишина. Погони нет. Вы садитесь и смотрите на проклятые пробирки с кровью - из тёмного стекла. Аптекарь позаботился, чтобы защитить вожделенную субстанцию от света. Но он даже не подумал защитить того, кто должен был её доставить. Даже не дал исцеляющего зелья, самого простого. Ему зачем? Он наверняка отправляет простаков на сборы лимфы каждый день. А едкой жидкости было много, очень много. Вы могли вылись её и заполнить пробирки ещё три раза.
   Поток свежего воздуха придаёт Вам сил. Действие отравы ослабевает, и Вы начинаете чувствовать ноги. Держась за стенку, вы встаёте и делаете несколько шагов. Вот и знакомая вагонетка. Вы пытаетесь пройти самостоятельно, без опоры. В конце появляется свет - выход близко.
   Радостно Вы шагаете наружу и тут же получаете удар. Вы отлетаете и кубарем катитесь по сырому мху. До ухе доносится злобный рык. Ворген, сын Аругала, поднимается на задние лапы, предвкушая добычу. Вы бросаете на себя щит магии. Монстр делает прыжок. Вы творите проклятье ужаса - не подействовало. Удар когтистой лапы заблокирован. Слово тьмы боль - оглушённое чудовище замирает на месте, а Вы бросаетесь наутёк. Ноги, словно ватные, не слушаются, маны уже не осталось. Шансов никаких. Зверь становится на четыре лапы, в три прыжка настигает Вас и сбивает с ног. Заклятие щита падает. Брызги крови на лице и жуткий крик. Ворген извивается от боли. Из-за спины животного выходит Лагрим. И как он тут снова очутился? Сын Аругала бросается на него, повергает наземь. Он разбивает щит воина и когтями рвёт ржавую кольчугу. Вы вскакиваете и применяете чары исцеления на своего спасителя. Воин продолжает рубить мечом, но и зверь кромсает плоть. А маны нет. Вы знаете, что энергия начнёт возвращается, стоит Вам только досчитать по пяти. Раз. Два. Три. Четыре. Пять. Боец перестаёт сопротивляться, клинок падает из ослабевшей руки. Вы чувствуете прилив чар, но их недостаточно. Как же медленно, как медленно! Наконец-то. Достаточно. Вы вновь взываете к исцеляющему свету. Хоть бы не опоздать. Он ведь ещё жив. Огромная пасть разверзается, клыки впиваются в горло и ломают шею Лагрима. Поздно! А враг поворачивается к Вам. Вы кидаете взрыв разума - на большее нет сил. Ворген останавливается, глаза распахиваются, он переступает с ноги на ногу, пошатывается и падает. Всё кончено. Взгляд на растерзанное тело - нет ни чем уже не помочь. Вам становится жаль бывшего ополченца из Южнобережья. Он преданно служил Тёмной Госпоже. Но судьба уготовила продлить существование Вам, а не ему. Однако хватит, отрекшимся не ведома жалось, по крайней мере, все хотят думать именно так. Вы ещё раз осматриваетесь вокруг. Только сейчас Вы замечаете, что дождь уже не идёт.
   Время шло, а путь предстоял ещё очень и очень долгий. В поисках пропавших стражей смерти Вы решили сначала обыскать заброшенные фермы, а на обратном пути осмотреть берег озера Лордамер. Позади три бывших крестьянских хозяйства. Но на след Ран и Квинна напасть не удалось. Хотя там где разгуливают вурдалаки, воргены, медведи, волки и ядовитые пауки величиной с собаку, можно запросто сгинуть. Вот ещё один хутор. Справа большой двухэтажный дом с пристройкой, слева - амбар, возле него мишени. Наверное, прежний хозяин тренировался в стрельбе из лука. Как видно, это его не спасло. Впереди большое поле с расшатанным бревенчатым ограждением. На нём растут большие тыквы, как у Соллидена. Интересно, кто их посадил, должно быть, размножаются самосевом. Смеркается. В горах завыл одинокий волк, потянуло холодом. И вдруг в окне коттеджа будто бы мелькнул свет. Вы всматриваетесь, но больше ничего не видите. Нужно проверить.
   Вы походите к дому, встаёте на крыльцо, и прогнившая ступенька с треском ломается. Вы чуть не падаете назад, а из дома доносится топот. Через мгновение на пороге показывается женщина из народа отрекшихся в кожаных доспехах с щитом и саблей. Незнакомка болезненно худа, видимо перед смертью ей пришлось пройти через череду испытаний. Она бросается к Вам и начинает тараторить: "Вы нашли нас! Еще чуть-чуть - и было бы уже поздно... - вы не сразу разбираете смысл её слов, - Мой брат Квинн был тяжело ранен вурдалаком, Иваром Нечистым, и я не знаю, сможет ли он как следует поправиться без помощи магии. Хотя я сама и не фармацевт, но знаю, что наши аптекари могут изготавливать исцеляющие зелья из обесцвеченных сердец воргов. Собери такие сердца и отнеси их аптекарю Ренферрелу в Сепульхере, на юг отсюда. А потом возвращайся ко мне с зельем. Множество воргов водится между этим местом и садом Мальдена к востоку отсюда".
   Должно быть, она и есть Ран Йорик, а Вы даже не думали что Ран - это женщина. Вы возвращаетесь на дорогу, а затем сворачиваете налево к другой заброшенной ферме. Там на поле действительно обралась целая стая воргов, так местные жители называют огромных чёрных волков. Сначала они бросаются на Вас, но когда падают первые из их собратьев, те, что выжили бросаются наутёк. А Вы скидываете их сердца в промокший от крови мешок к сердцам медведей.
   Напоследок Вы хотите обыскать дома самого Мальдена. Вдруг там найдётся чего дельного? Ого! Дверь заблокирована изнутри. Быть может, Вам удастся обнаружить останки хозяина, который так и не решился выбраться наружу. Удар, два, три - разбить трухлявые доски не составляет труда. Вы заходите и видите мужчину отрекшегося с коротким мечом. Смерть застала его уже в немолодом возрасте, на голове уже успела появиться изрядная лысина. Нижняя челюсть вывихнута, видимо, беднягу хорошенько потрепали.
   Он бросается к Вам и лепечет испуганным голосом:
   - Волки там, снаружи, никуда не уйдут, и они злобно смотрят на меня каждый раз, когда я выхожу из двери. Должно быть, они невероятно голодны, раз смогли счесть меня пищей. Я должен доложиться своей коллеге, стражу смерти Ран Йорик. Но чтобы добраться до Ран, мне нужна помощь против этих волков. Пожалуйста, проводите меня! Волков здесь очень много, так что наши шансы будут выше, если у вас есть готовые помочь друзья...
   Друзей у Вас нет. Вы брезгливо смотрите на несчастного. И почему Хадрик набирает в стражи смерти таких малодушных слабаков? Один другого краше. Вы хоть и не воин, но смогли справиться с целой стаей хищников.
   - Путь свободен, - говорите Вы и жестом приглашаете горемыку на выход.
   Оказывается, его зовут Эрланд, до смерти он никогда не держал в руках оружия, а работал плотником в Амбермилле, городке к югу отсюда. На пути Вам попадается пара воргов, и Вы даже не надеетесь на помощь того, кому впору держать стамеску, а не меч.
   Снова делянка Ивара. Увидев Ран, спасённый сразу виновато опускает голову, а женщина тут же влепляет ему пощёчину. Он смотрит на неё исподлобья, но ничего не говорит.
   - Глупый Эрланд, - качает она головой, - Я так и знала, что ты провалишь всю операцию. Если бы не ты, мы бы сейчас не застряли тут, и Квинн был бы здоров.
   - Прости, - выдавливает из себя бывший плотник. Ты сама знаешь, я не хотел вступать в стражи смерти, меня просто заставили, так как больше никого не было.
   - Я знаю, смягчается женщина. Я скажу Хадрику, чтобы он освободил тебя от обязанностей стража и позабочусь, чтобы тебя не наказывали. Отдай ему меч, - она показывает не Вас, - по крайней мере, он не боится пускать его в дело в отличите от тебя.
   Вы не отказываетесь от неожиданного подарка. Старый ржавый кусок железа Вам вряд ли пригодится зато можно продать за пригоршню медяков.
   Ран обращается к Вам:
   - Спасибо за помощь. Я боялась, что Эрланда погубили опасности Серебряного бора. Но я вижу, что благодаря вашей помощи этого не произошло. Уже ночь, но отдохнуть Вам сегодня явно не удастся. Пока Вы бежали до Сепульхера совсем стемнело и выглянула Луна. Но отрекшиеся могут не спать. Сон - слабость живых.
   Аптекарь всё ещё под навесом возится со склянками. Вы подходите и зовёте его по имени. Он вздрагивает, поворачиваете и раздражённо произносит: "У меня мало времени. Тёмная господа поручила мне серьёзное задание". Вы рассказываете ему, что случилось. Ренферрел берет у вас сердца. "Меня тревожит известие о том, что наши стражи смерти потерпели неудачу в своей миссии. Будем надеяться, что таких неудач будет немного, - говорит он, - Я сейчас дам зелье, но вот вам рецепт - если стражам смерти понадобится дальнейшая помощь, быть может, вы сами сможете им ее оказать". Он берёт листок бумаги и пишет угловатым малопонятным почерком. Затем вываливает сердца в ступку, толчёт их, кипятит их и процеживает отвар несколько раз. Наконец-то готово. Он сливает бесцветное зелье во флакон, запечатывает крышкой и протягивает Вам: "Вот зелье, которое должно помочь КвиннуЙорику поправиться. А теперь, простите, мне нужно продолжить одно очень важное дело..."
   Ночью Серебряный бор ещё более опасен. Но, по-видимому, лестные твари боятся выходить на дорогу. До делянки Ивара Вы добираетесь без происшествий. Ран ждёт Вас у двери и провожает наверх. В бывшей спальне фермеров всё, как до наступления чумы: кровать с балдахином на месте, воль стен стоит другая мебель, на стенах картины. Сохранились даже подушки и одеяла. С постели вскакивает мужчина тщедушного телосложения со свёрнутой челюстью и выщипанными волосами. Вместо приветствия он возбуждённо говорит: "Моя сестра сказала, Вы были здесь, чтобы помочь нам". Вы протягиваете ему пузырёк со надобьем, Квинн выпивает зелье. "Да, я чувствую его действие. Вскоре я снова смогу передвигаться. Вы оказали мне большую услугу", - произносит он с облегчением и утирает рот рукавом.
   Ран укладывает больного обратно в постель и обращается к Вам: "Нам с моим братом Квинном было поручено провести рекогносцировку в Серебряном бору и отчитаться перед верховным палачом Хадриком. Но далеко продвинуться мы не сумели: когда мы проходили через эту ферму, нас атаковал вурдалак Ивар Нечистый. Нам удалось уйти от Ивара, но он успел как следует приложить Квинна. Мой брат поправляется от зелья, что вы ему дали, но Ивар может вернуться раньше, чем Квинн совсем встанет на ноги. Убейте Ивара, чтобы Квинн мог спокойно поправляться. Обычно Ивар торчит в том амбаре - поджидает, когда я утрачу бдительность".
   Такого поворота Вы не ожидали. Но для этих неудачников итак сделано не мало. Действительно будет не правильно, если все усилия пойдут прахом из-за какого-то упыря. Далеко над озером забрезжил рассвет. Вы покидаете дом, идёте через поле к амбару и чувствуете, как женщина, не отрываясь смотрит в спину. "Могла бы и помочь", - горько усмехаетесь Вы про себя. Предчувствие, оно ещё никогда не подводило. Впереди кто-то прячется. "Ну же, выходите. Я не сделаю ни шага больше. Вам не удастся меня одурачить и ударить в спину". Вы стоите на краю поля и ждёте. Тишина. Но вот из-за сарая вылезает один мертвец, затем второй, третий. Их руки и ноги превратились в огромные когтистые лапы, а из челюстей торчат ужасающего размера клыки. Магия Плети не только поднимает трупы, она ещё уродует их, делая настоящими монстрами. Однако все уловки лишь скрывают истинную слабость. Некоторое время вы стоите и глядите друг на друга через бревенчатую ограду. Вы воздеваете руки и кидаете слово тьмы боль сначала на оного, а затем и на остальных. Они визжат и бегут, ища дырку в заборе. А Вы продолжаете сыпать заклинаниями по тупым вурдалакам. Откуда-то выбегает четвёртый - его постигает та же участь. Тем временем первый уже падает, а за ним и второй. Двое выбираются и бросаются вперёд. Но поздно: один валится на тыкву, второй оседает у Ваших ног. Путь свободен.
   В амбаре темно и сухо. Сквозь щели в стенах пробиваются узкие полоски утреннего света. Под ногами предательски скрипят доски, под потолком на верёках раскачиваются ящики, где бывшие хозяева хранили от мышей солонину и сыр. Вы стоите спиной к стене и не продвигаетесь вперёд. Враг не сможет напасть сзади, а значит, Вы будете готовы к атаке. Из-за деревянного ящика доносится шорох, и кто-то прыгает на Вас из укрытия. Вы встречаете его разрядом магии тьмы. Три удара кинжалом довершают дело. В свете жезла Вы разглядываете поверженного врага. Зеленоватая кожа присохла к деформированному черепу. Пробоины в нём свежие, видимо, оставлены Вами. Седые волосы двумя пучками торчат по сторонам от проплешины. Весь живот куда-то подевался. Вместо него торчат обломки рёбер. Ноги обмотаны бинтами и укреплены ремнями с пряжками. Наверное, фермер перед смертью страдал от подагры. На длинных когтях толстый слой запёкшейся крови. Таков Ивар Нечистый, бывший хозяин тыквенного поля. Каблуком вы с треском ломаете хребет, а ножом отсекаете связки. Ещё усилие, и голова отделяется от тела. Вы кладёте её в мешок.
   Снова на поле. Взгляд натыкается на тела вурдалаков. Их существование снова закончено, однако бывших прислужников могут поднять заново. Могущественный некромант Тул, Коготь Ворона руководит плетью в Серебряном бору. Говорят, будто он испытывает недостаток в человеческом материале. Вы идёте межу тыкв. На крыльцо выбегает Ран Йорик: "Вы убили Ивара Нечистого? - кричит она, - если Вы не сделаете это для меня с братом, сделайте это для отрекшихся". Вы с укоризной смотрите на неё, на клинок, который так и не пошёл в дело, и бросаете мешок к её ногам. Она наклоняется, разворачивает его и произносит:
   - О, спасибо. Я очень благодарна вам. Я упомяну ваше имя в отчете, который направлю своему вышестоящему начальству. - Страж смерти просит Вас подождать и удаляется вглубь дома. Вы не считает нужным следовать за ней. Все трое Ран, Квинн и Эрланд достойны лишь презрения. Им бы мышей на ферме истреблять, а не играть в воинов Тёмной Госпожи.
   Между тем женщина возвращается:
   - Хотя раны Квинна заживают, я хотела бы доставить наш отчет верховному палачу Хадрику как можно скорее. В нем содержится информация, которая жизненно важна для захвата Серебряного бора Отрекшимися.
   Женщина протягивает руку и отдаёт Вам конверт, а также четыре серебренника и пригоршню медяков. Вы разворачиваетесь и уходите, не прощаясь.
  
   Подгород
   До столицы совсем недалеко. Пора познакомиться с опытным аптекарем Фарнеллом.
   Отрекшиеся выстроили свой город под дворцом королей Лордерона. Когда все здания на поверхности превратились в руины, Тёмная госпожа решила не восстанавливать их. Вместо этого новые хозяева углубили и расширили сеть подземелий. Ранее там располагались катакомбы, тайные ходы, склеп, тюрьмы и стоки. Некогда в одной из камер томился сам вождь орды. Вы проходите через парадные ворота дворца и идёте там, где триумфально шествовал Артас поле возвращения из Нортренда. Тогда на него бросали охапки лепестков роз. Теперь же трибуны разрушены, а сверху льются потоки извечного тирисфальского дождя. Через арку Вы попадаете в тронный зал. На мозаичном полу до сих пор можно рассмотреть символы королевской власти. Сюда приземлился таинственный пророк, когда в образе птицы внезапно влетел в покои монарха. Он хотел предупредить короля Теренаса об опасности. Но всё тщетно. Лордерон пал под натиском Плети. Вы видите золочёный трон с подлокотниками в виде львиных лап. Он о сих пор стоит тут - напоминание о былом величии. Здесь на ступенях к престолу Артас зарезал своего беззащитного отца и объявил себя королём, а золотая корона со звоном упала и покатилась по полу. За палатой приёмов стоит огромное надгробье. Здесь ему явно не место. Но когда его установили, дворец уже стоял в руинах. Под ним нашёл своё упокоение владыка Лордерона. Понял ли старик, что любимый сын лишил его жизни? Через несколько дней новый король напал на похоронную процессию своего отца и выбросил его прах из урны. Вы не знаете, что находится в могиле, быть может кто-то собрал частицы тлена. Кто устроил могилу прямо посреди дворца тоже неясно. Вам всё равно. Тёмная Госпожа велела не трогать захоронение монарха и оставить его как знак вероломства Артаса. Вы проходите мимо, спускаетесь и ждёте подъёмника. Платформа подъезжает, дверь отворяется, Вы входите и несётесь вниз в Подгород.
   Тёмный коридор, и глазам открывается яркая картина. Огромное пространство, выдолбленное в скале ярко освещено и играет красками. Вокруг на балконе проходит галерея. В ней торговцы предлагают товар на любой вкус. Чего тут только нет: кожаные и латные доспехи, гербовые накидки, стрелы и пули, сумки, еда и напитки, краски для тканей, специи из дальних земель, руны, свечи, семена деревьев, и даже дрессированные тараканы. Туда-сюда ходят жители Подгорода. Вот маг в яркой робе, чародейской шляпе со светящимся посохом. Вот воин в тяжёлых лязгающих доспехах. Чернокнижник в тёмно-пурпурном одеянии в сопровождении мелкого беса. Разбойник, закрывающий своё лицо маской, с кинжалами за поясом. В разношёрстной шумной толпе можно встретить и мускулистого орка, и долговязого тролля, и даже могучего таурена. Лестницы по краям торговых рядов спускаются вниз и ведут к хранилищу. Здесь каждый отрекшийся имеет право держать ячейку и хранить там ценные вещи. Таков торговый квартал.
   Ниже путь расходится по четырём направлениям. Вы ищете указатель на Апотекариум и по мостику переходите в широкий коридор. Из него проход ведёт в ещё одну галерею. За ней открывается квартал фармацевтов - сердце академической науки отрекшихся. Именно здесь лучшие умы Азерота ежедневно совершают десятки открытий в самых разных областях естествознания. Отбросив слабости, присущие живым, и освободив разум для познавательной деятельности, учёные из народа отрекшихся смогли достичь небывалого прогресса как в постижении законов природы, так и в изобретательской деятельности.
   У входа Вас встречает аптекарь Ликанус. Он, не спеша, прогуливается вдоль канала, обдумывая новую статью. Около опоры моста стоит хранитель Бел' Дугур, известный собиратель древней литературы и артефактов. Поговаривают, названия некоторых из них нельзя даже произносить вслух. Здесь он назначает встречи тем, кто исполняет его заказы. Говорят, его интересы затрагивают и Серебряный бор. Коллекционер собирается заиметь так называемую книгу Ура. В ней описаны воргены, считается, что именно её использовал Аругал для заклинания призыва этих созданий в Азерот. Ныне она хранится у него в Крепости тёмного Клыка - так сейчас называют замок барона Сильверлейна. По левую руку находится лавка травника. Здесь продаётся всё необходимое для сбора растений, кроме того, каждый алхимик может получить необходимую информацию о местах произрастания, времени сбора и технике заготовки трав. Вы переходите на другую сторону канала и направляетесь к лабораториям. Путь преграждают два поганища. Эти стражники денно и нощно охраняют Апотекариум, как от простых зевак, так и от шпионов врага. Нужно ли говорить, что стенах квартала фармацевтов большинство проектов являются секретными? По винтовой лестнице Вы спускаетесь вниз. Сбоку пульсирует огромная труба. Её диаметр больше человеческого роста, а вглубь она уходит в самые недра скалы. По ней то и дело стекает тягучая зелёная слизь. За работой аппарата присматривает Гануш. С виду он обычный лепрогном. Должно быть, несчастный сбежал из Гномрегана после радиоактивного выброса. От облучения его кожа стала зелёной, как у орка, а на лице появились крупные пульсирующие абсцессы. Умирал ли он или нет Вы не знаете, угрюмый карлик никогда ни с кем не говорит.
   Вы проходите через арку, сворачиваете налево и оказываетесь в просторном зале главной лаборатории Подгорода. Здесь одновременно проводятся несколько экспериментов, настолько увлекательных, что глаза разбегаются - так хочется уследить за всеми сразу. У входа расположился доктор Мартин Фелбен. Сейчас он ещё находится в статусе ученика алхимика, но скоро станет полноправным членом научного сообщества. Он облачён в пурпурную робу. Сотрудник лаборатории занят сборкой поганища. Перед ним лежит труп, к которому он подшил части других тел. Сбоку на столике находится рука и голова. Последняя уже оживлена и водит глазами, с любопытством рассматривая, что происходит вокруг. Доктор ловко орудует тесаком, рассекая мышцы с сухожилиями и перерубая кости. Периодически он подливает в места воздействия опалесцирующую жидкость из колбы - специальный раствор для быстрой консолидации тканей. У основания лестницы в кучу свалены гробы. Наверное, Мартин Фелбен работает именно с их бывшим содержимым.
   Вы спускаетесь вниз. По правую руку доктор Герберт Галси знаменитый на весь мир преподаватель алхимии работает с растворами. На нём пурпурная роба, рот и нос закрыты фиолетовой маской от ядовитых испарений. Сейчас он трудится вместе с химиком Барабосом, наиболее авторитетным специалистом по слизнюкам. Вы уже слышали о его нашумевшей публикации, где он смог убедительно доказать связь этих созданий Древними Богами. Для своего эксперимента он использовал образцы заражённых слизнюков из Фелвуда, материал первородных слизнюков из кратера Ун Горо, а затем даже провёл слияние обеих форм и исследовал его результаты. Потрясающе смелая идея. Где кроме Апотекариума ещё можно реализовать такой красивый эксперимент?
   Напротив него кипятит свои пробирки химик Карабос. Говорят, к нему недавно обращалась тауренка из Громового Утёса. Она имела несчастье выпить заражённой воды на руинах древнего эльфийского города и тяжело заболела. Ни жрецы, ни шаманы не смогли её вылечить, тогда пострадавшую направили в Апотекариум. Химик Карабос послал агента на другой континент в Азшару взять пробы воды в том месте, где пила пациентка. Он исследовал состав жидкости и пришёл к выводу что больная не сможет выжить. Под видом лекарства он подсунул ей свою новую разработку, эликсир от чумы, в качестве эксперимента. Говорят, он сказал коллегам, что, если уж ей суждено умереть, то пусть хотя бы послужит делу Тёмной Госпожи. Та доверчиво выпила, и тут же умерла. Официально претензии предъявить нельзя из-за грамотно оформленной истории болезни. Однако каким-то образом всё всем стало известно. Скорее всего, разболтал ассистент учёного.
   В самом конце зала у стены стоит аптекарь Зинг - женщина в форме Королевского фармацевтического общества с высокой причёской. Она курирует большой проект по полевым испытаниям в пустыне Танарис. В ходе исследований изучается состав тканей василисков, скорпидов и гиен. Для чего необходимы столь специфические данные, аптекарь не сообщает.
   Из главного зала можно пройти в две комнаты. Слева находится помещение, куда сливается содержимой большой трубы, той самой, что Вы видели, спускаясь по лестнице. Справа устроено хранилище живого человеческого материала. Здесь под присмотром угрюмого аптекаря Чанна содержатся пленные люди и даже один дворф. Каждый учёный может взять отсюда нужное количество объектов исследования, а стражи смерти постоянно пополняют запас. Однако экспериментаторы работают так быстро и с таким рвением, что большинство клеток всегда пустует.
   В центре большого зала стоит опытный аптекарь Фаранелл - глава Королевского фармацевтического общества. Это - ещё молодой человек с цепким внимательным быстрым взглядом. У него нет нижней челюсти, и Вы не понимаете, как он умудряется говорить. Наверное, магия - всюду она. Мастер ранее был алхимиком в Даларане - городе чародеев. Ему приходилось работать самыми редкостными субстанциями, порой имеющими противоестественную природу. После смерти от чумы здесь в Подгороде Фаранелл смог развернуть ещё более масштабную деятельность и полностью раскрыть свои таланты как самоотверженного учёного, так и умелого организатора.
   С трепетом Вы обращаетесь к величайшему из исследователей Лордерона. Он поворачивается и без намёка на высокомерие говорит: "Приветствую. Какое у Вас дело к королевскому фармацевтическому обществу?" Только сейчас Вы понимаете, что совершенно не понимаете смысл экспериментов господина Ренферрела и не сможете ответить на вопросы, если мастер пожелает их задать. Вы стараетесь вспомнить каждое слово, которое говорил Вам заказчик и мысленно молите судьбу, чтобы у главного алхимика не появилось желания уточнить детали. Фаранелл смотрит куда-то вдаль, будто бы поверх Вас. Наверное, вспоминает прокручивает в голове работы коллеги из Серебряного бора. Наконец он произносит: "Аптекарь Ренферрел правильно сделал, что послал вас ко мне. Эти образцы действительно будут весьма полезны. Я немедленно начну изучить их отравляющие и инфицирующие свойства". Платой за целый день охоты и существование Лагрима становятся пять серебренников, а также двадцать корней сенджины - удивительного растения, обладающего исключительными восстанавливающими свойствами.
   "Вы можете еще послужить Королевскому фармацевтическому обществу, - обращается к Вам Фаранелл - Когда Аругал навел на лес свою никчемную магию, он наложил проклятие на одного из наших самых многообещающих сотрудников, аптекаря Берарда. Ставший безвольным слугой Аругала, теперь Берард для нас бесполезен. Но его находки могут быть ценными. Он изучал древнюю чуму, давным-давно погубившую всякую жизнь в озере Лордамер. Раздобудьте записи Берарда из его кабинета в таверне деревни Погребальных Костров и принесите аптекарю Ренферрелу".
   Вы уже наслышаны о деревне Погребальных Костров. Некогда она была поселением около замка Сильверлейнов. Теперь же все её жители подверглись чарам сумасшедшего волшебника и стали воргенами, а значит прорываться придётся с боями. Вы ещё не придумали, как лучше устроить нападение на гнездо жутких тварей. Об этом стоит поразмыслить в дороге. Вы снова возвращаетесь в торговый квартал и восходите на галерею. Здесь ведут собсвтенное дело братья Гарретты - Майкл и Патрик. Некогда они были членами богатой семьи, зарабатывавшей на раскопках в далёком Ульдамане. Но после смерти их состояние было расхищено. Братья подались в Подгород и теперь содержат гигантских нетопырей, на которых отрекшиеся летают между своими поселениями в Лордероне. Говорят, младший Патрик так и не смирился с новым существованием. Он пытается нанять смельчаков, которые бы достали для него некое сокровище - древнее оружие семейства. Но всё тщетно.
  
   Второй день в Серебряном бору
  
   Быстрый нетопырь приземляется в Сепульхере. КаросРаззок принимает животное, кормит его чем-то с руки и оставляет висеть в ожидании новых пассажиров. А Вы прямиком направляетесь к верховному экзекутору Хадрику. Шаг отчаянный. Вы не знаете, как встретит Вас командир, сможет ли он оказать содействие. Однако Фаранелл третье лицо в Подгороде после Тёмной Госпожи и Вариматаса, а кроме того, именно Вы нашли пропавших стражей смерти, не просто нашли, а ещё помогли спастись из лап Ивара Нечистого. Ран Йорик действительно упомянула Вас в своём отчёте, как обещала, поэтому небольшой шанс на благосклонность наместника есть. Неизвестность погоняет Вас, словно кучер старую клячу, и Вы бежите быстро в старый склеп. Тёмный жрец Алистер провожает Вас недоумённым взглядом. Вот и Хадрик, как всегда стоит в центральной нише и наблюдает за работой.
   - Господин Хадрик, у меня к Вам срочное дело! - говорите Вы, отпыхиваясь, и почтительно кланяетесь.
   - Ты узнал судьбу стражей смерти? - недовольно ревёт палач и делает выражение лица как можно более угрожающим.
   - Я нашёл твоих людей. Они скоро прибудут сюда. КвиннЙорик ранен. Но я доставил ему зелье аптекаря Ренферрела, и он скоро будет в порядке. Они передают Вам отчёт, - Вы протягиваете конверт, экзекутор небрежно разрывает его и читает.
   - Я не ожидал ни такого количества Плети, с каким мы столкнулись в Серебряном бору, ни проблем, которые возникли перед стражами смерти в ходе разведывательной операции. Ваша помощь нашим стражам смерти просто неоценима. Вы заслуживаете похвалы.
   Пора действовать. Самое время.
   - Есть ещё одно дело, - говорите Вы.
   - Какое ещё дело?
- Меня послал опытный аптекарь Фаранелл. Он желает получить записи бывшего аптекаря Берарда из деревни Погребальных Костров. Он просит Вас оказать мне содействие и дать на подмогу кого-то из Ваших воинов, - Вы решили, что немного приврать здесь не будет лишним.
   Хадрик хмурится и недовольно трясёт головой:
   - Я, конечно, уважаю аптекаря Фарнелла, но сейчас все стражи смерти заняты, и даже, если бы их было в два раза больше, они тоже были бы заняты. Но, - он сделал выразительную паузу, - Но так как Вы спасли наших ребят на делянке Ивара, я так и быть помогу. Сейчас новобранцы из Тирисфальских лесов по приказу Тёмной Госпожи отправляются сюда на борьбу с воргенамиАругала. Этих салаг курирует маг Далар Ткач Рассвета. Он сейчас как раз инструктирует их на улице около бывшего домика сторожа. Скажите ему, что я приказываю отрядить кого-то из его вояк Вам на помощь. Ах да, вот ещё что. Пока Вы отсутствовали, помогая нашим стражам смерти, за вами приходил аптекарь Ренферрел. Он не рассказывал мне подробностей, но хотел поговорить с вами о волчьих сердцах, что вы ему передали.
   Кажется, неприятности начинаются снова. Медленно Вы поднимаетесь по лестнице. Каждый из двух предстоящих разговоров не сулит ничего хорошего. Судя по ощущениям должен быть полдень. Но небо заволокло тучами, и Солнца не видно. Значит, опять будет дождь. Полог тента Ренферрела полощется на ветру. Аптекарь занят процеживанием какой-то взевеси через бумажный фильтр. Вы терпеливо ждёте, пока он соизволит поднять глаза. "О, хорошо, что вы пришли. Касательно тех волчьих сердец, что вы мне ранее принесли - есть один момент, требующий Вашего внимания", - говорит он, наконец, отстранившись от воронки, - Волчьи сердца, которые Вы собрали, обладают качеством, невиданным доселе в подобных образцах. Это сила яда, которая должна быть смертельной даже для тех самых волков, в груди которых бьются эти сердца! Это просто невероятно, и мы должны продолжить исследование. Я сохранил несколько полученных препаратов. Отнесите их моей коллеге, аптекарю Зинг. Ее можно найти в главном представительстве нашего Общества в Подгороде". Вы знаете, где работает Зинг и без него, но заботит Вас не это: в Апотекариум лучше не возвращаться, пока не будет выполнено задание Фаранелла. Значит, посылка пока полежит здесь. Межу тем, алхимик достаёт откуда-то снизу небольшой деревянный ящик с печатью Королевского фармацевтического общества. Вы не хотите злить учёного, поэтому заверяете его, что материалы будут доставлены в Подгород немедленно. Уходя от исследователя Вы отмечаете, что он даже не спросил, выполнено ли предыдущее задание.
   Далар Ткач Рассвета одет для Серебряного бора слишком шикарно. Посреди вечных дождей и грязи он стоит в яркой фиолетовой робе с голубыми отворотами и роскошной широкополой колдовской шляпе. Наверное, это облачение принадлежало ему ещё при жизни. Нынешний обитатель Сепульхера был когда-то архимагом в Даларане. Он возглавлял передовой отряд, защищавший город от сил Плети. Его убили первым из великих волшебников во время штурма. Теперь Тёмная госпожа поставила перед ним задачу освободить эти земли от проклятой магии Аругала.
   Далар раздаёт инструкции толпе новобранцев. Одни должны собрать браслеты воргенов, обитающих на морском берегу, другие - отправиться на бывшую пшеничную ферму к северу от моста и найти там книги Аругала, третьи - отвоевать серебряный рудник.
   Плечом Вы расталкиваете ротозеев и прорываетесь в первый ряд. Чароплёт умолкает и вопросительно смотрит на Вас из-под своей шляпы.
   - Почтенный Далар Ткач Рассвета, - уверенным голосом начинаете Вы, хоть в внутри всё бурлит, словно при смешивании ашенвальского щёлока со стратхольмским ихором, - верховный палач Хадрик приказывает Вам отправить ваших подопечных со мной на задание в деревню Погребальных Костров.
   Маг усмехается:
   - Ты слишком смел и даже глуп, - презрительно сквозь зубы процеживает маг, - Я подчиняюсь только Тёмной Госпоже, а всякие солдафоны пусть командуют себе подобными, раз смерть полностью уничтожила у них остатки мозгов. Но знаешь ли, парень, тебе сказочно повезло, - здесь он сделал паузу и криво улыбнулся, - наши интересы совпали. Я как раз панирую атаку на деревню Погребальных Костров. Не только твои колбомешатели нуждаются в материалах для исследований. - Далар пренебрежительно хмыкнул, - Подойди сюда Ланидра.
   Из толпы вышла молодая женщина, худая с синюшным лицом и копной спутанных желтоватых волос, торчащих во все стороны. Одна щека порвана и воздух выходит из дырки, когда девушка говорит. Она тоже маг. На ней красная роба из зачарованного льна и стальной посох с зелёным остроконечным набалдашником.
   Ткач Рассвета оценивающе смотрит на воспитанницу и продолжает:
   - По мере того, как растет мое понимание магии Аругала, растет и мое презрение к этому злосчастному глупцу. Я уже почти закончил исследование его так называемого "лекарственного зелья", - он кривит губы всякий раз, когда упоминает виновника бед Серебряного бора, - У меня будет полная информация, когда я узнаю, какие чары служат причиной странностей, происходящих в деревне Погребальных Костров. Днем живущие там крестьяне выглядят по-человечески. Но когда солнце заходит, деревенский люд превращается в воргенов Лунной Ярости. Мне нужно извлечь энергию из заколдованных кандалов, надетых на крестьян Аругалом. Принеси мне 6 заколдованных кандалов из деревни Погребальных Костров, Ланидра, - заклинатель останавливается, - А этот оборванец поможет тебе. Я слышал, он смог спасти двух стражей смерти от горстки вурдалаков, с которыми эти два мешка с костями так и не справились. Так что хоть на что-то сгодится.
   Чародейка смотрит на Вас взглядом своего покровителя, и Вы понимаете, она - его любимая ученица. А, значит, старый плут надеется на успех операции.
   Начинается дождь. Где-то далеко за озером Лордамер сверкают молнии и грохочет гром. С новой попутчицей Вы спускаетесь вниз к главной дороге. "Так и будешь молчать?" - спрашиваете Вы её, когда крыши Сепульхера скрываются из виду.
   Дорога долгая, и женщина успевает рассказать историю своей жизни почти целиком. Родилась она в Брилле. Отец служил на мельнице у Агамондов, а мать была служанкой в доме мирового судьи Северна. Больше всего н свете Ланидра любила послушать истории про магов и сама хотела обучаться тонким искусствам. Но родители знали хорошо, путь простым девочкам в Даларан закрыт. Только такие аристократки, как Джайна Праудур, могут позволить себе дорогостоящее обучение. Будущее рисовалось безрадостным, и в пятнадцать лет Ланидра сбежала из дома, спряталась в лодке торговца межу мешками с зерном и отказалась на другом конце озера у самого Даларана. Конечно же, стать студенткой не удалось. Зато судьба свела её с одним молодым магом. Он сделал её сначала служанкой, а затем любовницей и научил немного колдовать. Когда Даларан осадили отряды Артаса, вместо того чтобы самоотверженно сражаться, парочка сбежала по подземному ходу. Долго скитались они по зачумлённым землям. Чародей боялся заразиться и на поиски пищи посылал свою подругу. Сам же он лишь на месте проводил обряды очищения. В итоге Ланидра заболела хронической формой болезни, но никому не сказала. На окраине Андорала их настигла стая вурдалаков, оба погибли. Вот только парень, не заразившийся чумой, больше не встал, а девушка поднялась отрекшийся.
   Вы торопитесь. Хоть времени ещё достаточно, но путь предстоит не близкий. А вам лучше успеть а деревню до наступления темноты, пока её жители не превратились в воргенов. Дождь льёт, как и ведра, мутные потоки стекают на дорогу по отрожистым склонам. Вдруг сквозь стук капель Вы отчётливо различаете скрип телеги. Вы хватаете спутницу и рывком затаскиваете её в заросли кустарника.
   На тракте появляется повозка. Кучер натягивает поводья и останавливается.
   - Всё, приехали, - говорит он хриплым голосом человеку в лиловой робе, сидящему рядом с ним на козлах.
   - То есть как это приехали? - беснуется тот, - Довези всё до конца до самого лагеря. У нас уговор.
   - Уговор-то уговор. Только вот я не договаривался вязнуть в грязи. От проклятого дождя всё размокло. Сам посмотри. Тут глина, да суглинок - увязнем в два счёта.
   - А я говорю: "Давай, трогай, сворачивай с дороги, балбес!"
   - Тогда я разрываю уговор и везу всё обратно. Мне моя телега дороже твоих грошей, маг! - угрожающе кричит крестьянин.
   Они препираются ещё немного. Наконец житель Даларана сдаётся.
   - И что ты предлагаешь?
   - Зови своих ребят и пусть несут сами. Тут не так уж и далеко. Мили не будет.
   - Вот подлец! Я бы превратил тебя в лягушку, да маны жалко на столь безмозглое создание.
   Чародей сходит с телеги, в сердцах пинает колесо и начинает колдовать. Вверх взмывает сигнальный огонь и рассыпается в небе целым снопом искр.
   - Убьём их? - шепчите Вы спутнице.
   - Нет! - возражает она, - Не видишь, даларанский маг. Кто знает, на что он способен.
   Появляются трое в одеяниях Кирин Тора. Они толкуют о чём-то. Затем один уходит за подмогой, а Вы понимаете, что придётся застрять здесь надолго. Справа скалы, впереди, по-видимому, лагерь заклинателей. Не обойти. Через дорогу не перебежать - увидят. Придётся ждать. Скоро появляются крестьяне и воины. Они стоят, что-то обсуждают, ругаются. Затем тот первый, которого, оказывается, зовут Атаерик, начинает руководить разгрузкой. Сундуки невероятно тяжёлые. Несколько взрослых мужчин несут их с трудом. Люди всё прибывают и прибывают. Вокруг повозки скапливается толпа, но большинство, особенно это касается магов, предпочитает стоять в сторонке и работать языком, а не руками. Количество сундуков убывает катастрофически медленно, а день уже давно перевалил за середину. Хуже того, сзади, со стороны Хильсбрада подходит вторая телега, третья, четвёртая.
   Вы продолжаете сидеть в убежище. А даларанцы всё носят и носят проклятые сундуки. Темнеет, и становится ясно: до восхода Луны в деревню Погребальных Костров не успеть. Ноги и спина уже давно бы затекли, будь Вы живы. Но кровь давно уже остановилась в жилах, и в своём теле Вы можете быть уверенны.
   Маги и их приспешники освобождают тракт только с наступлением сумерек. Вы ещё немного сидите в кустах а лишь потом осторожно покидаете укрытие. Битвы с воргенами не избежать.
   Тьма сгущается. Лес наполняется ночными звуками. С высоты дорожной насыпи Вы осматриваете окрестности. Своротка на деревню Погребальных Костров спускается вниз и прорезает заросли бузины. Где-то через двести шагов от неё отходит тропа в замок Сильверлейнов или Крепость Тёмного Клыка, как его всё чаще называют сейчас. Она, извиваясь поднимается вверх между уступов скалы. А на вершине виднеются мрачные угрожающие силуэты стен и башен обиталища Аругала. Впереди на фоне тёмной массы деревьев ещё заметен частокол, окружающий поселение. А высоко в небе и над каменными укреплениями и над старыми фахверковыми домами насмешливо светит большая круглая Луна.
   Быстрое обследование даёт неутешительные результаты: ограда практически неприступна. Придётся идти через ворота. Они почему-то не закрыты дверьми, видимо, их убрали, так как воргены не могут своими лапами справиться с замком. Вход охраняют двое чудовищ. Вы применяете заклинание уход в тень и растворяетесь в ночи, незаметно подходите к стражникам и бросаете сонный порошок Юхана. Безвольные марионетки Аругала тут же засыпают. Из-за дерева с самодовольной усмешкой выходит Ланидра и заживо сжигает несчастных огненными шарами. Путь свободен. Теперь главное - не шуметь.
   Мягко ступая, Вы проникаете за ворота и тут же натыкаетесь на жителя деревни. Крик застывает в глотке у воргена, так как ученица Далара примораживает его к земле. Далее следует огненная глыба, слово тьмы боль, взрыв разума довершает дело. Вы быстро, но бесшумно продвигаетесь вниз по улице мимо кузни, стараясь держаться вдоль стен домов. Наконец-то в лунном свете открывается главная площадь. В центре стоит фонтан со статуей какого-то рыцаря наверху. Должно быть, кто-то из рода Сильверлейнов. Некогда здесь струилась питьевая вода. Теперь же мраморная чаша превратилась в илистую лужу, откуда прямо-таки захватывает затхлостью. Слева высится здание ратуши с часовой башней. Далее выстроились в ряд три небольших домика. А за ними расположился большой особняк, возможно, резиденция местного старосты. Далее ещё она небольшая постройка и вот она - таверна на противоположном конце площади. По правую руку виднеется чьё-то утлое жилище и коновязи.
   Вы крадётесь воль стен в надеже, что никто не глянет из окон. Внезапно из-за угла с рыком выскакивает ворген. На заклинание нет времени. Ланидра делает скачок и мгновенно оказывается за фонтаном. А Вы вонзаете кинжал в хищное горло чудовища, в три прыжка оказываетесь у входа в гостиницу и скрываетесь в дверном проёме.
   Из узкого коридора Вы осторожно заглядываете внутрь: большой обеденный зал, горят несколько факелов, впереди лестница на второй этаж, слева проход на кухню. "Двое", - шепчите Вы напарнице. Та кивает в ответ. Как только вы появляетесь, воргены бросаются в бой. Чародейка примораживает обоих к полу. "Правый!" - командует она и пускает огненную глыбу. Вдвоём Вы осыпаете первую жертву заклинаниями. Внезапно освобождается второй нелюдь, издаёт жуткий пронзительный вой и кидается на девушку. Та делает скачок и оказывается у стойки. Монстр останавливается лишь на мгновение а затем прыгает на волшебницу. Вы впечатываете в его поджарое тело разряд магии тьмы. Хищник крутит головой и мчится на Вас. Ланидра было отступает, а затем начинает колдовать шар пламени. Вы окружаете себя щитом магии, и когти не причиняют Вам вреда. Тем временем мощное заклинание повергает зверюгу наземь. Заклинательница делает шаг, и тут же падает на ближайший стол. Из-за её спины вырастает новая тварь. На перевёрнутом стуле Вы видите следы крови и мгновенно творите исцеляющее заклятие. Новую атаку Ланидра блокирует посохом. А Вы насылаете на воргена панику. Он с визгом отскакивает и начинает метаться по залу, круша мебель и посуду. Град заклинаний обрушивается на него, а в воздухе пахнет палёной шерстью. Всё решается быстро. Но Вы понимаете, что ужасный грохот вкупе с воем и визгом, наверняка кто-то услышал, и очень скоро здесь окажутся все жители деревни. Нужно спешить.
   Комната аптекаря Берарда находится на втором этаже. Вы взбегаете. На лестничную площадку открываются двери трёх номеров. В одном из проёмов Вы видите огромного белого воргена. Почему-то сразу приходит на ум, что именно в него превратился учёный. Он угрожающе рычит скалит зубы и щёлкает когтями. "Только лечи", - говорит Ланидра и выходит вперёд. Вы кидаете на неё щит, а химик бросается в атаку. Маг успевает пустить шар огня, примораживает врага к полу и отступает. Неимоверным усилием Берард срывает оковы стужи и освобождается. Новый удар холода сковывает его движения. Вы накладываете слово тьмы боль, и заставляете ужасное создание остановиться, а затем Берард разворачивается и движется на Вас. На его пути встаёт заклинательница и использует морозный доспех. Посох не может отбить все атаки звериных лап, и роба волшебницы в нескольких местах пропитываете кровью. Вы пускаете в ход чары исцеления. Ланидра отскакивает и бежит в другую комнату. Бывший фармацевт устремляется за нею. Вы кидаете ему в след взрыв разума - он даже не поворачивается. Вы сжимаете в рукоятку кинжала и со всей силы вгоняете лезвие в спину нелюдя. Тело слегка подрагивает, а потом успокаивается. Самое время отдышаться. В тишине ночи слышно, как струйки нечистой крови просочившейся сквозь щели между досками, капают на первый этаж. Вы перешагиваете через труп и направляетесь к шкафу. Так и есть. Несколько тетрадок с записями в общем кожаном переплёте лежат на полке в окружении пробирок и колб с засохшим содержимым. Вы бросаете долгожданный трофей в мешок и спускаетесь вниз. Вдруг до Вашего слуха долетают какие-то звуки. Вы делаете сигнал замолчать и останавливаетесь. Так и есть. Похоже, Вы переполошили всю деревню, и теперь на площади собирается толпа.
   Столы, стулья, шкафы, доски, дрова и даже труп воргенов - всё идёт в дело. Вы стремитесь во что бы то ни стало забаррикадировать все окна и двери. Со второго этажа можно насчитать уже не менее сотни врагов. Одни рычат и скрежещут зубами другие - воют. Тех смельчаков, кто хочет прорваться ко входу, Ланидра встречает огненными шарами. Вы вдвоём бегаете из комнаты в комнату, едва заслышав скрежет или удары. От заклинаний мага нечистивцы бегут, Ваши на них не оказывают столь сильного эффекта. Да, слово тьмы боль - действительно мощное оружие, но оно не сопровождается сполохами пламени, снопами искр и запахом подгорелой плоти.
   Мало-помалу натиск ослабевает. Всё меньше воргенов пытается атаковать двери или влезть по стене. Большая часть порождений Аругала просто стоит на площади перед таверной.
   - Они что-то задумали, - говорит чародейка и вопросительно смотрит на Вас.
   - Кажется, я знаю, - отвечаете Вы и с печальной ухмылкой глядите на врагов со второго этажа, - Они просто ждут рассвета. Тогда твари станут людьми. Сейчас их лапы не приспособлены брать предметы, но утром... - Вы многозначительно смотрите на собеседницу и продолжаете, - Человек опаснее любого зверя. У него гораздо больше возможностей покончить с противником. Едва взойдёт Солнце, они смогут метать камни, пускать стрелы и даже соорудить таран, а, быть может, и поджечь здание. Жить нам осталось ровно как о рассвета, - печально заключаете Вы и смотрите на женщину.
   - Должен же быть выход!
   - Боюсь, выхода нет.
   Вы отстраняетесь друг от друга и молчите.
   Проходит время. Часы на башне ратуши бьют несколько раз. Воргены полностью прекратили атаки и замерли в ожидании. Вы сидите на полу, вытянув ноги. Все стулья ушли на баррикады. Ланидра устроилась напротив. Наверное, она тихо ненавидит Вас, виновника этой западни. Интересно, как бы она поступила, будь сегодня жива? Начала бы плакать? Метаться? Отрекшиеся уходят тихо, без лишней суеты. Вы опустошаете разум и перестаёте фокусировать зрение. Пальцы расцепляются, но не выпускают рукоятку кинжала.
   Вдруг почти разом вскрикивают несколько воргенов. Вы вскакиваете и кидаетесь к окну. Сначала Вы видите только бегающих жителей деревни, затем отблески пламени в окнах некоторых домов, потом стрелков на крышах. Их четверо. Пользуясь тем, что слуги Аругала в полном составе окружили таверну, они, должно быть, проникли в дома, забрались наверх и подожгли жилища, чтобы не дать возможности врагам добраться до них. Рискованное мероприятие. Сквозь суматоху раздаётся голос:
   - Эй, вы, отрекшиеся, выходите! Мы пришли за Вами. Пробивайтесь к воротам и бегите!
   Не сговариваясь, Вы с Ланидрой бросаетесь разбирать завал у двери. Судя по звукам с улицы, ещё несколько нелюдей упало замертво. А командир воинов кричит снова:
   - Быстрее, мешки с костями, мы долго не продержимся!
   Столб пламени предваряет ваш выход. Воргенов не так уж и много. Одни поспешили скрыться, другие уже лежат, пронзённые стрелами. Ланидра пускает вокруг себя волны пламени, слуги Аругала с визгом пускаются наутёк. Тем временем Ваши спасители спрыгивают с крыш горящих зданий, выхватывают щиты с мечами и присоединяются к вам. Вместе вы медленно двигаетесь к воротам, отбиваясь от одиноких нападающих. Вот и ратуша остаётся позади, а группа поравнялась с кузницей. С площади доносится грохот - обрушился один из подожжённых домов. Всё, ворота пройдены. Один из воинов посылает стрелу в глотку отчаянного преследователя. Вы добиваете взрывом разума другого.
   Маленький отряд устремляется прочь от проклятой деревни. Кажется, погони нет. Размокшая тропа скользит по ногами, взбираться в гору тяжело. Добежав о тракта, воины останавливаются. Вы ищете повреждения на некогда живых телах и применяете исцеляющий свет. Раны затягиваются быстро, без следа.
   - Кто Вас послал? - спрашиваете Вы, стараясь скрыть радость.
   - Далар Ткач Рассвета, - отвечает командир бойцов, - Он узнал, что Вы долго не возвращаетесь и велел выдвигаться. Маг сам всё спланировал. Он знал, что эти твари боятся огня и сказал пожечь здания. Ренферрел дал огненной жидкости по рецепту гоблинов. Вы же знаете, отрекшиеся своих не бросают. Нас слишком мало.
   Все вместе вы идёте по дороге на север, в сторону Сепульхера. Говорите мало. Каждый думает о своём. Далеко за деревьями над озером брезжит рассвет. Вот-вот жители деревни Погребальных Костров снова станут людьми и начнут тушить пожары. Дождь давно кончился. Булыжники брусчатки стали подсыхать.
   У перекрёстка Вы прощаетесь, скупо, без эмоций. Командир хлопает Вас по плечу тяжёлой рукой в латной перчатке и произносит: "Увидимся, брат". Ланидра не говорит Вам ни слова. Они разворачиваются и уходят к стану отрекшихся. Ваш же путь лежит в Подгород. Нужно доставить посылку аптекарю Зинг.
  
   Путешествие в Калимдор
   Снова квартал фармацевтов. Работа лаборатории не прерывается ни на мгновение: всё вокруг шипит, пенится, взрывается, горит, булькает, плавится, льётся, меняет цвет, а кое-что даже ползёт или бегает. Над головой трещат электроды, и Вы опасаетесь, как бы не попасть под молнию или не надышаться каким-нибудь ядовитым газом. Естествоиспытатели Подгорода - люди увлечённые, они не особо беспокоятся о соблюдении техники безопасности. Среди всей этой жуткой какофонии слышится чеканный голос опытного аптекаря Фаранелла, он, кажется, посылает на задание очередного искателя приключений: "Как видишь, в Королевском фармацевтическом обществе проводят весьма... любопытные эксперименты. Поскольку я мастер-аптекарь, в мои обязанности входит наблюдать за самыми интересными проектами. Работы полно, а времени в обрез! Хоть ты и чернокнижник, но, судя по всему, немало странствовал. Не поможешь мне? Нам очень нужно редкое вещество. Оно на редкость мерзкое, и его получают только от особой разновидности летучих мышей, которые водятся в дыре под названием Лабиринты Иглошкурых. Принеси мне гуано летучих мышей Лабиринтов, и мы примемся за работу..." Вы оглядываетесь и тут же проходите мимо. Глава Апотекариума занят, и Ваш доклад об успехах в деревне Погребальных Костров он выслушает в другое время. Зинг, как всегда, стоит в конце зала. У неё нет никакого оборудования. Все эксперименты женщины проходят далеко отсюда в пустыне Танарис, а здесь она исполняет обязанности консультанта. С удивлением Вы отмечаете, что у дамы даже после смерти сохраняется прекрасная осанка - редкое достоинство для обитателей Подгорода. Как только Вы подходите Зинг обращается к Вам сама: "У Вас какое-то дело ко мне?" Вы отвечаете, что прибыли из Серебряного Бора и отдаёте посылку. Учёная леди поднимает крышку и заглядывает в ящик: "Ах да, препараты сердец, о которых говорил Ренферрел. Я хочу поскорее начать экспериментировать с ними... Обнаружение новых форм ядов всегда вызывает живейший интерес в Королевском фармацевтическом обществе", - однако пренебрежительные жесты и разражённое выражение лица свидетельствуют об обратном. Исследовательница закрывает ящичек и некоторое время думает, куда же сплавить столь некстати свалившийся материал, барабаня пальцем по крышке. Её лицо внезапно оживляется, и она с явным энтузиазмом говорит: "Мой коллега из Калимдора, аптекарь Хелбрим, исследует воздействие лордеронских ядов на тамошних зверей. Он наверняка хотел бы иметь препарат из волчьего сердца, что мне прислал Ренферрел. Хелбрим обосновался в Степях, в деревне под названием Перекресток. Чтобы до него добраться, вам нужно будет на дирижабле добраться до орочьей столицы Оргриммара, а потом пешком проследовать на юг, в Дуротар. Направляйтесь на запад, в Степи, и вскоре дойдете до Перекрестка". Теперь Ваша очередь пасть духом. Кажется, Вас только что отправили на другой континент. Утешает только одно: как говорят, климат в окрестностях Оргриммара сухой, и там, наверное, не будет мерзких дожей.
   Вы спешите покинуть Подгород. Вышка дирижаблей находится межу столицей и Бриллем на холме. Её соорудили предприимчивые гоблины. Теперь они гоняют свои летательные аппараты в Оргриммар, а ещё на юг в Тернистую долину. Ещё при жизни Вы раз и навсегда усвоили один простой урок: нельзя доверять коротышкам. Всяческие гоблины, дворфы, гномы и даже люди невысокого роста только и хотят наживы. Ради звонкой монеты оно и предадут, и убьют, и пойдут на сделку с врагом. В Вашем роду все отличались ростом выше среднего, так что неприязнь к коротышкам у Вас в крови.
   Старые ступеньки скрипят под ногами. От дождя трухлявая древесина предательски скользит. Винтовая лестница несколько раз огибает башню, прежде чем достигнуть посадочной площадки. Здесь негде укрыться от промозглого ветра. Сильные порывы развевают даже промокший до нитки плащ. У края платформы стоят трое мерзких гоблинов. Это Запота, хозяин дирижабля, и двое его костоломов с палицами и щитами, снабжёнными зубчатой кромкой. Плутовская натянутая улыбка не сходит с их глумливых рож. "Время - деньги, друг", - хихикает зеленокожий, когда Вы обращаетесь к нему. Что Вас бесит больше всего, так это их фальшивые потуги снискать Ваше расположение. Неужели они действительно думают, будто кто-то сможет поверить в их доброту и участие? "Как дела?" - с ухмылкой произносит Запота своим писклявым голоском. Да, актёр из него никудышный. Вы с плохо скрываемым пренебрежением бросаете какую-то дежурную фразу и было отстраняетесь, но тут пронырливый делец пытается ещё и пошутить: "Брат сказал, что на этом торговом маршруте мы сделаем большие деньги, но не сказал, что на этой стороне не будет никого живого! Если Вы вдруг будете возвращаться и пройдёте мимо дирижабля, не могли бы Вы принести мне чего-нибудь поесть? В Оргриммаре продают отличное мясо, а мне бы очень хотелось поесть чего-то, что не сдохло пару недель назад". Вы косо смотрите на коротышку сверху вниз и проходите, не ответив. Всем известно: гоблины получают лучшие стейки, пирожное, торты, и даже штормоградский бри - деликатесы со всего Азерота и Калимдора. Просто у денежных мешков постоянное желание прибедняться. Вы сплёвываете, будто откусили какой-то тухлятины, и отходите к другим пассажирам.
   Среди угрюмой серой толпы выделяется человек в роскошном одеянии. Где-то Вы его уже видели? Ах да, именно с ним толковал опытный аптекарь Фаранелл. Кажется, он тоже направляется в степи и держит путь к Лабиринтам Иглошкурых. Вы подходите и невольно задерживаете взгляд на облачении. На голове шлем из черепа какого-то клыкастого животного с рогами. Головы змей украшают наплечники. В каждой детали чувствуется влияние магии скверны - зелёный огонь пробегает между волокнами ткани. В руках посох с головой дракона вместо набалдашника.
   - Что, красиво? - усмехается незнакомец?
   - Да, - говорите Вы и уже жалеете, что подошли близко к этой крупной шишке. Но Ваш попутчик, кажется сегодня в настроении.
   - Мы отбили это у орков в Логове Крыла Тьмы. Да, чернокнижники клана Чёрной Скалы понимают в таких вещичках, - он присвистнул.
   - Так Вы, стало быть, чернокнижник? - спрашиваете Вы, думая, что знакомство может оказаться полезным.
   - Да, демонолог, - с хрипотцой отвечает он и раздражённо кашляет.
   С детства Вас учили, будто демоны - это зло, не просто зло, а противоестественное миру явление. Теперь же отрекшиеся разрешили изучать такого рода магию в Подгороде, но под строгим контролем Тёмной Госпожи. Однако до сих пор Вы продолжаете смотреть на чернокнижников с опаской.
   Тем временем собеседник сплёвывает, утирается рукавом и спрашивает:
   - Куда едешь?
   - В степи. К аптекарю Хелбриму по поручению Королевского фармацевтического общества.
   - А, старина Хелбрим, - усмехается демонолог и кашляет, - знаю его, как не знать.
   Тут в разговор вклинивается пожилой воин:
   - В степи едешь? Счастливенько. Только там сейчас орудуют банды Альянса. Слыхал про таких? Они тебя в два счёта порежут.
   - Меня?
   - Да, тебя, салага, - старик смеётся, - и почувствовать не успеешь.
   - Это мы ещё посмотрим, - Вы стискиваете зубы. Появляется желание проверить челюсть дряхлого мешка с костями на прочность.
   - Посмотрим-посмотрим, - заливается тот, - Они там под каждым кустом сидят и выжидают. Нападёт на тебя какая-нибудь местная тварь, типа разъярённого кодо. Ты начнёшь отбиваться, потратишь всю ману. И тут-то тебя и возьмут готовенького. Или бежишь ты от каких-нибудь громовых ящериц. А они в тебя сковывающей стрелой. Чего'ж самим-о мараться. Вот и не убежал, - хихикает солдафон.
   - А тебе и радостно, старый шакал, - раздаётся хриплый бас из-за Вашего плеча, Чернокнижник встаёт с места и сжимает кулаки, в глазах мерцает зелёный огонёк скверны, - У Тёмной Госпожи каждый боец на счету! А ты хочешь размениваться нашими новобранцами? Такие, как ты, хуже любой шайки Альянса.
   Он тыкает посохом в кирасу вояки, и старая жестянка звенит, словно ржавое ведро, по которому пнули деревянным башмаком.
   - Ну всё-всё, успокойся, - визжит старикашка и шарахается к перилам, - Ненормальный, - бросает он сквозь гнилые зубы и опасливо глядит на знатока тёмных искусств.
   - Ладно, парень, - говорит чернокнижник, - я провожу тебя до Перекрёстка. Отрекшиеся своих не бросают, - и он мечет уничижительный взгляд в сторону смутьяна.
   Рёв мотора возвещает о прибытии дирижабля. Пассажиры заходят на палубу, а Вы стараетесь держаться радом с новообретённым покровителем. Тот уходит подальше от толпы, занимает место на корме, склоняется над бортом и глядит на проплывающие внизу леса вслед каплям дождя.
   Оказывается, Вашего попутчика зовут Кадоган. Родом он из Нортренда из семьи богатых колонистов. С детства мальчика не заботили ни поставки моржовых клыков, ни бивней мамонтов. Как и многие дети, он мечтал стать магом. Семейное дело должен был унаследовать старший брат, поэтому родители согласились отдать ребёнка в Даларан на обучение. Будет у сына всегда кусок хлеба с маслом, да и на наследство претендовать не станет. Учился Кадоган хорошо, а, кроме того, суровые нравы севера привили ему обострённое чувство справедливости, за которую рослый мускулистый парень готов был стоять с кулаками против любого. Вскоре он стал старостой курса.
   - Однажды мне рассказали, будто группа студентов занимается запрещённой магией, - говорит он и сплёвывает мокроту вниз в облака, - Я стал следить за ними. Думал, разберусь сам, я не привык жаловаться. Они заманили меня в ловушку. Сковали ужасным заклятием. Не давали ни пить, ни есть. А затем пришёл он, Ричард Кервин, - Кадоган трясёт головой, - Он дал мне чаю и начал рассказывать о тёмных искусствах и о могуществе, которое может дать запретная магия. А ещё он обещал жизнь взамен на клятву и вступление в братство. Более того, оказалось, это они наблюдали за мной и хотели видеть в своих рядах. И услышал я об их группе только потому, что они сами этого пожелали.
   Новый знакомый снова заходится кашлем, из груди доносятся странные клокочущие звуки, и знактоку тёмных искусств требуетя сделать несколько глубоких вдохов и выдохов, чтобы подавить приступ. Затем он продолжает:
   - Вот с тех пор я и стал чернокнижником. Тайная жизнь, иные миры, запретные плоды - всё это увлекало меня в молодости. Я подчинил себе несколько демонов. Мне нравилось новое тайное ремесло, но всё же меня беспокоила одна мысль. Что если я случайно в бреду или, будучи пьяным, отдам бесу приказ убить меня самого. Неужели он убьёт? Эта мыль тяготила меня, но я научился её подавлять. Я закончил учёбу, получил диплом и остался в Даларане преподавать защитную магию. А потом пришла Плеть. Меня определили в бригаду защитников академии. Когда нежить хлынула на улицы. Мы укрепились и решили стоять насмерть. Школа магии стала настоящей крепостью. Глупцы, зачем-то мы держались ещё два дня. Затем пришёл некромант Хейган Нечистивый. Он и его слуги на глазах у нас стали заживо разделывать наших товарищей и сшивать их тела в поганища. Я не мог пережить такое. И нечего меня винить, - Вам становится ясно, что Кадогану больно вспоминать, но он стремится выговориться, и Вы молчите, - К тому же я уже знал, что заразился чумой. Я притворился раненым, сказал, будто иду провести исцеляющие обряды. А сам отправился в подвал, заперся там, призвал демона и приказал ему убить меня быстро, без мучений и унижений. Вот так, чего боялся, то и случилось, только не в бреду, не в бреду, - Чернокнижник глубоко выдыхает, снова сплёвывает, а Вы видите, как его ногти глубоко врезаются в перила, - Очнулся я уже отрекшимся. А тот демон, - он поднимает взгляд, хитро подмигивает, и криво улыбается - он до сих пор служит мне.
   Вы прибываете в Калимдор рано утром. Дирижабль снижается, и сквозь пелену облаков проступает золотая гладь бухты Острорука. Воздушное судно проносится над грядой останцев и, минуя отрожистый кряж, пристаёт к вышке дирижаблей. Под взорами жадных до золотишка гоблинов Вы спускаетесь по винтовой лестнице вниз. Вокруг встают охрено-красные скалы, сложенные сильно выветренными известняками. Между ними ветер гоняет груды песка того же цвета. Вместо травы - редкие колючки. Кое-где виднеются невысокие деревья с толстыми стволами и колючими жёлтыми листьями. Таков Дуротар - негостеприимная новая родина орков.
   Кадоган туже затягивает платок, закрывающий рот и нос. Он отходит в сторону, творит заклинание скверны и внезапно оказывается верхом на коне погибели. Его копыта пышут огнём, а из черепа и холки торчат шипы. Вы понимаете, что он - демон.
   - Вы на коне. Я за Вам не успею, - говорите Вы.
   - Не волнуйся, я пущу его шагом, - отвечает Кадоган.
   Вы доходите до внушающих трепет врат Оргримара, но сворачиваете на юг и двигаетесь по широкому пыльному тракту. Движение здесь оживлённое. Везде орки, они идут пешком или едут на волках. Иногда в толпе попадаются тролли и таурены. По мере удаления от столицы путников становится заметно меньше. Строения свинофермы по сторонам от дороги пропадают, и вот Вы вступаете под нависающие своды каньона Колючего Ветра. "Осторожно, здесь поблизости гнездятся гарпии, - говорит чернокнижник, Вы усмехаетесь в ответ, - Некоторые владеют магией стихий", - добавляет он и кашляет.
   На выходе из ущелья вас встречает Колючий Холм - небольшой городок с высокой башней и залом вождей. Вы проезжаете, не задерживаясь. Местные жители провождают Вас недобрыми взглядами. Матери уводят детей с улицы. Хоть орки с отрекшимися и заключили союз, простые поселенцы до сих пор не доверяют подданным Тёмной Госпожи. Нечего и сомневаться, неприязнь взаимна.
   Вы поворачиваете на запад, преодолеваете ещё почти столько же по однообразной пустынной местности, и по добротному деревянному мосту переправляетесь через реку Стоптивую. На другом берегу стоит застава орков - высокая сторожевая башня с красной крышей и укреплённый бункер. Здесь денно и нощно дежурят стражники орды. Кадоган машет Ак' Зелоту, орку-чернокнижнику. Оказывается, он здесь работает по заданию авторитетного знатока тёмных искусств Ниру, огненного Клинка из Оргриммара. Вместе они пытаются найти и уничтожить отколки демонической порчи, которая всё ещё влияет на орков. Но Вам некогда беседовать о последних находках, и Вы продолжаете путь по бескрайним степям.
   День разгорается. Жара степей Вам непривычна после извечных дождей и сырого ветра Лордерона. Но Вы уже давно безразличны к погоде, перемена климата - всего лишь новое необычное ощущение, не более. Растительность по эту сторону реки богаче, чем в Дуротаре - множество разных трав и раскидистых деревьев. Вдалеке попадаются пугливые жевры. На них охотятся гигантские нелетающие птицы долгоноги.
   - А правда, что здесь промышляют банды Альянса? - спрашиваете Вы своего спутника, который вновь сделался молчаливым.
   - Правда, - говорит он серьёзно, - Несколько недель назад они припыли из Тернистой долины на корабле в Кабестан и лютуют на подходах к Перекрёстку. Выслеживают одиноких путников, которые не могут за себя постоять и нападают.
   - Вот как, - Вы угрюмо усмехаетесь.
   - Кстати, пора мне призвать моего синего друга, - замечает Кадоган и снова сплёвывает мокроту.
   Конь Погибели куда-то исчезает. Чернокнижник воздевает руки. Вокруг него расходится фиолетовое сияние, и будто ниоткуда появляется демон бездны - огромное создание цвета тёмного сапфира с двумя горящими белыми глазами. Он парит над землёй. Ног у него нет, зато ручищи мощные, как у орка. "Мне не нравится это место", - произносит он глубоким замогильным голосом.
   Далее идёте молча. Однообразный пейзаж не вызывает никакого интереса. Демон попятам следует за своим господином.
   Внезапно в воздухе раздаётся свист. Ваше тело мгновенно коченеет. Из-за кустов выскакивает гномичка с розовыми волосами в красной с золотом робе. Вы бросаете на себя магический щит, а она уже колдует вторую ледяную стрелу. Краем глаза Вы замечаете: Кадогана сзади оглушил разбойник и теперь наносит удар за ударом отравленным кинжалом. А прямо на Вас несётся человек-воин с топором наперевес. Вы на мгновение теряетесь, но тут же начинаете лихорадочно творить заклятья быстрого исцеления, то на себя, то на чернокнижника. Тем временем демон бездны бросается на рыцаря. Демонолог приходит в себя и накладывает на противника страх, заставляя того бежать без оглядки. Вы стоите и исцеляете себя от постоянных атак чародейки. "Беги! Я сам справлюсь!" - кричит Кадоган и указывает на заставу в четверти мили отсюда. Вы срываетесь с места и несётесь что есть мочи. Но проклятая гномичка делает скачок и примораживает Вас к месту. Ну уж нет Вы заставляете её бежать в ужасе своим проклятием. Тем временем разбойник уже обложен заклятиями магии скверны. Его гибель - лишь вопрос времени. И вдруг слышится стук копыт. Откуда ни возьмись подлетает жрец, соскакивает с коня и исцеляет горемыку, далее волна света исходит от него на воина и мага. Служитель что-то кричит и заклятием сковывание нежити пригвождает Кдогана к месту. "Ну уж нет, я так просто не сдамся, - кряхтит он сквозь зубы, - беги, зови на помощь!" - кричит он Вам. Вы снова бросаетесь наутёк. Через несколько шагов, не сбавляя ходу, оборачиваетесь: Демон бездны раскидывает воина и разбойника. Жрец жжёт ману Кадогану, а гномичка закидывает его стрелами льда. Лучше не видеть. Вы несётесь, что есть силы. Здания заставы медленно, но приближаются. "На помощь! Помогите!" - кричите Вы. Но из-за быстрого бега дыхание сбилось, и из горла вырывается лишь хрип. Снова оборачиваетесь: демон Бездны падает и растворяется в воздухе, жрец убегает в страхе от проклятия, Кадоган выкачивает жизнь из мага.
   Наконец Вас замечают. Могучий орк ревёт "Заг-заг!" - и устремляется вперёд с топором наперевес. За ним выбегают ещё три воина в шипастых доспехах. "Кадоган жив, Кадоган жив", - твердите Вы себе, стараясь успеть. Он сражается отчаянно, но силы оставляют опытного чернокнижника. Банда Альянса видит приближающийся отряд. Но, они во что бы то ни стало ходят добить отрекшегося. Вы летите вперёд ордынцев. Наконец-то расстояние позволяет. Щит, быстрое исцеление, ещё одно, ещё одно. Кадоган распрямляется. Мерзкая гномичка падает замертво. Трусливый священник пускается наутёк, а за ним и разбойник с воином. Кадоган посылает им вслед огненный ливень. Раскалённые камни летят с неба и бьют беглецов. Орки уже здесь. Всё решается быстро. Несколько ударов, и топоры рубак окрашиваются человеческой кровью.
   "Ты - молодец, - говорит чернокнижник, кашляет и похлопывает Вас по плечу, - Ты хорошо послужишь Тёмной Госпоже". Вы благодарите орков. В ответ они бьют себя в грудь и отвечают: "Сила и честь!" Кадоган жмёт руку их предводителю Кураллу, и вы расстаётесь. Теперь до Перекрёстка рукой подать.
   По дороге, называемой Золотой Путь Вы въезжаете в главный оплот орды в степях. На площадке перед таверной Вы прощаетесь с Кадоганом. Он спас Вам жизнь, а Вы - ему. Но всё же, если бы чернокнижник гнал коня погибели во всю прыть, он, возможно, смог бы избежать засады. Вы чувствуете, что должны суровому заклинателю, но Вам нечего дать. Попутчик улавливает Ваши мысли. "Мне ничего не надо от таких, как ты. Я служу Тёмной Госпоже, а отрекшиеся своих не бросают. Ходи с оглядкой и опасайся живых", - напутствует он на прощание, призывает демонического скакуна и устремляется по Золотому Пути на юг. Сквозь стук копыт слышится уже знакомый кашель.
   Вы же осматриваетесь и, наконец, рядом с укротителем ветрокрылов находите лавку аптекаря Хелбрима. Учёный чем-то похож на Ренферрела (уж не братья ли они), но у него на лысой голове всё же торчат несколько клоков спутанных волос. Сейчас он делает суспензию из спор грибов. Алхимику помогает тролль по имени Хула'Махи. Долговязый клыкач продаёт реагенты травы и яды. Видимо, сам экспериментатор не унижает себя таким неосточным делом, как торговля.
   Вы подходите ближе, приветствуете фармацевта и протягиваете ему коробку с образцами. "У Вас посылка для меня?" - удивляется член Королевского общества. Он срывает печать Зинг, открывает ящичек, читает сопроводительную записку и произносит: "А, очень хорошо. Если первые результаты верны, токсические свойства этих сердец могут серьезно продвинуть нас в наших представлениях о ядах. Это долгожданная посылка. Ваша награда за нее - совершенно заслуженная". Он долго роется в мешке со всяким хламом, выуживает оттуда потрёпанные перчатки и отдаёт Вам. Чем-то они пахнут. Вы втягиваете воздух. Да, точно. Пиво. Неужели раньше ими владел какой-то пивовар? Пора возвращаться. Придётся идти назад одному. Остаётся только надеяться, что на дороге не появилась новая шайка Альянса. Гибель четырёх соратников должна остудить охоту горячих голов атаковать ордынцев на их же территории. По пути домой Вы размышляете, как сердца воргов могут сохраняться так долго и не протухнуть. Наверное, какой-то специальный консервирующий состав алхимиков.
   Новый рассвет. Снова Серебряный бор. Вы подходите к тенту Ренферрела.
   - О, Вы вернулись, - удивляется учёный.
   - Вот, господин Фаранелл сказал Вам передать, - говорите Вы и подаёте тетрадки Берарда.
   - Записи аптекаря Берарда! В смелости Вам не откажешь. Теперь давайте посмотрим, чем занимался Берард прежде, чем сошел с ума...
   Экспериментатор говорит, что изучит их немедленно, а Вас просит зайти попозже. Наконец-то заслуженный отдых, первый раз за столько дней.
   Утро нового дня. Вы снова у аптекаря. По внешнему виду вы догадываетесь, что Ренферрел снова не спал всю ночь.
   - Согласно записям Берарда, мох озерных тихоходов и озерных ползунов может оказаться полезным для решения нашей задачи по изготовлению новой отравы. Эти твари обитают на островах на озере Лордамер на востоке. Он также упоминает об очень редкой субстанции - твердой опухоли, обнаруженной им у мурлока из племени Злобного Плавника. Очевидно, эта опухоль столь редка, что Берарду удалось раздобыть лишь одну. Соберите образцы мха, а также редкую твердую опухоль и отнесите их аптекарю Фаранеллу в Подгород, - говорит он Вам.
   Что'ж. Снова пора в путь.
  
   Последний день в Серебряном Бору
   До островов можно добраться только вплавь. Старая переправа теперь находится в лапах слуг Плети. Отсюда гноллы из племени Гнилошкуров перевозят трупы для Тула Когтя Ворона, главы сил Плети в Серебряном бору. Лодки не найти. Но всё-таки плыть придётся оттуда.
   Привычного дождя нет. Не слышно знакомых ударов капель по веткам и листьям. Лес будто бы затих, притаился и замер. Вы не ждёте лёгкого пути и готовы к бою. Два шага за дорогу. Ноги пружинят на толстой подстилке из хвои и мха. Граница владений отрекшихся пересечена. Ещё пара шагов. Ну, где же вы? Покажитесь. Ещё четыре шага. И вот из-за склона холма выбегают три вурдалака. Наконец-то. Каждый получает слово тьмы боль. Одного оглушает разряд тёмной магии. Остальные тщетно бьются о щит света. Слуги Когтя Ворона пускают в ход магию. Обычно простые упыри не владеют заклинаниями. Но, видимо, Тул наделил приспешников некими способностями, которые те применяют бездумно. Взрыв разума - повержен первый, ещё один - падает второй. Вы чувствуете то, что при жизни назвали бы болью, непереносимым жгучим ощущением. Но сейчас чары плети вызывают лишь чувство повреждения. Маны нет. Бывший фермер успевает нанести несколько ран огромными лапами. Вы отбегаете и разворачиваетесь. Враг скользит на мокрой хвое, падает на колени, поднимается и с криком устремляется на Вас. Вы хватаете жезл. Несколько разрядов, и третий повержен. Пора восстановить истерзанные ткани исцеляющим светом.
   Вы карабкаетесь по косогору, хватаетесь за вымытые дождём корни, подтягиваетесь и влезаете на небольшой глинистый гребень. Роба снова измазана - не впервой. С вершины хорошо виден берег. Старый причал в хорошем состоянии. Рядом небольшой лагерь. У костровища сидят два скелета в доспехах с мечами. Громоздкие наплечники, наручи и поножи болтаются на костях без плоти. Действовать нужно быстро. Наверняка, в чаще укрылись ещё солдаты Плети. Вы подходите ближе. Теперь деревья Вас не скрывают, но тупоголовой нежити не приходит в голову поднять взгляд. Сверху Вы атакуете бывших воинов разрядами магии тьмы. Те, гремя доспехами, бегут, но не могут залезть по склону. Разряд, ещё разок. Один скелет рассыпается в груду костей. Второй ещё пытается лезть. Новое заклинание, пасс руками. Вы размахиваетесь, теряете равновесие на тонком гребне, переступаете, попадаете ногой на скользкую ветку и кубарем катитесь вниз. Приспешник Когтя Ворона кидается в атаку, размахивается мечом. Ржавое железо отскакивает от щита магии. Враг неуклюже наносит один удар за другим, каким-то чудом Вам удаётся избежать каждого. Вы катаетесь и мечитесь по земле, но не можете встать. Ещё один рывок противника. Но вместо того, чтобы отшатнуться, Вы со всей силы пинаете ходячего остова в голень. Хрупкая кость трещит, а нечестивое создание валится наземь. Быстрый удар кинжалом - старый череп трескается в надпереносье, а его владелец вновь обретает покой. Вы уже направляетесь к воде, как из леса доносится мерзкое бормотание вурдалаков. Сколько их - какая разница. Пора делать ноги.
   Вы искренне надеетесь на то, что примитивная тупоголовая нежить не полезет в воду, или хотя бы не умеет плавать. Доски короткого старого пирса трещат и гнутся под ногами. Вы разбегаетесь и прыгаете в ледяную воду озера Лордемер. Холод окружает со всех сторон. Но нет ни боли, ни скованности в движениях. Ощущается только информация о температуре, не более того. Страшно даже представить, что было бы, будь Вы живы. Плыть долго, остров Фенриса более, чем в миле от берега. Любой живой сгинул бы от стужи, не преодолев и половину пути. До берега рукой подать, и Вас уже, определённо, заметили. Несколько вооружённых гнилошкуров прохаживаются вдоль линии прибоя и скалят жёлтые зубы.
   Стрела свистит около уха и врезается в воду. Вы кидаете на себя щит и направляете на стрелка несколько разрядов тёмной магии. Остальные вояки забегают в озеро по колено и замирают в нерешительности. Вы расстреливаете их жезлом. Один пытается плыть, но поворачивает назад. Остальные гноллы убегают в ожидании, пока Вы не выберетесь на сушу. Медлить нельзя. Сейчас здесь будут новые и новые прислужники Плети в том числе и стрелки. Вы достигаете берега, обновляете щит, выбираетесь из ильных наносов и пускаетесь наутёк, что есть мочи, даже не пытаясь добить тех неудачников. Мокрая роба предательски липнет к ногам и не даёт быстро бежать. Позади слышно отвратительное тявканье. На ходу Вы оборачиваетесь и видите, что из ворот замка, который теперь занимает Тул, высыпало множество нечестивцев. Теперь они устраивают настоящую облаву. Движутся гиенолюди быстрее Вас. И вот уже воздух снова прорезают выстрелы. Кто-то смог наложить проклятие Тула - восстановление маны сошло почти на нет. Щит пал. Одна стрела вонзается в плечо, вторая - в спину. Боли нет, но повреждение сказывается. Не бегу Вы накладываете обновление - медленное заклинание исцеляющей магии. Но вот ещё один арбалетный болт входит по ребро. Вы стискиваете зубы. Живой человек давно бы пал. Но останавливаться нельзя. Новый щит даёт ещё небольшую передышку. Раны немного затягиваются и перестают кровоточить. Конец острова. Вы бросаетесь в воду. Через мгновение гнилошкуры уже облепляют берег и выпускают залпы болтов. Все они ломаются о щит, а гноллы продолжают стрелять, пока Вы не уходите достаточно далеко.
   Ещё пара стрел, и всё могло быть кончено. Всего их пять. Все сидят глубоко. Вы садитесь под дерево и осматриваете раны. Слабость накатывается волнами - всё-таки даже в теперешнем состоянии повреждения не проходят бесследно. Нужно исцеление. Маны, её нет. Проклятие Тула слетает не скоро. Но Вы тут же чувствуете приток магической энергии. Теперь достаточно. Вы вытаскиваете стрелу из груди и тут же накладываете исцеляющие чары. То же самое с четырьмя остальными болтами. Теперь отдых. Сил больше нет. Высоко над лесом восходит солнце. Его лучи нещадно жгут глаза, и Вы опускаете голову вниз, чтобы не видеть испепеляющего светила.
   Первый раз после возвращения в мир Вы задумываетесь о смерти, или, лучше сказать прекращении существования. Что испытывает отрекшийся, исчезая? Видимо, это - не боль и не мучения. Быть может, разочарование, жалость, злость? Или всё совершается мгновенно, будто в тёмной комнате задули единственную свечу?
   Но рассуждения - не Ваш конёк. По крайней мере, Вам удалось сохранить себя. Нужно принимать то, что есть, а не задавать вопросы судьбе. Вам становится лучше, теперь можно подняться на ноги и осмотреться. Это - первый из пяти маленьких клочков суши, образующих вместе с островом Фенриса кольцо напротив Альтеракских гор. А ведь здесь вдали от беспокойных гноллов и живут болотные тихоступы. Это - особый вид созданий природы. Их тела состоят из переплетённых лоз и корней. Постепенно они обрастают мхом. На них поселяются травы и грибы. И при всём при том такие существа могут ходить, у них есть глаза, руки и ноги. Бесспорно, они - порождения сильной естественной магии.
   Вы проходите вглубь острова, и вот среди влаголюбивого кустарника видите его - огромное создание движется медленно, оправдывая своё название. Узловатые конечности поднимаются и опускаются со скрипом. С груди и головы, словно сосульки свисают длинные зелёные пряди. Спина поросла скорополохом. Вы уже давно избрали тактику боя с болотным исполином. Должно сработать. Атака и сразу де бегство. Создание творит какое-то заклинание. Вы чувствуете слизь на руках. Через мгновение Ваши пальцы покрываются скользким водорослями, и кинжал падает из рук. Поднимать бесполезно. Вы посылаете ещё несколько разрядов тёмной магии и бежите вновь. Болотный великан медлителен и не может Вас догнать. Ещё одна остановка, заклинание, и он падает. Вы возвращаетесь, подбираете кинжал, срезаете им вожделенный мох и кладёте в мешок. Остальные собраться гиганта - источники образцов пали точно так же. А вот с озёрными ползунами пришлось туже. Эти красноватые громады, оказывается, способны насылать на противника яд, и, что ещё хуже, опутывать их корнями, приковывая к месту. Поэтому с некоторыми из них пришлось сойтись врукопашную.
   Теперь следует подумать о мурлоках. Вы уже встречались с ними в Трисфале. Но здесь эти создания гораздо опаснее. Если около столицы Лордерона их всегда теснили и истребляли люди, то на островах они веками жили и развивали свою примитивную культуру. Как рассказали стражи смерти, все здесь владеют магией, пусть даже самой простой, но волшебство помогает озёрному народу. В бою. Даже гнилошкуры стараются с ними не связываться. Вы двигаетесь по направлению к берегу и замираете в кустах. В поле зрения три группы хижин из тростника и листьев. Вокруг них суетятся земноводные твари. Одни копаются в ильных наносах, другие перебирают цепкими мальцами водоросли, третьи плавают в воде и пытаются поймать рыбёшку. Они Вас, определённо не замечают, вернее, не думают увидеть врага там, где их никто никогда не беспокоит. Наблюдать за мурлоками интересно. Они то ссорятся, то сосредоточенно работают вместе, то разделяются. Есть ли в их поведении зачатки разумной деятельности? Иногда они даже переговариваются между собой странными клокочущими звуками. Когда Вы были ребёнком, то однажды играли около мастерского гончара Патрика Холла. Он тогда как раз делал партию водных свистулек. Вы хотели заиметь одну из них. Но о том, чтобы её купили Ваши родители, не было и речи. Вдруг мастер увидел, что одна из партии сильно деформирована. Он тогда взял её и подошёл к Вам. "Хочешь?" - спросил он. И Вы только закивали готовой. Когда Вы её наполнили водой, то вместо свиста она произвело тот самый звук, который издают мурлоки. Воспоминания отвлекли Вас. Пора думать о деле. Вы высматриваете особь с опухолью. Судя по рисункам Берарда - а он оказался замечательным иллюстратором - та самая болезнь всегда поражает морду. Её почти не бывает на теле. Однако ни у кого из этой группы её нет.
   Вы скрываетесь среди деревьев, переходите на новое место и снова наблюдаете. Так удаётся исследовать несколько стойбищ грязекопов. Одно, два, три, четыре. Ни у кого нет и намёка на опухоль. Что'ж покойный аптекарь писал, будто она редкая. Наверное, так оно и есть. Вы переходите с острова на остров. Перед глазами проходят сотни мурлоков. Никакой опухоли. Быть может, сейчас вся популяция здорова? День перевалил за половину, а найти ничего так и не удалось. Между тем все мелкие островки закончились. Остаётся только дикий участок острова Фенриса позади крепости Тула, куда не заходят гноллы. Там есть поселения мурлоков.
   Вы переплываете на другой берег и снова подкрадываетесь к мурлокам. Вот он. Старый озёрный обитатель сидит под навесом. Окраска его тела фиолетовая, значит он - шаман. А на морде в области щеки хорошо видна большая опухоль, которая явно сдавливает глаз. Кроме него, здесь ещё четверо земноводных. Эти копаются в иле в полосе прибоя. Пятеро на одного - слишком много. Но Вы успели подготовиться. На рынке в Подгороде Вам удалость купить зелье невидимости. Старо, как мир. Но здесь нет никакой детекции магии, поэтому успех гарантирован. Вы откупориваете пробку, глотаете содержимое колбочки и бросаетесь бежать. Времени мало, стоит лишь сосчитать до десяти, как действие прекращается. Раз, два, три - Вы на середине пляжа. Четыре, пять шесть - у мурлоков. Мягкие шаги - не вспугнуть бы. Семь, Восемь. Вы под навесом около шамана. Девять, десять. Вы откупориваете пузырёк с сонным порошком Юхана и развеиваете остатки во все стороны. Сработало. Все пятеро моментально погружаются в глубокий сон. Нужно убить старика и вырезать опухоль, пока действие снадобья не прекратится. Вы отходите на пару шагов и пускаете в ход взрыв разума. Мурлок тут же просыпается. С криком он бежит на Вас, но его зова никто не слышит. В отчаянии земноводное крутит головой - помощи нет - останавливается и вызывает молнию. Ваши мышцы почти вскипают. Вы падаете на песок. Враг, размахивая посохом несётся вперёд. Вы успеваете наслать на него ужас. Ещё один взрыв разума и два разряда жезла добивают несчастного. Кажется, сломано несколько рёбер и перебита голень. Из последних сил Вы применяете исцеляющий свет на себя. Время уходит. Снова порядок. Вы делаете два шага, переворачиваете тело, достаёте нож и вырезаете опухоль. Ужасный крик заставляет Вас поднять голову. Четверо пришли в себя и теперь несутся, размахивая дубинами. Пора убегать. Боевой клич подхватывают обитатели соседних стойбищ. За считанные мгновения вся прибрежная колония охвачена гневом. Бежать можно лишь в одну сторону - туда, где белеют стены замка Тула.
   Вы петляете между кустами и пытаетесь спрятаться. Кличи земноводных слышатся отовсюду. Вы огибаете дерево и натыкаетесь на троих. Проклятие ужаса и щит на себя. Магия действует. Враги разбегаются. А Вы меняете направление. Лес становится гуще, а крики - тише. Неужели удалось оторваться? Ласты грязекопов не сильно приспособлены для бега между деревьями. Вы преодолеваете ещё четверть мили и понимаете, что вокруг становится тихо. Неужели отстали? Можно перевести дух. Вы оглядываетесь - вроде никого. Что-то странное - кожа на спине покрывается мурашками. Вы оборачиваетесь. Мурлок! Как он смог подкрасться незаметно? Впереди колючие заросли. Бежать некуда. Земноводное втыкает в землю тотем и бросается на Вас. Вы творите щит магии и кидаете во врага слово тьмы боль. Набалдашник тотема начинает светиться. Все повреждения от сил тьмы исцеляются. Это лечебное заклятие. Нужно уничтожить тотем. Но поздно. Мурлок наносит удары дубиной. А Вы отступаете, пытаясь парировать их кинжалом. Так дальше продолжаться не может. Чары страха готовы - Вы променяете их. Пока враг бегает, объятый безумием, Вы выдёргиваете тотем и перелавливаете его через колено. Теперь судьба безрассудного обитателя побережья предрешена.
   Вы вынимаете кинжал из тела поверженного соперника и стираете вязкую кровь. Вдруг вдалеке снова раздаются крики мурлоков. Видимо, они услышали звуки борьбы и теперь спешат сюда. Белокаменные укрепления замка Тула совсем рядом. Неужели придётся погибнуть от стрел гноллов? Призрачный шанс - если двигаться под самыми стенами, то, может статься, дозорные Вас и не увидят. Если есть шанс, почему бы не воспользоваться? Вы снова кидаетесь наутёк, достигаете крепости и крадётесь под самым парапетом. Лязг оружия, звуки выстрелов. Но нет стрелы летят не в Вас. Что-то происходит внутри. Вы медленно и бесшумно движетесь, прижимаясь к каменной кладке. Мурлоков не слышно - видимо, они боятся подходить близко к оплоту некромантии.
   Вскоре звуки сражения затихают. Тем временем Вы добираетесь до выхода из замка и останавливаетесь в нерешительности. Кто же победил? В том, что враг Тула - Ваш друг Вы тоже не совсем уверены. Однако нужно выбираться. Вы кидаете на себя щит и заклинание обновления, делаете пару шагов и осторожно высовываетесь из-за угла. Трупы гноллов. Они повсюду на дороге, между деревьев, на досках пирса. Ворота распахнуты. Вы ступаете тихо, словно кошка. Шаг, второй, третий. У одного перерезано горло, у другого отрублена лапа, третий будто бы сгорел заживо. Пора бы убираться, но любопытство берёт верх, и Вы осторожно заглядываете в замковый двор. Отрекшиеся! Неужели? Четверо как раз выходят из донжона. Воин, чернокнижница, разбойник и жрец. Они окликают Вас:
   - А ты кто и что здесь делаешь?
   - Я здесь на задании аптекаря Фаранелла, председателя королевского фармацевтического общества, - отвечаете Вы и идёте навстречу компании, - А Вы?
   Вместо ответа чернокнижница выхватывает из рук воина какой-то предмет и с гордостью говорит:
   - Вот!
   Вы не сразу понимаете, что это насаженная на палку голова с проломленным в нескольких местах черепом, сломанным носом и вся в кровоподтёках. Чья она Вы не знаете, но уже догадались.
   - Вы что самого Тула убили.
   - Да! - почти хором говорят герои, и воин продолжает:
   - Меня зовут Грейсон Мэдвелл. Я когда-то служил здесь в гарнизоне, теперь вот вернулся, - парень ухмыляется.
   Вы успеваете заметить добротные рыцарские доспехи, большой щит и великолепный меч. Шлем он пристегнул к поясу, и ветер играет его золотистыми спутанными волосами. Интересно, принадлежало ли ему всё это богатство при жизни, или громила получил сей набор в качестве трофея.
   Чернокнижница добавляет:
   - Мы здесь по поручению верховного палача Хадрика. Это он приказал избавить Серебряный бор от Плети раз и навсегда. Без Тула они долго не выстоят, - девушка ухмыляется, а бес у её ног злорадно хихикает, - Нам помогли аптекарь Ренферрел и маг из Подгорода Бетор Ледострел. Бетор изобрёл способ противостоять заклятиям Когтя Ворона, а Ренферрел изготовил зелье по его рецепту. Вот так мы смогли победить его! - Она потрясает отрубленной головой в воздухе.
   Молодой рыцарь перебивает её и продолжает:
   - А ещё мы нашли здесь говорящую голову. Знаешь, что она нам рассказала? - Вы понимаете, что все участники операции сейчас находятся в эйфории от собственного подвига, и Вам ничего не остаётся, кроме как выслушать их, - Тул когда -то был магом из Даларана, но как только напала Плеть, переметнулся на сторону Артаса и стал некромантом. Обладателя головы звали Аларик. Он был слугой и телохранителем Тула. Коготь Ворона сказал, что хочет защитить его от чумы, а сам превратил в нежить.
   Теперь встревает чернокнижница:
   - А потом, а потом Тул его обезглавил. Отрезал голову и отдал своим новым приспешникам гноллам. Так вот голова попросила нас выкопать своё тело. Я бы ни за что не стала этого делать, но Грейсон добрый. Он пошёл и выкопал, а останки сложил в мешок, - девушка улыбается и подмигивает воину. Вы понимаете, что оба явно симпатизируют друг другу. Интересно, способны ли отрекшиеся любить? Вы прикусывает губу, чтобы не выдать своих соображений. А вот жрец открыто ухмыляется.
   Рыцарь продолжает:
   - Это Аларик сам попросил отнести его и положить останки в тайник в крепости в обмен на нечто ценное, что там лежит. Когда мы пришли, голова рассказала нам о тайной полке, мы отрыли её и нашли от это, - Грейсон достаёт серебряный жезл, - знаешь, что это такое? Когда-то Тул Коготь Ворона, Бетор Ледострел и Гюнтер вместе учились в одной группе в Даларане. По окончании академии в знак вечной дружбы они сплели свои ученические жезлы в один. Тул предал друзей, и присоединился к Плети. Покидая Даларан, он выкрал жезл и спрятал его здесь. Знаком ли ему стыд или нет, но после этого Тул ни разу не обращался к магии жезла. Это нам всё головы рассказала. Тул один остался в живых после наступления Артаса. Бетор и Гюнтер погибли. Но затем оба восстали. Бетор, как ты знаешь теперь живёт в Подгороде в квартале магов. А вот когда Гюнтер получил второе существование, рядом никого не было. Он думал, что только ему удалось преодолеть смерть и не стать слугой Плети. В страже он сбежал на удалённый остров на озере Ясноводное. И лишь Бетор смог найти его и убедить присоединиться к отрекшимся. Я, пожалуй, отнесу жезл Бетору, думаю, он будет рад.
   Вы с завистью смотрите на Грейсона и его друзей. Они теперь - настоящие герои. А Вы - лишь скромный слуга, доставляющий реагенты для аптекарей. Ну да ладно. Судьба сама находит каждого из живых и неживых.
   За разговорами Вы подходите к берегу.
   - Больше я в воду не полезу, - заявляет чернокнижница, - Вот лодка. Давайте поплывём на ней.
   - Но ведь в ней трупы, - возражает жрец.
   - Скинем их в воду, - пренебрежительно бросает девушка, - Хоть не достанутся Плети.
   Мужчины замирают в нерешительности, а чародейка скалится, подходит к лодке, кряхтя поднимает тело, переваливает его через борт и сталкивает в воду.
   - Ну чего уставились. Давайте, помогите мне! - говорит она.
   Подключается Грейсон, затем разбойник, а потом и Вы. Хоронить их всё равно некому. Пусть хотя бы послужат кормом для рыб. Им сейчас и так голодно, мало чего осталось в округе живого.
   На берегу Вы разделяетесь. Чернокнижница с разбойником и жрецом отправляются доложиться Хадрику, а Вы с Грейсоном отправляетесь в Подгород.
   Уже вечер, а в лаборатории Апотекариума не стихает работа. Зловещие эксперименты не прекращаются ни на мгновение. Как обычно Вы находите Фаранелла посреди зала. Он не узнаёт Вас. Но Вы не обижаетесь. Слишком много отчётов и заданий принимает и раздаёт глава Королевского фармацевтического общества.
   - Что привело тебя сов в Подгород? - говорит он, стараясь всячески скрыть, что ему не до Вас.
   Вы напоминаете ему о задании и вручаете мешок с собранным материалом.
   Фаранелл внимательно слушает, не перебивая, а затем говорит:
   - Потеря Берарда - серьезный удар для Королевского фармацевтического общества. Но благодаря вашим стараниям и усердным исследованиям аптекаря Ренферрела разработки Берарда по-прежнему будут полезны делу Темной Госпожи. Мы находимся на пороге чего-то великого. Если бы вы не были столь искусны в военном деле, я пригласил бы вас вступить в члены нашего Общества.
   Вам приятно слышать похвалу от столь высокопоставленной особы. Но неужели благодарностью за столь опасное задание будут только слова?
   Алхимик видит Ваше замешательство и подзывает ассистентку. Он шепчет её что-то на ухо, и девушка согласно кивает. Лаборантка скрывается за одной из дверей, и вскоре возвращается с запаянной колбой. Молча она передаёт её Вам, слегка кланяется и уходит. И что же Вы получили? Зелье света и ночи - оно помогает быстро восстанавливать ману, если носить его с собой - генератор магической энергии, если угодно. Маломощный, но всё же лучше, чем ничего. Тем временем Фаранелл демонстративно отворачивается от Вас, давая понять, что аудиенция великого мастера окончена.
   В Сепульхер Вы возвращаетесь уже ночью. Сегодня у отрекшихся праздник. Укротитель ветрокрвыловКаросРаззок вместо приветствия кричит:
   - А ты знаешь, глупый мешок с костями, что сегодня наши ребятки убили самого Тула?
   Вы пытаетесь изобразить искреннее удивление. Так будет лучше, меньше расспросов. По пути к склепу Вам сообщают эту новость ещё два или три раза. И почему никто не говорит о том, что некий герой смог добыть записи аптекаря Берарда и насобирать реагентов для аптекаря Фаранелла? Нет, громкое убийство впечатляет публику гораздо больше, чем научная деятельность, к тому же алхимики всё время держат свою деятельность в строжайше секрете.
   Вы вздыхаете и вдруг замечаете, что Ренферрел зовёт Вас со из-под своего навеса. Быть может, он тоже хочет наградить Вас?
   Нет учёный не спрашивает, ни как прошёл сбор компонентов на острове Фенриса, ни что сказал мастер Фаранелл. Как всегда, он говорит только о деле, его деле:
   - Темная Госпожа давит на Королевское фармацевтическое общество, чтобы оно поскорее разработало Новую чуму. Мы упорно трудимся и добились значительного прогресса. Мы уверены, что успех был бы достигнут значительно быстрее, если бы мы могли распространять информацию среди членов общества. Поэтому я хотел бы, чтобы вы доставили мои последние находки аптекарю Лидону в Мельницу Таррен - небольшой городок, расположенный в предгорьях Хилсбрада. Путь туда неблизкий. Направляйтесь на юг и держитесь поближе к дорогам. Строго следуйте дорожным указателям!
   Он протягивает Вам запечатанный конверт с надписью: "Секретные сведенья от аптекаря Ренферрела". Придётся завтра отправляться в дорогу. Вы вспоминаете старика Юхана. С ним Вам было тяжело расставаться. А вот с Ренферрелом Вы прощаетесь без сожаления. Интересно, какой нрав у господина Лидона?
  
   Первый день в предгорьях Хильсбрада
   Туманное утро, а дождя нет. Неужели именно в тот момент, когда Вы решили покинуть негостеприимные края северного Лордерона погода начала улучшаться? Однако скоро Вас ждут яркое солнце и чистый воздух каждый день. Говорят, будто Альтекракские горы, словно павеза от стрел, защищает Хильсбрад от нездоровых поветрий. Однако никакие хребты не остановили чуму. Она проникла сюда с севера, со стороны Андорала, однако затронула всего один город - Таррен Милл. Теперь это - главный оплот отрекшихся. Остальные поселения принадлежат живым. Долгое время местные фермеры и ополчение изводили Ваших собратьев и всячески уничтожали тех, с кем ещё недавно работали и торговали. Но недавно по поручению Тёмной Госпожи сюда прибыл новый наместник - верховный палач Дарталия. Она взялась за дело с таким рвением, что не поздоровилось ни людишкам, ни дворфам из Дун Гарока, ни даже мурлокам и нагам.
   По самым оптимистичным прикидкам путь в Таррен Милл займёт добрую половину дня. Предстоит преоолеть две трети Серебряного бора, половину Хильсбрада, а затем ещё двинуться на север и дойти почти до самого Альтерака. Следы грязевых потоков покрывают дорогу. В воздухе пахнет размокшими иголками и грибами. В лесу тихо. Вы слышали, что отрекшимся удалось оттеснить воргенов на юг до самой крепости Тёмного Клыка. Со смертью Тула Плеть также лишилась опоры в регионе. Теперь наступление ведётся на людишек, закрепившихся в Амбермиле во главе с Атаериком, которого Вам удалось лицезреть при разгрузке телег с неким важным содержимым. Незадолго до полудня Вы достигаете того самого места. Пусто. Кругом тишина, только птицы чирикают где-то глубоко в чаще. А вот и куст, где пришлось прятаться почти до самого вечера. Проходит совсем немного времени, и Вы видите своротку на Амбермилл. Дорога прямая. Можно различить небольшие более или менее разрушенные домики и мельницы по обе стороны от улицы и за ними обнесённую стенами центральную площадь с ратушей. Вы знаете, что жрец тени Алистер собирает храбрецов, согласных во имя Тёмной госпожи покончить с ткачом заклинаний Атаериком. Быть может, они уже где-то на подходе. Однако долго задерживаться около прибежища живых нельзя. Вдруг заметят?
   Вы идёте дальше. Постепенно стена деревьев уступает место редколесью. Местность по правую руку уходит вниз, и перед Вам открывается тот самый знакомый вид на деревню Погребальных Костров и Крепость Тёмного Клыка. После того, как воргенов вытеснили из большей части Серебряного бора Далар Ткач Рассвета начал готовить штурм замка. Хадрик отправил на разведку двух стражей смерти Адаманта и Винсента, но они пропали. Вы мрачно усмехаетесь, вспоминая Йориков и их приятеля Эрланда. Не удивительно, если в ополчение берут, кого попало. Но отрекшиеся своих не бросают. А потому взятие оплота нечестивцев должно начаться со дня на день.
   Чуть ниже по склону проходит дорога на Гильнеас. Несколько лет назад местный король Седогрив построил стену, отделяющую его владения от Лордерона. С тех пор никто толком не знает, что творится по ту сторону границы. Второй войны с орками там точно не было, чума Плети тоже не смогла преодолеть укрепления. Однако поговаривают, будто в Гильнеас смогли проникнуть воргены и, как и в Деревне Погребальных Костров, люди там превратились в лохматых тварей. Однако всё это - слухи. Вам же не нужно пересекать стену.
   Вы сворачиваете на восток и проходите между двумя горными кряжами. Опасное место. Жрец тени Алистер от своих информаторов узнал, что здесь между скал в пещере под названием Погибель Берена Плеть снова собирает войска, чтобы взять реванш после смерти Тула. Вы стараетесь не шуметь и ступаете тихо. Постепенно уступы становятся всё ниже. Далеко впереди брезжит свет, а значит, очень скоро покажется выход из леса.
   У обочины зашелестела трава, краем глаза Вы замечаете упругое блестящее тело - змея. Вы инстинктивно останавливаетесь - ненужная привычка, доставшаяся в наследство из жизни. Для тех в чьих жилках кровь уже не течёт, яд обычной гадюки вряд ли опасен.
   Внезапно до Вашего слуха доносятся голоса - это уже пострашнее. Из-за поворота показываются две женщины в робах даларанских волшебников. Скрываться бесполезно. Вы успеваете кинуть на себя щит. Чародейки, не сговариваясь, колдуют шары огня. Ужасное пламя срывается с кончиков пальцев. Вы бросаетесь наземь, перекатываетесь, сполохи со свистом проносятся над головой и успевают немного подпалить волосы. Вы направляете в ту, что слева, слово тьмы боль и еле успеваете спрятаться за стволом. Новая раскалённая сфера врезается в смолистую кору. Ель начинает гореть, а Вы бросаетесь за другую. Теперь враги решили Вас окружить. Они разделяются и подходят с разных сторон. На руках снова вспыхивают искры. Но и у Вас заготовлен неприятный сюрприз. Вместо того, чтобы убегать, Вы кидаетесь прямо на одну из женщин. Она посылает разряд в упор. Хвала свету - щит поглотил. Теперь Вас разделяет пара шагов. Заклинание - и волшебница начинает метаться в ужасе. Теперь вторая. Взрыв разума - в цель. Её огненная глыба пролетает мимо. Она колдует ожог. Ваша роба вспыхивает на груди. Но это не важно. Новый разряд магии тьмы - и всё кончено. Вы смахиваете огонь и исцеляете подпалённую кожу. Вторая магичка с криком и слезами бежит на Вас. Маны у Вас уже мало. Но Вы - не простое смертное существо. Вам можно пострадать. Снова щит. Огненная глыба врезается в него и гасится. Шар огня попадает в цель и сильно опаляет Вас. Исцеляющий свет - и повреждений как ни бывало. Ещё одно заклинание волшебницы, и Вы снова восстанавливаетесь. Ещё и ещё раз. В её глазах Вы видите испуг. Она понимает, что Вы задумали. "Беги", - мысленно приказываете Вы ей. "Беги, мне не за чем тебя догонять". Но вопреки здравому смыслу женщина не пытается спастись. В бессильной злобе она раз за разом атакует Вас, а Вы только лечите свои ожоги. Да, теперь уже полностью восстановиться не поучится, но силы ещё есть. И вот то, чего Вы ждали. У врага кончается мана. В ужасе чародейка устремляется на Вас с посохом. Удар за ударом Вы парируете, затем надавливаете древком и отбрасываете женщину назад. Она спотыкается, падает, пытается выпрямиться и встречает лишь слово тьмы боль. Она снова падает на спину, и на неё обрушивается взрыв разума. Женщина вскакивает и несётся прочь. Её крик - не боевой клич, а вопль отчаяния. Вы не пытаетесь её догнать. Слово тьмы боль действует медленно, постепенно разъедая естество. Не успев добежать до развилки, женщина замирает, её ноги подкашиваются, и она снова падает. На сей раз замертво.
   Вы бы с удовольствием остановились и заживили все ожоги, но маги могут вернуться в любой момент. Вы чувствуете сильные повреждения там, где пламя проникло особенно глубоко. Но сначала нужно убраться подальше отсюда. Правая нога не сгибается, и её нужно подволакивать. Приходится опираться на посох. Но в таком состоянии Вы не выиграете больше ни одной битвы. Откуда такая злоба, откуда эта слепая ярость? Вам было бы лучше уклониться от боя. Но нет. Люди, которые ещё несколько лет назад могли бы пригласить Вас к себе, поговорить за кружечкой эля, предложить работёнку, теперь испытывают к Вам лютую ненависть. Дикие звери не вызывают у них такого желания уничтожить. Как так, ведь Вы тоже когда-то были людьми, и даже сейчас в Вас, определённо, осталось многое от прошлого смертного существования. Кажется Вы знаете ответ, возможно, живущие видят в отрекшихся себя, то, какими они сами могут стать после смерти, и это их ужасает. Правильно ли это или нет, но данные соображения кажутся Вам единственно возможными.
   В отличии от них, Ваш народ, потеряв жизнь, утратил и предрассудки, присущие человеку. Вот почему Вы заключили союз с орками, другими ни в чём неповинными существами, ставшие источником суеверного страха и в недалёком прошлом подвергшимися настоящему геноциду. Да, и они тоже так похожи на людей.
   Золотистый вечерний свет ласкает Ваше лицо. Деревья расступились. Впереди широкая зелёная равнина. Дорога спускается вниз. Совсем рядом по правую руку возле тракта стоит заброшенная сторожевая башня а далеко за холмами среди садов притаилась деревня. На севере вздымаются к небу Альтеракские горы. Их нежные шапки сверкают над лесистыми склонами. А ведь Вы никогда не видели их по эту сторону и так близко. Только с берега озера Лордемер в ясную погоду можно было заметить величественные силуэты вдалеке. Вы останавливаетесь и долго глядите на этот мирок не затронутый смертью. Он напоминает Вам прежнюю жизнь. Когда-то и в Ваших краях всё было точно также - поля, фермы, повозки с товарами, играющие детишки.
   Вы вздыхаете. Нечего увлекаться идиллическим пейзажем. Былого не вернёшь. Теперь Вам более по нраву заброшенные поселения отрекшихся, а ухоженная обработанная земля и селения живых - источник смертельной опасности. Перед отбытием Вы успели поговорить теми, кто уже бывал в Таррен Милле. Оказалось, один разбойник из тех, кто записался добровольцем на штурм Крепости Тёмного Клыка, уже давно обосновался там. По его словам, дорога, проходящая по территории живых не так уж и опасна. Отрекшиеся всегда рыщут в округе, поэтому фермеры стараются не уходить за пределы полей, торговля тоже сошла практически на нет. Выходило, будто по тракту можно вполне пройти до самого ТарренМилла и не встретить ни одного из смертных. "Из далека, - говорил он, - им трудно отличить живого от мёртвого. Высовываться лишний раз тоже нет никакого смысла. Ведь так и нарваться можно. Сами они боятся не меньше нашего. Так что, если ты на них нападать не собираешься, они тебя пропустят". "Только на это и надежда", - думаете Вы.
   Пришло время исцелить все ожоги и раны. Маны уже достаточно, а даларанские волшебники сюда патрулей не высылают. Несколько волн исцеляющего света обдают Вас приятным теплом, и Вы чувствуете себя намного лучше. Жалко только, что робу придётся менять.
   Вы уверенно шагаете мимо большого села, стараетесь не особо осматриваться по сторонам и не привлекать внимания. По левую руку на холме стоит кузня, и над крышей вьётся чёрный дымок. За ней виднеется башня ратуши. Далее за оградой ровными рядами растут плодовые деревья, а в отдалении - виноградные лозы. За угодьями синеют крыши фермерских домиков. Далеко разносится собачий лай и крики детей. Кажется, никому нет дела до одинокого путника.
   Солнце садится всё ниже. Вы следуете дальше. Деревенька скрывается позади за холмом. Судя по карте, по правую руку должен быть небольшой городок Южнобережье. Но он стоит дальше, внизу на морском берегу, а потому его не видно из-за сосен. Слева отроги Альтеракских гор подходят близко к дороге. Говорят где-то здесь скрыта пещера в которой живут самые настоящие йети.
   На перекрёстке дорог высятся руины сторожевой башни. Её разрушил не король лич. Когда-то здесь неподалёку в крепости Дурнхольд был создан лагерь для пленных орков. Король Теренас Менетил, отец Артаса решил сжалиться над несчастными уцелевшими после бойни созданиями и решил не убивать монстров, потерпевших поражение и заболевших странным недугом. Одного из них местный лорд решил сделать гладиатором. Выступления "домашнего орка" показывали гостям за большие деньги. А затем раб вышел из под контроля, объявил себя вождём орды и начал освобождать лагеря военнопленных один за другим. Вот когда пострадала башня.
   Вы вздыхаете, вспоминая печальную историю Хильсбрада. В итоге орки ушли, сбежали в Калимдор по велению таинственного пророка. Их бывшие тюремщики остались без работы. Будучи лихими людьми, они основали разбойничью шайку, которая именуется синдикат. Теперь в неё вошёл весь сброд, оставшийся не у дел поле падения Лордерона, включая рыцарей, даларанских магов и чернокнижников из тайной секты. А сфера влияния нечестивцев сейчас включает в себя часть Альтеракских гор и нагорья Арати. Говорят, будто они связались с демонами и призывают богохульных созданий.
   У башни Вы встречаете собратьев. Подданные Тёмной Госпожи с недоверием взирают на Вас с полуразрушенных стен. "Я из народа отрекшихся", - почтительно говорите Вы и кланяетесь, не отрывая взгляда. Они кивают в ответ, Вы сворачиваете на север и продолжаете путь.
   На душе (если у Вас есть душа) немного полегчало. Теперь Вы на своей территории. ТарренМилл встречает Вас обветшалыми домами и покосившимися изгородями. Равнодушие отрекшихся к внешним благам всегда поражает. Неужели нельзя открыть заколоченные окна, немного прибраться или хотя бы утщить с прохода телегу, всё ещё запряжённую скелетами волов? Говорят, будто верховный палач Дарталия собирается здесь всё перестроить, как только удастся выкурить людишек из Южнобережья.
   Главная и единственная улица встречает Вас множеством персонажей и голосов. Можно было бы сказать, что здесь царит жизнь, если бы большая часть из них не было бы мертвы, по крайней мере когда-то. Стражи смерти с кривыми мечами стоят через каждые десять-пятнадцать шагов. Слева зазывают продавец грибов и торговец портняжными принадлежностями. Навстречу попадаются горделивые маги с посохами и жезлами, чернокнижники в сопровождении ручных демонов, воины с топорами и копьями, жрецы в чёрных робах. А чего здесь забыл орк-шаман?
   Вы идёте нарочито медленно, чтобы послушать, о чём судачит разношёрстная толпа. Одни направляются в набег на монастырь Алого ордена, другие собираются присоединиться к штурму Крепости Тёмного Клыка, третьи держат путь в нагорье Арати, четвёртые собирают группу головорезов на поиски лорда Переньльда, иные же готовятся к утомительному путешествию в Калимдор на руины бывшего храма эльфийской богини Элуны, где, по слухам, засели служители культа Сумеречного молота и демоны скверны.
   Вот и главная площадь. Слева таверна, справа - колодец, впереди - церковь, по крайней мере то, что раньше было церковью. На стенах висят объявления о поимке опасных преступников и вознаграждении за их головы. А вот и сама Дарталия - хрупкая женщина в облегающей чешуйчатой броне с большим топором, стоит посредине, очевидно, чтобы быть в гуще событий. Большинство путников обходит её стороной. Дамочка не достанет Вам и до плеча. С виду смех да и только. Вам не особо верится, как такое тщедушное создание может держать в страхе и горожан из Южнобережья, и разбойников из Синдиката, и дворфов из ДунГарока. Вас опережает отряд добровольцев. Увальни чуть не сбивают Вас и обступают Дарталию. Их рослый предводитель вываливает на землю отрубленные головы и кричит нечто, напоминающее доклад о нападении на деревню живых. Его прерывает мерзкий скрипучий голос: "Когда говоришь со мной, стой по стойке смирно - парни вытягиваются по струнке, а экзекутор еле сдерживает улыбку, - Я нахожусь под прямым командованием Вариматаса. Наша задача - сдерживать распространение людей, покуда аптекари работают над составом новой чумы ...", - верховный палач возвращает верзилу с небес на землю.
   Вы не досматриваете забавную сценку до конца, есть дела и поважнее. Нужно устроиться в таверне и переодеться. Отрекшиеся не знают усталости. Людишки бы на Вашем месте улеглись бы отдыхать без задних ног. Так что в посмертном существовании имеются хоть какие-то преимущества. Со второго этажа Вашей комнаты Вы глядите на ТарренМилл. Как же нелепо выглядит этот уголок нежити посреди зелёных лугов и лесов, залитых золотыми лучами закатного солнца.
   Оказывается, Лидон живёт в самом первом доме, Вы, определённо, уже проходили мимо прибежища аптекаря. Дверь закрыта. Вы стучитесь, но никто не открывает. Ну, что' ж, придётся подождать. Мимо Вас проходят двое, судя по разговору, они направляются на поиски жезла Гелькулара, затем целая ватага возглавляемая тауреном-друидом, они зовут Вас участвовать в нападении на Лазуритовый Рудник. Вы отмахиваетесь и кривите рот - странного вида сброд не внушает доверия, тем более, что Вы здесь не для участия в сомнительных авантюрах, пусть даже Дарталия щедро платит за них тем, кто сможет вернуться. Кто-то встал на бочку и зычным голосом призывает добровольцев на Штурм ДунГарока. У Вас появляется жгучее желание послать в него слово тьмы боль.
   Вдруг в конце улицы появляется угрюмый человек в форме Королевского Фармацевтического общества. Вы замечаете его, так как перед ним расступается пёстрая толпа. Он не обращает внимания на зевак, а быстрым шагом движется вперёд, глядя себе под ноги. Его длинные волосы небрежно разметались по плечам. Лицо избороздили морщины не от старости, а от чрезмерного сосредоточения и чересчур сурового вида. Один из стражей смерти бежит к нему и что-то говорит. Аптекарь останавливается, одаривает его свинцовым взглядом и огрызается. Собеседник пытается протестовать. Недолго думая, учёный бьёт его колбой в челюсть и, не оборачиваясь, продолжает путь. Воин не пытается дать сдачи. Он лишь, молча, смотрит в след мастеру. Видимо, алхимик пользуется непререкаемым авторитетом в Таррен Милле.
   Вы отстраняетесь, даёте неблагодушному фармацевту пройти и только через некоторое время не без опасения стучитесь в дверь. Хозяин открывает:
   - А это ты. А я-то думал, какого огра ты отираешься около моего дома, - рычит он вместо приветствия, - у тебя какое-то дело ко мне?
   Вместо приглашения войти Лидон поворачивается спиной и проходит к лабораторному столу. Вы следуете за ним. Выходит ассистент мастера - Потом Вы узнаете, что его зовут Серж Хинотт - и пялится на Вас. Между прочим, он даже не ответил на стук, наверняка хозяин не доверяет ему никаких мало-мальски важных дел кроме обучения алхимии начинающих. На штативах отстаиваются пробирки с кровью. В левом углу Вы замечаете пару дворфских бочонков с порохом и лопаты. Камин не горит. Там, где должны быть дрова, навалены чьи-то кости. На полке красуется колба зелёным светящимся содержимым. У входа лежат мешки с мукой и зерном - зачем они понадобились члену Королевского общества? На полках черепа чудовищ. На стене - картина. В левом углу комнаты сидит огромная толстая лягушка и недоверчиво смотрит на Вас.
   Аптекарь поворачивается к Вам лицом и бросает выжидающий взгляд, полный презрения. Вы не отступаете. Не впервой уже, видали и не таких.
   - Господин, Лидон. Вам секретное письмо от господина Ренферрела, - говорите Вы и протягиваете конверт.
   Выражение лица исследователя меняется на глазах. Проступает даже некое подобие улыбки. Он жадно потирает костлявые руки в предвкушении:
   - А, отлично, - он выхватывает конверт, - Я в высшей степени уважаю аптекаря Ренферрела. Сгораю от нетерпения начать изучение его работы.
   Естествоиспытатель достаёт послание, деловито присаживается на край собственного стола, и Вы опасаетесь, как бы он не обрушил штатив пробирками. Но, движение кажется настолько привычным, что Вы понимание, он проделывает это много-много раз. Лидон уже весь в тексте. Он озадаченно почёсывает подбородок. А Вы размышляете, будет ли приличным уйти или стоит дождаться ответа. Наконец Вы с силой надавливаете на шатающуюся доску пола. Она трещит, и алхимик поднимает глаза:
   - А, ты всё ещё здесь? Знаешь, парень, у меня сегодня будет горячая ночка. Мой коллега подкинул хорошую разминку для моего затёкшего ума. Приходи завтра. У меня, определённо будет задание для тебя... Хм.... и даже не одно.
  
   Второй день в предгорьях Хильсбрада
  
   Яркое солнце пробивается сквозь щели в окнах и крыше таверны. Пора идти. Вы встаёте, спускаетесь по расшатанной лестнице и выходите на улицу. У Дарталии утреннее построение. Увальни из стражей смерти встали в шеренгу и слушают пронзительно визгливый голос начальницы. Всё, как обычно: "Нас окружают коварные живые, держите ухо востро". Вам нет никого интереса до них. Вы плетётесь к негостеприимному дому. Интересно, сейчас отроют?
   Хозяин таверны Шай вчера оказался на редкость болтлив и рассказал историю жизни учёного, предварительно взяв с Вас клятву не рассказывать её оркам. Лидонродился семье богатого землевладельца, а некоторые поговаривают, что даже барона. В детстве он был молчаливым и замкнутым. Любил оставаться один. Поговаривают что он проводил время, отлавливая мелких животных, а потом вскрывая их, причём заживо. Мальчик хотел стать алхимиком, однако родители были категорически против. Однажды, когда отца не было дома, а мать развлекалась в охотничьем домике в объятиях молодого учителя танцев, конюху стало нездоровиться. Ничего не помогало. Тогда Лидон заявил, будто он подмешал в еду яд, а противоядие можно купить только в Даларане. Поэтому, если больной желает выздороветь, ему следует отвести хозяйского сыночка прямиком в Даларан, только тогда он скажет, что надо купить. Делать нечего, конюх, у которого кружилась голова и двоилось перед глазами, повёз Лидона в город магов. Прибыв туда, больной заявил, что выполнил свою часть уговора, на что будущий учёный ответил, что подсыпал ему яда мохового ползуна, который сам прекрасно выводится из организма за три дня. Сказал - и был таков. Про несчастного конюха разное потом рассказывали. Одни говоривали, будто он всё-таки умер от отравы. Другие - что выздоровел. Остальные сходятся во мнении, что ему стало немного лучше, но прожил он после того случая не более года. Тем временем Лидон продал фамильное столовое серебро и устроился в академию изучать алхимию. Трансмутации давались ему легко. Первые пять лет обучения он закончил за три года, следующие пять - за два. Карьера юного исследователя шла в гору. Попался мастер на том, что предлагал семьям безнадёжно задолжавших крестьян внушительные суммы за одного из членов семей. Платил он действительно, только вот поле того, как аптекарь забирал человека, больше его уже никто никогда не видел. Явных улик против него не нашлось - только бредни обезумившей вдовы. Но коллегия фармацевтов Даларана более не желала видеть Лидона в своих рядах, и в один прекрасный день он исчез со всем свои оборудованием и немалым состоянием.
   Появился он потом в лагерях для пленных орков. В этом месте Шай лукаво прищурился и усмехнулся: "Догадываешься зачем?" Когда же зеленокожие подняли восстание, Лидон снова исчез. Что он делал потом, никто не знает. Вернулся он уже после смерти без всего - ни оборудования, ни денег, направился в Подгород и вступил в новообразованое Королевское Фармацевтическое общество. По уровню знаний Лидон мог бы оставить конкуренцию самому Фаранеллу за право возглавлять эту организацию. Но увидев в её рядах многих из тех, кто некогда изгнал его из Даларана, Лидон сам изъявил желание видеть их как можно меньше и обосновался здесь, в Таррен Милле.
   Вот Вы уже у входа в дом и надеетесь, что сейчас Вам откроют. Дверь распахивает Серж Хинотт и, ничего не говоря, проваливает внутрь. Вы не дожидаетесь приглашения. Лидон встречает Вас косым взглядом из-за штатива с пробирками. Вы приветствуете учёного и вопросительно смотрите на него. Кстати, письмо Фаранелла лежит посреди стола рядом с, должно быть, собственными записями естествоиспытателя. Несколько испорченных гусиных перьев и растаявших свечей говорят о напряжённой работе всю ночь.
   Наконец-то аптекарь выходит: "Ах, еще один мерзкий день на мельнице Таррен. От этого чистого воздуха у меня сразу портится настроение. Чем скорее мы заразим здешних людей, тем лучше. Я провожу исследования различных смертоносных веществ, чтобы использовать их в моих составах, но собрать все времени не хватило. Если ты хочешь принести пользу, добудь для меня следующее: 10 языков серых медведей и очень редкую и труднодоступную лимфу паука-охотника. Медведи и пауки-охотники живут рядом с ТарренМиллом".
   Бежать, бежать и ещё раз бежать. Только так можно победить хильсбрадского медведя. Вы подкрадываетесь к хищнику с подветренной стороны и медленно творите взрыв разума, затем мгновенно кидаете слово тьмы боль и несётесь со всех ног. В этом заклинании есть множество положительных сторон. Во-первых, оно посылается моментально. Во-вторых, его можно применить на бегу. Ревущий зверь движется огромными прыжками, его заносит на поворотах. Вы же легко огибаете стволы, валежник и заросли кустарника. Если лесному исполину удаётся приблизиться к Вам на опасное расстояние, Вы насылаете на него панический ужас и заставляете убегать в страхе. Когда время действия слова тьмы боль проходит, у Вас всегда в запасе есть новое. Когти медведя Вас так и не достигают. И нет никакого желания проверять, сколько ударов зверя выдержит магический щит.
   В лесу сухо, межу деревьями зеленеет трава. Риск поскользнуться и упасть меньше, чем на прелой пропитанной влагой подстилке Серебряного бора. Будь Вы живы, выдержать такую гонку вряд ли бы удалось. Но сейчас Ваши суставы не знают усталости а дыхание не сбивается. Едва Солнце успевает перевалить за середину пути, а Вы уже стоите на пороге дома Лидона с полным мешком трофеев. Кстати, паучью сыворотку оказалось найти не так уж и сложно. Наверное, удача.
   Аптекарь стоит к Вам спиной и медленно процеживает некую светящуюся суспензию. Не оборачиваясь, он говорит: "Я вижу, Вы вернулись. Надеюсь, что Вы смогли собрать достаточно нужных реагентов. А то ещё один день без смертей окончательно испортит мне настроение".
   Тем временем Серж Хинотт подставляет большой ржавый лоток, и Вы с грохотом вываливаете в него содержимое мешка. Хозяин лаборатории поворачивается на шум, придирчиво оглядывает языки медведей, а также колбу с лимфой паука-охотника и довольным голосом произносит:
   - Отличные компоненты. Что ж, ты умудрился внести хоть немного радости в мой тоскливый день. Благодарю тебя. Мне понадобится совсем немного времени для создания того, что я хочу наречь эликсиром Страдания, - он оценивающе смотрит не Вас и добавляет, - ну что' ж, давай помогай. На сегодня у нас есть интереснейшее дельце.
   Лягушка квакает откуда-то из угла.
   Ассистент алхимика вручает Вам большое ведро.
   - Принеси-ка водицы, да промой всё твоё добро, - кряхтит он. На Ваш недоумённый взгляд Хинотт отвечает: - колодец у нас на площади. Да он до сих по действует.
   Вы бредёте к таверне, под насмешливым взором Дарталии опускаете ведро вниз и выкручиваете наверх. На удивление вода оказывается прозрачной, как и всё здесь в Хильсбраде - чистый воздух, чистое небо, читая зелень травы.
   Лидон очень требователен:
   - Ещё и ещё, - кричит он.
   И Вам приходится сделать несколько ходок до колодца и обратно, прежде чем образцы удовлетворят высокие требования мастера. Благо, учёный не слишком заботится о чистоте города и позволяет Вам сливать грязную воду прямо с крыльца на улицу.
   - Теперь режь на кусочки, - говорит он, а сам центрифугирует паучью сыворотку.
   Ваши руки уже отвыкли от кухонных работ. Последний раз Вы что-то нарезали ещё при жизни. Занятие нудное. Вы краем глаза подглядываете за аптекарем. Он самозабвенно переливает супернатант в новую пробирку а затем откручивает жидкость снова и снова, от чего та делается всё более прозрачной.
   Тем временем Серж Хинотт смешивает два порошка, добавляет воды и мгновенно затыкает колбу крышкой, из которой торчит трубка. Последнюю он подсоединяет в другую колбу, через содержимое которой начинает пробулькивать некий газ.
   Вы заканчиваете нарезать языки медведей и говорите:
   - Готово.
   Лидон оглядывает ровные ломтики и произносит:
   - Можно было бы и помельче. Ну а ладно, от вас новичков мало толку. Бери ступку и толки.
   Вы начинаете орудовать пестом и морщитесь, когда слышите омерзительные чавкающие звуки.
   Тем временем Лидон отрывается от надосадочной жидкости и принюхивается.
   - Эх, хорошо пошла! - кричит он с дьявольской улыбкой - Серж, у тебя скоро проблемы.
   Ассистент бросается к закупоренной колбе. Вы успеваете заметить, что её стенки запотели, или даже покрылись пеплом. Взрыв. Вы инстинктивно бросаетесь на пол и чувствуете, как на спину падают раскалённые осколки. Едкий дым заполняет комнату. Вы ползёте к двери, толкаете её, створка распахивается, и смертоносные клубы валят на улицу.
   Вы поворачиваетесь обратно. Лидон держит в руках колбу через которую Хинотт только что побулькивал газ. Он выливает содержимое в Вашу ступку. Вы встаёте и заглядываете внутрь. Перетёртая плоть сначала набухает а затем постепенно теряет цвет. Алхимик достаёт стеклянную палочку и начинает мешать смесь. Постепенно мясо растворяется, и образуется мутная жидкость.
   - Отлично, а теперь нейтрализуем, - радуется учёный и добавляет щепотку белого порошка. Раздаётся громкое шипение. Мгновенно понимается густая пена, а затем резко оседает. А Вы отмечаете, что от всех Ваших языков осталась ровно пинта какого-то странного раствора.
   Экспериментатор достаёт с полки большую пузатую колбу, выливает в неё содержимое ступки, и далее по каплям добавляет отцентрифугированную паучью сыворотку. Внутри словно сгущаются тучи. Лидон отходит и жестом велит сделать то же самое. Вы отступаете к стене. Член Королевского фармацевтичекого общества извлекает из футляра жезл явно эльфийской работы. От него сквозит тайной магией. Заклинание - и из него пробивается луч синего света. Аптекарь направляет его прямиком на колбу. Вы во все глаза смотрите на содержимое сосуда, но там будто бы ничего не происходит. Но затем смесь сама начинает светиться. Лидон поспешно убирает жезл и с гордостью говорит:
   - Вот, готово! Ах, ничто не доставляет столько радости в этих проклятых холмах, как принесение страдания в мир. Посмотрим, достигнут ли желанный эффект. Дай попробовать моему помощнику Ампи то, что Темная Госпожа готовит людям и созданиям Плети.
   С этими словами аптекарь протягивает Вам пипетку с каплей светящейся жидкости из колбы. С чего бы это? Возможно, учёный считает, что оказывает Вам честь, дав возможность лично проверить действие его гениального изобретения.
   Ампи - так Лидон называет свою лягушку. Видимо, это толстое создание, явно больше своих сородичей, чего только не повидало, будучи "помощником" мастера. Однако нельзя не признать, кормят животное отменно. Вы подходите к Ампи, он не сдвигается с места. Вы садитесь - лягушка квакает. Вы гладите её по спинке - "помощник" аптекаря открывает рот. В этот миг тяжёлая капля из пипетки падает прямиком туда. Ампи замирает, затем его будто подбрасывает. Он падает кверху брюхом, дёргает лапками и замирает.
   Лидон счастлив. Он ухмыляется:
   - Ну, что я говорил!
   Вы уже знаете, как обращаться с такими, как он:
   - По, моему, гениально, мастер! - произносите Вы как можно убедительнее.
   Довольный экспериментатор садится за стол, спихивает локтем пробирки в одну сторону, вытирает освободившееся место грязной тряпкой, берёт из ящика лист бумаги и скребёт пером, записывая результаты эксперимента.
   Вы отходите в угол и ждёте новых указаний. Серж Хинотт берёт метлу и пытается привести комнату в более-менее приличное состояние. Зафиксировав протокол, Лидонподходит к Ампи и берёт его жирненькое тельце - безвольные лапки угрюмо свисают по сторонам костлявой ладони. Он подносит лягушку пузиком к уху и пытается выслушать сердце, а затем кладёт трупик на стол.
   - Мёртв, - произносит учёный.
   - Совершенно мёртв,- поддакивает Хинотт из угла.
   Член королевского общества берёт с полки баночку и сыплет на кожу помощника некий порошок, который тут же впитывается. Он подходит к шкафу и скользит взглядом по корешкам книг.
   - Вот она, эльфийское сочинение, - важно говорит фармацевт и поднимает палец вверх. Другой рукой он выковыривает томик открывает по закладке, встаёт в смешную позу, явно изображая эльфийского чародея, делает пасс и читает заклинание. Вы еле подавляете смех. В конце действа из-под пальцев Лидона вырывается зеленоватый сполох, а Ампи квакает, и, как ни в чём ни бывало прыгает со стола на пол. Хинотт уже стоит наготове с дохлой мышкой в руке. "Помощник" открывает рот величиной с треть его тела, и тушка скрывается в ненасытной утробе, мгновение наружу торчит голый хвостик, движение челюстями - и он скрывается навсегда.
   Тем временем Лидон садится в кресло, делает жест будто смахивает пот (которого нет) со лба, и протяжно говорит:
   - О... Луга Хилсбрада полны цветов, воздух свеж и приятен. Меня от этого просто тошнит! Я смотрю в мутное окно и мечтаю о наступлении дня, когда Новая чума принесет в мир заслуженную смерть! Но как бы мне ни хотелось сидеть и мечтать - прежде всего приказы Темной Госпожи. Помоги мне! В результате исследований я обнаружил, что из крови горного льва можно создать великолепный напиток смерти. Принеси мне немного крови, и мы повеселимся.
   Вы тоже глядите в "мутное окно" и понимаете, что вот-вот наступят сумерки.
   - Идти сейчас? - недоумённо спрашиваете Вы.
   - Да-да прямо сейчас. Днём эти звери спят в убежищах, их ни за что не отыскать. Зато ночью они выходят на охоту. Вот ты и будет одновременно и охотником и приманкой, - алхимик потирает руки и смеётся.
  
   Третий день в Предгорьях Хильсбрада
   Сумерки сгущаются быстро. Вы проходите вверх по склону и сворачиваете назапад. Дорога спускается к старой башне. С моря тянет холодом. Листья над головой тревожно шуршат. "Будто перед грозой", - думаете Вы.
   Солнце уже село, мрак окутывает со всех сторон. После смерти Ваше ночное зрение значительно улучшилось. Однако в такой кромешной тьме разглядеть что-то крайне сложно. Вы уже долго кружите на расстоянии двух миль вокруг башни. То справа, то слева слышится рык животных. Кто они такие? Где притаились? Чем заняты? Вам лишь остаётся надеяться, что вскоре шум и запах привлекут хищника, и что его атака не сможет нанести Вам большого вреда. Вы то и дело обновляете щит и кидаете на себя обновление. Если зверь нападёт, то исцеляющий свет сохранит Вашу новую жизнь.
   В детстве Вы не раз слышали от бабушки, что крупные кошки способны зачаровывать взглядом добычу. Будто бы несчастные на мгновение замирают, прежде чем им разорвут глотку или прокусят череп. Пожалуй, так оно и могло быть. Однако откуда об это узнали, если после нападений никто, как правило не выживает?
   Вы бредёте по лесной тропе. По сторонам трепещут листья кустарника и колышется высокая трава. Луна светит в спину. Очертания предметов предстают отдельными гранями или неясными силуэтами. На миг Вы замираете. Что заставило Вас остановиться? Удар. Вас сбивают ног. Вы катитесь по траве и врезаетесь в ствол. Странно, Вы не чувствуете нападавшего на себе. Достать жезл. Слабое сияние освещает поляну. Горный лев рыкает у ежевичного куста. Наверное, он отскочил от шита магии. Заклинание не дало хищнику вонзить клыки в шею. Скорее Слово тьмы боль. Животное, уже было приготовившееся к прыжку, кричит и отступает. Но Вас уже не остановить. Вы вскакиваете и пускаете взрыв разума и целый поток магии тьмы. Зверь выпучивает глаза и хрипит. Последний прыжок - мимо. Вы добиваете его жезлом. Могучее тело вздрагивает, а затем успокаивается. Вы перерезаете вены, заполняете сосуд тёплой кровью, потуже вбиваете в горлышко пробку и вытираете склянку о траву. Пора трогаться обратно.
   Воздух становится всё холоднее и холоднее, и Вы не удивитесь, если на утро увидите иней на траве. Тёмный силуэт башни мелькает между верхушками деревьев. Вы пытаетесь двигаться в том направлении и вскоре выходите на поляну. Вы не узнаёте местность. Похоже Вам здесь бывать не доводилось. Шорох, и что-то большое накрывает Вас сверху. Вы путаетесь в сети и падаете. Откуда ни возьмись появляются люди, они подходят со вех сторон. Одни с мечами, другие с арбалетами, иные же с посохами. Их много. Сопротивляться бесполезно. Кроме того, вы чувствуете, что сеть блокирует заклинания. Кто-то наотмашь бьёт Вас по голове. Затем Вас связывают и несут неизвестно куда.
   Грязный холодный мокрый пол. Теперь Вы лежите в сторожевой башне, занятой членами Синдиката. С рассветом Вы узнали их по чёрной одежде и оранжевым повязкам, закрывающим нижнюю часть лица. Из разговоров охранников Вы узнаёте, что судьбу Вашу теперь будет решать лорд АлиденПеренольд. Он сейчас как раз направляется сюда с инспекционной поездкой и Вас решили преподнести ему в качестве подарка.
   Вы много слышали о Перенольдах и их злодеяниях. Это был правящий род Альтерака. Когда орки напали на Лордерон, Король ЭйденПеренольд вынужден был присоединиться к Альянсу людей, однако воевать не желал. Вместо этого он пошёл на тайный сговор Ордой. После поражения Стромгарда и захвата Хильсбрада, король предоставил оркам свободный проход по своим землям. Результат оказался плачевным: орки разгромлены, Альтерак разграблен и оккупирован. Подданные стали разбойниками и влились в Синдикат. Эйден смог сбежать и встал во главе этой шайки. Ходят слухи, будто его поймали, и он погиб в тюрьме Штормограда. Иные же говорят, что бывший король до сих пор прячется где-то в своём разрушенном королевстве. Лорд Алиден Перенольд, его сын, теперь возглавляет Синдикат. Сразу же после уничтожения Альтерака повитель Лордерона хотел возвести его на трон как законного наследника. Но интриги королей Стромгарда и Гильнеаса, а также загадочного лорда Престора не позволили продвинуться в этом вопросе. Поэтому горная страна до сих пор лежит в руинах, там гуляют лишь ветры, огры да разбойники Синдиката.
   Пинок грязным сапогом заканчивает Ваши рассуждения. Слышится площадная брань. На Вас плюют, но Вам нет никакого интереса знать, кто это такой. Вы даже не пытаетесь разобрать речь живых. Буйные посетители перекидываются словечком с надзирателем и уходят. Ни кинжала, ни посоха. Все Ваши вещи теперь у разбойников. Пока их не растащили. Говорили, будто Пернольд должен знать, чем занимаются отрекшиеся здесь в Хильсбраде. Пусть смотрят. Время течёт медленно. Конечно же, Вас казнят. Но, наверное сначала будут пытать и вытянут все нужные и ненужные сведенья. У кого-то бы перед глазами прошла целая жизнь. Но не у Вас. Вы полностью опустошили сознание и не думаете ни о чём. Так легче.
   Солнце уже высоко. Его видно через пролом в крыше башни. Вдруг крики. Вы прислушиваетесь. Рог - сигнал тревоги. Топот ног. Лязг оружия. Команды: "Все по местам", "Открыть огонь". Вопли боли. Треск поленьев. Запах дыма. Выстрелы. Вы поднимаете глаза. Но через дверной проём ничего не видно. Действие происходит на другой стороне. Что это? Хихиканье беса? Откуда здесь взяться демону? Хрипы и бульканье. Жуткий вой. Треск ломающегося древка.
   "Бежим! Бежим!" - доносится всё ближе. Надзиратель было выходит из башни, но сталкивается со своим собратом. Тот что-то орёт, и оба пускаются прочь.
   Шум боя стихает. Из-за стены доносится какая-то возня. Кто напал на разбойников Синдиката? Если это отрекшиеся, то хорошо, а если смертные из Южнобережья? Шаги, сейчас они будут здесь. Снова остановка. Глухой удар. Лязг упавшего лезвия. Их дворе. Один что-то сказал другому. Снова тишина. Опять шаги. Всё ближе, ближе, ближе.
   Вы поднимаетесь на локтях в своей сетке и напряжённо всматриваетесь в проём. Наконец-то появляется высокая сутулая фигур. Хвала свету - он мёртвый.
   На нём изысканный ярко-красный камзол, каждый шов или край куска ткани отделан золотым позументом. Грудь защищена лёгкими металлическими пластинами, обтянутыми белым материалом. Из-под камзола крупными складками ниспадает нижняя роба, богато отделанная золотом по канту, так же как и оторочка камзола. Вам хорошо знаком такой комплект. Он носит название Одеяние могущества. Производят его только опытные портные из магической ткани и используют первородные стихии воды, огня, воздуха и земли. Добывают их в Нагорье Арати с элементалей. В сущности этих созданий навсегда запечатлен акт творения. На голове красная шапка с отворотами расшитая золотом и украшенная рубином. В руках незнакомец держит длинный посох с навершьем в виде полумесяца. Сам он молод, взгляд решительный. Руки его забрызганы кровью. Он видит Вас и говори:
   - Ты кто и как здесь оказался?
   - Я из народа отрекшихся, - отвечаете Вы, - Я собирал реагенты по поручению аптекаря Лидона, когда на меня напали. Они набросили на меня эту самую сеть и окружили, затем связали, приволокли сюда, избили, отобрали вещи. Прошу Вас, освободите меня.
   - Эй, Рэтклифф, гляди, кто тут у нас. У них пленник. Он из наших.
   На зов является другой мужчина в тёмной фиолетовой робе с длинным окровавленным чародейским мечом и колдовской книгой. Проказливый бес скачет у его ног. За собой чернокнижник волочит мешок, должно быть, с отрезанными головами.
   - Вот бедолага, - демонолог хохочет, и маг вторит ему раскатистым смехом, - Слушай, Хендрик, а давай оставим его здесь.
   Оба снова начинают гоготать.
   - Да ладно, путь живёт, - с показной небрежностью бросает чародей, достаёт кинжал, склоняется над Вами и брезгливо рассекает сеть и путы. А Вы опасаетесь, что клинок может сорваться, или верзила надвит чуть сильнее.
   Вы встаёте и тот час понимаете, какие повреждения Вам нанесли проклятые нечестивцы. Стоять трудно, и Вы чуть ли не вгоняете ногти в толщу каменных стен в попытке зацепиться.
   Прежде всего заклинания исцеления. Свет наполняет Вас и восстанавливает последствия ран, ушибов и переломов.
   - Смотри, а он ещё и священник, - усмехается Рэтклифф.
   Тем временем маг обшаривает караульное помещение.
   - Твои вещички? - говорит он, наконец, достав откуда-то Ваш посох, кинжал, жезл, робу и мешок с бутылкой крови.
   - Да, мои, - отвечаете Вы и нетерпеливо хватаете своё имущество.
   - Тебе страшно повезло на нас, неужели твой Свет действительно существует и хранит тебя, жрец? - ехидно спрашивает чернокнижник.
   - Существует Свет и существует Тьма, - две стороны божественности, - отвечаете Вы сквозь зубы. Сейчас совершенно не подходящее время, чтобы рассуждать о сущности бытия да ещё пред этими ржущими остолопами, - Однако спасибо, без Вас меня бы казнили ещё до рассвета,- произносите Вы и опускаете глаза, - А Вы как сюда попали?
   - Это долгая история, усмехается маг, - права, Рэтклифф? Мы устраиваем набеги на Монастырь Алого ордена. Но последнее время нам не особо везёт. Мы не можем нанять ни одного латника или целителя. Нам казалось, здесь в Таррен Милле всегда отирается много народу, искателей приключений, и мы сможем собрать небольшой отряд. Но дело не задалось. А затем мы увидели это, - Хендрик достаёт из кармана и протягивает Вам смятый литок бумаги. Вы сразу же узнаёте одно из объявлений, которые висят на стенах таверны: "По приказу леди Сильваны все члены организации, именуемой Синдикат, приговариваются к смертной казни. Всех пленных казнят. В настоящий момент организация собирает силы в руинах крепости Дурнхольд на юго-востоке от ТарренМилла. Всем, предоставившим доказательства своих подвигов верховному палачу Дарталии, будет дарована щедрая награда".
   - Обещала по четырнадцать серебренников на брата, - вмешивается демонолог.
   - Ну, вот мы и подумали. Что без дела сидеть? Можно и прогуляться, - мрачно усмехается чародей.
   Снова ТарренМилл, всё такой же шумный.А Вы уж было распрощались с ним навсегда. Вы расстаётесь со своими спасителями. Они говорят, что уже не будут здесь больше задерживаться, а завтра отправятся попытать счастья во Внутренние Земли. Вы знаете, что эта область населена племенами троллей. И только одно из них дружественно относится в Орде. А ещё там есть сторожка эльфов и город дворфов, где они выращивают своих ручных грифонов. Но местные достопримечательности Вас интересуют меньше всего.
   Вы сворачиваете к Лидону, а маг с чернокнижником следуют на главную площадь к Дарталии. Вы уже решили ничего не говорить аптекарю о происшествии. Да он и не спросит. Таких, как он нисколько не заботит цена, которой достаётся содержимое драгоценных пробирок.
   Фармацевт стоит у окна и смотрит на просвет вязкий золотистый раствор в колбе. Вы приветствуете его, тот разворачивается и скрипучим голосом произносит:
   - Я помню тебя. Ты обещал мне помочь состряпать новейший эликсир. Мне нужна эта кровь, прежде чем я принесу страдания жителям Хильсбрада.
   Вы достаёте бутылку. Она уже успела остыть, а её содержимое - свернуться. Но это, кажется, не особо заботит мастера. Наверняка он знал, что увидит.
   - Отличная работа, - говорит экспериментатор и откупоривает крышку длинными нестриженными ногтями.
   Затем он отходит от стола открывает сундук и что-то бормочет себе под нос. Чуть покопавшись, учёный отрывает из недр ящика пару ботинок и подаёт Вам. Они явно зачарованные, возможно, результат не особо удачного эксперимента. Быть может, Тёмная Госпожа заказывала пропитку для кожи?
   - Кстати, говорит он, у тебя же, наверное осталась целая гора мяса?
   Вы молчите, Вам не хочется ни врать, ни говорить о случившемся. Он оборачивается к книжной полке, достаёт какое-то ветхое издание, долго его листает затем выдирает страницу и подаёт Вам.
   Что это? Рецепт "Острая отбивная из мяса льва" Понятно, в своеобразном чувстве юмора аптекарю не откажешь.
   Лидон переливает кровь в колбу, выковыривает приставшие к стенкам сгустки стеклянной палочкой и бросает туда же. Находит в коробке небольшой пузырёк тёмного стекла и добавляет несколько капель его содержимого. Раздаётся шипение, и Вам даже кажется будто из горлышка прошёл дым. Фармацевт хватает склянку железным зажимом и легонько начинает поворачивать её в разные стороны. На глазах сгустки растворяются, а наверх всплывает грязноватая пена.
   Учёный достаёт воронку, ставит её в пробирку, берёт круглые бумажные фильтры, сворачивает их, составляет один в другой и крепко прижимает к стенкам воронки. Медленно по каплям он начинает процеживать содержимое колбы. Гадостная пена остаётся на фильтровальной бумаге, а вниз капает тёмная жидкость больше похожая на вишнёвый сок - ещё одно воспоминание о жизни. По мере заполнения пробирки аптекарь всё больше возбуждается, он потирает паучьи пальцы и сладко мурчит под нос.
   Откуда-то появляется целая батарея флакончиков, каждый заткнут пробкой с собственной пипеткой. Теперь учёный уже почти танцует, напевая:
   - Ах, ничто так не радует, как запах свежей крови в предгорьях! Смешаем капелюшку этого и щепотку того, и пойдет веселье! Из этой крови я сделаю эликсир Боли. Если мои вычисления верны, то этот состав порадует леди Сильвану. Надо его испытать.
   Он действительно подбавляет всяких ингридиентов в смесь по одному, а потом аккуратно помешивает раствор. Наконец Лидон ставит пробирку перед лицом, машет рукой над горлышком и блаженно вдыхает пары. Он переливает часть содержимого в небольшую склянку и запечатывает её пробкой и протягивает Вам.
   - Отнеси этот эликсир на самую северную ферму Хилсбрадских полей, что на юго-западе. Посмотрим, как мое "угощение" понравится собачке фермера Рея, Стэнли, - говорит он, а по его дьявольской улыбке Вы уже понимаете, каковы будут результаты "полевых испытаний".
  
   Вечер того же дня
  
   Отрекшиеся не знают усталости. Вы покидаете ТарренМилл и идёте по дороге до развилки. Небо хмурится, тёмные тучи протянулись от горизонта до горизонта. Едва сторожевая башня показывается впереди, как первые капли падают на робу. Одна, две три. В считанные мгновения дождь становится всё сильнее и сильнее. Быть может, это и к лучшему. В непогоду люди обычно сидят по домам, а не бродят по улицам, хищники тоже, наверное, не выйдут на охоту, а значит добраться до дома фермера Рея будет куда проще. Вы решаете проникнуть в поселение людей не дороги, а со стороны гор. Так будет проще. Возможно, живые не заметят чужака и не поднимут тревогу.
   У холма Дарроу Вы сворачиваете на север. Дождь к этому времени стихает. Но на землю уже ложатся сумерки. Тьма - должна скрыть Вас от слабых глаз людей. Приходится идти по мокрой траве, и ботинки тут же заполняются водой. Интересно сколько времени они пролежали в ящике у Лидона и не прогнили ли в них нитки, а то так можно и подошвы лишиться.
   Вы достигаете гор и теперь движетесь на запад. С крутых каменистых склонов струятся грязные потоки. Где-то вдали слышится рык хищников. Позади осталась пещера йети. Не хотелось бы встретиться с этими чудовищами сейчас. Холодная жижа неприятно хлюпает в ботинках. Одно утешает, кажется, они действительно скроены ладно. Хребет отклоняется и уходит на север, а Вам открывается вид на деревню в низине. Слева между деревьями синеет черепичная крыша небольшого домика. За ним проступает виноградник, а дальше - ровные ряды яблонь. Справа высится амбар. За ним должна быть усадьба фермера Рея, но сейчас она скрыта от взгляда. Вы находите тёмный от впитавшейся влаги холодный камень, садитесь на него и снимаете туфли. Шнурки промокли, и развязывать их неприятно. Наконец-то дело сделано. Вы выливает воду из ботинок и надеваете их. Склон пологий. Но Вы ступаете осторожно, будто горный лев - шуметь нельзя.
   Мгновения тянутся, словно падевый мёд. Стали различимы и опоры лоз, и доски ограждения, и пасущиеся коровы. А вот и сами крестьяне на поле. И чего они не идут домой в такой поздний час? Если Вы можете видеть их, то и они Вас. Не хочется, но приходится ложиться на мокрую траву и продолжать путь на животе. Ещё бы при всём этом не потерять пузырёк с зельем.
   Мужчины собирают свой нехитрый инструмент и останавливаются поговорить у забора. Ветер уносит слова, и Вы всё равно не различаете, о чём идёт речь. Мимо проходит представитель местного ополчения. На нём лёгкие кожаные доспехи, в руках воин держит круглый щит и короткий меч. Он присоединяется к компании. Пока они здесь, вперёд Вам не пройти. Приходится дать.
   Вдруг шорох. Вы чувствуете чьи-то тяжёлые шаги. Прямо в считанных футах от Вас. Шок. Это провал. Вы оборачиваетесь и поднимаете голову. Корова, белая с чёрными пятнами. Она тоже Вас заметила, мгновение животное смотрит на Вас, а затем громко мычит и убегает. А вот это - уже действительно провал. Вы проклинаете тупую скотину и глядите на фермеров. Тем временем тварь мычит ещё раз где-то позади Вас. Ветер успел перемениться, да и живые начинают говорить громче.
   - Эй, мужики, кажется, моя Грета вернулась. Сегодня утром убежала. Давайте её поймаем, - умоляюще говорит один крестьянин.
   - Пошли, - отвечает второй.
   - Так, давайте её окружим. Вы с Тирлоком идите вон там, слева а мы тут, справа, - говорит ополченец и машет рукой.
   Ничего хуже и быть не может. Теперь они собираются окружить Вас. Вы можете сразиться двумя-тремя противниками, но не пятью. В руках у них лопаты и вилы, а один в доспехах и при оружии. Быть может, всё-таки удастся выжить? Тем временем работяги действительно разделяются и идут к противоположным концам возвышенности. Ступают медленно - стараются не шуметь.
   Теперь Вы больше не слышите их возню, да и сами землепашцы скрываются из виду. Впереди никого нет - насколько хватает глаз, ни души. В ближайшем доме не горит свет.
   Вы сжимаете зубы, несмотря на страх сердце бьётся ровно, оно мертво и не реагирует ни на что. Словно саламандра, Вы подползаете на животе к ставшему теперь крутым крутому склону и скатываетесь вниз на дорогу. Рывок, и Вы скрываетесь в тени у стены дома. Уже почти стемнело, но Вы видите что дверь заперта лишь на защёлку - наивную доверчивость сельчан не искоренили ни орки, ни отрекшиеся. Пора внутрь. С возвышенности доносятся крики и мычание. Вы зажигаете жезл и засовываете его под плащ. В приглушённом свете Вы осматриваете жилище. Комната всего одна. Большой камин у стены. Стол завален обрезками ткани, выкройками, ножницами. Здесь же лежат игольницы, катки ниток и измерительная лента. Похоже, здесь живёт портной. Надо же, свой портной в такой глухой деревне. Но где хозяин дома? Он может вернуться хоть прямо сейчас. Вы замираете в нерешительности.
   Лучше остаться здесь и подождать, пока сельчане уведут корову назад. Иначе Вы можете встретиться, и придётся иметь дело с пятью противниками, к тому же они сразу поднимут всю деревню. А сюда придёт один человек, ну максимум, двое. Разделаться с ними будет легче, и есть шанс сделать всё тихо и быстро - без лишнего шума.
   Вы прижимаетесь к стене у входа с кинжалом наготове. В отличие от смертных, Вы можете так стоять сколько угодно. Ни ноги, ни руки не затекут. Проходит время. Гомон погони за скотиной удаляются к горам. В комнате повисает острая тишина. Вы внимательно ловите каждый звук с улицы, но слышите только ветер, играющий жёсткими побегами плюща. Наконец шаги и чавканье грязи под ногами. Один, точно один. Всё ближе, ближе, ближе. Вот вместо чавканья стук - раз, два три, - он поднимается по ступенькам, бренчит замком, входит. В комнату врываются запахи дождя, мокрых листьев и дешёвого бренди.
   "Лайон, ты здесь?" - спрашивает он с порога. Наверное, обратил внимание на открытую задвижку. Рука с кинжалом напрягается для одного точного удара. "Давай, войди внутрь. Быстрее!" - думаете Вы и вжимаетесь в стену ещё больше. Хозяин медлит - проклятое время! Затем шаги - раз, два. Одна рука обвивается вокруг шеи и закрывает бедняге рот, другая сбоку наносит точный удар ножом. Жертва хрипит и захлёбывается в собственной крови. Тело оседает, а Вы мягко укладываете его на пол, чтобы не издать ненужного стука. Значит, ещё какой-то Лайон. Интересно, кто. Теперь будет сложнее, тот сразу увидит и следы крови, как же её много, и тело товарища. Всё-таки нужно убираться. Кажется, эти чёртовы крестьяне уже ушли из сада.
   Вы глядите в окно - никого, в другое - пусто. Вы тихонько приоткрываете дверь и смотрите в щёлочку - чисто. Вы, крадучись, выбираетесь из дома, закрываете защёлку, в два лёгких прыжка пересекаете дорожку и скрываетесь между посадками молодых яблоневых деревьев. Пришлось немного отклониться от курса. Теперь Вам нужно миновать это поле, перелезть через изгородь, перейти по широкой дороге, ведущей к ратуше (здесь Вас могут заметить), далее углубиться в сады со старыми деревьями и подобраться к дому фермера Рея. Тем временем снова начинается дождь.
   Теперь вперёд между мокрыми стволами вперёд. У дороги Вы останавливаетесь и осматриваетесь по сторонам. Вдалеке движется огонёк, прямо на Вас. Вы припадаете к земле. Появляется немолодой человек с усами и моноклем в белой рубашке с золотыми застёжками, синей жилетке и щегольских сапогах. В руках он держит фонарь. К чему весь этот маскарад ночью да ещё и в дождь? Он останавливается и озирается по сторонам. Неужели заметил Вас? "Калаба? Калаба?" - кажется, он кого-то зовёт, но в то же время явно не хочет, чтобы его услышали далеко. Ветви шелестят за несколько футов от Вас, ужас накрывает волной с самой головы. Неужели гибель? "Я здесь", - доносится женский голос, и на дорогу выходит стройная рыжеволосая дамочка в мужской одежде.
   - Я получила твоё письмо, Вилкс. Я же говорила тебе не приходить больше.
   - Прости, я не мог, так хотелось увидеть тебя.
   - А мне пришлось прятаться здесь на поле, мне даже один раз показалось, будто сюда проник мертвец из ТарренМилла и рыщет среди деревьев. Знаешь, как я испугалась?
   - Прости, милая, - говорит он таким голосом, что Вам становится тошнёхонько.
   - А вдруг нас заметят?
   - Ну и что?
   - Как что? Ты же знаешь местные нравы. После гибели мужа я должна хотя бы год изображать убитую горем вдову. Не хватает только, чтобы они узнали, что наша связь началась до его смерти.
   - Я не мог ждать, любимая, - ещё одно приторное словечко.
   - О, всесильный свет! Тебе же не двадцать лет, Вилкс, - она показно вздыхает и кривит рот в пренебрежительной усмешке. Ладно, пошли, бес с тобой. Он кладёт ей руку на плечо, и они проходят между деревьев буквально в считанных футах от Вас.
   Кого-то бы умилила сцена тайного свидания немолодой вдовушки и стареющего бонвивана, но не Вас. Оба разыскиваются за преступления экзекутором Дарталией. Гражданин Вилкс убил аптекаря Эли, а фермерша Калаба со своими батраками устроила нападение из засады на караван с припасами из Подгорода. Жить им осталось недолго. Что'ж наслаждайтесь этой ночью, очень возможно, что она будет для вас последней.
   Кем был аптекарь Эли? Возможно, одним из подручных Лидона. Не его ли ботинки теперь на Вас? Не все члены Королевского фармацевтического общества владеют магией или могут за себя постоять. И не у всех есть деньги, чтобы платить искателям приключений. Возможно несчастный забрёл слишком далеко от Таррен Милла в поисках трав, и его убили безоружного и беспомощного.
   Однако око за око. Вы тоже сегодня обагрили руки кровью невинного. Хотя так уж и невинного. Если бы у него была бы такая возможность, этот портной, не думая, всадил бы Вам ножницы в спину по самую рукоятку. Для таких, как он, Вы - абсолютное зло, не имеющее права на существование.
   Вы ещё раз оглядываете дорогу - никого. Неглубокие лужицы сверкают в лунном свете. Два прыжка, и Вы уже на другой стороне. Здесь деревья старше и выше, зато растут на большем расстоянии друг от друга. Вы крадётесь от ствола к стволу. По краю сада у ограждения движется ополченец - коренастый мужик с щитом и мечом. Он доходит до амбара, а затем сворачивает по направлению к ратуше и теперь движется мимо посадок Калабы. Вы буквально вжимаетесь в кору старой яблони. Воин останавливается и гляди прямо на Вас. Время перестаёт течь. Человек вглядывается во тьму. Не мгновение Вам кажется, будто он может видеть Вас. Слово тьмы боль? Проклятье, оно не убьёт с одного удара. Но ведь уже темно, а Вы за старым толстым столом. Он не может Вас видеть. Он не видит. Тогда какого огра он там стоит? Чего уставился? Интуиция? Ополченец делает шаг вперёд. Вы крепче сжимаете посох и начинаете призывать тьму. Вдруг живой разворачивается и продолжает путь Хвала Свету.
   Его шаги по хлюпающей жиже стихают позже, чем фигура растворяется в стене густого дождя. В доме напротив гаснет свет. Впереди ещё три дерева. Вы подкрадываетесь к одному, стремительно бросаетесь ко второму и подползаете к третьему. Ночь, тишина. Только лишь капли дождя стучат по тонким листьям. В этих слабых ударах Вам слышатся то голоса, то шаги, то звуки заклинаний. Неужели страх? Или отрекшиеся тоже могут сходить с ума от напряжения?
   Дом фермера Рея перед Вами. Большое двухэтажное строение с пристройкой. На верхнем этаже горит слабый дрожащий огонёк. Словно зачарованный, Вы глядите на него, не в силах оторваться. Старые воспоминания.
   Вам пятнадцать лет. Такая же ночь, и дождь так же стучит по крыше. Ветер ударяет в стекло. Вы делаете вид, будто спите, дожидаетесь, пока стихнут шаги мамы на кухне, а затем встаёте, зажигаете свечу, достаёте из-под подушки книгу, которую тайно утащили из папиного шкафа, и читаете по аккомпанемент тяжёлых капель. Тревожный огонёк в оконце напомнил Вам о детстве. Но разве в этой глуши кто-то вообще умеет читать?
   Однако стоять нельзя. Скоро снова может пройти дозорный. Бесшумно Вы перелезаете через низкий забор. Мокрая роба пристаёт к скользким струганным брёвнам. Впереди собачья будка. Шаг, второй, третий. Пёс не спешит залаять или выбежать навстречу. Неужели его забрали в дом? Вы склоняетесь, накрываете себя плащом, зажигаете жезл и заглядываете внутрь будки. Жалкое существо, промокшее и трясущееся от холода сжалось у стенки. Собака оборачивается и начинает злобно рычать. Вы кидаете кусок мяса. Стэнли вытягивает шею, недоверчиво нюхает, ещё раз косо глядит на Вас, а затем хватает угощение и быстро проглатывает. Вы маните несчастного к себе, и пёс выходит из будки. Свет пречистый, какой же он худой!
   "Вуф", - вдруг лает Стэнли, и Вы уже думаете, что пора убегать, так как хозяева вот-вот покажутся на пороге. Но собака затихает. А в доме всё остаётся тихо. Вы наливаете немного эликсира в ладонь и протягиваете ее псу. Запах крови влечёт животное, и заставляет его слизать зелье. Что-то заставляет Вас в тот же миг отпрянуть от подопытного. Немедленно у собаки шерсть встаёт дыбом, глаза вылезают из орбит. Зубы заворачиваются и обнажают клыки в воспалённых дёснах. Пар идёт изо рта. Из несчастного мокрого создания Стэнли превращается в монстра из ночных кошмаров. Он злобно рычит, а затем бросается на Вас. Щит света отражает удар бешеного зверя. Тот лает до хрипа, срывается с цепи, прыгает снова и снова. Пена слетает с жутких челюстей. Вы отступаете назад, думая, куда бы лучше скрыться. Но от гор Вас отделяет ряд домов а там люди. Всё кончается так же быстро. Неожиданно пёс падает, короткая агония и он затихает. А через мгновение Вы слышите лязг замка.
   Вы прижимаетесь к фахверковой стене. На пороге появляется фермер Рей. Вы применяете уход в тень, и Ваше тело делается прозрачным. Это - не полная невидимость, но, похоже, в темноте Вас не заметили. Хозяин бросается к телу питомца, позади него кто-то светит факелом. Слышится брань. Мужчина поднимает пса, крутит туда-сюда, но не находит ни одной раны.
   Между тем Вы спешите удалиться. Медленно Вы ставите левую ногу накрест, не отрываясь от стены, поднимаете правую, ступаете, далее снова левую, правую. Вот и угол дома. Под ботинком раскалывается старый горшок, и люди поворачиваются к Вам. "Мертвец! Мертвец!" - кричит кто-то. Скрываться уже бесполезно. Стремглав Вы кидаетесь наутёк мимо сада, мимо виноградника. А преследователи несутся вдогонку. Только бы не поскользнуться, только бы не упасть. Живых всё больше. "Я его видел. Он там", "Да вот же он!" - кричат сзади.
   Кто-то бросается наперерез. Мгновенно Вы посылаете проклятие страха и освобождаете себе путь. Сады кончились. Вы сворачиваете на восток к горам. А люди всё ещё бегут за Вами. Мимо уха проносится горящая головёшка. Хорошо, хоть ни у кого нет ружья или лука.
   Однако люди устают а Вы - нет. Далеко за полночь Вы вваливаетесь в свою комнату в таверне. Какого беса Лидон захотел скормить своё варево именно Стэнли, а не купить другую собачку для опытов?
  
  
   Четвёртый день в предгорьях Хильсбрада
  
   Утро встречает Вас нависшим серым небом и ливнем. Крупные капли выстукивают по крыше невероятную джигу. Кстати, кровля таверны протекает. Последний раз её латали ещё живые. А Вам обещали в Хильсбраде всегда хорошую погоду. Никому верить нельзя. На улице народу поубавилось. Главная площадь теперь - одна большая лужа. Вы топаете по грязи к дому Лидона.
   Учёный слушает Ваш рассказ, присев на край стола. Разумеется, его интересует лишь ход эксперимента, а не Ваши ночные похождения. Но Вы и не говорите об этом ничего. Не на все вопросы алхимика Вы можете внятно ответить. Во взгляде Лидона читается нескрываемое раздражение: "Как можно быть таким тупым и не заметить столь важных деталей?". Мысленно Вы возражаете члену королевского общества. Он же не проинструктировал Вас, за чем именно нужно наблюдать. Но вслух ничего говорить нельзя. Все аптекари думают, будто их окружают идиоты, а гениальные мысли естествоиспытателя понятны и без слов, логика же очевидна.
   Наконец он с показным тяжёлым вздохом достаёт пошарпанную книгу с пятнами от реагентов и подпалинами и старательно записывает услышанное. Вы молчите и ждёте. Затем Лидон встаёт и обращается к Вам. Судя по виду, свежие бурлящие идеи уже успели вытеснить старое недовольство.
   - Новый день, новый эликсир. Если бы я тут командовал, я бы позволил Плети и жалким людишкам сцепиться между собой. Им и так нравится убивать друг друга. Увы, Темная Госпожа хочет ускорить процесс, так почему бы не скрасить унылые дни распространением смерти и болезней по стране. Вот мой план: иди-ка ты во Владение Нетандера на юге от Мельницы Таррен и на востоке от реки и Южнобережья. Принеси мне шесть цветков Грязного Рыла для нового эликсира.
   Итак, Владение Нетандера. Вы слышали от хозяина Таверны Шая об этом месте. Ранее там была ферма, почти такая же, как у Рея, только беднее. Но зато местное вино было вкуснее, чем у соседей, а как оно давало в голову! Шай на этом месте зажмурился, предаваясь сладким воспоминаниям. Один кувшин валил наповал. Зато на утро никакой головной боли. Когда пришла чума, старик Нетандер заперся у себя дома и никого не пускал. После первых смертей в Таррен Милле несколько семей бежали. Сначала они хотели укрыться в деревне, но получили отказ. Затем пошли в Южнобережье, но и там никто не хотел видеть выходцев из очага заразы. Им положили небольшой мешок зерна у входа в город. Скитания привели их на поле Нетандера. Беженцы попросили крова и пищи. Но злобный фермер даже не открыл дверь. Отчаявшиеся люди воззвали к его человеческим чувствам, но тогда хозяин виноградника достал аркебузу и начал стрелять. Несколько человек погибло. Остальные бежали, здесь их след теряется. Через неделю прискакали жители Южнобережья сказать, что чуму удалось остановить. Но и их встретили лишь выстрелы. Через несколько дней на поле прибыли гноллы грязного рыла. Откуда они взялись, до сих пор не ясно. Крестьянин отстреливался от них, но тварей было слишком много, и они не собирались уходить. Своими примитивными орудиями они рубили его драгоценные лозы. Кроме того, нечестивцы оглодали кости жертв фермера. В первый же день у Нетандера кончились патроны, а вскоре и вино. На следующее утро он вышел из дома с тесаками в обеих руках. Гноллы долго не могли убить его. А он, будто дьявол вселился, неистово рубил направо и налево, пока сам не осел на землю.
   Шай говорит увлечённо, а Вы подмечаете, что у большинства событий истории не могло быть свидетелей, откуда тогда хозяин таверны знает всё это? Неужели старик рассказывает всем местные байки или сам придумывает небылицы?
   Зато Вы узнали, что цветок грязного рыла - вовсе никакой не цветок, а гриб, большой белый светящийся гриб. Их выращивают сами гноллы на том самом поле. Оказывается, цветы грязного рыла растут на смеси из древесной трухи, земли и экскрементов гноллов. Последние грибами же и питаются.
   Вы стоите на холме и смотрите вниз. Владение Нетандера, как на ладони. Слева чуть к северу руины дома. Крыша обрушилась, стены - частично тоже. Посреди развалин высится камин с остатками трубы. Рядом еле проступают очертания фундаментов неких надворных построек. Справа простирается поле. Вся земля здесь истыкана рядами невысоких колышков с высохшими остатками лоз. Вокруг них насыпаны груды какой-то омерзительной субстанции, из которой торчат жухлые стебли травы. То тут, то там виднеются большие грибы. Они белые, а из-под шляпок исходит синеватое сияние. Растут парами или небольшими группами. По полю ходят гноллы. Одни слоняются без дела. Другие подравнивают ряды кучек возле колышков.
   Вы накладываете на себя уход в тень, спускаетесь с холма и прячетесь за небольшой сарай, в отличие от дома, он почему-то хорошо сохранился. В нос буквально шибает запах гнили и грибных спор. Кажется, будто сам воздух здесь густой и тягучий. Из укрытия Вы следите за гноллами. Как только они отходят на другой конец угодий, Вы накладываете на себя щит, снова используете уход в тень, стремглав мчитесь на поле и начинаете кинжалом срезать грибы один за другим. Раз, два три, следующая кучка, четыре, пять.
   Кажется, гноллы замечают Вас не сразу. Зато теперь воздух буквально взрывается от их криков. Шестой ещё шестой. Вы делаете шаг в сторону и срезаете драгоценный образец. Твари окружают. Двое уже обежали до Вас. Удары дубинами - щит работает безотказно. Шаман тварей посылает молнию. Вы оглушаете его словом тьмы боль, а далее ждёте, пока подойдут все и используете страх. Нападающие в ужасе разбегаются в стороны. А Вы несётесь со всех ног прочь.
   Дождь уже перестал, но грязь ещё не успела подсохнуть. Ещё только полдень, а Вы уже возвращаетесь с задания. В доме Лидона пахнет гарью и чем-то едким. Видимо, недавно здесь взорвалась очередная смесь в ходе неудавшегося эксперимента. Аптекарь снимает респиратор и угрюмо спрашивает:
   - Как успехи во Владении Нетандера?
   Вместо ответа Вы протягиваете ему сумку с цветами грязного рыла. От столь специфического содержимого даже ткань стала светиться. Лицо учёного расплывается в улыбке. Он развязывает узелок, глубоко вдыхает воздух из котомки и кривится. С дьявольским наслаждением он произносит:
   - А, отвратительная вонь цветков Грязного Рыла. Хоть для чего-то эти грязные гноллы годятся.
   Экспериментатор достаёт образцы, смакуя, по одному, рассматривает их на свет, а затем кладёт в лоток. Теперь вся комната смердит, как поле гноллов. У любого живого такие миазмы вызвали бы приступ тошноты, но для отрекшихся это - не помеха.
   - А это тебе, - показывает Лидон пальцем, - на полке забирай. Хинотт сделал.
   Вы видите ряд небольших пузырьков пять красных и три зелёных. На первых стоит "лечебное зелье", на вторых - "зелье скорости".
   Ну что'ж, пригодится, если следующие задания мастера окажутся в том же духе.
   Тем временем аптекарь, режет грибы на тонкие ломтики, и мрачно ухмыляется:
   - Я уже решил, что еще один день пройдет без капли радости, но тут ты принес мне цветки Грязного Рыла. Для начала я приготовлю из них отличную смесь. Потом нам понадобится помощь мастера-аптекаря Фаранелла из Подгорода. Он должен добавить туда коллоид разложения и тогда-то самое веселье и начнется!
   Лидон добавляет какой-то порошок от чего кусочки мякоти грибов сморщиваются и слегка шипят. Аптекарь встаёт из-за стола и шагает взад-вперёд от окна к шкафу и обратно. Вся его поза выдаёт нетерпеливое ожидание. Иногда он подходит и мешает содержимое лотка стеклянной палочкой. Но, видимо, реакция до конца не прошла, и фармацевт с разочарованным видом продолжает мерить комнату шагами. Вы замираете, зная, что сейчас алхимику не до Вас, и стараетесь не привлекать внимание.
   Стук в дверь. Тело Лидна содрогается, как от испуга. Он недовольно вскидывает голову, мгновение медлит и раздражённо кричит: "Войдите".
   Теперь Ваша очередь удивляться, когда на пороге показывается долговязая фигура Вашего знакомого Хендрика.
   Вы здороваетесь, а учёный недоверчиво оглядывает вас обоих.
   - Мастер Лидон, - говорит маг со всей учтивостью, - извините, что помешал...
   Алхимик презрительно перебивает:
   - Чего извиняться, если уже помешал?
   Чародей продолжает, будто бы не заметил грубость собеседника:
   - Мы с моим товарищем Рэтклиффом прибыли во Внутренние Земли. Сейчас мы воюем против троллей из племени сухокожих. В одной из деревень нам удалось найти странные бутылки с ядом. В этих бутылках содержится очень сильный зеленый яд. Судя по количеству бутылок в деревне, тролли Сухокожих очень дорожат им. Возможно, прославленный аптекарь Лидон тоже заинтересуется этим ядом?
   Он вынимает из заплечного мешка большую бутылку из толстого стекла и с поклоном аккуратно ставит на стол.
   Выражение лица мастера сразу меняется, трудно сказать от чего больше, то ли от нового объекта для исследований, то ли от слова "прославленный".
   - Ну, здравствуй, дорогой маг, - хмуро улыбается он, - Такой длинный день, а ни один эксперимент не удаётся... Я надеюсь, что Вы принесли мне хорошие новости.
   Лидон выставляет на стол новый штатив и располагает на нём три пробирки. Цепкими пальцами он откупоривает крышку бутылки, пипеткой берёт оттуда немного яда, и добавляет по капле в каждую пробирку. Затем он доливает воды, ждёт немного, размешивает раствор стеклянной палочкой, достаёт с полки три пузырька, капилляром вносит их содержимое в каждую из пробирок. В двух ничего не происходит. А в третьей цвет смеси меняется на синий.
   Аптекарь поворачивается:
   - Кажется, - это, яд ... - он делает паузу и будто собирается с мыслями, - от некого паукообразного. А где вы его взяли?
   Хендрик в недоумении подмигивает Вам и рассказывает историю о деревне сухокожих, на сей раз со всеми подробностями, а Лидон слушает его, взявшись рукой за костлявый подбородок.
   - Мне нужен свежий образец того яда, что вы приносили мне, - с энтузиазмом говорит он, как только чародей заканчивает, - Пауки, с которых он был собран, водятся во Внутренних землях - охотьтесь на них, пока вам не удастся добыть неповрежденную ядовитую железу, а потом принесите ее мне. Больше всего пауков живет в тролльем городе Шадра'Алоре. И не задерживайтесь - ядовитая железа нужна мне предельно свежей.
   Маг спешит откланяться, а Вы остаётесь. За время разговора ломтики грибов полностью высохли. Хозяин лаборатории стряхивает их в ступку, тщательно перемалывает, ссыпает порошок в пакет из вощёной бумаги и говорит:
   - Вот возьми этот состав Грязного Рыла и немедленно отнеси его аптекарю Фаранеллу.
   Быстрый нетопырь несёт Вас в Подгород. Внизу проплывает сторожевая башня на границе Альтерака, руины столицы горного королевства, озеро Лордамер. У северного берега зверь кричит и сворачивает на запад, а затем смело влетает в галереи подземных ходов.
   Вот и торговый квартал. Вы расплачиваетесь за поездку и ищите спуск к Апотекариуму. В главной лаборатории всё, как и прежде: параллельно проходят несколько экспериментов, а опытный аптекарь Фаранелл наблюдает за процессом из середины просторного зала.
   Вот он что-то надиктовывает ассистентке. Она быстро скребёт пером по куску пергамента и быстро убегает куда-то. А теперь он уже кричит сбросить давление химику Карабосу. Вдруг в правом дальнем углу что-то взрывается, и помещение заволакивает непрозрачный белый дым, чьи частицы оседают в носу и на глазах. Председатель Королевского общества немедленно подзывает к себе виновника происшествия и отчитывает его тихо, но жёстко.
   Похоже, ждать, когда Фаранелл освободится, бессмысленно. Когда неудачливый экспериментатор удаляется к своему столику, Вы подходите и почтительно кланяетесь.
   Мастер глядит раздражённо. Скорее всего, он не узнал Вас. Его лицо выражает желание, чтобы Вы провалились сквозь землю и чем раньше, чем лучше. Глубоко вдохнув, учёный сквозь зубы выдавливает из себя:
   - Видишь, я занят? Тёмная госпожа велит вывести новую чуму, пока нас не одолела Плеть из Нортренда. С юга же нас теснят люди, поэтому время сейчас - главная ценность. Надеюсь, ты не по пустякам меня тревожишь!
   Несмотря на столь недружелюбный приём, Вы подробно рассказываете о работе Лидона и отдаёте состав Грязного Рыла.
   Постепенно выражение лица Фаранелла меняется. Криво улыбнувшись, он произносит:
   - Тебя послал аптекарь Лидон? Что ж ты сразу не сказал! Невзирая на угрюмый нрав, аптекарь Лидон - один из наших самых преданных и умелых сотрудников. Он прислал состав Грязного Рыла, какой умница! Я знаю, что замышляет наш друг из Хильсбрада. И мне нравится ход его мысли. Темная Госпожа порадуется наступлению новой чумы.
   Глава Апотекариума жестом подзывает ассистентку. Он отдаёт ей свёрток и что-то втолковывает. В этот момент жуткий аппарат химика Карабоса начинает неистово свистеть, и Вы ничего не слышите из распоряжений фармацевта. Наконец звук стихает, а председатель Королевского общества поворачивается к Вам и говорит:
   - Смесь из цветков Грязного Рыла? Гениально! Почему мне не пришло это в голову? Пожалуй, я добавлю свой коллоид разложения в эту хитрую смесь. Чтобы активировать отраву в смеси, Лидону понадобится крепкое зелье тролльей крови, немного чешуи наги из клана Пронзающего Гребня и глаза мурлоков из клана Рваный Плавник с южного берега Хилсбрада. Когда ты принесешь ему все составляющие, он мигом все сделает. Ох, как мне не терпится узнать о результатах его эксперимента!
   Ассистентка возвращается и без слов даёт Вам с руки закупоренный фиал. Одарив Вас последним строгим взглядом Фаранелл демонстративно отворачивается, давая понять, что аудиенция закончена.
   Вы общаетесь с алхимиками уже не первый день, поэтому знаете, что крепкое зелье тролльей крови никакого отношения ни к толям, ни к крови не имеет. Эти названием изобретатель намекал на способность троллей к регенерации. Состав и был разработан с целью придать эту способность всякому, кто выпьет эликсир. И почему Фаранелл не выдал Вам его сразу. Наверняка, его алхимики производят его в огромных количествах. Быть может Лидон сделает его? Хотя вряд ли. Он считает себя слишком высокопоставленной особой, чтобы делать такую ерунду.
   Между тем к Вам подходит какой-то тип в чёрной робе, расшитой золотом по канту. Он не высокого роста, сгорбленный, старый потрёпанный капюшон скрывает его лицо. Незнакомец берёт Вас за руку и отводит в сторонку. А Вы чувствуете, как дрожит его кисть. Оглянувшись по сторонам, он почти шепчет:
   - Слыхал я, Фаранелл поручил тебе принести Лидону крепкое зеле тролльей крови Я могу дать тебе одно, не бесплатно, конечно, - он неприятно ухмыляется и глядит на Вас хитрыми глазками.
   - И сколько с меня? - недоверчиво спрашиваете Вы. Почему-то Вам кажется, что здесь кроется какой-то подлог.
   - Нуууу, - хитро протягивает делец, - Для такого состава используются очень-очень редкие реагенты - нортрендский янтарь, растворённый в жире островного черпорога, и выварки из панциря кираджского богомола, а также чёрный лотос из окрестностей Стратольма. К счастью, мне как раз недавно оставили партию этих товаров ....мммм... наивысшего качества. Я обычно продаю это зелье дорого, очень дорого, - он делает многозначительную паузу и снова пялится на Вас и поднимает скрюченный узловатый палец вверх, - Но учитывая, что Вы знакомы с мастером Фаранеллом и находитесь на службе у многоуважаемого господина Лидона, - он демонстративно кивнул головой, - Я продам его по себестоимости, - Здесь собеседник выжидательно молчит и теребит край широкого рукава.
   - Так и сколько? - нетерпеливо спрашиваете Вы.
   - Три золотых, - уверенно говорит он. И не пытайтесь спрашивать у кого-то ещё. Такой цены Вы нигде более не найдёте.
   Внутри закипает злоба и комком давит на горло. Столько раз Вы рисковали своим новы существованием, сражались, мокли под дождём, плавали на острова, проникали в деревню, населённую воргенами, убегали от жестоких гноллов, и ни разу никто не предложил Вам даже одного золотого. А этот проходимец просит три. Да Вам такое не светит и за месяц упорного труда. Вы берёте себя в руки:
   - Большое спасибо за столь щедрое предложение, - говорите Вы, еле удерживаясь от того, чтобы всадить в спину торгаша кинжал по самую рукоятку, - Однако я - всего лишь, начинающий жрец, и три золотых - сумма для меня внушительная. Мне нужно время, чтобы её собрать.
   - Оу, постарайтесь сделать это как можно быстрее. Поймите, у меня и так много-много заказов, - елейным голосом проговорил хитрюга.
   - Будьте покойны, - уверенно произносите Вы, - я вернусь завтра утром.
   - Что'ж, думаю, я приберегу для Вас один пузырёк.
   Вы расстаётесь с обманщиком и стремглав несётесь по ступеням вверх. Ваши шаги гулко разносятся по узкому коридору. В дальнем конце слышатся голоса.
   - Ну и что?
   - Да что-что. Если я не заплачу за месяц, меня вышвырнут о всей моей лабораторией. А за целый день так ни одного заказа и нет. Хоть плачь.
   - И что совсем никак не уговорить?
   - Совсем, - печально вздыхает кто-то, - Я должен уже за три месяца. Но я только начинающий алхимик, и могу делать самые простые средства, а на обучение чему-то более интересному у меня нет денег. Проклятые деньги.
   Вы подходите ближе, но до сих пор не видите собеседников.
   - И что ты собираешься делать?
   - Не знаю, собрать вещи и уехать в Калимор. Говорят, там у орков почти нет фармацевтов, а потому конкуренция небольшая.
   - Ясно. Печально, брат.
   - Слушай может, подкинешь сколько-нибудь? Я отдам. Вот только не могу сказать, когда.
   - Да что ты. Я и сам на нуле.
   Далее раздаются торопливые шаги. Какой-то человек в форме аптекаря чуть не сбивает Вас с ног. А Вы спешите подняться вверх и нагнать второго собеседника. Кажется, он тоже химик, и возможно, сможет Вам помочь.
   За поворотом Вы видите рослого тощего парня, понуро поднимающегося по лестнице. Его роба во многих местах стёрта до дыр, кое-где залатана наспех грубыми стежками.
   - Подождите, - кричите Вы, когда он достигает выхода. Незнакомец оборачивается. Бледное даже для мертвеца, осунувшееся лицо, грязные волосы сосульками свисают вниз, узкие плечи, длинные костлявые руки. Очень измождённый. Кажется, о смерти он долго голодал, но и теперь не смог найти лучше доли.
   - Кажется Вы - алхимик?
   - Да, - устало отвечает он.
   - Отлично, может быть, Вы сможете сделать крепкое зелье тролльей крови?
   - Конечно, могу, - его уверенный тон уже начинает Вам нравиться.
   - И сколько это будет стоить?
   - Вам сколько?
   - Одно.
   - Один серебренник, шестьдесят медяков.
   - По рукам.
   - Тогда пройдёмте ко мне в лабораторию.
   Вы сворачиваете в узкий проулок, которого раньше вообще не замечали. Парень открывает какую-то дверь, и Вы попадаете в небольшую коморку с низким потолком, из-за чего хозяин вынужден пригибаться. Кажется, здесь раньше была гробница. Теперь всё помещение занимают три стола - один для письма, на двух других стоит оборудование. Вдоль стены расположены сундуки. В дальнем конце помещения видна ниша, где некогда лежал гроб. Теперь здесь устроена постель угрюмого обитателя бывшего упокоища. Склянки побитые, хоть и чистые. Шлагни залатанные, кое-где потрескавшиеся. Всё ветхое и дешёвое не то, что в центральной лаборатории. Вы начинаете испытывать что-то, похожее на жалость. Юный алхимик присаживается на корточки и склоняется над одним из сундуков. Тонкими пальцами он перебирает какие-то пожелтевшие свёртки, с шелестом раскрывает бумажные пакеты. Наконец, он удручённо поворачивается к Вам и говорит:
   - Извините, нет нужных реагентов. А денег купить их совсем нет, - вздыхает аптекарь.
   - А что нужно-то?
   - Сущеи пустяки. Два стебля синячника два шипа остротёрна и одна освинцованная колба.
   И что? Где нортрендский янтарь? Где жир черпорога? Вы с самого начала знали, что это - очень простой рецепт.
   - Ждите меня здесь. Я скоро вернусь.
   Почему-то Вы прониклись симпатией к этому парню. Он в бедственном положении, но всё равно назначил справедливую цену. А тот работает в центральной лаборатории и решил обмануть.
   Найти травы в торговом квартале не составляет труда, а колбу Вы покупаете в Апотекариуме. Очень скоро Вы стучитесь в дверь бедного химика.
   - Вот, - говорите Вы и протягиваете всё необходимое.
   - С Вашими реагентами всего один серебренник, - говорит он и кривится.
   Вы киваете. Сесть некуда, и Вы пристраиваетесь в углу. Начинающий фармацевт разжигает горелку. Огонь то вспыхивает, то угасает и сильно коптит. Хозяин наливает воду и ждёт, пока она закипит. Затем в ход идёт синячник. Остротёрн парень толчёт в ступке, и Вы видите, как напрягаются сухожилия на тонких паучьих пальцах. "Совсем доходяга", - думаете Вы про себя. Порошок заливается спиртом. Аптекарь гасит горелку и оставляет колбу остывать, а затем процеживает отвар. Вы ждёте экстракции остротёрна, бессмысленно глядя друг на друга. Но вот всё закончено. Ваш новый знакомый отфильтровывает вытяжку, добавляет её в колбу, запечатывает её крышкой и отдаёт Вам. В раскрытую ладонь честного малого Вы кладёте десять серебренников и удаляетесь.
   - Эй, подождите! - кричит он Вам в след и выбегает на улицу.
   Но Вы применяете уход в тень и растворяетесь в толпе прохожих.
  
  
   Пятый день в предгорьях Хильсбрада
  
   Сверху не капает, значит дождя нет. Уже хорошо. Хотя в тёмной комнате таверны всё равно сыро и затхло. По скрипучей прогнившей лестнице Вы спускаетесь вниз мимо охочего до разговоров Шая. Впереди светится большой белый прямоугольник - дверной проём. Вы выходите на улицу, и глаза приноравливаются к свету. Дарталия стоит спиной к Вам и промывает мозги очередному отряду новобранцев. Вас уже не так раздражает её скрипучий голос. Справа горластый орк призывает искателей приключений присоединиться к битве в ущелье Песни Войны. Дальше пятеро чертят на земле план атаки на Монастырь Алого Ордена. Вдруг в конце улицы Вы замечаете сутулую фигуру Хендрика. Золотые позументы сверкают в лучах утреннего Солнца. Вы окликаете его. Чародей узнаёт Вас.
   - Куда идёте? - спрашиваете Вы.
   - К Лидону. Нам удалось достать для него образец паучьей железы.
   В Ваши планы на сегодня не входил визит к алхимику, но любопытство берёт своё, и вы вместе заходите в негостеприимный дом аптекаря.
   Дверь против обыкновения открыта. Старый знакомый одной рукой размешивает содержимое колбы, а другой сжимает щипцы с кубиком какой-то соли над пламенем горелки. Мастер опустил глаза в большой раскрытый фолиант, размещение которого потребовало свалить в кучу несколько склянок, пипеток и лотков. В углу Хинотт втолковывает что-то двум ученикам. Ясно, до вас никому нет дела.
   Хендрик громко приветствует хозяина. Живые бы сказали, что такой голос "мёртвого поднимет". Но сейчас Вы не знаете, уместны ли подобные шуточки.
   Лидон вздрагивает и поворачивает голову, словно вертишейка. Лицо фармацевта выражает крайнее недовольство. Но Хендрик успевает вовремя открыть банку с образцом, и угрюмая мина сменяется вдохновением исследователя.
   - У вас есть Неповрежденная ядовитая железа? Я жажду проводить эксперименты со своим свежим ядом, и заказал коллекцию маленьких, жутко милых животных, чтобы проверить это!
   Он ставит пробирку на стол, а щипцы прикручивает к зажиму, подходит в угол и театрально сбрасывает большое белое полотнище. Под ним оказываются несколько клеток, одна на другой со множеством испуганных зверьков. Их буквально сотни.
   Естествоиспытатель забирает железу, кладёт её в лоток и надавливает стеклянной палочкой. Из протока тут же выступает капелька прозрачного яда. Лидон улыбается от восторга.
   - О, великолепно! Яд довольно свеж и, я уверен, чрезвычайно смертоносен. Спасибо! - Мастер задумчиво глядит вверх и что-то просчитывает в уме, - Вам нужно подождать до вечера. Я закончу эксперимент и сообщу, нужно ли мне что-нибудь ещё.
   Хендрик отправляет коротать время в таверне, а Вам пора отправляться на сбор реагентов.
   Море. Снова перед Вами неспешно катятся волны и ласкают пологий берег. Мерный шум успокаивает и уносит тревоги. Справа ленивая река Тондрорил впадает в залив. На её западном берегу стоит Южнобережье - небольшой городок людей, пострадавший от нашествия орков во время второй войны. Позади Вас Владение Нетандера. Проходя сюда Вы мельком видели отвратительных гноллов и их так называемые цветы. Слева берег поднимается вверх, пока не переходит в обрывистый склон. Дальше на возвышенности стоит крепость дворфов Дун Гарок, уходящая глубоко внутрь скалы.
   Но теперь суетная жизнь Вас интересует меньше всего. Море - огромный мерцающий простор - завладело Вашим вниманием. До самого горизонта только оно, бескрайнее величественное извечное. Кажется, будто дальше нет ничего, даже не верится, что под непроницаемой зеленью вод есть что-то ещё. Вы подходите ближе, снимаете ботинки, садитесь и зарываете ноги в тёплый песок. Перед Вам лежат ракушки, гальки, клочки сухих водорослей и обломки затонувшего корабля. Трухлявые доски покрыты мидиями и морскими желудями. Но лишь огромная безбрежная даль приковывает Вас. Невероятная бесконечная пустота. Этим море напоминает Вам смерть. Однажды пустота уже захватила Вас, и Вы растворились в небытие. Но затем по воле ужасной силы, предназначенной, чтобы преодолеть законы природы, она исторгла Вас из себя также, как море выбрасывает на берег единожды поглощённые доски корабля. Мысли уходят, и Вы всё глядите и глядите на то, как волны наползают на берег. Первая, вторая, третья. Вот одна принесла обломок гребешка, а другая забрала его обратно. Так и смерть сейчас - некоторых она забирает уже не один раз, и сколько бы Вы не преодолевали её, всё равно рано или поздно придёт волна побольше и унесёт за собой. Вы собираете камни, до которых можете дотянуться, и кладёте перед собой. Вот они гладкие окатанные: серый круглый, чёрный плоский, зеленоватый с ракушкой, оранжевый с прожилками и крапчатый. Каждому из них Вы даёте имя, имя человека, которого знали раньше, тогда, в первой жизни. Вы берёте каждый из них, глядите на него, взвешиваете на руке, а потом кидаете далеко-далеко. Каждый из них булькает и исчезает из виду. Вы встаёте и ещё немного глядите на линию прибоя - нет, ни один не вернулся.
   Вам становится немного легче, будто бы ещё одна частица прошлого навсегда отделилась, или же после всей этой бесконечной беготни Вам нужно было хоть немного просто так посидеть, глядя на море.
   Вы отходите в прибрежные заросли и идёте параллельно пляжу. Здесь обычно на берег выходят наги. Говорили, будто эти твари произошли от высокорожденных из Зин Азшари, которые после гибели Колодца Вечности ушли под воду вместе со своей столицей. Однако они не погибли, а дали начало змеевидным существам, которые якобы построили под водой города и дворцы. Теперь они зачем-то вылезают на сушу, нападают как на живых, так и на мёртвых, но целей их толком никто не знает.
   До Вашего уха доносятся звуки сражения - лязг оружия, крики, плеск воды. Вы медленно крадётесь, скрываясь среди густых ветвей. Вскоре Вашему взору открывается впечатляющая картина. Двое воинов людей в добротных латах преградили путь к воде группе наг из волшебницы сирены и двух её телохранителей. Последние, вооружённые кривыми мечами, теснят головорезов к воде, а колдунья посылает во врагов молнии. Должно быть, кто-то из правителей Альянса поручил награду за очистку берегов от этой напасти. Рядом на песке лежит промокший от крови мешок с отрубленными головами наг. Кажется, ребята преуспели в этом деле.
   Тот, кто слева постарше. Он владеет топором гораздо лучше напарника. Латник уверенно делает несколько шагов вперёд, а нага с трудом парирует мощные удары. Правый человек наоборот моложе. Огромная груда мускулов, раздувающихся под синей чешуёй, надвигается на него, а он лишь прикрывается щитом и пытается отбить атаки мечом. Морской воитель уверенно рубит - парень отступает на шаг. Клинок проходит сверху, рыцарь еле успевает пригнуться и откатывается к линии прибоя. Ещё один выпад чудовища, и смертный по щиколотку в воде. Старший рыцарь что-то кричит ему - бесполезно. Сирена перестаёт пускать молнии, поднимает посох и оглашает берег жутким заклятием на древнем языке. Она вскидывает руки - мгновенно опытного воина окутывает вихрь и поднимает его вверх. Тот отчаянно болтает руками и ногами, стараясь удержать оружие, но колдовской ветер закручивается всё сильнее, не выпуская человека. Ведьма смеётся. А его раненый соперник переключается на юного латника справа. Со злобной усмешкой он подходит справа. В тот же момент на парня обрушивается мощный удар сверху, и молния от заклинательницы. В попытке парировать охотник выставляет вперёд щит с мечом и открывает бок. Именно туда направляет разящий клинок подоспевший враг. Парень вопит от боли и падает. Воды окрашиваются кровью. Но тут чары рушатся. Старший напарник оказывается на земле. Два прыжка - и он с рёвом сносит голову бывшему сопернику. А Вы посмеиваетесь в кустах: "Если на тебе нет чародейского щита, разве можно поворачиваться к врагу спиной?" Второй монстр ошеломлён. Он бросается на убийцу. Но тут стонущий от боли молодой боец замахивается и протыкает змеевидное тело твари. Та падает, и тут же оказывается разрубленной надвое. Сирена визжит от ужаса и, извиваясь, словно змея, спешит прочь. "Потерпи!" - бросает победитель нагов напарнику, достаёт из-за пояса заряженный мушкетон и стреляет. Облако дыма окутывает его голову, а нага сначала замирает, а потом падает на камни. Человек спешит к ней с топором. Но ведьма жива. Она метает молнию - охотник корчится и припадает на колено, вторую - он обрушивается на спину, но переворачивается и ползёт вперёд. "Добей!" - ревёт сзади раненый. Мужчина сжимает зубы и подтягивается на руках. Похоже, запас маны у чародейки закончился. Она поднимает посох. Удар - и древко ломается. Ужасный визг - и зелёная чешуйчатая голова валится с плеч.
   Молодой налётчик радостно вскрикивает, но тут же стонет от боли. Старший рубака говорит: "Потерпи, в сумке исцеляющие зелья, я дам". Он тянется к заплечному мешку. Но уж нет! Ваш выход.
   Щит света, уход в тень. Оба человека слышат звуки заклинаний и поднимают головы. Вы спрыгиваете на песок. Паренька первым - ему много не надо. Слово Тьмы боль и всепожирающая чума - готово, стоит только досчитать до десяти. Теперь второй. Проклятие, он успел выпить зелье и встать. На ногах держится с трудом. "Ты убил его, нечестивец! - со слезами на глазах вопит он, - подходи ко мне, жрец, и узри вторую смерть!"
   - Зачем мне подходить близко? Полудохлая собака ещё может тяпнуть, - ухмыляетесь Вы.
   Слово тьмы боль, взрыв разума - он ещё жив. Вместо того, чтобы атаковать, человек пьёт ещё одно лечебное зелье. Ну уж нет! Он бросается вперёд с топором наотмашь. Вы встречаете смертного иссушением разума. Вредоносная магия сковывает движения. Ноги бессильно месят песок. Ну же, ну же! Мри! Три, два, один, ноль. Он уже на расстоянии удара. Но тут последний разряд слова тьмы боль сокрушает вояку, и он с хрипом оседает на груду водорослей.
   Трупы наг ещё не успело отнести далеко. Образцов чешуи для Лидона будет достаточно. Хорошее оружие у этих двоих и доспехи неплохие. Забрать с собой? Но Вам предстоит ещё встреча с мурлоками. Нужно идти налегке. Возвращаться слишком опасно. В Южнобережье наверняка скоро узнают о пропаже охотников за головами.
   Солнце ещё не село, а Вы уже собрали всё, что нужно Лидону. ТарренМилл встречает Вас гомоном. Возможно весть о гибели двух наёмников из Южнобережья понравится Дарталии, но как бы она не загрузила Вас новым заданием. На сегодня приключений достаточно. Вы проходите в таверну за крепким зельем тролльей крови. Внизу за столиком в дальней комнате сидит Хендрик, а Шай рассказывает ему очередную небылицу. Вы забираете флакон из своего номера спускаетесь и направляетесь к компании.
   - Привет. Хендрик, Вы уже были у Лидона?
   - Нет ещё. А разве он закончил?
   - Не знаю. Но думаю стоит заглянуть.
   Маг прощается с хозяином таверны и вы вместе выходите на улицу.
   Сумерки сгущаются, ветер становится холодным. Из леса доносятся крики ночных птиц. На площади немного людно. Теперь уже никто не шумит, никаких зевак, только случайные прохожие. Дарталия тычет пальцем в грудь очередному стражу смерти. Тот только растерянно разводит руками и не пытается спорить с командиром. Вы отворачиваетесь и проходите к дому алхимика. В окнах приветливо горит свет. Хинотт открывает дверь и, молча, проходит внутрь.
   Вы сразу отмечаете что клетки со зверьками опустели, а вдоль левой стены стоят корзины, полные маленьких меховых комочков. Трупики уже обмякли а глазки подёрнулись пеленой. Значит, опыты закончились ещё утром. Интересно, аптекарь выкинет их, или найдёт тушкам какое-нибудь применение.
   Лидон выходит из-за стола и обращается к Хендрику.
   - Яд этих пауков не так силен, как тот, что вы приносили раньше. Наверное, тот яд был от другого паука. Мне нужен свежий образец того яда, а чтобы узнать, откуда он, нужно поговорить с троллем, который много знает о племени Сухокожих - это мастер Гадрин в деревне Сен'джин. Отправляйтесь в Дуротар и поговорите с ним. Он вполне может знать, откуда тролли племени Сухокожих берут этот яд.
   Хендрик выслушивает мастера и ничего не говорит. А Вам не понятно, то ли он сожалеет, что эпопея с ядом так и не закончилась, то ли, как всякий искатель приключений, уже чувствует захватывающий дух предстоящих странствий.
   Далее он обращается к Вам:
   - Я рад, что ты вернулся. Я уж совсем заскучал. Ни единого развлечения, сижу травлю и заражаю Ампи, а потом воскрешаю её. И так целый день. Как прошло путешествие в Подгород? Тебе удалось зарубить по дороге человечка-другого?
   Что это? Шутка, совпадение, интуиция?
   Вы рассказываете о визите к Фаранеллу. А упоминание о двух убитых людях вызывает у мастера мрачный смех. Тем временем Вы ставите на стол микстуру из цветков грязного рыла и крепкое зелье тролльей крови. Образцы чешуи и глаз мурлоков вы кладёте в два чистых лотка.
   Лидон оглядывает реагенты и что-то прикидывает в уме. Вы ждёте, так как знаете, что в такие моменты его лучше не отвлекать. Член Королевского общества задумчиво царапает подбородок. Постепенно улыбка проступает на его мрачном лице, и мастер начинает посмеиваться в кулак:
   - У меня даже голова закружилась от возбуждения! Какой эксперимент! Ты мне очень помог. Мы будем сеять болезнь и смерть по всем этим землям!
   Алхимик снова начинает рыться в сундуке и выуживает оттуда свёрток. Он пытается развязать узел но у него не получается, фармацевт кривится, машет рукой, грубо разрывает бумагу, из ошмётков показывается длинный пурпурный плащ. Красивая вещица и чары до сих пор не ослабли. Интересно он тоже некогда принадлежал аптекарю Эли?
   Вы сдержано благодарите Лидона, по его глазам становится понятно, что он рад подарить вам эту вещь за труды. Но изобретателю уже видятся новые горизонты. Он ухмыляется и говорит:
   - Пришло время испытать новый эликсир. Но зачем же тратить хорошую, очень заразную болезнь на простых лягушек и собак? Давай устроим настоящее веселье во имя леди Сильваны. Ступай в ДунГарок. Знаешь, это казармы, где вечно шныряют эти дворфишки. Укради у них бочонок "Землекопского портера". Получив его, я устрою веселую вечеринку!
   Вы с Хендриком выходите на улицу. Уже совсем стемнело. Тусклый свет фонарей делает силуэты ветхих зданий устрашающими.
   - Я вылетаю сегодня, прямо сейчас, - говорит маг.
   - Зачем так быстро. Может, посидим у Шая ночку, а на утро можно и делами заняться.
   - Нет, путь предстоит неблизкий. Думаю встреча с Гадрином - только начало нового приключения. Поэтому я сейчас беру нетопыря и лечу в Подгород, забираю Рэтклиффа а оттуда на дирижабле в Дуротар.
   - Ясно, - вздыхаете Вы, - тогда удачи.
   - Жди, увидимся у Лидона.
   "Если никто из нас не попадёт в море", - мрачно думаете Вы про себя.
  
  
   Шестой день в предгорьях Хильсбрада
  
   Яркие полосы света пробиваются через дыры в крыше и щели между досками. Вы выходите на улицу. Небо ясное, а Солнце похоже на яичный желток. Для кого-то это просто - взять и принести бочонок портера. Но разве можно вот так просто пробраться в крепость дворфов? Там повсюду солдаты, а ещё паровые танки. Одного выстрела достаточно, чтобы уничтожить целый отряд отрекшихся. И как им ещё не приходит в голову сравнять ТарренМилл с землёй?
   Вы знаете, что Дарталия постоянно организует набеги на ДунГарок. Будет разумным присоединиться к одной из групп храбрецов. Вы подходите к Маллену Свейну. Он целыми днями стоит на главной площади и продаёт свои нитки, выкройки и краски для ткани. Кому как ни ему знать, кто куда направляется? Торговец указывает на группу возле таверны. Они сидят на корточках и что-то обсуждают вполголоса. Вы подходите и говорите прямо:
   - Вы направляетесь в ДунГарок?
   Воин в ржавых латах поднимает голову. Нагрудник закрыт грязным табардом, но всё равно от Вашего взгляда не укрылись ни ржавчина, ни пробоины. Возможно, кирасу нашли при разграблении могилы.
   - Да, ты хочешь помочь?
   Тон парня не особо приятный, но Вы не видите среди его попутчиков никого, кто мог бы взять на себя роль целителя.
   - Скажем так, у меня свои интересы в ДунГароке.
   - Тогда посмотрим, чего ты стоишь, - ухмыляется воин.
   Нет, так дело не пойдёт. Нужно вернуть наглеца с неба на землю.
   - Это я должен посмотреть, чего стоите вы. Лично я могу подождать хоть до обеда, хоть до завтрашнего дня. А Вам Дарталия велела сделать работёнку побыстрому, так ведь? И что-то я не вижу вокруг очереди жрецов, которые стремятся пойти с вами.
   - И что? Нам тебе джигу сплясать?
   "Трёх золотых будет достаточно", - пронеслось в голове, но Вы вспоминаете того дельца-неудачника в главной лаборатории и отбрасываете идею.
   - Мне нужно справедливую долю добычи и кое-что ещё, - говорите Вы.
   - И что это? - недоверчиво спрашивает воин.
   - Бочонок Землекопского портера, - отвечаете Вы, и вся компания заливается смехом.
   - Первый раз вижу жреца-пьяницу, - пренебрежительно сплёвывает воин.
   - Тогда желаю найти другого трезвого, - Вы демонстративно поворачиваетесь и делаете два шага к площади.
   - Подожди! - кричит боец и вскакивает на ноги.
   - Пошли с нами, - примирительно говорит он, - Я, кстати, не вижу ни одного другого воина, готового сопроводить тебя к дворфам, а тут уже целый отряд. Может быть, мы не слишком хорошо вооружены, но ребята отчаянные.
   - Оно и видно, - усмехаетесь Вы и присоединяетесь к команде.
   Отряд идёт цепочкой. Впереди латник с мечом и щитом за спиной, за ним - разбойник в лёгких кожаных доспехах с металлическими накладками, затем два мага в видавших виды робах. Вы замыкаете колонну. Путь лежит до реки Тондрорил, затем мимо крепости Дурнхольд, далее до стены Торадина, отделяющей Хильсбрад от Арати.
   Там, где укрепления упираются в скалу, начинаются постройки дворфов выпиравшие из горы. Вход в поселение располагается дальше. Здесь стоят два паровых танка - большие нелепые машины из железа с короткими пушками и мощными широкими колёсами. Орлиные морды спереди, по-видимому, служат таранами. Удивительно, как такая махина ещё может ездить, впрочем, на ходу их ещё пока никто не видел.
   Над входом виднеется чёрное дуло ещё оного орудия, да такое широкое, что в него без труда может пролезть человек. Но и оно ни разу не стреляло. Огромные ворота из металла обрамляет каменная резьба с плетёным орнаментом.
   Двое караульных замечают Вас и бегут внутрь. Через считанные мгновения появляются ещё четверо карликов. Все вооружены до зубов. У каждого на голове синий капюшон. Двое достают аркебузы и начинают их заряжать.
   "Понеслась", - говорит воин, выставляет перед собой щит и движется на противника. Разбойник пропадет из виду - типичная уловка наёмных убийц. Вы кидаете на латника щит света. Выстрел - круглые каменные пули крошатся, ударяясь о невидимую преграду, но и само заклинание спадает. Солдаты ДунГарока окружают отрекшегося. Вы слышите, как за вашей спиной шушукаются маги. Тем временем на парня начинают сыпаться удары со всех сторон. Вы признаёте, мечом он владеть умеет. Значительных ран нет. С шумом проносятся в воздухе две огненные глыбы и попадают в одного дворфа. Тот загорается и начинает кататься по земле. Внезапно второй коротышка замертво падает, а Вы успеваете заметить поток крови из горла. Сзади вырастает худощавая фигура разбойника. Оказывается, он зашёл со спины и перерезал горло горе-вояке. Новый залп, пули попадают в щит воина, одна отскакивает, а другая застревает. Но шары огня уже летят в стрелков, те разбегаются, стараясь увернутся.
   Дворф палицей бьёт по плечу разбойника. Слышен хруст костей, и Ваш напарник оседает, схватившись за руку. Вы кидаете на него щит и заклинание обновления. Новый удар булавы поглощается щитом. Ключица срастается, убийца перекатывается в сторону и вскакивает на ноги. Выстрел. Сзади с криком падает маг. Ещё одно заклинание исцеления. Воин буквально прыгает на противника выставив щит. Тот падает, но успевает отразить меч латника. Однако клинок разбойника прокалывает лоб и дробит кость. Ещё один противник повержен. Последний дворф бросается наутёк. Воин и разбойник бегут за ним, а стрелки бросают аркебузы и достают кинжалы. Маг снова выпускает шар огня. Второй чародей встаёт и бросает заклинание ожога. Броня на убегающем дворфе вспыхивает, и он падает, а латник-отрекшийся с размаху отсекает голову. Стрелки тоже кидаются в бегство и скрываются за железными вратами.
   Вы осторожнодвигаетесь ко входу. Никто не выходит навстречу.
   - Подождите, - говорит разбойник, - они наверняка, готовят нам сюрприз. Я скроюсь и посмотрю.
   Убийца уходит. А остальные занимают круговую оборону и стоят с оружием наготове. Все целы благодаря силе исцеляющего Света.
   Мгновения тянутся, будто штормоградский сыр, приставший к ножу. Наконец-то разбойник возвращается.
   - Они столпились у левого входа, спрятались за стеной. Ждут. Десять стрелков. Пойдём налево упрёмся в них, направо - получим залп в спины. Что делать будем?
   Тишина.
   - Я выкурю мерзких недомерков, - наконец, говорит маг, у меня есть зелье невидимости. Хватает на двадцать шагов. Я вхожу, посылаю столб огня к передней стене у левого входа. Жрец, ты стой тут у угла. Здесь они тебя не достанут. Кинь на меня щит и обновление, а затем лечи, как только барьер спадёт, лечи, как только можешь, не жалей маны. А ты, - он обратился к другому заклинателю, - подойдёшь ко мне, как только они начнут разбегаться, и сделаешь ещё один столб или добьёшь их. Понял?
   - Понял.
   Задача не из простых. Остаётся надеяться, что столб огня внесёт настоящую панику и вырубит несколько дворфишек. Иначе магу не пережить и один залп. Он же не носит брони, а щит света падёт быстро.
   Повисает молчание. Маг подходит к воротам и достаёт флакон зелья невидимости. Вы замечаете, что остальные смотрят на него, как на смертника. Щит. Чародей пьёт содержимое бутылочки и исчезает из виду, а Вы становитесь у угла.
   Словно из небытия возникает фигура мага. Он воздевает руки, а из-за стены слышатся жуткие вопли, вскоре показывается дым. Вы начинаете призывать исцеляющий свет. Только бы не пропустить удар. Выстрел - мимо, тут же второй - мимо. Вы замечаете, как крошится камень. Чуть погодя ещё один - маг хватается за грудь, его ноги подгибаются. Но поток исцеления поспевает вовремя. Тут второй заклинатель входит внутрь и посылает новый столб огня. В это время первый встаёт и присоединяется к напарнику. Из-за стенки выбегают горящие, но ещё живые дворфы. Один, два, три, четыре. Объятые пламенем тела мечутся, а потом падают. Выстрелов больше не слышно. Вместо них сквозь треск поленьев доносятся стоны обожжённых. Разбойник с кинжалом в руке скрывается в проёме. Так идёт смерть.
   Защитники ДунГарока мертвы. Воин со злобы пинает обугленные тела. За поворотом мертвецы лежат вповалку, один на другом. Кругом стоит едкий запах гари. Вы проходите в короткий коридор. Да, гадкие уродцы уже знают о вашем прибытии, но вы всё равно стараетесь соблюдать тишину. Впереди виден спуск вниз. Разбойник невидимым проходит вперёд. Слышится удар и сдавленный крик. "Чисто", - говорит убийца и вытирает лезвие кинжала. Вы проходите в небольшую комнату и глядите на нелепо лежащее тельце в синем колпаке. Отряд движется вниз по каменной лестнице и попадает сначала в небольшую караульную, а затем на балкон нависающий над просторным помещением с высоким потолком. Вниз ведут две широкие лестницы. Пусто.
   Этот зал, кажется, служит одновременно и гостиной, и столовой, и складом. Впереди большой камин над ним висят охотничьи трофеи - головы двух кабанов и оленя. А на большой полке в ряд стоят бутылки и кружки - видимо, здешние обитатели не прочь хорошо выпить. По бокам расположен две стойки с аркебузами. У стен свалены какие-то мешки, ящики, столярные инструменты и щиты. Здесь есть даже наковальни. А вот и долгожданное пиво. Вы выбираете небольшой бочонок и кладёте его в заплечный мешок.
   И тут слышатся торопливые шаги в коридоре. Бегущих много - очень много. В момент балкон заполняются дворфами. А за стеной деревянных щитов слышен голос:
   - Ну что, отрекшиеся. Теперь Вы в ловушке, мертвяки. Выхода нет. Вы все умрёте, твари! Пленных не брать!
   Стрелки дают залп, а вы все падаете на пол. Уже через мгновение в обоих проходах появляются столбы огня. Обожжённые ружейники отскакивают в коридор, а Ваши напарники бросаются на них. "Безумие!" - думаете Вы. Щит магии одному, другому, исцеление, быстрое исцеление, восстановление. Словно бешенный Вы кидаете заклятие за заклятием. То один, то другой получает ранение. Проклятие, Вы не успеваете восстановить повреждения каждого. Воин молотит, что есть силы. Разбойник еле успевает уворачиваться. Маги переключаются с огня на лёд и примораживают противников к месту. Выстрелов больше нет. Начинается рукопашная схватка. Трое бегут на Вас. Вы насылаете на них ужас, а чародеи поджаривают одного за другим. "Убейте их жреца!" - слышится сзади. К Вам бросаются ещё двое. Вы кидаете на себя щит и бежите, сломя голову, сталкивая стулья и столы. Враги не отстают. Что хуже всего, Вы перестаёте исцелять соратников. Видя это, разбойник бросает своего противника и кидается к Вам на помощь. Один падает с дыркой в затылке. Но второй уже догоняет. Вы видите, как ваш защитник уже заносит кинжал, как вдруг резко замирает и падает. Дворф вытыкает саблю из его спины и дико улыбается. Вы обновляете щит и готовитесь к худшему. Их двое, и они загнали Вас в угол. Но тут будто бы ниоткуда появляется маг. Он примораживает коротышек, а второй чародей испепеляет одного за другим. Всё, теперь можно лечить дальше. Карем глаза Вы видите, что разбойник больше не шевелится. Вы перешагиваете через его тело и вновь взываете к исцеляющему свету. Как раз вовремя. Воин уже еле стоит на ногах. Раны мгновенно затягиваются. Кости срастаются. Рывок - и ещё один защитник ДунГарока повержен. Маги добивают двоих. Всё. Чудо, но атака отбита. Латник добивает кого-то кромкой щита. А Вы бросаетесь к разбойнику.
   - Он мёртв, - качает головой маг.
   - Да, мёртв, - соглашаетесь Вы, - Но святой Свет способен дать нам чудо!
   Вы затыкаете посох за спину, почему-то отряхиваете робу (видимо, хотите предстать перед ликом божества чистым), сосредотачиваетесь и взываете к Свету. Жёлтые сполохи, словно зубцы диковинной короны, вырываются из-под ног. Руки скрываются за тёплым сиянием. На какое-то время Свет становится осязаемым, полным, упругим. Его всё больше и больше. Ещё и ещё! Ну же! Пора, больше энергии Вы удержать не можете. Вы направляете весь поток в тело разбойника. Сияние гаснет. Тишина.
   Неужели всё? Вы делаете неуверенный шаг, вдруг жилистое тело подёргивается, убийца опирается на руки, садится и крутит головой. Это какое-то чудо. Вот он уже встаёт на ноги и оглядывается по сторонам.
   Вы смотрите на лица попутчиков. На них застыл немой восторг.
   - Куда сейчас? - спрашиваете Вы.
   - Его тут нет, - отвечает воин.
   - Кого?
   - Нам нужен Капитан Железная Гора - начальник стражи.
   Вы только понимаете, что даже не поинтересовались, зачем эти ребята отправились в ДунГарок. Неужели вместо быстрых набегов Дарталия решила теперь играть по-крупному? Хотя нет. Другая мысль приходит к Вам в голову. Да она каждый день даёт такое задание вновь прибывшим. Но они или не возвращаются, или убегают в страхе. А для верхового экзекутора эти новобранцы - грязь. Сгинут одни - их место займут другие.
   - Нужно выбрать другой путь, - вмешивается маг, - давайте пойдём туда, - он указывает на вход в караульное помещение справа.
   Посредине стоит стол и два стула. Видимо, кого-то тревога застала прямо за завтраком. Вы видите надкушенную лапку курицы, нарезанный хлеб и кружку с недопитым пивом.
   Отсюда путь ведёт наверх. Дворфов нигде нет. Видимо, они все предпочли укрыться в дальних комнатах или готовят новую ловушку.
   Отряд проникает в пустую столовую. Оттуда коридор идёт к выходу, но есть ответвление направо. Вы сворачиваете и видите два осадных танка. Рядом лежат ящики с инструментами. Возможно, машины смерти ещё не до конца собраны. В дальнем конце зала виднеется дверной проём. Затем следуют ещё два караульных помещения и лестница наверх. Вы преодолеваете два пролёта и попадаете в спальни гарнизона. Двухъярусные кровати идеально застелены. Алебарды, аркебузы и другое оружие прислонено к стенам.
   Группа отрекшихся проходит по коридору и попадает в длинный широкий зал. Слева устроена большая ниша с винными бочками, а слева стоят странного вида летательные аппараты с крыльями, точно у птиц. Вы невольно разглядываете эти дворфских творения инженеров. Неужели они могут подняться в воздух.
   - Не меня ищете? - раздаётся зычный бас с противоположного конца зала.
   Вы поворачиваете голову и видите лысого дворфа с раздвоенной бородой и пышными усами. Его коренастое тело облачено в чешуйчатую броню, усиленную латными наплечниками. Двуручный меч недомерка в длину примерно равен его росту.
   - Я и есть капитан Железная Гора, - продолжает он издевательским голосом.
   Тут из бокового коридора высыпают дворфы с деревянными щитами и палицами. Они встают стеной между Вами и своим командиром. Ещё несколько карликов прикрывают спину начальника стражи.
   - Прежде, чем вы умрёте, если к вам, нечестивцы, можно применить это слово, я хочу, чтобы вы узнали, какая участь ожидает вас и ваш мерзкий городишко.
   "Умрём - значит умрём, - проносится в голове, - Но они дорого заплатят за это". Идти в открытую атаку бессмысленно. Но совсем недавно в Подгороде Вы изучили новое заклинание - контроль разума. Вы ещё ни разу не применяли его, но теперь самое время.
   Глупый дворф упивается своим тщеславием и говорит величаво, акцентируя каждое слово. Глупец, он думает, что у него есть время. Но на самом деле время работает против него.
   - Посмотрите на эти машины. Что, не видели таких? Ваши глупые алхимики днями и ночами крутят пробирки с ядами - а всё бесполезно. А мы же собираем эти самолёты. Там внизу вы видели танки. Кода мы закончим работу, они приедут прямо в Ваш город. Они сотрут все ваши дома в груду обломков. А с самолётов мы сбросим взрывчатку, и от Таррен Милла останется лишь несколько воронок. Вот и всё! - он хохочет и презрительно сплёвывает.
   Вы выбрали в заднем ряду как раз за спиной капитана одного пехотинца. Тихонько за Вы начинаете тыорить заклинание.
   Тем временем дворф продолжает:
   - Во славу Альянса мы пойдём дальше. Мы сотрём в пыль ваши поселения в Серебряном бору и двинемся знаете куда? На Подгород. И я лично ...
   Тут глаза его чуть ли не лопаются, а из шеи начинает хлестать кровь. Начальник стражи открывает рот, но и оттуда изливается красная струя. Пустослов падает на пол. Несколько мгновений он содрогается и замирает. А за него спиной солдат с ужасом взирает на окровавленный кинжал в своей руке.
   - Измена! Измена! - кричат со всех сторон.
   Несчастного тут же убивают свои же. Часть бросается наутёк, часть кидается к командиру, часть пускается в погоню за Вашим отрядом. А Вы с соратниками несётесь вперёд, затем вниз по лестнице, через зал танков, направо и далее к выходу. Вы кидаете щит то на одного, то на другого. Кажется, пуля задела мага, он мёртвым не ведома боль, он не останавливается. Из коротышек с их короткими ножками бегуны плохие. А Вы боитесь, что они смогут прострелить бочонок.
   Все целы. По пути домой Вы рассказываете, как именно Вы чужими руками смогли убить главаря дворфов. Маг негодующе спрашивает:
   - Но почему ты нам ничего не сказал?
   - Да потому, что если бы дворфишки заметили, что мы шушукаемся, то они бы тут же напали. Вы стояли, как вкопанные перед этим недомерком. Это мне только и было нужно. Он и подумать не мог, что я собираюсь делать. Старый хрыч ходил без шлема. Это его и подвело. Я направил удар прямо в шею.
   - Да ты ещё более злобный, чем я, - хохочет разбойник.
   - Жрец, я не знаю, как тебя там... - начинает воин.
   - Зови меня "жрец" - перебиваете Вы.
   - Так вот, жрец. Дарталия обещала нам награду. Думаю, будет справедливо, если её получишь и ты. Мы замолвим за тебя словечко.
   - Да не смешите меня, парни, - говорите Вы, - Она меня терпеть не может за то, что я ей не подчиняюсь. Никакой награды мне не видать. Ещё и пошлёт куда подальше.
   - Не говори так, - возражает воин, - Да, она та ещё штучка, но всё же она справедливая и знает, что такое честь.Она же выполняет волю Тёмной госпожи. А то, что ты сделал, определённо понравится королеве-банши.
   Вы только вздыхаете.
   Вечереет. В воздухе проносятся первые летучие мыши. Кажется, они живут на колокольне под крышей. Дарталия на своём месте. Латник подходит. Остальные члены отряда выстраиваются поодаль. Верховный палач поворачивается к нему и усмехается:
   - ДунГарок стал слишком большим препятствием для тебя, воин? Я думала, ты себя хорошо зарекомендовал в Хильсбраде. Если вы провалили миссию, я найду другого, кто сможет её выполнить. Что же касается вас, то Тёмной Госпоже требуется больше могильщиков в Тирисфале.
   Она хохочет своим мерзким смехом, от которого Вы непроизвольно сжимаете зубы.
   - Капитан мёртв, - произносит боец, глядя в глаза ухмыляющейся фурии.
   - Твои подвиги на поле битвы достойны высочайшей хвалы, -меняет она тон и улыбается.
   - Ты обещала нам награду, Дарталия.
   - Я сейчас же напишу письмо Вариматасу в Подгород. Он наградит тебя и твоих спутников.
   - Послушай, Дарталия, - говорит парень смело, - С нами был ещё один - вот этот жрец, - он указывает на Вас. Упомяни и его в своём отчёте.
   - Его? - Дарталия пренебрежительно смотрит на Вас, - да кто он такой?
   - Он тот, кто нанёс капитану смертельный удар.
   - Знаешь что, мешок с костями, не тебе наводить здесь порядки. Я его не нанимала. Он вообще и не думал поступать под моё командование. Пусть катится отсюда на все четыре стороны.
   Вы разворачиваетесь и уходите. Ребята из отряда что-то кричат Вам вслед. Но с Вас хватит.
   В доме Лидона приветливо горит свет. По крайней мере, в отличие от Дарталии, он всегда признаёт, что именно Вы добываете ему реагенты.
   Вот и теперь мастер выходит Вам навстречу и меланхолично заявляет:
   - Иногда я впадаю в такую тоску в этом городишке, что открываю кувшин формальдегида и наслаждаюсь ароматом, Ампи начинает нервничать. Ну что, удалось добыть бочку у дворфов? Честное слово, если я буду пялиться на этот эликсир целый день и ни на ком его не опробую, я закричу.
   Вы достаёте бочонок из заплечного мешка, а спина тут же ощущает облегчение.
   - Наконец-то! Теперь мы готовы действовать! - потирает руки аптекарь.
   Он капилляром отмеряет небольшое количество зелья, открывает крышку и добавляет яд в пиво, закрывает бочонок, поворачивается к Вам и говорит:
   - За соседней дверью стражи смерти держат нескольких заложников-фермеров. Верховный палач Дарталия подозревает, что среди них скрывается один из военных-стратегов. Одного из командующих людишек прошлой ночью нашли мертвым в Чумных землях. Дарталия всегда заботится обо мне и решила передать пленников мне в руки. Пора устроить этим фермерам вечеринку. Ох, повеселимся! Поставь гниющий бочонок на ковер у них в комнате. Чумной напиток для всех!
   Вы выходите на улицу и шагаете к таверне. Надо же, Вам никогда не приходило в головупоинтеерсоваться, кто находится в соседней комнате. Услышав распоряжение Лидона, Шай сам открывает помещение как раз через стенку от Вашего номера. Несколько живых мужчин в одних рубашках и драных штанах без обуви вскакивают и опасливо смотрят на Вас. Вы замечаете посреди комнаты пыльный коврик. От него исходит гнилостный запах.
   Вы ставите бочонок на ковёр, а Шай помещает рядом несколько кружек.
   - Ну что, Вы же с самого утра ничего не пили. Вот Вам и угощение!
   Несчастные хватают кружки, наливают пиво и жадно пьют крупными глотками.
   - Эх, хорошо! - говорит один и падает, а за ним и все остальные.
   - А ты? - недовольно говорит трактирщик.
   Вы смотрите за него взглядом и видите исхудавшего мальчонку в тёмном углу. И почему Вы не заметили его сразу.
   - Правильно, - говорит он злобно сквозь зубы, - уж лучше умереть сейчас, чем подвергаться вашим пыткам. Они хоть умерли быстро.
   Он подбегает к коврику, наполняет кружку и осушает её залпом.
   Конец приходит быстро. Шай смеётся, забирая кружки из рук трупов.
   "Интересно, - думаете Вы, - захочет ли Лидон их вскрыть?"
   Вы отправляетесь обратно к аптекарю и рассказываете о ходе эксперимента.
   - Отлично! - произносит он с чувством, - Но иначе и быть не могло, поправляется учёный, - Хоть этот день прошёл не зря. Эх, как же хорошо становится на душе, когда понимаешь, что отравил несколько живых. Да ... быстро и безотказно. Как же назвать моё новое изобретение? - фармацевт мечтательно глядит на потолок, - Эликсир смерти? Нет как-то банально. Эликсир мучения? Нет - не то. Вот! Эликсир агонии! Ге-ни-аль-но! Агония - это слово звучит, словно песня, правда,Ампи? - лягушка издаёт какой-то странный бурчащий звук, - Ампи тоже понравилось, - улыбается хозяин лаборатории, - Знаешь, - экспериментатор обращается к Вам, - Теперь ты можешь быть свободен. Мне нужно начать работать над отчётом. Много-много писанины.Но весь научный мир должен узнать о свойствах эликсира Агонии!
   Лидон триумфально потрясает руками. Серж Хинотт иронично усмехается в углу. Ампи срыгивает какую-то гадость и тут же глотает. А Вы чувствуете опустошённость. Чем теперь заняться? Куда направиться? Вы прощаетесь с аптекарем и отправляетесь в таверну. Заночевать стоит здесь. А утром нужно решать. Вы надеетесь, что трупы фермеров уже снесли в подвал.
  
  
   Последний день в предгорьях Хильсбрада
  
   Утро встречает Вас моросящим дождём. Но сквозь дыры в кровле видны лучи солнца, значит ненастье не будет долгим. Вы так и не придумали, куда направиться, но знаете точно: в Хильсбраде Вам делать нечего. Не наниматься же к Дарталии. Нужно послушать, о чём говорят в городе, быть может, кто-то набирает группу искателей приключений?Кажется, такие отправляются из ТарренМилла каждый день.Целителей всегда недостаёт.Однако лучше сначала промочить горло. Наверное, алкоголь уже не прочистит мозг, но, как говорится, по старой привычке...
   По скрипучей лестнице с гнилыми ступеньками, которые держатся лишь чудом, Вы сходите вниз и кивком приветствуете Шая. Тот старой метлой пытается навести чистоту в таверне. Только Вы хотели спросить чего-нибудь бодрящего, как в проходе появляются Хендрик и Рэтклифф. У последнего вы замечаете новый посох.
   - А жрец! - радостно восклицает чернокнижник, - Ты ещё жив, хитрый мешок с костями. А я уж думал, ты снова попадёшь в передрягу. Кажется, ты стал осмотрительнее. Видимо, мы не зря тебя тогда спасли.
   Маг хохочет и добавляет:
   - Ты даже не представляешь, куда нас завёл старина Лидон.
   - И куда?
   - Таааак, сначала сядем и выпьем, - перебивает демонолог, - Шай, что там у тебя есть?
   - Есть остатки Землекопского потрера, - усмехаясь говорит трактирщик. В юморе старику не откажешь.
   - Нет уж, нет уж, - трясёте Вы головой. Дай чего-нибудь более безопасного.
   Маг с демонологом пялятся не Вас недоумённо. Но рассказывать обо всём долго.
   - Ну ладно, есть бочка какого-то поила, последняя оставшаяся от прежних хозяев.
   - Открывай! - машет рукой Рэтклифф, садится за стол и пристраивает посох к спинке стула. Рядом опускается Хендрик, вы берёте стул и располагаетесь рядом.
   Шай достаёт их шкафа стаканчики из помутневшего стекла, сколько он ни протирает, чище они не становятся.
   - Ну и как всё было? - нетерпеливо спрашиваете Вы.
   - Как всё было? - лукаво говорит чернокнижник, - ААА. Вот прилетаем мы в Дуротар. Хендрик сначала куда-то в другое место повёл. Пока старый орк не показал, куда идти. Переться до туда долго, да ещё и под палящим солнцем. По мне так местный дождичек гораздо приятнее. Короче, нашли мы того тролля. А он и говорит: "Ах, вы хотите свежего яда от Сухокожих? Так, присядьте. Вам не понравится то, что я сейчас вам скажу. Тролли Сухокожих поклоняются паучьей богине, и самый сильный яд берут у нее. Так что, если вам нужен этот яд, нужно будет призвать ее. Для этого требуется знать ее истинное имя - оно начертано на табличке в тролльем городе Зул'Фарраке, это в Танарисе. Табличка находится у гробницы, которую охраняет Тека Мученик. Сразитесь с Текой и прочитайте на табличке имя паучьей богини, а потом возвращайтесь ко мне".
   Хендрик продолжает:
   - Короче, пришлось переться в Танарис. Мы прибыли в Прибамбасск. Оказалось, что Зул'Фаррак до сих пор обитаем. Там на руинах прямо посреди пустыни куча троллей, которые просто так не желают открывать свои секреты. Говорят, местный гидромантВелрата направляет воды с других земель прямо в сердце города с помощью магии. Так вот они и существуют. Пришлось собрать целую армию местных головорезов, пообещать им богатую добычу. Ух, я и сам их побаивался, особенно поначалу.
   Рэтклифф перебивает:
   - Прошли мы этот Зул'Фаррак, добрались до Теки. Оказалось, что давным-давно мученик Тека был убит в кровопролитной войне между жителями Ан'Киража и троллями. Зул'Фаррак уцелел только благодаря его жертве. Даже после смерти Тека оберегает свой любимый город. А его убийцы - дюжина воинов роя - превратились в бездумных скарабеев, обреченных вечно находится рядом с Текой. Победили мы и самого тролля-нежить, и его скарабеев. Наши табличку. Сделали слепок имени богини. Хорошо, с нами был тролль-жрец, он показал. Кажется, пора бы и обратно. Но громилы требуют золота и прочих сокровищ. Пришлось с боями пробиваться через весь город. Кого мы там только не встретили - и Анту'сула, разводящего василисков, и знахаря Зум'раха, который призывает мёртвых. Вот его посох, - чернокнижник похлопывает по длинной палке с серебристым наболдашником, - А ещё были Некрум и Шезз'зиз. Они в тот самый день должны были приносить жертвы на пирамиде. Пришлось прекратить обряд и отбиваться от толп верующих, которые собрались на праздник. Затем пришлось пройти в другую часть города, убить ГидромантаВелрату и огромного монстра Газ'риллу, которому местные жители приносили жертвы. В конце концов, ребята так разошлись, что прирезали самого вождя Укорза Песчаного Черепа. Один из головорезов забрал его меч, да и другим досталась богатая добыча, а нам со стариной магом - пшик. Потом пришлось бежать. Тролли повылезали изо всех мест.
   - В общем, к вечеру мы вернулись к Гадрину, - продолжает Хендрик, - А тот говорит: "Ну что, теперь Вы знаете имя паучьей богини? А, Элорта, нет Шадра. Говорите это имя только шёпотом. В царстве духов оно имеет большой вес. Я напишу его на пергаменте вместе со всем заклинанием призыва". Он дал нам свиток, но мы его уже успели потерять. Там дальше такое было! В общем, говорит: "Возьмите этот пергамент и прочитайте написанное на нем заклинание около алтаря Шадра'Алора - это в самом сердце владений клана Сухокожих. Это заклинание призовет Шадру - паучью богиню".
   - Так вот, этой ночью мы уже прибыли в Шадра'Алор, - перебивает Хендрик, - Долго спорили, кто произнесёт заклинание. В итоге доверили это друиду, которого наняли, чтобы он сопровождал нас. Кажется, свиток до сих пор у него. Сначала ничего не происходило. Потом мы наконец-то поняли, что призывать нужно не на вершине пирамиды, где мы стояли, а у алтаря внизу. Пошли туда. Снова прочитали свиток, и тут явилась такая паучиха. Если она расставит ноги, то расстояние между ними будет шире, чем площадь ТарренМилла. Друид нам, конечно, сильно помог, хотя сначала казалось, что всё крышка. Бились долго, уже начали убегать...
   - Но потом, моя порча сделала своё дело, - вклинивается чернокнижник.
   - Ну да, три раза накладывал, - насмешливо добавил чародей.
   - Зато потом её быстро добили, хотя мы уже успели добежать до врат храмового комплекса. В общем, вырезали ядовитую железу, сцедили яд, и вот он!
   Демонолог с гордостью достал из заплечного мешка бутылку и поставил на стол.
   - Да, впечатляет! - протягиваете Вы, - У Вас была явно горячая ночка.
   - Ладно, нам пора к Лидону, - говорит Рэтклифф, - Ты с нами, жрец?
   Ребята залпом допивают странную жидкость, которую налил в стаканы Шай, и выходят на улицу. Вы следуете за ними.
   На столе Лидона всего один ряд пробирок. Горелки не работают. Вместо замысловатых аппаратов посредине лежит тетрадь из пергамента, а рядом стоит чернильница. Кажется, мастер не шутил, когда сказал, что хочет взяться за перо.
   Маг подаёт ему бутылку, а исследователь берёт каплю и готовит нужное разведение. Затем он откупоривает какую-то банку с мутным содержимым. Учёный капает на стёклышко этой суспензии, добавляет немного полученного раствора и внимательно глядит через лупу. Постепенно его лицо расплывается в улыбке. Фармацевт было отстраняется, но затем вновь склоняется над стеклом. Наконец, Лидон, полностью уверившись в результате, сообщает:
   - Этот яд, который вы нашли у троллей Сухокожих, просто поразителен! Одной капли хватило, чтобы убить две дюжины кроликов. Ну, конечно, эти кролики были такие маленькие, что все уместились у меня на ладони, так что и организмы их особо не могли сопротивляться токсину... Но, тем не менее, яд просто убойный! Я хотел бы отправить образец моему коллеге, аптекарю Фаранеллу в Подгород. Наверняка он захочет испытать его самостоятельно.
   Парни забирают бутылку и выходят. А Лидон возвращается к своей писанине.
   Вы стоите около укротителя нетопырей и прощаетесь.
   - Всё, нам пора, - говорит Хендрик, - Было здорово снова увидеть тебя, жрец.
   - Слушайте, я же больше не работаю на Лидона. Он сейчас готовит статью про эликсир Агонии, реагенты для которого я собирал. Сейчасему не нужен мальчик на побегушках. Куда мне теперь податься?
   - На твоём месте я бы направился в город Хаммерфаль, что в нагорье Арати. Там сейчас собираются силы, чтобы выкурить Синдикат с этой земли. Разбойники призывают демонов. Орда не модет просто смотреть на это. Не хочешь отомстить нечестивцам? Они же чуть не убили тебя как-никак, - отвечает чародей, бьёт Вас по плечу и седлает крылатого зверя.
   Вы печально киваете.
   - Не дрейфь. Увидимся ещё.
   Маг с чернокнижником улетают в Подгород за обещанной наградой, а Вы смотрите, пока их нетопыри не превращаются в точки и не скрываются из виду над Альтеракскими горами. Дождь уже прошёл. Солнце светит всё ярче и ярче. День в самом разгаре. Ну что'ж пора собирать вещи и в дорогу.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Красников "Забытые земли. Проклятие." (ЛитРПГ) | | А.Северова "Темный лорд." (Исторический любовный роман) | | Е.Горская "Я для тебя сойду с ума" (Любовное фэнтези) | | С.Александра "Волчьи игры. Без правил" (Романтическая проза) | | М.Боталова "Академия Равновесия 3. Сплетая свет и тьму" (Любовное фэнтези) | | С.Суббота "Право зверя. Книга I" (Любовное фэнтези) | | Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер" (Современный любовный роман) | | Н.Любимка "Власть любви" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Любимка "Обратная сторона луны" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Любимка "За гранью" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"