Иванов Г.: другие произведения.

Осквернитель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

 Иван Петрович Громов никак не мог уснуть. Больше часа вертелся он на постели, но сна - ни в одном глазу. А всё почему? Ныли колени, и мысли дурные одна за другой лезли в голову. Утром Иван Петрович ездил в район и встретил там Колю Кузякина, своего старинного товарища, вместе с которым пришлось сполна хлебнуть разного да всякого в одной очень горячей точке.
 - Ваня! - обрадовался Кузякин. - Друг! Только вчера тебя вспоминали. Начальник наш всё в пример ставил. Вот, говорил, равняйтесь на наши маяки. Участковый - от бога. В смысле, ты.
 - Чего это? - переспросил друга Иван Петрович, не насмехается ли.
 - Не знаю, - развёл руками Кузякин, - но хвалил он тебя за милую душу. Готовь дырку для ордена ко дню милиции... Или рамку для грамоты... Ты ж не гордый! Ха-ха-ха...
 - А не к добру всё это, - думал теперь Иван Петрович, то и дело, поворачиваясь с боку на бок. - Не иначе как предложат днями на пенсию собираться. Хвалили, хвалили, потом в навоз свалили. Пилюлю начальник хочет подсластить... Еще бы годок поработать... Хватит, скажет, не будет тебе дальше контракта... А с другой стороны: года-то идут... Отдохнуть тоже надо. Вон, сегодня Фомича схоронили, а он старше меня всего-то на три года...
 В общем, вертелись в голове Ивана Петровича мысли: одна темнее другой. А тут еще гроза на улице занялась. Полыхавшие в небе молнии часто освещали комнату причудливым светло-синим светом, а следом рявкал с сухим треском гром. Крупные дождевые капли сначала часто застучали по стеклам окон, по крыше, а потом полились стеной с всё нарастающим шумом. И казалось, что не будет этому ливню конца.
 Вроде, только забылся Иван Петрович, только привиделся ему какой-то яркий, но пока еще непонятный сон, а тут стук в окно.
 - Беда, Петрович, вставай!
 Иван Петрович быстро встал с кровати. На улице вовсю хозяйничал рассвет. Дождя не было и в помине. А вот тумана на улице вдоволь. Тепло. У крыльца стоял сторож местного кладбища Михеич и часто моргал красными слезящимися глазами.
 - Ну, чего у тебя? - спросил Иван Петрович, выйдя на крыльцо.
 - Беда, Петрович, беда. Там такое. Пойдём, сам увидишь.
 Михеич махнул рукой и пошагал по тропинке вдоль огорода. Сторож шагал быстро. Скоро силуэт его стал едва виден в туманной дымке. Пришлось Ивану Петровичу прибавить шаг, но сторожа он нагнал только возле кладбищенской ограды. Сторож обернулся, опять махнул рукой и стал с необычайной ловкостью пробираться по узеньким проходам между часто наставленными могильными оградами. Иван Петрович опять отстал от своего проводника, но через минуту увидел его возле полуразрушенной стены старинного храма. Сторож остановился около разрытой могилы. А из густой травы виднелся свалившийся на бок грязный закрытый гроб. Возле гроба стояли: заведующий поселковым кладбищем Севрюгин и заместитель главы местной администрации Сергей Сергеевич Мелехин.
 - Смотри, Иван Петрович, чего творится, - быстро протянул руку Ивану Петровичу Мелехин. - Я сегодня решил с утречка за грибками сходить. Ага. В лес. После дождичка, думаю... Ага. Ну, чтоб дорогу немного срезать, пошёл через кладбище. Ага. А тут собака моя заволновалась и сюда. Ага. Я пошёл за ней, а здесь... Бегом к сторожу, а он дрыхнет без задних ног. Ага. Разбудил его. Говорю: беги за участковым, а я сам за товарищем Севрюгиным побежал. Чего творится на белом свете?
 - Слушайте, а может закопаем его, - вполголоса предложил Севрюгин. - И дело с концом... Пока не видел никто.
 - Ты чего?! - вытаращил глаза на заведующего кладбищем Мелехин и быстро повернулся к участковому. - Это же преступление. Осквернитель не должен уйти от наказания. Да, Иван Петрович?
  - Статья 244, до пяти лет, - машинально ответил участковый, потихоньку ущипнул себя за ногу и слегка поморщился от боли.
 Сзади затрещали кусты: к разрытой могиле подошли ещё двое. Один из них небольшого роста, широкий, но сутулый, лицом похожий на обиженного сенбернара. Другой же, высокий, с длинной шеей, чем-то здорово напоминающий испуганного страуса. Это рабочие кладбища: невысокого звали - Коля Крохобор, а его товарища - Витюха Дермантин.
 - Ни хрена себе, - уставился на валявшийся в бурьяне гроб Коля и стал яростно чесать себе затылок. - Вчера только тёзку зарыли, а он сегодня откопался... Ни хрена...
 Витюха также крепко поразился уведенным, но говорить ничего не стал, а только громко икнул и удивлённо открыл рот. Было от чего его открыть! Кто-то разрыл могилу бывшего главного бухгалтера местной нефтебазы Николая Фомича Сергунина, похороненного вчера со всеми полагающимися ему почестями.
 - Кто это так мог ненавидеть Николая Фомича? - осторожно тронул за рукав участкового заведующий кладбищем.
 - Я думаю, что Коля здесь не причём, - потёр переносицу указательным пальцем Иван Петрович.
 - Почему?
 - Гроб-то не тронули, выбросили из могилы и всё. Не иначе, они в могиле что-то искали... Кто могилу копал?
 - Мы, - нахмурил сивые брови Коля Крохобор. - Только мы не при делах, нам сказали копать, мы и...
 - Мы не при делах, - шумно высморкался и поддержал товарища Дермантин. - Это ж беспредел...
 -Когда копали, ничего такого не заметили? - шумно вздохнул участковый и ближе подошёл к могильщикам.
 - А чего? - развел руками Крохобор. - Как всегда здесь: до костей докопали и всё. Потом песочком присыпали...
 - До каких костей? - заинтересованно глянул Иван Петрович в мутные глаза могильщика.
 - Видите ли, в чём дело, Иван Петрович, - встрял в разговор Мелехин, - я, как историк, могу пояснить. - Сергей Сергеевич Мелехин в годы своей комсомольской молодости учился на историческом факультете и, с тех пор, при каждом удобном случае напоминал об этом своём образовании. - Вот эти развалины храма относятся аж к шестнадцатому веку. И давно уже считалось престижным быть похороненным около храма, а потому здесь очень много старых захоронений...
 - Подождите, - остановил повествование участковый и вновь повернулся к могильщиками. - Кто первым обнаружил старое захоронение?
 - Так это, - шмыгнул носом Крохобор, - Вовик Синюха внизу копал. Его очередь была. Он и крикнул.
 - А Вовик здесь с какой стати? - переспросил Иван Петрович.
 - Так мы втроём всегда копаем: двое наверху, один внизу, - быстро удовлетворил любопытство участкового могильщик.
 - Так, так, так, - нахмурился участковый. - А где сейчас ваш Вовик?
 - Да, хрен его знает, - пожал плечами Крохобор. - Мы вчера Николая закопали, потом пошли на новое кладбище старуху Синицину закапывать, а после с Витюхой двинули к Михеичу. Ну, чтоб бухнуть малость. Вовик же, с нами не пошёл. Я, говорит, одну бодягу замутил. Ты же знаешь, Петрович, какой Вовик тертый перец. Он и могилу мог раскопать. Только зачем?
  - Вырисовывается кое-что, Иван Петрович, - тронул за рукав участкового заместитель главы. - Вот и первый подозреваемый... Надо срочно его...
 - Погодь, - отмахнулся от руководящей длани Иван Петрович. - Я никак в толк не возьму, для чего могилу-то раскапывать? Ну, предположим, нашёл там чего-то Вовик, так что ему помешало вернуться попозже и...
 - Когда ж ему вернуться-то? - усмехнулся Коля Крохобор, а его товарищ развёл руками. - Мы в десять часов выкопали яму, сразу пошли другую копать, а в двенадцать Кольку уже закопали.
 - А почему так?
 - А тут такое дело, - теперь уже выступил вперёд заведующий кладбищем, - я отвёл место для Сергунина на новом кладбище, а жена его, Маша, стала настаивать, дескать, последняя воля. Чтоб рядом с матерью. Здесь у Сергуниных старое фамильное, так сказать, захоронение. Я сказал ей, что без решения поселковой администрации никак.
 - Приходила, - кивнул в свою очередь Мелехин. - Только, сами понимаете, вопрос непростой. Это же решение Совета, чтоб всех на новом кладбище хоронить. Пришлось с товарищами посоветоваться, потом ждали директора муниципального учреждения. Она в командировке была. Потому немного и затянулось, но решили пойти навстречу. Николай Фомич - уважаемый в посёлке человек...
  - Вот теперь точно уволят, - подумал участковый. - На весь район скандал. Сегодня же Шрайбикус какой-нибудь фельетон во все газеты разошлёт...
  Шрайбикусом в посёлке "Зеленый дол" звали Павлика Крутикова. Человека здесь весьма известного и, если так можно сказать, до крайности уникального, короче - не от мира сего. Павлику уже перевалило за пятьдесят, но его ершистость в поисках правды не знала предела. Он работал сторожем на деревообрабатывающем комбинате, а всё свободное время писал в разные газеты: фельетоны, очерки, статьи по краеведению и прочее, прочее, прочее. Писал Шрайбикус всегда длинно, витиевато, сразу в несколько адресов, а потому печатали его крайне редко и никогда полностью, но он не сдавался, продолжая всё подряд расследовать да творить, хотя и нередко получал от своего увлечения неприятности. Конечно же, ни одна газета его опусов печатать не станет, но, наверняка, в посёлок после сигнала от Шрайбикуса со всех волостей корреспонденты наедут. Любят средства информации подобную гнильцу.
 - Теперь от позора не отвертеться, а значит..., - размышлял Иван Петрович, глядя в разрытую могилу, а потом, вдруг, встрепенулся. - Чего это я нюни распустил? Искать надо это подлецов, а вот как найду, так пусть тысяча корреспондентов приезжает. Со всеми разберемся! Главное - найти скорее!Пошли к Вовику!
 Коля Крохобор первым подошёл к двери Вовика и решительно потянул её на себя. Дверь оказалась незапертой: она жалобно заскрипела и открылась почти наполовину, дальше открыться ей помешала бочка с какой-то рухлядью. Незваные гости вошли в грязную комнату, крикнули хозяина, но никто на тот зов не ответил. Вовика дома не было, а вот разруха там была на все сто. В центре комнаты стояло оцинкованное корыто, доверху заполненное тряпьём, рядом валялись: поломанная табуретка, зеленая эмалированная кастрюля на восемь литров и кирзовый сапог. На подоконнике - четыре консервных банки с окурками, а вокруг них ковёр из шелухи от семечек.
  - Никак Вовик бабу завёл, - вполголоса изрёк Коля Крохобор за спиной Ивана Петровича.
 - С чего ты взял? - быстро повернулся участковый к могильщику.
 - Скатёрка на столе. Сколько себя помню, ничего и никогда такого чистого на столе у Вовика не бывало.
  Иван Петрович отодвинул ногой ржавое ведро и шагнул к столу. На столе, застеленном двумя чистыми газетами, стояли два стакана. Участковый внимательно осмотрел газеты - позавчерашние областные, с цифрами "35" над заглавием. Угол одной газеты был оборван.
  - Надо позвонить на почту, - начал размышлять участковый, но тут в комнату вбежал запыхавшийся Дермантин.
  - Вовик убился! - закричал он, размахивая тощими руками. - Возле ПТУ лежит. Мальчишки пошли на речку и увидели!
  Когда-то в посёлке "Зеленый дол" работал большой завод. И этому заводу постоянно не хватало умелых рабочих рук. Поэтому приняли решение - построить на посёлке профессионально-техническое училище, аж в четыре этажа. Начали споро - за полгода поставили каркас, привезли бетонные плиты, щебень, но тут в стране и на заводе случились потрясения, то которых светлое будущее затуманилось. Стало не до кадрового резерва. Строительство "заморозили". Строители ушли, а на их место полезли подростки со своими не всегда безопасными развлечениями. После ЧП со смертельным исходом, пытались ограничить доступ к этому недострою, но не получилось.
 &Владимир Синюхин лежал в бурьяне лицом вверх. Он упал сверху и ударился головой о край бетонной плиты. По всем приметам выходило, что упал Вовик с той высоты не по своей воле.
 &Сразу же по прибытии на место происшествия, Иван Петрович связался с районным управлением, но дежурный сообщил, что сейчас не до этого: в городе готовятся к встрече губернатора. Участковому было велено организовать охрану места происшествия, первичное дознание и ждать. Стоявший рядом с участковым Сергей Сергеевич Мелехин, как только услышал о приезде губернатора, так аж подпрыгнул на месте.
  - Так я же там должен быть! Ага! Я же сейчас исполняю обязанности главы! Ага! Как же я забыл-то?! Извини Иван Петрович, мне бежать надо!
  Следом за Мелехиным ушёл и заведующий кладбищем со своими подручными. Иван Петрович остался около трупа Вовика один. Он осмотрел всё вокруг, поднялся наверх, но ничего существенного или необычного не обнаружил. При повторном осмотре трупа Иван Петрович увидел, что из нагрудного кармана пиджака убитого виднеется что-то белое. Участковый нагнулся, достал из того кармана обрывок газеты.
  С одной стороны обрывка предлагал свои услуги кадастровый инженер, а с другой кто-то обещал купить за дорого старые ордена, медали и монеты. С кадастровым инженером покойный не мог иметь никаких дел в принципе, а вот старые ордена с медалями... Что-то старинное Вовик найти мог. Это как раз та ниточка, какая непременно поможет распутать клубок. Участковый набрал номер покупателя старины.
  - Слушаю, - секунд через десять раздался голос в трубке.
  - Участковый инспектор посёлка "Зеленый дол" Громов, - представился Иван Петрович.
  - А что такого? - начал возмущаться собиратель старины. - У меня всё законно!
  - Не сомневаюсь, - парировал участковый. - Мне нужна информация: не обращался ли кто-то к вам из нашего посёлка с предложением продать что-то старинное. У нас тут происшествие очень серьёзное случилось. Так что сами понимаете.
  - Было дело..., - после некоторый паузы отозвался покупатель старины. - Вчера около двух часов звонили мне. Интересовались ценой царских орденов: Александра Невского, Белого орла и других. Я сказал, что мне надо сначала посмотреть, а уж потом говорить о цене. И всё.
  - Кто звонил?
  - Не знаю. Мне не всегда представляются.
  - А почему вы тогда решили, что звонили из нашего посёлка.
  - Звонили не с мобилы, и я пробил номер. Это ваш дом культуры.
  - Культуры? - почесал висок Иван Петрович, глядя лежащего на земле Вовика. Слова: Белый Орёл, Александр Невский, а уж тем более "культура", никак не вязались с образом погибшего могильщика. Скорее всего - ценой интересовался не он. А кто же тогда?
  На подступах к ПТУ стал собираться любопытный народ. И хотя очень не терпелось Ивану Петровичу побежать к дому культуры, чтобы продолжить распутывать клубок тайны, но оставить без охраны место происшествия он не мог. И оставалось теперь участковому только варианты в уме перебирать, но, вот беда, ничего правдоподобного в голову не лезло.
  - Всё путём, Петрович, - услышал Иван Петрович хриплый голос Коли Крохобора. - Гроб перенесли к нам сарай. Дермантин охраняет, а я к тебе - доложить...
  - Молодец, - похвалил участковый могильщика, потом, подумав немного, поросил Колю на посту постоять. - Постой-ка здесь и чтоб ни одна собака... Понял?
  - Как не понять? - развёл руками Крохобор. - Не бзди, Петрович, всё будет путём.
  Заведующая домом культуры Раиса Петровна встретила участкового в тесном вестибюле и всплеснула руками.
  - Иван Петрович, говорят, что Вовика Синюху убили? Я ж его только вчера видела: он сюда прибегал...
  - Зачем? - насторожился Иван Петрович, почуяв желанную добычу.
  - К Шрайбикусу, к Павлику... Тот же всегда у нас в библиотеке сидит. Вот Вовик и попросил его позвать поскорей.
  - Когда это было?
  - Часа в четыре.
  - Может, в два?
  - Нет. В два никак. Я с половины второго до трёх внучку на автобусной остановке встречала. Она ко мне на каникулы погостить приехала. Вот. Я встретила её, накормила, пошла на работу, а тут как раз Вовик бежит. Точно - четыре часа было.
  - Ладно, - Иван Петрович бросил быстрый взгляд на старый письменный стол с телефоном, стоящий здесь же в вестибюле. - Слушай, Раиса Петровна, а кто мог отсюда вчера в два часа звонить.
  - Да, кто угодно. Сюда многие идут, если кому очень позвонить надо. Особенно пожилые, у кого мобильного нет. А я не запрещаю. Людям помогать надо. Сами знаете, какая жизнь теперь...
  - Знаю, - кивнул Иван Петрович, - только сейчас не это главное. Где мне Шрайбикуса найти?
  - В библиотеке, а где ему еще быть? - удивленно вскинула брови заведующая домом культуры. - Он же у меня на полставки библиотекарем работает. Мне полную ставку сократили, оставили только половину. А какой дурак на половину пойдёт? Вот я Павлика и взяла. Он всё равно целыми днями сидит в библиотеке, пусть и книжки заодно выдаёт.
  Когда участковый с заведующей вошли в библиотеку, Шрайбикус не обратил на них ни малейшего внимания. Он что-то сосредоточенно писал в толстой тетради.
  - Павлик! - окликнула библиотекаря Клавдия Петровна. - К тебе пришли.
  Павлик поднял на участкового глаза, моргающие за круглыми стёклами очков в металлической оправе, и махнул рукой.
   - Некогда мне!
  - Что значит "некогда"? - рассердился Иван Петрович. - Я тебя что, чай пить зову? Я здесь по делу важному! А ну отвечай: зачем к тебе вчера Вовик Синюха приходил?
  - А, вон вы о чем, - обиженно зашмыгал носом Шрайбикус и снял очки. - По сравнению с тем, какое я сделал открытие, так это всё сущая ерунда! Вы знаете, что это такое?
  Шрайбикус торопливо выхватил из кармана и подал участковому небольшую темную восьмиугольную пластину. Иван Петрович повертел в руках пластинку и пожал плечами.
   - Не знаю.
  - Вот именно! - торжествовал Шрайбикус. - Где вам всем! Это же медаль "За путешествие кругом света" 1806 года. Известно всего о тридцати двух награждённых этой медалью, а я нашёл тридцать третьего! Понимает?! И это наш земляк из "Зеленого дола"! Понимаете?!
  - А, - потёр ладонью голову Иван Петрович, - начинаю понимать. Именно эту медаль тебе вчера принёс Вовик Синюха.
  - Какой Синюха! - завизжал Шрайбикус, показывая участковому инспектору узкие ладони. - Эту медаль я вот этими самыми руками из праха, так сказать, выкопал!
  - Из какого праха?
  - Иех! - махнул рукой блаженный правдоруб. - Я ради науки в неволю пойду! На каторгу! А на всякие там условности я плевать хотел! Главное - это научное открытие! Могилы там всякие, это ж ерунда по сравнению с наукой!
  - Постой-ка! - осадил брызгавшего слюной Шрайбикуса участковый. - А это не та могила, которую сегодня ночью на кладбище раскопали.
  -Та! - топнул ногой Павлик и поднял медаль над головой. - Я поступил неправильно! Я искал другое, а нашёл вот это! Кто ищет, тому дается! Веди меня в темницу, низкий цербер! Я могилу раскопал!
  От такого признания Иван Петрович остолбенел. Если бы сейчас из-за книжных полок вышли Робинзон Крузо с мушкетёрами, участковый удивился бы меньше, чем на подобный поворот в своём расследовании. Павлик Шрайбикус - осквернитель могил? Этого быть не никак не могло,но... И тут кто-то дернул Ивана Петровича на рукав.
   - Дядя Петрович, - тянул участкового за рукав мальчишка лет десяти, - там полицейские из города приехали. Ругаются. Тебя ищут.
  - Раиса Петровна, - быстро обратился Иван Петрович к местной заведующей, - за Шрайбикуса головой отвечаешь. Что он отсюда ни ногой! Я скоро вернусь!
  Участковый повернулся к выходу, но заметил на столе газету, у которой над названием было написано "35". Газеты с точно такой же надписью он видел сегодня в жилище убитого Вовика.
  - Раиса Петровна, - вновь участковый обратился заведующей, показывая пальцем на газету, - а почему на этой газете цифры "35"
  - Это не цифры, - засмеялась Раиса Петровна, - это буквы: "з" и "б". Зеленодольская библиотека, значит. Почерк у нашей почтальонши такой.
  - Вот так да! - вскинул брови Иван Петрович и дал местной заведующей еще одно задание. - А составьте мне, Раиса Петровна, списочек всех читателей, посетивших вчера библиотеку.
  - А не было никаких читателей, - развела руками Раиса Петровна. - Мы вчера ревизию проводили...
  - Ладно, потом разберемся, - махнул рукой участковый и почти бегом припустил крыльца.
  Торопясь на встречу с районным начальством, Иван Петрович не переставал удивляться неожиданному признанию Шрайбикуса.
   -Во, дурак, - сокрушался участковый, - до такого додуматься! Точно теперь в психушку загребут. А то и к убийству Вовика пристегнут. Этого же дурака любой следователь на раз раскрутит в нужном направлении. Во, дурак... Лечили его, лечили и не долечили...
  Около ПТУ собралась уже приличная толпа, через которую Ивану Петровичу пришлось продираться под грозные очи заместителя районного управления. Заместитель, даже не поздоровавшись, высказал массу критических нотаций и даже топнул два раза ногой. Потом, чуть утомившись от воспитательной работы, начальник кивнул на труп, который грузили на прицеп полицейской машины два хмурых типчика.
   - Зря ты панику поднял, Громов. Самоубийство. Белая горячка. Вон и дружки его подтвердили.
  - Говорил как-то Вовик с похмелья, что с крыши ПТУ на плиты бетонные прыгнет от жизни такой, - кивнул сивой головой стоящий рядом Коля Крохобор. - Еле мы его тогда удержали...
  - Вот так надо работать, Громов, - подмигнул участковому руководитель из района. - Чего там у тебя еще на кладбище случилось.
  Иван Петрович быстро рассказал суть происшествия, ни словом не упомянув о плодах своих изысканий.
  - Вдова заяву написала? - деловито осведомился руководитель.
  - Нет, - отрапортовал участковый.
  Кладбищенское дело руководитель из района решил в полчаса, приведя его к взаимному соглашению сторон. Николая Фомича Сергунина похоронили еще раз, правда, на этот раз без почестей. Потихому. Сразу после похорон, вся следственная группа укатила к родным пенатам, а Иван Петрович побежал в библиотеку.
  - Рассказывай, - прикрикнул участковый на Павлика Шрайбикуса прямо с порога.
  - Вчера всё случилось, - Шрайбикус, узнавший от заведующей домом культуры о смерти Вовика, говорил почти шёпотом и губы его дрожали. - Ко мне Владимир пришёл... Хотя нет... С другого надо начать. В мае этого года в районной газете опубликовали мою статью о переписке потомков здешнего помещика Савицкого. Вот одном из писем говорилось, что похоронили Савицкого на нашем кладбище при всех орденах, а на крышку гроба прибили медный круг с изображением их родового герба.
   При этих словах Павлик выложил на стол очень темный круг, сантиметров восемь в диаметре.
  - Вот он, этот герб, - обхватил голову Шрайбикус. - Как жаль, что машину времени еще не изобрели! Мне б назад вернуться и ничего б тогда не было. Я же не знал, что всё так кончится. Владимир предложил мне раскопать ночью могилу, найти там ордена и сдать их в краеведческий музей. И чтоб наши фамилии там написали, что это, дескать, мы ордена нашли. А я для науки пойду на что угодно. Раскопали мы ночью могилу. Орденов там не оказалось, но мы нашли там медаль "За поход кругом света"! Представляете, Иван Петрович! Наш земляк был в том великом походе. Это же научное открытие!
  Известив об открытии, Шрайбикус опять воодушевился и забегал по библиотеке. Иван Петрович смотрел на него и думал.
  - Кто-то очень умело подставил мне Шрайбикуса. Звонок антиквару из дома культуры, свежие газеты из библиотеки на столе у Вовика, принародная встреча Шрайбикуса и Вовика на крыльце дома культуры... Всё один к одному. Но зачем? Скорее всего, кто-то очень желает отправить Павлика в психушку. Стоило бы мне только заикнуться о причастности Шрайбикуса к этой истории на кладбище, его бы мигом под белые руки и к следователю. А там: и дело по горячим следам раскрыто и с судом заморачиваться особо не надо. Только псих на такое способен. Эх, Павлик, Павлик...
  Участковый взял в руки родовой герб Савицкого. Внимательно осмотрел его, потом позвал заведующую домом культуры.
  - Клавдия Петровна, за мужем своим не могли бы сбегать? Проконсультироваться у него хочу.
  Муж Клавдии Петровны - Алексей Ефимович долгое время работал главным технологом машиностроительного завода и знал о разных там металлах лучше любого профессора.
  Алексей Ефимович внимательно осмотрел старинный раритет и усмехнулся.
  - Это новодел.
  - В смысле?
  - А вон посмотри, видишь чуть заметные концентрические круги у бортика. Это след концевой фрезы. Таких в старину не было. Сделано всё по модели на координатно-расточном станке.
  - Так на вид-то эта штука древняя, - продолжал удивляться участковый. - Аж, черная вся...
  - Сейчас много способов искусственного старения меди существует, - махнул рукой бывший главный технолог. - В полдня можно...
  К столу подошла и Клавдия Петровна. Она взяла в руки "раритет" и удивлённо заморгала глазами.
  - Так мы такие заказывали три года назад. Помните, мы хотели четырёхсотлетний юбилей посёлка организовать. И решили такие кругляши, только они тогда блестящие были, почётным гостям вручать, как медали. Потом нам из областного архива сообщили, что в дате ошибка вышла, и мы не стали юбилей справлять.
  - А кто эти медали заказывал? - быстро повернулся к заведующей Иван Петрович.
  - Не знаю, - пожала плечами Раиса Петровна. - А мы сейчас Нину Ивановну Мелёхину спросим. Она обо всех тратах денег знает от и до. Нина Ивановна должна подойти с минуты на минуту. Она ж, как главный бухгалтер администрации, у нас в библиотеке ревизию проводит. Нина Ивановна очень ответственный человек. Всегда вся в работе. Вот вчера, к примеру, во время ревизии даже домой не пошла обедать. Муж ей сюда обед приносил...
  - Стоп, - остановил Раису Петровну участковый, - Сергей Сергеевич Мелехин был вчера в библиотеке? Во сколько?
  - Когда он пришёл по "Культуре" начались "Загадки истории", - кивнул в сторону телевизора Шрайбикус.
  Загадки истории начались ровно в 14-00. Это обстоятельство подвигло Ивана Петровича еще на одну цепь размышлений. Состояла она фактов, которые таились где-то в потаенных уголках сознания сыщика и вот теперь полезли наружу.
 - Странное желание: на рассвете сразу после ливня идти за грибами. И чтобы еще путь через кладбище "срезать"... Но это всё возможно. А вот то, что он, исполняя обязанности главы посёлка, забыл о приезде губернатора в наш район, так это стопроцентная фантастика. Да не мог он такого забыть! А, следовательно, ни о каких грибах и не подумал бы... Ему надо было, чтоб рано утром разрытую могилу нашли, чтоб не закопали по тихому... И чтоб газеты из библиотеки я увидел на столе у Вовика... И обрывок с телефонным номером антиквара к следствию попал... Вон оно всё как получается... А зачем ему это? Чем ему Шрайбикус так насолил?
 Иван Петрович несколько раз прошёлся от окна к двери, потом повернулся к дрожащему Шрайбикусу.
 - А ты какие сейчас расследования ведёшь, Павлик?
  Павлик немного покопался в столе и извлёк на свет божий три ученических папки. На одной было написано - "почему в нашей реке нет рыбы", на второй - "история нашего моста", - а на третьей - "знатные пастухи посёлка".
  - Так, - сказал Иван Петрович, рассматривая папки. - Насчёт рыбы тут всё ясно: это текстильный комбинат в верховьях нашей реки постарался, с пастухами господин Мелехин тоже, вряд ли особо общается, а вот мост...
  В нужной папке лежали несколько фотографий и исписанные аккуратным почерком листы - это записи Павлика. Здесь оказались рассказы старожилов о строительстве моста, разные любопытные случаи и много обычных нареканий на современное состояние переправы.
  - А ведь ремонт недавно делали, - вздохнул стоявший рядом с участковым Алексей Ефимович. - Название одно: побросали асфальт в ямы и всё...
  - Я у прораба, который ремонтом этим командовал, интервью брал, - подал голос Шрайбикус. - Он сказал, что всё по проекту сделали. Я сегодня договорился встретиться в городе с инженером, который проект на ремонт составлял, а тут мне Владимир герб Савицких принёс, вот у меня из головы и вылетело... А он же меня ждёт. Может мне сейчас поехать?
  - Сиди! - прикрикнул на журналиста-любителя участковый. - Я сам к нему поеду...
  А еще через пару месяцев состоялся суд. На скамье подсудимых сидели: бывший заместитель главы Мелехин и бывший прораб.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Е.Шторм "Жена Ночного Короля"(Любовное фэнтези) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевая фантастика) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"