Guinplen: другие произведения.

Бд-18: Да, были люди...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:


Вот, к примеру, ты просто Мишка. Даже Грачёв. Семнадцать лет, парняга здоровенный, для своих лет высокий, тёлки в классе ссутся - просто улыбнись, мехвод от бога (танки форева), в волейбол рубишься так, что мяч целует пол в глубоком "до" малой октавы, и с обозначенных высот в карму монтируется исключительно плюс от того, как ты с прадедом. Прадед неходячий, а ты такой - вежливый, не глумишься, не пинаешь втихаря, как те придурки у Малахова. Кто другой от страха дристанул бы - старик мрачный, бровастый, смотрит как колдун, молчит, точняк проклинает. А ты нет, ничего такой, где-то плед подоткнёшь, воды поднесёшь.
- Приплыли мы, Грач, - когда Вовка Зайцев перебирает вселенской скорби, он делается будто казнённый лимон. - Трое слились, нет команды! Пролетаем над городской лигой, как фанера над Парижем!
- Тише, деда разбудишь.
- Да знаю, у самого дома такое растёт. Короче, перетрудились малыши. Предки на моря вывезли залечивать душевные травмы.
Нет, ну не скоты, вашу мать!? Ох, держите семеро... для каждого из троих вырезал бы из хронологической прямой полдня ЕГЭ, замкнул в кольцо, и гоу ту лууп до крови из носу и усеренных штанов. И чтобы вечный день сурка баранам! Полгода готовились, комбинации наигрывали, шкуру с пальцев на мяче оставили, а эти слились!
- Снимаемся?
Вчера слышал, открылась биржа экзотических товаров. Ей богу вышел бы на середину, крикнул: "А вот кому подлянка, концентрат! Меняю на связующего и двух нападающих!" Но сегодня главное не сорваться. Просто не сорваться.
- Нет! Тянем до упора. И ищем.
- Кого? Все или по уши в экзаменах, или по уши на морях.
- Вован, ты иди, а? Настроения нет, боюсь, наговорю такого, что сам пожалею.
- А ...
- В металл нырну. А ты труби SOS во все дудки. Авось...
Вот, допустим, "Accept". Есть, есть волшебство на свете - кнопка "play" сидит на прямой шине динамик-внутреннее ухо, диффузор открывается прямо в лобный бугор и после грамма тебя колбасит на десять баллов по пятибальной шкале. Грамм - это усилие на кнопке, чтобы тут без всяких непоняток. Вон, даже прадеду нравится, глаза блестят, пальцами скребёт. "Металхарт", в пространство квартиры двенадцать осью мироздания ввинчивается гитарное "к Элизе", на который соляк и накручиваются двести кубов с прадедом, с правнуком и со всей обстановкой...


Одним словом, сидите вы в раздевалке. Переодетые. Мрачные. До начала игры пятнадцать минут, филёвские уже здесь, поглядывают с жалистными улыбками, перечли вас справа налево и слева направо, но даже если пересчитывать сверху вниз - три полчеловека плюс три полчеловека в шесть не выходят. И танцуется отсюда техническое поражение, и отливается баритональное соло главного судьи: "Парни, что же вы в егэшную пору во взрослую лигу полезли?"
И пресловутый "авось" уже тонок, как лёд весной, вот-вот лопнет, и надежда истёрта, как рубашка на локтях, но как... как, чёрт побери, по этому тонкому льду в такую насквозь мрачную жизнь прошли эти трое, и смотрят... смотрят прямо на вас, и на глазах надежда из тонких былинок анаболирует в толстенные канаты. Чес слоф, "авось" - самое кульное хранилище чудес во Вселенной!
- Рот прикрой, муха залетит.
А если бы эти трое попали на "Модный приговор", Васильев выдал бы что-нибудь типа: "Парни, вы так олдскульно выглядите! От причёсок до кедов!", а Хромченко такая: "Должна заметить, что ваши сумки и спортивные костюмы тянут на целое состояние, и я решительно не нахожу какого-либо диссонанса в вашем луке".
- Дорого небось? - кто-то из филёвских с восхищением показывает пальцем на кеды этих троих, немного разные, но от чувства стиля и чего-то неуловимого у всех в раздевалке волосы дыбком встают, а суперсовременные кроссовки, всякие там мизуно, адидасы, асиксы на своей обувной волне шнурками от зависти утягиваются.
- Да нет, терпимо, - тот, что повыше, самый борзый через голову снимает советскую мастерку и, предвосхитив вопрос филёвских, бросает, - шерсть. С шёлком.
Опытным путем установлено, что ты Мишка Грачёв, тебе уже семнадцать, но даже ты сотоварищи понимаете, что неожиданная подмога, своевременная, как глоток воздуха в морских глубинах, ниспослана свыше. Небось, с самой Рублёвки. Ага, поди купи футболку с длинным рукавом, воротником, шнуровкой на груди и динамовской "Д"! Мастерка шерсть с шёлком! Стопудов спецзаказ...


Есть мнение, что ты - Мишка Грачёв, хватаешься в прыжке за баскетбольное кольцо, наигрывал удар со связующим несколько месяцев, а тут встал на пас этот борзый с Рублёвки, и мяч насилует пол с особой жестокостью, а ты, "разрывая" мяч, от собственной мощи едва не кончаешь. Архимеда вот проходили: "Дайте мне точку опоры, и я переверну мир"... и чес слоф, когда понимаешь, что вот она, эта точка, под рукой, раскрашена в жёлто-синие цвета, тебя корёжит былинный мускульный спазм, как жеребца под оводом - всего, от шеи, бляха муха, до пят. Крутишь и вертишь ты шар голубой, крутишь и вертишь над головой...
- Ещё немного и тебя прихватят блоком, - в перерыве между первой и второй Игорь смотрит прямо в глаза. Эти трое как-то сами собой встали за тренеров, лет им по двадцать, может больше, но честное слово, такого взгляда нет даже у отца, будто по кувалде в каждом глазу, смотрит, как костыли заколачивает. - На краю сетки тебя уже ждут, а я отпасую ближе к себе. Понял?
Заяц на Серёгу смотрит, как на полубога, разве что на колени не бухается и челом не бьёт. А говорили, что рублёвские - имбецильные мажоры... а этот, живчик, блин, ртуть; рыщет по всей площадке, мячи достает даже самые убитые, себя не жалеет. И здороооов, сволочь... Петька техникой рублёвского Гришу напоминает, мяч оба сбивают, как молотом, сверху вниз. Ловите, филёвские, гвоздя с Сокольников... А прыжок у всех троих... Ноги сухие, ну катается там под шкуркой что-то... но блин, уцепиться за кольцо запястьем! Даже не пальцами - пижонски запястьем...
Филёвские в трансе. Перерывничают. Вон сгрудились, с удивлением косят сюда, что дальше делать, не знают. Заяц молится: "Это космос!", с придыханием, с огромными глазами и дурацкой улыбкой, хорошо хоть глаза плёнкой не затянуло. Впрочем, вы с Петькой такие же. Странная выходит ботаника, еще утром посадили от безнадёги горькое семечко, а распустилась такая наркоманская хрень - голову сносит, в ушах шумит и сладко во рту, будто сгущёнкой обмазали. Нежданчик победы после горечи отчаяния - это как водки хряпнуть на пустой желудок. Нет, ты, ясное дело, так не пробовал, просто пацаны говорили.
Когда ты Мишка, тебе семнадцать, ты волейболист, и победа прячется за одним мячом, от любого сюрприза делается жарко и трясти начинает, как в ознобе. Две партии пасовал Игорь, бил ты - в общем, так и должно быть - но у Зайца под самый финал от нервячки сломался приём, мяч летит к тебе, и бить придётся Игорю. Больше некому. Блин, а как он бьёт? Вопрос. А круто он бьёт. Мощно, остервенело, не только рукой - всем корпусом, едва пополам не складывается в поясе, и ты в полной уверенности, что завтра в этом месте на полу слезет краска и нарисуется фингал...


Предположим, ты Мишка... Да нет, ты точно Мишка! Поступил на физический, всю эту муть с хронопетлями зачитал до дыр, и ни разу... ни разу ты не тот придурок из плохих фильмов, который не видит очевидного, не может сложить два и два и не в состоянии достать из воздуха вопрос, даже если тот сгустился, налился твёрдостью и вот-вот проломит тебе башку.
- Мля, парни, по ходу Игорян - мой прадед.
Ну, понятно, подстраховался - это я, типа, так шучу, вон и ухмылочку на губы приклеил, и только Вовкины глаза, да и Петькины, к слову, ставшие не просто огромными - какой-то кингсайз получился - подсказали: попал в самое яблоко, достал обоих тёпленькими, неготовыми притворяться и живыми на отклик.
- А Серый - мой. У него на шее шрам, как у прадеда.
- А у меня голова кружится, когда на Гришку смотрю. Кажется, вот-вот узнаю... сдует туман, и выйдет кто-то знакомый. Просто боюсь узнать. Это же в дурку тогда!?
Рублёвские после игры своим кружком толкутся, отошли к окну, о чём-то спорят, поглядывают сюда. Гришка и Серый уговаривают, Игорь отказывается, Гришка даже слегка подпрыгнул и рукой над головой махнул - мол, вот так, видел? Игорь прикусил губу, смотрит на него, на Мишку.
- Этого не может быть, - кстати, странно, что никого не пришлось уговаривать, даже в обратку - знай, поддавай аргументы в топку трезвомыслия, что расположена на физическом факультете. - Такие выверты науке неизвестны. Это лажа.
- Хренажа, - Вовка показывает себе на шею, кивает на Сергея, - сорок третий, осколок, звёздочка, верхний луч длиннее остальных. Думаешь, не узнаю?
- Не аргумент. Мало ли похожих шрамов...
- Одежда, - Петька загибает пальцы, - причесон, кеды, сумки.
- Самый тренд сейчас! Винтаж, ёлы-палы!
- У них и волейбол странный какой-то, - Вовка покрутил рукой в воздухе, - не пойму что, но сейчас играют не так.
- Ага, странный, - Гришка едва не ржёт, - после каждого очка в дёсны не целуются и в ладошки не стучат, как мы.
- Ну... смотрят на самом деле странно, - это уже ты, Мишка, и ты ёжишься.
- Если что, парни с войны только-только...
Парни только-только с войны... И отчего хочется сгорбиться и сделаться незаметнее? Нырнул в плеер, будто за угол спрятался. Ага, спрячешься тут, перед финалом "деды" разобрали вас, как вожатые подшефных. Игорь показывает: "Уши сними", ты ведь настраиваешься на рубилово, как продвинутый чел - завалил надпочечники метизами, выжимаешь адреналин до капли.
- Это "металл". Вштыривает, будь здоров! "Мановар". Драйва столько... короче, вау!
- Я вот одну знаю. Маленькая, плюгавенькая, и обычный хор тебе не гитары, но фору твоим металлургам дадут "только в путь".
Говорит: "Зайди в поиск... Найди... Звук на полную". Ну, нашёл. "Свисток тепловоза, родная прощай..." - по надпочечникам ушёл стимпанковский паровой каток - моща, дрожь, лязг, и оказывается "драйв" - это не то, что ты себе представлял, а огромный шампур, на который тебя насадила какая-то маленькая и плюгавенькая, и болтаешься ты с очумелым видом и раскрытым ртом и фонтанируешь термоядерным адреналином, как "чужой" кислотой. И это ты... ты, ритмический наркот в терминальной стадии, еще недавно в меломанской ломке глотавший даже якутское горловое пение до последней ноты! Шаблоны разорваны к чертям, разъедены, растворены...
И снова бой... Химкинские не подарок. С ними рубились так, что думал кроссовки уйдут в тотальный отказ. Как не воспламенились, непонятно. И когда всё подвисает на волоске, и хрен знает откуда в голову лезет примиренческое: "От добра добра не ищут", ты понимаешь это по-своему - они уже помогли, и всему есть предел. Всему! Есть! Предел! Но рублёвские двигают пределы! По слогам: Дви-га-ют! Игорь стоит на подаче и жонглирует мячом не так как раньше, а потом вдруг высоко подбрасывает, парой шагов разгоняется до первой космической, взмывает и в воздухе лупит так, что на той стороне не то что принять - голову убрать не успевают. Валится химкинский на зад, трясёт головой, и по взгляду видно - пацан в ауте. Такого крутого расфокуса у человека ты ещё не видел...


Прадеды быстренько получили свои медальки и со скоростью экспресса умчались, мол, срочные дела. Хотя, ни разу они, конечно, не прадеды, вы это поняли и домой топаете слегка никакие. После войны силовую подачу в прыжке не подавали. Это современная фишка.
- Вован, ещё раз назовёшь своего старика растением - битой отхерачу. Не обижайся.
- Я добавлю, - Петька мрачен и... есть толстое подозрение, что едва сдерживает слёзы.
- Я сам себя отхерачу, - мрачный Вовка ждёт секунду и бросает, - они точно мажоры. С какой-нибудь Рублёвки. Сам слышал, как Игорь говорил моему... ну, Серёге, мол, помнишь, как с Реввой рубились? Бомонд, бляха муха.
- Ревва тоже играет? Ну... конь он здоровый, почему бы нет. Ого, "скорая"! К кому?
Разошлись. А дома стояло всё вверх дном, и стало ясно - к тебе скорая. Ну не к тебе конкретно - к вам домой.
- Мишка, дедушку еле откачали! Я пришла, а он не дышит!
Прадед уже в себе. Смотрит мрачно, и отчего-то плывёт комната, вернее хочет уплыть, но ты же хитрый парняга - садишься и останавливаешь верчение. На столе книга лежит - врачи достали с полки - на книге ампулы и прочая дребедень. Ты гляди, "Энциклопедия советского волейбола", прямо праздник сегодня. А когда мама смахивает стеклярус в мусорку, книга от неловкого движения слетает на пол и открывается на странице: "Рева Константин Кузьмич", комната плюёт на твою, Мишка, хитрость и всё равно уходит кругом...
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Чернованова "Мой (не)любимый дракон. Книга 2" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Королева "Стажировка в Северной Академии" (Фэнтези) | | Л.Демидова "Волчий блюз" (Городское фэнтези) | | А.Субботина "Бархатная Принцесса" (Романтическая проза) | | А.Калина "Прогулки по тонкому льду" (Любовное фэнтези) | | М.Весенняя "В плену альфы" (Психологический триллер) | | Е.Мелоди "Тайфун Дубровского" (Современный любовный роман) | | М.Генер "Волк для Шарлотты" (Романтическая проза) | | О.Обская "Проснуться невестой" (Попаданцы в другие миры) | | Жасмин "Несносные боссы" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"