Иванов Петр Иванович: другие произведения.

"Человек..." Часть_ 01.Главы_01_05

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 4.14*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Человек, которому всегда везло." Первая часть разбитая по главам. Рабочее название - "Солдат не спрашивай!". Часть глав - чисто "технические" и безымянные, позднее я их состыкую с другими или выкину.

Эпиграф: "Попаданцам всех времен и народов посвящается!" Улыбнутся три раза, вот так :) :) :).
  
  Часть 1. Солдат.... не спрашивай!
  
  Глава 1. Если друг оказался вдруг...
  
  Стоял конец лета, самый краешек последнего месяца - августа, прекрасная пора, настоящее "очей очарование", краткий промежуток времени когда назойливые комары уже сгинули, а промозглые осенние холода еще не наступили. Даже рутинные садовые и огородные работы не вызывают такого напряжения и не угнетают как летом, жара не давит и наступает настоящий рай для любителей грибов и лесных ягод, правда клещи несколько отравляют это невинное удовольствие... И откуда только эта зараза взялась буквально на наши головы? Старшее поколение, дедушки и бабушки утверждают в один голос, что прежде такой ужасной напасти и близко не было. Впрочем если стариков послушать, то в давние времена и сахар был слаще и вода сырее, а уж люди безусловно добрее и честнее. А как же еще, только так, прошедшему следует безоговорочно верить!
  Примерно такие вот простые и бесхитростные мысли роились точно пчелы в голове будущего героя нашей повести, в тот момент, когда он разбирал старенькую, видавшую виды, садовую электропилу. Нехитрый агрегат верно прослуживший уже не один год сегодня окончательно вышел из строя. Обидно, вроде и не китайская дешевая поделка из хрупкого пластика, а сломалась дрянь такая и причем в самый неподходящий момент. Александр повертел еще пару минут в руках полу разобранную электропилу и с сожаление отложил в сторону, дефект налицо - выкрошились зубцы приводной шестеренки. Надо будет зайти на обратном пути в один полуподвальный специализированный магазинчик, может быть там удастся подобрать замену этой детали. А что делать сейчас, ведь до вечера осталась уйма свободного времени? Долго однако ему горевать не пришлось...
  Он уже давно привык, к тому, что если судьба подкидывает неприятности, то тут же следом и выручает, дарит своего рода бонус за причиненные неприятности. Так в свое время отправили прямо с чебаркульской учебки в Афганистан, и сюрприз - ровно через месяц война закончилась, войска стали оттуда выводить обратно в Союз. Или вот другой характерный случай, позднее в ВУЗе попался на вступительном экзамене трудный, абсолютно "провальный" билет, но добрый старичок профессор Сашку вытянул на дополнительных вопросах, поговорили немного "за жизнь" и твердая четверка в зачетке. И так всю дорогу, такая вот жизнь, такое удивительное везение, полоса белая стабильно сменяется черной и наоборот... Да ладно, черт с этими старыми, сто лет назад погибшими в суровую зиму яблонями и вишнями, никому деревья не нужны, запланированную на сегодня генеральную очистку участка можно смело до следующей весны отложить, никуда эти сучки и пеньки не денутся. Сказано - сделано, оранжевый облупленный жестяной кожух, цепь и другие мелкие деталюшки отправляются вслед за "убитой" электропилой в промасленный картонный ящик, собирать обратно просто лень. Раз уж сегодня не получилось спилить этот, давно уже мозолящий глаза, сухостой, то может быть стоит сходить за грибами в ближайший лесок? Согласно неписанному сашкиному "закону жизни" тут точно должно было подфартить, будут сегодня на завтрак подосиновики и белые с картошечкой не иначе. От такого соблазна никак невозможно устоять, обоняние уже как будто чувствует аромат нежных, шкворчаших на сковородке тонких, почти прозрачных ломтиков бело-серого цвета.
  Он быстро переоделся, выложил все лишнее из карманов, на "грибной охоте" будут нужны только нож и компас. Но последний скорее просто как талисман, обычно Александр прекрасно ориентировался на любой, даже не очень знакомой местности, это у него врожденное. Напоследок заглянул на себя в зеркало, стоп - забыл, оказывается головной убор... без него в лесу никак нельзя, иначе придется потом клещей да мусор из волос вычесывать. Порывшись в старом, еще бабушкином антикварном зеркальном шкафу-комоде, среди полуистлевших серых простыней, платков и прочего давно потерявшего внешний вид тряпья непонятного назначения, ему неожиданно удалось найти свою армейскую шляпу-панаму. Вот она оказывается, где была, где пряталась от своего хозяина все эти годы, надо будет обязательно унести ценную реликвию домой, все-таки память о войне, в которой он немного поучаствовал. Вот и все, короткие сборы в дорогу закончены, дверца дачного домика закрыта на крючок, вешать внешний замок смысла не было, ничего особо ценного из имущества внутри не имеется... Бомжи летом по садово-огородному массиву не рыскают, их время придет позднее, как волки кинутся по первому снегу, откручивать медные краны и срезать электропроводку, цветной металл ныне в цене, ведь кругом россыпью, точно поганки после дождя, открылись пункты приема цветмета. Сашка не торопясь вышел на дорогу и пригибаясь под ветками разросшихся плодовых деревьев, двинулся в направлении к воротам на дальнем конце массива, за ними призывно манил зеленый океан леса, но тут пришлось вдруг уклонится в сторону, уступить путь автомобилю. Из-за поворота вылез навстречу изрядно потрепанный праворульный микроавтобус-фургончик, вероятно когда-то в прошлой жизни это чудо буржуйской техники было "тойотой", по крайней мере об этом свидетельствовала полустертая надпись латиницей "Toy..." на выпирающем угловатом капоте. Обдирая рогами зеркал буйные заросли черноплодной рябины и облепихи этот японский козлик-долгожитель упорно полз вперед по узкой дорожке, эпизодически чихая вонючим дымным выхлопом из глушителя. За рулем иноземного "пепелаца", вольготно развалившись на ободранном сидении, устроился заросший до ушей бородищей старый знакомый, точнее даже давний друг семьи и сосед по лестничной клетке - Степаныч. Вот он призывно машет рукой: погоди, дескать приятель не уходи - к тебе дело есть, сейчас только припаркую машину. Пришлось задержаться, эх знал бы тогда чем все в итоге закончиться - рванул бы Сашка прочь, подальше от этого бородатого черта с максимально возможной скоростью. Громоздкий фургончик долго ерзал, пытаясь воткнуться в просвет между садовыми домиками, жадное заводское начальство нарезало работникам в свое время совсем уж микроскопические участки, всего лишь по три сотки на брата. Наконец припарковаться получилось, хлопнула дверца и бородач пулей выскочил наружу, словно опасался, что Александр уйдет, его не дождется.
  -Привет Саш, торопишься, нет? Слышь, помоги пожалуйста разгрузить машину, мне одному не справится.
  -Да не вопрос, черт, что там у тебя свинец что ли или золото, больно ящик тяжелый, прямо руки оттягивает?
  -Да так, -Степаныч на вопрос не ответил и уклонился, в последнее время появилась у него такая дурная привычка, благо собеседник тактично не настаивал.
  С удивлением Сашка обнаружил, что обстановка в садовом домике соседа сильно изменилась с момента последнего его посещения, так исчезла почти вся мебель. Сохранились только кухонный стол, пара стульев и странная стойка у дальней глухой стены, по виду что-то вроде урезанного по высоте источника питания ВУТ 31/60, такие старые советские уродцы кое-где еще применяются у Александра на работе, последние динозавры уходящего века. Степаныч две недели назад привез неведомо откуда эту штуку, тогда тоже просил помочь выгрузить, а потом подключить. Пришлось даже проложить для этого "аппарата" отдельную проводку и переделать немного распределительный щиток - потребовалась замена автомата. О назначении этого хитрого устройства ничего определенного и вразумительного сосед в тот день не сообщил, так отшутился, мол некогда, потом узнаешь когда придет время. Громоздкий, не то слово - гробообразный зеленый ящик они, не без труда вытащив из машины, поставили прямо посреди единственной в домике комнаты, торцом к "выпрямителю", странно как-то, не 'по-людски' - куда сосед эту штуку потом денет? Но это уже исключительно проблемы Степаныча. Его, Сашку ждет сегодня "грибная охота", воображаемый аромат жаренных подосиновиков все еще не отпускал.
  -Постой не уходи... дело такое, может выпьешь со мной?
  -Что с тобой Степаныч, ты же знаешь я не употребляю в последние годы? И ты вроде за рулем?
  -Хорошо я один тогда дерну... Нет, тогда просто посиди тут рядом... один не могу, а надо... понимаешь? Сейчас сбегаю, свежих огурчиков на закуску принесу. А это... я сегодня никуда больше не поеду.
  Александр присел прямо на "гроб" который они только что с великим трудом втянули из вместительной утробы японского микроавтобуса, что ему сделается - судя по виду вещь прочная и военная расписанная некими таинственными аббревиатурами и номерами. Кажется, именно в таких огнестрельное оружие и хранится, доводилось в свое время получать с армейского склада новые, еще в заводской смазке АК-74. Интересно, что все же случилось со Степанычем, немолодой ученый-историк, завкафедрой местного университета в последнее время вел себя весьма странно, если даже не сказать ненормально. Особенно в голову запал их последний разговор, там в городе, на квартире у Сашки... Идея послужить в иностранном легионе - это что-то из ряда вон выходящее в устах потомственного гуманитария в N-ном поколении. Да он ведь прямо так и предложил, что ты мол тут киснешь на нищенской зарплате техника связи, с твоими талантами по части стрельбы и боевым опытом можно найти работу получше! Ну нет, Сашка убил на войне только одного единственного врага, но приятных впечатлений оттуда хватит с лихвой на всю оставшуюся жизнь, ни за какие деньги он желает повторения пройденного. Степаныч после категорического отказа тут же начал юлить, дескать легион воюет редко, больше там чего-то охраняет у каких-то негров, так у него знакомый прапорщик туда поступил и теперь пишет, что все в порядке... Зачем ему этот долбанутый легион сдался, или это был только предлог - поверка, уж не в киллеры ли вербует, какой бред, так бывает только в идиотских приключенческих романчиках на вроде того же Чейза. Дешевая ширпотребовская поделка эти боевички, мутная дебильная дрянь, а вот "День Шакала" Федерика Форсайта зацепил в свое время, стыдно сказать даже прикинул себя в роли того снайпера - "англичанина". Допустить связь старого знакомого, которого он знает уже десятки лет, еще с детства и криминальной среды Сашка не мог и в принципе. В жизни так не бывает, вот своего тренера он вполне мог представить в таком качестве, тот еще жук. Прикидывал он так и эдак но никакого логического объяснения переменам в поведении Виктора Степановича Голикова так и не придумал. Шестой десяток мужику пошел, в таком возрасте привычки и предпочтения уже столь резко не меняют, да вот еще какого черта сосед бороду отпустил, дед мороз прямо елки-палки, только рыжий пополам с сединой, а не белый...
  От нечего делать он принялся разглядывать пол, что это еще за борозды там, словно специальная разметка, или это мебель так неудачно двигали? Сунулся было к красивому глянцевому синему шкафчику, и тут облом - дверца заперта на встроенный замок, сквозь вентиляционные щели видны только отдельные блоки. На вид распознать это устройство не получилось, словно сварочный аппарат-переросток, надо будет все же расспросить хозяина, что за хитрое оборудование у него такое. Господи, где же он ходит - за это время можно собрать урожай со всего своего парника, да еще и соседей ограбить. Сашка собрался было идти искать незадачливого историка, как тут дверь с треском распахнулась и на пороге появился долгожданный Степаныч собственной персоной. Таким его наш герой еще не разу в жизни не видел... борода всклокочена, волосы на голове стоят дыбом, лицо багрово-красное, словно стометровку на время пробежал и установил рекорд среди пенсионеров. Судя по выражению глаз за толстыми стеклами очков в душе у соседа сейчас словно внутренняя борьба происходит. Точно человек решает прыгнуть ему в пропасть сейчас или нет, актуальный вопрос жизни или смерти?
  -Что с тобой? -Александр невольно поднялся навстречу старому приятелю.
  -Нет, нет все в порядке... Ты сиди... я сейчас, вот... -тот полез правой рукой в карман спортивного пиджака, одетого прямо поверх футболки, и извлек оттуда какой-то мелкий предмет с виду напоминавший пульт охранной автомобильной сигнализации, этакий небольшой обтекаемый брелок-коробочку с единственной большой кнопкой и красным глазком светодиода.
  -Слушай да тебе лица нет! Что случилось, может скажешь? -еще раз спросил он Степаныча.
  Но в ответ собеседник только скривился, словно некая невидимая игла проткнула ему печень насквозь, причинив зверскую боль и быстро сдавил короткими толстыми пальцами маленький кусок серого импортного пластика, словно ядовитого скорпиона, ненавистное насекомое уничтожил. За спиной у Александра, что-то звонко металлически щелкнуло, возможно отработал контактор или магнитный пускатель, неожиданно ожил и загудел низким басом синий "выпрямитель", но удивиться происходящему Сашка так и не успел... свет померк в его шлазах он провалился в темноту, раз и все...
  
  Что чувствует, видит, слышит и вообще ощущает человек когда он умирает? Трудно сказать, ведь никто "оттуда" еще не возвратился и не поделился впечатлениями, немногочисленные счастливчики которым якобы повезло не в счет, да скорее всего "очевидцы" врут безбожно. Не факт, что они действительно побывали в объятиях смерти. Тьма, непроглядная черная стена вокруг тебя - и первое что в голову лезет, что вот он конец бытия, порог за которым более ничего нет ни света, ни радости, ни разочарований, и даже боли. Но что-то не укладывается в привычную общую картину загробной жизни по представлениям Александра... Его сердце продолжает биться и кровь по прежнему течет по многочисленным жилам и сосудам тела, он что жив или нет, черт возьми? Постепенно мрак как бы сгущается и впереди проступают неясные очертания различных предметов, расположенных как вблизи, так и отдаленных. Вон там впереди смутно видится дверь, или ему показалось... очередная игра воображения? Он осторожно обернулся, словно боясь обнаружить за спиной нечто сверхъестественное, вдруг да в самом деле ад существует и сзади уже ждет очередного грешника некий мифический товарищ с рогами на голове и вилами в руках?
  Звонкий смех гулко отразился от гладких бетонных стен подземелья, никогда еще Сашка так не смеялся, какая прекрасная разрядка для напряженных нервов. Фосфоресцирующая надпись "EXIT" была всего в нескольких метрах от него, рукой подать, да и обоняние, приглушенное ранее насморком проснулось наконец и внесло свой посильный вклад в общую картину мироощущения. Это вероятно какой-то специальный загробный мир, исключительно для технарей, здесь ощутимо попахивает не серой, а соляркой, машинным маслом и немного горелым пластиком изоляции! Однако если он жив и здоров, то задача номер один побыстрее выбраться отсюда, а то бог его знает, что это за дыра и какие опасности тут могут его поджидать. Если он еще не в аду, то не исключено, что вскоре может там оказаться, если хоть минуту промедлит.
  Шаг в сторону и болезненный удар, чуть было не упал, проклятый "гроб" тут как тут, притаился рядом под ногами, не иначе переместился сюда вместе с Сашкой. Теперь вперед, но что такое - доступ к заветному выходу преграждает целая пирамида ящиков, собратьев того самого, что они выгружали на даче Степаныча. Играть в темноте в сокобан не было ни малейшего желания, поэтому Александр вернулся на прежнее место и решил поискать сперва источник света, ведь если это бомбоубежище как ему показалось, то здесь обязательно должны быть соответствующие запасы, хоть коробок спичек на худой конец. Вытянутые руки уперлись слева и справа в металлические стеллажи вдоль стен. Прекрасно, значит далеко идти не придется, здесь же у "них" и склад. На ощупь он перебрал много всякого хлама, от разводного ключа - мечты водопроводчика, до пустой пластиковой бутылки и уже под конец, когда надежда найти хоть единственную спичечку иссякла, пальцы нащупали короткий гофрированный цилиндр, с расширяющимся коническим окончанием. Слабый щелчок кнопки ударил по слуху словно ружейный выстрел, а вспыхнувший луч света на мгновение ослепил глаза... фонарик и вдвойне удача - батарейка "живая". Только теперь Александр смог точно оценить свое нынешнее положение, он судя по всему находится в закрытом помещении, до боли напоминающем обычное заводское бомбоубежище или бункер, первоначальное ощущение не обмануло. Ну а далее, по неизвестной причине природная осторожность и рассудительность, что называется, напрочь отказали, захлестнудла волна безумия. Невольно вспоминается культовый анекдот, по студента и обезьяну: "Чего там думать - трясти надо!". Так и тут... Сашка, точно спринтер, рванулся к выходу, откуда только силы взялись, буквально за пару минут раскидал и распихал под стеллажи многочисленные тяжелые ящики, преграды больше не существовало. Точно - это какое-то убежище, вот даже особая дверь имеется, массивная стальная конструкция, способная выдержать воздействие ударной волны ядерного взрыва, небольшой красный штурвал проворачивается с заметным усилием и со скрипом, но ведь крутиться - значит есть надежда, что она проклятая откроется... Наконец тяжелая и толстая, почти четверть метра стали, дверь со скреженом провернулась на мощных, обильно смазанных солидолом шарнирах, пропустив рвущегося на свободу Александра. От досады Сашка чуть не взвыл зверем, когда увидел, что там дальше. Что за фокусы, впереди - глухой тупик, фонарь освещает только гладкие белые стены вокруг, кругом один бетон! Не может быть, так же не бывает! Дрожащий луч фонаря в панике метнулся вверх и от сердца сразу отлегло, там на высоте около шести метров виднелся массивный люк, к нему вели замурованные в стену стальные скобы-ступени, оканчивающиеся примерно на высоте пояса. Запорный механизм последней преграды был не сложнее чем у специальной герметичной двери бомбоубежища, но Сашка провозился здесь намного дольше. Работать пришлось исключительно на ощупь в полной темноте, фонарик оказался слишком большим и тяжелым, такой не удержать в зубах или за поясом. Прошло целых десять долгих минут, целая вечность по меркам Александра, прежде чем стальная крышка стала поддаваться бешеным усилиям нашего героя. Рывок, еще рывок, еще приложим силушку молодецкую... не идет зараза, неужели, там сверху что-то тяжелое лежит? В отчаянии Александр ничего лучше не придумал, как упереться в люк спиной, проклятый штурвальчик больно врезался в тело, но ему было уже все равно. Вперед и только вперед, назад пути как будто не было, ведь уже виден солнечный свет, пробивающийся сквозь узкую щель! Еще раз, и еще... и вот там за толстым слоем стали что-то звонко и деревянно клацкнуло, точно ветка сломалась и тяжелая крышка неожиданно легко откинулась в сторону. Слава богу, он успел в последний момент ухватиться рукой за скобу лестницы, иначе бы потеряв равновесие, камнем рухнул вниз. Какое все-таки это счастье, видеть над головой ярко-синее небо с белыми барашками редких облаков... и вдыхать чистый не испорченный различными "техническими" запахами подземелья воздух, он замер на несколько секунд в проеме люка, прежде, чем окончательно выскочить наружу.
  -Вот и сходил за грибами называется... б...ть! -невольно вырвалось у Александра. В самом деле собирался отправится в лес, и благодаря этому паразиту Степанычу, в чем ни малейших сомнений не было, именно туда и попал. Натуральный осенний лес или может быть пригородный парк, кругом одни деревья, кустарники, трава и всепроникающий осенний запах прелых листьев - ничего такого из ряда вон выходящего. Он прошелся вокруг и осмотрел окрестности, стараясь не уходить далеко от так называемого "бункера", ничего особо примечательного рядом нет и в помине. В свое время он обошел и объехал вдоль и поперек почти всю территорию своей "малой родины", но здешний лес совершенно не походил на хорошо знакомые, исхоженные места. В родных краях преобладали в основном хвойные породы деревьев, а здесь господствуют лиственные, не видно так же вездесущих мхов и папоротников, ну и грибов соответственно тоже не заметно, даже поганок. Позднее у него сложилось впечатление, что эта местость - заросший лесом высокий холм, или даже небольшая гора, характерный уклон почвы нельзя было не заметить. Странно, что-то он совершенно не припомнит таких мест - нет, конечно доводилось видеть подобные горки и на родине, но там как правило верхушки у них были абсолютно "лысые". Вроде он выбрался на свободу, вот только куда теперь деваться, неужели придется снова лезть под землю? Как бы логичная мысль, скорее всего в этом "бункере" найдется карта местности, или может документы проясняющие обстановку, или даже не исключено, что там есть какие-то штатные средства связи. У них на преприятии руководство в свое время распорядилось даже "интернет провести" в подобное убежище, может быть и здесь что-то есть? Александр заглянул в зловещую черную дыру и поежился, ну не хотелось обратно спускаться туда, хоть убей... ни малейшего желания, такое вот совершенно иррациональное чувство, сродни клаустрофобии. Странно, но не было у него раньше таких комплесов: работал без особого напряга и на высоте и в подземной кабельной канализации. А тут прямо "мандраж разбирает", от одной мысли, что надо вернутся обратно.
  Замечено, что даже специально подготовленные люди, неожиданно попав в экстремальную ситуацию нередко забывают напрочь инструкции и наставления, и к сожалению Александр, тоже не был в этом плане исключением. Поэтому вопреки здравому смыслу, он решил сперва отправился не вниз, а наверх - раз это холм, причем вроде бы самая верхушка, значит достаточно влезть на высокое дерево и можно будет худо-бедно сориентироваться на местности. Могучий дуб с раздвоенной вершиной метрах в двадцати от входа в бункер показался ему вполне пригодным для такого предприятия. И так "вперед и вверх" друзья, придется сдавать экзамен на "обезьяну", раз уж "кротом" стать сегодня не судьба...
  "Купол неба великой России, а под ним золотые поля..." - очень некстати упорно пробивается из глубин сознания мотивчик песни, кажется это из репертуара Розенбаума, в то время как раз на "Радио ФМ" его постоянно крутили. Нет, все верно, точно как и в песне, бескрайнее голубое небо все детали наличии, поля желтые или золотые - кому как, и нет ни малейших сомнений, что это действительно наша Россия. Может быть только немного западнее малой родины Александра? Удивительно, почему зерновые здесь еще убраны, хотя нет, местами уже чернеет сквозь шетину стерни земля и видны маленькие, точно игрушечные стожки соломы, что-то больно мелкие они, или крестьяне вдруг да технологию поменяли? Зрением его и раньше бог не обидел, но оно сегодня просто необычайно острое, может быть воздух прозрачнее стал или еще какой неизвестный оптический эффект присутствует, но Сашка без особого труда различал даже самые мелкие детали, на которые раньше обычно не обращал внимания. На востоке находится средних размеров деревушка, с крестами маленькой церкви, беспорядочно, точно вода разлилась она по обеим сторонам пыльной проселочной дороги. На западе еще одна деревня или поселок, несмотря на большое расстояние он без напряжения разглядел даже отдельных людей на узких улицах, да что людей - даже кур и собак! И кругом бескрайние поля, поля... золотые и не очень, местами пересекаемые лесными массивами. Полуденное солнце отражается в голубых глазах прудов, а вот сверкает, точно хромированный стальной клинок речушка на юге, поражая глаз наблюдателя причудливыми футуристическими изгибами. Красота неописуемая, но только человеку удобно устроившемуся в развилке ветвей растущего на холме дуба-великана не до поэтических сравнений. С одной стороны все хорошо, нет даже великолепно, возможно он находится не так уж далеко от родного дома, три-четыре или даже пять сотен километров для современного транспорта сущий пустяк. Но, одно такое маленькое "но"... Оглядев окрестности, Сашка не обнаружил никаких признаков современной техногенной цивилизации, вообще никаких! И это неожиданное открытие его не на шутку напугало и встревожило. Пожалуй, стоит разъяснить для справки, такой существенный момент, дескать что он там с холма увидел: лес, желтые поля, река и деревня вдали. Вроде бы, подобная картина остается неизменной уже несколько сотен лет, с тех пор как человек обжил эти места центральной России. Но это только на первый взгляд, на самом деле в наше время трудно найти такую территорию, где бы не было признаков "нашего времени". Поля и леса пересекают в разных направлениях ЛЭПы, под землей проложены трубы газопроводов и кабели линий связи, последние выдают свое присутствие на поверхности различными предупреждающими знаками и плакатами, на высоких холмах уютно устроились вышки радиорелейных линий и все чаще в последнее время - ОПСОСов, и далее, и далее... цивилизация оставляет тысячи меток на освоенной человеком местности. Любой загородный пейзаж по эту сторону Уральских гор быть должен просто переполнен такими специфическими объектами, а тут даже геодезических знаков на близлежащих высотах нет. К слову, для кинематографистов эти самые "следы эпохи" представляют серьезную проблему, приходиться всячески извращаться, чтоб убрать их из кадра, например рыцарский турнир в разгаре, и на заднем плане видны, режут глаз решетчатые мачты ЛЭП... Телеги и повозки, местами пылившие на проселочных дорогах вместо машин Александру бросились в глаза сразу, но его "внутренний скептик" услужливо напомнил об очередном повышении цен на бензин, вследствие чего на селе могли вернутся к использованию старой доброй гужевой тяги. Надо сказать, что и ранее сельчане не отказывались от испытанного веками верного помощника в виде лошади. Объяснить отсутствие ЛЭП на подступах к деревням сложнее, но "скептик" и здесь оказался на высоте - в последние годы сельчан нередко отключали за постоянные хронические неплатежи, вот только куда исчезли столбы, ведь обычно снимают только провода? В мозгу у Сашки словно "исторический" партийный съезд происходил, фракции "скептиков" и "фантастов" оживленно обсуждали следующие тезисы:
  1.Куда я попал, что это за местность, как отсюда выбраться?
  2.Как объяснить само это перемещение с технической точки зрения, не прибегая ко всякой чертовщине и мистике?
  3.Самый актуальный вопрос - а б...ть, а на хрена? Если без мата, то "кому это выгодно, кому это нужно?" Или одним емким словом - ЗАЧЕМ???
  Заметим однако, что тогда Сашка ни минуты тогда сомневался, что для него все хорошо закончится, он благополучно вернется домой, "поговорит по душам" и обязательно начистит моду "этому как ученому" уроду Степанычу, хорош друг называется, с такими никаких врагов не надо иметь. Это как "конечное построение коммунизма" - последний тезис обсуждению даже не подлежал, ни на каком уровне.
  Пока он пребывал на дереве большевики-"фантасты" почти победили, но когда спустился на землю, то оказалось, что троцкисты-"скептики" все же одержали в дискуссии верх. В итоге им было решено добраться до ближайшего населенного пункта и оттуда связаться, если получится с коллегами по работе, благо "секретный номер" УАК, позволявший выходить по объединенной телефонной сети практически на любой крупным населенный пункт, ему хорошо известен. А что вы думали, старый советский принцип: "кто, что охраняет, тот то и имеет", связисты отнюдь не исключение из общих правил. Далее все выйдет просто, начальник цеха вышлет за ним дежурную машину, это если в пределах республики, или переведет нужную сумму денег на проезд, это если неведомая сила закинула его в другое место. Александр было вытащил компас, чтоб прикинуть требуемое направление на деревню, но тут вспомнил, что у него с собой в наличии не имеется ни единой копейки денег, свой бумажник он выложил перед походом в лес за грибами заодно с сотовым телефоном и прочими "ненужными" предметами. Он всегда так перд подобными мероприятиями "очишал" карманы, после того как однажды уронил пейджер, жалко японскую "игрушку" было до слез - с 200 метров на бетон, от нее мало что удалось потом собрать. Можно было конечно обойтись и без мелочи, вот только пребывать в роли униженного просителя он не любил, таков уж характер достался в наследство от родителей. Что поделать, придется нырять обратно в этот чертов бункер, перерыть там все до сонования, но найти хоть несколько монет на оплату местного телефонного звонка из автомата. Не без труда поборов минутный страх клаустрофобии Сашка осторожно спустился в темное чрево бункера, стальные ступеньки неприятно скользили под пальцами рук.
  Помещение куда он впервые попал, было скорее всего и тамбуром и складом одновременно, далее за второй дверью обнаружилась аппаратная, или может быть узел связи, или командный пункт, как угодно - на первый взгляд разобрать трудно. Оборудование было аккуратно закрыто полиэтиленовой пленкой и по всем признакам находилось на длительной консервации. В помещении для отдыха персонала он застал только кровати с голыми панцирными сетками и абсолютно пустые шкафчики для вещей, стало очевидно, что пресловутое "золото партии" тут не прячут. Далее он обнаружил еще ряд помещений, в одном были установлены ДГА - вероятно дизельная, другие же комнаты доверху были заполнены разнообразными ящиками и коробками. Увы, открыто лежащей наличности нигде не удалось обнаружить, пришлось ему вернуться обратно в тамбур, откуда начались поиски. Александр, не долго думая, вскрыл злополучным "гроб" вместе с которым совершил сегодняшнее загадочное путешествие, искомого и там не оказалось, зато нашлось нечто другое... На белый свет хищно сверкая лаком приклада появился короткий карабин, за ним еще... целый ящик огнестрельного оружия. Ну и дела, система совершенно незнакомая... с такой прежде сталкиваться не приходилось, и патронов он там не нашел. Возможно боеприпасы находятся в других ящиках, их тут десятки только в этом складе, а он явно не единственный. Такое впечатление, что весь бункер забит до отказа. Новая загадка, может стоит вооружиться на всякий пожарный случай? Стрелять Александр умел, нет "умел" - это даже мягко сказано, форсайтовского молодчика он бы обставил без особого труда. Но вот как отнесутся к новоявленному "партизану" местные власти, да и без боеприпасов от оружия мало проку. Не Сибирь тут, где традиционно "тайга закон - медведь прокурор", за долгие годы работы никто так и не покусился на Сашку ни разу, хотя приходилось шататься по всяким глухим местам в разное время суток и таскать на себе дорогостоящее импортное оборудование. Эх беда, здесь увы это не Америка... красивый карабин-игрушку пришлось вернуть на место, жалко до слез, прямо так бы и не выпускал бы из рук такую изящную штучку, и не надо вроде, а хочется взять. Затем Александр внимательно изучил содержимое стеллажей, расположенных вдоль стен, раз там нашелся фонарик, то черт не шутит, может хоть несколько медных монет где-нибудь в углу завалялось? Вон та банка из под старого советского кофе, не копилка ли часом, помниться у него в детстве такая была. Нет, внутри только гайки, шайбы, болты-винты и прочий мелкий хлам, обидно досадно, но ладно. Он собрался было уже уходить, как вдруг заметил в углу полки еще одну жестянку, раньше в таких плоских дисках-коробочках леденцы продавали за рубль двадцать копеек упаковка. Повезло, эта набита доверху разными мелкими монетами, разглядывать находку он не стал, просто высыпал содержимое банки в левый нижний карман своей штормовки и поспешно отправился к выходу. Позднее, уже когда шел вниз по склону, он рассмотрел подробно добычу, не иначе как чья-то нумизматическая коллекция под руку попалась, медяки от 1800 до 2000 года включительно, разных номиналов вплоть до гривенника достоинством.
  Но прежде чем отправится в путь, надо обязательно закрыть бункер, опустить в исходное положение крышку люка, а то еще какая-нибудь лесная зверюшка могла туда провалится ненароком и погибнуть. Сашка чуть не надорвался, но сначала так и не смог стронуть с места тяжелую стальную "дуру". Отдохнул немного, сплюнул и решил вторично осмотреть запорный механизм, не может эта проклятая железка столько весить, да и он отнюдь не слабак, нормы ГТО может сдать хоть сейчас, если приспичит. Ну так и есть - дурная голова создает рукам лишнюю работу! Оказывается, имеется специальный стопор для удержания крышки в открытом положении, ну прямо как в танке. Отжав рычажок он пару минут с интересом наблюдал, как массивный бронированный люк сам по себе медленно опускается. Надо же, оказывается даже замедлитель специальный предусмотрели в его конструкции неведомые инженеры. Давно не видел такой хитрой техники, не иначе тут все сделано добротно и на совесть, так все же, что это за таинственный объект и кому он принадлежит? Вопросы, вопросы - ответов на них пока не было, но ничего обязательно вернется сюда и все осмотрит позднее, место приметное, и на всякий случай он еще и зарубки на деревьях оставил. Гора опавших листьев пополам с полусгнившими ветками надежно замаскировала вход в подземное убежище, теперь если специально не копаться, то и не найдешь ничего. Закончив последние приготовления к путешествию, Александр извлек из кармана свой компас-талисман, взял азимут на ближайшую деревню и немедленно отправился в дорогу.
  Двадцать с лишним километров по пересеченной местности до ближайшего населенного пункта он одолел удивительно быстро, особенно с учетом того, что первую часть пути пришлось спускаться со склона горы. В этом было что-то необычное, небывалый и необъяснимый прилив сил, адреналин так и играл в крови мощным потоком, обжигая горячими волнами мозг и мешая соображать. С большим трудом Сашка вновь и вновь пытался осмыслить происходящее с ним, по всему выходило, что его вместе с тем злополучным ящиком с совершенно неизвестной целью, переместили в пространстве примерно километров на 500 в западном направлении от исходной точки. "Ничего сверхъестественного не существует" - с этим выводом персонажа детской сказки он руководствовался долгие годы, еще бы у Карлсона ведь не крылышки ангела, а моторчик в заднице, двадцатый век на дворе господа-товарищи. Но сегодня безупречная и непробиваемая как бетонная стена, об которую убивались иллюзии и миражи, логика дала сбой, нет не то слово, она рассыпалась в прах. Осталось только предположить наличие новой, неизвестной еще широкому кругу лиц технологии, да только физику он знал неплохо, в существующие современные теории "волшебная телепортация" ну никак не укладывалась. Все это так, но ведь долгое время наука у нас была по Ньютону, и вдруг на тебе - бац, теория относительности, как снег на голову... Прежние, казалось бы бесспорные и давно доказанные догмы, краеугольные камни на самом деле оказались всего лишь частью, скромным составным кирпичиком в куда более сложном строении... Может и здесь, с этим "необыкновенным перемещением" тоже самое, просто очередное техническое чудо, что мало разве мало было их за последние 100 лет?
  Его коллега по работе, старый чудак метролог, вопреки призванию и профессии был ярым поборником всей этой ерунды, все верил то в вечный двигатель, то в переселение душ, то в Шамбалу и пришельцев из космоса. Мужик постоянно, с упорством маньяка, приносил на работу какие-то дешевые квазинаучные журналы, коих в годы перестройки развелось как блох на бродячей собаке, и пытался донести до окружающих бредовые теории тамошних лжеученых, академиков разных магических наук. Тогда он только смеялся вместе со всеми над чудаком, но что выходит, было нечто рациональное в этих бреднях? Александр напряг память, что там в последний раз обсуждали, точнее - над чем все смеялись? Красная ртуть... нет, это не подходит, торсионные генераторы... опять не то, машина времени... стоп! Это уже зацепка, хоть и слабая, в журнальчике с диким, но многообещающим названием "Если" неведомый автор утверждал, что этот фантастический агрегат якобы создали ученые в местном НИИ электровакуумных приборов, весь отдел тогда веселился, только под столами не катались. Какой там НИИ, они уже давно сдали все помещения в аренду коммерсантам, не то бордель там теперь сплошной, не то очередная вещевая барахолка с громким и модным названием "супермаркет". Думай голова, думай шапку куплю - и тут словно током ударило, а ведь у Степаныча зять там раньше работал, кажется даже начальником какого-то отдела. Нет точно вернусь домой, выбью из этого гада правду - эта мысль немного утешила Александра на пути к неизвестной пока цели. Так он и шел, насвистывая мотивчик старой песенки, хита 80-х, бывает такое: прицепится вот такая зараза и не избавиться никак, хоть плачь. По мере удаления от горы в лесу стали заметны кое-какие слабые следы деятельности человека, стали попадаться отдельные пни, а затем и целые вырубки, Сашка не удержался от соблазна и проверил одну на наличие опят, но ничего не нашел, правда и времени почти не потерял, плюс - минус десять минут ничего не изменят.
  Возле самой деревни он натолкнулся на неожиданное естественное препятствие, густые заросли дикой малины почти в человеческий рост преграждали дорогу, точно природная спираль Бруно. Он попытался обойти, но конца и края этому чертовому малиннику не было видно, а рвать одежду и собственную кожу в колючих кустах совершенно не хотелось. В итоге пришлось все же идти что называется напролом, нет в самые заросли колючек он не полез, нашлась после долгих поисков узкая запутанная тропка, протоптанная не то людьми, не то дикими животными. Дорожка металась как сумасшедшая, туда-сюда-обратно, порою приходилось идти в прямо противоположном направлении, одно утешение, кругом то и дело попадались крупные красные ягоды, хоть немного утолявшие прямо зверский голод, терзавший Сашку на последнем отрезке пути. Деревня уже совсем рядом, тянет знакомым запахом дыма и слышен лай собак, а он как лабораторная крыса в лабиринте ползает, обидно... Пройдя очередной зигзаг по ощетинившемуся колючками зеленому лабиринту Сашка вдруг замер, совсем рядом справа за зеленой стеной он услышал голоса. Вроде бы детские, да точно это дети, наверное малину собирают, вот даже уже они видны немного через частокол ветвей, здесь в одном месте он не столь густой. Сашка раздвинул усеянные острыми шипами гибкие прутья насколько смог и стал осторожно протискиваться навстречу маленьким сладкоежкам, стараясь не производить лишнего шума. К сожалению Чингачкук из нашего современника вышел плохой, в минуту когда тишина, что называется на вес золота, под каблуком сапога предательски треснула с характерным звуком сухая ветка.
  -А-а-а-а!!! -тонкий визг ударил по ушам, точно сирена и ребятишки метнулись в разные стороны, мальчишки правильно выбрали направление и моментально скрылись за поворотом тропинки, а вот девочке не повезло, кинулась в противоположную сторону и застряла в предательских объятиях колючих кустов, дернулась назад и чуть было не разделась донага совсем, платьице, удерживаемое шипами задралось высоко вверх, обнажив загорелое тело снизу и до до самого пупка.
  -Стой, да не кричи ты так дурочка! Неужели я на вид страшный такой? -Александр постарался приветливо улыбнутся, чтобы успокоить напуганного его появлением ребенка, -Вот умница не дергайся, сейчас я тебя, красавица освобожу.
  Он осторожно высвободил пленницу из капкана шипов, получилось удачно, кажется, что она совсем не пострадал. Но вот Сашке как-то стало не по себе, когда он рассмотрел детали одежды этой семилетней девчонки. На ней был длинный и весьма заношенный, ниже колен сарафанчик-рубашка из грубой ткани типа мешковины, только посветлее и чуть плотнее, украшенный у ворота простенькой вышивкой. Эту немудреная одежка, судя по увиденному, носилась прямо на голом теле, ни майки, ни трусиков на ней не было надето, вообще никакого нижнего белья Александр не обнаружил. И самое удивительно, девочка, как и остальные, убежавшие дети, была босая, вообще без всяких признаков обуви! В голове опять завертелись нехорошие мысли о машине времени, но вскоре появилось подходящее объяснение - да это же просто секта такая. Совсем недавно о них передача по первому каналу была, эти сумасшедшие отпустили бороды, отказались от всех достижений цивилизации и живут в реалиях века 17-го или даже 16-го, в "единение с природой". Рассудок упрямо восставал против казалось бы неопровержимых и убедительных фактов, указывающих на свершившееся перемещение не только в пространстве, но и во времени. "Внутренний скептик" подсовывал все новые и новые объяснения и надо сказать - вполне убедительные. Между тем новая знакомая успокоилась, отряхнулась, оправила убогое платьишко и звонким голоском принялась звать остальных ребятишек.
  -Ефимка, Прошка бегите сюды живо! Энто комедиянт немецкий нашелси!
  Из-за поворота осторожно высунулась сперва одна белокурая головка, затем вторая и вот уже вся компания собралась возле Сашки: девочка примерно семи лет и два пацана шести и пяти. Судя по шаловливым конопатым рожицам это близкая родня, фамильное сходство на лицо. И опять Сашке стало не по себе, младший из мальчишек был без штанов: просто длинная рубашка до колен и все. Явный перебор даже для сумасшедших сектантов, подвинутых на экологии, они что тут скоро так до набедренных повязок и каменных топоров дойдут?
  -Вы чьи будете? -попытался он начать диалог, раз уж встретились, надо расспросить.
  -Кузьмины мы дяденька! -смело ответила за всех девчонка и подумав чуток добавила, - А ваши с утречка уехали до городу. Мы тя до деревни проводим.
  -Что же вы кавалеры девчонку одну в беде оставили? -Сашка в шутку решил немного пристыдить мальчишек, в самом деле бросили сестренку и сбежали.
  -Акулька сама виноватая! -шмыгнум носом, насупился старший из пацанов, -Пужала нас мол ведмедь тута ходит, ведмедь де заберет вас неслухов!
  Младший в свою очередь скорчил прикольную рожицу и словно подтверждая, что ей богу, истинный крест - мол сама виноватая, она у нас всегда виноватая, а мы не причем. Матушка только ее и порет, за все проказы сестренка ответчица. Прямо комедия, жаль, видеокамеры с собой у Александра нет, такие изумительные кадры пропадают.
  -Тут и в самом деле медведи водятся? Что-то я не заметил.
  -А как же дяденька! -ответила маленькая конопатая шалунья, -Демьянову дочку в прошлом годе чуток не задрал, по сих пор болезная.
  И тут все трое заулыбались, захихикали, ведь бывает, что "медвежьей болезнью" страдает не только косматый лесной прокурор но и его случайные знакомые. Все, с медведями наконец разобрались, теперь осталось выяснить, кто такие "наши" и чем они отличаются от остальных "ненаших". Сашка пошарил по карманам своей штормовки, обычно он всегда носил с собой пакетик мятных леденцов с ментолом, привычка осталась с тех времен, когда отвыкал от курения. Заначка оказалась, там где ей и положено быть, во внутреннем кармашке, в красивой полиэтиленовой упаковке осталось ровно четыре штуки. Он протянул найденное лакомство девочке, и тут возникла неожиданная, и неприятная заминка. Такое впечатление, что дети в первый раз в жизни увидели конфеты, пришлось показать и объяснить, что это такое и с чем его едят. Долбанная экология, нет за такие шутки уже убивать родителей надо, куда смотрят только расплодившиеся в невероятном прежде количестве чиновники различных органов опеки и надзора? Пришлось им показать и объяснить, что это такое и с чем это едят. Мелкая быстро разделила вкусняшки среди своих, причем младшему досталось двойная порция, а вот фантики и упаковку, аккуратно разгладив, забрала себе. Не иначе коллекционирует, совсем как сашкина племянница, у той целые коробки из под обуви были набиты различными календариками и конфетно-шоколадными обертками. Однажды он пошутил, взял и спрятал все эти "сокровища", ох и крику то было, и слезы ручьем лились, месяц племяшка с ним не разговаривала, так сильно обиделась.
  -Не грызите только зубы поломаете! -напомнил он на всякий случай, и его новые маленькие приятели послушно закивали, мята и ментол во рту как-то не располагают к разговору. Но до деревни идти пришлось долго, почти двадцать минут. Управившись с угощением детишки беззастенчиво стали рассматривали нового знакомого и обсуждали, вот сапоги у него добрые немецкие, порты синие тоже ничего, но штормовку они напрочь забраковали, дескать больно жесткая на ощупь. Сашка в свою очередь обратил внимание на странную прическу у мальчиков, словно горшок на голову одели до уровня ушей и там внизу все выстригли, а выше торчит копна нетронутых волос. Но особое внимание детей привлекла его армейская панама, все по очереди примерили. Девчонка же прямо как драгоценность долго гладила маленькими пальчиками и рассматривала кокарду, точно это не потемневшая от времени стандартная звездочка, а алмаз карат эдак на двадцать-тридцать. Под конец он не выдержал, отцепил "звездочку" и отдал ей, - на память. Надо было видеть, какие были у девочки счастливые глаза, в точь в точь у той его племянницы Ольги, когда он ей подарил, чтоб помирится, весь свой дембельский набор значков. Расставаться с ними было не жалко, все равно никуда их уже оденешь, ведь тогда придется и медаль добавить для комплекта, а он ее если честно не заслужил, да и слишком уж тяжелые воспоминания с этой наградой у него связаны. В самом деле смешно, деда в Великую Отечественную наградили за подбитый танк, а его почти ни за что - фактически за один удачный выстрел, "подавивший" правда сильно мешавший им тогда душманский пулемет. Просто везение или судьба, тогда рядом оказались представители прессы и совершенно незначительную стычку на горной дороге раздули до масштабов небольшого сражения.
  -Дяденька, а шапка у вас солдатская поди? -опять пристают сорванцы, придется отвечать по существу.
  -С Афганистана привез, служил я в тех краях, правда недолго.
  -Ой а энто где, за морями поди?
  Все понятно с ними, и географическими познаниями господа "экологи"-сектанты решили не утруждать своих потомков. Александр махнул рукой в сторону юга, пояснив, что вот примерно там...
  Пришли: "Вот моя деревня, вот мой дом родной", правда к Александру это не относится, он коренной до мозга костей горожанин. Юные проводники довели его до избы "деда Митрича" и понеслись далее по своим неотложным детским делам. Прежде чем постучаться в дверь он осмотрел строение, с виду изба, как изба, такие он видел не раз и не два в родных местах, но в глаза сразу бросились некоторые существенные отличия. Например - крытая соломой крыша и невообразимо маленькие, всего лишь в одно бревно высотой, словно амбразуры дзота окна. Неужели сектанты решили напрочь отказаться от стекла и кровельного железа? Он заглянул за угол и чуть было не выругался матерно, это уже что называется полный отпад, там у стены стояла борона, полностью деревянная, вроде даже без единого гвоздя изготовленная! У Сашки даже возникло желание свалить из этого странного населенного пункта побыстрее, бог знает до чего сумасшедшие здесь дошли, может уж и человеческие жертвы Перуну и Сварогу приносят заодно? Но все решился зайти, телефон в каждой деревне должен быть, если верить конечно отчетам соответствующего ведомства.
  Внутри ничего сногсшибательного Александр не заметил, почерневшая от времени икона с лампадкой в красном углу, земляной пол, деревянные лавки, полати и лапти хозяина - скорее всего реквизит из той же идиотской оперы - "близость к природе".
  -Здравствуй дедушка, подскажи пожалуйста где тут у вас телефон, мне срочно нужно позвонить.
  -Здрав будь! -пробормотал в ответ обладатель роскошной белой бороды, вероятно местный дед-мороз, -Не разумею я сынок, чего ты просишь? Ахтеры твое уехали, а я по немецки не гуторю...
  Александр чуть не взорвался, что за спектакль старый хрен устроил? Да у них же в общине, или секте в кого пальцем не ткни, два высших образования, сплошная потомственная интеллигенция в третьем колене... Еще немного и в ход бы пошли другие аргументы, ведь он не только стрельбой занимался но боксом и самбо в свое время, но привитое в детстве уважение к старшим удержало в рамках приличий. Пришлось долго и кропотливо объяснять этому мужику, чего собственно Сашке надо, вывод был неутешительный, никаких современных средств связи в деревне нет.
  
  -Я смотрю вашу деревеньку и Чубайс обидел, отключили электричество и даже столбы сняли?
  Дед ответил, что эти "чубайсы" уже достали в конец податями и недоимками, житья дескать нет, не то что столбы, скоро последние порты с православных христиан снимут. Вероятно он принял фамилию известного российского электробарона за очередное название мужского полового органа: "Я проснулся в пять часов, где резинка от трусов. Вот она, вот она, на чубайс намотана!", выходит радио они иногда все же слушают, спалились ребята, приемник где-то под венцами лежит заныканый... Телефона нет, электроэнергии нет, ну да и черт с ними пойдем дальше, надо выяснить почему его, Сашку коренного русака принимают здесь за "немца" и причем тут некие комедианты или возможно актеры. Может этих троглодитов посетила недавно съемочная группа, или в село наведались корреспонденты центрального телевидения? В ходе дальнейших расспросов картина несколько прояснилась, оказывается вчера в деревне проездом был не то цирк, не то театральная труппа. Ехали господа актеры по своим делам и решили сделать небольшой привал, ладно может захотелось им экзотики, все же люди творческие, не все же им почивать после выпивкм рылом в салат, надо иногда и в навоз окунутся? Далее последовал банкет, за ним продолжение, окончившееся всеобщей пьянкой в которой активной участие приняли и местные деревенские жители. Утром, опохмелившись на дорогу, гости уехали, но при сборах одного из "своих" недосчитались. Вот за него Сашку и приняли сначала дети, а затем и этот местный старожил. Дед рассказал, что старший "комедиантов" долго бегал по деревне и по окрестностям, ругался "не по-нашенски" все искал пропажу.
  -Да я же не пью совсем! Неужели по лицу не видно? -Александр немного покривил душой, раз-другой в год рюмочку коньяка он себе все же позволял на день рождения например или по особым случаям.
  -А ты милай, не из энтих ли еретиков часом будешь? Или мож с Дуняшкой нашенской по кустам лазил? Пора энтой гулящей ноги повыдергать, срамота! Пияницы то оне и выпимши дело свое розумеют, а ты че потерялси?
  С большим трудом удалось уверить дедушку в полной непричастности Сашки к пьянкам и совращению местных легкомысленных девок, тот похоже так и не поверил до конца. Версия, что Александр отлучился исключительно с целью побродить по окрестностям только усилила подозрения у старика. Теперь надо разобраться с "немцами", что это за черти такие, ведь явно речь идет не о "немецко-фашистских товарищах".
  -Какой же я немец дед? Смотри получше такой же русский, как и ты.
  -Православный? Молитвы знашь? А ну скажи давай.
  -На фига... Зачем? Я тебе что, поп? Если вдруг надо будет, так возьму книгу и прочитаю.
  И поехало, и понеслось... привязался дурной фанатик не на шутку, вроде в той передаче говорили, что сектанты язычники, или это другая разновидность с православным уклоном? Совсем как один старый знакомый ушедший, что называется с головой в религию: "Православные за веру, за царя...". Церковные службы, посты, крестный ход и ежедневное упорное шлифование лбом пола, даже облысел от такой жизни бедняга-неофит. От подобных "прозревших" отделаться, как правило, чрезвычайно трудно если вдруг да привяжутся. Со "свидетелями Иеговы" проще, на вопрос "Давайте поговорим о боге?", Сашка всегда отвечал в свою очередь "Давайте поговорим о боксе!", вставал в боевую стойку и поклонники заморских вероучений обычно сразу же оставляли его в покое. Ничего толком не добившись от старика Александр двинулся дальше по деревне, людей на улицах и в огородах почти не видно, может быть все аборигены заняты на полевых работах. Жрать хотелось просто убийственно, наконец заметил у одной из изб, молодую еще, или скорее средних лет тетку. Они поговорили чуток и за пару антикварных копеек хозяйка его накормила, что называется до отвала: домашний ржаной хлеб вчерашней выпечки, парное молоко и свежие, теплые яйца, взятые прямо из-под курицы. Жаль только - соли у нее не было ни крупм=инки, но с голодухи можно и обойтись без этой приправы. Наевшись он повеселел, вот это другое дело, не то что больной на голову дед Митрич с его древними молитвами и христианскими нравоучениями. Баба посоветовала выйти на дорогу и поймать попутку до райцентра, если он конечно правильно понял, уж очень архаично выражались господа сектанты, не иначе специально собственный язык разработали. На тракте как назло царила гнетущая пустота, может быть все-таки праздник сегодня, вот только какой? Прождав почти час, Сашка потерял терпение и отправился пешком, но к счастью, вскоре его догнал мужик на телеге. Старинное средство передвижение двигалось медленно, почти со скоростью пешехода, но зато теперь ноги не устанут от долгого пути. Попутчик оказался на редкость болтливым, и если в деревне с местной географией были знакомы слабо, то от "водителя кобылы" Сашка получил некоторые сведения о местности. Судя по всему Москва была где-то на северо-востоке и по современным меркам совсем недалеко, просто невероятно, что рядом с огромным многмиллионным мегаполисом сохранилось такое дикое запущенное место. Забытый было вариант с машиной времени снова выскочил наружу, как чертик из табакерки. Александр еще раз решил рассмотреть все аргументы "за" и "против". Что мы имеем "за"? Есть в наличии деревня, где жители ведут образ жизни характерный для 17-го 18-го или даже первой половины 19-го века, тут без специалиста историка или этнографа не разберешь. Исчезли, или хорошо замаскированы все следы современной цивилизации, не то что ЛЭП нигде нет, так даже и покрышки старые по кустам вдоль дороги не валяются. Аргумент "против" однако перевешивал все эти доводы и факты, так у нас есть вполне современный противоатомный бункер со всем сопутствующим оборудованием вплоть до автономных источников электроэнергии. Не сочетаются лапти и бороды с дизель-генераторами и электроникой хоть убей, значит тут что-то фальшивое... Надо выбирать - или "посконность" с иконами или дизель с компьютером. Но ДГА в убежище были настоящими, уж в этих то вещах Сашка разбирался хорошо, так в чем же тогда дело? Его "внутренний скептик", не желая сдаваться, подкинул новую версию - здесь находится резервация или этнографический парк, специально созданный для для интуристов, желающих поглазеть на "wild russian muzik", тогда понятно почему столица рядом. На западе такие аттракционы организуют повсеместно, пожалуйста желаете - вот вам голые папуасы с копьями, или команчи на мустангах с томагавками. Скорее всего и в Российской Федерации некие ловкие дельцы решили срубить хорошую толику "бабла" на русской экзотике. Правда в такую картину совершенно не укладывались деревенские дети, с которыми он столкнулся на окраине села, уж слишком естественно и непринужденно ребятишки себя вели. Все же бегать босиком по лесу нехорошо, один острый сучок под ногой и здравствуй столбняк, а там и до морга совсем недалеко. Но с другой стороны, может быть здесь задействовали сочетание хорошо подготовленных профессиональных актеров и "экологических" любителей-сектантов, неплохой вариант - дешево и сердито. Тут Сашку вдруг впервые посетила весьма неприятная мысль, что же он будет делать, если вдруг действительно попал в прошлое? Его основная профессия вряд ли будет востребована в те далекие времена, где электричество скорее всего объясняется деятельностью Ильи-пророка. Но он не стал пока особо заморачиваться перспективами возможного трудоустройства, в бункере имеется масса всякого добра, можно будет просто распродавать все это барахло потихоньку, ему на длительную безбедную жизнь хватит, да еще и потомкам останется. И вообще с какого бодуна он решил, что попал в "прошлое", может это как раз наше светлое будущее? Не далее как вчера по первому каналу ТВ один такой в меру упитанный и бородатый "русский витязь", чисто семитской, впрочем наружности, жаловался корреспонденту, что дескать трудно возрождать "исконные российские традиции"... Меч булатный, без которого "рассейскому" доморощенному самураю жизнь не мила, якобы стоит бешеных денег, надо чтобы правительство выделило ему такому красивому и холеному "на халяву" 25 гектаров плодородного чернозема для родового поместья и желательно вместе с даровыми работниками впридачу. Добавим до кучи всяких клоунов наподобие небезизвестного Говорухина, чуть ли не ежедневно плачушихся с экрана ТВ о "России, которую они потеряли", россказни псевдоисториков-популизаторов о добром барине и "милых дворянских чудачествах", плюс циркулирующие в обществе устойчивые слухи о намерении прежнего президента помазаться на царствие. Может в самом деле Сашку не на 100-200 лет назад закинули, а как раз наоборот на 50-100 вперед? Допустим что, пришли к власти эти самые деятели-"патриоты", теперь у одних "истинно русские" лапти и курные избы, а у другие с размахом прожигают жизнь в Ниццах и Монте-Карлах. Промышленность и цивилизация везде кроме нескольких крупных городов исчезли напрочь, народ добровольно-принудительно загнан очередной раз в "светлое будущее", сиди дескать Ванька на печи и блох в бороде ищи, а не то добрый помещик посечет тебя для твоей же пользы. Вспомнился прочитанная давным-давно в детстве еще фантастическая повесть в "Вокруг света"... Там путешественники во времени сперва полагали, что попали в прошлое, как же кругом рыцари, доспехи и темные-забитые крепостные крестьяне-сервы, а присмотрелись внимательно и обнаружили, что наконечники копий и стрел у аборигенов сделаны из нержавеющей стали. Оказалось, что это то самое долгожданное "светлое будущее", только после небольшой термоядерной войны. Все государства развалились, царство всеобщего упадка - развитой феодализм одним словом наступил. Неприятная ассоциация возникла с нынешним положением Сашки и чтоб развеяться хоть немного, он решил поговорить с владельцем транспортного средства, а то как-то невежливо совсем получается.
  -Как последняя деревня называется? -Сашка вспомнил, что забыл из-за стычки с сильно религиозным дедушкой о очень важном моменте. Он ведь собирался обязательно вернуться к загадочному подземному бункеру, а населенный пункт в данном случае послужит ориентиром.
  -Котора? -возница, мужик средних лет, не сразу понял, о чем идет речь.
  -Да вон та, что возле малых прудов. -уточнил вопрос Александр.
  -Энта Сосновка их млсти помещика Ясинского имение. -зевая выдавил из себя усталый возчик, даже короткий разговор с Александром уже изрядно его утомил, -Оне, барин значится, сами все по столицам проживают, мужики здеся почитай все на оброке. Дальше буде Березовка, тама все больше казенны хрестьяне. Ты сам то мил человек из каковских вышел?
  -Это...э-э-э... мещанин я, -не сразу ответил Александр на неожиданный вопрос, ну а чего такого, помнится другой Александр, только Сергеевич писал что-то вроде: "Я братцы мелкий мещанин..." и ему памятники по всей стране ставят. Стоит один такой Пушкин у них в городе как раз напротив центральной городской библиотеки имени Ленина притулился. Но все же Сашке надоела эта игра, пора действовать в открытую, сколько можно дурака валять, они что не видят с кем столкнулись?
  -Слышь мужик, кончай это балаган, я ведь не интурист, совершенно случайно сюда попал!
  -Балаганов нынче в городу не будет, ярмарка тока через месяц, -опять зевает спутник.
  Что за чудеса, неужто всемогущие хозяева миниатюрный радиомикрофон тут к каждому актеру прицепили и жестоко штрафуют за любое отклонение от заданной роли? Да не позавидуешь беднягам, он бы так долго не выдержал, интересно как решили проблему контроля и "прослушки" на такой сравнительно большой территории? Впрочем технологии сейчас развиваются фантастически быстро, еще недавно восьмиразрядный микропроцессор на жалких 4 мегагерца тактовой частоты казался чудом техники, а сегодня народ морду воротит от устаревших гигагерцовых монстров. Пришлось Александру оставить мужика в покое, скоро они приедут в город, там на месте и разберемся, что это такое резервация, прошлое или будущее, или может быть вообще параллельная реальность... Райцентр считай - цивилизация, а значит должны быть газеты, телевидение и средства связи - радиосвязь, телефон, телеграф. Или уж совсем на худой конец хоть указы и распоряжения, наклеенные на стенах домов он увидит, вроде так в старые времена доводили информацию до населения.
  
  Глава 2. Казенный дом.
  
  Отмотаем ленту времени немного назад и вернемся туда, откуда наш герой начал свой путь в этом новом и пока совершенно непонятном мире, благо в рамках повествования такая операция не представляет трудности. Вот тот самый дуб, с вершины которого он терзаемый сомненьями, разглядывал окрестные пейзажи. Чирикают в ветвях беспечные птички, шумит ветер и кажется ничто более не нарушает покоя этого места. Но что это за странный шум? Гора опавших листьев вспучивается, точно гигантский дождевой червь рвется из под земли наружу. Слышен мягкий щелчок сработавшего механизма стопора и тяжелая бронированная крышка снова замирает строго в вертикальном положении...
  Проходит еще пара минут и на сцене осеннего леса появляется новое действующее лицо. Если бы Александр увидел этого человека, то вряд ли бы сразу узнал, хоть и был знаком с ним добрых два десятка лет. Уж здорово одежда меняет облик, "имидж-все", тот был в клетчатом пиджаке, джинсах, кроссовках и синей бейсболке с надписью "Газпром", а этот "как денди лондонский одет". Такое впечатление, что из недр противоатомного бункера появился коренной обитатель начала 19-го века. По крайней мере, такими их изображают в телевизионных сериалах и исторических фильмах: высокая шляпа-цилиндр, добротный английского сукна дорожный сюртук, рубашка тонкого голландского полотна, светло-серые брюки с высоким поясом и коричневые юфтевые сапоги с длинными отворотами. Добавим еще белые замшевые перчатки и шелковый платок повязанный на шее на манер пионерского галстука и получим типичный дорожный костюм состоятельного путешественника того времени. Примерно так они, аборигены начала прошлого века и выглядят на страницах "Ярмарки тщеславия" Теккерея или рассказов Диккенса. Правда, наметанный глаз историка-эксперта без труда уловит явную фальшь и грубую имитацию, так на пример - обувь на резиновой подошве и пластик заменяющий слоновую кость на навершии тросточки. Но для провинции сойдет, здесь главное - внешний вид, солидную "представительность" создать. С прежним профессором-историком Виктором Степановичем Голиковым этого "господина" связывала только одна приметная деталь - очки, да и те теперь красовались в старинной металлической позолоченной оправе, а-ля "пенсне на цепочке". Постояв еще некоторое время и повертев головой, он не без труда вытащил наверх с помощью веревки увесистый дорожный саквояж, размерами больше напоминающий чемодан века ХХ-го.
  Небрежно, ногами и тростью забросав лесным мусором закрывшийся люк, новый "путешественник во времени" двинулся в дорогу, сверяя путь по солнцу строго на восток, туда где рано или поздно лес перережет проселочная дорога. Тратить время на запоминание ориентиров он не стал, незачем - сюда возвращаться в ближайшее время уже не придется, если вдруг возникнет желание или необходимость снова взглянуть на бункер, то ему обязательно помогут другие участники Проекта. А если нет... значит ему судьба остаться в прошлом навсегда, ведь он не сможет самостоятельно расконсервировать и запустить в работу дизельные генераторы и другое необходимое оборудование, без них машина времени - просто кусок бесполезного железа.
  Да, не удивляйтесь, в отличие от "случайно попавшего в сказку" Александра, Виктор Степанович Голиков прекрасно знал куда и в какую эпоху прибыл, более того он был одним из авторов-основателей "Проекта коррекции исторических событий" и стоял у истоков этого предприятия. К сожалению, его попутчик, потенциальный помощник и телохранитель бесследно исчез, два часа ожидания на месте результатов не дали. Сперва даже у профессора зародилось сомнение, что Сашка действительно прибыл сюда, вдруг произошел случайный сбой в работе капризной электроники управляющего модуля машины времени, и бренные останки его спутника сейчас может быть в меловом периоде хищный тираннозавр доедает? Но свежая глина на стальных скобах-ступенях и вскрытый ящик с оружием, равно как и открытые запоры люка и герметичной двери места для иного объяснения не оставляли. Жаль... очень жаль, "запасной" специалист по электронике у них команде есть и не один, а вот второго такого хронопутешественника - "снайпера" или "стрелка", а именно под такой кличкой старый знакомый Степаныча проходил во всех внутренних документах Проекта - не было. Осталось надеяться, что Сашка рано или поздно вернется обратно к убежищу, или может быть удастся отыскать его следы позднее при помощи аборигенов. Бегать по лесу в поисках пропавшего напарника у историка не было ни малейшего желания, сил, да и времени тоже. И так Проект выбился из всех ранее намеченных графиков и сроков. Теперь он, Виктор Степанович Голиков должен, действуя в одиночку, должен немедленно приступить к подготовке плацдарма в прошлом для работы остальных членов Проекта. Как-то не по себе без спутников продираться через лесные заросли, разбойники тут не такая уж и экзотика, особой надежды на карманный двуствольный пистолет и спрятанную в трости шпагу у него нет, не боец одним словом. Да ему хоть АКМ в руки дай, и все равно решительный местный "мужик с ножом" одержит верх над профессором, рафинированным интеллигентом в N-ом поколении. "Лихого" человека интеллектом не покорить, поэтому и прихватил историк с собой Александра в качестве спутника и телохранителя. Знал он этого парня давно и считал, что сможет убедить его поработать в общей команде Проекта, хотя бы ради призрачного шанса на возвращение домой.
  По дороге через лес он несколько обтрепался и отчасти потерял прежний холеный вид, но это даже хорошо, солидный барин не может появиться в провинциальном городишке без собственного выезда и хотя бы пары слуг. Ни того и другого из будущего с собой не возьмешь, а телохранитель, и заодно потенциальный "крепостной слуга" исчез бесследно. Поэтому придется использовать "запасную" хитрую легенду для внедрения, в основу которой лег сюжет "Кота в сапогах". Нет, совсем не сказки Шарля перо, а скорее ее поздней "экранизации". Помните, в японском узкоглазом варианте так: "Принцу Халява слава, да здравствует принц Халява!", так вот и будет у нас свой российский "прЫнц Халява".
  В последнее время Проекту трагически не везло, так в прошлом году разорился главный, можно сказать, что единственный и основной спонсор. Нет больше среди них богатого и преуспевающего бизнесмена, снабдившего раннее Проект оружием, снаряжением и предоставивший для нужд "путешественников во времени" свое домашнее бомбоубежище - тот самый бункер на горе, откуда все и началось на новом месте. Былые энтузиасты, прямо таки горевшие огнем свершений, постарели, погрузнели, обзавелись болезнями, семьями и детьми - мало ли чего произошло за долгие 15 лет, пока шла тщательная и кропотливая подготовка к путешествию в прошлое. До сих пор была не решена полностью и проблема финансирования деятельности "господ корректоров" в начале века 19-го, да и в настоящем "денежных" затруднений Проекту хватало выше крыши. По технической части полный завал: главный "гуру" - ученый, случайно создавший машину времени в ходе инициативной разработки по другой тематике, постепенно впадал все больше и больше в старческий маразм, а из молодых коллег никто его заменить не мог. Все складывалось очень и очень неудачно, прямо сплошная полоса невезения, наступил момент когда надо было или бросить все, или решительно идти напролом. Вот поэтому, когда подошло время, бедняге Степанычу пришлось "личным примером" возглавить первый десант в прошлое, других добровольцев пока не нашлось. Не было твердой уверенности, что человек без вреда для здоровья и рассудка перенесет такое перемещение во времени и пространстве.
  По идее, надо было бы взять с собой в начало 19-го века профессиональных военных, вот только одна беда: у "профи" могут со временем прорезаться претензии на лидерство. Так просто с ними не сладить - не любят вояки "пиджаков", особенно не переносят "сильно умных"... это первая причина, почему он предпочел прихватить в прошлое своего соседа. Вторая заключалась в том, что "вояк" к тому времени в Проекте уже не было ни одного. После того как с "генералом", а на на самом деле - отставным полковником-генштабистом они разругались в хлам, "погоны" все до единого, как по команде их покинули. Солидарность у них сволочей таких видите-ли против "шпаков" прорезалась... чистоплюи мундирные. Первоначально ведь предполагалось, что Степаныча будет сопровождать и охранять профессионал, человек имеющий боевой опыт и посвященный во все детали замысла. Заменить его кем-то стороны было очень уж рисковано, как поведет себя "крутой мужик" увидев, что в документах он значится бесправным рабом, якобы для маскировки? Ставить на своей шкуре такой психологический опыт историк не рискнул, он хоть и ученый, но жизнь за науку пусть отдают другие. Да и у "насильственно завербованного" могли остаться в настоящем времени любимая жена, дети, и мало ли еще кто и чего - требовалось длительное изучение и сбор сведений о каждом таком кандидате. А сроки уже поджимали. Но "господин историк" не был бы гением, по крайней мере он так скромно себя называл в узком кругу соратников, если бы не имел под рукой реального запасного варианта. Тут то он и вспомнил о старом знакомом, его соратники по Проекту однажды лишь мельком увидев Сашку сразу же замахали руками: "Ты чего и не думай, он же определенно тормоз - это с первого взгладя заметно!" Но историк знал, что это не совсем так, да действительно после Афганистана с молодым парнем что-то случилось, иначе никак нельзя объяснить то факт, что "сержант без промаха" до сих пор не в большом спорте, не у силовиков, и не у криминала. Он как бы "замкнулся в себе", и жил можно сказать "автоматически": учился в ВУЗе, позднее приходил на работу и что-то там делал согласно должностной инструкции и предписаниям, но никуда не стремился, не двигался вперед, просто жил по-тихоньку. Для бурных 90-х это абсолютно "ненормально", когда все куда бежали, чего ловили, что-то скупали и ловчили... кто поймал свою "птицу удачу", кто погорел на акциях МММ, а кого-то по весне нашли в лесу с дыркой в голове. Для тех лет Сашка вяглядел настоящим "психом", хоть и был вполне нормальным и здоровым человеком, это скорее весь остальной мир вокруг него временно сошел с ума. Но в любом случае, талант как говорится не пропьешь и в землю не зароешь, хорошо знакомые с Александром люди утверждали, что как стрелок из ручного оружия он - явление просто уникальное, и им можно было верить. По крайней мере, к такому выводу пришел Степаныч, тщательно проанализировав все имеющиеся факты. А что до чрезмерного "спокойствия" или "тормознутости", как угодно или даже "тупости", то ему этот недостаток в плюс, недаром среди снайперов-непрофессионалов Великой Отечественной войны так много всяких чукчей, якутов и прочих представителей "горячих" и малых северных народов. Отсутствие "шила в заднице" совершенно не помешало этим бойцам настрелять сотни, если не тысчячи даже "истинных арийцев", факт общеизвестный. С интеллектом как раз у Александра дела обстояли в полном порядке, ВУЗ он закончил почти, что с красным дипломом, требовалось лишь пересдать для красивой корочки один-единственный незначительный экзамен. Но похоже, что к тому моменту парню на все эти заморочки было абсолютно наплевать - "сойдет и так".
  Да будь он хоть и полный даун от рождения - не важно, решил историк, не суть другое - главное стреляет точно и быстро, причем практически из любого оружия, а именно это в сущности и требовалось. Из современного вооружения у них Проекте в наличии шиш да маленько - автоматический пистолет в единственном экземпляре и пара ящиков ручных гранат устаревшего образца, "ствол" пожертовал один из участников Проекта, а "лимонки" достались совершенно случайно. В магазине пистолета лишь восемь патронов и нужен ему такой "хозяин", что ни потратит даром ни одного. Там в 1801-ом году бессмысленно пугать аборигенов, не поймут ведь - они такой экзотичекой "железки" сроду не видели. Нет ни малейшего смысла кричать и стрелять в воздух, только на поражение и иначе никак. Если им сильно не повезет и там у люка бункера уже собралась гоп-компания в пару-тройку сотен разбойников, то не спасет и пулемет. Но вроде бы по архивным документам в месте "внедрения" в указанный период таких крупных бандформирований не наблюдалось. С небольшой группой "работников ножа и кистеня" разобратся сможет и Александр. Он не очень хороший боец в рукопашной, но ведь если дело дойдет до кулаков и ножей, то им в любом случае конец. Хроноаборигены задавят пришельцев количеством, никакой Брюс Ли не справится одновременно с несколькими сильными и решительными противниками. Так что этот фактор не определяющий, Степанычу нужен хладнокровный убийца, а не специалист по уличному или спортивному мордобою, должно быть так: один патрон - один труп. И для Проекта такой редкий в ХХI веке специалист может оказатся полезным, ведь историю не "корректируют" в белый перчатках, без кровопускания все равно не обойтись. Остался еще один существенный момент, а будет ли потенциальный телохранитель стрелять по приказу или в порядке самозащиты, не оставила ли минувшая война у него своего рода "блок" на такие действия? Степаныч был уверен, что ерунда все это, нет у него там никаких комплексов...
  -А если бы война не закончилась, что бы ты делал дальше? Так бы и убивал тех афганских дехкан-голодранцев? -спросил он однажды Сашку, беседовали вечерами они в последний год перед "заброской" часто и обычно на кухне у историка, попивая попутно ароматный чай.
  -Или мы их или они нас. -с совершенно невозмутимым видом ответил тот и потянулся за своей чашкой, -Война!
  То, что мне нужно, решил тогда историк, вот он в принципе "идеальный солдат", готов сражатся, готов выполнять приказы, готов и умереть... За что - Степаныч придумает, это его работа, хоть за "интернациональный долг", хоть за "национальный", хоть "за веру, цари и отечество" - главное подать эту байду в правильной обертке и вовремя. Зря парнишку на медосмотре при попытке устроится в МВД забраковали, нет у него никакого "ветнамского синдрома", сказки это все, придуманные медиками для "попила" госбюждета. Да он и раньше был таким и сильным и слишком "спокойным" одновременно, скорее всего со временем это качества усилились и невольно стали бросатся в глаза, до этого "странностей" просто не замечали. Пожалуй так даже лучше, современную молодежь у которой действие зачастую опережает мысль историк недолюбливал. "В пользу" Сашки работал и еще один существенный момент, которого были лишены остальные кандидаты - он одинок, родители у него постоянно проживают в другом городе, и с подругой он недавно разругался. Осталось лишь подгадать, когда Александр получит очередной отпуск и тогда ровно месяц его никто не будет искать, а примерно столько же времени Проекту требовалось как для предварительное разведки прошлого, так и для "закрепления"там и окончательного перемещения всего своего "личного состава" и имущества в выбранный участок Времени. В противном случае могли возникнуть нежелательные проблемы с правоохранительными органами. И самое главное - Степаныч был убежден, что сможет на 100% контролировать парня, многолетнее знакомство и даже "дружба домами" давала хороший шанс "повесить на уши" этому "лоху" любую лапшу - обязательно поверит ведь!
  Вот поэтому, когда историк не обнаружил Александра ни внутри, ни возле бункера, то первое время даже чуть ли не в "шоковое состояние" впал - куда "этот идиот" мог без него уйти? Да Сашка просто неспособен на такие действия! Удрученный исчесзновением "верного раба", он так расстроился, что даже забыл взять из условленного места заранее приготовленный пистолет, и вспомнил об это упущении только на полпути к уездному городу, когда вернутся назад было уже нельзя.
  Бог ним с этим пропавшим телохранителем, но теперь надо обязательно дойти до уездного городка и первым делом более-менее обосноваться там, далее путь лежал в Златоглавую. Остальные соратники должны были по договоренности переместиться в прошлое только при получении условных сигналов, свидетельствующих, что "наш человек" благополучно прибыл на место, "укоренился" и приступил к деятельности. Вариантов нет, если историк останется в бункере, то скорее всего Проект решит, что все провалилось и за ним никто не последует. Кроме того он рассчитывал, что прибыв первым и обустроившись займет де-факто ведущее положение в Проекте и будет диктовать свою волю соратникам. С этими кадрами у Степаныча были кое-какие принципиальные разногласия. Нет они все конечно, хотят "Великую Россиию", только каждый понимает это "величие" по-своему.
  До местного "райцентра" - уездного городка N Виктор Степанович добрался, вопреки ожиданиям, без особых приключений, сомнительное удовольствие прокатиться на жесткой соломе в крестьянской телеге обошлось всего в полтину, иначе говоря - пятьдесят копеек серебром. Въезд его не произвел в городе совершенно никакого шума и не был сопровожден ничем особенным. Только два поддатых мужичка, стоявшие у дверей питейного дома против гостиницы, сделали кое-какие дельные замечания, относившиеся, впрочем, более к головному убору пришельца, чем к его обладателю.
  -Вишь ты, -сказал один "питух" другому, - во какая шапка чудная! Не иначе немец заморский к нам пожаловал?
  -Не, Фома энто царев служивый поди, -отвечал другой, -Тока ненашенский, не рассейской, мож хранцуз?
  Виктор Степанович отвлекся на минуту разглядывая парочку экзотических одетых оборванцев-бомжей у кабака и тотчас был наказан. На него налетел молодой человек во фраке и белых коротких панталонах. Обошлось без конфликта и даже без ругани, мило раскланялись снимая головные уборы и разошлись каждый по своим делам. Во дворе гостиницы его снова чуть не сбил с ног вертлявый типчик с засаленной салфеткой в руке, и еще одной грязной за поясом. Не иначе это половой из трактира при гостинице или комнатный слуга. Историк собрался было спросить о наличии свободных номеров, но не успел и рта открыть. Его схватили за руку и дернув, волоком потащили на второй этаж, разбитной слуга трещал не переставая точно реклама из надоевшего в двадцатом веке "дуроскопа", расхваливая на все лады достоинства своего убогого заведения. Всего два рубля в сутки с полным пансионом, не так уж и много для провинции. Другой прислужник в длинном сюртуке резво подскочивший сбоку попытался было взять из рук приезжего господина багаж, но неожиданно встретив жесткий отпор в виде болезненного пинка по лодыжке, сконфуженно удалился, слегка прихрамывая на пострадавшую ногу. Расставаться пусть даже на короткое время со своим дорожным саквояжем-чемоданом историк не собирался. Слишком уж необычное содержимое скрывалось за его гладкими боками из добротной, но искусственной кожи сделанной под 'крокодила'.
  Пока новый приезжий господин осматривал свою комнату, гостиничные служители за его спиной вполголоса обсуждали необычного посетителя, как так такой барин и совсем без горы чемоданов и собственной прислуги. До обострившегося после утренних событий слуха Виктор Степанович вдруг долетело неприятное слово "жулик". Он резко обернулся и смерил тяжелым взглядом скучившихся за порогом слуг, холуи тотчас прикусили языки и натянули на лица дежурные угодливые выражения.
  Обследовав апартаменты он остался вполне доволен, с мусором и тараканами еще можно смириться пару-тройку дней, дольше жить тут не придется. Наружный фасад гостиницы полностью отвечал ее внутренности: она была очень длинна, в два этажа. Нижний не был оштукатурен и оставался в темно-красных кирпичах, еще более потемневших от лихих погодных перемен и грязноватых уже самих по себе. Верхний этаж был выкрашен грязно-желтою краскою 'казенного' оттенка в которую принято красить казармы и прочие казенные присутственные места. Внизу уютно располагались различные мелкие лавочки, торгующие хомутами, веревками, баранками и прочей розничной "бакалеей". В угловой лавке, или лучше сказать в окне, помещался торговец сбитнем с огромным самоваром из красной меди и рожей такой же красной и внушительной, что близорукому наблюдателю издали можно бы подумать, будто на окне стояло сразу два самовара, если бы один "самовар" не был с черною как смоль бородою.
  Внизу в трактире Виктор Степанович встретил уже знакомых до боли по русской классической литературе персонажей. Эти бородатые красноромордые хамы в поддевках до колена и сапогах складками гармошкой до паха не иначе купцы, пришли попить чаю и обсудить очередные сделки, других посетителей здесь не было. Размотав цветную шелковую косынку на шее, наш "господин" велел половому подать себе обед. Никакой экзотики тут не было, но ассортимент на удивление хороший: горячие щи с слоеным пирожком, мозги с горошком, сосиски с капустой, пулярка жареная, огурец соленый и слоеный сладкий пирожок на десерт к липовому китайскому чаю. Плотно пообедав он задержал трактирного слугу и подробно расспросил, выведал имена и должности всех важных городских чиновников. Пока абориген путаясь в фамилиях и рангах пытался отвечать на его вопросы, внимание Виктора Степановича привлекла картина на боковой стене изображающая полуголую девицу с грудью явно даже больше чем XXL, к сожалению ниже пояса эта особа была снабжена рыбьим хвостом. Неожиданно ему захотелось того о чем он уже добрых пять лет почти не думал - дико потянуло на секс, но всему свое время. До местных, туземных красоток он еще доберется, дайте только срок.
  Отдохнув часок на жестком диване в номере, гость уездного городка написал прямо на саквояже, с которым не расставался даже в трактире, короткую пояснительную записку для полиции, указав свой чин, имя и фамилию для сообщения куда следует, а так же обстоятельства приведшие его в город N. На бумажке половой, спускаясь с лестницы, кое-как прочитал по складам следующее: "С уважением... ваше превосходительство... Курляндский потомственный дворянин Филипп Карлович Пферд... помещик... по своим надобностям в Москву, жестоко ограблен собственными слугами по дороге и посему покорно прошу вашей милости содействия в немедленном розыске злодеев и похищенного имущества.". Французские словечки пришлось опустить, но и без них все понятно. С минуту-другую подивившись такому обороту, грабежи и разбой на большой дороге в уезде редкость, слуга промедлил. Последнего разбойника, знаменитого на всю губернию Яшку-кривого изловили два года назад. Вот однако повод для новых сплетен и слухов в сонном болоте провинциального городишки, будет о чем почесать длинные языки местным кумушкам. Служитель, спрятав записку в карман неторопливо отправился к хозяину, вечером эти сведения будут обязательно представлены до начальства.
  С утра весь следующий день был посвящен закупкам необходимых мелочей и "почистив перышки" приезжий господин после обеда отправился делать необходимые визиты всем городским сановникам, начав понятное дело с полицмейстера. Как он и рассчитывал местные "слуги порядка" не стали торопиться с розысками преступников или устраивать "операцию перехват". Здесь такое не в обычае, обычно полицейские ждут, когда злоумышленники сами по себе попадут в руки закона, при сбыте награбленного например.
  Важно другое, везде его, коренного уроженца двадцатого века принимали за своего в доску, никаких косых взглядов и подозрений, промах с цилиндром, позаимствованным из театрального реквизита, он уже устранил... все получилось! А ведь были опасения и немалые, но "внедрится в провинциальную среду" оказалось даже проще чем у классиков русской литературы. В последний месяц перед путешествием во времени он запоем прочитал всего Гоголя вплоть до примечаний мелким шрифтом и даже критики, ранее в школе пропустил - тогда показалось чересчур скучновато. Между гоголевским махинатором, скупщиком мертвых "ревизских душ" Чичиковым и Виктором Степановичем было определенное сходство, оба собирались заняться противозаконной деятельностью, только господин историк не стал мелочится, он сразу замахнулся на куда как более крупный куш...
  
  .........................................................
  -"Цыганка с картами, дорога дальняя... Дорога дальняя, казенный дом... Быть может, старая тюрьма центральная меня парнишечку, по новой ждет."
  -Чаво распелся то? Не горюй паря, попадешь еще туды, не минешь. -утешил загрустившего было Сашку возчик, его к слову Тимофеем звали, -Нашему брату в казенном месте завсегда рады и напоят и накормят и посекут. У меня вот кума в Сибирь закатали в позапрошлом годе. Истинно народ грит: "От сумы и от острога не зарекайся."
  -За что его, если не секрет? Украл, убил или ограбил кого?
  -Ведро пива на дому сварил... Ты че не слыхал, теперича строгости у нас, откупщики со стражниками по деревням рыскают волками, чуть чо на правеж немедля волокут, а кум до бражки и полпива большой охотник был и сам гнал зелье, царствие ему небесное.
  -Так вроде же в ссылку отправили, а не казнили? Или я ослышался?
  -Ежели зимой в Сибирь погонют, то почитай прямиком на то свет така ссылка выйдет, мало кто живым доходит, особливо если еще на дорожку кнутом благословят. Я уж ему свечку в церкви поставил за упокой, сгиб мужик почитай ни за что.
  Остается Сашке только надеяться, что все это искусная игра актеров, иллюзия и миф, на интуристов стараются работать. Ведь если в самом деле попал в места, где с самогоноварением борются так жестко, что товарищ Сталин со своими репрессиями нервно курит в сторонке... скучно здесь однако... вероятно и за остальные мелкие проступки карают не менее сурово. Но вот уже и райцентр показался за поворотом пыльного проселка, или "уездный город" на языке аборигенов. Прочь сомнения, будем надеяться, что скоро появится долгожданный ответ на все сегодняшние вопросы.
  Городок встретил Александра совершенно безразлично, на въезде сразу бросилась в глаза хитрая будка раскрашенная белыми и черными полосами и шлагбаум точно такой же расцветки. Схалтурили господа бизнесмены, сразу видно все сделали точно по классику: застава-кабак-церковь-кабак-застава, нет бы нечто оригинальное придумать, и названия у деревушек в этом этнографическом парке тоже бестолковые, никакого полета фантазии, не иначе американцы тут все спроектировали. То ли дело едешь у нас по трассе, смотришь указатель д.Сундуково, а через пятнадцать километров д.Чемоданово, еще полста верст отмотаешь и пожалуйста - д.Ванячмо. Вот это совсем другое дело, сразу запоминается навсегда, а тут словно в дурном заокеанском детективчике "про Россию" где все русские - Ивановы, а все деревни - Сосновки или Ольховки. Белокурый мальчик, босоногий в выцветшей не по росту рубашке до колен быстро дернул засаленный шнурок и шлагбаум медленно пополз вверх пропуская наших пришельцев. Сашка ради интереса заглянул в эту сортирообразную будочку, где по идее должен размешаться грозный городской страж. Старый воин на месте, спит как ребенок сидя на маленькой скамейке и поджав под себя ноги, забавные у дедушки усищи, или это скорее всего баки так он так отрастил, словно по бокам торчат две независимые бородки? И мундир древний из шинельного сукна пошитый, точно из исторической ленты не иначе прямо из реквизита Мосфильма взяли, пацан же наверное по замыслу режиссера приходится старику внуком или даже правнуком. Тимофей высадив Сашку в центре городка отправился далее к базару, или как он выразился к Сенной. Александр прошелся по местной центральной улице разглядывая строения, вот большое красивое каменное здание, оно выстроенное явно с претензией на монументальность, может сразу туда сунутся, здесь должна, нет просто обязана размещаться местная администрация. Скорее всего за старинными фасадами он найдет вполне современные офисы с компьютерами, факсами и телефонами. Та что же, идти туда или нет? Терзаемый сомнениями он решил все же сперва пробежаться по городу, осмотреть тут все, а уж потом действовать наверняка.
  Примерно через час из всех возможных версий у него осталась только одна, место куда он попал, действительно находиться в прошлом. И это июль-август 1801 года, если верить облезлому и частично оборванному официальному объявлению на заборе и подобранному на улице обрывку неизвестной газеты. Манифест информировал обывателей о состоявшейся коронации и восшествии на престол императора Александра Первого, а на газетном обрывке была указана дата - 29 апреля 1801г, можно конечно было и точнее определится, но привлекать излишнее внимание местных аборигенов "странными" вопросами Сашка не рискнул. Предположим это фейк, обман и имитация специально рассчитанные на иностранных туристов, но он за час облазил всю округу и нигде не увидел ни одной торчащей из земли стальной арматурины, ни единого обломка бетона или силикатного белого кирпича. Окончательно его добило посещение местной свалки, этого добра в городе хватало, почти за каждым домом имелась своя собственная... В райцентре вообще царила дикая антисанитария по меркам 20-го века и пахло отнюдь не розами, мало того, что кругом грязь чуть ли не по колено, так еще и кучи конского навоза всюду валяются, приходится внимательно смотреть под ноги, чтоб куда-нибудь не вляпаться. Копаться на помойке он естественно не стал - побрезговал, одного беглого взгляда хватило, что бы убедиться, что почти все отбросы, что называется естественного происхождения: пластик, полиэтилен, пенопласт и жесть отсутствуют в принципе как класс. Значит точка - версия с резервацией полностью отпадает, провал в будущее тоже. Теперь остается только поближе познакомится с Россией, которою потерял это как его, фамилия еще "болтливая", вот его бы сюда, пусть полюбуется на "патриархальную жизнь", понюхает чем она пахнет.
  Тогда, в тот день "гость из будущего" и совершил первую и единственную трагическую ошибку, начав "внедрение в новую жизнь" с посещения местного базара. Александр решил не испытывать лишний раз судьбу "на удачу", шатаясь по улицам городка, тем более, что местные аборигены время от времени обращали на него внимание. Один раз офицер или может быть чиновник - человек в мундире военного образца со шпагой на перевязи его окликнул, но Сашка поспешил ускорить шаг, сделав вид, что не услышал. На соседней улице пьяная бабенка с бланшем под глазом привязалась, вероятно рассчитывая на угощение от "кавалера", с трудом он ее "отшил", еще немного и тетка бы приобрела второй фингал для симметрии. Сашка предположил, что в большой толпе будет менее заметен, поэтому и направился прямиком на местный рынок. Благо деньги были, старинных дореволюционных монет подходящего периода у него примерно на 70 копеек, следовательно сейчас надо закупить побольше продуктов на всю сумму и бегом вернуться обратно в подземное убежище. Этот таинственный объект точно имеет определенное значение для перемещения по времени, а посему надо там и разбираться, что к чему и почем. Простая, "железная" логика, если это 1801г, то бункер со всем оборудованием, как и Александр прибыл сюда из будущего и не исключено, что пресловутая "машина времени" именно в нем и находится.
  А Гоголь оказался прав чертяка, действительно тут даже с сотней рублей в кармане всего добра на ярмарке не скупить, хотя для местных, судя по уровню цен, это видно бешеные деньги. Огромное скопище людей без всякого видимого порядка порядка и все продают, покупают, или просто разглядывают товары. Вместо прилавков какие-то простые деревянные, наспех сколоченные козлы, часть торговцев предлагает свой товар прямо с телег, а иной и на земле разложил свое добро на подстилке из грубой дерюги или мешковины. Чего здесь только нет, от уздечек, хомутов и сбруи, до свежих, только что из печи пирожков. Сашка на секунду замешкался и его тут же грубо толкнули в бок, разряженная в дорогие ткани толстая некрасивая барыня обозвала хамом, а тащившая за госпожой огромную корзину с покупками молоденькая кухарка напротив приветливо улыбнулась парню. А девочка то ничего... симпатичная, все при ней, как в народе говорят... так бы и приударил в другое время, только он и успел подумать, как рядом зашуршали длинные юбки цыганки.
  -Давай кавалер молодой, золотой, за жизнь погадаю, всю правду скажу! -заученной профессиональной скороговоркой выпалила представительница "кочевого племени".
  Почему бы и нет, тем более, что "волшебница" просит за "всю правду" всего лишь пятачок? Сашка без колебаний отдал медную монету и доверчиво протянул ладонь. Может в самом деле что-то дельное скажет, сегодня его уже трудно удивить необычными явлениями.
  -Вижу казенный дом и долгую дорогу и опять... -ворожея вдруг внезапно замолчала и молнией метнулась прочь в толпу, только пестрая шаль и мелькнула. Александр еще удивился тогда, что ее так могло напугать, вроде бы все вокруг мирно и спокойно. Не знал наш герой в тот момент, что его жизнь на ближайшее десятилетие уже давно определена. Некто очень важный в столице подписал две недели назад очередное распоряжение. Цыганка случайно угадала его судьбу, впрочем ничего удивительного в этом происшествии не было. Предсказатели будущего, маги, гадалки и прочие шарлатаны, как правило держат нос по ветру текущих событий, иначе им просто невозможно одурачить клиентов. Надо было ему тогда руки в ноги и вслед за цыганкой скорее удирать подальше от этого места, но он промедлил и опоздал, буквально на пять минут, ловушка судьбы захлопнулась, попался... обстановка резко изменилась и отнюдь не к лучшему.
  -Салдаты-ы-ы А-А-А!!!! Караул!!! Иду-у-ут!!! -истошный, пронзительный женский полукрик-полувизг подстегнул толпу точно невидимым бичом и спокойные, важные и даже самоуверенные минуту назад обыватели в долю секунды превратились в обезумевшее стадо. Они в панике давили друг друга и лезли на стены и заборы, опрокидывая попутно импровизированные лотки с товаром, топтали ногами упавших, только бы убраться подальше отсюда. Мужик продававший рядом с Сашкой прямо с телеги овес, дико заорал дурным голосом, и встав во весь рост огрел свою лошаденку длинными вожжами. Несчастное животное рвануло не разбирая дороги, и телега с бешеной скоростью, точно пуля, вылетела с рынка. Александру не повезло тогда, он неожиданно оказался стиснут в самом центре плотной человеческой массы, совершенно дурацкое и беспомощное положение. С одной стороны народ усиленно "прессовал" строй солдат в старинных мундирах и необычных ведрообразных головных уборах, кивер не кивер, скорее что-то вроде кожанной каски. Как показалось тогда Александру, они особо не церемонились и действовали предельно жестоко, пытавшихся вырваться на волю людей били в полную силу прикладами и подкалывали слегка штыками, загоняя обратно в толпу. С противоположного конца пытавшихся уйти сдерживали кавалеристы в блестящих медных касках с обнаженными саблями "на плечо", кое-где дети и подростки сумели проскочить между боками коней, но взрослые их примеру последовать боялись. Сдавленный со всех сторон народ стонал, кричал, ругался и проклинал мучителей, но на военных эта какофония не производила ни малейшего впечатления, скорее всего дело для них уже привычное и рутинное. Выдавив наконец людей с базара, они деловито оттеснили всех за окраину городка. Там толпу кое-как сбили в неровную колонну и погнали к мрачному строению, двор которого был огорожен высоким забором из толстых заостренных на концах бревен. Наверно это и есть тот самый острог, о котором упоминал возчик Тимофей, понял Сашка, но выбраться из толпы было невозможно. Вояки деловито загнали живую добычу во двор и тотчас же закрыли массивные дубовый ворота. Не то чтобы "гость из будущего" сильно испугался, он просто не понял, что вокруг происходит, между тем события развивались своим чередом. Людей постепенно начали отпускать на волю, в первую очередь освободили тех, кто попадал под категорию "господа" и был сравнительно лучше одет, затем понемногу выпустили женщин, подростков, детей и совсем уж древних стариков. Во дворе острога остались только мужики средних лет и молодые парни. Далее примерно час ничего не происходило, затем из внутреннего помещения тюрьмы солдаты принесли стол и два стула и вскоре появился офицер в доисторической треуголке, совсем как у Наполеона, а может быть чиновник военного ведомства. В мундирах наш современник не разбирался еще в ту пору, да и позднее с идентификацией многочисленных "их благородий" у него постоянно были проблемы. За начальником трусцой прискакал писарь с чернильницей, перьями и большой кожаной папкой под мышкой. Толпа во дворе острога заметно оживилась и как рассерженный пчелиный улей загудела, прежде спокойный народ заволновался и задвигался, что-то будет?
  -Щас зачнут откупать у казны, -произнес полушепотом стоявший рядом с Александром толстогубый парень.
  И точно, в массивных дубовых воротах острога открыли маленькую калитку и оттуда потянулся нескончаемый тонкий ручеек посетителей. Они подходили к офицеру протягивали какие-то бумаги, стараясь при этом незаметно передать его помощнику-писарю небольшие свертки или узелки, некоторые просители просто тихонько бросали подношения прямо под стол. Далее в сопровождении конвойного солдата родственники направлялись к толпе и забирали "своего" из числа задержанных на базаре, процесс шел довольно быстро, и вскоре во внутреннем дворе тюрьмы осталось только примерно три дюжины пленников, за ними из города никто не пришел.
  -Что они с нами сделают? -спросил Сашка у толстогубого, неизвестность пугала даже больше явной опасности. Не хватало еще в тюрьму попасть в этом непонятном новом мире, хорошее однако начало, лучше не придумаешь.
  -Погодь увидишь ищо, у тя плакат есть?
  Александр только отрицательно мотнул головой, догадавшись без разъяснений, что "плакат" - это не иначе паспорт, или другой документ удостоверяющий личность. Ничего подобного у него с собой не было, только "усы, лапы и хвост" как у кота Матроскина из известного мультфильма.
  -Вот и мня нету ево... -только и успел ответить собеседник, как солдаты стали по очереди вытаскивать парней и мужиков из толпы к столу офицера. Там вопросов задавали совсем немного: есть ли документы или поручители из числа местных горожан. Далее интересовались возрастом, именем-фамилией и все, остальное начальство абсолютно не волновало. У двоих счастливцев требуемые бумаги оказались при себе и их тотчас отпустили, парни кинулись прочь бегом, только заветная калитка хлопнула, остальным осталось лишь проводить счастливчиков завистливыми взглядами в спины.
  .........................................................
  -Сколько годов, живее ответствуй разбойник!
  -Тридцать пять, -Александр честно ответил на поставленный вопрос, чего тут скрывать, неужели и так не видно?
  -Врешь скотина, тебе и двадцати поди нет! Следующий давай!
  -Но господин офицер, я...
  -Пшел вон быдло, на твое счастие у меня рука ноет с утра, а то бы я тебе зубья пересчитал!
  Сашка дернулся было оправдываться - он тут случайно оказался, он вообще прибыл из далекого будущего, он все объяснит, это трагическая ошибка... Но, стоявший позади стола, немолодой солдат с короткими седыми усами на усталом обветренном лице ловко вскинул ружье, и в грудь неудачливому путешественнику во времени уткнулось холодное и острое жало штыка, больно уколов даже через плотную ткань штормовки. С таким убедительным, "стальным" аргументом уже не поспоришь, пришлось пока покорится. День постепенно клонился к вечеру но ничего определенного военные о дальнейшей судьбе им так и не сказали. Александр вместе с другими товарищами по несчастью от нечего делать шатался-болтался по вытоптанному сотнями ног до состояния бетона, внутреннему двору тюрьмы, заглядывал в узкие зарешеченные окна камер, никто в этом занятии им не препятствовал, ходи и глазей в свое удовольствие. Он так же внимательно рассмотрел солдат из охраны острога и в первую очередь их вооружение. Гладкоствольные ружья с кремневыми ударными замками, подобное он уже видел в "старой жизни", у них в городе один такой экземпляр лежит в витрине магазина "Охота и рыбалка": здоровый и тяжелый карамультук, миллиметров 20 калибром не меньше. Вроде не очень точное и весьма ненадежное оружие, но вот примкнутые длинные штыки производили должное впечатление, не иначе тут господствует суворовский принцип "пуля дура - штык молодец"? Помимо ружей у солдат при себе были еще короткие сабли или тесаки, в холодном оружии Сашка разбирался слабо.
  В одном месте молодые парни сбились тесной кучкой вокруг какого-то замшелого старичка, видимо острожного старожила, а тот с видом знатока посвящал новичков в местные реалии.
  -Зазря вы себя братцы назвали себя начальству по имени, надо было стоять, что мол ниче не знаю и ниче не ведаю, Иван де я - Беспамятный. Ну посекут лозой немного за "безпамятного", за то в рекруты не пойдете.
  -Дедушка так в Сибирь же за сие отправят? -усомнился уже знакомый Сашке толстогубый паренек.
  -А те че? Каторга, милок она нам как мать родна, летом с ее убег - каждый кустик ночевать пустит. А покедова туда гонят, ты одной милостыньки на полста рублев соберешь, в Москве-городе купцы несчастненьким белыми булками подают и калачами. Ты мастеровщина таких на воле сроду не едал! Служивый в барабан бьет, мы "милосердную" поем, народ так и сует деньги и харчи в охотку, не жизнь, а малина.
  Дедок не жалел красивых слов, обрисовывая парням удивительные перспективы необычайно увлекательной ссыльно-тюремно-каторжной жизни и быта. Из него бы точно вышел прекрасный рекламный агент, такому только акции МММ продвигать, охмуряя "лохов", Леня Голубков удавиться от зависти... С его слов выходило, что Нерчинск, Акатуй и Кара вполне могут с успехом конкурировать с известными мировыми здравницами и курортами.
  -На этапе идем вольно, как знатны баре! Встреч обоз богатый купеческий, ундер этапной нам кличет: "Давай разбойники по два рубли с головы и шуруй!".
  -Эх-ма!!! Вот энто жисть! -старый каторжник перевел дух, приосанился и продолжил повествование о разгроме следовавшего их Кяхты "чайного" обоза, такое событие вспомнить приятно, даже морщины на грубом его лице как бы разгладились немного, -Ну мы эта их и разнесли подчистую к хренам собачьим, аж возы в канаву опрокинули. Купчишки за нами вслед бегом гонются, а черта с два им, командер нашенский солдат в чепь выставил, штыками вострыми суконников отогнал прочь.
  Старик-"сиделец" еще много чего интересного про тюремную жизнь рассказывал своим слушателям, вот только вид у дедушки, что называется "краше в гроб кладут", да еще он похоже и поддатый сильно был, сивухой так и разило за версту... Александр поманил в сторону того самого приметного губастого парня, мол дело есть - надо поговорит с глазу на глазь, тот сразу без слов все понял.
  -Бежать? Отсюдова? Не брат, забудь! -вполголоса, и торопливо озираясь по сторонам сразу выложил обладатель типично негритянских губенок, -С острогу не выйдет, теперя надобно с этапа рвать.
  -Почему? Ворота охраняют только четверо, и они не богатыри совсем, там на рынке солдатики были по-здоровее, а эти старые и убогие, не иначе другие, из охраны тюрьмы. Если нападем внезапно, я один смогу быстро свалить двоих! -строго говоря Сашка несколько преувеличивал, но вполне справедливо полагал, что в узком проходе у ворот кулак может оказаться куда более действенным оружием нежели штык при скоротечной схватке, ведь там не развернуться с длинным ружьем. Он, конечно плохой боксер, далеко не Тайсон, к сожалению. Но для такого случая Александр постарается, ведь сегодня какой-то особенный день он словно вдвое стал сильнее, адреналин ли виноват или что другое, понять теперь невозможно.
  -Э-э-э, экой ты шустрой брат, кабы двоих завалишь, то остатние такой ор подымут али стрельнут, еще два десятка со старшим на помощь сбегут и всех нас повяжут. Хоть туточки убога инвалидна команда, но силенок у их на нашего брата еще почитай хватит.
  -Нас тут почти тридцать человек, что не сможем разве вырвать ружья у четверых солдат, открыть ворота и кинутся врассыпную?
  -Погодь... была бы у нас артель, али ватага добрая, так на "уру" бы всех вынесли заодно со стенами и воротами ихними острожными, а туточки кажинный токмо за себя! -парнишка глубоко вздохнул задумался и слегка постучал кулаком по бревну тына, -Неа, не пойдут мужики на эдакое пропащее дело. Слышь, вон лошади за стенкой храпят? Тама конные острог поди окарауливают, куда ты дружок от их убежишь в чистом поле?
  -Подкупить солдат охраны или офицера никак нельзя?
  -Их благородию рублей триста серебром надобно зараз сунуть, у тебя паря таки денжищи есть? А коли солдатам на этапе, то верно дешевше, но все равно полста карбованцев будь здрав выложь на круг. Тока они разбойники могут отпустить, а потом сызнова тя словить, сам де виноватый не укрылся.
  Постепенно они что называется разговорились, толстогубый стал жаловаться на жизнь, и Александр с удивлением узнал, что тут у них в прошлом так называемых "бродяг" в смысле опустившихся в конец бомжей совершенно нет. Все беспаспортные, но все где-то работали, имели жилье, а многие даже, как его случайный собеседник были люди семейные. Отчего же они скрывались, да тут у каждого свое горе, своя индивидуальная беда, один убежал от жесткого хозяина точно чеховский Ванька Жуков, другой свалил от постылой, насильно навязанной родителями жены, третий просто потерял свой "плакат" и не успел вовремя восстановить, причин много. Почему не в Москву мужики подались, столица же совсем недалеко? На это Александру получил ответ, что там честно не прокормишься, обязательно воровать или грабить придется. Слишком уж сильна конкуренция на рынке рабочей силы в столице, да и власть строже спрашивает с пришлых, в провинции однозначно получше житье будет. Так вот неторопливо и разговаривали они, точнее Сашка в основном внимательно слушал и лишь иногда вставлял пару слов, исключительно для поддержания и направления в нужное русло беседы. Но когда на удивление хорошо толстогубый отозвался о последнем царе, Павле Первом, Александр не выдержал и спросил.
  -Так он же дурачком был, или нет?
  -А нам хрестьянам чаво? Кабы и дурень, а добрый. Наборы рекрутские царь-батюшка отменил, и барщину на три дни пожаловал, и в податях шибкое послабление народу вышло! А нынешний Лександр первой во как сразу хватат нашего брата, токмо держись.
  На этом интересном месте внезапно их оборвали, подошедший сзади конвойный солдат грубо дернул Александра за шиворот, идите, мол начальство вас зовет... В это раз "господин офицер" не удостоил их своим вниманием, вместо стола с бумагами и чернильницей они увидели лишь неровную шеренгу солдат напротив выхода, а пред ней, вертя бабьим задом, кривлялся не в меру упитанный писарек, заглядывая то и дело в спрятанную в головном уборе шпаргалку. Наконец, когда все арестанты собрались, этот чернильный самурай с придыханием и издевательскими клоунскими ужимками громко огласил указ его императорского величества, государя императора Александра Первого. Суть за вычетом казенных славословий была примено такая: "Всех беспаспортных и бродяг велено в сем году немедля и без промедления записывать в рекруты и отправлять для службы в полки."!
  -Б...ть!!! -слитно, единым порывом, вылетело одновременно из трех десятков глоток будущих защитников отечества и все до одного рванулись вперед, желая выразить охватившие их чувства, но писарчук юрким ужом нырнул за серые шинельные спины солдат, а те заучено вскинули ружья "на руку". Сверкающий ряд штыков моментально охладил даже самые буйные головы, убив последние надежды обрести свободу.
  -Смори-ка даже и не посекли нашего брата супротив обыкновения, -шепнул Сашке на ухо толстогубый "Ванька Жуков", -Не иначе совсем плохо дела у государя, ежели зараз всех гребут в рекруты. Ох пропала моя бедовая головушка... При Павле-батюшке то экая благодать была, выпорют малехо да деньгу из загашника вытрясут и снова гуляешь вольный.
  Так для Александра начался новый период жизни, нельзя сказать что ему в этот раз сильно повезло, но с другой стороны могло быть и гораздо хуже. По крайней мере не пришлось ему сидеть год или два в тюрьме, ведь рекрутские наборы проводились в российской империи нерегулярно. С точки зрения его новых знакомых и товарищей по несчастью, российский император к такой оригинальной системе насильственной вербовки рекрутов никакого отношения не имел: "Чай нашенские держиморды колобродят?". Однако как-то оспорить решение властей не было ни малейшей возможности.
  
  "Стук шагов, мерный звон цепей железных, скрип телег и лязг штыков. Все понуро в ряд бредут. Всех свела одна недоля. Всех сковал железный прут."
  Этап... оказывается какое страшное и тяжелое слово, в кошмарном сне такое не увидишь, да нет намного хуже... На руке намертво заклепан тюремным кузнецом наручник, от него тянется гибкая змея цепи к толстому ржавому железному пруту. Десять человек, по пять с каждой стороны нанизаны последними звеньями наручной цепи на этот длинный металлический штырь как билетики у кассира, только здесь с одного конца замок, а с другого - заглушка. Александр только теперь и понял, почему в тюрьме, да и на этапе такой худосочный и малочисленный конвой, здесь все продумано до мелочей, или почти все... Кое-что предусмотрительные, но ленивые конвоиры все же упустили из виду! Так например второпях поленились обыскать, просто слегка похлопали по карманам, не оружие искали, а скорее надеялись, что вдруг да завалялся там у арестанта толстый кошелек. Сашка сохранил как свой нож за голенищем сапога, теперь впрочем бесполезный, так и драгоценный кусочек стальной проволоки из которого знающему человеку нетрудно соорудить импровизированную отмычку. Только бы оказаться ему рядом с замком, и тогда он бы продемонстрировал этим клоунам в антикварных мундирах на что способен. Надо же - они специально с собой не берут ключ, дескать вам, арестантам до следующего острога не понадобится. С замками и прочими механическими запорами наш современник - Сашка был, что называется "на ты". Криминал тут совершенно не причем, "медвежатником" Сашка не был просто его отец талантливый слесарь, что называется мастер-"золотые руки", кое-что из полезных навыков передал своему потомку, как бы в "наследство". Александру бесконечно далеко до знаменитого Гарри Гудини с его трюками, но он вполне себе подрабатывал в студенческие годы, вскрывая на заказ захлопнувшиеся или случайно закрытые маленькими детьми двери квартир. Это занятие оказалось даже выгоднее, чем монтаж проводки кабельного ТВ или сети интернет, обычный в ту пору приработок бедных российских студентов-технарей. Но облом, сегодня его место на пруте как раз с противоположного конца, возле заглушки. Остается только набраться терпения, ждать, еще раз ждать и надеяться, благо путь арестантам предстоит длинный.
  Когда они, проведя ночь в остроге, шли утром через городок, местные жители задарили "несчастненьких" всякими продуктами на дорогу, прямо насильно совали в руки: хочешь, не хочешь - обязательно бери. Хорошие все же у нас в России люди, ведь они явно не от большого богатства бедолаг рекрутов подкармливают, тут старушка боязливо оглядываясь на хмурых солдат конвоя пирожок сует украдкой, а там маленькая девочка хорошее яблоко кинула. На глазах у многих слезы, кричат и прощаются как с родными и близкими... И очень кстати оказались потом их подарки, так как в тюрьме арестантов ничем не накормили, да и на этапе похоже не собирались, конвой отмахнулся от их просьб, дескать получите ваши харчи вечером в следующем по пути пересыльном остроге. Тогда в многоликой и пестрой толпе провожающих обывателей Александр мельком заметил лицо показавшееся знакомым, неужели Степаныч отправился в прошлое вслед за ним, может совесть его замучила, или это все следствие претворения в жизнь некоего плана? Нет наверное, это просто местный абориген в очках, тут этот оптический прибор редкость, вот и возникла сразу такая ассоциация. В любом случае надеяться на помощь извне теперь глупо, надо выбираться из беды самостоятельно, иного выхода не предвидится.
  -Давай сюды хабар, дайте нашу долю, богом велено делится! -как только они вышли из города, так конвойные солдаты, точно волки на добычу, накинулись со всех сторон на рекрутов.
  -И не стыдно вам дяденька подаяние отбирать? Ведь не вам поди дадено? -молодой парень, почти мальчишка, прикованный возле Сашки, обратился с такими словами к старому солдату, отдавая ему свой калач.
  -Нам начальство на дорогу тож ничего не пожаловало, сами мол кормитесь с арестантов али побирайтесь Христа ради. А какой с вас убогих навар-то? Думаешь на три рубли жалованья в год легко нашенскому салдату прожить? Да с вами каторжными харями боле сапогов сносишь, а подметки - оне ныне дорогущи стали, зараз не укупишь!
  Служивый, видно задетый за живое пустился в долгие и подробные пространные объяснения. Выходило, что невыгодны им только этапы идущие на запад, рекрутам деньгами и вещами, как каторжникам и ссыльным люди в городах по пути следования обычно не подают. Поэтому почти ничего не перепадает охране с арестантов в качестве поборов. Вот бы на восток, да еще через блгатую Москву, да по самым оживленным "купеческим" улицам пройтись... На жестком, дубовом лице солдата расплылось некое подобие улыбки. До Урала только довести такой этап и почитай верных рублей тридцать в кармане звенит, а то и больше, как повезет - с одной такой удачной партии ему на домик хватило, с другой - на свадьбу для дочери.
  -Почто три рубли, ведь девять с полтиной должна казна жаловать служивому? -опять встрял неугомонный парнишка.
  -Хе-хе девять будет тебе вьюнош, ежели доживешь конечна, -коротко сказал, как отрезал охранник закусывая и торопливо давясь халявным калачом, -По мене лутше на три но живым-здоровым остатьси, чем сгинуть на чужбине ни за грош под палками да бонбами!
  Сашка помалкивал и прислушивался к разговорам конвоя и попутчиков, что ему еще оставалось делать? Так с временем он определился тогда правильно, не ошибся - на дворе стояло лето 1801 года, почти как и в 21-веке, только начало, а не конец августа. Совсем недавно от апоплексического удара табакеркой, нанесенного одним из заговорщиков, "почил в бозе" российский император Павел Первый и теперь на трон уселся Александр тоже Первый. В отличие от нового сашкиного знакомого, ремесленника по профессии, конвойные солдаты на все лады ругали и проклинали прежнего императора, иногда правда с опаской оглядываясь на начальство в лице этапного унтера. Покойный, оказывается, лишил их верного и легкого привычного заработка. Самые старые "воины" с тоской вслух вспоминали "золотые" времена в царствование "матушки" Екатерины Второй, когда помещикам разрешили ссылать и отдавать на каторгу крестьян в зачет рекрутской квитанции... Этапы в Сибирь тогда гнали по два в неделю: "А энтот дурак, сынок ейный, Пашка гад все порушил, теперя добро коли раз в месяц богата пожива. Но ниче, новый царь грят хорош, радетель о порядке и о простом народе!"
  Значит скоро опять потянутся по дорогам, гремя ржавым железом кандалов, скорбные колонны. А то как же несчастным этапным солдатикам жить, дома семеро детей по лавкам сидят и старшим дочерям уже приданное надо справлять, заневестились давно... Тюремное начальство совсем заворовалось, нет бы немного поделились со служивыми, куда там, капиталы все несметные копят, эвон поручик ихний Агафьев хоромы какие себе отгрохал, иного купца-богатея завидки берут.
  -Водки хотите православные? -неожиданно огорошил Сашку и его сегодняшнего случайного напарника по пруту суровый и неприступный с виду страж, -Тока деньгу, двугривенный вперед!
  -Чего дорого дяденька, ведь везде же гривенник, а то и дешевше поди? -парень явно в местных ценах разбирался лучше Александра.
  -Ладно давай! -Сашка нащупал в кармане пару монет, все равно сегодня о побеге даже и мечтать не стоит, разве что конечность ему себе ножом отрезать, как поступает попавший в капкан волк, спиртное поможет хоть немного заглушить неподъемной горою накатившуюся необъятныю тоску.
  Служивый моментально сбегал до обоза шедшего сразу же за этапом и через несколько минуту прямоугольная бутылка из толстого зеленого стекла с мутным и вонючим содержимым уже заходила по рукам. Сашка сделал один глоток и передал собрату по несчастью, Тот, глонув положенное, отправил штоф далее, последние капли дрянного сивушного пойла жадно высосал благодетель-солдат и зашвырнул бутылку далек в придорожные кусты. Колонна змеею упорно ползла по длинной грунтовой дороге, скрипел песок под сапогами, мелкая пыль оседала тонким слоем на одежде окрашивая всех путников - арестантов и опекавший их конвой в один грязно-серый цвет. Опять навалилась невероятная печаль, и видимо не только на Сашку, арестанты, почти не сговаривась, сами скинулись и послали за второй бутылкой, затем еще за одной, и еще...
  .........................................................
  Тихий провинциальный городок успокоился быстро, еще утром толпы любопытных и сочувствующих провожали в дальний путь "несчастненьких", насильно забритых на цареву службу, а уже к обеду все затихло и жизнь вошла в прежнее неспешное течение. В уездном дворянском обществе, что собралось вечером во "дворце" городничего местечковый бомонд обсуждал только два основных значительных события. Первое было связано с женой отставного поручика артиллерии, которую случайно при облаве на базаре военные подвергли "возмутительному насилию". Тут общество было единогласно, дескать женщина "сама виноватая", ходить за покупками по рынкам, это удел кухарок и прочих подлых простолюдинок, а не благородных дам. Особенно долго судачили между собой жены офицеров и чиновников, пикантность происшествию придавал тот факт, что с пострадавшей случилась от испуга, что называется "детская болезнь" недержания... ш-ш-ш! Другое происшествие вызвало несомненно больше внимания, благо в отличии от обмочившейся "отставной поручицы" главный герой присутствовал и охотно отвечал на все многочисленные вопросы. Потомственный курляндский дворянин Филипп Карлович Пферд, следовавший в Москву по коммерческой надобности, был ограблен собственными камердинером и кучером. Злодеи обманом завезли бедного немца в сторону от тракта в далекий казенный лес близ деревни Сосновки. И только благодаря исключительному мужеству и маленькому карманному двуствольному пистолету английской работы, храбрый курляндец отстоял свою жизнь и частично имущество в виде дорожного саквояжа. Устрашенные отпором негодяи скрылись вместе с коляской, лошадьми и почти всем оставшимся багажом путешественника. После ограбления почты разбойниками из беглых крестьян в прошлом году это было, пожалуй, самое значимое криминальное событие за последнее время. Местные вдовушки и даже некоторые девицы на выданье с неподдельным интересом рассматривали нового эпического героя: мужчина, что называется еще "в соку", и поговаривают - весьма состоятельный, раз ведет дела солидного европейского торгового дома. Прямо целую канонаду глазками устроили уездные прелестницы, так и стреляют в бедного Филиппа, все уездные кавалеры на время напрочь забыты. Особый восторг у всех собравшихся местных дворян вызвали карманные часы гостя, игравшие каждый час старинный русский гимн "Коль славен Господь в Сионе" и другие мелодии по выбору владельца. Сразу видно, что вот она Европа, это вам не Рязань косопузая, сумели целый оркестр с органом, барабанами и духовыми инструментами засунуть в крохотную металлическую коробочку: восхищению, охам и ахам, не было предела. Что с них темных предков взять, провинция - еще те папуасы, млеют при виде жестяной банки из под заморской кока-колы. Едва отделавшись от назойливого внимания туземцев, Виктор Степанович в свою очередь стал внимательно изучать местное общество. И опять, и снова прав Гоголь, еще как прав, заработал мужик себе на памятник честно. В точности как у классика, толстые чиновники и тощие чиновники. Черные штатские фраки и служебные мундиры суетливых тощих сбились в кучу возле карточных столиков, идет оживленная игра: "Туз... пики... черви...?". Толстые и важные в углу потихоньку и со знанием дела обсуждают различные хитрые финансовые дела. Словно два раздельных мира, две параллельные вселенные. У тощего в три года не остается ни одной "души" за душой, не заложенной в опеку, а у толстого спокойно, глядь - и явился где-нибудь в конце города дом, купленный на имя жены или тещи, потом в другом конце другой дом, потом близ города деревенька появится, а потом и село со всеми прилагающимися угодьями. Наконец толстый, послужив богу и государю, ну и понятное дело себе красивому в первую очередь, заслужив всеобщее уважение и геморрой в придачу, оставляет службу, перебирается "на природу" и становится богатым помещиком. А после него опять тощие наследники спускают, по старому русскому обычаю, "на курьерских" все отцовское достояние. Круговорот вещества или отбросов, кому уж как покажется, в природе нескончаем...
  Надо обязательно упомянуть, что женская половина чиновно-помещичего общества гостю из будущего не понравилась, одеты красиво и некоторые даже со вкусом, но вот лица, б-р-р... явно результат вырождения, следствие близкородственных связей и распостраненного в чиновно-дворянской среде алкоголизма. Пожалуй, он себе девок для утех поищет в деревнях среди пейзанок, и для здоровья полезнее, а то тут еще наградят впридачу к "любви" триппером.
  Был сразу же объявлен розыск, согласно представленным документам и по приметам со слов хозяина, на вольнонаемного кучера Иоганна Лемке и крепостного крестьянина Алексашку Иванцова. Примерно через три дня стало ясно, что второй злодей уже давно полицией задержан, но к сожалению вернуть движимое имущество законному владельцу невозможно, на него уже наложило свою тяжкую руку российская императорская армия. Любезный городничий посоветовал своему новому курляндскому другу подать в Москве прощение в военное ведомство, на предмет возмещения убытков. За сданного в солдаты раба хозяину причиталось так называемая "рекрутская" квитанция, в пересчете на деньги - верных 800 рублей серебром, а при случае и больше. Желающих переложить на чужие плечи исполнение "почетного долга" в России хватало и в те времена. С учетом почти 20-ти летней службы нижних чинов в строю, в рекрутский набор цена заветной бумажки, дававшей освобождение от призыва, иной раз зашкаливала и за 2000-и рублей все тем же серебром. "Филипп Карлыч", как его прозвали в городе однако пока в Москву уезжать не спешил, квартировал сначала на постоялом дворе, а потом снял приличное чину и дворянскому положению помещение у одной местной недавно овдовевшей купчихи. Складывалось впечатление, что "немец" ждал, когда найдут коляску с остальным похищенным разбойниками вещами. Наивный дурачок, разбойников рано или поздно власти конечно словят, а вот имущество - штука тонкая и очень уж склонная к растрате и пропиванию, что злоумышленники не спустили, то за них утилизируют полицейские служители. Постепенно "пришлый" немец стал в городе своим человеком в кругу местной аристократии - чиновников и офицеров, сие дело нехитрое, если есть на руках "лишние" деньги. Достаточно было проиграть в карты всего лишь 200-300 рублей серебром и еще на столько же примерно спонсировать пьянки с цыганами и вот закономерный результат: "Душка, ты наш Карлыч..." - всеобщее мнение. Теперь курляндского дворянина охотно принимают в каждом приличном и не очень доме. Пришлось правда пожертвовать еще и здоровьем в известной степени, столь любимая провинциальными "джентльменами" жженка - адская смесь рома и спирта, для почек человека, не пившего ранее ничего крепче крепленого пива - безусловно тяжелое испытание. Эпизодически он наведывался с визитами к окрестным сельским помещикам, народ в провинции, как известно простой и гостеприимный, особенно у кого дочки на выданье. В одной из поездок он даже прикупил однажды по случаю крошечную деревушку в пять домов, всего с тремя десятками крепостных душ впридачу. Прежний хозяин был безумно рад столь выгодной сделке, мало того, что имущество заложено, так удалось еще перед продажей почти всех молодых и крепких парней сбыть казне в рекруты. Но ничего, несмотря на явный обман и переплату, курляндец был весьма доволен приобретением, ведь теперь можно набрать из крепостных крестьян собственных дворовых, не прибегая к покупкам рабов на рынке или найму "вольных" в городе, где все слуги, что называется уже "сомнительной нравственности". На первое время новоявленный барин ограничился мальчишкой для услуг, посылок и различной мелкой работы по дому, а так же молодой девкой в качестве горничной или кухарки. Девица Марфа, правда на проверку, оказалась на редкость глупой, годной в основном только для сексуальных развлечений, к коим у Виктора Степановича неожиданно появилась неистребимая тяга. Определенно перемещение во времени благотворно сказалось на физическом состоянии нашего современника, у него даже врожденная близорукость исчезла полностью, а тут еще и словно виагры пуд употребил, просто дикое желание "иметь всех желающих" неожиданно прорезалось. Поэтому обычна картина: пока Петька гремит сковородками на кухне, пытаясь изготовить ужин, или в комнатах метет, или бегает по городу, разносит записки от хозяина, Марфуша занята в в спальне. Там девушка под чутким руководством господина: "Повернись так, да нет по-другому стань, набок дура ложись и задницей ко мне!" осваивает хитрую науку любви - Камасутру. Дело шло на редкость туго, и временами бывшему профессору-историку приходилось прибегать к банальному рукоприкладству. Не осуждайте его, не стоит... по местным меркам он просто исключительный гуманист, так изредка отпустит пинок заснувшему на пороге кухни уставшему за день Петьке и пару-тройку оплеух бестолковой наложнице - разве это наказание, когда кругом в ходу розги и батоги, и не поротого дворового просто невозможно найти? Ведь даже благородные барыни не гнушаются собственноручно избивать в кровь своих горничных и прочих "девок", так им "подлым" и надо, должны угадывать малейшее желание хозяев. "Народ разбойник, вор, русский мужик палку любит!" - вот такое было тогда всеобщее мнение среди так называемой "элиты", ну и секли и били, случалось и убивали иногда случайно. Прошла неделя, другая, еще одна минула... временами казалось, что все шло к тому, что "наш Карлыч" осядет в уезном городе N прочно и навсегда. Поэтому, когда он внезапно засобирался в Москву, местное дворянское общество охватило глубокое уныние - как же так, ведь уже привыкли к "курляндской халяве", к карточным проигрышам и цыганкам? Как же они без такого щедрого спонсора обойдутся? Просто беда...
  
  -"Я аристантец не собака, я такой жи чаловек... Бросил ложку сам заплакал, начал хлеб с водой кусать..." -этот стон у нас песней зовется, позднее Александр узнал, что по наставлениям рекрутам положено орать при передвижениях что-то бодрое и воинственное, но здесь пока будущие воины предпочитали унылые и протяжные арестантские мотивы. Невольно и он поддался всеобщему упадочному настроению, затягивает знаете ли такое, как наркотик. И к вечеру когда пропитанная дорожной пылью до ушей колонна выбиваясь из сил доползла до острога острога звучало уже нечто иное...
  "Таганка-а-а, я твой бессменный арестант... Погибли юность и талант в твоих стенах." -народ у нас восприимчив к таким вещам, один раз услышали и понеслось, песня понравилась, смысл тут дело десятое, лишь бы звучало душевно, под стать настроению. Слова конечно со временем претерпят искажения, так "юность" может превратиться в "унос", "талант" в "талан", но сам мотив останется в народной памяти на долгие века. Партионный офицер приехавший в пересыльную тюрьму заранее, в самом деле чего ему тащится с арестантами, несказанно удивился тогда, уж не "скубентов" осужденных к отдаче в солдаты, набрали ли целый этап? Да нет, он смотрел их еще там в городе, рожи вроде у всех мужицкие, сплошь одно мещанское и крестьянское быдло, "благородных" нет - этих он с первого взгляда привык отличать. А жаль, прямо руки чешутся, врезать бы хоть одному такому умнику в нежное и холеное рыло, так что бы сломанные зубы хрустнули.
  Вот таким образом завершился у Сашки второй день в прошлом, за ним последовал третий и далее он окончательно сбился со счета. К этапу постепенно присоединяли другие партии рекрутов, и вскоре по дороге уже ползли неровной колонной почти три сотни "арестантов", некоторые из бедолаг не выдержали тягот пути, их сперва везли в обозе, а позднее когда места на телегах уже не было, стали оставлять в острогах по дороге. Все происходило по одному заведенному сценарию: утром встали, похлебали баланды с черным хлебом, охрана всех пересчитала и приковала на прутья, железный наручник стал таким же привычным и естественным для нашего современника, как когда-то браслет часов. А далее опять бесконечная пыльная дорога, даже дешевой противной водки уже не купить - деньги закончились на третий день, и он опять вновь и вновь оказывался вдали от вожделенного замка... В чем же дело: или фатальное невезение, или конвойные были не столь тупыми, как ему показалось с первого взгляда. Все эти дни изнурительного долго пути слились в его памяти в один единственный и почти бесконечный. В итоге под занавес он совершенно, как бы одурел и отупел - защитная реакция организма, но в этом то было и спасение... Если убежать или спрятаться нельзя, то надо слиться с общей серой массой, иначе здесь не выжить: торчащий гвоздь бьют по шляпке. Как бы не была жестока система, но в первую очередь она лупит по "необычным", поэтому единственная защита - маскировка, до поры до времени. А там посмотрим, проклятый бункер врезался в память, точно клеймо каленным железом, уже не стереть никак, однажды он туда вернется и тогда... кто знает. Главное теперь сохранить свое собственное "я", не превратиться в "оловянного солдатика", эдакого бездушного робота из мяса и костей.
  
  Солнце медленно, точно нехотя пытается спрятаться за тающий в дымке горизонт, последний длинный день уходящего лета на исходе, вечер вступает в свои права. Кипит, аппетитно булькает в большом ведерном котле на небольшом костерке наваристая пшенная каша, щедро заправленная салом, дежурное солдатское лакомство и уже раздражает вкусным ароматом обоняние голодных людей. Вдали слышны тихое ржание, распряженных на ночь, лошадей обоза, да негромкая беззлобная перебранка выбирающих места для ночлега арестантов, все настолько устали от долгого перехода, что даже сил нет по-настоящему высказать, что на сердце за день накипело. У самого дальнего костра, за компанию вместе с конвойными солдатами коротает время странный человек, чье присутствие здесь совсем неуместно. Это не арестант, и не начальник-офицер, а так... не поймешь кто, загадка - случайный гость. Он уже почти полчаса пытается втолковать вполголоса что-то очень важное сидящему отдельно от других нижних чинов в сторонке пожилому партионному унтер-офицеру, а тот только недоверчиво крутит седой головой и время от времени односложно возражает, и лишь в конце у них с трудом, но завязывается настоящий разговор.
  -Нет ваша милость, пожалте сперва деньги на кон, наше дело служивое, сами знаете как взыщут ведь за беглого то! Спина у меня чай не казенна, стока палок не перетерпит!
  -Бог с тобой унтер, поймаете по дороге бродяжку или нищего заместо моего человека приспособите, научите откликаться на нужное имя, что в первый раз, что ли? Бывало ведь и раньше, ни криви брат душой, я наслышан о ваших хитрых проделках!
  -Простите ваше степенство, сулят нашему брату завсегда много, а ну у вас и таких денжищ и нету? -после долгих раздумий все же соглашается унтер-офицер.
  -За чем дело встало, пошли дружок к моему экипажу, там сразу и отсчитаю тебе положенный задаток, ровно треть от общей суммы, как уговаривались. Остальное получите после успешного дела, если конечно не подведете меня.
  Унтер как бы нехотя поднялся с насиженного места вслед за щедрым на предложения гостем и двинулся по тропинке, но не один, солдат с мрачным и неживым, словно из камня вырезанным лицом последовал за ним, словно тень.
  -А этот черт еще нам зачем, мы так не договаривались господин унтер-офицер! -его недавний собеседник, обернулся и резко отреагировал на неожиданное появление нового действующего лица. В самом деле такие делишки принято обделывать с глазу на глаз, посторонние свидетели им не к чему.
  -Энтот со мной будет, мне едино с имя делится надоть, иначе никак неможно. Пущай посмотрит, что я от их не скрадываю ничаво. -и со всех сил пытается сделать "честное лицо" господин конвойный "ундер", как обычно его величают в народе, получается плохо и фальшиво. С такой протокольной мордой лучше бы и не пытался, кого он хочет обмануть? Но к сожалению, условия здесь диктует он - унтер, и приходиться смириться с появлением незваного "контролера".
   Быстро шелестят под грубыми корявыми пальцами нижнегог чина нежные черно-белые бумажки ассигнаций, как не похожи они на красивые современные купюры, тысяча, другая и еще.... - денежки как известно точный счет любят. Однако, расчет здесь у каждого свой, особый. Стандартная цена за рекрута - 800 полновесных серебряных рублей. Но нередко, человек из податных сословий желающий откупиться от "почетной обязанности" 25 летней службы, платит и целых 2000-2500-ть за услуги так называемого "добровольца", обычно сюда включают и услуги посредника. Унтер сильно рискует своей собственной шкурой в случае провала махинации, и посему хочет за труды получить никак не менее рыночной цены "товара", еще минимум 2000 надо дать солдату, в чьем непосредственном ведении находятся арестанты-рекруты на этапе, и еще две "штуки" разделить между остальным конвоирам, чтобы не видели чего не надо, плата "за молчание".
  -Ваш светлость, добавьте ищо стока же на задаток! -от волнения, или от охватившей его жадности, служивый перешел на самую грубую лесть, возведя партнера в княжеское достоинство, -Партионному нашенскому поручику надоть дать завсегда, а не то их благородие непременно взыщет с нас за подмену рекрута! Ен подлец у нас энто глазастый, на мякине ево не проведешь!
  Как же без этого, на долю, якобы своего обер-офицера расчетливый унтер просит сразу четыре тысячи, верно собираясь прикарманить половину. Да уж и цены у них, дерут три шкуры с живого и с мертвого, целую деревню вместе с крепостными крестьянами и сельскохозяйственными угодьями уступили недавно дешевле "Карлычу"... Вот ведь какие жадные тупые сволочи! Ругаясь сквозь зубы, человек в добротном дорожном сюртуке английского сукна, споткнувшись о порожек, торопливо лезет в свою легкую бричку-одноколку, на таких обычно разъезжает уездное начальство и небогатые помещики. Он поспешно вытягивает из толстенного дорожного чемодана еще одну пачку ассигнаций в добавление к уже перешедшим в жадные загребущие руки унтера. Его внимание полностью отвлечено текущими расчетами и он совсем не замечает как округлились вдруг щелочки глаз на заплывшем от многодневного систематического пьянства лице унтера, а его подручный с повадками профессионального душегуба неслышно, точно крадущийся хищник, занимает позицию за спиной жертвы... ой зря, скоро наступит развязка и беспечность будет жестоко наказана!
  -Ну что? Теперь наконец по рукам солдат, теперь доволен?
  -Да-а-а! Фролка коли, матерь ево чорта нах! -вдруг неожиданно "взрывается" командой с виду невозмутимый и спокойный ранее унтер-офицер, сказал - словно выстрелил, на одном дыхании.
  Бывший профессор судорожно пытается развернуться и выхватить из кармана жилета маленький блестящий пистолет, куда там... Уже поздно, острая боль справа по лопаткой словно парализует тело, и штык почти на палец выходит, точно грифель красного автоматического карандаша, слева наискосок из его груди, прямо под соском, разрывая при движении дорогую, качественную ткань верхней одежды. Страдания умирающего тела и медленно наползающий мрак завершают эту жестокую сцену. Последнее, что он успевает почувствовать - это цепкие и волосатые, как у обезьяны, руки унтера обшаривают его карманы и срывают часы с цепочкой. Зачем, там же золота нет ни грамма, это дешевая китайская подделка под старину?
  -Живее дурень! Сымай с ево сапоги и в овраг отволочем... Глядишь, волки ево доедят.-Эти слова еще услышит в сумерках угсающего сознания, Карл Федорович Пферд, бывший когда-то в ином мире совсем другим человеком.
  ААА!!! Мать его... Тьфу, присниться же такое непотребство, нарочно ведь не придумаешь! Бывший Степаныч, а ныне "Карлыч" проснулся в холодном поту и вскочил с кровати, рука сама автоматически хлопает по спине, пытаясь найти источник жгучего раздражения. Ну конечно это обычный клоп присосался, развели тут погань мерзавцы средневековые, у местных аборигенов тараканы считаются признаком зажиточности, а с ними обычно соседствует и эта кусачая постельная дрянь. Заедают гостей даже в богатых аристократических домах, а на постоялых дворах так и вообще лютуют как заправские хищники в джунглях. Но сон что называется в руку, хотел было он по горячим следам вчера кинуться спасать своего современника, и не состоявшегося телохранителя - Сашку, но вовремя одумался. Видно не судьба, как нибудь в другой раз он попытаемся ему помочь. В самом деле этапные солдаты - та еще отпетая публика, туда списывают из войсковых частей самых худших отморозков за различные проступки и преступления. Если эти скоты увидят "большие" деньги, то убьют нанимателя без малейшего сожаления, одному страшно с ними связываться. В увесистом кожанном саквояже у него приятно греет душу фантастическая сумма в ассигнациях, равная стоимости двух боевых фрегатов со всем парусным, артиллерийским вооружением и морскими припасами впридачу. Такой драгоценный груз надолго без присмотра оставить нельзя, приходиться при длительных отлучках таскать тяжелую ношу с собой, местные аборигены - они любопытные как кошки и пронырливые точно помойные крысы, за всеми не уследишь... Замочек на его заветном кошельке-чемодане хиленький, одна видимость да злоумышленники могут и на ощупь прямо через кожу определить, что там внутри находятся толстые тугие пачки бумажных денег. Нет покоя простому российскому миллионеру ни днем, ни ночью: он осторожно пошарил рукой под койкой и успокоился - все в порядке, здесь они родимые, дензнаки образца 1773 года. Так взял бы и побольше из хранилища бункера с собой в Москву, но уж очень здоровые бумажки, почти как современный А4 формат. В ХХ веке, в наше время - великая редкость, с большим трудом отыскали его соратники по Проекту у российских коллекционеров-нумизматов единственный не поврежденный временем и людьми экземпляр. И то купить раритет не удалось, не продал владелец, лишь выпросили на время, якобы "для изучения". Современная полиграфическая техника творит буквально чудеса, тем более что изначально все купюры проходят под одним номером, защита от подделки получается минимальная.
  Выручить своего несостоявшегося напарника он намерен обязательно, но только не сейчас - это дело подождет до времени, когда прибудут все остальные "гости из будущего", числом не менее полусотни. Тогда и решится наконец вопрос с надежной вооруженной охраной из числа местных жителей, без этого в любом случае трудно продолжать дальнейшую намеченную работу по "коррекции прошлого". С этапа Александр сам по себе не никуда сбежит, Виктор Степанович справлялся у знающих людей, все опрощенные в один голос уверяли: без пособничества конвоя или невероятно везения, подобное чудо невозможно - все известные случаи можно пересчитать по пальцам одной руки. Будем надеяться, что Сашка парень крепкий и стоически перенесет все тяжелые прелести военного обучения в полку, выдержал же он в свое время службу в Советской Армии, про нее ведь тоже наши современные средства массовой информации каких только ужасов не рассказывали. Кроме того, с точки зрения профессора, его спутник сам виноват в создавшемся неприятном положении. Сашка не дождался тогда возле бункера своего "наставника", какой черт его понес в уездный город, а затем еще и на базар - неизвестно.
  Проклятые деньги просто невыносимо жгут руки, их надо немедленно превратить в серебро, золото или ликвидную недвижимость, хоть в тех же рабов - крепостных на худой конец. Через полгода новый царь движимый желанием наполнить казну запустит печатный станок и бумажный рубль упадет в цене вдвое-втрое по отношению к серебряному, произойдет своего рода дефолт, к слову - первый в истории России. К черту любые сомнения, вперед в Москву, и только в Златоглавую, время неумолимо поджимает, надо действовать быстро. Кроме фальшивых ассигнаций у него имеются при себе все положенные всякому приличному человеку и дворянину документы и рекомендательные письма, полный джентльменский набор. Не должно быть никаких серьезных проблем с полицией, если верить Александру Сергеевичу Пушкину и другим источникам, она занята исключительно политикой, а не ворами и проходимцами. В крайнем случае десяток-другой сотенных бумажек в карман полицмейстеру, или другому высокопоставленному чиновнику - и дело в шляпе. Уровень коррупции в начале века 19-го высок как никогда, и российская империя по этой части безусловный лидер.
  Он ведь сюда в прошлое, отнюдь не "на дурачка" пожаловал и не с голыми руками и "пустой" головой. В свое время Виктор Степанович долго и упорно готовился к "вживлению" в начало 19-го века. Пришлось немало прорепетировать, он даже сыграл в студенческом театре Хлестакова в "Мертвых душах", по мнению профессионалов вышло очень даже неплохо, теперь должны все труды воздаются сторицей. Что до языка, то по "легенде" он "курляндец", плохой немецкий в комбинации с плохим русским - для замоскворечья сойдет и так, а в "высшее общество" пришелец из будущего пока не полезет, всему свое время... Далее можно будет нанять себе какого-нибудь приблудного французика из иммигрантов или настоящего немца для практики, этого добра в Петербурге начала 19-го века хватает.
  
  Глава 3. #13 - число несчастливое, или каждому - свое.
  
  ...Чирк-чирк, острый кусочек твердого мела безжалостно царапает кожу даже сквозь жесткую ткань штормовки. Крест на спине, словно крест на той далекой безмятежной мирной жизни, теперь все - завтра или послезавтра ему, Сашке предстоит стать на 20-25 лет солдатом российской императорской армии, и никак "откосить" от этой почетной миссии не получится. Долго их держали под охраной в бараке на окраине мелкого и грязного провинциального городка, названия которого он так и не запомнил, много их потом будет в его жизни: Пернов, Козлов, Глупов и так далее - все на одно лицо, точно патроны в обойме. Почти неделю пришлось спать на голых дощатых нарах, условия жизни такие, что даже "бичевка" - временное пристанище бомжей двадцатого века теперь показалась бы теперь верхом комфорта. Потом стали прибывать из частей приемщики, обер-офицеры и фельдфебели, дело что называется пошло в гору. Плац перед старыми гнилыми бараками оживился начальственным матом, командами и криком, стал немного похож на базар на котором поймали Александра, нет точнее - на конскую ярмарку, где в роли продаваемых жеребцов выступали люди - рекруты. "Покупатели"-офицеры громко шумели и бранились, до чего стал плох живой "товар" в этом году, не иначе всех высоких и сильных парней забрали в гвардию и в артиллерию, остались на подбор одни худосочные и кривоногие, никуда не годные уродцы. Группа к которой принадлежал Сашка, всегда стояла особнячком с краю площадки, их пока "приемщики" из воинских частей не трогали. Офицеры, прибывшие из полков, разбирали в первым делом "сдаточных обычным порядком" крестьян или мещан, очередь же остальных - "отловленных", почитаемых заведомо неблагонадежными, наступит потом.
  
  "Пули немецкие, пули турецкие, пули французские, палочки русские." Какая же сука Некрасов, прямо душит злость - "палочки", сразу видно он из тех "Кому на Руси жить хорошо". Лучше уж были пули чем такое "счастье", он Сашка согласен снова отправиться в Афганистан на войну, там ему было несравнимо легче, хоть и опаснее... Невыносимо ноют сломанные ребра, каждый вздох отдается острой болью, но терпи солдат, стисни зубы и терпи, иначе нельзя, нет выхода. Бессмысленные ружейные приемы доводящие людей порой до настоящего черного безумия, до пены на губах и совершенно дикий "фрунт" - так здесь называют эту жестокую строевую подготовку. С утра до вечера плац оглашался громогласным ревом команд, хором повторяемых унтерами, буханьем сапог и прикладов и в довершение - звонкими звуками ударов по живому телу. Их здесь учат, точнее дрессируют по старому, еще покойного императора Павла Первого воинскому уставу, вот только сплошь и рядом нарушают его сами наставники безбожно. Позднее, готовясь к экзамену на унтер-офицера, Александр заодно мельком просмотрит и этот оригинальный сборник военной мудрости начала 19-го века. Там конечно, на взгляд нашего современника, много несуразностей, есть вообще дикие требования, так например за случайный выстрел в бою по противнику солдата могли расстрелять, огонь в строю следовало вести строго залпами по команде офицера. Но черным по белому в той толстой книге было указано, что при обучении нижних чинов насилие применять строго запрещено, максимум дозволенного - наставник мог "править руками" стойку или положение тела рекрута и все. Видимо, не задумывался совершенно бедняга император, почему в его стране слова "учить" и "бить" означают примерно одно и тоже, пока его самого верные слуги престола не "поучили" табакеркой и шарфиком. Лучше бы действительно в ходу были палки... их главный учитель, он же главный палач, его имени никто из солдат не запомнил, уж слишком замысловатое оно и вычурное для русского слуха, какой-то фон Фр...фф, они тогда называли его Немцем, вкладывая в это слово всю жгучую ненависть рядового солдата к жесткому, тупому и ублюдочному начальству. Этот садист, не иначе у человека были серьезные проблемы с психикой, находил прямо особенное удовольствие в жестокой муштровке нижних чинов с утра до вечера, даже нередко на обед не отлучался, так его сам процесс занимал. Главным инструментом для управления "серой скотинкой" у Немца была не пресловутая "палка капрала", а тяжелый и длинный кавалерийский палаш в железных ножнах, этим оружием он орудовал поистине виртуозно, с одного удара ломал ребра и пальцы, пробивал головы. Обычная дневная норма у него состояла в том чтобы покалечить, как минимум, одного-двух человек, но иногда этот фашист входил в азарт, и пробегая вдоль строя, лупил своим длинным железным дрыном всех подряд, пока из сил не выбивался, тогда горе тем, кто оказывался в крайних рядах и на кого сыпались удары. В довершение всеобщего ужаса, сам главный "учитель" еще и по-русски толком не говорил, только матерно ругался и размахивал своим палашом. Вчерашние крестьяне и мещане, недавно забритые в солдаты, долго не могли никак понять, чего же от них собственно хотят. Избитые нижние чины на следующий день вынуждены были снова вставать в строй на плацу, симулянтов и притворщиков Немец не терпел, и перед отправкой в лазарет отпускал на солдатскую спину положенные по уставу 300 розог, которые отличались от печально известных палок-шпицрутенов только названием. Правда, ни разу такого количества "палок" по воспоминаниям Александра не выходило, забитые и запуганные фельдфебель и унтер-офицеры считать удары в присутствии отца-командира не осмеливались. Подневольные и неумелые палачи, взятые из числа своих же нижних чинов, назначенных по жребию, били свою жертву до тех пор, пока "нерусское благородие" не давало отмашку. Частенько на выходе после очередного "справедливого наказания" получался уже полутруп. Местная медицина не только не лечила, но еще и почти не кормила своих узников, справедливо полагая что, зачем на них ценные продукты тратить, все равно помрут. Такой вот страшный и безжалостный конвейер получался: плац - лазарет - кладбище, не мало из тех с кем Александр прибыл в часть уже прошли по нему, это дорога в один конец. Были в батальоне кроме Немца и другие офицеры, но они, как правило, пьянствовали в городе с веселыми "девицами", и только на больших построениях по церковным праздникам и торжественным дням нижние чины с удивлением обнаруживали перед строем неких совершенно незнакомых "их благородий" в помятых офицерских мундирах, да еще и с опухшими от многодневных возлияний мордами. Позднее, год спустя, когда батальон превратился в полк, состав обер-офицеров сменился полностью, новый командир всех алкоголиков "вычистил" со службы без всякой жалости и снисхождения. Но это будет еще не скоро, а пока Проклятый Немец буквально царил в этом аду, который по недоразумению считался воинской частью. Третий батальон Омского егерского корпуса, или тринадцатого егерского полка в другое время назвали бы штрафным или дисциплинарным, но местные военные специалисты еще не додумались до такого специфического изыска. Внимательный критик и знаток эпохи "нового времени" вправе возмутиться - егеря, это же "элитные войска", что-то вроде современных ВДВ или пресловутого, столь любимого авторами детективов СпН ГРУ? Все правильно, так и было... но только лет за пятьдесят до описываемых событий, а в начале 19-го века господствующая "линейная" тактика низвела егерей до обычной, даже скорее "второсортной" пехоты, малопригодной для генерального сражения. Известный исторический факт: В Новгородском мушкетерском полку, который под Аустерлицем бежал на глазах у Александра первого, офицерам было запрещено носить темляки на шпагах, солдатам - тесаки. Обер-офицеров не производили в чины и не увольняли, а солдатам добавили еще по 5-ть лет службы, куда уж дальше и так до "дембеля" доживают лишь считанные единицы? И как крайняя степень наказания - полк переименовали в 43-й егерский! Кроме того, в начале 19-го века егерские батальоны из корпусов только начали сводить в полки, подобная перетряска в штатном составе, обычное явление в начале каждого нового царствования, сопровождалась привычным российским бардаком и неразберихой.
  От верной, почти неминуемой смерти, в этом "чистилище" Александра тогда спасла, как ни странно, столь ненавидимая ранее строевая подготовка, полученная в рядах советской армии. Большое спасибо товарищу прапорщику, ведь прав мужик оказался на сто процентов - все в жизни пригодится, даже бессмысленная, на первый взгляд, шагистика. На фоне остальных "косолапых" рекрутов он выглядел вполне прилично, может быть поэтому и уцелел. А так поневоле за Сашку в строю "глаз цепляется", не скроешься - "Он вышел ростом и лицом" как в песне, только вот благодарить за это родителей нижний чин бы теперь не стал, лишнее внимание - лишний удар ножнами палаша от Немца. Не подвело и здоровье, так несмотря на явные успехи в строю, "палка капрала" дважды за этот тяжелый год прошлась по бокам и голове солдата Сашки, но на удивление сломанные ребра срослись быстро и боль утихла, всего за несколько дней... В другой жизни для этого потребовался бы минимум месяц сроку, а тут словно на собаке все прошло мигом, он даже и не заметил почти. Совершенно необъяснимый феномен, может организм в чрезвычайной ситуации мобилизовал все свои ресурсы, а может быть и некое, еще никем не изученное, побочное следствие перемещения во времени.
  Почему он тогда не сбежал, ведь это сделать так просто, батальон все же каторжная тюрьма, нижних чинов на ночь не приковывают цепями к нарам. Но это только так кажется, бегали от невыносимой службы солдатики и не раз, вот только дальше полусотни верст никто уйти не сумел, всех поймали и вернули. Далее сами понимаете - "правый суд" и приговор, прогон сквозь строй и 1500 палок безжалостно рвущих живую плоть, да еще под руководством сумасшедшего, жаждущего крови Немца, легко превращает даже цветущего здоровяка в умирающего калеку. В центральной России нижнему чину успешно дезертировать из части практически невозможно, другое дело окраины, где иногда исчезали целые взвода подчистую. К тому же, в отличие от других потенциальных беглецов, Александру был смысл уходить только в одну сторону. Надо было, кровь из носу, вернутся назад к бункеру на горе возле Сосновки, только оттуда теоретически была возможность попасть домой - обратно в 21-столетие. Для этого требовалось пройти почти триста с лишним верст по густонаселенной местности, не имея при себе ни денег, ни документов, ни транспорта, ни даже сообщников из числа местного населения - такой побег выглядел совершенно бесперспективным. Ничего не поделаешь, остается только собрать всю волю в кулак и терпеливо ждать, когда судьба сократит это немыслимое, непреодолимое расстояние. Он верил, что рано или поздно, это случиться, должна наконец закончиться эта черная полоса в его жизни, всему рано или поздно приходит конец.
  
  Глава 4. Тяжелая жизнь русского Барина.
  
  Москва златоглавая и обильная встретила Виктора Степановича Голикова на редкость приветливо и ласково, ничего удивительного, человека с большими деньгами в кармане вероятно и в Аду хорошо примут и сам Сатана за швейцара услужливо дверь чистилища распахнет. Здесь уже необходимости маскироваться и прибедняться нет, не провинция - столица, пусть и вторая! И наш скромный серенький курляндец моментально расцвел, преобразился в солидного и важного богатого господина, зажил на широкую ногу. Первым делом он прикупил небольшой но вполне престижный "дворянский" особнячок со всеми приличествующими службами, к великому сожалению весьма далеко от центра города. Тут в столице прямо беда, целые городские улицы заняты усадьбами старинной, нередко уже давно забытой современниками знати, такими древними фамилиями, как Кропоткины, Трубецкие и Пушкины, например. Местные дремучие зубры своих родовых гнезд не желают пришельцу уступать ни за какие деньги. Чтоб сковырнуть московских "бояр" их с насиженных веками местечек нужна или опричнина, как при Грозном, или революция. Непонятно чего эти реликты пыжатся, так от князей Кропоткиных его взашей выставили, при этом чуть не избили подонки эдакие, не захотели продать место, усадьбу пожалованную чуть ли не при самом Рюрике. Пора бы им смириться, ведь страной уже второе столетие правят "надменные потомки известной подлостью прославленных отцов, пятою рабскою поправшие обломки игрою счастия обиженных родов", а эти московские динозавры все еще на что-то надеются. Совершенно напрасно Юрский период, время гигантов давно закончилось и наверх из подземелий вышли подлые и умные крысы...
  На короткое время он забыл о своей важной миссии в рамках Проекта, ученый-историк одолел в душе Степаныча расчетливого дельца, в которого он превратился в последнюю пятилетку горбачевско-ельцинских реформ... По-другому и быть не могло, воздух старой столицы просто опьянял, сводил с ума пришельца из будущего. Для профессионала это неслыханная, невероятная возможность заглянуть в известную только по документам удаленную от нас почти на два столетия эпоху. Он то шатался, словно пьяный часам по Красной Площади, разглядывая башни и стены московского Кремля, то поднимался на древние валы исчезнувшего в ХХ веке Китай-города, то вдыхал удивительную атмосферу торговых бесчисленных рядов, попутно разглядывая толпу причудливо одетых горожан. Тут все смешалось от важных барынь в шелках и бархате до оборванных вшивых нищих на папертях живописных церквей. Колокольный малиновый звон кажется не прекращался здесь ни на минуту, точно в столице жизнь была сплошным непрерывным торжеством. Но скоро "темная сторона силы" в его постоянно мятущейся душе взяла полный реванш и все благие намерения угасли навсегда...
  Но не каждый день праздник, приходиться заниматься и обыденными делами. Первым делом он расширил штат своей домашней прислуги, у московских богатых дворян есть неформальная, неписанная норма - не менее пятидесяти дворовых на одного барина, иначе это же не барин, а не пойми кто. С таким не раскланиваются, не пожимают руки и даже не допускают обычно к себе в дом. Особо богатые и знатные дворяне, навроде князей Шереметьевых содержали до 600 слуг. Иностранцы только удивлялись, зачем столько бездельников если один вольнонаемный вполне мог бы заменить 3-х, а то и 30 подневольных человек? Нельзя иначе - сие называется мудреным польским словом "гонор"!
  Покупал крепостных Степаныч обычно по объявлениям в газете 'Московские Ведомости' и по знакомству, здесь они даже дешевле обходятся, чем в провинциальном городе, вот смотрим например: "Продается умелая кухарка с дочерью 14 годов." Чего бы не взять, коли цена невелика, а девка на личико пригожа? Полсотни просят за девчонку и столько же за ее мамашу, цена бросовая. Для столицы вполне прилично, это только в самой глухой деревне девицу или бабу можно взять за пятерку серебром. Тем более, что деревенской Марфушке-потаскушке давно пора найти достойную замену, упорно не хочет дрянь такая, столь любимыми барином, анальными развлечениями заниматься. Скулит дурочка каждый раз как собачонка, стоит только приступить, нет так дальше определенно жить нельзя!
  Или вот еще "Московские ведомости" за среду: "Продаются за излишеством дворовые люди: сапожник 22 лет, жена ж его прачка. Цена оному 500 рублей. Другой рещик 20 лет с женою, а жена его хорошая прачка, также и белье шьет хорошо. И цена оному 400 рублей. Видеть их могут на Остоженке, под N 309. Продаются три девущки видные 13-ти и 15-ти лет всякому рукоделию знающие, кошельки с вензелями вяжут. Видеть и о цене узнать Арбатской части квартираа N1117. Продаются шесть серых молодых лошадей легких пород, хорошо выезжанных в хомутах, которым последняя цена 1200 рублей. Видеть их можно на Малой Никитской в приходе Старого Вознесения."
  С начала века и вплоть до вторжения Наполеона в Россию средняя по стране цена крепостного приближалась к 200 рублям серебром. В последующие годы, видимо в связи с общим финансово-экономическим кризисом по итогам долгих и тяжелых для России наполеоновских войн, цены на людей упали до 100 рублей. На этом уровне они держались до сороковых годов XIX века, когда снова начали расти. Ремесленник с его бабой начинающему рабовладельцу пока без надобности, а вот девки очень даже пригодятся, равно и кошельки.
  Туда-сюда и в итоге у "барина Карлыча" вскоре появилось сразу четыре новых девки-наложницы. Особенно по душе пришлась молоденькая полуцыганка Варька, прямо огонь девка, заводит его не по детски в любое время дня и ночи. Обзавелся наш историк и штатным экзекутором, без него в таком большом хозяйстве нельзя, не самому же ему лично эту многочисленную орду "живых орудий труда" наказывать? Для этой роли прекрасно подошел кучер Степан, купленный вместе с экипажем и четверкой лошадей с аукциона при распродаже имущества разорившегося известного московского богача, купца первой гильдии. Теперь чуть что - пожалте милые мои к Степке на конюшню, а он уж спуску никому не даст. Ну а если возникнет нужда выпороть за очередную провинность самого кучера, то тут на помощь придет полиция, стражи порядка за отдельную плату всегда готовы кого-нибудь посечь, хоть самого черта лысого. Осталось еще камердинера посолиднее найти и мальчишек-казачков посмазливее на запятки кареты, и еще, и еще много еще надо... список длинный, оказывается у именитых господ даже трубку курительную отдельный человек должен подавать хозяину. И пороть, пороть всю эту сволочь, как у классика по субботам, чтобы чувствовали хозяйскую руку.
  Там в далеком двадцатом веке, среди прочих коммерческих прожектов ребята предлагали презервативы сюда в 1800-е поставлять, дескать стабильный спрос со стороны местных аборигенов будет гарантирован. Вот идиоты, здесь в России начала 19-го просто сексуальный рай, зачем средства предохранения, если тут все девки "одноразовые"? Купил такую, или взял из своей деревни, побаловался в полное удовольствие и обратно к родителям отправил дуру, или пожалуй можно даже перепродать с определенной выгодой, что зря он "науке любви", что ли их обучает? Неограниченная власть над людьми просто постепенно творила свое черное дело, и вчерашний тихий кабинетный ученый потихоньку и незаметно превращался в настоящего крепостника, того самого "русского барина" легендарного Оболт-Оболдуева, которым так восхищаются в наше время некоторые отдаленные потомки барских холуев. У бар, как известно, своя специфическая мораль и свои критерии нравственности, так надоевшую Марфу, Степаныч просто смеха ради выдал замуж за своего самого первого прислужника Петьку-Петрушку-Петушка. Тот долго бедный ныл и пытался разжалобить хозяина: барин я де молодой еще, дайте погулять маленько, куда мне жениться?
  -Ваша милость! Пожалейте сироту! Хоть годок еще пожить на воле!
  -Смирно, вольно! Лечь, встать! Лечь, встать! -у барина сегодня с утра было хорошее настроение и он был склонен немного пошутить, а то бы сразу без лишних разговоров строптивый раб получил "в рыло", -Чего воешь дурак, успокойся и говори внятно и разборчиво! Или по зубам желаешь схлопотать?
  -Барин помилосердствуйте, оне ж на семь годов меня старше!
  -Чего недоволен вижу? Ай-ай, мне придется тебя через два года на цареву службу сдать, там и погуляешь, потешишся вволю, мундир красивый и сапожки лаковые казна даром даст. -тут Виктор Степанович невольно вспомнил и про своего своего современника Александра, надо будет не забыть истребовать за него с военного ведомства деньги, как за представленного по набору рекрута, раз положенную квитанцию так и не дали. Серебро в хозяйстве очень даже пригодится, процесс обмена фальшивых ассигнаций на драгоценные металлы шел, к великому сожалению, слишком медленно. Выбрасывать сразу в оборот большую массу фальшивок "барин из будушего" боялся, местные дельцы должны обязательно заметить неладное. Поэтому что-то никак не копились пока золотые трехрублевые червонцы и серебряные рубли, называемые аборигенами "монетой", или даже нередко "монет" - в мужском роде.
  -Барин, да оне ж того, не девка, порченные... -продолжал упрямо гнуть свое Петрушка, надеясь поколебать грозного господина.
  -Зато кадр опытный и обученный, я сам проверял, ха-ха! -все же какие они смешные людишки, здесь в начале девятнадцатого века, Степаныч давясь от хохота продолжил, -Выбирай дурачок или 15 рублей ассигнациями на обзаведение и завтра под венец с Марфушкой, или сейчас 150 "горячих" у Степана и при первом же, следующем наборе пойдешь под на службу отечеству. Сдам тебя дурака под "красну шапку", просек?
  Пареньку только остается, что утереть сопли, слезы и покорно кланяться в ножки благодетелю. Однако не следует думать, что Марфу барин все же забыл и прекратил домогатся до своей рабыни. Он ее вниманием не оставил и иногда еще использовал по "прямому назначению", исключительно ради разнообразия. Такой же барской милости были удостоены без исключения, хотя бы один раз, и все остальные более-менее молодые и смазливые бабы и девки из числа домащней прислуги.
  Только теперь, когда Степаныч наконец более-менее насытился по женской части, до нашего современника дошел истинный смысл, сказанных в то время слов: "Многие помещики наши весьма изрядные развратники...", а чего в этом плохого? Александр Сергеевич Пушкин, как утверждает ряд компетентных источников, тоже не только осень любил, но пейзанок своих крепостных очень даже жаловал, немало у него по деревням потом "арапчат" бегало. Эпоха здесь такая, такой дух - нет сил удержаться от соблазна. Что, "они тоже люди" - нет это обычные рабы! Господа-владельцы их имеют как хотят, почему же он должен отказывать себе в таком невинном удовольствии, благо и деньги есть и здоровье позволяет. Последнее вообще сильно радовало бывшего историка, еще никогда он не ощущал себя так хорошо. Непонятно, следствие ли это перемещения во времени, или просто резкой смены окружающей обстановки. В любом случае сексуальной энергии у него было хоть отбавляй, совсем под стать выбранной фамилии, ведь "Пферд" на одном из германских наречий означает - "жеребец".
  
   Глава 5. Пока без названия.
  
  -Швайн-н-н!!! Шайзе!!! Русиш-ш-ш швайн!!! -режет точно отточенной бритвой воздух выкрик сзади, почти у самого уха, вжик - взлетает тяжелый черный палаш в стальных ножнах. Из монолитного зеленого строя, зажимая ладонями разбитую голову, на утоптанный тысячами сапог плац, вываливается очередной солдат. Остальные не смеют даже вздрогнуть, не то что пригнуться или уклониться от разящего безжалостного удара... Пнув носком высокого кавалерийского сапога, начищенного старательным денщиком до зеркального блеска, уже шестую на сегодня жертву, Немец немного успокоился. "Их благородие" соизволил движением руки сделать знак фельдфебелю, убери мол эту гнусную падаль подальше с моих глаз долой. В последнее время он разошелся не на шутку, жестокая бессмысленная муштра зачастую длиться от рассвета до заката, и в праздник и в будни, по слухам батальон натаскивают к смотру или представлению "высшему начальству". В результате такой усердной подготовки только за последний месяц на кладбище для нижних чинов, что расположено на пустыре за лазаретной помойкой, появились сразу две новые могилы.
  "Слава богу пронесло, не меня сегодня выбрал..." -Александр продолжает маршировать, отрабатывая до жгучей боли в ногах очередное идиотское упражнение вместе со всеми остальными нижними чинами, стараясь никак не выдать охватившего его волнения. Похоже долгожданный конец совсем близок, рукой подать, уже второй месяц после отбоя в казарме идут разговоры, что надо убить этого "отца-командира", иначе он всех тут изведет вконец. В последнее время эта тема стала просто маниакально-навязчивой, даже о бабах сослуживцы не вспоминают, только и слышно: "Немец - убить" на устах у каждого. Поскольку всем скопом нельзя, с точки зрения властей это будет военный бунт, сие чревато серьезными карами вплоть до децимации, солдатский "мир" порешил в понедельник вечером кинуть жребий. Только одному будет суждено пострадать за народ, и вот теперь Сашка боится и переживает, как бы ему не "повезло" в очередной раз, шансы не так уж малы примерно 1 к 200, батальон у них небольшой, скорее даже рота по местным меркам, и Немец паразит похоже старается всеми силами сократить численность вверенных ему подчиненных. Россказни про заботливых командиров, знающих душу каждого солдатика, это для маленьких детей, реальность вот она такая неприятная - свихнувшийся садист с железной палкой в руках, на которого нет никакой управы. Интересно за что его только Владимиром 3-ей степени наградили, может таким долбодятлом он был не всегда? Дорого бы дал Сашка за то, что бы посмотреть на рожу этого деятеля, в момент когда острый штык ударит точно под белый нашейный крестик ордена, успеет этот ротмистр понять за что его убивают или нет... В пятницу вечером перед очередной репетицией триумфального марша военная карьера этого деятеля должна прерваться навсегда, говорят его сюда в провинцию из гвардии списали в наказание, наверное и там в Питере гад отличился.
  С точки зрения человека гуманного двадцатого столетия такое странное поведение бывших крестьян и мещан выглядит вероятно диким и кровожадным, но не торопитесь их осуждать, до идеи "убить гада" они дошли отнюдь не сразу и не вдруг, а постепенно. Чего только не перепробовали несчастные защитники отечества за этот тяжкий год. Первым делом решили написать слезную жалобу-прощение, да не кому-нибудь, а прямо самому царю, типично крестьянская психология сказалась:"Жалует царь, да не жалует псарь". Александра заставили два раза переписывать этот плод коллективного творчества казарменных грамотеев, попутно пришлось заменить везде "царь-батюшка" на "государь император" и так далее, бог с ней "новой орфографией", на фоне чудовищных ошибок и описок оригинала его вариант выглядел намного предпочтительнее. Вряд ли эта "филькина грамота" ушла тогда дальше уездного архива, может быть и до ныне валяется в пыльных запасниках местного краеведческого музея, вот прикол будет если историки найдут и прочтут. Наверное примут за "новодел", подделку или ловкую мистификацию. Затем собрали все оставшиеся деньги, буквально выгребли последние копейки из загашников, заказали в городской церкви молитву "за избавление от козней диавольских". К сожалению, вскоре пришло понимание, что бога высоко, а до царя далеко. Тогда нижние чины решили обратиться к заветным народным средствам, поискали среди своих "знающих" людей. И надо же, нашелся один такой "колдун", или по крайней мере парень уверял, что у него матушка была знахаркой и его обучила премудрости и ворожбе. Устроил этот сельский экстрасенс целый ритуал Вуду, под бормотание заклинания торжественно задушил шнурком заранее изловленную крысу. Потом колол острой щепочкой, смоченной в крови грызуна, в изображавшую Немца глиняную куклу, и под конец представления заявил, что на последнего наслана порча. Все это со стороны выглядело очень занятно, вероятно специалисты-этнографы века ХХ-го были бы в экстазе от такого сеанса "народной магии", но отнюдь не Сашка. Как он и предполагал, колдовские ритуалы и прочие пляски с бубнами, навроде сжигания волос супостата на свече, ничуть не помогли. Верно тому кто сам с чертом связан никакой наговор не страшен, и вот только тогда уже они, нижние чины, решились на крайнее средство. И то не сразу почти два месяца еще терпеливо ждали, а вдруг да все еще изменится само собой.
  Холодный осенний ветер врывается незваным гостем сквозь многочисленные щели старого барака, заменяя отсутствующую вентиляцию. Александр давно уже привык, адаптировался к такому микроклимату, иначе тут в казарме не продохнуть, такая удушливая атмосфера стоит от сырых мундиров, шинелей, сапог и сушащихся тут же под потолком многочисленных портянок. Гораздо больше раздражала протекающая крыша, как раз над ним сейчас капает, холодные капли осеннего дождя разбудили его задолго до рассвета. Сегодня особый день - пятница, и ему предстоит убить, пусть паршивого, но все-таки человека, так обстоятельства сложились, снова судьба по непонятной причине выбрала его, одного из многих. В тот прошлый понедельник они так и не сумели найти добровольца, желающих не нашлось, поэтому кинули жребий, разбились на группы или местному "артели" и тянули соломинку, Александру выпала короткая и он вошел в двадцатку претендентов, но впереди еще второй тур, неужели еще и здесь не повезет? Потными пальцами он медленно вытягивает стебель соломы из кулака фельдфебеля, сантиметр, еще сантиметр неужели... нет, слава богу, попалась на это раз длинная соломинка! Жребий выпал молодому пареньку рядом справа, тот сплюнул в сердцах на грязный пол и только перекрестился, более никак не выразив свое отношения к происходящему действию.
  -Братцы я чаво кажу! -фельдфебель Матвей, единственный в батальоне старый солдат, главный местный авторитет, подвел итог "голосования" -Двоих надоть выбрать, а не единого! Тута кабы рука с непривычки не дрогнула, и тады усе впустую сгинет.
  -Верно, пущай они еще раз жребию тянут! -взорвался криками барак, -Чего камедь ломать! Пущай еще раз!
  Что поделать, и Сашка еще снова тянет и опять везение - длинная выпала, вторым "киллером" становится пожилой уже мужик за сорок пять, непонятно как его только в рекруты сгребли. На него просто жалко смотреть - совсем раскис, того и гляди заплачет.
  -Братцы, пожалейте душу христианскую, у меня дома ведь жонка и детишков трое осталось! -фельдфебель пытается отстранится, но новый "кандидат" уже упал на колени и мертвой хваткой вцепился ему в полу шинели, -Помилосердствуете братцы, Христа ради не губите! Ы-ы-ы...
  Ясное дело этот слюнтяй никуда ни годиться, такой не сможет нанести точный и смертельный удар, Матвей брезгливо отпихивает ногой плачущего мужика и пристально всматривается в лица оставшихся после жребия 18-ти солдат, среди них он них должен найти замену этому сукину сыну. Ему вообще нельзя доверять такое дело, как бы не сдал от страха всех Немцу. Взгляд его точно прощупывает возможных кандидатов и невольно цепляется за одного... тот парень и на вид крепче и почти на голову выше всех остальных.
  -Кто взамен пойдет? -и опять тишина, шумели сегодня много, но когда дошли до дела, то оказалось, что желающих рисковать своей шкурой нет. Фельдфебель думал недолго, на войне ему уже доводилось однажды делать подобный выбор. -Ну коли охотников добром нет, не обессудьте братцы скоко можно солому ломать, назначу сам... Вот ты будешь!
  И надо же такому случится, выбор падает на Александра, не повезло, сегодня явно его лимит везения исчерпан. На том они тогда и порешили, и вот сегодня утром срок настал. Он хотел было еще немного подремать, свернувшись под серым колючим, но теплым сукном шинели, одеял в казарме понятное дело в этой реальности не было и в помине. Даже байка такая ходила, впоследствии увековеченная в литературе:
  -Солдатик, ты на чем спишь?
  -На шинели.
  -А укрылся чем?
  -Шинелью.
  -А в головах у тебя что?
  -Шинель.
  -Дай мне одну, я замерз.
  -Да у меня всего одна!
  Одно слово он в сказку попал, есть такая народная, там солдат глупому барину продает некое универсальное средство и одежда и перина и подушка одновременно, узнать бы в самом деле продал или это так выдумка... Но нет не удается провалится в сладкое забытые сна, неугомонный фельдфебель уже тут, тормошит и поднимает с таких уютных нагретых телом нар. Горячий злой шепот отдается в ушах колоколом.
  -Вставай братец, вставай Сашка, давай подем туды к образам, я вас зготовлю на дело!
  Приходится навернуть, не до конца просохшие портянки, воткнуть ноги в сапоги и идти к красному углу, там под иконой мерцает единственный источник освещения - лампада, положенные для казармы сальные свечи давно уже не отпускает вороватый интендант. Там уже давно мнется второй сегодняший герой, солдатик Гриша, они мало-мальски познакомились за эти три долгих дня. Григорий оказывается питерский родом, вот еще один странный поворот судьбы.
  -Всю жизнь хотел в Петроград съездить, да все не получалось, красиво там у вас разные такие, дворцы-каналы-мосты-сады? -Александр решил немного разговорить напарника, пусть отвлечется от скверных мыслей, а только и делает, что креститься непрерывно.
  -Э-э-э, брат, да ты загнул, кто ж тя во дворец пустит? С мужицкой то харей? -оказывается красиво там, да для нас сермяжных.
  Простому народу даже хреновее чем в провинции приходится, что ни год, то или холера, сотнями мрут или наводнение, опять массовые жертвы... А уж власти то и вообще как собаки злые, норовят с людей последнюю шкуру снять, да так оно везде у нас на святой Руси.
  -Сестренка меньшая с матушкой в позапрошлом годе представились, дохтур-убивец холеру нашел и гошпиталь полицией определили, а оттуда живьем еще никто из нашего брата не выходил. И похоронить по хрестьянски не дали, ровно собак в яме с известью зарыли.
  Тут Гриша пустился вспоминать, как лет восемь назад холерный бунт у них был, доведенные до отчаянья простые люди в слепом гневе громили больницы, убивали ненавистных лекарей и полицейских служителей. Он тогда еще мал был, но хорошо все помнит, как солдаты-гвардейцы штыками разгоняли толпу на Невском и прилегающих улицах.
  -В рекруты как попал, по набору что ли сдали?
  Оказывается, удивительное дело, Григорий "доброволец", сам пошел на тяжкую цареву службу! Здесь в начале 19-го века это слово имеет совсем другое значение, помните песню из фильма "Добровольцы": "Дан приказ ему на запад, ей в другую сторону...". А в 19-м веке оказывается дело обстояло совсем по другому.
  -Отмечали мы тогда Сашка с парнями праздник цеховой, у нас мастеровых в обычае было всегда. Я винища то сроду в род не беру, дед покойный приучил, а тута развезло с ребятами, помню тока кабак незнакомый-ненашенский, девки намазанные румянами страшные, и все из стаканов пьют, а мне медную посуду с орлом на крышке бабы поднесли... Очухался уже в казарме на нарах. "Пустите домой дяденька" -кричу ундеру, а оне мне бумагу в нос тычут, ты дескать заместо мещанина Тюлькина вызвался итти на государеву службу, вот и крест поставил тута снизу.
  Забрили его сходу, и погнали этапом в тмутакаркань провинциальную, и как назло, денег откупится от священного долга у родни не нашлось. Но есть и другие "волонтеры", это нищие и бродяжки пропившиеся в дым до потрохов, ловкие люди делают на них поганый бизнес, от этих "героев" шарахается как от чумы приемщик на разборе будущих солдат. И все же большинство - это такие или как Григорий обманом завербованные, или закупленные богатеями вместо себя мужики и парни из далеких деревень, казенных рекрутских квитанций на всех потенциальных уклонистов не хватает, вот и ловчат богатые сволочи. По закону желающий поступить в рекруты должен быть лично свободным, но кто же им в руки вольную даст, народ у нас темный, законы государевы оказывается писаны только для господ, для всех остальных - палки и кулаки.
  -Уходить куда собираешься, до Питера далече, до заграницы еще дальше?
  -Не решился покедова, а ты куда?
  -Есть местечко одно хорошее, где не достанут ни в жизнь, но дойти тяжело... Может вместе попробуем, вдвоем веселее? -Сашка справедливо рассудил, что в Питер напарнику нельзя, за укрывательство дезертира карают здесь чрезвычайно круто, в лучшем случае вся семья отправиться в ссылку, в Сибирь. Почему бы тогда вдвоем не попробовать добраться до бункера в Подмосковье, это ближе. Жаль сразу не осмотрел все толком, но там были оружие и консервы и самое главное оттуда есть шанс вернуться домой, в далекий и уже почти призрачный двадцатый век.
  И как он раньше не додумался, отупел что ли от бесконечной идиотской муштры, ведь надо было сколотить небольшую группу и бежать, даже в паре шансы на успех резко возрастают, так многих беглецов преследователи взяли и скрутили сонными - следовательно нужно этого беречься. Гришка вроде согласен на все, что ему прозябать в городских трущобах среди прочих беспаспортных и беглых, все равно ведь или власти выловят или от голода и холеры подохнешь сам рано или поздно.
  -Говорите братцы как на духу! Людей убивать приходилось, али нет? -фельдфебель неслышно подошел прервав столь сладкие грезы о грядущем побеге.
  -Только одного, из ружья положил, -поспешно ответил Сашка, а его компаньон лишь помотал головой.
  -Дело это не хитрое, сука Немец год мытарил вас, а штыку ладом не научил, -старый солдат ловко подхватил ружье из пирамиды, -Вот гляньте, энто просто, как снопы класть, чай дома приходилось?
  Тут наоборот уже Александр мотал головой, а Григорий подтвердил, что умеет работать вилами, мол неоднократно помогал родственникам в деревне. Оказывается опытный старый Матвей все подготовил, штыки у двух крайних ружей наточил до бритвенной остроты и смазал смесью сала пополам с землей. Старый солдатский трюк, известный еще со времен петровских походов или даже раньше. Слышал уже про такой прием и Сашка, говорят так только для турков делают, когда не хотят брать пленных.
  -Штоб оне не блестели, и таким хоть легонько царапнешь до кровушки - антонов огонь остальное довершит, не залечат. Но колите со спины и до конца, в тело до упору. В зад, голову, руки-ноги не сметь ни в коем разе! Упрется в кость - вынь и втыкай сызнова, до конца до самого. Ежели вдруг да с ног его собьете быват такое, прикладом не бить, только штыком! Палаша евонного не страшитесь, я с рапортичкой подбегу из строя, завлеку нехристя и не должон успеть оборонится. Бейте с разбегу прям в спину коротко, ра-а-аз... и уходите с богом.
  -Дяденька, там же еще обер-офицеры будут, оне же по пятницам приходят? -Григорий спешит спросить наставника, в самом деле сегодня в батальоне должен быть ротный и еще офицеры.
  -Не сумлевайтесь ребята, завтра Покров, и значится опосля обеда эти пияницы глаза уже зальют. Простите братцы в другой дни никак нельзя, меня смертью казнят, почто не догнал? А тут пусть энти ироды сами ответ перед казной держат. Бежать вам споодручнее чрез дыру в заборе за бараком, там наши для вас харчи собрали на дорогу, сухари и соль в узелочке.
  -Зачем там, дядя Матвей, центральные ворота ведь ближе? -не понял замысла Сашка, -Сразу бы и рванули туда?
  -Эк ты молодой и горячий Сашка, а про караул на входе запамятовал видать? Ежели они вас упустят - имя каторга, а то и под расстреляние солдаты пойдут, а не то еще из города кого нечистый принесет, тока бегом в лаз - там и лесок рядом, недалече. Я так кумекаю, раз праздник великий грядет, то все начальство городское уже шибко выпимши с утра будет изрядно, и погонь за вами сразу не снарядит, почитай цельная ночь у вас в кармане.
  Хороший мужик Матвей, правильный одним словом. Тогда в понедельник он тянул жребий на Немца вместе со всеми, а ведь мог бы и отказаться уповая на старшинство, его бы никто из солдат не упрекнул тогда. Сашка уже успел простить фельдфебелю свое "назначение", верно никакого другого варианта не было. Напоминает он ему хорошего старшину-наставника, был у него такой в той, советской еще армии. Невольно он последний год постоянно сравнивал реалии той и этой службы, местами похоже, местами нет. Но представить себе тогда, что вот его, Сашку старшина будет инструктировать, как правильно убивать комбата - это нечто совершенно запредельное, немыслимое, сюрреализм или бред сивой кобылы. Там в Афганистане, в том скоротечном бою на дороге они вытащили из под огня всеми нелюбимого, истекающего кровью ротного, перевязали и жгут наложили как положено. Этот человек выжил, поправился и кажется даже продолжил терроризировать своих солдат дальше. А тут... просто убивала обыденность происходящего события, никакого экстрима, волнения и адреналина в крови ни капли, все спокойно - сегодня после обеда, перед триумфальным маршем они с Гришей должны заколоть штыками Немца и потом дезертировать из части. Может в самом деле все вокруг происходящее - просто плод больного воображения, стоит сделать усилие и увидишь лица врачей, может он просто сошел с ума и лежит сейчас на койке в психушке? Нет, к сожалению, слишком все долго уже длится, это не сон и не бред, а просто реальность века девятнадцатого, с которой приходится считатся.
  Почему "мир" - местный коллективный разум решил, что ненавистного командира следует обязательно убивать перед строем, прямо торжественно-ритуально, точно жертвоприношение совершить? Еще одна загадка, только спустя много лет Александр найдет подходящий ответ, видно в каждой эпохе свои заморочки. В 2000-х годах просто киллер поджидает свою жертву в подъезде и стреляет в спину, а здесь надо действовать открыто, может быть так хотят запугать потенциальных "заместителей" Немца? Непонятно, он слишком мало прожил еще вместе с этими людьми, еще не стал частью этого века и не факт, что когда-нибудь станет.
  Между тем новый день понемногу вступал в свои права, светало. Барак постепенно оживал, солдаты понемногу просыпались и вот уже плещется вода, и слышна веселая перебранка на заднем дворе у пустой конюшни и у колодца. Умывальников от казны нижним чина не положено, желающий ополоснуть лицо должен просто зачерпнуть горстями воду из большой кадушки. Полотенец или рушников по местному, как нетрудно догадаться, тоже нет и в помине, верно суровое начальство бережет солдат от всякой ненужной роскоши, обстановка предельно спартанская. Вот уже и выборный артельщик с помощниками засобирался, они должны успеть до развода выдать черный хлеб, основную пищу российского солдата, обеденный суп более напоминающий тюремную баланду не в счет, его можно пить как сырую воду - настолько пуст. Изредка нашим защитникам отечества удавалось подкормиться картошкой с обывательский огородов, а уж если под руку попадалась неосторожная городская курица, то во всем батальоне был просто праздник. Как выглядит казенное мясо и когда в последний раз его отпускали нижним чинам не смог никак вспомнить даже местный старожил - уже знакомый Сашке фельдфебель. Но люди все равно жили и надеялись на лучшее, так уж устроен человек, вон посмотрите - даже шутят и смеются, а ведь для кого-то из них этот день может оказаться последним. Балагурит местный весельчак нижегородец Федька, подсмеиваясь над выползающими из казармы сонными еще сослуживцами, в ответ его обливают ледяной водой, парень только фыркает словно конь и ничего, жизнь идет, жизнь продолжается...
  
  .........................................................
  
  Пожалуй стоит сделать отступление и вернуться на время обратно в ХХ век, там месяц спустя поле первого в истории успешного путешествия человека в прошлое, произошли весьма значительные события определившие дальнейшую жизнь и деятельность наших главных героев. Если вкратце, то Проект "Коррекция исторических событий" самым глупейшим образом накрылся медным тазом по вине некоего Рафика. Нет этот просто эпический терминатор прибыл в далекий уральский город не из Прибалтики, а из солнечного Таджикистана, это не автомобиль - обычный человек. Если уж совсем честно то спрашивать надо не с бедного дехканина, приехавшего в Россия на заработки, а с тех ловких дельцов, что скупали в те постперестроечные времена лом цветного металла и изделий радиоэлектронной промышленности. Кто-то же объяснил таджику, что "желтый нога" - это хорошо и за него можно получить немного денег в ближайшем пункте приемки, до ценности остального цветмета он видимо и сам "допер". Так или иначе, но в ходе ремонта в здании НИИ электровакуумных приборов, произведенного бригадой вышеупомянутого Рафика, из лаборатории номер девятнадцать исчезли бесследно все существовавшие на тот момент в "металле" экземпляры уникальной машины времени. Начинка красивых голубых металлических шкафчиков: позолоченные микросхемы, СВЧ-транзисторы и многие десятки килограммов медных волноводов, вентилей и фазовращателей навеки сгинула в бездонных недрах одной сомнительной лавочки, по злой иронии судьбы расположенной всего в пятидесяти метрах от здания НИИ вакуумных приборов. Это вступление, это пролог драмы или комедии, которая разыграется сегодня за толстыми стенами помещения на третьем этаже, где соберется вечером все руководство Проекта. Заглянем и мы за облупленную дверь с покосившейся от времени табличкой 19, снабженную устрашающим плакатом "Посторонним не входить!" и древним механических кодовым замком...
  В большой комнате, за рядом составленных бок о бок столов в тот вечер собралась немалая по численности компания, почти весь так называемый Проект. К сожалению для солидности не хватало приличных кресел, их заменили старыми офисными стульями-"вертушками" с отломанными спинками, заняв на время у соседей. Зато какие таблички были, просто загляденье: "военный отдел", "экономический сектор", "отдел пропаганды", технический отдел" и так далее, если не принимать в учет несколько экзотическую внешность собравшихся, то можно подумать, что тут предстоит заседание правительства небольшой страны, как минимум.
  Рассматривать все сборище мы не не станем, слишком утомительно, остановимся только на отдельных ключевых фигурах. Номер один - Инженер, после того как Ученый окончательно спятил, техническая сторона проекта целиком легла на его плечи. Вторым будет - Медик, его роль в Проекте сильно возросла после того как Виктор Степанович благополучно отчалил в прошлое, а часть соратников после очередного скандала ушла из организации навсегда. Пожалуй стоит упомянуть еще двоих, "военный сектор" поделили между собой известный в определенных кругах писатель-фантаст и лидер местной монархической партии "Дворянский Союз". Раньше эти двое сидели в отделе пропаганды и образования и особой роли не играли, поскольку пропагандировать монархизм в самодержавной России начала века 19-го, это ведь все равно, что чукчам снег продавать. Эту сладкую парочку вообще пригласили в Проект только благодаря спонсору, тот в свое время искренне увлекался различными "самодержавными теориями", мода в то время такая была, пришлось пойти на уступки. Но удачливый ранее бизнесмен несколько лет назад вчистую разорился, стало не до "спасения России", самому пришлось спасаться от кредиторов, а вот господа монархисты так и остались в руководстве.
  Инженер с тоской оглядел присутствующих, ну и зоопарк собрался, кого только нет... всякой твари по паре. Десять лет назад все было по другому, тогда действительно был шанс использовать машину времени во благо отечества, жаль подготовка слишком уж затянулась. Если раньше заседания Проекта походили на производственное совещание, то по мере постепенного замещения "технарей" гуманитариями получился клуб по интересам. Пока Историк еще держал в кулаке всю эту пеструю компанию "творческих" людей, все было более-менее прилично, но вот теперь сборище напомнило ему собрание "Меча и Орала" у Ильфа и Петрова.
  -И так позвольте открыть наше очередное заседание, -первое слово взял Медик, психотерапевт и одновременно известный городской экстрасенс, -Начнем сразу с самого актуального вопроса, пусть Николай Сергеевич повторно даст краткие разъяснения по поводу недавнего ЧП, заодно введем новых членов Проекта в курс дела.
  Ничего не поделаешь, пришлось Инженеру снова рассказывать сказку про гастарбайтеров и "желтые микросхемы", история в наше время банальная, так в Москве кажется, даже один из экспериментальных Токамаков разобрали на цветмет. К несчастью как раз перед ремонтом его отправила на больничную койку пневмония, а остальным даже в голову не пришло присмотреть за ценным оборудованием. Администрация НИИ ни малейшего внимания не уделила, понятное дело - машины времени не числились на балансе, о их существовании знал только очень ограниченный круг лиц.
  -И все же я не понимаю, почему нельзя восстановить утраченное, ведь осталась техническая документация и сборочные чертежи? Сколько вам потребуется времени? Если нужно наймем помощников, деньги в фонде у нас еще есть. Мы уже получили на днях условные сигналы-маркеры от "историка", он благополучно прибыл в прошлое и "внедрился в среду", и тут такое неприятное происшествие... -Медик упорно не желал понять суть происходящего, или это трюк такой из арсенала психиатров?
  -Что же давайте тогда сначала начнем с истоков, молодым людям думаю будет интересно послушать, -Инженер словно прокрутил в голове события последних двадцати лет, как быстро летит время оказывается...
  Тогда он, молодой инженер, только пришел после ВУЗа по распределению, а будущего "ученого" даже по отчеству еще не величали, и родной НИИ назывался совсем по другому. Его начальник лаборатории помимо основной деятельности занимался, как считали коллеги - "какой-то хреновиной", руководство НИИ пыталось воздействовать на упрямца, но тщетно. Была у него идея-фикс, создать нечто вроде, как он называл свое потенциальное детище, "ЭМИ бомбы", устройства способного сильным электромагнитным импульсом вывести из строя электронику на большой площади. Ничего путного, как вы догадались, из этой затеи не вышло, но однажды, совершенно случайно завлаб с помощником обнаружили странный побочный эффект.
  -Старик меня тогда чуть не прибил, не иначе решил сгоряча, что над ним издеваются, -воспоминания захлестнули Инженера, -Из блока питания его установки, этого "чуда техники" бесследно исчезали тиристоры, поработает устройство полчаса и выключится. Разбираем, и видим, что одной детали на месте нет, прямо мистика такая...
  Другой бы давно махнул рукой на это дело и занялся бы плановыми работами и исследованиями, но этот человек видимо действительно был "ученым", причем в полном смысле этого слова. Десять долгих лет экспериментов и опытов, полностью загубленная научная карьера и семейная жизнь, и неожиданно повезло - так в стенах провинциального НИИ появилась первая в мире машина времени. С теорией надо сказать дела обстояли совсем неважно, они со Стариком продвигались вперед исключительно путем проб и ошибок, но: "Она работала!!!" Увы, отечественные научные круги достижения не признали и даже не захотели рассматривать. Академиков можно понять в те годы их буквально захлестнул мутный поток творчества "народных умельцев и непризнанных гениев" не иначе выпущенных из открытых по случаю перестройки психушек, одни торсионные генераторы чего стоили, поэтому и отвергали ученые мужи все необычное подряд, "выплеснули с водой еще и ребенка". Получив отказ, изобретатель решил использовать свое детище самостоятельно, и постепенно вокруг необычного устройства и его создателя образовался кружок заинтересованных людей, позднее выросший в Проект "Коррекция исторических событий", или просто Проект, как сплошь и рядом его называли в разговорах и рабочих документах.
  -Спасибо Борис Федорович, за хороший исторический экскурс. Но пожалуйста напомните нам об особенностях функционирования машины, да и нашим новым друзьям будет полезно послушать.
  -Давайте, я вам лучше на доске мелом напишу основные тезисы, так проще для понимания будет, -Инженер встал и подошел к стене, -Видите ли, реальная машина времени сильно отличается от принятой в научно-фантастической литературе. Примерно как современная атомная подводная лодка от "Наутилуса" Жюля Верна, кто читал - поймет.
  -Первый пункт: из нашего "настоящего" машина движется только в "прошлое".
  -Постойте, как же так? -раздалось с дальнего конца столов, где сгруппировались "молодые" -Нам обещали, что после завершения миссии в прошлом можно будет без затруднений вернуться домой?
  -Все верно, наш Ученый, или Старик, как мы его в НИИ прозвали считал, что попав в прошлое машина времени сможет вернуться в исходную точку откуда начала свое движение. Для такого действия надо лишь произвести необходимые настройки. Но к сожалению, экспериментальным путем этого предположения мы так и не смогли проверить.
  -Я правильно понял, до сих пор вы отравляли предметы и людей только в прошлое?
  -Да, молодой человек. Пункт второй: перемешаться в прошлое мы можем на строго ограниченное время и "скачками", минимум - 100 лет, максимум -200. Старик сравнивал машину с метро, там тоже можно выйти из поезда лишь на станциях, но не в туннеле. Ближайшая "станция" для нас находится в 1900-х или в 1798-1805 годах в зависимости от настройки, дальше пока не пробовали - для этого необходимо сперва переместится в прошлое. Вот поэтому я не могу, как тут некоторые предлагали, отправиться на месяц назад, и дать по рукам гаденышу Рафику и его таджикам, или на два, чтобы спасти от уничтожения техническую документацию свихнувшимся Стариком.
  -Да вы же сами, с этим старым психом все сожгли тогда! -злобно прошипел "монархист", он давно уже заподозрил, что "технари" тайно саботируют Проект, не хотят сволочи спасать империю и любимого царя.
  -А почему выбрали для деятельности начало 18-го столетия, а не 19-го? -задал вопрос один из новых членов Проекта, Инженер ждал чего-то подобного.
  -Так получилось... мы решили, что чем дальше в прошлое, тем меньше ресурсов потребуется для "коррекции", а бюджет Проекта весьма ограничен. Третий пункт: для перемещения во времени и пространстве требуется каждый раз тонкая настройка оборудования. Просто выставить дату, нажать кнопку и "улететь" нельзя, время среда нестабильная и изменчивая, точно текущая река. Вручную произвести регулировку невероятно трудно, этим занимается отдельный модуль управления, построенный на основе микропроцессора. Раньше мы использовали вместе с ним специальный пульт, соединенный с модулем по последовательному интерфейсу, но в последние годы его заменил персональный компьютер. Так даже лучше в плане безопасности и надежности и появилась возможность дистанционного управления и мониторинга, например через общедоступную сеть интернет.
  -Сама машина времени в прошлое не отправляется? -опять вылез один из "молодых", настойчивый попался товарищ.
  -Это уж как настроишь, так вместе с бункером мы закинули в 1800-е в качестве груза сразу три таких устройства. Никто и ничто не мешает при перемещении отправить и саму машину времени вслед "грузу". Просто жалко так поступать, у нас ведь не завод, на каждое из восьми изделий потрачена масса времени и средств...
  -Хорошо, давайте дальше! -Медик похоже сегодня решил выполнять функции следователя, -Что произошло с чертежами и эксплуатационной документацией? Куда они делись, неужели таджики и ее в макулатуру сдали?
  -Старика напугала статейка в желтой прессе, понятное дело журналист многое приукрасил, но фамилии там были указаны вполне реальные. Он предложил навести порядок: ликвидировать черновики, "всякий железный хлам", очистить диски компьютеров и электронные носители информации, надлежало оставить только один "рабочий" комплект в сейфе, что мы и сделали. Я же не знал тогда, что он "уже того"... Смотрите сами, -Инженер вытащил из несгораемого ящика в углу толстую коричневую папку, -Описание и схемы систем управления и питания достоверны, остальное - 100% фейк, имитация, туфта...
  Папка пошла по рукам, понятное дело наши местечковые "вожди" смотрели на принципиальные схемы, как баран на новые ворота. Опять вылез один из "молодых", может быть он студент местного технического ВУЗа?
  -А что тут такого, я вижу микросхемы и транзисторы, обозначения на месте, почему нельзя повторить?
  -Сейчас... -его собеседник полез в шкаф и порывшись среди пыльных фолиантов, извлек на свет книгу из популярной когда-то давно серии "Сервис и ремонт", -34 страница, смотрите сами, ничего не напоминает?
  -Черт точно, почти тоже самое, только немного обрезано с краю, причем здесь телевизоры?
  -Старик надергал первые попавшиеся принципиальные электрические схемы из интернета, со спецификациями та же история. Вы на на каком курсе учитесь? На четвертом или на третьем?
  -На четвертом, а в чем дело? -признался парень.
  -Значит СВЧ и АФУ вам уже прочитали, в этом первом томе только схемы и описания, заводские и сборочные чертежи в втором, отсутствующем! Даже если бы Старик оставил мне схемы из первого, то что толку? На монтажке такие вещи не соберешь и не проверишь... там еще и оригинальные изделия были, помню он сам их на заводе фрезеровал. Черт знает что за зверь такой - "двойная резонансная камера", ни в одном справочнике по сверхвысокочастотной технике такого "зверя" нет.
  -А-а-а понятно, похоже тогда все, конец?
  -Да я уже второй час народу объясняю, что трест, пардон Проект, лопнул! Помогите хоть вы мне, что ли?
  Надо сказать, тут Инженер немного покривил душой, профессиональная память у него на такие вещи хорошая, можно было бы попробовать все восстановить, вот только ни малейшего желания отправляться в прошлое с этой гоп-компанией у него не было. Пять лет назад бы он подумал еще, а сегодня уже все. Слишком много хороших людей на которых можно было положиться покинули Проект, отчасти по семейным обстоятельствам, но многих вытеснила наша агрессивная "творческая интеллигенция", "технари" - люди дела, в словесных баталиях они как правило проигрывают. Вот и тут его эти "господа" фактически судят, за свои же собственные упущения, нашли виновного...
  На некоторое воцарилось тягостное молчание, но вскоре "медик" решил разрядить обстановку.
  -Что теперь будем с нашим Историком, ведь Виктор Степанович обречен остаться в прошлом на всю оставшуюся жизнь?
  -Если он нас не нае... простите за выражения, доказательства успешного путешествия есть? -монархист сеголня был явно не в своей тарелке и подозревал буквально всех.
  -Позавчера из Москвы мне друзья прислали условный сигнал или маркер, -психотерапевт вытащил из кармана пиджака короткую медную полоску, -вот смотрите, тут номер телефона нашего Историка. Правда последняя цифра затерлась немного, мне пришлось долго очищать металл от окислов.
  -А вдруг совпадение? Может деталь какая нибудь или обломок - надо подождать пока найдут остальные!
  -Какой вы Фома Неверующий, на прошлой неделе на российском нумизматическом рынке произошла небольшая сенсация, я эти форумы интернета постоянно отслеживаю. Предлагают к продаже множество ассигнаций образца 1773 года. Сканы продавец выложил, это как раз те самые купюры, какими мы снабдили нашего человека, там микроскопическая метка специальная есть. Ну что забыли, обсуждали ведь не раз, как потом эти фальшивки удалить из оборота!
  -Маркер можно было подбросить заранее, равно и эти бумажки, знаем мы вас "ученых"!
  -Ну хорошо, давайте снова спросим Бориса федоровича, он удаленно контролировал последнее использование машины времени. Я так понимаю в памяти компьютера должны остаться следы?
  -Вы угадали как всегда, -Инженер снова полез в сейф, -Вот поглядите я свел и подготовил в удобочитаемом виде логи из машины Историка. Пометки карандашом - это мои с ним телефонные переговоры.
  В тот день он все еще лечился, только капельницу сняли, как позвонил по сотовому Виктор Степанович и попросил срочно подготовить устройство к работе. Выделенная в его распоряжение машина была заранее модернизирована, для выполнения некоторых специфических функций. Контроллер в ней заменен миниатюрным промышленным компьютером со встроенными устройствами - радиоэзернет и инфракрасным последовательным портом. Тогда он, Историк, еще пошутил, что дескать получилась прекрасная получилась "ловушка" для лохов... Инженер прямо из больничной палаты, удаленным доступом через сеть интернет с своего ноутбука, подготовил машину времени к запуску. Если посмотреть распечатку, то там указана время когда машина отработала и отправленный в 1801 год вес груза. Затем спустя час Историк еще раз побеспокоил "техническую поддержку"... до сих пор в памяти его дрожащий от волнения голос: "Борис я решился наконец, телохранителя отправил ранее вместе с последней партией снаряжения. Прощай!" И эта отправка тоже зафиксирована бесстрастной машиной, ей ведь все равно, что у кого-то произошла личная трагедия.
  -Если судить по представленной в логах весовой нагрузке, в прошлое отправились "стрелок" Сашка вместе с очередным ящиком барахла и наш Историк с чемоданом бумажных денег. -вывод Инженера убедил всех, кроме поклонника неограниченной монархии.
  -Печально, а что с нашим уважаемым Ученым? Надежда на его выздоровление есть?
  -А что с эти старым дураком сделается? Распевает себе "Шумел, гудел пожар московский" в "Ягодке", -злобно прошипел монархист. Он сам в этом медицинском учреждении уже давно "свой", там очень рады увидеть прямого потомка любовницы Годунова, пытающегося отсудить у государства пол-Кремля в качестве алиментов. К сожалению, врачи городской психиатрической клиники именуемой в народе "профилакторий Ягодка", куда неоднократно доставляли этого политического деятеля для освидетельствования, опять признали его "нормальным". -Но если надо, я обращусь к самому президенту, мы теперь политическая сила, с нами вынуждены считаться!
  -Сиди уж спокойно Генрих, без тебя разберутся, -наконец подал голос Писатель витавший ранее в облаках, -Вы лучше Инженер объясните, почему мы не можем получить обратно бункер со всем его наличным оборудованием? Там и машины есть и второй комплект документов на них должен быть? Ведь каждый предмет отправленный в прошлое рано или поздно обязан вернуться к нам обратно?
  -Каюсь забыл совсем, когда объяснял особенности работы машины времени, есть еще и четвертый пункт: Инерционность времени, отправленные в прошлое предметы "проявляются" в будущем далеко не сразу. Так шарик от подшипника, отправленный в 1801 год появился через час, гирька весом в килограмм через сутки, а пудовая вернулась к нам почти месяц. Прикидывайте сами, сколько придется ждать бункер со всем оборудованием, артезианской скважиной и частью гранитного массива, мы даже не смогли определить точно сколько там тонн, программа не смогла посчитать, число оказалось вне предела. Есть все основания считать, что в ближайшем обозримом будущем мы эту "посылку" не увидим.
  -Да если бы и увидели, уважаемый Писатель верно забыл, что на Ведьминой горке возле подмосковного дачного поселка Сосновый недавно обосновались военные, там теперь объект не то ПРО, не то еще чего-то. Кругом колючка, телекамеры и овчарки, территория охраняется вооруженным караулом. -напомнил давно уже известный всем факт осторожный Медик, и в самом деле, кто же знал пять лет назад, что спонсор разориться и его имущество включая охотничий домик на горе пойдет с молотка.
  -Бросьте, ха, там же срочники, нападем и разоружим всех нафиг! Это что разве воины, они же ничего не стоят в бою?
  Инженер незаметно усмехнулся, стратег твою мать, привык на бумаг галактики покорять, ну как подстрелят тебя? Но чудеса, смотрите - народ слушает этого клоуна с восхищением, а до этого сонно зевали. Надо сказать что Писатель был не особенно известным литератором, более того часть критиков не без оснований считала его графоманом-любителем. Человек в струю попал, первым стал строчить опусы, про попаданцев в царей и военачальников, про нагибание Америки и построение галактических империй. В 90-е годы народ такое читал взахлеб, как и голосовал за Жириновского просто из чувства протеста. Потом, с развитием интернета на отечественного читателя обрушились мутные потоки творчества "альтернативщиков", эти ребята победили, нагнули и поимели всех, начиная от бедного микадо и кончая толкиеновскими эльфами. В настоящее время "мэтру" только и осталось почивать на убогих самиздатовских лаврах, да высокомерно поучать на форумах молодежь.
  -Господа оф-ф-фицеры! Я призываю Вас...
  Борис Федорович чуть не гаркнул в ответ: "В каком полку служили? Европа нам поможет!" Нет ну точно это знаменитый Бендер - "Остапа несло"? Из собравшихся в лаборатории только он один имел некоторое отношение к вооруженным силам, честно отбарабанив два года после ВУЗа на Байконуре. Молодежь явно не вышла по возрасту, а немногие оставшиеся "старшие товарищи", потомственные гуманитарии закосили от срочной как положено, не "барское" ведь дело. Последнего профессионального военного Проект потерял после того как господин Историк неожиданно свалил в прошлое прихватив заодно и своего соседа по лестничной клетке. Это его идея была - "принудительная отправка" недостающих, но столь нужных специалистов. Постепенно сложилась такая ситуация, что в Проекте остались сплошь одни "генералы" и "руководители", а вот "сержантов" и "рядовых исполнителей" хронически не хватало. Вот и произошел окончательно раскол, часть народа осудила такую практику, но идеологи из отдела пропаганды придумали хитрый ход, ведь вроде бы для блага России стараемся, значит имеем полное право заставить "непокорных" подчинится.
  Подполковник тогда только попросил разъяснить этот момент подробно: "Как? Пистолет к виску? Какое там в 1801 году для наших людей отечество?" И офицер ушел, а вместе с ним Проект покинули последние специалисты-технари из "старожилов"... остался один Борис. Нет, посмотрите как наш пропагатор разошелся, уже полетели к далеким галактикам православные звездолеты движимые святым духом. Пора, пора вспомнить, как был в свое время модератором в ФИДО и прихлопнуть лопатой это словоблудие.
  -Извините господа-товарищи, но на сегодня надо заканчивать, через пять минут заявиться охрана с обходом и всех нас выгонит. Я выпишу вам материальный пропуск на все оставшееся от Проекта оборудование, забирайте и восстанавливайте на здоровье, только пожалуйста без меня...
  
  .........................................................
  
  Часы, минуты и даже секунды в этот день текли медленно, словно сама реальность сопротивлялась осуществлению "преступного замысла". Такое впечатление, будто Немец, гад что-то заподозрил, сегодня он дерганный, все время озирается, даже покалечил с утра вопреки обыкновению только одного солдата. Александра с Гришкой фельдфебель спрятал в задних рядах, чтоб под руку случайно командиру не попались до срока. Часов понятное дело у нижних чинов нет, все время привыкли определять наугад, но вот миг настал: Матвея точно собаку подзывают для доклада и Гриша толкает сообщника под локоть - пора! Они бегом кидаются к ненавистной спине, сейчас два стальных жала проткнут насквозь этот мешок с дерьмом...
  Хр-р-р, фр-р-р, что за черт, откуда здесь взялись лошади, кто их сюда пустил, уходя из под копыт несостоявшиеся убийцы снова ныряют в строй. На плац одна за другой лихо въехали четыре "тройки", грозный Немец как будто в размерах уменьшился и припрыжкой рванул встречать прибывших, чуть палаш свой знаменитый не уронил по дороге...
  Сорвалось, теперь не получится, один из приехавших гостей, в чине полковника, не меньше, обходит солдат внимательно вглядываясь в лица, точно оценивает, молодец Матвей догадался во фронт развернуть людей, а фашист свалил совсем, даже не видно его на плацу, скрылся за экипажами. Затем этот новый офицер поздоровался, они как положено ответили: "Здравия желаем ваше выскоблагородие!", и все... короткая команда и фельдфебель ведет людей в казарму отдыхать, неужели все кончилось? Сашка перехватил Матвея у входа в барак, долго караулил, при всех расспрашивать о таком деле не хотелось.
  -Чего теперь? Пойдем в город и там его убьем?
  -Ты че сдурел? У него тама поди жонка с ребятенками, прям при них будешь? Сдюжишь тако?
  Александр отрицательно мотает головой, об этом он не подумал. На плацу он бы воткнул в Немца штык без малейших колебаний, а вот в другой обстановке скорее всего не получиться.
  -Спокойся Сашка, иди отдохни, чую я перемена будет нам большая, уберут Немца отседова. Знашь, кто это приехал? Командер наш новый полковой, видно что не по нраву ему как нас заморил ирод проклятый. Завтра поди все и узнаем.
  Пожалуй первую ночь за эту неделю Александр провел спокойно, просто спал, никаких размышлений и терзаний. Следующим утром все началось как обычно, но уже на разводе в судьбе Сашки наметились определенные перемены, фельдфебель чуть ли не за шиворот выдернул его из общего строя и потащил в канцелярию.
  -Вот ваше благородие, ен поелику ученый счет, грамоту знат, как велели сыскал.
  -Хорошо, благодарю за службу братец, штабс-капитан Денисов возьмите солдата в помощь, будете имущество полковое принимать. Этот х.. не только людей замордовал но и все казенные вещи растратил, не иначе все спустил без остатку, чернильницы ни одной найти не могу. -сказал пожилой полковник, и снова зарылся в бумаги, но потом добавил, уже ни на кого не глядя, -Иди фельдфебель обратно, благодарю братец за службу.
  -Рад стараться ваше высокоблагородие! -гаркунул Матвей и мгновенно исчез да хлопнувшей дверью. Для Александра можно сказать наступил новый период в жизни, впрочем и для остального батальона то же, теперь его официально именовали 13-м егерским полком. Новый полковой командир определенно поклонником "фрунта", или шагистики не был, все наличные силы брошены на ремонт казармы, забора и приведения остальных зданий в порядок. Это совсем другое дело, после идиотской бессмысленной муштры и жестоких побоев такая работа казалась людям наслаждением, стучали топоры визжали пилы, дело быстро спорилось. Правда, наш герой то корпел тогда вместе с капитаном в канцелярии над отчетностью, или рылся в цейхгаузах и каптерках пытаясь отыскать положенные по табели шинели, мундиры, сапоги, ранцы и другое ценное имущество. Полковник просто рвал и метал, и судя по фингалам у пьяницы интенданта, содержателя цейхгауза, не обошлось и без применения силы. Немец сразу же сказался больным и больше в части его никто не видел, "солдатский телеграф", который "все знает" принес известие, что бывшего батальонного убрали обратно в Питер, якобы даже с повышением в гвардию. Да и черт с ним, наконец появился настоящий "хозяин", а вместе с ним и мясо в артельных котлах и точно по волшебству набитые соломой полотняные матрасы на нарах, после голых досок невиданное наслаждение. Примерно месяц новорожденный полк лихорадило, спешно готовились к предстоящей зиме, затем разбивали солдат на роты, прибыла еще масса рекрутов, укомплектовали до штата первый и отчасти второй батальоны. Как то незаметно, жизнь вошла в свое привычное русло, и надо сказать Александра поразило очень сильное сходство с тем, что было у него на срочной в СА. Шли рутинные занятия, разводы, караулы и наряды - почти один в один, но имелись и некоторые отличия. Уже на второй неделе командир роты опросил всех солдат, кто каким ремеслом владеет, Сашка сказался слесарем, инженеры по обслуживанию и эксплуатации средств связи тут явно не нужны. В то время полки российской армии практически сами себя обслуживали, сами шили сапоги, шинели, мундиры, даже ремни и упряжь для обоза изготавливали самостоятельно, казна только материалы отпускала. Поэтому, когда приемочная лихорадка закончилась, его определили в помощь оружейному мастеру для починки и восстановления стрелкового оружия, туда же попал и друг Гриша, оказывается он хороший столяр, родители почитай потомственные мебельщики. Вот так впятером, добавился позднее еще один столяр, меланхоличный молчаливый чуваш и плюс кузнец Епифан из под Саратова, они под руководством обрусевшего швейцарца Бауэра и начали возрождать зачахшую было огневую мощь полка. Надо сказать штатное стрелковое оружие досталось от Немца в ужасном состоянии, нормальная картина для того времени, швейцарец тогда несказанно удивил Сашку указав, что видел и хуже. Это еще ничего, оказывается в некоторых частях ружейные замки для чистки собирают и разбирают при помощи штыка и камня, нет никаких положенных инструментов, казна не отпустила. Две тысячи единиц огнестрельного оружия следовало привести хотя бы в пригодное для стрельбы состояние, эта работа на всю долгую зиму и еще возможно еще на одну, как уж получится. Но в ремесленников превратиться до конца им не дали, работа в мастерской спасала только от нарядов и работ, время от времени выдергивали для занятий и учений.
  Всех более-менее "развитых" в полку солдат почти сразу, в течении двух месяцев определили в застрельщики. Обучением этой категории нижних чинов занимался уже знакомый по совместной работе в канцелярии штабс-капитан Денисов. Он единственный в полку офицер получивший военное образование, остальные что называется "учились у дьячка на медные деньги". Вышло так, что вышибли беднягу из гвардии, и из свиты его величества, аналога генерального штаба того времени и как тогда было принято законопатили в самый скверный армейский полк "без отпуску, выслуги, увольнения и досрочной отставки".
  По уставу егерям полагались еще и штуцерные в каждой роте, но за неимением в части нарезного оружия их пока тоже отдали под начало Денисову. В ту пору многие командиры частей от полка и выше не придерживались строго устава по части штатного расписания, поэтому все застрельщики вскоре оказались собраны для удобства обучения в первой роте первого батальона. Вот такая вот веселая жизнь у Александра началась, то над верстаком страдает с напильником, то штыковой бой и основы тактики в рассыпном строю изучает, остальных солдат в отличие от застрельщиков гоняли сравнительно меньше. На удивление, стреляли так называемые "застрельщики" очень мало, егерю в год на обучение полагалось всего шесть боевых патронов, больше внимания уделяли скорости заряжания ружей, для этого использовали иногда патроны с глиняной пулей или холостые. Свинец оказывается здесь в цене, а вот пороха похоже на холостые выстрелы хватало. Александра поразил так же тот факт, что многие ружья мушки совсем не имели, целится надлежало по стволу, а если - редкая удача мушка все таки была на положенном месте, то напрочь отсутствовал не то что прицел, но даже и целик. Обычно в качестве последнего использовали прорезь хвостового винта удерживавшего ствол в казенной части. Наставник быстро ему объяснил, что из этого как бы "огнестрельного" оружия дальше 50 шагов в одиночную цель не попадешь, из хорошего нового ружья можно стрелять и на 150, вот только где они есть - разве, что только в гвардии. Примерно такой диалог у него на занятиях с Денисовым вышел, надо сказать штабс-капитан солдат не чурался и если спрашивали, то отвечал и подробно объяснял, справедливо полагая, что так быстрее наука доходит до подчиненных нежели по старинке через кулаки.
  -Штуцера? Братец ты умом не повредился часом? Когда я в гвардии служил, у нас за вины солдат таким ручным оружием наказывали, его заряжать истинное мучение, а испортить проще простого, -штабс капитан весьма удивился Сашкиному вопросу, и добавил немного подумав, -Еще и ствол короткий, зело неудобен в штыковом бою. Ты где их ранее видал, не охотник ли часом, ты же вроде городской обыватель?
  -Приходилось ваше благородие... я научен, смогу метко стрелять из такого оружия.
  -Забудь, на войне проку от этих немецких финтифлюшек нет, пока зарядишь, тебя десять раз супостаты убьют. Французы от сих винтовальных ружей совсем отказались, и у нас особо не жалуют, глядишь вскоре может и отменят напрочь. На маневры даже в гвардии их уже давно не берут, так и лежат мерттвым грузом в цейхгаузах.
  Штабс-капитан как в воду глядел, в 1807-1808 годах нарезное оружие полностью изъяли с вооружения егерских полков, заменив гладкоствольным, но как ни странно "штуцерные" в ротах сохранились, военная бюрократия верна своим привычкам, вечно правая рука у нее не знает, что делает левая. Такие вот дела, не заморачивались в ту эпоху на обучение нижних чинов прицельной стрельбе, справедливо полагая, что по плотному строю солдаты и так попадут, лишь бы стреляли почаще, а в ближнем бою как известно "пуля дура, а штык молодец". Было так же весьма расхожее среди старших офицеров мнение, что прицельная стрельба "портит" бойцов, отвлекая от работы штыком, якобы солдат в надежде на меткий выстрел начинает уклонятся от ближнего боя, трусит одним словом. Нечего и говорить, что бывшему снайперу и спортсмену-стрелку такой расклад пришелся не по душе, но пока иного выбора не было.
Оценка: 4.14*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"