Иванов Петр Иванович: другие произведения.

Полет над бездной

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 5.97*52  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начал новый проект, старый не заброшен, и над ним работаю параллельно. Новый... что-то вроде подражания "классике п-данства", когда на Россию, которую мы потеряли, сваливается милостью автора лавина плюшек. Вот только где "по жизни" бывает бесплатный сыр... читатель, я надеюсь, догадывается?

   Предисловие.
  
   'Того ж месяца апреля в 30 день закричал мужик караул и сказал за собою государево слово, и приведен в Стрелецкой приказ, и распрашиван, а в роспросе сказал, что он сделав крыле, станет летать, как жеравль. И по указу великих государей сделал себе крыла слюдвеные, а стали те крыле в восмнатцать рублев из государевой казны. И боярин князь Иван Борисович Троекуров с товарищи, и с ыными протчими, вышед стал смотреть. И тот мужик те крыле устроя, по своей обыкности и перекрестился, и стал мехи надымать, и хотел лететь, да не поднялся, и сказал, что он те крыле сделал чежелы. И боярин на него кручинился, и тот мужик бил челом, чтоб ему зделать другие крыле. И он зделал другие крыле - иршеные, и на тех - не полетел, а другие крыле стали в пять рублев.
  И за то ему учинено наказанье: бит батоги снем рубашку, и те деньги велено доправить на нем и продать животы ево и статки.'
  ЦГАДА. Рукописный отдел бывшей библиотеки Московского Главного архива МИД, ф. 181, д. 125/173, лл. 323-323 об. Опубликовано в кн. "Записки Желябужского с 1682 по 2 июля 1709", СПБ, 1840, с предисловием Д. Языкова.
  
   Полет над бездной.
  
   Пролог.
  
  День первый, двадцатый век ближе к концу.
   'Дымит забитый караван, горячий остывает ствол...' полковник открыл глаза на секунду и закрыл снова, иллюзия была, что называется практически "полной", словно он и в самом деле каким-то чудом вернулся на секунду туда "за речку", где воевал когда-то в прошлом. Точно так же он тогда сидел на теплом, нагретом вечерним солнцем, камне, и отдыхал, пока его бойцы собирали трофеи с очередного каравана. Напротив слегка помятый "Датсун" притулился на обочине, в лобовом стекле аккуратная дырочка диаметром миллиметров восемь, веером-снежинкой красиво расходятся в стороны трещины. Отверстие пробито пулей как раз там где надо, не выше, и не ниже. Получатель свинцовой посылки, мертвый "водятел" лежит на сидении, скатился вниз, его не заметно, окровавленный труп не портит картину. Зато прекрасно виден другой "дух" - пулеметчик. Безжизненное тело, упакованное в грязную хламиду хаки-песчанного цвета и перевязанное ремнями снаряжения, свешивается с борта джипа сразу позади кабины. Длинный ствол ДШК, установленного в кузове юркого корейского вездехода, бессильно задран в небеса... "духи" не успели, пулемет опоздал подать свой громкий голос, он их опередил и с большим отрывом.
   Еще один взгляд, сквозь усталые полуприкрытые веки, в прошлое он не провалился, никому не суждено прожить дважды один и тот же день, чудес на этом свете не бывает. Не пыльный и жаркий Афганистан вокруг, мирное подмосковье, а джип рядом за подстриженными кустами роз - японский внедорожник "Nissan". Впрочем, в машинах-иномарках полковник разбирался на редкость плохо, не его специализация, не его профиль.
   Чудная летняя ночь, такие только в средней полосе России и бывают, нигде больше не найти такой. Приятно посидеть на открытом воздухе под огромными яркими звездами, легкий ветерок с реки несет прохладу, одним словом - "лепота", так бы и не уходил никуда, пусть ночь длится вечность. Напротив в соседнем кресле удобно устроился хозяин особняка, вот только с ним не поговоришь по душам, а весьма желательно, необходимо даже в интересах следствия. Если бы кто-то наблюдал издалека, то мог бы подумать - упился счастливый человек "в хлам" и отдыхает лицом в стол, выходное отверстие от пули на затылке не особенно заметно, там кровь уже запеклась и почернела, полностью сливается с черным же волосом.
  Владелец дорогого, элитного загородного особняка, убит наповал может полчаса, а может и час назад, эксперты-криминалисты потом установят точное время смерти, плюс-минус пять минут погрешность. В свете мощного прожектора растекшаяся по столу кровь утратила привычный красный цвет, смешавшись отчасти с дорогим французским коньяком, пузатая бутылка опрокинута и золотистая жидкость до сих пор из нее понемногу вытекает. Спинку хозяйского стула пересекает наискось брезентовый ремень автомата. АКС-74У "душмана" не выручил, от меткой чужой пули не спас. Блики от белых галогеновых ламп играют на вороненой стали ствола и на желто-коричневом лакированном цевье. Опять ностальгия проклятая путает, не "духи" это, хотя и очень похожи, идейные наследники и вероятно - преемники в настоящее смутное время. Историки позднее разберут, разложат по полочкам, по таблицам и навесят "правильные" ярлычки, а пока полковник так называет и старых врагов и новых заодно - привычка, ставшая за долгие годы службы второй натурой.
  -Что за хрен то хоть? Кого нынче завалили? -он улучил момент, и поймал за рукав пробегавшего мимо оперативника, указав глазами на молчаливого "собеседника", прикорнувшего мертвым сном рядом.
  -У нас проходит по международному наркотрафику... большой человек! -быстро отозвался тот, рекомендация хоть куда по нынешним перестроечным временам.
  Рядом, слева в пяти метрах за соседним столиком допрашивают свидетельницу разыгравшейся трагедии. Потоки слез смыли с лица девчонки из эскорта всю косметику и выглядит теперь начинающая "порнозвезда" вполне естественно, как восьмиклассница, горные джигиты ведь любят молодых. Вторую гурию пришлось уложить на носилки, врач из "Скорой" ее чем-то успокоительным отпаивает. Угораздило же девку обниматься с клиентом как раз в тот момент, когда снайпер вышиб из него мозги в прямом смысле этого слова. На высокой спинке хозяйского стула осталось серо-кровавое пятно и еще одна дырочка в придачу. Прекрасных дам две штуки, предполагается, что и кавалеров двое? Дорогой гость валяется 'тушкой' за кустом роз, отсюда видны только его модельные остроносые ботинки от Карден. Если не считать девиц "легкого поведения", единственный нонкомбатант из всего местного почтенного общества, по крайней мере, оружия рядом с трупом не обнаружили. Не повезло человеку, оказался не в том месте в неподходящее время и получил пулю "за компанию" вместе со всеми остальными. С другой стороны... в Москве уже давно идет война в криминальной среде, пусть и не объявленная, но без разных там неуместных кавычек. Убивают друг-друга "бандюганы" понемногу, но регулярно и часто с ненужными жертвами среди случайно подвернувшегося под руку гражданского населения.
  Двадцать метров в сторону от столиков... последний парад верных "мюридов" наркобарона, аккуратно сложены на подстриженной траве газона в ряд восемь тел. Работу внутри здания следственная группа закончила, теперь с "двухсотых" снимут ненужное мертвецам снаряжение, заберут документы и прочие мелочи, а затем отправят трупы в морг, черные пластиковые мешки давно ждут свою законную добычу.
  Хорошие бойцы были у "бальшого чалавека", на классических базарных боевиков и прочих доморощенных подвальных "рэмбо-спортсменов" не похожи ничуть. Поджарые, легкие на подъем, у каждого за плечами явно имеется опыт боевых действий. Были и сплыли, теперь это просто несколько строчек в новом уголовном деле и безликие столбики с номерами на кладбище в ближайшей перспективе. У одного из погибших на поясе видна редкая деталь, сразу глаз цепляется как у профессионала, так и у дилетанта. Кинжал традиционной кавказской работы, серебро, чеканка и, надо полагать, неплохая сталь под черными ножнами. Скорее всего, при жизни данный "кадр" был старшим, командиром маленького отряда боевиков... "башка гяур рэзать"? Острый антикварный булат горцу не помог, как впрочем и новенький американский бронежилет, не пригодился и прибор ночного видения.
  Полковник вежливо попросил одного из милиционеров снять с убитого приглянувшуюся ему импортную "цацку", и подать ему, сам мертвяк ему не интересен, а вот хитрый приборчик заслуживает пристального внимания специалиста.
  -Зачем снимать? Грязный же, в крови... у них этого добра много! -был ему ответ и в самом деле по части снаряжения охрана наркобарона не испытывала затруднений.
  На стол ложится другой аппарат, новый, в заводской упаковке, made in... известная фирма, у "вероятных друзей" на вооружении состоит та самая модель. Игрушка хоть куда, внезапно возникло даже желание "прибрать к рукам", такая корова нужна самому. Нельзя, прочь ручонки загребущие и шаловливые, прочь! Трофей чужой, добыт не им, и даже не трофей вовсе, а скорее вещественное доказательство теперь.
  Все тела убитых похожи как близнецы-братья, и у каждого несовместимое с жизнью ранение головы, патологоанатому не придется долго соображать, причина смерти как говориться "на лицо" и на лице одновременно, одна на всех, за ценой, как всегда у нас, не постояли.
  Рядом с трупами, на расстеленном брезенте раскладывают оружие и боеприпасы, запасливый, оказывается, наркоторговец попался, чего только у него в хозяйстве нет. Автоматы, ручной пулемет, пулемет Калашникова модернизированный, гранатометы, приборы ночного видения, ночные и оптические прицелы, всего не перечислишь, список выйдет длинный... отдельной горкой в стороне пристроились знакомые зеленые "цинки" с патронами и еще какие-то неведомые ящички. Охрана наркодельца была в состоянии отбить и танковую атаку, и нападение с воздуха, и снайпера они тоже ждали, однако бой ухитрились проиграть с разгромным счетом, если уж оперировать спортивными терминами.
  Вроде бы нескончаемый поток оружия иссяк, и можно наконец подсчитать чего и сколько заготовлено на черный день? Рано, где-то в глубинах особняка опытные сыщики раскопали еще один тайник и теперь наверх выносят одну за другой зловещие длинные "трубы" ПЗРК. Такое впечатление, что "восточный гость" приторговывал не только разными интересными веществами, но оружием заодно барыжил. Для самообороны от конкурентов не надо столько "добра", хватило бы за глаза одних автоматов. Хорошая выйдет фотография на память, у него самого в личном архиве масса таких снимков на фоне трофейного оружия.
  -Десять "стрел", одна вертушка! -вслух прикинул полковник, нехитрая бухгалтерия войны ему хорошо знакома еще по 'Афгану', -Киллеру полагается рюмка водки от благодарных летунов, перед тем как в аду его черти в котел отправят.
  Он тряхнул головой, пытаясь побороть сонное оцепенение, тщетно, годы берут свое, его рабочее место не в поле - в уютном кабинете. А вот однокашник, Колька-мент, старый друг вовсю пашет, гоняет своих подчиненных шустро, народ у него летает мухой. Начинали они с Николаем вместе, одновременно росли в чинах, однако позднее разошлись по разным ведомствам. Идет Колька сюда... сейчас начнет спрашивать... отдыху конец.
  -Хватит спать, ты не на службе! -к столику подошел энергичный, полный сил человек в штатском, и сразу взялся за дело "круто", -Зачем я тебя сюда приволок? Не видишь у нас запарка? Скажи хоть слово, ты же специалист!
  -Ищите Шура, ищите... -шутка не очень уместная, но пока ничего иного полковник сказать не мог.
  -Ген... меня всегда бесила твоя привычка говорить загадками!
  -Их десять... -легкая отмашка рукой, одними пальцами в сторону трупов, -Должно быть одиннадцать, одного не хватает для ровного счета.
  -Мы всех подняли, больше здесь нет никого! -подал голос один из оперативников из-за спины "шефа".
  -Ищите еще одно тело. Тот, кто устроил "зачистку" где-то здесь рядом валяется... Не мог он уйти отсюда целым.
  -Осмотрели же окрестности уже...
  -Двести метров? Мало, снайпер ведь работал... прочешите местность далее, до тысячи шагов во все стороны, ваш стрелок не мог уйти с места акции самостоятельно, разве что, его побитого подобрали и унесли.
  Полковник, если честно, не совсем был уверен в своем последнем предположении. Но что сказать, если опыт говорит одно, а наработанная за долгие годы интуиция, "шестое чувство", настойчиво нашептывает на ухо нечто совсем иное? Согласно науке, снайпер-дилетант должен лежать "тушкой" где-то в пределах очерченного им круга. Особняк был прикрыт плотно, охрана по всем признаком действовала грамотно, и не ее вина, что "босс" и его "кунак" сами подставились под первые выстрелы. Преступник, как ни крутись, не должен был уйти от справедливого возмездия. Однако теория... пока с практикой налицо существенная нестыковка. Чутье ему вообще подсказывало, что "тело" сумасшедшего стрелка не только не претерпело существенного ущерба, но и наблюдает за ними из лесного массива, расположенного к югу от особняка на расстоянии километр или полтора, в сумерках легко ошибиться. На всякий случай он тщательно "просканировал", едва видимые в темноте, подлесок и кусты тепловизионным прицелом, однако новенькая и весьма дорогостоящая заокеанская игрушка ничего подозрительного не выявила. С эвакуацией снайпера с места акции опять же "нечисто" получается, к дому ведет единственная дорога, ее сразу же взял под наблюдение прибывший первым из поселка на выстрелы участковый... остается лишь вертолет и как самый неправдоподобный вариант, "убивец" покинул место преступление пешком самостоятельно, или его уволок кто-то из сообщников.
  -Сам то как считаешь? Заказное убийство? -прервал затянувшееся молчание полковник.
  -Скорее "ответка", месть, акция возмездия, если уж официальным языком говорить. На прошлой неделе кавказцы завалили в Лужниках лидера одной из наших московских ОПГ и еще кое-кого за компанию из посторонних. Слышал ведь наверняка, пресса до сих пор пережевывает... 'кровавая бойня в Лужниках'.
  -Согласен... И в самом деле, зачем киллер, ввязался в бой с охраной объекта? Ведь мог бы без лишнего шума уйти, после того как удачно положил хозяина и его дружка.
  -Хорошо, мы продолжим поиски... Я думал ты мне поможешь, затем и пригласил.
  -Николай Палыч... я ведь не экстрасенс, а эксперт! Неужели ты ждешь, что тебе скажут, "работал" здесь прапорщик в отставке Петров, проживающий в Москве по адресу такому-то?
  -А... ладно...
  -Вон какой-то домик в поле белеет, осмотрите обязательно, может ваш убийца дополз на последних силах туда. Откуда стреляли я уже указал твоим ребятам, там на земле могут остаться гильзы, примятая трава, кровь, бинты и еще что-нибудь.
  Отвязались на время от него... полковник огляделся, пока он сладко дремал "народу прибыло" на месте чрезвычайного происшествия изрядно, видимо в РУОПе уже поняли, что не рядовая "разборка" приключилась. Почему бы ему самому не поиграть в "сыщика", раз у Палыча ничего не выходит? На ловца и зверь бежит... участковый в поле что-то отыскал и теперь рысью несется сюда, а если его перехватить и потолковать?
  -Что там у тебя? Гильзы... 7.62 на 39... Можно мне одну посмотреть? А ведь свеженькая, еще с душком, еще попахивает. Улика?
  -Так поди "они" сами и намусорили? -предположил участковый, молодой лейтенант, форма новенькая, и сам весь словно из упаковки вынут. На должности парень недавно и еще "обтереться" и обвыкнуть к реалиям подмосковной жизни не успел, -Я и ехать то сперва не хотел сюда. Раз в неделю у 'черных' обязательно "салют", стрельба в воздух. Сегодня под вечер начали очередями бить... решил сперва, что свадьба, празднуют поди орлы, а потом взрывы услышал.
  Снайпера "давили" всерьез и по полной программе, пустили в ход самые сильные средства, из числа тех, что оказались под рукой, работали из гранатометов по вспышкам выстрелов, били и выходит - не добили? У британцев на Фоклендах очень даже получалось по аргентинцам, а вот у этих не вышло.
  Лейтенант - единственный толковый свидетель, глупые девицы из "модельного агентства" не в счет, вряд ли они расскажут что-то стоящее. Когда он подъехал, бой был в самом разгаре, "ночь сияла всплесками огня", совсем как в известной дембельской песне. Трассеры летели веером во все стороны, и что-то взрывалось периодически в окрестностях особняка.
  -Что мне делать было? Не лезть же туда с одним табельным ПМ? Натурально война... я и бронежилет ведь не одел?
  Другой бы попав в такие условия растерялся, а этот поступил правильно. Участковый доложил "наверх" по средствам связи, и стал ждать чем необычное огненное "представление" закончиться. Разве, что с уровня земли и с положения "лежа" пришлось ему следить за всеми этапами перестрелки... по другому бы не получилось.
  -Молодец... сунулся бы дуром, так лежал бы сейчас вместе с ними, -дорого стоит столь "скупой" комплимент из уст профессионала, но молодой лейтенант определенно его заслужил.
  Из его рассказа, скудной и противоречивой информации, как из навозной кучи жемчужное зерно, полковник извлек для себя кое-какие ценные сведения. Теперь можно сделать определенные выводы о намерениях, оснащении и тактике работавшего здесь снайпера, одна беда - к разгадке ни на шаг приблизится не удалось.
  Еще один "как бы свидетель", проводник служебной собаки... даже не он сам, а его псина скорее. Парочка, человек и собака уже успели поработали вокруг да около объекта и теперь идут сюда.
  -Здравствуй "собачий бог", а я то думал тебя на пенсию выпихнули давно? -мир тесен и с проводником ему уже приходилось не раз "пресекаться" по делам служебным.
  -Здоровеньки булы товарищ полковник, служим еще понемножку! -крутит седой отвислый ус прапорщик-хохол, и этому профессионалу тоже судьба сегодня "не дала", результата у них нет.
  -Никак твоя собачка к героинчику пристрастилась и без дозы уже не работает? -это конечно шутка, наркотики ищет специальный песик, его на человека не выпускают, если только по большой нужде, когда других рядом не нашлось.
  -Обижаете... если бы им давали ордена, то моя Найда Брежнева бы обставила легко. По всей России лучше не найдете!
  Причина неудачи неясна, непонятна и покрыта мраком неизвестности, совсем как окрестности вокруг пеленой темной ночи. Наследил убийца-наемник очень сильно, поскольку торопился, и некогда было ему скрывать улики, в его распоряжении был примерно час времени, если участковый не заблуждается. Прапорщик, несмотря на темноту, нашел в поле еще одну гильзу 7.62х39 и одноразовую бумажную салфетку со следами оружейной смазки на месте одной из предполагаемых позиций снайпера.
  -Заметно, где он лежал, трава примятая, отпечаток локтя в земле остался, и след от ботинка, вроде солдатского, есть рядом. Днем глядишь и еще чего отыщем на свету.
  -Так чего же Найда, мы не работаем? -вопрос адресован не к человеку, а к овчарке. Смотрит собака на полковника, взгляд умный, вроде сказать что-то хочет, да не судьба ей... вот ведь собака.
  -Она след чует, берет, но не хочет идти по нему! -оправдывается хохол за себя и свою четвероногую сыщицу-"напарницу", -Такого я еще не видел в жизни ни разу. Смотрит туда в сторону леса, все понимает и не идет... ни шага, хоть убей. Толкал даже, тащил... не идет!
  -Куда конкретно глядит, если не секрет? Указать направление можешь?
  Так и есть, опять те самые заросли на окраине лесного массива, куда "шестое чувство" полковника упорно помещало невидимого "супостата", а вот импортный тепловизор ничего не показывал, хотя вроде бы должен засечь человека даже сквозь кусты.
  -Может химия какая, чем-то обработали место?
  -Бис его знае... я не почуял, -сердито морщиться проводник.
  Проверено, не раз и не два подносил прапорщик к носу сорванную с места "лежки" траву и растертый в пальцами грунт. Ничего не обнаружил, разве, что человек конкурировать в этом плане с собакой не в силах.
  -Ему только не говори про лес... -прошептал полковник, бросив беглый взгляд в сторону приближающегося коллеги, -Николай у нас человек горячий, как бы своих бойцов туда не бросил ловить стрелка.
  Прапорщик кивнул, он промолчит, и овчарка Найда ничего не скажет, хоть видимо и понимает о чем идет речь. Вроде бы надо преследовать врага по горячим следам, но стоит ли играть с неизвестным противником по его собственным правилам? Опыт в этом плане с интуицией заодно, оба подсказывают, что торопится не следует, здесь не горы Афганистана, здесь другие противники, иные условия игры.
  -Никаких новых мыслей не появилось у тебя? -пришел старый друг и бесцеремонно уселся в кресло напротив, мертвеца оттуда уже убрали, безжизненное тело положили рядом с остальными мертвыми "героями" не объявленной войны. Вопросы, вопросы... их очень много, а вот с ответами туго.
  -Ну давай вспоминай... неужели ничего сказать не можешь? Кто из вашей братии сумеет так отстреляться, чей характерный почерк? Таких умельцев должно быть не так уж и много, или я ошибаюсь?
  -Не знаю... пока ничего определенного, завтра на свежую голову подумаю. План здания и карта местности за тобой... В дом убийца заходил? Какие-то следы его там остались от него?
  -Скорее всего нет, точные выводы сделаем поутру. Кстати... как правильно назвать ночного снайпера, есть определенный термин у вас для них?
  -Никак... мы можем и днем, и ночью работать, некоторые даже предпочитают как раз темное время суток. Однако, здесь воевал больной на голову 'отморозок', и я не могу понять, как он сам уцелел. Шансов у него считай, что не было совсем. Если только охрана под кайфом? Сомневаюсь... на наркоманов они не походят на вид.
  -Я тоже, но заметку себе сделаю, медэкспертиза покажет.
  *******************************************************
  
  День второй, век тот же.
  
  Ну и рожа у вас Борис Николаевич, ну и физиономия... даже на портрете опухшая и похмельная, словно вы ночь напролет 'квасили'... художнику не зачет. Нельзя так изображать царей и президентов, не положено по статусу. С тоской полковник взглянул туда, где еще совсем недавно висел аскетичный суровый "железный Феликс", а теперь... тьфу, глаза бы не видели нашего "законно избранного" алкоголика. Пьешь ты Боря как конь, а я как стеклышко чист, но почему же голова у меня раскалывается с утра, а не у тебя?
  Резкая трель телефона, аппарат устаревшей модели не показывает на дисплее номер входящего вызова и не подскажет фамилию. Да и не надо, ему известно наперед, кто звонит, догадаться не трудно, только один человек дает полчаса с утра на "протирание глаз и прочее", остальные обращаются в любое время, когда им заблагорассудится.
  -Ты на месте, чем занят? Сейчас подойду... у нас п...ц! Мне уже раз десять посулили снять и погоны и голову в придачу. -раздается в трубке знакомый голос, а значит придется Николая выручать из беды.
  Остается лишь ждать и гадать, что же такого стряслось вчера. Вроде бы обычная московская "текучка", одни уголовники постреляли других, эка невидаль в демократической стране, обычная конкуренция и естественный отбор. Жертв для одной акции многовато правда, но не так что бы уж совсем "бойня". И гранатометами в столице никого не удивишь, применяли их и ранее "граждане бандиты", никто особо и не дернулся в "верхах".
  Полчаса пролетело незаметно, дверь открывается без стука, 'свой' ведь заявился к чему лишние формальности. И с порога гость сразу же приступил к делу не теряя времени на ненужные приветствия и расшаркивания.
  -Нужна зацепка, дай мне хоть кого-нибудь и срочно! До вечера надо представить наверх рабочую версию, а у меня еще и конь не валялся. Иначе и в самом деле у нас репрессии начнутся... В этот раз без шуток, он сегодня грозный! -кивок в сторону портрета президента на стене, -Говорят, белочка его посетила, пока еще в легкой форме.
  -Что такого случилось? Десятком бандитов стало меньше, почему наш Борис свет Николаевич так близко к сердцу принял?
  Не особенно стесняясь в выражениях, особенно по адресу 'убивца' и его работодателей старый друг объясняет в чем же собственно дело. Гибель бизнесмена, известного в деловом мире столицы под кличкой 'Шейх' и его личной охраны никого особо не волнует, не он первый и не он последний 'отошел от дел' таким оригинальным способом. Бренное тело наркобарона еще не успело толком остыть, а все освободившиеся после него разного рода 'плюшки' и 'активы' заинтересованные стороны моментально поделили между собой.
  -Но б...дь, они уроды завалили заодно большого человека! Главу делегации от 'царя зверей', они приехали к нам капитуляцию принимать, точно Жуков в Берлин. Ты же знаешь, в верхах с ичкерийцами замириться наконец решили. Деньги на восстановление республики ихней уже выделены из бюджета и, как водится, разошлись по хорошим людям. Вот этого ихнего долбанного 'енерала' киллер и прибил вчера ненароком... теперь от меня требуют его голову! Прикинь... 'сам' мне звонил... я охренел!
  -Но...
  -Миротворческий процесс сорвали понимаишь... бабло под угрозой! Хоть сам не иди с повинной вместо этого твоего снайпера-'ночника'.
  -Успокойся Николай, садись... давай обсудим, может какой-то приемлемый для тебя выход и найдем.
  Гость немного 'отошел', возбуждение окатилось как морской прилив, усевшись на предложенный стул он весьма бесцеремонно осмотрел 'хозяйские' бумаги, что забыл убрать полковник. Карта, план 'того самого' нехорошего особняка... знакомо уже, однако там появились какие-то, начертанные остро заточенным карандашом, линии и прочие стрелочки-кружочки... а значит...
  -Я вижу, ты впрягся... есть соображения?
  -Подожди, сперва расскажи мне о результатах дневного осмотра, что еще нашли?
  -Да в сущности ничего стоящего... следы есть, но по ним на исполнителя не выйти в сжатые сроки. А к вечеру я должен дать 'наверх' хотя бы стрелка!
  Перечисление мелких, скучных подробностей, улик не замеченных ночью и неожиданно 'всплывших' днем, опрос свидетелей... способствуют успокоению, как бы 'принудительно', пожалуй единственный положительный эффект. Николай Палыч, вздрюченный на самом высоком уровне, пришел в себя, прекратил 'матом разговаривать', с ним теперь можно вести диалог.
  -Я правильно понял? Ни следов крови, ни бинтов или обрывков индивидуального пакета или чего-то в этом роде не обнаружили?
  -Голяк... лишь стрелянные гильзы, числом десять. Подобрали там, где ты указал, прошлись с металлоискателем по траве и кустам.
  -И собаки-ищейки след не взяли? Лес рядом хорошо осмотрели?
  -Собачников поубивал бы вместе с их шавками... В лес ходили - свалка мусора, если и есть там следы киллера, то отыскать их невозможно, так все загажено.
  -Эфир прослушивался? Он действовал в одиночку, но может докладывать ему надо было хозяину после акции, или стрелок запрашивал эвакуацию для себя.
  -Слушали, совпало как раз, рядом на трассе МКАД соседи пасли кого-то, я еще не получил точную информацию, к обеду обещали дать мне распечатки разговоров. Записи есть, но на них только мы, 'гайцы' и еще один думский деятель из поселка с ДАМПСом.
  Пауза, затянувшееся молчание, знак согласия, тупик. Полковник уткнулся взглядом в свои бумаги, словно из них можно выжать еще хоть немного информации, а его приятель принялся разглядывать окружающую обстановку. Был он тут и не раз, но сегодня словно того самого 'убивца' искал глазами. Шкаф железный в углу, картотека... не там ли преступник скрывается, не там ли ответ на тысячу и один вопрос? Человека в этот узкий ящик не запихать, не войдет по габаритам, если только карлика, но 'он' может таится где-то в глубине одного из деревянных ящичков картотеки.
  -Друг... Гена... скажи честно, я тебя не выдам. Не твои ли парни вчера сработали? Ты же сам, сперва оговорился насчет спецслужб, было? Если так, то пойду искать в другом месте, а тебя оставлю в покое. -хитро прищурился собеседник полковника.
  -Не мои... захотели бы, не смогли. Снайпер-бандит стрелял в очень тяжелых условиях, с заведомо невыгодных позиций и при сильном противодействии противника. Одного профессионализма и удачи мало для такого дела, требуется специальное оборудование.
  -Какое? У вас же есть ночные прицелы!
  Теперь черед полковника 'читать лекции'... Обычный ночной прицел классического типа особого преимущества неведомому стрелку не мог дать, по сугубо техническим причинам. Точно такие же 'игрушки' были и у охранников наркобарона, по крайней мере на одном 'трофейном' автомате и у пулеметчика. Последний же успел расстрелять чуть ли не две ленты, весь чердак особняка завален гильзами.
  -Тепловизор нужен, он по другому принципу работает, фиксирует не отраженное ИК излучение, а собственное, исходящее от цели. Тепловизионные снайперские прицелы в настоящее время есть только у американцев... в ограниченном количестве. Хай-тек... наша промышленность ничего подобного 'родить' не смогла, и Европа с Японией своих наработок не имеют.
  -Купить, украсть... еще как-то добыть прицел бандюки не могли?
  -Не шути так, вещь экспериментальная, в серийное производство янки их не запустили, пару тысяч всего собрали для себя. Нам презентовали две штуки с барского плеча, когда любовь у них с Ельциным была в первые годы. Почему не закупаем? За него столько просят... дешевле людей расходовать, как у нас в целях экономии теперь принято.
  -А те два твоих... напрокат часом никому не отдавались вчера? Может мимо тебя прошло?
  -Один тепловизор был со мной, второй в это время лежал в сейфе под замком, перед тем как ехать к тебе я случайно проверил оба из них, так вышло. У первого прибора оказался разряжен аккумулятор. И еще, в городской застройке 'американцев' не успели мы протестировать толком, испытывали на стрельбище, где условия идеальные, а значит и опыта боевого применения таких прицелов ни у кого в России нет.
  -М...да. А из чего хоть стреляли, из какого оружия, есть догадки?
  -СКС... для городского бандита хватит за глаза, неплохая машинка. Братья-славяне делают на его базе снайперский вариант для любителей. У меня в коллекции такой чешский экземпляр есть.
  -Почему не АК-47 или АКМ, калибр ведь тот же?
  -С любым 'калашниковым' рано или поздно 'спалят' при хранении или перевозке, его ни с чем не спутаешь. Карабин, если сильно не присматриваться, всегда сойдет за 'гражданский' для случайного свидетеля, сейчас нарезное оружие разрешили иметь охотникам, хоть и со 'скрипом зубовным'. Есть, правда, еще 'Тигр', потомок СВД, сильно на нее похожий, но их выпущено немного и встречаются они пока у народа редко.
  -Охотник, наш ночной стрелок значит, или преступник маскируется под охотника... уже чуток потеплело... И наверняка нелегальный 'ствол' у него имеет легального двойника того же калибра, проблем с патронами нет, никто не придерется при очередной проверке.
  Полковник молча кивнул, оборотом гражданского оружия он особо не интересовался, Николай в таких вопросах лучше разбирается, но умение старого друга 'ловить' суть дела на лету его порадовало, есть еще порох в пороховницах, как в пословице.
  -Убийца не бросил карабин на месте преступления? Жадный или дурак? Или еще какой расчет, нам неизвестный? -следующий законный вопрос.
  -Для настоящего снайпера, а работал снайпер, сомнений нет, годится не всякий ствол... и он обычно привыкает к своему оружию. Это ваши 'звезды'-киллеры могут разбрасываться налево-направо винтовками, у них гонорары космические, а мы имеем дело с 'начинающим' стрелком.
  Тайм-аут... скудная информация принята к размышлению, а в пепельнице на столе прибавляется пара мятых окурков. Трудно найти черную кошку в темной комнате, особенно когда не знаешь есть ли она там, или какая другая, куда более экзотическая зверюшка во мраке прячется. Нелегко, однако человек, что сидит напротив полковника именно этому непростому занятию и посвятил всю свою жизнь без остатка. На этот раз затянувшуюся паузу-молчание прерывает хозяин кабинета.
  -Коля, а твоя агентура...
  -Не напоминай мне о них, максимум, что удалось выжать... слухи, дескать московская 'братва' завела себе специального человека, специалиста по разборкам с 'черными'. Его никто не видел, никто не знает, скорее всего он не местный, а приезжает в Москву и работает по вызову.
  -Может кто-то из старых твоих киллеров переквалифицировался?
  -Обижаешь! Мы их отслеживаем постоянно, один сейчас в Греции отдыхает после очередного заказа, второй на Кипре новый дом обживает с фотомоделью в качестве подруги, еще двое у нас в следственном изоляторе парятся и дают показания на подельников.
  -А главари... нет желающих сдать конкурента, сейчас же вроде модно стало у них решать свои проблемы вашими руками.
  -Пока молчат, только веры у меня нет ни им, ни рядовым нашим агентам-осведомителям.
  Гость, и сам полковник по чину, только разве форму не носит, объясняет теперь кое-какие подробности, вытаскивая на свет потаенные, скрытые механизмы сыска. Рядовой информатор, как правило, сам в банду не входит, обычно он в 'обслуге' преступгой группировки состоит. Водители, дворники-истопники-сантехники, прочие технические специалисты вплоть до 'общих' девиц преступной группировки. Из этой 'мутной' среды рекрутируются добровольно-принудительные помощники правоохранительных органов. Если же на изредка на сыскной 'крючок' попадается настоящий бандит, то лишь конченный наркоман, которому долго уже не протянуть, свои же собратья ликвидируют во избежание утечки ценных сведений или убьет наркотик. Агент постоянно находится под 'прессом', под давлением страха, в случае разоблачения судьба его ждет очень печальная, с 'изменниками' в криминальной среде расправляются жестоко.
  -Наш психолог, умный мужик, между прочим, утверждает что все 'источники' наши процентов на девяносто лгут! -развивает тему гость, -Пересказывают нам те сведения, какие от нас же и получили, плюс какие-то слухи, часто из СМИ или собственные фантазии и предположения. Что-то сделать их заставить, документы какие принести 'оттуда', или пару кадров скрытой камерой, запись на диктофон... невозможно... сдохнут ведь от страха, рука у них не поднимется.
  Раздумья, размышления, бессмысленное убийство времени, дело идет к обеду, пора подвести предварительный итог. На чистом листе появилось несколько строчек, слишком скудный материал, генералам не подать никак.
  -Геннадий, а по твоей оценке 'он' откуда взялся? Где боевой опыт приобрел? Это 'афганец' или из новых, а может вообще какой-то левый приблудный стрелок? Солдат-срочник или офицер?
  -Афганистан... я так считаю, наши новые конфликты скоротечны, а с последней войны ребята еще не вернулись толком. Срочник, видимо, прошел краткий курс обучения, американцы таких и снайперами не считают, у них это - 'марксман', отдельная статья. Труба пониже, дым пожиже, самостоятельной тактической и огневой единицей не является. И он 'воевал', вел бой, а сейчас чаще 'мочат в сортире'... хотя тебе и без разницы, результат одинаковый.
  На белый лист 'принтерной' бумаги ложится еще одна короткая строчка мелким убористым почерком, а места осталось много... будет ли оно заполнено?
  ****************************************************
  Война, войной - обед всегда по расписанию, короткий отдых, прогулка по внутреннему дворику ради 'свежего воздуха' и можно продолжить разговор, не все темы еще разжеваны 'до косточек'.
  -Когда я оценил результат, то подумал - на войне, или спецоперации за такое человека обязательно бы представили к заслуженной награде. Но когда прикинул, как 'он' безобразно работал, то... героя России пришлось бы ему давать посмертно. -первым на сей раз первым взял слово полковник.
  -Так плохо?
  -Не то слово, ошибка на ошибке... кто из моих бы так... в шею 'героя' без всякой жалости выгнал. Самоубийц и дураков я у себя не держу из принципа, ими другой отдел занимается.
  -Можешь подробно растолковать на пальцах, что конкретно тебе не понравилось? Есть у меня надежда еще хоть пару пунктиков набросать в своем поминальнике.
  Внимательно слушать, вникать и главное - терпеливо ждать старый друг полковника умел. Эти черты характера и определили в сущности выбор его профессии.
  Замысловатые технические термины успешно пропущены мимо ушей, пусть с ними разбираются специалист, профессиональный жаргон в ту же мусорную корзину отправлен следом, а где же суть, где тот стержень вокруг которого матерый снайпер-спецназовец строит свои умозаключения, обвиняя во всех смертных грехах своего неопытного гражданского собрата по профессии? Скользкая, тонкая стальная спица изредка появляется, как шило из мешка однако ухватить ее все никак не удается... Все же попытку сделать надо, иначе и смысла терзать старого товарища нет.
  -Геннадий... стоп... минуту, погоди. Разреши я тебя прерву! Я правильно понял, если бы наш 'убивец' видел в темноте как ты при ярком свете, то тогда 'все о`кей'? Ему что ночь, что день выходит пофиг?
  -Да... -две буквы и более ничего, произнесены внезапно охрипшим голосом, изумленным взором полковник уставился на своего собеседника, интуиция и аналитические способности друга его всегда поражали, но сегодня 'Колька-мент' превзошел все, даже самые смелые ожидания.
  Бумага, и японский автоматический карандаш снова пущены в дело, в этот раз очередной пункт подчеркнут двумя жирными линиями, эта короткая строчка станет точкой опоры вокруг которой будет новым Архимедом повернут мир.
  -Что ты там нацарапал? Необычайное острое ночное зрение? -полковнику пришлось податься вперед и вбок, иначе бы он не смог прочесть новую запись, -Стирай Коля, вот тебе ластик, я таких еще не встречал и вряд ли когда встречу.
  -Ты уверен? Попадаются же люди с феноменальным дневным зрением, так почему же...
  -Против физиологии не попрешь, мы приматы, безволосые обезьяны, 'дневные' животные и ни разу не ночные хищники, нам 'оно' зачем? Есть у меня в отряде парень, муху за километр без оптики различает... да только ночью и его и меня обставит обыкновенная домашняя кошка.
  Полковник добавил, что и кошка, по его мнению, не сильно выигрывает, 'картинка' у нее черно-белая, а снайперу очень желательно видеть окружающий его мир в 'цвете'. И еще одно соображение... последнее в бездонную копилку догадок
  -У нас, у обычных людей, вдобавок, мозг обрабатывает ровно столько информации, сколько мы можем увидеть нормальным глазом. Так, что мой дальнозоркий 'кадр' и снайпер средний и наблюдатель как бы не очень хороший, голова у него просто не успевает учесть мелкие детали, когда их слишком много.
  -Фамилию твоего 'орла', пожалуйста... на всякий случай. -в голосе гостя металлом вдруг прозвучала 'официальная' нотка, пришлось назвать человека, карандаш снова зашуршал.
  Бывший МУРовец (в настоящее время их называют иначе) не только не стер записанного, но и ниже добавил еще одно короткое слово, но большими буквами - 'КОШКА'. Враг наконец обозначен, ему дано условное 'имя', под которым его возьмут в разработку, призрак обрел плоть и кровь. Теперь на него можно строить планы, его можно искать и ловить.
  -Эксперты решат, в нашем деле и 'небывалое бывает', причем довольно часто в последнее время.
  -Поправь... неуважение к противнику, чревато проигрышем... И не дай бог журналюги узнают, МУР ловит мурку, самому то не смешно?
  Резкое движение карандаша 'кошка' зачеркнута, пишет 'кот'... нет, появляется другое слово 'кошак', как бы гибрид двух известных животных. Полковник молча кивнул, в самую точку, новое 'имя' удачно сочетает и 'кошачьи' таланты преступника и его, не объяснимые пока, другие 'странности'.
  -Если допустить, что он и самом деле... тогда выходит более-менее логично. С 'классической' тактикой снайпера 'кошак' знаком, учитывает ее в своих действиях, но работает или по собственной оригинальной, или как зверь по инстинкту, по 'чуйке'. И все же почему я таких не помню? Должны же попадаться, если даже один на миллион, то все равно мы бы знали.
  -Атавизм вроде хвоста... только куда более редкий. И в придачу сочетается с психическим заболеванием. Поймаем его и тогда станет точно известно. -карандаш упорно продолжает трудится, появляется еще одна свежая строка.
  Близится развязка, оба и хозяин кабинета и его гость смотрят в одну точку, объектом внимания служит высокий зеленый железный шкаф в углу, куда не достают солнечные лучи из окна. Пресловутая картотека, доставшаяся фсбшному полковнику в наследство от предшественника и которую он сам поддерживал по традиции в актуальном, в рабочем состоянии. К большой войне он уже не готовится давно, разве что к 'конфликтам' и поставить в строй людей, чьи судьбы скрыты за маленькими картонными бланками особой надежды нет. Время идет за окном солнце пытается нырнуть за линию горизонта, результата поисков все нет. 'Уж полночь близится, а Германа все нет'...
  
  -Хорош.. приехали... Дальше только Великая Отечественная, всех 'действующих' бойцов мы перебрали полностью. Остались 'мертвые души'... если кто из стариков еще цел и здоров, то вряд ли сможет так как наш 'котик' отстреляться.
  Действительно, за прошедшие часы картотека себя исчерпала до дна, остались лишь бланки помеченные черным маркером. Ворошиловские и прочие меткие стрелки спят вечным сном под жестяными звездами на кладбищах сел и городов, или доживают в лучшем случае последние годы, а то и месяцы. Их привлекать не стоит, старость не радость.
  -Хреново... как так вышло, что 'он' нигде не отметился? У тебя тут только подтвержденные данные, а насчет остальных, что не попали в сводки и донесения? Байки, сказки, легенды, вымыслы... мечи все что есть на стол, раз уж пошла такая пьянка, 'он' где-то рядом, я уверен!
  Полковник сидит, руки локтями на столах, ладони подпирают тяжелую от воспоминаний голову... тридцать пять лет весьма беспокойной жизни, и самом деле некоторые воспоминания уж очень смахивают на 'сказки'. Что-то вертится в мозгах на самом краю реальности, никак не удается 'зацепить' и вытащить давний, забытый или отброшенный в мусорное ведро памяти эпизод.
  -Афганистан... провинция... черт не помню, не помню... перед самым выводом войск случилось. С нашим случаем слишком много совпадений. Действовал снайпер в одиночку, ночью, в сложных условиях и невероятный результат для одного боя.
  -Кто?!
  -Да не помню я, вроде байку слышал краем уха. Молодой солдат-снайпер положил тридцать семь духов... в первом же бою. Я не поверил... и другие не поверили, заявил бы солдатик трех-пятерых, еще куда ни шло. Рэмбы только в Голливуде живут, у нас их нет.
  Приходится снова полковнику напрягать память, мыслительный механизм работать со скрипом, еще бы 'после' столько всего было, что не так то просто выудить что-то еще вдобавок. Пальцы неуверенно набирают номер на клавиатуре телефона, и - удача ему отвечают с первой попытки.
  -Будьте добры, позовите пожалуйста... Андрей это ты? Голос у тебя не изменился...
  Обмен любезностями, как семья и дети, как то, как се, с кем виделся, с кем нет, короткие мужские сплети... И по делу проскальзывает вопросик, как бы невзначай.
  -Я тут решил мемуарами заняться под старость, давно хотел, но времени не было. Сижу и припоминаю разные байки наши и прочие забавные истории... Обычные героические и не очень 'героизмы' никому нынче не нужны, никто читать не станет, народ уже пресытился. Собираю разный хлам броде баек, слухов и анекдотов. Все никак не могу вспомнить фамилию бойца, ну ты мне вроде рассказывал, парень за одну ночь чуть ли не целый отряд 'духов' перебил?
  На том конце телефонной линии напряженное молчание, слышно как 'звенит эфир' молчание, и там вспоминают... имена даты, пожелтевшие фотографии, ушедшие в вечность лица и события. Кто-то вернулся оттуда, кто-то нет, а иной 'пал смертью храбрых' уже в другое время и в другой стране.
  -Записывай! -крик шепотом, адресованный полковником не в микрофон телефонной трубки, а своему гостю. Имя, фамилия, 'вэчэ пэпэ'... карандаш скрипит не переставая, выводя мелкие красивые буквы. Данные есть, но их чрезвычайно мало, они неполные и возможно очень даже искаженные.
  -Память у тебя, завидую... в какой роте сказочник служил не помнишь? Откуда он родом, где его дрючили в 'учебке'? Так ты даже лично его знал? В госпитале видел... он выжил? Не знаешь... жаль... Большое спасибо выручил ты меня!
  Трубка положена на свое законное место, в пластиковое ложе 'Panasonic'-а, а пальцы полковника все никак не успокоятся и блуждают по истертым кнопкам, пытаются вспомнить еще один 'заветный' номер. Теперь абонента надо искать в архиве министерства обороны, куда сданы на бессрочное хранение почти все документы бывшей сороковой общевойсковой армии, канувшей в Лету вслед за Советским Союзом и всей остальной эпохой.
  Сегодня день определенно задался, и этот 'человечек' оказался на месте, и он готов помочь в поисках. Небольшая пауза, пятнадцать минут и снова информация идет...
  -Пишите Коля...пишите... мышите... А... зачеркивай нафиг, ложный след! Убит оказывается, исключен из списков части. -полковник даже рад в душе такому исходу, одним 'афганцем' на скамье подсудимых станет меньше. А то часто они там мелькают, на радость всем 'демократическим' СМИ.
  И только теперь хозяин кабинета только замечает, что Николай Палыч давно ему делает знаки вполне определенного смысла. Жесты его нельзя истолковать иначе как 'срочно дай мне трубку!' , еще не много и вырвал бы из руки сам. Выражение на лице у него не оставляет сомнений, он 'напал на след' и выпускать его из своих рук не намерен. Приходится отдать ему 'своего' архивариуса.
  -Девушка! Э-э-э... простите великодушно, я не знал, не обижайтесь! -Николай налетел на 'архивную крысу' с энергией и задором молодого 'опера', раскручивающего мелкую шпану на ограбление пивного ларька. Не то 'муровец' боевую молодость вспомнил, не то азарт ему голову окончательно вскружил.
  Позднее правда он 'поправился', вежливо представился и объяснил, откуда он, и что ему собственно нужно. Никаких чудес уважаемые работники архива, разыскивается особо опасный преступник и следствию требуется помощь и всемерное содействие простых законопослушных граждан. Про себя полковник отметил не без некоторого злорадства, 'титул' у старого друга по нынешним временам грозно не звучит и никого не пугает. Раньше такому и уголовники из мелких иной раз с ходу 'оказывали всемерное содействие', а теперь может послать подальше иной законопослушный гражданин. Однако стерпелось-слюбилось у них на этот раз, 'архиватор' попался старой, советской еще закалки и в помощи не отказал.
  -Какие еще есть сведения? Номер госпиталя хотя бы гляньте, отметка об отсылке тела на родину погибшего имеется в документах? Нет ничего... А вы где смотрите? У Вас база данных компьютерная есть... так чего вы же муму... простите... Так бы сразу туда... позовите программиста, коли сами не спец.
  Пока идет диалог карандаш работает непрерывно сам по себе, чуть ли не бумагу насквозь протыкает, такой накал страстей.
  -Гена... факс у тебя есть, какой номер? Тот же, что и у рабочего? Последняя цифра другая... Записывайте! -последнее слово произносится уже в трубку телефона.
  С чувством выполненного долга трубка снова аккуратно водворяется на положенное ей место, поговорили и хватит... Пять минут, раздается противный писк 'ти-ти... та-та' другого 'Панасоника' в дальнем углу, и из черных недр увесистой японской 'бандуры' медленно выползает слегка загнутый беленький листочек тонкой и скользкой термобумаги. 'Вжикает' маленькая стальная гильотина, встроенный резак и бумажка, что сейчас для кое-кого на вес золота уже в нужных руках.
  -Погиб... как же, нашли верующего идиота... бардачок у вояк был перед выводом и нашего фигуранта случайно записали в 'жмурики'. Однако 'котик' жив, здоров по компьютеру, и даже не комиссован по ранению, дослуживал потом в ГСВГ. А значит, и попало ему не столь уж сильно, ведь увечных и тех, кому меньше года осталось туда не отправляли, верно?
  Полковник кивнул, 'хватка' у друга и в самом деле железная, от такого и покойник не уйдет. Причина ошибки проста как пять копеек и банальна... вывод войск мероприятие сложное, и в самом деле что-то могли исказить или потерять. В электронную базу данных заводили лишь относительно 'свежие' и актуальные документы, и там предполагаемым преступник вдруг да 'восстал из мертвых'. С нее и по идее надо было начинать, да как-то он к этим новым веяниям душой пока не прикипел.
  -Смотри как... Фотография есть, может с военного билета или учетной карточки взята, плохонькая... ни рогов не хвоста не заметно, выглядит человеком. Хочешь глянуть?
  -Давай... -беглый взгляд, и в самом деле таких ребят он видел немало на пыльных дорогах войны да и потом тоже встречались неоднократно.
  Немного погодя или чуть позднее... какая разница.
  -Все сходится! Мы его нашли! И по времени сходится! -прокуренный палец сыщика уткнулся в карту бывшей РСФСР на стене, показывая, где конкретно обитает искомый 'кошак', -В четверг 'чечены' устроили замес в Лужниках. Пятницу 'наши' бандюки думу думали, как отвечать, и к вечеру решились. Вызвали своего киллера, ему сутки сюда на дорогу, СКС он возит с собой, добирается на машине. Ночью воскресенья он работает, успешно работает. Сегодня днем похороны 'авторитета'... как раз подгадали, может даже и 'братки' сболтнут ненароком на поминках, мол спи спокойно дорогой собрат, за тебя рассчитались сполна.
  Полковнику осталось лишь наблюдать, как его старый друг бросает взгляд то на листочек факса, то на свои карандашные записи, то на карту... он так решил, оказалось ошибся, есть еще вопросы и скорее всего они появятся и позднее.
  -В схеме у них задействовано всего два человека, снайпер, заказчик и более никого, поэтому и до сих пор мы не знаем... Один выбирает цель, другой ее ликвидирует. Наверняка не в первый раз работают, но вчера он крупно прокололся, оставил нам гильзы... если мы найдем карабин, то узнаем кого еще 'котик' порешил за последние годы. Ты вроде обмолвился, что 'кошак' все еще в Москве, 'чуйка' тебе подсказывает?
  -Можно и так сказать. Ночью вчера было ощущение, что он вообще далеко не ушел после боя и наблюдал за нами от кромки леса.
  -Учтем, сейчас сразу же пошлю людей в Мухосранск, откуда прибыл 'котик', как раз у меня его земляк в отделе есть, он и поедет там рыть. Еще как-то на заказчика бы выйти... голубая мечта, пока никак не соображу, что их связывает кроме денег?
  -Может как в старые времена поступить? Всех, кто на верхах, взять на время в оборот, ОМОНа нагнать и 'демократизаторами' отхерачить господ бандитов от души. Результат же получались прекрасные тогда, всех подряд сдавали?
  -Ты от жизни современной отстал! Теперь один бандюк помощник депутата, другой и сам в Думе сидит, третий - лучший друг министра, вместе пьют и девок одних дерут дуэтом. Как их теперь дубьем бить? Не демократично! Знать бы конкретно, кто 'герой', тогда дадут санкцию, всех скопом прессовать нельзя. Ничего, я обязательно что-нибудь придумаю.
  Окрыленный, еще бы, 'почти раскрыли' такое бесперспективное дело и всего за четыре жалких часа, старый друг не ушел, и не убежал не попрощавшись, скорее 'улетел' к себе, теперь будет 'добивать' со всей присущей ему энергией.
  Все бы ничего, радоваться надо, а на душе кошки скребут. Полковник неожиданно поймал себя на запретной мысли, что не воспринимает он пресловутого 'кошака' как врага, никак не получается представить его по ту сторону прицела, а вот рядом - запросто.
  Преступник, может быть... убийца - без сомнения, но как-то совсем не хочется его ловить, если только ради спасения старого и единственного друга, или собственного.
  'Посла', на совести которого взорванный вместе с жителями ДОС в Кисловодске и другие подобные 'подвиги' ему не жалко, почтенного наркоторговца тем более, а 'духов' из охраны и подавно. Несколько лет назад полковник сам таких деятелей порой 'прорабатывал' свинцом. Лично ему приходилось нажимать на спусковой крючок, по приказу правда, а здесь... в сущности тоже приказ и тоже война и тоже не объявленная и не учтенная. 'Котик', или кто он там на самом деле, выполнил ЕГО работу и справился на 'отлично'.
  Не прошло и часа, как пожелтевший от времени и никотина Панасоник снова взорвался звонком.
  -Поздравь меня! Теперь уже можно! -раздался в трубке знакомый голос.
  -Неужели взяли? -удивился полковник, в столь быстрое развитие событий ему с трудом верилось.
  -Пока нет, но сижу и читаю его личное дело. Он в МВД устраивался, его не взяли, но документы успели дойти до Москвы и осели в архиве. 'Котик' и в самом деле шизанутый в полной мере, с детства по психушкам шляется... И я вышел на заказчика!
  -Не может быть! Как?
  -Сам гад пришел... точнее позвонил, с утра уже телефон обрывал, а меня на месте не было, разминулись на полчаса. Ваш, оказывается 'конторский' бандюк из бывших, ссыт по полной. Почуял, сука, что жареным запахло и проявляет сознательность, раскаивается, сдает своего человека. Договорились, с утра встречаемся на нейтральной территории, и он отдает мне нашего 'кошака' со всеми потрохами... А его самого тронуть не моги, неприкасаемый для следствия. Посредник он между бандитами и ФСБ вашей коммерческой, берегут его, как зеницу ока.
  Полковнику нечего сказать в ответ, оправданий нет и быть не может. И в самом деле, 'мозги' у родного ведомства уже давно сгнили и превратились в какое-то 'левое' ООО с коммерсантами, бандитами, разборками и прочими атрибутами развитой демократии. Вот теперь и киллер собственный у них появился, полный комплект для успешного развития и процветания 'рашен бизинес'. Силовая часть пока еще более-менее 'советская', но уже налицо негативные тенденции, его подопечных постоянно 'прощупывают' интересными коммерческими предложениями.
  
  День третий, век тот же и герои те же. Время ближе к вечеру.
  
  Знакомый кабинет, знакомые действующие лица. Двое, из которых один с погона полковника, другой штатский за столом рассматривают некую техническую игрушку, не бог весть какая редкость для Москвы - обычный пейджер. Что они рассматривают... пейджер он и в Африке пейджер, и фирма-производитель уже примелькавшаяся - Моторолла.
  -Через эту хрень они и связь держат между собой. Видишь дату? Как раз... и сообщение 'задание выполнил'. Полчаса прошло и новое 'задерживаюсь до завтра'. С тех пор молчок, следующую весточку жду к сегодняшнему вечеру.
  - Откуда его надо забирать, как они договорились, вам уже известно?
  -А как же? Три точки назначены, осторожный однако. Где конкретно, он сам сообщит заранее, за пару часов. Встречать должен заказчик и куда везти, опять же куда не знаем, 'кошак' сам укажет.
  -Заказчик согласился вам помочь?
  -Ему недосуг, видите ли, занят сильно делами... Он с 'котиком' встречаться не желает, и даже со мной не встретился, мне передали через курьера пейджер, карту местности с пометками и по телефону прочие инструкции. Мы подобрали похожего сотрудника из своих, загримируем, в сумерках сойдет. Машина той же марки у нас есть, номера подготовили. Что не так?
  -Пожалуй ничего... -полковник хотел было возразить, ведь как работает у 'кошака' ночное зрение неизвестно, а вдруг подобно некоторым животным он 'зрячий' и в других диапазонах от инфракрасного до ультрафиолетового. Если так, то на 'ряженного' его не взять.
  -Мы пока не знаем, как его вызвали в Москву, заказчик мямлил что-то про 'сеть чего-то нет' и компьютеры, хотя сам в них едва-едва разбирается. Не верю ни одному его слову, скорее связались через местный филиал одного известного всей России и ближнему зарубежью ООО. Не ясно и как 'котик' скидывает сообщения на пейджер своему нанимателю. ДАМПСа у него нет, рылом не вышел, а по обычному городскому телефону он не звонил. Технари репу чешут и ничего конкретного сказать не могут, на деревьях в лесу у нас таксофоны не висят, 'котик' же, по всем признакам, прячется где-то в лесном массиве.
  Полковник хотел еще кое-чего уточнить у друга, узнать кое-какие мелкие детали предстоящей операции. Сомнения в успешном исходе задуманного и раньше были, а теперь усилились многократно. На лицо просто вопиющая не стыковка, по материалам личного дела фигурант псих и чуть ли не дебил на уровне полу-животного, а тут полезла какая-то хитрая электроника и прочая 'заумь' с которой специалисты разобраться не могут. Он даже намекнул, но тщетно, его старый друг не внял предупреждению и отмахнул 'возьмем - узнаем'. Еще бы, зверь сам идет на ловца!
  Моторолла внезапно запрыгала на столе и заверещала тихонько, зеленый экранчик высветился коротким сообщением 'выйду 3, выйду 3'.
  -Он наш! Сам указал где его брать, техника на грани фантастики, только-только наручники на преступника не одевает автоматом. Пожелай мне удачи друг и с утра приходи к нам, будем мы с 'котиком' общаться.
  
  День четвертый, век тот же и герои те же. Утро. Место то же.
  
  Час прошел с начала рабочего дня, лимит отпущенный на 'вежливость' и на планерку заодно исчерпан полностью и без остатка. Самое время звонить Николаю Палычу, долг красен платежом и полковник уже заранее составил вопросник на двух листах формата А4.
  -Доброе утро!
  -Спасибо... не хрена не доброе! -знакомый голос в трубке, можно и не спрашивать, отвечает сам, -Не ловиться крокодил, тьфу... 'кошак' наш, в засаду он не пошел. Ждали вечер, всю ночь и утро в придачу и без результата. Нет результата!
  -И теперь как?
  -Пинаю заказчика, он обещал показать место, где подбирал 'котика' в Москве перед акцией, не исключено, где-то рядом припаркована его машина, может по номерам региона ее вычислим. Объявили в розыск, введен план 'перехват', раздали фотографии преступника патрулям.
  -'Кошак' понял, что его ищут и если не дурак, то к людям не пойдет. С его родины известия есть?
  -Есть и хорошие для нас, мой человек набрал массу рабочего материала, ждем на днях. В Мухосранске ихнем 'котик' человек достаточно известный, оказывается... в узких криминальных кругах.
  
  День пятый, век тот же и герои те же. Утро. Место то же.
  
  Звонок телефона... кто? Сколько раз уж полковник просил связистов установить ему современный 'цифровой' аппарат. У генералов и номер высвечивается на дисплее и фамилия абонента, им не надо в сущности, а вот ему очень кстати. Скорее всего с утра напрягает все тот же Николай. Трубка снята после третьей трели.
  Приветствия, как без них... о 'котике' полковник пока спрашивать не стал, зачем обижать старого друга, но тот сам проговорился.
  -Осталась еще надежда взять его в столице. Повезло, мы нашли его машину, номера не его региона, а соседнего, и водит тачку чужую по доверенности. Дети ограбили припаркованную на окраине 'шестерку', и попались с добычей в руки ППС-никам. Аккумуляторы для радиостанции, зарядное устройство, какая-то электронная мелочь и главное - пустая обойма от СКС! Сомнений нет, его 'тачка', в заднем сидении тайник устроен для карабина.
  -Обойму они зачем взяли?
  -До кучи видать попалась, не поняли что такое... велел отпустить воришек без формальностей.
  Далее пошли соображения, как собственно в этот раз собираются ловить неуловимого 'человека-кошку'. Обычная засада для такой цели не годится... и Николай Палыч придумал необычную.
  -Мы все вернули на место до последней мелкой хреновины и следы аккуратно потерли вокруг. Никаких приклеенных волосков и спичек в дверях своего ВАЗа 'котик' не оставил, украденные детками вещи лежали в бардачке и под сидением.
  -В сумерках он легко может заметить кого-либо из твоих оперативников издалека!
  А хрен ему, обломается... там никого из наших нет, и я лично оторву яйца, тому кто к той 'шахе' подойдет хоть на тысячу метров!
  Замысел воистину иезуитский, но достойный настоящего сыщика-профессионала. Брать преступника решили не возле машины, а прямо на трассе, пусть немного покатается напоследок. Выход, или 'выезд' у него только туда, с другой стороны оперативно организовали 'ремонт дороги' и даже асфальт расковыряли. На трассе же с двух сторон поставлены экипажи ГАИ, а рядом скучают в машинах бойцы группы захвата. Со стороны выглядит обычно, буднично... рубят 'гайцы' бабло понемногу, останавливая проезжающих по разным поводам и без поводов.
  -Он вроде мужик 'без понтов' хоть и бандит, остановится по жезлу.
  -А если нет?
  -Мы ему радиомаяк в машину прикрутили, можем вести незаметного до самого его логова.
  -Ваши приготовления он часом не видел?
  -Я считал и ребята считали, сверяли... не должен. Ему далеко идти, если пешком, другие способы передвижения для него нежелательны, если только бросит свой СКС и снимет тачку?
  -Карабин он не выкинет. Он не тупой... просто, как это назвать, даже не знаю подходящего слова...
  -И я тоже уверен, иначе бы мы нашли брошенное оружие возле особняка. Ждем, в течении следующих трех дней или ночей он должен проявится.
  
  День десятый, век тот же и герои те же. Утро. Место то же.
  
  Утро, обычное утро посреди недели, не пятница 'день тяжелый' вроде, а все равно с делами как-то неопределенно, ясности пока нет.
  Стук в дверь и почти сразу же она распахивается настежь, знакомая манера и человек знакомый. Пришел старый друг, на этот раз вполне официально, его проблемы стали проблемами и полковника, но он не обижается. Дежурные приветствия и почти сразу перешли к 'делам насущным'.
  -'Котик' теперь террорист, мы им занимаемся. Ты, я вижу, Николай Палыч рад переменам?
  -Грех не порадоваться, я от него избавился и могу спать спокойно, пусть ваши землю носом роют. Знаешь из-за чего сыр-бор пошел?
  -Не совсем...
  -Привезли полное его личное дело, у нас в архиве было сокращенное и какая-то сука нарочно так скомпилировала материал, что выходил он даун-дауном, такому кто на суде поверит, если заявит, что завербован я ФСБ? Оказывается же на проверку, интеллект у него в порядке, в школе золотую медаль не дали из-за поведения, технический вуз закончил с красным дипломом, владеет кроме родного, и командно-матерного еще и одним иностранным языком. Заскоки... и 'дурка' у него были, расскажу потом, а пока вот это.
  На стол полковника ложится тонкая синяя папочка, документы какие-то неспециалисту сразу и не вникнуть.
  -Что здесь?
  -Смертный приговор... песец котенку. Он в этом году, зимой стажировался за свой счет в иностранной фирме, по аппаратуре видеонаблюдения и по системам безопасности. По словам моего человека 'конторе' он не чужой, хоть и в 'братве' состоит несколько лет. Беседовали с ним неоднократно разные люди, в том числе заказчик последнего убийства. И прикинь - всегда на его территории, вот идиоты!
  -Пахнет новой баней с проститутками, как с тем прокурором?
  -Хуже, весь бизнес у твоих 'чекистов' под угрозой, цепочка длинная, потянут за одно звено и все накроются, всех вытянут.
  -И поэтому его...
  -Да! Как 'наверху' увидели слово 'видео' в отчете, так и все - 'особо опасен', неофициальный приказ - 'живым не брать!'. Впрочем ты, похоже, в курсе? И прибарахлился никак?
  -Нам купили новейшие тепловизионные прицелы на всю группу и прочее полезное оборудование... -признался полковник, скрывать смысла не было, его не большой кабинет завален различными ящиками и коробками, -И сегодня вечером я сам пойду наблюдателем, ловить вместе с ребятами 'кошака'.
  -Бог в помощь.
  -Боюсь не поможет... тепловизор его не видит, не засекает. Я консультировался с биологами, и с нашими спецами заодно. Прибор рассчитан лишь на обнаружение человека или крупных теплокровных животных.
  -А у нас 'кошак' кто по сути? Неужели он не человек?
  -Не знаю, только есть подозрение, что умеет 'котик' менять температуру своего тела, подстраиваясь под общий фон местности. Наука не против в принципе, разве не для человека, а так... полезное эволюционное приспособление, заметная экономия энергии. Возможно, он мутант, обычно они нежизнеспособные и дохнут еще в утробе матери, а этот выжил.
  -И он вдобавок может бодрствовать 24-е часа в сутки не нуждаясь во сне и отдыхе, отчего его и лечили в психушке и не вылечили, позор медицине. Теперь понятно, почему вторая моя засада провалилась, он пришел на место встречи раньше нас. И все же не верится, что подобный монстр реально существует!
  -Не бери близко к сердцу, скорее всего у него был с собой сканер, а 'гайцы', или твои ребята в эфире ляпнули что-то лишнее, мог он поймать и сигнал вашего радиомаяка. Разобрались у вас с его пейджером, установили, как он на него сообщения сбрасывал?
  -Обижаешь дружище... и дня не прошло у меня подозрения возникли. Не зовет 'кошачья' Моторолла в массажный салон к девкам и акции МММ не предлагает покупать по спеццене, ни одной рекламы и даже обычную погоду вечером не прислали. Отпирались спецы, как могли, велел им при мне вскрывать аппарат и смотреть каждый винтик.
  -И нашли?
  -Это не пейджер... электроника та же самая, перестроена слегка лишь приемная часть и программа там у него внутри другая. Работает он через нашу МВД-шную транковую радиосеть связи. У 'кошака' передатчик, он выпинывает абонента из нужного ему канала и передает там свое сообщение короткой посылкой. По сетке разлетается по Москве и области в придачу... Это если переделанный им приемник далеко, если рядом, то транк отключают и валяют напрямую, по крайней мере, так мне объяснили.
  -Подкованный технически нынче бандит пошел. Связистам вставят по самые гланды?
  -Уже вставили... И ты мне лучше объясни, почему ваши его ловят в треугольнике ограниченном МКАДОМ, железной дорогой и рекой? Они на шпале по солдату намерены поставить, и в самом деле считают, наша полу-кошка или полу-человек, воды не любит и не умеет плавать?
  -Я их проконсультировал... чутье мне подсказывало.
  Собеседник не без язвительной улыбки оглядел владения полковника, шестое чувство временами приносит вполне весомые материальные выгоды. Снайперы ФСБ теперь обеспечены современным оборудованием на пять лет вперед, скорее всего и винтовки им новые импортные закупили под 'кошака'.
  -Не смотри так Коля... побочно получилось, я не выпрашивал прицелы. И в самом деле у меня как бы связь с 'ним' с той ночи... бывает во время снайперской дуэли изредка, пока ты его или он тебя не достанет. Еще вчера 'кошак' был в треугольнике, но сегодня утром я его потерял окончательно.
  -Жаль, что он ушел, мы еще одно не раскрытое 'резонансное' дело собирались на 'котика' повесить. В начале лета из того же карабина троих положили. Один ФСБ-шник, два члена этнической ОПГ и пятнадцать штук зеленых президентов и все в одном шестисотом 'мерине' рядом оказались, бывает же в жизни?
  -И хрен с ними, тремя гадами на свете меньше! - неожиданно вырвалось у полковника, хозяина кабинета, не то хотел сказать, совсем не то... вырвалось само по себе.
  
  
  Глава первая. Бездна времени.
  
  Несколько дней спустя. Век тот же.
  Дачный поселок, подмосковье, ночь. Темнота, тьма бездонная... человек с ружьем невольно сжался, 'сайга' у него в руках особого доверия ему не внушала, хоть и нарезная она и самозарядная, и вроде бы даже стреляет, по крайней мере стреляла в тире магазина, где он приобрел оружие. Всего то нужно пройти полсотни шагов по внутреннему, обращенному к лесу, двору в направлении распределительного щитка на столбе. Просил же он электриков перенести проклятый серо-белый ящик в дом и даже деньги хорошие заплатил авансом. Обещали сделать через неделю, в самый неподходящий момент вышибло автомат, и сиди себе во мраке. Страх темноты, самый древний, иррациональный, необъяснимый довлеет почти над каждым... знаешь ведь, нет там ничего опасного и тем не менее и сердце сживается в комок и холодеет спина порой. В данном конкретном случае реальная угроза как раз присутствует и нешуточная, поселок и весь район пребывает на осадном положении несколько дней подряд. Военные прочесывают леса, по дорогам взад-вперед катаются БТР-ы и грузовики с солдатами, днем в воздухе постоянно барражируют вертолеты, и словно коршуны высматривают что-то на земле. На крыше самого высокого здания в поселке расположились снайперы, несут вахту днем и ночью, одного он видел мельком на днях. Ищут не то какого-то особо опасного преступника, не то целую шайку террористов.
  Тем не менее он решился, пойти и включить проклятый 'гнилой' автомат... энергия необходима ему для работы, без нее никак. В доме есть автономный дизельный генератор, но не предназначен он для освещения и бытовых нужд, а для чего тогда? На этот вопрос профессор отвечать не станет никому, если только и в самом деле пытать начнут.
  Когда начался 'малый ГКЧП', так обитатель дома на окраине назвал для себя события последней недели, большинство населения престижного дачного поселка в панике бежало в Москву, оставив сторожить добро охранников и прислугу. После объявление комендантского часа ретировались поспешно и эти последние 'стражи'. Еще бы, военные через мегафоны пообещали открывать огонь по любому, кого увидят ночью на улицах или в окрестностях поселка. Позавчера вечером была интенсивная перестрелка где-то на окраине, почти в самом лесу и утром профессор наблюдал потом, как в санитарную машину грузили раненых в пятнистой армейской форме... В поселке из жителей он остался один, если не считать брошенных хозяевами домашних собак. И он бы уехал, но в его доме находится уникальная аппаратура, цена которой велика, невозможно оценить в деньгах... обыск и осмотр строений поселка начался вчера, дело движется, скоро доберутся и до него. Не может он допустить, чтобы вещь в которую вложена столько труда и жизней погибла под берцами и прикладами солдат, разнесут ведь не глядя... или сломают в лучшем случае, и он не уверен, что сможет потом восстановить утраченное. По любому, у властей возникнут вопросы, что это такое, и для чего предназначена данная установка, а дать исчерпывающие ответы он не может... тупик. Последние шаги и хлопает дверь в переднюю, по старой привычке называемую иногда 'сенями', и здесь мрак... надо включить свет, только руку протянуть стоит.
  Ши-х-х, словно порыв ураганного ветра вырвал у него из левой руки оружие и в ту же секунду его самого прижали лицом к стене. Теперь ему в спину упирается ствол его же собственного карабина, и вопросы задает некто возникший внезапно из мрака ночи.
  -В доме кто-то еще есть? Вы одни?
  -Я один...
  -Вперед и без глупостей, не шуметь и свет не включать!
  
  Помещение освещается тусклым светом луны, едва проникающим через полу-зашторенные окна, однако незваному гостю недостаток света не помеха. Мягко столкнув хозяина в одно из кресел, ночной пришелец подходит к оружейному ящику и что-то там делает, толком не видно одни лишь силуэты. Судя по звукам и, он отсоединил магазин от 'сайги'. Затем, уперев приклад в бедро передернул затвор, удаляя патрон, неведомым образом в темноте поймал его прямо в воздухе свободной рукой... акробатический трюк. После чего патрон, судя по легкому щелчку, снова присоединился к своим собратьям в магазине. В конце всех манипуляций послышалось из темноты 'Ну и дрянь, хорошо, что я себе не купил!' и мягкий хлопок дверцы уведомил дома хозяина о том, что его 'сайга' вернулась обратно в оружейный ящик.
  -И что вы намерены делать дальше? -осторожно спросил профессор, почти шепотом.
  Пришелец из мрака, бандит, террорист или черт какой вообще говорить ему не запретил, запретил только 'шуметь'.
  -Я вас сильно не стесню... -ответил 'мрак', -Для начала я хотел бы немного посмотреть телевизор.
  Отказать в просьбе профессор не мог, даже если бы и захотел и вскоре, после того как шторы были задернуты наглухо, засветился 'голубой экран' старенького, еще 'советского' ЗУСЦТ, дальше надпись на передней панели отколота и понять, 'Горизонт' ли это 'Электроника' или 'Рубин' теперь невозможно.
  Сам 'гость' по прежнему в темноте, едва виден силуэт его, телевизор он развернул так, что почти весь свет падает на хозяина. Выгоревший за долгие годы эксплуатации кинескоп цвета передает плохо, но тем не менее изображение вполне отчетливое и даже с некоторой претензией на качество, по крайней мере сигнал не из эфира, характерных помех нет и в помине.
  -Кабельное телевидение? Откуда? -раздалось из угла, где во втором кресле удобно расположился 'гость'.
  -MMDS с Останкино... я недавно купил на рынке в Митино антенну и конвертер в придачу.
  На экране быстро промелькнули титры, блок новостей уже закончился, опоздал ночной 'гость' на несколько минут, и тут внезапно серо-голубую поверхность оккупировала некая весьма упитанная персона в рясе, с золотым крестом и с необъятными щеками, за которыми с трудом угадывались уши.
  -Спокойной ночи православные? А где же иноки Хрюша и Степашка? Чего он там бормочет себе под нос?
  -Вас сдаться уговаривает, покаяться и сдаться, третий день уже каждые два часа крутят по вечерам. Я бы на вашем месте сперва крепко подумал... ведь поп обещает царствие небесное, а вот насчет гарантий жизни, или хотя бы справедливого суда на земле не говорит ничего.
  -Понятно... вместо родственников преступника, как на западе принято. Решили, что раз неадекватный я, то и так прокатит для галочки, везде формализм... мать их, лишь бы отчитаться. Этого хмыря в первый раз в жизни вижу, могли бы хоть моего лечащего врача что-ли привлечь.
  -Медик клятву Гиппократа дает, ему нельзя так, отсюда и священник, попу можно. Если не секрет, зачем вы мне все это рассказываете?
  -Я к вам по делу пришел, если была бы нужна жратва, так любой дом на выбор для меня, почти сотня в поселке пустует. Гришку-коммерсанта помните? -и тут пришелец назвал фамилию этого самого Григория и еще ряд небольших и забавных фактов, точнее 'фактиков' связывавших их троих словно невидимой цепью.
  -Выходит мы с вами заочно знакомы?
  -Можно сказать и так. Меня окончательно 'достали', вот и решил зайти к Вам насчет того самого предложения... Альтернатива - или за Урал податься в тайгу, там полно мест, где никто меня не найдет, или за границу рвануть, но там сложнее и боюсь, я за бугром не приживусь. Здесь, дома, в России для меня полностью все потеряно.
  -Может есть смысл вам подождать лет пять или десять, Вы еще молоды... сменится власть и может быть про Вас забудут. Я знаю одного влиятельного человека, он бы мог...
  -Исключено, меня 'они' не забудут никогда, слишком сильно я им досадил, хоть и не ожидал сам такого эффекта.
  Гость встал, и немного повернул громоздкий ящик старого телевизора, теперь часть света от экрана падала и на него, поп кончил бубнить, его место заняла полуголая красотка, рекламирующая 'волшебные' акции МММ. Теперь видно, что оружие 'пришельца из мрака', его карабин СКС стоит прислоненный к боковой стенке кресла, рядом бесформенным комом валяется рюкзак. Одет пришелец в камуфляжную куртку, иностранного производства, такие профессор уже видел раз у лесников и егерей, брюки взяты от какой-то униформы или спецодежды, и в качестве обуви на ногах ботинки-'берцы' военного образца. Рост средний, лицо... по ТВ уже пару раз показывали 'убивца', так что тут ничего нового для себя профессор не открыл.
  -Ждали мы вас с нетерпением, но не этим летом, Гриша полагал, вы еще продержитесь до его возвращения из США, но раз уж пришли, то я к вашим услугам. Подготовка еще не закончилась, однако в связи с возникшими чрезвычайными обстоятельствами... можно и сегодня начать. Не исключено, что другого времени... другой возможности у нас просто не будет.
  -Выходит, ошибся Гришка, я спалился раньше. В чем сущность вашего предложения? В какую страну надо ехать и чего там делать? Надеюсь... убивать там никого не надо?
  Профессор вздохнул, разговор предстоял им долгий, предполагалось, что с 'ним', с гостем, сперва плотно поработает собранная спонсором их Проекта целая команда специалистов от историков-краеведов и этнографов до врачей и психологов включительно, но всемогущая судьба-злодейка распорядилась иначе.
  -Выпить для разрядки не хотите? У меня в баре есть приличный армянский коньяк, со старых советских времен бутылка завалялась.
  -Если только за компанию. Алкоголь, наркотики, табак на меня не действуют.
  -Простите, я и забыл совсем, а с ядами как?
  -Не пробовал, не знаю, но что-то меня убьет наверняка.
  -Тогда начнем... пожалуй, -профессор подошел к окну и отдернул плотную штору, слегка приоткрыв обзор, -Крайний дом у леса и солдат рядом там вы видите?
  Картина и самом деле необычная, один въехавший тупым рылом в забор БТР чего стоит, как на войне... Рядом картинно обнявшись стоят спиной к зрителю две могучие фигуры. Одна с головы до ног в камуфляже, друга в 'ментовской' серо-синей форме. У одного на бронежилете надпись ОМОН белыми буквами, у другого - ничего. Братство по оружию... крепко скреплено бутылками темного стекла, которые каждая 'статуя' держит в свободной руке и времена подносит ко рту. Еще один боец присел отдохнуть на крыльце, глаза полузакрыты, на лице застыло выражение неземного блаженства, автомат на коленях. На столе летней кухни и бутылки стоят строем и тело чье-то в армейской форме лежит между ними, и еще один воин занял боевую позицию прямо на траве поодаль, закрыв голову руками.
  -У господина депутата государственной думы хобби, марочные вина он собирал и коньяки, набрал целый погреб. -прокомментировал необычное зрелище профессор не без ехидства.
  -Да ладно уж вам... не убудет от него, еще наворует, а ребята хоть раз в жизни выпьют что-то приличное, а не поддельную дрянь из ларьков и магазинов. Разве, что потребляют не закусывая, для головы плохо.
  -На другом конце нашего 'веселого городка' находится дворец криминального авторитета, и там та же пьянка кипит. До нас с обыском доберутся дня через три такими темпами, остальные дачи попроще и процесс пойдет быстрее. Времени вроде бы достаточно для задуманного мною мероприятия.
  -Ну коли так, я готов, начнем?
  -Да пожалуй... вы в детстве космонавтом стать не мечтали?
  -Я бы рад, но мне никто не предлагал... -улыбнулся гость, теперь уже без кавычек, в лице его проступили кое-какие черты, не особенно заметные на фотографиях. Что-то азиатское есть у него в облике, небольшая 'узость' глаз и еще... ранее профессор за ним такого не заметил.
  -Вам предстоит не поездка, даже не знаю как сказать... скорее полет, перемещение в страну которой не отыскать ни на одной современной карте. Предупреждаю сразу, у вас уже было два предшественника, мы сделали две попытки и обе признать удачными никак нельзя.
  Что с ними случилось?
  -Первый погиб, подробности нам неизвестны, надеюсь вы разберетесь, что там произошло на месте. Второй жив, и относительно 'здоров', только свихнулся, местные аборигены держат его в психиатрической клинике.
  -Прекрасная перспектива... но меня не пугает. С точки зрения врачей я и так псих, 'интересный случай', меня так и не вылечили, но я не кусаюсь, вот и выпустили.
  -Продолжим, если вы еще не догадались, я помогу. Вам предстоит совершить путешествие во времени. В подвале моего дома находиться специальная аппаратура, так называемая 'машина времени'. Сама пусковая площадка откуда вы 'отправитесь в полет' помещена в гараже, там места много, там же и пульт управления всей установкой и резервным источником энергии.
  -Хм... а ведь явно денег стоит и не малых... разработка, оборудование и прочее. Плюс Гришка трепался и про хорошее вознаграждение... называл суммы, и что-то нулей не многовато поди?
  -Скрывать не стану от вас, проект чисто коммерческий, и хозяин у нас не альтруист, он рассчитывает на прибыль и не малую. Ваше вознаграждение мы переправим туда, куда вы отправитесь. Россия, европейская ее часть, апрель или май 1861-го года, приземлитесь где-то в окрестностях Москвы или в области.
  -Дорога в один конец получается? Возврат не предусмотрен.
  -К сожалению да, one way ticket, не стану вас обманывать... возвращение 'хрононавта' назад не предусмотрено. Это не наша прихоть, просто 'машина времени' так работает. -профессору 'он' нравился все больше и больше, крепла уверенность, что парень 'долетит' по назначению и выполнит поставленную задачу.
  -А как насчет самой работы... что я там должен делать?
  -Инструкции вы получите, сейчас долго рассказывать, займет не один день. Скажу лишь, с прежним вашими занятиями ничего общего, оружие будете применять разве, что для самообороны.
  -Я рад... а если война вдруг?
  -На войне, как войне... Надеюсь, вы туда успешно доберетесь, встроитесь в местное общество и затем выйдете на связь с нами. Ваша задача... в сущности для начала сведется к рассылке получаемых от нас писем, иногда придется лично что-то доставлять клиентам.
  -Курьер? И стоит таких расходов?
  -Не спешите, мой друг... Вы будете оказывать влияние на деловую жизнь эпохи... это воздействие моментально станет заметно в наше время на бирже и принесет хозяину немалый профит. Процесс сложный, но поддается математическому моделированию, кроме машины времени нами задействована супер-ЭВМ, самая мощная в России и подобрана команда специалистов... они правда о цели проекта ничего толком не знают.
  -И если там, в 1861-ом году, какая-то фирма или банк сдохнут раньше времени, здесь в настоящем что-то подскочит на бирже?
  -Если упрощенно, двумя словами, то именно так и произойдет. Мы давно уже работаем, десять долгих лет... основная проблема - отправить туда человека, пока она не решена. Я пришел к мнению, что обычный homo sapiens целым не доберется, нужен уникальный или 'нечеловек' совсем. А тут подвернулся случайно ваш Григорий, и мы узнали от него про вас!
  -Гришка, тот еще фантаст. Однажды, когда мы были подростками еще, посчитал меня вампиром, но кровь я не пью. Боюсь, он сильно преувеличил мои возможности и способности и ничего не сказал о недостатках.
  -Тем не менее вы 'прочнее' любого из современных наших homo sapiens. Термин не совсем корректный, но полагаю - вы смысл поняли. Другого оптимального решения я не вижу, до появления относительно разумных человекоподобных роботов, да еще способных действовать длительное время автономно, пройдет лет сто минимум. Если вообще создание подобной техники возможно.
  -Приступим прямо сейчас?
  -Можно и сейчас, но сначала расскажите мне о себе, не приукрашивая и не скрывая ничего. Может статься, долгое время, год или два вы будете отрезаны от нашей 'базы' и вам придется принимать решения на свой страх и риск. Мне хотелось бы узнать, что вы за человек и чего от вас следует ожидать. Отправлю я вас туда в любом случае и снаряжение уже заготовлено заранее, кое-чего из мелочей не хватает, правда, но 'улетите' и так... и думаю, справитесь.
  Что теперь остается, сесть в удобное кресло, взять в руки чашку горячего чая с коньяком, забыть о карабине, пусть верный СКС притаился рядом, словно голодный зверек, для него работы нет. Старая советская машинка, выбранная из больной партии себе подобных и доработанная чехами 'скушала' немало жизней, а дома осталась еще и ее старшая сестра - СВД. Впрочем, многих из тех двуногих, снайпер людьми не считал никогда, это были враги, цели без имени и без лица.
  Лирика... по существу... Кто он? Имя, фамилия, отчество... как у всех, таких у нас в Союзе миллионы, так пели по ТВ в годы застоя. Детская кличка... 'Ушастый', он не лопоухий, он умеет шевелить ушами, девчонкам очень нравилось. Прозвище прилипло к нему на всю жизнь, прошло с ним школу, Афганистан-ГСВГ, 'братву', воду огонь и медные трубы и теперь умрет, исчезнет навсегда. Он и еще кое-то может из той же оперы, например воду стряхивать с кожи и волос, совсем как кошки... по вполне понятным причинам никому, кроме близкого друга, он свои эти 'звериные таланты' не демонстрировал никогда.
  Воспоминаний тяжкий груз... когда он впервые понял, что родился на свет не под той звездой, что не такой, как все сверстники и отличия надо обязательно скрывать?
  Пятиэтажка, еще не старая 'хрущевка' в спальном районе не большого, но и не малого провинциального города N. На пятом этаже стоит на балконе маленький мальчик, и лет ему пять. В какой-то момент он пролезает через ограждение, для небольшого гибкого тела задача простая. Дальше, что дальше... прыжок, полет, удар, секундная боль в ногах... он стоит на асфальте внизу, а балкон остался в вышине. Крики очевидцев, как они тогда орали, одной тетке пришлось вызвать 'скорую', чуть сердечный приступ у нее не случился... Угораздило же его тогда днем, травматология, недоумевающий хирург... у пострадавшего на теле нет даже синяков или царапин! Как родители отнеслись... а он не помнит точно, вроде бы мать плакала. С той поры ему нет, нет да приходилось общаться с людьми в белых халатах, и гораздо чаще чем другим детям. Врачам совершенно не нравилось, что он не спит ночью и мало говорит, не как другие дети... сочли отклонением от нормы. К 'норме' он пришел научившись притворятся, это не сложно, закрой глаза и лежи, а насчет речи... родители 'отбили' все претензии врачей. Он может и редко говорил, но по существу всегда. Как у него тогда не измерили температуру тела? Возможно он ни разу не болел ничем простудным и заразным, ничто к нему не липло. Позднее, годам к десяти он наловчился обманывать врачей с градусником, или щелчками 'набивал' нужную цифру или просто приносил свой собственный, заранее нагретый и подменял, они же тогда все были одинаковые от одного завода-производителя.
  Пятнадцать лет, первая его девушка, ей очень не нравилось, что у него руки холодные словно у мертвеца. Быстро он тогда приспособился, оказалось стоит сделать некоторое усилие и температура тела приходит в норму.
  Спорт... он занимался сначала самбо, тренеру очень даже 'глянулся'. Легко парнишка обучается, осваивает приемы буквально влет с единственного показа, реакция, ловкость - невероятные, чуть ли не уровне зверя. Перспективный борец... индейская изба вам Ефим Андреич, на первом же соревновании он сам 'лег на лопатки' отказался бороться. Карате-до с тем же результатом в итоге, только быстрее, так часть приемов уже отчасти знакома была ему. Скалолазание... зацепило, выгнали через год за постоянное нарушение правил техники безопасности. Он тогда и в самом деле не понимал, зачем нужна страховка. После армии он так же быстро 'вылетел' из промышленных альпинистов, хотя работа нравилась, там уже просто было лень лишний раз вязать узлы и разматывать веревки. Пошло на пользу, он вернулся в ВУЗ, восстановился там и доучился. Еще увлечения, обычный спортивный альпинизм, его постоянно материли за 'суицидальные наклонности', пришлось бросить.
  Армия... отдельный разговор, школа не школа, но глава в повести жизни такая у него была, не выкинешь. ДРА, ГСВГ и чуть-чуть в Союзе в промежутке между этими аббревиатурами, пока он валялся в госпитале. Тогда в чужих горах он впервые понял, что у него и со зрением что-то не так совсем, не как у нормальных людей.
  К ним в тыл заходят узкой по горной тропе 'духи', триста рыл сразу, крупный отряд. Почему их никто не видит кроме него одного? Почему сослуживцы смеются над ним, обзывают трусом? Еще час промедления и их блокпосту придет пушной зверек, бородатые басмачи пришли не в гости. Рассудив, что и так 'звездец', и иначе хреново, он принял свое собственное решение и один вышел душманам навстречу. Правда, пришлось подраться сперва со взводным, вздумавшим его удержать. Сколько он тогда положил 'духов', если по числу израсходованных патронов к СВД, то тридцать семь. Он не промахивается, стреляет всегда наверняка, а 'духи' все лезли и лезли. Больше не смог, 'свои' наконец прозрели, услышав выстрелы, заработала артиллерия, разметала всех к чертям, и его заодно накрыла недолетом за проявленную не вовремя инициативу. Госпиталь, война внезапно закончилась, его там продержали немного, полечили... здоров и служи дальше, он и служил без особых приключений до самого дембеля.
  Но окончательно 'Ушастый' понял, что люди видят окружающий мир не так как он, что для них есть 'день' и есть 'ночь', лишь годы спустя. Пришел он раз на работу в восемь часов вечера и никак не мог сообразить, почему на рабочих местах никого нет? Дело было осенью, небо за тучами укрыто, ни луны и не солнца, ни звезд, которые он однако прекрасно и днем видел в ясную погоду. С тех пор он использовал часы только электронные, или на худой конец механические с 24-х часовым циферблатом, иные ему не подходят.
  Работа... а работа не волк, много мест он поменял, даже воздушным гимнастом немного потрудился в местном цирке. Нигде долго он не задерживался, а тут еще и сперва 'Мишка, Райка, перестройка', затем козлиное блеяние 'интеля' из телевизора 'Эльцин! Э-э-эльцин!'. Круговорот событий окончательно сбил его с толку и с пути. Единственный друг и товарищ Гришка, напротив, устроился новом мире хорошо, чего-то вечно крутил-вертел и был всегда с прибылью и 'снимал пенки' с любой аферы. Пришел он как-то к дружку и попросил его помочь куда-нибудь устроится на работу.
  -Есть теплое местечко на примете, менеджером по продажам потянешь?
  -Нет, обманывать людей не могу, раз или два еще куда ни шло, но постоянно... извини.
  -А на войне ты убивал ведь и не 'разово' ни разу.
  -Там приказывали, солдат в бою за свои действия не отвечает.
  -Понял, ты у меня вроде самурая, 'человек меча', тебе надо служить. Иди в МВД, может в ОМОН возьмут, ну ты же снайпер Сашка!
  К великому удивлению его не взяли даже в полк патрульно-постовой службы, предложили сперва пройти обследование. Сказалась недавняя ли выходка, когда на спор он спрыгнул с седьмого этажа, или со школы 'шлейф' тянется, и там было, пару раз, девки 'раскачали на подвиги'. Пришлось лечь на две недели на обследование в психдиспансер, а там всплыла еще и давняя проблема со сном. Вышел он оттуда псих-психом уже с кучей записей в медицинской карте и соответствующим диагнозом. Тогда Гришка-хват предложил альтернативный вариант, та самая 'точка невозврата' с которой и началась его дальнейшая криминальная карьера. Сомнения... были и много, соблазнился он не деньгами и не положением в обществе, скорее сработало любопытство, захотелось 'попробовать' и совсем немного обида.
  В бригаду его приняли без всякой справки и с распростертыми объятиями. Позднее он еще раз 'дернулся', когда на Кавказе началась 'большая' война, пришел в военкомат, ему опять отказали, хоть на контракт тогда брали и конченных алкоголиков зачастую. Причина ему до последнего, до сегодняшнего дня была неизвестна. Теперь ясно как пять копеек... уже в ту пору его 'присмотрел' один человек из ФСБ в качестве своего рода 'личного' ликвидатора. А тогда его 'не парило', по его же собственным словам, ни разу не задумался над своим текущим положением. В регионе вовсю шла де-факто санкционированная властями криминальная война с 'черными' и его таланты были оценены в 'братве' по достоинству, он сразу же, после первой 'разборки', последовавшей через три дня после поступления на 'работу', поднялся от рядового боевика, до приближенного шефа.
  -Тяжело вам было у них, в банде? -на секунду прервал его профессор.
  -Как в любом нормальном коллективе... кое-какие 'терки', правда, были, но по мелочи. Когда мы не воевали, то занимался электроникой, работал в ЧОПе нашем. Предприятие до сих пор на плаву, лишь хозяин сменился и вывеска.
  Он опять вспоминает, а не такие уж 'темные времена' в сущности, было бы с чем сравнивать. Образ 'братка', который бьет морды налево и направо, ставит кого не попадя на 'счетчик', жестоко пытает несчастных 'кооператоров' и прочих 'барыг' создан фольклором и кинематографом. Реальность 'бандитской жизни' совсем иная, как его Гриша предупреждал в свое время. Кретины в поддельных 'адидасах' отбирающие у бабушек семечки на рынке никакого отношения к организованной преступности не имеют. У них и 'шеф' был из 'судейских', человек солидный, носил деловые костюмы и в миру - владелец юридической фирмы, понявший на горьком опыте, что законы в славной российской федерации работают только в случае попутного 'силового давления'. Никого они не пытали, беглых должников, правда, ловить доводилось и довольно часто, но с ними обращались относительно вежливо. Тем не менее паяльник после 'войны' нередко конкурировал в руках 'Ушастого' с автоматом и СВД. Ему пришлось 'поднимать' сложную систему охранной сигнализации, ведь они и в самом деле охраняли 'своих' подопечных коммерсантов, а не только их 'доили'. Вневедомственная охрана пользуется для связи со своими объектами телефонными линиями, а их ЧОП был лишен такой возможности, поэтому пришлось осваивать радиоканал, по тем временам новинка, сил и нервов он потратил немало, пока не заставил технику работать как надо.
  -У меня и легального 'ствола' своего не было, карточка-заместитель на пистолет, так и лежит у ментов, я ее не забрал. -признался гость профессора. Пришлось попутно объяснить, что это за 'зверь' такой... Белый кусочек картона с печатью, подписью и несколькими строчками выше, сам по себе не стреляет.
  Как он дошел до 'ручки', точнее до профессии киллера и сам не понимает, похоже, что помогли и довели заинтересованные люди. Первое задание было можно сказать даже отчасти 'благородным', скорее для бойца-наемника, 'солдата удачи', а не для наемного убийцы. У одного богатого бизнесмена по нефтяной части абреки похитили малолетнюю дочь и как водится 'выставили счет' со многими нулями. Заложницу освобождать ему не довелось, не смогли бы они помочь при всем желании. Для небольшой группы, да еще на территории не подконтрольной никому 'независимой' кавказской республики... как минимум вертолет нужен для эвакуации и еще много чего в придачу. Ему поставили задачу иную, к тому времени, когда отец ребенка, разуверившись в помощи властей, добрался до 'братвы', заложница уже была мертва. Бизнесмен просил его лишь убедить 'этих господ' не заниматься более таким нехорошим промыслом. Примерно так 'Ушастый' указал в объяснительной для местного 'чекиста', всех формулировка устроила и вопросов больше ему не задавали. И в самом деле, мертвые не только не кусаются, но и никого не похищают, разве только в триллерах. Два месяца у него ушло на 'все про все', от момента получения задачи, до выдачи клиенту стреляных гильз числом восемь штук и фотографий с места 'убеждения'. Оказалось, в сущности не так и сложно, есть правильно поставленная задача, есть подходящий исполнитель и есть результат. Преступники у себя на родине не прятались, а жили на широкую ногу, как уважаемые люди, и выйти на них получилось 'раз плюнуть', если знать заранее куда следует плевать. Предназначенные для взяток на месте две 'штуки баксов' он честно вернул заказчику, не пригодились доллары. Необходимую информацию 'Что? Где? Когда?' добыл шеф, за отдельную плату в ФСБ, даром ему не дали.
  Из девятерых членов шайки с весьма 'убедительной' пулей из СВД разминулся только один счастливчик, поскольку отдыхал на момент акции в следственном изоляторе Ростова. С последним выжившим похитителем, нефтяник-миллионер, родом как раз из той же самой 'республики', или сам разбирался, или нанял кого-то другого.
  С этого момента и пошел отсчет его карьеры киллера, человек сумевший в одиночку прогуляться в те края с винтовкой на плече, что-то там сделать, и вернуться обратно живым, сразу же привлек внимание, особенно если учесть, что ранее он уже отличился в 'войне' у себя дома. Еще год пролетел... там куда недавно он 'ездил в отпуск' разгорелась настоящая война, пошли первые массовые захваты заложников в соседний регионах. Пару месяцев минуло... он сидит в аэропорту и скучает, его рабочие 'инструменты' упакованы в дорожный баул, а на взлетной полосе ждет специально выделенный местной авиакомпанией ЯК-42. В последний момент Москва дала отбой, его услуги не понадобились, обошлись без него. Еще немного времени спустя их 'бригада' распалась, шеф с родственниками иммигрировал в Израиль, звал и его за собой, но он отказался. Бойцы постепенно разошлись по другим группировкам, а его... редкий случай в криминальном мире - отпустили на 'вольные хлеба'. Тогда показалось случайность или подарок судьбы, шанс 'соскочить', свернуть со скользкой дорожки криминала. Сейчас уже не кажется, определенно кто-то его приготовил для себя. Звонок старого знакомого, врача из психушки, можно сказать 'друга семьи'. К нему явился некий 'офицер из комитета', они беседовали с ним насчет одного необычного пациента. Чем интересовался представитель органов догадаться не трудно... можно ли данного конкретного человека 'взять под контроль' и насколько он надежен и предсказуем в своих действиях.
  'Черный день' в его жизни, его не забыть никогда. Неожиданно, как снег на голову летом, появился человек из Москвы и сделал предложение, от которого отказаться бывшему 'товарищу бандиту' нельзя, альтернатива - лет эдак двадцать провести за решеткой. Сглупил он тогда крупно, ведь мог легко сделать видеозапись, или зафиксировать на диктофон весь процесс вербовки и теперь бы не играл в партизана.
  Вот и все, и сказочке конец, остальное профессору и так известно, о том как 'Ушастый' кое-кого наверху обидел ровно на 730 гурий, ТВ уже успело разболтать по всей России.
  Личная жизнь... Девки, девки в кучу... одна обещала ждать из армии, но не дождалась и вышла замуж. Вторая 'сделала правильный выбор' не в его пользу после года близкого общения. 'Третьих' было много, он всех не упомнит, некоторых знал только в лицо и ниже пояса. Если только, в бордельчик 'подшефный' не ходил никогда с ребятами на субботники, о чем в настоящее время слегка сожалеет. Сначала находил 'подруг' сам или они его находили, а потом за год до распада их ОПГ 'интересное' заведение и вовсе передали другой 'крыше', обменяли на два ларька и небольшой продуктовый магазин.
  Как родители отнеслись к его выбору в жизни... скорее всего отрицательно, но их мнение узнать нельзя, погибли в автомобильной катастрофе еще до перестройки.
  -А почему ни разу вы не назвали своего имени? -последний вопрос профессора, и самом деле почему...
  -Отвык за последние годы. Обращались ко мне обычно по псевдониму, кое-кто кличку даже в 'фамилию' переделал, добавив недостающее окончание. Официально ФИО... вот смотрите, -и в руки собеседнику переходит извлеченная из внутреннего кармана куртки красная 'корочка'.
  *************************************************************
  
  Двенадцать с половиной часов спустя. Век пока еще двадцатый.
  Основные приготовления закончены, мягкий беловатый свет, исходящий от плафонов под потолком гаража не режет глаза и не мешает думать, было бы о чем. Колебаний и сомнений нет, он и раньше ничего не боялся, почти ничего... и здесь спокоен как бегемот в родном африканском болоте. Если бы его хотели убить, то не стали бы так 'заморачиваться', уж с технологией этого процесса он знаком хорошо.
  Давайте-ка ребята закурим перед стартом, ведь до него осталось четырнадцать минут. Засада... а он не курит, ни табак ни 'траву', его ничто не 'торкает', как других. Сквозь тонкие стены рифленого металла доходит до ушей глухое 'воркование' надежного немецкого дизеля, не 'по-детски' профессор подстраховался, внешние источники энергии не используются вообще.
  Упакован он на совесть, семь одежек и все без застежек, шутка. Поверх повседневной, рабочей одежды на нем термозащитный костюм, в таком можно спокойно спать на снегу при минус пятидесяти по Цельсию, комбинезон, перчатки, бахилы. На голове каска-шлем, якобы кевларовый и пуленепробиваемый, лицо скрыто под защитной маской, выдержит до тысячи градусов по той же шкале, минут пять выдержит. Кислородный прибор, аппарат автоматически включится при резком понижении давления воздуха, или под водой, можно и вручную им управлять при необходимости. Пробковый спасательный жилет, вроде бы водоемов крупных в тех местах нет, но профессор решил лишний раз дунуть на воду. Добавим для комплекта надежную подвесную систему от известного производителя спортивного снаряжения и два парашюта спереди и сзади. Точно так же был экипирован второй 'хрононавт', тот у которого тело благополучно долетело до цели, а вот 'крыша съехала' где-то по дороге. Первый отправился 'как есть' налегке, разве, что взял двустволку, горсть патронов и ... образок, верующий был человек... мир его праху, прямо в рай прямиком и улетел.
  Далее у товарищей ученых возникло законное предположение, что объект материализовавшийся из будущего оказался в том же месте, что и какой-то местный предмет... предположим гранитный камушек-валун занимает, они совместились и 'ба-бах', пошел процесс с неконтролируемым выделением тепловой энергии. Раньше экспериментаторы над проблемой не задумывались, разная мелочь вроде елочных игрушек отправлялась 'туда' и прибывала в прошлое без сопутствующих взрывов и жертв среди туземного населения. Стали ломать умные головы, как же избежать столь неприятных последствий и кое-что сообразили.
  Доработанная напильником, машина времени теперь перемещает объект не только во времени, но и в пространстве, отсюда и парашюты. На высоте, на двух-трех километрах, в небе второй половины девятнадцатого века столкнуться с кем-то или чем-то материальным очень даже затруднительно, там летают одни лишь ангелы.
  Сказано - сделано, догадка оказалась верной, решение - правильным. 'Хрононавт два' прошел полный курс парашютной подготовки, двадцать с лишним прыжков, а вот третий только три имеет за плечами, он прыгал в ДОСААФ-е еще до службы в армии.
  Зеркало на стене слева в рост человека... ох видок у него еще тот, крестьянину, кому первому повезет столкнутся с 'гостем из будущего' гарантированна 'медвежья болезнь'... А если аборигенов в месте приземления будет несколько, а если толпа с вилами и кольями соберется на 'разборки'?
  -За кого они меня примут? Хорошо, если за Гагарина... А если за вражину Пауэрса? Может на каске чего-нибудь написать следует для опознания? -спросил он своего нового работодателя.
  Профессор отмахнулся, вопрос не стоит тщательной проработки, прикидывали он с коллегами уже и неоднократно. Для налаживания 'дружеских отношений' с аборигенами прошлого у третьего 'хроно-космонавта' имеются при себе деньги, пара литров хорошего медицинского спирта, шоколад для детей или приманивания девок. На самый крайний случай в ход пойдет огнестрельное или холодное оружие. Что-либо чиркать на шлеме смысла нет, надпись 'Российская Империя' не влезет, сокращения в те годы не в ходу. Портянка, как у американца, с обещанием сладкого пряника предателю за содействие сбитому летчику, вряд ли поможет при форс-мажоре. В СССР данный документ лишь усугубил ситуацию в качестве улики на суде, а там в девятнадцатом веке тем более 'не прокатит', поскольку простой народ сплошь и рядом или неграмотный, или малограмотный.
  -Вы с колхозниками нашими не встречались разве никогда? Там те же самые кадры, разве только пьют меньше, бедные они. 'Рояль' в штатное снаряжение входит, настоящий из самой первой партии, и коньяка бутылку от себя добавлю.
  Барахла в дорогу 'третьему' дано много, профессор, раз уж случай представился, решил попутно избавится от скопившихся у него разных 'левых' стволов и боеприпасов, предназначенных для вооружения 'хрононавтов'. Выхода все равно нет, завтра в гости придет ОМОН и начнет задавать вопросы, придется товарищу ученому отвечать, ребята имеют нехорошую привычку 'расспрашивать' настойчиво, дотошно, и с применением различных технических средств.
  Впереди в трех шагах стоит, в отведенном ей месте, 'чуда-юда' современной техники, автономная десантируемая парашютная платформа. По утверждению разработчиков, их детище в огне не горит, в воде не тонет и само за пивом в ларек бегает. Три тонны полезной нагрузки, система управления грузовым парашютом, компьютер в качестве мозга, 'глаза' - видеокамеры высокого разрешения для ориентации, без пяти минут луноход. Она сама должна выбрать подходящее ровное место и туда мягко приземлится со всем своим содержимым. Загружена платформа не полностью, так уж вышло, 'космонавт' прибыл на Байконур раньше чем его там ожидали. Последние ящики собирали они вдвоем в спешном порядке. Не беда, не в Африку же к людоедам предстоит отправится, недостающее добудем на месте.
  'Проф' бегает туда-сюда нервной рысцой, скоро 'отчалим', отсчет времени пошел на минуты и на секунды. Торопится профессор, мог бы и переодеться для торжественных проводов, снять рабочий халат и костюмчик приличный натянуть на себя. Хороший мужик, жаль он раньше с ним встретится не получилось, но каждому свое, одному наука, другому... ладно вспоминать о прошлом не стоит, появилась прекрасная возможность начать жизнь сначала.
  Профессор спрятался за прозрачной перегородкой, где находится пульт управления... наступил решающий момент. Гложут душу сомнения, а вдруг да хотели как лучше, а выйдет как всегда в нашей 'стране чудес'?
  Мерный тон дизель-генератора за стеной сменился 'рыком', три сотни лошадиных сил наконец пошли в дело, взяли нагрузку, до этого скакуны 'крутились' в холостую. Машинка заработала, но пока вроде бы все по старому... Ап... хлопок воздуха, словно кто-то невидимый раздавил огромный надутый бумажный пакет. Платформы нет! Она исчезла бесследно из гаража, и из этой реальности... машина времени работает! Через три секунды его очередь настанет, быстро глаза вниз, не вышел ли он случайно за пределы очерченного желтой краской на полу круга? Последний взгляд на 'родной' мир, указательный палец вверх 'профа' за толстым стеклом вверх... поехали!
  Он сказал поехали, он махнул рукой... ни грома, ни шума ни толчка, ни пинка под зад на прощанье от родного мира, и ни единого постороннего звука. Бетонный пол под ногами неожиданно сменился пугающей пустотой, оцинкованные гофрированный стены гаража - синевой бескрайнего неба, плафон под потолком - ярким солнцем в вышине. Тихий щелчок, заработал дыхательный прибор, глоток живительно кислорода... руки-ноги в стороны андреевским крестом, принимаем горизонтальное положение, все по науке делаем, как инструктор прописал.
  Неприятно, но факт... альтиметром его не снабдили, а надо бы по уму. Калибровка машине времени требуется, облака не вверху, а внизу оказались вопреки ожиданиям. Не три километра высота и не два, а как бы не вдвое больше. Впрочем, пофиг... лететь ему не долго, платформа идет ниже и чуть левее, летит красиво не рыскает по сторонам, и не кувыркается. Профессор советовал держаться следом за ней, разумное соображение, так он и намерен поступить. 'Хитровыгнутые' разработчики платформы предусмотрели радиомаяк, и ракеты сигнальные она может отстрелить по радиокоманде и у него есть пульт управления, но лучше все же сесть рядом. ПВО поди 'лезет на стену', два посторонних объекта материализовались в небе из ниоткуда, на взлетную полосу ревя турбинами выруливают истребители-перехватчики? Не у нас... керосина у летунов йок, его ушлые дельцы в погонах давно превратили в 'баксы', да еще и прокрутили не раз в офшорах. Впрочем о чем это он, а? Прочь дурь из головы, ПВО здесь отсутствует по дефолту, мы в девятнадцатом веке!
  Ура-а-а!!! Он в раю, где живут сплошь одни графья, голубые князья и прочие гламурные кавалергарды. Здесь текут молочные реки с кисельными берегами, а деревьях зреют французские булки. Еще немного времени и станут слышны торжественные военные марши генерала Шуберта. Профессор что-то еще про мужиков сиволапых упоминал? Есть и такие... но они 'погоды не делают', словно не люди, а разновидность тараканов на кухне у людей 'благородных'.
  Облака успешно пройдены, причудливые воздушные замки за спиной остались, внизу теперь земля... можно прикинуть куда попадем или упадем. Что за х..., что за б...во феерическое? На юге длинной серебристой змеей прорезает зеленеющие поля 'бетонка' автострады и по ней мелкими вшами и блохами ползут разноцветные машины? Нитка ЛЭП с катушками опор, уютный коттеджный поселок с прудиком, и рядом царапают небо ржавые силосные башни колхоза 'Путь к убытку' и еще какая-то неопознанная техногенная хрень из ХХ-го века глаза мозолит.
  Ой, как бы не 'телемаркет' совсем, у него под мышкой чужой ПМ в кобуре лежит. Спонсоры профессора вряд ли историей этого оружия интересовались, если не сам он вообще купил пистолет у 'неустановленных лиц' в Москве. Хорошо хоть не в камуфляже 'Ушастый' в этот раз, 'проф' заставил его одеть спортивный пиджак из своего гардероба, они примерно одного роста, есть мизерный шанс затеряться среди людей. А если внизу не Россия, а пресловутые 'страны СНГ'... придется ведь просить политическое убежище?
  Постой паровоз, не стучите колеса, кондуктор нажми на тормоза... сколько времени прошло с момента 'отправки'? Левая рука, повернуть немного... к счастью, хронометр швейцарский и не дешевый поверх комбинезона, ему нацепили как настоящему космонавту. Примерно минута прошла с момента старта, запомним для отчета, профессор что-то говорил... в прошлое не сразу улетим, секунд десять будешь еще здесь болтаться. Глаза вниз, мать твою, у нас перестройка никак, опять все полимеры утрачены?! Нет автострады, машин, поселка и силоса, ничего нет, улетучились полностью, пока он смотрел на часы. Огромный лестной массив прямо под ним, дорога грунтовая на востоке, на юге поля, в одном месте крестьяне с лошадью и сохой ковыряются, 1861-й или другой год... скоро узнаем.
  Платформа никуда не делась стабильно 'висит' на своем месте... парашютов нет, пора бы сработать автоматике? На 'спине' замысловатого сооружения из тонких стальных труб появляется сперва безобразный горб, а затем новообразование быстро превращается в пузырь... Остальное увидеть ему не суждено, резкий рывок, тело принудительно приводиться в вертикальное положение, ноги вниз, голова вверх, открылся его собственный парашют. Вверху купол радует белизной, все в порядке, раскрылся правильно. Минуту... сюрприз... 'летающее крыло', система ему незнакомая. Ах да, его собирались подготовить заранее, не сложилось. Он должен по инструкции 'следовать за платформой', так рекомендовано, и надо разобраться как 'крылом' управляют, а времени чертовски мало.
  Не так уж и сложно, не боги горшки обжигают, две ручки-лямки на отдельных стропах болтаются чуть перед самым носом. Слегка потянем одну, ошибочка... другую дергать приходится, вот и вся хитрая наука.
  Наш компьютерный друг, заключенный в зеленой коробке с непонятной надписью уже давно очнулся от спячки и 'рулит' в полную силу, сервомоторы тянут тросики, грузовая платформа не просто снижается, а куда-то летит, планирует. Куда 'электронный мозг' намерен приземлиться? Внизу зеленое море, не тайга, но и не редколесье, выделяется лишь одно черно-зелено-серое пятно, выгоревший недавно и не успевший еще зарасти участок, кажется - 'гарь' их называют. Пожар отщипнул у зеленого гиганта небольшой кусочек плоти, но превратится в 'ураган пламени' не смог, деревья устояли несокрушимой стеной, и овраг с ручьем на дне помог с одной стороны. Естественный аэродром получился посреди лесного массива, туда платформа и намерена плюхнутся, туда дорога и ему. Вовремя парашюты сработали, тут профессор и его спецы не ошиблись, чуть раньше и местные пейзане бы решили, что им 'бог послал' какие-нибудь подарки, как вороне в басне Крылова. Ощущение странное... что-то лишнее снизу под ним болтается, раньше он не заметил, небольшая резиновая лодка на капроновом тросике, зачет специалистам и профессору. Попал бы бы в воду, так пришлось бы оценить, однако в данный момент 'сюрприз' вызывает некоторое беспокойство, вдруг ветер у земли, а наша 'резиновая Зина' по закону пакости зацепится за что-нибудь?
  До цели, до земли метров сто, последние секунды, когда он еще во власти неба.
  
  Удар, еще удар, серия сильных толчков, кругом огонь... вспышка пламени поглотила его полностью, словно кипящей водой окатили. На долю секунды отключается сознание.
  ***************************************************************
  Б...ть, его накрыли, шальной снаряд лег недолетом, один из тысячи по статистике и надо же достался ему! Ефрейтору, фамилия,... неважно конец, повезут тебя солдат на родину в 'цинке', теперь ты - 'двухсотый'? Огонь вдруг отступает, так же внезапно как и появился, перед глазами черное небо, звезды яркие как ночью... Он жив, или уже отъехал в страну вечной охоты вслед за последним, 37-м 'духом', которого он успел положить прежде чем... Кто-то над склоняется, лицо знакомое... товарищ лейтенант, извините, так вышло, как всегда у меня выходит... Взводный - Перепелкин Борис Иванович, 'перепелкой' его ребята во взводе прозвали за глаза, хотел его 'тормознуть' сегодня но не сумел. С правой стороны смутно, краем глаза виден еще кто-то, вроде Тимур, только у него панама загнута эдак 'хитро', ковбой... хороший знак, вроде все свои целы, до блокпоста 'духи' не дошли. Его бережно поднимают, перекладывают на носилки и несут, долго-долго звезды точно глаза пялятся с неба, тысячи глаз, немигающих глаз.
  Глаза открыть, веки поднять... твою мать солдат! Ну и херня... куда он угодил, гоп-стоп, куда же я приехал, гоп-стоп, куда я прилетел... тут точно - 'не до смеха'. Под 'берцами' неприятная пустота, он висит на стропах, парашют прочно запутался в ветвях высокого дерева, какая жалость, метра не хватает, а то бы твердо стоял на ногах. Беглый обзор, сильно мешает какая-то идиотская маска на лице, долой ее! Воздух свежий приятный и мерзкого привкуса афганской пыли нет... может не Афган все же? Вроде лес кругом, не походит совсем на чахлую, выжженную солнцем восточную 'зеленку'. И вообще, как он в ВДВ оказался вдруг с испуга, ведь пехота, мотострелок? Потом узнаем, а пока есть задачи более насущные. Он тут не один, снизу бегает ребенок... лет пять-семь, 'душманка' мелкая. Судя по лохмотьям, что на ней надеты - все-таки Афганистан, только там таких 'оборвашек' встречал... никуда проклятая страна не делась. Надо срочно отсюда 'валить' пока ребенок не позвал взрослых, пока не заявили бородатый дяди с китайскими АКМ и английскими 'бурами'. Общаться с ними 'шурави' привык с помощью СВД, а винтовки при нем нет, утратил... дадут за нее в части пи..., а ладно, выбраться бы сперва отсюда живым.
  Пальцы рвут замки подвесной системы... хрен вам товарищ солдат, по железякам словно электросваркой прошлись, один удалось сломать, остальные не поддаются.
  Нож, где-то должен быть нож обязательно! Ножны на месте, но содержимого нет, остается попробовать как легендарный фокусник Гудини вывернуться из тесного плена ремней, трюк еще тот.
  Снизу шум, шуршание, детский голосок, девчонка вдобавок под ногами путается, чего ей надо?
  -Пошла... -срывается с пересохших губ, чуть было добавил 'нах', но в последний момент удержался, 'отсек' слова как патроны в короткой очереди.
  -Ты ножик потерял! Подать?
  -Давай сюда!!!- хотел заорать он, но вышло - прошептал кое-как пересохшими губами.
  И с каких это пор местные по 'нашему' заговорили? Пытался он с 'цивильными' афганцами общаться, лопочут что-то непонятное, он ведь немного татарский язык знает, но с аборигенами 'разговор' получался только жестами, иначе никак.
  С пятой попытки нож ему все же передали, девчонке пришлось прыгать, иначе не доставала, 'мелкая' ведь еще, ростом не вышла. Синтетика скрипит, пищит но режется, уступает отточенной стали, немного времени спустя он уже на земле, стоит на коленях в старом пепле, рядом девочка суетится, пытается ему помочь.
  -А тебя как звать? Меня Машкой кличут. -это с ним местная аборигенка решила познакомится.
  -А меня... меня... -в его хриплом голосе вдруг металлом загремел похоронный 'цинк', он понял, наконец, в какую глубокую 'опу' залетел, -Никак...
  Он не может вспомнить даже свое имя, словно кто-то взял ластик и потер подряд все записи в его извилинах, в его голове. Лучше и в самом деле 'за речку' снова по второму разу и под снаряд... чем так. Он не превратился окончательно в 'овощ' слюни не пускает как идиот, но в мозгах сплошные лакуны. Дураку проще он не осознает своего положения, а вот как быть ему?
  
  Век 19-й, вторая половина, Год 1861-й... предположительно.
  
  'Хрононавт-три' сидит дурак-дураком на краю транспортной платформы, на одном из металлически ящиков, и пытается понять кто он такой, куда попал и какого хрена... даже сформулировать, что ему требуется он пока не в состоянии.
  Рядом, на расстоянии вытянутой руки, 'чав-чав' и 'хрум-хрум' раздается непрерывно, Машка времени зря не теряет, распотрошила одну из картонных коробок и теперь поглощает ее содержимое, на зеленой траве, едва пробившейся сквозь пепел, растет гора оберток и фантиков от шоколадных батончиков, печенья и конфет. Он посмотрел в сторону 'подруги', может стоит поговорить с ней, и в голове что-то прояснится? Девочка как девочка, если только с возрастом у нее определится трудно, слишком уж тощая, одни кости да кожа, не дистрофия, но очень близко. Мордашка очень даже симпатичная, особенно глаза выразительные ей достались от природы, длинная грива спутанных черных волос ее ничуть не 'портит', ей даже идет такая прическа. Наряд у нее, скорее 'рубище'... две рубашки длиной примерно чуть ниже колена, одетые одна на другую, ткань по фактуре вроде изрядно поработавшей половой тряпки, видны квадратики основы. Когда Машка стоит неподвижно, но вроде бы 'одетая' получается, дыры на верхней рубашке перекрыты тканью нижней, где в свою очередь прорех хватает. Начнет девчонка двигаться, создается впечатление - 'голая', худенькое тельце можно разглядеть во всех подробностях сквозь ветхую 'одежду'. Примерно такого же эффекта добиваются стриптизерши, натянув на себя 'сеточку'. Ее собственный оригинальный 'прикид' ничуть не смущает, ведет себя естественно, она привыкла, да и погода настоящая ленте-весенняя на дворе. Как раз самый 'кайф', когда уже не холодно, но еще и не жарко по настоящему.
  -Чего расселся товарищ солдат? Оторви жопу от ящика и открой его! -раздается в голове приказ, кто командует парадом, не опознать? Как бы все встреченный на жизненном пути 'отцы-командиры' вместе слились воедино, от прапорщика в учебке до 'шефа' в их бригаде.
  -Сопли жуешь и помираешь? Забыл - вспомнишь! Бери в руки, что за ствол, чей?
  -Самозарядный карабин Симонова, мой... -вслух отвечает он невидимому собеседнику, девчонка на секунду отвлеклась от своего занятия и уставилась на него, но вскоре вернулась к своим 'Баутни' и 'Сникерсам'.
  -Хули тебе еще надо для счастья? Все навыки, что тебе в башку заколотили у тебя остались! Если чего не вспомнишь, руки-ноги сами подскажут. -проинформировал его 'некто' из глубин его же собственной головы.
  И в самом деле... ощущение, что СКС его 'родной', его собственный. Была еще СВД у него и автомат был, надо их потом поискать, может быть лежат в соседнем ящике. Хорошо упакована 'посылка' с карабином, деревянные вставки вырезаны специально под цевье и приклад, кругом предусмотрительно поролон мягкий проложен, а сама коробка с претензией на герметичность, имеется встроенный пенал с силикагелем в одной из боковых стенок ящика. Оружие заряжено и поставлено на предохранитель... он открыл магазин и девять патронов высыпались обратно в ящик, 'отщелкнул' их десятого 'братика' из патронника туда же, затем снова зарядил карабин, благо вместе с оружием в контейнер чьи-то заботливые руки уложили и несколько снаряженных обойм. Попробуем прицелиться в дерево на краю выгоревшей поляны, получилось отлично, так, как будто всю жизнь он этим и занимался. Дерево ложи и приклада легло в руки и плечо, как 'влитое', а палец словно прирос к спусковому крючку. Наш ствол, наше все, вспомнить бы еще в кого он стрелял, в том, что СКС у него работал по назначению, а не служил предметом интерьера или игрушкой для развлечения, теперь сомнений нет.
  -Сам кто будешь? -глупый вопрос, неуместный в другое время, обращен к тому, кто отдает приказы 'изнутри', к самому себе в сущности.
  -Твое второе, резервное сознание, живи да радуйся дурачок! Был бы ты нормальным человеком, мочился бы сейчас в штаны и мычал, а так я тебя поддерживаю в рабочем состоянии.
  -Спасибо, а...
  -Я занят! Потом подробности... а сейчас накорми девку, пока она всякой сладкой дряни не облопалась.
  Приказ есть приказ... ящик с мясными консервами он нашел сам, где находятся ложки и вода подсказал 'Запасной', так он для себя обозвал неожиданного помощника. Было желание дать ему по морде за хамство, но беда - ведь себя самого придется бить. Машку не без труда удалось оторвать от коробки с конфетами и печением, упиралась. Для нее открыта большая, 450-ти граммовая жестянка колбасного фарша и бутылка минеральной воды. Хлеба нет, вместо него только 'хлебцы' и галеты, но она к ним даже не притронулась. Пять минут и ребенок легко 'умял' порцию достаточную для насыщения взрослого человека.
  -А ты у нас как кошка бездомная жрешь... та тоже ест до упора, а потом падает прямо у миски... -сказано им не в осуждение, просто констатация факта.
  Покончив с банкой 'мелкая' и в самом деле начала 'клевать носом', допрос единственной свидетельницы придется отложить до утра, день клонится к вечеру, а завтра придется ему решать, что и как. Перед тем как она окончательно уснула, в принудительном порядке, в Машку он запихнул пару таблеток активированного угля, было подозрение, что столь обильное пиршество для нее без неприятных последствий не обойдется.
  Спит... осталось лишь мордашку ей обтереть влажным платком, да укрыть чем-нибудь, пиджак сойдет, все равно ощущение, что данный предмет экипировки 'чужой', карманы лишь почистить надо предварительно.
  Вещей в верхней одежде нашлось немного... Расческа, носовой платок, увесистый пакетик со старинными монетами, серебро и медь с полустертыми профилями царей и двуглавыми курицами на сумму рублей тридцать, два магазина с патронами к пистолету, перочинный нож, и главное - записка!
  
  'Дорогой друг! Если Вы читаете это послание, значит Вы живы и в здравом уме. Поздравляю, Вы первый, кому удалось совершить успешное путешествие во времени. В данный момент Вы находитесь примерно в 50-ти километрах к востоку от Москвы. Текущая дата - 1861-й год, первые числа мая или апреля, день и месяц уточните на месте. Ваша задача - добраться как можно скорее до города и выйти с нами на связь, и затем приступить к работе. Инструкции, документы и карта в большом пакете, он находится в сумке при Вас, на случай если транспортная платформа все же будет безвозвратно утрачена. Туда же я положил деньги ассигнациями, тратьте с умом, до следующей посылки других надежных источников финансирования у Вас не будет.'
  
  'PS: Постарайтесь, если представится возможность, отыскать Ваших следы предшественников, или выяснить, что с ними произошло.'
  
  Подписи к конце не было, тот кто писал, счел формальности излишними.
  -Зае...пись... в сумке, а где она? Второй парашют и тот точно корова языком слизала! 'Запасной' давай подключайся!
  'Скафандр', в который его упаковали испарился почти полностью, осталась лишь подложка из фольги, он сюда добрался точно 'конфета', обрывки валяются теперь по всей поляне, немного ткани 'комбеза' сохранилось под ремнями подвесной системы парашюта, так же уцелели шлем и маска кислородного прибора. Вроде бы у него и спасательный жилет был? Он сам и его одежда, обувь и оружие - ПМ в кобуре под мышкой не пострадали ничуть, 'умер' лишь его собственный 'Сейко' на запястье левой руки. На дисплейчике пусто, но внешне часы и браслет не пострадали... жаль. Может быть позднее удастся 'японо-китайца' оживить, пока от него пользы мало.
  Подал голос 'запасной', дает указания, подсказывает... должен быть больной оранжевый пакет с 'пупырками', как от международной почты.
  -Сумка под запасным парашютом и ремнем к тебе пристегнута была, ищи давай, должна быть!
  На поляне проклятой сумки не оказалось, вблизи в радиусе пятидесяти метров ее нашлось. 'Запасной' ничего лучше не придумал, как вернуться к платформе и поискать там, может профессор все же продублировал содержимое оранжевого пакета.
  Нам поставлена задача. Вот еще была удача... удача в наличии, раз живой и относительно вменяемый 'долетел' сюда. А вот задачи нет, хоть лбом об сосну не бейся и 'запасной' ничем помочь не может. Ревизия содержимого платформы кроме недоумения никаких соображений или догадок не дала. Одних патронов 7.62х39 почти половину тонны с ним в придачу отправили в прошлое, ему вовек их не расстрелять, а попадались еще и 'цинки' с 7.62х54... можно смело партизанскую войну начинать. Да вот только оружия почти нет, кроме его карабина в одном из ящиков нашлись три пистолета и револьвер и более ничего. Впрочем, некоторые ящики он так и не вскрыл и не осмотрел, и как потом оказалось - напрасно.
  -Стечкин, Токарев, Наган, всех собрали... для полной коллекции не хватает Коровина с Марголиным... и еще ПМ у меня в кобуре под мышкой. Зачем столько стволов?
  -Не для тебя одного заготовили! -неожиданно подал голос 'запасной', снова вылез из глубин подсознания, или где он там прячется. -Профессор почистил свои закорма, он ОМОН ждет в гости, вот и сбросил все лишнее с тобой заодно. Где они столько набрали? Откуда я знаю... люди с большими деньгами, не чета вам, мухосранским голодранцам.
  Тот же внутренний 'помощник' подтвердил догадку, что ни денег ни дубликата инструкций на платформе нет, собирались ведь в спешке и про пиротехнический 'эффект хрононавта' при посадке профессор не знал.
  Делать нечего, придется действовать так, как указано в записке. В каком направлении пойдем? Его 'внутренний компас', полезная штука никогда еще не подводил своего хозяина, вот только в новом месте требуется некоторое время, прежде чем 'чуйка' начнет работать в полную силу. Никакой мистики и прочих чудес, нужна подпитка информацией извне, а там уже и готовая карта автоматом в голове обрисуется. Хотя... попробуем 'компас' попинать, может быть уже работает отчасти, ведь пока он летел и разглядывал с воздуха местность, что-то в памяти должно отложится. Девчонку внизу, по крайней мере, он заметил еще до того как его 'огнем торкнуло'. Можно и с кое-кем проконсультироваться, раз уж 'шиза' у него завелась, надо ее использовать на полную катушку.
  -Слышь 'запасной', а крупный город на севере не Москва, это Казань? А река на западе - Волга? Неувязка, промахнулись?
  -Похоже на то... -отозвалось в голове, -Еще немного восточнее и попал бы ты прямо на историческую родину. Тут они 'накосячили', скажи спасибо, за полярный круг к белым медведям не угодил, или в океан к акулам на обед.
  Куда следует двигаться вроде разобрались, остается загадкой как 'выйти с нами на связь', как связаться с 'базой', отделенной от него не только расстоянием но и временем. Вторично он перечитал записку, пытаясь найти хотя бы намек или ключ к решению головоломного ребуса, мартышкин труд.
  
  -'Запасной', погоди не отключайся... как меня хоть зовут, имя, фамилия, откуда я?
  -Откуда ты взялся я тебе уже сказал, могу повторить... остальное, я и сам не знаю, попытаем мы с тобой профессора, отпишет. Ты же хотел жизнь с чистого листа начать? Так флаг тебе в руки, начинай!
  Сборы в дорогу... что взять, что оставить, не торопись друг, походи вокруг и подумай, тебе полезно иногда думать. Есть стойкое желание зарыть 'добро' с платформы, убрать подальше от посторонних глаз, устроить надежный тайник, но тут не ямка малая, котлован потребуется и экскаватор в придачу. Осмотр окрестностей наводит на мысль, что поляна искусственного происхождения, с одной стороны ее граница проходит по ручью, с другой выложена рядом камней, крупные валуны не сами по себе сюда пришли. Старое языческое капище? Очень может статься, такие места встречаются на его малой родине, и народ, местные жители их старательно обходят стороной. Машку по утру расспросим что-нибудь по теме обязательно ребенок расскажет. Если так, то пока прятать ничего не надо, некоторое время положимся на силу 'табу', а там дальше переправим барахло куда-нибудь в надежное укрытие.
  Что тут еще необычного найдется? Темное пятно поодаль на земле, до сих пор выделяется на общем фоне проросшей через пепел травы, вроде бы в габаритах человеческого тела оно выходит? А если копнуть немного ножом... почерневшая маленькая косточка неправильной цилиндрической формы, перстенек-печатка 'желтого металла' слегка оплавленный и железка в которой с трудом узнается деталь от ижевской двустволки-горизонталки... Заводское клеймо сохранилось, огонь его не взял, сталь же выгорела до состояния железа, знатно здесь 'пыхнуло'. Следы первого 'космонавта' или 'хрононавта' таким образом нашли, французские булки оказались для него слишком горячими.
  -Мда, собрату моему не повезло... -срывается с пересохших губ, и помянуть то его нечем, и алкоголь на 'третьего' не подействует.
  Его, первого хрононавта не сбросили сверху с парашютом, а отправили 'напрямую', он 'сел' сюда, объятый пламенем, и полностью выжег накопленный на поляне горючий материал, обеспечив прекрасную посадочную площадку для остальных путешественников во времени. Второй неудачник где? Где его парашют повис... лес большой, ни времени, ни желания искать нет. Вроде бы и все, 'запасной' велел составить подробный отчет для профессора, разобраться бы еще в сути произошедшего природного явления. Перемещение во времени крупного 'живого' объекта вызвало какие-то побочные пиротехнические эффекты, 'горел' он сам, а вот парашют и платформа не пострадали. Огонь, или механизм 'вспышки' чем вызваны, какова их природа? Кратковременное воздействие, мозг у него и его предшественника поврежден, электроника при нем 'убита' напрочь... что-то вроде шаровой молнии? Придется Марию завтра пытать, какого цвета было пламя вокруг него, только она и может подсказать.
  Машка спит без 'задних ног', наелась за долгий период голодовки в первый раз досыта, а ему надо потихоньку собираться в дорогу. СКС берем без обсуждения, патроны - обязательно, оптический прицел на выбор, кроме штатного ему положили еще два, оба под стандартный для стран варшавского договора кронштейн. Повертев в руках импортную 'оптику' он ее отложил обратно в ящик, вещь хорошая и дорогая, но слишком тонкий металл и много лишнего пластика, не для работы 'в поле' игрушка предназначена. Второй вариант... ничего себе 'пироги с котятами', железо 'наше', а стекло Zeiss Jena от восточных немцев! Его и возьмем, лучшее - враг хорошего. Пистолет, оружие для самообороны, СКС в городе вызовет, как пить дать, массу вопросов со стороны местной полиции, да и просто слишком заметен, даже укрытый в чехле. Выбор невелик... конкурируют между собой наган и ПМ, побеждает второй, как более компактный, остальные кандидатуры даже не рассматриваются всерьез. Из короткоствольного оружия он стреляет так же метко, на пределе ТТХ, как и из 'длинных' стволов. Но пистолеты - не его 'любовь' и не его обычное оружие. С чем связано? Скорее всего с тем обстоятельством, что ему охранять и оборонять от посягательств приходилось не себя, а кого-то другого. По крайней мере так 'запасной', его второе 'Я' считает, и тут у них разногласий нет, пришли к единому мнению, выбор ПМ он тоже одобрил.
  Мелкие полезные вещички... нож с ножнами для ношения на поясе, раз уж он маскируется под охотника, то придется взять. Учили его приемам боя холодным оружием, на практике не пришлось применять ни разу, потребность не возникала. Лопатка малая... хорошая штука, если надо устроить тайник или кого по голове рубануть. Моток веревки, армейский плоский котелок, фляга и так далее... остальное он взял не думая и не прикидывая, просто по старой привычке, примерно то, что тащит на себе любой опытный турист или солдат в походе.
  Палатка нужна ему или нет? Зимой бы взял обязательно, а летом сгодится кусок ткани, отрезанный от парашюта грузовой платформы. Что надеть на себя... 'выпинывали' его из родного двадцатого века по 'запарке' и ничем подходящим не снабдили, никаких тебе зипунов и сюртуков с камзолами. Пиджак он возьмет с собой, свернет в трубку и пристегнет сбоку к рюкзаку, словно шинель. Его 'родная' куртка нашлась в одном из ящиков, ее и оденет в дорогу. Белье, носки, 'мыльно-пенные' принадлежности, как без них обойтись, придется взять.
  На камуфляж аборигены косится будут? Откуда они знают, что это такое и для чего служит? На его плечах профессорский темно-синий спортивный пиджак из 'бостона' привлечет не меньше внимания необычным покроем и кожаными нашивками на локтях.
  Ночь хороша, но она не бесконечна, а так хотелось бы иногда ее продлить на неделю-другую.
  Через час взойдет солнце и его маленькая подружка проснется, в девятнадцатом веке встают рано, куда убить оставшееся до рассвета время, может книжку почитать, целый ящик макулатуры дали от щедрот спонсора? Есть еще идеи, есть предложения? Сон и отдых ему не нужны в принципе... чем-то бы заняться. Книги обязательно надо посмотреть, может есть смысл взять какой-нибудь полезный технический справочник с собой, не вечно же ему по лесам с карабином мотаться. Блин... сплошной худлит, все кроме одной и та не очень, не его тематика... брать или не брать, все же лишний килограмм за плечами? Ладно, сделаем исключение и возьмем, можно ведь и по дороге выкинуть, если покажется поклажа тяжкой.
  Парашют надо прибрать обязательно, как он раньше про него забыл! На платформе среди прочего полезного и не очень 'добра' ему попались сразу две маленькие АБ-шки, автономные бензогенераторы, а тут почти готовый параплан на дереве висит. Винт только нужен и небольшая 'доработка напильником'. Самолет, не самолет, но может для чего-нибудь и послужит.
  Под подошвой солдатского 'берца' что чуть слышно скрипнуло, находка. 'корочка', документ... внимание, а может там и ФИО его есть?
  Была она совсем недавно красной, а теперь темно-коричневая, 'попалилась' изрядно. Внутри ничего бумажного не осталось, вкладыши огонь не пощадил, только сама обложка уцелела чудом. ЧОП... чоп-чоп тебя... и как назло консультант из левого полушария мозга отключился на время, опять чем-то занят, а в правом у него натурально вакуум, его еще предстоит заполнить свежими впечатлениями.
  Что бы это значило там в другом веке, пока остается лишь гадать и строить предположения? Чрезвычайно опасный преступник? Им 'там' удостоверения специальные выдают? А второе слово 'мангуст'... кличка, прозвище, на имя человека не походит ни разу. Вроде крыса хищная, но полезная, змей ядовитых истребляет, максимум, что удалось извлечь из сильно пострадавшей после 'полета' в прошлое памяти. И все же, почему он здесь, а не 'дома', если у него есть дом? Личная жизнь твоя 'потерта' в мозгах полностью, ни осталось ни байта, или в чем еще ее можно измерить. Но явно не от хорошей жизни он сюда 'залетел', и без подсказки сильно умного 'запасного' понятно, были веские основания 'записаться добровольцем' на опасный эксперимент.
  Диск солнца начал свое победное движение, уже виден краешек за горизонтом, дадим 'мелкой' еще полчаса сладко подремать, а затем пусть встает вместе с дневным светилом. Забавно она скорчилась под пиджаком, как кошка калачиком свернулась от всепроникающей ночной прохлады. Он наклонился над спящей девочкой и прислушался, ребенок дышит во сне ровно, признаков сипения от простуды вроде нет. Недолго он ее рассматривал, пока 'мелочь' вокруг него бегала, показалась вполне здоровой, если только ребра можно пересчитать, но это поправимо. Что делать с девочкой он так до сих пор и не решил... еще одна проблема, одна из многих.
  Встает наконец спящая красавица... зевает, потягивается, кулачками глаза протирает. Убежала за кусты на краю поляны и вернулась обратно минут через десять.
  -С тобой все в порядке, живот не болит?
  -Не-а.
  -Пошли к ручью умываться!
  С утренним туалетом покончили, хотя сразу возникло желание ее целиком вымыть, но вода в ручье холодная, проточная. Время перекусить, поговорить и принять какое-то определенное решение. К великому удивлению его Машка от завтрака отказалась, не то вчера объелась 'до упора', не то детей крестьяне по утрам не кормят.
  -В обед покушаем.
  В обед, так в обед... время расспросов, что видела, что тут на поляне делала, расскажи не скрывай. Смелая оказывается девка попалась, 999-ть из 1000-и девиц, увидев, что сверху с неба что-то валится побежит не к месту падения, а в противоположную сторону даже в просвещенном веке ХХ-ом. Насчет языческого капища он угадал, для аборигенов 'табу', но только не для нее. Мария набрала прямо возле дольменов лукошко первых грибов и намеревается отправится на рынок в Бездну и там их продать, за двадцать верст от их то ли Вятцев, то ли Зятцев. Ну и названия тут у них... село Бездна, спасского уезда казанской губернии. В этих краях он был в другом времени и не раз, кроме 'Казань' ни одного названия знакомого на память не приходит.
  -И тебя, такую маленькую, одну отпускают в такую даль?
  -Бурмистр наш без спросу никого не пущал из деревни, а нынче мужики его побили, убег в город.
  Он совсем забыл, 'запасной' вовремя подсказку актуальную кинул, 1861-й год, год этапный для России. Началась новая эра, отмена крепостного права, как раз весной, народу 'волю дали' и Машке тоже.
  -А родители твои?
  На глазах у девчонка моментально слезы заворачиваются, сирота? Очень на то похоже.
  -Матушка зимой... -и всхлипывает, приходится ждать, пока успокоится, появилось у него даже желание приласкать ее, жалко все же, выглядит словно котенок брошенный.
  -Ладно Мария, не будем, потом расскажешь, если захочешь. Ты видела как я с неба падал?
  Оказывается видела она, и действительно 'синий огонь' был вокруг него сплошным ореолом, что-то вроде шаровой молнии, догадка подтвердилась, пойдет в отчет для профессора.
  -Пособи мне косичку заплести. -просит 'мелкая', отчего же помочь, пальцы у него много чего умеют, вот только чем закрепить... шнурок в кармане сойдет пока вместо заколки.
  Неожиданно выясняется зачем Машка занялась 'частным предпринимательством', ленточка ей оказывается нужна, иначе вынуждена ходить без косы.
  -Девки меня дразнят, обижают... Пойдешь со мной в Бездну?
  -Пойду, а вернуться домой ты не хочешь? Я бы тебе денег дал на ленту.
  Заблудилась она в лесу пока бежала 'за чудом с неба' и так или иначе придется куда-то девочку вести, или в Бездну или в родную ее деревню. Домой она почему-то уж очень не хочет... странно. Придется в Бездну головой, хорошая шутка, получается как раз по пути к Казани, а там может железная дорога до Москвы уже есть.
  Решили и пошли, село Бездна лежит рядом с трактом, судя по рассказам Машки, большое и богатое. А вот до дороги по лесу придется прошагать с десяток километров, обходя разные буреломы и овраги, 'компас' в голове подсказывает верное направление, но ногам от этого не легче. Это ему, а ребенку считай и вдвойне, временами приходится 'мелкую' нести на руках.
  -Ой я устала, скоро ли выйдем то?
  -Потерпи чуток, вон уже тракт за деревьями.
  К сожалению, ему виден не только тракт, а и люди в форме с оружием по его обочинам, военные кого-то ловят... как бы они случайно и его не поймали?
  -Я боюсь! -честно заявила Машка, едва увидев, что их ждет впереди, -Давай ты первый поди, я туточки подожду, посижу.
  -Хорошо... жди, отмашку дам, выйдешь на дорогу.
  Шеренга солдат в касках с шишаками и зеленых мундирах растянулась вдоль дороги, вот-вот прозвучит 'нале-Во', 'напра-Во' знать бы заранее куда повернут и двинуться. Его в момент 'дрожь пробила', не то что бы он сильно испугался, но палец сам по себе привычно лег на спусковой крючок.
  -Шизик... быстро проснись! Что за херня у них на головах?
  -Я тебе не шизик, я твой ангел-хранитель... немецкий шлем пикельхельм, ну в смысле с пикой сверху. -раздалось в ответ из глубины сознания.
  -Откуда здесь немцы? Возле Казани?
  -Да не... наши это, двуглавую курицу на кокарде разве не видишь?
  Ладно, наши так наши, хотя не факт, что они Александра сочтут своим. Ветерок доносит кое-что до слуха, и здесь воины матом разговаривают, речь идет о 'вечном', о бабах. Можно послушать но особого смысла нет, размер задницы некой Лукешки, а так же кому она дает и кому нет... не та информация, ради которой стоит рисковать. И все же все равно надо к ним выходить, рано или поздно придется установить контакт с местными аборигенами.
  Он постарался подойти так, что бы видел его только один, крайний солдатик в цепи, разумная предосторожность лишней не бывает никогда.
  -Показываем ему руки, что бы видел, мы не угрожаем, карабин на плече и медленно выходим, -с апломбом знатока поучает 'запасной', хотя и без него понятно, что надо делать.
  Одно плохо, заходить приходится 'служивому' в спину, окликнуть что-ли его, поздно... солдат сам поворачивается.
  -Стой, стреляю! -и грохот выстрела лупит но барабанным перепонкам, поторопившись солдатик, нажал на спусковой крючок раньше, чем приложил приклад к плечу. В результате оружие бесполезно разряжается в воздух, а его обладатель, подскользнувшись на мокрой от росы траве падает на спину. Завалил воин сам себя, если только не летально, но шуму, крику вышло много.
  Огонь, небольшое облачко дыма, пуля уходит в подарок Илье-пророку. А ему, гостю из будущего, хоть он и не при делах остается 'делать ноги' и быстро. Сзади уже вопят во всю матушку сослуживцы горе-стрелка.
  -Вашь бродь! Вот ен окаянный утекат. Сюды побег! Пали по ему вдогон! - еще три выстрела в сторону леса, столь же 'меткие' и 'результативные' как и первый. По пути ему попадается Машка, глаза у нее от испуга еще больше стали, ей даже идет так... не время любоваться, удирать надо. Несутся вместе, она летит наобум, как испуганный зверек, он - обдуманно, и расчетливо, готовый в любой подходящий момент превратится из жертвы в хищника и огрызнуться огнем по преследователям. Впереди глубокий, заросший колючим кустарником овраг... ребенка подхватить на руки, разбег, отрыв... короткий полет и мягко пружинит седой мох под ногами. Пусть обладатели стильных фашистских касок попробуют повторить трюк, можно и в обход пойти, да только там солдатиков ждет и не дождется болото.
  Они оторвались, преследователи от них отстали, лишь эхо доносит из далека крики, погоня прекращена или ушла далеко в сторону.
  -Корзинку я потеряла...
  -Не реви, куплю я тебе ленточку и так... -он тянет девочку за собой следом, смысла здесь оставаться нет.
  'Компас', шестое чувство подсказывает, что рядом проходит просека и по ней можно обойти опасный участок тракта, все одно проще чем по лесу ползти и Мария выдохлась, пока бежала, приходится временами ее нести на руках.
  Так... остановка-обстановка, чужой мундир виден вдалеке сквозь мозаику листьев, веток, игру солнечных лучей. Винтовку воин уже успел потерять или ему оружие не доверяют? А, да это же 'господа офицеры, голубые князья', в единственном числе, правда, и довольно жалком виде... заплутал отец-командир в трех соснах. Можно и обойти его спокойно, но хотелось бы узнать, от чего все же столь 'горячая встреча' на тракте случилась. Засекли ли они парашюты вчера, может сдал кто, и теперь ловят диверсантов, или имеет место досадное недоразумение. Оживился и 'запасной', ему не терпится узнать за кого 'хрононавта' аборигены примут по умолчанию, от этого многое зависит. В том мире, где он обитал раньше ошибка иногда влекла за собой конфликт и вплоть до применения оружия на поражение. Общество местное, по мнению консультанта, расколото на две части: 'рабы' и 'хозяева'. Машка из первой группы, но она не в счет, еще маленькая, а вот как отнесется к 'неведомо кому' представитель элиты?
  -Место посадки не спалим? - попытался он было возразить своему второму 'я'.
  -Нет, далеко мы уже отбежали, и болотина помешает им выйти туда. Иди поговори с ним.
  А чего он собственно прячется, чего опасается? Не офицер ведь его видел, а перепуганный солдатик, и преследователи вряд ли разглядели, разве лишь смутное движение растительности где-то впереди заметили. Он обычный охотник... а если не поверят на слово, СКС быстро исправит допущенную ошибку.
  -Потолкуем с офицериком, Маша?
  -А он нас...
  -А мы его? -решение им принято и обсуждению не подлежит.
  Что-то у 'их благородия' со слухом стряслось сегодня... 'Хрононавта', положим, не слышно, что вполне объяснимо, но ребенок по лесу ходит не умеет и вовсю хрустит ветками. Мария остается под прикрытием кустов, а ему предстоит 'установить контакт' с первым из встреченных в прошлом взрослый аборигенов.
  -Добрый день!
  -А... -резкое движение головой назад и офицер поворачивается в сторону внезапно возникшего за его спиной человека, на его лице удивление быстро сменяется другим выражением, привык отдавать приказы и распоряжаться, заметно, -Ты кто такой? Поди сюда!
  Как не вежливо совсем, не посчитали гостя и будущего 'аристократом', но с другой стороны обходимся пока без 'командно-матерного', что внушает надежду на мирное развитие дальнейшего диалога.
  -Ну ты... бегом сюда, живо! Нешто я тебя ждать должен? -снова властно требует обладатель погон.
  -Не нукай не запряг! -ответ столь же 'галантный' по части хамства, здесь не плац, в глухом лесу команды идут лесом.
  Смотрят они друг на друга, игра нервов. У офицера глаза сузились, лицо побелело, правая рука ложиться на рукоятку сабли... достанет или одумается? Между ними шесть метров не меньше и не больше, если только 'их благородие', сумеет как самурай выхватить клинок на 'один вздох' и на второй нанести разящий удар?
  Играем иглами нервами, лазерами зрачков жгем друг-друга, расстояние лишь жалких шесть метров, карабин свободно висит стволом вниз на правом плече, левая рука свободна. У 'него' сабля медленно пошла вверх, угрожает или в самом деле решился на схватку? Наступил 'критический момент', из дешевых детективов, вроде Чейза. В ответ - 'ружейный прием', пусть полюбуется... ап... и ствол смотрит 'ему' в грудь. Скользнув брезентовым ремнем по ткани куртки, СКС красиво провернулся раз в вертикальной плоскости и второй уже в горизонтальной и занял нужное положение. Не дай бог, еще сантиметр стали из ножен покажется и придется применить нашего Симонова.
  Снова безмолвная дуэль взглядом, кто кого задавит... стоит ли кровь впустую проливать? Не успеете 'ваше благородие', госпожа удача сегодня стоит не за вашей спиной, самозарядный карабин в 'прямых' руках успеет прошить вас двумя или даже тремя пулями, прежде чем вы доберетесь до его обладателя со своей хлеборезкой. Автомат в таких ситуациях куда как удобнее для 'убеждения' поклонников холодного оружия, проверенно на практике неоднократно, но и его близкий родственник при нужде сойдет.
  Сабля с тихим звоном падает обратно в ножны, офицер все же решил разобраться 'по хорошему'. Ствол карабина тотчас уходит в сторону, приклад удобно ложиться на сгиб руки.
  С 'ним' мы угадали, с 'ним' нам повезло, мужик средних лет, на шее - белый крестик ордена, а значит понимает, как себя вести по ту сторону мушки, когда противник не намерен шутить или играть в 'поддавки'. Был бы молодой и глупый, попер бы 'героически' вперед, грудь колесом, и пришлось бы потратить на него патрон или два. 'Понты' в сторону дорогой товарищ, мы оба 'крутые', нам надо продолжать разговор?
  -Я охотник, просто охотник... -подмывало его сказать, что вроде 'Меня зовут Бонд, Джеймс Бонд!', но не стал, не поймут местные шутки из века ХХ-го. Уточнять, на какую дичь он 'заточен' нет необходимости, пусть абориген сам гадает, если не дурак, то уже сообразил.
  Рассматриваем друг-друга не торопясь и не делая резких движений, ибо - чревато. У меня карабин, у тебя... что-то кобура слишком легкая для таких внушительных размеров, и прямо на поясе висит без поддержки портупеи. Ремень сабли сверху пропущен 'сам по себе', и выходит - у тебя деревянный муляж вместо револьвера офицер, то-то ты за него и не схватился? Тут мы во мнениях сходимся, короткоствольные 'пугачи' и нашему человеку не по душе.
  Ау... 'запасной'... и ты не знаешь как нему правильно обращаться, не 'барином' же обзывать, звание у него какое? И ты не знаешь ни хрена? Куда мы попали... мать его профессорскую!
  -Нигилиста ловим, вот карточка его. -офицер достает из кармана мундира черно-белую фотографию, показывает издали, сам не приближается, соблюдает молчаливый уговор 'держать разумную дистанцию'.
  -Не видел, не знаю! -голова слегка влево-вправо прошлась слегка, а если бы и видел... стреляли ведь в Александра полчаса назад совсем не 'нигилисты', а подчиненные 'их благородия'.
  -Вы... ты сам не беглый часом? -спрашивает офицер, вопрос интересный, а если и так вдруг, станет уговаривать сдаться 'беглого'? И есть такие, кто поверит посулам?
  -Из вашей армии я не убегал. -ответ звучит довольно дико, а чистая правда, в российской императорской армии Александр не служил и трудно понять, почему его подозревают в дезертирстве, -Просто охотник!
  -Коли так... я заблудился, на тракт меня не выведешь?
  -Солнце в левый глаз и вперед за веру, за царя. Дорога прямо на востоке. -смех разбирает его, он тут два неполных дня 'шарахается' по лесам, а ориентируется на местности лучше аборигенов.
  Немой вопрос, последний вопрос, косится 'их благородие' на СКС, догадался, что встретил охотника на дичь двуногую, или просто 'на всякий случай', или 'машинка' незнакомая вызывает закономерные опасения?
  -Не беспокойтесь, в спину не стреляю! -шутка, но с изрядной долей истины, он и в самом деле 'в спину' не целится, а как правило 'в голову', так надежнее и быстрее.
  Пришелся в пору ответ, или нет, но обладатель мундира, эполет и деревянного револьвера в кобуре, поспешно уходит в указанную сторону, не оглядывается, а они с Машкой продолжают свой путь по просеке... и где-то впереди их ждет Бездна. С обходами, крюками и прочими препятствиями искусственными и естественными они здорово задержались и вышли к окраине села почти к 'шапочному разбору' во второй половине дня, когда до наступления сумерек остался лишь час-полтора. По тракту прошли они едва ли верст пять и никто их не подвез, а так все больше лесом и лесом пришлось продвигаться.
  
  
  'В трех волостях Казанской губернии с населением в 14000 душ происходят беспорядки. Прежде всего должно сказать, что общее настроение крестьян в губернии весьма опасно. Крестьяне видят, что Положение 19 февраля нарушено владельцами. Недоимка по губернии страшно увеличивается, она превышает уже 1 700 тысяч рублей ассигнациями. Крестьян дерут беспощадно, продают последнюю скотину за недоимку, значит, крепостное состояние в Казанской губернии еще не прекратилось. Говоря откровенно, я опасаюсь за будущее, если настоящее положение дел и губернии не изменится...'
  (Из донесения информатора, пожелавшего остаться анонимным. Отчет о действиях III отделения собственной его императорского величества канцелярии и корпуса жандармов за 1861 год.)
  
  Статья 1. Его императорское величество объясняет: любезные мои дети, что я вам посылаю свою благодать. Не слушайте ни панов, ни попов, они вас будут обманывать, а найдите свое благодетельного человека, он вам прочтет мою милость правильно, и вы ему заплатите с души по копейке серебром. Слушайте, что он будет читать, так и делайте, если будут насылать на вас чиновников, бейте, держитесь кучей, не выдавайте из себя и того, будет читать, и каким-нибудь способом приходите ко мне и правы будете.
  Статья 2. Работать на барщине мужикам два, а женщинам один день с тягла, земля помещичья отдается вся крестьянам; помещикам остается очерета (камыш), болота, чтобы было где гнездиться как чертям; вода сойдет - земля останется, и то людское, а около дома помещика земли на два ступеня вокруг.
  Статья 3. Во время жатвы на работу к помещикам не ходить пусть собирает хлеб со своим семейством, что соберет, то и eго, а если будет оставаться несобранный хлеб, то собрать миром и миром разделиться.
  Статья 4. Податей и повинностей пять лет никаких не платить государь прощает.
  Статья 5. Помещик должен пахать на своем участке сам сохою и если не умеет направить сохи, то крестьянин, который тут случится, и пан его будет просить, должен направить, ни не смеяться.
  Статья 6. Пан должен жить с крестьянами в соседстве хорошо, и если скот или птица сойдет на его огород, или же участок его земли, и он будет прогонять, то дом и все постройки его раскидать, место расчистить и его из села выгнать.
  Статья 7. Дворовым каждому семейству пан должен построить хату с постройками, дать лошадь, корову, соху, борону, и все хозяйственные принадлежности, и по 100 руб. сер. на каждого, а буде сего не исполнит, то все его имущество и постройки продать и раздать на мир.
  Статья 8. Помещику остается земли пахотный участок на его семью такой же, как и мужику, а больше ничего.
  
  (Выдержка из 'Манифеста о воле', составленного крестьянами Лебединского уезда Харьковской губернии.)
  
  Бездна... название полностью соответствует содержанию, редкий случай. Провинциальная 'дыра' еще та, разве лишь рынок 'колхозный' стоит внимания. Но почему же здесь собралась такая масса народа, праздник? И зачем столько солдат нагнали, целый батальон стеной стоит перед единственным каменным административным зданием, преграждая к нему доступ. 'Коробочка' в три шеренги глубиной, видимо, тот самый знаменитый 'фрунт'. На крыльце здания, над головами солдат, видна группа офицеров, один заметно выделяется формой, каска с султаном, возможно - генерал. Если по лицу если судить, то совсем не 'держиморда'. Кого войска собираются разгонять, или пугать, или сдерживать? Толпы как таковой, когда они с Машкой подошли, уже не было и в помине, заметны на 'площади' лишь отдельные плотные группы от 30-ти до сотни человек, основная масса народа равномерно распределилась в пространстве между ларьками рынка и двумя трактирами. Полно подвыпивших, и кое-где слышалось 'Щас спою!', но сильно пьяные что-то не попадались. Несмотря на присутствие военных обстановка выглядела вполне мирной и ничто не намекало на кровавую развязку, базар вовсю торговал, из кабачков выходили раскрасневшиеся мужики, бабы и девки рассматривали различные дешевые побрякушки в ларьках, а дети глазели на 'солдатиков' вблизи, подходя к строю чуть ли не на пять шагов. В воздухе как рой пчел гудит 'воля... воля' повторяют на все лады и во всех склонениях и взрослые и подростки и даже маленькие ребятишки.
  -Нашенские ить солдатики, из летних лагерей, нешто по православным стрелять зачнут? Воля же таперича, самим царем, Лександром Николаичем дадена! -десять раз они с Марией услышали от разных людей, пока пробирались к прилавку со всякой мелочью. Ошибку он совершил крупную, вопреки 'чуйке', настойчиво требовавшей срочно отсюда убираться, поддался общему настроению. Ленточку Машке купили, длинную красную, на трех таких заморышей хватит. Она ее повязала, и тотчас кинулась 'служивых смотреть', а он не удержал, вторая его глупость. Отчасти успокаивающе действовала сама обстановка и мирных вид 'бунтовщиков', не было ни у кого ни вил ни кольев, люди без оружия или без предметов, какие при некоторой фантазии можно счесть оружием. Не бросал никто в 'войско' и камни, как потом писали официальные газеты, не мостовая же под ногами, а просто утоптанная земля базарной 'площади'. Между тем события понемногу развивались, шел переговорный процесс, от главной группы, где народ бы 'почище', от 'актива' временами уходили к крыльцу люди, что-то обсуждали с представителями власти и возвращались обратно. Создалось даже устойчивое впечатление, что митинг властями санкционирован. Одна из баб-активисток оглянулась назад - у нее в руках большой портрет и явно не того кто, 'четыре разных человека', а как бы не текущего ли царя. У других местами видны иконы разных размеров, среди актива темным пятном выделяется поп, сельский священник, еще один служитель культа в рясе непрерывно курсирует взад-вперед между крыльцом и самой большой группой в качестве переговорщика. Если только не очень ласково 'народ' власти привечают, генерал держится вежливо но отстранено, рядом с ним крутится какой-то краснорожий мордастый 'хрен' в невоенном мундире и 'руководит' вовсю, вот только, что одному мужику из активистов прямо в ухо кулаком 'заехал'.
  Зачем пришельцу из будущего встревать в местные феодальные распри, и без него разберутся? Политика никогда не входила в круг его жизненных интересов 'там', отчего же он в новом мире должен в нее вникать? Есть вопросы куда более горячие, надо узнать как добраться до Казани, по какой дороге и сколько уйдет времени, расспросить бы кого-то толкового и сведущего. Что-то надо делать и с 'мелкой', или хотя бы рубашку ей приличную купить на прощание в торговых рядах и платочек на голову в комплект... вторую проблему он пока решил отложить до возвращения к нему Машки.
  -Здравия желаю братец! Куда путь держишь?
  -В Казань топаю...
  Добровольный гид-'информатор' появился, колоритный такой дедушка, в сильно вылинявшем, темно-зеленый цвет поневоле превратился в 'хаки', расстегнутом на груди мундире, на голове набекрень бескозырка солдатская, по виду отставник отставником и слегка поддатый, как и положено солдату на дембеле.
  -А я оттутова иду. Билет о казны даден 'волосы стричь, бороду брить, по миру не ходить', с царской службы прогнали, негоден стал.
  -Мне бы узнать как туда...
  Дед кивает головой, на 'сухую', что за беседа? Совсем как в ХХ-ом столетии, приходится раскошелится на пятачок из скудного бюджета. Информация того стоит, да и просто любопытно потолковать со знающим человеком.
  -Басурман! Поди сюды!
  На зов отставного солдата подбегает откуда-то из-за палаток оборванец, мальчишка-татарин, его отправляют за водкой. Через пять минут 'гонец' возвращается с 'пузырем' полуштофа зеленого стекла, местный эквивалент пол-литры, и закуской. Рапорт как в армии... пойла приобретено ровно на три копейки, на копейку ситного, и одна копейка ему за труды отходит. Сервис на уровне элитного ресторана, пожалуй, и быстрее, 'там' - если без дорого костюма или классического бандитского 'прикида' придешь, так просидишь иной раз час, пока официант вернется к тебе с заказом. Деньги даром не пропали дедушка подробно разъяснил 'туды ходи, сюды не ходи, снег башка попадет', где можно безопасно заночевать по пути, а куда соваться не стоит - 'озоруют людишки' или власти сильно злые. Железные дорога, 'чугунка'? Шутишь парень, откуда в здешних тмутараканях? Между Златоглавой и Питером только есть одна, в Польше местами строят ветки, а в здешних краях по старинке пешком путешествуют или нанимай лошадей на станциях, коли деньги лишние есть. Отщипнув хлеба, они по очереди забористой сивухи 'дернули' прямо из горлышка. Хлеб вкусный, а пойло на редкость мерзкое, деревенский самогон ХХ-го века и близко не стоял к этой отраве, но дедушке водка пришлась по вкусу.
  -А эти... -движение головой в сторону строя и жалкого подобия толпы напротив.
  -Эка невидаль, бунт у их... воля им дадена, чичас дуракам покажут волю... Антошка Петров, грамотей ихний народ взбламутил, ужо будет ему!
  В поле и в самом деле происходят некие странные 'эволюции', коробочка строя разделилась, меньшая ее часть осталась возле генерала в качестве резерва, большая перестроилась в одну длинную шеренгу. Народ по прежнему не реагирует никак, более того дети и девки дразнят солдат, им никто не отвечает... дисциплина. Отставник утверждает, уверен, стрелять на поражение вот-вот начнут. У 'них' всегда бьют на поражение, если 'бунт', так принято. Он, дедушка, бывший солдат из 'линейных' и обычаи знает, сам палил и в 'полячишек', и в 'татар', и в своих 'православных' не раз и не два.
  -Машка!!! -попытка докричаться до девочки, она не слышит, ветер в лицо, бесполезно, придется за ней идти, пока не началось, последний вопрос к солдату-отставнику, -Сам то чего не уходишь отсюда дедушка?
  -Меня пуля басурманская не взяла, аглицкая не взяла и хранцухская мимо прошла, нешто нашенская 'дура' убьет? -бодро отвечает дед, ветеран Севастополя, Кавказа и бог знает еще каких войн и конфликтов последних двадцати лет.
  За Машкой сходить не получилось, времени не хватило... вечно не хватает этого самого ценного ресурса в такие минуты.
  Он успел упасть на спину, как стоял, за полсекунды до залпа, мягко лег по науке, сгруппировавшись, ничего себе не отбил и СКС вдруг в руках оказался сам по себе. Не было ни предупреждений, ни выстрелов в воздух, никто из 'лиц начальствующих' не орал в мегафон-матюгальник. Шеренга в серых шинелях по команде кого-то сзади, скрытого за строем, как один человек 'отработала' четко, целься - 'пали'! Ударил стройный ружейный залп, словно пушка выстрелила... Крики ругань, народ заметался и забегал, но это в 'тылу', на пятачке базара, а на 'фронте' же кто упал сраженный пулями, кто замер словно в недоумении, и лишь отдельные 'прозревшие' кинулись убегать прочь. И Машка, стоит там прямо перед штыками, до нее, как и до многих еще не дошло, что надо срочно спасаться.
  -Ой убили-и-и ево... касатика мово... пресвятая богородица! -вопит за спиной женский голос, у бабы истерика, впрочем, и без нее воплей и метаний вокруг хоть отбавляй.
  Бух... мешком, взметая пыль валится на землю рядом ветеран-дедушка, голова набок, глаз стеклянный, на спине, на вытертом казенном сукне медленно расплывается кровавое пятно. Слепая пуля-дура все же нашла свою жертву, сразила отставного солдата, и судя по истошным крикам поодаль, не одному ему так 'повезло'.
  Перекатился, положение для стрельбы лежа, готов открыть ответный огонь, карабин просится в дело... по кому? Солдатики явно не по своей инициативе разрядили ружья, им 'могу копать, могу и не копать, могу стрелять, могу и не стрелять'. Как враги, как цели не воспринимаются, если бы били по нему конкретно, тогда да, а так... Офицер, 'офицерик' молодой на фланге вертится... у парня на лице написано 'я тут не причем, я только слежу за равнением в строю', сержанты что ли сзади постарались? Там определенно еще кто-то есть, бегает за спинами и словно подгоняет людей, неужели тот самый 'мордастый', возле генерала его не видно, их чего-то там '-ство' вообще отвернулся и даже не смотрит сюда.
  -Машка!!! -вторая попытка докричатся, и опять ветер мешает, чего она там стоит, вместе с остальными?
  Какой смысл ему лежать на земле? Ружья у 'военов' однозарядные и второго залпа ждать еще долго, можно и 'на колено' привстать. Нет пока необходимости 'укрываться в складках местности', еще наступит, или наедет на тебя кто-нибудь ненароком.
  -Вперед орлы! Прикалывай бунтовщиков братцы, прикладом бей! - доносятся истошные крики со стороны шеренги, теперь ружья взяты наперевес и солдаты медленным шагом движутся вперед. Энтузиазма 'братцы солдатики' по части 'приколов' не проявляют, сзади отец-командир вовсю колотит по головам подчиненных саблей в ножнах, одного чуть с ног не сбил, бескозырка от удара улетела на два метра вперед. Теперь видно, кто командует 'парадом'... примелькавшийся уже мордастый 'конь в пальто', полицейский чин и похоже не малый, раз ему войска отдали во 'временное пользование'.
  -Прикалывай! Коли! За веру, за царя! Присягу забыли сукины дети?
  Саботируют 'братцы' приказ, те из них у кого над головой мелькает начальственная сабля и кулак, 'добивают' трупы, мертвыми уже все равно. Остальные, кого 'мордастый' не видит, и вовсе землю штыками ковыряют, давая раненым возможности уйти прочь или отползти с дороги. Однако, шеренга зеленый мундиров продолжает медленно, сохраняя равнение, двигаться в сторону торговых рядов... штыковая атака намечается?
  Отец-командир орлом вырвался вперед, понял, на него и его приказы 'положили мужской орган', теперь пытается вдохновить людей на подвиги личным примером. Баба подраненная попалась ему по пути, женщина пытается встать с земли, раз и саблей ее в спину... проткнул насквозь, следующий удар достается пожилому татарину, уползающему прочь, и второй бунтовщик 'готов', добит. Кончиком сабли рассекают мужику шею и часть спины далее, кто третий, следующая жертва... Машка у него прямо по курсу маячит! Дошло наконец до нее, что удирать надо со всех ног, но полицейский успел поймать убегающую девку сзади как раз за кончик алой ленточки, и тянет к себе. Отточенная сталь взлетает в небеса, солнечный зайчик весело играет, отражается от полированной поверхности.
  
  Что-то и раньше слегка мешало ему наблюдать, как лихо 'полицай' людей саблей кромсает... теперь он осознал, что давно уже глядит на окружающий мир через открытый прицел карабина. Цейсовскую 'оптику' пришлось снять еще в лесу, слишком уж необычно оптический прицел смотрится для второй половины 19-го века. Мушка и целик сами по себе совмещаются на откормленной красной ряшке служителя закона, а указательный палец между тем плавно давит на спусковой крючок, происходит все независимо от его воли, он словно здесь 'не при делах', он только сторонний наблюдатель! Клинок сабли там, вдалеке, начинает свой путь вниз, его движение должно закончится на голове девочки... если успеет. Короткий протуберанец пламени возникает прямо за срезом ствола СКС... грохот, сработали! Щелчок, услышанный не ушами, едва заметная вибрация механизма передается непосредственно через тело, автоматика выкинула гильзу. Впереди же на расстоянии прямого выстрела некий ретивый полицейский чиновник 'принял индуизм', посмертно принял, на лбу у 'полицая' появилась красная метка, как раз над переносицей.
  Мушка с целиком сразу же 'переезжают' на другую цель... Солдат, стой на месте, не двигайся, не вздумай мою девку догонять! И стоит солдатик, спокойно разглядывает труп полицейского, шеренга остановилась вся, как по команде замерли. К месту происшествия идет быстрым шагом, придерживая саблю, младший офицер с фланга. Генерал вдали на крыльце наконец 'проснулся', посылает кого-то из своей свиты разобраться.
  Одна мысль в голове не дает покоя, вертится и жалит рассерженной осой. 'Какого хрена убил, мог ведь по ногам, мог колено прострелить мудаку. Причем сразу же, не дожидаясь, пока полицай мочить людей начнет!' Теперь уже поздно сожалеть, не он принял роковое решение и нажал на спусковой крючок, и не его 'резервное сознание' из левого 'шарика' мозга решило вдруг поиграть в войну. Вышло как в том старом черно-белом фильме с солдатом у которого 'присяга курок взвела'. Может и так, но есть подозрение - привычка виновата, автоматизм у него уже выработался на 'валить козлов'. Слишком часто в последнее время приходилось нажимать на спусковой крючок не задумываясь о последствиях.
  Происшествие чрезвычайное, к такому они не готовы оказались? Встали дружно, как один... здесь так принято, стреляет и убивает только одна сторона конфликта, вторая же покорно умирает, 'ответки' не ждали, не могли и представить, что со стороны базара может прилететь пуля и кого-то свалить наповал.
  Плохо, очень плохо... его заметили из строя, солдат на него 'вылупился' рыбой-телескопом, показывает пальцем товарищу и еще одному рядом, а лишняя известность нам не нужна. В темно-зеленой шеренге снова заметно движение. Бойцы поспешно лезут в патронные сумки, достают шомполы, самый шустрый из них уже поднимает заряженное ружье и пытается прицелится. На этот раз стрелять будут не в сторону толпы, а по одной конкретной цели.
  Уходить и срочно, благо 'мелкая' теперь рядом... только не туда, куда народ в массе метнулся, толпа не для него, увязнешь в ней мухой в паутине на радость врагам. Марию за шкирку и как котенка через ближайший забор швырнуть, и сам за ней следом одним прыжком туда же. Со взрослой девицей и с подростком такой фокус бы не удался, а с ребенком - запросто.
  Мы пойдем огородами и задними дворами, раз на улице нам не рады, нормальные герои всегда идут в обход. За спиной вразнобой захлопали ружья, второй акт комедии в Бездне, представление продолжается, актеры еще не успели покинуть сцену. Мавр свое дело сделал, и ему пора отсюда исчезнуть, жаль, 'по английски' уйти не получается.
  Бамц... с сухим треском пуля выбивает щепу из заборного дрына поодаль, два метра слева. Бьют не 'в сторону обозначенного противника', а конкретно по нему лупят. Это 'снайпер' у них отметился, остальные где? Пуля 'дура' и летит куда ей вздумается у оставшихся стрелков. Тогда понятно, почему штык 'молодец'! Быстрее, быстрее, секунды на вес золота... пока сзади 'вояки' не додумались по настоящему пустить в ход свои длинные огнестрельные пики. Бег с препятствиями на время, вместо барьеров заборы-плетни, под рифлеными подошвами 'берцев' погибают ростки на грядке, капуста вроде посажена была... некогда разглядывать.
  -Машка!!! Не туда... ять... держись со мной! -еще один забор успешно преодолели, снизу кусты оказались, хрустят ломаясь тонкие веточки, не колючая малина, а то бы половину штанов там оставить пришлось на память шипам.
  Плевать... где же конец забегу? 'Компас' в голове подсказывает, уже недалеко, и видны кроны деревьев над желтыми соломенными крышами одноэтажных домов, лес - спасение.
  -Ав-в-в... Ав-в-в! -хриплый надсадный лай, из лопухов по левую руку вылезает, разбуженная внезапным вторжением, и доселе мирно дремавшая в тени псина. Жуткий гибрид овчарки с таксой, огромная ходячая пасть на микроскопических ножках неопределенной масти.
  'Крокодил' нацелился на щиколотку, пробегавшей мимо Машки, и даже морду успел повернуть набок. Облом-с, вместо мягкой плоти ему досталась жесткая кожа туристического ботинка и не в зубы попало, а по впалому брюху удар пришелся. С обиженным визгом бдительный садово-огородный страж задом ретируется обратно в заросли лопухов и бурьяна.
  Встречный угол избы норовит зацепить беглецов выпирающими наружу черными торцами бревен, не зевай друг, смотри в оба . Корыта, скамейки, кадки так и лезут сам под ноги, шарахнулась прочь пестрая птица-курица... Попадается навстречу толстая тетка, грязный фартук в заплатах, на голове тюрбан турка-турком, на простоватом деревенском лице не то испуг, не то недоумение разлиты... еще одна курица, кудахчет.
  -Куды, куды... энто... почто?
  -Свои, мать... свои, уйди дура с дороги! -движение рукой, неуклюжая толстая баба отодвинута в сторону, распахнута последняя калитка, последний рубеж взят, последние пятнадцать шагов на одном ударе сердца, и подлесок принимает их в свои зеленые спасительные объятия.
  Подгадали они с Машкой удачно, смеркается, еще немного времени и в лесу будет 'темно - глаз выколи', для нормального человека конечно, не для него. А еще через полчасика можно смело двигаться вперед по лугам и полям не опасаясь погони, как раз впереди их ждет довольно большое открытое пространство.
  
  
   Выдержка из рапорта свитского генерал-майора графа А. С. Апраксина императору Александру II о подавлении беспорядков в селе Бездна Спасского уезда Казанской губернии.
  ...наконец толпа рассеялась и послышались крики о выдаче Антона Петрова, который, между тем, хотел скрыться из селения задами, до был предупрежден 2 казаками, захватившими приготовленную для него лошадь. Тогда Антон Петров вышел из дома перед войско, неся Положение о крестьянах над головою, и тут был взят вместе с выданными им мне сообщниками и отправлен под конвоем в острог гор. Спасска. После выдачи Петрова приступлено было к уборке тел и поданию помощи раненым. По поверке оказалось убитых 51 человек и раненых 77.
  Кроме указанных выше мятежников в ходе рассеяния толпы неизвестным злоумышленником из штуцера, или винтовки малого калибра застрелен наповал капитан-исправник Спасского уезда отставной штабс-ротмистр лейб-гвардии гусарского в. и. в. полка помещик К-ев. Произведенный по горячим следам розыск преступника не удался, среди выданных крестьянами подстрекателей его не оказалось и не было найдено орудие преступления. Проведение дальнейших следственных действий по факту убиения неизвестным лицом капитан-исправника поручено мною полицейским властям уезда.
  Решительная мера по подавлению возмущения была принята мною по малочисленности войска и ежеминутно возрастающего возмущения крестьян, принимающего огромные размеры. Она была необходима для водворения спокойствия не только в этой. деревне, но и во всем населении, нескольких уездов Казанской губ., вышедшего из совершенного повиновения всякой власти.
  Ныне же волнение несколько подавлено, за работы принялись, прежние власти восстановлены, но злонамеренные люди распускают еще слухи, что освобождение крестьян. с. Бездны совершенно окончено и что посланный от государя граф, потрепав по плечу пророка Антона, надел на него золотое платье и шпагу и отправил к государю, откуда он скоро возвратится уже с совершенною волею.
  Ныне же волнение несколько подавлено, за работы принялись, прежние власти восстановлены, но злонамеренные люди распускают еще слухи, что освобождение крестьян. с. Бездны совершенно окончено и что посланный от государя граф, потрепав по плечу пророка Антона, надел на него золотое платье и шпагу и отправил к государю, откуда он скоро возвратится уже с совершенною волею.
  По моему мнению, для водворения совершенного спокойствия в Казанской губ. остается необходимым не сколько усилить число войск, там расположенных, и примерно казнить главных виновников, над которыми вместе с сим учреждаются военно-судная комиссия.
  
  
  Дорога под тусклой луной, крики ночных птиц. Долгий путь... не из-за расстояния, а из-за Машки. Ребенок за ним не поспевает, не выдерживает темпа, приходится останавливаться время от времени и давать ей отдых, или как вариант - нести ее на руках. К рассвету они добрались до следующего лесного массива. Топор лесоруба не успел окончательно очистить берега Волги. В здешних краях, в ХХ-ом веке от леса остались лишь жалкие воспоминания в виде отдельных куцых скоплений деревьев, какие и 'рощей' обозвать неприлично. Но пока у нас вторая половина 19-го и 'шумел сурово брянский лес', идеальное укрытие для диких животных и заодно разного рода 'партизаненов' и прочих не сильно законопослушных граждан.
  Привал... Мария падает с ног еле плетется, остановимся на ночлег, или скорее на 'дневку', теперь придется продвигаться в темное время суток. Короткая трапеза консервами, несмотря на усталость 'мелкая' аппетит не утратила, а ему кусок в горло не идет, почти всю банку скормил Марии, пожевал лишь немного галету. Подготовка ко сну, пусть отдохнет, он подождет и заодно подумает, что дальше делать. Пиджак сойдет за одеяло, лоскут ткани от парашюта за простыню, матрасом снабдит нас лес.
  -Маш, у тебя одежда не сырая? -раньше надо было бы справится, но лучше поздно чем никогда, -Да не дуйся ты, я просто спросил. Рубашку тебе дать?
  Вот ведь девка с характером попалась, от горшка два вершка, а туда же в 'амбицию' лезет, отвернулась даже в сторону, злится... Ей чуть голову недавно не отрубили, тут и у взрослого человека случается порой 'недержание', а ей даже 'положено', можно сказать, в таком возрасте.
  -Мир... мир... сердитая у нас Машка, давно не битая?
  Снова она смотрит на него снизу вверх и улыбается, простила грубую шутку, не злопамятная совсем, хоть один плюс.
  -Поцелуй меня! Матушка меня завсегда перед сном...
  Телячьи нежности, приходится пойти навстречу настойчивому требованию, от него не убудет, а Мария 'отрубится' быстрее. Впрочем, она и так уже глаза закрыла и сопит двумя дырочками, 'чмокнул' он в щеку уже спящую девочку. Укрыть ее полой пиджака от утренней прохлады и думать, думать, думать... мать.... положение у него, голова раскалывается.
  
  'The Professional'... в российском подпольном прокате 'Леон', издевается 'запасной', шизофрения из левого полушария, подкинул воспоминания, словно ролик перед глазами на экране прокрутил.
  Хороший фильм, единственный, что понравился ему за последние годы. Смотрел прямо на студии, где копируют на VHS, с лазерного диска на языке оригинала, без гнусавого перевода за который косноязычному 'знатоку аглицкого' хочется кое-что оторвать. Не шедевр, но сильно зацепило, может герой 'духовно близок' оказался, но тогда и мысли не было на его место угодить, вот засада...
  Люк, наш Бессон в роли киллера прикидывает, как поступить с Матильдой Портман. Первое, что ему в голову пришло, 'пристрелить ее нахрен'... к сожалению, такое решение не для российского аналога Леона. Он даже прицелится из пистолета в спящую девочку не сможет, пока еще не настолько 'отморожен'.
  Кто она, откуда взялась на его голову? Кое-что Маша о себе, о своем жить-бытье сообщила, об остальном они с 'шизиком' сами догадались.
  Оставить ее в лесу и уйти незаметно? Положить ей половину имеющихся у него медяков, консервы оставшиеся отдать... надолго ли хватит? Гуманнее будет и в самом деле поступить, как Леон сперва намеревался с Матильдой, пуля в висок и умрет 'мелкая' быстро без мучений. В противном случае, Мария вторую зиму, не имея теплой одежды и питаясь по остаточному принципу, все равно не переживет, обречена погибнуть. Она и первую едва протянула после смерти матери, на одном 'подкожном жире' удержалась на этом свете. Никто ее в деревне не удочерил, кормили крестьяне сиротку по очереди, день в одной избе живет, следующий в другой, ведь у каждого своих детей 'семеро по лавкам'. Поволжье не Кубань ни разу, не было приличного урожая в прошлом году и не факт, что хлебное изобилие наступит в текущем. Пока шли в Бездну имелась такая хорошая идея пристроить девчонку к кому-нибудь, может бездетная пара возьмет, или в приют отдать. Котенок, в сущности, домашний и ласковый, 'к лотку приучен', как в объявлениях пишут. Одичала Машка за время автономного существования немного, но это поправимо при должном воспитании.
  Девка происходит из 'хорошей семьи' по местным меркам, даже слегка грамотная и 'развитая', уровень первоклашки века ХХ-го. Она коробку с конфетами и кондитерскими изделиями 'вычислила' не нюхом, а надпись сумела прочесть. Мать у нее служила экономкой у помещика и заодно его же гражданской женой по совместительству являлась. Да вот не сложилось у них, 'хороший и добрый' барин скоропостижно скончался от апоплексического удара. Завещание покойного, где что-то в пользу девочки и ее родительницы было выделено, наследник сумел успешно оспорить, дышло закона оказалось на его стороне. В итоге бабу с ребенком отправили в глухую деревню на правах крепостной, где она через две недели скончалась. Не столько от горя утраты любимого человека, сколько от того, что ее напоследок дубьем отделали в лучших традициях уходящего 'века кавалергардов'. Поделом, холопка на святое, на хозяйское добро посягнула, вот и получила по заслугам.
  Там, откуда он прибыл... 'нанесение побоев, повлекшее смерть пострадавшего' и статья в УК есть для любителей махать кулаками не по делу, а здесь те же самые действия проходят как 'отеческое внушение' и убийце гарантировано всеобщее уважение общества, как строгому, но 'справедливому' помещику. Мелкие подробности уже не важны, придется тащить Марию с собой, отделаться от нее он не сможет в данный момент.
  Вечер заменяет утро, короткий 'перекус' и опять два силуэта большой и маленький тают в сумерках. Через четыре часа лес сменяется лугом и полями, до следующего укрытия километров десять идти по открытой местности. Проселочная дорога по левую руку рядом, пятьдесят шагов в сторону, но ней мимо проезжает медленным шагом небольшой отряд кавалерии. Кто такие и по чью душу явились? В кантиках и петличках он не разбирается... поди пойми, выглядят солидно, кони высокие и сильные под ними, может жандармы? Ищут кого-то, и пусть себе ищут на здоровье, в полной темноте всадники почти ничего не видят кроме белеющей песком дороги внизу, да звезд в высоко небесах и полагаются скорее на чутье лошади, чем на собственное зрение. Мария, к слову, тоже временами его теряет в ночи, хоть он и старается держаться с ней рядом в четырех-пяти шагах впереди. Была мысль бечевкой ее к себе привязать. Плохая идея, легкий свист в подражание ночной птице или сверчку - самое то, слух у девочки хороший. Если она отстает, приходится ему слегка 'шуметь' и ждать, пока нагонит.
  Пять минут отдыха... ему не надо, а Машке - жизненная необходимость, иначе свалится от усталости. Рядом никого нет, жандармы отъехали на добрую версту, можно поговорить немного.
  -Тяжело? Вымоталась?
  -Не-а-а... а ты не упомнил, как тебя звать?
  Нет он не вспомнил до сих пор, и его второе 'запасное сознание' не подсказало, пока совершенно не актуально.
  -У меня братик Сашенька был... можно тебя эдак величать?
  -Хоть горшком, только не в печь! -ему в принципе все равно, подходящее имя и фамилию рассчитывает приобрести вместе с документами.
  Не так уж и плохо, если подумать, а то могли Акакием или Иудой окрестить местные. Только один существенный момент, надо будет 'мелкой' напомнить.
  -Когда мы вдвоем, зови хоть как, я не обижусь. При чужих - помни, 'братик' я тебе старший, а не младший.
  -Неужто я глупая? -отвечает Машка. За последние дни, несмотря на все нежелательные приключения и непрерывное, выматывающее движение, она как-то 'ожила', и даже глаза у нее весело заблестели. Совсем не тот голодный и слабый заморыш, что попался ему на месте приземления.
  Под утро девчонка выбилась из сил, пришлось ее нести на руках, вес не обременительный, что-то среднее между небольшой овцой и хорошо кормленной домашней кошкой. Единственное затруднение... когда он ее тащит, становится уязвим для нападения, не может быстро действовать оружием, если возникнет вдруг необходимость. С другой стороны 'напороться' на засаду ему в темное время суток еще как постараться надо.
  Дневка в лесу, место выбрано удачное, рядом протекает ручей с чистой, незамутненной водой, смотрись в нее, как в зеркало. Мария сможет искупаться перед сном, а ему стоить развести небольшой костерок, и сварить в солдатском котелке похлебку из концентрата-пакетика. Приходится экономит провизию, запас консервов в рюкзаке 'тает как туманы' с каждым новым днем, а подножного корма пока не предвидится.
  Пока девочка с веселым визгом бултыхается в воде и смывает дорожную пыль пополам с грязью, Александр, теперь его так назовем окончательно, осматривает ее рваную 'одежку', хотел заштопать... Бесполезно, ткань лохмотьев настолько ветхая, что 'не держит' нитки. Перед Казанью придется им все же нарушить конспирацию и зайти в одну из деревень, какие попадутся на пути. Можно и ночью заглянуть в село и стащить рубашку или платье с веревки или забора... мелкая кража не для него. Вдобавок, совсем не хочется обижать крестьян, видел он пока мало, но определенный выводы для себя уже успел сделать. В России второй половины 19-го века народ не живет, а и в самом деле 'выживает' непонятно как, вместо пресловутых французских булок в ходу сплошь и рядом 'пушной' хлеб с мякиной и еще каким-то мусором вроде древесной коры.
  Отдых и снова в путь, ночной лес... не ожидал он столкнуться здесь с крупным хищником, ведь и медведь и волк все же ведут как и человек преимущественно дневной образ жизни.
  -Смотри Машка, киска на дереве сидит... рысь.
  -Где? Покажь!
  Пришлось указать, и в самом деле красивая дикая 'кошечка', желтые глаза отражают лунный свет. Постояли они несколько минут разглядывая друг друга, затем разминулись. Ему со зверем делить нечего, они в сущности 'одной крови', он тоже своего рода хищник, только малость цивилизованный.
  Вторая встреча за три часа до рассвета, наткнулись в лесу на 'пикник'. Сидят возле костра четверо, трое мужчин и молодая женщина в цыганском наряде, жарят шашлыки, по крайней мере такая обстановка на первый взгляд. Как назло ветер в лицо, а с ним и запах убийственный проникает по все поры. Машка вопросительно поглядывает на своего спутника, что-то он предпримет? По уму надо бы обойти 'отдыхающих' стороной, но соблазн оказывается сильнее, он и сам не прочь отведать свежатины, консервы за столько дней изрядно приелись. Мяса в деревнях не найти днем с огнем, скот и домашнюю птицу по весне крестьяне не режут, с зимы оставлены только 'производители' на племя, надо идти в город, где есть ледники и запасы, или...
  -Хочешь мяска мелкая? Подождем... пока они созреют.
  Судя по виду, группа у костра отдыхает и расслабляется после удачного 'дела', разбойники взяли помещичью усадьбу или богатого купца на тракте подловили и 'раскулачили'. Лошади находятся рядом, стреножены и объедают молодую листву с кустов. Тут же и 'трофейная' повозка-бричка, набитая разным барахлом и седла в траве видны, передвигаются 'граждане бандиты' верхами, а не пешком. Вооружены они относительно прилично: в дополнение к различным 'режуще-колющими' предметам, у одного из-за пояса торчит рукоятка большого револьвера, у другого имеется казнозарядная двустволка заграничной работы, у третьего дульнозарядное ружье типа 'шомполка'. Одеты 'господа' явно с чужого плеча, поносил, дай другим поносить ради социальной справедливости.
  В какой-то момент у 'Александра' возникло даже желание перестрелять 'их', так уж аромат шашлыка раздражал... терпение... время и лечит и калечит слишком быстрых. У костра между тем вовсю шел пир горой, водка и вино употребляются всеми участниками пикника без меры, пьют сколько влезет, а влезает много. Финал, после обильной выпивки с плотной закуской 'народ' потянуло на развлечения. 'Сорока-белобока' в цыганских юбках удобно улеглась на травку, привычно развела ноги в стороны и 'этому дала, этому дала, и этому дала' в порядке живой очереди обслужила всех троих... последний кавалер получил 'любовь' аж два раза, атаман шайки или взаимная 'симпатия' у них? Скорее всего догадка верна, это - 'старший', атаман, мужик больше всех шумит и вооружен лучше, чем остальные, как раз 'Кольт' у него.
  Покувыркались деточки, пора и 'баиньки' наконец, спят медведи и слоны, и работники 'ножа и топора' без ночного отдыха обойтись не могут. После короткой перебранки, едва не переросшей в перестрелку, обладатель 'двух стволов' отряжен в караул, остальные завалились возле костра, кто как. Доблестный часовой продержался на посту недолго, не прошло и нескольких минут, как парень присоединился в своим приятелям... все, конечно, спать должны, но не на работе?
  Пошли на дело, так на дело. Рюкзак и СКС временно оставлены Машке на сохранение, он отправился налегке. Если что, то выручит ночь, собственная ловкость и старый добрый ПМ в кобуре под курткой.
  Вот черти, зажарили мясо прямо на ружейных шомполах, жир капает на угли остывающего костра. Нельзя же так, от огня металл портится, сталь превращается обратно в железо. Два металлических прутика с нанизанными на них крупными кусками словно специально оставлены для него с девочкой, на траве валяется безобразно изрезанная ножами туша теленка, еще один 'трофей' шайки, прихватили где-то по дороге сюда с пастбища. Бутылки без этикеток, открытый початый бочонок сивухи, разломленный пополам каравай хлеба... и вся накрытая 'поляна', с закуской не богато: ни тебе соленых огурчиков, ни майонеза, ни корейской моркови, даже обычного репчатого лука нет. Взять 'что надо' и быстро уйти, хоть и пьяны разбойники изрядно, но рисковать нет необходимости.
  -Сенька, ирод плешивый... поди прочь, умаялась я! -вдруг отчетливо раздается сзади за спиной сонный женский голос, в тот момент, когда он присматривается, чего бы стоящего 'позаимствовать' из брички. Приглянулся ему ягдташ, вещь полезная для маскировки, какой же охотник без этой штуки? Сумка выглядит в точности как на картине 'Охотники на привале' Перова, где мужик показывает собутыльникам, какую рыбу он подстрелил, и рожок для пороха прихватить заодно следует.
  'Цыганка' во сне заговорила, есть смысл последовать разумному совету, хватит с него халявы, шаг в сторону и он призраком исчезает во мраке. Никто не проснулся и не помешал ему, получилось удачно, утром пусть четверка разбойников гадает, куда подевались остатки их пиршества.
  На очередной 'дневке' - мясной обжорный праздник, Мария собиралась прикончить шашлык и без остатка, но ее в этот раз ограничили, часть добытого отложена в котелок, пойдет для заправки похлебки на следующий день. Через двое суток, по его прикидкам, они должны подойти к Казани. По тракту вышли бы туда быстрее, чем по лесам и лугам, но после происшествия в Бездне не хочется лишний раз 'светится' на людях, наверняка их ловят.
  
  Кабак модели 'Иван Елкин' на окраине большого села, время вечернее ближе к ночи, но в сельском 'очаге культуры' многолюдно и оживленно, сивушно-табачный 'дым' стоит столбом, топор не повесишь, а дышать тяжело. Перед тем как заявится в местную губернскую столицу полезно разжиться информацией, а где еще люди 'дают волю языку' как не в питейных заведениях? Они с Машкой тихонько вошли и уселись скромно в уголочке, вблизи входа, если что, то есть хороший шанс столь же незаметно улизнуть. По меркам ХХ-го века видок ужасный, 'днище' еще то... смесь бомжатника с воровским притоном, воняет мерзко, чистота здесь не в почете. Сама атмосфера... хмельные посетители вот-вот колющие и режущие предметы достанут и начнется веселье, именуемое в житейском обиходе 'поножовщиной'. Не начнется, если и есть тут 'лихой человек', то в единственном экземпляре присутствует, пальцем показывать не будем кто конкретно, понятно и так. Остальные - обычные мужики, местные крестьяне и мещане, внешность обманчива, таковы реалии текущего века. В качестве дополнительного индикатора обстановки можно использовать Марию, она спокойно сидит рядом с ним и поглощает нехитрую закуску, 'лупит' каленое яйцо, скорлупа летит на пол, а значит и нечего особо беспокоится. На них внимания никто не обращает, пара насмешливых взглядов, охотник без дичи, знать из 'городских' поди оболтус криворукий... и более ничего.
  О чем 'народ' толкует? Горячо, вплоть до мата, обсуждают и 'дарованную царем волю', и последние события в Бездне и еще кое-какие актуальные темы, алкоголь им в помощь. Надо обязательно послушать, один раз он уже 'пролетел' так. Вдруг да полицейский чин, удачно поймавший лбом пулю, является 'близким человеком' Александру Николаевичу Романову, более известному в народе, как 'царь', или не ему самому, а его окружению покойный дорог?
  -Нешто энто воля? Зараз опять порты скидывай и нагинайся, коли их милости скушно?
  -А чаво ты Емеля от бар ждал? Волю-волюшку? Золоту царску грамоту ему подавай на блюду?
  -Екий смелой, кабы за сии словеса да в Сибирь тя господа не не закатали!
  -А я Сибири ить не бо-о-о-юся! Сибирь ить тожи рус-с-с-кая земля!!! -пьяно и смело и задорно раздается откуда-то из сизого сивушно-табачного облака.
  -Взаправду ли в Бездне капитан-исправника прибили, али врут? Бездненские чаво эдак осмелели? -оттуда же доносится издалека, 'Александр' весь невольно 'обратился в слух'.
  -Насмерть вбили гада подколодного, бог ему воздал собаке за наши слезы... а кто убил не сказывают, вроде заезжий какой молодец, палил с ружжа метко и токо его опосля и видывали!
  -Давеча барыня нашенская ревела, грит защитника главного де ихнего порешили! Баре теперича деньгу промеж себя собирают на памятник ему. А убивца вроде словили ужо.
  -Всех их, господ эдак порешить надобно, на кой ляд оне нам сдались!
  Дальше можно и не прислушиваться, информация хоть и скудная, но общая картина понятна. На фоне полу-стихийных беспорядков в Бездне, где в результате расстрела толпы войсками погибли десятки обывателей, один прицельный выстрел не особенно заметен. Скорее всего, власти еще только начали расследование и до поисков виновника руки у них не дошли, разбираются пока с 'грамотеем' Антоном Петровым, неудачно истолковавшим царский манифест. Выяснилось попутно из подслушанных в кабаке разговоров, что нет у местного населения и обычая 'ловить и сдавать' беглых, как в некоторых областях Сибири принято издавна. Угрозу для них с Машкой представляют лишь 'люди в форме', городская и сельская администрация, разного рода полиция, а так же сами 'обиженные' помещики. Меры конспирации можно слегка ослабить, хватит укрываться в лесах, выходим на тракт.
  
  Казань... губернский город, 'губерния' если по-простому. Особого национального колорита не заметно в упор, разве, что наряду с картузами и колпаками стали чаще попадаться в толпе народа иные головные уборы - не то ермолки, не то тюбетейки. Развалины старинного кремля, пара мечетей, большой православный собор, кое-как мощеная брусчаткой площадь в центре... по слухам имеется даже свой университет, а на окраинах как в деревне царит весенняя грязь на радость многочисленным свиньям, коровы и козы пасутся чуть ли не прямо на кривых улочках и на различных пустырях между домами.
  Поставлена задача 'выйти на связь основной базой', как? Пока шли сюда, они с 'запасным' рассмотрели с десяток вариантов, возможных и не очень. Основная идея - оставить какой-то след, заметный и через сотню с лишним лет спустя. Проще всего дать объявление в газете, в надежде, что в архивах сохранится подшивка, по мнению 'консультанта' профессор имел в виду как раз такую разновидность 'связи'... может быть. В книжной лавке удалось посмотреть и оценить местные периодические издания, до полноценной газеты этим небольшим 'листкам' еще расти и расти. Самое печальное - отдела для частных объявлений ни одна казанская прото-газета не содержит, а значит и весточку 'своим' в будущее подать отсюда не получится.
  По городу, а точнее - по его окраинам, они передвигались без особых затруднений, карабин убран в чехол, прочие необходимые аксессуары охотника-неудачника напротив выставлены на всеобщее обозрение, изрядно выцветший на солнце, камуфляж на его плечах особого внимания ни у кого не вызвал. Машку заранее удалось немного приодеть, в том же самом селе, где они заходили в кабак, теперь она щеголяет в относительно новой рубашке. Примерно так крестьянские дети ее возраста и одеваются, и она к себе ничьих взглядов теперь не привлекает, а то до этого дня пытались им порой милостыню подавать добрые люди.
  Важная информация, случайно почерпнутая из одного местного 'листка'... в Казани имеется психиатрическая лечебница, есть своя собственная 'дурка', недавно открыли. Не там ли следует искать следы 'хрононавта' намбер ту? Как раз по пути, почему бы туда не заглянуть на 'огонек'. Солидное здание заведения внушает некоторые надежды на успех, новый кирпичный дом, два этажа, закрытый внутренний двор, вывеска большими буквами.
  С администрацией лечебного учреждения контакт установить не удалось, врача то ли нет на месте, то ли нет вообще, сидит на входе старый барбос из отставных солдат и всех посетителей грубо 'отфутболивает'.
  -Ходют тут всякие! Час не приемный, поди отсюда! -фельдшер в приемном покое выставил их с Марией за дверь, настаивать просить и объяснять бесполезно. Не в том они сейчас положении, что бы привлекать к себе лишнее внимание. И мзды, взятки с них не взяли... да и, честно говоря, много дать они не могут, денег в обрез.
  В парадную дверь их не пустили, придется искать иной доступ, наверняка где-то позади фасада прячется еще и черный, служебный вход. Опыт определенный есть, в том, ином мире Александр хорошо знаком с подобными заведениями и в качестве посетителя, и в качестве пациента, куда менее приятном. Сразу же возникла здравая идея поискать или лазейку, или 'нужного' человека. Долго рыскать вблизи 'казенного дома' не пришлось, почти сразу же внимание привлек некий массивный субъект в грязно-белом халате с физиономией типичного идиота. Знакомая до боли картина... совсем как в старом добром... будущем. Санитаров в таких местах, что в веке 20-ом, что в 19-ом, администрация предпочитает набирать из бывших же больных, предпочитая проверенные и знакомые с режимом 'психушки' кадры. Вдобавок, за мизерное вознаграждение ни один нормальный человек 'туда' работать не пойдет.
  Что там служитель разглядывает, что прячет за широкой спиной, пытаясь отгородится от нежелательных свидетелей? Серебристый браслет, циферблат с тремя стрелками... наручные часы! 'Запасной' торопливо подсказывает, часами-хронометром снабдили и третьего 'путешественника во времени'. Какими - он не знает, но точно снабдили, обязательный элемент экипировки. У и нас в одном из ящиков транспортной платформы имелся целый набор на любой вкус, швейцарские механические часы он себе не взял, предпочтя электронные с 24-х часовым отсчетом, почти точную копию его собственного, погибшего при перемещении во времени, 'сейко'.
  -Машка... подержи ствол и мешок, я пока с дядей-психом пообщаюсь. -короткое указание спутнице и вещи временно переходят к 'мелкой'.
  Санитар попытался проигнорировать требования нежданных гостей, решил 'быковать', зря он так поступил. Короткая схватка, болевой прием из арсенала самбо иногда очень способствует взаимопониманию, или по крайней мере заставляет отвечать на поставленные вопросы. 'Трофейные' часики переходят к Сашке по праву победителя, а их временный хозяин кается и торопливо, путаясь в словах, объясняет 'где взял' невиданную в здешних краях игрушку. На тыльной стороне корпуса часов полустертая гравировка 'Дорогому Евгению Яковлевичу от...', дальше надпись не читается, да и не надо. Вещь личная, правильно сделал, что изъял у санитара-мародера.
  -Проведи меня к нему!
  
  Зрелище не то что бы сильно неприятное, однако постороннему человеку внутри подобных заведений ходить не рекомендуется. Больные из разряда буйных и в самом деле буйные и ведут себя соответствующим образом. Мария испуганно жмется к нему, стараясь держаться подальше от дверей-решеток палат, из-за которых доносятся душераздирающие вопли и крики.
  -Пришли... ваш тихий покедова. -информирует их добровольно-принудительный 'гид', пришлось поощрить вороватого санитара рублем, одним рублем, хватит ему за глаза.
  Парень здоровый... 'запасной в голове' подсказывает... Евгений наш спортсмен или просто мышечной массой не обделен от природы. Как его завербовали, да скорее всего по той же схеме, что и самого 'Сашку'. Влип товарищ Женя в криминал и ничего лучше не придумал кроме 'побега в прошлое'. Вышел бы из него в другое время неплохой напарник, да только не сейчас... 'овощ' не 'овощ', но спятил человек определенно. Сидит 'гость из будущего' в сером больничном халате на обшарпанной казенной табуретке и тупо пялится на пришедшего 'современника', в его глазах ни единого проблеска разума не увидишь и под микроскопом.
  -Женька! Мы свои! -первая попытка установить контакт ни к чему не приводит.
  Снова возникают вопросы к санитару, судя по полученной информации больной вроде не 'безнадежный'. По крайней мере, лечащий врач так решил, надежда есть.
  -Дохтур грит, мож еще ваш оклемается ищо.
  Может быть, а может и нет... время-лекарь покажет, пока же никакой реакции на появление 'своего' не заметно. С другой стороны у него самого в голове почти все 'личное' потерто, чудом уцелел лишь малый кусочек воспоминаний с войны в Афганистане... а если попробовать из той же 'оперы'? Ведь Евгений Яковлевич, фамилию опускаем, и сам 'школу жизни' прошел полностью, парень на вид не из тех, что успешно 'косили' от военкомата, ну а как что-то и у него осталось?
  -Е...ный в рот товарищ солдат! Встать, смирно. Руки по швам!!! -гаркнул Александр, подражая типичному старшине СА, с чувством так, расстановкой произнес, как и положено в армии.
  Человек за решеткой не то что бы сильно встрепенулся, но реакция определенно была, а значит и действительно не все потеряно, надежда на выздоровление есть.
  -Это мой товарищ... мы... -он чуть было не оговорился 'собрат по несчастью', сдержался вовремя и 'прикусил язык', -Где врач, где его можно найти?
  Санитар-дебил пускается в длительные и путанные разъяснения, 'дохтур', оказывается, у 'полюбовницы' пропадает... другой конец города. Придется пока ограничится запиской и еще одним рублем 'чаевых' для служителя медицины. Долг по отношению к 'своему' выполнен, до времени когда Александр обустроится в новом мире, обзаведется правильными ФИО без кавычек и прочими полезными атрибутами, тогда он и вытащит 'современника' из казанской психиатрической клиники, а пока ему там самое место.
  С Евгением покончили, теперь на очереди Мария... ее надо приодеть по-человечески, а сперва еще и отмыть от грязи и освободить от 'зоопарка' на голове. Хотя кажется - она уже привыкла ко вшам и почти не чешется. Первоначально была идея податься в общественные бани и там договориться с какой-нибудь женщиной, что бы Машку как следует 'пропесочили'. При ближайшем знакомстве с местным 'очагом гигиены', воспользоваться его услугами расхотелось. Бани общественные есть как же без них, стоят прямо на берегу Волги, но какие... на вид - низенькие 'сарайки'-бараки из почерневших, гнилых бревен и вдобавок отапливаются еще и по-черному, дым валит из дверей и вообще из всех щелей и узких окон. Где-то в городе есть еще и так называемые 'дворянские бани', но не факт, что их с Марией туда пустят. Опять же с насекомыми... надо бы подстричь ребенка коротко, иначе от вшей ее не избавить... и ведь нельзя, будет лишние взгляды к себе привлекать. Хорошая мысль в голову пришла, а нельзя ли совместить приятное с полезным, а что - запросто.
  -До Питера походишь у меня мальчиком. -обратился он к своей маленькой спутнице, - На базаре куплю тебе штаны и все остальное по росту.
  -А почто так? -засомневалась 'мелкая'.
  Пришлось объяснить ей, власти ищут ведь парня или молодого мужика с малолетней девочкой, а не с 'мальцом' в компании. Ненужного внимания сразу на порядок к ним меньше станет. Маскарад с конверсией вполне оправдан, тем более что в столь нежном возрасте Марии не требуется особой маскировки, достаточно лишь короткой стрижки и 'мужского' костюма.
  Сказать легко, еще бы осуществить... определенные проблемы есть, лавку с готовым платьем найти не трудно, вон их сколько развелось доморощенных 'Портных из Парыжу', судя по аляповатым вывескам, но... Стоит ли торопится с выбором, а если сперва понаблюдать, поспешность хороша лишь при ловле блох
  Хлоп... двустворчатая дверь лавки нараспашку, оттуда появляется на всеобщее обозрение штоф водки, гордо, словно знамя в правой руке несомый. Затем за зеленого стекла 'пузырем' следует толстый живот кое-как стянутый внизу форменным ремнем, на котором сбоку болтается в черных ножнах казенный 'кынжал'. Довершает благостную картину начищенная до самоварного блеска стальная каска с тупым шишаком и красная физиономия под ней в дополнение к мундиру с огромными медными пуговицам. Типичный представитель полиции российской империи во всеоружии и собственной персоной выходит из торгового заведения 'Купец Акрифиев и сыновья'.
  Что там за 'любовь' у господина Акрифриева с полицаями... кто их разберет 'барыг', может казанский 'мент' просто мелким рэкетом пробавляется, а может и в самом деле друзья они с лавочником, или, не дай бог, еще и сотрудники? После такого неожиданного 'анонса' желание соваться в первую попавшуюся лавочку отпало напрочь, а ну как 'ориентировка на разыскиваемое лицо' из Бездны до местной полиции уже дошла, и лавочник подрабатывает у них нештатным осведомителем?
  Нужен такой торгаш, что не побежит сразу же сдавать подозрительного покупателя... как найти... Кто там в православной империи был за 'врагов народа' по дефолту, евреи кажется? Нет их здесь в товарных количествах, не завелись еще пока, остаются в остатке сухом кто - правильно... Дорога им с Машкой на татарский конец базара, туда, где торгуют с лотков и открытых прилавков.
  Он поздоровался с продавцом по местному, 'по-татарски'... неожиданная реакция, низкий, но плотный мужик по ту сторону заваленного разным 'шмотьем' стола уставился настороженно на 'гостя', вытаращил глаза. Урок первый, не стоит пришельцу из конца 90-х 'выеживаться' лишний раз, за век с лишним многое изменилось, так можно и нарваться по глупости на серьезные неприятности. Вторичное приветствие, на сей раз на родном и могучем, татарин вроде успокоился. Хозяин улыбается и спрашивает, что собственно покупателю надо.
  -Одежду на пацана, такого вот возраста, -жест в сторону Марии, она уже пристроилась рядом с 'дядей Сашей' и разглядывает выложенные на прилавке ленточки-платочки, снова недоумение... поправка, -На мальчика!
  Татарин кивает, понял... раз-два и полный комплект собран. Рубашка нижняя, она же служит бельем, рубашка верхняя, сыромятный поясок, штаны, халат и самый дорогой предмет экипировки - обувь. Небольшие сапожки пошиты из 'козлиной' шкурки, как объясняет продавец, оказывается и козлы здесь в дело идут. Можно обойтись и сэкономить пару рублей, деревенские дети привыкли 'по теплу' ходить босиком, но в последнее время следы цивилизации в виде битого стекла под ногами постоянно попадаются. Бонусом идет тюбетейка-ермолка в качестве головного убора, примеряли Машке картузы и ни один не подошел, все оказались велики.
  Расплатились, откланялись уходим с миром... прежде чем примерять обновки следует решить кое-какие вопросы с личной гигиеной. Время теплое, вся Волга в их распоряжении, далеко идти не пришлось, прямо за кустами возле бань он Машку и загнал в воду, предварительно отрезав ей косичку под корень. Далее, приобретенная за полкопейки, мочалка и спец-мыло из века ХХ-го сделали свою работу, что оттереть не удалось, то временно сойдет за загар. Стрижка... откуда у него навыки цирюльника? Точно не известно, похоже отчасти от родителей, отчасти наследие службы в СА. Много инструментов не требуется, достаточно иметь при себе остро заточенные ножницы, расческу и прямые руки, случалось ему и раньше сталкиваться с такой работой. Еще раз Марию в Волгу окунаем, пусть голову промоет капитально... итог - вместо маленькой и вшивой девочки-бродяжки вышел хорошенький и вполне цивильный 'татарчонок'. Была Машка, а теперь будет Мишка, если случайно оговоришься, то никто не придерется.
  Мария верится в новом, непривычном 'прикиде'... то так штаны подтянет, но в другую сторону, что-то ей не по не нравится, что-то пришлось не по вкусу.
  -Что не так? Говори сразу.
  -А как я по нужде теперича буду? Замочу ведь порты... Неужто каждый раз их снимать надобно?
  Опять не слава богу, приходится ему вспоминать, как в ХХ-ом веке девки решают столь актуальную проблему. Не то, что бы он намеренно подсматривал, однако уникальное зрение позволяло ему частенько наблюдать многое из того, чего бы лучше и не видеть.
  -Спусти штаны до колен и присядь... вот так правильно. -Мария послушно проделывает непонятное 'упражнение'.
  -Так все одно ведь замочу ить их...
  -А теперь привстань немного, попу подними выше и грудью на коленки ложись. Получится так?
  -Чудно эдак...
  Кажется, поняла 'мелкая'... легкий шлепок в шутку по обнажившемуся 'мягкому месту' и его рука невольно отдергивается назад словно на раскаленный металл попала. Под тонким слоем мышц прощупывается кость... доберемся до Петербурга и надо ее обязательно к врачу сводить. А пока... рука-лицо, он же специально рыбий жир в капсулах захватил, 'качки' как раз данный препарат для наращивания мышечной массы используют.
  -Глотай... лекарство от твоей худобы, -две полупрозрачные льдинки отправляют к Марии, долго ее уговаривать не приходится, слава современной фармацевтике, -И напоминай мне, если я вдруг забуду тебе дать.
  Самое время покинуть губернский город, как бы не так... Машке вдруг захотелось помянуть покойную матушку, свечку поставить за помин души и отказать он ей не смог в такой просьбе. Придется наведаться в какое-нибудь культовое сооружение, в Казани их много, почти на каждой улице есть церковь или храм. Зашли в ближайшую церковь, оказалось девочка толком и не знает, что делать надо, хорошо хоть тетка какая-то сердобольная выручила. Объяснили, где приобрести свечку, куда следует поставить, и куда положить записку с указанием имени поминаемой безвременно усопшей 'рабы божией'. Пока девчонка совершает разные манипуляции и пытается прочесть молитву, Александру приходится в свою очередь изображать 'верующего', хоть в душе он и атеист. Креститься он вроде уже научился, он вообще быстро обучается... вот только лишнее внимание он к себе все же привлек, подходит к нему человек в рясе, судя по характерным 'атрибутам' - поп.
  -Никак татарин крещеный к нам в храм пожаловал? Ты сын мой из каковских будешь?
  Приходится объяснять и оправдываться... русский... оказывается существуют и татары-православные, только у них отдельная церковь и в обычную русскую они не вхожи. И крестился он совсем не туда куда положено, какая им вроде разница, тут же кругом на стенах 'веселые картинки'. В одном месте мужика тощего как Машка и бородатого как поп на крест вешают, а ему вроде и 'в кайф'... сплошное садо-мазо. В другом - черти сто грамм грешнику наливают перед отправкой в котел на стерилизацию, еще дальше головы отрезанные с крыльями летают по небесам, поди разберись? Ладно, теперь знаем и более впросак не попадем.
  Мария, к тому времени, уже закончила с обрядами и свечками, быстренько попа благодарим за полезную информацию, медная монетка в кружку для пожертвований на выходе и вперед на вольный воздух быстрым шагом, ладаном пусть другие дышат полной грудью. С Казанью они расстаются без приключений, полосатый шлагбаум и будочка с полусонным вечно похмельным отставником-'инвалидом' остались за спиной, впереди бесконечный пыльный тракт и наступающий на пятки путникам вечер.
  День второй после Казани. Теперь в связи с ослаблением угрозы со стороны полиции и хорошими шансами поймать 'попутку' он решил двигаться в светлое время суток. Ночью, безусловно, на порядок безопаснее... однако слишком уж затягивается их путешествие, а ему нужно срочно дать знать 'своим' о благополучном прибытии в прошлое. Иначе ни денег, ни каких-либо полезных вещей 'оттуда' ему не получить.
  По обе стороны дороги сплошь и рядом раскинулась 'зеленка' и если что, то всегда можно вовремя туда 'нырнуть'и там исчезнуть. Пока ни разу еще не пришлось прибегнуть к такому трюку и есть надежда, что и не придется далее, надо только избегать крупных населенных пунктов, где можно случайно нарваться на проверку документов.
  Со спутницей снова начались проблемы, к счастью, столь же мелкие, как она сама.
  -А можно я порты пока скину? Малые дети у нас без их ходят. Жарко с непривычки! -канючит Машка, начала с самого раннего утра, берет на измор.
  -По пути деревня, если хоть одного пацана мне покажешь без штанов - разрешу.
  К великому его удивлению, Мария ему указала сразу на двух представителей 'сильного пола', своих сверстников, прекрасно обходившихся без 'портов', мнимая 'голозадость' их нисколько не стесняла. В чем дело... он сразу и не понял, решил сперва, что наказали ребят за что-то, но та же Машка пояснила. Не повезло 'мальцам' у них старших братьев нет, а только сестры, вот и приходится донашивать старую одежду за девками, собственные же 'порты' из домотканого полотна им мать пошьет позднее, годам к восьми-девяти, когда станут полноценными 'работниками' в крестьянской семье.
  Договорились они с 'мелкой' полюбовно: с утра и до полудня пусть идет как ей нравится, после двенадцати - по полной форме в штанах. До Москвы она должна привыкнуть к мужскому наряду, там с голыми ногами не походишь. Никто ей, все равно по дороге под подол заглядывать не станет, кому она нужна. А по части соблюдения приличия, так у Маши новая 'мужская' верхняя рубашка всего на два пальца короче старой, 'женской', отличие на беглый взгляд незаметное, без рулетки и не определишь.
  Особых приключений с ними далее в дороге не случилось, почти не было, разве лишь уже на подъезде к Москве, где как предупредил попутчик, лихие люди 'шалят' уже не первый век. С другой стороны, если бы не угроза нападения 'неизвестных лиц', то приказчик, слегка загулявший в Казани и возвращавшийся в одиночестве вместе с остатками нераспроданного на ярмарке товара, едва ли согласился их с Марией подвезти даром. Так или иначе, но благодаря наличию на трассе Москва-Казань разбойников, 'мелкая' все же большую часть пути ехала на повозке, хоть и без особого комфорта.
  Ничто не предвещало в тот день 'случайное рандеву', прошлая ночь прошла спокойно, и утро проблем не принесло, а вот днем едва не пришлось ему пустить в ход оружие.
  
  Машка сидит на задке повозки в 'безштанном' варианте, босые ножки свесила с края, видны грязные пятки и лодыжки, что-то весело 'чирикает'. Чего ей горевать, с утра наелась каленых в печке яиц и молочка парного чуть ли не литр выпила. Надо бы ее мясом кормить регулярно, но до Москвы где его взять, ведь скот весной крестьяне не режут.
  Хозяин-приказчик идет впереди, и неспешно ведет пару своих ленивых, хорошо кормленных 'киргизок' в поводу. Лес по дороге постепенно сменяется полями, реет на жиденькими зелеными посевами ржи пернатый хищник, зорким глазом высматривает добычу, а где-то впереди ждет их встреча с хищниками двуногими.
  Снова по обочинам кусты сменяется деревьями. Мария спрашивает о чем-то, но ему не до праздных разговоров сейчас, 'чуйка' сегодня с рассвета забила тревогу. Отчего? Трудно сказать... может следствие того, что слишком долго все шло слишком 'хорошо' и гладко, а может его подсознание обработало и приняло к сведению случайно подслушанный вчера разговор двух сельчан в деревне, где они останавливались перекусить и напоить лошадей. Ахметка... некий Ахмет вроде бы в здешних местах занимается рэкетом, успешно 'трясет' проезжих купчиков, да и просто богатых путешественников 'щупает за вымя', скорее всего с ним и его бойцами суждено встретится, мир тесен.
  Все же здесь не 'Афган'... далеко не 'Афган', и в искусстве маскировки российским работникам ножа и топора до 'духов' как до луны раком... противника он заметил издалека. Место для засады бандиты выбрали грамотно, устроившись как раз крутым поворотом дороги, российские тракты словно пьяный заяц прокладывал местами. Расчет самый примитивный но действенный, любая повозка здесь поневоле сбавит ход и ее можно будет легко 'тормознуть', просто ухватив лошадь за элементы сбруи. Не учли граждане разбойники только одного обстоятельства - их самих опытный наблюдатель 'засек' заблаговременно, разглядев характерные силуэты через кусты и жиденькую молодую поросль леса. Александр мог бы даже и 'положить' врагов сразу, не вступая с ними в переговоры, благо три торчащие из придорожной канавы головы так и напрашиваются стать мишенями, да только 'здесь не там', 'здесь не так'...
  -Стой! -он уже возле лошадей и их проводника-купчика, короткая фраза обращена именно к нему, Марии он дал условную отмашку и та пригнулась, спрятавшись за наваленными на телеге мешками и тюками.
  -Ты чаво... нешто... -забормотал наконец окончательно опомнившийся хозяин повозки, но дослушивать его нет времени, пусть соображает быстрее, если хочет жить, 'тормозам' всегда открыта прямая дорога в рай.
  -Впереди ждут, начну стрелять... падай и лежи пока не кончится, -короткая инструкция купцу напоследок. Карабин между тем 'перебрался' из-за плеча в руки и как пионер всегда готов.
  Ждем, все трое упорно ждем у моря погоды... ожидание томительное, события не развиваются. Пока лишь он постарался встать так, что бы максимально прикрыться от случайного выстрела лошадьми. Сто пятьдесят метров... дистанция небольшая, могут и 'нервишки' у кого-то там в канаве не выдержать, и палец ненароком нажмет на спусковой крючок прежде времени.
  Не идут навстречу... почему медлят, неужели не дошло еще, что 'раскрыты' они полностью? Придется поторопить лихих 'добрых молодцев', не стоять же им с Машкой на тракте до самого вечера. Глубокий вздох, воздуха набрать в легкие до упора и 'нам осталась одна забава', как у Есенина, если только без пальцев, они заняты в другом месте, ласкают холодный металл. Попытка изобразить сказочного соловья-разбойника вышла удачной, хоть и получившийся свист вряд ли можно назвать 'художественным'. Кусты на обочине зашевелились, оттуда появляются одна за другой три фигуры. Один приближается по центру дороги, низкорослый, скуластый и лохматый как бездомный пес, двое по колеям справа и слева следуют. Не доходя пятидесяти шагов как по команде маленькая шеренга встала, Александр вышел им на встречу.
  Что у нас налицо? Трое граждан с явно преступными намерениями, средний как раз, судя по типично татарскому типу лица, и есть тот самый 'знаменитый' Ахметка-разбойник. По краями от атамана стоят вполне славянские 'не пойми кто', но сомнений нет - его подручные люди. Это русских три богатыря, между ними 'Муромец Илья', который... вот прикол был в реале, согласно летописям, 'жидовином'!
  Вооружение... что имею, то и введу? У левого за поясом длинный старинный пистолет с кремневым ударным замком восточного типа, плюс выглядывает рукоятка ножа или кинжала, у правого в руках короткое одноствольное ружье, распространенный в те годы тип недорогой народной 'шомполки' кустарного производства. Главарь же поигрывает экзотикой... е-мое, да у него же самый настоящий кистень! Гирька на почти метровом плетеном кожаном ремешке. Одно из двух, или очередной 'мастер кунг-фу' попался, каких Сашка повидал за годы своей бандитской карьеры немало, или Ахмет у нас 'сильно вумный'... угодит такой в руки властей и вроде как не при делах совсем, при себе 'ствола нет', могут и отпустить за отсутствием улик. Несмотря на непрезентабельный вид и скудное оснащение, 'орлы' еще те, нет сомнений, что при ином раскладе судьба угодивших к ним руки путников станет весьма печальной... зарежут не моргнув глазом.
  Вопрос на засыпку, своего рода тест на сообразительность для тугодумов. Профессионалы-преступники 'они' или любители, искатели острых ощущений, желающие красиво 'погнуть пальцы', на малокомпетентное мнение местных пейзан полагаться в таких делах не стоит. Глаза в глаза, бескровный пока поединок продолжается, кто кого переборет 'ментально', пересилит, кто верх возьмет. Скажи мне правду атаман... молчит угрюмо татарин, думает и прикидывает, свинцовая гирька с ушком мерно раскачивается на ремне маятником Фуко. Красный как рак, хозяин-купчик рядом трясется, пыхтит словно паровоз. Толстые губы его шевелятся, но ни звука из них не вылетает, не иначе мужик с жизнью прощается и бормочет про себя все известные ему молитвы подряд. Александр в таких случаях склонен полагаться на иных богов с известными фамилиями, на Калашникова обычно, а раз нет его под рукой, то придется на Симонова. Кого-то сегодняшняя троица ему определенно напоминает из 'прошлой жизни', что-то из обрывков воспоминаний, несмотря на капитальную зачистку в голове еще осталось вместе с навыками. Закончится успешно наша неожиданная 'стрелка', спросим своего приятеля из 'шизы', может он что-то подскажет и покажет.
  'Профи' все же оказывается Ахметка со-товарищи, им деньги или еще какие ценности нужны, а не глупые 'понты' и лишний риск. Татарин лениво сплевывает через сломанный нижний зуб в дорожную пыль, и ни слова не говоря, поворачивается у Александру спиной, за ним как по команде тот же маневр поочередно проделывают его подручные. Овчинка не стоит выделки... 'они' уходят, не торопятся, словно демонстрируют силу. Еще бы, Ахмет и гоп-компания на своей территории 'работают' годами, а он здесь чужак, он никто и звать его никак. Сашка провожает их взглядом, пока заплатанный армяк или зипун ли последнего разбойника не исчезает в глубине зарослей леса. Ушли с миром... пять минут для страховки подождем, пусть и купец придет в себя, а то того и гляди в обморок свалится как барышня-институтка. Машка, не утерпела, уже выглядывает из-за мешка, видна ее пестрая тюбетейка и забавная рожица, любопытство не порок, но порой неуместно.
  -А это кто такие были? -раздается в наступившей тишине тонкий детский голосок.
  -Да так... потом я тебе расскажу. -дежурная 'отмазка' у Александра, о своих 'подвигах' он предпочитает молчать, полезная привычка продлевает жизнь. Сколько же таких встреч у него было за относительно недолгую 'бандитскую' карьеру?
  
  Получится ли вспомнить... обошлись в этот раз и без помощи и подсказок друга-'шизоида', дырявая память все же не подвела, отдельный фрагмент 'лихих девяностых' как-то сохранился в целости... было.
  Петляет в ярком свете фар дорога, выщербленный асфальт и остатки зимней грязи стремительно исчезают под колесами тяжелого КАМАЗа, мелькают по сторонам дороги черные деревья, вырываемые из ночной мглы на короткое время. Их в кабине двое... он в качестве охранника на сопровождении ценного груза и Ильдар-татарин за водителя. Сзади их настойчиво преследует ржавая, но на удивление шустрая 'баржа'. ГАЗ-24 с замазанными глиной номерами сел им на 'хвост' сразу за Челнами и никак не отстает. В первый момент показалось - случайное совпадение, или проверка... ведь с местными 'конторами' на высшем уровне давно договорились и 'правоохранителям' положенная мзда заплачена, остаются только 'дикие' бандиты, никому не подконтрольные отморозки. Как раз на этот крайний случай и отправили его в качестве прикрытия.
  -Тяни до поля! -короткий приказ, водитель кивнул в ответ, прекрасно понимает, что на открытом месте разобраться легче, к троим седокам 'волги' не прибавятся неожиданно в критический момент их друзья-сообщники.
  Сзади между тем начинают терять терпение, выстрел... второй. Судя по характерному звуку, обрез охотничьего ружья бьет? Пока ситуация складывается патовая, грузовик маневром не дает преследователям обойти себя и они вынуждены тащится сзади, но скоро дорога расширится, синий знак уже мелькнул впереди, осталось метров двести.
  Лес кончился, пошли поля и луга по обочинам... сколько веревочке не виться, а разборок в этот раз не миновать... судьба. И грязная 'волга' теперь впереди, умело 'вертит задом' точно шлюха на танцах, пытается их остановить. Отмашка... водитель послушно тормозит, ехать далее с таким эскортом и скучно и грустно, а значит 'Ушастому' придется поработать по основной специальности.
  Понты... понты, как и времена не меняются, и здесь трое вразвалочку идут навстречу, 'короли ночной дороги', надо полагать. Посередине атаман, единственный из группы относительно разумный, раз маску надел, сделанную из вязанной шапки-балаклавы. А нет... или дурак или доморощенный 'Джеки Чан' в 'чорной' майке с какой-то идиотской и бессмысленной надписью на 'инглише'. Нунчаками самодельными поигрывает почитатель кунг-фу, пытается запугать, или привычка просто? Слева вышагивает походкой киношного терминатора 'рокер' в черной, блестящей в отраженном свете фар, кожаной куртке с шипами и заклепками... на плечо закинуто помповое ружье стволом назад, палец картинно цепляется за спусковой крючок. Рожа 'кирпичом' деланная под голливудского Шварц-Негра с этикетки жевательной резинки. Из всей шайки-лейки нормальным человеком выглядит только 'правый' бандит, у него обрез 'горизонталки' в руке, криво опиленные стволы смотрят вниз.
  Три к одному, Ильдар в расчет не берется, если что, то водитель поднимает руки и 'руки умывает', за ценный груз теперь отвечает тот, кто всю дорогу сидел с ним рядом.
  Быстрая и беглая оценка, и с первого взгляда становится понятно 'что и почем'... колхозные рэкет вылез на трассу федерального значения, очередные любители решили попробовать свои силы на 'скользкой дорожке' криминала. Давно уже никто с таким убогим арсеналом не работает всерьез.
  За двести шагов, за триста... которые тут временные... впрочем здесь ближе, от силы тридцать до потенциальных 'мишеней' и полста метров до их ржавой 'баржи' на обочине.
  Под маской у главаря заметно движение лицевых мышц, улыбается, считает, что напал на легкую добычу, те двое впереди безоружны, можно даже слегка расслабится в предвкушении поживы. Профессионал бы наоборот насторожился наверняка, у второго 'водителя' что-то не заметно характерных для представителей этого 'сословия' черт, нет у него наработанной годами сидения за баранкой профессиональной сутулости. И небрежно наброшенная на плечи летняя куртка может маскировать ремень автомата, а отведенная чуть назад и вниз правая рука скорее всего придерживает ствол, что бы не вылез раньше времени на глаза.
  Рывок... не то слово, скорее одно неуловимое движение, куртка птицей слетает назад, АКС-74 'отсекает' короткую очередь на пять патронов прямо под ноги 'любителям', обалдевшим от такого внезапного фокуса. Извините ребята, но у кого обувь тесная, тому плохо, сегодня большой палец станет на одну фалангу короче... Пять секунд прошло после выстрелов, еще висит в воздухе пыль, поднятая ударившими в сухую землю пулями. На дороге остались только двое, он и водитель, 'крутая' троица исчезла, поторопившись уйти по-английски. От них остались лишь брошенные при паническом бегстве нунчаки, да обрез двустволки... ненужные и бесполезные трофеи. Никогда он в таких переделках не никому не угрожал, не размахивал оружием и ни пугал на словах. Зачем? Бессмысленно ведь, если опыт и 'чуйка' подсказывают, что если разговор могут закончится стрельбой в итоге, так лучше сразу поставить все точки на 'i'. В противном случае велика вероятность, что кто-то в бурном процессе 'разборок' все равно рано или поздно нажмет на спусковой крючок. Когда у людей в руках 'стволы', они сильно меняются далеко не в лучшую сторону, и робкие становятся порой через чур решительными. Пуля же и в самом деле дура еще та... но не у всех.
  -Ильдар у тебя шило далеко запрятано?
  Предосторожность не лишняя, а вдруг 'романтики большой дороги' захотят повторения, следует исключить подобный вариант, а значит суждено пострадать протекторам старушки- 'баржи'.
  -В бардачке вроде было, а эти...
  -Забудь!
  Слова объяснений не нужны, водитель знает, что ночная мгла не скрывает от его 'напарника' ничего. Александр видит 'их' сквозь, казалось бы непроницаемую стену мрака: почти двухметровыми шагами несется в поле куда глаза глядят 'рокер', оружие свое, правда, Нигра-Шварц не бросил, зачет ему за то. Второй дорожный грабитель споткнулся, скатившись во внезапно возникшую под ногами яму, встал и снова бежит, этому с ногами 'бог не дал', нижние конечности короткие и приходится 'поспешать не торопясь'. Главарь шайки, едва удалившись метров на триста, вынужден поневоле остановиться, спустить штаны и сидит орлом, облегчается, последствия жесткого стресса. Ему досталось больше всех из преступной тройки, сперва пуля из автомата оторвала часть мыска ботинка, затем голову 'причесала' сверху картечь, его подельник как нес на плече стволом наискось в его сторону свою 'помпу', так и разрядил ружье выстрелом от неожиданности.
  В этот раз встреча на ночной дороге получилась относительно мирной, не приходится оттаскивать после жесткого 'разговора' трупы в лесополосу и подбирать за собой стрелянные гильзы. Но всегда так выходит... пару раз пришлось ему сразу работать на поражение и были трупы. К счастью, эти неприятные эпизоды машина времени у него из памяти изъяла, ни он ни его 'запасной' шизофреник ничего не могут вспомнить из подробностей.
  
  
  К следующему дню долго ли коротко добрались они до первопрестольной. Благодарный, еще бы - жизнь ему спасли, приказчик снабдил Александра 'плакатом' на имя удельного крестьянина Игната, сына Филиппова и даже немного денег дал серебром. Его первый настоящий 'паспорт', первый в новой жизни, и скорее всего не последний.
  -Бумага, ить, плохонька, печать пятаком в остроге делали, токмо для деревни сойдет.
  Пожимание рук, скупые слова на прощание, поблагодарив попутчика, они с Марией отправляются исследовать град столичный. Заставу на въезде пешеходу не велик труд обойти стороной, что они и сделали на всякий случай.
  Народ в предместье всякий, народ разный... особо приглядываться им нет резона к прохожим, не пропустить бы только казенный 'медный лоб' полицейского или не нарваться на городского казачка, есть оказывается здесь и они, и пока еще не 'ряженные', а настоящие. В Москве он решил долго не задерживаться, дать объявления в газетах, хотя бы в двух и податься сразу же в Питер. Следовательно первый пунктом туристической программы станут редакции газет, а затем железнодорожный вокзал, паспорта при покупке билетов еще не проверяют. Почему же сразу в официальную столицу направляемся? Да хотя бы потому, что 'наш друг' профессор, его спонсор и весь основной 'Проект' там базируются в 'настоящем' времени, а в Подмосковье у них только машина времени, или как они выражаются 'станция отправки'. Больше шансов и оттуда ему 'достучаться' до будущего, в Петербурге издается масса периодики, и государственные архивы там же располагаются.
  Одно плохо, путеводитель по городу с картой к ближайшем ларьке не купишь ни за какие деньги, а любой потенциальный гид при ближайшем рассмотрении тот еще 'Сусанин', заведет туда, откуда уже не выберешься. Тем не менее до редакции 'Оберточного Листка', дешевой коммерческой газеты они все же добрались, подсказал мальчишка-разносчик.
  Текст... должен быть и простым и коротким и содержать всю необходимую информацию, каждая буква стоит денег, хоть и не великих, но все же.
  'Приезжай, милый дедушка. Христом богом тебя молю, возьми меня отседа.'... классика, Ванька Жуков пишет деду на деревню. Да только ни его, ни 'мелкую' не заберут из прошлого, нет технической возможности, он заранее знал на что шел, дорога у них в один конец.
  После некоторых размышлений на четвертушке бумаги появляется следующее: 'На место прибыл. Пакет с бумагами утрачен, вышлите снова, как первый вариант.' Уточнять в каком состоянии хрононавт-3 'долетел' смысла нет и так догадаются, не надо разъяснять и что за 'пакет', он там был один, должны сообразить. Вот только еще одно... как в будущем 'выловят' его послание среди моря газетной шелухи?
  С уважением, дата-подпись, отвечайте нам, а то... а подпишемся так 'Леонид Пантелеев'! Теперь уж точно у людей профессора, у тех, кто для него обрабатывает архивы, перелопачивая старые подшивки, сомнений в авторстве объявления не будет. 'Здесь гулял и здесь пропал Ленька Пантелеев...' - и это тоже классика уже давно.
  В меру интеллигентный мужичок средних лет за конторкой с недоумением разглядывал через пенсне минут пять поданное ему объявление, затем вздохнул, пожал плечами и принялся подсчитывать знаки-буквы. Александр между тем взял в руки для изучения один из старых номеров 'Оберточного Листка', что лежали на столе. И в самом деле издание полностью коммерческое, сплошное 'купи-продай' от поддельного варшавского коньяка до парижских занимательных картинок и резиновых изделий номер 'ноль' в комплекте. Название странное для газеты, но издание массовое, ежедневное и рассчитанное на широкий круг читателей, а значит, как ни странно - люди читают и есть шанс, что подшивка в библиотеке доживет до конца века ХХ-го.
  -Объявления у вас забавные попадаются... К примеру вот это - 'Сдаются внаем кучер, кухарка и две молодые горничные 18-ти и 16-ти лет отроду, дом, улица такие-то, спрашивать управляющего генеральши Архиповой'? Откуда столько недееспособных кучеров и прочих кухарок? Они сами себе работодателя приискать не в состоянии?
  -Так то господа дворовых своих сбывают! Напрямую писать о купле-продаже рабов запрещено еще со времен Александра Первого. -охотно пояснил 'газетчик'.
  -Отменили ведь рабство, уже месяц с момента указа прошел.
  -А вы, милостивый государь, манифест видели, или только слыхали? Вот извольте глянуть, лежит у меня в столе нумер 'Московских Ведомостей' с ним. Два года живем пока по прежнему порядку, а там... два года по старому! -собеседник Александра невольно скосил взгляд в сторону царского портрета на стене, -Многие у нас из общества считают, одумается еще государь император, и вернет им полицейскую власть над крестьянами. Ибо избалуется наш мужичок, изопьется, изворуется и в конец работать перестанет без барского попечения, без барской палки.
  -Они же компенсацию получают за освобождение крестьян? Или отказываются?
  -Ну как же откажутся... кто же у нас от денег добровольно откажется? Хотят, что бы все по новому оставалось по старому. И денежки изволь господам-помещикам выдать наличными и в морду мужик получи завсегда от барина... А коли шибко смелый - батоги тебе, в Сибирь или в рекруты дорога по прежнему открыта.
  Пока взрослые разговаривали на злободневные темы, Машка разглядывала запыленные и пожелтевшие от времени 'картинки', олеографии в рамочках на стенах, чем ей еще заняться. Жаль, время... приходится расставаться с хорошим человеком, теперь им надо навестить те самые 'Московские Ведомости', в остальные газеты нет смысла давать объявления.
  -Коли вам по всей России надобно, так пожалуйте в Петербург, главный центр издательского дела, почитай. У нас же так... и название - читатели в наш 'Листок' товары заворачивают, или махорку, имеют такое обыкновение.
  Напоследок словоохотливый 'газетчик' предупредил, дал еще один ценный совет, как оказалось впоследствии 'пророческий'.
  -В 'Ведомостях' не нарвитесь часом на господ из редакции, они с 'придурью', увидите сами.
  Пришлось прогуляться ему с Машкой-Мишкой до московского университета, типография и заодно редакция 'Ведомостей' обитают где-то поблизости. Народу в утренние часы на улицах не так, что бы очень уж много, в основном 'рабочий люд' шастает туда-сюда по различным делам, от дворников до разносчиков с тележками, 'баре' в массе появятся ближе к обеду.
  -Эй охотник, чаво без добычи? Садись, подвезу за двугривенный хоть до воксалу, хоть до ряда Охотного! -окликнул их извозчик, страдающий от безделья и отсутствия в ранний час клиентов.
  Таксисты и в веке девятнадцатом те же самые, норовят 'понаехавшего' гостя столицы провести-подвезти от 'вокзала до вокзала' за отдельную плату. Предложение Сашка отклонил, с добычей 'достали' уже вопросами, каждый второй встречный спрашивает. И в самом деле дохлую кошку что-ли для вида на ягдташ повесить? Более по дороге никто им не докучал, народа на улицах немного. Вот и местный МГУ... что-то он еще не вырос до приличного размера, всего три этажа, проткнувшей небо башни нет и в помине. На фронтоне здания лаконичная надпись 'Императорский Университет' и лепнина сверху - двуглавая курица с завитушками, флажками и еще каким-то непонятным хламом в загребущих тощих лапках. По мере продвижения к 'обители знания' стала чаще попадаться навстречу молодежь в потертых студенческих шинелях и тужурках. На занятия московские 'студиозы' спешат все как один? Вряд ли... скорее наоборот убегают подальше от родной альма-матер, весна же на дворе вовсю царствует, птички поют, кровь молодая в жилах играет, опять же девушки после зимы немного разделись. Поди-ка посиди студент в такое чудное время, да еще в душной аудитории, да послушай сонное бормотание преподавателя, сдохнешь ведь от скуки.
  На 'Ведомости' удалось им выйти только с помощью одного из праздношатающихся студентов, здание редакции оказалось совсем не на задворках университетского корпуса, как Александр предполагал первоначально, а на той же улице немного ниже.
  Напротив парадного крыльца дома с вывеской известной московской газеты сиротливо притулилась раскрашенная в бело-черную полоску будочка, размерами с дачный сортир. Оттуда, словно из собачьей конуры, на гостей столицы недобро 'зыркнула' некая весьма помятая и похмельная физиономия в казенной, позеленевшей местами черно-медной каске и засаленном мундире... будочник значит, вот они какие... местная городская полиция. На окраине Москвы будки и будочники ему не попадались, в центральных же районах 'сортиры' поставлены густо, чуть ли не через пятьдесят метров.
  -Не стремайся зря братан! -неожиданно подал голос из глубины головы 'запасной', давненько его не было и тут проснулся вдруг, -Опасны для тебя лишь городовые сержанты и полицейские чины выше их, а эти алкаши служат здесь для украшения природы.
  Контора 'Ведомостей' богатая, не чета 'Оберточному листки', один швейцар с орденами на парадном входе любого генерала за пояс заткнет. Страж двери упорно напрашивался на чаевые, но Сашка его обломал, не жалко полтины или двугривенного, но ему в данный момент 'не по средствам'. Отдел объявлений они с Марией нашли можно сказать 'чутьем', несмотря на солидность и даже показную роскошь в виде ковровой дорожки на ступенях парадного крыльца, никаких табличек на кабинетах не водилось. Свои, видимо, и так знают кто и где сидит, а как посетители должны ориентироваться никого не волнует. Ба... знакомые все лица... за конторкой скучает еще один студент, если судить по специфической 'одежке' и типичной для этой категории наружности разгильдяя и бездельника. Не то юноша на подработке 'парится', не то недавно вылетел из родного 'универа' по неуспеваемости и пристроился по знакомству на синекуру в редакции газеты. Над конторкой встречает свинцовым взглядом посетителей его величество Николай Палкин Первый, на портрете к счастью, так то он уже помер, 'почил в бозе'. Рандеву с таким субъектом в реале вряд ли сулит что-то хорошее, слишком уж явно морда лица у государя императора 'кирпича просит'. Такое впечатление... 'царя Колю' в детстве жестоко пинали все кому не лень, мальчик вырос и решил отомстить всему остальному миру за пережитые унижения, в чем и преуспел, судя по итоговым результатам царствования.
  С чем пожаловали... очнулся от полудремы 'газетчик', заметил наконец, что к нему пришли посетители, разглядывает необычных гостей. Да понятно с чем и зачем... Что значит - 'частные объявления мы не принимаем', эй друг... проснись!
  -Вот же у вас в 'подвале' на последней странице есть мелким шрифтом... Граф Засс-Ранцев прибыл в Москву из Санкт-Петебурга, князь Мудаков-Защеканский убыл из Москвы в свою вотчину, в родовое поместье... -зачитал Александр студенту последний лист все тех же 'Ведомостей', благо старый номер газеты нашелся рядом, тут же на конторке выложена подшивка за прошлый год.
  -А на сие не смотрите, это казенные, мы обязаны их давать в каждом номере, -поясняет бывший студент, оказывается бывают и такие. И в самом деле, кого в первопрестольной интересует движение разного рода титулованных мудаков и засранцев через городские заставы... вряд ли даже они сами читают о своих похождениях.
  Вдумчивое изучение все того же 'нумера' газеты дает еще одну зацепку, вроде бы рекламные объявление московский полу-официоз все же пропускает временами, так за чем же дело стало? Если требуется отдельная оплата или высока цена, то так бы сразу и сказали, к чему разного рода увертки?
  -Я сам не могу принять... надо обязательно начальника просить... -все же сознался 'студиоз', после того как его 'носом ткнули' в одну из коммерческих реклам.
  На ловца и зверь бежит, пока они с бывшим студентом препирались 'ззя-низзя', тихо скрипнула за спиной тяжелая дверь и подошло то самое 'начальство', если Александр правильно понял. Редактор, его помощник, или еще какая-то локальная местная 'шишка' подвернулась? Черт его знает, но студентик чуть ли не по стойке 'смирно' вытянулся перед этим важно-бородатым деятелем.
  Первым делом новый 'барин' попытался с ходу поставить 'быдло в стойло', бросив на 'понаехавших' свинцово-тяжелый взгляд прямо как у 'того хера' с царского портрета. Даже не снизу вверх смотрит на тебя, а как будто с Луны на Землю. На Машку подействовало в полной мере, ребенок испугался и юркнул за спину своего спутника, совсем как мешок с мукой тогда на дороге от Ахметки. 'Ба-а-альшой насяльника' Александра не испугал ничуть, 'плавали-знаем' и не таких видели и порой в прицел... Обычно 'крутизну' у нас любят публично демонстрировать старшие помощники младшего подметальщика, остальным без надобности. Что-то определенно фальшивое и напускное определено есть во всем существе 'барина', а ну да... затаенный страх, его никак не скрыть.
  -Что тут у тебя? -начальственным басом осведомилась 'борода' и с наделанной брезгливостью соизволила взять со стола в руки жалкую четвертушку бумаги объявления. На холеном "господском" лице ноздри при этом действии у него презрительно сжались, словно записка из 'подлых' рук и вдобавок пахла чем-то скверным вроде навоза или сероводорода.
  Далее Александр, Машка и за компанию студент были удостоены аж целой лекции из начальственных уст. И в самом деле 'погибла Россия', а они тут лезут со всякой бытовой мелочевкой... Еще год назад нас 'боялась вся Европа', крестьяне были при господах в известном положении - 'раком', и кругом царили процветание и порядок, а теперь что... сплошной тотальный 'разврат' и 'нигилизм'. Судя по всему, барин-редактор еще тот отпетый демагог, если не сказать грубее - гибрид известного женского органа и футбола, предтеча печально известного первого и последнего президента СССР. Уже через пять минут слушатели окончательно запутались... то 'норот'... ем с икрою бутерброд, а гложет мысль, как там народ, то скрепы духовные с палками отеческими, то поляки с 'галицаями' и 'жидами' в придачу... сплошное тотальное 'правословие' и патологическая самодержавность.
  Сашка не выдержал и вскоре прервал словоохотливого 'докладчика', хоть и не принято так. С другой стороны 'ясен пень', с объявлением он окончательно 'пролетел' и нет смысла далее подлаживаться под местное начальство.
  -Вы, я как вижу, патриот? Истинно-русский патриот? -прямо спросил он бородатого оратора. Надо было бы еще добавить слово 'казенный', если уж быть точным по существу, но всему свое время.
  -Да! Э... постой, а как ты... вы, с чего вдруг решил? -лицо начальственное мгновенно преобразилось.
  Борода как будто стала гуще словно хвост у кота перед дракой, глазки заплывшие жиром увлажнились и даже залоснилась блеском залысина, до тех пор тщательно скрываемая прядью откинутых назад волос. 'Поплыл' барин-начальник, полностью размяк, теперь можно бы о деле проговорить, и не откажет, но Александр все испортил, язык мой... враг мой.
  -Ну так только настоящий русский-казенный гордится тем, что в дерьме сидел, или сидит по уши. Иностранцы обычно стесняются. -простодушно ответил он на поставленный вопрос. И в самом деле, что-то те же негры в США не любят вспоминать в каком качестве их предки прибыли за океан.
  Не стоило так 'в лоб', Сашке проще иной раз ударить или на курок нажать, но всегда и не везде получается, карабин в чехле и ПМ сегодня в работу не пойдет. А что-то сделать надо было обязательно, за испуганную барином девчонку, за расстрелянную ради таких как он Бездну, за тех мужичков которых основательно 'нагнули' за двести лет 'имперского могущества', за всех обиженных и оскорбленных 'наших' - одним словом. Путешествие пешком из Казани в Москву даром для него, для уроженца иного века, не прошло и кое-чего в душе отложилось навсегда, любви к 'господам' и их российской империи, которую они потеряли не добавилось ни на процент, а скорее наоборот.
  -А-а-а!!! Ы-ы-ы!!! -Весь напускной лоск, всю либерализм-вежливость вкупе с фальшивой 'норотностью' с барина как водой смыло, осталось перекошенное злобой лицо обезумевшего зверя, в ярости замахивается для удара 'по хаму', но рука благородная не идет, виснет бессильно на полпути.
  Кончаются те времена, когда 'подлому' мужику проходя давали в рыло, а он кланялся, каялся и униженно просил добавки, ползая на коленях и перед хозяином, и перед любой чиновной мелкой сошкой. Процесс длительный, еще не одно десятилетие пройдет. Однако, барин уже сегодня заметно 'ссыт кипятком' и психует, то и гляди свалится и будет пол зубами грызть. Без сомнения - придет 'борода' домой и там 'оттянется' в полную силу: даст подзатыльник пожилому лакею, наорет на девку-горничную, еще кого в сердцах пнет из челяди, два года они все еще его рабы по закону. Но вот здесь и сейчас он беспомощен, прекрасно понимает, что будет жесткая 'ответка', обязательно будет, коса на камень нашла.
  Студент за конторкой давится от смеха, еще бы такой цирк не каждый день увидишь, рот рукой прикрывает, благо бешеный 'насяльника' его веселья не замечает. Пожалуй, пора кончать комедию, появилось у Александра сильное желание добавить и физическое воздействие под занавес для закрепления достигнутого результата, но вроде не за что... ничего, другим 'господам', кто подвернется ему с 'ндравом', отвесим 'звездюлей' обязательно.
  -Пошли Машка, -он легонько подтолкнул, замешкавшуюся было, девочку к выходу и двинулся туда же сам, ошибка... Мария им конвертирована с целью конспирации в мальчика, впредь не стоит так оговариваться на людях.
  Они еще спускались по лестнице парадного подъезда, когда из глубины 'Ведомостей' их настиг утробный рев-крик 'Во-о-о-н!!!' от которого стены содрогнулись, а с потолка упал кусок увесистый побелки, барин наконец очухался и обрел дар членораздельной речи. Из полицейской будочки на шум немедленно выглянула голова в черном шлеме с тупым медным шишаком наверху. Усы-усищи у дяди-полицая как у таракана, однако остальное тело служивого осталось под прикрытием казенных черно-белых досок. Будочник оказался на редкость сообразительным, несмотря на тяжкое похмелье, по крайней мере до него дошло сразу, что 'хватать, держать и не пущать' человека в странной пятнистой куртке не стоит, выйдет себе дороже. Помятая каска нырнула обратно будку, опыт сын ошибок трудных, получить лишний раз по 'медному чайнику' желания у полицейского не было.
  
  Как в этом веке принято подзывать такси... пардон извозчиков? Оказывается так же как и полтора века спустя, достаточно лишь руку поднять и 'ванька желтоглазый' со своей клячей и едва живой пролеткой тут как тут.
  -Куды поедем ваш-сиясь? -не успел Сашка и махнуть рукой, как рядом раздалось ржание рысака, оперативно 'тачка' подъехала, начищенная до ослепительного блеска бляха 'нумер 13-ть' у возчика справа на груди, счастливое число. Сюрприз, заправка транспортного средства, оказывается, за счет клиента-пассажира идет. Извозчик сразу и честно предупредил, лошадь надо сперва напоить у фонтана, а значит к цене проезда добавляется еще одна копейка.
  -На вокзал! -более можно ничего и не говорить, железная дорога пока еще одна и знаменитой площади 'Трех Вокзалов' нет даже в проекте.
  
  "Морской сборник", 1856, ? 8, часть неофициальная, страница 59. 'Несколько мыслей по поводу статьи о воздухоплавании, о принципе управления аэростатом.'
  
  ...Я себе вовсе не скрываю все неудобства, все затруднения, которые еще неразлучны с этой системою воздухоплавания. Чтоб решиться ее принять, надлежит рассмотреть, превышают ли выгоды этого способа сообщений, неудобства и издержки, с которыми он сопряжен, а этот вопрос до меня не касается. Главное и единое неудобство, как я сказал,- это огромность размеров. Чтобы произвести дельный опыт, придется построить воздухоплавательную машину, названную мною САМОЛЕТ, длиною саженей до двухсот. Легко может быть, что кто в первый раз услышит о подобном предложении, то сочтет его за сумасбродство. Предпринимают даже корабли этой величины, и с успехом, а это, можно сказать, просто в 804-е раза труднее и дороже, нежели постройка самолета. Об издержках я точного понятия себе не составляю, одиакож кажется, что они дойдут при этих размерах рублей до 45-ти тысяч.
  Кажется, трудно осмелиться что-нибудь подобное предложить, особенно вопреки приговоров ученых французов. Однако же я надежду не теряю. При нынешних условиях политического мира только две нации могут совершить подобные опыты. Это Россия и Америка. Одна из этих двух наций дойдет непременно и вскоре до решения этой задачи. Первая, которая решится, достигнет цели. Я от всего сердца желаю, чтоб это была Россия, и делаю, что могу, для этого. Америка давно бы решилась, если бы знала средство, она даже предпринимала несколько раз испытав с огромными издержками и в исполинских размерах нелепые и ребяческие проекты воздухоплавания, которые, конечно, не удавались...
  (Подпись К.В.)
  
  
  Вокзал... или 'воксал', как пока еще часто пишут в местной прессе, да и в литературе... не путать с другим 'воксалом' того времени, не имеющим никакого отношения к железной дороге. Здесь поют не оперные примадонны, а паровозные свистки-сирены, и пахнет гарью, а так же любой желающий может случайно повторить подвиг Анны Карениной.
  Поезд Москва-Питер, двенадцать часов ехать, ну и скорость... да уж, удовольствие сомнительное. Оставим пока на некоторое время нашего героя и его 'мелкую' Машку-Мишку в покое, пора вводить новых действующих лиц в нашу то ли драму то ли комедию.
  
  Чем хороши типичные вокзалы второй половины 19-го века? Отнюдь не только буфетами с волжской икрой и балыком, куда, впрочем, пускают далеко не всех. Главное отличие от века 20-го... нет суеты, нет бестолковой беготни пассажиров по перрону, и даже перрона еще нет, вместо него обычный дебаркадер, как на заштатном полустанке. Народ ведет себя чинно и относительно спокойно, и в самом деле, куда спешить... съездили в столицу и день прошел, а сверять часы по поездам пока не принято. В нужный час кондукторы всех посадят 'куды положено', согласно купленным билетам и куцый состав тронется в путь.
  Вагоны... товарняки-теплушки уже есть, они в третьем классе, в них запихивают тот самый простой и православный 'норот', а иногда и скот и судя по укоренившейся вони от навоза и не всегда чистят потом. С остальными как бы 'пульманами' пока туго. Первый и второй класс представлены вагончиками 'каретного' типа, и действительно выглядит такое сооружение как две кареты поставленные последовательно на двухосную платформу. Единственное достоинство такой компоновки, в Европе дожившей до наших дней - можно быстро эвакуироваться в случае разных там ЧП, что на 'костоломках' того времени отнюдь не редкость. Спать в таких 'каретках' крайне неудобно, особая привычка требуется, вагон-ресторан... нет его и в помине, извольте кушать на станциях, все 'удобства' там же, но при известной ловкости можно и на ходу попробовать. Как кондуктор билеты проверяет, а проводники чай разносит, черт его знает, видимо Карлсоны с пропеллером в заднице у них работают в поездной бригаде.
  Паровоз... не подходит к нему этот термин никак, скорее смешной, 'прикольный' паровозик из мультяшного Масленкино. В наше время такие вот 'малыши' уместны на узкоколейке в детском развлекательном парке, но здесь - 'последнее слово современной техники', латунный керосиновый фонарь, помещенный перед высокой конусообразной трубой ослепляет блеском на солнце, в тендере видны сложенные кучей березовые чурки. Машинист - солидный, важный немец поигрывает часами на цепочке и сердито покрикивает на дюжего подручного, на Ваньку-кочегара, русских специалистов пока еще к дорогому оборудованию не допускают.
  Люди 'железки' кругом разные, от грязного и чумазого смазчика до важного 'генерала' в мундире, начальника станции, последний аж со шпагой при полном параде.
  Пассажиры... такая же пестрая смесь лиц, званий и всевозможных сословий, но в этой массе кое-кто заметен сильнее остальных. Морской офицер средних лет с молоденькой девушкой под руку. Кортик, эполеты, орден - красный крест с черной окантовкой, бакенбарды, плюс атлетическое сложение. Пара они хоть куда, они невольно любой взгляд притягивают к себе. Кто они... вряд ли брат и сестра, уж слишком нежно моряк придерживает свое 'воздушное создание', и явно не муж с женой, девчонке от силы лет пятнадцать или шестнадцать, а вот вариант жених с невестой куда более подходит.
  -Не спеши Люба... успеешь ты еще вдосталь насидеться до Петербурга, -легкий ветерок доносит со стороны парочки обрывки разговора.
  Чин у моряка не велик но и не мал... капитан-лейтенант и судя по лицу и манере держаться поплавать ему уже довелось. Какая причуда судьбы привела этого человека в абсолютно сухопутную Москву? Позднее... об этом мы скажем позднее, пока лишь отметим, что хоть он и не выигрывал сражений и не открывал новых земель, но в его честь будут названы улицы во многих городах России и... потом, потом... почти сто лет спустя. Пока же все еще все, все пути открыты впереди и бывший командир клипера 'Всадник', как сказочный богатырь на распутье... налево пойдешь - огребешь по полной программе, и направо не сахар... но выбор делать обязательно надо. Тем более и семейно-личные мотивы причудливо переплетаются с карьерными, через месяц у них с Любочкой свадьба намечена, а пока он ее знакомит с родственниками, да и просто развлекает в ходе импровизированного свадебного путешествия. За границу, как принято в 'приличном обществе' съездить не получилось по финансовым соображениям, так почему же напоследок не вывезти избранницу в Питер? Столица у нас почти, что 'заграница' - другой мир для провинциала, разница невелика, а для тощего 'бюджета' отставного офицера вполне приемлемое решение.
  Время, время, субстанция невесомая, но иногда тягучая как мед... в сущности он тянет время не принимая решения, вот и сейчас болтает с Любой на отвлеченные темы, да рассматривает паровоз. Новая модель, машины его всегда привлекали... упертым 'марсофлотом' Александр Фёдорович не был никогда, может все же попробовать вернуться обратно... туда где море, или... неужели ему суждено провести остаток жизни чиновником в провинции, а может есть еще и третий путь, но какой? Вопросы, сомнения и еще раз мучительные сомнения, выбор легко сделать в юном возрасте, когда в сущности еще ничего не изведал и не ничего толком понял, но в сорок с лишним лет... безумно тяжело.
  -По прежнему дровами топите? А ведь писали в газетах, что николаевская дорога переходит на уголь? -остановил и спросил моряк одного из проходивших мимо железнодорожников.
  -А нам че... ваш-бродь, мы люди маленькие, контора решает... покедова леса не изведут так и будем. -ответил тот, и не не задерживаясь быстрым шагом двинулся к концу состава.
  Беглый взгляд на часы... уже пора, и тут его внимание привлекла необычная сценка, разыгравшаяся как раз у того вагона второго класса, куда они с Любой и намеревались направиться.
  Конфликт... жаль раньше капитан-лейтенант не обратил внимания на них, мог бы своим вмешательством и предотвратить столкновение. Действующие 'актеры' - с одной стороны дюжий 'малый' в форме железнодорожного ведомства, кондуктор. Другой 'боец' - странного вида парень, нет скорее молодой мужчина в пятнистой куртке явно иностранного покроя. Из-за чего сыр-бор разгорелся? Догадаться нетрудно, к 'пятнистому' жмется маленький мальчик в простой крестьянской одежде. Скорее всего необычный пассажир приобрел билет в тот же самый вагон, что и Александр Федорович с Любой, но возникли кое-какие проблемы. Полиция в лице присутствующего неподалеку городового следует мудрой политике невмешательства, почему? Дело в том, что в России, несмотря на всевозможные сословия, в сущности только два основных класса, две группы: хозяева и рабы. В зависимости от того к какой из них человек принадлежит, к нему и отношение властей соответствующее, если бы кондуктор сцепился с 'мужиком' или наоборот с 'господином', то страж порядка отреагировал бы немедленно. Но полицейский спокойно выжидает... как и капитан-лейтенант он не может определится, куда следует отнести человека в пятнистой куртке. Необычная расцветка все же, словно защитная окраска лягушки или змеи... ранее капитан-лейтенанту видеть ничего подобного не доводилось.
  Сам Александр Федорович предположил, что случай свел его с представителем немногочисленной группы, матросы таких обычно называют 'вольными'. За рубежом явление обычное, а вот в России пока большая редкость... Ни барин, ни холоп, а как бы над ними, никуда такого не приткнешь.
  Итак... понеслось, 'бокс'! Кондуктор все же решил перейти от слов к делу, сейчас ударит. Народ поблизости уже 'ставки делает' и судя по всему не в пользу 'пятнистого', зря... Хоть 'малый' и косая сажень в плечах и на голову выше противника, однако медлителен, а тот другой напротив - словно сжатая стальная пружина.
  Свист, пронзительное шипение... в самом интересном и захватывающем месте паровоз спустил пары и белое облако на несколько секунд полностью скрыло от наблюдателей 'борцов', следить за их дальнейшими действиями теперь нельзя. Когда же пар рассеялся, то стало ясно, что классического русского 'мордобития' не будет, не будет и 'аглицкого' бокса, почтенная, полу-почтенная и прочая вокзальная публика обманута в ожидании скандала. Кондуктор стоит в необычной позе на коленях спиной к противнику, согнувшись в поясе - головой к земле с опорой на левую руку, словно в упор разглядывает что-то на брусчатке. Правая же рука железнодорожного служителя задрана вверх и назад под неестественным углом, ее придерживает 'пятнистый'... прием из какой-то малоизвестной системы борьбы или рукопашного боя без оружия. Доводилось ранее капитан-лейтенанту сталкиваться с подобными 'фокусами'... Восток... Япония, однако же здесь вроде бы не азиат, если судить по внешности похож на славянина, или... Да нет, не одну зарисовку с натуры выполнил тогда Александр Федорович во время непредвиденного 'отдыха' в далекой стране, и в этнографии он разбирается более-менее, по крайней мере его работы высоко оценили в российской академии наук. Молодецкий размах вышел даже не в копейку, а полностью пропал даром, богатырь-кондуктор повержен, восторжествовала наука над грубой силой, и все же пора их остановить.
  -Оставь его... -пока лишь просьба звучит из уст капитан-лейтенанта, но если что, то она может быстро превратится в конкретный приказ.
  'Пятнистый', он же и 'вольный' одновременно лишь пожал плечами и послушался, отпустил кондуктора, бить ретивого сотрудника николаевской дороги в его планы не входило, он лишь защищался. Железнодорожник же, увидев очередное 'высокое начальство' немедленно принялся оправдываться. Незаметно подошел, подкрался сзади полицейский, по прежнему страж порядка держит 'нейтралитет', но теперь готов вмешаться, так как ситуация отчасти 'прояснилась'.
  -Дык энто как ваше благородие, с дитем в мужицкой одеже, да во вторый класс? Ить взыщут с меня по службе то поди-ка?
  -Все одно не повод тебе драться... Кассир ему продал билет с него и спрос, а ты чего братец не в свое дело полез?
  -А-а... -и 'малый', махнув не пострадавшей в схватке рукой двинулся к следующему вагону, отряхиваясь от пыли по дороге, пусть 'господа' и 'прочие' разбираются между собой сами.
  Бой закончен не начавшись, инцидент исчерпан, городовой возвращается на свое место под башенку с часами, а вот первое впечатление капитана-лейтенанта не обмануло, обладатель необычной пятнистой куртки действительно 'ненаш'. Людей он в свое время повидал в плавании кругосветном немало, многих и разных - белых, черных, желтых и поэтому и не ошибся с первого взгляда. Русский бы выругался в такой ситуации, или хотя бы что-то сказал, хоть пару слов, или стал бы оправдываться как кондуктор... этот молчит будто язык проглотил. Только сейчас Александр Федорович и заметил, второй участник стычки вооружен, правое плечо оттягивает ремень короткой винтовки, карабина или охотничьего ружья. Само оружие скрыто чехлом и определить, что за 'ствол' наверняка нельзя, можно лишь строить предположения. Впрочем как и любой истинный моряк в ручном оружии капитан-лейтенант разбирался слабо. За то неожиданно стало понятным назначение странной расцветки, рисунка на одежде 'ненашего' или 'вольного'. Это маскировка... охотнику надо зверя 'скрадывать' или напротив, самому укрываться от ока бдительного лесничего.
  Бьют часы на здании вокзала, служащие железной дороги вежливо напоминают пассажирам, что пришла пора занимать места согласно купленным билетам. 'Пятнистый' так же без лишних слов распахивает дверь купе, закидывает туда своего маленького спутника, затем отодвигается в сторону пропуская вперед девушку и только потом входит внутрь 'каретки' сам. Вполне учтиво, отметил про себя Александр Федорович, хотя заметно, что этикету и манерам поведения в обществе 'вольного' не учили. Вообще-то полагается барышне еще и руку подать и подсадить ее по идее надо, но в связи с тем обстоятельством, что вагон оборудован и подножкой, и особыми ручками нужда в таких знаках внимания - чисто символическая. Пора и ему туда же вслед за Любой податься, последний взгляд через плечо... в соседнее купе садится, точнее 'грузится' компания изрядно подвыпивших купчиков. Хороши попутчики, ничего не скажешь, кто дошел своими ногами, пусть и не особо твердыми, а кого-то одного и буфетная прислуга тащит чуть ли не волоком. Донесли, раскачали и 'эх дубинушкой, ухнем', типичный представитель нарождающейся на глазах 'новой России' точно мешок с картошкой влетел в раскрытую дверь купе, угодив прямо под ноги собутыльникам.
  Поезд тронулся, сперва легкий толчок, затем еще серия беспорядочных 'вздрагиваний' и наконец локомотив пустил в ход своих 'паровых лошадей' щедро прикормленных березовыми дровами и вдосталь напоенных водой из Москва-реки.
  Молча сидеть как-то скучно, а сидеть им вместе в этой коробченке почти полдня с редкими перерывами на станциях... Первым тишину, нарушаемую лишь стуком колес на стыках, да нечленораздельным пьяным мычанием из соседнего купе нарушил 'вольный'.
  -Следующего 'КудыПреша' застрелю на месте, достали уже... Билет купил, но ни в буфет, ни в зал ожидания не пускают, ладно погода хоть хорошая стоит.
  Начало разговору положено, каким будет конец пока не ясно, но в душе капитан-лейтенанта словно шевельнулось что-то, появилось предчувствие, странный попутчик так или иначе поможет сделать ему выбор. Совсем как тогда на рейде близ Симоды... небо ясное, легкий ветерок с берега, никаких признаков надвигающейся беды, а он понял... еще полчаса и начнется апокалипсис, ударит всей мощью страшная волна-цунами. Как раз времени ровно столько оставалось, что бы спуститься с мостика в каюту и написать завещание.
  -Давненько вы не были в России, и уже забыли наши порядки? -после некоторой паузы подключился к разговору Александр Федорович.
  -А что со мной не так? Я выгляжу дикарем, индейцем из прерии? -моментально отреагировал на обращенное к нему замечание 'вольный'.
  -С вами все в порядке... это в нашем отечестве не слава богу, как всегда... Человека в простом народном платье охотно принимают только в двух местах - в кабаке, да в остроге. Нигде своих соотечественников в обществе не стыдятся, нигде так не заведено, от Британии до дальневосточных 'азиятцев', почитаемых в России дикими.
  -Надобно было вам мальчика в сюртучок обрядить, или хоть в поддевку что ли никто бы вам и слова не сказал, -неожиданно и Люба присоединилась к беседе.
  -Как то не сообразил... родственник это мой дальний, навязали как чемодан без ручки, и выбросить нельзя и толку нет.
  Капитан-лейтенант хотел было спросить в свою очередь, где бывший соотечественник видел 'чемодан', иначе говоря, специальный цилиндрический мешок-вьюк, обычно используемый в кавалерии с 'ручкой', однако сдержался, то же шестое чувство вовремя подсказало ему, что не стоит торопить события.
  Опять тишина, стук колес... пьяные купцы в соседнем купе наконец-то угомонились, а то первые полчаса пытались петь, однако не хватило сил и без того поглощенных алкоголем. Купе допускает только один способ размещения пассажиров, сидеть приходится лицом к лицу. Александр Федорович напротив 'пятнистого', Люба напротив мальчика в смешной ермолке и полосатом халате. Поневоле приходится разглядывать друг друга, и лезут в глаза мелкие детали, которые раньше и другой обстановке как-то и совсем не заметны. Так у 'вольного', на его необычной куртке видны следы давно споротого шеврона и каких-то нашивок... неужели столь странное одеяние когда-то было частью военной формы? Туземные британские войска в 'кхаки' видеть раз доводилось, но что бы пятна на манер лягушки... явный перебор. Человек напротив в свою очередь смотрит на капитан-лейтенанта сквозь ресницы полуприкрытых глаз и как будто что-то пытается вспомнить, временами кажется, вроде бы как 'пятнистый' ведет диалог с невидимым собеседником.
  -Контр-адмирал Можайский, Александр Федорович? Я не ошибся? -внезапный вопрос как обухом по голове, застал врасплох, сразу и не ответишь.
  -Да... пардон нет... я всего лишь капитан-лейтенант и вряд дослужусь даже до капитана первого ранга, а так сходится. Мы ранее встречались? Что-то я вас не упомню. -и в самом деле осведомленность 'ненашего' кажется необычной... не бывает так.
  Ничем особо примечательным в России Александр Федорович себя не проявил, он один из многих и очень многих. В российском императорском флоте одних адмиралов с приставками и без почти сотня, а уж офицеров рангом выше мичмана не счесть. Единственная зацепка - кругосветное плавание в 1855-ом году и вынужденное пребывание в Японии после гибели фрегата 'Диана', но там с 'пятнистым' они точно не встречались, в этом капитан-лейтенант уверен. Тогда все 'широкоглазые' в пределах досягаемости были наперечет. Не сталкивались они и в Хивинской экспедиции, за которую получил капитан-лейтенант своего 'Владимира', они вообще нигде и никогда ранее не встречались, но тем не менее... спросить лишний раз труд не велик.
  -Симода, Сингапур или Гонг-Конг... где вы могли меня видеть ранее?
  -Нет... места привлекательные, хотел бы я там побывать, но не сложилось, а почему сплошь Дальний Восток, Европу отменили?
  -Кондуктора вы ловко скрутили... точь в точь как самурай нашего буйного матросика. Нижние чины раз выпили лишнего, решили проучить 'макаков' и нарвались. И если бы не лицо и форма скул то я бы вас и принял за японца, очень уж много общего.
  Знакомство можно сказать состоялось, пока 'шапочное' или 'дорожное', первый шаг сделан и впереди еще одиннадцать часов пути в Санкт-Петербург. Себя, правда, 'вольный' не назвал, лишь вскользь упомянул - тезки, а значит и он - Александр. Имя распространенное в России, да и в мире тоже, ничего необычного. Скрывается от кого-то или просто излишняя скромность... не станем допытываться, бывают в жизни человека моменты, когда известность ему ни к чему.
  К стуку колес примешиваются посторонние звуки и заметная вибрация, поезд въехал на мост, 'вольный' выглянул в окно и сразу же 'маска безразличия' слетела у него с лица.
  -Деревянный... и быки... весь! Мосты в процессе эксплуатации у вас проверяют?
  -Вряд ли, да вы не беспокойтесь, сгорит или развалится, так обязательно построят новый из железных ферм.
  Собеседник лишь в ответ заметил, что теперь 'до него дошло' почему в России в поездах принято пить, пьяному спокойнее.
  -Или водка, или в технический прогресс надо очень сильно верить? -деревянное и хлипкое сооружение уже позади, а неприятное впечатление осталось.
  -Я фаталист... -признался Александр Федорович, -Цунами в Японии меня не взял, хивинцы не подстрелили... Так, надо полагать и мост под нами с Любой не рухнет. Правда, в прошлом году как раз в этих местах, чуть далее один такой мостик и сгорел.
  С этого момента разговор у них плавно перешел на техническую тематику, собственно 'общего разговора' не получилось, мужчины обменивались мнениями, а девушка 'тормошила' и расспрашивала мальчика, пока это занятие ей не надоело.
  Кто первый упомянул о летательных аппаратах тяжелее воздуха, он сам или 'вольный'? Вероятно скорее всего он сам, возможно сработали воспоминания о пребывании в Японии сказались... воздушные змеи, какой-то праздник, много их было тогда в пронзительно голубом азиатском небе.
  -В ближайшие десять лет 'первые ласточки' уже появятся, ведь в сущности достаточно лишь применить легкую паровую машину к давно уже известному воздушному змею. -примерно так обрисовал свою точку зрения Александр Федорович.
  -Ничего не выйдет... змей... я не знаю как объяснить, если по аналогии с судостроением, то это даже не плот, а просто отдельное бревно или доска. Плавать плавает, а вот как-то использовать... извините.
  'Вольный' тут же и сказал, что его профессиональные интересы лежат в несколько иной сфере - связь, телеграф и прочая, как он тогда выразился 'слаботочка', поэтому в качестве эксперта по данному вопросу он 'не тянет'. Но и сам капитан-лейтенант не инженер, хоть и определенный опыт имеется, по принятому в российском императорском флоте, порядку командир судна должен следить за его строительством начиная с определенного этапа. Большинство старших офицеров, конечно, формально относятся к этой обязанности, но не все, Александр Федорович - исключение. Совсем недавно, летом прошлого года он был назначен командиром строящегося в Бьерборге винтового клипера 'Всадник'. Находясь при постройке вверенного ему корабля, Александр Фёдорович Можайский участвовал в работах по его оснащению, а также по установке и отладке силовой установки, пришлось изрядно повозиться. С другой стороны 'эксперта', инженера по летательным аппаратам хоть легче, хоть тяжелее воздуха ни в России ни за рубежом в настоящее время днем с огнем не сыскать... Все 'господа летатели и прожектеры' в сущности дилетанты. Так, что они с 'вольным' здесь на равных, ничуть не хуже лавочников, художников и прочих представителей 'свободных профессий' решивших вдруг покорить небо.
  Аргумент с его стороны... он, согласен с тезкой 'вольным', механика полета изучена очень слабо, но ведь то же самое можно сказать и о плавании судов, о движении тел в жидкости. Толки среди инженеров о необходимости постройки опытового бассейна для испытания моделей идут давно, но даже в Британии ни у кого руки до практической реализации до сих пор не дошли.
  -И тем не менее плаваем!
  -Потребность есть и за пару-тройку тысяч лет опыт изрядны накопили, с полетами же иначе.
  В итоге 'вольный' все согласился, что взлететь можно и на воздушном змее, и в самом деле, достаточно большой 'аппарат' способен поднять человека, проверено на опыте, но тем не менее сдавать позиции он не собирался.
  -У вас нет подходящего двигателя, с мощным мотором и обычный забор полетит, а без него говорить о каком-либо практическом применении самолетов бессмысленно.
  Они вдвоем неспешно спорят о полетах в небе, Люба читает какую-то книжечку, мальчишка дремлет, почти уснул, а за окнами вагона нескончаемой лентой Мебиуса тянется серая российская действительность. Проносятся мимо покосившиеся черные избы очередной деревушки, лес, луга, поля. Мужичок ковыряется на пашне примитивной сохой, убогий сельский пейзаж, оживляемый изредка лишь самой русской природой. Почти как во времена Владимира Красно Солнышко, единственный признак прогресса - железная дорога и ничего более. Допустим, по воле сил сверхъестественных, повалится наш современный крестьянин со всем своим наличным сельхозинвентарем, домотканными 'портами', лаптями, косопузой слабосильной лошадкой и избой, отапливаемой 'по черному', в далекое прошлое. Проскочит он через бездну времени в десять веков, но вряд ли ощутит существенную разницу, если только новое начальство бить его станет сильнее и чаще. За столько лет даже породу лошадей для деревни вывести толком не смогли, хоть и тратятся немалые средства на содержание казенный конных заводов и призы на выставках кто-то исправно получает... Россия у нас и этим все сказано.
  Остановка, одна из многочисленных станций между двумя конечными пунктами маршрута. Пассажиры один за другим покидают вагоны с целью поразмять ноги, не все впрочем, 'Мишка' так и остался внутри купе, ребенка укачало и теперь он сладко спит, и сразу же...
  -Фу!!! Какая гадость! Не могли они куда отойти? -Люба морщит носик-пуговку и брезгливо отворачивается.
  Рядом, в трех шагах 'их степенство' в помятом фраке смачно блюет прямо на рельсы, двое не то приказчиков, не то собутыльников бережно придерживают 'хозяина', что бы не свалился под вагон с платформы.
  -Вот... а вы предлагаете ждать, пока они, -жест в в сторону пьяного купца, -Создадут в России промышленность сравнимую с европейской? Может когда-нибудь, но вряд ли при моей жизни.
  'Пятнистому' сказать в ответ нечего, отмалчивается. Капитан-лейтенант между тем останавливает вопросом проходящего мимо кондуктора, того самого с которым 'сцепился' в Москве его попутчик.
  -Братец, а не слишком ли долго мы стоим?
  -Никак нет, ваш благородие... их степенство ждем...
  -А без него нельзя? Коли перепил человек, так пусть отдохнет, протрезвеет и на перекладных до Питера добирается.
  -Так ить ен член правления! Чичас оклемается и поедем.
  'Член' он и в дикой Африке член... дальше расспрашивать Александр Федорович не стал, предпочел ждать вместе со всеми. Стоял и смотрел в небо, в бескрайнее синее небо, стайка перистых облаков медленно плывет в вышине, птиц не видно ни одной, но один черт красиво. Несмотря на все преграды тянет его 'туда' наверх, хоть разок бы... но тянут повседневные дела камнем вниз. Надо определяться с выбором дальнейшего пути. Семья, можно сказать, у него уже есть, а значит скоро и дети появятся, процесс низбежный. Неужели не суждено? Как минимум четверть века все еще в его распоряжении, срок большой.
  Паровоз свистит... сигнал... снова дорога, час, другой и еще... где-то перед самой столицей сон на несколько минут 'сморил' и самого Александра Федоровича, не помешала ни привычка к качке, ни режущий уши 'кошачий концерт' из соседнего купе. Купцы за столько часов пути действительно 'оклемались' в достаточной степени, из-за стенки несется исполняемая хором то разухабистая 'Дербень-Калуга', то жалостливое 'Возьму в руки пистолетик...' и далее - почти все последние хиты московских кабаков и притонов.
  Надо же, буквально на несколько минут он сомкнул веки, а когда открыл глаза... что за чудеса, 'пятнистый' он же 'вольный' исчез, а с ним и его мальчик в татарской ермолке.
  -Люба, куда они подевались, только ведь здесь были?
  -Он на подъеме в гору дверь открыл и вышел, я тебя будить не стала.
  Еще одна странность в поведении необычного, загадочного попутчика, мог бы ведь до ближайшей станции доехать и там сойти, перед самым Петербургом их несколько, но не захотел, а предпочел покинуть поезд, как только состав сбавил ход. Капитан-лейтенант выглянул в окно, там деревья вплотную подступают к насыпи дороги, 'пятнистого' уже не видно. Пропал, растворился как наваждение, не оставив после себя следов.
  Хотя нет, постойте... кое-что существенное и материальное все же осталось... там где вольный сидел, теперь лежит книга, увесистый томик толщиной пальца в три. Откуда 'дровишки' взялись, ведь формат не карманный? У него с собой в купе багажа нет, все дорожные пожитки следуют за капитан-лейтенантом и его невестой в отдельном багажном вагоне, а вот у 'вольного' вроде бы кроме карабина в чехле был с собой еще и туго набитый непонятно чем матерчатый ранец на манер солдатского, такой же пятнистый как и его хозяин и такой же странный - с многочисленными боковыми 'отсеками' и карманами. Скорее всего книга появилась на божий свет именно оттуда и вряд ли ее 'забыли', скорее оставили намеренно.
  -Любочка... а это откуда взялось?
  -Не знаю Саша, я не видела... они быстро выскочили, я даже спросить не успела.
  Увесистая солидная книжечка, переплет на вид добротный, как будто не заводского, а кустарного изготовления, но 'сделано с любовью' и на совесть. 'Практическое руководство и учебные материалы по авиамоделированию'... однако... Создается впечатление, что переводчик, или автор сего труда решил заодно изобрести пару-тройку новых слов в добавление к принятым в русском языке? Название не вытиснено на обложке, как обычно принято, вместо золоченых букв присутствует наклейка-этикетка с текстом. Бумажка не просто приклеена на темно-синюю 'кожу', а держится с помощью тонкой прозрачной пленки, положенной сверху. Александр Федорович осторожно подковырнул ногтем конец пленки... она отошла с трудом, с заметным усилием, на тыльной части находится клеящий состав... хитро придумано.
  Несмотря на 'тарабарское' название сомнений нет, книга полностью посвящена тем самым летальным аппаратам, о которых они с 'пятнистым' спорили на протяжении пяти с лишним часов с перерывами на отдых и принятие пищи. 'Он' так и ничего в сущности не смог доказать капитан-лейтенанту, и как последний аргумент оставил после себя данное 'Практическое руководство'. Читай, мол тезка... вникай и сам разбирайся, что к чему и как. Бросились в глаза многочисленные ошибки в словах, издание заграничное и цензуры не проходило, отметки нет. Безграмотным не назовешь, но словно у наборщика в кассе не было некоторых литер и он по своему усмотрению заменил их другими, по принципу - смысл не страдает, и ладно.
  Полистаем, полистаем обязательно, сперва бегло по диагонали и через пять страниц на шестую, быстро шуршит бумага под пальцами. Очередной сюрприз, здесь не одна книга, а как минимум три, переплетенных под единую обложку. Отличается шрифт, повторяется нумерация, разная по фактуре бумага, да и обрезать страницы под одну мерку переплетчик поленился или не смог.
  Часть первая... аэродинамика... опять чье-то неумное словотворчество, но в принципе понятно с первых страниц - объясняют, чем летательный аппарат отличается от летающего забора. Пока отложим на будущее... дальше... сами модели 'самолетов'... интересно и познавательно, еще дальше двигаемся... двигатели для них. Пожалуй самый важный раздел, именно на двигателях, на машинах они с 'вольным' и разругались вдрызг, чуть ли не до драки. Иллюстрации, гравюры или фотографии... более двадцати различных моделей, почти половина книги им посвящена. Очень хорошо, жаль вместо чертежей сплошь одни эскизы и местами фотографии приведены. Не беда, мы тоже не лыком шиты, принцип действия понять можно и по данному материалу, а там сами додумаем недостающее.
  -Саша, да брось ты эту проклятую книгу... посмотри мы почти приехали!
  -Сейчас, сейчас, дорогая... потерпи минуточку...
  Люба еще не раз и не два пожалеет впоследствии, что сразу не выкинула 'чортову' книжку в окно вагона вслед за ее исчезнувшим 'чортом' хозяином. Намечавшееся 'свадебное путешествие' будет безнадежно испорчено, с этого момента Александр Федорович почти все свободное время так или иначе станет делить между книгой и невестой, причем Любочке достается куда как меньше внимания, нежели раньше.
  Книга... как граница между двумя этапами жизни.
  В какой-то момент его посетила совершенно дикая, еретическая мысль, которую можно выразить одним коротким словом-вопросом 'Откуда???', из какого неведомо источника, из какого рога изобилия появились все эти многочисленные хитрые формулы, модели, двигатели и прочая информация. На дворе стоит 1861-й год от рождества Христова, и пытливый человеческий ум так и не создал до сих пор летательного аппарата, способного оторваться от земли силой установленного на нем двигателя хотя бы на аршин и совершить некое подобие управляемого полета. Нет пока в этом мире ни полноразмерных самолетов, ни их уменьшенных действующих моделей. Ладно уж будем, так и быть, использовать чужой термин, покамест в русском языке самолет - самоходный плот, или деталь ткацкого станка. Британец Джон Стрингфеллоу не в счет, у него 'Ариэль' не взлетел после предварительного разгона, а медленно падал вниз, не помог и миниатюрный паровой двигатель мощностью в половину паровой лошади. Другие 'успешные' попытки создать подобный аппарат если и предпринимались ранее, то широкой общественности не известны.
  Может быть просто неведомый автор собрал и обобщил уже известный материал, вряд ли. Технические журналы, тот же "Scientific American" очень редко отводят свои страницы под подобный материал, летательные аппараты тяжелее воздуха считаются если не курьезом, то чем то вроде 'вечного двигателя'.
  Попахивает сверхъестественным? В сказки, в мистику капитан-лейтенант не верит, в бога - пожалуй, но вряд ли всевышний станет подкидывать ему чудо-книгу, и на ангела его недавний попутчик не похож ничуть. Остается допустить только, что существует некий, малоизвестный способ или заглянуть в будущее лет на сто вперед, или... а ведь откуда прибыл в Россию 'пятнистый', нам неизвестно. В существование же некой, изолированной от всего остального мира страны, да еще сумевшей далеко обогнать все остальные державы в техническом развитии, верится слабо.
  Разгадка кроется под тем же темно-синим переплетом с белой наклейкой... но ключ к ней подобрать непросто, тут что ни предложение, что ни термин, то сплошная головоломка. К примеру, часто упоминается цикл Отто, о цикле Карно Александр Федорович имеет представление, а это простите, что за черт? Терпение, и аккуратность... Саша... ты не гений, но и не дурак, в морском корпусе ты был если не первым в выпуске, то среди первых, ты поймешь, надо только быть внимательным.
  Можно сказать, что с этого дня Александр Федорович и начал свою инженерную деятельность, карандаш в его руке нанес первые робкие штрихи на лист ватмана. Эпизод в Японии, где они с мичманом Колокольцевым и прапорщиком Карандашевым, построили небольшую шхуну не в счет, то была разминка. Да и там более полагались на искусство корабельных плотников, чем на точный расчет, требовалась посудина, способная в хорошую погоду добраться до российских берегов и только.
  Колокольцев Александр Александрович, еще один тезка... он в Петербурге, и вроде бы его прочат на Обуховский завод в руководство, кем пока не ясно, надо будет узнать. Но туда мы заявимся не с пустыми руками... определенный план, первые наметки, сложились еще в поезде Москва -Санкт-Петербург. Нужен самолету двигатель - будет двигатель, мы его создадим. Модельная 'мелочь' из книги не подходит, но ведь 'малыши' произошли от других, куда более мощных моторов и носят кое-какие их 'родимые' черты. Восстанавливают же ученые по нескольким мелким косточкам облик доисторического ящера, а почему бы не попробовать воссоздать 'предок'-мотор по его маломощному потомку? Только надо выбрать наиболее простой и даже примитивный двигатель из всех имеющихся, иначе работа может оказаться неподъемной. После ряда проб и ошибок отсеялись двенадцать вариантов, осталось три, два затем один! На чертеже постепенно появляются новые детали, сперва неуверенно тонкой линией, затем толстой. Несколько дней 'запарки' и чудо... получилось! Некоторые мелкие детали не ясны пока, но при доводке разберемся, главное - основа есть.
  -Саша... отдохни ты весь извелся... сколько можно страдать? -насела на него любимая женщина.
  Пришлось сделать перерыв, они с Любой посетили театр, побывали в новом 'модном' развлекательном летнем саду, так прошел и весь следующий день. А на утро плод работы, мучений и страданий внезапно отправился в мусорную корзину. Он увидел то, что в ослеплении творческого порыва не заметил сразу... не поставить этот мотор на летательный аппарат. Куда-нибудь в другое место - пожалуйста подойдет, но не туда. Вышло так, что результате процесса 'восстановления' у Александра Федоровича получился калоризаторный двигатель, он же - нефтяной, он же - полу-дизель или 'болиндер', тупиковая ветвь в развитии ДВС.
  Ситуация хоть в петлю с досады, положение спасла невеста, женщина иногда замечают вещи на которые сильный пол не обращает внимания.
  -Ну что ты так убиваешься, смотреть на тебя больно. Три дня сам не в себе был и все труды коту под хвост? -и мятые листы извлекаются из мусорного ведра, а затем бережно разглаживаются нежной девичьей рукой.
  -Люба... прости... ты же ничего не понимаешь...
  -А все равно, дай мне книгу я посмотрю.
  Полчаса проходят... 'прекрасное создание' что-то пытается сообразить, разглядывая иллюстрации скорее, нежели читая текст под ними. Техника для обычной девушки второй половины 19-го века - 'птичий язык'.
  -Саша... а ты дальше смотрел, там на третьей странице внизу под картинкой 'немецкий народный трактор Ланц' есть продолжение, вроде как краткая история этого как его... название придумали же - 'калоризаторный', я выговорить с первого раза не могу.
  Что остается, если женщина просит? Пришлось посмотреть 'там внизу' и сразу стало на душе легко и свободно, еще не взлетел, но тяжкий камень долой. Чертежи и эскизы он все же не разорвал с горяча, не успел... целы, Люба их спасла от уничтожения и вместе с тем направила его на путь истинный. Не так уж плох его 'заново рожденный' мотор, все одно лучше чем конкурент - газовый двигатель Ленуара даже в виде стационарного. Оказывается его 'полу-дизель' еще и широко применяли где-то и когда-то, название 'народный' говорит само за себя, так просто его не дают. И сам 'народный трактор' пожалуй требует дополнительного изучения под лупой, от виденных им в Англии громоздких паровых собратьев этот аппарат разительно отличается в первую очередь как размерами, так и компоновкой.
  -Рожденный ползать летать не может? -шепчут пересохшие губы, но в голове просветление, тьма отчаяния отступила -А мы попробуем...
  Снова чужая 'фраза', повторяем за 'пятнистым', за тезкой. Попутчик в поезде утверждал, что 'пару', паровой машине иначе говоря, место лишь там где не критичен вес. Сейчас Александр Федорович с ним согласен полностью. Да вот только, оказывается, далеко не все двигатели у которых топливо играет роль рабочего тела подходят для самолета. Есть досадные исключения из правила и на одно из них он волею случая вышел. Тяжелый, массивный маховик на маленькой модели как-то не выпирал особо и глаз не резал, и 'слона то я и не заметил'... теперь поздно. Надо полагать и вибрация при работе единственного цилиндра будет такая, что любой, самый крепкий 'самолет' развалится еще на земле, в кавычках он или без оных.
  Перед внутренним взором, как картинка 'волшебного фонаря' на белом экране промелькнули видения... уставшая лошадь и пахарь едва бредущий за сохой, точь-в-точь как недавно увиденные им из окна поезда реальные крестьяне на полевых работах. А если мы попробуем сделать тот самый 'народный Ланц', если у нас получится... если? Все равно даже модель нормальную летательного аппарата в кустарных условиях изготовить крайне сложно, а под 'голую теорию' военное ведомство денег не выделит. Механический завод нужен, хотя бы плохонький, оборудование и специалисты.
  С другой стороны двигатель, пусть даже не доведенный до ума, и на бумаге - хоть какой-то начальный капитал. Им можно попробовать 'подцепить' частного заводчика, или 'казну', надежда на успех есть. И главное... главное он совсем забыл! Судя по исторической справке полу-дизель работает на практически даровом топливе, на нефтяных остатках, их производители керосина просто напросто выбрасывают или сжигают после перегонки нефти. Название чудное, как будто имя собственное... а если вдруг его 'машинку' нарекут когда-нибудь полу-Можайским?
  -Полу...полу, но есть надежда, что станет полным наконец? Люба я решился... стану искать службы инженера на заводах... Вот с этим! -рука отставного капитан -лейтенанта твердо ложиться поверх все той же книги, которой прикрыты исчерканные карандашом листы бумаги, час назад спасенные предусмотрительной Любочкой из пасти мусорной корзины.
  Впереди у них три еще дня отдыха, а затем надо ехать к месту нового назначения. Помощник мирового посредника Грязовецкого уезда Вологодской губернии, не бог весть какой высокий пост, хоть и жалованье приличное полагается. Три дня, целая вечность... а начнет он еще сегодня после обеда. Теперь, когда решение принято - время дорого. Сперва он навестит кое-кого из старых знакомых на строящемся Обуховском заводе, а там посмотрим по результатам. Доживать свой век чиновником в провинции не для него, крайний вариант, а ведь должность в прямом смысле слова 'собачья'. Придется там делить десятины пахотной земли, леса, лужки, выпасы, оброки и жестоко 'лаяться' со всеми подряд: и с помещиками, и с крестьянами, и с вышестоящим начальством. Народ, еще один его тезка - царь освободил, честь ему и хвала, а вот насчет имущества вышло как всегда у нас... 'Верный наш народ получит мзду от бога!'. Посредники на то и назначены - возникшие дрязги разбирать и споры урегулировать. Но как? Возьмешь сторону помещиков - враг мужикам... сторону мужиков - ненависть всего местного 'общества' гарантирована, а если по закону решать в соответствие с духом и буквой, так и вовсе 'аццким сотоной' прослывешь. Нет уж, если благодаря черту, богу или пришельцу из будущего (последнее предположение возникло недавно, но капитан-лейтенанту сразу же понравилось) появился реальный шанс, то мы его используем обязательно.
  И так первый пункт намеченной программы... будущий Обуховский завод, к известному российскому ученому-металлургу Обухову предприятие имеет лишь косвенное отношение, Павел Матвеевич формально входит в товарищество наряду с учредителями - Путиловым и Кудрявцевым. Собственно и завода еще нет 'вживую' его откроют через два года, а пока лишь остатки бывшей императорской Александровской мануфактуры. Даже 'высочайшего повеления' пока нет, но работа уже идет, подвозят понемногу из-за границы оборудование, подбираются кадры. Странное все же заведение... вроде бы частное, но фактически под государственным управлением.
  Придется взять наемный экипаж и съездить за город на двенадцатую версту... не бог весть какое расстояние для человека обогнувшего один раз земной шар.
  Пока капитан-лейтенант Можайский добирался до бывшей мануфактуры, пришедшей к середине века в упадок, много чего передумал и 'провертел' в голове. Стоит ли упомянуть в разговоре с бывшим сослуживцем об истинной цели его 'прожекта'? От неба он отказываться не намерен, стационарный нефтяной двигатель, а равно и трактор - всего лишь начальные этапы в длинном пути. После некоторых колебаний он решил, что все же не следует так сразу и в лоб. Припомнил... было уже однажды, как-то обсуждали уже эту тему, в плавание длинное и свободным от вахты офицерам порой нечего было делать. Стояли тогда они, молодые еще мичманы на корме и смотрели на парящих птиц.
  -Не выйдет ничего Сашка, оставь несбыточные мечтания. Сама природа или бог, как угодно, против... Летающих птиц весом более пуда не существует. -мичман Колокольцев Америки не открыл, до него к подобному выводу пришли многие известные ученые, кто так или иначе исследовал саму возможность полета.
  -А если мы не как птица полетим... сдается мне не тот случай, когда следует подражать природе. -возразил тогда он.
  И в сущности оказался прав, теперь уже понятно, что рукотворные 'птицы', летательные аппараты имеют мало общего с природными, даже силуэты не спутаешь. Тогда они долго еще спорили, пока вестовой не позвал офицеров на ужин в кают-компанию. Он каким-то 'чутьем' угадал тогда истину... неподвижное крыло, толкающий или тянущий воздушный винт и рули. Попавшее недавно в руки невероятное 'Руководство...' догадку подтверждает. Не относящиеся к двигателям разделы Александр Федорович просмотрел бегло, но основные, системные моменты уловил с ходу. Самолет имеет предком не птицу, а воздушный змей, избавившийся от привязи, как он в тот далекий вечер и предположил.
  -Стой чухна, стой инородец... кому говорю! Приехали...
  Лупоглазый возчик - чухонец оборачивается... до чего же физиономия у него глупая, не выражает ровным счетом ничего, ни единой мысли или чувства, как говорят в народе 'чурка с глазами'. Не бойся инородец, чего ты там лопочешь себе под нос? Будет тебе 'ривенник' сверх обычной платы, на водку хватит, закуску добавишь сам.
  -Якши сарбаз? -и мы друг ты наш финляндский... расстаемся навсегда, отправляйся обратно в Питер.
  Дальше путь лежит пешком, где по примятой придорожной траве, где по грязи, как получится, мимо черных от времени и полу-развалившихся строений казенной мануфактуры, мимо свежих котлованов. Никак уже заранее фундаменты для паровых молотов и печей готовят? Кругом царит отчасти запустение, отчасти типичный беспорядок российской стройки, где нередко в одну общую кучу свалено и старое и новое. Где-то тут правление у них должно находится... только где конкретно? Самому не найти до вечера, как ни ищи, приходится остановится и спросить дорогу у первого же попавшегося навстречу рабочего.
  -Тама оне, начальство то... ваш-бродь! -цыганистый, чернявый мужик, заросший щетиной до самых бровей, лениво машет, грязной рукой в сторону Невы, словно прилипчивую муху отгоняет прочь.
  Не дворец прямо скажем, наследство почившей в бозе мануфактуры, гипсовая лепнина но фасаду обвалилась еще в прошлом веке, обнажив местами полу-гнилое дерево, подрядчик-строитель не удержался и прихватил лишнюю казенную копеечку. Но двухэтажный дом пока стоит и падать от ветхости не собирается. Второй этаж, кабинет в конце коридора без таблички... туда что-ли? Он осторожно толкает дверь и ба... знакомые все лица, ведь пуд морской соли вместе съели, запив несчетным объемом рома. Сашка Колокольцов почти не изменился со дня последней их встречи, разве животик 'начальственный' уже отрастить успел за время проведенное на берегу. Тем не менее важный 'хозяин' вскакивает из-за стола, жмет руку... старая дружба еще в силе, кругосветка людей сближает если не навсегда, то по крайней мере надолго.
  -Ты кто теперь, как величать? Даже как обратится к тебе не знаю? -Александр Федорович осматривает обстановку кабинета, стол с массивным чернильным прибором, мягкие ореховые стулья венской работы, портрет правящего императора - новенький, краски еще слегка попахивают скипидаром и не поблекли не выцвели, ковровая дорожка удачно маскирует потрескавшийся паркет пола. Кругом смесь старого хлама отжившего свой век и новых порядков, только пробивающих себе еще дорогу.
  -Я и сам пока не знаю и не ведаю... исполняющий обязанности, а штаты толком еще не утверждены, сижу здесь на птичьих правах и жду когда наверху примут решение. -улыбнулся в ответ обитатель кабинета, тезка не унывает, а значит дела идут хорошо.
  Пять минут... неписанный регламент, 'сплетни' о друзьях-знакомых, кто как устроился после флота, кто женился, кто помер, кто... в сущности неважно, просто так принято при встречах. И пора переходить к основной цели визита, пора, однако капитан-лейтенант медлит. Как бы на смех не подняли с порога, век пара на дворе, а ты друг такой с неведомой нефтяной 'зверюшкой' заявился.
  Вопреки ожиданиям приняли изобретение неплохо, но сразу сморщил Колокольцев лоб разглядывая эскизы, думает, какой вынесет вердикт?
  -Знаешь... очень даже смело... у нас сия вещица не пойдет. Вообще на казенных заводах никто не возьмется.
  -Почему?
  -Мы повторяем чужие образцы, своего мало или почти нет, хоть и любим поговорить о достижениях в газетах и награды щедро раздаем. Пушки - Крупп, а паровые машины и судовые механизмы берем у англичан. Даже мелкая безделица - стальные ружейные стволы сами не осилили, пришлось Нобелей и прочих варягов звать на помощь. Кругом одни иноземцы, нас... русских и нет.
  -Паровозы же вроде собственные научились делать? Мальцев и еще...
  -То и слово, что 'вроде', по ним я не знаю точно, но поскреби наш 'православный' паровоз, и наверняка вылезет немец, англичанин или француз. Так вот!
  -Может быть наш военный флот проявит интерес? Нефтяной двигатель подойдет для мелких судов, катеров или паровых шлюпок.
  -Мелочь у нас изготавливают в Кронштадте портовыми средствами, или на заводе в Або, там производства машин нет, заказывают на стороне.
  -Куда ни кинь всюду клин?
  -Примерно так дружище, и прямая тебе дорога к питерским частным заводчикам.
  -К кому же обратится стоит, подскажи уж заодно?
  -Выбор в сущности невелик. У Макферсона заведение подыхает, того и гляди обанкротится, и у Берда не слава богу, раз просит кредитов у казны. Другие же, смотри сам... у Огарева за новинку не возьмутся, об других заводчиках я не скажу. Остается для тебя только Людвиг Нобель, к нему и ходи, он развивается, постоянно что-то новое ищет.
  В Петербурге, по состоянию на 1861-й год, имеются примерно десять крупных чугунно-медно литейных, железоделательных и механических заводов, к ним можно приплюсовать два чисто 'литейных' и еще одиннадцать 'фабрик', прочая мелочь идет по разряду кузниц, мастерских - их набирается примерно 59-ть. Больших предприятий почти нет, за исключением заводов Берда, Дея и Огарева. Масштабы у этих 'гигантов'... если в лошадиных силах заводской паровой машины или машин считать, то максимум до пятисот, а чаще даже менее сотни-двух, если в рабочих руках - до полутора тысяч занятых на производстве, и то в случае 'усиленных работ'.
  На этом деловая часть встречи закончилась, просто так отпустить старого приятеля нельзя, посредством шнурка-звонка был вызван снизу из дворницкой 'человек', снабжен рублем и отправлен за 'огненной водой'.
  -Сегодня праздник оказывается... заодно и отметим, -прикинул хозяин кабинета, заглянув в отрезной календарь.
  Посыльного пришлось ждать минут двадцать, хотя было велено ему 'лететь стрелой'.
  -Во... больше нетути... жиденок сказыват у ево мужики почитай все раскупили опосля обеда. -оправдывался, посланный за выпивкой и закуской дворник Савелий перед 'грозными очами ' начальства.
  Полуштоф водки, пара пожелтевших прошлогодних огурцов, несколько головок репчатого лука и полу-каравай ситного, пиршество не бог весть какое, но если вспомнить былые годы странствий, то грех жаловаться. Ресторации остались в Санкт-Петербурге, а до него двенадцать верст, приходится довольствоваться, чем бог послал, раз уж поздно спохватились.
  -Помнишь Сашка, как японцы нас сырой рыбой потчевали? И саке у них вода, водой... ни хмеля ни вкуса, одна видимость.
  Алкоголь, как обычно водится, и языки развязал и мыслям придал необычайную легкость, и то, что не было высказано в официальной обстановке тут и вылетело незаметно.
  -Прости Сашка, но ты опасный бунтовщик... на тебя донести надобно в третье отделение, глядишь и орденок получу от жандармов.
  -Не дадут поди? Я ведь с политикой не связан никак.
  -Думай братец... мужику трактор хочешь дать, механического коня, да? Чего у нас тогда от самодержавия и православия вкупе с народность останется? Основы ведь государственной власти подрываешь. Их, мужичье, надо в черном теле держать, иначе... и так уже волками смотрят на бывшего барина, на своей шкуре чувствую каждый день.
  -А ты? Ты же сам огромный завод строишь или номер отбываешь?
  -Я... другое дело, почитай, у нас все казенные заводы заняты военными игрушками, ибо нельзя иначе в наше время. Одним штыком сейчас не обойдешься на войне, при Палыче Палкине пробовали и чуть Крым не пролюбили. Теперь никак, ибо приедут ведь супостаты на броненосцах и устроят нам показательную порку.
  -И что... только оружие, совсем не нужны стали машины и механизмы облегчающие труд людей...
  -Нет, не по нашему, у нас проще нагнать толпу, как издавна повелось. Молебен отслужим, спрыснем святой сивухой слегка, и с 'дубинушкой' начнем, а коли кого задавим-покалечим в процессе превзнемогания, так народ дешевый, даровой... мужика в России много и чего его жалеть?
  Водку друзья 'добивали' в поезде, от бывшей Александровской мануфактуры недавно, в прошлом году, была проложена ветка к Николаевской дороге. 'Высокое начальство' в лице самого Колокольцева и его гостя погрузилось в уже привычный 'каретный' вагон 1-го класса, рабочие заняли теплушки и открытые платформы. Полтора часа езды с ветерком и песнями и они уже на вокзале. Железнодорожный транспорт продемонстрировал свои возможности и преимущества перед гужевым. В городе у будущего директора Обуховского завода возникло желание продолжить банкет в одном из ресторанов, благо впереди их ждут выходные, но Можайский вежливо отказался, выпито уже достаточно, на этом они и расстались.
  
  
  Глава вторая. Рожденный ползать.
  
  Весна 1861-го года, раннее утро, предместье северной столицы российской империи, иначе говоря Санкт-Петербурга. Окраина, она окраина и есть, даже у первого города в стране. Дома вроде бы уже приличные - кругом камень и кирпич, хотя местами попадаются чудом уцелевшие еще с петровских времен избы-развалюхи, а вот сами улицы... лучше не всматриваться пристально. К сожалению, не выйдет под ноги здесь приходится смотреть постоянно, пару дней назад прошел сильный дождь, и перейти с одной стороны улицы на другую теперь не так просто, посреди 'проезжей части' течет небольшая река. Тротуары для пешеходов здесь не предусмотрены, где брошены в грязь старые и гнилые доски, где - нет, выбирайся как сумеешь. И все же чуть лучше здесь чем в ином райцентре времен 80-х следующего века, где кроме как на гусеницах не проедешь в распутицу.
  В Питер наш иновременный 'пришелец' и его маленькая спутница попали ровно на сутки позднее нежели создатель первого в России самолета. Причина простая и прозаичная, Александр не захотел лишний раз 'светить' в столице самозарядный карабин. Здесь не Бездна и не Казань, ходить по улицам с длинным 'стволом' не комильфо, концентрация полицейских на квадратный метр мостовой ожидается по его беглым прикидкам, максимальная. Поэтому пришлось сойти немного раньше, как только встретили по пути подходящий лесок. Там они с Машкой и заночевали, а утром, после того как СКС был надежно спрятан в тайнике и 'прикончена' последняя банка тушенки, двинулись дальше.
  Отвлеклись немного... когда же чертов ручей кончится, или брод появится, у него хоть и берцы на ногах, но лезть в воду не хотелось бы. Впереди поток весенних вод в одном месте сужается и там кто-то позаботился о других бедолагах, видна пара досок брошенных поперек 'реки'. И желающие форсировать водную преграду в этом месте имеются, вертится возле импровизированного мостика симпатичная молодая девушка в мещанско-городском 'прикиде'.
  Девка крутится в точности как кошка, пытающаяся перейти лужу. Она приподнимает подол платья и пытается нащупать ногой доску. При попытке перенести вес тела на новую опору, деревяшка предательски ныряет в мутную воду... визг и отскок назад, затем еще одна попытка и снова неудача.
  Александр прикинул, вроде бы и не так глубоко здесь, в высокие ботинки не вода зальется... почему профессор не снабдил его обычными сапогами... проблем бы не было. Мария подхвачена на руки и они перебираются через городской ручей. Дальше он опускает ребенка на землю и возвращается на противоположный берег, 'шизик' в голове подсказал, что надо бы и девушке помочь, сколько она еще обречена прыгать?
  Вроде полагается, согласно классикам и художественным фильмам, ляпнуть что-то вроде 'сударыня... извольте вас того, нетого...' и так далее для приличия, как надо он все равно толком не знает. Александр телевизор смотрел редко и обычно лишь спортивные передачи, в театры не ходил из принципа, а школьный курс литературы успешно проскочил мимо его сознания. Зашел он незаметно сзади, хлопнул одной ладонью девчонку под лопатки, второй рукой подхватил снизу, как раз под место из которого ноги растут, выбрав момент, когда она откатилась назад после очередной попытки переправится.
  -Ай, ой... -и только лишь, девушка у него в руках, сидит удобно, два шага через поток грязной воды и они уже у цели, к чему лишние слова, он привык действовать а не болтать попусту.
  Награда за труды нашла героя тотчас - 'чмок' прямо в недельную щетину щеки, и быстро удаляется прочь, девушка убежала, познакомится с ней не получилась, занята видимо. А жаль... не то, что бы 'модель-суперзвезда' попалась из разряда 'ноги от ушей и 90-60-90', однако на вид милая и он бы не отказался от продолжения приятного процесса.
  -Почто ее целуешь, а не меня! -снизу дергает его обиженная Машка, про нее он как-то совсем забыл на минуту и вот результат.
  Обиделась прямо смертельно... и без того большие глаза расширены до предела, горят огнем, так бы сожгла 'изменщика' на месте без всякой жалости. Все женщины одинаковы, стоит побыть с ними хотя бы неделю рядом, и начинают тебя рассматривать, как свое неотъемлемое имущество. По крайней мере у него вечно так выходило по жизни и эта 'мелочь' не исключение, хотя, скорее всего, у ребенка мотив иной.
  -Не злись, не злись... не я ее, а она меня поблагодарила. И кого мне еще... тебя теперь нельзя.
  Машка недоумевает, приходится напомнить ей, что она теперь за мальчика работает. Он ей потом объяснит почему молодые мужчины и парни их не 'лобзают' при людях, в семейной обстановке еще пойдет, но не тут на улице. 'Потом' по факту окажеться в тот же день придеться столкнуться и придет понимание, что местные, якобы патриархальные нравы на деле не совсем соответствуют его ожиданиям.
  Ни малейшего представления о городе у Александра не было, ранее в бывший Ленинграде он ни разу не заезжал, как-то так получилось. Поэтому им остается только двигаться от окраины к центру в поисках... что конкретно они ищут... как бы тоже пока не ясно, в голове сумбур, хоть бы тот второй-'шизик' проснулся что ли в голове и подсказал.
  -Ну как тебе столица империи? -а вот и он, легок на помине.
  -Никак... куда нам идти?
  -Да я откуда знаю... думай сам.
  В любом случае им нужна крыша над головой, пристанище временное или лучше - постоянное, нужен какой-либо источник дохода. И еще есть сильное у него желание избавится от Машки, пристроить бы ее куда-то, хотя бы временно. Может попробовать податься на завод... вроде рабочие в ту пору были в цене, а у него и руки из нужного места растут и даже некоторые навыки ИТР есть, правда, в другой области немного.
  -Забей! -сразу же огорошил 'шизик', -Здесь тебе не 'совок', а Россия, которую мы потеряли! Не зарплату работягам платят, а 'жалованье'. Барин пожалует, а может и не пожалует косточку со своего стола, если в ноги упадешь, а прогибаться ты не умеешь. У них просто и без лишних слов, или на водку дают, или в рыло... тебе чаше второе светит.
  -Нет но можно же договорится?
  -Другим можно, тебе нет! Школьный курс помнишь, а впрочем ты его не слушал, пришлось мне парится за тебя... Инженера с револьверами, быдло курощать ходят на производстве, если что. И у тебя ствол под курткой, чем первый же трудовой конфликт закончится, догадайся?
  Он не ответил, Бездна... часть вторая, один труп на нем уже есть в новом мире, продолжения как-то не хочется. В любом случае, дамокловым мечом висит над головой проблема с документами, без бумажки ты букашка. Где-то надо обязательно добыть нормальный паспорт, иначе до первого умного полицейского, 'филькина грамота' от приказчика доверия не внушает.
  Пока неспешно шли, рассуждали и 'перетирали', грязь по ногами сменилась гладкими булыжниками мостовой, начался настоящий город, а не 'как бы'.
  Внимание привлекает какой-то шум со внутреннего двора одного из домов, мимо которого лежит путь... празднуют, пьют? Вроде с утра не принято... возникло неприятно предчувствие, но отреагировать Александр не успел, в новом мире он еще не достаточно адаптировался.
  Из открытых ворот навстречу ему шустро выскочил странный субъект, на вид 'не пойми кто', сразу определить не получилось. Бескозырка как у солдата, из тех что видел уже, шинель с погонами и тесак на ремне болтается... но главное возраст! Неужели престарелые 'деды' за шестой десяток перевалившие у них служат где-то в 'органах'? Такие уже должны на пенсии сидеть давно и внуков нянчить.
  -Извольте пачпорт предъявить, плакат, али вид на жительство! -сразу же в официальном тоне бодрый старикан 'наехал' на Сашку и его маленькое 'дополнение'.
  Ничего не меняется... 'Гражданин! Предъявите документы! Пройдемте...' и здесь 'менты', разве лишь форма другая, а содержание то же остается. А почему без медного 'чайника' с шишаком на голове? Форма у них летняя, или столичных переодели в новое обмундирование, а в провинции носят старое? Отвык он от такого обращения... 'там' они старались друг друга лишний раз не задевать. Работа нервная, а когда на руках оружие, любая стычка чревата незапланированными 'двухсотыми'. Вдобавок, не знаешь заранее, куда судьба занесет, сегодня по одну сторону баррикады, завтра можешь легко оказаться на другой - 'братва в милицейских погонах братву от той же братвы охраняет'. К тому времени, когда Александр стал членом организованной преступной группировки, большинство спортсменов уже благополучно отстреляли в ходе 'разборок', их места заняли бывшие 'менты', 'чекисты', 'судейские' и разного рода 'солдаты удачи' вроде него... все 'свои' по сути. Вечно 'быкующие' бандиты и тупо-наглые 'менты' - миф для запугивания обывателя, созданный Мосфильмом и прессой, ничего общего с реальностью не имеющий.
  Рука, потянувшаяся ко внутреннему карману за документом натыкается на рукоятку ПМ, не время пока и не место для пистолета. Попробуем по хорошему, может дедушка сослепу и не разберет, чего там нацарапали острожные 'сидельцы'.
  Полицейский дотошно изучает предъявленный ему 'плакат', вперился в бумагу как в трактат какой, букву знакомую дед нашел? Там три корявых предложения, подпись неразборчивая и печать внизу с двуглавой пташкой, след закопченного на огне свечи медного пятака. Тем временем на улицу со двора вылезает второй ветеран, и не один, гонит впереди мини-толпу, а с ней и основной источник шума появляется. Проверка паспортного режима у них, может плановая, может просто хотят немного 'бабла поднять' на нарушителях, и надо же... дать им нечего, считанные рубли в кармане перекатываются.
  -Пустите-я-я меня! Невиноватая я-я-я! У господ Прянищниковы-ы-ых куфаркой служу! -потоки горьких слез орошает мостовую, рыдает и 'умирает' весьма упитанная девушка лет восемнадцати -двадцати.
  -Куфарка, али кухарка, а плакат быть должон! В участок пойдешь! -сурово прикрикнул второй дед-полицай на 'куфарку', вызвав новые рыдания и целый водопад в придачу.
  -Рева, корова! -даже Машка резко осудила скандалистку, хотя и сама не прочь порой 'пустить слезу', как и положено ребенку.
  Скинуть бы девке пару пудов, была бы привлекательной, прикинул наш современник, а так - строго на любителя пышных форм... кого там еще 'замели до кучи'? Мужичок, гордость и краса ремесленного сообщества столицы, с утра пьян до синевы как сапожник и скорее всего сапожник и по жизни, и по профессии. Пара вихрастых мальчишек-подростков, серые рубашки, холстинные фартуки, тапочки на босу ногу, подмастерья или ученики, этих взяли прямо с производства. Ребята бледны, здорово испуганы, но крепятся и виду не подают.
  -Чаво со мной буде-е-ет???? Ы-ы-ы-ы... пустите ваша милость! - заливается слезами молодая кухарка.
  -Вестимо че... посекут для порядку сперва, полста горячих влепят. -с видимым наслаждением издевается над девкой хмельной сапожник. Ему не в тягость, даже рад, временно избавился от монотонной и надоевшей за столько лет работы, хоть какое-то развлечение в жизни.
  -Эй пришлый, глянь! Эка у ей жопа, всем жопам жопа, царска жопа! Полста мало будет поди, надобно двести дать!
  -А-а-а... Ы-ы-ы!!! -опять начался интенсивный полив мостовой, в самый раз, пусть пыль немного прибьет.
  Александр с трудом сообразил, что обращаются в этот раз к нему, видимо с пьяных глаз за 'своего' не признали, или ввела ремесленника в заблуждение странная 'одежка'. Ответить он не успел, да и не стремился, если честно, его дело - слушать.
  -С энтим чужим как? Куды его девать? -первый полицейский обратился ко второму, теперь речь уже непосредственно о Сашке пошла.
  -Сумнительный у ево плакат. Сам вродь по роже наш, а одежа на ем нерусская, мож где стырил?
  -Берем! -решил дед-два, видимо он за старшего, хоть вроде бы оба в одном звании и нашивок у него не видно.
  Затем первый полицейский извлек из кармана шинели моток тонкой льняной бечевки и 'окрутил' собранных им преступников словно место строительных работ.
  -Шагом арш! -и все 'виноватые' дружно пошли вслед за полицейским, разве не в ногу, второй страж порядка плетется, слегка прихрамывая, сзади. Ситуация не столько опасная, сколько комическая, двое дедушек не то, что с Александром, они и с Машкой не справятся, если она вдруг да захочет вырваться. Однако, не стоит успокаиваться, там куда они идут наверняка есть не только старперы - 'божие одуванчики', но и еще кто-то покрепче. Двадцать метров по брусчатке вперед, хватит, и 'шизик' внутри требует разобраться немедленно.
  -Стой! Раз-два. -это уже Александр приказал, он же на 'срочке' последние полгода был сержантом и 'командный голос' до сих пор у него в полном порядке, при нужде застроит на подоконнике кого угодно.
  -Так... деды... императору наш комсомольский привет, начальству мое почтение, а мы с пацаном спешим, не по пути нам с вами! -он приподнял бечевку и вышел на 'свободу', -Мышка за мной!
  Мария послушно скользнула следом за ним, ей пришлось лишь слегка пригнуться под веревочку. Вообще-то на людях она 'Мишка', но Александр оговорился и несмотря на своевременное вмешательство второго 'я' у него вышло нечто среднее.
  -Глянь Тихоныч... нешто и всамделе мы мазурика словили? -ахнул один из 'дедушек', а толку... поздно уже и догонять вряд ли станут.
  И от бабушки ушел... и от дедушки ушел... и от этих успешно ушел, от них лишь законопослушный пугливый обыватель не уйдет, а Сашка и в самом деле 'мазурик', чего уж прибедняться. Скрылись они за углом и все дела, оставив обалдевших от такого развития событий дедов-полицейских с носом. Что-то там еще ремесленник пьяный им вслед кричал вдогон, вроде убеждал - в полицейском участке сейчас хорошо, а девку он так... для смеха, пусть сам там и веселится.
  -Тише... я замаялась бежать! -Мария рядом чуть не плачет, и в самом деле, он скорым шагом, а ей приходится за ним бегом вприпрыжку.
  Опять 'человек в голове' напомнил, надо ребенка куда-нибудь пристроить, да только вот куда? И денег как назло в обрез. Кому нужна 'мелкая' и даром бы отдал в хорошие руки... оказалась очень даже нужна, в этом Александр убедился уже через двадцать минут. По мере приближения к центральным районам движение на улицах стало оживленнее, если на окраине редко-редко ломовая телега проедет и можно смело идти по центру проезжей части, то здесь приходится жаться к стенам домов, цокают по брусчатке копыта лошадей и грохочут кованными шинами колеса разнообразных старинных экипажей. Проскакивает мимо запряжка красивых лошадей попарно цугом, важный кучер в высоком цилиндре с длинным хлыстом, лакированные двери, герб какой-то с фаллической символикой типа 'золоченый хер в чистом голубом поле'. Английский выезд, как потом ему объяснили, последний писк моды у местных 'новых русских' Как эквивалент московского 'мерина', для провинции еще с 'тазиков' не слезшей. Зачем 'барин' притормозил... а ему собственно какое дело, они с Машкой-Мишкой идут дальше куда глаза глядят. 'Шиза' в башке то и дело дает ценные указания по поводу приобретения новых документов... сам бы попробовал сперва, мне еще 'страны советов' в голове не хватает для полного счастья!
  -Эй мужик постой! -раздается из-за спины крик... опять 'стоять и боятся?'.
  Правая рука у Александра невольно легла на ПМ, укрытый в кобуре под курткой, снова какой-то деятель в погонах за ними гонится? Сколько вас тут 'слуг царевых' развелось по нашу душу, не пора ли революцию устроить и зачистку?
  -Не психуй! Ствол зря не дергай. -успокаивает подключившийся собрат-шизоид, -Лакей это, и не мундир на нем, а ливрея, а так поди чувака за генерала принял?
  -Сильно умный, да? -временами 'он' сильно раздражает Александра, но приходится терпеть.
  -Да... иногда книги читал, когда было у тебя время между девками и спортом.
  Постоим и подождем минуту, выясним, что там от нас холую барскому надо? Вот он уже на расстоянии полусогнутой руки, переводит дыхание, пыхтит прямо в лицо. Как раскормили 'господа' лакея, и бегать толком не может, тридцать метров - одышка, перекатывается словно шарик, но 'крупный' дядя и обниматься с ним в драке не желательно.
  -Ух-х-х... запарился... твой? -вопрос и жест в сторону Мишки -Машки.
  Вежливые они тут однако, сплошные реверансы, лакей тычет пальцем чуть ли не в лицо девчонке, словно в неодушевленный предмет.
  -Мой. -отвечает Александр и в самом деле, у нас на повестке дня капитализм и любая бесхозная собственность становится твоей, если пожелаешь. На Машку же никто не претендует, да и он бы с радостью отдал девочку какой-нибудь бездетной паре, лишь бы люди попались хорошие.
  -Слышь парень... продай нам свово татарчонка! Барину моему шибко глянулся! -пышет жаром физиономия лакея, возбужден и такое впечатление, 'глянулся' ребенок не только барину но и его подручному заодно.
  -Не понял!
  -Тринадцать рублей, больше все одно не дадут. Господину у мня без них жисть не мила... я то и баб могу ежели в охотку, а он не-а-а... благородный чай. Раньше из деревни для ево милости мальцов присылали, а теперича мужичье вольное и не дает. Да ты не бойсь... барин добрый и конфектами их кормит!
  Молчание человека в пятнистой куртке лакей видимо счел знаком согласия, хотя на самом деле Александр и его второе 'я' прикидывали, как правильно по местному послать 'альтернативного' подальше, поскольку стандартное 'на х...' здесь в девятнадцатом веке не все понимают. Удивительно... весь остальной русский мат вполне себе в ходу, а вот один, самый полезный, оборот упорно многими игнорируется.
  Из окна экипажа между тем выглянула холеная и породистая физиономия, сам барин решил посмотреть как торг идет. За версту видно - 'элита элит' снизошла до нас 'чумазых'. В правом глазу 'оптика' - монокль сверкает, совсем как на плакатах тридцатых годов, только вот с растительность на лице беда и вместо положенных аристократу бакенбардов или баков одни жидкие кустики торчат, да и лысина роскошная светится на макушке.
  -По рукам! Экий он у тя смазливый, ровно девка! Я и сам с таким не прочь... Коли барин зад ему не порвет, так сам докончу!
  Секунду и две спустя... какая разница... время особой роли не играет, оно лишь фон для событий.
  В последний момент, в последнее мгновение верный слуга 'голубого барина' понял, что-то пошло не так, не так как обычно. 'Пятнистый', неправильный молодой мужик ему не понравился с первого взгляда. Не столько одежда и внешний вид, сколько глаза, глаза волчьи... не должен так простолюдин на господ смотреть никогда. Обычно, у них, у мужиков 'Чего изволите?' на роже написано с самого рождения. И спина сразу гнется покорно, обязана гнутся у мужичья при виде барина, а у кого не гибка от природы, тому батогами поправит казна. А тут словно с каторги какая наглая сволочь заявилась, только ножа за поясом не хватает.
  Господину уж очень захотелось попробовать 'свежего задца' и пришлось вот торговаться и вроде же договорились? Левая рука ловит ничто, пальцы сжимаются, а под ними лишь его собственная кожа... 'щенок', которого он намеревался схватить за шиворот и придержать, мало ли, вдруг убежит, куда-то исчез. Из второй, правой ладони, заготовленные заранее для расплаты, монеты летят на мостовую, и там тоже пугающая пустота... не успел первый серебряный кружок звякнуть о булыжник, не услышал он звука. 'Трах-а-а-х-х', словно сам воздух вокруг ожил, спрессовался в плотный ком, в пушечное ядро и ударил всей массой, сразу же стеною навалился мрак.
  -Mawashi Geri Jodan, смотри-ка, не забыл еще! -мгновенно прокомментировал удар "шизик' у Александра, до поры до времени 'заныкавшийся' где-то в подкорке мозга, нога была еще в движении, а этот 'гад' уже отреагировал, -Чего стоишь дурак? Второго п...ра хватай, пока он не свалил!
  'Запасной' настойчиво требовал вколотить кое-кому монокль поглубже в башку, что-то он сегодня злой, обычно наоборот и склонен сдерживать порывы Александра. В его собственные планы расширять конфликт и привлекать новых участников не входило, поэтому 'спереди мастер' получил по заслугам, а 'папуаса' он отпустит 'целым'. Пусть там в голове беснуется 'шизик', а мы немного задержимся возле 'тушки', надо проверить как клиент себя чувствует после первичной обработки и не нужно ли ему 'добавить'? Удар ногой в голову он еще ни разу в боевой обстановке не применял, обычно для физического воздействия на 'сильно упертых' в ход шли более гуманные приемы. Вроде бы вышло удачно, холуй дышит, кости черепа целые, а сотрясение мозга этому господину пойдет только на пользу. Так вот, чисто и культурно, Сашка и работал всегда в 'бригаде', когда не требовалось убивать, не требовалось на спусковой крючок нажимать, и за прицелом не стояли живые 'мишени'.
  Что в экипаже... О-о-о, А-а-а... страсти то какие? Господин хороший желает присоединится к нашим разборкам? Чего уставился и глазами меня жгешь, крови хочется? Если задержишься еще на минуту - будет обязательно, ведь 'сатана' в голове Александра уже подбирается к рычагам управления... вали отсюда живо!
  Дошло наконец... не до барина, а до его второго прислужника, что промедление для них чревато неприятностями. Взмах хлыста и застоявшиеся лошади рванули, унося прочь перекошенную от бессильной злобы харю 'блаародного', первый тайм отыгран чисто, не 'сдать' бы второй.
  Главное и единственное правило для 'криминального' бойца-профи... отстрелялся или отработал и уходи сразу же - быстро, и по возможности без следов исчезни. Исчезни с глаз долой, даже если результат ожиданиям не соответствует. Не важно, лежит ли 'гад' с пулей в голове или просто временно 'отключен от текущей действительности', плясать над поверженным врагом, и бить себя в грудь кулаками в стиле Кинг-Конга, демонстрируя окружающим свою крутизну - удел идиотов. Быстро набегут или 'правоохранители', или толпа соратников пострадавшего и тогда уж как повезет. Если с милицией придется разбираться, то чревато крупными денежными тратами для твоей 'бригады', ценник выставят хороший, а с остальными... патронов может не хватить. Бывает, иногда 'специалистам' предпочитают заказчики 'одноразовых' дилетантов, те обычно не спешат... и десять пуль в труп для 'гарантии' всадят, и оружие чужое подберут обязательно как трофей, и карманы проверят, а вдруг там лишний миллион 'зелени' завалялся. И попадаются дураки в итоге обязательно, надо же властям кого-то в криминальной хронике по ТВ показывать каждую субботу.
  Где Машка, где эта зараза... присела рядом на корточки и монеты с земли подбирает! За шкирку ее, рюкзак, сброшенный на землю перед ударом подхватить и и 'ноги, ноги!' отсюда. Пищит и дергается 'мелкая', не нравится, ее снова как куклу куда-то дергают и волокут, не важно, потерпит несколько минут. Без свидетелей... увы никак не выходит в таких переделках, уж лучше в горах и в самом деле кого 'валить', там только орлы в небе тебя и заметят и только днем, а ночью ты невидимка, нет тебя. Тупо пялится на Александра тетка средних лет в полу-простонародном одеянии, в руках корзинка, откуда выглядывает хвост здоровенной рыбы. Лицо белое, натуральный ватман можно на нем рисовать, глаза выпучены как у лягушки.
  -Караул... полиция... убивают! -но шепотом едва слышно 'кричит' баба .
  Правильно мадам, зачем орать во весь голос и народ пугать? Вас ведь никто не трогает и собирается трогать. А 'полицаи'... зря зовете, когда не надо, так их по взводу на квадратный метр, ступить некуда... а когда приспичит вам, то придется поискать. Еще десять шагов в сторону с упирающейся Машкой на буксире, мастеровой стоит и удивленно смотрит на Александра, картуз на глаза съехал, задумчиво затылок мужик чешет.
  -Эк ты ево звезданул, скоко живу, а ногой в рыло ищо не видывал... циркач поди?
  С 'ценителем таланта' беседовать недосуг, быстрый рывок в сторону... проходной двор, самое то, что доктор в таких случаях прописывает, не удирать прямо вдоль улицы. Какие-то убогие сортирчики, сараюшки, поленницы дров по сторонам промелькнули, куча навоза прямо посреди двора, облезлая шавка лениво гавкнула вслед и они уже на соседней улице. Быстрым шагом наискосок к очередному двору на другой стороне... тупик, к следующему... проходной, снова рывок бегом, форсируем преграду. Повторяем упражнение несколько раз, как при занятии зарядкой по утрам.
  Оторвались, ушли... никто не преследует по пятам, можно спокойно перевести дух и выпустить наконец уставшую Марию. Она впрочем, уже не протестует, из сил девка выбилась, разевает рот как рыба на берегу, в отличие от своего спутника-покровителя ребенок к таким резким забегам не привык.
  -Во глянь... я пять рублей собрала! -Машка отдышалась пришла в себя и не преминула похвастаться трофеями.
  Эти серебряные кружочки лишними не будут, на них можно продержаться почти неделю или даже две. С финансами у Александра туго, даже вернуться обратно на место 'старта' под Бездну пожалуй не хватит, надо срочно что-то делать. Требуется найти какой-то временный источник средств к существованию. Ограбить первого попавшегося обывателя... слушай, ты там голове заткнись со своими советами! Бандитом Сашка был одно время, так уж получилось по жизни, но 'гопником' - никогда... и не собирается.
  В идеале нужна постоянная, достойно оплачиваемая работа, нужна 'хата', квартира и важный момент - склад, или хоть сарай на худой конец, куда можно запихнуть 'плюшки из будущего', пока их аборигены не нашли, и не растащили по своим избенкам. Завод не в тему, там на первых порах можно только 'на пропой души' заработать, радио Попов с Герцем и жуликом Маркони вкупе еще не изобрели... завал. Нет просветов, его 'гражданские' профессии отпадают начисто все до одной. Что остается... телохранители местным 'ВИПам' не нужны, не их от народа надо охранять и оберегать, а наоборот - народ от них. Инструктором рукопашного боя в военное училище податься... так не возьмут и даром, у местных вояк 'сабли востры' и 'штык молодец', если только свою частную секцию открыть? В принципе, он может и снайперов обучать, да только кому они нужны во второй половине 19-го века... Промышленным альпинистом попробовать устроится? Не раскатывай губу, здесь нет такой профессии, у предков на высоту лезут все, кому 'Жрать нечаво, а выпить хоцца!', упал спьяну и разбился, твои личные проблемы, а не работодателя. Выбор необычайно богатый, неужели придется как и в ХХ-ом веке, к чему он там пришел, до чего докатился? Только и в 'бригаду' без рекомендаций не берут обычно, а друг-хват с полезными связями и знакомствами остался в будущем.
  Стоп, стоп, стоп, не спеши... впереди по курсу некий 'веселый балаганчик' пристроился слева на обширном пустыре между каменными особняками, огромный шатер напоминает. Мать моя, да это же - цирк, настоящий ЦИРК! Его и тут ни с чем не спутаешь, легкий весенний ветерок несет специфический запах опилок, конского пота и прочие 'ароматы' прямо в лицо... Зайти так и тянет, он ведь когда-то давно, в прошлой жизни еще, стажировался на воздушного гимнаста, эх... были времена. Но 'документики' спросят при устройстве на работу обязательно... стоит ли глупо 'палиться' при первой же попытке?
  -Чего стоишь? Давай дуй туда живо! Тебе же добрые люди наводку дали! -подталкивает изнутри 'шизик', и его ностальгия захватила, и в самом деле можно ведь и только для начала 'справки навести', бумаги справим и тогда уже и трудоустроимся.
  Охраны на входе нет, под купол цирка пускают всех, или 'чужие' сюда не суются, или нежелательные гости сразу идут на корм тиграм. Арена, как арена, почти как у 'нас'... небритый мужик граблями сгребает старые опилки и как у 'нас' - человек после похмелья средней степени тяжести. На барьере сидит другой деятель, судя по относительно приличной гражданской 'одежке' и непринужденной позе - начальник, или может - зам, он то нам и нужен. Оборачивается дядя... натуральный 'Uno uno uno un momento...', лишь балалайки импортной не хватает для антуража. Неужели природный уроженец итальянского 'Сапога', или мастерски косит под 'ненашего'? Ссори бамбино мы с Машкой по делу к тебе пожаловали! Сейчас 'Дон Корлеоне' рот откроет, тогда и поймем кто такой, работать под иностранцев у людей цирка принято и в веке ХХ-ом. Традиции - вещь необычайно живучая, на афише 'семья Берлусконни', а по паспортам они Семеновы оказываются или вообще сборная солянка от еврея до якута, и ни разу не родственники.
  Впрочем эти двое, работяга с граблями и как бы 'любитель макаронных изделий' не единственные 'люди цирка', наверху еще трое работают, воздушные гимнасты как раз репетируют, отрабатывают номер. Две минуты наблюдения и Александр может оценить степень подготовки местных профессионалов... пожалуй у него есть неплохой шанс к ним присоединиться. Вот они закончили, собрались вместе на одной из площадок, сейчас пойдут вниз. Номер первый - крепкий мужик, сложен атлетически, но без присущих борцам и штангистам выпирающих излишеств мышечной массы. Второй - подросток, парнишка лет четырнадцати, а вот третий... девушка с виду не более шестнадцати ей. Эти и в самом деле родственники, фамильное сходство налицо и на лицах, мужик скорее всего отец, а девка и парень его дети, по возрасту как раз подходит. Они тоже 'южане'-европейцы, хотя и не факт, что соотечественники того 'кадра', что внизу директора изображает. Не суть важно что за рожи, но девка... огонь, как раз в любимом стиле Сашки. Он бы ее... е-е... камасутра знатная выйдет у них, если сойдутся близко. В профессиональном плане девчонка не очень далеко продвинулась, братишка у нее 'летает' заметно легче. Она, старается, выкладывается на совесть, лоб в поту, мышцы под гладкой кожей так и ходят. У девушки старое трико на бедре лопнуло в одном месте по шву, обнажив нежную, чуть смуглую кожу, еще бы немножко выше и левее ткань разошлась. Не судьба, вечно у них рвется не там, где надо. Вот такая она - настоящая, реальная принцесса цирка, в повседневной рабочей обстановке, а не на красочной афише.
  Странное дело, его Машка молчит рядом и не дергает его ни за одежду, ни за руку, а то ведь при виде любой молодой женщины или девушки вблизи начинала 'ершиться' как рассерженный котенок, только что не шипела на них. А понятно... шок у нее, цирк кажется маленькой девочке из убогой поволжской деревушки волшебным, сказочным дворцом и молоденькую воздушную гимнастку она пока еще не выделяет из общей массы нахлынувших впечатлений. Но девка... жаль только ее, работают ребята без страховки, и значит немного отпущено ей пожить по куполом, одна ошибка и печальный конец карьеры.
  Вопросы поспели или подоспели, Челентано наш соизволил обратить внимание на посетителя. Кто такой... какая вам разница мастер, все равно если выступать, то под псевдонимом, и он называет вымышленное имя. Что умеем из репертуара, да кое-что... хоть по канату ходить, устроит?
  Кривится презрительно итальянец, говорит - у него не дешевый балаган! Вам молодой человек шарманку на шею, обезьянку на плечо и вперед тренькать жалостливые мелодии под окнами. Век живи, век учись, оказывается есть у них деление на 'цирковых', 'балаганных' и 'уличных' артистов. А так верно, в самом деле у него и 'обезьянка' имеется подходящая - Машка, и 'машинка' известной фирмы под мышкой прячется, ее музыка бывает иногда очень приятной и жизнь отдашь за одно мгновение.
  Гимнаст... воздушный? Недоверие так и отражается на лице у потенциального 'босса', не верит пока, хочет тест провести? Короткая команда или приказ на непонятном, певучем языке, не Александру, а тем как бы 'коллегам', что все еще наверху пребывают.
  Девушка вынуждена распустить хитрую прическу, что она себе на голову навертела, ей нужна цветная ленточка, черные густые волосы рассыпаются по плечам. Затем лента подвязывается на перекладину трапеции, легкий толчок нежной, но сильной ручкой и 'буква П вверх ногами' занимается место в центре арены, на высоте пятнадцати метров, точно по центру цирка, в смысле окружности, а не самого здания.
  Назвался груздем, иди... неправильно - полезай в кузов Сашка, тебе не впервой. Проверяем, надежно ли зафиксирован пистолет в кобуре, и запасные магазины в кармашках. Good... не вылетят, а вот саму куртку не снять... жаль, но и так справимся. Собрана по карманам мелкая мелочь, вроде монеток, перочинного ножика и патронов россыпью - и в кармашек рюкзака на 'молнию' вжик... в кучу. Сам сидор пристегивается к Машке-Мишке, если кто вознамерится утащить, так пусть и ее заодно прихватит.
  Пока он готовился 'воздушные' спустились и теперь его рассматривают, мужик обменивается короткими фразами с директором, подростки балуются. Парень увидел у сестры прореху на бедре и тут же ущипнул ее прямо через дырку. В ответ - звонкий подзатыльник, девушка с характером и тот час поставила шаловливого братца 'на место'. Между собой они закончили и все внимание на 'пришлого', на Александра. Они смеются, пусть беззвучно, глаза все равно выдают. Ладно, посмотрим, кто будет у нас по итогам 'ржать последним'.
  Вперед и вверх... он поднимается на верхотуру, но не с той стороны, откуда троица спустилась, а с другой. Там еще одна площадка, как раз на противоположном конце арены напротив первой, она выше немного, метра три выйдет на глаз, 'запас высоты' приличный.
  -Слушай 'шизик', как эта хрень у них называется, я забыл, -вопрос адресован к 'второму сознанию', а речь о самой площадке.
  -Я тем более не помню, цирк - не мое. Ты чего вообще делать собираешься?
  -Подожди немного, увидишь.
  Делать... как в такой ситуации поступает нормальный воздушный гимнаст? Правильно, он спокойно добирается до площадки, отцепляет вторую трапецию, раскачивается на ней, и добирается до первой, куда хитрая девка ленту подвязала. Обратно - то же самое, но строго в обратном порядке. Примерно такую последовательность действий от него ждут внизу, но он ведь по жизни 'больной на голову'? Лень Александру качаться туда-сюда, он поступит проще, под ногами есть прекрасная опора, так за чем же дело стало? Рывок в пустоту, короткий миг свободного полета, когда начальный импульс прыжка пытается побороть неумолимую гравитацию. Ускорение свободного падения в итоге побеждает, с физикой не поспоришь, она всегда права. Не беда, в конце полета-падения пальцы левой руки успевают захватить перекладину трапеции... есть контакт. По инерции хлипкое сооружение из веревок и дерева смещается в сторону первой площадки вместе с повисшим под перекладиной Александром, инерция работает, закон сохранения импульса... однако. Две секунды и ему удается снять ленту, хорошая девочка, не стала завязывать узлом, зачет ей. Еще три секунды спустя он выгибается всем телом в нужную сторону, а пальцы разжимаются и тоже рывком. Ап... фанфар нет, литавры не гремят победным гулом, и не надо, важен лишь конечный результат. Сашка стоит на площадке 'намбер уан', спиной к арене, за каблуками 'берцев' - обрыв, конец доски и десять метров до земли падать. С точностью до миллиметра... он приземлился в точку. Трюк знакомый и не новый, проделан им два раза, не при свидетелях конечно, а то бы выгнали из цирка на пару недель ранее, 'камикадзе' там не в почете.
  Первый блин тогда вышел комом, он не долетел, жалких трех сантиметров не хватило, опилки долго потом вытряхивал из волос, из-за шиворота, да отовсюду. На том бы карьера начинающего воздушного гимнаста должна закончится, и далее начаться жизнь прикованного к инвалидной коляске человека. Человека... а он как бы... не совсем, а значит лишь неприятная боль в ногах, повод выпить глоток пива и повторить, повторение - мать учения. У него так бывает, сразу не вышло, затем словно 'внутренний компьютер' вносит поправочные коэффициенты куда-то там и далее идет как по маслу, голова даже и не вникает в общую суть процесса.
  Пятнадцать секунд, если его внутренний хронометр все еще точен как в былые времена. Кругом... внизу как раз 'очнулись', Машка-Мишка испуганно верещит, и девка-итальянка открытый рот ладошкой прикрыла, паренек головой бестолково вертит, не может понять, что случилось, он отвлекся и ничего не видел. Взрослые... а вот у этих в прищуренных глазах появился если не интерес, то что-то вроде понимания. Заценили смертельно опасный трюк, вот только какие будут сделаны выводы?
  Спуск вниз не торопясь, вот и я, встречайте нас... ленточка немедленно возвращена хозяйке. Девушка к тому моменту уже успокоилась, еще один зачет ей, может все же лет пятнадцать протянет под куполом, нервы крепкие у девки. Пытается сделать что-то вроде реверанса, как обычно при уходе со сцены, но вспоминает девочка вдруг, что декоративную юбочку поверх трико не одела... гостей не ждали, а перед своими можно и так. Смех... размахивая ленточкой красотка убегает, скрывается за кулисами, паренек что-то кричит ей и уносится следом... почти дети.
  -Не надо эдак, я испугалась! -это очнувшаяся наконец Мария спешит с наставлениями, в ее расширенных глазах видны слезы, еще один ребенок. Запомним сей исторический момент, эту фразу в разных вариантах и по разным поводам Александр еще не раз услышит от нее за долгие годы совместной жизни.
  Потомки римлян что-то между собой 'перетирают', искоса поглядывая на кандидата. Пользуясь случаем, туземный работник сцены выпросил 'на протрезвление' пятак и исчез, словно его тут и не было тут. Минут двадцать и они пришли к какому-то определенному заключению, гимнаст уходит туда же за бархатный занавес, теперь разговор приватный предстоит, 'мелкая' не в счет.
  -У кого вы работали ранее? -сразу без обиняков спросил 'босс', видно все же признали своим.
  Отвечать... сойдет любая итальянская фамилия, кто же кроме уроженцев еще не существующего государства в этой отрасли монополию держит? Черт, черт, еще раз черт, он не может вспомнить ни одной! Нет вот пожалуй...
  -Заткнись кретин! -это не итальянец так грубо, это свой 'шизик' в голове голос подал и попутно заблокировал речевой вывод, -Команданте Джузеппе, наш Габибальдьевич в горах Сицилии зажигает. Вива Куба, вива Фидель! Просек? Другого давай!
  -У... Копперфильда. -Александр так и не смог ничего выудить из памяти, решил, что сойдет и этот иллюзионист, жанры смежные.
  -Пруссак? Наступают нам на пятки... -по лицу 'босса' пробежала тень, -Очень сожалею, но у папаши Тоньи номер уже сработан, и еще одного человека он брать не хочет.
  Александр кивнул, он понимает, работа такая, что они должны понимать друг друга даже не с полу-слова, а с полу-взгляда и безгранично доверять. Со стороны человека, даже 'спеца' подключать не рационально, и опасно, когда с ним еще сработаешься. Не исключена и другая веская причина, Тоньи не хочет, что бы его дочурку лапал за бедра и другие места молодой мужик непонятного происхождения и подозрительной внешности вдобавок. Ладно, без обид бамбино... может есть еще варианты...
  -Акробатом в конный номер пойдешь? -опередил его невысказанные слова итальянец.
  -Нет, не потяну...
  -Лошадей не любишь?
  -Я то всей душой, а вот они меня... -вздохнул Сашка. В самом деле отношения с достаточно интеллектуальными домашними животными у него с детства странные, хомячки и рыбки не в счет.
  -Бывает... -согласился собеседник, видимо и у нормальных людей встречается, и сразу последовало другое предложение,- Нам еще клоун коверный нужен.
  -Прежнего куда дели? -насторожился Сашка, заподозрив какой-то подвох, цирк и без клоуна?
  Целая история оказывается, и в газетах писали. Был у них фирменный номер, 'берлинский клоун Герр Фукс и его ученая свинья', публике нравилось очень. Был и сплыл... на прошлой неделе посетил цирк градоначальник и на следующее утро Фукс поехал по этапу в Фатерлянд, а свинку приговорили к отдаче на отбивные, к высшей мере наказания. Узрело зорким оком высокое начальство намек на собственную персону и покарало негодников.
  -Неужели так похожи? Клоуны же в гриме и парике работают?
  Оказалось не Фукс залетел, виновата ученая дойче-свинья, чье рыло напомнило 'питерскому богу' одну знакомую рожу, которую он ежедневно видит в зеркале. Юмора у 'ба-а-альшой насяльника' нет ни капли, знакомая картина, и в ХХ-ом веке порой случается.
  В пролете, как муха в самолете... а на какую 'историческую родину' его самого депортируют, если что не так ляпнет? Так-то профессия вполне себе цивильная, клоун артист, а не шут. Последние не в цирках обитают, а подвизаются возле царей и президентов и зачастую звания и ордена огребают. Глаза ненароком скользнули по стене, пожелтевшая старая афиша, ну и Геркулеса художник изобразил, по самым скромным прикидкам 'бык' тянет на полтонны.
  Не прокатит он не борец, по правилам греко-римско борьбы его в опилки впрессуют в первом же раунде или по ковру тонким слоем размажут. Не спасет ни ловкость, ни нечеловеческая реакция, не раз выручавшие его в драках. Если подходить с обычными мерками, Сашка - слабак... его мышцы от природы 'заточены' не под 'жим' как у нормального человека, не под медленно нарастающее усилие, а под мгновенное действие, молниеносный удар или прыжок. На армрестлинге его и физически сильная женщина завалит, проверено уже не раз, и партер в борьбе ему категорически противопоказан, как и вообще любой относительно 'близкий' контакт с противником.
  -Борцы у нас к осени, к концу сезона собираются, хотите попробовать свои силы? -заметил интерес у гостя владелец цирка.
  Александр покачал головой, рожденный ползать... не может некоторых вещей делать. Остается руку пожать и уходить, жизнь тот еще цирк и все мы в ней коверные, разница лишь в размерах гонорара за выступление.
  На свежем воздухе снова проснулся, активизировался 'шизик', у него появилась свежая идея, где с минимальными усилиями и затратами добыть столь необходимые для натурализации документы.
  -Отнять? А прежнего хозяина паспорта куда я дену? В Неву его, или прикопать слегка? Что ты за отморозок, даже не верится, что мы с тобой одно целое.
  Пойдем другим путем, пусть тяжелым, но верным. Следует искать выход на местные криминальные структуры, а там уже и на людей профессионально 'рисующих плакаты' на пользу трудящихся. Вопрос на засыпку... а где мы их найдем, обычно господа преступники свою деятельность не афишируют и предпочитают оставаться в тени, лишняя слава им ни к чему. Да примерно там же, где Александр стал бы их искать и в родном веке ХХ-ом. И там и тут переходный период к рыночно-капиталистическим отношениям, обстановка примерно одинаковая. А 'рынок' на начальном этапе означает 'криминал', причем, если судить по российским 90-м, то буквально. Он правда, пришел в 'бригаду' в период, когда 'барыги' мутировали в 'комерсов' и переместились с рынков в офисы. А так... первые кооператоры и первые рэкетиры, затем 'Рояль', первые обрезы и самодельные пистолеты, первые увлекательные 'вещества' - добро пожаловать на бывший советский колхозный рынок.
  -Эй дядя, базар у вас тут где? -Сашка долго раздумывать не стал и 'тормознул' встречного разносчика товаров с тележкой.
  -Те какой надобно? Сенной рынок недалече, по улице до конца, тама налево, забор и будочка, увидишь.
  -А напрямую дворами туда не пройти? -Александр прикинул, 'GPS в голове' у него отработал, выдав подсказку, что существует и короткий путь.
  -Тама загородили, не пролезешь. -ответил разносчик и двинулся со своей тележной дальше.
  -Пошли Мишка, попытаем счастья... -и они пошли в указанном направлении.
  Сенной рынок, Спас на Сенной, Сенная площадь... в ХХ-ом веке говорили 'Сенная', в женском роде и 'рынок' опускали, разве лишь в официальных документах упоминался. Скорее все и здесь как и там сеном не торгуют, название 'прилипло' из далекого прошлого.
  Мужик не обманул, повернули и сразу - будочка с полицаем в качестве начинки, дощатый забор со следами краски, цвет уже не определишь, работа местного климата. Судя по шуму из-за ограды торговля идет вовсю, хоть и десяти часов еще нет. Ворота широко распахнуты, доступ на территорию свободный.
  Лавки, лавочки, лотки стационарные и подвижные, торговцы вразнос - мимо них прошел один такой, и... бабки с 'семками' и тут они есть. Если только семечки - арбузные,а не подсолнечные.
  Толпа пестрая шумная, зазывалы галдят, и 'норот' им вторит, кто торгуется из-за копейки, кто сплетни пересказывает соседу, орут все, иначе здесь невозможно. Площадь по всему пространству застроена без всякого плана лавками, балаганами и просто прилавками. Хотя некоторый порядок все же есть, по левую руку от входа продают продукты питания, по правую - промышленные и кустарные товары. Часть товара отпускается продавцами прямо с возов и телег.
  Если не считать шумового фона, то в общем выглядит рынок довольно цивилизованно и полиция работает, или, по крайней мере, обозначает свое присутствие. Чинно движется между торговыми рядами толстый и важный словно генерал городовой, остановился на мгновение, сгреб у бабы с прилавка 'чуток', изрядную горсть изюма и дальше топает, в другом месте, другая 'благодарность' ему положена, где пирог с пылу и с жару перепадет, где 'барашка в бумажке' ложится в карман казенного мундира и завершается обход территории за дверями трактира, там стражу порядка обязательно нальют водочки 'на два пальца выше нормы' как уважаемому человеку.
  Бабы с калачами, мужики с хомутами, купцы с красным товаром и прочие 'институтки румяные' Александру не нужны. Пришлось лишь отвлечься на минуту, купить Машке пирожок с капустой, аппетит у нее при виде сказочного изобилия съестных припасов разыгрался не на шутку. Его не торговцы интересуют и не товар, среди них, безусловно, найдется человек тесно связанный с преступным миром и не один, только выйти на него с ходу не реально. Намекать в разговоре бесполезно, сделают 'рожу кирпичом' и якобы не понимают.
  Без 'лоха' жизнь плоха во все времена... задержался неосторожный купчик, из степенство, у молодой и 'сдобной' бабы-торговки, внушительный бюст XXL его привлек, слегка рябая 'венера' правда попалась, но на лицо здесь не всегда смотрят в таких случаях, обычно оценивать женщину начинают снизу вверх.
  Было ваше, стало наше, часы с золотой цепочкой с живота упитанного купца незаметно перемещаются в ловкие руки вовремя подоспевшего карманника. Первые ласточки залетали, немного понаблюдав за обитателями рынка, Сашка 'вычислил' сразу три активные группы, занимавшиеся перераспределением компактных ценностей в свою пользу. Дело поставлено 'как в лучших домах Лондона и Парижа', один - самый ловкий изымает, второй прикрывает подельника и в случае провала дает ему возможность бежать, при этом весьма правдоподобно изображая преследователя. Третий, самый молодой, обычно мальчишка - 'передаст', его задача получить украденную вещь и вынести ее в безопасное место. Есть и четвертый у них, главный, где-то на периферии прячется, непосредственно вроде бы не участвует в краже, однако к скупщику краденого с добычей пойдет именно он. Случаются у ли них 'проколы'? Может быть, но не очень часто и в любом случае ловят и бьют только одного члена шайки, а не всех сразу. Вот как раз началось, 'лох' обнаружил пропажу кошелька или часов... истошные вопли 'Караул!!!' раздаются, вдали в толпе 'шевеление и необычное оживление'... фальстарт, никого не взяли.
  Первоначально Сашка намеревался 'прижать' одного из воришек и шантажируя 'сдачей в полицию' получить необходимую информацию. Гладко было на бумаге... овраги себя ждать не заставили, план реализации не подлежит. Судя по тому, что 'работают' преступники прямо под носом у городовых, а те в свою очередь не проявляют служебного энтузиазма, вывод напрашивается один - полицаи в доле, их давно 'прикормили'.
  И все же он попробовал, но попытка прикинутся обывателем и поймать карманного воришку 'на живца' ничего не дала. Опытные карманники работают на Сенном рынке столицы, самого высоко разряда. Видимо, место очень 'хлебное' и дилетантов сюда не пускают. А профессионал к кому попало не полезет, сновали возле Александра они и не раз, но ни одной 'поклевки' не вышло, даже не попытались. Брать 'его' не на себе, а на каком-нибудь купчике или другом ротозее? В теории можно, но на практике будет много шума, здесь принято сперва бить вора, а потом уж звать правоохранительные органы, допросить приватно пойманного не выйдет. И опасно, не факт, что полиция не проявит внимание к 'народному дружиннику'. Захотят товарищи полицейские узнать, кто такой, откуда взялся и там уже сакраментальное последует 'Документики гражданин предъявите пожалуйста!'.
  Уйти прочь 'не слоно хлебавши', нет... это не весь базар, а только примерно треть его, за 'цивилизованным' идет 'дикий', толкучка иначе говоря. Прилавков нет и в помине, товар раскладывается прямо на земле или продается с рук. Царство барыг в прямом смысле этого слова, можно снимать учебный фильм по тематике 'Как добывается начальный капитал'. Добывают или 'поднимают' не особенно заморачивась на разные там предрассудки, только нажива, только 'бабло' и ничего лишнего вроде совести или сострадания. 'Добытчики' работают устойчивыми стаями голов от пяти до двенадцати в каждой. Жертва, обычно тот же 'лох', обыватель остро нуждающийся в деньгах и решивший продать для поправки дел что-либо из остатков 'былой роскоши'. Иногда страдает излишне жадные или любопытные, решившие 'укупить на грош пятаков' - их просто кидают самым примитивным образом, продают вроде бы вещь добрую, но придя домой покупатель обнаруживает старый хлам или некую имитацию вроде сапог с бумажными подошвами. На глазах у Александра разыгралась сценка типичного местного 'бизинеса' нижнего уровня. Мастеровой принес на продажу относительно новый 'спинжак'. Моментально на мужика словно монголо-татарская орда налетела. Ор, гам руки мелькают над головами, со стороны не поймешь, торгуются там или бьют кого. Цену сбили до смешной, вещь сгинула где-то в одном из мешков, которыми обвешаны маклаки, барышники или как их там, по разному называют. Раз, два и вся шайка разбегается, мастеровой тупо пялится на горсть медяков в мозолистой ладони.
  -Стой! Куды суки гербованы побегли? Уговаривались за рупь десять, а здеся четыре двугривенных! -кричит облапошенный 'лох', а толку? Барыг уже и след простыл, лишь скалятся кругом однотипные наглые рожи.
  -На тож и щука, дабы карась не дрямал! Ха-ха-ха! -кругом смех раздается, весело идет торговля с огоньком и матерком.
  У Александра при виде такого наглого 'беспредела' сразу нога заныла, напрашиваются барыги, и 'шизик' уже советует кого конкретно стоит первого 'встряхнуть'. В 90-е было погано, порой очень скверно, но такого обилия мерзости да еще в одно месте он никогда не встречал.
  Не время сейчас для героев, да и не герой он если честно... ему бы 'плакат' для начала справить, да Машку с шеи снять. Он отвернулся, притворившись, будто разглядывает книги, заботливо разложенные на дерюжке стариком-антикваром, что сидел на раскладом стуле тут же рядом.
  -Вы иностранец? Недавно в России? Как вам наши нравы? -неожиданно спросил обладатель бумажных 'сокровищ', зацепив хитрым через линзы очков.
  Вроде бы Сашка 'виду не подал', у него вообще часто лицо ничего не выражает, но тем не менее старичок все что-то 'уловил' и понял о чем задумался обладатель пятнистой куртки.
  -П...дец!-одним дыхание сквозь зубы процедил Сашка.
  -Вы еще Москвы не видели, на Сухаревке во сто крат хуже, -меланхолично заметил антиквар, перелистывая старый фолиант.
  -Не думал так, сразу и на днище попал...
  -Дно не здесь, здесь терпимо и даже полиция забегает иногда.
  -А где конкретно? -вопрос не праздный, именно 'дно' они с Машкой ищут с утра и не находят пока.
  -Развалины кирпичного забора видите? Пристань была раньше, а теперь даже не скажу что... только с малым ребенком туда я бы не ходил. Там самое место, между Таирским переулком и домами князей Вяземским, 'малинником' называют.
  -Спасибо! -и к великому изумлению антиквара Сашка не теряя времени последовал в указанном направлении, у дедушки аж очки на лоб полезли сами по себе, а старческая рука нетвердо перекрестила удаляющиеся прочь силуэты мужчины и мальчика рядом с ним.
  
  Планета... 'Шелезяка', свежего воздуха нет, питьевой воды нет, полезных ископаемых нет, населена сплошь одними гопниками. Таковы впервые впечатления Александра от последней части Сенного рынка, куда нормального жителя столицы загонишь разве под дулом пистолета. Исключение составляют сильно пьяные 'защитники отечества' из столичного гарнизона, забредшие сюда в поисках дешевой любви за пятачок. Солдату, как известно, после определенной дозы алкоголя и сам черт не брат, он в огне не тонет в воде не горит и триппер ему не страшен. Атмосфера - пары редкостной дряни затмевающей солнце, сразу запершило в носу как от хлорпикрина. Вода - здесь, на этой территории 'страны чудес' даже в Неве течет натуральная моча, жажду аборигены утоляют исключительно дешевой сивухой и напитками на ее основе, ископаемые - разве, что трупы на помойках здесь прикапывают каждую ночь, да горы разных нечистот кругом, приходится внимательно смотреть под ноги.
  Относительно классификации обитателей Александр может быть и не очень точен, все же в местные реалии он еще до конца не окунулся. Вывод он сделал исходя и из его собственной 'шкалы опасности', причислив аборигенов, именуемых 'босяками' и 'голотой' к наиболее знакомому ему аналогу из века ХХ-го.
  На самом деле здешние 'босяки' - не молодежь, а смесь всех возможных возрастов. Люди какими-то неведомыми путями попали в столицу и прозябают здесь, единственный источник существования для них - мелкие кражи, да сбор подаяния возле церквей, лишь иногда поденная низкооплачиваемая работа - и то в драку. К существам, сидящим на корточках возле 'комков' и вечно сосущим прокислое 'жигулевское' босяков отнес Сашка лишь по некоторым параметрам, а так разница велика. 'Гопники' его времени - это как бы 'недо-бандиты'. Молодой человек кое-как окончивший ПТУ решил стать 'крутым', благо теперь это модно. Изучил ли он 'кунфу' или еще какую-то экзотическую хрень у местных 'сенсееев', или только книжку с картинками посмотрел, все равно для итогового результата. Татуировки под 'зэков', арго или 'феня', компания таких же недорослей вкупе с крепленым 'пивком' быстро создают иллюзию собственной 'крутости'.
  Попытка 'прижать барыгу', первая и последняя, в ответ приезжают ребята с автоматами и... Те, кто выжил в катаклизме пребывают в пессимизме, вот и остается лишь мелочь у школьников отбирать и 'семки' у бабушек, все остальное давно поделено между серьезными людьми. Ближе к вечеру, случается, 'герои' набираются наглости и могут толпой налететь на одинокого прохожего... но смотря на кого попадут, случается, что 'лихой набег' тут же переходит в паническое бегство.
  Александр среднего роста и фигура у него не 'качковая' и не 'бандитская', случается со спины его принимают за подростка. Следствие акселерации, когда встречаются 'дети' под метр восемьдесят, то иногда люди ошибаются и по взрослым.
  Было раз... машина припаркована, он идет домой, миновал ларек с 'сидельцами', он уже так к ним привык, что воспринимал как часть окружающего пейзажа.
  -Сто-о-ой! Пасан, ты с какого раену! -раздается за спиной нарочито хриплый басок.
  Сашка оборачивается, так и есть 'гопа' молодых людей слегка ошиблась, но у них есть еще надежда, что окликнутый ими 'мужик' испугается. Глаза навыкат, грудь вперед... угрожающие под 'кунфу' магические пассы руками. Смешные ужимки, словно у обезьян, можно сразу в передачу 'В мире животных' вставлять кадры.
  Он не торопясь, размеренными движениями расстегивает легкую кожаную куртку, откидывает левую полу... кобура, пустая правда, босс заставляет носить, чтоб 'как у людей' было, иногда даже пистолет туда ложится... газовый. Работает Александр все равно другим оружием, а это только для статуса бандита у него.
  Реакция почти сразу, недопитое 'жигулевское' звякает стеклом об асфальт тротуара, 'Атас...Шухер!!!' и почему-то 'Менты-ы-ы!!!', шелест китайских 'абибасов', бегут 'хозяева раену', быстро бегут, ученые уже.
  Примерно так и здесь в питерских трущобах. Основная масса обитателей, несмотря на 'грозный' и порой даже устрашающий вид, не опасна для него, разве, что в крупную стаю вдруг собьются. Но между босяками всех сортов изредка попадаются и 'настоящие' преступники, реальные хозяева здешних мест, и вот тут надо быть начеку. И хочется и колется и ведь надо на связь с ними выходить.
  Первый заход, первое погружение на дно результатов не дали. Пару раз Александр натыкался на вероятных 'коллег', но подойти к ним не решился. Или обстановка не благоприятствовала возможному контакту, или попытка сблизится грозила неминуемым конфликтом. Он один и на чужой территории, а значит - чуть что, и главная надежда лишь на 'ствол'. Сам бы он рискнул обязательно, но у него 'на шее висит' Машка, приходится всюду таскать ее за собой. Задачка из разряда - перевести на другой берег волка, барана, сено и мясо, а в лодке всего два места.
  Ладно... время обед, вместе с разным бредом 'шизик' подкинул стоящую мысль, подождем до вечера. Сейчас день и многие 'деловые люди' отдыхают и сил набираются для грядущих ночных подвигов. Ближе к заходу солнца выше вероятность подловить нужного человека на окраине 'гетто', а пока они все исключительно в центре 'культурно отдыхают', там с дюжину 'заведений' есть, и плотно окружены местным 'обществом'.
  Они с Марией вынуждены вернуться на цивилизованную часть Сенного рынка, там можно за разумную плату пообедать в трактире или харчевне, как уж желание будет. Сунулись в одно заведение, Александру не понравилось, слишком публика шумная, опять сплошная пьяная 'Дербень-Калуга' под водочку. Пошли в другое, чайная, здесь без горячительных напитков и народ не столь развязный, что им с Машкой и надо. Девчонке он взял и первое и второе и дессерт, себе лишь закуску, особого желания не было, да и он не голоден пока. Время есть, соображаем на двоих с 'шизом'... все равно больше ничего не остается, рядом интенсивно работает ложкой 'мелкая', быстро же у нее выходит, а вроде в армии не служила.
  -Да не торопись Маша... куда ты спешишь?
  Чай у них неплохой, вкус немного другой, чем в ХХ-ом веке, не хватает чего-то, может потому, что у китайский в ходу, а не индийский продукт. От нечего делать, Александр разглядывает посетителей... найти бы нужного человека, ведь может он где-то рядом. Кто тут у нас, толстая тетка-купчиха, какие-то девки-подростки... мужик длинно-бородатый слегка под старообрядца косящий в углу... мать твою!
  -Машка, хватит ложкой брякать! Ты это видишь? Мужика в углу возле последнего окна видишь?
  -Где?
  -Да вон там! -Александру приходится слегка зажать ей голову между ладоней и повернуть в нужном направлении.
  -Вижу ну и чаво?
  -Буквы, большие, синие, у него на лбу и по щекам тебе видны? В-О-Р, вор... ты же читать немного умеешь?
  -Да не вижу я ниче, нет никаких буквов!
  Кого же еще спросить, что за феномен, сидит спокойно человек, чай пьет, а на лице татуировка 'ВОР' и всем как бы все равно, или они как и Машка не замечают?
  -Внимание!-это 'шизоид' наш вовремя подключился, -Ребенка в покое оставь, она и все вокруг 'буквов' не видят у чувака на физиономии. Вспомни случай с мечеными баксами, что нам раз пытались подсунуть? И это не татуировка, это клеймо... беглый каторжник, постарайся его не спугнуть дуром!
  Александр не помнит, приходится 'шизику' подинуть ему 'картинку воспоминаний' и на пальцах растолковать в чем дело. Он видит 'шире', его зрение работает иначе, чем у обычных людей, захватывает не только видимый спектр но часть и инфракрасного диапазона и ультрафиолет немного. Мужик за дальним столиком у окна каким-то способом скрыл следы работы палача, снаружи на коже их нет, но сохранившиеся под кожей синие буквы просвечивают в ультрафиолете.
  -Маша посиди тут... я не хочу, доешь и чай допей, пока с тем мужиком потолкую.
  Он сходил до стойки, заказал для Марии еще пару пирожков, и отправился прямо к 'старообрядцу', подсел напротив поздоровался и чего кота за хвост тянуть?
  -Не подскажете уважаемый, где такие чудные татуировки у вас в России делают? -и Александр пальцем на столе медленно прочертил в пыли между крошек те самые роковые 'буковки', 'О' слегка кривая, вроде восьмерки.
  -А... -бородатый враз побледнел, как мел стал, но вскоре взял себя в руки, и вперился глазами в Сашку, -Ты кто??? Тебя не помню... всех нашенских помню, тебя - нет.
  -Я на каторге с тобой не парился.
  -Тады какого хрена... Сыщик? Отблагодарю, коли что... -прищурился бородатый, буква на лбу налилась кровью и стала еще отчетливей.
  -Нет, с тебя мне только наводка нужна. Клеймо твое я заметил.
  -Матерь божия, неужто ты и взаправду фармазон и сквозь землю зришь? А то я думал по мою душу пришли легаши!
  Далее разговор пошел вполголоса, почти шепотом, мужик понял, что его 'раскрыли', но сдавать властям не собираются. И в самом деле зачем? Александру нужны лишь кое-какие сведения и бывший каторжник согласен помочь в обмен на молчание.
  -Паспорт гришь? У Нарвской заставы один немец чего хошь напишет, но к ему не ходи, он с легавыми в доле состоит. К ему только деревня дурная идет. Я сам у виленских в 'малиннике' брал, у их без обману товар. Который год, пятый уж минул живу и никто не тревожит.
  Где найти загадочных 'виленских', да оказывается, там, где недавно они с Машкой побывали. Почти дошли до цели, но надо было знать, кого спрашивать, так бы подсказали.
  -Только без друга верного и ножа вострого к ним боязно соваться. Вход рупь, выход два... ежели ищо выпустят, дружок есть, али один? Я с тобой туды не ходок, я с баловством завязал.
  -Друг есть, Макаркой кличут, он не подведет! -пошутил Сашка, местному юмора не понять, в ХХ-ом веке бы оценили по достоинству.
  -Тогда с богом, к вечеру подходи туда в трактир, в 'Ерши'. Спросишь у буфетчика Петра Викулыча виленских, а коли нет их, так жди.
  Хорошему человеку лишь руку на прощание пожать, не важно, что он там пятнадцать лет назад натворил, в данный момент - настоящий спаситель. Другой вариант... тупо в лоб и можно получить как раз по лбу. Александр, если уж напрямую, то российско-федеративных криминальных заморочек толком не понимал за него решали всегда другие, а уж в местных росс-имперских и подавно самый настоящий 'лох'. Ему как раз так, 'на пальцах' и требовалось объяснение.
  Теперь появилась определенность и требуются деньги, в карманах осталось 18-ть рублей, включая и то, что случайно перепало от не состоявшейся 'сделки' по продаже Машки, те монетки, что она подобрала с земли. Нужны срочно деньги, продаем что-нибудь ненужное, Марию к примеру, спрос есть... шутит внутри 'шизик' и напоминает про часы и золотую цепочку. Пожалуй, более ничего ценного у него с собой и не найдется, пистолет не в счет.
  Недалеко от Сенного рынка он заметил в подвальном этаже хитрый магазинчик с лаконичной вывеской 'Купите и продайте', скорее всего им с Мишко-Машкой туда стоит сходить, до вечера еще далеко, успеют обернуться. Не к барыгам же ему в среднюю часть рынка, там разве, что магазин ПМ он им охотно 'продаст', да и то патронов жалко, так убивать будет гадов - вручную.
  Он возвращается за 'свой' стол, Мария успела истребить все съестное и допить чай, еще бы после голодовки... ребенок дремлет, положив голову на столешницу, тюбетейка рядом среди крошек и мелкого мусора лежит, опять у нее уже волосы отросли, снова надо стричь. Как не хочется ей отрывать щечку от теплого дерева, 'прикольные' все же дети, когда они спят безмятежно.
  -Вставай Мышка, пойдем! -ему приходится силой ее стягивать с 'нагретого места', ворчит и слегка сопротивляется, но открывает глаза.
  Рынок за спиной впереди снова улица с экипажами и пешеходами с богатыми и бедными, первые едут с комфортом, вторые передвигаются 'на своих двоих', кто идет, кто ковыляет потихонечку. Не попасть бы на обеденный перерыв... какой к черту перерыв, телячьи нежности... здесь тебе не ХХ-й век. Волоча за собой полусонную, зевающую девочку он движется в направлении, которое указывает воображаемая стрелка в голове. Вот и пришли, на витрине навалена в беспорядке странная смесь вещей от детской шубки и вороха кружев, до морского офицерского кортика и позеленевшей медной подзорной трубы.
  -Ступил ты, надо было еще один 'ствол' на продажу захватить, или пару биноклей призматических, или все часы. -издевается внутри второе его 'я'.
  Внутри подвального магазина еще большее разнообразие всякой всячины и еще одна вывеска над прилавком "Здесь покупают, перепродают и берут на комиссию различные вещи", ломбард... а они то с Машкой и не знали, смешно. За низким прилавком клюет горбатым носом пожилой субъект с роскошными пейсами, раввину в пору, первый встреченный в этом новом мире еврей. На его пути от Бездны до Санкт-Петербурга иных, как здесь говорят 'инородцев' не попадалось, за исключением разве татар в Казани и около.
  -Шалом уважаемый! -поздоровался Александр.
  В ответ - непонимание... как и с тем татарином в лавке и чуть ли не испуг. 'Шизик' матерится и напоминает, здесь другой язык в ходу, нежели в одной ближневосточной стране, а раньше где он был со своими подсказками? Пойдет за оговорку, мало ли что ляпнет случайный посетитель, за день тут пробежится не меньше полусотни, место рядом с базаром и бойкое.
  Товар выкладывается на старую полированную доску. Цепочка 'пейсоносцу' не понравилась сразу, металл низкой пробы, а часы очень даже приглянулись, швейцарские все же и браслет получил одобрение. Покидали они с Марией магазинчик спустя десять минут, выручив сто десять рублей серебром, и на паспорт хватит и на 'прожить' в течение недели. Неприятно поразило одно обстоятельство, 'масон' не торговался, а ведь мог легко сбить цену у плохо знающего местную конъюнктуру Сашки. И это в то время когда рядом, в 500-ах метрах к югу, на Сенном рынке 'православные' барышники готовы горло перегрызть за лишнюю копейку. Вот и верь после этого шаблонам, хотя... может 'нетипичный' попался еврей, как шеф у них в бригаде был.
  Снова они окунаются в рынок с головой, сумерек он решил не ждать и явится на место раньше указанного срока. Экс-каторжник дал массу ценных сведений и теперь Александру предстоит провернуть дело сродни опасной 'стрелке'. Не формальной, когда 'бойцы' спокойно ждут в машинах, а 'боссы' что-то решают в ресторане между коньяком и закусками, а настоящей... когда в руках оружие, предохранитель отжат, палец на спусковом крючке, может быть и стрелять придется по живым мишеням, как уж карты лягут.
  Тщательно изучить подходы к объекту, схему охраны, камеры, еще чего... здесь вам не тут... скорее стоит подумать, как отсюда уносить ноги, если вдруг да стрельбой сделку отпразднуем. Последняя часть Сенного рынка представляет собой фактически 'гетто' или резервацию, от 'большой земли' ее отделяет с одной стороны сам базар, где на выходе забор и полицейский пост, с другой водная преграда - Нева, с третьей непрерывный ряд домов. Александр, изображая праздно шатающегося тунеядца, осмотрел внимательно эту 'китайскую стену' ночлежек, кабаков и еще бог весть каких бомжатников. Проходных дворов нет, или ворота в сторону 'приличного района' заложены кирпичом, или забиты наглухо. С противоположной стороны та же картина без единого просвета, вдобавок и на окнах массивные железные решетки. Город принял все меры безопасности, отгородился как мог от преступного 'дна', если и есть какие-то лазейки, то без помощи старожилов их не отыскать. Остается еще заваленная гниющим мусором и отбросами 'нейтральная полоса' между стенами ночлежек и городскими особняками, туда выходят 'черные' выходы некоторых строений, но тупик и здесь.
  Разведку пришлось внезапно прервать, Марии вдруг захотелось туда, куда и царь пешком ходит, выпитый недавно чай настойчиво просится наружу. Кругом так все загажено, что и присесть ей невозможно в каком-нибудь укромном уголке, остается вести девочку к реке, только там возле старых лодок и относительно 'чисто', вода смывает все лишнее.
  Мимо них в направлении базара прошел взвод нищих со 'старшим' во главе, мнимые слепые временно прозрели, у калек внезапно появились утраченные конечности, а святоши распевают пропитыми голосами матерные частушки... здесь на 'дне' нет смысла притворятся, тут если подадут, то только 'звездюлей', много и хватит на всех.
  Пора входить... заведение немного знакомо, с него он осмотр трущоб и начал, на вывеске рыба... при некоторой фантазии можно принять за ерша. Здание когда-то было трехэтажным, однако сильно вросло в землю. Теперь первый этаж фактически подвал, там кухня, подсобки и склады-чуланы. Потолки высокие, как везде пока принято, так что дом все равно перекрывает третий этаж хрущевки. На втором - сам 'ресторан' с буфетом и ВИП-залом, на третьем - 'нумера' куда, возможно, посетителей пускают переночевать. Общий зал, днем был набит до отказа 'гопниками' или босяками, а к вечеру появилась публика иная и стало не так людно. Эти новые одеты заметно почище, сюртуки под 'господ' вместо чуек, зипунов и прочих дырявых 'шинелок на рыбьем меху', сапоги и ботинки вместо непонятной рвани, скрепленной веревочками, на шее обычно - косынка намотана и непременный картуз. Последний ничего общего с известным 'чепчиком Жирика' или с армейской фуражкой не имеет, скорее мутант, потомок солдатского кивера. Головные уборы снимать в местном обществе не принято, иначе тут же 'уведут', да и вешалок на входе Александр не заметил. Обстановка самая демократическая, крепкие дубовые столы, лавки, кое-где и табуреты есть, и на полу толстый слой... совсем не шоколада, а по цвету походит. Окна закрыты занавесками красно-грязной ткани днем и вечером, дневной свет сквозь шторы не проникает, освещение коптящими сальными свечками. Обстановка очень даже романтическая, ужин при свечах, если только нос заткнуть, невыносимо воняет мочой и блевотиной, вдобавок 'беруши' надо, тишина не в почете. Стены, где грязь сама по себе отпала, разрисованы живописью, работал художник-наркоман только они по 'укурке' так мир видят, в двух местах висят 'картины' в рамках, настолько потемневшие от времени, что видны лишь силуэты людей и животных, детали не разобрать.
  Из напитков - сивуха в различных вариантах, пива нет, не пользуются спросом у посетителей. Закуска горячая и холодная, в наличии есть блюда из мяса, строго на любителя, скорее всего сомнительная 'говядина' совсем недавно лаяла или мяукала. В точности, как в придорожных шашлычных века ХХ-го, где за ларьком в мусорке вечно валяются собачьи шкуры и внутренности. Что удивительно... служат официанты, здесь их обзывают 'половыми', и так везде кроме самых убогих 'заведений' где полторы копейки порция непонятно чего стоит. Люди предельно дешевы, еще сторона новой жизни. Только они с Машкой нашли столик, не успели сесть, подбегает мальчишка в грязном фартуке... дежурное 'Чего изволите?'. А чего мы изволим в самом деле, что тут можно безопасно отведать?
  -Померанцевой мне пожалуйста, каленый яиц с пяток, ситного полфунта... чай у вас есть?
  -Нет-с не держим, народ не пьет!
  -Молоко для моего мелкого будет?
  Парнишка мотает головой, а слева раздается дружное гоготанье 'публики' из числа припозднившихся босяков.
  -Ишь че похотел немец, итить твою мать! Молока? Ищо не доили быка!!!
  Косой взгляд в сторону веселья... гопота везде гопота они не меняются, как их не назови, хоть хулиганами, хоть 'гопами'. Дома, в ХХ-веке шутник через минут пять бы каялся в стиле 'простите дяденька засранца', а тут придется терпеть местный юмор. Машка рядом беспокоится, но пока в пределах нормы, скорее всего с такими 'кадрами' она еще в жизни не сталкивалась ни разу, а вот ему довелось, к сожалению. Пока несут заказ Александр внимательно изучает 'норот' вокруг. Примелькавшиеся уже барыги с увесистыми мешками под столом впереди, а рядом... Ба знакомые все лица... не те ли ребята по карманам на рынке шарили, избавляя ротозеев от разным мелких и ценных предметов? Троих он узнал, память на лица у него фотографическая, а по остальным догадаться не трудно, раз все в кучу сбились обмывать трудовой день. Остальные, кто такие собрались на огонек... черт их разберет, условно пока будут 'урки', раз затрудняемся отнести к определенной криминальной профессии, считаем по высшему разряду. Сашка как бы тоже преступник, бандит, но новой генерации постперестроечной эпохи... для этих он - 'боец', 'стрелок' или реже - 'автоматчик', а до него были не в почете собаки-'спортсмены'. Не очень то их бригады до криминальной войны с кавказцами уважали, потом пришлось поневоле мирится, принимать к себе и даже кое-где 'старые' и 'новые' группировки слились, не везде - у них в регионе осталось как есть. Одно время суды не могли понять, что с ними делать, пока 'новый' бандит кого-нибудь не убил или не покалечил, он не виноват, 'классических' преступлений вроде грабежей, разбоев или краж ведь не совершает.
  В дальнем углу пьяненькие солдаты с 'дамами' время коротают, туда лучше не смотреть вообще, зрелище не для слабонервных, настолько страшные подобраны 'девки'. Не тянут бабы даже на бомжих, скорее - 'ожившие мертвецы'. Мария из любопытства раз глянула на них, сильно испугалась, пискнула что-то и прижалась к его боку, пришлось по голове погладить ребенка и успокоить.
  Половой принес заказанное, извиняется, нет померанцевой настойки, есть 'беленькая', пойдет? Угадал парень, все равно Александр под стол незаметно выльет содержимое бутылки мутного зеленого стекла, не Машку же этой отравой поить.
  Давай 'мелкая' чисти себе яйцо, хорошая закуска, их сперва отваривают, а потом 'калят' в печи, а ему пора уделить внимание главному действующему лицу местной оперы, буфетчику Петру Викулычу, единственный выход на виленских через него. Еще не вечер стоит ли торопится, посидим пока и посмотрим, в таких занятных местах лишняя минута наблюдения может обернутся долгими годами спокойной жизни, а глупая спешка - пулей в спину.
  За длинной стойкой буфета стоит царем высокий, видный и весьма красивый мужчина, лет сорока или сорока пяти, степенно благообразного и необыкновенно честного выражения в открытом лице, хоть сейчас его в президенты выбирай, по крайней мере - трезвый. Высокая лысина его обрамлялась мягкими и курчавыми волосами, аккуратно зачесанными наверх. Широкая, аккуратно подстриженная, черная борода начинала заметно серебриться сединой. Сильно верующий Петя наш, посреди бутылок на полках большая икона видна, то ли святой, то ли сам безвинно пострадавший от римлян. Александр так и не 'воцерковился' несмотря на всеобщее увлечение вокруг и ему все равно.
  Умные, слегка улыбающиеся глаза глядят спокойно, добродушно и в то же время весьма проницательно, человек уверенный в себе. Рубаха бела как снег, своя похоже, а не хозяйская 'спецодежда', сапоги бутылками под купца выше колен, жилетка с часами, цепочка под золото, толще чем та, что у Александра пару часов назад на шее красовалась.
  Чем же заведение Петра Викулыча живет... вопрос на засыпку? Цены не сильно отличаются от виденных ранее Александром в 'приличных' трактирах, если только оборванцев в те места не пускают? Проституция... с такими э-э-э... особами женского пола, их даже шлюхами назвать нельзя, сойдет за комплимент. Наркотиками торгуют открыто и вполне легально в аптеках, морфий и опиум лежат на витринах и ажиотажного спроса на них не заметно, если только игорный притон? Может быть, да вряд ли с местных доход хороший выйдет, не аристократы и золотые монеты стаканами не отмеряют.
  А вот и дождались, началось, 'пошли события', один из карманников подошел к буфетчику, достает из-под полы брегет, второй, третий сколько у него... цепочка желтого металла отдельно, никак часовых дел мастер? Петр Викулыч деловито осматривает товар, убирает под прилавок, отсчитывает серебряные и медные кружочки и наливает стопочку 'добытчику'. После завершения удачный сделки буфетчик поворачивается к иконе и старательно креститься, бог в доле у него... не иначе и покрывает. Тем временем подоспел и второй посетитель, и даже несколько, с большими мешками за спиной... воры-домушники квартиру удачно очистили или 'обнесли' лавку? Может быть, мешки развязываются, благообразная физиономия Петра Викулыча туда заглядывает, по лицу его расплывается блаженная улыбка, хороший 'навар' ему видится. Отмашка дана и домушники опускаются по лестнице в подвал, а хозяин готовит деньги. Скупка краденного происходит, говоря сухим юридическим языком, или 'загон сламу' на жаргоне. Свидетели буфетчика не смущают ни на процент, все посетители так или иначе 'замазаны', и полиция сюда не полезет, разве облаву устроят на конкретного 'героя', в противном случае надо забирать всех подряд без исключения. Клиенты подходят и подходят, даже те же барышники в общую очередь встали. Александр решил потерпеть, дождаться когда наконец закончат, его дело хоть и мелкое но внимания он привлекать к себе не хочет.
  Дверь входная резко хлопнула, вроде бы как всегда, постоянно люди входят взад-вперед и вдруг тишина! Разом замолчали и босяки, и те кого он скопом по невежеству отнес к 'уркам', и даже пьяные 'воины православные' с 'дамами' в углу притихли. Полиция... не похожи, вошли трое в гражданском, один сразу подался обратно на улицу... контролирует вход-выход. Двое, разговаривая между собой на каком-то славянском языке идут к стойке. На прежнего хозяина стоит посмотреть, был солидный и даже с претензией на лидерство, а теперь трясется как осиновый лист. Соседи Александра по столу, три парня изрядно успевшие ему надоесть бессмысленной полупьяной болтовней, вскочили, бросили недопитую водку и кинулись к дверям. В первую минуту и у него самого возникло желание уйти, но... тогда потребуется 'второй заход' сюда.
  Кто же к нам пожаловал, кого тут так боятся, гопники чуть ли не под лавки нырнули разом. Третьего 'варяга' он толком не разглядел, видел лишь частично со спины. С буфетчиком беседуют двое, молодой парень в полувоенной одежде, что там на нем такое напялено с петлицами, не то ментик, не то...
  -Кунтуш, -подсказывает 'шизик', -Поляки! А ведь Вильно, у нас - Вильнюс в Литве. Жречь ихнюю Посполитну век назад паны по пьянке толкнули Катьке намбер два и с тех пор пшеки под Россией живут.
  Ждем... ждем... предчувствия самые нехорошие... взгляд на Машку сверху вниз. Она в свою очередь смотрит на него, забавное, милое личико, глаза сверкают, в уголках влага слезы и она тоже что-то почуяла. Почему он ее в деревню назад не отвел... связался с девкой, куда ее теперь девать, привык ведь к ней, если отдаст, то проверенным людям, а таких нет и не будет долго. Это в кино Бессону кайф порой, а ему сплошные проблемы... вот сейчас приходится ломать голову. 'Стрелка' у нас имеет устойчивую тенденцию стать перестрелкой и Машку могут случайно зацепить, за себя он не боится.
  -Мария... слушай меня внимательно!
  -Так Мишка, я теперича, нешто забыл?
  -Да пофиг уже. Видишь тех ху..., тьфу ненаших мужиков у стойки? Сейчас мы друг в друга стрелять начнем! Поняла?
  Девочка кивает, понимает правильно, в Бездне видела как пули людей дырявят и пистолет он при ней проверял. В уголках глаз у 'мелкой' чистыми алмазами наворачиваются слезы. Глядит она на него как затравленный зверек, выражение мордочки жалобное, реветь не ревет, но вот-вот...
  -Дядь Саш! Может не нать, а?
  -Надо... Короче, я тебя толкну на пол, падай, не вздумай вставать. Заползи под стол, голову руками закрой и сожмись, ну как ты обычно спишь. И не вылазь! Я тебя позову, или заберу когда закончу. -вот и все инструкции, что может Сашка еще сделать.
  В самом деле, надо еще удачно 'кончить', есть определенная вероятность, что прикончат его самого.
  Между тем у буфетной стойки те двое завершили дела и судя по довольным рожам - неплохо. На потном лбу Петра Викуловича складок больше теперь на его модных купеческих сапогах. Судя по обрывкам фраз, долетевших до ушей Александра в тишине, поляки 'обули' буфетчика на недельную выручку, забрали весь наличный 'кэш', предназначенный для расчетов с клиентами и ювелирные изделия в придачу. Будет продолжение? Не уходят паны, сели как крули-короли за столик посередине зала, предварительно пинками согнав прежних 'сидельцев'. Сейчас последует 'Подать мнэ дань за сэмнадцать лэт!', или просто посидят, насладятся произведенным впечатлением и уйдут?
  Правая рука медленно скользнула за борт куртки, ближе к 'родному' ПМ-у, только на него надежда и на собственную ловкость. Левая ладонь легла на плечико Машки, ребенок дрожит, но не плачет, ни звука не издает. Молодец 'мелкая'... если выберемся, я тебе чего-нибудь сладкого обязательно куплю, а пока готовься нырять под столешницу.
  Поляки с деланной брезгливостью надменно рассматривают 'свои владения' Их двое, один - средних лет мужик, одетый достаточно прилично, но без претензий на 'барство', второй - молодой 'щегол' в кунтуше и блестящих коротких сапогах со шпорами, кто из них опаснее? Без разницы, если пойдет в ход оружие, то Александр завалит всех троих, он стрелок, его работа - бить на поражение, переговоры ведут другие люди уровнем выше, те кто над ним, а здесь их нет и остается единственный вариант действий. Бежать... так пуля в спину догонит, совсем плохая идея.
  Застежку кобуры долой, предохранитель вниз, курок взвести... пальцы обнимают рукоятку, и один 9х18мм уже в 'стволе', заранее дослан еще на улице перед 'Ершами', так говорят в народе, а на самом деле - в патроннике конечно. Последняя проверка, слегка потянуть вверх, оружие идет плавно ни за что не цепляется и ладушки. Тактика, как вести бой... встать ли ли на одном месте 'нерушимой стеной обороны стальной' или постоянно двигаться? Если бы 'дух'... опять Афган вылез не кстати, был один, то с места, он всегда успевал выстрелить первым, но 'их' трое, значит будем танцевать и страстно. Талант в землю не зарываем, если он способен мгновенно сместится метров на десять в любую сторону, и при этом эффективно вести огонь, так чего же стул давить зря? Случалось ему и не раз и не два так выскакивать прямо из под чужого прицела, и сегодня свой 'фирменный' трюк он готов повторить.
   Еще одно соображение в пользу 'динамики', чем плохи, все эти 'кошачьи' разборки, часто не знаешь точно, сколько тебе навстречу вылезет 'гадов'. Он планирует, учитывает троих, но сзади сидят домушники, а ну как там кому-то из них к рукам прилип краденный 'ствол' и человек захочет прогнуться перед пшеками? И у добрейшего скупщика краденного Петра Викулыча может оказаться под стойкой обрез, публика у него диковатая. Потенциальных противников здесь достаточно, может и наверху в нумерах желающие пострелять найдутся, из подвала кто вылезет, снаружи прибежит или из ВИП-зала подтянется?
  Добровольно-принудительный сбор пожертвований в самом разгаре, глянет старший поляк на столик карманников, сразу же оттуда бежит гонец с подношением, кланяется униженно 'барину' чуть ли не в ноги падает и так по кругу эстафета. Рано или поздно дойдет черед и до Александра с Машкой. Босяки удрали, контроль на входе им не препятствовал, чего с низ взять кроме горсти вшей и пары мелких медяков? Остались только те, что 'работает', и кто должен делится, схема принятая в классическом преступном сообществе, только там добровольно, а здесь не очень. Поляки собирают обычную дань, или мероприятие вообще из ряда вон выходящих? В любом случае рядовой 'боец' не платит, он под 'старшим' с того и спрос, а у Александра еще и денег нет вдобавок.
  Дошли до него, сколько веревочке не виться, а кого-нибудь на ней однажды обязательно повесят. Сашка сделал 'морду кирпичом', лицо-камень, лицо-сталь... пусть, что хотят, то и думают, теперь уже все равно. Ему или им остается жить несколько минут до принятия окончательного решения, до первого щелчка курка револьвера. У старшего поляка брови удивленно ползут вверх, пара коротких слов, жаль не разобрать и молодой подключился, пялится на 'дерзкого' жгучим взором.
  Решили 'убеждать' все же... упертые поляки у нас. Младший расстегивает пуговицы на петлицах и распахивает свой кунтуш, под ним жилетка, а на ней нашита карман-кобура. Ой, мать ты моя... 'нигры' Гарлема в восторге пляшут и поют, вот это размер! Убогие 'Дессерт иглы' хлопая крыльями летят в помойку, ну и 'дура' там у него притаилась, как только носит, тяжелая поди? Револьвер... жесть, ствол длиной почти как у АКМ, калибр навскидку КПВТ-шный. Пугать людей 'must have', то-то Викулыч и остальные ершовцы под себя мочатся кипятком и в ножки 'крулям' падают. Прицельно стрелять из такого чуда... можно в принципе, но не нужно. Физика все равно круче огромной пшековской 'пушки'. Из такого монстра быстро не прицелишься, секунду-две-три-четыре супостату подаришь обязательно, пока успокоишь увесистый 'биг ган' в руке и перестанет 'плясать' мушка перед глазом. Александру довелось раз подержался за нечто подобное, самоделку, плод творческого кошмара укуренного умельца... скажем дружно, оружие для негров, они все равно стрелять толком не умеют.
  -Не расслабляйся чувак, помни - поляков трое. Один решил компенсировать малые размеры своего хера большой 'пушкой'. У остальных нормальные револьверы, придется побегать! -напоминает друг-'шизик', спасибо ему, выдал попутно проработанные варианты отхода после акции.
  Томительное ожидание хуже смерти, таймаут, сделай дружок паузу скушай Твикс и подохни от тоски. Один поляк думает, напрягся - по лицу видать, думай пан тебе полезно. Второй играет тонкими аристократическими пальцами, щупает пуговицы своей жилетки, дойдет до рукоятки револьвера и тогда... Александр гладит плечо, Машки, готовый в любой момент толкнуть ее под стол... не столько опасаясь шальной пули, сколько возможной паники, начнут люди метаться и затопчут 'мелкую', а там она будет пусть в грязи по уши, но в безопасности.
  Отбой... передумали паны Сашку убивать... запахивает молодой гаденыш свою эту как ее свитку, знаем теперь как его зовут - Казимир, может пригодится, а может и нет. После усиленных раздумий старший пшек сообразил и понял, что означает рука заложенная за борт пятнистой куртки у незнакомца, решил - не стоит сомнительная овчинка выделки. Много они с 'пятнистого' не возьмут, а вот пулю-другую получить в ответ смогут.
  Кого-то Александру эта парочка напоминает, прямо один в один... а в голове лакуна, 'шизик', выручай, давай картинку по заказу, ты же помнишь?
  ГКЧП... Союз уже развалился, а вместе с ним и дружба народов, но до кровавой 'дрючьбы' еще не дошли. 'Черных' не было, говорили обычно - 'уроженцы Кавказа', 'кавказцы' если в целом или конкретно по региону называли их.
  Он идет... 'шизик' не может подсказать, что они там делали тогда гостиница 'Центральная', сплошной поток людей от остановки, вдруг впереди словно 'линза', зияющая пустота, пешеходы старательно, по 'стеночке' обходят стоящую внутри группу людей. Там, как и тут к кабаке двое... 'они', не поляки, кавказцы, у них конфликт с молодым парнем, рядом девушка с маленьким ребенком мнется, похоже из-за нее и сцепились. Младший из 'горцев' машет руками, ударил демонстративно, вполсилы... второй и старший пока выжидает чуть сзади. Александр подошел, встал так наискосок немного, что бы вовремя перехватить. К гадалке не ходи у младшего из 'горячей парочки' при себе нож... любят 'они' такие игрушки, проверено на практике. 'Джигит' увидел нового противника и переключился на него, правая рука тотчас нырнула в карман. Пора, и еще движение сделает и надо проводить прием, и тут второй внезапно его одернул. До схватки не дошло, лишь ругань, слова обидные, однако не ранят как острая сталь... 'гордо удаляются'. Взгляд у Казимира как у того 'горца', один в один зрачки суженные в точку... 'отморозки' у всех народов одинаковые по сути.
   Поляки уходят... совсем уходят, бухают двери. Почтенная криминальная публика потихоньку оживает, и немедленно начинает возмущаться 'беспределом', хорошая возможность послушать и сравнить. Местное арго на удивление очень мало отличается от современного, а часть слов и вообще давно вошла в 'цивильный' лексикон россиян. Бабки, бабло, косарь, косуха, легавый, клево и клеить, слам, розница, хабар, тырить... и МУСОР! Пардон ослышался немного Сашка, местные говорят 'мухорт', но кого имеют в виду понятно без перевода. Некоторые термины, правда, обозначают совсем не то, что в ХХ-ом веке.
  'Гоп-стоп, Сэмен, воткни ей под ребро, гоп-стоп, смотри, не обломай "перо" об это каменное сердце суки подколодной.'. Не выйдет у туземного Сэмена так извратится, по техническим причинам, а не от избытка гуманности.
  'Перо' - воровской ломик, а 'фомка' у аборигенов наоборот - нож... Особо буйные в зале, как и раз и предлагают сейчас догнать и пощупать этим инструментом наглых господ из Польши. Эти трое точно не 'виленцы', сомнений нет.
  
  Когда там Викулыч очухается за буфетной стойкой, и штаны переменит, должен ведь, понять, не простой человек к нему пожаловал... раз 'крутые' на нем обломались, неужели ни кого не пошлет 'пробить', проверить клиента?
  Подходит половой, на этот раз не мальчишка, а взрослый парень, опасливо подходит, а зря. Гость из далекого будущего никого трогать попусту не собирается.
  -Вы ваша милость или заказывайте... или пожалуйте... у нас эдак сидеть запросто не принято. -робкая попытка прощупать, иначе бы разговор был другой... в роде 'Пшел вон!'
  -Я жду виленских! -Сашка раскрывает карты, рано или поздно все равно бы пришлось.
  -Не знам ничаво, не ведаем мы никаких... -отпрянул от него половой... лжет, знает, видно по лицу.
  Поздно он дернулся, Александр успел поймать его за правую руку и слегка вывернув, исключив таким образом возможность активного сопротивления, притянул к себе поближе для приватной беседы.
  -Мне б...ть... В-И-Л-Е-Н-С-К-И-Х, по буквам, русский язык понимаешь, или тебе руку сперва сломать? -вполголоса он вогнал слова в ухо работника пищевой промышленности, сопровождая текст периодическим 'болевым воздействием', Александр не проводил до конца прием, но и не отпускал жертву, пусть поймет - шутки кончились.
  -Пусти идол граблюху то... -чуть не плачет парень, понимая, что 'попал' он серьезно, и надо выкручиваться, -Я че, нешто по воле своей... чичас хозяину скажу, проведет до их.
  Высвободившись половой-официант немедленно убегает к стойке, и сразу же шепотом докладывает Петру Викулычу, тот смотрит в сторону незваного пришельца, морщится, кряхтит... и посылает 'голубя мира', одного из мальчишек.
  -Извольте пожаловать в 'чистую'! -подбежавший к столику паренек указал на дверь ВИП-зала, близко не подошел, опасаясь подвергнуться участи предшественника.
  Пока Александр не торопясь вставал и поднимал с пола свой рюкзак, мимо спотыкаясь на ходу продефилировал в направлении нумеров первый, сдавшийся на капитуляцию 'воин', зажатый как колбаса в бутерброде между 'девушками за пять копеек', мадам Гонореей и мадемуазель Триппер. Он чуть было не попытался остановить солдата, удержал 'шизик', и в самом деле, может комиссоваться человек из армии по болезни хочет?
  
  На подходе к ВИП-ам, стало очевидно, общество за мозаичной дверкой цветного стекла самое, что ни на есть элитарное. Сразу он увидел двух 'аристократов' с казенными татуировками на мордах в глубине помещения. Если в трактире у бывшего каторжника 'В8Р', то тут встретились варианты 'БОР' и 'ВОГ', палачу срочно править кривые руки через батарею! Обстановка внутри... вонь та же, грязи меньше, вместо лавок стулья, народу немного, все кроме одного с виду чиновника, словно всю жизнь провели в местах отдаленных, не иначе уроженцы славной непонятно чем Вильны. В наличии небольшой буфет с тем же ассортиментом... закуска и сивуха, ан нет, признак высшего света - ПИВО есть и вроде лимонад стоит? Мелкая как раз опять... пить, уже не хочет, судя по выражению лица, ей сейчас не до того. Вот ведь уроды, напугали Машку так, что ребенок и заплакать не может и сказать хоть что-то боится, только просительно смотрит снизу вверх и слегка дергает за полу куртки.
  -Давай уйдем отсюда... нас зарежут! -можно прочитать в ее расширенных от страха глазах.
  Сам же Сашка спокоен, он оценил новых потенциальных противников не по виду, весьма жуткому на взгляд обывателя, а по степени пригодности их к схватке. Были когда-то крутые 'волки', да сплыли давно еще до появления его в этой реальности. Вышли 'урки' в тираж, клыки выпали, 'лапы' трясутся, еле-еле двигаются и не тянут они даже на полноценных 'шакалов'. Систематическое злоупотребление спиртными напитками, болезни вроде туберкулеза и сифилиса, а так же знаменитые сибирские здравницы даром не прошли для господ 'ершовских' виленцев.
  Сплошь одни пенсионеры преступного мира собрались, в драке им грош цена всей великолепной 'пятерке', могут лишь в спину при случае кольнуть чем-нибудь острым, да труп 'прибрать' после 'разборок'. С тыла зайти в этот раз не судьба, ВИП-зальчик почти пустой и Александр без труда выбирает позицию по своему вкусу. Под прицелом оба входа, один с мозаичной дверью из общего зала и вторая дверка за стойкой буфета, спину приятно 'согревает' глухая стена. Здесь даже безопаснее на порядок, чем на прежнем месте, куда внезапно могут заявится поляки с револьверами в руках и черт знает чем в головах, и соседи рядом 'непонятно кто'.
  Половой не зевает, подлетел мухой, только они с Машкой сели за стол - парнишка тут как тут, работает четко. Заказ тот же самый народный, без 'буржуйских' излишеств: водка, ситный и каленые яйца, более здесь ничего взять он не рискнул.
  Вопреки ожиданиям, закуска на столе остается нетронутой. Марии хватит впечатлений на всю оставшуюся жизнь, если она что-то запомнит. В первый раз за все время их совместной жизни у нее аппетит пропал начисто, не прикоснулась к пище. Обычно она хотя бы микроскопический кусочек хлеба отщипнет и в рот положит обязательно, даже если наелась 'до упора' перед тем.
  Время вести разговоры-переговоры, пора бы уже начинать, чего ждем? Аборигены не спешат выходить на связь, чиновник внимательно рассматривает нового 'гостя', скорее всего с ним и придется Александру общаться, остальные лишь 'шумовой фон' составляют. Мужик в этой гоп-компании единственный с некими зачатками 'интеллигентности', раз уж газету в руках держит и якобы читает, а не карты или стакан. Но как и остальные обитатели ВИП-зала и чиновник отдает дань всемогущему Бахусу сполна и внешний вид у него 'не айс'. Заношенны до дыр мундир местами блестит, лоснится от грязи, на коленях штанов заплаты, левый сапог 'каши просит' и подвязан бечевкой, а правый ощерился 'зубами' мелких гвоздей.
  Знак одним движением глаз... подходи, я к тебе пришел... есть дело. Господин в мундире заметно колеблется, и все же встает, извлекает из под стола старый портфель рыжей кожи и подсаживается к клиенту за столик.
  -Честь имею рекомендоваться, отставной губернский секретарь Пахом Борисович Пряхин. Ныне приватно в конторе квартального надзирателя письмоводством занимаюсь. -представляется как в лучших домах, руки красные дрожащие потирает... и сразу же вопрос с подковыркой, -А вы, милсударь кем быть изволите и по какой надобности к нам заглянули?
  -Паспорт нужен, хороший паспорт! -не стал таится Сашка, нет особого смысла, однако и называть себя не стал, на всякий 'пожарный случай'.
  -Вот значится как... бывают обстоятельства, когда всяк человек на предлежащем ему месте к пользе ближнего нужен бывает. Сами нас сыскали, или подсказал кто?
  -А какая разница? Пришел ведь к кому надо? -и еще пару слов Александр добавил, стараясь не быть услышанным 'лишними ушами', -Что за урки у тебя за спиной сидят?
  А это-с, -тяжко вздохнул чиновник, указывая легким движением головы на членов своей 'компании', -Это... ближние мои, поубивал бы... коли б смог.
  -Понятно...
  -Лады милсударь мой... позвольте попросить у вас рюмку водки, а то у меня трясучка с перепою, рука нетверда-с. Я, поверьте, не столько для себя, сколько собственно для руки прошу.
  Александр ни слова ни говоря подвинул 'письмоводителю' полуштоф 'беленькой', свою стопку и закуску, к которой Машка так и не притронулась вопреки обыкновению. Тот в течении одной минуты налил себе рюмку и, проглотил ее залпом, затем вторую осушил, и занюхал куском ситного, закусывать не стал. Сразу видно - не любитель, те так не могут, а профессионал в тяжелом искусстве пития.
  -А теперь... приступим благословясь, ибо всякое доброе начинание напутственного благословения требует! -отдышавшись изрек Пахом Борисыч творя крестное знамение, и, потирая руки, -Местечко для моей портфельки извольте освободить.
  Полуштоф и посуда в сторону сдвинуты, их место занимает пузатый портфель, там есть на что посмотреть - 'товар лицом'.
  -Пашка... черт кудлатый, бегом за дверь! На стреме постоишь, коли кто, свистнешь. -тут же распорядился чиновник и мальчишка половой стремглав кинулся выполнять приказ.
  Пахом Борисыч, раскрыл портфель, наполненный всевозможными паспортами, плакатами, увольнительными свидетельствами и иными документами, стал перебирать с 'чувством, толком и расстановкой' бумаги, не вынимая, впрочем, ни одной. Если тревога, то 'сундук Алладина' немедленно захлопнется и полетит под стол.
  -Извольте нам со всей откровенностью, яко пред зерцалом на суде, объяснить к какому званию и состоянию желаете вы приписать себя милсударь... по купечеству ли, или в дворянское сословие?
  -Чего уж... в дворяне давай. Быдлом я устал. -Александр решил, что если платить много, так за стоящую вещь, если секс так с минетом.
  -Ага... да вот беда... закончились благородные... только на баб есть. Ан нет, нашел один, князем грузинским не соизволите? Бумага 'чистая', в Москве добыта у верных людей при 'спурке'.
  -С моей то славянской рожей?
  -А чего... я одного знавал князюшку, иудей по физии урожденный был, а по паспорту грузином значился. Нет коли не желаете... есть почетные граждане и разночинцы всякого рода с видом на жительство в столице. В рекруты не заберут, розгами задницу не посекут... Или Вам пренепременно на балы в дворянское собрание надобно входить? Всего семьдесят рублей супротив дворянского выйдет, берите.
  -Хорошо... пойдет, согласен и сто дать, только мне нужен паспорт без... как тебе сказать, чтоб ни с трупа снятый и ни с грабежа, понял?
  -Экий вы щепетильный сударь мой. Юзич у нас умелец на все руки, сотрет старое впишет новое... фигарисы легавые не унюхают ни в жизнь.
  -Так есть у тебя что я прошу, или нет?
  -Есть... есть красный товар для вас... сто десять рубдиков вам обойдется. Отставной коллежский регистратор продал мне свой, его за пьянство беспробудное со службы вышибли, а в прошлом году холера прибрала. Упокоился бедный как беспаспортный мещанин Елистратов, знавал я его. Только годков ему убавить чуток, да имя, ежели пожелаете - поправим.
  -Местный?
  -С уездного города Козлова он родом, там и служил в управе, пока с круга не сошел, родителей нет в живых, жены нет... устроит?
  -Да, и мальчик у меня еще с собой, как с ним?
  -Счас глянем... -отвечает Борисыч, протягивает руку и Мария неожиданно взята за шиворот, -А ну татарва, рот открой! Шире!
  И без того напуганная до полусмерти бледная Машка выполняет требование чиновника.
  -Лет пять мальцу, зубы молочные... нужды нет бумагу марать, ежели хотите - Юзичу скажу и впишет, как укажете.
  Александр кивает в знак согласия, теперь со слов чиновника надо ждать того самого умельца Юзича или Юзефовича? Обстановка... мальчишка караулит за дверью, остальные виленцы 'режутся' в карты у противоположной стены... стоп! Перегородка за стойкой буфета, словно кто-то за ней стоит, только-только подошел, доски сбиты не плотно и сквозь щели кое-что видно. Там по идее должны быть две лестницы, одна вверх - в 'нумера', вторая вниз - на кухню. Еще в общем зале Сашка отметил странную деталь... полное отсутствие в заведении признаков присутствия 'силового прикрытия' или 'секьюрити', как в последнее время стали называть вышибал. С другой стороны удалось услышать обрывок разговора двух оборванцев: '... ить не шали, не то хозяин Прова кликнет, он те разом глаз на жопу поместит!'. 'Шизик' внутри головы подсказывает, стоит этот 'пластический хирург' как раз за перегородочкой и страхует Пахом Борисыча, раз на помощь урок-пенсионеров надежда слабая.
  -С кухни он подошел, снизу, топал как слон... -добавило 'второе я' не преминув пнуть соседа по голове, -А ты чего рот разинул, бди дурак, а то и в самом деле отсюда не выйдешь!
  Между тем Пряхин отыскал в своем архиве паспорт покойного козловца... сюрприз, оказывается фамилия у него не Елистратов, другая... Пахом Борисыч объясняет в чем дело, оказывается 'елистрат' - прозвище, народное искажение от 'регистратор'.
  -Его у нас в Питере и прозвали... Елистратишко-пьянчужка, а настоящего имени-отчества его никто окромя меня и не ведал.
  Со стороны входа в общий зал появился еще кто-то, новый человек поговорил со сторожем-половым и пытается рассмотреть Сашку через мутные цветные стекла мозаики... и вот входит. Судя по типично семитской внешности, как раз и есть 'тот самый' Юзич или Юзефович, второй 'иудей' встреченный гостем из будущего, более пока не попадались.
  Сразу же и проблемы новые возникают на пустом месте, оказывается, Юзич успел с утра проиграть в карты 'струмент' и просит рубль для выкупа, иначе не сможет работать. Приходится Александру раскошелится, хотя есть сильное желание 'приласкать' обладателя наглой морды, совсем как того лакея на улице утром. Получив серебряную монету польский еврей проворно исчезает за дверью ВИП-зала... но из трактира не уходит, полагая, что через мозаичное стекло его не заметно.
  -Они тебя обманывают! -заговорщицки шепчет ему на ухо Машка, она сумела все же побороть страх и взобравшись с коленями на стул, пытается предупредить, и на том спасибо.
  -Это маркетинг называется... все равно паспорт нужен. -Александр смотрит на 'мелкую' и не может сдержать улыбки, уж очень вид у нее потешный, волосы взъерошенные, тюбетейка съехала на затылок, глаза круглее того серебряного рубля, что пришлось отдать на 'выкуп'. Не до веселья впрочем, не то место и не те люди кругом, здесь надо быть постоянно начеку.
  Пять минут пролетают быстро, снова хлопает дверь ВИП-зала, бодрой рысцой вбегает Юзич, якобы запыхавшийся и демонстрирует выкупленное имущество. Показывает клиенту небольшую жестяную коробку с кисточками, перьями и склянками с химикатами.
  - Мы ведь химики ученые, наукой тож занимаемся!
  Дело мастера боится... по части технической претензий к Пряхину и Юзичу нет, документ 'поправлен' на совесть, вытравлены раствором кислоты имя-отчество, приметы и год рождения прежнего обладателя паспорта и вписаны новые данные. Мишку-Машку решено не упоминать, полиция на малолетних детей внимания не обращает, учитывает только подростков.
  -Вырастет мальчишка до одиннадцати годков и впишешь его сам в участке, -заверил Александра чиновник.
  Пора бы расплатится, и не судьба, с обратной стороны мозаичной дверки еще один 'клиент' подошел, пришлось все поневоле отвлечься на него. Трах... и кубарем влетает в ВИП-зал оставленный на охране парнишка-половой, бум-с-с... тормозит с разгона лбом о буфетную стойку. Вслед за оплошавшим 'стражем' в комнату стремительно ворвался высокого роста мужчина, статный, сильный и красивый блондин, немного косоватый, с золотыми очками-пенсне и в форменном военном сюртуке без погон.
  -Здорово, соколики, здорово, виленцы почтенные! Вы это что тут? Какими делами занимаетесь? -заговорил 'военный', в одно мгновение подлетев к столу и садясь на стул вместо вскочившего и опешившего от такого внезапного 'расклада' Пахома Борисыча.
  'Урки', до сей поры мирно игравшие в карты в своем углу, сбились в кучу, словно стая бродячих собак, знак тревожный, только, что не рычат. И как по волшебству вместо засаленных карт в руках у них возникли разные колющие и режущие предметы, как принято писать в милицейских протоколах.
  -Это что такое? -продолжил 'офицер', захватывая одною рукою склянку с бесцветной жидкостью, а другою паспорт отставного коллежского регистратора. -Это у вас, значится в пузырьке, хлористая жидкость для вытравливания чернил? Хорошо-с! А это чей-то вид... значит, мы тут пачпортики подделываем? Важно! Отменно важно! Ай да молодцы! Что дело, то дело! Гей ребята! Свидетели ко мне!
  И тут блондин довольно резко свистнул, условный сигнал или 'отмашка' Из-за наружной дверки появились две испитые физиономии, однако торчавшие на плечах весьма внушительного свойства и с крупными кулаками в комплекте. Типичные местные 'гопники', скорее всего, завербованные прямо в трактире, зачем же ходить далеко. Совсем как у нас порой, это не Сашка подумал, он воспринял, уловил мысль своего 'шизика' внутри головы... 'Рэкет вызывали? Нет? Платим штраф за ложный вызов!'
  -Эй... погодь капитан! Не гони! Давай энто по чести раскинем! -выпятив тщедушную, костлявую грудь выдвинулся вперед один из пятерки 'картежников', рассчитывая осадить нового 'гостя'.
  В ответ 'капитан' незамедлительно выхватил из кармана небольшой пистолет и ткнул оружием прямо в лицо 'правдоискателя', в наступившей вдруг тишине явственно щелкнул взводимый курок. Александр подобного экзотического 'ствола' еще не встречал ранее ни в 'живую', ни даже на страницах каталогов не видел. По размерам цельнометаллический пистолетик вроде американского 'деринджера', но архаичный капсюльный замок, ствол всего один и калибр опять же весьма внушительный. Ошалевший от такого оборота бывший каторжник метнулся обратно к стене, прав ведь в текущий момент не тот у кого 'авторитет' и влияние, а тот у кого 'ствол' в руках и палец на спусковом крючке лежит. Казенная татуировка 'ВОГ' на лбу и щеках, да подозрительные шрамы у ноздрей в зачет не приняты и скорее всего 'офицер' клейма не видит, если только догадывается.
  -Сколько надо будет дать? -упавшим голосом разрядил обстановку опомнившийся от первоначального потрясения Пахом Борисыч.
  -Ага!.. Вот этак-то лучше! И давно бы так следовало! -заговорил блондин, спокойно усевшись на стуле и слегка поигрывая своим пистолетом. - А почем вы работаете?
  -За одну красную! -неожиданно вместо Борисыча ответил один из 'великолепной пятерки'.
  -Мало. Мне гораздо больше надо. Да, впрочем, ты же сукин сын врешь. Я ведь знаю ваши повадки... вы менее как за беленькую карася разводить не станете.
  Опять знакомое явление из 'Мира животных' свободных и демократических 90-х годов ХХ века, сильный хищник временами отнимает у слабого 'законную' добычу. 'Капитан', кто бы он ни был, стоит над местным криминальным сообществом и с ним вынуждены поневоле делится.
  -Кому это паспорт рисуете? -спросил блондин, взяв со стола бумагу, над которой потрудился Юзич и преспокойно рассматривая ее.
  Пряхин кивнул головой на Александра, можно было и не спрашивать, понятно и так, не Машка же пришла сюда в притон за документами.
  -Так это для вас? Очень приятно слышать! -'офицер' смерил его глазами и без колебаний отправил поддельный паспорт в карман мундира. -Итак, господа, семьдесят пять рублей, или прощайте... до приятного свидания в полиции.
  -Господин Ковров! Позвольте с вами говорить прямиком! -снова взял слово Пахом Борисыч, и таинственный 'капитан' обрел имя, чего обычно в таких 'темных' делах избегают, -Мы берем за бумаги девять 'рыжиков'... девяносто рублей серебром, обычная цена для пришлых. Вам весь хоровод подтвердит, ежели что! Ведь не подлецы же мы какие, Вас обманывать! У нас все честь по чести!
  'Шизик' в голове Сашки тотчас подметил... нерационально у 'них' организован 'бизинес', работают лишь Пряхин и Юзич, а весь остальной 'хоровод' сидит у них на шее, и еще ведь надо процент отдавать хозяину трактира.
  -Хорошее слово я люблю и всегда готов уважить! -поощрительно заметил 'капитан' Ковров, -Но извольте деньги подать, сегодня у меня в них особенная нужда.
  -Отдавши вам почитай всю выручку, мы все на шишах должны остаться! За что же нашему труду пропадать занапрасно!
  -Пускай с 'лоха' берет навар, 'карась' ныне жирный пришел! -немедленно вмешался один из 'урок', тот, что ранее безуспешно пытался 'укротить' Коврова и судя по одобрительному гулу у стены, предложение пришлось 'народу' по вкусу.
  -Ваш человек, ваше дело! Но мою долю отдать извольте. -парировал 'капитан', он останется в стороне, предоставляя криминальному ОАО 'Пряхин, Юзич и К' разбираться с клиентом самостоятельно.
  Резкий хлопок дверки за стойкой буфета... на сцене ВИП-зала появилось новое действующее лицо, служба безопасности трактира дала о себе знать. С трудом, боком протискивается через узкий проход 'амбал' таких габаритов, что из него можно выкроить трех человек нормальной комплекции. 'Сумоист' - так его условно 'окрестил' про себе Александр, 'дебил... сила есть - ума не надо' - оценка 'шизика', но в любом случае вышибала опасен, чрезвычайно опасен, такой долго думать не станет, а сразу накинется. Пока 'Провушка' топал как слон огибая барную стойку на столе самопроизвольно 'чокались' полуштоф со стопкой, скрипели доски пола под немалым весом... 'бух'... 'бух'.
  'Урки' в своем закутке ликуют, заранее празднуя победу, чуть ли не 'ура' хором кричат. Ковров вскочил со стула, его 'дерринджер' направлен на новую цель, а Провушка оказывается не такой уж и дурак, как кажется на первый взгляд... Не кинулся он 'дуром' на капитана, остановился в двух метрах перед Ковровым и соображает, он все понимает... на уровне хорошей овчарки, больше ему не дано. Засаленный фартук, огромный кухонный нож в грязных ножнах на поясе, 'сумоист' подрабатывает поваром у Петра Викулыча? Детали маловажные, кожаный ремешок... намотанный на правой 'лапе' великана - вот чего реально стоит боятся и Сашке и капитану.
  'Ы-ы-ы?' -вопрос не Коврову, а к Пряхину, тот отдает сегодня приказы для прибывшего из недр кухни демона.
  В ответ кивок головой... в сторону столика за которым по прежнему сидит Александр, а рядом дрожит-боится Машка. Пахом Борисыч, красный как рак, торопливо проделывает правой рукой магические пассы, креститься, а значит решение им уже принято заранее. Им с Марией не повезло в очередной раз, форс-мажор вышел... как раз то, о чем честно предупредил мужик в чайной на 'чистой' стороне Сенного рынка. Если клиент не устраивает местных 'блиноделов' по каким либо причинам... его просто напросто спускают в Неву 'кормить корюшку'.
  Как один его шапочный знакомый восторгался религиозность и нравственность предков... за любое дело с крестом и молитвой? И верно... прежде чем 'мочить' обязательно крестом себя осенят, только что молитву не прочтут заодно. Машка рядом притихла, больше не хныкает... и до нее дошло, что жить им осталось от силы несколько минут, пока Пров не сделает окончательный выбор. 'Сумоист' пока колеблется, переводя взгляд то на Коврова, то на 'пришлого', на незваного гостя.
  В пору и Александру того... да беда, в бога он и его 'второе я' не верят оба, верят в надежный ПМ. Плавное движение правой руки и пистолет извлечен из кобуры, карты открыты и брошены на стол, последний козырь, последний аргумент... затянувшаяся игра подходит к концу. Денег ему не жалко, если бы речь шла только за них, отдал... может быть... каждый рубль - три-четыре дня существования для него и для Марии. Только тут не за презренный металл расклад, а за другое... 'они' намерены взять все без остатка, включая и его жизнь.
  -Слышь Пахом... у ево ить 'волына' тож... -оказывается и даром членораздельной речи у нас Провушко владеет, а ведь рожа такая - в палеонтологический музей к ископаем питекантропам напрашивается. Одни могучие валики за глазами и низкий 'обезьяний' лоб чего стоят.
  Дополнительный повод Прову напрячь мозг, головной или может спинной, чем уж он там думает по физиологии... не важно. 'Размышлизмы' мучительные для двух с половиной извилин... выстрелит - не выстрелит, попадет - не попадет, убьет - не убьет. Коврова в притоне знают и боятся, а как себя поведет незнакомец, 'слабо' ему нажать на спусковой крючок или нет?
  -Бей промеж глаз! -советует Сашке родная 'шиза' и в самом деле, два сантиметра лба поверх надбровных валиков, ну а как там сплошная кость, пуля не возьмет и отрикошетирует? 'Шизик' утешает, напоминает, что летчик, как его там - Маресьев вроде, уложил одним выстрелом из ТТ мишку-шатуна, а этот 'медведик' все же меньше будет. И львов из ПМ убивали, был случай, вот только хищники те ручные, а 'сумоист' Пров дикий. Контроль за ситуацией... в общем зале за цветными стеклами аномальная 'движуха' пошла, 'гопники' опять под лавками... неужели 'крыша', поляки на второй заход вернулись? Не они... видны бравые, усатые ребята в касках и мундирах... облава, полиция заявилась к шапочному разбору. В другой бы раз Сашка и обрадовался своевременному появлению 'спасителей', но не сейчас. Провушке по любому - приговор, от остальных есть хороший шанс уйти по-английски. Через пять минут полицейские доберутся до ВИП-зала и всей честной компании станет не до Александра и его 'мелкой'.
  -Давай Провушко по тихому 'карася' каплюжного вали... Дело мокрое - дело завсегда верное! Опосля в реку их скинем. -подталкивают сзади Прова потерявшие терпение 'урки', однако сами особого энтузиазма не высказывают. Попытался было один 'смелый' зайти в спину Сашке, легкое движение ствола ПМ в его сторону и попытка сорвалась.
  -Амба! Вали! -раздается еще один ободряющий голос из-за широкой спины вышибалы.
   Остальной 'народ' определился быстро, сразу как прозвучало слово 'мокрое', Юзич шустрой крысой метнулся за дверь, вслед за ним выскочили и приведенные Ковровым понятые-босяки, остались лишь те персонажи, что Александр застал в первый момент, да 'капитан' с Провом в добавок.
  Секунды, мгновения жизни... как пули и виска, гигант решился, запыхтел паровозом, размотал ремешок-удавку и двинулся вперед... на Сашку двинулся. Ковров стоит рядом поодаль в расслабленной позе Лермонтова только, что 'завалившего' на дуэли Дантеса, пистолетик смотрит у него в потолок... нейтралитет соблюдает?
  Полагается по всем житейским правилам в такие минуты лошадиная доза адреналина в кровь... всем кроме Александра, потому и живой он до сих пор, тогда как многие с из тех с кем он начинал, осваивают 'подземный городок' на кладбище.
  В связи с появлением полиции обстоятельства слегка изменились, есть смысл Сашке сберечь патроны и не брать на себя очередного 'жмурика', зачем лишать трактирщика столь ценного сотрудника службы охраны? Помещение освещается 'люстрой', висит под потолком на трех ржавых хилых цепочках сооружение вроде тележного колеса к которому пристроены жестяные подсвечники сверху. И сходятся 'цепи' на вбитом в потолок кованном крюке... что будет если туда засадить из ПМ? Александр решил проверить, а если не выйдет, так успеет он вторую пулю вогнать в переносицу 'сумоисту'. Мушка пистолета вслед за мыслью метнулась вверх на 'автомате', у него всегда так, практически не задумывается, руки сами работают. Выстрел, эффект превзошел самые смелые ожидания, две цепочки разлетелись, брызнули во все стороны ржавым железом, лишь одна устояла. Колесо с высоты полетело вниз и словно гирька кистеня на веревке зацепило Провушку, да прямо в лицо! От неожиданности штатный палач заведения грузно валиться вперед, на четвереньки... в партер, временно выведен из строя. Темнота - друг молодежи, а для Александра вдобавок и привычная рабочая среда. Свечи погасли, полной тьмы не вышло, и не надо, ему хватит четырех секунд, именно столько требуется человеческому глазу для адаптации к смене освещенности. Все вокруг временно ослепли, и пока прозреют - он уйдет. За необыкновенно малый промежуток времени Александр успевает проделать массу операций. Пистолет поставлен на предохранитель и засунут обратно в кобуру, рюкзак за плечами, 'Машку за ляжку'... в смысле в руки подхватить, ребенок и пискнуть не успел от неожиданности. Это еще не все... первый прыжок через Прова, пока тот ищет на полу свою удавку, второй - не обегать же ему буфетную стойку? Возникло желание врезать напоследок 'сумоисту' ногой в челюсть, Александр поборол себя и 'шизика' внутри заодно, не время сейчас предаваться мелкому хулиганству. Хилая дверка вынесена прочь ударом крепкого солдатского 'берца', там вроде крючок был, и что-то жалобно звякнуло, починят потом, убытки отнесем за счет заведения. Красная стрелка поверх 'картинки' в глазах указывает рекомендуемое направление движения, природный его GPS заработал на полную силу. Вперед и вверх... иного пути нет, наработанный опыт подсказывает, что служебный выход перекрыт полицейскими и в кухне не укроешься, чайником не прикинуться - найдут обязательно.
  Он в коридоре, а в ВИП-зале между тем 'прозрели', вопят и орут 'легаши!' и 'тикай!', паника, еще один приятный бонус. Вдруг здание потрясает удар... землетрясение, взрыв, обрушение несущих конструкций? Слабовато как-то, это Провушко кинулся вслед за удирающей жертвой и в темноте то ли таранил всей своей немалой массой дощатую перегородку, то ли попытался проскочит через узкий дверной проем в фас, а не боком и там застрял как муха в паутине.
  Еще одна дверь впереди прямо по красной стрелке, к черту дверь сэр! Что за... куда они с Машкой залетели? Комната, кровать-нары, вид сзади... две ноги на трех ногах, а четвертая в зубах? Православный воин бабу обрабатывает, форма рядом на табуретке сложена, тесак с ремнем и бескозырка на гвозде висят, а сам солдат словно с плаца едва вырвался, со строевой подготовки сюда прибежал, так интенсивно вверх-вниз ныряет между ляжек 'дамы', как под счет сержанта. Ух-ух! Ать-два! Шире шаг, носок тяни, нога прямая!
  Мария рот открыла, что-то хочет спросить... не до нее, потом объясним и вообще ей рано еще знать... маленькая. GPS в голове своего хозяина не подвел, комната проходная, вторая дверь впереди по курсу, выбивать ее не надо, до Сашки кто-то постарался выломать, она лишь прислонена к косяку, на петли не повешена.
  Стонут гнилые ступени под ногами, свежий воздух улицы приятно охлаждает лицо и придает новые силы. Перехватить девчонку поудобнее, рюкзак поправить, секунда потрачена на проверку фиксации пистолета в кобуре... и пошли... 'первый пошел!'. Короткий разбег по ржавому кровельному железу, прыжок, тревожный и волнующий миг свободного полета через пустоту, совсем как утром под куполом цирка и снова под 'берцами' гулко отзывается тонкий металл. Только теперь внизу железный лист со следами недавней покраски. Один прыжок с крыши на крышу и они с Марией в другом, в приличном квартале, трущобы остались за спиной, шесть метров всего. На олимпиадах спортсмены прыгают и на девять, да только Машка на шее у них не висит, а равно и тяжелый 'сидор' с вещами за плечами. Девочку отпустить, быстро осмотреться вокруг и оценить обстановку, настойчиво советует 'шизик', и без него понятно... порядок! Внизу на улице полицейских не видно, лишь обыватели прохаживаются и дворник навоз сметает в кучку. Полицейских из 'гетто' можно теперь не опасаться, стражам порядка придется огибать целый квартал, если захотят преследовать его. Верст десять навскидку выйдет, и еще через нагромождение палаток и ларьков Сенного рынка им придется по дороге пробиваться. Видел Александр местных 'оперов' мельком, однако впечатление сложилось - мужики исключительно крупные подобраны на 'давить и не пущать', быстрый бег и прыжки им решительно противопоказаны самой природой.
  
  -Нам не впервой... и не так бывало уходили! -'шизоид' в левом полушарии мозга предается приятным воспоминаниям.
  Картинка фоном перед глазами проскакивает, доли секунды... неужели когда это все с ним было? Мелькают вспышки под потолком... цветомузыка... уютный столик в зале ресторана, коньяк, шампанское, тарелки... глаза поднять... Епть... 'шиза' моя, что это за баба страшная с ним сидит? 'Внутренний' друг объясняет... Москва, лето, мероприятие - 'съезд профсоюза', босс послал 'лучшего бойца' вместо себя. Делать все равно нечего, сиди Саша и отдыхай за счет 'принимающей стороны', и 'девушкой' тебя снабдили... третий сорт не брак, красотки с модельной внешностью обслуживают больших людей. Беглый обзор по сторонам... физиономии и знакомые и нет одновременно, понятно кто такие и чем заняты - полный набор типажей от 'качков'-спортсменов, до 'классических' расписанных татуировками деятелей криминального мира. Хитер товарищ начальник... не любит в такие места попадать, здесь ведь обычно ведется скрытая видео или фотосъемка, как 'своими', так и 'чужими'. А так все более менее 'цивильно', оружия на руках ни у кого не заметно и настрой собравшихся вполне мирный. В разноцветных лучах на эстраде надрывается певец, 'барашек' стриженный под Макаревича, деловито снуют официанты и 'дама' напротив болтает, Александр ее не слушает... 'чуйка' с утра уже бьет тревогу, слишком тут красиво - жди беды.
  Подбежал официант в накрахмаленной белой рубашке, принес бокалы для коктейля. Зачем? 'Шизик' вежливо подсказывает... коктейль 'табуретка', не тащить же ему даровую страхолюдину к себе в номер после банкета? Черт... она ведь пьет как лошадь, или коньяк слишком хороший? Неужели придется, не хотелось бы... ведь сантиметр штукатурки на лице, для обычного глаза 'девица' бы еще сгодилась. Он же 'зрит в корень' и макияжем его не обмануть, вдобавок еще и напиться в хлам Сашка не может, не дано ему от природы такое счастье.
  Что же так настойчиво пытается ему подсказать 'шестое чувство'? Опасность где-то рядом... или... световые вспышки внезапно прекратились, 'обрезало' музыку, предметы вокруг обрели как по волшебству красивые сине-черные ореолы, а в расширенных зрачках 'подруги' видны мелькающие темные тени, много теней и силуэтов... пришествие пушного зверька.
  Рывок и он уже далеко от столов уставленных бутылками и разной снедью, по дороге пришлось разминуться с несколькими 'призраками' в бронежилетах и масках. Особой проблемы не составило, омоновцы хоть и ворвались в зал из полумрака коридоров, но 'ночным зрением' не обладают и в лучшем случае видят лишь смутные темные очертания чего-то. Впереди и слева заветная дверь эвакуационного выхода, к стене прижаться и пропустить... еще одна группа 'дуболомов' с автоматами наперевес навстречу ломится прямо с черного входа. И в самом деле 'деревянные солдаты' как этого черта ненашего... правильно - Урфина Джюса. Удивительно, раз бегло пролистал в далеком детстве книжку и до сих пор в памяти.
  Когда белая дверь осталась за спиной, а ВИП-зале ресторана как раз начались 'маски-шоу' со всеми необходимыми звуковыми, световыми и прочими эффектами. Выстрелы в потолок, пронзительный женский визг, мат, звон битой посуды и специфическое 'шмяк-шмяк-шмяк'... резина ПР сноровисто работает по живому телу. Ему все равно, пусть там за спиной орут 'На пол! Руки за голову! Heands up!'... я от бабушки, ушел, я от дедушки ушел, и от тебя волчара позорный... надо срочно решить куда податься дальше, пока в зале свет не включили.
  Путь вниз отрезан напрочь, можно и не гадать, тянет оттуда через лестничные марши дымом дешевого табака, стоят оперативники в подъезде и ждут 'сильно умных', тех кто захочет улизнуть через черных вход.
  Попытаться подняться на крышу и там переждать 'налет'? Мысль стоящая, несколько бесшумных шагов вверх до следующей лестничной площадки и... засада.
  Стоит в лунной тени, навалившись левым боком на стену, 'боец' с автоматом, парень здоровый - 'косая сажень в плечах', близкий контакт с таким крайне нежелателен для Александра, да и дальний то же, он сегодня безоружен и мимо не проскочить, луна выдает. Выручает как всегда главный помощник - мрак, ночь еще ни разу его не подводила, а вот днем случалось всякое. Солдат или милиционер, кто там такой... неважно... судя по расслабленной позе - товарищ еще не понял, что 'дембель' кончился и надо работать по-новой. АК-74 удерживается за цевье одними пальцами левой руки, правая занята сигаретой, ремень каски не застегнут и свисает на грудь, лицо простоватое - 'рязань' или 'мы псковские'. Единственный ему плюс, встал парень удачно по науке, устроился в темноте, а не на освещенном пятачке.
  В самый последний момент 'дембель' что-то уловил, может движение воздуха почувствовал, увидеть он ничего не мог в принципе. Поздно спохватился... АК в одно мгновение поменял хозяина, оказывается от ружейных ремней есть существенная польза, а некоторые об этом и не знают. Оружие описывает в воздухе полу-дугу, 'прикладом бей!', удар обрушивается на грудь оторопевшего от неожиданности 'солдата', давненько ему не 'пробивали фанеру' и вот пришлось. Получилось именно то, что Александр и ожидал, оглушить и вывести из строя противника он не рассчитывал, бронежилет и магазины в кармашках разгильдяя защитили, но на ногах он не удержался и повалился на спину.
  Обгоняя катящуюся по бетонному полу каску Сашка в завершающем удар прыжке улетает вперед, путь наверх свободен, и в руках трофейный автомат. Позади грохот-звон металла, что там на 'воина' понавесилисо спины? Неужели в 'полной выкладке' был, и лопатка и котелок и что там еще сейчас таскают на себе солдатики?
  Ночь, прохлада и крупные звезды над головой, не такие большие как там в горах, а все равно приятно. И снова надо решать... грохочут по лестнице омоновские 'берцы' и скоро на крыше он будет не один отдыхать, а с 'друзьями'. Принять бой? Плохо... 'воевать', когда кругом все 'свои' в разной степени... и 'те' и 'эти', явные 'духи' остались в прошлом за Пянджем. АК-74 отложить в сторону, подойди к самому краю, одиннадцатый этаж... многовато пожалуй? Раздумывать некогда, с противным визгом распахивается дверка чердака, в проеме появляется круглое белое лицо, удачно вписанное в каску-сферу, чужой автомат ползет вверх, нащупывая прицелом человека на кромке крыши. Александр успел шагнуть в бездну, прежде чем грянул выстрел и пуля бессильно пропела в метре над его головой.
  Неуловимый миг полета или падения... мягкий удар, скорее даже толчок в ногах и разливающаяся жгучая боль по всему телу. С чем связано он не знает, но после прыжков с высоты у него всегда болели не тоько ноги, как у обычного человека, а буквально 'все подряд' вплоть до мышц шеи. Механизм 'чуда', многократно испытанного и ранее, особой тайны не составляет, нагрузку принимают на себя не кости, а мышечная масса, примерно как у кошки получается, разве только 'мурка' всегда приземляется на четыре опоры, а он на две. Как-то еще влияет и его замысловатый механизм терморегулирования, вот и сейчас он буквально 'кипит'. Давно он заметил за собой все эти странные эффекты, что и с мышцами что-то не так, отдельные приемы в самбо не давались, хоть убей и это при его ловкости, реакции и феноменальной обучаемости.
  Не до анализа ощущений, не время... надо быстро лечь и распластаться на асфальте, голову вывернуть чуть набок, словно шея сломана.
  Над срезом крыши появляются три головы, три лица. Один уже знакомый 'солдат', без каски, на опухшей правой щеке кровь, а ведь по голове Александр его не бил. Свои сделали 'внушение' за беспечность, упущенного преступника и утраченный автомат. Рядом второй... мужик в возрасте, офицер скорее всего и третий, молодой и 'круглый' - тот самый, что стрелял и не попал. Они тихо переговариваются между собой, вниз долетает лишь слово 'дурак' и уходят... поверили, обман удался. Александр медленно, не спеша встает, отряхивает одежду и 'ныряет' под надежное прикрытие зарослей парка, окружившего загородный отель, бывшую базу. Куда его завезли на 'съезд' он так и не понял, вывески на здании не было, а по стилю объект напоминал нечто 'олимпийское', в Москве к 1980-му немало таких построили.
  Можно было и уйти сразу, в гостиничном номере у него ничего не осталось кроме сумки со сменой белья и бритвенными принадлежностями, документы и деньги при себе, но любопытство - его вторая натура.
  У парадного крыльца на стоянке, иномарки, 'автозаки', машины 'Скорой'... БТР зачем пригнали, вроде не война? И как водится в таких случаях 'море целое погон' и распоряжается чуть ли не генерал. Как раз к моменту, когда Александр скрытно приблизился стали выводить первых задержанных, сперва 'элиту'... руки скованы наручниками, но охранники ведут себя почтительно, а перед некоторыми 'боссами' и дверь казенной 'волги' подполковник открывает за швейцара. Затем настал черед 'братвы', этих побили дубинками ПР... заметно, в разумных пределах отлупили, никого волоком не тащат, 'орлов' быстро распихивают по автозакам. Больше всего, как и следовало ожидать, перепало людям непричастным к мероприятию, охранникам, официантам-поварам и проституткам, их ждут 'Скорые'. Приказ 'отметелить всех' выполнен с тактом, чувством и должной расстановкой. 'Больших' людей бить нельзя, ибо чревато неприятностями по службе, тех кто попроще можно, но осторожно... не мести боятся, а просто жизнь такая, что сегодня ты по одну сторону баррикады, завтра можешь по другую оказаться.
  'Даму' свою он опознал с трудом, исключительно по платью, лицо словно футбольный мяч, ни глаз ни рта ни носа, сплошная сине-красная масса. Певца-'барашка' несут сразу трое, отделали беднягу до состояния шашлыка и остальные ничуть не краше выглядят. Остается лишь плюнуть и уходить, зрелище неприятное, вдобавок аккомпанемент стонов пострадавших и командно-матерного 'правоохранителей' слух раздражает.
  Нет Сашка... погоди... знакомая троица к генералу подходит, та что тебя ловила и не поймала. Офицер что-то долго объясняет начальнику и показывает рукой вверх на крышу. По губам читать Александр не обучен, однако по выражению на физиономиях кое-что понять можно... 'неизвестное лицо упало с высоты одиннадцатого этажа, и пока мы спускались скрылось или его унесли сообщники'. В ответ 'Е... вашу м..., бегом искать!', отец-командир дланью указывает на деревья парка, вперед и с песней бойцы. Троица с печально-обреченными лицами отправляется выполнять бессмысленный приказ, им на высоком уровне объяснили... кто они такие и куда им следует идти. Генерал немного не угадал с направлением, чуть левее и в самом деле бы вышли они на прячущегося под сенью кустов Александра.
  
  Секунда воспоминаний в прошлом, а в конце 19-го века снова меняется ситуация, на крышу выбегает 'капитан' Ковров, за ним по пятам несутся мужики в мундирах и черных касках с тупыми шишаками. Александр понял сразу, чутье подсказало, 'капитан' собрался прыгать вслед за ним и не долетит, слишком большое расстояние даже для тренированного спортсмена. Дурной пример, как известно заразителен, а его пример может быть и убийственным, если кто из обычных людей решит последовать. Ковров решил... уповая на то, что если человек примерно одного с ним роста и сложения перескочил, то и он сможет.
  В такие моменты время не учитывается совсем, его как бы нет, исчезает оно. За неуловимые мгновения, не измеряемые секундами Александр успевает подскочит к краю, лечь спиной на железный лист - руки вперед и зацепиться согнутой в колене ногой за край кирпичной трубы... только бы она выдержала.
  В сущности он в очередной раз 'тупит', спасает человека в которого пару минут назад, возможно пришлось бы стрелять. В горах, на высоте, в бушующих волнах или в пламени пожара так и принято действовать, свой или чужой - разбираются потом.
  'Капитан' разбежался, отрыв... техника 'никакая'... одно хорошо, летит пока и... Сашка угадал с расстоянием до сантиметра, удалось схватить 'прыгуна' в тот момент, когда Ковров полетел вниз. Вышло почти как в цирке, опыт вещь великая, он либо есть, либо его нет. Втянуть наверх 'спасенного' оказалось ничуть не легче чем 'перехватить', да еще и Мария вдобавок 'помогает'... бегает где-то сзади и пронзительно кричит. К счастью 'кэп' и в самом деле огонь воду и медные трубы прошел, а рядом оказалась водосточная труба, отчасти с ее помощью совместными усилиями и выползли наверх.
  -Дяденька у вас кровь на ноге течет! -Машка показывает Коврову на его же сапог.
  На блестящем хромовом голенище видна небольшая дырка оттуда стекает вниз тонкой струйкой красная жидкость. Александр осторожно заглядывает за срез крыши... оп-ля... новое действующее лицо? Когда они с Машкой прыгали в промежутке между домами никого не было, а теперь целый казачок вдруг 'нарисовался'. Как положено, 'шабля', пика, 'ружжо' и низкорослая косматая лошадка вдобавок. Если только иконостасом медалей и крестов станичник не обременен? Так, как потом Ковров объяснил, существует пока еще на Руси полезный обычай бить любителей чужих наград по морде, и бьют больно.
  -Вот подлец... достал меня пикой? А я ведь его знаю, знакомый... -а это к краю подошел прихрамывая на пострадавшую ногу сам 'капитан' и глянул вниз. С раной он справился быстро, просто сунул за голенище вчетверо сложенный носовой платок.
  -Нет погоди дружок... я тебя уважу! -и Ковров истинно аристократическим жестом расстегнул ширинку своих офицерских брюк.
  Внизу ругань, испуганно ржет лошадь и одновременно на соседней крыше хором покатываются со смеху люди в полицейских мундирах, ранее преследовавшие 'капитана', и даже Машка рядом хихикает. Александру шутка пришлась не по душе, а посему Мария немедленно схлопотала нравоучительное 'по попе' и теперь недоумевает, изображает обиду, как может. Странное поведение полицейских поразило его, или у них как и в ХХ-ом веке 'Мент гаишнику не брат!', или... пока загадка. Казачок внизу обиделся не на шутку, смертельно... еще бы 'опустили' при всем честном народе. 'Бамц-ц-ц' звук выстрела сливается со звоном металла по металлу и возле ступни Коврова возникает в кровельном железе небольшая дыра с загнутыми вверх рваными краями.
  -Агафья! Почто злая така седни? Свинец казенный тратишь почем зря! Мож в баньку сходим? -смеется 'капитан' над удачной своей проделкой.
  -Сукин сын, циркач... ха-ха-ха... еще попадешься ты нам ужо! -беззлобно комментирует действия Коврова 'старшой' полицейских, судя по всему, облава была именно на него, пришли в трактир за конкретным человеком.
  Народ веселится, а ему не до смеха. Добытый с таким трудом паспорт накрылся полностью медным тазом... годится лишь для глухой провинции, хорошо хоть деньги не заплатил. Наверняка 'паспортист' Пряхин внизу уже кается в грехах и сдает полицейским 'клиента' с потрохами, вдобавок Александр из постороннего бродяги в глазах питерских сыскарей превратился в сообщника Коврова.
  
  
  '...означенный преступник, отставной поручик артиллерии Кавказского корпусу С. А. Ковров справил малую нужду на голову казака второй сотни Агафона Сидорова. Казак Сидоров нижайше ходатайствует о выдаче 20-ти рублей серебром положенного ему пособия за увечье по службе.'
  (Из рапорта частного пристава Феоктистова.)
  Резолюция синим карандашом: Выдать казаку (неразборчиво, затерлось) ...идорову двадцать копеек серебром в счет секретных сумм.
  Подпись: Действительный статский советник Бугров.
  (Полиция Российской Империи. Пиотровский В. Изд. 1999 г.)
  
  
  Дальше... дальше все... втроем они без каких либо затруднений спустились вниз по 'людской' лестнице особняка. Дворник покосился на незнакомых людей 'упавших с неба', но благоразумно проявлять положенный по должности 'героизм' не стал. На улице Сашку стали одолевать сомнения, пока новый спутник подзывал извозчика, полицейские за ними не кинутся, они пешие, а вот казак мог бы успеть... он решился все же спросить что и как.
  -Не тушуйся, сей казачок за нами не кинется! -авторитетно заверил его Ковров, увидев характерные телодвижения партнера 'к кобуре', -Утрется... коли у бань каждое воскресенье двугривенные зарабатывает, положено ему. И царю служит и господам услужает жо..., не при детях будет сказано.
  -Ка-а-а-заки... казаки, едут, едут по Берлину наши казачки! -издевательски пропел куплет 'шизик' в голове, нашел время, обычно Александр на провокации не поддавался, а тут не утерпел.
  -Куда едут? На гей-парад ведь едут! Первый день в Питере и третий 'ахтунг' на сегодня по счету встретился, а еще не вечер.
  -Не верь молве... их здесь чем не больше чем в Москве! Затем уложишь чемодан и Магадан и в Магадан!' -хрипло, подражая Высоцкому, выдало левое полушарие, -Ты чего в гомофобы записался никак?
  -Мне за державу...
  -Обидно? Брось! Вот если бы ты и в самом деле в казачки подался, вербовали ведь... тогда да, и я бы не стерпел.
  -Кто? Когда? Давай подробнее, пожалуйста.
  -А ты забыл? Ведь две недели с республиканским нашим атаманом в 'дурке' лежал? В одной палате и койки у вас через одну стояли. Тебя выпустили как неопасного, а его врачи считали безнадежным.
  Опять сплошные лакуны и провалы в памяти... 'шизик' рассказывает как там дело было, атамана все же освободили год спустя под давлением правозащитников как 'узника карательной сталинской психиатрии'.
  Пока добирались до квартиры, снимаемой Ковровым Сергеем Антоновичем, то окончательно познакомились. Как и предположил Сашка сразу, 'капитан' оказался всего лишь поручиком, но 'хлебнул лиха' на Кавказе немало, двенадцать лет... не два жалких года 'срочки'. Попал туда Серега семнадцатилетним юнцом, добровольцем пошел за приключениям и от звонка до звонка, а затем никуда не смог пристроится 'на гражданке'. Аналогия с Афганистаном ХХ-го века полная... горы, жара, плохая вода, где-то рядом 'духи' ползают, водки нет, и бабы в страшном дефиците. Народ пробавляется чудо-травой, от которой порой конкретно 'крыша едет' и ребята 'улетают'.
  -Отчего тебя со службы выгнали?
  -В морду дал одному уроду... был надо мной дрянной капитанишко, немчура поганая, терпел его столько лет и раз не утерпел. Судили, дали отставку без пенсии и права ношения мундира, зачли награды и участие в делах, а то бы в Сибирь поехал за казенный счет.
  Судьба на этот раз свела Александра с человеком, о каком в его времени сказали - или в цирк, или в десант, или... туда, куда в итоге угодил и сам путешественник во времени. Капитанское же 'звание' Ковров получил в пресловутой 'золотой роте', в местном 'элитарном' преступном сообществе, где по достоинству оценили его таланты.
  Невольно разговор 'съехал' на тех же казаков, раз уж с одним представителем данного сословия недавно столкнулись, как там... если сказки и предания отбросить.
  -Кавказ завоевали? Да ну... ты где такую дичь услыхал?! Они же и станиц своих толком оборонить не могли никогда супротив горцев. Примета была у нас, коли бегут казачки гуртами в крепость под защиту пушек, так жди джигитов немирных следом. Одна польза от них... успеваем людей по местам расставить и орудия зарядить. А как в горы вылазка, так казачки сзади 'охраняют', первые только на дележке добычи завсегда. Воевали? Когда зажмут, окружат и убежать нельзя. Разве... пластуны ихние ценились, но они пехота, из фрунта куда ты денешься?
  По мнению Коврова, покорил Кавказ простой солдат регулярной армии, пехотинец, сапер или артиллерист и цену заплатил большую. Можно с ним не соглашаться, однако к сведению принять стоит, очевидец все же, впечатления самые свежие от первоисточника. Казаки же за редким исключением составляли лишь 'русский элемент' в завоеванной местности, и то в горные станицы приходилось селить любых 'волонтеров' от отставных солдат, до одесских греков и евреев включительно. В боевых же действиях роль их обычно сводилась к охране, патрулированию или добиванию уже бегущего деморализованного противника, а для ведения разведки не было недостатка в добровольцах из числа местного населения. Как попасть в данное 'военное сословие'? А просто... недавно царь-батюшка велел собрать 'лучших людей' по всей российской императорской армии для усиления уральского казачьего войска. Набралось двадцать с лишним тысяч разного рода 'залетчиков' из числа пьяниц, воришек, дезертиров и прочих отпетых 'героев'... так вот и формируется казачество на окраинах.
  -Пехотные полки на Кавказе, случалось за год-три полностью людей меняли. Бывало идем в горы аул ихний громить, смотрю... та же рота, тот же ротный и поручики знакомые, а нижних чинов не признать, ни одного из старых не вижу. Где спрашиваю Васильич, твои солдаты... а кончились оказывается, кто убит в боях, кто пропал без вести, остальных лихорадка скосила, лишь троим повезло, они покалечены и отправлены обратно в Россию. Так вот брат было... не даром сие 'покорение' нам вышло.
  Два сапога пара или... с Ковровым Александр сработался бы, если вдруг да решил продолжить движение по 'скользкому' пути. Он же такого намерения не имеет, а деньги на обустройство откуда взять? На дорогу обратно в казанскую губернию кое-как набирается, но и только... и надежных документов все равно нет. Время - полночь, на квартире Коврова ему пришлось волей-неволей познакомится еще с одним 'золоторотцем'. Сразу же и 'быка за рога', нужен им третий... не для праздной пьянки, для дела нужен, собираются 'орлы' поутру банк брать, а тут как раз Сашка со своим ПМ будет кстати. Местные 'работники криминальной сферы' совершенно без комплексов... у них так принято, только познакомились и пошли... приступили, затем столь же легко расстаются после завершения предприятия.
  -Обязательно грубой силой? По другому никак не выйдет?
  -Никак... у них денежный ящик надежный с хитрым запором, никто из наших вскрыть не берется. -прямо ответил на поставленный вопрос Ковров.
  Александр все же постарался выудить еще кое-какую информацию, до 'классного' взломщика ему как до Луны ракообразным, однако с некоторыми разновидностями замков он 'на ты', так уж сложилось в жизни. В бригаде у них был один 'классический' товарищ, полжизни проведший за колючей проволокой. Его босс специально взял для ознакомления ребят с 'конкурентами', счел полезным иметь в составе своей группы, благо кадр знакомый был ему по прежней, судейской работе. Фамилии его так и никто не знал, звали Ашотом... специализировался человек в криминальной деятельности как раз на взломе несгораемых ящиков и сейфов, и кое-чему полезному Сашка у него поучился. Жаль учитель долго не протянул... судьба любого конченного наркомана... поехали в очередной раз его вытаскивать с 'наркохаты' и слегка опоздали. Ашотик 'улетел навсегда' в края вечной охоты, а бренное тело его валяется в крапиве за мусорными баками в одних трусах, обобрали до нитки собратья по игле. Если верить Коврову на слово... по описанию выходит - сейф с лимбовым замком?
  -Замочной скважины нет, только диск с цифрами и ручка. Я сам видел и Арсений подтвердит... код знает только кассир, его и пугнем.
  -Оно того стоит?
  -Полмиллиона коли на серебро пересчитать... -вздохнул косматый, сильно напоминавший Распутина сообщник 'капитана' и ему тоже не по вкусу пришелся предложенный вариант с 'brute force'.
  -Я... смогу вскрыть. -скромно промолвил Сашка, предложив честной компании альтернативное решение, лучше так попробовать, чем 'налетом' и шансов на успех больше и самое главное - стрелять не придется.
  -Врешь! Замок патентованный известной фирмы!
  -Кому как... Подойти к сейфу без 'волын' получится?
  Все сложное просто, если знать как, сейфы такого типа покойный армянин и за сейфы настоящие не считал, в СССР они и не производились, попадался временами только импорт и остатки былой роскоши от российской империи. Выпущенные до 60-х годов ХХ-го века включительно, все 'лимбы' имеют критическую уязвимость... шум работающего механизма выдает правильную комбинацию. Позднее добавили 'трещотку'-глушилку и блокировки на перебор, помогло лишь отчасти, умные взломщики быстро освоили микрофон и компактный осциллограф, отслеживали не щелчки на слух, а пики на маленьком зеленом экране. С 80-х механику отчасти заменила электроника, но и она страдала от халатности производителей, вечно экономящих на спичках, хорошим аппаратом всегда можно увидеть нечто полезное в цепях питания. Это уже другая эпоха, и экспериментировал он с электронными замками самостоятельно, раз уж занимался охранными системами и сигнализацией, если только на практике ни разу применить полученные знания не пришлось.
  Когда Александр собирался в прошлое, то ему кроме 'штатного набора' предложили выбрать по-мелочи, на свой вкус, что сочтет нужным для выживания. Случайно стетоскоп в коллекции профессора попал под руку, там вообще было много чего интересного и полезного, мелкий и легкий прибор лежит в его рюкзаке... угадал оказывается.
  -Арсений у тебя пролетка далеко? -сразу же осведомился Ковров, не откладывая дела в долгий ящик.
  -В трактире на кругу стоит, как завсегда. -отозвался 'Раскольников'.
  Сборы недолгие... получив указание Арсений побежал за 'тачкой', Сашка втайне надеялся, что они отложат 'акцию' на завтра, но 'капитан' решил иначе, время до утра еще есть.
  -И вот еще... пистолет свой оставь мальцу, после вернемся и заберешь. -поставил условие Ковров, -Я тебя не знаю толком, мало ли...
  Пришлось Александру подчинится, Марию он уложил спать в соседней комнате, кобура с ПМ отправилась к ней под подушку. Съемная квартира у 'капитана' вполне себе роскошная но меркам позднесоветского времени: прихожая, столовая, кабинет, кухня и еще ряд мелких комнатушек. Минусы есть, существенные и такие, что и большая площадь не искупает полностью... освещение масляными лампами, отсутствует водопровод, а вместо газа используются дрова, зимой весьма прохладно. Самая главная беда... одному жить трудно, придется держать 'людей' или 'прислугу', лишние глаза и уши заодно возле себя. Привыкший к походно-кочевой жизни Сергей Антонович Ковров, отставной поручик обходится один, а вот у Александра так не выйдет, не вечно же им с Машкой питаться в трактирах и харчевнях.
  Возвращается Арсений, с 'Распутиным' Александр угадал, если Ковров по военной линии, то его помощник из служителей культа, как судьба людей порой кидает. Поездка по ночному городу вышла скучноватой, ни огней рекламы, ни гуляющий обывателей... одни тусклые газовые фонари, да будки с полицейскими, и те и другие чуть ли не через версту встречаются. Пока добирались новый отец-командир разъяснил сообщникам отчего такая спешка.
  -Банк то 'жидовский' по натуре, и тринадцатый месяц уже ему идет. Год они редко терпят, собирают кассу и ищи-свищи ветра в поле, коли хоть один иудей в правление затесался. Наши православные могут и пару лет подождать, пока понабежит деньга, а у этих терпения не хватает.
  Знакомые реалии по веку ХХ-ому, и здесь свои МММ процветают, и Леням Голубковым хочется получить абсолютно сказочные проценты. Можно особенно не страдать угрызениями совести, вор у вора крадет дубинку. Вкладчикам 'Я не халявщик, я партнер!' какая разница, поедут ли их деньги в Монте-Карло, или их кто-то в России оприходует в свою пользу?
  Прибыли... тпру! Тихое ржание рысака, скрип сочленений пролетки, классика - ночь, улица, фонарь, аптека и... особняк скрытый за чугунной оградой, туда им и надо пробраться.
  -Охрана на первом этаже чаевничает, шкап железный на третьем. Я полезу первый, рекогносцировку произведу, затем ты с инструментами, а дьякон наш постоит на стреме. -сразу же распорядился Ковров, опыта ему не занимать.
  Взобраться по стене, легко ли? Оказывается не так уж и сложно, разнообразная лепнина 'украшательств' и водосточная труба в помощь нашим криминальным альпинистам. Ковров наловчился лазить по скалам на Кавказе, Александр же учился у профессионалов не один год... результат примерно одинаковый. Щелчок рамы окна, замочек-защелка профессионально отжат лезвием ножа и 'капитан' внутри. Спустя пять минут он появляется в окне, условный сигнал, и вскоре Александр присоединяется к нему.
  -Посветить? -в руке Коврова потайной фонарь, жестяная коробочка с рефлектором и горящей свечкой внутри.
  Сашка кивнул в ответ, хоть и нет особой нужды, он прекрасно видит и так. Стол, стулья, ковер на полу, портреты не то царей не то генералов на стенах и сейф в дальнем углу комнаты, вся обстановка. Ящик почти в рост человека, солидное сооружение из стали и чугуна, весом в полтонны, их специально делают массивными, дабы злоумышленники не уволокли. Фирма-производитель знакомая, табличка литая с надписью 'Milner´s Safe. Thomas Milners 1855, fire-resisting, patent improved.' наверху. Примерно на таком же, только выпущенном позднее агрегате, он и практиковался с Ашотом. У 'частников' встречаются и древний антиквариат, раз вещь надежная - на века сделанная, не горит, а толстая сталь хорошо противостоит обычному грубому взлому.
  Дядя Томас не рассчитывал, что его детище столкнется с медицинским 'подходом', стетоскоп пока еще не в ходу, его вообще еще не изобрели. Плавное вращение лимба одними кончиками пальцев... есть первая цифра, вторая и следующая известны. С последней пришлось повозится, с первой попытки не получилось уловить тихий звук, не помогла и чувствительная мембрана прибора. Замок ручной подгонки, а может и ручной работы и щелкает на пределе восприятия. Александр же тренировался на более современной серийной 'штамповке', где механизм брякает, как затвор автомата при досылке патрона.
  -Готово! -он распахивает дверь и одновременно отодвигается в сторону, давая возможность 'командиру' оценить его работу.
  В последний момент, когда уже бухнул ригель замка Сашка инстинктивно сжался, ожидая... сейчас отработает скрытый за дверкой 'конечник' - концевой выключатель, замкнется цепь и внизу на пульте охраны замигает тревожный индикатор, заревет сирена. И тогда... О чем это он? Век какой на дворе? Если и есть в мире кое-где охранная сигнализация, то точно не здесь. Тишина, только слышно как дышит рядом напарник. Тяжело как-то Ковров воздух сквозь легкие прогоняет, неужели что-то не так пошло?
  -Вот ведь засранцы... -успел печально произнести капитан 'золотой роты', прежде чем Александр заглянул внутрь сейфа.
  Пусто в стальном брюхе 'Томаса Милнера', лишь сиротливо белеет листочек бумаги испещренный рукописным готическим шрифтом. Честный немец-кассир извещает запиской господ банкиров о том, что у него возникли непредвиденные семейные проблемы и он должен срочно отбыть в родимый Фатерлянд и не с пустыми же руками ему ехать домой? Их с Ковровым опередили, скорее всего часов на пять от силы, если привязываться к распорядку работы банка. Полмиллиона рублей вместе с новым хозяином в данный момент движутся по рельсам к Динабургу, откуда совершает регулярные рейсы дилижанс до прусской границы, Питер-Варшавская железная дорога до конца пока не достроена.
  Хотели уже плюнуть и уйти, но Александр задержался, осмотрел еще и 'тайник' сейфа, отдельное маленькое отделение внизу. Там нежданно и негаданно он наткнулся на пяток мелких, но увесистых цилиндрических мешочков килограмм на шесть в сумме, монеты? Ковров перочинным ножом, некогда развязывать, время 'поджимает' того и гляди сторож с обходом заявится, вскрыл один мешок на пробу. Внутри оказалось золото, полуимпериалы, империалы российские и французские. Кассир поленился тащить с собой лишний груз забрал только ассигнации и ценные бумаги.
  -С паршивой овцы хоть шерсти клок сорвем. Бери и уходи, я приберу и следы затру за собой, может и не поймут.
  На улице по прежнему царит ночь, лишь тонкая багровая полоска на востоке предвещает восход солнца. Они втроем возвращаются обратно, не то что бы 'не солоно хлебавши', но не за тем шли на дело.
  Вернулись неудачники на квартиру, Ковров погнал тут же Арсения за 'Ершом в салфетке', а сам вывалил на стол добычу и стал считать. К моменту возвращения бывшего дьякона с холодным шампанским и закуской золотые кружочки были разложены на четыре неравные горки. Две тысячи - 'главному', он больше всех рисковал, проводя накануне днем 'разведку' в банке его могут опознать посетители, сотрудники и охрана. 'Штука' - Арсению за транспорт и прикрытие, полторы тысячи получает 'инженер' за вскрытие сейфа, и самая маленькая кучка в пятьдесят монет отложена в страховой фонд золотой роты.
  -На адвокатов? -спросил Александр.
  -У нас не загнивающая Европа брат... Полиции и судьям достанется, коли чего, а если сильно не подфартит, то и конвою мзда.
  Получив причитающиеся ему деньги Арсений сразу же убежал, якобы долг отдать срочно ему надо. Александр же пошел посмотреть как там Машка и забрать у нее свой ПМ.
  'Мелкая' нашла себе занятие по вкусу, не спит, забилась в уголок кровати и ревет, горькими слезами заливается. Так и сидела все время, пока Александр по ночным улицам и банкам турне совершал.
  -Ты чего плачешь?
  -Не бросай меня больше, слышь никогда!!! -и тут же ему на шею Мария бросилась, вцепилась как клещ, пришлось носить ее на руках, пока сон ее не сморил и ручонки не разжались. Так он и ходил по дому, и шампанское пил с Ковровым с таким украшением, с 'Машкой на шее', не отпускала.
  -Почто малец у тебя эдакий плаксивый?
  -Девка это а не парень.
  Посидели они, выпили 'Ерша', выпили холодного чая, прислуги у поручика Коврова не водилось с тех пор как со службы выперли, а ставить самовар самому 'лениво'. Поговорили... слегка, Александр не стремился особо рассказывать о себе, а Ковров и не расспрашивал дотошно. История с Бездной в сущности форс-мажор и о ней Сашка даже не упоминал. Он просто попал не в то время, и не в то место, так уж вышло... если общими словами говорить, а общими он и вел речь.
  Машка уснула наконец, прежде чем уложить ее обратно в постель пришлось предварительно кое-что сделать. Подушка сырая наполовину, к счастью влага не добралась до ПМ в кобуре, одеяло промокло и матрас насквозь, не менее литра слез из нее вылилось. Перестилать он ничего не стал, просто перевернул подушку и поместил в другую, сухую часть ложа. Мокрую рубашку же с Марии пришлось снять, одну ночь ребенок поспит и так, и повесить на спинку стула для просушки.
  Два часа до рассвета пролетели незаметно, а дальше город стал постепенно оживать от ночной спячки. Только зашумел на улице под окнами 'шыр-шыр' метлой первый дворник и зевая прошел мимо городовой сержант с ночного дежурства, как уже потянулся рабочий питерский люд, выползая из подвалов и нижних этажей, время активности 'господ' наступит позднее.
  Паспорт нужен... у Коврова целая коллекция имеется для 'работы', специально добровольцем-санитаром на эпидемию холеры ходил, трупы собирал по улицам и по квартирам случалось. Ценностей не брал, как остальные 'добровольцы' из числа босяков, он не мародер, а вот бумаги умерших напротив оставлял себе, если подходили по возрасту, приметам и положению в обществе. Им, покойникам, 'документики' не нужны, на том свете полиции нет, а живым в мире подлунном могут пригодится. Нашелся подходящий 'вид' и для Сашки. Есть, правда, некоторые вопросы к его прежнему обладателю... жаль он уже не ответит.
  -Александр Штейн, тридцати лет отроду, британский поданный, особых примет нет. Я сойду за иностранца? С английским знаком неплохо, но...
  -Сделаешь рожу по-наглее и сойдешь за нагличанина! -со знанием дела заверил его Ковров и добавил, что так даже лучше, все равно никто проверять досконально на 'знание языка' не станет, -Паспорт добрый, сей британец только к нам пожаловал и холера его прибрала бедолагу. Бумаги с позапрошлого года у меня лежат. Коли начнут пытать, где шлялся год... скажешь по ночлежкам скитался, пока знакомый моряк деньгами не выручил.
  Консульство или посольство ищет или станет искать соотечественника? Маловероятно, человек не банкир, не коммерсант, не богатый турист-бездельник, а матрос с иностранного корабля, решивший остаться в российской империи по ведомым только ему причинам. Если случайно не доведется столкнуться со знакомым покойного, то документ почти идеальный. Один минус, косится станут... 'Летит на спутнике кронштейн, он первый в космосе еврей?', на семита он не похож... он впрочем ни на кого ни похож, если честно.
  -Смотрел я по карте, британец откуда родом, едва сыскал. Дыра почище трущоб нашего Кавказа, малая деревушка в горах Шотландии. -развеял последние сомнения Сергей Антонович Ковров, аргумент хороший, шансов наткнуться на земляка практически нет.
  
  Прежде чем окончательно расстаться с гостеприимным капитаном 'золотой роты' пришлось Александру прогуляться до ближайшей лавки готового платья. Его камуфляж примелькался в определенных кругах местного общества и далее ходить в нем становится опасно. Марию надо одеть соответственно полу и рюкзак в городе не смотрится совсем. Для визита им была у того же Коврова одолжена шинель без погон офицерского покроя, ее Сашка накинул прямо поверх майки. 'Кэп' одобрил, теперь гость из будущего смахивает на пропившегося в хлам отставного вояку или чиновника, так они и ходят зачастую по улицам Питера, хорошо если под шинелью еще штаны видны и сапоги.
  Утренний Питер по окраинам... сильно смахивает местами на провинциальный городок ХХ-го века вроде Пензы. Дома трех и четырехэтажные в основном, выше редко встречаются, брусчатка проезжей части, деревянные плашки тротуаров, магазинчики в нижних этажах. Вывески... как ни странно почти старые 'советские', в том же лаконичном стиле выдержаны, никаких 'Купец Пупкин и сыновья, поставщик его императорской конюшни' не видно. По левую руку остаются 'Морския товары', с открытыми настежь дверями, откуда невыносимо несет тухлятиной как из 'Океана' 80-х в родном городе Сашки. Прямо на тротуаре стоит скамейка, на ней мужичок увешанный разнообразными ножами в ножнах сосредоточенно рубит какую-то длинную с метр рыбину, вокруг собралась орава кошек, 'мурки' ждут... не подкинут ли им кусочек.
  Мимо... городовой делает 'отеческое внушение' похмельному труженику метлы. Гостя их века ХХ-го не впечатлило ничуть, бить полицейский не умеет, глупо тычет кулаком в лицо провинившемуся дворнику. Навстречу из переулка рысцой выбегает 'алконавт', босиком, к невообразимой хламиде на голое тело, глаза безумные, в руках пустая бутылка полуштофа... мимо. Две средних лет бабы судачат о чем-то своем, на некого субъекта в шинели и без головного убора ноль внимания и не таких видали.
  Аптека по правую руку с дремлющим немцем-провизором за прилавком, аптека как аптека в ней можно полезного приобрести без всякого рецепта от мышьяка до морфия включительно, Александру там делать нечего и компоненты для 'гремучего студня' ему не нужны. Его цель - 'Моды и Платья' в дальнем конце улицы видна вывеска-растяжка, к ней он и стремится. Стайка мальчишек пробегает мимо, словно воробьи, такие же серенькие и шустрые... и эти мимо.
  -Глянь Ванька, никак офицерик пропился дочиста, и таперича на паперть пошел? -раздается вслед, кого они в виду имеют, неужели Сашку?
  Магазин... навстречу из дверей выползает странного вида пожилой бородатый мужик в чем-то вроде боярской шубы нараспашку и... с пенсне на сморщенном носу, на поясе связка ключей... сторож или владелец? Дед зевает, креститься, поправляет оптику и тут только замечает клиента.
  -Вы это к кому... э-э-э... Деньги-то у вас, ваш бродь есть?
  'Шизик' в голове вовремя пинает своего компаньона и Александр достает и показывает золотую монету, солнечный луч играет на желтом профиле 'ненашего' императора.
  -Добро пожаловать ваше благородие, никак в карты выиграли, или и с дому батюшка прислал? -бородатый поспешно меняет тон и кланяется чуть ли не в пояс.
  Моды и платья еще те, на самый невзыскательный вкус... если Александр хоть что-то понимает, разве только цены радуют. Есть одежда и для взрослых и для подростков и для детей, почти все возрастные группы.
  -Извините господин офицер... мундиров не держим, не та публика у нас ходит, может венгерку или кунтуш Вам померять поднести? Самые лучшие у нас, работы варшавских фабрик, без подделки.
  Александр мотнул головой, и без него по Питеру отморозки в 'польском прикиде' бегают, рано или поздно власти начнут их отлавливать. Что же взять... а хотя бы вот ту штуку, отдаленно напоминающую пиджак и пару рубашек к ней. Брюки... пока не надо, сойдут и старые, штаны - они и в Африке штаны.
  -Сюртучок изволите глянуть? -быстро сообразил услужливый продавец, -Извольте вам по фигуре в сам раз, из камлоту, шерсти ангорской с шелком.
  Сашка было принялся расстегивать шинель, но вовремя вспомнил... на нем сейчас 'сбруя' с ПМ в кобуре одета. Выручил 'шизоид', пересчитав размеры ХХ-го века в местные и владелец лавки быстро прикинул как и что. Мало ли, может 'офицерик' гордый и не желает демонстрировать грязную нижнюю рубаху, или даже ее отсутствие. Куплены сюртук, рубашки голландского полотна, и все же продавец ухитрился навязать в 'нагрузку' штаны и фетровую шляпу-котелок совершенно дурацкого вида и фасона, пусть будет так. Он собрался уже уходить, но вспомнил про Марию. С собой он ее в этот раз не взял для конспирации, а снял с нее мерку.
  -Мне еще на ребенка, на девочку лет пяти-шести надо одежду, размеры я скажу.
  -Чичас... Настасья! Настя! Поди сюда! -заорал владелец лавки, подзывая кого-то.
  -Да не кричи так батюшка, иду я, иду! -раздалось откуда-то изнутри помещения и вскоре за прилавком появилась довольно привлекательная молодая женщина.
  -Где дочка ваша? -сразу же огорошили Александра вопросом.
  Он как мог объяснил... баба поняла по своему, в роде 'как можно столько пить', но тем не менее улыбка с лица у нее не исчезла.
  -Вам как угодно по-народному, или по-господски дочку одеть?
  Выслушав пожелания необычного клиента продавщица пришла к выводу, что надо 'по-народному', так меньше вероятность ошибиться с размером. И тут его тоже 'нагрузили' целым узлом и одежды и белья. В самом конце шоп-тура Александр приобрел еще одну полезную вещь, призванную заменить его верный рюкзак. Просил чемодан... 'Дед' за прилавком глаза вытаращил, не понимает?
  -Да вот же у вас на полке стоит!
  -Шутить изволите ваше благородие? То ж саквояж английский, а ежели большой то выйдет сундук дорожный наш русский. Какой изволите? Чемодан то ведь для лошади!
  -Давай средний.
  
  Нагруженный покупками он поспешно вернулся в 'логово' Коврова, стараясь по пути лишний раз не попадаться на глаза полицейским. Удивительно, но все приобретенные вещи подошли, если не особенно придираться. Вид в зеркале... и в самом деле заезжий 'милорд аглицкий', особенно если рожу лошадиную скорчить. Если без 'рожи', то получается что-то вроде гибрида Шерлока Холмса и доктора Ватсона... сойдет.
  Мария капризничает, жалуется... не особенно по душе ей обновки пришлись, не хочет обратно 'конвертироваться'. Возможно новая одежда ей не нравится, в городах детей иначе одевают чем на селе, юбка нижняя полагается обязательно, платье вместо рубашки и еще масса отличий.
  -Я только к портам привыкла и теперь сызнова? И косы у меня нет!
  -Вырастет! А пока косынку накинешь и никто не увидит. -обнадежил ее Александр.
  Расставание с Ковровым... жаль - хороший бы вышел напарник, однако их пути расходятся. Сашка оставляет на память о себе стетоскоп, ему 'аппарат' не нужен. О 'жутко секретных' лимбовых сейфовых замках отставному поручику прочитана целая часовая лекция, пока они ночью чай пили вперемешку с ледяным шампанским, бывший артиллерист разберется, в этом сомнений нет. Механика там не столь уж и сложная, как кажется, требуется лишь аккуратность и немного везения. Выпили напоследок чаю из свеже-поставленного самовара, закусили ситным хлебом, пожали руки и разошлись, теперь путь у каждого свой.
  
  Не смотря на временные трудности пока все складывается удачно, он жив, он на свободе, у него есть небольшой начальный капитал. Теперь надо найти пристанище, и вернуться в казанскую губернию. Следует вывезти оттуда до холодов 'артефакты', Россия не Африка... местные 'табу' работают не для всех. Если на место посадки платформы забрела Машка, то и другим 'продвинутым' аборигенам не заказано.
  Квартира, где ее снимать, прямо напротив Зимнего, к царю поближе? Ковров советовал обратить внимание на северо-западную окраину города. Там на возвышенности не страшны наводнения, и климат здоровее, сказывается близость моря, да и просто цены на жилье ниже, район не престижный. Добрались туда они с Машкой как 'белые люди' на извозчике, а вот поисками заниматься - извольте ногами ходить и высматривать 'билетики' объявления на дверях домов. Их много... пол-Питера живет на съемных квартирах и люди часто 'кочуют' особенно по весне в поисках лучших условий.
  Выбор большой - зло, поневоле становишься привередливым и начинаешь перебирать и сравнивать варианты. Дело к вечеру идет, а они так и пока и не определились. Ему ведь не только крыша над головой нужна, а и еще вместительны и крепкий сарай или склад поблизости.
  В ходе поисков забрели случайно на пустырь, служащий местным парком отдыха. Тут выяснилось, что Машка между успела полностью забыть ночные страхи и начала проявлять 'характер' в самые неподходящие моменты. Навстречу идет пара, гувернантка или нянька нерусского вида и 'барчук' возрастом чуть старше спутницы Александра. Вышло так, что 'не разминулись' немного дети. Юный 'барин' не задумываясь грубо толкнул с дорожки прочь столь же юную 'холопку', рабы должны уступать хозяевам. Вроде бы и в ХХ-ом веке девчонка обязана по теории 'глаза мочить' и жаловаться на обидчика, что собственно и ожидалось от Машки. Ничего подобного... 'хрясть' - удар кулачком в бок мелкому 'барину', ловко она ему врезала. Результат: пострадавший барчук визжит как поросенок, немка-гувернантка кудахчет и проклинает на ломаном русском каких-то неведомых 'швайн', а псевдо-британцу приходится быстро уходить с места инцидента, уволакивая за собой упирающуюся 'хулиганку', которая не прочь продолжить драку.
  -Машка ты чего взбесилась?
  -Он первый начал! Нешто я терпеть должна? -в ответ, а глазенки горят, как у разъяренной кошки.
  Пока Александр пытался воспитывать 'племянницу', без особо эффекта впрочем, они шли... шли и внезапно наткнулись на 'то, что надо'. Улица почти кончилась, осталось пройти пару домов и за жидкой стеной деревьев впереди виднеется какое-то производственное строение, корпус не корпус, но что-то вроде. Кирпичный двухэтажные дом на отшибе с огороженным двором, где за забором виднеются крыши, крытых черепицей сараев и заветный клочок бумаги на дверях. 'Здаетси фахтера з мебилями'... объявление несколько смутило, что-то простецкий стиль не вяжется никак с солидностью строения.
  -Здаетси... так здаетси... Зайдем и потолкуем. -решил он, а мнение 'мелкой' не спросил.
  Сразу же за приоткрытыми по случаю теплой погоды парадными дверями виден коридор, запах нежилой оттуда веет... такое впечатление, что в доме никто никогда и не жил. Постучав немного 'для порядка' Александр решил ждать. Шаги слева, и из-за угла здания выходит средних лет мужик в фартуке с бляхой и неизменной метлой, спутницей столичных дворников.
  -Бумажку хозяйску намедни робяты сорвали, ужо я им озорникам! Квартира надобна милсударь, али весь дом сымать надумали?
  После наведения справок Александр только укрепился в своем первоначальном выборе и в самом деле лучше не придумаешь. Здание двухэтажное, во дворе пара сараев, есть дворник, причем относительно непьющий, вход в дворницкую расположен с противоположной стороны дома. Здесь на окраинах обыватели скидываются и совместно держат одного дворника на несколько домов, а не как в центре, где полагается иметь своего при каждом домовладельце. Важный момент, уж чего он совершенно не ожидал встретить на окраине города, имеется водопровод! Труба прокинута от пивного заводика по соседству, там существует своя водокачка для производственных нужд, за удобство следует отдельная плата. Вода поступает из притока Невы и по местным меркам относительно чистая, пить без кипячения не стоит, но для бытовых нужд вполне пригодна. Такую водовозы развозят по городу в зеленых бочках, в отличие от невской - та в белых поставляется и значительно дешевле.
  Канализация как и почти везде примитивная - выгребная яма во дворе. Можно и жить и работать... сфера деятельности не определена, пока лишь смутные предположения, вот съездим в казанскую губернию, тогда и возникнет некая определенность.
  Цена вопроса... вполне приемлемая, дворник охотно пояснил, что других потенциальных съемщиков отпугивает близкое соседство 'пивзаводика'. Временами, когда ветер меняется, то иногда оттуда из-за деревьев долетают совершенно нежелательные ароматы.
  Еще два часа ушли на поездку к хозяину строения, на деловые переговоры с ним. Александр не торгуясь заплатил за год вперед, средства пока позволяют, а своя 'крыша' - солидное подспорье. Вернулся он уже когда темнело, Машку сразу уложил спать, невзирая на протесты, благо на втором этаже нашлась и кровать и даже постельное белье, а сам захватив заранее купленный по дороге домой полуштоф 'беленькой' и колбасу пошел в дворницкую.
  Водка в таких случаях - самый верный способ познакомится и расположить к себе человека. Итак дворник... бывший дворовый, а ныне мещанин Тихон Хреников, его жена и двое детей, девчонка лет пяти и 'малец' ближе к одиннадцати. Сашка пожалел, что забыл взять в лавке заодно и сладости для ребятишек. Он в иной жизни всегда быстро с людьми сходится, и здесь получилось, хоть и вынужден 'косить' под иностранца. Поразило его в какой тесноте живет семья Тихона, все четверо ютятся в одной полуподвальной комнате, а рядом пустуют свободные помещения.
  -Переселяйся наверх сам с бабой или детей туда в комнату над тобой отправь. -распорядился на правах хозяина Александр.
  Дворник пытался было возражать, дескать домовладелец не позволит, пришлось ему напомнить, что теперь здесь вместо 'барина' распоряжается арендатор. После очередной стопки стороны пришли к компромиссу, как принято выражаться в дипломатических кругах.
  
  С утра работа... как и в Казани предстоит обежать редакции газет и продублировать объявления для 'базы', для людей профессора. Надо подумать, как им передать о проблемах с отправкой биологического объекта в прошлое. Любое 'железо' само по себе долетает целым и невредимым, а вот с люди горят синим пламенем в прямом смысле. О том, что у хрононавтов в ходе путешествия 'съезжает крыша' в будущем уже догадались, иначе Александра бы не приняли с распростертыми объятиями. С чего начать? 'Санкт-Петербургские ведомости' - главный местный 'бренд', 'Ведомости Санкт-Петербургского Градоначальства и Столичной полиции' и далее уже по разным листкам и тогда гарантированно дойдет до адресата. Может и еще есть издания заслуживающие внимания, но Александру в первые дни попались на глаза только эти две газеты. В ходе блужданий по редакциям к списку прибавились 'Северная Пчела' и 'Северная почта'. Процесс занял три дня, пока доберешься до одной редакции, пока там поговоришь с приемщиком и так далее... повторит десять раз и уже середина недели. Быстро идет время... четверг - надо ехать и забирать из тайника карабин и прочие пожитки, пятница - поход в полицию для регистрации, для прописки и там почти весь день. Бюрократия везде одинаковая и века над ней не властны, совсем как в паспортном столе советских времен, одно окошечко и очередь удавом в тридцать восемь попугаев. Суббота и воскресенье отданы заслуженному отдыху и культпоходу в баню вместе с Машкой, на обратном пути прошлись по лавкам с целью закупки разных домашних вещей. А вот на следующей неделе им грозит длительная разлука, чтобы скрасить неприятное объяснение Александр сводил 'мелкую' в цирк на дневное представление.
  Новая неделя, новые заботы, Мария оставлена на временное попечение дворника и его жены, мужик вполне заслуживает доверия и за 'мелкую' Александр спокоен. Ему самому предстоит вояж туда, откуда его похождения в новом чудном мире и начались. Задача тяжелая, надо вывезти в Питер почти две тонны груза, а обычная крестьянская телега поднимает лишь килограмм семьсот в самом лучшем случае без учета состояния дорожного покрытия. И железная дорога до Казани еще не дотянулась, от Москвы извольте господин 'попаданец' добираться гужевым транспортом. Придется поневоле разбить операцию на три этапа, сначала перевезти 'артефакты' в Казань, и там складировать. Эту работу он должен выполнить лично, без помощников, иначе придется объяснять, отвечать на 'лишние' вопросы и появятся нежелательные свидетели. Три ходки придется совершить в самом оптимальном случае. Затем нанять небольшой обоз и все добро переместить в Москву, избежав по пути ненужных встреч и с сельской полицией, и с тем же Ахметкой, а возле первопрестольной и другие местные Робин Гуд 'зажигают' на дорогах, если верить циркулирующим в народе слухам. В Москве уже рукой подать и до Петрограда, прогресс, железная дорога функционирует... и все, остается только помнить, что гладко только на бумаге, да в планах.
  Расставание... Мария со слезами на глазах, в этот раз без особого слезопускания обошлось, все же понимает, что 'надо' и по другому нем получается. Тихону немного деньжат на содержание 'мелкой'... отказывается, он и так жалованье получает, тайком приходится жене его передать и баба сперва упиралась, но потом взяла.
  -Нешто Лександр Штейныч мы Марию то вашу не прокормим? Чай поди не объест?
  -Берите Клавдия, пригодится... для себя что-нибудь купите, меня месяц или два не будет в Питере.
  
  Вокзал, второй класс поезда Петербург-Москва, полдня в один конец. В этот раз Александр едет 'барином' и в буфеты на станциях его пускают, не то слово - станционная прислуга чуть ли не силой затаскивает. Только лишь карабин пришлось оставить дома, и попутчики подобрались не слишком приятные. Не беда, 12-ть часов можно с любыми выдержать. И он выдержал... почти. Перед самой Москвой подсел в вагон на освободившееся место какой-то 'хрен', судя по всему идейный 'родственник' либерального барина из 'Московских Ведомостей'. Делать господину патриоту нечего, значит надо непременно убедить 'иностранца' принять православие. Еще лишних верст десять и 'любитель кваса' вылетел бы из вагона-каретки прямо в окно, Сашку он определенно 'достал'. Длинный гудок и мелькают за окнами знакомые зеленые строения николаевской дороги, первопрестольная. Ура-а-а приехали! Победила дружба и выиграли все, неуемный миссионер избавился от переломов и ушибов, церковь от 'особо ценного' прихожанина, а сам Александр от необходимости молится, поститься и загружать голову бредом от радио 'Радонеж'.
  Снова выручает совет Коврова, данный перед расставанием, тот подсказал ему где раздобыть 'добрый транспорт' и приличного 'водилу' заодно. Извозопромышленников в Москве как собак бродячих, но нормального между ними поди отыщи без подсказки. Была мысль воспользоваться речными путями, да слишком уж много мороки и риск потерять все разом присутствует.
  Тянут сильные лошади-'шведки', парной упряжкой повозку, не спеша тянут. Типичное шоссе российское по виду больше напоминает проселочную дорогу ХХ-го века, и на том спасибо, в сушь проехать можно. Возчик, молодой парнишка что-то насвистывает и лишь изредка 'правит', когда возникает очередной поворот или впереди появляется мост. Александр взял паренька с условием 'обучишь, покажешь как с лошадьми управляться, и не обижу!' и вроде бы водитель кобылы доволен своей участью. Первый месяц лета, пока еще 'жары' не пошли, погодка самая подходящая, а комары его и раньше никогда не беспокоили. В деревнях по тракту они надолго не останавливаются, напоить лошадей, дать овса-сена и вперед на Казань.
  
  Только 'хардкор', только сталь, бензин и моторы! Пусть лошадьми кто-нибудь другой восторгается, потная и навозная эстетика выше понимания Александра. Не столько он 'убился' таская на себе тяжелые ящики из леса к дороге, сколько сил и нервов потратил на этих капризных тварей шведской породы, а ему их всучили как 'неприхотливых'. Был бы у него ГАЗ-66... был бы у бабушки член, не стоит забивать голову несбыточными мечтаниями, там и так 'шизик' сидит и настойчиво пинает под зад, торопит.
  -Давай погоняй их нахрен! До дождей надо успеть.
  -Не идут... они устали.
  Осталась последняя поездка, и 'барахла' немного, десантируемую платформу он разобрал, металлические конструкции покидал в овраг, а парашют, кабели, сервоприводы и электронику обязательно заберет и еще патроны 7.62х39 остаются, ну зачем столько прислали? После первой же 'трудовой вахты' возникло у Александра сильное желание собрать все более-менее ценное и легкое, а затем поджечь лес, пусть огонь уничтожит остальное. Он сдержался, лесной пожар по своей природе - вещь не предсказуемая, чревато жертвами и разрушениями.
  
  
  Шаг вперед, он не успел понять, осознать происходящее, а пистолет в руке, патрон дослан и и флажок предохранителя опущен вниз. На поляне-капище побывал посторонний, с последнего его визита произошли кое-какие изменения, сработал 'инстинкт выживания', или 'второе я' в голове решило упредить... кого?
  Ящик... лишний ящик появился в стороне от остальных... не логично, если местные пейзане добрались сюда за время его отсутствия, то бы Александр недосчитался ящика или свертка и скорее всего не одного. Непонятно... опасно ли, сейчас посмотрим.
  -Чего всполошился? Это тебе презент от товарища профессора прилетел. Кинули с небольшой высоты, вон же пенопласт кругом валяется - разлетелся, упаковка была защитная. -успокоил 'шизик'.
  Крышка откинута, внутри ящик разбит тонкими перегородками на ячейки по всей длине, в каждой несколько желтых пакетов с этикетками, а в самом крайней - красный, толстый и на вид тяжелый. Его то в первую очередь Александр и вскрыл... письмо! Долгожданная весточка оттуда, из далеко будущего, 'база' вышла на связь, его не бросили! И деньги... кредитные билеты российской империи, британские фунты, немного серебряных и золотых монет для веса. Судя по цифрам на банкнотах от 50-ти и выше, сумма значительная. Что там профессор пишет в 'сопроводиловке'? Им пришлось изрядно 'попарится', раз решили экономить, подобрали номера купюр по тем или иным причинам утраченных к 1861-ому году. Ему выслали 'новодел' или подделку, выполненную на идеальном полиграфическом уровне, а 'родные' дубликаты сгорели при пожарах или утонули вместе с пароходами. Можно тратить смело, никто не заподозрит неладное, учет номеров может и ведется, но не на нижнем уровне.
  Новая актуальная задача... срочно вернуться в Питер и запустить систему 'межвременной' связи. Странно, но там в ХХ-ом веке ни слова ни сказали про 'систему', может профессор торопился и забыл, а может разработчики довести до ума не успели к моменту отправки в прошлое хрононавта-3. А он гадал, что за оборудование в ящиках 18-А и 18-С сложено, оказывается та самая 'аппаратура документальной связи'.
  Снова письмо, короткое, скорее записка и подписи нет... 'Дорогой друг, благодаря Вашим сообщениям появилась возможность организовать полудуплексную связь с Вами в прошлом. Вам надлежит как можно скорее смонтировать аппаратуру в Санкт-Петербурге и привести ее в рабочее состояние.'
  'Шизик' в голове подсказывает, там в будущем поняли, 'просекли фишку', отправляемый в прошлое объект некоторое время находится одновременно и там, и там, существует тонкий пограничный слой меж двух времен. Как он тогда на парашюте под облаками болтался, когда сверху было уже прошлое с ангелами и архангелами, а внизу еще его родной ХХ-й век по автострадам жуками машин ползал.
   -Есть только миг между прошлым и будущим и именно он называется жизнь! -немедленно вставил фразу 'шизоид', замечено - тянет его на лирику, в этом плане он с хозяином антиподы.
  Можно использовать этот 'средний' промежуток для связи, достаточно закинуть туда простенькую антенну... да хоть кусок проволоки определенной длины или фольги полоску. С двух сторон 'барьера времени' работают станции, трансиверы под управлением компьютеров. Голосом докричаться не успеешь, однако 'сконнектиться' и обменяться десятком пакетов умные машинки смогут за один сеанс, и можно так до бесконечности продолжать. Ограничением выступает цикл работы самой машины времени, ей требуется пять минут для 'отдыха' и перезарядки там чего-то у себя.
  Гора с плеч упала, хоть и нести к повозке придется лишний ящик, лишние километры по лесу отматывать. А остальные конверты в пронумерованных ячейках? Оказывается - те самые ради которых столь крутая и дорогостоящая каша и заварена. Их надлежит рассылать в строго определенные дни, адреса указаны заранее, остается только марки на почте наклеить. Кто получатели? Александр вытащил один желтый пакет, упаковка хорошая, как у Pony Express, 'пупырышки' и плотная бумага, надписи четкие и сделаны на принтере, а не от руки.
  Номер первый, Ferdinand Marie vicomte de Lesseps, что еще за черт и чего стоит в этом мире? Ни Сашка и его 'шизик' ничего не знают, обидно, досадно, да и ладно, следующие пакеты он решил не смотреть, ведь там наверняка очередные 'капитаны Nemo'.
  Боковым зрением улавливается движение слева и вверху, тело опять реагирует раньше сознания, упал на бок, перекатился, выхватил оружие из кобуры... Трещат кусты на кромке леса, на них сверху мягко 'сел' ящик зеленого 'милитаристского' цвета, еще один презент от профессора, еще один 'пришелец' и будущего.
  -Давай валим отсюда... пока нам на голову танк не упал! -всполошился 'шизик' в левом полушарии мозга. Александр уйдет, но не сейчас... чутье подсказывает, прислали что-то полезное и огнестрельное, такой подарок он без внимания не оставит.
  
  -Слушай собрат по голове... откуда эта херня и зачем?! У них Калашников не в почете??? Как хоть уродца обзывают? -после осмотра содержимого второй посылки Сашка слегка разочаровался, ждал ведь совсем не то.
  -Sa vz.58... 'коса', могу ошибаться, но вроде он. Чешская штурмовая винтовка. -докладывает спокойно всезнающий 'шизик', -Чем ты не доволен? Приличный автомат, дали сразу два и приклад складывающийся.
  -Охренеть... дайте две, я хотел АК-47, АКМ или АК-74!
  Александр повертел в руках '58-го'... в принципе сойдет, придется лишь привыкнуть к извращенному предохранителю. Инструкция и контрольные мишени в в комплекте, и вроде неплохо 'чех' стреляет, или стрелял когда-то... проверим. Сборка-разборка... намудрили братцы-акробатцы из Праги, вынос мозга среднему советскому человеку гарантирован. АК по сравнению с этим чудом выглядит как шедевр простоты и функциональности. 'Шиза' клянется, не производят больше vz.58, а 'они' новые, и вроде даже модернизированные, если судить по документации, выпущены два года назад.
  -Чем опять тебе не угодили? Радоваться должен! Приклад сложи, ствол оберни сверху тряпкой и носи где угодно, ни один полицай за оружие не посчитает! Хоть к царю на прием с ним ходи.
  Идея добрая, один vz.58v, так и поедет со своим хозяином прямо до Москвы. ПМ хорош, но эта братско-славянская 'коса' его превосходит по всем мыслимым параметрам кроме компактности.
  Обратный путь до Казани на удивление удался гладко, по привычке Александр стороной объехал Бездну, лучше сделать небольшой крюк чем нарываться на неприятности. В столице Татарии его заждалось небольшое, локальное ЧП. Возле первой же городской заставы встречает, подбегает Петька, нанятый им в Москве, по встревоженному выражению на лице можно понять, что-то неприятное случилось.
  -Там сторожа... ваши машины... оне...
  -Садись, бери управление и гони к складам! -Александр уступил место 'профи' и повозка стремглав понеслась в сторону торговых рядов, где им были наняты помещение и охрана.
  Тревога оказалось ложной... 'машины' не пострадали, двухнедельное знакомство с Казанью не пережил спирт и остатки консервов, событие ожидаемое, так или иначе 'Рояль' до Питера бы не доехал.
  -Ваш милость, христа ради, бес нас попутал... -оправдывается сторож, отставной николаевский солдат, и судя по опухшей физиономии пострадал человек от 'зеленого змия' и действительно, искренне раскаивается в содеянном.
  -Не разведенным, что ли вы спирт пили?
  -Ага, ен ненашенский... крепкий собака, подчасок у мня чуть богу душу не отдал, едва оклемался.
  Мелочь, не стоит даже внимания, сторожа получают условленное вознаграждение, Петька отправлен на рекрутирование обозников. Полчаса не прошло, пять возов готовы как штык - только знай грузи, казанские возчики чуть ли не бегом кинулись на выгодный контракт.
  -Оно не ярмарка ноне и народ без дела мается. -пояснил Петька недоумевающему, слегка ошалевшему от такой неслыханной оперативности Александру, -Седни грузить изволите, али до утра обождем?
  Выехали в тот же день, вечером даже приятнее предвигаться, прохладно и оводы лошадей не терзают. До второй столицы добрались без особых 'траблов', разве, пришлось пожертвовать пару золотых кружочков с профилем Николая I на аверсе в пользу одного бдительного полицейского чина, встретившегося им в провинциальном городке. Сельская полиция... они ведь должны проверять проезжающих?
  -У нас хозяин гличанин нерусской! -кричит Петька, едва завидев сотского с медной бляхой и сельский полицай машет рукой - 'проезжайте с богом'.
  Москва, вокзал... с мужиками полный расчет, и по давней традиции следует добавка 'на водку', Петру жалованье выдано сполна. Остаются 'шведки' неприкаянные, куда девать лошадей, на рынок вести, потеря времени... и так уже второй месяц пошел.
  -Петро как тебе скандинавки мои, нравятся?
  -Че... лошади никак ваши? А то ж ндравятся, оне ладные! -догадался смышленый парнишка о чем речь идет.
  -Так забирай себе! И телегу бери.
  В глубине души Александр рад, красиво отделался от обузы, везти коней с собой в Питер? Да ему и так железная дорога ценник за вагон до столицы выставила 'конский'... смысла нет, дешевле купить новых на месте, если вдруг потребность возникнет.
  Окончательно эпопея с ликвидацией склада 'артефактов' в казанской губернии закончилась лишь когда последний ящик был сгружен с ломовой телеги и помещен на хранение в один из вместительных дровяных сараев нового домовладения Александра. До зимы еще далеко, и дрова можно и во дворе поленницей сложить, как принято в деревнях.
  Именно домовладения, а не аренды, еще в поезде он решил выкупить дом и землю у страых владельцев, не искать же после окончания срока договора в следующем году новую квартиру, средства позволяют сделать такое приобретение.
  -Знакомый мой, завод в провинции ликвидировал и мне отписал имущества остатки, машины и механизмы. -так он объяснял когда его спрашивали 'откуда дровишки' взялись, а обычно обыватели и не спрашивали, Тихону вообще было все равно, чем там 'британец' занят.
  Мария не нарадуется, дождалась возвращения 'дяди', слезы теперь от счастья по всей мордашке. 'Гостинец' ей привезли, не весь ящик с шоколадом она тогда в лесу в первый день прикончила, хватит и на 'второй заход' и ей, и детям дворника останется.
  Нappy end, приключения со стрельбой закончились, лето закончилось, пора заниматься текущими делами - 'текучкой' и окончательно обживаться - 'пускать корни'.
  Первым делом после возвращения он... снова отправился в Казань, с целью позаботится о менее удачливом 'попаданце', отдыхающем в психиатрической лечебнице. Удалось договорится с доктором и Евгения перевели на частную квартиру, раз в день навещает его врач или фельдшер, есть признаки выздоровления, и есть надежда - в домашней обстановке человек быстрее придет в себя после потрясения 'полетом во времени'. Первоначально Александр собирался забрать его с собой, не вышло... 'псих' числится по спискам в больнице и без санкции 'сверху' его не отдадут и даже не переведут в столицу. Только бы 'номер два' сдуру чего-нибудь не наговорил местным, не 'раскрыл' себя и Александра заодно... если что... можно списать на его ненормальное состояние.
  
  
  Глава вторая. Конец 1861-го и другие годы.
  
  1862 г. января 3. Привилегия 103, выданная из Департамента Торговли и Мануфактур в 1862 г. капитан-лейтенанту Александру Можайскому на нефтяной двигатель.
  Капитан-лейтенант Александр Можайский, проживающий в Санкт-Петербурге с 4 мая 1861 года вошел в Департамент Торговли и Мануфактур с прошением о выдаче ему пятилетней привилегии, на изобретенный им нефтяной двигатель.
  В описание изъяснено: Нижеописанный на чертеже двигатель состоит из...
  В рассмотрении изобретения сего в Совете Торговли и Мануфактур, Управляющий Министерством Финансов, на основании 94 статьи Промышленного Свода Законов Том XI, предваряя, что Правительство не ручается в точной принадлежности изобретения предъявителю, ни в успехах онаго, и удостоверяя, что на сие изобретение никому другому в России привилегии выдано не было, дает капитан-лейтенанту Александру Можайскому... употреблять, дарить, завещать и иным образом уступать другому на законном основании... и за тем в течение шести месяцев после сего, было представлено в Департамент Торговли и Мануфактур удостоверение местного начальства о том, что привилегия приведена в существенное действие, т. е. что привилегированное изобретение введено в употребление; в противном случае право оной на основании 103 ст. прекращается.
  Пошлинныя деньги 150 руб. внесены; в уверение чего привилегия сия Управляющим Министерством Финансов подписана и печатью Департамента Торговли и Мануфактур утверждена.
  Санкт-Петербург февраль 6 дня 1862 года.
  
  (С-Петербург.1868 г. - Типография. Эксп. Загот. Госуд. Бумаг.)
  
  Обычный трудовой день клонится к вечеру, Александр целиком потратил как утреннее, так и послеобеденное время на знакомство с повадками российско-имперской бюрократии. Хотя чего тут 'знакомится', порядки почти те же, есть лишь одно крайне неприятное исключение. Стиль составления 'казенных' документов, разного рода прошений и обращений, не может не порадовать конченного мазохиста, требуется расписать в красках, какой ты ничтожный холоп и как обожаешь всесильного визиря. Непривычному человеку затруднительно, да и противно пресмыкаться даже на бумаге перед не самым значительным чиновником российской империи. Питерский обер-полицмейстер не бог весть какая 'шишка', а туда же 'соблаговолите, нижайше, покорнейше прошу их высоко ...ство'.
  -И умер бедный раб у ног непобедимого владыки! -издевается вторая часть расщепленного шизофренией сознания.
  После того, как третий экземпляр прощения был забракован, стало очевидно - своими силами хитрую бумагу не одолеть, требуется помощь специалиста. Специалиста он нашел быстро, в ближайшем к канцелярии кафе, обнаружив 'халтурящего' в рабочее время писаря и ему за умеренную плату прошение оформили в течении получаса. Теперь остается лишь ждать пока 'наверху' кто-то соизволит чиркнуть резолюцию... на право открыть фотоателье, или как витиевато принято выражаться пока 'студию светописи'. Писарь предупредил, что могут и не разрешить, так как официально Александр художником не числится. Не учился он в здании на Университетской набережной, хоть и 'художеств' за ним изрядно накопилось за последние десять лет.
  Экономическая свобода... да конечно есть она, только сперва пройдешь десять инстанций, пока получишь разрешение хотя бы маленькую мастерскую открыть, и решать станут люди, кому конкуренция твоя совсем не нужна. Была мысль у Александра двинуться в чисто техническом направлении, но при первом же визите в ремесленную управу идея растаяла как снег в жару, там на новичков смотрят как на 'врагов народа'. Зачем он вообще старается, ведь мог бы жить в свое удовольствие, деньги есть... привычка, не может он ничего не делать и 'ровно сидеть' на пятой точке.
  Перебрав все свои 'профессии' и увлечения он в конечном итоге решил себя попробовать в качестве фотографа. Оборудование кое-какое имеется, снабдили вместе с остальными вещами при отправке. В наличии пара профессиональных цифровых камер Nikon с набором объективов и обычная 'зеркалка' Зенит, есть толковый справочник и небольшой запас расходных материалов для обработки пленок. Единственна загвоздка - сам технологический процесс фотографии второй половины века 19-го до жути архаичный, недалеко ушел от первых даггеротипов. Применяется повсеместно мокрый коллодионный метод, 'сухой' еще не изобрели. Поэтому 'художнику' приходится работать или в стационарной студии, или таскать за собой мобильную лабораторию. Перед съемкой фотопластинки по технологии надо выдерживать несколько минут в двух растворах, а после использования немедленно проявить, иначе пропадет весь труд. С химией возится лень, поэтому Александр облегчил себе жизнь, раз есть цифровая камера и есть проектор, то почему бы не обойтись без негативов? Минус такого решения очевиден, потребуется электроснабжение, нужен источник энергии, но ему и так пришлось решать эту задачу в ходе развертывания станции 'межвременной' документальной связи.
  
  Первый сеанс связи, выйдет или нет? Аппаратура заранее смонтирована и протестированна, антенна установлена на крыше, АБ-ешка прячется на дворе в одном из сараев, на рабочий лептоп промышленного исполнения радует глаз иконками от дяди Била, соединительный кабель проверен и по распайке и по шлейфу. Для поистине исторического момента созданы предпосылки, осталось лишь немного подождать до условленного часа. Посидим пока... Машка рядом на диване пристроилась и тоже ждет, сама не знает чего.
  Что-то не ладится определенно, на жидкокристаллическом индикаторе ICOM-а нули, сигнала на указанной в документации частоте нет... запуск сканера не помогает, диапазон практически пустой, лишь легкие помехи присутствуют местами. Переносного своего собрата 'айкомчик' видит прекрасно, достаточно лишь нажать кнопку тангенты, как на экране сразу же появляются отметка о приеме. Смутная догадка терзает сознание, что-то он сделал не так, а что именно?
  -Мари... сбегай в гостиную, принеси мне все часы из верхнего ящика секретера.
  -Счас!
  Топот босых ножек, мелькание полы халатика и Мария улетает, возвращается спустя несколько минут, в руках мелкая пластиковая коробка.
  Содержимое контейнера вытряхивается на диван... его 'умерший' seiko, швейцарский хронометр от спонсора, еще одни наручные часы и спортивный секундомер. На 'швейцарце' двадцать минут двенадцатого, время московское, а на его наручных двенадцать двадцать. Вот она причина найдена, не стыковка по времени? Свои часы он выставил по пушке, что стреляет в полдень с Петропавловской крепости, как и все петербуржцы, но здесь не в ходу летнее время.
  Оказывается, он поспешил, еще полчаса томительного выжидания. Что бы слегка развеяться Александр спускается во двор, где пыхтит автономный бензогенератор, посмотреть все ли там в порядке. Бензин не дорогой, однако ему пришлось обежать с пяток аптек, пока набрал тридцать литров. Нет спроса на бензин, продают как средство для вывода пятен с одежды или растворитель. Агрегат он нашел в добром здравии, чего ему железному сделается, заметка на ближайшее будущее... надо попробовать более доступный 'фотоген', как пока называют новый вид жидкого топлива, а далее придется смотреть в сторону солнечных батарей или ветряка. Вроде бы по инструкции должен и на керосине генератор работать, надо только подкрутить винтик регулировочный внизу карбюратора.
  Возвращаясь назад он еще с порога услышал подозрительно знакомые звуки: 'тыц... дзинь... бах' и гнусавую 8-и битную музыку вдобавок, источник один - динамики лэптопа, никакой другой аппаратуры способной издавать такой шум у него не водится. Забыл Александр заблокировать компьютер и Машка воспользовалась немедленно, режется в DOOM, с увлечением и азартом чертей гоняет, кончик языка от напряжения прикусила.
  -Брысь! Поигралась и хватит. Пусти, мне работать надо.
  -Почто меня эти гады убивают завсегда?
  -Что выбрала в начале, nigthmare?
  -Почем я знаю... чей-то нажала...
  После Марии приходится перезагрузить машину, все же 'мастдай' не 'пингвин' и не 'нтя' с ним иначе нельзя. Комплект оборудования для хрононавта собирался наспех и под нормальную операционную систему почтовое программное обеспечение сделать не успели. Знакомые по прежней жизни 'софтинки' из набора пойнта Фидо подобрались, если только вместо писклявого 'шпрота' радиостанция, а вместо телефонной сети общего пользования - бездна времени длиною в век с лишним.
  Наконец, свершилось... можно открывать шампанское и произносить тосты! Ровно в 12-ть часов 'по Москве' радиостанция увидела сигнал, и побежали мелкие цифры в уголке экрана 'айкома', потекли байты из века 20-го в век 19-й и обратно. Лишь бы не 'мусор', лишь бы разработчики не перемудрили с протоколами и прочими техническими заморочками. Полторы минуты и 'брык', обрыв соединения, как и предполагалось ранее, промежуток между веками долго не живет. Теперь подключился компьютер, лэптоп не торопясь тянет пакеты из буферной памяти 'айкомчика' и обрабатывает T-mail-ом.
  Щелчок мышкой по иконке в углу, запущен привычный 'Голый дед', два сообщения приняты, одно отправлено, гласит зеленая надпись в служебной строке внизу. Пляши Сашка, тебе письмо пришло. Что нам издалека пишут? Поздравляют и желают всего наилучшего, это первая 'мессага', одни общие слова. Вторая сухо и коротко уведомляет, что контрольный пакет получен и успешно записан в эенргонезависимую память радиостанции, теперь один килобайт останется в 'айкоме' навсегда, пока японское чудо техники не издохнет естественной смертью. Это созданна так называемая 'точка отсчета', небольшой набор данных по которым будут там в далеком 2000-ом станут судить о ходе его, Александра работы. Зачем такие сложности? А как там на 'базе' в будущем узнают в плюс или в минус пошли дела у спонсора, ведь все изменения в 1862-ом году и позднее немедленно отобразятся и в текущем для профессора и его современников времени. Никто ничего не заметит, если не оставить заранее 'записку' с набором сведений о состоянии активов хозяина, биржевых индексах и прочих вещах в той точке, где ничего не меняется, в далеком 19-ом веке. Радиостанция при соединении всякий раз отсылает обратно 'контрольный' пакет, а там после обработки 'база' увидит чего и сколько добавилось или наоборот убыло и сделает выводы. Изобретение простое и гениальное, профессор напрашивается на 'нобелевку', как считает вторая личность Александра, первой же все равно, лишняя морока. Зачем они хрононавта сюда отправили, если можно с таким же успехом принимать сигнал со своей же станции и год спустя, и двадцать лет спустя? Для игры на бирже им бы хватило и краткосрочного прогноза на ближайшие пять лет.
  Остается немного времени до следующего сеанса межвременной связи. Оттуда из глубины веков, из будущего долетело в прошлое почти сто килобайт информации, а значит можно послать не просто весточку - текстовый файл, а и небольшую фотографию. Как раз есть у него одна подходящая, где он вместе с Машкой снят, следует только сжать изображение до приемлемых размеров.
  Вторая попытка и снова удачная. Ого, какие новости, хорошие или нет, время покажет. Профессор пишет... хозяин у Проекта недавно сменился, прежний владелец предпочел синицу в руках журавлю в небе и продал 'все на корню' богатым иностранцам. С одной стороны заметный прогресс, машину времени перевезли в Петербург, а у профессора появились деньги на текущие расходы для снабжения 'попаданцев', списки 'чего з-з-зя' пока еще уточняются новым руководством, но разную бытовую мелочь он готов прислать по первому требованию Александра. Очень кстати, требуется много всего от лезвий к безопасной бритве, до рыбьего жира в капсулах и зубной пасты. Все прежние договоренности остаются в силе, лишь с отсылкой писем адресатам приказано повременить до отдельного распоряжения свыше.
  В ходе третьего и последнего обмена данными прислали несколько анкет и 'вопросников' сразу, наука и бюрократия в одном флаконе, вечером придется заполнять.
  -Иди играй дальше, -разрешил Александр, раз уж на сегодня дела закончены, то пусть ребенок занимается чем хочет, -Напомни, сколько тебе лет? Только честно.
  Машка отвечает... врет или добросовестно заблуждается? Два года или год точно лишние и детский врач, к которому ее недавно Александр водил, того же мнения. Ладно, для анкеты не критично, так и укажем 'со слов Марии'.
  Позднее 'на связь' он выходил регулярно, почти каждый рабочий день и отчитывался, перенесли лишь время сеанса на поздний вечер, что бы высвободить дневные часы. Много времени, нервов и байтов ушло на подробный отчет о 'проделанной работе', новые хозяева требовали чуть ли не по часам описать последний 1861-й год. Особое внимание 'базы' привлекли персоналии, все люди с кем хотя бы мельком довелось Александру столкнуться, от дворника Тихона до капитан-лейтенанта Можайского включительно.
  В итоге 'база' одобрила все самостоятельные начинания Александра, не стали ругать и за стрельбу в Бездне, списали на форс-мажорные обстоятельства. Приобретение жилья по мнению экспертов из будущего, вышло удачное, питерским пожаром 1862-го года район не затронут и в ХХ-ом веке примерно известно, где здание находилось. Сам дом, к великому сожалению, не уцелел, не осталось даже фундамента, но на планах города второй половины 19-го века присутствует. И род деятельности выбран подходящий: во-первых в теории возможен доступ в те места, куда 'простых смертных' обычно не пускают, а во-вторых статус представителя 'свободной профессии' способствует сближению с местным кругом технической интеллигенции.
  После установления связи сразу пришлось срочно заняться 'калибровкой' машины времени, не ездить же ему каждый раз в казанскую губернию, железной дороги туда нет и еще долго не будет, а гужевым транспортом добираться долго. Профессор отправлял в качестве маркеров пронумерованные пластиковые елочные игрушки, Александр ходил по округе и собирал цветные шарики, отмечая на карте места, куда 'дострелило', потом делались расчеты и в прошлое вновь отправлялись дешевые елочные украшения, прозрачные шары с дедами морозами, чертиками и разными сказочными зверюшками в качестве начинки. Помучившись до самого нового года они все же добились стопроцентного попадания в 'десятку', теперь посылки из ХХ-го века материализуются в строго отведенном месте с точностью до пяти сантиметров. Для 'посылок счастья' Александр специально выделил отдельную комнату на втором этаже, стены, пол и потолок экранированы листами кровельного железа, устроено заземление по нормам ПЭУ на всякий пожарный случай, а дверь надежно заперта и ключ он носит всегда с собой. После завершения работ местная детвора лишилась даровых 'цацок', а служители культа остались без дополнительного заработка, вот кому не повезло. Пока Сашка с профессором и его помощниками 'игрались' с машиной времени, соседи по улице неоднократно вызывали попа изгонять нечистую силу и успели провести один внеплановый крестный ход. К рождеству калибровка полностью закончилась, вот что крест животворящий делает и страсти постепенно улеглись, лишь спрос на святую воду в ближайшей церкви долго время был повышенный - бочками завозили. По старой памяти народ долго еще 'окроплял' нехорошие места, весь следующий 1862-ой год брызгали, затем на фоне знаменитых питерских пожаров история с елочными игрушками из ниоткуда позабылась.
  Опыт, сын ошибок трудных, пошел впрок. Потом, когда возникла потребность перебрасывать предметы из будущего в другие места, на привязку и настройку оборудования уходило у них с профессором не более трех или четырех дней.
  
  Ж-ж-жих... А-а-ай... пронзительный визг набирающего обороты шуруповерта перекрывает испуганный крик девчонки, затем следует глухой удар пластика о металлическое покрытие пола, 'помощница' добралась до оставленного без присмотра Bosh-а и результат последовал незамедлительно. Александр вынужден оторваться от работы, взгляд за спину... Мария цела и выглядывает из-за косяка двери, инструмент не пострадал, царапина на жести не в счет.
  -Маша иди поиграй или книжку посмотри, ты нам мешаешь.
  -Я пособляю! Штучки ваши собрала. -Машка показывает жестяную банку, куда и в самом деле она складывает подобранные с пола болты, -У тебя машинка дурная, я тока посмотреть хотела... а она, ишь как жужжит.
  С утра субботнего дня Александр занят неотложным делом, разбирает 'подарок' из будущего, для последующей отправки в сарай или, может быть, сразу в лавку скупщика металлолома. Профессору разрешили отсылать для передачи аборигенам образцы техники, выпущенные до ХХ-го века, и он не замедлил порадовать своего агента в прошлом. Открыл Александр с утра железную дверь приемной камеры и сразу уперся в здоровенную четырехметровую 'трубу', рядом еще одна того же диаметра валяется но слегка короче... не более метра. Торпеда образца черт знает какого древнего года и зарядное отделение в комплекте с ней. Очень актуально для 1862-го года, российский императорский флот плавает покамест на деревянных кораблях и стреляет из гладкоствольных пушек ядрами, только торпед ему и не хватает для завоевания господства в Маркизовой луже. Валятся бы этому военно-морскому раритету в заводском музее, откуда профессор его и добыл, а нет - всеобщая коммерциализация заставляет предприятия, что еще как-то выживают и пытаются работать, избавляться от ненужного хлама. Возникли у него нехорошие предчувствия еще вчера, когда он выгребал и камеры кучу железяк россыпью: пневматический двигатель, механические гироскопы, гребные винты, медные трубки и прочую 'ценную' дрянь непонятного назначения.
  Пришлось позвать Ваську, сына дворника и вдвоем они стали осторожно развинчивать 'грозное морское оружие', по другому из приемной камеры машины времени аппарат не вытащить, транспортировка только по частям, целиком не поднять. Зарядное отделение снято еще в ХХ-ом веке, иначе в комнату торпеда бы не влезла, и теперь надо отделить отсек с резервуаром для сжатого воздуха от задней части, где располагается двигатель и механизмы управления. Попутно выяснилось, что в присланном ранее профессором подробном руководстве Нидермиллера 'Мины Уайтхеда' издания 1889-го года, аппарат не описан и чертежей на него нет, а потому занятие получилось творческое, продвигались вперед исключительно 'методом тыка' и учились на собственных ошибках. К великому сожалению Сашки, 'начинка' торпеды от времени не пострадала, за сто минувших лет шаловливые ручки не одного поколения посетителей музея сумели отломать вертикальные и горизонтальные рули, открутить один из двух гребных винтов, однако корпус надежно уберег то, что конструкторы натолкали в него.
  Василия он заприметил с первого же знакомства, обнаружилась у мальчика врожденная тяга к технике, охотно участвует в разного рода работах и порой бывает весьма полезен в качестве 'третьей руки'. Тихон был не прочь отдать сынка в подмастерья или ученики к 'барину', все равно куда-то надо пристроить отпрыска, поэтому легко договорились, и теперь молодой человек помогает Александру во всех его начинаниях от фотоателье до оприходования разного рода артефактов из будущего. В данное время его текущая задача - подавать инструмент и своевременно отгонять прочь Машку. Последняя имеет нехорошее обыкновение вечно лезть туда, куда ее не приглашают, хоть не запирай девку на ключ, или на цепь не сажай как собачку.
  К обеду удалось побороть хитрую, как выяснилось в процессе разборки, немецкую технику от Eisengießerei und Maschinen-Fabrik von L. Schwartzkopff. С помощью нанятых пятерых грузчиков тяжеленная 'фашистская дура' отправилась в сарай на хранение до поры до времени. По завершении мучений с торпедой, помимо положенной по уговору оплаты, Александр от души налил мужикам водки 'на два пальца выше нормы', спуск по лестнице вниз с высоты второго этажа гладкой трубы весом почти в четыреста килограммов с лишним - задача не из легких.
  Профессор в последнем письме советовал обратится по адресу Невский проспект, дом 24-е, 'Заведение фотографических портретов'. Нет уж господа-товарищи, обойдется Ваня Александровский и без подсказчиков из будущего. Если судить по скупым сведениям из технических справочников, подлодки и торпеды фотографу Его Императорского Величества ничего хорошего не принесли... 'умер в бедности, истратив все средства на свои замечательные изобретения'.
  Вечером Александр решил заняться 'воспитанием детей', давно он уже собирался приучить Марию к некоторым гигиеническим процедурам, да все откладывал в долгий ящик. Бунт на корабле... упорное и бессмысленное 'упертое сопротивление', помыться перед сном Машка не желает, так как во-первых 'я же в бане была вчерась', а во-вторых 'никто так не делает'. Ранее с ней проблем не возникало, выполняла все требования без писка и визга, а тут уперлась, в чем дело?
  -Там опасность была, вот и подчинялась... -подсказывает 'шизик', -Объясни ей зачем надо, поймет.
  Попытка что-то втолковать Марии ничего не вызвала кроме смеха 'шизика' и 'мелкой' заодно. Как детям такие вещи объясняют Александр не знает, но видимо, совсем не так, как он пытается. Слова увещеваний не доходят, придется поневоле прибегнуть к 'непопулярным мерам'.
  -Нешто ты меня пороть зачнешь? -опасливо коситься Машка на офицерский ремень к которому потянулся ее покровитель.
  -Обязательно! -твердо отвечает Александр и демонстративно снимает педагогический инструмент с вешалки.
  Через полчаса они уже сидят на кухне и пьют чай, воду вскипятили на примусе. Единственная полезная вещь, присланная профессором за последнее время, если не считать 'безопасных' керосиновых ламп типа 'летучая мышь'. Самовар - звучит пафосно, и только, для домашнего обихода традиционный водонагревательный прибор крайне неудобен, растапливать его надо на свежем воздухе, или в помещении с дополнительной вытяжной вентиляцией, иначе чай будет не с 'дымком', а с настоящим дымом и угаром.
  Раскрасневшаяся Мария завернута в полотенце, по виду вполне довольна, почему сопротивлялась... характер такой оказывается. Пока Александр мыл в тазике Машку пришла в голову мысль - следует соорудить душ, или нечто подобное, что бы она могла самостоятельно 'плескаться' по желанию, да и сам бы он не отказался. И все же надо еще раз ее к педиатру сводить, слишком уж худая, ребра пересчитать можно издалека, и не к обычному 'дохтуру', а к хорошему специалисту податься. Как раз недавно на глаза объявление в 'Ведомостях' попалось, принимает пациентов по выходным местное медицинское светило, преподаватель медико-хирургической академии.
  Ничего нового академический 'мэтр' не им сказал, лишь подтвердил вывод своего 'трехрублевого' коллеги, девочка здоровая, патологий и болезней не обнаружено. Кожа чистая, внутренние органы в порядке, дыхание ровное и нет жалоб.
  -Худоба... ребенок растет... обычное явление у них. -таково заключение специалиста, ему виднее.
  Александра поразила крайняя 'бедность на приборы' медицины второй половины 19-го века. Осмотр пациентов проводится исключительно 'вручную', помяли, пощупали и послушали дыхание, из оборудования только слуховая трубка и более ничего.
  -А если у человека жар, как вы измеряете температуру? -спросил он врача, пока Мария возилась со своей одеждой, к 'мещанскому' варианту платья она еще толком не привыкла.
  Оказывается и здесь сугубо мануально-визуально... путем приложения руки на лоб, и артериальное давление медики оценить не в состоянии и еще... в общем мрак на уровне средних веков. При расставании Александр не удержался и снабдил 'академика' ртутным градусником из числа тех, что ему недавно прислали и кратко проинструктировал как использовать.
  -Смотрите в зеленом секторе, далее температура уже аномальная, держать подмышкой минут пять.
  -Забавный прибор... где вы такую вещицу добыли?
  Пришлось быстро придумать отговорку, так как сказать правду нельзя. На улице, по пути домой он прикидывал, а не стоит ли заняться ему производством медицинских приборов: градусники, стетоскопы, измерители давления и прочие мелкие полезные вещи. Кардиограф не осилить, там применяется электроника, рентгеновский аппарат - можно на техническом уровне 60-х века 19-го 'поднять', но сложно. Еще сложнее приучить местных эскулапов пользоваться новинками, может и поколения не хватить для освоения и внедрения в повседневную практику.
  Хрустит под ногами снег, холодный ветерок с Невы неприятно обдувает, Машка сердито дергает его за руку, давно и настойчиво намекает, что ей следует компенсация за доставленные неудобства. Попадается по дороге 'Кондитерская Бормана', зашли туда. Большой кусок шоколадного торта и чай для Марии - пусть утешится, крепкий турецкий кофе без сахара для Александра - допинг помогает голову освежить. Раздумья... думай голова, шапку все равно не куплю... осваивать 'медицинское' направление? Пожалуй нет, совершенно не его профиль, только дров наломает, если возьмется.
  
  Понедельник, день тяжелый даже для бездельников. Вчера вечером профессор проинформировал своего агента, что ему следует установить доверительные отношения с местным военным ведомством, распоряжение от новых владельцев Проекта. Следует 'попаданцу' сделаться для военных если не своим человеком, то хотя бы 'заметным'. Как осуществить, хороший вопрос... ждем инструкций от начальства, там в ХХ-ом веке есть кому за Сашку голову поломать, есть специально обученные люди. Пусть и ломают на здоровье, а он будет созидать, дел текущих хватает: от закупки фотобумаги и реактивов, до изготовления необходимой аппаратуры. Проектор имеется, но ведь его как-то приспособить еще надо, штатив изготовить специальный, и линзы в объективе заменить придется. Кроме того, пока есть время, навыки работы с Адобовским Фотошопом стоит освежить в памяти, и вывеску приличную где-то заказать, и о рекламе в газетах побеспокоится заранее.
  
  "С 1857 года у нас вводились 6-ти линейные нарезные винтовки взамен прежних 7-ми линейных, но по 1861 год имелось этого оружия только 260 тысяч экземпляров; ими вооружены были все стрелковые части, линейные роты пехотных полков 1-го, 2-го, 3-го и 5-го армейских корпусов и батальоны 2-й, 3-й и 5-й резервных дивизий; прочие же войска оставались при старом оружии, оказавшемся в Крымскую войну весьма плохим. Оружейные наши заводы могли ежегодно изготовлять не более 100 тысяч ружей, так что перевооружение всех наших войск едва могло быть окончено в 1865 году. Только с 1861 года положено было впредь изготовлять ружья со стальными стволами и железные шомпола заменить стальными."
  (Воспоминания генерал-фельдмаршала графа Дмитрия Алексеевича Милютина. 1860-1862.)
  
  Петербург, февраль, арка Главного Штаба, два длинных 'ствола', обернутые в ткань на правом плече, рядом с Александром трясется как банный лист помощник Васька, пришлось его 'припахать', иначе за один раз оружие, патроны и документацию не унести. На его долю достался картонный ящик с разного рода принадлежностями, бумагами и патронами.
  Идти далеко, пришлось взять 'тачку', чухонец за 'ривенник' довез их только до Дворцовой площади, далее на санях не проехать, снег убран и внизу голые камни скрежещут под полозьями. Медный ангел стоит наверху своей колонны, обняв крест, скучает одиноко в вышине, повернувшись спиной к лошадям, извозчикам и к арке Главного Штаба.
  Сегодня не холодно, день солнечный на удивление, теплый ветерок веет с Невы, и Вася не от морозца зубами стучит. Вчера его отца, Тихона месте с остальными дворниками вызывали в участок и там, видимо, жандарм прочел им лекцию о международном положении.
  -Ох што деется в миру... страсть экая... антихристы бонбой в Парыже императора ихнего... велено не пущать крамолу энто, -и далее в таком же духе, дворник пересказывал 'своими словами', вышло совсем как у Райкина.
  Сашке смешно до слез, а вот местным аборигенам не очень. Недавно в городе были 'массовые беспорядки', студенты активно боролись с новым министром просвещения. Недавно назначенный на этот пост адмирал Путятин собрался было научить 'студиозов' правильно чистить сапоги, что бы с утра надевать их на свежую голову и вообще решил, что здесь вам не тут, водку пьянствовать и безобразия нарушать не положено. В результате столь крутого наведения порядка пришлось властям временно закрыть Петербургский университет, а студентов куда дели... кого в шею, кого в крепость, кого почетный долг исполнять послали в ряды российской императорской армии.
  На прошлой неделе из будущего пришел долгожданный презент, прислали две винтовки бердан-два, принадлежности к ним, патроны и кучу технической макулатуры. Кто-то там у спонсоров слишком 'вумный' предположил, что в военном ведомстве сильно обрадуются такому подарку. Александр бегло успел посмотреть, предназначенную для него, пояснительную записку и оценить... бердан и не бердан? От исходной 'культовой' винтовки остались только ствол, ложа и патрон, остальное переделано по мотивам ранних однозарядных Гра-Маузера с целью устранения врожденных пороков берданки-второй и предельного упрощения технологии производства. Затвор теперь фиксируется надежно и ручка стебля вызывающе не торчит вверх, предохранительный взвод инженеры сочли лишней роскошью.
  
  -Кабы городовые нас не забрали с ружьями... -подал голос Васька, пока его 'хозяин' соображал куда следует идти дальше, здание большое, кроме парадного крыльца имеется еще ряд входов и разу не поймешь куда податься.
  С утра Александр прикидывал, где следует искать пресловутую оружейную комиссию военного ведомства, 'база' ничего вразумительного на этот счет не сообщила, приходится думать самому. После получасовых консультаций с профессором он принял решение, вперед в Главный Штаб, а там направят куда надо... не исключено - прямиком в эротическое путешествие.
  Полиция себя долго ждать не заставила, стоит черта помянуть, как вот он он собственной персоной, все же самый центр города и резиденция царя, Зимний дворец рядом. Еще когда он с мальчиком пересекал площадь, за ними сзади увязался 'хвостом' бдительный городовой сержант, а под аркой Штаба догнал вдобавок офицер, если судить по увесистой кобуре револьвера поверх шинели и погонам на плечах.
  -Господа постойте! Будьте добры показать... -спросил полицейский чин вежливо и учтиво, но тон приказной в голосе слышен.
  Александр 'быковать' не стал, послушно развернул дерюгу, яркое весеннее солнышко заиграно лучами по глянцевому лаку дерева прикладов и вороненой стали стволов. Пара коротких, рубленных фраз, объяснения... на удивление полицейские поняли, скорее всего, им уже доводилось ранее сталкиваться с подобными 'оруженосцами'. Более того, офицер приказал городовому проводить до парадного подъезда 'человека с ружьем' и его подручного заодно, что бы с дороги не сбились.
  На входе Главного Штаба 'не слава богу', как всегда в подобных учреждениях случается. Встречает посетителей швейцар преклонного возраста, борода белая, грудь в орденах - почтенный отставной солдат, ветеран многих войн начиная с дремучего 1812-го года. Встречает и не дает пройти дальше, непреодолимой стеной дед встал на пути.
  -Куды ж я вас пущу, господа хорошие? Без записки не велено нынче никаго пущать! -проскрипел страж Главного Штаба.
  Пришлось и этому дедушке разъяснять с чем они пожаловали и что принесли с собой, и почему стоит пропустить гостей и без пропуска.
  -Винтовки новые уже не нужны армии? Опять одним штыком генералы надеются воевать? -снова откидывается дерюжное покрывало и демонстрируется новенькие берданки.
  -Как не нужны? Нешто, прости господи, опять супостат нас издали на выбор бить зачнет за версту?! Погодьте... счас! -и швейцар исчез в боковом коридоре, старый солдат на своей шкуре испытал достоинства 'ружей аглицких' не иначе.
  -Ваше благородие! Карл Иваныч... туточки до вас пришли! -раздалось откуда-то слева, из подъезда не видно ни самого отставника ни, вызываемого им, таинственного 'Карлы'.
  Швейцар-привратник поспешно вернулся, и с ним явился ничем не примечательный младший офицер... что же на безрыбье и рыбу раком. Ожидали они с Васькой увидеть как минимум полковника, а тут привели в лучшем случае поручика, в чинах российской императорской армии наш современник разбирается плохо.
  Он представился как мог и рассказал о цели визита, с этикетом у него не очень, но должно сойти и так, офицер кивнул и пригласил пройти куда-то внутрь здания. Надо же угадали с первой попытки... постоянно действующая оружейная комиссия или комитет действительно обитают в Главном Штабе.
  -Пацана моего отпустить надо. -вдруг вспомнил Александр о своем помощнике.
  -Ах да, конечно, пусть мальчик уходит. -картонный ящик немедленно перемещается в руки поручика.
  Изнутри Штаб напоминает смесь музея и казенного учреждения, бюстики царей и полководцев повсюду понатыканы, прямо с порога гипнотизирует посетителей мраморный Николай первый 'Палкин', по стенам развешаны большие картины с батальными сценами и портреты бравых генералов в треуголках. Бросается в глаза отсутствие табличек на дверях, свои и так знают кто и где сидит, а чужие сюда без приглашения не приходят. Долго блуждать по лабиринтам Штаба не пришлось, и вскоре дверь одного из безымянных кабинетов открылась для Александра и его нового спутника.
  -О... никак гриновские ружья наконец переделали? -сразу же с порога встретил их незнакомый подполковник и буквально выхватил у него одну из 'берданок'.
  Через несколько секунд на лице 'их высокоблагородия' волной разлилось недоумение, едва он провел ладонью по нижней части ложа в районе предохранительной скобы.
  -Что за глупые шутки? Куда вы курок дели?
  -Александр Павлович... это не гриновское ружье, это другая система под металлический патрон. Позвольте вам представить господина Штейна, британского подданного, сие его изобретение. -поручик наконец опомнился от неожиданного напора и заговорил.
  Попутно 'Карл Иваныч' и сам представился гостю, оказалось - тот самый Гуниус Карл Иванович, что упоминался в пояснительной записке. Сын лифляднского пастора, боевой офицер, прикомандированный с 1861-го года к к Оружейной комиссии Артиллерийского комитета, все данные сходятся, впрочем фамилия редкая и ошибиться трудно. Вот так встреча и подполковник... выходит... Горлов Александр Павлович. Как раз эти двое и продвинули винтовку Бердан нумер один, а затем и Бердан нумер два на вооружение российской армии.
  Гуниус и рта не успел закрыть, как его старший 'собрат по берданке' открыл и оттянул назад затвор винтовки.
  -Учебный патрон у вас есть?
  -Да, конечно... две штуки, -ответил Александр и на ощупь выудил из картонного ящика искомые 'учебные' патроны с красными пулями, благо гильза у них имеет характерные следы 'замятия'.
  Горлов не мешкая ни секунды, как будто всю жизнь этим занимался, тут же зарядил винтовку, нажал на спусковой крючок и затем плавно открыл затвор.
  -Гильзу извлекает хорошо... а гильза длинная, очень длинная... а ну попробуем быстро дернуть?
  Вторая попытка, на этот раз рывком... раз-раз. Механизм затвора отработал отлично, зацепил за рант и вытянул латунный цилиндр до выступа отсечки, учебный патрон выскочил и шлепнулся на пол, откуда его тотчас поднял поручик.
  -У американцев такого не видал, врать не стану. Металлический патрон и скользящий продольны затвор... -поделился новыми впечатлениями подполковник и положил винтовку на стол прямо поверх каких-то бумаг.
  Далее на рассмотрение пошло и остальное содержимое картонного ящика, в первую очередь патроны, оказывается 'металлических' в оружейной комиссии еще не видели в живую, хотя и наслышаны. Горлов недавно в САСШ ездил по делам артиллерийским и знаком с новинкой, но 'шапочно', а Гуниус и вовсе в руках ни разу не держал, как и большинство отечественных специалистов по ручному оружию. Нет их пока в России, да и в Европе редкость, пытался было военный атташе Игнатьев в 1857-ом году 'позаимствовать' унитарный патрон из военного музея в Лондоне, закончилось скандалом и высылкой дипломата из страны.
  Документация сопутствующая, шесть больших книг-альбомов, но в ящике нашлось место только одному, там и так тяжестей хватает: три сотни патронов, образцы гильз, коробка с капсюлями, 'машинка' для перезарядки и еще куча разного сопутствующего 'железа'. Васька еле-еле донес, приходилось мальчишке временами помогать. Остальное 'добро' осталось дома, за один раз он все уволочь не смог, если возникнет потребность - пусть члены комиссии приезжают и забирают сами. И опять везение, случайно взял 'гайд' по патрону Бердана, полное и подробное руководство по развертыванию промышленного производства, там даже указано где и у кого приобрести станки, расходные материалы и приложен примерный прайс-лист на оборудование. Вышло, что называется 'ложка к обеду', как Александр понял из услышанных обрывков разговора офицеров. Какая требуется армии винтовка... комиссия сама не знает толком, подполковник Горлов оговорился лишь, что новый образец наиболее близок к идеалу по его мнению. Главная беда и проблема - сам унитарный металлический патрон, точнее 'наличие отсутствия' в российской империи хоть какого-либо производства патронов, пусть даже на уровне убогой кустарщины. Возникли закономерные вопросы и к 'автору изобретения', однако Александр постарался сразу же 'расставить точки над i' и снять с себя ответственность.
  -Не спрашивайте... не мое... по случаю досталось.
  -Заводчик не прибежит с нас контрибуцию требовать? И на каких условиях вы нам образцы предоставляете? -не преминул справится подполковник.
  -Не прибежит... помер он давно. И как у вас говорят в России... Даром пришло - даром ушло.
  На этом период сказочного везения закончился, Гуниус листает руководство, а его коллега по несчастью задумчиво чешет затылок, ищет выход из создавшегося неприятного положения. В прошлом году комиссия приняла решение не рассматривать системы под металлический патрон вообще. Металлические дороги, и заметно тяжелее бумажных, специалисты опасаются, что ударный состав капсюлей и порох в сочетании с медью гильзы будут давать вредные соединения, вызывать 'гальванический ток'. Вдруг да, патроны окажутся скоропортящимися, длительного опыта производства и применения пока нет даже в САСШ, где 'металл' уже вовсю используется. Опять же фабрикация металлических патронов в России еще не установлена, и наша техника находит в этом препятствие.
  В довершение всех бед руководит оружейной комиссией аж целый герцог Георг Мекленбург-Стрелицкий и не смотря на громкую 'стрелковую' фамилию ничего в этом деле не смыслит. Только этим обстоятельством можно объяснить появление 'двухпулек' американца Грина и отечественной разработки Жилле-Труммера. Военный министр - и тот считает двухпульную систему по меньшей мере странной, но комиссия упорно 'пилит до победного', оружие проходит войсковые испытания и уже рекомендовано к постановке на вооружение.
  -Дурью страдают, взяли бы обычную 'игольчатку'... Терентьева, Лебедева или тех же французов, коли есть нужда. -так охарактеризовал увлечения оружейной комиссии поручик Гуниус, Горлов воздержался и промолчал, он пока 'чистый' артиллерист и винтовками занимается лишь 'по охотке' в свободное время.
  -С комиссией вашей каши не сваришь... хоть к самому Милютину не иди? -вслух размышляет подполковник.
  -Разве так можно? Нарушение же субординации и чинопочитания! -возразил поручик.
  -Эх, молодо-зелено... ты Карл не застал Николая Онуфриевича. Тот был истый фрунтовик, при нем все мы по струнке ходили. К Дмитрию Алексеевичу по делу обратится можно напрямую, он поймет коли что.
  Закончив свою поучительную речь, Горлов вытащил из кармана часы, взглянул на циферблат и покачал головой.
  -Как раз совещание сегодня по крепостной артиллерии, а я задержался с вами... а ведь должен быть.
  -Может еще не поздно? -предположил молчавший доселе Александр.
  -Да черт с ними! Тришкин кафтан перекраиваем. Сколько не заседай, а чугунные гладкие наши пушки божьей милостью в нарезные стальные не обратятся. Однако военный министр там присутствует... минут пять выждем и пойдем, может посчастливится его перехватить.
  
  Обитатели Главного Штаба в тот день, вероятно, были удивлены странной процессией появившейся из недр оружейной комиссии: впереди двигался подполковник с горстью патронов в руке, за ним некий 'штатский' с винтовкой наперевес, а замыкал шествие поручик с толстой книгой. Александру приходилось постоянно оглядываться, Гуниус так увлекся чтением, что была нужда его периодически 'поправлять', что бы не столкнулся со стеной или иным препятствием на пути. Доведя свой маленький отряд до очередного длинного коридора, сколько их прошли не сосчитать, Горлов сделал знак рукой 'подождать' и исчез за одной из дверей. Спустя минуту он появился вновь и так же беззвучно, жестом позвал за собой.
  
  Усталым выглядит Милютин Дмитрий Алексеевич на первый взгляд, да и на второй и третий тоже, забот на нем гора неподъемная, изволь преобразовывать военное ведомство, а 'помощники' тебе палки со всех сторон вставляют в колеса и усердно 'яму роют'. Из всей многочисленной когорты реформаторов только он и остался на плаву до сих пор, всех остальных уже давно 'съели' консерваторы, только военного министра царь до сих пор не отдает на растерзание, заменить то нельзя, нет подходящего человека. Желающих критиковать и 'пинать' как всегда в изобилии, а вот как что-то делать, так поди найди хоть одного кого-нибудь стоящего.
  Тускло блестят на зимнем солнышке ордена и медали на его груди, и золото эполет и аксельбанта поблекло, словно генеральский мундир со всеми регалиями страдает одновременно со своим хозяином.
  Однако, оживился министр словно мутная пелена с глаз упала, когда увидел оружие... тема весьма злободневная, жестокие уроки недавней войны не забыты. Горлов кратко изложил суть дела, с чем пришли - британский поданный Штейн предлагает винтовку под металлический унитарный патрон. Брови сразу ползут вверх и сонное, меланхоличное лицо Милютина заметно преображается.
  -Даром? Удивительное дело... обычно у нас наоборот получается, господа изобретатели приносят бог весть какую безделицу и требуют золотые горы в награду.
  Далее военный министр весьма прозрачно намекнул, что отношения между двумя империями не столь уж дружественные, недавно ведь была Восточная война... и проявления 'российского патриотизма' от британца ждать не приходится.
  Приходится Александру 'пускаться в объяснения': сухопутной границы между Великобританией и Россией не существует в природе, а значит и серьезного повода для столкновений нет, а недавние события следует отнести к разряду недоразумений, по вине дипломатов дошедших до стадии боевых действий. Индия... жемчужина британской короны досягаема для российской армии? Разве Дмитрий Алексеевич знает как пропихнуть хотя бы одну дивизию через горные хребты Гималаев, Гиндукуша и сильно дружественный к европейцам Афганистан. Особенно, если учесть слабую местную логистику, ведь ни транспортных самолетов, ни грузовиков пока нет и в помине. Для такого категоричного вывода не надо быть великим полководцем-стратегом, достаточно лишь взглянуть разок на карту. Газеты вечно 'поднимают вопрос'? Так на острове демократия и если парламент не пугать, то лишних денег на военные расходы не дадут, и ведь после очередной шумихи фунты из бюджета стабильно выделяют всегда не на армию, а на флот.
  -Вам доводилось в тех дальних краях бывать? С наши Кавказом сравнимо? -сразу же последовал вопрос военного министра, как только последовало упоминание об Афганистане.
  Афган, 'ограниченный контингент'... в той жизни, о которой теперь нельзя рассказывать, наш современник почти год 'на войне' отмотал, если исключить из этого срока время проведенное в армейской 'учебке', впечатления кое-какие остались навсегда, даже машина времени их из памяти не вычистила окончательно.
  -Народ на редкость дружелюбный... салам бача, салам шурави... пока в прицеле их держишь. -не смог сдержать печальной улыбки 'британец', скрывать правду и приукрашивать реальность смысла нет.
  Ответ вполне удовлетворил дотошного собеседника, видимо и сам министр не страдал излишней англофобией. Сразу же перешли к конкретным вопросам, хоть и очевидно преимущество предлагаемого решения, но поговорить есть о чем.
  -А что поручик... и в самом деле нам стоит перейти сразу к металлического патрону, бумажный ведь дешевле? Меня и так со всех сторон прижимают за расточительство и требуют сократить расходы.
  За поручика, тот и рот открыть не успел, ответил все тот же подполковник Горлов, сегодня инициатива полностью у него и отступать он не намерен.
  -Дешевле ваше высокопревосходительство... кабы нам надобно воевать было сейчас, иначе каждые пять лет извольте обновлять и восстанавливать запас. Дешевле... если не принимать во внимание неизбежную порчу патронов при хранении в полевых условиях. Дешевле... если нам нет нужды переделывать под заряжание с казны полмиллиона старых винтовок.
  Далее подполковник перечислил и другие достоинства 'металла', попутно упомянув еще и как о мнимых недостатках, так и о реальных проблемах с переходом на новую технологию.
  -Никакой гальванизм металлическому патрону не грозит, что бы там наши мудрецы из комиссии не утверждали. Сложности с установлением выработки? Да, обязательно, зло неизбежное, как в любом новом деле. Вам же, по по слухам, ваше высокопревосходительство недавно ассигновку дали на опыты с патронами? Так потратьте средства на новшество, 'бумага' - вчерашний день и в ближайшие годы от нее откажутся везде.
  Окончательно убедить военного министра все же не вышло, Милютин обещал 'подумать', злосчастное совещание, где решили не принимать на рассмотрение системы под металлический патрон состоялось совсем недавно и там он как раз высказался за 'бумагу' из экономических соображений.
  -Как сама винтовка... не подведет? -сменил тему разговора министр-реформатор.
  -Не должна, простая и надежная игрушка. -ответил Александр, сам он не предварительно испытывал 'как бы берданку', не было времени, но здравый смысли и опыт подсказывали, что так и есть на самом деле.
  Хоть и переделали современные инженеры изначальную конструкцию Бердана, но все узлы взяты из других, проверенных временем систем, никакой вредной 'отсебятины'. В сущности, так и должно было случится в реальной истории, 'бердан 2' подлежал модернизации по результатам русско-турецкой войны. Сначала 'экономия', а затем всеобщее увлечение 'магазинками' остановили процесс и винтовка осталась без изменения до появления знаменитой 'мосинки'.
  -Это хорошо... два экземпляра у вас есть и патроны к ним? Надо будет один сразу же отправить в офицерскую стрелковую школу, пусть там опробуют стрельбой на морозе и в тепле заодно. Извините господин Штейн, но после истории с 'двухпульками' я на слово изобретателям не доверяю.
  Дмитрий Алексеевич не выдержал и пояснил, не скрывая раздражения, как его целых два года, начиная со времени, когда состоялось назначение на должность заместителя министра, 'водили за нос'. Разрекламированная оружейной комиссией двухпульная винтовка Грина, помимо других свойственных только ей 'чудесных' качеств, оказывается еще и при минусовых температурах не функционирует, заклинивает затвор после первого же выстрела. Неприятное обстоятельство выяснилось совершенно случайно и приватным порядком, в беседе Милютина с одним из стрелков офицерской школы. Испытания в войсках, куда отдали большую партию американских винтовок, прошли в целом 'успешно', по крайней мере оттуда даны отзывы благоприятные.
  -Мы три тысячи винтовок образца 1857-го года в Америке заказали, к постановке на вооружение готовили, станки закупали для них... Дурацкая привычка у нас водится 'очки втирать', лишь бы вышестоящему начальнику угодить и порадовать, а дальше хоть потоп. На людях отогревали оружие перед проверкой или стреляли сразу после выноса из теплого помещения, берегли дорогую казенную вещь.
  На этом краткая аудиенция и закончилась, времени у военного министра не так уж и много, каждый день расписан по часам наперед: с утра идет доклад царю, затем разного рода совещания и официальные мероприятия, и то обстоятельство, что Горлову и компании удалось пробиться надо приписывать лишь счастливой случайности из разряда тех выпадающих раз на тысячу. Бюрократическая машина во всей красе, коли попал в нее, так изволь исправно вертеться шестеренкой до полного износа и даже высшие чиновники империи отнюдь не исключение из общего правила.
  Здание Главного Штаба Александр покидал можно сказать 'с надеждой', едва не забыв забрать ожидавшего его в швейцарской помощника Ваську. Договорились, что Гуниус на днях подъедет за остальными альбомами чертежей и оставшимися расходными материалами.
  Поручик долго себя ждать не заставил, появился на следующий же день, выбрав время как раз после обеда. У него самого сложилось донельзя удачно, военный министр не смог переубедить герцога Мекленбургского, или даже и не пытался, бесполезная трата времени. Но, к счастью, Милютин тот еще тертый бюрократический калач, прошедший огонь, воду и медные трубы. Им в рамках уже существующей оружейной комиссии была создана отдельная подкомиссия по выработке металлического патрона, куда и назначили Гуниуса с Горловым, как компетентных специалистов, все равно других в России пока не найти. Отчего такие сложности, неужели 'первый после царя' начальник в военном ведомстве не может просто приказать подчиненному? Оказывается - нет... верхние эшелоны властных структур просто перенасыщены разного рода аристократией, и чуть что, так эти 'голубые князья' апеллируют прямо к императору. Поэтому герцог Гоша продолжает дорабатывать фантастическую двухпульную 'игольчатку' Грина, и ничего с ним военный министр поделать не может, поскольку при разборе конфликта у царя последний обязательно возьмет сторону дальнего родственника. Для борьбы с подобной напастью Милютин настойчиво продвигает систему заместителей, или 'товарищей' по местной терминологии, в надежде оставить многочисленной императорской родне только показную и парадную сторону дела, а непосредственную работу поручить лицам подотчетным ему.
  Пока пили чай Александр исподволь разглядывал собеседника, вот ведь как жизнь распорядилась причудливо, обрусевший швед принят за 'своего', а он сам вынужден изображать перед людьми 'чужого'. Отдельную благодарность от лица всей оружейной комиссии следует спонсорам проекта за предоставленный среди прочих принадлежностей обычный штангенциркуль... У пришельца из ХХ-го века чуть ли не глаза на лоб полезли от такого заявления поручика. Измерительный инструмент, обязательная принадлежность каждого рабочего-станочника ценится среди инженеров чуть ли не на вес золота. Теперь только до него и дошло, зачем вместе с винтовками прислали из будущего целый ящик микрометров и 'штангеров' с двойными шкалами - метрической и дюймовой, а он лишь один единственный экземпляр отдал, придется срочно исправить ошибку. Себе стоит обязательно парочку отложить: со стрелочным индикатором до тысячной и с обычным нониусом, а остальные передать по назначению Гуниусу и российской оружейной промышленности. Аборигенам, кроме радости от нежданно свалившейся с неба 'халявы', гарантирован жестокий 'разрыв шаблона', у них каждый отдельный штангенциркуль идет в отдельном футляре и на мягких бархатных подушечках, а тут почти сотня в полиэтилене с 'пупыпками' и в одну картонную коробку сложена ради компактности.
  Казалось бы, на этом история винтовками должна закончится для Александра - 'баба с возу и кобыле легче', однако не вышло, спустя некоторое время поручик Гуниус снова появился в фотоателье и совсем не в качестве клиента, пришлось снова гонять помощника Ваньку за чаем.
  -Вы уж простите господин Штейн, вопросы у нас возникли, пришлось снова вас побеспокоить... -в самом начале беседы из потертого кожаного портфеля Гуниуса на белый свет появилась, как чертик из табакерки, красивая малинового цвета жестянка, размером примерно как банка от 'советского' кофе, двести пятьдесят грамм.
  Приехали... порох марки 'Сокол'... каким образом красивая баночка попала в комплект поставки? Александр первоначально намеревался положить в ящик для военного ведомства порох в качестве образца, но прочитал этикетку на упаковке и моментально передумал. Оказывается, вопреки бытующему в среде дилетантов мнению, 'Сокол' все же бездымный. Крашенные цапонлаком жестяные банки подкинул профессор вместе с другими охотничьими принадлежностями из своих старых запасов, 'буржуи' прислали с берданками лишь капсюли, пули и гильзы.
  -Где взял, там уже нет... Карл Иванович... друг мой покойный занимался, от него и досталось мне в наследство, -сразу же 'поставил вопрос ребром' Александр, отсекая возможные предположения и домыслы.
  -И совсем ничего не осталось? Ведь тут лаборатория нужна... и качество вашего бездымного пороха выше всяких похвал. У нас химики балуются с пироксилином уже лет десять, но ничего стоящего так и не вышло у них до сих пор.
  -Лишь книги по химии и справочники... я еще толком и не разобрал, да собственно и банки с порохом.
  Поручику лишь осталось посетовать, что он и сам в пиротехнике не слишком хорошо разбирается, надо привлекать компетентных специалистов из числа химиков и пиротехников.
  -Пусть приходят и забирают, мне оно ни к чему. -согласился его собеседник.
  На том они и порешили, до конца недели 'Фотографию Штейна' теперь должны навестить еще и ученые. Едва захлопнулась дверь за поручиком, как Александр решил разобраться с 'вредителями', подкинувшими банку с 'Соколом' и проблемы заодно. С себя он подозрения снял сразу - склерозом он не страдает, 'шизик' в голове над его руками не властен, его дело лишь подсказывать. Васька собирать ящик ему в не помогал, а значит остается всего лишь одна подходящая кандидатура.
  -Машка! Иди сюда!
  'Воспитанница' явилась на зов сразу, скорее всего она стояла за дверью и подслушивала разговор взрослых. Изображает недоумение изо всех сил, плохо изображает, за версту видно, что понимает... 'нашкодила' и опасается заслуженного наказания.
  -А ну быстро каяться, ты зачем... пороть буду.
  -Не будешь!
  Увы... ремня 'мелкая' не страшиться, уже поняла - максимум достанется ей пара шлепков по мягкому месту и то лишь ладонью. Впрочем, в запасе есть аргумент и куда более действенный, чем элемент военного снаряжения со стальной пряжкой.
  -Хорошо... отпишу профессору, чтоб больше шоколадных конфет до следующего нового года тебе не присылал.
  -Так ить... я помочь хотела! Ты им ружья дал и эти как их... пистоны, а порох поди забыл? -шмыгает носом Машка, на глазах слезы у нее наворачиваются, 'проняло', попал Александр в самую точку.
  Знакомая по жизни история, хотели как лучше, вышло как всегда. Он банку 'Сокола' из ящика выложил, а едва отвернулся, как Мария засунула красивую малиновую 'цацку' обратно. Пока он сборами занимался девчонка рядом вертелась, и озорные ручонки, как по ним ни бил Сашка, все же 'отработали' на славу. Надо было вовремя прогнать ее прочь, но жалко... обижается, а женских слез он не выносит, его слабое место.
  Виноват по большому счету он сам, давно пора бы заняться воспитанием ребенка, благо средства теперь есть. Да только в школу ее отдавать пока рано, а нанять 'домоправительницу' так и не решается до сих пор, слишком уж опасно. Много ли времени потребуется даже обычной неграмотной кухарке, для того, что бы понять - 'инглишь' британцу Штейну не родной язык, а значит он не тот, за кого себя выдает. Александр плохой актер, и если на людях еще как-то худо-бедно способен изображать слегка обрусевшего иностранца, то в домашней обстановке ни сил, ни терпения не хватает. Speak in English у него на устах до первого упавшего на ногу молотка, а далее привычное 'твою мать...' вылетит незаметно. И если с кухаркой 'из народа' утечка информации будет до ближайшего дворника или городового, то куда или кому "настучит" образованная баба можно только строить догадки. В любом случае неизбежно возникнут неприятности с властями, тянувшийся за ним с Бездны 'криминальный хвост' Александр удачно 'отрубил', и по-новой проходить все эти этапы легализации нет желания.
  У Марии меж тем натуральный водопад из глаз, разревелась на всю катушку, перспектива остаться без продукции фабрики 'Красный Октябрь' и прочих 'сникерсов' ее не радует. Профессор изрядно избаловал Машку, почти в каждой посылке что-то для нее есть, и чаще всего - сладости, хотя попадаются временами и более полезные вещи от книжек до игрушек включительно.
  -Ладно Машка не умирай и так тошно... пошутил я... -приходится Александру ее утешать, равнодушно смотреть на детское горе он не не в силах.
  К счастью не так уж и сложно это проделать, много ли надо 'мелкой', стоит лишь обнять, по голове погладить, поцеловать наконец и вот уже вместо рыданий лишь всхлипывает, а там и совсем успокоилась и слезы вытерла.
  -Больше так не делай никогда, сперва меня спроси!
  -Ага...
  Прочь детские обиды, Мария у него не злопамятная от природы, через пять минут забудет и снова станет веселой и жизнерадостной. Куда ее пристроить, пока не до нее... пусть гуляет последний год, а там - в школу пойдет. Ему же срочно надо провести ревизию всей технической литературы, прибывший с ним в прошлое, до сих пор руки еще не доходили. Намеченную к передаче местным аборигенам 'химию' следует обязательно просмотреть на наличие разного рода 'артефактов', что бы не получилось как с 'Соколом'... а ведь не выйдет, все равно где-то и что-то from the future со временем неизбежно вылезет. Остается надеяться, что российские 'ученые химики' сами разберутся, или спишут странные 'непонятки' на тупость криворукого переводчика. Вот засада... мало того, что у 'британца' все подряд справочники и учебники исключительно на 'великом и могучем', так еще и без привычных для второй половины века девятнадцатого ятей и фит. С другой стороны... наш 'первый авиатор' капитан-лейтенант Можайский тогда в поезде Москва-Питер внимания на странную орфографию не обратил, может 'прокатит' и с химиками. Кого конкретно пришлют за бездымным порохом, поди угадай заранее... как бы с самим автором периодической таблицы столкнуться не довелось, подсказывает второе 'я'.
  
  
  Родное отечество встретило приват-доцента Императорского Санкт-Петербургского университета неприветливо, ударив пронзительным холодным зимним ветром в лицо. Железная дорога внезапно кончилась, до ближайшей станции час езды на санях, а там снова поездом до Петербурга. Возвращался в родные пенаты Дмитрий Иванович Менделеев не спеша, стремясь продлить свое пребывание 'там', в чужих, но на редкость приветливых к русскому ученому краях. В свое время он удивлялся, почему русских людей так тянет за границу, а теперь на собственном опыте понял и прочувствовал.
  Прав был Иван Сеченов, старый друг, писавший ему в свое время: 'Неурядица на святой Руси страшная... Хандре моей не дивитесь - посмотрю я как вы сами запоете, когда вернетесь. В России привязанностей у меня нет, в профессорствовании счастья крайне мало, работать гораздо труднее чем за границей, климат скверный и жизнь дорогая. Вот почему меня тянет назад.'
  Снег, поле, опущенный полосатый шлагбаум, будка пограничного поста... и тоска, тоска, тоска гложет душу словно серной кислотой травит. Серый солдат вперился глазами в подорожную, пытается найти знакомую букву что-ли, неужели паспорт не в порядке, не может такого быть.
  -Что не так братец? Я же дипломатическую почту везу! -попытался было 'качнуть права' Менделеев, курьеров вроде бы досматривать не должны.
  Он вспомнил как в Берлине ему посольство навязало какие-то казенные бумаги и дали подорожную в качестве компенсации за труды... самую дешевую, впрочем, на третий класс в поезде. Числился Дмитрий в ту пору благонадежным, вот и решили слегка поэкспуатировать дипломаты возвращающегося на родину соотечественника.
  -На водку надобно дать... вашмилость! С утрева на морозе в дохлой шинелишке почитай рыбий мех. Тулуп нам не дает казна, грят заснете на посту. -потребовал нижний чин, едва заметив, что добровольный 'казенный курьер' робеет и мнется.
  Пока приват-доцент, расстегивал пальто и искал в карманах своего сюртука кошелек, желающих согреться за счет проезжих заметно прибавилось, из помещения караулки подошли еще двое солдат. Пришлось и этих служивых одарить гривенником 'на водку'.
  В ладони мелкие монеты, а в голове все еще бродит отличное рейнское вино. Провожали немцы с размахом им обычно не свойственным, скряга Циммер расщедрился аж на восемнадцать бутылок, и пунш в добавок выставил, упились все приглашенные сильно, наутро похмелье тяжкое и 'отзвук' до сих пор. Дорогу в поезде до Кенигсберга пришлось провести с русскими купцами, он рассказывал им об Италии, а дородные 'тит титычи' только крякали от удивления: 'живут же люди!'.
  Добраться бы до Ковно сперва... первый русский город на пути домой, бородатый ямщик дивится - в кои веки попался ему добрый курьер, пассажир не ругается матом, морду не бьет и аккуратно платит по тарифу за проезд.
  Недостроенная железная дорога, официально движение еще не открыто, но выручает подорожная и для него находится теплое местечко в багажном вагоне. Долгая беседа с кондуктором, делать все равно нечего... тот жалуется, плачется на новые порядки, ведущие строительство дороги французы-нехристи не дают брать хабар с пассажиров... 'доходу нет'. Раньше проще было: походил по составу поорал, попугал людей и глядишь - двадцать пять рублей с поезда в кармане, а нынче изволь довольствоваться одним жалованьем. Вдобавок народ пошел 'нерусской' одни немцы и полячки, на чай сволочи ничего не подают. Оказывается, не только ученым в России живется не сладко, но железнодорожники жалуются. Поезд после двух часов томительного ожидания тронулся, попутчиков немного в этот раз... багаж - тюки и узлы, да хмурый инженер-француз, не проронивший за всю дорогу ни единого слова, опять тоска. В Ковно снова пересадка, до Динабурга дорога не готова и поезда не ходят. Бешеная гонка на санях по ухабам, постромки то дело рвутся, зима в этом году малоснежная и все кочки задницей пересчитаешь пока доберешься до следующей станции железной дороги. Едва-едва успели к третьему звонку, бегом в вагон и кондуктору в нос казенную бумагу, какой тебе еще билет нужен? На этот раз компания собралась приличная и вроде было с кем скоротать время, но... Офицер следует из командировки к месту службы и к праздным разговорам с попутчиками не склонен - одна извилина в голове от фуражки мешает? Богатый, тупой и болтливый все больше на ломаном французском, казанский помещик - господин изучал сельское хозяйство в Париже, и теперь собирается насаждать культуру триппера в родной губернии. Смазливая немка - якобы гувернантка, Амалией звать да... блажен, кто верует. Позднее подсел учитель гимназии из Одессы - единственный с кем удалось потолковать и по душам и по делу, узнать последние новости из первых рук. Что в России нового, спрашиваете... Крестьянский вопрос... пороть 'быдло' нещадно, совсем обнаглели мужики, даром работать не хотят на батюшку-барина, провинциальное общество сильно негодует на реформы. Студенты опять бунтуют... не пущать... всех в рекруты сдать без права выслуги, здесь им не тут. В общем и целом все как и год и два года назад 'спокойно', стабильно-державно и в меру православно. Можно было и не расспрашивать учителя, но попался земляк и вообще человек приятный во всех отношения. Одесса для Дмитрия Ивановича - почти родной город, с ней связаны сами лучшие воспоминания.
  Ранним утром в Петербурге, забросив вещи к приятелю и даже не сменив дорожного костюма Менделеев помчался к ректору университета Воскресенскому, 'дедушке русской химии'. Анатолий Абрамович был с ним приветлив, звал обедать и сегодня и каждый день, но ничего конкретного в смысле заработка не предлагал. Звание приват-доцента все еще сохранялось за Дмитрием Ивановичем, а вот место на кафедре было занято другим человеком. О других возможностях хитрый старик помалкивал, был ли он обижен за уклон бывшего ученика в 'физику' или получил такое указание от властей - так и осталось тайной. Ничего не предложили ему и у Ильина, и у Янкевича, последний впрочем отдыхает в тюрьме - попался на подделке ценных бумаг, как уж так угораздило человека? Жизнь в Питере дорожает не по дням, а по часам. Была мысль поискать место техника при городской управе, прокладывают водо- и газопровод, контроля нет никакого, раз уже рвануло на Мещанской. Была и сплыла... и там его услуги не нужны. Ладно хоть старые друзья обедать зовут, кроме долгов лишь мятая ассигнация и горсть мелочи в кармане. Он в тот же день подыскал себе дешевую квартиру за Тучковым мостом, в доме с табачной лавкой. Адрес теперь у него забавный, но письма доходить будут исправно. Этаж полуподвальный, дворник сперва заломил пятнадцать, удалось сторговаться за десять рублей.
  Ситуация со службой, с источниками к существованию аховая. Готов был Дмитрий Иванович податься в секретари созданного недавно Мануфактурного общества, а не взяли - нужна протекция, поработай, мил человек, сперва приказчиком и прояви себя в части обмана покупателей.
  Ходил он справляться в сельскохозяйственный департамент, там что-то пообещали, да потерся в кабинетах и противно стало на душе. 'Так и мутит меня, как вспомню... Не забуду чиновничка, бежал он к двери товарища министра, перед дверью выпрямился, спину даже назад выгнул дугой... мертвечина' - запишет позднее Дмитрий Иванович в своем личном дневнике.
  Ближе к концу года удалось все же ему пристроится, взяли в университет и жизнь вроде бы пошла в гору, хотя пятьсот рублей в год после полутора тысяч прежнего содержания выглядят 'бледно'. В канун нового, 1862-го года - новый министр образования, студенческие беспорядки, и его выводят за штат, сочли 'идейно близким' к бунтовщикам, вследствие возраста что-ли? Так он особо не выделялся среди преподавателей, а в стихийно возникшем 'Вольном Университете' и без него лекторов хватало.
  Оставалась слабая надежда на Демидовскую премию за его 'Органическую химию' дадут или не дадут, быть или не быть, вот в чем загвоздка. Власти на него обиделись, а значит и ожидать каких-либо существенных бонусов от них бессмысленно, нужна хорошо оплачиваемая работа, нужны деньги, причем срочно - кредитор уже навешал пару раз и прозрачно намекал на долговую тюрьму. Издание же переводной 'Технической энциклопедии по Вагнеру' идет туго и гонораров пока кот наплакал. Если только податься в лабораторию к одному из бывших учеников, к Леону Шишкову... как-то стыдно. Было место в провинции... и там отказано после беспорядков в Университете, в которых он оказался якобы 'замешанным'.
  С такими вот мрачными мыслями Менделеев заглянул раз в Соляной Городок, неофициальный клуб, излюбленное место 'тусовки' технической и научной интеллигенции столицы. Здесь, в помещении бывших казенных соляных 'магазинов' эпизодически читались лекции по разным злободневным вопросам, здесь же одно время обитал 'Вольный Университет', пока не перебрался в немецкую гимназию Пертишуле, и здесь он надеялся наткнуться на кого-либо из старых знакомых.
  Окрик в спину... сзади человек в погонах, холодный пот под нательной рубашкой, его решили арестовать, как профессора русской истории Павлова? Испуг быстро проходит, вряд ли бы за ним послали целого полковника гвардии вместо нижнего чина жандарма или полицейского, не велик барин из Менделеева пока.
  -Мне вас академик Зинин рекомендовал, как хорошего химика, -без лишних слов, сразу же взял 'быка за рога' офицер, после того как сам представился.
  Кого бог послал в этот раз? Петрушевский, Василий Фомич... член морского, артиллерийского и еще каких-то мало известных Менделееву комитетов, комиссий и управлений военного ведомства, преподаватель Михайловского артиллерийского училища. Ранее виделись, 'пересекались' они и не раз в том же Соляном Городке, но личного знакомства не завязалось, помешала тогда бытовавшая в ученом сообществе неприязнь к 'сапогам'. Интерес у военного ведомства к Дмитрию Ивановичу не праздный, предложение вполне конкретное, оплата обещана достойная и даже грозятся крупной премией побаловать. Обсуждать подробности, правда, пришлось в кофейной, расположенной по соседству с бывшим соляным складом, подальше от посторонних ушей и глаз.
  -К нам случайно попал прекрасный образец бездымного пороха. От меня требуют установить состав и разобраться, можно ли у нас наладить выработку сего полезного вещества... Толковый помощник нужен, ибо в области чистой химии я не очень сведущ, я скорее пиротехник и артиллерист, чем химик.
  -Бездымный порох, забавно... Ошибки быть не может? Может просто пироксилин зерненный вам подсунули? Стволы ружейные не разрывает? -о проблемах с пироксилином и другими новыми взрывчатыми веществами Менделеев знал не по наслышке, хоть и близко не сталкивался с подобной тематикой.
  -Да нет к сожалению, иначе бы я к вам не стал обращаться... именно порох, годный для использования в ручном оружии, не разлагается и склонности к самовоспламенению или взрыву не проявляет, я проверял.
  Согласие дано, 'ударили по рукам', полковник Петрушевский вкратце ознакомил новоприобретенного помощника с историей появления в России необычного образца и прочими обстоятельствами.
  -Передали в оружейную комиссию вместе с новой винтовкой. Случайно вышло, прежний владелец и не знал ничего о бездымном порохе, а так может быть и не отдал.
  История странная, но чего только в жизни не бывает. Отставший от корабля, и задержавшийся в столице британский моряк, некто Александр Штейн, вдруг да получил 'наследство' не то от скончавшегося друга, не то от дальнего родственника. Нежданно свалившиеся, как снег на голову, материальные ценности Штейн употребил в свою пользу, купив дом на окраине города, затем испросил у властей разрешение открыть фотографическую студию. Но кроме денег ему достались и кое-какие технические разработки по части ручного оружия от которых он поспешил избавится оригинальным образом.
  -Парень, видно простой - вроде наших деревенских мужичков, приволок ружья прямо в Генеральный Штаб и сдал в оружейную комиссию секретарю, поручику Гуниусу. Забирайте дескать ваше благородие, все равно мне не нужны в хозяйстве, и даже вознаграждения не спросил.
  -И порох тоже от него вами получен, все из того же 'наследства'? -задал уточняющий вопрос Дмитрий Иванович.
  -От него, всего полфунта и половину я уже на пробы извел. Посему сейчас мы возьмем извозчика и поедем в 'Фотографию Штейна'. Надо срочно забрать все, что осталось, раз уж сам предлагает. Очень надеюсь... новый хозяин от большого ума не выкинул и не уничтожил остальные образцы и записи своего родственника.
  Добираться пришлось долго, британец обустроился на самой, что ни на есть окраине столицы, извозчик даже запросил надбавку к обычной плате, как при поездке за город. Дома здесь на 'чертовых куличках', вопреки недавно принятому порядку номеров не имели, пришлось справится у первого же попавшегося под руку обывателя-мужичка.
  -Агличанин, где? Так вон у ево крыша от снегу чищена... пожалуйте вашмилость до концу улицы.
  Действительно... лишь у одного особняка 'крыша чищена' и что-то там наверху установлено, назначение больших и тускло блестящих на солнце панелей так и осталось загадкой для приват-доцента и его спутника.
  Перед парадным входом красуется вывеска 'Фотография'. Надпись в меру безграмотная, по правилам слово пишется через 'i', но иностранцу русская орфография не указ и свою фамилию владелец заведения забыл добавить, проигнорировав принятый в столице обычай. Первое препятствие - любого случайного посетителя ставит в тупик табличка красным по белому 'закрыто' на массивной, обитой железом двери.
  -Просто, коротко и по-хамски... Как раз в стиле принятом у господ просвещенных мореплавателей. -вырвалось невольно у Менделеева, при виде подобного 'безобразия'.
  -Да будет вам, Дмитрий Иванович. Штейн перевел родное ему 'close' на русский, вот и вышло так. -неожиданно выступил в защиту британца полковник.
  Делать нечего, пришлось стучать, снаружи никаких шнурков или колокольчиков нет и следа. После нескольких сильных ударов изнутри в ответ донеслось 'Входите, открыто!', голос тонкий и вроде бы детский.
  Прихожая... девочка лет шести или семи в простой мещанской одежде, играет с большим черным котом, домашнюю идиллию время от времени портит резкий звук, жужжание какого-то инструмента или машины, раздающееся в глубине здания. Кот постоянно вздрагивает и шевелит ушами, ему шум работающего механизма определенно не нравится, и на бумажку на шнурке - ноль внимания, суют ему в нос, а он не ловит, наоборот - отталкивает лапой прочь 'приманку'.
  -Вы по какому такому делу пожаловали? -важно задрала носик в потолок 'малявка', изображая из себя хозяйку дома, встречающую неожиданных гостей.
  Забавная у нее прическа, отметил про себя Дмитрий Иванович, обычно у девочек принято расчесывать и убирать волосы со лба назад и далее в косичку заплетать, а у этой челка-чубчик на глаза свисает, придавая и без того забавной мордашке 'мальчишеское', задиристое, лихое и в то же время милое выражение.
  -Позови пожалуйста хозяина, скажи за порохом к нему пришли. -обратился к ребенку Петрушевский, справедливо полагая, что такого объяснения вполне достаточно.
  Как только было произнесено 'порох', так маленькая 'хозяюшка' сразу и нижнюю губу выпятила сразу... насторожилась, обиделась? Не суть важно, в любом случае поручение было принято к исполнению. Девочка смотала бечевку с бумажным бантиком на конце, запрятала игрушку в карман своей жилетки-душегрейки и затем исчезла за дверью. Пока они общались, кот переместился, 'перешел им дорогу', ранее сидел слева от двери, идущей в глубину здания, а теперь устроился справа, нагло разглядывает пришельцев зелеными глазами, словно насмехается.
  -Тьфу ты... нечистая сила! Не сиделось тебе черт на месте, дорогу нам перебежал, -суетливо перекрестился полковник, -Неласково нас здесь встречают, а?
  Дмитрий Иванович тактично промолчал, смешное народное суеверие, но когда по десять раз на дню приходится возиться с нитроглицерином, то поневоле поверишь в любые плохие приметы и в плохие, и в хорошие. Между тем из-за стены донеслось до его ушей пронзительное 'Са-а-ашка!!!' и гул неизвестной машины тотчас смолк.
  Появился в дверях хозяин, по видимому тот самый Штейн, жест рукой, предлагает пройти, что же... приглашают и надо идти, а что без традиционных поклонов и прочих любезностей, так 'чужой монастырь' со своим уставом.
  Дмитрий Иванович в ожиданиях обманулся, на типичного англичанина хозяин не походил ничуть. Все три распространенных типа, встречающиеся как в Пруссии, так и в Петербурге он давно изучил. На так называемого 'туриста' в дорогом дорожном костюме, высокомерно относящегося ко всему 'чужому' и оставившему хорошие манеры за Ла-Маншем, Штейн не смахивает. Не похож он и на молодца в сюртуке с квадратным подбородком, любителя бифштексов с кровью и виски с содой, делового коммерсанта. И на пропахшего табаком и дешевым ромом морского волка не тянет он никак. С четвертой разновидностью уроженцев Альбиона - с инженерами и техниками Менделеев почти не встречался, от русских они держаться в стороне, в их общество Дмитрий Иванович не вхож. Но если даже по внешности и по манерам судить, то владелец пресловутой 'Фотографии' к 'технарям' никаким боком не относится. Одна одежда чего стоит, брюки грязно-зеленого цвета с явным избытком карманов и простая рубашка в яркую клетку с отложным воротником навыпуск, вдобавок рукава засучены до локтей как у мясника в лавке. Позднее полковник слегка дополнит словесный портрет Штейна некоторыми мелкими деталями, ускользнувшими от внимания Дмитрия Ивановича. Так в вырезе рубахи проглядывает фуфайка с горизонтальными синими полосками, а на левой руке чуть выше запястья полу-затертая татуировка, возможно и в самом деле бывший моряк, сменивший профессию. Но это потом, а пока... первое впечатление - фальшивый британец ведь, если только попался уроженец дальней колонии?
  Внутри большой и светлой комнаты неуютно, из мебели присутствует лишь обычный стол и несколько небольших лавочек, заменяющих стулья, а по углам наставлены какие-то картонные ящики и коробки, прикрытые местами где тряпками, а где странной полупрозрачной тканью. Для студии фотографа британец выбрал крайне неудачное место, хоть окно большое и сторона южная. Естественного освещения может не хватить в сумрачные дни, обычно профессионалы используют для работы отдельные стеклянные беседки-павильоны. С технической стороной фотографического 'искусства' Менделеев хорошо знаком, совсем недавно он сам прикидывал, а не записаться ли ему в 'светописцы' из-за безденежья и при отсутствии дальнейших перспектив скорого продвижения по научной стезе. Впрочем, некоторые, лезущие в глаза, признаки как бы намекали, что фотография не основное занятие решившего осесть в России британца, а скорее побочное. К чему, например, фотографу сдалась большая катушка телеграфного кабеля аршин на сто?
  Один лишь взгляд на стол, где сложены инструменты и Дмитрий Иванович временно забыл про необычного уроженца британских островов, или откуда он там взялся. Посмотреть есть на что! Кроме двух ручных 'машин', все остальные орудия труда ничего необычного вроде бы из себя не представляют... если не всматриваться внимательно, а так - ни единого признака дерева, молоток и тот снабжен рукояткой из... определить из чего ученый 'влет' не смог. Не гуттаперча, не каучук, не эбонит или резина, и уж точно не кость, может папье-маше или что-то в этом роде? Перебрав все известные ему искусственные и естественные материалы Менделеев так и не нашел ничего подходящего. Обидно вдвойне, он как раз на днях закончил редактирование очередного тома 'Энциклопедии Вагнера', посвященного современному материаловедению и считал, что в этой области для него секретов не осталось. Между тем полковник представился и сообщил о цели их визита, очень кстати вышло, а то из головы у Дмитрия Ивановича как-то все вылетело разом... бездымный порох... успеется еще и до него доберемся. 'Зри в корень', пока идет обмен любезностями удалось увидеть и нечто знакомое и одновременно незнакомое. На столе под инструментами, слегка припорошенные красной кирпичной пылью лежат листки бумаги и судя по формату, аккуратно вырезанные из книг. Бросился в глаза знакомый символ водорода - Н по Берцелиусу, атомный вес его - единичка, цветные квадратики, что за чертовщина? К сожалению и со зрением у Дмитрия Ивановича определенные проблемы, и проклятый кирпич мешает и некстати положенная сверху ручная машинка. Ребус и только, а до разного рода загадок он большой любитель. С трудом удается оторвать взор от стола и вникнуть о чем собственно речь ведут Петрушевский и Штейн. Британец извиняется, гостей не ждал, занят работами по оборудованию фотографической студии. Беглый взгляд по сторонам... ряд ровных отверстий в стене напротив, часть уже заглушена пробками и опять - зачем, с какой целью все эти труды? Только теперь Менделеев заметил, что в помещении кроме них со Штейном присутствует и четвертый человек, мальчишка - по видимому помощник или подмастерье у британца. У молодого человека как раз в руках одна из двух загадочных машинок. Вот он подобрал со стола из коробочки черный шуруп, насадил на рабочую часть механизма, подошел к стене, слегка отогнул на себя белый лоток из неизвестного материала, смотрит где же там пробка. Несколько секунд... примеряется, затем 'вжик', 'т-р-р' и шуруп полностью утоплен в стену, попутно пришпилив к ней часть лотка.
  -Сама вертит! -молодой помощник Штейна заметил, что за ним наблюдают и поспешил дать объяснения.
  Теперь по крайней мере ясно, что машинки приводятся в действие электричеством, в момент, когда мальчик надавил на кнопку промелькнула характерная голубая искра в одном из узких отверстий в корпусе механизма. Что же до сути, до цели производимых работ... бред и только... лоток упирается одним концом в небольшой серый ящик со странной эмблемой на дверце - желтый равнобедренный треугольник, а в него вписана стилизованная эмблема молнии. Свисают из ящика вниз концы обрезанного телеграфного провода, вроде и с ним что-то не так, но в данной области Дмитрий Иванович не специалист.
  Поневоле ему снова приходится отвлечься на Петрушевского и на британца заодно... раз они заговорили о конкретных вещах.
  -Дневниковых или рабочих записей не осталось, сгорели вместе с лабораторией. Уцелевшие книги и справочники я вам подготовил заранее. -Штейн указал взглядом на один из ящиков в углу.
  Опять нечисто... режут глаз замысловатые иероглифы на желто-коричневом плотном картоне, ниже еще одна надпись - 'made in Japan', что позвольте узнать, в той далекой и дикой стране производят такого эдакого, заслуживающего столь дорогой упаковки? И спросить как-то неудобно, сочтут еще невеждой.
  -Порох дома не держу, подождите минуту, я принесу, -британец уходит, склад у него где-то на заднем дворе особняка расположен.
  К великому сожалению Дмитрия Ивановича мальчишка остается в комнате, приходится держать себя в рамках приличий, а руки сами рвутся и пощупать неизвестные материалы и главное - хочется ему добраться до листков на столе. Вернулся хозяин и не с пустыми руками. Александр Штейн принес с десяток жестяных полуфунтовых банок, то-то радости полковнику Петрушевскому, ведь почти весь бездымный порох им на пробах истрачен. Дальше... больше, Штейн, похоже усвоил в быту некоторые русские обычаи, мальчишку посылают за самоваром.
  -Лександр Васильич... нету чаю, истратили! Может кофию мериканского с орлом принести вам?
  -Та еще дрянь, водку господа химики употребляют?
  Полковник в ответ кивнул и Дмитрий Иванович возражать не стал, молчание - знак согласия. Так то он вообще предпочитает пить красное вино или хороший коньяк, но за компанию и ради дела готов пожертвовать здоровьем. Спустя несколько минут, посланный за выпивкой, мальчик возвращается и приносит узелок из салфетки и пузатую красивую бутылку прозрачного стекла с надписью Finlandia на этикетке, по емкости примерно полуштоф.
  Инструменты спешно убраны в один из ящиков, все остальное и бумага, и шурупы, и обрезки чего-то непонятного и кирпичная крошка заодно сметены в мусорную корзину, стол накрыт.
  -Хозяйку мою вы уже видели, так что, обедать нам приходится в харчевне по соседству и дома только чай пьем. -между делом сообщил Штейн, как бы принося извинения гостям за скудную закуску, и пошутил, -Кошак не доволен, мыши у меня не живут.
  В принципе, если не есть, а пить, то вполне сойдет: копченое сало, лук, ситный хлеб и соль, чего еще желать. Дмитрию Ивановичу не привыкать, студентом и не так еще доводилось закусывать иногда, а уж полковнику в полевых то условиях и подавно. И все же какая сверхъестественная сила мешает британцу нанять себе кухарку, ведь не первый день живет здесь, а почти год? Сам он так бы и сделал, раз уж нельзя питаться 'от хозяев', как обычно поступают жильцы съемных квартир.
  -Вася вот тебе ключ, идите с Машкой в аппаратную и там поиграйте! -это уже Штейн к своему подручному обращается, отсылает малого куда-то.
  Снова загадка... если 'аппаратная' происходит от слова 'аппарат', то там не место детям, подросткам и прочим посторонним, в свою лабораторию Менделеев бы точно их не пустил. Если только иностранец употребляет российские термины не в том значении, в каком принято у нас? Может быть... однако акцент в речи Штейна почти не заметен и грубых ошибок он не делает. Временами, правда, проскакивают у него 'родные' слова вместо соответствующих русских, но ему простительно.
  Черт с ним, где у нас 'мусорка' стоит теперь, по столом вроде? Нельзя ли ее незаметно подвинуть к себе поближе... так вот ногой, чудесно вышло. Подгадал, пальто не снял при входе - холодно в доме, лишь расстегнул, а там карманы боковые удобные. Можно было не снимать, если уж привык британец дрова экономить или просто не боится простуды, а вот ему, 'приговоренному' врачами к туберкулезу иначе нельзя.
  А полковника 'повело' изрядно с первой же опрокинутой стопки и закуска не помогла, не умеет пить Василий Фомич, вот уж чего от него никак не ожидали. Вместо делового обсуждения начались бесконечные воспоминания о минувшей войне, и надо же - британец тоже успел побывать 'в рядах' и вдосталь пострелять по живым мишеням? По возрасту вроде бы не должен, хотя тут определенности нет. Сперва показалось - примерно двадцать пять Штейну стукнуло, а теперь сомнения появились, может и за тридцать ему, ближе к сорока. По внешнему виду сказать трудно, очень молодо выглядит, то ли хорошо сохранился, то ли 'порода' такая. Бойцы вспоминают минувшие дни? Если только полковник Петрушевский в Севастополь на бастионы не попал, а вот британец... судя по оговоркам воевал с туземцами где-то в колониях, возможно в Индии. Самого Дмитрия Ивановича Крымская война слегка затронула самым краем, был рядом в Симферополе, грохот канонады слышал во время штурмов, но пороха не нюхал и слава богу, что минула его чаша сия. Есть ли теперь смысл что-то предъявлять бывшим врагам, какие-либо претензии выставлять? Побили... обидно конечно, так ведь издавна 'дураков и в церкви бьют' - народная мудрость, пусть с англичанами квасные патриоты враждуют в передовицах 'Московских Ведомостей', а ему выгоднее забыть.
  Все же смешно до колик... эти двое могли стрелять друг в друга лет десять тому назад, теперь же сидят и вместе пьют водку и никаких враждебных намерений не высказывают.
  Алкоголь и на самого Дмитрия Ивановича подействовал хоть и не сразу, предубеждение против англичанина как рукой сняло. Теперь ему Штейн даже отчасти нравится, ведь ведет себя британец, как и положено представителю великой державы, подмявшей под себя полмира. Никакого тебе лакейского заискивания и просительных взглядов 'чего изволите' сверху вниз и спина прямая, человек уверен в себе, держится с достоинством. Слегка англичанин перебарщивает с выражениями, так 'господин' у него употребляется исключительно лишь в ироническом смысле, заметно - этикету его не учили, вести себя в приличном обществе не умеет. А так... самое то... идеал к которому Менделеев всю жизнь сознательно стремился, но не всегда получалось. Больше бы подобных 'Штейнов', пусть даже и 'чужих' на первое время, а то у 'своих' чуть ли не каждый второй физиономию под барский кулак с радостью подставляет... страна рабов, за границей порой так и говорят о России, не раз доводилось слышать.
  И на полковника он зря сперва 'окрысился', не признал... наш человек полностью, с младшим братом Петрушевского он хорошо знаком по Университету. В сущности и Дмитрий Иванович мог по той же стезе пойти, собирались было родители и его 'в службу' отдать, к счастью - не вышло.
  Водка вышла, добавить нечего, дружеское рукопожатия на прощание, Штейн искренне желает удачи в нелегком деле и нагрузившись ящиками они с полковником покидают гостеприимную 'Фотографию'. Напоследок Дмитрий Иванович вспомнил детство, как известно всем мальчишкам - чужие яблоки вкуснее, не удержался и незаметно запустил руку в мусорную корзину, сгреб там чего попалось из обрезков, затем в карман пальто отправил, любопытство не порок. В теории можно было и по 'хорошему' провести - британец вряд ли бы отказал, да неловко выходит, а так вроде 'без обид' и необходимые образцы получены, никто ничего не заметил. В дверях уже обратил он внимание на странный шум сверху, кроме детских голосов разносились по всему дому звуки искусственного происхождения. Спросить, что за диковинная шарманка там надрывается, не получилось, язык заплетался. Все же водка не вино, а вроде и выпили совсем немного... полуштоф на троих вышел. Заметив вопросительный взгляд Штейн отговорился чем то вроде 'дети импов гоняют'... по крайней мере так ему послышалось.
  Пока они ехали обратно хмель на холодном воздухе выветрился и подвели первые итоги совместной деятельности. Ящик с книгами и ящик с бездымным порохом в активе, в пассиве - неизвестность... начало неплохое. Переводчик не нужен, все кроме одного справочники изданы на русском языке, еще один приятный сюрприз.
  -Британец наш не так уж и прост, я в нем ошибся, -пришел к неожиданному заключению протрезвевший полковник, -За ружья он все равно бы ничего не получил, за то к самому военному министру сразу попал... заметили. Выходит о порядках наших наслышан, человек опытный.
  -Неужели господа изобретатели не получают вознаграждения от казны?
  -Только расходы на проезд и на прожитье в Санк-Петербурге, награда полагается в случае принятия винтовки на вооружение. Штейн ловко поступил, с него взятки гладки - усовершенствовать его ружье не заставят, а коли примут все одно свое получит, или деньгами, или место хорошее предложат на казенном заводе.
  Петрушевский добавил, что порой военное ведомство и совсем 'обижает' разработчиков, систему признают негодной, изобретатель уезжает на родину, а его винтовку отдают на доработку своим оружейникам.
  -Коли им платить золотые горы, как хотят... никаких кредитов не хватит. Деньгами военное ведомство не богато, вот и приходится хитрить. Везде так, не только у нас. Если только с порохом Штейн оплошал... может и в самом деле случайно к нему образец попал?
  -Да, что-то он особой радости не изъявил, пожалел уже поди, а поздно. -согласился с выводом Петрушевского Дмитрий Иванович.
  -Вот и я о том же... что он там о себе рассказал, чем занимался до приезда к нам? 'Слаботочка'... слабые токи, надо полагать - телеграф? Услышим еще о нем, придет с прожектами в инженерной управление, раз уж рекламу себе сделал.
  -Может быть... Анекдот его преглупейший из головы не выходит. В какой армии мира, позвольте спросить, нижние чины знают формулу спирта? Неужели в российской или в британской?
  -Ну почему же... сам Штейн ведь помнит, значит у них химия преподается в школах хорошо. У англичан армия вольнонаемная и туда могут попасть и разные искатели приключений на свою голову.
  Полковник добавил, по его мнению, имела место оговорка, связанная с тем, что британец думает на одном языке, а вести беседу вынужден на другом, отсюда и неувязки.
  -У нас нет смысла что-то писать на склянках, солдат нюхом найдет и выпьет всегда, ежели не уследишь, проверено. Меня больше поразило - у них спирт в по железной дороге не в бочках возят, а в цистернах!
  
  Дверь за гостями захлопнулась, вроде бы одной бедой стало меньше? Александру даже захотелось образно говоря 'почесать затылок', хоть и не водилось у него такой привычки. Простое, вроде бы поручение новых 'хозяев проекта' на деле породило столько проблем, что едва удалось их 'забороть' без потерь. Благо, догадался он водку выставить химикам, иначе вопросов, на которые ответить ему чертовски тяжело, задали бы больше на порядок, а так свелось в сущности к безобидному мужскому 'трепу', воспоминания о войне, о делах минувших дней. Надо будет заказать на будущее ящик Finlandia, как раз для подобных гостей, на всякий случай, спонсоры на хорошей водке не разорятся.
  Не совсем удачно сложилась встреча, ожидал он обещанных Гуниусом химиков дня три, специально и помещение для них подготовил, намеченные к передаче справочники 'почистил' от артефактов вроде той же периодической таблицы. Затем надоело ждать и приступил к повседневным делам, накопилось много отложенной 'на потом' работы.
  Надо же, и в самом деле Менделеева к нему пригнали, если только это не однофамилец великого ученого, на свой портрет Дмитрий Иванович не похож ничуть, бороду еще отрастить не успел, а так по ФИО и профессии все сходится. Какие люди и без охраны... шутка.
  Сверху доносятся голоса детей и звуки бессмертного DOOMа, судя по шуму и гаму, там 'режутся' даже не в четыре руки, а в шесть и все на одном компьютере, подошла еще и младшая сестра Васьки для компании. Давно он собирался вскрыть ноутбук и допаять добавочный резистор в регулятор громкости, иначе дикая 'музыка' уже не первый раз и пугает и озадачивает местных аборигенов.
  Игра... они - Менделеев и Петрушевский ушли с миром, унесли то, что хотели получить, ему же пора наконец определятся, на чьей он стороне выступает. 'Своей' российская империя Александру за год жизни не стала и скорее всего и не станет никогда, остается ему соблюдать нейтралитет. Вроде бы и люди хорошие попадаются на пути в последнее время, но сама система, сам принцип постоянного удержания народа 'на дне' отталкивает, создает непреодолимый барьер. 'Барином' ему в этой жизни не стать, не деньги и положение преградой - психология не та, не те установки в него вложены, а 'рабом' он быть не желает, следовательно так и обречен всю оставшуюся жизнь носить личину иностранца.
  День неуклонно ползет к вечеру, он сперва закончит прерванную работу внизу с проводкой, а затем поднимется наверх, выгонит с компьютера 'игроков в DOOM' и сядет за очередной отчет 'Юстас - Центру'. По уму, может стоит выждать неделю для определенности? Вдруг еще какие последствия на голову свалятся, забежит на чаек поручик Гуниус или вернется с вопросами Менделеев... Дима ведь многое хотел узнать - по глазам было понятно, да хорошая водка помешала, вовремя сковала язык.
  Поручение он выполнил, если честно - 'халтурно', формально, а ведь мог бы и 'втянутся' в процесс. Домашний арсенал за последний год у него постепенно пополнился кое-какими вещами, бесполезными пока в хозяйстве: СВД, СВТ, и долгожданная классика - 'мосинка' в снайперском варианте. Если первые две системы вызовут шок у инженеров, то винтовка Мосина по сложности близка к берданке-второй и ее бы приняли, по крайней мере - заделом на дальнейшее развитие. Прислав винтовки, ему из будущего как бы намекнули, если хочешь то... он не захотел, не стал проявлять инициативу, забеги впереди паровоза не его стиль.
  Февральские дни шли один за другим, незваные гости более не являлись и постепенно жизнь вошла в привычную колею. Единственный неприятный момент... через неделю после истории с берданкой и 'Соколом', его - ныне британского поданного Александра Штейна взяли под негласное наблюдение. Тихон, дворник, раз отозвал 'барина' в сторонку для приватного разговора.
  -Лександр Васильич... тута... велено смотреть, кто к вам ходит и городовому докладать. Чаво делать мне таперича?
  Кем велено? Городовым сержантом, тем самым, что в морозные дни забегает в 'Фотографию' порой стопку опрокинуть для согревания, а тому приказал 'держить и не пущать' Штейна жандармский офицер, курирующий данный участок города. Работа политической полиции российской империи во всей красе, не удивительно, что революционеры при таком подходе особо и не прятались. Чем третьему отделению конкретный питерский обыватель Сашка не угодил? Скорее всего, 'мундиры голубые' собирают компрометирующие материалы на военного министра, сам же Милютин при встрече упомянул, что шеф жандармов под него 'копает', да и Гуниус с Горловым об этом же говорили вскользь. На всякий случай Александр заказал, затребовал от 'спонсоров' цифровой видеорегистратор и пару хороших камер, позволяющих вести наблюдение в условиях ограниченной видимости. Кропотливый анализ записей, скопившихся на жестком диске аппарата за неделю, никаких признаков слежки за домом и его обитателями не выявил. Если жандармы и разрабатывают мнимого британца, то лишь на уровне участкового и бабушек у подъезда, для галочки в докладе вышестоящему начальству. Пока к нему не заходят 'неблагонадежные' можно не опасаться, дворника он успокоил, 'докладай' Тихон как есть, хуже не будет.
  'База' в будущем не мычит и не телится... профессор передал кое-какие слухи, вроде бы спонсор намеревается провести некий широкомасштабный научный эксперимент, но более ничего ему не известно. Что до недавнего 'вброса' берданки, то или 'пробный шар' с их стороны запущен, или проверяли самого Александра - как он отработает поручение, реакция военного ведомства ведь предсказуема, винтовку взяли как и у реального полковника Бердана.
  Открытие своего заведения он решил отложить до весны, до мая месяца, время есть - вагон и маленькая тележка, куда 'убить' с пользой? Почему бы не попробовать 'изобрести радио', долго ли ему собрать передатчик - вибратор Герца и приемник Попова. Запрос по межвременной связи им сделан, возражений у 'базы' нет, можно сказать - санкцию дали, и руки у него развязаны.
  Легко сказать... на практике же оказалось... катушка Румкофа у мастера Шмита, известного поставщика императорского университета и других учебных заведений, есть в продаже... полупудовая только, в портфель не влезает, и дверные звонки смахивают на колокола громкого боя. К такому монстру хрупкий когерер не прикрутить - разобьет, и гальванические элементы имеются, но совсем не карманных размеров. В итоге пришлось Александру прибегнуть к помощи 'базы', почти все необходимые комплектующие приехали из будущего. Катушку ему мотать было лень, вместо нее он соорудил муляж, во внутренности которого и запихнул электронный аналог устройства, для демонстрации сойдет и так. Вышло просто и примитивно, как раз идеально для лекционного зала, основное достоинство 'искры'. После настройки, не без помощи прямых рук, 'изобретение' заработало, с трех метров звоночек дребезжал, а для наглядности он добавил в цепь еще и миниатюрную лампочку, это для тех у кого со слухом туго.
  Куда податься начинающему изобретателю в Санкт-Петербурге для пропаганды своих идей? В Соляной городок вестимо, на набережную реки Фонтанки. Там под эгидой вольного экономического общества уже несколько лет обитает своего рода 'тусовка' питерской научно-технической интеллигенции. Собираются по выходным, помещение им не то от 'казны' предоставляется, не то содержится на средства того же ИВЭО.
  Первые впечатления... не исключено, что в числе 'меценатов' собрания в Соляном городке фигурирует и третье отделение. Цепкий профессиональны взгляд одной 'личности в штатском' Александр на себе ощутил сразу, прямо с порога почувствовал. Как минимум пара агентов политической полиции среди собравшейся публики присутствует, может есть и еще. С 'их' стороны весьма разумно, в противном случае потенциально неблагонадежный 'норот' начнет общаться по частным квартирам, куда внедрить своего человека намного сложнее.
  Тематика выступлений в основном посвящена у них сельскому хозяйству и экономике, так исторически сложилось со времен Екатерины второй, но в последние годы допускаются и другие разделы техники и науки, прогресс на месте не стоит. Желающему донести до людей очередную 'истину' надо лишь подать заявку предварительно, затем иди и смело 'проповедуй' на здоровье, были бы слушатели для твоего бреда. В это воскресенье, после обеда лектором на пару часов станет британско-поданный Штейн, объявление уже висит.
  
  Опыта публичных выступление у Александра не было за плечами, не сподобился приобрести в прошлой жизни, а в новой приходится приобретать постоянно наступая на грабли. В Соляной он явился не один, Машка с ним напросилась, целый час канючила, пришлось взять с собой. Первоначально он намеревался в качестве ассистента пригласить Ваську, своего обычного помощника в качестве 'третьей руки', но тот по выходным ходит в воскресную школу. Впрочем, подручный не понадобился, с аппаратурой Александр управился один, да только особой радости нет. Не поняла его, и не приняла местная аудитория, вопросов не задают, только, что не смеются в спину - вежливые, а ведь битый час 'долбил' пальцы мелом испачканы и доска исчерчена формулами и рисунками. Напрасно он шарил глазами по залу, отклика не заметно, ни единого слушателя не 'зацепило'. Только Машка, пожалуй, его и понимает, верит ему на слово, остальные... смешно, но так выходит, а ведь столько усилий пришлось затратить.
  Его Мария сидит в первом ряду, из представительниц женского пола в зале она одна, других 'беспроволочный телеграф' не привлек. Не проявили интереса к перспективной новинке, вопреки здравому смыслу, и военные, хотя в фойе не раз мелькали в общей массе штатской публики 'погоны', и даже одного 'моремана' он приметил.
  Не прозвучал его аккорд и ни кого не вдохновил, в чем дело? Не понятно, не объяснимо, но факт - скверный из него 'Попов' получился. День радио в этой реальности не переносится на февраль, связисты так и будут пьянствовать 7-го мая.
  Выступление закончено, можно подвести итоги - полный провал, схема разобрана, 'радио Попова' летит в портфель, пустая трата времени.
  Машка злая, как кошка, которой на хвост неоднократно наступили, приняла близко к сердцу неудачу, сразу же по окончании выступления у нее готов подробный доклад о негативных настроениях народа и список 'врагов'.
  -Их завидки берут, а самый вредный - рыжий, ты его знашь, с офицером давеча к нам заходил! Я слыхала сама, он всех подговаривал против тебя. Спири... спирти... спиртизмом нас обзывал! -Мария разволновалась по пустому в сущности поводу, -У нас честно... проволоков нету, а они говорят - обман!
  Что бы успокоить 'мелкую', пришлось в срочном порядке сводить ее в буфет, горячий чай и особенно сладости на нее всегда хорошо действуют, проверено уже не раз. А там к ним за столик подсел и главный машкин 'злыдень и недруг' - Менделеев Дмитрий Иванович собственной персоной. Дежурные фразы приветствия, и о чем дальше потолкуем? Теперь сомнений нет... тот самый, справки Александр уже навел. На автора периодической таблицы с портрета походит мало, короткая 'шкиперская' бородка, волосы зачесаны на уши по молодежной моде, лицо еще не приобрело черты 'академичности' и седины не видно в упор. Выглядит пока как обычный... если не как 'вечный' студент, то по крайней мере, как средний посетитель собрания в Соляном городке. Сюртук, крупный галстук-бабочка в вырезе поверх рубашки и... сапоги - так примерно, с разными мелкими вариациями одеты и все остальные местные 'интели' или люди им подражающие.
  -Первая попытка у вас не удалась, сочувствую, но неужели вы рассчитывали на успех? Спиритизм у нас пока не в моде, хоть с приборами, хоть без оных. Европейские поветрия до России еще не дошли, и слава богу.
  Александр попытался объяснить, что духами здесь и не пахнет, налицо 'чистая' физика, электромагнитные волны и прочие побочные эффекты, связанные с теорией Джеймса Кларка Максвелла.
  -Теория... теорией... разминка для ума. О работах английских физиков в области электродинамики мы знаем, наслышаны. Однако, неужели кто-то сумел доказать существование этих самых ваших волн?
  На этот вопрос Александр ответить сразу не сумел, 'шизик' из левого полушария подсказывает, что Генрих Герц еще под стол пешком ходит, а значит... чего он же он гад раньше молчал? В последнее время вторая часть его личности все реже и реже себя проявляет и как правило запаздывает с ценными советами.
  -Доказательств нет... но ведь работает! -единственный его аргумент.
  -А коли нет господин Штейн, так ваши аппараты воспринимаются как ловкий фокус, технический спиритизм, или что-то в этом роде.
  'Основа' для появления радиотехники отсутствует напрочь, сперва кто-нибудь из ученых должен доказать существование ЭМВ, опубликовать свои труды, затем потребуется время на проверку в других лабораториях, и лишь тогда можно рассчитывать на успех и то не сразу. Он сегодня сдуру попытался перепрыгнуть даже не через ступеньку, а через целый лестничный пролет. Больше возразить нечего, прав Менделеев, на сто процентов прав... а вот Машка обязательно бы сказала, да к счастью не может, рот у нее занят - пережевывает коврижку. Так то она весьма разговорчивая не по годам и не раз уже Александру рекомендовали ее 'пороть чаще' в воспитательных целях.
  -А если попробовать... в том ведомстве, где сильно умных посылают грузить 'чугуний'? -высказал он вслух шальную мысль и одновременно скосил взгляд на столик слева, где устроились 'люди в погонах'.
  -Военное ведомство, морской ученый комитет? Попытайтесь там представить, попытка не пытка, авось примут.
  -Подумаем... а кстати, как у вас с бездымным порохом, что-нибудь вышло?
  Оказывается, очень даже 'вышло', помог химикам справочник по пиротехнике, откуда взяли сведения о рецептуре. Все же 'Сокол' - классика, разработан в начале ХХ-го века и до сих пор применяется охотниками, составители справочника о нем упомянули. По словам Менделеева, у них с Петрушевским куда большие затруднения возникли с поисками и подбором подходящего сырья, исходных компонентов. Азотная кислота вроде бы в России производится... да только и качество и количество оставляют желать лучшего. На вооружение военные 'Сокол' однозначно не примут, слишком дорог и не сулит пока никаких особых бонусов. Технология производства обычного дымного пороха доведена до совершенства, а разработанный недавно бурый, или 'шоколадный' порох вполне всех устраивает по характеристикам и производится практически по том же технологическому процессу.
  -Им три года назад дали кредиты на обновление пороховых заводов, деньги уже потрачены без остатка. -добавил Дмитрий Иванович, как бы подводя черту под сказанным ранее, и здесь намечается 'облом'.
  Раз упомянули в разговоре некстати 'царскую водку', так Менделеев насел на мнимого 'британца' с вопросами, кислота применяется для восстановление фотопластинок, они пока еще многоразовые и от ее качества многое зависит. Александр кое-как вывернулся, якобы у него не 'мокрый', а недавно изобретенный 'сухой' фотопроцесс, не нужна ему 'азотка'. На самом деле он вообще отказался, где только смог, от архаичных технологий, не было у него особого желания возиться с ядовитыми химикатами.
  Только тут Менделеев и заметил, что еще кое-кто желает высказать 'особое мнение', что их за столом все же трое. Машка уже давно злобно его гипнотизирует, и терпеливо ждет когда ей 'дадут слова'.
  -Никак ваша воспитанница на меня рассердилась?
  Как и следовало ожидать, Мария ровным счетом ничего не поняла, ребенок же еще, но по настрою разговора сообразила, что 'они' вроде бы как примиряются с 'главным обидчиком' и это обстоятельство пришлось ей по нраву. Как только на нее обратили внимание, сразу же вскочила, и 'ляпнула', как всегда не к месту.
  -Вы.. Ты... Рыжий, рыжий, конопатый! Убил дедушку лопатой!
  За столом сзади офицеры засмеялись, и люди вокруг оживились, оценили выходку Машки, даже хмурый агент третьего отделения в углу скривил губы изображая улыбку. С чем связано, в чем юмор, ведь 'рыжим' Менделеев выглядит, если только саму Марию за эталон взять, а так скорее 'каштановый' и ближе к черному? Потом, позднее ему объяснили в чем дело, а пока пришлось недоумевать. Сам Дмитрий Иванович не обиделся на шутку, подначивали его и раньше таким же образом, и расстались они если не друзьями, то по крайней мере в 'хороших отношениях'.
  Первый блин комом, 'радио' в тот же вечер переходит к Ваське, пусть отнесет в воскресную школу как оборудование для физического кабинета и там школяры добьют несостоявшееся 'великое изобретение'. Однако, в Соляной городок Александр дорогу не забыл, следующее его выступление будет посвящено телеграфии, а именно - весьма актуальному, назревшему уже вопросу уплотнения каналов связи. Линий мало, они чертовски дороги, а число желающих 'послать весточку' все прибывает и прибывает. В России, как нигде люди склонны к многословию, особенно за казенный счет, одни поздравительные телеграммы чего стоят и праздников календаре уйма, чуть ли не через день следуют.
  К примеру, прокладка лишь одного дополнительного кабеля Петербург-Варшава встанет российской империи в двести тысяч рублей серебром, а в целом сооружение самой простой телеграфной линии на полторы тысячи километров вполне сравнимо по стоимости с радиорелейной линией Москва-Хабаровск в том времени, откуда Александр прибыл. Россия... расстояния... плохие дороги... неизбежные 'откаты' чиновникам, прочая техническая усушка и утруска.
  Он угадал с темой, и в активе теперь у него имеются полезные знакомства среди 'спецов' из телеграфного отдела МВД, пустячок в сущности, а приятно на душе.
  Чем, какой причиной вызван такой ажиотаж? Ведь данное направление лет десять минимум 'пилится' массой заинтересованных лиц? Всякому овощу свое время... что ни овощ то еврей. До сих пор в России инженеры и техники экспериментировали лишь с дифференциальными системами Слонимского. Серьезного экономического эффекта дуплекс не дает, а мороки с реализацие необычайно много, далеко не оптимальная схема предложена, лучше бы раввин из Житомира занимался вычислительной техникой, ведь немного до приличного арифмометра не дотянул ведь. Недавно предложенное Ламбордом, частотное уплотнение до России еще не добралось, но здесь дальше опытов до появления массовых радиоламп не продвинешься.
  Одно лишь временное уплотнение каналов в текущей сугубо 'электромеханической' реальности, как раз то, что 'доктор прописал', позднее Бодо Жан Морис Эмиль докажет это всему миру. Реперфоратор в паре с трансмиттером для загруженных линий так же весьма полезны, особенно если речь идет о больших объемах трафика.
  Коснулся Александр и других перспективных направлений в области связи, но лишь для 'общего развития', пока не создана соответствующая элементная база о них лучше забыть.
  В этот раз 'поняли и приняли' полностью без остатка, успех и даже слишком. Не только вопросы задавали - едва отбился, а и конспектировали за Александром и зарисовывали вслед с доски во время самого процесса. Жаль... Менделеев не присутствовал, главный российский химик женился и где-то по Финляндии путешествует, а может быть и к лучшему.
  Он собирался уходить, на улице уже 'перехватили'... редактор журнала 'Промышленность' Струбинский Владимир догнал, еще одна приятная встреча и деловое предложение сразу.
  -Нельзя ли ваш обзор состояния телеграфной техники подать в качестве статьи в журнале?
  -Можно... -ответ готов заранее, не для того Александр делился информацией, что бы потом вдруг 'заныкать'.
  Разговорились, пока шли... пришлось ему на ходу менять представление о значении телеграфа для технической интеллигенции конца века. Не просто 'документальная связь', а что-то вроде интернета или на худой конец - любительского Фидо, отсюда и всеобщее внимание к передовым технологиям, ранее народу недоступным. В свое время от последнего люди чуть ли не с ума сходили, хотя если вдуматься, не так уж далеко FTN-сетки ушли от своего прародителя Телекса и его советского аналога АТ-50, представляют собой сети передачи данных с коммутацией сообщений, относятся к одному типу.
  Еще один фактор, в России долгое время телеграф был фактически монополией иностранных производителей и подрядчиков. Сперва, при Палкине царствовал безраздельно Вернен фон Сименс, потом его слегка потеснили американцы и англичане, российских инженеров иностранцы старались не подпускать близко, ревниво оберегали свои 'секреты'. Положение изменилось со сменой императора, монополии Запада больше нет, но сильный 'зажим' оттуда по прежнему идет, ведущие производители оборудования связи и телеграфные компании совершенно не жаждут делится сведениями о новинках. Кое-что проскакивает порой в зарубежной технической литературе, отдельные обрывки информации, целостную картину по ним составить невозможно.
  -Вам бы брошюрку издать, нарасхват пойдет, -подкинул хорошую, идею Володя Струбинский, -Цензура ныне добрая, не то, что раньше, к каждому слову не цепляются.
  Александр и сам подумывал, прикидывал... после первого похода в Соляной городок захотелось исправить ему текущее бедственное положение с элементами питания. Не то что бы их нет совсем - телеграф ведь работает и в лабораториях применяются. Однако, рядовому обывателю практически не купить 'батарейку', не говоря уж о техническом несовершенстве изделий, мало того, что гальванические элементы громоздки, недолговечны и капризны в эксплуатации, так они еще и просто опасны для жизни. Мысль возникла... тупо и без затей запатентовать, ведь патент или авторская заявка одновременно содержит и полное описание изобретения, сама база общедоступна и ознакомится с ней может каждый, глядишь кто-нибудь и наладит производство, вознаграждение он назначит чисто символическое. Первый же его визит в департамент внутренней торговли и мануфактур, в чьем ведении находится российское патентное дело стал и последним, более туда Александр не ходил ни разу. Бесполезно, что к ним попало, то считай - пропало навсегда. Мало того, что доступ к архиву 'привилегий на новые изобретения' не дают по запросу, так у них и каталог ведется только с 1857-го года, можно с чистой совестью по-новой 'изобретать' и присваивать себе все, что было создано другими пятилетку назад.
  У него где-то пылится в закормах целая стопка присланных профессором 'мягких' книжечек по разным отраслям техники, изданных в 60-е и 70-е для детей и молодежи. Пусть сначала будет 'Занимательная телеграфия и телефония' или 'Химические источники тока', особой разницы нет, главное - начать процесс. В отличие от серьезных справочников, там в научно-популярной литературе, принят простой язык и содержится минимум специальных терминов, с которыми можно 'проколоться'. Единственная беда, надо хорошенько вычистить отовсюду Сталина-Ленина-Брежнева-КПСС и прочих неуместных пионеров-космонавтов, да еще убрать даты и фамилии. Тогда можно смело нести эти 'шедевры' тому же Струбинскому или в любое другое издательство.
  Телеграфия на некоторое время 'зацепила' его, он запросил профессора подкинуть пару аппаратов для опытов. В ответ российская 'база' отправила штук двадцать телетайпов чешского производства CT-100, и зарубежная щедро добавила c барского плеча пару 'девайсов' от самого бренда, давшего название семейству аппаратов, прислав два Teletype model 37 от Teletype Corporation.
  -Куда столько!
  -Купил по случаю у связистов, по цене металлолома, по одному не отдавали, только оптом. Чем ты недоволен? Обычный телеграфный аппарат в Питере не найти, а вот этих полно еще. Почти та же электромеханика внутри, я проверил.
  Увесистые 'ящики с клавиатурами' надолго заняли почти все свободное пространство в доме, устроившись под столами и далее везде, куда удалось их запихнуть, вызвав законный протест у кота. Что поделать... выкинуть ненужную аппаратуру в холодный склад рука у Александра не поднялась. Вдвойне обидно, 'американцев' он еще как-то использовать сможет, а вот 'чехи' требуют сорок восемь вольт 'постоянки' для питания.
  Удачное начало располагает к продолжению, одним выступление Александр не ограничился, за телеграфом последовал телефон, как логичное развитие темы. Не изобрели еще? Не беда... физика позволяет, а значит необходимо 'вопрос поднять', может найдется умелец и 'доведет до ума' заманчивую идею. Сам он реализовывать подобные прожекты в металле не собирался, и в мыслях не было, пусть лавры первооткрывателей достанутся другим.
  
  Вечер воспоминаний, вечер заполнения лакун в памяти, 'шизик' так своего главного обещания и не выполнил толком или не сумел. Приходится прибегать к иным источникам, профессор прислал целы ворох свежих журналов, можно почерпнуть кое-какие полезные сведения о своей прошлой жизни, вопрос в том - насколько достоверные. Поймать его 'там' власти не смогли и решили сделать чернушную 'страшилку' для запугивания легковерного обывателя... российский 'суперкиллер', или первый в рейтинге наемных убийц. Обычные 'бандюки' с их подвигами никого не пугают уже, так вот вам свеженький 'супер', прямо как из Голливуда.
  'Совершенно Секретно'... толстый иллюстрированный журнал с добротной полиграфией, как их развезло, а раньше был убогий 'подтирочный' листок на три странички. Смотрит на читателя до боли знакомая Александру рожа, сколько раз уж в зеркале видел по утрам.
  Если только подборка фотографий не совсем удачная вышла у них, или с фотошопом в 'СК' работать не умеют, могли бы слегка подправить фото в духе заголовка. Не исключено, что он попадал в объектив фотоаппарата в 'той жизни' редко, поэтому и выбор для публикации не велик. На обложку пошел черно-белый снимок из дембельского альбома, единственный, где 'жуткий монстр' запечатлен с СВД в руках, лучше или 'страшнее' отыскать журналисты не смогли. Прямо скажем, не впечатляет совершенно, солдат как солдат. Листаем, смотрим, вникаем... краткая биография выдающегося криминального 'героя'. Ничего примечательного и заслуживающего внимания, о проблемах с медиками и 'дуркой' ни слова нет, сочли факт недостойным упоминания? Может быть и так, а может 'установка сверху' у них. Дальше идет Афганистан, контингент, 'духи'... опять одни общие и глупые слова щедро размазанные как дерьмо на целую страницу. Невольно зло берет на инфантильных отечественных писак, с насиженного мягкого кресла в редакции им виднее, чем через прицел, война неправильная для них оказывается... а разве бывают другие? Через дешевую муть ранне-перестроечного разлива и прочие 'общечеловеческие размышлизмы' едва продерешься, пока дойдешь до актуальных девяностых. Организованная преступная группа, или 'бригада', называли как кому нравилось, суть от этого не менялась. Ого... оказывается он чуть ли не в первый же рабочий день на новом месте положил в 'разборке' семерых... было реально или вранье, очередное 'нагнетание'?
  В голове словно из тумана постепенно возникает 'картинка', смутные образы, отдельные обрывки воспоминаний и догадки как мозаика складываются в нечто цельное, пугающе живое, он как бы снова может прожить те минувшие дни. Жаль... поправить уже ничего нельзя, остается лишь наблюдать со стороны и делать выводы, на ошибках учимся и к великому сожалению - на своих личных.
  Хреновое кино выходит, звуковой ряд куда-то задевался, или он тогда был контужен и ничего не слышал? В руках автомат, а ведь он не солдат... откуда взялся тогда АКМ? Левая кисть руки на цевье, как влитая держит, правая вцепилась в шейку приклада, это его руки, но совсем рядом - чужие пальцы. Перед глазами в пятнадцати сантиметрах маячит отвратительная красная физиономия, рот распялен в немом крике, большие желтые прокуренные зубы, того и гляди укусит. Криво пришитые на серо-голубой китель мятые капитанские погоны дополняют общую неприятную картину, общий вид 'оппонента'. Толчки, дерганье, судорожные рывки... 'мент' или кто он там на самом деле, пытается вырвать, отобрать у Александра оружие, а он не отдает. Что случилось, почему опять 'Афган', почему левый рукав его рубашки обильно пропитан кровью... чужой, сам он цел - ни единой царапины не получил, мелкие ссадины не в счет. Впереди раскинулось 'бритое' поле, стерня упорно лезет из земли, за ним метрах в трехстах видны зеленые кусты подлеска. Резкий запах разлитого бензина, под ногой противно хрустит сухое дерево - расколотый пулей приклад ружья, если скосить глаза влево, то видна лежащая на боку 'Тойтота' - микроавтобус, рядом какое-то цветное тряпье, битое стекло и сплющенная алюминиевая канистра. Дорога, такт остался за спиной, и каким чудесным образом японская буханка очутилась вдруг в чистом поле? Судя ободрано-мятому виду, машина изрядно покувыркалась, прежде чем спокойно улечься набок и кто-то нехороший наделал в 'японке' массу мелких дырок не предусмотренных конструкцией. Засада... они куда-то ехали и попали в засаду? 'Свои' где? Тут они в десяти шагах, никуда ни делись... накрытое простыней тело водителя... Володей, кажется, звали парня... врач умело перевязывает мужика, чем-то похожего на артиста Леонова, только волосы курчавые и сложение более плотное. Это - 'шеф', словил пулю в плечо, ранение не опасное для жизни, но весьма болезненное и неприятное. Еще один 'боец' в униформе охранника ЧОПа пытается встать с носилок, фельдшер не дает... и правильно делает, этому прилетело в бедро, хоть и в 'мясо', но крови потерял много, пока не наложили жгут. Должны быть еще трое вроде, куда делись? Тел на земле не видно, значит живы и где-то шляются. Им всем сказочно повезло, спасла реакция водителя, сумевшего в последний резко момент вывернуть руль и вместительная 'Тойота', где пули как-то разминулись с целями... Была бы 'буханка', так всем и конец, там люди сидят как сельди в бочке один на другом. Хорошие машины у японцев, УАЗ бы в такой переделке сгорел наверняка, а эта даже и не занялась, и не дымиться и ее обязательно восстановят.
  Народу лишнего в поле зрения шляется много, набежали... народ специфический, есть немного 'цивильных', но в основном преобладают люди в форме. Двое стоят совсем рядом, за спиной беснующегося 'мента', а тот уже психует и слюной брызжет в лицо Александру. Об этих - особо... одного он сразу 'окрестил' про себя 'космонавтом', так уж хорошо тот был экипирован чуть ли не от 'Кардена', если такой модельер, специализирующийся на военном снаряжении существует в природе. Одна шлем-сфера титановая на фоне обычных стальных касок ВВ-шников чего стоит, 'конфетка'... ОМОН смотрится лучше, но они приобретают бронежилеты за свои 'кровные', а на головах та же тяжелая сталь, только в красивых чехлах. На солдат лучше и не смотреть вообще, у иного бойца 'обвеска' выглядит так, словно он прополз в ней 'на брюхе' от Урала и до Берлина, туда и обратно.
  Второй наблюдатель, как его обозвать? Пусть пока будет - 'седой'... мужик средних лет, камуфляж без погон и знаков различия, белый 'ежик' коротко подстриженных волос, спокойное лицо уверенного в себе человека. Эти двое и вообще все остальные окружающие ведут себя странно, никто не рвется на помощь 'менту', а ведь по идее - обязаны.
  Покушающийся на его автомат, 'мент' все же своего добился наконец, 'достал' Сашку и спровоцировал на ответные действия. Так то он всегда с пониманием относится к сотрудникам милиции, но здесь не 'Дядя Степа' с ним, а именно 'мент поганый' в общепринятом понимании, да еще и отнимает АКМ вдобавок... его АКМ! Легкое движение навстречу при очередном рывке, раз и... обладатель засаленного милицейского мундира на траве, между теми двумя отдыхает, глаза выпучил от неожиданности. Александр его не бил, не 'влепил в солнышко' ему прикладом, а лишь сильно оттолкнул, сбросил с себя эту липкую, навязчивую 'нечисть'.
  -...ять, я при исполнении, убью суку!!! -доноситься поросячий визг с грунта, с колкой стерни, не понравилось лежать...
  Рука поверженного наземь правоохранителя пытается отыскать съехавшую в процессе борьбы на задницу кобуру, а у Александра указательный палец 'автоматом' лег на спусковой крючок, и одновременно большой привычно послал вниз предохранитель. Мягкий щелчок механизма, критический момент подкрался... как в 'чернушном', перестроечном отечественном фильме 'про бандитов'.
  'Мент' отыскал все-таки свою кобуру, а пальцы трясутся, пистолет достать не может... пока не может... 'Седой' делает жест левой рукой, одними пальцами, истолковать можно только однозначно и это не Александру, а тому - внизу.
  -Вали отсюда! -коротко и жестко добавляет 'космонавт' по адресу того же 'кадра' на земле.
  Милицейский капитан в ярости, рожа перекошена, словно наизнанку вывернута, а ничего ведь не поделаешь, когда на тебе 'настойчиво намекают' сразу два автоматных ствола: один у Александра, второй у 'космонавта'. Матерно ругаясь 'мент' поспешно уползает с места стычки на четвереньках, провожаемый насмешливыми взглядами коллег и случайно оказавшихся рядом солдат-срочников. Встать на ноги сразу он не рискует, предпочитает метров пять колоться о стерню. Теперь становится ясно, кто тут принимает парад - 'седой', несмотря на обилие мелких звездочек на погонах у остальных, человек в форме без знаков различия за старшего и ему подчиняются.
  -Дай!
  Приказ, и пальцы у Александра разжимаются сами по себе, 'этот' внушает не страх и не ужас, но каким-то необъяснимым образом заставляет повиноваться.
  АКМ тотчас переходит к 'седому', а от него вскоре к 'космонавту'.
  -Он одиночными бил? Посчитай. -еще одно предельно краткое распоряжение напарнику и никаких эмоций, лицо-сталь у 'седого' и сам из того материала отлит.
  Снят оранжевый магазин, отжат шпенек на жестяном донце и патроны зеленой звенящей струйкой летят в забытую 'ментом' на месте схватки фуражку.
  -Двадцать три... Еще есть? -а это уже вопрос к Александру, и он покорно отдает второй и последний полный 'рожок' из подсумка на поясе, был еще один, но его снарядить не довелось, валяется где-то во внутренностях побитой 'Тойоты' вместе с початым цинком. Быстро, очень быстро вышло... только вроде бы сидел и пил час с ребятами, едва познакомились - даже не со всеми, и вот уже бешеная гонка по трассе, на коленях голодным зверьком пристроился АКМ, пальцы привычно 'кормят' магазин. Он волей случая оказался ближе всех к оружейному ящику, и кто первый встал, того и тапочки. Вспышка за окном машины, грохот выстрела... выкрик 'гони'... аттракцион 'чертово колесо'. Мелькает перед глазами и небо и земля и жуткий смертоносный дождь - пули градом бьют по тонкому металлу для вящего эффекта. Он один успел зафиксироваться и крутился вместе с машиной, остальные летали как в невесомости. Остановка, дикие кувырки прекратились... вперед, дверь ногой нахрен выбить, и ползком к ближайшей яме под спасительным прикрытием корпуса минивэна. Он вроде бы даже тащил за шиворот еще кого-то, или почудилось сгоряча? Бой... он до сих пор из него вышел полностью, отчего и ведет себя не совсем адекватно... некий сотрудник милиции в этом убедил совсем недавно, вон он злобно пялится на Александра издалека, близко не подходит. Что поделать, резкий 'провал' из мирной и относительно спокойной жизни на войну, где или 'мы' или 'они' и третьего не дано, хоть кого выбьет из колеи. Не знал он, что 'братва' давно уже воюет против 'гостей с юга'. Информация такого рода наверх не всплывает... в лучшем случае становится известно, что где-то за городом или на окраинах стреляли и то по слухам.
  'Залетел' он крупно... Рядом следователь, пока 'окучивает' хозяина ЧОПа, и по совместительству главу ОПГ, Абрама Моисеевича. Занятие не простое, тот и сам чуть ли не бывший прокурор и 'не первый раз замужем', хоть и одурманен обезболивающим препаратом, но на мякине его не проведешь.
  Тем не менее его дело дрянь, дальнейшая судьба висит на волоске толщиной в микрон. Вопрос на засыпку, как быстро до 'них' дойдет, что единственный автомат был у Александра, из помпового ружья или пистолета на триста метров попасть, да еще в грудную мишень... в кино можно запросто, в жизни - только чудом. 'Мишени' подставляться под выстрелы категорически не желали и сами вели интенсивный огонь... по крайней мере - один пулемет у них был точно в работе. Насчет остальных стволов такой уверенности нет, надо идти и смотреть, трофеи валяются в кустах возле остывающих тел бывших владельцев. Выходит, все трупы, а они там в кустиках лежат обязательно, в этом у Александра сомнений нет, лишь на нем одном? В чудеса следствие не поверит, а суд и тем более, сколько там дают за серийное убийство, вроде пожизненно или нет... скоро узнаем. С минуты на минуту должны вернуться, посланные в лес ВВ-шники, и они принесут результаты его трудов, а вот туже идут назад, ничего хорошего не предвещая. Сгибаясь от тяжести ноши, волокут солдатики 'двухсотых' на плащ-палатках, ровным счетом шесть жмуриков, седьмой противник еще жив и даже сумел уползти с места засады, сразу его не нашли, или не искали особо. Первый выстрел по цели из незнакомого оружия вышел не совсем так, как хотелось. Гад-пулеметчик, убивший первой же очередью водителя Володю, получил пулю в грудь и теперь подыхает где-то там в лесу, захлебываясь своей же кровью из простреленного легкого... каждому свое, но лучше бы без потерь.
  Одно он никак понять не может, почему его все еще не скрутили, неужели боятся? Чего... и АКМ-а у него нет, отобрали. Попробовать удрать... не выйдет, слишком много людей вокруг и такое впечатление - 'космонавт' за ним присматривает, как бы невзначай. Остается стоять и смотреть по сторонам, раз уж шанс остаться в стороне он упустил, ведь мог бы просто отсидеться в укрытии? Пожалуй нет, не стрелять он не мог, нечего и думать, за его 'откос' заплатили бы жизнями другие.
  Следствие ведут знатоки, правда другое слово невольно напрашивается вместо последнего с тем же окончанием. Как долго 'они' соображают, теперь взялись за остальных ЧОПовцев, к Александру не подходят. А может 'прокатит', а... сумасшедшая мысль пулей в голову ударила, ведь до сих пор все складывалось удачно, ведь как на заказ даже 'духи' со своей засадой 'накосячили', понадеявшись на превосходство в вооружении и главным образом на пулемет.
  У кота девять жизней, а вот у него скорее всего меньше и лимит на сегодня исчерпан полностью. Вприпрыжку несется к ним 'личность в штатском' и в роговых очках, размахивая стопкой бумаг за ним поспешают другие из той же шатии-братии, кто-то из милиционеров 'знатокам' наконец объяснил чем АКМ от ПМ отличается. Вот счастье 'им' привалило нежданно, кто дырочку под орденок в мыслях уже провертел на груди, а кто-то и 'бакшиш' приличный уже весомо ощущает в кармане.
  -Лейтенант давай сюда наручники! -раздается торжествующий выкрик.
  Немного не добежал 'следак', вдруг встал как вкопанный, что-то не так?
  -Не спеши! -два слова 'седой' проронил и как все сразу поменялось, радостные рожи сразу потускнели, как по команде, свет выключили.
  -Товарищ полковник, преступника же вы выгораживаете, убийцу! Он же... -чуть не со слезами в голосе взвыл следователь у которого из под носа самым наглым образом уводили 'жирный кусок'.
  -Суда не было, пока он - подозреваемый! -столь же тихо и спокойно обрезал следователя человек в камуфляже, не дав закончить фразу, и добавил, -Волчок забери умельца и в управление.
  Легкий толчок в спину от 'космонавта'... Александр, не веря своему счастью, двинулся в сторону тракта мимо замерших милиционеров и следственной группы. Пока шли случилась еще одна приятная встреча, догнал 'шеф', Абрам справился наконец с лошадиной дозой обезболивающего, вколотого в суматохе врачом и решил ободрить попавшего в нехорошую ситуацию своего человека.
  -Лишнего не болтай! Мы тебя вытащим.
  Доехал он до 'управления' как белый человек на 'Волге', а не в 'бобике' за решеткой. Новый 'знакомый', чего греха таить слегка напрягал, не из разряда разговорчивых выдался, за всю дорогу ни единого слова. Тогда показалось - злится 'космонавт' ,он же 'волчок', лишь потом Александр сообразил, что и почем. Эти трое: 'полковник', 'волчок' и 'Федор' с которым довелось сойтись позднее - профессионалы самой высокой пробы, люди без имен и прошлого... у них в ходу только оперативные псевдонимы. К армии 'полковник' отношения не имел, ни выправки, ни командно-матерного языка, ни разу ни полковник, а кто? Позднее ему объяснили, Москва вынуждена оказать провинции 'гуманитарную помощь', прислали людей для войны с 'кавказским нашествием'. Местные криминальные группировки и так уже с пришлыми воевали вовсю, да только стабильно проигрывали по всем направлениям... противник им оказался не по зубам. 'Гости с юга' действовали единым фронтом, а местные ОПГ объединялись на совместную борьбу с трудом и каждый был не прочь попутно подставить под удар соседа. Победа же 'кавказцев' вела к началу всеобщего развала, своего рода капсюль-детонатор под горы взрывчатки заботливо подложенного Ельциным и его командой в пору, когда демократы всеми силами 'валили Союз'. Не то, что бы кремлевская камарилья жаждала 'спасти Россию', за свои активы они испугались: шахты, алмазные трубки, нефтяные месторождения и прочие 'вкусности'. В случае распада моментально все до последней скважины 'отожмут' голодные региональная элиты, до сих пор вынужденные подбирать крохи с барского стола приватизации.
  Совпадение, просто совпало и никаких чудес. Разборки со стрельбой в загородном ресторане, срочный выезд 'команды' Абрама на подмогу и 'полковник' подбирающий людей для предстоящей большой 'зачистки'. Это Александр узнает завтра вечером, а впереди долгая ночь в одиночной камере, есть оказывается, в бывшем совместном здании КГБ и МВД с пяток таких уютных небольших 'зинданчиков' для случайных постояльцев. Не подвал, а на третьем этаже, снаружи и не поймешь, решетка ловко спрятана за темным стеклом, комната как омната. Беседы со следователем, иначе говоря 'допроса' избежать все же не удалось, таков общий порядок, ради него менять не стали. Былую спесь и уверенность с представителя закона как ветром сдуло, вместо 'убойной статьи' тот пытался 'пришить' Александру лишь 'превышение пределов необходимой обороны' и без особого успеха вроде. На поставленные вопросы Сашка отвечал коротко, почти односложно, стараясь не упоминать ни фамилий, ни имен, ни дат.
  К обеду следующего дня его выпустили на волю, теперь он свидетель, а подозреваемые в морге лежат рядком на холодном цинке, неделю спустя грибники наткнутся в лесу и на труп седьмого 'духа', изрядно погрызенного голодными бродячими шавками. За отсутствием обвиняемых дело будет вскоре закрыто.
  Пока он коротал ночь за решеткой произошли удивительные метаморфозы, откуда-то, из ничего, задним числом возникли необходимые документы на его оформление в качестве охранника 'абрамовского' ЧОПа вплоть до медосмотра включительно. И самое поразительное превращение... фигурировавший в протоколах бандитский АКМ вдруг мутировал в законопослушную 'Сайгу', последняя весомая зацепка для обвинения исчезла. Вот что бакс животворящий делает и полезные связи в органах внутренних дел до кучи.
   За свободу пришлось расплачиваться по полной, его отдали 'полковнику' на время, вместе с двумя десятками других 'бойцов' собранных по всему городу с 'братвы'. Почему власти прислали какой-нибудь спецназ? А 'ни-ззя понимаишь'... Европа и 'друг Билл' не велят, права национальных меньшинств нарушать не дают.
  По прошествии ряда лет, теперь его журналист обвиняет... в принципе он прав, особенно, если учесть, чем дальше Александру пришлось заниматься. Было... было, к сожалению, приходилось убивать, хоть и классическим 'киллером' его назвать нельзя, не подходит под стереотип, он все же не ради денег стрелял. Память... зачем ему такая - сплошной кровавый кошмар, надо отписать, пусть больше не присылают ничего, если только до 90-х что-то найдут.
  Рядом оживилась Мария до сих пор никак не высказывавшая своего интереса. Как только он развернул 'Совершенно секретно', так 'мелкая' сразу же и прильнула сбоку, сидит тихо, словно пригрелась. Цветные журналы ей не в новинку, из будущего подкинули толстые подшивки разного старья от 'Мурзилки' и 'Пионера' до нормального советского 'Огонька'. Но те Александр не просматривал, а вот тут... любопытство у Машки прямо как у кошки и повадки еще те, сразу подсела как только увидела.
  -А это кто? -маленькая рука ложиться поверх перевернутой страницы, пальчик вопросительно уперся в фотографию.
  Залет, чего он не ожидал совсем... он сам, собственной персоной и с какой-то незнакомой и красивой девушкой в обнимку. Девка прямо как с обложки 'Плейбоя' сошла. Таких снимков по уму быть не должно, мало того у него в правой руке автомат, как бы не тот же самый 'первый', так в левой еще и барышня, и совершенно не в его вкусе. Она его на пол-головы выше и 'девушка видная, ноги из ушей растут'. По поводу своего роста, он чуть ниже среднего уродился, Александр никогда не комплексовал, однако высокие девушки не для него созданы природой.
  Что пишут матерые 'журналюги', что за пикантная девица подвалила... боевая подруга киллера, манекенщица Светлана М.? Ну конечно, какой же приличный киллер без своей собственной манекенщицы, ведь ему положено по штату, как и 'крутая иномарка'. Вранье, там дальше речь про грабеж, а это полностью исключено! И все же некая информация есть, она, хоть и сильно искаженная несет некое рациональное зерно, ведь снимок кто-то и для чего-то сделал в свое время. Попробовать вспомнить, начальный импульс, точка отсчета дана, вдруг снова получится? Света... Света с того 'света', кто такая... ну же!
  Пошел процесс, и на сей раз со звуком, остается наслаждаться, если получится... расслабиться все равно не выйдет.
  Летний вечер, год неважно какой, но из тех 'проклятых', он в офисе скучает с другим таким же охранником, телевизор смотреть нет желания. Что ни канал, или гнусная похмельная рожа 'законно избранного' маячит, или лица, точнее задницы нетрадиционной ориентации в глаза лезут, плюс дебильная реклама каждые двадцать минут, сильно действующая на нервы. Дома у телевизора нет и не будет из принципа, когда под рукой постоянно находится ствол, то трудно удержаться от соблазна пальнуть в 'презика'... хотя бы на экране, в жизни не получится из него Освальда, не потянет. Куда делись остальные 'бойцы', герои невидимого криминального фронта... он не помнит, может 'мероприятие' какое важное охраняют - в смысле пьянку боссов с девками и деловыми партнерами, или с барыгами разбираются, или еще чем заняты. Компьютеров напарник не любит, а посему остаются шашки, лучший вариант убить лишнее время для двоих. Треть фишек давно канула в лету, не без помощи вечно ворчливой уборщицы тети Клавы, их успешно заменяют стреляные гильзы от ПМ. Специфика производства, работали бы на заводе - играли бы гайками или болтами. Зачем никому ненужные гильзы собираются и хранятся? Союз давно кончился, а советские инструкции остались в неприкосновенности, изволь подбирать в тире и сдавать 'кому положено', а там их все равно выкидывают в мусорку.
  Звонок телефона, умный АОН показывает на зеленом дисплейчике абонента - 'Дом моделей'... красивые девочки соскучились и зовут мальчиков попить чаю? Трубку брать лень, Александру проще дотянуться до кнопки громкой связи.
  -Ребята спасите!!! Нас убивают бандиты! И-и-и... Бах...бах... бах. -несется из динамика какофония звуков. В ту же секунду они оба на ногах, шашки и гильзы летят под стол.
  -ПМ вроде, стреляют? Наши по укурке или залетные объявились? -гадает Анатолий, бывший борец и бывший пограничник, смысла строить предположения нет, надо срочно ехать на место происшествия.
  Распахнут настежь большой оружейный шкаф, Толик напяливает на себя бронежилет, Сашка хватает АКМ по документам числящийся 'Сайгой', война с 'южанами' в прошлом, и Калашников трансмутировал к исходному виду, да еще и размножился в короткоствольном варианте калибра 5.45мм. Снарядились они и бегом к машине, время на вес золота, педаль газа в пол, украденный где-то в Германии турками 'БМВ' с перебитым номером двигателя и отнятый у прежнего владельца за долги 'братвой', летит как птица по темным улицам, мигалка бы не помешала, да ведь не дают.
  'Дом Моделей' или просто 'модельки' - давняя головная боль, дохода с них как при стрижке шерсти с кошки, а визга много. Не повезло с географией, неподалеку там другой дом имеется, раньше был банно-прачечный комбинат, теперь тоже комбинат, но скорее банно-трахательный. Раз в неделю стабильно выезд на разборки... обычно 'за любовью' народ ходит спьяну вот и ошибаются порой, а что там и там - девки. Но сегодня ЧП с пальбой, может забрел очередной 'быкующий' по градусом и с газовым пугачом в кармане, но не исключен вариант и крайний - появление 'залетных'. Так называют никому не подконтрольных 'отморозков', в Москве - явление обычное, провинцию же 'бог миловал'... надолго ли?
  Где эта улица, где этот дом? Да тут она никуда не делась... и зрители уже собрались, стоит мужик в очках средних лет с женой и ребенком, рядом парень с девчонкой, стайка школьников голов в десять. Ничего люди не боятся, в Москве из любопытства так же чуть ли не под гусеницы танков лезли.
  -Ребята... вы осторожнее, у него пистолет! -предупредила женщина, едва увидев прибывших на место 'чоповцев'.
  -Спасибо! -машинально поблагодарил Александр, и тут же спохватился, -Чего встали? Здесь не цирк!
  'Публика' на предупреждение отреагировала вяло, и в самом деле зрители отошли в сторону метров на тридцать, но не далее... отгонять их не пришлось, не успели.
  Глухое 'бух' выстрела, витраж на парадной двери в долю секунды вспучивается изнутри и словно 'взрывается', летят цветные осколки стекла на плитку крыльца, полезная все же привычка выработалась, всегда подходить к дверному проему сбоку. Шутки в сторону, а патрон в патронник загнан и предохранитель сам собой отходит вниз, дело пахнет не 'газом', а свинцом голимым. Через дверь лезть прямо на пулю - плохая идея, в помещение они проникают через открытое окно подсобки на первом этаже. Полминуты блуждания среди хозяйственного инвентаря, ведер, швабр, старой мебели... они у цели, пришли. Нетерпеливый клиент называется, чашечки кофе не дождался от организации и решил взять сам положенное, а заодно и еще кое-что впридачу. Прилично одетый под 'комерса' молодой парень согнулся над столом, в правой руке пистолет ПМ, левой пытается вытащить из под стойки девчонку, то та забилась глубоко, благо субтильная комплекция ей позволяет.
  -Я тебя сучка е...ная достану! Отсосешь у меня!
  Прикидывать чего и как не время и нет времени, Александр вскидывает автомат и берет на прицел налетчика, а напарник с неожиданной его для габаритов ловкостью, скользя вдоль стены заходит сзади.
  Уф-ф-ф... камень с плеч долой, обошлись без трупов и членовредительства... почти. Любитель 'боевого секаса' аккуратно и технично уложен мордой в пол, руки его вывернуты назад и скованы наручниками, 'вражеский' пистолет у Анатолия, можно поставить свое оружие на предохранитель, стрелять сегодня не придется. Оставив напарника в холле Александр поднялся на второй этаж, только не сразу, ему дверь перепуганные до полусмерти девки открыли, там 'чисто', налетчик был один и без сообщников. Вернулся... вот беда, девчонка-приемщица заказов не может самостоятельно выбраться из той 'дыры', пространства между массивной тумбой и полом, куда от страха заскочила, приходится ее выручать, а стол к полу привинчен намертво. Трюк цирковой по сути, так ассистентка иллюзиониста прячется в выдвижной ящик, как бы упаковывая сама себя. Верка в цирке не выступала никогда, но жить захочешь и не так раскорячишься, коли в лицо дуло ПМ смотрит. Пришлось и в самом деле цирк вспоминать, как они там укладываются, и как потом... не выходит по науке. Анатолий выручил, догадался вылить на пол воду из вазы цветами и по этой 'смазке' Верочку и выдернули кое-как. Беглый осмотр пострадавшей травм, кроме морально-психологических не выявил. С ней закончили, если что еще, то потом индивидуально Александр ее утешит. Пора приниматься за самое неприятное, за нашего 'крутого гостя', он уже очнулся от резкого приложение 'фейсом об пол' и подает признаки жизни, недовольство выражает - как принято и матом. Для начала надо его хоть на стул посадить, что ли, а то потом будет орать в отделении милиции, что его 'пытали'.
  Переведенный в горизонтальное 'младой ча-а-век' первым делом заявил, что он лицо неприкосновенное, член правительства и стоит ему позвонить, как набежит спецназ и всех 'сраных бандюков' саперными лопатками нашинкует до состояния рубленой капусты. Спецназ, видимо, самый 'наикрутейший' - от стройбата, другим все же автоматы доверяют.
  Александр за время своей 'бандитской' карьеры угроз наслушался немало, от тривиального и иногда действительно опасного 'убью!', до совершенного идиотского 'я тебя закажу!', вошедшего в моду недавно, но тут слегка удивился. Вдвоем, не сговариваясь, они с Анатолием решили - пленник 'не в себе' и слегка похлопали его по физиономии, исключительно с целью приведения в нормальное состояние, а не хулиганства ради. Диалог не получился и тогда прибегли к 'досмотру карманов', мало ли там второй ствол у 'члена правительства' завалялся или даже граната? Улов оказался необычным, и в самом деле с некоторой натяжкой 'член', помощник депутата. Нашли красную корочку, и пистолет служебный ему положен для депутатского гоп-стопа, надо полагать. Среди прочих извлеченных из карманов предметов была и толстая пачка 'зелени' - купюр с портретами 'ненаших' президентов. Александр всегда подозревал, что 'мудакам из правительства' зарплату платит другая страна, как в 'демократическом' Гондурасе и не особенно удивился находке. Больше всего поразил их увесистый терминал DAMPS-а, 'трубка' сотовой связи. Сперва даже показалось, в руки попал добротный муляж для представительности, но аппарат включается и главное - вес убойный, как у настоящего. Учитывая то обстоятельство, что восточнее Казани сотовой связи нет и в проектах пока, остается предположить... телепортировался к ним господин депутат прямо с заседания, прямо из Москвы.
  Разговаривать дальше с 'крутым' помдепом не стали, смысла нет. Александр отсчитал купюры из 'трофейной' пачки: две сотни полагается Вере за сопли, слезы и испорченное платье, две сотни администрации за ремонт, сотню девкам, моделям и портнихам за испуг, и сотню в пользу ЧОПа на бензин и патроны. Расклад нормальный, 'москвичу' хватит вполне на шлюх и на дорогу домой. Пистолет изъяли, человеку неадекватному оружие доверять нельзя, получит обратно через милицию... может быть. Напоследок 'господину депутату' доходчиво растолковали, куда ему следует идти 'за девками', и честно предупредили... там не тут, хозяин другой. Любителям 'быковать' в бывшем банно-прачечном бесплатно оказывают нетрадиционные сексуальные услуги в принудительном порядке.
  Закончив с представителем верховной власти, они без особых церемоний его пинком выставили за дверь и отправились наверх пить чай с девчонками на правах 'спасителей'.
  Тогда они и не подозревали, что обиженный депутат побежит в отделение милиции и настрочит на них великолепный донос аж на трех страницах...
  Девицы к тому времени уже успокоились и даже 'главная пострадавшая' Вера слезы вытерла, теперь прикидывает, как распорядиться внезапно свалившимся на голову бонусом.
  -Сапожки себе зимние возьму... братику надо 'Сегу' купить, давно уже просит, и еще родителям на юбилей свадьбы немного останется.
  Пока Анатолия развлекали девицы, Сашку из общей кучи 'выдернула' и утащила к себе местная топ-модель, его давняя знакомая, младшая сестра одноклассника. За пршедшие годы вечно сопливая 'козявка' выросла в прекрасного лебедя. У него даже сперва надежда появилась, что сейчас... обломали жестоко, такова жизнь. Оказывается, не любовные, а исключительно деловые намерения девушкой двигают.
  -Снимешься на фото со мной и автомат свой возьми в руку обязательно Мне надо!
  -Зачем Светлана?
  -Скажу кое-кому, что ты мой любовник. Очень хочется посмотреть, как одного хмыря диарея прошибет, а то он ко мне пристает.
  -Я такой страшный? Дай в зеркало гляну... где тут у вас?
  -Так ты же киллер у абрамовских Сашка!
  -Да верно, я и забыл совсем, текучка.
  С той поры и осталась не особенно удачная цветная фотография, снимали ведь без посторонней помощи - по встроенному таймеру фотоаппарата.
  -Грудь бы немного того... до соска открыла, раз уж мы обнимаемся? Для композиции и достоверности. -последняя робкая попытка перевести дело на 'интим' с его стороны и фиаско
  -Сашка, ты как был балбесом до армии, так и остался!
  Они расстались, можно сказать друзьями, а через год Светланы М. не стало на этом свете, до 'вип эскорта' девушка докатится не успела. Решив, что провинция не для нее, перспективная 'моделька' рванулсьа покорять Москву. Там она быстро 'сгорела', как мотылек в пламени свечи. И года не прошло, застрелил девку по пьянке мажор из 'золотой молодежи', генеральский сынок на какой-то богемной вечеринке. Списали на суицид... три пули в голову, теперь так стреляются. Хотел было Александр покарать убийцу своими силами, и наган с глушителем у него в тайнике лежал давно для подобных дел. Но долго откладывал из-за все той же убийственной 'текучки', а затем не до того стало, самого внезапно взяли в оборот.
  Такие вот 'пироги с котятами', привились западные демократические ценности, в школе пацаны мечтают о карьере бандита и как верх - 'киллера', девки готовятся в проститутки. Теперь эти профессии на слуху, вошли в моду, на одного настоящего 'бойца', а их в голоде не более сотни, приходится по десятку с лишним 'подражателей' в кожаных куртках, малиновых пиджаках и соответственно с 'понтами'... а вроде взрослые люди уже.
  Жизнь ценится всего ничего, от тысячи долларов в среднем. Сколько раз к нему обращались к нему местные бизнесмены с предложением 'устранить' конкурента или обидчика за отдельное вознаграждение? А ведь это только верхушка айсберга, три четверти клиентов шли не к нему, а к 'боссу'. Шли к нему люди когда он был в 'братве' и потом, когда его отпустили... отказывал конечно.
  Александр не считал сколько их было, он посылал страждущих, нет не по известному адресу, а... в Москву, только там можно найти настоящего киллера, а он сам скорее наемник для спецзаданий, чем 'платный убивец'. Можно и ближе отыскать спеца, есть поставщик убойных услуг в Казани, но у него 'работают' на подхвате наркоманы-ПТУшники, качество так себе. Обычно 'нарки' попадаются после убийства и легко за дозу 'сдают' нанимателя на радость следствию, повышая процент раскрываемости преступлений. Это лишь для тех отчаявшихся, кого собственная безопасность не волнует, и в последние годы перед провалом в прошлое подобных клиентов стало пугающе много.
  Все... кино закончилось, опять 'чернуха', и здесь память отказывает напрочь... приходится вновь подпитывать ее информацией из журнала. Последняя неделя в будущем, ликвидация 'шейха' и еще одной 'шишки' за компанию. Войсковая операция по поиску особо опасного террориста... мужество, героизм, профессионализм, как положено... сам себя не похвалишь, никто и не догадается? ФСБ заявляет - единственный случай, когда преступнику удалось от них ускользнуть... блажен кто верует. Профессионализма Александр что-то не заметил, а вот привычного армейского идиотизма было хоть отбавляй, не видел он и прославленного 'спецназа', разве снайперы на крыше здания администрации поселка к нему относились. Эксперты предполагают наличие у киллера неких паранормальных способностей... почти угадали, да только 'неуязвимость' от карающей руки закона обеспечивалась до самой последней акции банальной коррупцией в рядах МВД и всеобщим пофигизмом. Известный экстрасенс и астролог Павел Глоба считает, что уникальный преступник не погиб, а покинул этот мир навсегда... смотри в кои веки шарлатан сказал правду!
  Что еще можно полезного извлечь из это макулатуры? Масса фотографий в конце статьи и знакомые все лица... 'братва'. Под каждой две даты через тире, лишь под двумя указан только год рождения, под его собственной и под Абрамом Моисеевичем, вовремя выходит 'соскочили' оба. Бывший шеф в Израиле устроился неплохо, владелец охранного агентства, совладелец частной военной компании и еще чего-то, считается миллионером и даже баллотировался в кагал, привлекали правда как участника 'русской мафии', да доказать ничего не смогли.
  Абрам не один, на снимке с ним дочь и племянник, их он тоже увез с собой. Последствия смешанных браков: дочка больше смахивает на маму-татарку, а парень и вовсе сошел бы в третьем рейхе за истинного 'арийца'.
  Черт... а ведь он звал и его туда, был шанс, второй шанс, а первый - предложение 'полковника', Александр по непонятным причинам отказался, и вот теперь здесь в прошлом в 1862-ом году вынужден жить. И все же трудно понять, что там за катаклизм у них случился, почему 'все умерли' враз, как по команде? Естественные причины? Век криминального 'бойца' не долог, вот к примеру один знакомый, Ваня 'Бык', он и раньше 'торчал' на гашише и видимо 'сгорел' сам по себе без постороннего вмешательства пересев на героин... но как с остальными вышло?
  Политика вмешалась? Так вроде все 'презики', 'ханы' и прочие законные и не очень правители, включая алкоголика Ельцина по прежнему на своих местах, что-то другое произошло. Одно из двух... или после событий в Москве устроили капитальную 'зачистку' всех причастных, всех кто с Александром контактировал, обрубив тянущиеся 'наверх' опасные ниточки, или... Сбылся прогноз Абрама, считавшего 'разгул преступности' процессом управляемым сверху, контролируемым и даже 'полезным' для новых властей.
  -Ты парень умный... не как наше бычье, ты поймешь. Идет передел собственности в огромных масштабах, делят уже по четвертому кругу. Законно в принципе невозможно провернуть, вот и потребовались новые 'солдаты революции', иначе говоря - 'братва'.
  -И к чему придем?
  -Думай сам... Еще год или два, закончится передел и 'пехоту', нижний эшелон ОПГ поголовно зачистят. Верхушка поднимется во власть, кто подсуетится вовремя и задницу нужную лизнет, кто нет пойдет под нож вместе со своими 'бойцами'. Переловят и пересажают? Вряд ли, рискованно. Нас ведь под суд нельзя... мы слишком много знаем, и можем легко испортить репутацию новым 'спасителям России'.
  Финал печальный, а чего собственно Александр ждал? Ведь с самого начала его не покидало ощущение, что словно идешь по минному полю и вот-вот под ногой щелкнет взрыватель. 'МММ' или пирамида... только ставка - жизнь. Кто-то, как Абрам угадал и получил дивиденды, и приобретя начальный капитал, сумел вовремя выйти из игры, а остальным пришлось расплатиться за себя и за 'того парня'.
  Смерть... сплошной мрак, рано или поздно и он бы тоже 'попал' как все прочие, встречи с чужой пулей не избежать... Ни сверхчеловеческая ловкость, ни удача, ни везение не помогут, тут уже статистика работает, закон больших цифр. Неужели ни единого просвета не было? В последний раз 'нажать' на память, покопаться в темных глубинах своего сознания, последняя попытка и затем забыть навсегда.
  Опять словно затертая видеозапись вертится перед глазами и через шипение, и 'снег' помех проступают образы и события.
  
  -Ты парень часом не укуренный, а ну сними очки!
  Приходиться подчинится, конфликтовать с водителем маршрутного автобуса по такому поводе нет желания. 'Маскировка', темные очки в пол-лица убрана, они смотрят друг другу прямо глаза в глаза.
  -Прости... ошибся. -извиняется водитель, суровый, старорежимный бородатый дядька.
  Легкий кивок головой и Александр вторгается в нутро забитого полосатыми челночными сумками 'Икаруса'. Маскарад? Послали его забрать деньги в соседний регион, он сегодня своего рода инкассатор или курьер. Сумма достаточно крупная и в 'баксах', а город куда он сегодня утром прибыл - 'непонятный', иначе бы он просто сел в служебную 'Ауди' и махнул не глядя по трассе. Нет достоверной информации, кто здесь реальная 'власть', и как отнесутся местные к чужому 'братку', приходится натягивать чужую личину, таков приказ.
  Поручение выполнено... почти выполнено, ему остается лишь добраться домой. Железная дорога подвела, подвела, обратного поезда ждать чуть ли не сутки. Особого выбора нет, в аэропорту досмотр, а у него на руках сумка с пачками долларов, под мышкой в кобуре таится пистолет ТТ, и вдобавок - фальшивые документы на имя какого-то левого парня в кармане куртки.
  В данный текущий момент Александр 'упакован' в куртку-толстовку, на голову натянут капюшон, большие солнцезащитные очки скрывают лицо, на ногах - брюки армейского образца, плюс поношенные импортные 'берцы'. Самое то для путешествия и главное - физиономию не разглядит ни внимательный взгляд наблюдателя, ни объектив видеокамеры.
  -Ну ты вырядился... подросток-наркоман, ей богу! -так оценил его новый костюм 'босс', и одобрил, -Пойдет для дела... 'нариков' сейчас как грязи кругом, милиция не привяжется, если только дубинкой погладят.
  
  Деньги... все зло от них, должна была его ждать одна единственная пачка, а теперь изволь таскать целую сумку, набитую 'зеленью', так вышло.
  -Ты чего охренел в натуре? -не удержался Александр, когда увидел впервые, что ему предстоит везти, -По баксу что ли набирал?
  Коммерсант замялся, смутился и объясняет... требование расплатиться последовало внезапно, он обежал все обменные пункты в городе и действительно вышло мелкими купюрами.
  -Выпирают говоришь пачки? А я тебе сверху сигарет набросаю, у меня как раз в столе блок початый, и вот этих заодно... Если что, то откроешь и покажешь.
  В открытый зев новенького 'Аддидаса' летит белокоричневый болгарский 'Опал' и вслед за ним старый советский 'Гулливер', огромные конфеты... надо же их еще выпускают? Когда-то давно точно такие же ему привозил покойный отец из командировки, ностальгия мысли захлестнула.
  -Свои... с нашего производства, можешь попробовать - настоящие. Последняя партия из шоколада, дальше будем из говна делать, передовые западные технологии осваиваем. -смеется собеседник.
  Разговорились и отчасти даже познакомились, хоть Александр имени своего все же не назвал. 'Комерс' оказался бывшим директором, а ныне владельцем той самой фабрики... и название у них до сих пор не изменилось. Мужик хороший, редкое в наше время явление, когда человек думает не только о деньгах, но и о людях, мечется сырье закупает,кредиты ищет для развития дела. Выпили на дорогу чаю, время пролетело 'мухой' и вот уже Сашка на вокзале, вынужден общаться с 'водилой'. Почему не в кассу... зачем лишний раз 'светить' поддельный паспорт.
  Автобус можно сказать 'челночный', набит под завязку китайско-турецкими огромными сумками. Обычных пассажиров почти нет - он сам и девочка подросткового возраста, остальные - 'челноки', или скорее - 'челночихи'. Представителей мужского пола штуки три от силы, если только кого-то спрятанного под баулами и сумками Александр не разглядел. Единственное свободное место для него нашлось в конце салона, на заднем сидении, как раз рядом с девчонкой. Девица не особенно обрадовалась попутчику, но все же вежливо потеснилась и 'изобразила улыбку'.
  Дорога... он никогда не любил автобусы, вечно ничего током не видно, ощущаешь себя тараканом в спичечной коробке. Единственное достоинство положения - он сам как бы 'невидим', остальные немногочисленные пассажиры сидят к нему спиной. Бегут километры, 'челноки' дружно клюют носами, дремлют... жаль, а ему от природы такой способ 'убития времени' заказан. Девчонка рядом читает книжку в мягкой обложке, отечественный детектив, что-то вроде 'Безрукий против Слепого', увлечена процессом. С кем судьба свела... она вроде ничего так сложена, лет пятнадцать барышне навскидку. Русая коса, грудь уже 'недетская' и сложена девушка прилично. Мордашка симпатичная, веснушки и курносый носик ничуть ее не портят и косметикой она не злоупотребляет. Одета легко по летнему времени - джинсы, рубашка навыпуск, босоножки... ничего лишнего.
  Пока Александр пытался краем глаза отыскать в чужой книжонке 'знакомую букву' девушка исподволь его самого рассматривала. Сначала приняла за сверстника, а потом возникли определенные сомнения.
  -Ах-х-ш-ш! -словно шелест крыльев бабочки и девица попыталась отстраниться было, отодвинуться от Александра, тщетно... все свободное пространство забито сумками 'челноков', некуда ей деться, приходится сидет рядом.
  Промашка... девка случайно заметила золотую цепочку на его шее, ворот толстовки очень некстати расстегнулся, и невесть что вообразила себе. Собирался он было снять 'атрибут' перед поездкой, а потом оставил. Мало ли, это ведь страховой полис своего рода, стандартная взятка 'правоохранителям', когда ничего другого кроме оружия при тебе нет.
  Сразу же проснулась и заерзала толстая баба двумя сидениями впереди, шум без внимания не остался.
  -Молодежь-ш-ш-ш-шь... совсем... ш-ш-ш! -желчное шипение гадюки раздалось, якобы шепотом, но так, что бы обязательно услышали все окружающие.
  Обычно он никогда не обращал внимания на подобные выходки разного рода дорощенных 'моралистов', а тут вдруг как 'зло взяло'. Левую руку - на спинку сидения, со стороны вид такой, словно он обнял девчонку, хотя на самом деле он лишь чуть-чуть прикоснулся к ее плечикам и шее.
  Тетка злобно зыркнула на них, чуть не сожгла ядом - 'Разврат!' и отвернулась. Девчонка же восприняла его не однозначный жест спокойно, как будто должное. Не вздрогнула и не дернулась, может ей приятно - романтика и легкий флирт, ведь более ничего 'бандит' с ней делать и не собирается.
  Развлечений никаких абсолютно, а впереди еще столько часов и скучно, хоть убей. Кроме них с девкой и водителя бодрствуют лишь еще два пассажира, один из них усиленно работает языком, но не головой. Где-то впереди за сумками этот деятель уже битый час на все лады славит Ельцина и достижения его правления в духе первого канала ТВ.
  -Кто я такой раньше был, ИТР? На одной зарплате сидел, а теперь при нашем Борисе Николаевиче как поднялся, двести процентов прибыли! Еще пару раз смотаюсь в Турцию, и свой магазин открою. Заметь, никаких налогов не плачу и никто меня не трогает! -раздается восторженное блеяние типичного кухонного 'интеля'.
  Александр усмехнулся про себя, не трогают 'челнока' пока он 'мотается' туда и сюда, а как ровно сядет на задницу, так обязательно придут серьезные парни и вежливо предложат поделится. И есть сильное желание дать 'демократу' в морду... просто так, душа просит для разрядки. Даже причины веской нет для злости, просто общее ощущение, что 'все не правильно' происходит в стране.
  
  Вторая половина дня. Что-то пошло не так... он сразу понял когда увидел 'офицера' в первый раз. Вроде бы и форма 'омоновская' ладно сидит, берет с кокардой заломлен лихо, взгляд орлиный и автомат на плече... 'фальшивый мент', не настоящий, не натуральный. Определенно переигрывает на публику 'офицер', и правая рука у Александра сама по себе на рукоятку ТТ легла, еще один дурной признак, что сегодня без крови не обойтись.
  Их остановили на трассе, примерно на полпути. Не проверка документов и никого вроде не ищут, что 'им' надо? Красавчик 'офицер' что-то говорит водителю, куда-то показывает. Из-за перешептывающихся в салоне испуганных баб ничего не разобрать. Наконец следует картинный жест рукой вверх, 'Контр-террористическая операция!'. Автобус сворачивает в сторону с дороги, по бокам в окнах мелькают деревья, куда везут? Впереди просвет, большая поляна? Автобус останавливается. Операция-кооперация... в просторечии именуемая 'гоп-стопом', есть и другие термины.
  -Выходи по одному уроды! Вещи не брать! -врываются в салон с матом сообщники 'офицера', сразу трое и все при оружии.
  Выстрел в потолок из АКС-74У, хорошее предупреждение непонятным, а неторопливых на выходе еще и прикладом подбадривают. Александр выходил последним и АКМ к руках одного из налетчиков его спины миновал.
  Пассажиров 'Икаруса' всех без исключения 'офицер' и его команда уложили 'рылом в землю'. Один из налетчиков, вооруженный автоматом контролирует 'лохов' не давая им возможности улизнуть, остальные ревизируют добычу. Люди опытные и дело идет быстро, часть барахла откладывается в сторону, часть выбрасывается тут же. Большая поляна вскоре становится похожей на вещевой рынок после визита пьяных десантников второго августа. Добычу ждет желтый РАФ-фургончик, рядом пристроилась новенькая черная 'шестерка' с синим проблесковым маячком-мигалкой на крыше, но в обычной заводской окраске.
  Александр оказался с краю, возле самого автобуса, последний вошел и последний вышел, рядом девчонка и далее остальные 'шеренгой' улеглись. Сзади гуляет 'автоматчик' с АКМ-ом, его перемещения выдает неровная тень. Впереди и слева сноровисто работают остальные 'разбойники с большой дороги', все шесть рыл... знакомый уже 'офицер' с четырьмя подельниками. Какие-то вопросы у них возникли между тем, поднят за шиворот с земли водитель, его обступили и расспрашивают. До слуха долетают несколько слов... неужели 'водила' угрожает им, нет он явно упомянул свою 'крышу'. У автоперевозчика просто обязан быть по нынешним временам покровитель из ОПГ, без криминальной 'крыши' теперь лишь детские сады обходятся.
  Водитель не видит, как за спиной 'офицер' поигрывает в правой руке ножом-'выкидушкой', зря мужик так себя повел... как бы его... Неуловимое движение, короткий вскрик, темное пятно на рубашке жертвы и 'офицер' брезгливо отталкивает от себя водителя. Ловко он его ударил, без размаха практически и прямо в сердце, мужик ничего и не понял. 'Офицер' скалит зубы, остальные смеются, хороший фокус, хорошая шутка. Теперь становится ясно на кого 'налетел' Александр и его случайные попутчики, последние сомнения исчезли. 'Бродячие артисты' или 'казачий разъезд', никому не подконтрольная преступная группа, они же - 'отморозки' на новоязе смутного времени. Зимой отсиживаются где-то в криминальных регионах, вроде Северного Кавказа, или даже в ближнем зарубежье прячутся, а летом 'выходят на охоту'. Шайка-лейка интернациональная, 'офицер' напоминает рожей хохла выслужившего заветную лычку, четверо... трудно сказать, могут быть кем угодно, а пятого Александр определил как 'духа'. Бородатый, здоровый 'черт' и он единственный говорит с сильным акцентом.
  -Господи пресвятая богородица, помилуй мя... Пронеси!!! Я же кредит взял, бандюки на счетчик поставят и вовек не расплатиться! -опять тот же противный 'козлиный' голосок, страстно молится поодаль 'интель'-коммерсант, уткнувшись носом в мятую траву. Вот и по его душу пришли, а он дурачок такие планы строил 'на халяву'.
  Божественные силы горячие молитвы не оставили без внимания, и в самом деле 'пронесло' человека и жидко, летний ветерок донес ядреный запах сероводорода.
  Страха нет, паники нет, мозг как компьютер просчитывает возможные варианты... водителя 'они' убили легко и непринужденно, не понравился он 'им'. Шансов договорится с 'гастролерами' никаких, налетчики обнаружат 'баксы', заберут и заодно ликвидируют 'курьера', как лишнего свидетеля, а то ведь могут с них потом и спросить.
  Ждать уже недолго, вот-вот они закончат с содержимым баулов и начнут шарить по карманам. Или уже начали? Бородатый 'дух' пристроился сзади к молодой женщине, присел над ней, и... его не деньги привлекают, а задница? Каждому свое, бабенка сдавленно скулит, а 'дух' пощупал и двинулся дальше, к автобусу направился. Девчонка рядом готова сквозь землю провалится, вжимается что есть силы в грунт, поняла уже кого бородатый выбрал.
  -Не надо!!! Отпустите! -отчаянный визг рвет душу, девка попыталась ухватится за Александра, ничего не вышло, 'дух' ее волочит в сторону как овчарка котенка за шкирку.
  Ему эта отчаянная попытка стоила удара мыском ботинка по ребрам, острая боль резанула как бритвой, минус одно ребро в сухом остатке... он почти не заметил. Наступил долгожданный миг, отправная точка для развития дальнейших событий. Пока 'душман' тащил девочку-подростка, то поневоле на пару секунд перекрыл сектор обзора 'автоматчику'. Александру времени хватило, теперь над ним не синее небо простирается, а воняющее соляркой, мазутом и горелой резиной днище автобуса. Еще пять секунд проползти на одном дыхании, и он уже свободен как вольный ветер, между ним и 'великолепной пятеркой' налетчиков стена - белый Икарус, и никто не мешает ему исчезнуть, раствориться в зарослях леса. Никто... кроме... не столько денег жалко, трусом ведь сочтут ребята, и девка ему понравилась, скажем честно. Был бы противник достойный - иное дело, а этим гадам он проигрывать не желает.
  Он спешить не будет, не его стиль, всю жизнь брал исключительно расчетом, а не 'пер дуром' напролом. Удачная позиция для наблюдения получилась за передним колесом автобуса, поляна обозревается в зеркало заднего вида, а его самого увидеть практически невозможно. 'Автоматчик' исчезновение одной из жертв не заметил, было 29-ть 'лохов' на земле рядком, стало 28-мь, на глаз разницу сразу ощутить трудно. Девчонка на земле поодаль от основной группы, ведет героическую борьбу с 'духом' лупит его и руками и ногами, пока держится, тому все никак не удается стащить с нее джинсы. Гоп-офицер со своими дружками по прежнему с тактом, чувством и расстановкой потрошит чужие сумки и на очереди его, Александра 'Адидас' с заокеанскими президентами. Можно начать прямо сейчас? 'Шестое чувство' подсказывает - не время, подожди пока 'цели' соберутся на одной линии, собьются в компактную группу возле главаря, так больше шансов на успех. Как там девка...пока терпимо у нее дела, 'дух' рвет и мечет, а никак не может совладать с джинсами, хотя исход неравной борьбы сомнений не вызывает.
  Когда же они доберутся до долларов? Главарь неспешно подвинул к себе 'Адидас', расстегнул молнию, запустил туда руку. Достает пачку 'Опала', повертел и кинул сообщнику - кури дорогой друг, ничего для тебя не жаль. Снова рука в 'Адидасе' что-то нащупывает, когда же, когда начинать? Крик-визг девчонки на весь лес и восторженный рев 'духа', тому наконец удалось совладать с застежками девичьих 'Мальвин'. А нет он брюки с девчонки так и не снял, а разорвал в клочья, мелькают в воздухе загорелые точеные ножки. Опять крошечный бонус выпал, девчонка ухитрилась как-то случайно, но сильно ударить ногой насильника в голову, тот пока рычит и мотает бородатым рылом из стороны в сторону, пытается прийти в себя. Выигранные секунды... много ли они значат в общем раскладе, иногда - очень.
  -Баксы б...ть! Баксы!!... До хрена баксов!!! -слышен удивленный выкрик 'офицера', такого подарка они не ждали, не знаменитая коробка от ксерокса конечно, но сумма значительная для провинции.
  -Где? А ну покажи!!! -в зеркале срывается со своего поста 'автоматчик'.
  Куда подевались остальные 'артисты' Александр смотреть не стал и так понятно, все возле сумки сбились в стаю. Хриплый, поросячий визг бабы, 'автоматчик' так спешил, что наступил на нее и он не видит, как за его спиной из-за автобуса появляется 'смазанный' от резкого движения силуэт, не замечают противника пока и остальные члены шайки, все очень быстро происходит.
  Рывок, словно снаряд из катапульты Сашка вылетает из укрытия, даже перевести дух ему нельзя, бой и только бой и на поражение, дистанция превосходная, лучше и не бывает, всего двадцать четыре метра. Боевая скорострельность ТТ составляет выстрел в две секунды, и он должен как можно быстрее поразить пять мишеней, других приемлемых вариантов 'решения вопроса' нет. Если он промедлит, и враги опомнятся, то его быстро зальют свинцом из автоматов.
  Бац... 'автоматчик' словил пулю в затылок, руки бессильно раскинуты и АКМ падает в траву стволом вперед, первый выстрел по самой опасной цели. Второй на очереди 'офицер', главарь банды... белое лицо под 'омоновским' беретом, расширенные зрачки, непослушные пальцы пытаются опустить предохранитель автомата. Поздно, ТТ уже послал ему 'горячий привет' прямо в лоб. Не ждали? Не досмотрели, не учли, зевнули господа лишний раз - расплачивайтесь! Югославский экспортный ТТ, великолепная боевая 'машинка', ни разу не дешевый Китай, и не советская штамповка военных лет, бьет превосходно. Александр, хоть и не любит пистолеты, но этот экземпляр сразу же оценил по достоинству, после первых же стрельб и отложил для себя любимого. Еще два прицельных выстрела следуют один за другим, и с двумя 'гадами' покончено, в ответ лишь длинная очередь по бедняге Икарусу. Нажать на курок владелец автомата успел, да прицелиться ему не судьба, с дыркой диаметром 7.62мм в голове еще ни у кого не получалось.
  Шестая секунда схватки с момента первого выстрела, как много времени прошло... где наш гиперсексуальный террорист, чем он занят, штаны расстегивает и 'штык' достает? Бросил девку и пытается дотянуться до своего, лежащего на земле, 'Скорпиона'? Напрасно, так вот бывает, когда пытаешься совместить полезное с приятным, женщину и работу. Одновременно не выходит сплошь и рядом, надо выбирать всегда что-то одно. Убежал ведь твой 'скорпиончик' бородач, пока вы боролись. То ли она его отбросила, то ли ты сам оттолкнул ногой автомат. 'Дух' пытается реализовать последнюю возможность спастись, стремглав и пригибаясь на ходу бросается в сторону ближайших кустов. Мушка ТТ описывает плавную дугу по горизонтали, цель захвачена, куда же ты денешься... пуля все одно летит быстрее, чем ты несешься. Грохот выстрела, грузная туша последнего врага конвульсивно дергается и оседая на землю хрустит кустами. В голову не получилось влепить, слишком спина у 'черта' широкая, сойдет и так. Упал 'дух' правильно, как и положено мертвому 'духу' и более не встанет, контрольный выстрел не потребуется.
  Отработано чисто как на полигоне, еще бы... можно сказать - системный подход уже выработался за несколько лет в 'братве'.
  Был бы Александр на службе, так вертел бы сейчас дырку для ордена. А нет, он с 'отморозками' с точки зрения закона по одну сторону баррикад находится. Стоять и любоваться плодами своих трудов нельзя, теперь надо уйти, оставив минимум следов после себя. Бегом к девчонке, чего она стоит рот разинула, глаза круглые, по старому советскому рублю и вдобавок в руках держит свои резиновые 'шлепки'.
  -Давай, давай живо дура! -Александр гонит тычками девушку по направлению к машинам.
  'Дух' все же преуспел в последние мгновения перед расплатой, ухитрился сорвать с нее не только джинсы но и трусики, и перед глазами маячит белый треугольник не тронутого загаром тела внизу соблазнительных 'булочек', словно белый хвостик у косули. Сверху у нее одежда осталась, и рубашка и вроде майка по ней есть, а вот с уровня пояса и ниже - полный натуральный натуризм, едва прикрытый краешком рубашки.
  Короткая остановка возле горы выпотрошенных сумок, надо подобрать свое добро, чужого нам не надо. 'Баксы' выйдут с кровью, а кого это волнует, в России они другими и не бывают по дефолту. Он подхватывает с земли свой злосчастный 'Адидас' и сумку девушки и вперед, вперед! Беглый взгляд в сторону лежащего на земле лицом вверх водителя... ему помощь не нужна, закололи профессионально с одного удара и фактически 'ни за что' сгубили мужика. Слева кто-то из 'челноков' зашевелился и пытается подняться, движение рукой с пистолетом в ту сторону, угроза, лишние глаза и уши нам не нужны.
  -Лежать!!! -голос чужой и хриплый, но кому кроме Александра кричать... здесь более никто не отдает приказы.
  Расстояние от Икаруса и до 'шестерки' на краю поляны небольшое, а как будто десять километров пришлось марш-бросок отмотать в полном снаряжении. Отход с места акции самый тяжелый момент для него, надо все учесть, слишком много разнооюразных факторов, что впоследствии превратятся в улики... гильзы не собрал, некогда. Подарок следствию сделал, начнешь подбирать, так 'челноки' твою физиономию запомнят, темные очки пришлось бросить, и капюшон толстовки с головы скинуть перед стрельбой. Куда важнее - не оставить свидетелей, особенно таких, что смогут его подробно описать, не надо нам словесного портрета. Поэтому и тащит он за собой девку, только она его лицо и видела в упор, остальные же постольку-поскольку урывками. В противном случае есть немалая вероятность, что станут ловить и преследовать по горячим следам. Слава великому Макаронному Монстру, ключи в замке зажигания ВАЗа оставлены. Девицу в салон ласково пихаем, на правое сиденье пусть падает. Опять ее прекрасная круглая попа в глаза лезет, специально что ли подставляет для обозрения, каждый раз когда нагибается? Вроде максимум приключений на свою пятую точку девчонка сегодня уже нашла, зачем тебе еще... не обижайся если подтолкну.
  Двигатель завелся с первой попытки, педаль газа в пол, снова елочки-березки по сторонам замелькали очередью и долгожданная трасса, асфальт победной маршевой музыкой шуршит под колесами. Окончательно боевое напряжение 'отпустило' Александра лишь когда отъехали километров на семьдесят, теперь можно и немного расслабится, сделать короткий привал и прикинуть как нам жить дальше. Девчонка окончательно пришла в себя, и ерзать голой задницей по чехлу сиденья ей надоело.
  -Может остановимся? Мне надо одеться... -тихим голосом следует робкая просьба, почти шепчет на ухо, даже всплакнула слегка.
  Первое подведение итогов... пока лишь по самым 'верхам'. Сумели уйти и вроде бы без существенных потерь. Он прикидывает, как бы открутить 'мигалку' с крыши машины, слишком уж вещь приметная выходит. Сюрприз, аппарат крепится магнитами и снимается легко, без помощи инструмента. Багажник стоит проверить обязательно, там две канистры с бензином притаились, не надо будет заезжать на заправки. Бардачок... ого, вот так подарок, воистину царский! 'Глок', пластмассовый пистолет - в России вещь статусная, только для 'больших людей'. Из них не стреляют, носят лишь для 'понтов' перед своими, а не для реальной работы. Гоп-стоп-дорожники кого-то очень хорошо 'обнесли' из верхушки криминального мира. Перетянутый резинкой тугой рулончик российских 'деревянных' рубликов... отдадим нашей новой знакомой, в качестве компенсации за утраченные детали туалета и синяки. Недогрызенный засохший 'Сникерс' - к черту импортную гадость, с голоду пока мы не помираем. Большая пачка презервативов, пригодится ли... увидим. Плоская бутылка коньяка, ни к чему им, он сам не пьет, а девчонке еще рано. Вот все трофеи, более ничего существенного не нашлось, может что-то осталось в задней половине салона сидении, но пока туда доступ закрыт.
  'Подруга' роется в своей сумке, что вместе с 'Адидасом' заброшена на заднее сиденье, копается там уже минут пятнадцать и снова дразнит, словно специально симпатичной голой попкой, торчащей из дверного проема. Да она еще и нагнулась и чуть-чуть 'булочки' развела в стороны, и в зазоре там... э-э-э 'солнышко' проглядывает, глаз не отвести. Александр не удержался и ущипнул слегка ее за левое 'полушарие'.
  -Совсем не смешно! -раздалось из салона, тон обиженный.
  -Пошутил, больше не буду. -ответил он, и в самом деле пока не до эротики, есть более актуальные проблемы, -Нельзя ли поторопится?
  -Сейчас, сейчас, только юбку вытащу.
  Снова в путь, снова мелькают по сторонам унылые родные пейзажи, день неумолимо катится к вечеру, а они несутся под девяносто, больше из новой отечественной машины выжимать не стоит, как бы не развалилась, качество сборки на ВАЗе оставляет желать лучшего.
  -Я у бабушки белье забыла... Прикинь, с незнакомым парнем в машине и без трусов? Мать меня убьет, если узнает, она у меня строгая. По дороге нигде купить нельзя?
  -Вряд ли, по трассе в ларьках обычно водку продают и презервативы.
  -Неудобно и поддувает снизу, я последний раз так лет пять назад бегала маленькая в деревне, там можно.
  -Мне ты зачем про это рассказываешь?
  -А-а-а.... я... -до попутчицы наконец окончательно доходит, что она в 'интересном положении' и оказалась в машине с Александром совсем не случайно сидит.
  Пять минут обоюдного тягостного молчания... затем любопытство, вторая натура любой женщины берет свое.
  -Ты меня убьешь? Я ведь свидетельница, я все видела!
  Классика криминального жанра, свидетели и в самом деле не нужны никому. Но кроме девчонки его последние героические героизмы наблюдали еще человек двадцать, да и в любом случае у него 'рука не подымется' на этого подростка, он и взрослых девок никогда не трогал при разборках.
  -Знаешь... как тебе сказать... в книжках, вроде твоей, фигню обычно пишут, по жизни все и сложнее, и проще одновременно.
  -А разве тебя не станут искать?
  -Может станут, может нет - как карты у ментов лягут, я не экстрасенс и предсказать не могу. Лишь бы на месте преступления не взяли, а там дальше есть хороший шанс отмазаться. Давай лучше познакомимся?
  Зовут ее Ольгой, старшеклассница, семья обычная: мать - учительница, отец - офицер, есть младшая сестра у нее, и живут неподалеку в том же регионе, им по пути.
  -Что же тебя родители одну отпускают так далеко на лето?
  -Привыкли давно, столько лет езжу к бабке в деревню, и я большая ведь уже!
  Паспорт у Ольга еще не получила, не успела, и билет ей в кассе автовокзала продали без него, оказывается - там и не спрашивают, а он не знал. Это уже хорошо, значит ее к последним событиям привязать не получится, нет документальных подтверждений, нет бумажек с подписями и печатями. Другие свидетели? Единственный нормальный и самый ценный - водитель автобуса. Мужик убит 'отморозками' и ничего не скажет, а остальные 'бабы' обоего пола с перепуга такого наговорят с три короба, что десять лет разгребать придется следователям.
  -Ладно Оля... условимся мы с тобой так, если привлекут тебя, рассказывай все, что сочтешь нужным, а вот родителям и подружкам - ни слова о нашей поездке. Мне как бы лишняя известность не нужна.
  -Но милиция же...
  -Да пофиг Ольга, если они захотят, то дело сошьют мне и без тебя, и с тобой, вопрос лишь времени и желания. -прервал ее Александр, не хочется ему объяснять девчонке все 'грязные подробности', пусть и дальше верит книжкам, фильмам и телевидению об отважных сыщиках и гнусных преступниках, так ей проще жить на свете.
  -А ты и в самом деле бандит? -нотка сожаления проскальзывает в голосе девушки.
  -Да бандит... так вышло по жизни... на эту тему мы больше говорить не будем!
  Паромная переправа, через мост ехать он не решился, там стационарный пост ГАИ обитает, а машина у него непонятно откуда взята, скорее всего 'отжата' у кого-то, а может и отбита силой оружия. Паром на сегодня отработался и приходится коротать остатки вечера на берегу у причала в компании дальнобойщиков. Рядом стоит припозднившаяся одинокая фура и временами оттуда, из кабины доноситься подозрительный шум, словно кого-то внутри бьют или насилуют, а может и просто мужики в карты играют азартно. Лимит на подвиги у Александра на эти сутки полностью исчерпан и поэтому он не полезет в 'разборки' ни за какие коврижки, не резон ему лишний раз 'светится' и так уже отметился по полной.
  Накоротке, вдвоем они перекусили, ничего кроме даровых конфет от доброго пензенского 'комерса' из съестного не нашлось. Так бы и в жевали в сухомятку, да в салоне машины, в кармане за одним из сиденьем Ольга наткнулась на китайский термос с холодным чаем, им хватило.
  -Спать ляжешь? Я тебе сиденье разложу.
  -Пока нет, не хочется, а ты сам?
  -Я не сплю никогда... вообще не способен, болезнь такая.
  Завязавшийся разговор пришлось прервать, с треском и скрипом открылась дверь кабины впереди стоящей фуры и вывалилось оттуда на землю некое существо женского пола, с определенными натяжками, конечно. Физиономия у бабы такая, что не только коня на скаку остановит, а пожалуй, и танк на ходу тормознет, механик-водитель от страха про рычаги и педали забудет, как только увидит ее рожу в триплексе.
  Выскочившая из фуры дорожная проститутка пытается убежать, но ее догоняет недовольный клиент, водитель грузовика, сбивает с ног и начинает лупить, звуковое сопровождение соответствующее, визг и ругань далеко разносятся ко округе, полностью заглушив мелодичное стрекотание сверчков и прочие приятные ночные звуки.
  -Какой ужас... -Ольга забралась с ногами на сиденье, совсем как ребенок, потянула руками к себе колени, -Ты ей поможешь, а то ведь убьют?
  В ответ... тишина, ситуация не столь критическая, как кажется неопытной девчонке. Дешевых дорожных шлюх порой и не так еще жестоко 'учат' и ничего, выживают 'прекрасные создания', продолжают работать на трассе, принося радость дальнобойщикам и прочим любителям недорогих развлечений. За что конкретно бабе перепадает 'пряников'... поди пойми, может захмелевший 'дальнобой' не доволен качеством оказанных ему сексуальных услуг, а может просто по пьяни взбрело в голову. Мужик тем временем разошелся не на шутку, ногами принялся пинать чем-то ему не угодившую ему 'боевую подругу'. Все же придется вмешаться в 'любовь', а то и в самом деле разъяренный 'водила' забьет насмерть бабу.
  Александр только было потянулся к ручке двери, как на сцене 'нарисовался' еще один персонаж, подоспел напарник водителя и чудо - почти трезвый. Пять минут, и все утряслось, разбушевавшийся дальнобойщик успокоился, подхватили на руки избитую в кровь проститутку и вместе с ней оба исчезли в кабине, где веселый 'банкет' и продолжится до самого рассвета.
  Ольга уснула рядом на разложенном сидении, во сне ворочалась и крутилась, то так, то эдак, пытаясь поймать уходящие из салона 'шестерки' остатки тепла и в результате всех телодвижений снова оказалась с обнаженной задней частью тела в невероятно эротичной позе. Переходный возраст во всей красе, коленки еще 'острые', детские, со следами заживающих синяков и царапин, а вот ягодицы уже вполне сформировались, и грудь торчком сосками под майкой выпирает. Одновременно хочется и шлепнуть ее по голой попе по-отечески, и, прямо скажем, еще кое-чего хочется... но уже из другой области.
  Август на излете, осень уже подходит семимильными шагами. Последняя летняя неделя на дворе, ночи прохладные стоят, пару раз за ночь он включал двигатель машины на обогрев. Ему все равно, а вот его новая подружка страдает от холода и приходится о ней заботится.
  Хмурое раннее утро, накрапывает с обиженных небес мелкой слезой противный осенний дождик, мерно тарахтит дизель парома-работяги за спиной, они вдвоем стоят у борта и смотрят на раскинувшийся перед ними ровный водный простор. Вода в реке мутная, течение слабое, берега красиво подчеркнуты, декорированы легкой дымкой тумана. Девушка все время вынуждена одной рукой придерживать короткую юбку у колен, свежий речной ветерок-проказник так и норовит обнажить у нее кое-какие соблазнительные части тела. Рядом протрезвевшие от утренней свежести 'дальнобойщики' и их любимый 'крокодил' с побитой мордой. На помятых лицах мужиков кроме похмелья читается искреннее недоумение, как мы вчера такое жуткое страшилище и... того? Вальсы Шуберта были прошлым вечером и тем же днем булка французская хрустела 'православным' калибром 7.62мм на славу, а сегодня есть время для размышлений о грядущих последствиях. Раскаяние, сейчас прямо упадем на колени, начнем молится, лбом стучать о грязную сталь настила палубы, выпрашивая прошение... у кого, позвольте узнать? Не смешно, он - до мозга костей атеист, а потому лишь легкое сожаление на душе, ведь мог бы он и не садиться в тот белый маршрутный 'Икарус'. Небольшая техническая недоработка, не учел Александр возможности перехвата 'курьера' на трассе, заметка на будущее, обычная учеба на собственных ошибках.
  Переправа 'берег левый, берег правый' закончилась, гремят под колесами ВАЗ-2106 ржавые сходни старого причала, и они вновь движутся, они снова в пути, осталось все ничего, скоро придется расстаться и возможно - навсегда.
  Остался позади уродливый 'монумент' на условной границе, теперь по обе стороны дороги простирается родная 'страна чудес' с наивными Буратинами и жадными папами Карло. Тут ему знаком почти каждый квадратный метр, в теории конечно, на практике приходится постоянно прибегать к помощи карт, или расспрашивать подвернувшихся под руку местных жителей.
  Последние километры, скоро слева появиться райцентр, поселок городского типа, где Ольга и жила с момента своего появления на свет и до сегодняшнего дня. Все чаще девушка как-то странно на него посматривает, дважды уже рот открывала, но как будто не решилась, придется ему самому проявить инициативу и спросить.
  -Что хочешь? Говори, я слушаю.
  -А мы с тобой... разве не будем?
  Совсем он забыл за своими размышлениями, по закону жанра полагаются рыцарю прекрасную даму после спасения... 'динь-динь'... последний пункт, последняя глава в любом романтическом романчике для взрослых.
  -А ты и в самом деле хочешь?
  Вопрос на засыпку... Ольга на него ответить не готова, и не то что бы 'да', и не то что бы 'нет', как в одном старом полузабытом шлягере 70-х. Девушка вполне созрела, как раз в таком возрасте они обычно и приобретают первый опыт по части любовной. В голове у нее инстинкт борется с 'Что люди скажут?' и мамиными запретами... не может решить, что лучше или сейчас с ним, или немного позднее со сверстником. Покраснела до ушей и, вроде как оправдывается смущенно 'ты не подумай, я не такая!'. Рассказывает, девчонки из класса у нее уже пробовали с мальчиками, и ей предлагали, а она испугалась и не стала. Нет ты постой... что значит 'в кишку', зачем такое извращение, правильно отказалась. Он сам в ее возрасте о таких тонкостях и не подозревал даже, правда, у него сложилось иначе со старшей сестрой одной из одноклассниц. Что за время, что за нравы, однако осуждать их не в праве, сам хорош, хуже некуда.
  Александр, отбросив колебания, принял решение и за себя и за нее, раз не может. Поворот вправо с шоссе, знакомая лесная дорога, закончиться заросшая травой колея в заброшенном песчаном карьере. Там тихо и спокойно, никто им не помешает познать любовь.
  Обвалившиеся откосы, желтый песок под ногами и торчащие наружу словно ребра пласты глины. Ручеек, бравший начал от родника в отвесной стенке карьера за долгие годы превратился в небольшой пруд... давно он тут не был, лет десять не меньше, и вот снова довелось.
  Глаза боятся, а руки делают и не только руки... здесь, среди песка на капоте 'трофейного' ВАЗ-2106 Ольга рассталась с детством и разными ненужными теперь иллюзиями. Не без посильной помощи своего спасителя-губителя, разумеется. Для первого раза вышло у нее очень даже прилично и они продолжили, вместо запланированного ранее часа 'на любовь' провозились практически до самого наступления темноты. Будет теперь у нее богатый материал для школьного сочинения на тему 'Как я провела лето'... шутка печальная. В сумерках Ольга искупалась в пруду, полностью обнаженная, уже совершенно его не стесняясь... фигурка у нее класс, особенно в лучах заходящего солнца, капли воды по всему телу маленькими алмазами, лучшее украшение в мире. Где камера, почему он дурак такой, постоянно таскает с собой оружие, но не добрую цифровую камеру?
  Последние объятия перед родным для нее порогом и не сдержалась девка, ударилась в слезы, потоки соленой воды полились водопадом. Сработало, разрядка пошла после всех 'веселых' приключений последних дней.
  -Саша... мне понравилось, как ты меня... я наверное шлюха? -доносится сквозь рыдания.
  -Ольга?! Ну ты чего, а?
  Еще час приходится сидеть в машине, представлять под очи родителей зареванную девчонку, да еще в десятом часу вечера как-то не комильфо, сразу возникнут подозрения, что 'вашу дочку... того'. Он ее проводил до самого подъезда хрущевки, постоял внизу, убедился, что Оля добралась до квартиры благополучно и ей дверь открыли, и ее встретили приветливо. Придется девчонке теперь врать про сломавшийся на дороге автобус, или опоздавший на три часа поезд... хотя, если судить по спокойному голосу 'строгой мамы' ничего плохого девчонке не угрожает, даже если и правду расскажет. Все они рано или поздно становятся женщинами, вот и черед Ольги наступил неожиданно. Почему он тогда не удержал ее при себе, ведь еще три года и можно было бы и стать 'ячейкой общества', а при некоторой изворотливости и раньше? Это был его третий, и последний шанс что-то изменить и остаться 'там', он и его благополучно 'пролюбил' в прямом смысле слова.
  Минул год и Александр неожиданно снова вспомнил про нее, про Ольгу. Захотелось развеяться немного после нудной бандитской 'текучки', он взял 'общую' Ауди и поехал 'снимать девок', в бордель не хочется идти, там уже давно 'знакомые все лица', разнообразие требуется. Куда еще податься в поисках платных секс-услуг? Место, где 'тусуются' начинающие представительницы древнейшей профессии известно в городе всем от мала до велика, собор в центре, возле бывшего автовокзала. Там слева обычно пасется целая артель бомжей, профессиональных нищих и попрошаек, справа же собираются 'девочки', биржа своего рода у них. Давненько он тут не был, за время его отсутствия контингент представительниц древнейшей профессии заметно помолодел, а нищие куда-то исчезли, все признаки экономического процветания налицо. Вдобавок сегодня у собора по случаю праздника митингуют ряженные 'казачки', собираются 'спасать Россию', судя по типичным рожам профессиональных алкоголиков, набраны спасатели из числа тех же бомжиков, сплошной 'позитив' прет из всех щелей, цветет и пахнет, правда перегаром дешевой водки - мерзко.
  Успешно идут реформы, народ по завету вечно похмельного вождя богатеет всеми доступными способами... 'грабь, воруй, обижай гусей'. Последнее - чаще всего, ибо не все обладают силой, ловкостью и наглостью в достаточной мере, испортили 'советы' народ православный. Стоило притормозить приличной 'иномарке' у бордюра, как кинулись девушки к ней наперегонки. Выбор богатый, какое тут 'ловить' сами напрашиваются, чуть ли не в драку идет каждый клиент. Пара пустых, ничего не значащих слов для 'приличия' и смазливая девица садиться впереди на свободное сиденье. Тронуться бы и... а сзади 'прилипла' к тонированному стеклу харя с усами, как у того из школьной программы 'чем я тебя породил, тем и убью', маячит рожа красная в центральном зеркале заднего вида. Пан атаман решил лично пресечь вопиющий разврат, рот разевает? Никак за старшего у 'ряженных', у него и медалей больше и пришитые шивоворт-навыворот милицейские погоны украшают пять больших звездочек. Генерал-старший прапорщик, полковник-капитан, или новое звание ввели специально для 'ряженных'?
  -Иди ты на йух атаман! -попытался 'перепеть' известный мотив Александр, вышло паршиво, слух у него хороший, но отнюдь не музыкальный.
  Не идет, не слышит... пришлось показать настырному 'атаману' указательный палец левой руки. Дошло... и Александр не стал даже оборачиваться и нажал на газ. На этом 'все удовольствия' на сегодня и закончились. Не смотря на 'ангельское личико' девица оказалась... прямо скажем - 'сильно опытной', и сам процесс соития кроме как 'отодрал' никак иначе назвать нельзя.
  В итоге вместо отдыха он словно нырнул с головой во 'вторичный продукт'. Захотелось вкусить, вдохнуть, увидеть чего-то светлого и перед глазами возник образ, уже отчасти забытый. Руки сами вращают руль, мелькает дорожная развязка, выезд из города, мощный мотор несет его стрелой. Туда к ней... Ольга, знакомый дом, знакомый подъезд, зайти он не решился, ждал ее в машине и дождался. Идет девчонка и не одна, с ней паренек, смотрит на подругу щенячье-влюбленными глазами, а она на него... мать... Александр тут лишний, осознал он это только за пределами райцентра, на трассе, когда нога перестала давить до упора педаль акселератора. Он позорно бежал, уклонился от схватки за девушку, ничего другого ему не оставалось. Теперь бы забыть ее навсегда... а подлая память даже после тотальной 'зачистки' все еще держит совершенно лишние события минувших дней.
  
  Постепенно тает вязкий и липкий, словно сгущенное молоко, туман прошлого, Александр медленно входит в текущую реальность, что бы больше никогда в те прожитые годы не вернуться. Растворяется, уходит безвозвратно 'то время' и его люди, перед глазами снова виден, теперь уже ставший родным 19-й век, трещит сухими дровами чугунная печка-'голландка', горит фитиль в допотопной керосиновой лампе, а на коленях у него девочка удобно устроилась, маленькая брюнетка... с ней, с этим 'чертенком' тоже кое-что уже связано.
  Воспоминаниям конец, все прошлому конец раз и навсегда... остальную прессу, всех эти глянцевые ельцинские 'комсомольские проститутки' просматривать нет смысла и желания, сплошная перепечатка из 'Секретно', плюс везде 'отсебятина' от других источников - творческий бред штатного 'писаки' редакции после затяжки хорошим 'косячком'.
  Машка заерзала, голова наискосок, смотрит вопросительно снизу вверх жгучими 'чорными очами', хочет что-то спросить его, но не может сформулировать, слов не хватает ребенку. Угадать, что ли, попробовать навскидку?
  -Хочешь узнать не жалею ли я, что сюда к вам повалился? Нет, ни сколько. И тебя я вот встретил, а так бы...
  -Я вырасту и мы занепременно с тобой поженимся! -отвечает ему Машка, не дав закончить фразы.
  Энтузиазм маленькой его 'воспитанницы' слегка пугает и обескураживает... две пятилетки ему ждать при таком раскладе? Но разочаровывать 'мелкую' он не стал, поживем и увидим, время тот еще доктор и лечит и калечит.
  С другой стороны, он и в самом деле к ней сильно привязался, если долго не видит или не слышит Марию, то начинает искать, беспокоится, как бы с ней чего не случилось. Чувство совершенно незнакомое, ранее ни ком заботится не доводилось, жил одиноким волком, а тут как бы некое подобие семьи получается.
  Прессу, ворох газет и журналов... куда девать? В печь эту заразу, в очистительный огонь, целиком и без остатка. Машка словно мысли его прочитала, оглянуться не успел, а она уже возле печки очутилась, дверцу открыла и сует туда на красные угли скомканные листы СК.
  -Маш, ты так подол платья себе прожжешь? Хватит пироманией заниматься!
  -Да не, я сторожно, нешто я не понимаю!
  Пока последний лист не сгорел, так и удалось ее отогнать от 'голландки'.
  Мария... единственный человек, которому он доверился полностью. Она знает, кто такой Александр и откуда он взялся. Его прыжок с парашютом 'в прошлое' она и подавно видела собственными глазами. На ангела, упавший с неба, Александр не похож, и на черта заодно, ни рогами, ни хвостом природа не снабдила. Чудеса у него выходят, мягко говоря, сплошь и рядом 'убийственные', в чем уже убедился один местный капитан-исправник на собственном примере. Если только - 'ангел смерти'?
  Пришлось ей рассказать правду в первые же недели жизни в городе... иначе не объяснить потоки валящейся на них из ниоткуда разнообразной 'халявы'. В 'деда Мороза' здесь дети не верят, и они прекрасно знают, что и не менее мифический 'боженька' ничего даром не дает бедным, напротив, 'добрый бог' постоянно забирает, и подчас самое дорогое. Ребенок может быть и маленький, но отнюдь не глупый, просто воспринимает окружающую действительность по-своему. Так и с Машкой вышло, все она прекрасно поняла, усвоила и лишнего при чужих не болтает попусту.
  Чего он так раскис на пустом месте... прошлого не жаль, а будущее пока еще во мраке неизвестности, как там у старины Киплинга было?
  
  Мы будем в джунглях ждать до темноты -
  Пока на перекличке подтвердят,
  Что мы убиты, стало быть, чисты;
  Потом пойдем куда глаза глядят.
  
  Мы снова сможем девочек любить,
  Могилы наши зарастут травой,
  И траурные марши, так и быть,
  Наш смертный грех покроют с головой.
  
  Причины дезертирства без труда
  Поймет солдат. Для нас они честны.
  А что до ваших мнений, господа, -
  Нам ваши мненья, право, не нужны.
  И 'мелкая', подхватила незнакомый мотив, подпевает тонким детским голоском и опять в 'охотку' и великим с энтузиазмом. Хоть Машка и не понимает некоторых слов, но 'девочек любить' - ей сразу пришлось по вкусу, поскольку девочка у него теперь одна, других в ближайшей перспективе не видно. Так дуэтом они закончили 'вечер воспоминаний', зачем жалеть старое, если впереди тебя ждет новая жизнь?
  
  
  В первом месяце весны случилось событие выбившее Александра на некоторое время из привычной колеи жизни, пришлось забросить все начатые 'прожекты'.
  Вроде был обычный день, пятница... после обеда они с Марией сходили в баню, в 'дворянское отделение', где за двугривенный предоставляется отдельный кабинет с небольшим бассейном. 'Мелкая' вдоволь поплескалась в свое удовольствие, как обычно с диким визгом и криком, иначе она не может, как только стекла в окнах выдержали бешеные децибелы детского восторга. Он сам привык без лишней роскоши обходится в быту, бассейн исключительно для одной Машки, для нее же и надувной 'дельфинчик', подарок профессора, ей игрушка понравилась.
  Вытерлись, оделись, со свистом спущен воздух из 'дельфина'... пора идти домой.
  На улице уже сумерки, неуютно и как назло ни одного извозчика в пределах досягаемости, а ветерок холодный. На другом берегу Фонтанки, напротив и фонари горят ярко и народ праздный шляется и 'водители кобылы' без дела скучают на своих таратайках. Вывод напрашивается простой, им с Машкой надо туда где жизнь бьет ключом, а до ближайшего моста топать далеко, но ведь река скована льдом, так за чем же дело стало - можно напрямую пройти. Только спуск к воде поискать... голова над парапетом появилась, на голове суконная шапка, на шапке деревянный лоток с булками, с того берега идет разносчик товара, спешит в лавку, вот и дорога найдена.
  Водные процедуры способствуют аппетиту, а у Марии он и так 'всегда на уровне', всегда готова закусить. Александр жестом 'тормознул' мужика, купил у него большой и сдобный калач за пятачок. Ломаем на две части, большая - ребенку, меньшая себе. Мария схватила булку и побежала по протоптанной на льду тропинке на противоположный берег, дорога вполне безопасная, до ледохода еще месяц с хвостиком. А он немного задержался, разносчик попросил огонька, для такого случая всегда готова у Александра зажигалка, хоть сам и не курит. Полезно бывает иной раз 'дать огня' человеку для завязывания знакомства. Мужик пыхнул дымком из 'козьей ножки', поставил лоток обратно на голову и в путь, а ему надо Машку догонять, пока далеко не унеслась.
  Марии нет ни на льду реки, ни на противоположном берегу, а ведь выпустил из поля зрения буквально на минуту... что же случилось? До слуха доноситься слабый крик слева, где вмерзла в лед деревянная баржа-тихвинка, на таких в Питер летом завозят дрова по Мариинской водной системе. В голове еще ясного понимания ситуации нет, а ноги уже в работе, правая рука на ходу расстегивает пуговицы на пальто, что бы не было препятствий на пути к ПМ. Он обогнул барку и полегчало сразу, впереди чернеет во льду прорубь, перед ней на животе лежит Машка и пытается удержать на плаву тонущего человека, она сама пока вне опасности, а вот тот другой, того и гляди 'нырнет с концами'.
  Вовремя он подоспел, еще минута и из черной пасти ледяной воды пришлось бы вылавливать двоих. Александр сперва на коленях, а потом и по пластунски быстро и осторожно подполз поближе, перехватил у Марии руку пострадавшего, оттолкнул ее прочь на толстый лед, а сам занялся спасательной операцией.
  Кого выловили, что за зверушка... пока до конца не ясно, коса и женское платье, лицо бледное, испуганное и молодое, почти детское. То ли молодая женщина хрупкого сложения, то девушка-подросток попалась. Вес не овцы, но крупной, откормленной собаки, тем лучше, среди взрослых девок встречаются порой экземпляры под сто килограммов. Такую и вытащить не так просто, а теперь надо еще и до берега волочь на себе, на ногах 'утопленница' не стоит, хоть и живая по всем признакам и даже пытается что-то сказать спасителю.
  Не зря пальто выходит он расстегивал на себе, в него он завернет выловленную в проруби 'рыбку' иначе на пронизывающем ветру ей в сырой одежде не поздоровиться. Добрались до берега, Машка 'мухой' сбегала за извозчиком, привела.
  -В больницу барин изволит? Дык энто... не берут ныне болящих, местов нету. -задумчиво чешет затылок бородатый дядя с номером двадцать семь на медной бляхе, -Куды ее таперича?
  -Вези ко мне, я покажу куда, -был ему короткий ответ.
  И в самом деле девушка искупалась в проруби, но не утонула, помощь медика ей не требуется для реанимации, а вот тепло и горячий чай очень даже нужны от переохлаждения.
  Пока везли стало понятно, что с девчонкой и кроме зимнего купания, серьезные проблемы, она определенно 'не в себе'. Жар... высокая температура, временами теряет сознание. Теперь уже ясно, подросток, лет пятнадцать-четырнадцать, не более того. Дома они с Машкой и Клавдией, женой дворника, первым делом раздели девушку и в ванну с теплой водой поместили для начала. Выглядела девчонка не как узница Освенцима, но уж очень похоже. Такое впечатление сложилось, даже 'эротических побуждений' при виде ее наготы не возникло у Александра и в мыслях.
  Кое-какой примитивной сантехникой к тому времени он уже обзавелся в хозяйстве, и пусть вода подогревается печкой на дровах, а 'ванна' - жестяное корыто со сливной трубой снизу, душ - обычная лейка... работает же. Дворника сразу отправили за доктором, 'светило медицины' появилось спустя три часа, когда девушка уже лежала на кровати под тремя одеялами.
  -Ничего страшного господин Штейн... после тифа бывают возвратные явления, за неделю ваша барышня непременно поправится.
  Видимо врач немного не досказал в конце, скорее всего должен был добавить '... или помрет'. С этого момента все дела пришлось бросить... неделя прошла, а девчонке стало только хуже, доверие к местной медицине с той поры упало у Александра 'ниже плинтуса'. Пришлось им лечить Катю самим, имя узнали из больничной справки, единственного документа, что был у нее при себе. Мещанка Катерина Е. четырнадцать лет от роду... и что-то там далее еще 'курица лапой' не разобрать. Кое-что рассказала сама больная в редкие минуты, когда к ней возвращалось сознание. Госпитализировали ее с тифом, в казенном медучреждении 'вылечили' быстро... легкая форма прошла сама по себе, и попутно заразили 'горячкой'. Народная больница, порядки спартанские как в казарме, питание как на каторге, всех больных пихают скопом в одну палату, не разбирая диагнозов. Лечение как бы тоже 'на грани'... можешь ходить, значит здоров и вали отсюда поскорее, освобождай место для следующего пациента. Так Катьку и вытолкали в шею с температурой на улицу, а уж как она в прорубь попала Александр не выяснял, может решила не продлевать дальнейшие мучения. Денег у нее при себе было три рубля мелочью, все сбережения и те куда-то рассосались еще в больнице, одета она была легко для зимы... и конец ждал ее печальный в первую же ночь на холодном ветру.
  Лечить... как и чем ее лечить, ведь тает девчонка на глазах? Первым делом за помощью обратились к 'базе', оттуда прислали целую гору препаратов и немедленно собрали консилиум из врачей, как российских, так и иностранных. Эффект... ноль, одна часть специалистов стоит за курс антибиотиками, другая напротив считает - нельзя ни в коем случае, третья и вовсе уклонилась от принятия решения, поскольку неизвестно точно, что за болезнь. Возможно они правы, история с сибирскими отшельниками Лыковыми, профессор вовремя подсказал, те как раз не пережили современных методов лечения, антибиотики их и убили.
  Конец второй недели с момента спасения из проруби... если у Катьки еще не агония, то уже где-то близко. В сознание девка не приходит со среды и температура под сорок держится и не снижается. Дворничиха предлагает послать за попом, второй раз уже напомнила... зачем служитель культа нужен в принципе, если человек в состоянии 'овоща' пребывает? С таким же успехом можно позвать муллу, раввина, жреца Вуду, толк будет разве от последнего, те ведь одновременно еще и знахари по совместительству.
  Пока лишь разнообразные жаропонижающие в ходу, перепробованы все мыслимые варианты, да остается капельницами глюкозу закачивать ей в вены для поддержания жизненных сил. Надо рискнуть, иначе одна дорога Катерине, и на кладбище она ведет. Трудно принимать такое радикальное решение, на спусковой крючок нажимать куда как проще.
  
  -Машка... ты умеешь уколы ставить?
  -Неа... откуда мне?
  -Тогда смотри внимательно и учись, в жизни пригодится! -Александр вздохнул полной грудью, и приступил к подготовке инъекции, ничего другого уже остается, остальные методы испробованы и результата не дали ровным счетом никакого.
  Ампула новокаина, стерильная вода, препарат с головоломным названием... вроде бы все правильно сделал он, и смешал в нужной пропорции. Теперь колоть надо, уколоться и забыться. В ягодицу не получиться, там одни кости выпирают, как у Машки, когда он ее впервые встретил. Придется в другое место воткнуть, где еще мясо сохранилось, доза выбрана полуторная, ничего лучше в голову ему не пришло.
  Час мучительного ожидания, второй за ним следом... неужели... градусник показывает тридцать восемь на индикаторе и лицо у девчонки вроде бы порозовело, а было белое как лист ватмана, дышит ровно, неужели получилось? Снова явилась Клавдия, принесла небольшую иконку, свечи и еще какую-то неизвестную хрень из церкви, куда ходила молиться за Катю. Теперь уже можно, можно даже и попа позвать и водки штоф ему поставить, и не за упокой пить, а за здравие тосты поднимать.
  К субботе после интенсивного курса уколов антибиотиками 'умирающая' заметно ожила, а в воскресенье был праздник - Катя очнулась и более сознания не теряла, хотя и провела в постели еще две недели, настолько ослабла. Одну ее не оставляли ни на минуту, ночью дежурил рядом Александр, днем жена дворника и Машка при ней для посылок и прочих побегушек. И постоянно ей делали инъекции, антибиотики 'отработали', теперь очередь витаминов.
  Четвертая неделя началась, утро понедельника.
  -Катя, ты прогуляться не хочешь? -спросил ее Александр.
  Путь изветен, до места куда и царь пешком ходит, тут недалеко, нужник рядом на втором этаже в конце коридора.
  -Ой спасибо, не надо, я сама дойду! -отвечает пунцовая как помидор Катька.
  Она стыдливая, ужасно смущается и заливается краской каждый раз, но что поделать... время от времени ей приходилось до последнего момента прибегать к посторонней помощи и обычно в качестве медбрата выступал ее спаситель.
  В этот раз действительно 'сама' туда добралась, обратно все же Александр ее нес на руках, ноги у девчонки подкосились на полпути. Окончательно 'на ноги твердо встала' Катерина лишь к началу следующего месяца... неожиданное прибавление в 'семействе' гостя из будущего и не сказать, что бы неприятное. От постельного режима к активному образу жизни Катя перешла резко, и выяснилось что не во что ее одеть. Старое платье у нее не пережило контакта с ледяной водой реки и полностью развалилось. День пришлось ей ходить по дому заливаясь румянцем в коротком халате и в ночной рубашке, пока ей гардероб не 'справили'.
  Девчонка во всех отношениях хорошая и главное пришлась к месту, еще полмесяца сил набиралась, а потом взяла и навела за три дня порядок в холостяцком, и в меру бардачном хозяйстве Александра. Дело ей знакомое, раньше в горничных подвязалась. Влюбленности в 'спасителя' у Катьки он не заметил, есть обычный интерес девочки-подростка к взрослому парню и не более, его такое положение вполне устраивает. Единственный, кто пострадал, так это Машка, раньше считала себя 'хозяйкой' в доме, а теперь Катя в меру сил и понимания пытается ее воспитывать. Живут 'дружно', как две кошки... нет, плохой пример, скорее как кошка с собакой, мурки между собой ведь прекрасно ладят.
  Вечер, Александр пришел из Соляного городка, уселся на диван и развернул газету... почитать 'женщины' не дали. Справа подсела Мария и принялась жаловаться на 'старшую подругу'. Все бы ничего, в одно ухо влетело, во второе вылетело... а там Катя слева с теми же претензиями, лишь изложенными в иной форме. Все их детские обиды в итоге лишь бесполезно 'давят на мозг' ему, и ведь яйца выеденного не стоят, если разобраться. Инициатор перепалки, и вообще вражды - Машка, у нее характер склочный от природы. Чего ей не хватает для счастья? Видимо - внимания... а конкретно, что вот сейчас делать ему? Цветы, объятия и поцелуи... так маленькая еще и не поймет даже. Что же ей требуется?
  Решение пришло внезапно, само собой... он просто спихнул 'мелкую' с дивана вниз на ковер. Внимания хочешь, так я тебя потреплю и поваляю, ты же любишь подвижные игры? Александр угадал, Машка заливается визгом, но 'вольная борьба' ей понравилась и не возражает и не вырывается. Стоп, что за черт, они уже втроем кувыркаются, Катька сразу же присоединилась, а он ее за взрослую девушку уже держал... ай-я-яй! С двумя ему не справиться без применения приемов, если Машку он мог легко прижать одной рукой, то Катя достаточно сильная... придется сдаваться на милость победителя. Криков, восторга то сколько девки? Да ради вас он хоть по десять раз в день на лопатки ложиться готов.
  В этот раз удалось их помирить, повалялись, поиграли и вдвоем смотрят журнал, а ему надо подумать как дальше быть. Марию осенью он попытается пристроить в гимназию в подготовительный класс, а вот Катю не возьмут... 'переросток' для школы, если только какие-нибудь курсы для нее подойдут? Образование у нее домашнее, до тринадцати лет она жила вместе с теткой, пенсии за дядю, георгиевского кавалера им как-то хватало на жизнь, от нее и выучилась читать-писать. Потом тетушка 'отдала богу душу', ничто в этом мире не вечно, а Катерине пришлось срочно 'определится в прислуги'. Девчонка она видная и в 'теле', пару лишних лет ей местные дают за глаза, вот и взяли, на минимальную ставку, правда. Еще одна заметка в виртуальный блокнот, надо зайти к бывшему катькиному хозяину и забрать у него ее паспорт и вещи.
  В любом случае нельзя девушке с такими внешними данными в прислуге работать, кончит плохо, надо ей профессию нормальную, хотя бы для самоутверждения, обязательно дать. Да именно - для самоутверждения, так-то ей не надо, он Катю оставит у себя в любом случае, пока та не вырастет и сама не улетит как птичка из клетки на волю.
  Петербург, конец марта, южная окраина города, воскресенье. Весна, а весной и не пахнет, такой вот парадокс уникальной питерской природы. Уныло долбит ломик дворника по слежавшемуся льду на мостовой и до камня не достает.
  Александр еще раз огляделся по сторонам, вроде бы пришел куда надо, Катя описала как добраться и схему нарисовала, но все равно сомнения гложут. Проводник нужен и как раз впереди работает ломом молодой мужик в холстинном фартуке и с казенной медной бляхой на правой стороне тулупа, его стоит спросить. Дворники в Питере за гидов бесплатно служат, в пределах своей улицы знают все и обо всех, а если не знают, то догадываются.
  -Фон Шмульке, немец гришь? Не слыхал о ем ничаво. -отвлекся на минуту от свой 'долбни' мужик.
  -Или Шульке, или Шульц... чиновник из МИДа, девчонка Катя у не горничной работала, белобрысая такая. -уточнил Александр.
  -А энтот... мы ж его Вижулькой прозвали, вон его домина третья справу. Катьку я помню, добрая была девка.
  -А Шмульке как, что за человек?
  -Говно-барин, ей-боху говно а не человек! -зло сплюнул сквозь зубы дворник и продолжил свои сизифовы труды по очистке улицы от снега и льда.
  Характеристика на 'хозяина' исчерпывающая, полностью совпадает с полученной от Кати, значит 'тот самый' Шульке-Шмульке фоновый, и Александр в лабиринте окраинных улочек не заблудился, как сначала предположил.
  -Вы погодьте, Лукерья вон идет до нас, она заместо Катьки к немцу ходит убирать, она и скажет еще чаво! -напоследок дал ценную 'наводку' дворник и на том ему спасибо.
  Александр постоял, подождал, когда к ним подойдет молодая женщина в типичном мещанско-городском наряде и с небольшой корзинкой в руке.
  -Слышь Лушка, до нашего Ирода люди пришли... спрашивают.
  -А вы по какой надобности соизволите? - сердито поджала губы женщина, видимо посчитала сперва Александра не то родственником, не то знакомым 'ирода'.
  Он достал из внутреннего кармана куртки и расправил в руках записку от Кати, показал ей в качестве рекомендации что-ли, может быть баба грамотная и поймет.
  -Ой... батюшки-светы, а ведь ее рука, ее писано, никак живая наша Катерина? Увозили, пластом лежала страдалица наша, думали кончается она... -искренне обрадовалась Лукерья.
  -С ней все в порядке, живет у меня, послала вот документы и шмотки забрать, -ответил он, в каком качестве Катя у него пребывает уточнять не стал, ему и самому до конца еще не ясно пока.
  -Вы к ему, к немцу не ходите, черным ходом на чердак ступайте, там узелок ейный... я собрала. А не то с вас деньги затребует. Катька то бедная... день-ночь на него работала без передыху, а поди должна осталась. -со знанием дела посоветовала женщина.
  Александр поблагодарил Лукерью и дворника за информацию, затем двинулся... не к черному ходу, а парадному крыльцу. Если старший помощник младшего подметалы Певческого моста начнет 'грузить' его претензиями, то пусть пеняет на себя, сегодня он в меру злой, привычная и рабочая боевая злость. С утра Катя рассказала ему о своей 'службе' горничной и еще кое о каких бытовых мелочах, и у него появилось сильное желание кого-нибудь из 'господ' слегка покалечить в воспитательных целях.
  Звонка нет, следует постучать в дверь по правилам хорошего тона? Раз уж не заперто, к чему лишние расшаркивания, зайдем так, пусть хозяин порадуется сюрпризу. Где барин заныкался, в какой дыре? Лукерья молодец, подсказала - в доме должен быть он один, супруга с утра умотала в шоп-тур по столичным модным магазинам, а кухарка командирована на базар за продуктами. Другой домашней прислуги у немца-жмота нет, даже постоянную горничную после Кати так и не завели. Никто не хочет работать за жалкие гроши, 'печалька' для господ - рабство отменили недавно... и бывшие дворовые теперь свободны.
  А вот и ариец наш в атласном халатике выскакивает навстречу, руками холеными машет. Грудь колесом, побрит-помыт и напомажен как шлюха перед танцами. Сильно гневается барин за вторжение в его частные владения. Барон Зигфрид фон Шмульке недоволен, что побеспокоили 'их бла-бла-бла-ство' за утренним моционом и отвлекли от увлекательного карманного бильярда, надо полагать. Аристократ оказывается лифяндско-чухонский, аж в триста тридцать третьем поколении от Хрюндика Завоевателя. Мог бы и не говорить о своих предках, раз печать вырождения на роже лежит несмываемая, и так заметно. Ну и харя у тебя аристократ... лютая помесь Гитлера с павианом, только без усиков под носом, скажи спасибо гостю, что он с порога по тебе приемом карате не отработал.
  Не отвлекаясь на гневные реплики не в меру борзого 'немчика' Александр кратко изложил цель своего визита, обошелся при этом без принятых в девятнадцатом веке лишних словоблудий. 'Милсудари', 'вашсияси', 'нижайше прошу' и прочие рабско-лакейские обороты не для дела, обиженные пусть идут лесом. Зачем же так орать барон, да еще не по-русски? Все равно по 'дойчу' Александр не 'шпрехает' ничуть, он и в школе и ВУЗе изучал английский и даже диплом на нем защищал.
  Пять минут минуло, ничего не меняется, немец кричит, беснуется и кулаками размахивает, а ударить все никак не решится. Конструктивного диалога со знатным 'быдлом' не получилось, так стоит ли тратить на него время, пусть себе и дальше 'быкует' на здоровье. Александр, улучив момент, вежливо отодвинул Шмульке в сторону и прошел мимо него в направлении лестницы на чердак.
  Третья дверь по коридору... ну натурально конура собачья, как только Катя тут жила целый год? Из отопления лишь печная труба, окошечко размером с небольшую форточку и нары с тряпьем вместо кровати. На грубо сколоченном столике узелок и рядом листок пожелтевшей бумаги, придавленный сверху камнем. Старые тряпки ему без надобности, требуется лишь вид на жительство, его Александр нашел сразу. Нужен еще и некий 'образок' - Катьке он дорог как память о тетке, ее вырастившей. Он дал промашку не расспросил ее толком, и теперь вынужден ломать голову, что же она имела в виду? Икона что ли особая такая? Есть здесь икона в углу возле оконца, старая и черная... но вряд ли Катя носила ее при себе на цепочке, размеры явно не те. Тряпье из узелка на стол вытряхнуть... а вот похоже и образок, маленький медальон, на одной стороне какая-то святая или святой, на другой портрет женщины средних лет. Краски пожухли от времени, эмаль сколота, серебро черное от окислов, но сомнений нет, отправляем 'цацку' во внутренний карман куртки вслед за паспортом.
  Гром гремит, земля трясется... шум со стороны лестницы, словно там поднимается наверх стадо кабанов, тевтонский рыцарь выговорился и решил перейти от угроз к действию? Ради бога... Александр хороший солдат по жизни, он всегда здоров, всегда готов и готов ко всему.
  С торжествующим ревом 'фашист' врывается в тесный коридорчик чердака, в каждой руке зажато по однозарядному капсюльному пистолету наперевес. Жаждет потомок крестоносцев крови, хочет разделаться с наглым 'русиш швайн', отомстить за нанесенное ему оскорбление. С грохотом слетает с петель дверь убогой каморки горничной, за ней пугающая пустота, одним рывком открыт чулан - лишь пыль и паутина по углам, распахнута последняя дверка - нужник для прислуги, и там русского нет... цирк да и только.
  -Шайзе! Шай-зе!! Ша-а-а-й-зе!!! -разъяренный немец кидается туда и сюда, как зверь в клетке, курки дуэльных пистолетов взведены до хруста, указательные пальцы ноют на спусковых крючках от нервного напряжения.
  'Неужели русская свинья сумела бежать через сливную трубу нужника, другого пути с чердака вниз нет? Представители низшей расы и не такое способны!' -появляется в воспаленном яростью мозгу совершенно дикая мысль. Фон Шмульке, морщась от запаха, наклоняется над зевом 'очка', что бы убедиться, позволяет ли диаметр трубы... и тут происходит нечто невероятное, но до жути очевидное. Пол как бы сам собой уходит у него из под ног, а жестяная воронка со следами мочи и засохших экскрементов безжалостно бьет в лицо, сознание куда-то отлетает его сменят мрак...
  Александр наклонился и подобрал с почерневших досок пола 'трофеи', повертел в руках, положил обратно, антиквариат ему не нужен. Подарить бы профессору для коллекции, но отослать дуэльные пистолеты в будущее проблематично, если только в качестве клада.
  Он двинулся было вниз, но передумал, и с полпути вернулся на чердак обратно, вытащил оглушенного 'арийца' из нужника, уложил на пол в проходе между комнатками лицом вверх. Убивать немца он не хотел, а если оставить рожей в воронке, то 'фашист' обязательно задохнется испарениями из выгребной ямы, пока лежит 'в отключке'. По большому счету - заслужил гад, но... Александр теперь не в 'братве' и от таких жестких методов воздействия отказывается.
  Что же произошло? Чудеса как известно всем происходят или в сказке или в цирке... месяц он как-то проработал воздушным гимнастом, было дело пока не выгнали, и в смежных областях циркового искусства себя пробовал. За пару секунд до появления 'Ганса из табакерки' на чердаке, Александр высоко подпрыгнул, ухватился руками за толстую деревянную балку и 'зафиксировался' там наверху, заняв удобную позицию. Трюк на уровне акробата средней квалификации, разве лишь скорость исполнения необычная и совершенно бесшумно проделано. Некоторое время он спокойно наблюдал, как бешеный фон-барон носится по комнатушкам в поисках исчезнувшего обидчика, и гадал, что у него за 'парабеллумы' такие удивительные. На чердаке для экономии строители сделали вместо настоящих стен лишь двухметровые перегородки не доходящие до уровня крыши, и, мечущийся из стороны в сторону, коллежский секретарь фон... неважно как там его обзывают, был как на ладони виден.
  Он так бы и просидел подобно пауку и час и два, ему не в тягость, да немец его спровоцировал на применение силы. Барон нашел свое любимое блюдо - 'шайзе' и полез за ним в дыру сортира, как ему не подсобить? Вот Сашка и не удержался, слегка похулиганил. Так-то в планах у него было всего ничего, собирался он отлупить бывшего работодателя Катерины за эксплуатацию труда несовершеннолетней, и за сексуальные домогательства к ней же. Что было 'барину' и больно, и мучительно, но без серьезных телесных повреждений. За что? Есть за ним грехи, немец Катю втихаря от жены щупал неоднократно, и пару раз вламывался в тот самый нужник для прислуги, когда девчонка там сидела. Болезнь, чуть не убившая Катьку, с другой стороны ее спасла от куда более худшей участи у Шмульке. Рано или поздно похотливый 'барин' до нее бы добрался.
  Домой он доехал удачно, успел как раз к обеду, о похождениях своих рассказывать не стал, незачем лишний раз той же Кате напоминать о недавнем 'поганом прошлом'. Девчонка прямо расцвела за последние дни словно цветок под ласковым солнцем, сил набралась и щечки зарумянились, голубые глаза веселые блестят, смотреть на нее приятно.
  -Я курицу сготовила, суп сварила, будешь кушать? И мы с Машкой... эти, как их 'концерты' в кладовой нашли, каша из них будет.
  -Да, да... обязательно. -ответил он, пытаясь понять что за 'концерты' съедобные они там обнаружили в закормах родины.
  С трудом до него все же дошло, что Катя имеет в виду консервы мясо-растительные или мясные в жестяных банках, в народе их так и называют оказывается.
  Тихий час после сытной еды, пока дети и большие и маленькие отдыхали, он Катерине пару лет прибавил, исправив ей год рождения в паспорте, там все равно чернила настолько выцвели, что небольшую подделку теперь не различить никак даже с помощью сильной лупы. Потом можно будет и обратно поправить, если необходимость возникнет. Это - задел на ближайшее будущее, а пока надо спускаться вниз, брать Ваську и доводить с ним до ума фотолабораторию.
  Понедельник, день тяжелый, день 'бездельник', день... впрочем - неважно. С утра Александр решил наконец заняться вплотную своей второй подопечной, первая потерпит до осени.
  -Собирайся Катя, оденься получше, будем тебе путевку в жизнь делать.
  -Ой... может не надо, боязно мне! -Катька и в самом деле 'напрягается', но так всегда и у всех в такой ситуации, трудно сделать лишь первый шаг.
  Молчаливый извозчик-чухонец везет их на легких санках к Николаевскому вокзалу, где одновременно расположен и телеграф, пока еще не 'Центральный', а просто так и с маленькой буквы. Почему туда... так выбор в сфере женского профессионального образования в Питере не велик: акушерские курсы при медико-хирургической академии, или недавно открытые курсы для подготовки телеграфисток. В гимназию Кате уже поздно, в старший класс не возьмут, а в младшие она и сама не захочет. И в медички ей дорога заказана надолго, если не навсегда. Пока ее Александр лечил, то жестоко исколол ей 'мягкое место', на шприц Катька теперь без содрогания смотреть не может.
  В помещении центральной телеграфной станции Катя, не бывавшая ни где дальше соседней улицы, испугалась еще больше, жмется к единственному другу и покровителю, как к гранитной скале. Народу полно и близкое соседство с вокзалом сказывается, люди носятся во всех управлениях, как угорелые и толкаются постоянно. По правде говоря и Александр слегка растерялся, выход из положения нашли быстро, 'поймали' телеграфного служащего, остановив пробегавшего мимо парня в мундире почтового ведомства со странными лычками вместо погон.
  -Подскажи друг, пожалуйста... -Александр объяснил, что им надо.
  -Курсы... для барышень что ль?
  -Да, для девушек, недавно открылись ведь у вас?
  -Так то не здесь, а на Почтамтскую улицу дом нумер пятнадцать пожалуйте, вход с заднего двора. Нас самих туда с воксала год переводят и все никак не переведут. Простите господа, мне бежать надо. -парень подмигнул Кате и исчез в толпе.
  Первый блин вышел комом, они с Катей берут извозчика, и отправляются на Почтамтскую. 'Нумер пятнадцать' нашли сразу, большое четырехэтажное здание весь фасад в строительных лесах скрыт. Не без труда попали внутрь, и не сразу туда куда стремились, пока дом делят между собой несколько казенных учреждений... и внутри пришлось походить, пока методом тыка не нашли те самые курсы телеграфисток.
  
  Ученого вида пожилой дядя в мундире отбивается от целого десятка девиц, что-то от него требующих, борьба неравная и девки чуть ему один погон не оторвали. Александр сразу признал знакомого инженера из телеграфного отдела МВД, 'пересекались' уже в Соляном городке с ним не раз, от него и сведения о телеграфных курсах, он дал 'наводку'. Надо срочно спасать человека, а то милые 'голубки в юбках' так его заклюют ненароком словно коршуны.
  -Девушки! Позвольте мне забрать у вас Павла Викентьевича на пять минут? Убить вы его еще успеете, а у меня к нему важное дело.
  Девушки как по команде оставили в покое свою жертву и уставились на Александра с Катей. Видимо, само обращение их шокировало, шутки юмора века двадцатого курсистки не поняли, или тут так не принято обращаться к представительницам прекрасного пола.
  'Генерал-телеграфист' оценил неожиданную подмогу по достоинству и не прошло и минуты, как он сноровисто, но вежливо вытолкал одну за другой всех обалдевших девушек за дверь, те даже и не пикнули.
  -Давайте барышни, до завтра, завтра обязательно продолжим обсуждение. Вы простите сударыня, но ко мне люди пришли! Уф-ффф... как вы меня...
  Дав руководителю курсов несколько минут на передышку и 'отдышку', Александр рассказал, зачем собственно они с Катькой и заявились, и на что рассчитывают. По мере того, как Павел Викентьевич слушал, лицо у него постепенно приобретало выражение, как у похмельного хохло-волка из культового советского мультфильма 'Шо, опять???'.
  -Штейн... друг мой, кого вы мне привели? Сущий же ребенок! Она у вас поди еще в куклы играет?
  -Что вам не нравиться? По паспорту Катерине шестнадцать стукнуло на днях, девочка спокойная, усидчивая и прилежная, образование домашнее! -смело продвигал свой 'товар' Александр, насчет последнего пункта определенные сомнения есть, но это ведь реклама, двигатель торговли.
  -У меня барышни после гимназии, лет от восемнадцати, курс прошли кое-какой и не все еще забыли.
  -Зачем нужна гимназия? Образцовая телеграфистка должна ровно сидеть на попе, быстро стучать ключом, и немного разбираться в аппарате Морзе, принятого в России образца. Что ваши экс-гимназистки знают или умеют из недоступного моей Катьке? Если надо будет, так я сам с ней дома позанимаюсь по морзянке, или по электротехнике подтяну.
  -Только если в порядке исключения... для пробы.
  -Так у вас и курсы в порядке исключения? -продолжал настойчиво 'давить' на собеседника Александр.
  В конце концов он победил в споре, причем главный аргумент оказался удивительным и неожиданным на первый взгляд - 'Катя ведь в ближайшие годы замуж не выйдет!'. Эмансипация идет на редкость туго, согласился руководитель курсов, и после добавил, что большинство девиц успешно окончив курсы телеграфисток... становятся обычными домохозяйками. Налицо бессмысленный расход казенных денег и отвлечение ценных ресурсов.
  -Кабы они, вертихвостки, хоть за наших юношей с телеграфа выходили! Каждый день только и делаю, что гоняю вон разных приблудных офицериков и прочих молодых людей, ведь лезут сюда как мухи на мед...
  Процесс пошел, Катю взяли на курсы, нельзя сказать что вышло гладко. Во вторник вечером начинающая телеграфистка придя домой разревелась как маленькая девочка, так что едва утешили.
  -Дядь Саш... забери меня оттудова, я ничегошеньки не понимаю, дура-дурой сижу.
  -Ладно Катя, лучше расскажи, что вам там давали сегодня на занятиях.
  Из путанных объяснений Катьки выходит - изучали девушки материальную часть оборудования. Придется поискать литературу, кажется, среди присланного профессором хлама был учебник сержанта-связиста издания первых послевоенных лет, или даже более древний. В сарае, на дне одного из картонных ящиков книга была вскоре найдена, а там и аппарат Морзе подробно описан, и чертежи есть, и даже подробное руководство по устранению неисправностей прилагается. Один момент смущает, телеграфный аппарат образца 1936-го года, а у Кати и ее однокурсниц как бы не 1836-го от самого дедушки Самуэля, предка всех электросвязистов.
  -Ну что, наша Катя-ревушка вода закончилась у тебя? Смотри вот сюда. Ты же говорила у вас с теткой часы-ходики были, и ты их от пыли чистила? Почти тоже самое, идея та же, начнем вот с этой хреновины, как ее там обозвали, читай внизу под картинкой.
  Так потихоньку, они за несколько вечеров разбирались вместе, оказалось и в самом деле - машинка не сложная, только вдумчиво вникнуть надо. Потом девиц на курсах стали 'грузить' морзянкой и срочно потребовался специальный тренажер. Профессор выручил, прислал радиолюбительскую приставку с телеграфным ключом, подключаемую с СОМ-порту компьютера и программу заодно для контроля передачи и приема.
  Катька увлеклась новым занятием и с ключом порой проводила все свое свободное время, даже с Марией стала меньше конфликтовать, что уже само по себе приятно.
  Александр сам всю жизнь жил строго по режиму и новых 'домашних' старался приучить, загнать в жесткие рамки. Девять часов вечера, дети смотрят 'Спокойной ночи малыши', вечерний туалет - еще час и в постель баиньки, в пять утром встанут, он их поднимет. Теперь же каждый вечер, через полчаса после 'отбоя' прибегает Катя в коротком халатике поверх ночной рубашки, а иногда и без халатика.
  -Я еще немножко посижу... можно?
  Нередко, так она и заснет возле ноутбука, приходится Александру ее, сонную, уносить на руках в спальню к Машке. А утром снова на Почтамтскую 15-ть спешит девушка чуть свет, коллектив женский ее принял хорошо, не обижают. Если только порой сама Катя ухитрялась ляпнуть что-нибудь 'народное по-простому' на вопрос преподавателя и смешила всех своих товарок до слез. Там девицы собрались все больше из круга так называемых 'разночинцев' с претензией на 'приличное общество', и пара дворянок была, а с 'низов' только Катька прибилась.
  
  Весна идет, весне дорогу и чем шире, тем лучше, чем дальше, тем быстрее. Первое тепло, майские праздники, оказывается первое мая и тогда отмечали широко. Поездка за город втроем на поезде, катались на надувной лодке, жарили настоящий шашлык из баранины на одном из необитаемых речных островов и успешно спалили его, пока Александр учил Катю стрелять из ТТ. Машка сожгла, похоже, специально из ревности постаралась, ей поручили смотреть за шашлыком, и если что, то звать старших на помощь, а она забыла якобы. Или разозлилась 'мелкая' по другому поводу, Катя купалась, а ей не дали, вода еще прохладная, или просто из вредности решила 'характер показать' всем. И все равно горелое мясо почистили ножом от угля и съели... вкус незабываемый. Александру турпоход понравился, яхту бы завести свою для разъездов по реке, да только где ее держать в городе?
  С купанием получилось забавно, он как-то не учел, что оказавшись на природе девчонки обязательно полезут в воду, а купальных костюмов он им не заказал, запамятовал за другими заботами. И если младшей 'для приличия' не надо ничего даже в веке ХХ-ом, то старшая уже 'почти взрослая'. Обошлось без эксцессов, обид и криков 'Отвернись!'. Катя, ничуть не смущаясь его присутствием спокойно разделась, а ведь совсем недавно ее жутко 'колбасило' от того, что приходилось ее и мыть и остальное с ней проделывать как с маленьким беспомощным ребенком. Вслед за ней, немедленно скинув одежду направилась в воду и Машка.
  -Стой, а ты куда полезла?
  -Купаться! Катьке можно, а мне почто нельзя?
  -Летом будешь, а пока только по щиколотку заходить разрешаю, или загорай.
  Солнечные ванны принимать девушки категорически отказались, видимо не принято, или ветерок прохладный с реки им не понравился. Эстетика... Александр лишний раз полюбовался на обнаженную Катю, на ее юные прекрасные формы, и пожалел, что не его девчонка, хороша, но не наша. В том другом мире, он может быть и... Катьку, а здесь не стал. Девка и так сильно пострадала, и раз не проявляет инициативы к сближению, то пусть остается 'как есть', он ее принуждать к сексу не станет.
  Майская вода все же не то что летом, хоть и здесь в прошлом купальный сезон открывают сразу 'по теплу'. Долго Катя невскую русалку не изображала, поплавала не мелководье немного, затем обратно вышла на прибрежный песок к костру, дрожа от озноба и отжимая воду из волос попутно. Полотенца с собой никто взять не догадался, вместо него лишь яркое майское солнце и ветер к их услугам.
  -Саш, а ты сам в воду не пойдешь? Искупался бы.
  -Не люблю холодную... Погоди, не одевайся пока, повернись ко мне спиной и нагнись немного. Гляну на следы уколов, нет ли воспаления.
  -Смотри, вроде прошло уже, -она послушно поворачивается и наклоняется, полностью доверяет и не боится.
  Словно молоденькая Венера, вышедшая из пены, мраморной монументальности не хватает, немного не те пропорции, зато бодрости хоть отбавляй, остальное со временем наверстает Катька, ведь она еще растет. Все в порядке, кожа у нее гладкая и здоровая на ощупь. Легкий, звонкий шлепок по 'пятой точке' в завершение осмотра, Катя резво отскакивает в сторону и смеется, как колокольчик звенит ее голос над безмятежной гладью Невы и усиливается эхом.
  И все же напрашивается закономерный вывод, девушку постоянную Александру завести для себя надо, давно уже есть необходимость, природа требует. Пока он в течение года лишь несколько раз, тайком от своих девчонок, наведывался на Невский проспект вечерами для поисков 'дамы', а оттуда отправлялся в ближайшие 'нумера' с очередной 'барышней' для веселого времяпровождения. Последний такой заход 'по девкам' закончился у него рукопашной схваткой в финале. После секса вслед за девушкой, талантливо изображавшей из себя невинную гимназистку - 'Я в первый раз!', заявился в номер гостиницы сутенер, якобы 'разгневанный папаша' с группой поддержки из двух 'гопников' с Сенного рынка. Схема шантажа-вымогательства или 'развода' древняя, применялась еще в Египте эпохи фараонов, если археологи нам не врут. Из пятерых участников быстротечного конфликта только двое покинули в тот вечер 'нумера' на 'своих двух' - девица и он сам, остальных вынесли на носилках.
  
  Время идет и скоро лето, второе лето в новом мире стучится в двери. 'База' словно забыла про своего агента в прошлом, не пишет ни строчки, лишь короткие технические сообщения неутомимый робот присылает каждый час по каналу межвременной связи. Один только профессор постоянно проявляет активность, опять какого-то антикварного хлама раздобыл и спрашивает, есть ли куда пристроить ценные вещи.
  Первые клиенты в фотоателье стали забегать, пока люди ждут печати снимков, Катя за хозяйку угощает их чаем... маркетинг, примитивный, но действенный, просто и по человечески, без всяких трюков в стиле МММ. Заодно и массу новостей можно узнать таким путем из числа тех, что в газетах почти не печатают. В Польше вроде война идет, 'партизанены' по лесам бегают тысячными толпами, отдельные территории захвачены пшеко-повстанцами. На Украине наоборот, хохлы повсеместно бьют поляков, то ли за дело, то ли просто так 'по широте малороссийской души' отвешивают панам 'люлей'.
  В пятницу вечером пришел почтальон, принес телеграмму и получил сразу червонец на чай-водку в награду, настолько известие хорошее. Давно ожидаемое событие, собрата по несчастью, или по счастью, как уж посмотреть, выписали из казанской 'дурки', как окончательно выздоровевшего. На следующей неделе надо встречать современника, Евгения Ивановича Яковлева собственной персоной. Второй 'гость из будущего' самостоятельно доберется до Москвы, даст оттуда знать о дате приезда в Питер, деньги на дорогу и разный форс-мажор были высланы заранее в Казань, еще зимой через посредника. Хотел было Александр ему и 'ствол', пистолет послать заодно с оказией, была возможность, но не решился. Вроде бы не надо по уму, человек с легальными документами и нигде, как он сам, не 'отметился' в криминальных деяниях.
  Суббота, полдень... еще одна телеграмма получена, 'наш человек прибывает' завтра, а завтра воскресенье.
  Воскресное утро, время - ближе к обеду. Александру очень захотелось сказать пару 'ласковых слов' в адрес посыльного из полицейского участка, не выйдет, за спиной девчонки стоят и ушки навострили. Повестку принесли, господина Штейна вызывают в полицейский участок и срочно надлежит явится. На словах служивый добавил от себя, что они сами не причем, пришел жандармский офицер 'сверху' и к нему уже третий день таскают всех подряд представителей 'свободных профессий' квартала для 'сурьезного разговору'. Очень похоже, что власти проводят профилактическую работу среди потенциально неблагонадежных в связи с недавними событиями в Польше, он как раз еще и подданный Великобритании в довесок. А что же делать с запланированной уже встречей 'земляка' на вокзале, может его подменят, кто?
  -Катя... сможешь съездить вместо меня на Николаевский вокзал, встретить нашего человека? Машка его в лицо знает и подскажет тебе.
  -Конечно! Сейчас Марию возьму и мы вместе поедем. -отвечает Катя, она давно уже не робкая и забитая девочка с окраины, стала вполне самостоятельной, учеба и постоянное общение с курсистками пошло ей на пользу в плане общего развития.
  Лицо у нее по прежнему милое полу-детское и наивное, но кое-что понимать в этой жизни Катька уже стала на уровне взрослой девушки и с поручением справиться.
  Вопрос решен в положительном ключе, и Александр вслед за полицейским удаляется.
  В полицейском участке он уже бывал один раз как домовладелец, и поэтому ничего нового там для себя не открыл. Старое двухэтажное казенное здание, построенное при Петре Первом и с той поры не знавшее ни одного ремонта, даже косметического. Подвальный этаж - 'обезъянник', всегда набитый до отказа бомжами всех сортов и полов, там же склад дров и разного малоценного казенного имущества вроде сломанных стульев. На первом этаже помещается своего рода 'общая приемная', стоят по углам пять столов, за ними пять чиновников ведут прием посетителей. Отдельные кабинеты казна считает непозволительной роскошью, в результате 'галдеж и лай' такой, что надо орать, что бы тебя услышали. Публика почтенная, полу-почтенная, и так себе, кого только нет. В одном углу разбирается конфликт между 'русиш швайн' Ванькой и 'немчурой поганой' Гансом, оба сапожники, оба алкаши, у каждого по синему фингалу под глазом. В другом месте пытаются примирить супругов, здоровенная бабища утверждает, что муженек ее 'беспричинно тиранит', муж - мелкий мужичок пытается возражать, но увесистый подзатыльник от жены заставляет его замолкнуть. Третий чиновник что-тот объясняет целой артели плотников, мужики при полном параде, явились вместе с котомками, лаптями и топорами... и так далее, а жандарма в голубом мундире здесь нет.
  -Извольте наверх подняться. -приглашает полицейский служитель Александра и жестом указывает на лестницу.
  Третий этаж, 'секретная' камера для временного содержания важных преступников, помещения для караула и святая святых - кабинет начальника.
  Возникают сразу подозрения, насчет того куда в действительности приглашают пройти господина Штейна, но быстро развеиваются. На лестничном пролете Александр встречает, спускающегося вниз, знакомого аптекаря из обрусевших немцев, значит полицейский не обманул, действительно 'всех тягают', а не хитрая ловушка для него одного предназначенная. Про пистолет под мышкой можно пока забыть, и в самом деле позвали для собеседования. Он теперь добропорядочный обыватель и лишний раз конфликтовать с властями не намерен.
  Временного хозяина кабинета дубовой держимордой с органчиком в голове не назовешь, не заслужил. Лет тридцать офицеру на глаз, а значит еще по восходящей линии карьеры движется, звание не меньше капитана. Александр в местных чинах особо не разбирался, усвоил только, что в пехоте почти как в СА градация, если заменить поручика лейтенантом. Лицо у представителя 3-го Отделения умное и усталое, не иначе с раннего утра работает без перерыва, и уже успел притомится, опрашивая людей.
  -Господин Штейн? -дождавшись подтверждения, жандарм что-то чиркнул карандашом у себя в списке и продолжил, -Присаживайтесь пожалуйста, вы у нас единственный фотограф в квартале и вопросов к вам у меня больше чем к другим.
  Александру протянули листок, он взглянул, почел и видимо что-то у него в лице изменилось неуловимо, или 'голубой мундир' был хорошим психологом, или как-то наловчился следить за собеседниками и различал малейшие оттенки в голосе и вообще в поведении.
  -Вы удивлены?
  -Не то слово... я думал... вызвали насчет химической лаборатории, и станете спрашивать не балуюсь ли я в свободное время с 'азоткой' и глицерином заодно? Глицерин у меня есть, используется по технологии, азотной кислоты не держу, не нужна.
  Настал черед удивляться для жандарма, он даже плечами пожал, но раз опасную 'тему подняли', то надо ее и закрыть.
  -Вы, как я понял, намекаете на выделку нитроглицерина или гремучей ртути? Разве можно сии вещества сфабриковать на дому?
  -В Париже анархисты уже давно делают, а вам в России религия запрещает?
  Жандарм немедленно из стола вынул свежий листок бумаги и принялся писать мелким бисерным почерком, на несколько минут позабыв о своем 'госте'. За это время Александр успел внимательно осмотреть кабинет, ничего примечательного не увидел, если не считать коллекции восточного холодного оружия на стене и засиженного мухами паршивого портрета 'Палкина' на другой, побитое молью чучело медведя в дальнем углу не в счет.
  -Не ожидал, я от этой затеи нашего начальства результатов... Вы - первый от кого мне удалось узнать нечто полезное. Но вернемся господин Штейн к нашим вопросам, не их составлял, но сами понимаете, обязан задать вам, служба-с!
  -Хорошо, по первому пункту... Размножать воззвания, листовки или прокламации мне не доводилось, я вообще не ни одного текстового документа не переснимал. Работаю только с живыми людьми. И польского языка не знаю, я и русский освоил лишь несколько лет назад. -ответил Александр на первый вопрос, почти чистая правда между прочим, кроме концовки.
  -Простите, совсем забыл, что вы иностранец, -жандарм снова полез в свой стол и достал оттуда еще одну бумагу, -Вот вам для ознакомления образчик от наших польских мятежников, возьмите на память. В Париже напечатано, там у них штаб и даже короля себе сыскали среди знатных эмигрантов.
  -Жронд или, тьфу ржонд народовий... что за ху... у них там детство в жопе играет, и еще поди надеются победить?
  -Поляки же... -многозначительно улыбнулся офицер в ответ, -А все же, господин Штейн, как бы вы лично стали размножать листовки, коли вдруг возникла нужда? Я вас не подозреваю, упаси господь, но хочется услышать ответ от человека знакомого с техникой.
  -Гектограф... если только им, просто, дешево и сердито, как партизаны в отечественную или сектанты. Другого домашнего способа я не знаю.
  -Не слышал, а можно подробнее об устройстве сего аппарата? -жандарм подготовил второй чистый листок и вывел первую строчку заглавия.
  Александр вздохнул, черт его за язык дернул и принялся рассказывать, техника на грани фантастики. Желатин-глицерин в пропорции один к четырем, жестяной поддон, валик и анилиновые чернила - проще паренной репы, доступно даже ребенку. Одного оттиска хватает примерно на сотню копий, качество хромает, но люди пользуются.
  -Придется теперь нам заняться бакалейщиками, -озвучил первые выводы из полученной информации жандарм, -А по следующему вопросу... как?
  -Поляки может быть и слегка чокнутые, но они не придут в фотографическую студию в национальных костюмах, с оружием в руках и знаменем своей, как ее - Ржечи. Я таких идиотов в Питере не встречал и вряд ли они вообще в природе существуют.
  Остальные пункты в списке внимания не стоили, на них ответы однословные и однозначные , в этом мире Александр... нет, не привлекался, не участвовал и пока даже в мыслях не собирается и так далее. С прошлым он решил покончить, выстрел в капитан-исправника стал последней точкой в его затянувшейся карьере бандита.
  Уже покидая кабинет на втором этаже он вспомнил, что все же доводилось ему видеть раз в Питере людей в кунтушах и с револьверами. Вот только там в трактире на Сенной были не повстанцы, и оружие они открыто не носили, и вряд ли рожи свои станут перед объективом фотоаппарата 'светить' добровольно.
  Придя домой он сразу понял, что-то случилось неприятное... кто-то наверху плачет навзрыд, не слава богу опять. Сначала он решил, что просто затянувшаяся 'холодная война' между его девчонками переросла в горячую и Катерина не выдержала и отлупила Машку, что он давно бы уже на ее месте сделал. Однако первое предположение оказалось неверным на лестнице он встретил Машку, видимо, его здесь поджидавшую.
  -Это все Катька твоя виноватая! -не удержалась и наябедничала 'мелкая'.
  
  Совсем плохо, значит беда стряслась либо с Катей, либо с тем, кого ее послали встречать на Николаевский вокзал. Так и оказалось, но сначала в Катьку он чуть ли не силой влил стакан холодной воды, иначе говорить с нею было невозможно.
  -Евгения вашего... солдаты забрали на Невском! -Катя опять в слезы, и прижалась лицом к груди Александра, ребенок еще в сущности, хоть уже и замуж можно выдавать девку по местным понятиям.
  Еще стакан воды налит, пусть пьет и восполнит сильную потерю жидкости в организме. Из-за двери осторожно, хитрой зверушкой, выглядывает Мария, придется начать допрос с нее, а там может и 'старшая' отойдет от потрясения и что-нибудь расскажет.
  -Поди сюда егоза. Давай выкладывай мне, что стряслось, где Женька мой?
  -Мы по Невскому шли, а там офицерик с саблей Катьку хвать за попу, а твой его в реку за то покидал! Мент к ему и дворники с им, 'держи' кричат, наш фараона в морду - 'на', и мента завалил с копыт, а дворники спугались и ноги сделали. Опосля солдаты набежали и повязали твоего!
  Маша показала, как конкретно было 'на', махнув кулачком, целясь в голову воображаемого противника, хук справа вроде? Заметно, что свой словарный запас расширила изрядно Мария за последнее время, вот только качество страдает. Придется теперь Александру следить за собой, за языком, 'мелкая' от него набралась жаргона, а не от Кати.
  А текущая обстановка, печаль... рано Евгений Яковлевич в Питер пожаловал, надо было ему пожить месяц-другой в Казани и привыкнуть к реалиям второй половины века девятнадцатого в обстановке более спокойной, столица пока не для него.
  Катя перестала рыдать, вытерла платочком слезы, и всхлипывая, рассказывает по порядку. Встретили они с Марией 'нашего человека', сели на извозчика и поехали домой. Надо же такому случиться, Евгений - коренной ленинградец, или теперь - 'питерец' и захотелось ему на изменившийся за сотню лет с лишним в обратную сторону родной город посмотреть. Так они и оказались на Невском проспекте, где отпустили 'ваньку желтоглазого', и двинулись легким шагом вдоль набережной. Не прошли они и двадцати метров, как на девушку орлом налетел щуплый юноша в парадном офицерском мундире и при холодном оружии, так по крайней мере девчонкам показалось, они в чинах и знаках различия не разбираются толком, они в армии не служили. Без особых церемоний не совсем трезвое 'их благородие' сходу принялось грубо лапать Катюшу за разные интимные части тела, и далее последовало заманчивое предложение - 'Пошли в нумера!'. Евгений Яковлевич вежливо отцепил это карикатурное подобие офицера, или скорее - 'офицерика', как правильно Машка определила, от спутницы своей, слегка его встряхнул и сделал словесное внушение скорее короткое, чем 'кроткое'.
  -Охренел сопляк?! -примерно так он тогда выразился, Евгений мат употребляет он редко, а тут еще и девушки рядом стоят.
  Чего с него взять с нашего 'пряника' Жени, воспитание старое советское, а не 'светское', прогибаться буквой 'зю' перед господами не научили парня ни родители, ни школа, ни жизнь.
  Обиженный в лучших чувствах молоденький гвардеец с размаха влепил 'хаму' смачную пощечину и спустя секунду или две оказался в холодных водах реки вместе с сабелькой, каской, портупеей и прочими блестящими геройскими побрякушками, только шпоры 'малиновый звон' в воздухе мелькнули. Стояли они оба, 'хам' и 'аристократ' как раз возле ограждения лицом к лицу, весовые категории разные, и совсем не в пользу юнца, дело техники и желания.
  Повезло молодому гвардейцу, кирасу на себя не напялил для вящего эффекта, а то бы 'Послэдный дэнь вода пью, обыдно, да?' вышло наверняка. Нева в этом месте глубокая, не выплыл бы офицерик в броне. Дважды повезло, в воду полетел юноша не после удара, а 'нежно', словно персидская княжна, надоевшая своими капризами, крутому товарищу Разину.
  Далее события развивались стремительно и бестолково, как обычно и бывает в случайной уличной драке, возникшей на пустом месте. Евгений Яковлевич умело нокаутировал подвернувшегося ненароком под кулак городового сержанта и обратил в позорное бегство пару дворников, решившихся с какого-то бодуна вступиться за попранную честь гвардейского мундира. Тут бы ему схватить своих девок в охапку и дворами, дворами уходить быстрее с места происшествия. Если бы так поступил, то пил бы сейчас сладкий чай вместе с Александром и девушками. А он замешкался и одна минута все решила, мимо шла в колонне воинская часть не меньше роты, последовал приказ унтер-офицера и солдаты накинулись на него, скрутили, слила солому ломит. Машка утверждает, что нижние чины сильно не помяли Женю и то хлеб, а ведь могли покалечить в процессе задержания. Искать его теперь надо или на 'губе' того полка, который его изловил, или в 'секретной' камере ближайшего полицейского участка.
  
  Полицейский участок... оказывается их найти легко, смотрим какой дом на улице самый ветхий и старый. Внутри то же самое, что и ранее виденное, создалось впечатление, что и лица те же самые, так все похоже, как под копирку. Есть лишь одно существенное отличие, у двери камеры-'секретки' на втором этаже стоит часовой, а значит там кто-то 'парится'.
  -Вам кого господин хороший? -окликнул Александра солдат из караульного помещения через открытую дверь, когда тот направился было к кабинету начальника.
  -Мне по делу...
  -А ево, кварталого, нетути на месте и пущать к имя никаго не велено!
  Расспрашивать солдата Александр не стал, спустился вниз, здесь все служащие заняты, и вряд ли можно быстро получить справку. Уже на выходе он случайно столкнулся с полицейским, городовым сержантом. Тот оказался вполне дружелюбным и словоохотливым, особенно после халявной сигареты и поднесенного огонька зажигалки.
  -Поляка седни на Невском словили буйного, пан офицера побил, нашенского побил, будет ему ужо на орехи! -сообщил, торопливо глотая дым сержант бесценные сведения.
  -Точно поляка? -переспросил Александр, сразу ж возникли сомнения.
  -А кой хер их басурман нерусских разберет, я евоный плакат смотрел опосля, у православных таких имен сроду не дают и мещанином ить записан, Евг...Евге-ний, во! У вас, барин, ищо сигаретки не будет, уж больно табачок хорош?
  -Держи... бери хоть всю пачку.
  
  Первый пункт программы выполнен 'потеряшка' из века двадцатого успешно найден, теперь надо как-то законным, мирным путем его извлечь из загребущих лап полиции. АКМ... пардон, 'калаша' у нас нет к сожалению, вместо него - CZ Sa vz.58 не предлагать, срочно требуется помощь толкового человека, знающего местные законы и 'понятия', его бы еще отыскать? Пять минут размышлений... вроде у них есть что-то такое... 'народная' юридическая консультация, вопрос где она располагается? Для начала стоит заглянуть в ближайший к участку трактир, а там посмотрим, что к чему прилагается.
  В заведение общепита Александр первым делом остановил мальчишку-полового, выбрав момент, года тот не был занят с посетителями, надеясь что-нибудь разузнать через него.
  -Слышь пацан, рубль хочешь заработать на халяву?
  -Ага, в баню пойдем барин, али на фатеру каку? В нужнике я ить пороться не буду! Чичас Сеньку свисну, пущай меня подменит покедова.
  -Б...ть!!!
  За спиной смех, Александр обернулся посмотреть на юмориста, все равно с 'мальчиком' дальше общаться желание пропало напрочь.
  Смеется, 'ржет' мужик лет пятидесяти, умный взгляд бывалого человека, седая голова, сильно поношенный мундир без погон на плечах, не понять даже военный или гражданского ведомства и... у него кроме стопки и пустого штофа на столе чернильница, листы бумаги рядом, и перья гусиные рядком выложены. Не совсем обычный для трактира набор?
  -Садитесь... коли по делу пришли. -жестом пригласил 'седой' Александра к себе, -Как вас проняло... ха-ха, а я уж привычный к этим штучкам. Буфетчик их всех развратил, давно бы пора его ,сукиного сына в острог отправить, да влиятельного покровителя имеет.
  Предложение принято, 'аблакат', как в народе называют такого рода специалистов спрашивает, что заказчику требуется для полного счастья: ходатайство, иск, прощение, жалобу или любую другую казенную входящую 'бумагу' он готов помочь составить по всем юридическим правилам.
  -Доносов я только милостивый государь не пишу, брезгую!
  Александр, как мог изложил сущность своего дела, не особенно надеясь на успех, но возможно мужик даст 'наводку' на нужного человека, взятки здесь широко в ходу, только давать надо с умом и не первому встречному.
  -Так это ваш дружок гвардейского корнетика в Неве окунул из-за девки? Наслышан, солдатики забегали недавно и водки в долг просили под награду, им за вашего Евгения обещаны три рублика серебром начальством. Плохо ваше дело, пренепременно станут шить молодцу 'оскорбление мундира' с отягчающими. А сие означает военный суд, а они завсегда в пользу своих приговор выносят.
  -Насколько плохо?
  -Пять лет каторги или арестантских рот обычно присуживают, а по нонешним смутным временам могут и к расстрелянию приговорить, как военный суд решит. Велено свыше такие дела с наибольшей строгостью разбирать и без малейшего промедления: 'бунт', 'подстрекательство к бунту', и 'мундир' заодно туда же отнесли.
  -А за отдельную плату как? -осторожно решил 'прощупать почву' Александр.
  -Не выйдет сударь мой, раньше можно было легко замять, а ныне у нас через мирового сперва идет дело, новый порядок в столице заведен, потом по всей России введут. Судья решает, а не полиция. Ежели дело уголовное то мировой выше передает, а ежели нарушение благочиния, мелкое воровство, пьяное буйство и прочая мелочь, то судит сам. Вам бы с ним столковаться, глядишь и получится дело выиграть.
  -Судья на лапу берет? Я готов заплатить.
  -Экий вы скорый... и не вздумайте давать, не таков человек! Девка то хоть не гулящая?
  -Нет... воспитанница моя, как к родной дочери относился.
  -Тогда подите к нему и поговорите по душам, он в чайной любит сиживать вечером, адрес я дам. Сегодня надобно, завтра бумаги на вашего героя соберут а во вторник повезут молодца в камеру судебную к Прокофию Антонычу нашему на суд праведный.
  Информация для размышления получена, стоит она относительно скромного гонорара, запрошенного за свои услуги 'адвокатом'. Время до вечера есть, и Александр возвращается в полицейский участок, именуемый местными 'кварталом', хоть и никакой привязки к реальному кварталу города нет, просто так называют. По пути он забежал в лавку, приобрел хлеба, копченой колбасы и местных 'испанских' сигарет для своего 'современника', а так же пару фунтов дешевого турецкого табака для солдат конвоя. Деньгами полицейские солдатики 'подношения' не берут, боятся 'спалится' и держаться за место. При полиции по сравнению с армией еще терпимо, хоть и служат столько же - целых пятнадцать лет.
  За прошедший год жизни в 'новой реальности' 19-го века Александр кое-что для себя усвоил раз и навсегда, как дважды два. При общении с 'простым народом' очень важно поставить себя на ту же 'ступень', что бы приняли за своего, а не за 'барина'. Статус иностранца, как ни странно, очень способствует сближению с представителями всех нижних слоев и сословий, народ в массе своей не глуп и прекрасно понимает, что к чему и как. Поэтому он и не к приставу подошел с просьбой, хоть можно и через него было провернуть задуманное дело, а непосредственно к конвою, к нижним чинам обратился.
  Второй этаж полицейского участка, караульное помещение, как все кругом знакомо до жути по 'той жизни', каждый обшарпанный угол 'караулки' как родной. В нос бьет с порога специфический запах крепкого чая, вонючего табака, прогорклого жира и прочей солдатско-бытовой кислятины, разве что вместо привычной мокрой 'кирзы' несет перепрелой кожей и лица знакомые на подбор, словно вернулся он в свое далекое прошлое. Немного смущает лишь экзотический внешний вид 'воинов', особенно каски прусского образца, неизменно ассоциирующиеся у Александра с немцами, с условным противником. Ничего уж тут не поделаешь - эпоха такая на дворе, а глаз очень даже режет. Вооружение у 'ВВ-шников' 19-го века и вовсе смешное для человека привыкшего к засилью АК на просторах родной страны - гладкоствольные дульнозарядные ружья с длинными штыками.
  Пять минут спокойного общения, поговорил с ребятами 'за жисть', за то и за 'се' покурили вместе и ты уже свой человек 'в доску'. Теперь можно просить сделать кое-что по мелочи. 'Передачку' и записку в камеру - пожалуйста на здоровье, свидание - не положено, но и особой нужды в пока в личном контакте с Евгением нет.
  -Никак работник ваш, али товарищ в беду попал? Мотри Тимоха, гличане то своих не бросают, а наши православные, тьфу... суки! Помнишь давеча купец приходил к приставу, цельный рупь на розги для свово подручного мальца давал?
  Александр кивнул, первый и успешный 'контакт' с охраной есть, а значит и передачу и главное - записку 'современник' получит, а поддержка ему сейчас ой как нужна, ведь попал человек буквально из огня в полымя, из 'дурки' за решетку.
  -Как у вас заграницей, со службой то солдатской заведено? Нешто как у нас в Расее по пятнадцати годов мужики лямку тянут? -спросил его унтер-офицер, пока один из солдат бегал с о свертком в 'секретку', вопрос весьма актуальный для всех без исключения подневольных 'слуг отечества'.
  Времена идут, а люди не меняются, и здесь тоже бойцы с нетерпением ждут своего 'дембеля', если только не дни, а годы считают. Пятнадцать лет - целая жизнь, а недавно было двадцать пять, четверть века - практически вечность, с ума сойти можно! Народный 'аблакат' из трактира и вообще без малого 'тридцатку' на службе царю и отечеству до выхода в отставку отмотал нижним чином, начав службу еще малолетним кантонистом, но тот больше все по штабам и канцеляриям писарем проходил, а не в строю.
  -Так же как и у вас с пятьдесят девятого года, по пятнадцать лет на контракте, но только вольнонаемные служат, а не рекруты по набору.
  Он сам, конечно, в Британии не жил ни дня и сведения почерпнуты им исключительно из обзорной статьи журнала 'Военный Вестник'. Пришлось немного вникнуть в 'материальную часть' последней половины века девятнадцатого, раз уж влез в 'удобную' личину иностранца, а то ведь случается - спрашивают.
  -У нас эдак низзя... видал я нашенских, кто своей волей пошел, одна пьянь и пропащие люди... -немедленно подключился к разговору другой солдат со своими вескими рассуждениями.
  -Слух идет, грят хотят сократить нам службу, то... -еще один служивый не удержался и присоединился к актуальной теме.
  Александру есть, что им сказать, да только утешение слабое, унтер-офицер уже ничего для себя не выгадает, поскольку прослужил восемь лет, остальные - в лучшем случае на год-два уйдут раньше. Военная реформа начнется где-то ближе к 70-ым, а пока все по старинке, после проигранной восточной войны ограничились лишь 'косметическими' изменениями. Если только знаменитые николаевские 'палочки' уже отменили, о чем собеседники поведали ему сразу и с нескрываемой радостью. Слабое утешение, но существует вероятность, что старослужащих нижних чинов начнут увольнять в запас немного ранее положенной выслуги, а здесь уже лотерея, как и с обещанными царем-реформатором бессрочными отпусками, о которых мужики даже и не заикаются пока.
  
  Разговор с Евгением, а надо обязательно проинструктировать его, как следует вести себя на суде, отложен до грядущего вторника. С унтер-офицером 'полицейских солдатиков' он договорился по-хорошему, в судебную камеру арестанта будет конвоировать их же смена, а там можно и 'свиданку' организовать, там совсем не возбраняется, хоть и вроде бы тоже не положено, но обычай допускает.
  Время прошло незаметно, вечер настойчиво стучится в окно, а значит пора к судье на рандеву, чайная, где 'заседает' после работы этот достойный и неподкупный представитель юстиции находится неподалеку от полицейского участка.
  ***************************************************************
  День - вторник, судный день... с утра Александр поднял своих девчонок 'ни свет ни заря' не обращая внимания на жалобы. Проинструктировал, как себя вести и что говорить, а о чем надо помалкивать. Машку хотел было не брать сперва, но потом раздумал, как ни крути - а теперь свидетельница по делу. Вроде бы обычно показания детей в счет не принимают, но тут уж как получится. Ему с самого ранья лежит дорога в судебную камеру, а девушки подъедут на извозчике немного позднее, как раз к началу процесса на 'хрононеудачником'. На место он прибыл рано и успел от нечего делать посмотреть на работу мирового судьи, и в самом деле почтенный Прокофий Антоныч судит 'по закону' и здравому смыслу, благо в основном его грузят одной 'административкой'.
  Его товарища по несчастью в суд доставили лишь ближе к обеду, оказывается - обвиняемых здесь не возят в 'чорном воронке', а следуют они своим ходом в сопровождении конвоя из расчета два солдата на одного арестанта, учтем на будущее.
  Вместо классического 'обезъянника' с решеткой в прихожей судебной камере было что-то вроде небольшой выгородки с барьером, туда и временно поместили Евгения нашего Яковлевича. Парень, прямо скажем, был сильно подавлен, еще бы сплошная череда невезений, черная полоса жизни, не успел из 'дурки' выбраться как опять взяли на казенные хлеба. Лицо отстраненное, глаза полузакрыты, человек ушел полностью в себя и почти ничего вокруг не замечает.
  Александр подошел поближе к барьеру, охранник - знакомый уже полицейский солдат, как и было ранее условлено, 'прикинулся чайником' напустив на себя молодцевато-придурковатый вид и мешать общению не стал. Обычаи и понятия - дело святое, надо только их знать и уметь правильно ими пользоваться.
  -Женька! -окликнул Александр 'подсудимого', в ответ никакой внятной реакции, зародилось даже подозрение, что у 'хрононавта-два' опять что-то неладное с головой, как тогда в Казани.
  -Мы из будущего! Проснись! -вот так то лучше, встрепенулся 'защитник девок', обратил внимание на посетителя, желающего ему помочь.
  -Ты тоже? Я...
  -Ну да... не кричи только, народ стремается! Подробности потом, а пока слушай внимательно, я тебе подробный план набросал. Судья тебя топить не станет, если сам не накосячишь, проведет как 'хулиганку' с минимальным наказанием.
  -А та девушка... с ней все в порядке, она придет?
  -Катька что ли? Куда она денется, раз по делу проходит свидетелем, увидишь ее на суде.
  Подробные разъяснения что и как следует делать, 'тут помню, тут не помню'... давать показания против себя и в девятнадцатом веке умными людьми не принято.
  -Ни одного лишнего слова, за базаром следи! Прямо по моей бумажке и отвечай, у нас уже согласовано с мировым... знать бы еще, кто от 'вояк' явится вместе с твоим 'терпилой', кто его интересы представлять будет. Они нам могут существенно подгадить.
  Задача стоит и простая и сложная одновременно, судья обещал решить в пользу обвиняемого. Дело, вроде бы выигрышное, несмотря на наличие отягчающих обстоятельств... однако есть одно большое 'НО'. Если бы выше мирового был суд присяжных, куда по формальной юридической логике, после разбирательства в нижней инстанции следует передать спорное дело. Там бы оправдали на сто процентов, гвардейцы - герои с Невского проспекта уже давно в Питере 'притча во языцех' и народ их сильно не любит. Но суд присяжных пока еще не введен в общую практику, и в случае провала Евгения ждет военный трибунал, исправно штампующий 'шпакам' обвинительные приговоры как на конвейере. Там на снисхождение и понимание надеяться не приходится... вспоминаем ту же Бездну, где 'зачинщиков' бунта осудили ускоренным порядком и расстреляли.
  Пока Александр наставляет своего заблудшего современника на путь истинный, потихоньку подтягиваются и остальные участники процесса, подъехали Катя с Марией, подошел городовой сержант и самое главное - пришел представитель истца. Гвардейский полковник не понравился Сашке с первого взгляда, слишком уж желчное выражение лица у 'их сковородия', такой и в самом деле намерен 'топить до упора' противоположную сторону, будет стоять до конца за пресловутую 'честь мундира'.
  Сам же 'херой'-корнетик на суд не явился... весьма благоразумно с его стороны. Времена уже не те, пять лет назад решали бы не 'виновен-невиновен', а сколько палок дать, три тысячи или пять, а теперь иногда оправдывают подсудимых с освобождением прямо в зале суда. Вот и не стал рисковать корнет, сообразил, что может и еще дополнительных 'пряников' получить, в случае неблагоприятного для него решения.
  
  Зал суда... как-то не довелось Александру бывать в подобных местах, но обстановка отчасти знакомая по рассказам его 'шефа', бывшего судьи, хоть и совсем другая эпоха. 'На длинной скамье... на скамье подсудимых...' сегодня его сидит не он, а так почти то же самое, если только антураж немного отличается. Забавная штука там у судьи на кафедре по правую руку стоит, что-то вроде макета могильного памятника, и надписи на нем не разобрать. И команды 'Встать, суд идет!' почему-то не было... лишь потом дошло, что 'идет' в судебной камере не один суд, а целый сериал и вскакивать каждые полчаса-час весьма напряжно.
  Белобрысый секретарь быстро, скороговоркой зачитывает 'дело', которого как такового в сущности и нет, предварительного расследование никто не проводил, основой обвинения служит лишь протокол о нарушении благочиния, составленный в полицейском участке по горячим следам. Тут и суд и следствие в одном флаконе, так называемое 'судебное следствие', так принято по гражданским делам. Зрителей в зале собралось на удивление много - человек двадцать, видимо остались все те обыватели, чьи 'рублевые' дела разбирались судьей с раннего утра. Народу любопытствует, все же не каждый день гвардии корнетов в Неве топят, как 'цепной' решит, возьмет ли сторону 'господ' или нет? А то ведь целый гвардейский 'енерал' при наградах и холодном оружии сторону истца представляет. Александр, как бы тоже явился 'со стволом', ПМ в кобуре под мышкой у него висит, но не то место и не те люди в данный момент... пистолет скорее - дань привычке к оружию, чем осознанная необходимость.
  Дает показания главный 'предмет раздора' - Катерина, девка вся румянцем от стыда зарделась, а со стороны так даже ей в плюс, так она привлекательнее выглядит, прямо не Катька, а конфетка выходит, и не захочешь, а облизнешься.
  В зале вполголоса комментируют и даже слегка возмущаются 'подвигом корнетика', а судья слушает не выражая ровным счетом никаких эмоций, за многие годы уже привык, и не такое порой доводилось разбирать.
  -Вам сколько лет от роду барышня? -лишь один вопрос возник у Порфирия Антоновича.
  -Шестнадцать... -и Катька еще гуще залилась по самые уши 'красной краской', на самом деле ей пятнадцать исполниться только в конце этого года.
  Хорошо, что представитель юстиции не стал уточнять в каком качестве Катя проживает у британского подданного Штейна, а то бы сразу возникли и еще вопросы, и весьма неприятные. Оформил он ее прислугой, без оформления и регистрации в паспортном столе полиции в Петербурге официально жить нельзя. 'Нелегалов' в столице регулярно вылавливают и отсылают этапным порядком к местам прописки. Однако, с распространенной у местных обывателей точки зрения, красивая и молоденькая девушка, состоящая в услужении у холостого мужчины - однозначно 'гражданская жена' или любовница. Те более, что и одета Катя вполне себе 'по-господски', его существенная недоработка, судья ведь предупредил заранее! Ладно уж, может сойдет за странности 'ненашего', он ведь иностранец по документам, поданный Великобритании.
  С Катей кое-как закончили со слезами пополам, девка вся трясется как осиновый лист на ветру, чуть ли не вторично переживает происшествие, пришлось незаметно взять ее за руку, за тонкие пальчики, пусть успокоится. У Александра и у самого есть веский повод для беспокойства, дальше по-идее должен идти подробный 'разбор полетов' и судья должен вызвать в качестве свидетеля полицейского, которого так 'удачно' первым же ударом нокаутировал Евгений на Невском.
  Человек предполагает, а судьба... судебный процесс неожиданно свернул с прямой накатанной колеи. Не утерпел и вмешался тот самый гвардейский полковник, представитель пострадавшей стороны. Вроде бы не принято в ходе слушаний по делу прерывать судью, но похоже, что в России и в 19-ом веке 'когда очень хочется, то можно'. Полковник намеревался, воспользоваться удобным случаем, психологически надавить на суд, эффект вышел совсем не тот, на какой он рассчитывал. Проблемы к него начались почти с первых же слов, когда он ляпнул что-то вроде '...славные традиции, при блаженной памяти нашего почившего в бозе государя...', верноподданный взгляд на официальный портрет, а там совсем не 'Николай Палыч' красуется - первая осечка, и в зале народ оживился. После этого угрозы, что за оскорбление мундира положено шкуру палками содрать до основания как-то серьезно уже никем из собравшихся не воспринимались. Кончился 'Палыч', кончились и палки.
  -Вы только подумайте! Российского офицера и дворянина древнего рода взяли как щенка за шкирку... -с деланным пафосом продолжил гвардеец, не обращая внимания на участившиеся 'смешки' среди собравшихся в зале суда людей.
  -Дык щенок ить и есть, молокосос... Тока от мамкиной сиськи отпал, да девку за перси хвать! -раздался из задних рядов уверенный и спокойный женский голос.
  Взрыв смеха и всеобщее веселье немедленно воцаряется в зале, у офицера лицо мрачнее грозовой тучи, даже за саблю в негодовании схватился было, обводит народ гневным взором, ищет виновного.
  -Кто сказал???!!!
  -Ну я молвила... Почто пугашь? Иди турка, али хранцуза воюй вашвысокблаародие, а не своих рассейских! -отвечает с задних рядов ему средних лет дородная баба весьма приличных габаритов, часто встречающийся в Питере тип 'кустодиевской купчихи'.
  Судье волей-неволей пришлось призвать народ к порядку и напомнить, что здесь все-таки не цирк.
  -За несоблюдение тишины в зале суда на виновных может быть наложено денежное взыскание от двадцати пяти копеек серебром до трех рублей! -напомнил разгулявшемуся было 'нороту' Прокофий Антонович, не сразу, вскоре но подействовало.
  Во всеобщем гаме Александр уловил знакомый голосок, словно звенящий колокольчик, пришлось протянуть руку и ущипнуть Машку, отделенную от него Катей, сидевшей между ними.
  -Ишь какой жадной! Двугривенный ему жалко! -обиженно пискнула 'мелкая', однако замолкла, прекратила хихикать.
  Полковник, между тем, решил продолжить, и он еще бы наверняка толкнул речь 'за веру, за царя', и даже грудь с крестами картинно выпятил заранее. Не вышло, судья его резко осадил, закон одинаков для всех, по крайней мере у Прокофия Антоновича сегодня.
  -Ваше высокоблагородие, извольте соблюдать установленный порядок! Я же к вам в военный суд не хожу и ваших решений не оспариваю? Закончу расследование и производство дела, тогда и высказывайте претензии в общем порядке.
  Пришлось гвардейцу подчинится требованию, а Прокофий Антонович продолжил разбирательство, настала очередь городового сержанта, самый неприятный момент для обвиняемого.
  -Ваша честь, ошибочка вышла... у вас в бумагах, видать писарь в квартале напутал. Я не видал кто меня ударил. Драка ж была, я кинулся разымать их... и эдак мне засветили, а кто поди разбери? -честно отрабатывает 'страж закона' полученный накануне гонорар.
  Александру эта весьма существенная оговорка обошлась в триста рублей серебром, взяли с него против обыкновения двойную цену, как с представителя 'враждебной державы'. Судья, еще на прошлой неделе, на приватной встрече в чайной, сразу же поставил первое условие - добиться полюбовного соглашения с пострадавшим полицейским, иначе дело автоматически переходит в разряд уголовных, а там уже 'мировой' ничем помочь не сможет, даже если очень захочет.
  -Тимофей занеси в протокол... городовой сержант Ефимов отказывается от обвинения в адрес мещанина Евгения М. -сразу же следует указание секретарю, затем наступает очередь допроса остальных свидетелей.
  Народ в зале опять оживился в ожидании очередного скандала, ведь за сержантом по списку идет дворник, а вот с ним просто беда, человек явно в неадекватном состоянии пребывает и уже давно. Специально Александр двух дворников, проходящих по делу свидетелями, не поил и даже намерения такого не было. Но видимо, уж 'так вышло', раз деньги 'халявные' попали в руки людям, сразу повод для выпивки появился у славных тружеников коммунального хозяйства Санкт-Петербурга.
  -Что же ты братец с утра и набрался так по-свински?
  -Дык ить ваша милость для храбрости... известно дело, как без его?
  -Ладно... говорить можешь? Надо показания подтвердить.
  -А то! Я ить, Петр сын Иванов, дворник господ Феоктистовых, дом нумер семь-цать. Дворовым чаавеком был, а теперича вольной по цареву указу! Живу чессно, блаародно... ты меня ваша милость уважашь? -свидетель выпученными глазами пьяно уставился на 'мирового'.
  -Служитель уведите свидетеля, и давайте сюда следующего. -распорядился судья, поняв, что далее расспрашивать пьяного дворника бесполезно.
  -А оне не лутше ваша честь... оба в дым упились. -ответил ему полицейский солдат.
  -Тогда не надо. Секретарь... запиши, следствием установлено, побои городовому сержанту Ефимову нанесли неустановленные лица.
  Допрос обвиняемого... опять изрядный 'напряг', только бы он чего лишнего не сказал и главное - надо обязательно чистосердечно раскаяться надо в конце, так договорились с судьей. В принципе так оно и выходит, корнетик напросился сам на применение силы. Топить в Неве 'их благородие' за пьяную выходку - уже перебор, хватило бы на первый раз и обычногофизического воздействия.
  Вроде бы все гладко пока выходит, не подвел Евгений, грамотно изложил, по крайней мере - с юридической точки зрения. Далее 'мировой' обращается к стороне истца, уточняет сведения из полицейского протокола, техническая процедура.
  Вот и весь суд собственно, быстро Прокофий Антонович провернул, профессионал высокой пробы, ничего не скажешь, раздал всем сестрам по серьгам и никто в накладе не остался.
  -За нарушение благочиния мещанин Евгений Малышев мировым судом приговаривается к денежному взысканию в размере пятидесяти рублей серебром и аресту при полицейском участке сроком на один месяц.
  Короткая пауза, народ в зале 'шушукается', обсуждают решение... сурово? Да... по максимуму парню дали, за то дело осталось в гражданском суде, до уголовного не доросло.
  -Подсудимый, вы согласны с вынесенным приговором? Намерены ли обжаловать его?
  -Да... нет.
  -Копию приговора ваш доверитель сможет получить завтра у секретаря.
  -А вот я категорически не согласен, ваша честь! Я намерен кассировать ваше решение в правительственном Сенате! -полковник-гвардеец с особым мнением вылез, что впрочем от него и ждали.
  Прокофий Антонович тяжко вздыхает, случай в мировом суде редкий, судьба свела с 'коллегой', в качестве представителя истца явился военный аудитор, но однако надо довести дело до логического конца, а не бросать на пол-дороги.
  -Давайте так... как судья судье... чем вам не по нраву мой приговор?
  -Дело уголовное, подлежит сто восемнадцатой статье уложения о наказаниях. Обвиняемый был трезв и отдавал себе отчет в своих действиях, нанес оскорбление действием офицеру, а вы провели как простое 'нарушение благочиния'!
  -А вот вы о чем... Тимофей укажи в протоколе, означенного корнета считать нижним чином.
  -Не согласен! Молодой человек выдержал при полку экзамен на присвоение чина корнета, у меня есть на руках выписка из постановления экзаменационной комиссии.
  -Ну так экзаменовали его в среду прошлой недели, а приказ о производстве в чин подписан государем императором только во вчерашний понедельник. Ныне порядок изменился, покойный Николай Павлович, царство ему небесное, сам всегда утверждал назначения, теперь же государь император подписывает лишь после визирования военным министром. Следовательно, на момент нарушения благочиния ваш юноша офицерского чина еще не имел и проходит у нас по делу как унтер-офицер.
  Судья наклонился, минуты-другую что-то поискал на полке своей кафедры и вскоре предъявил полковнику мятый газетный лист.
  -Извольте, вчерашняя 'Полицейская газета', официальная хроника, приказы и распоряжения его императорского величества... о присвоении офицерских чинов выпускникам пажеского корпуса и нижним чинам, выдержавшим экзамен при полках гвардии.
  Полковник задумался, нахмурился, складки по лбу поползли толпой, верная 'добыча' ускользает из рук, неужели ничего нельзя сделать?
  -В 1848-ом у нас был осужден действительный статский советник Иевлев... как раз оскорбление действием и словесно нижнего чина семеновского полка? -возражает он.
  Аргумент шаткий и ненадежный, в России отродясь 'прецедентное право' не работает, но вдруг да получится... ему бы только до военного суда довести, и 'оскорбитель мундира' получит сполна, мало не покажется.
  -Вы заблуждаетесь. Там, помимо явно выраженной государевой воли, преступление против казенного места совершено было, нижний чин пребывал на посту, совсем другая статья, а ваш корнет напротив находился в отпуску от службы. И ваше высокоблагородие не доводите до разбирательства в Сенате, вам же хуже выйдет! Оттуда наверняка попадет в газеты, вы окончательно запортите карьеру молодому офицеру, а так со временем забудется.
  Судя по выражению лица полковника, военная Фемида потерпела полное и сокрушительное поражение, продолжения разбирательства в Сенате не будет. Конвойный солдат уводит прочь подсудимого, а мировой судья объявляет о рассмотрении следующего дела... конвейер работает.
  
  -Катя! Опять глаза на мокром месте? -Александр хлопнул слегка ладонью по коленке девушку, что бы отвлечь от дурных мыслей.
  -Так ведь его ж... осудили, в тюрьму посадят? -всхлипывает Катя и в самом деле девчонка готова 'пустить слезу', очень сильно расстроена.
  -Фигня... послезавтра он будет дома! Разве лишь побегать немного мне придется по разным инстанциям. Пойди с Машкой, проводи его, а я пока с мыслями соберусь и прикину, что к чему.
  Возникла и в самом деле такая насущная потребность у нашего современника 'раскинуть мозгами', поскольку хоть 'прошло как по маслу', но определенные сомнения появились, не так он себе сам процесс представлял. К примеру... оказывается здесь у них, у предков 'опьянение' не является отягчающим обстоятельством, более того, существенную скидку пьяному за хулиганские действия делают, и незнание закона опять же обвиняемому в плюс идет, живи и учись - одним словом, то еще 'зазеркалье'. В любом случае появилась потребность навестить народного 'аблаката', бывшего кантониста, надо выяснить еще кое-какие подробности и детали. Судья не обманул, как договаривались, так и приговорил, и даже от себя учел раскаяние и сотрудничество обвиняемого со следствием. Были три варианта: ссылка во внутренние губернии, заключение в тюремном замке и полицейский участок. Александр выбрал последний, там проще добиться свидания, а это очень важный момент для последующих действий, оставлять на месяц в 'лапах закона' он своего товарища по несчастью не собирается.
  
  Новый день... с раннего утра он отправился в знакомый трактир возле полицейского участка, 'аблакат' на месте, консультацию желаете, как правильно взять человека на поруки - пожалуйста. На обратном пути Александр заехал домой перекусить, да заодно и Катю порадовать, освободить 'хрононавта намбер ту' намного проще, нежели он первоначально рассчитывал, были бы только наличные в достатке.
  Последняя вдруг проявила неожиданный энтузиазм, возникло даже подозрение, что девчонка винит себя в происшедшем и таким образом хочет вину загладить.
  -Я с тобой поеду! Полицейских буду отвлекать!
  Пришлось взять девку с собой, а за компанию еще и Машку, так как оказалось, что 'мелкую' не с кем оставить. Так они втроем и отправились сперва за копией приговора в судебную камеру, где заодно и заплатили штраф. Затем на извозчике поехали к Литовскому замку, место известное - санкт-петербургская городская тюрьма, расположенная на пересечении Мойки и и Крюкова канала напротив Новой Голландии.
  Не тюремный ампир вызвал интерес у Александра, хотя посмотреть есть на что, здание монументальное со скульптурами на фасаде, настоящий памятник архитектуры, потомки же в 17-том не оценили и сгоряча снесли. Ему надо попасть в один 'хитрый' трактирчик на Офицерской улице, расположенный как раз рядом с парадными воротами тюрьмы и найти там одного конкретного человека. Питейные заведения по исстари заведенной традиции в столице служат одновременно и своего рода 'клубами' или 'биржами' для знающих людей. Там можно не только выпить дрянной сивухи и всласть подраться с посетителями, но и получить разного рода услуги вплоть до совсем экзотических.
  
  -Внутри нет... -подвел итоги посещения трактира Александр и тут же выдал 'ценные указания' своей маленькой армии, Кате и Марии ожидавшим его возвращения на улице, -Смотрите девки внимательно по сторонам, увидите пожилого мужика, чисто одетого, с бородой и в меховой шапке... мухой ко мне!
  -Не нужно ли вам милсударь свидетеля сообразить? Всегда к вашим услугам!- почти сразу же подбежал к ним какой-то весьма сомнительный 'тип' в рваном чиновничьем вицмундире и 'дворянском' краснооколышном картузе со сломанным козырьком, от которого, за пять метров сильно разило 'врожденным' ароматом винного перегара.
  Александру наемные лжесвидетели сегодня не нужны, а нужен лжепоручитель, беглый взгляд на пропитую физиономию 'присяжного поверенного' и готов короткий вердикт.
  -Пшел нах!
  Бывший кантонист дал ему вполне исчерпывающие инструкции, такого рода 'рубцов' следует гнать сразу, с ними дело иметь - лишь пустая трата времени и денег. Прозвище происходит от любимого лакомства этой низшей около-тюремной или около-судебной публики. На самом углу улицы как раз еще один 'поверенный' в данный момент приобретает на закуску у лоточника-разносчика печенку с рубцами и при этом активно торгуется за каждую копейку. Ругань стоит просто эпическая, оба и продавец и покупатель матом разговаривают, да еще и творчески. Александр сразу же пожалел, что поддался уговорам и взял с собой девушек.
  Всего 'Рубцов' всех сортов, возрастов и калибров, шатающихся взад и вперед на Офицерской он насчитал примерно с полсотни, все до единого как на один шаблон деланные: похмельно-небритая рожа, засаленный мундир или шинель на голое тело с пуговицами висящими на нитках, и стандартный взгляд голодной бездомной дворняги, постоянно ищущей, где бы урвать кусок. Наибольшая концентрация 'элемента' наблюдается у дверей тюрьмы. Еще бы, ведь основные и 'жирные' клиенты как раз находятся по ту сторону высокой кирпичной ограды. Открылась со скрипом окованная железом дверь, вышел наружу весьма упитанный полицейский солдат типично малороссийской наружности, и сразу же на него как на желанную добычу накинулись скопом обитатели Офицерской.
  -Михай Кондратьич! Михай Кондратьич! Вы не за мною ли, Михай Кондратьич? -слышиться хором со всех сторон.
  -Шо вам? -важностью и гонором хохол тянет как минимум на генерала армии, хотя судя по погонам, всего лишь скромный тюремный писарь.
  И вот уже 'рубцы' облепили со всех сторон 'нужного человека' и чуть ли не силой волокут под руки в трактир, дела под водочку и пару пива 'обстряпывать'.
  'Рубцы' своего благодетеля дождались, а вот Александр все никак не может найти обладателя меховой шапки, решил он было отвести девиц домой и вернуться один, как 'плавно навстречу плывет пАраход' - из бокового, из Съезжинского переулка выходит тот кого, так долго они искали. Идет навстречу сухонький, но краснолицый старичок в коричневой шинели и в огромной меховой шапке, на вид не меньше чем у дворцовых гренадеров роты почетного караула, только у тех овчинные, а у этого котиковая. Гора меха движется словно линкор посреди утлых, убогих картузиков, колпаков и прочих замызганных 'фуранек'.
  -Эй отец... постой дело есть! -Александр сразу же и без особых придворных расшаркиваний остановил 'деда'.
  Сперва разговор у них не клеился, но едва лишь Сашка извлек из внутреннего кармана куртки увесистый и толстый бумажник, как тотчас в глазах его пожилого собеседника зажегся веселый огонек понимания.
  -Приговор у вас с собой милостивый государь? Дайте мне глянуть... Арест при полиции, безделица какая сущая... зачем вам поручительство? Можно же с начальством договориться по-любовному? Человек месяц будет жить у вас на дому, а заместо его наймем кого-нибудь, я могу устроить. Лишь бы он вторично не отличился, и в полицию не попал.
  Александр некоторое время не мог сообразить, как так... лишь спустя пару минут до него дошло, что в данном случае имеет место хитрая игра слов и понятий. Получается... судья приговорил Евгения не к тюремному заключению, а лишь к принудительным 'общественно-полезным' работам. Логично, в двадцатом веке наказание за 'хулиганку' почти такое же, а 'арест' - лишь вспомогательная, вынужденная мера, дабы даровой для казны работник не сбежал раньше времени.
  -Нет, это мой сотрудник, он мне срочно нужен, -отверг он заманчивое предложение, -Сколько вам потребуется времени за все и про все?
  -Пока подыщем хорошего поручителя, пока бумаги справят... дня три-четыре...
  -Ой... а нельзя ли поскорее его ослобонить? -в обсуждение неожиданно вмешалась Катя, в этот раз она не покраснела как на суде, а как-то пятнами 'пошла', но все равно заметно, волнуется сильно.
  -Можно барышня, есть у меня ловкий человечек при судебной палате, может и сегодня успеет провернуть, коли повезет, а нет, так завтра. Но накинуть надобно сверх обычной суммы, даром сами понимаете... не получится.
  'Дед' видно заподозрил, что 'срочно надо' совсем не клиенту, тот согласен и подождать немного, а его девице, но ничего не сказал, ему ведь все равно, так даже выгоднее выходит. Ударили по рукам, сделка заключена, Александр уплатил задаток и получил указания на предмет куда бежать и какие бумаги там оформлять.
  Оставив 'дедушку' на Офицерской, от мрачных Литовского замка они втроем на извозчике отправились на другой города, где и располагалось заведение с романтическим названием 'клоповик'.
  У дежурного полицейского надзирателя удалось выяснить, что арестант Женя к ним в заведение уже прибыл, но на месте его нет.
  -Неча им, шаромыжникам прохлаждаться на казенных хлебах. На работы услали.
  В определенном смысле гостю из будущего снова повезло, брусчатку на улицах города уже не перекладывают, весенний сезон дорожных работ в Петербурге закончился неделю назад. Евгения Яковлевича с метлой в руках, в компании еще двух 'нарушителей благочиния', Александр обнаружил на соседней улице, перед каким-то трехэтажным казенным домом с гипсовыми львами и змеями на фронтоне.
  Катя со своими функциями 'отвлекательницы' не справилась, отвлекала она совсем не того человека. Поэтому пришлось поработать за нее Александру, благо определенный опыт общения с местной полицией у него уже имелся и местный прейскурант на услуги бывший кантонист до него довел.
  Подойти к служивому... поговорить немного на отвлеченные темы, угостить сигаретой... затем золотой кружочек с чеканным профилем Палкина незаметно как-то сам по себе проскальзывает в широкий карман казенной шинели. Все довольны, теперь можно спокойно пообщаться с современником, надзиратель временно 'отключился'.
  
  -Евгений... ты меня слышишь? Женька... б...!
  -Да, конечно...
  Без толку, все усилия тщетны, 'намбер ту' тупо пялиться на Катерину, а она то на него смотрит, то 'очи долу' в брусчатку. Машка с нескрываемым интересом, глаза блестят и аж кончик язычка прикусила, разглядывает влюбленных. Для нее, видимо, в новинку такое зрелище.
  Три раза Александр ему объяснял, что надо делать для подачи прошения, но сложилось впечатление - в облаках человек витает, и вряд ли справится, 'лубофффььь' с головой накрыла.
  Выход один... придется взяться за работу самому лично, за 'попаданецем' следит полицейский, за Катериной - Машка, а значит можно ему отлучится на некоторое время.
  В 'клоповнике' с третьей попытки ему удалось все же найти чиновника, в задачу которого входит оформление 'порученцев'. Поначалу его приняли приветливо, но по мере изложения сути дела наметилось охлаждение. Чин скорчил кислую честно-каменную рожу, как бы давая понять, что взяток не берет даже борзыми щенками, а не то что какими-то ассигнациями или презренным металлом.
  -Господин Штейн извольте действовать законным порядком! -с металлом в голосе заявил коллежский секретарь, давая понять, что просьбы 'решить по-хорошему' неуместны.
  Тут же Александру сухо но доходчиво объяснили как именно следует оформлять отдачу осужденного на поруки. Он навскидку прикинул... с учетом того факта, что всякая чиновная сошка рангом чуть выше презренного 'елистратишки' работает от десяти до шестнадцати в лучшем случае, а то и до обеда, то бегать ему по многочисленным инстанциям предстоит не менее месяца, если не больше.
  Облом-с господа попаданцы выходит, но постойте же... и 'аблакат' в трактире и 'дед в шапке' у Литовского замка утверждали, что в 'клоповнике' берут и еще как берут, только успевай деньги доставать... неужели ошиблись? Да нет, он сам дурак, ему в начале разговора прямо намекнули, что неплохо бы сперва пожертвовать на икону и душеспасительную литературу для 'несчастненьких' арестантов, а он пропустил информацию мимо ушей.
  -Извините... ослышался, сколько у вас принято жертвовать на святое дело? Сотни три хватит для начала?
  -Только серебром не ассигнациями, а то бумажки эти... скакнет курс на бирже и хоть стены не оклеивай.
  После пожертвования процесс оформления не то что пошел, полетел с немыслимой скоростью. Откуда-то, как по волшебству, взялись бланки с готовыми подписями и печатями, только данные вноси, Александр едва успевал отвечать на вопросы.
  -Вот почти все... только виза священника тюремного еще требуется, об исповедании, да об исправлении заблудшего. Но мы сейчас сделаем живо! -чиновник вышел из-за стола распахнул дверь кабинета и крикнул в коридор, -Эй солдат, поди сюда!
  Раздался топот кованных сапог по лестнице, затем по скрипучему старому паркету, в дверном проеме появился служивый, полицейский солдат. Каска с двуглавой курицей, красный нос под ней, нафабренные баки, на плечах погоны с 'нумером' части, и тяжелый ржавый меч-тесак, сиротливо висящий на ремне - единственное реальное оружие питерских полицейских. Капитан 'золотой роты' Ковров, помниться, рассказывал - год назад закупили для полиции с полсотни револьверов Кольта, да разошлись импортные 'стволы' по большим начальникам в качестве сувениров. Почему им 'демократизаторы' не дают, хотя бы деревянные, ведь дубов в России-матушке пока хватает... загадка, ответа на которую не знает никто.
  -Сбегай до попа нашего на квартиру, пущай срочно подпишет.
  Солдат поспешно взял из рук коллежского секретаря бумагу, но задержался, переводя мутный просительный взгляд с начальника на его посетителя и обратно, явно желая что-то спросить.
  -Чего тебе? -осведомился хозяин кабинета.
  -Так ваше-ство... по-божески бы... вчерась день ангела. Полтину бы нать, али рупь лутше, а не то руки трясутся кабы не спортить документ ваш?
  Александр захотелось рассмеяться от души, то еще ГАИ у них, у предков - первый сорт... обязательно 'дай каждому' согласно штатному расписанию. Точно так же 'гайцы' его разводили раз, когда поймали без прав, только ценник был немного другой.
  Находчивому воину от которого подозрительно попахивало, достались сразу два рубля в поощрение. Хватил на опохмеление солдатику и попу, разбираться у кого конкретно был вчера день рождения он не стал.
  Через полчаса посланный к священнику нижний чин явился, запах алкоголя от него на удивление не выветрился от пробежки, а напротив стал только сильнее, однако поручение солдат честно выполнил и желанная виза служителя культа была получена.
  -Все к ваше удовольствию сделали, ждем-с теперь поручителя и забирайте арестанта. -подвел итог плодотворного сотрудничества чиновник, довольно потирая руки.
  Александру ничего не осталось как попрощаться, он отправился на соседнюю улицу к казенному дому, где оставил Евгения и своих 'девок'. Там ничего не изменилось, влюбленные 'голубки' воркуют, Машка внимательно к ним прислушивается и видимо какую-то полезную информацию для себя извлекает. Остальные арестанты лениво изображают трудовую деятельность, и лишь надзиратель, увидев 'клиента' как бы невзначай хлопнул себя по карману шинели, намекая, что надо бы добавить, ведь почти полтора часа прошло.
  
  -Почирикали и хватит... Катька не смотри на меня так жалобно, дома продолжите! -вынужден был прервать затянувшееся свидание Александр.
  Девушки отправлены домой с наказом 'накрыть поляну', с современником проведена разъяснительная работа, полицейский получил положенное вознаграждение... остается вернуться к 'клоповнику' и ждать.
  В три часа, перед самым закрытием 'заведения' когда мелкими группами потянулись туда с работ арестанты, долгожданный поручитель подъехал. 'Дед с Офицерской' откуда-то выкопал и привез с собой на извозчике аж целого штатского генерала, если судить по шпаге, треуголке с плюмажем и богато украшенному золотым шитьем мундиру. Полчаса и собственно все, только условленный гонорар посреднику оплатить. Считая ассигнации Александр наконец подвел баланс, понял почем обходится в 19-ом веке принудительное купание в Неве 'борзого' корнетика гвардии. За такие деньги, в пересчете на пресловутые 'баксы' в веке ХХ-ом вполне себе 'валили' коммерсанта средней руки киллеры-дилетанты. Услуги же хорошего профессионала обошлись бы на порядок дороже.
  Едва отъехал 'избавитель', как из здания выскакивает жизнерадостный и веселый 'наш человек', попаданец, 'хрононавт намбер ту'. Так Александр условно, для себя, обозначал второго путешественника во времени. По совести говоря, отсчет надо вести иначе, ведь был еще и третий, мир его праху... не он сам придумал, а безвременно отключившаяся 'шиза' навязала свое мнение. Только уже почти год его вторая личность никак себя не проявляет, скорее всего выполнив свою функцию, она постепенно слилась воедино с первой.
  Обратно ехали они почти не разговаривая, спутник как бы погрузился в какие-то свои раздумья, смотрел по сторонам и молчал. Лишь один раз Евгений нарушил тишину, когда пролетку на повороте обогнала, практически подрезала роскошная карета с вензелями на дверцах, с лакеем на запятках, запряженная четверкой сытых и крупных, породистых лошадей. Бедная кляча их извозчика чуть на тротуар не выскочила от неожиданности, от испуга. Вдобавок бедную животину о души 'вытянул' бичом важный кучер богатого экипажа... знай свое место.
  -Слушай Сашка, а мы и в самом деле для 'них' никто, вроде скотов, вроде пыли под ногами?
  -А ты куда попал, в сказку что ли, или в Россию православную? - зло отмахнулся Александр, этот вопрос его давно всерьез не занимал, он принял окружающую действительность 'как есть', осталось только 'остаточное' раздражение, -Скажи спасибо царю-освободителю, два года назад они тебя бы кнутом еб... не глядя, а не лошадь!
  Извозчик, тертый жизнью и годами степенный мужичок, опасливо глянул через плечо на пассажиров. Неспокойные седоки нынче попались ему, ладно хоть платят парни почти вдвойне против таксы, а значит наверняка - не 'политика', не нищие 'скубенты', у тех лишний рубль за душой не заваляется. Вроде же люди уже зрелые, а не понимают простой истины, что плетью обуха не перешибешь. Пробовали такие же гордые в 25-ом супротив власти пойти, и пострелял царь Николай Палыч их картечью на Сенатской, да остатних в Сибирь закатал в рудники.
  
  -Ой неужто взаправду освободили, прям не верится! -встретила их на самом пороге обрадованая, вне себя от счастья, Катя пока назначенная за хозяйку.
  Они прошли сразу к кабинет к Александру, служивший одновременно ему и столовой, и приемной и еще... многофункциональное помещение.
  -Хоть я и не пью, но за встречу надо, за благополучное твое прибытие! -хозяин налил себе и гостю по рюмке коньяка, старого из знакомого прибывшего накануне 'оттуда', профессор удружил.
  В доме, же на втором этаже шум-гам-виз необычайный. Катя, а за ней и Машка носятся взад-вперед то на кухню то обратно, стол накрывают. Если от первой есть какая-то польза, то вторая скорее только мешается под ногами и эпизодически что-нибудь роняет. Звон битой посуды, крики...
  -Кать... у тебя все в порядке? -высунулся было в коридор Александр.
  -Не беспокойтесь, поднос с салатом уронили! -отвечает Катя, голос доноситься откуда-то из района кухни.
  -Самовар только сюда не тащи, не надо, я сам схожу за ним.
  -Машка сбегай за хлебом! -опять она же слышна с остороны кухни.
  -Почем я знаю где у тебя хлеб лежит!
  -В буфете посмотри, почто ты такая безрукая!
  -А сама, а сама то, вон скоко побила! Завсегда у тебя я виноватая!
  -Вот так мы и живем... -вздохнул Александр, заметив, что его 'современник' внимательно прислушивается к шуму.
  -Девки, давайте подеритесь! -громко крикнул он в коридор, хороший способ потушить конфликт, он то точно знает, что да драки у них дело не дойдет.
  -Девочки - сестры? Откуда они у тебя взялись?
  Нет... Машку подобрал пока от места посадку сюда добирался, вторая питерская, из проруби этой зимой вытащил. Зачем они мне... сам не знаю, не спрашивай, просто со мной живут, вроде как семья получается.
  Разговор пришлось прервать поскольку обе скандалистки появились, и с ними возник большой поднос с закусками и прочей нехитрой снедью, наскоро приготовленной Катей, или купленной ею же в окрестных лавках.
  -Дядь Саш... я красного вина не нашла, нету у нас в квартале ни у кого, лимонаду купила.
  -И не надо, вам с Машкой рано, а Евгений наш пьет водку.
  Вчетвером не спеша расселись за столом, пора и первый тост сказать и тут Александр вспомнил, что забыл кое-что, небольшое мероприятие, из разряда тех, что не стоит откладывать на завтра.
  -Леди и джентльмены, внимание! Пересаживайтесь, пожалуйста, на диванчик, поляна с напитками от нас никуда не убежит, а я сейчас мухой слетаю, -сказал он и бегом метнулся вниз, забежал в фотолабораторию за цифровым Canon-ом и штативом для камеры.
  
  -Пятнадцать секунд задержка, всем срочно улыбнуться, Машка не кривляйся! -скороговоркой произнес он и в последний момент успел втиснуться на диван, как раз рядом с Марией.
  Мягкий щелчок камеры, ослепительно белая вспышка света и готов 'семейный снимок', дело техники. Остается взглянуть на встроенный дисплей камеры, как там качество. Вроде бы ничего, попаданец первый... слегка смазано... сгодится, второй гость из будущего вышел отчетливее. Мария отлично получилась она вообще фотогеничная на редкость, в ХХ-ом веке сошла бы за фотомодель для рекламы сникерсо-памперсов и прочей дряни. С Катей что-то не так, опытный глаз профессионала мгновенно ловит на снимке лишнюю деталь. Машка в последний момент изловчилась, протянула руку и поставила старшей подруге 'рога', из-за гладко расчесанной головы девушки видны на фоне пожелтевших обоев маленькие шаловливые пальчики, числом две штуки.
  -Мария! -строго произнес он и покачал головой, хотя вряд ли до нее дойдет внушение, уже проверено не раз.
  В ответ девочка достоверно и в подробностях изобразила искреннее удивление и 'саму невинность', это тоже у нее хорошо получается, особенно когда предварительно что-нибудь натворит. Глядя на ее шутовские ужимки, остальные участники фотосессии, включая и самого Александра не удержались от смеха.
  -Ладно, пусть будет Катя с рожками, хотя на чертенка у нас есть другой достойный кандидат. Фотошопить мы ее не станем - лень, для отчетности наверх сойдет и так. -вслух высказал он текущие мысли.
  -Связь с базой работает?! А что еще из задуманного получилось? -удивился Евгений, чуть ли не в лице изменился, да так что на минуту даже про нежно прильнувшую к нему Катю позабыл и вперед потянулся.
  -Да... Женя, давай потом потолкуем, а пока садись за стол, душа и женщины хотят праздника!
  Час, два ли пролетели в веселой компании как одно мгновение, за окном сгустились сумерки, и графин пустой, и лимонад изошел пузырями, и тарелки показали дно. Гитара откуда-то появилась шестиструнная невзначай, а вроде в хозяйстве такого изыска сроду не водилось. Бедный инструмент терзали все по очереди, да приличной музыки так и не добились, вместо чарующих аккордов выходило лишь убогое бренчание.
  -Девушки, вам пора. Водные процедуры и в кровать, режим для вас прежде всего! -Александр наконец догадался взглянуть на часы и моментально принял решение.
  Напрасно Катя на него так трогательно и умоляюще смотрела, ей ведь очень хотелось послушать, что скажут 'потом', и сердитые гримасы 'мелкой' его ничуть не тронули. Не дрогнувшей рукой он выпроводил девчонок за дверь, их время кончилось, теперь настало время взрослых, им есть о чем поговорить.
  -Продолжим знакомство... товарищ по несчастью? Или есть желание проспаться после алкоголя? Я не спешу, можно и до утра отложить.
  -Не стоит, хмель у меня из башки уже вышел, соображаю нормально.
  -Тогда ты первый, раз уж по хронологии сюда первым залетел.
  -Малышев Евгений Яковлевич... частный предприниматель, буржуй блин... хотя какой нахрен... в последний месяц бомжевал и прятался от кредиторов по пустым дачам. Если бы меня нашли то попал бы не сюда, а прямиком в могилу. А как у тебя сложилось?
  -Не поверишь Женя, а я по ту сторону фронта в том мире с тобой был. -криво усмехнулся хозяин, однако у гостя его фраза замешательства не вызвала.
  -В братве что ли? А по лицу не скажешь... не похож ты на них.
  -Ну я бывший и не 'типичный'... Состоял одно время бойцом в бригаде, потом наша славная ОПГ распалась, и я решил, что меня отпустили. Но на проверку вышло примерно как у тебя, только со стрельбой, трупами и один очень большой человек на меня сильно обиделся.
  -Постой, а ты не тот ли самый... Когда меня профессор отправлял, то сразу честно предупредил, что мои шансы пятьдесят на пятьдесят. Но у него якобы был на заметке 'сверхчеловек' который должен долететь был на все сто. И тот вроде тоже из криминала, как я понял. Еще он его мутантом называл раз...
  -Да это я, и Евгений пожалуйста последнее слово не употребляй, а то еще девок моих напугаешь, они с американскими ужастиками шапочно знакомы. Что до грязных подробностей, то на компьютере есть досье, присланное базой, пароль к файлу я тебе дам. Почитаешь на досуге, только сразу предупреждаю, там часть - худлит голимый, журналист собирал материал для книги и немало отсебятины добавил для красивости. Вдобавок менты на меня повесили кучу 'подвигов' к которым я вряд отношение имею, есть такая практика в органах.
  -А ты сам... все забыл? Я вот прекрасно все помню, как и что. И даже тебя с Марией в дурке, когда вы ко мне приходили... просто словно блокировка какая-то тогда в мозгах была.
  -Не у одного тебя проблемы с головой, и меня зацепило братан. Память мне переход меж временами потер, что-то восстановилось, что-то нет. Навыки и знания уцелели, все о`кей, а дальше словно жесткий диск или кассету стерли. Имя ношу мое собственное, а фамилию купил здесь вместе с паспортом. Можно сказать, новая жизнь началась в новом мире с чистого листа.
  -Другие 'наши' в прошлом есть? Или мы одни с тобой долетели?
  -Есть... сейчас его тебе покажу. Выдвигай нижний ящик стола, коробка там из-под леденцов лежит. Нашел? Открывай.
  -Вроде уголек... а нет постой, не могу понять... кость?
  -Фаланга пальца, все остальное сгорело дотла. Подобрал для отчетности на месте приземления, база потребовала. Мы с тобой уцелели благодаря защитному снаряжению, а первый отправился как есть, прямо в костюмчике спортивном. Четвертого не было и не будет, если смертников не найдут, конечно. И я уверен - не найдут!
  Александр не стал рассказывать собеседнику, что кое о чем он в своих отчетах умолчал. 'Шизик' ему в свое время подсказал, так безопаснее выйдет, мало ли, что там в голову новым работодателя взбредет, а так получается естественная монополия. Профессор тоже не до конца доверяет новым 'спонсорам' о чем он неоднократно упоминал в переписке. Так о некоторых выводах, сделанных им из экспериментов по перемещению крупных биологических объектов, он их не информировал. Если вдруг 'они' попытаются, без ведома Александра и профессора, послать еще кого-то, то просто сожгут очередных попаданцев в момент перехода. Ведь на самом деле термокостюмы в которых прыгали с небес в прошлое второй и третий хрононавты не были предназначены для защиты от огня. Случайно вышло, слой фольги, предназначенный для отражения холода отработал на термозащиту.
  Очевидное-невероятное, Александр все же может как-то располагать к себе людей. Евгений начал о себе осторожно, скупыми словами и на тебе - разговорился на всю катушку. Военный летчик... хм, почти... выгнали с последнего курса летного училища за воздушное хулиганствов стиле Чкалова. Под мостом начинающий ас пролетел, мост не пострадал и самолет цел, да кто-то из случайных свидетелей заложил 'отмороженного' курсанта.
  Полгода дослуживал Женя срочником на аэродроме, а не в стройбате, значит все же заценили, оставили проштрафившемуся 'летуну' возможность вернуться хотя бы в ДОСААФ инструктором. Если бы... как раз на женькин дембель все развалилось - пресловутая 'перестройка' началась. Но парню хотелось летать, почти как другим жить или пить... старые учебные самолеты со свалки, заброшенный аэродром, немного руки прямые приложить! Улыбка полагается, как все просто и готов частный аэроклуб. Стал Женя-предприниматель катать по небу богатеньких московских буратин, благо к тому времени они уже народились в товарных количествах на обломках Союза. L-29 не сверхзвуковой истребитель, но острых ощущений обладателю толстой задницы и не менее толстого кошелька может доставить с лихвой. Что, кстати, испытал и Александр на своей собственной шкуре, имелись деньги шальные в свое время, когда он 'бандитствовал' - не все же на баб и кутежи тратить? Он сполна тогда реализовал свою давнюю детскую мечту примерно в такой же пост-досаафовской шарашке, где за отдельную плату и возили, и даже учили летать всех, кто платил.
  -Саратовский УАЦ... отец у меня техником там всю жизнь пахал, и я с рядом возле самолетов крутился. Я с этой 'элкой' двадцать девятой с самого начала по жизни шел. На ней в первый раз и взлетел в первой кабине пацаном в двенадцать лет. Так, что техника хоть и старая была у нас поначалу, но знали мы ее с мужиками до последнего винтика. -с тоской вспоминал Евгений 'золотые времена'.
  -Завидую черной завистью, а кредитами как вышло? Тебя кинули?
  -Так не для себя же я брал! Надо было расширятся, 'тридцать девятые' нам предлагали по смешной цене, а в одном месте Як-40 можно было приобрести, они живучие, еще бы летал у нас... и, б...ть дефолт! Возврат мне гады насчитали в рублях по новому курсу доллара и счетчик включили с первого же дня просрочки!
  -Дальше можешь не рассказывать, в Москве тогда валили людей за карточный долг, у нас в провинции все же до такого беспредела не докатились.
  -Вот жизнь повернулась ко мне, лицом или жопой, скажи? Я ведь жив и свободен, а в небо уже мне подняться никогда, даже пассажиром! Ты понимаешь!!!
  -Посмотрим еще не вечер... погоди, тихо! Машка, зараза за дверью подслушивает, сейчас я ей дам.
  Александр молнией метнулся к дверному проему, одна секунда - одно движение. Раз, и дверь распахнута настежь. Тот, кто за ней скрывался, при всем желании не успел бы отпрянуть, так все быстро было проделано.
  -Ой... напугали вы меня! -за дверью оказалась Катя в длинной до пят ночной рубашке и накинутом поверх цветастом халатике.
  Девушка весьма тактично 'не заметила', что Сашка не только ее напугал резким движение, но и случайно еще кое-что проделал. Рука, которая должна была ухватить убегающую прочь Марию за косу в своем движении наткнулась на 'мячик' девичьей груди и указательный палец лег точно на упругий сосок. Вышло - нарочно не придумаешь, хорошо хоть его новый напарник этого эпического прокола не видел.
  -Прости Кать, я не хотел тебя обидеть. Думал, Машка опять хулиганит.
  -Будет вам наговаривать, спит давно она... я тут Евгению Яковлевичу одеяло и подушку принесла.
  Катюша передала ему свою ношу и сразу же удалилась, предварительно пожелав всем спокойной ночи.
  
  -Девчонки знают откуда мы?
  -Младшая знает, она меня встретила месте посадки и видела, как я горел. Старшая догадывается, девочка она умная.
  -Может продолжим завтра с утра? Раз уж намекает хозяюшка, что мы засиделись? -улыбнулся Евгений.
  -Как скажешь... санузел в конце коридора возле лестницы, спать тебе придется здесь на диване, в доме только одна кровать в спальне у девок.
  -А ты сам?
  -А мне облом, я же - мутант, как профессор верно подметил. -не без грусти заметил Александр, -Пойду в аппаратную к модемам и ноутбуку, 'оперу писать' для наших спонсоров.
  -Прости... забыл.
  -И еще, держи вот, второй ключ от оружейного ящика, на верхней полке твои фунты и немного рублями серебром, условленное вознаграждение за труды. База недавно прислала, здесь Pound sterling заместо 'зелени' идет, как валюта твердая. Можешь там же взять себе ПМ. Рекомендую!
  -Так вроде в Питере относительно спокойно, на каждом углу по полицейскому, или мне показалось?
  -В Питере - да, и то местами, а вот в провинции везде тот еще Гондурас, так что лучше носи на всякий случай. Есть у меня другие стволы, но они на любителя. Тебе же, как без пяти минут офицеру, 'макар' будет привычнее.
  
  Ночь... тишина, приятная тьма, темный сумрак за окном. В теории должны патрулировать городские улицы ночные сторожа, по крайней мере с домовладельцев полиция собирает на них деньги, Александр аккуратно платит каждый квартал. Но это отвлеченная теория, на практике же если и существуют обходчики, в чем есть определенные сомнения, то покой спящей окраины они не тревожат стуком своих колотушек.
  Он составил электронное письмо и отправил, щелчок микрокнопки под пластико 'мыши', привычная работа. Хитрая программа сама порезала файл вложения на мелкие куски и теперь аппаратура межвременной связи пытается пропихнуть информацию через 'тощий' канал. Светодиоды на модемах и трансивере весело мигают, однако процесс идет медленно, пару килобайт скинули, получили квитанцию и погасли лампочки, пауза в несколько минут... отрабатывает свой цикл машина времени. Затем в пространство между прошлым и будущим на высоту в пару километров будет заброшен очередной кусок проволоки - антенна, снова сеанс связи и так пока проволока на барабане не кончится или аппаратуру не выключат.
  Необычный сегодня день и ночь не из рядовых. Кто-то на базе определенно страдает бессонницей, спустя час Александру приходит ответ. Благодарят, 'награжден и назван молодцом', почти как у Высоцкого и вдобавок пообещали компенсировать расходы на освобождение непутевого 'летуна' Жени. Так же есть в письме упоминание, что 'они' согласны платить своим резидентам в прошлом постоянную зарплату, только вот пока есть определенные технические трудности с перечислением денег в прошлое, и это тоже радует. Еще бы хозяева 'раскрыли карты', сказали бы прямо кто такие и чего хотят, а то уже второй год подряд идет игра в шпионов и разведчиков. Через профессора Александр уже знает, что их спонсор, якобы 'научный фонд' работает с территории Швеции, по крайней мере, туда переправлена часть оборудования и оттуда приходят деньги для российского сегмента Проекта, лии как теперь его называют в служебной переписке - TRP, time research project.
  Еще один сюрприз, судя по служебной информации в окне почтовой программы, из будущего идет в прошлое длинный файл, давно таких писем не было, почти на мегабайт 'телега'. Подробная инструкция, приказ, методичка, план работ или что-то другое? Через час узнаем, а пока лишь счетчик неторопливо бежит... один процент, два и три.
  Пока Александр ждал, делать было нечего, он перечитал старые письма от профессора и прикинул, чего следует ожидать. По слухам, дошедшим до России, спонсор собирается устроить масштабный эксперимент. Как полагает профессор, российской империи предоставят через посредников некоторое количество нетипичного для данной эпохи оборудования, что конкретно пришлют пока неизвестно. По весу и по объему для машины времени в теории ограничений нет, можно хоть авианосец сюда отправить, или танковую дивизию со всеми ее складами и танкодромами, или любой современный завод.
  Добрые дяденьки в белых халатах вложат нашей исконно-посконной мартышке в шаловливую лапку снаряженную гранату, и кольцо выдернут - исключительно в научных целях, надо полагать, а уж как она боеприпас затем употребит? Остается надеяться, что в TRP головой думают и вышеупомянутое 'оборудование' - отнюдь не ядерное оружие и средства его доставки до цели.
  Вот ты размечтался Сашка, поперло тебя как начинающего наркомана с ядреного косяка. И ближе к реальности товарищ попаданец: при любом раскладе мы не улетаем, а пролетаем как фанера над Парижем. Вряд ли до такого размаха у спонсоров дойдет, 'Das ist fantastisch!', слабо им по-любому, финансовые возможности наверняка непреодолимый барьер создадут. Максимум и предел мечтаний, расщедрятся 'не наши' ученые на несколько миллионов 'баксов', весь их бюджет на Проект туда и уйдет без остатка. Если только попутно, для себя спонсоры не предусмотрели 'выхлоп', способный компенсировать все их издержки. Вот тогда может и в самом деле чудеса чудесатые начнутся в росимперии, и на Марсе будут яблони расцветут к началу следующего века.
  Они уже раз пробный шар закинули с винтовками... а значит жди что-то в этом роде. Образцы хай-тека должны быть или воспроизводимыми местной промышленностью, или как вариант - их должно быть много для эксплуатации и получения полезного эффекта, иначе игра не стоит свеч.
  Почтовик отработал, пора смотреть 'мыло', предчувствия его не обманули, мерзлый лед томительного ожидания стронулся. С базы прислали короткую служебную записку в пять строчек и договор на десять страниц, который надо обязательно прочитать, подписать и отправить обратно. Бюрократия и в далеком теперь ХХ-ом веке правит вовсю, без бумажки с печатью шагу не ступят. Беглый просмотр 'портянки' поперек строк, так и есть, дождались. Им предлагают роль технических советников-консультантов без права самостоятельного вмешательства в ход процесса, руководить и направлять эксперимент должен специально подобранный кадр из местных. К великому сожалению, база полностью права, на роль вождя Александр не тянет никак, и вновь обретенный современник, судя по тому, как он закончил свою деловую карьеру, не подойдет.
  Знать бы еще заранее, кого им назначат боссом, пока безвыигрышная лотерея, остается лишь на кофейной гуще гадать. Подходящих кандидатур до неприличия много, век богат на 'ярких' людей, да только три четверти из них, из успешных - с иностранными фамилиями, остальные же - русские стабильно пребывают в нише неудачников, ни у одного задумка 'не взлетела', как хотелось. Не то, что бы он такой уж ярый патриот, но обидно за предков, и есть тайное желание поправить, или даже 'похерить' данную негативную статистику.
  
  День-ночь, сутки прочь за тонким стеклом окна алеет заря, самого горизонта не видно, обзор плохой мешают дома, но отсветы на облаках видны отчетливо. Четыре часа утра еще минута и дом начнет оживать после спячки... В дальнем конце коридора осторожные шаги, легкий стук двери, Катя проснулась, сейчас закончит утренний туалет и приступит к обычным повседневным хлопотам по хозяйству. Первое время девчонка вскакивала в три, еще затемно - горничные так и встают обычно, иначе им просто не справиться со всем объемом работы. Александр первое время раз за разом возвращал ее в спальню, пока не приучил наконец просыпаться позднее, так-то вообще договаривались с ней на пять часов и даже будильник он ей заводил, но у нее всегда выходит с опережением.
  Едва уловимый звон металлической посуды, тихое гудение газовой плиты не услышать, но готовит Катерина на современной кухонной технике, к хорошему люди привыкают быстро и печь у нее теперь идет в ход только на масленицу, случается и по другим праздникам иногда, как правило - зимой. Постепенно по второму, по жилому этажу распространяется соблазнительный запах... блины? Вряд ли, скорее Катя решила блеснуть сегодня своим фирменным блюдом - лепешками, она их делает из смеси пшеничной и ржаной муки и ухитряется как-то ловко обжаривать маленькие куски теста в масле. Вторично хлопает дверь спальни, дробный топот босых ножек. Машка вскочила, учуяла вкусный запах и бегом бросилась на кухню. Судя по крикам, Марию оттуда выгоняют, отправляют умываться и одеваться, а она громко протестует. Александр прислушался... так и есть, Катя все же выпроводила 'мелкую', но что-то все же ей уделила 'на зубок'.
  Пятый час, Мария стремглав несется по коридору, вот она забежала в кабинет.
  -Вставайте кушать!
  Через минуту Машка пулей влетает в аппаратную, рот разинула крикнуть, но увидев, что Александр занят чтением деловых бумаг, девочка быстро нырнула обратно за дверь. Время идти на завтрак, но он не торопиться. Надо закончить с договором, что бы потом к нему не возвращаться. Еще в той жизни Абрам, бывший 'судейский' его приучил, прежде чем подписаться под какой угодно, даже самой незначительной бумажкой - всегда внимательно читай и вникай, во избежание разных нежелательных последствий, и порой действительно - помогало.
  Снова шаги, Машка идет к нему, хлопает входная дверь.
  -Я тебе пожрать принесла! - прямо на стол к нему торжественно водружается тарелка с лепешками, а маленькая 'официантка' проворно убегает на кухню и возвращается со стаканом в железнодорожном подстаканнике.
  -Чай остыл, кипятка нет, Катька не сготовила, самовар не ставила. Она с твоим дружком любезничает, ей недосуг! -с милой улыбкой наябедничала на старшую подругу Мария.
  
  Едва Александр успел закончить не особенно обильную трапезу, как появился и главный виновник вчерашнего праздника, пришел из кухни 'хрононавт намбер ту'.
  -Я... даже не знаю как сказать... насчет Кати... мы решили поженится.
  -Совет да любовь! -сразу определился Александр.
  -Она тебе уже рассказала? Когда успела, ведь только я ей предложил!
  -Сам догадался, девки с утра не поругались, в первый раз с ними такое, не пришлось разнимать, а Машка еще и жратву с кухни мне притащила, чтоб я вам не мешал.
  -Только вот... сколько лет Катюше?
  -По паспорту шестнадцать, а на самом деле пятнадцать стукнет этой осенью, пришлось немного подделать паспорт, иначе бы ее на курсы телеграфисток не взяли.
  -Нас обвенчают, брак зарегистрируют?
  -Без вопросов, накинете служителю культа стольник поверх обычной таксы, поп упрется - в другую церковь велкам. Только в Казанский собор не суйтесь! -ответил ему Александр и в самом деле, при местной то развитой коррупции... не вопрос. Евгений мог бы и сам догадаться.
  Однако заметно, колеблется 'летун', скорее всего довлеют предрассудки той старой жизни.
  -Женя ты не стремайся... в народе не смотрят не на паспорт, а на сложение девки, на 'стать'. Жила бы Катька в деревне, так уже ребенка бы в животе носила.
  -Но все же...
  -Тебе че молодец прынцессу заморску нать? -насмешливо спросил Александр подражая народному выговору, -Так по им табун графьев с князьями до тебя топтался. Катя - девчонка добрая, чистая... Где ты еще такую возьмешь, и она за тебя хоть снова в прорубь, да еще головой вниз!
  Евгений постоял минуту, две, три и ничего не сказав вышел, отправился обратно на кухню к возлюбленной.
  Топот, опять кто-то бежит к аппаратной, на сей раз оказалось - Катя, взгляд безумный, совсем девка ошалела от счастья. Александр только и встать успел навстречу, как девушка к нему на шею кинулась в объятия. Горячий поцелуй вышел у них смазанным, наполовину в щеку, забыла Катерина от волнения его уроки, учил он ее в мае как правильно, в шутку конечно. Тяжелая Катька у нас оказывается, пришлось ее из-за разницы в росте придержать за ягодицы, пока целовались, быстро девчонка набрала вес после тяжелой болезни. Подержать ее минуту в руках, оценить в последний раз прежде чем отдать другому навсегда. Грудь, бедра и попа взрослой, хорошо сложенной девушки, только лицо все еще полу-детское, а значит - к черту предрассудки, пусть смело идет под венец... отпускаем.
  
  Катя уже давно скрылась за дверью, унеслась со всех ног к суженному. Александр вздохнул, судьба-злодейка, в который раз он 'мимо кассы' с женщинами пролетает, собрался сесть и 'добить' договор, надо закончить, остался один последний параграф. Только не вышло, его оказывается 'домогаются', стоит рядом Машка и изо всей своей силенки рвет его за подол рубахи и за штанину.
  -Ты чей-то Катьку то а? -шипит Мария, совсем как разъяренная кошка, большие черные глаза горят огнем праведного гнева, ой какая злая.
  -Маша! Я Кате заместо отца в данный момент... и тебе кстати тоже. -напомнил он 'мелкой' вполне очевидную вещь.
  -Тогда и меня давай эдак целуй! -сразу же выдвинула ультимативное требование Машка и губы смешно выпятила.
  Пришлось Александру взять ее на руки и 'чмокнуть' в лоб прямо под челку, хотел было опустить обратно, но она обняла за шею, совсем как Катя несколько минут назад.
  -Погоди, скажу че на ушко! Важное! -шепчет 'мелкая' и делает 'круглые глаза', словно и в самом деле что-то такое знает.
  Горячее дыхание в самое ухо и слова, словно из горячего же воздуха вылепленные.
  -Саш, а них с Катькой любовь?
  -Да. -он не стал скрывать и этого очевидного факта, Мария девочка умна, она все понимает.
  -Как у нас?
  -Да... -машинально, не подумав, ответил Александр, и за это сразу же был наказан.
  'Чмок' и полное ухо слюней, Машка постаралась напоследок, удостоила знака внимания.
  Что имеем... одного ребенка, одного своего питомца он благополучно сплавил, а вот Машка по прежнему на нем висит и сейчас - буквально. Он осторожно опустил ее в кресло, куда ранее сам намеревался сесть сам.
  -Так... Мария... сколько тебе лет, только честно?
  -Много, я большая!
  Загадочно улыбается Машка, еще бы повод есть, считает, что избавилась от опасной конкурентки. Он ее и раньше спрашивал о возрасте и отвечала она ему всякий раз по разному, в зависимости от текущего настроения, выходило в диапазоне от семи до одиннадцати. Установить истину трудно, надо искать деревню, где она родилась, там должна быть запись в церковно-приходской книге, свидетельствующая о появлении Марии на свет. Хотя не факт, что существует на сей счет достоверная информация. Попы сплошь и рядом спустя рукава выполняет функции ЗАГСа, порой даже пол ребенка у них указан неверно, а уж искаженные даты, имена и фамилии стали обычным явлением. Менделеев, когда с ни пересекались в Соляном городке, рассказывал, как ходил две недели в Святейший Синод, ходатайствовал, что бы исправить описку одного такого косорукого регистратора. В паспорте у него все в порядке, но когда в Университете, куда он устраивался преподавателем, запросили данные с места рождения для проверки, то сразу возник неприятный казус.
  -Большая девочка значит?
  Машка охотно кивает кивает головой... и хитрая, заметно сразу. Но ничего, Александр и на нее управу найдет, уже почти нашел. Пора ее воспитывать по настоящему, и пусть этим занимаются дипломированные специалисты, у него не выходит никак. Ремня ребенок не боится, быстро поняла, что только пугают, а так 'рука не подымется'. Сладкого лишить за столом, а не работает такая мера, с ней обязательно Катя поделится своей порцией.
  -Раз большая значит пора тебе в школу! Осенью пойдешь в гимназию или в училище, куда уж возьмут.
  -А может не возьмут? -Мария сразу же скорчила недовольную гримаску, давая понять, что не жаждет приобщаться к наукам.
  Александр прикинул, во дворе и на улице 'мелкая' бегает с подружками шести-семи лет, текст читает бегло, прямое следствие разглядывания вместе с Катей иллюстрированных журналов. Всю долгую зиму девки этому занятию охотно предавались каждую свободную минуту, даже фильмы на ноутбуке их так не привлекали. Если только 'Маркиза Ангелов' им понравилась, три раза крутили, да сборник мультфильмов 'Том и Джери' Мария временами смотрит.
  Арифметика - хуже, но с Катькой за покупками по лавкам она ходит, а значит с практической стороной счета знакома. Засада... требуют еще молитвы, что-то она знает безусловно еще от матери, но едва ли сможет внятно продекларировать перед экзаменатором. Катя пыталась ее обучить, в 'приличных домах' дети перед приемом пищи обязательно должны читать молитву, но дом Сашки к этому разряду не относиться.
  -Маша давай, вспоминай, как тебя я учила!
  -Отце наш, паси нанебеси... Катька я не помню дальше, хоть убей!!!
  В первый класс не возьмут, Машка и по возрасту не подходит, там от восьми до девяти дети, есть еще подготовительный класс, туда ее и стоит определить.
  
  С Катюшей же вопрос разрешили быстро, в понедельник начали, а в субботу закончили. Стала она Катериной Малышевой, законной женой казанского мещанина Евгения Малышева, бывшего... не важно кого, времена меняются.
  Сама церемония венчания прошла без особой помпы, венчались утром при малом стечении народа, в церкви были лишь две-три бабки и обслуживающий персонал.
  Обошлись они и без непременных атрибутов свадьбы богатых мещан или купеческого сословия. И ничьего лишнего внимания не привлекли, венчается очередная пара молодых, не бог весть какое событие.
  -Саша не надо нам кареты с лакеем нанимать, лошадей белых и бледоранжей барских не надо, я ведь не барыня какая! -сразу же категорично потребовала новобрачная и пришлось пойти ей на встречу.
  Заявление было сделано в понедельник вечером, она уже оказывается дом присмотрела неподалеку, времени зря не теряла. Катька от природы вообще девка хозяйственная, лишние траты не одобряет. Без подарков все же не обошлось свадьба ведь, что-то прислал профессор от себя, что-то отправили спонсоры, и Александр не поленился сходить до ювелирной лавки за 'бранзулеткой' с камушками. Но более всего порадовал Катю огромный плюшевый медведь, зимой профессор прислал целую гору мягких игрушек. Львиная доля зверушек досталась Машке, меньшую часть раздали знакомым, и Александр одного 'ведмеда', самого большого и пушистого, отложил Кате на день рождения. А теперь пришлось 'топтыгина' подарить ей на свадьбу, и трогательно и смешно одновременно.
  Гулять особо не гуляли, пить много не пили, хоть 'Горбатого Мишу' не зови посаженным отцом на образцовую комсомольскую свадьбу. Получился по факту праздничный ужин, из гостей были только дворник Тихон и его супруга с детьми. Они же и за свидетелей на церемонии бракосочетания присутствовали и больше никого.
  Как-то даже обыденно вышло, выпили собравшиеся за здоровье молодых, а потом 'общество' на как бы на мелкие группы разделилось. Катя оказалась с детьми, пока ей с ними проще, грызут себе орехи, конфеты, пряники и развлекаются.
  Зинаида на правах опытной домохозяйки принялась Евгения уму-разуму учить.
  -Вы Катьку не напрягайте зазря... молоденька девочка у вас, годик обождите, а потом уже ребеночка заводите. На ножки перво дитятко встанет, тогда поди и второго можно.
  Александра заинтриговало, им ведь без проблем, презервативов база прислала чуть ли не тонну, а как аборигены поступают, как в народе проблему планирования семьи решают? Спросить он не решился, как-то здесь не принято.
  Тихона же развезло, не стоило ему мешать коньяк с водкой, русский человек к такой смеси непривычен. Стал он вспоминать, как в старые времена пороли всю их улицу скопом. Не господ конечно лупили, а только 'подлый люд'. Мужик тогда мальцом сопливым был, но все прекрасно запомнил, и как розги телегами навезли и как солдаты с полицейскими людей секли беспощадно.
  -За что хоть били, за бунт, за восстание?
  -Да не... у нас народ тихий, в холеру не поднялись, а тут почто?
  Что там у них произошло и в каком году Александр так и не понял толком, возможно дворник путает даты, а может у него в памяти сложились воедино все события последнего мрачного времени, когда действительно - кнут, палка и розги стали чуть ли не национальным символом страны.
  
  Жизнь вскоре пошла обычным порядком. Разве лишь Машку с ее куклами и прочими игрушками переселили в кабинет, а бывшая детская перешла в полное распоряжение молодоженов.
  Дом Женя с Катей купили и рядом, на той же улице соседний сторговали за приемлемую цену. Его прежний владелец, бывший помещик давно уже намеревался перебраться поближе к центру. Барину, ведь с мещанами и прочим 'быдлом' окраин бок о бок жить не комильфо.
  Только сразу переселятся туда было нельзя, требовался капитальный ремонт и отчасти надо было кое-что изменить, на строительные и отделочные работы почти все лето и ушло.
  Чем вызвано такое решение? Ведь можно было найти жилье в другом районе или воспользоваться съемной квартирой, как и поступали многие из 'среднего класса'? Катя не захотела: во-первых к Машке привязалась, хоть и скажешь на первый взгляд, что отношения у них были дружеские. Во-вторых ее привлекал... правильно - водопровод, была возможность врезаться в трубу и обеспечить еще одну семью коммунальными удобствами, давления хватало. В Петербурге водопровод к тому времени уже появился в некоторых центральных районах, но там воду брали не из притока Невы, а прямо из реки, причем чуть ли не из самого загрязненного места, фильтров не было и нередко вода шла потребителю прямо с запахом и вкусом тухлой рыбы. Это у моремана Пикуля корюшка из кранов на сковородку сама выскакивала на скоородку, тот еще сказочник, оказывается.
  Чем бывшему летчику заняться во второй половине века 19-го, когда самолеты даже в проектах еще не взлетели? А тем же чем и остальные аборигены, занятий много, можно и просто жить в свое удовольствие, благодаря вознаграждению от спонсоров такая возможность имелась.
  Однако, превращаться в рантье и стричь купоны Евгений не захотел, работа фотографа его не привлекла, сперва возникла у него идея податься в армию офицером, или прапорщиком на контракт, но оказалось можно только рядовым и в пехоту и лет на пятнадцать сразу. Конец метаниям положила Катя, утащив мужа на телеграф, где его сперва взяли на стажировку слесарем в ремонтные мастерские, а затем получился заметный карьерный рост. Не хватало 'линейных' рабочих для восстановления поврежденной линии Москва-Петербург и туда отправили часть ремонтников, хоть и не их задача. Из командировки Евгений вернулся уже мастером, начальником, а далее к осени продвинулся до первого классного чина в табели о рангах, из мастеровых перешел в служащие. Причиной столь головокружительной карьеры, как ни странно стали не технические познания попаданца, а крепкий кулак и готовность приложить этот весомый 'аргумент' к хитрой роже вороватого подрядчика, поставлявшего телеграфному ведомству гнилые столбы.
  Что же до нововведений и прочих изобретений 'из будущего' в электросвязи, то здесь ничего у него не вышло, скудные технические возможности мастерских развернуться не позволяли. Если только, пока в он работал по ремонту, то смог усовершенствовать аппарат Морзе, нашел пару лишних деталей, снова пригодился учебник связиста РККА 1938-го года издания. Что 'ой, а тут колесико совсем другое!' заметила еще Катюша, когда осваивала материальную часть телеграфного аппарата, и попыталась даже донести до преподавателя рацпредложение, но не смогла. Не обратили внимания специалиста на попытки молоденькой 'девочки с косичкой'ь, а вот мастерового выслушали и кое-что ему удалось 'продвинуть'.
  
  
  
  Глава третья. На добрых крыльях.
  
  
  Выдержка из докладной записки товарища генерал-инспектора по инженерной части генерал-адьютанта графа Э И Тотлебена в главный штаб его императорского величества об открытиях и изобретениях в области инженерного дела за 1861-ый год.
  
  ...Следя за литературою по вопросу о свободном полете в воздухе, можно вообще усмотреть следующее, вопрос этот в настоящее время, по-видимому, изобретатели стремятся разрешить тремя способами:
  а) При помощи воздушного шара с приспособлениями для управления движениями в вертикальном и горизонтальном направлениях - так называемое статическое плавание.
  б) При помощи механической работы, развиваемой машиною на гребных винтах и крыльях прибора - так называемое динамическое летание.
  в) При помощи непрерывно последующих вспышек различных взрывчатых веществ _ способ, представляющий самое новейшее измышление изобретателей.
  Относительно этих способов можно вообще сделать следующие замечания:
  Для свободного полета воздушного шара необходимо достигнуть возможности по желанию управлять движением шара как в вертикальном, так и в горизонтальном направлениях. Для управления шара в вертикальном направлении, очевидно, должно иметь ів своем распоряжении средства как для подъема, так и для опускания шара, смотря по желанию, и с полною безопасностью, на требуемую высоту и неограниченное число раз; но, как известно, для этого не только не имеется никаких средств, но даже при нынешнем состоянии учения о гидростатике должно думать, что средств этих достигнуть невозможно и в далеком будущем. Для управления же шаром в горизонтальном направлении, очевидно, должно иметь средства для направления его полета независимо от направления ветра, действующего на оболочку шара, независимо от направления воздушного течения, в котором шар будет находиться; средством для такого передвижения доныне служили устанавливаемые в гондоле или корзине шара какие-либо легкие машины, приводящие в движение гребные пинты или крылья, быстрым вращением или качанием которых думают не только преодолеть влияние воздушного течения на оболочку шара, и сообщить этой оболочке поступательное движение с желаемой скоростью и по желаемому направлению (шар Дюпюи-де-Лома).
  Оставляя совершенно в стороне вопрос о конструкции и эффекте действия гребных винтов и крыльев, о котором ныне не может быть и речи за совершенною еще неизвестностью законов движения тел в воздухе, самым простым соображением легко убедиться, что сопротивление ветра или давление воздуха на оболочку шара при поступательном его движении настолько велико, что машина, достаточная для его преодоления, из всех известных ныне типов, как то: паровая, нефтяная, пульверизационная, газовая, аммиачная и т. п., даже самой облегченной конструкции, все же имеет еще такой вес, который превосходит подъемную силу шара, для движения которого машина должна быть употреблена...
  И потому, при нынешнем состоянии учения об аэростатике и технике движущихся машин, должно утвердительно полагать, что все предположения о доставлении воздушному шару свободного полета должны быть относимы к области невыполнимых фантазий.
  Такой исход вопроса о свободном полете шаров привел многих к убеждению, что полет в воздухе при помощи шаров, как для тел, легчайших воздуха, совершенно невозможен, и что, основываясь на полете птиц, он возможен лишь только для тел, тяжелейших воздуха, если только эти тела или приборы обладают такою механическою силою, что в состоянии вызывать своими исполнительными механизмами такое сопротивление воздуха на этих последних, которое в состоянии уравновесить силу тяжести этих приборов. Этой последней цели думают достигнуть установкою на приборе проектированной конструкции легких и сильных машин, которая, действуя на гребные винты или крылья, вызывала бы указанное выше сопротивление воздуха, или иначе, машина должна быть настолько сильна и вместе с тем настолько легка, чтобы она держала в воздухе не только себя и все необходимые для ее действия аппараты и припасы, но также и вес самого прибора и находящихся в нем людей (летуны Хенсона и Соколовича). Но если доныне не существует еще машин даже такой легкости, чтобы их мог поднимать и нести воздушный шар, то тем более нельзя думать о машинах, которые должны держать в воздухе не только свой вес, но еще и большой посторонний груз, и потому при нынешнем состоянии техники все приборы со свободным полетом при помощи механической работы точно так же должны быть отнесены к области фантазии.
  Кроме того, за совершенною неизвестностью ныне законов сопротивления воздуха телам, движущимся в нем, не имеется никаких данных для того, чтобы судить о возможной конструкции летательных приборов, построенных на указанном основании.
  Что касается до предположений, начавших появляться только в самое последнее время, сообщать телам свободный полет при помощи непрерывных вспышек различных взрывчатых веществ, то в отношении их можно заметить, что все взрывчатые вещества обладают более дробящею силою, нежели метательною, и если даже для черного пороха, обладающего наибольшею метательною силою при сравнительно наименьшей дробящей силе, является необходимым ослабить эту последнюю для возможности употребления его в ракетах, то тем более невероятно предполагать, чтобы взрывчатые вещества получили применение к полету в воздухе, действуя ли непосредственно реакциею своего давления при вспышке, как, например в ракетах, или же в машинах для сообщения им движения, потому что всякое взрывчатое вещество, особенно же содержащее нитроглицерин, ранее раздробит помещение, в котором произойдет вспышка, нежели сообщит какое-либо поступательное движение этому помещению или его подвижной стенке.
  Из всего сказанного следует, что при нынешнем состоянии техники движущих машин, а также учения об аэростатике и аэродинамике не представляется пока никакой вероятности, чтобы воздухоплавание тем или другим способом получило какое-либо развитие или усовершенствование, противу настоящего его состояния, совершенно одинакового с тем, в котором оно находилось в прошедшем столетии в момент предложений Монгольфьера, Шарля.
  ЦГВИА, ф. 401, оп. 4/928, 1862 г., д. 34, лл. 3-13. Подлинник, ф. 740 (л), д. 835, лл. 6-13. Черновик.
  
  Кто сказал, что лето - это целая 'маленькая жизнь'? Так и выходит обычно... и жизнь и маленькая и цельная, текущие повседневные хлопоты поглощают время, куда-то вечно оно исчезает. Александр работает в своем фотоателье и обучает помощника - Ваську, сына дворника. Плюс на нем же висит текущая переписка с базой, с профессором и со спонсорами Проекта. Второй попаданец в прошлое вовсю перестраивает недавно приобретенный дом и одновременно пытается совершенствовать телеграфное дело в рамках обязанностей по службе и наслаждается обществом молодой жены.
  Август месяц... вот и близится конец теплого сезона, другие заботы возникают, так Машку пора пристроить в какую-нибудь приличную школу. В воскресную при местном приходе ее Александр уже отправлял пару раз 'для опыта', вернули обратно с запиской - сама не учится и другим детям не дает, священник с ней не справился.
  Проблема, а где взять информацию об учебных заведениях, если расспрашивать знакомых бесполезно? В ближайшей книжной лавке были приобретены справочники: 'Нистрем К.М. Адрес-календарь санктпетербургских жителей, составленный по официальным документам и сведениям К. Нистремом.' и 'В.М. Матвеев Путеводитель. 60,000 адресов из Санкт-Петербурга, Царского Села, Петергофа, Гатчина и прочия, 1854.'. Нистрем достался с изрядной скидкой, так как составлен аж в 1844-ом году.
  -Берите, берите господин хороший... с тех пор мало что поменялось! -авторитетно заверил приказчик, -А ежели чего нет, так у Матвеева посмотрите.
  Что же делать, глянем... весьма 'популизательно', составитель знал толк в этом нелегком деле, словно слюна с обложки капает. Первые три страницы идет сплошное 'Его сиятельству Александру Христофоровичу Бенкендорфу, господину шефу жандармов...' и так далее в том же духе. Юмор у предков своеобразный, выглядит адрес-календарь примерно, как телефонная книга с посвящением председателю КГБ, еще бы только индекс благонадежности проставить сразу напротив фамилий. Впрочем, жители Петербургской, Выборгской и Охтенской части могут не беспокоится, они 'по неимению новой нумерации домов 1836 года' не входят в состав наглядного указателя.
  Эпоха 'Палкина'... самый смак: дворцы и церкви есть, казармы есть, и тюрьмы указать не забыли, а вот школы отсутствуют как класс, нам умные не нужны - верноподданных дураков подавай. Остается Матвеев... этот 'диссидент' и видно с шефом жандармов не в ладах, а посему адреса женских гимназий присутствуют, вдобавок справочник хоть и составлен в 1854-ом, но свежая редакция - 1861-го года с дополнениями и даже с картами.
  -Собирайся Машка, осень на носу и школоте пора в школу, -пошутил Александр, и как всегда в шутке немалая доля истины завалялась.
  Надо ребенка ему куда-то пристроить, раз сам он ее воспитанием заниматься не может, да и не способен, путь специалисты с ней поработают.
  Гладко было на бумаге справочника, в первой же гимназии их с Марией жестко 'обломали'. Приветливая и общительная директрисса, проводившая собеседование с родителями абитуренток, в один момент превратилась в злобную фурию, едва только до нее дошло, что нерусская фамилия Штейн не комплектуется приставкой 'фон'. Сразу и губы в точку и взгляд презрительный сверху вниз... куда это, в калашный ряд, да свиным рылом?
  -Мы учениц из податных сословий не принимаем!
  Александра тут же и ознакомили с подробными правилами, оказывается и 'дворняг' далеко не всех здесь ждут с распростертыми объятиями, а только помещиков-рабовладельцев с количеством 'быдла' не менее ста голов на одного хозяина. Есть такой пунктик в самом конце списка и мелким шрифтом прописан.
  -Позвольте... у вас же указано, что 'всесословная' гимназия? И разве крепостное право отменили в прошлом году?
  -Обращайтесь к попечителю! -на этом разговор и закончился, пришлось откланяться в смысле 'плюнуть и уйти'.
  Почему же его сразу, с порога не 'завернули' прочь? Видимо, встретили их с Машкой по одежке, оделся он в этот раз 'прилично' - под барина, Катя настояла... вдобавок модную тросточку для 'шика' прихватил с собой. Если только галстук завязать не смог самостоятельно, две штуки порвал, прежде чем догадался обратится за помощью к Кате. И его манера держаться на людях сработала на обман, он не привык 'спину гнуть' лишний раз перед всякой чиновной 'хренью', вот и обозналась дамочка из дворянской гимназии.
  Следующий этап, следующая женская гимназия... учебных заведений в Петербурге хватает, все же столица большой страны, а не провинциальный Мухосранск на задворках. В этот раз Александр, прежде чем идти на собеседование, навел справки у вахтера, несшего службу возле входа.
  -Скажи дед... простых то берут сюда или только из господ?
  -Берут всех, тока плати, не сумлевайтесь! -был ему ответ.
  Но и здесь им не повезло, на этот раз по другой причине, на этот раз пережитки феодализма не помешали и нарождающийся капитализм не при чем.
  -Ты зачем 'училке' нагрубила? -спросил он Машку сразу же, как только они покинули гимназию.
  -А че она злая такая, ишь как она на меня зыркнула...
  -Маша, учительница не злая, а строгая! -пугать ремнем 'мелкую' он не стал, все равно уже не боится.
  Он и сам, скорее всего, в первый класс без особого энузиазма пошел - воспоминания стерты, однако, интуиция подсказывает, что так и было. Привыкшая к 'свободе' маленькая деревенская дикарка и тем более не хочет, но есть в словаре такое слово - 'Надо!'.
  Затем на их пути была еще одна 'простая' гимназия, и тут машкины 'фокусы' и ухватки не сработали, на 'приемке' в этот раз мужик оказался, хоть и вполне интеллигентного 'академического' вида. Мелкая изо всех сил демонстрировала нежелание учиться, но на нее особого внимания никто не обратил, крутых 'пацанок' здесь уже видели ранее не раз. Тогда Мария быстро сменила тактику, и так то хрупкой комплекции от рождения, а тут еще и съежилась вся в комок, бросает на своего покровителя жалобные взгляды 'На кого ты меня оставляешь?'... на сей раз заметили. Правда, 'злой учитель' истолковал ее поведение по-своему.
  -Может годик повремените пока господин Штейн, не слишком ли ей мало лет? -предложил преподаватель, оторвавшись на минуту от оформления документов, вопрос 'брать или не брать' решен положительно.
  -Не смотрите на нее, артистка еще та... в подготовительный класс по возрасту сойдет! -Александр на этот раз решил не отступать и довести начатое дело до конца.
  -Плохо ей придется, вся ведь извертелась, ровно обезьянка. Как будет в классе часы высиживать? Слишком уж бойкая девочка, трудно ей будет в первый год.
  -А что, уроков физкультуры... пардон гимнастики у вас не заведено? Там бы и вертелась вволю, раз уж не может сдерживаться.
  -Бог с вами... в женской гимназии, зачем? Это только в кадетских корпусах принято, как и фрунт, и ружейные приемы заодно. Танцы у нас для них, час в неделю отведен. Неужели у вас в Британии девицам в школах гимнастику преподают?
  Скользкая тема, а он не подготовился, не предусмотрел... опять Александру, гостю из будущего приходится выкручиваться. Как 'там' за проливом устроена система образования он банально не знает. Вроде какие-то колледжи сомнительные, а технической 'вышки' у англичан и вовсе нет пока. Пришлось отговорится, дескать он сам - самоучка, на практике все сам постигал и школьный порог сроду не переступал. Щурится опытный 'препод', по лицу видно - сомневается... верит или не верит? Черт с ним, иного варианта ответа нет, не рассказывать же ему о советской десятилетке и о ВУЗе. Вроде 'прокатило'... сошло за правду, Альбион далеко, пусть проверяет, если есть сомнения.
  -А специальной спортивной... тьфу... гимнастической школы в Петербурге нет совсем? В самый раз бы для нее подошло.
  -Хм... нет... хотя постойте, постойте! Коли вы считаете, что вашей Марии не только для головы, а для рук-ног развитие потребно, так я вам балетное училище порекомендую.
  -А где находится, куда идти? В адресе-календаре Питера балетной школы я не нашел.
  -Театральное училище расположено подле Александринского театра, два отделения у них всего: драма и балет. Вам во второе надо. Ежели хотите, то черкану записочку туда к одной моей старой знакомой, в юности за ней приударял, поди-ка помнит меня еще.
  -Спасибо!
  -Насчет худой славы театрального при Незабвенном... не бойтесь, те времена прошли. Весь состав учителей и воспитателей недавно сменили и теперь там дурному вашу девочку не научат.
  
  Александринка... место из разряда 'слышал звон, да не знаешь, где он'... к счастью для невежественного попаданца, питерские извозчики в 'курсе', и вопросов лишних не задают.
  -До феатру с конями ваш-сиясь, везти прикажете?
  Как Александру объяснили, театральное училище помещается не в самом помпезном 'феатре с конями', а в пристройке рядом. В свое время, в сороковые годы от Александринского театра к Чернышеву мосту строился ряд домов, в которых должны были поместиться вся административная часть театра, школа квартиры артистов и преподавателей. Первоначальный фасад домов архитектор Росси намеревался устроить по образцу парижского Пале-Рояля. С двух сторон арки, а в глубине их должны были находиться магазинчики и кафе. Вроде бы логично, место отдыха и для посетителей театра и для самих артистов. На практике вышло иначе, в планы известного зодчего вмешался другой 'великий инженер-строитель', решивший, что французский разврат нам не надобен, своего хватает выше крыши. Арки заделали и превратили в жилые и служебные помещения, над арками поместили воспитанников, а в верхнем этаже воспитанниц. Во дворе, в больших флигелях отвели помещения для артистов. Однако 'людей искусства' быстро вытеснили многочисленные театральные чиновники, их не менее многочисленная родня и прочая обслуга. Что бы император Николай Павлович лично не строил, дворец, собор или театр, а всегда у него выходила казарма, так и здесь получилось.
  
  Училище они с Марией искали долго, хоть и находилось оно в двух шагах от них. По давней российской традиции ни указателей, ни вывесок снаружи не заведено и внутри казенного здания никто толком ничего не знает. Выручил пробегавший мимо солдатик, которого Александр 'тормознул' в одном из длинных коридоров. Вроде театр, а кругом сплошь одни 'погоны', без мундира, в цивильном - ни одного не встретили, разве только женщины иногда попадались.
  -Балетное? Девки? Так оне на чердаке ваш милость, у их окна закрашены, вам туды. Табачком не угостите, али пахитоской?
  Александр на радостях даровал сметливому бойцу целиком пачку сигарет. Надоело ему уже шататься битый час и расспрашивать встреченных важных, а иные тут не водятся, чиновников. Да еще и не всякий чин 'снизойдет' до посетителя, одному он чуть в морду не дал от накопившегося раздражения, умеют все же здесь профессионально 'отшивать' людей.
Оценка: 5.97*52  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"