Иванов Петр Иванович: другие произведения.

Врезка в "старый" текст

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.77*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Убираю лишние "сопли", ввожу кровь... что-то мало у меня ГГ бьют господа офицеры и прочие "благородные", надо править, иначе какая-то фигня выходит. Заодно и "выправляю" техническую линию. Это просто образец, т.к. корректировать и выкладывать заново буду все главы по мере готовности.

  
  День стоит отличный, по хмурым петроградским меркам разумеется, вид у Александра вполне приличный, зеленый мундир выглажен с вчерашнего вечера посредством сковороды с углями, сапоги заранее начищены и с утра 'надеты на свежую голову'. Общую картину портит лишь уродливое 'ведро' кивера, но что поделать - военная 'мода' здесь такая. В небольшой казарме топографов имеется кое-какая роскошь в виде зеркала, и как раз перед помутневшим от времени куском стекла он в данный момент и стоит. Молодец хоть куда... из разряда - да креста на них нет. Нательный крестик он потерял где-то под Фридландом год назад и до сих пор так и не восстановил утраченное, никто не требует, а самому как-то 'лениво', хоть и стоит символ веры копейки. Знак отличия военного ордена послужит хорошей заменой, только вот как-то не смотрится новенький серебряный 'Егорий', там, где его надо носить, не место ему между пуговицами на груди, но 'так принято' и придется смириться. К чему маскарад, куда унтер-офицер собирается? На сегодня у него планы совместить приятное с полезным, с утра он намерен 'снять' девицу, как раз для 'приятного времяпровождения', а во второй половине дня хотелось заглянуть в санкт-петербуржский Арсенал и оценить общий технический уровень местной промышленности. И о местных питерских девках, и о местных заводах представления у него пока очень и очень смутные, пора наконец исправить такое нехорошее положение, благо свободное время есть, надо сказать спасибо Аракчееву.
  Улица, как улица... место он выбрал удачное, не центр города, но и не окраина, где коровы и козы между редкими домами бродят, офицеров поблизости нет, правда и с девушками определенный 'напряг', первую приходится ждать минут пятнадцать. А вот идет навстречу одна молодая 'особа', судя по специфическому франко-нижегородскому виду - как раз для нижнего чина, кто еще на такую польстится?
  -Разрешите... мадемуазель... познакомиться с вами?
  -Пошел прочь хамское отродье! Не то будочника позову! -нос 'мамзель' моментально задрала вверх, чуть ли не в небеса и... печально как-то все выходит, бить то унтер-офицера зачем... он же вежливо спросил.
  Первые и скоропалительные выводы - к тем особам женского пола, что таскают с собой веера и манерами 'косят под дворняжек', лучше не подходить. Как-то неприятно получить веером по лицу, теперь стало понятно зачем этот предмет обихода нужен местным питерским 'дамам', а вроде прохладный климат не располагает к таким приспособлениям.
  Следущая 'девица', едва Александр к ней повернулся кинулась от него со всех ног, как мышка от кота. Собственно, на нее он внимание обратил лишь из 'спортивного интереса', подросток, или по крайней мере, выглядит девчонка лет на тринадцать-четырнадцать. Наконец появились и те 'что доктор прописал', и сразу две, подружки-кухарки возвращаются с рынка, тяжелые корзины со всякой всячиной в руках... Сашка сразу же и к ним 'подкатил', но не сразу его приняли.
  -А не мо-о-олодой, ты чай солдатик, на девок то лезть? -нараспев встретила его вопросом первая и девиц, даже рта открыть не дала, опередила, и смеются обе удачной шутке.
  Он и в самом деле забыл, что благодаря воздействию машины времени выглядит в категории 'до двадцати', на самом деле... куда как больше выходит.
  -Я может и молодой, да у меня хрен с бородой! -сострил Александр, не совсем удачно, но девушки не обиделись, улыбаются, грубоватый солдатский юмор пришелся к месту.
  Познакомились они и тут же, разговорились... простые у девиц русские имена - Анфиса и Ульяна, обычные и милые молодые лица. Не судьба им составить компанию нижнему чину, девчонки на работе, а 'штрафуют' хозяева-работодатели в этом веке, как правило, 'плюхами', розгами или даже батогами. Пришлось расстаться, 'телефончик', а точнее адрес девушки все ему оставили, заходи солдат на огонек. Александр, правда не уверен, что без проводника сможет отыскать вечером особняк 'барина кавалера Гаврилова', который 'все туточки знают'. Номера домов как-то еще не заведены пока в столице, и даже таблички с названиями улиц большая редкость.
  Первая удачная 'поклевка' с утра внушает определенную надежду и Сашка решил продолжить упражнения в 'пикапе' питерских девиц, однако не везет что-то ему далее. Причина выяснилась быстро, подсказали добрые люди... нашлась какая-то сердобольная бабка из прохожих, объяснила очень доходчиво.
  -Че касатик пригорюнился, девки тя не жалуют поди?
  -Сам не пойму чего им надо?
  -Так у тя усов то нет! А оне любят, им надобно.
  Еще один неожиданный 'выверт', каприз столичной моды, отстал Сашка от жизни... еще одно напоминание о последней неудачной войне с французами, шведы и турки не в счет, их за серьезного противника не держат уже давно. После Фридланда последовало 'сверху' распоряжение сделать все как у 'них', усы, мундиры, марши и так далее.
  За спиной у Александра вдруг какое-то резкое движение, едва он уловил опасность боковым зрением, отреагировать не успел. Сильный удар в ухо, его голова мотнулась в сторону словно на пружинах подвешенная, кивер по инерции улетел вниз и под ноги, бабка, с которой он беседовал испуганно кинулась прочь. Резкая боль, точно в мозг раскаленная игла вонзилась и на секунду свет в глазах померк, а затем солнечный день вдруг стал серым, точно сукно казенной солдатской шинели.
  -Как стоишь мерзавец! Руки по швам! - оглушает сзади командный не то рев не то рык на всю улицу.
  В той, в другой жизни за такое жесткое 'отеческое внушение' расплата бы последовало незамедлительно, да хоть сам министр обороны... рылом в асфальт хулигана, а там пусть даже и в дисбат пошлют, все равно. Здесь же приходиться смириться. Александр покорно обернулся и вытянулся по стойке 'смирно', едва подавив желание ответить должным образом. Золотой век на дворе, стоит нижнему чину на минуту-другую забыться и ему обязательно напомнят самым доходчивым способом, что ты никто, государственный раб, как и многие миллионы тебе подобных. И откуда проклятое 'их ...ство' подкралось, Александр же осмотрел улицу, прежде чем уделить должное внимание девушкам. Такое впечатление, что намеренно сидел подполковник-гвардеец в засаде, прятался где-то в одном из дворов-колодцев и поджидал свою жертву.
  Предупреждали же его, что в столице концентрация разного рода 'держиморд', 'дантистов' и прочих 'крутых фрунтовиков' на квадратный метр превышает все разумные пределы. На войне проще жизнь солдату, там 'их', особо ретивых регулярно отстреливают не чужие, так свои, а здесь заповедник. Проще и в провинции, особенно в маленьких городах, где всегда можно подловить любителя 'крутой дисциплины' и разъяснить ему кое-какие, подзабытые им, статьи 'Артикула воинского'. По крайней мере так сослуживцы Сашки и проучили одного гарнизонного поручика, имевшего дурную привычку 'строить' и 'взыскивать' егерей посредством физического воздействия. Подкараулили ребята вечером 'их благородие' у трактира в темном переулке, мешок на голову и далее... средствами народными - руками и ногами, урок пошел, что называется впрок.
  Ну мерзкие и рожи у этих 'бла-а-а-ародных' текущего века, тьфу... прилично они выглядят только на парадных портретах, а по факту многие застряли где-то между австралопитеком и питекантропом, до неандертальца не дотягивают никак. А штабс-капитан Денисов, помниться, еще предлагал в одном из прожектов для академии наук поискать древние кости в известняковых карьерах Неандера. Зачем там рыться в древней пыли, 'они', ископаемые предки человека по Питеру бегают в товарных количествах и устанавливают здесь свои дикие порядки.
  -Кто таков!? Какой полк?! Кто шеф? -беснуется, брызжет слюной во все стороны перед Сашкой рыжая обезьяна в гвардейских эполетах, глаза мутные и красные навыкат, лицо того же цвета как задница у павиана, интеллектом господин не обременен, продвинулся не далее первой части устава, заметно и без тестов на IQ. Манеры соответствующие, особо 'бла-а-ародные', это когда сперва бьют солдата, а потом начинают делать замечания и придираться.
  Вопросы начальствующее лица для 'доходчивости' немедленно подкрепляются увесистыми тычками по пуговицам солдатского мундира, и беленький крестик 'Егория' увесистый господский кулак не обходит стороной, придется потом править мягкое серебро. Кривясь от боли, ведь голова раскалывается на сотню частей, Александр медленно отвечает, стараясь сохранить спокойствие, а руки так сами и просятся в 'дело'. Жаль, свидетелей вокруг много, а то бы он успокоил этого рьяного поклонника 'морды' и возможно - навсегда, как самого первого командира их 13-го.
  -Пошел вон скотина... -наконец, милостиво отпускают нижнего чина, а нет, 'барин' вдруг одумался, прежде чем Александр успел сделать шаг в сторону, -Стой! Скажешь своему ротному... триста палок дать, за поведение предерзостное!
  -Нет... погодь, а ну дыхни! Пьян? Еще сто палок вдобавок, скажешь я велел! -презрительный жест, взмах руки, и Сашке все же дают возможность уйти, он поднимает с брусчатки помятый свой зеленый кивер и быстрым шагом удаляется, на сегодня представление завершилось. Что характерно - зрителей не было, народ равнодушно проходил мимо, картина привычная для российской империи, дали солдатику 'в рыло', значит так и надо, нижний чин всегда виновен.
  Он трезвый, а вот гвардейский 'полу-полкан' с большого бодуна и несет от 'высокородия' как от скверного самогонного аппарата. Пожалуй, так даже лучше, нарвался бы унтер-офицер на трезвого 'фрунтовика', одним ударом в ухо бы не закончилась бы у них беседа. Можно сказать, что в этот раз отделались 'легким испугом', если повезет, то лопнувшая барабанная перепонка срастется. За годы службы наш современник так и не научился правильно 'есть глазами' начальство, и многих 'бла-а-ародий' это обстоятельство приводит в натуральное бешенство. Мало того, что у нижнего чина по умолчанию нет ни чести, ни достоинства, так еще будь добр изображать 'рвение', восторг и обожание перед самым занюханным подпоручиком из вечно рваной 'гарнизы'. Просто так смотреть на 'них' нельзя, ты же раб, ты должен сдохнуть, а сделать хозяину нечто приятное... должен извернуться, изобразить, что-то вроде собачки двуногой... Гав-гав 'вашеродие', нижний чин Шарик готов помереть за вашу палочку, бейте его, он только радуется и просит добавки. Скрипи зубами унтер-офицер, и не вздумай вслух что-нибудь ляпнуть, уползай прочь, а 'барин' гордо выпятив грудь колесом отправится дальше на поиски очередного 'мерзавца'. Вроде уже нашел 'виноватого' ревнитель порядка, к полицейской будке подходит, подбирается неслышными шагами, сейчас 'дедушке' с допотопной алебардой, что мирно дремлет там внутри 'прилетит'. Даже ведь не представился подполковник, видимо, личность в здешних кругах известная, не иначе покалечил 'отец-командир' уже не один десяток солдат и чрезвычайно горд своими заслугами перед отечеством. В такие тяжелые, отвратительные минуты всегда Александр задавался вопросом, а почему он до сих пор здесь, а не 'там' по ту сторону границы российской империи? Ведь мог же десять раз дезертировать в ходе войны 1807-го года, да и позднее в бывшей Польше, когда их полк одно время стоял на самой границе? Кусок хлеба насущного теперь уже не бог весть какая проблема, как в первые годы вынужденного 'путешествия в прошлое'. Кое-какое полезное ремесло он давно освоил и руки не 'кривые' от рождения у него, где-нибудь смог пристроится, разве что 'языковой барьер' мешает... вряд ли, скорее нечто другое, что трудно выразить и словами и даже мыслью уловить невозможно...
  В такт размышлениям опять 'стрельнуло' внутри головы, словно разрядом тока обожгло. Как 'они' только умудряются так сильно и точно бить? Не всякий профессионал сумеет ударить подобным образом, 'фрунтовики' ведь сплошь дилетанты, в реальной драке редкий из них продержится хотя бы минуту. На памяти Александра, однажды исправник их Мухосранска, тот самый печально знаменитый 'Упырек', спьяну решил принять участие в кулачных боях на масленницу. 'Ужас всего уезда', человек с одного удара выносивший зубы и ломавший ребра 'для порядку' и правому и виноватому, даже размахнуться не успел толком, и положил его какой-то совершенно неприметный мужичок из обывателей. Своего рода инстинкт 'дать в рыло' у 'господ' за триста лет уже выработался, да только не поможет им такой 'навык' когда время расплаты настанет.
  Алая кровь на левой щеке унтер-офицера тонкой струйкой стекает вниз, надо стереть пока на воротник и погон 'краска' не попала, как назло носовой платок затерялся где-то в глубине кармана, придется сорвать лист с клена. Упрямо лезут 'наверх' воспоминания, совсем не кстати... вроде бы он и телевизор толком не смотрел никогда, а отложилось незаметно. Уютная студия, может быть передача 'Взгляд', а может и нет? Мягкий свет софитов ласкает глаз - осветители сработали на пять, профессор с козлиной бородкой стенает и плачется перед микрофоном. Рассказывает ученый-историк, как 'пьяная матросня и солдатня' поубивала в Санкт-Петербурге в мятежном 1917-ом массу дворян и аристократов, людей благородных, 'цвет нации' на штыки подняли и в Неве утопили... Всем срочно в добровольно-принудительном порядке каяться, молиться и платить... платить не понятно кому, 'новым русским', что ли? Его бы, профессора-очкарика сюда в 'золотой век', собственной персоной и нижним чином, в ухо 'пробить' благородной офицерской рукою потомственного интеллигента, а затем пулемет с заправленной лентой на сто патронов дать ему... потом посчитать трупы в мундирах с эполетами на бульварах. На отвлеченных теориях мы все гуманные, а вот как лично под 'раздачу' попадешь, так потом что-то крови хочется, да побольше...
  Боль в голове потихоньку утихла, а с нею и улетучились и все несбыточные планы мести, эксперименты по перебиванию плетью обуха не для Александра. Девицы как-то тоже отодвинулись на задний план сами собой, куда они денутся, успеет он еще добраться до дома пресловутого Гаврилы-кавалера. Остается на повестке дня Арсенал, благо он тут недалеко находиться, вроде бы должен стоять на пересечении улиц Литейной и Кирочной, или где-то совсем близко. Старое здание Арсенала, по крайней мере, судя по воспоминаниям Ивана Федоровича Денисова, располагалось там, а значит и новое, построенное недавно, должно быть рядом.
  Арсенал он нашел без труда, еще бы целый комплекс зданий, да возникло неожиданное препятствие, оказывается заборы и проходные уже изобрели, по крайней мере здесь в Питере.
  -Не проси унтер, не пущу! -дед-вахтер из отставных солдат преградил путь и не обойти его никак.
  -А может договоримся дедушка? Я за штофом в портерную сбегаю? -попытался было Сашка найти общий язык, однако не получилось.
  -Не-а, мне за тебя в Сибирь идти опосля? -был ему ответ.
  -Раньше же всех пускали в Арсенал?
  Тако раньше... тебе чаво надобно, на пушки глянуть? Вон оне во дворе лежат, а сюды нельзя теперича!
  В само деле только и остается 'глянуть', перед основным зданием разбит небольшой сад, обнесенный кованной железной оградой, растительность чахлая, городская - одни кустики и молодые деревца, зато чугунных старых пушек там действительно хватает. Одни орудия свалены как попало, другие покоятся на специальных каменных подставках, третьи и вообще врыты в землю дулом вниз в качестве столбиков ограды у декоративного заборчика. Примерно как в московском Кремле, только беспорядка больше, оно и понятно, завод все же, а не музей под открытым небом.
  Судя по калибрам 'древние древности' представлены разной бесполезной мелочевкой от трех фунтов и меньше, остальные где-то еще служат в крепостях, или лежат в хранилищах. Примерно такие же 'грозные орудия' Александру пришлось совсем недавно изымать в Польше у местных помещиков, ездил унтер-офицер по деревням и фольваркам с командой, отбирал у поляков их любимые 'витоватки', заодно и польский-матерный в совершенстве освоил. Раньше там у каждого себя уважающего пана обязательно имелась в хозяйстве такая пушечка или даже две-три для пальбы по праздникам, однако власти распорядились конфисковать все частные орудия после очередной 'рухавки'. Мера скорее карательная - 'шоб им поплохело', чем предупредительная, никакой боевой ценности салютные пушечки-мелкашки не имеют, ядер к ним нет, а картечь из короткого ствола далее пятидесяти шагов не летит.
  Почему чугунный хлам не отправили на переплавку? Видимо экономически нецелесообразно пока, хватает и обычного металла.
  Он уже собрался было уходить, присел 'на дорожку' напоследок на ствол древней пушки, судя по клейму, отлитой аж в Британии чуть ли не век назад. Пальцы, пройдя по разным вычурным завитушкам, как бы сами по себе коснулись шарообразного выступа в казенной части..., как его, винград кажется? У орудий 20-го века такой архаичной детали нет и в помине, или нет... как раз у минометов имеется подобное 'яблочко' для соединения с опорной плитой. Минометы... а ведь он в минометной батарее последний год и дослуживал во взводе связи и управления, воспоминания еще живы в памяти. Как-то обсуждали он с Денисовым возможности для применения в бою орудий навесного огня. Убедить ему штабс-капитана, что мортира или миномет имеют некоторые преимущества так и не удалось. В начале века 19-го все основные задачи на поле боя решаются исключительно пушками, гаубицы и единороги держат на вооружении лишь ради стрельбы разрывными снарядами, но и они ведут огонь полупрямой наводкой и только по видимой цели. Первый опыт массовой стрельбы с закрытых позиций, вынужденный - это война в Крыму, где 'все в дыму' и будет она примерно через полвека.
  Что-то он, Сашка, засиделся лишнего, как бы опять не попасть под горячую руку очередному скучающему без дела 'фрунтовику'. Поздно он дернулся, снова опоздал, единственный проход в арсенальский скверик уже перекрыт, разве только через забор махнуть? Подошла целая толпа, именно толпа типа 'стадо', а не воинская часть, хоть и люди в военной форме. Кадеты, что-ли с младшего курса какого-то столичного корпуса пожаловали на экскурсию, плюс капитан-артиллерист за старшего, и с ними уже никак не разминуться теперь. С другой стороны по умолчанию этот офицер вроде бы серьезной опасности для нижнего чина не представляет, отпетому 'держиморде' вряд ли бы детей доверили для воспитания, забьет ведь подопечных в соотношении три к одному по известному рецепту. Смешно все же лопоухие, коротко стриженные 'воены' выглядят в мундирчиках, пошитых на вырост, возраст десять-одиннадцать не более, неужели он когда-то таким же был 'пацаном', даже и не вериться теперь. Делать нечего, Александр спокойно подходит, отдает честь, представляется. 'Отеческого внушения' посредством удара в ухо или еще куда, как недавно на улице, не последовало. Можно сказать обошлось, данный конкретный носитель офицерского жетона - вполне адекватный.
  Что из себя представляет новое 'действующее лицо'? Да ничего особенного. Офицер-наставник, мужик бывалый, судьбою крепко бит, можно и не смотреть на ордена, вопреки требованиям начальства их все разом не носят, своего рода намек 'дайте следующий чин, наград уже и так достаточно, некуда вешать'. Вот и у него только беленький 'Георгий' в петлице одиноко болтается. Синий шрам от виска к скуле, сабля прошлась кончиком, не хватает пары пальцев на левой руке и вдобавок походка 'неправильная', заметно хромает. Судя по всему, еще один 'вечный' и 'увечный' капитан, каких в российской императорской армии пруд пруди, к 'дембелю' может быть дорастет офицер-неудачник до подполковника, или , как поговаривают, снова введут звание майора... может быть. Лицо у капитана 'жесткое', волевое, но вроде бы не злое и без признаков злоупотребления известными напитками, что в свою очередь не часто встречается в российской императорской армии. Спрашивает, надо Александру отвечать, не ляпнуть бы только чего-нибудь лишнего.
  -Куда собрался егерь, али часом в столице у нас заблудился?
  Сашка объяснил, как смог, было у него намерение посетить музей с артиллерийскими 'древностями', да и на современный завод поглядеть, ему же топографы и писаря рассказывали, что 'пускают любого чину' без препятствий.
  -Бог с тобой братец... Впервые вижу, нешто солдат и вместо кабака сюда пришел? У самого которой уж денщик, сколько их поменял, чуть отвернешься, а стервец уже пьян-распьян, никуда послать их несподобно без должного надзора. В своем ли ты уме?
  -Я нештатный оружейный мастер, вот и хотел посмотреть на станки и приспособления для производства пушек... есть кое-какие задумки, а тут оказывается посторонним доступа нет.
  -Присоединяйся к нам, проведу так и быть, коли есть желание. Хотя тебе братец скорее на Литейный завод надобно податься, в Адмиралтейство, ружья там чинят, а здесь только полевая артиллерия.
  Однако, к великому удивлению Александра, 'так просто' не пустили и капитана с его кадетами, вахтер на входе стоял 'насмерть', как спартанцы под Фермопилами.
  -Эй, Семеныч... открывай, нешто ты меня запамятовал?
  -Никак нет, ваш благородие завсегда помню вас, а пускать ныне никого не велено окромя арсенальских работников. Извольте пропуск представить от ихнего командира.
  Далее последовал со стороны капитана намек на взятку 'огненной водой', но непреклонный дед его отверг, хоть и видно - любитель, 'зашибает по маленькой', нос красный выдает старого отставного солдата с головой.
  -Ладно, бог с тобой... Слышь унтер, посмотри пока за моими, кабы не разлетелись сии щеглы сдуру, непривычные еще к строю. Стань в проходе и никого не выпускай, пока я до конторы сбегаю, тут недалече. -быстро нашел приемлемый выход капитан.
  Пришлось Сашке отрабатывать даровую 'экскурсию'... пугалом назначили для детей. Впрочем, тенденции к 'разлетанию' или 'разбеганию' кадеты как-то не проявляли, видимо казарма им еще не успела наскучить, основная масса равномерно разбрелась по скверику, разглядывают они старые орудия, но небольшая часть любопытный собралась возле унтер-офицера.
  Черт, черт, черт... он же своего, слегка помятого кулаком полупьяного подполковника, 'Егория' с мундира так и не снял, хотя намеревался ранее. Сейчас 'щеглы' обязательно начнут расспрашивать, кого и как и за что... а байки рассказывать о 'героических героизмах' он не умеет. Вообще, вспоминать события недалекого еще 1807-го нет у него ни малейшего желания, особенно сегодня, ведь какой-то сплошной бесконечный 'трэш-угар' был тогда по сути. Попытал Александр было сосредоточиться, и хотя бы вытащить из памяти эпизод со штурмом укрепления, не получилось. 'Ой братцы убили меня... совсем убили!'. Кто кричал, когда... или вообще посторонняя 'примесь' к воспоминаниям? Умирают солдаты в бою обычно молча, или шум перекрывает крики, стоял человек и вот уже скорчился на земле, поймал служивый пулю, вспоминать такое вот занятное 'кино' трезвому трудно. В другое время, в спокойной обстановке, унтер-офицер без труда бы смог поведеть многое, память у него хорошая и цепко держит даже мелкие подробности. Включилась бы в работу его 'вторая личность', отвечающая за 'войну', и помогла бы все события того неудачного года разложить по полочкам и навесить ярлыки, но не сегодня и не здесь. И беда, ведь надо подать подрастающему поколению, этим 'пионэрам' подать информацию красиво, в стиле 'грудью на картечь' или 'семь французов на штык', иначе мальчишки не поймут. Он настрелял французов немало, но такие методы ведения войны и в двадцатом веке вызывают осуждение у многих. Не герой Сашка, ни разу ни герой хоть тогда, хоть теперь, даже когда на люнет полез снимать часового, он занимался лишь рутинной 'боевой работой', иначе он не может, везде расчет у него преобладает над порывом. Первая его личность способна иногда 'дернуться на подвиг', ей ничто человеческое не чуждо, да только в бою управляет тот его 'второй', что совершенно без нервов и без эмоций, своего рода боевая машина.
  -А за что тебе знак ордена...
  -Ни за что, всем кресты давали и мне дали! -упредил он вопрос одного из через чур любознательных 'кадетиков', вышло некрасиво и похабно, как и с девками на улице недавно, но лучше ничего ему придумать не судьба в этот раз.
  -Нешто так бывает?
  -Бывает и не так пацаны, кто в армию попал, тот в цирке не смеется!
  Шутка вообще-то совсем про другую армию сложена, но вполне подходит и к этой, и к любой подойдет. Цирк... была у него сегодня мысль туда сходить для развлечения, единственное место кроме кабака и борделя, куда нижних чинов допускают. Да только оказалось, что в очередном 'приступе православия' столичные власти прикрыли работавший в столице с 1803-го года известный на всю Россию цирк Кьярини. О нравственности народной чиновники беспокоятся, как бы не знакомый ли псих-фельдмаршал и распорядился в свое время.
  Слово за слово и удалось ему успешно 'заговорить зубы' не в меру настойчивым детишкам, как раз продержался Сашка до самого прихода капитана, а там от него и отвязались.
  Типичный образец 'секурности' по-российски в прямом смысле слова, получив от офицера 'бумагу', дед на воротах даже не потрудился посчитать по головам 'экскурсантов'. В пропуске указано, что допущен капитан артиллерии имярек такой-то и люди с ним, а значит - заводи на режимный объект хоть целый полк. Неподкупный страж Арсенала лишь печать проверил на документе, сравнил с имеющимся образцом, а так даже и не читал, скорее всего по причине малограмотности.
  Это только называется - артиллерийский Арсенал и мастерские при нем, а на самом деле за высоким забором прячется целый комплекс зданий, больше напоминающий механический завод. Начали они осмотр со святой святых, с 'литейки'. Перед входом в литейный цех, или по местному 'магазин' капитан провел вводный инструктаж своим подопечным, кроме обычной техники безопасности еще одно категорическое требование было - не кричать и не отвлекать мастеров от работы. Технологический процесс используется самый современный для 19-го века, льют бронзу в чугунные опоки, а не как раньше, когда использовали глиняные формы, слегка укрепленные деревом и железом. Можно сказать - достижение местной промышленности, которым по праву гордятся, пока процесс освоен лишь в Петербурге, брянский и киевские арсеналы работают по старинке. Но есть одно 'но', оказывается, процесс отливки орудий из 'артиллерийского металла' очень даже творческий, состав компонентов при плавке определяют в основном 'на глаз' по цвету или еще по каким, едва уловимым признакам.
  -Химический анализ им сделать не судьба, ваше благородие? -не удержался и спросил Александр у капитана, век еще не тот и время спектроскопов и прочих 'умных' приборов не наступило, но ведь можно и без них.
  -Да как тебе сказать братец... пытаются, однако ж все одно, хорошему мастеру виднее.
  Потом, уже на пути к другим 'магазинам', Сашке объяснили, что в ходу пока лишь методы механического разделения металлов из сплава и они не дают конкретного результата. Не существует и способов определения наличия в бронзе посторонних вредных примесей вроде цинка и железа, об их присутствии можно судить только после изготовления и испытания пушки. Артиллеристы высоко ценят пушки отлитые из 'новой', очищенной меди, и сильно не любят орудия 'перелитые' из старой бронзы, уже успевшей послужить в орудиях или в иных изделиях. Колокольный сплав так и вовсе не годится для отливки пушек.
  -Проверить велишь, а как? Коли взять отпил у торели, будет пятнадцать долей олова, а из ствола, так и шесть... поди угадай, сколько там всякой дряни намешано вдобавок вроде цинка и железа. На пробе стрельбой добрый металл выдержит, а дурной трещинами пойдет.
  -Часто новые пушки на тестах у вас разрываются?
  -Медные? Упаси бог, не упомню такого... а вот чугунные бывает и на пробе рвет и опосля на службе рвет. Будь моя воля, так от чугуна отказался бы я напрочь.
  Оказывается, 'медное' или точнее - бронзовое орудие деградирует постепенно. Пушки с сильными, заметными признаками разрушения переводят в 'облегченный' режим эксплуатации, из них стреляют реже, в основном картечью на уменьшенном заряде пороха, а затем и списывают. Ответственность за многочисленные взрывы пушек, бич артиллерии начала 19-го века лежит целиком на совести коварного и непредсказуемого 'чугуния'. В отличие от 'цветмета' орудие из черного металла разрушается без каких либо предварительных 'предупреждений', его даже нет смысла осматривать периодически после стрельб. Вроде была целая пушка хорошего литья, ни трещин, ни раковин, никаких видимых дефектов не найти и под лупой... и вдруг при очередном выстреле неожиданно разлетается орудие в куски, как хрупкое стекло от удара.
  -С ними только молится надобно... иначе как? Особливо моряки терпят, на крепостных верках от пушки люди при стрельбе отбегают, али прячутся в закрытиях, а куда ты на корабле от их денешься...
  Следующий этап экскурсии, механическая обработка орудий. Здесь цеха-'магазины' собраны рядом, здания стоят компактной группой стена к стене, как солдаты в строю. Причина скученности известная, привод для всех имеющихся в Арсенале станков один единственный - 'паровик' мощностью на пятнадцать 'паровых лошадей', размещенный в отдельной пристройке. Туда капитана и кадет не пустил из соображений безопасности вольнонаемный мастер-англичанин, отвечающий за ценное оборудование. Паровые машины начала 19-го века не надежны и имеют неприятную привычку иногда взрываться при работе.
  -Не особливо то и хотелось... Ишь завели порядки... -с досады высказался офицер-артиллерист, но ничего тут поделаешь, паровой 'монастырь' полностью чужой, и со своим уставом туда не ходят.
  Цех как цех... станки очень даже похожи на настоящие, никакого дерева - один чугун и кованное железо. Шум стоит тоже соответствующий, хотел было Александр кое-чего спросить, но пришлось отложить до момента пока не вышли на свежий воздух.
  -Допуска... с какой точностью детали у вас обрабатывают?
  -Не пойму тебя братец ты о чем? -удивился его добровольный гид, пришлось растолковать ему 'на пальцах'.
  -А вот ты о чем... четверть дюйма, таковы требования на калибр ствола. Ежели не выходит, то дорабатывают в отдельном здании, мы туда зайдем в конце.
  -Слишком много, точнее обработать нельзя или просто так принято?
  -Британцы сверлят до десятой части, так все же зачем тебе?
  Пришлось Сашке объяснить... в принципе ничего нового для офицера-артиллериста, разнообразные опытные казнозарядные артиллерийские орудия известны чуть ли не с пятнадцатого века, да только удачного образца так пока и не создал инженерный гений. Ни одного фрезерного станка он в Арсенале так и не увидел пока и капитан о них понятия не имеет, а значит клиновой затвор отпадает сам по себе, остается лишь поршневой. Лист бумаги, вырванный из блокнота, огрызок карандаша в помощь рассказчику и очень кстати, одними общими словами отделаться не удается.
  -Хитро придумал, проточки с боков и запирание поворотом... Не видывал я такого еще. Да все едино не выйдет у тебя ничего! Одно из двух, или заклинит твой поршень намертво, или болтаться зачнет в нарезке, ежели пороховые гасы при выстреле его не вышибут сразу.
  Опять никакой новизны, как говорится 'дьявол в деталях', несколько лет назад, рассматривая рисунки 'запираемых с казны' орудий в иностранной книге из библиотеки штабс-капитана Денисова, Сашка подметил, что как раз одной, но весьма и весьма существенной детали там и не хватает для создания реально работающей конструкции. Отсутствует так называемый 'обтюратор' до него еще не дошли, была бы в ходу гильза, так он и не нужен в сущности, однако и гильзы нет, логистика пока не позволяет подобные изыски. Как устроен обтюратор у клинового затвора Александр понятия не имеет, однако 'грибок Банжа' у поршневого видеть ему доводилось и на многочисленных фотографиях, и однажды даже 'живьем' в музее удалось пощупать собственными руками. Конструкция простая и принцип действия ее понять не трудно любому дилетанту, все наглядно и примитивно до ужаса, как и положено хорошему техническому решению. Одно лишь горе, общий уровень развития техники в начале текущего века просто 'убивает наповал'... Пять миллиметров... нет ну даже не смешно, штангенциркуль выкидываем на помойку. Денисов ведь угадал, когда предсказывал, что ничего не выйдет, прав на сто процентов и этот капитан-артиллерист, как его по фамилии... Трунин кажется.
  Вот и все, на прожектерстве в этой области можно ставить крест большой и жирный. Ни о каком относительно массовом производстве казнозарядных орудий с таким станочным парком не может быть и речи, даже и мечтать не следует. Если же изделие в чистовую напильником доводить до кондиции, то весь Арсенал будет один единственный ствол выпиливать год, если не больше и скорее всего выйдет у них не пушка, а 'пушечка' смахивающая на крупнокалиберное ружье. Не стоит такая овчинка выделки, одна казнозарядная пищаль с клиновым затвором в московском Кремле уже есть, зачем нам вторая показная 'пукалка'? Для приоритета, когда станут Россию делать 'родиной слонов', и правильного 'гнутия пальцев' впоследствии вполне хватит уже имеющегося задела. Тем более напильники безумно дороги, и самый лучший импортный, британский, служит два-три дня, а отечественного убогого 'поделия' хватает едва ли ни на считанные часы работы.
  За разговорами время летит быстро и вот уже Александр, капитан артиллерии Трунин, плюс табор в полста, стриженных под гребенку, голов 'кадетиков', подходят к зданию старого Арсенала. Там размещены склады готовой продукции, чертежная - аналог КБ века 20-го, еще какие-то мелкие технические службы и заодно имеется своего рода кунсткамера, музей артиллерийских, военно-инженерных и прочих 'редкостей'.
  Музейчик очень даже ничего, есть на что посмотреть, выбор большой: от образцов разного рода сортов 'артиллерийского дерева' и канатов-веревок до всех четырех, производимых в России, разновидностей пороха. В больших стеклянных банках стоят на витрине пушечный, мушкетный крупный, мушкетный мелкий и винтовочный пороха. Войска получают только первый и последний варианты, куда девается с Охтенских заводов мушкетный порох Александру неизвестно, может быть он идет в свободную продажу для населения, или используется в горной промышленности. Пушки, пушками... и в инженерном отделе есть куда бросить взгляд. Такое впечатление, что и они с Денисовым поработали слегка над заполнением экспозиции. Красивые гравюры с изображением вентилируемого водолазного снаряжения явно срисованы с их проекта, даже размеры в миллиметрах остались.
  -Заказали одному английскому заводчику в Бирмингеме, никто у нас за сей хитрый аппарат не взялся, а потребность в нем есть. -дал исчерпывающую справку по странному экспонату Трунин, и в самом деле ничего в 'железе' пока нет для показа и когда еще 'аглицкий заводчик' расстарается.
  Следующий отдел, огромные медные листы-пластинки с чертежами орудий, зарядный ящиков, передков и прочего имущества развешаны по стенам. Оказывается не абы кто додумался, а личная задумка самого Аракчеева, каждой артиллерийской бригаде будет выдан такой комплект пуда на три весом. Капитан Трунин, похоже, гордиться этой явно несуразной инициативой шефа 'всея артиллерии' - видно по лицу. Александр не удержался и высказался в плане, что небольшая справочная книга, пусть даже и с минимумом графической информации офицеру полезнее.
  -Завод все равно будет вносить изменения в первоначальный проект, на бумаге можно и карандашом поправить... не жалко было кому-то труда гравера. Справочник надо небольшой, in folio или даже меньше, что бы в полевую сумку влазил. Свести все данные в таблички, пушки наши и не наши, тяга, снаряды и заряды...
  -Постой братец, а с каких это пор у нас полевая артиллерия переменным зарядом стрелять стала? Ты где его видал? -неожиданно поймал разошедшегося Сашку Трунин на слове.
  -В минометной батарее... -не задумываясь на смыслом сказанного, ляпнул тот в ответ и сразу же 'прикусил' язык.
  Повезло в очередной раз, беседуя с Александром капитан попутно отвечал на вопросы кадетов и поэтому внезапное 'мы из будущего' прошло мимо его ушей.
  -Игорь Филиппович, а вот почему... -встрял в их разговор мелкий 'шкет' и как оказалось очень даже вовремя.
  Что там капитан отвечает парнишке? Что за физика у них тут такая 'православная', где закона сохранения импульса не существует в принципе, а ведь Ньютон с Декартом уже успели помереть давно? Вмешиваться он не стал, нельзя подрывать авторитет командира, для ребятишек капитан же - исполняющий обязанности бога в данном месте. Не его вина, что главный учебник для артиллеристов написан явно неадекватным человеком, 'сумневающимся' даже в выводах Галилея, вместо четких выводов и формул там сплошной божий промысел, синод такой подход одобряет. Тем более странно, у остальных 'ученых' офицеров, у тех, кто получил высшее образование, и с кем Александру довелось столкнуться, физика - в порядке, по крайней мере по тем разделами, какие к тому времени уже хорошо изучены. Ни поручик Яковлев, немножко не дотянувший в морском корпусе до выпуска, ни сам штабс-капитан Денисов подобной 'чуши прекрасной' бытового уровня не несли.
  -А ракета в вакууме, в пространстве безвоздушном, все же полетит, не сомневайся! -шепнул Сашка лопоухому 'ботанику', когда капитан отвлекся на следующего не в меру любознательного кадета, парнишка даже глазами захлопал от неожиданности - как так?
  Посмотрели они на великолепные гравюры по меди, надо двигаться дальше, что же там в самом конце их ждет? Сюрприз... небольшая пушка трехфунтовая в дальнем углу тускло блестит, издали видно - не из бронзы она отлита. Александр своим глазам не верит, никак стальная? Нет, первое впечатление обманчиво, скорее все же стале-железная пушечка, но все равно 'ценный мех' на фоне сплошного литья из цветного металла.
  -Дрянь трехфунтовка вышла, для своих страшнее, нежели для неприятеля. Запарила дымом сквозь швы с пятого выстрела, вот и сюда поместили как редкость редкую. -развеял иллюзии Сашки насчет прорывных, новых технологий капитан. С прожектерством определенно надо кончать, пока не поздно, самое время сменить приевшуюся тему разговора.
  -А вас, ваше благородие за какие грехи из строя того... в кадетский корпус наставником?
  -Через таких как ты братец, через пехоту пострадал безвинно! -весело ответил капитан, история у него недавняя, и видимо не сильно его обидевшая.
  'Вышибли со службы' Трунина за саботаж, неисполнение прямого приказа командования во время последней войны в 1809-ом со шведами. Вышло так, что один 'сильно вумный' обладатель мохнатых эполет велел ему подбодрить картечью в спину свою же пехоту, так как 'егеря трусят, медленно наступают и совершенно строй сломали'. И такой способ воодушевление личного состава в российской императорской армии порой был в ходу.
  -Загнал, понимаешь, генерал людей в болото от большого ума, там пехота по колено провалились, да теперь еще по ним же и палить за то? Они ведь вперед, на врага под пулями идут в штыки! Сам то он экий смелый, под Австерлицем первым бежал, всех бросил французам!
  Трунин приказ выполнил формально, зарядив свои пушки одними картузами с порохом, и 'пролетел'. Нижние чины 'сэкономленные' при такой стрельбе банки с картечью убрали обратно в зарядные ящики, вместо того, что бы выкинуть и уничтожить улики. Еще бы, ведь каждый, набитый чугунными пулями, поддон белой жести стоит пять рублей серебром. Вот и поймали потом капитана на обмане вышестоящего начальства и сидеть бы ему в крепости, а может быть даже и расстреляли в итоге по суду как бунтовщика, да не сложилось.
  -Князь Петр по старой памяти выручил, дело мое замяли, сошло за промотание казенного имущества. В бригаду на роту обратно дороги не было, вот сюда определили, кадр теперь готовлю для артиллерии.
  Затем Трунин не преминул поинтересоваться каким ветром и на кой черт занесло в столицу армейского унтер-офицера. Обычно 'серую скотинку' командировали туда с целью примерки новых мундиров, было такое увлечение у императора, однако на бравого солдатика 'грудь колесом' Александр нисколько не походил.
  -Зачем к нам пожаловал братец?
  -Вызван в распоряжение какой-то комиссии Аракчеева для проведения опытов.
  -Хм... не слыхал, военно-ученый комитет у Алексея Андреевича есть, я сам там состою, ежели только еще чего решили образовать...
  -Не знаю, у меня так и в командировочном предписании указанно.
  -Ладно, пусть так. А моим ты чего наговорил, покамест я за разрешением бегал? Нешто у нас теперь стали огулом нижним чинам знаки военного ордена выдавать?
  -Да так уж это я... просто сказки про семь французов на штык рассказывать не умею, даже девкам. Жопа была натуральная, или всем погибать, или кому-то рискнуть надо было, я и полез. По расчету выходит сработал, а не как у нас принято 'героически'. -признался Сашка, и в самом деле добровольцем то он тогда вызывался лишь в разведку, а вот в штурмовую группу не напрашивался.
  -И послать никого не смог заместо себя, ты же вроде унтер-офицер? -усомнился было капитан.
  -Мог... да только я сам наверняка, а вот остальные... вряд ли. -таков был ответ, и в самом деле он единственный оказался тогда с навыками промышленного альпиниста, и единственный, кто хоть какое-то представление имел, как правильно надо 'снимать' часового.
  -Слава тебе господи, а я уж, грешным делом, подумал, что за работу палкой по солдатским спинам тебя наградили.
  -Неа... в легкой пехоте такого порядка нет, мы же в цепи в основном, а не в во фронте... Да и у линейных я такого не видел ни разу за всю войну, за гвардию правда не поручусь. Не знаю, как у немцев, но у нас с дубьем за твоей спиной никто не стоит и не погоняет, может потому, что народу мало, вечно некомплект в частях.
  -Отрадно слышать, по новому уставу, почитай, четыре шеренги, а не три, в последней обер- и унтер-офицеры с эспонтонами, для понуждения значит 'чудо-богатырей'. Чуть служивый шаг в сторону, али оступится, его и палкой ровно скотину охаживают для вразумления.
  -Я последней редакции еще не видел, но все одно глупость. Из плотного строя солдат в бою никуда не убежит, свои же не выпустят, а если уж паника, так и пушкой обезумевших людей не остановишь. -получилось у Александра почти классическое 'не читал, но осуждаю' и в самом деле так оно и есть.
  -И все ж зря ты моим школярам соврал. Мы не пехота, 'ура-ура в штыки' нам не надобно, а специальный род войск, у нас напротив здравый расчет в цене. По молодости сам было сунулся в пекло дуром на ура, едва жив остался. -капитан Трунин продемонстрировал Сашке искалеченную левую руку.
  Еще одна история под Вильно, события уже далекой, полузабытой войны с поляками, подавления очередного мятежа. Молодой поручик получил приказ с двумя пушками очистить от мятежников башенку над воротами города, да сами ворота заодно выбить. И пехотного прикрытия он тогда спросить не решился у начальника, сочтут ведь за трусость.
  -Через была предместье дорога узенькая, дома и каменные заборы по обе стороны, как в ущелье горном. Нас ружейным огнем встретили полячки из окон палили и с крыш... половина моих людей легла сразу и отбиваться нечем, пушку супротив них не развернуть. Сам не пойму как тогда выскочили из огня и орудия вывезли и раненых вытащили.
  -Ружья у нас в артиллерии так до сих пор и не завели для самообороны? -законный вопрос возник у Александра, вроде бы опыт давно подсказывает такое решение, тем более перед глазами пример французов имеется.
  -Какое там... все начальники против. Боятся, что коли ружья дадут, то и ружейные приемы заставят делать, ружьем метать и в караулы ставить начнут, а нижний чин и так с трудом мудреную науку артиллерийскую постигает.
  Незаметно они разговорились, капитан напомнил Александру кое-кого из далекого прошлого, хотя здесь скорее данный период проходить как 'далекое будущее'. Один в один Колька-прапор которым он служил 'за речкой', та же порода людей, что невольно располагает к себе простотой и естественностью. 'Кэп' спрашивает, как ему тут живется? Как, как... там где постреливают, там неплохо в сущности, а вот в мирном и далеком от войны Питере унтер-офицер сделал шаг со двора и тут же получил 'в ухо', в тылу врага на разведке, или среди 'дружественных' братьев-славян на позднее и то он себя увереннее чувствовал.
  -А ты брат с норовом, этак до классного чины не доживешь! Бьют - так беги, нешто тебя в походе на цепи держали? Я сам при покойном государе подумывал к пруссакам податься, батюшка нынешнего царя имел обыкновение на смотру и офицеров тростью лупить за разну безделицу, и меня раз эдак отметил.
  Прямо в лоб... а хотя, если вспомнить того же Федьку Булгарина, то вполне приемлемый выход и положения 'Бьют - беги!'. Никаких особенных комплексов насчет некой 'Веры Царевой' у народа в погонах пока не водится, казенная пропаганда не работает и никто не заставляют ни солдат ни тех же 'кадетиков' заучивать наизусть бессмысленные мантры. Трунин себе приставку 'фон' не прикрутил лишь потому, что русских военных особенно не жалуют за границей и берут на службу крайне неохотно, требуется протекция. Булгарину же повезло, редкий случай, нашлись не то дальние родственники, не то знакомые в польском легионе у Юзефа Зайончека. За капитана проблему же решили другие офицеры, в мрачном Михайловском замке с помощью сакрального шарфика и табакерки заговорщики произвели успешную смену императора. У Сашки же такой 'халявы' нет и не предвидится, ему из нижних чинов не выбраться законным путем, разве что и в самом деле кто-то из местных 'богов' обратит на него внимание. Послужной список у нашего современника безнадежно испорчен с самого первого дня 'поступления в ряды' российской императорской армии, а для продвижения в чинах далее унтер-офицера требуется 'беспорочная служба'.
  ......................................................................................
  Следующий пункт программы ознакомления с могучей российской промышленность. И что это за сарайчик в стороне от основных корпусов такой хитрый, куда 'идем мы с Пятачком', пардон - капитаном Труниным и его кадетами? Еще один предмет гордости Арсенала, 'наиновейшие машины' родом все с того же туманного Альбиона, пока в единственном экземпляре. Батюшки-светы, да это же никак далекий предок гидравлического пресса для кузнечно-штамповочных работ? Мелкий на удивление, правда, в детстве не то кормили мало, не то водкой 'белый орел' чугунный англичанин злоупотреблял, но все основные признаки в наличии и матрица есть и пуасон даже виден... Мастеровой в грязном кожаном халате закладывает обрезок железной полосы, поплевал на руки, глубокий вздох и почти двухметровое колесо прокручивается одним рывком. 'Бумс-с-с'... обрезки летят в одну сторонуи прямо под ноги, свеженькая готовая деталь - в другую, в ящик, наполовину заполненный готовой продукцией. Здесь уже отчетливо попахивает веком ХХ-м с его конвейером. Действительно хай-тек, сколько времени раньше кузнец должен был над такой фигурной скобочкой страдать, а здесь лишь две минуты требуются. Капитан говорит, еще одну 'машину' уже заказали в Британии, специально для штамповки подков, раз первый опыт массового производства вышел удачным.
  Александр извлек из потайного кармана мундира блокнот и карандаш, подковы ему ни к чему, а вот сам пресс очень даже нужен. Пуля Минье имеет достаточно сложный профиль и может статься ее проще будет штамповать чем отливать при массовом производстве, свинец ведь достаточно пластичный материал, холодная ковка послужит дополнительным бонусом. Следует только обязать заводчиков поставлять сырье не в 'свинках', как сейчас, а в прутках определенного диаметра и еще нужна машинка для резки заготовок.
  -Что, опять прожекты унтер? -подначил его капитан, молодежь за его спиной хихикает, им по глупости простительно.
  -Да... только не подковы а пули, не проще ли вырубать их из прутка на вашей машине, чем выплавлять в формах?
  -Долго ведь выйдет?
  -Так мы не по одной, а сразу штук по двадцать заложим в специальную матрицу, свинец он же мягкий металл. Каждые две минуты по два десятка, работа двухсменная, сколько за месяц получится? Отходов точно меньше будет... лишь остаток прутка, его снова в переплавку, а так сколько у нас металла улетит в небеса или придется на обрезку литников, их же все равно обрубают?
  Трунин задумался, что-то подсчитывает в уме, с математикой у 'богов войны' начала 19-го века все в ажуре и ядра в кучах могут учесть легко и замысловатые задачки решают с трехэтажными формулами, правда, скорее для 'общего развития', реальное дело движется у них в основном эмпирически.
  -Надо будет прикинуть, как по цене выйдет. У нас как раз обсуждают вопрос о централизованной заготовке казной ружейных патронов, уж решили калибр единый завести в кои веки. В субботу на заседании комитета у меня доклад по способу отливки свинца инженера Гайскона. Помяну и твои соображения обязательно, пускай решают.
  -Это не тот ли самый... с карронадами?
  -Тот, тот... и гасконады то ж его. Сманили у нас дедушку Карла Карловича в Россию при Екатерине, да только помер он в шестом году. Чего поделать, коли своих путевых литейщиков нет.
  -К частным заводчикам не обращались из военного ведомства?
  -Да ты унтер ровно не от мира сего? Наши только казну объегорить мастера, вот и зовем варягов как в старину.
Оценка: 8.77*15  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Федотовская "Академия истинной магии"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Н.Зика "Портал на тот свет"(Любовное фэнтези) И.Арьяр "Лунный князь. Беглец"(Боевое фэнтези) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"