Иванов Петр Иванович: другие произведения.

Новый эпизод

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.92*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новый эпизод, время действия - лето 1807 года, плюс воспоминания ГГ о "лихих 90-х" уже другого века, а так же своего рода "экскурс" (можно сказать - кошмарный сон) ГГ в "виртуальное" будущее." Эпизод закончен, но пока не разбит на главы и не встроен в основной текст.

  [Новый эпизод - начало.]
  
  Хороший сегодня с утра выдался день, погода отличная как на заказ, пожалуй, лучше и не придумаешь, а на душе все же как-то 'нехорошо', не то слово - 'стремно'. Война... у нее свои законы и обычаи, так здесь в начале 19-го века как раз предпочитают жечь порох и лить кровь именно в такие вот пригожие летние деньки. Солнышко светит, мелкие птички беззаботно чирикают, природа вокруг радуется и расцветает во всей своей красе, а значит настало самое подходящее время для того, что бы кому-то штыком живот разворотить, или пулей голову продырявить, сабле тоже найдется работа по специальности.
  Началось как обычно, с утра сигнальным рожком подняли людей в 'ни свет ни заря', час на продирание глаз и все остальное. Зубодробительный ржаной казенный сухарь и горячая вода вместо чая сойдет за немудреный солдатский завтрак, скажи спасибо, что есть хоть такой. Хлипкая логистика российской императорской армии и в мирное время хромает на все четыре ноги, вечно чего-то недодают нижним чинам, а в ходе отступления и вообще 'скопытилась' окончательно.
  Полк медленно уходит серой колонной в утреннем тумане на запад, а его куцый обоз напротив, спешно собирает имущество, снимает палатки, грузиться и уползает на восток, суетливое движение туда-сюда, не в первый раз и не в последний - привычная уже в 1807-ом году картина.
  Место Александра сегодня в передовом дозоре охранения, обычно его взвод туда не посылают на маршах, но в этот раз застрельщики идут первыми, так задумано. Раннее утро... роса и пыльца полевых трав оседает тонким слоем на голенищах солдатских сапог. Он всегда любил ходить по обочине, там меньше пыли приходиться глотать и в этот раз не изменил своему старому пристрастию, благо передвигаются они 'вольно' и каждый из бойцов сам выбирает себе место в походном строю.
  -Давай гляди веселей! Не на похороны собрались! -то и дело подгоняют и ободряют сзади нижних чинов командиры и начальники всех рангов.
  Печальный, ежедневный юмор войны, к которому уже давно привык каждый солдат, хоть и не на кладбище они топают, но кое-кто наверняка угодит сегодня на небеса, без потерь ни одно столкновение с противником, ни одна 'безделка' никогда не обходиться, можно сказать - закон. Из 653-х нижних чинов и офицеров, поднявшихся сегодня утром с бивака далеко не все вернуться вечером к кострам нового лагеря.
  Все основания для опасений есть, предстоит не простая 'дежурная' перестрелка с авангардом французов... нет, отец-командир в этот раз задумал посчитаться с 'хранцами' за Фридланд. Речи толкать полковник определенно не умеет - косноязычен, но все же вчера вечером 'напутственное слово' для нижних чинов было. Да мог бы он и не потеть лишний раз, и так все понятно, что российскую императорскую армию супостаты недавно 'извращенно поимели' и следует теперь вернуть им должок, или хотя бы попытаться это сделать.
  Нижних чинов обычно не посвящают в планы командования, они могут лишь догадываться по некоторым признакам о приближении рокового 'дня Х', но народная мудрость гласит - 'шила в мешке не утаишь'. С тех пор как полк обзавелся по случаю новыми ружьями покоя никому не стало, пошла чередой сплошная 'прикладка, прицелка' - этому занятию отдано все свободное время. Заброшена была даже святая святых армии 19-го века - форма, воевать можно и без штанов, лишь бы было из чего вести огонь, лишь бы бойцы умели стрелять. Александра так и вообще разрывали надвое, утром-днем он инструктор, обучает людей приемам стрельбы, вечером-ночью 'шаманит' оружие вместе со штатным полковым мастером и его помощниками, на сон остается ему часа четыре в сутки от силы, если не меньше... 'В понедельник Савка мельник, а во вторник Савка шорник.'... поневоле вспомнишь поэта Некрасова, чтоб ему провалиться, знаток народной жизни на нашу голову. Остальные солдатики в неурочное время задействованы были не так плотно, но скучать никому не приходится: кто патроны снаряжает, кто пули льет, кто кремни обкалывает, и так далее, работы всем заметно прибавилось. 'Огневой' бой требует тщательной предварительной подготовки, штыком намного проще воевать, тот 'всегда готов к действию, всегда заряжен' лишь наточи его. Всем нижним чинам, и самым 'криворуким' и бестолковым в том числе, нашли соответствующее занятие по душе и по способностям. Это армия, здесь - не умеешь, так научат, не можешь - помогут, не хочешь - так обязательно дадут этих самых, что 'не пряники' и заставят работать на общее дело.
  Соседи давно пришли к закономерному выводу, что в 13-ом егерском полковник под старость 'съехал с катушек' ли 'поймал зайчика в голову', где это видано - на войне и в походе учения устраивать личному составу? Ладно бы строевой подготовкой там егеря занимались, это привычно и понятно - людей надо подтянуть, не то распустятся. Один только вид нижних чинов с ружьями, отрабатывающих приемы прицеливания постоянно приводил чужих 'господ офицеров' в недоумение.
  Почему егеря не занимались стрельбой раньше, почему офицеры не учили людей в мирное время? Причины тогда были и веские, с теми раздолбанными в хлам кривыми карамультуками, что состояли на вооружении полка еще год назад, такое занятие и в самом деле не имело никакого практического смысла. Да и отец-командир у них происходит из 'старой школы', суворовец в прямом смысле этого слова. А они, все до единого практики, а не теоретики, это и достоинство и недостаток 'стариков' одновременно. Александр Васильевич и сам использовал на войне лишь те приемы, что уже лично им проверены и пригодны для реального применения. Дали бы ему в свое время приличные стволы и боеприпасы для обучения людей, так может и не стала бы пуля дурой в его наставлениях...
  Впрочем, в отличие от остальных нижних чинов, Сашка кое-что конкретное о предстоящем им 'матче-реванше' знает. Штабс-капитан Денисов на днях привлек его в качестве эксперта на одно из совещаний, где как раз офицеры и обсуждали детали возможной операции. Если получится согласно плану, то 13-й егерский полк определенно войдет в историю военного дела, а если нет... дай бог хоть выбраться оттуда с минимальными потерями.
  Сапоги унтер-офицера месят дорожную пыль, в голове царит сплошной сумбур, бардак... мысли никак не придут в порядок, обычное состояние солдата перед боем, лучше всего описывается жаргонным словечком 'стремно', лучше и не скажешь. Негромкий хлопок удаленного выстрела нарушает утреннюю тишину, словно невидимый переключатель в мозгах отработал... все сразу пришло в норму. В один момент померкли яркие краски природы и пение птиц куда-то пропало, а силуэты напротив стали отчетливее и ближе, произошло 'переключение режима' из мирного положения в боевой, словно предохранитель АК-74 опущен вниз. Да так и есть - эмоции прочь, теперь Александром управляет лишь та часть его сознания, что отвечает у него за выживание в экстремальных ситуациях.
  Сколько еще им идти? Если верить карте, то полк уже давно прибыл в указанное место, но пока ни противника ни своих не видно, хоть в упор, хоть в оптику.
  Попадается передовому отряду навстречу одиночный казак, его тотчас останавливают и расспрашивают.
  -Где французы? Где наши?
  -Там за леском, верста ищо будет до их, -и станичник нагайкой указывает направление, выходит, что они уже почти пришли.
  'Лесок' на проверку оказывается просто высокими кустами пополам с молодой порослью деревьев, торчат из земли тонкие прутики едва ли в палец толщиной. Еще немного прошагали роты вперед по проселочной дороге и вот оно родимое, новое 'ратное поле'. С одного конца ровненькие бело-зеленые 'коробочки' стоят с другого - бело-синие, красота... прямо как оловянные солдатики на зеленой скатерти стола, только блестят на солнце пряжки, кокарды и штыки. Знал Сашка в свое время одного мужика, что увлекался это дурью, тот сам и отливал и раскрашивал свое игрушечное воинство и даже макеты пушек у него имелись, и вроде бы даже стрелять из них можно было, вместо пороха шли перетертые спичечные головки.
  Расстояние между противниками пока еще велико даже для артиллерии, примерно с две тысячи шагов или даже более, а значит появились егеря вовремя, сражение еще не началось. Так пока противники лишь строятся-примеряются, пушки выкатываются расчетами на огневую позицию, пехота 'курит бамбук' и травит байки, а казаки присматривают, что где плохо лежит.
  Российская артиллерия в этот раз тоже при деле, в промежутках между батальонами расположились уже знакомые Сашке легкие шестифунтовки и надо же - даже 'батарейные' двенадцатифунтовые орудия в этот раз выставили для непосредственной поддержки пехоты. Обычно такие дорогие игрушки, со слов знакомого артиллериста, начальство бережет и держит в резерве для развития успеха. Одно смущает - молчит российский 'бог войны', ни единого выстрела не дали для пристрелки, лишь расчеты спокойно посасывают трубочки у своих пушек. И еще неприятное открытие - зарядных ящиков у них немного, едва ли один на две пушки. У французов полевой артиллерии не видно совсем, но не исключено, что вражеские батареи просто еще не выдвинулись и стоят где-то позади своей пехоты в резерве. Александр тот еще стратег и тактик тот, но и дилетанту ясно - 'ненаших' в этот раз заметно больше, бело-синие батальоны и выглядят внушительнее и свободные промежутки по фронту у них куда как меньше, и явно это не все 'лягушатники', позади основных стоит резерв. А вот у Багратиона - арьергардом командует именно он, никого кроме легкой кавалерии нет в запасе, вся наличная пехота и линейная, и легкая князем поставлена на карту.
  -Что брат боязно? Сколько их тут? -подбадривает, шутит старый знакомый, поручик Яковлев Леонид, -Ничего... мы их сегодня побьем обязательно.
  -Может быть... -машинально почти шепотом отвечает Сашка, спохватывается, что забыл вставить обязательное 'ваше благородие', но в боевой обстановке вполне допустимая оплошность для нижнего чина.
  Его внимание почти полностью поглощено открывшейся панорамой. И в самом деле пока все идет точно так, как запланировано, а значит одной 'дежурной' перестрелкой не отделаться.
  Ладно, посмотрели мы на наших французских друзей, заценили и будет... глаза боятся, а руки делают. Есть у него немного времени для отдыха, необходимость в боевом охранении уже отпала и они поджидают подход своего полка. Покурить не получиться, но почему бы в последний раз не проверить оружие и снаряжение перед боем, потом времени не будет. Винтовка у него всегда в идеальном порядке, не далее как позавчера он промыл специальным составом ствол, замок отрегулирован как швейцарские часы, вставлен совершенно новый кремень, оба шомпола и основной и запасной присутствуют. Есть у Александра и еще один на всякий случай, но тот - складной и его место в вещевом мешке, там же большая часть патронов в герметичной жестяной коробке, остальные 'посланцы смерти' размещены по двум удобным австрийским патронташам. Штатную егерскую патронную сумку Александр намеренно потерял в первых же боях, уж очень неудобная она, когда 'надо' не расстегнешь, зато когда 'не надо' боеприпасы из нее вываливаются сами по себе прямо под ноги стрелку. Того идиота, кто выдумал эту деталь снаряжения следует казнить как в петровские времена - лишить чарки пожизненно. Что еще есть у нас... ах да - кортик, клинок наточен как бритва, при случае легко можно сделать харакири. Этим холодным оружием ему так и не довелось драться в бою ни разу и дай бог не придется никогда. Саперная лопатка... он по прежнему таскает это подобие МПЛ-50 с собой, теперь уже не над ним не смеются сослуживцы... привыкли давно, да и раз лопатка хозяина сильно выручила. Ранца у него и не было и нет, его заменяет легкий матерчатый вещевой мешок, там ничего лишнего, каждый предмет специально подобран и аккуратно уложен. Так называемых 'личных вещей' никаких абсолютно, часы, блокнот, и карандаши под это определение не подходят. Еще вчера вечером все накопленные с начала войны 'сувениры' пришлось выбросить... жалко, но иначе нельзя. Да и немного там у него скопилось, деньги еще потрачены до отступления, чистая нижняя рубашка была - одел сегодня утром, старая пошла на ветошь и на запасные портянки, стирать ее ее нет смысла, ткань разваливается в руках. Совсем как у античных вояк, кажется некто Македонский, тоже Саша так любил поступать, дабы награбленное барахло не отягощало людей на марше и не отвлекало от основной задачи.
  -Ежели выйдет дело - наберете с три короба у французов, сам мешать не буду и другим не дам! А коли нет, то не до трофеев, ноги бы унесть... -так напутствовал их полковник, отец-командир, -Вы, братцы, мне надобны завтра легкими как ветры!
  Унтер-офицер в полном порядке, его взвод или капральство тоже, не стоит и проверять, все готовы - пора начинать, и 'свои' уже дышат им в затылок, время пришло... Пошли!
  
  Эх... давай держись пехота, начинается работа... Егеря медленно протискиваются через промежуток между развернутыми в 'линию' частями. По левую руку стоят уже знакомые рязанские мушкетеры, а по правую какой-то новый и 'свежий' полк, видимо эти подошли из России недавно и под огнем еще не были. Новеньких война их еще не обкатала, отсюда и не очень теплое отношение. Слева 13-й полк провожают хорошо, можно сказать даже душевно.
  -С богом ребята! -кричат нижние чины, машут и руками и шапками.
  Молоденький подпоручик торопливо осеняет крестным знамением проходящих мимо егерей. Офицерик совсем молодой, на вид - сущий пацан, лет семнадцать-восемнадцать может недавно стукнуло, так весь и сияет, хоть сразу на патриотический плакат. Глаза у паренька горят, в самом деле искренне верит, что бьется российское воинство с самим Антихристом. В любом случае помощь свыше придется очень кстати, хоть Александр в бога и не верит. У них в полку таких 'энтузиастов' нет ни единого, одни циники прожженные собрались, как на подбор. Может из молодых кто-то раньше и 'горел священным огнем', но или вовремя одумался и остепенился давно, или сгинул в мясорубке неудачной войны-1807.
  Справа же от полка, проходящего сквозь передовую линию, царит сплошное веселье...
  -Глико братцы, гарниза голожопая на хранцуза войной пошла!
  -Золоторотцы, мазурики!
  -Эй ундер, поди напужаешь хранца голым гузном, а? - кричат из шеренг вслед проходящим мимо бойцам 13-го.
  --Черт знает что за б-во такое... сплошной разврат и позор российской императорской армии, - а это мнение начальствующих лиц, они молчат но и так понятно без слов по надменному виду, с каким господа офицеры взирают на 'оборванцев'.
  Сашка случайно встречается глазами с одним из офицеров 'новеньких', видно, что их благородие прямо огнем пышет, так бы прямо и порвал тех кто 'супротив утвержденного государем императором образца мундирной одежды'... Наплевать ему на их мнение, что здесь почем он уже усвоил на практике, его 'бог', отец-командир, идет немного позади, там где знамя.
  К сожалению, определенные основания для такого отношения есть, егеря достаточно сильно обтрепались, у многих на плечах не казенные зеленые мундиры - те уже давно развалились, а трофейные французские, снятые с трупов или с пленных. В синем сукне ходить нельзя, свои же соседи легко могут принять за 'хранца', за противника со всеми отсюда вытекающими неприятными последствиями. Нижние чины в пикетах, ведетах и караулах сплошь и рядом завидев 'ненаших' сначала стреляют на поражение, а потом уж спрашивают 'стой, кто идет!'. Поэтому добытую разными, часто не очень законными путями, 'мундирну одежу' обязательно вываривают вместе с дубовой корой. В итоге получается изумительный оттенок, как в шутку заметил штабс-капитан Денисов - 'цвета старого конского навоза', а что - почти хаки по меркам века ХХ-го. Форменные кивера давно утрачены, более того, почти не осталось и фуражных шапок, и громоздкие тесаки сданы в обоз.
  Головной убор, предназначенный для повседневной носки нижними чинами, представляет из себя простой полотняный мешочек с кисточкой на 'глухом' конце и не имеет для фиксации на голове ни шлеек ни шнурка. Раз наклонился солдат и нет твоей шапочки - свалилась, а поднимать в ходе боя уже некогда. Поэтому Александр со своей панамой на фоне остальных егерей, у кого головы зачастую обмотаны тряпками и платками выглядел даже очень представительно. Лишь у некоторых бойцов имелись картузы или фуражки 'одолженные' у местных прусских обывателей, остальным приходилось довольствоваться чем придется. Во второй роте один удалой 'хват'-солдатик где-то себе добыл настоящую шляпу-'цилиндр', такие только начали еще входить в моду, и так он и воевал в ней до самого Тильзита.
  
  Командир 13-го егерского всю кампанию постоянно получал замечания от 'верхов' то за 'небрежение форменной одеждой', то за внешний вид подчиненных, то за неряшливый бивак и так далее, список претензий длинный до бесконечности. Его вины нет, зря исходят желчью требовательные генералы. Во-первых вышел форс-мажор, срок носки казенного обмундирования закончился, а пошить, или 'построить', как говорят пока в России, новое людям не успели - пришлось выступать в поход в старом. Во-вторых резко поменялись приоритеты, теперь егеря делают ставку в первую очередь на ружейный огонь, а не на работу штыком, соответственно и нет времени на разное 'униформоложество' и прочую особо важную ерунду, вроде посыпания дорожек между палатками речным песком.
  'Свои' зелено-белые батальоны остались позади, пройдена первая тысяча шагов навстречу противнику, пора что-то делать.
  -В цепь становить, фронтом туда... -командует поручик, указывает взмахом руки направление и бывший 'головной' дозор превращается в застрельщиков. Для этого их и послали вперед. Не по уставу вроде бы выходит, но сегодня будет проведен 'опыт', эксперимент и по результатам сделают выводы, лишь бы удачно только получилось. Планы так хорошо выглядят на бумаге, а в жизни часто выходит 'как всегда', если не хуже.
  Мы идем по Уругваю, ночь хоть выколи глаза... что там дальше - хрен его знает, кажется нечто матерное и про девок. Здесь не латиноамериканские джунгли конечно, но местность далеко не ровный учебный плац. Гондурас еще тот товарищ Багратион выбрал для сражения, или 'так задумано' или просто лучше места штабные специалисты не нашли, или карты у них никуда не годятся. Различные делянки, огороды и прочие сельхозугодья густо перемешаны с оврагами, дренажными траншеями и какими-то глубокими ямами непонятного назначения, плюс то и дело встречаются на пути заросли необычайно колючих кустов, безжалостно рвущих и без того уже убогую одежду нижних чинов. Одно утешает, на таком специфическом поле боя психованный маршал Мюрат со своими панцирными эскадронами не появится, им негде здесь развернуться. Атаки конных масс можно не боятся, пусть попробуют - только лошадей угробят. Отдельные всадники, лавируя между препятствиями проехать еще могут местами, так казаки катаются перед фронтом французов где-то ближе к центру позиции, но они пехоте не страшны даже один на один. У 'водителей кобылы' как в авиации все решает скорость и маневр, если же кавалерист вынужден атаковать шагом, то из грозного противника автоматически превращается в легкую добычу для пехотинца. Хочешь - снимай его ружейным выстрелом издалека заблаговременно, хочешь - подпускай ближе и принимай на штык, во втором случае знатоки рекомендуют заходить с тыла или со стороны левой руки супостата, в крайнем случае следует колоть лошадь в задницу и пусть потом наездник сам с ней воюет.
  Александр с недоумением разглядывает странное сооружение, встретившееся по дороге, ранее он таких никогда не видел. Вкопанные в землю длинные жерди смотрят в небеса, между ними положены другие для связи - горизонтальные, прямо клетка какая-то для исполинского зверя.
  -Хмелевник. -коротко поясняет идущий рядом с унтер-офицером поручик Яковлев, -Хмель здесь выращивают.
  Значит пиво варят... на ничтожную долю секунды мелькает у Сашки где-то на краю сознания мысль, неплохо бы попробовать при случае местного пивка. Нет, какое там, даже картинка со старым добрым 'жигулевским' не поднялась фоном перед внутренним взором, 'боевой режим' включен... мать его - идем в бой.
  Пункт первый - надо отогнать цепь французских застрельщиков, нечего им тут делать, встали сине-белы как раз там, где предполагается развертывание полка в боевой порядок. Задача не столь уж сложная, это только в 13-ом егерском по-старинке отряжают наиболее подготовленных стрелков, способных действовать в случае необходимости самостоятельно. В связи с возрождением в начале века линейной тактики роль застрельщиков свелась фактически к нулю, поэтому туда выгоняют разного рода 'залетчиков', по принципу - 'да что бы вы там сволочи сдохли быстрее'.
  Французы-застрельщики ничуть не обеспокоены приближением 'коллег' со стороны противника, кто курит, кто присел на пенек, кто даже дремлет опираясь на ружье. Офицер беседует с сержантом и еще каким-то солдатом, он даже не обернулся посмотреть, кто подходит, эка невидаль. Отчасти такое поведение можно объяснить относительно большим еще расстоянием до врага, но ведь они же по идее еще и выполняют функции передового охранения... точнее - должны, но видимо всем 'до лампочки'. Знакомая картина, не раз уже и не два приходилось видеть, беспечность и разгильдяйство как своих, так и чужих Сашку порой прямо в ступор вгоняли.
  -Однако... обнаглели совсем! -обиделся на такое невнимание к собственной персоне Яковлев, -Пора этим господам показать силу русского оружия... Начинай!
  Приказано стрелять - так стрелять, расстояние в три сотни шагов, запредельно только для гладкоствольного ружья, но не для винтовки. Не пожелавший встретить врага грудью бестолковый суб-лейтенант получает заслуженную пулю в затылок. Спустя минуту на небеса вслед за ним отправляется и сержант, решивший с какого-то бодуна взять на себя командование. Со стороны французов в ответ щелкают беспорядочные выстрелы, одинокий свинцовый шарик пролетает где-то в вышине над головой Александра, предупреждая о своем появлении неприятным визгом. Унтер-офицер машинально пригибается, привычка принесенная из века ХХ-го, хоть и знает, что смысла прятаться нет, та пуля, что 'поет' уже не твоя, она пролетела мимо.
  -Что братец, кланяешься пулькам? -улыбается рядом поручик, и тут же делает вывод, что полученного урока французам недостаточно.
  Верещит пронзительно самодельный cвисток - сигнал 'внимание', призывает бойцов посмотреть на командира, затем взмах руки поручика и егеря-застрельщики продвигаются вперед еще на несколько шагов. Идут они медленно и без выстрелов, штыки тускло блестят в утренних лучах солнца. Их совсем мало - один взвод, французов чуть больше, примерно человек сорок, но 'погонялку' свою беспечные галлы уже утратили, неужели упрутся и примут бой?
  Со стороны сине-белых следует последний жиденький залп, французы подбирают тело погибшего суб-лейтенанта и не оглядываясь быстрым шагом удаляются к своим батальонам. Эти ребята определенно отвоевались на сегодня, ружья заряжать перед отходом не стали, почему-то тело сержанта своего бросили? Бог знает... может так положено, а может у офицера в карманах кое-какие интересные и ценные предметы завалялись. Часы, медальончики и мелкие желтые кружочки с красивым профилем императора, покойнику они ведь теперь ни к чему, а живым еще послужат.
  Последний рубеж достигнут, все те же триста шагов, только теперь до фронта вражеской 'линии'... далее застрельщики в этот раз не пойдут. Теперь надо разобраться со вторым пунктом плана, самым сложным и запутанным. Они с Яковлевым должны вывести из строя всех штаб-офицеров на данном участке. Целей немного, батальоном у французов командует полковник или подполковник, и значит потребуются всего два точных выстрела, вот только где этих субъектов найти? Времена, когда командир обязательно гарцевал впереди подчиненных на лихом коне прошли, в обороне по крайней мере. Место комбата, согласно уставам и наставлениям Великой Армии, находится в тылу своего батальона. Однако, штаб-офицеру надо вести наблюдение за полем боя, поэтому его в обязательном порядке снабжают лошадью, остальные 'их благородия' в бой идут на своих двух. Разумное требование - так принято почти во всех армиях начала века, в противном случае офицеры просто утратят связь с подчиненным им нижними чинами.
  Местность для предстоящего 'возмездия за Фридланд' выбрана удачно, левый фланг и самый край - дальше идет густой лес, поэтому никакой конницы или стрелковых цепей французы там не выставили. От остальной части своих войск бело-синие отрезаны водной преградой, пруд невелик но не перескочишь и следовательно соседи не смогут быстро придти им на помощь. И наконец важно, что здесь до основной русской 'линии' верста с лишним, а значит и внимание ослаблено. На правом фланге лишь семьсот шагов разделяют противников, поэтому все резервы сосредоточены там, скорее всего и основное 'дело' обе стороны там наметили. В центре французы серьезной активности не проявляют, сказывается присутствие на поле боя российской артиллерии в товарных количествах. Вроде бы все условия на руку, все кроме одного... Батальоны у Наполеона большие, не менее тысячи солдат в строю, и судя по чистым мундирам - части 'свежие', в серьезных боях еще не были. Поэтому, если супостатам вдруг в голову придет ударить в штыки, положение 13-го егерского полка сразу же станет критическим, если вообще не безнадежным. Но такое решение на начальном этапе боя в компетенции лишь штаб-офицеров, а их, как назло не видно пока нигде.
  Да где же эти франко-полковники? При подготовке к операции егеря все должные меры приняли, все нюансы вроде бы учтены. Сашка и второй 'снайпер' - поручик Яковлев вышли как раз напротив стыка батальонов, обычно российские отцы-командиры любят там появляться - обзор удобнее и заодно можно контролировать 'красоту и цельность строя'. Были все основание считать, что и французов так заведено, армейский идиотизм - он интернационален. На флангах их сильно растянутой цепи застрельщиков назначены два наблюдателя, специально обученные, снабженные трофейной оптикой и 'вусмерть' заинструктированные люди, старые друзья и сослуживцы унтер-офицера, нижние чины Гришка и Федька, на них можно всегда положиться. Однако и у них целей в поле зрения нет, а ведь за строем сине-белых, как за забором по уставу должна торчать голова 'начальственного лица'. Не видно, нет их и непосредственно в рядах 'линии', сержанты все на месте, капитаны - ротные командиры стоят как на схеме-картинке, специально для Александра нарисованной штабс-капитаном Денисовым. Прочие 'клоуны', что ранее нередко вводили Сашку в заблуждение, сигналисты, табур-мажоры и музыканты и те 'как штык', не хватает только двоих... куда делись?
  Очень кстати тут попался Сашке на глаза ветхий сарайчик, точная копия тех, что строят иногда на садово-дачных участках, размером меньше чем самый маленький домик, но больше чем сортир. Скорее всего, и в начале века 19-го в таких простеньких сооружениях хранят различный громоздкий инвентарь, что лень огородникам таскать с собой. Полминуты и он уже 'на высоте'. Долго ли? Винтовку прислонить к стене, мыском сапога нащупать сучок в плохо струганной доске, и одновременно подтянуться руками за выступающий край крыши и вы уже наверху. Никто с секундомером за душой не стоит и жилы рвать не надо, как при сдаче норматива... зацепился, подтянулся, раз и готово. А там...
  -Почто ржешь? Я повода для смеха покамест не нахожу! -ругается внизу Леонид, заметив, что напарник не смог удержался от улыбки, не помог ему 'истинно арийский' характер.
  И в самом деле весь 'гениальный план' летит в чертям, а кое-кто веселиться изволит? В ответ Сашка махнул рукой приглашая поручика подняться к себе, жест прямо скажем 'панибратский', но теперь командование переходит к унтер-офицеру, а Леня у него всего лишь 'номер расчета', если пользоваться терминологией артиллеристов.
  Сперва на крышу подняты обе винтовки своя и 'чужая', затем Александр рывком туда же втаскивает и поручика.
  -Где??? -короткий как выдох, но жутко жгучий вопрос, ответ еще короче и без слов.
  Сашка указывает глазами и поворотом головы напарнику на одинокий дуб с роскошной кроной , где ранее они заметили рядом некий подозрительный дымок. Тоненький, прозрачный, почти невидимый на фоне неба столбик грязно-серого цвета поднимался из-за бело-синей 'мундирной стены', Александр обнаружил его давно, задолго до стрельбы по суб-лейтенанту, но не придал никакого значения этой аномалии.
  -Б...ть!- только с мог вымолвить поручик, когда посмотрел в указанном направлении. Не то что бы Леониду Яковлеву не хватало словарного запаса или сказывались годы проведенные в Морском корпусе. Как раз нет, в отличие от многих любителей командно-матерного варианта русского языка, молодой офицер обычно всегда выражался цензурно. Однако зрелище открылось им такое, что лучшего определения, что вылетело из уст поручика и не придумаешь.
  Что же такого они оба там увидели? В первую очередь в глаза бросился упитанный рыжий денщик, ряшка у это героического воина была такая, что голодный поход зимы 1812-го года ему определенно не страшен, проживет на собственных запасах питаясь подкожным жиром. Занят был офицерский холуй соответствующим делом, с тактом, чувством и расстановкой он жарил на решетке над углями мясо. Рядом как мухи вились другие 'близкие к начальству' нижние чины в надежде урвать хоть ребрышко, или на худой конец обмакнуть кусок хлеба в стекавший вниз прямо в огонь жир. Вел себя денщик с такой важностью, что невольно возникало сравнение с императором на троне: могу дать солдатику понюхать ароматы французской кухни, а могу и прогнать прочь. Сашка бы и сам слюнями истек, интенданты устроили егерям очередной затяжной пост, так за бы кусочек мяса и полжизни... не получиться, часть его 'я' отвечающая за эмоции полностью заблокирована, а второй 'процессор' в данный момент просчитывает варианты дальнейших действий, рыжий повар им не подходит в качестве цели.
  А вот собственно и сами 'клиенты', расселись на траве по деревом недалеко от мангала, поляна накрыта прямо под ногами - кусок палаточного полотна, служащий вместо скатерти ломиться от различных закусок, и бутылок поставлено изрядно, часть стеклотары уже опорожнена. Определенная проблема, вопреки ожиданию 'их' трое, а не двое как должно быть по плану. Была бы у Александра СВД, так не 'парился' бы он с этими 'мушкетерами', а так придется изрядно попотеть.
  Главное украшение любого подобного пикника - особы женского пола, не обошлось и без них и тут... Cherchez la femme (Шерше ля фам), где их французы только откопали, две маркитантки видимо решили скрасить досуг доблестным штаб-офицерам. Утро не сказать, что бы очень теплое, скорее даже прохладное - северный ветерок вносит свой вклад, а вот 'девицам' видно жарко. Одеты они как бы слегка... скорее подойдет термин почти 'раздеты', ведь нижняя рубашка в начале века за одежду не считается. Кавалеров трое, а вот дам только две, как их поделят пока непонятно. Одна пухленькая, сидит на коленях у красавца-полковника, обладателя роскошных усов - на зависть самому Буденному, только 'растительность' у него не торчит в стороны, а обвисла вниз как у хохла. Чин второй 'цели' определить на глаз трудно, господину приспичило снять мундир, но судя по возрасту - не менее подполковника. Этот уже 'приступил к сражению', вовсю мнет вторую из девок, худую брюнетку, та только слабо отбивается, больше 'для виду'. Третьему же участнику банкета - лейтенанту бабы не досталось, приходиться ему обнимать и целовать бутылку, да щипать за голые икры толстушку. А та его кокетливо отталкивает ухажера, намекая, что уважу обязательно, но строго в порядке чинопочитания, твое место в очереди после господина полковника. Лица у девушек такие 'одухотворенные'... не фотомодели прямо скажем... не стоит придираться, припудренные следы 'ошибок молодости' заметны хорошо, однако на войне и не таких 'крокодилов' голодные до женской ласки мужики набрасываются. Процесс уже пошел вовсю... не особенно смущаясь присутствием посторонних, толстуха грудь из-под рубашки выпростала на всеобщее обозрение. Ну и размерчик бюста у нее, XXXLLL не иначе, иксов не хватает для обозначения, 'внушаить' - как говорят в народе про таких.
  Где Клод Мане прохлаждается? Чем не 'Завтрак на траве'... можно получить существенную экономию на оплате натурщиц, рожи лица потом 'вырезать-вставить' в фотошопе от других девиц и шедевр готов.
  'Партейцы с гетерами' зажигают одним словом, жаль анекдот из 'чапаевского цикла' поручику рассказать нельзя, политика мать ее, придется объяснять кто такие красно-белые и прочее. По части всяческого разгильдяйства господа французы не уступают соотечественникам Сашки, лишь бардак у них облечен в несколько иные формы. Вот и этим полковникам приспичило... а чего им собственно боятся? Впереди нерушимой стеной стоят в развернутом строю два батальона, две тысячи первоклассных, прошедших недавно обучение в Булонском лагере солдат и офицеров. Две тысячи ружейных стволов и две тысячи штыков и без надзора со стороны 'начальствующих лиц' играючи рассеют жалкую кучку грязных дикарей, что им осмелилась противостоять. Противник ведь даже не регулярные войска не походит ни разу, ни мундиров приличных, ни выправки у них нет... повстанцы какие-то вылезли на поле боя, а эту публику Grande Armée привыкла гонять ссаными тряпками.
  В оправдание беспечности французов можно привести лишь один аргумент. Они отмечали 'после', генеральное сражение уже выиграно, противник уходит из Восточной Пруссии, арьергардные бои не имеют решающего значения, так что можно смело наливать. В российской же императорской напротив, часто начинали праздновать 'до', ходили в солдатской среде смутные слухи - 'пропили нас в пятом-то году господа енералы' и не без оснований.
  Александр успел уже составить по этому вопросу собственное мнение, тема Аустерлица неоднократно поднималась на тактических занятиях в прошлом году, где он неизменно присутствовал в качестве ассистента, помощника штабс-капитана Денисова. За день до генерального сражения был достигнут локальный успех, поколотили супостата и взяли немного пленных, и кажется, еще и пару пушек. По этому случаю 'в верхах' началась повальная эйфория, ведь враг бежит. Отсюда и 'Гром победы раздавайся - водка пей, земля валяйся!', а тут еще и гостеприимные австрийцы щедро угощают союзников фирменными сливянками и контушевками (или что там у Гашека Швейк нахваливал?), кто же удержится, когда даром, на халяву поят. Винят штабные умники бестолкового Веройтера, но ведь никто из российских генералов толком и не читал составленную австрийцем диспозицию, иначе бы обязательно заметили ошибки. По старой российской привычке такие вещи откладывают 'на потом', а поутру они проснулись - Наполеон пришел с основными силами. Головушки у российских полководцев после праздника с похмелья тяжелые, прямо 'чугуниевые'. Некоторые высокопоставленные военачальники скорее всего даже и не протрезвели окончательно, иначе трудно объяснить проявленные ими 'чудеса идиотизма' вроде марша к Праценовским высотам, где колонны буквально давили друг друга или сдачи в плен двух полков с генералами во главе неполному эскадрону французских гусар.
  
  -Что делать будем? Вроде как... нехорошо выходит? -облизнув пересохшие губы спросил поручик, роли у них с момента обнаружения целей поменялись и теперь все решения принимает Сашка.
  -На поражение... у нас приказ!
  И в самом деле с чисто военной точки зрения сложившаяся обстановка им только на руку, не надо никого выискивать и высматривать, а про 'моральную' сторону вопроса следует временно забыть. Что делать и кто виноват - будем потом обсуждать, после войны, если получиться конечно дожить до финала, это общий принцип.
  -Сможешь снять того, что в рубашке, не задев бабу? -осведомился унтер-офицер у 'подчиненного'.
  -Не уверен... далеко...
  -Тогда вали лейтеху, он как раз к нам в профиль удачно сидит. -последовало распоряжение. Понятно любому, 'дамы' на лугу за 'линией' от слова 'дам' собрались, но не лишать же их жизни за это, их же еще е... можно в принципе... и еще, главное, -Леонид, ты после меня стреляешь!
  Пора приступать к боевой работе, но прежде Александр не преминул внимательно осмотреть винтовку напарника. Надо убедится, правильно ли выставлен прицел, и что это именно то оружие с которым поручик Яковлев имел дело ранее, ведь каждый экземпляр имеет свои особенности боя... вроде все в порядке.
  
  Выстрел.. сколько их уже было в это лето, сколько он вогнал тех самых 'хитрых' цилиндро-стрельчатых кусочков свинца в человеческую плоть? Много... с недавних пор Александр вел учет, страница блокнота заполнена крестиками. Французский полковник, тот что с толстой девкой развлекался, не станет генералом никогда, война такая штука интересная, 'косяки' сходят с рук только на самом нижнем уровне. Если же ошибся военачальник, то считай погиб, кто косвенно - конец карьере, кто буквально - как этот француз. Справа и снизу подает голос винтовка напарника, поручик решил стрелять с колена, ему так удобнее... и Леня попал, лейтенант катается по траве. Александр видит все мелкие подробности как бы 'периферийным зрением', руки быстро работают сами по себе, перезаряжают оружие, а глаза следят за последним штаб-офицером. Остается только молиться, только бы 'штаб' не догадался упасть на землю, там как раз рядом яма, вполне надежное укрытие даже от очереди ДШК. Сам Сашка немедленно так бы и поступил, а француз нет - все еще мечется туда-сюда, пытается понять, откуда их внезапно обстреляли, или просто в паникует? Пришлось унтер-офицеру пригнуться, да и напарника он заставил сесть сразу же после того как отстрелялись. Излишние предосторожности, француз не догадался посмотреть наверх, их высокоблагородие видит сплошную стену спин в синих мундирах с фронта, пугающую пустоту с флангов, в тылу же до палаток лагеря добрых три версты. Одним словом, хорошая загадка, откуда же 'оно' прилетело?
  Как все же въедаются в память эти мелкие 'моторные' навыки, пройдет немного времени и работать он будет с СВД, или чаще даже со снайперским вариантом винтовки Мосина. И каждый раз после выстрела левая рука, хоть не бей, не колоти по ней, будет искать шомпол...
  Маленький военно-полевой бордельчик прекратил функционировать, господа посетители - просьба расплатится! Одна 'девушка' рысью скачет в направлении бивака, куцее одеяние свое она предусмотрительно подняла до высоты пупка, иначе ей не перескочить через кусты и канавы. Полушария то у дамы очень даже ничего выглядят издали, как она ими грациозно двигает, точно молодая кобылка... стоп, срабатывает у Сашки жесткий 'внутренний фильтр'. К черту бабу, обязательно надо вывести из строя последнего штаб-офицера, полковника, или подполковника, что он там на самом деле - неважно.
  Вторая 'горизонтально-постельная труженица', как скатилась с колен у спонсора (тот оказывается использовал в качестве импровизированного табурета седло), так и ползает до сих пор на четвереньках между бутылок и закуски. Нижняя рубашка у бабенки скатилась далеко вперед и на голову. Теперь все желающие могут вволю полюбоваться отвисшим вниз циклопическим бюстом - то еще вымя, любая корова-рекордсменка нервно курит в сторонке, а так же - мощной задницей и всеми остальными волосатыми прелестями. Поза par vache или la vache, француз из Сашки еще тот... а может и просто лаваш, говорят - вкусно вроде, но эту он бы пробовать не стал даже сильно пьяный.
  Заценивать открывшиеся внезапно пышные телеса маркитантки некому, на лужайке после двух выстрелов - филиал Содома и Гомморы в миниатюре. Штаб-офицер в панике, дергается во всех возможных направлениях, зверски пинает денщиков, давит сапогами бутылки и совершает прочие, глупые или мало обдуманные поступки. Остальные французики тоже не лучше себя ведут, может под огнем и бывали люди эти раньше изредка, но не под таким, когда пули летят и поражают тебя как бы из пустоты.
  Беда, беда... плохо работает винтовка с кремневым ударным замком по быстро перемещающимся целям, даже такая идеальная как у Александра. Выстрел происходит с небольшой задержкой, а француз на одном месте не стоит, летает как белка в колесе. Что бы гарантированно вывести из строя подобную 'белочку' надо обладать не просто талантом, а прямо сверхъестественным чутьем, шестым чувством своего рода. Нечто подобное у Сашки было от природы, однако умел он и выжидать, не полагаясь никогда полностью исключительно на везение.
  Так... полностью сосредоточиться, нужно уловить момент. Всего две жалкие секунды нужны... Мужик с размаху влепил смачную плюху повару-денщику, решетка опрокинута на землю, сочные кусочки жаркого втаптываются сапогами в грязь, затем он рванулся к подстреленному лейтенанту, теперь влево боком к бабе подался... За расстоянием не слышно, но явно дамочка вопит во всю ивановскую, увеличивая без того царящую вокруг панику. Такое впечатление, что господин офицер ей хочет отвесить с ноги хорошего пинка, раздражает его бывшая 'подруга' своими криками, сейчас ей перепадет... На мгновение или два он обязательно должен будет замереть неподвижно на месте, иначе потеряет равновесие и свалиться! Удар - прямо сапогом по толстой голой заднице, ох как не куртуазно здесь все выходит, где же хваленная европейская культура, рыцарство там всякое, и...
  Раз, Сашка окончательно 'захватывает' цель, слабина курка уже выжата заранее, неуловимое движение пальца и механизм замка срабатывает с легким щелчком, два-три... враг неподвижен, искра пока еще добирается до порохового заряда в стволе, четыре - выстрел.. белое пятно нижней рубашки тонкого голландского полотна, что 'расплылось' вдали за мушкой судорожно дергается, но пуля летит быстро, хоть и не обгоняет звук.
  Сделано, второй пункт плана отработан полностью, 'девятка в сердце, десятка в лоб', совсем как в песне у Володи Высоцкого, можно немного расслабиться, да не выйдет... не отпускает проклятый 'боевой режим'.
  Беглый взгляд в сторону, оказывается напарник 'забил' на колебания, и решил все же добрать 'подранка'. Поручик стрелял недостаточно 'целко', как пока еще говорят, 'метко' еще не прижилось, сказывается отсутствие постоянной практики. Но если уж он поражал цель, то результат всегда выходил очень странный. Александр попытался прикинуть, как можно с такого расстояния перебить пулей голень сидящему на земле, да еще отчасти скрытому травой человеку, он бы так не смог, разве, что 'цель' в момент выстрела попыталась встать. В любом случае, является ли вражеский офицер доверенным лицом тех двух 'штабов', что уже 'списаны в расход', или полковым адъютантом , попал ли он на пьянку с девками случайно... пулю на него тратить нет смысла. Не боец ты уже, и не командир... если нога ниже колена согнута под неестественным углом, не побегаешь, и в седло не сядешь. Пусть живет, может даже и хорошо устроиться, если хирурги ничего не отрежут... в любом случае у Наполеона полагается выбывшим из рядом по ранению приличная пенсия.
  -Мы закончили. -подвел итог унтер-офицер, теперь обязанности командира снова переходят к поручику и тот сразу же прекратил целиться.
  -Товарищ старший лейтенант! Условный сигнал забыли... -ляпнул было не подумав Сашка, увидев, что Леонид встал и направился к срезу крыши сарая, намереваясь спустится вниз.
  -А... спасибо, что напомнил... -отреагировал тот, и через несколько секунд фуражка-картуз с красным околышем уже на стволе винтовки, а оружие поднято вертикально вверх. Зелено-серая колонна 13-го егерского полка, что медленно продвигалась вперед как будто ожила и ускорила шаг, словно пришпоренная лошадь.
  -Лейтенантом бы я был стал, кабы из Корпуса не выгнали... пошли вниз, наши подходят. -с некоторым, как показалось Александру сожалением ответил ему поручик. И в самом деле, лейтенант на флоте хоть не и генерал в пехоте, но мелкий кораблик уже могут дать под командование, промежуточные офицерские чины между мичманом и лейтенантом у флотских не предусмотрены.
  Ошибка? Да нет, просто иногда с нашим современником случались подобные казусы, сознание, особенно вторая его часть, отвечавшее за выживание на войне, все никак не могло смириться со столь резкой сменой реальности. В этот раз Сашку ввел в заблуждение картуз или точнее - фуражка, какими недавно заезжий торговец-еврей снабдил почти всех офицеров полка. По виду почти копия тех, что были в СА, разве пропорции немного другие и цвет околыша скорее бардовый как у ВВ-шников, а не красный пехотный. Кокарды нет, введенная недавно 'курица' размером с кулак и ей едва хватает места на обыкновенном кивере. За короткое время офицеры-егеря обносились не менее солдат, поэтому в ход идут любые импровизации вплоть до гражданских сюртуков с погонами.
  В таком головном уборе, в фуражке, если смотреть в профиль поручик Яковлев удивительно напоминал того другого и другой реальности... командира взвода управления батареи, старшего лейтенанта Свешникова, или Свечникова? В этом пункте память у Сашки отказывала напрочь, он так и не мог никак вспомнить, как точно произносилась фамилия у того старлея, какая там четвертая буква. Вот и в этот раз его 'переклинило' по внешнему сходству, серьезные последствия вряд ли будут, так как окружающие уже привыкли к тому, что унтер-офицер со странностями и иногда 'заговаривается'.
  Вниз они спустились строго в обратном порядке, сперва поручик соскочил, затем винтовки к нему отправились, а последним спустился сам Сашка. Только он коснулся подошвами сапог земли, как все закрутилось быстро, не то слово, необычайно быстро - по меркам начала века. Цепь застрельщиков по команде разомкнулась и охватила пространство 'от можа до можа', покрыв расстояние от края леса до самого пруда, как раз фронт двух вражеских батальонов, развернутых в боевой порядок к обороне.
  Забороть такую массу линейной пехоту силами тридцати человек никто и всерьез и не рассчитывал. Цель этого странного маневра другая, застрельщики послужат своего рода 'маяками' для ускоренного развертывания в цепь всего полка.
  Топот сотен сапог за спиной у Александра все время нарастает, слышны уже команды и хриплое дыхание бегущих нижних чинов. Прибыли наконец, начинается реализация третьего этапа или третьего пункта 'гениального плана' реванша. Неровная колонна 13-го раздваивается, словно расщепленная ножом щепка, часть устремляется к лесу на левый фланг, часть на правый, растягиваясь по дороге, все перестроения выполняются бегом и лишь задние ряды передвигаются быстрым шагом - им идти недалеко, успеют и так.
  -Куда прешь деревня, мать твою? Разомкнись, разомкись, кому сказал! Велено рукой достать! Че ты стал а ну побег, живо! -то и дело раздаются и справа и слева от унтер-офицера крики, идет развертывание и подготовка к бою.
  Он остался в одиночестве ему места не нашлось, все хотелось самостоятельности и вот наконец - дали. Поручик ушел на левый фланг, там к нему должны присоединится полковые 'штуцерные', еще шесть человек. Откуда набрали? Одна винтовка из числа произведенных в полку домашними средствами и пять штуцеров - эти экземпляры приобрели при отступлении в брошенных обозах, отобрали у местных крестьян при реквизициях, или выменяли у соседей на обычные гладкоствольные ружья. Самый древний 'стюцер' аж с 1756 года, но сохранился 'старичок' неплохо, оружие не бог весть какое грозное, но пойдет и такое на безрыбье. Возникла было проблема с патронами, все 'находки' оказались калибром 15-ть мм, ее решили просто и по-русски. Из обрезка ствола и выкованного в полковой кузнице шипа-основания получилось примитивное приспособление, в котором с помощью молотка и какой-то там 'матери' старая круглая пуля путем 'холодной' формовки приобретала кое-какие черты свойственные новой. Такой эрзац во многом уступал литому 'наперстку' Минье, но времени заводить новые пулелейки не было, а идею расточить имеющиеся литейные формы, предназначенные для винтовок, сочли неразумной и нерациональной.
  Так или иначе, у Яковлева образовался целый отряд с нарезным оружием, а Сашка один должен заменить их всех на правом фланге, на своем участке. Застрельщики, после того, как поработали верстовыми столбами снова собрались под командой уже другого поручика из второй роты, образовав своего рода 'летучий' резерв. Почти у всех солдат, за исключением застрельщиков и нестроевой полуроты заранее сняты штыки с ружей, так быстрее и удобнее заряжать, смелое решение, вряд ли кто-то кроме полковника 13-го егерского полка на такое способен. На штык везде чуть ли не молятся и определенный резон в этом есть.
  Между тем минуты идут, развернутая стрелковая цепь 'устоялась', люди успели отдышаться после забега, излишки нижних чинов, кому не хватило места в в строю, отошли назад в распоряжение ротных командиров. Их совсем немного, где взвод с трудом набрали, где и того меньше скопилось. Непонятно, как предполагается из этого источника пополнять убыль людей в бою, если таковая вдруг примет большие размеры.
  Быстрое развертывание и перестроение бегом - своего рода 'изобретение', инновация 13-го егерского полка. Для остальных 'фрунтоманов' тот еще ужас, не дай бог увидят вблизи - кое-кому из генералов инфаркт обеспечен. Классический 'фрунт' нормально работает только на ровном и широком плацу, а в поле не всегда получается, там ведь и кусты и канавы и еще масса различных больших и малых препятствий не предусмотренных никакими наставлениями. Выглядит такая беготня очень некрасиво по сравнению с движением в ногу строевым шагом и разными там хитрыми эволюциями, но важен конечный результат.
  
  Александр оглянулся назад, иногда полезно в бою туда посматривать в тыл, мало ли ли чего там происходит... Ба-бах... слева выстрел, он от неожиданности отшатнулся, ба-а-ах... и справа разрядил свое ружье по бело-синим еще один нижний чин.
  -Какого хрена?! Приказа же не было еще! -попытался он было осадить зарвавшихся... но его голос потонул в грохоте выстрелов и ближних и дальних.
  Трескотня ружей почти мгновенно распространилась по всей линии соприкосновения с противником от леса и до водоема. Война в Крыму, все в дыму... преувеличение, нет так слегка лишь, легкая 'дымка' скорее сопровождает процесс, это же не артиллерия, что привыкла жечь порох пудами. Команды действительно не успели отдать, кто-то из нижних чинов произвел выстрел на несколько секунд раньше, опередив полкового горниста, которому уже было отдано распоряжение. Потом разбирались, искали 'героя', не с целью наказать, а просто понять хотели, что же солдат услышал такое, что принял за сигнал, но тщетно. Одно из двух, или нервы у кого-то из егерей не выдержали, или команду к открытию огня подали сами французы, у них ведь тоже в ходу сигнализация рожком или трубой.
  В любом случае третий этап начался, и 13-й егерский полк вступил в бой с противником. Начало хорошее, если судить по первому впечатлению унтер-офицера, в рядах бело-синих потери, видно, как падают солдаты то тут, то там. Сколько - поди посчитай, но противник явно ошеломлен, ответные залпы оттуда раздались лишь спустя несколько минут.
  Стреляют французская пехота изящно, такой прием называют 'перекатом', ружейный огонь как бы движется волной вдоль строя батальона от правого фланга к левому и обратно. Позднее в Тильзите, на совместных показных учениях император Александр первый даже упрекнет Петра Ивановича Багратиона, вот смотри как у людей заведено, а наши 'валенки' так не умеют, в ответ же царь услышит от боевого генерала что-то вроде 'И слава богу!'. Действительно впечатляет на маневрах, а в бою красиво и бесполезно, за дальним расстоянием никого не пугает, как видимо задумано. Впрочем, и обычные залпы, принятые повсеместно в войсках, меткостью не блещут, а при 'перекатах' еще темп огня существенно снижается.
  Сашка прислушался, знакомого свиста не слышно, значит вся французская красота тратиться впустую, сотня пуль летит на ветер. Они бьют с прицелом на 100-о шагов, так как стреляли при Аустерлице, а их расстреливают с 300... Французские пули ложатся недолетом, впиваются в землю где-то впереди стрелковой цепи егерей, дерн не дает ни 'всплесков', ни 'фонтанчиков' способных указать бело-синим батальонам на их трагическую ошибку. Не случайность, точный расчет... в отличие от артиллерии линейная пехота практически не умеет точно определять расстояния, обычно прицел берут наугад и нередко ошибаются, да и не особо им это нужно. В данном случае сработало старое, известное еще со времен Фридриха Великого правило: 'раз враг нас достает - значит до него как раз полторы сотни шагов максимум', на 200-ти шагов огонь повсеместно уже считается малоэффективным, но иногда все же стреляют в крупных сражениях, когда по какой-либо причине ближе подойти нельзя. На этом 'казусе' и построен во многом составленный офицерами 13-го егерского полка план сегодняшнего боя. Давно уже прикидывали и примерялись штабс-капитан Денисов с полковником как проучить зарвавшихся французов. С тех пор как стало ясно - в обороне враг использует все те же устаревшие приемы, что российская императорская армия, замыслы обрели 'кровь и плоть' и подвернувшееся под руку техническая новинка оказалась очень кстати. При Фридланде генерал Алекса́ндр-Антуа́н Юро́ де Сенармо́н расстрелял картечью лучшие российские полки, практически не понеся серьезных потерь от ответного. А почему - 'линию' оказывается удерживали, а подавление артиллерии вроде бы в задачу линейной пехоты и не входит, так в уставе записано, так отрабатывали в Красном селе на маневрах. Теперь на этом безымянном поле ситуация абсолютна зеркальная, здесь французам придется расплачиваться за несовершенство собственной тактики. Они тоже будут стоять и палить большей частью впустую, так как приучены 'отражать атаку огнем'.
  Впору Сашке вспомнить, что ему там втолковывали на собеседовании... инструкции даны противоречивые. С одной стороны надо по возможности истребить офицеров, с другой стороны Денисов хочет, чтобы противник как можно дольше 'держал огонь в руках', так как беспорядочная стрельба со стороны бело-синих может нанести егерям даже больший урон, чем красивые залпы с изначально неверным прицелом.
  Понимай как знаешь... мать что за... неужели французы поняли в чем дело? В десяти метрах слева падает на землю ничком солдат, дальше еще один шатается и медленно опускается в высокую траву. А ведь пули так и не свистят рядом... голова дырявая... так он опять пропустил мимо ушей, специально ведь люди назначены имитировать убитых и раненых. Так и есть, ближайший 'покойник' шевелиться, ищет нижний чин по карманам кисет с табаком, не иначе. В ХХ-ом веке на такой примитивный трюк никто не купиться и здесь скорее всего сообразят, но не сразу, пройдет время, а каждые пять минут средний солдат в зеленом мундире всаживает во бело-синий 'забор' десять пуль и есть основания считать, что не все они пропадают даром.
  Поломав голову и так и ничего не придумав, унтер-офицер решил, что просто пойдет вдоль фронта батальона и будет по дороге отстреливать всех 'начальствующих лиц', кто окажется в зоне досягаемости. В этот раз отличить офицеров противной стороны не так уж и трудно, оделись в сражение как на парад. На шее у каждого 'ненашего благородия' металлический жетон или горжет, как у немцев-мотоциклистов в фильмах 'про войну'. Вот только у фашистов тусклые стальные железяки, а у французов блестящие и чуть ли не позолоченные пластинки. Такое впечатление, что они умышленно повесили на каждого своего офицера мишень, не дай бог вражеский снайпер промахнется или кого-то не заметит? Кроме того, у Александра есть подробная схема из французского же пехотного наставления, там отмечено, где какой чин стоит в строю. Очень полезная вещь, когда имеешь дело с хорошо вымуштрованным противником.
  Заниматься в стрелковой цепи пришлось не только 'сокращением кадров' наполеоновского воинства, поневоле пришлось обратить внимание и на своих. Сашка ведь еще и инструктор по совместительству.
  -Антип... ну не заваливай ружье!
  -Нормально, так и стреляй! -это уже другому бойцу.
  -Молодец... хорошо, только бери ниже чуть-чуть... - следующему и так далее.
  -Да не тряси ты его как елду... держи ровно, вот так... молодец! -надо обязательно похвалить каждого, хоть и руки данного конкретного стрелка определенно 'кривые'. Люди должны обрести уверенность в себе и своем оружии, иногда этот фактор важнее чем выбитые на мишени очки.
  Остановка, очередной офицер в прицеле, надраенная до ослепительно блеска бляха блестит на солнце и выдает своего владельца с головой. Вот дисциплина у людей, стоит ведь в точности капитан у них, как на схеме указано... точнее стоял десять секунд назад, а теперь лежит тушкой, двигаемся дальше вдоль цепи и наблюдаем за обстановкой.
  -Молодец... молодец... мо... -идет унтер офицер по цепи.
  -Б...ть! Ты что его французу подарить решил? -в последний момент Сашка успевает перехватить руку солдата, тот уже потянул ружье к плечу, а шомпол забыт в стволе... ошибка, бывает. Главное следить, чтобы 'торопыги' два патрона случайно не зарядили подряд.
  Александр так и ходил по своему участку от фланга до фланга от стыка батальонов до пруда. Раз пройдет - 'поснимает' приоритетные цели, кто 'светиться' в первых рядах, обратно пойдет - 'подберет' тех, кто вылез им на смену... Со второй ходки стало заметно 'жарче' и не по вине солнца, бой разгорается. Нет, противного 'вжик' еще не слышно, но неприятный звук 'чпок-чпок' то и дело раздается прямо под ногами, французы изменили прицел, теперь стреляют на сто пятьдесят шагов. Появились в цепи и первые раненые или контуженные, пули часто предательски отскакивают, рикошетируют от грунта, и поражают людей. Был бы здесь один песок... почвы Восточной Пруссии слишком уж богаты камнями. Пока еще терпимо в основном рикошеты попадают по сапогам, грубая кожа держит удар, но судя по комментариям народа в цепи - очень больно...
  -Мать... их!!! -скривился от боли нижний чин рядом с Александром, когда тот проходил мимо. Этому совсем не подфартило, свинцовый шарик хоть и потерял убойную силу, но ударил солдата в пах, в самое уязвимое место.
  -Иди в тыл! -коротко распорядился унтер-офицер и отослал прочь раненого, народ упертый, пришлось силой выталкивать нижнего чина из цепи и гнать.
  Матерясь и хромая пострадавший солдат ковыляет к 'лезерву', опираясь на ружье, а навстречу ему уже бежит оттуда 'свежий' стрелок, процесс идет, чем закончиться не ясно, перелом еще не наступил, нет никаких признаков.
  Сашка взглянул на часы, с момента первого выстрела прошло двадцать минут. Французы пока стоят непоколебимо, хоть егеря и дополнили бело-синий забор весьма заметным бордюрчиком снизу, раскрашенным в триколор первой империи... синее, белое красное. Огонь врага по прежнему неэффективен, но отдельные пули с той стороны уже пролетают в траве где-то на уровне колена и ниже. Получается, егеря ничего пока не достигли, а носимый на людях запас патронов на исходе. В бой каждый солдат нес на себе в среднем по 40 патронов в двух сумках, точной нормы принято не было, боеприпасы выдавали по принципу 'сколько потянешь, столько и бери'. Люди в полку разные, один сможет без труда унести и сотню, такому 'качку' шли навстречу и вдобавок навешивали ранец или вещевой мешок на спину, а иному хилому 'чудо-богатырю' и 30-ти за глаза хватит. В расчет было принято и то обстоятельство, что в случае неудачи егерям придется не просто быстро отступать, а удирать со всех ног, поэтому и облегчили обычную солдатскую ношу до самого минимума. Взяты с собой на дело только боеприпасы и манерки с водой.
  Снабжение подоспело... очень даже вовремя, как раз темп стрельбы несколько замедлился. Бредет неторопливо с обратной стороны строя фельдфебель, а за ним целая процессия нестроевых нижних чинов, они разбиты на пары и волокут тяжелые плетеные корзины на палках через плечо. То и дело к 'каравану' выбегают из цепи бойцы и самостоятельно выхватывают из корзин пачки. Еще одно 'но-хау' 13-го полка, кто первый додумался - история умалчивает, но принято патроны хранит в особых 'пачках' по четыре штуки в каждой. Сверток грубой бумаги перетянут бечевкой и скреплен сургучом. Дернешь за кончик шнура и тебя на ладони лежат четыре бумажных цилиндра. Вряд ли полезное нововведение, позволяющее ускорить раздачу боеприпасов в бою, приживется в российской императорской армии, где все помешаны на экономии.
  Сорока-белобока... этому дала, этому дала, а этому... не дала.
  -Куды лапы тянешь? Вон у тебя ранец лежит! - отгоняет фельдфебель очередного солдата, потянувшегося было за патронами. В горячке боя тот запамятовал, что у него самого еще остался изрядный запас 'не расстрелянных смертей', рядом в траве валяется.
  Огневой контакт продолжается, враг давно забыл про свои 'перекаты', отвечает егерям обычными залпами, нет у него теперь в строю и офицеров, остались одни сержанты, но бело-синий батальон стоит нерушимо как гранитная скала.
  Пора бы стрелку-охотнику заняться вплотную и младшими командирами, их еще у французов осталось изрядно, а бой похоже уже близиться к концу. Штабс-капитан очень уж опасался, что у французов появиться среди сержантов свой 'Суворов', найдется человек, способным увлечь собственным примером всех остальных в 'штыки' вместо бесцельной перестрелки. Прямо так без строя - толпой, как иногда делал ныне уже покойный, Александр Васильевич. Даже если к тому моменту получиться вывести из строя 500 человек у неприятеля - по самым сверхоптимистичным ожиданиям, все равно на каждый 'наш' штык в общей свалке будет приходиться как минимум три 'ненаших'.
  Сам Сашка в такой вариант развития событий не верил, пусть Иван Федорович Денисов и опытнее его во сто крат, но мыслит штабс-капитан уж слишком 'крупными' категориями. За время проведенное в Восточной Пруссии унтер-офицеру удалось поближе познакомиться с 'антихристами' и кое-какое собственное мнение о том, что французы способны сделать, а что нет, у него сложилось. Александр был твердо уверен, что 'поднять и бросить' людей в штыковую атаку французский сержант в данной ситуации просто физически не сможет, за ним не пойдут. Есть маленькие такие хитрости, нюансы обусловленные особенностями 'линейной' тактики о которых вечно забывают штабные теоретики. Так если в легкой пехоте взвод или по-старому 'капральство' и тактическая и административная единица, то в тяжелой - лишь тактическая, отдельный участок в боевых порядках батальона. Поэтому каждому сержанту добавляют под командование несколько 'чужих' солдат. В ходе боя для восполнения потерь постоянно идет ротация людей в строю и уже через небольшой промежуток времени под началом младшего командира оказываются нижние чины не только из других капральств, но и из других рот.
  Пока хорошо вымуштрованные солдаты стоят в строю, они выполняют приказы кого угодно, 'кто палку взял, тот и капрал'. Но если строй 'рухнет', то пойдут ли бойцы за 'чужим' сержантом? Своего они знают досконально, а это что за 'хрен с горы', может ему хочется 'людей положить, а крестик выслужить'? Поэтому на 'вперед орлы, а я за вами' ответ будет короткий 'иди ты на...'. Вот так если грубо, полк для солдата конечно семья, но первичная ячейка все капральство...
  Ну дух стоит, хоть нос не зажимай... вонь сгоревшего пороха, пот, горячее железо, преющая кожа амуниции и сапог, аромат такой, что непривычного человека начнет обязательно 'мутить'... здесь нет, все уже 'воспитаны боями маршами', а заодно пропитаны грязью до ушей. Темп... темп... давай-давай не зевай, целься-стреляй-заряжай... они уже поддаются, они вот-вот дрогнут, полтысячи стволов наперебой выбрасывают свинец в сторону бело-синих, оттуда в летят в ответ тучи свинцовых шариков. Пинг-понг со смертью, кто выиграет в этом матче? За егерей работает 'пуля Денисова' и 'триста шагов', за французов - численное превосходство.
  И над всем этим земным великолепием раскинулось небо такое голубое-голубое и где-то в вышине неспешно плывут облака, такое ли князь Болконский видел, когда загорал под Аустерлицем?
  Тем не менее, Александр все же уделил толику внимание 'коллегам' на той стороне. Что там на левом фланге тот солидный усатый дядя делает, да никак он хочет прицел изменить в сторону повышения? Так и есть - стволы ружей у своих солдатиков поднимает рукой вверх, догадался черт французский, что не сто шагов и даже не двести разделяют противоборствующие стороны... Да нет не успеть тебе господин сержант, ты уже по ту сторону мушки и через пару секунд отправиться к цели пуля...
  И вновь Александр упустил из виду очень важный момент, сегодня определенно 'день косяков', только он обернулся на секунду - за спиной дикий ор доброй сотни 'Ур-ра-ра...!!!'. Конец наступил, как супостаты его не оттягивали, был бело-синий батальон и нет его теперь, а все пространство позади фронта покрыто удирающими прочь французами. Побежали... побежали... пижоны в белоснежных белых штанах, стильные и тяжелые телячьей кожи ранцы очень мешают своим владельцам перескакивать через кусты и канавы, то один бело-синий споткнется, то другой кувырком летит через голову... комедия да и только. Сашке всегда хотелось посмотреть, как будет выглядеть бег с препятствиями, если спортсменам повесить на спину рюкзаки с нагрузкой килограммов тридцать-пятьдесят... скорее всего примерно так же.
  У них комедия... а вот для унтер- и обер-офицеров егерей на правом фланге настоящая трагедия без преувеличений. Они носятся вдоль строя цепи пытаясь прекратить беспорядочную стрельбу, хоть были бойцы проинструктированы не раз и не два, но здесь как паровоз - сразу не остановишь, состав проедет еще сто метров по гладким рельсам. Другая беда, отдельные энтузиасты сразу же примкнули штыки и кинулись вдогонку вслед за удирающим противником.
  -Куда тебя несет?! В строй нах... сукины дети! -вопят, срывая голос, командиры-начальники пытаются сдержать людей.
  Выходит плохо - не всем достаточно окрика, приходится обер-офицерам и 'младшей братии' догонять и возвращать обратно 'штыкоманов' из числа нижних чинов, рискуя при этом попасть под пулю от своих же. Издержки, так сказать, общего подхода к воспитанию солдат в 13-ом, где вместо общепринятой 'железной' насаждали 'разумную' дисциплину.
  Унтер-офицер ногтем поддевает крышку своих часов, время он засекал, рассчитывали на полтора часа боя, не вышло - французы 'сдали' уже через сорок восемь минут. Это если учесть время потраченное офицерами 13-го на 'усмирение' своих же солдат, а так выходит от силы сорок-сорок пять... результат достойный книги Гиннеса.
  -Ляксандр! Поди сюда, охфицера углядели! - кричат слева егеря.
  И в самом деле, это последний из могикан - лейтенант разбитого батальона. Он уцелел лишь потому, что его место в тылу и за тремя рядами нижних чинов. Теперь же бело-синие 'зольдатены' бежали, а обладатель горжетки топчется на месте и глупо размахивает шпагой, все еще пытается хоть кого-то задержать, так и не понял ничего? Однако ну и рожа у парня, жаль - никто кроме Сашки не видит... 'морда у тебя Шарапов' - откуда это... 'Боевой режим' не дает вспомнить отсекает все лишнее, стоит ли тратить драгоценный патрон на неудачника, зачем? Однако лейтенант не один остался в строю поодаль виднеется еще одна фигура... солдат, нижний чин.
  -Эй дедушка, давай за имя...ваши побегли! -кричат французу егеря и машут руками - 'уходи', а он как бы и не слышит, далеко.
  -Экий гордый... Сашка вали его черта!
  Александр приложил к плечу винтовку, прицелился, но на спусковой крючок так и не нажал. Не то что бы жалко ему стало того бело-синего, но...
  Те были 'просто цели' в их лица стрелок-охотник никогда не вглядывался, хоть с его зрением с такого расстояния он видит без труда, даже то, что отражается в зрачках у очередной мишени. Этот же иной... как целиком из слоновой кости вырезанный, попадались такие статуэтки Сашке при реквизициях у пруссаков. Француз - 'старый солдат', ветеран не одной компании, прошел 'огонь воду и медные трубы', лицо обветренное, слева под глазом старый шрам, изогнутая белая полоска, остальных 'отметин' не видно, но такой наверняка уже стрелян не раз, не раз и рублен. Поза у дедушки легкая, 'вольно' с опорой на ружье, ладони непринужденно охватывают дуло, на все ему наплевать - стреляй 'сержант без промаха'.
  -Не надо унтер! -это тихонько подошел сзади капитан, командир второй роты, ровесник тому французскому дедушке.
  Кажется... Воронцов его фамилия, у них в полку все ротные как бы на одно лицо, все - 'вечные капитаны', все кто не выбился в полковники и с этим давно смирился. Офицер к ним поступил в полк уже в Польше за несколько дней до начала войны лета 1807-го года, как раз весной и поэтому Александр как-то его толком и не запомнил, а потом уже стало и не до того.
  -Да я и не собирался, това... Простите, ваше благородие! -опять Сашка безбожно 'косячит', что за день сегодня? На этот раз на фуражку-обманку не спишешь, головной убор ротный где-то посеял и ходит с непокрытой головой, седой как лунь, в точности как тот француз-ветеран. Так ведь до сих пор и стоит упертый 'дед', лейтенант же плюнул, вложил свою шпагу в ножны и пошел вслед за беглецами.
  Винтовка за спиной, но еще не в чехле, накопившееся с утра напряжение все же сказывается, не физическое, скорее нервное. Сашка оглянулся вокруг, присматривая подходящее местечко. Посидеть бы хоть минут пять, а то в ногах уже давно неприятная мелкая дрожь в ногах.
  Он бегло осмотрел левый фланг, там еще постреливают, французы на месте, но видно даже отсюда - агония идет полным ходом, справятся там и без него. Первый батальон бело-синих разлетелся как стекло от удара камня, второй же уподобился куску сахара-рафинада, опущенному торцом в стакан с водой. Верхняя часть кусочка-кирпичика рассыпается, люди бегут, а остальное содержимое батальона оседает бесформенным комом вниз - в данном случае дном стакана выступает граница лесного массива. Там натуральная каша, одни французы лезут вперед, другие рвутся назад - клубок запутывается. Управление боем с их стороны потеряно, нижние чины стреляют куда попало, те кто не видит противника палят прямо в воздух, если это не пришествие пушного зверька, то он уже на пороге.
  Прибежал запыхавшийся посыльный, передал распоряжение 'свыше', выкрикнул на одном выдохе - 'Велено по взводу с кажинной роты до полковника!'. Слышны опять команды - зашевелись, офицеры снова за работой, они выделяют людей по требованию и растягивают стрелковую цепь, заполняя образовавшуюся убыль.
  
  Так всегда, пока ходишь и что-то делаешь, так никому не нужен... трясет Александра за плечо еще один гонец, хочет что-то немолодой малознакомый солдат из нестроевиков ему сказать, да дыхание у него 'сорвалось' пока бежал, пришлось ждать пока придет в норму.
  -Ну чего там, ожил уже? Говори.
  -А энто... ох... заморился савсем... к полковнику кличут!
  Унтер-офицер и пошел, он сегодня 'сам по себе' никому докладывать и отпрашиваться не надо, благо тут недалеко, четыре сотни шагов по прямой.
  Импровизированный командный пункт полка - все та же 'сарайка', с крыши которой он с поручиком стрелял по французским штаб-офицерам. Народу вокруг хватает, 'курит бамбук' полурота резерва, им так и не пришлось сегодня стрелять. Спокойно щиплют травку лошади, запряженные в патронные двуколки и отдыхают в тени кустов немногочисленные ездовые, 'боевой обоз' - так их иногда в полку называют в шутку. Каким образом вся эта орава прошла по тропке-дороге понять трудно, но как-то проехали вслед за основной колонной. Отец-командир и полковой адъютант расположились наверху в раскладных стульях, карты и разные бумаги лежат под ногами у них прямо на досках крыши. Они что-то вполголоса обсуждают. С недавнего времени штабс-капитан вернулся к своим прежним обязанностям. Первую роту у него забрали, так как по причине сокращения численного состава в полку образовался один 'лишний' ротный командир.
  Идет обычная рутинная работа, внизу под стенами сарая фельдфебель Тимофей кроет матом полкового писаря, тот размахивает как щитом какой-то желтой бумагой, на них обоих в свою очередь орет подполковник, бывший командир первого батальона, а ныне заместитель командира полка. Никак эта троица не может подсчитать расход боеприпасов. Вроде бы они вели учет и записывали каждую выданную пачку, а когда потребовались сведения, то вышло 'как всегда', нормальное явление для любой армии в не зависимости от времени, идеологии и страны.
  Дверь сарайчика открыта настежь и теперь можно увидеть, что там местные аборигены хранят, мешок дерюжный б/у дырявый одна штука и более ничего.
  А вот это еще кто, что за птица залетела к ним на огонек? На фоне убогих армейцев представитель гвардии выглядит как павлин в стае ворон, даже если это всего лишь подпрапорщик, и лошади с ним зачем-то... целых три... Сразу видно - что чужие 'транспортные средства' и под седлами, у них в полку таких не осталось кроме кобылки полковника, были да сплыли, а новых завести не позволяют финансы. Вроде бы и не сильно у лейб-гвардейцев обмундирование должно отличаться, разве лишь белые штаны в глаза бросаются, но мундир по росту и фигуре у него подогнан толковым портным, кивер с начищенной 'курицей' и белым шнуром, на нем султан из перьев полуметровый торчит, ремни снаряжения блестят, жаль сабли нет у молодца - ее какой-то жалкий огрызок именуемый 'полусаблей' заменяет. Офицеры 13-го по сравнению с подпрапорщиком лейб-гвардии 'все равно, что плотник супротив столяра', если встречать по одежде.
  Александр захотел было подойти и поговорить с 'пришельцем', узнать кто такой и зачем заявился, но не успел, отвлекли. С левого фланга докатился дикий многоголосый рев 'А-а-а-а...' и пришлось поневоле изменить намерения, не до разговоров стало. Один взгляд туда и стала понятна причина странного шума, 'клубочек' у леса егеря окончательно размотали, французы отходят и весьма спешно. Второй батальон сине-белых продержался под огнем чуть дольше первого, для разгрома потребовался час без одной минуты.
  Наверху, на КП немедленно оживились и перешли на повышенный тон, штабс-капитан стал настойчиво намекать командиру полка, что теперь согласно канонам военной науки, следует идти вперед и развивать успех, к нему присоединился и подполковник внизу, временно забыв про патроны.
  -Чего мы ждем Карл Антонович? Французы бежали фланг у них оголился полностью, наступать надо ваше высокоблагородие, догонять и бить... Соблаговолите дать приказ, люди в бой рвутся! -так вдвоем они и давили, остальные присутствующие помалкивают, нижним чинам не положено встревать, но по глазам видно - и они разделяют это мнение.
  Командир 13-егерского полка ответил не сразу, по идее наступать действительно надо, но... рязанский мушкетерский полк, с которым 'на нижнем уровне' помимо командующего договорились о совместных действия так и остался стоять на месте. Задумка была такая, рязанцы понемногу выдвигаются вперед, под предлогом выравнивания фронта, за ними вынужден будет ползти и сосед. Когда же 'фланг рухнет' мушкетеры перестроятся в колонну к атаке и вперед, 13-й сопровождает их и поддерживая огнем. Вроде бы и главнокомандующий арьергардом не был против подобного варианта... однако вышло некрасиво. Дернулись было рязанские мушкетеры вслед, прошли немного вперед, а затем неожиданно вернулись на исходную позицию. У егерей же никаких резервов кроме нестроевой полуроты нет в принципе - в полку один батальон, все силы ушли на стрелковую цепь и на ее обеспечение.
  -От рязанцев люди вернулись? -осведомился полковник.
  -Давно уже... они не придут, князь Петр Иванович Багратион их вернул обратно. Да мы сами...
  Нет! Еще десять минут... пусть нижние чины и офицеры успокоятся и уходим. -таково окончательное решение отца-командира, можно обсуждать, да не изменит он его уже.
  Полковник пояснил, что долго 'дыра' оставаться открытой не может, французы уже перебрасывают сюда еще одну полу-бригаду из резерва. Скорее всего через полчаса появятся перед егерями два-три новых батальона бело-синих и может быть кто-то еще вдобавок для усиления.
  -У нас осталось два боевых комплекта патронов и мы можем повторить, рассеять еще батальон или даже два? -не сдавался штабс-капитан Денисов, хоть и ясно, что вопрос уже решен.
  -А вы уверены, что француз станет разворачиваться в батальный строй под нашими ружьями? Я бы на их месте походной колонной ударил в штыки, даже не перестраиваясь и задавил бы числом... опять же там дальше за их фронтом место ровное как плац и они имеют преимущество и в силах и свободу маневра.
  Полковник окончательно поставил точку, егеря уходят, уже дана отмашка, подзывают сигналиста - надо трубить 'отступление'.
  -Ваше высокоблагородие... -неожиданно напомнил о себе лейб-гвардеец, сообразив, что о нем в пылу обсуждения текущей ситуации начальники совершенно забыли о нем.
  -А... прости каптенармус, отвлек меня Иван Федорович... Где наш штатный стрелок-охотник, он уже подошел?
  Александр хотел было доложить по форме, что он явился, но командир полка его заметил, легкий кивок головой - не надо. Прекрасно, не получиться унтер-офицеру ляпнуть очередную несуразицу вроде 'товарищ полковник'.
  -Забирай лейб-гвардия этого унтер-офицера и езжайте с богом... на одну пушку его хватит. Справится, дело ему уже знакомое.
  -Ваше высокоблагородие... позвольте... в записке и устно передать... их превосходительство просили взвод штуцерных, али два с офицером.
  -Нету у меня братец для тебя их... сколько у нас вообще нарезного оружия скопилось Иван Федорович? И офицеров выделить не могу, поручик Яковлев мне нужен самому, он будет прикрывать с застрельщиками наш отход.
  -На руках восемь, но все штуцеры - дрянь, а если учитывать только одни винтовки, то всего три штуки. -незамедлительно последовал ответ штабс-капитана.
  -Ваше высокоблагородие, я в штуцерных бывал, вы при мне же с трехсот шагов французов били... как же?
  -Кто-нибудь... Мойша, Тимофей, Воин Андреевич... покажите нашему гостю ружье!
  Подали подпрапорщику 'штуцер', а на самом деле обычное пехотное гладкое ружье, принятого в Grande Armée образца, калибр 17мм, никаких существенных отличий от российского. Гвардеец с видом знатока осмотрел оружие, в ствол заглянул и даже пальцем пощупал там, видимо не доверяя глазам, нарезов нет. По лицу у него буквально 'растеклось' недоумение, однако делать нечего, взвод не дают, а ведь он даже две лошади в поводу привел - для офицеров специально прислали.
  -Ну коли так... унтер пошли со мной! -и пришлось Сашке следовать за ним к коням, что были привязаны поодаль к каким-то вбитым в землю кольям. А вот тут возникли серьезный проблемы.
  -Я не умею ездить верхом. -признался Александр и в самом деле управлять повозкой он немного научился, а вот в седле. В пехоте даже офицеры те еще наездники, существует шуточное правило, скорее байка, гласящая, что 'пехотный начальник при виде кавалерии, будучи в седле, обязан спешиться и вести лошадь в поводу, дабы не смешить людей'. А наш герой всего лишь нижний чин...
  -Почто так? Нешто мальцом, охлюпкой без седла не доводилось? -еще больше расстроился и одновременно удивился подпрапорщик.
  -Я городской, в деревне не жил, с лошадью обращаться не приучен.
  -Ну и народ у вас в полку подобрался... влезай вон на ту гнедую, ногу в стремя, а вторую заноси. Глухая и спокойная она. Да не бойсь, почитай скамейка, а не лошадь. -добавил гвардеец, увидев, как навязанный ему стрелок-охотник сильно колеблется.
  -Эх... мать... Сидишь ты котом на заборе, тока смотри не зря дергай повод, я ее сам поведу.
  Они тронулись с грехом пополам, как раз успели к моменту, когда полковой горнист начал трубить 'отход', оглашая округу диковатой 'музыкой', и самом деле лошадь глухая, и не вздрогнула, не дернулась от такого резкого звука.
  Александр без всякого ложного стеснения рассматривал своего спутника, человек попался интересный не то слово, редко таких встретишь. Мужик перевалил далеко за полвека, нижние чины в строю так долго не живут, сорок пять - уже 'дедушка' один на роту, пятьдесят - или в гарнизонных войсках тебе место или скорее даже на кладбище. Долгожительство в российской императорской армии удел считанных единиц. Если верить старому знакомому, штабс-капитану Денисову, а он в свое время имел доступ к архивам военного ведомства, то до 'полтинника' в строю дотягивает примерно два десятка солдат.
  'Деду' на службе досталось здорово, руки-ноги вроде целые, а вся левая сторона лица и шея жестоко изрублены, кругом сплошные глубокие шрамы, глаз уцелел каким-то чудом. Как его только в гвардии оставили такого покалеченного, обычно туда специально подбирают нижних чинов 'приятной наружности'.
  Унтер-офицер первым делом решил уточнить задачу, то что на правом фланге российских войск работает французская полевая артиллерия он знал и раньше, выстрелы слышны далеко. Но что там конкретно происходит он не видел - рельеф местности не позволяет, хоть зрение у него уникальное, но отнюдь не 'рентген' к сожалению, как у голливудского супергероя.
  -Лупят нас французы... спасу от их нет, и не поверишь братец мой - одной пушкой! -начал объяснять гвардеец.
  Пока на левом фланге у леса 13-й егерский полк занимался 'выпиливанием в промышленных масштабах' линейной пехоты Великой Армии, на другом конце поля французы предавались тому же самому занятию. Там был развернут в в боевой порядок к обороне лейб-гвардии Егерский полк имевший шефом самого князя Багратиона Петра Федоровича, недавно получившего очередной чин генерала-лейтенанта. Благодаря этому обстоятельству, у них как и в 13-ом егерском было фактически единоначалие, шеф не вмешивался в командование полком, как сплошь и рядом случалось в 1807-ом году в российской императорской армии, пока эту порочную практику наконец не прекратили. Прикол... 'первым после бога' у гвардейцев состоял... француз-эммигрант граф Эммануил Францевич Сен-При. Попадет такой в плен к Бони - 'свои' расстреляют как предателя, может быть поэтому и воевал полковник, что называется 'с умом', на рожон никогда не лез. Из фридландской бойни полк гвардейский егерей вышел с честью и относительно небольшими потерями, тогда как другие части изрядно пострадали. Сегодня же утром к ним неожиданно судьба повернулась филейной частью, на войне так случается сплошь и рядом.
  В первый час вроде ничего существенного не происходило, противников разделяла 'ничейная' полоса в добрых тысячу шагов, обе стороны инициативы не проявляли и лишь местами 'в поле' шла вялая и безрезультатная перестрелка жиденьких цепей застрельщиков. Противник особого опасения командиру лейб-егерей не внушал, хоть его трем батальонам враг противопоставил пять своих, четыре в 'линии' и один резерве. По словам нового знакомого, подпрапорщика Якова Осиповича Попадичева - 'солдаты у их дрянь' и 'мы эдаких кулачками бивали завсегда', однако не стоит забывать - на войне такой народный бокс явление чрезвычайно редкое, если только обе стороны упьются в хлам и временно утратят способность действовать оружием... Ближе к обеду французы выдвинули в разрыв между батальонами артиллерийскую полуроту в составе двух шестифунтовок, не бог весть какое испытание для полка, пережившего 'адский огонь' Фридланда, никто сперва и не встревожился. В арьергардных боях и стычках артиллерия Великой Армии появлялась на поле боя редко, стреляла еще реже и как-то совсем их перестали уважать. Больше российские войска опасались в ту пору кавалерии, вечного кошмара пехоты на маршах и при отступлении. Пристрелочное ядро, пущенное с 'той стороны' просвистело высоко на головами нижних чинов и ничего кроме смеха и шуток у солдат не вызвало, криворукий 'хранцузик' то, 'хрен поди попадет?'. Так и вышло, первый выстрел у этой шестифунтовки оказался и последним, неумелый расчет надолго 'запорол' орудие и более оно не тревожило егерей в течении всего боя. Как можно вывести из строя в ходе стрельбы относительно примитивную полевую пушку начала 19-го века, там же по сути одна труба? Для опытных 'умельцев' не вопрос, запросто. Ломаются как спички лафеты, если в процессе отката хобот зароется в землю или встретит на своем пути камень, ствол может слететь с гнезд крепления, если гайки не затянуты, очень часто 'заваривается' запальное отверстие, когда туда попадает мусор. Что там у французов вышло в этот раз 'эдакого', подпрапорщик не сказал, но не суть важно, они вынуждены были эвакуировать свою поврежденную пушку, увезли ее поспешно с позиции.
  Живи да радуйся... а нет, не вышло у лейб-гвардейцев. У прицела второго орудия встал наводчик-асс, и без пристрелки сразу же влепил заряд дальней картечи в плотную 'коробочку' первого батальона.
  -Сколько в походах я, а такого чуда еще не видывал! Жахнет француз - у нас взвод положит... Ядром зарядил под знамя... тама всех почитай побил-покалечил, их высокблагродие Мануил наш Францич едва жив остался, видать бог спас хорошего человека.
  Героически гробить личный состав 'выстаивая под огнем' граф Сен-При не захотел - еще бы после такой встряски, полк быстрым шагом отвели назад за гребень холма, на котором они стояли ранее. Здесь, на обратном скате, огонь французской пушки уже не мог их достать, слава богу, это не миномет. По общему плану сражения полковнику, командиру лейб-егерей, категорически запрещено было ввязываться в бой до особого распоряжения, его задача заключалась в 'связывании силы' противника на данном участке, поэтому ни о каком 'общем' наступлении силами всего полка речь идти не могла в принципе. Другой, в метру хитрый, военачальник может быть так бы и прятался за спасительным гребнем до самого конца, оставив наверху одних лишь застрельщиков и специально назначенных наблюдателей-офицеров. Но тут - дело принципа... Как подвести такого шефа, самого Багратиона, не выполнить его прямой приказ? На бумаге точно указана позиция, очерчено место на кроки, где лейб-егерям надлежит встать, и хоть убейся но пожалуйте теперь туда под картечь... а бьет французский асс-артиллерист практически без промаха. Пушки пока еще не могут претендовать на 'скорострельность', но хорошо обученный расчет способен делать в идеальных условиях по выстрелу в минуту даже из такого простенького орудия. По крайней мере в течение часа можно держать высокий темп, потом придется ждать пока раскаленный ствол охладится. Арифметика выходит просто убийственная в прямом смысле этого слова, даже считать не надо и так понятно.
  Согласно общепринятым наставлениям о бое пехоты в таких случаях высылают вперед усиленную стрелковую цепь и 'подавляют' пушки противника путем истребления огнем или штыком расчетов. Так и поступили у лейб-егерей, результат вышел отрицательный, как и следовало ожидать. Из посланных двух взводов, пошли 'на дело' штатные застрельщики со своим офицером и охотники-добровольцы, набранные из разных рот, назад возвратились лишь пять человек. Огнем издалека уничтожить расчет 'вредной' пушки егеря не смогли, решили идти, как принято в таких случаях, в штыковую атаку. Но штык любит когда 'народу побольше', только сбились они в более-менее компактную группу, как француз ударил картечью. Два или три убийственно точных выстрела и нет 'подавителей', немногие уцелевшие нижние чины вынуждены были чуть ли не бегом ретироваться. Не факт, что получилось бы у них, даже если бы удалось добраться до цели, сине-белые вряд ли бы позволили переколоть своих артиллеристов.
  -Стрелять наш брат давно отвык, все на штык надеется. Как на войну они собирались, первым делом давай точить. Я им говорил, хоть замки ружейные проверить надобно... -поведал с горечью прапорщик, рассказывая о неудаче сослуживцев, -Смеялись черти, мол хранцев одним штыком одолеем. Теперича на небесах поди.
  Кроме общей 'штыкомании', охватившей в те годы российское воинство, были и вполне объективные причины экономического характера. В Санкт-Петербурге Егерский полк с момента образования занимал семёновские казармы на Звенигородской улице. Раньше, лет двадцать назад там была окраина, застроенная убогими обывательскими домишками. Но время шло, столица росла и вскоре по соседству появились каменные особняки. Их влиятельным хозяевам сильно не по душе пришлась 'ружейная музыка', доносившаяся со стороны казарм и вскоре тира у егерей не стало - запретили, где обучать теперь людей? Остались только летние сборы и маневры в Красном Селе, но там свои порядки, там его величество Фрунт с большой буквы давно уже правит бал.
  -А как же проверки, ведь должны же и на стрельбу смотреть? -возник вопрос у Сашки.
  -А им только залпы красивые подавай, целкость не надобна. А коли захочет какой генерал мишень посмотреть опосля, я подменю. У меня другая с дырьями заготовлена завсегда. -признался подпрапорщик.
  Вот так оказывается... 'показуху' далеко не ХХ-ом веке изобрели, здесь же еще горе усугубляется отсутствием оптических приборов, нет возможности контролировать стрелков и потому необычайно развиты всякого рода подтасовки.
  В свое время на поле боя было разделение труда, егеря вели ружейный огонь, а гренадеры и мушкетеры выступали в роли 'штурмовиков'. Такой порядок восходит еще к временам, когда линейная тактика только-только нарождалась. Однако новый кумир и пророк провозгласил 'с введением ружьям со штыком различия между легкой и тяжелой пехотой стираются' и егерей стали ставить в 'линию', раз уж все равно стреляют они скверно. Пытались было возродить старые приемы обучения, когда солдат посылали стрелять дичь в окрестных лесах, да только вокруг Петербурга ни дичи, ни угодий вблизи уже нет, одни поместья, дачи и чухонские огороды. Местные охотники-любители вынуждены тащиться чуть ли не к устью Невы, где еще можно подстрелить утку или еще какую водоплавающую птицу.
  -У меня в цейхгаузе бочка сорокаведерная скопилась боевых патронов, дают нам по шесть и то не расстреливаем...
  -Зимой же все равно делать нечего, оборудовали бы стрельбище за городом и ходили туда. -предложил было Александр.
  -Э-э-э... братец, ты в столицах не живал! То караул во дворец, в крепость, али еще куда, то генералов хоронить посылают, то в театр арапов изображать... Придешь в роту, а там тридцать человек, остальные в расходе. Да и не надобно никому из начальства, ружья ломают, мундиры поганят, полку расход лишний идет.
  -Как наши вернулись не соло хлебавши, Мануил Францич про меня вспомнил. Пособи мол Яша, ты же награды за стрельбу получал от самого Петра Ивановича, прибей французика, без него пушка ихняя не страшна, остальных застрельщики прогонят.
  -Нарезного оружия не нашли для такого дела?
  Неа... есть штуцер тульский добрый, взяли по ошибке в поход заместо ружья заручного. Не сладить мне одной рукой, вторая сохнет и глаза не те. Вот я ему и сказываю, пошлите мол ващ высокблагородие кого к армейским егерям, у них стрелки настоящие, не смотровые. Он меня с запиской в сей момент и погнал.
  Понемногу они с 'дедом' разговорились, а поначалу тот смотрел на Сашку, как покупатель, которому всучили 'Запоршивец' по цене Мерседеса шестисотого. Что спрашивают в таких случаях солдат у солдата? Да как и во все времена: кто такой, где жил раньше, чем занимался и так далее.
  Пришлось унтер-офицеру поневоле сообщить кое-какие сведения о себе, 'легенда' у него к тому моменту уже давно была 'отшлифована' до мелочей и на несоответствиях, как раньше Сашку не поймать. Да и кто будет ловить, кому надо? За все годы службы удалось встретить только одного единственного земляка. Его 'малая родина' в начале 19-го века считается малонаселенной местностью и рекрутов оттуда не берут, точно так же как из Сибири или европейского севера страны.
  Пришел черед рассказать о себе и подпрапорщику, мужик он оказался словоохотливый, а история его длинной и удивительной, ничего подобно ранее Александр не слышал. Прежде всего поражал возраст рассказчика, он родился в первой половине 18-го века, в 1847 году! Шестьдесят лет ветерану и сорок четыре года он провел в строю российской императорской армии, последние двадцать лет - добровольно!
  Яков Осипович Попадичев родился в городе Купянске, Харьковской губернии в семье мелкого чиновника. Точно указать чин родителя Яков уже не может, забыл за давность лет, скорее всего 13-14 класс не выше. Мать он потерял рано, еще будучи 'мальцом' по его словам.
  -Батюшка мой - воистину изверг рода людского... пияница горький был. Как сивухи отведает, так матушку и тиранит, бьет смертным боем, вопрошает, с кем мол, Яшку прижила? Через то она и померла. -так скупо обрисовал подробности своего детсва и отрочества старый солдат.
  Несмотря на такое начало жизнь молодого Якова вроде бы складывалась безбедно. Удалось ему получить приличное по меркам провинции образование, выручил паренька родственник матери - местный священник.
  Папаша Якова хоть и регулярно поколачивал, но все же отпрыска к делу пристроил. Светила парню неплохая карьера в местной администрации как раз появилось вакантное место писаря - его туда взяли, и девушка у него появилась на примете, даже с приданным. Все благолепие рухнуло в течение недели, соблазнил его рассказами о московском Университете заезжий семинарист, змей-искуситель... Решил Яков Осипович пойти учиться, чем он хуже архангельского мужика Ломоносова, он ведь даже и латынь немного знает. Собрал Яшка все свои сбережения, вещи, помолился в последний раз в старой церкви, куда привык ходить с матерью, поставил ей свечку за упокой и двинулся в столицу, было ему тогда неполных шестнадцать. Далеко уйти не удалось, не отошел он пяти верст, как сзади пыль столбом - тройка летит. Городничий купянкий, приятель и собутыльник Осипа Попадичева с двумя гарнизонными солдатами в погоню за беглецом кинулся. Поймали они нарушителя родительской воли, побили немного для порядка и отдали на руки 'заказчику', домострой в провинции еще тот, особенно для 'своих людей'.
  -Все одно убегу! -пообещал Яков глотая кровь пополам со слезами.
  -От меня? Да хрен тебе сосунок! -был ему ответ, и как оказалось не пустая угроза.
  Каким образом городничий с папашей-алкоголиком сумели сдать парня в рекруты, ведь ни по возрасту, ни по сословию он не подходил? Смогли... Россия ведь, здесь дышло закона знающие люди всегда повернут так, как им надо, Сашка сам тому свидетель.
  В службу он был принят 6-го июня 1762-го года рядовым в Смоленский драгунский полк. Время было 'веселое', российская империя за каким-то непонятным хреном ради 'европейских интересов' ввязалась в семилетнюю войну и юный драгун Яшка принял посильное участие в этом мероприятии.
  -Подбил меня один литвин бежать в неметчину, там де и выуишся, чай не хуже чем в первопрестольной. -вспоминал Яков, пока они ехали за фронтом развернутых в боевые порядки российских батальонов.
  Побег не удался хоть из полка они успешно дезертировали во время полевого выхода, продав затем лошадей неким подозрительным 'жидкам'. Далее литовец куда-то делся, а Яков загулял с девками, молодой был тогда и глупый, а тут деньги на руках. Водка, бабы, опять водка по кругу... душа нараспашку, пей-гуляй... очнулся Яшка в одно далеко не прекрасное утро в остроге, его поймали. С пьяну он еще и признался во всем, тем самым серьезно усугубив свое положение. Так бы пошел как 'беглый', но собрался же он в Пруссию, с которой как раз в данный момент воевали, значит выходит - изменник... что там артикул воинский с кратким толкованием Петра Великого на этот счет говорит... печально... достоин Яша смертной казни. Спасло его недоразумение, поступив в полк рекрутом по набору, он в формулярном списке оказался записан, как сын чиновника не самого последнего класса, но не представил свидетельство о происхождении, подтверждённое предводителем дворянства Купянского уезда, Воронежского наместничества. Не имелось у него при себе такой казенной бумаги... ситуация неопределенная, трудно понять куда его отнести. Российская Фемида полгода не могла решить как правильно 'изменщика' Яшку следует казнить. Дворянину полагался 'благородный' расстрел, 'быдло' из простолюдинов ждала веревка или в случае особой милости государя императора - пожизненная каторга. Пока волынка тянулась Пруссия из злейшего врага неожиданно стала лучшим другом и союзником. Вышло 'казнить нельзя, помиловать' и получив свои триста палок 'за самовольную отлучку из части и промотание казенного имущества' Яша вернулся в полк, только уже в другой Бутырский мушкетерский - в обычную армейскую пехоту, смоленских драгун куда-то перевели, пока он сидел несколько месяцев за решеткой.
  Что Яков делал до второй русско-турецкой войны 1787-1791-х годов Александр не понял, служил наверное, обычная для нижнего чина участь, тянул лямку получая чарки от казны и палки от начальников. Вроде бы, 'дед' обмолвился, что успел побывать в Крыму, но скорее всего в серьезный боях там не принимал участия.
  Зато потом... Яков здорово отметился у Измаила, где столкнулся с самим Суворовым Александром Васильевичем, и не просто 'видел издалека', а фактически спас его от турецкого ятагана. Перед штурмом генерал-аншеф решил лично, с небольшим конвоем, осмотреть подступы к крепости и чуть было не закончил здесь свою карьеру. Так уж совпало, противник решил сделать вылазку, ударить по передовым пикетам и помешать осадным работам осаждающих.
  -Енычери на ево налетели тучей - вшестером, наших рядом нет окромя меня, и штуцер не заряжен только стрелял, колю их... мать честная, штык то не поставил!
  Изрубили турки Якова Осиповича в тот день изрядно, однако несколько минут он выиграл, подставив себя вместо генерала, замешкавшийся было конвой опомнился, вступил в схватку, на шум драки подоспело подкрепление, и янычар отогнали обратно к крепости. Ничего за этот подвиг он тогда официально не получил, кроме небольшой денежной премии, 'Анну' Якову дали позднее и не за Измаил. Выиграл мушкетер Яшка в другом, не без протекции великого полководца он получил чин унтер-офицера, и оказался в егерской роте лейб-гвардии Измайловского полка. Дальше в повествовании опять пробел, 'дед' как-то глухо упомянул, что 'подавлял' поляков в 1793-м, подробности ветеран вспоминать не захотел. Далее Аустерлиц, где унтер-офицеру Якову Осиповичу крупно не повезло, он попал в плен.
  -Говорили же старики, нельзя до сражения грабить, после надобно, вот бог меня и покарал.
  Победители отобрали у него полсотни рублей серебром, флягу с водкой, сняли с мундира 'Анну' и в довершение дали раз по морде. Ночью повезло, обнаружив, что пьяный часовой спит, он выломал дверь и выбрался из сарая, где его держали вместе с остальными пленными. Никто из девяти товарищей по несчастью за ним не последовал, не захотели.
  -Пугаю их, бить де будут вас французы, а оне - 'мы де привычные, чай не в первый раз'. Говорю - кормить не будут, оне - 'и так начальство ничего не дает, сами добываем'. Плюнул я и ушел один. -и тут Яков немного натянул повод, огибая некстати появившуюся на пути двенадцатифунтовку и ее прислугу.
  В 1806-ом опять война, на сей раз с турками, за нее его наградили 'егорием', правда крестик ждет подпрапорщика в Петербурге. В личной жизни устроился 'дед' неплохо, ведь должность каптенармуса - почти офицерская, женился в 47-м на молоденькой девушке, дочери одного из фельдфебелей того же полка, детей у него было четверо, но выжили только двое.
  -Почему тебе чин подпоручика не присвоили? Ведь два ценза выслужил по любому? -возник у Сашки вопрос.
  -А зачем мне? Все одно не произведут, беспорочной то службы нет, под судом был. Если только бумагу истребовать из Купянского уезда? Батюшка мой помер давно и приятель евонный представился тако же, а все не шлют, скоко уж им писали. Моя Марья каждый год трясет, езжай мол за свидетельством, боится, кабы детей в кантонисты не забрали.
  -Могут так?
  -У нас в полку - шиш, шеф не даст в обиду. Он почитай императору родня. А эдак не поймешь, то всех хватают заподряд, то ничего... Сам ездил единожды с командой, поповичей мы по деревням ловили. В семинарию не попал - значиться в рекруты пожалуй. Там меня поранили сильно из ружья, пулей стрелили в грудь, чуть не помер опосля.
  -Охренеть... поп-разбойник?
  -Нет, сынок евонный, экий лось уродился, крива сажень в плечах, баталию с нами устроил, еле взяли. -подпрапорщик перевел дыхание и как-то странно посмотрел на своего спутника.
  -Слышь унтер, а... как его... черт с заговоренными пулями, он же у вас вроде в полку служит, ты его знашь?
  -Как бы тебе сказать... -немного замялся Сашка, -Знаю конечно, это я и есть.
  -Тьфу! Свяжешься с вами, а я и на исповеди с год уж не был... эх пропала моя душенька, -подпрапорщик Яков Осипович Попадичев торопливо перекрестился, и на всякий случай проделал 'крестное знамение' и над Александром.
  -Проверено, не поможет! -заверил спутника, унтер-офицер и усмехнулся, показав ряд крепких зубов, -Православным в колдунов и ведьм верить не положено, или не знаешь?
  -Да ну?
  -Священника вашего полкового спроси, он тебе разъяснит политику партии. Турков и французов ты Яков Осипович не боялся, а от меня шарахаешься, ни рогов ни копыт вроде нет?
  -Есть маленько, пугаемся... -успокоился и улыбнулся в свою очередь попрапорщик, -Сам знашь, мы народ такой темный, у кого ладанка на шее, кто бумажку с заговором от пули в кармане носит... Глянь, приехали почти. Слышь унтер, ребята наши гуторят... сам де Антихрист за пушкой у французов управляется, сдюжишь один?
  Лошади тем временем почуяв 'родную' коновязь, где их возможно ждали торбы с овсом заметно ускорили шаг, минута, другая и вот они уже почти у цели...
  Побывать у гвардейцев Александру не довелось и не проверил он решил ли тряхнуть Наполеон Бонапарт стариной. Сам он наводчика-аса не увидел, но если верить описанию очевидцев, то 'император' успел вырасти на пол-головы, сильно похудел и облысел, а так же был разжалован в подполковники. По крайней мере так описали 'Антихриста' уцелевшие от картечи застрельщики лейб-егерей.
  Судьба, снова вмешалась без предупреждения. Ревет где-то в центре позиции труба - 'отход', ей вторят товарки во всей 'линии' российских войск от одного фланга до другого, трещат в такт продублированному горнистами сигналу барабаны... общее отступление, как раз успели к полудню, сражения сегодня не будет.
  Охота на французскую пушку отменяется, теперь надо или отходить с сослуживцами 'дедушки' до бивака и там искать своих, или догонять их в дороге. Хотелось унтер-офицеру посмотреть на гвардейских егерей вблизи, но не рискнул он, нашлись веские основания.
  Слухи о том, что кое-где в некоторых полках, пальцем указывать не будем в каких, завели 'специально обученных людей' для сокращения командного состава Великой Армии, давно дошли до офицеров лейб-гвардии. Восторга, как и следовало ожидать у них это нововведение не вызвало, 'не благородно' ведь, и не дай бог супостат ответит тем же. Изволь теперь снимать с себя разные красивые цацки, ружье в руки и в строй, иначе ведь подстрелят чего доброго. Такая перспектива вряд ли пришлась по душе любителям малинового звона шпор, цветных выпушек и разного рода 'трынчиков', то есть как раз основной массе молодых обер-офицеров, а в гвардии их традиционно сверхкомплект. Подлил масла в огонь и сам главнокомандующий Петр Иванович Багратион, официально порекомендовав поощрять метких стрелков небольшой премией из полковых сумм. Александру, 'денежка' от князя не светила, отстрел вражеских офицеров, как приоритетных целей входил в его служебные обязанности, а так бы неплохо вышло, хоть по рублю за штуку, не пришлось бы тогда кур у обывателей 'прихватизировать'.
  Реакцию 'сильно блаародных' господ офицеров на появление стрелка-охотника угадать не трудно, а подпрапорщик Яков Осипович обязательно доложит, кого привез вместо взвода штуцерных. Как пить дать, найдутся желающие примерно проучить 'мерзавца'... Первое соображение, есть и второе - даже для 'хороших' офицеров Сашка на редкость 'скверный' солдат, чуть ли не на грани изменника. Критерии оценки за пределами 13-го егерского прямо инвертируются, плюс меняется на минус, следствие ренессанса линейной тактики в начале века 19-го. Пулям кланяется - трус, использует укрытия - дурак, метко стреляет - вообще крайне нежелательный элемент, поскольку уклоняется от работы штыком. В наступлении нижний чин должен тупо переть вперед на картечь, пули и штыки. Ему полагается захватывать пушки (что-то же надо бросить потом при бегстве), брать в плен офицеров (можно подумать, их кто-то допрашивает?), захватывать знамена (у французов чуть ли не в каждой роте есть свой 'орел'), и совершать прочие героические благоглупости. В обороне солдат стоит в строю, изображая собой элемент забора, стреляет в сторону противника почти не целясь и опять же подставляется под огонь противника. Это тактика... что же остального... унтер-офицеру полагается быть грамотным, по крайней мере таково уставное требование. Вроде бы плюс для нашего современника, но... читать нижний чин может лишь устав, и то не весь, а те места, что определяют его обязанности, ну и вывески на питейных домах. Увидит иной высокий чин солдата с газетой - чуть ли не истерика сразу: 'пропала армия, погибла российская империя', немедленно пресечь! Вне казармы то же самое твориться, 'сильно вумный' простолюдин считается априори неблагонадежным и рискует отправиться пешим порядком на освоение Сибири. Смехом, смехом... совсем недавно людей ссылали за чтение газет и 'вредный образ мыслей'.
  'Дед' уговаривал Александра податься к ним, мол граф Сен При легко устроит перевод нижнего чина из одного полка в другой. Война неожиданно выявила потребность в хороших стрелках, а в войсках их практически нет. Продемонстрирует Сашка пару-тройку раз свое искусство в Красном селе, глядишь и заметят, там ведь и царь обычно присутствует на маневрах. С одной стороны появляется реальный шанс выбиться из 'серой солдатчины', в гвардии легче дослужиться до низшего обер-офицерского чина. Исключено, по отношению к старым сослуживцам и особенно штабс-капитану Денисову, такой шаг выглядел бы натуральным предательством. Обижать 'дедушку' отказом Александр не стал, он поступил по-другому.
  -Скажи Яков Осипович, только честно 'как на духу', часто тебя господа офицеры бьют?
  'Дед' замялся было, но куда деваться, раз уж разговор откровенный, попадает и ему эпизодически, хоть и реже чем остальным... 'егорий', 'аннушка' и запредельная выслуга лет от 'морды' ветерана не спасают. Однако по его мнению все господа - 'хорошие', просто так принято везде.
  -Иной молоденькой подпоручик хлобыстнет сгоряча, опосля тайком деньги сует, прости де Яков, не сдержался. Им власть-то надобно проявить, себя показать. Какой ты офицер, коли нижнему чину в рыло дать не могешь?
  Знакомая история, ничего иного Александр и не охидал от старого солдата услышать. Штабс-капитан Денисов, знаток всего и вся, считает, что дисциплина здесь не при чем, на армию проецируются общественные отношения, есть исключения - примерно один на сто, как к примеру полк, где служит он, но здесь редкое сочетание различных факторов.
  В России помещик, чиновник и вообще любая 'мелкая сошка', облеченная властью, привыкли объясняться с народом путем рукоприкладства. Нет в стране 'народа' с точки зрения правящего класса - вместо него 'чернь' или 'быдло', бить их надо, они палку любят. В любом случае, Александру такого 'щастья' и даром не надо, 'прилетали' плюхи уже и не раз от 'чужих' офицеров, сыт по горло.
  -Я так долго не выдержу... прощай, спасибо на добром слове Яков Осипович. Побегу я догонять 13-й полк.
  -Как знашь... Смотри, поймают ить французики. Вона уже полезли вслед. Пошли хоть до бивака с нами?
  Александр тяжело вздохнул и слез со своей глухой лошади-'скамейки', такова жизнь солдата - перспектива встречи с французами его пугала меньше чем с 'офицериками' лейб-егерей. По первым он может действовать оружием на свое усмотрение или уклонятся от встречи всеми доступными способами, а со вторыми как? 'Стой смирно, руки по швам... Скотина!' и далее последует традиционное отеческое внушение. Хоть и принято говорить 'в рыло', 'морду начистил', бьют нижних чинов обычно ударом в ухо, передние зубы нужны солдату для скусывания оболочки бумажного патрона, поэтому их берегут. Самое опасное в таких ситуациях - легко можно попасть на любителя 'казарменного бокса', такой одним разовым 'внушением' не ограничиться. Нельзя сказать, что кругом одни сплошные 'держиморды' и 'дантисты', минимум три четверти офицеров российской императорской армии вполне 'адекватные' в этом отношении и потребности 'для души' избивать подчиненных у них нет, но угадай-ка на кого нарвешься в очередной раз?
  Кусты, буераки, овражки сколько же их собралось вместе, пришлось Сашке изрядно петлять, по прямой не пройдешь нигде. С другой стороны местность удачная в том смысле, что на ровном поле унтер-офицеру было бы намного труднее избежать нежелательного контакта как с французами, так и и своими казачками, что якобы 'прикрывают отход' войск. Встреча с последним одиночному нижнему чину не сулила ничего хорошего. Сражения ведь не было, следовательно и трофеев в поле не собрать, а тут смотри-ка солдатик идет, у него вещмешок за спиной и не пустой вроде на вид... может ценное что-то там у него, как не проверить 'дезертира', с паршивой овцы хоть шерсти клок.
  Полк Александр догнал уже на марше и сразу же поспешил найти свой 'родной' взвод, первая рота шла в голове колонны как обычно на маршах. Пара вопросов, камень с души, ушли парни в этот раз удачно, никто не преследовал, потерь при отступлении не было. Французы в этом плане противник вообще идеальный, не умеют догонять и добивать. Вот бы еще дозор охранения, что идет в хвосте, об этом факте знал, а то ребята 'стремаются'. Постоянно 'видели', отряженные туда, нижние чины то вражеских улан, то гусар, то чуть ли не кирасир противника несущихся следом с обнаженными палашами. Трижды начиналась позади колонны стихийная 'перестрелка', пока не прошли километров десять и люди окончательно не успокоились.
  Словно со скрежетом в голове контактор отработал у Сашки напряжение снято и 'бдзинь', вернулось его привычное 'я', бой закончен, что называется 'отпустило'. Панама съехала на спину, легкое движение воздуха ворошит отросшие за летние месяцы волосы на макушке. Ветер над головой и в голове тоже ветер гуляет... мысли путаются но общее направление позитивное и это радует. Ты живой и целый, смерть сегодня славно поработала своей острой косой, ее лезвие временами свистело где-то рядом, но тебя не задело. Там за спиной остывают пушки, и дерн нехотя впитывает кровь, а тебе на все наплевать... наплевать, ты - живой, а все остальное - неважно. Трищ лейтенант... да... оно все раком, настреляем мы вам еще этих 'духов' сколько надо и задачу выполним... откуда опять только 'лезет' прошлое, давно пора забыть. Опять бред, сплошная 'пурга полетела' из обрывков не пойми чего, ведь и не воевал там Сашка толком, не успел, попал как раз под самый вывод войск. Афганистан с Фридландом 1807-го года не сравнить, а нет, не получается никак 'отбиться'. Воспоминания на редкости живучи, вопреки здравому смыслу мозг упорно норовит наложить, применить их к текущей 'реальности'.
  Может быть потом придет сожаление об упущенных возможностях и шансах, но не сейчас. Александр глянул по сторонам - народ вокруг 'ловит кайф' вовсю, сзади чуть ли не похабные частушки какой-то солдатик бойко напевает, кто-то бессмысленно смеется рядом, другой боец передвигает ногами 'на автомате' глаза полузакрыты, полностью человек погрузился в свои мысли. Вспоминает поди парень родную деревню, отчий дом, мать, отца, братьев-сестер, или... знакомую девку Марфушку, которой он хотел... почти ведь получилось, да так и не успел, раз - и загребли беднягу в рекруты.
  Эх... кто сказал, что надо бросить... сердце просит музыки вдвойне. В кино может и так там должно быть красиво и 'цензурно', а вот на самом деле хочется не песню, а коньяка, граммов бы сто выпить для поднятия духа. Больше сегодня он не заслужил, воевали сегодня мало. Есть у него в особой фляжке немного спирта, но не для себя припасено... для винтовки - оттирать пороховой нагар, он перебьется, лишь бы 'ласточка' родная была в порядке. Под коньячок и послушать можно что-нибудь медленное и тягучее, 'Бони М' пойдет вполне... чао бамбино ссори, и еще...
  -Бабу бы сюда! -кто-то 'брякнул' за спиной, по голосу не понять, все нижние чины одинаково охрипли за лето, идея хорошая и актуальная, всем пришлась по душе.
  И от женщины унтер-офицер не отказался сейчас, сколько раз себя Сашка ловит на мысли, что не отличается он почти от остальных, давно 'сроднился' или адаптировался с общей массой. Грубо конечно получается, на уровне базовых инстинктов порой все происходит на войне... но что поделаешь, так жизнь у солдата идет.
  -За девку то поди с крыши на борону и сиганул, а Ерема?
  -Почто так, борона - струмент дорогой для хрестьянина, эдак поломаешь. -тема оказалась благодатной и хорошо 'легла' на языки охваченных эйфорией нижних чинов.
  Сашка очнулся от всеобщего 'угара' первым, так уж он устроен, слишком рационалистичен, не может долго как солдат Иванов из анекдота думать 'о ней'. Пора бы и остальных сослуживцев занять чем-то более приближенным и насущным, проблем у них хватает, иначе так 'о бабах' и будут они чесать языки вплоть до самого бивака.
  -Так, товарищи солдаты, минуточку внимания! В связи с резким изменением международной обстановки и происками империалистических варвар хэ-хэ-вэ наши французские булки и коньяк на закуску накрыли тем женским половым органом, о котором вы все здесь мечтаете! Ситуация критическая!
  -А-а-а... э-э-э... чаво? сразу загудело на два десятка голосов ошеломленное 'капральство' все разом. Привыкли люди за столько лет совместной жизни, что их унтер-офицер нет-нет, да 'сморозит' временами эдакое непонятное православному воинству, но сегодня уж совсем 'отпад'.
  -Короче... что жрать мы будем сегодня вечером? В обозе лишь сухари остались и то на два дня!
  Проняло, сразу все солдатики до единого из 'кайфа' вылезли. Еще бы... слово 'жрать' или 'кушать' в последнее время постоянно стыкуется-рифмуется с другим - 'нечего' и это тревожный признак. Чешут усиленно нижние чины затылки в ходе размышлений, благо форменные головные уборы давно отошли в область воспоминаний, у кого на голове чалма из полотенца под 'бабая', у кого - пиратская бандана из обрывка женской юбки, что уж нашли служивые под рукой.
  -Кур мож по дороге где словим? -первое, что приходит на ум, ответ не правильный.
  Сашка лишь вздыхает, печально, очень печально... фантастика не научная, не подходит такой вариант снабжения продовольствием капральства. Курица домашняя, Gallus gallus domesticus в зоне ответственности российской императорской армии вымерла полностью, как ее далекий юрский предок - динозавр. Последний экземпляр, увиденный унтер-офицером месяц назад, был мгновенно пригвожден к земле сразу тремя штыками. Александр даже порадовался тогда, что не успел протянуть к 'дикой' курочке руку, и таким образом избежал неминуемого ранения.
  От грез и благих пожеланий постепенно переходят к суровому 'реалу', решено накопать картошки. Нижние чины осматриваются по сторонам, как назло огородов поблизости не видно, одни поля, луга и леса. Кто-то предлагает набрать пшеницы или ячменя прямо в колосе, а потом вылущить и сварить из зерна кашу. Идея интересная, но реализация вызывает затруднения, надо на довольно длительное время отстать от основной колонны, а это чревато разными неприятностями. Французы вроде бы и далеко, но авангард у них имеет нехорошую привычку высылать вперед мелкие отряды легкой кавалерии.
  Шли они и размышляли о хлебе насущном, но тут справа от дороги средней величины фольварк открылся, всего пятьсот шагов до богатого поместья пройти бы в сторону, может там можно хоть картошки добыть? Все все головы во взводе сразу же повернулись туда... поздно место занято. Происходит там как раз то, что позднее в трудах историков упоминается крайне редко, хоть это обычная повседневная реальность войн той эпохи. Если говорить 'научно-канцелярским языком', то имеют место факты мародерства и насилия над гражданским населением... немногочисленные... да конечно, просьба только очевидцам - не смеяться над такой мягкой формулировкой. Обычно столь неприятные вещи указывают мелким шрифтом в сносках или вообще прячутся в примечаниях, в надежде, что читатель туда никогда не доберется.
  Горит одиноко стоящий сарай ярким пламенем, а рядом одни славные воины-грабители умело разделывают тушу свиньи, другие 'воены' рыщут по барскому особняку и разным дворовым постройкам в поисках чего-либо ценного или съедобного. Бродят рядом по лугу стреноженные низкорослые кони, дожидаются владельцев, а те стараются вовсю, громят усадьбу качественно, как настоящие профессионалы. Ветер доносит до походной колонны вместе с копотью пожара не то плач, не то визг 'И-и-и...а-а-а' и трудно разобрать, бабы это воют или поросята верещат под занесенным над ними ножом.
  История уже знакомая, сколько раз уж видели за весну-лето. Казаки, несущие службу в арьергарде, решили совместить приятное с полезным. Раз им 'трофей' не получилось добыть с поля боя, его обязательно возьмут в другом месте. Обычно таким 'добытчикам' дают своевременно по рукам, но не при отступлении, сейчас не до них - самим бы уйти без потерь, а посему дым стоит коромыслом... мы ребята бравые, а на войне замки ржавые, налетай и бери!
  -Глико Кузьма... девка молоденька от их побегла никак? Давай сюды, не выдадим! -машет рукой из колонны солдат беглянке, да вряд ли в усадьбе и на лугу перед ней его услышат.
  -Пропала, поймали, мало недобегла до нас... Ить креста на их нет на казачках, втроем валяют.
  -Где ты дурень увидал девку-то? Коли казак глаз положил - почитай баба!
  -Жизня у бабского пола собачья, хуже нет поди. Наши тараканят ихнию сестру почем зря, 'хранцы' придут, тож начнут... Али у их не заведено, Антихрист не велит?
  -Шалишь брат, оне и парней, сказывают люди, дерут заодно с девками!
  -Постой, энто как?
  -В полон к им попадешь, сам узнашь... ха-ха!
  -А казачки и наших баб такоже голубят! -резко, зло и совсем не в тон остальным высказался рослый нижний чин из второго взвода, парень - косая сажень в плечах.
  -Врешь поди Фрол, как можно своих православных хрестьян обижать? -не поверили ему сослуживцы.
  -Истинный крест говорю, сотня через наше село шла... у меня сестру родную эдак оне сгуртовали. Через то она и померла смертию мученической.
  -Почто не отбили?
  -Некому... барин всех нашенских мужиков амбары себе ладить угнал на усадьбу. Мне одиннадцать годов было, ей тринадцать... Одне бабы да малолетки, почитай, на селе остались.
  -Почто не жалобились помещику, али исправнику? Смертоубийство эдак же вышло.
  -Исправник нашему брату не защитник, а помещик велел сто пятьдесят рублев серебром ему представить за нашу Анютку сверх оброку, мол сами виноваты, не уберегли девку.
  Солдат пояснил, что из-за этой истории он в рекруты и попал, за семь лет с момента трагедии крестьянская семья так и не смогла выплатить долг и тогда со стороны 'отца-благодетеля' последовали репрессии. Барин у них 'добрый' - рабов своих не бьет, но жадный чрезвычайно до денег.
  -За девку столько, ей же цена - десять рублей? Оброк не уплатишь, говоришь... ен процент назначит, иде так видано? Экий ирод, энтих в первую голову надоть кончать. -еще долго рассуждали нижние чины.
  -Повстречашь того казачка... убьешь? -поинтересовался кто-то из задних рядов, Сашка по голосу не опознал говорившего.
  -Нет, поди спасибо скажу! -твердо ответил Фрол, можно было и не спрашивать, достаточно посмотреть на лицо нижнего чина, там и так все 'написано'.
  Александр сделал пометочку в своем 'виртуальном блокноте' памяти, надо обязательно поговорить со штабс-капитаном Денисовым насчет данного нижнего чина. Как раз Фрола Волошина он накануне просил к себе во взвод, заместо одно из выбывших бойцов. Теперь придется дать 'задний ход', хоть и хороший человек, сильный и надежный, но только 'страшной мсти' унтер-офицеру не хватает в капральстве для полного 'комплекта'. Не умеет народ подобные вещи обделывать, а этот Фрол еще чего доброго и других втянет в разборки. Сашка бы и сам охотно помог ему расправиться с преступниками, да ведь здесь как не крутись - не 'Дикий Запад'... а они не ковбои.
  Между тем, фольварк скрылся за лесом, и разговоры на тему 'я бы вдул' среди нижних чинов поутихли. Если какую-то 'ненашу' девку насилуют толпой можно и поглядеть, а вот когда твоих близких 'по факту имеют', воспринимается совсем иначе. Чего греха таить, сперва казаков не осуждали, подспудно витало над колонной некое общее мнение - 'эх, нам бы дали... мы бы еще не так...'. После рассказа Волошина, многие отвернулись в сторону, смотреть на бесплатное шоу желание у них пропало. Отношение изменилось... все же основная масса людей от деревни еще не оторвалась окончательно, в глубине души у каждого теплиться несбыточная надежда вернуться домой. Пройдет немного времени, этот слабый огонек угаснет, и тогда по части подобных 'безобразиев' нижние чины не уступят и казачкам, только разреши.
  Раз эйфория 'отпустила' окончательно Сашку, самое время проанализировать события сегодняшнего утра, понять почем вышло так, а не иначе. Раньше что-то не получалось... не то стечение обстоятельств, не то точный расчет и подготовка сработали. А кто вообще сказал, что 'раньше такого не случалось'? Если судить по воспоминаниям подпрапорщика Якова Попадичева, пуля не всегда была 'дурой', екатерининский солдат иной раз брал в бой до сотни патронов. 'Дед' вспоминал еще, как заталкивали их чуть ли не в рукава и головные уборы, если в ранцах не хватало места. Штык штыком, однако и интенсивный огонь применяли часто на этапе подготовки атаки, 'жги братцы, заливай басурман свинцом, не давай им опомниться'. Только теперь до Сашки дошло, почему Суворов требовал заряжать оружие 'на весу', приклад ать вниз запрещалось категорически. Ружья у них были 'прусского образца', с затравочным отверстием рассверленным со стороны ствола на конус. И, со слов Якова Осиповича, процесс перезарядки нередко шел 'автоматом'. Солдат просто кидал в ствол патрон, и со всей силы бил прикладом в землю, порох сам по себе попадал на полку, оставалось только взвести курок и стрелять. Все бы ничего, материальная часть от подобного обращения изнашивалась быстро. Подпрапорщик утверждал, иной раз меняли за войну два-три экземпляра 'скорострелок', благо не было недостатка в трофеях, да и сами российские полки несли изрядные потери.
  Попадались им с Бауэром подобные 'прусские' ружья ранее в числе пожертвованных населением, мастер сразу их браковал и отправлял кузнецу, оружие на 'два дула', в лицо стрелку из замка бьет чуть ли не фонтан огня.
  Впереди сашкиного взвода движется 'мозговой центр' 13-го егерского полка, его импровизированный штаб. Унтер-офицер подошел поближе, полезно иногда послушать, о чем умные люди говорят. Отец-командир на своей низкорослой калмыцкой лошадке, рядом идут офицеры, обсуждают насущный вопрос, надо что-то указать в донесении 'наверх', от выбранной формулировки может зависеть многое. Трофеев в этот раз не взяли никаких, кроме одного ружья, представить начальству нечего. Выручает то обстоятельство, что никто кроме них успеха в столкновении с французами сегодня утром не имел. Командующий арьергардом, генерал-лейтенант Пётр Ива́нович Багратио́н обязательно включит информацию о действия 13-го егерского полка в свой отчет, на безрыбье и 'рыбу раком'.
  -Позвольте... Александр Васильевич писал, дескать у него в цель шла каждая третья пуля, неужто наши люди стреляли хуже?
  -Как вам сказать, судари мои... склонны мы все к преувеличениям, я бы и десятую пульку счел за благо. Расстреляв полсотни зарядов на ружье мы должны были истребить французов без остатка, однако же вы сами видели - большая часть у них бежала.
  Больной вопрос, сколько же приписать потерь противнику, поле боя пришлось оставить и точно подсчитать невозможно. Спорщики приводили разные аргументы... одни утверждали, враг потерял не менее пятисот бойцов прежде чем обратился в бегство. По подсчетам же полкового адъютанта выходило что, для разгрома французов достаточно и пятидесяти, если только в число убитых и раненых попадет большая часть офицеров и наиболее активные сержанты, руби столбы и забор упадет сам по себе.
  Как в позднее выяснилось после заключения мира, ближе к истине оказался все же штабс-капитан Денисов. Французы со своей стороны посчитали тогда, что выбили в ходе боя не менее роты у егерей, а значит и сами потеряли никак не меньше.
  -Не будем указывать точную цифру, Иван Федорович отпишите так - 'рассеяли огнем и обратили в бегство' два батальона супротивной стороны. -последовало решение командира, достойное Соломона, но в данной ситуации верное.
  Опять разгорелись прения - 'не поверят же!', пришлось штабс-капитану напомнить сослуживцам, что порой 'новое - хорошо забытое старое'. Лет двадцать назад сами французы временами добивались схожего результата. Первоначально армия молодой республики комплектовалась добровольцами, туда хлынул поток разного рода волонтеров, от сельских браконьеров, до 'рыцарей с большой дороги'. Эти люди умели метко стрелять, многие явились со своим привычным оружием, но с другой стороны добровольцы не могли, да и не хотели воевать в строю 'как положено'. На поле боя привычную 'линию' неожиданно сменили 'рои' стрелков. Небольшие группы, практически неуязвимые для ответного огня развернутого в боевой порядок противника наносили ему изрядные потери, иногда им удавалось даже 'разбить' врага, условно конечно, примерно так же как сегодня вышло у 13-го егерского полка.
  Все эти события, все недавние перипетии франко-австрийских и франко-прусских войн преданы забвению. Французам не везло вначале, постоянно достижения 'низов' полностью 'сливались' на верхнем уровне и они терпели поражение за поражением. Республиканские генералы в первое время были еще те 'орлы', пока Карно не навел более-менее порядок. Одновременно с реформами армии изменилась и тактика, кадр волонтеров к тому времени 'сносился', им на смену пришли 'мобилизованные', стрелковую цепь в наступлении заменила колонна. Упор был сделан на действие преимущественно холодным оружием. В принципе верно - дальнобойность обычных гладкоствольных ружей не позволяла остановить противника атакующего колонной 'в лоб', поскольку более-менее эффективным мог быть только фронтальный огонь. Первое время республиканская пехота воевала порой пиками вместо штыков, и так вполне 'прокатывало'. Стрелки не остались без работы, им отвели место на флангах колонны, но значение ружейного огня сильно упало, стали больше уповать на поддержку полевой артиллерии, благо 'бог войны' наконец добрался непосредственно до поля боя. Дальше - больше... линейная тактика обрела 'второе дыхание', стрелковые цепи же напротив стали постепенно вырождаться. Собственно сам термин изменил значение, 'цепью' стали называть шеренгу, где интервалы не превышали обычно четверти метра, в таких порядках части и 'рассыпались в стрелки' в начале века. Изрядную долю маразма добавил со своей стороны и кумир того времени - Фридрих Великий, не столько он сам лично, сколько его неуемные последователи. Цепи-шеренги стали ходить в ногу, выравниваться в линию и вести огонь залпами, по крайней мере от них так требовали, другое дело, что на реальном поле боя получалось не всегда. Сочетание всех этих обстоятельств привело к тому, что у военных авторитетов возникло мнение о 'нерушимости батального строя'. И в самом деле шеренга-цепь не могла 'рассеять огнем' развернутый в боевой порядок к обороне батальон. Были исключение из общего правила - те же британцы, но в Европе они особо не котировались. При такой попытке, вследствие криворукости стрелков и несовершенства самого оружия, шеренга вынуждена была подходить чуть ли не на полсотни шагов. Получалось, таким образом, что-то вроде взаимного истребления сражающихся. Если бы у противоборствующих сторон были на вооружении винтовки века ХХ-го, то плотный строй неизбежно проиграл бы состязание. Пока же выходило наоборот, если круглая пуля выбивала одно солдата из строя 'линии', но на смену ему заступал другой, стоявший ранее за его спиной... а в шеренге - нет... отсюда и конечный результат. В итоге к рассыпному строю стали прибегать в случае, когда требовалось связать силы противника на определенном участке, и только лишь - 'два дня мы были в перестрелки, что толку в эдакой безделке...'. Сами командиры имели обыкновение 'считать залпы, а штык держать в уме', отсюда сплошь и рядом у них нижние чины шли в 'цепях' локоть к локтю, сводя к нулю все преимущества разреженного строя.
  Быстро сошло на нет индивидуальное обучение солдата стрельбе, во всех армиях стали учить только 'фрунту'. Главным оружием стал сам сомкнутый строй, сам боевой порядок, на нем все и держалось. В таких условиях не требуется от нижнего чина умение вести прицельный огонь или фехтовать штыком, его дело - просто выполнять команды. В сущности, подготовка сводилась только к навыку действовать в плотной строю, добивались лишь того, чтобы солдат мог заряжать и стрелять не 'заехав' при этом прикладом в живот соседу, или не наколов его на штык. О какой-либо меткости говорить в таких условиях не приходится, бойцы палили просто в сторону противника. К началу 19-го века с военных ружей исчезли целики, полноценного прицела там сроду не водилось, лишнюю деталь удалили за ненадобностью. Мушка кое-где осталась, лишь потому, что на нее штык опирается, по крайней мере в российском пехотном ружье так устроено.
  Знакомые аргументы, слышал их унтер-офицер не раз на тактических занятиях не раз, но сухая теория только сегодня обрела плоть и кровь.
  .............................................................................................
  -Полк стой! -ать, два... -эхом пролетела по колонне команда.
  Идущий впереди дозор походного охранения заметил нечто подозрительное, и теперь придется ждать, пока не ситуация не прояснится. Но не всем, Сашке и его капральству нашли занятие сразу, их под командой штабс-капитана Денисова отправляют разбираться с возникшей проблемой.
  Шли, шли и пришли... дорога впереди забита брошенными повозками, лошадей при них почти нет. Зарядные ящики, запасные лафеты, фуры и передки - полный набор артиллерийского обоза или парка. Из кювета выглядывает дуло короткоствольной пушки крупного калибра, подобные вещи обычно не бросают на марше, разве...
  -Что случилось? -сразу же возник вопрос почти у всех.
  -Смотрите сами господин штабс-капитан! -и поручик из третьей роты указывает рукой на баррикаду вдали, и в самом деле, завал из повозок выглядит очень странно, как будто его создали умышленно.
  Хотел было полковой адъютант послать гонца за отцом-командиром, да тот подъехал сам, явился собственной персоной. Минут пять полковник внимательно осматривал место происшествия и окрестности с помощью подзорной трубы, но ничего нового не обнаружил.
  -Хотел бы я знать, почто они так побежали, пушки бросили... не могу понять, Иван Федорович соблаговолите высказать ваше мнение?
  -Засада? -предположил Денисов, основания для такого вывода имеются, местность подходящая, с одной стороны к дороге примыкает небольшой лесной массив, есть где укрыться нападавшим.
  -Сейчас проверим... -решение принято, и посыльный стремглав бежит выполнять волю отца-командира. Через пять минут подходит основная колонна и сразу же сыплются распоряжения. Полурота по командованием поручика Яковлева отправляется на осмотр 'нехорошего' лесочка, точнее лесополосы справа, название еще не в ходу. Один взвод осмотрит прилегающее с другой стороны к дороге поле, не исключена возможность, что поработала над обозом кавалерия, и появится она могла только оттуда.
  -Господин штабс-капитан... возьмите любое капральство, нет даже кого хотите... Вы ведь военный инженер и в таких штуках толк знаете. Ежели уж мы устроили французам каверзу с миной, то и супостатам нашим сие действие не заповедано. -Денисову достается самое 'сладкое' поручение, его посылают к баррикаде.
  Еще приказы, людям не расходиться, бдить, не расслабляться и так далее... полк готовиться к отражению нападения, правда непонятно кого и непонятно откуда.
  Через час напряженная обстановка проясняется и разряжается, полковник , командир 13-го егерского поступил как в пословице, где 'обжегшийся на молоке, станет дуть и на воду', иначе до преклонных лет на войне и не дожить. Поручик Яковлев докладывает, что никаких следов засады в лесополосе не обнаружено, кроме разве 'следов жизнедеятельности' в кустах непосредственно примыкающих к дороге. Разведка выявила - местность вообще для подобного предприятия непригодная, за рядами деревьев притаился длинный и глубокий овраг, весь заросший черти чем. Один из егерей туда по неосторожности свалился и сам выбраться без посторонней помощи не смог. В случае неудачного нападения пришлось бы 'партизанам' при отступлении обегать препятствие и тут бы их преследователи догнали обязательно.
  С поля вернулся 'колобок' - посланный туда со взводом поручик третьей роты, так его нижние чины за глаза прозвали из-за специфического телосложения. И там ничего существенного не обнаружено, хлеба потоптаны или 'потравлены' но кем и когда поди сейчас пойми. И финал комедии или трагедии - идет назад штаб-капитан Денисов и него все 'чисто'. Никаких мин, волчьих ям, самострелов, подпиленных деревьев и прочих неприятных 'сюрпризов' проведенная им инженерная разведка не обнаружила.
  Раз уж поневоле остановились, то логично было бы назначить привал, так и происходит. Однако охранению отдыхать запрещено, более того выставляют дополнительные посты, осторожность прежде всего.
  Первым делом командованием решено похоронить павших, нет смысла откладывать печальную церемонию до момента возвращения к биваку. За свою маленькую, локальную победу полк заплатил жизнями двух нижних чинов, еще один тяжело ранен и примерно полсотни солдат отделались ранениями и контузиями разной степени тяжести. Сразу же возникла проблема с поиском подходящего места, у дороги нельзя - загадят моментально, в поле тем более не желательно, крестьяне распашут со временем. Остается кромка леса, естественная граница между пашней и деревьями - самое то, там можно и людей собрать заодно для прощания с покойными.
  Благочинный, полковой священник 13-го егерского полка, прочитал короткую молитву, прощальное слово говорить в начале века не принято, вот и все... закончили, летят в яму комья земли. На двух человек - это братская могила считается или еще нет? Александра исподтишка толкают сзади в спину и очень вовремя, оказываются пока остальные нижние чины крестятся, он как идиот 'прикладывает руку к пустой голове'. Унтер-офицер торопливо и коряво следует общему примеру, спасибо товарищам, они поправили. В солдатской толпе возле свежей могилы между тем обсуждают вполголоса... смерть 'хорошая', пуля в висок и никаких мучений, под занавес французы все же дали последний залп с правильным прицелом и один из сотни свинцовых шариков нашел свою жертву, статистика и ничего более. Со вторым погибшим не так просто получилось и есть определенная вина на совести Сашки. Солдат получил ранение в ногу, ему пуля пробила артерию. Унтер-офицер несколько раз прошел мимо пострадавшего пока тот был еще жив, но ничего не заметил, внимание было поглощено совсем другими вещами, шел бой и смотрели не под ноги, а на противника. Сам нижний чин не то не понял в чем дело, не то решил не отвлекаться на 'мелочь'. Солдат заряжал и стрелял и так до самого конца, совсем как в пропагандистском 'клише' вышло - до последней капли крови. А ведь можно было его спасти, почему не позвал вовремя на помощь? Накладывать жгуты Александр умеет, сколько его 'дрессировали' на разного рода тренажах, намертво навык въелся в память. Среди ночи его подними проверки ради, и сделает он все в точности по инструкции.
  Одно утешает - третий пострадавший, тот самый 'тяжелый' по всем косвенным признакам должен выжить. Пока не могут понять толком ранение у него в живот или просто тяжелая контузия, бывает так, что и не разберешь сразу. Скорее всего - последнее, если уж неумелый полковой лекарь смог легко достать пулю. Если так, мужику повезло и внутренние органы целые, поврежденные же кожа и мышцы со временем заживут, затянуться, останется лишь уродливый шрам.
  Все же безбожно врут барды, сочинители 'военной лирики', никто не хочет оказаться на месте погибших, тех кому досталась незавидная доля 'в земле сырой лежать'. Каждый надеется выжить, любой солдат свято верит, что пуля 'не его'... Так уж устроен человек, 'самурайщина' и прочий, воспеваемый обычно в песнях, суицид основной массе людей абсолютно чужды.
  Прочь тяжкие мысли, прочь, гнать их долой из головы без остатка и осадка, не до того - надо заняться оприходованием новых 'трофеев', жизнь продолжается и следует теперь думать о живых, мертвым никак не поможешь уже.
  Добыча в этот раз вполне законная, по неписанному правилу брошенное имущество достается тому, кто его подобрал. Уставшие после утреннего боя и поспешного отхода нижние чины особого энтузиазма пока не проявляют, лишь немногие, кто уже успел отдохнуть потянулись к брошенным повозкам.
  Первым на очереди огромная прусская фура, заряженная четверкой цугом попарно. Сильные и ухоженные прусские лошади спокойно стоят и ждут нового хозяина. Такое впечатление - ездовые в панике не справились с крепкой и незнакомой им упряжью, поэтому только здесь 'живые моторы' и сохранились в целости. Продовольственная проблема 13-го егерского на несколько дней решена, не нужно воровать нижним чинам картошку, немецкий форшпан доверху загружен мешками с овсом и крупой, будет и похлебка и каша на обед. Сзади к повозке пристроился сивый мерин предпенсионного возраста, порвал зубами оболочку одного из мешков и вовсю истребляет казенное имущество, более ни одной лошади с брошенного обоза найти не удалось.
  -Ишь жадный экий, даровое лопать! -нижние чины с трудом отгоняют дорвавшегося до дармовщинки мерина.
  С чего же начать? Александр заскакивает на подножку первого попавшегося на глаза передка. Раз-два взяли, рывок, еще рывок и крышка-сидение для ездовых со скрипом открывается вверх, тускло блестят на солнце уложенные в ячейки решетки картечные жестянки, все двенадцать 'кофейных' банок на месте. Он вытягивает одну, под ней в ячейке виден серый мешочек картуза с порохом... великоваты пожалуй калибр фунтов двенадцать, для ручной гранаты такие не сгодятся.
  -Что там нашел, а ну подвинься! - Сашка вынужден уступить место старшему по званию, на орудийный передок поднимается сам отец- командир.
  -Снаряды? Не может быть?! Эй там, фельдфебель вскрывайте остальные!
  Хлопают крышки, и на свет появляются одна за другой банки, близнецы той, что извлек из своего ящика унтер-офицер. Только в одном передке оказались вместо привычных уже жестянок специальные поддоны с картечью, состоящие из деревянного основания и полосок жести. Эти заряды, скорее всего, предназначены для какого-то крупнокалиберного орудия.
  -Вот мерзавцы... а на совете у Багратиона господа артиллеристы клялись и божились, нет дескать ни единого выстрела у них! Что скажете Иван Федорович?
  Штабс-капитан смущенно оправдывается, хоть и в пехоте он служит, но начинал когда-то в артиллерии и за бывших 'своих' ему обидно. По его словам получается, боеприпасы, возимые в передках, предназначены только для самообороны артиллерийских частей, их никогда не учитывают при докладах вышестоящему начальству, снабжение же в бою ведется из зарядных ящиков.
  -Могли бы черти и пострелять, на полчаса боя хватило и того! -не соглашается полковник, -Из-за них князь Петр и не дал рязанцам нас поддержать, ждали когда снаряды подвезут.
  Александр прислушался к разгоревшейся перепалке, кое-что из непонятных ранее событий сегодняшнего утра постепенно проясняется. Судя по отрывочным сведениям, наступать генерал-лейтенант Пётр Ива́нович Багратио́н собирался в центре позиции, предварительно обработав французов массированным огнем артиллерии. Ему пообещали чуть ли не по триста снарядов на орудие, но парки вовремя так и не прибыли. Скорее всего разбирательства на предмет 'где снаряды?' и отвлекли генерала, он не заметил успеха случайно достигнутого егерями на левом фланге. В любом случае на них командующий арьергардом не полагался, свяжет легкая пехота силы противника на отдельном участке и на том спасибо. Предложение командира 13-го, высказанное на совещании перед боем, получило одобрение Петра Ивановича лишь в этом ключе, отсюда и столь досадная нестыковка. Развитие успеха на 'оголившемся' фланге могло иметь результатом далеко идущие последствия вплоть до окружение и разгрома части французского авангарда. Не вышло, ученик и последователь Суворова, хоть и был неплохим полководцем, но глазомером как у Александра Васильевича не обладал.
  Куда же делись артиллерийские парки, почему не прибыли к назначенному сроку? Да туда же, куда и все остальное... узнали позднее, после заключения мира. Начальник, которому поручили доставить боеприпасы, проводника из местных жителей поскупился взять, решив, что и так обойдутся, экономия прежде всего. В картах же зачастую и строевые офицеры в ту пору разбирались на уровне второго помощника капитана Врунгеля. Провести часть из пункта А в пункт Б для многих из них задача непосильная, да и не занимались 'строевики' такими скучными вещами. Вождение войск - работа особых специалистов, 'колоновожатых', офицеров свиты по квартирмейстерской части. И что вышло, то вышло... гнали всю ночь не жалея лошадей, а поутру выяснилось, попали совсем не туда, отклонившись далеко к северу, чуть ли не к Кенигсбергу заехали. Смотрят господа парковые офицеры, а среди казенных фур уже разъезжают уланы в стильной синей форме и приветствуют гостей совсем не по-русски. 'Pardon messieurs!', в смысле не извиняются они, а напротив предлагают чужакам в плен сдаться.
  При таком раскладе Багратиону ничего не оставалось как дать распоряжение на отступление, кампания уже проиграна, чего ради гробить людей? В любом случае, даже разгром всего авангарда французов на фоне поражения под Фридландом не дал бы российской стороне никаких дополнительных 'козырей' на предстоящих мирных переговорах...
  Вскрыли затем нижние чины и найденные зарядные ящики, много было этих 'гробов' брошено и на дороге и на обочинах. Почти везде обнаружились узлы с разного рода 'барахлом', явно не имеющим отношения к казенному имуществу. Исключение составил только один 'гробик', его с ходу открыть не смогли.
  -Сколько живу на свете, а в первый раз вижу зарядный ящик под замком! -удивился полковник и тут же приказал взломать.
  Далеко посылать людей за инструментом не потребовалось, Александр был рядом и него при себе набор отмычек. Замки на войне действительно ржавые, как гласит народная мудрость, да вдобавок еще и примитивные, и этот увесистый 'амбарник' не исключение.
  -На пушку никак меди насобирали? -и в самом деле, вместо снарядов ящик оказался забит до отказа мелкой монетой, имевшей тогда хождение на территории Пруссии.
  Полковник покачал головой и двинулся дальше, но вскоре одумался и дал дельное распоряжение взять два ведра 'этого добра' и поместить в полковой денежный ящик. Остальное медное 'богатство' понемногу разобрали нижние чины, впрочем почти все выкинули 'немецкую деньгу' впоследствии на марше.
  -И все же хотел бы я знать штабс-капитан, отчего они так побежали? -вопрос так и остался без ответа, главный полковой эксперт- штабс-капитан Денисов только разводит руками, изредка бывают на войне и такие случаи совершенно беспричинной паники.
  -Ваш высокоблагородие, вон туды гляньте! -неожиданно один из солдат указал направление.
  Интересные дела творятся на белом свете, дикий хаос вокруг царит, шапки, шинели и прочие вещи брошены на земле, пушки в придорожных канавах оставлены - целых две насчитали, а денежный ящик у артиллеристов оказывается взломан и его содержимое исчезло без следа. Ранее эту повозку не заметили, она стояла по другую сторону естественной 'баррикады', туда еще 'руки не дошли' у егерей.
  Картина происшествия становится понятной и для дилетанта, спасались бегством артиллеристы совсем не от призрака. Скорее всего со стороны поля неожиданно появился отряд кавалерии, своей или чужой не суть важно теперь. Рельеф местности здесь такой, что издалека с тракта опасность увидеть трудно, кругом невысокие холмы, небольшие рощи и прочие 'закрытия' мешающие наблюдению. Российская артиллерия практически 'безоружная', у офицера имеется шпага и пистолеты, у фейерверкера - полусабля, у остальных солдат лишь совершенно бесполезные в ближнем бою тесаки. Так заведено почти во всех европейских армиях, исключение составляют лишь французы. Предполагается, что на огневой позиции батарею защищает пехотное прикрытие, на марше охраняет кавалерия, и в крайнем случаем при отступлении артиллеристы смогут отбиться огнем своих пушек, для того выстрелы в передках и предназначены. Действительно был в 1807-ом году случай, когда артиллерийская рота сумела уйти от двух эскадронов. Разработана специальная тактика, два орудия ведут огонь сдерживая противника, остальные тем временем отступают, затем подключается следующая пара, давай возможность сняться с позиции и уйти прежнему прикрытию и так далее в 'шахматном' порядке, пока снаряды не кончаться. Обычно у преследователей желание гонятся за пушками иссякает раньше, чем выстрелы в передках.
  Так дело обстоит на 'удобной' местности и совсем другой коленкор, когда часть вытянулась в тонкую линию на дороге в ходе марш-маневра. Один полуэскадрон регулярной кавалерии или казачья полусотня легко 'выбьют' хоть целую бригаду, если поймают в таком месте, даже если всех порубить и не смогут.
  -Хранцузы! Окружают!!! -мелькнули рядом в поле незнакомые мундиры, что там за черти едут разбираться уже некогда, панический крик отовсюду.
  Началось, паника в обозах вещь страшная, умные военачальники их стараются держать в отдалении от боевых частей, рискуя при этом даже подставить ценное имущество под удар мародеров.
  Бешено, изо всех сил нахлестывают лошадей ездовые, стремясь убраться подальше от опасности, летит с повозок во все стороны разный трофейный хлам, что насобирали по дороге... бегство тотальное, правит бал одна известная языческая богиня, родственница Пана. Противный скрежет железа и треск ломающегося дерева ему аккомпанирует, сцепились колесами две повозки, сзади напирают и таранят другие, мат нижних чинов, испуганное ржание лошадей, образовался на пути затор.
  -Руби постромки туды их... Все одно помирать! -больше ничего и не остается, по обочине образовавшуюся 'баррикаду' не объехать, а враг уже рядом.
  На учениях постоянно отрабатывают специфический прием, нижние чины артиллерии должны укрыться под лафетами, зарядными ящиками, орудийными передками и оттуда рубить тупыми тесаками ноги вражеским лошадкам. Сами бы авторы подобных наставлений попробовали так в бою действовать... сродни рекомендации бегать за танком с ведром бензина, догони и подожги, если зажигалку не потерял. Не находилось во вторую мировую войну таких дураков, никто в здравом уме поступать подобным образом не будет и в веке 19-ом под передки нырять желающих нет.
  Герои-силачи, укладывающие банником по десятку улан или драгун за один взмах существуют только на страницах полковых историй, в жизни как-то проще и примитивнее происходит то и дело. Весь 'инструментарий' у пушкарей на марше намертво прикручен к лафету или к передку и снимать его нет времени при внезапном нападении врага. Под руками лишь убогий, зазубренный тесак, им даже зарезаться невозможно при желании. Давай солдат режь-пили постромки и влезай на лошадь, и быстрее, иначе - тебе конец. Остается могущественному 'богу войны' только удирать, и осуждать за 'трусость' рядовых артиллеристов глупо и бессмысленно... особенно когда 'все полимеры утрачены' генералами и армия отступает.
  В одном месте нестроевые нижние чины сбились в кучку, разглядывают странную одноосную повозку. Александр подошел к ним, почти все старые знакомые по оружейной мастерской собрались, а что же они отыскали такое странное... ба... никак полевая кухня попалась? Труба есть и топка имеется, но ошибся унтер-офицер, нашли 'рабочие войны' походную кузницу. Вещь чрезвычайно полезная, и лошадей подковать, и различные мелкие и средние работы по металлу провести, пехоте их не дают, имеются по штату только у 'аристократов'-артиллеристов. Было ваше - стало наше, литеры, указывающие на принадлежность к конкретной части соскребут потом, а пока один из нестроевиков пошел ловить приблудного мерина. Дорого старичку обойдется даровой овес, теперь будет отрабатывать халявное угощение.
  Другая компания нижних чинов, видимо специально отряженная для этой цели, все никак не может решить, как следует уничтожать брошенные пушки. К чести артиллерии стоит упомянуть - орудий на тракте осталось немного, две единицы всего. В придорожной канаве спрятался 'единорог', метров через двадцать стоит двенадцатифунтовка с передком. В 13-ом егерском не страдает командование идиотизмом 'спасать пушки любой ценой', столь широко распространенным в российской императорской армии. Был случай в 1807-ом или даже ранее, полк какой-то при отступлении подобрал брошенное орудие и прямо на людях и волокли солдатики тяжелую 'дуру' полсотни верст. Правда и бросить просто так ненужную матчасть нельзя, существует некоторая вероятность - противник по тебе же из этих орудий и отстреляется, идут боевые действия и война еще не закончилась. Поломали мужики головы и решили рубить колеса лафетов, так проще выходит и быстрее.
  Прибежал вездесущий штабс-капитан Денисов и немного 'разнес' рационализаторов, идея оказалась совсем не 'good'.
  -Учу вас дураков, а все толку нет? Забейте по гвоздю в запальное отверстие! Возьмите в передке, там снизу ящик с принадлежностями.
  Век живи, век учись... смену лафета хорошо обученный расчет проводит за несколько минут, ни кран, ни еще какие-то приспособление не нужны, все делается вручную. Как? А проще простого, впятером берутся за хобот - дернули вверх, орудие уперлось дульным срезом в грунт. Гайки отвернули, сняли скобы удерживающие цапфы ствола в гнездах, старый лафет убирается прочь. Один из номеров расчета удерживает ствол в вертикально положении, пока остальные подкатывают новый лафет и далее все в обратном порядке. С поврежденными колесами французы провозятся дольше, придется им что-то подкладывать под ось.
  Дело спорится под пристальным наблюдением руководства, пушки заклепаны, завал разбирается, ценное имущество обкладывается сухой травой и подготавливается к истреблению. Не все, правда, достанется огню, что-то их найденного добра переместиться в солдатские ранцы и мешки. Взять бы с собой найденный в фурах и передках порох, да нельзя, не 'той системы', для ружейных патронов такой непригоден.
  -Ляксандр, будь ласков, поди сюда! -зовут унтер-офицера к одной из повозок.
  В одном из узлов с тряпьем обнаружили 'добытчики' бархатные портьеры и не могут понять, что за ткань и сгодиться ли она на портянки.
  -Пойдет! -заверил Сашка, какая в принципе разница теперь, все равно пропадает.
  Сильно с 'артиллерии' поживиться не удалось, взяли нижние чины по мелочи, в основном 'шило да мыло'. Не нашлось ни водки, к великой радости лиц начальствующих, ни вообще каких-либо продуктов кроме овса и крупы.
  -Вот дурные пушкари, почто свечей не взяли! -и закидывает солдат тяжелый серебряный подсвечник в кусты, в другое время сдал бы обязательно маркитанту, да где их сейчас искать, все барыги уже давно удрали.
  Отдана команда к построению... вынужденный таймаут... бегут к командиру полка ротные и докладывают у кого и сколько собралось 'обезноженых'. Утром было много раненых и контуженных в нижние конечности, на марше люди шли, а стоило остановиться как потом подняться на ноги некоторым пострадавшим оказалось не под силу. Кто хромает, но может еще двигаться, а иной боец просто встать не способен. Перегружают мешки с овсом с форшпана на полупустые патронные двуколки, к немецкой фуре ведут и несут раненых. Транспорт хороший, хоть и не имеет рессор, но массивную платформу трясет намного меньше, чем легкую повозку.
  Полчаса прошло и тронулись... опять и опять солдатские сапоги трамбуют песчаную почву дороги. Верста пройдена другая, что там за чудо такое опять? Стояла на холме мельница, крыльями махала и никому не мешала, а теперь вместо изящного сооружения к небу поднимается столб огня и дыма.
  -Никак, Иван Федорович, 1812-й решили у нас отрепетировать? -спросил Александр у случайно оказавшегося рядом штабс-капитана .
  -И не говори... приказ видно вышел истреблять все средства, что противник может использовать супротив нас. Теперь... по-вашему выйдет полный писец, больше людей потеряем чем в большом арьергардном сражении. -расстроился штабс-капитан, видимо новость не из разряда хороших
  -Почему? Решение вроде разумное?
  -Дойдем до ближайшего села и сам увидишь!
  Долго ли коротко они еще глотали дорожную пыль, но трофейная карта не обманула, показался впереди населенный пункт с таким названием, что русскому солдату без бутылки не выговорить, настолько там много лишних согласных.
  Заставы, по Салтыкову-Щедрину у немцев не заведено на въезде, а вот питейное заведение обязательно имеется в каждой деревне и чато не одно. Пессимистический прогноз штабс-капитана оказался верным хоть и не сто процентов... не пушной зверек пока пришел к российской императорской, но дым уже идет коромыслом. Окна у 'ненашего' кабака выбиты, двери сорваны с петель, бочки с 'огненной водой' выкачены на улицу и вокруг них собралась пестрая толка солдат из разных полков. Дегустация напитка идет вовсю и кое-кто уже изрядно перебрал и отдыхает прямо тут же на булыжниках мостовой.
  -Айда к нам робяты! У нас весело! -кричат 'хозяева' егерям, приглашают принять посильное участие в 'изничтожении' шнапса и сивухи.
  Что за праздник? А это как раз то самое 'истребление ресурсов' по-российски идет полным ходом. Начали с самого ценного - с алкоголя, остальное как-нибудь позднее, если руки вообще дойдут. В приказах и донесениях потом напишут, что истребили запасы 'зеленого змия' путем разбития или выливания на землю из емкостей. Да ищите дураков... в российской императорской армии таких и не было и нет, жидкости содержащие C2H5OH подлежат распитию или выпиванию личным составом... У кого же рука поднимется выплеснуть на землю спирт? Кстати, рассказанные как-то Сашкой анекдот про Чапаева, цистерну и '...ОН' аборигены века 19-го поняли без дополнительных пояснений, хоть и в химии разбираются слабо.
  Другое время бы ничего страшного в таком разгуле... выпьет нижний чин стакан шнапса, крякнет с 'устатку', дух переведет, вскинет ружье на плечо и пойдет дальше до 'матушки-Рассеи'. Однако, в ходе отступления трехразовое питание по схеме 'понедельник-среда-пятница' стало нормой и кормят солдат часто вареной водой, где крупинка за крупинкой бегает с дубинкой. Пьянеет народ практически мгновенно и 'теряет голову' с первого же стаканчика, потом противник будет собирать по обочинам дорог упившихся в хлам 'православных воинов', а военным и гражданским историкам придется оправдываться, указывая, что захвачены нижние чины врагом в беспомощном состоянии.
  Вдалеке виден еще один столб густого черного дыма, на другой окраине прусского села что-то горит, кажется там винокуренный завод размещен? По крайней мере на трофейной карте французской этот объект обозначен как 'distillerie', понятно и без перевода. Оттуда же ветер доносит приглушенное расстоянием 'пах-пах', складывается впечатление, идет вялая перестрелка почти как на аванпостах.
  -Послать бы к заводу взвод или сборную команду для сикурсу, может французы подошли? -предлагает командиру полка один из капитанов.
  -Да уж не, увольте, еще постреляют мне людей почем зря... известное дело... с чертями зелеными там бьются! -и далее следует распоряжение 'усилить бдительность' и никого из строя не выпускать ни под каким предлогом.
  Александр с первым взводом идет по селу в голове походной колонны, поближе к начальству и подальше от кухни... Впрочем, он уже давно привык к подобному раскладу, в СА получалось почти так же. Слева из переулка доноситься женский крик, не то местные 'разбираются', не то после водки кому-то из нижних чинов захотелось любви. Может быть так они прошли мимо, не то время, чтобы отвлекаться на каждый чих, но не судьба. Из-за стены очередной каменной 'избы' вываливается на центральную улицу солдат с необычным 'прицепом'. Здоровенный детина не меньше метра восемьдесят ростом, не часто такого встретишь среди армейцев. Мундир у гренадера порван в клочья, головной убор отсутствует, но и так ясно кто такой, с такими выдающимися 'кондициями' в обычную армейскую пехоту не берут. В левой руке у парня ружье, правой держит за волосы весьма симпатичную девицу лет семнадцати-восемнадцати. Удобный способ транспортировки выбрал солдат для столь беспокойного груза, девка лупит его кулачками по вытянутой руке, и по плечу, до головы не достает, а толку? С таким же успехом она могла бить и по гранитной скале. За соотечественницу никто из местных аборигенов вступиться не рискнул, никто из взрослых. В юбку ей вцепилась лишь девочка 'школьного' возраста, она упорно девушку тянет в обратную сторону, видимо, младшая сестра пытается вызволит старшую. Силенок у 'защитницы' не хватает и российский гренадер уверен волочит за собой всю компанию. Впереди он сам, как буксирный теплоход, за ним девушка - баржа, за ней девчонка - малая лодка... целый караван судов. Торжественно шествие сопровождается соответствующим звуковым аккомпанементом, плачут и кричат на два голоса и старшая и младшая одновременно.
  -Глянь мужики... запасливый никак? Аж двоих девок ен захомутал? -зубоскалят из колонны нижние чины 13-го егерского.
  -Полк стой! -отдан приказ 'свыше', с высоты калмыцкой кобылки, решил отец-командир все же пресечь столь вопиющий беспорядок.
  -Остановите его, да живее! -распоряжается в свою очередь штабс-капитан Денисов, не обращаясь ни к кому конкретно.
  Александр печально посмотрел по сторонам... и свалить-то неблагодарное дело не на кого, он тут один унтер-офицер поблизости, а значит усмирять пьяного гренадера придется ему лично. Всю жизнь так выходит, вечно он каких-то 'левых' незнакомых девиц выручает, порядком уже надоело еще в той, другой реальности.
  -Василий возьми... под охрану и оборону. -винтовка снята с плеча и передана одному из сослуживцев, в уличной драке от нее толку мало.
  Взгляд влево и в вправо... Сашка хочет лишний раз убедиться - друзья на месте, Григорий и Федор готовы его поддержать. Он как всегда надеялся на свои силы и на свою удачу, но 'береженого бог бережет'.
  Урезонить чужого нижнего чина да еще и сильно пьяного - задача непростая, авторитет младшего командира здесь не работает, приходиться полагаться на другие средства воздействия. Можно в крайнем случае и оружие применить, но очень уж Александру не хотелось этого делать. Гренадера он перехватил шагов за десять от замершей в ожидании колонны полка. То обстоятельство, что руки у 'противника' были заняты определенно играло в пользу Сашки.
  -Стоять! -и унтер-офицер одновременно ухватился левой рукой за ружье пьяного солдата, рассчитывая таким образом, в случае схватки лишить того возможности действовать штыком.
  Гренадер дернулся было вперед, Александр не поддался еще бы - отпусти его и что тогда будет предсказать сложно, а так есть хорошие шансы навязать бой на своих условиях. С минуту или две они молча 'перетягивали канат'. Глаза в глаза... бросит 'он' девок, попытается оттолкнуть Сашку и тогда начнется 'выяснение отношений' или все же одумается? Унтер-офицер не боялся рукопашной, один на один он местных уроженцев обычно 'делал' всегда, хоть в это раз попался экземпляр не рядовой. Главное - под штык не попасть ненароком, как линейная пехота работает своим главным оружием Сашке видеть уже доводилось и не было ни малейшего желания испытать на собственной шкуре. В такой ситуации важен первый миг, первый момент и кажется Сашка угадал и поступил правильно, произвел на 'супостата' нужное впечатление. Хоть изрядно набрался этот 'Илья Муромец' и отчасти 'окосел', но все же мало-мало соображал еще и главное - желания или установки 'на драку' у него пока нет.
  -Солдат! Баб ипать приказа не давали! -продолжил унтер-офицер, надо 'ковать железо пока горячо', стоит хоть на секунду ослабить давление и все пропало.
  Гренадер рванулся, попытался высвободиться, девицы за его спиной еще раз синхронно взвизгнули от толчка, ничего из попытки не вышло. Немой диалог без, немой поединок с одной стороны - 'Ты чего прикопался?', с другой 'Брось их!'. Тянуться мучительно секунды, 'он' решает стоит ли приколоть назойливого унтер-офицера и двигаться дальше или все же подчиниться? В мутных глазах у него мелькнула ка будто 'искорка понимания', а может дошло наконец до 'героя' - унтер-офицер не один, рядом еще кое-кто находиться.
  -Нешто мы не понимам! Да пошла ты... -и нижний чин, непонятно какого гренадерского полка выпустил свою 'добычу'.
  Девицы он неожиданности потеряли равновесие и повалились, даже заорать не успели. Девушка как шла за солдатом, так и плюхнулась, села задницей на прямо брусчатку, не страшно - природный 'амортизатор' das Mädche явно уже успела нарастить. Мелкая же напротив, полетела вперед и на колени, синяки и ссадины обеспечены, впрочем в этом возрасте у детей там и так одно сплошное 'больное место'. Успех? Следует его обязательно закрепить и развить по всем правилам военной науки. Не выпуская из рук 'вражеского' ружья, Сашка делает шаг в сторону, закрывая девушек от гренадера и лишь затем убедившись что 'все в порядке' разжимает пальцы, снимает 'мертвую хватку'. Пора разминуться по-хорошему, но прежде следует принять меры и не дать 'ему' пойти на второй заход, бабы в селе ведь еще найдутся.
  -Кабак там! -наставляет заблудшего на путь истинный унтер-офицер и заодно указывает направление, куда следует идти.
  Нижний чин хмыкнул, давая понять, знаем и без тебя, 'молодецки' вскинул ружье на плечо и чуть ли не строевым шагом отправился к очагу народной культуры... более его Сашка не видел ни разу, случайная встреча, одна из многих на войне.
  Возвращение к своим... смеются... могли бы похлопать на бис, оказать моральную поддержку. Да черт с ними, Александр не тщеславный, главное удалось выкрутиться без потерь, холодный пот на спине не в счет. Сейчас полк двинется дальше? Не угадал унтер-офицер... гражданские 'фашистские товарищи' набежали, сельская администрация налетела на полковника 13-го егерского как воронье на сыр. Вот тот солидный толстый мужик с бляхой на шее, местный бургомистр вроде, скорее всего так - у пруссаков они все на одно лицо. Плохи у них дела, хуже некуда... 'ученые' уже, знают - за разгромом питейных заведений последует и второй акт 'марлезонского балета'. Жаль о чем говорят не понять, немецким Александр так и не овладел, знает лишь несколько простых фраз вроде 'заткнись свинья' и 'пошел вон'. Судя по жестам обсуждение идет бурное, немец настаивает, 'наши' все никак не соглашаются.
  Пока бургомистр ползает в ногах у командира 13-го егерского, Александр разглядывает и оценивает 'спасенных' им девушек. Старшая девица хоть и относительно симпатичная, но красивой не назвать, разве и 'формы' у нее уже приличные, немки они вообще в среднем 'страшненькие' на трезвый взгляд, пьяному и не такая еще сойдет. Младшая же - обычный ребенок, что из нее выйдет со временем 'корова' или красотка понять нельзя. Девчонки отряхиваются и приводят в порядок свою одежду, вроде бы успокоились и слезы вытерли, но не уходят и словно ждут чего-то. Старшая вовсю пялиться на офицеров, кажется, поручик Яковлев, главный полкой Дон-Жуан, ей приглянулся, мелкая - на спасителя-защитника своего, на Сашку.
  .............................................................................................
  Тащить с собой беженцев - нет лучше способа превратить боевое подразделение на марше в слабо управляемое стадо. Однако как-то местным пейзанам все же удалось уговорить, уломать отца-командира 13-го егерского полка. Было принято решение сопроводить женщин и девушек до ближайшего городка, где по мнению бургомистра был относительный 'порядок', там временно располагался штаб арьергарда отступающей армии. Всю собранную 'группу риска' погрузили на четыре вместительных форшпана, кое-как втиснули, хоть деревня и по местным меркам небольшая, а молодых женщин, девушек и подростков оказалось довольно много.
  -В рядах мне такой содом не надобен, пусть идут в голове колонны сразу за передовым дозором, -так распорядился полковник, но приличную охрану для 'бабья' выделил.
  Выбор пал, как и следовало ожидать, на 'лучших людей', на самых морально устойчивых... на первой взвод первой роты. Александра вновь 'загрузили по полной', теперь он отвечает еще и за беженцев до кучи. В принципе, не столь уж тягостное занятие не в разведку же посылают и не на штурм. Унтер-офицер проинструктировал подчиненных на предмет: 'посылать всех желающих любви в эротическое путешествие, бдить в оба и так далее по списку'. Распорядился он и зарядить ружья на всякий случай, пообщался с возчиками фур, от них в немалой степени зависит порядок, а не только от конвоя. И здесь повезло, местные мужики немного по-русски понимали, случалось им уже выполнять обозную повинность при войсках ранее. Что-то говорить непосредственно подопечным он не стал, все равно бессмысленно, языковой барьер мешает, ограничился Сашка лишь пересчетом 'по головам'. Некоторые девицы на вид оказались очень даже ничего из разряда 'я бы ей вдул в охотку', в другое время стоило бы присмотреться к ним пристальнее, но не сейчас.
  Нападений Сашка не опасался, еще бы - целый полк за ним стоит, но было опасение, что вверенное ему 'стадо' может поредеть в процессе транспортировки по другим причинам, техническим или физиологическим - не суть важно.
  Наконец-то тронулись в путь, томительное ожидание закончилось. Хрипло ревет сигнальный рожок, звучат раскатисто слова команды, пошли... колеса форшпанов скрипят, не иначе немцы на смазке экономят. Пестрое сборище 'юбков' галдит как стая сорок, унтер-офицер было прикрикнул на них, не подействовало, не поняли... придется терпеть, по расчетам через три часа они доберутся до города и там всю эту компанию кому-то сдадут.
  Ребята в первом взводе занялись привычным делом, 'чешут языки', байи травят. На сей раз прикидывают, злорадствуют, что останется тем солдатикам в покинутом ими полчаса назад селе. Проспятся те герои, что питейный дом и винокуренный завод 'уничтожили', обязательно захочется им кой-чего для полноты ощущений, а облом-с.
  -Всех баб подчистую никак мы забрали? Кого они еть то будут? Чай тама одни бабки остались.
  -Старушка не полушка, загорится опосля штофа сивухи, и не на таку влезешь с пьяных глаз!
  -Слыхал, я раз казаки баяли, оне де на походе с лошадем грешили.
  -Врешь Савва, у ей, у кобылы дыра высоко, не достать?
  -Я почем знаю? Не пробовал, вот их и спроси, с приступки, али с чурбака мож ладятся.
  -Щоб казак и бабу не нашел? Рази быват? -подключается к обсуждению еще один солдат.
  -Их в пустынь загнали, одне ешаки тама живут, а полу женского нет!
  -А ешаки - энто кто таки? Слышь Лександр Василич, не знашь часом?
  Пришлось Александру объяснить, что за зверь неведомый такой на Руси, те же лошади лишь мелкие и длинноухие, да еще и скверного нрава, не годятся ни под седло, ни в упряжь, только под вьюк их используют.
  -Во я же говорю, с имя и грешили! -пошло по новому кругу, чем бредовее идея, тем охотнее народ 'треплет' ее, давно замечено.
  Разговоры внезапно смолкли, помяни черта - и он появиться, народная примета, 'лучшие друзья девушек' легки на помине. Вдоль колонны легкой рысью проскочили полем казаки, примерно полусотня. Те ли самые 'герои', что разнесли фольварк или другие подтянулись, какая разница, но Александру показалось, что возле фур они немного притормозили... плохой знак. Между казаком и солдатом отношения не войне не самые теплые и своими их пехота не считает, тут если сравнивать с ХХ веком выходит почти как, дословно - 'мент гаишнику не брат', хоть и служат одному и тому же ведомству.
  В том 'прошлом' времени - в 2000-х годах, откуда провалился в начало 19-го века наш современник, пресса и телевидения вовсю вели процесс 'героизации' казачества, а на улицах городов появились массы 'ряженные' в бутафорской форме с нагайками, 'самопальными' георгиевскими крестами и орденами времен великой отечественной войны. В родном городе Сашки подобное явление как-то быстро сошло на нет, всего полгода 'клоуны' и продержались, не помогла им поддержка Москвы . Молодым людям, а в основном 'дурью страдали' как раз они, компетентные лица объяснили, что ношение не присвоенной военной формы и чужих наград тем паче - дело не хорошее и даже подсудное. Есть желание 'повыеживаться' - пожалуйста, иди в военкомат, оформляйся на контракт, там тебе будут и погоны и все остальное.
  'С песнями да гиканьем, с саблями да пиками...' ...вольно же бардам века ХХ-го всякую чушь писать, как некогда просветитель Вольтер Екатерине-2. Идет нижний чин, верст двадцать уже сделал с утра на круг... ноги свинцом налиты, почти двухпудовый ранец спину давит, мелкая пыль дышать не дает, тяжелое казенное ружье с длинным штыком на плече, да... не на ремне его носят, рукой придерживать изволь. И тут летит навстречу тебе орел-казачок, орет - 'С дороги махра!', а для лихости нагайкой работает налево-направо, есть у них такая дурная привычка. Иной раз подобного удалого 'нагаечника', если у него вдруг да лошадь 'сдаст', или сам замешкается и вовремя не удерет, солдаты срывают с седла и бьют по-черному, терпение у пехоты не беспредельное.
  Давно собираются отнять у них дикарские плетки и ввести шпоры, как в нормальной легкой кавалерии заведено, да никак руки не дойдут у военного ведомства. Профессионалы оценивают казачество, как 'боевой элемент' достаточно низко, в сражении от них проку мало. Общее мнение можно выразить одной емкой фразой: 'мы терпим этих разбойников лишь потому, что нет денег на содержание улан или гусар'. Экономия на спичках дорого обходиться российской казне, грабежами казачки сплошь и рядом подрывают 'кормовую базу' регулярной армии и причиняют массу неудобств. Придет бывало воинская команда на плановую реквизицию, а в амбарах у крестьян пусто, шаром покати. Напуганные 'козакенами' местные пейзане проявляют прямо чудеса находчивости, куда только не упрячут продовольствие и фураж.
  Использование 'иррегуляров' - явление не уникальное российское, у австрийцев есть 'граничары' или Grenz-Infanterie, у французов - 'страдиоты', у турков - 'башибузуки'. Массовое применение они получили только в российской империи в качестве легкой кавалерии. Везде в Европе отказались от использования подобного 'вундерваффе', себе дороже на практике получается, лишь матушка-Россия проявляет, как всегда - оригинальность и самобытность во вред себе же.
  Такая вот действительность, а уж как 'дысали' в 21-ом веке пропагандисты всех мастей, расхваливая на все лады 'собирателей и основателей империи'... сейчас... Даже на 'охранителей' они не тянут в массе, приходиться России держать на границах обычные регулярные войска и повсеместно строить там крепости. Все эти соображения вихрем пронеслись в голове унтер-офицера, знать бы еще с кем судьба свела, есть казаки и есть... 'казачки'. Точная аналогия с народными понятиями - офицер и 'офицерик'.
  -Никак заприметили? Вернуться поди? Нешто мимо баб пройдут? -предположил Григорий, он шел в строю рядом с Александром.
  -Посмотрим... Не растягиваться, не зевать!
  Дороги в Восточной Пруссии от российских отличаются мало, разве что само полотно пошире, но они так же проложены 'как бог на душу пошлет'. Мосты через многочисленные овраги и речки аборигенам строить лень и потому местами желтая лента проселка петляет как след зайца. Войсковая колонна поневоле вынуждена растягиваться на марше и кое-где, на отдельных участках часть ее пропадает из поля зрения начальствующих лиц. На одном таком 'колене' поворота Александр со товарищи и их подопечные попали в неприятное положение. Головной дозор не виден - скрылся за кустами, идущая позади первая рота. оказалась вне зоны видимости и досягаемости. И 'наши казачки', как на заказ, стоят гады и ждут, разбирательства с ними не избежать, место для рандеву они выбрали правильно.
  Первые минуты... достаточно и одного взгляда для оценки силы потенциального противника и его намерений. 'Имя' российскому казачеству делает лейб-гвардии полк и еще пара частей, близких по качеству и составу к регулярным войскам. Остальные же - 'третий сорт, не брак', боеспособность сильно зависит от конкретной сотни, в одних собрались бойцы более-менее, в других - наглые, но трусливые мародеры. Пока первые где-то рубятся с передовыми французскими разъездами, вторые заняты сбором 'трофеев', иначе говоря, грабежом местного населения. Судя по обилию разного рода тюков и узлов, притороченных к неказистым самопальным седлам, общаться Сашке придется с трофейщиками. Гул женских и детских голосов за спиной унтер офицера смолк, как обрезало... испугались девки, не иначе.
  Выглядят 'казачки' почти как настоящие, если не присматриваться, поэтому их и назначают в охранение, отпугивать вражескую разведку одним фактом присутствия. Больше их никуда задействовать и невозможно, в бою эти 'православные воины' изображают на заднем плане массовку, да обозы шерстят профессионально, как свои так и чужие. Ни один здравомыслящий военачальник на подобное воинство всерьез не полагается, чуть что не так - побегут без оглядки, да еще и сомнут по дороге кого угодно.
  'Держа в кармане требованье сдачи, на бастион взошёл парламентер...'
  Полусотня едет шагом в тридцати шагах поодаль, для переговоров с егерями выслан некий 'засланный казачок'. Вряд ли это предводитель шайки, скорее всего 'качать права' выбрали даже не самого смелого, а самого пьяного.
  Персонаж, надо сказать, примечательный попался, не часто такого в войсках встретишь. В начале века 19-го нет еще понятия 'алкаш' , а говорят в народе 'испитой' или 'пропойца'. Александр при этом слове всегда вспоминал первого президента российской федерации, вот уж действительно - не в бровь, а в глаз сказано.
  Обмундирование на казачке с чужого плеча, сидит как на корове седло. Ого, аж целый полковник фузилеров Великой Армии пожаловал на переговоры, если судить по знакам различия? Где-то сегодня его уже Сашка видел... нет не 'синяка' на кривобрюхой калмыцкой лошадке, которому самое место на свалке или в 'бомжатнике', а именно сам мундир. Блохастая и нечесаная борода очень хорошее дополнение к золоту эполет, опухшее от пьянки лицо и старый фингал под глазом довершают общую картину, типичный представитель казаков-разбойников 'третьего сорта, последнего разбора'.
  -Вашу мать! -дыхнув перегаром, начал переговорщик свой спич с уже набившего оскомину за долгие годы приветствия.... дальше пошло сплошное пи-пи-пи... по крайней мере цензура бы на телевидении не пропустила ничего точно, ни единого слова.
  Более менее приличными выражениями в его длинной и запутанной речи были лишь 'пехтура сраная', 'шкуры казенные' и 'махра', остальные же обороты принадлежали к командно-матерному варианту русского языка. Общий смысл понятен и так, набрала пехота сто возов 'сисек' и ей предлагают добровольно поделиться по-братски девками, а не то казачки сами возьмут желаемое. А что собственно могут 'они' сделать егерям, 'пехтуре' при данном раскладе? Положение у потенциального противника невыгодное для атаки, тянет их на драку лишь пьяный угар, да присущая иррегулярным войскам пресловутая 'лихость'.
  Унтер-офицер не без удовлетворения отметил, 'боевой режим' у него в этот раз не включился, а значит опасность скорее мнимая, чем реальная.
  -Не могу я вам никого отдать, у меня приказ! -коротко и без лишних слов 'отшил' казачка Сашка.
  Он ошибся, вежливость тут совершенно неуместна, раз уж имеешь дело с человеком у которого логика 'троичная': да, нет, пошел на... Следовало ему сразу послать обладателя краденного полковничьего мундира в дальнее эротическое путешествие, но безбожно 'косячит' наш Сашка. Нет 'запала' у него, как в народе говорят, весь с утра перегорел, весь без остатка потрачен на французов. Если не вникать в смысл сказанного то создается впечатление, что казак требует и даже приказывает, а Александр ему робко пытается возражать. За спиной как по команде начинается визг-плач и женский и детский одновременно, только этого не хватало, действует на нервы.
  -Вон энту толстожопую я себе возьму! -приподнялся с седла и встал на стременах казачок, разглядывая 'девок', ноздри у него раздулись, мутные пьяные глаза навыкате, только-только слюна еще не бежит по грязной бороде.
  О том, что между вожделенными 'сиськами' и их горячими поклонниками есть некое препятствие представитель славного казачества напрочь забыл, предвкушая грядущее развлечение, а зря. Пока они на ходу вели переговоры пика у казачка болталась в горизонтальном положении, зафиксированная подмышкой, наконечник смотрел прямо в грудь унтер-офицера. Вряд ли любитель девок это проделывал умышленно, скорее просто следствие привычки. С другой стороны острая но ржавая железяка, болтающаяся перед глазами, как-то не располагает к мирному решению спора. Александр еще удивился, где казачок раздобыл такое убожество, один в один - наконечник ископаемого скифского копья. Доводилось ему в другой жизни видеть подобные артефакты, показывал приятель-археолог и кажется как раз те находки были из курганов в верховьях Дона.
  -А ну с дороги махра! -разошелся было разгоряченный казак не на шутку, и тут его жестоко обломали.
  Когда 'парламентер' от банды беседовал с Сашкой, остальные нижние чины не вмешивались в процесс переговоров, начальник знает свое дело и не стоит ему мешать. Но как только казачок задергался и невольно стал размахивать своей длинной палкой, по недоразумению называемой пикой, ситуация резко изменилась.
  -Куды тычешь дурак?! Я тебе не баба! -идущему впереди унтер-офицера рядовому Савве Устинову манипуляции казака пришлись не по вкусу.
  Секунда - и пика ловко перехвачена за наконечником сильной рукой бывшего подручного сельского кузнеца, вторая - рывок и 'грозное копье' теперь в полном распоряжении пехоты, третья - обезоруженный казачок от неожиданности резко дергает повод, его калмычка подает назад и встает на дыбы, четвертая - 'пикинер' смачно въезжает носом прямо в шею своей же лошади, 'шмяк'... Несчастное животное резко шарахается в сторону, как тогда Савва не выдернул тогда горе-казачка вместе с пикой из седла? Видимо спасло того несовершенство примитивного 'копья' - обычный сосновый 'дрын', палка с наконечником, до 'царицы оружия' прошлого века этому убожеству как до луны раком. У нормальных кавалеристов для удобства удержания пики в обязательном порядке предусмотрена ременная петля, у 'справных' казаков имеется для той же цели специальный шнурок с деревянным шариком на конце, так называемая 'балабошка'. Шнур обматывают вокруг руки наездника или заправляют за пояс, как кому удобно. В бою такое простое приспособление дает некоторую свободу для действия обеими руками, что особенно важно для бойца иррегулярной кавалерии, не имеющего шпор для управления лошадью и вынужденного постоянно прибегать к использованию нагайки. У этого казачка же даже простой веревочной петельки не было, да и тупой конец пики не окован, срубил он где-то подходящую жердину и насадил на нее наконечник. Теперь этот 'дрючок' мирно покоится в кустах на противоположной стороне дороги, куда его закинул Савва, солдату такой трофей и даром не нужен.
  Обстановка отчасти разрядилась, рыдания и плач смолкли, а молчавшие доселе егеря, дружно как один встретили неудачу казачка смехом и шутками-прибаутками. Последние зачастую далеко выходили за рамки приличия, не беда 'немецкие бабы' все равно по достоинству не оценят, мешает языковой барьер. Так почти сразу же криворукому 'водителю кобылы' пояснили чем следует ему заменить женщину и указали точное направление движения.
  -Що-о-о??? Я вас михрютки сраные счас порублю! -едва утерев кровь с лица переговорщик выхватил из ножен саблю, однако справиться с испуганной лошадью ему удалось далеко не сразу.
  -Взвод стой! К бою! -на одном выдохе выдал Сашка, шутки в сторону, если уж в ход пошло настоящее оружие.
  Опять на глаза как будто опустился невидимый фильтр, точно так же как и утром, значит предстоит драться. Не хотел он, не ждал такого расклада, изо всех сил старался оттянуть развязку конфликта, но теперь уже поздно.
  Команда не совсем уставная вышла, но на войне и так сойдет, тут не до 'буквы', лишь бы 'дух' устава был близок и понятен людям. Расклад он уже давно просчитал, у него под началом двадцать восемь штыков, у мародеров - сорок семь сабель, будем называть вещи своими именами, к казакам эта гоп-компания относиться постольку поскольку. Кто это такие, откуда взялись? А пусть военная полиция разбирается, кто-то же получает там у них жалованье и не малое, задача явно не для простого пехотного младшего унтер-офицера.
  Фуры остановились, 'стой' и к ним относиться тоже, тоскливый скрип колес мгновенно прекратился. Так заранее условились с пруссаками, иначе казачки связав пехоту боем могут легко перехватить ушедших вперед и затем удрать с добычей. Возниц унтер-офицер не стал учитывать в своих расчетах, хоть их четверо здоровых мужиков и парнишка-подросток в помощь у каждого. Вооружены они до зубов, но вряд ли захотят принять участие в предстоящей стычке. Такова специфика войн начала 19-го века, гражданское население не должно встревать в разборки военных. В противном случае начинаются жуткие репрессии в стиле Тамерлана, если не хуже. Историки не любят об этом упоминать в своих трудах, но в редкая кампания обходиться без подобных неприятных 'эксцессов'. Обычно выбирается рота, эскадрон или батальон, часть выдвигается к обреченному на экзекуцию населенному пункту, далее следует суровая проза войны.
  'Эти б...и стреляли в спину вашим товарищам! Всех и чтоб без пардону!' -звучит боевой приказ, варианты могут быть разные но смысл всегда один - уничтожить. Начинается расправа, после успешной акции, городок, деревню или село - что уж там решили покарать генералы, обычно сжигают дотла. Иногда 'под раздачу' попадает не все провинившееся население, а только его неблагонадежная часть, или как уж кому повезет. Как правило, 'богатенькие буратины' обычно имеют шанс откупиться от возмездия, как и вышло в 1794-ом году при штурме Варшавы. Артиллерия в 'воспитательных целях' применяется редко, снаряды дороги, да и разрушительное действие их по цели типа каменный дом слабое.
  Вот отсюда и вошло в русский язык расхожее выражение 'беспардонный', пока это слово звучит чаще не в светских а салонах, а на полях сражений и смысл у него другой и кровавый.
  -Неужели подчистую режут всех? -спросил как-то Сашка Денисова, главного своего советчика и специалиста по всем чисто военным вопросам.
  -В наше время уже нет, большая редкость, разве что с турками... Обычно приколют солдатики десяток другой под горячую руку... затем люди остынут и остальных же просто бьют, ну и баб-девок 'обидят' нижние чины, коли под руку им попадутся. -откровенно ответил ему штабс-капитан. Скрывать и что-то приукрашивать Ивану Федоровичу от нашего современника особого смысла нет, военная цензура еще не изобретена, да и 'беспардонная' практика принята всеми без исключения воющими сторонами. В любом случае, до геноцида а-ля СС еще очень далеко, никакой системы в таких действия нет и в помине, даже знаменитая резня, устроенная как-то покойным Суворовым в Праге, никак не дотягивает.
  К черту лирические отступления, еще раз посмотрим что у нас и как, все карты на стол. Вроде бы двойной численный перевес у противника, но это с какой точки зрения посмотреть, здесь играют роль не только голые цифры. Во-первых - у Александра хорошие бойцы, хоть может и выглядят не особенно красиво и не ветераны, но все до единого уже успели побывать в деле и приобрести опыт, часть слаженная и люди давно 'втянуты'. Во вторых - егеря превосходят врага качеством вооружения. С виду не очевидно, но забавный факт, обиженный казачок и не вспомнил о своих пистолетах в седельных чушках-кобурах. Не умеют они, иррегулярные войска, стрелять и не любят, огнестрельное оружие даже у 'нормальных' казаков - фикция. Возят станичники свои 'пушки' в сущности лишь для начальства, ибо 'положено' и выдается им на кампанию аж десять боевых патронов, которые по возвращении со службы надо обратно сдать обратно. Наконец самый главный фактор, можно даже сказать - решающий, место и время выбраны бандой для нападения слишком уж неудачно, хуже не придумаешь. Ударить пиками с разгона, на скорости, как обычно делает классическая легкая кавалерия, здесь не получиться, местность не та. Маневру сильно мешают кусты, деревья, придорожный кювет и даже сами громоздкие прусские фуры. Видимо надеялись казачки запугать невзрачную 'махру' лихим видом и количеством... считали поди, что немногочисленный конвой не станет им мешать, да не вышло.
  Теперь остается им только брать противную сторону 'в сабли' и шагом... шагом, и на заранее изготовившуюся к встрече стойкую пехоту? Удовольствие крайне сомнительное и чреватое большими потерями, если не разгромом вообще. Три штыка против одной шашки по фронту, и еще егеря успеют немного пострелять, прежде чем начнется рукопашная свалка... тут бы даже лейб-гвардии казаки подумали десять раз, стоит ли связываться, не любят они такие расклады, это не бегущего супостата рубить, драка намечается серьезная. Посечь 'как траву' не выйдет, впрочем и с отступающим врагом у кавалерии не всегда получается 'как задумано', время от времени нарываются на отпор.
  Александр уверен на сто процентов, он не сомневается - его люди не струсят и не 'покажут тыл' и не с такими уже доводилось 'рубиться'. Все же хорошо когда ты не один, даже пара 'штыков' за спиной - сила, а тут без малого целый взвод. Плохо одному, один не воин, но когда за тобой кто-то есть... как порой не хватало ему подобной поддержки в той другой жизни.
  Все так, все замечательно, все прекрасно, да поди пойми насколько эта полудикая полусотня вменяема, что там у них в головах, сильно отягченных алкоголем творится, какие ураганы бушуют, ни один экстрасенс не скажет. Не знал и Александр, он сильно надеялся, что сможет протянуть время, еще несколько минут и здесь рядом будет почти весь полк, не могут же 'свои' так сильно отстать от головы колонны. Обсуждение там у них в банде идет бурное, шашками машут и кулаками и мат сплошной, особенно пострадавший казачок старается. Вопят так, что слышно даже с расстояния в пятьдесят шагов... стоят 'граждане бандиты' как на заказ компактной группой, один хороший залп и минимум треть шайки ляжет на месте. Однако унтер-офицер пока медлит с решением, хоть и ясно, подонки еще те собрались, но увы по законам войны - 'наши', а не враги, может разбегутся если получиться положить одного лишь главаря? Так глядишь и выйдет вместо большой крови отделаться малой, остается лишь определиться, кто в этой стае за вожака. Похоже, что предводитель наиболее трезвый и как ни странно, меньше всех орет и размахивает сабелькой. Александр еще в самом начале 'диалога' приметил одного субъекта, что резко выделялся из общей массы, и теперь только утвердился в своих предположениях - это и есть лидер, 'атаман'. Внешность у бандита еще та, вряд ли такого официально поставят на сотню даже у 'плохих' казаков. Невысокий но плотный, 'под монгола' деланный мужик... и 'бог шельму метил' - физиономия у него 'расписана розочкой' - следы давних кабацких подвигов, синие шрамы на лице издалека выглядят зловеще. Ни дать не взять - или вождь папуасов племени ням-ням, или индейский Чингачкук в боевой раскраске, только орлиных перьев на голове не хватает и томагавка для полной картины. И кажется в отличие от остальных воинов-грабителей, данный 'орел' - относительно спокойный и трезвый.
  'Нашему царю показали фигу! Умрем-м-м все до последнего!' или 'На куя нам война пошла она на...!', что там выберет атаман шайки? Время идет, казачки еще так и ничего не решили по существу. Сашка в свою очередь ждет, а руки работают сами по себе, выставлен прицел и ствол винтовки смотрит в сторону очередного кандидата в герои. Операция уже привычная до жути, сегодня утром сколько он выпустил тех самых цилиндро-стрельчатых пуль имени господина Минье? Так и толком не подсчитал унтер-офицер, отложил на потом... война закончится и будем 'считать цыплят по осени'.
  Пульс в висках неторопливо отсчитывает последние секунды как метроном, черная мушка совмещена с прорезью целика, за ней 'расплывается' вдалеке чужое, очень уж неприятное лицо, теперь уже неважно кто там по ту сторону находиться, еще чуть-чуть и его можно будет забыть навсегда. За мгновение до выстрела Александр боковым зрением уловил какое-то движение слева от себя, и как оказалось не только он один.
  -Охфицеры!!! Тикай!!! -и вся лихая шайка-полусотня дружно заработала нагайками, нахлестывая своих степных скакунов, вожделенные 'сиськи' им больше не светят, а вот военно-полевой суд очень даже близок. Хрустят колючие кусты шиповниками, проминаемые насквозь ошалевшими лошадьми, что-там грозно, взахлеб орут казачки напоследок унтер-офицеру, может 'низабуду-нипрощу'? Сашка не слышит угроз, слух у него не столь острый как зрение, дружеская встреча с представителями легкой кавалерии закончилась благополучно, обошлись в этот раз без драки и без трупов, и на том спасибо судьбе. На мгновение промелькнула мысль, что может быть зря он так поспешно убрал палец со спускового крючка, полезно было бы дать предметный урок зарвавшимся мародерам, хотя за тот 'раздраконенный' фольварк, что ли. Ладно... в другой раз, как-нибудь пообщаемся, решил он, а пока его 'ласточка', его винтовка пусть отдыхает, с утра она славно поработала по французам.
  Дождались, вовремя ребята подоспели, еще немного и начался натуральный 'дым-огонь' со стрельбой и рукопашной... бежит со всех со всех ног к нему, придерживая шпагу, штабс-капитан Денисов Иван Федорович, за ним 'катиться' запыхавшийся Колобок, поручик из второй роты, позади видны пропыленные и уставшие нестройные ряды нижних чинов 13-го егерского полка. Прозвища в солдатской, в народной среде дают редко, но если уж кому достанется, так прилипнет и на всю оставшуюся жизнь. Александр попытался вспомнить настоящую фамилию поручика, и не смог... Колобок и есть Колобок, даже для сослуживцев-офицеров.
  -Никак земляка, знакомого заприметил?
  -Да вроде того ваше благородие... приходилось раньше.
  Вопрос штабс-капитана конечно же шутка, а вот ответ нет, совсем не из области черного юмора. Не то что бы кого-то из этой стаи Александр ранее встречал на дорогах Восточной Пруссии, для него все 'они' на одно лицо, однако сама манера поведения, сам стиль... что-то уже знакомое до боли, где он еще сталкивался вплотную с 'ними'? Неужели... да нет, это было давно и неправда, и он тут не причем.
  Отпустило окончательно... он не заметил, как боевой режим кончился, и второй его 'управляющий центр' моментально подкинул свежую порцию воспоминаний, заставив повторно пережить то, что уже давно забыто. В сказку, не в сказку он внезапно провалился, а как бы в свое же прошлое, вот только насколько реальное - сейчас уже не понять. Иногда мозг порождает 'ложные воспоминания', отличить их от настоящих практически невозможно.
  Где он находится на этот раз, куда память закинула, какой-то темный и длинный коридор? Судя по шуму, доносящемуся откуда-то сверху - железнодорожный вокзал, или станция. Плечо оттягивает дорожная спортивная сумка, неужели он опять в командировке Едкий, щиплющий глаза запах хлора снизу свидетельствует о том, что Сашка недавно посетил те места куда и 'царь пешком ходит', иначе чего ему тут понадобилось? В любом случае надо выбираться наверх, куда ведут скользкие, вытертые сотнями ног ступеньки. Перед самым входом в зал ожидания Александр на минуту впал в ступор, и было от чего. Со стенда на него в упор смотрела козлобородая физиономия из разряда 'просит морда кирпича'. В 20-е был такой плакат 'Ты записался в Красную Армию?', суровый такой и мужественный дяденька в красной буденновке... а здесь явно зазывают в ряды сексуальных меньшинств? Что там за надпись снизу мелким шрифтом, кто это? Не узнал... 'Солженицын - честь и совесть новой демократической России!'... второе и третье слово читаются с трудом, вымараны черным маркером, а внизу дописка - 'стукач'. Не по правилам русской орфографии вроде, но верно по сути, продвинутые 'дизигнеры' же накосячили по полной, не надо было брать фотографию 'великого писателя' в молодости, это уж потом над ним американцы поработали и придали ему немного благообразности, сделали приличным человеком, ранний Исаевич будет своим на любом гей-параде. Место хорошее для наглядной агитации, подальше от народа, еще бы пониже этого мыслителя опустить и поближе к писсуарам, жаль - нет пока технологий для перевода фотографии на фарфор.
  Определенно - вокзал, и в большом городе, а не мелкая жэ-дэ станция, динамик за спиной хрипит, оповещает о прибытии скорого поезда, номер платформы не разобрать... вроде Екатеринбург? Уверенности пока нет, надо осмотреться кругом и там станет ясно. Он миновал камеру хранения с сонной теткой за железным прилавком из старых рельсов и двинулся дальше.
  Зал ожидания... Саратов, Москву и Новосибирск можно смело исключать из списка, слишком уж сильно все вокруг загажено и кругом полумрак - друг молодежи, на все помещение горит один плафон, немытые с момента развала Союза стекла окон пропускают минимум уличного света. В левом углу рядом с выходом на перрон куча хлама, проходя мимо Сашка заметил, что тряпки как-то странно, ритмично двигаются. Первый признак... 'швабода' во всей красе, 'там бомж бомжиху пялит раком, чего стеснятся им собакам'. Нет, вроде не животные все же, но уже и не люди точно, загадка для патологоанатома. С началом правления 'царя Бориса' бродяг и нищих всех сортов развелось видимо-невидимо, а по степени вонючести эти 'ласточки перестройки' сделали бы честь какой-нибудь стране третьего мира.
  К черту этот бомжатник, скорее на свежий воздух, Александр вынужден продираться между целым скопищем разного рода 'хитрых' ларьков и киосков. Еще один признак наступившего царства демократии, в этих торговых точках в любое время суток можно приобрести горячительные напитки и разные интересные химические вещества, а так же продать ненужные ценные вещи. Какие... к примеру - золотые украшения со следами свежей крови. Дорогую одежду или обувь тоже там охотно принимают скупщики краденого, как и разную импортную электронику. Почему этот базар внутри здания а не снаружи, за что так наказали старый вокзал не понятно, может клиентура у этих торговый точек такая, что при дневной свет не любит или не переносит?
  Выбрался он наконец на воздух, беглого взгляда хватило для определения места - бывший Свердловск, а ныне Екатеринбург. Чухонская шалава, но недоразумения ставшая подругой царя-реформатора, бывшему коммунисту и члену Политбюро ЦК КПСС Ельцину как родная, не иначе. Пусть тот кадр в честь которого в 20-е переименовали город тоже 'не айс', но ведь можно же было подобрать и какое-нибудь старое местное название?
  Время года - осень, ее не спутаешь ни с чем, судя по температуре, на дворе октябрь, первые недели. Пока он был под крышей еще имелись определенные сомнения, но теперь отпали. Одежда на нем такая, что сошла бы и для ранней весны... Джинсы, рубашка, куртка, туристические берцы на ногах - стандартный набор для поездок или командировок, он так и зимой ходил частенько, разве поддевал вниз свитер или два в сильные морозы. Не водилось у Александра в домашнем гардеробе ни полушубков ни другой особо теплой одежды, как-то так вышло, что об этом заботилась 'родная контора', соответственно все это добро там на телецентре хранилось и лишь изредка использовалось по назначению, так валенки он не трогал ни разу за столько лет.
  Неторопливо уползает вдаль улицы полупустой трудяга троллейбус, толпятся стадом грязные машины, забив все возможные и невозможные места парковки у вокзала, глухо хлопает на ветру, провисшая между столбами ядовито-красная с белыми буквами растяжка 'Ельцин - наш президент!'.
  -Ваш, ваш... да заберите вы его себе нахрен, достали уже... -вырывается у Сашки, давно уж аллергия выработалась на 'вождей', еще со времен Меченого. Он лично уничтожил три экземпляра подобных 'наглядных агитаций' перед последними выборами. Какие-то сопляки пытались им навесить на забор телецентра растяжки, там место очень удачное, как раз въезд в город с восточной стороны. Политика? Нет... Александр плевать на нее, он далек от подобных страстей. Начальник увидел и приказал немедленно убрать, раз наступил капитализм, так пусть поклонники 'Эльцина' платят аренду за рекламу своего кумира. С этим 'всенародно избранным' вообще чудеса творятся, кого не спросишь, у всех ответ стандартный - 'Я это чмо не выбирал!', многие даже обижается.
  Небольшая ревизия содержимого карманов куртки: документы, ключи, деньги, короткая универсальная отвертка, перочинный ножик, еще какой-то ничего стоящий мелкий хлам и непонятно зачем - маленькие 'утконосы'... хорошая вещь - немецкие, от известного производителя инструментов. Где же билеты на поезд, чеки и разные там необходимые бумаги, вроде направления и удостоверения? Если он в командировке то обязательно должны быть... искомое удалось обнаружить только в боковом карманчике сумки. Корешок от старого билета, свидетельствует от том, что он две недели назад прибыл в город подаривший России первого президента. Новенький бланк, не мятый еще - это путь домой, возможно он приобрел его полчаса назад, или нет... обычно Сашка всегда покупал билеты заранее. С датами порядок, теперь что у нас со временем? Часы на задании вокзала - хороший помощник, время на огромном циферблате московское как и на билетах, а на его старом Seiko местное... а почему такой разнобой?
  Интересная ситуация... зачем он притащился сюда на полтора часа раньше, до отхода поезда еще уйма времени остается? Скорее всего произошла ошибка, его 'внутренним биологическим часам' не хватило двух недель для перестройки, он по прежнему живет в 'родном' часовом поясе, откуда прибыл, вот и вышла накладка. Или как вариант, надоело ему сидеть в гостинице и до вокзала Сашка добирался пешком, не рассчитал, два магазинчика радиодеталей по пути его не задержали, и в 'Книжном' он не застрял по какой-то неведомой причине.
  Изучение сопутствующих бумаг дало ему ответ на следующий вопрос 'что я тут потерял?'. Краткосрочные курсы с цель изучения чего-то, сколько же их у него было... чего конкретно - не важно, не ради этого он снова сюда 'залетел' из века 19-го, поэтому глубоко вникать не стоит. Дорожная сумка у него не пустая, но можно не смотреть на содержимое, и так известно заранее, что там находится. Александр как всегда набрал 'сувениров', никогда он не возвращался из поездок с пустыми руками, хоть разъемчик какой, или на худой конец рулон хорошей импортной изоленты да привозил обязательно из командировок.
  Последний и самый главный вопрос, отчего он сегодня такой злой? При его характере - явление крайне редкое, может раза два всего за всю прошедшую жизнь он подобным образом 'заводился'. На всех этих 'Эльциных' и прочих российских дерьмо-политиков Сашке было наплевать, он и с появлением у него в хозяйстве компьютера про телевизор забыл напрочь смотрит ТВ только строго в силу производственной необходимости и исключительно в рабочее время.
  Ах да... прояснилось наконец... вчера порезали, какие-то пи-пи-пи... языком милицейского протокола 'неустановленные личности' его нового приятеля, Геннадия Воробьева. Прямо в центре голова у гостиницы, в полусотне шагов от местного МВД - и получи гость уральской столицы нож под ребро. Подошли двое попросили прикурить, и пока тот доставал зажигалку его и 'кольнули' со спины. Жалко мужика, только и познакомились на курсах, разговорились и на другой день пришлось навешать человека в больнице, скажи спасибо случаю - жизненно важные органы не задеты, а значит выживет и поправится.
  Вот с того момента Александра и повело... если объявят набор в 'эскадроны смерти' как в Латинской Америке, он с радостью пойдет добровольцем, так 'они', уличная шпана его уже достали... Стрелять, уничтожать всех до единого, на месте и без разных там расследований и адвокатов.
  Куда бедному связисту деваться? По городу походить, да как-то не хочется, ничего интересного в окрестностях поблизости нет. Архитектура вокзала стандартная, как и везде. В одну линию выстроились клуб железнодорожников, старый вокзал, новый вокзал и еще какое-то здание - там, видимо, приютились разные технические службы.
  Раз в город Александра не тянет, то почему бы просто не скоротать время в зале ожидания, не могли же по случаю перестройки его полностью ликвидировать? Скорее всего следует пройти в новое здание, там видимо и пассажиры дожидаются поездов, раз уж старое железнодорожники превратили в помойку.
  -Йа-а-а-иа... записан в урки! В Екатерин... екатер... ин... ин-н-н... бу-у-урге! -пронзительной вопль скрытого под потолком мощного динамика встретил Александра сразу же за стеклянными дверями. Гимн города у них такой, что ли, очень даже подходит.
  Никогда он не любил блатной шансон, в самом деле не вокал, а словно дуэт с воющим бродячим псом, сплошное унылое скуление с редкими, неуловимыми признаками смысла. Будь его воля так он половину бы безголосых урко-певцов сразу расстрелял по статье за изнасилование мозга слушателей, а вторую поместил на десять лет в музыкальную школу строго режима и электрошоком их там за малейшую фальшь стимулировал. Ну тут что-то совсем иное, никак новинка сезона, бобика заменили на ишака? Так длинноухие вопят, когда хозяева их пинают по органам размножения, кому довелось хоть раз услышать, тот никогда не забудет.
  -Йа-а-а-иа!!! Хр-р-р-рр... др-р-р-р... иа...
  Сашка невольно вздрогнул, судя по звукам, наверху печальному приятелю Винни-Пуха кролики-садисты зажали яйца в тиски и закручивают гайки. Прощальный визг и безобразная 'музыка' накрылась окончательно... только тут он понял причину странного 'концерта'.Знакомая вещь, замотало пленку в магнитофоне где-то там на местной студии или аппаратной. Все сходиться, все признаки, сначала замедляется скорость, отсюда и вой, а затем механизм останавливается - скрежет. Аппаратура какая там у них может быть Нормальные катушечники давно умерли естественной смертью и лишь изредка встречаются отдельные экземпляры у радиолюбителей и фанатиков-меломанов. Судя по его обширному опыту, здесь что-то на уровне городского дома культуры, дека 'среднего класса'... не Nakamichi конечно, а какой-нибудь убогий псевдо-японский Pioneer. Один черт, и там механика извращенная, никогда он не любил все эти ролики-эксцентрики-моторчики, термех в вузе у него всегда был самым ненавистным предметом. Электроника должна быть полностью 'электронной', а разная там механика - это ересь от лукавого и подлежит изъятию по мере развития техники.
  Представив себе физиономию любителя урок, вынужденного выковыривать десятки метров пленки из внутренностей кассетной деки, Сашка даже улыбнулся слегка, не смог удержаться. Пустячок, а так приятно, и на душе чуточку просветлело, как лучик света сквозь тучи в пасмурный день.
  Может стоит ему прикупить развлекательный журнальчик, так проще убить час с с лишним до отправления поезда. Далеко идти не пришлось, газетный киоск притулился рядом со входом. Судя по обилию задниц и бюстов слегка прикрытых лоскутками ткани на обложках журналов, выставленных на витринах, здесь есть что почитать, можно и картинки посмотреть.
  -Мне про этих... что-нибудь и подешевле. -Александр показал глазами наверх, где заграничная секс-дива гордо демонстрировала силиконовый бюст гигантского размера.
  -Сейчас, сейчас молодой человек, -засуетилась киоскерша, не желая упускать редкого в этот вечерний час клиента.
  'Московский Комсомолец'... на развороте во всю страницу расплылась жиром физиономия Гайдара, а внизу словно из норы крысой выглядывает министр иностранных дел. Александр же русским языком просил 'про красивых девок', так зачем ему эти страшненькие политические проститутки?
  Молча он протянул журнал обратно, благо денег с него еще не спросили. Тетка быстро поняла в чем дело, и в самом деле ошиблась похоже.
  -Вам что? Есть Спид-Инфо, Плейбой и вот еще совершенно новый журнал, сейчас найду...
  -Не надо, давайте Спид, -упредил словоохотливую продавщицу Сашка, поняв, что та вот-вот начнет 'грузить' его рекламой какой-то новой печатной продукции. Он достал кошелек и рассчитался, на мгновение цена неприятно поразила количеством нулей, но память вовремя подсказала, что до очередной денежной реформы ждать еще полгода.
  Пища духовная, а точнее 'жвачка' для мозгов у него теперь есть в изобилии, и надо найти место где бы присесть, стоя как-то неудобно читать. Он огляделся по сторонам, зал большой и пустой, а сидячих мест раз да маленько. Куда подевались столь привычные уже по железнодорожным странствиям стулья-скамейки? Ответ на вопрос нашелся быстро, плакатик на стене информировал господ пассажиров, что втором этаже вокзала к их услугам платный ВИП-зал ожидания со всеми удобствами вплоть до видеосалона. Не осталось сомнения, что новые скамейки туда и переехали. Александр уже собрался было наверх посмотреть на местный вокзальный 'блэкджек со шлюхами', да вдруг заметил в самом дальнем конце у стены свободное местечко.
  Общарпанный красный пластик сидения... неприятно на таком, хотя кому как люди ко всему привыкают, некоторые пассажиры в ожидании своего поезда или электрички дремлют облокотившись на собственные же сумки и баулы, а кто-то наоборот бодрствует и неторопливо беседует со случайным попутчиком... как всегда. Взгляд Александра невольно зацепился за красочное панно на стене, может картина и раньше там была, да только в прошлые поездки он на вокзале почти не задерживался. Художник был явно поклонником древнеегипетского реализма времен династии Рамзесов. Огромный, монументальный Ельцин с гранитной рожей истинного арийца, а у ног гиганта-вождя ползают крошечные людишки-тараканы. По мнению Александра, все же кое-чего не хватало, он бы обязательно добавил первому президенту России метровый член. Если уж нынешние власти поставили себе задачу загнать страну в каменный век, то надо обязательно следовать канону и верховного вождя изображать так, как принято у дикарей. Слева и справа к основной композиции примыкали подобные же 'шедевры наскальной живописи', судя по ним - победа в Великой Отечественной войне, первый спутник и Гагарин, заслуги все того же Бориса Николаевича.
  Жаль, плюнуть некуда кругом люди... поневоле Сашка повернул голову направо там еще одна картина... чур меня... он неверующий, но захотелось перекреститься на всякий случай. Из разверстой могилы в клубах фиолетового дыма вылетает последний царь российской империи. За спиной у злейшего врага ворон и кошек, господина Гольштейн-Готопского маленькие крылышки серого цвета, ни разу не ангельские, а с перепонками, как у летучей мыши. На голову царя надет аквариум вверх дном, а судя по выражению лица укурился он 'в дым'. От того похоже и направляется прямиком к небесам, 'уйди бабка, я улетаю!'. Ожившие мертвецы-3... внизу 'под царем' красноармейцы в панике бросают винтовки и разбегаются кто куда, видимо сильно напуганы. Вот так всегда у нас, бедная Россия... ничего толком сделать не получается, прибили любимого царя, зарыли где-то на задворках, а кол осиновый в могилу забить руки не дошли. Интересно все же узнать, каков был гонорар у творца это кошмара, на сколько доз наркотика ему хватило? В здравом уме такое не нарисуешь, тут без влияния хитрых веществ не обошлось.
  Под потолком висит телевизор, а в нем все тот же Ельцин, только оригинальный и почему-то синеватого 'алкогольного' оттенка, кинескоп старого 'Электрона-3УСЦТ', вынужденного работать нон-стоп день и ночь, изрядно 'подсел'. Господин президент мается с жестокого похмелья и пытается что-то 'дорогим россиянам' поведать, опухшие глаза смотрят у него вниз. Сашка помнит, как смеялись над Брежневым, когда тот читал доклады на пленумах по бумажке, но 'демократический' и на такое не способен, сплошь и рядом путается в словах! Там в студии, откуда идет трансляция, есть такой небольшой плоский монитор, на него текст для 'презика' и выдается огромными буквами в несколько сантиметров кеглем... техника на месте не стоит. Звука нет и не надо, все равно никто не слушает и не будет слушать, а вот повесили они телевизор правильно, иначе пришлось бы его слишком часто протирать от плевков.
  Ох... мать, ну почему он в гостинице остался? Там такой уютный маленький номер, или можно было бы в баре посидеть, и бутылочку чешского пива продегустировать, понесло его сюда. Александр открыл журнал и бегло пробежался по строкам оглавления: 'Щкольницы младших классов N-ского края изучают зоофилию на практике', 'Коллективная свадьба гомосексуалистов в Амстердаме', 'Актуальные советы призывникам, как не быть изнасилованным в российской армии', 'Наши известные трансвеститы'... дальше он просто не осилил, побрезговал.
  -Б...ть! -против воли прошептали пересохшие губы, а ведь раньше вроде был вполне приличный юмористический журнальчик с оттенком эротики, если конечно всерьез не воспринимать их рекомендации. Планка уровня настроения упала далеко ниже отметки ноль, какое там уже давно отрицательное значение.
  Он осмотрелся по сторонам в поисках урны, куда бы зашвырнуть журнал, но как на зло рядом ничего подходящего не было. Можно бы и просто кинуть под ноги, но тут малолетние дети вдоль рядов шныряют, еще чего доброго подберут и 'просветятся' на предмет сексуальной 'культуры'. Проблема утилизации 'Спида' решилась быстро. Александр не без удивления заметил, что сидевший рядом мужичок интеллигентного вида так искоса разглядывает обложку с полуголой девицей, аж очки-велосипед у него перекосились и с переносицы съехали вниз. Чем-то данный представитель 'прослойки' напомнил ему того самого московского 'демократа', что гнусавил на всю страну с первого канала 'Эльцин! Эльци-и-ин!'. Похож, очень похож словно близнецы братья, так пусть и вкушает плоды ихней демократии... ни говоря ни слова Сашка просто сунул соседу в руки 'эту хрень', а сам отвернулся в сторону.
  Не повезло с 'бумажными' девицами, так может с натуральными попробовать? Пока он шел сюда, так заприметил в середине ряда молоденькую девчонку, как раз возраст от 15-ти до 23-х, самое то для него, дальше с годами они меняются к худшему. В принципе ничего на вид девка, он не особо требовательный, рыжая - не страшно, веснушки ее тоже не портят, можно сказать - симпатичная. Рядом не сесть, с одной стороны бабка старая, божий одуванчик доступ преграждает, с другой стороны некий прыщавый юноша. Может подойти и предложить ему обменяться? Облом... она с этим 'прыщем' чуть ли не целуется, а значит шансов его оттуда удалить совсем немного, 'любофффь' горячая у них. Остается только откинуться на спинку жесткого сиденья, закрыть глаза и попробовать хоть на несколько минут отключится от внешнего мира, так уж он Александра достал сегодня.
  Отдохнуть не получилось, только он смежил веки, как тут же открыл вновь. Странная тишина ударила по ушам и одновременно по нервам не хуже сильного взрыва. Секунду назад шумели дети 'Петька отдай... мам накажи его', шушукались между собой тетки всех возрастов и калибров, что-то там рассказывал вполголоса соседке дед с орденской планкой. Как отрезало... мертвая тишь, теперь слышно как под потолком чирикает случайно залетевшая под своды вокзала синица.
  Глаза налево... вот и причина всеобщего молчания, в царстве джунглей дикого капитализма появился свой Шерхан. Хорошее сравнение, Александр так этих двух сразу и окрестил, действительно бугай-'качок' и мелкий шпаненок на подхвате удивительно напоминали персонажей Киплинга. И занимались в сущности тем же самым, отъемом чужой добычи. В руках шкета (как звали у англичанина ту зверюшку, что крутилась возле тигра Сашка запамятовал) тускло сверкает жестяной 'блин', верхняя крышка от коробки с кинолентой. Молодой человек медленно движется по рядам, и собирает дань, цветные бумажки со многими нулями летят на белую жесть. И хоть бы кто дернулся или возразил... Пассажиры, все до одного покорно расстаются с денежными знаками, тупая баранья покорность написана у всех на лицах. За спиной 'мелкого гада' картинно поигрывает мышцами 'качок', как бы намекая всем присутствующим, что сопротивление новому порядку будет жестоко подавлено.
  Народ запуган и зашуган вусмерть средствами массовой информации. Любой деятель в кожаной куртке и в адидасовских штанах воспринимается как представитель вездесущей и всемогущей мафии. Александр как и все, обыватель и он тоже опасается 'этих блатных', но в отличие от основной массы с работой низового звена организованной преступности знаком не по наслышке, даже не просто осведомлен, а сам чуть в ее ряды не угодил.
  Эти двое 'сборщиков дани' никакого отношения к пресловутой криминальной 'системе' не имеют, термин не официальный, но в ходу, по крайней мере у лучшего друга Сашки. Встречал он таких 'артистов' ранее... плавали, знаем. Взять хоть то забавное происшествие этой весной, когда ему потребовалось сходить на вещевой рынок, в городе их несколько, и он выбрал ближайший.
  Слово базар у Александра всегда стойко ассоциируется с 'бардак', так и есть, вроде бы и таблички стоят у рядов, но торгуют сплошь и рядом совсем не тем товаром и приходиться осматривать чуть ли не все палатки подряд, такой вот своеобразный маркетинг. Неожиданная но приятная встреча, Александр повернул было за угол и чуть не столкнулся влоб со старым другом и по школе, по спорту и по жизни.
  -Борис! Какими судьбами?
  -Охраняю своих барыг... Менты самоустранились, приходиться нам впрягаться. А ты чего здесь?
  Александр объяснил цель визита, повседневная куртка заметно истрепалась и требуется замена.
  -Пошли со мной! Есть тут один чинарик, только у него товар стоящий... -и Борька-бандит потащил его за собой, однако до китайца добраться им было не суждено.
  Пока они шли внимание Бориса привлек один субъект, точь в точь копия привокзального Шерхана, с которым Александру пришлось столкнуться в Екатеринбурге. Далее события развивались у маленького ларька, где продавалось нижнее женское белье. До появления 'качка' никаких тревожным признаков не было. Две девицы старше-школьного возраста что-то выбирали, а продавщица их консультировало.
  -Да подойдет вам девочки, у меня дочка такие же носит!
  Малы вроде трусики... других размеров нет?
  Растянутся, вы померяйте, не стесняйтесь!
  Юмор у тетки еще тот, девчонки краснеют но смеются... Сашка бы не отказался посмотреть как они будут примерять кружевное нижнее белье. Последняя его подруга при нем не раздевалась и не одевалась, всегда предварительно выставляла его за дверь. Посмеялись, пять минут и сделка завершена, девчонки рассматривают полупрозрачные пакетики, находчивая ларечница прячет полученные деньги. И тут на сцене появляется новое действующее лицо. В окошко ларька с трудом протискивается какая-то зверского вида харя. Александра всегда казалось, что лиц у этой категории нет, даже 'рожей' у них ту часть тела назвать нельзя, они ведь все одинаковые, как кожаные боксерские груши в спортзале.
  -Брысь мокрощелки! -ценное указание относиться к девицам.
  -Че уставилась чувырла, бабло гони! -просто и лаконично, а это для хозяйки ларька.
  Та из двух девиц, что постарше стремительно убегает, пригнувшись, словно ожидая, что вслед вот-вот полетят пули. Народ вокруг испуганно шарахается кто куда, продавец в лавочке напротив присел и спрятался за прилавок теперь видна только его кепка-аэродром. Вторая девчонка напугана так, что ноги отнялись, дрожит прислонившись к стенке, пакетик с импортными 'достижениями демократии' валяется у ног в грязи. Если 'по кину', то сейчас в ход обязательно пойдут обрезы, автоматы и чуть ли не ДШК и начнется 'адское месилово', как положено с трупами и обязательно лужами крови. Бандиты же рэкетиры, они так должны или нет устроить разборки? Поговорка неверна, как там 'если оно плавает, крякает и с клювом - утка!'... единственный настоящий бандит здесь в данный момент стоит у Александра за спиной и разговаривает по транковому радиотелефону. А кто же тогда тот 'крутой' кожано-адидасный бугай, сейчас узнаем... что за 'птица' на вещевой рынок залетела.
  -Так, ребята внимание! Клиент появился, южный угол возле шашлыков. -раздается сзади приглушенный голос Бориса.
  Боря большой любитель технических новинок, все хоть и недоучившийся, а радиоинженер и это дает его 'бригаде' определенные преимущества переде остальными, что работают 'по старинке'. У него вообще все 'по технологии' сделано, он мог бы и сам справиться с грабителем, но действует по заранее разработанным им же правилам. В дальнем конце улицы появились 'бойцы', трое - экипаж 'машины боевой', обычно они так вчетвером и патрулировали на БМВ, охраняя принадлежавщие Борису торговые 'точки'. Мелькнули ребята и исчезли за торговыми рядами, видимо подходят с тыльной стороны палаток, чтоб не спугнуть заранее 'клиента'.
  Между тем 'бугай' вылез из ларька и наслаждается произведенным эффектом, кругом 'народишко падает в ноги', некоторые даже буквально... как приятно ощущать себя центром мира, повелителем базара, ну хоть минут на десять?
  Однако долго ему 'царем горы' побыть не получается, не дали.
  -Ты чего мне девок пугаешь? -и сзади на плечо 'псевдобандиту' ложиться ладонь Бориса.
  Качок видимо никак еще не может в себя придти после лошадиной дозы 'кайфа власти' и неадекватно оценивает обстановку. Из него можно выкроить полтора таких, как этот мужик, так чего же ему страшиться? Идея о том, что он напоролся на профессионала убогий умишко еще не посетила. Отчасти виноват сам Борис, издержки... так сказать профессии. Боксер среднего веса не выглядит особенно внушительным и не сильно заметен в общей массе народа, не выделяется... пока вдруг да не ударит.
  -А че... пошли потолкуем! -охотно соглашается 'супермен' и оба удаляются за палатку. Борис на ходу делает глазами знак спутнику, мол подожди тут меня, лишние свидетели ему не нужны.
  Проходит минута, другая... народ вокруг постепенно оживляется и возобновляет прерванные занятия, девица подбирает свои трусики и смахнув слезы тихонько уходит прочь. Александр надоело ждать друга, да и захотелось узнать, что же 'бригада' сделала с конкурентом и он последовал туда же, куда ранее удалились Борис и доморощенный рэкетир.
  Знакомые все лица... можно сказать, что городское общество 'Динамо' в борьбе с неорганизованной преступностью. Вот командир - Борис, про него можно уже не упоминать, вот Игорь - легкоатлет, татарин Марсель - дзюдо, двоюродный брат Бориса - Николай, еще один боксер, все они Александру знакомы, кто больше, кто меньше, со всеми он пересекался на своем жизненном пути. Все они были в той или иной степени 'перспективными' спортсменами и все собрались здесь... в банде, скажем спасибо господам Горбачеву и Ельцину, их работа. Игорек протирает тряпочкой бейсбольную биту, кровь на полированном дереве выглядит неуместно. Марсель потрошит трофейную кожаную куртку, снятую с качка, вытряхивая на землю содержимое карманов, Николай разглядывает поверженного любителя легкой наживы, а Борис задумчиво вертит в руках увесистый радиотелефон. На появившегося Сашку внимание никто не обращает, все давно знакомы много лет, а он не стал отвлекать людей от работы. Одеты 'товарищи бандиты' по разному, но как нормальные люди, ни кожи, ни 'адидаса', зачем привлекать к себе лишнее внимание.
  -Не поверишь... у него ничего нет, никаких документов!
  -Не может быть, смотри внимательнее, надо понять откуда этот хрен к нам залетел... Коля поверни ему морду наверх к свету, может местный?
  -Мы их всех давно отвадили, видно же... чужой, -отвечает тот брату, но все же носком ботинка разворачивает голову качку. Что там разберешь, один сплошной синяк, хорошо его обработали.
  -Вот нашел! -рапортует татарин и протягивает шефу какую-то мятую бумажку. Оказывается, сохранился все же обрывок железнодорожного билета.
  -Москвич? -удивляется Борис разобрав мелкие буковки на корешке, -Неужто 'любер' сдуру к нам заехал?
  -Не боитесь? Их же в Москве чуть ли не дивизия по слухам? -не удержался Александр и задал вопрос, может и не стоило, но вертелось на языке.
  -Похер нам Саш... Если эти чмошники набегут толпой или Казань приедет, у нас с ОМОН-ом давно перетерто. Мы мелочь вылавливаем, а они крупных принимают.
  На этом производственное совещание и закончилось, предложение Игоря вызвать для пострадавшего скорую помощь командир отверг с формулировкой 'здоровый лось и так оклемается'.
  -Всем спасибо, идите к машине... Марс деньги не забудь чулочнице вернуть. -Борис бросает на ходу указания своим бойцам, когда они все впятером движутся в проходе между ларьками... Как просто стало, раньше надо было тащить пойманного хулигана в опорный пункт милиции, там писать какие-то бумажки, чтоб в результате отпустить задержанного 'с миром', теперь же разбираются на месте и весьма жестко.
  Чик-чик... воспоминания сменяются как в дурно смонтированном кинофильме, где вдобавок режиссер еще и сильно злоупотребляет алкоголем. Опять вокзал, Екатеринбург, Шерхан невдалеке горой маячит... У сборщиков дани все же кое-какие проблемы возникли. Рыжая девчонка, та на которую Александр обратил внимание, отказалась им платить, когда да нее они дошли.
  -У меня денег нет, я последние потратила на билет. Я к родителям в деревню еду... -показывает подручному качка пустой розовый кошелек и тут же слезы на глазах у нее навернулись.
  -А заработать не судьба? -изобразил удивление бугай, -Сняла бы кого с бабками и наверх топай!
  В ответ девица заревела, полагая, что от нее отвяжутся, вышло иначе.
  -Денег нет, возьму с тебя натурой! -решил местный властелин джунглей. Опережая желания хозяина подручный его за шиворот поднял на ноги 'кавалера' девчонки и пинком 'отправил погулять' бедного студента.
  На освободившееся рядом с девушкой место тотчас плюхнулся 'качок' и неловко облапил свою жертву, рыдания у той заметно усилились, но без видимого эффекта. Никто на помощь не пришел, Сашка тоже остался на месте... был у него уже негативный опыт по этой части. Шел он как-то вечером с работы через парк, впереди по дороге попалась скамейка, а там какой-то мужичок девчонку весьма активно к любви принуждает, все признаки начальной стадии уголовно наказуемого деяния налицо. Александр тогда незаметно подошел сзади и взял насильника на удушающий прием, так уж удачно тот сидел... Благодарность от спасенной дамы, черта с два... чуть глаза ему тогда не выцарапали, пришлось бежать. Вот и эта сопли распустила 'для вида', а кто ее знает, может ей настоящий 'мущщина' куда как более по вкусу нежели ее прежний худосочный дружок, что робко выглядывает теперь из-за колонны? 'Кожаные' теперь в моде, на СМИ успешно конкурирует с самим Ельциным, герои нашего времени. Он решил подождать, в любом случае серьезного ущерба молодая особа не претерпит, пока до раздевания дойдет тут уж посадку на поезд объявят и набежит огромная толпа.
  Часы под потолком мерно отсчитывают время минутной стрелкой, хозяин лениво тискает зареванную девку, холуй по прежнему добросовестно исполняет свои функции, жестяной круг с горкой купюр посередине неумолимо приближается к дальнему краю, где расположился Сашка. Что он будет делать, можно просто заплатить и попытаться забыть минуту унижения, нет не получиться так. Он встанет и... 'встрянет'... не супермен он и не из стали... но всегда поднимался, когда приходил срок. Бывало он бил кого-то, случалось и ему перепадало изрядно, соотношение примерно восемь к десяти, но он всегда как-то выкручивался и выходил сухим из воды. Слева на верхней челюсти во рту неприятный холодок от металлического 'моста', заменяющего выбитые зубы. Справа на боку еще до конца не зажил шрам от ножа, удалось увернуться в последний момент и острая сталь лишь зацепила кожу и мышцы не нанеся серьезной раны. Сломанные ребра, пробитая голова - случалось не раз, а синякам он еще с раннего детства потерял счет. Всякое было, но он никогда не гнулся, такая уж нехорошая наследственность досталась. Видимо генетика... он принадлежит к той 'неправильной' части народа, что вечно неугодна властям, чиновникам и разного рода 'шишкам'. Он из тех, чьи предки резали барина, вместо того что бы отдать ему свою бабу, потом убегали 'за Камень', а не ложились под плеть как все. Они же побеждали в войнах, когда 'верхи' играли в поддавки, пили водку когда вводился сухой закон и посылали подальше 'Да, да, нет, да!' навязываемое телевидением и так далее... грехов много, нужное подчеркнуть. В общем на редкость отсталые люди: совки, русиш швайн, плебс... там еще много вариантов, как их называют, вплоть до 'шурави' включительно, а в быту принято - 'дураки' и 'лохи'. Они не герои ни разу и обычно нормальные женщины их не любят, так уж получается.
  Итак, прочь сомнения... время пришло... 'Для тех, кто не спит... Встать!'
  Как сразу все изменилось, как зацепило шерхановскую 'зверюшку', жестянка с деньгами летит на пол, шкет проворно рысцой отбегает на безопасное расстояние. А ведь Александр даже пальцем к нему не прикоснулся, а просто спокойно поднялся со своего места, откуда ранее наблюдал за 'цирком' сквозь полуопущенные веки. Интеллигент-читатель рядом, точно страус в песок, прячет голову под халявный 'Спид', словно голые бабы на обложке смогут защитить его, народ вокруг заметно напрягся, ждут представления, видимо уже не в первый раз?
  -Мужик те чего?! Больной ли че... пусти нах! Ремба-а-а... Лох права качает! -быстро однако у них, мгновенный переход от уверенности в себе к панике.
  Нехотя отрывает от окучивания рыжей девицы 'кинозвезда', скрипит под ним пластик сиденья. Встает 'Ремба', идет вразвалочку и по дороге отталкивает своего подручного в сторону с прохода, прямо на сидящих людей, движется навстречу Сашке.
  -Ща иду... а ты жди, с тобой дура еще не закончил. Хули орешь еупок? Где этот мудак? -игра, еще раз игра на публику, на устрашение, только на Сашку такие дешевые трюки не действуют.
  Пять шагов... в оценке врага он не ошибся, хоть и давно уже таких не встречал. Знакомый набор: нездоровый цвет лица, мешки под глазами, 'медвежья' походка. Мышцы 'богатырь' накачал внушительные, а почки посадил напрочь, химия вещь такая хитрая, палка о двух концах. Одно время на малой родине Александра подобные 'Муромцы' встречались часто, потом как-то исчезли, вымерли. Здесь, в Е-бурге 'качки' оказывается еще сохранились, как зубры в заповеднике, или снова повезло - ему достался последний 'динозавр', которого еще не слопали шустрые бандиты-млекопитающие.
  -Эй, ты че припух? Не хочешь забашлять на памятник президенту? -не иначе настенная живопись и телевизор вдохновили 'Рэмбу' на спич, обычного мата пока не слышно.
  Сашка пропускает реплику мимо ушей, ничего не значащий словесный мусор, единственное назначения все этой 'трепотни' - отвлечь, усыпить бдительность противника, не дать подготовиться к отпору. Сыроват 'хозяин' вокзала и медлителен, ударить стремительно, как профессионал не может, вот и приходиться ему постоянно прибегать к подобным нечистым трюкам. В армрестлинге бы ему подвизаться, а не в уличных драках, где грубая сила далеко не всегда правит бал.
  А вообще на могильный памятник для того, кто выдумал поганое слово 'росияне' Александр бы с удовольствием пожертвовал и пол-зарплаты, дело принципа. Бугай между тем уже совсем рядом, можно достать его рукой, левая нога выставлена вперед, корпус медленно разворачивается для замаха, правша не иначе? Как 'они' все же предсказуемы, каждый раз действуют по одному и тому же шаблону, хоть бы что-то новое придумали. Сейчас все и произойдет, крепкий кулак сокрушит дерзкого 'лоха', осмелившегося бросить вызов 'ему' - властелину местных палестин. Шерханчик наш победно рыкнет что-нибудь бодро-непечатное, 'народишко', и без того запуганный, вздрогнет и представление на этом закончиться, наступит развязка.
  Не думай о секундах свысока... иначе последствия могу оказаться интересными, так и тут... В неуловимый промежуток времени обстановка коренным образом изменилась, 'добыча' и 'хищник' внезапно поменялись ролями. Маленькое такое чудо произошло, ловкость рук, физика и совсем немного самбо, но результат получился на удивление хороший. Хлоп - и грузная туша уже на полу, кожаная кепка улетает куда-то к стене, а стриженная под полубокс голова 'хозяина вокзала' крушит плитку покрытия. Слышен характерный треск ломающейся хрупкой керамики, за череп же 'быка' можно и не опасаться, все равно там сплошная кость... раз уж не сумел он определить степень опасности противника. Не без удовлетворения Александр отметил, что бестолковый 'качок' сам себя нокаутировал, и минут на пять минимум, выведен из строя, а значит не надо его добивать. Остается теперь разобраться с его подручным... вряд ли тот создаст серьезные проблемы.
  -Мужик не подходи! Распишу нах!!! -доносятся панические крики из прохода между стульями-скамейками.
  'Шакал' размахивает в воздухе складным ножом-рыбкой, в глазах же у него явственно виден страх. Магические пассы Сашку не пугают, скорее наоборот вселяют уверенность - и этот противник тоже дилетант, знакомы ему кое-какие приемы обращения с холодным оружием. Медленно он надвигается на беснующуюся 'зверушку', тот в свою очередь так же неспешно пятится, не забывая при этом матерится. Не было у Александра намерения устраивать показательную расправу, или 'воспитательную работу', он просто хотел вытеснить 'его' из прохода, а там дальше скорее всего 'метр с кепкой' просто убежит... вот 'он' уже на выходе, один шаг остался.
  Звон металла... нелепо согнувшись любитель ножичков валиться ничком на заплеванный пол, а его блестящая 'рыбка', обретя свободу, скачет под ноги пассажирам. Дед-ветеран, тот самый с орденской колодкой удружил, вовремя подставил свою трость под ногу отступающего 'врага'. Удар, еще удар... сыплются градом безостановочно, безобидная тросточка неожиданно превращается в грозное оружие.
  -И-и-и... А-а-а -верещит внизу, окончательно ошалевший и деморализованный 'шпаненок' даже и не пытается бежать или защищаться, только прикрывает руками голову и вопит словно поросенок под ножом.
  -Сталина на вас... б-ди нет! -ветеран яростно и умело обрабатывает поверженного супостата, точно так же он рубил немцев малой пехотной лопаткой в рукопашной, когда-то давно, лет полсотни назад.
  Вмешательство Александра уже не требуется, он лишь жестом выражает одобрение, большой палец вверх и возвращается на свое прежнее место, надо караулить момент 'пробуждения' Рэмбы, что бы вовремя его отправить обратно в царство Морфея. Зря он грешил на местных аборигенов, не все здесь трусы, не все превратились в бессловесное стадо. Хотел бы он так закончить свои годы как этот дедушка, хоть и тело немощно, а дух велик... Куда уж нам современным 'россиянам' до них, пожалуй, не получиться при всем желании.
  Розовые лица, револьвер желт, моя милиция меня бережет... Вот и стражи порядка показались в дальнем углу огромного корпуса, сразу трое и идут не торопясь, как всегда успевают они к шапочному разбору. Новая серая форма - недавно ее ввели, 'берцы' вместо сапог, пилотки под 'фрицев' и неизменные 'перестоечные демократизаторы' ПР-73М, палки резиновые. Впрочем у сержанта - старшего патруля на плече висит автомат, еще один признак смутного и непонятного времени 90-х.
  Александру остается только стоять и смотреть, в первый раз что ли? Сейчас начнется награждение непричастных и наказание невиновных, как всегда в таких случаях и происходит. Впрочем, эти конкретные стражи порядка настроены более-менее миролюбиво, а может им просто все равно, привыкли - 'текучка'.
  -Эй отец остынь! -зычно кричит сержант еще на подходе, и ветеран покорно опускает свою 'боевую трость'.
  Молодого человека пинком берца сержант-автоматчик поднимает на ноги, грубо но доходчиво и никаких лишних слов. Тут не кино и никто никому не будет 'права зачитывать', да и необходимости нет.
  -Гляди... наш Рэмба снова огреб? -а это уже рядовые милиционеры разглядывают поверженного 'Шерхана'.
  Боковым зрением Сашка улавливает, что слева внизу происходит какое-то движение, неужели бугай очнулся? Так и есть, однако не везет 'хозяину вокзала'... его снова приводят в горизонтальное положение. И на сей раз выходит совсем не красиво и не гуманно, как пять минут назад, но результат тот же самый.
  -Куда побежал... б...ть! -и в воздухе мелькают 'демократизаторы' ПР, слышны глухие удары резины по живому телу.
  Доноситься из дальнего угла какой-то булькающий звук, потом приглушенный мат и опять жалобно хрустит керамическая плитка. Имуществу железной дороги сегодня нанесен кое-какой ущерб. Полминуты и все кончено, вовремя они успели все же.
  Мимо Александра милиционеры проносят тушку правонарушителя, если уж совсем точно выражаться - скорее провозят. Один 'серый волчок' ухватился за левую конечность, второй взялся за правую и поехали, ногами вперед и мордой по грязному полу, лицом вниз. Народ вокруг боязливо жмется к потрескавшемуся от времени пластику сидений, ноги под себя до упора убирают. Интеллигент, что сидел рядом Сашкой и вообще голову 'Инфо-Спидом' обмотал как чалмой, эх жаль видеокамеры с собой нет - прекрасный сюжет бы вышел для криминальной хроники и весьма поучительный. А то обычно показывают 'их' уже за решеткой, самоуверенных, сытых и наглых... все равно самый гуманный российский суд поймет и простит, 'они' же нынешним властям 'социально близкие', почти как родные.
  -Следуй за мной! -коротко бросает сержант Сашке, приходится подчиниться требованию, на плече у мужика висит на брезентовом ремне такой внушительный аргумент калибра 5.45мм, что возражать не стоит, а равно и пытаться улизнуть. Было у него первоначально желание 'прикинуться чайником', да ведь не выйдет, слишком много свидетелей кругом, сдадут 'героя' сразу же.
  Что тут остается делать Александру? Только взять свою спортивную сумку 'Абибас' и идти следом. Прощальный взгляд на зал ожидания... Смотри-ка, прыщавый студентик уже снова при деле, утешает свою рыдающую подругу. Единственный человек, кто извлечет из ЧП для себя хоть какую-то пользу, наверняка девица ему даст, если конечно Александр правильно себе представляет психологию представительниц прекрасного пола.
  Небольшая процессия неспешно удалятся в сторону отделения транспортной милиции. Впереди 'едет' Шерхан, оставляя на асфальте тонкий красный след за ним спотыкаясь бредет его соратник под конвоем сержанта, сзади шагает Сашка. Будущее представляется не столь радужным... как минимум задержат его на пять-шесть часов, пока 'мозг вынесут', пока бумажки разные оформят, есть уже печальный опыт в таких делах. Самое поганое, что по нынешним временам вся мелкая шпана сплошь юридически грамотная пошла. Бугай скорее всего окончательно придет в себя только завтра, отделали его на совесть, какой бы миниатюрный мозг под могучим лбом не скрывался, а хорошее сотрясение обеспечено, его можно не учитывать. А вот его подельник обязательно 'напишет оперу', как же злой дяденька нанес побои, отнял ножичек - личное имущество и не дал себя ограбить. Если подвести итог, то с учетом графика движения поездов командировка затянется чуть на целые сутки, неприятно...
  На полдороги маленькая заминка, 'шкет' вдруг решил напомнить сержанту-автоматчику, что он несовершеннолетний и в ответ получил заслуженных 'пряников' в виде хорошего тумака. Александр поступил бы точно так же, окажись он месте представителя закона. По большому счету он людей в форме всегда понимал, да и не боялся никогда. Единственное неприятное столкновение было давным давно в сопливом детстве, когда участковый немилосердно надрал им с Борькой уши, поймав на крыше, где они пытались ловить голубей петлей. Дальше... долгая история, не совсем понятная непосвященным. Попросите кого-нибудь из местных в провинциальном городе указать самый старый стадион, что вы рядом увидите? Правильно и МВД, и КГБ, и может еще и пожарники где-то поблизости пристроились за компанию. Первоначально, на заре советской власти все до единого спортобщества рассматривались как кузница кадров для силовых структур, да и самим сотрудникам надо было где-то 'поддерживать дух и тело в здоровой форме'. Вот в таком интересном месте Сашка изучал много лет подряд основы стрелкового мастерства, и другим сопутствующим видам спорта отдал дань. В городе обыватели называли этот объект 'Динамо' или скорее даже 'Динама', официально конечно не так, к известному футбольному клубу организация 'ни ухом ни рылом' не относилась, но живучая местная традиция, идущая из далеких времен.
  С появлением гласности и плюрализма бывший советский, а теперь 'россиянский' народ узнал для себя много нового. Захлебываясь от потоков 'чернухи', все средства массовой информации принялись просвещать население, что армия - концлагерь, милиция - гестапо, а 'комитет' так и вообще адский ад, где борцов за свободу и диссидентов варят в кипящем масле. На Александра пропаганда не подействовала, здравый смысл плюс личные связи перевесили лавину лжи. И в самом деле, как формировался негативный образ? Журналисты брали какое либо исключение и выдавали за 'общее правило', раздували до крайнего предела, добавляли от себя подробностей и фактов, часто вымышленных и... вуаля, прокатывало - народ в массе охотно верил.
  Особенно заметна была эта 'информационная атака' на примере хоть все той же пресловутой армейской 'дедовщины'. Как-то на встрече бывших одноклассников Александр прислушался к одному разговору, как раз по данному предмету и понял, что рассказчик почти дословно излагает доверчивым слушательницам 'Сто дней до приказа', был такой опус, даже вроде фильм по нему сняли. Потом вышли они покурить, и возник законный вопрос, ты зачем Петя нашим девкам лапшу на уши вешаешь? Ты же не в стройбате вроде срочную отпахал, а в западной группе войск... там такого бардака не было никогда. Ответ поразил тогда Александра своей незатейливостью.
  -А чего им дурочкам еще сказать то? У тебя Афган хоть и немного, война... у меня же - 'масло съели, день прошел', подъем-отбой, скукота... 'Деды' были правда, и попадало иногда по первому времени за всякую херню.
  Пока в голове все соображения прокручивались в сотый раз и пришли они 'куда надо'. Задержанных милиционеры мигом уволокли в левый коридорчик, откуда изрядно попахивало мочой и хлоркой, Сашке же предложили подождать в 'приемной', как на самом деле это помещение официально называется он не знал, а какая теперь разница, пусть будет так. Коридор направо, коридор налево, посередине большая комната с прилавком или конторкой для персонала и десятком старых стульев по углам для посетителей. Скучать одному Сашке не пришлось, компанию ему составил старшина предпенсионного возраста с роскошными усами под Буденного. Обстановка прямо скажем не очень, бедная, куда уж дальше. Телефон антикварного вида, сплошная сталь и эбонит, убогий китайский розовый чайник и... Александр не поверил своим глазам, монитор системы видеонаблюдения, да еще и черная угловатая коробка регистратора сверху примостилась, аккуратно стянутый белыми хомутиками жгут кабелей висит длинной косой, контраст старого и нового налицо. Скорее все этой хитрой техникой его и 'спалили', он не присматривался, есть ли там камеры на вокзале или нет под потолком, не обратил внимания. Вроде не Москва и не Питер ни разу, не должно их тут быть по идее, не по Сеньке шапка.
  Время идет, старшина за конторкой уткнулся носом в дешевый развлекательный журнал, ничего не меняется ни в лучшую, ни в худшую сторону. В конце концов Александр не выдержал, встал и решил спросить, что да как, и сколько его еще тут продержат, но не успел и рта открыть.
  -У тебя поезд когда? -опередил его 'Буденный', не отрываясь от разгадывания кроссворда.
  -Шестнадцать по Москве...
  -Так сиди пока, успеешь ты на него, сейчас начальник с писаниной разберется и с тобой решим. Достали уже, пишем и пишем, пуды бумаги изводим зря... хоть бы компьютер дали.
  Едва они разговор закончили, как задребезжал, 'ожил' допотопный телефонный аппарат, звон неприятный - мертвого поднимет из могилы, что за колокол туда запихали? Не обманул старшина и в самом деле долго ждать не пришлось.
  -Так точно... у меня... сейчас пришлю! Иди давай направо, там дверь одна не ошибешься. -и обладатель роскошных усов положил на рычаг громоздкую трубку.
  Пройдемьте... пройдемьте товарищ... вот сюда, действительно дверка одна, да хоть бы табличку повесили, а то как понять, что ждет за ней.
  -Разрешите? -постучал по дермантину обивки Сашка.
  -Входите! -глухо донеслось изнутри, голос, как голос вроде ничего особенного.
  Оп... сюрприз, он ожидал увидеть лейтенанта максимум, а тут целый майор хозяйничает за столом заваленном бумагами, не много ли для низового подразделения?С другой стороны с чисто техническими особенностями деятельности МВД он знаком слабо, и здесь все же не провинциальный города, а региональный центр, неофициальная 'столица Урала'. И все же странно, что солидный дядька лет за сорок сидит в такой дыре, может быть подменяет кого-то, или 'сослали' за какие-нибудь прегрешения?
  Встретили его с порога неласково, и неудивительно - создал людям лишнюю работу и дополнительные проблемы. Сесть, естественно, никто не предложил.
  -Ты какого черта в драку полез? Больше всех надо?
  -Товарищ майор я... -пустился в объяснения Александр, говорить он не мастер от природы, но кое-как все же изложил что к чему и зачем, коряво вышло, но у него по другому и не получалось никогда.
  -Ха... на принцип пошел? -почесал стриженный под ежик затылок пятерней обладатель больших звезд на погонах, -Ладно не свисти, я же вижу ты из 'них', из 'братвы', так бы сразу и сказал мне, зачем врать?
  Знакомая история, случается постоянно, не за того приняли, только теперь перекос в противоположную сторону. Иногда помогает, как полчаса назад в стычке с тем тупым качком, иногда наоборот возникают различные недоразумения. Опять приходится объяснять, майор хмурится, видимо не верит ни одному слову.
  -Спортсмен и не бандит? У вас такие еще остались?
  -Ну я как бы бывший уже... -Александр вдруг понял, что фраза в его устах звучит двусмысленно, понимай как знаешь, и похоже, что собеседник истолковал ответ не в его пользу.
  -Тот хрен, которого ты уделал, пасется у нас уже давно. Били его трижды за это время, два раза братки и один - пьяные дембеля. К какой категории я тебя должен отнести?
  Сашка только открыл было рот, но тут в его сумке, что висела плече что-то предательски звякнуло и реакция последовала незамедлительно.
  -Угадал... ты - курьер? Оружие, наркотики? Все сюда на стол из кейса! Живо! -моментально оживился майор, даже глаза у него профессионально заблестели.
  Досмотр содержимого китайского 'Аббибаса' ничего кроме разочарования у бдительного милиционера не вызвал. Сашка и сам не знал, чего он нагреб в этот раз на курсах, он как бы вторично прокручивает этот участок своей жизни, а память словно издевается над ним, тут помню, тут не помню. На очищенном от бумаг и папок столе возникла внушительная горка мотков черной изоленты, куча прозрачных пакетиков с какими-то разъемами, рекламные буклеты ЗМ и Andrew и других 'не наших чертей', банка польской тушенки, отвертка- 'оборотень', пассатижи, грязные носки и тому подобный около- и полу-технический хлам. На гордое звания 'оружия' в это груде барахла мог претендовать только монтажный нож. И в самом деле, игрушка красивая - импортная, ни разу не Китай, на клинке гравировка 'SOLINGEN', удобные пластиковые ножны с удобной клипсой, хоть на пояс, хоть на лямку какую цепляй. Умеют 'фашисты' делать подобные изящные и полезные вещи, этого у них не отнять. Откуда такое богатство, обычно Александр, как и миллионы электриков пользовался самоделкой из полотна ножовки? Может наградили на курсах как лучшего ученика, там среди буклетов и грамота виднеется, а может он просто подобрал случайно забытый кем-то ножичек, а вернуть забыл. Бывает нередко такое между технарями, никто не безгрешен. Нет... нет... вспомнил все же, в этот раз обошлось без мелких хищений . Земля круглая, а посему люди сталкиваются и часто неоднократно. Давно это было... уж сколько лет прошло, и тут снова сошлись. Германия... в ту пору еще ГДР, где дослуживал срочную... ночь... Он ведет по улице незнакомого немецкого городка с работы разгрузочную команду, уголек они станции принимали для своей части. У гаштета на углу парочка весьма подозрительных на вид арийцев жестоко избивает своего же соотечественника. Ордунг ордунгом, а уличная преступность вполне себе на уровне. Обычно в бытовые разборки 'камрадов' они тогда не встревали, но тут Александр не удержался и пресек правонарушение, так как дело явно шло к убийству. Ничего кроме неприятностей ему тот 'подвиг' не принес, общение с особистом - удовольствие ниже среднего. И надо же, на курсах в Екатеринбурге он того 'пострадавшего' немца случайно и встретил... в качестве инструктора и представителя фирмы, отсюда и пиво и добрый Золиген на память.
  -На хрена , а? Этой дряни в любом хозмаге завались и стоит она копейки? -майор вертит в руках, рассматривает черный цилиндрик с красивой этикеткой.
  Александр снова и снова объясняет, в отличие от обычной 'синей' или 'советской' ленты, фирменная ЗМ не дубеет, легко схватывается на тридцатиградусном морозе, за что и ценится у монтажников. Разве что чуть-чуть, всего пару минут, погреть ее надо за пазухой и пожалуйста - мотай на здоровье, а держит так, что обратно не снимешь, только срезать.
  -А летом вам работать не судьба?
  Хороший вопрос, его Александр неоднократно задавал и сам себе и другим, а ответа на него так и не знает до сих пор. По какому-то странному стечению обстоятельств, как мороз - так лезем наверх, на отметку двести и выше, монтировать там что-то или снимать. Судьба российского инженера или техника такая, если трудностей нет, то он сам их себе создает, чтоб затем героически преодолевать. Одно хорошо, 'мент' вроде бы поверил... а то ведь смотрел как солдат на вошь.
  Документы просят предъявить, странно, что с этого не началось, но может стиль у конкретного майора такой, или сегодня он не в духе. У Сашки с этим дело все в порядке, командировки давно стали частью его жизни, где только не мотался.
  Доверяй, но проверяй, старый как жизнь принцип... товарищ в погонах решил позвонить по указанным в памятке и командировочной удостоверении номерам? Ради бога, рабочий день еще в разгаре, сейчас ему скажут 'да, был, недавно выписался' и так далее. Спикерфон желто-прокуренного майорского 'панасоника' включен, весело подмигивает красным светодиодом. Не иначе еще одна уловка, смотрит, как потенциальный подозреваемый отреагирует, не выдаст ли себя каким-нибудь жестом, или выражением лица.
  Из встроенного динамика слышен приятный воркующий девичий голосок... Секретарша Лидочка отвечает, подтверждает конечно же, а как еще? У Сашки с ней чуть было 'любовь' не началась, милая молоденькая девчонка составила им компанию на прощальной вечеринке перед самым отъездом. В этот раз так случилось, женский пол был представлен на курсах слабо, а на такие мероприятиях как без них? Пьянка же выйдет натуральная, поэтому Лида очень даже выручила народ, компанейская и заводная девица и блондинка впридачу. Жаль съемная квартира, где отмечали слишком тесная - стандартная 'двушка', уединится абсолютно негде, хоть на балкон не выходи, а то бы Александр ее обязательно оприходовал, девушка как раз в его вкусе и возраст тот самый и внешние данные... а теперь уже поздно жалеть об утраченном. Проводил он потом свою даму до подъезда, на том вся любовная романтика и закончилась, обидно, досадно, но ладно.
  Второй звонок, и в этот раз отвечает женский голос, но резкий, неприятный и сварливый. Ну да, та крашенная тетка из служебной гостиницы местного предприятия электросвязи, и она запомнила его, еще бы - не далее как позавчера с ней конфликт вышел, из-за коллективного распития в номере 'алкогольных напитков', к которым злобная бабища причислила обыкновенное пиво. Как вспомнишь физиономию этой 'крокодилихи', так разом челюсти сводит, словно лимон раскусил.
  Майор быстро набирает еще один номер, звонит куда-то в третий и в последний раз, громкую связь предварительно отключил, упоминает в разговоре сашкину фамилию, кое-какие анкетные данные из документов приводит, докладывает кому-то наверх, что ли? Очень может быть... Александр невольно насторожился, вроде никаких грехов за ним не числится, разве тот странный разговор в баре-ресторане гостиницы на прошлой неделе? Так его никуда не подошьешь при всем желании, даже если вежливый армянин и в самом деле 'секретный сотрудник', сексот или осведомитель органов.
  Да нет все закончилось, можно сказать товарищ майор окончательно 'оттаял', теперь в сущности будет лишь разговор 'за жизнь'... хоть и не без двойного дна явно. Профессионал даже с такого заведомо 'дохлого дела' постарается хоть что-то вытянуть, извлечь для себя полезную информацию.
  -Служил срочную... где? Афган застал, немного говоришь... считай повезло тебе, у меня племянник там на дурь подсел капитально, еле его вытянул.
  Александр неторопливо отвечает, стараясь обдумывать и не говорить лишнего, обычная в общем-то манера ведения разговора у него.
  -И все же не пойму, я с ОПГ работаю давно и никогда до тебя не ошибался, старею что-ли... Или ты друг по краю ходишь и еще не определился? Почему? Ведь 'Рембо' нашего заценил правильно, у обычного обывателя такого опыта нет.
  Приходится Сашке напоминать, что его 'спортивная' специализация плохо подходит для криминального бизнеса, он не боксер и не борец, профессионально дубасить людей в сущности не умеет, если только убивать... так не война же здесь и такие навыки никому не нужны. Друзья, те да - действительно уже многие по ту сторону баррикад и давно. Обычная картина в те мутные годы, впрочем, не стоит пинать только 'спорт', люди в погонах представлены в криминальном мире почти в той же степени. На присягу и прочие морально-этические соображения народ в массе 'забивает', с высоких трибун провозглашен лозунг 'Обогащайтесь любыми путями!', а зарплата стала чем-то вроде лотереи для большинства 'государевых слуг'.
  -Брось, сейчас как раз такие и востребованы. Дубье и кулаки в прошлом, силу считают теперь по автоматчикам. Разве, что у вас захолустье еще по старинке бандюки работают, но это не надолго.
  Постепенно все же разговор ушел в сторону от 'скользкой' темы, видимо майор понял, что ничего из Александра не выжать. Встретили враждебно, а проводили по-дружески, предлагали даже сопровождающего дать до вагона 'на всякий случай'. Сашка отказался, зачем - ведь милиционер подтвердил его догадку, тот кого он недавно 'окучил', к организованной преступности отношения не имеет. Единственный 'дружок' и помощник вокзального горе-рекетира в данный момент отдыхает в камере вместе со своим боссом, так чего же боятся?
  Чай попили, руки пожали и расстались... неофициальная часть закончена, как майор будет оформлять 'Рэмбу' и К - его дело, но Александр ему точно не нужен и на том спасибо. Хороший попался мужик, а что злой немного, так с таким контингентом работать - любой добряк озвереет быстро.
  Проходя мимо старшины в приемной Сашка не удержался и все же заглянул за конторку, посмотрел какой там аппарат взят на вооружение транспортной милиции. Техника уже знакомая, недавно ему приходилось такой же крутить-вертеть в руках. Хорошая машинка, квадратор и регистратор в одном корпусе, три тысячи часов с пятнадцати камер пишет, если производитель нас не обманывает. Остается только порадоваться за правоохранительные органы, смотрим на маркер внизу экрана, первая цифра - количество источников видеосигнала, вторая - свободный объем жесткого диска, а вот третья - степень сжатия изображения при записи, самое интересное. Кадр в минуту, такова настройка по умолчанию и никто ее не менял, а ведь зря, потом будут удивляться и 'чесать репу' пытаясь понять, как машина или человек смогли проскочить мимо камеры? Логотип MJPEG на панели, и значит записывает хитрая техника не 'живое' видео как нормальный студийный цифровой магнитофон, а просто последовательность фотографий взятых с камеры раз в минуту, накопители большой емкости дорогие и капризные, на них и экономия по принципу 'дешево и сердито'.
  Александр улыбнулся, впервые сегодня с утра и окончательно обрел, утерянное было ранее по ряду причин, хорошее настроение. Никаких документальных следов его 'героической' деятельности на родине первого и несменяемого президента 'Россиянии' не осталось. Поди потом докажи на суде, кто кого там пинал и бил ли вообще, ни один эксперт не восстановит утраченного - необходимой информации с видеокамеры просто нет, можно лишь удостовериться, что некий гражданин находился в зале ожидания в момент происшествия и все, а это и так он отрицать не будет.
  Сумка вдруг больно уколола в бок Сашку, что там в этом 'Аббибасе' не так улеглось? Нож фашистский выпирает... черт, куда его деть. Вот ведь парадокс, один раз можно запихнуть уйму вещей, а по второму не выходит, как не укладывай? Теперь 'трофей' будет путешествовать на поясе между передним и задними карманами джинсов, раз уж с Китаем наш Золиген не дружит, длинная куртка его скроет. Полчаса до отправления поезда осталось, есть время прогуляться и перекусить чем-нибудь, раз уж так все относительно удачно складывается, насидеться в вагоне он еще успеет, вся ночь впереди. Должна же быть на вокзале хоть одна приличная забегаловка без бомжей и наркоманов? Или надо обязательно подниматься на второй вип-этаж, сейчас он разведает...
  Башкой об стену бы... поздно теперь, баран ты Сашка все же... умные люди предлагали же тебе охрану, попутчик сержант-мент с автоматом очень был бы кстати. А так жить тебе остается минут десять-пятнадцать от силы, как раз дотянешь до конца туннеля, бетонной 'трубы', что ведет к платформе. Тут скорее всего тебя и кончат, место удачное во всех отношениях из свидетелей имеется только укуренный в хлам 'нарк' на полу в закутке-нише, да бабка с ручной сумко-тележкой впереди ползет, эти никому много не расскажут, даже если их пытать электрошоком. Последнее приключение... жалко, всего лишь двадцать семь лет прожил на свете, да и то как-то бессмысленно, ни печень еще не посадил, ни тещу не застроил. Те двое, что идут за тобой следом, они профессионалы... ни разу не 'подвальные каратисты' из разряда тех, что начинают бой с удара в ногой в голову и на этом обычно и кончают, если убежать у доморощенного 'Брюса Ли' не получается.
  Александр довольного долго встречался с подобными людьми, чуть ли не каждый день видел их 'в работе' на ринге, на ковре и в тире, да и просто так общались неоднократно. Почти десять лет с лишним рядом терся, за такой срок научишься понимать, появится 'чуйка', кого следует опасаться как огня, а кого можно смело посылать подальше. Преследователей двое, на лбу у них не написано кто такие и откуда, но уровень высокий... если судить по массе почти незаметных деталей, обычно ускользающих от неопытного взгляда. Сашка по старой привычке сразу же подобрал им временные 'имена', пусть пока - номер первый и номер второй, так он всегда делал перед схваткой. Похожи они как близнецы-братья, если по глазам судить, специфический взгляд волка - жесткий и кровавый. Серьезные ребята, дальше некуда, таких не посылают 'набить морду' или 'проучить', слишком ценный материал, эти обычно убивают, это 'бойцы' в прямом смысле слова, как работники бойни.
  'Шерханчик' из зала ожидания, несмотря на гору мышц в сущности обычное 'мясо', кабан не тигр - он дичь, хоть и опасен немного из-за клыков и размеров. Его делают 'ням-ням', как раз такие вот городские хищники, а не он их кушает на обед, нижнее звено пищевой цепочки, наравне с кроликами и прочими ослами. С героями сказки Киплинга Александр 'быка' связал в сущности лишь из-за его комичного подручного, вместе они выглядели точь-в-точь, как так та парочка из старого советского мультфильма. Любил он эти забавные мультики, в них такой веселый жизнерадостный садизм... убивают весело и правильно и только плохих персонажей. И еще в детстве ему очень нравилось 'Белое солнце пустыни.', раз десять он картину смотрел, все пытался понять, как товарищ Сухов из швейной машинки, самоварной трубы и большой консервной банки склепал приличный пулемет. Бюст Гюльчатай он разглядывал позднее, уже в подростковом возрасте, когда шедевр Мотыля стали крутить по праздникам на телевидении.
  Если уж честно, то и сам Александр не травоядный, вот только 'клыков и когтей' у него нет при себе, как у всякого законопослушного гражданина. Новая власть преступность быстро подняла на мировой уровень, можно гордиться, теперь хоть по одному показателю 'догнали и перегнали Америку'. Оружие же людям для самообороны, как за океаном не положено, не дай бог, 'холоп' чего доброго так еще на 'барина' покуситься. Как же, у нас 'народ пьяница', он 'не приучен', дай ему пистолеты так в момент перестреляют друг друга. Старая истина забыта - убивает не оружие, убивают люди, без разницы, что в руках упившегося до белочки субъекта, револьвер или кухонный нож, он сможет достать только тех, кто попадется под руку, вести прицельный огонь в таком состоянии невозможно. В некоторых бывших республиках Союза запрет отменили, но никакого всеобщего истребления населения не заметно.
  Сами же высокопоставленные чиновники друг другу наперебой дарят наградные стволы, у каждого по паре каких-нибудь маузеров наверняка в сейфах пылиться. Криминал весь вооружен и легально и нелегально, как им еще работать, 'голый и босый' остался лишь простой народ. Газ 'нервно-паралитический' и разного рода резино- и прочие хрено- стрелы утешения лишь для простаков, игрушки для развлечения малолетних хулиганов - полный аналог обычной рогатки, реальной защиты не дают. Александр неоднократно тестировал сам, и на нем не раз проверяли все эти убогие поделки разные недоумки... слов нет, только мат и остается. Хочешь иметь и свободно носить при себе оружие, поступай в бандиты, или в милицию... а еще ЧОПы вроде есть, там кто - те же известные в узких кругах личности, под них и сделана изначально эта лавочка.
  Наган... наган старенький... руку бы сейчас отдал за 'рабочий' антиквариат образца 1895 с хреном года и пусть всего лишь два патрона в барабане, ему хватит за глаза. В отличие от обычного, 'классического' снайпера Сашка способен быстро поразить цель и даже несколько... было бы из чего. Кстати, странно, но почему по нему не стреляют до сих пор, ведь дистанция оптимальная для пистолета? Может 'они' хотят сработать 'под шпану', у 'них' такой приказ от кого-то? Знать бы еще, кому конкретно Александр дорогу перешел, раз расщедрились сразу на двух киллеров сразу? Или тот 'Шерханчик' чья-то любимая собачка... или его опять с кем-то попутали... день чудес в разгаре? Вопросы, вопросы, не стоит забивать голову, все равно скоро наступит конец, там уже неважно, кто кого и зачем.
  Свет в конце пути, выход наверх на платформу, где среди переплетения рельсов 'гудят поезда', длинная металлическая лестница с небольшим уклоном, бабка впереди тренькает своей телегой по ступенькам-пластинам. Развилка, справа и слева коридоры куда ведут - Александру неведомо, он всегда проходил прямо.
  Бежать! Бежать! Бежать... вопит и беснуется внутри первая 'эмоциональная' половина его сознания, вторая возражает - пути отступления нет и не предвидится! На ногах у него не кроссовки, а туристические 'берцы', местность вокруг ему абсолютно неизвестная и судя по тому, как те двое его уверенно 'ведут' - везде беглеца тупик. Такое впечатление, его давно отслеживают, может быть даже взяли под наблюдение еще в гостинице, но 'проявились' преследователи лишь в переходе под железнодорожными путями, где просто физически невозможно укрыться, одни голые стены кругом.
  В принципе ясно чем закончится... 'по старинке' этих двоих ему не одолеть. Паникер внутри уже рисует душераздирающие картинки, небольшая лужа крови растекается по грязному бетонному полу, Сашка лежит лицом вверх и глаза его широко раскрыты. Он жив еще но умирает, спасти не успеют... кто-то склоняется над ним... майор... зачем он его тогда не послушал и отказался от охраны? Дергают его за руку, проверяют пульс, тщетно нет его уже нет как минут пять и это все сон, последний сон!
  Клацкают под подошвами ботинок ступени лестницы, решение принято, он примет бой... плевать, плевать на все. Убегать смысла нет, бегущего ножом в спину 'завалить' даже проще, активное же сопротивление дает хоть небольшой но шанс. Орать и звать на помощь, ка рекомендуют обывателям знатоки из дуроскопа? Дожидайся, сейчас прибегут... скорее наоборот, если кто случайно и окажется рядом, то поспешит убраться поскорее подальше.
  Он не оглядывается больше назад, смысла нет, на лестнице он один, иначе бы услышал наверняка, тонкий металл выдаст идущих следом. Пока они сохраняют дистанцию, все те же пятнадцать метров. Вот и финал, снова бетон под ногами, ровный пол, Александр резко разворачивается лицом к 'ним', пора играть в открытую... так и хочется крикнуть 'мужики, разойдемся по-хорошему, а?', да смысла нет. Ни первый ни второй отступать не намерены, быстрый обмен взглядами между собой: 'Ты готов?' - 'Берем его!' и вот уже снова поет листовая сталь под ногами, уже под чужими, смерть неспешно приближается к Сашке.
  Шаг... еще шаг... что они делать намерены? Понять бы... нет убивать будут, но как? Скорее всего скоро на сцене появиться его величество нож, или что-то в этом роде, какая-нибудь кнопочная 'выкидушка'. Если ребята работают под уличную шпану, то и инструментарий должен быть соответствующий. После использования дешевое одноразовое оружие выбросят и даже если на вокзале задержит киллеров бдительный мент-майор, то хороший адвокат 'отмажет' потом на суде. Треньканье ручной тележки за спиной переходит в сплошной непрерывный звон, бабулька наконец сообразила, что начинается 'коррида' и спешит удрать со всех ног.
  Никаких планов и идей нет и это плохо, мозг работает на максимуме, идет просчет всех возможных вариантов... а если поставить себя на место 'намбера уан'. Допустим поручили Александру и напарнику кого-то нехорошего ликвидировать таким макаром? Сразу и не придумаешь, а ведь у этих двоих есть опыт и наработки имеются, раз уж так уверено идут, значит загнанная в угол 'крыса' им не страшна?
  Будем танцевать от печки, от исходной информации о супостате. По внешнему виду он всегда мог отличить боксера от борца, скорее всего и эти двое могут тоже, а значит потенциальные возможности противника им примерно известны. Скорее всего все трое примерно одинаковы по качеству, если конечно брать по среднему и не учитывать индивидуальных особенностей. Александр не бог весть какой великий самбист, в его арсенале лишь несколько наиболее эффективных приемов, но отработаны они идеально, у него вообще так в любой дисциплине получается, принцип 'лучше меньше, да лучше'. Бокс... есть, но скорее 'факультативно', стрелку как хирургу и пианисту очень уж важны пальцы и прочая мелкая моторика рук. Поэтому интенсивная работа кулаками и стрельба плохо совместимы у одного человека. Доводилось ему противостоять местным омоновцам в учебных боях без оружия, и получалось обычно пятьдесят на пятьдесят. А у них отряд считается одним из лучших по стране, как раз в плане физической подготовки. С 'профи' уровнем выше из числа 'силовиков' не довелось Александру пока столкнуться ни разу. Есть все основания считать - и 'первый', и 'второй' из той же когорты, менты-ренегаты в смутное время не столь уж редкое явление. Может и бывшие вояки решили сменить профессию на более доходную, дшб, разведбат, еще что-то? Не столь важно, разные красивые пояса обычно коллекционируют 'кабинетные' воины, у них просто больше времени на занятия спортом. Простому же 'полевому' или 'городскому' бойцу особой нужды в этих регалиях нет, он работает оружием, и как правило в группе. По крайней мере весь личный опыт Сашки работал в пользу такой версии. Некоторые специалисты и вообще считают, что рукопашный бой служит лишь для поддержания должного 'боевого духа' и агрессивности и только, доводилось ему слышать такое мнение. Может быть где-то и есть в крупных городах 'крутые спецназовцы', знатоки боевых искусств, но судя ко криминальным хроникам, рукопашный бой у них начинается когда 'клиент' закован в наручники и поставлен буквой 'зю'...
  Итак текущая задача, нас двое и надо 'завалить' третьего... быстро, эффективно, и с минимальным для себя риском. Думай идиот... башкой об стену расшибись... жаль некогда уже, до 'них' осталось двенадцать метров.
  Стоп... стоп... что они делают? Неужели второй струсил и намерен подставить компаньона в предстоящей схватке? Он отстает потихоньку, и уже почти на метр позади напарника держится. Или... так задумано?
  'Ты идиот Сашка, кретин!' -моментально наступило 'озарение', словно током его ударило, одно лишь слово огненными буквами горит в голове 'Руки! Посмотри на руки у них!'
  У 'намбер уан' кисти голые, виден след от кольца на безыменном пальце левой руки, м на правой тоже. Правильно, перстенек или печатка борцу может помешать, да потерять можно случайно 'цацку', а это улика. А вот 'второй'... э-э-э... да он же в кожаных перчатках! Не хочет оставлять отпечатки пальцев на оружии, иначе бы обязательно снял, неудобно ведь в драке, враг выскользнет из захвата.
  Словно мощный прожектор включился и рассеял ночную тьму, Александр понял весь их 'расклад', как в шахматной партии иногда удается угадать следующий ход и всю комбинацию противной стороны, так и здесь вышло. 'Спалились' оба, преждевременно раскрыли карты, слишком уж привыкли постоянно побеждать и утратили осторожность. Могли бы 'лапы' до времени и в карманах держать или за спиной, а нет - высунули на всеобщее обозрение. Все ясно и просто, как пять копеек, первый 'свяжет' Сашку схваткой, может быть даже и проиграет 'очко' вначале, а второй в это время нанесет смертельный удар, иного варианта у них нет и быть не может. Поэтому он и отстал, отвлекающий маневр, все равно успеет вовремя, и самое печальное - Александр ему помешать не в силах... пока не в силах.
  Хреново, хоть и продвижение вперед налицо. Узнал ты братец, 'как будут убивать', а делать что теперь? Думай, шевели мозгами... осталось уже совсем немного, от смерти тебя отделяют только десять шагов!
  Индивидуальные особенности, последние его резерв... есть у него один маленький 'бонус' в любой заварухе. В жизни Александр немного 'заторможен' и это заметно, кое-кто даже считает его... ладно не время для сплетен. В драке же - с точностью до наоборот, реакция у него отменная, все завидуют, и не раз он только на этом факторе и 'выезжал' против куда более сильного противника, если тот заранее настраивался на 'бить тормоза'. Здесь, правда, не поможет, иные обстоятельства, не учебный бой, а настоящий и на кону жизнь.
  И все, больше ничего нельзя использовать, что еще есть в загашнике у нас? Еще раз 'рука-лицо, голова-стена' раз, и еще раз! А ведь он и ножом немного работать умеет! Просто никогда раньше не приходилось применять против реального противника, нужды такой не было. Спасибо Кольке-прапору, поставил он Александру удар, отблагодарил за того 'духа' сполна, благо время было. На медведя, правда рассчитано, но сгодиться и по человеку, там лишь немного надо сместить вниз 'точку прицеливания'. Неизвестно пока, насколько компетентен был сам инструктор, но Николай сибиряк и потомственный охотник, вроде семейная традиция у них, самураи не дать не взять. Он, Сашка по натуре скептик и не поверил бы без проверки на слово. Но если судить по существованию в самбо соответствующего контрприема, это не 'фейк', не чья-то фантазия. Видимо какая-то народная техника ножевого боя все же существует в России, и Александр о ней знает очень мало, как и многие другие.
  Он сбросил с плеча тяжелую сумку, ногой ее в сторону, встряхнул и оправил легкую куртку, чуть расстегнув ворот, глубокий вздох полной грудью. Пусть думают - волнуется жертва, колеблется, боится. На правой ягодице холодок, и значит рукоятка монтажного Золигена теперь полностью свободна для доступа, только руку протяни за ней. Толковый народ фрицы, не ошибешься, на ощупь по гарде ясно, где находится лезвие, а где обух. Хорошо придумали, приходиться же иногда ведь и в темноте работать. Хитрый, хитрый ножичек... Александр так и не понял, зачем 'монтажнику' нужна полуторная заточка, вторая режущая кромка тянется до половины обуха, почти кинжал выходит. Жаль лезвие короткое, черт с ним, сойдет для нанесения тяжких телесных повреждений, благо не зима и противник одет легко, как и он сам. Удобная гарда не даст соскользнуть пальцам, лишь бы сама рукоятка не подвела в решительный момент... Вроде не кухонный нож, где положено по закону делать маленький хвостовик. Поживем и увидим, на один удар должно хватить в любом случае, а второго может быть и не получится нанести.
  'Они' уверены железобетонно, на все сто процентов, первый ход всегда за ними, точней за номером один и в принципе верно. Самбист обычно сам не бьет, а ждет когда его ударят и 'ловит на ошибках' противника, иногда буквально. На этом весь 'гениальный план' господ киллеров и построен, наверняка они уже имеют на своем счету не одного такого как Александр 'недоборца'.
  Облом-с, маленький сюрприз... сегодня уголовный кодекс Сашка основательно похерит. Выбора нет, мертвому статьи закона не нужны, а у живого есть шанс вывернуться из-под карающей кого попало длани слепой Фемиды.
  Еще немного и 'первый' рванется вперед, будет имитировать удар в голову или... А пофиг куда он нацелился, все равно его не примут, 'как надо'. Должно сработать, получалось ведь не однократно на тренировках! На мешках с песком выходило великолепно, даже лучше чем у самого Коли-прапорщика. Не одного медведя Александр пока еще не встретил и необходимой практики на 'живых' целях нет, пора наконец восполнить этот досадный пробел в его образовании. Не тащится же ему в зоопарк и не резать несчастного топтыгина там прямо через решетку, он животных любит.
  В момент, когда противник замахнется, Сашка резко нырнет вниз, уклонится к стене и 'Сэмен всади ей под ребро!'. Немецкий клинок заточен отменно, им можно бриться вместо безопасного Жиллета, а бронежилета ведь нет у тебя бывший мент, забыл прихватить на дело? Затем остается только одно - бегом вниз лететь, лестница широкая, во всю ширину туннеля, и там можно разминуться, тем более, что 'намбер уан' завалится как раз на второго, на своего подельника. Продержится тот полминуты на ногах и о нем можно забыть надолго, если не навсегда... остается на повестке второй. Не исключено - бой на этом этапе и закончится, без напарника все их наработки летят к чертям. Решит товарищ в перчатках все же драться, что же остается надеяться - госпожа Удача Сашку не оставит своим вниманием, выручала ведь всегда раньше и регулярно во всех переделках.
  Ждем... ждем... главное в эти оставшиеся жалкие мгновения - не схватиться за нож раньше времени, до последней секунды надо сохранить обычную борцовскую стойку и никак себя не выдать, иначе конец.
  Что там за аномалия слева? Из бокового прохода нарастает какой-то шум, точно рота там бежит целая, пока ничего не видно, странно... не место здесь для забегов на время. Киллеры остановились почти у цели, непонятный гул их тоже насторожил. Определенно оттуда и бокового отростка доносится топот многих десятков ног и еще какие-то странные звуки.
  'Гром гремит, земля трясется, пятый 'б' в столовую несется!' - немедленно выдала память-дура подходящий к такому случаю эквивалент, остроумно но глупо.
  Словно взрыв, ударная волна прошла - Сашка даже поток воздуха ощутил на лице, хоть и скорее всего это лишь обман органов чувств, порожденный резким изменением ситуации. Из бокового рукава, ведущего к подножию лестницы вылетела целая толпа 'бело-полосатых', как он их сразу же и окрестил. Мужчины и женщины, разных возрастов, стариков нет в основном от 30-ти. Видок у них такой, словно марафон бегут, лица красные, пот градом и мешки, огромные мешки кругом, белые в синюю полоску. Все размеры и формы от огромных шаров, до каких то неправильных фигур, нет таких ни в одном учебники геометрии. И у каждого чуть ли не по десятку таких полосатых сумок, отдельный тащат за собой чуть ли не возы целые на ручных тележках. Все это дикое скопище летит прямо на Александра, секунда и между ним и преследователями уже два ряда спин и бог знает сколько мешков. 'Первого' он почти потерял - видна лишь голова и часть торса, второго вообще заслонили полностью. Их захлестнуло словно камни на пляже прибоем, вода нахлынула и почти скрыла от глаз.
  Судя по выражению лица киллера появление этой дикой компании в их расчеты не входило, они оба удивлены не меньше своей потенциальной жертвы. Стоит 'убивец' рот разинул от изумления, следа былой уверенности нет и в помине, осталась лишь злость. Но профессионалы, действовать начали моментально, испугавшись, что верная добыча уйдет. Мужичок увешанный узлами-сумками подле 'намбер уан' получает в 'бубен' и падает на колени, но успевает ухватить соседа за одежду и тот тоже валится под ноги толпе. Затем первый киллер энергично бьет коленом под зад какую-то толстую бабу впереди себя, пытаясь пробиться наверх и вперед, второй тоже изо всех сил рвется наверх, толпа в том месте, где он стоял ранее, колышется. Силы не равны, им не вырваться из давки, снизу напирают, прессуют в спину новые и новые орды 'полосатиков', затор возле упавших увеличивается, но продвижения нет. Ор, гвалт, визг, вой пронзительный не режут, скорее уже убивают уши. Ни слова в какофонии не разобрать, лишь сзади иногда слышится что-то вроде 'Пусти... Живее, опаздываем!'.
  Сквозь гул голосов и шум борьбы Александр вдруг отчетливо различил знакомый звук... словно кудалда лупит по металлу - 'клац, клац, клац...'. Все сильнее и сильнее лязг, что это такое? По доброму бы давно уже надо бежать отсюда со всех ног, но та часть его сознания, что решила принять бой не отпускает.
  Стена полосатых мешков в которую кое-где, как изюм в сдобную булку вкраплены люди буквально в шаге от Сашки... и остановилась вдруг, не движется, бег на месте? Не может быть - лавина 'полосатых' медленно отползает назад, постепенно оседает как пиво в бокале. Передний ряд не идет а буквально ползет на четвереньках, пытаются встать, но валяться снова, мешки, кругом проклятые мешки. Откуда-то снизу тянется к нему корявая рука с распростертой пятерней, как в дешевом 'фильме ужасов', он инстинктивно отшатнулся и вовремя. 'Первый' вытащил пистолет, как он его выдернул из плечевой кобуры в давке, одному богу известно. Последний аргумент пошел в ход, последний довод бывших королей?
  -Бл... !!! С дороги ушлепки!!! Всех перее... А... -последний вопль из перекошенных уст и оглушительное 'Ба-ба-аах' в никуда. Выстрел ударил как разряд молнии, не в Сашку, господин 'убивец' метил, даже руку опустить не смог, какое там прицелиться в таком аду? Пуля ударила в потолок, попал... теперь плафон освещения мигает как гигантский стробоскоп, полностью сюрреалистическая картина. Старина Спилберг нервно курит в сторонке, ему такое и в кошмарном сне не предвидится, а тут наяву!
  Краем глаза Александр улавливает, как слева вдруг словно заработала гигантская мясорубка, громкий скрежет лопающегося металла и половина полосатой стена словно прокрутилась вокруг невидимой оси, где были ноги, теперь видны головы и руки.
  Громкий хлопок, облако белой пыли полностью скрывает на несколько секунд всю лестницу. Потрясенный Сашка стоит на месте, как соляной столб, ни вперед, ни назад... Завеса быстро оседает, внизу видна 'куча мала', гора мешков чуть ли не до потолка, из нее кое-где точат вроде бы конечности людей. Единственный, сумевший чудом выскочить из давки 'несун', вихрем проносится мимо Александра и тряся своими мешками улепетывает наверх, стремится к свету. Глаза у спасенного совершенно безумные, как у наркомана после приема убойной дозы, из носу тянется гигантская кровавая сопля чуть ли не до пояса, а на голове отсутствует клок волос. Кроме звуков шагов убегающего 'челнока' ничего не слышно, ни криков, ни стонов.
  -П...ц! -сказал он это или только подумал? Он так и не понял, скорее все же прошептал. Тем не менее... огромное облегчение, ему лично никого резать не пришлось.
  Уходить и быстро? А нет друг... тебе нужен пистолет, так спустись и возьми, вон он там лежит - в самом низу кучи.
  Осторожно, словно по зыбучему песку он двинулся вниз по уклону. Что же произошло, отчего сошла 'лавина'? Лестница состояла из двух параллельных рядов ступеней, проложенных между тремя буртиками - направляющими, два по краям и один по середине. Эти длинные уголки так и остались на месте, сохранились и первые ступеньки вверху, лишь край у них загнут вниз, а вот дальше пустота и серый бетон. Кое-где валяются обрывки одежды, одинокий сплющенный ботинок, какое-то маленькое колесо и пара искореженных металлических пластин и более ничего.
  Киллеры растерялись и сделали неправильный выбор, если бы не они, то толпа 'челноков' благополучно пронеслась по лестнице мимо них к выходу. Хлипкая конструкция выдержала разовый напор, как и ранее гнулась, трещала, но упругая сталь не сдавала. Благодаря проявленной инициативе этих господ возник затор на отдельно участке и началось постепенное разрушение, а потом и мгновенный обвал всей лестницы. Технические детали и подробности происшествия Александра привлекали мало, специалисты разберутся сами. Его внимание было приковано лишь к одной точке, где словно в музее на крючке висел ПМ. Рука одного из его недавних преследователей еще подрагивает стиснутая полосатыми мешками, остальное скрыто в недрах рукотворной горы, а сверху еще навалено черт знает сколько, доходит почти до уровня потолка. Пистолет Макарова подвешен на указательном пальце прежнего владельца защитной скобой, остальные уже наполовину разжались, но еще удерживают оружие.
  Ради такой находки можно и на корточки присесть и даже на колени Сашка готов встать, она того стоит - вещь легендарная и крайне ему необходимая.
  'Прости товарищ киллер, но тебе сильно не повезло, знать бы еще, кто тебя послал.' сказал бы он, да не до церемоний сейчас. Ствол чистый, в магазине шесть патронов тускло блестят, седьмой в стволе, разряжать некогда... флажок предохранителя вверх, пока сойдет и так. Не было у бабы печали, так купила себе порося? В наружный карман куртки не помещается полностью, во внутреннем сильно заметна 'пушка' - оттягивает тонкую ткань. За пояс спереди, как Ален Делон носил? Нет, пусть уж он пьет одеколон сам, запасных яиц у Александра с собой нет. Остается лишь задний карман джинсов, захлестнуть рукоятку эластичным поясным ремнем, чем не кобура?
  И бегом, срочно бегом отсюда, валить быстрее надо из этой столицы демократии, пока еще чего нибудь не случилось. Тот, кому не жалко было 'потратить' на Сашку двух профессионалов явно найдет и еще десяток таких.
  Воздух, солнечный свет и ...жизнь! Как после первого минометного обстрела там 'за речкой' из окопа вылез. Стой скотина, про людей внизу ты забыл, сколько их там в завале? С досады Сашка даже хлопнул себя ладонью по голове, под пальцами все та же белая цементная пыль. Одна половина сознания в истерике - беги, откачивай и спасай, тебя же учили? Другая, та что в данный момент у руля направляет его к ближайшему телефону-автомату на стене вокзала. Там в туннеле такая каша, и по закону подлости легко пострадавшие могут оказаться внизу, а 'тяжелые' вверху, одного вытащишь, а троих при этом добьешь. Нет уж, хватит самодеятельности, пусть работают врачи и специалисты-спасатели.
  Грибок ядовито-синий на стене, под ним таксофон, слава богу, он недалеко, есть ли у него медяки... вроде бы где-то было. Еще издали он заметил нечто странное - монетоприемник аппарата заглушен металлической блямбой под саморез. Что за... а он вспомнил, недавно все уличные таксофоны перевели на новую систему оплаты. Собирать монеты теперь невыгодно, все равно телефонистам ничего не достается, их стабильно опережают бомжи и наркоманы. Додумалась некая светлая голова, теперь изволь покупать в киоске карточку, набирать десятизначный номер и только тогда можешь поговорить, особенно это удобно проделывать в темноте. Был бы родной город, там он знает кое-какие 'секретные', служебные коды, а тут совершенно бессилен... но позвольте же, экстренный службы всегда были бесплатно?
  01, 02, 03... короткие гудки... нет ответа станции, еще раз, может клавиатура не отрабатывает? Бесполезно...
  Тогда Александр решил прибегнуть к народному средству, старому и доброму, благо коробка висит достаточно низко. Удар, еще один, аж ступня в 'берце' заныла, надо было карате заниматься, раз в связисты пошел. Опять 01... Ура-а-а! Есть ответ станции, вот уже красивый женский голос приглашает к диалогу.
  -Девушка! Не кладите трубку! -орет он в микрофон, тщетно, его не слышат на том конце, натуральный симплекс в исполнении АТС.
  Никак придется продолжить экзекуцию? Ну держись DTMF-херня буржуйская, сейчас мы тебя на православный 'импульсный набор' начнем переводить. Сашка отошел на шаг, теперь он попробует с разбегу и тут услышал сирену, воет совсем рядом, скорее всего по ту сторону здания вокзала, и вот еще одна взревела, и еще - целый хор заработал.
  Хватит дурак, может уже хватит вандализма на сегодня? Для комплекта еще пару эшелонов надо под откос пустить и взорвать вокзал. Александр огляделся по сторонам, вроде бы ничьего внимания он не привлек, таксофоны теперь никому не нужны, за ними и никто не смотрит, сплошной убыток местным связистам. Отряхнуть пыль с одежды, с волос, вытереть лицо... он весь этой дрянью пропитался что ли, на зубах даже хрустит. Вроде красивый теперь, беги дурак в поезд, забейся под лавку и молись, чтобы никому в голову не пришло там тебя искать.
  Он отправился искать 'свой вагон', вечно у железнодорожников путаница с нумерацией, неужели трудно завести таблички, как в трамваях. Сколько лет он ездит, и каждый раз приходиться бегать и спрашивать проводниц, где там номер девять или шесть?
  Как раз в руку, круглая как пышка, тетка в форме и в кокетливом беретике затыкает своей тушкой проход внутрь.
  -Седьмой вагон?
  -Седьмой, седьмой! Билет предъявите пожалуйста, а то ходят тут всякие, а потом подстаканники пропадают!
  Александра такой ответ немного смутил, неужели белая пыль осталась где-то на одежде большим пятном, и его приняли за бомжа? Разве, что волосы пригладить забыл, кожаная фуражка осталась под землей и туда он более не пойдет.
  Корешки показаны, добро получено и он уже внутри, пока там еще разберут завал, пока поймут кто где у него есть фора. В теории Сашка должен был быть там под мешками, а он здесь, вот только бы... лучше бы даже не думать. Придется довериться железной дороге, из других вариантов только автостоп, а денег в обрез и частника-таксиста не наймешь. Наверняка на автовокзале и в аэропорту его уже 'пасут', будем исходить из самого крайнего и поганого варианта.
  Только этого ему еще и не хватало для полного счастья, место на бланке пропечатано нечетко, пойми какая цифра 8 или 9? Едва видно очертания нижней половины оттиска, экономит дорога на лентах для принтеров в кассах, придется выяснять методом тыка.
  Восьмой... из-за закрытой двери купе доноситься звонкий голосок, неплохо бы в попутчицы молоденькую? Или это ребенок? Зачем же так шуметь, о чем это они? Стоп...
  -Рэкетир пришел, здоровый такой... рожа во-во, начал деньги отнимать, их двое даже было!
  -Катя потише! -другой голос, но тоже женский и мягкий.
  -Не мам, а потом его бандит раз, раз ногой в голову! -из-за двери слышится глухой удар, словно рассказчица показывает, как именно били.
  -Катя!
  -А потом менты из автоматов, тра-та-та и всех их убили, я правда видела!
  Александр двинулся дальше, это не про него, ребенок рассказывает о каком-то художественном фильме, сейчас это добра как грязи на ТВ, времена когда в видеосалоны ходили посмотреть на 'Рембу' давно прошли. Номер девять, дверь неохотно отъезжает в бок со скрипом, не войти, если только по пластунски, или как воробышек залететь под потолком. Занято, один пассажир его почти не видно в углу и все остальное пространство купе плотно забито уже знакомыми полосатыми тюками. Этому челноку повезло, избежал локального апокалипсиса, или просто прошел другим путем? Не время спрашивать и вообще 'его там не было' и 'он ничего не знает', все!
  Он возвращается обратно к восьмому купе, там все еще 'воюют'.
  -Так вот ногой бил, счас покажу!
  Сашка взялся за ручку двери и потянул в сторону...
  -Кия-я-я... Ай!!!
  В Александра слету впечаталась какая-то красно-голубая с добавление рыжего масса, впрочем не слишком уж тяжелая. Машинально он прижал к себе нежелательное 'приобретение', сделал шаг вперед и сразу же захлопнул дверь за собой.
  Короткая ревизия, у него на шее висит девушка, а он ее лапает за задницу так? Не совсем так, как хотелось бы, девице лет девять-десять от силы, в этом возрасте их еще не щупают за попку с определенными целями, а только лупят по ней и ремнем и вручную. Ничего страшного в принципе, напрягает одно обстоятельство, она на нем висит неправильно, ручками вцепилась в куртку, одной ногой обнимает его за талию, вторая у нее вниз смотрит. Камасутра... или камасвечера... мать... да она же прямо в рукоятку ПМ за поясом сзади упирается пальцами, а там в стволе патрон, надо будет срочно убрать при первой же возможности. И еще ведь босая вдобавок, шлепанцы остались на полу, без них в полет отправилась. Голубые глазки смотрят снизу вверх на Сашку, копна относительно коротких рыжих волос и россыпь веснушек вокруг курносого носика-пуговки, маленькая ведьмочка ни дать не взять. Только этого еще ему не хватало, было уже, вешалась ему на шею одна малолетняя девица, еле избавился.
  Кроме этой молодой особы в спортивном костюме, красном с синими полосами-лампасами присутствуют еще двое. Женщина средних лет, про таких говорят 'увяла рано', чем-то она напомнила Александру его первую учительницу. Они похожи, только та теперь уже старушка, если вообще жива. На скамейки справа свесив ножки сидит еще одна девчонка, этой - пять, возраст когда они уже могут дарить радость родителям, а проблем еще не создают, и эта тоже в красно-синем костюмчике, более того и у тетки на плечах нечто подобное накинуто. Скорее всего успели уже переодеться в 'дорожное', девочек он видел ранее в зале ожидания они сидели рядышком на чемодане возле газетного ларька, а женщину что-то не заприметил. Есть такая категория пассажиров, Александр никогда их не понимал, он в поезде не 'живет' как они, он в нем перемещается из точки А в точку Б.
  -Ваша обезьянка? -осведомился он миролюбивым тоном.
  -Наша, наша! -засмеялась женщина.
  -Тогда забирайте... -ответил он и усадил или скорее стряхнул с себя Катю на сидение рядом с ее мамашей, а сам присел на противоположное место, в дальний от окна угол.
  -Буду вашим попутчиком... кто-то еще есть в купе?
  -Нет, я одна с девочками. Вы часом не знаете, что случилось? Поезд задерживают на десять минут. -ответила ему 'школьная учительница'.
  Нехорошие новости, и двадцать минут простоя еще терпимо, а если растянется на часы, то не исключено, что неведомые ему заказчик, хозяин тех самых киллеров захочет кое-кого поискать в вагонах, поскольку к тому времени будет известно кого придавило 'лавиной', а кого нет. Александр постарался придать лицу спокойное выражение, дескать, его это не особенно тревожит. За окном между тем некоторое оживление, бегают люди в белых халатах взад и вперед и пожарники, кого-то несут на носилках, затем еще одного... прошел мимо уже знакомый сержант, но без автомата. Александр невольно подвинулся подальше, один плюс - стекла пыльные и занавески отчасти мешают заглядывать в купе извне. Вроде бы пока ничего угрожающего ему не происходит, поспешный же уход пока не желателен, вызовет подозрения. Он отодвинул дверь, выглянул влево-вправо... чисто, ничего подозрительного, можно закрыть.
  Между тем с Катей, сидевшей как раз напротив Сашки творилось что-то неладное. Глаза раскрыты до крайнего предела, нижняя челюсть опускается вниз и ротик приобретает очертания буквы 'О'. От Александра эти изменения не укрылись, он с недоумением заглянул в зеркало на двери купе, вроде бы все в порядке, чего ребенок так испугался, может он и ей кого-то напоминает? Он так-то по жизни не страшный и с детьми всегда прекрасно ладил, по крайней мере с теми что ему попадались до сегодняшнего дня.
  -Мам... мам... это тот бандит, его же менты убили и утащили! Он живой и крови нет, так ведь не бывает? -и Катерина дрожащим пальчиком показывает в сторону своего попутчика, тому осталось только через силу улыбнуться, неплохо бы так 'воскреснуть' и в самом деле, да ведь не выйдет. Значит столь увлекательная 'фильма' все про него, только этого ему не хватало для полного счастья. Он не заметил, где девки были в момент его разборок с вокзальной шпаной, и не знает, что они могли видеть, придется как-то объяснять теперь во избежание недоразумений.
  -Катя не говори о присутствующих в третьем лице! -немедленно отреагировала мать девицы, определенно школьная учительница, только они так выражаются, Александр угадал, другая бы мамаша сказала 'Не болтай глупостей!'.
  -Мам... я же видела сама!
  -Извините, но у вашей дочери сильно развитое воображение, -решил все же вмешаться Александр, надо поставить точку в этой истории, слава Аль-Капоне и прочих там гангстеров ему ни к чему.
  -Да любит она фантазировать...
  -Мама я видела!
  -Сейчас проверим... -у Сашки появилась неплохая мысль, как прихлопнуть всю эту историю в зародыше. -Там же еще один очевидец был, вот его и спросим? Тебя мелкая как зовут?
  -Валя.
  -А ты что расскажешь нам?
  -Ничего, как кричать стали страшно, я глаза закрыла, -и крошка продемонстрировала как - ладошками.
  -А выстрелы ты слышала, та стреляли, шум такой вроде 'бах-бах'?
  -Это как в кино? Неа...
  -Смотрите сами... -продолжил Сашка обращаясь к сидящей у окна женщине, -Вы когда пришли за вещами и девочками в зал ожидания, люди там сидели?
  -Конечно...
  -Вы бы сами остались там, если у вас над головой пули летают?
  -Да бог с вами, схватила бы детей и убежала прочь!
  Вроде убедил он их окончательно, Катя правда теперь на него злиться, враги на всю оставшуюся жизнь и слава богу, зато младшая из девочек, напротив, придвинулась поближе. Пришлось немного повернуться к ней, ПМ все же выпирает слегка под курткой, придется париться, верхнюю одежду теперь не расстегнуть, ни снять до конца поездки.
  -А все же что там было? -опять 'училка' встряла некстати, только было закончили.
  Еще раз мельком взгляд в окно, все еще носят пострадавших, пока никаких явных признаков опасности нет.
  -Я одному местному хмы..., пардон, господину указал на его нетактичное поведение по отношению к приезжим, а он упал и нос себе разбил. -решил уж сразу выложить Сашка, чего уж тут скрывать, не бог весть какое преступление, если это действительно 'училка' то сама поймет, что там вышло у 'больших мальчиков'.
  -И вы ему не помогли?
  -Совсем немного, даже у милиции ко мне вопросов не было. -только Александр произнес эту фразу, как понял, что опять 'сморозил' какую-то двусмысленную хрень, и поспешил исправить положение, -Давайте уж не будем больше на эту тему, разговор не для детей и не на ночь глядя.
  И так не ладно, теперь и рыжая Катерина мило улыбается ему, судя по всему герой-бандит подрастающему поколению очень даже по вкусу приходится... Ох уж эти огоньки в глазах, видел Сашка их уже не раз и не два. Толчок, другой и вагоны плавно двинулись, медленно уплывает прочь перрон с белыми халатами и носилками, поехали.
  От сердца сразу же отлегло, с Екатеринбургом прощаемся, скорый поезд тронулся и постепенно набирает ход. Перехватить его теоретически возможно, но крайне сложно, хоть с моста не прыгай сверху на крышу вагона с вертолета, или с моста переезда. Остановки редкие, на несколько минут, автомобильная трасса проходит далеко в стороне от 'железки', лишь в одном месте пересекает полотно дороги. Догнать его на станциях вряд ли получиться у даже у 'киношных' преследователей, не говоря уж про реальных.
  Остается только обойти состав и убедиться, что не едут вместе с Александром крепко сложенные ребята со стальными глазами, вроде тех, оставленных им под завалом в переходе. Если 'чисто', то у него целая ночь впереди для отдыха и размышлений, есть над чем подумать. Встречать 'они' скорее всего его будут на том конце, на вокзале родного города и отнюдь не цветами. Догнать не в силах, но опередить могут запросто, аэропорт и недавно отстроенная скоростная трасса всегда к услугам преследователей и об этом забывать не стоит.
  Пустой разговор с попутчицами проходит целиком мимо ушей, голова занята совсем другим. Прошло минут десять, состав разогнался до приличной скорости, пора Сашке на обход, не дожидаться же здесь в купе когда за ним придут.
  На удивление мало народу едет, двое ли трое в каждом вагоне максимум, масса купе пустует, проводники хмурые, халтура у них срывается... не сезон или нечто другое? Навстречу попадается проводница, не та мымра, что не пускала в вагон, а другая - относительно молодая еще бабенка, из категории 'я ей бы вдул'.
  -Где у вас пассажиры? Туда ехал битком было не продохнуть, а сейчас шаром покати.
  -В городской травматологии отдыхают! Добегались наши 'китайцы'. Водки часом не хочешь? Сегодня со скидкой против обычного, клиентов нет.
  -Нет спасибо, я на работе не пью.
  Оказывается, в славном городе Е-бурге стихийно образовался своего рода перевалочный пункт для мелкоптовых торговцев разным 'тряпьем' из Поднебесной. 'Челноки' вынуждены устраивать марш-бросок при пересадке, вроде того, что недавно видел Александр. Временной 'зазор' между приходом электрички и отправлением поезда не превышает трех-пяти минут, а им надо обязательно успеть, иначе придется до утра 'сидеть на чемоданах' и заодно общаться с негостеприимными вокзальными аборигенами. Обычно забеги обходились без серьезных происшествий, но сегодня день особый и кому-то сильно не повезло.
  Разведка никаких серьезных проблем не выявила, в основном едут обычные городские обыватели, глаз поневоле зацепился лишь за небольшую компанию уроженцев Кавказа в голове состава. Но киллеры вряд ли пить на задании, а эти 'дети гор' уже под градусом и мало вменяемы. Есть еще какой-то не то якут не то чукча, с оценкой опасности 'косоглазых' Сашка затрудняется, вроде как все словно скифские бабы, по лицу и не поймешь, но этот путешествует не один, а с женой и детьми, поэтому в расчет можно не брать. В самом хвосте длинной череды вагонов обнаружен небольшой табор голов на шесть, гастрабайтеры из Средней Азии мигрируют, как грачи с завершенной стройки на очередной объект. Обычная человеческая начинка ливерной колбасы скорого поезда, ничего сверхъестественного, только 'мяса' в этот раз очень мало.
  Пока он шатался по коридорам вагонов и заглядывал во все двери подряд, вдруг обнаружил за собой 'хвост', нет скорее даже маленький такой 'хвостик'. Вон снова выглянула за его спиной из пустого купе знакомая уже рыжая головка, думает Катька - не видно ее. Напрасно, у Александра прекрасное боковое зрение, не на триста шестьдесят градусов как хотелось бы иногда, но значительно выше средней нормы. Такое впечатление, напрашивается малолетняя каратистка на серьезный разговор. Сашка обычно легко сходился с детьми и подростками, почти всегда с ними был на ты, особенно с женским полом хорошо получалось. Единственная его 'серьезная любовь', с которой отношения зашли далеко, почти до уз Гименея объясняла этот феномен следующим образом.
  -Дети считают тебя за 'своего', вид у тебя больно уж простоватый, если не сказать грубее. Девчонки постарше видят в тебе 'идеального' героя, почти как в кино, в меру красивый, тупой и сильный, постоянно спасает каких-то левых девок и не понятно зачем. Взрослым же девушкам ты вроде 'готового' мужа, которого можно сразу под каблук затолкать, без разных там отвлекающих маневров, да только обычно они хотят в этом возрасте 'принца на мерседесе'...
  -Так почему же Роза, столько лет и я все холост?
  -Они ошибаются, ты не то, не другое и не третье. Уникальный экземпляр, в музей надо поставить под стекло такого поставить.
  
  Александр двинулся назад к своему вагону, рыженькая 'незаметно' впереди него шмыгает, вот мелькнула, как лисичка за дверью тамбура, только резиновые тапочки 'шыр-шыр' по вытертому сотнями ног линолеуму вагонного пола. Последний переход, так и есть, она здесь дожидается. Скромно стоит искательница приключений в уголке, рччки внизу, пальчики сплетены на уровне причинного места, придется с ней пообщаться, не зря же она за ним бегала по всему поезду. Александр откинул сидение раскладного стульчика... присядем, да и проще так - на одном уровне, никто ни на кого сверху вниз не смотрит. Рыженькую приглашать и надо, сама подошла и тут же уселась к нему на колени, неплохое начало для диалого, какое продолжение будет? Судя по всему девчонка попалась не из робких, или, по крайней мере, пытается быть таковой на людях.
  -Давай знакомится, меня Катей зовут, а тебя?
  -Александр, Саша...
  В последний момент он все сообразил, что отнюдь не эротические побуждения у этой малолетней оторвы... А как хорошо началось, прильнула к нему, нежно обнимает почти интимно. Едва успел он сообразить, почувствовал, как маленькая ручка настойчиво движется, огибая его талию к ПМ сзади за поясом, прямо по ремню и пробирается, как по рельсам. Пришлось ему легонько хлопнуть по шаловливым лапкам, обиделась слегка любопытная варвара... но только немного, не вырвалась и не убежала.
  -Чего вы все такие вредные? Я же только посмотреть хотела! И папа мне не дал, у него такой же Макаров на работе в железном ящике и ты... Не съем же я твою пушку?
  Александр сильно прижал рыженькую к себе, словно нашкодившего котенка, заглянул ей в лицо, и в самом деле маленькая, хорошенькая бесовка... дался он ей, зачем привязалась... и ведь придется теперь что-то делать. Для него любое ручное оружие - лишь полезный инструмент, вроде хорошей садовой лопаты, часть же людей испытывает к разного рода стреляющим игрушкам просто какую-то болезненную тягу. Есть такое влечение у многих. Когда обнимаешь рукоять, поглаживая спусковой крючок, ощущая весомую тяжесть пистолета или плавный изгиб приклада спортивной винтовки, кажется, что родился с этим ощущением обладания столь необходимым предметом, но при первом вздохе, был 'злыми силами' разлучён с ним навсегда. Обычно 'стволофилией' в тяжкой форме страдают мужики, но бывает эта малоизученная болезнь и у представительниц прекрасного пола. И все же его не покидала мысль, что рыженькой движет лишь обычное детское любопытство... не порок, но сгубило многих.
  -Кто еще про пистолет знает кроме тебя, кто видел? -спокойно спросил он, стараясь 'не делать трагедии', из внезапно проявившегося нежелательного факта.
  -Валька, сеструха моя видела, она маленькая, не поняла, а я вот догадалась! Ты ведь меня убьешь теперь? -тихие слова слетают с еще детских губ, синие глаза девочки широко открыты, но страха в них не заметно, словно не с ней все происходит наяву, а очередная 'фильма' из телевизора.
  -С чего бы? -изумился он, и тут же понял, снова шаблон из разряда настойчиво навязываемых населению средствами массовой информации с целью запугать окончательно. Обычно всем на всех плевать, не те времена, что бы граждане охотно и с энтузиазмом давали какие-либо показания, граница между правоохранителями и их антагонистами почти стерта.
  -Ну в кино вроде нежелательных свидетелей всегда убирают... Мне кричать, звать на помощь или не надо?
  -А может мы просто договоримся? И ты не будешь маму и сестру пугать? -предложил Сашка, и решил для себя, что даже если расскажет, то вряд они ли ей поверят, слишком уж любит привирать Катенька, эдакий вариант 'балагура в юбке' по Твардовскому получается.
  Про себя он прикинул, отблагодарить Катьку за молчание нечем... разве лишь денег ей немного дать, или купить у проводницы для нее и младшей сестренки шоколада и разных там сникерсов, чего уж найдется. Последнее он и так собирался сделать без всякого принуждения, просто к чаю... однако его опередили.
  -Слушай... а ты ведь и в самом деле бандит... настоящий бандит, да? Пистолеты только они носят, да еще менты. А давай, я стану твоей подругой, как в кино Девки в школе обзавидуются, еще бы - круто, у меня свой бандит! -путаясь в словах горячо зашептала ему на ухо Катя.
  Александр только плечами пожал в ответ на столь странное предложение, попутчики они лишь до небольшого полустанка. Пусть дитя тешиться, чем хочет лишь бы не плакало и не болтало лишнего дорогой... И все же желание немного наказать рыженькую до конца не исчезло, и он слегка ущипнул ее за тощую попку, непроизвольно как-то вышло, рука сама по себе отработала. Вопреки ожиданию реакция оказалась совсем иной.
  -Чего ты как мальчишки наши? Они же глупые, а ты? Голову наклони, мне неудобно!
  Александр подчинился и был вознагражден 'страстным поцелуем', чмокнули его прямо в губы, совсем не так как с девушкой, но по другому 'подруга' еще не умеет. На этом вся 'любовь' и закончилась, он разжал объятия, и рыжая девчонка проворно смылась в купе под крылышко родительницы, чуть тапочки-сланцы не потеряла, при столь быстром отступлении. Лет бы пять ей накинуть... тогда бы так она от него не ушла, вагон почти пустой и любое купе даст приют парочке.
  Сильно его и покоробило и само отношение, 'настоящий бандит' прозвучало как 'настоящий' космонавт, летчик, моряк, офицер и ну кто там дальше в иерархии тех суперменов, кого положено любить молодым и неиспорченным дурочкам Катька в восторге вся сияет, а он нет, скорее всего и еще один человек не обрадуется. Оксана Николаевна, а так звали 'училку', уверяла всего полчаса назад, когда познакомились, что ее муж очень любит детей, души в них не чает, особенно в старшей. Пусть так, все равно начинающей юной 'Маньке Облигации' не миновать народного воспитательного средства, отцовского ремня. А кто виноват? В основном наше так называемое 'важнейшее искусство', кино. Показали бы они в 'Месте встречи' эту Маню не до, а по окончании сеанса обслуживания всех завсегдатаев воровской 'малины', где ее жарят во все возможные отверстия и часто коллективно. После такого зрелища, число подражательниц сразу бы упало на порядки, не та романтика, не куплетики-кулончики-романчики, скорее добротная немецкая порнография с неграми и садизмом получается... строго на любителя, и в данном случае на любительницу. Изредка Сашке встречались и такие 'продвинутые' девки в видеосалонах на просмотре той самой знаменитой 'немецкой порнухи', заглядывал он, когда учился в ВУЗе в подобные заведения, пока мерзкое качество, и отвратительный гнусавый перевод 'шедевров', что крутили там с затертых VHS кассет, ему не опротивел. Почти все представители сильной половины человечества, кто жил в 90-е хоть раз да побывал в новых 'очагах культуры', больно уж заманчивым казался тогда запретный плод, а распробовали - тьфу, пакость.
  Вздохнув он поплелся в свое купе, до ночи обречен находиться там, позднее под благовидным предлогом можно будет перебраться в соседнее.
  К его возвращению произошли некоторые изменения, младшая из сестер была изгнана со своего места, там воцарилась Катя. Пришлось ему коротать время до вечера в непосредственной близости, бок о бок с рыженькой и болтливой 'подругой', что-то она еще там выкинет... лишь бы перед родительницей не стала хвастаться новым знакомством.
  Тук-тук... стучат на стыках рельсов колеса, иногда им в такт позвякивают уже пустые стаканы в массивных металлических подставках со старорежимной советской символикой. Младшая из сестер уже давно дремлет, положив белокурую головку на материнские колени, а старшую между тем воспитывают, без особого успеха, впрочем. Ему же остается помалкивать, смотреть в окно на слабо меняющиеся тоскливые осенние пейзажи. Шум в коридоре не надолго отвлек Александра от столь однообразного времяпровождения. Немолодой грузин, один из той, виденной ранее пьяненькой компании, вовсю ругается с проводницей, захотелось 'биджо' добавить до полного кайфа коньячком, а вагона-ресторана нет, сняли их недавно с этой линии, Сашке бы его проблемы.
  Перебранка в вагоне не осталась незамеченной в купе, разговоры прекратились притихла даже 'смелая' рыженькая, тревожно поглядывает на 'своего бандита'. Пришлось ему успокоить женский пол, 'все в порядке', скандалист уже уходит, дверь тамбура громко хлопает, один вариант 'огненной воды' заменили на другой и конфликт исчерпан. Понемногу темнеет мелькают далекие и близкие чужие огни за окном, чай выпит и Катенька уткнулась ему в плечо головой, девчонка дремлет тихонько. Разговор все еще неспешно продолжается, теперь в нем приходится поневоле принимать участие и Александру, отмалчиваться просто невежливо. О чем говорят в этих поездах... да все о том же, жизнь хреновая и 'веселая', перспектив впереди нет, чиновники обнаглели окончательно, зарплаты бюджетникам не выплачиваются годами. Со стены купе лыбится на пассажиров физиономия первого несменяемого президента 'Россиянии', весь поезд его оклеен предвыборными плакатами, ободрать еще железнодорожники не успели или не захотели. Разинувший рот до ушей 'царь Бори' снизу снабжен надписью 'Сделай для себя правильный выбор!', Сашка поневоле прикинул, как 'правильный выбор' будет смотреться по ту сторону оптического прицела. Жаль, от него ничего не зависит, а ведь смог он бы не хуже Освальда сработать, да что толку, ведь найдут замену этому клоуну на следующий же день после удачного покушения.
  -А знаете... я ведь за него подписи собирала... -обмолвилась вдруг женщина, -Нас, учителей, заставили...
  Знакомая история, если в столице с народом еще заигрывают 'по хорошему', то в провинции ставленники 'царя' на местах сплошь и рядом широко используют подкуп и угрозы для давления на избирателей.
  -Грязное дело - политика! -лишь смог ответить он, не до того ему сейчас, самому бы как-то уцелеть.
  Больше эту нехорошую тему они не обсуждали, переключились на подрастающее поколение.
  -Вы на Катьку не обижайтесь... насмотрелась она всякой дряни и теперь вот играется. Видеосалон у нас прямо в школе открыли год назад, наш же местный кооператор... Хороший человек, детям в большую перемену кино показывает бесплатно. Ладно хоть еще хоть, одни боевики у него в коллекции.
  Сашка лишь кивал периодически, да прихлебывал чай из классического 'железнодорожного' стакана, особого желания поддерживать разговор не было, но и отказаться, отгородиться от попутчиков не получилось. Определенного плана действий у него так пока и не появилось, только смутные предположения и такой расклад Александру совершенно не нравился. На раздумья остается лишь одна ночь, утром надо уже что-то делать, просто сидеть и ждать, когда тебя найдут и прикончат смысла нет. Подражать 'пароходу и человеку', как у Маяковского он не намерен.
  -Разбудите нас, пожалуйста, без десяти минут пять по Москве, поезд стоит на нашем полустанке лишь три минуты.
  -Обязательно... Не буду вас с девочками стеснять, лягу спать в соседнем купе, надежный будильник у меня есть, -Александр вынул из кармана пейджер и установил 'Alarm' на пол пятого.
  Он забрал свою сумку и удалился, завтра предстоит изрядно поработать, иначе просто не выжить, влип он капитально и не факт, что получится уцелеть.
  Глухой щелчок замка тугой двери купе... уф-ф-ф... впервые за весь сумасшедший день появилось время осмотреть и проверить трофей. Выброшенный из патронника сработавшим в холостую механизмом латунный цилиндрик наконец занял свое законное место. На проверку там оказалось не шесть, а семь его собратьев. Кто-то очень уж хорошо подготовился, 'загнав в ствол' пистолета лишний патрон, вдобавок к восьми в магазине, да воспользоваться оружием толком не сумел. Пустячок, а все же приятно, особенно когда знаешь, кому эти пули были предназначены.
  Машинка знакомая Сашке как свои пять пальцев, неполная разборка, тщательный осмотр... видимых дефектов не обнаружено. Судя по клейму ПМ далеко не новый, но как будто не был в эксплуатации. Может быть, пистолет длительное время находился на хранении, пока 'вихри перестройки' не подняли его со склада и не отдали в чьи-то, явно преступные руки. Между металлом рукоятки и бакелитовыми щечками кое-где еще видны остатки консервационной смазки, прежний хозяин поленился удалить. Окончательный ответ, на что способен данный конкретный экземпляр даст только испытание стрельбой, но кое-какие предварительные выводы можно сделать прямо сейчас.
  Скорее всего, киллер держал этот Макаров для себя, для личных нужд или самообороны, 'рабочий' ствол у него другой, этот - слишком уж чистая и ухоженная 'игрушка', ни потертостей, ни единой царапины, даже мелкой, нет на магазине. А коли так, то вряд ли профессиональный убийца будет полагаться на бракованный или ненадежный пистолет. Открытие немного успокоило Александра, теперь он при случае может и 'огрызнуться'. Важный момент, нет ничего хуже, чем чувствовать себя целью или дичью - как угодно, способной только бежать, без возможности оказать активное сопротивление.
  'Курок аж палец свел, суньтесь кому охота...' -однако товарищу Нетте, приятелю Маяковского наган не помог, а все потому, что прикован был бедняга к своему 'дип-купе'... классика. Александра же в вагоне никто и ничто в сущности не держит, вопрос только куда и когда отсюда следует уйти. Поезд скорый и временами он все же останавливается и по техническим причинам и для высадки пассажиров. Постепенно у него появился не не план... нельзя что-то спланировать имея столь неполные исходные данные, скорее просто он понял, что следует предпринять завтра, следующая большая остановка будет минут на пять и этого времени вполне достаточно, для 'запутывания следов'. С привычным уже 'Аббибасом' и частью его содержимого придется расстаться, пусть преследователи думают - он все же вернулся в родной город и там его ловят, а Сашка... Ладно, будет новый день, будет пища.
  Тихая возня за стенкой купе, шлепают тапочки по линолеуму и пару раз дергается ручка его двери. Александр прячет пистолет и поспешно щелкает тумблером замка, надо впустить Катю и узнать, что же ей понадобилось в столь поздний час. Однако... мадемуазель Коко Шанель, как на одноименном флаконе поддельных духов пожаловала. Специально она так вырядилась, или просто случайно вышло - с плеча у рыженькой бестии сползла ее курточка, обнажив правую грудь? Бюст у нее такой - 'мы прыщики зеленкой прижигаем', эротикой и не пахнет, скорее выглядит забавно. Брюки она перед сном сняла, а остальное одеяние видимо служит в дороге ночной рубашкой, благо достает как раз до середины бедра.
  С пол-минуты они смотрят друг на друга с некоторым недоумением, Сашка пытается угадать, что его новой 'подруге' хочется, не то опять ее потянуло на двусмысленные игры как днем, не то возникло желание учудить в стиле Бонни и Клайда? Действительность оказывается куда более прозаической и приближенной к жизни.
  -Мне в туалет надо... темно в коридоре, я боюсь... -полушепотом и доверительным тоном произносит рыженькая.
  -Пошли провожу. -поднимается со своего места Александр, страх темноты ему не был свойственен никогда, сколько он себя помнит. А здесь же и тем более нет никакой угрозы, но ребенок просит и надо ей помочь.
  Вдвоем они медленно бредут по коридору в сторону вагонного санузла, не то что бы полный мрак, часть плафонов 'мертвы' и посинели, но из далекого тамбура путеводной звездой весело светит огонек ватт на пятнадцать одинокой лампочки накаливания.
  -Я не трусиха, Валька и днем туда одна не ходит, -бормочет в полусне, как бы оправдываясь маленькая спутница Сашки, зачем - он прекрасно ее понимает.
  Шли они, шли и пришли... с глухим лязгом отворяется дверь, щелчок выключателя, свет заливает маленький закуток. Реальные маньяки, а равно и сказочные монстры здесь не спрячутся - просто негде укрыться, зеркало, умывальник, стальной горшок, закрытое окно и маленький шкафчик непонятного назначения, вот вся наличная обстановка.
  -Видишь, никого нет... ты надолго?
  -Счас, я минуточку! -спутница ныряет за узкую дверцу, и Сашка остается один скучать в полумраке. Он оставил в своем купе сигареты и зажигалку, а возвращаться назад лень, остается ему прислонится к стене вагона и ждать, обещанная 'минутка' потянет от силы на добрых десять минут. Замок на двери боязливая любительница ночных прогулок не закрыла, в прорези видна надпись 'свободно', черные буквы на светлом металле.
  Сквозь тонкую перегородку звуки доносятся приглушенные, но позволяют понять, что внутри происходит. Звякнула педаль 'толчка', и теперь идет борьба с тугим краном умывальника в тщетной попытке вымыть руки... а вот она уже и бранится, по-детски и смешно. Не выдержав, Сашка приоткрывает немного дверь и не заходя внутрь нащупывает злосчастную 'кнопку', действительно - экономично сделано, приходится применить силу для получения скудной порции воды.
  -Спасибо... -доносится оттуда, из маленького помещения, краем глаза он видит маленькую фигурку девочки перед зеркалом, ее рыжие волосы в свете лампы отдают золотым оттенком и отражение от мутного стекла только усиливает эффект.
  Обратно они возвращаются опять же вдвоем, впереди засыпая на ходу, плетется рыженькая, сзади ее охраняет верный 'бандит' и так до самого купе.
  Долог день до вечера, коли делать нечего... ночь же порой тянется бесконечно, особенно когда это - возможно последняя в твоей жизни. Спустя полчаса после неожиданного визита Катьки, Александр вышел в тамбур покурить, он редко балуется табаком, подцепил эту привычку еще в армии, а вот избавится все же не как не удается никак, хоть он себя курильщиком и не считает.
  Тук-тук, тук-тук... мерно отсчитывает вагон стыки рельсов, сигарета догорела до фильтра, обожгла пальцы и отправилась в полет за окно. Пора возвращаться в купе... на обратно пути он невольно бросил взгляд влево, как там 'его' попутчицы поживают? Дверь не закрыта полностью, из узкой, всего в два шириной пальца щели льется в коридор вагона мягкий лунный свет. Александр не удержался и заглянул, не из праздного любопытства, а скорее лишь порядка ради... и замер на месте. Вот так картина... давно такого не видел, сразу чем-то неуловимо знакомым потянуло. Спящие дети... девчонки поместились на нижней полке, что же - разумно, там в тесноте, да не в обиде, а с верхней неприятно падать при экстренном торможении. Какие же все же они милые, пока пребывают в объятиях Морфея... утром же будем шум-визг, но это потом. Жаль, нет у него привычки возить с собой камеру, давно бы следовало обзавестись какой-нибудь китайской 'мыльницей'. Сплошь и рядом попадаются сюжеты, достойные не то что бы дешевой пленки, а прямо таки мрамора и резца талантливого скульптора.
  По-домашнему девки улеглись, совсем как его троюродные сестры когда-то давно... деревня, деревня... трусики сняты, зачем сдавливать нежное детское тело резинками? Только у тех в деревне были длинные ночные рубашки, а у этих - нет, не взяли с собой в дорогу лишние вещи, или не стали вытаскивать из багажа... у одной короткая майка с картинкой-чебурашкой и задралась почти до груди. Вторая же - Катька, расстегнула молнию своей спортивной кофточки до конца, жарко у них в купе, одеяло скомкано где-то в ногах. Еще когда рыженькая к нему пришла, Александру показалось, чего-то в ее наряде не хватает, правда он тогда не понял какая конкретно деталь отсутствует, не тем была голова занята. Лежат обе красотки в положении 'на спине' и все прелести, что ниже пупка и выше колен доступны взору случайного наблюдателя. Никогда он не понимал, почему на картинах ангелочков художники рисуют исключительно с мальчиков, с девчонок же проще выходит, деталей меньше... одна черточка внизу и все, да и вроде не положены половые органы небожителям.
  Как это у них называется... если выражаться без нецензурщины и литературно? Венерин холмик... кажется... нет в самом деле, а почему бы и не так? Ладно... посмотрел и хватит, уходи... здесь как в музее, требуется табличка 'руками не трогать'. Были бы девицы и в самом деле 'его', так не удержался бы Александр, поцеловал бы младшую в животик, а старшую... немного бы промахнулся и взял чуть пониже, маленькая месть за 'бандита'. Теперь же ему остается аккуратно задвинуть дверь и вернуться к себе 'домой', соседнее купе. Сколько Сашке уже лет... много ведь уже, почти тридцатник стукнуло... по крайней мере давно бы мог жениться и завести себе таких вот 'куколок'... а все не судьба. Заодно и повод болтаться по командировкам бы отпал, а то кого обычно посылают? Правильно - того, кто не обременен семьей, женой-тещей-дачей-машиной и мелкими 'спиногрызами'.
  Четвертый час, мелькают за окном далекие и близкие огни и уже виднеется из-за горизонта багрово-красный отблеск. Ему не до сна, да и никто бы не смог спокойно отдыхать в такой момент, недоеденная банка мясных консервов сиротливо притулилась на столе. Аппетита никакого, нет и желания... Александр заставил себя через 'не могу', пожевал кое-как колбасный фарш, все же лучше чем с пустым желудком. Дальше все уже пойдет по расписанию, как по рельсам, в пять он проводит 'баб' из соседнего купе, а в шесть начнется - 'то ли да, то ли нет'. Скорый поезд сделает первую длительную остановку на своем пути и не исключено, что по закону пакости материализуются где-то поблизости граждане киллеры, или кто там они на самом деле.
  Полчаса осталось на отдых и разные 'посторонние' размышления. Забавно жизнь устроена, сколько уж раз у него в поездках разные 'эротические' истории случались и не перечесть, а до конкретного 'хардкора' дело не доходило никогда. В прошлом году, летом возвращался плацкарте Александр из Самары домой в компании трех девиц, младшей - пятнадцать, старшей восемнадцать, девки что называется 'в самом соку', да и на вид очень даже приятные и общительные. Не то что бы ему и постарше подруги не нравились, но на этом периоде жизни девушки еще не ищут для себя постоянного партнера, а посему 'стервозности' и прочих 'нервов' с ними на порядок меньше. Дадут или не дадут, полюбят или пошлют подальше... нет никаких особых переживаний и стрессов. Устроили тогда ему эти 'старшеклассницы' классное шоу, до сих пор вспомнить приятно.
  -Вы тут посидите, пожалуйста, в проходе пока, нам надо переодеться! -сверкнула глазками младшая и Александра вытолкали прочь.
  Плацкарт... не купе, есть 'кабинки' на четыре пассажира, а дверей нет. Однако девушкам это обстоятельство не помешало, достали они из сумки кусок ткани, не то покрывало , не то занавеску. Двое по краям натягивают это 'прикрытие', а третья внутри осталась. Сашка пристроился на откидном сиденье проходе как раз напротив и стал ждать. Кое-что через ткань было видно, общие очертания, но без того понятно, что молодая особа там из разряда 'фигуристых'. Так бы и закончилось ничем, если бы у девчонок занавеска была из обычного ситца или льна... да вдруг да из-за облаков ударил прямо по окнам вагона солнечный свет и обстановка разом изменилась. Предательская синтетика просвечивает насквозь... Александру потребовалось все его 'арийское' самообладание, что бы не выдать себя случайно. Это не ведь не те малявки из купе напротив, что едут рядом с ним сегодня. Категория совсем другая - 'я бы ей вдул'... да еще бы и не раз и не два. Лифчик долой правильно... такую красоту прятать, размер вполне приличный, есть за что подержаться. Так, так... давай Ольга, так ведь тебя вроде зовут, ниже обнажайся, время не ждет. 'Станок' у девушки для ее возраста очень даже ничего оказался, вполне рабочий, а теперь в профиль затем и попой к зрителям повернись... ну пожалуйста. Стриптиз в исполнении всех трех юных прелестниц увидеть тогда Александру не далось, 'спалил' проходивший мимо дед-пенсионер. Старика так развезло от увиденного, что пришлось ему срочно сидячее место уступить. Девчонки сразу же сообразили - 'дело нечисто', младшая нагнулась, глянула сбоку, и...
  -Олька!!! Давай быстрей дура! На тебя мужики смотрят!
  -Ой? Что? А-а-а!!! -'стриптизерша' наконец соизволила глянуть в проход, заметила там благодарных зрителей и заметалась, ранее снятые трусики при этом девушка почему-то прижимала к груди.
  Минуты две она там скакала, пока наконец не сообразила сесть на скамейку в углу, так что бы прикрыться хоть частично боковой стенкой, там переодевание в итоге и закончилось. Остальные, к великому сожалению публики, ее примеру не последовали.
  Чаек, разговоры... постепенно девчонки успокоились и у Сашки появился кое-какой реальный шанс наверстать упущенное. Он даже вполне преуспел, 'грудь потрогать' дали все втроем ему, хоть и поломались немного, а младшей он даже в трусы пальцами сумел попасть и немного там поработать. Еще бы немного, дождаться ночи... облом... станция Березай - кто приехал вылезай! Только и остались от этой встречи в памяти три имени - Галя, Катя, Ольга...
  Вопит противным писком NEC, вечер, а точнее - ночь воспоминаний закончены, надо идти поднимать соседей. Вообще-то 'Марь Ивановна' просила разбудить ее без десяти пять, но Александру еще не доводилось встречать женщины способной за десять минут собраться куда либо, а поэтому он явочным порядком увеличил 'ефрейторский зазор' втрое.
  Он не прогадал, десять минут как подъем прошел, а за стеной сборы в самом разгаре, да еще и крики раздаются. Судя по голосу шумит и скандалит младшая из девочек, ранняя пробудка пришлась ей явно по вкусу.
  Время идет, приходится уже поглядывать на часы... уложились они там наконец или нет? Вроде да... в открытую дверь купе заглядывает 'учителка'.
  -Саша, вы нам поможете с вещами?
  -Не вопрос.
  -Ох, запамятовала совсем... а проводницу вы разбудили? Поезд ведь здесь только три минуты стоит!
  -У меня ключи есть, я вас выпущу.
  И в самом деле, Александр давно уже, много лет назад обзавелся соответствующими полезными ключиками, как от вагонов производства бывшей ГДР, так и от отечественных. Впрочем там и там, замки - сплошная видимость, при некоторой ловкости рук легко открываются обычными утконосами. Тронулись, процессия медленно движется к тамбуру, впереди навьюченным чемоданами и баулами Сашка, за ним следом остальные.
  Холодный ночной воздух в лицо бодрит, но наслаждаться утренней прохладой некогда. Дверь он открыл играючи, а вот с откидной лестницей-приступкой неожиданно возникли проблемы, что-то там наварили непонятного местные рационализаторы. И как назло, перрона на этом богом забытом полустанке нет и в помине, а насыпь высокая. Но обошлись и так. Возле вагона ждет армейский уазик, рядом скучают вдвоем полковник с черными петлицами танкиста и солдатик водитель. Солдат как солдат, и полковник как полковник, никаких чудес... таких он видел в своей жизни несчетно. Сашку оттесняют в сторону с прохода, что за... 'Ай'... мадам решила вспомнить молодость? Удачно прошло, поймали акробатку, крепкий у нее муж-'полкан', на таких остатки бывшей 'непобедимой и легендарной' и держаться пока еще.
  -Не надо, я сама-а-а! -мимо пролетает рыжая Катька, даже разбег взяла в тесном тамбуре, видимо, чтоб уж точно сбить с ног родителя. Не получилось, не вышел фокус и эту полковник принял грудью как скала.
  Модная джинсовая юбочка-пояс и ядовито-зеленые лосины малолетней 'подружки',-бандитки, вопреки популярному шлягеру, лося в Сашке так и не пробудили, не те размеры, вот годика бы через три или четыре... а так не девушка ни разу... смешной лягушонок пока.
  Разумнее всех из троицы поступила младшая - Валя, она спокойно стояла себе в уголке и дожидалась, пока ее как особо ценный груз передадут из рук в руки. Женщины и дети благополучно высажены, теперь очередь багажа, благо немного у них с собой пожитков. Солдат ловит потертый клетчатый чемодан и второй следом, полковнику достается баул, а рыжей бестии, Катьке - большой плюшевый мишка в полиэтиленовом пакете, вот и все. Топтыгин вылетает из скорого поезда уже на ходу, три минуты прошли как одна. Напоследок Александр прикладывает руку к 'пустой голове' - шутливый жест имитирующий отдание чести. Офицер внизу улыбается... девочки машут руками на прощанье. Где-то он видел раньше этого самого усатого 'полкана', лицо приметное - слева шрам наискосок от мочки уха к скуле, только у него на погонах тогда было по одной звезде... не на гарнизонной ли гауптвахте часом, или даже раньше, еще в Афганистане? Специфический картонный 'немецкий' чемодан учительницы говорит в пользу первой версии, но может случиться, что сталкивались и там... и тут, земля квадратная, углов всего четыре.
  Рассвет настает... не исключено, что последний в жизни Александра, на конечной станции уже давно ждет его 'комитет по встрече'. Трое-четверо боевиков и автоматы АКС-74У в комплекте прилагаются, после происшествия на вокзале 'они' всерьез рассчитывать на разные там финки или заточки явно не станут. Откуда возьмутся 'гады' - да самолетом из того же Екатеринбурга прилетят, скорее даже прибыли еще вчера, борта регулярно летаю, один прямой и два-три транзитных в день. Территория вокруг вокзала родного города для него - 'терра инкогнита', а у 'них' достаточно времени для ознакомления с окрестностями, или знающего проводника-пособника из местных найдут. Поэтому еще вчера решено, Александр должен бесследно исчезнуть из скорого поезда, Екатеринбург - Город N, вместо него домой вернуться лишь китайский 'Аббибас', часть документов и вещей. Если повезет и его страхи беспочвенны, то убыток небольшой. Скорее всего железнодорожники даже вернут владельцу и сумку и прочие сувениры, народ у них в провинции еще окончательно 'свободой' не испорчен. А если нет, то разъемы, три-эмовская изолета, рекламные проспекты Andrew, различные счета и командировочное удостоверение ему не потребуются уже никогда.
  Время, время, тикают секунды... черт, вещи то свои он отсортировал, это берет, то бросает, а 'антураж' необходимый на месте не создал. У тех, кто войдет в купе, должно возникнуть впечатление - хозяин 'теремка' бежал буквально минуту назад, спешно похватав первое, что попало под руку. Недоеденный колбасный фарш на стол, ложку воткнуть посередине туда же стакан с недопитым чаем принесем от соседей. Обязательно белье застелить и помять, словно спали на нем. Полотенце слишком чистое, и как назло и руки у него то же... протрем им берцы, пусть уж Сашку железная дорога простит за такой грех. Еще бы журнальчик порнографический поверх смятых простыней бросить до кучи... пусть думают вражины, что хотят в меру своей испорченной фантазии, да не получиться, нет у него с собой такой дряни. Вот вроде бы и получилось, хороший криминалист не купится на такие декорации моментально почует фальшь, да только скорее всего в купе первыми заявятся бойцы совсем с другой стороны баррикад и с ними может 'прокатить'.
  Александр напряженно смотрит в окно... неужели он пропустил развилку? Спокойно, без паники майор Кардош... вот появилась стальной змеей еще одна ветка слева, а вот мелькнула сверху арка сортировочной станции, а вот и пожарно-аварийный 'бронепоезд' на запасном пути стоит, все в точности, как две недели назад. Сейчас поезд остановится, двери открывают по требованию пассажиров... он не будет привлекать к себе лишнее внимание, пусть проводница, хлебнувшая вчера водочки на пару с грузином, спокойно спит дальше.
  Неплохо, совсем неплохо выходит пока... встали как раз между вокзалом и электричкой, народу между двумя составами шиш да маленько. На перроне замечены цыганка-наркодиллер, бабка с молоком и ватрушками и пара местных 'алконавтов' с синими харями. Все они толпятся в голове поезда, пустые и полупустые вагоны эту шатию-братию не интересуют. Александр не торопясь покидает 'скорый', дверь за собой закрывает как положено на замок, хоть бы кто на него внимание обратил... Теперь быстрый рывок к 'синей сестричке-электричке'. Раздвижные двери пока закрыты, но не беда, не так уж трудно их и отжать при некотором усилии, что Сашка и проделывает. Раз, два, поднатужились и мы внутри, чем не фокус-покус? Теперь, друг мой, остается тебе капюшон куртки на голову натянуть до отказа и рысью в конец, там где прицеплены два старых 'фашистских' вагона с сидячими местами. Задерживаться не стоит ни на секунду, со стороны вокзала двери открыты настежь и разнообразный народ постепенно заполняет длинную синюю кишку электропоезда. И ведь каждый из них может стать нежелательным свидетелем, способным начисто 'спалить' планы Александра. Одна лишь надежда на то, что с утра люди еще толком не проснулись. Перед двухэтажным вокзалом ничего подозрительного он опять же не заметил, ни боевиков, ни милиции, кругом обыватели и прочий околостанционный люд. Скорее всего Е-буржские 'бандюки' и не знают или забыли, что лет десять назад прямого поезда не было, прицепные вагоны стояли тут на сортировочной добрых три часа и народ часто попадал домой на электричке, та в пути лишь час с копейками. С тех пор многое изменилось, скорый стоит всего минут пять и то по техническим причинам, а выходят здесь лишь немногие местные пассажиры.
  Добежал он успешно, можно сесть... не спеши, сперва следует осмотреться, хоть и ехать тебе в этом антиквариате от силы полчаса. Кто тут есть, кто в тереме живет? Номер первый, чета пенсионеров, дед с бабкой... ладно, их вряд ли кто-то будет допрашивать этих склеротиков, да и спят фактически на ходу еще они. Номер второй... парень с красными 'затычками' плеера в ушах, чего он там рассматривает? Отхватил чувак, так отхватил добра немало... целая коробка аудиокассет у него рядом на сидении и в данный момент разглядывает товарищ меломан цветные этикетки-плакатики с 'Сиськами Кэтч' и 'Постоянным и Переменным токами'. Лицо у парня совершенно отрешенное от мира сего, случись тут термоядерная война и то не заметит. Пребывает 'мен' где-то в параллельной реальности, на здоровье - пусть там и остается до самого города. Номер третий, девица-подросток с двумя балбесами-погодками, мальчишками лет 11-ть и 12-ть. Судя по внешнему сходству - близкие родственники, старшая сестра с братьями возвращается из деревни куда ее сослали на выходные. Все трое заняты важным делом, старший из парнишек лупит младшего, затем девчонка 'учит жить' обоих и так у них по кругу. Эти трое Сашку вряд ли дознавателям опишут детально, слишком уж увлеклись семейными разборками. Смутил только его сам 'предмет' конфликта, судя по всему дети увлеченно делили наклейки-вкладыши от жвачки или конфет. Календарики и фантики - удел девчонок, они их собирают пудами, пока не начнут собирать нечто другое. В его сферу интересов, сколько уж Сашка себя помнил, входили всегда спорт, оружие, радио и те же девки, в разное время в разных сочетаниях и у других мальчишек его поколения примерно так же. А эти... тут уж недалеко, рукой подать до кукол-пупсиков, губной помады и кружевных трусиков, а ведь призывную армию контрактной когда еще заменят? Старшему из спорщиков давно пора девчонку за выпуклости пощупать слегка, Александр бы на его месте не удержался, да вот только не было у него в свое время такой симпатичной старшей сестры.
  Беглая проверка закончена, результат начинающего аса конспирации вполне удовлетворил, Сашка занимает место в дальнем конце вагона, проход между сиденьями под визуальным контролем, и тыл прикрыт надежно. Если и 'нарисуется', не дай бог, в дверях тамбура некая морда криминально-протокольная по его душу, то ее ждет пуля из ПМ.
  Осталось выждать последние полчаса, до места, до 'точки', где электропоезд на подъеме в гору затормозит и незаметно 'уйти по-английски'. Ох ты мать моя... от одного свидетеля, самого неприятного все же избавиться не получилось. Доноситься издали в такт перестуку колес... 'Билетики, билетики... приобретаем билетики!', и значит идет кондуктор, а у них память на лица профессиональная, иначе работать не смогут. Надо как-то сделать так, что бы его тетка-билетерша 'правильно' запомнила, она уже совсем рядом, какие есть варианты?
   Голову откинуть назад за сиденье, капюшон до упора натянуть на глаза...
  -Молодой человек! Билетик ваш?
  В ответ трясущейся рукой, Александр сует женщине две мятые синие купюры, не так уж сложно изобразить подобный 'театр' человеку, который даже сорвавшись однажды вниз с двухсотметровой высоты и повиснув на монтажном поясе не потерял самообладания ни на грамм. Жить захочешь и не так раскорячишся, вроде бы достоверно получилось, тетка брезгливо кинула ему оторванный от длинной ленты билетик и поспешно удаляется прочь
  -Наркоманы проклятые, житья от вас не стало! -именно так, с ударением на втором слоге, как и говорят в провинции.
  Сашка едва удержался от стандартно-рекламного 'Уйди бабка, я отлетаю!', так уж удачно вышло, случайного 'нарка' искать не станут, кому они нужны. Последняя опасность миновала и теперь следует приготовиться к 'десантированию', прыжок на ходу из поезда еще то развлечение, а у него в карманах масса разных вещей и инструментов. Пистолет зафиксирован надежно, после того как куртку он стянет снизу оружие никуда не улетит, даже если и выскочит из кармана джинсов. Остальную мелочь заботливо переложена носовыми платками и упаковочным полиэтиленом. Особое беспокойство внушал только золигеновский монтажный нож, хоть и предусмотрена защелка для фиксации, но как там сложиться в момент удара не угадаешь заранее. В любом случае даже короткому клинку не место на поясе, иначе есть риск самому сделать харакири, а выбрасывать дорогую импортную игрушку жалко. В руках держать... м-м-м, нет - плохая идея... Постойте... у него же ниже колена на штанах имеется специальный карманчик для финки, туда Золиген и поместить, а чтоб не выпал - обмотаем теми же 'пупырышками', стянем изолентой. Последний взгляд в окно, подъезжаем, видна знакомая башня-мачта радиорелейной станции, осталось минут десять для того что бы заправить брюки в берцы, затянуть все ремни и лямки и убедиться, что ничто не точит наружу, и нет риска чем-нибудь зацепиться за выступающие детали конструкции вагона.
  Мелькает и скрывается вдали дачный поселок, теперь к самому полотну подступает лес, время пришло. Распахнув внешнюю дверь тамбура Александр сразу сделал для себя два неприятных открытия... электричка на подъеме ход практически не замедлила, это еще пол-беда, неприятно, но терпимо. Внизу же его ждет на откосе не песок, а гравий! И не гладкие речные камешки-окатыши, а граненые, и острые словно зубы акулы. Успели все же проклятые дорожники заложить балласт, столько лет не сыпали, а тут как на заказ?
  Обратного пути все равно нет... Пошел! Порыв ветра в лицо, кратковременный кайф полета... удар и жгучая боль жесткой 'посадки'. Как не группировался и не вертелся он, а все же каскадер из него никакой, завалился в последний момент на бок. Левая нога ушла глубоко в песок, под правой оказался гравий и в результате острые камни жестоко 'грызанули' подставленный локоть и ребра.
  Пять минут на поверку самочувствия, руки и ноги - целы, имеются неприятные ощущения и не мало, но как без них, это тебе не девчонку щупать за сиськи. Встать товарищ солдат, тебе предстоит пробежать марш-бросок от полотна и до... там увидишь, где же просека, должна же быть здесь просека? Неужели он ошибся и не там соскочил? Вон она родимая никуда не делась, двадцать метров Сашка до нее не доехал. Живительный лесной воздух, движение и главное - чувство абсолютной безопасности, уж здесь то он точно один и за деревьями его не караулят автоматчики, быстро подавляют ноющую боль в ступнях. Через триста метров уже и не скажешь, что полминуты назад пришлось 'летать' и биться.
  Куда же он несется, не теряя впрочем головы ни на минуту? Вопрос еще тот... есть только один человек, который может выручить Александра из беды, остальные способны лишь погубить. И надо его, старого школьного друга обязательно застать именно там... в коттеджном поселке, где Борис, тот самый Борька-бандит обычно проводит выходные. Попытка выйти на него в городе скорее всего приведет к тому, что погибнут они оба, а здесь может и получится как нибудь. Здесь, далеко за городом предусмотрительный Борис оборудовал еще в прошлом году себе 'логово', конспиративную квартиру о которой знают только он сам, его двоюродный брат, да еще и Сашка. В криминальном бизнесе бывший боксер 'плавает' давно, с самого начала перестройки и до сих пор цел и преуспевает, а значит на его деловую хватку и чутье можно положится.
  Лес, поле... опять лес - теперь уже ельник, просека, проселочная дорога, опять просека... не потерять бы направление и не заблудится. 'Компас в голове' его еще никогда не подводил, и в этот раз природный GPS сработал как надо. Слева показалось знакомое дерево с расстроенной вершиной, а значит уже рядом тропинка, сулящая верный путь к спасению. Можно правда и дальше по дороге двинуть, все равно она ведет как раз к коттеджному поселку, но Борис прямо так и сказал, что если что случится, то 'не светись на людях и подходи со стороны леса'. Совет ценный от знающего человека и пренебрегать им не стоит ни в коем разе.
  Тропинка, тропинка, куда ты меня ведешь? Если Александр ничего не напутал и правильно запомнил план местности, то выйдет он минут через пять в задам усадьбы Бориса. Скромный двухэтажный такой домик, впрочем, куплен загородный 'дворец' на подставное лицо.
  Тревога... пистолет в руке Александра направлен в сторону источника потенциальной угрозы. Патрон пока в ствол не дослан и оружие на предохранителе, но на подготовку к выстрелу много времени не потребуется. Он уже почти пришел, виднеется между деревьями красный кирпичный забор и за ним синий профнастил крыши, как внезапно слева из кустов шум, голоса... разговаривают двое.
  В столь ранний час и в воскресенье кто тут будет шататься? Неужели засада? Что теперь делать? Сашка замер, обратился в слух, расхожий штамп их детективов но и в самом деле так выходит. Если там впереди ловушка, то скорее всего 'медовая', один голос женский, девка молодая, второй определенно - парень. Отбой, молодые люди отдыхают после трудовой недели, а заодно и кое-кого на 'любовь' парнишка уламывает. Ни погода, ни место действия им не помеха.
  Сашка еще раз прислушался и в сердцах сплюнул, ну и девицы в наше время. Ты ей сперва колечко с бриллиантом подари, а уж потом она тебе и даст... может быть, а может и передумает. Нет, он не против подарков девушкам, и сам всегда дарил и постоянным и нередко даже случайным 'разовым' подругам, но что бы так в лоб? Он бы послал такую меркантильную 'мамзель' подальше и пошел в баню... в смысле - в публичный дом к проституткам, выйдет и дешевле и полный сервис. Иных заведений у них в городе уже и не осталось, со времени воцарения ЕБНа в общественных банях уже не моются, а лишь сношаются, все общие отделения перестроены на отдельные номера. Более того, что ни день, то смотришь - и новая сауна открывается в районе... тьма тьмущая уже их, и далеко ходить не надо. Ближайший 'секс-сервис' обосновался как раз в школе, где когда-то Сашка учился, туда, правда, он заглянуть не рискнул - стыдно как-то выходит. Чего уж греха таить, после того как трагически погибла в автомобильной катастрофе последняя его 'пассия', держался он полгода, а там природа взяла свое. Раз 'сходил в баню', и еще потянуло... зарплата вполне себе допускает такое удовольствие по выходным. На третьем заходе 'банно-сексуальная' жизнь у него закончилась навсегда, наткнулся в борделе внезапно на дочку знакомого по работе. Девке пятнадцать лет, захотела она 'стать взрослой' и ждала как раз первого клиента. Заплатил он тогда за дурочку двойную цену как за эксклюзив, почти вся 'окончаловка' с премией на нее ушли, заставил одеться и потащил домой к родителям. Там начинающей, юной 'звездочке' порнобизнеса прямо при нем и дали другие не менее острые ощущения, почти в то же место только с обратной стороны. Вышибала пытался воспрепятствовать тогда 'похищению сабиянки', но не то не рискнул связываться с молодым и здоровым парнем, не то видел ранее Александра в обществе старого друга и его боевиков, драки как в кино не вышло. С тех пор он окончательно и завязал с 'продажной любовью', и моется дома под душем.
  Молодежь в сторону, пускай себе торгуются на здоровье, раз уж им приспичило. Узкая стальная дверь, окрашенная в цвет кирпича и где-то рядом в должна быть кнопка звонка и еще... 'отойди на пять шагов назад', зачем? Отойди и увидишь, и тебя обязательно увидят - из ниши над дверью смотрит на пришельца объектив миниатюрной видеокамеры, ХХ-й век на дворе. Томительно текут секунды и минуты, неужели никого нет дома? От сердца отлегло, комариное гудение обмотки электропривода и щелчок замка, путь свободен.
  Александр обогнул неброское, обычный кирпич, но внушительное здание в поисках черного входа. Далеко идти не пришлось, хозяин встретил незванного гостя в дверях. С полминуты они стояли напротив и смотрели глаза в глаза, затем...
  -Заходи, раз уж прибежал! - коротко бросил Борис и двинулся в дом, Сашка пошел следом.
  Вопреки установившемуся общественному мнению, главари провинциальной мафии в ту пору не выглядели 'конченными отморозками', какими их обычно изображает телевидение. Александр был знаком с некоторыми, один солидный коммерсант по виду, другой скорее тянет на тренера, обычные люди, если не вникать в их подноготную. Борис так и вообще внешне не 'тянул' на представителя пресловутой 'системы'. Вот и сейчас мало кто бы заподозрил в обычном, плотном здоровяке лет под тридцать руководителя одной из криминальный группировок. Лицо как раз у него доброе и спокойное, одет 'грандо мафиозо' в китайские штаны от спортивного костюма и темно-синий технический халатик. Истинную профессию его обладателя выдает лишь толстая золотая цепь без креста на шее. Они оба с Сашкой неверующие, а цепочки местные 'бойцы' носят лишь для страховки, вроде как возьмут в сауне голого, есть чем откупиться от жадных 'ментов'.
  Обстановка внутри знакомая до жути, место обитания радиолюбителя-холостяка со стажем, в 'системе' у Бориса кличка-псевдоним 'Инженер', отсутствие женской руки в хозяйстве заметно сразу и с порога. Они и тут похожи, Александр и сам никогда 'порядок' в женском понимании этого слова не наводит у себя, все вещи лежат не там где 'красиво', а там где им и следует быть по назначению. Ничего не теряется и не прибавляется, все под руками, от паяльника до осциллографа, и все при деле, даже если сверху сантиметровый слой пыли скопился. Скорее всего Инженер не отдыхал, а трудился в поте лица, когда его оторвали от дела. На столе микроскоп, мерно шуршит вентиляторами паяльная станция, и судя по неимоверно мелкой плате величиной с ноготь ваяется очередное подслушивающее устройство. С импортной спецтехникой пока еще туго, кустарные поделки с митинского радиорынка серьезного потребителя не удовлетворяют по техническим характеристикам, вот и приходится Борису порой работать по своей второй, мирной профессии.
  -Это так... проба пера, мы осваиваем переход на 'цифру' пора уже давно, -криво улыбнулся старый друг, -Давай лучше к делу, на чем залетел? Попробую угадать... опять девки?
  -Боря ты не поверишь... -И Александр выложил все от начала и до конца, и про Шерхана с его 'шестеркой' и про тех двоих квази-'омоновцев'. Рассказ получился достаточно короткий и содержательный.
  -И в самом деле не поверю, странная история... -Борис потянулся к трубке стационарной транковой радиостанции, -Про вокзал я уже наслышан, с утра было сообщение на 'Маяке' и местные УКВ-ФМ, 'Жопа плюс' отбрехались, а вот с тобой... Кому же звякнуть, да как бы не 'палиться' лишний раз напрасно и не привлекать внимание? Ты не ошибся, может урки тебя так напугали? У нас их нет в товарных количествах, а в Е-бурге в отдельных районах прямо табунами ходят.
  -На сидельцев они не похожи, я же тебе сказал, уровень минимум нашего местного ОМОНа, если не выше. Татуировок я не заметил и главное - не те рожи, совсем не те, на бывших зэков не похожи.
  'Пикает' клавиатура базового блока, Борька все решился и теперь набирает номер. В поселке есть и обычные телефонные каналы, однако почему-то старый приятель предпочитает транк. Пара дежурных фраз вроде бы 'ни о чем' и неожиданно добродушное лицо хозяина особнячка сереет и меняется, словно маску он другую натянул.
  -Жопа... писец полный!
  -Борис, но...
  -Молчи Сашка, ради бога! Знаешь с кем я разговаривал? С твоим тренером, старый хрыч держит всегда нос по ветру, три слова сказал и больше не надо. Тебя везде ждут и на нашем Динамо и в аэропорту и на вокзале, и выезды из города перекрывают... Час назад из Е-бурга чартерный рейс прилетел, почти сотню автоматчиков привез, они за тобой явились!
  -Мать их... прости я не хотел...
  -Давай уж колись дальше, не верю я, что за ту 'вокзальную Рембу' так тебя любят! Этих мудаков можно хоть по десятку в день рылом в асфальт, никто и слова не скажет, они не в системе. Что!? Что там еще было???
  Пришлось потратить еще почти полтора часа, память у Александра хорошая, но друг потребовал чуть не по минутам изложить события последних двух недель.
  -Стоп! С этого момента подробнее, со всеми мелкими деталями давай! -остановил Борис Александра, когда тот дошел до эпизода с армянином-вербовщиком в баре гостиницы.
  Сашка и продолжил, пытаясь припомнить все подробности, а его собеседник тем временем потянулся за ноутбуком. Секунд тридцать-сорок что-то там он набирал на клавиатуре и неожиданно - раз и экран повернут прямо в лицо Александру.
  -Он или нет? Узнаешь своего ару?
  -Да конечно, постой только тут он в форме капитана ВВ? Откуда...
  -От верблюда, есть у меня база в электроном виде на всех ренегатов из органов, на всех ссученых ментов и гебистов. Где взял, там уже нет, не спрашивай, все равно не скажу. Понял теперь на чем сгорел, или все еще не дошло никак?
  -Так я же...
  -А он нет! Ты чего в самом деле вообразил, что армянин тебя в киллеры вербует и прямо так с ходу выкладывает и заказчика и кого следует убрать? Проверка это была Сашка. Проверка!
  Борис принялся разъяснять старому приятелю механику 'убойного бизнеса', столь развившегося в последние годы. С его слов выходило, что обычно исполнителя нанимают не напрямую, а через цепочку посредников, истинного заказчика покушения он не знает, и не должен знать. В самых 'тяжелых' случаях после акции 'убивца' и часть 'нанимателей' просто-напросто ликвидируют и концы в воду. Разные там прапорщики, решившие подкалымить немного с казенным АК и бомжи с кухонными ножами согласные на все 'за ящик Рояля' не в счет, в здравом уме никто к их услугам прибегать не станет.
  -Пойми... тебя проверяла служба безопасности одного очень влиятельного ху... ладно скажем так - 'кадра'. Отсюда и все последствия.
  -Прости а... нахера?
  -Еще раз, они всегда работают на упреждение! Иначе грош им цена как секурити... В Е-бург приезжает на две недели снайпер, 'стрелок от бога', да еще и имеющий связи в криминальной среди. Не делай только круглые глаза! Я по твоему кто?
  -Идем дальше, к тебе подкатывает тот самый ара и прощупывает, что да почем, потом делает доклад боссу и тот уже решает, как с тобой поступить дальше.
  -Да я же отказался!!! Б...ть!
  Не важно Саша... -Борис еще раз крутанул в руках ноутбук, короткий и толстый палец его теперь указывает на заднюю панель, -Что это такое знаешь?
  -Audio in, аудиовход, линейный вход звука... Но...
  -Молодец... соображаешь... Армянин имел при себе диктофон, записал ваш разговор, позднее оцифровал запись, смонтировал в редакторе по своему вкусу, загнал обратно на кассету и подал 'наверх' хозяину. Грубо и топорно сделано, эксперт увидит подделку по осциллограмме, уровни не стыкуются, фоновый шум не совпадает на фрагментах, как его не дави фильтрами. Только никто не будет глубоко копать, на слух же вполне себе доказательство твоих преступных намерений. Ты мне скажи, ты с ним так и разговаривал в обычной своей манере, короткими фразами с длительными паузами? Знаешь... очень облегчает работу монтажеру такой стиль.
  -Как обычно, и еще потом мы до самого закрытия сидели, пиво хорошее пили... -только тут Александр обратил внимание на странное обстоятельство, 'восточный человек' не столько говорил, сколько слушал собеседника, изредка вставляя слово-другое, для них такая манера общения не характерна.
  -За город местные связисты тебя возили, дворцы 'шишек' показывали?
  -Да...
  -А рядом значит человечек с камерой вертелся ненароком... вот тебе и второе доказательство, хватит? Зачем? Почем я знаю... может у ары финансовые проблемы и он рассчитывал получить солидный бакшиш от босса за сдачу киллера, может просто решил подняться в иерархии, а тут ты удачно подвернулся под руку. Пошла команда и на тебя спустили парочку бывших ментов из его охраны с конкретным заданием, должны были сработать чисто под 'хулиганку' и никаких вопросов бы не возникло. Никто же не знал заранее, что все так идиотски выйдет.
  -Киллеры...
  -Какие к чертям киллеры! Обычных бойцов на тебя кинули, не та фигура, какая от тебя 'ответка' потом, за тобой же никто не стоит? А вот обидел ты, Саша очень большого и 'говнистого' дядю.
  -И теперь?
  -Не знаю... год назад вообще без шансов, сегодня примерно один к десяти.
  -Да что хоть за черт такой, скажи наконец!
  -Зачем тебе знать? Все одно до него не достанешь... Есть в Е-бурге эдакий 'Царь', он сейчас и жадет твоей крови. Личность даже по меркам нашей системы ублюдочная, наверху лишь потому, что имеет личные связи с окружением президента, выполняет роль посредника между системой и Кремлем. Богат как Крез, почти все заправки в России под ним, и еще ряд жирных теневых бизнесов в придачу имеет. Редкостный маньяк и садист до кучи, да с 'голубым' уклоном вроде, но это надо у твоего знакомого армянина уточнять.
  -И...
  -Погоди... не гони, у нас тут революция намечается маленькая, на 'царька' уже три покушения было с начала года, сильно его не любят, стабильно берет гад сторону власти, а нас постоянно обижает. Единственный пункт по которому мы согласны с Москвой, да и с остальными регионами - 'Царь' зажрался. Ближайшие две недели покажут окончательный расклад сил, или увидим самодержца нашего в окружении Ельцина, или в гробу с цветочками.
  -Так мне что делать теперь?
  -Бежать... бежать и прятаться... пока 'Царь' вполне себе еще царствует, не везде правда, наши менты уже от него отодвигаются, почуяли - шатается трон. Давай сразу и к делу... насущные потребности какие у тебя? Потом я кое-что предложу, для себя заготовил на подобный случай, заодно и проверим, как моя наработка выйдет на практике. День до до полуночи полностью за нами - охота на тебя еще не началась, е-буржцы без посторонней помощи на месте хрен разберутся, а главный наш авторитет гуляет в Казани на свадьбе у племянника. Считай тебе повезло крупно... пока 'Царь' с ним договорится и сторгуется, а Ахмет ему ни разу не раб, скорее вассал, как раз сутки и пройдут.
  Александр начал перечислять, хотелось много чего, но в первую очередь нужны патроны и еще один магазин для пистолета, не помешали бы кобура для скрытого ношения и принадлежности заодно.
  -Это не проблема, зачем я за лицензию ЧОПа плачу такие деньги? -Борис повернулся спиной к другу и защелкал верньером замка небольшого настенного сейфа, набирая комбинацию.
  Вскоре на столе, как на скатерти-самобранке, появились шесть уже хорошо знакомых по мвдешному тиру коробочек серого картона и парочка новеньких, еще в заводской смазке вороненых магазинов... затем был выложен и небольшой полиэтиленовый пакет с шомполом и прочими полезными 'безделушками'.
  -Хватит? Кобуры у меня висят в гардеробе внизу, сам подберешь по вкусу и размерам. Покажи уж заодно трофей из Е-бурга, добрый хоть ствол или нет попался?
  -Смотри... -Александр извлек и продемонстрировал свою 'пушку', в руки его приятель чужое оружие не взял, мало ли... что там на этом ПМ еще 'висит', в каких криминальных подвигах данный пистолет отметился.
  Что не так? На лице Бориса, словно на экране телевизора 'отобразились сомнения', он покачал головой, что-то ему не понравилось? Пистолет как пистолет...
  -Может возьмешь помповое ружье вдобавок? Есть у меня лишнее и вполне доброе, не верю я в эти хлопушки имени товарища Макарова. Воевали мы с азерами в прошлом году, я с парнями на 'стреме' стоял, вроде как в охранении, пока другие с 'чурками' разбирались. Один горный козел на меня и выскочил из кустов, прижали их, побежали как тараканы кто куда. Разминулись с миром и любовью, он в меня обойму выпустил, я в него семь патронов засадил... шагов с пятнадцати перестреливались. Сам видишь, я живой, ни одна пуля не задела и 'грач' от меня убежал целым.
  -Спасибо, но куда в городе с такой длинной 'дурой'? Мне вполне достаточно одного ПМ для самообороны. -ответил Сашка, отметив про себя, что не бывает плохого оружия, когда приспичит и 'лопата стреляет'.
  -Ладно, как знаешь... какие документы при себе есть? Давай все сюда мечи!
  Александр послушно выложил, что у него было в карманах, вплоть до пропусков, последних набралось целых пять штук. Борис деловито сгреб всю эту маленькую кучку разноцветных корочек и поспешно удалился в соседнюю комнату. Оттуда вскоре послышался специфический 'ширкающий' шум не то сканера, не то принтера, гудение еще каких-то аппаратов, и запахло свежей краской... такое впечатление - заработала за стенкой маленькая типография. Отсутствовал старый друг недолго, Сашка даже не успел толком рассмотреть обстановку, пока он разглядывал фотографии в рамочках на стенах, тот и управился с делом. Скорее всего, 'Инженеру' уже не раз приходилось подделывать разного рода удостоверения, паспорта и прочие весьма нужные 'бумаги'.
  -Вот глянь... сработал! -и Борис с гордостью продемонстрировал приятелю потрепанный образчик бывшего ранее 'серпасто-молоткастого', а ныне 'курино-имперского' документа. -Удачно вышло, как на заказ, привыкать тебе придется лишь к новой фамилии, имя старое осталось и не забудь смотри, ты теперь женат, колечко медное я тебе дам.
  -Боря, что тут за рожа!
  -Я тебя в фотошопе немного подработал для достоверности. Фото, кстати с твоего пропуска на телецентр взял. Через неделю бегов таким ты и станешь, а ранее тебе ксива не нужна, медведи в лесу документов спрашивать не станут. И вот еще, очень важная распечатка, ознакомься и постарайся запомнить адреса... судьба твоя дальнейшая, если вдруг да с 'царем' е-буржским большие люди в Москве все же поладят.
  Два листа белой бумаги формата А4, заполненные мелким убористым шрифтом, западно- и восточно-европейские города: Берн, Вена... Прага. Неплохо бы туда, давно мечтал он побродить по 'швейковским' местам и отведать знаменитого пива и кнедликов, поди-ка с тех пор у них мало чего изменилось. Постойте, но при чем здесь французы, откуда они взялись... епть, да это же указаны вербовочные пункты Légion étrangère, иностранного легиона!
  -Зачем? Куда ты меня посылаешь? Другого безопасного места за бугром нет?
  -Нет... кому ты там нужен?
  -А если я... в американское посольство подамся... политическое убежище?
  -Эротические фантазии? Родину решил продать в розницу? Поздно без тебя уже все спустили и по дешевке... Я вот Сашка вроде и еврей отчасти, прапрадед из кантонистов происходит, и ты думаешь, примут меня на исторической родине? А ты вдобавок еще и русак чистопородный, если по морде лица судить.
  -Так зачем же сразу в Легион, куда-нибудь в другое место пристроится нельзя?
  -Почему... можно! Есть и другие организации по найму 'диких гусей', только с Légion étrangère - самое верное и легионеры имеют все же статус военнослужащих, хотя папуасам разным пофиг. Ишь какой разборчивый выискался, маршал Малиновский там служил, а ты у нас всего лишь сержант, и то поди на дембель лычки дали.
  Борис устало вздохнул, и принялся объяснять свой 'гениальный план', некоторые детали вызывали вполне законное сомнение, но в итоге Александр понял - прав старый друг, реальное дело предлагает, а не пустые 'прожекты'. Никаких собственных соображений или хотя бы наметок у него самого не было и в помине, а значит остается лишь доверится Борису.
  -Ты пойми наконец... пока ты бегаешь, пока в движении... тебя очень трудно взять, если только сам нарвешься по дури... Как с тем киллером московским вышло, припоминаешь? Не слыхал? Ну ты и тормоз, совсем от жизни отстал, ТВ полгода жевало подробности. Всем миром его искали от братвы до бывшего комитета, а взяли только когда он 'осел' на постоянное жительство, да еще и бабу себе завел... идиот. Везде наши диаспоры, рано или поздно выйдешь на них и сдадут.
  -Меня возьмут туда в Легион? Я же по-французски ни ухом не рылом?
  -Да без вопросов, в Интерпол 'Царь' тебя не заявит, а профпригодность покажешь лягушатникам на стрельбище. Минимальный срок контракта всего пять лет, дальше пойдешь вверх в чинах - капрал, сержант... там еще у этих чертей есть для нашего брата заманухи много. Ты пойми Сашка, Легион под спецслужбами, туда за тобой не полезут, себе дороже выйдет. Да и не достать им тебя физически, зашлют ведь в такие дремучие епеня, куда нога нормального европейца и не ступала сто лет. К примеру... в Кот-д'Ивуар к 'ниграм' поедешь на 'сафари'... экзотика, и прикинь... Все на халяву, все за казенный счет!
  -Сам то как, может...
  -Я пока подожду, даст бог и соскочить получится без потерь. Когда еще Москва братве всеобщую зачистку не устроит... надеюсь - год-два в запасе есть. Ты же знаешь, у меня магазинчик с радио-барахлом легальный, и голубая мечта... есть своя перспективная разработка, металлоискатель... Авторское свидетельство взял даже на изобретение. В Европе спрос есть на такие штуки, народ шарится по разным руинам, клады ищет, может даже и на экспорт получится поставлять, моя поделка бьет импортные аналоги по чувствительности, и стоит разумных денег.
  -Жаль...
  -Чуть не забыл, держи! -Борис протянул Сашке две пачки перетянутые резинками, одну толстую, почти в три сантиметра с 'деревянными' денежными знаками, а другую совсем тоненькую, но с портретами 'ненаших' президентов, -Извини, валюты много при себе нет, почти все средства работают в обороте. Хватит тебе до ближайшего вербовочного пункта доползти, если отелей покупать не будешь по дороге... Бери кому говорю! Сочтемся потом, угольками в аду, или через пять лет в Африке встретимся в Легионе, отработаешь.
  Дальше... основная идея у Бориса простая как жизнь, надо выждать недели две в каком-нибудь укрытии, пока вопрос с 'Царем' не прояснится окончательно, а затем или двигаться к ближайшей границе, благо 'рубежи родины' в наше время дырявые, или возвращаться к родным пенатам. В качестве 'безопасного логова' предложены северные области региона, где уже начинается натуральная тайга. Транспорт... тут сложнее, хорошим вездеходом приятель не располагал, как то не досуг ему было съездить во Владивосток, а на местах цены на джипы держаться 'конские'.
  -Дал бы я тебе свою 'буханку'-уазик, но в ремонте она болтается... Есть у меня резервная 'бэха', да толку от нее на грунтовке как от... Твоя отцовская 'Нива' в каком состоянии, живая еще или уже скопытилась?
  -А чего ей сделается? Вполне себе бегает машинка, и все равно других вариантов нет, не пешком же уходить в леса?
  -Где держишь? Съемный гараж, хорошо... кто кроме тебя знает?
  -Почти никто, хозяин и смена сторожей, договоров я не заключал никаких, бумаг не подписывал, и бываю там редко, прихожу лишь по выходным.
  -Значит так... я тебя подкину в тот район, заберешь машину и к выезду из города мухой, постарайся не маячить на центральных улицах, наверняка е-буржские автоматчики уже там ошиваются. И не вздумай соваться на квартиру или по знакомым ходить, нарвешься на засаду.
  Вот и все, сборы в дальнюю дорогу почти закончены, остальные необходимые вещи, инструкции и прочие эксклюзивные 'наработки' Сашка получит потом, пока же стоит на повестке задача 'намбер уан'', надо добыть свой родной 'тазик', незаметно забрать из гаражного кооператива старенький ВАЗ-2121.
  -Стой! Блин... старею что ли я, склероз. -неожиданно Боря 'тормознул' его уже на крыльце и метнулся обратно в дом.
  Обратно приятель явился быстро и принес с собой некий предмет, отдаленно смахивающий на портативную радиостанцию.
  -Хорошая игрушка, сканер... берет почти все необходимые диапазоны. От сердца отрываю, сколько раз меня 'айкомчик' выручал, юзай его Сашка почаще! Народ у нас непуганый, в эфире как в бане - все открытым текстом. Едешь бывало в 'Озерные дали', е-мое... докладывает мент из кустов - 'такой-то проследовал', 'маски-шоу' готовится? Кидаю нашим условный сигнал на пейджер, пусть чистятся, 'левые' стволы в речку и прочее компромат туда же. У девайса приблуда есть жутко полезная, позволяет оценить мощность сигнала 'выловленного' передатчика, можно наскоро прикинуть, как далеко от тебя находится источник сигнала.
  Время имеет свойство пролетать незаметно, вроде бы только утро, а глянь - уже смеркается. Вдвоем они быстро загрузили в багажник и салон БМВ мешки, тюки и коробки. Никакой спешки и суеты, у рачительного хозяина все заготовлено заранее, везде наклеены цветные ярлычки, в гараже имущество сложенно аккуратно, словно на образцово-показательном складе. Предусмотрительный он, поэтому до сих пор и живой, Борис видимо давно готовился к 'дню Х', когда придется 'рвать когти' и вот момент настал... разве, что пока не для него.
  -Запас батареек и консервов я недавно освежил. Одежда и обувь - у тебя с моими двоюродным братом Коляном один размер, как раз его комплект тебе и подойдет. Бензин... мало, одна канистра всего, туда хватит, дальше сам добудешь.
  В машине старые друзья не разговаривали, сидели молча, каждый был погружен в свои собственные мысли. Несколько кругов по улицам вечернего города, обычная проверка - нет ли 'хвоста' за ними, вроде бы все чисто, никто не следит за черной 'бэхой'. Расслабляться все же не стоит, где-то рядом те самые е-буржские 'автоматчики', может быть опасность таится в припаркованном возле сквера микроавтобусе-иномарке, что-то раньше таких Александр не видел, а может и нет, не угадаешь теперь, приходится постоянно быть начеку. Впервые Сашка оценил по достоинству пользу тонированных стекол, попробуй разгляди, кто там еще сидит кроме водителя в быстро пролетающей мимо машине, в лучшем случае глазастый наблюдатель увидит лишь силуэт. Знакомая развилка на окраине возле мясокомбината, чайки все еще висят в воздухе над заводской свалкой, несмотря на позднее время... Борис резко тормозит 'в пол', движение головой - 'выходи' понятно и без слов, и они расстаются, есть надежда, что не навсегда.
  Провожать взглядом улетающую на всех парах прочь БМВ он не стал, есть куда более актуальная задача - осмотреться на местности и решить как попасть в гаражный кооператив. Туда ведут два пути и оба одинаково опасны, если предположить, что некто нехороший решит устроить засаду. После недолго размышления Сашка выбрал самую короткую дорогу, если уж суждено нарваться, так лучше сразу, все равно от 'своей' пули, как и от судьбы не спрячешься.
  За мутным окошечком дремлет сторож, красно-белый полосатый шлагбаум задран в небеса, проезд и проход открыт для всех желающих. В другое время Александр перекинулся бы парой фраз с разговорчивым стариком, ровесником его деда, но не сегодня и не сейчас, лишние свидетели ему совершенно ни к чему.
  Удачный день, воскресенье... все провинциальные 'тазоводы' расползлись кто-куда, узкие 'кирпичные' улицы пусты. Здесь уже нечего опасаться, здесь не спрячешься, увесистые висячие замки на многочисленных железных створках гаражей, как знак гарантии - 'проверенно, мин нет'.
  Пришли... пока без приключений на свою задницу, временное жилище его дважды двадцать первой находится в самом конце улицы возле тупика, заканчивающегося почти трехметровой стеной. Ворота нараспашку и вот уже фыркает и чихает выхлопом двигатель зеленого родного 'пепелаца', старушка очень даже еще живая. Выгнав машину, он вернулся под крышу гаража, надо прикинуть, не стоит ли чего-нибудь прихватить с собой, поездка предстояла необычная и не исключено, что последняя в его жизни. С детства знакомые запахи гниющей где-то по углам промасленной ветоши и бензина кружат голову, 'душок' еще тот, вентиляцией здесь особо не заморачиваются. С хозяином они договорились так - его 'барахло' сложено слева, свое же Александр хранит на другой стороне, вот туда он сейчас и смотрит. Большой ящик картонный, и судя по всему не пустой... что еще за сюрпризы? Запасов он никогда не делал, 'хомячизм', столь распространенный у провинциальных обывателей и особенно усилившийся в начале 90-х, ему абсолютно чужд.
  Спирт 'Рояль', зеленые литровые бутылки, этикетка с золотистой каймой и ярким шрифтом. Тот самый знаменитый, 'ударил по клавишам и почки отвалились', на этом волшебном напитке возрождается в России православие и прочие великие 'национальные традиции'. Польза служителям культа даже двойная выходит, сперва денежки 'капают' от реализации, а затем еще набегает изрядно за похороны потребителей. Совсем недавно прошла кампания по всеобщей 'роялизации' России, спирт продавали чуть ли в каждом ларьке и днем и ночью, и взрослым и детям без ограничений, на рынках стояли настоящие зиккураты из ящиков 'Royal', обычно в центре баррикады скучает продавец, рядом мордастый охранник поигрывает резиновой дубиной, а вокруг ходят кругами разного рода пропойцы-'колдыри'. Лишь в последние полгода ядреную и дешевую голландскую отраву потеснила на рынке не менее вредная, но более привлекательная для отечественного потребителя польская. Мутным потоком хлынули в провинциальные палестины: 'Амарето' - он же 'бабоукладчик' или 'дефлоратор' - это смотря с кем пьешь, 'Black Death' - и в самом деле смерть натуральная, для ценителей с толстым кошельком - 'Распутины', 'Абсолют', 'Рогатая финская' и прочая и прочая... Бутылки красивые, привлекательные, само содержимое вполне сойдет за химическое оружие направленного действия - 'Минздрав предупреждает!'.
  Откуда? От верблюда вестимо... расплатилась в Александром одна мелкая фирмочка натурой за монтаж и настройку локальной сети в офисе, было дело, не нашлось у 'бизнесменов' авоськи 'деревянных'. Однако сам он к сомнительному 'пойлу' не прикоснулся, домой не носил, так куда же подевали два 'литра', двух бутылок в ящике не хватает? Добрался до алкоголя, похоже, владелец гаража 'дядя Петя', остается только надеяться, что у мужика хватит силы воли развести дармовой спирт водой, иначе на одном из местных кладбищ вскоре появится новый постоялец. И все же Сашка не удержался, прихватил несколько 'пузырей' с собой в дорогу, не обязательно же пить 'это', можно залить в бачок омывателя переднего стекла, или вдруг да возникнет в пути потребность в 'жидкой валюте'.
  Еще что-то обязательно взять он намеревался захватить с собой... вот тот зеленый мешок с надувной лодкой. Борис уж очень оптимистично предположил, что паромные переправы через большую судоходную реку на востоке все еще функционируют. Те времена уже прошли, неуклюжие железные 'калоши' ржавеют на берегу, а может и порезаны на металл. У мостов же, а их по пальцам одной руки можно пересчитать, наверняка ждут беглеца люди 'Царя', двадцатый век - дураков нет. Резиновая лодочка на вид неказистая и маленькая, на двух человек всего рассчитана она, но в спокойную погоду на ней можно смело форсировать даже матушку-Волгу, проверено на практике. Вроде все... 'на дорожку посидеть' - только в машине здесь не получится, ничего не забыто? Что там такое в дальнем углу валяется под грубо сколоченным из неструганных досок верстаком? Ба, да это же лабораторная спиртовка, знакомая по урокам химии в школе многим поколениям. Стекло мутное, прозрачность утратило почти полностью, однако железный таганок цел и фитиль на месте. В походной жизни вещь полезная, скорее всего Борис заготовил примус, какой-нибудь 'Шмель', но для него нужен бензин, а для этой старой склянки сойдет и 'Рояль', единственное разумное и главное - безопасное применение для импортного яда. Вещь безусловно must have, берем не глядя, как без нее и еще одну бутылку 'Королевского' в придачу.
  Тронулись, мягко урчит прогретый мотор, потертые до белизны чехол сидения слегка скрипит, все собирался Александр обновить 'обстановку', да руки не дошли, под рукой теплой руль, жаль 'ствола' АК у ног нет, а то прямо по Розенбауму выходит.
  Придеться менять кардинально стиль вождения, хоть здесь и не Афганистан, а родной и до боли знакомый город, однако теперь и здесь 'пулей плюнуть' могут в лицо. Разные там кусты и прочие подозрительные места надо буквально 'пролетать', как раз у выезда из кооператива заросли... Он только собрался надавить на педаль газа, как неожиданно в мерный шум движка встроилась неведомая 'чужая' нота, что за хрень... он же вроде один на этих узкий улочках, где разъезжаются едва не царапая друг-друга бортами?
  Рев мощного мотора полностью глушит шум от ВАЗ2121 и слева, из боковой улицы выдвигается длинный и черный капот, отрезая Александру путь к выезду, самой 'вражеской' машины полностью не видно... ни разу не 'Волга', уж 'баржу' то он бы опознал и по одним задним фарам.
  В голове играют траурные марши и балет 'Лебединое озеро', как по ТВ при смене очередного генсека... 'А ведь пожить и не успел толком, надо было хоть девку в Е-бурге снять напоследок, клеились же к нему на курсах...'... Подловили его, как глупо и банально все же вышло! Но это верхний уровень, нижний у Сашки традиционного живет сам по себе.
  Левая нога до хруста вдавливает в пол педаль сцепления, щелкает рычаг переключения скоростей, бешено выкручивается руль и снова газ - на мгновение рык 'своего' двигателя перекрывает чужой шум. Слышен противный скрежет по металлу, ломается где-то сзади пластик, теперь уже все равно, отъездились дальше пешком, лишь бы только не вперед ногами.
  'Очнулся' он быстро, и нескольких секунд не прошло с момента первого контакта. Расклад пока такой: он снаружи и скрючился за корпусом машины, 'Нива' развернута под углом 45-ть градусов к дороге, задней частью уперлась в кирпичную стенку гаража. Все правильно сделал, теперь пуля из АК на пути к нему встретит сперва тонкую сталь обшивки, а затем - двигатель. В теории его могут достать лишь рикошетом, но то теория... байки про 'шейку рельса' он сам лично проверял, если только рельс ему неправильный тогда достался? Двигатель заглушен, включен дальний свет... ждем-с... пусть гастролеры начинают выступление. Как хорошо, что покойному папаше достался экспортный вариант ВАЗ2121, сиденья с высокими подголовниками, на водительском вдобавок еще и старая сашкина куртка висит, в неверном свете фар сойдет за силуэт человека. Стоптать его у врагов опять же не получиться - проезд он почти перекрыл, жаль только - удрать ему не судьба под прикрытие машины, мешает высокий забор в конце улочки-тупика. Он не трус ни разу, страха нет ни капли, но любой огневой контакт с 'ними' - добро пожаловать в Иностранный Легион, 'их' правоохранительные органы не найдут, а вот тебя повяжут обязательно и сделают крайним.
  Секунда, растянутая в часы, томительное ожидание, пистолет жгет ладонь как огнем, когда же начнется? Будет как в голливудском боевике или нет - в отечественной поделке в подражание, по сценарию, написанному пьяным режиссером в пятницу... Тонко взвизгнет спрятанный внутри двери сервомотор, опуститься вниз темное тонированное стекло, в образовавшийся проем выглянет из полумрака салона уродливый раструб АКС-74У и выбросит сноп огня.
  Длинная очередь на весь магазин... сыплются сверху дождем мелкие льдинки каленого стекла, пули безжалостно кромсают все, до чего дотянутся. 'Они' всегда так палят, Александр осматривал во внутреннем дворике за тиром 'Динамо' пару 'бандитских' иномарок превращенных в решето российским автоматическим оружием. У стороннего наблюдателя, складывается стойкое впечатление - убийцы пытались расправится не с конкретным человеком, а именно с несчастной БМВ, столько там дырок от пуль. На самом деле причина странного явления кроется не во врожденной криворукости киллеров, они как раз грамотно применяют оружие. Автомат - неудачно его обозвали у нас, на западе в ходу другой термин - 'штурмовая винтовка', на средних и дальних дистанциях она действительно винтовка, однако, с десяти метров превращается в 'окопную метлу'. Выбросить лавину свинца в сторону противника, а там по теории вероятности пули сами отыщут 'виноватого', прицеливаться нет времени, кто раньше успел нажать на спусковой крючок, тот и остается в живых.
  Проблема у киллера-автоматчика возникает только в случае, если его жертва сумела пережить первый натиск и способна дать отпор... вот тут и становится понятно, почему заокеанские 'бойцы', 'солдато' Аль Капоне предпочитали дисковые магазины более компактным и надежным рожковым.
  Холодный пот стекает на спине, плевать... не кровь все же, чего 'они' тянут резину, давно пора начать игру. Утробно ревет мощный мотор неведомого лимузина, и ничего более не происходит, никакой 'движухи' нет... странно очень. Может киллер решил действовать не стандартно, или не 'купился' на уловку, не вижу цель и не стреляю? Надо проверить предположение, выглядывать из-за укрытия, когда любое твое движение в миг 'поймает' чужой прицел - плохая идея, прокатывает лишь в кино, где у героев жизней как у кошки. Боковое автомобильное зеркало при нужде заменит траншейный перископ первой мировой, стоит лишь немного повернуть его, надавив пальцами на краешек. Неудобно в него смотреть, прильнув щекой к холодному металлу, но ничего и не такое бывало, переживем. А краска его машины совсем выгорела, оказывается, за долгие годы, как только раньше Сашка не заметил. Была его когда-то 'Нива' зеленая, веселого цвета молодой травы, теперь почти хаки... созрела или пожухла как осенью.
  На задних сиденьях вражеской машины никого не заметно, не повод расслабляться, автоматчик может находится рядом с водителем впереди. Александру подарили время, царский дар и его нужно с толком использовать но назначению. Встретим мы гостей дорогих свежим кирпичом, как Бориса нашего свет Николаевича... шутка чорного юмора, пулей вражину упредим, да поможет нам 'православный' ПМ... аминь.
  Время идет, лимузин потихоньку сдает назад, уже видна междверная стойка с блестящей хромированной накладкой, вороненая мушка пистолета, как маркер 'мыши' на экране монитора стоит твердо, не шелохнется... Указательный палец медленно движется вдавливая назад спусковой крючок. Сашка не напрягается ни на долю процента, у него все эти манипуляции не затрагивают мозг, руки и глаза работают на 'автомате', приобретенный навык стал частью инстинкта. Так обычный человек завязывает шнурки не глядя и не задумываясь, а водитель-профессионал переключает скорости.
  Что его тогда остановило? Не то некие 'высшие силы' сработали, не то 'голова' все же, вопреки сложившейся практике, вмешалась в отлаженный годами производственный процесс. Палец указательный долой, убрать за предохранительную скобу, ствол пистолета в сторону от цели, и лбом 'раз' по железу в наказание за тупость... последнее - излишнее, проделывается виртуально, в уме. Накладка вышла, словно кто-то неудачно пошутил. В 'мерседесе' только один человек впереди, и он за рулем сидит, автоматчика с АК рядом нет, не засада это, а просто досадное совпадение.
  Видел он этого горе-водилу уже пару раз издалека, можно сказать, что и знакомы немного. У них в городе своего рода 'автомобильная иерархия', на БМВ ездит 'мафия', на ВАЗ, ГАЗ, УАЗ и ЗАЗ - простые смертные, коммерсанты предпочитают пока не выделятся, как исключение директор одного из местных заводов - у него казенная VOLVO еще с доперестроечных времен. Выбиваются из общего ряда только 'южные торговые гости', они рассекают дорожные просторы преимущественно на 'мерсах', достойных западной автомобильной свалки, откуда эти подержанные иномарки в России и прибыли.
  Грузин, что сейчас парится за рулем 'мерседеса', пытаясь развернуть свой 'дредноут', никакого отношения к охоте на Сашку не имеет, это очевидно хоть кому, а вот наш герой чуть было его 'завалил'. Ничего... ладно, эпизод в прошлом уже, экзамен на киллера второго разряда сдан благополучно. Если исходить из имеющихся фактов - первый существует только в Голливуде на съемочной площадке, а третий у 'них' имеет дурную привычку дырявить без разбора всех, кто ненароком попадет в сектор обстрела. Теперь остается только сидеть тихо, и выжидать, пока обладатель кепки-аэродрома справиться со своим непослушным 'скакуном', ах да... еще дальний свет надо погасить, не стоит привлекать к себе лишнее внимание. Судя по злоупотреблению педалью газа и судорожным рывкам взад-вперед, 'биджо' ранее водил даже не трактор, а скорее мотоблок, а права ему 'Нэ купыл, вах... подарыли!'.
  Дураку впредь наука - 'у нас всегда не так, как у них', вроде бы и не смотрел Александр всю эту заморскую 'голливудщину' никогда, но как-то просочилась тлетворная зараза в мозги. Иначе бы он обязательно заметил, что стекла у ветерана-'мерседеса' не тонированные, а просто пыльные, ржавчина проглядывает местами сквозь краску, да вообще на таких древних 'рындванах' представителям организованной преступности ездить совсем 'не по понятиям'.
  Мерседес тем временем кое-как все же вывернулся из стесняющих его кирпичных объятий, могучий рык сотрясает воздух, серое облачко выхлопа вылетает из глушителя и немецкий долгожитель резво исчезает за поворотом.
  -Неужели дизель? -невольно сморщил ноздри Сашка, и произнес эту фразу про себя одними губами, попутно искренне пожелав грузину удачи, а то еще в столб въедет, убытки энергетикам причинит, не иначе 'генацвале' к даме сердца полетел.
  Фу-у-у... пронесло, и сам он легко отделался на удивление со своей 'старушкой', она почти не пострадала. Один пластиковый 'клык' сзади в труху размолот, а бампер даже и не погнулся, надо будет потом непременно снять и второй - зачем нам лишние характерные приметы, но не сейчас, позднее.
  Текущая задача 'намбер ту' - отыскать Бориса, рандеву им назначено за городом, у старого моста на тракте, там удобный съезд вниз к воде и прекрасная асфальтированная площадка для стоянки, и что самое ценное - с трассы это место не просматривается.
  Конвертируем километры в минуты, город для Александра, по крайней мере восточная его часть, изучены как свои пять пальцев, он не заблудиться здесь в любое время суток, найдет дорогу хоть с завязанными глазами. В этом районе он жил когда-то давно и ходил в детский сад, в следующем находится его 'родная' школа... еще дальше механический институт, альма-матер или 'Механ' на жаргоне студентов и городок общежитий для комплекта - совсем свежие воспоминания. Вечный студент перед первым корпусом все еще запускает спутник в небеса и каждый год по весне студенты-'дембеля' украшают ему голову урной, таков неписанный обычай.
  Последний этап перед выездом из города... парк имени Кирова, почему так называют, поди пойми. Вместо Сергея Мироновича на постаменте памятника стоит в меру упитанная девушка с веслом. Эх столько с этим местом связано всего не перечесть. Сюда не раз водили 'выгуливать' сперва школьных подруг, а затем и однокурсниц, здесь же жестоко 'рубились' на дискотеках с пришлой шпаной... и криминальная карьера Бориса началась тоже здесь, среди этих декоративных елочек. В 90-е по выходным в парке, прямо на одной из эстрад функционировал блошиный радиорынок, местное 'Митино'. Боря там дебютировал в качестве рэкетира и пару раз Сашка составлял ему компанию.
  Борис... Боря... ни разу не Ельцин к счастью, почему он каждый раз вытягивает Сашку из очередной переделки, рискуя подставиться сам? Да бог его знает, старая дружба - самая крепкая, а они вместе ровно столько, сколько себе Александр помнит. Фары выдирают из вечерних потемок серые стены домов, дорожные знаки, одиночных прохожих, а в мозгах неожиданно происходит 'откат' на месяц два назад, обратно в последнее лето.
  Пятница. Он смылся с работы пораньше, а зачем не знал и сам, просто день был на удивление пригожий, пусть и на дворе август давно. До родной 'хаты' почти полтора километра, но не в тягость прогулка, сегодня он не станет данником местного общественного транспорта. Достали бабки-кондукторы, появившиеся вместе с 'гласностью и демократией', Александру и тут везет как покойнику, его всегда пытаются 'обилетить' лишний раз, 'трясут' раза по три за поездку минимум, приходиться рыться по карманам в поисках мятого кусочка бумаги.
  Пронзительный визг тормозов бьет по ушам... неприятно, рядом в метре от него резко останавливается белая 'шестерка', кому какое дело до Сашки... с работы вызвали бы по пейджеру, а значит... Так и есть... за рулем старый знакомый, жест - 'садись', значит он ему зачем-то нужен, подвезти вряд ли хочет, здесь недалеко.
  -Балду пинаешь? -сразу перешел к делу Борис, когда его старый приятель уселся рядом на сиденье пассажира, кивок в ответ.
  -Выручай брат, дело есть, личное дело. Ты же знаешь мой принцип - команду в такие разборки не впутывать, иначе может закончится плохо.
  Хороший принцип, а то криминальный лидер 'может все', но порой лучше бы он не 'мог'. Недавно случай был, долго местные СМИ обсуждали, криминальный авторитет решил немного проучить одного своего родственника, мужа сестры или дочери может быть, Сашка прессу не читает, ТВ почти не смотрит и такие сведения до него доходят урывками. Вызван был 'боец', поставлена ему задача 'поговорить по-мужски' с тем 'сукиным сыном'. Как там было на самом деле, никто уже теперь не узнает, но разговор не задался, и в результате - пуля в голову и еще четыре в грудь и живот... Покойный своячок, правда и сам грешен, любил мужик кулаки в ход пускать и бабу свою поколачивал регулярно. В любом случае человека не стало, а авторитету пришлось изрядно раскошелится на 'подарки' правоохранительным органам.
  -Вчера знакомая одна прибежала... Слезы, сопли до колен, просит помочь. Ребенка у нее в школе чуть не изнасиловали! -спокойно продолжил Борис, 'трогая' машину с места, что отказа не будет понятно и так.
  -Я ее знаю? -осведомился Сашка на всякий случай.
  -Врял ли... да я и сам лишь один раз и о вхолостую вышло. Познакомился с девкой на 'дискаче', потащил в кусты, да не довел. Драка началась, молдаване-'гастеры' на наших наехали, не до 'секаса' стало. Тебя в ту пору с нами уже не было, отпал ты от общества... Рита приручила и водила за собой на веревочке.
  Борис понял, лишнее сболтнул ненароком, по лицу у Александра вряд ли незнакомый человек заметил проявление каких либо эмоций, но эти двое слишком уж хорошо знали друг друга.
  -Все не можешь забыть ее, татарочку свою?
  -Да... только чего зря травить старую рану, Риты больше нет, -ответил Александр, действительно утраченного уже не вернешь, остается лишь подавить боль, загнать обратно комок подкатившийся к горлу, -Официально никак? Менты вроде не жалуют у нас отморозков.
  -Никак... у того мудилки справка из дурдома, для военкомата заготовил заранее. Мне так сказали в 'ментовке' - сам разбирайся, 'сыкотно' им связываться с психами, возьмешь такого урода за яйца, набегут право- и лево- защитники и с кого-то обязательно слетят погоны. В наше время им почет и уважение, Чикатило точно бы в Раду у хохлов прошел депутатом, как борец за нравственность.
  Спрашивать, почему 'ненормальный' не там, где ему положено быть, Александр не стал, и так понятно - времена у нас 'чудесатые', если уж выходцев из дурдома кое-где в президенты избирают. За разговором время прошло незаметно, приехали и шестерка ловко 'притерлась' у высокого забора какого-то строения.
  -Она самая... цать седьмая. Вперед!
  Минут пять ушло у них на поиски калитки, Борис намеренно не стал подъезжать к парадному входу, не за тем явились, визит предстоял уж очень специфический и лишние свидетели им ни к чему.
  Они обогнули здание красного кирпича, школа как школа, очень даже средняя, все они строятся по одному проекту, что-то вроде гигантской буквы 'Н'. Вестибюль с гимнастическими скамейками, дремлющий за конторкой дед-охранник, проход свободный для всех желающих и не желающих, но вынужденных посещать несколько лет это заведение.
  Борис уверенно проследовал мимо вахтера и углубился во внутренности незнакомой 'альма матер', Александр послушно следовал за ним. Как найти 'того самого', где он пребывает в данный момент? Время - большая перемена, первые этажи полностью отданы во власть самых младших, носятся они 'как пули у виска', крик, визг, плач - все вместе, привычная уже какофония звуков. Вопрос решается быстро и кардинально, Боря останавливается на минуту, и тут же выхватывает и снующей вокруг массы школьницу. 'Малявке' на вид лет восемь, но незнакомца она не боится ни капли, нет еще такого полезного навыка у ребенка.
  -Генку-психа знаешь? Где его искать?
  -Шас покажу! -и малолетняя 'проводница' тащит их дальше по первому этажу, где стены вторят эхом воплям играющей и бесящейся 'мелкоты'. Подъем по лестнице на второй этаж, шума здесь меньше, народ 'серьезнее', у стенки рядком стоят семиклассницы в мини-юбках, целая стайка девиц, глазками играют уже как взрослые, рядом - руки в карманы слоняются прыщавые 'кавалеры', на пришельцев из иного мира никто внимания не обращает.
  -Там у туалета сидят они... идите сами. Я боюсь! -честно заявила пухленькая резвушка, и ее отпустили, теперь она не нужна.
  Темный и длинный коридор... странно 'Ж' на дверях, а безлюдно вокруг, только в дальнем конце на подоконнике, как троне уселись три нескладные фигуры. Молодые люди курят, и судя по тому, как бережно они передают из рук в руки единственный 'бычок', затягиваются на окне не табаком. В центре 'теплой компании' - Александр глазам своим не поверил, нет... в самом деле у этого 'перца' натуральный гребень на голове химически-красного цвета... Панк? У нас?
  Экипирована троица на славу, как будто сошли со экрана советского еще ТВ, из передачи о 'загнивающем' Западе. Кожаный куртки, море заклепок, цепи чуть ли не мотоциклетные в роде аксельбантов и в карманах, надо полагать, у 'мальчиков', явно пересидевших в школе лишнюю пару лет, отнюдь не карандаши таятся.
  Пока Александр стоял и 'дивился', его напарник действовал, секунда и сильная рука вцепилась в 'ирокез', предмет немалой гордости его обладателя, вторая - и 'панк' уже взят в оборот и сдернут с подоконника.
  -Саш... придержи петушка, пока я молодым людям воспитательную работу проведу.
  Подержать, а почему бы и нет, нежно так - в удушающем захвате из арсенала приемов самбо, будет верещать, тогда чуть-чуть придавим 'неформала'. Александр 'принял' клиента и надежно зафиксировал. Он стоит на шаг позади, вроде и не уславливались заранее, но так вышло.
  -Ты чего мужик, обурел? -свита 'короля' сообразила наконец, что посиделки с 'травкой' закончились и пора расплачиваться. Двое разом, как по команде, поднялись навстречу Борису, у одного в руке хищно блеснуло лезвие кустарного ножа-'выкидухи'.
  Трах-трах-бац и шлеп-шлеп... два тела в 'неформальных кожанах' лежат на заплеванном полу возле двери подсобки, две фигуры прочь удаляются в ярких лучах солнца, бьющих сквозь стекло, между ними зажат 'третий', как в тисках. Старый приятель Александра никогда не тратил слова на тех, кто 'русского языка не понимает' - еще один принцип у Бориса. На отходе Сашка оглянулся назад через плечо, не из опаски, профессионал работал, можно не проверять, а просто так. 'Переменный ток, постоянный ток'... что за хрень там у того левого на спине? Еще бы ему табличку 'Влезать здесь!' на задницу для комплекта прицепить. Педерасты у них в городе уже есть в товарных количествах - один даже заместителем мэра пристроился, байкеры с заклепками имеются, кришнаиты - видел раз, а это кто - 'электрики'?
  До вестибюля они дотащили свою 'добычу' благополучно, никто не помешал, но уже на самом выходе возникло препятствие. Как из под земли вынырнула навстречу 'очкастая змея', пожилая тетка жестокого старорежимного вида... завуч?
  -Марь Ванновна спа... -проблеял было 'задержанный', незаметный, сзади нанесенный удар по почкам заставил его заткнуться на полуслове.
  -Кто вы такие? Куда вы его тащите! -немедленно встряла профессионально злобная тетка.
  -Общественная милиция! Отрабатываем сигнал по наркотикам, -Борис тут же сунул ей под нос красную 'корочку', раскрывать, правда, не стал.
  -Давно пора... -послышалось в ответ, видимо бравый 'комсомольский вид' мнимых дружинников сработал как надо. Спасать 'ребенка' никто не кинулся, не иначе - 'герой' всех уже достал изрядно. Проход свободен.
  На свежем воздухе мнимый 'псих' видимо протрезвел, и попытался вступить в диалог с похитителями.
  -Мужики... ...ять... Вас Магомед послал? Неделя же еще осталась, я верну долг!
  Холодный презрительный взгляд в ответ, зачем лишние слова. До 'петушка' дошло - его взяли не за нарко-барыжные подвиги.
  -Дак свобода же... а, вы че?
  -Тебе свобода первоклашек за письки лапать, нам свобода тебя прикопать, -без всякого 'киношного' пафоса ответил ему Борис, просто так сказал, словно предложил закурить.
  После такого 'демарша' Гена-панк замолчал и боле от него не услышали не единого слова, только стук зубов. Дотащили они 'тело' до машины, 'упаковали' с помощью пластыря, скотча и пластиковых хомутов, далее сунули в багажник. Работа знакомая для Борьки-бандита, он длительное время специализировался как раз на вышибании задолженностей. 'Бизинес' российский был весьма своеобразный в те годы: долги отдают только лохи, а 'кинуть' клиента считалось подвигом. Так или иначе вся деловая 'элита' провинциального города познакомилась с Борисом и его бригадой, самые 'продвинутые' успели даже побывать как в роли обманутых кредиторов, так и должников.
  Комплекс оказываемых услуг включал в себя увлекательную поезду за город в багажнике автомобиля, 'трудотерапию' - отрытие могилы, для особо упорных - имитация расстрела и как бонус - 'захоронение'. До последнего пункта доходило редко, обычно 'клиенты' каялись сразу, едва покинув столь негостеприимный багажник БМВ. Долго, до самого конца правления Ельцина, 'бизнесмены' будут вздрагивать при виде крепких спортивных ребят нарочито 'простецкого' вида. Пройдут годы и забудется окончательно, как неловко когда-то, дрожащими руками депутаты, олигархи и министры ковыряли лопатой лесной дерн, а про сырые штаны и тем более не захотят вспоминать.
  Выезд из города, пост ГАИ, желто-синий 'газик' с мигалкой... свисток в спину снова, непредвиденная остановка. Вприпрыжку бежит к шестерке тучный 'продавец полосатых палочек', надеясь на хороший приход с 'лоха', форменный ремень застегнут на последнюю дырку, кобура уехала далеко на задницу. Попались господа рэкетиры, наручники для вас приготовлены? Ха-ха... тут все свои люди.
  -Стой, кому говорю! Документики! -едва втискивается в открытое окно весьма внушительных размеров 'гаишная' харя, и тут же следует 'волшебная перемена'.
  Секунду назад был грозный начальник - 'всех посажу', ап - и перед вами лакей из дорого ресторана, 'чего изволите господа?'
  -Простите Борис Евгеньевич, не узнал Вас... -подобострастно расплывается 'гаец' искренней улыбкой до ушей.
  -Бывает... -меланхолично раздается с водительского места ВАЗа.
  -А чей-то у Вас в багажнике шеборчит? -и тут Сашка невольно напрягся, оказалось совершенно зря.
  -Поросенка я купил на шашлыки, зарезать рука не поднимается, вот и повез в деревню. Ты же меня знаешь лейтенант, я человек добрый, -в руки офицера перекочевывает маленькая книжечка... права... в них хитрая зеленая закладка с портретом американского президента и цифрой 'десять', не жирно им будет? 'Пять баксов' на раз - обычная такса для местных гаишников 'на отвяжись'.
  -Счастливого пути! -и чуть ли не 'честь отдают' БМВ вдогон стражи порядка.
  И все... 'поросят резать' одно время Борька возил часто, иной раз по три раза в неделю и ни разу бдительные 'гайцы' не рискнули посмотреть, а что же там на самом деле 'шеборчит' в багажнике 'бэхи'.
  В этот раз до лопаты не дошли, приехали на старое кладбище, Борис открыл багажник и оба они враз отшатнулись, такой 'атомный' аромат по обонянию ударил.
  -Вот засранец... Понять не мог откуда несло всю дорогу, вроде навоз на поля возить не время. Хорошо хоть я догадался клеенку постелить. Сашка не трогай его, погоди, я перчатки резиновые принесу.
  Кое-как, с соблюдением мер предосторожности, боялись запачкаться экскрементами и мочой, они развязали 'ужас ...цать седьмой школы' и зашвырнули в кусты, туда же следом полетел и загаженный полиэтилен.
  -Не реви дурак, я тебя настоящим панком сделал, научил в штаны гадить! -и напоследок рыдающему Гене было Борисом обещано, что в следующий раз он станет 'петушком' не только сверху, но и снизу-сзади... угроза хоть и шуточная, но на общем фоне воспринята серьезно.
  
  Лента воспоминаний режется как бритвой... стоп, врывается текущая реальность, куда тебя дурака несет? Впереди старый пост ГАИ на выезде из города, лет десять назад достроили объездную и 'гадюшник' переместил километров на десять в восточном направлении по тракту. Однако по старой памяти - случается стоят, может статься рядом с ними будут и добровольные помощники с родины первого президента. Влево во дворы под 'кирпич', к черту правила, не до них теперь, опять влево и теперь прямо. Плавали-знаем... приходилось уже выскакивать из города таким манером, были времена, подростками еще гоняли на мотоцикле, только тогда за рулем был обычно Борька.
  Фары ближнего света выхватывают из темноты лица 'оживших мертвецов', синие-синие как в дешевом триллере... зомби? Да нет - обычные алкаши-синяки, пикник на обочине? Нет ведь, накрыли 'поляну' прямо посреди дороги, а сами уселись на бордюр. Стол богатый, видны 'титьки-полторашки', коктейль бомжа - порошковый сок 'Юпи' или 'Зуко' плюс жидкость для мытья стекол 'Родничок', какие-то желтые огурцы-гиганты, подобранные на рынке обломки арбузов и еще что-то неопознанное и условно съедобное.
  Тормоз, педаль в пол до поросячьего визга, сигнал, дальний свет в синюшные рожи - все разом и почти одновременно, призраки шарахаются в стороны и снова газ! В последний момент краем глаза Сашка замечает, как герой-алконавт выдергивает прямо из под колес драгоценную бутылку, на этикетке заметны красные иероглифы. Добралась таки китайская 'ханжа' до российской провинции, полный 'П' настает, не саке же ханурики дегустируют по вечерам? Зеленая 'Нива' стремительно летит вперед, хрустят и лопаются внизу пластиковые бутыли, а сзади дикий вой пострадавших бомжей. 'Шмяк' - прилетело что-то оттуда - удар по крышке багажника, скорее всего огурец, стеклянный 'пузырь' непочатый они не бросят, рука не поднимется на такое святотатство.
  Трасса, белая сплошная нить разметки уходит наверх холма, впереди несется фура MAN, гонит 'дальнобой' лихо, идет почти 'за сто'. Догонять Сашка не будет, не его манера, и смысла нет, его машине такие гонки противопоказаны от рождения. Дорога в этот вечерний час пустая, редко кто попадется навстречу, не сезон, а летом бы здесь машины шли потоком бампер в бампер. Спуск с горки, медленно гаситься скорость, ему спешить не стоит. Впереди долгожданные мосты, новый справа, старый слева и где-то должен быть съезд вниз... а вот он как раз за знаком.
  Сухой асфальт площадки тускло отражает свет... где БМВ, где Борис, неужели... Сто тонн облегчения, заныкался старый друг между быков старого моста, порядок.
  Тюки перемещаются из БМВ в Ниву, за ними еще какие-то коробки и свертки, часть придется кинуть в салон, заготовил однако Боря много, постарался.
  -Вот тут карты, разговорники, инструкции, расписания движения поездов, -в руки Александра переходит маленькая картонная коробочка, а за ней сверток с чем-то плоским и угловатым, -А это номера... не бойся 'гайцев' денег тебе откупится хватит, бойся заправок, они под 'Царем', днем туда не суйся - 'спалят' мигом, опознают или тебя, или машину, ночью же все кошки серы.
  Последнее крепкое рукопожатие, они прощаются, может быть - навсегда.
  -Поеду в 'Озерные дали', в наш кабак... сдам тебя братве, расскажу им все кроме последних часов, -криво улыбается Борис, не стоит его за это осуждать, друг сделал все, что смог, и должен теперь позаботится и о себе, -Продумал уже, где заляжешь на дно?
  -Да.
  -Я, или кто-то еще про это место знаю?
  -Нет.
  -Молодец, так и надо... пейджеры я тебе положил, две штуки, зона действия передатчиков тебе известна. Не получишь сигнала в течении двух недель... значит меня уже нет, выбирайся сам.
  'Что-то он не договаривает?' - подумал Сашка, но переспрашивать не стал, может сакраментальное - 'Последний патрон себе?'
  Да его и так 'живьем' брать не станут, после истории на вокзале Екатеринбурга, если только 'Царь' и в самом деле 'двинутый по фазе' и без пыток очередной жертвы ему не жизнь.
  'Бэха' мигает на прощанье габаритами, десять минут и вот уже черная точка с красными искорками 'глаз' исчезает за вершиной следующего холма. Удачно маршрут Борис подобрал, не подкопаешься, знаменитый 'бандитский' ресторан как раз там впереди по курсу. Если что, то как всегда, поехал представитель 'системы' отдохнуть в кругу 'своих', да и вряд ли за ним следят.
  Теперь время решить, куда дальше двинется Сашка. Пути два... быстро и 'стремно' - это по трассе на восток, или медленно и относительно безопасно туда же, но по 'старому тракту', что идет параллельно шоссе. После некоторых раздумий он выбрал второй вариант, погода сухая и у него можно сказать 'вездеход'. Решающим все же оказался следующий фактор - по трассе его ждет еще один, действующий пост ГАИ, а там может быть и неприятный сюрприз. Про старый же тракт е-буржцы вряд ли знают, по крайней мере сейчас они в неведении.
  В лунном свете желтый песок отливает белизной почти как начищенная до блеска сталь, никогда раньше не замечал Александр такой красоты, может потому, что не было нужды с выключенными фарами в темноте ездить. Старый тракт петляет здорово, змеей кидается туда и сюда, местами с новым сближается почти на несколько сотен метров, и не везде лес достаточно густой. Свет могут случайно заметить с трассы и возникнет законный вопрос, а кто это там 'партизанит' по ночам? Непривычно так, но при скорости километров тридцать в час, да с его уникальным зрением выходит почти как днем, без разницы. Знакомый съезд в лес, не пропустил - память не подвела. Нам сюда, придется остановиться, впереди шлагбаум, преграждающий проезд по лесной дороге. Плечо под бревно, поднатужились... раз и скрипит ржавое железо, невидимый гвоздь выходит из гнилого дерева. Можно и просто сломать и убрать, никто за этими рогатками не следит, но зачем? Александр проедет, вперед а затем вернется и восстановит 'как было'. Высокая трава хлещет по решетке радиатора впереди, заросла дорожка изрядно, но колея под колесами как рельс - руль отпускаем, машина идет по ней сама.
  Можно сказать - с прибытием Вас Саша, третий пункт программы успешно пройден, тут он и проведет две недели, возможно - последние в его жизни. Старое, заброшенное стрельбище, осталось только отыскать подходящее место для машины, где-то рядом в кустах должен быть капонир, вернее то, что от него осталось. Лучше укрытия и не найти, как раз для такой задачи капонир и предназначен по сути. Ух... кое-как вписались между двумя земляными валами, рыча мотором вползли внутрь подминая под себя кустики 'не пойми чего', теперь глушим уставший двигатель и несколько часов сна для восстановления сил, утром машина остынет, холод поднимет не хуже будильника.
  Ты проснешься на рассвете... а куда тут денешься, хоть и не рассвет еще - полчаса до него, однако утренний холодок и зуб на зуб не попадает. Новый день и новые дела... много сегодня предстоит сделать. Небольшая разминка, прочь холод, умыться бы - воды почти нет, он смочил из фляжки носовой платок и протер лицо, сойдет пока и так. Голод зверский, живот скрутило в штопор, вчера весь был вынужденный пост, а побегать пришлось изрядно, после такого 'развлечения' еще как на еду 'пробивает'.
  Банка тушенки греется на спиртовки, распространяя по лесу чудный запах, да только насладиться им может один единственный человек - Сашка. На север в тайгу он не поехал, причин много, все не перечтешь. Первая и главная, известная в России беда - дороги, за трактором ему в данных обстоятельствах бегать не резон. Второй аргумент против 'тайги', места действительно глухие, но есть одно 'НО'. Только там и сохранились дичь, грибы и ягоды, и значит вероятность встретить лесника или егеря намного выше, чем рядом с городом. Родной Мухосранск ни разу не мегаполис, до миллиона населения не дотягивает, тем не менее лесные массивы вокруг на пятьдесят километров 'мертвые', вытоптанные начисто еще лет десять назад. Идеальное укрытие, если есть машина и необходимое снаряжение. Сезон такой, поздняя осень и беглеца станут искать возле жилья, а оно концентрируется в основном по другую сторону трассы - там пруд и разные турбазы и дома отдыха, или по объездной дороге 'фазенды', проклятие горожанина.
  У Борьки губа не дура, классные консервы выбрал, аппетитные на редкость, 'ушла' тушенка разом, даже без хлеба, есть галеты в пачках, да лень распаковывать. Два больших глотка крепкого чая из термоса и 'солдат всегда здоров, солдат на все готов'.
  Надо бы 'похоронить' пустую жестянку, мусорить в лесу не хорошо... хм... есть идея - она послужит. Давно пора опробовать ПМ стрельбой, а то вторые сутки таскает его Александр при себе, а так все еще не познакомились. Баночка станет контрольной мишенью, где стрелять? Не вопрос, рядом ровик длиной метров тридцать, эти места он знает как свои пять пальцев.
  Бывшая 'тушенка охотничья' пристроена в глиняную стенку, никуда не улетит. Стой, погоди... надо бы звук выстрела замаскировать, очень уж специфичный шум для осеннего леса. До нового тракта километров пять, стрельбище в низине между холмами, эхо ретранслирует шум как в трубе.
  'Р-р-р-ра' доносится с трассы, фура 'пошла на взлет', тяжелый грузовик разгоняется перед холмом. 'Р-р-р-ра... трах' - выстрел в момент последнего раската, пусть дальнобойщик переживает за двигатель, Сашке все равно... ему надо отстрелятся.
  Вскрытие покажет... 'не бойся ножа, бойся вилки - один удар, четыре дырки'. Очень даже ничего получилось, одна пробоина - первая у самого края, остальные пули легли в малый круг. Вывод напрашивается однозначный, пистолет исправен и приведен к нормальному бою. Вот мы и познакомились товарищ Макаров, знаем теперь, на что ты способен. Как-то ранее Александр не заценил по достоинству ПМ, хоть и стрелял из него очень часто. Дали бы на выбор, так место его лишь третьим в списке, среди знакомых, лично опробованных в тире 'машинок'. Сперва ТТ - к нему давняя 'любовь', затем Наган - 'классика'. Но 'распробовал' пистолет и неожиданно пришелся по душе, может потому лишь, что этот конкретный 'ствол' - твой личный, а не чей-то чужой. Мы тебя, пожалуй, ПМ не сдадим, когда все закончится, и не ржаветь тебе на дне глубокого водоема и в мульде в ожидании переплавки не валятся. Промасленные тряпки и хороший тайничок 'товарищу Макарову' гарантированы, а там глядишь - еще и послужит на благо Родины.
  Пора обживаться, метров триста к северу должен быть родник с кристально чистой водой, туда ведет едва заметная тропинка.
  Дорога не далека, пока Сашка шел... думал, все же хорошо, что есть на свете такие заброшенные уголки, где можно побыть в одиночестве. Не часто он сюда заезжал, но раз в неделю - стабильно, отдохнуть от нервотрепки и 'тараканьих бегов' на работе... Там его, кстати, не хватятся долга, с понедельника у него законный отпуск, две недели, бумаги оформит потом, если это самое 'потом' еще будет. Так бы и сейчас 'покемарил' немного, под тобой мягка подстилка белого мха, в кармане плеер, в ушах аккорды 'Энигмы', а там в вышине - бескрайнее небо, лишь кое-где испорченное рваными лоскутками облаков.
  Шум двигателя со стороны тракта... нет совсем рядом... эхо с трассы не такое, словно танк с севера продирается через заросли. Что еще за сюрприз, мать его, здесь никого не должно быть! Пустая канистра летит в кусты, а Сашка, проверив пистолет на ходу, быстрым шагом кидается в сторону защитного вала стрельбища. Судя по шуму у него 'гости', кто-то едет сюда со стороны нового тракта и не исключено - за ним.
  Успел он вовремя, ему же везет. До 'пушного зверька', у страха глаза велики, еще далеко, очень далеко. Он ожидал увидеть КАМАЗ или УРАЛ и цепь солдат с автоматами, идущую в сторону вала от машины. Обмануло эхо как всегда, не стоит ему доверять. Стоит возле развалин наблюдательной вышки боевая машина рэкетиров, а сам экипаж в количестве двух голов совершает променад в поле. Все равно неприятно и неожиданно, он никого не ждал, не должны 'они' тут появится, и вот - нате получите и распишитесь. Как-то бы выяснить причины столь нежданного посещения. Выйти и поговорить с 'гражданами бандитами' не получиться, а значит надо выбрать позицию на вершине вала в кустах и надеяться, что рано или поздно 'они' пройдут мимо и тогда что-то он услышит и можно будет сделать выводы. Особенности или причуды местной акустики, с трассы звук доходит прекрасно, туда 'долетает', а вот с сотни-другой метров на самом стрельбище ничего не разобрать. Губы у 'поисковиков' шевелятся, рты они разевают в такт, но как ни прислушивайся - одно лишь низкочастотное 'у-у-у' доносится оттуда.
  Хорошо хоть он в камуфляжный костюм переоделся с утра, решив поберечь обычную одежду, иначе за две недели в лесу сильно истреплется. В одном из мешков нашлось сразу два комплекта, немецкий - 'гуманитарка', на рынке такие продавали в ту пору, и отечественного пошива, продукция какого-то кооператива. Сашка выбрал второй - 'наш', как более удачный по расцветке и покрою.
  Незваный гость хуже татарина, гласит народная мудрость, один из 'незваных' как раз татарин и есть по жизни, по паспорту, и по 'морде лица'. Пересекался с ним Сашка в 'Динамо' но редко - раз или два, вольная борьба не его поприще. Что 'замерзло обезьянко' в пуховик кутается? А нет... словно поправился изрядно бывший борец, а ныне 'боец' бригады известного в узких кругах криминального авторитета Ахметки. Боком повернись, вот так... бронежилет выпирает под курткой, осторожный татарин нынче пошел. Как же его зовут? Какое-то военно-морское имечко, таких мало... Марсель? Вроде нет... детский стишок Михалкова, бог память?
   'Про войну и про бомбежку про большой линкор Марат, как я ранен был немножко, защищая Ленинград.' - вспомнил!
  Второй рядом с Маратом, кто... мать его и его Александр однажды видел в Екатеринбурге, как мир тесен! Показывали ему 'достопримечательности' - замки местных бонз, возили коллеги за город специально на экскурсию. Там он и 'зацепил' зорким глазом перед одной оградой 'этого кадра'. Трое их там было, чужой 'нерусский' камуфляж, канадские берцы-ботинки, бронежилеты с иностранной маркировкой и автоматы АКС, до кучи и рожи предельно наглые, как у фрицев-оккупантов в кино.
  -Васильич, что там за Гондурас ошивается возле вон того дворца? -спросил он тогда добровольного гида.
  -Да черт их разберет, охрана какая-то. Ты к ним не ходи!
  И так понятно, 'за речкой' бы Сашка сначала выстрелил бы на поражение три раза, а потом стал разбираться с 'наемниками', у них только лишь на лбу нет клейма 'ненаш', а так вполне законная цель.
  Однако... е-буржец щеголяет сегодня не в военной форме, оделся как на банкет с претензией на шик. Черное кашемировое пальто до пят нараспашку, дорогой модельный костюм под ним, аккуратно свернутый уголком белый платок выглядывает из нагрудного кармашка. Картину дополняют яркая, малиновая косынка-платок на шее, шляпа и тонкие усики на загорелом лице, сигары в зубах - чего нет, того нет. Девки строем писают кипятком и пачками кидаются красавчику в объятия, никак сам Дон Корлеоне к нам пожаловал? Александра, правда, больше занимал другой вопрос, узнать бы, что за 'пушка' висит у гостя на правом плече? Брезентовый ремень и кусочек пистолетной рукоятки видны отчетливо, а вот остальное пока загадка. Интуиция подсказывает, смертоносная 'игрушка' у е-буржца происходит из семейства АК, да вот только какая конкретно... подойдет он поближе или повернется, тогда и увидим. И в самом деле, не 'Томми-ган' же заезжий пижон с собой таскает, как положено бойцу мафии по стилю и по фильму 'Крестный отец'? В России такая экзотика не в каждом музее найдется, если вообще они где-то кроме реквизита Мосфильма есть.
  Татарин неуклюже лезет на вал, второй бандит ждет внизу, попытка выходит неудачная, заросли шиповника, оккупировавшего вал не дают пройти. Лес в районе стрельбища сильно запущен, никто за ним не следит и передвигаться здесь удобно только по тропинкам и надо еще знать по каким. 'Гости' возвращаются обратно в поле, их внимание привлекли развалины блиндажа, Марат подсвечивает фонариком вход- тщетно, дыра - это нора, а нора -это кролик, человек там не протиснется никак.
  Вот они идут в сторону Александра вдоль вала, ветер переменился и теперь доносит обрывки фраз, кое-что можно понять. Такое впечатление - забрались сюда 'поисковики' случайно, и сами смутно представляют, где находятся. Но то что ищут именно Сашку сомнений нет, и так послушаем.
  -Ты зачем профессору хлебальник разбил... у меня братан в универе учиться, показывал его раз... человек полезный.
  -Сорвался, ненавижу таких говнюков, говорит вежливо, а смотрит на тебя как на дерьмо!
  Видимо проверяли и опрашивали соседей и кое-кто 'огреб' за не вовремя проявленные аристократические привычки, бывает. Дальше не разобрать, порыв ветра ка бы 'смазывает' звуки, но вскоре опять можно слушать.
  -Броня тебе не жмет! -екатернбуржец слегка хлопает 'местного' по плечу.
  -Жить захочешь и не такое тяжелое железо оденешь -беззлобно огрызается тот.
  Пауза, виной тому все тот же игривый ветерок, что гуляет по заброшенному стрельбищу, посвистывая в вершинах сосен.
  -Не пойму я, чего ваши 'чингисханы' такие сыкливые? Кого мы пасем, он что, сильно страшный? Вроде - обычный мужик из породы лохов, я брифинг сегодня проспал, чего там вам доводили?
  -Да ничего... ничего толком про него не известно. Бумаги на него менты составляли поди еще до перестройки, а с тех пор... сам знаешь.
  -Так чего же мы ссым под себя?
  -Умный какой... у чувака дар от бога, не промахивается. Гадай б...ть теперь, откуда он по нам жахнет! -татарин махнул рукой в направлении вала, ошибся совсем немного, метров на пять влево и указал бы точно на Сашку. Интуиция ли у Марата обострилась или просто угадал, поди пойми.
  -Ладно напугал ежа голой жопой... ха... 'Волына' то есть у долбоеба? Откуда? -смеется е-буржец, что-то он вообще 'игриво' настроен, совсем не по обстановке. -Запомни татарин, это мужик, это лох ушастый. Они от нас трястись должны, мы - хозяева.
  Пауза, опять вмешивается ветер, 'гости' что-то говорят но не разобрать, пока порыв не стихает.
  -Мы не знаем даже на колесах он или пеший... Парень катался по всей России в командировках столько лет, может где и прикупил. У нас со стволами туго, но ведь так не везде.
  -Брось... без промаха? Не верю... вспомни еще - 'афганец'? Видал я таких, кто не наркоман, тот алкаш, руки ходуном ходят у всех, сгнили заживо. Хозяин по дурости было набрал 'вояк' в бригаду, всех пришлось убрать до единого.
  -Ладно... хули теперь перетирать, на ковре я его заломаю на раз, в драке... не знаю, не пробовал, а вот с оружием - он бог... В лес пойдем? Как раз к проходу подошли - тропинка начинается, если и можно пройти то только здесь.
  Александр даже и не понял, что с ним произошло, снова получилось 'упреждение'. Внизу Марат и еще и не закончил фразу, а пистолет уже в руке, сам по себе как-то там оказался и ствол направлен в сторону 'гостей', мушка как раз 'легла' на физиономию е-буржского бандита, теперь он виден в профиль
  В отличие от 'них' Александр точно знает куда приведет тропа, по ней он сюда и добежал. Шагов сто пятьдесят на юго-восток, далее - развилка как в сказке, только камня нет. Налево пойдешь... направо... и так далее. Один путь выведет на старый тракт, второй к роднику, а третий... а мать его... прямо к капониру, где стоит 'Нива'.
  Рефлексы не подвели, отреагировал он как и надо. Расклад один к трем для него не приемлем, пусть в русскую рулетку играет кто-нибудь другой. Отползти тихонько и затем просто убежать? Можно и так, лес большой и не догонят, даже если и случайно услышат шум. Вопрос, а что он дальше будет делать с одним ПМ? Все остальное - деньги, документы, продукты и так далее в машине, он гол как сокол, а дворе стоят последние недели осени. Надо было сразу собрать 'тревожный рюкзачок' для такого случая, да руки не дошли как всегда, не предусматривал его план подобных нюансов.
  Внизу двое спорят, ругаются... Е-буржец смел от неведения, но идти в лес не хочет и так уже испортил дорогие ботинки на стрельбище. Татарин боится, видно по лицу, однако как и одноименный линкор прется куда-то совсем не туда. Кто там у них верх возьмет, пойдут или нет? Как раз двадцать пять метров до 'них', дистанция прекрасная для ПМ. Александр приподнялся и присел, сменил позу на более удобную. Капюшон куртки у него застегнут, лицо скрыто, оставлена лишь узкая прорезь для глаз, он укрыт в тени и на фоне высокого куста никто его не обнаружит, впереди еще один кустик, как раз над ним и будем стрелять, маскировка идеальная, выдать его может только резкое движение, но терпения Сашке не занимать.
  Чего 'они' там мешкают, шли бы уж быстрее... так бы и крикнул... 'Мужики вы или вперед, или валите отсюда!' -да не судьба. И ведь придется их обоих 'завалить', иного выхода нет. Е-буржца первого, он опаснее, у него автомат АКС-74У, татарин вооружен пистолетом или револьвером. Да и наглый 'пришелец' раздражает сильно Сашку, он даже прикинул куда ударит пуля, как раз получиться между бровью и едва заметной синей жилкой, если бандит не повернется... 'Хрен попадет!', так вроде оценил 'гость' его способности? Будешь первым... Марата он бы отпустил - ведь почти 'свой', но нельзя... Побежит ведь татарин к машине, а там радиостанция и не получит он форы, на которую надеется, вместо трех-пяти часов ему тогда останется в лучшем случае один.
  Прочь сомнения, предохранитель вниз, курок вниз, патрон давно уже в стволе дожидается. Это не объявленная война, давно идет она с 1985-го года еще, и потери неизбежны, народу покрошили больше чем в 'Афгане' как бы не на порядок. Плюс-минус эти двое 'бандюков' сильно общий итог не испортят, а Александру надо выжить.
  
  -Нех его тут искать, в городе же сидит, ясен пень! Мы одно мудака долго ловили, собирались за ним аж в Хохлостан, а он на соседней улице в сауне с девками зажигал. Прямо там в бассейне и кончили... шлюхи то верещали, одна сыкуха чуть не утопла от страха.
  -В городе его найдут и без нас, там везде свои люди.
  -Корешей щупать надо, баб его всех пытать и родню, через них и найдем.
  -Не выйдет, дружки у него в 'братве', родители - на кладбище, а бабы... одна померла, вторая в Израиле, третья на Камчатке. Работа - а кто там своей шкурой ради него рисковать станет?
  -Сослуживцы еще остаются, может с кем 'за речкой' близко сошелся?
  -В городе таких нет, мы бы знали наверняка... пойдем?
  -Погоди, достань карту еще раз гляну. Б...ть... детский лагерь в таком месте? Здесь 'кузькину мать' часом не взрывали, мертво все кругом!
  -Не, я помню... ездил сюда пацаном мелким, давно было правда. -татарин полез во внутренний карман своего китайского пуховика, и на свет появилась сложенная в 'четвертушку' карта. -Вот трасса, вот лагерь 'Дружба' куда нас послали. Не пойму только как к нему проехать, может мы не на тот съезд повернули? Надо пройти вперед и посмотреть там.
  -А почему у тебя город не на западе, а на востоке? -присмотрелся, прищурился е-буржец, -Сусанин татарский, ты куда меня завез в какие епеня? Пионерлагерь с левой стороны тракта, а мы с правой! Переверни карту!
  -И верно ведь... чего делать? -согласился с ним Марат, и в самом деле ошибка вышла.
  -А хули... пошли докладываться старшему, время все равно подходит, иначе шухер неипический подымется и 'звездюлей' получим.
  Уходят... пронесло, а ведь буквально на волоске висели и они, да сам Александр, еще секунда и пришлось бы стрелять. Пистолет и в самом деле - 'голодный зверек', с ним без вариантов, оружие ближнего боя почти не оставляет шансов уклониться. Идти за ними в лес, опередить 'их' и действовать по обстоятельствам? Маскироваться Сашка умеет, да только незаметно преследовать человека в лесу - задача для него неподъемная, и не факт, что справился бы здесь и профессиональный охотник-следопыт. И в другой ситуации, когда врагов заслоняют различные препятствия, тридцать пуль в магазине АК могут оказаться весомее, чем восемь в его ПМ. Стрелять ведь придется навскидку и по плохо видимой цели, а значит преимущество отходит к автоматчику. Одна из вражеских 'свинцовых дурочек', вполне может поставить точку в его похождениях, даже легкое ранение для него - начало конца, к медикам ведь не побежишь.
  Ветерок-проказник доносит с поля последние слова и обрывки фраз, ничего ценного, в основном обычный мужской 'треп'. Но все равно Сашка напрягает слух, любая информация 'оттуда' может оказаться полезной.
  -А чего у вас девки страшные... ять... Хотел вчера снять... обломался! -ругается и сетует е-буржец.
  -А ты куда ходил? К собору? Там только малолетки и старухи... для пролетариев, а нормальные у нас по вызову работают или в заведениях. Вечером в 'Озерных' познакомлю... закачаешься, там одна есть... -утешает напарника татарин.
  
  Черная БМВ-шка скрылась за кустами, отбой боевой тревоги, убежище выдержало беглую проверку на прочность. Александр возвращается обратно к своему 'тазику', дел много, одни можно отложить до времени, другие нельзя. Вряд ли супостат в первый же день пустит в ход авиацию, а значит маскировка пока подождет, впору вспомнить добрый совет друга, 'слушать эфир'. Кое-что он уже узнал, благодаря случаю... немного совсем, чертовски мало, и есть надежда, что 'Айкомчик' поможет выведать остальное.
  Часа два прошло, прежде чем с помощью японского технического чуда удалось выяснить, 'вскрыть' систему, по которой люди 'Царя' его, Сашку ловят. Стационарные посты - само собой, кроме них работают многочисленные поисковые группы из двух-трех человек, они проверяют различные объекты, где беглец может найти себе укрытие. И где-то в городе сидит 'куратор' к которому стекается вся информация, поисковики выходят на связь регулярно, или по времени, или после прибытия - убытия с очередного объекта. Заполняют ли в штабе табличку или флажки в карту втыкают, не суть важно, главное - контролируют и отслеживают. Задумано разумно, если даже Александр уничтожит одну из таких мелких групп, как чуть было он не проделал сегодня, то 'потеряшек' хватятся в штабе поисковой операции минимум через час. 'Ахтунг! Партизанен!' и немедленно выезжает на место группа захвата, скорее всего даже и не одна.
  Есть в такой схеме определенные 'косяки' или 'пробелы', дающие шанс жертве уцелеть или обмануть преследователей, подкинув им ложный след. Положение поисковых групп на местности определяется только по их докладам, и как Александр уже имел возможность убедится на практике, люди 'Царя' или местные 'бойцы' иногда ошибаются.
  Остается только удивляться, как быстро 'они' соорганизовались, и оборудование нашли, как минимум нужен ретранслятор, и карты ведь подробные раздобыли. Где сидит 'мозг' - куратор или руководитель операции? Скорее всего не в гостинице 'Центральной' с рядовыми боевиками, снимает какой-нибудь уютный особнячок в южной части города. Пару раз Александр уловил характерный 'шумок', пробивающийся сквозь 'ценные указания'... выделенная линия? Очень может быть, не на вышке же бывшего 'Алтая' возле передатчика 'большой человек' устроился. Скорее всего не обошлось и без его старого знакомого 'Инженера', технической часть у местной 'системы' как раз Борис и занимается. Связь, технические средства шпионажа, и прочие изыски идут по его части. Провинция на кадры бедна и вряд ли местная организованная преступность привлекает людей со стороны как в Москве, если есть свой специалист.
  Очередной 'бандюк' выходит на связь с рапортом... очень хорошо, дисциплину в эфире мы не соблюдаем? В записной книжке у Сашки появляется новая запись, еще один е-буржец 'засветился', там их уже много скопилось за время наблюдения: клички, имена, есть даже пара фамилий. Пока он 'их' нащупывал, перебирая частоты на сканере, то пару раз натыкался на переговоры 'гаишников', у тех напротив и позывные как положено и четко, по существу, ни единого 'матюка', какой контраст с развязным поведением тех же самых 'стражей порядка' на дороге. Ларчик открывается просто, закупили недавно речевые регистраторы в МВД, разговоры 'пишутся', вот языки и прикусили.
  За хлопотами, за 'текучкой' день прошел незаметно... Вечер, начинается вынужденный туризм - палатка, спальный мешок, чай в котелке, та еще романтика, от которой он уже успел отвыкнуть.
  Пока никаких существенных отклонений от общего плана нет, его ищут, он прячется, все делом заняты... Так будет продолжаться еще неделю по прикидкам, дальше 'они' перейти к радикальным мерам, знать бы еще каким? Прочесывание местности... не реально, в родных 'палестинах' нет крупных воинских частей, а добровольцев набрать - не те времена на дворе, да и погода не располагает к хождению по лесам. Борис покаялся перед соратниками, 'честно сдал' друга, претензий к нему не будет, пока Александра не возьмут, да и потом скорее всего. Ведь служба безопасности е-буржкого 'царька' предполагает, что за спиной несостоявшегося 'убивца' стоит некий могущественный 'наниматель', а значит с него и спрос. Забавно, но про пистолет они своим 'шестеркам', низовому звену не сообщили. Может до сих пор прежний хозяин ПМ пребывает в невменяемом состоянии, а может и специально сделано для поднятия 'боевого духа' господ бандитов.
  
  День пятый, пятница по календарю. Все так же е-буржцы интенсивно 'землю рылом роют' и успехов им Сашка не пожелает. Наметились некоторые подвижки, враг додумался до использования 'машин-ловушек'. Несколько неприметных 'четверок' и 'москвичей - 412' болтаются по тракту и по объездной дороге заодно. Расчет на то, что беглец попытается покинуть родной регион автостопом, и тут его возьмут. Каким образом е-буржцы контролируют дальнобойщиков, выяснить не удалось, впрочем может быть и не надо проверять. Не всякий дальнобой посадит к себе такого сомнительного попутчика вроде нашего героя. Остаются междугородние автобусы, их скорее всего 'шмонают', осматривают прямо на заправках, или еще где - в местах постоянных остановок. Хороший знак, противник по прежнему пребывает в неведении о истинных намерениях и возможностях Александра и его старый друг вне подозрений. Бориса и его 'бойцов' в эфире практически не слышно, видимо, им выделили другой участок для поисков, может быть - они работают в городе, может быть - на западном направлении. Один раз Сашка уловил сквозь помехи знакомый басок, ни с кем его не спутаешь. Одно лишь слово разобрал он с трудом, нет сомнений 'жив курилка!', но далеко, очень далеко Боря забрался... индикатор мощности сигнала показывает набор нулей.
  Опять пришла суббота и кончилась работа, с обеда в 'эфире' бандиты обсуждают анатомические особенности какой-то Ольки из 'Озерных далей'.
  -Ты попробуй, не пожалеешь... у ней там не дыра, а насос вакуумный! Засосет!
  Скучно становится, хоть впечатлений и так 'полные штаны'. Ночью Александр услышал рядом тихий шорох, словно какое-то мелкое животное навестило его замаскированную стоянку. Первое подозрение было на обычную городскую крысу, но утром зверек пожаловал снова, оказалось - белка.
  -Что же тебе рыженькой дать? Орешков нет у меня, галету есть будешь? -Сашка протянул ладонь с надломанными кусочками, смотри-ка берет прямо с руки, почти ручная или оголодала сильно?
  В здешних местах пока зверь редкий, но рассказывали ему, что мигрируют потихоньку сюда белки из Сибири, тут на них никто не охотится - нет такого промысла, да и хищников мало. Соболь и куница выбиты еще лет сто назад, остались только волки и лисы на севере региона, по словам знакомого егеря - сохранились считанные экземпляры. Вот и эта рыжая гостья никак перебралась через Уральский хребет в поисках лучшей доли, можно сказать - эмигрантка. А шишек кедровых в здешних лесах нет, нет и орешника, приходится к сосновым ей привыкать, рацион не тот, не столь сытный. Подкормка понравилась и белочка явилась еще и вечером, пришла перед самым закатом. Впрочем, возможно зверек был уже другой, поди пойми, так они похожи друг на друга.
  Понедельник - день тяжелый, пошла вторая неделя 'добровольно-принудительного' заточения, вторая неделя 'бегов'. Едва Александр включил после завтрака сканер, как сразу обнаружил перемены, и нельзя сказать, что бы к лучшему.
  Пусто в эфире, на знакомой 'бандитской' волне зловещая тишина, ни тебе привычных 'матюков', ни докладов куратору, ни 'ЦУ', ничего - только слабый шорох помех. Бросили поиски, отступились... рано еще, неужели запала хватило лишь на одну неделю? На всякий случай Александр проверил другие частоты, 'гаишники' на месте, на 27МГц общаются дальнобойщики, а значит 'айкомчик' в порядке. Палец давит кнопку со стрелкой, на индикаторе запрыгали цифры, запущено сканирование. Потеря нашлась через несколько минут, зачем они сменили частоту... может догадались, что 'враг подслушивает'?
  Прослушав доклад очередного 'экипажа' Сашка вдруг понял - чего-то не хватает... он же слышит только одного абонента, а где второй, куда спрятался? Бандиты перешли на транковую связь? Не поможет им 'военная хитрость', у данной модели сканера два приемника, осталось только вспомнить, какой разнос частот по стандарту между каналами транка? Великолепная машинка, ему не пришлось искать карманный справочник инженера-связиста! Всего лишь пару раз надавил он слегка на резиновый клавишу 'Т' и результат на лицо, 'айкомчик' сам справился, данные уже заложены в память, может Борисом - прежним хозяином аппарата, а может и на заводе изначально ввели. В довершение хитрая японская игрушка сама услужливо смикшировала оба сигнала для удобства пользователя.
  Справившись с техническими проблемами, Сашка уделил должное внимание и самому содержанию перехваченного разговора. Как все изменилось, неужели это 'те самые', куда подевалась прежняя 'борзота' и мат? Куратор сменился и похоже... в наш Мухосранск прибыл сам 'Царь', вот и лебезят перед ним 'боевые холопы', только, что не 'вашей милостью' величают. Вот поэтому и 'транк' с понедельника у господ бандитов имеется, 'балшой чаавек' разве станет жать на тангенту и орать в эфир 'Прием!' по сто раз в день... телефон ему подавай.
  Голос у е-буржского 'сатрапа' крайне противный, посмотреть бы на него и заценить, что за человек, жаль техника такой возможности не дает. Кое-какие предварительные выводы все же сделать можно и на 'слух'. Такое впечатление - субъект ранее жизнью был обижен сильно, 'чмырили' его одноклассники в школе, били в армии сослуживцы, не давали девки-однокурсницы в ВУЗе, но волей судьбы попал человечек 'наверх' и возомнил себя богом. Для криминальной системы 'не типичен', значит во власть угодил в шлейфе первого президента 'эрэфии', Ельцин и сам не подарок, а за ним, как хвост кометы, еще и туча разного дерьма влетела следом в кремлевские коридоры. Остается только надеяться, когда все закончится, пойдут 'герои' так же 'паровозиком' за лидером на тюремные нары, а лучше и сразу - на тот свет. Вряд ли так будет, умные люди считают, следующим станет какой-нибудь генерал из числа ренегатов, в свите первого президента их хватает. Новый 'презик' заявит себя профессиональным 'спасителем России'... сначала затолкали страну в задницу, а затем якобы станут ее оттуда 'вытягивать'. Да 'они', чинуши и сами в токрытую хотят 'Пиночета' во власть, неужели не найдут подходящую кандидатуру, когда алкоголик на троне наконец упьется окончательно?
  
  Как и следовало ожидать, никаких особо значимых указаний 'царек' своим подручным не дал, и дать не мог, стоило ли ему вообще приезжать?
  -Обыщи все забегаловки по трассе, пытай барыг, не может же урод неделю без жратвы сидеть в лесу! -и далее пошли 'ЦУ' примерно в таком же духе.
  Можно было дальше и не прислушиваться, но при переборе сканером каналов Александр в какой-то момент уловил знакомый писк тонального набора 'пи-пи, па-па', иначе говоря техническим языком - DTMF? С пятой попытки удалось ему не только 'словить тон', но и записать сообщение полностью в память прибора. Дешифровка особой головоломки не вызвала - выручил все тот же 'айкомчик', одну цифру 'японец' не распознал, да и не надо, легко угадывается и так. А номер телефонный знакомый... память у Александра на такие вещи хорошая, однако не грех и проверить, где там его рабочий блокнот?
  Сомнений нет, координация действий бандитов осуществляется прямо из комплекса правительственных зданий, 'царя' местные власти приняли по высшему разряду, почти как президента. Есть за городом такое хитрое местечко - 'Министерские Дачи', возле спортбазы 'Биатлон'... можно даже определить из какого конкретно особняка звонки идут. От старого стрельбища, где прячется Александр, комплекс находится недалеко, по прямой километров тридцать будет.
  Была бы у него снайперская винтовка, или хотя бы карабин приличный - был бы шанс на прощание послать свинцовый 'горячий привет' хамоватому е-буржскому 'царьку', как раз у него окна офиса на лес смотрят. А так чего себя травить зря? Ясень пень, охрана там хорошая не пробиться, в первом круге службу несет милиция, во втором - боевики 'системы', без боя близко не подойдешь.
  Карамазов из него не получится, осталось лишь констатировать Сашке... или в царя-освободителя все же стрелял Каракозов, а тот черт у Достоевского 'Десять старушек на рубль'? Тварь я дрожащая или право имею, что имею то и введу... имеем только ПМ, да и то по случаю достался пистолет.
  Откуда у простого 'инженера по обслуживанию' закрытые сведения, недоступные простому смертному? Борис в свое время удружил, не даром естественно, местной 'мафии' тогда надо было проконтролировать действия одного 'закупленного' ими высокопоставленного чиновника. Пригодились как всегда старые связи ну как же 'кто, что охраняет, то то и имеет'. История совсем недавняя...
  -Есть у меня на ГАТС свой человек, но боится... вот только разбивку по частотным каналам в аппаратуре выделения и номерам удалось добыть через него.
  -А я как прослушаю этого вашего чинушу? Мы же магистральной связью занимаемся?
  -Верно... да только 'Дачи' стреляют на ГАТС малоканальной релейкой, 'Трал-400 дробь 24', кажется. Она у вас на вышке стоит, аппаратура уплотнения внизу, а затем 'кабелизмом' по городу. Каждому телефонному номеру привязан канал в 'первичке', просто и сердито... дальше, надеюсь, объяснять не надо?
  -Борь... обижаешь, что я совсем дуб?
  -Договорились, примерное время я тебе указал, каждый день после обеда наш пи...р докладывается Москве, надо его записать. Если, что потом мы с тобой сочтемся.
  Дело техники, два селективных вольтметра RFT, плюс самодельный микшер-сумматор, плюс 'до кучи' диктофон, последним аппаратом снабдил все тот же Борис. Доступ в кабину мачты на отметке сто пятьдесят метров у Александра - в любое время суток, помимо основной специальности у него имеются еще и 'корочки' лифтера-проводника, сопровождающий ему не нужен. Предлог он даже не стал придумывать, зачем такие сложности, предупредил только дежурную смену, что задержится примерно 'на час'...
  Никаких угрызений совести тогда он не испытывал, 'долг' умер вместе со страной, а теперь на повестке дня 'свобода и демократия'. Да и этим, назначенным 'законно избранной властью' лицам нетрадиционной ориентации он лично ничего не должен, Сашка на выборы не ходит из принципа. Слуги народа заняты превращением народных же денег в личные, так пусть и их немного пощиплет местная криминальная система. Формально Александр опять же чист как ангел, должны были с него взять подписку о неразглашении в свое время при устройстве на работу, да в хаосе 'горбостройки' как-то забыли.
  Александр устало вздохнул, перелистывая потертую красную книжечку блокнота, сколько всего оказывается было... местами прямо -комедия, местами - как уж вышло... такие дела.
  Выполняя поручения старого друга он все же пережил несколько неприятных минут. Спустился вниз, распахнул тяжелую стальную дверь мачты и чуть было не захлопнул обратно. Его ждали двое в форме, погоны, малиновые околыши на фуражках... приехали называется - комитетчики! У диктофона есть 'секурная' опция, но для стирания всей кассеты потребуется полминуты... а эти... погоди, лица знакомые. Не группа захвата, а свои же 'собратья'-связисты явились на годовую профилактику, знает он их хорошо. Вот Толик, в последний раз правда был старшиной, а сегодня с малой звездочкой - прапорщик, можно поздравить с повышением в чинах. Тот еще спецназовец, в спортзале и тире 'Динамо' не замечен, частый гость в пивном баре напротив. За старшего с ним пожилой майор-еврей, досиживает последние годы до пенсии. Обычно они в гражданской одежде приходят, зачем вырядились в форму так и осталось загадкой для Сашки.
  -Ты где шатаешься? Второй час уже ждем, на пейджер сообщения посылали!
  -Лампочки СОМа менял... -соврал Александр первое, что пришло на ум, и так сойдет, проверять некому.
  Пришлось ехать обратно к кабину да еще в 'дружеской' компании. Лифт в антенно-мачтовых сооружениях маленький, но двухэтажный. На второй ярус загнали Анатолия, а на нижнем едва поместились рядом Сашка и майор. С 'госсвязьнадзором' путешествовать в тесном 'пенале' лифта куда как приятнее, обычно от них молодая женщина бывает. Много времени у него 'спецслужбы' не отняли... аппаратура у них не бог весть какая секретная, тот же самый 'Трал' только в другом исполнении. Прапорщик занялся делом сразу, снял крышки, защелкал кнопками стоечного контрольного прибора и зашуршал журналом, а майор от нечего делать принялся осматривать помещение. 'Селективки' привлекли внимание комитетчика, бог с ними, ничего криминального в принципе нет, разве, что Сашка торопился и забыл сбросить настройки. Может опытный 'старый черт' и заподозрил неладное, но промолчал.
  -Голос свободы вы сами заткнули, или приказал кто? -а это уже 'гость из органов' добрался до стойки полу-разобранного телевизионного вещательного передатчика, -Чего же вы так нашего единственного диссидента обидели?
  -Так он ведь не только 'Не могу молчать!', но и 'Не хочу платить!', а у нас вроде капитализм. -ответил Сашка, и в самом деле, передатчик отключили за неплатежи по контракту, да и за обслуживание владелец изрядно задолжал, - К следующим выборам Ельцина оживет клоун Петя, денег из Москвы подкинут, надо же кому-то оппозицию режиму изображать.
  К черту, к такой-то матери... отключаем полностью бесполезный 'целый сонм воспоминаний и дум', и бандитов с их непонятной возней туда же... белочка пришла, смотрит глазенками-бусинками, намекает рыжая - галету ей покрошить надо.
  Вторник второй недели прошел спокойно, 'царь' навел железной рукой 'порядок' и убыл в свои владения. Подручные его наконец вздохнули свободно, 'транки' из эфира исчезли полностью, опять появился уже знакомый мат на 'старой' волне и все те же голоса. И как всегда, до вечера 'они' не то в самом деле искали , не то просто изображали активность. После наступления темноты на связь выходили лишь стационарные посты и одна из машин-ловушек, все мобильные группы вернулись обратно в город.
  Среда... середина недели, можно ли сказать, ведь дней то семь? Пусть будет так. День с утра ясный, подмораживает уже слегка... осень поздняя, ночью Александр впервые проснулся от холода, пришлось встать и развести в яме небольшой костерок, приготовить горячий чай. Десять часов... в его блокноте появляется новая заметка, в эфире на 'криминальной волне' оживление, не просто матом разговаривают, а уже мат трехэтажный пошел в ход, бандиты наконец 'напали на след' беглеца, как принято выражаться в дешевой детективной литературе у Чейза и прочих 'писателей'-коммерсантов. Куратор старается вовсю, рвет и мечет, из города спешно перебрасываются дополнительные силы, не скупиться начальник на посулы и угрозы нерадивым подчиненным.
  В первый же момент, едва прозвучало роковое слово 'Нашли!', Сашке захотелось завести и прогреть двигатель машины, пришла пора бежать? С трудом он поборол в себе этот ложный порыв, отчасти сработала лень-матушка, столько трудов он вложил в маскировку, а теперь извольте ломать такую красоту? На забытом и заброшенном всеми стрельбище царит тишина и покой, лишь одинокая ворона или галка лениво нараспев каркает где-то в ветвях деревьев, и с тракта эхом доноситься шум моторов проезжающих мимо машин. Он и не стал спешить, не стал срываться с 'насиженного' места, продолжил свои наблюдения, пока еще не 'горячо'. Надо сперва разобраться, что же собственно бандюки отыскали, а потом уже и действовать по обстановке.
  Удачно вышло, едва он успел вовремя нажать на 'Rec' и записать первый подробный доклад поисковой группы, у 'айкомчика' встроенный речевой регистратор на десять минут, больше не влезает в твердотельную память, как не сжимай хитрыми кодеками. 'Два дня назад видели'... хм, а он никуда не высовывался со стрельбища уже неделю с лишним, ложный след? Безусловно, и где... где его якобы 'видели' недавно? Старые Зятцы? Александр так с ходу и не смог вспомнить ничего об этом населенном пункте, пришлось отложить сканер и сунуться в машину за картой... сорок три километра на восток по трассе... гарантия на сто процентов - оттуда 'они' никак на стрельбище случайно не забредут.
  Окончательно ситуация прояснилась позднее, когда удалось сложить воедино все детали 'ребуса' по записям в блокноте. Не оскуднела, оказывается, земля русская богатырями, не перевелись еще 'самородки' на Руси, точнее - не спились окончательно. Это как же надо 'квасить', что бы два года сошли за два дня? Позапрошлой осенью, в первых числах сентября он действительно останавливался в той дыре, в Зятцах, минут на десять от силы, справлялся у местного жителя, как проехать к Красному озеру. На рыбалку его вдруг съездить 'пробило', бывает иногда, хоть и очень редко. Мужичок, помниться, с сильного бодуна был и ничего толком от него Сашка не узнал, пришлось искать дорогу самостоятельно. Не иначе - тот самый 'информатор' и попался на глаза бандитам, он до сих пор не протрезвел? Печально... как бы е-буржцы не прибили мужика под горячую руку.
  Четверг... рокот мотора с небес загнал Александра в заранее подготовленное им укрытие. 'Царь' раскошелился наконец на авиацию, долго же его 'жаба душила', целых тринадцать дней ждали.
  'Над горами кружат вертолеты...' А гор нет, хоть и Уральский хребет недалече, вместо них в наличии поросшие хвойным лесом, как подбородок щетиной холмы, и не вертолеты в небе, а скорее 'вертолетики', только, что не голубые крутятся. Крохотный Ми-2 после гиганта Ми-26... как-то не серьезно совсем выглядит, но все равно приходится 'дрожать и бояться'. Местный авиаотряд работает, у них другой техники нет, презентовало министерство обороны от свои щедрот одну сильно подержанную 'иномарку', камикадзе для импортной 'вертушки' так и не нашли до сих пор. Бывал Сашка у 'летунов'-вертолетчиков не раз по служебной надобности и все расклады ему хорошо известны.
  Совпадение... вряд ли, газопровод проходит не здесь, а на северо-востоке, вдали от тракта и населенных пунктов. Его ищут, а не утечки газа - нет никаких сомнений, вертушка зависла над стрельбищем не случайно, поневоле привлекает внимание эта гигантская 'плешь' посреди бескрайнего лесного массива.
  Рокот все ближе, давит на уши... 'Мне сверху видно все, ты так и знай!', да...да так прямо и 'все'. Капюшон на голову, лицо опустить вниз и наблюдатель на борту вертолета увидит только пожухлую траву, мох и ветки, был человек и нет человека, так работает хороший камуфляж. Не поможет сильная оптика, не поможет и уникальное зрение как у Сашки, если не знаешь заранее, куда именно надо смотреть, а лимит времени идет на минуты.
  Над маскировкой своего временного пристанища он поработал после неожиданного визита 'господ бандитов' на совесть и на страх. Серая полиэтиленовая пленка, земля, дерн, ветки и опавшая листва превратили его старенькую 'Ниву' в бесформенную 'кучу', объект выглядит естественно, как обвалившаяся стенка капонира. С пяти шагов не заметишь подвоха, не говоря уж про десятки метров.
  Куда деваться самому? За неделю можно было и натуральный 'схрон' выкопать на одного человека, да только особой нужды в таком укрытии Александр не видел. Первоначально он вообще собирался ограничиться маскировочной сеткой над каким-нибудь мелким ровиком, но вскоре передумал. Сверху могут ведь и пальнуть 'на удачу' из автомата - дадут очередь веером 'по площадям', в надежде, что 'дичь' испугается и кинется бежать и тем самым себя выдаст. Окопчик, стрелковая ячейка... просто небольшая, но относительно глубокая яма защитят и укроют куда как надежнее. Пусть шальная пуля и на самой деле та еще 'дура', но рисковать лишний раз уже желания не было, слишком много в последнее время ему судьба выдала подарков, как бы не пришлось за них расплатится по полному счету.
  Рыть-копать Сашке не пришлось, подходящее убежище отыскал он неподалеку от капонира. Двойное удобство, оттуда, из окопа можно вести наблюдение за подступами, а то как бы под 'шумовым' прикрытием вертолета, кто-нибудь по земле не подошел незаметно.
  Ми-2 уходит, точнее - улетает прочь, без тепловизора или локатора миллиметрового диапазона искать беглеца-одиночку в лесу занятие 'дохлое'. Скорее всего пилоты и сами понимают, что шансов выполнить поставленную задачу у них практически нет. Однако парни честно отрабатывают аванс, в может им просто в радость каждый лишний летный час, керосин нынче дорог. Организация, где Александр работает, раньше часто нанимала для своих потребностей вертолеты, но в последние годы заказы на 'летунов' резко сократились.
  Сканер без труда отыскал частоту, на которой ведут переговоры пилоты. Что же они ищут в пустынном осеннем лесу и на столь же безжизненных окрестных полях и пустошах? Одиночного человека, автомашину, костер или что-то в этом роде... Некоторые голоса знакомы, доводилось Сашке с ними летать раньше. Нашли? Нет... пустое, летуны обнаружили железную будку размерами точь-точь дачный сортир. Молодой интересуется у более опытного и 'старого', что за сооружение и с чем его едят. Александр и сам бы им подсказал, НУП - необслуживаемый усилительный пункт, если расшифровать сокращение. Много таких небольших зеленых будочек с номерами стоит на кабельной магистрали. Разобрались сами... 'старый воин, мудрый воин'. Хотя как посмотреть, летели раз Сашка с напарником на аварию с одним, вроде бы солидным мужиком за пилота, увидели внизу лису - мышкует в поле, редкая зверушка в наше время. 'Асс' давай ее, рыжую гонять, в итоге - потерянный зря лишний час времени и незабываемые ощущения от виражей винтокрылой машины.
  Остается ему пожелать на прощанье провинциальным 'чкаловым' счастливой посадки, вертолетики, у них хоть и ухоженные, но уже 'в возрасте'. Ми-2 в России не производят, ранее получали из Польши по линии СЭВ, почти в каждом ящике заботливо подкинутая братьями-славянами записка в духе 'Счастливо угробиться!'. Намекали 'пшеки' открытым текстом, что каждая машина несет в себе скрытый дефект, да только куда им до русского техника, не доросли еще паны.
  Под вечер на старым стрельбищем прошел на малой высоте АН-2, ни дать ни взять 'авиационное шоу' в разгаре, еще бы разноцветные дымы в помощь. К своему удивлению, Сашка увидел на борту 'кукурузника' опознавательные знаки санавиации. Не может быть! Последний из могикан поднялся в небо, их же полностью сократили еще год назад. А этот ветеран выходит выжил, пусть борта в сплошных латках и коптит мотор выхлопом - летает! Местные 'отцы народа' тогда неделю с лишним нахваливали себя в средствах массовой информации. Как же, мы такие чиновники умные, пилотов уволим - дармоеды, санитарные 'аннушки' и вертолеты на свалку отправим на металл сдадим, зачем тратиться на дорогостоящий ремонт? Вместо воздушных судов арендуем зимой лошадок на ипподроме и 'цоб-цобе' с ветерком русской тройкой по сугробам. На полученную экономию господа чиновники поедут в Германию, учиться эффективному управлению русскими туземцами, там 'за бугром' опыт большой накоплен еще при фюрере.
  Все теперь как при царе-батюшке... возвращение к истокам, скрепы православные и обретение утерянной барином Михалковым Российской империи. Вместо школы народу - кабак, вместо врача - поп с кадилом, а больницу для простолюдинов заменяет кладбище. Пациент в отдаленной деревне десять раз 'сыграет в ящик', пока до него врач доберется на санях, кого волнует чужое горе? Главный реформатор дал конкретную установку исполнителям: 'дарагие россиане', не вписавшиеся в 'рынок' должны вымереть как динозавры, останутся лишь те особи недочеловеков, кто обслуживает Москву и пресловутую 'трубу', главный источник валютных доходов. План 'Ост' в чистом виде, начальный этап... закончиться как и немцев в свое время партизанской войной населения против оккупационной администрации.
  Александр откинул назад пятнистый капюшон куртки, вертушки улетели теперь можно не прятаться, почесал заросший многодневной щетиной подбородок. Раньше как-то он старался об этом аспекте не думать, а ведь пришла пора обзаводиться нормальным оружием, легально, или нелегально... без разницы. Развязка, закономерный результат перестройки и последующих реформ приближается неумолимо, на окраинах страны уже вовсю стреляют, натуральная гражданская война. 'Красных' нет пока, а вот 'зеленые' - бандиты имеются в товарных количествах, есть и 'белые' ну или - 'голубые' по общему народному мнению. Речь не про 'идейных' демократов, они только гадить на бумаге в эмиграции и умеют, а про тех 'белых', кому от нового режима реальный доход идет. Помнится, в том далеком, но историческом августе шел Сашка домой с 'ночной' профилактики, как раз мимо старого дома правительства проходил. Четыре часа утра, город спит спокойно, народу наплевать на разные там перевороты, транспорт еще не ходит, на улицах лишь солнца лучи гуляют. Что за чудо... кто там раком у официального парадного подъезда ползает, какой-то дяденька интеллигентного вида в сером костюмчике? Герой-диссидент старательно выводит мелом на асфальте корявые буковки 'Хунте не...', пот со лба градом капает, язык золотыми зубами прикушен, словно под танк с гранатой ползет и никак добраться не может до цели. Дописать последнее 'Т' ему не судьба, вышла откуда-то сбоку из под арки 'сталинского' дома здоровенная тетка-дворничиха с метлой под мышкой, зевнула широко - бегемот отдыхает в сторонке, глаза протерла, и...
  -НакрОманы ...ять! Кыш отсюда поганец! -черен тоталитарной метлы вонзается в зад борцу с кровавым режимом. Просто и грубо, не Европа однако у нас.
  Визг, раздавленные очки на асфальте и 'демократ', петляя словно заяц под ружьем охотника, исчезает в ближайшей подворотне. Те еще смелые корваланы и героические 'хулиганы' в провинции, привет стихоплету Буковскому. Чилиец в Сантьяго с автоматом в руках погиб как мужик, а наши лишь на кухне скулить способны, да пачкать тротуары тайком...
  Расслабляться не стоит, далеко зашли... День Х, когда ему, Александру, придется рассматривать жирные ряшки 'гайдаровцев' и их верных холуев через прицел недалек, считанные годы остались. Готовится надо сегодня, не откладывать в долгий ящик. Летом 91-го были красивые трехцветные цветочки, рано или поздно придется отведать и горьких ягод.
  
  Пятница... день как и понедельник тяжелый, для всех. Бандиты - не исключение из общего правила, вектор поисков с тракта сместился на объездную дорогу, огибающую петлей город с юга, теперь обидчика е-буржского 'царя' ищут там. Можно только посочувствовать 'работникам криминальной сферы', по обе стороны дороги сплошные садово-огородные массивы, и есть кого ловить, излюбленное место зимовки разного рода бомжей, цыган и прочих сомнительных элементов. Так и есть... панические крики, взрывается эфир воплями - 'Ахтунг, партизанен!', срочно высылайте зондеркоманду для поддержки! Хлопки пистолетных выстрелов прорываются сквозь завывание помехи. Война локальная началась, коса на камень нашла и приходится отстреливаться, или подозрительный бомжик пытается удрать и его 'тормозят' огнем? Наркобарыг Сашке не жалко ничуть, пускай бойцы 'царя' поубивают эту погань хоть всех до одного, а вот бродяги все же люди, хоть и опустившиеся и 'сошедшие с круга'.
  До вечера дважды еще куратору е-буржцев придется вникать в детали очередного ЧП, тяжкая работа, ему за нее хорошие деньги платят, или нет? Борис как-то втолковывал другу, что в 'системе' порядки феодальные, рядовому боевику дают в 'кормление' отдельный участок - несколько ларьков, мини-рынок или что-то в этом роде. До капитализма российская организованная преступность еще не дошла и тут сказывается осталось от остального цивилизованного мира.
  Суббота... раннее утро... кристаллики инея на траве и на кустах, пар изо рта облачком, 'колотун-бабай' в полном объеме. Привычное уже занятие успело приестся за две недели, наушник нацепить и 'наш тюнер шарит по волнам'. На всех диапазонах кроме 'милицейского' стоит подозрительная тишина, только пара 'любителей'-долбодятлов на гражданских 27МГц-ах засоряет девственный глупой эфир болтовней. Александр сразу и не понял, не уловил произошедших изменений, окончательно дошло до него лишь к полудню - перестали выходить на связь стационарные посты е-буржских бандитов на тракте! Введен куратором режим радиомолчания, или поиски прекратились? Везде по региону или только на восточном направлении дан отбой? Хоть на разведку не выходи... была такая мысль и сплыла, сперва узнать надо, может что-то эпическое случилось - война или революция и 'царю' стало не до Сашки. Государственное радиовещание хоть и существенно сократили за годы перестройки но полностью его не 'убили'. Передатчик 'Маяка' совсем недалеко, если выйти на тракт и подняться на холм, то за юго-востоке обнаружишь красно-белую 200-от метровую мачту 'решетчатого' типа, а под ней одноэтажное здание с 'тарелками' спутниковых антенн.
  Похоже - без перемен, все по старому осталось... долбит мозги убогая радиопостановка по мемуариям тайного агента госбезопасности Ветрова, известного в миру как Солженицын. Та еще бездарная нудятина с 'закосом' под классика Достоевского, актеры гнусавые озвучивали за денежку малую, бессмысленный перевод ценного ресурса техники и казенной электроэнергии. Послушаем, что там у коммерсантов на каналах твориться, благо в городе есть аж целых три ФМ вещателя, вешают слушателям 'лапшу на уши'. Наследие последних выборов алкоголика-президента, более ничего полезного регион от Ельцина не получил.
  На 'Европе плюс' надрывается 'Ласковый маем' кумир малолетних девочек и взрослых педерастов Юра Шатунов. Ди-джеев 'европейских' не слышно, а то ведь раньше любили вставлять комментарии от себя. Молчат люди творческие, не иначе снова огребли пряников от 'старорежимных держиморд' с РПТЦ, оправляются пока и лечатся. Поделом... загадили всю территорию предприятия пустыми пивными бутылками, шприцами и презервативами, натурально 'Жопа плюс'. Хорошо когда-то было за высоким бетонным забором: цветочки, березки кудрявые и соловьи по весне поют, как в образцовом парке... Пустили 'гадов' в перестройку, теперь кругом драная резина и прочее дерьмо по кустам висит и валяется, приходится постоянно под ноги смотреть, чтоб не вляпаться, с девушкой уже не погулять.
  Зря на 'отстой' потрачено время, переходим ко второй радиостанции по списку. Хм... эти стоны и вопли оргазма неведомого животного можно назвать музыкой? Минутная стрелка на часах стремиться к 12-ти, а значит скоро вставят рекламно-информационный блок. В отличие от своих коллеги эти ребятки с 'Радуги' не столь криворукие и кое-что умеют. Банк трехлитровый 'Менатеп', 'РЭМ, который всех раздевает', 'Халявщик Леня Голубков' Александра не волнуют совершенно, равно и грызня 'демократов' в Москве... по Екатеринбургу что-нибудь свежее? Есть - вчера вечером убит известный бизнесмен, общественный деятель, депутат чего-то и так далее, фамилию не назвали, огрех монтажа что-ли? В Е-бурге и так понятно, там своих 'героев мутного времени' знают наперечет, а вот остальным остается лишь гадать, кому в этот раз 'прилетело'.
  Остается последний засоритель эфира - ФМ 'Молодежная Волна'. Александр специально не торопился, 'Волна' дает новости не ровно в двенадцать, а с некоторой задержкой. Снова музыка пошла, переключаемся, звенит колокольчиком в наушниках знакомый и приятный женский голос, как раз к шапочному разбору успел Сашка, идиотская реклама прошла, идут международные новости - 'друг Билл' Ирак опять хочет бомбить, затем Москва - тамошние разборки, потом по регионам пройдутся.
  Знаком он с ведущей лично, Аня Чумакова - во всех отношения приятная девушка, с технической стороны у нее полный порядок и не в собачьем вагончике-контейнере сидит, как наркоманы с 'Европы', а в нормальной студии радиодома, оттуда и работает. Ругает ее старшее поколение и зачастую матом, в эфире Анечка словно 'под веществами', но это у нее стиль такой и целевая аудитория у радиостанции. Не стреляйте в пианиста, он играет, как умеет, как заказывают хозяева - так и подает.
  Так, так, так... покушение... взорвали господина вместе с машиной, 'броня' не помогла, трагически погиб... хоть и подонок, а все равно для родных трагедия. Где главное, Аня давай фамилию, мозг уже кипит... имя сестра, имя! А вот называет - Царьков... очень может быть, тот самый 'обиженный' Сашкой авторитет. Сам президент соболезнования выразил родственникам и друзьям покойного, еще один аргумент, один кирпичик в здание общей версии. 'Царь' - кличка, псевдоним в криминальных сферах и вряд ли реальная фамилия у покойного должна быть сходна с чем-то вроде 'Голштейн-Голожопский', как у настоящего, последнего квази-Романова. Вроде все сходиться, картинка-пазл сложена, ведь и местный 'крестный отец', лидер наиболее влиятельной группировки, по паспорту не 'Ахмет', а Ахметшин - урезание фамилий обычное дело у системы и только Борька - 'Инженер', выбивается из общего ряда, Пикуля друг в детстве перебрал. Так обычно у 'генералов' принято, рядовых же бойцов великой армии оргпреступности часто обзывают по 'функционалу', подайся к бандитам Сашка, так стал бы в братве 'Стрелком' или может - 'Солдатом'.
  Умница Анька коробку дорогих конфет уже заработала и цветы, бальзам на душу пролился. Прогнозы Бориса сбылись на сто процентов, ровно две недели без одного дня и заслуженная награда нашла героя, одним замечательным человеком на этом свете стало меньше. Жаль, сработали киллеры-ликвидаторы предельно 'грязно', зацепили людей непричастных, погиб охранник и кажется еще и ребенок. Нет, что бы конкретного гада аккуратненько пулей в лоб отметить... хоть самому винтовку в руки не бери и не отстреливай их, деятелей общественных.
  Одно лишь тревожит, на душе холодок - нет до сих пор условного сигнала от старого друга, молчат его 'волшебные', перепрошитые пейджеры. Придется ждать, Борис, он же 'Инженер' - осторожный и 'тертый калач', лишь потому до сих пор живой и при деле состоит, хотя первое поколение криминальных 'спортсменов' на кладбище освоило давно подземный городок. Боря предал ради Александра 'своих', пошел против решения главарей криминального сообщества, поэтому должен действовать предельно осторожно, не вызвать у 'системы' подозрений на свой счет.
  Сколько друг будет вынюхивать, день, два, три... сроки поджимают, до 'белых мух' с небес немного осталось, а там 'рвать когти' на запад станет сложнее. Автомашину выдадут преследователям следы протекторов на свежем снегу, а человеку без теплого пристанища очень скучно станет, и запас продуктов у него подходит к концу. Опыта, выживания или 'бомжевания' в зимних условиях у Александра нет, неужели придется приобретать?
  Скучен день до вечера, коли делать нечего... Прямо убийственно скучен, так и у него сегодня выходит, если снова радио послушать - глядишь Аня что-нибудь хорошее поставит 'не в тему', бывают у нее иногда отклонения от программы.
  Еще один подарок, 'Энигма' в эфире завораживает слух аккордами... последний хит звучит, последняя их композиция. Из современной музыки только эта группа Сашку и 'торкает', остальное идет исключительно по разряду 'какая-то адская хрень'.
  Воскресенье... тоска, в какой-то момент ему захотелось даже развести водой и выпить грамм двести спирта, того самого 'Рояля'. Все три пейджера, его служебный NEC и два, выданных Борисом noname, молчат как убитые. Белка и та сегодня не пришла, видно и ей галеты приелись, а Сашку и вовсе от этих 'деревяшек' выворачивает, хочется теплого свежего хлеба. Приходиться придумывать себе занятия для заполнения лакуны времени до темноты, проверил он свое единственное оружие - ПМ, еще раз почитал рекомендации и памятки, и без них тошно на душе, карты посмотрел, прикинул возможный маршрут и заодно освежил знание 'ненаших языков' по разговорникам. Уходить придется на Запад через Украину или Белоруссию, самый 'правильный' путь... Петербург и ленинградскую область Александр рассматривать не стал, Борис не рекомендует, а значит нечего туда соваться, как и на 'юга'. Через 'лимитрофов' прибалтийских... а все равно придется оттуда выбираться в Польшу, ближайший вербовочный пункт Легиона находится в Варшаве, так зачем же нам лишняя страна по дороге? Валюты у него мало, а ведь придется постоянно 'золотить ручку', и если в 'славянских' республиках еще принимают 'деревянные' рубли, то гордые чухонцы от российских 'деревянных' морду воротят.
  Транспорт, больное место, вокзалы и аэропорты для него закрыты по умолчанию, даже если люди 'Царя' свернули поиски на его малой родине, то еще не факт, что везде по стране дан отбой. Сколько получиться - проедем на машине, далее придется или автостопом или на пригородных электричках путешествовать. Особая беда и вопрос номер один - как безопасно и быстро выбраться из региона? Дорог на запад в родных краях мало, фактически одна и есть, если считать асфальтированные, и там могут ждать его нехорошие 'сюрпризы'. И о старом тракте 'они', преследователи, скорее всего уже узнали, и где-нибудь у моста, который не миновать никак, могут оставить засаду. Александр отбросил в сторону дорожный атлас и потянулся за картой, есть одна зацепка, есть еще одна дорога о которой мало кто помнит, а е-буржцы и вообще не знают... 'Старый' тракт, на самом деле не очень то уж и древний, как принято считать в народе, его построили в 50-е годы прошлого века, когда возникла потребность перебрасывать колесную технику за Урал 'своим ходом'. Настоящая же, дореволюционная 'колесуха', по которой когда-то брели этапы в Сибирь проложена совсем в другом месте, намного южнее тракта и она до сих пор цела, хоть и заброшена почти сто лет назад! Удивительно - но факт. По крайней мере на 'Ниве' там проехать можно. Нет мостов у водных преград, они сгнили еще в прошлом веке вместе с ямскими почтовыми станциями, даже руин не осталось и почти все деревни по пути заброшены - спасибо 'кукурузнику' Хрущеву с его 'укрупнением' села. Но не беда, реки с тех пор сильно обмелели, и 'екатерининская' дорога должна быть обязательно привязана к бродам, а значит - прорвемся как-нибудь.
  Пока он прикидывал, 'гадал по карте', вспоминал то и се, и сумерки подкрались незаметно, пора залезать в спальный мешок, ноябрьская ночь будет холодной...
  День, два, три пролетели как в бреду... снова пятница, Борис молчит и надо принимать решение самому. Александр уже внутренне готов к такому повороту, сколько всего перебрано в уме, а и в самом деле другого надежного варианта не получается. Легион, так Легион... Африка, так Африка... будем отстреливать 'нигров', кататься на слонах и трахать мартышек... Наше счастья постоянно - жуй кокосы, ешь бананы, Чунга-Чанга! Печально, что остаток жизни придется провести так, но все же лучше чем в могиле.
  Последняя сигарета докурена, маскировка с машины удалена, двигатель прогрет, хоть и пришлось повозиться - его холодная 'Нива' не сразу соизволила 'ожить'. Что-то не так на слух, к ровному гула мотора примешивается словно комариный писк, неужели с машиной проблемы, только этого не хватало? Мать ее ВАЗовскую... да это же пейджер верещит!
  Александр проворачивает ключи в замке зажигания, так и есть - оба аппарата надрываются мелодией вызова. Где они, куда их Сашка закинул, надо смотреть в багажнике... столько дней лежали под рукой, а тут запропастились, 'спрятались' проклятые коробочки.
  Сигнал, сомнений быть не может, Борис прислал долгожданную весточку. Понять бы только, что он хотел сказать старому другу - 'возвращайся' или 'беги'? Система, преступное сообщество или российская 'мафия' тем и славиться - нет у нее четко прописанных правил, есть только общие 'понятия', меняющиеся от случая к случаю, да так, что непосвященный человек никогда и не угадает. Александр однажды встречался с одним хитрованом 'кинувшим' бандитов на большие деньги, жулика не тронули, хоть вроде по здравому рассуждению и киношным штампам обязаны убить. Так и с Сашкой может выйти, несмотря на смерть 'царя' и последовавшие перемены в верхах, смертный приговор системы остается в силе.
  Быть или не быть? Ключ к разгадке таится в сообщении пейджера, Александр старательно списал с экранчика 20-ть символов с NECa, затем еще столько же с безымянного 'китайца'. С виду - совершенно бессмысленный набор, словно человек-оператор не глядя 'брякал' по клавиатуре. Может какой-нибудь технический сбой... вряд ли... у двух независимых операторов почти одновременно, разница всего лишь в три минуты? Эту версию отметаем, звучит слишком фантастично, значит - шифр, головоломка, ребус, его предстоит разгадать. Борька слишком умен, что бы послать сигнал открытым текстом, у операторов стоят речевые регистраторы, а ему 'светиться' смертельно опасно, 'свои' измены не простят. Вся ранняя цифровая техника защищается в основном 'невежеством пользователя' и если друг сумел сменить прошивку на пейджерах, так, что по его словам, владельцы передатчиков 'не в курсе' о наличии у них данных абонентов, то и здесь какой-то технический трюк. Девочка в службе пейджинговой компании не стала бы набирать такую бессмыслицу, сообщение как-то прошло мимо нее.
  Гадаем дальше, Борису нужна гарантия, что более никто не сможет послать 'сигнал' и тем самым выманить Сашку под пули бандюков. Как это сделать... скорее всего в сообщении содержиться намек на некий давний эпизод, о котором знают только двое. И у же по оценке того события делается однозначный вывод. Заодно и страховка на случай 'работы по давлением'. Более двадцати прожили рядом, накопилось столько всего разного и не перечесть.
  Александр сразу же обратил внимание - строчка вверху несколько отличается он нижней, пейджеры выдали различные версии 'сигнала'. Вряд ли это случайность, скорее всего текст дополнен ничего не значащим 'мусором'. Вычеркиваем 'отличное от других', оставляем только одинаковое, тетрада символов впереди еще две в конце уходят в 'трэш'.
  Час времени улетел, никаких даже смутных догадок... такое впечатление - набор латинских букв и арабских цифр никакой полезной информации в себе не несет. Почему не кириллица? Видимо следствие избранного способа передачи... или дополнительная защита, 'транслит' в помощь, все равно клавиатуры персоналки под рукой нет.
  Так уже лучше, намного лучше... уже жарко, первые три русские буковки напоминают инициалы... имя, отчество, фамилия. Вера, Верка, Вероника - его двоюродная сестра, отчество ее и фамилия - 'девичья'. Значит Боря намекает на время, когда Верочка и в самом деле была еще девочкой, далеко придется 'отматывать' воспоминания. Подростковый период с седьмого по десятый классы можно смело исключить. Не было ничего ни у него с ней, ни у Бориса. Вероника к тому времени уже обзавелась 'парнем', да таким, что меркли перед ним все остальные школьные 'супермены' вплоть до Борьки-Тайсона включительно. История романтическая и с хорошим концом. Летом на море она тонула, спас девчонку случайно оказавшийся поблизости курсант военного училища, влюбилась и взаимно вроде у них вышло. Сразу после десятого класса - в ЗАГС, затем погранзастава на далеких Курилах, туда и же и мать она со временем увезла, отец не дожил до внуков. Может Борис эту девичью 'сказочку' имел в виду... вряд ли, муж сашкиной кузины человек хороший, но с ним они практически не пересекались, разве лишь на свадьбе присутствовали.
  Идем дальше - детские годы, совсем уж ранние, когда на горшках все трое в детсаде рядом сидели не рассматриваем, память уже отказывает. Школа, спорт, занятия в радиокружке, двор, драки и прочие эпические 'события' вроде первой любви... где-то там собака и порылась.
  Разгадка во второй части сообщения... цифры и буквы, что-то они должны дать. Так и этак он вертел 'остаток', переставлял символы, пробовал в обратном порядке прочитать, никак с Веркой не стыкуется хоть убей. В оригинале выглядит почти как маркировка видикона, застал он эти специфические лампы еще. Только у телевизионщиков в старых камерах были другие, это может миниатюрная какая-то игрушка, судя по 'М' в конце? Vidicon - передающая телевизионная трубка с накоплением заряда, действие которой основано на внутреннем фотоэффекте. Однозначно - видеокамера, более нигде такая экзотика не применяется в принципе. Сколько себя Сашка помнит он никогда такой техникой не занимался, да и Борис вряд ли. Начинали они оба как и тысячи советских мальчишек, первый приемник из хлама, собранный на 'рыбе', щенячий восторг от 'Маяка' в наушниках. Пошли по накатанной многими поколениями радиолюбителей дороге, были небольшие ответвления в сторону моделизма - дистанционное управление, но не надолго. Окончательно 'профессиональные' увлечения разошлись у них уже после армии. Боря продолжил по стезе - КВ, DX... затем и дальше вплоть до тех же пейджеров и транков и спутникового телевидения дошел. Александр свернул в сторону, захотелось дураку личный компьютер ну и 'все тяжкие'... КР580ВМ80А, Z80 и 1810ВМ86, окончательно успокоился он лишь с первой купленной в Митино 'трешкой', а самоделки до сих пор на антресолях валяются. Куда тут можно воткнуть пресловутый видикон из пейджера... это только в обывательском представлении радиолюбитель 'мастер на все руки', на самом деле специализаций у них много.
  Дальше и глубже в прошлое... вертится где-то на самом краю, на самых задворках какое-то смутное воспоминание и никак не удается его выдернуть из глубин памяти. Еще одна попытка, 'ловись рыбка большая и маленькая', получилось!
  Давняя история, сейчас уже не верится, что было когда-то. Секса, как известно всем, в СССР не было, не было и 'специальных' уроков в школе. Вместо них дети просвещались кто как сумел, часто в бане, или путем игры в 'доктора'. Со всеми дворовыми девочками они с Борькой 'поиграли' и со всеми 'красивыми' одноклассницами заодно, только Вероника как раз не соглашалась никак. Обычно одного раза хватало, посмотрели и все, ни разу продолжения не было... дети сопливые, что с них взять.
  Это сейчас Сашка понимает, та еще дурость и ребячество, тем более двоюродная сестра не в его 'вкусе', но тогда у них определенно 'крышу снесло'. Вроде бы близки были они, уроки частенько втроем раз у Верки готовили, не прочь она была напрячь 'своих мальчиков' по математике, у девчонок обычно с этим предметом проблемы. Память рисует 'живую картину', сидят о втроем на диванчике, Борис что-то ей объясняет. Сашка делает вид - читает учебник, а на самом деле пялится туда, где в вырезе халатика в цветочек виден белый треугольник, занимательная геометрия, очень занимательная. Верка та еще чистюля была, якобы в школьной форме она сильно потеет, дома сразу в душ залезала и до получаса приходилось ее ждать. И хоть бы раз, что ли потом трусики одеть забыла? Сплошной облом... но как хочется, до скрежета зубовного.
  Кому именно пришла в голову идея установить видеокамеру в санузле он не в состоянии вспомнить, возможно Борис додумался. Для того времени и возраста - технический 'подвиг' того же плана, что запуск первого спутника, с радиоэлектроникой оба были знакомы весьма и весьма фрагментарно. Трубку не то нашли на свалке, не то Борька у кого-то выпросил, и этого момента Александр не помнит толком. Два месяца интенсивного 'траха', и небывалое бывает, самопальная камера ожила! Видикончик попался с небольшим дефектом, всего двести линий качество, убогое черно-белой изображение, телевизор с трудом 'кушает' такой сигнал, едва согласовали... 'она' показывает, а все остальное - неважно! Установка устройства за вентиляционной решеткой и прокладка кабеля до телевизора - отдельная песня, немного злоупотребили доверием родителей его двоюродной сестры. Скорее всего после этой 'халтурки' и определилась окончательно основная профессия Сашки. С кем бы он позднее не работал, все отмечали обязательно, что на монтаж оборудования у него 'рука легкая'.
  С тех пор началась 'халява', Вероника после школы в душ, они к телевизору... спичкой через дырочку включается НЧ-вход и на экране 'легкая эротика'. Так и смотрели 'кино' класса до шестого, пока отношения девчонками окончательно не перешли в 'другую плоскость'.
  История закончилась благополучно, никто не пострадал... никто и не узнал ничего кроме них с Борисом. Значит истолковывается намек однозначно - 'Возвращайся!', опасность миновала.
  Конец затворничеству! Ключ в замке зажигания, вытянут до упора подсос... заводимся и едем домой, приключения кончились. Едва зеленая Нива, чихая выхлопом, выползла из капонира, как Александра ослепил на секунду вспышка света в зеркале заднего обзора. Откуда... что там блестит, что осталось на дне старой ямы. Консервная банка, та самая первая со следами пуль, лень было ее закапывать, он сунул жестянку под машину. И вот теперь она напоминает отражением солнечного лучика - 'зарой меня'. Пожалуй стоит убрать, и мусорить не желательно в лесу и дырочки уж очень внимание привлекают, профессионал сразу поймет, какой 'гвоздь' тут поработал.
  Остановиться, выйти из машины, сделать несколько шагов назад - труд невелик. Александр уже нагнулся за жестянкой, как мгновенье у него 'свет в глазах померк', словно он смотрел на монитор и изображение на секунду пропало. Что за... рука машинально потянулась за борт куртки, где в кобуре отдыхает ПМ. Он не успел... цвета вокруг стали блекнуть, вот уже все стало кругом 'черно-белым', затем и вообще навалился мрак. Не темнота ночная, когда глаз вполне себе еще многое различает, а именно МРАК, ничто, словно голову обернули плотной черной бумагой.
  
  Короткая вспышка, еще одна... зрение постепенно возвращается к Александру, а он то уж подумал - конец, и ведь даже испугаться не успел толком. Он живой, он мыслит, а значит существует, а вот только где он и что он видит перед собой?
  Какие-то нерусские телеги впереди, в них сидят на узлах люди. В основном молодые женщины и девушки в старинной одежде, много детей с ними. Что еще? Люди с архаичным оружием рядом, десятка два... солдаты? Очень может быть. Боковым зрением удается 'захватить' лес справа, слева луг или поле, за повозками дорога круто поворачивает и взор упирается в стену кустов на обочине. Небо и то b/w полностью не понять полная луна там наверху или все же солнце?
  Словно кто-то куда-то его перенес в пространстве и возможно во времени? Разум возмущенные не кипит, неужели и раньше такое с ним случалось? Вообще он ли это? Картинка 'из глаз' почти статичная и опять же черно-белая.
  Даже голову ему не удается повернуть... просто 'не слушается'. Словно идет рестарт операционной системы, и пока лишь его личность в сущности один загрузчик. Хорошая аналогия, он как раз в последний месяц осваивал Линукс, так вот там так же. Сперва черно-белый Lilo 'размышляет' почти полчаса, стоит ли ему вообще работать на жалком уродце с восемью мегабайтами 'склероза'. Затем надписи по экрану... монтируются файловый системы, образ ядра распаковывается и пытается влезть в оперативную память и там еще много чего происходит, можно смело идти пить чай, когда еще поднимутся 'Иксы' и приглашение на ввод пароля? Очень похоже, и процесс идет с ускорением - 'картинка' потихоньку меняется, чуть-чуть повернулось колесо телеги, ближний человек с оружием немного сдвинулся, белый свет вверху приобрел желтоватый оттенок.
  'Ипать! Я - стрелок Шарпс? Не смотрел но осуждаю!' - глупая шутка, британец, если бы его обрядили в дерюгу как тех парней, застрелился бы с горя залпом из семи стволов своего суперкарамультука.
  Что за чертовщина, кто эти ребята с допотопными ружьями? Может он попал на съемки исторического фильма, фейк какой-то? В роли статиста ему бывать не доводилось, но неужели в наше время режиссер обошелся бы без девок в бронелифчиках, гламурной гей-тусовки аристократов, ряженных клоунов с медальками 'Мать-героиня', попов с крестами и иконами? Обязательно бы втиснули в кадр хоть что-то одно из перечисленного выше, такой уж сейчас 'тренд' на опереточный патриотизм и порнографию.
  Присмотреться внимательнее к этим бойцам? И тут Александр к своему ужасу осознал - это не кино, и не сборище игрунов-реконструкторов наполеоновской эпохи, и не иная имитация. Парни и молодые мужики в непонятных мундирах совсем недавно вышли из боя, из настоящего боя, где свистят пули, где 'может мы их, а может они нас'. По лицам видно, разлита на них 'смертная' усталость, ни один актер не изобразит так достоверно... приходилось видеть такое ранее в жизни.
  Голова уже вращается... слегка и как башня танка с отказавшим электроприводом. Цвета появились, но пока еще неестественные, словно кто-то выкрутил, намеренно задавил контрастность. Сколько еще времени пройдет, пока на конец вернется 'нормальный' темп времени, заработают в полной мере органы чувств и он снова обретет 'свою' временно утраченную личность со всеми воспоминаниями? Вот ведь 'повезло', не пил, наркотики не употреблял и курил лишь 'легкие' сигареты, да и те изредка. Странно... не 'колбасит' его совершенно, как будто не потерял он прежнюю жизнь, а напротив - вернул обратно.
  'И обретает цвет и звук, и плоть и страсть...' из обыкновенного чуда, звуки появились! В ушах лишь неразборчивое 'бу-бу-бу', но прогресс налицо и он обрел контроль над руками, ноги же пока 'сами по себе'. Понять бы еще куда он угадил, и кто это такие вокруг? Физиономии похоже вроде славянские... можно так сказать и про 'солдат', и про баб на возах, но этнограф и антрополог из Сашки никакой. Гражданские - нонкомбатанты или беженцы что-ли? Или их специально для 'культурного досуга' воинов набрали?
  Загадка... попробуем ее разгадать, пока в голове словно винчестер раскручивается и подгружает данные. Кое-что он уже вспомнил, стрельбище и бандюков на тракте, Бориса и даже происшествие в Е-бурге, но остальное пока как в тумане. Пожелтевшие станицы какой-то книги, издание 1954-го года, 'История винтовки' Федоров В. Г. - тот 'самый'? Откуда взялась книжечка в бардачке Нивы, черт ее знает - может тренер подкинул Сашке 'для общего развития'. Две недели делать было нечего и прочел он ее от корки и до корки, можно сказать теперь 'эксперт' по старому ручному огнестрельному оружию.
  Гладкоствольное ружье с батарейным кремневым замком, заряжается с дула на двенадцать 'приемов', какой это век? Да уж... первый российский 'автоматчик' пишет, что в России такие были на вооружении с семнадцатого века и вплоть до 1900-го года! Хе-хе... триста лет в строю, офигеть... Верить или не верить? Не 'фрик' ведь из научно-популярного журнала, а специалист ГАУ утверждает, придется принять к сведению.
  На стрельцов ребята не похожи, по части формы что-то сказать трудно, война поневоле располагает к разным импровизациям. Штыки у бойцов примкнуты к ружьям, на вид - почти как у берданок, различия сможет выявить только специалист. Первый вывод, и пока единственный, время безусловно постпетровское. В России первые багинеты появились в начале восемнадцатого века, а штыки массово пошли лишь к годам двадцатым того же столетия. У него самого вместо штыка не то меч короткий вроде римского гладиуса, не то кортик на портупее через плечо... может - трофейный? В любом случае, в холодном оружии Сашка 'дуб' полный, шпагу от сабли отличит, а насчет остального - увы.
  Мы пойдем другим путем. У Александра и у самого кое-что висит на плече, тяжелая зараза однако, глянем туда. Сюрприз... это не гладкоствольное ружье, можно и в ствол не смотреть. Не ставят нормальные прицелы на них даже в веке 21-ом, нет необходимости. Замок правда такой же древний как и у тех ребят, лишь размерами и отличаются. Какое-то дульнозарядное нарезное оружие... какое именно?
  Как бы сам Владимир Григорьевич поступил, как бы он стал разгадывать загадку? Правильно... начал бы генерал-лейтенант с патрона, с основы всего стреляющего. У Александра с собой два подсумка, или два патронташа и видимо еще имеется некоторый запас в сидоре за спиной. Пальцы сами привычно откидывают крышку, извлекается оттуда бумажный цилиндрик... сразу не нашел, судя по расходу патронов сегодня пришлось изрядно 'закоптить ствол'. Бумага вощенная от сырости, сама 'сигарета' перетянута льняной ниткой, аккуратненько так и со вкусом, хоть сразу в музей под стекло.
  Сейчас мы и узнаем что и почем, достаточно нащупать пулю и можно определить какой век и даже какая половина столетия на дворе. Шарик, самый скверный вариант... промежуток от императора Петра Великого до Александра Первого включительно. Шарик с ободком, или конус с ушкам - добро пожаловать в тридцатые годы, как бы тоже не в радость, 'Палкиным' того царя прозвали не за красивые глаза. Самый лучший вариант - Минье или его модификации, однозначно - эпоха реформ, есть надежда дотянуть до дембеля живым и здоровым.
  Постойте, а сама винтовка, как с ней? А никак... не дожили даже до начала ХХ-го века многие старые образцы российского военного нарезного оружия, что-то уцелело, но в основном уже 19-й век и разного рода поделки по частным заказам. Тем более Александру снова 'повезло', штуцером ту игрушку, что давит плечо кожаным ремнем назвать нельзя, у нее слишком длинный ствол. Это может быть по классификации Федорова 'винтовальная пищаль', 'нарезное ружье' или все же винтовка.
  Не понял, быть такого не может! Минье, все основные признаки налицо и проточки и чашечка, а почему тогда замок не капсюльный ударный на винтовке? Что за цирк, Федоров на сей счет ничего не указывал, у него однозначно связка Минье - капсюль! И еще странность, калибр маленький для дульнозарядки, миллиметров 12-ть или 13-ть, кто у нас баловался такими 'мухобойками' из европейцев?
  Епть... догадка обожгла как огнем, а с чего ты товарищ сержант решил, что в Европу попал? Может 'аризонщина' или 'техасщина' тут кругом лежит? Ну да, только за океаном 'мелкашками' и увлекались, пока наконец не пошли казнозарядные системы вроде?
  А если и в самом деле... чернокожих американцев близко не видно, но не они воевали, за них воевали. Морды... так страна эмигрантов, найдутся какие угодно... и национальные части на гражданской войне у них были! Как-то хреновато сразу стало в одну минуту, за свободу негроамериканцев сражаться нет у него желания равно и за плантаторов из КША, пусть сами разбираются. Куда у них там народ бегал от полиции у Марка Твена? Где тут канадская граница?
  Дождался вроде, еще информация пошла... один... восемь... ноль... семь... цифры всплывают в голове. Год? Слава богу, когда там разборки были по линии юг-север за океаном он точно не помнит, но не в первой половине века. Наполеоновские войны в данный момент идут, и скорее всего все же Европа и если не Россия, то где-то рядом.
  Наконец-то звук пришел в норму, теперь уже никаких сомнений нет насчет эпохи. Мужики впереди - свои русские, пусть и выражаются несколько 'старомодно'. Девки и бабы напротив - 'ненаши', болтают на каком-то странном наречии отдаленно напоминающем немецкий язык. За спиной звучит та же русская речь, но с изрядным вкраплением иностранных слов, и порой целых предложений... офицеры? Скорее всего, вертеть головой пока не время, хоть теперь и можно. Зачем нам лишние проблемы, обернешься - спросят чего доброго, а отвечать он еще не готов. На стоячем воротнике у Сашки выцветшая лента пришита, только сейчас он заметил, другие бойцы впереди обходятся без этого 'украшения', лычка или галун - сержант? Пожалуй да, и идет он именно как сержант, позади и слева, как 'вел' бы взвод на срочной.
  Надо все же глянуть назад, его судьба и жизнь определяются процентов на девяносто там, а не впереди. Рискнуть, да рискнем... мельком на секунду.
  Вроде бы люди адекватные с виду, хоть и не смахивают на раскрашенных оловянных солдатиков или статистов из 'Войны и мира'. Смущают только фуражки у двоих - очень похожи на офицерские в той же СА, лишь пропорции немного другие.
  'Господ офицеров' шестеро, не все видимо собрались здесь, часть идет в строю и где-то в другом месте. Один - совсем уже старик едет верхом, серую в яблоках кобылку ведет широкоплечий солдат с 'простецким', если не сказать тупым лицом. Одет 'дедушка' явно не по форме, как и все остальные, лысину прикрывает тюбетейкой или ермолкой, но в зеленом мундире и при сабле и орденах. Остальные идут пешком, свои шпаги несут под мышкой, другого оружия при себе у них нет. Насторожил Сашку только один из этой компании, средних лет мужик с седыми висками, взгляд у него такой - 'я все о тебе знаю'... только бы чего-нибудь не спросил, пока к диалогу он не готов. Остальные... да так - обычные 'лейтенанты' и 'капитаны', имеется среди них и точь-в-точь типаж из советского фильма 'Офицеры'. Тот самый белокурый деятель-герой, который по сценарию вечно лез куда не надо, пока в Испании не нарвался на пулю фалангиста.
  Сколько можно еще ждать? Клик-клик в башке, потихоньку возвращаются воспоминания, он уже знает имена и фамилии тех 'благородий' за спиной.
  Нижние чины впереди пытаются заигрывать с девками, да 'слов не хватает' и не смотрят на них немки, поглядывают на офицеров.
  *******************************************
  Уфф, закончилась наконец 'загрузка, теперь знаем все без исключений... радости особой нет. Маразм крепчал, 'шиза' катилась... здравствуй век 19-ий и 'рассейкая' империя, глаза бы тебя не видели. Забавный факт, унесло его в 90-е совсем с другого места, пока он там в будущем по лесам ползал, здесь вторая его составляющая успешно прошла вместе с полком километров пять, докладывала ротному командиру о происшествии и командовала взводом, никто ничего и не заметил. А он то считал, что 'тот второй' в его голове только под стрельбу и 'заточен', оказывается - нет.
  Что у нас на повестке 'дна', пардон... дня? Старший строевой унтер-офицер 13-го егерского полка российской императорской армии, Восточная Пруссия, 1807-ой год от рождения Христа по старому стилю, август месяц, война с французами. И тот капитан сзади действительно знает кто такой Александр и откуда он взялся, так уж вышло. Кроме него в тайну 'пришельца и будущего' посвящены еще двое нижних чинов, его 'ближний круг' - Федор и Григорий. Для остальных он просто человек, которому 'сильно повезло', взят на базаре провинциального города N за бродягу и сдан в рекруты. Как впоследствии ему объяснили уже в части, чистой волы произвол местных властей, должны были все-таки судить 'преступника', но обжаловать незаконные действия чиновников не получится. Здесь дорога в один конец, совсем как на кладбище. Кто в ряды попал, тот там и остается, пока не спишут.
  Как сюда угодил Александр из века 21-го... история долгая, удружил шесть лет назад один 'товарищ', а ведь он еще его пожалел, е-буржский бандит профессора изрядно 'нагнул' за неуместный гонор. Попадется здесь ему 'господин историк', так одной битой рожей интеллигент-аристократ не отделается, спросит с него Сашка по полной мере. Мечтать не вредно, сперва бы выбраться из этой дыры, из 'как бы Европы', сегодня они отделались сравнительно легко: два 'двухсотых' легли в братскую могилу, один 'тяжелый' - должен выжить вроде, и чуть ли не полурота 'обезножевших' едетв хвосте колонны на немецких фурах и патронных одноколках. Немного потеряли, но для полка убыль изрядная, у них же всего один батальон, пусть и полного состава.
  Что завтра будет никто не знает толком, даже отец-командир... могут ведь и под картечь 13-й егерский поставить вместо 'линейных', умирать же как-то в самом конце проигранной войны особого желания нет.
  Есть и положительные моменты, полная 'определенность', голову ерундой забивать не надо, не надо напрягать мозг, он - солдат, он - нижний чин, рядовой. Иди вместе со всеми куда ведут, стреляй в кого прикажут, и так далее... список короткий. Не так уж плохо он и устроился если разобраться, никаких особых политических убеждений, 'бзиков' и 'заскоков' у него нет отродясь, дурью не страдает, он 'как все'. Угодил бы сюда идейный монархист - пришлось бы срочно искать болезному веревку и мыло, французские булки здесь на деревьях не растут и царь далеко не 'добрый'. И 'демократу' в рядах российской императорской на низовом уровне делать нечего, нетрадиционная ориентация среди нижних чинов не приветствуется, прибьют-с 'хитровыгнутого кадра' самым тоталитарным способом.
  Не сахар здесь? Пожалуй... а там с бандитами тебе сержант было веселее, ладно еще не нашли, а ведь могло сложиться иначе. И самое смешное, есть люди в 21-ом веке, что охотно бы с тобой местами поменялись, сумасшедшие найдутся обязательно. К примеру, Семен из универа - девки познакомили как-то на вечеринке, парнишка серьезно 'фанатеет' от все этой наполеоники, с радостью бы пошел даже рядовым, вот только к французам, а не к 'своим'. Чего тебе не хватает для счастья, тут хоть книгу не строчи, сколько впечатлений? Наполеона и кое-кого из его маршалов уже видел, и даже чуть не пристрелил 'замечательного человека', с Багратионом общался, еще массу исторических персонажей поменьше рангом повидал, а от Ермолова едва 'звездюлей' не получил.
  
  -Герр гефрайтер, герр гефрайтер! -с повозки кого-то зовут, голос тонкий девичий, почти детский, никак та самая 'младшая' пообщаться захотела со своим спасителем? Где они ефрейтора увидели, нет же такого чина в российской императорской армии.
  С некоторым запозданием Александр понял, что обращаются все-таки к нему. С чинами и званиями в начале века 19-го изрядный бардачок, почему при всей своей патологической пруссофилии предпоследний император забыл про 'ефрейтора' - очередная загадка для историков. Скорее всего связано с тем обстоятельством, что для данного чина не нашли подходящего назначения, взвода или плутонги на отделения не делятся пока. Есть, правда, солдатские артели по десять человек, но эта единица неофициальная и скорее хозяйственная, чем строевая.
  ............................................................................................
  Обидно даже, мало обозвали его мужским половым органом, так еще и на два звания понизили заодно? Да ладно, это же ребенок зовет, она может и не разбираться в знаках различия, или у пруссаков желтым галуном и в самом деле выделяют 'гефрайтера'.
  Два шага вперед и вот Сашка уже рядом, можно было и проигнорировать 'мелких', но он сегодня добрый, вся злость перегорела еще утром, когда 'работал' по французам.
  Неудобные все же фуры у немцев, горизонтальной платформы как у русской телеги у них нет, иная конструкция, предназначены для перевозки сыпучих грузов в мешках. Главное же достоинство местного транспорта - высокие колеса, почти как у 'жидовского' шарабана, считающегося 'вездеходом', якобы проедет везде, где лошади в грязи не утонут. Кузов формы усеченной снизу буквы V, людям сидеть неудобно - ноги некуда положить. Поэтому кто-то на узлах с пожитками пристроился, кто-то даже стоит, навалившись на борт, как те девки на второй от него повозке. Александр лучше бы шел пешком, чем трястись в такой таратайке в неудобной позе, но местные аборигенки предпочитают плохо ехать, нежели хорошо идти.
  На задке ближней к нему повозки сидят трое, знакомая уже девчонка, ее подружка-брюнетка, между ними втиснулся белобрысый парнишка лет восьми-девяти, возможно, ее младший брат. Место удобное, но взрослому тут не сесть, мешает натянутая между бортами фуры веревка, а этим как раз впору, только босыми ножками и болтают в воздухе, свесив вниз с телеги. Дети на вид здоровые, веселые и в меру грязные... как и положено в начале века 19-го, руки, ноги и уши здесь моют не особенно часто. Одеты девочки почти как в России, стиль тот же, только там крестьянские девки носят рубашки с пояском, а у этих простенькие платья, зауженные немного в талии, и прямо на голое тело. У взрослых девиц имеются, видимо, нижние юбки, по крайней мере что-то белое временами выглядывает из-под подола, а на подрастающем поколении экономят.
  Что-то его спрашивают 'мелкие', немецкого языка Александр почти не знает, весь его словарный запас ограничен эквивалентом 'русского матерного', с детьми на таком не поговоришь, да и с взрослыми девушками не стоит. Поэтому лишь 'яя, яволь' и 'нихт' он может ответить им. Смеются дети, значит - не угадал, опять спрашивают, на этот раз черненькая инициативу проявляет и опять хохот, нашли себе забаву.
  Вскоре работа клоуном на общественных началах Сашке прискучила, почему бы ему не послушать, что там говорят умные люди позади, и он понемногу шаг за шагом как бы невзначай отстал от повозки.
  Офицеры вовсю обсуждают последний 'гениальный' приказ главкома, наш 'Беня' решил действовать по примеру Петра Великого. Раз уж отступаем, если не сказать грубее - 'драпаем', так давайте уничтожим на оставляемой территории все ресурсы, какими может воспользоваться наш противник. Вроде идея здравая, да только эта часть Восточной Пруссии издавна славиться своим спиртом, алкоголь в различный вариантах у них главная статья экспорта. В каждом, даже самом маленьком селении, имеется в обязательном порядке винокуренный завод, а то еще и не один. Свинью главком Багратиону подложил, и не малую, буквально за полдня арьергард у Петра Ивановича почти полностью утратил боеспособность, нижние чины в ходе 'изничтожения' первым делом упились в хлам. Кругом сплошной 'трэш и угар', дисциплинированные ранее полки российской императорской армии превратились в неуправляемые скопища пьяных мародеров, офицеры ничего поделать не могут в принципе.
  -Как можно нашим нижним чинам давать такие поручения? Народ темный и невежественный, никакого уважения к чужой собственности? -возмущается поручик третьей роты Краузе.
  -А кто, по вашему мнению, должен уничтожать? Или оставим французам? -спрашивают его остальные.
  -Пионеры у нас есть, пусть они и ломают!
  -Да вольно Вам поручик... нешто там не из рекрутов по набору люди служат?
  Штабс-капитан Денисов не удержался как всегда и 'встрял', отметив, что какое может быть 'уважение к собственности' у тех, кто недавно и сам был 'движимым имуществом' у помещика. Обсуждение неспешно двинулось на второй круг, до отдельной 'офицерской спецкоманды' еще спорщики не дошли, но вскоре видимо придет им эта 'замечательная' идея в головы.
  -Казаков поди послать надобно?
  -Они и так, без всякого приказа все кругом подчистую разносят! -смеются сзади офицеры над чьим-то глупым предложением, судя по голосу, отличился опять уроженец таинственной Лифляндии.
   Что за местность и народ такой? Александр так и не выяснил до сих пор, от обычных немцев они держаться отдельно, иначе обязательно был бы 'фон', а так просто Иоган Карлович без приставки. Как человек, кстати, 'немец'-поручик вполне себе 'ничего' с точки зрения рядового солдата - 'не вредный'. Обычно 'иностранец' держится в тени, а вот тут что-то 'пробило' не на шутку его, и вот кинулся изобличать застарелые российские пороки. Можно подумать 'у них' пьянства нет, а для кого тогда все эти спиртзаводы работают?
  Слева и сзади шум, кто-то из офицеров нагоняет Сашку? Штабс-капитан Денисов, вот он уже и рядом идет. В этом мире - друг и одновременно 'покровитель' гостя из будущего, стабильно вытягивает его из разного 'дерьма', куда тот столь же стабильно попадает уже шесть лет подряд.
  -Ну как тебе наши милые порядки? -штабс-капитан решил узнать мнение 'народа', ведь прекрасно же понимает Иван Федорович, что он сам намного ближе к нижним чинам, чем пришелец из далекого 21-го века, однако как живучи стереотипы.
  Александр поневоле задумался, что 'норот' думает насчет мамзель Мародерки и прочих мелких бытовых 'радостей' войны, он и сам себе смутно представляет, скорее всего каждый конкретный боец судит по своему усмотрению. Все же сказать что-то обязательно надо...
  -Мы солдаты, мы не виноваты! -отчеканил Сашка как на смотру перед 'енералом', откуда взял фразу, сам ли сочинил... вряд ли, слышал где-то скорее всего.
  Отреагировали одновременно и сзади - перестали спорить и впереди - там оживление.
  -Эк унтер сказал ловко, ровно вострым ножом срезал! -смеются нижние чины, 'меткое' слово народ и в самом деле уважает, наверняка запомнят надолго.
  Нравятся ему эти люди... трезвые мы добрые, солдат ребенка не обидит, девки идут немного по другой категории проходят, но и их особо не 'жмут' обычно. А уж коли напьемся, так устроим адский апофигей, кто не спрятался, тот пусть пеняет на себя.
  Иван Федорович ответом удовлетворен полностью, возвращается к 'обществу', обсуждение у них возобновляется, на сей раз разбирают последний удачный бой и прикидывают, сработает ли удачно примененная уловка в следующий раз. Александр напротив прибавляет шагу, теперь ему хочется послушать, о чем там его ребята 'перетирают'.
  Как всегда, как в анекдоте, о чем солдат думает день и ночь... о 'ней'. Дадут ли девки? Сейчас разбежался, они даже семечками с православными воинами поделиться не хотят, как уж им не намекали. Плавно 'дискуссия' переехала на казачков, оборзели в конец станичники учить их надобно?
  -Чай не казаки поди, 'наемка' шалит! -высказывается Григорий, после Сашки второй во взводе 'авторитет' и посему неофициальный заместитель унтер-офицера.
  Знакомое словечко, ранее уже эти эпические 'херои' раз Александру попадались. В самом начале кампании французы отступали быстро и почти без сопротивления. Были моменты, когда передовые пикеты 'наших' просто занимали оставленные 'ненашими' уже обжитые места, пост сдал, пост принял. Приятно даже, приходишь, а там уже костер разложен и дрова заготовлены на всю ночь, шалашик сделан для укрытия от дождя. Порой 'антихристы' так торопились, что забывали или бросали на месте пикета даже свой взводный котел с приготовленной пищей. Как правило, среди нижних чинов попробовать чужое варево желающих не находилось, в российской императорской считали - Бони своих кормит исключительно лягушатиной или собачатиной.
  В тот день они успели чуть раньше, последнего француза застали, припозднился месье немного. Мужик здоровый, чуть ли не два метра ростом, гренадер или гвардеец - черт их наполеоновских разберет, но не вольтижер точно.
  -Ляксандр вали ево! Уходит ж антихрист! -чуть ли не хором орут Сашке в уши бойцы и подталкивают. В ту пору он еще тратил драгоценные патроны на рядовых 'супостатов', позднее будет работать лишь по приоритетным целям и как правило - офицерам.
  Стрелять в этот раз он не стал, французу все равно не уйти, за ним увязались сразу трое казаков, привлеченных 'легкой добычей', они его возьмут по-любому.
  Нагоняют 'гренадера' казачки, сейчас сабли пойдут в дело и конец похождениям наполеоновского солдата? Француз спокойно, как на плацу оборачивается, вскидывает к плечу тяжелое пехотное ружье и демонстративно целится в ближайшего 'водителя кобылы'. Откатываются казачки назад, да так поспешно, что только нагайки в воздухе мелькают, лошади в мыле. 'Ненаш' спокойно идет дальше... Александр глазам своим не поверил, втроем одного одолеть не могут? Да у него же ружье не заряжено! Француз минут пять назад выстрелил как раз по Сашке и его ребятам, и не попал, бывает... особенно если ствол у тебя без нарезов, а до противника относительно далеко. Казачки между тем смело пошли на второй заход... опять остановка, ружье к плечу и снова 'героический' драп. Видит око да зуб неймет, очень уж приглянулся казакам туго набитый ранец вражеского пехотинца, да взять не могут.
  -Наемка! Оне за хранцем эдак до Парижу скакать зачнут! -ржут рядом егеря-сослуживцы, чуть не падают.
  В общем, те еще 'козочки' оказывается, к настоящим донцам и кубанцам относятся поскольку-постольку, а скорее всего - никак. Криминальный элемент, сброд с окраин империи, их нанимают состоятельные станичники вместо себя нести службу в строю, отбывать 'очередь' для казны. Удовольствие обходится заказчику примерно в двести рублей серебром, включая оружие, лошадь, снаряжение и обильный магарыч для 'добровольца'. С этим явлением идет постоянная борьба, каждый новый император запрещает в начале своего царствования 'наемку', но 'воз и ныне там', институт заместителей все равно остается. Додумалось недавно военной ведомство и стали требовать рекомендацию от местных властей, 'облико-аморале' наемников повысился, а то...
  -Граждане хулиганы, тунеядцы, алкоголики! Кто желает послужить отечеству за отдельную плату? Шаг вперед! -от кого в первую очередь избавляются везде и так понятно, отправляют станицы 'лучших' людей, в надежде, что их где-нибудь там на войне их и прибьют.
  Профессиональные грабители и мародеры составляют в некоторых казачьих полках чуть ли не десятую часть, однако именно на них приходиться основная часть 'негатива' и дурной 'славы'. И обычные казаки не безгрешны, постоянно 'берут хабар', но все же чаще пользуются брошенным обывателями имуществом и военной добычей во вражеских обозах или с поля боя, в открытую грабят в свою пользу редко. Что же до баб, то некоторые регулярные части дадут казачеству изрядную фору, зависит от политики 'хозяина' полка. Нередкое явление в российской императорской армии - в мирное время нижнего чина бьют со страшной силой за каждый чих, а на войне - 'гуляй братец, не могу...' за счет мирного населения, иначе как его удержать в строю, убежит ведь солдатик непременно.
  
  Стой! Долгожданный привал... Почему здесь, а не в ближайшем к дороге селении? Потому что - река! Грамотно 13-й егерский полк водят офицеры, строго по военной науке. Какой на марше самый критичный ресурс? Питьевая вода, без нее и 'не туды и не сюды' как в песне водовоза у Утесова. Люди могут потерпеть хоть сутки, у них есть фляжки, а вот лошади никак не обойдутся, очень нежное животное, дай ему ведро минимум, иначе копыта откинет быстро. Штабс-капитан Денисов безжалостно 'резал' на тактических занятиях и поручиков, и капитанов, игнорировавших этот фактор, не в том месте встали на отдых - баллы долой сразу, обоз потерян. Какие колодцы в городе, вы это о чем? Там лишь жидкая грязь на дне и более ничего не осталось. Когда по одной дороге идет целая армия, она не только колодцы осушает до дна на своем пути, целые пруды выпивает нередко.
  Как всегда в таких случаях, отдаются распоряжения: не разуваться, не разбредаться, оружия из рук не выпускать, лошадей не распрягать - поить из ведер и ждать сигнала к выступлению...
  У Александра беда вдвойне, беженцы на нем 'висят', и все это 'бабское стадо' скопом кинулось к воде вслед за солдатами, словно приехали дамочки на пикник? Не успел унтер-офицер и глазом моргнуть, одеждой весь куцый бережок усеян, дети полезли в воду. Купальный сезон в начале века длится от 'тепла до тепла' без привязки к конкретным датам, и если погода хорошая - то хоть в сентябре принимай ванны. Он тут бессилен, река мелкая, может и не утонут 'спиногрызы', пусть немки сами смотрят за своими детишками, если что - людей вокруг много, спасут невезучих.
  Надо непременно отдохнуть хотя бы час самому, день тяжелый нынче вышел. Усталость накопилась скорее психологическая, 'физика' в норме, а вот голова требует основательного таймаута. Отойти немного в сторону метров на тридцать за кусты и деревья вниз по ручью... какое местечко изумительное нашлось, как на картинке. Образованный изгибом речушки небольшой омут, спокойная стоячая вода, желтая кувшинка недалеко от берега и нетронутый ковер зеленой травы под ногами на берегу. Сашка и не заметил, как оказался к горизонтальном положении, винтовка легла стволом на сгиб левой руки, панама сама скатилась на глаза, вещевой мешок пристроился под головой в качестве подушки, остается лишь кайф ловить. Вот оно какое... походное счастье солдата, ты прошел пешком тысячу километров, убил несколько десятков совершенно незнакомых тебе людей непонятно за что, в награду получил полчаса или час одиночества, затем взревет рожок и все по-новой начнется...
  Сон или не сон, тяжелое забытье... снова провал в глубины памяти? Хорошо бы это просто кошмар, а нет, выглядит реально до жути, все на месте - и холод сырого сентябрьского раннего утра, и обильная роса на траве под ногами, и тяжесть ружейного ремня на утомленном плече. Главные и побочные ощущения на месте, как и положено им быть, никаких 'зеленых чертей' и прочих 'глюков' близко не наблюдается.
  Зеленые холмы одеты в утренний туман как в саван, его взгляд прикован к одной точке, словно ждет он там увидеть там что-то важное. 'Они' идут один за другим вдалеке... первый, второй... всего восемь силуэтов в касках фасона 'фриц'. Это не призраки, хоть и смутно видны через белесую муть. Идут как прикованные невидимой цепью, за ним, за Сашкой следуют и миг неприятной, чего уж скрывать, встречи уже недалек, а там и развязка, пока же их разделяют километра три. Меньше часа ему жить остается, так чего же он сидит тут на пне и ждет? Смерти? Да уж... заждался, всегда готов. Взгляд вниз... не хочется поворачивать туда голову, но придется. Марлевая повязка на левой ноге пропитана засохшей кровью. Рана вроде бы пустяковая, крохотный, с ноготь величиной, осколок снаряда прошел навылет, кость цела и мышцы не получили серьезных повреждений, иначе бы он сюда не добрался. Однако, чужое железо по дороге через живую плоть зацепило нерв, и теперь бежать он не может, не может и просто шагать, остается - лишь 'ковыляй потихонечку, обо мне ты забудь', и не дай бог забыться и перенести тяжесть тела на поврежденную ногу. Пока еще был в крови адреналиновый допинг боя - он резво бежал как подстреленный олень, но стоило остановиться и чуть не свалился от болевого шока при первой же попытке сделать шаг. Обидно, досадно, но ладно... Александр ведь почти оторвался от преследователей, он уже на опушке настоящего леса и тут такое досадное препятствие?
  Щелкает резким ударом бича 'трах-а-а...ах' отдаленный выстрел, за ним еще два-три вдогонку, короткая очередь из автомата. По кому бьют? Одинокий кустик можжевельника на склоне холма, схожий очертаниями с фигурой человека, привлек внимание 'гадов', проверка значит, лень им подойти ближе и рассмотреть? Выходит, движутся они в точности след в след за Александром, он именно там и бежал и тот странный куст приметил. Приборы у них секретные... какие еще приборы, хорошая собака-ищейка ведет, саму псину не видно, но у одного из преследователей какая-то слабо натянутая веревка из левой руки вниз и вперед тянется, исчезая в белой вате тумана на уровне колен.
  Судьба... опять он 'вляпался' и этот конкретный 'раз' имеет все шансы стать для него последним, а ведь еще четыре месяца назад ничто беды предвещало.
  Военные сборы, 'выдернули' его внезапно в самом начале весны, а он уж и забыл давно, что такая 'зараза' еще существует. Кадровичка 'накосячила' с документами, а ведь уверяла, что 'железно', предприятие режимное и про военкомат можно забыть навсегда. Три недели 'войны' на сборах - не 'смертельно' для него показалось тогда, средняя зарплата все равно идет, работы серьезной в апреле месяце не предвиделось, а с 'текучкой' коллеги справятся и без Сашки. Вещи он собрал, много ли там надо, самый минимум, 'шильно-мыльные' принадлежности, немного продуктов, смена белья и вперед...
  Стояло такое же вот утро, только без тумана... Александр вылез из 'кунга', где устроился на ночь, прошелся туда-сюда, размял затекшие члены. Третья неделя подходит к концу, пора бы и домой, все равно делать здесь абсолютно нечего. Аппаратура давно 'умерла', восстановить ее невозможно, по-доброму - надо списывать. Но любят военные разный антиквариат, которому место на свалке. Три десятка набранных с бору по сосенке 'партизан', плюс офицер-'двухгадюшник' брошены на восстановление этой как ее... приличными словами назвать уже нельзя, а когда-то в 80-е была вполне себе вменяемая техника. Военный вариант радиорелейной аппаратуры многочисленного семейства 'Курс'. Головоломные технические описания, с совершенно дикими аббревиатурами и сокращениями вроде 'ЗГПРПРД', разъемы - раскручиваются с помощью молотка и зубила, стойки, где все смонтировано 'не по людски'. Полный набор развлечений для сумасшедшего релейщика-мазохиста. Вспомогательное оборудование, к великому удивлению и досаде Сашки, 'выжило' несмотря на жестокие условия хранения и весьма почтенный возраст. Мотористы сумели как-то 'отшаманить', запустить генераторы и мачты удалось собрать - по крайней мере две, больше для проверки и не надо. И даже грузовики ЗИС-157, на базе которых и располагалось советское 'вундерваффе' оказались 'на ходу', и по крайней мере были еще способны самостоятельно передвигаться.
  Из всего сбродного 'взвода' в электронике разбирался только он один, остальные, или по иному 'железу' специализировались ан срочной службе, или шли по разряду 'я был давно, я все забыл'. Две недели Александр под руководством лейтенанта честно пытался реанимировать 'релейку'. Первоначально прибегли они к народному методу 'вандализации', из нескольких 'мертвых' комплектов попытались собрать хотя бы два 'рабочих'. Тщетно... индикаторы горят красными глазками, стоечные приборы упрямо показывают 'цену на дрова'... с таким же успехом можно было и ничего не делать, а лишь заполнить журналы и оформить прочие документы.
  -Давай разбирай стойку и вскрывай блоки. Попробуем 'потыкаться' тестером и осциллографом! -отдал приказ, с отчаянья видимо, отец-командир.
  Открыли они со 'Вадимом' для начала пару гетеродинов, после первой недели совместных 'трудов' по уставу к лейтенанту Сашка уже не обращался, а тот и не требовал. Сравнительная 'паталогоанатомия' показала - не ремонт нужен аппаратуре, а полное восстановление с заменой большей части компонентов, раз уж даже номиналы резисторов 'поплыли' и не соответствуют маркировке. Настройка, регулировка, отладка им двоим не по плечу, не тот набор приборов, да и ЗИПа нормального почти нет, нет у них 'живой воды', как в сказке.
  -Да и хрен на нее... -почти одновременно решили и Сашка и его временный начальник.
  Предпоследнюю неделю в основном занимались они игрой в шахматы, и составлением разного рода бумаг для отчетности, а остальные 'воены' - известно чем... 'литроболом', излюбленным занятием 'партизан' на сборах во все времена и советские и пост-советские. Собственно, что им еще оставалось делать? 'Военная база', куда их сослали, находилась в такой 'дыре', что дальше некуда. До ближайшего райцентра добрая сотня верст по раскисшим от весенних дождей грунтовым дорогам, а рядом - вымирающая деревушка на два десятка полуразвалившихся дворов. Из всех благ цивилизации в наличии лишь ЛЭП на покосившихся черных столбах. Вечерами в деревне темно, как в известном месте, энергетики давно отключили 'лампочку Ильича' за систематический неплатеж, а керосин крестьянам никто не завез. Сперва в ход пошли 'домашние заготовки', которыми резервисты запаслись еще в городе - от 'Белого Орла' в литровых пластиковых бутылках, до все того же зеленого 'Рояля' включительно. К концу первой недели алкогольные ресурсы полностью исчерпались и 'народ' перешел на поддержку местного производителя, стали пить самогон. Женщин в деревушке считай, что нет, одни старухи остались, грибов в ближайшем лесу нет, рыбалки нет, остается правильно - единственное занятие... наливай и пей. Александр по праву заслужил тогда медаль 'за спасение утопающих', выволок из лужи вусмерть пьяного сослуживца, а то бы тот непременно захлебнулся грязной жижей, да кто же ему даст награду?
  Итак... утро, Вадик-лейтенант уехал в город два дня назад, он должен напомнить 'высшему начальству' - сборы закончились и пора вернуть людей обратно, пока они окончательно не спились.
  Шум моторов за кустами на окраине деревушки, едут долгожданные 'спасители', только почему так много машин прислали? Хватило бы и одной 'шишиги' за глаза на всех, а тут еще два 'КАМАЗа' за компанию увязались и в кабине шестьдесят шестого какой-то незнакомый капитан в фуражке с черным околышем за старшего.
  Скверные предчувствия нахлынули волной, засосало под ложечкой сразу у Сашки... они почти месяц прожили на 'базе', как на необитаемом острове без надежной связи с 'большой землей', мало ли чего там могло случиться за это время в стране. Ретрансляторы ТВ сигнала эту местность не накрывают, коммерческие УКВ-ФМ передатчики тем более не слышны, а нормального ДВ-СВ приемника ни у кого не нашлось под рукой. Ходили какие-то 'мутные', полученные через местных пейзан, слухи - в Москве власти снова что-то делят и вроде даже чуток постреляли, как при ГКЧП в девяносто первом, но им не придали значения. И в самом деле, что провинции до московских разборок, здесь свои проблемы есть, куда более насущные.
  И кого черт принес напоследок, неужели проверка какая-то прикатила, наплевать - уже давно пора домой. Не похоже, и офицер за стеклом кабины шестьдесят шестого выглядит странно, недельная щетина на лице, усталый взгляд... что-то до боли старое и знакомое... совсем как там... за речкой?
  Сашка отправил пинком в кусты бутылку из под водки 'Погань', некстати валявшуюся на передней линейке палаточного лагеря и попытался застегнуть воротник хэбэ, старая, полузабытая привычка. Тщетно... пустых литровых 'пузырей' еще с полдюжины кругом валяется и крючок им с 'мясом' выдран.
  Визг тормозных колодок, летит песок из под колес, двигатели заглушены, маленькая колонна встала. Хлопает дверь головной 'шишиги', сейчас начнется цирк - 'подать сюда Тяпкина-Ляпкина'... как назло Сашка оставлен в лагере за старшего, Вадик на днях успел под благовидным предлогом свалить в город.
  -Сержант! -чужой, командный голос заставил Александра вспомнить, что на плечах у него в данный момент красуются лычки, опять совсем некстати, -Давай сюда!
  Он подошел поближе, хотел было представиться и доложить представителю командования 'как положено', но офицер его прервал, не дал даже рта открыть.
  -Сколько у тебя бойцов? Двадцать семь с тобой, говоришь... с паршивой овцы хоть шерсти клок. Построй людей, я на них посмотрю. -сразу же стал распоряжаться 'понаехавший' капитан.
  Александр машинально выслушал приказ, пытаясь сообразить, как теперь ему поднимать 'норот', что с большого бодуна пребывает... без драки не обойдется явно. Поймал взгляд водителя за стеклом, парнишка горюет и без слов понятно, 'попали' мы с тобой брат, крепко 'попали'... но куда?
  Чудеса еще бывают, заслышав шум моторов в палатках народ проснулся, и Сашке удалось и поднять и построить на лагерной линейке 'подчиненных', изобразить некое подобие строя, и даже мат в процессе употреблять не пришлось... ну почти, так лишь немного для 'связности'. Видимо, мужики 'пить устали', всем до единого хочется домой... сейчас новый начальник немного покричит на них 'для порядка' и затем долгожданный 'go home' последует неизбежно.
  На вид 'партизаны', прямо скажем, далеко 'не айс', рожи у всех за исключением Александра, опухшие после трех недель непрерывной 'службы', обмундирование мятое, замызганное, оружия нет и в помине... резервисты в конце сборов, картина маслом... каким еще маслом, скорее спиртом. Почти 'Свадьба в Малиновке' один в один, как там развивалось по сценарию? Пан атаман, кони стоят пьяные, хлопцы запряжены?
  Протрезвели 'воины' моментально, остатки вчерашнего хмеля вылетели как на холодном ветру, стоило лишь капитану с пушечками на петлицах сказать пару слов. Еще бы, и водку и самогон перебьет начисто... ВОЙНА... совсем как в далеком, уже успевшем обрасти мифами, сорок первом, без шуток и 'теперь ты в армии'!
  На прошлой неделе силы НАТО с разных направлений вторглись в пределы российской федерации. По состоянию на текущий день, оккупантами заняты почти все крупные города европейской части страны до Москвы включительно. И кстати, 'презиком', президентом теперь у нас сейчас не Ельцин, а Гайдар... тот самый Егор Тимурович, реформатор 'молодой' и борзый. Второе известие особого ажиотажа не вызвало, допился алкоголик Борька до могилы и черт с ним, давно ждали такого исхода, а вот первое - инопланетное вторжение на Землю казалось тогда более реальным и вероятным, чем повторение Великой Отечественной.
  -Пропили Россию уроды, Ельцин сдох, а этот новый хрен нас сдал 'западным друзьям'! -подвел итог короткой, но необычайно эмоциональной политинформации капитан.
  -Но как... -заикнулся было Сашка, забыв уставные требования, дурные вести поразили как обухом по голове, куда уж дальше.
  -Не спрашивай сержант! Я и сам пока знаю немного... Два часа вам на сборы и экипировку, затем двинемся дальше.
  Были сборы не долги... Александру удалось 'пристроиться в теплое местечко' на выдаче оружия и боеприпасов, много времени эта процедура не отняла. Старые знакомые - 74-е, оружие с хранения в консервационной смазке, комплектность полная, штык-ножи тупые, ремни жесткие и не обмятые, ничего сверхъестественного. Себе лично он, правда, подобрал 'эксклюзив'... везет ему не только на стрельбу но на оружие, но об этом речь позднее.
  Жесткая лавка 66-го внизу, пропыленный тент над головой, шум моторов... и вот уже сводная рота в дороге. Путь лежит в один конец - на 'фронт', только там, в легендарном 41-ом прошлого века солдатики шли своим ходом, а тут везут... прогресс однако. Перед посадкой в машины капитан незаметно 'выдернул' Сашку из общей массы, отвел в сторонку, предстоял приватный разговор на весьма злободневную тему.
  -Люди как, сержант?
  -Чего спрашиваете... Личный состав готов героически умереть за российскую федерацию и нашего нового московского пидера... -в последнем слове буква 'л' как-то сама собой выпрямилась.
  -Разбегутся? -печально и деловито осведомился офицер, оговорку Сашки он пропустил мимо ушей.
  -Не знаю... но мне мужики сто раз напомнили, пока я раздавал стволы, что присягу они давали в другой стране. Хорошо, если хоть половину довезем.
  В самом деле упреков Александр выслушал немало и выражались 'защитники отечества' куда как определеннее и грубее. От 'новой власти' средний человек практически ничего не получил... исключение составляют лишь 'комерсы', чиновники и бандиты, но их на сборах почему-то не оказалось, здесь сплошь одни работяги, да еще и многие обременены семьями.
  -Если не секрет... товарищ капитан... куда нормальные войска подевались? Неужели всех сократили?
  -Не всех, но во внутренних округах остались только ВВ-шники на охране зон, пожарники, менты и вот вы, других сил нет.
  Почему не объявлена в стране всеобщая мобилизация, почему 'молчат' РВСН, способные за двадцать минут спалить эти самые США, где наша могучая авиация, почему... вопросов было много, но спрашивать Александр не стал, 'допер' своим умом. Достаточно было внимательно посмотреть на капитана, понятно и без слов, полный пушной зверек в общем пришел, а мелкие детали теперь не важны...
  
  Добегался волк, охотники идут по твоему следу. Рано или поздно должно было такое случится, хоть и спасала до этого дня судьба-удача. К черту воспоминания и переживания, первую позицию для себя он уже присмотрел, еще пока бежал сюда прикинул, на два-три выстрела ее хватит, а затем придется уходить на другую, если получится. Надо только углубиться в грунт немного - сантиметров на десять всего, подкопаться под толстое упавшее дерево, расширить уже существующую щель между стволом поверженного ветром и временем лесного великана и землей. Здесь он устроится почти как в ДЗОТе и амбразура есть и надежное прикрытие от пуль по фронту. Единственные недостаток - обзор отчасти ограничен, но 'янкерсы' идут прямо на него не сворачивая и не рассыпаясь в цепь.
  Александр осторожно опустился на колени, раненая нога опять дала о себе знать, жгучая боль ударила сверху вниз, как будто раскаленной иглой в мозг укололи, но теперь не до переживание и мата. Штык малой саперной лопатки с размаху вонзается в дерн, прорубая на своем пути толстый слой бело-зеленого мха. Можно шуметь, стонать и ругаться... враг не услышит, он пока еще далеко, но как-то желания нет, работает Сашка молча и сосредоточено. Пятнадцать минут и 'ложе' готово, не стать бы ему последним для Сашки... Старую плащ-палатку он укладывает вниз под себя, лежать на сырой земле неприятно, пусть казенная вещь послужит напоследок, нечего ее жалеть, если дело сегодня 'выгорит', он найдет себе другую.
  Улеглись наконец... длинное цевье винтовки удобно легло на подставку из куска дерна, как на мешок с песком, почти как в тире, только вот мишени здесь живые и сами не прочь пострелять. 'Они' еще далеко, до них почти три километра и есть время и поразмыслить и рассмотреть преследователей пристально, расстояние не малое но для острого зрения Александра это не проблема. Туман ему не преграда, белая мгла в это утро странная словно слоеный пирог, у поверхности земли дымка висит пластами и наблюдению не мешает.
  Противник движется как бы двумя группами, двое бойцов у него отстали метров на триста, и у Сашки появилась надежда, что в первой фазе, в первом периоде предстоящего боя они участия не примут, просто не успеют подойти. С кем на сей раз довелось столкнуться? Шестеро - типичные 'ненаши', поди пойми у них, по лицам кто такие, в Европе и Штатах Александр не жил, и своего мнения о тамошнем народе у него нет. Но среди оккупантов затесалась и парочка отечественных 'полицаев'. Вот сукины дети, и полгода еще не прошло от начала 'дружеского' вторжения международных миротворческих сил, а предатели не иначе в очередь уже стоят за зелеными бумажками от доброго дяди Сэма. Впереди заокеанской 'зондеркоманды' браво топает 'собаки друг', проводник иначе говоря. Морда жлобская 'кирпичом' выдает с головой москвича, скорее всего разоривший коммерсант решил 'срубить капусты' на отстреле взбунтовавшихся 'замкадышей'. Почему не бандит отставший от бригады, не милиционер 'вылетевший' со службы и не 'сокращенный' офицер? У этих категорий сохранилось еще в душе что-то от чести, совести и долга, иначе говоря от 'старой жизни', типичный же московский перестроечный 'рашен бизинес' с рождения не имеет никаких комплексов.
  Со вторым 'власовцем' пока определенности нет, единственная зацепка - специфические усы под Богдана Хмельницкого, такую растительность на физиономии Александру доводилось видеть пару раз только у 'ряженых' городских казачков. Неужели кто-то из 'клоунов' всерьез решил последовать путем атамана Краснова, может красивой заокеанской медалькой привлекли? Одеты 'наши' в советский хэбэ камуфляж, но каски и снаряжение единого для НАТО образца, забавный такой гибрид получился.
  Весело так 'они', американцы идут навстречу неизвестности, без напряжения и страха, давно 'Джи-Ай' привыкли к легким победам, словно немцы на кинохронике сорок первого года, разве лишь рукава кителей не закатаны. По виду не новички, не дилетанты, но еще никем не пуганные, не битые, не получали жестоких уроков проигранного боя. У одного сигарета в зубах торчит, у другого челюсти жвачку перемалывают, у третьего 'затычки' плеера в ушах видны... а чего им боятся, они засаду на дороге 'вынесли' играючи, двоих из партизан положили на месте, остальным пришлось уходить в рассыпную, как воробьям от коршуна.
  Черт с ними, как с 'белыми сахибами' так и с их ручными 'зверюшками'-коллаборационистами, что у противника имеется из вооружения? Пятеро несут стандартные для Атлантического Союза автоматы Colt M4, так-то машинка хорошая, но только для ближних и средних дистанций. Александр уже успел и повертеть в руках и даже пострелять из очередного американского 'вундерваффе', партизаны волей-неволей вынуждены были в последний месяц перейти на использование трофейного оружия. Общее впечатление... кто-то из генералов в Пентагоне сильно влюблен в 'Томми Ган' из которого так удобно расстреливать гражданское население. Имела US Аrmy прекрасную штурмовую винтовку, и причина замены М-16 на этот стильный 'обрез' для Сашки является тайной за семью печатями. В СССР была подобная 'дурь' в свое время, вследствие чего и появился на свет АКС-74У любимое оружие бандитов, однако 'классический' АК компакт-версия не вытеснила с вооружения армии, как произошло за океаном. Далее, что там еще есть у них? Единый пулемет с питанием лентой, система новая и для нашего 'партизанена' неизвестная, в числе трофеев не попадался ни разу. 'Полицаи' вооружены 'старым' советским оружием, у москвича АК-74, а казачок где-то раздобыл аж целую СВД. Только эти трое и примут участие в первом этапе стычки, Кольты до Александра просто не добьют.
  Насколько они опасны? Квази-казачок хоть и пытается изображать из себя снайпера, но без сомнения тот случай, когда 'мопед не мой'. Из всех известных способов ношения оружия этот 'Робин Гуд' выбрал самый идиотский, ружейный ремень за шею закинут, винтовка на груди висит, ствол под углом смотрит вниз и колотит по каждому встречному кусту, да еще и руки на СВД сложены, словно больше ему свои 'грабли' деть некуда. За такое вопиющее 'раз...во' в СА воин бы обязательно схлопотал подзатыльник от сержанта. Про второго предателя с 'калашниковым' и американца-пулеметчика пока ничего определенного сказать нельзя. Однако, куда больше беспокойства внушают Сашке те двое янки, что отстали и плетутся далеко позади основного отряда. У одного из них из-за спины торчит вверх совершенно нереальный для ручного огнестрельного оружия ствол. Гигантский 'дрын', который тащит с собой американец, Александр опознать не смог, как ни старался, неужели крупнокалиберный пулемет несет? Тогда, что делает второй солдат, идущий рядом, на подносчика патронов или второго номера расчета он как-то не похож совсем, того бы нагрузили боеприпасами как ишака, в легкий рюкзак же много не уложишь.
  Предварительный итог подведен и пора действовать, через пять минут придется пустить в ход оружие. Александр достанет врага и сейчас, но нет у него ни времени, ни желания экспериментировать, да и патронов ровно восемь, по одному на каждую цель, а значит каждый выстрел должен стать 'убойным' в прямом смысле этого слова. Поворот рукоятки, плавное движение затвора назад, и на свое законное место отправляется пятый, недостающий патрон, а стрелянная гильза отбрасывается прочь. Жаль, очень жаль, мало у него осталось их, золотистых 7Н1... Сегодня с утра он уже успел 'закоптить ствол', и заодно отправил одного слишком смелого WASPа к их звездно-полосатому всевышнему.
  В тире или на стрельбище поразить восемь мишеней, невелик труд для хорошего стрелка, да только там фанерные щиты не прячутся в складках местности и не ведут ответный огонь. Шансы у него какие... не сильно уж хорошие, примерно процентов двадцать, если не меньше. На него идет не обычная пехота, эти 'орлы' заточены под борьбу с партизанами и чего от них ждать Александр не представляет пока.
  Все равно, их восемь - нас двое... кто второй? Русская 3-линейная (7,62-мм) винтовка Мосина образца 1891 года. Легендарное оружие, почти век применяется в различных войнах и конфликтах, система разобранная досконально до последнего винтика и обруганная почти всеми современными знатоками. Откуда... история просто сказочная, в другое время он сам бы не поверил, но так вышло. Еще когда сержант раздавал 'партизанам', в ту пору, когда они еще были в кавычках оружие, его внимание привлек нестандартный, длинный и одновременно узкий ящик.
  -Пулемет там что ли? Пусть пока полежит в сторонке, нашим в руки дать, так еще отстрелят себе чего-нибудь. -решил он и задвинул находку подальше в глубину кузова КАМАЗа.
  Потом он все же вернулся к 'артефакту', любопытством Сашка с детства не обделен. И вот ящик открыт и вот, ЧТО это? 'Мосинку' он узнал сразу, ее ни с чем ни спутаешь, но зачем им подсунули этот 'антиквариат', и сгодится ли древняя система для дела?
  -Тяжелая какая... -первое, что пришло в голову ему, едва лишь он извлек из ящика винтовку.
  Экспертом по старинному оружию он никогда не был, но память упорно подсовывала цифру 4.5 кг, а здесь по ощущениям выходит чуть ли не шесть или даже больше. Деревянные части оказались не просто покрытыми лаком, их пропитали каким-то синтетическим составом, от того и вышла значительная прибавка веса. Такое дерево не покоробиться от влаги и не 'уведет' за собой ствол, известная 'болезнь' почти всех магазинных винтовок конца века девятнадцатого. Сразу же возникли и другие вопросы... а что это за модель странная, длина ствола совпадает с исходным образцом 1891 года, но стебель затвора отогнут вниз, как у снайперской винтовки 1891/1930... Современная реплика, прихоть богатого коллекционера... может быть, да только пальцы Сашки, едва он взял в руки винтовку, нащупали металлическую пластину слева - совершенно чуждый элемент и там знакомый паз для кронштейна современного оптического прицела, совсем как на СВД.
  Он отложил в сторону уже отобранный для себя автомат, к нему он еще вернуться успеет, а вот с винтовкой надо разобраться, пока свободное время есть. Консервационную смазку быстренько он удалил, нанес 'рабочую' тонким слоем, как принято. Удивительно... это 'Мосинка', но никаких люфтов, никакого 'ку-клус-клан', затвор ходит плавно и почти беззвучно, вместо привычного металлического лязга тонкий едва слышимый звон. Все до единой детали идеально подогнаны... настоящее чудо. Долой затвор заглянем в ствол на просвет... зеркало с нарезами. Клейма Александр не нашел, как не искал, лишь на стволе выбито '79', не то год, не то номер образца? Попахивает каким-то спецпроизводством с особыми высокоточными станками и небольшой опытной партией, массовое оружие так не 'вылизывают' никогда, смысла нет.
  Кроме самой винтовки в ящике нашлось еще не мало занимательных вещей вплоть до небольшого запаса патронов и контрольных мишеней.
  -Не может быть... если они тут не напутали, игрушка выходит уникальная? -почесал он затылок, едва разобрался с бумагами и мишеньками.
  По всему выходило, не старье к нему в руки случайно попало, а рабочий инструмент профессионала высокого класса, журнал профилактических проверок даже имеется, и силикагель в ящик заботливо уложен. Узнать бы еще чей конкретно ствол... не мечтай сержант, отец-командир вырвал оружие чуть ли не с дракой у местного КГБ, вряд ли там что-то тебе скажут, да поди еще и винтовку отберут назад, отдали явно по ошибке в суматохе последних дней после начала войны. Одного не достает для полного счастья - 'оптики', вероятно прицелы хранились отдельно в особом контейнере, их кто-то 'зажал' в свою пользу.
  -Дай посмотреть! -за спиной Александра, пока он возился со 'своей' винтовкой возник капитан.
  -Вещь стоящая... -начал было тот но его оборвали.
  -Брось этот лом и возьми автомат! - распорядился было капитан, но видимо увидел, как что-то изменилось в лице его единственного сержанта и не стал настаивать, не то теперь время.
  -Оптического прицела все равно нет... как без него?
  -Мне не надо, я могу и с открытого стрелять. - и в самом деле Александр принадлежал к той немногочисленной категории 'умельцев', для которых оптика лишь вспомогательный инструмент.
  ............................................................................................
  Первый выстрел, не стал бы он последним... надо правильно выбрать цель, от этого зависит многое и ошибка может оказаться роковой. Достойных кандидатур всего три: американец-пулеметчик, как бы 'снайпер'-казачек, и идущий третьим здоровенный негр, судя по виду и 'обвеске' он в этой группе за старшего, хоть и никаких знаков различия у него нет, как и у всех остальных 'карателей'. Первый, второй, третий... стоп, посмотри ниже сержант, там есть еще четвертый, он важнее этих трех! Мушка поспешно ползет вниз, он совсем забыл про собаку. Если Сашка хочет уйти живым отсюда, а не устроить для себя разновидность огнестрельного харакири, то псине по праву принадлежит первая пуля. Без нее его в лесу не найдут, да и сама по себе овчарка невероятно опасна, стоит тому жлобу отпустить ее с поводка, как минут через пятнадцать клыки сомкнуться на его горле... Песик единственный из этой шайки, кто его - Сашку непосредственно видит, несмотря на маскировку, не глазами конечно, а чутьем. А он еще и едва стоит на ногах, отбиться ножом то ли получиться, то ли нет - русская рулетка с шестью патронами в барабане револьвера. Бегущая в траве и полосах дымки собака является по дефолту тяжелой целью для стрелка, которого готовили против живой силы противника.
  Оранжево-красная вспышка выстрела, грохот молотом бьет по ушам и пораженная пулей овчарка желто-черной масти кувыркается в траве. Каски фасона 'фриц' стремительно движутся к земле, затвор передернут туда и сюда, сержанту надо кровь из носу 'выцепить' хотя бы еще одного врага. Александр намерен использовать по максимуму удачную позицию, выжать из нее все сто процентов и он успевает поймать в прицел 'москвича'. Тот, видимо, 'проспал' выстрел, отвлекся на резкий рывок поводка и не смог вовремя сообразить, отчего его псина вдруг решила заняться акробатикой. Мелькают расширенные глаза по ту сторону мушки, что лезут вон из орбит, пот на лбу крупными каплями, волосы слиплись, а 'деревянные' руки коллаборациониста пытаются снять с предохранителя АК. Тщетно, указательный палец на спусковом крючке уже не остановить, тяжелая винтовочная пуля калибра 7.62мм служит прекрасным средством для решения финансовых проблем и доллары теперь московскому 'комерсу' не нужны.
  Третий выстрел Сашка сделать не успел... Небо со страшным ревом и лязгом свалилось на землю, и словно 'прихлопнуло' его между матрицей и пуансоном гигантского пресса. Он одновременно и ослеп и оглох и на некоторое время полностью 'отвалился' от текущей реальности, его словно 'выключили'.
  Пробуждение или 'воскрешение из мертвых'... как это бывает, приятно или не очень? Сперва возвращается обоняние, в нос лупит ядреный запах перегретого, 'паленого' металла, свежей земли и еще какой-то непонятной 'химии', возможно - сгоревшего тротила. Медленно как на старом телевизоре возвращается 'картинка', сперва лишь светлое пятно на темном фоне, затем постепенно оно превращается в импровизированную амбразуру и вот уже и луг виден сквозь эту 'дырку'. Он все же живой, точнее - пока еще живой, ему повезло... может быть... На робкую, осторожную попытку пошевелиться тело отзывается болью, но не жгучей и не локализованной в отдельной части, а как бы распределенной равномерно по всему объему. Знакомое ощущение, как будто после падения с высоты, однажды довелось уже испытать. Голова абсолютно 'ватная' и как он еще соображает понять невозможно, основные признаки контузии налицо. С легкой формой такой травмы он уже знаком, а это без сомнения - тяжелая. Рот полон крови, он ухитрился прокусить или даже откусить себе кончик языка, как раз пересохшие губы облизывал Сашка, когда 'Ад' начался, есть у него дурная привычка.
  Артиллерия... быстро же 'они' его накрыли, 120 мм минометы или гаубицы отработали по цели? Второй год срочной Александр дослуживал в минометной батарее и кое-что в таких специфических вещах понимал. Какая скорость реакции, как оперативно и точно 'они' сработали... он такого не ожидал, в любом случае - артиллерия у врага и в самом деле 'the best' без малейшего преувеличения, с пехотой у них дела обстоят похуже и слава богу.
  Боль немного поутихла, можно наконец повернуть голову и осмотреться, что он немедленно и проделывает. На опушке леса словно поработала исполинская газонокосилка, деревья переломаны или выворочены с корнем как ураганом, кусты же как ни удивительно почти не пострадали. Слева, всего в двух метрах от сашкиной 'лежки' видна в грунте приличных размеров воронка, привет от пушкарей 'дяди Сэма'. Судьба снова его уберегла, в спешке номер расчета орудия или миномета ошибся, установил взрыватель снаряда на 'фугас', иначе бы Александра изрешетило осколками, а так вражеский металл улетел в небеса, его лишь землей слегка присыпало, да встряхнуло так, что мало не покажется, 'подавили' одним словом.
  'Богатые люди, американскую мать их... сотни три сюда всадили, работали на уничтожение как до дзоту...' -сделал он логичное заключение, нормы расхода снарядов еще живы в памяти, хоть столько лет прошло с тех пор. Хорошо, все же - он один остался, страшно и представить, что бы случилось с их маленьким отрядом, если бы они заняли эту опушку. Еще один очевидный и весомый плюс - враг вряд ли сможет организовать 'повторение концерта по просьбе трудящихся', его батарея расстреляла почти весь возимый с собой боезапас, оставив себе лишь два-три снаряда на каждый ствол.
  Однозначно, нечего и гадать - Толик с 'кэпом' сумели успешно оторваться от преследователей и уйти, иначе бы часть 'подарков' неизбежно пришлась на них, или же вообще поисковые группы врага остатки партизанского отряда не обнаружили, но ему придется расплатиться по полной. Остается только порадоваться за ребят и пожелать им удачи.
  'Ребра точно сломаны... ладно не надо о грустном, хорошо если только одно-два, а не все разом. Внутри органы... посмотрим придется ли мочится кровью или нет, но это - потом. Желудок у него с утра пустой, а то были бы полные штаны 'вторичного продукта'... Позвоночник не сломан и он не парализован, иначе бы боль от раненой ноги не терзала и без того 'убитую в хлам' голову. Все хорошо прекрасная маркиза, писец еще не окончательный, да только на ноги не встать, по крайней мере сейчас.' -суммировал Александр свои ощущения, когда более-менее 'оклемался'.
  На размышления времени нет, сколько продолжался обстрел, минут пять или десять? Некогда прикидывать, противник может быть уже на подходе, и дорога каждая секунда. Сашка спешно придвинулся к 'амбразуре', к щели между упавшим деревом и землей. Винтовка у него не пострадала, он ее ухитрился засунуть под себя и прикрыл своим телом, это его главная ценность, теперь только на уникальные качества 'мосинки' единственная надежда.
  Страхи оказались напрасными, залегли 'янки'... растянулись фронтом к опушке и залегли, вперед не пошли остались на том рубеже, где Сашка уложил предателя. Видимо 'они' сочли риск такого броска под прикрытием артобстрела неоправданным. Артиллерия вещь такая хитрая, очень уж статистику любит, из сотни один снаряд может упасть не там, где положено, а немного ближе или дальше.
  Пока подходящих целей для 'верного' выстрела нет, почти нет, противник грамотно воюет, по науке... использовали складки местности. Остается лишь выжидать и время работает не на Александра, к 'ним' могут подойти подкрепления. Через час-два небо проясниться и тогда обязательно появится вертолеты, как же без них и его положение станет безнадежным. Еще раз он пробежался взглядом по склону, пусто... остается караулить, пока кто-нибудь из 'них' не откроется намеренно или случайно. На лугу по прежнему дымка, а в голове у него натурально точно такой же туман стоит, два его 'процессора', две личности никак не могут поделить власть... до kernel panic рукой подать.
  Наиболее желательные 'кандидаты на пулю' остаются все те же, что и были в начале: негро-сержант, затем пулеметчик и возможно - как бы снайпер из коллаборационистов. Эти трое устроились в русле пересохшего ручья, по фронту укрытие надежное, почти готовый окоп, разве лишь не глубокий, но лежать можно. Пулеметчик проковырял себе бойницу в естественном бруствере, оттуда теперь грозно торчит ствол его машинки и 'курит Мальборо ковбой' тонкая струйка дымка видна отчетливо. Присутствие негро-американца выдает шевеление высокой травы, растущей на дне русла ручья, что-то он там делает, может с радиостанцией работает или карту разложил на земле и рассматривает. Казачок - единственный кто из всей группы доступен для выстрела 'мосинки'. По всему видно - человек 'опытный', не иначе бегло, по диагонали прочел 'Искусство снайперской войны' в русском переводе и считает, раз выставил голову из укрытия на половину, а не на три четверти, то снайпер его не тронет. На самом деле в оригинале на английском языке в этой 'классике' времен первой мировой войны по данному пункту сказано 'рекомендуется', а не 'запрещено', устарела книга достаточно сильно, много там разных благоглупостей и ошибок. 'Медалист' все еще живой лишь потому, что Александр надеется подловить на ошибке более приоритетного 'товарища', прицел смотрит туда, где может появиться вражеский командир, а не на 'соотечественника'. Внезапно в поле зрения возникает мускулистая черная 'лапа', казачка снабжают биноклем и путем тычка по пятнистой кевларовой каске указывают направление куда следует смотреть. Противник по прежнему не открыл для себя конкретное 'место залегания' снайпера, им известно лишь общее направление откуда по ним вели огонь - опушка леса, вот и ждут, пока тот как-то себя проявит, им спешить некуда. А как же два первых выстрела? Сработал 'эффект зарницы', так для себя Александр называет это явление, научный термин ему неизвестен, а может и нет его. Суть в том, что человек часто не успевает определить точку отдаленной вспышки через слой облака или дымки, ее как бы поглощает общий 'красный фон', многократное отражение света от мельчайших капель воды. Исключение составляет случай, когда глаз наблюдателя заранее смотрит 'куда надо'. Янки в ходе своего движения постоянного наблюдение не вели, негр иногда останавливался и поднимал к лицу бинокль, остальные же кто как, один даже с полузакрытыми глазами шел.
  Выстрел отсюда нашему герою сделать еще можно, есть слабая надежда на два и затем надо куда-то срочно перемещаться, уходить на другую позицию. В текущем состоянии он не очень то 'транспортабелен', иначе говоря - далеко не уползет, хорошо если на полста метров его хватит. Что произойдет, когда враги Александра обнаружат здесь? Ничего хорошего... пулемет моментально засыплет свинцом, заставит его прижать голову к земле, а под прикрытием огня автоматчики на фланге короткими перебежками доберутся до опушки и конец бывшему советскому сержанту, удрать он не может. В плен его не возьмут, если только им задача не поставлена изловить партизана живым, куда он годен - разве на телевидении лишь показать, военных тайн все равно не знает. На убитого 'волонтера' из местных американцам плевать, но в засаде на дороге, откуда все и началось, Сашка уложил наповал 'белого человека'.
  Ситуация меняется, пошли долгожданные 'подвижки' у единственного выжившего коллаборациониста бинокль отобрали, скверный видно наблюдатель из него получился. Обладатель СВД отправлен к началу оврага, да как бы не пинком все того же черного сержанта. Прекрасный пример, как военные US относятся к своим 'союзникам', к набранной по всему миру для Миротворческих Сил сволочи. Казачку предстоит ползти по совершенно открытому месту, то обстоятельство, что где-то рядом на склоне притаился снайпер, хозяев двуногого 'бобика' не волнует ничуть. Замысел врага понятен и прост как пять копеек, склон холма изуродован оврагом словно шрамом, начинается исполинская 'буква С' в низине у подножия, а затем крутым витком поднимается вверх, где вонзается в лес и обрывается в тридцати метрах как раз за спиной Сашки.
  Провокация, или сейчас ударит выстрел, снайпер сам себя выдаст, или 'полицай' беспрепятственно зайдет к нему в тыл. Александр не 'купился', дешевый трюк рассчитанный на противника с расстроенными нервами. Чутье, наработанная ранее интуиция ему подсказывает, в ближайшие полчаса будет развязка, а казачок за это время не успеет выбраться из заросшего кустарником оврага. Он равнодушно смотрит, как среди луговой травы движется чужая 'фашистская' каска, за ней огромный горб рюкзака и еще одна 'вершина' поменьше, обтянутая пятнистой материей задница, чудовище лох-несское плывет по зеленому морю луговой травы. Скрытно передвигаться 'пластуна' не научили, или воин 'знал и забыл'? Какая теперь разница... и все же, что тот таскает в своем сидоре, такое впечатление - наложили ему туда кирпичей щедро. Варианта два приходят на ум Сашке, или казачок стянул у негро-сержанта значок-другой и жестоко наказан, или его просто-напросто 'чмырят' хозяева, превратили во вьючное животное, предатели нигде не в почете.
  Что враги намерены делать, какие у них намерения? Вертолеты в ближайшее время не прилетят, низкая облачность не даст, может они надеются на подход подкреплений. Скорее всего так и есть, негр там в русле ручья весь издергался, видно по колебаниям травы - дрожат метелки борщевика как метроном, проблемы со связью у них? Секунда... мелькнула над бруствером верхушка вражеской каски и черный рог антенны рядом, еще мгновение, пятнистый кевлар упрямо ползет вверх и уже виден крошечный кусочек темной лоснящейся кожи лица. Сашке хватило этого ничтожного промежутка времени с лихвой, его 'мосинка' отрабатывает по новой цели.
  'Ай-я-я-я-йя, убили негра, совсем убили!'... Вспышка выстрела где-то на левом фланге позади ручья, прямо за спинами залегших на лугу янки и Александр получает словно удар кнутом по темени, крупнокалиберная пуля прошила насквозь толстый древесный ствол и прошла впритирку к его голове, 'ответ' прилетел незамедлительно, даже сдвинуться с места сержант не успел. Он совершенно упустил из вида тех двух отставших американцев с их эпической 'дурой', полностью забыл про их существование, не иначе мозг после контузии работает с перебоями, постоянно тупит одним словом. Краем глаза он успевает 'засечь' место, откуда по нему стреляют, а его тело само по себе одним рывком срывается с 'насиженного' места. Яма-воронка рядом с 'лежкой' спасла его и уберегла от неминуемой гибели. Мина, по иронии судьбы, вместо того, что бы порвать в клочья Сашку предоставила ему временное укрытие.
  Вторая пуля вражеского снайпера бьет точно в ложе, где секунду назад он находился, летят вверх обрывки плащ-палатки, черная земля и всякий мелкий лесной мусор. Разевать рот в изумлении, что за калибр - толстое бревно насквозь шьет, воронка в земле как от снаряда, не стоит, не до того сейчас. Вслед за снайпером по кустам рядом с 'лежкой' начал работать пулемет, отсекая возможные пути к отходу. Секунда промедления будет стоить жизни... как тогда он выполз оттуда - не запомнил, земля жгла его словно расплавленный метал, сучья и ветки хватали за бока, а сверху потоком свистели пули. Порой чужой свинец бил в мох совсем рядом справа или слева, один раз 'чпокнуло' перед самым носом, лишь глаза успел зажмурить. Резкий удар в правую ногу, в самую пятку, 'злой' пулемет ухитрился откусить, отгрызть напоследок каблук солдатского ботинка.
  Он выжил, он сумел уйти из огня... какой ценой, немалой... полностью сжег остаток сил. Стрелять он еще способен, а вот передвигаться - вряд ли, полностью выдохся, даже короткая передышка не пошла ему на пользу. Теперь Александр продержится недолго, был перед глазами белый туман - теперь красная пелена, дурной знак. Новая позиция так себе, ее хватит лишь на один выстрел, потом неминуемо обнаружат, здесь дымки нет, он забрался выше пласта тумана. Единственное ее достоинство - отсюда, с края опушки, почти все враги 'открыты' ему, выбирай любого... а он в свою очередь им. Почему раньше сюда не выбрался, не зашел во фланг залегшим на склоне супостатам, не приискал местечко здесь, да не столь опасное? А черт его знает, голова после контузии пошла в разнос и соображает Сашка поскольку-постольку не то головным мозгом, не то уже спинным.
  'Ладно сержант... успокойся, вздохни полной грудью. И главное - 'психа' там внутри у себя отключи, иначе конец!' -голос из глубины сознания, чей не понятно, то это ли старый тренер его, то ли инструктор в армейской учебке, а может старшина, прапорщик Колька, а может еще кто... мало людей хороших он повстречал на своем жизненном пути.
  Александр готов был сдаться и признать поражение... просто опустил бы голову в траву и все, сознание его было уже где-то на краю бескрайней бездны. Простые, мало значащие в другой обстановке слова из откуда-то из прошлого, придали ему новые силы, краснота с глаз спала, дыхание выровнялось, пальцы обрели прежнюю гибкость, и те двое в его голове разобрались наконец, 'гражданский' процессор уступил управление 'военному', шизофрения успешно задавлена. Раненая нога... не критично теперь, с этой позиции ему уже не уйти. Радоваться рано, облегчение временное, от силы минут на десять, а затем снова будет 'провал' и уже никакие чудеса не поднимут.
  Цель номер один - снайпер у янки, крутой мужик... настоящий профессионал, пока шел ничего про него понять было нельзя, а как прильнул к прицелу, так сразу стало ясно кто такой и что из себя представляет. Если бы Александру довелось снимать фильм 'про индейцев', то этот американец как раз бы подошел на роль Соколиного Глаза, типаж как раз тот. Лицо волевое, чувствуется - уверен в себе и в своем оружии. Арабов в Ираке янки настрелял немало, а может и еще где отметился ранее, но сегодня 'Длинный Карабин' проиграл... упустил русского 'коллегу', и вот теперь сам под прицелом. Рядом в невысоких кустиках притаился второй номер или снайпер-наблюдатель, у него аппарат такой хитрый в руках, вроде бинокль, а сверху какая-то коробка прилеплена? Холодный пот по спине и нога предательски отозвалась острой болью... у них 'обнаружитель оптики', прибор регистрирует блики от разного рода линз и прочего 'гнутого стекла'. Александр про такие устройства слышал, но в руках держать не доводилось. Хотел он набить морду прапорщику-'склядчику', прихватизировавшему прицелы от его 'мосинки', а придется ставить коньяк человеку, считай воришка спас от верной смерти. Напрасно наблюдатель пятиться в его сторону, ничеговраг не увидит, маскирует Сашку тень высокого куста, накрывшая как одеялом и полная неподвижность - 'в камень превратись', как у кого-то из фронтовиков в мемуарах он вычитал. Американец с прибором отворачивается, пора выдвигать винтовку и медленно сантиметр за сантиметром, трава не должна шелохнуться, ползет вперед длинный ствол...
  Выстрел, вспышка огня за дульным срезом 'мосинки', Нати Бампо, или кто он там на самом деле, отбыл в края вечной охоты. Сейчас и Сашку возьмут в оборот, уже затрещали Кольты автоматчиков, дистанция велика и на эти тарахтелки можно не обращать внимания, где пулемет? Почему медлит, мальборо своим он там подавился никак? Разгильдяй-пулеметчик подарил ему пару драгоценных секунд и время было использовано с толком, вторую пулю получил снайпер-наблюдатель, напрасно янки схватился за тяжелую винтовку 'шефа', она направлена в сторону старой позиции Сашки. 'Классика' начинает и выигрывает, ведь вертеть стволом обычной 'мосинки' куда легче и быстрее, чем крупнокалиберной 'дуры', больше смахивающей на пулемет... недо-снайпер не успел ответить.
  Халява кончилась, пулемет ожил и слева от полутора метрах головы Сашки летят вверх комья земли, там легла первая короткая очередь, при быстрой смене прицела пулеметчик не учел поправку ветер. Приходиться прижиматься к земле и надеяться, что и 'пронесет', ничтожная кочка впереди - очень слабая защита, сейчас ударит вторая... Таймаут, неужели заклинила у них машинка? Да у него оказывается всего то и было штук пять-десять патронов в ленте, недострелял по кустам в первый раз, вот до чего лень и пренебрежение к противнику порой доводят. Американец там вдали копошиться , крышку ствольной коробки пулемета откинул, рядом валяется пустая коробка и звенья металлической ленты.
  'Перезаряжать? Хер тебе... Не дам!' -это Александр проговаривает про себя совмещая целик и мушку на силуэте 'ненашей' каски. Слева поднялся с земли янки-автоматчик, перебегает вперед, ноль внимания на него не до них сейчас... и снова выстрел.
  Пулеметчик теперь у нас летчик, отправлен прямиком на небеса, длинный ствол 'мосинки' вновь и вновь оправдывает возложенные на него Александром надежды. Американский кевлар не устоял, спасовал перед антикварной русской винтовкой, каска - она от осколков и шрапнели, от пуль же спасает разве, что на излете.
  Никто уже не управляет боем, здесь каждый раблтает 'за себя' и на свое усмотрение, иначе давно бы американцы отступили, в потерях у них уже больше половины отряда. В данный момент расклад таков: два Кольта М4 против одного Мосина-Нагана образца 1891 года. В городской застройке или в лесу безусловное преимущество было бы у первых, формально они и в поле должны одержать верх, расстояние вроде бы подходящее, противников разделяют лишь триста метров.
  Но практика вновь и вновь опровергает теорию, у классической винтовки есть одно преимущество перед современным автоматическим оружием, о котором обычно забывают. Длинный магазин на тридцать патронов и высоко поставленный прицел вынуждают лежащего автоматчика выставить на обозрение не только голову но часть груди, в то время как 'классика' позволяет целиться практически не поднимая головы. В массах это недостаток терпим, раз мотопехота и аэромобильные войска везде вытеснили обычную 'пехтуру', при стрельбе из-за укрытия, с колена на ходу и тем более стоя - автомат берет верх, но стоит только лечь и положение меняется. Вот и здесь, вроде у 'них' и преимущество, однако Сашка для 'них' - два спичечных коробка, поставленных рядом по горизонтали, а 'они' для него - почти мишень номер четыре, та которая грудная. Янки опытные бойцы, прекрасно понимают, что здесь не стрельбище и враг не спит, не пьян, не под наркозом и поэтому 'мастерятся' как могут. Номер один залег в яму и не поднимая головы лупит очередями в сторону врага, пулемет изображает. Номер два стреляет прицельно, но как? Поднялся на секунду, тут же выпалил и снова к земле нырнул, в таком варианте попасть в цель очень непросто.
  Тем не менее не так же нелегко и с ними разобраться как кажется, в висках у Александра уже 'постукивают молоточки', второе дыхание давно кончилось, а вражеские пули ложатся все ближе и ближе к нему.
  Первый номер меняя очередной магазин неудачно раскорячился, показал ногу и часть бедра из-за укрытия... Получай! Нечистая работа, но враг выведен из строя, его автомат замолк. В ту же секунду впереди вырастает как по волшебству 'цветок' разрыва снаряда, второй янки выпалил из подствольного гранатомета... недолет после обработки минометами Сашку мелкой гранаткой уже не напугаешь... Давай, что дальше хочешь? В ответ - взмах руки и в сторону Александра летит тонкий цилиндр, за ним тянется следом шлейф желтого цвета. Дымовая шашка? Куда теперь янки двинется под прикрытием дыма пойдет ли вперед, или... Александр угадал, враг удирает, выходит из боя последний уцелевший 'джи-ай', сообразил в конце концов, что 'полимеры утрачены'. Хорошие мысли, как известно с запозданием приходят, и не везет сегодня конкретному оккупанту, не иначе 'бог, который любит тебя' янки, все еще пребывает в глубоком запое, на небесах празднуют победу над главным врагом демократии. Бывший 'Союз' практически без боя за две недели подмяли под себя, тут даже стойкий нордический характер не удержится от возлияний.
  Несмотря на 'непроницаемую' завесу Сашка визуальный контакт с противником не утратил, видимо заокеанская 'дымовуха' рассчитана на среднего человека со 'стандартным' зрением. Прицелиться пока нельзя, но наблюдать за движением уходящего автоматчика - без проблем. Ползет американец к тому же самому оврагу, куда до этого покойный афро-сержант направил казачка, рассчитывает отсидеться в надежном укрытии до вертолетов или прибытия остальных поисковых групп, идея хорошая и своевременная, но...
  Винтовка немилосердно бьет в плечо и тело последнего 'карателя' валиться в раскрытую пасть оврага, выпавший из мертвых рук автомат воткнулся как памятник стволом в землю, телескопическим прикладом вверх, лишь каску 'фриц' остается на него повесить. В самом конце пути врагу пришлось чуть-чуть приподняться с земли, иначе не перелезть гребень... тут его и 'сняли'. После пережитого потрясения Александр никого не отпустит ни 'за так', ни за 'отдельную плату', да и за погибших на дороге товарищей он еще не рассчитался сполна.
  С последним покончено... нет, не спеши сержант только с 'крайним' ты разобрался, остался в запасе еще коллаборационист из 'наших', вскоре он появиться где-то позади, когда выберется из оврага, полчаса уже прошло. В висках не молоточки, негритянские тамтамы вовсю бьют и снова проклятая красная муть туманит взгляд, 'уходит' потихоньку сознание. Со стонами и хриплым матом Сашка переворачивается на спину, сил развернуться и встретить иначе последнего 'гада' у него нет. Стрелять из такого положения крайне неудобно, но он справиться, благо расстояние до последней цели смешное совсем.
  С легким усилием, без звука открывается затвор винтовки, пришла пора использовать последний патрон, только куда он задевался? Пальцы торопливо шарят в пустом патронташе, в отсеках самодельного разгрузочного жилета, везде лишь пугающая пустота... пропал бесследно 7Н1, нет нигде ни желтенькой 'семерки', да там вообще ничего нет, лишь пыль и мелкий мусор вроде обломков веточек, что поневоле насобирал, когда 'летел' сюда на брюхе. Не нашлось искомого предмета и в карманах потрепанного кителя... Настал момент, пришла пора расплаты за самый главный 'косяк', Александр не учел в общем балансе собаку. Не охотник он ни разу, и животных как цели не рассматривает на уровне подсознания, вот остался теперь с пустым магазином и карманами. До боли обидно, до истерики, до слезы из глаз, он ведь почти победил... и вынужден будет умереть, его убьет тот самый 'зачмыренный' американцами опереточный казачок.
  В голове опять раздрай, 'военный' процессор подсчитывает каковы шансы поразить очередную цель броском ножа, 'гражданский' же настойчиво напоминает, что последний раз 'в ножики' Сашка играл в сопливом детстве и как-то без особого успеха. Наверху куда ни глянь, одна серо-белая мгла, ни ангелов, ни архангелов не видать, никто на помощь не спешит защитнику отечества. Можно молиться, можно к языческим богам взывать путем мата - эффект одинаковый, ни то ни другое обреченных людей в падающих самолетах не спасает, а здесь почти то же самое. Есть слабая надежда - отползти в лес и там затаится, шанс такой, что не процентами измеряется а в ppm, в миллионных долях. Если уж только совсем казачок тупой попался и не догадается поискать, или вдруг струсит? Маловероятно, робкого дурака вряд ли 'они' бы наняли даже в качестве 'туземца на побегушках'. Тем более, по всему выходит 'контрпартизаны' знали, что идут за одиночкой. Отсюда и численность группы, ее состав и вооружение, и что ранен он наверняка догадались. Собака могла взять след только от точки, где Сашка перевязывал себе ногу, кровь на траве, и обрывки индивидуального пакета говорят сами за себя. На месте же самой неудачной засады бедлам бедламом, снаряды перепахали весь подлесок подчистую, какой еще там запах от человека мог сохраниться, если все вокруг провоняло насквозь металлом, гарью и 'химией'? Остальные потерянные вещи где, может случайно по ним на него вышли? Куда ракетница с единственным зарядом делась Александр вспомнить не может, но портативную трофейную радиостанцию он зашвырнул в заболоченный ручей, концы в воду...
  Решено, попробуем уйти, как уж получиться. Сашка попытался перевернуться обратно на 'пузо', на спине изображать человека-червяка не выйдет. Оп... назад срочно с пол-оборота, какая-то хрень больно уколола в правом кармане армейских штанов? Он туда не залезал, хлопнул лишь рукой проверяя, привычка к джинсам подвела, что-ли и ничего не нащупал? Пальцы, пальчики мои родимые не тряситесь, не время... Что же там скрывается за тканью в глубине, какой сюрприз, может очередной сучок завалился или камушек? На ощупь выходит длинный цилиндр малого диаметра, с одной стороны закраина, с другой конус - он то и кольнул прямо через хлопчатобумажную подкладку. Живем еще... на свет извлекаются один за другим два патрона, немного не те - к сожалению, гильза стальная, покрытая зеленым лаком. Старые знакомые, ружейно-пулеметные 7.62 мм, на полном безрыбье пойдут. Откуда взялись 'дровишки', если ни ПК, ни ПКМ у них в отряде сроду не было? Не бог послал - атеистам он ничего не подкидывает, а кто-то из ребят дал, не то Толик, не то Салават подсунули, сейчас уже и не упомнишь такие мелочи, мало ли чего было за последние месяцы. Боеприпасы немедленно отправляются куда положено, один в магазин, другой сразу в патронник винтовки. 'Товарищ Мосин' тотчас демонстрирует свою элитарность, второй патрон идет со скрипом, однако затвор все же закрывается.
  'Не капризничай старина, выберемся отсюда, найду тебе нормальную 'семерку' или может даже получше чего-нибудь отыщем у охотников.' -и в самом деле последний бой решит судьбу и Александра и его винтовки. Если удача им не улыбнется, то его зароют или прямо здесь, или на кладбище райцентра под столбиком с номером, а 'антиквариат' пойдет на шихту. Есть правда вероятность, 'мосинка' может украсить стену в доме американского 'реднека', как доказательство его невероятных подвигов в России... незавидная судьба для культового советско-российского оружия.
  Ждать, ждать, ждать и еще раз - ждать! Как тяжко иной раз бывает... минуты медленно текут, а вместе с ними и словно и жизнь и последние ничтожные силы из Сашки уходят, держится он только 'через не могу', глаза уже готовы закрыться. Где караулить 'последнего' он давно определился, дело минутное. Лес ведь почти как город в сущности, есть тут свои 'улицы', 'проспекты' и 'дорожки'. Зверь движется по этим, малозаметным для не сведующего горожанина, тропам ведомый инстинктом, и человек бессознательно, 'на автомате' выбирает те же самые пути, хоть вроде и разумное существо.
   -Ты смотри парень, где сам бы шел по лесу, и 'он' там двинет наверняка. -примерно так консультировали Александра бывалые охотники, как местные, так и сибиряки. Здравому смыслу такое утверждение не противоречит ничуть.
  Не бог весть какой ребус, если слева старый бурелом, а справа непроходимые без мачете или топора заросли шиповника, та еще зараза, проще через спираль Бруно пролезть, чем через естественную колючую изгородь. Остается узкий сектор, своего рода 'коридор' или 'проход' в котором и жди появления 'гостя', и овраг где-то в тех краях кончается, если судить по высоте и плотности расположение деревьев.
  -Цыпа, цыпа... -бред, но остается лишь ворожить 'на гостя', бормотать что-то в стиле 'наговора', как прабабка в детстве, которую Александр смутно помнит, еще немного и он потеряет сознание, он уже 'поплыл', любой способ удержаться хотя бы несколько минут сгодиться.
  Верхушки свежих молодых елочек в 'коридоре' слегка шевельнулись, а ведь ветра нет, или ему показалось? Ствол винтовки смотрит в направлении предполагаемой цели, был бы у него пулемет - длинная очередь веером на уровне пояса, а там пули сами виноватого пусть ищут... Идет казачек и быстро похоже движется, спешит к шапочному разбору, хочет заработать первую настоящую медальку.
  Он так и не увидел лицо последнего врага, мелькнула на зеленом фоне чужеродная деталь - кисть руки в беспалой перчатке, сжимающее цевье СВД, кусок вороненного металла ствола, достаточно на такой смехотворной по его меркам дистанции. Далее включился и отработал 'стрелковый инстинкт' Сашки, мозг у него к тому моменту уже 'ушел в перезагрузку. Проваливаясь в никуда он лишь успел почувствовать толчок приклада, и на самой грани восприятия разглядел резкий 'всплеск' зелени вдали, словно там что-то крупное рухнуло на землю, подминая кусты, траву и молодые деревца.
  Пробуждение во второй раз вышло не лучше чем в первый, такое же поганое, разве что в качестве будильника сработала раненая нога, дикая боль вытащила его из забытья. В каком он состоянии... в стабильном, в смысле - стабильно скверном. Винтовка на сей раз устроилась на нем сверху, стебель затвора упирается в скулу. Единственное утешение - успел все же позаботиться, что бы ствол не на черпал грязи.
  Он дышит и немного соображает, при нем осталось оружие с последним патроном в магазине, вывод напрашивается закономерный - он победил в этот раз. Сколько же пришлось валяться в 'отключке'... левая рука поднесена к лицу, пришлось стряхнуть грязь налипшую на браслет часов. Купленные когда-то в Новосибирске поддельные Seiko все еще живые, как их хозяин, блестящее напыление давно убито коррозией, но сам механизм цел и на маленьком экранчике скачут цифры секунд. Двадцать минут длился 'сон', много это или мало? Зависит от того, как быстро супостат хватиться пропавшей поисковой группы, в распоряжении Александра примерно час в любом случае, если только небо внезапно не проясниться.
  Процентов на восемьдесят задачу свою выполнил, оккупанты и пособники выведены из игры, теперь надо как-то уйти отсюда, второго боя он не выдержит. Легко сказать, пробитая осколком левая нога держит на месте не хуже пудовой гири на цепи. Если бы у человека была 'кнопка' позволяющая отключить боль от поврежденного органа, то проблема не стояла столь остро. Кнопочка ведь и в правду есть, должна быть у каждого участника боевых действий в индивидуальной аптечке - промедол. Раздали им в свое время оранжевые коробочки, Александр в свою заглянул и почти сразу же ее и выкинул, единственная ценность шприц-тюбик с обезболивающим препаратом кем-то изъят, видимо в пользу страждущих наркоманов. Трофейной аптечкой он так и не обзавелся за время войны, так уж вышло, работа снайпера не предполагает близкого контакта с противником ни с живым, ни с мертвым. Сбором 'хабара' всегда занимались другие партизаны из их отряда, пока он прикрывал. Противник в этой войне такой, что тризны после стычки устраивать не даст. Раз-раз бегом, похватали ребята быстро, что под руки попалось, чужой автомат подмышку, магазины из подсумков вытащили, при некотором везении и вещевой мешок врага прихватили и моментально 'руки в ноги'. Задержишься на лишнюю минуту и тотчас с небес на тебя посыплются НУРСы или еще какие 'подарки'. Единственно возможная тактика, к которой они пришли ценой многих кровавых потерь - 'бей и беги'. 'Кэп', так они прозвали командира, церемонии и звания пришлось оставить в прошлом, даже сформулировал основное правило, которого они неукоснительно придерживались - 'пять минут', если с начала боя за это время враг не 'нейтрализован', положительный результат не достигнут, то остается лишь удирать со всех ног.
  До подстреленной 'козочки' за елочками тридцать метров, до ближайшего американца на склоне все триста выйдет, выбор напрашивается сам за себя. Если только... прочь сомнения, 'они' же цивилизованные вроде, в США даже животные права имеют. Не могли оккупанты 'туземца' не снабдить аптечкой, снаряжение ведь дали, и почти все мобилизационные запасы бывшего СССР им достались.
  Скрипя зубами Александр ползет в лес, преодолевает 'последнюю милю'. Где он так вымотался, что приходится даже на этом коротком пути делать остановку для отдыха? Недоедание на последней неделе, ранение - крови до перевязки вытекло довольно много, хоть вроде и 'легкое', контузии... полный набор, скорее всего тело не столь сильно пострадало и отказывает в первую очередь голова. Ему бы отлежаться и 'откормиться' дней пять где-нибудь, а значит нужны консервы, есть слабая надежда - у казачка в сидоре все же не кирпичи складированы...
  Когда до цели короткого путешествия оставалось всего ничего, возникли подозрения, что за елочками там 'ще не вмерло', коллаборационист притаился и ждет его, или надо будет добивать врага. Пришлось Сашке отправить в патронник последний патрон, 'мосинка' в этот раз неудовольствия не высказала, словно понимает, что и ее участь решается.
  Какое 'не вмерло', очень даже 'вмерло' на все сто процентов с гарантией. Винтовка вам не автомат и 'подранков' обычно не оставляет, если уж отработает, так наверняка уложит, а тут и попадание почти прямо в сердце, настоящий американский бронежилет предателя не спас, 'товарищ Мосин' такого слова не знает в принципе. Вот и труп коллаборациониста, тело не лежит на земле, а как бы полусидит словно 'живой', огромный рюкзак не дал свалиться на спину.
  'Казачок' засланный оказался на проверку... какой к лешему казак, у этого 'полицая' шеврон на рукаве с тризубом-вилкой, брат-славянин прибежал добивать упавшего русского медведя. Александр с начала войны повидал уже всяких разных 'миротворцев' вплоть до албанцев включительно, однако украинцы не попадались ему, 'незалежная' официально в войне не участвует. Спутать российского городского казачка с 'западенской' злобной буратиной, у которой разве лишь штампа 'вироблено у Львові' на лбу не поставлено, сможет только Сашка, тем более - знакомые ведь кадры, довелось общаться с ними не раз и не два до войны.
  -Что за мать их, мода пошла! -срывается у него, когда пальцы в очередной раз находят 'не то' в отсеках 'разгрузки' поверженного врага. Пачка сигарет 'Опал', презервативы, снова презервативы - три пачки нашлось, зажигалка, таблетки 'тик-так' от похмелья... весело 'они' воюют, со шлюхами и блекджеком. Вздох облегчения невольно вырывается из груди... оранжевая коробочка, и под пломбой-наклейкой, хозяева 'полицая' подстраховались, мало ли, вдруг захочется воину 'кайфа' за счет дяди Сэма.
  Подействует или нет? Опыт покажет, инъекцию Александр сделал правильно, сработал бы теперь промедол. Вроде полегчало... адская боль из ноги не 'ушла', но до мозга уже не достает, словно преграда на ее пути возникла. Прости 'товарищ Мосин' придется Сашке на тебя опереться, чего он никогда раньше не делал, иначе ему не подняться, у тебя же приклад из дельта-древесины, твердой как камень... С помощью винтовки сержант поднимается, встать в полный рост очень хочется, но пусть сперва препарат поработает над его истерзанным телом, валятся же на животе надоело, он не пресмыкающееся, если есть рядом пенек, так почему бы не посидеть.
  Пять минут, только пять минут он посидит спокойно без движения, пока действует промедол, пусть 'химия' спокойно растекается по жилам и сосудам. Следует вспомнить все события до мельчайших деталей, 'прокрутить' весь день заново в памяти, от подъема утром во временном лагере до последнего выстрела, учесть все 'косяки' и накладки. 'Кэп' имел привычку допрашивать мужиков после каждого боя, выпытывал подробности и записывал в свой 'гроссбух', в надежде, что их опыт не пропадет даром. Противник ведь новый и совершенно неизвестный, с таким в России ранее сталкиваться никому не доводилось.
  Встали нормально, погода на утро благоприятная, стоит низкая облачность, плюс легкий туман дополнительным бонусом, СМУ на профессиональном жаргоне 'летунов' - чего еще желать партизану? Утомительный марш к дальнему 'тракту', на дорогу федерального значения они не покушались, там сплошные блокпосты. В это раз поставлена задача 'поймать' моторизированный патруль оккупантов на проселке. В районе за последнее время активность врага заметно усилилась, готовятся 'миротворцы' к броску через 'Камень' и вероятность встретить янки вдали от асфальта весьма высока. 'Дембельский аккорд' на прощание, заодно хотел 'кэп' запастись патронами, консервами и еще чем 'бог пошлет' на дальний путь. По западную сторону Урала вооруженная борьба уже потеряла всякий смысл. Их боевая группа, маленький партизанский отряд из пяти человек - последняя, остальных 'миротворцы' давно выловили. Оккупировав за первые две недели европейскую часть страны НАТО не пошло дальше. Врагам тривиально не хватило сил, Россия ведь большая, везде надо поставит гарнизоны и коммуникации следует охранять. Сибирь и некоторые окраинные регионы пока 'сами по себе', есть надежда - возникшая там 'Восточная федерация' под Миротворческие Силы не ляжет...
  Пыль столбом, рев мотора, с ветерком катят на джипе 'бибизьянки' из числа добровольно-принудительных союзников США, в это раз вроде - турки едут? В колее за крутым поворотом дороги их ждет заботливо приготовленная, битый час с ней возились, самодельная мина. Хлопает взрыв под широким колесом, водитель от неожиданности выпускает из рук руль и тяжелая 'тачка' мягко ложиться набок в кювет. В кустах по левую сторону дороги вспыхивают два ярких 'цветка', командир и Толик короткими очередями умело отправляют к гуриям обалдевших от такой внезапной 'теплой встречи' басурман. Александр и еще двое бойцов на правой стороне проселка не стреляют, враги полностью скрыты от них днищем джипа. Текучка пока идет уже привычная, 'джипперов' положили с начала войны - не счесть, законная добыча любой, даже самой слабой группы Сопротивления. Расслабятся и праздновать успех рано, сейчас, через минуту-другую, подъедут на бронетранспортере 'белые люди', текущая задача снайпера - обязательно 'снять' у них пулеметчика. Остальных 'сахибов' огнем стрелкового оружия не достать, средств ПТО у партизан нет от слова 'совсем' и тонкая противопульная 'броня' им не по зубам. В теории и джип армейский у миротворцев защищен, но как советские автоматы АК-74, так и трофейные 'ненаши' М4 дырявят 'жестянку' под любым углом. Иное дело - БТРы, машины врага очень напоминают, те самые 'коробочки', что использовал 'Союз' в последних войнах и военных конфликтах. Есть только одно существенное отличие, вместо башни применена открытая с трех сторон ветрам и пулям турель. Возможно, 'миротворцы' НАТО вынуждены использовать устаревшую бронетехнику, стояли БТРы где-то в Европе на базах хранения и вот теперь пошли в дело, а может 'так задумано', решили проектировщики пожертвовать безопасностью ради хорошего обзора.
  Крутим дальше... пулеметчик нейтрализован, вражеская 'коробочка' сдавая назад отползает обратно за поворот, под огнем 'они' не спешиваются, у партизан есть время наскоро похватать трофеи и отступить. Обычно атакованные патрули не преследовали противника, за исключением одного случая, когда 'им' не иначе большое начальство 'хвосты накрутило' капитально, гнались тогда янки за группой 'кэпа' по лесу километров пятнадцать, ничего не достигли кроме лишних потерь. Сашка тогда пополнил свой счет уоррент-офицером, курица не птица, но все равно приятно. Американцы в такой переделке, как правило, вызывали вертолеты и затем 'умывали руки'. Винтокрылые 'птички' клевали местность в районе засады ракетами по принципу 'на счастливую голову', на этом все и заканчивалось. Иногда враг даже и не покидал свой бронетранспортер до появления воздушной поддержки, стрелять ведь можно и через амбразуры в его бортах.
  Что-то в последний раз пошло не так, как всегда. За патруль по ошибке партизаны приняли головной дозор военной колонны, 'миротворцы' приступили к зачистке стратегически важного района, нашла коса на камень. Рельеф местности не позволил вовремя обнаружить угрозу, проводить же тщательную разведку и выставлять вдоль проселка наблюдателей не было ни времени ни ресурсов у небольшой группы. И радиоразведка ничего не дала, слушал эфир Сашка перед 'делом', но не обнаружил никаких тревожных признаков.
  Бронетранспортер врага даже не успел еще скрыться за поворотом, а на кусты и подлесок, служившие укрытием партизанам, немедленно обрушился ответный огонь. Из чего били, Александр не понял, неожиданно масса мелких снарядиков упала на них с неба, лесополоса буквально закипела от разрывов, там он и получил свой осколок - рвануло прямо под ногами, легко еще отделался. Те двое бойцов, Салават и Учитель, что были рядом с ним в засаде, погибли на месте, а он сумел уйти из пекла относительно 'целым'.
  Вспоминать как он 'героически драпал' особого смысла нет, разве лишь надо отметить, странный факт - враг включил в группу преследования специалистов по борьбе со снайперами. Неужели 'гады' заранее знали за кем идут, или просто совпадение? На этот вопрос ответа у Сашки нет.
  Далее все в общем-то понятно, обе стороны изрядно 'накосячили', вышло так, что у Александра минус на минус дал в итоге плюс, а у противной стороны мелкие, допустимые в принципе ошибки, при сложении привели к катастрофическим последствиям.
  После первых выстрелов 'они' грамотно залегли, должен был отработать по русскому снайперу 'Длинный Карабин' своей крупнокалиберной антиматериальной винтовкой. Однако тот цель обнаружить не смог, или все же 'вычислил', но боялся спугнуть, ему требовалось весомое подтверждение догадки. Поэтому в качестве приманки подсунули хохла, 'буратина' слишком много шумела о своей ненависти к 'москалям' и янки сделали логичный вывод, что 'любовь' у этих двух народов взаимная.
  В кузнице не нашлось гвоздя, ключевой момент - гибель командира вражеского отряда, начало конца. Негр где-то потерял гарнитуру от своей рации, и вынужден был вести переговоры через встроенные в корпус устройства микрофон и телефон. Александр только сейчас понял, почему так вышло. Связь между холмами неустойчивая, постоянно прерывается, пока 'они' шли было еще терпимо, но с уровня грунта слышимость стала в одну сторону. Чернокожий сержант не мог 'достучаться' до штаба операции, он их слышал, мощный передатчик до него 'добивал', а они его нет. Единственный выход - поднять антенну как можно выше, что афро-американец и проделал, да только не учел, что следом у него и голова пойдет, шнурка гарнитуры у него не было... первая и главная накладка с 'их' стороны.
  Вторая... вражеский контр-снайпер 'отпустил' Сашку, тогда показалось - чудо, теперь в спокойной обстановке уже не кажется. Американец не промазал, он хотел 'шкурку зверюшке не попортить', соблазнился трофеем. Выстрел был сделан с таким расчетом, что бы убить Сашку наверняка, но оставить в целости его оружие и оптический прицел. В той 'дырке', где прятался последний, разглядеть его толком было практически невозможно, стрелял 'Кожанный Чулок' отчасти по расчету, его пуля должна была ударить в верхнюю часть черепа русского 'индейца'. Не учел янки одного редкого в наши дни обстоятельства - у Александра нет 'оптики'. При работе с открытым прицелом голова опускается вниз, а не поднимается вверх, глазом к окуляру, ничтожные два сантиметра спасли ему жизнь, пуля лишь 'погладила' по макушке. Легкая контузия... к тому времени у него и так мозги словно в микшере у резвого бармена побывали.
  Был ближе к концу боя и третий 'косяк', окончательно погубивший главного противника Александра, 'истребитель снайперов' слишком сильно уповал на приборы и свое техническое превосходство, оказавшееся на проверку мнимым. Для обычной советской СВД американец и в самом деле был практически недосягаем, однако у Сашки 'мосинка', да еще вдобавок из нее 'выжат' максимум, какой в принципе может дать классическая магазинная винтовка умелому стрелку.
  И все... как мало оказывается надо и для победы и для поражения, единственный непонятный момент связан лишь с поведением колаборациониста-'самостийщика'. 'Буратина' сперва поспешала не торопясь, справедливо полагая, что подыхать за демократию в первую очередь должны сами американцы, а затем 'бежал Гарун быстрее лани'. Какой же штепсель в тарапуньку хохлу вставили, раз он так рванул, да еще и в полный рост, шел ведь навстречу верной смерти не пригибаясь даже? Объяснение может быть только одно - сработал могучий малороссийский интеллект, расположенный в том месте на котором нормальные люди обычно сидят. Пока сверху гремели выстрелы, поклонник Бандеры не спешил, но как стало тихо, он понял - с 'москалем' покончено. Другие варианты в цельнорубленную деревянную голову прийти и не могли, ведь против партизан вышла 'це ЮСА, це Эуропа...' и успех гарантирован. Спасительная мысль о том, что новые 'хозяева' в этот раз, как и 'старые' в сорок пятом проиграли, хохла не посетила, иначе бы в овраге и остался, зато он 'прозрел' - премиальных ему за 'москалика' не дадут, вместо зеленых бумажек с портретами президентов 'звездюлей' негр пропишет по полной программе. Что теперь делать, ведь морду бьют у демократов не хуже, чем у 'совков'? Надо быстрее выскочить наверх и добить 'клятого', или хоть пару пуль в теплый еще труп всадить, пока янки не подоспели, отсюда и последний забег навстречу кацапской пуле.
  Сидит теперь 'западенец' напротив Сашки и пялится на него застывшими глазами, стекает по 'казацким' усам тонкая струйка крови, 'а мени за що?'. А было бы за что, убил бы, впрочем Александр 'свидомого' и так положил.
  Пришла пора 'считать цыплят по осени', самые ценные трофеи лежат вместе с бывшими их владельцами на склоне холма. Сашка туда не побежит, нет времени, а то бы обязательно заценил винтовочку американца, с такими образцами прежде дело иметь не приходилось. Он потянулся и вытащил из кустов СВД свидомого недо-снайпера. Новенькая красивая игрушка, ни потертостей, ни царапин блестит не обтертым лаком... клеймо неизвестного ему завода, в сторону ее пока, пусть у елочки постоит, трофейное оружие Сашка не возьмет. Самозарядка или автомат для выживания в лесу одиночке-партизану полезнее чем магазинная винтовка, но 'все равно его не брошу, потому, что он хороший'. Еще бы, они с 'Мосиным' результативно поработали этим летом над расширением Арлингтонского мемориала, ни одна пуля не пропала впустую, за исключением трех выпущенных по вертолету.
  Патроны как на заказ - 'правильные', как раз те, что и нужны бывшему сержанту. Еще три магазина он достает из разгрузочного жилета убитого хохла и откладывает стопкой в сторону, трофейный же штык-нож иностранного образца летит в кусты, у Сашки уже есть такой, лопатка с чехлом - он ее заберет непременно, вещь в походе полезная, хоть и окопы копать вряд ли придется, свою он 'посеял' недавно. С оружием покончено, надо посмотреть, что 'буратина' с собой принесла в вещевом мешке. Разновидность 'деревянного' из бывшей братской республики человека оснащена вместо рук 'граблями' и гребет все подряд, затем тащит к себе в 'хатынку'. На севере их не пускают в самолет с мешками цемента. Не анекдот так и есть, на памяти Александра те же 'зработчане' пытались увезти в плацкартном вагоне двухсотлитровую бочку дорогой, специальной светоотражающей краски, добытую у 'клятых москалей'.
  Два перевязочных пакета, очень даже кстати, после недавних поползновений надо заменить повязку на ноге, три индивидуальные аптечки, пан собирался жить вечно, да не судьба ему. Четыре сухих пайка и банки мясных консервов россыпью - импортные, самостийного сала нет и в помине, съедено или зарыто где-то перед боем, бутылка дешевого виски вместо горилки. Костюм хэбэ камуфлированный позднесоветского образца, в полиэтиленовой упаковке, не менее ценная вещь, чем провиант и патроны, Сашка изрядно обносился за последнее время, размер подходит. Главное - не забыть спороть 'вилку' с рукава, а то суровые сибирские медведи еще примут за 'корм пушному зверю'. Порнографический журнал с 'девушками' - в трэш, таким сиськам любая корова позавидует, даже не XXL, а все четыре Х будет. Второй журнальчик... пан свидомый и к мальчикам неравнодушен? Сашка обознался, но господин по фамилии Бандера с глянцевой обложки богатым уже не станет, разве черти в аду ему угольков насыплют. Угораздило же 'самостийщиков' выбрать себе 'вождя', таким 'стремным перцам' место в гей-баре 'Голубая Устрица'... Тем не менее Александр журнал открыл, последний три месяца на руинах российской федерации царит настоящий информационный вакуум. Свобода слова по- американски, любая вещательная радио или телевизионная станция, осмелившаяся хоть раз 'вякнуть' что-то против интервентов не живет и дня, авиация миротворцев не дремлет, совсем как в Югославии. Ничего понять невозможно, лишь слово 'москали' часто в тексте встречается, сплошные летаки, слухавки и прочие сполахуйки. Это не 'буратины' поработали, видна рука опытного западного папы Карло... Печатное издание отправляется к муравьям, пусть насекомые читают для общего развития, эта писанина не для людей.
  -Слава Вукранине! Слава Хероям! Слава пани Бандере! -хрипит Александр, и есть отчего, на самом дне добротного туристического рюкзака он нашел доказательство 'горячей любви' братьев-славян к русскому народу, три сотни патронов 7Н1 в пачках... настоящее сокровище, бесценный клад для снайпера-партизана.
  Вроде все... и рюкзак 'ненаш' Сашка заберет, его 'родной' сидор валяется где-то на опушке леса, искать лень и оптический прицел от СВД обязательно прихватит с собой, и больше пожалуй ничего ценного. Постой и не спеши так сержант, что-то еще в боковом кармашке завалялось! Пассатижи типа 'утконосы'... снайпер-электрик в этот раз попался... почему бы нет, бывает. Темный полиэтиленовый пакет, сверток аккуратно заклеен скотчем, примерно килограмм на вскидку, а на ощупь содержимое показалось подозрительным, никак наша 'буратинка' золотые ключики насобирала? Им, предателям, мало платят Бэримор, что там дворецкий лорду ответил тогда? Александр высыпал на ладонь часть содержимого пакета, зубных коронок не оказалось, людей настрелять покойный не успел, хотя определенно намеревался. Недорогие сережки - такие обычно мамы дарят девочкам на день рождения, взрослые девицы предпочитают все же настоящее золото, а на этих поделиях даже пробу не всегда указывают. Судя по весу пакет с 'добычей' хохла тянет на целую школу мелких соплюшек. Скорее всего, украинский воин-миротворец где-то взял штурмом небольшой ювелирный магазин. Пугнула 'буратина' продавщиц и охранника 'пушкой', может даже и потолок пальнула для куража, стекло витрины - прикладом и захапала оттуда всю ту дешевку, что обычно выкладывают в ювелирках на обозрение. Более-менее ценные вещи в наше время держат в сейфах, туда борец с 'комуняками' не добрался, военная полиция помешала, или мозгов в деревянной голове не хватило. Желтый металл летит под ноги, 'хабар' Сашка не возьмет, только пассатижи, надо бы по-доброму выкинуть и их, однако у него врожденная 'тяга' к хорошему инструменту.
  В поле какое-то шевеление... Александр моментально отреагировал, его винтовка словно сама в руки ему прыгнула, ложная тревога. Последний оставшийся в живых, покалеченный им янки выполз из своего укрытия, и теперь пытается спилить штыком молодое дерево, хочет сделать себе шину для простреленного бедра. Мужик не 'бык', носорог натурально без преувеличения, средний человек с таким ранением должен лежать, стонать тихонько и терпеливо ждать медицинской помощи. Здоровый черт и не боится нисколько, сел спиной к опушке, голова у 'качка' практически из плеч растет, шеи не видно, а что там за татуировка у него на бритом под 'ноль' затылке... свастика, она самая. Странные 'миротворцы' за Сашкой следом сегодня увязались: нацист, свидомый, бывший московский барыга, и еще не пойми кто вдобавок, и вся гоп-компания под предводительством 'чорного нигры'. А ведь ни разу не регулярная армия, демократия демократией, но с такими метками на теле туда вряд ли возьмут человека, во избежание неприятных последствий. А кто тогда? Гуси-гуси га-га-га... так точно товарищ прапорщик, варвары ХэХэВэ и наемники мериканского мпериализьму. Как не бывает? Господин демократ, сверните пожалуйста ваш 'Огонек' в трубочку и засуньте туда, откуда взяли, вон они лежат на склоне 'тушками', все кроме одного.
  Что теперь делать с последним янки, а ничего, пусть живет, все равно в ближайшие три года он не боец. И в Арлигтон 'этих' хоронить не повезут, на что очень 'кэп' надеялся. Теория у отставного офицера-'ракетчика' есть, идея-фикс своего рода. Виталий Евгеньевич и в самом деле считает, что стоит только 'завалить' тысяч двадцать так называемых 'настоящих американцев' и дело в шляпе. Противник таких потерь не выдержит, из Вьетнама они ушли после 46-ти тысяч цинковых ящиков, а ныне даже негры у них зажирели и жизнь научились ценить.
  -Не Россия... нашего Ваньку привезут из Афгани или Чечни, родители поплачут по нему и более никому дела нет. Там за каждый 'цинк' такой хай подымут, пресса и родня убитого ведра дерьма на генералов и политиков выльют. Рано или поздно дойдет до верхов. -так обычно рассуждал 'кэп', то ли он в самом деле искренне верил в свою 'теорию', то ли просто пытался поднять дух подчиненных.
  С ревизией доставшегося по случаю барахла покончено, пора Александру уходить по-английски, время дорого. Последний штрих... придется еще ботинки с убитого снять, мелкая мародерка, но тут без вариантов, размер подходит, а его собственные солдатские кирзовые берцы 'дошли до ручки'.
  Среди разных мелочей нашелся у запасливого 'буратины' и карманный ФМ радиоприемник, брать с собой его не стоило, лишний бесполезный груз, но почему бы не послушать 'на дорожку'? Палец вращает потертое колесико конденсатора настройки, треск помех, кого тут можно поймать в этих епенях на дальнем краю Приуралья... и неожиданно хороший сильный сигнал на отметке 87.9 мегагерц. Татария вещает, или республика Татарстан, как их теперь принято называть, а ведь далеко до них, какая-то аномалия в эфире, с УКВ временами бывает и не такое. Пока идет музыка, но судя по времени скоро будет информационный блок, несколько минут можно и подождать, американцы не торопятся что-то, а когда все же подойдут, то Александр им уже обеспечил им широкий фронт работ.
  Джаз замолчал, пошли международные новости: военные приготовления Китая, нарушения 'прав и свобод' в Восточной федерации, очередной пограничный конфликт суверенного Татарстана с соседями. Тут ничего нового узнать не удалось, китайцы серьезно обеспокоены приближением к границам Поднебесной 'самого миролюбивого в мире' военного блока, сибиряки спешно 'зачищают' своих, а точнее - навязанных им Москвой коллаборационистов-чиновников, а 'самостийные' успешно регионы грызутся между собой. Однако выключать не стоит, в самом начале диктор анонсировал прямую трансляцию из Москвы, чуть ли не из колонного зала дома советов, придется ждать, пока же дают ежедневную криминальную хронику, куда более актуальную для местных аборигенов. В стране идет пятый по счету передел честно добытой в ходе приватизации собственности, трещат на улицах короткоствольные автоматы, взрываются пачками 'бэхи' и 'мерсы', а милиция лишь убирает трупы 'братков', что бы не скапливались и не мешали проходу. Распад российской федерации спровоцировал настоящую 'третью мировую' войну в криминальном мире, у одних группировок 'крыша' рухнула вслед за Москвой, другие наоборот неожиданно 'поднялись до небес' за счет связей с местной элитой и пошла стрельба. Татарин так увлекся местными разборками бригад и авторитетов, что пропустил момент включения трансляции, диктор опоздал на несколько минут. Москва... Кремль... первым 'треплется' бывший и.о. президента, кавалер орденов Искариота двух степеней Егор Тимурович Гайдар, оправдывается и объясняет, что никаких экономических 'реформ' на самом деле не было в стране, и даже не планировали они проводить. Была 'западной демократией' поставлена им задача развалить 'этот преступный совок', чем он и его сотоварищи и занимались при Ельцине.
  Русский народ, по словам молодого рефоматора Егорки, все равно воровать цивилизованно не умеет, не научился пока, и нормальный капитализм с ним не построить, поэтому решено вернуться к истокам, к России, которую они 'потеряли' в 1917-ом году, или даже к более ранним временам. Карикатура из перестроечного 'Крокодила' 90-х оказалась пророческой, если не сможем осилить капитализм, наденем лапти и вперед к 'светлому' феодализму.
  Егор Тимурыч теперь светлейший князь и целый канцлер жалких остатков российской империи. Из 'страны где много диких обезьян', из Бразилии приглашен на российский престол один из отдаленных потомков великих князей Голштейн-Готопской династии. Ближе, в Европе никого не нашли, там же разной титулованной швали как грязи, каждый второй эмигрант кичится титулом и чуть ли не родством с последним царем? Рекомендация друзей из США... подлежит беспрекословному исполнению, как и другие пожелания оттуда. Затем 'светлейший', лампочку ему в задницу, огласил список новой знати, кто такие догадаться не трудно, мог бы и не зачитывать. Отдельно 'вставляет не по детски' - некоторым аристократам свежего розлива придется срочно менять фамилии, так Пугачева получила приставку и теперь она графиня Пугачева-Рублевская, по имени ее личного 'феода' или дачи. Раздали маски кроликов, слонов и алкоголиков - никто из ближайшей родни и друзей бывших 'реформаторов' не обижен и 'лучших людей' из числа прикормленной при московском 'дворе' творческой интеллигенции не забыли.
  Но это еще цветочки, московской империей официально правит с прошлой недели некий Педро Первый... рабыню Назарову ему пока не отыскали, царю в этом году исполниться пять лет. Поскольку орган, за который держался его предшественник, у малолетнего 'самодержца' еще не отрос до приличной величины, для управления государством назначен регентский совет при нем, куда вошли канцлер, патриарх и маман того самого бразильского Педры. Ловко Гайдар вывернулся в очередной раз, лишь бы у власти остаться, ведь после того как он сдал страну оккупантам, его вряд ли выберут даже в депутаты, а тут при деле до самой пенсии.
  Кончил, не кончил, а регламент изволь соблюдать... микрофон у канцлера отобрал патриарх, новый - понятное дело, старый чем-то американцам не угодил. Планы у служителя культа воистину наполеоновские: от создания личной гвардии из московского казачества и каких-то левых хоругвеносцев, до православного гестапо включительно. На разные мелочи, вроде смертной казни за 'отпадение' от истинной религии, можно внимание не обращать, инициативы идут довеском в общем пакете предложений. И Гайдар, что-то на казачков все уповал, других сил у 'Московии' не осталось, российскую армию 'американские друзья' разогнали еще два месяца назад и тогда же значительно 'облегчили' войска МВД, изъяв тяжелое вооружение и боевую технику. От общего разгрома уцелел лишь ансамбль песни и пляски имени Александрова - теперь это 'российская армия', за генерала у них назначен известный эстрадный певец Тальков, он же и главнокомандующий. Ничего в военном деле не понимает 'полководец от попсы', а ему и не надо, пусть и дальше песни правильные поет про французские булки и господ офицеров. С юмором у заокеанских 'друзей России' в порядке, нашли подходящего человека.
  Возрождение духовности и пресловутых скреп в разгаре, и в миниатюре цветет и пахнет, но есть одна существенная 'печалька' - самодержавно-имперско-православный цирк за пределы МКАДа выйти не сможет, как бы ему не хотелось. Едва только под ударом 'миротворческих' сил NATO рухнули и без того уже подточенные крысами-реформаторами вертикали власти, так федерация моментально рассыпалась на татар-, башкир-, кубань- 'станы' и прочие доморощенные 'республики'. В течении лета несколько десятков независимых бантустанов образовались на пост-российском пространстве по эту сторону Урала, всеобщий распад не затронул Сибирь и Дальний Восток, там власть успели перехватить военные.
  Но то за Уралом, в 'Европе' же немногочисленные 'силовики' на местах, много ли их осталось, милиция, ошметки КГБ, ВВ и разный там прочий ВОХР, помявшись немного для вида, присягнули ханам, атаманам, местечковым президентам и чуть ли не криминальным авторитетам, кому уж как повезло. Лишь бы не воевать, да и за кого головы складывать теперь, за свободный рынок что ли, или за пресловутую 'демократию' - никто эти 'завоевания перестройки' у них не отбирает. В годы реформ 'Москва и москвичи' стали в сущности теми же самыми 'оккупантами' по отношению к регионам, шутка черного юмора насчет 'одной водородной бомбы для спасения России' многими в провинции воспринималась всерьез. Не вышло на излете 90-х 'нерушимой стеной обороны стальной' и не встала 'страна огромная на смертный бой' с врагом, дернулся запоздало Собчак в бывшем Ленинграде, призвал к сопротивлению, так в момент свои же сняли 'безумца' с поста и сдали 'тепленьким' новым хозяевам на расправу.
  А попа явно 'прет', еще как 'колбасит', не иначе батюшка развел два к одному 'Колой' от спонсоров литр нереализованного спирта 'Рояль' из старых запасов и употребил адскую смесь по назначению, или от дарованной интервентами власти окончательно 'крыша поехала', впервые же за столько веков церкви 'обломилось' немного, а то все время у ноги очередного 'вождя' приходилось сидеть. Чего-то там мутное про сексуально-патриотическое воспитания дошкольников начал вещать патриарх, да не удалось дослушать.
  Оборвали радиопередачу на самом интересном и захватывающем месте. Куратор мероприятия, их высокопревосходительство чрезвычайный посол США в России мистер Обама решил, что на сегодня балагана хватит. Белому человеку наскучили непонятные вопли и камлания бородатых дикарей вокруг 'tzar', захотелось ему отдохнуть, выпить коктейль и заняться любовью с 'kazachok'... Один из микрофонов отключить в спешке забыли и еще некоторое время в эфире раздавались протестующие крики и глухие звуки ударов, us marines из конвоя посла очищали помещение от набежавших 'за дворянством' московских халявщиков.
  Что за 'явление Христа народу', Panasonic 'замироточил' вдруг в руке у Александра, но почему запах столь отвратный, ни разу не ладан, а словно ацетоном несет? Японский приемник был еще в полете, когда он догадался в чем дело, потекли дешевые китайские солевые батарейки, никаких чудес.
  Глоток трофейного виски из плоской фляжки-бутылки. Пакость, дешевое пойло, самогон по вкусу напоминает, лишь горло дерет как наждаком... за неимением лучшего пойдет для разрядки, все равно он теперь пустой бамбук, выжатый лимон. Вроде бы триумф, радоваться должен и 'бить копытом в грудь', сам цел и уложил восьмерых... советский терминатор. Сашка вытащил зеркальце из бритвенного набора, ну и рожа у тебя Шарапов, ну и рожа. Корка грязи и запекшейся крови на подбородке, лицо в черное - в копоти, словно спал у костра с подветренной стороны, древесная труха и мусор в волосах, белки глаз густо затянуты красной сеткой. Вкус победы явственно отдает тухлятиной, заодно с оккупантами ему пришлось отправить на небеса пару бывших 'своих'. Первого предателя он подстрелил всего лишь месяц назад, и вот снова приходится 'валить' соотечественников, тенденция налицо, процесс 'замещения' идет и его не остановить. 'Они' медленно но верно добиваются своего, война с внешним врагом постепенно превращается в бессмысленную бойню, где уроженцы одной и той же, некогда великой, страны под чутким руководством американских и китайских инструкторов станут истреблять друг друга.
  -Не хотел я тебя мочить, ни тебя, ни московского купи-продая! А вы мне выбор оставили? -бросает слова Александр мертвому хохлу, 'развезло' его от вроде бы небольшой дозы спиртного, -А чего с тобой говорить... и с живыми то хрен поспоришь, а уж с мертвыми и подавно, упертые вы все по жизни.
  Приближающийся треск с неба, словно в облачной мути заработал вдруг 'движок' мопеда, заставил Сашку инстинктивно метнуться под прикрытие ближайших кустов. Напрасная тревога, из облачной мути 'выпал' над самой его головой небольшой неказистый 'самолетик', разведывательный БПЛА- он вооружения не несет. Наведет кого... вряд ли, высокоточное оружие противник бережет для Сибири, по одному партизану применять не станет, а обычными бомбами здесь накроют за компанию и своих уцелевших. В какой-то момент включился у Александра 'военный' процессор и стал прикидывать шансы сбить аппаратик.
  -Заткнись дурак... мы работаем исключительно по живой силе... -вслух 'вылетела' мысль, все равно кругом никого живого нет, теперь можно и не таится. Смысла нет стрелять по заморскому чуду техники, так лишь прибыли увеличишь Боингу или Локхиду, производителю беспилотников.
  -Отсоси урод! -средний палец в небеса, жест бесполезный, но очень уж хотелось хоть что-то сделать под занавес.
  Винтовка висит на ремне, трофейный рюкзак удобно пристроился за спиной и Александр прихрамывая отправляется в темную вглубь леса, он отступает... Как дальше, да как-нибудь он выберется к своим, ходили же мужики веками через 'Камень' и туда и обратно, тропы должны с тех времен остаться. Продуктов не хватит на дорогу, а охотник он никакой, придется заглядывать в деревушки по пути. 'Кэп' на днях рассказывал - возродился у крестьян древний обычай, стали они 'в темную' подкармливать разного рода 'беглых'. Технология простая, вешается на гвоздик снаружи жилья узелок с вареной картошкой, хлебом... изредка пару яиц или кусок сала хозяйка положит. Никакой осведомитель-стукач в пособничестве партизанам не уличит, а поддержка очень даже не лишняя. Народ на селе живет скудно, работы для молодых нет в принципе, пенсии у стариков накрылись медным тазом, но все равно люди помогают последним российским 'солдатикам' как могут.
  Текущая задача у него самая простая - отлежаться, прийти в норму, и топать вперед на восток. Идти после неудачной засады к назначенной командиром точке сбора не стоит, все равно он опоздает, уцелевшие бойцы его столь долго ждать не станут.
  День на вечер, дождик мелкий накрапывает... печально, что все так заканчивается и 'последний уходит уныло...'. Хотя какой тут к лешему 'конец', если уж Сашку затянуло, то выберется он не скоро, как бы не пришлось уподобиться тому самому японцу на Филиппинах, что воевал тридцать лет после 1945-го. В какой-то момент мелькнула в голове приблудная мыслишка, воворовато выглянула как мышка из норки, а может того... 'бери шинель, пошли домой' сержант? Так и там война вовсю идет, 'припашут' его обязательно... придется отстреливать 'бандюков'-конкурентов, он старому другу должен за спасение и уклонится от 'почетной обязанности' не выйдет и на гражданке. Лучше уж выбивать здесь внешнего врага, чем там в родном городе 'валить' чуть ли не вчерашних одноклассников и знакомых. Можно податься в другой регион, но везде приблудного 'бойца' бандиты рано или поздно обязательно возьмут в оборот, вопрос лишь времени, стрелки по нынешним временам в цене.
  ..............................................................................................
  Александр открыл глаза на секунду и тотчас сомкнул веки, как называется человек, просыпающийся каждый раз в новом месте? Правильно - алкоголик, причем конченный, уже в последней стадии заболевания, а он лишь пару раз глотнул вчера скверного 'вискаря' для разрядки, а до этого не пил почти полгода. Если только что-то психотропное американцы своим 'джи-ай' туда добавляют для храбрости в пойло, или странный эффект вызван комбинацией алкоголя и обезболивающего препарата. Тем не менее неприятный факт налицо, место 'не то', тут даже лес 'неправильный' для приуралья, не хвойные породы преобладают, а лиственные и рядом небольшая речка до кучи.
  За кустами справа какой-то шум, вроде бы люди переговариваются, оттуда тянет и запахом костра, кто такие и откуда взялись? Постой.... в голове у него словно 'перезагрузка' началась, быстренько так все удалось вспомнить и осознать: он нижний чин российской императорской армии, младший унтер-офицер, война с Наполеоном, год 1807-ой, привал на дороге во время отступления. Е-мое... вот называется попал человек, а что до этого было - кошмарный сон, или в будущее он 'провалился'?
  Опять голоса, на сей раз совсем рядом, дети или подростки... надо глянуть. Старые знакомые пожаловали, как раз его Сашки подопечные что поручено охранять, девицам примерно лет по десять от роду, но возможно он ошибается, привык мерить по акселераткам века двадцатого, а здесь народ как бы 'мельче', особенно ребятишки.
  Та блондинка, кажется, Марта, а брюнеточка у нас - Грета? Или Александр как всегда спутал с madchen, так вроде у них будет 'девочка' или 'девушка' у немцев...
  Зачем же так кричать, девицы? Увидели кувшинку и заорали во всю матушку, нашли сокровище, дальше некуда, цвето как цветок. Сейчас, видимо, девчонки полезут в воду за цветком... так и есть - у одной одежда уже на голове, долго ли ей, взяла свое платье за подол и потянула вверх, вторая оголилась пока до пояса, нижнего белья у них и в помине нет, как и ранее предполагал Сашка, маленькие они еще, им не положено. Четверть века с плеч долой и такое зрелище сошло бы за легкую эротику... а теперь уже не 'торкает' его совершенно. Можно лишь отметить - выглядят девчонки для своего возраста на 'пять с плюсом', ни рахита, ни вздутых животов, естественный отбор работает вовсю, кто в детстве постоянно болеет, тот долго в девятнадцатом столетии не живет. Придется за ними все же Александру присмотреть вполглаза, как бы не утонули девки сдуру в омуте.
  Снова визг, девчонки спешно натягивают платья обратно, одеваются, это они Александра заметили. За кустами точно такие же 'мелкие' нагишом плещутся в речке и присутствие рядом представителей сильного пола их не смущает, а здесь видите ли - застеснялись 'девушки'. Какие сердитые крошки, намекают, что он мог полежать и где-нибудь в другом месте... эй девки, не пинайте солдата, он отдыхает, он спит, ему до вас дела нет! Глаза Сашке пришлось прикрыть, оставил лишь узкую щелочку под ресницами... потыкали его девицы палочкой в бок и вроде убедились - безопасно. Стоят рядом маленькие madchen и щебечут, вроде бы обсуждают его наряд казенный. Мундир им не понравился, смеются даже, настолько некрасивый, да уж не лейб-гвардия блестящая, зато удобный и ноский. На сапоги переключили внимание, брюнетка водит палочкой прямо по шву и с видом знатока что-то объясняет подружке. Похоже, у нее папаша - ремесленник, сапожник и девчонка кое-какой толк в обуви понимает. Ему уже неоднократно предлагали 'кирзачи' продать или обменять, специалистов привлекает необычный раскрой, в начале века 19-го такой не применяется еще. Девки опоздали с открытием, 'забито' уже давно штатным полковым сапожником, ему Сашка обещал отдать свои сапоги после 'сноса до дыр'.
  Шум за деревьями, ветер доносит отдаленный женский крик, словно кого-то зовут. Брюнеточка дернулась и встрепенулась... ага, с Гретой он все же угадал, вроде какую-то 'Гретхен' и подзывают. Минута, другая и на пятачке у заводи остаются они в вдвоем, белобрысая резвушка убежала на зов, брюнетка же решает вернуться к прерванному занятию, девчонка снова раздевается, опасливо временами поглядывая на неподвижного унтер-офицера, развалившегося в траве неподалеку.
  Вот она заходит в темную воду омута, медленно осторожно щупает дно ногами, только ягодицы и полусогнутые руки в воздухе подрагивают в такт движению маленькой хозяйки. Тонкий девичий визг едва не поднял Сашку с земли, холодная водичка 'укусила' юную добытчицу лилий за интимное место... лето на исходе. Марта пятиться назад, затем - чисто женский жест, прикрывает низ живота ладошкой и снова вперед. Итог всех трудов, до вожделенной лилии или кувшинки остается расстояние примерно с ладонь, близок локоть, а не укусишь. Сделать еще один шаг вперед и нырнуть в глубину девчонка боится, или не желает мочить волосы, длинная коса у нее сложена кружком наверху вокруг макушки.
  Александру приходится вставать с земли, изображать спящего уже не с руки, теперь надо девку срочно вытаскивать из воды, пока она там не окоченела. Сама она по себе не вылезет похоже, так стоит там и тянется к цветку, делает попытку за попыткой достать, да без толку. А ему незадача, ведь даже сапоги снять нельзя, не то что раздеться... приказ.
  Сильный, кроткий удар наискось, острый клинок кортика в руке унтер-офицера рассекает тонкую кору и за ней древесину молодой ивы, в другое время из этого прута вышла бы неплохая удочка. Затем длинной и гибкой палкой Сашка подцепил кувшинку и подтянул в вытянутой руке девчонки, та провозилась еще несколько минут, пока замерзшие пальчики не оборвали скользкий стебель.
  Пока любительница цветочков выбирается из воды, он успевает провести краткую ревизию содержимого своего дорожного мешка. Полотенца не было и нет, для солдата начала века 19-го роскошь непозволительная, в наличии имеется большая и относительно чистая тряпка непонятного происхождения. Вещь универсальная, и лицо вытереть можно, и кусочек оторвать для чистки оружия, а напоследок и пару портянок выкроить получится. 'Приличия' и предрассудки пока оставлены в стороне, да собственно маленькая 'дама' и не против, лишь раз недовольно пискнула, когда Александр случайно тыльной стороной ладони провел ей по промежности. Другой дело, теперь она сухая и даже зарумянилась немного с лица, а то ведь сплошная гусиная кожа была. Натягивается через голову немудреное платьице... нет погоди так просто тебя отпускать не следует. Сашка берет девицу за руку и тащит за собой, туда где пахнет костром и раздаются приглушенные расстоянием голоса сослуживцев. Надо обязательно влить в несостоявшуюся утопленницу стакан горячего чая, была бы 'мамзель' постарше, так и водки глоток не помешал, но годами пока не вышла.
  -Ребята кружку одолжите! -не вопрос, Сашке протягивают сразу две 'емкости' и для него и для девчонки.
  В большом котле на кострищем булькает солдатский 'чай', травяной настой из зверобоя, шиповника и еще каких-то лесных трав. Обжигает пальцы тонкая дужка жестяной кружки, может статься он сам в мастерской и 'клепал' эту посудину. Сейчас уже и не вспомнишь, тысячи две кружек они с Бауэром изготовили за несколько лет. Отец-командир 13-го егерского полка заранее озаботился снабдить подчиненных нештатным предметом экипировки, нижнему чину положена от казны чарка, но из мелкой посуды чай пить неудобно. Рядом пристроилась новая 'подружка' и прихлебывает мелкими глотками настой из закопченной большой кружки, прислушивается - о чем говорят у костра, хотя вряд ли хоть что-то понимает, может только отдельные слова ей знакомы.
  О чем нижние чины разговаривают на привале, да все о том же... о бабах, вспоминают кто деревню, кто городские окраины, оставшиеся где-то там в далеком уже прошлом, куда возврата нет и не предвидиться.
  -Че невесел Лександр? Русалку ить, выловил женится теперь на ей надобно! -подначивает Сашку сосед слева.
  -Чемодан без ручки, не нужен, а выкинуть жалко...
  -Та ен и так без ручки, поперек седла ж возят.
  Реалии века, и русалки не как у Пушкина, на ветвях не сидят, а обитают в реках и озерах, считается, что если поймать и крестить - то можно и под венец такую отвести. И чемоданы действительно не имеют ручек для переноски, это специальный вьюк в кавалерии, служащий для перевозки шинели и разного мелкого походного барахла.
  -Ладно Пров, у тебя самого неужели девка в деревне осталась? Тебя же в неполные семнадцать оттуда сдернули?
  -А то как, обижашь... Тараканит Настасью мою поди бурмистр теперя, сука. Под себя поди взял. Меня значится ен оговорил пред барином, бунтовщик мол и в рекруты в не очередь поставили.
  Пока они 'языки чесали', девчонка меж тем потихоньку сбегала в кустики неподалеку, купание в холодной воде и горячее питье ускоряет работу почек. Александр надеялся, что 'русалочка' к ним более не вернется, не вышло - снова сидит она рядом, прижалась сбоку и даже глазки прикрыла.
  Оговорка про чемодан не случайна, и в самом деле 'липнут' в нему малолетние 'девушки', да только проку от такой 'популярности' как бы немного. В той 'старой' жизни прежде чем идти к кому либо в гости, или на дачу-шашлыки, приходилось Сашке наводить справки о наличии у хозяев 'группы риска'... девок от десяти до шестнадцати, и часто он под разными предлогами отказывался от приглашения.
  Что это с ней? Дрожит, озноб и простудилась? Вряд ли, болезнь иная и Сашке хорошо знакомая, сколько уже у него таких было и не перечесть. Сердечко у 'подружки' бешено бьется как у пойманной птички в руке, на щеках румянец... все основные признаки налицо - 'втюрилась' девка, как-то ее теперь следует аккуратно 'отшить', да желательно не обидеть при этом. Как он обычно поступал в таких случаях, да просто... сперва приласкать немного - можно обнять слегка раз уж прижалась к тебе или сама влезла на колени, потом постепенно сводим дело к игре. И родители довольны и вроде как маленькая 'любовница' не страдает особо, как если ьы прогнали сразу. Придержать бы очередную 'пассию' несколько лет при себе, так может и перешли бы к серьезным отношениям, а так - прости, не судьба. Жестоко выходит конечно, но по другому не получается, 'детская любовь' через пару недель пройдет, и переключится девка на кого-нибудь из сверстников. Вроде бы, пока они шли в колонне, мальчишка с первой фуры, подручный возницы на них с Мартой 'неровно' поглядывал? Может бывший 'дружок' ее, а может Александру просто показалось, не суть разница, не этот так другой 'малец' обязательно найдется.
  С той 'единственной', так у него и вышло, чуть до свадьбы не дошли, если бы... не роковая случайность. Александр сомкнул веки, опять воспоминания, все никак не отпускают и не дают покоя. Познакомились они на вступительном экзамене в ВУЗе. Когда Сашка впервые увидел 'девочку с косичками', то предположил - младшая сестра кого-то из абитуриентов явилась посмотреть на 'как там'. Дальше, неспешно раскручивается видеозапись памяти... последняя парта в аудитории, народу в тот год было много, поэтому рассаживали парами, а не по одному, как полагается на экзаменах и черноглазая 'семиклассница с бантиками' оказалась рядом с ним. Ему всегда преподаватели доверяли, а 'мелочь' не вызвала у них подозрений, вот и оказались оба на 'камчатке'. Порешал он задания и за себя и за нее, отличница от испуга 'потерялась', пришлось выручать. Вечером отмечали 'успешную сдачу' в общежитии, и она - Роза точно так же к нему жалась, искала 'опору и защиту'. Видимо после родной деревни 'городские' казались ей ужасно 'взрослыми' и развяхными, хотя разница с остальными девушками по возрасту у нее была год-два от силы. В соседнем регионе эксперимент проводили, в первый класс с шести лет... ей всего лишь шестнадцать, а ему... а ему уже достаточно много тогда было, по меркам подростков конечно.
  Рвет где-то неподалеку воздух резкий звук военного рожка, труба зовет, не время для ностальгии, хватит на сегодня 'погружений в прошлое'.
  -Костер потушите! -короткое распоряжение бойцам, 'обалдевшую' девчонку на руки и вперед, сдать ее быстрее подружкам, пока не опомнилась, 'объяснение в любви' у них не получилось, да так даже и лучше, выходит форс-мажор и некого винить.
  Ему надо еще подопечных баб и детишек по головам пересчитать, подогнать отставших и снова в дорогу. Заскрипят тягуче плохо смазанными осями громоздкие прусские фуры, немцы-возчики руганью и хлыстами взбодрят на трудовой подвиг лошадей, осталось километров пятнадцать пройти, до вечера должны успеть.
  До городка, где обосновался штаб арьергарда полк добрался без приключений, пришлось только сделать еще одну остановку у самых 'городских ворот'.
  Здесь находится бывший католический монастырь, солидное сооружение - настоящая крепость в миниатюре, да только стены не спасли,в ходе религиозных войн 'отжали' протестанты строение в свою пользу. Возможно, новые хозяева утилизировали монастырь под школу или семинарию, а может просто городские власти используют постройки для своих нужд. От беженцев избавились там, до самого города их не довезли. В плане безопасности место лучше не придумаешь, в Пруссии мародеры культовые сооружения не трогают. Не потому, что 'религиозные' такие уж у нас казачки и их 'собратья по профессии' с той стороны, а просто знают - взять с протестантов нечего. На слуху у нижних чинов еще с 'семилетки' анекдот, как казаки 'немецкую церкву' пытались ограбить... закончилось поучительно-показательно, не найдя ничего ценного, скинулись меж собой станичники и дали 'ненашему' попу немного денег на обзаведение.
  -Давай живее!- Александр пристроился на выгрузке разного рода узлов с барахлом, остальные бойцы помогают женщинам в переноске имущества. Баулы, корзины, тюки какие-то и детки малолетние вдобавок, добра разного много. Шум-гам, визг... самое время вспомнить, что забыли дома, а что нет.
  Работа идет быстро... раз, два и опустели громоздкие фуры, и он один остался, остальные нижние чины исчезли под каменными сводами монастыря, 'родной' же полк стоит и ждет за высокой стеной... пусто стало на большом внутреннем дворе, и возчики куда-то ушли. Чей-то взгляд в спину, кто еще здесь остался, ведь никого же нет? 'Подружка', оказывается вернулась, незаметно отстала от детей и прибежала сюда и обратно на фуру залезла. Стоит Марточка на телеге как памятник на постаменте, волосы распустила, цветок лилии заткнут за ушком, руки протягивает к Александру, вроде как 'возьми меня' выходит? Лет бы пять ей добавить, и точно бы не удержался Сашка и взял.
  А то он уж успел 'крест поставить' на этом эпизоде, придется продолжить.
  -Давай сюда, помогу спуститься... -девичьи ручки смыкаются на его шее, хоть и 'вес овцы' но приходится все же придерживать.
  -Что делать то с тобой... целоваться учиться будем? -вслух рассуждает Сашка, и не смотря на языковой барьер, он встречает полное понимание.
  -Да не сюда уколешься еще щетиной... в губы давай, в щечку будешь братика... знал бы, что тебя встречу, так побрился... -легкие, осторожные прикосновения, словно мотылек крылышками, а затем и 'полный контакт'. Еще один мелкая история в копилку воспоминаний.
  Недурно у них получается для первого раза, хоть партнерша неопытная и приходится держать ее на весу, но хорошего понемногу... слышны сзади тихие шаги, деревянные крестьянские ботинки-сабо шаркают по брусчатке. Кто пожаловал? Боковым зрением Александр 'цепляет' женский силуэт, мать заявилась за своей ненаглядной 'потеряшкой'. Чем хорош век девятнадцатый? Несмотря на 'патриархальность' народ без комплексов, в двадцатом бы не обошлось без истерики и прочего 'цирка на публику'... 'лубоффь' у них с Мартой заканчивается без последствий. Александр из рук в руки передает девочку родительнице, да и все на этом, объяснятся не нужно... незнание все же сила. Тетка улыбается ему, может вспомнила себя в молодости, хватает девчонку за руку и вот они уже в дальнем конце галереи, ведущей к монастырским кельям. Девица вдруг завертелась, оглядывается назад... прощальный взгляд, сообразила, что унтер-офицера больше ей не увидеть никогда. Немедленно следует родительское внушение - 'хлоп' сильной рукой по тощей попке... мала еще на парней заглядываться, сперва подрасти.
  -Слышь Сашка... старшой ихний, немец зовет, туды к церкви... -это друг Гриша подошел, но до последнего момента деликатно молчал, пока они с девчонкой прощались.
  -Чего ему надо? -Александр припомнил, беженцев у него принимал и размещал по кельям какой-то пожилой полный мужик, чиновник или пастор, если судить по одежде и по лицу.
  -Никак отблагодарить хочет за труды? -предположил Григорий и они направились в сторону отдельного небольшого здания с крестом на шпиле.
  Точно, как в 'Двенадцати мгновениях весны'... и что нам пастор Шлаг предложит в качестве презента? Судя по всему речь идет о вознаграждении, деньги... много не дадут, да и что на них купишь? Парадокс, но за полгода войны Александру в руки местная валюта так и не попадалась ни разу. Рубли и копейки ему знакомы, и трофейные франки порой доставались от дележа добычи, хотя и редко но все же перепадало кое-что, а вот немецкие... что там у них в ходу, неужели как в ГДР марки и пфенниги? В любом случае, покупать на войне как-то на 'нижнем уровне' не принято, солдаты просто берут, достают или 'находят' необходимые им вещи.
  -Возьмем? -немой вопрос к сослуживцам, решать ведь ему одному и за всех и как бы не ошибиться с выбором.
  Иногда хорошие, стоящие идеи все же посещают голову Александра, денег вроде бы не надо, к чему им 'чужая' медь, к чему лишний груз, а вот... Он проделывает жест, как будто стакан ко рту подносит, судя по одобрительной реакции остального взвода - мыслят они все одинаково. Пастор кивает головой, понял намек, подождите ребята. Быстрым шагом немец удаляется в направлении хозяйственных строений монастыря в западном крыле. Обратно 'поп' возвращается уже не один, следом за ним молодой слуга, или помощник священника тащит на спине внушительных размеров бочонок, на глаз так литров на тридцать если не больше, парень аж кряхтит под тяжестью ноши.
  Причастились от души, всем хватило и даже с 'добавкой'... очень даже ничего 'зашло', литр прохладного сухого вина в жаркий день, да после двадцати километров марша, чего еще желать солдату? Предательского запаха, убойного 'выхлопа' нет совсем, не то что после 'казенки', там наперсток выпьешь, и несет от тебя потом, как от самогонного аппарата или от бутыли с перестоявшей брагой.
  Александр вообще-то ожидал за дубовой обшивкой бочкотары встретить кагор, или что-то крепленое на худой конец, но не иначе в Пруссии его не знают еще. Вроде бы, в религиозных церемониях должны использовать именно такие крепкие напитки, но по факту нижним чинам достается та же отвратная сивуха, лишь подкрашенная малиной слегка. Виноградное вино 'усыхает' или 'утрясается' где-то в верхних эшелонах церковной бюрократии, на низы спускается лишь 'хлебное' и в микроскопических количествах.
  .....................................................................................
  Типичный прусский провинциальный городок, название тоже типичное - русскому человеку без предварительной подготовки не выговорить, 'гросс' чего-то там такое. У заставы, никем не охраняемой царит хаос, с трех сторон вваливаются в городишко нестройные толпы солдат. Служивые передвигаются сами по себе, офицеров не видно в упор, 'народ' пребывает в разной степени опьянения. Рядом в поле виден бивак артиллеристов, стройные ряды пушек, передков, зарядных ящиков, островерхие парусиновые палатки собрались в кучку, лошади в загоне отдыхают и часовой скучает под 'грибком', привычная картина. Там вроде бы и в самом деле 'порядок', а вот в самом городе... пока 'бабушка надвое сказала'.
  Полк остановился, встала колонна, пропускают вперед как раз еще одну подошедшую 'самостийную' группу.
  -...кабатчик то ихний бегат. А ему грю - жид, так крестись, али топись. Че супротив приказу? Штык ружжа понюхать хошь? -доносятся до егерей обрывки разговоров проходящих мимо 'православных воинов', что хлебнули уже изрядно.
  У самых городских ворот пытается наводить порядок и 'управлять войсками' штабной подполковник. На его команды, крики и палку пьяные нижние чины внимания обращают не больше, чем на дождь или ветер. Надо отдать ему должное, мужик смелый, ведь 'норот' вокруг сильно поддатый, но все при оружии, штыки так и торчат вверх в небеса. В качестве силовой поддержки у 'штабного' с пяток молодых солдат на подхвате из недавнего пополнения, ребята сильно 'мандражируют', оно и понятно... не дай бог прикажут кого хватать. Спасает лишь одно обстоятельство, люди в массе уже 'перегорели', шнапса попили вволю, баб и девок 'обидели' и теперь лишь степенно ведут 'разговоры за жисть', даже обычных кабацких песен из толпы не слышно. Кого это там по имени отчеству помянули? Никак самого главкома? А раньше был Бенька-изменщик... рейтинг Леонтия Леонтьевича взлетел под небеса, чуть ли не отцом родным стал внезапно.
  -Знат наш главной енерал, чего солдату рассейскому надобно, дал людям роздых, -рассуждают между собой хмельные 'стратеги' в рваных мундирах.
  Неожиданно внимание подполковника привлекает солдат-гвардеец, в общей серой массе он выделяется как не забитый до конца гвоздь, парень почти на голову выше среднего нижнего чина.
  -Стой мерзавец, хватит гвардию позорить! Поди сюда! Какая рота? -хватает подполковник за полы мундира проходящего мимо солдата солдата.
  -Пшел ты нах, фазан!... -вырывается и ныряет обратно в толпу нижний чин, на дисциплину забили все до единого.
  -Взять его! -немедленно следует распоряжение конвою, но вчерашние рекруты стоят на месте словно приклеенные, боятся даже шаг вперед сделать.
  'Хлоп' - смачная плюха прилетает розовощекому парнишке в мундире 'не по росту', и еще одна и еще... процесс воспитания пошел.
  -Почто приказ не выполняешь сукин сын? -психует 'штабной' и размахивает руками как мельница крыльями.
  -Ваш милость, как можно, ить разорвут же оне... -скулит избиваемый солдатик.
  Проходяшие мимо нижние чины смеются и подбадривают подполковника, давай мол учи 'молодого' уму-разуму, он у тебя 'службы не знат'.
  -Наддай ваше высокблагородие! Эвон он у тя зеленой!
  -Вот он наш суворовский солдат! Водки нажраться завсегда готов, курицу у обывателя стащить - завсегда, бабу отодрать... а толку от него? -орет подполковник ни к кому конкретно не обращаясь, 'достало' уже человека капитально.
  -Не спешите так, когда надо, и умирать они умеют! -голос за спиной Александра, это решил вмешаться штабс-капитан Денисов, временно исполняющий командира первой роты.
  -А по мне сперва приказ выполни, а помирать уж кому какая планида выйдет, -отвечает на замечание подполковник и оборачивается, -Ба, Ванька... ты живой, не чаял тебя увидеть! Слух ведь был, убили тебя при Гейльсберге?
  В штабах у Денисова знакомых много, до ссылки он вращался в той среде и имеет там определенную известность. Петербург и Красное Село - фактически кузница кадров для российской императорской армии, и кто там отметился хоть как-то, того долго не забывают. Постоянно он кого-то встречает то тут то там.
  -Не поверишь Иван, с обеда ни один полк в порядке не подошел! У нас кроме бригады Ермолова почитай войска в арьергарде и нет, бери голыми руками... Сколько у вас штыков? Восемь сотен? На безрыбье и рак сойдет на уху, когда еще люди опомнятся? Петр Иванович отменил своею властью приказ командующего, а они все еще 'изничтожают', -подполковник спокойно беседует со старым приятелем, несчастный рекрут-солдатик забыт, тем временем к голове колонны подходит и командир 13-го егерского полка. Выясняется, что 'дело и в самом деле - дрянь', без преувеличения, штабной подполковник не скрыл ничего.
  -Какая кавалерия, у нас одни казаки, регулярных нет, а они первыми же и разбежались по округе фольварки прусские грабить и деревни! Артиллерия без снарядов, и ручного оружия у них по штату не имеется, даже в патруль не отрядишь в город от них. Всего то сил осталось - две сотни рекрутов из пополнения, вон стоят у меня телки деревенские... куда они пригодны?
  Словно в подтверждение слов 'штабного' колонну поперек 'рассекает' пьяный в хлам казак, лошадь у него идет сама по себе, наездник ею не управляет, но в седле сидит станичник крепко, только, что глаза закрыты. Сзади, на крупе кобылы, как доказательство 'подвигов' на ниве мародерства приторочены два гуся, не сильно воин разжился, мог бы и больше 'сыскать'. С казачка берут егеря 'штраф', на выезде из 'рядов' он своих птичек лишается, гуси ловко срезаны, лозунг 'грабь награбленное' достижение не 1917-го, благо внимание офицеров обращено в другую сторону и никто не мешает. Их благородия совещаются решают, что же делать дальше, куда вести полк, в городке оставаться нельзя.
  Поручик Яковлев получает приказ взять кого-нибудь на свое усмотрение, найти штаб и добыть там сведения о месте размещения полка.
  -Они должны знать, где наш обоз, сами мы в таком бардаке их не найдем. -напутствует молодого офицера отец-командир.
  -Пошли! -короткий приказ Александру, он теперь тоже 'в разведке' и должен идти с поручиком.
  Передавать полномочия и назначать вместо себя кого либо ему нет необходимости, в отсутствие командира взвода его обязанности выполняет старший по сроку службы нижний чин, в данном случае - Григорий, старый друг справится, авторитет у него не меньше, чем у Александра.
  На узеньких, 'средневековых' улицах ни души, кругом пугающая пустота, в домах двери и окна заперты ставнями и засовами, горожане затаились в ожидании погрома. Вакуум полный, даже собак и кошек не видно, лишь бродяга-ветер гоняет пожелтевшие листья по вытертым до блеска камням мостовой. Осень... осень, ну давай у ветра спросим...
  -Сказали 'иди до Ратуши, штаб рядом', пришли мы. Теперь куда? -недоумевает поручик. Административное здание в центре городка, и 'рядом' здесь понятие очень даже относительное, кругом шаром покати, у кого справиться, где проклятый штаб искать?
  Из-за угла ближайшего 'каменного ящика' доносятся какие-то невнятные звуки, не то песня не то мат, не то все разом в комплексе, не разобрать. Сашка с поручиком направляются туда, в надежде хоть что-то разузнать.
  Тыловики оттягиваются, они ведь же тоже люди, приказ 'изничтожать' и до них дошел. Одно 'тело' в грязной казенной мундирной одежде лежит на мостовой и храпит, второе 'ползет по стенке', третье вроде бы держится еще на ногах, но того и гляди свалится.
  Они вы-мы-ты... так вроде заучивают местоимения в школе, так здесь 'кадры' российской императорской армии у-по-ро-ты... Сашка сразу понял, бесполезно расспрашивать, а вот поручик решил все же попытаться.
  -Эй, братец где штаб? Ну где генералы? -это вопрос к номеру второму, первого пинай, не пинай ничего кроме мычание от него не услышишь.
  -Ой да по реченьке... ой да по Казанке сизый селезень плывет! -бодро заревел в ответ служивый, глаза навыкате, а голова в 'отлете', с эти все понятно. Переходим к следующему.
  Номер три, что-то пытается ответить, Александр взял его за расстегнутый ворот мундира и слегка встряхнул, а поручик Яковлев слегка похлопал ладонью по лицу.
  -Н-н-н...
  -Куда, направо, налево нам?
  -Н-н-н нимагу знать ваше... -пьяный солдат попытался встать 'во фрунт', так полагается при разговоре с офицером. Верхняя половина тела у него сработала как положено, а вот 'низ', ноги отказали напрочь и нижний чин мешком повалился на землю. И рухнул бы он головой на камни, да Сашка придержал на весу и положил мягко.
  -Брось его, придется самим разбираться. Что скажешь?
  А что тут сказать по существу? Городок раскинулся на левом берегу реки в форме неправильно эллипсоида, Ратуша в центре, скверик, какая-то дыра с фонтаном для украшения, и пути два - юг и север. Александр и предположил, раз северная сторона занята в основном складами, лавками и мастерскими, то скорее всего, штаб где-то на юге, в квартале местной 'элиты'.
  -Пожалуй, ты прав, пойдем и посмотрим тамошние особняки, должны же они хотя бы часового перед входом выставить или значок.
  Им повезло как всегда, не прошли и двадцати шагов, как встретили офицера, ведущего в поводу лошадь, и капитан-артиллерист и рассказал им, куда следует идти и где искать.
  -Третий дом в улице, фасад с лепниной, три этажа. Часового у входа нет, пост во внутреннем дворе держат, дабы не соблазнился солдатик и не сбежал заодно со всеми. - пояснил словоохотливый капитан, где-то Александр с ним встречался, но где конкретно вспомнить не смог, как ни напрягал память.
  Купидончики и голая мясистая Венера, скульптор ни разу не Рафаэль, для прусской провинции сойдет и так. Штаб нашли, сомнений нет, и Яковлев дал отмашку унтер-офицеру, условный знак - 'подожди здесь, а я пойду на заклание', но тут...
  -Офицер! Гей!! Люблю белых коней, пошли целоваться!!! -последнее слово уж очень у нее созвучно вышло с неким другим, что обычно в обществе не употребляют в трезвом виде, по крайней мере в присутствии слабого пола.
  Девица в цыганском 'прикиде' вылетела откуда-то из переулка и сразу на шею поручику кинулась, 'поймала' кавалера в объятья. А тот, мягко говоря, подобной 'горячей встречи' не ждал, и ведь и дураку понятно, какое такое '-ться' тебе с ходу предлагают.
  -Подержи ее братец, пока я со штабными поговорю, -и как бы 'цыганка' передана Сашке, и в самом деле не идти в казенное учреждение поручику с таким веселым 'довеском', там не поймут.
  С минуту он разглядывал неожиданное приобретение, соображая чего же делать дальше... а черт, 'Донна Роза, я старый солдат и не знаю слов любви'.
  -Пошли вон в ту сарайку, раз уж напросилась... там во дворе вроде нет никого.
  -Экий ты унтер скорый! А нам мадам с вами гулять не велит. У солдатья денег ни копья, завсегда норовите на дармовщинку. -и так смотрит на него 'цыганочка' искоса, глаза смеются, воображает, что ловко 'отшила' солдата. Девка, как говорят в народе 'ипабельная', не красавица, но 'все при ней'.
  -Так и у Леньки, поручика моего пустые карманы, нам с начала кампании ни гроша жалования не дали. -не сдается Сашка, и не таких уламывал, правда, не здесь, а там... далеко отсюда.
  -А добыч взять не моги, награбить с француза не можете? Казачки то ить берут?
  -У нас по-суворовски заведено, живем только с поля, а какие сейчас трофеи, если драпаем? -первый приступ девка успешно отбила, придется с ней Александру знакомится, советы ветеранов в роде 'хватай ее и тащи в кусты, покуда не очухалась' здесь не актуальны.
  -Табор ваш не з Куева часом? -на лицо девушка больше на славянку смахивает, хотя и брюнетка от природы, акцент, говор специфический малороссийский у нее, ни с кем не спутаешь.
  -С киевщины я родом... Земляк нешто? -признается мнимая 'цыганка', нет смысла упирается, коли буквально на 'лице написано'. Однако 'мову' хохлушка уже почти забыла, отдельные слова лишь проскакивают у нее.
  -Проездом там был. -уточнил Сашка, если уж дословно, то скорее 'пролетом', в аэропорту пересадка была на местную линию, но для аборигенки начала века девятнадцатого такие подробности стоит опустить.
  Прикол, если бы и в самом деле цыганка встретилась вдруг, проституцией 'египетское племя' занимается редко они больше на 'погадать, обмануть, стащить' специализируются. Во втором батальоне один нижний чин у них 'поял' однажды такую и пришлось ему срочно корпию ему у лекаря просить для перевязки мужского органа. Долго потом на над парнем нижние чины смеялись, до сих пор вспоминают, хоть история приключилась в начале весны.
  -Эй Игнат кажи как драл, уд об ее занозил, чай там ево не оторвал совсем?
  Че я сделаю, у ей там волос ровно проволока, всю елду искровянил!
  Смех, смехом, а в самом деле и вопрос интересный и тема для разговора, а то девка уже на сторону смотрит, как бы не сбежала.
  -Вышиванками-рубашками господа никак брезгуют? Чего под цыганку вырядилась?
  -С вами токо эдак и жить, а не то честну девушку по сто раз на дню снасильничают! Давеча до ветру выбежала в сорочке, на меня бородатый черт налетел и о земь кинул... Ору ему, пусти де мочи нет, пусти... под им идолом и опросталась.
  Не украшение и не мода, спецодежда оказывается у военных шлюх... а впрочем, объяснение простое, еще перед Фридландом довелось ему случайно подслушать разговор казаков. Полк переводили на новый бивак и пара станичников рядом с ними ехали, минут примерно десять, затем на развилке свернули на восток. Казаки, как казаки... это на картинках они красивые с лампасами и папахах, а по жизни... грязный кособокий чекмень дрянного сукна, полы затерты до дыр об седло и коня, мятая суконная шапка, из под нее сальные волосы до плеч. Еще и мода заведена - голову маслом смазывать, мухи одобряют, судя по тому, сколько их налипло. Смотреть на них можно, но нос лучше заранее 'отключить', впрочем и пехота в полевых условия выглядит не лучше, разве, что умывается солдат каждый день, за гигиеной более-менее следят командиры-начальники. Едут не спеша казачки и обсуждают насущные проблемы, как 'херово' жизнь устроена: водка есть - бабы нет, бабу нашел - сивуха кончилась, богатые тоже плачут одним словом.
  -Глико Опанас, цыганка полем чешет, мож разложим на двоих?
  -Тьфу на тебя дурень, энту ворону чорную возжелал? Кобыле своей под хвост заправь елду, целее будешь!
  -Нешто у ей дыры нет? Чем не девка?
  -Фома из третьей сотни эдак дернул ведьму, и к вечору погиб.
  -Поди француз его стрелил на сшибке, не?
  -Лошадь зашибла, порчу на его цыганка навела, ей-бо!
  Народ 'православный' свято верит в приметы, чертей, ведьм и так далее... власть тьмы, а кое-кто, оказывается, пользу для себя извлекает из общераспространенных заблуждений.
  Между тем хохлушка разговорилась не на шутку, Александр же учел хороший совет, меньше болтать и больше слушать и лишь изредка вставлял слово-другое. История у нее короткая и не особо радостная, жила в крестьянской девочка, купил ее какой-то немец, поместили в 'школу', три года прошло и вот она здесь, отправили на 'работу'. При штабе армии, оказывается, кроме подпольного казино еще и 'заведение' имелось - исключительно для маршалов и генералов бордельчик. Когда фридландский 'гром грянул' бордель-маман убыла в неизвестном направлении вместе с кассой, а девушкам раздали на руки паспорта предложили сами о себе позаботиться. А Сашка сперва решил, попалась ему - 'дочка' или 'жена' очередного маркитанта, из разряда 'для услуг господам'.
  -Чему хоть учили тебя в школе?
  -Да всякому, больше... мужикам угождать, сам поди знашь, че вам кобелям потребно. По французски малость могу теперь балакать и плясать, слышь солдат, я мамзель Антуанет, коли что!
  -Чего, чего???
  -Для господ, а девки наши Акулькой зовут... Хозяин велел, грит будишь ровно королевна у их, у францев. Не знашь часом, как взаправду Бонопартиху кличут, больно уж имя чудное.
  -Жозефина у него теперь в женах, а старой - Антуаннете они башку отрубили.
  -Как, пошто? Страсти то какие кажешь!
  -Гильотиной, машинка у них такая есть, чик и все. За что? Она нижним чинам не давала. -пошутил Сашка, без особой надежды на успех.
  -Жрать охота, спасу нет... Коли грошей нет, так накорми хоть... С утра маковой росинки во рту нет, мож че у тебя завалялось в сидоре?
  И в самом деле, кое-что 'завалялось' у него. Нижним чинам хлеб, а на походе сухари выдают утром и на весь день, как хочешь , так и используй. Так вот один сухарь он успел размочить и съесть, а до второго руки не дошли, позвали унтер-офицера к штабной палатке, а там и выступили, не до еды стало.
  -Держи, только осторожнее, черствые они... - излишнее предупреждение, девка получив 'солдатский пряник' заработала молодыми и крепкими зубами как белка. Тыт-тыр-тыр и нет казенного ржаного сухаря, исчез бесследно и в самом деле голодная видно, и крошки с ладони подобрала до последней.
  -Запить, бы сухоту? Глотнуть водички есть?
  -Сейчас погоди!
  Хитрый план пришел в действие, не мытьем, так катаньем добьем. У Александра две фляжки с собой, в одной обычная вода, в другой же убойное пойло - шнапс градусов на сорок, умеют немцы спирт гнать. Где он алкоголь добыл, ведь давно не выдают нижним чинам ничего? Да там же, на дороге, злоупотребил самую малость доверием начальства, зачерпнул из открытой, наполовину полной бочки у одного из кабаков. Баклажка у него на длинном кожаном ремешке, закинул туда вовнутрь снасть - 'бульк, бульк', а сам сделал вид, что сбившуюся портянку перематывает. Хотел он ребят со своего взвода угостить вечером перед отбоем по 'царски', сварить им 'морской чай', грог - иначе говоря по научному, почти все компоненты у них есть кроме сахара, лимончик подобрали еще весной среди трофеев, а чай недавно в руки попался, нашли в брошенной маркитантской повозке. Не пьянства ради, а так для души праздник, повод какой для торжества? Русский человек всегда найдет причину, как раз сегодня царский день по календарю вроде. В мирное время, обязательно должно быть торжественное построение с утра, молебен благочинный отслужит и заветная чарка к обеду, а вот в военное... шиш тебе солдат, надо бы исправить положение по мере сил.
  -Це гарна горилка! -едва смогла выдохнуть 'хранцузска королевна', вместо воды коварный Сашка подсунул ей шнапс и предупредить намеренно 'забыл'.
  Теперь остается лишь выждать немного, пока 'зеленый змий' поработает, сварится хохлушка как галушка в супе, будет готова к употреблению. Что за моду завели 'дам, дам, но не вам', офицеров им подавай? Опять рассказывает... прапорщик ей женится обещал... да, да конечно, чего только девкам не наговорят, лишь получить желаемое.
  -Домой почему не уходишь отсюда? Ты же вольная теперь, пристройся к обозу и дуй вперед до родителей.
  Не пойдет она на родную 'киевщину', нет ей туда хода. 'Гулящей' в малороссийской деревне житье отнюдь не сахар. Камни в окно и деготь на воротах - цветочки, разборки с бабами и девками - ягодки, а 'апофигей' наступает по праздникам - изволь обслуживать даром мужскую половину села. А праздники идут по одному на неделе, если не чаще.
  -К помещику какому-нибудь пристройся, к старичку, может не обидит, глядишь и в дворянки пролезешь. - предложил другой вариант Сашка, он тянет время.
  -Ты хохлов наших не знашь из блаоородных! Увидят, девка одна и враз прихолопят дуру, они и родню в крепостные пишут завсегда. В руки попало и хрен вырвешь!
  Пока разговаривали 'лекарство' подействовало, не хуже известного 'бабоукладчика' Амаретто, осталось увести окосевшую 'мамзель' куда-нибудь подальше от посторонних глаз... дело сделано.
  Мерный топот позади, гул шагов, что там еще за... Сашка оборачивается. Нет... постойте куда подождите... он только девку нормальную снял и тут такой адский облом! Полк идет по улице мимо штаба, подошли, пока он хохлушку обрабатывал, даже и не заметил. И впереди как назло комбат вышагивает, был бы ротный командир, может и 'вошел бы в положение' штабс-капитан, а этот спуску не даст, ретивый служака. Товарищ подполковник, ну пять минут, я ее только... потом обязательно догоню! Не мечтай... заметили уже, подзывают, надо идти.
  -Тебя куда посылали унтер, на бл...ки или по делу, поручик где? -крутит длинный ус комбат, дурной признак, и пока 'отмазки' подходящей нет у Сашки.
  Снова и снова везение, со внутреннего двора выходит поручик Яковлев, с него и спрос, как со старшего, можно вздохнуть спокойно. Молодой офицер не растерялся, знай наших, нашел, что ответить сразу.
  -Дорогу не могли к штабу сыскать господин подполковник, пришлось проводника взять, -и глазами показывает на хохлушку. В задних рядах роты уже в открытую ржут 'воины' как жеребцы, и дураку понятно, что там у них за 'проводница' рядом.
  Подполковник только было собирался сделать выговор 'здесь вам не тут', не успел, малороссиянка опередила, влезла между унтер-офицером и поручиком. Лицо у нее румянцем пылает, глаза уже помутнели немного, но выглядит как бы ничего. Только бы еще не ляпнула чего-нибудь эдакое, когда комбат прикажет убрать эту 'обезьяну' с глаз долой, какую... справа или слева?
  -Ваш милость, ваш высокоблагородие, не гневайтесь, клевые ить чуваки! -все же высказалась, ну да ладно, все шишки достанутся поручику, какой спрос с нижнего чина теперь.
  Мощный взрыв смеха в рядах, уже в открытую народ веселиться вовсю, даже вечно хмурый подполковник улыбнулся и его проняло отчасти, махнул их высокоблагородие рукой - 'марш в строй'. Александр моментально сливается с общей массой, гора с плеч, жаль не получилось с девкой, но ничего рано или поздно и ему 'обломится'. Мадемуазель Ануаннет между тем нацелилась на нового клиента, снова шаблонное 'Офицер! Гей!!...', и пошла потеха, как раз штабной 'фазан' вылез на солнышко почистить перышки. Пожилому обладателю мохнатых эполет не до девок сегодня определенно, генерал шарахнулся от хохлушки прочь вниз по улице, девка бегом за ним, бесплатный цирк на потеху нижним чинам первой роты, жаль остальные егеря не видят представление.
  -Аttente générale pour moi! Стой старый пердун, нешто я за тобой бегать должна? -Акулька после доброго глотка шнапса сейчас 'красивая и смелая'. Найдет она себе богатого кавалера на ночь теперь обязательно, или ее найдут.
  Куда на сей раз путь лежит героям-солдатикам? Да на бивак за городом, где уже сытная похлебка в котлах заждалась нижних чинов. Пока поручик Яковлев пытался хоть что-то вытянуть из штабных деятелей вопрос неожиданно разрешился сам собой. Случайно вышел к 'своим' солдат из числа немногих нестроевых, отправленных назад с обозом еще утром перед стычкой. Якобы его в город послали с поручением, на самом деле - услыхал мужик, что 'наши кабаки громят' и сорвался в самоволку, водки попить захотелось ему. Отступника простили, благо весть он принес добрую и вот - 'Живее, живее, быстрый шаг, не отставать!' гонят полк прочь, снова приходится славным егерям удирать. Командир опасается, задержись он в городе лишний час, так мигом штабные растащат часть на патрули и разного рода 'охрану' для казенных мест. Раз генералы 'от большого ума' напоили людей, так пусть сами и выкручиваются как хотят.
  Шагом, шагом и российским флагом, 'левым' правда - старого 'екатерининского' образца полотнище, новым егерским полкам знамена выдать перед войной не успели, 13-й егерский поспешно покидает прусский городок унося как река в потоке и младшего унтер-офицера, который когда-то был сержантом... был...
Оценка: 8.92*17  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Минаева "Замуж в другой мир"(Любовное фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"