Иванов Петр Иванович: другие произведения.

Тонкая линия(Часть 1. Пробуждение.)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 5.13*45  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая часть. Закончена без редактирования, некоторые эпизоды не дописаны.


  
  
   Тонкая линия. (Чужая весна).
  
  
  
   И так начнем! Графоманить, так графоманить, смайлик улыбки, please!
  
   "Давным-давно в одной далекой-далекой галактике"... так, пожалуй, должна начинаться классическая повесть в жанре НФ? Нет неверно, оставим "далекие галактики" Азимову, Хайнлайну и Ефремову. Правда, к концу первой части "галактический император" у нас появится. Попробуем по-другому: "В те далекие времена, когда компьютеры были большими, а деревья на газоне маленькими"... но беда - ноутбуки уже были в ходу в те далекие времена. И это нам не подходит. Еще одна попытка: включим ретро-телевизор - Funai MK2007A, где "лентяйка", куда задевалась? И как молотом по голове: "Дор-р-рогие рос-с-сиАне, ик", потянуло тяжелым сивушным духом... уже горячо! Да читатель, Вы угадали, наша история началась в то время, когда Россией правил незабвенной памяти Борис Николаевич Ельцин. В тот год пресловутый "Рояль" уже исчез из продажи, хохма такая была "приходи со своим Роялем!", а общенародно избранный президент еще не превратился до конца в проспиртованную мумию.
   Теперь стоит сказать пару слов о герое нашей повести. Это обычный человек, житель провинциального города N, чуть было не сказал "уездного города Глупова"..., но не стоит так о его малой родине, если Вы конечно не Салтыков-Щедрин. Александр - это имя дали ему в свое время родители, Саша или Алекс для продвинутых девушек, когда полное имя звучит как-то слишком длинно и официально, для самых близких друзей он навсегда - Сашка, так его называли в школе и во дворе. Он немного отличается от средне-статического обывателя - спорт и не совсем обычное хобби. Коллекционеры они все немного чокнутые, один собирает пивные пробки, другой - чугунные люки канализации. Вот только достоинство это или порок - предстоит решать читателям сего опуса. Волею Автора ему предстоит, увидеть свет, пережить немало приключений, встретится с интересными людьми, и ... набить им морду, что поделать Россия не Америка, поэтому вариант "и убить их" не подходит. Довольно плоских шуток и общих слов, вводная часть закончилась, перейдем к самому повествованию.
  
   Часть 1. Пробуждение.
   Глава 1. Старый друг.
  
   Этот день начался обычно, буднично как многие десятки и сотни до него, но в 06-39 произошло, на первый взгляд незначительное событие, которое навсегда разделило жизнь Саши на два периода: ДО и ПОСЛЕ... Зарядка, пробежка, неизменный чай с гренками остались позади, так что там творится с компьютером? Вот чудеса, проклятое Фидо заработало, не иначе нод из запоя вышел. А ведь уже давно собирался снести все и пользоваться только e-mail, давайте почитаем, что нам пишут, ну "Голый Дед" давай шевелись. Вот так номер! Серега объявился, почти год от него не было известий. Письмо по netmail-у, он сегодня вечером приезжает. Это друг детства нашего Александра, до шестого класса они учились вместе, а потом родители увезли Сергея в Москву и только почта, сначала бумажная, затем netmail Fido и позднее e-mail позволяли поддерживать эфемерную видимость общения. Но только видимость, школьный товарищ то перемещался по стране от Владивостока до Москвы и обратно, то вдруг оказался в США, а предпоследнее электронное письмо и вовсе пришло из Антарктиды, переданное каким-то хитро-мудрым способом, судя по заголовку. И наконец,три года назад связь с ним совсем прервалась окончательно. Ушел человек в "большую науку" и, похоже, потерялся.
   Если бы ты знал тогда Сашка, как жалкие два килобайта нетмейла навсегда изменят твою жизнь. Почему они не застряли в недрах Фидо, где порой бесследно исчезали многие мегабайты? Верно, вмешалась судьба, неумолимый Фатум... Но пока наш Александр бодр и весел, его ждет обычный день, не сулящий пока никаких неприятностей, а вечером - встреча со старым другом. Правда были и небольшие отличия. Так на утренней оперативке пришлось отодвинуть дату запланированной командировки, причину для столь редкого события наш "инженер средств связи и телевидения", так в трудовой книжке называется его специальность, придумал по пути на работу. Преимущество, которое дает жизнь рядом с местом работы - пока добираешься пешком, через великолепный парк, многое в голове проясняется. Телецентр размещался на окраине города N в живописнейшем месте, возле водохранилища, можно купаться в обеденный перерыв, можно кормить белок, они здесь смелые и берут пищу прямо с руки, а еще можно просто бродить по парку плавно переходящему в лес, близость к природе одним словом. Есть еще в провинциальных городах такие удивительные места, может потому в них и теплится жизнь вопреки здравому смыслу и экономической целесообразности... Наступает вечер, и скромный труженик спешит домой, хотя нет, по старой привычке он еще навестит девушек в аппаратной, там ароматный кофе и свежие сплетни обо всем. Неплохая замена телевизору, из жизни Сашки компьютер изгнал "дуроскоп" примерно через полгода после своего триумфального появления. По дороге он заглянул в магазин, коньяк и коробка конфет явно не будут лишними.
   Поворот, узкая тропинка прорезала кусты газона, суетливая мелкая шавка с лаем кинулась под ноги, напрашиваясь на хороший пинок, а вот и показалась знакомая до боли облезлая пятиэтажка. Минуточку, а кого же напоминает ему человек, удобно устроившийся, на старой зеленой деревянной скамейке перед подъездом в тени? Где-то в глубинах памяти всплывает смутный образ, да ведь это же...
   -Сергей? Серега! - вырывается у него.
   -Сашка?
   -Давай я тебя обниму друг, сколько же я лет тебя не видел? 10 или 15?
   -Да почти 18 лет, - смеется Сергей, - А ты я вижу не очень то и изменился. Прости, Светлану не привел, у нее тут мать и сестры и полгорода подруг, пропала с утра и до сих пор найти не могу.
   -Пошли, зайдем ко мне, чего тут стоять? - и старые друзья, запинаясь о крутые ступеньки, поднимаются по узким лестницам провинциальной хрущевки на пятый этаж.
   -Так осторожней не споткнись, тут на полу арматура крепления антенны лежит и бухта кабеля, - предупредил гостя Саша.
   -Да уж у тебя тут не то склад, не то мастерская, что на работе все это держать нельзя? - удивленно озирается по сторонам столичный гость, - слушай, а как у тебя жена этот бардак выдерживает? Ты же вроде женился, когда ВУЗ окончил, или нет?
   -Эх, Серега, долгая история, женился-развелся, потом еще один такой цикл и еще... - вздохнул хозяин сего странного приюта, - последняя жена меня бросила два месяца назад, - долгая история, я тебе как-нибудь потом расскажу, пройдем лучше в большую комнату.
   -Ну тут хоть на жилое помещение похоже?
   -Так я собственно в этой комнате и живу, в остальных скажем, так хобби и работа, - смущенно ответил Александр, прибраться ему как-то не пришло в голову...
   ...Коньяк был пригублен не раз и не два, прежде чем Александр рискнул задать другу главный вопрос, приберегаемый напоследок, - А чем ты сейчас занят? В последний раз вроде медицинской аппаратурой занимался?
   -И сейчас тем же - ответил Сергей, - правда, тот старый проект не пошел, не оправдал возложенных надежд, одно время совсем уж скучно было, но выручили заокеанские друзья, дали финансирование и аппаратуру.
   -И что теперь - пытается пошутить наш Сашка, - укрепляешь могущество Пентагона?
   -Да бог с тобой Сашка, там и без меня "укрепителей" хватает! У нас чисто гражданский проект, проверяем тут одну теорию, если повезет, то получится прорыв в области образования, и возможно еще кое-где...
   -В чем сущность сабжа, если не секрет? - у Александра появилась слабая надежда, что старый друг поможет ему решить одну давнюю проблему.
   -Лучше бы ты подошел ко мне завтра, мы в профилактории разместились, как его "Заречный" кажется? Мне проще показать тебе схемы и описания, чем разъяснять "на пальцах", да и алкоголь мне голову затуманил, - Сергей перевел взгляд на полку над столом, - а это что оружие? Боевое?
   -Да нет, пневматика, после того как Павел погиб, меня в тир МВД больше не пускают, а желание пострелять из пистолета осталось, вот и пуляю в выходные по жестянкам на "даче".
   -Паша? Что с ним случилось? Давно? - встревожился гость, - я не знал...
   -Три года уж прошло, как похоронили. Если официально, то несчастный случай, а так попробуй, разбери, - был ответ, - история темная, его ведь недаром, "честным ментом" прозвали, еще шутили, что один такой на весь город. Вот и не стало его теперь...
   -Жаль парня, черт дружище я совсем забыл, а как у тебя дела с боксом обстоят? В "большой спорт" пробиться не смог? Что случилось?
   -Раз тут сижу, и с тобой беседую, а не Тайсона на ринге бью, значит точно, не пробился, - невесело пошутил несостоявшийся чемпион, - был хороший боксер и кончился, сразу после армии кончился...
   -Почему же так получилось? Тренер ведь на тебя рассчитывал? И кажется не только он один?
   -Воля к победе кончилась Серега, ну или злость, как это еще называют? А без этой штуки никакая техника, даже самая совершенная не помогает. Пока еще хожу на тренировки, по инерции, но вот уйдет на пенсию Петр Николаевич, мой тренер и друг покойного отца, и все закончится, бесперспективные никому не нужны, разве, что в качестве спарринг-партнера...
   Друзья еще долго беседовали, благо за долгие годы вопросов накопилось немало, но увидев, что время уже за полночь Сергей засобирался, пошутив, что если с утра он искал жену, а теперь вероятно она его ищет. В итоге они договорились встретиться завтра вечером в "Заречном".
  
   Глава 2.В начале бесконечного пути. Или вспомнить все!
  
   Он немного растерялся, без труда нашел профилакторий, где найти калитка или ворота в заборе? Чертовщина какая-то, должен же быть вход, не через забор же люди туда проникают? А может и в самом деле махнуть поверх, вон белеют корпуса сквозь листву деревьев в полусотне метров от ограды. В итоге настойчивость была вознаграждена, за очередным поворотом бесконечного забора кусты скрывали заветный вход, небоьшую калитку. Теперь надо подняться в корпус 3В, на второй этаж, комната номер семь. Но перед дверью Саша вдруг замер. У него возникло ощущение, что он как бы на пороге своей судьбы, шагнешь туда, и привычный обжитой маленький мир будет потерян навсегда. Однако не в его правилах отступать перед неизвестным...
   Помещение показалось на первый взгляд небольшим, может от того, было почти пустым. Обычно в таких учреждениях стены скрыты за всевозможными шкафчиками, стеллажами, ширмами, плакатами, а тут шаром покати. Только медицинская кушетка блестит коричневой клеенкой, потрепанный офисный стул и металлический голубой шкаф, по виду стандартная стойка с аппаратурой. А что там внутри? Но осмотреть оборудование он не успел, в коридоре раздались быстрые шаги и в комнатку буквально влетел Сергей со стопкой плат в руках, а за ним появилось миловидная женщина в белом халате.
   -Привет, все-таки пришел? Садись, сейчас я тебе все покажу и поясню.
   В первый момент Александр ровным счетом ничего не понял из объяснений друга, уж слишком много было специфических медицинских терминов. Но вот зашелестели страницы описания, развернулись схемы, и постепенно все стало проясняться. Ничего сверхъестественного в мудреной заморской игрушке нет, все просто и понятно: вот тут управляемые генераторы, далее усилители сверхвысокой частоты, блок питания и управления как положено, а хитрый шлем, прямо из Star War не иначе, является антенной, нет комплексом антенн. Тут вопросов нет, только...
   -Прости Сергей меня темного, не пойму, эта штука излучает набор электромагнитных сигналов прямо в мозг человека? Зачем?
   -Так и есть, установка создает в коре головного мозга как бы "виртуальные электроды", с помощью которых мы надеемся стимулировать его работу. А если по-простому, то целью проекта является стимуляция памяти, воздействие ведется на участки коры головного мозга, отвечающие за ее активность.
   -А что просто ввести в мозг обычные электроды нельзя? Зачем такие сложности?
   -Почему? Можно конечно, такие эксперименты проводили еще в прошлом веке, вот только мозг при этом будет частично разрушен. Сам понимаешь на человеке такой опыт не поставить, и на животных результаты получаются неоднозначные. Вот у меня и появилась, лет пять назад, идея заменить электрод электромагнитным полем, просто красиво и безопасно.
   -Уверен? Совать голову в работающую микроволновку плохая идея...
   -На 100%, как технарь технарю, я тебе это гарантирую, вот смотри на последней странице описания есть технические характеристики, тут приводятся все необходимые данные. Ты на своей работе облучаешься больше, не говоря уж о сотовом телефоне, - убеждал своего старого друга Сергей, - что у тебя за аппарат, почему такой громоздкий? Я подобных устройств еще не видел.
   -А это не сотовый телефон, а радиостанция с транковым модулем, операторы сотовой связи до нас пока не добрались - Сашке даже стало стыдно за "родную контору", деревня елки-палки, ходим тут с
пейджерами да транками, - А компьютер у тебя в стойке для чего служит?
   -По проекту предполагалось, что будет управлять генераторами и одновременно контролировать состояние участника эксперимента. Только управление не работает, не получается пока настроить программное обеспечение, поэтому частоты выставлены переключателями - видишь надписи маркером на блочках, вон там внизу корзины? Через этот эксперимент прошло несколько тысяч добровольцев, и никто не пострадал.
   -Хорошо давай рискнем,- решился, наконец, Александр, что мне делать?
   -Врач покажет, извини дружище, этот девайс постоянно ломается, сейчас заменю из ЗИПа платы и побегу восстанавливать неисправные, эти паразиты спихнули нам по самую первую и, следовательно, совершенно "сырую" установку. Прошло, полчаса, затем еще час, что-то с гипнозом у белокурой помощницы Сергея не получалось, похоже он такому воздействию вообще не поддается, просто беда.
   -Еще раз попробуем? - с отчаянием в голосе спросила врач, - может все-таки получится?
   -Да нет, давайте уж так без этих магнетических штучек, - ответил "доброволец" и про себя, - жаль речь идет о гипнозе, а не о сексе, я бы не оказался. И снова вслух, - доктор, а что Вы делаете сегодня вечером?
   -Ах, Сашка, как ты был здоровым балбесом, так и остался, хоть и третий десяток разменял, - "докторша" встряхнула мощной гривой белокурых волос, - не узнал меня? Мы же восемь лет рядом в школе сидели! Жена твоего лучшего друга Сергея между прочим, если забыл. А ты так и не женился еще?
   -Прости Светлана, узнал, конечно, просто сначала сомнения были. Не сложилась у меня семейная жизнь, не судьба видимо. Три раза пробовал, и неудачно.
   -Не может быть! По тебе же все наши школьные девчонки сохли? Или нет? Столько их было...
   -Может, и сохли, а в спутники жизни выбрали других. Только одна и соблазнилась, прожили год в браке и разошлись, -Александр с трудом припомнил фамилию той, первой, -Фролова, ты ведь ее знаешь?
   -Конечно, мы ее дурочкой считали. Прости Саша, неужели больше никого из наших девиц не нашлось? Это первая, а остальные?
   -Со следующей девушкой в ВУЗе познакомился на последнем курсе, далее практикантка молоденькая на работе, ты их не знаешь... Света, зачем гипноз нужен? Если просто усыпить, так я сам смогу заснуть быстро, приобрел такой полезный навык в командировках, иначе невозможно ездить по нашим проселочным дорогам, - продолжать беседу на эту тему Александру не хотелось.
   -Прекрасно, давай одевай шлем и ложись, закончим это поскорее... Ты сегодня у меня последний пациент, - Светлана включила установку, - сейчас компьютер загрузится и начнем.
   Увы, чуда, на которое в тайне надеялся Сашка, не случилось, вообще ничего не произошло, единственный результат - легкая головная боль от неудобной "шапки Мономаха". Захватив с собой Сергея, они отправились в гостиницу пить пиво, закусывать раками и предаваться приятным воспоминаниям...
   Казалось, все вернулось на свои места, жизнь, точно тихая река, снова потекла в медленном и привычном провинциальном русле, словно
ничего не случилось, но через два года эта история получила неожиданное развитие.
   -Проснись, тебя к телефону, давай просыпайся, иначе сейчас холодной водой оболью, третий раз уже звонят!
   -А...а, - голова как будто налилась свинцом, не оторвать от подушки дивана, - Катя, что случилось?
   -Да ничего, просто тебе звонок по городскому, - миниатюрная Екатерина начинает, как всегда, злиться, - полчаса тебя не могу с кушетки стащить, а мне по регламенту давно уже надо контрольный сигнал смотреть.
   Накануне была плановая профилактика оборудования, "настала ночь - и в стране дураков закипела работа", примерно так. А наутро оказалось, что в городе ждут "самого", пришлось решать, кто останется на внезапно введенное дежурство. И как всегда жребий достался ему, благо холост, детьми и садо-огородами не обременен.
   -Алло, привет дружище, это Сергей, ты что спишь, ведь день уже?
   -Да, нет ... да, черт, - спросонья он долго не мог сообразить, что происходит, - проснулся уже, извини я после ночной смены.
   -Я снова, у вас в городе, есть новые данные по нашему эксперименту, хотелось кое-что проверить, срочно.
   -Не могу, до вечера должен сидеть тут, по случаю приезда президента меня не отпускают, мать его за ногу, прямо убил бы этого гаденыша! Но может, прямо ко мне на работу подойдешь? Я даже дежурную машину за тобой пошлю, мне оставили для разъездов.
   -Спасибо, не надо, тесть отдал мне ключи от своей "шестерки"... А к тебе пустят? - голос в трубке заколебался, выражая сомнение, - еле-еле из аэропорта до гостиницы добрался, милиция на улицах толпами, все оцеплено...
   -Ерунда, там со стороны леса, где стоянка, дверь в заборе есть, ключ меня свой имеется. Ты главное поезжай не через город, а сразу выбирайся на объездную дорогу, а с нее уже к нам, на телецентр. Александр машинально пригладил волосы на голове, новые данные - это хорошо, может дело все же сдвинулось с "мертвой точки? Был у него в этом свой небольшой, "шкурный" интерес. Засиделся он уже на этом месте, надо расти, двигаться, карьеру делать, но неожиданно возникло непреодолимое препятствие, языковой барьер. "Родная контора" закупает новое импортное оборудование, волоконно-оптическая связь должна сменить радиорелейную. А ему приходится латать старье, единственный шанс вырваться из этого заколдованного круга - отправится на курсы переподготовки в Москве. Но там лекции читают на английском языке, а он после ВУЗа только "читает со словарем"... Расплодившиеся после перестройки лавочки на вроде "иностранный язык за три месяца" не помогли, "серьезные" годовые курсы при местном университете тоже. Разочаровавшись в учителях, он засел за самоучители и даже стал специально просматривать англоязычные спутниковые каналы. Тщетно, разговорная речь никак не давалась, похоже, что тридцать лет не самый лучший возраст для обучения иностранному языку. Осталась последняя надежда...
   Радость от встречи со старыми друзьями сильно уменьшилась, когда неожиданно за ними сквозь узкую калитку протиснулся еще и третий - Игорь, старший брат Сергея. Зачем они его с собой притащили? Незваный гость как гласит народная мудрость, хуже татарина...
   -Проходите вот сюда, у нас здесь комната отдыха при аппаратной, чайку попьем, поговорим...
   Но тут из-за двери неожиданно метнулся оранжевый пушистый шар, и едва не сбив с ног Сергея, скрылся в кустах.
   -Что это за зверь, а что-то разглядеть не успела, так быстро он исчез, - заинтересовалась Светлана, - собачка что ли?
   -Нет, кошака девушки прикормили, живет у них... Саша торопливо принялся рассказывать гостям о забавном происшествии, героем которого и был рыжий разбойник. Нормальный кот обычно ест да спит, когда за кошками не бегает. А этот черт ловил всякую живность и приносил добычу к "хозяину" показывать, смотри мол, какой я ловкий. Вот и сегодня ночью, притащил в аппаратную, пойманного в лесу, бурундука. После продолжительной погони в заполненном стойками с аппаратурой помещении, кота и "эту крысу" удалось изловить и выбросить в окно. Но это еще ничего, а в прошлом году рыжий змею принес, вот это был номер, хорошо хоть успокоительное в аптечке нашлось для девушек. Время тянулось медленно, чай гостями уже был давно выпит, но разговор все не складывался, мешало присутствие Игоря, или Гарика, так его окрестили ребята еще в школе. Как-то бы от него избавится, ну хоть на время, а вот идея, как он только раньше не додумался!
   -Может, на город посмотрим с высоты птичьего полета? Только беда, к сожалению лифт поднимает только троих, пусть Игорь пока здесь с Катей посидит, - Александр полез в стол, где в опечатанной коробке хранился запасной комплект ключей от мачты и лифтерной, - я и бинокль возьму.
   Проведя пятнадцать минут в тесной, воняющей краской и солидолом кабине они были прямо по-царски вознаграждены. Противно скрипнув, распахнулась тяжелая стальная дверь и неудержимым потоком ударила по глазам безбрежная синева неба. Вышка стояла как бы на стыке четырех миров. Сверху синий купол неба с редкими кустиками облаков, на юге простирается до горизонта муравейник городских кварталов, на западе завораживает взгляд голубая гладь рукотворного моря, а с севера и востока накатывается на город зеленый океан леса. Поднялись над обыденной жизнью на жалкие 200 метров, а как сразу все изменилось.
   Старый полевой бинокль то и дело переходил из рук в руки, словно каждому хотелось унести с собой в памяти хоть частичку этого великолепия. Наконец они насытились впечатлениями, и наступил подходящий момент для общения.
   -Зачем ты привез с собою Игоря, - осторожно начал Саша, - или забыл, что мы друг друга не переносим? Это к твоему эксперименту, какое отношение имеет? Он же адвокат, освобождает преступников от заслуженного наказания за сдельную плату, или уже чем другим занялся?
   -Да я знаю, но, к сожалению, он мне нужен, - огорошил приятеля собеседник, - подал нам идею. Тема, по которой мы долго работали, накрылась, что называется медным тазом. И не только у нас в России, но и в США. На животных эксперимент дал положительный результат, а вот на людях - нет. Ученых обвинили в том, что они умышленно раздули шумиху с целью получить финансирование, и теперь все исследования свернуты.
   -Да и черт с ними, ведь никакого улучшения памяти у подопытных людей не получилось?
   -Скажи Саша, ты по-прежнему интересуешься историей развития техники? Все так же собираешь вырезки из журналов "Радио" и "Радиолюбитель"?
   -Да, я и старые издания, технические описания коллекционирую заодно, большое кстати, спасибо за книгу Дари, теперь это раритет. Но что-то я тебя не пойму, при чем тут история радиотехники и электросвязи?
   -Просто напрашивается аналогия, - Сергей медленно направил бинокль на площадку перед телецентром, - помнишь, как в свое время "открыли радио"? Попов, потом Маркони, но ведь у них были предшественники, видели все эти эффекты, но не обратили внимания. Так получилось и у нас. Эксперимент не стимулировал память у тебя, и у других участников, но дал другой результат. Так вот, Игорь мне открыл глаза на это, а еще он нужен для работы с архивами МВД, у него доступ туда есть, у меня нет...
   Внизу у безобразной бетонной коробки, украшенной сверху гордой рекламой общества "МММ" и банка "ЦЕНТ", наметилось оживление. Милицейский форд, единственный на весь город, лихо с ревом и визгом влетел на служебную стоянку, словно для того чтобы дать понять жалким волгам и десяткам, кто здесь хозяин, а за ним плавно подкатились солидные черные лимузины. На встречу высокому гостю из здания высыпала толпа встречающих, пополам с силовиками и представителями прессы.
   -Смотри, появился, что-то он сегодня рано, в позапрошлом году привезли после обеда, - подал голос, после долгой паузы Александр, - а вот и вытащили, наконец, из машины, он как живой там или уже готов?
   -Живой, на ногах стоит, хоть и нетвердо. Ничего, что мы его сквозь оптику отсюда, с вышки разглядываем? Здесь по прямой расстояние будет метров четыреста, хороший стрелок бы не промахнулся. У тебя от отцовского арсенала что-то еще сохранилось? Где же наши хваленые спецслужбы, наконец, неужели все это фикция, показуха? - Сергей словно хотел своими словами спровоцировать затаившихся внизу снайперов из охраны президента, - почему нас никто не остановил? У них, что есть технологии позволяющие сбить пулю в полете?
   -Все оружие раздарил или продал, какой из меня охотник, остался только один карабин, подарочный с табличкой, как память о покойном... Мне кажется, никому наш "вождь"-алкоголик не нужен, поэтому его
   так и охраняют.
   -Все мальчики, хватит, пора вниз, работа ждет, - Светлана растолкала собеседников и протиснулась между ними, - вы что, президента пьяного никогда не видели? Серж дай, пожалуйста, бинокль, я тоже хочу посмотреть напоследок на это чудо...
  
  ....................................................................................
  
   -Кать, куда он делся? - спустившись вниз, Саша обнаружил, что его "заклятого друга" в помещении аппаратной нет.
   -На Борьку пошел смотреть, сказал, что попробует пройти на пресс-конференцию, или как они там это сборище называют...
   -Ну и черт с ним, чтоб тебе не мешать, мы все в лаборатории будем.
   Дорожка от крыльца одноэтажного здания аппаратной, мимо хозяйственных построек, заросших вьюнком и газонов с гладиолусами и фиалками, прорезав небольшую рощицу берез, привела к неказистому кирпичному строению, где и трудился Александр после окончания ВУЗа.
   -Красота, - рассматривает живописные окрестности его бывшая одноклассница, а ныне "половина" и научный сотрудник его друга, -так вот ты где пристроился, а я думала, что там, в большом здании телецентра пыль глотаешь, здесь березки, цветочки, и земляника есть, наверное?
   -Была, но бомжи вытоптали, забираются через забор в поисках стеклотары, замучились выгонять. Правда, в основном они ползают там, возле телевизионщиков, -Саша улыбнулся, вспомнив забавный случай, -а у нас дословно: "Контора бедная, пьют мало", как недавно один местный авторитет-бомжик высказался. Ну вот и пришли, не взыщите, обстановка тут спартанская. Сами видите - столы, стулья, стеллажи с приборами и инструментом.
  ....................................................................................
   Из дипломата Сергей извлек какие-то бланки с рисунками, таблицы, и к вящему удивлению Сашки прекрасно иллюстрированные справочники по истории парусного флота восемнадцатого и девятнадцатого веков. И началось...
   -Что изображено на картинке? Отвечай только быстро, три секунды на ответ!
   -Рей.
   -Это? Две секунды! Ты не думай, просто отвечай, первое, что в голову приходит! -Мачта. И так далее: оттяжка, салинг, выстрел, вымбовка, марсель, брамсель, марс, бак, ют...
   Картинки появлялись все быстрее и быстрее, и под конец уже пришлось выкрикивать, а не называть термины.
   -Объясните, наконец, что это такое! Зачем тут паруса, мачты и все остальное?
   -Прости друг, - хитро улыбнулся Сергей, - мы не могли тебе дать объяснения, так как, иначе пропал смысл бы эксперимента. Ты случайно в яхт-клуб не записался? Нет?
   -Какой к черту яхт-клуб, я и море то ни разу не видел, сколько раз собирался съездить, и все не судьба. Вам мое хобби известно, собираю материалы по истории электросвязи, целый шкаф уже накопил, есть даже уникальные, чуть ли не с середины прошлого века.
   -Нет, я про местных, посмотри в окно, плавают у вас по водохранилищу посудинки под парусами. И яхт-клуб в городе есть, я навел справки.
   -Не замечал раньше, - удивился Александр, - захотел бы не смог, времени нет, не до яхт. Работа, тренировки, да еще и с английским бьюсь насмерть, прямо завал...
   -Видишь ли, дружище мой братец выдвинул одну странную теорию, и решили мы проверить ее на тебе.
   -Ладно, валяйте, в прошлый раз мне обещали "стимулированную память", а теперь что?
   -Мы считаем, что в результате воздействия установки, ты все же, что-то получил, только это память, или воспоминания другого человека, твоего отдаленного предка. Посмотри на таблицу с результатами теста, вот первые две колонки - яхтсмены. С третьей по восьмую - моряки проходившие практику на парусных судах, девятая - специалист по истории флота, а десятая - ты. Откуда такие познания? Ты набрал в тесте 90%, что скажешь?
   -Ну и что, совпадение просто, девятая колонка у вас 98%...
   -Не удивительно, так как он для нас тесты и составил.
   -Постойте! -к обсуждению подключилась, молчавшая ранее Светлана, - А об исключениях вы забыли, совсем? Вот целая страница названий, в точности которых наш консультант не уверен. Кроме того надо исключить термины имеющие современные синонимы связанные с работой Александра, такие как "оттяжка" например.
   Калькуляторы снова пошли в ход, вычеркивались отдельные позиции и добавлялись другие, Сашка ничего не мог понять, теперь у него уже 93%, а конкуренты набрали максимум 86%... Неужели опять ошибка? Но тут Сергей извлек из дипломата тонкую серую папочку. Она уже давно ждала там своего часа. Первый листок он ранее уже видел, это его анкета, заполненная после эксперимента два года назад, в ней он честно указал, что были у него тогда очень туманные видения, а позднее и сны, парусное судно, шторм, какой-то приморский южный город... Изучение остальных документов заставило его крепко задуматься.
   -Сергей ты, что серьезно считаешь, что между беглым матросом с линейного парусного корабля "Три Святителя" черноморского флота и мастером местного оружейного завода есть какая-то связь?
   -Современники посчитали, что это один и тот же человек, правда в суде доказать не получилось, а поскольку времена тогда были относительно либеральные, то дело осталось как говорится без последствий.
   -Доказательств же нет? Одни предположения, суд с ними не согласился...
   -Спорный вопрос, половина свидетелей его опознала, половина нет, ты читай материалы дела. И учти, что у нас есть еще и косвенные доказательства, которые на рассмотрение не были представлены. Так, например вероисповедание подсудимого, помнишь, Саша, ты мне рассказывал, что у тебя бабушка верующая, а в церковь не ходит? Так вот и тот Александр, интересное совпадение, его тоже так звали, был старообрядцем. Идем дальше, судя по тестам у тебя набор знаний характерный не для палубного матроса, а для специалиста. Но наш беглец был помощником корабельного плотника, совпадение, надо же твой предок - плотник, столяр, резчик по дереву. И устроился он на казенный оружейный завод! Я навел справки, в той местности, наш беглец родом, существовал такой промысел, как кустарное изготовление охотничьих ружей и винтовок...
   -Может быть, что-то в этом есть, - вслух размышлял Александр, вновь листая страницы, - черт, голова совсем затуманилась от этой древней канцелярщины, это ж надо такие обороты речи, Гоголь нервно курит в сторонке.
   Работа по дереву у него в роду дело семейное, только со временем видимо потребность отпала. Дед был мастером на все руки с целым арсеналом хитрых инструментов, отец уже похуже, хотя баню срубить мог, а вот он, Сашка дегенерат, только лобзиком немного выпиливает. Дедовские инструменты все уже давно исчезли, только плотницкий уровень остался, здоровенный медный с клеймом 1862 года, хранится как реликвия и как пресс для бумаг. И все равно много непонятного, он воевал, был награжден, но зачем тогда потом дезертировал и всю остальную жизнь скрывался под чужим именем? Сплошные загадки...
   -Извини, Саша мы не хотели тебя обидеть, - Светлана попыталась утешить его, - мы слишком мало знаем о том времени... Архивы в Севастополе частично утеряны, поэтому как там складывалась жизнь твоего предка неизвестно, может, у него иного выбора не было? Не будем его заранее осуждать, неизвестно, как бы ты поступил на его месте...
   -Вы предлагаете мне продолжить эксперимент? Стоит ли?
   -Обязательно! Мы ходим где-то рядом с крупным открытием, возможно, не менее значимым, чем открытие радио или рентгеновского излучения, - заглянул ему в глаза Сергей, -нельзя останавливаться. Я тебе еще не все сообщил, мой коллега - американец, разработчик аппаратуры, утверждает, что в самых первых опытах положительные результаты были! И они проводились на той самой установке, что сейчас у нас стоит в "Заречном". А еще интересный факт, все участники успешных опытов как-то связаны с СВЧ-техникой, одни по работе, у других несчастный случай и так далее... Доступа к досье этих людей у меня нет, скорее всего их уже не найти, такой порядок там в штатах, так что остался у меня только ты, выручай друг...
   -Уговорил, значит с Нобелевки мне бутылка! - Александр нехотя, через силу согласился, хотя так и не понял почему, просто наваждение какое-то нашло, - кажется и Игорь подошел, вон за окном тень мелькнула, ну что до встречи завтра в "Заречном"? Пойдемте, я вас провожу до калитки.
  
  ..................................................................................
  
   И снова, как и в первый раз, приходится искать дверь в бесконечной ограде профилактория, ощетинившейся черным железом, но в этот раз Сашка не выдержал, благо тело после тренировки просто требовало движения, разбег, бросок и как там далее у Высоцкого? Забыл, ладно главное забор остался за спиной. Вот и знакомый корпус 3В, в дверях привычно ударил в нос специфический застарелый запах больницы, комната номер семь на втором этаже. Пресекая порог, он опять отметил странное ощущение, как в тот самый первый раз. Но "ничего сверхъестественного не существует", пришла в голову мысль, из доброй детской книжки и он шагнул навстречу судьбе. На этот раз, правда, в глаза бросились некоторые новшества. Облаченная в кокетливый полупрозрачный белый халатик Света протянула ему большие черные амбушюры наушников.
   -А это еще зачем? Раньше ведь не было?
   -Да я подумала, что раз гипнозу ты не поддаешься, то шум моря поможет тебе быстрее уснуть.
   -Моря? Да нет скорее шум мотора, как сажусь в машину, так сразу и засыпаю, привычка уже выработалась. -Александр улегся на застеленную клеенкой кушетку, стараясь не натягивать сильно кабели идущие к шлему-антенне. Устроился удобнее, но тут же вскочил, после того как заметил вьющийся из вентиляционных отверстий голубой стойки дымок...
   -Последняя плата вылетела, больше в ЗИПе нет, и транзисторов нет для усилителя сверхвысокой частоты, кончились давно, - сокрушался Сергей, - и еще куча всего за кампанию, вплоть до блока питания. Предохранитель целый гад, как самая ценная деталь, прямо закон подлости в действии...
   -Да ерунда, тут работы на полчаса, - с утра Сашу просто распирал оптимизм, -вдвоем мы все быстро восстановим, я займусь блоками питания, а ты УСВЧ, и гетеродинами.
   Но "полчаса", как всегда бывает, затянулись до обеда, а потом за окном уже начало смеркается.
   -Может, придумаем что-нибудь, - наш "подопытный кролик" уже в пятый раз разглядывает расстеленные на кушетке и на полу "портянки" схем, - а зачем вообще УСВЧ тут нужен? Я вот смотрю, ремонтные перемычки есть в схеме для его обхода, можно подать сигнал на входы антенн прямо с задающих генераторов.
   -Вытянут? Подожди, я другой осциллограф принесу, совсем забыл, что он у меня с собой в эту поездку, - Сергей исчезает, и через пять минут появляется с прибором.
   -А ну покажи, это что цифровой? На СВЧ диапазон? Господи, а я с таким сундуком на работе мучаюсь, целый стол занимает, - Сашку начинает глодать профессиональная зависть, - живут же люди, я погляжу...
   -Нет, там просто встроенный мультиметр и генератор, но машинка добрая, Хьюллет-Паккард. Вот, смотри амплитуда в контрольной точке, в полтора раза занижена, не хорошо...
   -А если этот резистор снять? И вот тот за кампанию? - паяльник снова впивается в аккуратную зеленую плату, - Уже лучше, правда все равно мощность на выходе в четыре раза меньше чем положено, если судить по документации.
   -Плохо, есть еще варианты?
   -Для аналоговой техники это не страшно, у меня кое-где в стволах и на порядок мощность занижена на передачу, но все равно все работает и все показатели на приеме в пределах нормы. - Александр устал, ему надоела эта возня.Они уже и так три часа потеряли с блоком питания, поскорее бы закончить и вперед за пивом, первоначальный энтузиазм у него уже давным давно угас, - давай собираем быстрее, пока это чудо работает еще...
  Наконец, последняя плата была вставлена в корзину стойки, и Сашка снова поступил в распоряжение Светланы. Опять кушетка, смешной шлем на голове, шум моря в наушниках и неожиданно, провал в небытие... Ослепительный солнечный свет в глаза, ветер бьет в лицо, и пальцы обжигает холодный металл поручня. Словно повторяется вчерашний денек, снова под ногами едва-едва дрожит, окрашенный в ярко красный цвет рифленый пол площадки. Говорят, что природа Предуралья некрасива, здесь нет ни ярких красок юга, ни специфической экзотики севера, средняя полоса, ну очень средняя одним словом. Но сегодня ярко сияет солнце и с высоты 150 метров все выглядит просто великолепно, невозможно отвести взгляд от расстилающейся внизу зеленой массы леса, плавно переходящей на западе в синеву водохранилища. Тут можно смотреть весь день, жаль бинокль забыл прихватить, но надо спешить, а что он тут делает кстати? Рука ощупывает карманы спецовки, похоже, сегодня он поднялся наверх для замены ламп СОМ, что это обозначает сказать трудно, в одних документах "сигнальное освещение мачты", в других "система освещения мачты", отечественная техническая литература просто напичкана подобными головоломными сокращениями, язык сломаешь. Две из трех на концах реев он сменил легко, но вот с последней
лампой возникла неприятная проблема, не удалось даже дотянуться. Александр в сердцах выругался, создатели этой хитрой конструкции, похоже, посчитали, что обслуживать ее будет горилла, или шимпанзе, у человека нет таких длинных рук и быть не может. Инструкция запрещает выход за ограждение, требует работать в каске и использовать страховочный пояс, вспомнил он. Ну что же рискнем, решил наш "альпинист", что в первый раз, что ли нарушаем? Щелкнул замок карабина, и вот уже за спиной пустота, тонкий в три пальца ширины уступ под ногами и рука тянется к плафону, и все равно не достает, обидно, всего пять сантиметров не хватает. Ничего, еще шаг, подойдем поближе, все равно надо не просто отвернуть, но и удержать тяжелый стеклянный колпак, для этого нужны обе руки. И вот в момент, когда противно заскрипев, плафон стал отворачиваться, внезапно исчезла опора и... Может, отломился проржавевший порог, соскользнула нога, неловкое движение или что-то другое - этого он так и не узнает уже никогда... Только резкая боль в растянутой левой руке, внутренности в животе сжались в плотный тугой комок, да волосы свободно ворошит <ветер, каска, больно царапнув по лицу расстегнутым ремешком, отправилась в свободный полет. В голове взрывается только одна мысль - "куда я зацепил карабин?". Ведь если за горизонтальную часть ограждения, то все в порядке, а вот если за вертикальную - там тонкая арматура, она не выдержит вес взрослого человека. Но к счастью, самообладание не покинуло нашего героя, однажды ему уже приходилось падать, ничего обошлось. Левая рука зацепилась в падении за нижнюю часть перил, так хорошо, теперь ухватился правой, адская боль немного ослабла, остается надеяться, что все же мышцы не пострадали. Медленно, подтягиваясь правой, и перехватываясь левой рукой, скрипя зубами от боли, он полез вверх по ограждению, и наконец, появилась возможность закинуть ногу...
   Все выкарабкался -
ура, жив, победа! Теперь можно перевести дух и высказать все, что накопилось о сексуальных пристрастиях создателей этой кривой мачты, ну и начальство помянуть добрым словом. Теперь вперед и вниз как у Высоцкого, решил Алекс, так его частенько в шутку называли друзья, на сегодня хватит, больше я сюда не полезу, пусть нанимают альпинистов. Но что это? Куда делись его прекрасные перчатки, честно выменянные за две бутылки поддельной водки "Распутин", у красильщиков-верхолазов, красивших вышку в прошлом году?
   -Каску не жалко, у меня еще одна есть, - мелькнуло в голове, - А вот перчатки такие, где теперь я найду? Хорошие ведь немецкие, фирменные. Как они вообще могли с рук соскочить? И тут внезапно он понял, что под пальцами совсем не холодная сталь поручня ограждения, и не скользкий пластик кабеля, а толстая пеньковая веревка. Откуда она здесь взялась, галлюцинация, что ли у него, что за чудеса тут творятся? Быстрый взгляд вниз, и мать... там близко, совсем близко черная вода покрытая белыми барашками волн. Ужас парализовал на некоторое время Сашку, и только резкий и болезненный тычок в бок под ребра вывел его из ступора.
   -Шевелись чОрт! - рявкнул басом в самое ухо кто-то невидимый справа сзади. Дальше все было "как в кино", хотя нет, скорее в компьютерной игре DOOM, в которую приходилось иногда "рубиться" с коллегами в обеденный перерыв по сетке, но только в режиме демонстрации. Тело выполняло всю работу "на автомате", без его, Сашки участия, вот только боль, холод, страх - такого в той игре не было! Наверху на рее он вместе с другими что-то держал и подвязывал, руки сами ловко манипулировали <веревочками и шпеньками, потом всех согнали вниз, но и там работы хватало. Подгоняемые свирепым матом команд матросы метались по качающемуся кораблю, что-то крепили, что-то крутили, судно отчаянно скрипело, нет, даже скорее стонало всеми сочленениями, словно умирающий человек в агонии. Массы, перекатывающейся через палубу, воды постоянно ободряли работающих людей холодным душем. Рядом в волнах болтались еще две такие же "яхты". Рев ветра и раскаты грома сливались с шумом и плеском волн, обдававших пеною всю палубу. Молния на мгновение освещала мачты корабля, темное, почти черное, волнующееся море и седые гребни огромных волн - незабываемая картина!. Судно раскачивало, как детскую колыбельку, и оно прыгало по волнам, то поднимаясь, то погружаясь в морскую пучину.
  Наконец наступил момент отдыха, вроде бы все убрали и закрепили, промокшие насквозь люди сгрудились возле какой-то кадки, кутаясь в потертые рваные шинели, к удивлению Александра некоторые попытались закурить трубки, другие что-то бормотали, поминали святых или просто ругались, не разобрать. Молодой матрос стал громко, с каким-то надрывом молится, и ему тут же щедро влепили затрещину, да и не одну.
   -Чего воешь, окаянный? Душу всю надорвал! Я те еще..., - разошелся седой боцман, - сейчас за борт сукина сына выкину!
   -Да уж, народ тут собрался тихий и богобоязненный, недаром видать так кораблик назвали "Три святителя", - только и подумал наш "моряк", - а ведь все равно утонем на хрен, дело похоже к этому идет, а я дурак обрадовался, что не упал с рея. Там хоть быстро, а так помучаешься еще несколько часов.
   Постепенно накопившаяся усталость дала себя знать, и на какое-то мгновение победила ноющую боль в пострадавшей руке, и тогда он буквально свалился в короткий сон, прямо там, у мачты, где стоял. Словно сквозь вату, откуда-то издалека его настойчиво звал знакомый женский голос.
   -Черт, это Света, но откуда, почему она здесь? - юлой вертелась в голове дурная тяжелая мысль, но слух продолжал радовать галлюцинациями, - а вот и заговорил Сергей, кажется, он ее успокаивает?
   С невероятным усилием открыв глаза, словно веки налились свинцом, Сашка тотчас дико заорал от радости, разглядев плафон люминесцентной лампы на потолке. Черта с два, он не утонет, он дома, все ЭТО просто кошмар, галлюцинация, бред! Потом он еще долго будет приходить в себя, одновременно разглядывая комки старого серого поролона, зажатые в кулаках.
   -Один в правой, один в левой, надо же, выдрал из этого слежавшегося до состояния камня древнего ложа? Прямо сквозь толстую кожу и клеенку, - взгляд невольно блуждал по комнате и лицам собравшихся, на шум прибежали Сергей с Игорем и еще пара каких-то теток "врачих", - Я случайно Свету, не ударил, пока тут в себя приходил?
  Нет, слава богу, в порядке она, только бледная, белее своего халата. Медицинские тетки недовольно поворчав ушли, Игорь поспешно захлопнул за ними дверь. Светлана тем временем осторожно присела рядом на краешек кушетки.
   -Саша, как ты нас напугал! Как ты себя чувствуешь? С тобой все в порядке?
   -Как видишь живой, - с трудом выдавил он из себя, и тут неожиданно вырвалось, - Серега, будет тебе Нобелевка, получилось! Я там был! Там на этих чертовых "Трех святителях"...
   -Я такси вызвал, поедем ко мне в гостиницу, опишешь все подробно, на свежую голову... иначе, забудешь.
   И только тут в первый раз до нашего Александра, что он теперь ничего в этой жизни забыть не сможет, даже если захочет.
  
  На следующий день...
   -А это, тогда... в школе, на физкультуре, действительно было? - Сергей с нетерпением ожидал ответа, - и ты помнишь, все мелкие детали тоже?
   -Да конечно, Серега, ты гений, установка работает! Я теперь могу восстановить поминутно этот день, и любой другой если потребуется. Что, не веришь?
   -Но... может совпадение? Или это воображение у тебя разыгралось после вчерашнего стресса?
   -Давай, бери с полки любой справочник, открывай наугад страницу, но мне не показывай! Номер какой? Так там... - Александр быстро пишет и чертит на попавшем под руку листке, - Смотри, ну как? <Совпадает? У меня привычка быстро просматривать книги, и вчера я обнаружил, что могу вспомнить содержание каждой страницы.
   -Невероятно, черт возьми, это надо зафиксировать на видео, иначе нам не поверят! Сможешь хорошую камеру и оператора достать хоть на день? Ты же вроде на телевидении свой человек?
   -Да не спеши, успеем еще, прости, а твою жену я не обидел? Шампанское подействовало, и язык развязался, отвык от спиртного.
   -Насмешил только, говорит, что так и знала, что все мужики извращенцы, - Сергея самого просто душит смех, - обещает проделывать это упражнение регулярно, каждый день, чтоб я ее не разлюбил!
   -Прекрасно, значит, сохранит фигуру, да и детям пример, пусть спортом занимаются! - шутка оценена по достоинству, - а куда своих
   близнецов дел? Опять в Москве оставил?
   -Привез, у тещи на даче живут, в субботу хотел пригласить тебя на шашлыки, но вот теперь даже не знаю, надо срочно поставить в известность партнеров-американцев и наших в Москве, подготовить отчет, да и Игорек тут еще покою не дает, у него свои соображения.
  
   И все же, Светлана... остался неприятный осадок. Сашка снова извлек из памяти события вчерашнего вечера. Вот он рассказывает о том, как попал на корабль в штормовом море, как работал вместе с остальной командой, и далее вплоть до слов молитвы, за которую побили слегка несчастного матросика. Игорь, уточнив некоторые детали, и забрав заветные листки с записями последнего "допроса" отправился к себе, и тут Светлана решила заодно проверить, что получилось со стимулированием памяти после эксперимента, слишком уж подробно и в мельчайших деталях он описал события, неужели и тут удача? Смешной вопрос, вспомнит ли он, когда Сергей в первый раз обратил на нее внимание? Когда, где и при каких обстоятельствах? Вероятно, в других условиях Сашка бы подумал, прежде чем отвечать, но алкоголь оказал ему медвежью услугу... И началось, прямо как в сказке, вдруг, как будто это все было вчера, совсем без усилий он увидел, тот уж давно канувший в Лету день. Словно цветное трехмерное кино со стереозвуком, да нет, это не иллюзия, не кино, никакая техника не передаст так точно запах пота, усталость мышц, а ладони просто горят... Желтые стены душного школьного спортзала, окна затянуты сеткой для предохранения от ударов мячей, идет урок физкультуры во 2А классе. Сергей и Саша только что слезли с турника и отдыхают, присев на краю мата. Сегодня им хорошо, учитель видимо забыл про мальчиков, уделяет все внимание исключительно прекрасной половине класса, всегда бы так. Рядом высокая худенькая блондинка вместе с другими девчонками встает на "мостик", длинная коса свешивается вниз до самого пола, и вот тут он замечает нечто необычное, из ряда вон выходящее.
   -Серега смотри туда, толкает он локтем приятеля и уже шепотом, - да не на физрука, на Светку! У нее под трусами плавок нет!
   Приятели замирают, а маленькая гимнастка ловко согнулась дугой, штанина спортивных трусиков у нее все дальше и дальше смещается в сторону, и вот уже видно то, что обычно девочки скрывают под одеждой. Серега заливается краской, но не в силах отвернутся, для него это зрелище в новинку, когда еще увидишь свою соседку по парте в такой интересной позе. А Сашка абсолютно спокоен, он уже третье лето подряд проводит с двоюродными сестрами у бабушки в деревне, и не только неоднократно видел скрытые девичьи прелести, но даже ухитрился, потрогал сестренок за интимные места. Нет, никаких игр в "доктора" не было, просто дети мылись вместе в маленькой и тесной деревенской бане. Когда ему поручили намылить младшую Ольгу, то он случайно и старшую так же задел снизу, за что был жестоко бит веником, чтоб не баловался. Вот кажется и весь его "богатый" эротический опыт к тому времени. А еще было ежедневное совместное купание в укромном уголке заросшего камышом тихого пруда, правда в последнее лето старшая из сестер Лена начала стеснятся и не снимала трусики в отличие от Оленьки. Но эти игры не в счет, как и одна большая кровать на троих, где они просто спали, набегавшись и наигравшись за день.
   -Вот дуреха, смотри, как старается, мокрая уже вся, прямо блестит от пота, - вырывается у него, - а они потом еще через "козла" будут
   прыгать! Посмотрим, раскроется у нее эта щелка или нет, когда она ноги пошире разведет в стороны? Но Александру не повезло, физрук погнал его в кладовку за мячами, так что зрелище целиком досталось на долю друга, и когда он вернулся нагруженный сеткой с оранжевыми "арбузами", тот уже что называется "поплыл". К счастью для них этот урок был последним и никто не ничего заметил. Такие вот "приятные" детские воспоминания. Светлана, скорее всего, ожидала услышать что-то светлое и романтическое о записочках, подкинутых в портфель, заигрываниях на уроках, свиданиях, а тут все просто и кондово до безобразия. Лопнувшая резинка у Светкиных трусиков определила в судьбу его лучшего друга. А почему у него так просто и легко не получилось? Где же она, его "резинка"? Когда она разорвется? Может, ее нет в этом мире совсем? Ответов на эти вопросы пока не было.
   -Не переживай, Саша, - попытался отвлечь друга от печальных мыслей Сергей, - мы же тогда были совсем маленькие, в таком возрасте малыши еще голыми по пляжу бегают и ничего, никто не обращает внимания. Собирайся, пойдем в "Заречный", у моего братца, будь он неладен, снова возникла гениальная идея, надо проверить. Да совсем забыл спросить,как далеко назад в прошлое ты сможешь "прокрутить" свою память?
   -Примерно до трех с половиной лет, а далее, даже не знаю, как описать, - Сашка задумался, - Вот хорошее сравнение, словно цифровой ТВ сигнал при сильной помехе, изображение рассыпается на мелкие сегменты -"квадратит", как у нас говорят, и звука нет, шум только. Интересно почему?
   -Есть мнение, что как раз до этого возраста дети видят мир по-другому, мозг у них не так как у взрослых обрабатывает поступающую информацию, но это только гипотеза, предположение, достоверных данных нет. Возможно теперь появятся.
  
   К вечеру вся компания снова собралась в уже ставшим привычным профилактории, в комнате на втором этаже. Обстановка в уже знакомом помещении номер семь изменилась, появился письменный стол, вместе с ним еще парочка стульев, а на широком подоконнике пристроились электрочайник и потрепанный переносной телевизор Sony, явно знавший лучшие времена. Разговор, или точнее монолог в исполнении Гарика продолжался больше часа, смысл Александр улавливал с трудом, и от нечего делать рассматривал холеные руки служителя Фемиды, они прямо так и летали, привыкший к выступлениям перед аудиторией в судах, Игорь оживленно жестикулировал. Наконец поток пустопорожних фраз иссяк, и наступила развязка.
   -Алекс, ты не ошибся, когда указал, что в первый момент мог управлять своего телом предка?
   -Нет, пока меня там наверху не ткнули в бок, это был "я"! - обращение "Алекс" не понравилось Сашке, "этот" не должен его так называть за такое можно и в "морду", но виду он не подал, - Позднее да, превратился в стороннего наблюдателя.
   -И до самого конца? - снова донимал его Игорь.
   -Не совсем я же все указал в отчете что, примерно за пять минут до возвращения обратно, снова "получил управление", мне так показалось, по крайней мере.
   -Извини Саша, надо было тебя сразу в курс дела ввести, - наконец принял участие в беседе Сергей, - есть небольшая вероятность, что ты не просто увидел то отдаленное от нас время глазами предка, а совершил путешествие в прошлое.
   -Исключено, я был здесь и лежал на этой чертовой кушетке, и никуда не перемещался, - Александру эта идея как то сразу не понравилась, - Светлана сможет подтвердить, если не верите.
   -Тело твое было здесь верно, а вот сознание, или возможно копия сознания, отправились в прошлое, - не унимался Сергей, - вот если бы ты смог вернутся туда еще раз, то мы бы проверили это предположение. Саша задумался, в его голове, как на монтажном столике лента прокручивались события той безумной ночи. В самый первый момент определенного "рулил" он, даже смешно, стоял на рее и не знал, что делать, тупо уставившись вниз на черные волны. Потом толчок и все, превратился в наблюдателя и так почти до конца приключения. Если бы "дедушка", так ласково окрестил он своего тезку-предка не взял бы на себя вовремя управление, то они бы оба погибли, сорвавшись с мачты. С другой стороны, в спокойной обстановке "дедушка" вполне мог дать поработать Сашке, просто из интереса, почему бы нет? По крайней мере, он сам бы так обязательно поступил...
   -Что можно сделать? - сразу возник у него вопрос, - я ведь не могу доставить из прошлого никаких материальных подтверждений своего пребывания там?
   -Не спеши друг, давай разобьем эту сложную операцию на этапы, - у Сергея уже был готов ответ, - Сначала ты просто убедишься, что можешь "его" контролировать, надо совершить некое действие, которого твой предок сам не в состоянии проделать.
   -Морду, что ли капитану той калоши набить? - глупая шутка Александра не вызвала ожидаемой реакции, только Игорь улыбнулся, - так расстреляют меня, тьфу и его тоже, или на каторгу отправят. Что там по закону за это положено?
   -Нет, что-нибудь не столь брутальное, - поспешно вставила Светлана, - просто напиши на стене, формулу закона Ома, например.
   -Хорошо я согласен, до обеда успеем? Если дело только в проверке "управляемости", то нет смысла затягивать процесс на многие часы, двадцать минут хватит за глаза. Вот только чай допьем и сразу приступим.
  
   В этот раз все произошло очень быстро, он даже не понял, успел заснуть или нет. Только закрыл глаза и снова открыл их уже в новом, чужом мире. Здесь тихо вздыхает море за бортом корабля, но об это можно догадаться, только по слабой вибрации массивного деревянного корпуса. Яркий дневной свет льется сверху через открытый люк, стамеска под рукой послушно входит в ровную поверхность деревянного бруска. Стоп, решает он, и инструмент с глухим стуком падает на пол. Александр осматривает пальцы, ладони, все на месте, шрамов и кровавых мозолей нет, сжимает кулак - совсем неплохо, похоже его "дедушка" умеет пользоваться по назначению и таким "инструментом", вот и ссадины характерные в наличии имеются. Теперь лицо, на ощупь вроде чисто ни синяков, ни опухолей, значит, дрался в последний раз удачно, на теле нет повреждений, но он поторопился с выводами! Спина, господи такое впечатление, что кожу содрали везде, любое прикосновение отзывается дикой болью, похоже "деду" тут досталось? Ладно, решает он, оставим пока проблемы предка в стороне, надо что-то делать, у него в запасе всего лишь двадцать минут. На закопченной масляным светильником стене медленно возникает рисунок, спираль, вертикальные и горизонтальные линии, стрелка и опять линии - вот и все, готов знак "почетный связист". Минутку, а почему мы рисуем левой рукой? Похоже, наш "дедушка" левша, теперь попробуем то же самое нарисовать правой, чудесно, трудно найти хоть одно отличие. Жаль, здесь нет боксерской груши, попробовать бы некоторые приемы и удары, левша и правша одновременно, это должно быть круто... Тихо звякнув, шило падает обратно в ящик с инструментами. Значок бы мне и в нашем "будущем" не помешал, - мелькает вдруг у Сашки, совершенно неуместная мысль. Теперь пора домой, глаза надо закрыть, медленно считаем до... 10, 11....64,65, и вот солнечный свет, слабо проникающий сквозь веки, вдруг приобретает ярко-белый искусственный оттенок, все приехали! Слава богу, он дома, так тут с этими опытами и истинно верующим из атеиста станешь...
   -С возвращением, - встретил его Сергей, - на этот раз без вандализма обошлось, кушетка не пострадала и это уже хорошо.
   -Да, действительно удачно получилось, я проверил. В спокойной обстановке мой "дедушка" отдает управление по первому требованию.
   -Контакт с ним установить не пытался? - влез неожиданно Игорь, - информацию о местных условиях от него получить?
   -Нет, действовал, как договорились, нарисовал на стене колебательный контур и обратно скорее, - неожиданный вопрос озадачил Александра, так что он даже забыл на время про свою неприязнь к собеседнику, - как я с ним общаться должен?
   -Может путем обмена мыслями? Или даже воспоминаниями? - предположила Светлана, - ты не можешь вспомнить, что с ним происходило, ну хотя бы в последние два года?
   -Нет, не могу, закончим на сегодня?
   -Пожалуй ты прав, пока хватит, - и снова Игорь, - надо прикинуть, не сможет ли твой предок создать некий артефакт, хотелось бы получить материальные свидетельства твоего пребывания в прошлом.
   -Это как, бутылку что ли с письмом за борт, - шутка и на сей раз никого не рассмешила, - как вы ее через 150 лет найдете?
   -А бутылка это мысль, - предложение, кажется, понравилось Сергею, - просто надо найти для нее подходящее место, тайник одним словом. Но можно попробовать и надпись на скале или стене дома оставить.
   -Вот этим я и займусь, попробую выяснить, какие здания остались с того времени в городе, - проявил вдруг инициативу Игорь, - вот только придется отправиться туда, заодно и отдохну, недели две хватит точно. Как раз собирался в те края, попытаюсь совместить приятное с полезным. Связь будем держать через е-майл... пусть для начала, наш морячок попробует просто зарыть бутылку с письмом. Где? Даже не знаю, надо на месте решать.
  
   Пока Игорь обследовал окрестности Севастополя, Сергей уговорил Александра совершить еще одно путешествие в прошлое, ненадолго, примерно на час, просто для дальнейшего ознакомления с "дедушкой" и изучения окружающей обстановки. Сашка уже не опасался, даже интересно стало, этакое трехмерное кино со стереозвуком и интерактивной связью, прямо фантастика!
  
   -Я просил вас, господин мичман, наблюдать за тем, чтобы одна вахта мыла свое белье в понедельник и четверг, а другая во вторник и пятницу, как было приказано, а у вас вечно выходит путаница, эдак нельзя. Надо внимательнее относиться к тому, что вам поручено. Вы считаете, в плавании можно ходить в грязном тряпье?! - бухает откуда-то с небес грозный начальственный бас. Сашка замер на полпути, наверху на палубе что-то происходило, но он не мичман, значит, его это дело не касается, и машинально вычесывая пятерней из волос стружку, продолжил свой путь. Но не успел он выбраться из проема люка, как сразу был взят, что называется в оборот.
   -Я говорил тебе, каналья, чтобы ты мне напомнил о мытье белья, уж не думаешь ли ты, что я его буду мыть! - молоденький безусый мичман просто кипел от ярости, того и гляди фуражка под облака у этого "чайника" взлетит!
   -Никак нет, ваше благородие! - быстро ответил Сашка, скорчив дебильно-уморительную рожу, но испуга нет, скорее его разбирает смех, уж очень комично выглядит юнец, этот не ударит точно. Но впредь надо осторожнее, кто его знает на кого тут еще можно еще напороться... не от всех отделаешься просто "включив дурака", это наш современник хорошо усвоил из собственного армейского опыта.
   -Смотри ты у меня! Сегодня же с двух часов ночи чтобы у меня уже грели воду, достали ведра, каменья и песок и разложили все на досках. Не сделаешь, все зубья вышибу!
   -Слушаюсь, ваше благородие! Так точно! Есть! - вслух, а про себя добавил, - Да пошел ты дурень в эротическое путешествие. Сопляк...
   И все, разнос окончен, отвело душу "их благородие" на первом попавшемся матросе и убежало, оставив Александра в недоумении, его, что пока отсутствовал в звании, что ли повысили? Он еще плохо разбирался в местных реалиях, но организация стирки белья явно не по его части. Кажется и все остальные "нижние чины", судя по улыбкам на лицах того же мнения.
   -Ну что принес? Дуй живее сюда, пока начальства нет! - зовет уже знакомый, боцман, поглаживая пышные усы, - Этот желторотый - мичман Лихачев, он первый день и ни черта в службе не понимает, а про белье я слыхал. Давай скорее дьявол, курить страсть, как хочется, прямо помираю!
   Сашка разворачивает принесенный узелок, на свет появляются деревянные трубки и ложки, матросы разбирают немудреные поделки и вот уже возле бочонка с водой струятся к небу дымки. Он оглядывается, офицеров вблизи нет, народ ведет себя свободно, некоторые даже улеглись на палубу, похоже наступило время для отдыха? И тут, словно в голове у него выключили и снова включили рубильник, тьма и снова свет, и знакомый плафон на потоке в "Заречном" перед глазами...
   -Почему так быстро? Собирались же на час?
   -С электропитанием проблемы... Местные чубайсы мудрят, обесточили профилакторий. Звонил на подстанцию, ответили, что это веерное отключение, вследствие аварии, обещают восстановить через два часа. Поехали ко мне пообедаем пока.
   -Не отказывайся Саша, обижусь, я тебя своими фирменными пельменями накормлю, ты таких еще не пробовал, - спешит, как всегда, вставить свои пять копеек Светлана.
  
   Они возвращались обратно, елочки за кюветами объездной дороги сменились пестрыми скворечниками дач на миниатюрных участках, значит уже близко, вот и родная вышка телецентра видна отчетливо, как вдруг Александра словно ударилотоком. Внезапная, неожиданная мысль...
   -Сергей притормози!
   -Что случилось? - удивился друг, но замедлил скорость, и плавно съехал на обочину, мотор "шестерки" чихнул и заглох.
   -Светлана, помнишь, ты говорила, про возможный обмен воспоминаниями между мною и "дедушкой"?
   -Но у тебя же ничего не вышло? Кроме отрывочных сведений на первом тесте.
   -В том то и дело что получилось! Оказывается, я знаю имена и фамилии его сослуживцев, а так же некоторые факты из жизни "дедушки" и еще...
   -Прекрасно! Надо быстрее, зафиксировать на бумаге все, что ты узнал, говорила же я Сергею и не раз, чтоб завел диктофон.
   -Мне тут в голову пришло, что если мы с "дедом" обменялись воспоминаниями, значит, и он что-то от меня получил? И без моего контроля уже два часа гуляет? Что он местным там успеет рассказать? Машина резко рванулась вперед, и Александру даже пришлось упрашивать друга ехать помедленнее, не спешить, а то встреча с предком произойдет у него чего доброго на том свете.
  
   Он успел, ну скажем так, почти успел... На баке корабля "Три святителя" собралась немалая толпа матросов <подымить и поговорить. Бак, то есть передняя часть судна, заменял им клуб и курительную комнату. Матросы курили подле кадки с водою из своих коротеньких трубочек, весьма метко именуемых носогрейками, и, мало стеснясь присутствием младших офицеров, обычно вели различные беседы.
   -Врет Сашка! - в голосе старого матроса звучала обида, - лодки подводные, торпедо, эдак, ведь супостаты нас утопят прямо в Севастополе, даже в море выходить не надобно...
   Это ораторствует Прокофьич - тип матроса старых времен, уникальное явление в своем роде. У него в Севастополе, в Корабельной слободе, старуха жена и трое детей, но он, кажется, не знает другой родины, кроме своего старого корабля. Таких среди команды "Святителей" всего трое или двое, морская служба явно не способствует долголетию. Лицо его так обветрено бурями, что цветом своим напоминает лица краснокожих, а руки всегда черны от смолы. У него одна характерная особенность - терпеть не может пароходов, а равно и любых технических новинок.
   -Прокофьич, а ты водолазов намедни не видел? На прошлой же неделе работали рядом с нами, колпак медный с окошечком на голове, по длинной кишке им со шлюпки воздух подают. Так вот и...
   -Молчи Цыган, много ты знаешь? Вот поплаваешь с мое... Лодки, водолазы, б... Какой из тебя матрос! Тебе только кочегаром быть на пароходе. Вчера первого свеженького ветерка испугался!
   Произнеся с достоинством это глубокомысленное изречение, Прокофьич потушил свою трубку, бережно спрятал ее в карман и с азартом сплюнул. Александр заглянул за борт, в прозрачной воде хищные силуэты стальных акул еще долго не будут угрожать величественным парусникам, грациозно скользящим по глади моря. Но Цыган, а точнее Цыганков, прозвище получилось из фамилии, внешность у него самая что ни на есть славянская, абсолютно прав, время парусов уходит в прошлое. Вот только ясно это станет всем после войны. Инцидент, кажется, исчерпан, байкой больше, байкой меньше, народ со временем забудет. Вон они уже опять баб обсуждают, Цыган о своих приключениях с поповской дочкой заливает, Баркова на них нет, сочинители. Прокофьич целиком переключился на воспитание подрастающей смены, привязался к молодому матросику Семенову, тому самому "любителю церковного пения", и бранит за вчерашнее происшествие, на забаву всем собравшимся.
   -Непутевый ты парень я вижу! Я думал, ты о путном хныкал, а тут на-кось нашел время думать о девке! Нет, ты это дело брось.
   -Теперь как будто и нестрашно, дяденька, - оправдывается тот. -А в сражении как, дяденька, пострашнее будет?
   -В сражении?.. Сражение - это брат, такое дело! Верь моему слову, я старый матрос, худого не скажу. В сражении брат, ни на кого не надейся, как только на Бога. Видишь турку - стреляй, товарищу помогай, командиров слушай, старших матросов почитай, потому, значит, старшие более твоего разумеют. А то будешь как Цыган, Сашка-плотник и другие бездельники линьков получать!
   Последнее высказывание вызвало прямо бурю веселья среди матросов, пряник тут в дефиците, зато кнутом начальство щедро одаряет всех, не исключая и старожилов. Но суровый ментор не унимался, воспитание продолжается.
   -Нет, ты вот что мне, - начал он опять, - Ты на своего барина обижаешься, что он тебе жениться не дал и в матросы сдал?
   -И невесте твоей поди, барин юбку задрал? - в такт раздается из-за кадки, судя по голосу, замечание вставил Цыган.
   -Тьфу на вас охальники, опять все на баб свели! Нет, ты Семенов век за барина Бога должен молить. Ты скажи, под чьей командой состоишь?
   -Господин капитан Кутугов? - неуверенный ответ, опять вызывает смех всего бака.
   -Кутуров! А кто над ним старший?
   -Не знаю дяденька, - опять веселье...
   -Дурак, деревенщина! Видно, что сейчас от сохи. - не выдерживает Прокофьич, - Над их благородием капитаном начальник наш флагман, их высокоблагородие Новосильцев, а старше его только САМ Корнилов!
   -В рот... всех бы этих благородий, житья от них нет, - полушепотом, сдавлено кто-то произносит на баке, и на минуту устанавливается гнетущая тишина, все как бы испугались этой мысли... даже Прокофьич. Но вскоре он возвращается к прерванному занятию.
   -Велика беда, в матросы сдали. А по-твоему как, в солдаты, что ли? Ты думаешь там, меньше бьют? Нет брат! У нас линьками только лодырей дуют, а господа и вовсе не дерутся! Идет сам Владимир Алексеевич или Павел Степанович, а мы только шапки снимаем. Да и то, иной раз скинешь шапку, а их благородие только рукой машет, занимайся дескать своим делом, неча на пустяки время тратить.
   Бак никак на этот раз не никак не прокомментировал поучение старого матроса. Все обстояло с точностью до наоборот, они дико завидовали "береговым крысам", как же, постоянно в тепле и баба под боком, поэтому безжалостно били их при всяком удобном случае... Ну и все, представление закончилось и ему пора вниз, решает Сашка, после последнего шторма у плотника работы невпроворот, но возле люка на него неожиданно налетел мичман Лихачев.
   -А чего же братец скрывал, что грамотный? Тебя бы сразу в унтер-офицерскую школу направили, - мичман, похоже, сожалел о глупом разносе, учиненном утром Сашке, - Где про подводные лодки вычитал, если не секрет?
   Да уж подставил "дедушка", пока он там, в будущем наслаждался Светкиными пельменями, "дед" решил удивить сослуживцев, феерической мешаниной из "20000 лье под водой", "U-751" и просто разрозненных фактов почерпнутых в памяти Александра, в собственной "народной" обработке. К несчастью, еще и мичман услышал, "загорелся идеей" придется теперь как-то выкручиваться, объяснять...
   -А я ваше благородие грамотный только наполовину, писать не умею, самоучка.
   -Жаль, а где же ты книги взял про подводные корабли? Я пока в корпусе учился, интересовался, но так ничего и не нашел путного.
   -Так у нас, енто ваше благородие в деревне у старичка одного, ссыльного, вот у него и читал. Он цензором раньше служил, вроде через то и пострадал... Француза одного сочинение Верна Жуля значится, а из рассейских какого-то енерала Шильдера, - как мог он подделывался под простонародную речь, получалось плохо, и отчаявшись, мысленно обратился к предку, - "дед" выручай! Из-за тебя же залетели!
   На удивление помогло, Александр вдруг осознал, что несет какую-то <мало связную жалостливую ахинею насчет деревни, сосенок-елочек, батюшки, матушки, невесты, сестренок, братишек и коровы. Тут и Лихачева в свою очередь потянуло на ностальгию. Он вспомнил о родном доме в смоленском поместье, о березовой роще, куда он с сестрами ходил по ягоды и по грибы, об охоте на уток на зорьке... Капитан Немо был временно забыт, помощник плотника спустился вниз к своим инструментам и заготовкам, а молодой офицер отправился наверх постигать "суровую морскую науку". Слава богу, "дед" урок усвоил, хорошо еще, что тему выбрал безобидную, техническую, а если бы начал о политике говорить, так просто мы бы не отделались, тут за "оскорбление его императорского величества" карают сурово.
  
   -Да весело, тот втрой Сашка время проводит, я погляжу, - реакцию Светланы после того, как похождения "дедушки" были зафиксированы на бумаге, было нетрудно угадать, - что его так и придется теперь постоянно одергивать? За что его, кстати, официально наказали?
   -Кабак с ребятами разнесли по пьянке, обычное дело для местных, - Александр поспешил встать на защиту предка, - не вижу никакого криминала, драку начал не он, я тоже не люблю, когда меня бьют. Это мягко сказано, подумал он, комплекс уже развился на этой почве. Очень давно отец, отправив его в секцию напутствовал: "Смотри, что впредь бил только ты, а не тебя". С тех пор так оно и получалось за исключением ринга. А вот "дед" вынужден терпеть побои от "благородий", или нет? Время покажет, может быть, эпизод с линьками первый и последний в его жизни.
  
   Неделя подошла к концу, а от Игоря пока не пришло известий и поэтому было решено сделать перерыв, тем более что ситуация в прошлом после последней вылазки стабилизировалась, а у друга появилась потребность съездить в Москву, для решения ряда вопросов. Вчера до полуночи Сашка изучал открывшиеся просторы интернет, благо Сергей поделился безлимитным доступом через местную академическую сеть, Соросовский проект. Лучший друг фидошника Курьер, за который в свое время пришлось отстегнуть немалую сумму, работал стабильно, ни дал ни одного обрыва. И воскресным утром, после традиционных зарядки и пробежки он решил посидеть еще немного в сети, благо время перед тренировкой было. Вот только с утра что-то беспокоило Александра, шум в ушах, никогда еще такого с ним не было, неужели возраст дает о себе знать? Нет иногда, его и раньше одолевала простуда, но чашка крепкого кофе обычно решала проблему. А вот сейчас... шум усиливается, неожиданно он понял, что это такое, это море - "а волны смеются и плачут и бьются о борт корабля"... Пальцы нервно набирают на клавиатуре московский номер Сергея, черт, это кто? Секретарша, там у него что ли?
   -Девушка быстрее, пожалуйста!- надо спешить, время буквально утекает как вода в сито, - Сергей, я ...
   Лавиной на него накатываться тьма, гася последние проблески сознания.
  
   Глава 2. Назад дороги нет. Возвращение ярости.
  
   Он вторую неделю живет в прошлом, в теле своего предка, и уже смирился с тем что, похоже останется здесь навсегда. Иногда его мучает вопрос, а кто он теперь такой? Фактически их двое в одной голове, медицинский термин шизофрения, неприятная болезнь. Но пока никаких проблем нет, полное сотрудничество и взаимопонимание, может быть от того что предок даже внешне похож на своего потомка, "родственные души" одним словом. Сначала было очень тяжело, для 30-летнего мужика снова "попасть в армию" нелегко, но потом наш Александр стал понемногу привыкать, возможно, он бы так и протянул оставшиеся 13 лет службы, но в один далеко не прекрасный день все рухнуло... Сашка поспешно занял свое место в строю, сразу в глаза бросилось, что сегодня ребята хмурые, дерганые какие-то, что случилось? Начальство гневаться изволит? Так это всегда так, было есть и будет, такой же естественный процесс, как восход солнца. До него доносятся громовые раскаты "командного языка", вот только сегодня в него вплетаются какие-то инородные визгливые ноты, раньше их не было, "Упырь... Упырек" - шепот проносится, словно порыв северного ветра пронесся, и разом холодеют лица, страх сковывает людей в длинной серой шеренге...
   -"Дед" кто это, что за черт? - пытает он своего предка-симбионта, тот молчит, напуган видимо.
   -Б... А... Учить сукиных детей буду, учить! - сквозь нагромождения мата рвется визгливый голосок и вдоль замершего строя резво катится карикатурное подобие человека.
   -Первый, второй, третий... седьмой - и в лицо. Удар сильный, болезненно-зубодробительный, хоть и неумелый, и далее опять счет до семи и снова следует "отеческое благословление" по зубам... С ужасом Александр понимает, что по расчету - седьмой, значит... нет, он не сможет просто подставиться под удар, за него сработают навыки, вбитые многими годами упорных и жестоких тренировок на уровень инстикта, единственная надежда на "дедушку", а тот ушел, испугался. Брызжущий слюной уродец приближается, и Сашка чувствует, как его тело готовится, сейчас оно нырнет под выброшенный в лицо кулак, затем последует ответный удар, быстрый и сокрушительный. В уличных драках он всегда старался бить так, чтоб сразу свалить противника, разумная экономия времени и сил, и сейчас будет то же самое, это рок, он не в силах ничего изменить. Вот уже перекошенная ненавистью харя совсем рядом, сейчас начнется!
   -Швайн!!! Русиш швайн! - мутные от ярости глаза вылезли из орбит, и яростно пожирают "непокорное быдло", но только теперь в них виден еще и страх. Занесенная для удара, рука бессильно опускается, и любитель кулачного воспитания только бешено плюется слюной, - Шайзе!!! Я тебя запомню, русиш швайн! Ты от меня не уйдешь!
   Александр облегченно переводит дыхание - пронесло! Но нет, ад не закончился, "фашист" набрасывается на следующего матроса в строю, это по местным меркам уже старик, которому осталось служить два года, и только кровавые брызги летят во все стороны, пачкая серые робы-голландки стоящих рядом.
   -Мать вашу, отцы командиры! - беззвучный крик рвется из горла, - остановите его, убьет или искалечит ведь человека, дайте только отмашку или знак и я его быстро успокою! Сашка шарит взглядом по сбившимся в кучу офицерам, вот старый знакомый мичман, лицо белее мела, да он тут не помощник. Вахтенный, не выдержал взгляд, отвел глаза в сторону, а вот еще один отворачивается, не хотят или не могут ничего сделать? А человек рядом уже хрипит под ударами... Наконец кровожадное "благородие" выбилось из сил, и его "мальчик для битья" повис на плечах соседей, все закончилось. Для того матроса закончилось, а вот для бедного Сашки все только началось...
  Александр с помощью Цыганкова оттащил пострадавшего на бак к бочке с водой. Чувство вины просто убивает, но что он может теперь сделать?
   -Извини Прокофьич, ради бога, так получилось... на раздаче возьми за меня водку. Я не буду больше получать, ребята подтвердят, если чего, обет дал, не пить, - хорошая идея, все равно больше предложить нечего.
   -Спасибо брат, только ты бы лучше о себе подумал, я то <оклемаюсь, не впервой. А ОН тебя запомнил, теперь изведет. Лучше больше ему не попадайся...
   Слово "он" старик произнес прямо с мистическим ужасом. Сашка вдруг понял, что остальные матросы смотрят сочувственно не на Прокофьича, а на него, прямо как на обреченного уставились. Остаться только одно, поскорее забиться поглубже, в недра корабля, там среди стружек и пряно пахнущих смолой досок его не достанут, по крайней мере, сейчас, в эту минуту.
   Кто бы мог подумать, что еще недавно, старый тренер упрекал его в чрезмерной расчетливости, в отсутствии воли к победе? Уже второй день просто переполняет, душит ярость, в голове непрерывно рождаются планы, один другого кровожаднее. Перенос в прошлое ли так подействовал, или это "дедушка" влияет, непонятно пока. Как мало, к сожалению, он знает о технической стороне убийства, например, если человека оглушить и бросить в воду он утонет или нет? Или горло перерезать предварительно надо? Вопросы, вопросы, а спросить не у кого, опыт по применению ножа исчерпывается курицами, да сомнительными приемами, показанными на срочной службе приятелями из разведбата. И самбо плохой помощник, там учили защищаться от таких ударов, а не наносить.
   -А вот и "дед", появился, наконец? Опять ведь старина меня поставил! - упрекает вернувшегося "предка" Александр, - Ты должен был получать по морде, а не я! Давай выкладывай все, что известно тебе по этому, как его, Упырю, Упырьку, что за немец у вас такой? Людей тебе случайно резать не приходилось, нет? Жаль, я думал поучишь меня...
  Дело дрянь, противник ему достался достойный, хоть сейчас в фильм ужасов вставляй, прямо к Стивену Кингу, не прогадаешь. Он, похоже, ненормальный, ведет свою личную войну с нижними чинами, ранее когда командовал фрегатом, хитрым техническим трюком десятками сбрасывал матросов с рей. В итоге за чрезмерную, даже по нынешним "мягким" временам, жестокость оттуда его убрали, но в отставку выгнать не смогли, спасли высокие покровители. Вот теперь и кочует с корабля на корабль, наводя ужас на матросов своим "новым порядком", одних доводит до самоубийства, другие бегут, как правило, их ловят и "засекают", третьих подводит по суд, интересно какая судьба уготована ему, Александру?
  ...............................................................................
  Небольшое лирико-историческое отступление, внимательный читатель наверняка уже подготовил очередной упрек: "Не было мол такого в реальной истории, Автор намеренно сгущает краски и занимается очернительством!". К сожалению неофициальная история российского флота полна просто вопиющих расправ над нижними чинами. Даже если судить по воспоминаниям современников, то типичная характеристика "морского волка" образца середины 19-го века: "он безжалостно драл и калечил матросов", примерно так. Германофобией тут тоже не пахнет, обладателей немецких фамилий среди командного состава черноморского флота в ту пору хватало, справедливости ради стоит добавить, что и русские офицеры зарекомендовали себя подобным же образом. Возьмем для примера журнал "Морской сборник", за 1901 год издаваемый под наблюдением Главного Морского Штаба, статья "Воспоминания о Черноморском флоте 1851-1855." Михаила Скаловского. Издание вполне патриотическое и верноподданное, дальше уж некуда. Вот как тогда обучали матросов действия в ночном бою на фрегате "Кулевча": командир ничего лучше не придумал, кроме как надеть нижними чинам повязки на глаза и после объявить боевую тревогу. Замешкавшихся, и запутавшихся в полутемных батарейных палубах, где и днем темно после безжалостно высекли линьками. Позднее эту методику позаимствуют и сухопутные генералы, дурной пример, что называется заразителен. Остальные "славные традиции", "достижения" и "развлечения" господ офицеров в том же духе. Другой больной на голову "отец-командир" боролся за тишину: матросов заставляли перед подъемом на мачты набрать полный рот воды, позднее на палубе следовала проверка и горе тому, кто выплюнул или случайно проглотил. Еще один деятель решил в корне искоренить пьянство и не брезговал лично обнюхивать возвращавшихся с увольнения на берег матросов. Сколько Нахимов и его последователи не боролись с "мордой" и телесными наказаниями, сколько не выкидывали за борт плетей-кошек и прочего палаческого инструмента, беспредел все процветал даже во времена правления либерального Александра второго. Достаточно вспомнить печальную историю гибели клипера "Пластун", по одной из версий вследствие "жестокого обращения начальствующих лиц с нижними чинами"...
  ...............................................................................
  Невольно Александру захотелось добыть настоящее оружие, смирится и "просто умереть" не в его стиле, он будет бороться. Ведь если придется драться, то на стороне противника окажутся другие офицеры, возможно и унтера с матросами, одними кулаками теперь не отбиться. Случай представился в то же день, при выполнении разовой столярной работы у подшкипера. Старому хрычу требовалось вырезать новые ложи для нескольких ружей взамен сломанных в шторм. Появилась возможность внимательно осмотреть судовое хранилище оружия, никаких револьверов, нет даже нарезных пистолетов. Мелвилл, гад обманул, у него ведь были кольты в оружейке! Слабая надежда разжиться нормальным "стволом", растаяла, как дым. Не изобрели их, что ли еще, или до России не дошли пока. Жаль, можно было бы изготовить муляж, сразу бы не хватились, и ключ подобрать к хитрому замку не проблема - "дед" оказывается еще и неплохой слесарь, да и сам он кое-чего в этом деле соображал.
  ....................................................................................
  Что дальше? Нет опускать руки нельзя, должен быть выход и из этого положения. Остается собраться с мыслями, ранее попадая в сложные ситуации, он просто брал лист бумаги и записывал все возможные варианты, все доступные решения. Карандаш есть, пожалуйста, бумаги нет, а зачем тебе бумага друг, ты же все равно ничего теперь забыть не сможешь...
  Какой-то подозрительный шум за переборкой отвлек Сашку на мгновение от невеселых мыслей. Секунда и гость бьется и в захвате сильных рук, сейчас дожмем, решил гад - "ваше благородие" здесь меня достать? Что за черт, это не Упырек, опять руки сработали раньше головы? Так тут совсем в зверя превратишься, чуть совсем непричастного человека не убил!
  -Сашка ты чо, сбрендил совсем? -пытается отдышаться денщик командира, старый лакей Пахом, -Я ж к тебе за трубкой для их благородия пришел! Ты еще вчера должон был починять?
  Действительно, было такое, напоминает тут же подключившийся предок. Александр начинает искать, куда же он эту дрянь засунул? И тут верно "дед" направляет его к небольшому ящику. Это что - трубка мира? С удивлением он разглядывает в свете масляной лампы необычную находку.
  -Она самая! Даваю сюды! -и Пахом забирает странное изделие, -Я те вот скажу, ты не пужайся так их благородие в обиду не даст...
  Далее Пахом рассказал Сашке о событиях, происшедших в кают-компании после той экстремальной сцены на палубе. Не сумев расправится с матросом собственноручно, поборник дисциплины решил действовать по закону. Командиру был представлен устный рапорт, где действия Александра квалифицировались как неповиновение и даже бунт. Но тот не стал вникать, ведь все видели, как было дело. После обсуждения плавно перешедшего в конфликт, Упырьку запретили на время плавания применять такие жесткие "методы воспитания" нижних чинов. Командир трезво рассудил, что уже имеется в наличии разваливающийся корабль, среди матросов свирепствует холера, не хватает для полного комплекта только бунта.
  -Упырь то шумит "в железа плотника, под суд, к расстрелянию" ваше-ство! А мой барин его осадил, на берегу де разбирайтесь барон, а здесь я командер. Мичмана молоденьки только потешаются, дескать проучили знатно нашего Упырька, поделом кровопивцу...
  -Спасибо дедушка, извини, что так плохо встретил...
  -Да ничо... Я тож молодой горячий был и до драки охочий, обломали потом. - и мелкими шажками, проклиная ревматизм старый слуга отправился в кормовую часть судна, туда где расположены офицерские каюты.
  
  Итак пока живем значит, господа-баре решили дать шанс "полезной зверюшке", но надолго ли? Планов поначалу было громадье, вплоть до варианта повторения истории с "Потемкиным" - золотопогонных под арест и вперед в Румынию. Черт знает, существует сейчас такая страна? Но при дальнейшем рассмотрении реалистичным оказался только один. Сущность его определяет простое и емкое слово "побег". Расправа с противником, столь желанная, отходит на второй план и становится маловероятной, так как мешает бегству. А как Вы думали, это только в дурных кинобоевиках герой первым делом убивает противника, в жизни так получается редко. О конфликте Александра с этим офицером знает чуть ли не весь экипаж и если с последним что-то случится, то подозреваемый будет только один. Пока же остается жизнь корабельной крысы, придется прятаться и уклонятся, благо есть предлог не выходить наверх в строй. Работы выше головы, тем более что штатный корабельный плотник - лентяй, спит день-деньской или пьянствует, помощник за него работает. От забегавших время от времени к нему сослуживцев, стало известно, что Упырек кого-то упорно ищет там, на верхней палубе среди матросов при построениях. И потянулись серые дни, он практически не поднимался днем наверх, работая то у себя, то в других помещениях корабля.
  Приятели редко навешали Сашку, как правило по делу, не успел что-ли предок на корабле обжиться и только однажды внизу в столярке появился Цыган.
  -Сашка, чухон твой где? У нас горе - земляк мой Ваня, мы с одного уезду, представился и еще двое сегодня ночью от холеры померли.
  -Где ему быть? У буфетчика, как с утра ушел, так и с концами, -ответил приятелю Александр, -Постой я никогда не делал гробы! Мерку снимать надо?
  -Ты что не хоронил в море еще никого? Нашему брату казенная домовина не положена, только одна доска нужна. Вот эта подойдет, чухон с тебя не взыщет, когда заявится?
  -Наплевать пошли наверх! -и они прихватив широкую сосновую доску из запасов плотника отправились на палубу.
  Небо словно решило оплакать погибших, погода самая, что ни на есть траурная. Капли мелкого дождя, словно слезы катятся на палубу. Народу собралось немного, из офицеров присутствует только знакомый уже Лихачев. Александр обратил внимание, что молодой мичман истово креститься после слов молитвы, не иначе действительно переживает, а вот у него, у Сашки в душе ничего не шевельнулось, совсем огрубел. Наконец корабельный попик закончил бормотать себе под нос, последовала команда и зашитые в парусину тела бесшумно скользнули за борт, только всплеск воды и все... На обратном пути Александру вдруг пришло в голову, что от "гробовой" доски следует избавится, а то еще из нее стол например сделают, гигиена здесь не в почете. Огляделся, никто вроде не видит, и к черту ее, прямо в открытый пушечный порт и отправил...
  Почему противник не попытался расправится с Сашкой прямо на борту "Трех святителей", благо он был что называется по боком? Не захотел пойти "один на один" , а может быть этому психу просто нужна была публика для выступления, один бог знает. Вот только питаться пришлось корками и сухарями, размоченными в воде, благо у "дедушки" был собственный запас, добытый во время починки стеллажей в в брот-камере. К общему артельному матросскому котлу Сашка выходил редко, кроме Упырька был еще один враг - холера. Незваная гостья исправно косила нижних чинов и еще не раз пришлось расходовать доски из запаса корабельного плотника.
  Наш современник вправе спросить, почему же Сашка не попытался решить вопрос самым примитивным путем - просто поговорить с "обиженным"? В нашем мире Александр так скорее всего бы и поступил. Была похожая ситуация у него с одним прапорщиком во время срочной службы в СА. Там все решилось в приватном разговоре: "я тебя не трогаю - и ты меня тоже". Но здесь все совсем по другому, офицер ни за что не пойдет на диалог с нижним чином, а для Сашки проще найти общий язык с бешеной собакой, чем с эти сумасшедшим немцем. И все же они "поговорили" тогда, так получилось... dd>  
  -Стой человека задавили! -кричит Цыганков впереди. dd>  Втроем они поднимают тяжелый деревянный брус из трюма, на одном конце Цыган, на другом финн-плотник с помошником и Сашка посередине. Снизу несутся матюки на ломаном русском, начальник не понимает причины задержки и Александру приходится спешить на помощь. Да действительно придавили немного, жалко только не до конца. Дорого бы дал Сашка, чтоб увидеть как толстый брус плющит грудь этого субъекта, не человек ведь это, а Упырек оказывается! Как уж он тут под бревно угодил, только одному богу известно, застрял словно крыса в мышеловке. Но с другой стороны может по пробовать договорится, пока Цыган освобождает "их благородие" из ловушки и отряхивает мундир? Натянуть на лицо, как можно более миролюбивое выражение и вперед... Нет, не проходит, немой призыв к миру отвергнут, "этот" ничего не забыл и не намерен прощать дерзкого нижнего чина, верно надеется сквитаться позднее на берегу в казармах. dd>   Важнее телесной пищи была духовная - информация, мир за пределами деревянных стен корабля был для Сашки практически "терра инкогнита". Общаться с сослуживцами приходится теперь осторожно, взвешивая каждое слово, "дед" был уверен, что есть среди них информаторы начальства, "стукачи", следовательно и Сашка должен быть предельно осторожен. Поэтому никаких даже малейших намеков на побег, никаких помощников и сообщников, только он один - в этом кажется главный залог грядущего успеха. К сожаления,познания "дедушки" в местной географии оказались очень невелики. Вся жизнь его в Севастополе протекала по сценарию: казарма - кабак - порт - корабль, такой вот заколдованный круг. Его надо разорвать, иначе шансов выполнить задуманное не будет. Еще важный момент, он понял, что попытка будет только одна, в случае провала его ждет смерть, медленная и жестокая. Беглецов просто, без затей забивают шпицрутенами, после массовых побегов в прошлом году командование неофициально ввело такой порядок. Постепенно, шаг за шагом, план обрел зримые очертания. Из подслушанных разговоров матросов на баке и от "деда" он узнал, что по суше уйти в Россию очень трудно, местные туземцы ловят беглых и сдают властям за отдельную, небольшую впрочем, плату. Поэтому беглецы часто пытались укрыться в самом Севастополе, или в других местных городах в надежде, что со временем о них забудут. Ошибка, сгубившая многих, в небольшом провинциальном городе, рано или поздно попадешься на глаза властям. Нередко, потерявших осторожность, беглых ловили их же командиры. Поэтому у Александра остался только один вариант - сразу уходить за рубеж, на иностранном торговом судне. Выбор, который беглые матросы обычно отвергали вследствие непреодолимого "языкового барьера", но он сумеет на английском объясниться, если надо, благо немало времени потратил на изучение еще там, дома. В середине 19-го века это международный язык моряков. Неужели иностранце не возьмут дарового матроса и полезного специалиста, хорошего плотника? Он отработает дорогу своим трудом. Но сперва надо попасть на берег, как это осуществить непонятно, никаких идей на этот счет у него не было. И вдруг неожиданно, примерно через неделю после стычки с Упырьком судьба сделала Сашке просто царский, сказочный подарок. Линейный корабль "Три Святителя" был не очень старым по тогдашним меркам судном, но у казны вечно не хватало денег на капитальный ремонт судов черноморского флота, или по "флотски" - тимберовку. Беда какая-то была с деревянными кораблями, вроде жил в в севастопольской бухте зловредный червь, большой любитель полакомится деревом обшивки. Злые языки правда утверждали, что этот вредитель - исключительно казенного происхождения и искать следует не в воде, а в карманах подрядчиков.
  Поэтому после шторма наш линкор проплавал всего две недели, далее решили не рисковать, чего доброго еще утонет ценная "боевая единица". Вышел приказ закончить кампанию, разоружиться и сдать в порт имущество. Так у Сашки впервые появился реальный шанс осуществить ранее задуманное...
  
   Стоял один из тех теплых апрельских дней, которые для севастопольских обывателей не составляют диковинки. В воздухе доходило до 20 градусов тепла по Цельсию, и купальный сезон уже открылся. По Севастопольскому рейду шустро сновали разнообразные лодки с отдыхающими. Дамы и девицы катались с кавалерами в гичках и яликах, любуясь видом города, поднимающегося амфитеатром над синими водами залива - синими, конечно, только издали тогда, как вблизи вода Севастопольского рейда в ясную погоду имеет яркий, настоящий изумрудно-зеленый цвет. По просторной, мощеной камнем улице напротив двухэтажного здания морской офицерской библиотеки, гуляла "чистая" публика, по преимуществу моряки и дамы. В небольшом, но красивом саду, внутри чугунной ограды, которою обведено массивное сооружение, цвели цветы на клумбах и в тени деревьев журчал фонтанчик. Южный курортный город, весна, девушки по улицам гуляют толпами, рай, да и только, но нашему герою не до них, его внимание приковано к слоняющимся без дела взад и вперед по бульвару офицерам. Горький опыт подсказывал ему, что лучше лишний раз не попадаться на глаза этим местным хозяевам жизни. Нет, Александр не был ни террористом, ни дезертиром, и в переносном ящике, на который он в данный момент сидел, затаившись в переулке, лежали обычные столярные инструменты. Более того, он еще совсем недавно был вполне законопослушным обывателем, так в чем же дело в праве, спросить читатель?
  "Я ни вор, я не шпиен, я вообще-то дух. И за свободу мою, захотите ежели - изобью для Вас любого, можно даже двух" - вот вечно такая ерунда в голову лезет в критических ситуациях, странно не замечал за собой Сашка ранее пристрастия к творчеству этого барда. Память что-ли чудит, живет сволочь какой-то собственной жизнью.
  В чем же дело? Да просто здесь и сейчас на дворе 1848 год, а на нем одета грубая и мешковатая форма матроса. Он чужой на этом празднике жизни и для пестро разодетой, гуляющей по главной улице публики наш Сашка - нижний чин, "серая скотинка", одним словом БЫДЛО, да именно так с большой буквы, вполне официально. И мириться с такой участью, он не намерен.
   -Меньше месяца здесь, но как же эти бла-бла-благородия меня уже достали, теперь я понимаю, почему с таким энтузиазмом их на штыки в семнадцатом поднимали, - невеселые мысли одолевали его, - Но ничего, еще несколько дней и не страшна будет ни "отеческая забота" отцов-командиров, ни щедро отпускаемые ими палки, розги и линьки. Только бы грек не обманул, уж больно морда у него хитрая.
   Жаль из-за этих гадов придется расстаться и с Россией, но иного выхода Александр не видел. Нет не все здесь сволочи, тот новенький мичман, например неплохой парень, да и адмирал Нахимов говорят мордобой и палки не одобряет, вот только до него как да бога, высоко и далеко, а "молодого" старшие товарищи быстро перевоспитают. Адмирала он к слову, видел только раз мельком, когда работал в кают-компании у буфетчика, восстанавливая поломанные в шторм полки и мебель. На минуту возникло видение, словно руки вдруг ощутили тяжесть знакомого по армейской службе ПКМ, но иллюзия быстро рассеялась. Длинная очередь прямо вдоль бульвара, затем добить подранков короткими, он ведь неплохо в свое время стрелял. Но пулемет где то там, остался далеко в будущем, поэтому намерения по сокращению штатов российского императорского флота придется оставить. Наконец заметив разрыв в непрерывном потоке "золотых погон" и подхватив ящик, он быстро рванулся вперед.
   -Прямо как партизан, - мелькнуло в голове, - пересекаю контролируемую противником дорогу...
   Сашка быстро перебежал площадь, влетел в переулок, и тут чуть не наткнулся на своего главного врага, навстречу по узкому проходу шел сам Упырек под руку с разодетой в шелка теткой. К счастью, он увидел его первым и успел заскочить во двор ближайшего дома. На мгновение мелькнула шальная мысль объяснить этому страшненькому "благородию" кто "швайн", а кто нет, и сортир рядом, будет, куда спустить господина арийца после разговора. Но почти сразу стало понятно, что не получится, свидетелей оставлять нельзя, а женщину он убить не сможет, она в любом случае не причем. Нет, черт с ним пусть живет. Расправа только помешает побегу, искать его в этом случае начнут раньше и необдуманные действия безнадежно испортят великолепный план, к финалу, которого он упорно приближался столько времени...
  
   Пока все шло как по маслу, "Три святителя" встал на прикол, к слову, кто такие эти трое он так и не узнал, да это теперь и не важно, Упырек по слухам застрял в длительной командировке, и небольшой запас времени для действий у него есть. Неделю кипела работа в порту, непрерывно матросы сгружали на берег имущество. Помощник плотника просто выбился из сил сколачивая из обрезков досок ящики для всякого барахла, подлежащего сдаче на хранение в склад. Только закончился этот аврал, как тут же отцы-командиры поставили ему новые задачи...
   В городе весна вступила в свои права, и состоятельная публика понемногу начала перебираться на "летние квартиры" - дачи в окрестностях. Иногда местные жители арендовали для этой цели даже целые поместья. Вот и пошел наш Сашка под командой вечно сонного вольнонаемного плотника-финна по квартирам, дачам и хуторам господ офицеров, их родственников, друзей и просто хороших знакомых, плотник и столяр нужен везде, что он еще и слесарь? Прекрасно, значит пусть заодно, и замки посмотрит, не заржавели ли за зиму. Работа не угнетала, напротив "дед" свое дело знал и любил, но будущее омрачал Упырек, там, в Морских казармах новая, и возможно последняя встреча неизбежна. Поэтому он сразу начал действовать, первым шагом было обретение свободы передвижения по городу. Теоретически он ее давно получил, но сильно мешал, навязанный начальством в старшие, чухонец. От него удалось избавиться быстро, нет никакого пролития крови, все произошло гуманно само собой. По давнему русскому обычаю мастерам при завершении работ всегда наливают стопочку-другую, и вот финну в этом сезоне пошла двойная норма. Поэтому уже через три дня командир тяжело "заболел" запоем. Теперь надо добыть денег, эту проблему "дед" решил без труда, подхалтурив у местных купцов и прочих домовладельцев, благо инструмент есть, а гвозди и прочий мелкий расходный материал идет от казны. Не велики, правда капиталы, но на покупку одежды и фальшивых документов у расторопного, постоянно крутившегося возле матросов, грека их должно хватить. Если верить "деду", то этот барыга был надежный, не раз уже выручавший матросиков в сомнительных делах. Обычно ему сбывали, все ценное, что удалось стащить с корабля или добыть в порту. Сейчас Сашка как раз и спешит на встречу с "коммерсантом", ну а далее самый опасный этап, надо осторожно выбраться из города, и бегом в ближайший коммерческий порт на иностранный корабль. Все рассчитано, его не хватятся в течение недели, а то и двух, ведь послали работать на удаленную дачу, и если не выгорит с иностранцами, можно попробовать вернуться. Но безжалостный Фатум и на этот раз, как впрочем, и неоднократно ранее бывало, обрушил этот великолепный план Александра...
  
   Глава 3. Птичка на проводе.
  
   Как провожают пароходы совсем не так как поезда.
   Морские медленные воды не то что рельсы в два ряда...
   Как ни суди волнений больше, ведь ты уже не на земле...
   Как ни ряди разлука дольше, когда плывешь на корабле.
   Насвистывает старый, знакомый еще по той "мирной" жизни мотив молодой человек в заношенной рубахе-голландке и бескозырке без ленточек, пробираясь между бесконечными рядами длинных некрашенных сараев.
   Да все, верно, жаль только, что придется ему еще месяц-другой поработать матросом на "иностранного дядю", но выхода нет, альтернатива - близкое общение с нашим дорогим Упырьком, чтоб он сдох побыстрее. И разлука тоже впереди, но с другой стороны никого и ничего у него тут нет, и у "деда" кстати тоже. Вот только "предок" в последние дни настойчиво намекает, что бежать надо бы в Россию, домой. Картины домашней деревенской жизни прямо так и лезут в голову: величественный монументальный лес, обступивший деревню с трех сторон, луг с игривыми лошадками вдали, ласковые руки матери и девушка, доверчиво прильнувшая к плечу на сеновале... Приходилось постоянно напоминать, ему что девица уже замужем, родители "дедушку" не ждут, нет у матроса ни дома, ни семьи, он теперь изгой. Если появится вдруг в деревне, так свои же родные сдадут властям, иначе всех закатают в Сибирь. Но ничего, протянуть бы только на чужбине до далекого и легендарного 1861 года, а там глядишь, и появится возможность, вернутся назад.
   Порт напомнил Сашке, огромную товарную железнодорожную станцию или гигантский склад, везде что-то навалено, наложено, кучи угля, штабели дров, ящики, старые якоря, бухты канатов, сам черт ногу сломит в этом бардаке. С трудом он добрался до пятачка, где условился встретиться с "коммерсантом". В Греции согласно пословице, "все есть", вот сейчас ему и предстояло это проверить. Договорились "после полудня", но часы здесь у народа редкость, значит, придется ждать до вечера, не иначе. Скучая, Александр прошелся туда-сюда и обратно, завернул за угол барака и тут замер как вкопанный. У дощатой стены следующего строения ровными рядами стояли огромные деревянные колеса кабельных барабанов. Даже запах тот же и знакомый терпко-кислый вкус снова возник во рту, как там, тогда... На секунду ему показалось, что вокруг не убогие дощатые строения, а могучие сосны, что он вернулся домой, но нет, шум порта возвращает к действительности, окончательно разрушая видение. Странно, раньше их тут не было, надо возвращаться, может грек уже пришел, но остановится, Саша не мог, "профессиональный инстинкт", выработавшийся за годы работы на предприятиях электросвязи, неудержимо нес его туда, к открытым воротам заветного сарая.
   Низкий потолок старого строения гудел от четырехэтажных заклинаний, обращенных к языческим богам плодородия и силы. Работа, похоже, в самом разгаре, Саша медленно приближается к бородатому дядьке в белой нательной рубашке, колдующему над неведомыми аппаратами.
   Е..., -выплюнув очередную мантру, тот медленно поднимает усталые красные глаза на неожиданного посетителя, и похоже запас проклятий иссяк, - ходят тут... помог бы, что ли ирод такой...
   А почему бы нет, мелькает мысль у Александра, он сразу опознал антикварные устройства, это телеграфные аппараты системы Морзе, самые древние, даже контрольного прибора нет. Описание и схема были у него в коллекции, а значит теперь и в памяти, "прошиты" навсегда словно в масочном постоянном запоминающем устройстве. "Глаза боятся, а руки делают", говорил в такой ситуации, мудрый наставник еще в радиокружке дворца пионеров в отдаленные времена детства. Так чего он ждет - вперед работать!
   Неисправности оказались пустяковыми, у одного девайса неведомый вредитель туго затянул регулировочный винт реле, у другого отсутствовал контакт во входной клеммной колодке. Сашка довольно потер руки, все работает, реле щелкают, теперь будет полная проверка. Пальцы сами ложатся на телеграфный ключ, туговат, однако и регулировка не предусмотрена, за день так рука отвалится. Давно он ключом не работал, а навык сохранился, надо же, не иначе еще один бонус "продвинутой памяти"? "В чащах юга жил был цитрус? Да, но фальшивый экземпляр." - мерно выстукивает изобретение заокеанского гения. Этой фразой, каждое утро у Александра на работе, проверяли старенький телетайп, пока, наконец, не заменил ветерана самодельный модем для телеграфного канала, спасибо знатокам из Фидо. Нет, модем он и сам мог разработать, но вот софт подобрать... Эх, как его тогда расцеловала секретарша Любочка, уставшая от капризов допотопного агрегата, даже намек был и на продолжение... Хорошие были времена. Остались там в будущем.
   -Вот хозяин смотри, по шлейфу все работает и напрямую тоже, - отчитывается Сашка, и на стол перед изумленным бородачом ложатся четыре обрывка ленты с совершенно идентичной записью, - А мне пора идти.
   -Постой! Ты никак соображаешь в этом деле! - пальцы собеседника сжимают его руку железной хваткой, - мне сам Нахимов обещал людей в помощь, брось ты это свой ящик, пойдем со мной!
   Почему он тогда не вырвался и не убежал, Александр так и не понял, может быть вмешался "дед" не желавший расставаться с Россией? Но бородатый, зажав под мышкой мундир, ранее мирно лежавший на лавке, просто волоком потащил Сашку в сторону административных зданий. Как в тумане он отвечал на вопросы, с какого корабля, имя, фамилия, должность, еще что-то... И вот уже они идут обратно, довольный спутник оживленно рассказывает о себе, рядом возникает, и тут же прячется за сараями, изумленный таким поворотом дела, уроженец Эллады. Побег сорвался, Александр остается здесь, в Севастополе, в России.
  
  Жизнь как зебра, полоса, черная, полоса белая, есть надежда, что новая полоса у него будет не только ослепительно белой, но и длинной. Нельзя сказать, что ему в этот раз сильно не повезло, разве что интендантство зажало положенный мундир, и даже многоопытный Петрович не смог у них выбить ничего, так бумаги и ходят до сих пор где-то там в Петербурге. Формально он уже не матрос, а солдат, электрический телеграф числится за военным ведомством. Но это ерунда, важно другое, удалось вернуться к привычной жизни и работе, не надо никуда бежать, и резать никого не придется. Обстановка на задворках морской офицерской библиотеки, где в подсобке разместилась контора телеграфа, после тесного закутка в трюме корабля показалась ему настоящим раем. Так мало иногда надо человеку для счастья.
  Изящное трехэтажное здание библиотеки Черноморского флота находилось на самом возвышенном месте города, отстоящем на 40 метров от уровня моря. По бокам парадной мраморной лестницы красовались на пьедесталах два огромных сфинкса. В нишах нижнего этажа поставлены были две статуи - Архимеда и Ксенофонта, вышиною каждая примерно в 3 метра. Наверху здания на портике, поддерживавшемся с парадного входа двумя ионического ордена колоннами, прежде стояло еще несколько статуй из белого каррарского мрамора. Чугунная высокая решетка окружала здание библиотеки, а возле здания находился небольшой хорошенький садик, в котором с первой весною все расцвело и распустилось. Поднявшись наверх по внутренней широкой лестнице, также мраморной, проходили в небольшое отделение с картинами разных кораблей, вделанными в стену, и превосходными гравюрами морских сражений. Оттуда открывался ход в огромную залу в два света с галереею вокруг на чугунных кронштейнах с чугунной же решеткой. Налево от входа в эту залу стояла большая модель 120-ти пушечного корабля 'Двенадцать Апостолов'. По стенам вокруг помещались большие шкафы для книг из красного дерева. Прямо вела дверь в другую залу с прекрасной кабинетной мебелью. Огромный стол посредине завален был журналами: французскими, русскими, английскими и немецкими. По стенам висели все лучшие русские карты.
  Сегодня с утра они с начальником собрались навестить коллег, оказывается, в городе телеграф уже есть, но оптический. Услышав из уст Петровича такой знакомый термин, новоявленный телеграфист сильно удивился - оптика? Оптика, ВОЛС, SDH или PDH, волоконно-оптические линии связи уже эксплуатируются в 1850 году? В начале девятнадцатого века, куда же это он попал, что за чудеса? Да это действительно оптика, только как у классика Дюма в "Графе Монте-Кристо", стоят башни семафоров флажками машут. Но у них штат большой, здания и вообще все очень солидно представлено. Вероятно так же, понял Александр, и его радиорелейные линии - "релейки", как их ласково называют посвященные, выглядят с точки зрения специалиста по ВОЛС, история повторяется. Увы, первое предприятие электросвязи в славном городе Севастополе пока не может ничем похвастаться. Собственно его еще и нет, временное помещение предоставили моряки, а вот кто будет строить линии связи пока загадка. В наличии только начальник Петрович, он Сашка техником-телеграфистом, да писарь из кантонистов Миша в качестве делопроизводителя, но "контора" считай уже налицо, чем не "Рога и Копыта"? Пожалуй, стоит рассказать о его коллегах подробно, право они этого заслуживают.
   Итак, номер один - Петрович, без него ничего бы и не было. Если человека называют исключительно по отчеству, то обычно воображение рисует такого умудренного жизнью наставника, в данном случае это стопроцентрая правда, без всяких преувеличений. Коллежский секретарь Николай Петрович Федоров обладал всеми положенными настоящему "сенсею" качествами, вот только с электротехникой немного не в ладах, но это устранимо. Сын священника не захотел пойти по духовной и выбрал, благо в тот момент это было возможно, военную карьеру. За несколько лет дослужился до чина поручика, воевал на Кавказе, был тяжело ранен, награжден, и позднее переведен в Малороссию. Провинциальная армейская жизнь ему быстро приелась, летом дрессировка солдат на плацу, зимой - "наливай да пей", больше делать нечего... Поэтому служба в почтовом ведомстве показалась Николаю более привлекательной, романтика путеществий. Покатался бывший офицер специальным курьером по стране от Варшавы до Иркутска. К старости осел на почтовой станции под Петербургом, можно сказать синекура, обзавелся жена-стерва, детьми-ангелочками и застарелым ревматизмом, плюс старые раны дали знать о себе. Эта болезнь в итоге и загнала Петровича в Севастополь, в теплые края.
   Второй - Михаил Кремер, сын мелкого польско-немецкого дворянина. Судьба распорядилась с ним жестоко, после смерти родителей родственники польстившись на наследство, сдали мальчика в кантонисты. Удивительно, он как-то прошел через этот ад, выжил и не сломался, не превратился в "оловянного солдатика".
   Компания подобралась, что надо, особенно порадовал Сашку Петрович познаниями по части "народного бокса", готовый тренер почитай, можно продолжить прерванные тренировки. Михаил зарекомендовал себя профессиональным покорителем сердец местных горничных и кухарок, тоже неплохо, не в портовый бордель же нашему Александру в поисках женского пола, в конце концов? А тут глядишь, что-нибудь и обломится, гитара есть, романсы про "шмель и хмель" из памяти достанет и вперед. По штату должны быть еще и "настоящие" инженер и техники, они давно законтрактованы в Пруссии, вот только не торопятся, похоже и не появятся в ближайшие годы, а там и война не за горами, значит придется обходится собственными силами. Ушлый Петрович сумел пробить для подчиненных ставки телеграфистов, немного, но на скромную жизнь хватит... Поселили наших доморощенных связистов на квартирах у обывателей, был оказывается тогда такой способ размещения войск, очень даже приятный, если хозяева попадутся хорошие.
  
   Вот только непосредственно с работой получилось не очень, азбуку Морзе и материальную часть аппаратов Юза и Морзе наши друзья освоили, при наличии времени это не проблема. Беда в другом, нет тут на юге в товарных количествах "мужика", силами которого мудрые питерские генералы решили стоить телеграфные линии. Совсем как в сказке "Как один мужик двух генералов прокормил". Александр долго не мог понять, в чем же дело, пока ему, наконец, не разъяснили.
   -А местных, что совсем нельзя привлечь?
   -Сашка ты откуда на мою голову свалился? Десятый раз уже повторяю, это - ИНОРОДЦЫ! В нашем православном царстве рабы только русские! - выходит из себя обычно спокойный Петрович, - ты, что не знал? Только русских мужиков можно согнать на строительство дорог, мостов, и чего там еще начальство пожелает.
   -Нет, но все равно, они же подданные царя или нет?
   -Подданные конечно, только вот я тебе сейчас, одну байку расскажу. В Сибири эта история известна всем. На правом берегу речки Катуни, при устье Аколу, и на верхней Бухтарме, до сих пор живут инородцы, составляющие "Ойманскую управу". Это - "ойманцы беглопоповщинской секты", русского происхождения, потомки беглых солдат и заводских рабочих людей. Придя на Алтай, они бродили с места на место, успешно отбивались от военных отрядов, посланных для поимки, и хотели уйти за границу в Китай. Но им было объявлено в 1791 году, по ходатайству губернатора, человека умного и великодушного, прощение императрицы Екатерины Второй, и было дозволено приписаться в какое-либо податное состояние. Беглецы избрали инородческое, и коренные русские люди славянской крови поселились здесь в Сибири под видом и именем инородцев. Екатерина, простив беглых, принуждена была освободить их сначала от всех налогов кроме небольшого ясака шкурами пушных зверей. Вот так!
   -Да уж чудеса. Прости, Петрович не знал, в наших краях все по-другому.
   -Одна надежда может солдат дадут, татар же местных никто ради нас беспокоить не будет.
   Но не тут то, было, если уж самому главнокомандующему генерал-адъютанту, адмиралу и сверх всего светлейшему князю Меншикову в такой просьбе постоянно отказывали. Главком то и дело жаловался царю в донесениях на крайнюю нехватку рук, отсутствие средств и недостаточность предоставленных ему полномочий для постройки укреплений. Нередко случалось, что князь просил того или другого генерала и даже полковника дать ему солдат для производства работ и получал ответ: "Согласно распоряжению его императорского величества нельзя обращать войска на инженерные работы". Прокладка первой линии на Симферополь началась только поздней осенью, когда "защитники отечества" завершили свою боевую подготовку на полях, огородах и хуторах у местных помещиков и арендаторов. Однако скучать этим летом Александру не пришлось, приключения сами находили его...
  
   С противным треском распахнулась старая дверь, куски засохшей краски полетели на пол, Михаил, одетый "не по форме", только и успел быстро спятаться в чуланчик, а вот Сашка оказался лицом к лицу с целой делегацией пожаловавших на телеграф "золотых погон". Двоих он узнал сразу это адмирал Нахимов и вице-адмирал Корнилов, они известны всему городу, третий - похоже главнокомандующий князь Меньшиков, больше некому, остальные незнакомы, вероятно, это штабные офицеры или адъютанты. Он изо всех сил постарался "бодро и по-молодецки поедая глазами начальника" отдать честь и доложить, "как положено", и к своему ужасу понял, что выдает, какую-то бредовую галиматью, кашу из инструкций, регламентов, описаний на обслуживание аппаратуры радиорелейной магистральной связи и собственных идей щедро приправленную военно-канцелярскими оборотами речи середины 19-го века. Не иначе его память на автомате сама выдала порцию информации.
   -Все, мне конец, - жгло огнем мозг, и чтобы успокоится, он принялся исподволь разглядывать иконостас орденов на мундире Меньшикова и седые усики главкома, -а если начнет расспрашивать, уточнять, он же ученый, даже академик, кажется?
   Но высокое начальство в лице светлейшего князя, осталось довольным, и даже не обратило внимания на некоторое несоответствие действий Александра уставу, "дед" опять испугался и затих, поэтому Ему пришлось срочно вспоминать свой собственный армейский опыт. уже частично подзабытый.
   -Вот посмотрите Павел Степанович, какой молодец! - удовлетворенно отметил потомок известного петровского фаворита, - А вы все противитесь обучению нижних чинов строю. Нет, так дело не пойдет, нельзя более игнорировать указания государя императора.
   В ответ адмирал только раздраженно махнул матросу рукой - занимайся братец своим делом. Как истинный моряк адмирал Нахимов в душе глубоко презирал "фрунт" и его поклонников. Нет, дать им волю, еще и пехотные учения гребным судам устроят, как на Балтике под барабан. И вся компания удалилась, напрочь забыв о первоначальной цели визита, если таковая вообще была.
   -Мишка вылезай, пронесло! - с облегчением выдохнул Александр, - ушли эти черти, надо будет затвор на дверь поставить, чтоб впредь так не палится.
   -Что ты им наговорил? Я ничего не понял, в техническом описании слов таких нет - трансформатор, профилактические работы, дизель-генератор, ВУТ-31/60, аккумуляторы, плотность, мегаомметр, измерение группового времени запаздывания?
   -Неважно... главное ушли. Нет, надо обязательно задвижку приделать на входную дверь, это служебное помещение, а не "присутственное место", ходят тут всякие, мать их, так и заикой недолго сделаться.
  
   С этого момента Александра стала тревожить, прямо сверлить, очень неприятная мысль, что он, в сущности, по лезвию бритвы ходит. В любой момент его нынешнее благополучие может быть разрушено по прихоти местных "небожителей" и тогда опять возникнет угроза встречи со "старым другом" на борту "Трех святителей". Могущественная и неуклюжая государственная машина империи может раздавить матросика случайно, мимоходом, как таракана попавшего в будильник. Поэтому ему обязательно нужен аварийный "выход" из такой ситуации, запасной парашют.
   Теперь он решил подготовиться к побегу основательнее, обзавестись надежными документами и оружием, благо капсюльный револьвер в городе приобрести не проблема, были бы деньги. Срочно требовалась кругленькая сумма. Ремеслом много в провинциальном городе не заработаешь, местные трудяги фактически вкалывают за копейки. Значит, остался только один вариант...
  
   Глава 4. Улицы без фонарей.
  
   Это идея возникла у него давно, когда они с Петровичем решили посмотреть на кулачные бои, или как их местные аборигены называли - "войнишку".
   -Нет, ты посмотри, цирк, да и только, - кипятился тогда знаток народного бокса, - это что они тут все купленные, похоже?
  -Может просто бойцы неопытные? - высказался его спутник.
   -И это что тоже, но вон тех двух видишь? - его начальник ткнул пальцем в направлении парочки, лениво машущих кулаками мужиков, - бьют ведь вполсилы! Да мне девка однажды и то сильнее влепила, еле на ногах устоял.
   -Девушки тоже участвуют в боях? Почему здесь их нет? - завертел по сторонам головой Сашка, пытаясь разглядеть среди толпы местных "амазонок".
   -Да это так бес попутал, ущипнул как-то на базаре в Ярославле мещаночку одну за задницу, уж больно сдобная была. Пошли отсюда, нечего тут делать.
   ...............................................................
   И вот снова он стоит на пустыре за рыбным базаром, где по воскресеньям народ предается полузапретной забаве. Пестрая толпа обывателей зашумела - "начали, начали...". Но пока ничего интересного не происходит, на поле возятся одни мальчишки. К шуточной драке ребят мало-помалу приставали подростки, и драка становилась серьезнее. По временам какой-нибудь парнишка лет шестнадцати, врезался в толпу, работая обеими руками, мальчишки валились направо и налево, а он, натешившись достаточно, с торжеством, гиканьем и свистом возвращался назад. Наконец к действию подключились молодые парни, а затем и взрослые мужики...
   -Вон видишь, это Сила Фадеич, архиерейский бас. Уж подлинно - сила, - восторженно выкрикивали в толпе. - Убьет! Убьет! Ишь, как! Так и валятся, как дрова.
   Он, то мне и нужен, решил Сашка, и вышел навстречу верзиле, около которого летели наземь подряд все встречные и поперечные. Рубаха великана расстегнута, и видна могучая мохнатая грудь, изорванный кафтанчик распахнулся, и ветер играет его полами в то время, когда увлеченный боец, словно мельница неистово машет руками, кидается из стороны в сторону, преследуя убегающих врагов. Увидев нового противника, Сила Фадеич радостно взревел, и занес уже руку для удара, но его кулак поразил пустоту, а секунду спустя и сам "архиерей" рухнул на вытоптанную траву пустыря. Александр тотчас вернулся обратно в толпу зрителей, других достойных противников пока нет, тратить силы на криворуких и слабых "любителей" не стоит.
   -Ох, как славно! Ну давай! - толкает его в бок остроносый мужичок в чуйке, потирая руки, - Давай еще матросик, сейчас еще силачи подойдут, чего ушел так скоро?
   -Устал, я братец, - ответил наш "матросик", внимательно разглядывая небольшую группу у строения на окраине поля, эти зрители одеты поприличнее, и с остальными не смешиваются, - Кто это там, возле рыбного сарая кучкуется?
   -Их степенство Федор Силантьич с приказчиками, большой охотник до боев, - отвечает чуйка и вдруг исчезает в толпе. Но через короткое время снова возникает рядом.
   -Три рубля серебром, если во-о-он того татарина собьешь с ног, - и корявый палец указывает на одного из новых участников "войнишки".
   -Десять, за три, может сам, попробуешь? - Сашка давно освоил местные "рыночные отношения", здесь не торговаться нельзя, не поймут.
   -Пять, последнее слово, для почина?
   -Хорошо, бескозырку подержи...
  Насчет низкого класса местных бойцов Петрович оказался прав, все "грозные" противники Сашки рассчитывали только на свою природную силу и ловкость, поэтому дело пошло, и под конец народ в толпе уже начал восторженно гудеть - "флотский дает жару...смотри всех валит". Правда была одна небольшая проблема, он никак не мог уразуметь правил этого странного спорта. Чуйка просто показывал ему, кого свалить, а кого нет, не трогать. В следующее воскресенье пришлось потяжелее, появились новые участники, среди солдат и матросов, в отличие от мещан и ремесленников, попадались уже неплохие бойцы, но распространенная в народе привычка опрокинуть перед началом боя стопку-другую для "куража" работала на Александра. К концу месяца револьвер Кольта, облегченная модель, уже лежал в тайнике, вместе с надежным "плакатом" и цивильной одеждой. Можно было и не ходить в этот последний раз на "войнишку", но его привлекала возможность сразиться с местным "чемпионом". На этот раз соперник оказался не так прост, за ним явно стояла какая-то школа, и Сашка не рискнул сразу выйти против. Он постарался изучить технику противника, "зафиксировать" в памяти все детали боя, чтоб затем сделать выводы. Так он надеялся найти изъяны и огрехи противника, чтоб потом их использовать. Раньше тренер заставлял его просматривать видеозаписи схваток, указывая на ошибки, только теперь роль видеомагнитофона выполняла его "стимулированная память" и получалось очень даже недурно.
  
  ...................................................................................
  
   И вот, наконец, сладкий миг победы, нелегко она далась, совсем нелегко, пришлось мобилизовать и "дедушку", его леворукость оказалась очень даже кстати. Толпа ревет и прямо стонет от восторга, словно Колизей мать их, нашли гладиатора... он не привык к такому ажиотажу. Но что это?
   -Сашка! - сильная рука хлопает его по плечу, это старый знакомый Цыганков, - Ну ты разошелся сегодня, чего же раньше так не дрался? Пойдешь с нами?
  Рядом знакомые лица матросов, словно он снова очутился на палубе "Трех святителей" и разгоряченный схваткой "дедушка" начинает настойчиво намекать, что неплохо бы встречу отметить, угостить старых друзей, тем более что лишние деньги есть. Хорошо, решает Сашка, дам ему повеселится напоследок, он славно сегодня поработал, заслужил.
   -Гулять, так гулять! - это уже "дед", вырывается на мгновение из под жесткого контроля, - Цыган, ты обещал мне здешний ресторан показать? Пошли ребята, пропьем все, даром пришло, значит даром должно и уйти!
   Компания в бескозырках, выбравшись с пустыря и весело балагуря, перешла улицу в указанном Цыганковым, направлении и вскоре очутилась перед крыльцом большого деревянного двухэтажного дома. Над входом коротала свой старческий век полинялая от времени вывеска, где был изображен чайник, бильярд и зеленая рыба, далее просто: "Кабак Растерация". В изумлении Сашка вслух прочитал надпись.
   -Все верно, - скалится опытный проводник, - так и есть "Растерация", по одному сюда соваться не моги, иначе не только деньги, но и зубы растеряешь!
   Ободранная дверь распахнулась, и в облаке пара навстречу им с визгом вылетела женщина с окровавленным лицом и вслед за ней - здоровенный оборванец с криком:
   -Измордую проклятую! Будешь у меня знать...
   Баба успела выскочить на улицу и убежать, "джентльмен" остановлен успокоен парой-тройкой ударов спутниками Александра, это было делом минуты.
   Нижний этаж "Растерации" был разделен на три неравные части: маленькая эстрада, зал с грязными столиками и буфетной стойкой, и дальний угол с какими-то ломаными скамейками. Как впоследствии объяснили Сашке, это был самый дешевый бордель в городе, в дорогие публичные дома нижних чинов не пускали. Атмосфера этого милого заведения, несмотря на открытые окна, изначально была пропитана крепким, режущим в горло, запахом табака. В довершение всей обстановки, как необходимое украшение к ней, по стенам помещалось несколько старых портретов и картин, в когда-то позолоченных рамах. Портреты являли собою каких-то генералов в пудре и архиереев в мантиях, а картины изображали нечто из буколико-мифологических и священных сюжетов. И те и другие лоснились местами зеленым лаком, а местами совсем исчезали в густо насевшей на них пыли, грязи и мух. Бог знает где, как и когда и кем писаны такие картины и портреты, но известно только то, что найти их можно единственно в народных "ресторациях", и кажется, будто они уж так самою судьбой предназначены для того, чтобы украшать закоптелые стены низшей руки трактиров и харчевен.
   Высокий обширный зал, битком набит всяким народом, однако перед компанией матросов люди боязливо расступались. Свободного столика не нашлось, но чтоб угодить столь редким, и, судя по скривившейся физиономии буфетчика, опасным гостям половые быстренько выкинули на улицу парочку пропойц. Все это странное сборище сидело, лежало, ходило, толкалось на месте, двигалось, как движутся плотные людские толпы, двигалось в каком-то тумане, в каком-то отвратительно смрадном чаду, который густыми клубами носился в этой удушливой атмосфере и целыми слоями неподвижно стоял вверху, у потолка. Это был смешанный чад зловонного табачища, крепчайшей махорки и обильный пар людского дыхания, заражавший воздух уже от одного присутствия стольких человек, для которых была слишком тесна эта просторная зала. Свежего человека прошибало до зелени в глазах, до дурноты и головокружения. Смотришь, и в первую минуту ничего не различаешь. Слышен только глухой гул и говор нескольких сотен голосов, сквозь который то там, то сям раздается визг или плач, крепкий ухарский возглас и взрывы самого разнородного хохота, то вдруг пьяный или болезненный стон, то визгливая ругань, вой и вопли. Наш Александр моментально одурел от такого букета ощущений, и просто отдал Цыгану "призовые" последнего боя и тот начал распоряжаться, мигом подлетел буфетчик, забегали половые, на столе появились штофы с водкой и немудреная закуска. И практически сразу же явились и молодые особы женского пола, специфической наружности.
   -Выбирай любую, девки здоровые деревенские! Коли не нравится, иди сам к ним в угол, там на любой вкус, от трех копеек серебром, - матрос щупает красотку за округлый зад, - смотри кровь с молоком!
   -Чего деревня тут делает?
   -Барину на оброк, себе на приданное к свадьбе зарабатывает.
   -Не лужа, хватит и мужу! - задорно шлепает разбитыми губами девица, украшенная припудренным мукой синяком под глазом, пытаясь, устроится на коленях у Сашки, но тот спихивает ее к Цыгану, у которого и так уже повисла на шее одна такая "красавица". С большими трудом он подавляет "деда", уймись, триппер вещь неприятная, а сифилис и вовсе пока неизлечим. Внимание невольно приковывает певица на эстраде, словно яркое пятно розы на навозной куче.
   -Цыган это кто?
   -Княжна это, тут все ее так кличут. Злая стерва и дорогая, но умеет всякие барские штучки делать ртом, господа обучили ха-ха...
   -Что и в самом деле княжна?
   -Незаконная дочь князя Заболотова, помер он лет десять назад, и ее наследники в приют сдали, ну а оттуда дорога ихней сестре только сюда.
   Цыган опрокинул стопку водки и продолжил.
   -Что ее хочешь позвать? Сейчас сделаем, Верка!!! Поди сюда, грош на леденцы дам!
   От буфетной стойки на зов прибежала девочка лет восьми...
   -Мамка свободна? Вон кавалер для нее есть.
   -С ними? Да что вы дяденька, он же ейного "кота" седни прибил! Нет ни в жисть, умучит ведь опосля!
   Малолетняя сводница, получив мзду, мышкой исчезает, а у нашего героя появляется законный повод отказать всем местным жрицам любви. Спутники Сашки один за другим в обнимку со своими дульцинеями перебираются на второй этаж в "нумера". Последним отправился Цыган, в обнимку с двумя в дым пьяненькими девицами, когда они успели так набраться загадка, вроде только что были трезвыми. Что же делать нечего, если женщин нельзя, то надо хоть выпить, что ли. Порывшись в карманах, Александр нашел маленький листочек чистой бумаги, протер стакан и облупил яйцо на закуску, водка, а точнее сивуха оказалась на редкость мерзкой...
   Сослуживцы уже успели спуститься вниз в зал, выпить, закусить, обменяться подругами и снова отправится в обитель любви. Цыганков опять поволок своих девок наверх, только теперь уже у каждой по синяку под правым глазом. Красавица "княжна" прекратила петь, вероятно, работает ртом теперь где-то там, в "нумерах", на обшарпанных подмостках теперь кувыркается всякая пьянь...
   - Чух!...Чух!...Чух!... Ни молодок, ни старух! - Размахивая руками и валяя то кувырком, то вприсядку, пропитым голосом вытягивает местный бомж отвратного вида, тогда как многие из зрителей громко отбивали в ладоши такт, а сам буфетчик, схватившись за живот, надрывался от неудержимого смеху и дико взвизгивает по времена:
   -Ух-ти!.. Жарь его!.. Валяй!.. Поддавай пару!.. Лихо!..
   Наш Сашка все так и сидит с недопитой наполовину стопкой и печально смотрит по сторонам. Слева, за двумя составленными вместе столами, помещалась компания мастеровых в пестрядинных халатах, с испитыми лицами, на которых установился определенный серо-бледный колорит - верный признак спертого воздуха душной мастерской, тесного спанья артелью, непосильного труда и невоздержной жизни. Эту коллекцию небритых и длинноволосых, по большей части украшенных усами физиономий с наглыми взглядами, как бы говорившими: "Мы - не мы, и хозяин - не хозяин!" - угощал пивом такой же пестрядинный халат, вмещавший в себе какого-то спицеобразного подростка лет шестнадцати. Пацан этот, видимо, желал показать, что взрослый и чувствует свое достоинство - потому: капитал имеет и угощать может. Он то и дело старался представиться пьяным и потому громче всех орал, поминутно и без всякой нужды ругался, как бы самоуслаждаясь гармоническими звуками этой брани, поминутно размахивал своими истощенными, худыми, как щепки, руками, вообще ломался, "задавая форсу". Компания мастеровых поощряла его то объятиями, то словами, то, наконец, приятельской руганью и во всю глотку нестройно горланила похабную песню.
   Вот тоже без баб обошлись, философски отмечает Сашка, и вдруг краем глаза замечает справа какое-то движение. Вот она подошла, ранее оккупировавшие их столик девицы отогнали невезучую соратницу пинками и затрещинами. Небольшого роста, очень худощавая на вид девочка, лет ей может быть около тринадцати, но во всей ее маленькой, болезненной фигурке сказывается уже нечто старческое, немощное, нечто отжившее даже не живя. Какие-то ситцевые лохмотья, платье грязное, оборванное и штопанное-перештопанное, кое-как прикрывает ее худенькое тельце, сбоку вырван, очевидно в драке, значительный клок этого лохмотья и волочится по полу, а подол обтрепался до последней возможности и драными космами бьется по голым голеням, сверху у рукава - большая прореха и сквозь нее выставляется наружу бледное костлявое плечо, ворот разорван и расстегнут, так что позволяет видеть часть плоской, болезненно впалой детской груди, спутанные и бог весть когда не расчесанные темно-каштановые волосы липнут к влажному лбу и спадают слабо вьющимися недлинными космами на плечи, еще более выдавая худобу вытянутой шеи... А уж лицо - на него и взглянуть невозможно без сжимающего душу сострадания! Лицо это в очертаниях своих носит следы некоторой красоты, но какая голодная алчность светится в этих лихорадочно горящих запавших глазах, обведенных темными, синеватыми кругами - явный признак неестественного истощения. Девица бросает на стол с едой, нетерпеливые, алчные взоры, то и дело нервно поводя мускулами своих щек. Похоже, она была голодна, верно, потому, что сегодня ей не довелось ничего заработать себе на насущный кусок хлеба.
   -Хочешь есть? - неожиданно спросил он девочку, но она даже и внимания не обратила на вопрос, по-видимому, никак не предполагая, что он мог именно к ней относиться.
   И снова, и притом яснее, он повторил его. Девчонку нервно передернуло, и она с величайшим изумлением молча повела на Сашку своими глазами. Молчание. Пришлось в третий раз повторить то же самое предложение.
   -Есть? - недоуменно проговорила она.
   -Ну, да, есть!.. Мне сдается, словно бы тебе очень хочется.
   -А хоть бы и хотелось, тебе-то что? Видно было, что она подозревает намерение дразнить и издеваться. Голос ее сипел и дыхание было хриплое, короткое, перерывчатое.
   -Если хочешь, так ешь вот, - сказал он и подвинул к ней свою миску, но девочка не решалась до нее дотронуться, несмотря на свое смертельное желание, и все продолжала глядеть недоверчивыми, изумленными глазами. Ей было непривычно, а потому дико и странно слушать такое предложение, делаемое не в шутку.
   -Да ты это как? - спросила она, наконец, после значительного колебания, - ты как это? На смех ведешь, или взаправду?
   -Чего тут на смех? Просто есть не хочется.
   Девица еще раз поглядела, колеблясь, затем недоверчиво протянула руку и робко подвинула к себе порцию. Еще неуверенно сделала она первый глоток и, несмотря на сильный аппетит, приостановилась на минуту и глянула на него искоса, исподлобья, желая по верней удостовериться, нет ли тут ловушки. Так точно, с такими же приемами и почти с таким же выражением берут голодные, бездомные и запуганные собаки кусок пищи, брошенный рукой близко стоящего, незнакомого им человека. Еще два-три таких движения, два-три таких взгляда - и наконец, удостоверилась, что скверной шутки над ней выкидывать, никто не намерен. И, боже мой, с какой жадностью, с какой голодной быстротой в тот же миг принялась она пожирать эту селянку! Ему казалось, и вероятно не без основания, что она нарочно ест с такой быстротой, торопясь поскорей очистить миску, из боязни, чтобы не отняли бы вдруг от нее пищи. Было жалко и больно глядеть на это несчастное создание. Миска очень скоро оказалась пустой; но она далеко еще не насытилась.
   -Хочешь еще чего-нибудь? Если хочешь, так скажи, я закажу тебе.
   -Битка хочу, - отрывисто и не глядя на собеседника ответил ребенок.
   Пока там готовили биток, Сашка захотел поближе рассмотреть этого дикого зверька.
   -Как тебя зовут? - спросил, к новому ее удивлению, лишь бы завязать разговор.
   -Зовут? - повторила она. - Крысой зовут.
   -Нет, это, стало быть, тебя только дразнят Крысой, а имя... Есть же у тебя имя какое?
   -Имя - имя есть.
   -Какое ж?
   -Да Крыса же, говорят тебе!
   Очевидно, она даже не знала своего имени или, быть может, с детства забыла его.
   -А мать у тебя есть? - продолжал он.
   -Как это мать?.. Какая мать?
   -Ну, как обыкновенно бывает. Крыса поглядела на него пристальным и совсем недоуменным взглядом. Ей казался диким и странным этот естественный вопрос, потому что доселе едва ли ей кто предлагал его.
   -Может, есть... Не знаю... не слыхала, - задумчиво проговорила она после некоторого размышления. Но в то же время, показалось ему, будто в этом лице появилось что-то тихо-грустное, задумчиво-тоскливое, одним словом, что-то человеческое; как будто слово "мать", показавшееся ей сначала диким, инстинктивно хватило ее за какую-то чуткую струнку души и пробудило минутный оттенок нового сознания: словно бы ей стало жалко и больно, что она никогда не знала своей матери, не знала, что такое мать.
   -А сколько тебе лет?
   -Да кто ж его знает, сколько?! Разве я считала! - вырвалось у нее с нервно-досадливым раздражением. - Чего ты пристал ко мне?.. Эка, чертомелит, леший!
   Вероятно, среди охватившего ее нового чувства и сознания, ее болезненно раздражил этот вопрос, естественно соединявшийся с мыслью о прожитых годах, о начале ее существования, о дне рождения и, стало быть, опять-таки о матери - и ни о том, ни о другом, ни о третьем она не имела понятия. Казалось, Крыса была бы рада, если бы что-нибудь постороннее, хоть бы новый вопрос в другом тоне, отвлекло ее от этого чувства и мысли. Вокруг худощавой шейки ее обвивалось убогое украшение - алая бархатная ленточка, которая своей свежестью сильно разнилась со всей остальной внешностью Крысы. Сашка хотел еще кое о чем спросить, но прибежал половой, и она с жадностью принялась за принесенный биток. Когда же и это яство было истреблено, девочка выждала с минутку и, поднявшись, обратилась к нему.
   -Ну, идем, что ли? - вызывающим тоном предложила Крыса.
   -Куда?.. Зачем? - удивился он в свою очередь. - Я никуда не пойду... Ступай, куда тебе надо.
   Крыса остановилась в величайшем недоумении и поглядела на меня долгим, изумленным взором.
   -Как! Так ты это, стало быть, даром кормил меня? Дурак! - как-то странно протянула она, и хотела тот час рванутся прочь, но Александр остановил, в последний момент поймав за руку. Он спешно выгреб из карманов все деньги: пара мятых ассигнаций медь и серебро, немного, однако осталось.
   -Возьми себе, я ухожу...
   Пошатываясь, точно пьяный, он направился к выходу, свежий ночной воздух обдал его словно холодной водой в лицо. На минуту Сашка задержался, прикидывая
   куда идти, местность была совершенно незнакомая, он вышел из притона через черный ход. Но потом медленно двинулся на свет единственного далекого фонаря в конце улицы...
   Луна плохо освещает путь, но говорят, что в темноте у человека обостряется слух, и вскоре он услышал за спиной осторожные шаги. Почти полтора века прошло, а люди не изменились, эта мысль даже немного рассмешила Александра, он ускорил шаг и невидимый преследователь последовал его примеру. Последние сомнения отпали, теперь все решают секунды. До освещенного места остается пятьдесят, нет уже сорок, тридцать... десять шагов. Начался отсчет, сейчас невидимка за спиной перейдет на бег, замахнется и через мгновение стальное лезвие войдет в тело Сашки. Дзинь-ь-ь-ь...
   Мелодичный звук металла скользнувшего по камню дополняет короткий полу-стон, полу-всхлип и симфония завершается грубым "шмяк" рухнувшего на брусчатку тела. Сашка с недоумением разглядывает неглубокую колотую ранку на своем левом боку, что-то пошло не так, и его "домашняя заготовка" не сработала как надо? Там в будущем все получалось идеально. В эпоху разгула демократии в родном для Александра городе N возникла очень неприятная проблема с уличной преступностью. Расплодились так называемые "прикалыватели", разновидность шутников, ловко бьющих одиноких прохожих ножом в спину, так что жертва обычно, как правило, даже не успевала, увидеть нападавшего. Особенно эти деятели любили охотиться на людей в лесном массиве "Козий парк", рядом с которым он жил. Сашка тогда пробовал себя в самбо и новый тренер, креативный мужик помог ему разработать хитрый прием, "два в одном" немного от самбо, немного от бокса. Новинка показала себя прекрасно, и в результате у него накопилось с полдюжины гламурных финок, столь любимых местными рыцарями подворотен.
   Там в будущем, он никогда не добивал нападавших, просто забирал оружие и уходил, но здесь лимит гуманизма уже исчерпан вместе с деньгами в пользу несчастной Крысы. Ярость давит все остальные чувства, сейчас этот гад получит и за себя и за тех в "Козьем парке" сполна.
   -Куда это ты ползешь дружок? Стой! - слова как рыбы всплывают из мрачной глубины сознания, -Кладбище в другой стороне!
   Рывком он переворачивает киллера-неудачника, кулак поднимается и опускается, словно молот, пока не раздается противный хруст, достаточно, реанимации и нейрохирургов в этом мире нет, не спасут.
   Теперь надо взглянуть на его клинок, это что за ятаган такой, кавказский кинжал что ли? Да он целую ладонь длиннее финского ножа, вот и ответ на вопрос, почему многократно проверенный прием не сработал. Выбросив ненужный трофей, Александр отправился домой, прикидывая про себя, кому же это он помешал? Грабить человека в два часа ночи вышедшего из "Растерации" бессмысленно, ради "прикола", как в его родном городе N, здесь людей не режут, значит, кто-то сильно проигрался в тотализатор и решил с горя нанять убийцу? Все, с "войнишками" он завязывает навсегда. Вечер воспоминаний закончен, погружений на дно больше не будет. Все удовольствия в одном флаконе испробованы, прямо анекдот - все местные прелести "саке, гейши, харакири" испробованы им до конца.
  
   Глава 5. Россия - родина слонов и броненосцев? Военные мечты и штатские реалии провинциальной технической жизни.
  
   -Сегодня после обеда у нас гость будет, - Петрович задумчиво оглядел свои "владения", - тот самый, наш севастопольский "Кулибин", о котором я тебе вчера толковал.
   -Штабс-капитан Романов? - Александр отложил в сторону катушку, с перемоткой которой возился уже битый час, - Это тот самый, что паровую пушку изобрел? А он захочет с нижним чином обсуждать сложные технические вопросы?
   -Обязательно, иначе просто не придет, он как бы "не от мира сего" немного, не пугайся, если что. С пушкой у него не получилось, теперь лафеты, прицелы мастерит и по инженерно-саперной части занимается. Он тут в Севастополе командует артиллерийской лабораторией.
  Начальник еще добавил, что и в быту штабс-капитан по местным меркам "немного того". Не имевший семьи Романов по-своему решил проблему питания: расчетом и экспериментом установив, что двух литров молока в день с двумя фунтами хлеба ему достаточно для поддержания жизни без вреда для здоровья, и полностью перешел на такой рацион. Во времена, когда Россия выпивала больше тридцати трех миллионов ведер водки в год (по полведра на жителя империи, включая грудных младенцев), а среди офицеров его величества даже по официальной статистике числилось в 36 раз больше требующих лечения алкоголиков, чем в иных сословиях, - этот штабс-капитан пил только молоко, в течение десяти лет заменявшее ему почти все виды животной и растительной пищи. В самом деле почему он еще не в "скорбном доме", невероятно. Человек добрый и отзывчивый, правда в Севастополе военные его не любят, есть такое дело, охотится он на умельцев. Всеми правдами и неправдами выдергивает из частей кузнецов, слесарей, медников и других искусных ремесленников под свое начало.
  
   Поскольку в перспективе дело упорно шло, что называется к войне, и Сашка решил времени зря не терять, помимо бокса, упражнялся с револьвером и регулярно брал уроки фехтования на штыках у знакомого старого унтера, однако "умирать за веру и царя" он не собирался и "дед" кстати, тоже, оба хотели выжить.
   Присягу наш современник давал другой стране, а "дедушка" и вовсе не считал себя обязанным защищать "царя-антихриста". Поэтому Петровичу была вовремя подкинута идея о создании военно-телеграфной команды или даже роты, чин подполковника на пенсию, еще никому не мешал. Честолюбие начальника было основательно задето, и Александр рассчитывал продвинуться на этой почве, сначала до фельдфебеля, а потом если повезет, и до офицерского чина, такая вот у него возникла идея легализации и обретения "своего места" в этом чудном новом мире. Только выслуги не хватает, беда, вот если бы война что-ли подзатянулась... В крайнем случае, Петрович обещал перетащить "ценных сотрудников" за собой в Питер, когда такая возможность представиться. Там уже можно похлопотать о переходе в гражданское ведомство, и тогда после реформы 1861 года он сразу станет "вольной птицей", но это слишком долго - более 10 лет ждать, а хотелось побыстрее избавится от ненавистной "лямки". Еще был ряд задумок, которые осуществить им с Петровичем не по силам, а скрывать не хотелось. В свое время он пролистал пару серьезных книжек по пиротехнике, просто хотел проверить правильно ли в детстве с пацанами "динамит делали" и вот теперь подробный конспект уже ждет своего читателя. Придется опять вспомнить сказку про ссыльного цензора, или нет, так прокатит?
  
  ....................................................................................
  
   -Ну вот, а ты боялся! Я же говорил тебе, что вы друг друга поймете? Рыбак рыбака видит издалека!
   -Не ожидал, и что еще такие офицеры есть? - Александр уловил тонкий намек начальника, действительно надо впредь болтать поменьше, а то в процессе обсуждения потенциальных возможностей телеграфа, чуть до сети интернет дело не дошло.
   -Есть Саша, иначе черта с два бы хоть что-то в России работало, на одном барском гоноре далеко не уедешь. Только про политику впредь не надо Саша, я тебе как друг советую. Ты я как заметил, государя нашего не боготворишь, критикуешь?
   -Сдается мне, его тут никто не жалует?
   -Нет, я вот его обожаю всем сердцем, а знаешь почему? Сдали меня еще несмышленого, годов семи в бурсу, там воспитатель и спрашивает, а люблю ли я нашего государя императора? Я честно ответил, что не знаю. Батюшку, матушку, сестрицу люблю, а про этого черта в первый раз в жизни слышу. Так меня и посекли пребольно, вот с тех пор я его и возлюбил, продолжения не захотелось. Так что у нас любовь к царю и отечеству через одно место прививают, смотри больше так не высказывайся!
   "Библию анархиста", так в шутку окрестил Александр свой "взрывной" опус гость оценил высоко, незнакомые термины были списаны на погрешность перевода. Потом поговорили о перспективе развития связи, и как то незаметно перешли на флот, больной вопрос. Память словно сама услужливо развернула перед Сашкой пожелтевшие страницы подшивки журнала научно-популярного "Техника молодежи", затасканный до дыр историками эпизод забытой гражданской войны в далекой стране, "Монитор" против "Вирджинии", битва первых броненосцев. И зацепило, маленький, седой штабс-капитан буквально загорелся идеей! Да это как раз то что, по его мнению, и нужно, он сделает расчеты, сделает проект, знакомый инженер-кораблестроитель поможет. В Англии планируют покупку винтовых корветов, говорят и о заказе фрегатов, толстые железные плиты не проблема для "мастерской мира", значит, можно будет, заказать броненосец прямо там...
  Пожалуй тут надо сделать небольшое отступление, почему опять Британия, почему везде Британия? Что у нас на черном море нет своих заводов? И пароходы тоже есть - смотрите какой красавец в бухте - стоит пароходофрегат "Владимир", гордость нашего флота. Вот-вот современные "квасные патриоты" размахивая иконками накинутся на Автора. Но погодите небольшая справка: мощность паровой машины "завода" в Николаеве 20 лошадиных сил.... Слово Ивану Алексеевичу Шестакову: "Турки в настоящее время сильнее нас пароходами, что же будет через шесть лет когда завод на мысе Стефанос приведется к окончанию? Здания уже выстроены и шесть паровых машин силой 250 лошадей действуют, для разных надобностей. руда топится в доменных печах... металл плавится в слитки. Железо сортируется и плющильными машинами выдавливаются железные и медные листы. В приборах для резания листов пробития дыр и пр. нет не только недостатка, но даже избыток. В литейной вещи отливаются отчетливо, при нас вынули из опоки огромные чугунные ворота для дворца великого везиря и формовали. Три механических молота могут удовлетворить всем требованиям... Конечно у нас на юге нет ничего подобного." Вот так оценил техническую базу флота будущий управляющим Морским министерством, позавидовал "отсталым" туркам! Какие тут броненосцы, даже имеющиеся пароходы было негде отремонтировать толком. Итог печальный, красавец "Владимир", построенный в Англии, так и останется к началу войны единственным современным паровым судном на Черноморском флоте, все остальные к моменту начала войны устареют. Реалии таковы, что нет у казны денег на дорогие заморские игрушки, даже на постоянный ремонт деревянных кораблей не хватает. Миллионы свистят между пальцами ловкачей и все мимо казны проскальзывают... ну прямо как во времена другого "незабвенного" - Бориса нашего Николаевича?
  
   Прошло два месяца, местные "морские боги" были настолько
шокированы неуемной энергией штабс-капитана, что даже согласились выслушать, был назначен день для рассмотрения проекта на совещании в здании Морского собрания.
   И вот результат - бедняга Романов снова пьет чай в компании Петровича, Александра и Миши, прямо жалко на него смотреть.
   -Как они не понимают? Есть недостатки, но достоинства перекрывают их многократно! Что проку от лишнего десятка пушек, если они не смогут пробить броню? "Под грозной броней ты не ведаешь ран", Александр Сергеевич и то понимал.
   -А Корнилов как отреагировал? - тактично закинул удочку Александр, - люди говорят он сторонник парового флота?
   -Смеется только, Вы мне Всеволод Юрьевич, хоть бы парочку обычных винтовых фрегатов сперва дайте, без всякой брони, а то не дай бог завтра война, а у нас на Черноморском Флоте ни одного нет. И завод бы еще кто-нибудь в Севастополе ремонтный построил, а то даже перед турками осрамимся.
   -А как насчет блиндирования старых пароходов? - Петрович незаметно подвигает расстроенному капитану чашку с ароматным чаем, - может хоть ради опыта одним пожертвуют?
   -Нет, нельзя, они все с колесным движителем, не упрячешь под броню колеса, мешаются. Да и еще сомневаются господа моряки, обшивку железных пароходов ядра пробивают, но там тонкий слой. По моим расчетам 4 дюйма уже достаточно для защиты. Я справился у сведущих людей, под заказ изготовляют британцы такие плиты, нет тут никакой беды...
   -Беда в головах, Всеволод Юрьевич, ведь они Вас просто как "сухопутную крысу" прокатили? Если бы наш Сашка с таким прожектом на суд вышел, что было бы - "Как кабаки разбивать, так первый, а тут за броню решил спрятаться? Линьков трусу, да побольше!"
   -И смех и грех, мне тоже на этот счет внушеньице сделали.
   Полгорода дескать поет патриотические песни, мичмана мечтают об абордажах и захвате призов, а тут "спрятаться за броню" не изволите ли сударь?
   -Успокойтесь ваше благородие, война ведь будет не только на море, как вам мой конспект по пиротехнике пришелся? Я еще кое-чего вспомнил, вот возьмите тетрадочку. Только ради бога осторожнее, соблюдайте указания!
   -Спасибо, Александр, хоть одно утешенье есть, в лаборатории мы вчера попробовали пикриновую кислоту, и в самом деле мощнейшая взрывчатка, никакого сравнения с порохом! Очевидно, господа химики Вульф, и Гаусман, и Вельтер, и другие исследователи пикриновой кислоты просто не интересовались ее взрывчатыми свойствами. Кто бы мог помыслить, ее же как краску для одежды используют. Для нас в подземной минной войне это будет "меч разящий", и бог уж с ней с броней. Кто автор этого вашего фолианта? Это ведь кладезь сказочный познаний, жаль у меня в артиллерийской лаборатории небольшие возможности для проверки указанных составов. Но я обязательно отпишу в петербуржскую академию наук Николаю Николаевичу Зимину, он как раз нитроглицерином занимается.
   -Не скажу, сам не знаю, это даже не книга была, а гранки типографские, ни конца, ни начала. Стащили мы их ребятишками у ссыльного старичка, хотели порох сделать, чтоб рыбу в реке глушить.
   -Ты Саша хоть фамилию того цензора что ли, постарайся вспомнить! Ох уж эти наши порядки, тащить и не пущать...
   -Всеволод Юрьевич, а как насчет применения ракет? - не удержался и спросил Михаил, накануне вечером они уже обсуждали этот вопрос без участия штабс-капитана Романова.
   -Что касается ракет, то я вас молодые люди сразу огорчу, баловство это все, нет от них толку, на маневрах красиво, а в бою прескверно. Сколько уж народу над ними билось Данилов, Засядько, Внуков, Шильдер и последний наш "ракетчик" полковник Константинов, тот самый, внебрачный сын великого князя Константина Павловича, так и не смогли они получить нормальный ракетный состав. Нет, ракеты летают, и даже иногда попадают в цель, но хранить их долго и перевозить нельзя, слеживается пороховая мякоть начинки и случаются преждевременные взрывы при стрельбе. Выходит, что для своей прислуги такое оружие опаснее, чем для врага. Правда, турки их боятся, мне даже рассказывали, что при осаде Силистрии в 1829 году удалось небольшое судно ракетами поджечь...
   -Печально, а ядовитые газы для снаряжения мортирных бомб? Вы же говорили, что сами пару лет назад испытывали? - женевские конвенции еще не подписаны, поэтому Александр решил использовать и такую возможность.
   -Есть у нас такой генерал-адъютант Баранцев, я был на пробах "газовых гранат" его системы. Не поверите, засунули мы в сруб две дюжины кошек, сожгли там этот баранцевский состав, воняло преотвратно. Через сутки открываем, а эти бестии не только живые, но еще и злые как собаки. Генерал тогда лично дверь отворял, так потом во всеподданнейшем рапорте пришлось указать, что "их высокопревосходительство поранен котами". С ног его сбили, мундир в клочья исполосовали и даже эполет один оторвали. Государь император, как мне рассказывали, долго смеялся, пока доклад читал, и резолюцию собственноручно наложил, чтоб больше такими фокусами господа артиллеристы не занимались. Я, надо сказать, согрешил тогда, любимую Мурку тещи пожертвовал на опыт для блага отечества, так вот до сих пор она жива.
   -Кто? Теща или кошка?
   -Обе, к сожалению, - неловко отшутился штабс-капитан, - А что до штуцеров, то это "высочайше утвержденный образец" и ничего менять нельзя, судари мои. Вопрос решают на уровне царя, не меньше. Утвердил его императорское величество люттихский штуцер и пулю с выступами, значит так и будет, что бы там всякие французики Минье не изобретали. И комитет наш по улучшению штуцеров и ружей уже шесть лет как распустили.
   -Но можно ведь переделать уже утвержденные ружья?
   -Бог с вами Николай Петрович, вы эти ружья видели? Они же разбиты в дребадан, винты у замков ослаблены, чтоб бренчало сильнее при ружейных приемах. Стволы испорчены безнадежно, казна принадлежностей не отпускает, поэтому чистят, чем попало, даже кирпичом.
   -Закупить за границей стрелковое вооружение нельзя? Я слышал, уже появились скорострельные винтовки, заряжающиеся с казны, - сделал последнюю попытку Александр, - система Дрейзе в Пруссии, и у американцев говорят есть...
   -Зачем? У нас тактика пехоты основана на действии холодным оружием. На увлечение стрельбой смотрят как на вещь противодействующую энергии и порыву атаки и деморализующую войска. Иначе говоря, пуля дура, а штык молодец, так повелось со времен Александра Васильевича Суворова. А на скорострелки еще и патронов не напасешься. Но броненосец, эх братец, какая изумительная идея пропала...
  Штабс-капитан счел нужным сделать короткий исторический экскурс, как тогда говорили. Оказывается работы над стрелковым оружием ведутся в России давно. Так оказывается поручик Базин еще в 1809 предложил специальны поддон-шпигель для пули, но не пошло. Работами Базина воспользовались немецкие оружейники при создании патрона для винтовки системы Дрейзе. Позднее идею возродил юнкер Чаевский, испытания в ходе боевых действий на Кавказе дали положительные результаты. Но к сожалению юнкер погиб в стычке с горцами, и опять про новшество забыли. Были у нас и свои аналоги пули Минье для нарезного оружия, даже сам его императорское величество руку приложил, не пошло... Что до казнозарядных скорострельных систем, то как минимум дважды рассматривались варианты на самом высоком уровне. Но всякий раз следовал отказ - слишком дорого, большой расход патронов, да и боятся наши генералы дать в руки солдатам относительно сложное оружие. Сломают дескать, они и капсюли сперва не хотели вводить по той же причине.
   Полный провал, забраковали нашу "броню" по всем статьям, одним критикам показалось, что это "умаление героического духа", наш матрос и солдат и так всех порвет. Другие обоснованно подметили технические огрехи наспех сделанного проекта, такие например как слабость вооружения и недостаточная мореходность "блиндированного фрегата". Далее специалисты пришли к выводу, что броненосное судно должно иметь иную конструкцию, и скорее всего железный корпус, просто навесить броню на деревянный фрегат можно, но идея не самая лучшая. Предлагали им такое ранее, как уже оказывается американцы, лет пять назад, не понравилось это нашим инженерам. Но главная проблема лежала совсем в другой области, никто не представлял себе, как надо использовать новый класс боевых кораблей. Какие еще "броненосцы" если даже по тактике боя с паровыми судами отечественная военно-морская наука до сих пор не может определится?
   Нет, не быть России родиной слонов, не судьба, может, морские мины заграждения попробуем? И снова неугомонный штабс-капитан бросается в неравный бой с непобедимой техно-бюрократической рутиной, в этот раз ему удается кое-что отвоевать, наверху проявили интерес, сделан запрос в Петербург, изыскиваются средства для производства опытов. Удача, кажется он попал на застарелый ночной кошмар наших адмиралов! До сих пор не найдено средство предотвратить вторжение вражеской эскадры в севастопольскую бухту, батареи на учениях продемонстрировали полную беспомощность даже против парусного судна. Как раз накануне пустили старый купеческий бриг в качестве мишени, и ни одной дырки. Артиллеристы не виноваты, цель слишком быстро перемещается, примитивные прицельные приспособления и лафеты не позволяют вести вести меткий огонь. А такой прорыв, это по мнению местной военной науки, почти стопроцентная потеря города. Вот они и забегали, даже меланхоличный Меншиков начал опять строчить докладные царю, правда по старинке упирал на строительство новых береговых батарей, но и минам тоже светлейший внимание уделил. Александру остается только задуматься, как же он будет радиосвязь в будущем продвигать? Ведь точно так же не примут, пошлют подальше, ссылаясь, на то, что существование электромагнитных волн пока еще не доказано. Неужели придется повторить весь путь Генриха Герца, все его эксперименты? Это ведь долгие годы и многие тысячи рублей, да там у него одна призма из канифоли в полтонны весом была. Как ни заманчива перспектива стать российским "отцом радио", но лучше сначала что-то не столь радикальное предложить, вот телефон например. Для местной науки это не открытие проекты уже есть. Все равно предстоит оборона города, маневренной войны не будет, а значит вполне достаточно иметь проводную связь. Судя по данным из его Александра коллекции телефон в середине девятнадцатого века уже не является технической новинкой, но годных к практической работе устройств пока нет, похоже, предстоит Сашке стать российским Беллом и Эдисоном в одном лице. Неплохой выход, заодно и проблема обучения персонала легко решается, не придется всех на "морзянку" натаскивать, буквопечатающих аппаратов у нас немного, все уйдут на магистральную линию...
  
   Глава 6. Завтра будет война. А может нет?
  
   Солнечный свет ослепительными струями прорывается через густую листву деревьев. Жарко, единственное спасение только в налетающем с моря легком ветерке. Здесь, на окраине жизнь течет совсем по-другому, медленно и размеренно. Да город ли это вообще? В узких улочках сжатых высокими заборами-плетнями прячутся в тени яблонь и
слив белые домики, никаких табличек с номерами или фамилиями владельцев нет и в помине, здесь заблудится не трудно. Сонное спокойствие нарушает лишь позвякивающий колокольчик коровы, да ленивый лай собак, совсем как в деревне. Но внезапно в эту тихую симфонию захолустья вторгается чуждый звук, плетень покачивается и потрескивает, и над гребнем его появляется лопоухая и белобрысая голова мальчишки. Ловкие словно обезьянки дети быстро перебираются через стену, сплетенную из лозы и прутьев. Один, второй, третий, четвертый, трое беленьких, один черненький, точно выводок подросших котят. Но четвертому сегодня не везет, зацепился хвостом, пардон, подолом юбки за сучок. Да это, оказывается, девчонка! "Кавалеры" сразу же кидаются на выручку подруге, но проклятый забор держит крепко, не отпускает, любительница чужих яблок повисла между небом и землей. И уже через минуту им приходится без оглядки бежать самим, оставив товарку на произвол судьбы.
   -А попалась, наконец, зараза басурманская! - раздается торжествующий рев, и из-за угла пулей вылетает бородатый мужик в
   грязной кумачовой рубахе, удивительная резвость для такой медведоподобной туши, - Ужо, я тебя проучу, попомнишь у меня...
   Расправа, столь обычная в те старые добрые времена, когда жестоко пороли даже будущих царей. Зажатый в руке прут взлетает, сейчас последует свист и сочный шлепок, затем визг жертвы, но неожиданно орудие наказания словно растворяется в воздухе и богатырский замах пропадает впустую. Садовник недоуменно оглядывается, оказывается сбоку стоит, словно, из-под земли вырос, матрос в выцветшей голландке. Незнакомец покачивая головой разглядывает розгу, насмешливое выражение на его лице словно говорит, что "ты бы братец мог шпицрутен и поменьше найти". Секунда, и описав дугу орудие наказания исчезает за высоким, выше роста человека плетнем забора.
   Панфнутий Палыч с трудом соображает, вчера они с лакеем и дворником "приговорили" большое ведро яблочного вина, и сегодня с утра еще и водочкой опохмелились, где-то он этого наглого матросика раньше видел, но не все ли равно? Обида распирает буйную головушку и просит немедленного выхода.
   -Ты чего кислая шерсть, совсем нюх потерял?! - пополам с перегаром вырывается у него,- Да я у самой енеральши Поповой служу...
   Для ускоренного обретения утраченного обояния огромный кулак замирает в вершке от наглой физиономии флотского, сейчас он его проучит, сейчас, только... -Да я тебя-я -а-а-А-А...
   Опять пришлось применить "непопулярные средства" для "приведения диалога в конструктивное русло". Разговора не получилось, садово-огородный цербер поскуливая и вполголоса ругаясь, резвой рысцой удаляется прочь. Александр уже усвоил, что в этом мире кроме рабов и господ есть еще и третья категория, самая поганая - холуи, привилегированные рабы и слуги. Первый урок, как следует себя вести при встрече с этой публикой, буквально на днях преподнес ему Петрович.
   Ездили они в интендантство, получить спирт и другое имущество, только Сашка отвернулся на секунду, и тут за спиной шум. На начальника "наезжает" какой-то деятель в расшитом золотыми галунами мундире, не там они, оказывается, припарковали свою повозку. "Сенсей" внимательно и спокойно выслушивает грязные оскорбления, примерно минуты две, и затем просто бьет обидчика в ухо, коротким и точным ударом. Такой развязки его подчинённый никак не ожидал.
   -Нас же сейчас повяжут и в полицию потащат?
   -Не изволь беспокоиться, этот дурень просто лакей купчишки-откупщика. Если "их степенство" захочет получить за "обиду", то я и ему отвешу полной мерой, не жалко. А ты поди думал, что это генерал или вельможа какой? Так они не ругаются, а как правило норовят сами ударить.
   Подоспевший к разборке купец тогда связываться с ними не захотел, только скривил рожу и добавил своему ретивому слуге хорошего пинка...
   Вот и этот бородатый хулиган сваливает, но спокойно унести ноги ему не удается. В толстую спину со смачным хрустом врезается зеленое неспелое яблоко, скулеж превращается в истошный вопль, а рысца немедленно преходить в галоп, и оглашая матом сонную округу, бородач исчезает за углом улицы. Это еще что за чудо такое? Погода летная, что ли, фрукты и овощи сами летают? Оказывается, маленькая разбойница сумела высвободиться из плена, одежду малышей здесь, как и в далеком будущем, шьют на вырост, похоже она просто вывалилась из своего платья, крепко удерживаемого гвоздем забора. И вот кокетливо улыбается незнакомому матросу, натягивая короткую рубашонку на исцарапанные коленки, прямо сама невинность. Нет, он ошибся, когда дал с первого взгляда девчонке, пять лет, в этом возрасте дети еще неуклюжи словно маленькие медвежата, скорее всего, ей шесть или семь. А что мелкая, так такое сложение, что называется "ростом бог обидел". Воспоминания снова захлестнули Сашку словно потоп, его детство босоногое, кузина Оленька в тот первый год, когда они с Леной таскали ее за собой, а чуть подросла, так пришлось уже догонять, такая шустрая стала. Он снял нехитрую одежду с забора, простой ситцевый сарафанчик, такие же, только немного короче, носили и его двоюродные сестры, боже как давно это было.
   -Вот тебе твоя одежка принцесса, давай ангелочек расправляй крылышки и лети, догоняй свою банду, - Александр попытался хлопнуть на прощание "чертенка" по тощей попке, столь удачно избежавшей контакта с розгой, но озорница ловко увернулась и кинулась прочь...
   Что же занесло тебя солдат сюда, на окраину города? Это долгая история, на прошлой неделе лакей в библиотеке неловко смахнул пыль с модели брига Меркурий, заодно повредив часть такелажа. Сашка выручил старика, благо у него установились приятельские отношения со всеми обитателями здания, и предок-"дедушка" соскучился уже по привычной работе резчика по дереву. Каким-то образом весть об этом деянии дошла до высших сфер, и местные "боги" повелели ни много ни мало изготовить еще пару моделей, а то ниши в стене понимаешь, пустуют - некрасиво. С одной стороны это даже хорошо, так как теперь он получил возможность легально получать в порту и в мастерских обрезки медных листов и тому подобный материал. До этого он вместе с Мишкой просто "находил" необходимое, "быстро с...(цензура) и ушел - называется, нашел" этот принцип из советской армии прекрасно работал и здесь. Но с другой - опыта в этой области нет ни у него, ни у "деда", тот неплохо резал ружейные ложи, ложки, трубки и прочую мелочь, а вот с моделями кораблей раньше дела не имел. Выручил его как всегда Петрович, добыв рекомендательное письмо за подписью самого Нахимова к мастеру, автору уменьшенной копии геройского брига. Александр снова прокручивает в голове план местности, которым его тоже снабдил предусмотрительный начальник, никак не удается сориентироваться. В его родном городе такой район называли "татар-базаром", дикая застройка или кошмар для любого архитектора.
   Вот это слева улица или просто козья тропа? Вроде видна заросшая тележная колея, значит, это все-таки улица. В отчаянье достал из кармана листок с чертежом и снова принялся его разглядывать, хоть ни малейшей нужды в этом не было. Краем глаза он вдруг уловил рядом движение, а это старая знакомая, брюнетка наша вернулась и не с пустыми руками.
   -Что тянешься, хочешь посмотреть? - он протянул бумагу девочке, - все равно ведь не поможешь, нет спасибо, яблоки я не люблю...
   -Спи-цын, - маленькие пальчики крепко ухватили потертый рукав рубахи-голландки, - штурман Спицын? Я знаю, пойдем доведу!
   Проплутав минут пятнадцать, в хитросплетении улочек они вышли, наконец, к маленькому живописному хутору, город кончился, за вишневым садом зеленели поля. За высокой калиткой взору Александра предстало обычное зрелище, посадки моркови, огурцы, тыквы, и экзотические для средней полосы арбузы и виноград. Навстречу к ним от грядок разогнулась молодая еще женщина с некрасивым, но добрым крестьянским лицом. Девочка бросилась к ней и что-то быстро, скороговоркой затрешала, как обычно делают дети, когда волнуются.
   -Вы к Виктору Иванычу? Проходите в дом, - вытирая о фартук руки, пригласила огородница, - я сейчас его покличу. Машенька проводи служивого до кабинету.
   Они шли рядом. Прямо из садо-огородика минуя виноградник, а оттуда, пройдя маленький дворик и палисадник, попали в коридор, стены которого были расписаны изображениями птиц. Доморощенный, то явно талантливый, художник нарисовал здесь целую коллекцию пернатых, так что стены напоминали картинку в зоологическом атласе. Из галереи через стеклянную дверь они прошли в небольшую залу служившую одновременно и столовой, уставленную тяжеловесной мебелью, с кожаной обивкой. Рядом был кабинет отставного штурмана. Как раз против двери висели, на стене морские карты, стоял на столе глобус, а на полу у стены помещалась весьма порядочная и довольно больших размеров модель линейного корабля. Если и существует типовое "логово морского волка", то оно должно быть обставлено именно так, не хватает только попугая в клетке, требующего пиастры. Ждать пришлось минут двадцать, он успел даже осмотреться немного и заглянул в толстую тетрадь на столе. Похоже, что бывший моряк завел у себя соответствующие порядки и даже вел журнал, в котором записывал сведения вроде следующих: "Сегодня дул свежий норд-ост. Повредил моим виноградникам".
   -Ой, батюшка идет! - испуганно пискнула Маша, моментально выскочила во двор и только черная головка промелькнула в высоких кустах малины. В кабинет вошли двое, Спицына он узнал сразу, именно таким его себе он и представлял, а вот кто второй? Он сразу не понравился, морда уж больно наглая.
   -Вот они нашего садовника прибили, - с ходу начал рябой детина, лакейской наружности, - генеральша гневается изволить, непорядок ваше благородие. А еще...
   -Молчать! - оборвал его "морской волк", - докладывай матрос, как дело было, без утайки!
   Что же, от судьбы не уйдешь, Сашка принялся рассказывать о недавнем происшествии. По мере того как повествование приближалось к эпизоду с прутом, лакей бочком-бочком потихоньку пятился к двери. И надо же, успел, брошенная ему вслед толстая палка, служившая штурману тростью, только зря поцарапала красно-фиолетового петуха на стене "домашней галереи".
   -Сволочи, если бы меня не скрутил проклятый ревматизм, они бы Машеньку обидеть не посмели, - с горечью в голосе отметил Спицын, - прямо не знаю, что делать, надо бы наказать ее, но не могу, как заплачет - прямо вылитая матушка. Моя Мария, моя Мириам... Не могу ее даже пальцем тронуть. Понимаешь?
   Александр только кивнул, маленький портрет на столе, молодая девушка, нет скорее даже женщина восточного типа, похоже это она и есть? Раннее ему сообщили, что старый штурман овдовел несколько лет назад.
   -Ладно бы яблоки у них были стоящие, а то кислятина ведь одна, только свиньям и ребятишкам в радость, - продолжил монолог собеседник, - нет, придется заняться воспитанием, а то покалечат мне девку, ни за что. Что там у тебя за письмо? Давай сюда.
   За окном из кустов показалась Маша, а с ней и еще девочка, постарше, вероятно ее сестра. Девиц явно интересовали события, происходящие в комнате, старшая, блондинка без труда могла заглянуть в окно, а вот младшей приходилось то и дело подпрыгивать, вскоре это занятие ей надоело.
   -Саша, помоги взобраться, подсади меня, не будь врединой! - шум и возня за окном невольно привлекли внимание сначала Александра, а затем и бывшего штурмана.
   -Кыш бездельницы, вот я вас сейчас! - грозно, но без злобы прикрикнул последний на девочек. И только веселый смех был ему ответом. Синенькие сарафанчики снова исчезли в зарослях кустов смородины, и почти тотчас же появились вновь, однако теперь девочки подкрались к окну тихо и с другой стороны.
   - Беседа, нам долгая предстоит, братец, модель корабля это тебе не ложа ружейная, и не свистулька, в нее душу вложить надо, как в настоящий корабль, - подвел предварительный итог Виктор Иванович, - дочки сбегайте до Авдотьи, пусть сухариков принесет, и Ивану скажите, чтоб самовар поставил.
   Шелест легких шагов за окном показал, что указание принято к действию. Пока ждали чай, Сашке пришлось немного поведать о своем недолгом житье-бытье здесь, о той другой жизни он благоразумно помалкивал. Оказалось, что них в этом мире есть общие знакомые...
   -Как он что живой еще гад - Упырь? Был же слух, что в Кронштадте матросы его убили?
   -Жив и здоров к сожалению, - Сашка вспомнил о своих недавних размышлениях на борту "Трех святителей", похоже он не первый и не последний, кому такая идея пришла в голову.
   -Из-за него мне со службы пришлось уйти, этот ..., - длинное и замысловатое ругательство резануло по ушам, - фрегат на мель посадил, еле спасли, а на суде на меня показал. Пришлось остаток жизни на купцах плавать, пока окончательно на берег не списали. Да ты пей чаек не журись, я брат тоже матросом начинал, только вольным, не по набору, потом в Херсоне учился, ну а далее ты уже знаешь. Ром не добавишь в чай? Нет? Ну и правильно не привыкай, нашему брату смолоду оно не на пользу.
   Отставной штурман немного рассказал о себе. В последние годы после смерти жены он плавал на коммерческих судах, но со временем болезнь вынудила перебраться на берег.
   -Я здесь на хуторе поселился после бунта в 1830, полгорода тогда спалили, а еще первую свою благоверную тогда же потерял. До этого жил в городе, почти в центре.
   -Повстанцы убили? - осторожно спросил Сашка, местная история была для него "терра инкогнита", и он боялся обидеть гостеприимного хозяина неловким вопросом.
   -Нет, холера, из-за нее проклятой народ и бунтовал. Полиция хватала тогда всех подряд и тащила в карантин, а оттуда выход только на кладбище, вот с того и началось. Солдаты отказались стрелять в толпу, как ни стращал губернатор генерал Столыпин царским гневом. Зря он это так, камень ему на шею повесили и в море с обрыва, и чиновников туда же, поделом лихоимцам. Весь город почитай поднялся, мы боялись, как бы не приказали бунтовщиков из пушек громить, фрегат то наш как раз на расстоянии выстрела стоял в бухте...
   -Успокоились сами, или подавили?
   -А как же, полдюжины только расстреляли, якобы зачинщиков, но на самом деле тех кто первый под руку попался.
   -Немного..., - Александр был удивлен, провинциальная жизнь при императоре Николае Первом представлялась ему, чем то вроде "застоя" при Брежневе - тишь и благодать, а тут то войны, то эпидемии, то восстания, такие, что броненосец "Потемкин" скромно курит в уголочке. Нет, начальник его, Петрович и ранее нечто подобное рассказывал, но все больше по Сибири, традиционному месту ссылки и каторги.
   -Ничего, мало говоришь? Так еще две неделе секли всех подряд, в первую очередь солдатиков, за то что не стреляли по приказу. Три тысячи палок - считай ты уже калека, пять тысяч - покойник, целое кладбище новое появилось, вроде холерное, а на самом деле забитых хоронили, вот так то братец и живем... ........................................................................
   Когда вторая жена умерла родами, у Спицына остались на руках две дочери Александра и Мария, с которыми он на первых порах положительно не знал, что делать. Отдать дальним родственникам на воспитание, он не решился, жена, умирая, умоляла его поберечь девочек. Так вот и живет теперь с девочками и двумя слугами. Отставной матрос Иван Михеев исполнял у него самые разнообразные обязанности, как-то: дворника, водовоза, садовника и, наконец, кучера, так как штурман приобрел пару татарских лошадок, на которых, впрочем, ездил редко, предпочитая кататься по морю. Обязанности кухарки и вообще женской прислуги выполняла курносая Авдотья, бывшая кормилица Маши, находившаяся с Иваном в довольно интимных отношениях, плодом которых был шустрый мальчуган Гаврик. Старшая дочка пойдет в этом году в гимназию, младшую он планирует отдать в частную школу, если возьмут, конечно, там такое чудо. Совсем от рук отбилась, прямо гроза окрестных садов. Вечером он, по его собственному выражению, "ездил через Ямайку в Рим", то есть начинал пить чай с ямайским ромом, и продолжал это приятное занятие до тех пор, пока не одолевал сон. Что тут еще делать в таком захолустье? Скука...
   Незаметно собеседники с "быта" перешли на политику и на флот, хозяину очень не нравились турки, англичане, французы, а так же Корнилов и Меншиков.
   -Я ведь не оспариваю способностей Владимира Алексеевича. Но он слишком властолюбив и хотя мягко стелет, но жестко спать. Адмирал Нахимов гораздо прямодушнее его, хотя не столь любезен с подчиненными офицерами. А Владимир Алексеевич никогда тебя по имени не назовет, делая замечание, говорит как будто о другом, а в результате выходит: полезай за борт, никуда не годишься!
   -Говорят, - прибавил он, - Нахимов теперь очень недоволен Корниловым, может уберут его от нас?
   И тут гость решил впервые рискнуть, попробовать чуть-чуть приоткрыть завесу тайны над будущими событиями. Старый морской волк и знаток людей, Спицын, кажется, не считал собеседника "обычным матросом", слишком уж откровенно и "без чинов" у них шло общение, так почему бы не попробовать, все равно когда-нибудь это придется сделать.
   -Виктор Иванович, как вы считаете, война будет?
   -Не знаю, а с чего ты так решил? Слухи ходят давно, но их благородия с матросиками на такие темы не говорят, или это Петрович из Санкт-Петербурга такие нехорошие вести привез?
   -Нет, я на "Трех Святителях" когда мебель в адмиральском салоне чинил, случайно услыхал разговор Меншикова с Нахимовым. Война начнется в ближайшие три-четыре года, так хочет царь, все уже решено.
   -Беда ведь тогда, совсем беда, у нас почитай, ни одного современного корабля нет кроме "Владимира", турок то может и побьем, а если Британия навалится... Хватит Сашка, даже думать не хочется об этом, давай теперь о деле потолкуем, доставай свой тетрадку. ..................................................................
   Наука оказалась непростой, выяснилось, что модель делается вовсе не на глазок, как предположил "дед", а строго по чертежам с соблюдением масштаба. Есть правда свои "подводные камни", некоторые детали нельзя сделав в масштабе, выйдут слишком ломкими и непрочными, Александр исписал уже добрый десяток страниц блокнота, старая и бесполезная теперь привычка. Все же хорошо, что свободны ниш в фойе библиотеки только две, одна занята ,бригом Меркурием, в другой стоит Архимед, далее еще какой-то грек. Еще две должны занять фрегат и линейный корабль, пароходы видимо, сочтены недостойными для столь высокой миссии. Придется снова, встретится со штабс-капитаном Романовым, иначе как получить доступ к чертежам, у него знакомых корабельных инженеров нет. Опять заботы, заботы... Заодно надо и подучится пайке, говорят у него хороший лудильщик есть, просто умелец.
  
  Старое каменное из местного известняка здание на окраине порта, ни таблички, ни вывески, выглядело очень неприветливо. Александр всегда не любил такие визиты "неведомо куда, неведомо к кому", но "служба - надо", так здесь говорят. Миновав просторный двор, заваленный всяким хламом он сунулся было в первую попавшуюся по дороге дверь и тут вылетел назад, спертый воздух кузницы и литейки подействовал не хуже слезоточивого газа. Что теперь? Поищем Всеволода Юрьевича в другом месте... Вот слева еще одна дверь, заглянем теперь туда.
  -Сашка! Ты что тут делаешь? - неожиданно раздался за спиной знакомый голос штабс-капитана.
  -Да вот озадачили меня... - он развернулся к собеседнику, но закончить не успел.
  -Потом, пошли я тебя с таким человеком познакомлю! - и не внимая робким возражениям Романов потащил своего гостя вперед по длинному коридору, - Бардак тут у меня, прямо содом, третий год прошу паровой привод и станки, не дают, зато люди с золотыми руками, только этим и спасаюсь. Обращайся если что, завсегда поможем, я твой должник, сам знаешь.
  А они оказывается уже знакомы, это мичман-"подводник", и память точно, словно компьютер, подсказала: Лихачев Сергей Владимирович. За ним виден крепкий паренек в матросской робе, значит придется обращаться по уставу, нельзя подрывать "авторитет командира" при нижних чинах, а он сперва хотел просто поздороваться, отвык уже от службы совсем.
  -Без чинов господа! - забавно встряхнув седой шевелюрой хозяин кабинета разрядил обстановку, - так вы я вижу уже знакомы? На "Трех святителях" что ли встречались?
  -Было дело, - мичман замялся, - только ведь я ушел оттуда в водолазную команду. Тебе Александр разве девчонки об этом не рассказали?
  -Нет, кто... - на секунду Сашка оторопел, соображая какие у них могут быть общие знакомые женского пола? Неужто горничные, к которым накануне они с Михаилом завалились на вечеринку? Не дай бог еще та самая Парашка, которую он тогда в постель затащил...
  -Дочки штурмана Спицына, Саша и Маша, они мне дальними родственницами приходятся. Значит забыли, я их редко навещаю, только два раза и был за лето, нет времени, хозяйство принимал. У меня теперь под началом даже пароход небольшой. После "Святителей" прямо каторга, но я не жалею ничуть, здесь я хозяин и хоть на шаг но ближе к цели...
  -Мечтатель Вы наш, я сам в юности о чем только не грезил, правда мне хотелось летать, а не под водой плавать, - Романов неожиданно ответил на не заданный вопрос, - но каждому свое.
  -Что у вас там такое? Водолазный шлем? - Сашка наконец сумел опознать замотанный в ходстину предмет в руках матроса, - посмотреть разрешите?
  Надо сказать сначала его просто заинтересовала возможность применения для связи с водолазом телефона, над которым он долго и упорно работал, но в процессе осмотра этого "музейного экспоната" появились, требующие немедленного разъяснения вопросы. В прошлом или точнее в будущем Александр сталкивался по работе с промышленными или как и еще называют гражданскими коллегами мичмана. Однажды его даже уговорили примерить "трехболтовку", и вот теперь прямо резали глаз отличия.
  -Это водолазный костюм системы Чарльза Дина, слава богу хоть такое оборудование Павел Степанович закупил, а то раньше только на "нырке" и работали, - пояснил мичман, заметив недоумение Александра.
  -А где же знаменитые три болта? Он что не разборный?
  -Зачем ему разбираться? Это по сути, просто индивидуальный водолазный колокол в который постоянно подкачивают насосом воздух. Потом он выходит снизу под манишкой. Видишь заклепанные дырки? Раньше травило через них, слава богу Всеволод Юрьевич помог заделать, иначе неудобно, прямо перед лицом словно занавес из пузырьков.
  -Странно, я думал манишка прикрепляется к шлему болтами зажимая попутно ворот непромокаемой рубахи, для герметичности...
  -А испорченный воздух куда девать? Черт, а это мысль, клапан сделаем! - штабс-капитан принялся спешно вычерчивать на обрывке бумаги эскиз, - Вот такой например.
  -Ваше благородие, разрешите обратится? - матрос видимо не посчитал себя в числе тех кто "без чинов".
  Мичман только кивнул, удивление на его лице застыло комической маской.
  -Ежели так сделать, как ваш Сашка хочет, то вода не будет попадать вовнутрь никак. А значится можно и теплое белье зимой надеть, там у них в Англиях жарко видать зимой, а у нас сами знаете, ваше благородие, только гусиным жиром и спасаемся.
  -Молодец! Сергей ты что себе матросов специально что ли отбирал? - Романов снова присоединился к разговору, - Вот гляньте, я тут набросал чертежик, Сашка я правильно понял?
  -Да, примерно так, только гайки лучше сделать с барашками, с выступами под пальцы, чтоб без ключа можно было обходится. Вдруг человеку плохо станет, так быстрее можно снять снаряжение.
  -Братец, сколько раз с тобой встречаюсь, столько раз и удивляюсь! Ну что мичман попробуем английскую блоху подковать? Зачем нам копия, мы лучше свое сделаем, вот только материал для рубахи подобрать надо, но у меня есть кое-что. Вот так я с вами Сергей Владимирыч и рассчитаюсь за работу...
  -Ладно Вам, общее дело делаем на благо отечества...
  Александр с удивлением прислушался к разговору офицеров, оказывается работы по созданию мин заграждения продвинулись уже далеко, более того изобретательный штабс додумался даже до автоматического якоря, как раз на этой разработке они с Лихачевым и сошлись. Модели тонули одна за другой и как тут обойтись без водолазов? Надо будет только подкинуть им идею "гальванического" взрывателя и минного заградителя, чего уж останавливаться, пойдем до конца. С минуту подумав и набравшись духа он решился...
  -Всеволод Юрьевич, Сергей, у меня есть еще пара предложений, не соблаговолите ли выслушать?
  Пусть дотошный читатель не удивляется, откуда у "сухопутной крысы" появились такие специфические познания. Основой для запала стал источник аварийного питания системы пожаротушения, а идея минзага позаимствована все из той же "Техники Молодежи". "Прожектов" оказалось не два и даже не три... Александр постарался выложить внимательным слушателям все, что содержала "суперпамять" по данной тематике, можно сказать выгреб все до последней крошки. Там много чего было, так например, он хотел когда-то сделать из изолирующего противогаза акваланг, но умные советчики и техническая литература пресекли эту попытку на начальном этапе. Просидели они в тот день у Романова в мастерской до глубоких сумерек, выпили целый самовар крепкого чая и испортили массу бумаги под эскизы и записи, а уж сколько споров и ругани было...
  ..................................................................................
   Глава 7. Ностальгия. Обретение "своих".
  
   Берег мой, покажись вдали
   краешком, тонкой линией,
   берег мой, берег ласковый,
   ах, до тебя, родной, доплыть бы,
   ................................
   отсюда к родному дому...
  
   Пальцы безжалостно терзают клавиатуру странного музыкального инструмента, бог весть что за уродец такой, но не пианино и не рояль, возможно, это их отдаленный предок, сосланный за ненадобностью в пыльный угол старого хранилища морской библиотеки. Когда то давно, там в другой жизни, растаявшей как туман в дымке времени, его учили играть, нет, скорее пытались научить, и вот произошло чудо - руки сами вспомнили мелодию из "Семнадцати мгновений весны", популярного во времена его детства сериала.
   Словно ледяная игла впилась в раскаленный мозг, нет у него не дома, ни "родного берега". Он один, совсем один в этом мире, где приходится следить за каждым словом, чтобы случайно не выдать себя. Безобидный разговор за вечерним чаем вдруг снова показал Александру, что ходит он по тонкой линии, шаг вправо, шаг влево и конец... Уже не в первый раз он ловит удивленный взгляд окружающих, чем дальше, тем сложнее становится играть роль деревенского паренька, злою волею судьбы загнанного на "службу царю и отечеству". Предок как назло в критические моменты прячется где-то в глубинах сознания, есть у него такая привычка, приходится выкручиваться самому. Рано или поздно нервы не выдержат, и тогда все конец, крышка. Может, стоит открыться, ну хотя бы Петровичу, мужик вроде неплохой, вероятно поймет. Ни он, ни Мишка не побегут к жандармам сдавать "пришельца из будущего", обладателей голубых мундиров здесь сильно не любят, но вот проговорится кому-нибудь, это с них станется... Значит, к сожалению им свою тайну доверить нельзя. Сколько он еще сможет выдержать, месяц, год, два неизвестно, если бы рядом был хоть один человек, с кем можно было общаться нормально, без конспирации. Волна ярких, живых воспоминаний снова захлестнула его. Темный коридор школы. Свернутая в три оборота желтая бумажка словно обжигает ладонь, это его жребий, что там? Корявая буква "Ш"... К счастью пока все происходящее просто веселая игра пацанов из 6-го Б, просмотревших добрую дюжину серий "про Штирлица", но внезапно действительность врывается в мир иллюзии прошлого коротким скрипом старого пола. Сашка резко оборачивается, кто здесь? А да это девчонки, дочки штурмана Спицына пришли значит, все-таки его навестить, как и обещали после того происшествия в среду. Какие смешные все же у них платья, выглядят они в них точно куклы...
  
   Словно судьба пытается связать людей ранее совершенно не знавших друг друга, только так можно объяснить такие происшествия. Давно Сашка уже "отдыхает на курорте" но вот искупаться в море все никак не судьба, дела не отпускают. Но вот, наконец, выбрался, ранним утром на городской пляж, однако в воду зайти не рискнул, слишком уж много тут плавало этих, ну скажем так, помягче, "отходов жизнедеятельности" и прочего мусора. Что делать, вдохнув терпкий запах моря, разбавленный ароматами местной цивилизации, он только сплюнул и направился вдоль берега в поисках более-менее подходящего местечка для купания. После доброго часа блужданий, по изрезанному откосами и скалами берегу удалось наконец найти подходящий маленький пляж, нет скорее даже "пляжик". Прохладная вода приятно остудила тело и помогла привести в порядок мысли, машинально поплавав туда сюда Александр, в итоге выбрался на берег и прилег в тени невысокой стенки кустов, мышцы приятно болели после неожиданной нагрузки, сейчас полежим немного, и отправимся на работу, хотя нет, опять забылся, на службу. Отряхнув песок с портянки и обернув старым полотном ногу он уже собрал натянуть порыжевший сапог, как вдруг краем глаза уловил в стороне пляжа какое-то движение.
   -Еще купальщики, нет, черт точнее купальщицы, явились, - мелькнула мысль, - надо их предупредить, что я здесь, пусть пока не раздеваются...
   Но поздно, женщина уже стягивает через голову просторное платье-сарафан и Сашке остается только спрятаться обратно под прикрытие кустов. Однажды он по невнимательности ошибся дверью раздевалки в бассейне, теперь повторения ему не хотелось, купальных костюмов в этом мире еще не изобрели. Неожиданные гости при ближайшем рассмотрении оказались старыми знакомыми, их трое, кухарка Спицына Авдотья и его девочки, младшую Машу он на прошлой неделе с забора снимал, старшая похоже ее сестра - Саша.
   -Вот невезуха, в кои то веки попал на бесплатный стриптиз, а смотреть не на что, - про себя пробормотал Александр и нервно облизал потрескавшиеся губы, тетка беременная на последнем месяце вроде, а у девчонок из половых признаков больше всего заметны косички. Одна "исполнительница" пузатая, а остальные мелочь пузатая одним словом. Хотя нет, Саша, тезка его уже округляется, вот годика через три бы на нее взглянуть, было бы самое то, а пока формы только слегка обозначены. Заготовка девушки если выражаться техническим языком. И он, стараясь не шуметь, плавно опустился на песок, старая рубаха-голландка послужит вместо пляжного полотенца. Все, теперь придется ждать, пока наши крастотки не уйдут, пугать их ему совершенно не хотелось. Ладно, Петрович его простит за опоздание, так, где же блокнот, надо прикинуть где тут чертеж, была одна идейка...
   Резкий визг, переходящий на высоких нотах в безумный крик ударил по барабанным перепонкам словно кувалдой, что у них там случилось, зачем же так орать? Одна, две, стоп их же было трое! Рывок, и ноги <сами несут Александра к кромке воды, слава богу он не успел обуться.
   -Где??? Здесь? Стой, не лезь, тут яма! - он отталкивает Сашу, и набрав побольше воздуха ныряет, неудача, - да отойди же тебе говорят!
   Попытка, еще одна, и еще и вот когда, наконец, он уже потерял всякую надежду, пальцы, до этого безрезультатно шарившие в мутном блаке песка и ила, вдруг сомкнулись на змейке короткой косички. Быстрее на берег, легкое тело девочки дрожит в его руках, еще не поздно вернуть в него искорку жизни, главное не поддаваться панике, не поддаваться...
   Тетка уже перестала выть, старшая из сестер - Саша ее успокаивает, вот умница, уже и одеться успела. Но ему пока не до них, внимание приковано к младшей, что лежит на его расстеленной рубахе. Все получается удачно. Не зря выходит его по три раза в год заставляли упражняться в оказании первой помощи, все получилось и искусственное дыхание, и закрытый массаж сердца, благо "пациентка" оказался примерно тех же размеров, что и тренажер. Вот уже наша Машенька открыла свои чудные глазки и порывается встать, нет пока рано, пусть полежит еще немного, по правилам пострадавшего должен осмотреть врач, но знают ли местные эскулапы, что надо делать в таких случаях? Напрасный труд, Марию ему же не удержать, вывернувшись из руки Сашки она кошкой бросается к своим спутницам.
   -Что случилось? Почему ревете?
   -Да ты ж чуть не утонула, Саша тебя едва вытащил! Зачем туда полезла? Вот я тебя сейчас вздую!
   Нет, надо вмешаться, решает он, как бы они ее не побили сгоряча, дело к этому идет.
   -Стойте, хватит ругаться, Маша одевайся, нет, сама не пойдешь, я тебя понесу. Сашенька с вашей Авдотьей все в порядке? Прекрасно сейчас тогда и тронемся в путь.
   Хрустит песок и мелкая галька перекатывается под подошвами старых матросских сапог, маленькие пальчики несостоявшейся утопленницы ворошат жесткий ежик стриженных волос Александра, рядом белокурая тезка все что-то расспрашивает, он ей отвечает на "автомате" не вникая до конца в смысл слов, сзади компанию догоняет переваливающаяся словно утка кухарка. Временами приходится останавливаться, чтобы подождать ее. И только перед знакомой калиткой он вернул своей пленнице свободу. Не удержался, легкий поцелуй, в голову на прощанье, его губы утонули в густом море волос, вкус морской соли остался на память. Когда она только успела расплести свою смешную короткую косичку? Но если честно, этот чертенок заслуживает другого знака внимания применительно к другой части тела, но это уже не его проблемы, пусть Спицыны сами разбираются.
   -Сашенька, пойдемте к нам, - тянут его за собой сестры.
   -Зайдите, барин как раз о вас намедни вспоминал, - это Авдотья наконец обрела дар речи.
   -Нет девочки, я пойду, и так уже опоздал...
   -Тогда мы сами тебя навестим, можно?
   -Да конечно, только...
   -Папа каждую неделю в морскую библиотеку ходит, мы с ним будем. Он поспешно отправился к центру города, там ждут дела, но вкус морской на губах еще долго будет напоминать о необычном происшествии.
  
   ...Вот и явились, не запылились, значит, бывший штурман отправился на смотровую площадку, там у них клуб "пикейных жилетов", отставники, старые пеньки, обсуждают вопросы войны и мира, а девочки сумели отыскать Сашку здесь. Еще и подарок принесли, крестик нательный, свой он где-то ранее посеял, поэтому пришлось девчонкам сказать, что утопил, когда спасал.
   -Сыграй нам еще раз, пожалуйста! - искорки так и скачут в бездонных черных глазах Марии, ну как такому чуду отказать.
   -Да я ведь не умею толком, фальшиво выходит.
   -Нет, нам мелодия приглянулась, - теперь его дожимает Саша, - мы послушаем и постараемся запомнить, может и слова для нее есть?
   -Нет, но даже нот не знаю, - он делает попытку увильнуть, от грядущего позора.
   -Я тоже ноты не разбираю, буду за пальцами смотреть, - тезка неумолима, приходится покориться.
   Со старшей он кое-как поделил старый стул, а младшая без церемоний влезла на колени, все, взяли в плен. Далее пришлось "музицировать" по второму разу получалось хуже, но подключилась Сашенька, и в четыре руки и три голоса пошло на удивление гладко, хоть на пленку не записывай. Вот только...
   -Саша, ты по дому, по родителям тоскуешь?
   Руки бессильно опускаются на потемневшие от времени клавиши инструмента, голову заполняет дикая каша, словно на одном экране безумный киномеханик прокручивает одновременно несколько лент, образы мелькают как в стекляшки в калейдоскопе. Попали в самую больную точку, почему дети задают такие сложные вопросы?
   -Да... нет... нет... дом... - он пытается одновременно сказать, что тоскует и что дома то у него как бы нет, совместить несовместимое, "предок" настойчиво лезет наружу со своими воспоминаниями, сбивая с толку.
   -Вот и у нас мама умерла, когда я была маленькой, а Маша ее и совсем не помнит. А у тебя невеста там в деревне есть?
   -Сашенька не надо об этом, тяжело вспоминать... скорее всего я уже никогда туда не вернусь.
   -Прости я не нарочно, просто слова на музыку "...отсюда к родному дому..." вот и спросила.
   -А расскажи что ты тогда со мной делал, - перехватывает инициативу Маша, - так щекотно было, когда нос зажимал!
   Вот так же лучше, Александр не торопясь, "с тактом чувством, расстановкой" посвящает своих маленьких слушательниц в немудреные тайны простых приемов искусственного дыхания, Мария в это время нервно ерзает на у него коленях, кажется разочарована, интересно, что она ожидала услышать?
   -А почему вы девочки штанишки не носите, эти как их панталоны? - вылетело вдруг, не иначе "дед" умудрился вставить, чтоб ему провалится, знаток.
   -Так лето же, мы купаться пошли, и Маша еще маленькая, ей не надо.
   -Ты откуда про них знаешь? Подсматривал? - "чОрные глаза" гипнотизируют в упор снизу вверх. Злится наша Маша не иначе.
   -Машенька, наш Саша деревенский, значит у него много сестер, там и видел не иначе, - пытается успокоить сестру Саша.
   Сейчас опять начнется. Нет в этот раз полегче, кажется "предок" упокоился, так, сколько же у нас родни посчитаем? У него трое родных, у меня двое двоюродных, значит, Саша угадала, выходит права. Странно их он помнит хорошо, мать тоже, а вот отца и братьев - нет, или не хочет вспоминать, ладно потом разберемся.
   -Мне говорили, что городские бабы и девушки, носят такое белье, - пытается изобразить он смущение, получается плохо, как бы не обиделись, но нет ничего, только переглядываются.
   -А мы сперва подумали, что ты офицер разжалованный, или студент какой.
   -Супротив царя бунтовал, вот тебя в матросы и отдали, - опять встревает Маша.
   Две пары глаз внимательно смотрят на него, открыть им правду, нет... а почему бы нет? Им ведь никто не поверит, решат, что девочки
   выдумывают и все.
   -Нет, мои милые, я вам как-нибудь позднее все расскажу. А почему ты Сашенька так решила?
   -Я видела, как ты книги у батюшки в кабинете смотрел, пока его ждал.
   -А книжки у него аглицкие!
   -Так картинки разглядывал. Может я и по-нашему, читать толком не умею?
   -Не обманывай! Мы видели ты книги потом обратно на полку поставил, как положено, наша Авдотья никогда так не делает, когда пыль протирает, папа вечно на нее ворчит.
   -Папенька рассказывал, что когда он плавал на фрегате, у него вестовой все хотел книжки гвоздиками к полкам прибить, чтоб не падали при качке.
   -С вами как с Шерлоком Холмсом, ладно каюсь, разумею я немного по-аглицки, - умышленно коверкает слова Александр.
   -Олмс это кто сыщик, аглицкий? Как Ванька Каин? Мне про него рассказывали, - Маша кажется, хочет протереть попкой дырку на брюкахАлександра, но неожиданно замирает. -Сашенька, я знаю кто ОН!
   -Не знаешь.
   -Знаю!
   -А ну скажи!
   -Не скажу! Сама догадайся!
   -Значит, не знаешь!
  Перепалка грозит стать бесконечной, но тут как громом среди ясного неба ударило...
   -ШпиЕн аглицкий, вот!!!
   -Б..., - к счастью звук ломающегося стула и падающих на пол тел заглушил последний слог известного все России непечатного слова.
   -Все, прекратите, брейк, - приходится ему разводить сестер по разным углам ринга, удерживая вытянутыми руками, - пойдемте на диванчике посидим, ну помирились наконец? Вот и славно!
  -Саша не шпион, ты почем знаешь кто такой шпион?
  -Батюшка говорил, что раз будет война, то они к нам понаедут.
  -Шпион Машенька это такой, - Саша морщит красивый умный лобик, пытается подобрать нужные слова,- такой человек, что узнает планы вражеские, пушки, корабли считает. Он должен с адмиралами сидеть в собрании морском, а не тут в чулане с нами. Поняла?
   -Мария не дуйся, лопнешь, - Александр шутливо тормошит, обнимает побежденную, и победительницу тоже, чтоб было без обид. Все же, какая тезка у него умная, и хорошо, что она забыла, чем он на службе занимается, славная девочка.
   Что происходило дальше? Словно двадцать лет с плеч долой, он добрый час развлекал девиц всякой ерундой, боже чего он только не наговорил, если дойдет до жандармов, то Сибирь станет для Сашки второй родиной. Под занавес поиграли немного в жмурки, неплохо так порезвились, еще пара стульев превратилась в дрова, не беда восстановим. Главное - наконец появились люди с которыми он может просто общаться, без фальши, без конспирации, без мучительных проверок каждого слова или фразы.
   -Всю пыль тут собрали, Маша не вертись, я тебя немного отряхну, а теперь пойдемьте в контору чай пить, с Петровичем и Мишей познакомитесь, да и батюшка там вас ждет верно.
   Так и получилось, успели точно в срок, самовар еще не остыл, старшее поколение тем временем вспоминало минувшие дни и поучало молодежь, число которой вдруг резко увеличилось. От воспоминаний старины глубокой собеседники перешли к делам насущным, весь город в ту пору обсуждал вопрос: кто "возьмет под свое начало флот" Корнилов или Нахимов, каждый имел свою партию приверженцев и силы были примерно равны. Александр тяжело вздохнул, он единственный точно знал чем все в итоге закончится и какая судьба уготована этим адмиралам... Но Марию политика совершенно не интересовала, как же она героиня такого выдающегося происшествия, нет так не пойдет! И вскоре собравшиеся были вынуждены выслушать ее версию недавних событий на маленьком пляже, весьма альтернативную и далекую от реальности.
   Рассказчица старалась изобразить все в "лицах" и усилено жестикулировала, как мельница, крыльями размахивая маленькими загорелыми ручками и гримасничала. В итоге дружный смех в качестве награды за проявленное усердие. Александру в первую минуту было неловко, но исподволь разглядывая старого моряка, он понял, то тот, похоже, давно смирился, что с младшей дочкой вечно что-то необычное происходит. Внимание "стариков" привлекло совсем другое.
   -Сашка неужели она действительно утопла? Может тебе показалось? - первым заинтересовался Петрович, - я слышал, что вроде бы можно утопленника иногда к жизни вернуть, но если честно, то не верю в такие байки.
   -Нет, милый, я восемь человек в своей жизни спас, так уж судьба распорядилась, - не остался в стороне от столь интересной темы"морской волк", - ежели он сам откашляется то оживет, а если сомлел и воды наглотался, то покойник. Правда, помню доктор-немец у нас на фрегате утверждал другое, вот только не одного не оживил, дергал и так и эдак дергал, не помогло. Так всех и похоронили...
   -Вот и я считаю, что Машенька твоя не утонула, просто испугались - мала еще, от страха человек чего только не увидит. Давай Александр подробно изложи нам как, там дело было, не бойся Авдотье мы не расскажем, - улыбается начальник.
   Что тут поделать? Сашке приходится снова восстанавливать в памяти события того дня, благо это нетрудно, он может с таким же успехом вспомнить любой день в своей жизни в самых мелких деталях. Опять не верят, головами качают, он оглядывается, на ком бы продемонстрировать приемы реанимации, чтобы наглядно было? Та же мысль, похоже, пришла в голову и Спицыну. Но Маша всех опередила, только мелькнуло в дверях серенькое платьице и хлопнул на бегу по спине хвостик косички, догоняя проворную хозяйку.
   -Чур не меня! - донесся из темноты кладовой звонкий голосок.
   -Ладно Сашенька, раз Мария не хочет, может на тебе Александр нам эту хитрую науку покажет? Согласна? Ну и молодец! Только обувку сними сперва.
   -Стойте, я холстину чистую постелю на стол. Михаил посмотри там в шкапу в верхнем ящике была пачка.
   Он склонился над девочкой, на минуту перед глазами встало видение, далекого ушедшего навсегда мира, словно знал он ее раньше, Светлана? Похожа, очень похожа, только, нет... не стоит это вспоминать. Сашка еще немного постоял и собравшись с мыслями, наконец приступил к реанимации, пальцы сами нежно и аккуратно проделывали работу, при этом комментировал свои действия, стараясь сделать процесс наглядным и понятным для зрителей. Тут проверяют пульс, вот так наносится предкардиальный удар, нет не бойтесь мужики, это все имитация, он даже давить ей на грудь не будет, чтобы не поранить случайно, там на платье пуговки оказывается пришиты.
   Но это все как бы на "автомате" на самом же деле, он сравнивал свою "пациентку" сначала с той далекой школьной подругой, а затем вдруг неожиданно переключился на ее сестру. Они совсем не похожи, старшая пошла в отца, вырастет - будет красавицей, классическая, так сказать европейская красота, правильные черты лица, строгая гармония. А вот младшая, словно опалена жгучим солнцем востока, пока внимание привлекают только волосы и глаза... да глаза у нее прямо бездонные... Толчок под локоть вывел его из размышлений, он чуть не выругался, Сашенька на столе испуганно дернулась, он как раз сжимал ей пальцами нос перед искусственным дыханием. Под руку, что называется, и еще толчок, и еще...
   -Пустите, я тоже хочу посмотреть! Подвинься! - это Маша пытается втиснуться в узкий промежуток между Александром и низким столиком, на котором лежит ее сестра, нырнув под его правую руку. Отказавшись, она рассчитывала, что ее будут ловить и уговаривать, а получилось по-другому. И теперь она жестоко страдает от недостатка внимания, как же про нее забыли!
   -Вот прямо "черт в юбке", кому только такое чудо достанется в жены? - ворчит Спицын, - Миша подержи ее пока, а то ведь не даст она ничего ему сделать...
   Успокоившись, Сашка продолжает показывать приемы реанимации, попутно объясняет, как это проделывать в одиночку, и как в команде, сколько времени отводится на каждую операцию. Слава богу, наконец все, он закончил.
   -Теперь остается только ждать пока наша Саша придет в себя...
   -Вот я тебе сейчас! "Пострадавшая" резво вскакивает и пытается схватить сестренку, но тщетно, та шустро уклоняется и исчезает за спинами Петровича, и Михаила.
   -Я ей пятки пощекотала, чтоб быстрее очнулась! А то разлеглась как мертвая, час уже прошел не меньше, -доносятся оттуда оправдания.
   Александра вдруг неожиданно разбирает смех, нет это "велосипед", ну конечно, та диковатая забава, которой пацаны предавались в пионерском лагере... Давясь от внезапно напавшей "смешинки" он объясняет удивленным слушателям подробности. -А какой длины бумажки? Под каждый палец надо или одной хватит?
   Поджигать все разом или по очереди? - затараторила фальцетом Машенька, выскочив из своего укрытия, - а шепочки вместо бумаги сунуть нельзя?
   -Дочка, уймись, а ты брат не рассказывай ей больше о таких делах, мне только пожара не хватает для полного счастья, все остальное уже есть. Молодец, Сашка, убедил ты меня теперь верю, а наш доктор видать просто криворукий был. Но главное под конец ты все же забыл!
   Поднести ведь спасенному чарку надо обязательно, как иначе? Я и в свою Марию сразу как Сашенька рассказала, влил наперсток рому, как положено, - старый моряк одобрительно крякнул, - вот и Петрович подтвердит, русскому человеку без этого нельзя.
   -Верно, рома у нас нет, но беленькая всегда найдется, - Петрович полез в шкап и извлек оттуда полубутылку водки, - а Сашку мы заставим записать эту как ее "Инструкцию", я покажу знакомым эскулапам, может быть и напечатают, глядишь пригодится мало ли у нас народу тонет.
  ..........................................................
   По пути на квартиру Александр обнаружил в кармане своей тужурки маленькую смятую записку, Сашенька, настоятельно просила его подойти, как и раньше на пляж следующим утром, кухарки в этот раз с девочками не будет. Он конечно сильно удивился, на месте старого штурмана по-доброму следовало бы запретить дочкам купаться вообще, но раз зовут, значит стоит сходить, хотя бы для того чтоб разобраться в чем дело. Все оказалось до удивления просто и обыденно.
   -Сашенька, а папа вам не запретил сюда ходить?
   -Нет, если пойдем в другое место, то там тоже может быть яма, а здесь мы теперь знаем, что левее вон того камня заходить нельзя.
   -Я не об этом, Маша то ведь чуть не утонула тогда, почему же...
   -Так если ей не разрешат со мной, то она со своими мальчишками отправится, ты же знаешь, что батюшка ее не наказывает и все ей позволяет. Плаваю я плохо, только "по-собачьи", Маша не умеет совсем и Авдотья больше не придет, у нее скоро маленький ребеночек родится, вот я и позвала тебя. Ты ведь все равно по утрам с рассветом на море купаться уходишь?
   -Ладно, уговорила. Наша Мария, вижу, уже в воду залезла, давай тогда и ты, раздевайся и за ней, за кустами вас подожду. Я ведь пришел раньше и уже окунулся.
   Как он ни старался не смотреть в сторону стройной загорелой фигурки на пляже сбрасывающей одежду, но не смог удержатся от беглого взгляда, есть что-то притягательное в том, как они женщины, девушки, девочки раздеваются, недаром стриптиз так притягивает всегда мужиков. Он мысленно постоянно сравнивал этих девчонок и тех, что когда-либо встречались ему на жизненном пути. Аналог Сашеньки услужливая память подобрала быстро, это Светлана, правда точно судить трудно, так как полностью обнаженной свою школьную подругу и соседку по парте он ни разу не видел, а вот с Машенькой никак, такой он еще не встречал... может это и есть то чего ему не хватало там в будущем? Да нет бред какой, надо будет в воскресенье с Мишкой на вечеринку к горничным сходить, там молодые девицы что называется "без комплексов", отвлечься от таких странных мыслей...
   Эти совместные купания продолжались два дня, и под конец он не выдержал. Каждые пять минут приходилось лихорадочно вскакивать и внимательно осматривать берег. Да и еще и Мария словно специально, то нырнет, то за камень спрячется, его сердце прямо разрывалось каждый раз, когда смуглая маленькая хулиганка исчезала из поля зрения. Полчаса такой "зарядки" утром и весь день потом насмарку, инструменты валятся из рук, в голове какая-то каша, нет так нельзя дальше, надо что-то делать!
   -Ура!!! Саша теперь будет с нами! - радостный крик оглушил и фонтан брызг окатил его с ног до головы. Старшая отнеслась к этому событию совершенно спокойно, словно так оно и должно быть.
   -Все, русалочки мои, не могу я на вас спокойно смотреть, особенно на тебя Маша, теперь будем учиться плавать, - он хотел еще что-то добавить, чтобы девочки не смущались, но раз они не возражают, значит ничего и не надо. Чего тут такого страшного, если разобраться, никакого сексуального влечения к этим малявкам у него нет. Девицы постарше привлекают его куда как сильнее, чем эта мелочь. Был он на нудистском пляже ни раз и ни два в свое время, "последняя любовь" его туда затащила и ничего, точно так же не испытал никаких эмоций, люди как люди, просто голые.
  ...........................................................
   Маленькие ученицы проявили недюжинное старание, чего по правде говоря, Сашка от них не ожидал, разве что младшая постоянно пыталась превратить обучение в веселую игру. И еще он чуть не оглох от визга и криков, хороший у Марии голос оказывается, сильный. Как у сирены охранной сигнализации, пришло на ум смешное сравнение. Через месяц сестренки плавали уже вполне прилично, а концу лета Саша даже обошла своего не особенно опытного тренера. Теперь уже не страшно, эти девочки точно не утонут.
   После купания обычно он провожал своих "дам" до самого порога утонувшего в зелени яблонь и сливовых деревьев домика, где на стенах оживают фантастические птицы. По дороге они беседовали, сначала Сашка просто рассказывал девчонкам всякую забавную ерунду и вдруг как-то неожиданно понял, что словно против воли рассказывает спутницам про свою жизнь, день за днем, опуская понятное дело скучные и неинтересные подробности. Его не спрашивали, где в какой стране и в каком году все это было, просто слушали. Впрочем, иногда старшая задавала совсем не детские вопросы. Она, как и та далекая Светлана была умницей, у девочек это не зависит от возраста. Младшая, же то и дело оживляла беседу звонким смехом, словно колокольчик у нее там внутри запрятан, приключения Александра забавные и не очень для нее просто волшебная и смешная сказка, сказка без всякого смысла и морали. Надо сказать, он без труда вспоминал, все, что связано его с "городской" жизнью, но вот стоило дойти до "деревни", где Сашка тоже бывал не раз, то беда, "предок" просто забивал, глушил своими воспоминаниями, приходилось с этим мирится... Еще одна проблема, в последнее время он совершенно не чувствовал присутствие "деда" как раньше, когда мог к нему обращаться, словно бы его и не было. Зато появились воспоминания и навыки, которых не должно быть у жителя ХХ века, и в какой-то момент он понял, что тот матрос с "Трех Святителей" и он теперь одна и та же личность, слились. Его маленькие подружки разницы не замечали, для них он оставался просто Александром, Сашкой, Сашенькой таким, каким они его в первый раз увидел через окно отцовского кабинета.
   -Саш, хорошо вам было, оценки только от единицы, до пятерки, а у нас от нуля до двенадцати! Знаешь, как обидно как бывает, когда нуль поставят! Я ревмя ревела весь день, когда в первый раз получила.
   -Не огорчайся Сашенька, пройдет лет пять, и смеяться только будешь над этими бедами, совсем как сейчас Мария надо мной. Вас в школе там случаем не наказывают, розгами например?
   -Нет, только записки родителям пишут, мол надо посечь, так папа отдает их сразу Авдотье, на растопку, он мне доверяет.
   Вот примерно в таком духе они в тот год и беседовали, тень грозных и неотвратимых событий еще не накрыла этот райский южный уголок и наших героев.
  
  
   Глава 8. Последнее лето.
  
   "Божию милостию
   Мы, Николай Первый,
   император и самодержец, всероссийский, царь польский..."
   .......................................................
   Бум-м, бум-м-м...
   "С нами Бог! Разумейте языцы и покоряйтеся, яко с нами Бог!"
   Бу-бу-бу-бу... монотонно читает текст священник в глубине храма, смысл с трудом
   удается уловить, и есть ли он вообще?
   "Господь наш! Избавитель наш! Кого убоимся! Да воскреснет Бог и
   расточатся врази Его!"
   Да уж слова подобрали, словно удар в голову пропустил, такое чувство... Александр рывком расстегнул крючки воротника матросской тужурки, стало легче. Рядом судорожно хватал ртом холодный воздух Михаил, и через минуту к компании присоединился красный как рак Петрович, остальных сослуживцев пока не видно, они все еще в церкви.
   -Миша, ты чего-нибудь понял? Я совсем ни слова не разобрал... языцы, врази... мрази мать их!
   -Говорят бог с нами, и побьем мы супостатов, и еще Царьград как всегда помянули, но это во всех манифестах у царя так.
   -По-человечески, по-русски то они сказать не могли? Что случилось?
   -Зеленые вы еще, глупые, война это! - начальник, вздохнул, и огляделся по сторонам, - накаркал ты Сашка, а я уж супружницу свою собирался вызвать, домик хороший присмотрел с палисадом на берегу... идите братцы в контору, я подойду позднее.
   -Но в 48 году почти тож самое нам зачитывали? - не пожелал смирится с судьбой Мишка, кажется это просто недоразумение и через месяц другой о "войне" забудут?
   -Тогда просто пугали не пойми кого, а теперь по настоящему, что ты там Сашка про осаду говорил? Теперь верю, надо провианта что-ли закупить в запасец...
   Это событие он ждал давно, много лет, но каждый раз казалось что пронесет, и вот наконец началось. Казалось, кому нужны эти забытые богом и людьми придунайские княжества? Но оказывается, что только этих молдаван России видимо и не хватает для полного величия и могущества. Он и раньше, в той жизни совершенно не интересовался политикой, а тут тем более, не до нее просто было, все дела, работа, женщины, спорт...
   Александр разглядывал выходящих навстречу людей, пытаясь прочесть на лицах признаки воодушевления, тщетные усилия, их не было. Здесь не столица, на создание "патриотических порывов" и "любви к царю" денег не выделяют. Хотя нет, как раз вчера вечером попалась компания, горланившая что-то вроде: "на трех ударим разом - не зря трехгранен штык", но эти гуляют на свои, провинция, ничего не попишешь. В Питере и Москве, наверное, сейчас только на ушах не стоят, патриотизм разливается рекой, вместе с дармовой паленой водкой, а здесь только галки каркают на крестах собора, да издалека доносится пьяное завывание подгулявших ластовых...
   Теперь надежда только на себя, на надежных друзей-товарищей, и на то, что он сумел сделать за эти относительно спокойные предвоенные годы.
   Но давайте прокрутим воображаемую ленту жизни немного назад, хоть если быть точным, то надо употреблять этот термин во множественном числе, так как теперь он не один, ему нельзя просто бросить все и сорваться в бега, как он планировал тогда с "Трех святителей" или позднее напуганный Меншиковым, Нахимовым и компанией. Револьвер давно извлечен из тайника и покоится в кобуре, отложенные на побег деньги потрачены на разные нужды, фальшивые документы сгорели в жарком пламени печки, гражданская одежда досталась квартирной хозяйке на тряпки, теперь другой дороги нет, планы радикально изменились. Последний год, последнее довоенное лето, они вышли богатыми на события и встречи.
   Закончили они этот сезон хорошо, можно сказать даже отлично, линия до Симферополя и далее уже давно сдана в эксплуатацию, более того глядя на труды Петровича, большое начальство, недолго думая, вздрючило всех остальных телеграфных начальников его ранга, чтоб не сидели сиднем, а строили каждый в пределах своего участка, хоть как... Поэтому есть надежда, что уже через полгода, ну или через год будет связь со столицей. В городе для электротелеграфа подрядчик заканчивает отделкой помещение, место хорошее, Александру понравилось, вот только теперь не до новоселья. Собственные его "разработки" готовы, как только начнется, появится потребность, так он их и предъявит, но не будем забегать вперед.
   ..................................................................
  Рукотворная птица красиво плывет над землей, еще немного и первая в этом мире модель самолета скроется за верхушкой песчаной дюны. Но тут до ушей зачарованной зрелищем полета компании доносится хлопок и "самолет" штопором резко уходит вниз. Мария тут же не раздумывая бросается выручать "птичку", ее сестра кидается следом, чтоб выручать уже Машу, а Сашка ругаясь про себя и проклиная вязкий песок вынужден бежать вслед за девочками. Им хорошо босиком, а ему тяжело в сапогах взбираться на холм, кроссовки здесь не в ходу. Черт, а точнее Машенька подвинула его на создание этой летающей игрушки, пристала, сделай ей обязательно арбалет, или по местному самострел. Вот только по-секрету Сашенька сообщила ему, что оружие предназначено вовсе не для развлечения, а для расстрела соседского цепного барбоса, имевшего несчастье тяпнуть Марию, она таких вещей никогда не прощает. Стало жалко несчастную животину, честно исполнившую свой долг, зачем самострел, может самолет девочкам сделать? Опыт имелся, кусок резины удалось найти правда с трудом, но чего не сделаешь ради таких друзей, тем более что последнюю неделю они вместе, далее расстанутся, возможно навсегда...
  Тяжело дыша, Александр добрался наконец до верхушки пригорка, теперь появилась возможность оценить обстановку. Кроме девочек внизу еще двое, мальчик и солдат с ружьем, охотники, откуда они тут только взялись на его голову, разглядывают добычу, невиданного ранее "зверя". Но нет, кажется обошлось, тезка успела, удерживает сестру полуобняв, значит Мария не успела надавать парнишке тумаков, это у нее быстро получается, руки постоянно опережают голову. Сашка усмехнулся, есть оказывается у них с Машей общая черта характера.
  ............................................................................
  -Извините ради бога, подстрелили мы с Костей вашу игрушку, это что воздушный змей такой? - примирительным тоном встретил Александра солдат, вздрагивая на ветру в старом заношенном мундире, - Мы чаек стреляли, а тут летит, я даже понять не успел, как курок спустил. Не иначе солдатик из разжалованных офицеров сразу мелькнула у Сашки мысль, обычно "нижние чины" выражаются по-проще, ну что же познакомимся, раз уж не подрались? Надо представиться...
  -Дебу, Ипполит Матвеевич, а это Константин, сын коменданта порта и военного губернатора, меня к нему ментором приставили. Костя, подай нам пожалуйста добычу мне кажется она не сильно пострадала?
  -Нет Ипполит Матвеич, часть крыла дробью срезало как ножом, остальное цело смотрите у нее винт спереди как у парохода, только больше размером! Это что летающий пароход?
  -Не знаю даже, никогда раньше такого не видел...
  -Прекрасно, главное резина уцелела, мне ее из Англии в подарок привезли, а крыло оно съемное, для удобства переноски, есть другое в запасе, поменьше, - утешил новых знакомцев Сашка, - мы в город возвращаемся, а вы как?
  -Пожалуй тоже, последний заряд выпустил я по вашей птичке, это же надо подстрелить воздушный змей! Не поверят ведь, если расскажешь, сочтут охотничьей байкой...
  И они не спеша пошли в сторону уже подернутых желтизной садов пригорода, осень неуловимо вступала в свои права. Дети увлеченные разговором вырвались вперед, впрочем там у них скорее монолог, театр одного актера, выступает исключительно Мария. Изо всех сил старается произвести впечатление на нового знакомого, покорить, раз уж плюху отвесить ему не получилось. Спутник Александра то и дело морщит лоб от удивления, брови прямо "домиком" складываются...
  -Вы в самом деле собираетесь построить летательный аппарат тяжелее воздуха? Аэроплан, или самолет, как его девочка называет, хотя у нас саперов так именуют нечто другое...
  -Наша Маша как всегда преувеличивает, от модели до реального аэроплана дистанция огромного размера. Мне одному ее не пройти, не хватит сил и средств, - был ответ, да и знаний, если честно, отметил уже для себя доморощенный авиатор.
  -А беспроволочный телеграф, и это как теле-видение, господи откуда ребенок слова то такие знает? Не от Вас ли девочка этих прожектов нахваталась?
  -Не берите в голову Ипполит, это отвлеченные фантазии, лучше скажите за что Вас сюда закатали?
  -Ни за что... чай пил в одной компании, полиция подошла и всех нас повязали-скрутили... Тех кто рыпался - в Сибирь, остальных в солдаты.
  -За безобидный китайский напиток в России так карают?
  -Это смотря с кем пить, чаепитие в обществе Михаила Васильевича Петрашевского расценили как государственное преступление, даже расстрелять хотели, да вот вышла милость, тяну теперь лямку. Еще пять лет осталось... - изложив далее историю своих злоключений, бывший "мидовец" только пожал плечами, - Могло бы быть и хуже, я даже рад отчасти, здесь хоть воздух свежий, не то что в Петербурге. И Коcтя мой - прекрасный мальчик, хороший ученик, жаль скоро мы расстанемся, определяют его в кадетский корпус.
  -Может пойдете к нам на телеграф? Все одно лучше чем бумаги в канцелярии перебирать? Вы же знаток французского языка!
  -Извините Александр, но насколько мне известно, депеши отдаются только на русском или нет?
  -Верно, у нас и аппараты только под русскую раскладку. Но высокое начальство этот факт упорно игнорирует, вставляет в текст куски на французском. Вчера втроем сидели со словарем гадали, переводили, не вернешь же телеграмму обратно, светлейшему князю Меншикову, не поймет. Так и не перевели до конца, пришлось русскими буквами вместо латиницы, авось получатель разберет сам.
  -Начальнику вашему за "сборище неблагонадежных" взысканий по службе не последует? Не любят ведь у нас такого...
  -Какое сборище? Вы первый будете, я политикой не интересуюсь, остальные тоже, - но Сашка задумался, новый знакомый подсказал хорошую идею, надо будет поискать других осужденных и разжалованных, требуются грамотные и толковые люди, среди солдат матросов их, к сожалению, мало и начальники отнюдь не горят расставаться с такими подчиненными, умелый и опытный писарь тут в цене.
  -Боюсь я подвести хорошего человека. Один раз уже такое вышло, до сих пор себе простить не могу.
  -Через полгода, если не раньше, прямо на этом месте будет стоять англо-французско-турецкая армия, флот заблокируют в Севастополе, город будут осаждать по всем правилам. Жандармам и прочим полицаям станет просто не до "сицилистов" с ворами и интердантами бы справится, или Вы порядки наши не знаете?
  -Что же считайте, убедили, сдаюсь... Состояние наших войск и крепости мне хорошо известно, подбирал я в архиве материалы для доклада светлейшему на имя его императорского величества.
  ..........................................................................
  Маленький причал в глубине севастопольской бухты, полдень. Самое время заняться ловлей на удочку мелкой рыбешки, но собравшиеся здесь люди об этом и не думают, их внимание приковано к глади воды, где с шумом лопаются поднимающиеся из глубины пузырьки воздуха.
  -Выбирайте шлангу, подымается! - нарушает тишину команда, - Поживее черти, вашу...
  Боцман вынужден проглотить следующее слово, сегодня нельзя, гости пришли. Проходит минута, другая, кажется время тянется бесконечно, но вот наконец появляется на поверхности начищенный медный шлем, ослепляя глаза солнечными зайчиками и вскоре неуклюжий водолаз уже сидит на причальной тумбе. Тяжело ему, сколько пудов меди свинца и железа навешано на бедняге.
  Тонкие изящные пальчики безуспешно пытаются справится с гайкой-барашком, ничего не получается...
  -Мало каши ела, пусти я попробую, - белокурую девочку-подростка отталкивает другая брюнетка, ростом пониже.
  -Барышни, позвольте мне, не мешайте. - боцман вынужден отстранить девочек и снять последнюю гайку, с двумя другими он справился быстро.
  Художник наблюдая со стороны за этой сценкой, задумался, неплохая идея для картины, "технический прогресс" - хрупкая девушка и монстр в водолазных доспехах. И фон подходящий, местность прямо просится на полотно. Жаль отошел он от этого увлечения юности, в последние годы Иван Федорович Александровский занимался больше фотографией и достиг в этом поприще немалых успехов. Девочки по прежнему продолжают ухаживать за покорителем глубин, старшая вытирает ему лицо платочком, а младшая пытается оторвать маленького краба застрявшего в складке толстой прорезиненной рубахи.
  -Утомились Сергей Владимирович? Я вижу пот с вас ручьями течет.
  -Да нет, просто не рассчитал, слишком тепло оделся. Давно уже следовало определить зависимость между температурой воздуха и воды у поверхности и на глубине. - мичман Лихачев не замедлил с ответом, - Дела знаете ли сударь, мне в этом году проучили обучение одесских и николаевских водолазов, как белка в колесе верчусь.
  Между тем матросы помогли офицеру снять тяжелое одеяние, а боцман спешит подать пальто, чтоб не дай бог начальник не простудился, заметно ценят они его, не из под палки стараются, отметил про себя Иван Федорович. В наше время такие отношения большая редкость, озлобился народ...
  -Девицы у Вас как в штате или волонтерки? Я гляжу стараются изо всех сил.
  -Кузины это мои Саша и Маша. Обычно они у Александра на телеграфе вертятся, но сегодня его нет, и вот пришли ко мне на водолазную станцию. Только ради Вас Иван Федорович и не гоню их. Старшая девочка разумная, а вот Машенька... Сколько раз тебя Мария током било на телеграфе, три или четыре?
  -Ну и что? Сашка говорит что не убьет...
  -Сашка - это Александр, тот телеграфист, о котором мне Сергей Владимирович писал? - уточнил гость.
  -Он конечно, а я Александра, только Маша иногда путает, не поймешь ее кого зовет: "Саша, Сашка...", - опередила Машу старшая сестра.
  Мичман распорядился насчет чистки снаряжения и собрался было отправится с приезжим пить чай, но его задержал вопросительный взгляд боцмана.
  -Что еще случилось Федорчук?
  -Ваще благородие, с Кулевичей с фрегата приходили.
  -Что им надо, мы же нашли и подняли утопленный якорь еще на прошлой неделе?
  -А говорят не ихний...
  -Черт возьми, тогда завтра разделимся, ты будешь искать якорь, я займусь с новичками осмотром "Трех Святителей". Вот так и живем Иван Федорович, даже в церковь сходить не досуг, - Лихачев печально вздохнул, - Но сегодня воскресенье и пусть люди после обеда отдохнут.
  -Опасная у Вас работа, я наблюдал за водолазами в Кронштадте, так глубоко там не погружаются.
  -Не поверите на днях чуть не погиб, но на суше... Уж очень смешная история приключилась.
  Мичман принялся за рассказ о недавнем происшествии, в самом деле "нарочно не придумаешь", а в жизни случается. Работал он в тот день у Михайловской батареи, искал якобы утонувшую там баржу по требованию начальника порта. Ничего не нашел, и захотелось выйти на берег, благо в одном месте он пологий. Солдатики крепостной артиллерии, ловившие рыбу, были шокированы появлением неведомого чудища и побросав снасти немедленно отступили от воды. Как же боязно, голова у него медная, здоровая, глазищи стеклянные блестят, и не говорит ничего по-нашему, только мычит и руками машет. Но вскоре долг и присяга побороли страх:"Вяжи его робяты, это супостат аглицкий! Возьмем Антихриста!" И с громким "Ура" храбрые воины толпой накинулись на бедного Сергея Лихачева...
  -Еще немного и задавили бы меня, не поспеши матросы на помощь, что с солдат взять, темный народ.
  -Ваше благородие, зазря Вы их поучить не дали, темные, то они темные, а шлангу воздушную передавить догадались, - поддержал начальника боцман, нервно поглаживая усы, с михайловскими у него личные счеты...
  ..............................................................................
  -Не повезло Вам Иван Федорович, не застали ни Александра, ни штабс-капитана, главного нашего умельца. Телеграфисты подались в Симферополь, неделю их в городе не будет, а Романов в Британии принимает заказанные мины.
  -Простите великодушно, наши дороги, не угадаешь неделю будешь добираться или два дня, задержался в пути. Собираюсь заехать на "коварный Альбион", может свидимся еще с вашим Кулибиным. Только бы война не помешала...
  Следует сделать небольшую паузу и разъяснить куда и зачем собрался наш Иван Фёдорович. Дело в том, что еще в 1849 году он с отличием закончил Академию художеств в Санкт-Петербурге. Давней традицией этого учебного заведения были командировки выпускников за границу за государственный счет, обычно ездили или в Европу или в Стамбул и далее по библейским местам. Однако прокатившаяся в конце 50-х по Европе волна революционных потрясений привела к их резкому сокращению, и отношения с Турцией у Российской Империи опять обострились. В итоге наш молодой художник отправился за свой счет на Кавказ. Надо сказать, что это путешествие было далеко не безопасным. В Дагестане все еще шла война с непокоренными горцами. Вместе с отрядом русских войск в седле и пешком он проделал долгий путь до укрепленного Шамилем аула Чох. Многое он тогда увидел и запечатлел на своих полотнах: бивуаки русских солдат, разрушенные мосты через горные речки и разоренные селения - неприятные пейзажи войны. Спустя несколько лет в Академии вспомнили про, то что "должны" ему командировку и вот наш художник отправился по маршруту Крым - Турция - Египет - Европа, благо теперь он далеко не "бедный студент". В Севастополь Иван Фёдорович заглянул не случайно, уже несколько лет он переписывается с мичманом Лихачевым, велик соблазн сделать небольшой крюк и пообщаться с ним лично.
  -Как там у Вас вышло с нашими предложениями? - поинтересовался потягивая чаек мичман, - удалось довести хоть что-то до господ ученых?
  -С пневматикой получилось хорошо, правда "господа" внимания не обратили, дрязгами заняты, но нашлись "добровольцы". Барановский Степан Иванович например успешно по этой теме работает, некоторые вещи ему понравились.
  -А Якоби как воспринял наш грозоотметчик?
  -Плохо, очень плохо, сперва заявил, что такой аппарат работать не будет вообще, это дескать супротив законов физики. Потом правда тон сбавил, говорит смысла не вижу, Рихман с Ломоносовым баловались такими игрушками и закончилось печально. Не интересуют его метеорологические приборы. А Вам если не секрет эта штука зачем?
  -Александр считает, что данное устройство сможет стать часть аппарата беспроволочной телеграфии. И поверьте, я не преувеличивал, отметчик действительно работает.
  -А как еще то? У Сашки нашего все работает, я сама видела: сперва молния, затем звонок дзинь-дзинь, а потом гром как грохнет! Ба-бах! - Маша не удержалась, так ей хотелось высказаться, прорвало, - у него и аэропланы летают и...
  -Машенька! Не мешай большим! - Саша попыталась одернуть сестру, но та не обратила на нее внимания.
  Иван Фёдорович заметил, что мичман едва-едва покачал головой и с укоризной посмотрел на девочек, младшая сразу и замолчала, словно поняла невидимый упрек. Что у них тут за тайны такие? Надо будет все же встретится с тем матросом Сашкой, эх, не угадал он с поездкой.
  -Глупость, я верно сделал Сергей Владимирович, рассказав Якоби про вашего телеграфиста, он их теперь на дух не переносит, вот и взъелся...
  -За что если не секрет?
  -Давняя история, военное ведомство ему не дало возможности получить привилегию на оригинальный телеграфный аппарат, дескать тайна военная, и тут же Сименс патентует точно такое устройство. И так два раза, вот и обиделся человек. Не то продали его изобретения, не то просто подарили. Бардак-с!
  -Вы как адмирал Нахимов стали слова растягивать, Павел Степанович от этого вечного российского явления страдает, весь извелся.
  -Мне что, я свободный художник... Скажите водолазные аппараты у Вас какой системы? В Кронштадте я видел только изделия механика Гаузена, ваши по сравнению с ним как пароход супротив парусника. Это же додуматься, шлем удерживается на голове металлической шиной шириной в четыре пальца, пропущенной между ног! Чертов немец посчитал, что у водолазов железные... пардон не при девочках будет сказано, и не согнутся не нагнуться невозможно, ходи раскорякой.
  -Сами сделали, что-то подсказал Сашка, что-то Всеволод Юрьевич, от меня немного есть, наши мастера английским не уступят, им бы еще станки нормальные и инструменты. Бедны мы, вот посмотрите это один из двух пневматических манометров на весь Крым, а это дуговой электрический фонарь, но динамомашины с локомобилем нет. Александр нам телефон изготовил, нужнейшая вещь, позволяет водолазу голосом общаться с "верхом", но нашлось только сорок метров гибкого кабеля, может Романов из Британии привезет, очень надеюсь.
  -Вы все же попробуйте взять привилегию, а то как у Якоби закончится тем, что морское ведомство будет платить англичанам или немцам за патенты...
   Они еще долго говорили, от водолазного снаряжения незаметно перешли к подводным лодкам. Иван Фёдорович предлагал использовать пневматический двигатель, в ближайшие годы что-то подобное на рынке появится. Его собеседник возразил, судя по расчетам дальность плавания такого корабля будет небольшой, а военным нужно подводное судно, способное из Севастополя добраться хотя бы до Варны. Других двигателей пока нет, электричество - дорого и не надежно, паровая машина потребляет слишком много топлива и выделят массу тепла... Постепенно мичман подвел своего гостя к давней идее, надо создать сначала не большую подводную лодку, а маленькую модель способную нести заряд взрывчатого вещества, самоходную мину. Такое оружие можно использовать и с надводного корабля, а далее уж и заниматься субмаринами. Их к слову все равно надо чем-то вооружать, тараны, буравы, шестовые мины - оружие самоубийственное для подводного судна. Вот только если использовать мины заграждения, на секунду мозг Лихачева озарила новая идея... Возможно это даже лучше, чем "торпеды" о которых он впервые услышал на палубе "Трех Святителей" много лет назад. Время за обсуждением шло быстро и скоро уже расставаться.
  -Сергей, что вы девочку неволите, дайте ей слово сказать, извелась уже вся?
  -Хорошо, Маша расскажи Ивану Федоровичу на прощание стишок какой.
  "Скафандра толстое стекло протерто в сотый раз и с корабля пошел на дно тяжелый водолаз..."
  -Ой дальше забыла, - подвижное личико Машеньки отражает мучительный процесс, - А вспомнила, счас!
  "У кого четыре глаза, тот похож на водолаза!"
  -Чего вы все смеетесь? Я это тож от Саши слыхала!
  -Ладно красавица, иди сюда я тебя поцелую на прощанье! - давясь от неудержимого смеха гость протер пенсне, - Нет ваш Александр все таки не Пушкин...
  .................................................................................
  Он уже садился в пролетку, когда услышал сзади топот маленьких ножек, только и успел обернутся. А вот Машенька не успела остановится, так лбом и впечаталась в пуговицы сюртука.
  -Письмо! Саша Вам письмо оставил. Мы совсем забыли!
  -Спасибо Маша, не ушиблась?
  -Нет, что я с дерева упала что ли? Это не считается!
  На том и расстались. Спустя несколько дней, на борту австрийского парохода по пути в Стамбул, он вспомнил об этом послании, раньше не получалось, все время поглотил привычный беспорядок дорожных сборов. Первая часть письма не содержала ничего нового, повторение разговора с мичманом. Хотя нет, Александр тоже ратовавший за торпеды, предлагал, что стоит сперва заняться разработкой механизма на базе гироскопа, для удержания самоходной мины на курсе, дескать мину же сделают и без нас. А вот вторая часть заставила художника крепко задуматься, от нее за версту попахивало мистикой, чертовщиной. Автор предлагал ему посетить заброшенный городок Кумран на берегу Мертвого моря, с целью поиска в окрестностях древних библейских манускриптов. Нет это возмутительно, этот матросик прямо так и пишет: "Пошарьте в пещерах Кумрана, местность на берегу Мертвого моря, расспросите пастухов, скорее всего они подскажут расположение." Откуда этот Сашка об этом знает, бывал что ли там? Невероятно... От всего этого веяло какой-то волшебной сказкой, и Александровский внезапно понял, что обязательно там побывает и найдет эти пещеры. Море за иллюминатором шептало, убаюкивало и как бы подтверждало его решение, так будет, так надо...
  ..............................................................................
  День сегодня определенно не задался, размышлял Сашка, провожая глазами удаляющихся Машеньку и Лихачева. Неприятности начались еще вчера, пришлось устранять повреждения на линии, туземные "диверсанты" срезали проволоку на двух пролетах в трех верстах от города. Приданные связистам казаки конвоя быстро нашли вредителей в ближайшей татарской деревушке. Есаул хотел представить виновных до высокого начальства, не иначе рассчитывал на награду, но Петрович только рукой махнул, разбирайтесь сами. Время военное, если тащить их город, то считай шпицрутены и Сибирь воришкам обеспечены, поэтому провинившихся бабаев казачки вздули нагайками. На восстановление линии ушел остаток дня и вечер, в контору вернулись за полночь. С утра новая беда - короткое замыкание в устройстве грозозащиты, пришлось заняться рационализацией, проклиная Сименса, Морзе и прочих иноземных чертей Александр выломал пару железок, и без них сойдет, тут Россия... Но окончательно добил Сашку мичман, они со Спицыным решили "вывести Сашеньку в свет". На практике это означало, что Лихачев, будучи приглашен в гости, возьмет девочку с собой на правах кузины. Милые добрые тетушки и прелестные девушки завидев "потенциальную конкурентку" мгновенно превратились в злобных фурий и затиранили бедняжку: не так сидит, не так глядит, дурно одета и еще хуже воспитана. Это они с Сергеем Лихачевым были ласковы, как ни как хоть и не особо завидный ,но потенциальный жених, с Сашенькой же церемонится не стали - конкурентка. Стая дворовых собак точно так же реагирует на чужую кошку, порвать не порвали, но облаяли качественно. В итоге тезку оставили Сашке утешать, мичман пошел успокаивать нервы на смотровую площадку библиотеки, Машенька увязалась за ним, посмотреть на море и кораблики. Теперь ему остается только прижимать к груди плачущую девочку, соображая попутно, что делать дальше...
  -Саш, они сказали, я некрасивая, дурнушка? - сквозь слезы доносится вопрос, на который трудно ответить.
  -Не плачь милая, не плачь, это со зла тебе наговорили.
  Нет ничего хуже, чем поручить женщинам оценивать красоту себе подобных. Однажды он наблюдал такую, картину. Тогда в городе N проводили конкурс на "Мисс Город", один из этапов был в студенческом дворце культуры. Сашку в тот вечер уговорили помочь местному диджейю, он и раньше иногда возился с усилителями и прочей аппаратурой при проведении дискотек. Почти три десятка девиц-студенток, не попавших в зал, составили ему компанию к будке киномеханика, подружки, знакомые, весь приборостроительный факультет, да еще и от строителей пришли. Вот тогда он и наслушался комплиментов в адрес местных "мисок", особенно досталось победительнице: "курносая, черная как головешка" - это пожалуй самое мягкое. Так что же ему сказать Сашеньке, а то ведь уже голландку на груди промочила слезами? А вот идея!
  -Некрасивая? А давай сравним, посмотри какие красавицы у нас за окном гуляют, вон та рыженькая например, это кто?
  -Миссис Джексон, жена механика-англичанина.
  -Посмотри на ее зубы, как раз улыбается, любой цыган за такую лошадь полжизни отдаст верно?
  Кажется подействовало, плакать перестала, надо продолжать в том же направлении.
  -Эту я знаю, генеральша Попова, смертельный враг нашей Машеньки. Чем не корова? Не хватает только рогов над чепцом и пастушонка с хлыстиком.
  -Саш, а вон та красивая или нет? - сомнения не отпускают Сашеньку.
  -Лицо ничего, только нос слишком маленький... Но посмотри чего она голове накрутила! Кудряшки, пуговка-носик, словно болонка тяв-тяв?
  Он на верном пути, тезка уже и глаза вытерла и вот-вот начнется улыбаться. Добавим еще немного, главное не переборщить.
  -Знаешь, как поступала в таких случаях одна моя знакомая девушка? Так же вот и сравнивала всех окружающих девиц с лошадьми и коровами и получалось, что она если не самая красивая, то самая привлекательная. Хочешь забавную историю, анекдот расскажу про поручика Ржевского и болонку?
  -Я уже слышала, "погода летная" так?
  -Нет, не то, вот послушай...
  Надо сказать Александр за эти годы немало выложил друзьям и знакомым анекдотов, переделав их под текущие реалии, а Ржевский и вовсе стал в городе "национальным героем", поручик-отморозок пришелся по душе местным острякам. Появились даже "политические", как например "Царь и Поручик", впрочем это не для девиц, из-за своеобразного юмора. Для своих подружек ему пришлось отобрать только те истории, где не было секса и ненормативной лексики.
  "Гуляет значит наш поручик по парку дымя папироской. Навстречу ему попадается молодая барышня с собачкой на поводке..."
  -Саша, а что он курит? Это трубка такая?
  -Да нет, в нашем времени трубки как у твоего папы не используют, и нюхать табак перестали давно. Вместо них бумажные гильзы набитые мелким табаком, иногда добавляют еще фильтр из ваты или специальной бумаги. Такую штуку и называют сигаретой или папироской, у вас они появятся лет через двадцать, если я не ошибаюсь.
  -Поняла, давай дальше.
  "Ржевский раскланивается с девицей, та в ответ делает реверанс. А собачонка начинает тявкать, облаивать галантного кавалера...
  Барышня: -Не бойтесь поручик она не кусается, только лает! Мой Тузик очень смирная собачка.
  Ржевский: -Сейчас мы это поправим.
  И тычет сигареткой прямо в пятачок носика шавки скрытый среди кудряшек. Шум, визг, и несчастная животина пытается тяпнуть обидчика."
  Успех, тезка смеется, обиды и сомнения остались в прошлом, как она похожа в эту минуту, на его Светлану, просто двойники, может родственники, нет подальше надо убрать такие мысли. Тонкое стекло воспоминаний неожиданно разбивает громко бухающая дверь, к помещение телеграфа пулей влетает Маша, косичка на долю секунды зависает в воздухе, но потом догоняет хозяйку мягким шлепком по спине.
  -Вы сидите, а там, там пароход аглицкий прямо в бухту лезет! Щас его топить будут!
  Словно вихрь, промчался, подхватил девчонок и унес, Сашка спешно отыскал в ящике стола моток размеченной бечевки, служивший ему вместо рулетки и отправился следом. Нижнему чину "просто так", без дела в присутственных местах появляться нельзя, таков порядок. Чтобы попасть на крышу, где находилась специальная площадка для наблюдения, надо пройти по центральной лестнице. Сегодня здесь на удивление многолюдно, не иначе вся "чистая" публика с бульвара кинулась на бесплатное зрелище. Хорошо еще, что часть новоприбывших открыла для себя, что это красивое здание - библиотека, не все попали наверх. Франты в дорогих мундирах с дамами по ручку рассматривают гигантский хронометр и модели кораблей, наиболее шустрые добрались и до книг. Но не найдут они там французских порнографических романов, Сашка об этом знает, от так же безуспешно искал литературу по электротехнике, слишком специфический здесь фонд - "морские" науки и история. Так уж устроен человек, в Морское Собрание эти "свитские генералы" ломятся, а туда и не всех моряков пускают, так кроме нижних чинов в "нечистые" попали еще штурманы, врачи, священники, механики и чиновники. Но это элитарный клуб, в отличие от Морской Библиотеки, куда открыт доступ. Кое-как, с большим трудом, удалось ему наконец добраться до крыши, девчонки не то проскочили раньше пока толпы не было, не то Мария просто пробилась и протащила за собой сестру.
  В тот период Морская библиотека находилась на вершине Городского холма - высшей точки центра Севастополя. Отсюда открывался великолепный обзор. Обычно на широком балконе площадки паслась компания старперов-отставников, прекрасное место для того что бы вспомнить минувшие дни, и "наехать" на ничего не понимающую молодежь, благо повод найдет всегда, не так паруса убраны, не так гребут матросики, и вообще пароходы старикам определенно не нравились. Кроме них там коротал там свой век отставной унтер, приставленный к телескопу. Надо было только отблагодарить его "спасибо, голубчик", а лучше алтыном, и к вашим услугам оптический прибор и пояснения: "Вы, вашблагородь, или сударь для гражданских, правее, правее берите, вон - ОН. Уж где - за мыском, за мыском, вон - мачты лесом торчат!". Труба-телескоп был один, а посмотреть хочется всем. В те времена зрительная труба "морского типа" имела увеличение 15-20 крат, что тоже совсем не плохо. Настоящий телескоп начинается с 100 крат и требует твердого основания и опоры, иначе "дребезг" изображения ничего не даст рассмотреть, 50-кратный тоже требует основательной треноги. Адмирал Нахимов свою трубу носил обычно подмышкой и при необходимости опирал на фальшборт, бруствер, или плечо ближайшего зазевавшегося матроса. Когда началась война с Турцией, на смотровой площадке, по распоряжению начальника штаба адмирала Корнилова, установили флагшток и теперь тут еще и дежурил флаг-офицер с сигнальщиками. В задачу этого поста входило наблюдение и дублирование сигналов, получаемых от штаба. Но сегодня картина совсем иная. "Благородная" публика совсем не благородно выдавила с балкона как старых мореманов, дедушку с телескопом и Лихачева с девочками, так и представителя штаба с матросами. Приходится им теперь наблюдать только обтянутые шелком и дорогим сукном массивные зады, рейд и бухта скрыты, о том что происходит можно догадаться только по комментариям жаждущей зрелища толпы.
  -Идет к Бельбеку!
  -Это англичанин? Какой флаг?
  -Подлый англичанин! Берет на буксир купеческое судно, куда наши моряки смотрят?
  Флаг-офицер кинулся было расталкивать людей, но куда там, стаду слонов не до моськи. Что может тут сделать младший офицер, здесь почти каждый на два, три чина выше. И тут мичман Лихачев придумал выход. У сигнальщиков был шкафчик для имущества, на него то он и поставил Сашеньку, дал ей трубу полегче, смотри и нам рассказывай. Взрослого человека такая хлипкая мебель не выдержит, да и девочку ему пришлось придерживать. Мария сразу же попыталась влезть наверх вслед за сестрой, но Александр ее удержал, места для нее нет. Хотел было он ее посадить себе на плечи, но длинная юбка мешается, жаль не носят тут девицы брюк.
  -Ну что там Сашенька не молчи!
  -Два парохода посланы за англичанином. Нет, остановились ждут, когда "Херсонес" даст им дорогу.
  -Черт знает что делается, уйдет ведь так? - кипятился главный "сигналист". А сборище на балконе уже во всю ругало Корнилова, Нахимова, наши слабосильные пароходы, коррида срывается, боя не будет.
  -Миновали наконец Константиновскую батарею, англичанин струсил, отрубил буксир и уходит! - обнадежила офицеров Сашенька.
  -Стрелять не стреляют еще?
  -Нет пока, ой, Сережа, там в море еще пароходы, недалеко, против солнца их было плохо видно! Один, два...шесть... Надо упредить не то побьют ведь наших?
  Доигрались, мелькнуло в голове у Сашки, как там у Высоцкого: "Их восемь нас двое"... Не раздумывая он толкнул Машу к Лихачеву, пусть позаботится о девочках и кинулся бегом вниз. По дороге, проталкиваясь через прибывающую публику он дважды наступил на подол разряженным барыням и с трудом увернулся от трости в руках господина во фраке, а уж какой изысканной бранью его не наградили, но не до этого, личные обиды пока в стороне. Надо быстрее добраться до телефона в конторе, две недели назад они провели местную линию до штаба, предполагалось установить телеграфные аппараты, но не нашлось телеграфистов, у Петровича лишних нет, а штабные своих не имеют. Вот тогда то он и предложил использовать новинку - телефон, народ быстро освоился с новым средством связи и теперь если приходила телеграмма, то звонили и курьер прибегал. Правда в последнее время дежурные офицеры чаще просили зачитать часть текста, и если не срочное сообщение, то забирали в конце дня. К счастью в штабе к аппарату подошел кто-то из старших офицеров, и сразу же последовал приказ вернуть пароходы немедленно. Сашка кинулся наверх, чудеса, теперь народ движется в обратную сторону, что случилось? На смотровой площадке, когда он туда добрался, уже дублировали сигнал полученный с городского оптического телеграфа, жаждущая крови и зрелищ толпа исчезла, остались только несколько армейских офицеров, между которыми выделялся, уже знакомый ранее Александру, полковник Хрущов, маленький плотный, круглолицый пожилой уже человек, но, как тут говорят, с "орлиным взором".
  -Саш они как начали, стрелять, а он как кинет ведро, бах! Тетки в обморок падают! - Мария спешит сообщить ему о пришедших событиях, мичман и флаг-офицер улыбаются, а вот полковник в отдалении напротив печален, неужели понял, что всех нас ждет... Сашка только и успел подхватить девочку, изображая все в лицах, Маша хотела показать и как там женский пол имитирует обморок. Додумались они, мичмана, как только стрельба с пароходов началась, Лихачев крикнул изо всех сил "Берегись, бомба!", а его соратник швырнул бадейку в скат крыши, бухнуло хорошо, словно и в самом деле снаряд в здание попал. После этого осталось вежливо предложить почтенной публике проследовать в безопасное место, задержались только те, кто сумел заценить шутку.
  -Саш ты зачем веревку с собой принес? - Машенька подала ему жалкий затоптанный десятками ног моточек.
  -Хотел телефон сюда поднять, чтоб не бегать матросам каждый раз на телеграф вниз, надо измерить, сколько провода потребно и прикинуть куда устанавливать, - Он осмотрелся, вокруг все пришло в норму, вернулись отставники и смотритель телескопа, а в уголке Лихачев с Сашенькой что-то там вдали рассматривают, ладно не будем мешать родственным душам. Пора заняться делом.
  -Маша бери кончик бечевки и иди к флагштоку.
  -А поговорить потом с адмиралом по телефону дашь?
  ..............................................................................
  Осеннее солнце греет, но не обжигает, утратило уже силу лета. Песок медленно течет между пальцами, дрянь тут песочек, мелкие камешки и комочки глины попадаются постоянно, золотым не назовешь. Но девчонкам все равно, в нескольких шага от растянувшегося на земле Сашки, они возводят из этого материала какое-то странное сооружение. Работают с душой, Мария даже кончик языка прикусила, так это занятие ее увлекло. Но лица наших тружениц ему не видны, пред глазами мелькают совсем другие части тела. Как бы их назвать поприличнее, попка - это как то по детски, задница - слишком грубо, афедрон, нет с поправкой на возраст афедрончик, самое то. Александр удивился, почему сегодня всякая древнегреческая хрень в голову лезет, где это привязалось, бывает же такое, словно мотивчик какой-нибудь глупой песни. Вероятно, это от штабс-капитана Романова досталось, он только что из Англии вернулся, проездом похоже на земле Эллады побывал и с тех пор у него все сплошь Гефесты, Гераклы, Парисы, Аполлоны, Афродиты, Артемиды и так далее.
  Но наши красотки стараются, крутят своими афедрончиками, словно хотят соблазнить его, вездесущая память подсказывает, что в этой идиллической картине не хватает, загар у них ровный не испорченный цензурой купальников, маленькие дикарки. Снова подступают воспоминания, словно лежит он так же на "диком пляже" рядом со своей последней спутницей жизни, та еще стерва была, и в семи шагах девчонка что-то лепит из песка, как и его мелкие подружки сегодня. Смешной треугольник на коже словно стрелка указывает направление, чего только... Тьфу что за мысли одолевают! Интересно у Марии это загар или она просто "шоколадка", от матушки досталось вместе с глазами? Посмотреть бы через пару лет побелеет или все такой же будет? И Сашка не выдержал, еще немного, и пожалуй придется ему давать справку девицам об некоторым анатомических особенностях мужского тела, а нельзя, возрастом не вышли еще. Надо побыстрее загнать этих загорелых маленьких чертовок в воду, заодно охладить и свои плоть и мысли. Время уже позднее пора возвращаться домой. Вот ведь стриптизерки, природные какие, а то вертит, томно и профессионально вертит на эстраде девица задницей у шеста, а эффект близок к нулю, несмотря на употребленный в значительном количестве коньяк, тут же разобрало почти сразу. Пока он раздумывал, стоя позади, как отправить сестер купаться, тащить их силой не хотелось, руки сами по себе устроили глупую шутку.
  -Ай, Сашка черт! Вот тебе!
  Маленький но твердый кулачок врезался в бок под ребро, все правильно, Маша не терпит никаких покушений на свою драгоценную особу. Сестренка же отреагировала совсем по-другому.
  -Саша ты чего? Больно ведь! - мягкий укоряющий взгляд умных голубых глаз, тезка слегка покраснела, даже через загар заметно, - У тебя же пальцы сильные, орехи поди щелкаешь. Синяк ведь теперь будет, больше так не делай, что неужто ладошкой нельзя?
  Это она зря сказала, Мария тут же и выполнила пожелание Сашеньки, звонкий звук шлепка по голому телу далеко разносится по пустынному пляжу. И еще раз, но третий уже не получилось, Александр помешал.
  -Какой еще синяк, нету там у тебя ничего, даже не покраснело. И меня он сильнее ущипнул! Скажи ей Саша!
  -Простите, девочки больше не буду, - поспешно кается смутившийся Александр, - что вы слепили, муравейник?
  -Это крепость, вот смотри бастионы, а вот и ров с водой, какой глупый ты все же у нас!
  -Пойдёмте, красотки искупаемся напоследок, вечер настал, скоро надо будет уходить. Или может вас на руках до воды донести?
  -Ага, подсади! - и Маша уже у него на плечах, оседлала, не совсем то, что предлагал, ну да ладно здесь недалеко, потерпим. Похоже, озорнице это понравилось и некоторое время ему пришлось поработать вышкой для прыжков в воду. Наконец потихоньку выбрался на берег, сестры продолжили плескаться, что то он совсем обленился в последнее время, надо было им хоть мяч сделать, что ли. А то даже поиграть нечем, только и остается нырять и плавать наперегонки.
  Ветер и нежаркое августовское солнце медленно, но верно сделали свое дело, и теперь остается натянуть одежду, вот и Сашенька к нему идет, а младшую как всегда придется долго звать, так просто из воды она не выйдет. Каждый раз нужно прикладывать для этого немалые усилия.
  -Возьми полотенце, может помочь тебе?
  -Не надо, я сама управлюсь.
  -Подожди минуту, вот так, - внезапно Сашку посещает идея, складки ткани сами ложатся на тело как на античной статуе - теперь ты точно древнегреческая богиня, можно поставить в морскую библиотеку, на постамент вместо тех уродливых бородатых дедушек. Я думаю, народ будет не против?
  Разыгравшееся сашкино воображение мгновенно нарисовало соблазнительную картину. Красивый парадный вход библиотеки. Здесь посредине находится портик, поддерживаемый двумя колоннами ионического ордера с шестью статуями каррарского мрамора. Две громадные статуи в нишах нижнего этажа: по одну сторону - Архимед, по другую - Ксенофонт, и два сфинкса по бокам парадной мраморной лестницы. Сфинксов оставим, против кошек он ничего не имеет, Архимеда пожалуй тоже, а вот этого Ксено на задний двор к сортру, ей богу Сашенька бы на его месте выглядит намного привлекательнее. Правда сейчас она конечно за богиню не сойдет, скорее за юную морскую нимфу, но в перспективе...
  -А какая, Афродита? Она же кажется из пены родилась?
  -Нет, скорее Артемида или по-латински Диана, ты у нас военно-морская богиня, а в честь Венеры-Афродиты корабли не называют, во избежание, так сказать, неприятных последствий.
  -Ну вот опять ты меня дразнишь? Барышням на флот путь заказан, как завидую я Сергею и тебе, почему я не родилась мальчиком? Я читала в книжке, что в Америке одна девушка командовала речным пароходом, у нас такого никогда не будет. Ах, как я люблю море! Там у тебя в будущем женщины кораблями управляют, вспоминай?
  -У нас "эмансипация", слово придумали, язык сломаешь, по идее равные права, но я крыса сухопутная и как на самом деле там, у мореманов устроено не знаю толком. Все хотел спросить, а почему ты Сашенька Сергея Лихачева ты не позовешь сюда?
  -Стесняюсь, ты же сам говоришь, что я уже большая? А он... он все-таки мальчик, мужчина.
  -А со мною, тогда как?
  -А ты нам с Марией как родственник, мы всегда хотели, чтоб у нас был старший брат... Маша тогда всем сразу, всей улице и рассказала что ты наш троюродный брат. Теперь чуть, что: "Я братцу скажу!" - и отпускают, боятся.
  -Странно, но мне не жалко ради бога...
  -Вот Мария и пользуется, теперь попробуй ее тронь, такого страху на всех садовников и сторожей нагнала, раньше они папу боялись, а теперь тебя страшаться даже больше.
  -Я что такой страшный, не знал? - Сашка даже рот открыл от удивления, никогда он за собой такого не замечал.
  -А кто нашего городского силача на кулачном бою положил? Забыл уже, ты же говорил, что все помнишь?
  -Есть вещи Сашенька, о которых не хочется думать, а тем более вспоминать. - сразу перед его глазами встали вонючая "Растерация", грязный стол с закуской и початыми штофами, и пронизывающий до костей голодный взгляд Крысы, - Давай поговорим о другом, тебе Сергей нравится, только честно?
  -Батюшка говорит, что через три-четыре года мы будем прекрасной парой. Сережа - по настоящему нам не кузен, просто дружили домами, в старину это бывало, поэтому обвенчают. А если что, то можно и к архиерею сходить, есть у отца знакомый.
  -А он? Неужели согласен? Вокруг столько девиц крутится, дочки местных чиновников, помещиков.
  -В шутку уже звал под венец не раз, -по лицу видно, что Сашенька задумалась, - но смотрит всегда так... я думаю, он меня любит. У меня от мамы дар есть, только не смейся, сразу вижу хороший человек или плохой, вот вы оба - ты и Сережа хорошие. А девушки эти так... не нужен им мой Сережа, он не князь и не адмирал.
  -Верю, бывает, такое интуицией называют еще, я на ринге когда дрался, частенько угадывал, что противник замыслил. Но не рано ли? Тебе же всего одиннадцать, так даже гимназию не окончишь.
  -Батюшка говорил, что маме четырнадцать было, когда они поженились, у нас куклы ее оставались, матерчатые самодельные, она с ними играла даже иногда. Маша потом потеряла, она все теряет и ломает точно мальчишка, ничего нельзя доверить!
  Белокурая головка девочки доверчиво лежит у него на коленях, память безжалостно терзает снова и снова, она совсем как та далекая Светлана, и точно так же он ее потеряет... Поухаживать что ли напоследок немного, косичку заплести что ли, пальцы вязнут в длинных прядях волос, как кузнечики в густой траве.
  -Саша, а ты где этому научился? Косы заплетать, это и не все девочки умеют.
  -Рассказывал ведь уже тебе, в школе еще, у нас обучение совместное было. Вот и баловался, расплетал и заплетал у соседки, сидевшей впереди. Светой ее звали...
  -Да, да, да вспомнила, ты еще рассказывал, и что на меня она похожа очень. Хорошее имя, я бы назвала так свою дочку, жалко только в святцах его нет.
  Еще несколько минут проглотила вечность под шум теплого осеннего ветра и мерный плеск волн, прежде чем он решился задать следующий вопрос.
  -Ты мне вот что, скажи Сашенька, зачем Михаила расспрашивала намедни, куда и к кому мы ходим по воскресеньям?
  -Это не я, это все Маша, пристала ко мне, узнай, да узнай, ты уже большая, а то мне Мишка не скажет ничего, только посмеется. Да ты Саша не пугайся, он ничего не рассказал, говорит, просто чай пили, романсы слушали.
  Александр задумался, в самом деле, неприятная история в последний раз приключилась на очередной воскресной гулянке. Началось все как обычно, шутки, танцы, романсы под гитару: 'Мохнатый шмель на душистый хмель, цапля белая в камыши...'. А вот дальше... Она сама его, можно сказать в койку затащила, бойкая такая девица попалась на удивление. Пока обнимались, целовались, все было в полном ажуре, а как до секса дошло, так новая подруга и разревелась, оказывается 'честная' она, в первый раз. В первый раз и с первым встречным? Ну и чудеса, он то думал, что здесь еще царят патриархальные нравы. Несчастная Анфиска сквозь рыдания с трудом объяснила, что ей все равно придется дать барину - старому кобелю, сынку его сопливому, управляющему - козлу ледащему, еще и дворник с лакеем и кучером пристают, короче список жаждущих любви получается длинный. Вот и решила красна девица сперва с матросиком, чтоб по своей воле и выбору. Нет, свое он тогда получил, но на душе остался неприятный осадок. Раньше не задумывался совершенно, от чего Анфиса и ее подруги столь доступны, словно загулявшие студентки в общаге. Ларчик просто открывается, домашняя прислуга обычно местными хозяевами эксплуатируется еще и в роли бесплатной проститутки. С 'продажной любовью' как то раньше ему дело иметь не приходилось, брезговал, хотя понятное дело никто ни в чем, ни виноват, просто жизнь здесь такая. И все равно неприятно, особенно теперь, когда он с девочками про это вспоминать.
  -Саш, а ты больше не ходи к ним, ладно? - Сашенька словно угадала его невеселые мысли.
  -Не получится по любому, эту последнюю неделю я провожу с вами, затем придется ехать на Альму, прокладывать телеграфную линию до полевой ставки Меншикова, затем в Бахчисарай. Кабы еще при нем и не оставили, светлейшему требуется лучший телеграфист... А там уж и война, скорее всего начнется, не до вечеринок мне будет. Скажи мне Сашенька, если не секрет, откуда у твоей сестрички такой интерес к моей, хм, как бы по приличнее сказать... нравственности?
  -Маша считает тебя своим женихом, - загадочно улыбается тезка, зябко поеживаясь под тонкой старой тканью, - Раз вытащил ее из моря, от верной гибели уберег, значит должен теперь в жены взять, как наш папенька Мириам. Он что тебе не рассказывал наше семейное предание? Тогда послушай...
  Нельзя сказать, что эту историю Сашка не знал раньше, просто под понятием 'выловил' ему представлялось нечто другое, старый штурман вполне мог поймать пловчиху вблизи чужого берега, или захватить девушку на турецком корабле. Оказывается все проще и романтичнее, действительно он ее спас, причем из штормового моря вытащил с немалым риском для жизни. Только зачем ему, Сашке такое чудо? Куда он этого 'беса в юбке' денет, ни кола ни двора своего пока нет, все надежды на продвижение связаны в основном с грядущей войной, русская рулетка, одним словом.
  -Как же тогда насчет брата? - машинально вырвалось у него законное возражение, - ведь нельзя, мы родня получается...
  -Троюродным родственникам можно, мы узнавали у священника. Саш она упрямая, если что в голову возьмет, не выбьешь никак, хоть убей. За полгода до того как мы свиделись, Машенька порешила с вдруг, что в шкапу у нас змея поселилась, в нижнем ящике, убирайте, говорит его и все.
  -И чем закончилось?
  -Батюшка разломал старый шкап на дрова, а иначе она почивать в нашей комнате не ложилась, сколько не уговаривали. - морская нимфа только печально вздохнула и повернулась к нему лицом, - Ты уж не обижай ее ладно? Она ведь хорошая...
  -Когда спит... ничего страшного, вырастет и забудет, слишком уж неудачная партия для штурманской дочки, я пока простой солдат и что там дальше будет неведомо... Может повезет вырваться из этой лямки, а может и закопают в братской могиле.
  -Ну чего ты такие страсти говоришь, все обойдется! Зря ты подсказал папе отослать нас на два года в пансион, я хотела в сестры милосердия пойти, взяли бы наверное, перевязывать раны умею. А Мария не забудет, не надейся, я ее лучше тебя знаю, поверь.
  -Прости тезка, но нам всем, Сергею, отцу твоему и мне так будет намного спокойнее. Война дело неприятное и грязное, - Сашка виновато отвел глаза, действительно это его идея, убрать девчонок подальше, - Чему быть, тому не миновать, так ваша Аксинья постоянно повторяет... надо Машу из воды вытащить, может, ты сбегаешь, а то я уже оделся?
  -Нет братец мой, мы по-другому сделаем, - голубые глаза Сашеньки лукаво укололи Сашку из-под длинных ресниц, - Обними меня покрепче, посильнее, как девушек своих... вот так правильно? Посмотри, бежит она сюда или нет, мне не видно.
  -Летит, словно черти за ней гонятся!
  ....................................................................................
  -Ты чего в полотенце завернулась, замерзла? - Машенька с недоверием разглядывает расположившуюся на песке пару.
  -Саша меня богиней посчитал, греческой, а ей такая одежда положена, как Архимеду в библиотеке.
  -Подумаешь, пава какая, я тогда рыбка золотая, как у Пушкина, Саш скажи ей, взаправду, похожа? -Маша, пытаясь изобразить рыбку, но больше смахивает на мелкого смешного бесенка.
  Но Александр даже не успел открыть рот, как его тезка набросилась на свою младшую сестру. Словно с цепи сорвалась, видать допекло, у Маши просто талант на такие вещи - людей доводить.
  -Рыбка? Золотая? Ты Машенька чОрт, коего Балда у Александра Сергеича сетью поймал. Зачем позавчера вечером слив незрелых наелась? Пришлось нам с Аксиньей клизмой ее пользовать... Устроила наша Маша со своей ватагой состязание кто больше съест не иначе. Слава богу хоть Саша обточил наконечник у этой штуки, а то с большой палец толщиной был...
  Верно, попросила его еще в прошлом месяце Сашенька доработать сей агрегат на 'предмет совместимости', а то прямо хоть в коллекцию садо-мазохиста не помещай, впрочем здесь все медицинские инструменты на диво грубые и топорные, словно не для людей сделаны. Так хирургической пилой он давно уже пользуется в качестве обычной ножовки по дереву, выменял у эскулапов за спирт.
  -И как Мария приз понравился? - Сашка с трудом сдерживает смех, не в первый раз его уже посвящают девочки в свои 'страшные тайны'.
  -А Саш... Саша, вот! - пытается дать достойный отпор младшая, - Растолстеть боится... во! Каждое утро меряется шнурком, и клизмы ставить себе хочет с травкой, как твоя последняя подружка. Ей-богу не вру! Сам ее спроси.
  -Александра ты чего задумала? Где, в каком месте, поправилась? Забудь про эту дурь немедленно!
  -Тут, и вот тут..., раньше не было, я боюсь, что разнесет меня как нашу кухарку, - Сашенька грациозно покачивая бедрами стягивает с себя импровизированный хитон, - Посмотри, пожалуйста!
  Ему невольно опять приходится созерцать прелестные формы, младшая тут же лезет, прекрасно, ты сойдешь за образец для сравнения...
  -Встаньте рядышком. Повернитесь красавицы к морю передом, а ко мне задом и ты Маша не вертись! Постой хоть минутку спокойно!
  Снова в глаза бросилась разница в оттенке кожи, светленькая несмотря на загар Саша и смуглая Мария, но не похоже, что бы сестрам угрожала излишняя полнота. Стоя разглядывать ягодицы девочек оказалось не удобно, приходится опуститься на корточки. Как Сашка не присматривался - не видно ни малейших признаков целлюлита, с которым вела бесконечную борьбу его последняя гражданская жена. Гладкая чистая кожа, мышцы, даже жирового слоя еще нет, не прощупывается, хоть в самом деле античной статуей на постамент не ставь, маленькая Диана...
  -Сашенька, милая, будь умницей, ты ведь растешь, а Авдотья скорее всего сразу пухленькой была, у девчонок такое бывает. Не надо всех этих снадобий, есть такая болезнь нехорошая - анорексия... Заболеешь - будешь как живой скелет!
  -Ой в самом деле? Просто чувствую что раньше вроде поуже в бедрах была, и платье не так уже тело обтягивает, вот и испугалась.
  -А я? Я не толстая? - Маша делает настойчивые попытки оттеснить сестру в сторону и завладеть вниманием, озорные чертики так и пляшут в омутах бездонных черных глаз, - Давай потрогай, может тоже лечится буду?
  -У тебя как у пацана кожа да кости, даже ущипнуть не за что, мала еще, брысь!
  -Я видела, ты Сашу обнимал и целовал, давай меня тоже! Иначе батюшке расскажу! -в ход идет последний отчаянный рывок.
  -Держи этого бесенка, мы сейчас ее защекочем и зацелуем, сама напросилась, ябеда! Ой, Маша, ты чего дерешься? -Сашенька пытается обнять сестру, но получается плохо.
  Александру приходится вмешаться, пока дело не дошло до рукопашной схватки, Мария любит прибегать к такому 'последнему аргументу', своих друзей-приятелей лупит только так, да и сестре иногда достается. Но не злопамятна, не мстительна, быстро отходит и успокаивается. Всего пять минут подержал он 'разбойницу' в объятиях, чмокнул в смуглый лобик, и все - затихла, желание побуянить пропало. Жаль только, что в процессе бурного объяснения растоптали сказочный замок из песка, символ мирной довоенной жизни.
   Закат на западе окрашивает местность в багровые тона, на Сашку снова накатывается печаль, увидит ли он еще когда-нибудь своих маленьких подружек, завтра предстоит им дальняя дорога. Подумать только всего два неполных года, а так привязались они друг к другу. Теперь остается только надеяться и писать письма, последний 'золотой год' на исходе...
Оценка: 5.13*45  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Сафонова "Риджийский гамбит.Дифференцировать тьму" К.Никонова "Я и мой король.Шаг за горизонт" Е.Литвиненко "Волчица советника" Р.Гринь "Битвы магов.Книга Хаоса" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Загробная жизнь дона Антонио" Б.Вонсович "Туранская магическая академия.Скелеты в королевских шкафах" И.Котова "Королевская кровь.Скрытое пламя " А.Джейн "Северная Корона.Против ветра" В.Прягин "Дурман-звезда" Е.Никольская "Зачарованный город N" А.Рассохина "К чему приводят девицу...Ночные прогулки по кладбищу" Г.Гончарова "Волк по имени Зайка" Д.Арнаутова "Страж морского принца" И.Успенская "Практическая психология.Герцог" Э.Плотникова "Игра в дракошки-мышки" А.Сокол "Призраки не умеют лгать" М.Атаманов "Защита Периметра.Через смерть" Ж.Лебедева "Сиреневый черный.Гнев единорога" С.Ролдугина "Моя рыжая проблема"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"